Текст
                    &о&_
Г-и,
О.ІІІМІГІ^
ч Г-|
или	I	-’’
ГРЕЧЕСКАЯ И РИМСКАЯ МИѲОЛОГІЯ
въ связи
СЪ ЕГИПЕТСКОЙ, ГЕРЖКОЙ й ИНДІЙСКОЙ.

КНИГА ДЛЯ ВЗРОСЛЫХЪ И ЮНОШЕСТВА, ХУДОЖНИКОВЪ и для выс-
шихъ УЧЕБНЫХЪ ЗАВЕДЕНІЙ.
СОЧИНЕНІЕ
А. Г. ПЕТИСКУСА
ПЕРЕВЕЛЪ СЪ ІЙ-ГО ИСПРАВЛЕННАГО НѢМЕЦКАГО ИЗДАНІИ 1860 ГОДА
II. ЕВСТАФІЕВЪ.
ИЗДАНІЕ ВТОРОЕ, ИСПРАВЛЕННОЕ.
ИЗДАНІЕ КНИГОПРОДАВЦА—ТИПОГРАФА II. О. ВОЛЬФА.
САНКТПЕТЕРБУРГЪ,	МОСКВА.
Гостиный Дворь, Л-'Л-' 18,19 и 20. Кузнецкій Мостъ,, долю Рудакова.
1873.

Доввозено цензурою. С.-Петербургъ, 20 августа 1872 года ПЕЧАТАНО ВЪ ТИПОГР/*ІИ И. О. ЕОЛ>ЕЛ (СПВ., цо •ОЦІ*Н»'»>, № 59 1
ПРЕДИСЛОВІЕ НѢМЕЦКАГО ИЗДАТЕЛЯ Если книга въ продолженіе 45 лѣтъ остается любимицей публики, если заботливый отецъ на пути образовапія своего сына встрѣчаетъ ту же книгу, которая и для него самого служила въ юности чистымъ и богатымъ источникомъ вѣр- наго пониманія нравственныхъ представленій минувшихъ временъ, то естественно видѣть въ такой книгѣ несомнѣнное достоинство. Располо- женіе къ ней двухъ послѣдовательныхъ поколѣ- ній читателей становится тогда понятной данью любимому сочиненію. Таковъ предлагаемый Шши» Петпскуса. Причины его необыкновеннаго успѣха заклю- чаются въ счастливомъ соединеніи научнаго ос- нованія съ такимъ изложеніемъ, которое живостью своей дѣлаетъ читателя воспріимчивѣе къ высо- копоэтическому идеальному міру классической
древности, а послѣдовательностію развитія пред- мета доводитъ читателя до яснаго п полваго по- ниманія миѳовъ п сказаній отжившаго міра, во всемъ значеніи пхъ.Сео всей отчетливостью. Вотъ существенныя достоинства зтого сочине- нія. Съ этой стороны оно удовлетворяетъ всѣмъ требованіямъ, которыя можно ему ставить, какъ извѣстнаго рода учебнику. Мы сочли себя одна- кожъ обязанными при теперешнемъ его изданіи внести въ прежній текстъ все. что въ новое время наука разработала въ области миѳологіи, и раз- мѣстить зто пріобрѣтеніе въ сочиненіи въ систе- матическомъ порядкѣ, ие нарушая увлекатель- ности изложенія. Вамъ, наставницы, наставники, родители и вос- питатели. внимательно слѣдящимъ за ходомъ образованія вапіпхъ дѣтей и воспитанниковъ, мы смѣло вручаемъ Омілпа. Онъ много будетъ содѣй- ствовать къ тому, чтобы вызвать въ юношествѣ охоту къ исторіи и направить зту охоту кътомуг изящному и поэтическому, которымъ исполненъ міръ древнпхъ сказаній. Къ этому предисловію нѣмецкаго изданія «Олим- па» русскій переводчикъ его считаетъ умѣстнымъ прибавить нѣсколько словъ. Примѣчанія къ раз- личнымъ мѣстамъ текста п частыя вноски изъ Гомера и другихъ поэтовъ въ прибавку къ тек- сту или вь замѣнъ выпускаемыхъ частей его,
— ш — сіѣланы съ цѣлью: съ одной стороны,—исполнить впечатлѣніе отъ прочитаннаго, а съ другой воз- будить въ читающихъ желаніе ближе познако- миться съ самими твореніями Гомера, если еще знакомы съ іінмп только поверхностно Ради пол- ноты сочиненія русскій переводчикъ его имѣетъ въ виду составить къ нему очеркъ мпѳологіп славянской и падать его или въ видѣ приложе- нія къ •Олимпу» плп же при второмъ его изда- ніи, которое.—какъ само сочиненіе позволяетъ надѣяться,—вѣроятно, не замедлптъ сдѣлаться потребнымъ.
ОЛИМПЪ ГРЕЧЕСКІЯ II РІІІІСКАЯ ИППОЛОГІЯ. •.'уаціюсті. и значеніе босой > класса ческой древности Отправимтесь вмѣстѣ, мои молодые читатели и чита- тельницы, въ многообразно-прославленную поэтами стра- ну, въ такъ называемый древній міръ, и взглянемъ, какъ жили и дѣйствовали въ немъ соймы боговъ, бо- гинь и героевъ. Человѣкъ вѣрилъ, что съ царственнаго жилища своего, Олимпа, господствовали они надъ міромъ: не только суша, вода, внутренній огонь земли сь его огнедышащими жерлами и землетрясеніями, но и мрач- ныя бездны подземнаго міра—все подчинялось всесиль- ной ихъ власти. Человѣкъ ие ограничивался тѣмъ, что свое собственное существованіе и свои собственныя тѣлесныя и духовныя совершенства считалъ дарами ;»тихъ боговъ, ло видѣлъ ихъ божественное вліяніе на всякомъ предметѣ видимой природы; горали, долина, ис- гпчникъ,’ водоіыд-ь, рѣка» тихая роща, цвѣтистыя, жатво- I Олимпъ- 1
2 СУЩНОСТЬ И ЗНАЧЕНІЕ БОГОВЬ обильныя нивы или стада, избушка или дворецъ—вся- кій предметъ состоялъ подъ кровомъ какого-либо боже- ства. Младенческое вѣрованіе того юнаго времени да- вало при этомъ божеству еще опредѣленный кругъ дѣятельности. Вотъ какъ одинъ нѣмецкій поэтъ, неза- тѣйливо, но вѣрно, выразился о божествахъ этого ран- няго времени: „Усердно спорятъ боги затѣмъ, чтобы рѣшить, кото- рый изъ нихъ наиболѣе способствовалъ къ обогащеніи» природы своими щедрыми дарами4*. ,,©іс ОДГег НГггп іп Ьіе ЯЗеііг, ЯВег пиг іЗедабипд Ьст Эіоіис 91т теі)1еп ЬециГсадсп 1)<5йг. Гдѣ бъ ни былъ человѣкъ, — все, чт<* замѣчалъ оні. въ себѣ самомъ или во внѣшней природѣ, было въ его глазахъ созданіемъ какого либо особаго божества, отъ наблюденія котораго ничто ие ускользало. Поэтому, живъ былъ въ душѣ его священный ужасъ, который не допускалъ его покинуть и тѣмъ прогнѣвить своихъ боговъ. Твердо вѣря, что все, что въ немъ и внѣ его, есть дѣло боговъ, ему естественно было дойдти до пред- ставленія себѣ судьбы въ смыслѣ непреложнаго міро- ваго предопредѣленія, котораго и сами боги не властны измѣнить. Человѣкъ, правда, сознавалъ, что онъ свобо- денъ въ своей дѣятельности, ио тутъ же представлялъ себѣ судьбу рѣшительницей, ибо въ результатѣ своей дѣятельности видѣлъ ея вліяніе. Съ этимъ вѣрованіемъ выходилъ воинъ на поле сра- женія. ибо—ему казалось—боги тутъ же, съ нимъ. Съ той же вѣрой и земледѣлецъ обработывалъ свое поле, ибо само же божество научило людей садить и сѣять
КЛАССИЧЕСКОЙ ДРЕВНОСТИ. 3 и тѣмъ просыпало на нихъ небесные дары жатвы. Мо- реходецъ прежде всего искалъ благоволенія морскаго божества и потому берегся чѣмъ-либо прогнѣвить его. Не менѣе этого и лирическое вдохновеніе поэта и удач- ное1 произведеніе художника, были также дарами осо- быхъ боговъ. Самыя радости дружбы и общежительно- сти на играхъ или пирѣ, были принимаемы какь знаки благоволенія божества. Праздникъ начинался торже- ственнымъ кь нему воззваніемъ и хвалебной пѣснью. Первое возліяніе, въ честь божества же, служило на- чаломъ общаго пира. Ботъ что было особеннаго въ ми- ѳологіи древняго міра, при всякихъ обстоятельствахъ жизни, не смотря на то, что ученіе это проявлялось вь Формѣ многобожія, въ которомъ жизнь и дѣятель- ность боговъ облекали въ человѣчные способы и об- разы. Изъ этого видно, что намъ предстоитъ имѣть дѣло <ь тѣмь, что было для древняго міра самымъ священ- нымъ, а именно, съ его религіозными вѣрованіями. По- дробно изслѣдуя ихъ, мы должны проникнуть въ глу- бочайшія тайпы прошедшаго. Тутъ прежде всего раскрываются передъ нами: спо- собы происхожденія ихъ боговъ и ихъ богопочитаніе. Соображаясь съ тѣмъ, какъ жило божество въ народ- номъ вѣрованіи, художникъ облекалъ его въ высокосо- вершенный осязательный образъ и тогда изображеніе оожества освящалось открытымъ народнымъ поклоне- ніемъ. Въ изображеніи божества народному вѣрованію видѣлось не одно только произведеніе художника, но видимое олицетвореніе божества. Народъ взиралъ на это изображеніе какь на видимое вмѣстилище, тлѣнную Форму, которымъ божество присуще было духомъ. Видя !•
4 СУЩНОСТЬ И ЗН ѴІЕШЕ БПГОВЬ и чувствуя божество близь себя, человѣкъ не моіь быть равнодушнымъ и къ изображенію его. При желаніи по- нимать исторію развитія человѣчества не нужно упу- скать изъ виду этого обстоятельства, ибо оно даетъ много значенія знанію народныхъ вѣрованій древности. Время, въ которое жили тѣ вѣрованія, уже тысячелѣ- тіями отдѣлилось отъ насъ. Сами народы не существу- ютъ болѣе, а съ ними и вѣрованія их і> давно уж ь умерли въ самомъ корнѣ. Ихъ узнаешь теперь только изь пи- сателей того времени, да, изъ уцѣдѣвшихг. отъ разру- шенія изображеній боі овъ, по которымъ у же въ наше время воспроизведены подобныя же, извѣстныя изображе- нія. Съ покинутыми божествами распалось и великолѣ- піе ихъ храмовъ, но и въ развалинахъ остались на удив- леніе потомству слѣды минувшаго величія пуь. Па тысячи лѣтъ юнѣйшее поколѣніе, будемъ мы пом- нить, что взглядъ, брошенный на минувшій бьгі і» че ловѣчества, доставитъ намъ не только новые п занима- тельные матеріалы въ часы досуга, но и приведетъ насъ ко многимъ поучительнымъ заключеніямъ, когда станемъ сравнивать два, тысячами лѣтъ раздѣленные, періода. При зтомъ не забудемъ только, что миѳологія была священнымъ достояніемъ, религіей, такихъ наро- довъ, которые литературу, науку, искусство и государ- ственный бытъ развили до высокой степени совершен- ства. Еще и теперь во многихъ отношеніяхъ народы эти отчасти могутъ служить намъ недосягаемыми образ- цами. Возьмемъ грековъ. Кому неизвѣстны, хотя по имени, ихь поэтическія произведенія (ихъ Гомеръ. Пин- даръ, Анакреонъ, Теокритъ и др.), ихъ драма (Эсхилъ, Софоклъ, Эврипидъ, Аристофанъ н др.), краснорѣчіе (Демосѳенъ, Эсхинъ и др.), исторіографія (Геродотъ,
КЛАССИЧЕСКОЙ ДРЕВНОСТИ. 5 Ѳукидигъ, Ксснофонть и др.), философія (Платонъ, Ари- стотель и др.), математика (Архимедъ, Эвклидъ и др.)? Обратимся къ римлянамъ. Кто не знаетъ о твореніяхъ Цицероновъ, Гораціевъ, Виргиліеъъ, Овидіевъ, Ливіевъ, Тацитовъ, Ювеналовъ и др.? Кому изъ безчисленнаго множества греческихъ ваятелей и живописцевъ неиз- вѣстны хотя имена Праксителей, Фидіевъ, Апеллесовъ, Зевксисовъ? Ибо у грековъ религіозное чувство осо- бенно любило выражаться вь изящномъ убранствѣ свя- щенныхъ мЕсть, храмовъ н жертвенниковъ. Потому-то и образовалось тугъ цѣлое, судя по достовѣрнымь свѣ- дѣніямъ, неисчислимое—сокровище приношеній по обѣ- тамъ и вообще мастерскихъ произведеній во всѣхь ро- дахъ искусствъ. Итакъ, религіозное вѣрованіе, кань благороднѣйшее и священнѣйшее изъ вѣрованій народныхъ, было тогда источникомъ образованія для народовъ. Естественно, что одно другому соотвѣтствовало. Нельзя не признать въ обоихъ величественнаго, благороднаго, высокаго и пре- краснаго, ію въ то же время нельзя и не замѣтить, что религіозное ихъ вѣрованіе не могло освободиться отъ внѣшней природы, въ которой заключался его перво начальный корень, и не осчастливленное Божествен- нымъ откровеніемъ освободиться на столько, что^ы увѣ- ровать въ одно Высшее Существо, небеснаго Отца и Ему одному поклоняться Между тѣмъ народы тѣ, хотя и въ нсвѣдѣніи своемъ, считали себя счастливыми при своихъ собственныхъ вѣрованіяхъ, почерпнутыхъ изъ внѣшней природы. Вотъ какъ слова великаго нѣмецкаго поэта намекаю гъ на отличіе* тогдашнихъ религіозныхъ вѣрившій огь теперешнихъ:
6 СУЩНОСТЬ И ЗНАЧЕНІЕ Г.ОГОВЬ „ЗЭа «{}г пей Ьіе [фпе 8ВсИ хедіегеі Йп Ьег ^«иЬе (сісЫсіп @<5пде16йпЬ ©еіідс ®е(&Іефіеі: исй} деКфгН, ®гі?Ьп 8Ве|еп аиё Ьст §а6сКопЬ! ЭДІ Ьа еиег ЯВоппсЬісгр погі) діАп|іе.— ЯЗіс дап$ опЬесё, апЬегё тосг еб Ьа!'' Нате путешествіе въ такъ называемый древній мірь приводитъ нась въ Грецію и Лаціумъ. Древніе греки жили съ незапамятныхъ временъ въ нынѣшней Греціи, на островахъ Архипелага, по западнымъ берегамъ Ма- лой Азіи н въ колоніяхъ, поселенныхъ по сѣвернымъ берегамъ Чернаго Моря и даже далѣе — до устьевъ Волги; кромѣ того—въ колоніяхъ на островѣ Сициліи, нѣкоторыхъ городахъ южной Италіи и по южнымъ бе- регамъ Франціи. На этомъ пространствѣ находились въ Ѳессаліи: богами обитаемая гора Олимпъ, прелестная долина Темпейская, смѣющіеся берега Пенена, а въ Фокидѣ — священная Дельфійская роща, гдѣ жрица, сидя на своемъ треножникѣ, передавала вопрошавшимъ предсказанія своего провозвѣстника-бога (Аполлона). Тутъ же и тихая, гористая Аркадія со своими стадами; обширныя Олимпійскія равнины съ своими несчетными храмами, статуями боговъ и посвященными имъ зданіями Тутъ и богатый, моревладѣтельный Коринѳъ; н городъ богини Аѳины; и Ѳнвы съ Элевзисомъ, древнимъ горо- домъ Кадыа; и Аполлоновъ священный островъ Делосъ; и остальные острова: Эгина. Лемносъ, Хіо, Наксосъ, Родоссъ и др. Главное мѣстопребываніе древнихъ римлянъ былъ Римъ, въ области Іаціумъ (въ средней Италіи), на бе- регу Тибра. Отсюда они завоеваніями распространили господство свое надъ Европой, Азіей и Африкой.
КЛАССИЧЕСКОЙ ДРЕВНОСТИ. 7 Прежде, чѣмъ я введу васъ, читатели, въ область прошедшаго и ближе познакомлю васъ съ религіозными вѣрованіями народовъ Греціи и Италіи, позвольте пред- послать нѣчто такое, па что требуется особенное вни- маніе , ибо для точнаго уразумѣнія послѣдующаго важно и необходимо знать предьидущее. Прежде всего нужно объяснить значеніе слова миѳологія. Слово это состоитъ изъ двухъ греческихъ словъ: туіко^ — сказаніе, легенда, сага —- и Іодо8 ( «уос) — повѣсть, на- ука — и потому буквально значитъ.* наука о сказаніяхъ. Итакъ миѳологія есть наука или изложеніе сказаній, въ которыхъ древніе изобразили дѣятельность своихъ боговъ, ихъ существо, нхъ происхожденіе, а съ этимъ вмѣстѣ и происхожденіе псего видимаго міра, по своимъ понятіямъ о немъ. Греки называли миѳомъ и сказку, но наше понятіе о послѣдней не можетъ имѣть здѣсь приложенія, ибо къ баснямъ н сказкамъ грекъ не при- вязывалъ вѣры какъ къ былому дѣлу, между тѣмъ, какъ миѳъ былъ для него поэтическимъ выраженіемъ дѣйствительнаго религіознаго вѣрованья. Поэтому миѳо- логію н называли также: наукой о богахъ. Ни одинъ народъ при своемъ происхожденіи не сто- ялъ на такой степени образованія, на какой бывалъ въ позднѣйшее время своего развитія. Не изъ рукъ при- роды выходитъ человѣкъ образованнымъ, свѣдущимъ, опытнымъ: ему нужно, выйдя нзъ дѣтства, пережить юность, когда рязвернутся постепенно его умственныя силы, раскроются душевныя побужденія, и Фантазія (вообразительная способность) вступитъ въ права свои: когда черезъ расширеніе круга своихъ представленій и провѣрку собственныхъ понятій окрѣпнетъ въ немъ лучшее пониманіе окружающихъ его предметовъ и
8 СУЩНОСТЬ И ЗНАЧЕНІЕ БОГОВЪ сознаніе важнѣйшихъ истинъ. Ему предстоитъ затѣмъ— мало-по-малу выйти изъ-подъ преобладанія Фантазіи, отъ которой много ошибокъ придется ему сдѣлать въ юности, и наконецъ достигнуть того, чтобы, признавши свои заблужденія, посвятить себя служенію правдѣ. Только тогда человѣкъ въ состояніи мысли свон по- стоянно устремлять на предметы высокаго значенія, а силы свои—къ благимъ и полезнымъ цѣлямъ. Какъ бы- ваетъ съ ходомъ развитія отдѣльнаго человѣка, такъ, приблизительно, н съ цѣлымъ народомъ. Пародъ вѣдь тоже есть собраніе отдѣльныхъ личностей. Отсюда легко понять, что если имѣютъ значеніе различныя обстоятельства, сопровождающія умственное и нрав- ственное развитіе отдѣльной личности, то тѣмъ болѣе представляю? ь зтого значенія обстоятельства, вліяющія на ходъ развитія цѣлаго народа. Первоначальное состояніе народа бываетъ— невѣже- ство, во время котораго онъ еще не знаетъ ли себя, ни своихъ высокихъ силъ, ни назначенія. Еіце менѣе можетъ онъ вѣрно судить объ окружающихъ его пред- метахъ и о мірѣ, въ которомъ жнііеть. Фантазія тогда тѣмъ дѣятельнѣе, чѣмъ менѣе внутренній, умственный свѣтъ достигъ въ человѣкѣ до полной ясности, и чѣмъ менѣе выработано человѣкомъ разсужденіе. А между тѣмъ чувствуетъ н грубый человѣкъ, что онъ окру- женъ тысячью предметовъ, могучему вліянію которыхь онъ не можетъ не подчиниться, какъ наприы. силами природы. Чувствуетъ онъ и то, что предметы, которые видитъ онъ въ природѣ, не отъ него получили свое су- ществованіе и не оть него зависятъ. Постепенно при- ходитъ онъ къ необходимости задать себѣ естественные вопросы: откуда же взялось все это? Кто это произвелъ?
КЛАССИЧЕСКОЙ ДРЕВНОСТИ. 9 И чѣмъ болѣе затрудняется онъ отвѣтомъ, тѣмъ болѣе сознаетъ свое безсиліе. Его егцс не окрѣпшее разсужде- ніе не допускаетъ его проникнуть во внутреннюю связь вещей; его еще необразованный умъ отказываетъ ему въ средствѣ и пути къ вѣрному обсужденію и успо- коительному познанію. Тѣмъ большій просторъ достается на долю Фантазіи въ этомъ умственно-ограниченномъ состояніи человѣка. Но въ глубинѣ души, чувствуя присутствіе въ мірѣ высшей силы, творчествомъ кото- рой произошло все существующее, человѣкъ создаетъ въ своемъ воображеніи олицетвореніе зтой высшей силы. При этомъ,—такъ какъ человѣкъ тогда не можетъ представить себѣ существа безусловно высшаго, а тѣмъ менѣе создать его вь воображеніи; съ другой же стороны, такъ какъ нельзя представить себѣ божество иначе какъ существомъ высочайшими и совершеннѣй- шимъ, какъ только можно это себѣ вообразить,— опь и строить его себѣ по человѣческому образцу и, осно- вываясь на человѣческихъ же свойствахъ и силахъ, надѣляетъ и его* такими же, только гораздо вь высшей степени сравнительно съ своими собственными. По мѣрѣ того, какъ онъ преисполняетъ различными достоинствами произведеніе евоей Фантазіи, оно начинаетъ мало-по- малу удовлетворять его. Далѣе. Не видя ни откуда возможности замѣтить свое заблужденіе или научиться лучшему въ замѣнъ его, онь скоро доходить до того, что созданіе своего воображенія принимаетъ эа истину и оно становится для него предметомъ религіознаго вѣрованія. Послѣдуемъ дальше за человѣкомъ. Наблю- дая разнородность естественныхъ предметовъ вокругъ себя, оиъ предощущаетъ п разнообразіе силъ, кото- рыя — кажется ему — независимо другъ отъ друга и
10 СУЩНОСТЬ И ЗНАЧЕНІЕ БОГОВЪ отъ высшаго закона взаимно содѣйствуютъ или взаимно противодѣйствуютъ. Отсюда Фантазія ведетъ его кь представленію разнообразія боговъ (къ политеизму) II такъ •— онь воображаетъ себѣ не одно высшее суще- ство, но столько ихъ, сколько замѣчаетъ разнообраз- ныхъ силъ, условлнвающижь его собственное суще- ствованіе. Па сколько видитъ онъ въ нихъ величія и красоты, на столько и олицетворяетъ въ нихъ вели- каго, могущественнаго, достойнаго уваженія. Впрочемъ, л въ ужасномъ—если оно представляется ему властью, отъ ко горой онъ зависитъ и которая можеть его уничто- жить — чувствуетъ онъ также нѣчто божественное, а потому старается его умиротворять, благосклонность его заискивать. Такимъ образомъ, человѣкъ въ окру- жающей ь его мірѣ самъ создаетъ новый міръ существъ, которыхъ, смотря по свойству ихъ, уважаетъ, любить или страшится. Этимъ новымъ міромъ заселяетъ онь воздухъ, воду, землю, лѣса и нивы, дворцы и хижины. Ве только въ предметахъ видимой природы, но н въ явленіяхъ ея и вообще въ событіяхъ,- совершающихся у него предъ глазами, видится сму дѣятельная сила какого-либо невѣдомаго, но могучаго существа и, благо- говѣя предъ зтон силой, онъ старается почтеніемъ, лю- бовью или подобострастіемъ поддержать съ нею доброе согласіе и пріобрѣсти ея благорасположеніе н охрану. Для достиженія втого, онъ не останавливается предъ услугами и дарами, въ такой мѣрѣ, въ какой зти силы ему самому любы н благопріятны. И вотъ, имъ пер- вымъ воздвигаетъ онь священные города, жертвенники и храмы, чтобы тамъ, на опредѣленномъ мѣстѣ, навѣрно быть ближе къ высшимъ существамъ. По его представ- ленію. надо же и божеству имѣть опредѣленное мѣсто-
КЛАССИЧЕСКОЙ ДРЕВНОСТИ. 11 пребываніе, какъ необходимо это человѣку, когда ему приходится гдѣ-либо надолго оставаться. Изъ этихъ вѣрованій возникли храмы и жертвенники съ приноше- ніями на нихъ всевозможныхъ даровъ; священные обы- чаи нлн церемоніи, очищенія, умилостивительныя жерт- вы, освященія, торжественныя шествія, а у грековъ— народныя игры Олимпійскія, Иемейскія и др.: впо- слѣдствіи же и таинства или мистеріи, какъ напр. Элензинскія въ честь Деметры. Простой, естественный человѣкъ, каковы и были греки — болѣе даже чѣмъ римляне—былъ и чувствовалъ себя вблизи своего бо- жества тамъ, гдѣ искалъ его или вѣрилъ его пребыва- нію. Это вѣрованіе не только переходило изъ рода въ родъ, отъ дѣдовъ ко внукамъ, но и расширялось при- соединеніемъ къ нему обычаевъ другихъ странъ. По мѣрѣ распространенія въ народѣ просвѣщенія, распро- странялись и религіозныя вѣрованія и совершенство- валась внѣшняя сторона ихъ, пріобрѣтая болѣе изя- щества. Вотъ какъ, читатели, произошла минологія, или иначе сказать: вотъ какъ въ періодѣ невѣжества древнихъ народовъ посредствомъ сказаніи распространились по- нятія какъ о происхожденіи міра и земли со всѣми воз- никшими отсюда явленіями, такъ и о богахъ и герояхъ. По тому, что здѣсь уже приведено, вы, читатели, не будете удивляться, что въ зтой такъ называемой божественной наукѣ, сложенной изъ сказаній, обнару- живаются не только противорѣчія, чудовищности и не- сообразности, но даже просто невозможности. Все это становится яснѣе и яснѣе, когда размышляешь, какимъ образомъ н когда возникли самыя миѳологическія сказанія? Они никакъ не принадлежатъ одному времени, а тѣмъ
12 СУЩНОСТЬ И ЗНАЧЕНІЕ БОГОВЪ менѣе одному мѣсту. Въ продолженіе тысячелѣтій, со- путствуя народу, онн испытали всѣ измѣненія, совер- шившіяся вь образованіи его. Вь нихь дають себя за- мѣчать: и естественная грубость первоначальнаго быта народа, н образованность позднѣйшаго періода его су- ществованія. Конечно, этому много содѣйствовали писа- тели и ФИЛОСОФЫ. При предстоящемъ повѣствованіи никогда не упу- скайте, читатели, изъ виду этого обстоятельства и вы безъ затрудненія будете понимать многое такое, что безъ этого только удивляло бы васъ. Я долженъ обратить ваше вниманіе еще на одинъ важный предметъ. Въ миѳологіи повѣствуется о богахъ много такого, что отчасти только кажется безнравствен- нымъ, относительно нашихъ законовъ нравственности, а отчасти и дѣйствительно безнравственно и дурно, от- носительно всякихъ законовъ нравственности. При этихъ случаяхъ вспоминайте, что, какъ мы видѣли, боги бы- ли только олицетвореніями силъ приводы; что въ такихъ олицетвореніяхъ желали выразить только то, что знали о дѣйствіи или состояніи этихъ силъ, представляя ихъ какъ живыми дѣйствующими существами; что наконецъ видимыя и вещественныя выраженія ихъ должны же были находиться вь полномъ соотвѣтствіи съ тѣми ПО- НЯТІЯМИ, которыя народъ имѣлъ о различныхъ силахъ природы и ихь взаимномъ отношеніи. Съ этой точки зрѣнія понятными становятся напримѣръ споръ н враж- да между богами, если въ этой враждѣ заключается выраженіе столкновенія противоположныхъ силъ при- роды, каковы: свѣтъ и тьма, жаръ и холодъ и т. и. Понитны также изображенія и братской, родственной любви между богами, если этой любовью выражается
КЛАССИЧЕСКОЙ ДРЕВНОСТИ. 13 Дружеское взаимодѣйствіе силъ, какъ напримѣръ: тепла и влажности и т. п. Итакъ по всѣмъ этимъ путямъ приходимъ къ тому заключенію, что нужно стараться понять смыслъ видимаго миѳологическаго изображенія и тамъ, гдѣ зтого достигнемъ, не будетъ и рѣчи о без- нравственномъ и дурномъ. Безнравственными, кажется, только тѣ миѳы можно будетѣ назвать, въ которыхъ не найдется такого смысла. А и это можетъ встрѣ- титься, если сообразить, что и сами древніе, жившіе многіе вѣка послѣ происхожденія большей части миѳовъ, не понимали уже значенія многихъ изъ пихь. Случа лось и то, что многіе, кому таьіе мины представлялись безнравственными, часто отвергали въ нихь благород- нѣйшую и лучшую часть, какъ выдумку или клевету на боговъ; а другіе — древнимъ сказаніямъ старались придать новый смыслъ, соотвѣтствующій той степени просвѣщенія, на которой они сами находились. Незави- симо отъ такихъ случайностей, чѣмъ болѣе на пу ги образованія совершенствовалась религія грековъ, тѣмъ болѣе удалялись ихъ боги отъ природы и первоначаль- наго своего значенія, а возвышались до чисто-духов- ныхъ существъ. Хотя съ прогрессивнымъ ходомъ про- свѣщенія и самыя древнія сказанія и вѣрованія есте ственно, соображаясь съ нимъ, измѣнялись, но такъ какъ, не смотря на это, вельзя же было положительно отвергнуть прежнія понятія о происхожденіи боговъ, то и возникло отсюда множество несообразностей и про- тиворѣчіи, а за ними — и полный произволъ въ пони маніи религіи. Все вто должно было привести, и нако- нецъ привело къ ослабленію и къ упадку язычества. Съ втимъ тѣсно связаны рще два обстоятельства. Во первыхъ, не всѣ греки и римляне, н не во всѣ вре-
14 СУЩНОСТЬ И ЗНАЧЕНІЕ БОГОВЪ мена, и сами вѣрили всему, что заключала въ себѣ ихь совокупная религія, со всѣми послѣдующими религіоз- ными повѣствованіями. Во вторыхъ, просвѣщеннѣйшіе изъ среды ихъ, такъ называемые философы или муд- рецы; Сократъ, Платонъ и др. сознавали необходимымъ для блага народа не мѣшать ему держаться того, чему онъ вѣрилъ и чего страшился. Этимъ хотѣли мудрые достигнуть того, чтобы народы съ подобающимъ ува женіемъ подчинялись законамъ общечеловѣческимъ и го- сударственнымъ. Это желаніе ихъ было не безполезно для общества, ибо мудрый человѣкъ уважаетъ и самое заблужденіе своего собрата, если это заблужденіе без- вредно для другихъ, или даже можетъ быть средствомъ для ихъ улучшенія и успокоенія; но не всякій такъ просвѣщенъ, чтобъ обнять умомъ высшія истины, при- лѣпиться къ нимъ сердцемъ и бодро понести на себѣ возлагаемыя ими обязанности. Отъ произвола въ пониманіи религіи произошелъ и обычай обращаться за рѣшеніемъ къ Дельфійскому ора- кулу каждый разъ, когда рождалось въ народѣ недо- умѣніе, чего держаться вь какихъ-либо предметахъ богослуженія. Такъ, когда однажды спросили его аѳи- няне объ этомъ, оракулъ отвѣчалъ: „того, котораго держались ваши предки." —- Не одни мудрѣйшіе изъ гражданъ, но и само государство наблюдало за бого- служеніемъ и послѣднее даже ие допускало никакихъ нововведеній въ немъ. Самъ Сократъ былъ осужденъ на смерть за то, что былъ выставленъ предь обще- ствомъ какъ развратитель юношества ученіемъ будто бы объ иныхъ богахъ. Для вась, читатели, миѳологія не можетъ имѣть ре- лигіознаго значенія, ибо вы живете въ такое время,
КЛАССИЧЕСКОЙ ДРЕВНОСТИ. 15 когда понятія о происхожденіи міра, о Богѣ, Творцѣ всего существующаго, объ обязанностяхъ къ Нему чело- вѣка н объ истинномъ богопочитаніи стали свѣтлы; они возносятъ умъ, совершенствуютъ и успоконваютъ сердце и душу. Но ради развитія собственнаго ума и изящнаго вкуса, а еще болѣе для вѣрнаго пониманія исторіи человѣчества, не слѣдуетъ не знать религіоз- ныхъ вѣрованій древнихъ народовъ, которые, если смотрѣть на ннхъ съ вѣрной точки зрѣнія, не менѣе народовъ современныхъ, представляютъ многое достой- ное уваженія. Хотя вь миѳологіи древнихъ народовъ, — особенно въ тѣхъ вѣрованіяхъ, которыя заимствованы отъ дру- гихъ народовъ, старѣйшихъ на поприщѣ образованія,— все еще содержится многое такое, что несовмѣстно съ дѣйствительно-просвѣщеннымъ религіознымъ воззрѣні- емъ, однакоже есть и въ нихъ своя доля истиннаго, полезнаго, достойнаго уваженія. Потомство отжившихъ народовъ было бы несправедливо, еелнбъ предало осмѣ- янію ихъ недостатки. Мы не имѣемъ права шутить или смѣяться надъ религіозными вѣрованіями предшество- вавшаго намъ міра, особенно если будемъ опираться только на томъ, что мы живемъ въ болѣ.е счастливое время н, какъ христіане, владѣемъ единственно-вѣр- ными религіозными воззрѣніями, недопускающими ни- какого сравненія, съ тѣмн. которыя достались въ удѣлъ нашимъ предшественникамъ. Какъ не похоже дѣтство на зрѣлый возрастъ, такъ различны между собой пред- ставленія ума невѣжественнаго й просвѣщеннаго. Чу- десное живо занимаетъ неразвитый умъ грубаго чело- вѣка, ибо онъ еще не распознаетъ несообразностей; — ему хочется видѣть все глазами, потому что онъ еще
16 СУЩНОСТЬ И ЗНАЧЕНІЕ БОГОВЪ не въ состояніи составить себѣ понятіе о невидимомъ мірѣ. Углубиться въ изслѣдованія у него нѣтъ еще достаточныхъ умственныхъ силъ, и вотъ онъ по види- мымъ предмегамъ, строить себѣ представленіе того, что онь хотя и не видитъ, но не можетъ не признать су- ществу ющимь, поточу что видитъ слѣдствія его дѣя- тельности. (’ъ этой точки зрѣнія, читатели, слѣдуетъ смотрѣть па миѳологію грековъ, римлянъ и египтянъ. Тогда и многообразіе божествъ, предъ которыми поклонялись толпы народовъ, не поразить васъ удивленіемъ; и внут- ренняя и обрядовая стороны ихъ богослуженій, ихъ праздниковъ и жертвоприношеній не покажутся вамъ странными. Всякій первобытный народъ, т. е. такой, который заключаетъ въ себѣ массу людей, не только живущихъ на одномъ какомъ-либо мѣстѣ, но и имѣющихъ свои собственные, общіе языкъ, нравы, а впослѣдствіи и законы (его отличаемъ отъ тѢхь народовъ, которые распространившись въ другія страны какъ вѣтвн отъ основнаго ствола, при постепенномъ ходѣ Своего раз- витія заимствуютъ языкъ, нравы и учрежденія отъ какого-либо другаго народа, первобытнаго), имѣетъ и свою собственную ииѳологію. Начало ея образованія совпадаетъ съ началомъ освобожденія народа отъ пер- вобытной грубости нравовъ и состоянія. У него тогда уже зарождаются свои понятія о божествѣ, о происхо- жденіи міра, земли и о причинахъ замѣчаемыхъ имъ въ природѣ явленій.. Но 'степени развитія первобытныхъ народовъ различны не только по странамъ и климатамъ, въ которыѵъ живутъ они. но и но характеру занятій ихъ, и по времени прожитому ими, и по различнымъ
КЛАССИЧЕСКОЙ древности. 17 судьбамъ жизни ихъ. Однакожъ, не смотря на это, есть у всѣхъ первобытныхъ народовъ нѣкоторыя религіоз- ныя представленія — общія всѣмъ имъ, и во всѣ вре- мена, но различающіяся у разныхъ народовъ только «юрками выраженія. Таковы: представленія о богахъ и мірозданіи. Въ исторической послѣдовательности прежде всего у первобытныхъ народовъ являются высшія, соб- ственно-истинныя божества, потомъ слѣдуютъ нѣкото- рыя существа меньшаго могущества и величія, изукра- шенныя божественными качествами, но въ такой сте- пени, что они стоятъ гораздо ниже первыхъ. Вотъ про- исхожденіе низшихъ божествъ. Наконецъ къ сонму бо- говъ присоединяются и нѣкоторые, выходящіе изъ об- щаго уровня люди, которыхъ народное вѣрованье надѣ- ляетъ необыкновенными силами, способностями и какимъ- то высокимъ призваніемъ и почитаетъ за полу-боговъ или героевъ. Что касается до Формы, то народы, еще не совсѣмъ вышедшіе изъ грубаго состоянія, изображали и боговъ своихъ въ грубой Формѣ- Народы же просвѣщенные представляли ихъ существами возвышеннѣйшими, въ видѣ благороднѣйшемъ. Изъ всѣхъ минологій совершеннѣйшая — греческая. Къ ней примыкаетъ римская, такъ какъ римляне въ главнѣйшемъ приняти образованіе свое отъ грековъ. Египетская миѳологія — самая темная для нашего по- ниманія по причинѣ своей глубокой древности. Греческая и римская миѳологіи, которыми предстоитъ намъ заняться, заключаютъ нъ себѣ (уже во введеніи обозначенныя вообще): 1) божества высшія, 2) боже- ства низшія и 31 героевъ или полубоговъ, къ исторіи ко- торыхъ привязаны различныя миѳическія повѣствованія. Одну аъ.
18 СУЩНОСТЬ И ІНАЧЕНІЕ ГОГОВЪ Греки часть своего образованія позаимствовали отъ образованнѣйшаго въ древности народа — египтянъ. Это совершилось посредствомъ болѣе или менѣе досто- вѣрныхъ сказаній, занесенныхъ къ грекамъ египет- скими переселенцами: Калмомъ, Кскропсомь и другими. Когда я вамь, читатели, *-ообщу изъ греческой и рим- ской минологіи то, что въ ней представляеть наиболѣе значенія, то для большей полноты знанія вамъ < ѣдуетъ тогда узнать и главнѣйшее изъ миѳологіи египтянъ, .ігогп знаменательнаго и въ своемъ замкнутомъ образо- ваніи удивительнаго народа. Въ цѣлости »тихч для вась назначаемыхъ повѣствованій вы увидите много по- учительныхъ намековъ на аллегорическія изображенія разныхъ яицъ. Прочитавши изложенное здѣсь, вы меня можетъ быть — и »то очень ‘-стествепно — спросите откуда почерпнуты свѣдѣнія о древней миеологіи и къ чему они могутъ служить намъ? Вотъ вамъ отвѣтъ. 5 же и лъ тѣ времена, когда, какъ вы далѣе увидите, миѳоло- гія была вѣрованьемъ народнымъ, были люди, какъ напр. мудрецы, философы, историки, поэты, которые собирали и записывали господствовавшія въ народныхъ понятіяхъ представленія и наиболѣе распространенныя сказанія. Сочиненія ихъ дошли и кь намъ Изъ нихь- то вѣроятно и заимствованы миѳологическія свѣдѣнія. Они обогатились еще и гѣмъ. что раскрыто въ и (обра- щеніяхъ памятниковъ образовательнаго искусства: ста- туяхъ. драгоцѣнныхъ архитектурныхъ остаткахъ и монетахъ, которыми < карались увѣковѣчить различныя обстоятельства тогдашнихъ народныхъ вѣрованій. Вотъ источники нашихъ познаній » миѳологіи древнихъ Те- перь нѣсколько словъ о полезности этихъ познаній. Они
КЛАССИЧЕСКОЙ ДРЕВНОСТИ. 19 тѣмъ важны и дія каждаго образованнаго чсловѣь необходимы, что изъ нихі* учишься узнавать вообще исторіи» образованности рода человѣческаго и по влп можносги сближаешься съ духомъ народовъ притек- шихъ временъ. Если мы останемся безъ близкаго зна- комства съ миѳологіей, то до падшія до насъ и достой- ныя высокой цѣны произведенія писателей греческихъ будутъ намъ не совсѣмъ понятны, а въ скульптурныхъ произведеніяхъ ихъ художниковъ и вь изображеніяхъ и надписяхъ, сохранившихся въ остаткахъ древнихъ .,да ній, отъ насъ ускользнетъ часть ихъ красотъ и худо- жественнаго достоинства ихъ, какъ памятниковъ тѣхъ врс.мепъ, въ которыя оші возникли. Слѣдовательно, тутъ явная потеря нашимъ художникамъ, которымъ зги произведенія, при должномъ пониманіи ихъ. могли бы быть полезны какъ образцы достойные подражанія. Безъ знанія миѳологіи древрихъ народовъ трудно узнать основательно и самую исторію постепеннаго образованія ихъ. Наконецъ, какъ бы были понятны и тѣ чудныя аллегоріи, т. е. въ вещественныхъ образахъ выраженныя умственныя представленія, которыми наши поэты и художники такъ успѣшно пользуются вь своихъ произ- веденіяхъ? Чтобы посгиіпуть, какимъ образомъ народныя рели- гіозныя вѣрованія были существенной частью народной жизни, нужно знать способъ и существо древняго бого- почитанія или такъ называемое древнее священноглу- жіч іе (Сиііе). Въ древности оно состояло главнѣйшимъ образомъ въ жертвахъ, которыя, какь уже выше было замѣчено, приносились на жертвенникахъ. Намъ едва вѣрится, что въ тѣ времена (а впрочемъ и теперь суще- ствуетъ подобное у грубыхъ народовъ ІФрпки и Азіи)
20 СУЩНОСТЬ И ЗНАЧЕНІЕ ЙОГОВЪ приносили въ жертву не только животныхъ или про- изведенія царства растительнаго, но даже и людей. II во многихъ мѣстахъ Греціи, какъ узнаемъ нзъ грече- скихъ сказаній, напримѣръ изъ всѣмь извѣстнаго ска- занія объ Ифнгсніи, были также человѣческія жертво- приношенія. По мѣрѣ того однакожъ, какъ греки по- двигались впередъ въ своемъ образованіи, и у нихь постепенно терялъ силу и наконецъ совсѣмъ прекра- тился этотъ жестокій обычай. Наконецъ просіяло хри- стіанство. Оно вовсе отмѣнило жертвы. Теперь спрашивается: какъ произошли жертвы? От- вѣтъ простой: онѣ выражали собой часть того, чѣмъ,— какъ казалось тогдашнему человѣку,—онъ обязанъ былъ участію своихъ боговъ и въ чемъ слѣдовательно онъ состоялъ имъ должникомъ. Такимъ образомъ жертвы нераздѣльно связаны съ естественнымъ служеніемъ этпмъ богамъ, ибо сади боги были составлены на чисто- человѣческихъ воззрѣніяхъ. Человѣку естественно ожи- дать себѣ вознагражденія отъ того, кому онъ содѣй- ствовалъ, или же, съ другой стороны, по понятному чувству благодарности, естественно дѣлиться тѣмъ, что имѣешь, съ человѣкомъ, который оказалъ намъ дружбу или готовность къ услугамъ. Такъ .и тогда: человѣкъ считалъ себя обязаннымъ удѣлять божеству приличную часть того, пріобрѣтеніе чего 'онъ относилъ или къ не- посредственной помощи божества пли же къ его содѣй- ствію пли благоволенію. Земледѣлецъ приносилъ отъ жатвы, пастухъ — отъ первенцевъ стада. II тотъ, и другой благодарили этимъ божество за содѣйствіе жатвѣ, за преуспѣяніе стада. Купецъ отъ прибыли, а воинъ отъ добычи, также приносили частицу подобающему божеству. Итакъ жертвы были дары, которыми люди
КЛАССИЧЕСКОЙ ДРЕВНОСТИ. 21 расплачивались съ богами. Не исполнявшій этого стра- шился подпасть подъ гнѣвъ боговъ и потерять ихъ благоволеніе. Вотъ какими торговыми сдѣлками пред- ставляются жертвы близкаго къ природѣ человѣка, Боторый въ своихъ дѣйствіяхъ естественно могъ руко- водствоваться только тѣми понятіями о предметахъ, которыя имѣлись у него. Если теперь, при свѣтѣ хри- стіанства, разсѣялась законность жертвоприношеній и ужь мы смотримъ на нихъ какъ на нѣчто такое, съ чѣмъ давно разорвана внутренняя связь человѣка, то все-таки нзъ нихъ ярко выказывается естественное врожденное чувство въ человѣкѣ — искать божествен- наго вездѣ въ природѣ и даже во всѣхъ явленіяхъ ея. Дѣйствительно, повинуясь этому чувству, человѣкъ и искалъ его тогда и въ сіяньи солнца, и въ дождѣ, громѣ и молніи, растительной силѣ, теченіи рѣкъ, и въ волнующемся морѣ, и въ прохладномъ источникѣ и тѣ- нистомъ деревѣ и т. п. Чѣмъ болѣе развивалась въ немъ воспріимчивость ко внѣшнему н чѣмъ глубже вникалъ онъ въ себя, тѣмъ яснѣе выставлялась ему божественность и его собственныхъ духовныхъ силъ. Эти силы онъ олицетворялъ ёъ своемъ понятіи особымъ божествомъ. И потому, если случалось прибѣгать къ послѣднему за содѣйствіемъ, то, сообразно съ проси- мымъ, прибѣгающій былъ ли то поэтъ, художникъ или даже состязающійся—приносилъ божеству въ видѣ дара соотвѣтствующую плату, которую и предъявлялъ въ посвященныхъ для этого мѣстахъ. Въ такомъ изъ природы возникшемъ происхожденіи божественныхъ вѣрованій лежитъ корень той чрезвы- чайной религіозности, которою отличается древность. Греческій философъ Пиѳлгоръ училъ, что человѣкъ ста-
22 СУЩНОСТЬ И ЗНАЧЕНІЕ МГОНЬ ловится лучше и лучше, когда прилежно посѣщаетъ жилища боговъ, т. е. храмы и мѣста жертвоприноше- ній. и является къ общественнымъ богослуженіямъ, и греки, желая, чтобы на каждомъ мѣстѣ помнилъ чело- вѣка . что онъ повсюду странствуетъ на главахъ у бо- говъ, воздвигали имъ повсюду храмы, статуи, жертвен- ники, спя силища. Усерднымъ поклонникомъ считался тотъ, кто ревностно исполнялъ обязанности свои предъ богами: въ неисполнпгелѣ ихъ видѣли безбожника. Если случалось ему, хотя неумышленно и безъ вѣдома, по- грѣшить противъ почтенія къ богамъ, онъ долженъ быль очищеніемъ и жертвоприношеніемъ умилостивить прогнѣванное божество. Вѣря, что боги повсюду п во всякое время, н что поэтому всегда и вездѣ человѣкъ д ілжень быть предъ ними набоженъ и чисть въ сло- вахъ и дѣйствіяхъ, старались страшиться дурнаго и нечистаго дѣла и усиливать благоговѣніе особенно вбли- зи храмовъ и святилищъ, при жертвоприношеніяхъ и празднествахъ. Каждый доджей ьа’ылъ являться предъ богами вь одеждѣ свѣтлой и вь помыслахъ чистыхъ: боги оівращались оть нечистоты. Не іь скорбнымъ духомъ и не вь плачевныхъ одеждахъ должно было показываться къ богамъ, но съ весгльсмь въ сердцѣ и вь праздничномъ видѣ. Вь дни празднествъ работы прекращались. Такъ какъ богамъ пріятны были только веселость, порядовъ и правильность, коатому при празд- ничныхъ шествіяхъ все даже одежда, поступь и всѣ движенія, должны были сіять мѣрною торжественностью. Не забывались при этомъ случаѣ и музы, т «і пѣніе и музыка. Начало празднества возвѣщалось всенародно. У римлянъ, напримѣръ, оно открывалось слѣдующимъ воззваніемъ: .Насталъ день празднества! да не отяго-
КЛАСЪИЧЕСКѵЙ ДРЕВНОСТИ. 23 щастъ слуха ссора и брань: да удалятся отъ насъ враліда и злоба; да прерветъ свое жес токое дѣло злоб- ствующій языкъ! Тіо благоімннымь ароматомъ. да воз- несется жертвенное пламя! Облечемся же въ чистыя, ясному празднику пристойныя, одежды и направимъ іцть напіь ко святилищамі.’." Каждому божеству жер- твовалось только то. что или входило въ кругъ дѣя- тельности его и считалось с.го даромъ, или же имѣло глубокое и таинственное отношеніе къ самоуу суще- ству его Изъ животныхъ иногда жертвовались н такія, которыя портятъ божественные дары, какъ напримѣръ: Діонису (Бахусу, приносили въ жертву козла на томъ основаніи, что онъ портить виноградныя лозы. Жертва не должна была имѣть никакого природнаго недостат- ка Жертву торжественно убирали и освящали жерт- венной повязкой. Вотъ отчего на скульптурныхъ про- изведеніяхъ видимъ жертвеннаго тельца изукрашеннаго вѣнками или къ умилостивительной жертвѣ назначен- ную свиньи» съ жертвенной повязкой вокругъ тѣла. Убійца человѣка пли даже тотъ, кто только взгляды- вать на убитаго или прикасался къ нему, становился нечисть: онъ ц не смѣлъ уже явиться на священныя іѣста боговъ, прежде чѣмъ вновь примирится съ ними. Очищеніе его производилось посредствомъ омовенія или окропленія себя морской или ключевой водой и непре- мѣнно заключалось слотнЬтствующимь жертвоприноше- ніемъ. Жертвоприношенія какъ дѣла священныя дол- женъ былъ исполнятъ жрецъ. Должность жреческую по гармнным’ь кореннымъ опредѣленіямъ могли вави- матъ не только мужчины, но и женщины. Такъ у древнихъ римлянъ жрицами богини Весты были дѣви- цы. называвшіяся песталі.лми. Обязанность их ь была—
24 СУЩНОСТЬ И ЗНАЧЕНІЕ БОГОВЪ блюсти священный жертвенный огонь и не давать ему угаснуть. У грековъ, у Аполлона Дельфійскаго, ора- кульство тоже было въ рукахъ женщины, которая и возвѣщала людямъ глаголы боговъ. И у другихъ боговъ, особенно богинь, бывали жрицы. Къ праздничнымъ ше- ствіяхъ въ священныя мѣста, въ храмы и къ жертвен- никамъ принадлежали жрецы и правительственныя ли- ца, кромѣ остальныхъ участниковъ. Жертвоприноше- ніе животнаго начиналось съ того, что у него отрѣзы- вали на лбу нѣсколько волосъ и, какъ первѣйшій даръ божеству, бросали ихъ на жертвенный огонь. Потомъ протягивали ему между роговъ смѣшанный съ солью жертвенный хлѣбъ и произносили при этомъ, смотря по тому, былъ ли то телецъ, ягненокъ и т. п., слѣ- дующія слова: „благоугоденъ да будетъ сей телецъ, ягненокъ и т. п.“ Вслѣдъ за тѣмъ животное убивали и, проливая кровь его вокругъ жертвенника, сожига ли на послѣднемъ благороднѣйшія внутренности животна- го, перемѣшанныя съ мукой, виномъ и благовонными смолами. При жертвоприношеніи въ честь божествамъ рѣчнымъ и морскимъ, жертвенную часть погружали на самую глубину сосуда. При жертвоприношеніяхъ бо- гамъ подземнымъ животное должно было быть чернаго цвѣта и стоять въ вырытой въ землѣ ямѣ. Остатки жертвеннаго животнаго съѣдались на торжественномъ пирѣ. Благопріятной жертвой считалась та, при кото- рой замѣчались счастливыя предзнаменованія. У римлянъ молящійся обращался лицомъ къ востоку, а если въ храмѣ, то ‘ къ изображенію и жертвеньику божества, прикасался къ окраинамъ жертвенника и со всѣмъ вниманіемъ произносилъ молитву. Обращаясь кь небеснымъ богамъ, руки воздѣвали къ небу; обращаясь
КЛАССИЧЕСКОЙ ДРЕВНОСТИ 25 же къ богамъ подземнымъ, и руки направляли къ землѣ. Произнося обѣтъ, складывали руки на груди. Римляне цѣловали у изображенія божества уста, руку и колѣно. Между большими религіозными празднествами слѣ- дуетъ упомянуть объ играхъ Олимпійскихъ, Ливій- скихъ и Немейскихъ или Истмійскихъ (Коринѳскихъ). Весь народъ принималъ участіе въ этихъ празднествахъ. Если бывали между отдѣльными греческими государ- ствами войны, то онѣ на это время прекращались. Олим- пійскія игры праздновались черезъ каждыя пять лѣтъ въ честь Зевса Олимпійскаго. Онѣ сопровождались вся- каго рода состязаніями: въ метаньи въ кольцо, бѣганьи * кулачномъ бою, ристаньи на коняхъ или въ колесни- цахъ и проч., а иногда и въ чтеніи литературныхъ произведеній. Геродотъ, напримѣръ, на играхъ читалъ свою Исторію. Участники въ играхъ жадно устремля- лись къ нимъ заблаговременно, чтобъ выиграть побѣд- ный призъ, состоявшій въ оливковомъ вѣнкѣ. Обшир- ныя, ровныя поля, на которыхъ праздновались эти игры, лежали въ области Элидѣ, въ Пелопонезѣ. Пи- бійскія игры, въ честь Аполлона, были недалеко отъ Дельтъ. Онѣ тоже праздновались черезъ 5-тьлѣтъ. На нихъ были еще гимнастическія и музыкальныя состя- занія. Наградой былъ—лавровый вѣнокъ, а на Немей- скихъ играхъ, которыя были въ честь Зевса, вѣнокъ изъ петрушки. Истмійскія игры праздновались черезъ каждые три года на Коринѳскомъ перешейкѣ въ честь Посейдона (Нептуна) Побѣдителя на состязаніяхъ украшали сос- новымъ вѣнкомъ. Величайшій греческій поэтъ Пиндаръ прославлялъ побѣдителей на этихъ играхъ своими пѣс- нями. дошедшими до насъ.
26 С>ІЦН<|ГТЬ И ЗНАЧЕНІЕ ЬОГОВЬ Взглядъ на два исчезнувшіе . всемірной сцены на рода, нѣкогда образованнѣйшіе и могущественнѣйшіе, раскрываетъ намъ такія обстоятельства народной жиз- ни, которыхъ теперь не встрѣтить нигдѣ, да которыхъ <ъ гѣѵъ норъ и не встрѣчало»!, болѣе Предъ вами, читатели и читательницы мои, откры- вается здѣсь новое поле гнанія. Вступая теперь на не- Гіі. какъ бы на самую почву славнаго древняго міра н<- забудемъ уваженія, должнаго почтенной древности и ея вѣрованіямъ. Будемъ ревностно изучать исторія» и этихъ народовъ и ихь искусства и образованности и вникая вь заблужденья ихь, воспользуемся всѣмъ, что представится поучительнаго въ великихъ судьбахъ древ- няго язычества Приступая кь изученіи1 древняго міра сь желаніемъ узнать, какъ дѣйствовали вь немь боги и герои, п<-іна- комимся предварительно і ь тѣмъ, что думали тогда о происхожденіи міра и особенно фшеіі планеты и о ея Физическомъ состояніи. Объ этихъ предметахъ суще- ствовали вначалѣ такія представленія и понятія, которыя могли возникнуть и держаться только въ то время, когда Фантазія господствовала надъ всѣми остальными душевными (илами Преобладаніе Фантазіи надъ раз- сужденьемъ было до* тою очевидно, что если ей и слу- чалось, руководя понятіями человѣка, попасть вь такой мракъ и кяімъ. вь которыхъ она и сама терялась, то она этотъ мракъ и хаосъ принималась облекать въ Со- от .і. пенные имъ образы и изъ нихъ, какъ изъ нер- вы х і. основныхъ элементовъ, строиті <в«>п мины.
к-Т-игИЧРсКСЙ ДРЕВНОСТИ. 27 Для насъ міръ есть неизмѣримое всѵ. въ которомъ заключается все созданное, происшедшее; есть—изъ бе - численныхъ частей состоящее безграничное цѣлое. На землю мы смотримъ какъ на точку вь атомъ безконеч- номъ всемъ, какъ на малѣйшую, единственную частицу бінчетныхь міровъ, всемпгуіцр/і творческой силой вы- званныхъ къ сущеітвованію. Не такъ думали древніе народы, а именно греки и римляне. Они глядѣли на землю какъ на средоточіе міра и вотъ какъ объясняли себѣ ея происхожденіе. Первое., что произошло (а отку- да? этого они не доискивались), было хаосъ, т. е. без- порядочная масса какой-то первобытной или основной матеріи, изъ которой затѣмъ образовались всѣ проис- шедшія существа. Этотъ хаосъ представляли себѣ чѣмъ- то В’і. родѣ безобразной груды вещества, которое при посредствѣ другой силы (?) раздѣлено на части, одарен- ныя способноітыо производить разнообразнѣйшіе пред- меты. Эта другая сила былъ—Эросъ (Аморъ, Любовь). Ея вліяніемъ родственные между собой матеріалы и ве- щества соединились нмѣстѣ и отдѣлились отъ другихъ, разнородныхъ съ ними. Такъ стали входить въ хаосъ Порядокъ и Гармонія. Отъ этого разобщенія однород- ныхъ элементовъ отъ разнородныхъ, возникли изъ хаоса впервые: Эребъ (первобытная тьма") и Никсъ (съ днемъ чередующаяся ночь) Эребъ и Никсъ соединились брач- ными узами, и плодомъ ихъ союза были: Эѳиръ (свѣт- тый вемдухь) и Имера (день). Далѣе: Эросъ и Хаосъ также соединились вмѣстѣ и отъ этого союза произо- шли Тартаръ (подземный міръ) и Геа (Іеллусъ или Терра. Земля), которая родила слѣдующихъ за нпмі*. Понта (море). Горы и Урана (н -о/. Отъ союзовъ Геи сч чадами сипіми. Понтомъ и Ураномъ, родилось мни-
28 С5ЩИ0СТБ И ЗНАЧЕНІЕ ІЮГОВЪ гочиоленное потомство. Въ немъ упомянемъ на первый разъ Титановъ, Гигантовъ и Циклоповъ. Не сомнѣваюсь, читатели, что вы видите всю образ- ность этого представленія, которымъ выражается слѣ- дующее: въ началѣ все было въ видѣ безпорядочной смѣси до тѣхъ поръ, когда мощная сила, многознамена- тельный Эросъ—по нашему Любовь—разлучила въ хао- сѣ день отъ ночи, небо отъ земли и моря, и послѣднія два населила живыми существами. По вѣрованію древ- нихъ—землю, произведеніе творческой силы Любви, за- селяли первоначально существа гораздо высшія и могу- щественнѣйшія, чѣмъ наслѣдовавшій родъ человѣческій. Послѣдній поэтому долженъ былъ вѣрно понимать зна- ченіе своихъ силъ и совершенствъ, относительно пред- шествовавшихъ существъ. По тому же вѣрованью — видь земли, составлявшій для древнихъ весь міръ, былъ иной, чѣмъ тотъ, который извѣстенъ намъ теперь. Этотъ видъ присуждали они землѣ, основываясь на привычкѣ держаться того, что представлялось ихъ чувствамъ. Съ башни или какого либо возвышенія на равнинѣ видишь доступную глазу часть земли въ фо^дѢ круглой яло- вости, на самыхъ крайнихъ предѣлахъ которой, какъ кажется глазу, покоится сводъ. Это явленіе, которое путь другіе объяснятъ вамъ, мои молодые читатели, привело древнихъ къ вѣрованью, будто земля есть равномѣрно-выпуклый щитообразный кругъ, утверж- денный на прочномъ основаніи и окруженный перво- бытнымъ потокомъ — Океаномъ. Внѣшній край этого круга предполагали приподнятымъ для задержки Океа- на. а внутреннее пространство—вогнутымъ и занятымъ моремъ (Понтомъ). Сюда вливались изъ различныхъ мѣстностей вытекавшія рѣки. Надъ .чтимъ круговъ на-
КЛАССИЧЕСКОЙ ДРЕВНОСТИ. 29 клонился, по ихъ мнѣнію, на подобіе раскинутаго ша- тра, небесный сводъ, покоившійся на горахъ, какъ крайнихъ предѣлахъ земной окружности. Воздухъ, обла- ка, а. надъ ними чистый эѳиръ, наполняли простран- ство между окружностью земли и сводомъ небеснымъ: на послѣднемъ пребывали солнце, луна и звѣзды. Каж- дое утро въ божественной колесницѣ, запряженной че- тырьмя благородными конями, съ востока являлось на небо свѣтило дневное и катилось черезъ весь сводъ небесный, освѣщая землю. Погрузившись на западѣ въ прохладныя волны Океана, оно въ теченіе ночи снова переѣзжало на суднѣ 'на свое утреннее мѣсто, чтобъ съ слѣдующимъ днемъ снова отправиться въ обычный свой путь. — Высшіе или главнѣйшіе боги обитали въ воздушномъ пространствѣ между землей и небомъ, а резиденція ихъ была въ великолѣпныхъ палатахъ на вершинѣ горы Олимпа, въ Греціи. Оттого эти боги, числомъ двѣнадцать, называются также Олимпійскими богами. Вотъ они: Зевсъ (Юпитеръ), Гера (Юнона), По- сейдонъ (Нептунъ), Деметра (Церера), Аполлонъ (Апол- ло), Артемида (Діана), Гефестъ (Вулканъ), Паллада- Аѳина (Минерва), Аресъ (Марсъ), Афродита (Венера), Гермесъ (Меркурій) и Гестія (Веста). Древніе вѣрова- ли, что Олимпъ составлялъ возвышенное средоточіе зем- ной площади л что отсюда безсмертные боги сходили по временамъ къ смертнымъ людямъ. По позднѣйшему мнѣнію, боги перенесли свое жилище выше небеснаго свода и расположили свои палаты, въ томъ числѣ н Юпитеръ свою резиденцію, вокругъ обширнаго- отвер- стія въ небѣ. Это отверстіе было сдѣлано для того, чтобы боги могли обозрѣвать земной міръ. По этому представленію слово Олимпъ часто принималось въ смы-
30 С1ЩИ0СТІ. и ЗНАЧЕНІЕ Г.ОГОІГ» • •тѣ неба и ошач іл - ирсимущсс твснно мѣстопребываніе •’оговц. Противоположно небу. далеко вглубь подъ іем- ной поверхностью, былъ міръ подземный. Тартаръ На '•.імохп. крайнемъ западѣ змной поверхности вытекала илъ Океана рѣка Стиксъ и отдѣла л Тартаръ пть міра надземнаго Низшія божества и герои жили не вмѣстѣ сь высшими: і ь тому же мнЬнія о мѣстопребываніи героевъ вь различныя времена древности вывали раз- личны. Низшія божества по причинѣ назначеннаго имъ круга дѣятельности въ разныхъ мѣстностяхъ земной площади, не могли имѣть птдбіьнаго мѣстопребыванія. Такъ напрпмѣрь наяды, і. е нимфы источниковъ, жили вь источникахъ: оріады, нимфы гарь, жили вь горахъ; дріады, нимфы лѣсовъ.—нь лѣсахъ и т. д. Чтобы достигнуть вѣрнаго пониманія миѳологіи гре- ковъ и римлянъ, сообразно съ историческими данными, слѣдуетъ, прежде1 чѣмъ перейти кь изложенію чхетей ея, сказать еще нѣсколько с товь о слѣду ющемъ обстоя- тельствѣ, имѣющемъ въ ней всеобщее значеніе. Обык- новенно допускаютъ болѣе пли менѣе полное согласіе и даже единство миѳологій обоихъ народовъ, но это един- ство въ большей части матеріала только кажущееся, ибо часто принимаютъ і римскую миѳологію гѵ, что только разсказано въ римскихъ -сочиненіяхъ. Далѣе бу- детъ показано, что гакое мнѣніе ошибочно и что въ сущности миѳол гіи обоихъ народовъ очень уклоняются другъ отъ друга. Да это и весьма понятно, если на- помнимъ себѣ, что ни одно обстоятельство не связано такъ тѣсно и неразлучно сь образованіемъ народнымъ какъ его религіозныя вѣрованья. Если жь обратимся къ первымъ временамъ существованія грековъ и римлянъ, го увидимъ, что хотя оба эти народа и принадлежатъ
КЛАССИЧЕСКОЙ ДРЕВНОСТИ 31 къ одному первобытному корню, но вь теченіе цѣлыхъ столѣтій шли каждый отдѣльно, безъ всякихъ сопри- косновеній, и развивались во многихъ отношеніяхъ раз- лично Отсюда и неудивительно, что миѳологіи обоихъ народовъ, т. е. ихь сказанія « богахъ и герояхъ, также какъ и ихъ богопочитаніе. представляются въ первона- чальное время существованія обоихъ народовъ—во мно- гихъ пунктахъ одинакими, тогда какъ въ поздиѣе-раз- вившихся сказаніяхъ являются различными. Богопочита- ніе у римлянъ было въ соотвѣтствіи съ ихъ образомъ жизни въ началѣ. Какъ <амі пародъ, состоявшій изъ пастуховъ и іеміедѣльцевъ, и оно было очень просто и не такъ многообразно, какъ у іреьовь, которые от- того такъ рашо< хорошіе развивались, что народъ гре- ческій раздѣлился на многія самостоятельныя отрасли, ііэь которыхъ въ жаждой вырабатывалось отдѣльное собственное религіозное вѣрованье, бывшее въ гоотвѣт- (івти съ характеромъ той мѣстности и условнымъ обра- зомъ жизни. Такъ, напримѣръ, жители отдѣленной отъ моря гористой Аркадіи, занимавшіеся преимущественно скотоводствомъ, естественно поклонялись не тѣмъ бо- гамъ. покровителямъ ихъ существованія, которымъ по- клонялись обитатели береговъ и острововъ и которыхъ жизненный элементъ быль море, а. главнѣйшія заня- тія—рыболовство и мореходство. 5 римлянъ напротивъ: какъ однообразна и однородна была страна, въ кото- рой они жили на столько же и религіозныя вѣрованія ихъ были однороднѣе и однообразнѣе чѣмъ греческія. Бь Греціи многія сказанія принадлежали первоначаль- но одному какому-либо народному племени и только благодаря пчэтамь сдѣлались всеобщимъ достояніемъ. Выли и еще поцанія. которыя, какъ собственное произ-
32 СУЩНОСТЬ и ЗНАЧЕНІЕ БОГОВЪ веденіе поэтовъ и писателей, и вовсе не входили въ со- ставъ вѣрованій народныхъ. Ни тѣхъ, ни другихъ въ римской миѳологіи первыхъ временъ не~встрѣчаемъ. Не встрѣчаемъ, напримѣръ, сказаній: о битвѣ Урана съ своими сыновьями; о томъ, какъ Хроносъ проглотилъ своихъ собственныхъ дѣтей; или о томъ, какъ его же заключилъ въ Тартаръ собственный сынъ его Зевсъ* Другія же сказанія—о битвахъ, пораженіяхъ или услу- гахъ боговъ людямъ — происхожденія исключительно греческаго. Сюда можно отнести: сказаніе о томъ, какъ Плутонъ увелъ въ подземный міръ, къ себѣ, Персефо- ну (Прозерпину), или о темъ, какъ страдалъ Діониссъ и мн. др. Случалось, что въ обоихъ культахъ, грече- скомъ и римскомъ, не смотря на ихъ разницу, выра- жались одинакія явленія. Такъ было съ отмѣной празд- нествъ въ честь Вакха и при др. случаяхъ. Правда что эти празднества въ Италіи опять вошли въ употреб- теніе вмѣстѣ съ развившейся тамъ непомѣрной рос- кошью позднѣйшихъ временъ, но безграничная сумяти- ца и непристойность, сопровождавшія цЛныя вакхана- ліи, были до того нравственно-оскорбительны, что ихъ снова строго запретили, да и самыхъ участниковъ въ нихъ, какъ людей необузданныхъ, подвергли народному презрѣнію. Далѣе: къ несогласію миѳологій грековъ и римлянъ относится и то, что одно и тоже божество не всегда представляется у обоихъ народовъ съ одинакимъ значеніемъ. Меркурій у римлянъ никогда- не былъ въ такомъ почтеніи, какимъ пользовался онъ у грековъ, считавшихъ его за одного изъ важнѣйшихъ своихъ бо- жествъ. Также и Сатурнъ римлянъ никакъ не выра- жаетъ вполнѣ Ероноса грековъ, хотя по разсказамъ рим- скихъ поэтовъ (Овидія и др.) и слѣдовало бы этому вѣрить.
КЛАССИЧЕСКОЙ ДРЕВНОСТИ. 33 Именно эти-то разсказы римскихъ писателей и щэи- готовили упомянутое ошибочное воззрѣніе на миѳологіи обоихъ народовъ и мнѣніе о ихь единствѣ. Притомъ римскіе поэты и писатели, сообщающіе намъ микологи- ческіе матеріалы, сами принадлежатъ къ тому времени, когда въ Римѣ принято уже греческое образованіе, съ которымъ неразлучна и греческая миѳологія. Вслѣдствіе этого поэты и писатели представляютъ намъ не рим- скую миѳологію, а свѣдѣнія о греческой, извлекая эти свѣдѣнія изъ предшествовавпіихь имъ писателей грече- скихъ. Внимательно читая ихъ, видишь, что они п ограничиваются только разсказами о чуждомъ нмъ, гре- ческомъ. Въ культѣ же римлянъ видны только одиночно принятые элементы греческаго богопочтенія. Тамъ и сямъ у римлянъ примѣшивались, правда, греческія ска- занія о богахъ и герояхъ къ ихъ собственнымъ отече- ственнымъ божествамъ, когда у послѣднихъ находилось какое-либо сходство съ первыми. Чтобы совершенно слиться ре лигіознымъ сказаніямъ того и другаго народа, до этого не доходило не только у народа римскаго, но даже и у писателей его. Греческія сказанія и остава- лись въ сознаніи римскихъ поэтовъ греческими же, только имена боговь и героевъ они или переводили по своему, или выражали въ иной Формѣ, болѣе соотвѣт- ствовавшей ихъ собственному языку. Такъ какъ въ средніе вѣка римская литература нреждо греческой распространилась въ обществѣ, то римскія названія божествъ миѳологическихъ и получили у насъ большую популярность. Этотъ обычай укрѣ- пился еще оолѣс тѣмъ, что и наши поэты, вплетая ми- ѳологичное вь свои сочиненія, что особенно часто сли- чалось вл. прошедшемъ столѣтіи, большею частью уты-
34 (5 ЩНОСТЬ И ЗНАЧЕНІЕ БОГОВЪ требляли имена, съ которыми сами познакомились изъ римскихъ источниковъ. Изъ предстоящаго изложенія ясно покажется, что греческихъ и римскихъ боговь никакимъ образомъ не должно принимать однихъ за другихъ. Чтобы не ускользало основательное пониманіе ихь, слѣдуетъ внимательно глядѣть и на греческія иль названія, которыя поэтому мы повсюду приводимъ не только на ряду сь римскими, по даже впереди ихь, какъ служащія для послѣднихъ кореннымъ основаніемъ. Эти замѣтки о существѣ и различныхъ обстоятель- ствахъ религіознаго вѣрованія и боговъ греческихъ и римскихъ вы можете принять за порогъ той языческой храмины двухъ великихъ народовъ, въ которую мы теперь вступаем ь. Послѣ этихъ предварительныхъ замѣчаній мы прой- демъ вмѣстѣ самую миѳологію, а затѣмъ — изучимъ ря- домъ божества греческія и римскія. Въ нашемъ изложеніи миѳологіи мы слѣдуемъ той установленной писателями системѣ, которая, какъ мы уже прежде напоминали, во многихъ случаяхъ позво- ляетъ выходить за предѣлы содержанія собственно на- родныхъ религіозныхъ вѣрованій. Такой обычай при изложеніи миѳологіи легко объясняется желаніемъ пере- дать и уяснить понятія древнихъ народовъ о происхож- деніи и постепенномъ развитіи установившагося міроваго порядка. Чго этотъ міровой порядокъ искони вѣковъ одинъ п тотъ же, это способенъ сознавать только истинный христіанинъ, вѣрующій въ источникъ жиз- ни — въ единаго предвѣчнаго Творца. Кому же попити о всемогущемъ и премудромъ Создателѣ міра было чуждо, тотъ, разумѣется, долженъ былъ думать, что совершенный порядокъ въ мірі; усганавлиішлся поете-
ВЫСШІЯ БОЖЕСТВА. УРАНЪ. 35 пенно и выяснялся изъ долгой борьбы враждебныхъ началъ и силъ. Мы уже сообщили взглядъ грековъ на происхожденіе видимаго міра изъ хаоса. О постепен- номъ совершенствованіи міроваго порядка думали греки, чго оно исполнялось только въ продолженіе трехъ по- колѣній боговъ, смѣнявшихъ другъ друга на престолѣ всемірнаго обладанія. Во главѣ перваго поколѣнія стоялъ владыкою Уранъ: за нимъ, какъ владыка слѣдующаго,— сынъ его Кроносъ, а за этимъ уже — глава юнѣй шей и совершеннѣйшей династіи боговъ — Зевсъ (Юпитеръ). Что повѣствовалось объ этихъ смѣнахъ всемірныхъ владыкъ, пусть явится зто на первомъ планѣ и въ на- шемъ изложеніи. Чтобъ яснѣе и отчетливѣе оно вышло, начнемъ съ і) ВЫСШИХЪ БОЖЕСТВЪ. У Р Л И Ъ (у римлянъ СоеПія. Небо). Уранъ былъ олицетвореніемъ неба и выражалъ со- бою тѣ понятія, которыя древніе составили себѣ о не- бѣ, основываясь на объясненіяхъ видимаго свода не- беснаго. Съ Урана начинается старѣйшій родъ боговъ: такъ утверждаютъ древнѣйшіе писатели. Уже сказано, что Гея (Земля) была матерью Урана и что потомъ отъ ея же супружества съ Ураномъ родились яшша- ны, имя которыхъ не совсѣмъ еіце уяснено, гекатон- хейры и циклопы. Титановъ по отцу называли также Уранидами. Ихъ было шесть: Койосъ, Кріосъ, Гиперіонъ. Ямстосъ, Океа- новъ, Кроносъ. Шесть же было у нихъ и сестеръ: Ѳейя 3*
36 ВЫСШІЯ БОЖЕСТВА. Реа, Ѳемида, АГнечозина, Феба. Теѳида, на которыхъ братья и женились. Эти божества изображали своими супружествами—первобытныя силы природы, совокупно дѣйствующія съ незапамятныхъ временъ. Гекатонхсйровъ, которыхъ римляне называли иен- тимана.чи (т. е. сторукими: буквальный переводъ гре- ческаго названія), было трое: Котосъ, Гигесъ или Гіесъ и Бріарей. Вь нихъ заключалось выраженіе страшныхъ дѣйствій разъяренной, громящей морской силы. Циклопы: Бронтесъ (громъ), Отеропесъ (молнія) и Аріевъ (сверканіе) были олицетвореніемъ грозы — пла- менныхъ молній и грохочущихъ громовъ. Циклоповъ изображали съ однимъ только, за то сверкающимъ, окомъ посреди лба. Древніе видѣли въ явленіяхъ вул- каническихъ изверженій сходство съ явленіями гро- зы *). Поэтому не странно, что они назначали въ жи- "і Древніе, воображая себѣ землю пюско-выпуклымъ щитомъ, конечно не могли придумать того весьма влролткаю предположенія? (гипотезы1, на основаніи котораго въ настоящее время такъ удовлетворительно объясняются явленія зем- летрясеній, изверженій ву ікаповъ н т. п. ПрелполІКкеиіе -но состоитъ въ томъ, что внутренность земли и тенерь (какъ во время оно была вся земля] ьаходит- ін вь расплавленномъ состояніи, а твердая поверхность земли, на которой живетъ человѣчество» есть только застывшая кора земнаго ядра; кора тоіщи- иой отъ 20 до 50 миль, слѣдовательно удобно трескающая, когда уже не въ состояніи бываетъ противиться напору паровъ, накопившихся подъ нею. Иа вѣстно, что вода въ видѣ пара требуетъ мѣста около 1800 разъ больше чѣмъ «колько занимала она, бывши жидкою. Само собою понятно, что вода проби- рается внутрь земли черезъ треніи вы въ корѣ земной или посредствомъ гор- ныхъ породъ (известняковъ и т. п.), легко пропускающихъ ее. Итакъ, накоп- леніе паровъ подъ корой земной есть главный источникъ землетрясеній и из- верженій. Стѣсненные пары рвутся наружу н вылетаютъ въ отверстіе огне- дышащей горы (если не приходится пробивать новаго отверсты), увіекая и подбрасывай въ воздухъ расплавленныя и нерасплавленныя вещества. Паровъ иногда такъ много накопляется подъ корой лемной, что они высокимъ стол- бомъ (отъ 150,10 1000 саженъ) выбрасываются изъ отверстія горы. Пра этомъ часто ос«обожйс«тсл столько эле«гаряч« тва, что молніи бороздятъ столбъ тара по всѣмъ направленіямъ: за ними, разумѣется, слѣдуютъ иеумолквюшвэ ріекяты грома, а иногда и проливной дождь. Прнм. переоод.
УРАНЪ. 37 тище циклонамъ нѣдра огнедышащей горы, именно Этны, въ Сициліи, и полагали, что они тамъ въ каче- ствѣ кузнечныхъ подмастерьевъ помогаютъ Гефесту (Вулкану) ковать молніи и другіе предметы. Такъ какъ всѣ эти сверхъ-естественныя существа были выраженіемъ страхъ внушающихъ силъ природы, то ихъ представляли себѣ вь видѣ необычайныхъ ве- ликановъ. Вь поэтическомъ миѳѣ сказывается, что самъ Уранъ боялся опасности отъ ихъ могущества своему правленію и изъ предусмотрительности сбро- силъ ихъ въ Тартаръ, гдѣ и держалъ ихъ въ плѣну. Супруга его приняла къ сердцу горькую судьбу дѣтей своихъ и на всякій случай снабдила Кроноса могуще- ственнымъ, собственнаго издѣлія, стальнымъ серпомъ. Кроносъ улучилъ удобную минуту и поразилъ имъ Зрана. Освобожденные такимъ образомъ титаны жени- лись послѣ паденія Урана на сестрахъ своихь и были родоначальниками многочисленнаго потомства боговь Этому множеству содѣйствовало еще и то, что изъ ка- пель крови 3 рана. падавшихъ изъ раны его на землю, возникли: 1) гтанты, исполины сь драконовыми но- гами; 2> нимфы мелисскія, т. е. нимфы ясени (изъ эгого дерева дѣлали обыкновенно военныя копья), н наконецъ, 3) эриніи (у римлянъ фуріи), духи злобы, исчадія пролитой отцовской крови. Ихъ три: Тизифона, Мегера и Алекшо. Вь этихъ чудовищахъ, опоясанныхъ змѣями и съ змѣями же вмѣсто волосъ на головѣ, оли- цетворены вся ярость мученій, вся безотрадность тер- заніи человѣка, который -преступникъ. Всѣ эти божественныя существа принадлежали первоначально только къ греческой миѳологіи, да и у грековъ воздавались религіозныя поклоненія только
38 ВЫСШІЯ БОЖЕСТВА. эриніямъ (вь Авинахъ). Римляне узнали ихъ позже, но и узнавши, приняли ихъ только какъ поэтическія мечтанія, не включая ихъ въ свои религіозныя вѣро- ванія. Впрочемъ, какъ не избѣжно человѣку сознаніе распространеннаго въ мірѣ зла, видно изъ того, что и до знакомства съ греческими эриніями римляне имѣли свои олицетворенія духовъ злобы. То были ларвы, не оставлявшіе и мертвыхъ вь покоѣ, если послѣдніе не успѣхи очиститься покаяніемъ. Вѣрованьями въ такія безчеловѣчныя существа греки и римляне даютъ по- нять, какъ трепетали они заслуженнаго гнѣва боже- ственныхъ обитателей небесныхъ. Вь цѣломъ семействѣ у рапидовъ о іицетворены пред- ставленія всѣхъ силъ природы, созидающихъ, сохраня- ющихъ, разрушающихъ. Уранъ же—источникъ самаго плодородія земли, ибо онъ-то ниспосылаетъ теплый дождь, пробуждающій къ дѣятельности силы, заклю- ченныя вь нѣдрахъ почвы. к і’ о н о с ъ (Си. табл. I). Кроносъ—(названіе греческое, значитъ: споспѣшникъ совершитель) былъ сынъ У рана. Долго смотрѣли на это божество, какъ на равнозначущео съ римским ь Сатурномъ. Впослѣдствіи точнѣйшія изслѣдованія по- казали, что нельзя на столько сближать ихъ, и потому Сатурну посвящалось особое изображеніе. Послѣ низложенія Урана, Кроносъ принялъ господ- ство надъ міромъ н женился на Реѣ, дочери Геи. Реа
I. Р Е А.
КРОНОСЪ. 39 произві та ему: Гадеса (Плутона), Посейдона (Нептуна), Зевса (Юпитера) и дочерей: Гестію (Весту), Деметру (Цереру) и Геру (Юнону). По предсказанію его роди- телей, ему предстояло подобное же низверженіе, какъ и отцу сго. Чтобъ избѣгнуть зтой участи, онъ пяте- рыхъ своихъ старшихъ дѣтей проглотилъ. Когда Реа родила меньшаго сына—Зевса, то для того, чтобы из- бавить его отъ участи его братьевъ, она схитрила передъ супругомъ свонмъ. Вмѣсто ребенка она подала Кроносу камень, спеленатый какъ ребенокъ. Кроноеь проглотилъ его, увѣренный, что уничтожили и мень- шаго своего сына. Между тѣмъ новорожденный по приказанію матери отнесенъ на островъ Критъ (ны- нѣшняя Кандія, на Средиземномъ морѣ, къ югу отъ Греціи), въ пещеру Идайскую, гдѣ нимфы кормили дитя медомъ и молокомъ козы Амальтеа, а жрецы ихь—куреты и корбанты—подымали такую шумную пляску, что Кроносу не слышны быти крики ребенка. На рисункѣ нашемъ изображена та минута, когда Рса подаетъ завернутый камень супругу своему, въ божественномъ покоѣ возсѣдающеюь на престолѣ. Покой выражается кромѣ сидячаго положенія еще откинутой одеждой и серпомъ, переложеннымъ въ лѣвую руку. Какъ споспѣшнику созрѣванія. Кроносу вручается орудіе жатвы. Этотъ же аттрибутъ (т. е. принадлежность изображенія) указываетъ и на его поступокъ съ отцомъ своимъ,-Ураномъ. По приказанію Геи, куреты приложили особенное попеченіе о юномъ возрастѣ Зевса и воспитали его. Онь уже выросъ, когда Кроносъ, благодаря лекарству, принесенному матерью его и дочерью Океаноеа—Мети- зой. возвратилъ проглоченныхъ своихъ пятерыхъ стар-
ВЫСШІЯ БОЖЕСТВА. шихь дѣтей. Зевсъ соединился сь ними и, свергнувши отца съ престола, самъ возсѣіъ на номъ. Титаны однакожь не были довольны этой перемѣной владычества. Оии взбунтовались противъ Юпитера, н вспыхнула десятилѣтняя кровопролитная война урани довъ съ кронндами (сыновей У рана съ сыновьями Кро- носа), называемая также войной титановъ. Сь помощью сторукихъ (гекатон хейровъ) Зевсъ кончилъ се тѣмъ, что сбросилъ титановъ вь Тартаръ и назначилъ тамъ строжайшій надзоръ за ними. Много скорби и горечи испытала Гса отъ поношенія, нанесеннаго поколѣнію ея. Оиа возбудила противъ Зевса гигантовъ, также своихъ дѣтей, которые принялись громоздить скалы на скалы и горы на горы, грозя достигнуть неба. Напрас- но поражалъ ихъ -Зевсъ молніями, напрасно призывалъ на помощь силу братьевъ и сестеръ своихъ, сожителей по Олимпу: все было безуспѣшно. Только при содѣй- ствіи Геракла (Геркулеса) были бунтовщики частью умерщвлены, частью ниспровергнуты въ бездну и за- валены въ ней скалами и горами. Црвымъ негодованіемъ и яростію воспылала оскорбленная Геа и выслала на Зевса съ Тартаромъ прижитое у ней страшное чудо- вище—Тифона, силамъ котораго ничего не могло про- тивиться, чье одно дуновенье подобно было грозной, бурѣ и опустошительному урагану. Но и сго Зевсъ одолѣлъ Съ этихъ поръ власть Громовержца навсегда была упрочена. Вникая въ этотъ миѳъ, раскрываешь такой въ немъ смыслъ. Въ Кроносѣ олицетворены силы природы, споспѣшествующія созрѣванію и ускоряющія его. Кроиосъ уготовляетъ жатву, которая хотя совре- мененъ и потребится, но не уничтожится, ибо сила возсозданія, при помощи основныхъ дѣятельнымъ началъ
КРОНОСЬ. 41 въ природѣ, олицетворенныхъ древними въ образѣ ти- тановъ, развиваясь въ своей безостановочной дѣятель- ности, опять обновитъ ее. И то повторяется вѣчно и такъ неизмѣнно, что самые страшные перевороты на землѣ: землетрясенія, бури, наводненія и т. г. являют- ся въ общей связи дѣятельностей силъ природы не препятствіемъ имъ, а скорѣе содѣйствіемъ кь осущест- вленію конечной цѣли. Миѳъ о Кроносѣ въ подробности обнимаетъ собою второй рядъ олицетворенныхъ силъ природы, изъ по- стояннаго дѣйствія которыхъ возникаетъ наконецъ строй- ное, цѣлое міроуправленіе, въ образѣ Зевса. Такимъ образомъ греки чувственно, подъ видомъ борьбы различныхъ божествъ, изобразили себѣ дѣятель- ность различныхъ силъ природы, какъ онѣ, взаимно содѣйствуя или противоборствуя, у строяютъ верховный порядокъ міра. Замѣчательно, что между божествами, олицетворявшими эти силы, старѣйшія и могуществен- нѣйшія являются наконецъ подчиненными другимъ, хотя юнѣйшимъ, но снабженнымъ высшими дарами духа. (казаніе о рожденіи Зевса и о попеченіи о его дѣт ствѣ наиболѣе было разработано и распространено па Критѣ, просвѣщеніе котораго не было заимствовано у другихъ странъ. Тамъ же впервые возникло и покло- неніе Кроносу. Какъ здѣсь, такъ и въ нѣкоторыхъ другихъ мѣстахъ Греціи, напр. въ Аѳинахъ, въ поклоненіи этому боже- ству выражался не столько страхь, который могло бы внушить божество, проглотившее собственныхъ дѣтей, сколько любовь къ споспѣшнику благодатной жатвы, • улящему радость и благополучіе. Поэтому и праздне-
42 ВЫСШІЯ БОЖРСТВА. ства въ честь его. въ Греціи (ироніи), точно такъ же какъ и итальянскія (сатурналіи), соотвѣтствовавшія кроніямъ, отличались неудержимой веселостью. Сказаніе о битвахъ боговъ водъ предводительствомъ Зевса съ титанами, гигантами и Тихономъ, въ томъ видѣ какъ мы привели его здѣсь, было развито писате- лями и хотя было довольно распространено въ народѣ, но не составляло существенной части религіи его. САТУ РII Ъ. Римскій миѳъ о Сатурнѣ (собственно: сѣятелѣ, богѣ посѣва) отличенъ отъ греческаго миѳа п Кроносѣ. Су- пруга Сатурна называется Опсои (что значитъ: избы- токъ благосостоянія, богатство). О Сатурнѣ повѣствует- ся, что онъ пришелъ въ ту чаетъ Италіи, которая рас- положена по Тибру. Съ незапамятныхъ временъ тутъ царствовалъ Янусъ. Сатурнъ отправился къ Янусу и научитъ народъ его земледѣлію, садоводству и многимъ другимъ, до тѣхъ поръ неизвѢстнЛВіъ народу, искус- ствамъ. Показалъ, напримѣръ: какъ виноградъ садить, какъ плодовыя деревья облагораживать и т. п. Такими путями народь выходить изъ грубаго состоянія и при- выкалъ къ порядку, условленному мирными занятіями. Сатурнъ же заслужилъ этимъ у народа такое почтеніе что Янусъ раздѣлилъ съ нимъ господство надъ своей страной, назвавши ес при этомъ Сатурніей, т. е. стра- ной посѣвовъ, плодовъ. Время правленія Сатурна назы- вается у писателей счастливѣйшимъ, золотымъ вѣкомъ, ибо то было время невинности, свободы и радости для людей. Люди поэтому жили весело и беззаботно. О по-
РЕ А. 43 добномъ же періодѣ, обозначившемъ время господства Кроноса, повѣствуютъ и греческія сказанія. Это-то обстоятельство и способствовало главнымъ образомъ къ смѣшенію Сатурна съ Кроносомъ. У римлянъ было ежегодно въ декабрѣ празднество въ честь Сатурна. Праздникъ продолжался отъ 5 до 7-ми дней, при шумной ь весельи. Въ такіе дни уни- чтожалось различіе состояній, закрывались всякія совѣ- щанія и освобождались подсудимые отъ заслуженнаго наказанія. Рабы надѣвали одежды господъ своихъ и получали роскошное угощеніе и подарки. И дѣтей да- рили въ Римѣ въ .что время. Для подарковъ имъ вы- ставлялось множество картинъ вь такъ называемой улицѣ Картинъ. Сатурновъ храмъ въ Римѣ стоялъ при подошвѣ Ка- питолійскаго холма. Тутъ жа была и статуя ето, ноги которой постоянно были обвиты шерстяною повязкой. Только на время сатурналій повязка снималась. Въ одной рукѣ статуя держала кривой садовничій ножъ въ знакъ того, что Сатурнъ преподалъ, какъ обрѣзы- вать виноградныя лозы и масличныя деревья. Въ этомъ же храмѣ хранились государственная казна и военные знаки. Р Е 4. Си. таблицы I и II). Реа, какъ уже сказано, была супругой Кроноса и матерью Плутона, Посейдона, Зевса, Гестіи, Деметры и 1 еры. Вначалѣ греки смотрѣли на Рею, какъ на бо- жество, совершенно отличное отъ лидійской и Фригіи-
44 ВЫСШІЯ БОЖЕСТВА. ской богини Кибебы или Кибелы, ио такъ какь у обѣ- ихъ богинь было много сходнаго, то греки идею обѣ- ихъ слили вь одну идею и въ одно почитаніе. И су- пругу Сатурна—Онсу, обыкновенно ставили на ряду сь Реей, ибо полагали, что обѣ онѣ имѣютъ одинакое* значеніе. Хотя онѣ и не совсѣмъ одно и то-же, но во всякомъ случаѣ очень схожи уже тѣмъ, что обѣ—су- пруги весьма родственныхъ между собой боговъ. Ос- новное понятіе, олицетворенное этими богинями, есть— плодородіе земли. Греки впрочемъ воздавали Реѣ почи- таніе преимущественно какь богинѣ-матери лѣсистыхъ горъ. Это-то обстоятельство н подало поводъ къ слія- нію Реи съ восточной Кибелой, имѣющей то же значе- ніе. Какъ богиня просвѣщенія, Реа была также строи- тельницей городовъ. Изображаемая на ней корона со- ставлена изъ подобія не только горныхъ вершинъ, но также и городскихъ стѣнъ и башенъ. Вь такомъ видѣ ее называли Маіег Ііптсіа. Въ такомь видѣ она изо- бражена и на нашемъ рисункѣ (табл. И). О способѣ ея божественнаго происхожденія разска- зывалось у грековъ весьма различно. Какъ Реа—она была дочерью Урана и Геи (Неба и Земли); какъ Ки- бела—дочерью какого-то князя Фригійскаго, въ Малой Азіи, по имени Мэоиа. Маонъ, въ досадѣ, что родился не мальчикъ, велѣлъ ее тотчасъ по рожденіи отнести на гору Кибелу, гдѣ звѣри дикіе ее вскормили, а па- стухи нашли и воспитали'. Красота и умъ пріобрѣли ей потомъ любовь народа; самъ Мзонъ призналъ тогда ее своей дочерью и принялъ кь себѣ. Но когда Реа вошла въ любовную связь съ молодымъ Фригійцемъ Аттисомъ, отецъ воспылалъ такимъ гнѣвомъ, что ве- лѣлъ казнить Аттиса смертной казнью. Кибета впала
РЕ А. 45 въ безумную, безграничную скорбь, въ уединеніи иска- да облегченія и все время просиживала у сосны, вь которую, какъ^ей чудилось, превратился возлюбленный ея. Душа, переполненная тоской, искала излиться вь звукахъ. Богиня изобрѣла нѣчто въ родѣ бубна или тимпана и Флейту. Звуки безумнаго отчаянія приводи- ли и жителей окрестныхъ мѣстъ въ состояніе близкое къ изступленію. Сочувствіе къ ея безотрадному положе- нію проникло въ сердце Марсіаса, одного изъ жителей этихъ странъ. Сталъ онъ безотлучнымъ ея спутникомъ и другомъ, и вмѣстѣ съ нею странствуя по горамъ и въ лѣсахъ, усовершенствовалъ изобрѣтенные ею ин- струменты. Съ непреодолимымъ мужествомъ проникая горныя пустыни и лѣсныя чащи, богиня укрощаетъ и подчиняетъ своей власти могущественнѣйшаго изъ хищныхъ звѣрей, бывшихъ имъ повсюду единственны- ми товарищами—льва. Богинѣ посвящались сосны, дубы и «іалки. Послѣд нія, какъ повѣствуетъ граціозное сказаніе, выросли тамъ, куда попали кавлн крови возлюбленнаго богини. Богиню Рею изображали со скипетромъ въ одной рукѣ н съ изобрѣтеннымъ ею музыкальномъ инстру- ментомъ (тимпаномъ или кимваломъ) вь другой. Въ вѣнцѣ изъ подобія стѣнъ — символъ градостроитель- ства — богиня сидитъ иа львѣ, котораго подчинила своей волѣ (см. табл. I). Луна и звѣзда на изобра- женіи намекаютъ на то, что служеніе этой богинѣ отправлялось ночью. Изображали ее еще и такъ, какъ это видно на таблицѣ II: богиня на тронѣ; высокая корона, подоб- ная той, о которой сейчасъ сказано, на полузакутаи- мой головѣ. Одежды плотно приіегаютъ къ тѣлу, а
46 внизу надаютъ роскошными складками; въ лѣвой ру- кѣ тимпанъ. Еще древніе изображали эту богиню сидящею на тронѣ, по обѣимъ сторонамъ котораго два большіе льва, или — стоящею на колесницѣ, которую везутъ укрощенныя сю животныя. Жрецы ея, галли, корибанпгы или куреты (а жре- цами назывались люди, которые при открытомъ служеніи богинѣ исполняли обычные уставы і, должны были на на посвященныхъ богинѣ празднествахъ подражать му- зыкѣ, изобрѣтенной богинею. Особенность служенія этой богинѣ состояла въ поразительномъ шумѣ и не- истовствѣ. /Крецы и вѣрующіе вмѣстѣ производили оглушительную музыку кимвалами, тимпанами. Флейта- ми, рожками и дикими пѣснями, и все это собраніе съ пылающими Факелами носилось по горамъ и лѣсамъ, вь религіознойь изступленіи нанося другъ другу раны, чтобъ живѣе чувствовались страданія, которыя испы- тывала богиня, тоскуя по своемъ возлюбленномъ. По- священное ей же таинственное служеніе перешло поз- же у грековъ въ служеніе Діониссу (Бакусу) и Де метрѣ Церерѣ). Поклоненіе этой богинѣ распространено было во всей Малой Азіи \ нынѣшней Анатоліи) и на островѣ Критѣ. Кромѣ того —вь гористой Аркадіи (область Греціи), вь той части ея, гдѣ полагали рожденіе Зевса н происхож- деніе первыхъ людей. Отечествомъ этого поклоненія была собственно мѣстность около Пессипуса, во Фригіи, гдѣ въ горахъ находилось святилище, на подобіе пеще- ры, называемое Кнбела,—древнѣйшее изъ всѣхь, по- священныхъ этой богинѣ. Первый храмъ воздвигъ ей вь ІІессинусѣ царь Мидасъ, и этотъ храмъ владѣтели
II.
ЗЕВСЬ ИЛИ КІПИТЕГЪ- 47 страны до позднѣйшихъ временъ роскошно содержали. Кромѣ этого, знаменитѣйшіе изъ храмовъ этой богини были въ Сардссѣ, Маінезіи, Смирнѣ, Эфесѣ, Лаыпсакѣ, Эвзнкѣ. Въ самыхъ Аѳинахъ было ея святилище, из- вѣстное мастерскимъ изваяніемъ статуи богини, вы- шедшимъ изъ-подъ рѣзца знаменитаго Фидія. Послѣ успѣшнаго изгнанія Ганнибала изъ Италіи, римляне, относя благопріятный исходъ войны съ кар- ѳагенянами къ содѣйствіи» Реи, учредили вь честь ей празднества вь Италіи. Вь эгихъ празднествахъ, назы- вавшихся меіилезіями, участвовали только женщины. ЗЕВСЪ, или ЮПИТЕРЪ Си. твбл. II). Богъ неба назывался у грековъ Зевсомъ. 5 него было много прозваній, которыя или произошли отъ на- званій различныхъ мѣстностей, гдѣ воздавалось ему почитаніе, или служити для выраженія преобладанія какого-либо изъ многообразныхъ свойствъ этого боже- ства. Къ первымъ относятся напримѣръ: Додонэи (отъ эпирскаго города Додомы), Анхесміосъ (отъ имени горы Анхссмоса въ Аттикѣ) и т. и. Изъ послѣднихъ самыя извѣстныя и чаще встрѣчаемыя у Гомера: Мрач- ныхъ тучъ собирателъ, Громовержецъ, Скиптродержав- ный, Людей и безсмертныхъ отецъ. Весьма часто, вь знакъ особенной почести, придается ему прозвище: Кро- нгона или крониба, что обозначаетъ сына н час тѣдника Кроноса. Старѣйшій изъ боговъ, спасенный заботливой своей маіерыо, Реей, Зевсъ былъ сохранно принесенъ на
48 ВЫСШІЯ БОЖЕСТВА. островъ Критъ, а именно на гору Иду, гдѣ нимфы его воспитали. Скоро выросъ онъ на заботливыхъ попечені- яхь своихъ воспитательницъ и благодаря кормившей его молокомъ своимъ козѣ Амальтеѣ. (Впослѣдствіи, изъ благодарности, Зевсъ помѣстилъ ее вь сонмъ звѣздъ. Это нынѣшняя Капелла, Сііеѵге, вьсозвѣздіи Фурмана,) Уже въ молодости развились въ немъ необычайные разумъ и тѣлесная крѣпость и въ молодости же, при содѣйствіи своихъ сестеръ, свергнулъ онъ съ престола отца своего, одолѣлъ титановъ и гигантовъ и тѣмъ на- всегда упрочилъ свое могущество. По жребію съ брать- ями рѣшено, кому и чѣмъ владѣть: Зевсъ предоставилъ себѣ владычество надъ Олимпомъ, т. е. небомъ, и вер- ховное господство надъ всѣмъ созданіемъ: брату же своему Посейдону—'владычество надъ моремъ; нако- нецъ Гадесу — господство надъ^ моремъ подземный ь. Земля была общимъ удѣломъ братьевъ. (См. ниже: Ириса, 2-я цитата изъ Илліады). Впрочемъ, и Посей- донъ, и Гадесъ признавали надъ собой первенство Зевса. Такимъ образомъ послѣдній, по древнимъ преданіямъ, былъ владыкою неба, земли и преисподнихъ. — Вь Зевсѣ заключаются источники добра и зла, самыхъ стра- даній и испытаній, но только одно доброе свойственно ему хотѣть. Потому во всякой нуждѣ взывали къ нему какъ къ спасителю и утѣшителю. Между тѣмъ онъ не можетъ отступить отъ*міроваго порядка, ибо онъ самь же сохраняетъ этотъ порядокъ. Поэтому судьбы (фа- тумъ) не могъ и онъ измѣнить *). ‘ Вотъ какъ говоритъ въ ПІ Й пѣ< нѣ Одиссеи при ійвіцвн видъ ччміі'і дочъ .'ІРіісіі—АоипиЛплладе—о ненлбЬжносги судьбы: Дочь свЬтлсоодя Зѵяса Ачява ему е-Телемак] отвѣчала:
->Евегъ ИЛИ ЮПИТЕРЪ. 49 Вь первыя времена правленія Зевса царствовалъ на землѣ серебряный вѣкъ: люди также какъ и во время золотаго вѣка наслаждались благосостояніемъ и богат- ствомъ, но только не такъ, какъ тогда, были невинны и довольны, а поэтому и утратили источнпкь истин- наго, невозмутимаго счастія. Люди серебрянаго вѣка, живя вь роскоши и изнѣженности, были все еще не- довольны и забывадп воздавать богамъ споимъ доджное пмь почтеніе- Кромѣ того, что они этимъ сами шли на- перекоръ собственному же. счастью и благополучію, н * еще и навлекли на себя гнѣвъ верховнаго владыки. Зевсъ сослалъ ихъ сь лица земли и заключилъ въ преисподнюю, гдѣ оии на вѣки утратили счастье быть близкими къ своимъ божественныйь покровителямъ. Впрочемъ, люди эти, обладая гораздо меньшими ду- ховными силами сравнительна съ своими предшествен- никами, т. е. людьми золотаго вѣка, все ещ" стояли много выше людей послѣдующихъ поколѣній «Лигу легко защитить нагъ я издали, и захочетъ; '<Нэ и богамъ невозможно сіь обш мертнаго часа хМила имъ человѣка избавить, когда онъ ужь преданъ «Въ руки навпк* усыпляющей смерти суд*Липю будетъ.» тоі а. ” *авП” Вчралы- • .11 ;> мр • е и Іе іа іЬНое. Что ПрвДСТнилн 1 > ь дѣ 'ъ и '|ѴѴ ’’реку За предѣлами темнаго существованія, въ когоромь онъ ни см« иС * Г^И >ІЯ см®Ртному утѣхи и радости, а потому и глядЬль н Ахиллов и "Ѣ‘ІТО У,яасв Понятны съ этой точки зрѣнія жаюбы тѣл, „ 1Р . Р°Щ ІЦЫЧ КЪ ОіИ(’свю» когдаятотъ по» лѣлнІП проникъ въмрач- Аи., Яо-г- сК рбиыя жалобы [Одхееел. пѣснь XI) «Лучше бь У’?Іиеп,н въ смерти мнѣ дать не иядѣй< я; « іумбой т г-ь Ъ Я’ каиь неденьшикъ, работая въ полѣ, ’®ДНаг' п.шря хлѣбъ добывать .вой насущный, «нежели здѣсь и и-г-і - дъ бе ідуппічтчи ме’птп'лмч парстповять. «ершеым Нрич п*вев
50 ВЫСШІЯ БОЖГСТВА Серебряному наслѣдовалъ вѣкъ мѣдный. Тутъ война л опустошеніе смѣнили земледѣліе и кроткіе нравы лю дсй. Весь періодъ этотъ прошелъ въ бранномъ одушев- леніи и въ громкихъ дѣлахъ. Что-жь вышло изъ этото бурнаго существованія людей, уважавшихъ только пра- во сильнаго іі блистательными подвигами храбрости на- полнившихъ вселенную? Отказавшись житъ духовно, они сошли со сцены міра, не оставивши послѣ себя никакого достойнаго воспоминанія, которое продолжило бы ихъ существованіе въ потомствѣ. Напослѣдокъ насталъ вѣкъ желѣзный. Извратились люди и, утративши свои прежнія качества, въ потѣ ли- ца, трудами рукъ своихъ, должны были снискивать себѣ бѣдное пропитаніе. Это бы не бѣда, но къ тяж- кому положенію примѣшалась корысть, за ней и об- манъ, и такъ овладѣли людьми, что богиня справедли- вости (Дика или Астрея , а за ней и Вѣрность, и Стыдливость, и Правдивость покинули землю и удали- лись въ небесное жилище * *) ”і V . 'I ,іьд. ! Ъ По НОВЪ Гр'иІИ—I еоюда—Ни і" ИМЪ и-ЗЛІЯНІе ,--гі. ъ им3ораіц"’7 я 7011 ••“.то. І.іескпго. Зачѣмъ я не рн пся раны е? >.л« І;Г’ІЦ».’ТЪ онъ: а то я врину» г-нъ ст-ці-- .. вить въ асе.тзномв вѣкѣ. Ь иі . і. микдымъ двг-.ъ ао .иаю'ъ лѵкямъ новыя ы, н< » "Пе и • чаіь и нѣтъ і»чъ, бѣ. ।. ч, егпл ни д -'.іъ, пи ночью. Но они еіисмольше мучать , іи себя: въ ноль осмахъ еок] источникъ ихъ сі ішніИ.Ра иорьнвр-ж- х.і въ с.г’ ъ і. і|.' . । ікпи Не , - ы ш.. колы-г. не мышля^тс о ір. едпомъ суд ' ^ог-к-ь? Іач мъ іи н« н.итніѲ Ампшвр ноі гью р м«і •!. .. >іі ... । । гы ихъ о н ь, .ія ихъ б^сънныя ночи, ороведенчыя пмп на Йх іыбе.тьго’’За •’ .іъ въ оступк ъ вашихъ <ъ іругими іютьзш вы дучі- т і-.по нмнпиин іравдѣ? Вы отворачиваетесь, • «ли го.*' ъ «•» нется иг- «сипап. ни-:< . цха: >амъ «Гы только і'Сть о 'і чіъ Д^ 'і'че >тр, пт> отъ зтобы дурныхъ іюлей- Зависть «ъ . воимъ т . темъ віѵі омъ и желтымъ лицемъ денно и цоіцно бродитъ по іем. •ѣ, выби: ' е 11 Ж- 7 И кнікяеь НИ ИВО. Святыя богнпіі Стыда <’ Невип- чпетм не Покязывактгся болѣе на землѣ; онѣ «акіталть въ длинны и - о- ы и печально упі ін на иа< >, ъ анііи й бея.* р ыхъ боге ъ На і іЬ . • гі-ійсь тпдг.>.ѵ і і*’. сз®-1,ь* ’ отчааніе. по >дп оайги сі ЧЛІ 3 11ѴТІ ->1 I ' 1ИЬ оіа . Пі<чі,е>пч'і ч 4 впка).
ЗЕВСЬ ИЛИ ЮПИТЕРЪ. 51 Зевсъ опредѣлилъ уничтожить родъ людской и со- творить новый. Потопъ покрылъГрецію. Спасены отъ потопа только Девкаліонъ съ супругой своей Пиррой- •г спасены на вершинѣ горы Парнасса. По воззванію боговъ они сдѣлались родоначальниками новаго поколѣ- нія людей. Людей этихъ произвели боги изъ камней, которые повелѣно было Девкаліону и супругѣ его бро- сить позади себя. Потопъ удалился. Новые обитатели лезіли стали обрабатывать ее и разошлись въ разныя стороны и населили ее. Такъ какъ этотъ родъ людской ничѣмъ не былъ лучше послѣдняго, то часто терялъ благоволеніе Зевса и черезъ то испытывалъ его нака- заніе. Первая супруга Зевса была Метиса (Благоразуміе^, одна изъ дочерей Океана. Но такъ какъ Судьба, (Фа- тумъ), божество темное, но всемогущее, предупредила ого, объявивши, что Метиса можетъ родить ему сына, который превзойдетъ его самого могуществомъ, і Зевсъ проглотилъ свою супругу, а изъ собственной го- ловы произвелъ на свѣтъ ІІалладу-Аѳину (Минерву), богиню мудрости. Вслѣдъ за тѣмъ, но на короткій срокъ, вступилъ Зевсъ въ супружество съ Ѳемидой, богиней правосудія, отъ которой имѣлъ Астрою и Горъ (богинь временъ года). Особенную любовь питалъ Зевсъ къ сестрѣ своей Герѣ (ВЭнонѣ). которой могущественныя прелести оковали Аго сеРДЦе- Долго противилась Гера настояніямъ Зевса сдѣлаться «му супругой, наконецъ уступила и торже- ственно сочеталась съ нимъ бракомъ. Къ этой блиста тельной свадьбѣ приглашены были не только всѣ боги- небожители, но и тѣ изъ и ихъ, которые на землѣ имѣ- ли второстепенное значеніе. Нич-та Эгелона, подшучп-
52 ВЫСШІЯ БОЖЕСТВА вавшля надъ союзомъ Юпитера іъ Юноной, была у самаго своего дома Гермесомъ (Меркуріемъ) сброшена вь ближайшую рѣку и превращена въ черепаху. Вотъ отчего, говорили древніе, черепаха и до сихъ поръ но- ситъ дпмъ свой у себя на спинѣ. Юнона родила своему супругу: Ге&у (Ювентасъ), Арея (Марса) и Гефеста (Вулкана). Юпитеръ, сколько разсказывается изъ различныхъ и немъ преданій, не всегда былъ вѣренъ союзу съ се- строй своей. Тайно любилъ онъ не только другихъ бо- гинь, но часто, принимая посторонній образъ, сближал- ся даже съ прекрасными дочерьми смертныхъ, не смо- тря на негодованіе, въ какое приходила Гера, узнава- о Подобныхъ случаяхъ. Такъ явились плоды тайныхъ связей Зевса: отъ Де метры (Цереры)—ТІерсефона (Пр<- зернина); отъ Леты (Латоны)—Аполлонъ ” Артеми- да 'Діана); отъ Діоніи—Афродита (Венера); отъ Мне- мозины -- Музы; отъ Эвртноміи — Хараты (Граиіи); отъ Семеліи—Діониссъ (Бахусъ); <«ть Маіи Гермесъ *) (Меркурій); отъ Алкмены—Гераклъ (Геркулесъ)- Мно- гіе боги, о которыхъ мы узнаемъ впереди, были также дѣти Зевса отъ разныхъ матерей. Читая у писателей объ этихь многочисленныхъ лю- бовныхъ сношеніяхъ Зевса, видишь такія дѣйствія его, которыя кажутся намъ предосудительными и даже не- достойными міродержавнаго владыки, по поводъ къ осужденію уничтожается, когда вникаешь въ источникъ Ч Нѣтъ -омнѣтя, что зіѣгь дѣти, КУГОИЫХЪ Зелсъ имѣгь тг» другихъ женщинъ, и не отъ Юноны, указаны всѣ нмЬотѣ, »> обращая вниманія на ім, что Свѣдѣніе «то дается послѣ р«м< кала о бракосочетаніи Зевса Св Юноной, Иначе не могъ бы быть въ числѣ дѣтей и Герѵггъ. к іттрмй упомянутъ ужл п^и с-эмомъ законномъ бракосочетаніи Зеа. і- іірим ч рев
ЗЕВСЪ или ЮПИТЕРЪ. 53 хйкихъ свѣдѣній ѵ немъ. Разнообразіе супружесгвъ Зевса совершенно объясняется разнообразіемъ сказаній, возникшихъ о нихъ въ разныхъ мѣстностяхъ Греціи, и притомъ независимо другъ отъ друга. Бъ каждомъ изъ этихъ сказаній повѣствуется, что у Зевса была ,»дна жена, которой онъ неизмѣнно былъ вѣренъ. Пи- сатели и поэты, собравши эти сказанія, стали и раз- сказывать ихъ вмѣстѣ, какъ равносильныя. Такимъ образимѴ и вышло то повѣствованіе, которое мы теперь привели и которое представляется имѣющимъ не тотъ смыслъ, какой заключается въ каждомъ отдѣльномъ сказаніи, вошедшемъ въ составъ общаго. Законная жена Зевса могла быть только одна, ибо греки не менѣе насъ строго держались одноженства. Эта законная жена невидно была Гера. Остальныя супружества, которыя Зевсъ не менѣе законно (разсматривая каждое отдѣль- ное сказаніе порознь) заключалъ съ другими богинями или смертными, представляются естественно (относи- тельно преобладающаго сказанія о супружествѣ съ Ге- рой) простыми любовными связями, а самыя участни- цы вь этихъ связяхъ кажутся при Герѣ только на- ложницами скиптродержавца. Вы видите, какъ минъ съ кажущимся въ немъ безнравственнымъ смысломъ пред- ставляется вовсе инымъ, когда взглянуть на него сі вѣрной точки зрѣнія. Это соображеніе слѣдуетъ не упу- скать изъ виду при встрѣчѣ и со многими другими ми- ѳами, на первый взглядъ безнравственными. Всѣ они, если ихъ исторически разобрать и безпристрастно обсу- дить. представляются выраженіемъ глубокаго смысла п неимѣющими тѣни предосудительности, подъ которой являются они ограниченному пониманіи’ ихъ. 5 римлянъ, какъ и ѵ грековъ. Юпитеръ быть: отецъ
64 ВЫСШІЕ БОЖЕСТВА. неба, изъ всѣхъ боговъ высочайшій и совершеннѣйшій. Поэтому звали сго могущественнѣйшимъ и высочай- шимъ. Города и земли стояли подъ его покровомъ. Итакъ, у грековъ и римлянъ въ Зевсѣ-Юпитерѣ олицетворенъ верховный міродержавный владыка и про- мыслитель, исполненный высочайшаго могущества, му- дрости и справедливости, въ правленьи вселенной сов- мѣщающій въ себѣ верховное правосудіе съ безгранич- ной любовью и милосердіемъ. Вліянію высочайшаго бога подчинена вся природа и почти всѣ обстоятель- ства жизни человѣка. Зевсъ повелѣваетъ смѣну дня и ночи и временъ годовъ. Ему же подвластны и вѣтры. Велѣніемъ Зевса сбираются мрачныя тучи и плодо- творнымъ дождемъ орошаютъ поля и нивы. Онъ по- кровитель и правь, и закона, и всякаго вѣрнаго обще- житейскаго строя. Вь иемъ же источникъ силы царей, ведущей ихъ путями доблестей. Онь наблюдаетъ взаим- ныя сношенія людей, возбуждаетъ въ нихъ духъ пра- восудія, вѣрности, кротости и строго карая неправду, коварство, жестокость. Такъ какъ Зевсъ былъ не только самодержецъ и громовержецъ, но въ то же время и отецъ смертныхъ и безсмертныхъ, то всякій несчастный и горемъ уби- тый имѣлъ вь немь вѣрнѣйшій покровъ и отраду. Ка- рая жестокосердыхъ Зевсъ возбуждалъ въ людяхъ со- страданіе и милость. Здѣсь у мѣста представить два миѳологическихъ преданія о случаяхъ, въ которыхъ особенно осязательно проявилось державное господство Знвса на землѣ. Филемонъ и Бавкида — престарѣлая чета супруговъ изъ простаго состоянія — жили въ своей бѣдной хижи- нѣ, во Фригіи, въ невозмутимомъ согласіи п набожной
ЗЕВСЪ «ЛИ ЮПИТЕРЪ. 55 преданности богамъ. Зевсъ часто въ различныхъ чело вѣческихъ образахъ посѣщалъ землю, чтобъ ближе ви- дѣть, какъ люди живутъ меня. гобой. Въ одно изъ та- кихъ странствованій по Фригіи вмѣстѣ сь Гермесомъ, зашелъ онь и къ этимъ бѣднымъ іюдяяъ. Они конечно не узнали ни его, нп спутника его, но принимая ихъ з і усталыхъ странниковъ, встрѣтили со всевозможнымъ рудушісмъ, отъ чистаго сердца услуживали имъ и уго- щали чѣмъ могли отъ своей бѣдности. Въ порывѣ ла- сковаго радушія они разсуждали, какъ бы лучше изго- товить для гостей единственнаго гуся, который былъ у счастливыхъ бѣдняковъ. Зевсъ отклонилъ ихъ намѣ- реніе. Добродушіе и благочестіе старой четы тронули Зевса, ибо во Фригіи онь встрѣчалъ до-сихь-поръ толь- ко грубость, развратъ и небрежность къ безсмертнымъ богамъ. Зевсъ опредѣлилъ казнить нечестивое населеніе страны сокрушительнымъ потопомъ; Филемона же и Бавкиду не только спасти, но и наградить какъ можно болѣе Затѣмъ онь открылъ себя счастливымъ супру- гамъ. Когда потопъ уничтожилъ недостойныхъ жите- лей Фригіи. Зевсъ превратилъ стоявшую на холмѣ бѣд- ную хижину обоихъ стариковъ въ великолѣпный храмъ себѣ и назначилъ въ него Филемона—жрецомъ, а Бав- киду жрицей. Исполняя просьбу супруговъ, онъ позво- лилъ имъ умереть вмѣстѣ, когда приведетъ судьба ихъ послѣдній часъ. Этотъ часъ наступилъ впрочемъ еще много лѣтъ спустя. Наконецъ, чтобъ и по смерти не разлучать ихъ, Зевсъ превратилъ Филемона вь дубь, а Бавкиду вь липу и далъ имъ расти въ близкомъ со- сѣдствѣ. Другой случай. 3’ Лнкаона, вельможи въ Аркадіи, было пятьдесятъ сыновей, но не вселилъ имъ ’ отецъ
56 ВЫСШІЯ БОЖЕСТВА добрыхъ побужденій въ душу и—окрестная страна была исполнена ужасомъ отъ ихъ жестокостей и убійствъ. Дурной и постыдной жизнью утратили люди свои пре- красныя человѣчныя свойства, попасть имъ въ руки значило—дать беззаконный новый предлогъ къ злодѣй- ству. Однажды явился къ этому вельможѣ самь Зевсъ въ_чужомъ видѣ. Семейство помыслило на жизнь при* тельца. Когда же Зевсъ открылъ имъ себя, то этимъ не возбудилъ въ нихъ не только раскаянья, но даже и вѣры. Ликаонъ, чтобъ испытать божественность стран- ника, велѣлъ тайно изготовить ему блюдо изънедавно- убитаго невиннаго ребенка. Приказаніе исполнено, отвра- тительное кушанье подано. Зевсъ, тотчасъ же узнавшій жестокіе помыслы нечестивцевъ, пламенемъ истребилъ ихь жилище и отнялъ у нихъ образъ человѣческій, обративъ ихъ въ свирѣпыхъ волковъ, которымъ при- личнѣе стала кровожадность нечестивой семьи. На сколько по однимъ сказаніямъ является главнѣй- шій богъ грековъ и римлянъ преисполненнымъ боже- ственныхъ совершенствъ, на столько же по многимъ другимъ не свободенъ онъ даже отъ человѣческихъ слабостей и ошибокъ. И тутъ опять, какъ въ выше- приведенныхъ чертахъ супружеской невѣрности, сла- бости эти только кажущіяся и только въ рѣдкихъ слу- чаяхъ — дѣйствительные недостатки. Но допустить и эти послѣдніе рѣдкіе случаи мы можемъ не иначе какъ тогда, когда сами рѣшимся раздѣлять тѣ понятія о нравственности, которыя обозначаютъ тонкій, еіце не вполнѣ развитый просвѣщеніемъ, періодъ человѣче- ства. Не смотря на то, что Зевсъ вь повѣствованіяхъ пи- сателей не всегда является совершеннѣйшимъ свя-
ЗЕВСЪ ИЛИ ЮПИТЕРЪ. 57 тѣйшимь существомъ, все-таки онъ у всѣхъ наро- довъ греческаго происхожденія получаетъ высочай- шее почитаніе и сопровождается аттрибутами выс- шей власти и могущества. Ни одно изъ остальныхъ бо- жествъ не пользуется этимъ. Онь гремитъ въ облакахъ; онъ мечетъ изъ мощной десницы на землю сокруши- тельныя молніи; онъ вѣдаетъ и грядущее какь настоя- щее. Въ Додонѣ Эппрекомъ (въ области Этусѣ, въ сѣ- верной Греціи) находился священный дубъ, шелестомъ листьевъ котораго возвѣщалъ верховный боіъ людямъ свою воли; или раскрывалъ имъ страницы будущаго. Точно также и на островѣ Критѣ въ священной пеще- рѣ вѣщалъ онъ устами своего оракула. II повсюду вь Греціи воздавалось Зевсу самое ревностное поклоненіе. Па священныхъ іюляхъ Олимпійскихъ, въ великолѣп- номъ храмѣ Зевсу, стояло и знаменитое изображеніе его, въ 40 Футовъ вышиною, сдѣланное изъ слоновой кости и золота. Это произведеніе славнаго художника Фидія *). за дивное изящество считалось однимъ иль ') фиоій жадъ и дѣйствовалъ иѵ время Ііе)>дк«ѵ>»> „риізленіп ві. Деішияь, въ V вЬкѢ до Рождества Христова. Съ иисвемъ Перикла неразлучно в< і минаше самаіо блестящаго и цвѣтущаго періода жизни воинской республики, іъ с ношеніи силъ, искусствъ и наукъ. Фиіііі Силъ однимъ аътѣхъ хі рж- иинэвь, ксд-орые умѣли понимать піаны Перикла и приводить ихъ въ іип'н- неі і , а потому и группировались вокругъ блистательнаго правителя. Кикь ху, тникъ, замѣчателенъ Фн ій тѣмь, что онъ пг-рвый гшзаботнлея дппнгь ’ рая.чця сві иімъ статуямъ, тоіда ь»къ до него различать ихъ можно бі і іъди ио :п -инымъ трибунамъ боже твъ. Въ статуѣ Зевс<* о ъ /су (іс іъ тѣ п] ч таг енія, ко ]ып м Ліо і -черпвуть о м’ іе іЬ ияь Г- мери, и .-.бенно головѣ Зев г влолвулъ божественныя кл ГОШ . »во И Іа'ЛІСЭе- Кромѣ < ,ату„ ОлимшПскаг' замѣчательны с-ще три ггатум богини Аыіщл, н । рыя і- тъ художникъ и ставилъ въ •Ѵччіахъ и ко г. .р ля занимали г чет Ьйпие «ѣст„ среди драгоцѣнныхъ памя- «-.л искусства, Ц|. • явив- шихъ и»/, . прігаенія Нермкп. ’>3ъ аткуь егаіуяхь і о робнѣе см. ьи кс Г,Л'>ИНл-ПіЛ.’*Л’г При*, и-рее.
ВЫСШІЯ Б0ЖЕС1ВД. семи чудесъ свѣта! *) Были и другіе у него храмы, болѣе или менѣе блестящіе, болѣе или менѣе знамени- тые, въ Аѳинахъ, Агригентѣ и въ другихъ городахъ и областяхъ. Отъ нихъ часто давались Зевсу и особыя прозванья. Вь честь Зевса черезъ каждые 4 года, въ мѣсяцѣ іюлѣ (у грековъ — гекатамбэонь) на Олимпійской свя- щенной полянѣ праздновались торжественнѣйшія игры, самыя знаменитыя изъ всѣхъ народныхъ игръ въ Гре- ціи. Олимпійскія игры продолжались 5 дней. Прежде всего совершалось жертвоприношеніе; самыя же игры проходили вь различнаго рода состязаніяхъ. Тутъ были и бѣганье въ запуски и прыганье, метанье въ дискъ или кольцо и кулачные бои и ристанье на коняхъ или въ колію ницахъ, запряженныхъ парой или четверней; наконецъ— музыкальныя и литературныя состязанія. При метаньи въ дискъ (кругъ) употребляли чечевицеобразные до 8 Фунтовъ вѣсу кружки, каменные или металлическіе. Это послѣднее гимнастическое упражненіе можно отчасти сравнить съ игрой въ камни, употребительной и вь наше время у швейцарцевъ. Греки считали за особенную честь одержать побѣду на этихъ играхъ, хотя награда побѣдите- лю заключалась въ простомъ вѣнкѣ изъ дикихъ оливъ. •) Чудесами сита вьд^яовнштн пааызли таи. памятники ы д^ктва, к і»; но и «бы. іовенному нині'ічству или за рѣдкую ивлипину и іі).іч , ть «.читались дѣлами, какъ бы пре чдкі . іми силы челвѣч >гря. Игъ «’чита- л»сь сяиь: I) Егиѵеі < • шірампды; а; Взніпс<к»іе с-.Ьиі- )| Вавилонскіе же т (,ъ нп.іадиаемые в . сиды; 4 • • Ъ. Ь статуя Юііитеш Оіднтнскиго; 6) Мавзолей Галина .ікцсыЛ, и 7) К .іЬѵ<Ь ІК іАсскій. — Въ - г-лишеніяхъ изъ з •< ти и с-іой.юй кости, Каі:.>іы бид* -итунЮпн; . плиипійскаг» и міииш друі!*, изъ слоновой кости лѣіалоеь лмц и рйчік ч . тп тѣла обнаж'‘Ниыя; о 'і 1 • : “ 1 і «івались отчаст « разно- ы)ѣтщ>і«ъ эм.миро інпыіл« »м шічічі мщ -лъ. Какъ цвгрцѣнны Сыіі; г.кіи ко (4» і ілыіыя стаі н, » с >*Ь івл|ь изъ того, чти -На >ядь Кутей Я-чк івыхъ стілілі гі» идша .мньги . іі ’ и(И»мьн> лоЛ'М червони-і •.
оЕВСЬ ИЛИ ЮПИТЕРЪ. 59 Но однимъ источникамъ, учредилъ эти иіры Зевсъ вь память побѣды своей надъ титанами; потому и сами <>оги въ древности принимали участіе въ нихъ. По дру- гимь источникамъ, ихъ установилъ въ честь,Зевса сынъ .лідійскаго царя Тантала Пелоись, по имени котораго и южную часть Греціи назвали Пелопонезомъ. По про- странству времени отъ однихъ Олимпійскихъ игръ до слѣдующихъ вели въ Греціи лѣтосчисленіе. Счетъ этотъ назывался олимпіадами. Одна олимпіада была очевид- но—пространство полныхъ четырехъ лѣтъ *). Зевсу въ честь праздновались еще Немейскія игры (въ Пемеѣ), но значенію слѣдующія непосредственно за Олимпійскими. Были еще у грековъ общественныя игры Пиѳійскія (въ Дельтахъ)—въ честь Аполлона, и ь’анонець четвертыя Истмійскія (на перешейкѣ Ко- ринѳскомъ) въ честь Посейдона (Нептуна). ') А чрежденіе ОшміДОікихъ мг(№ ьоврг <еинѵ древнѣйшему періоду жизни ясовъ >ко.іо 1300 лѣтъ до Рождества Христова). Вслѣдствіе безпорядковъ, бывшихъ въ южной Греціи (Пе ізнонотѣ) Оі ь вторженія новыхъ владѣльцевъ въ страну, игры эти пришли въ забвеніе. Ликургъ возстановилъ ихъ (въ по- ловинѣ IX вѣка до Р. Хр.) и положилъ праздновати ихъ при храмѣ Зевса Олимпійскаго. Игры Олимпійскія имѣли необыкновенное значеніе дли всею народа гре- ческаго, ибо служили ошутительнымъ напоминаиіемъимъвйилсиіво ихълроис- паденія, вѣрованій и обшностн нужхь Е\ъ. Эти очевидно изъ того, чю на греми игръ смі ікали частпыя распни н іѣмтнып войны и со всѣхъ концовъ Греціи Т|.міілисі. ѳдііноііленгнішъы нѣжиться взаимнымъ соприкоснове- пі^чъ, б; нуть предъ другими «омъ или тѣлссиоіі ловкостью или а ші- • іадитык С|©явленьями ихъ въ іемзяск-ѵь сві іхъ, 1* енптывая такимъ »~р«- .юмъ въ > убѣл ніе вь іц >дстпѣ греческаго іб «зоваііш надъ гру- бостью ок тиыхъ нио'Ловъ. Оч'Ьино способствовали мтм гэб|*іііл р.звн- ию и < >|>Ь і, -до торіоііыхъ опоіи лЙ м< ыу купцами, которые съѣзжались »Юда изъ оті„ле пѣйшихъ предѣі жъ ГрнОиг Побѣда, >д-і» ігніная па Ольвій- скихъ игр_»ъ, чігтц.жіь выочаііш й ч тью, которая мож< ъ . гаі*гя въ і’ѣлъ см ^тнам^ г| -шмѣру Олимшйеі - лЬ воаник і и ѵ)іш о6аі«>-гвев- 11,1 ПІ чЬіноі -і . пн?', ііетво п» зпиеві»--Лѣі иіс і.о Олчм. іадамъ, с-ь 776 го*і Р. Хр.. . тьк> .ъАлеиавя иЧа- к и чі- -и. > 1 і/чг' 1 <і’—1'7 -Злеиіе Пд пл. пер^ч
ВЫСШІЯ ОЖЕСТВА. 60 Юпитеръ римлянамъ быль не менѣе священъ, чѣмъ Зевсъ—грекамъ. Вь самомъ Римѣ было посвящено ему много храмовъ. Богатѣйшій и великолѣпнѣйшій изъ иихь стоялъ въ Капитоліи *), на скалѣ Тарнейской. По мѣсту и самъ Юпитеръ назывался Капитолій- скимъ (или Оріітиз. Махітиз, совершеннѣйшій, высо- чайшій). Такъ и въ другихъ областяхъ и городахъ ему давались различныя прозванія, сообразно съ тѣми дѣй- ствіями и свойствами, которыя приписывались боже- ству (напримѣръ 8Шог—зиждитель; Норііаііз—покро- витель **), Хпрііаііз — бракосовершитель; АЪгеіапов — Ібретанскій, отъ Аоротаны, въ Мизіи). Римляне праздновали въ честь Юпитеру гакъ назы- ваемыя Римскія ити великія игры. Онѣ также продол- жались 5 дней и состояли изъ разнаго рода состязаній. На нихъ бывали и торжественные обѣды. Въ Капито- ліи же находилась еще колоссальная бронзовая статуя этого божества, вылитая изъ оружія, отбитаго у свя- щеннаго легіона самнитянь. одного изъ племенъ Ита- ліи, покореннаго римлянами. Въ жертву Юпитеру приносили преимущественно ') Капитолій была зн; иснптая ца; ль Дрешівго Рима, построенная Ца- ремъ Тарквшнемъ ІІрііѵпѵЯі 140 сѣть спустя . ь »спс-,ан;я этого г 'а городъ Г1;«трім Ъ ВЪ ТО Г 1 » Роздп. і X] " •Л.Воп ненія Рим-і г, ,гь дія римляиь ’роі, т. . пачтикечъ іѣтос”» • • нжчь д«я тристпшь— ті»дь Рогаягтии Хі иста. . дтн миі . инз — і • < >.. ‘іи метоі изъ Мекки иъ Медину и щ ч.). В-ъ дапитолйе’'Л.мъ хрлмЬ Юли . , , было три ос г.і _н о.дЬле .ян: Юь.теру, Юн іЬ и Мі«ие],ѵѣ Юпнп ।-.,л о дѣленіе и 11 2«і-х-у -овъ дчны пи 185 ширины, II ь гу« |<. л «т. ъі азъ зо і । и а іоновой і -По г.іръ ві.еі ольно рнь уничтм^иж-ъ <?, норпмтяие опніі> ч стаиотятв »і ИЗЪ тѣлі граюцЬнныѵь мп»- і- гивъ. На храмъЮяк- ті га Кзпчто.м. |гкх го римляне )исг тали і - рзм« . іые пры аскоши. Въ гамъ храмѣ коису-Ы предъ і^туплевіемъ сш.чмъ нъ должность, а полі :о п ігр 'птлясь въ 'Сіт, приноси іп тоі г - ені <я а;. (; .Имя Капы - я (ОТЪ Га/«-го.ЮЪа іиачвло ГОСПЫСТВО РИ, надъ г , . Д>МЬ.
ЗЕВСЪ ИЛИ ЮПИТЕРЪ 61 быковъ. Великая жертва изъ ста быковъ, что случалось при особенныхъ торжественныхъ слу чаяхъ или псп* Пенной важности поводаѵъ , называлась гекатомбой Изъ деревъ посвящались ему преимущественно дубъ и оливковое дерево, а изъ нгпцъ — орель. Орелъ о-сю- пору считается царемъ псицъ, а потому кажется самымъ притиннымъ аттрибутомъ царя боговъ. Изображали Юпитера въ видѣ сильнаго человѣка съ важной и торжественной осанкой, открытымъ челомъ и пространной грудью. Иногда выраженью лица при- давалась юношеская мягкость и лицо украшалось не- большою бородкой. ІІ»» .что рѣдко: чаще же, какъ и по- дабастъ, съ мощными прядями волосъ на головѣ и съ обильной бородой. Въ одной рукѣ скипетръ, вь другой перуны: зубчатая молнія или громовая стрѣла (какъ аттрибуты его могущества). Оиъ изображался сидя- щимъ на престолѣ: одежды, откинутыя вверху и нис- падавшія на бедрахъ, .выражали этим ь божественный покой. А ногъ Юпитера орелъ символъ царственности. Встрѣчаютъ также божество зто сидящимъ, съ мол- ніями въ рукѣ, и окруженнымъ землею, луной *), м«- ’) Древніе не гнали, что ясмлн обраг^іе.ся вокругъ солнца, но не могли не видѣть па кажущемся сводѣ небесномъ тѣхъ явленій, км . йія зависятъ отъ зтого обращенія земли. Вотъ эти явленія: Во все вркхн и ращенія земіи в>жі<угъ солнца свѣтила небесныя одни за другими возі>пі(г:аюіон и мі тѣм г. понижаются надъ головой наблюдателя. Уже и древніе няблюдатети отличали нзь эшъ свѣтилъ такія, которыя бро- сались въ глаза или большей яркостью или особенно замѣтнымъ почему-либо сочетаніемъ въ группы Тткіп группы получали различныя названія,соотвѣт- ствовавшія тѣмъ Фигурамъ, которыя могло видѣть въ нихъ воображеніе набліедаіеля. Га<ь Ирана пли ніитіпя івѣздныхъ группъ: Медвѣдица, Песъ, К'іпопа и др. Также очно произошли названія и тѣхъ звѣздныхъ группъ, которыя наблюдатель привыкъ встрѣчать періодически смѣняющи- ми! я у си >я наді. голо» ій, во вс - время пуі о шествія вокругъ солнца того подвижнаго шар-і. который оиъ такъ довѣрчиво считалъ омываемымъ без- брежнымъ Ок упимъ, и у шержіеииаіы і. .мт.іблим,
62 ВЫСШІЯ БОЖЕСТВА ремъ и созвѣздіями зодіаковъ или иногда стоящимъ вг колесницѣ, какъ бы отправляясь на битву съ гиганта- ми. Наконецъ, на главѣ у него или вѣнокъ изъ дубо- выхъ листьевъ какъ у божества Додонскаго, или же изъ священныхъ оливковыхъ вѣтвей какъ у божества Црсдггашімъ себѣ небесный и асъ, ши щрй но, и . средипѣ кото] располагается видимый годовой путь солнца Этотъ поясъ называется водіа- комв. На пространствѣ его я расположи ,ы тѣ < .зпѣздія(т. е. группы звѣз^ь), которыя во весь видимый готовой ту го тнца (дѣйствительно же это есть іо- довой путь земля вокругъ солнца) пир •< ліческп восходятъ надъ наблюдателемъ и смѣняются другъ другомъ до-тѣ і-поръ, пока начнутъ повторяться. Этихъ созвѣздій 12.—Вотъ ихъ имена, начиная отъ точки в'-сенвяго равноденствія (9-го мэріи), но направленію отъ запада , ь востоку: Овенъ, Телецк, Близнецы, Ракъ, Левъ, Длли, Ллсы, Скорпіонъ, Стрѣлецъ, Бозерогъ, Бодолеіі, Рыбы. Каждому изъ этихъ 12 созвѣздій соотвѣтствуетъ мѣсяцъ времеші: Овну—мартъ, Тель- цу—апрѣль н т. д. — Въ продолженіе половины пути вокругъ солнца земля- выставляетъ къ нему постепенно свое сѣверное полушаріе, въ остальную ттл- ловину— южное. Первое начинается съ 9-го декабря, съ котораго поэтому а солнце становится намъ все болѣе п болѣе видимымъ въ продолженіе сутокъ т. е., какъ говорятъ, днп начинаютъ прибывать. Марта 9-го (въ с. Овна) день выравнпн «ется съ ночью, а іюня 9-го (въ г. Рака) онъ на пашемъ полуша- ріи—ивъ всѣхъ длиннѣйшій. Послѣ зтого земли начинаетъ выставляться къ сѣверу—южнымъ полушаріемъ, а на нашемъ слѣдовательно чередуются явленія, протявопол иныя приведеннымъ г йча ь, а пменво: 9-го сентября (въ с. Вѣсы) день убавляется і 11 лвенства съ н чью- а Эго декабря (въ с. Козерога/ іень уменьшается і. .. ..ьвя, >. е. ночь с.звонится длиннѣйшею изъ всѣхь ночей даннаго мѣ ,Цг.-ь р дь пісапныхъ явленій повториет неизмѣнно и такъ правильно, что пространство времени, употребляемое для полнаго пов евія ихъ, п чулкпл ке д._>< нѣ пнямъ наріа.ь единицей мѣры времени. Эта единица—млл. Скажемъ два егова о іѵдй трековъ и римлянъ. Греческій годъ с*н таялъ іі.>ь 12 мѣсяпсг-.. Начало — съ 9-го ееіітябріі, е. съ осенняго р лік и истыя. Названія мѣсяцевъ не у всѣхъ племенъ грече < кихъ бы іи одинаковы. Вотъ названія мѣсяцевъ, ввешныын Солономъ въ копцѣ VI вѣка до Р. Хр. (заиме'лу-імъ ихъ, т »г эа»ъ и на чіпиія мѣся- цевъ года римскаго, пзъ Л/ешролоіім г. Нетрі шевскаго осенніе—Піанслсіон Мемактпріонъ, По. донъ; иімігіе —• Гпм онъ, -1 •. , .>въ, Элач-еболк і весенніе—Мунихіонъ, Ѳаргеліопъ, Скиро-ьоріонъ; тЬтназ — Экатомбэонъ, Ме- тагптніонъ, БоэдромічііЪ. Римскій Годъ раздѣлялся въ »лмсѵ началѣ на 1( мѣсяцевъ. МагНоэ- (Мартъ), Артіішз (Апрѣ ль), Мя]о& М ім, Лвіце (Іюнь), <2иіпб1із (Квппти ль), бехіііів (Секстиль), Йеріегпѣег {С-іи.), ОсіоЪт (Окт./, КоѵешЪег (Ноябрь), 1>е- сетйег {ДекабЛ Лѣтъ -ІО чустя г.-ть р .эдѣіяли на 12 мѣ-яцевъ: первый на- звали- Лавііагіцв (Янцврьі, ‘ сіѣдн’н Райгиагіиа (Февраль, а между ними рас- положили Ю п>*гКіі;<гі и » Г8.Ті* ь Нрнл перее.
111.
ГЕРА ИЛИ ЮНОНА. 63 Олимпійскаго. Какъ Зевса Аммонскаго, у котораго крецъ пребывалъ въ степяхъ Ливійскихъ, его изобра- кои съ бараньими рогами по образцу нѣкоторыхъ азіятскихъ божествъ подобнаго же значенія, въ латахъ и (тояшимъ на тельцѣ. ГЕРІ или ІОППІИ (Си. табл. III . Гера была, какъ уже сказано, дочь Кроноса и Реи, слѣдовательно сестра Зевса, что не помѣшало однакожъ послѣднему быть ей законнымъ супругомъ. Гора пред- сгавтяеть женскую силу, Зевсъ—мужскую. Въ союзѣ ихъ олицетворенъ источникъ благословеннаго плодоро- дія природы. Во всей Греціи Гера, какъ законная Же- на Зевса, пользовалась необычайнымъ почитаніемъ. Ее славили какъ владычицу неба и земли и особенно какъ покровительницу супружества. На это послѣднее ука- зываютъ и прозванія, которыя давали ей греки (Га- ллія, Зигія, Телейл) и римляне (Пронуба, Юга, Адуль- тя) *). Какъ царица, Гера держала себя съ особеннымъ достоинствомъ въ сонмѣ безсмертныхъ; какъ законная супруга верховнаго владыки, она служила олтіство- рсніемъ цѣломудрія и супружеской вѣрности. Поэтому въ неи опредѣленнѣе чѣмъ у другихъ божествъ выяс- ниіся характеръ нравственной высокости и гордой не- н Гелейл, -г іміяпѳ г дъ им- мя г. . я нчъ «начеінс
С4 высшія божества. порочности. 3' писателей богиня эта часто изображается ревниво преслѣдующею преступниковъ противъ стро- жайшей нравственности, святость которой она сама хранила ненарушимо. Къ ревности подавали ей часто поводы не только люди и обыкновенные боги, но и самъ державный стругъ ея. Д тутъ не щадила боги- ня возлюбленныхъ ЗеЪгга, соперницъ своихъ, и безпо- щадно, жестоко, по крайней мѣрѣ по нашимъ поня- тіямъ, преслѣдовала и карала ихъ. Такъ, прекрасную Латону подвергла она всѣмъ ужасамъ безъисходнаго терзанья дракономъ; другихъ казнила презрѣньемъ, обра- щая въ различныхъ птицъ и звѣрей. Го. дочь Мниха, обращена въ корову; дочь Папа, Инкса,—въ какую-то птицу: Галантиду. напергтнпцу Алкмены,—нъ ласточ- ку. Тотъ же духъ ревнивой мести не покидалъ ее и въ обращеніи съ дѣтьми Зевса отъ другихъ женъ: Геракла, напримѣръ. Алкмепина сына, богиня преслѣдовала по всю его жизнь. Зевсъ, раздражаясь такими поступками жены, и съ нею тогда обращался не ласково, а иногда и приграживаль суровымъ исправительнымъ наказа- ніемъ. Однакожъ, чтобы составитъ себѣ вѣрное пред- ставленіе супружеской жизни высочайшей четы, необ- ходимо. рядомъ съ приведенными сценами домашнихъ несогласій, вспоминать и о томъ, что въ другихъ слу- чаяхъ Зевсъ окружалъ спою супругу такимъ уваже- ніемъ и нѣжностью, выказывалъ ей такое высокое почтеніе, что н остальные боги, когда нмъ прихо- дилось бывать у Зевса па совѣтѣ или пирѣ, долж- ны были воздавать богинѣ такое почтеніе, какое по- добало домоправительницѣ Зевса и владычицѣ неба и земли. Какъ строгая нравственность богини переходила не-
ГЕРА ИЛИ ЮНОНА. 65 рѣдко въ жестокость и ревность, такъ и ея царствен- ная гордость, какъ сестры н супруги высочайшаго изъ боговъ, перерождалась иногда вь тщеславіе и власто- любіе, которыя приводили ее къ дѣлая ь противнымъ божественной любви и даже кь несправедливостямъ. Примѣръ этотъ видѣнъ въ ея поступкѣ съ Зидой. Ее богиня ниспровергла въ тартарь только за то, что Зида пыталась свою красоту ставить выше богининой. По гораздо болѣе излилось ея гнѣва па несчастныхъ жи- телей города Трои, во время осады его греками. Гера пристала кь Аѳинѣ (Минервѣ) и обѣ усердно, и силой, и хитростью, содѣйствовали грекамъ вь отмщенье Па- рису, сыну троянскаго князя, за то, что оиъ оскорбилъ тщеславіе богини, осмѣлившись сказать, что, по его мнѣнію, и Гора и Аѳина уступаютъ по красотѣ пер- венство Афродитѣ (Венерѣ). Объ эгомь сказаніи мы далѣе изложимъ подробнѣе. Почитаніе Юноны у грековъ, какъ и у римлянъ, было очень распространено, особенно между женщина- ми. Народное вѣрованіе въ Рийѣ посвящало ей чрезвы- чайное празднество, называвшееся Юноніей, и мно- жество храмовъ; нзъ которыхъ славнѣйшіе два на- ходились на склонѣ горы у города Аргоса и па островѣ Самосѣ въ Эгейскомъ морѣ (у береговъ Ма- лой Азіи) Отъ этого послѣдняго Юнона называлась Самія. Х.іриты (граціи) и Горы сопутствовали этой богинѣ, а Ириса бы іа у ней особенно близкой при- служницей. Изъ животныхъ посвящались Юнонѣ: въ Греціи - лаглинь. въ Италіи—гусь, какъ символы горделиваго велшіія богини. Кромѣ ито, полагая, чго священное
66 ВЫСШІЯ БОЖЕСТВА. бракосочетаніе Геры сь Зевсомъ было праздновало вес- ной, греки посвящали богинѣ кукушку, какъ вѣстницу весны. И всѣ главнѣйшій празднества этой богинѣ на- значились весной. Всѣ они выражали различныя обсто- ятельства, намекающія на супружество Геры сь Зев- сомъ, и состояли вь подражаніи свадебнымъ обычаямъ. Наконецъ, богинѣ посвящались цвѣты, какъ спутники весны. На празднествахъ Юноны все бывало изукра- шейВ- м ^увѣнчано цвѣтами. 1-го марта риміянкн праздновали въ честь этой бо- гини праздникъ мазцроналій. Онѣ являлись къ жертвен- ному огню безъ всякихъ узловъ въ одеждѣ и получали отъ своихъ пріятелей, супруговъ пли возлюбленныхъ, различные подарки и вьсвою очередь 5 тощали и одарива- ли своихъ прислужницъ. Лттрибуты Юноны: царская діадема и скипетръ, какь принадлежности супруги царя боговъ, или же—звѣзда- ми усѣянный покровъ, представитель царицы неба. Ее изображали въ видѣ величавой женщины, въ красотѣ которой видно преобладаніе важности и горделивости надъ нѣжностью и граціей. Открытое чело и боже- ственный взглядъ заігечатлѣны величіемъ и внушаютъ его зрителю Гомеръ называетъ Геру достославною, взорпстрсмителыюю богиней. Одежда ея—тупика, охва- ченная поясомъ. Иногда, какъ на нашей таблицѣ, изображали ее въ діадемѣ, безъ пояса, въ длинной одеждѣ, схваченной только на одномъ плечѣ и свободно ниспадающей съ другаго и со стана. Вь одной рук-ѣ царскій жезлъ, вь другой—патера (символъ приносимыхъ еіі жертвенныхъ даровъ).
ГЕРА ИЛН ЮНОНА. 67 Наконецъ, на иныхъ изображеніяхъ: богиня возсѣ- даетъ на тронѣ, со скипетромъ н гранатой; нли же на колесницѣ, которую везутъ два павлина; или—на колес- ницѣ же, сь павлиномъ у ногъ ея и съ кукушкой на скипетрѣ. Черезъ каждыя 5 лѣтъ греческія женщины и дѣвушки собирались вь Олимпіи для празднества Юно- нѣ. Въ этихъ празднествахъ только онѣ и могли уча- ствовать. Во время празднества ткали богинѣ велико- лѣпныя, священныя одежды, а потомъ раздѣлившись на-двое состязались въ бѣганьи. Въ жертву богинѣ приносились преимущественно ягнята и молодыя бѣлыя коровы Вь Римѣ много было храмовъ ІОнстп,-Лкцинім. Такъ іц -і.іывали ее потому, что, считая ее помощницей жен- щинамъ вь родахъ, воздавали ей и соотвѣтствующее почитаніе Ей посвящались на служеніе первые дни * *), каждаго мѣсяца и особенно - весь мѣсяцъ іюнь. Въ первыя времена называли Юнонами геніевъ, покрови- тельствовавши хъ женщинамъ. .V П'Миігь пе] ый день къи.^го ИІяиа назывался календы (саіепсія.) с:і'< —жос.ки (п»»і ; нонами (Поик/ назывался десятый день до идъ. Такны і • »сяцъ состоять изъ трехъ ч: • тей или періодовъ: первый—о 11 ** * *•••’“-* зи и второй—отъ пинъ д ндъ; третій—отъ идъ до календъ слѣ дз ► ^..г и-а, ,.ч_ •Iй ' " з * шія- । іепьи) і илілиць: 1 <*•'« »«<»» (день солвцп), *••• ІѴ‘< Мир.-и , о, <!>.« ЛеГСигй (день Меркурія', 4) Еопое (день дунь о., Л'. і і _ ,іь - а). <!'.! Iепег<в {день Вси- ч), 7}Ле*Лвбйаіі. ”**«* субботы, дг ьСаПіна). У грековъ мѣсяцъ дѣлился на 3 из, Длгжи. дИІ1 недѣльные ічішпя съ нашего воскресенья) Ѵ«миі*алі>сж по нимфамъ (ьѴі лп,есті'Ъ, какъ и у рнміянъ, только ірече. * риЫ-мнілі длнньм, ] илера іпу 1/Му, т. е. день ілнца; ‘4) имера тисъ * 7 ’’ *’ * **ик 4| ». тѵ д^мСв_день Марса; 4)«. ту Ерму—ц. Эрмія И 2 м».іц< У ». ту Посв— іевсв; < «. тис* Д^роомшіісв— Афродиты; 7) “ «у Ар .и Суі-лтл—д, ^.^оноса или субботы. Очіншдио, что семидзевные •іерюды заимствованы у еирсевь. Щим П^пѵ„ Меі(.олсгиі). 5*
68 ВЫСШІЯ БОЖЕСТВА. ПОСЕІІДОІІЪ пли НЕПТУНЪ. (Си. табдяцу 111). Онъ назывался у грековъ также Посидаономъ и По- сейдаономъ, а у римлянъ Нептуномъ, былъ также сынъ Кроноса н Реи, слѣдовательно брать Зевса. Въ войнѣ Зевса съ титанами и гигантами Посейдонъ усердно помогалъ брату. Въ благодарность, Зевсъ бла- говолилъ раздѣлить съ нимъ владычество свое. Брошенъ былъ жребій,—Посейдону досталось въ удѣлъ море (см. ниже: Ириса, 2-я цитата, изъ Илліады), съ моремъ не- разлучно было и главное господство надь вѣтрами и власть производить землетрясенія, чѣмъ и объясняется употребляемое часто *) у Гомера прозваніе его: земле- колебателя. Такимъ-то образомъ вырабатывалось у древнихъ сказаніе о господствѣ стихій. Посейдонъ означаетъ водную стихію, Зевсъ и Гера слѣдующія двѣ, т. е. небо и землю **). И Посейдонъ почитался за великаго ) Напри.» гарв.’ ... ..___ІСВ. ( Изображеніе гибели корабли Одиссееип па пути и.іь I, <™. | а„м< , Кал|Іпс^ «Тою порою, какъ опъ (Одиссей) колебался разсудкомъ и сердцемъ, Подвялъ изъ бездны нолпу Посидонъ, потрясающій землю, «Страшную, тяжкую, гороогромную; сильно опъ гряпулъ «Ею въ него.»— И.'ш *Щв: «-г»__I Г Р^сказт» Одиссея о претерпѣнныхъ имъ бѣдахъ: ГИпсн* » //. ст. Т7Ѵ-Т79) | Мяого однпко еще М1]ѣ «Бѣдъ колебателъ земли Посидонъ непреклонный готовилъ.» Пры». пгреаод. Слоко стихіи или «лелеятм стоитъ здѣсь въ томъ смыслѣ, какой придя, гплн имъ древніе, т. е. въ смыслѣ ситъ природы, олЬдователі.но не подлежа- щихъ че топѣческимъ вліяніямъ. Теперь же всякому образованію чу человѣку извѣстно, что съ современной точки зрѣнія остестоеііиыхі. паукъ прежнія 4
ПОСЕЙДОНЪ ИЛИ НЕПТУНЪ. 69 и могущественнаго бога, ибо подъ его стихіей разумѣ- лись явленія не менѣе важныя н разнообразныя срав нительно съ тѣмн, которыя разумѣлись подъ олицетво- реніями неба и земли. Онъ является богомъ влажности и всякой воды на землѣ, но выразительнѣе чѣмъ гдѣ- либо высказывалось могущество его въ морѣ, когда отъ бушующихъ волнъ, какъ бы отъ подземнаго колебанія, содрогались уединенные острова н прибрежныя скалы. Поднять нзь необъятнаго моря влагу и скопить ее въ тучи; сильной десницей всколебать землю, чтобъ раз- двинулись горы и на мѣстѣ нхь развернулись водо- обильныя долины; свѣтлымъ клюнемъ прыснуть нзъ ка- менной груди горы: — вотъ что. по народному вѣрова- нію, доступно всемощному бога морскаго трезубцу. Все же то на потребу природѣ и людямъ: влагой обиль- ныя тучи разнесутъ ее по нолямъ и ннвамъ и приго- товятъ роскошную жатву (Цереры); воспитаютъ лозу виноградную и драгоцѣнной струей перейдутъ потомъ въ плодъ Діонисса (Бахуса); наполнятъ ключи и источ- ники (нимфъ), рѣки, озера и самое—бурѣ подобное — кипучее море. Владычествуя въ своемъ обширномъ царствѣ, Посей- донъ является, какъ видно, въ тѣсномъ родствѣ съ Де- метроіі (Церерой) и Діониссомъ (Бахусомъ), а также и въ тѣсной дружбѣ съ нимфами. своей божественной дѣятельностію наполняя такимъ образомъ жизнь людей на морѣ н сушѣ, на горахъ и въ долинахъ. стихіи пѳ выдерживаютъ своего незнанія. И воздухъ (небо), и вода, и огонь, и земля суть тѣла, состоящія нзъ другихъ тѣлъ: твердыхъ н газообразныхъ, которыя уже зъ свою очередь въ химіи дѣйствительно называются элемента- ми или основными вачатами, нснодлежагаимл (пока, еще) дальнѣйшимъ раило ИСенІЯМЪ. При*. пвревод.
70 ВЫСШІЯ БОЖЕСТВА. Пс менѣе благодѣтельныхъ въ мірѣ вліяній Посей- дона знаменательны и противодѣйствія его другимъ божествамъ. Помогая Зевсу въ войнѣ его съ титанами и гигантами, Посейдонъ сокрушилъ великана Полибота и ниспровергъ его въ пучину морскую подъ мысъ острова Коса. Послѣ такого подвига онъ неосторожно поссорился съ Зовсомъ и возсталъ противъ его первен- ствѣ. На цѣлый годъ отнялъ Зевсъ у брата владыче- ство надь моремъ и вѣтрами и велѣлъ сму вмѣстѣ съ Аполлономъ служить царю троянскому Лаомедону, все- это время помогая царю доканчивать великія стѣны троянскія. Такъ говорятъ нѣкоторые писатели; другіе же утверждаютъ, что оба бога добровольно взялись за постройку стѣнъ Трои. Они пожелали испытать нрав- ственныя качества Лаомедона. Когда они выказались ъв невыгодномъ свѣтѣ, ибо царь отнѣкивался и пытал- ся не выдать Посейдону условленнаго за работу воз- награжденія, то Посейдонъ въ негодованіи на низкій поступокъ (см. ниже: Лотоллоиз) наводнилъ его землю, а вслѣдъ за наводненіемъ выслалъ морское чудовище. Только отдавши на жертву чудовищу дочь Лаомедона, можно было умиротворить разгнѣваннаго Посейдона. По Гераклъ освободилъ дѣвицу и умертвилъ чудовище. Такимъ образомъ, неумиротворенный Посейдонъ ждалъ случая излить гнѣвъ свой на виновныхъ. Во время войны съ ними грековъ, онъ, ставъ на сторонѣ по- слѣднихъ, готовился надѣлать неисчислимыхъ бѣдъ троянцамъ. Онъ исполнилъ бы свою божественную месть, еслибъ Зевсъ не воспротивился его враждеб- нымъ намѣреніямъ. Хотя и съ ропотомъ, по долженъ былъ подчиниться онъ велѣнью державнаго владыки и предоставить грековъ ихъ собственнымъ силамъ. Та-
ПОСЕЙДОНЪ ИЛИ НЕПТУНЪ. 71 кимъ образомъ, самымъ поступкомъ своимъ призналъ Посейдонъ верховное господство преемника Кроноса (см. ниже Ириса, 2-я цитата изъ Гомера). Преданія говорятъ, что бывали у Посейдона споры и съ другими богами за право обладанія той или дру- гой областію Греціи. Только и изъ эгихъ споровъ вы- ходили Посейдону однѣ неудачи. Такъ, напримѣръ, случилось и вь знаменитое состязаніе его съ богиней Аниной за Аттику. Вь сонмѣ боговъ опредѣлено отдать эту область тому, кто сотворитъ величайшее чудо и подарить Аттикѣ полезнѣйшій подарокъ. Посейдонъ уда- рилъ своимь мощнымъ трезубцомъ въ 400 Футовую, совершенно безводную, Аѳинскую скалу и брызнулъ изъ скалы обильный соляной источникъ. Па той же голой скалѣ вызвала къ жизни Аѳина оливковое дерево, и боги рѣшили, что полезнѣйшій даръ—даръ богини Аѳины. Ей-то и посвящена Аттика. Посейдонъ излилъ свою досаду наводненіемъ, которое наслалъ на эту область. Въ сторонѣ Лерны, вь безводной области Арголидѣ, Посейдонъ изъ любви къ робкой дочери царской Ами- монЬ, искавшей и не могшей найти воды Данаю, отцу своему, вызвалъ трезубцемъ изъ земли три обильныхъ и свѣтлыхъ ключа. Преданіе говорить, что Хрголидд была бѣдна водою съ тѣхъ поръ, какъ прогнѣвался на нее суровый богъ моря, за то, что при спорѣ съ Юно- ной Инахъ присудила» зту обчаеть ей, а не ему. По вѣрованью гроковъ, законной женой Посейдона была Амфитрита, дочъ Океана и Теѳнсы. Но кромѣ законной были и другія. Отъ нихъ въ миѳологіи мзвѣст нѢГіпііс доблестные сыны: отъ Геи—исполинъ Антей піюѣдитель Геракла; отъ ЭІеллниппы—Эолъ и Бэстъ}
72 ВЫСШІЯ БОЖЕСТВА. отъ Тиро—Пеліасъ и Нелей (первый, пославшій Арго- навтовъ: послѣдній—отецъ Нестора); отъ Ѳоозы—7/о- лифемъ'. отъ Атоны—Гизиіоеонъ\ отъ Медузы—крыла- тый, нимфами источниковъ вскормленный, конь Пегасъ, олицетворившій у поэтовъ полетъ вдохновенія; нако- нецъ. отъ ТеоФаны, обращенной въ овцу,—золотой ба- ранъ Аргонавтовъ. Принявши на себя образъ коня, Посейдонъ произвелъ на свѣтъ удивительное существо „Аріона* I который скоро прославился своей необычай- нпй быстротой. Поэтому его изображали, какъ и Пега- са, крылатымъ конемъ. Преданія аркадскаго происхож- денія относятъ это чадо къ союзу Посейдона съ Демет- рой; по сказанью же, господствовавшему въ Віотін, Аріонъ былъ плодомъ супружества его съ одной изъ эриній Во всѣхъ этихъ существахъ вѣрованье грековъ оли- цетворило необыкновенно быстрое и многостороннее проявленіе и вліянье въ природѣ влажнаго элемента Посейдонова. Жилище Псптуна представляли себѣ въ глубинѣ моря (по-гречески Понта), въ великолѣпныхъ, блистатель- ныхъ чертогахъ. Отсюда властвовалъ онъ не только падь моремъ, но и простиралъ свое вліяніе на острова, мѣста прибрежныя и лежащія далѣе вглубь страны, и па самыя горы Быстрые копи морскіе, или гиппокам- пы, которыхъ изображали спереди конями, а сзади— рыбами, носили его по зыбкой поверхности моря, когда богь отправлялся осматривать свои владѣнія. Такъ По- сейдонъ представленъ и на пашей таблицѣ, съ симво- ломъ властителя въ правой рукѣ. Ботъ какимъ образомъ творецъ Илліады, Гомеръ, воспѣваетъ эгн божественныя поѣздки. Вмѣсто доволь-
ПОСЕЙДОНЪ ИЛИ НЕПТУНЪ. 73 но сухой и короткой прозы подлинника мы позволяемъ себѣ привести здѣсь Гомера въ переводѣ Гнѣдича (Ил- ліада, пѣснь XIII), начиная съ того мѣста, гдѣ изъ воз- вышеннаго жилища своего Посейдонъ, созерцая битвы ахейцевъ съ троянцами, скорбитъ о неудачахъ грековъ, ропщетъ на Зевса державнаго, ему повелѣвшаго, какъ выше сказано, оставить грековъ ихъ собственнымъ си- ламъ, и наконецъ въ негодованьи несется на помощь къ нимъ, чтобы отмстить троянцамъ. «Болѣе Зевсъ къ Илліону очей не склонялъ свѣтозарныхъ; «Ибо не чаялъ уже, чтобы кто изъ боговъ Олимпійскихъ «Вышелъ еще побдрать за Троянскихъ сыновъ иль Ахейскихъ. < Но ші'лндалъ не напрасно и богъ Посидаснъ великій: «Свмъ овъ сидѣлъ, созерцая войну и кровавую битру «Съ горныхъ і.'ршинъ, сь высочайшей стремнины лѣсистаго Сама «Въ О аків горной; отгхяѣ великая ладилась Ида, «Вг ѣлась Троя Пріама и с -інъ корабельный ДхеяфЬ. «Тамъ онъ, изъ моря ишіе.’шій, сидѣлъ, е^-традал-ь <бъ Ахейцахъ, «Силой Троянъ уі іошгнныхъ, и страшно ропталъ на Зевеса. «Вдругъ негодуя возсталъ г съ утесной горы устремился, «Бі-гтро ступая впередъ: задрожали іубрі.» і і и горы «Вкругъ подъ стопами священными въ гнѣвѣ идущаго бога. «Трижды ступилъ Посидонъ и въ четвертый достнгнулъ предѣла «Уги: тпм ь Посидоча въ заливѣ глубокомъ обитель, «Домъ золотой, іучі іарцо сіяюшій, вѣчно нетлѣнный. «Тамъ онъ притекшій, запрягъ въ колеевнцу коней мѣднопогпхз, «Бурно летающихъ, грцвы волнующихъ вкругъ золотыя. «Золотомъ самъ онъ одѣялся, въ р}ку деоную-нреирисный «Бичъ захватилъ інлотой н на свѣтлую сталъ к іесницу; «Коней погналъ по волнамъ; и взыграли страшилища бездны. «Вкругъ изъ пучивъ зас акали киты, узнавая владыку; «!• ідуяек «оро подъ нимъ разстилалось; а гордые кони «Вури • тѣли, зыбей це касайся мѣдною осью; «Къ і тяну Ахейскому мчалисй быстро-''КиКавшіе коня.» Самого Посейдона изображали въ видѣ угрюмаго старца съ большой бородой и сь трезубцемъ въ рукѣ. Это орудіе (греки называли его: тріена, а римляне— тридснсь), отъ котораго трепетали гиганты, вздымалось море, били изъ камней источники и дрожали скалы и лоно земное, напоминало своей Формой гарпунъ, съ ко-
74 ВЫСШІЯ БОЖЕСТВА. торымъ уже въ древнѣйшія времена выѣзжали жители Средиземнаго поморья на ловлю тунцовъ *). Вотъ какъ воспѣваетъ Шилісръ строителя стѣнъ Трои: „....И самъ царь морей поспѣшаетъ, мощнымъ трезубцемъ свопмъ въ гранигную грудь поражаетъ онъ землю; раздробляются скалы и изъ державной десницы легкими осколками писпядают ь снова на лоно земное, гдѣ съ ловкимъ Гермесомъ царь Посейдонъ громоздитъ изъ нихъ необъятныя стѣны/4 ‘Лиф Ьеп ЯЙсегдоіі іі'еЬі топ сПеп; !Яо(ф тіі Ьеб ХсіЪтГсС @Іо(і ЗВгіфі ег Ьіе дгапііпгп ©ааіеп ’Диё Ьет бсЬдегірре Ісв, •5фгЛаді [іе іп дсіѵаН’деп фбпЬсп фоф тіе еіпсп Ісіфіеп 8а1Іг ипЬ тіі &егтеё, Ьет ЬейспЬеп, З^йгтеі ег Ьег ЗЛаиггп ЯВаІІ.’' Супругу Посейдона, Амфитриту, часто изображали съ развѣвающимся на головѣ покровомъ, вмѣстѣ съ су- пругомъ вь раковинѣ, плывущей пли несомой дель-і-и- •) Тунцы, Т110П, ТЬшіЛвсЬ,Іпппу-Лніі—О.ЛПП мнъ самыхъ большихъ і ибъ.с , •ш- .іемилго моря, бываетъ до диуѵ’1 '*ижвнъ длины и до 4 пудовъ, Ѣсу.Съ веболч- шой (относительно тѣ. <) го,і . • тунввэ л»і» пинаетъ ч и’ромноеге- рі ’р»ю, сіяюше₽ ямго-годубпЧ чепіуей нт ''чшіЬ и бокагу, и "ребристой—на брюхѣ. Но не ради еГ" йл-' яі а чешуи, аі ъ-за еі лимімги, інрнаго м>і- сі, вкусомъ нЬгкотько ыипомшшютяго о «рллдь, преслѣдовали тунца уже и дреіл - ібитнтеля Ср- •• наго и ья, к п - . . гъ пре а >пать и теп» іРіпніо. Ловлю ихъ ютъ періл і пе есаленія тупцовьбеа- шеленньтми стадами изъ одиыі :;ря въ д./м или отъ днсг> б-иега къ ’руг.жу. Д;оди . римск и пѵі - . гаст^ии лы особенно уважали въ ’-ѵвчЬ іѵіову п ц»уіь, какъ снятыя ирныя чисти.Теперь тунцовъ < лятъ, і .іітіп і, и іп, изрігі.івь и посыпавъ со,іыо, міионютъ олиін.шіымъ масломъ. Ирин, первв
ПОСЕЙДОНЪ ИЛИ ПЛУТОНЪ. 75 номъ *) Нереиды, тритоны **), дсльфины и яростныя чудовища, сопровождавшія божественною чету, были символами подвижной, тревожной стихіи и бурныхъ на- бѣговъ на землю кипящихъ, пѣнистыхъ наловъ въ часы непогоды. Повсюду въ Греціи, особенно въ приморскихъ горо- дахъ и гаваняхъ, Посейдону воздалось самое ревност- ное и многообразное почитаніе. Кромѣ различныхъ свя- тилищъ и праздниковъ, пъ честь ему были построены прекрасные храмы въ Ѳессаліи, Віотіи, внутри Пело- понсза, въ Аркадіи, л также и въ городахъ Егеиѣ и Геликѣ въ приморской области Ахали, въ Пилосѣ Мес- синскомъ, въ Элидѣ, на островѣ Самосѣ, въ Коринѳѣ, Павпліи, Трэценѣ; на остр. Калавріи, въ Эвбеѣ, Ски- росѣ, ТрносѢ; на Мало-Лзійскихъ берегахъ въ Іоніи при МикалЬ, на мысѣ Тенарскомъ, въ Аѳинахъ и па Истмѣ, т. е. на перешейкѣ, соединяющемъ у Коринѳа Пелопо- незъ съ остальной землей Греціи. Ѳессалійцы обожали его съ тѣхъ-поръ, какъ Посей- донъ трезубцемъ своимъ пробилъ горы, съ незапамят- ныхъ временъ замыкавшія со всѣхъ сторонъ Ѳессалію, и такимъ образомъ далъ возможность посредствомъ обра- зовавшейся долины (Тсмпейскоіі) стекать всей той водѣ, •| Делч/ииы припадл жатъ къ разряду млекопитающихъ рыбообразныхъ. <-іЬд вателыю валодятся въ б’Изкомъ родствѣ съ китами, кашалотами и др. Вр.ЛІ'.чИІЮЙ бывай ъ отъ 8 до 10 ч-утовь. Водятся оі ровными стадами во всѣхъ МіфЯЛЬ. Побитъ СО ІрОВОЖДаГЬ КОрйбЛІ , ВЫЖИДЯЯ Какой-либо подачки ИЛЯ Пѵ- -Л.1ЦГ.І для < і й п.-жЬсті-тельвой пасти, вооруженной 80 лубамн.—Черномор- скихъ ДР.ТЬЛ>ІІМ>>ВЪ і.„ЫваіОТЪ у пасъ свинками. Дріоіііе много ра. выпали о ‘льфііпѢ б и нослоииаго и, полыцясь вѣю । ],«•»! гьи.пп *іи гы< иго жіі «тнаго сравнительно съ рыбами, сь къ ... ргімп многіе еі« смтиіва«ш, гр і вп і іи пъ іи .гь чуть ие от ..<і ц|>. огненнаго и фиэич •• іаьі совершенства. *•] Т/іктоим—впашін би.і.і -іа, при іужііпкп и і:гц-і.ііі»гц.іи ііиіп Іліііі Пи- саидоии; Нсречды же—Шім<і>ы морей. [См. ниже). Прим. пгрев.
76 ВЫСШІЯ БОЖЕСТВА. которая прежде переполняла пространство области.— И въ Віотіи, плодоносной низменности, мѣстами впро- чемъ не менѣе Аркадіи изобильной горами и котлови- нами, долинами и водопадами, почитали Посейдона за любовь его къ Деметрѣ, богинѣ земледѣлія и хлѣбопа- шества, которыя такъ процвѣтали въ этой области.— Знаменитъ былъ на островѣ Теносѣ ежегодный празд- никъ въ честь Посейдона, котораго тамъ чтили еще какъ врача. Съ окрестныхъ острововъ множество наро- ду стекалось къ этому празднику, который проходилъ въ жервопрпношеніяхъ, пирушкахъ и общихъ совѣ- щаньяхъ и вспомоществованьяхъ.—На Истмѣ два раза въ каждую олимпіаду, осенью, праздновались блиста- тельныя игры, устроенныя Тезеемъ (однимъ изъ геро- евъ греческихъ) въ честь Посейдона. Эти игры были знамениты не менѣе Олимпійскихъ. Такая же была и цѣль ихъ а именно: воспитывать и поддерживать въ отдѣльныхъ обществахъ греческихъ мысль о взаимномъ родствѣ ихъ по единству происхожденія. По имени мѣста, гдѣ игры эти происходили, и назывались онѣ Истмійскими. Аѳиняне пользовались нѣкоторыми преиму- ществами на этихъ играхъ, надзоръ за которыми былъ порученъ коринѳянамъ. Это былъ главнѣйшій праздникъ Посейдону, какъ державному владыкѣ морей и покро- вителю коноводства. Посвященный ему здѣсь храмъ и другія святилища находились въ сосновой рощѣ. Празд- никъ сопровождался состязаньями, въ которыхъ побѣди- теля украшали вѣнкомъ изъ сосновыхъ вѣтвей. -Въ этой же рощѣ сь религіознымъ благоговѣніемъ сохраняли греки корабль Аргонавтовъ, Арго *) въ воспоминаніе ') Преданіе говоритъ, будто Язонъ, одинъ изъ героевъ греческихъ, отпра- вился на этомъ кораблѣ изъ Ѳессаліи въ Колхиду {нынѣшняя Кутаисская
ПОСЕЙДОНЪ ИЛИ НЕПТУНЪ. 77 перваго великаго предпріятія ихъ иа морѣ. Здѣсь же, въ святилищѣ Посейдона находилась статуя его, ростомъ иъ 7 локтей *), изъ желѣза, поставленная греками послѣ знаменитой побѣды ихъ на морѣ, гдѣ былъ ими разбитъ весь флотъ персидскій. Посейдону приносили въ жертву коней и быковъ, которыхъ и погружали вь море: иногда же сожигалн, какъ видно изъ 111-й пѣсни Одиссеи: «Тою норою достигпулъ корабль Юциссеевъ, до Нетеевя града «Пышнаго Пмтоса. Въ жертву народъ при носилъ темъ ва брегѣ «Черныхъ быковъ Посіыону, лазурно кудрявому богу; «Выло тамъ девять скамей: на скамьихъ, по нагнесть на і імдоіі, «Люди «вдѣли, и донятъ быковъ предъ каждою было. «Сладкой отвѣдавъ утробы, уже «.ожигали пр.іь боговъ «В> іра въ то время, какъ въ прнет ніь вошли мореходцы.» Спасающійся отъ кораблекрушенія вѣшалъ чго-либо въ храмѣ Посейдона въ память своего избавленія. Римляне называли Посейдона Нептуномъ, что озна- чало владыку морей. Хотя римляне въ первоначальныя времена были преимущественно пастухами и земледѣль- цами и слѣдовательно мало приходили въ прикосновеніе съ моремъ, однакожь каждый годъ они собирались иа губ.), чтобъ возвратить оттуда зшотаго барана, па которомъ спаслись дѣтв одного греческаго книги отъ преслѣдованій своей злой мачихи. Походъ чтетъ относится къ 1200 году до Р. Хр.—Въ пре^.ніи важнѣе всего то, что видно какъ готовы были греки и въ глубочайшей древности, на всякое важное прг- пріятіе, вызнанное чаяньемъ богнтой пыго;ы, хотя бы то бы юна ь-рііі «пѣтп Колхида ио тогдашни и понятіямъ о п ростра шлвѣ іемлн бытадЬйствнтелыю чѣмъ-то ВЪ роііі Края свѣти. Лрнл. перовид. *) Мѣра локоть упоминается писателями у всѣ^ь древнихъ народовъ, хоти вс у всѣхъ ііаро іц-ь имѣіь онъ одинакую :ветичипу: Локоть греческій былъ равенъ взгипмъ Греки іи глаін ₽ь« ппхис*. «I Л«,4.»ть рим« іи (іиѣіінв) — — .11 Локоть араб і Мегк<га бытъ іъ нашимъ 4] Локоть огип» Ц л ты.і — —• 'болыиол нхп л-*і>”яп* — 10,11 вершкамъ. 9.94 вертпрлмъ 14, 4 — 10,14 — 11^3 — >і Лолітьц I -| ЯВН) >ТТ;Ш: этыітй И МЯТЫЙ. В «ІЫ1ЮЙ І1ІЦ С1<н ІЦІ-ЛНЫЙ (снЬііиа •. гЬвІтіін) — _ _ ІІ.Кз _ М ч іыН или мужч чц ^сиЪііив ѵігііія! — 16,14 — Я/г», перса. (ЗанМСТьоРііиО ІЫЬ МсТрОЛО! III Им.‘|.
ВЫСШІЯ БОЖЕСТВА. 78 праздникъ этому божеству въ храмѣ его, на Марсовомъ полѣ, и послѣ располагались на немъ же въ шалашахъ для пирушки, попойки и игръ. Въ позднѣйшія времена, когда римляне благодаря войнамъ съ карѳагенянами, стали отважно пускаться вь море, всякій военачаль- викь, предъ выступленіемъ съ флотомъ, приносилъ жерт- ву Нептуну. Супругу Нептуна римляне называли Салацгей, т. е богиней соленой стихіи. Плодъ союза ихъ—Тритона— греки называли сыномъ Амфитриты. Вникните, чита- тели, въ изложенный миѳъ о Посейдонѣ (Пеитунѣ) и вамъ раскроется полное олицетвореніе влажной стихіи но всѣхъ ея до безконечности разнообразныхъ проявле- ніяхъ въ природѣ: и въ видѣ обширнаго моря—про- страннаго поприща для мореходства; и въ видѣ тучъ, не- сущихъ въ себѣ изъ моря скопленный запасъ, чтобъ напоить жаждущую іемлю и ускорить созрѣваніе хлѣба и виноградной лозы; и въ видѣ свѣтлыхъ источниковъ, бьющихъ прохладной струей на благо стадамъ живот- ныхъ и ва здоровье человѣку. Вь самомь томъ дивномъ конѣ, котораго мощные прыжки и стремительный бѣгъ какъ бы напоминаютъ шумно и съ пѣной катящіяся на Гч’реі ъ волны морскія, видишь и силу, способствующую земледѣлію, и помощь для всадника въ битвѣ. Битвами Посейдона съ Бріарсемъ и титанами конечно выражена борьба враждебныхъ началъ въ природѣ, возникающая каждый разъ, когда згимъ началамъ случается прихо дить но взаимное прикосновеніе, и оканчивающаяся, какъ и у Посейдона сь противниками, взаимнымъ же ихъ урашківЁшепісмь, т. поі ісмг, Изъ олицетворенія въ образѣ божества тѣхъ многообразныхъ проявленій н дѣй стнігі влаги въ природѣ видно, какъ глубоко лежало
АМФИТРИТА. 79 естественное религіозное чувство въ душѣ тогдашняго грека и какъ ясно оно выражалось въ выработанныхъ имъ же самимъ божествахъ, ибо эти послѣднія вѣрно соотвѣтствовали живымъ силамъ природы. АМФИТРИТА. Амфитрита по однимъ сказаніямъ была дочерью Океа- на* и Теѳисы; по другимъ же—Перейя и Дориды. Она была супругой Посейдона и произвела ему Тритона и Роду. Отъ послѣдней островъ Родосъ получилъ свое имя. Одни преданія говорятъ, будто Посейдонъ уви- дѣлъ АмФитрпту въ пляскѣ нереидъ, на островѣ Нак- сосѣ, и оттуда похитилъ ее. По другимъ же—она спас- лась отъ Посейдона на Атласъ, гдѣ ес однакожъ оты- скалъ дельФинъ морскаго бога. Амфитрита, какъ богиня морей, является не только воздымающей грозныя волны и потрясающей ими под- водныя скалы о утесы, но въ ней же и залогъ попе- ченій о всякой твари, населяющей море- Изображаютъ ее обыкновенно съ развѣянными но вѣтру волосами или вплетенными въ нихъ на вискахъ раковыми клешнями и въ такомъ видѣ сидящей (одна или съ супругомъ) на спинѣ у тритона или другаго чудовища, въ сопровожденіи морскихъ животныхъ и растеній. АмФитрнта грековъ соотвѣтствуетъ римскимъ' Сала- цги, Неверитѣ и Фенилъѣ. 5 писателей часто вмѣсто имени моря стоитъ имя этой богини.
ВЫСШІЯ БОЖЕСТВА. 80 ІІ.ІУТО или ГЦЕСЪ (См. табл. IV'. Въ древнѣйшія времена греки называли его Аидесъ рг незримый), Аидоней, Гадесъ, позже: Плутонъ е. богатый), а римляне:—Плупю сь разными при- ставными именами, какъ-то: Стикскій Юпитеръ, Спод- ручникъ Юпитеровъ, Орку съ, Фебрусъ, Дисъ, Сумманусъ, <. е. верховный молитвенникъ за тѣни усопшихъ, за души отшедіпихъ изъ міра. Вспомните, читатели, раскрытую уже въ началѣ идею, лежащую въ основаніи миѳологіи, и вы легко найдете и въ миѳѣ о Гадесѣ смыслъ и значеніе, почерп- ну гыл изъ природы. Небо, поверхность земли и море, составляли для древнихъ весь видимый міръ, и они оли- цетворяли еі о Зевсомъ, Герой и Посейдономъ. Но и внут- ренность земли, которую считали пустою, древніе во- ображали себѣ особымъ царством ь, которое должно бы ло также имѣть своего владыку. Въ именахъ этого вла- дыки выражено дв шкос представленіе о немъ древнихъ. Илу гономъ, или богатымъ, обозначенъ расточитель царствъ растительнаго и минеральнаго, имѣющихъ про- исхожденіе свое ближе или далѣе въ нѣдрахъ земли; Андесомъ, Гадесомъ (т. е. незримымъ) обозначенъ вла- дыка подземнаго, невѣдомаго міра, куда все отжившей, и самъ человѣкъ своей плотію, неминуемо должны отой- ти и сокрыться. II гак ь податель земныхъ б іагъ, съ о хной стороны является повели гелемъ гѣней усопшихъ съ другой. Обнимая въ своемъ царствѣ весь таинственный, подземный міръ, Плутонъ получаетъ еще названіе Зсв-

ПЛУТО ИЛИ ГАДЕСЪ. 81 са Катахѳоніоса, т. с. подземнаго Зевса или Зевса зем- ли. Какъ виновника произрастенія зерна, съ теплой на- деждой зарытаго въ борозду поля; какъ виновника во- обще плодородья земли, изъ нѣдръ своихъ производящей на свѣтъ богатство растительнаго міра, его почитали за бога ласковаго и попечительнаго и звали его благодѣ- телемъ. Съ представленіями объ избыткѣ и плодородіи земли несовмѣстно, что она же потомъ и поглощаетъ опять все безъ возврата. По древніе и эту особенность земли, олицетворенную въ Андесѣ, съумѣли возвести въ новый титулъ подземнаго бога, назвавши его непримиримымъ, неумолимымъ, увлекающимъ въ мрачныя нѣдра свои,— въ Оркусъ, въ Авдъ,—все живущее на поверхности земли и самаго человѣка, когда исполнится рядъ про- житыхъ имъ годовъ. Эта великая таинственность смер- ти, такъ неразлучной въ природѣ съ рожденіемъ и жиз- нію, была у древнихъ предметомъ празднованія элев- зинскихъ таинствъ, въ которыхъ посвященные, покидая страхъ смерти, черпали успокоительную надежду на лучшую будущность. Ученіе о Гадесѣ выробатывается въ опредѣленный миѳологическій образъ въ повѣствованіи о супружествѣ Андеса съ ПерсеФоной (Прозерпиной). Въ этой божест- венной четѣ подземнаго міра олицетворены представле- нія, на. столько, повидимому, противоположныя, на сколь- ко кажутся противоположными жизнь и смерть. Въ обо- ихъ этих ь божествахъ вѣрованіе древнихъ видѣло'страш- ную чету непримиримыхъ враговъ всякой жизненности, высылавшихъ на нее непрерывный рядъ истребитель- ныхъ смертей. А между тѣмъ въ томъ же минѣ ле- жи гь все прежняя основная во во-и миѳологіи идея О.1ПМП1.
82 ВЪЦЯПЯ 1> иКЕСТВА. 'Ю«»і ।)поднявшей с н<.. д дѣят лыіостпп пргзЬію даже н дземнаю міра. Что ла другое, какь не любовь, пра- во иыва.ы ПерСиФоиу къ супругу і-л лоі т. , вызовъ мчтири . р іегі Демегры (Цереры она отвѣчали что іи можетъ воротиться вь подземный Міръ ПОТ іму, что до половины уже съѣла полученною отъ супруга і рана ту. та г. г. называемое яблоко любви. (Обь этомъ простр.іп іі’Ь будетъ сказано въ споемъ мѣстѣ). Въ такомъ тѣ- сномъ родствѣ посредствомъ дочери своей стояла ^1 метра і-ь подземнымъ царствомъ смертм. Но не смотря на связь любви в-і. самомъ царствѣ Іидеса отсутствіе жизни видно изъ того, что (по тому же миѳу) боже- ственная чета пребывала бездѣтной. Въ уваженіе этого же мина на изображеньяхъ ПерсеФоны и Гадеса гра- ната является какч» непремѣнный символъ ихъ. Гадесъ былъ 'ынъ Реи и Кроноса Владычество надъ .міромъ подземнымъ досталось ему, когда п« слѣ низвер копья съ простота Кроноса, братья: Зевесь, Посейдонъ п Гадесъ, жребію предоставили рѣшить, кому чѣмъ вла- дѣть ВЪ мірѣ. Ужъ ПО одному ЭТі'Му Простому СЮ-оЭНЬЮ означенныя три божества являюіЧмі очевидно главнѣй- шими изъ всѣхъ. Гадесъ содѣйствовалъ Зевсу въ войнѣ его съ титанами, потомъ съ гигантами, н за то полу- чилъ въ подароь т, шлемъ-невидимку, конечно вс ьма при- личный тому божеству, въ назначеніи котораго заклю- чалась смерть, незримо приближающаяся къ своей жертвѣ- Власть Гадеса надъ міромъ подземнымъ не менѣе была значительна, чѣмъ власть Посейдона падь моремъ или Зевса надъ небомъ, не смотря на верховной господство послѣдняго во всѣхъ предѣлахъ вселенной. В< е іцсе- леніе царства Гадссова состояло изъ тѣней усопшихъ.— Греки и римляне придавали этому царству различныя
удута или і . ргь §3 прышіщі: Аи 'сокращенное Хида), Га'Р Эребь. ()ркус-.. Тартара Пр гавл іъи древнихъ смерти и тіц іщ ТЖ*4 были д того рапімобрины, что мы извле- і.хі' мъ пл- ниуь толы/» наиболѣе |«ссі!р<«араиенныя. \ плгатсльно спыі-м мѣста, гдѣ быть царству Гд- д**«а, дпсиню писатели ногпгласны т< ого полагаютъ ГЬ ПОДЮМНПМЬ мірѣ ВЪ Сі^еТВррв-^Ъ ѵиыслѣ.т е. подъ ьрогдеіі земной коры: то ищутъ егу па дальнемъ западѣ, въ Оксанѣ, гдѣ дрсііготь мрачныя рощи ПсрссФоны. Тѣнь матери Одисс*У]Шгіі говорі • гъ нюему сыну, проник- шему въ царство Гадеса (Одиссея, пѣснь XI): Къ похо-мпому міру ведутъ изъ царь'гва Гадеса ши- рл ко-отверстыя врата. Въ нпхі. входъ усопшимъ нъ царство тѣней, конечно б^зь возврата вь свѣтлый міръ. ІІзь живыхъ только рѣдкимъ героямъ, какъ напримѣръ Герлкцу и Орфею, суждено быао проникнуть на время въ обитель усолших ь. Входъ кіщпщалѵл страшнымъ цер- беромъ, сі-яіюй съ тррм і головами и змѣинымъ хво- стомъ Входящихъ онъ встрѣчалъ ласковымъ привѣт- ствіемъ, но горе тому, кто влу’іллт. бы выйти назадъ изі> царства Гадеса: свирѣпо «умами онъ тѣхь снова увлекалъ далеко отъ мѣста ихъ позднихъ желаній. Кромѣ лтихъ обширныхъ врать, подземный міръ, отдѣлялся отъ верхняго еще многими быстро-текущими рѣками. Изъ нихъ знаменитѣйшая—Стиксъ Мысль и Стиксѣ нераз- лучна была въ древнемъ мірѣ < і такимъ мрачнымъ у Жіісомъ, что даже выспііе боги призывали ега въ сви
84 ВЫСШІЯ БОЖЕСТВ 1. дѣтели справедливости своихъ клятвъ. Черезъ Стиксъ перевозилъ души усопшихъ престарѣлый, богами на- значенный въ свою должность, Харонъ, но перевозилъ только тѣхъ усопшихъ, чьи тѣла преданы землѣ съ при- личными жертвоприношеньями и посвященьями. Въ про- тивномъ случаѣ, иѣсчастнымъ тѣнямъ оставалось, безъ перевозу, печально блуждать у береговъ. Древній со- дрогался отъ одной мысли о такой скорби. За перевозъ Харонъ получалъ извѣстную плату (_у грековъ Павломъ). На этотъ конецъ, погребая умершаго, клали ему въ ротъ монету (данаке), чтобъ было ему чѣмъ расчесться съ перевозчикомъ на Стиксѣ. Кромѣ Стикса называютъ еще нѣсколько рѣкъ под- земнаго міра: 1) Ахеронъ, рѣка вѣчныхъ страданій; 2) Пирифлеіетонъ, огнестремнтельный; 3) Еощетосъ, по- токъ воздыханій и скорбнаго вопля; наконецъ, по позднѣй- шему сказанію, и 4) Лета, рѣка забвенія. Послѣдней приписывали то качество, что усопшему стоило испить воды ея и все прежнее человѣка такъ вполнѣ забыва- лось, какъ будто его никогда и не бывало Въ основаніи сказанья объ этой рѣкѣ лежала та мысль, что человѣкъ, отходя въ царство вѣчнаго покоя, свобо- денъ становился отъ самыхъ воспоминаній о нуждахъ, заботахъ и страданіяхъ земной его жизни. Самый входъ вь подземный міръ помѣщали въ такія мѣстности, которыя особенно мрачными пропастями и дикими провалами, съ кипящими въ нихъ сердитыми водами, наполняли душу смертнаго не бывалымъ ужа- сомъ. и потому считались наиболѣе приличными для обозначенія входовъ въ мрачный Аидъ. Одна изъ вна- менитѣйшихъ мѣстностей, соотвѣтствующихъ этому назначенію, было Авсрнисскос озеро въ южной Италіи.
НЛУТО И ГАДЕСЪ. 85 О немъ раг- і..вывали такія чудеса, какія теперь слы- шишь « Мертвомъ морѣ, что б^дто и птица которая отважится пролетѣть надъ его вредоносными волнами, уи.іечсіѵа въ бездонную пучину. Состояніе усопшихъ въ царствѣ Гадеса ^ренніе пред- ставляли с°бѣ чѣмъ-то въ родѣ призрачной жизни, въ которой люди отрѣшенные отъ жизни дѣйствительной, безжизненно-вѣя въ предѣлахъ Аида, какъ выразительно переводитъ Жуковскій Гомерово слово, не утрачивали однакожъ воспоминанія о своихъ личностяхъ и про- должали, хотя безъ всякаго сознанія, главнѣйшія заня- тія земной своей жизни. Полное сознаніе даровалось богами подземнаго міра только нѣкоторымъ избраннымъ, каковъ былъ напр. ѳивскій прорицатель Тирезій, о ко- торомъ подробнѣе скажется въ своемъ мѣстѣ. Состоя- ніе посмертное условливало слѣдовательно собою безвы- ходную печаль и уныніе, иначе не говорила бы тѣнь Ахилла Одиссею (того, что мы привели въ одномъ изъ предъидутци хь примѣчаній): »<«, ѵии іеи. утѣшенія въ смерти мнѣ дать не иядѣііея; <-.Дуч «о бъ хотЬт-ь я живой, какъ поденщикъ, работая въ поіѣ, Сі «.бой у бѣднаго п-ііиря хлѣбъ добывать свой наг.ущшдВ, ч<НеЯіе.іи здѣсь пядъ бе ♦душными мертвыми царствовать мертвый.» Случайно МОГЛИ тѣни усопшихъ ЯВЛЯТЬСЯ КЪ ЖИВЫМЪ друзьямъ споимъ. Можно было вызывать ихъ изъ Аида различными заклинаньями при жертвоприношеніяхъ. Въ этомъ случаѣ, если тѣни усопшихъ испивали жертвен- ной крови, то имъ возвращалось на время сознанье и слово, и онѣ снова могли говорить съ живыми. Приводимъ мѣсто изъ Одиссеи (пѣснь XI). гдѣ Одис- сей повѣствуетъ о томь, какъ онъ, проникнувши въ область Аида съ цѣлью узнать отъ Тирезія будущій жребій свой, приготовляетъ жертву:
86 ВЬ.' 411 'і Въ царствѣ мертвыхъ находилось ^ва отдѣленія, въ которыхъ и размѣщалась всл масса устшгих-ь, одно— Элизій или Острова блаженныхъ, другое—Тартаръ или мѣсто казни для нечестивыхъ. Гдѣ именно, въ какихъ предѣлахъ Гадесов.. царства, расположены были эти отдѣленія, различныя преданія говорятъ различно, но господствующее мнѣніе было то, что блаженныя оби- тели пребыла іи на дальнѣйшемъ іміадѣ, а Тартаръ такъ глубоко подъ землей, какь высоко небо надъ нею. Въ обитель бдаженныхі повадили не* только обыкновенные
ІНП'І ИЛИ ГАДЕСЪ 87 доп| іа< водя. лько с -бые счастливцы, и бранииыі б<- оіертнытъ боговъ и въ ней пребывали они подъ ьрі- і и державой Хроноса. наслаждаясь благами бе... •ши и золотою вѣкп Вѣрованье позднѣй шихь вре менъ лияввлило надѣяться достигнуть блаженнаго бг-з- смсртіД и всѣмъ добрымъ людямъ, особенно тѣмъ, ко- Т'лр?.і** П'квяіцены были въ Элевзишъія таинства (см. ниже». Тартаръ же былъ, какъ сказано, мѣстомъ безо- цмлю і ссылки псѣхь. за свою нечестивую жизнь, на з'чідѵ уіраъившихь всякое благоволеніе безсмертныхъ боги Чтобы диіъ понятіе о страданіяхъ, на которыя ойречсны ”ыли они. упомянемъ « судьбѣ знаменитѣй- і'Шіь жертвъ Тартара. Скажемъ нѣсколько слѵвь о ѵм-.п ь Тантала Иксіона, Сизифя, Титія п Данаидъ. Ти чтилъ, царь фригійскій, оскорбилъ правосудіе и любовь биговь свѵеи безграничной заносчивостью, измѣ- ной и жт •.•кистью къ собственному «ыну. За это онъ въ Тартарѣ долженъ былъ трепетать ежеминутно, вндя надъ гоіовой у себя нависшую, готовую обрушиться, • К'-іу лиі;кенъ былъ чувствовать постоянно жестокую жажду и, стоя по горю въ водѣ, не смѣть утолить ее, ибо лишь только онъ готовился освѣжить палящую внут- ренность, вода тотчасъ понижалась; долженъ былъ вѣчно тсмиться голодомъ и не смѣть облегчить его висящими н ІЖЬ іпімб сочными плодами, ибо лишь только прибли- ъ.ыгь нъ кь нимъ алчныя уста, плоды удаляюсь. раз- дражая » мученія. Икст^з. царь ѳессалійскій, подобными же лреступле- н .іми прогнѣвалъ боговъ. Его въ Тартарѣ опредѣлили оі•• чергные, ъіЬями кровожадными укрѣпить на ко- лигѣ и вѣтрамъ свирѣпымъ вертѣть его, ни міппты •чдміл и* давая нс’іаіьномѵ гтрпіптьцѵ.
88 ВЫСШІЯ БОЖЕСТВА. Сизифь, царь коринѳскій, упорствомъ и ложью такъ раздражилъ боговъ, что въ наказанье долженъ былъ въ Тартарѣ вѣчно встаскивать на высокую гору огромную глыбу скалы, и почти достигая предѣла мученій, ви- дѣть, какъ скала съ громомъ скатывается внизъ, чтобъ ему снова начинать нескончаемое страданье. Дамашіы, дочери Даная, царя въ Аргосѣ (см. ниже. въ наказаніе за убійство мужей своихъ, должны были лить воду въ бездонную бочку, чтобы наполнить ее, не наполняемую. Титій, наконецъ, исполинъ эвбейскій, во зло употре бившій свою силу, за оскорбленіе Леты, матери Апол- лона и кртемиды, былъ Зевсомъ ннзверженъ въ Тар- таръ, гдѣ два хищныхъ коршуна рвали его печень, на- роставшую вѣчно для вѣчныхъ терзаній. Эти жестокія казни были чувственными представлень- ями правосудія боговъ противъ нечестивцевъ земныхъ, хотя-бы они являлись даже и на самыхъ высокихъ степеняхъ достоинствъ и званій. Гадесъ и Персе-юпа представлялись древнимъ не только владыками переселившихся душъ, но еще и вер- ховными судьями дѣль человѣческихъ. Всѣ проступки живущаго вь мірѣ заносилъ Гадесь въ свою памятную книгу и сообразно съ нею рѣшалось по смерти человѣ- ка, куда его направить: въ Элизій или Тартаръ? Въ дѣлѣ суда надъ усопшимъ Гадесу содѣйствовали три героя, прославившіеся во время своей земной жизни особенной мудростью и справедливостью. То былѣ: Миносъ, Ра- дамантъ и Эакъ. Послѣдняго считали еще и привратни- комъ царства подземнаго. 5' грековъ и римлянъ широко распространено было почитаніе Плугона-Гадеса. Въ Греціи особенно замѣ-
ПЛ1Т0 ИЛИ ГАДЕСЪ. 89 нательные храмы его находились вь Элидѣ. у Полоса, въ Лейнахъ и въ Олимпіи. Ему посвящались кипарисы нарциссы и буксы. *) Въ Римѣ, въ Февралѣ, въ продолженіе 12 дней при- носимы были ому великія жертвы (Е'еЬпіаііопеп) чер- ныхъ быковъ и козловъ, а жрецы украшались при этомъ вѣнками изъ кипарисовыхъ вѣтвей. Каждое столѣтіе посвящались ему и Прозерпинѣ секулярныя (т. с. сто- лѣтнія) игры, вь знакъ празднества мертвымъ. Изображается Плутонъ въ мрачномъ величіи возсѣ- дающимъ на престолѣ. Тѣнь отъ нависшихъ съ головы волость затемняетъ чело. Хлѣбныя произрастенія или плоды, вѣнчающіе главу его, возвѣщаютъ владыку со- кровищъ н благъ земныхъ. Иногда же на главѣ у него рогь изобилія илн зубчатая корона. Вь рукѣ жезлъ владычества, илн двузубчатый скипетръ, пли наконецъ ключъ. Послѣдній знаменуетъ хозяина подземнаго міра, откуда ужь нѣть возврата. У ногъ его Церберъ о трехъ головахъ. Часто изображенъ Плутонъ съ покрытой головой или въ шлемѣ, владѣющемъ чудною силой дѣ- лать невидимымъ того, кто надѣнетъ его. Часто Про- зерпина изображается съ нимъ же на тронѣ, или же въ колесницѣ, влекомой черными конями, послушными і і»ъ какъ буссв встрѣчается у ипсъ въ торговлѣ и издѣліяхъ г дъ тг- жимъ днене >ъ {пальмы], і •> скажемъ о немъ нѣсколько і тонъ. у п а с«№ктв (Вихпв, 1е Ьоів Де Ьиін, Вихііаіпп, Ъохігее) і^рин ілежить къ с .мейству растеній молочайныхъ ЕирЪогЪідсеас): растетъ въ южной и за- іы Енропы, въ Жкавказыі и Персіи. Вь </••ль'-Й Ен) пѣ I к]<> -элик. «ъ. иъ ІОЖН(й—дР| ломъ. Дропеснмп ег< іѣчательпа 1 •• і -ѵітью, ги .Ть1о ас^хъ чаѵіЛХЪ м пріятнымъ, і іегв» «.«-хтымъ ивѣ- 1 и |"'іляется ',еиИУ прочимъ для іравпроопиья на и-иъ. Изъ дерева 11 Корней самшита «пилю млемпо Ъ. 8ешр< п ігепя* 1 11 вглеартічвгь настой, упот- |Л-дя мый иъ медицинѣ какъ і- . ,н Лрим. пгреч.
' ШІЯ ЬОАЁГТВ1 лишь мэлотымъ понадьямь. мрачнаго *’ога. На избранной нами таблицѣ Про. •рпина на тронѣ вмѣстѣ сь ?ѵпрѵ- гомъ: Меркурій вводитъ въ жилище усопшихъ тѣнь дін яки, з. . нгю слѣдуетъ смерть. Изображеніе на- поминаетъ стихъ Шиллера' Г13п ісіп ішкі[фе«і Йооі ...<0Ц№ I гс Ліи!) Ьсг З-.доЬ ЬіііЬспЫ ; Ѵ-.і.чз, (Не’ ііьныіі челнъ смерти влечетъ безпощадно .,а Стніл ъ и длынь расцвѣтающей юности) ПЕРСЕФОІН Н іи ІІШЕІ’ШИІ \ А м. табл. IV У грековъ еще. Церемонія и Кора, у римлянъ .Ъібера. была дочерью Зевса и Демстры, супругой Андеса. Дѣтей у нея не было Вотъ какъ разсказы- ваетъ преданіе о похищеніи ея Андесомъ сь соизволе- нія Зевса. Чудныхъ прелег ей исполненная дѣва гуляла въ цвѣтущей долинѣ, неіалеьс отъ >ны, вь Сициліи, и собирала любимцевъ своихъ нарциссовъ;— вдругъ изъ мрачнаго. провала земли предсталъ передъ нею царь преисподнихъ, и цвѣтковъ прекраснѣйшій цвѣтъ умчался имъ на бурныхъ коняхъ, управляемыхъ привычной рукою Гермеса. Ни вопли ея, ни .ювы без- смертныхъ на помощь, ни мощное- сопротивленіе див- ной жертвы, не отвратили похищенія: Зевсъ всемогу- щій соизволить такъ дѣлу рѣшиться. Печальная Деметра повсюду искала спо° дѣтище, з по другимъ же пре- даньямъ жарко. н;і легкихъ крылатыхъ драконахъ,
ИЛИ ПГ' іЕРІНІН . 91 [і|і і.дніі.і і । и хитііт ля. и । и- • былі напрасно. Богъ , . , іи . ЩІЙ, В' 1 ІЫШ9-ЩІІ». СІІДмЛЛІ еіі пипнішую Кор}- Мольбы ытсри тронули бемюрт- кихъ. г обѣщали ™ шраіить <*й дочь, гели послѣд- н;.,і лШігто *,л вкусила еще ві. царствѣ подземю л ь. П." ЛІГ.І'ІЫІІ і-ІІ' «яіь Ге]IV* т» воротит и и в< івѣгтплъ. чій Пр> “пиина до половины ужь съѣла яблоко,данное ( і бунругчтл въ знаменованы любви, отнынѣ связую- ща й ихь. Такимъ обра.г иь н (‘.возможно стало Псрге- 4-о.чі извратиться на всегда къ милой лагерѣ. По в;»а- НМІІІ'іу однакожъ уговору обоихъ міровъ ПОаК'ЛСНО былі Иерсе-ынЬ полгода быть вмѣстѣ гь матерью вь со । и I. би г 1и1 । лимпіискпи і польца жь украшать споимъ іі| 'ЫШінігсі царство Гадічп. супруга і»і? - иертн го Итакъ, по ‘-мыслу отого миѳа въ ПрздерішнѣЛшрѣ, дочери ні оі і іагѵ 3» іи і, оплнцотифяіощаі з< илн» теп- Ю1»і И ВД.ЦиМ ноль, II НС видѣть СИМВОЛЪ, или самую б'.і іц:)і'. произрастенія ибо она является кь лагери сіі'ѵи, Демсірѣ, богинѣ пдод*>р дія земли, только съ і тіі 'и, і.мбт снова, предчувствуя осенью близкій свой 'ЦЪ, уіллптыя зимой’ какъ зорныші > вь почву, къ іиному міру Иішы новыхъ народовъ несчетное число разъ поль- міыілці и пользуются случаемъ сравни вагъ видимое ьшіи іл'ііс м шіирешіе природы осенью съ скоротеч- і'' гло всего, что цвѣтетъ на землѣ. Древніе въ кар- тинѣ вмсіішииі. похищенія Гадесомъ-Плутономъ цвѣ- іуш» « Пср« юны начертили просго-на-лрост образъ імерги. нел.'данно уносящей свою жертву изъ веселаго м’ріі. Н<« уль-' и древніе, язычники, въ образѣ; періо Ди . нгі іюзиращеніл Псрссч ніы кь матери олпцетво- । » гаіг нѣчпо-свГ.;п<ч- иоіювленіе природы весной, даютъ
92 ВЫСШІЯ Г0ЖЕСТВ1 намъ возможность видѣть, что пни питали вь душѣ начала сладкой надежды, предвозвѣстницы утѣшитель- наго вѣрованья, что на мѣстѣ смерти взыграетъ новая жизнь, а человѣкъ, увлеченный даже вь отдаленнѣйшіе предѣлы царства подземнаго, не вѣчно останется без- жизпенно-вѣющей тѣнью. Повѣствованіе и представ- леніе въ видимыхъ образахъ вь этомъ смыслѣ миѳа о Прозерпинѣ и матери ея и со< тавляли содержаніе элев- зинскихъ таинствъ, возбуждавшихъ въ посвященныхъ въ нихъ успокоительную надежду иной, вѣчной, жизни за предѣлами земнаго существованія. Замѣчательно, какъ тщетно душа столько вѣковъ жаждала изъ по- томковъ выбиться къ Свѣту немерцающему, Творцу своему, но предоставленная своимъ собственнымъ си- ламъ, только чутьемъ угадывала источникъ своего про- исхожденія, пока Божественное откровеніе не ввело ее въ самый міръ свѣта, открытымъ, чистѣйшимъ источ- никомъ блаженства, смѣнившаго прежнія, смутныя га- данія о немъ. II ПерсеФОнѣ воздавалось такое же поклоненіе какъ и супругу ея, особенно въ Сициліи, южной Италіи, изъ областей же греческихъ особенно въ Іокрпдѣ, и наконецъ въ Кизикѣ у Пропонтиды (Мраморнаго моря). Въ зтвхъ мѣстахъ у ней были великолѣпные храмы. Въ жертву богинѣ приносили черныхъ коровъ. Изображая ПерсеФону въ видѣ молодой женщины, одаренной всею роскошной и привлекательной красо- той, древніе олицетворяли вь ней самую цвѣтущую пору природы—весну. На этомъ-то основаніи и звали ПерсеФону еще Корой (т. е. чудною, небывалою дѣвой). Взглядъ же на ПерсеФону, какъ на супругу Гадеса, открываетъ въ ней иное зпачейіе. Съ этой стороны
ПЕРСЕФОНа И ІИ ПРОЗЕРПИНА. 93 является она облеченной мрачнымъ характеромъ Га- деса, является царицею царства тѣней, мощной пове- лительница населенія подземнаго міра, въ томъ числѣ и свирѣпыхъ демоновъ (духовъ кары и ярости), кото- рыхъ высылаетъ она въ міръ для терзанія нечести- выхъ людей, особенно клятвопреступниковъ. Съ этой- то стороны и обозначаетъ обоихъ супруговъ стихъ Гомера (Илліада, пѣснь IX): .Зевсъ подъемный л чуждая малости Пер*'в.фоша.- Слѣдовательно, и въ ней повторяется двоякость зна- ченія, которую мы высказали, разбирая смыслъ пре- данія о Плутонѣ-Гадесѣ. Она же замѣчается и въ ви- димыхъ изображеніяхъ этой богини Обыкновенно ее изображали на 'тронѣ или въ колесницѣ вмѣстѣ съ Плутономъ. Длинный, густой покровъ набрасываетъ сильную тѣнь па прекрасную, обольстительную жен- щину, выражая этою тѣнью таинственность существа. Въ рукѣ у богини граната *) или нарциссъ. Нарциссы посвящались и ей. Главныя празднества ей въ Греціи приходились осенью и весной. Осенью они имѣли характеръ печаль- ный вь воспоминаніе похищенья богини: весной же—радостный, въ воспоминаніе возвращенья ея на землю. ; Гранатовое дерево или гранатникъ [рипіе вгапаішп, Ье ^гепойіег, Сіаппіем- Ваиіп, роийтпекгяпаіе іге< привад ежитъ къ семейству растеній того же лмевв- Расі • тъ въ южной Европѣ, а у пасъ па Кавказѣ и южномъ берегу Крыма. СІ •«-і. -і>і<л іеключецы въ необыкновенно-сочную, сладкую мякоть. Стѣ- ' П«ы • % . ..хищно, они представляются какъ бы ограненными, ч і ври те ано* і Г”. । •»<» цвѣтѣ соім іишѵмішаетъ зерш гі.аната минорна. Дреи'еиня і’ра- □нгшика । № на и з№р<3> іа въ издЬтпі. Прим. періе
Э4 Ь’-ШІЯ ІІЫТГЕСТВЛ ( і. г і-іовы уіеушагл отрѣзывали немного ш»™. > и п<' нящаін иѵь »гиц| ід умнаго міра. Но. Же вошли вь обычай "« Ьмъ друзьямъ и слугамъ ''мершихъ отрі ы китъ т габя нѢскцыу велись и бросать ихъ на ко- стерь. на которомъ обыкновенно сожпгали усопшаго; при совершеніи же послѣдняго обряда надъ •ожигае- мы иъ—бить ггбя въ грудь и гтимъ выражать скорбь •>бъ умершемъ. Сі »рГіь по усопшемъ, даже оймоо б»»ъ граничное отчаяніе, въ ьэдоѵ повергала оставшихся смерть •піикаго инь, нам ь совершенно будетъ нонптпы. если не іабудемъ г глядь язычника на конецъ земнаго своего существованія (см. выше'примѣч.1. Понятна поятому грусть дивнаго Ахиллеса, когда онъ говорить ([Ілліада пѣснь IX): ЛІИ . 31 , Римляне не почитати Кору какъ богиню, Хигя въ ихі миѳологіи и упоминается имя I [разори ины. 1 на- рода римскаго была тѵ"?миаго происхожденія влады- чица царс гва тѣней. Любн-тина или Любентина. но поклоненіе ѵ. ей имѣли соотношеніе только <-ь смертью человѣка н съ п<»гр -Гіснісм г. его. безъ всякихъ наме- ковъ ни какое-либо дрѵгой, б'*лѣе глубоко»1 значеніе этого божества. За Перссфоной т»ень кстати п сложить то, что отно- сится къ богинЬ, также исполненной гаинстненностп и гаігже проявлявшимся въ обоихъ мірахъ, хотя она и не относи гі-я і. ь гысшчмі» божествамь. .)і»«—
1ЕКЛТА 95 ГЕіатл ’ГиТі"і !каго происхожденіи, дочь Тартара и Ночи, а ни другимъ даннымъ дочь Псрсѵса и Астеріи (Звѣяд ніиі ночи), сестра .'Іетьт. Объ этой богинѣ у древниуь паиыимь различныя повѣствованія, въ ситу котерыіь Гекаіу смѣншіыли съ другими богинями, особенно і-ь піыппц которыя имѣли сколько-нибудь соотношенія сь ночью, какова напримѣръ Селена или Іуна, кото- рой посвященъ у грепові 2-й донъ недѣли (см. выпи* примѣчаніе? Геката ше^твуеть передъ Церемоніей, ш.іл.ііоіцпм ь Факеломъ ра гоняя мракъ иг»чи. Она та кимъ иіразочь принадлежитъ къ сонму богинь такело- іюсныхт., покрошиелыіиць ночныхъ ?пѣтиль. Ги вѣ- домы темные духи и прочія глины силы природы, по- винующіяся глаголу богини. Но не только онѣ, а и самыя рожденіе, жизнь и смерть людей чувствовали на себѣ вліяніе Гекаты, и великій почетъ былъ ей удѣломъ не только у смертныхъ и въ царствѣ подзем- но и вь свѣтломъ Олимпѣ. Присущность Сексты Ы’ѣмь тремъ царствамъ міра. Олимпу, землѣ и Аиду, Др’-пііе выражали тѣмъ, что изображали ее вь троя- комъ видѣ, почему римляне и называли ее (гііоппі; (тродикая). Изъ животныхъ собаки были посвящаемы эт і.і богинѣ. Изъ всѣхъ трехстороннихъ значеній зТОГО наиболѣе развито бы іо естественно то. кото- рое преобладало съ самаго начала надь остальными. Віліосгшіе .-иго Гекдга и является преимущественно од-л‘4 Иоі. дѣятельнѣйшихъ богинь міра подземнаго, предо гавите львицей мрака ік-чнаго п всякаго іюлвіеб-
96 ВЫСШІЯ 1 >ЖЕСТВ4- ства и заклинанія. Послѣднія и у древнихъ народовъ быти не менѣе распространены и пользовались нсмень- іиимъ довѣріемъ, чѣмъ у народовъ средневѣковыхъ временъ. Понятно поэтому, что не только празднества, но и вообще служба этой богинѣ, были совершаемы ночью, въ сопровожденіи пылающихъ Факеловъ. Въ жертву ей приносимы быти съ особенными, необычай- ными при другихъ случаяхъ, церемоніями, черные яг- нята. Ил далекихъ распутьяхъ и уединенныхъ доро- гахъ древніе считали себя особенно близь ими къ этой богинѣ. Поэтому и ітлывадн ес вь этомъ смыслѣ Три- ФІей. Па островѣ Эгннѣ, въ Саровскомъ заливѣ, каждый годг. отправлялись этой богинѣ празднованія, лозныя таинственнаго значенія. Вь южной Италіи, у олера Авернисскаго, была темная роща, посвященная Ге- катѣ. ДЕИЕТР1 или ЦЕРЕП (Си. таблицу І\) Которую греки называли еще: Два, была дочь Кро- носа и Реи, стало быть сестра Зевса и Плутона. Какъ мы видѣли уже, Церера—мать Коры-Прозерпины. бо- гини произрастенія. Въ Деметрѣ Греки олицетворили представленія самой земли, вь ея безконечномъ и раз- нообразномъ плодородіи заслуживавшія! уже и тогда неотъемлемый титулъ всеобщей матери-кормилицы. Демитра почиталась подательницей всѣхъ плодовъ земныхъ, и главнѣГішихь изъ нихъ—хлѣбныхъ. ( ь
ДЕМЕТРА ИЛИ ЦЕРРРА. 9? этимъ тѣсно связано по преданію обыкновенно почи- тать вь Деметрѣ начало земледѣлія, а за нимъ и ка- чаю всякаго общественнаго порядка. Дѣйствительно, земледѣліе и съ нимъ неразрывно связанный осѣдлый образъ жизни, повсюду служили для людей началомъ порядка и образованія, ибо мало-по-малу сводили людей вь общины и скрѣпляли ихъ въ одно гражданское тѣло. И поди, покидая лѣса, гдѣ поодиночно скитались до тѣхь поръ, питаясь желудями и корнями растеній, привыкали другъ кь другу, научались узнавать и цѣ- нить в аимныя услуги, л вмѣстѣ съ ними и всѣ бла- годѣянія реместь, искусствъ; научались вырабатывать здравыя понятія о собственности и личности и, устраи- вая гр6Ѣ отечество, жить вь немъ подъ кровомъ муд- рыхъ законовъ. Поэтому Деметрѣ совершенно при- лично названіе ТесмОФОры, которое давали ей греки, ибо м* названіе выражаетъ родоначальницу, винов- ницу гражданскихъ учрежденій. Въ этомъ смыслѣ и воздиваіись этой богинѣ празднества, называемыя Тсс- мофоріямн (О нцхъ ниже). Когда Гадесъ похитилъ у Деметры юное, любезное ея дѣтище, озабоченная мать, зажегши блестящій Фа- келъ, понеслась въ своей легкой колесницѣ, запряжен- ной крылатыми драконами, по всей землѣ, разыскивая похищенную. Благо было тѣмъ землямъ, которыя ра- ду шно в< грѣчали богиню: она всюду оставляла свое бл । н іш₽ніе, научая жителей тѣхъ странъ обильному дарами земледѣлію. Особенно пролила она свои благо- ян и. на 1лтику за дружеское гостепріимство, ока- занное ей Колонемъ, жившимъ въ Элевзисѣ, одномъ пригородныхъ соленій Афипъ Тутъ преподала она ^Ісьаіі’^І0ТРе^лев*е плуга, а при отъѣздѣ оставила
98 ВЫСШІЯ БО/КЕСТВЛ. питомцу своему, сыну Келейя — Триптолему, дары благороднаго ячменя и свою драконовую колесницу, чтобы юный питомецъ, объѣзжая страны, и другихъ- научалъ, какъ сѣять и употреблять его. Порученіе. Триптолемъ выполнилъ такъ, что скоро земледѣліе рас- пространилось въ отдаленнѣйшіе предѣлы Греціи. Посейдонъ употребиіъ однажды силу свою во зло противъ Деметры, пустившись преслѣдовать ее. Чтобъ спастись отъ могучаго бога, Дсмсчра приняла видъ быстраго коня, по безуспѣшно: еще быстрѣйшимъ ко- немъ пустился за всю Посидаонъ великій. Плодомъ неутомимыхъ и настойчивыхъ стремленій его былъ— сынъ отъ Деметры: конь Аріонъ, созданіе чудное, на- дѣленное непостижимой быстротой бѣга и человѣче- скими разумомъ и словомъ. По стыдъ и боль проникли въ сердце Демстры, произведшей на свѣтъ существо, неимѣвшее себѣ подобныхъ, и преданіе говоритъ, что богиня долгое время скрывалась въ какой-то пещерѣ до тѣхъ поръ, пока омывшись въ водахъ свѣтлой Ла- доны—рѣки, не явилась, очищенной, снова, въ сонмѣ безсмертныхъ. Если въ этомъ миѳѣ древнихъ выраженъ неждан- ный, неутѣшительный плодъ богини земнаго плодоро- дія, то въ другомъ ихъ преданіи, въ которомъ гово- рится, что Деметра отъ союза съ Язіономъ, жителемъ Крита, прилежнымъ земледѣльцемъ, имѣла сына Плу- тоса (богатство), ясно олицетворили греки идею бо- гатства и благополучія, неразлучныхъ съ ревностнымъ и успѣшнымъ земледѣліемъ. На островѣ Критѣ, кото- рый издавна славился своимъ плодородіемъ и просвѣ- щеніемъ, съ незапямятныхь временъ воздавалось почи- таніе этой богинѣ земледѣлія. Также были и въ дру-
ДЕМІ'ГГЛ ИЛИ ЦЕГЕГЛ. 9!) гихъ греческихъ мѣстностяхъ: Аркадіи. Мессеніи, Си- кіонѣ, Коряичѣ. Аргосѣ, Могарѣ, Еіотіи, Локридѣ, въ Сициліи и др.; особенно же въ Элевзисѣ. Связь Деме- тры съ Зевсомь, плодомъ которой была ПерсеФона, должна выражать не что иное, какъ благодѣтельное вліяніе на землю небомъ ниспосылаемаго необходимаго тепла и обильнаго дождя. По цвѣту созрѣвшей ннвы Деметру называли русокудрой богиней; у Гомера стоитъ (Илліада, пѣснь V): «Жателямъ, вѣющимъ тлѣвъ. Деметра съ кудрями златыми «Птеіъ отдѣляетъ лтъ плевъ, возбуждая дыханіе вѣтровъ.» Въ старинныхъ же греческихъ народныхъ пѣсняхъ подательницу благословенной жатвы называютъ также матерью богатства. На этомъ основаніи ежегодно, осенью, праздновались ей мѣстные праздники жатвъ, Галои или Фализіи, которые сопровождались жертвоприно- шеньями и дружнымъ весельемъ и пирами. Кромѣ ихъ въ нѣкоторыхъ мѣстностяхъ Греціи, бъ Афннахъ, на- примѣръ, въ октябрѣ праздновались Тесмофоріи. Празд- никъ этотъ длился 5 дней и особенно торжественно былъ отправляемъ въ близлежащемъ около Аѳинъ се- леніи Галимѣ, хотя характеръ умѣренности и воздерж- ности, которымъ былъ запечатлѣй ь онъ, видѣнъ вь томъ, что на праздникѣ могли присутствовать только замужнія женщины. Въ празднованіи этомъ, посвящен- номъ матери несравненной Коры-ПерсеФоны. виража- какъ бы мольба земныхъ матерей о благосло- Деме И ИХ,Ъ А^тьми’ п°Д°б’Ными дочери божественной щаго^1' ’*'есм0Ф0РІи не имѣли впрочемъ ничего об- рсч-ги мс пРрдавіемъ о похищеніи Персеъоны и о го- гіавное аТе^И ^то пРеДа«іе составляло напротивъ Держаніе Элевзишй (элсвзинскихъ мистерій
190 ВЫСШІЯ БОЖЕСТВА. или таинствъ), о которыхъ мы уже упоминали прежде, а теперь прибавимъ къ тому нѣсколько подробностей. Преданіе гласитъ, будто Де метра сама, пребывая вь Элевзисѣ, когда разыскивала свою дочь, установили таинства эти н преподала основаніе ихъ Эвмолпу, отъ котораго и повели родъ свой Эвмолпиды, жрецы элев- зинскіе. Элевзиній нужно различать два рода: краткія, ко- торыя праздновались ранней весной, когда появлялись первые цвѣты, и долгія, которыя приходились въ сен- тябрѣ, когда исполнялось ему девять дней. Праздникъ открывался ночнымъ шествіямъ при Фа- келахъ; въ главнѣйшіе дни праздника посвященные представляли страданія Деметры и при этомъ изыски- вали мѣста, па которыхъ, но преданію, прошли глав- ные моменты исторіи ея. Такими мѣстами были на- примѣръ: такъ называемый Камень безотрадный, на которомъ безмолвно отдыхала богиня, когда душа ея исполнилась тоски отчаянія, мѣсто, гдѣ вкусила богиня пищи послѣ долгаго воздержанія; еще одно, гдѣ она наконецъ соединилась съ дочерью, и ми. друг.—Пере- живая съ богиней скорби ея и радости, посвященные олицетворяли ими для себя идею скорбнаго земнаго существованія и вмѣстѣ сь тѣмъ радостную надежду перехода въ блаженную вѣчность. Заключеніе празд- ника, кдгда картина свѣжей и мощной жизни смѣняла образъ печали и смерти, проходило въ разныхъ гимна- стическихъ состязаніяхъ. Посвященіе въ эти мистеріи сопровождалось мно- гими приготовленіями и испытаньями, цѣль которыхъ была—ввести новаго желающаго участника во внут- ренній, глубокій смыслъ сказанія о Корѣ-ПерсеФОнѣ и
ДЕМЕТРА ИЛИ ЦЕРЕРА. 101 матери ея и ознакомить его прежде со всѣми важнѣй- шими обычаями мистерій. При этомъ нужно замѣтить, что ни иноземцы, ни вообще рабы, а единственно сво- боднорожденные іреки могли желать и получать участіе въ Элевзиніяхъ. Изъ сказаннаго само собой видно, что обычаи мистерій держались втайнѣ; празднество же само производило глубокое впечатлѣніе на духъ участ- никовъ его, ибо при вѣрномъ и полномъ пониманіи обрядовъ его, проникнутыхъ глубокимъ смысломъ, по- священному раскрывалось въ немъ утѣшеніе во время земной жизни и радостный взглядъ на продолженіе существованія за предѣлами гроба. Римляне съ первыхъ временъ существованія своего государства заняли отъ грековъ почитаніе Демстры- Цсреры. II у нихъ былъ праздникъ этой богинѣ, вес- ной же, и совершался при торжественныхъ шествіяхъ въ бѣлыхъ одеждахъ, и сопровождался пирами и жер- твоприношеніями свиней. Праздникъ этотъ примыкалъ непосредственно къ другому, подобному же, первобыт- тому. въ честь богини, которую звали Теллусъ (Теіііів) т. е земля, въ смыслѣ подательницы жатвы и плодовъ. Значеніе этого послѣдняго праздника было приблизи- тельно то же, что и празднества Церерѣ. Деметру взображали въ видѣ женщины величавой, сь кроткимъ взглядомъ, вь длинной одеждѣ и въ вѣнкѣ изъ маку или пшеничныхъ колосьевъ; иногда же въ одной рукѣ маковыя головки или колосья, а въ дру- гой —серпъ или Факелъ. Очень часто богиня изобража- лась въ колесницѣ, запряженной крылатыми драко- нами, какъ она преслѣдуетъ похитителя дочери своей, той чадолюбивой матери выраженіе кротости идетъ лѣе, чѣмъ величіе Геры, которое иногда желали со-
102 ВЫСШІЯ БОЖЕСТВА. четать съ кротостію на ея изображеніяхъ, хотя въ остальномъ Де^етра стоить близко къ ,,Зевса супругѣ держанной “ (какъ называетъ се Гомеръ, см. Илліаду. переводъ Гнѣдича, пѣснь XIV, ст. 242). Нерѣдко однако-жь кроткое выраженіе богини по- мрачается покровомъ грусти и печали, навѣяннымъ скорб- ною потерею любимой дочери, печали тѣмъ болѣе глубокой, что ей суждево посѣщать нѣжную мать каждую осень, когда дочь должна разставаться съ ма- терью и снова скрываться въ мрачные предѣлы под- земнаго своего супруга. Изъ животныхъ ей приносили вь жертву коровъ и особенно свиней. Изъ растеній ей посвящали, кромѣ хлѣбныхъ, плодовыя деревья и весенніе цвѣты, осо- бенно нарцисы и гіацинты. Но этммъ аттрибутамъ, а также по корзинѣ съ хлѣбными растеніями, сь кото- рой часто изображаютъ Дсыетру, легко узнать чадо- любивую богиню. ГЕСТ1А или ВЕСТА (си. таблицу IV) Сестра Деметры почиталась у грековъ и римлянъ какъ богиня-покровительница домашнихъ стадъ и огней По послѣднему званію, у Гостіи на каждомъ семейномъ очагѣ былъ особенный жертвенникъ, вокругъ кото- раго семьяне .собирались ежедневно, въ сердцѣ возда- вая богинѣ подобающее ей почтеніе. Всякій разъ на семейномъ очагѣ готовилась пнща, чувствовали члены семьи, посредствомъ видимаго знака, взаимную межъ собою близость и родство. Такое святилище Гестіи не
ГГСТ1А ИЛИ ВЕСТА. 103 только оставалось вь средѣ каждой семьи, но если слу- чалось грекамъ выходить вь чужую сторону, чтобъ основать новую колонію, то они нс забывали взять съ собой этого священнаго огня, чтобъ и на чужбинѣ не потерять благословенія отечественной богини. Госу- дарство было для грека какъ бы великая семья, сре- доточіемъ которой быль жертвенникъ Гестіи. Грекъ унося съ собой вь чуждую сторону огня съ этого го- сударственнаго очага, считалъ себя и тамъ но преж- нему' членомъ родной, родоначальиой семьи. При вся- комъ предпріятіи приносилось въ жертву что-либо на этомъ жертвенникѣ Гссгіи- Случалось ли, что огонь на какомъ-либо изъ жертвенниковъ угасалъ, то ни чѣмъ другимъ, какъ пламенемъ, взятымъ съ неменѣе чистаго жертвенника, можно было возстановить угаснувшій огонь: всякій другой считался нечистымъ. Огонь почитался у древнихъ чистѣйшимъ изъ про- чихъ элементомъ (см. выше примѣчаніе); какъ пред- ставительница его, Гестіа отклоняла узы супружества, хотя Посейдонъ и Аполлонъ искали союза съ нею, и выхлопотала себѣ у Зевса позволеніе вѣчно пребывать вь дѣвствѣ. Поэтому Гестіа считалась покровитель- ницей цѣломудрія. На изображеньяхъ она является стройной дѣвой. Непорочный ликъ и вся Фигура закутаны вь длинныя одежды, съ головы ниспадаетъ особый покровъ, въ еднои рукѣ свѣтильникъ или жертвенная чаша, вь другой жезлъ, символъ державства. Нъ Греціи воздавалось Гестіи довольно ревностное почитаніе, хотя и не было у ней особыхъ храмовъ, иоточу-что и безъ нихъ вь каждомъ домѣ было у ней святилище. При томъ же при всякомъ всесожженіи
104 ВЫСШІЯ БОЖЕСТВА. въ храмѣ кого-бы ни было изь боговъ о Гестіи не- премѣнно воспоминали, какъ о богинѣ огней, и домаш- няго и жертвеннаго, и тутъ же съ молитвами совер- шали въ честь ея священное возліяніе воды, вина и масла. По Гестіи приносимы были особенныя жертвы, а именно: свѣжія произведенія .хлѣбиыхь растеній, пер- вые собранные плоды деревьевъ, а для всесожженія— нетеливішяся еще коровы. /Крицы ся должны были неизмѣнно оставаться дѣвами. Такъ было въ Греціи. Бъ Римѣ же Нума-Помпилій (который царствовалъ отъ 718 до 679 до Р. Хр.) построилъ ей храмъ, ко- торый имѣлъ круглую Форму. Вь срединѣ его, на жертвенникѣ, горѣлъ символъ богини пламенемъ не- угасимымъ. Днемъ храмъ былъ открытъ, на ночь за- крывался. Въ храмѣ Весты хранились замѣчательныя вещи, между прочимъ изображеніе разныхъ древнихъ боговъ и Палладіумъ, небольшая деревянная Фигура Минервы (Паллады), которая, т. о. Фигура, упала, какъ говорило преданіе, съ неба въ царственный градъ Трою, оттуда была привезена въ Грецію и наконецъ ѣъ Римъ, и отъ почтительнаго сбереженія' которой, какъ гово- вило тоже преданіе, зависѣли безопасность и благополу- чіе самаго Рима. Вь Римѣ было у богини шесть жрицъ, которыя и назывались отъ римскаго названія богини весталками или дѣвами Весты. Ихъ призваніе было— блюсти священный огонь жертвенника и приносить въ храмѣ жертвы и моленія о благосостояніи государ- ства. Посвящалъ ихъ въ это высокое званіе верховный жрець, ропійех ніахітия. Весталки облекались въ бѣ- лыя одѣянія; на челѣ носили повязку, на головѣ по- кровъ. Впослѣдствіи къ зтой одеждѣ присоединились и нѣкоторыя украшенія.
ГЕСТІА ИЛИ ВРСТІ.. 105 Ихъ позвяіцали на служеніе Бестѣ между шестымъ и десятымъ годомъ ихь жизни. Произнесши обѣтъ строгаго цѣломудрія, онѣ должны были служить въ храмѣ 30 лѣтъ. Затѣмъ, онѣ могли оставлять его и даже выходить замужъ. Народъ неодобрительно гля- дѣлъ на это обыкновеніе, ибо видѣлъ въ понужденіи дѣвочекъ, безсознательно налагающихъ на себя вели кіи обѣтъ, дѣло, могущее заслужить только негодованіе богини. Пока весталки находились въ служеніи храму, онѣ пользовались большимъ уваженіемъ и замѣчатель- ными преимуществами. Особа ихъ была неприкосно- венна; онѣ свободны были отъ отеческаго надзора и власти и могли, какъ хотѣли, располагать своимъ имуще- ствомъ. Когда онѣ проходили въ торжественныхъ празд- ничныхъ шествіяхъ по улицамъ Рима, ликторы (при- казные служители) несли передъ ними связки прутьевъ ѵГа8сез), изъ которыхъ выставлялись топоры. Эго были знаки такой высокой власти, которыми въ Римѣ кромѣ весталокъ обозначали только консуловъ *) (высшихъ гражданскихъ сановниковъ). Тутъ, если къ нимъ при- ближался преступникъ, котораго вели на мѣсто казни, то весталки могли даровать ему освобожденіе. '* 1,"Ці 1 лос‘ь учреждена въ Ринѣ послѣ изгнанія послЬдііяго изъ прод Л " *0ИВІИ ГОРА*™ (Таганіпінв Ѳііреіѣш) Періодъ же правленія карей Вл ОГЪ ІІО< ',еиІЯ ₽,ІМа только 215 лЬтъ (<,ть *** г до 509 до Р X). довательнс * ’ * ** рьіхъ при самомъ началѣ избрано дна, равнялась гдѣ- денежную пі-іі ” «ласти. Консулъ произносилъ смертный приговоръ, П} о яагороднѣйшіе изъ римскихъ гражданъ (патриціи) имѣли суловъ іВилег 11 Т1"° п₽,,го‘і0Р°» подавая жалобу въ сенатъ. Третій изъ коя- б>в«ъ) Но * Д' *вилъ что иажног право и простымъ гра.ъ піанъ (пле. понятно отчГГт*0 ЭТи<П₽?стиРалосЬ Ее Да-іѣе одной мили оіъ городя. Отсюда ч и значеніе, которое давали титулу гражданина города Рима. Прим. перевод.
] 06 ВЫСШІЯ БОЖЕСТВА. Строгость суда надъ весталкой, забывшей свою обязанность, равнялась тому чрезвычайному уваженію, которымъ она обыкновенно окружена была въ народѣ. Если ова по оплошности давала угаснуть жертвенному огню, который можно было возстановить только чи- стѣйшими лучами солнца посредствомъ зажигательнаго стекла, то верховный жрецъ удалялъ виновницу вь темную комнату и наказывалъ ее прутьями; еслижь она нарушала обѣтъ чистоты, то ее осуждали на по- гребеніе заживо на такъ называемомъ „нолѣ нечести- выхъ" (сатриз вееіегаіиз). Преступницу вводили въ подземное строеніе, куда вносили ей постель, зажжен- ную лампу, немного хлѣба и воды и потомъ запирали ее въ подземной темницѣ, засыпали самую темницу вровень съ поверхностью земли и такнмъ образомъ по- кидали несчастную на жертву страшной, мучительной смерти. Соучастника же въ нарушеніи обѣта весталки казнили всенародно. Весь городъ повергался въ печаль и долгія, всеобщія моленія возносились къ раздражен- ной богинѣ для умилостивленія ея. Самое шествіе съ носилками, въ которыхъ жертва собственной немощи такъ глубоко была погружена, что ни единый звукъ ея не доходилъ до слуха смертнаго, ужасомъ прони- кало сердца встрѣчныхъ, и весь городъ представлялъ въ гогъ день необычное зрѣлище глубочайшей печали и сокрушенія. Царь Пума Помиилій преимущественно содѣйство- валъ къ основанію въ Римѣ почитанія различныхъ бо- говь. Онъ же ввелъ и весталокъ. Сначала ихъ было 2, потомъ 4. Царь Сервій Туллій (578—534 до Р. X.) увеличилъ число ихъ до шести и послѣ всегда въ вы- сокую должность эту избирались дѣвицы только бла-

АРБИ ИЛИ МАРСЪ. 107 городнѣйшихъ римскихъ семействъ. Но преданію, ле- жащему въ основаніи города Рима, сами Ромулъ и Ремъ, основатели его, были сыновья одной жрицы—весталки, по имени Реи, и Марса ♦). Каждый годъ 4-го марта возобновляли священный жертвенный огнь Весты па жертвенникѣ, осѣненномъ лаврами; кромѣ того н храмъ (15-го іюня) чистили и убирали. Впрочемъ, прежде этого еще, а именно 9-го іюня, отправляемъ былъ богинѣ праздникъ ѳесталіи. Женщины, и только женщины, шествовали безъ обуви на поклоненіе н молитвы въ храмъ чистой богини. Потомъ доставляли въ священныхъ сосудахъ пищу для общей трапезы, а ослы, увѣнчанные зеленью, прино- сили хлѣбы въ корзинахъ, повѣшенныхъ имъ па шею. ЛЕЕЙ или ЯЛРСЪ. (Си. табл. V А рей, по вѣрованью грековъ, былъ сынъ Зевса и Геры. Первоначально Ареемъ олицетворены были, ка- жется, бурная непогода и тревога стихій (въ смыслѣ древнихъ); по это естественное значеніе его забыто гораздо даже раньше, чѣмъ другихъ боговъ, и Арей выступаетъ передъ нами, какъ боіъ треногъ и волне- *і По преданію, разсказанному римскимъ историкомъ Титомъ Дишемъ, Ро- му чь и Ремъ, близнецы, были рождены КИКиЮ-то царевною отъ Млрса. Ма- лютки, брошенные на япгибіыь, были искормлены волчицей. Взросши и ос- новавши городъ, братья и'ссорились ги имя новому городу, и Ромуіъ убилъ Рема Конецъ р>мула соотвѣствуетъ его поэтически изображенному проис- хожденію. Сямъ Марсъ, во время страшной бури, среди грома п молній, со- шеіь и». шириной колесницѣ и восхитилъ і.ь .еГ»Ь сыіг». нерва
108 ВЫСШІЯ БОЖЕСТВА. ній людскихъ, какъ страшный богъ войны или лучше сказать битвы и боевой свалки, тѣшащій душу убій- ствомъ, упивающійся кровью. У Гомера обыкновенные апитсіы. придаваемые имени Арея: „бурный, крова- вый, мужегубецъ, распаляющій въ битву, стѣнъ раз- рушитель" и т. п. Бъ этомъ отношеніи Арей выражаетъ представленія, противоположныя тѣмъ, которыя олицетворены въ Аѳи- нѣ-Палладѣ, богинѣ рыцарски правильной битвы. По- этому Аѳина съ этой стороны является во многихъ древнихъ сказаніяхъ непріятсльницей Арея. Бь войнѣ Зевса съ гигантами, въ которой Арей усердно помогалъ отцу своему, не только державный родитель его испы- талъ много трудовъ, но «Пострадалъ и Арей, какъ ег<> ЭФіальтесъ и Эгосъ, «Два исполина огромные, страшною цѣпью сковали} «Скованъ, тринадцать онъ мѣсяцов ь въ мѣдной темницѣ томился «Воли бы мачнха ихъ, Оривел прекрасная, тайно «Гермесу не дала вѣсти. Гермесъ Арея похитилъ, «Силы лишеннаго: страшныя цЬші его одолЪлі». (Ылліайа, ипсн* I Вь троянскую войну стоялъ онъ за троянцевъ н осо- бенно горячо -содѣйствовалъ предводителю ратей иллі- оискихъ Гектору. Здѣсь же Арей и быль раненъ Діо- медомъ, героемъ ахейскимъ, которому покровительство- вала Аѳина. Ботъ какъ Гомеръ повѣствуетъ (Илліада пѣснь V) о пораженіи Арея и о гнѣвѣ на него Зевса: «И тогда па Арея напаіъ Діомедъ не страшимый «Сь мѣднымъ копьемъ; и усиливъ его, устремила Паллада «Въ нижнее чрево гдѣ богъ опоясывалъ мѣдную повянь: Гамъ Діомедъ поразилъ и, безсмертную плоть растерзавши. Вырвалъ обратно копье; и взревѣлъ Арей мѣднобронный «Страшно, какъ будто бы девять илн десять воскликну іи іыиячъ «Сильныхъ мужей на войнѣ, зачинающихъ ярую битву. «Дрогнули всѣ: н дружины Троянъ, и дружины Ахеянь «Сь ужаса; такъ заревЬдъ Арей, ненасытный воііноюѵ.
лгей или мігсъ 109 Съ облаками отшедши къ пространному небу, „Мѣдный Арей" горы жадовался на вмѣшательство Авины и дерзко упрекаль отца вь потворствѣ его дочери. «Г] г чіѣвъ на нвіи, п|.увѣл »-ть громовержецъ Кровюиі «Счі4*я>> • ты, і>егі.иетяикъ’ Ни •лй близъ меля ппнсидящій* /То в“Ч»Ристнѣйшій мнѣ межъ ?.>і іа, ініссляюгцихъ небо і » * -.инея, брань и убій. >«о тебѣ лишь пріятны' «Мат. । । іухъ у тебя, я обузданный, вѣч нестроптивый, «Геры, которую самъ я съ трудомъ укроіпню словами' «Ты и т» і»эь, какъ я мню. по ея же вііуп ыііямъ стркъ Лп т>»Лч я страдающимъ долѣе юнѣть но въ стахъ. «(.и «.и. моя ты и матерь т Ія отъ меня г роди іа. «1'елі >ъ отъ бога другаг< • родился ты, «только злотво яый, «Ііытъ бы уже ты давно препсподнѣе всѣхъ 5 ривидовъ! «РІкъ, и его врачевать повелѣлъ Громовержецъ Пеону Но греческимъ сказаніямъ, у Арея законной жеиы не было, тѣмъ не менѣе оть частыхъ сближеній его съ богинями и съ дочерьми смертныхъ у него явилось многочисленное потомство сыновей. Всѣ они были, по отцу, герои, ію между ними знаменитѣйшіе: Мелеагръ, вождь калидонскій, сокрушившій дикаго вепря (см. ниже); Цикнасъ убитый Геракломъ, за что па этого послѣд- няго всталъ па месть Арей и битва между двумя ге- ровми была бы жестокая, еслибъ Зевсъ не бросилъ въ нихъ молній и тѣмъ не разлучилъ споить бурныхъ сы- новой; далѣе Парэенопсй, одинъ изъ предводителей семи героевъ противъ Ѳивъ (см. ниже), Деномей и ын. др. Часто употреблямое, напр. у Гомера, выраженіе: „сынъ” или „отрасль Ареа“ надобно понимать въ томъ смыслѣ, что необычайная храбрость, необузданный пылъ бое- вой героевъ, заслужившихъ это названіе, заставляли видѣть въ нихъ какъ бы прямыхъ преемниковъ непо- колебимаго въ битвѣ Арея. По римскимъ МивологическН’иъ сказаніямъ, Марсъ быль вь супружествѣ <-ь Беллоной. Острой его почитали
110 ВЫСШІЯ БОЖЕСТВА. Эриду (Распря, Раздоръ), чудовищное существо, пред- шествующее своему брату Оно и дѣйствительно такъ: за раздоромъ слѣдомъ идетъ опустошительная война. У Марса съ Афродитой родились: Гармонія (Согласіе) и Фобъ (Ужасъ). Всезрящій богъ солнца Гелгосъ ука- залъ на противозаконную связь Марса съ Афродитой супругу ея Гефесту. «Только достигла обидная вѣсть до Геоестова слуха, «Мщеніе въ сердцѣ замысливъ, онъ въ кузницѣ плаху поставилъ. «Крѣпко свою наковальню уладилъ, на ней и проворно «Сѣти сковалъ изъ желѣзныхъ, крѣпчайшихъ, ничѣмъ не разрывныхъ «Проволокъ. Хитрый окончивши трудъ п готовя Арею «Стыдъ . .... ................. .................... Самъ ГаФесгь уставилъ сѣти такимъ образомъ, что виновные были нежданно схвачены ими. Гефестъ созвалъ боговъ на позорище и горько жаловался на невѣрность супруги и требовалъ у Зевса обратно все сполна сва- дебное еено^ т. е. плату, которую было въ обыкновеніи платить за невѣсту. Только по ходатайству Посейдона который поручи-іся въ уплатѣ требуемаго, Гсфсстъ рѣ- шился отпустить обѣ жертвы своей хитроумной уловки. «Хромоногій Гефестъ отвѣчалъ Посейдону втадыкѣ. Воли твоей; Посидонъ, ве дерзну и ве властенъ отвергнуть. «Съ сими словами разрушила цѣпи ГеФестова сила. (Одиссея, пѣснь І'П/у. Это сочетаніе Арея сь Афродитой, которыхъ въ Ѳи- вахъ почитали даже супругами, какъ они и изображены на нашей таблицѣ (XI), конечно выражаетъ друже- ственный покой, сіѣдующій обыкновенно за смолкнув- шею войной. Въ такомъ случаѣ мощнаго и бурнаго Лрся представляли уже безъ оружія и въ длинной, мирной одеждѣ. Потому-то и возникло отъ Марса Гар- монія, что матерью ей была Афродитъ-Уранія, т. е. небесная Афродита.
\РЕЙ ИЛИ МАРСЪ. 111 Хотя въ Греціи и почитали Арея, но онъ не имѣлъ въ ней значенія такого великаго, покровительствующаго божества, какъ вь Римѣ. Изъ всѣхъ областей грече- скихъ почитаніе Арею наиболѣе распространено было въ Лаконикѣ, у воинственныхъ спартанцевъ, у кото- рыхъ въ древнѣйшемъ ихъ храмѣ была статуя этого бога, сдѣланная Алкаменомъ, ученикомъ Фидія. Мѣстомъ, откуда распространилось почитаніе Арея, была Ѳракія, населенная дикими и Воинственными племенами ^на- ѣздниковъ конныхъ", какъ говоритъ Го леръ. По все- тамі наиболѣе развито оно было у войнолюбивыхъ рим- лянъ, считавшихъ его послѣ Юпитера покровителемъ своего государства. Они и себя любили величать истыми дѣтьми Марса, называя его Мага раіег ибо считали его отцомъ Ромула н Рема. У римлянъ были ему даже воздвигнуты особыя помѣщенія для оракуловъ его. На полѣ, которое было посвящено Марсу и поэтому назы- валось Марсовымъ, римляне производили различныя воинскія упражненія, состязанія, Марсовы игры (мар— ціаліи) и наконецъ открытыя совѣщанія въ случаяхъ государственной важности. Па этомъ же полѣ находи- лись и ристалища недалеко отъ храма Марсу. Па зтолъ же полѣ черезъ каждые 4 года происходитъ смотръ оружію гражданъ, такъ какъ каждый изъ гражданъ обязанъ былъ быть всегда готовымъ идти на войну. При этомъ приносили въ жертву Марсу быка, барана и козла, которыхъ прежде обводили вокругъ всего прп- утствуюіцаго парода. При жертвоприношеніи молили Марса и прочить безсмертныхъ еще болѣе возвеличить и украсить римское государство, а впослѣдствіи молили— укрѣпить и на вѣки продлить величіе его. Два раза въ году, въ началѣ марта и вь октябрѣ, происходили
112 ВЫСШІЯ ЕОЖЕСТВЛ. на Марсовомъ полѣ состязанія. На послѣднихъ прино- сили въ жертву Марсу такь называемаго „Октябрьскаго коня*, собственно подручнаго коия въ побѣдоносной парной колесницѣ.—Марсу посвящалась часть добычи военной, схваченной на полѣ брани. Воинъ римскій, выступая въ походъ, посѣщалъ прежде въ храмъ „бур- наго* бога, гдѣ прикасался къ божественному іциту и потрясалъ божественнымъ копьемъ, произнося: Марсъ’, бодрствуя надъ нами». По преданію, щитъ этотъ спалъ съ неба при Пумѣ Помпиліи и съ тѣхъ поръ сохра- нялся (не хуже Палладіума въ храмѣ Весты) въ рим- скомъ храмѣ Марса на особыхъ попеченіяхъ жрецовъ вмѣстѣ съ посвященнымъ Марсу копьемъ. Каждый годъ жрецы отправляли благодарственный праздникъ за эти драгоцѣнные подарки боговъ. Въ первобытныя времена приносили Марсу и человѣческія жертвы, преимуще- ственно плѣнныхъ; позже этотъ жестокій обычай вы- шелъ изъ употребленія п люди при жертвахъ смѣни- лись или частью изъ отбитой добычи, или конями, ба- ранами и собаками. Марсу посвящались, кромѣ поиме- нованныхъ животныхъ, волкъ, пѣтухъ и дятелъ. Па изображеніяхъ цвѣтущей поры искусства (таково и избранное нами изображеніе) Марсъ является въ видѣ молодаго, могучаго воина, безъ бороды, въ бронѣ и возвышеннойь шлемѣ, съ копьемъ и щитомъ, съ выразительнымъ движеніемъ правой руки. На другихъ изображеніяхъ Марсъ шествуетъ быстро, какъ будко на битву, съ копьемъ на плечѣ, или же на нѣкоторыхъ другихъ: оь богатой добычей, отнятой у враговъ, воз- вращается съ іюля битвы. Въ старинныхъ изображеніяхъ, какъ это и видно во многихъ храмахъ его, Марсъ является съ бородой.
ГЕФЕСТЪ ИЛИ ВГЛКАИЬ 113 Поэты изображаютъ его стоящимъ въ пространной бо« «ой .плесницѣ; Белтона несется впереди его; рядомъ ке съ нимъ робкій Стратъ и блѣдный Ужасъ (Дся.иг и Фобъ), а также и Періи, богини кровавой, насиль- ственной смерти. ГЕФЕСТЪ или вулкигь см. табл. V) Сынъ Зевса и Геры, по вѣрованью грековъ. Римляне кь имени Вулкана прибавляли еще названіе Мулыщбера (т е. мяічителя, плавильщика — конечно, желѣза). Въ Гефестѣ олицетворенъ огонь, дыпіущій изъ нѣдръ земли, безъ всякаго прямаго соотношенія къ нему лучей сол- нечныхъ или огвеметательныхъ молній. Эта черта зна- ченія его выражена въ миѳѣ тѣмъ, что Гефестъ пред- сгавлепъ происшедшимъ единственно отъ Геры, безъ учасі я въ еіо происхожденіи ни Зевса, ни другаго коіч изъ безсмертныхъ. Хотя темъ и сямь проглядыва- ютъ нѣкоторые намеки на различіе Гефеста и Геры, тѣнь нс менѣе вднакожі. со стороны упомянутаго зна- ченія Гефеста онъ представляется весьма родственнымъ Герѣ: Зевсъ же напротивъ представленъ почувствую- щпмі. кь нему особаго влеченія. Преданіе Доказываетъ это пѵвѣстноваяіемь о томъ, какь однажды вздумалъ 1еФ<-стъ въ какомъ-то случ«* держать сторону матери и какъ і то... впрочемъ лучше приведемъ слова са- моі » Геч ста, обращенныя къ матери, погруженной въ скорбь грознымъ словомъ громпіиіспаго супруга своего <П гліада нѣтъ 1). О-ііртг'.
114 Ы ІШ оКЕсГВА. Но другому днаксжь преданію, аыа Гера усты- дивши# дитяти своего, родившаго»-я иа свѣіъ ілень- кпмъ, плачевныяь (маленькимъ, какъ шцд, иль і.чги- рий р.ыглр.ип я пламя), столкнула будто его съ Олимпа и онъ палъ въ море, гді припали его ласково Тгѳи<а м Эврмиома и гдѣ въ жилищѣ влажны х і боговъ при- изведь онъ ( вой искусныя работы. Междт лтими । ел- ботами особенно замѣчателенъ золотой тронъ сь невиди- мыми связями. Тронъ этотъ посылъ Гемтті. матери ві отмщенье за поступокъ ея съ, нимъ Лишь только, не и «дозрѣвая умысла, возсѣла на немъ ^лилейно-раменная Гсраи, мощныя связи охватили и сжали • .»• ничья власть не могла одолѣть ихъ. Не трудно видѣть вьэтомъ вы рл.Копіе тѣхъ ледяныхъ иі"**й, которыми екюнанная земля утрачиваетъ свою прѵіізгодіігельность на все ю время, когда тепт покидаетъ е Эт<’ еще яіінѣе видно изъ того, что богь весны, Діонисъ 'Бахусъ), является въ миѳѣ посредникомъ-миротворцомъ. Сладкими рѣчами склоняетъ онъ Гг***чта воротиться на Олимпъ, въ объятія матери, и мать тотчасъ освобождается отъ долгихъ узь. Когда бы, и отъ кого бы. ни случилось паденіе Ге- ѳеста, по слѣдствіемъ это вышла та шаткая и валкая походка Гел-сста ...хромоногаго*1, какъ называетъ его Гомеръ, которая однажды ві. сонмѣ бог<»ьь на Олимпѣ произвела странъ » •іье;
ГЕФЕСТЪ ИЛИ ВІЛКАПЪ. 115 ' Г*>- тш ♦» ' ьтт-лнм-ь, съ пр*»4Г> граны иачнпая, «Слд • в «старъ годно итъ, ч.риая к^бк^мъ и-іъ чаши «<_«» . <ный во «тигли блаженные жители веба, «Икіи ; « • л т.вомь Г «ѵеітт. но чеіп »гу вокругъ суе >т ч. Ііонечн", древніе этой хромотой и колеб іющейся по- ходкой олицетворили неровные, прихотіивые переливы пламени Какъ бога огня, при дальнѣйшемъ, постепенномъ развитіи хіиоа, древніе стали почитать Геѳеста боже- ствомъ тѣхъ искусствъ, которыя необходимо требуютъ помощи эіого элемента древнихъ. Такъ Гсфссть является Гисомъ металлургіи. а въ Аѳинахъ—богомъ гончарной работы Впрочемъ, такъ какъ не одни металлы и глина вырабатываются помощью огня: онь необходимый спуг- ни і.ъ большей части, если не всѣхъ, ремеслъ и худо- ж •.твь. ус.фівливаіощнхь бытъ болѣе или менѣе про- св щ- чныхь народовъ; то на эт«»мъ основаніи Гефестъ почитался у древиИХ11 богомъ-споспѣшникомъ промы- шленности и просвѣщенія. Въ совершенно особенномъ видѣ выработаюсь представленіе о немъ, какъ объ ис- кусномъ художникѣ въ металлическихъ издѣліяхъ. 'Гутъ его воображали кузнеіымь олимпійскимъ работающимъ вь своей законченной мастерской, которую часто помѣ- пцли ві. нѣдрахъ огнедышущей Этны. Отсюда выхо- дили блистательныя произведенія его художества, кп- т рыя онъ и раздаривалъ богамъ и своимъ см ‘ртнвйіъ любимцамъ. Тучъ онь изготовилъ для Зевса тоть мощ ный а-гтрибуть держа всгва (щитъ), который назы- ваю! видомъ, и чуднаю искусства скипетръ; доспѣхи Ахиллесу, оружіе Гераклу; себѣ—двухъ удивительныхъ прислужницъ изъ золпта, которыя какъ живыя важно выступали и помогали Гефесту вь ходьбѣ; наконецъ — ту знаменитую сѣть, которая была такъ памятна Марсу 8*
116 ВЫСШІЯ БОЖЕСТВА и I кредитѣ съ тѣхь-поръ, какъ нежданно накрылъ ихъ Гсфсстъ вь івоемъ домѣ, и признанные на зрѣлище сож ители о і и мпійскіе «По вили смѣхъ несказанный, увидя, ка не «Хитрое дѣло реііппі ій Гм>есть СОі>ѵ,шить умудпиця. «Гляди другъ па друі=<, такъ мокъ < >>бѵю они рп.ісуждали: «.Злое и ъ: і іь проворст омъ ф** медіснно, гь ве[ ъ одерш . • і; «Какъ ни хромаетъ Гефестъ, ци пойм<.л і онъ Арея, котор - й Самый быстрѣйшій иаъ вЬчныхъ г >гі«,ъ, на Олимпѣ жиііуішіх ь>. і Одиссея. Ппст ПН Гсфссть же быль и богомъ земнаго, вулканическаго, тепла. Съ-тѣть-поръ, какъ замѣтили плодородіе вулка- нической почвы, стали относить его Плаюсловсміе на виноградной лозѣ, такъ какъ она на вулканической почвѣ приносить лучшіе плоды. Изь зтого источника и возникло преданіе, раскрывающее то особенное дру же- ство Гефеста съ Діонисомъ, которое отчасти уже обна- руживается въ вышеупомянутомъ примиреніи Гефеста съ Олимпом'ь; отчасти же видно изъ того, что обаэтибижсства иногда смѣшивались въ воздаваемойь имь почитаніи. Въ мѣсто пребыванія Гефесту вѣрованье древнихъ отводило преимущественно вулканическія мѣстное іи, вь Греціи остривъ Лемносъ, по которому и самъ богъ на- зывался .Іемиосскимь; кромѣ Лемноса—.Іпв.іры и Си- цилію. 11а послѣдней Этна была средоточіемъ его куз- нечныхъ работъ. Тутъ онь, при содѣйствіи подмастерь- евъ—циклоповъ, ковалъ Зевсу во время войны его съ гигантами губительныя молніи: Нептуну—мощный тре- зубецъ; Плутону—ютъ незримымъ дѣлающій шлемъ, о которомъ уже разсказано. Какъ одно изъ божествъ олимпійскихъ. Гефестъ имѣлъ и на номъ палаты, не уст упающія въ блескѣ жи лицамъ другихъ безсмертные ь. Это видно изъ словъ Гомера (ИіліиОа, пѣснь XVIII).
ІЕФЕОГЬ НІИ ВІЛКАНЬ 117 (Ѳетида отправляется къ Гефесту заказывать оружіе сыну своему Ахиллесу': " • » — гитіа I а д< , <<Л» •• і ч ' < ‘. 1 іѣпныхъ черто ірекрасиІіИілнхъ ради Олимпа «Іѵ<к * • » п-* ' •льио»' » Ьх]-.мъно • Нельзя не упомянуть п важной помощи, которою Гефестъ окааалъ Зевсу, когда послѣдній восхотѣлъ изъ собственной главы создать Аѳину (Минерву). По повелѣнію Зеіса, Гефестъ раскололъ ему топоромъ голову и изъ нея явилась „свѣтлоокая дочь Зевса—Аѳпна-Паллада“. И у грековъ, и ѵ римлянъ почитаніе ГсФеста-Вул- клна восходить кь глубочайшей древности; особенно жѳ чтили его на Лемносѣ. Храмъ Гефестовъ стоялъ у подножія огнедышущей {теперь давно погасшей) горы Мосихдоса, по преданію на топъ самомъ мѣстѣ, гдѣ Прометей похитилъ небесный огонь, за что и былъ Гефестомъ прикована къ какой-то кавказской скалѣ, гдѣ орелъ клевалъ его печень, нароставшую безпре- рывно для безконечныхъ терзаній. Ежегодно сьтѣхъ поръ островъ Лемносъ въ опредѣленное время, при разныхъ печальныхъ обрядахъ, долженъ былъ сначала сокрушаться, а піь примиряться съ разгнѣванный ь богомъ. Девять дней никто не смѣлъ имѣть у себя огня, пока ие воротится сг» священнаго острова Делоса посланный туда корабль. Привезенный на немъ огонь, раз- давали тогда вь дома и мастерскія заведенія.—Въ Си цилів, на горѣ Этнѣ, у Гефеста былъ также храмъ, оберегаемый особенными псами, одаренными способ- ностью отличать набожныхъ люд *й отъ нечестивыхъ и яростно гнать послѣднихъ прочь отъ священнаго мѣста. Пространно было почитаніе Гефеста и въ южной
118 ВЫСШІЯ БОЖЕСТВА. Италіи, въ древней Кампаніи. Вь Аѳинахъ почитін ГеФеста присоединялось ъь почитанію покровительницы гр.іда—Аѳипы-Паліады. Гефеста тамъ чтили какъ ібога семейныхъ огней, кдкь устроителя селенной жизни, въ чемъ онь и слылъ за божественнаго мастера.Въ соотно- шеніи съ этимъ взглядомъ на него мужи аѳинскіе празд- новали ему и іфипѢ ежегодно, вь октябрѣ, праздникъ Аматурій: въ праздничныхъ одеждахъ, при горящихъ Факелахъ, совершали жертвоприношенія и восхваляли свѣтлаго .,огнеподателя.“—Въ томъ же мѣсяцѣ отпра- вляемы были еще обоимъ божесінамъ, силой и влія- ніемъ которыхъ, по вѣрованью древнихъ, такъ глу- боко проникнуты были различныя обстоятельства жизни человѣка—празднества Хсмкейскія. Кромѣ .этихъ бы., и еще* Гефестеи и ІІанатснеи. При всѣхъ этихъ празд неетвахъ происходили въ Аѳинахъ призовые бѣги юно- шей съ Факелами. Въ Римѣ уже Ромулъ построилъ Вулкану храмъ и установилъ празднество Вулкана гій. Празднество (23 го августа) начиналось жертвоприношеніемъ 'рыбъ . чтобъ отклонить всякое несчастіе, могущее приклю- читься при употребленіи огня во время замѣтно при банившихся вечеровъ. Въ священный день пралднесті зажигали вечерніе огни и приступали къ вечернимъ работамъ. Въ Троянскую войну Гефестъ примкнулъ къ Геі ѣ, Аѳинѣ, ІІосидону, Гермесу на помощь грекамъ, ха и и не поспѣвалъ за другими богами, что видно изъ ^ло ь Гомера (Нгліада, пѣснь XX): «Съ нш и къ су**ыЪ и Гвф'-сть >1 । лнъзй, и пышуіЦ'й сі юй, «Шелъ хромпя: «•г. трудомъ волочиЛ1 ИІЪ у Ьчиыя 1101 п* Отъ супруги своей, Іородиты, Ге-ичтъ дЬтей не ич*.і о;
АФРоДИТХ ЦЛМ ЕЕНЕГА. 119 за то было 1 нсіі> нЬслолько сыновей от ь другихъ, иобочныхь. женъ. По аттическому (казанью. Г< лъ очень ухаживалъ іа Аѳиной (Минервой;, н. неудачно. Одна и-Л.З- богиня приняла подъ свое особое покрови- іѵлы ТВ- Эрилтонія, сына Г< Феста и Геи (богини земли г. Гр<і ,а изображали (какъ и на избранномъ нами рисункѣ/ вь видг. возмужалаго, бородатаго человѣка. Видь важный, внушающій; одежды никакой, кромѣ легкаго передника, на головѣ же нѣчто въ родѣ кол- пака хорошо напоминающаго обыкновенный покровъ древнихъ греческихъ ремеслонниьовъ. Иа изображеніяхъ ГеФ<чтъ при помощи дѣятельныхъ своихъ подмастерьевъ сильно кустъ на своеіі наковальнѣ. кривая нога наме- кает ь на и« чальнос событіе в ь жизни Геч-еста. На сл іринныхь монетахъ острова Лемноса Гефестъ изображенъ -и. бороды. На древнихъ вазахъ чаще всего г. грѣ'іпѵтгл та сцена, когда Гефестъ, одѣгый и увѣнчанный, । молотомъ и кузнечными клещами вь рукѣ, ѴИД на ослѣ, котораго ведетъ Діонисъ (Бахусъ) еъ виноградною тростью, пзь своего морскаго заточе- нія в< звращ< на Олимпъ. АФРОДИТА или ВЕНЕРА. Си. табл. V и XI . Афродита-Венера у грековъ и римлянъ была боги- ней любви. У же у древнѣйшихъ народовъ Востока производящая сила природы быы олицетворена осо- бымъ божествомъ. Изъ Сиріи и Финикіи пересадило, ь на греческую почву, благодаря частымъ торговымъ
120 ВЫСШІЯ ІЮЖЕСТВА- сношеніямъ съ Греціей, представленіе божества любви, называемаго Астартой. Оттуда оио разошлось по остро- вамъ Средиземнаго моря и наконецъ достигло Италіи. Въ развитіи миѳа объ этомъ божествѣ воображенію народовъ поле представлялось обширное. Можеть быть поэтому-то въ сказаніяхъ даже древнѣйшихъ повѣ- ствователей объ Афродитѣ встрѣчаются разнорѣчія о происхожденіи ея и значеніи, и разныя прозванія при- даются ей. Во всякомъ случаѣ преобладающая идея, олицетворенная этой богиней, есть—божественная про- изводительная сила природы во всемъ чудномъ и без- конечно-разнообразномъ ея проявленіи. Изъ различныхъ преданій открывается отличіе Афродиты древней огъ Афродиты юной. Древняя была, дочь Урана, почему и прозывалась Ураніей, т. е. небесной. О пей сказыва- лось, что она возникла изъ пѣны, взбиваемой волнами. Отсюда и прозваніе ея Анадіомена (изъ моря нашед- шая). Анадіоменѣ приписывалась великая власть надь моремъ: моряки взывали къ пей, какъ къ вѣрной по- кровительницѣ своей. Богинѣ посвящалось миртовое де- рево *), за которое, полагали, удалились моряки въ то ’) Мирты распространены не только въ южной Европѣ, гдѣ, но замѣчанію Александра Гумбольдта, они придай ть особенный характеръ островамъ Сре- диземнаго моря, юстонщамъ изь извести и трахитовъ, но и на всемь между- троиическомъ пространствѣ. ЕвропейікіИ миртъ, т. е. обыкновенный (Мугіив сотіпппіз, 1е тугіе, іпуПІе-ігее, ЫуііепЬлііт) представляетъ вѣтвистый, отъ 3 до 8 «1-утовъ въ вышину кустъ съ жесткими, лоснящимися, густо-сидящими листьями. Мирты тропическіе болѣе замѣча ельвы. Вотъ нѣкоторые изъ нихъ (по Фонъ-Клсіепу): 1) Л. пряный и та индійскій (М. Ишепіа, Ъе Иоіѵге 4е Зашаідпе, КсІкеврГ Йкг Мугіе, Дапіаіса ргррсг илнЕоир Іѳау’Д рітепіо) растетъ на Антизьсксхъ остр.а ростомъ отъ --0 д> 30 4-ут. Яіоды его собир потъ до полной ихъ зрѣлости и сушатъ. Въ торговлѣ у пасъ онѣ извѣстны подъ имі-н. ан- гл йены о перца. Нѣкоторые, бли.ікіе къ этому мирту, доставіяютъ т. п. Царскій перецк, а і.ные употребляются въ медицинѣ. 2) ЛГиртв-івоздичникв (саг) орЬуІвв агопіаііспа) съ Молукскихъ острововъ, растетъ деревомъ отъ 21) до 40 Футовъ вышины. Роікошный цвѣтъ его собираютъ до раскрытія сго и су-
ДФРОДИТА НІИ ВЕНЕРА. 121 время, какъ Анадіомена, нагая, весной изошла изъ волнь морскихъ и ступила на островъ Цитеру, или Киверу (нынѣшній Чериго, вь Кандійскихъ водахъ). На ост- ровѣ этомъ она получала особенно горячее поклоненіе и по имени острова называлась Питерской. Впрочемъ, точно также сй давали прозванія и отъ другихъ мѣ- стностей, гдѣ воздавалось ей почитаніе. Таковы были: Аматузіа (отъ Амата или Аматонта на Кипрѣ), Кип~ ради, Книдія, Павія, Идалія и др. Вь представленіяхъ объ А-і>р дитѣ-3 рапіи олицетворена та чистѣйшая сила природы, которою держится жизнь въ мірѣ и которая не имѣетъ ничего общаго съ чувственными представ- леніями любви.—Юная Афродита, напротивъ, есть символъ земной любви. Эта Афродита, по нѣкоторымъ сказаніямъ, произошла отъ «Зевса и Діаны, почему и называлась также: Діонея. Олицетворяя Афродитою высшій идеалъ женской .красоты, древніе изображали ее во всей обворожительной ея наготѣ, или только подъ легчайшими покровами, шествующей въ колесницѣ, ко- торую везутъ лебеди, голуби или воробьи. Богиню сопровождаютъ: сынъ ея Эросъ (Амуръ или Купидонъ}. Хариты (Граціи), Горы, Гимеросъ (богъ любовнаго томленья), Поѳосъ (богь сладкихъ желаній), Псиѳо (по- коряющая нѣжность/—У ней былъ любимецъ, пре- красный цвѣтущій пастушокъ Адонисъ. Когда онъ по- шатъ. Въ п^гівіѣ цѣнится высоко и извѣстенъ подъ ммгн. ямій ьмг-л иіи квйеіпк^". перцв. Іолландцыразсадили °го у себя на 4 островахъ, на осталь- ныхъ я. щ., 'дли, не желая гоперничестпа. Французамъ удалось угасть нѣсколько растеній ьъ 1770 г и р(,зВести его па , сшедьсгихъ оіл-ров съ, аа Бурбонѣ а і.ъ Найеі 3] 1ИСТЬЯ этою марта [М Еикеаіа С₽пі{, который ра- стетъ въ Южной Америкѣ, кители Пирагіия употребляютъ какъ чай, аніоды ег , имѣющія пріятный і-.іелчнлто-нрлматическій вку« ь—къ пищу. Нрмм. переюд.
122 ВЫСШІЯ БОЖЕСТВА. гибъ на охотѣ отъ дикаго вепря. Афродита впала въ такое отчаяніе, что не имѣла силъ оторваться «»гь мертваго Боги въ утѣшеніе ей опредѣлили ея воз- любленному ежегодно на весну и лѣто покидать мрач- ную обитель ПерсеФоны и оставаться у Афродиты. И такъ въ сочетаніи Адониса съ Афродитой олицетво- рены расцвѣтанье и цвѣтъ природы до самой норы созрѣванья и конечной жатвы его (осени и зимы: воз- вращенья кь ІІерссФонѣ). Эта ежегодная естественная перемѣна въ природѣ была поводомъ къ особому празд- неству въ честь Адониса. Празднество начиналось об- рядомъ, какъ бы погребеніе Адониса, котораго прово- жали съ печальными пѣснями вь темное жилище Нер- ссфоніи, а оканчивалось радостной вспышкой надежды снова насзалиться весеннимъ его появленьемъ и возгла- сами: Адонисъ живъ, Адонисъ снова является къ намъ4*. По Адонису Афродита называюсь у грековъ еще Ас>о- неі'уі или Адонія. Эта богиня, какъ мы уже видѣли прежде, была за- мужемъ за Вулканомъ. Дѣтей у нихъ не было. Кромѣ Адониса (или какъ называли ого древніе сирійцы: Або- басъ, т. с. Флейтистъ), богиня особеннымъ предпочтеньемъ наградила также смертнаго мужа Анха за. Анхизу про- извела богиня Энея, котораго сынъ Лаканій (пли по римскимъ сказаніямъ Юлій) сдѣлался родоначальникомъ знатнѣйшей въ Римѣ Фамиліи. Къ ней же принадле- жалъ впослѣдствіи и Юлій Цезарь. Слѣдовательно, этотъ знаменитый мужъ происходилъ по прямой ли- ніи отъ Афродиты. Если безплодно было супружество, то не таковы были ея отношенія къ другпмі. безсмерт- нымъ Олимпа: между многочисленными дѣтьми ея
М-РОДИГА И ІИ ВЕНЕРА. 123 замѣчательнѣйшіе: Эросъ-Амуръ и Антсросъ (Іюбовь и Взаимность), Гименей и Гермаф-роиитъ (см. ниже). При всей добротѣ и ласковости, Афродита не болѣе другихъ богинь была свободна отъ раздражительности и мести въ тѣхь случаяхъ, когда оскорблялась боже- ственность ея. Гііпполитъ пораженъ быть смертью; Полиуюнта—обращена вь сову; Арсиноя—вь камень, а Мирра- въ миртовое дерево. О спорѣ за красоту, возникшемъ у богини сь Герой и Аѳиной, спорѣ, до- ставившемъ сыну троянскаго царя Парису благоволе- ніи Афродиты, мы разскажемъ въ связи съ тѣми со- бытіями, которыя относятся кь войнѣ Троянской. (.'.уединявшая любовными узами всѣ существа неба, земли и самаго тлртдрі Афродита почиталась древ- ними какь богиня супружесгвь. Это значеніе Афро- диты раскрыто вь словахъ, которыя вѣщаетъ Зевсъ кь ней, когда послѣдняя является къ отцу съ жалобой па Діомеда, героя Ахейскаго, ранившаго ее вь троян- скую войну (ТГіліада. пѣснь Гу; «Мі т.иь зачовВдаігы шумный бр .. ' “1 ли г ініаымк ѵ ілосгпыхъ зраковъ; 1 и Паи іа-Аъшіт уі троятъ На островѣ Кипрѣ было у пей нѣсколько храмовъ, во блистательнѣйшій изъ всѣхъ—въ городѣ Паѳосѣ. Сюда стекались тысячами, чтобъ праздновать ежегод- ный нра ідннкъ вь честь Афродиты. Тутъ былъ и ора- кулъ (югини. Тутъ же воздавалось ей почитаніе какь Афродінѣ-Ураніи іс.м. выше;. Вь Книдѣ, городѣ Ка- рійскомъ, изь всѣхь сокровищъ великолѣпнаго храма богини восхитите тьпѣйшимь была чудная статуя самой Афродиты, произведеніе Праксителя *ч
124 ВЫСШІЯ БОЖЕСТВА. Вь прибрежныхъ мѣстностяхъ Греціи богиню, ро- жденную миремь, чтили какъ покровительницу вь да- лекихъ странствованіяхъ по невѣрной стихіи. Моряки и рыболовы, отправляясь вь путь, взывали кь златой Афродитѣ и становились подъ охрану ея. На островѣ ЭгинЬ сначала Посейдону приносили жертвы и утѣшали его сладкими пирами, за ними взывали Афродитѣ, и тутъ ужъ п.% праздникѣ богини предавались неудержи- мой радости и утѣхамъ. И вь Книдѣ Афродиту чтили богиней безпокойнаго моря: на владычество ея надъ мо- ремъ указываетъ, присутствіе среди аттрибутовъ бо- гини делЬФина. Съ тѣхъ поръ, какъ въ Римѣ сдѣлалось общимъ поклоненіе Афродитѣ Венерѣ, и здѣсь также ей посвящались ежегодныя празднества, Венераліи. Храмы ея были: одинъ въ Капитоліи, другой у Колин- скихъ воротъ. Въ Италіи посвященъ былъ Венерѣ мѣ- сяцъ апрѣль, когда земля покрывается свѣжею зеленью и цвѣтами или, говоря языкомъ миѳологіи, когда Адо- нисъ снова покидаетъ подземелье для свѣтлаго міра. Богинѣ посвящали: голубей, барановъ, зайцевъ, дсль- финовь, лебедей, изъ цвѣтовъ: мирты, розы и нѣкото- рыя другія красивыя растенія, яблоки и другіе плоды. Въ Элидѣ символомъ богини служила черепаха. Вь Формѣ іцита этого животнаго видѣли намекъ на небесный сводъ, туи Аіі-ѵлйты Книдской, на которую издялр'Э съѣзжались любоваться греки, бла> огі вѣвшіе предъ изяществомъ Формъ, ниоді жаніі .іъ которой считаютъ Вечеру Медицейскую, произнедеше Клеолана Хѳнь.каго, произвелъ еще Я«я5ы, на ящуюсн во Флоренціи, Лчо.чана Савроктѵкоса Ашюлоиа поражающею дракона) и Фавна сь Флейтой. Кр»ѵѣ ихъ къ рЬліу же ПракіИ- теія, по мпЬпію ііпогихъ, отвосягія иэоГѴ;іажепія Аполлона ₽сл*<е<)ерска»о, реперъ въ Ватиканѣ) и Діокк (теперь въ Версали). Но мнѣнію же вѣкотоуыхъ послѣднія двѣ статуи произведены рпныие: Скоі игъ или (еіис раньше’ 1<а ламомъ Аѳинскимъ. Произведенія Пр :«'-< геля м.гь мѣди и мрвмора. НриМ. перевоб.
АФРОДИТА ИЛИ ВЕНЕРА. 125 а въ робости и правахъ животнаго, непокидающаго своего дома, видѣли изображеніе домовитой хозяйки, отъ которой требова т.юь постояннаго и бдительнаго надзора за ввѣренными ей домашними дѣлами. Вначалѣ изображали богиню эту въ видѣ безФОрмен наго камня; потомъ постепенно изображеніе вырабаты- валось искусствомъ вь странную. чудными прелестями одаренную, Фигуру богини, въ изящныхъ одеждахъ; позднѣйшее уже искусство стало изображать ее нагою въ различныхъ положеніяхъ. На избранныхъ нами ри- сункахъ богиня въ одеждахъ. Па обоих ъ изображеніяхъ волосы на головѣ изящно убраны—отличительныя при- знакъ Афродиты. На первомъ изображеніи одежды, схва- ченныя только на нравомъ плечѣ, изящными складками ниспадаютъ внизъ. Въ лѣвой рукѣ яблоко, символъ предпочтенія, выраженнаго Парисомъ, когда Гера, Пал- лада и Афродита предоставили ему произнесть судъ надъ ИХЪ краеото’і. М4Ь. ирн> липшихъ въ донъ его < йяьекій», тѣмъ, что даль побѣду златой Афродитѣ. По нс забыли этого оскорбленья Гера и Паллада и показали въ Тра- ян.-уи» войн\. какъ ужасенъ гнѣвъ раздраженныхъ богинь. ІІск\сі'т«иэ увѣковѣчило образъ богини въ несчетномъ колич- гвЬ статуй. Иіь нихь многія дошли и до ніѵъ* !!• ійг; нштн ні йог» оръ Векср. Мед_ ъ Лы*шівх-ь <1Г ѵь Юі • г- : ичі л - позѣ і .і Н>п*н»и:тм •пемип в ’** ,;і пріп. еіы тогда К-і ъ у Вчі₽|Ы • • • м і ь ь і, гі]., ялдоіы ;< «пѢтііі.«м .я:іх-і, уч;
12в ВЫСШІЯ ЕОЖЕСТВ4. Высочайшій идеалъ красоты богини, съ которой уже никогда не равнялись послѣдующія произведенія ху- дожниковъ, была вышеупомянутая нагая статуя Афро- диты-Книдійской. ЛАЛ.ПД1-ІФІІНА илп ШІНЕРВА (і'м таблицу XI) Ее звали также Тритогеніей, Тритоніей и Атенеей. Въ миѳѣ о Палладѣ повѣствуется, что она вышла изъ чернокудрой главы тучегонителя Зевса совсѣмъ воору- женной; что при рожденьи ея дрогнули небо и земля, «скипѣло море и померкло свѣтило дневное. Уже ска- зано было, что Зевсъ предъ рожденьемъ Аѳины прогло- тилъ супругу свою Метису и потомъ повелѣлъ Гефесту расколоть ему Голову. Прибавимъ теперь чти по дру- гимъ сказаніямъ, послѣднее повелѣніе отдано было не Гефесту, а Прометею. Другіе миѳы повѣствуютъ, что Аѳина была плодомъ союза Нептуна съ нимфой Тритоніей, а Зевсъ только принялъ ее въ число дѣтей своихъ. Кажется однакожъ, что эти миѳы уже позднѣйшаго происхожденія и при- думаны для того, чтобъ объяснить съ незапамягныхі. временъ примкнувшее къ имени Аѳины прозваніе Три- тогеніи или Трптоиік, но съ вѣрованьемъ народнымъ не имѣли ничего общаго, позднѣйшимъ искусствомъ. Знатоки отдаютъ недавно-• прытой статуѣ пер- венство. Драі„цѣнность :»та Вечера Порто-Портезе] пріобрѣтена Россіей и хранится іп. Цмііе «п*|<комъ Эрмитажѣ въ Петербургѣ 11} ни. перввод
VI.
ПА 1ЛАДА-АѲ11Н V ИЛЯ МИНЕРВА 127 Вь народномъ вѣрованьи о рожденьи ІѳиныизъЗев- совой юловы лежитъ та же основная мысль, въ сил} которой и ГеФесіъ считался сыномъ единственно Геры (см. « Гефестѣ). Какъ вь происхожденіи боіа земнаго огня представляли отсутствіе всякаго небеснаго участія, также и рожденіе небесной Аѳины освободили отъ вмѣшательства всякаго земнаго содѣйствія. Но смыслу сказанья объ Анинѣ видно, что вь ней совмѣщаются ра «личныя свойства. Она—то грозная и разящая, какъ черныя тучи и бурные взрывы, встрѣтившіе ея рож- денье. то свѣтлая и кроткая, какъ лучезарное небо, когда прольются на успокоенную природу потоки тепла к пронесу гея живительныя струи по овлаженнымч. ни- вамъ Обѣ эти стороны ея существа: мощь и гроза, вмѣстѣ іъ ясностью и кротостью, выражены и въ обоихъ гре- ческихъ именахъ богини. Какъ Паллада, она одна обле- чена э гидомъ державнаго Зевса; она одна, какъ гово- рить Эсхить */, „вѣдаетъ ключъ огъ покоя, гдѣ молиыі таятся отцовы**. Какъ Паллада, она возбуждаетьхраб- рыхъ къ подвиіамъ доблести и ничто не устоитъ предъ молніеноснымъ ея копьемъ. Вотъ, какъ вдохнула Пал- лада м\ж<ч;тво въ Ахейскаго героя Діомеда? . і о, пин», лк ііг&іііпіЛ ееі ..у Анины ' ’Р>«'ЛИгя теперь ни Арея сего, ни другаго • «. .«» «і > ("Чга: сами іа тебя я поборницей буду. ніиг^*** "°*Ь ~Р,иичеекШ, жилъ въ 4-мъ в-ькЬ до Г. X. Въ проиавеіе- в р '•-Ч'ь несходство греческаго духа и образокншя падь внр- . ь “®₽°-,‘втаеа>, онъ Выразилъ идеалъ св »одваго грека, ие М0Мъ 1Ъ несправедливою волею Зе’ га, грека великаго въ са- ствомъ и ' Г9Г" * нроилиедѳнія сто зішечатлѣііы глубокимъ чуп- •олЬ ''говъ. Въ «І/фсепв онь говоритъ, что персы ио- жигать * імы ' ,ТО ВаППДап пп ’,л аду, не «трппплись грабить боговъ ц со- ІІрѵм. пермаЛ.
128 ВЫСШІЯ ЕОЖЕСТВА. «V оуй, въ бой ц А^ая летя на конягъ звука »ігии>,- 'і' сойіись и । і. іе г"'ішся чірѣиспп Ар і, БуЙ.и.о бо*. СеГО, ‘‘'ОТВОрРМНпго къ »лу вѣр і в- Хамъ онъ м»$м во «5 . ъ при шіс ь п|»’до «вой и пр’Д’ь Герой, •І'.ахштга , лтТіюяіыі ві і н>бо>>л'ь і. дикггъ*, Нын жъ । г дтъза Троянъ, иѣрол—иныП Іи анъ оставилъ • -Вм<:г,<ч сими въ колесницу къ Тидиду Вм ходитъ богиня. Бравый пыіая; уж , но дуоовая ось зас ,. нал . Зі’і а по.ъявіная іроонук щіерь и храбрѣйшаго мужа. «Рі .>мъ и бичъ и б.*лім шнітиишя, Палл и .-Леина • В ругъ н <;-< і. церва бурныхъ коней у гпічи- «II і^.да ни Аі я началъ Ді‘*ме гь ні трвшиѵыіі Сі мѣі іымъ . >ыъ; и усилл г его, устреми іа Паллил ->Ві иижн*”) чреио, ідЬ боі ь опоясывалъ мѣдную п >вя іь: «Тамъ Ди ъедъ Гхрілплъ и, б-имертиую пл іъ рмтгрмшші, сВырвал ь о .ратію ко"і п .... ІІІЛ' ч, ппем I, Какъ кроткая дочь неба, богиня врагі. Арся. ищу- щаго только боя и кровавой схватки. И въ полити- ческой жизни государствъ, какъ и въ духовной жиз- ни каждой отдѣльной личности человѣческой, миръ дается, какъ плата за вынесенную борьбу, тамъ— съ врагами внѣшними тутъ—съ собственными стра- стями. Паллада покровлтельствусті татюй борьбѣ и поддержи віють человѣка на пути ігі. д<»стиженію такого мира, но и по достиженіи его она не остав- ляетъ человѣка, а напротивъ, кроткая, премудрая, рас- крынаеть предь нимъ блягодѣяігія мира и учить че- ловѣка, какъ можно болѣе и долѣе іь льзоваться ими. Вникните въ смыслі. миѳа объ Аѳинѣ-Палладѣ, и вы откроете ту связь, коюрою такъ неразлучно связаны обѣ стороны значенія богини, на первый разъ будто противоположныя, а на самомъ дѣлѣ взаимно условли- ваклція др^гъ друга, и вы сознаете всю глубокость смысла, заключеннаго древнимъ грекомъ въ представ леньи богини Аѳииы-Паліады.
ѵпі. АРТЕМИДА или ДІАІ1Л.
1ІАЛЛАДА-АѲИНА ИЛИ МИНЕРВА. 129 Итакъ, въ богинѣ нераздѣльно слиты обѣ стороны ея значенія н составляютъ одно цѣлое представленіе. Здѣсь мѣста обратить вниманіе на то, что по смыслу миѳа объ Аѳинѣ оиа вѣчно пребывала въ безбрачіи, отвергая различныя предложенія, существующія вь преданіяхъ. По ѵдивительно, что существо, при самомъ рожденіи котораго устранено всякое земное вмѣшательство, яв- ляется н тутъ безъ земныхъ потребностей и слабое гей. Грекъ олицетворилъ въ Аеинѣ существо по преимуще- ству исполненное духа, безграничнаго вь своей дѣя- тельности, наполняющаго ею весь міръ и не имѣющаго ничего общаго сь житейскими, ограниченными нуждами и проявленьями. Вь войну Зенса съ титанами и гигантами Паллада дѣятельно помогала отцу совѣтомъ и дѣломъ, н къ его же выгодѣ возбудила его воспользоваться необыкновен- но-важнымъ содѣйствіемъ Геракла і.ъ усмиренію мятеж- никовъ. И сама она укротила чудовищнаго исполина Энкелада. Съ тѣхъ поръ, какъ утвердилось могущество Зевса, является она покровительницей героевъ, преслѣ- дующихъ и уничтожающихъ на землѣ все чудовищное. Такъ она неотлучно сопутствуетъ Гераклу въ его мно- готрудныхъ похожденіяхъ (см. ниже); такъ она помо- гаетъ Персею умертвить Горгону-Медузу и на соб- ственной ь эгидѣ уносить главу чудовища. За послѣд- ній подвигъ Аѳину называютъ Горгофъніей. Вмѣстѣ съ Герои она покровительствуетъ Аргонавтамъ (см примѣ'і.); Тезою помогаетъ исполнить свои подвиги про- тивъ вражескихъ, темныхъ силъ: наконецъ оказываетъ безконечный рядъ мощныхъ содѣйствій героямъ ахей- скимъ, пришедшимъ падь Трою. Только во ея внуше- Олиипъ. о
130 ВЫСШІЯ БОЖЕСТВА. ніямъ и падаетъ Троя, десять лѣтъ отражающая храб- рое воинство греческое (см. ниже). Среди мира Аѳина возвышаетъ духъ людей на по- лезныя занятія и распространяетъ между людьми бла- годѣянія различныхъ искусствъ и ремеслъ. Опа препо- даетъ, по вѣрованью древнихъ, искусство прясть ц ткать, ухаживать за новорожденными, играть на Флейтѣ н даже врачевать различные недуги. Какъ укротитель- ница бури военной, она научаетъ людей покорять своей власти дикихъ коней и впрягать ихь въ боевыя колес- ницы. Въ преданіи о БеллероФонѣ именно повѣствуется о томъ, какъ Аѳина укротила для него крылатаго Пе- гаса (см. ниже). Въ Аѳинахъ же распространено было еще другое сказаніе, о томъ, какъ Эрихтоній научился отъ Аѳины упряжкѣ коней тогда, когда никто еще изъ людей не умѣлъ обуздывать нхь для этого. Однимъ словомъ, подъ покровительствомъ богини Аѳины, нахо- дятся всѣ, кто занимается полезными ремеслами и ху- дожествами, особенно же такими, которые способствуютъ въ обществѣ къ смягченію нравовъ н просвѣщенію, а слѣдовательно устраиваютъ благополучіе обществъ че- ловѣческихъ Но особенно глубокое почитаніе получала Аѳина-Па.і- лада въ той области, которая, какъ уже было разска- зано, досталась ей послѣ соперничества сь богомь мо- рей, т. е. въ Аттикѣ. Тамъ въ почитаніи превозноси іи ее надь всѣми остальными божествами и самъ главный го- родъ этой области названъ но имени богини. Краснорѣчи- вѣй ши мъ знакомъ покровительства Аѳины этой области считалось оливковое дерево, вслѣдствіе спора съ Посей- дономъ вызнанное ею къ жизни на безплодной скалѣ. По преданію, распространенному у аѳинянъ, воѣ оливы,
И- ІІАІА-АѲИНА или МИНЕРВА. 131 главнѣйшее богатство страны, пошли оть созданья боги- ни. Обь этомъ оливковомъ деревѣ жила вь народѣ аѳин- скомъ такая повѣсть, вь которой ясно выказывается вся глубина вѣрованія нхь въ свою либпмую богиню. Вотъ оиа: Персы вторглись въ Грецію съ безчислен- ными силами, и Аѳина предстала къ трону своего гро. поноснаго отца и молила спасти отъ враговъ ея воз- дюб генный городъ. Но судьба всемощиая рѣшила по- гибнуть славному городу, чтобъ возникъ онъ изъ раз- рушенія еще славнѣйшимъ и блистательнѣйшимъ, чѣмъ былъ прежде. Итакъ, Зевсъ самъ, покоряясь непреклон- ной судьбѣ, не могъ исполнить просьбы милой дочери, и аѳиняне, покинувъ родныя жилища, сѣли на корабли; персы же до основанія истребили Аѳины, все предавши мечу и огню. Не спаслось оть огня и священное де- рево богини. Но Аѳина скоро д<іла знаменье своего не- измѣннаго покрова Аттикѣ: она сохранила жизнь въ корнѣ погибшаго дерева. Изъ него быстро явился въ три локтя длиною свѣжій отпрыскъ и сталъ предъ аѳи- нянами, какъ символъ возрожденія ихъ города. Новый духь мужества нлила богиня въ поникшихъ ахеянъ: они вскипѣли яростью на персовъ и. ставъ во главѣ остальныхъ греческихъ дружинъ, разсѣяли при Са- іаминѣ флотъ непріятельскій вдесятеро сильнѣйшій. /Ьалкіе остатки завоевателей, покрытые позоромъ, бѣ- лили далеко оть греческой земли. Изображенія этой богини отличались разнообразіемъ, чі и зависѣло отъ различныхъ качествъ, оть различныхъ родовъ дѣятельности, которые совмѣщали въ значеніи оогини Аѳины. Этимъ же объясняется и разнообразіе прозваніи ея вь мѣстностяхъ, прославленныхъ особенно р<вііосінымь поклоненіемъ этой богинѣ. Такъ въ Элидѣ, Ч’
132 ВЫСШІЯ БОЖЕСТВА. почитая въ Аѳинѣ нѣжную попечительницу дѣтей, на- зывали ее матерью; въ другихъ же мѣстахъ, особенно въ Аѳинахъ,—Полгасъ, покровительницей городовъ, или Сотейрой, мощной защитницей, Цезіей или Главк&ни- сой, т. е. лазурноокой богиней; ІІарфеносой, дѣвственни- цей, Гиппгещ т. е. копен укротительницей: Эрганой. въ рукодѣльяхъ искусной; Никой—побѣдительницей; ТИе- ханитисой—художницей и мн. др. Въ качествѣ богини войны, ее изображали въ видѣ высокорослой дѣвы съ важнымъ видомъ, вооруженной щитомъ и длинною пи- кой, въ золотомъ шлемѣ съ конскою гривой или сфин- ксомъ на немъ, н съ грудью, покрытой пространной бронею (эгидомъі съ змѣями вокругъ ея и главою Ме- дузы посрединѣ. Одежда—туника безъ рукавовъ. Какъ богиню женскихъ рукодѣлій, т. е. Аѳину-Эргану. ее изображали хотя и въ шлемѣ, по безъ оружія и въ длинной, волнистой одеждѣ, съ прялкой и т. п. Какъ матерь и покровительницу врачевства (Аѳпна-Гигіея), ее изображали съ змѣею, символомъ здравія, а какъ бо- гиню музыки съ Флейтой въ рукѣ. Встрѣчаются между' аттрибутами Аѳины и вѣтви оливъ. Изъ животныхъ посвящены были ей, кромѣ змѣй, еще пѣтухъ, символъ бодрствованія (онъ же часто и на изображеніяхъ бо- гини). и въ особенности сова, сверкающимъ взглядомъ какъ-бы напоминающая молніеносный взорь Аѳины- Паллады, а ночной бодростью указывающей на приле- жаніе мудреца, который и въ ночные часы питаетъ свой умъ наукой и размышленіемъ. Хотя Аѳина, подобно Гостіи-Веслѣ и Артемидѣ-?І.і‘інѣ, пребывала дѣвой, ио, какъ видно и на избранномъ нами изображеніи, богинѣ не придано дѣвственной округлости и нѣжности формъ, а напротивъ—грудь, руки и бедра
VII. БАХУСЪ.
ПАЛЛѴДѴАЫ1Н4 ИЛИ МИНЕРВА. 133 скорѣе напоминаютъ мужскія. И черты лица, продол- говатаго съ открытымъ взглядомъ и челомъ, лишены женственной прелести- Беѣ зтн особенности совершенно соотвѣтствуютъ главнѣйшимъ родамъ дѣятельности бо- гини. Древнѣйшее, деревянное изображеніе богини, упавшее буд/> бы съ неба, извѣстное подъ именемъ палладіума, т. е. изображенія Паллады, было вначалѣ во владѣніи троянской Царской Фамиліи и хранилось, какъ священ- нѣйшій даръ неба, ибо, по вѣрованью, сь сохраненіемъ его связана была и судьба самой Трои. Бъ троянскую войну палладіумъ былъ похищенъ или Діомедомъ, или Одиссеемъ, чго и причинило взятіе Трои помощью де- ревяннаго коня (см, ниже: Троянская война). По дру- гимъ источникамъ, палладіумъ былъ захваченъ Энеемъ въ бѣгствѣ изъ Трои. Изъ несогласія этихъ свѣдѣній вышло то. что когда впослѣдствіи появилось много пал- лядіу новъ. то разныя государства, наир. Аргосъ. Римъ, Аѳины, оспаривали каждый истинность того палладіума, которымъ сами владѣли, считая другіе подложными. Это, впрочемъ, не мѣшало каждому изъ нихъ глядѣть на изображеніе Аѳины, какъ на необходимое условіе и ручательство благополучія государства. Отсюда начало оіТычйя употреблять выраженіе палладіума въ болѣе пространномъ и переносномъ значеніи. Говоря, напри- мѣръ: исчезъ палладіумъ свободы выражали этимъ. что главнѣйшія условія и ручательства свободы утра- чены. ( лавнѣйіпія и знаменательнѣйшія статуи Аѳины-Пал- лады находились въ Аѳинахъ. Онѣ были произведенія Фидія, творца статуи Зевса Олимпійскаго, Вь особен- ности замѣчательны: статуя, сдѣланная нзь слоштой
134 ВЫСШІЯ ЕйЖЕСТВЛ. кости и золота, и стоявшая въ Парѳенонѣ *), а другая бронзовая, на которую потрачена десятая часть добычи мараѳонской, стоявшая на Сунійскомъ мысѣ, южной оконечности Аттики, подъ открытымъ небомъ, н на столько превышавшая самое зданіе храма Аѳины Суній- секой, что мореходцы, приходя на высоту Суфійскаго мыса, уже видѣли возвышенный шлемъ и копье богини ВѢ честь Аѳины-Паллады были установлены праз- днества Памо/теней. Ежегодно праздновались малыя Панатенен, а въ третій годь текущей Олимпіады—боль- шія. Установленіе празднествъ этихъ восходитъ къ глу- бочайшей древности. Какъ и при другихъ праздникахъ, были здѣсь торжественныя шествія, жертвоприношенія и пиршества, но кромѣ того ГІанатсиеи отличались еще состязаньями въ борьбѣ и особенно тѣмъ, что распро- •) Ларвекон», арямъ покровительницы дошедой, былъ возобновленъ Перик- ламъ на мѣстѣ раіруініманаю персами, нт- . «ломъ Акр цо.іірѢ, т. е. цпта- гелп г , и по «обновленъ въ омъ бликѣ и пзніпрствѢ, чтпемл не было подобнаго но всей Греціи. Теперь турецкое влпдыче гио нпіои.іі'іо печать <воеі н>>'« » іва и на памятники ху_.іи <> >ва дроіней Г’мціи. Въ войну іуроі » •> пямячівііц іми, въ ’вТ? году, турки обратили Пирыіноііъ, іигДи почти цѣлый, въ по -.о- Й і «адъ. Веі ціяні « ->мба взорвала па і • • хъ намятый. в славы Перикловпй, пощади»-’- только западную ст ропу и нѣ- ссольк-, к<мі>«нъ. Къ счастію, х ія б ірелі »*а-ы, на' мпшіесп въ храмѣ, спа- сены вии ..ѣ тітіт «го сто I іи Шуа.-'іемъ во Францію И юрдомъ »>ль- 1 иномъ вт Англію. отъ храма Суніі* 1 кѳнны ге Ч'Ь г тілось т іько -мнаіцать колоннъ и онѣ талъ далеко ведны съ моря, что ѵамый мыіъ и теперь называется мысомъ Колчинъ. О статуѣ 4 .іиы Пармион кой «мѣлуетъ прибавить, что идежда еп, сдѣ- ланная пзъ гаго эолот... была уст]*>еііа і ікъ, что >(ла і-ынматься: опа обыкнопенпо гапит ь во внутрсыностп хпимя, и надѣвалась іолько на тор- жгетвсипые случаи. Несмотря на громадность статуи рѵ 6‘, саж.’, опа была чанъ іОрс іа въ одеждѣ, что по увѣренію дріініхъ, казалась живою. Третья с.атія, ьіпжс Фидіепя, какъ и первыя двѣ, была сдѣлана изъ бронзы и ностаид* іа въ Лѳпнахі- По красотѣ своей । г'.іда нэвѣетна подъ име- немъ Каі •ѵпрч>< ь. . в благообразной. Она -е и.*, Ьі_тиа йодъ именемъ Лем- восгксГі, ьЛо < ни,,!.« <*і.пі ці Дсііыи іючи-въ. Прим. перевпЛ.
ПАЛЛАДА-АѲИНА ИЛИ МИНЕРВА. 135 «.-гранились изъ Аттики далеко, во всѣ колоніи грече- скія. Побѣдной наградой былъ сосудъ чистѣйшаі о олив- коваго масла, продукта священнаго дерева Аѳины. Па этихъ ианатеиейскихъ сосудахъ, изъ которыхъ многіе дошли и до нась, съ одной стороны изображена сама богиня въ воинственномъ положеніи, асъ другой—тотъ рі»д, состязанія, вь которомъ получена награда. Самая торжественная часть праздника была — принесеніе въ даръ богинѣ богатой, пространной одежды, узорчато- сотканной аѳинскими женами и дѣвами. Пышную одежду несли въ Акрополисъ, т. е. укрѣпленное средоточіе го- рода, чтобы тамъ возложить ее на статую богини. Въ шествіи участвовало все населеніе Аѳинъ: и знатнѣй- шіе юноши верхомъ или въ колесницахъ, запряженныхъ четырьмя отборными конями, и отряды воиновъ ВЪ ПОЛ- НОМЪ вооруженіи, и граждане аѳинскіе съ женами и дочерьми въ торжественныхъ одеждахъ. Въ началѣ вес- ны приносили жертвы Аѳинѣ правительственныя лица, и двѣ дѣвицы въ продолженіе года заботились о слу- женіи богинѣ въ храмѣ ея. Почти съ такой же ревностью, какъ греки, почитали и римляне богиню, которой качества были въ духѣ народ , римскаго. Римляне называли ее Минервой, т. е. богиней мудроегн или лучше: размышленія. И у рим- • інь подъ покровомъ ея находились искусства и ре- месла и домашнія женскія занятія: пряжа, тканье, вы- шивші.і и т. п.—Нзъ многихъ прекрасныхъ храмовъ римскихъ въ честь Аѳины-Минервы, древнѣйшій нахо- дится вь Капитоліи. Въ честь изображенія ея, палла- діума. тиидвалось особое поклоненіе и посвященъ былъ ежегодный праздникъ, который продолжался 5 дней, <‘ТЪ 19 го до 23-го марта.
136 ВЫСШІЯ Г.ОЖЕСТВА. ФЕБЪ-АПОЛЛОНЪ п ГЕЛІОСЪ пли СОЛЬ. .'См. табл. VIII . Главнѣйшія прозванія Аполлона: Деліосъ по имени посвященнаго ему острова Делоса; Кинтіосъ по имени находящейся на зтомъ островѣ горы; Летоидесъ по имени матери своей Леты или по-римски Латоны; Но- міосЪу напоминающее отношеніе бога къ пѣнію н игрѣ, ЛэанЪу т. е. врачъ, наконецъ Пиоіосъ или Ливійскій по имени ДельФъ или Пиѳа, гдѣ былъ у этого бога оракулъ. Онъ быль сынъ Зевса, рожденный вмѣстѣ съ Артеми- дой (Діаной) отъ Леты (Латсны), которая, повсюду преслѣдуемая ревнивой Герой, спаслась наконецъ на островъ Делосъ, одинъ изъ Кикладъ, разсѣянныхъ на пространствѣ Эгейскаго моря. До тон поры, по этому сказанію, Делосъ стоялъ пустынной скалою среди моря; съ рожденіемъ же бога и безжизненная скала просіяла небывалымъ блескомъ, священные лебеди явились на морѣ и семь разъ облетѣли расцвѣтшій остроеь. Вотъ почему на островѣ Делосѣ, въ мѣсяцъ, когда разцвѣта- етъ природа (майѣ праздновали рожденіе свѣтлаго бога. Позднѣйшіе греческіе писатели не дѣлаютъ различія между Аполлономъ й богомъ солнца—Геліосомъ; точно также и римскіе, смѣшивая ихъ, даютъ обоимъ одно основное значеніе, боговъ солнца. По миѳъ объ Апол- лонѣ, которому придано названіе Феба, въ смыслѣ чи- стѣйшихъ лучей свѣта, т. е. луч*й солнечныхъ, тогда какъ матери его дано имя Леты, т. е. сокрытой, въ смыслѣ темной ночи, этотъ миѳъ въ послѣдовательномъ
ФЕБЪ-АПОЛЛОНЪ И ГЕТЮСЬ ИЛИ СОЛЬ. 13 і развитіи своемъ получилъ такой обширный смыслъ, что основное его значеніе почти утратилось. Геліосъ же (или Гиперонъ} обозначаетъ собственно свѣтило днев- ное какъ оио является на тверди небесной, со нсѣмн перемѣнами, сопровождающими появленія его вь про- долженіе Дня и года; и едва ли гдѣ-либо Геліосъ при- нимаетъ другое, болѣе обширное значеніе. И ему по- свящалось число семь. На островѣ Тринакріи (полага- ютъ, что это Сицилія) паслись на привольѣ его семь стадъ коровъ и столько же овецъ. Ни одной коровой, ни одной овцой, ие могли стада ни увеличиться, ни уменьшиться, Свѣтлый богъ любовался ими прн каж- домъ восходѣ и закатѣ своемъ. Рука смертнаго не смѣла касаться божественныхъ стадъ. Одиссей, подъѣзжая къ Тринакріи, говорилъ своимъ товарищамъ: «Черный корабль нпнгь, друзья, запасенъ и питьемъ и ѣдою. «Бойтесь же здѣсь на стада подымать святотатную руку; «Богъ обтгдае-гі, тдѣсь всѣми стадами быковъ и барановъ, «Геліосъ ѵн ЬтлыЙ. который все видитъ, все слышитъ, все знаетъ». /Одиссея, «леи* XII). Итакъ, хотя Аполлонъ-Фебъ съ одной стороны, а Геліосъ Соль съ другой и смѣшаны у древнихъ писа- телей въ одномъ минѣ, ио ихъ нужно, да это и весьма легко, различать. Смѣщенье жь ихъ у писателей ко- нечно ис есть плодь лучшаго, вѣрнѣйшаго пониманія религіозныхъ представленій объ этихъ божествахъ, но просто упущеніе изъ виду различной степени развитости эти хъ п редставленій. По вѣрованью древнихъ, Геліосъ (Солнце) вставалъ раннимъ утромъ, лиінь-только розоперстая Эось (бо- гиня утренней зари) возвѣститъ о приближеніи его. и въ пылающей колесницѣ, на огненныхъ коняхъ, несся
138 ВЫСШІЯ БОЖЕСТВА - но своду небесному, ночью же пребывалъ въ золотыхъ чертогахъ Теѳисы прекрасной. За^тѣмъ-то и посвящали ему, какъ и Посейдону, коня, а голову коня изображали символомъ бога. Почитаніе Геліоса было распространено во многихъ мѣстностяхъ Греціи, особенно же на островѣ Родосѣ который будто бы при раздѣлѣ земли между богами достался первымъ и единственнымъ удѣломъ Геліосу. Тутъ же была и знаменитая статуя бога солнца, быв- шая прежде въ числѣ семи чудесъ свѣта, а впослѣд- ствіи извѣстная подъ именемъ Колосса Родосскаго. И было за что называться такимъ именемъ: она была ро- стомъ до 70 локтей, и Геліосъ представленъ былъ ша- гающимъ черезъ рукавъ морской у острова Родоса; въ отверстіе же между ногъ проходили парусныя суда.— И здѣсь, и въ другихъ мѣстахъ, принося копей въ жертву Геліосу, ввергали ихъ въ море. Древніе вѣрили, что такъ должна быть вѣчная жатва, гдѣ Геліосъ встаетъ съ моря прекраснаго, чтобъ явиться на мѣдномъ. «Сводѣ небеі'ь, чтобъ сіять для безсмертныхъ боговъ и для смертныхъ «Року нодвласгиыхъ людей, на аемлЬ плодоносной живущихъ». (Ѵдиссся, пѣснь ІН). На островѣ Родосѣ былъ ежегодный праздникъ Ге- ліосу въ августѣ. Вникнемъ теперь внимательнѣе въ значеніе Феба- Дполлона. Мы ужъ сказали, что оба божества перво- начально означаютъ свѣтъ и солнце, и что въ послѣ- довательномъ развитіи получаютъ значенія существенно различныя. Попытаемся доказать это. Отъ солнца исхо- дить свѣтъ Физическій, но вѣдь вообще ітодь свѣтомъ мы осуществляемъ себѣ понятія и свѣта правды и зна-
ФЕБЪ-АПОЛЛОНЪ И ГЕЛІОСЪ ИЛИ СОЛЬ- 139 нія. справедливчсти и всякой нравственной чистоты. Вотъ на ъако'М'ь основаніи легко и разумно различать свѣтъ духовный (Феба-Аполлона) отъ свѣта Физиче- скаго (Геліоса-Соля). Первый вдохновляетъ оракула снимать завѣсу съ темнаго будущаго, уничтожаетъ мрачнаго чудовища Пинона, пытавшагося сдѣлать ора- кулъ 'то неприступнымъ; онъ же богъ музыки и пѣ- нія, которыя раздаются тамъ лишь, гдѣ свѣтъ и бла- гополучіе и гдѣ ничто не нарушаетъ безопасности стадъ. Послѣдній же, т. е. Геліосъ—только свѣтлое тѣло, съ различными явленіями котораго связаны перемѣны су- токъ и временъ года. Миѳъ объ Аполлонѣ, такъ же какъ и &шеъ объ Афро- дитѣ, принадлежитъ къ древнѣйшимъ, съ тою разни- цею, что онъ, по крайней мѣрѣ въ большей части своей, принадлежитъ Греціи, а не занесенъ въ нее, какъ тотъ сь Востока. Нужно однакожъ согласиться съ тѣмъ, что и у народовъ Востока было почитаніе нѣкоторыхъ бо- говъ солнца и свѣга, и особенно странно то, что въ основаніи и ихь почитанія лежитъ то же различное воз- зрѣніе на спѣть н солнце. Воздухъ, земля, вода, под- земный міръ и другія силы природы, какъ мы видѣли, олицетворены въ яркихъ образахъ: въ миѳѣ же объ Ано і -<>нѣ, кажется, соединены противорѣчія. Но это илДлится только при поверхностномъ взглядѣ на него: противорѣчіе разрѣшается въ согласіе, лишь только вникнуть въ смыслъ миѳа о дѣятельности вѣчнаго свѣта и <. ілнца. Куда только достигнутъ лучи солнечные или. говоря языкомъ древнихъ, стрѣлы Аполлона, въ сады и рощи, нивы и луга, все вспрянеть отъ долгаго, тяжелаго сна, ыі снова оживетъ и вь такой же красотѣ развернется
140 ВЫСШІЯ БОЖЕСТВА. и созрѣетъ, какъ бы вь первый разъ по созданіи. Со- грѣтая до самыхъ сокровенныхъ Фибръ, природа зазву- читъ радостно, и радостью же откликнется на голосъ ея чувство человѣка. Насквозь проникнетъ природу благодатное солнце, и тьма не устоитъ предъ его побѣ- доносными лучомъ. Всѣ эти представленія и даже пред- ставленіе о разрушительномъ иногда дѣйствіи этихъ са- мыхъ лучей солнца на растенія, животныхъ и самаго человѣка, особенно въ жаркихъ странахъ, все это раз- бираемый нами миѳъ воплощаетъ въ образѣ Аполлона: онъ сіяетъ благодатью и красотой бога, всѣми благо- словляемаго, который, по слову нашего общаго настав- ника — Крыло ва: «Былппкѣ-ль, кедру ли—біаготпорить равно, "31 радость по себѣ и счастье оставляетъ. «За то и видъ ею горитъ во всѣхъ сердцахъ, «Какъ чистый лучъ въ восточныхъ хрусталикъ, «И все его благословляетъ». Въ силу этого мина Аполлонъ является то верхов- нымъ покровителемъ пастуховъ, пасущихъ стада свои въ согрѣтыхъ имъ долинахъ, и беззаботно услаждаю- щихъ себя свирѣлью подъ кровомъ бога, не боясь хищныхъ звѣрей; то богомъ врачеванья, благопріятству- ющимъ росту травъ, исцѣляющихъ недуги; то богомъ музыки, который свѣтомъ и тепломъ проникаетъ жи- вую природу, и она звучитъ подъ благотворнымъ дѣй- ствіемъ ихъ; то наконецъ богомъ-вѣщателемъ, приподы- мающимъ таинственную завѣсу будущаго, проливая свѣтъ небесный во всѣ темные предѣлы міра, разгоняя тревожный мракъ ночи. Понятно, что врачи, поэты, художники, на основаніи такихъ представленій объ Аполлонѣ, наслаждались непосредственнымъ покрови- тельствомъ его.
ФЕЫ АПОЛЛОНЪ и ПЛЮСЪ или соль. 141 Какъ бога врачеванья, Аполлона звали Цзиномъ или Нэионочъ', какъ бога музыки и поэзіи—Цифаредомъ, л какь предводителя сонма музъ—Музигстомъ. Родъ зна- менитыхъ врачей, поэтовъ и музыкантовъ, напримѣръ Эскулапа и Орі-ея, производили обыкновенно отъ Апол- лона.__кполлону вѣрованье древнихъ дало вь удѣлъ вѣчную и неизмѣнную юность и «илу, знаменуя этимь вѣчио-юнуіо мощь свѣта и тепла. Поэтому Аполлонъ считался покровителемъ юной силы и ловкости въ состязаньяхъ и битвахъ. Не забыли древ- ніе внести въ значеніе Аполлона и тоть вредь, кото рый иногда бываетъ слѣдствіемъ жаркаго лѣта (сол- нечные удары, болѣзни и т. п.) и потому съ этой точки зрѣнія почитали въ немъ бога смерти, слетающей вмѣстѣ съ тихой стрѣлой дальновержца-. Вь силу разнообразія названій и значенія Аполлона, его изображаютъ и стоящимъ н сидящимъ, въ спокой- номъ положеніи и съ живою походкой; но во всякомъ случаѣ: въ образѣ прекраснаго, сильнаго юноши. Вол- нистыя кудри сиободио ниспадаютъ съ божественной главы или схвачены только лавровымъ вѣнкомъ или легкой связью; изящество членовъ не скрыто никакой неумѣстной одеждой, изрѣдка только съ плеча падаетъ легкій покровъ, дополняющій гармонію линій чуднаго іѣла: вь рукѣ и іи лукъ или изогнутый посохъ пасту- шій а за спиною колчамъ < ъ стрѣлами: иногда же въ рукѣ лира (музыкальный инструментъ древнихъ). Ноги безъ обуви или вь нарядныхъ сандаліяхъ. ь качествѣ же Музагета или Циі-ареда Аполлона, изображали въ длинныхъ одеждахъ, ниспадавшихъ до земли и поверхъ которыхъ былъ еще наброшенъ общій покровъ. Вь этомъ же случаѣ Аполлонъ изображу лея
142 ВЫСШІЯ БОЖЕСТВА. сь жертвенникомъ или съ треножникомъ, символа бога- вѣщателя. Геліосъ же изображался съ лучами, сіяющими вокругъ головы (символъ солнца) и въ ту самую ми- нуту, когда четверо быстрыхъ коней мчатъ его огнен- ную колесницу по своду небесному: Хотя на избранномъ нами изображеніи Аполлона не- видно многихъ изъ тѣхъ подробностей, о которыхъ мы сейчасъ говорили, но за то это изображеніе признано самымъ изящнымъ изъ всѣхъ по суду Винкельмана, знаменитаго знатока древнихъ искусствъ. Па этомъ изображеніи мужественное лицо Аполлона, мощныя кудри, напоминающія отцовы, и самая мантія (хламида), смѣло откинутая съ плеча черезъ лѣвую руку, все за- ставляетъ думать, говорить Винкельманъ, что это по- ложеніе Аполлона выражаетъ торжество надъ драко- номъ ІІиоономъ, хотѣвшимъ препятствовать доступу къ дельфійскому оракулу Аполлона. Рядомъ съ нимъ изображеніе Геліоса. Онъ въ широ- кой, свободной одеждѣ чуть-чуть схваченной у пояса (знакъ поспѣшности); вокругъ головы семи-лучевой вѣ- нецъ (замѣтьте посвященное ему число семь); въ одной рукѣ шаръ, означающій Форму свѣтила: въ другой— рогъ изобилія, распространяемаго благодатными лучами солнца; возлѣ него конскія головы, напоминающія по- ѣздъ Геліоса. И такъ въ самыхъ изображеніяхъ Аполлона н Ге- ліоса художники совершенно вѣрно и сообразно съ су- ществомъ дѣла представили проявленія свѣта духовнаго и вещественнаго. Обратимся теперь къ главнѣйшимъ преданіямъ объ этихъ божествахъ. Прежде объ Аполлонѣ. Уже къ са- мому періоду возрастанія его привязаны многія чудныя
ФЕВ Ь-АПОЛЛОНЪ И ГЕЛІОСЪ ИЛИ СОЛЬ. 143 повѣствованія. Такъ напримѣръ, будто не мать, преслѣ- дуемая неотступно Герой, вскормила его, а Ѳемида (справедливость; вотъ почему и внесено начало правды въ представленіе Аполлона), и не молокомъ вскормили его а нектаромъ и ампрозіей, отъ которыхъ оиъ такъ скоро и такъ мощно развернулся, что чрезъ нѣсколько часовъ послѣ рожденія уже былъ блестящимъ юношей и покинулъ своихь покровительниць-богинь, возвѣстивъ имъ свое призваніе въ жизни: метать неотвратимыя стрѣлы, восхищать сердца музыкой и вѣщать людямъ непреложные глаголы. Послѣ этого отправился Аполлонъ разъискивать себѣ для оракула мѣсто, нн слишкомъ шумное, ни слишкомъ гіухое. Много областей греческихъ прошелъ онь прежде, чѣмъ достигъ глубокой Делі.ФІйсьой (или Ливійской) долины. Здѣсь, въ сердцѣ Греціи, онъ избралъ себѣ мѣстопребываніе. Па этомъ мѣстѣ стоялъ до тѣхъ поръ съ незапамятныхъ временъ оракулъ Ѳемиды. Его бо- гиня охотно'уступила кшѣйшему богу. Только страшный драконъ Лііеонъ воспротивился ему и пытался его изгнать. Напрасно: полный силы и мужества, богъ послѣ короткой борьбы уничтожилъ ужасное чудовище. Та- кимъ образомъ онъ завоевалъ себѣ знаменитый во всѣмъ мірѣ оракулъ Ливійскій, самъ же получилъ почетное имя Пиѳіосд. Но даръ провѣщаній онь получилъ отъ отца своего Зевса и потому въ вѣщаніяхъ Аполлона Древніе видѣли выраженіе воли и предначертаній самого „отца безсмертныхъ и смертныхъ". Съ этихъ поръ никто уже не оспаривалъ у Апол- лона владѣній дельфійскихъ, только одинъ разъ онъ дол- женъ былъ снова явиться на защиту ихъ. Это случи- лось, когда Гераклъ необузданно-храбрый изгналъ жри-
144 ВЫСШІЯ БОЖЕСТВА цу Аполлонову и ниспровергъ ея священный треножникъ за то, что опа возвѣстила ему въ храмѣ такой отвѣть, который не понравился герою. Зевсъ не допустилъ однакожъ дѣтямъ своимъ разсо- риться, примирилъ ихъ, и съ тѣхъ поръ Аполлонъ и Гераклъ зажили въ тѣснѣйшей дружбѣ. Аполлоновы ловкость и мѣткость въ стрѣльбѣ были очень полезны Зевсу вь войнѣ его съ титанами и ги- гантами. Но когда Аполлонъ, вь отмщеніе Зевсу за то. что онъ поразилъ молніей сына его Эскулапа, убилъ нѣсколькихъ циклоповъ, то возбудилъ этимъ такой гнѣвъ отца своего, что былъ на нѣкоторое время вовсе изгнанъ изъ сонма небесныхъ. Тутъ онъ, какъ простой смертный, служилъ на землѣ сначала у друга своего, царя ѳесса- лійскаго Адмета, хранителемъ стадъ круторогихъ бы- ковъ, а послѣ въ томъ же званіи у Лаомедона троян- скаго, въ Малой Азіи. Въ досадѣ на свое изгнаніе, Аполлонъ заключилъ союзъ съ Посейдономъ съ цѣлью низвергнуть Зевса съ престола. Планъ ихъ не удался, и .Зевсъ въ наказанье велѣлъ имъ обоимъ помогать тро- янцамъ строить стѣны вокругъ ихъ города. Царь троян- скій Лаомедонъ, когда насталъ срокъ расплаты, не отдалъ условленной платы и тѣмъ заронилъ такъ глубоко жажду местн въ сердцѣ Посейдона, что онъ постоянно и сильно вредилъ троянцамъ во время осады ихъ города ратями ахейскими, увлекалъ и Аполлона содѣйствовать ему, такъ упрекая его въ покровительствѣ героямъ троян- ским ы «О безразсудный, безпамятно сердце . >е Позабылъ ты, «Сколько трудовъ мы и бѣдъ претерпѣли нокру с-ь Иліона. «Мы отъ без<мертвыхъ одни? Повивуяія волѣ Кроннда, «-Здѣсь .Іаомедоиу гордому мы, ла условную плату, «Пѣтый работали готь; и «ѵрово онъ пда<-івов.ііъ ними.
-,1Ь>ТЛ<Ш1> и іЕЛНкЪ НІИ 1 >ІЬ- 145 Посейдонъ упрекало Аполлона вь велиі душіи I іѣд"4 въ отмщеніе ..і ііоисі енні.гя оск^юле- гнл н.и ѵ>- . і іновныѵь моръ, опустошившій и Трою і время сл> «то служебнаго испытанія у Іікчдона вышелъ споръ сг. Паномъ, утверждавшимъ, нТіі ті пріятцГл шры Апидлоиовой. Мид .. Царь іидЙГ'Мн. ьотерому спорившіе предоставили раз ріініиті. грирі, склонился на сторону Папа, за чт< удіяпиинл налупить гь ІИ'іллона въ вѣчное наслѣд- ’ хциныя \ши. Млрсіагл, л;е, когорый >»смкшлсл '-ет. і,_ будт<» играетъ на Флейтѣ іу чше Іпол- »>М. ІйісЛідніа продалъ жесткой смерти* и на .ни. 'ДІП, X. Мѣсто разсказать преданіе о несчістной 1" 1"‘ ль рі и-. |ГІ я гнѣву Лпі ллона. Зто быы <у- пр пи го:нінаг*і бряцзтеля ' трупъ АмФіоиа ын • .и-я 10
146 ВЫСШІЯ , .-ЛЕСТВА. По миѳологическимъ сказаніямъ, отъ шмозовъ Аиол лона съ богинями и прекрасными дочерьми 4 смертныхъ родилось многочисленное потомство: оть Корониеы— Асклепій или Эскулапъ, отъ Крезы—Іанъ *\ отъ К«л- ліо?/ы—Орфеи и 1 именъ: іъ Галіи,—жрецы Кііисяльі корибанты. Обращаясь теперь къ Ггліосу, встрѣчаемъ йотъ него многочисленныѵь потомковъ, между которыми знамени- тѣйшій—Фаэтонъ, рожденный Клименой. Эмафосъ, сынъ Зевса и Іо, оспаривалъ у Фаэтона божественность ег< происхожденія. Фаэтонъ явился въ искристые чертоги отца своего, говоря: „люди не вѣрятъ, что ты мнѣ отецъ, я пришелъ просить, чтобъ ты даль доказатель- ство, что я сынъ твой. Признай меня иродъ небомъ и ‘ Н Г1 > ТЪ. ЧТО 4 Я»ЛІОНЪ 4р I 1 ІП 1 і идднья и надѣлилъ ее ты< ячелѣтнею К»>>«иівю для • •* кпя ,пі>ні дари, Гад іыіпі. ‘ и.м.чц іъ ііеіцер і ,,яъ гарс . > Кумы, і- і іЧм апіи Зласть южп й Италіи) п илвѣѵГЫп бь’ а .іодъ нмен““ъ Куыск .« Гиеѵл.ім. Ки іш а іи тѣ иі/ім СМ8ІМЛКНСОЯ лкнім, ит, •_ исмлналікь , . р лл.інія о іудъ . .ъ римскаго гогудар. сіи II елѣдній , мМ< і й, Таркпиюіі Гороий к ь . .і , Снппллы. Птъ л 11 и . толі . какъ « - іцу ока, до-тѣхъ поръ і- пі, пі-н Гч <и, ірашьоій «ьлйі ъ, быішігіі въ І'іі ѵѣ, п«-і|іебіі.іъ н ихъ Былъ и въ .і Піачвнитый гадатель, Эпиленѵе|!| ІКлИМі. А„ И|, Овъ былъ прія той пакту жъ, говоритъ і едаіле, во р-. । ь іаснуаіли въ проспалъ 36 лѣтъ и чудно ш гнувшись , кик я съ тѣхъ поръ іивні » даромъ Аполлона. ** Іонъ былъ ро. началъ школъ і і янъ: сводный Лс 11. « Діеи— • — ііідыіпкомъ ахе яі< < тъ Іора пошли дорійиы, ,,тъ Эола-— Вотъ че- Тіі,’*- і п< Ііѣйш І.Ь ІМ і ДІ»СМІ<Й Греціи
‘ЬГІ.К-ХППОЛЛОИЪ И ГЕЛИ 'Ъ ИЛИ гЗТЬ. 147 4СЫЛРЮ". IVЛ и*» игйѣчалг. ..ТЫ ИСГИПНІ |Й сыпь мой, и я готовь признать тебя предъ цѣлымъ < вѣ ОМЬ- Проси у меня чего хочешь и—клянусъ мрачныя л*икгомъ < исполню і1: *е іе даніе*' Фаэтонъ задрожать отъ ра- ѵ ти. /Гакъ повѣрь же мнѣ хотя на одинъ день твою і. лесницѵ, позволь мнѣ вь нѣнцѣ твоемъ хотя ра ,ь п р । ѣхать по недоступныя ь высотам ь неба!" "5 страши лея и .дп’ іа.яи'к .і свѣтлый погь и грустно воскликнулъ: ..() сынъ мо’і- любовь къ тебѣ вызвала мою безумную клятву! Чего ты кривишь? Тнопмьли слабымъ смерт- нымъ рукамь управлять конями, которые и мнѣ едва повинуются! 11с берись же за дѣло безсмертныхъ бо- говъ. Проси, кромѣ этого, всего, чего ты хочешь. Кля- пм і. всѣ блага земли и неба тебѣ доступны. *• Но юноша продолжалъ умолять отца, а отецъ клялся Стиксомъ, какъ же было не исполнить клятвы? Ужь проснулась „съ перстами пуріи рными“' Аврора, и разлился на вос- токѣ цвѣтъ разсыпанныхъ сю розъ. Впрягли огненныхъ ь ‘ней вь золотую колесницу Геліоса, и безсмертный -Ці>» О' С-м-здми на главахъ, надѣваетъ вѣнецъ (вой ЧіШИЮн} и говоритъ ему: ,.дитя, дитя неразумное! не на рад. ..-п, ты ѣдешь!...Держи же крѣпче повода, не отсту- па» ни на шагъ отъ назначеннаго мути. Г)нъ идетъ вки<ч "громнымъ крутомъ, но берегись онѵітиться <линію.чъ низки, а го земля загорится: не подымайся и чг-ррі і]рк высоко, а то вспыхнетъ небо... Но, сынъ мни одумай я: еще минута и“„ V сынъ ужъ не слу- шалъ. однимъ прыжкомъ он ь^очутился въ колесницѣ. Іоніи ударили копытомъ въ небо такъ, что искры по- сыпались, и быстро помчались впередъ, разсѣкая грудью утренній туманъ. Черезъ минуту, почуявъ, что ве та Іо*
148 ВЫСШІЯ БОЖЕСТВА. рука управляетъ или. они помчались еь колесницей' вдоль тверди небесной. Извратился дневной порядокъ теченія гділін інаі . ьоіда колесница выбилась изъ пробитой іюлей. > жасч охватило юношу, но какъ направить коней на и іии- ный путь, какъ укротить ихъ. неистовы \і пнь зналь, а странныя, причудливыя созвѣздія въ пидимомі безпорядкѣ неслись кь нему на встрѣчу. От.іі.-..ь» при- никло въ измученную душу; безсильная рука чкпштила поводья, а кони, почувствовавъ ихъ, вздрогнули и ено сіремителыіѣи, еще неправильнѣй взносились іо т и не до звѣздъ неподвижныхъ. то мчались надъ імой землей. Изсохла вся влага на землѣ, сама о> . ра'-т* - екалась, а дремучіе лѣса поблекли, листья а;и і почернѣли, вспыхнули и разлился пожаръ, и уи жилъ весь хлѣбъ, надежду, добытую кровавымъ ѵ- домъ земледѣльца. Города запылали въ той странѣ, надъ которой, промчалась колесница безумна іъ Фаа >'?.?. и всѣ люди были опалены и на вѣки остались черни' і И стали ихъ называть поэтому неірами ічерными Зевсъ воззрѣлъ на пылающую емлю и вгемогущ» молніей поразили Фаэтона, виновника новаго б.тстГя, и сбросилъ его въ рѣку Эриданъ (котагаюті, что лго— По).—Не только поэты, но и художники представили въ словѣ и образѣ преданія объ зтихъ необычайныхъ событіяхъ ъъ природѣ. Долго оплакивали Фаэтона се тры ею. Гыіады. т. е. дочери Геліоса: Паэѳуза. Эілея и Ламп&нія. обращен- ныя въ лиственницы онѣ । і’чяльно свѣсилнсі '* Листа »*««» (Т.я>у .. 1л Ьоі* <!-• іпі-К‘7. ТлпЬ Ящ.і и
ФЕБЬ-АПОЛЛОНЪ И ГЕЛГОСЬ ИЛИ СОЛЬ. 149 рі ічг.гл. ікреі”Вь и слезы ихъ падали непрерывж й сгрѵей Эти слезы соінце обрати то въ электронъ (ян- тарь и нотъ причина, почему ѵ грековь такъ высоко цѣнился янтарь *). Другъ Фаэтона Кикносъ (лебедь4 не не|мч гававшій сокрушаться оть потери, быль вривра іцень въ лебедя. Самъ Голіось. увидя печальный ко- нець своего зтопозучнаго сына, погрузился въ глубо- і.\ю печаль Тогда, говорятъ, два дня прошло безъ сол- нечнаго свѣса. Только послѣ многихъ просьбъ осталь- ныхъ боговъ Геякх-ъ снова возсѣлъ на солнечную ко- шницу и—порядокъ нарушенный возстановился. Яп л»«м> Ікгтв ..нииа ввртіейекпя (Ь. ешораоа] растетъ у насъ ТОЛЬКО иъ 1" ыпѣ Дрепесіша ея необыкновенно тверда, мало подвержена иа- । .. (жемы .ъ, а потому употребляется для всякаго рода построекъ и на сук Ь. Иль тр(«і*»іиъ >тебл» или изъ отверстій, сдѣланныхъ ис- нигм'іі'ь смолистое вещество, терпентинъ, изъ котораго полу- 11 екипидарв. Лиственница сибирская (]. вуЬігІся) растетъ по " »« а іо ымается до полярнаго крѵіа.' Въ европейской же Россіи । с і .»-г < .-во точныхъ частяхъ ея. Предѣлы ея распространенія ог- ь»тта іинк'М, п ііеіениой "тъ Бѣлаго моря .вдоль Волги до Орен- • * • '•• -і» гвеннниы скидаютъ игзы на зиму. Лиственница амери- ‘ II гісана ст-гь въ гористыхъ мѣстностяхъ С- Доминго и ві- ем і і..<;м». .къ или тямаракъ. не • . іитъ близко кедрі і'Ьсігиз . Кедоъ тинавскій, анаме- гчей іре>еіі"оЛ, растеіъ въ горахъ Сиріи и Малой Азіи. 1 г іх ь остялі • ь т. тькч 20. чо пеі ьми старыхъ '’тволовъ отъ «ватъ 7итв Прим. первв ,и і АшІ,ра Вргпвісіп. 8іл іпіі, <п>піяпі!тц сипли разныхъ сосенъ пер- ниход.іпя иногда нмЬстѣ съ ископаемымъ дере м г мвоГк. выбр сына ся волнами морскими иа ^>ч-іи по собирается до 10О0 іцдовъ ежего но по бе *ля •‘того разрабатываемыхъ шахтахъ тѣхъ нла- » ь.і^кггъ деревья <ъ янтаремъ; точно такія же ’ ’ Явы Польшѣ, іео.сіѣ Остроленкіс. Въ янтарѣ часто •*с »ычк илольшіл чк тн ы р«с•‘іпй. Отдѣльные ъ мь а д. !4 «унт. вѣсу. Кромѣ украшен-й янтарь 1 дкуіихь^мЬ- - ' * ’ интаРпой кислоты и т. н- Янтарь находится Вріо, пгрея.
150 ВЫСШІЯ ИОЖЕСТВА Послѣ л-»го гсгупіеніъ воротимся опять іи. Ап иг- лону. Греки во давали ему самое ревности»: ночіпаніег да и мснло ли это быть иначе, когда это бож»ісі во стоило вь такиѵь разнообразныхъ отношеніяхъ кь жизни? Но разнымъ мѣстностямъ и почитаніе было различно, чѣмъ и объясняется различіе проліяній «то. Лпо.імнъ Ли— кійскій почитался вь мало-азійск Гі .ібдасги Тикіи, вь Ігіикѣ, и здѣсь вь особенности вь .Іеішахі въ Ар- го»-Ь, Си к іонѣ, Трэце.нѣ, на Парнасѣ и въ Нивахк Его символомъ вылъ волкъ >'по гречески ./икосъ). Почитаніе. Лни-ыона- Гіакинна распространи іось преимущественно п.»ь Пелоионе. нынѣшней Морей, по всѣмъ южнымъ берегамъ его, въ (’пкіонь, Мессспііо, \ и и к лею и Спирту- Служеніе этому Аноліонѵ сопровождалось жалобными пѣснями и ппэгнческимн «истязаніями. Ій. это служе- ніе внесена была мысль о скоротечноетіі всею, что со- вершается вь видимой природѣ и обновленіи ея самой. Ій» Спартѣ. ві. іюіЬ, девять дней сряду [іраздподалп Гіикин'паи, і начала - ночью і печально; подъ конецъ ж»—свѣтло и радостно. (іенованіем •> этого пр. дника с.іу жилъ ліду кацій міюь- Гіакинѳа, .меньшаго сына Імиі. іа, любилъ кіи .ілопъ; нобиль его и боі і Ітров», 3»-і ирі, и однажды, 1131 рсі- ности къ Аполлону меіагсльный кругъ, направленный. Аполлономъ въ дискі поворотилъ въ голову Гіакинеа. Печальное начало и за іі ѵь радоспъ- продолженіе праздника служили наіюмии пнемъ убійства и возрожде- нія Гіакинеа. Очевидна, этоті миѳъ, п«л подобію ышліа ПсрссеоіНі. указывалъ ня леріодич» ское .липраніе и воз- рожденіе природы, олпці твор» іной здѣсь вь образѣ юно- ши; ючно также очевидно что подъ смертоносныйь ( іай- ьнымь круг-чь Апиддона разумѣли п>іік»рпое
ФГ.І.Ъ-АЛ(»1 I НЬ И ГЕ.ІЮСЬ ИЛИ АНЬ. ІОІ ділців ..КНПП.І ' іхчсіі, оіь іюпфыхъ сохнетъ ршти- 11 [ьность. Зл Пакиншіячи **лѣдоваіь вь августѣ праздникъ Карніи, имѣвшій вь Спартѣ вѣскотько воинственный впді.. В< «• населеніе. піагіясв оть тѣтняпі шоя. иски дд . . >родь и располагалось вблизи его па нѣсколько дн ,лагеремъ вь палаткахъ, ка ь бы въ военное время. ( л -с этого праздника былъ въ соотношеніи сь раз- рушите гьны.мъ дѣйсгвіелг, зноя, который часто бына- еіь даже источи иі.о.мь повальныхъ болѣзней. Вьэгомь смыслѣ, придавая Аполлону прозваніе Карнекя. т. е. бога губите іьнаго, древніе старались приличными „кер- тв приношеніями умилостивить разгнѣванное божество. Ліоіъ праздникъ свято исполнялся вь Спартѣ, д изъ н« я рагпрі транился вь К-аримею, греческую колонію на ^ѣверпыгь бороти ь .Африки, на острова Родосъ и Сицилію и вь греческіе горп^і южной Италіи, а именно Таргнпі' и Ѵибарисъ. Славнѣйшій храм ь Vцеллона-Кар- НѴЙЯ СТЛЯЛЬ въ Ампклеѣ. Цокло пеню Ѵікіллону Хели-ійскому. расиросгранен- н • ни Критѣ, вь Криссі Фокпдскомъ, въ Дельфахъ, на і.сірнвѣ Эгинѣ, въ Милетѣ и другихъ мѣстностяхт» воздавалось , му какъ божеству моря, то воадымаюшаго бурныя волны то смѣняющаго і-нѣвъ свой на кроткую и-шпи . Ві, Днинахь находилось святилище злого бо- 1 11 і іы Л^-іыриміона, древнѣйшее мѣсто божественныхъ ыівней и примиреній. Здѣсь же. въ апрѣлѣ пряздіюва- лись Леіьфиніи, праздникъ, имѣвшій близкое отношеніе ы у щсіпііовавшему нѣкогда обычаю ежегодно отсы- лать на Критъ въ умилостивительную лгергву Аполлону семь мзбуачпкггт. ѵ?теЧИКОвь и «только же дѣвочекъ. Ооычай (»ы.гь въ силѣ до іѣхъ поръ, пока Тезеи не,
|ПЗі III! «»< в< >бодил ь гі »р<і11. отъ э*і .ігі кел> > и дан и Г и мв. .д • • ь Аполіонд Деіі.і-ійскаіо быіь дсдьфинъ.—За гпімі празд- никомъ г! донялъ въ паѣ главный праздникъ \ін дли- ненъ; (*ар»елі». Смыслъ этого праздника былъ про» в- леніе блжиства, благодатнымъ дѣйствіемъ свѣта и тепла ускоряющаго созрѣваніе хлѣбныхъ ра< геній и гцыковъ, и благодарность убіаготію пси пому Аполлону за отмѣну прежде бывшихъ вь обычаѣ человѣческихъ жертвъ.— Около этого же времени праздновались и глав- нѣйшій праздникъ у і реконь іоническаго происхожде- нія.—Вь праздникъ таіитніи. который слѣдовать вь августѣ, Аполлонъ, кяъъ богъ жаты и изобилія, при- нималъ у себя и угощалъ другихъ боговъ. По количеству празднествъ въ честь Аполлона мож- но угадать, какъ мниго храмовъ было посвящено этому божеству. Изъ всѣхъ храмовъ великолѣпнѣйшій быль Дельфійскій, на горѣ Парнасѣ. Въ этомъ храмѣ, какъ было уже сказано, науодиласі н жрица Аполлонова П-иѳія. которая, сидя па спящейпомъ треножникѣ, пе- редавала вопрошающимъ божественные отвѣты. Тре- ножникъ былъ замѣчательно высокъ и весь изъ золота. Онъ стоялъ прямо надъ отверстіемъ въ скалѣ, откуда постоянно подымаюсь холодныя, одуряющія испарепів. Сама ІІпѳія оть пихь приходила въ какое-го особенное раздражительное состояніе. въ которомъ и подавала от- вѣты вь Формѣ несвязныхъ, отрывистыхъ СЛОВЪ. /Кре- цы потомъ облекали ихъ въ произвольные стихотвор- ные образы и весьма благоразумно заботились о томъ, чтобы отвѣтъ, данный вопрошающему, имѣлъ не одно, прямое, значеніе, а двойной смыслъ, за которымъ та- кимъ образомъ жрецы-истолкователи всегда были безо- пасны Возьмемъ хоть одинъ примѣрь ІѢ. время наше-
ФЕБЪ-АПЛЛЗОНЪ И ГЕЛІОСЪ ИЛИ СОЛЬ. 153 ствія персовъ на Греціи», когда Ксерксъ ужо прибли- жался 5.ъ Хѳинамь, оракулъ на вопросъ, гдѣ найти спа- гсНк оть варваровъ, отвѣчалъ: іа деревянными стѣ- іі -ми". Нѣкоторые старѣйшины народа поняли отвѣтъ въ адіысіѣ деревянныхъ укрѣпленій въ городѣ и убѣ- дили, впрочемъ немногихъ, засѣсть въ Акрополисѣ и укрѣпиться палисадами и другими деревянными препят- ствіями непріятелю, что и было сдѣлано. Ѳемистоклъ ;к< увѣрилъ большинство гражданъ, что деревянныя стѣны пи что другое какъ флотъ, и чп» тамъ только я есть вѣрное спасеніе. Дѣіісі вителыю, пересѣвъ на корабли, греки, воспламененные Ѳемистокломъ, одер- жали (23-го ноля 4<ч0 г. до Р. X.' ври Соланинѣ рѣ- шительную побѣду надъ «ь лотомъ персидскимъ. Но дѣло въ томъ, что еслибъ всѣ граждане повяли отвѣтъ ора- ьу ла, какъ поняли его старѣйшины, и вслѣдствіе того были бы разбиты, то оракулъ все-таки остался бы правь, сказавъ что аѳиняне должны были понять изъ отвѣта приказаніе сѣсть на корабли, а не иное что. Впрочемъ только такими способами жрецы Аполлоновы и могли упрочивать славу непогрѣшимости дельфійскаго оракула и обезпечивать себѣ огромное вліяніе въ об- ще- твѣ. Недалеко отъ ДельФЪ. на Крисской равнинѣ, въ честь Аполлона и въ воспоминаніе подвига его юности надъ дракономъ Нпеономъ, праздновались сначала черезъ каж- дыя 7. потомъ черезъ 9. а наконецъ черезъ каждыя 5 лѣтг, знаменитыя Ниѳійскія игры, на которыхъ побѣ- дителя украшали лавровымъ вѣнкомъ. В I имѣ поклоненіе Аполлону вошло вь обычай лишь і .>20 л. до Р. у, съ тЬхь порЪ?каь1, послѣ моровой язвы посвященъ ?Му тамъ 11ерВЬ1й ѵрдмъ. за которымъ
154 ВЫСШІЯ БСіЖЕСТВХ и другой построенъ на Палатинскомъ рылѣ Аполли- нарскія игры учреждены во вторую ІЬ ническум войну. Ему посвящено было лавровое дерево, а изъ живот- ныхъ: олень, волкъ, лебедь, дельфинъ и воронъ. Между многими художественными произведеніями древности, дошедшими до нась, одно изъ знаменитѣйшихъ—статуя Аполлона, которой изображеніе и на нацзей таблип Эта статуя извѣстна въ •бществѣ іюль именемъ Апол- лона Бсльведергкаго, по имени той залы великолѣпнаго дворца въ Римѣ, въ которой находится теперь л про- изведеніе. АРТЕМИДА или ДІ1И1 и СЕЛЕНА или ЛУШ. См. табл VII, VIII, X Артемиду смѣшивали съ Селеной на подобіе того, какъ Аполлона смѣшивали съ Геліосом ь. По различному роду почитанія Артемиды, ей придавали различныя прозванія. Ее звали напримѣръ Муииліеи. г. с. богиней лунной ночи; Ликіей, богиней свѣча; Делъфиніей^ Даф- ніей, Описай или Увисой, т. е. свѣтлымъ окомъ ночи; Каллистой, прекраснѣйшей; Десногшой - владычицей; Аіротерой—охотолюбнвой; Аафріей—добычестяжатель- ной. Брауроміей (оть Браурона); Лнмпаіей <т. е. боги- ней влажныхъ, кустами поросшихъ, мѣстностейОр- тіеи или Ортозіей, Бритсмартисой или Диктиннои, Кантіей, Деліей и Фебой. Она была двойничной се- строй Аполлона, рожденной прежде его. Какъ Апол- лонъ у древнихъ былъ прообразомъ солнца и свѣга, такъ и Артемида служила у нихъ первоначально оли- цетвореніемъ луны и ночи. На томъ основаніи, что .ту-
АГІеМИД*. ИЛИ ДШІД И ІЕ.ТІ.Н1 1І..1И ТУН1 155 на пред тпвляеісл то ироеі ;і свѣти юмъ ночи, то съ дру- гой стороны дѣятелемъ, оказывающимъ отчасти дѣй- ствительное, отчасти же воображаемое, вліяніе на жизнь растеній, животныхъ ,і че.іовѣка, различали древніе : два божества. Се іена или .Іднн обозначала только < вѣ- тило ночное, какъ Геліосъ—свѣтало дня; Артемида или Діана вмѣщала іи. своемъ значеніи вліянія луна на органическую природу. Миѳъ объ Іргемпдѣ поэтому и быль разработанъ несравненно разносторонніе, нежели миѳъ о Селенѣ. Вотъ еще черта сходства съ предше- ствовавшей парой Гюжествь. Наконецъ и смѣшеніе Ар- темиды-Діаны съ Селеной-.Іуной произошло въ позд- нѣйшее время на томъ же самомъ основаніи, какъ ло случилось при смѣшеніи Аполлона-Феба < ъ Геліосомъ- Солемъ. По разнообразію дѣйствительныхъ и соображаемыхъ вліяній луны въ природѣ, и миѳъ объ Артемидѣ выра- ботался весьма различно въ разныхъ мѣстностяхъ и сообразно съ тѣми взглядами, какіе имѣли на богиню, которой воздавали поклоненіе. Чтобъ составитъ себѣ объ этом'ь вѣрное понятіе, не надо забывать, что поклоненіе различнымъ силамъ природы у древнихъ было въ с-і- огвѣтствіи гь свойствами «амой той мѣс гнести, гдѣ силы эти оіицстворепы были вь образахъ извѣстныхъ бо- же<твъ. Пиэтпму въ мнѳолоі ичеекпхъ повѣствованіяхъ древнихъ силы природы не чоіуть представляться намь йодъ такимъ воззрѣніемъ, съ которымъ мы теперь со- зерцаемъ и изучаемъ подобныя силы. Естественно та- кое воззрѣніе древнихъ даетъ себя замѣтить и вь миѳѣ объ Артемидѣ. Цо какь бы вамъ ни показалось с трап- нымъ мноіі/\ ЧТо составляетъ нераздѣльную ввипадлеж- ность миѳа объ .чтой богинѣ, онь стоитъ полнаіо вии-
156 ВЫСШІЯ БОЖІИ ТВ 4 манія, ибо почитаніе этой богини, вь ея р<инооб разныхъ проявленіяхъ, было очень распространено вь древнемъ мірѣ. Не слѣдуетъ упускать изъ вилх и того, что кяі. ь двойничная сестра Аполлона, она представляетъ вь своемъ миѳѣ многое, что гармонируетъ съ подобнымъ ж«* ѵ Аполлона, съ которымъ древніе считали ее спя- заннои внутреннимъ духовнымъ родствомъ. Вь жаркихъ странахъ обильныя росы благодѣтельны для растеніи не менѣе, дождей, которые не бываютъ гамъ по мѣсяцамъ Такъ какъ опытомъ дознано, что са- мыя богатыя росы случаются обыкновенно при безоб- лачномъ небѣ, когда луна сіяетъ на немъ во всемъ блес- кѣ, то древніе отнесли къ вліянію Артемиды это обстоя- тельство, благопріятствующее освѣженію и жиши ра- стительнаго царства II вѣрованью древняго чудилось, какъ сама богиня, сопровождаемая нимфэми источни- ковъ, витаетъ въ ясныя ночи по лѣсамъ, рощамъ, го- рамъ и долинамъ; и богиню почитали какч. благодѣтель- ницу источи и іпіі/ь, рѣкъ и влажныхъ полянъ. Вь Ар- кадіи же почитали Іртемиду какъ богиню музыки и пляски, поэтому и представляли со себѣ въ сопровож- деніи музъ, харитъ и нимфъ. Афродиты и Ѵг-ины. Если первое изъ .ітихъ представленій и можно пытать- ся объяснить единственно изъ проявленій вліяній лупы на землю, за то второе заставляетъ необходимо въ Ар- інемидѣ-Гиыніи, какъ зваіи ее въ Аркадіи, признать близкое родство съ Аполлономъ. За этими двумя представленіями объ Артемидѣ пусть послѣдуетъ то. которое имѣетъ символическій смыслъ. Смотря ни рожденіе человѣка, какь бы на выходъ илъ ночи въ день, придавали Артемидѣ еще новую черту значенія, ночи гая въ ней пред(Ніателънии.у и номѵщнѵ-
ИЛИ ДЫНА И СЕЛЕНЪ ИЛИ ІУНА 157 Ч'/ вь тѣхъ страданія къ, которыми женщина прежде всего другаго платити за имя матери. Въ этомъ смыслѣ Артемиду называли Эйлифіей, Ииіфіси *) или Элев- фои. относя гакимь образомъ цъ покрову ея и преус- пѣяніе плотской природы и первыя необходимыя попе- ченія о дѣтяхъ. Вь этомъ смыслѣ въ Мессеніи, Лако- ніи. Элидѣ и другихъ мѣстностяхъ Греціи дѣвушки праздновати Артемидѣ особый праздникъ, со и рои ожидае- мый пляской. Какъ бы продолженіемъ «того представ- ленія. было почитаніе Ѵртемпды богиней смерти, ибо въ см-рти видѣли какъ бы ііротивоположног рожденіе, г. і по «вращеніе опять вь ночь. Изъ всѣхъ родовъ смертей тѣ считались происшедшими отъ Артемиды, А’іорыя приключались неожиданно, или же причины которыхъ для живыхъ представлялись загадочными. Тугъ опять черта сходства съ Аполлономъ: про гакиХь умершихъ обыкновенно говорили, 'по ихь поразили (мужчинъ' Аполлонъ или (женщинъ и дѣвицъ) Арте- мида „сві.сй неі іышной стрѣлой”. Г 'іистпмь и ровномъ сіяньи луны и тогда, как •' -иерь. видѣ юсь изображеніе дѣьнчегкой ясности ине- іюр'‘.»,ности. < ь ной точки зрѣнія Артемиду. кторіні Г|°' ачя означаел-ь цѣломудріе, непорочность, вре.д- сі чаяли богиней нравственной чистоты. Подъ кровомъ ЯаХОДИЛИщ ПОЭТЛМу ЮНОШИ И ДѢВИЦЫ. ВсСН-'Й пни принпі или сн» ей покровительницѣ въ даръ вѣнки изъ цвѣтовъ Въ этомъ смыслѣ почитали Аріемидх вь Аѳи- 11,1' ’ ^«ріімоѣ и Нивахъ, какъ богі ю «троіоп скром- ДПпр.н,, цѵени ЧИСТ...А,-. ПОМЫСЛОВЪ Й блЛГОМЫС- .ккс и [ 1 Г-1 1МІ’ I
158 ВЫСШІЯ 1.ІЖ- ТВ А. лія въ і ра,к ганской жизни и во ік-Ьхъ обстоягельсівзхъ жизни семейной. Точно также наоборотъ, ыысіи и дѣ- ла, оскорблявшія скромность и непорочность, не ускоіь- зали отъ стрѣлъ Іртемнды. Въ Аттикѣ, въ праздникъ Муниаій, посвященный Артемидѣ, какъ богинѣ Лупы, приносили въ жертву ей круглыя печенья, уставленныя свѣтильниками. Въ этой же области праздновались Буауреніи, намекавшія на соотношеніе богини Луны съ періодическими волненья- ми нд морѣ. Изъ этого видно, что древніе только пы- тались угадывать связь .морскихъ приливовъ н отливовъ сь фазами лупы *). Въ силу этой связи Артемиду осо- бенно почитали въ приморскихъ мѣстностяхъ. , Веіг.ыі. »(>ѵн) ѵ, <і ::ь искуснъиііііе морсі папа гели др і Н'И-тЬ, ЧЩЫИ 1ПЫІ » 1[ I 2 ,1 іЬО|:»ПІ1 ПОСТОЯННО ІІОЗІП.ІІІіаіОГія я онижаюпн Пзъ ірліа>«т> . рвыЛ, кіѵ .яіііМіілъ явіеиіс прилива и чт.Сииа, былъ Кола» ИЗЪ С>мл*а.. Гу іольд^ ъ Космосъ], коурый однажды яа 600 дЬть до Р. Х„ оі прииляяс ь «ь Е.ііпртъ, былъ отнесенъ «Неточнымъ вѣтромъ за островъ Платею и оттуда Б.юьямъ соизволеніемъ, какъ замѣ- чтртъ значн <мыю Геродотъ, Д| синѣйшій историкъ греческій, былъ выне- сенъ чрезъ прііінпъ морской вь іжьть. Сначал і вѣсти ивъ этихъ чудныхъ колебаніяхъ поперхнгстм йодной каза- лись ірекамъ лшлыі доіго нев*>ролніыми. Со временъ я Ллсіоеапара Ыа- і цонскаго, т. е ь и.і.іовпны > вка ло г X. этн я.шенія обратили о о ома-- ш* философовъ и «гчестсо іі' пы іа. а?“. і уда гогд_ внимательные набчю- ,-ііелн, п і чеино: Аристотель, Ц>*лі|>і * 1 * 3 ' - нъ и П.иіпій, отисн-или при- чину зтихъ явленій КЪ ВЛІЯНІЮ Л)НЫ. Въ настоящее іо емя, благодаря і оцнмъ Кеплера и Ньютона, наслѣдова- нія ль Бернузли, Эйлера и Лапласа, вт. исобонностп же трудамъ Кембридж- скаго п »фй< іора Веселя ( ]«3>1—35 гс.итъ яиепіе ежесуточно ліуѵь при- нтовъ двухъ о'ілово ъ п ерегаль оі •> о>. ц открытыхъ мо -й объяс- нено іичьм ѵдов4-’т««і;>іітелыі , а именно* I) Кор'Шіая ирпчнш прилива еегь чретяж-т . і <аці«і'* іг на землю лу- ной п иолниемъ. •*} Въ даншімк мЬстѣ море подымиеіея н ,.-• ое»»-и ДІ,а раза въ сутки, т. е. нъ теченіе того времени, котгрое нужно і і ѵлвѵгд прох паденія іуны черезъ мерпдіяііъ ятою мѣстп м друіягч 3) Приливы бынак гь іплыіѣйшиміі ілі время ь волунія, т. е. ю . і луна находится мл*л*. > ілінем і, и зе> .іеЙ. и во время полнолунія, т. ». кч«гтя з^м.дн кіхтді- <я Меиілу і і'.нчіі'м ь и .ц шні, іпі і .і і. оіі.ціхъ «тихъ ідучаихь
АРТЕМИДЪ ИЛИ ДІАНА И СЕЛЕНА ИЛИ ЛУНА 159 К.ікі. ни р.ин-образны миѳы объ этой богинѣ и какъ ни рял, чиы способны почитанія ея. но они всѣ соглас- маоіі . ' , . ... .і, Ильиѣйіг«с. 11,»Г. ІВЫ Зывають і .Г. |> ИЫМіІ ‘ : і тн, т к .1 .» На и >лнце -'• і, ’ ъ ді і ! чроіа земли л когда слѣдоъ г-зльно Ы іа. . . МЯ Л . ’.І Г» - вливъ, 1 івце—ЭТініЬІІОб- !- .......
160 ВЫСШІЯ БОЖЕСТВА.. ны вь томъ, что Артемида — богиня охоты и ночи • ь благодатнымъ вліяніемъ послѣдней на растительное иа|- ство Богиней охоты стали е« почитать на томъ основініи, что ср считали покровительницей и владычицей лѣсовъ и дикаго населенія нхг — Агамемнонъ потери Ьлъ отъ Артемиды большія носчастія за го. что осмѣлился убить посвященную ей оленью самку- Извѣстно. что у наро- довъ. стоящихъ на низкой степени развитія граждан- скаго, охота составляетъ предмеіъ вечикой важности. Артемида, какъ покровительница живоі пыхъ, н.иеляю- іцихъ лѣса и долины, изображена на старинныхъ па- мятникахъ въ видѣ матери дикой природы, среди льнов ъ и пантеръ, или одѣтой въ кожу ихъ. Какъ богиню вод- ныхъ низменностей, се изображали также среди посвя- щенныхъ ей рыбъ и съ тростникомъ, вплетеннымъ въ волосы. Еще ні» самомъ раннемъ возрастѣ Артемида. со- изволенія -‘овса, избрала себѣ вѣчное безбрачіе и, какъ Аѳина пребывала въ строжайшемъ цѣломудріи, неми- лосердно карая малѣйшее оскорбленіе его го стороны •ппровождавшихъ ее нимфъ. Несчастную Да-ьну суровая богиня обратила въ лавровое дерево. Каллисту — въ
АРТЕМИДА ИЛИ діінх и селена или ЛУНА. 161 медвѣдицу. Строго наказывала Артемида всякаго, кто оскорблялъ ея божественную чистоту. Такъ греки, от- правляясь въ походъ, встрѣчены были жестокими бу- рями на морѣ за вышеупомянутое преступленіе пред- водителя ихъ Агамемнона и не смѣли выходить изъ- Авлійской бухты до тѣхъ поръ, пока приличной жерт- вой не умилостивили богиню. Не менѣе пострадали въ подобномъ же случаѣ и этпляне, когда Артемида вы- слала на нихъ свирѣпаго Каледонскаго вепря, который опустошалъ ихъ нивы до тѣхъ поръ, пока богиня не благоволила герою Мелеагру позволить умертвить его. Артемида была жестока и безпощадна въ отношеніи къ тѣмъ смертнымъ, которые оскорбляли ея чувство стыд- ливости и цѣломудрія. Оба охотника Оріона и особенно Актеонъ, испытали на себѣ слѣдствія немилосерднаго нЛзанія богини: Актеонъ, превращенный ею въ оленя, былъ растерзанъ собственными собаками. Не только за себя, но и вообще за оскорбленіе боговъ, мстительная Артемида казнитъ смертью. Вспомнимъ судьбу несчаст- ной Піобы (см. выше Яиадлоиз). Любимое занятіе Артемиды — охота. Постояннымъ упражненіемъ въ пей богиня развита въ себѣ такое му- жество и ловкость вь стрѣльбѣ, что была весьма по- лезна отцу своему* вь войнѣ его сь титанами и гиганта- ми и троянцамъ во время осады ихъ города греками ( ообріино съ различными свойствами, которыми на- дѣлило Аргечцду воображеніе грековъ, неудивительно, чт«> и изображенія этой богини разнообразны Обыкно- веннѣе же всего ее изображаютъ богиней охоты (какъ и на нашей таблицѣ ,Ѵ VII), въ видѣ стройной, муже- ственной, величавой дѣвы. ст. высоко-опоясанной, ради св'"’ ды бѣга, туникой; ноги обуты вь легкія сандаліи; Олімпт. >>
162 ВЫСШІЯ БОЖЕСТВА. за плечами полный колчанъ стрѣлъ, рядомъ съ нею не- сется олень; рука богини удерживаетъ его за рога — знакъ господства Артемиды надъ лѣсной тварью На нѣкоторыхъ изображеніяхъ въ рукѣ богини хукъ или дротикъ; на нныхь богиня съ охотничьей собакой; или наконецъ—ѣдетъ на колесницѣ, запряженной оле- нями. Луна или Селена находится, какъ сказано, вь такомъ же отношеніи къ Артемидѣ, въ какомъ Геліосъ къ Фе- бу- Аполлону. Селена означаетъ свѣтило ночное, Арте- мида—естественныя вліянія луны и ночи на природу- Въ силу значенія своего Селена изображается въ длин- ныхъ одеждахъ съ приподнятымъ покровомъ на головѣ, украшенной двурогою луной. Съ граціознымъ движе- ніемъ впередъ, съ Факеломъ въ рукѣ, богиня шествуетъ въ колесницѣ, запряженной двумя конями. Прелестный минъ о гомъ, какъ богиня, оплывая горы и лѣса и на пути своемъ привлеченная чудной красотой спящаго юноши Эндиміона, сошла къ нему со своей колесницы, конечно какъ нельзя осязательнѣе олицетворяетъ крот- кое бодрствованіе богини ночи надъ погруженною въ сонъ вѣчно-прекрасной природой. Въ Римѣ былъ у Се- лены значительный храмъ, построенный ей уже Сервіемъ Тулліемъ ня Івентинской горѣ. Второй храмъ ея тамъ же стоялъ вь Капитоліи, и еще третій—на горѣ Пала- тинской. Теперь обратимся къ такъ называемой Діанѣ Эфес- ской. Глядя на изображеніе ея (таблица А ПІ), можно подумать, что въ немъ ничего нѣтъ общаго съ изобра- женіями Артемиды; съ перваго раза трудно даже по- пять, какь можно совмѣстить съ изображенной на неіі богиней титулъ (нъественнои Артемиды. Изображеніе
АРТЕМИДА ИЛН ДІАНА И СЕЛЕНА ИЛИ ЛУНА. 163 <’Я совершенно уклоняется оть простыхъ человѣчныхъ образовъ, въ которыхъ обыкновенно представляли тре- ки свои божества; въ особенности же ярко запечатлѣй ь на. немъ материнскій характеръ. Первоначальное почи- таніе этой богини распространилось у народовъ Восто- ка и у грековъ, поселившихся по берегамъ мало-азій- скіпіь: сліяніе же ея съ греческой Артемидой соверши- лось Фактически на топь основаніи, что сама Артеми- да, несмотря на свое дѣвичество, почиталась богиней ниспосылающей плодотворную росу на растительность, покровительствующей рожденью, наконецъ богиней-ма- терью всѣхъ звѣрей, населяющихъ лѣса и горы. Всѣ эти качества составляли существенную принадлежность и азіятской богини. Поэтому сліяніе обѣихъ соверши- лось просто и естественно. При такой близости значенія Діаны греческой съ значеніемъ богини восточной, которую особенно усерд- но почитали въ Эфесѣ, въ главномъ городѣ іонянь ма- лоазійскихь, не нашли неумѣстнымъ необыкновенно развитое выраженіе принадлежностей матери-кормнли- цьі, которое ставить ее въ родство съ Реей-Кибелой. Поэтому Діана Эфесская представлена въ башенной ко- ронѣ. а голова обозначена на кругломъ щипѣ, символѣ полной луны; на груди у богини цвѣточное ожерелье служигк символомъ весны н дѣвичества; множество гру- дей обозначаютъ мать дикой природы, которбй поэтому приличны на изображеніи и льны на рукахъ и разныя животныя: олени и воображаемые гриФоны и др. на перевязяхъ, схватывающихъ укутанное тѣло богини Г ельцы между ними своими рогами знаменуютъ сер- повидную луну: но спіронамі» изображены цвѣты ц пчелы. іі*
164 ВЫСШІЯ БОЖЕСТВА. Па другихъ древнихъ изображеніяхъ богиня эта так- же со множествамъ грудей, но въ одной рукѣ держитъ жезлъ или же цѣпь, доходящую до земли, а нижняя часть тѣла отъ туловища оканчивается вь видѣ отесан- наго заостреннаго камня. Почитаніе Діаны Эфрсской было распространено по всей Малой Азіи. Въ ЭфрсѢ былъ у ней такой велико- лѣпный храмъ, что считался однимъ изъ семи чудесъ свѣта. Нѣкто Геростратъ Эфесскій сжегъ его, желая этимъ способомъ обезсмертить свое имя. Пожаръ слу- чился въ ту самую ночь, когда родился Александръ Македонскій. Событіе въ храмѣ приняли за нредзпаме- н >ваъіе великой будущности Александра, что онъ впо- слѣдствіи, прогремѣвши своими завоеваніями въ Европѣ и Азіи, выказалъ особенно вг. томъ. что недѣля, возоб- новить храмъ прекраснѣе прежняго. Храмъ этотъ сіялъ еще въ полномъ блескѣ, когда Апостолъ Павелъ при- шелъ вь Эфссъ проповѣдывать христіанство. Цехъ зо- лотыхъ дѣлъ .мастеровъ главнымъ образомъ отъ участія въ \ крашеньяхъ храма, а еще болѣе отъ миніатюр- ныхъ серебряныхъ изображеній храма Лртс.мидина, имѣлъ столько матеріальной выгоды, что сильно боялся, чтобы новая мѣра не лишила ихъ выгодныхъ занятій и потому возсталъ самъ н гражданъ возбуждалъ про- тивъ пришельцевъ (см. Дѣян. Апостол, главы XIX и XX). Павелъ и ученики его должны были покинуть городъ. Однакожъ христіанство нашло послѣдователей и въ Эфесѣ, такъ что со времени Павла тутъ устроп •лась хрисі і.інская церковь. Не менѣе вели колѣней» былъ храмъ Діаны-Левкофрины въ Магнезіи, т. е. так- же въ Малой Азіи. Почитаніе Артемиды Тавричеекой возникло въ стра-
ДІОННССЧ-ВАЕХЪ ГЕЛИ Ь'ІХУСЬ. I 65 нахь у Чернаго моря, вь особенности вь Крыму, от- куда Орестъ, по преданію (см. ниже), перенесъ ея изо- браженіе и почитаніе въ Грецію, гдѣ она примкнула къ первоначальной Артемидѣ подъ именемъ Ортги или Ор- тозіи. Вь Спартѣ обычай приносить въ жертву юно- шей относятъ ко времени законодательства Ликурга (т. е. къ половинѣ IX столѣтія до 1’. X.). Ортія изо- бражалась въ видѣ юной дѣвы, сидящей на тельцѣ, серпообразные рога котораго представляли аттрибутъ богини луны. Па островахъ Критѣ, Эгинѣ, но берегамъ Лаконіи (нынѣшней Морей) и во многихъ другихъ мѣстностяхъ распространено было еще почитаніе Артемиѵъі-Брито- мартіи или Диктинны. Повсюду, гдѣ почитали Аполлона, и Діанѣ приносили жертвы и отправляли служеніе. Въ Римѣ также почи- таніе Діаны было всеобщимъ. Сервій Туллій построилъ храмъ богинѣ на холмѣ Авентиискомъ. Въ жертву ей приносимы были рогатый скотъ, олени и плоды. На- значаемое для жертвоприношенія не должно было имѣть никакого естественнаго недостатка и быть совершенно чистымъ. Ей посвящаемы были олени, собаки и первые плоды полевыхъ произрастеній. ДЮНПССЪ-ВІКХЪ п.іп БАХУСЪ. См. табл. VII.’ Ни одинъ изъ боговъ не имѣлъ столько разныхъ прозвищъ, какь Вакхъ, котораго поэтому звали „много- именнымъ*. Извѣстнѣйшія его прозвища: Бромій, Ліей, Либеръ, Эванъ, Эвій к Диеирамсъ. X грековъ онъ нз-
166 ВЫСШІЯ БОЖЕСТВА. вѣстей ь преимущественно подъ именами Діонисса или Вакха, у римлянъ же подъ именемъ Бахуса. Миѳъ и почитаніе этого божества — происхожденія восточнаго; съ Востока перешли они въ Грецію, откуда, уже въ развитомъ видѣ, сообщились и римлянамъ. Въ самомъ началѣ Діониссомъ олицетворена была всепроникающая растительная сила природы въ видѣ сока растительнаго. Отсюда, весна—время радости и торжества, а зима — время страданій природы, т, е. Діонисса. Позже при- соединены были ьъ значенію его представленія пода- теля радостей и веселья, чувствуемыхъ человѣкомъ, испивающимъ благороднаго напитка виноградной лозы. Наконецъ, такъ какъ на посвященныхъ ему весеннихъ н лѣтнихъ празднествахъ, воспитывавшихъ въ участ- никахъ ихъ свѣтлое настроеніе духа, впервые обнару- жились проявленія драматическаго искусства, то н стали Діонисса почитать не только богомъ вина, но также по- кровителемъ театра. Вь Греціи Ѳивы считались обыкновенно отечествомъ почитанія этого бога. О рожденіи его такъ повѣствуютъ греческіе писатели: Зснсь склонился любовью къ Семе- нѣ, дочери Кадма (строителя Ѳивъ, сына Агенора, слѣ- довательно внука Посейдона). Этого довольно было, чтобъ ревнивая Гера опредѣлила Омелѣ погибнуть. Подъ чу- жимъ видомъ вкравшись съ безграничную довѣренность Омелы, Гера внушила ей однажды упросить Зевса явиться ей въ полномъ величіи Громовержца. Едва за- говори та несчастная о своей просьбѣ, Зевсъ поклялся (/гнетомъ. что исполнитъ всякое ея желаніе. Изумился и опечалился владыка Олимпа, когда выслушалъ безум- ною просьбу, но связанный страшной клятвой, онт сдержалъ слово. Лишь только приблизился Зевсъ къ
ДІОНИССЪ-ВАКХЪ ИЛИ БАХУСЪ. 167 Семелѣ ѣо всемъ поразительномъ сіяньи споемъ, ни взо- ры, ни духъ смертной не вынесли этого, и она тутъ же была поражена на смерть необъятностью славы „отца безсмертныхъ и смертныхъ•*. Такъ удовлетворила Гера свою ненасытимую ревность. Кь счастью, Зевсъ спасъ жизнь сына Семелы, Вакха, и укрывая его отъ враждебныхъ преслѣдованій Геры, положившей уни- чтожить и его, повелѣлъ посланнику боговъ, Меркурію, тайно унесть его къ нимфамъ въ Пизу, гдѣ Вакхъ н былъ воспитанъ подъ надзоромъ Силена. Въ означенье того, что Вакхъ спасеньемъ своимъ какъ бы два раза рожденъ быль Зевсомъ къ жизни, онъ получилъ про- званіе Диѳирамба, т. е. „вдвойнѣ рожденнаго". Имя это впослѣдствіи перешло на веселые гимны, посвященные въ чесгь Вакху, какъ это значится у древнѣйшаго пи- сателя диѳирамбовъ — Аріона Метимнскаго. Дѣтство Вакхъ привелъ безмятежно и весело среди дикихъ звѣ- рей, нимфъ, сатировъ, силеновъ, пастуховъ и вино- дѣловъ. Возросши, Вакхъ прошелъ всѣ страны, проникъ въ предѣлы самой Индіи, и повсюду' научилъ народы воз- дѣлывать виноградъ, а съ этимъ вмѣстѣ преподалъ имъ и многія мирныя искусства, особенно же научилъ лю- дей сильно стоять за правду и справедливость, за что пароды чтили въ немъ благодѣтеля своего. Въ нѣкото- рыхъ мѣстностяхъ, какъ напримѣръ въ странѣ Ѳракій- скаго царя Ликурга, онъ встрѣчалъ себѣ сильное сопро- тивленіе, и > шикавшее отъ злоупотребленія свойствъ ви- ноградной струи; но такія злоупотребленія Діониссъ пре- слѣдовалъ и наказывалъ съ неумолимой строгостью. Ли- курга, напримѣръ, за это онъ пому тиль такимъ состоя- ніемъ, въ которомъ тотъ собственнаго сына принялъ за
1С8 ВЫСШІЯ БОЖЕСТВА. виноградную лозу, которую нужно было срѣзать. Ли- кургъ, пришсдши въ себя и увидѣвши свое преступ- леніе, въ отчаяніи наложилъ и на себя руки. Но нѣкоторымъ повѣствованіямъ оказывается, что и Діониссъ помогалъ отцу своему въ войнѣ его съ гиган- тами, въ собственномъ своемъ видѣ или же принявши на себя образъ свирѣпаго льва. Въ свитѣ Діонисса повсюду слѣдуютъ спяшръ/, фав- ны, менады *) и силены. Во время одного изъ своихъ шествій со свитой на островѣ Наксосѣ встрѣтилъ онъ Аріадну, дочь Миноса, Тезеемъ уведенную на островъ изъ дома родительскаго, и плѣненный ея необычайной красотой, избралъ ес себѣ пъ супруги. Впрочемъ и до нея были у Діонисса плоды союзовъ съ нимфами и бо- гинями, отъ Афродиты напр. Гименей и Пріа-пъ. На сколько разнообразны были представленія о Вакхѣ, на столько же разнообразны были и церемоніи, кото- рыми сопровождались широко-распространенное въ Гре- ціи почитаніе этого божества, особенно же на горѣ Ки- ѳеронѣ въ Италіи! Въ послѣдней странѣ празднества Вакховы, Вакханаліи, отличались, какъ бывало снача- ла и въ Греціи, такой необузданной, дикой Вольностью, что ихъ сперва законы римскіе ограничили, а послѣ и совсѣмъ уничтожили. Вакху посвящены, были: виноградная лоза, плющъ и гранатникъ. Въ жертву приносимы были козлы и свиньи. •) Менады, назыв. также Вакхе илы еая&хнтмны, еіады, оассариды или *><- мамоны, были Діониссомъ одухотвореннын женщины. У вѣнчанныя илю цемъ, г ь Винховымп жезлами (тиреимм| сопровождали оиЬ своего бога, непереста- і ал радостно восклицать: Эаое, Вакхг,’ подъ туки веселыхъ тшіп.іновь.
дшнпссъ-влкхь ИЛИ ІіАХУСЪ. 169 Изображенія Діонисса отличались необыкновеннымъ разнообразіемъ. Изъ нихъ особеннаго вниманія заслу- живаетъ то, на которомъ Діониссъ представляется въ видѣ человѣка почтеннаго выраженія и лѣтъ, съ по- вязкой на челѣ н въ длинной, до-полу, одеждѣ. Здѣсь онъ изображаетъ отца растительной силы. Па эго изоб- раженіе смотрятъ какъ на пришедшее будто бы сь Востока, и называютъ его „Вакхомъ индѣйскимъ", но это совершенно ошибочно, ибо это изображеніе чисто- греческаго происхожденія. На другихъ изображеніяхъ оп ь представленъ, напротивъ, въ видѣ прелестнаго юно- ши, почти съ женственной красотой; волнистыя кудри перевиты плющемъ и виноградными вѣтвями; вмѣсто одежды -накинута кожа козули; на челѣ едва замѣт- ные рожки. Въ такомъ видѣ Вакхъ шествуетъ или верхомъ на какомъ-либо изъ посвященныхъ ему жи- вотныхъ, львовъ или пантеръ, или въ колесницѣ, за- пряженной ими же. Вь этомъ юношескомъ видѣ Вакхъ является божествомъ вина. Но никогда и нигдѣ, за исключеніемъ лишь представленій его рожденія и дѣт- ства, не является онъ въ древнемъ искусствѣ рі‘бей- кой Л сидящимъ на бочкѣ, какъ это вкралось въ изо- браженія Вакха въ позднѣйшее время. Древнѣйшее изображеніе этого божества бы.то просто кусокъ це- рева. или одна маска илн только одна голова иа столбѣ, обращенномъ вверхъ основаніемъ. Мы вы- брали то изображеніе, на которомъ лучше всего вы- ражается божественность Вакха. Здѣсь божество, въ полномъ развитіи юношеской стройности и силы, со- вершенно соотвѣтствуетъ значенію Вакха, какъ бога расі ительной силы и радости; Вакхъ безъ бороды и нагъ; съ головы распадаются пышныя пряди волосъ,
170 ВЫСШІЯ 1ШЖЕСТВА. перевитыя благородными гроздьями; въ рукѣ тирсъ. Стволъ дерева, на который опирается Вакхъ, также увитъ виноградными листьями и кистями Тирсъ—болѣе или меиѣе длинный жезлъ, обвитый виноградной лозой съ кедровой шишкой на верхней оконечности. Этотъ тирсъ и чаша-кубокъ составляютъ аттрибуты Вакха. ГЕРМЕСЪ пли МЕРКУРІЙ. (См. табд. IX. Гермесъ былъ сынъ Зевса и Майи (что значитъ: мать-кормилица), дочери Атласа. 3' римлянъ божество это не имѣло такого обширнаго и важнаго значенія, какь у грековъ. Римляне почитали въ йенъ бога тор- говли и торговой выгоды, изображая Меркурія, вмѣсто замѣчательнаго жезла его съ священною вѣтвью, зна- комъ мира. У грековъ же съ незапамятныхъ временъ чтили въ немъ божество, ниспосылающее въ царствѣ животномъ плодъ и преуспѣяніе. Такъ какъ въ первоначальныя времена стада соста- вляли существенную часть богатства народнаго, по- этому въ Гермесѣ чтили податечя всяческихъ благъ, откуда бы они ии происходили. Посмотримъ, какъ раз- вились подробности значенія Гермеса. ІІичѣмь такъ легко и скоро не наживается богатство какъ торговлей; отсюда явилось въ Гермесѣ значеніе бога торговли и покровителя торговыхъ людей. Мирныя и дружескія сношенія условливаютъ успѣшную торговлю на сушѣ и морѣ—и Гермесъ является богомь-покровителемъ дру- жественныхъ международныхъ отношеній. Необходи-
IX.
ГЕРМЕСЪ ИЛИ МЕРКУРІЙ. 17] мостъ вести дѣло торговое умно и осмотрительно при- даетъ новую черту значенію Гермеса, ставитъ его бо- гомъ благоразумія, предусмотрительности, даже, хит- рости. Наконецъ, на томъ основаніи, что въ торговлѣ, хотя впрочемъ не въ благороднѣйшихъ ея проявле- ніяхъ, доходятъ иногда до того, что покупщика скло- няютъ на свою сторону вкрадчивой, ловкою рѣчью, стали чтить въ Гермесѣ бога краснорѣчія. Отсюда од- иакожь недалеко до хитрости и лукавства, уже не- имѣющихт» ничего общаго сь честностью и правдивостью, поэтому не станемъ удивляться, что Гермесъ въ за- ключеніе является покровителемъ плутовъ и мошенни- ковъ. Впрочемъ это послѣднее значеніе придано ему болѣе въ шутку. Должность Гермеса, какъ вѣстника боговъ, преиму- щественно же Зевса, совпадаетъ отчасти съ значеніемъ его какъ покровителя дружественныхъ, взаимныхъ от- ношеній между людьми. Въ званіи вѣстника воли бо- говь онъ служитъ какь бы посредствующимъ звѣномь въ цѣпи неба, земли и самаго міра подземнаго, куда Гермесъ сводитъ души усопшихъ къ самому трону Плутона и Прозерпины (см. табл. IV). Въ этомъ по- слѣднемъ значеніи его называли Іісихопомпосъ (душъ водитель). Итакъ, крутъ дѣятельности Гермеса очень много- стороненъ, и мины о Гермесѣ въ высшей степени раз- нообразны. Рожденіе его совершилось въ темную ночь въ уединенной, скрытой отъ взоровъ, пещерѣ аркад ской горы Киллсис (въ нынѣшней Мореѣ), почему Гер- месъ носить еще прозваніе Килленіоса. Тотчась по рожденіи проявились необыкновенно ярко и умъ и ловкость Гермеса, именно вь томъ родѣ дѣя-
172 ВЫСШІЯ БОЖЕСТВА. тельностп, котораго оні впослѣдствіи, въ силу миѳа, явился покривигелемъ. Вь томную, облачную ночь вы- шелъ онь тайкомъ изъ своей пещеры и похитилъ луч- шую часть изъ стадъ брата своего Аполлона. Долго и безполезно разъискиваль ихъ Аполлонъ, а Гермесъ между тѣнь самымъ шутовскимъ образомъ сьумѣль скрыть слѣды своей продѣлки. Онь привязать кь но- гамъ животныхъ связки прутьевъ, чтобы оии заглажи- вали слѣды животныхъ, и на ко не ць такъ искусно за- гналъ ихъ въ горную пещеру, что судя по ступнямъ, оставшимся на пути сгада, приходилось думать, что оно вышло изь пещеры, а не вошло въ нее. Но одинъ земледѣлецъ подглядѣлъ продѣлку и обнаружилъ ес Аполлону. Въ гнѣвѣ Аполлонъ схватилъ плутишку и представилъ ого прямо къ престолу Зевса, настаивая на необходимости примѣрно наказать его. По Гермесъ, ии сколько не озадаченный такой неожиданностію, съу- мѣлъ такъ развеселить своими шутками и остротами Зевса и самого брата, что тотъ совершенно прими- рился съ нимъ, особенно, когда получилъ въ подарокъ отъ Гермеса лиру, которую послѣдній ухитрился сдѣ- лать изь щита черепахи, натянувши въ немъ звуч- ныя струны. (При этомъ сл\ чаѣ онъ и себЬ смасте- рилъ пасту шью свирѣль.) Послѣ этого братья зажили въ совершенномъ согласіи. Въ такомъ расположеніи подарилъ Аполлонъ Гермесу трилистный пругъ счастья (волшебный прутъ). Чрезъ посредство же Аполлона получилъ Гермесъ и даръ вѣщанія, но только не вь такой Формѣ, въ какой вѣща.іь оракула, Аполлоновъ (т. е. въ словахъ), а въ различныхъ случайныхъ сбли- женіяхъ совершающихся явленій. Яснѣе сказать: пред- принимая что-либо вь области дѣятельности Гермеса,
ГЕРМЕСЪ ИЛИ МЕРКУРІЙ. ]7о вѣрующему видѣлся пъ различныхъ случайно замѣчае- мымъ имъ явленіямъ знакъ біагопріятный и іи небла- гопріятный предпріятію Подобное суевѣріе весьма распространено и въ нашихъ повѣрьяхъ и предразсуд- кахъ, напримѣръ заяцъ, перебѣгающій дорогу намъ, когда выѣхали мы въ путь, или—встрѣча старой бабы на дорогѣ или кого-либо съ кедрами пустыми или пол- ными и проч. и проч. вздоры, для многихъ изъ суевѣр пыхъ представляются явленіями, имѣющими утѣшитель- ный или мрачный смыслъ. Такъ и тогда: только подоб- ные знаки считали положительно посылаемыми самимъ Гермесомъ. Кромѣ того еще обращались въ случаяхъ предпріятій чего-либо къ оракулу, который, перебра- сывая кости, наблюдалъ и толковалъ выпадающіе знаки, и приходящіе видѣли въ толкованіяхъ возможность начать дѣло или необходимостъ оставить его. Ловкость и проворство, остроуміе п увлекательное краснорѣчіе, которыя Гермесъ обнаружилъ уже въ дѣтствѣ, онъ впослѣдствіи развилъ въ высокой степени и съ самыми блестящими результатами. Похитивши у Зевса скипетръ, у Афродиты ея поясъ, у Посейдона трезубецъ, у Арея мечъ, у Гефеста тципцы и у Апол- лона дукъ и стрѣлы, онъ всѣхъ обиженныхъ съумѣль развеселить и опять распоіожпть въ свою пользу. Осв- оенію же поразительно проявились таланты Гермеса въ слѣдующемъ дѣлѣ. Зевсъ, желая укрыть свою возлюб- ленную Іс отъ ревнивыхъ преслѣдованій Геры, обра- тилъ ее въ корову, но Гера, узнавши объ этомъ, по. ручила стоідазому Аргусу смотрѣть за нею во всЬ глаза. Зрвеъ отдалъ приказаніе Гермі-еѵ высвободить Іо изъ- подъ надзора Аргуса, самъ ж₽ н- сдѣлалъ этого потому.
174 ВЫСШІЯ БОЖЕСТВА. что освобожденіе не могло или не должно совершиться силой. Порученіе было не легко исполнить, ибо Аргусъ даже въ глубочайшемъ снѣ закрывалъ только пятьде- десятъ глазъ, смотрѣли же еще пятьдесятъ: не бездѣ- лица; но Гермесъ съумѣлъ и его опутать своими хит- рыми сѣтями. Различными пріятными исторіями онь сначала расположилъ въ свою пользу неусыпнаго стра- жа, а потомъ на свирѣли своей сталъ наигрывать ему такія удивительныя вещи, что Аргусъ весь разнѣжился, заслушался и убаюканныя очи стали тихонько смыкать- ся одни за другими. Уснуло послѣднее око. и Гермесъ, не теряя минуты, убилъ чудовище и освободилъ Іо. Говорятъ, что Гера размѣстила потомъ очи Аргусовы въ хвостѣ своего павлина. Дѣло, совершенное Герме- сомъ, Зевсъ почтилъ такимъ высокимъ уваженіемъ, что съ тѣхь поръ титулъ „Аргусоубійцы’* сталъ однимъ изъ самыхь почетныхъ титуловъ Гермеса Какъ ни разнообразны проявленія мудрости Гермеса въ необыкновенной хитрости и ловкости, но онѣ не вы- ражаютъ собою всего значенія его. Эта же мудрость служитъ въ немъ источникомъ изобрѣтательности: такъ, ие только Аполлону, но и ѳиванскому пѣвцу км-ыоиу, оиъ сдѣлалъ люгню, а Паламеда выучилъ писать бук- вами. Гермесъ готовъ иа дѣла доблести: онъ присут- ствуетъ повсюду, гдѣ опасныя приключенія вызываютъ благоразуміе и подвергаютъ испытанію предпріимчивый духъ; руководитъ героевъ въ опасныхъ предпріятіяхъ: направляетъ на истинный путь сбившихся съ него, яв- ляется вѣрнымъ помощникомъ изгнанниковъ и покро- вителемъ ихъ въ чужой землѣ, среди враждебныхъ людей. Огцу своему онь оказалъ немаловажныя услуги въ
ГЕРМЕСЪ ИЛИ МЕРКУРІЙ. 175 войну его сь гигантами, особенно когда спасъ его пть опасной мощи Тиѳоиа; и вообще Гермесъ съ величай- шей. охотой готовъ былъ дѣлать другимъ богамъ прі- ятное» но подобно имъ неумолимо-строго наказывалъ тѣхъ» кто дерзалъ слишкомъ приближаться къ йену. Такъ омъ Баттоса, осмѣлившагося открыть Аполлону похищеніе имъ стадъ брата, наказалъ тѣмъ, что обра- тилъ его въ камень. Изъ дѣтей, ржденныхъ ему различными матерями, замѣчательны особенно дочери: Лары по имени матери ихъ, которую звали Лара. У римлянъ онѣ пользовались замѣчательнымъ уваженіемъ, какъ божества, покрови- тельствующія семействамъ, вь нѣдрѣ которыхъ нахо- дились и мѣстопребываніе и святилища Ларъ. Удивителенъ миѳъ о томъ, что отъ Гермеса и Афро- диты родился Гермафродитъ, полу-мужчина, полу-жен- щина. Въ иемъ можетъ быть олицетворено представ- леніе о томъ, что въ юношѣ легко сочетаются нѣжная прелесть (Афродита) н живость съ проворствомъ (Гер- месъ). Какъ покровителю государственныхъ и торговыхъ путей, въ этихъ мѣстахъ ставили изображенія Гермеса, т. е. собственно изображеніе головы его, поставленной на каменномъ столбѣ. Всякій проходящій мимо такой статуи (Гермы) долженъ былъ вь честь ей положить возлѣ камешекь. Благодаря этому обычаю, не только большія пространства полей очищались отъ камей, но и положено какъ-бы начало самому усовершенствова- нію путей, слѣдовательно облегченію торговыхъ и вся- кихъ другихъ сношеній между людьми. Ісрмесъ былъ у древнихь распорядителемъ жертво- приношеній: онь и самъ принесъ въ жертву нѣсколь-
ІІЬ ВЫСШІЯ БОЖЕСТВА. кимъ Кировъ изъ стада, похищеннаго у Аполлона. Тѣмъ не менѣе однакожь. Гермесъ—покровитель стадъ, а кромѣ гого—благословенный, богъ полей, садовъ и осо- бенно торговли. Па древнѣйшихъ изображеніяхъ Гермесъ представ- ленъ въ видѣ сильнаго человѣка съ мо цной остроко- нечной бородой и обильными волосами на головѣ, вг» откинутой назадъ хламидѣ (плащъ), въ дорожной шляпѣ, съ крылышками на ногахъ и съ своимъ жсзломь въ рукѣ. Наше- изображеніе его принадлежитъ къ позднѣй- тему періоду образовательнаго искусства. Па пень Гер- месъ является вь видѣ крѣпкаго, безбородаго юноши, съ короткими волосами иа г«йовѣ, покрытой петасомъ (шляпа сь крылышками); въ одной рукѣ символическій знакъ мудрости—крылатый, змѣями обвитый жезлъ (ге- рольдовъ жезль, Кериксйонъ иди Кадуцей,, а въ дру- гой рукѣ кошелекъ; ноги окрылены въ знакъ поспѣш- ности. Иногда на изображеніяхъ его представлены собака или пѣтухъ, какь символы дѣятельности Гермеса. Какъ въ Греціи, такъ и вь Римѣ было посвящено ему множество храмовъ и праздниковъ, иа которыхъ приносили ему въ жертву преимущественно языки жи- вотныхъ, какь богу краснорѣчія. Римскіе купцы празд новалп ему праздникъ 2А мая. О Е II 11 1 I. <См. таол. X. Ѳемида, дочь 5 рана и Геи, олицетворяетъ собою при- сущее цѣлой природѣ божесгвенное право, въ чисіѣи-
НЕМИДА. 177 темъ и возвышеннѣйшемъ его проявленіи, внѣ зависи- мости отъ какпго-бы ни было произвола. Отсюда Ѳемида является также и богиней права гостепріимства. Вь пей заключенъ источникъ непреложнаго совѣта, кото- рый и преподавался людямъ чрезъ посредство Дельфій- скаго оракула Ѳемиды до тѣхъ-поръ, когда богиня пере- дала его Аполлону вмѣстѣ съ’даромъ вѣщанія божествен- ныхъ глаголовъ. Она долго противилась желаніямъ Зевса, но наконецъ сдѣлавшись его супругой,—слѣдо- вательно по счету первой изъ всѣхъ (по нѣкоторымъ же преданіямъ второй, т. е. тотчасъ за Метисой), про- извела сму Горъ. Мерій пли Паркъ и наконецъ Астрею, т. ѵ. ту богиню справрдллпвости, о которой мы уже имѣли случай упомянуть, говоря о мѣдномъ вѣкѣ чело- вѣчества, когда справедливость удалилась отъ людей. На Олимпѣ, постоянномъ пребываніи Ѳемиды, ее звали } рапіеіі. Она впрочемъ въ продолженіе золотаго вѣка человѣчества сошла па землю и научила людей правдѣ и правосудію: но когда люди утратили свои первона- чальныя нравственныя совершенства, она удалилась <нова въ свос небесное жилище. Ѳущрство Ѳемиды, по вѣрованью древнихъ, до того преисполнено было высочайшей премудрости и без- условной непреложности, что сами высшія божества слѣдовали совѣтамъ и внушеніямъ ея. Такъ,.Зевсъ, по- желавшій взять себѣ въ супруги Ѳетиду, не сдѣлалъ этого, потому пто Ѳемида иредвѣстила ему рожденіе оть этого союза такого сына, который превзошелъ бы самого отца евпого вь могуществѣ и (лавѣ. О томъ, какъ Ѳртидп. боясь, чтобъ оть союза ся сь кѣмъ-либо изъ боговъ не произошелъ сынъ, опасный самому Олим- пу, вступила вь брдКЪ сь мужемъ смертныйь. ІІелейемь, Одпялъ. 12
178 НИЗШІЯ БОЖЕСТВА, разсказъ впереди. Почитаніе Ѳемиды, храмы ея и статуи распространены были во многихъ мѣстностяхъ Греціи, особенно же въ Аѳинахъ, Трэценѣ, на островѣ Этнѣ, въ Ѳивахъ и въ Олимпіи. Римскій храмъ ея стоялъ въ Капитоліи. На древнѣйшихъ изображеніяхъ Ѳемида представлена въ видѣ зрѣлой женщины съ пространно-открытымъ взглядомъ; позднѣйшее же искусство изобразило ее, какъ и на избранной нами таблицѣ, въ видѣ высокорослой женщины въ длинной, обильными складками ниспадаю- щей одеждѣ; ’*а глазахъ повязка для видимаго пред- ставленія того, что справедливость должна быть ока- зываема равномѣрно всякому, не смотря на лица. Мечъ и оковы въ одной рукѣ и вѣсы въ другой означаютъ, что правосудіе хотя и строго, но зато безпристра- стно. II) НИЗШІЯ БОЖЕСТВА. До сихъ поръ излагалось о такъ называемыхъ выс- шихъ божествахъ грековъ п римлянъ, т. е. такихъ, ко- торыя были подчинены непосредственно только самому Зевсу- Теперь слѣдуетъ разсказать о божествахъ низ- шихъ, т. е. о такихъ, которыя вь царствѣ божествъ имѣли у древнихъ второстепенное значеніе, хотя все- таки почитаніе воздавалось и имъ, только ие было такъ распространено, кяіСь почитаніе высшихъ божествъ. Начнемъ съ

ГОРЫ. 179 Г О Р ъ. (Си. табл. XXI). Дочери Зевса и Ѳемиды, Горы были богинями Бре- менъ года. Ихъ принимали въ различномъ числѣ, смотря по тому, на сколько отдѣльныхъ періодовъ раздробляли пространство года, при чемъ однакожь зима, какъ время засыпанья или кажущейся смерти природы, не шла въ счетъ. Сообразно съ этимъ въ Аѳинахъ почитали только двухъ Горъ: Ѳалло, богиню цвѣтущаго времени года, и Карпа—богиню времени спѣлости, жатвы. Обык- новенно впрочемъ принимали трехъ Горъ, которыхъ изображенія сопровождали аттрибутами весны, лѣта и осени (цвѣтами, колосьями, овощами, виноградными пло- дами). На нѣкоторыхъ изображеніяхъ встрѣчается еще и четвертая Гора, т. е. Гора зимы, съ атгрибутомъ своимь—охотничьей добычей; ио зта четвертая нигдѣ не названа особымъ именемъ. Какъ богнии счастливыхъ временъ года, возвѣщаю- щія собою расцвѣтанье всей природы, онѣ находятся въ услуженіи олимпійскихъ божествъ, преимущественно же Зевса и Геры. Изъ слѣдующихъ стиховъ Гомера видна главнѣйшая обязанность Горъ: <* '41 фыхъ Олимпъ и великое ввѣрено небо, ' къ гу. -пи разверстъ, иль сомкнуть передъ нимі Впрочемъ, онѣ наравнѣ съ Харитами сопровожда- ютъ Афродиту и наравнѣ съ Музами у крашаютъ свиту Аполлона; ибо когда же, какъ не въ счастливыя времена года наполнять Музамъ природу отрадными своими
180 НИЗШІЯ БОЖЕСТВА. проявленьями? Съ значеніемъ ихъ, какъ богинь, нис- посылающихъ благословені <» свое на поля и нивы, тѣсно связаны представленія перемѣнъ погоды. Эти пе- ремѣны олицетворены въ образѣ тѣхъ же Горъ, развер- заніемъ и смыканіемъ вратъ олимпійскихъ, знаменую- щихъ то чередованье солнечнаго сіянья съ живите іь- пымъ дождемъ, которое такъ благодѣтельно для расти- тельности. Понятно, что древнему отрадно было пред- ставлять себѣ эти нѣжныя, веселыя существа украшен- ными свѣжими вѣнками и слѣдить въ воображены: за ихъ очаровательной пляской и сулить себѣ въ ней ра- дости любви и счастья, и вѣнецъ нетерпѣливыхъ ожи- даній земныхъ благъ. Таково было значеніе Горъ въ представленіи грека. Такъ какъ перемѣны временъ года условливвюлъ собою величайшій и благодатный поря- докъ и правильность въ мірѣ, то въ представленіи древ- нихъ Горы были возвышены до того, что считались за дочерей Демиды, за покровительницъ всякаго благо- дѣтельнаго порядка и законности въ жизни человѣче- ски іі и вообще вь нравственномъ мірѣ. Вь этомъ пе- реносномъ смыслѣ значенія Горъ образовались и три имени ихъ: Эвномія (благоустройство, порядокъ), Дика (право' Эвренія (миръ, покой). Эвномія дѣятельностью своей входитъ болѣе въ государственный, гражданскій быть цѣлаго общества; между тѣмъ какъ кругъ дѣя- тельности Дики ограничивается предѣлами быта отдѣль- ныхъ лицъ. Про нес говорили, что она сообщаетъ ол цу своему Зевсу’ о всякой неправдѣ людской. Наконецъ Эвре- нія, самая веселая изъ трехъ сестеръ, считалась, по нѣко- торымъ преданіямъ, матерью 11л роса. т. е. богатства, свѣтлой подругой Діонисса, покровительницей веселыхъ пѣсен і. и праздникоіи..
ПОМОНА И ВЕРТУМИЪ. 181 Весеннюю Гору звали ,Хлориссой. Ей у римлянъ отвѣчаетъ Флора- Къ этой счастливой богинѣ разцвѣта и самыхъ цвѣтовъ, по граціозному миѳу греческому, присватывались однажды Бореи (сѣверный, зимній вѣ- теръ) и Зефиръ (восточный, весенній вѣтеръ). Хлорисса избрала послѣдняго и вѣрной осталась союзу съ нимъ П О И ц II 1 была богиней садовыхъ плодовъ. Ее изображали ру- мяною дѣвой въ длинной сельской одеждѣ, въ вѣнкѣ изъ плодовъ или съ рогомь изобилія въ рукѣ и въ со- провожденіи собаки. Прежде была она Гамадріадой и наградила Вертумна своимъ благоволеніемъ. Почитаніе ѵя было распространено только между римлянами. Для служенья Помонѣ назначенъ былъ особый жрецъ (Еіа- піеіі рошонаіій). ВЕРТУМПЪ былъ супругомъ Помоны. Почитался у римлянъ на- равнѣ съ другими низшими божествами, а изображался сь такими же аттрпбутами, какъ и Помона. Ежегодно въ октябрѣ праздновали ему особаго рода послѣ жатвы благодарственный праздникъ Берту лѵналгн. Въ жертву Вертулку пришісили первые собранные плоды и вся- каго рода вѣнки изъ цвѣтовъ. И у него, какъ у По- моны, пыли тоже особые жрецы. Его изображали, какъ Сатурна, гъ садовымъ ножемь въ рукѣ и въ вѣнкѣ сплетенномъ изъ юлосьевь. Первоначальнымъ, грубымъ изображеніемъ этого божества служить просто дере-
182 НИЗШІЯ БОЖЕСТВА. вянный столбъ; впослѣдствіи же римскіе художники представляли его въ видѣ прекрасной, бронзовой статуи. ЯII > с ъ. (См. табл. IX . Грекамъ Янусъ былъ неизвѣстенъ, за то римлянами, особенно въ первы/і времена существованія римскаго государства, почитался очень высоко. Его ставили почти наравнѣ съ Юпитеромъ и при какомъ бы ни было пред- пріятіи взывали къ нимъ обоимъ. Въ Янусѣ полагали источникъ всѣхь вещей, его считали распорядителемъ теченія годовъ, перемѣнъ временъ годовыхъ и судебъ человѣческихъ, и наконецъ ему же приписывали про- свѣщеніе рода человѣческаго посредствомъ земледѣлія, искусствъ и религіи. По народному римскому сказанію, Янусъ былъ однимъ изъ древнѣйшихъ царей Италіи. Неизвѣстно когда именно пришелъ онъ въ Грецію, а оттуда въ Лаціумъ, ио извѣстно, что онъ тутъ уста- новилъ чинъ служенія божествамъ и что ему самому поэтому подобало самое высокое почитаніе, тѣмъ болѣе, что онъ научилъ людей такимъ полезнымъ занятіямъ, которыя обезпечили ихъ благосостояніе. Нѣкоторые смѣ- шивали Януса съ Сатурномъ, другіе же сказывали, что Сатурнъ, изгнанный изъ Греціи, пришелъ въ Лаціумъ къ царю Янусу и оба они царствовали и управляли народомъ сообща. Легко объяснить великое почитаніе, которое римляне воздавали Янусу. Римляне придавали особенное значе- ніе предзнаменованіямъ, сопровождавшимъ всякое дѣло, которое они начинали; въ началѣ для нихъ представля- лось самое важное, а Янусъ считался богомъ счастли-
ЯНУСЪ. 183 ваго начала. Римскій поэтъ Овидій *) влагаетъ въ уста Януса слѣдующія слова: „Все дѣло въ началѣ4*. Поэто- му, если и самъ Юпитеръ благоволилъ къ дѣлу, то все-таки благополучный ходъ его относился болѣе кт. содѣйствію бога начинанья, т. е. Януса. Римляне такъ много значенія придавали началу, что если оно было хорошо, то значитъ можно было ожидать и благополучнаго исхода дѣла. Въ Янусѣ совмѣщены были, по вѣрованью римлянъ, начало и конецъ всего существующаго на землѣ п въ небѣ; повелѣнью десни- цы его послушны были и воздухъ, и земля, и вода и всѣ предѣлы вселенной. Изображеніе Януса соотвѣтствуетъ тому необыкно- венному значенію, которымъ вѣрованье облекло это бо- жество. Его изображали въ сидячемъ положеніи, съ двойнымъ лицомъ: юноши (начала) съ одной стороны и старца (исхода) съ другой. Поэтому и называли его- Бифронсъ (двулицый) или Теминусъ (двойничникъ). Въ лѣвой рукѣ у него ключъ въ знаменованье бога, откры- вающаго начало и замыкающаго исходъ, въ правой же— владыческій жезлъ, обозначающій владыку благопо- лучнаго развитія всего совершающагося. Ему въ честь праздновали первый день названнаго по имени его мѣсяца (января), какъ начало новаго го- ’) Овидій, поэтъ временъ имперіи, развилъ въ своихъ сочиненіяхъ свѣдѣнія касательно древней исторіи и миѳологіи. По вліянію, коюрое оказывали его :ір низведеніи на римское общество, и по жадности, съ кочорлй читаімсь оші .ъ среднія я новѣйшія времена, его можно прировнять къ современникамъ іго Гоі ;діію п Вергилію, хотя онъ имъ значительно уступалъ въ дар званьи достаіѵкъ і*о.)ті)чесг ій силы его пропзиедешй обриснанъ слѣдующимъ гліхимъ Детлидя: «ІА гаізоя еп весгеі ргёаіііаіі й еез га»'. х Лрим. яе/е*
184 НИЗШІЯ БОЖЕСТВА. да. Какъ богу-началу каждаго мѣсяца жрецы прино- сили сму жертвы на 12 жертвенникахъ; на томъ же основаніи къ нему взывали въ началѣ каждаго дня- Даже и при жертвоприношеніяхъ другимъ богамъ не за- бывали ублажать Януса виномъ, печеньями, благово- ніемъ и тому подобнымъ. Къ нему взывалъ земледѣлецъ предъ мирнымъ посѣвомъ и воинъ предъ бурей войны. Царь римскій Нума Помлнлій ввелъ въ Римѣ всена- родное почитаніе Януса, но основаніе почитанію воз- никло еще вь правленіе Ромула. Уже въ тѣ времена когда однажды сабиняне вторглись въ недавно построен- ный городокъ и погибли въ внсзаино-раскрывшемся ки- пучемъ потокѣ, былъ построенъ на томъ мѣстѣ Янусу храмъ. Храмъ этотъ замѣчателенъ былъ тѣмъ, что две- ри его растворялись на все время войны и только при наступленіи у римлянъ всеобщаго мира торжественно затворяли ихъ. Это случалось впрочемъ очень рѣдко: по крайней мѣрѣ въ первыя семьсотъ лѣгъ существова- нія Рима пришлось запоретъ ихъ только три раза: въ царствованіе Нумы Пошшлія (718 — 679 до Р. X.), послѣ первой Пунической войны (241 г. до Р. Х.') и въ правленіе Августа (27 г. до Р. X.) ТЕНПНПСЪ. Тер мину съ былъ богъ границъ. Его изображали по подобію придорожнаго Гермеса, т. е. въ видѣ головы божества, утвержденной на придорожномъ столбѣ. Та- кія изображенія его извѣстны были йодъ именами Тер- миновъ или Герменоеъ-, впослѣдствіи же этимъ именемъ называли подобныя изображенія и другихъ божествъ,
XIV. НАНЪ,
ПРІАПЪ. 185 только съ прибавкой къ слову Герма имени того боже- ства, чей бюсть поставленъ на столбѣ, напримѣръ: Гер- маиоллонъ, Гермаегіна л проч. Пана и Пріапа также часто изображали въ такомъ видѣ. Нума Повшилій и этому божеству устроилъ въ Римѣ первый жертвенникъ и первое почитаніе. Чтобъ вну- шить народу уваженіе къ границамъ своихъ сосѣдей онъ разставилъ на послѣднихъ изображенія Термина и учредилъ въ честь ему, въ Февралѣ, праздникъ Термн- налігі. При этомъ приносили въ жертву Термину по- граничные столбы, украшенные цвѣтами, и пѣли набож- ныя пѣсни. II Р I і п ъ. Римляне называли его еще Мушиное. Пріапъ, сынъ Діонисса и Афродиты, — богъ изобилія природы, а по- этому—хранитель виноградниковъ, садовъ и нивъ. Пред- ставленіе о Пріапѣ въ сказанномъ смыслѣ составилось въ незапамятныя времена, лишь только человѣчество стало сознавать мощную силу производительности при- роды, выражаемую въ безконечномъ разнообразіи и оби- ліи предметовъ. Но лишь въ позднѣйшія времена, а именно во время испорченности и упадка нравственности въ обществѣ римскомъ, чистыя, изъ природы внѣшней извлеченныя, представленія о Пріапѣ извратились. Зна- ченіе божества этого съузили тѣмъ, что въ немъ стали воплощать свои собственныя представленія низкой чув- ственности. Понятно, что изображенія Пріапа поэтому очень разнообразились, но все-таки вѣрнѣйшее изъ нихъ то, на которой ь Пріан ь представленъ въ видѣ человѣк -
186 НИЗШІЯ БОЖЕСТВА. почтенныхъ лѣтъ, въ длинной одеждѣ, съ садовымъ но- жомъ ЕЪ ОДНОЙ рукѣ И корзиной ПЛОДОЕЪ ВЪ Другой. Почитаніе его распространилось въ Греціи изъ Лаяпса- ка, городка Малой Азіи, у Геллеспонта. Здѣсь симво- лами божества были чаши и тирсъ или копье. Слѣдо- вательно, съ этой стороны онъ похожъ на Діонисса (Вакха). Па посвященныхъ Пр'апу празднествахъ при- носили ему въ жертву молоко, медь и ословъ. , II 1 н ъ. (Си табл XIV). Это греческое слово въ переводѣ значитъ: пастухъ. Дѣйствительно, въ Греціи, особенно въ Аркадіи, пасту- шеское населеніе почитало въ Панѣ—пастыря-хранителя пастушеской жизни, пастбищъ и стадъ. Относя къ его покрову и охранѣ лѣса и іюля, звѣриные и рыбные про- мыслы, его считали сыномъ Зевса или Гермеса и ка- кой-то изъ нимфъ. Какъ богъ зеленѣющихъ долинъ и горныхъ пастбищъ. онъ смѣшивался въ почитаніи съ Діонисомъ (Вакхомъ) и съ Кибелой. Панъ любить игры и пляски, любитъ пастушью свирѣль, которую и называли Флейтою Пана, потому что она была его изо- брѣтеніемъ. Миѳъ повѣствуетъ объ этомь слѣдующее. Панъ долго преслѣдовало нимфу Сиринксу, но не могши настигнуть недоступной, обратилъ ее въ тростппкъ. Изъ тростника этого онъ нарѣзалъ свирѣлей и составилъ изъ нихъ пастушій музыкальный инструментъ, издавав- шій такіе сладкіе звуки, что Панъ вызвалъ однажды самого Аполлона на состязаніе. Оба сыграли и поручили царю Мидасу произнесть судъ объ игрѣ того и друга-
И АН Ь. 187 го. Мидасъ отдалъ предпочтеніе Пану, за что и удо- стоился получить оть Аполлона ослиныя уши. Какъ богъ пастуховъ и земледѣльцевъ. Панъ, по при- мѣру номадовъ, то есть пастушескихъ народовъ, велъ непостоянную, кочевую жизнь, отдыхая въ глухихъ пе- щерахъ, прохладныхъ побережьяхъ и наигрывая свою пѣсенку. Оттого древніе ставили іюдь покровъ его го- ры, пещеры, дубы и черепахъ. Какъ горный духъ, давалъ онъ чувствовать свое при- сутствіе заблудившемуся въ горахъ путнику, когда на восклицанія послѣдняго ни одно существо человѣческое не подавало голоса, а только пустыня откликалась на зовы утомленнаго и озадаченнаго спутника, да тревож- ное чувство, неизвѣстно откуда и почему, закрадыва- лось ему вь душу. Такое чувство, близкое къ страху, древніе называли „паническимъ страхомъ4', выражая зтимь названіемъ близость невидимаго, горнаго бога. Вь Аѳинахъ была посвящена зтому богу пещера, ко- торая называлась его именемъ и получала отъ гражданъ необыкновенные знаки уваженія: ежегодно, при зажжен- ныхъ свѣтильникахъ, совершали въ ней Пану жертво- приношенія въ признательное воспоминаніе того,пани- ческаго страха, который обратилъ въ бѣгство полчища персовъ съ полей Мараѳонскихъ и въ битвѣ при Сала- тикѣ. Пана обыкновенно окружаютъ нимфы и ореады, пля- шущія подъ звуки его сирішксы, или спасающіяся оть преслѣдованій бога или настигнутыя имь. Но преданію. Паиь въ воину титановъ оказалъ немаловажныя услуги богамъ, участвовавшимъ въ войнѣ: онъ изъ одной мор- ской раковины сдѣлалъ что-то въ родѣ трѵбы и ею поднялъ такой необычайный шумъ но поднебесью, что
188 НИЗШІЯ ЕОЖГСТВЛ. титанамъ почудились полки чудовищъ, преслѣдующихъ ихь по пятамъ, и пораженные паническимъ страхомъ. Титаны бѣжали съ поля битвы По другому преданію, злоумышленники готовились напасть на Діонисса, когда послѣдній былъ на пути въ Индію. Панъ, сострадая Діонпссу, вскрикнулъ такимъ необыыіевенпымъ голо- сомъ. что толпа злодѣевъ, пораженная подобнымъ же ужасомъ, искала спасенія въ бѣгствѣ. Пань. или какъ его звали, Гилеосъ, то есть лѣсной богъ, изображался обыкновенно въ видѣ человѣка съ бородой, горбатымъ носомъ, козлиными рогами, ушами и логами и семиствольною пастушескою свирѣлью (си- рпнксой) или же съ крючковатымъ пастушьимъ посо- хомъ вь рукѣ. Представленія о Панѣ отъ грековъ пе- решли и къ римлянамъ. Римляне называли сго Пну- сылъ и Лупсркомъ. Ниусомъ въ томъ смыслѣ, что Панъ научилъ ихъ, благорожнвать породу стадъ животныхъ; Луперкомъ въ томъ смыслѣ, что онъ научилъ ихъ при- способлять собакъ къ охранѣ стадг. отъ волковъ. Другіе лѣсные боги, которые также изображались на козьихъ ногахъ, назывались по Пану эіипанами пли также панисками. ФАВНЪ п.ш ФАТУ СЪ. Это римское божество по идеѣ своей было равнозна- чѵще съ греческимъ Паломъ, но получивъ отдѣльное происхожденіе, отдѣльно же и развивалось въ вѣрованьи римлянъ до той поры, когда греческія религія и ска- занія проникли въ Италію и римляне соединили пред- ставленія греческаго Пана съ своимъ Фавномъ воедино
ИНДУСЪ, ИПКУМНЪ и ПИЛУМНЪ. . 189 такъ, чго и поэты римскіе стали безразлично употреб- лять оба названія. По съ супи ствоваиіемь Фавна свя- заны и отдѣльныя, римскія сказанія. По этимъ сказа- ніямъ, Фавнъ (по однимъ—сынъ Пикуса, внука Сатур- нова, по другимъ—сынъ Марса) царствовалъ первона- чально въ Лаціумѣ, гдѣ и научилъ народъ земледѣлію и вообще смягчилъ его нравы, но смерти же сталь да- ровЬщательнымъ богомъ полей и лѣсовъ, подь вторымъ именемъ, то есть Фатуся. Мѣста оракуловъ Фавна на- ходились обыкновенно въ рощахъ. Приходившіе къ ора- кулу вопрошали его, потомъ приносили Фавну жертвы, на шкурахъ же принесенныхъ животныхъ проводили ночь и что видѣли во снѣ, въ томь и искали толкова- ніемъ объяснить себѣ отвѣть оракула. Также и Фауна раздавала оракулоны отвѣты, но только для женскаго пола (см. ниже). Эгому божеству, какъ покровителю земледѣлія и ско- товодства, праздновался ежегодно, 5 декабря, при раз- ныхъ особенныхъ обрядахъ, праздникъ Лунеркалій или Фаоналій съ жертвоприношеньями, съ раздачей вина и мошка, веселымъ пиромъ и плясками на открытомъ воз- духѣ, по лугамъ и перекресткамъ. Еще и вь Февралѣ чршіоеили сму жертвы. Въ Римѣ было у Фавна два храма. Изображенія Фавна были рѣдки, при томъ же их'ь трудно отличить огь изображеніи Пана. И имя Фавна употреблялось во множественномъ числѣ, и точно вь томъ же смыслѣ, вь какомъ . употреблялось слово Пан иски. пикусь. Никитъ и піілумнъ И Накусъ — Сюгь римлянъ, при гомь еще — сынъ и наслѣдникъ ( атурпа, отеці. «Равна, супругъ Канензіи.
190 НИЗШІЯ БОЖЕСТВА. Пикусъ—древній вѣщателъ и богъ лѣсовъ. По другимъ миѳамъ, Пикусъ былъ въ союзѣ съ Помоной и такъ ос- тавался ей вѣренъ, что не склонился на любовь вол- шебницы Цирцеи, прельщенной его красотой. Безраз- дѣльная страсть Цирцеи переродилась въ ненависть къ своему предмету. Пикусъ превращенъ быль волшебни- цей въ дятла. Римскіе жрены, .вгуры, но полету птицъ гадавшіе о будущемъ, почитали въ нем ь божество, какъ бы вводящее смертнаго въ область невѣдомаго гряду- щаго. Въ раннія времена изображеніемъ этого божества служилъ просто деревянный столбъ съ дятломъ-, впо- слѣдствіи—юноша съ этой же птицей на головѣ. Дятелъ у римлянъ считался пророческой птицей. Пикусъ счи- тался римлянами также и за перваго царя Италіи. Сь Пикусомъ нс слѣдуетъ смѣшивать, несмотря на близость названій, двухъ римскихъ же братьевъ-ботовъ, и именно боговъ супружества: Пикумна и Пилу мни. Тамъ, гдѣ бывалъ новорожденный, непремѣнно взывали къ этимъ божествамъ и просили посѣщенія ихъ, ибо твердо вѣрили, что Пикумнъ посредствомъ своего пе- ста—рііііп], которымъ онъ выучилъ людей толочь зерна (конечно, обычай толочь зерна существовалъ у людей прежде, чѣмъ обычай молоть ихъ), отвратитъ отъ ре- бенка болѣзни, соединенныя сь періодомъ дѣтства. Пи- луммъ же, научившій людей удобрять поля, поможетъ ему вырости и возмужать. Про обоихъ братъевъ-боговъ распространены были въ народѣ преданія о различныхъ подвигахъ во время войны и мира. Этихъ божествъ сравнивали съ діоскурами: Касторомъ и Поллуксомъ (см. ниже).
ФАУНА или фатуа. ФіУІІ.А 1І.1П ФѴГУА. фауна___также римское божество. По однимъ сказанъ ямъ, она жена Фавна, а но другимъ—дочь его. Хотя и много миѳовъ о ней, но происхожденіе и значеніе ея очень темны. Ее смѣшиваютъ то съ богиней Опсой, то сь Кибелой, то съ матерью Бахуса, Семслой, или съ матерью Гермеса, Майей, то съ Геей, то съ Гекатой, и наконецъ со многими другими богинями. Въ древнѣй- шія времена ее звали доброй богиней, хотя собственна имя и происхожденіе ея полны были и тогда таинствен- ной неопредѣленности. Тѣмъ не менѣе ей праздновали 1-го мая особое празднество, ночью, съ веселой обста- новкой музыки, пѣнія, пляски и плода Діониссова, при различныхъ странныхъ обычаяхъ и при участіи только однѣхъ женщинъ. Доброй богиней звали ее на томъ основаніи, что счи- тали ее въ нѣкоторомъ смыслѣ всеобщей благодѣтель- ницей. Оттого можетъ быть и смѣшивали ее съ такими разнообразными богинями. Ее звали также и вторымъ ея именемъ, а изображали приблизительно то Юноной, то Кибелой, обыкновенно впрочемъ вь видѣ пожилой женщины съ заостренными ушами и съ змѣей въ рукѣ. Отъ Фауны и Фавна произошли фату и, на которыхъ вѣрованіе глядѣло, то какъ на полевыхъ боговъ, вѣстни- ковъ благополучія, то какъ на демоновъ, въ которыхъ скрытъ ИСТОЧНИКЪ золъ людскихъ. Имя и сбивчивыя представленія Фауны послужили въ позднѣйшее время поводомъ къ различнымъ нелѣпымъ выдумкамъ: напри- мѣръ, къ существованію волшебницъ и гадательницъ,
1У2 низшія еоаествх. которыхі» знали Феями и которымъ придавали то доб- рыя. то злобныя качества и вліянія въ жизни человѣ- ческой. Къ разряду лѣсныхъ божествъ принадлежатъ также греческіе сатиры и римскій Снльвані, (ДТ1ІРЫ. Си табл. \ІѴ (Загиры часто смѣшаны вь представленіи сь Пліюмъ и Фавнами, но &то неосновательно’ сатиры — предста- вители той жизни, которая пышно и весело разверты- вается на іюляхъ и лугахъ йодъ сладкимъ покровомъ Діонисса (Вакха). Вь свитѣ Діонисса сатиры обозна- чаютъ благороднѣйшихъ членовъ. Покрайнеіі -мѣрѣ на такую степень искусство просвѣщенной поры Греціи возвысило ихъ изъ первоначальной грубости. Ихъ поэто- му никогда не изображали въ п<»Л) -звѣрскимъ видѣ, какъ Пана, панисковъ и Ф’авновъ. а только, въ напоминаніе отличія ихъ оть чисто-божественной природы, прида- на іи имъ крошечные козьи рожки и такой же хвостъ. Впрочемъ, въ большомъ семействѣ сатировъ нужно [«зличать нѣсколько классовъ значенія. Высшіе изъ нихъ близки къ самому ихь багу, то-есть Діониссу, и слу- жатъ при немъ въ качествѣ свирѣльщиковъ или крав- чихъ; потомъ Сатиры старые, называемые силенами. и тутъ же сатиры-дѣти, называемые сатириками Избранное нами изображеніе представляетъ сатира бла- городнѣйшаго разряда, ('тройный юноша облокотился небрежно на отрубокъ дерева и отдыхаетъ отъ игры. Ві»лисы на головѣ не совсѣмъ въ порядкѣ на челѣ
комосъ. 193 едва замѣтные рожки, и физіономіи носить отлечлтокч животно-плетенаго выраженія. Вся одежда соспчиьизі перекинутой вь видѣ шарма кожи животнаго (пеЪгіві Вся ихь жизнь и да и ятія проходятъ вь іЬгахъ ина тиражъ, гдб они утѣшаюсь себя вс^возмо ъными пріят- ными прспроьожденьями времени: охотятся, ‘пляшутъ, играютъ, виноградъ собираютъ, жмуть и отвѣдываютъ сокь егц или же, присутствуя въ свитѣ своего бога, затѣваютъ невиданныя, дикія іияскя сь Менадами. Ихъ музыкальные инструменты: сириниса. свирѣль, бубенъ. Тугь кь слову приходится сказать, что литерагуриое произведеніе юмористическаго содержанія, называемое сатирой^ не имѣеть своимъ названіемъ ничего общаго сі. названіемъ сейчасъ только описанныхъ божествъ Родъ этихъ произведеній обязанъ своимъ происхожде ніемъ римлянамъ, и имя сатиры произошло отъ ста рппиаго латинскаго слова сатура (яаіііга), корзина съ плодами. Римляне этимъ именемъ обозначали сначала вообще собраніе стихотвореній различнаго содержанія. Впослѣдствіи уже сатирой стали называть ьтпхо творе- ніе, имѣющее характеръ насмѣіпыі. КОИ ОСЪ. Ірмосъ пеиг’дѣнно присутствуетъ повсюду, ідѣ духъ оодрь, а шутки, проникнутыя теплымъ чувствомъ, иск- рятся остроуніемь и вливаютъ новыя и свѣжія струи въ погогь, вь которомъ весело пграеіъ жизнь. Поэтому Ічімна изо раж.іли непремѣннымъ солутникомь свіл- лы\ь пировъ, въ сопровожденіи различныхъ аттрибу- <овь радости: а еще чаще хмЬлыю-л сну вшпмъ послѣ ІИ м пъ 13
194 НИЗШІЯ БОЖЕСТВѴ. чрезмѣрныхъ ночныхъ возліяніи Діониссу, прислонясь къ чему-нибудь и опрокинувши свой свѣтильникъ. сильвшъ. Силъванъ почитался только римлянами. Подобно Фав- ну, онь былъ божествомъ пастуховъ, хранителемъ лѣ- совъ, полей, предѣловъ и береговъ рѣкъ. Онъ первый положилъ пограничные камни, чтобы различать поля разныхъ владѣльцевъ. Его поэтому считаютъ основате- лемъ порядка, внесеннаго въ область сельско-хозяистйеп- ныхъ принадлежностей. По мѣстопребыванію его и по- кровительству въ домѣ, на іюлѣ и вь лѣсу, различали трехъ < ’ильваиовъ. < ’ильвана изображали въ видѣ почтен- наго, бодраго старика, съ свирѣлью, какъ и врѣ дру- гія божества полевыя и лѣсныя. По послѣднему же ка- честву Сильванъ представлялся еще вооруженнымъ дре- веснымъ стволомъ. Стволъ лотъ, чаще всего похожій на кипарисъ, указываетъ на любовь Сильвана къ одному прекрасному юношѣ Кипарису, котораго онъ (вѣроятно, чтобъ не разставаться съ нпмъ) превратилъ въ дерево, называемое, этимъ именемъ. Изображеніе Сильвана пре- бывало у римлянъ въ храмѣ Сатурна, но и у него са- мого было два святилища. При служеніи этому боже- жеству, женщинамъ присутствовать не позволялось. О происхожденіи Си іьвана въ миѳахъ повсюду встрѣ- чаются противорѣчія и темнота. Нѣкоторые выдаютъ его за сына Сатурна. ІИ Л Е С Ъ. Божество, по однимъ миѳамъ—мужское, по другимъ— женское, происхожденія сицилійскаго. Отсюда оно не-
ПА ЛЕСЪ, СИЛЕНЪ И СИЛЕНЫ. 195 решло къ римлянамъ, которые почитали сго божествомъ скотоводства и ежегодно, 21-го апрѣля, то есть въ день, когда по преданіямъ заложенъ камень основанія города Рима, праздновали въ честь ему веесчыя Наси- ліи. Празднество это сопровождалось жертвоприноше- ніями молока и винограднаго сусла, свирѣлями и буб- нами. Тутъ же зажигали костры сѣна и соломы, чрезъ которые въ видимый злакъ очищенія и освященья про- гоняли скотъ: пастухи же прыгали чрезъ огонь. Такъ какъ число праздника Лалилігі совпадало со временемъ основанія Рима, то праздникъ Палеса считался вмѣстѣ и годовщиной основанія этого города. Это древнѣйшаго происхожденія божество, которое изображали вь видѣ ппжилой женщины, облокотившей- ся на отрубокъ древеснаго отвода, или же съ вастушь- имь посохомъ въ рукѣ, тоже смѣшивали съ Фауной или Кибелой или даже съ Вестой. СИЛЕНЪ и СИНЕНЫ. По однимъ миѳамъ Силенъ представляется сыномъ Гермеса, по другимъ же—сыномъ Папа и какой-то ним- фы и изображается въ послѣднемъ случаѣ съ козьимъ \вост<>лъ и утами; въ остальномъ однакоже въ человѣ- ческомъ образѣ. Обыкновенно считали ('плена старшимъ между сатирами, какъ ужь и выше замѣчено было, что старшіе сатиры назывались силенами. Притомъ же Си- лена и представляли себѣ покровителемъ веселой г\ рьбы легкомысленныхъ сатировъ. Однакожъ особенности ми- ѳочогпчог каго значонія Силена заставляютъ отличать его отъ сатировъ. Почитаніе < ’илена вышло оттуда же, 13*
196 НИЗШІЯ БОЖЕСТВА. откуда и служеніе Ді<-ниссу, то есть изъ Малой Дзііг, въ особенности же изъ Лидіи и Фригіи, гдѣ впервые воздавалось почитаніе Реѣ-Кибсдѣ. Вь этиѵь мѣстное тяхъ его іычитади какъ плодотворнаго духа 'демона) иек* никовъ, рѣкъ, влажныхъ мѣеіь и пышныхъ садовъ и кромѣ того, какъ изобрѣтателя той свирѣли (гирииксы), которая напоминала употрсбіявшуюся при служеніи Реѣ и Бахусу. По другимъ сказаніямъ, онъ родился ві. Инзѣ и былъ въ ней первымъ царемъ. Вѣроятно, эта Низа находи- лась во Ѳракіи, ибо, какъ свидѣтельствуютъ из-Лраже» мія, во Ѳракіи было отдано на руки Силену Бахусово воспитаніе, при которомъ и нимфы помогали воспитателю. Па греческихъ изображеніяхъ чаще всего Силенъ со- путствуетъ Бахусу. Онъ знаетъ искусство выжнмагь сокъ виноградный и дѣйствуетъ вь этомъ случаѣ гакъ усердно, что на изображеніяхъ его поѣздовъ онъ обык- новенно покачивается на своемъ ослѣ, и погону почти- тельно поддерживается съ обѣихъ сторонъ са ги рами, изъ предосторожности. Иногда изображаютъ его съ грі -дья- ми виноградными, съ чашей, или мѣхомъ вмѣсто чаши, иногда наконецъ въ ту минуту, какъ его, послѣ частыхъ отвѣдываній выжатаго сока, двое сатировъ должны не- сти па рукахъ, Самъ Силенъ представіяется человѣ- комъ пожилымъ, толстымъ, короткимъ, волосатымъ и і і, стекляной головой. Оселъ Силеновъ былъ замѣчательный осель. Въ войну съ гигантами, когда Силенъ япился на немъ въ каче- ствѣ соратника и щитоносца, какъ бы Санхо-ІІли- сой Діописса, оселъ поднялъ такой неслыханный ьунікъ. что полчища гигантовъ сперепугу бросились бѣжать.
ОКЕАНЪ, ТЕѲИСА, ПРОТЕЙ. 197 ОКЕПІЪ. ТЕФИСІ ІІРОШІ. Океанъ—сынъ Урана и І’си, сѣдой богь морей, родо- начальникъ цѣлаго (••мейства водныхъ божествъ, извѣст- ныхъ подъ однимъ общимъ названіемъ пкеанидъ (см. ниже: нимфы). Его изображали подобно старцу Не рею с.і. телячьимъ рогомъ или съ двумя малыми рогами, со скипетромъ держа вс гва въ рукѣ и ѣдущимъ вмѣстѣ сь супругой своею Теѳисой на морскихъ чудовищахъ, иди же въ колесницѣ, запряженной ими. Онъ быль спра- ведливѣйшимъ между братьями своими, титанами, ивъ заговорѣ противъ Урана не прими малъ никакого уча- стія. З.і то и остался онъ въ своей должности, когда титаны были низврріиуты въ Тартаръ. У него и су- пруги его роста Гера; къ нимъ же и укрылась она во время войны титановъ съ небомъ. Родь Океановъ такъ распространенъ быль на землѣ въ рѣкахъ, ручьяхъ и источникахъ, что однихъ сыновей сго насчитывали до трс1 ь тысяча». Океанъ же пространнымъ потокомъ за- мыкали отовсюду земной кругъ. Изъ него истекали всѣ рѣки и источники земные. О і;. іи иды изображались, какъ и другія божества мор- скія, увѣнчанными травами морскими, въ коралловыхъ откср< тьяхъ, сидящими на дельфинахъ и держащими въ ру । ѣ ріи.овины. Живописцы давали имъ видъ полу-че- ловГі.а, полу—рыбы; поэты же представляли ихъ вь іисто-чедоь^ескихъ обрізлхь. Преньи, СЫН7, Оксана и Теѳисы, пребывалъ въ самой глубинѣ моря, но восходилъ лишь Дія того, чтобы на- править къ берегамъ материковъ или кь значительнымъ
198 НИЗШІЯ БОЖЕСТВА. остро вамъСредиземья Пѵсейдоцовыхь чудовищ ь морски ѵ ь. Старецъ Протей обладалъ даромъ предвѣщанія и силами тайныхъ волшебствъ, но первое можно было вызвать въ немъ только хитростію или же силой. II при этикъ принужденьямъ онь всевозможными зависящими оть него средствами пытался уклониться отъ отвѣтовъ во- прошающему; принималъ на себя самые неожиданные образы и являлся не’только львомъ, пантерой, вепремъ, змѣей и проч. и проч., но могъ превращаться даже вь огонь и въ воду. Смыслъ этого сказанія о необычайной способности Про гея, какь и Теоисы, раскрывается въ необыкновенной перемѣнчивости поверхности и состоя- нія моря. ИІІЕІ’ЕІІ и НЕРЕИДЫ. называемыя также доридами, часто смѣшиваются въ миеологіи съ океанидами, дочерьми Океана, и низшими божествами морскими. Нерей, сынъ Понта и Геи, почитался древнѣйшимъ божествомъ морскимъ. Когда Посейдону дано было вер- ховное обладаніе надъ моремъ, тогда же и Перей под- чиненъ его власти, но гЬмъ не менѣе старецъ обла- далъ даромъ вѣщаніи. Отъ супруги своей, Дориды, до- чери Океана, имѣлъ онь пятьдесятъ, а но нѣкоторымъ сказаніямъ—сто дочерей, называемыхъ нереидами или доридами Изъ нихъ замѣчательнѣйшая была: Амфит- рита, сдѣлавшаяся супругой Посейдона, и Ѳетида, съ которой пожелалъ соединиться самъ Зевсъ-громовер- жецъ; но такъ какъ Ѳемида (см. выше) предсказала ему оть этого союза рожденіе гакого сына, который
НЕРЕИ И НЕРЕИДЫ. 199 могуществомъ превзойдетъ отца, то Зевсъ сокрушилъ свое вожделѣніе и отдалъ Ѳетиду за смертнаго мужа Пелеші. Ѳетида, родивши ему героя Ахилла, снова удалиіась къ сестрамъ своимъ. Но удалившись къ без- смертнымъ подругамъ, Нетидл не разорвала связи съ сыномъ, и нѣжное сердце ея откликнулось на скорбь Ахилла, когда, узнавши убійство возлюбленнаго своего друга Патрокла, подъ Троей, «Страшно оиъ плача вопилъ: іі услыша іа вопть его шатеръ «Въ безднахъ глу(»окаго моря, въ чертогахъ родителя старца- <Гсірько сама возопила; и къ ней собир ілпсь ботші •;Всѣ изъ моря глубокаго сестры ея, нереиды: «Вдругъ Кимодока явилась, и Ѳа.тія нимфа и Главка, «Спея, Несся и Ѳоя, и Галія, свѣтля» взоромъ; «Въ слЬді. Кімоѳоя спѣши іи, и съ ш**Й Лпхшорів, Авгея, «Нимфа Мелвта, Іера, Агава, за пей 'кмчквея, Дота, Прота, Ц»ерузи, О»узія и Аш-мшома, лКилліаппра пришла, Дексамена съ младой Дпнтмсиой: «Ним«аа Дтрпса, Панова, краса перейть Га іатея, Щим«*а Нимертп, Аіп «вда, и нѣжная Килліішшгѵа «Гамъ и Климова была, Іа пира съ младой Іанасс-ой, »Мера и съ ней Ам іеея, роскошнонолосая ньмч-іц «Всѣ изъ моря глубокаго сестры си, нереиды. «Ими не]иепъ серебристый наполнился-, всѣ онѣ вмѣстѣ «Билися въ персіц и громко межъ шіхь возопиія Фетида: «Сестры мои, нерендыі внемлите вы всѣ мнѣ, богини; «В Ь вы узнайте, какія печали гер.шютъ мнѣ душу.’ «Гіцм мнѣ бѣдной, горе несчастной, героя родившей! роди та я душей Однороднаго, храбраго сына, Ші^імго меледу іероепь! Возросъ онъ, какъ вышння отрасль; «Я посчитала ею, какъ прекраснѣйшій цвѣтъ въ вертоградЪ; •Юь...> іи, быстрыхъ судахъ отпустила на брань къ Иііону, •* . “піь храбрыхъ троицъ-, и его шікоі ш не увижу ъ . -иѣ отеческомъ, въ свѣтлыхъ чертогахъ супруга Пелейя; " «а и живетъ онъ и солнца сіяніе видитъ, «ДОлш^м-ж п ' ’ дать; и ему я помочь не мшу и пришедиш! «Г Н '' " ,'"А’Ь милаго сына увидѣть, у«-іышать, *’ к-‘и»П ік. гигла его, не причастнаго брани! Нлчада, плень ХІ'ІІІ,. IIІерея изображали почтеннымъ старцемь; блестящее же собраніе свѣтлыхъ дочерей его, какъ повѣствуютъ полы, преоывало щ, подводныхъ, сребристыхъ черто-
200 НИЗШІЯ ЕОЖѴ I ТВА. іагь. Оттуда шаловливыя нимфы на хребтѣ дсльфи- новъ или другихъ морскихъ чудовищъ взносились на поверхность волнистой стихіи и тѣшились играми, пле- скались въ изумрудныхъ струяхъ, рѣзвились въ слѣдъ Афродитѣ, рожденной изъ пѣны мореной, или собрав- шись граціозной толпой, и насквозь проникнутыя сія- ніемъ солнца, разсѣкая прозрачныя воды, неслись къ песчаному берегу въ тихомъ заливѣ морскомъ или въ устьѣ нрохладпостру пеняхъ рѣкъ, и тамъ лишь теп- лый ЗеФИръ да всезрящій Геліозъ ласкали ихъ чудную красу и осушали влагу роскошныхъ кудрей. Поэтому- то и почитали нереидъ преидп ществепно по берегамъ и устьямъ рѣы- Вглядитесь какъ чутко и живо было въ древнемъ грекѣ религіозное настроеніе и какъ откли- калось оио на всякое проявленіе силы и красоты при- роды! Всѣ явленія, связанныя с;. существованіемъ и свойствами моря, для него представлялись цѣлымъ, род- ственный ь семействомъ: нереидъ. Вотъ разостлалось зеркальной поверхностью успокоенное- море—а греку видѣлись въ немъ свѣтлоокія Галена и Главка; вдругъ зарябило граціозными струйками—и воображенью сг«« предстали шаловливыя Галлія, Воя; волны стезю гея на берегъ и ропщутъ вѣчно-задумчивымъ ропотомъ, а греку слышится ласкающій шопотъ Несси или привѣт- ливо нѣжной Актеи; волны сіяютъ на «плицѣ, дро- бятся и сыплются жемчугомъ и алмазами, а грекъ, созерцая, чувствуетъ, какъ незамѣтно прокрались къ нему вь самое сердце* обворожительныя ПаеиФея, Эрата. Эвнпка и наполнили его небывалыми ощущеніями; и въ самомъ напорѣ поднявшихся волнъ онь видить Фо- ру зу гъ илацой Динамикой. какъ мощно нагоняютъ онѣ волнѵ за волной, п громоздятъ ихъ и тѣшатся, гля.иі,
ТРИТОНЫ
ТРИТОНЫ. 201 какъ онѣ сь пѣной разсыпаются и плещу гъ на кру- той берегъ. Эги нимфы были въ свитѣ Амфитриты. Минъ о нереидахъ и былъ вѣроятно поводомъ къ сказанію о пробывшія въ глубинѣ моря такъ называе- мыхъ дѣвъ моря. ТРИГОНЫ. (См. табл. ХѴ'І.; Триминѣ по однимъ сказаньямъ сынъ Нептуна и Ім-ьитриты, по другимъ—Океана и Тенисы. Какъ вѣст- никъ великій Нептуна, онъ трубитъ ві. завитую мор- скую раковину, и далеко по мирю несутся вѣсти трубы сто, то бурныя, когда, послушныя велѣнію владыки, начнутъ воздыматься до неба волны морскія: то тихія, нѣжныя, когда, укротивъ свой гнѣвъ, онѣ ласковымъ шепотомъ уепокоютъ встревоженное сердце путника. Онъ ко возвѣщаетъ и приближеніе царственнаго вла- дыки морей и созываетъ прочихъ морскихъ божествъ. Такія же обязанности и семейства Тритона. По нѣ- которымъ сказаніямъ Тритонъ представляется ужас- нымъ чудовищемъ, стерегущимъ па берегу добычу, особенно если эта добыча—женщина. Съ нимъ сра- жаются Діошіссъ и Гераклъ. Въ войну гигантовъ онь былъ Зевсу полезенъ не менѣе другихъ божествъ: его страшная труба напол- нила всі'ь міръ такими потрясающими звуками, что гигантамъ казалось, что всѣ чудовища міра поднялись «а нихъ. И "крытые голубоватой чешуей, Тритоны іыобража-
202 НИЗШІЯ БОЖЕСТВА. лисъ до пояса въ человѣческомъ видѣ: нижняя же часть тѣла напоминала дельфина. Н.і нѣкоторыхъ изображе- ніяхъ Тритомъ несется черезъ потокъ вь колесницѣ, запряженной морскими конями. На избранной картинкѣ изображено семейство Тритоновъ. Позади ихъ видѣнъ делі.Финь. Древнѣйшіе миѳы придаютъ Тритону значеніе вол- нистаго моря, а жилищемъ ему дають. какъ Нептуну сь Амфитритой, блестящіе чертоги въ пучинѣ мор- ской. ЛЕВКОТЕЯ. Левкотея была дочь Кадма, правнучка Посейдона, супруга Атамас.і (ем. о Кадмѣ). Вк этомъ послѣднемъ званіи опа извѣстна подъ именемъ ІІно. Не имѣвъ воз- можности спастись отъ ярости Геры (за то, что она вскормила Вакха, сына сестры своей (омелы и Зевса) и преслѣдованій безумнаго мужа своего, она бросилась въ море вмѣстѣ съ младшимъ сыномъ своимъ Мелѵ- кертомъ. II ее. и сына ея спасли дольфины или не- реиды. Затѣмъ ее включили въ число морскихъ бо- жествъ и съ этихъ поръ, какъ Левкотея, она стала по- кровительницей мореплавателей. Къ ней взывали пут- ники, застигнутые 6} рей, и не напрасно, она и сама являлась на помощь своимк избраннымъ. Такъ, преслѣдуемаго бурей, «—Одік.сея увидѣла Кадмовй дочь Левкотея, «Нѣк-нда смертная дѣва, при» Ёіпорѣчввая Иво, «Попѣ—богиня, бе іемертія честь воспріявшая въ морѣ. Стало ей жаіь Одиссея, свирѣпой гонимаго бу і»ій. «Съ моря ныркомъ лепіокрылымъ она нодняласн, взлетѣ іл «Легкимъ поле юмъ на гкоріѵ* і. «лочі-пцый илотт и «.
СИГЕНЫ. 203 «Бѣдный! ш что По сидовъ. колебателъ земли, такъ ужасно Въ сердцѣ разгіі Вванъ своемъ и съ тобой такъ упорно враждуе » •'Вовсе одвако теби не погубитъ онъ, сколько бъ ни тщился. «Дамъ понрі піало тебѣ чудотворное-, имъ ты о ;вешь «Грудь и тогда не стряшіия ни б’.іъ, ни въ вс-налъ потопленья. «Но лишь окончишь ге й цугъ и къ землѣ прикоснешься рукою, ѵСпивъ покрывало, не медля его нъ многоводное море .Бр нъ отъ земли далеко и, глаза отвративъ, 3 двлпся. «Кончивъ, богини ему подали съ іѵловы покрывало. «Послѣ спорхнувъ на шумящее мо| <_ опа ул । «ла •іыстрокры татымъ ныркомъ, и ее глубина по.лотила. Одиссея, ппень Сына ея почитали богомъ-покровитсуіемъ приморскихъ гаваней подъ именемъ Палемона. Почитаніе ему рас- пространилось съ незапамятныхъ временъ въ Кориннѣ, древнѣйшемъ торговомъ городѣ Греціи, на островахъ Родосѣ, Тенедосѣ, Критѣ и въ побережныхъ городахъ материка Греческаго. СИГЕНЫ. (Си. табл. ХѴК Одни миѳы повѣствуютъ, что сирены были дочерь- ми рѣчнаго бога Ахелоя (почему ихъ и называли также Ахело идами) и одной изъ музъ. Другіе же даютъ имъ въ отцы вмѣсто Ахелоя—Форкиса. Сирены были ннм- ♦аи ““Подругами ПерсеФсшы; но за то, что при похище- ніи послѣдней Плутономъ онѣ не явились къ ней на помощь, Церера обратила ихъ сначала въ полу женщинъ, давъ ммъ тѣло птиць, а потомъ замѣнила послѣднее тѣломъ рыбь. Въ такомъ видѣ сирены стали похожи на тритоновъ. 1 акими являются онѣ и на изображеніяхъ, то есть нижняя часть тѣла птичья или рыбья, а туловище и голова дѣвичьи; въ руі.ѣ свирѣль (туба).
204 низшія іюжеогвѵ Изъ твореній Гомера не видно числа сиренъ. Поз- же уже ста іи ихъ принимать въ числѣ трехъ: Пар- ѳенопы, Лики и Леокѵзіи. Про нихъ преданіе повѣ- ствовало, что когда онѣ еще въ полу-птичьемъ образѣ вздумали состязаться пѣніемъ съ самими музами, то проигравъ побѣду, должны были сь горестью терпѣть, какъ музы выщипывали у нихъ лучшія перья изъ крыльевъ и украшали ими себя. Обыкновенно поіагали, что сирены обитаютъ на островахъ, разбросанныхъ на пространствѣ между Си- циліей и Италіей и окруженныхъ подводными скала- ми. Волшебныя пѣсни сиренъ оковывали вниманіе и сердце мимоѣзжихъ путниковъ и, очарованные, они не имѣли силъ оторваться отъ губительныхъ острововъ, забывали о цѣли своего путешествія и стремились въ обоіьстительный прутъ, гдѣ и погибали. Жилище си- ренъ отовсюду усѣяно было костями чувствительныхъ къ пѣнію ихь смертныхъ. Боги, говорятъ, опредѣлили сиренамъ продолженіе ихь страшнаго могущества надъ людьми до тѣхъ поръ, когда между послѣдними най- дутся безстрашные, которыхъ не смутятъ обольсти- тельныя пѣсни. Въ первый разъ это случилось при проѣздѣ Аргонавтовъ, о которыхъ ниже будетъ раз- сказано подробнѣе. Повинуясь вліянію непреодолимой прелести пѣсней ОрФея, который сопровождалъ ихъ. Аргонавты благополучно миновали острова сиренъ. Въ другой разъ. Одиссей, одинъ изъ героевъ іречеекпхъ, отличившихся подъ Троей, своимъ мужествомъ и хи- тростью побѣдилъ власть сиренъ. Покровительствуе- мый богиней (Цирцеей), Одиссей говорилъ еввнмь то- варищамъ, приближаясь къ островамъ сиропъ:
СИРЕНЫ. 205 ю і >игв < . , и ве ді : , ь, і I .... ІПП наМЪ . - ІСП- КЛ-ИН бі« ]щм яти <«г* и^»<й*’<***‘* п‘Ь*ь I ОфШЬ 4 , >К ІЫШ1Г «я в «1 ...» го.*р . .. . -. •. , «Іши порой пръ .».-. . *»л* « <. . । • г. • •. ся • Ь С! •• | <1... .. ......ІЪ. П|-• • и- • • . п ГГВЫ* 4:- ѵ і і , і ь у і , ,і.ки вктг|.і и .. . ь - 41 ч г Ь; д-яоиъ у іалі . . чины згібуч. ѵ.В.тиіИИ, Тина | ищи II , < ч-*и ,.».> иіЛ . к-р.; іи, е.Ьпніи 'С ь иьЧі и • . IIш 1 . П«і 41». чич і.н»і '.'илк И |. л. іп аі Ьиіілп ііілін і» ...і «<Я .іи, иомі упругъ и 'Вь 1 лкія ы I ти МГ1 мь, р4іад«П11.іЪ Ни шиіуЧеІІ '.ІІІІ «ІЯ- »г»і и ѵі б'.и пн. шіъ -дЫ «лея мягкій еі . С. ні - і, пиши «Г .'.ІІѴѴи . . -і: I .1 I I МЪ рй.Іи(рѢ.ІЪ 1С>1 I «Уши і.>!»• и пи»* । ..і: • і т> .. х-і Мнилъ я. і • «Плотной версилиы они іо уукимо а иогипгь при . 4хь мьчтѣ такъ крепи*, ЧГ ’ Л.-іл нг.іь«.і инѣ ь і ’ . . гьну Л>юь» подъ сильными веслами пспѣнплаів гемя-ім на. н •Но I .. I .1 аніВ, ВЪ КдК МЪ ІП. IIІЬ; ІІІІ .1 |. г Внятенъ, Сирг ы у гидѣ і и мимо плывущій кѵрші ъ нишъ, > €'ъ брі’і СЬ ОНЪ ІІХЬ I -ІП* І.ІС . . «ИіЬ ЛВ.ІН І и : > . д .ІЛН: • Къ нам“ , < ііиіс“й боі ірав”ліП, .^інкпя елаі>« :іив. «Къ намъ съ кор»і\іпіь г а>і|іш; < пшхіпѣлы*» і Свілшъ . .ѵ । .і: к «.’АтЬсЬ ПИ ОДИНЪ не І.рОХО«.ІТЪ . а СВо.іМЪ Ьѵраб.К к> ЫиртлидіЩЪ, •Оріцеу ііідядго пѣньи па пашемъ і .гу не ін<: іупмі.і' «Іі'т'’ Ѵ-9 •» . Ъ1 ЛЧЛЪ, ТОТЪ БЪ домъ возвращ іСІ , НЦ..Г I . |г* яя>. къ »лп-- »ый изт. --душ ігі., ’іх>віі9іііцамь іидыъ л .нмі.ь. ірібъ ІММА ів /л . -озрЪіиили: ош> г.е у еиной силой «И» шля гу~ть; о, ко миЬ подошедъ, Перммсдъ съЭо.ніюіѵ.м», і и I «ІІИВ К| че ми Е ] ,КП И ЙОГИ 1 яиулн. •11. Ри іда уд-ідился корабль вашъ и бплЬ- слышать уЧ •” Ыиглл 7 • • нн гл । , ни пѣнья Сир іъ бѣдоп пыхъ. ••іІШв» м]тдяч вынули поекъ размягченный, ъ»,орымъ •♦Ііи и мъъ лши.піъ, и меня ..іп»< н ти '.•» і, «и «гы • Гûû4ЪС-П’.'П , !<1ігрі.іп мы илъ ВИДУ-* Ч/іиссѵя, піксіл ІЛ.| іакь, видя, что насталъ копецъ власти ихъ, сире ны<ъ отчаянья кинулись вь море, гдѣ л бы іи обраще- ны въ подводные каліи. Это послѣднее превращеніе ихь даегь клюнь къ
206 НИЗШІЯ БОЖЕСТВА. объясненію смысла миѳа о сиренахъ, Вь иихъ вѣро- ятно олицетворены тѣ скрытыя подъ поверхностью моря отмели и іи опасности отъ подводныхъ утесовъ, надъ которыми море стедется такъ ровно и привлека- тельно для неопытнаго моряка и которыя сокрушать корабль его *) въ дребезги, если неосторожный под- дастся соблазну. Что касается до обольстительности са- маго пѣнія, то въ этомъ можно видѣть идею того при- влекательнаго мелодическаго ропота волнъ, когда омѣ шепчутся у берега или дробятся о скалы или безъ устали струятся однѣ за другими. Можно же видѣть и просто стремленіе выразить въ образѣ власть, кото- рую оказываетъ на человѣка то, что обольщаетъ умь или сердце. • -Іѵѣсь кстати сказать, чю такъ называемые корабли дрепнихъ нисколько не сч. отъ Ьтствуютъ поим < ІЮ, которое лы теперь имѣемъ О коріблѣ. Древніе не знали компаса, то-есть свойства магнитной стрѣлки постоянно однимъ концомъ указы< ить сѣверъ, протпвопо южнымъ же—югъ (компасъ изобрѣ- тенъ л«гаь въ XV вѣкѣ), слѣдовитезьио, н не могли смѣло пускаться въ і>г .-рытыя моря. Дера.ась же береговъ, они естественно и <ута свои должны были троить сообразно сі> этой нео, ѵ.дим .ьтью. то есть по подобію тепе- решнихъ ш юпокъ и лодокъ. Отсюда іимілтпо, чті если какимъ-лнЧо влія- ніемъ, напримѣръ и ніихыыъ віирсмъ, теченіемъ или измѣненнымъ при- ливомъ '•уіно лишаюсь ед «нственно-вѣрнаго по юяниаго своего иутеводн- т< ія—бс|еіѵ, то оно подвергалось вчм> і неутѣшительнымъ морскимъ слу- ч,Лн • ямъ. Докалатняьствомъ тому служатъ мноюлѣгнія блужданія по морю «’іііісг я хитроумиагі , прежде чѣмъ удалось попасть ему домой. Съ другой стороны древніе і.-ориЛлн П|ісгсТіи«ініи тѣ удобства, к і рыхъ пѣть въ тепе- решни •. ь: тѣ можно было но произволу держать на водѣ или уткнуть носами въ бе| егь, ити наконецъ нн колесахъ и ірымвтп ве<ь флотъ къ другому под- ниму бас іііиу. Итакъ, нѣтъ хзда безъ добра: не блуждай «многоиытный мужъ Однгсей» по потѣ вѣтровъ и волнъ, не владѣли бы мы можетъ быть О ни. ей Гоінровой, сокровищемъ, і.ь которомъ, какъ вь вѣрномъ зеркалѣ, видишь отраженіе всей жизни древней Греціи. съ ея геройскими подвигами , ь ея полпческііми вѣрованьями и недосягаемой простотой многихъ семей- ныхъ і рижданскихъ подробное гей быта. Ирин, перво.
\ѵи.
РУЧНЫЯ БОЖЕСТВА. НИМФЫ. 207 РТЛНЫЯ БОЖЕСТВА. Эти божества считались обыкновенно сыновьями Океана и повелителями отдѣльныхъ рѣкъ. Ихъ изобра- жали съ длинной бородой, въ вѣнкѣ изъ камыша или тростника, иногда съ рогами. Въ одной рукѣ у нихъ урна, символъ непрерывнотекущей струи, въ другой— весло. Рѣчныхъ божествъ было много. Замѣчательнѣйшія: Алфей, Ауелой) Леней, Азотъ, Луфиссъ и мнсігіе дру- гіе. Объ А.іФеѣ повѣствовалось, что онъ такъ настой- чиво преслѣдовалъ своей любовью нимФу Ареѳузу, бывшую вь свитѣ Артемиды и не отвѣчавшую на страсть его, что Артемида, желая избавить нимфу отъ опаснаго бога, обратила ее въ источникъ. По и тутъ Алфой не оставилъ Ареѳуаы: онъ разлился своими во- дами въ ея чистыхъ сгруяхъ. II ИНФЫ. ,См. табл. XVII.) Вы видѣли, читатели, уже въ самомъ началѣ тепе- решняго повѣствованія, что вѣчно-дѣятельное, плодо- витое воображеніе древнихъ населило существами выс- шаго разряда и отдало во власть ихь поля, горы и долины, кустарники, деревья и лѣса, источники, рѣки, озера и моря. Вѣрованье зто имѣло одинакое значеніе и у грековъ и у римлянъ. 3’ обоихъ же такія боже- ства и назывались нимфами. Онѣ напоминаютъ отча-
208 НИЗШІЯ ІГ'ЖГСТВА ети существующихъ въ нашихъ народныхъ повѣрьяхъ, русалокъ, и тому подобн. Нимфы были существа по преимуществу женскія, нѣчгѵ среднее но значенію лп лду божествомъ и чело- вѣчествомъ; съ обоими вь сношеніяхъ, обоими люби- мыя или почитаемыя. Нимфы обладали способностью дѣлаться и невидимыми; вскормленныя, какъ и боги, небесной амврозіей, онѣ какъ и боги проявляли свое значеніе вь дѣлахъ, ире.вискодящихі. человѣческія силы п способности; вѣчно-юныя, онѣ не утрачивали граціи и силы, но не были безсмертны, какъ высшія боже- ства. По вѣрованью древнихъ, Пим*ъ призывали и въ сонмъ Олимпійскихъ бож« <*твъ, по постояннымъ мѣсто- пребываніемъ ихь была область нхь опредѣленной дѣ- ятельности, то есть гаіінсіьоиныс- кроты, тихія долины ти ому подобныя мѣстности, гдѣ нимфы проводили вре- мя въ играхъ и пляскахъ, шутили, плескалш-ь, пряли и ткали; счастливыми пѣ« । лмп оглашали свои жилища, или наконецъ сйпутствоваіи высшему божеству, когда послѣднему случалось посѣщать ихь область: съ Арте- мидой-Діаной охотились, рѣзвились сь Діописсі।иъ-1>а- хусомъ; шутили съ Аполлономъ и Гермесомъ; но съ привязчивыми, своевольными сатирами были вь вѣч- ной враждѣ. 5 же самыя древнія сказанія грековъ и римлянъ полны повѣствованій <» разнообра пыхь проявленіяхъ дѣятельности различныхъ нимфъ. Предметъ этотъ слу жилъ для Фантазіи дрсішпхі поэтовъ неисчерпаемыхъ и поэтическимъ источникомъ, въ о- обенносги у грі «овъ Греки иногда выражали свое глубокое уваженіе ним- фамъ тѣмъ, что созидали имъ великолѣпные жертвен- ники. Повсюду, гдѣ воображенію вѣрующаго предеі.ін-
НИМФЫ. 209 дялось присутствіе и дѣятельность нимфъ, воздавалось и почитаніе имъ. А это бывало наиболѣе у источни- ковъ рѣкъ, на влажныхъ полянахъ, въ лѣсахъ и го- рахъ. Имъ посвящались гроты и пещеры, въ которыхъ сочилась пли капала сверху влага, въ которыхъ рои- лись и жужжали пчелы. Нимфеи, какъ назывались собственно святилища нимфъ, также обыкновенно по- мѣщались вь особенно-влажныхъ долинахъ и пещерахъ, хотя бы и вь городѣ. Городскія нимфси представляли прекрасныя зданія. Вь никъ обыкновенно совершаемы были свадебные обряды. Вь жертвы нимфамъ прино- сили козлятъ, ягнятъ, молоко и елей; по вино не. до- пускалось. О происхожденіи нимфъ было распространено вь на- родѣ столько различныхъ преданій, что здѣсь мѣсто не позволяетъ привести ихъ всѣ. <>тъ одного союза Зевса и Ѳемиды произошло ихь множество. Вообще, по мѣстопребыванію и роду дѣятельности нимфы пред- ставляютъ слѣдующіе разряды: 1) Дріады пли Гамадріады или Ллъзсиды, ним-іы іѣсовь и деревъ. Мѣстопребываніе ихь въ рощахъ, ло- щинахъ и долинахъ лѣсныхъ. Ихъ дѣятельность—шу- тить и рѣзвиться съ Аполлономъ, Гермесомъ и ІІаиомь и спасаться оть преслѣдованья сатировъ. Впрочемъ, онѣ же были и сильныя, ловкія охотницы и неусып- ныя хранительницы овечьихъ стадъ. 2) Ореаны. пимфы горъ. Но имени горъ, гдѣ онѣ пребывали, получали оиѣ и ближайшее прозваніе: ним- фы пеліадскія (отъ Пеліона), н. идайскія (оть Иды), н. кифоронскія (оть КиФерона) и другія. 3) Димоніады пли Дснмоніады. нимфы луговъ и цвѣ- товъ. Олимпъ. 14
210 НИЗШІЯ БОЖЕСТВА. 4) Напей или Авлоніады—нимфы долинъ. Въ нагор- ныхъ долинахъ, среди тучныхъ стадъ, по горамъ, по лѣсамъ и лугамъ, рѣзвились и кружились онѣ весе- лыми роями въ свитѣ Пана. Первѣйшую изъ нихъ по красотѣ Эвридику ужалилъ змѣй, и она погибла, опла- канная своими подругами, воспѣтая неподражаемымъ Ор-т-еемл.. 5) Океаниды, дочери Океана,—нимфы источниковъ и ручьевъ. Каковы были ручьи, такъ и назывались нимфы. Вотъ напримѣръ: Примна, съ высоты стремящаяся; Гиппо, быстро-текущая; Плексавра, плещущая, Галак- савра, прохладой освѣжающая воздухъ, Калипсо, скрыт- но-текущая: Родія, между розовыхъ кустовъ проте- кающая; Каллироя, прслестно-журчащая; Меллоозія, пастбища сладко-поящая: Телсспш, нимфа горныхъ, искрометныхъ ключей, воду которыхъ греки употреб- ляли при религіозныхъ омовеніяхъ и очищеніяхъ. (И Нереиды, дѣти Перея: по матери же Дориды (і-.хі. выше: Порей) 7) Наяды, по пре имуществу нимфы водъ, кормилицы влажной .стихіей, въ которой сами пребывали. распро- страняющія плодородіе въ почвѣ. Поэтому онѣ обык- новенно сопутствуютъ Зевсу, Посейдону и Діониссу Деметрѣ. ПерсеФОпѣ и Афродитѣ. Ихъ также почи- тали нимфами супружествъ и посвященій. Нотамиды—собственно нимфы рѣчныя. 9; Лимнады, нимфы озеръ, прудовъ и болотъ, опас- нѣйшія изъ всѣхъ, ибо, какъ русалки нашихъ пред- ковъ, обольстительнымъ пѣніемъ или притворной моль- бою о помощи завлекали къ себѣ неопытныхъ путниковъ 10) Плеяды, семь дочерей Атласа и Піейоны. Гіа- ды—ихъ сестры.
ЭХО. НАРЦИССЪ. 211 1) Атлантиды, происходящія также отъ Атласа и принадлежащія кь его семейству. 12) Гіады, по нѣкоторымъ сказаніямъ дочери Атласа и Эвры; по другимъ же сестры или дочери Па- са, или наконецъ сестры Плеядъ. Когда ихъ братъ (или отецъ) Гіасъ растерзанъ былъ дикими звѣ- рями, оиѣ стали такъ сильно скорбѣть, что въ утѣ- шенье имъ боги помѣстили ихъ въ число звѣздъ. Съ тѣхъ поръ и составилась группа семи звѣздъ, плеядъ, въ созвѣздьи Тельца. Съ восходомъ ихъ, отъ 7 до 21 мая, греки привыкли ожидать дождя; поэтому ихъ обыкновенно называли созвѣздіемъ дождя. Какъ воспи- тательницы Зевса-Додопскаго, онѣ назывались ещеДо- донидами (см. выше: Зевсъ). Одна изъ послѣднихъ на- зывалась Ѳіенои. Каждая нимфл, по чему-либо особенно замѣчательная, имѣла и особое имя. Нимфъ изображали стройными, прекрасными дѣвами и по роду ихь дѣятельности сопровождали изображе- нія ихъ соотвѣтствующими аттрибутамм. На избранномъ нами рисункѣ нимфы источниковъ ухаживаютъ за Пегасомъ. У всѣхъ ихъ тростникъ впле- тенъ въ волосы: двѣ съ сосудами; каждая заботится объ общемъ ихъ питомцѣ. ЭХО. НАРЦИССЪ. Эхо^ одна изъ горныхъ нимфъ, была сначала въ услуженьи у Геры, но богиня за чрезвычайную болт- ливость удатита ее отъ себя. По другимъ же предань- ямъ чудная ним<іа любила горнаго Пана. Но узнавъ Нарцисса, сына рѣчнаго бога ЦеФиеса, она вспыхнула 14*
212 НИЗШІЯ БОЖЕСТВА. къ нему такою страстью, что самая безотвѣтность любви пе уменьшала ее. Эхо скорбѣла, худѣла и такт» вся исчахла, что отъ иея остался въ жилищѣ Пана, въ лѣсахъ и горахъ, только голосъ одинъ. Онъ-то, без- утѣшный, и откликается на зовъ человѣка. Нарциссъ такъ очарованъ былъ прелестью собствен- ныхъ своихъ Формъ н такъ поддался безграничному тщеславію, что, увидѣвъ однажды въ чистомъ источ- никѣ свой образъ, влюбился въ него и истомился, иста- ялъ отъ этой безплодной, суетной страсти. По дру- гимъ сказаніямъ, Нарциссъ вь наказаніе обращенъ былъ богами вь цвѣтокъ, который и теперь называется его именемъ. Конечно, въ Нарциссѣ греки олицетворили непомѣрную суетность красавца и слѣдствія необычай- наго самообольщенія. ГЕСІІЕРІІДЫ. Гсспериды были дочери Атласа (исполина. который,, по сказаніямъ древнихъ, удалился въ послѣдніе пре- дѣлы небеснаго запада) и Гесперін (западной страны). По другимъ преданіямъ, вмѣсто Геспсріи находи мь Ночь. Въ этомъ послѣднемъ конечно выражено то. что въ глубокой древности на западъ Европы глядѣли лишь сквозь сумракъ первоначальныхъ сказаніи, изъ кото- рыхъ впрочемъ и тогда уже знали, что въ неизвѣст- ныхъ предѣлахъ росли апельсины и ли по тогдашнему— золотыя яблоки. Разумѣется, что и существа, обитав- шія въ такихъ темныхъ мѣстностяхъ, сами предста влились водными баснословныхъ свойствъ.—но яблоки золотыя, по представленію грека, могли рости только
ГВСПЕРИДЫ. 213 і5і> божественныхъ садахъ; поэтому и Гесперидь пред- ставляли себѣ божествами. Жилище ихъ полагали на далекомъ островѣ океана, иногда же и на островахъ къ сѣверу или западу отъ Дарики. Вь садахъ тѣхъ, подъ рукою самихъ Геспермдъ, вѣяло райскимъ дыха- ніемъ; тамъ блистали золотыя яблоки, журчали ключи небесной амврозіи, разсыпаны были всѣ блага земли въ роскошнѣйшемъ видѣ, въ какомъ не бывали онѣ въ счастливѣйшихъ предѣлахъ міра смертныхъ людей; од- нимъ словомъ, все тамъ блистало иною, блаженною жизнью, эдемомъ, высочайшей наградой самыхь смѣ- лыхъ надеждъ. Но мѣрѣ того, какъ болѣе и болѣе раз- ширялся кругъ познаній о западѣ Европы, мѣсто эдема отодвигали все далѣе иа западъ, и наконецъ вѣрованіе грековъ помѣстило сто на отдаленнѣйшихъ западныхъ островахъ океана. О происхожденіи драгоцѣннаго, божественнаго золо- таго яблока, миеъ повѣствуетъ слѣдующее: Зевсу и Герѣ, на свадьбѣ ихь, боги принесли чудные подарки, но ничей даръ не сравнялся съ даромъ богини Титеи (земли), потому что она на этотъ случай вызвала къ жизии дерево съ золотыми яблоками. Тронутая боже- ственная чета опредѣлила самимъ Гесперндамъ беречь дерево, котораго плоды осчастливили самихъ высочай- шихъ боговь. Когдажь Гесііермды поддались непреодо- лимому желанію отвѣдать завѣтныхъ плодовъ, боги приставили къ садамъ дракона Ладона. Гераклъ побѣ- дилъ его и боги благоволили снова поручить Геспери- дамъ храненіе священныхъ садовъ. Обыкновенно принимали трехъ Гесперидъ: Эілею, Эри- еію и Гесперу.Впослѣдствіи къ нимъ присоединил и ещеДре- еУ3У> а потомъ и еще трехъ, такъ что всѣхь сдѣлалось семь.
214 НИЗШІЯ ЬОЖЕСТВА. И У 3 ы. Музы, Камэны, Пириды или Пиринны, считались у древнихъ нимфами, жившими па берегахъ свѣтлыхъ источниковъ: Касталія, Аганиппа и Пимпла, струив- шихся на горахъ Геликонѣ и Иарнассѣ н вдохновляв- шихъ всякаго, кто испиваль ихъ воды. Въ древнѣйшей миѳологіи называютъ только трехъ музъ, дочерей Урана: Мелету, Мнэму, Аэду—Ьогкнъ размышленія, памяти, пѣсни. Впослѣдствіи число ихъ дошло до девяти, ихъ стали считать дочерьми Зевса и Мнемозины, а имя Лирика, мѣсто рожденья ихъ на Олимпѣ, стало и ихъ названіемъ; поэтому-то преимущественно ихъ и почи- тали въ Лиринѣ Олимпійскомъ; отсюда же почитаніе распространилось на горѣ Геликоиѣ въ Віотіи котомъ и въ Аѳинахъ, Спартѣ, Трэценѣ и другихъ мѣстно- стяхъ. Распространенію почитанія музъ способствовалъ одинъ Фракіецъ, Пиросъ, о которомъ разсказывали, что онъ, назвавъ девять своихь дочерей именами музъ, ве- лѣлъ имъ вступить въ состязаніе съ музами Олимпа, но первыя должны были признать себя побѣжденными, а за дерзкую самонадѣянность обращены были вь пѣв- чихъ птицъ. Почитаніе музъ на Геликоиѣ продолжалось до позднѣйшихъ временъ вь рощѣ ихъ, гдѣ протекали священные источники: Аганиппе и Гиппокрене. Тугъ же находились и многія посвященныя музамъ зданія. Празднество почитанія музь было въ связи съ различ- ными состязаньями, муз сица ми. Музы у грековъ и римлянъ считались богинями пѣ- нія, музыки, поэзіи и въ особенности тѣхъ изящныхъ
хѵиі.
МУЗЫ. 215 искусствъ, которыя образуютъ человѣка. Музы обитали на вершинахъ Геликона, ГЕарнасса и Линда, у священ- ныхъ горныхъ ключей, и тамъ упражнялись въ изящ- ныхъ искусствахъ, покровительствуя имъ и воздвигая и вдохновляя къ нимъ смертныхъ мужей. Часто явля- лись онѣ на Олимпѣ, украшая своимъ чуднымъ искус- твомъ блаженную жизнь безсмертныхъ боговъ. Въ ми- оологіи—то онѣ всѣ являются дѣвами, то женами (ис ключая, впрочемъ, Ураніи) и матерями. Въ послѣднемъ случаѣ дѣти музъ означаютъ, конечно, людей, совер- шенно посвятившихъ себя избранному художеству и какъ-бы слившихъ съ нимъ свое существованіе. Музы наказывали тѣхъ дерзкихъ, которые осмѣливались со- перничать съ ними въ пѣніи и музыкѣ, какъ было, напримѣръ, съ дочерьми Пироса, съ сиренами (о тѣхъ и другихъ см. выше: Геспериды и Сирены) и съ Ѳа- миромь. Самъ Аполлонъ стоялъ въ главѣ музъ и вь этомъ качествѣ назывался Музагетомъ. Древніе поэты часто взываютъ въ своихъ сочиненіяхъ къ музамъ, прося ихъ благоволенія, напримѣръ, у Гомера (Илліада, пѣснь I}: «ГиЬв-ь. богиня, воспой Ахиллеса, Пелеева «ына>, или (Илліада, пѣснь XVI): «Нынѣ повѣдайте, музы, живущія въ сѣняхъ Олимпа, «Какъ на суда аргивянъ упалъ истребительный пламень*' По примѣру древнихъ поэтовъ, и у новѣйшихъ без- численное множество подобныхъ же взываній. Древніе изображали музъ всегда вмѣстѣ, въ одинакихъ одеж- дахъ съ соотвѣтственными аттрибутами и музыкаль- ными инструментами, а именно: цитрой, арі-ой, Флеи
216 НИЗШІЯ БОЖЕСТВА- той, или же, наконецъ, съ рукописными свертками. Собраніе такихъ свертковъ послужило первоначальнымъ поводомъ къ образованію библіотекъ и хранилищъ раз- личныхъ произведеній искусствъ. Подобныя хранилища и въ настоящее время носятъ названіе, напоминающее первоначальное происхожденіе ихъ отъ музъ (музеи). Девять музъ по различію характера своей дѣятель- ности и значенія, изображались древними-въ слѣдую- щемъ видѣ: 1) Кліо (см. табл. XVIII), муза исторіи, увѣнчан- ная лаврами, сидитъ, развернувши свитокъ пергамента. Возлѣ нея сосудъ съ подобными же свитками. Ее изо- бражали также стоящей съ рукописнымъ сверткомъ въ одной рукѣ и орудіемъ писанья въ другой. 2} Калліопа (см. табл. XIX), муза героической пѣсни (поэмы, эпопеи), почиталась важнѣйшей изъ музъ и какъ бы заступающей всѣхь остальныхъ. Ее изобра- жали сидящею съ письменной доской и грифелемъ, или же стоящей, въ вѣнкѣ и съ рукописнымъ сверткомъ вь рукѣ; или наконецъ съ тубой (родъ музыкальнаго инструмента, похожаго на трубу), увитой лавровою вѣтвью. 3) Мельпомена (см. табл. ХѴШ), муза драмы и трагедіи, “представлена въ видѣ высокой, осанистой дѣ- вы, въ длинныхъ, пространныхъ одеждахъ (туника, сирма). которыя употреблялись въ трагическихъ ро- ляхъ; поверхъ ихъ короткая хламида; лѣвой ногой опи- раясь на камень, богиня держитъ въ правой рукѣ тра- гическую маску. Па другихъ изображеніяхъ богиня въ блестящей діадемѣ или въ вѣнцѣ изъ кипарисныхъ вѣт- вей; въ рукѣ же кинжалъ или палица. 4) Талія (см. табл. XVIII), муза комедіи и сцена-
XIX,
МУЗЫ. 217 ческой пгуткм, изображена стоящей, въ длинной бах- ромистой туникѣ; въ одной рукѣ пастушій посошокъ (педумъ) узловатый, вверху загнутый крючкомъ, а въ друтой смѣющаяся маска. 5) Полигимнія или Полимнія (см. табл. XX), муза пѣнія и краснорѣчія. Ея имя означаетъ: многозвучная, пѣсне-обильная. Ее почитали изобрѣтательницей ми- ѳовъ, а потому и изображали богиню въ лавровомъ вѣнкѣ, съ задумчивымъ видомъ приложившую палецъ къ устамъ. Ее также изображали спокойно прислонен- ной къ скалѣ, внимательно устремивши взглядъ впе- редъ и скрывши или легкимъ покровомъ окутавши ру- ки. Покровъ этотъ указываетъ, конечно, на то наруж- ное выраженіе, подъ которымъ скрытъ истинный смыслъ миѳовъ; положеніе же музы, углу бивни тся въ себя, разумѣется, выражаетъ глубокое значеніе миѳовъ. По- лимнія считалась также богинею величавыхъ, рели- гіозныхъ воспѣваній, 6) Уранія (см. табл. XX), т. е. небесная, муза, астрономіи, изображалась сидящей съ небеснымъ полу- закрытымъ глобусомъ; одна рука держитъ циркуль другая указываетъ по направленію къ небу. На иныхъ изображеніяхъ богиня въ звѣздномъ вѣнцѣ и съ лирой стоитъ, устремивши взоръ къ небу, или же чертитъ что-то на небесномъ глобусѣ, который передъ нею. 7) Эвтерпа (см. табл. XX), то есть веселящая, муза музыки, изображена играющей на двойной Флейтѣ. 8) Эрато (см. табл. XXI) то есть любимая, муза пѣсенъ любви (эротическихъ произведеній) и брачныхъ пѣснопѣній. На изображеньяхъ богиня, въ вѣнцѣ и въ пышной одеждѣ, граціозно извлекаетъ сладкіе звуки изъ большой многострунной лиры. На нѣкоторыхъ же лира
218 НИЗШІЯ БОЖЕСТВА. при богинѣ, а въ одной рукѣ у ней стрѣла, въ другой розовый или миртовый вѣнокь. 9) Терпсихора (сы. табл. XXI), муза пляски, на од- нихъ изображеніяхъ—въ длинныхъ одеждахъ, въ вѣнкѣ, играетъ на малой лирѣ; на другихъ же богиня—съ звуч- но-бряцающимъ бубномъ и въ легкой позѣ, какъ бы у стре- мляется въ пляску. Мать музъ называли, какъ вы уже знаете, ЪІнемо- зинощ что значитъ: память. Эта память указываетъ пре- имущественно на тотъ первоначальный періодъ суще- ствованія, въ которомъ греки подъ видомъ борьбы ти- тановъ олицетворили постепенную борьбу основныхъ на чалъ, продолжавшуюся до тѣхъ поръ, когда возникла изъ нея прелесть гармоніи, стройности. Въ позднѣйшее время Мнемозииу стали почитать наравнѣ съ музами, какъ богиню памяти и воспоминанія. Ее изображали вь спо- койномъ, глубокомысленномъ положеніи, съ обѣими ру- ками, погруженными въ длинныя, обширныя одежды, выражая этимъ образомъ спокойствіе,—глубину и замк- нутость области памяти (см. табл. XIX). Па божественныхъ пирахъ и на свадьбахъ героевъ музы вмѣстѣ съ Аполлономъ услаждали сердца пѣсно- пѣньемъ, Горы же, Хариты. сама Афродита н другія богини нѣжили очи божественной пляской. Такъ грекъ самыя свѣтлыя проявленія духа человѣка: радость и му- зыку, поэзію, пляску, веселье, выводилъ изъ божествен- наго, и притомъ одного и того же, источника. Впрочемъ, не одни божественные пиры украшались присутствіемъ музъ; онѣ, чрезъ посредство вдохновен- ныхъ ими пѣвцовъ, утѣшали слухъ и смертныхъ людей. Такъ Одиссей, хотя не узнанный, угощенъ был ь на пирѣ

ИРИС.1. 219 царя ѳеакійскаго Алкиноя и въ избыткѣ радушія царь приказалъ: «П<М<мчт« «Также ппвца Демодола; дар» ніъгней прг'лм оя» «Дкскым. «тоЛ все врстпеатч, что а* ею пробуждается сердца II когда явился желаевый Демодокъ, то (Одиссея, пася» ѴШ. «Муза внушила пѣвцу возгласить о вождяхъ шпменитыгь, «.Выбравъ изъ пѣсни, въ то время вездѣ до небесъ возносимой, «Повѣсть о храбромъ Ахиллѣ и мудромъ царѣ Одиссеѣ, «Какъ между ними однажды на жертвенномъ пирѣ великомъ «Распря въ ужасныхъ словахъ загорѣлась, и какъ веселился «Въ духѣ своемъ Агамемнонъ враждой знаменитыхъ Ахеянъ. «.Зипмевьемъ добрымъ ему ту вражду предсказалъ А о алло новъ «Въ храмѣ ливійскомъ оракулъ; когда черезъ каменный прагъ онъ «Бога спросить перешелъ, а сіучЬлось то въ самомъ началѣ «БЬдствій, ниспосланныхъ богомъ боговъ на Троянъ и Данкенъ. «Началъ великую пѣснь Демодокъ; Одиссей же своею «Сильной рукою широкую пурпурную наитію взявши, «Голову ею облекъ и лицо благородное скрылъ въ ней: «Слезъ онъ своихъ не хотѣлъ показать ѳеакійцамъ». ИРИСА. (Си. таблиц. VII.1 Богиня радуги, Ириса, была дочерью Ѳаума и Элект- ры, внучка Океана и Земли, сестра Гарпій, Ириса по- сланница Геры и Зевса, равно какъ и прочихъ Олим- пійскихъ божествъ; руководительница и совѣтница людей, къ которымъ являлась съ божественными приказаніями» Ириса представляетъ новое олицетвореніе Гермеса въ женскомъ видѣ и сгоитъ такъ же близко къ Герѣ, какъ Гермесъ къ Зевсу. Впрочемъ, подробности ея службы и необыкновенныя ея качества для исполненія своихъ обязанностей ярче всего покажутся изъ приводимыхъ вслѣдъ за этимъ нѣсколькихъ мѣстъ Илліады. 1) Гера и Аѳина, воспользовавшись отсутствіемъ Зев- са, приготовились на помощь къ осаждающимъ Трою
220 НИЗШІЯ БОЖЕСТВА. ослабленнымъ мужествомъ храбрыхъ троянцевъ. Зевсъ, негодуя на жену и дочь, призвалъ Ирису на гору Иду, гдѣ самъ находился, отдалъ ей приказаніе — — «И бросилась вѣстница равная вихрямъ, Ириса: «Прямо съ Іудейскихъ вершинъ на великій Олимпъ устремилась. «Тамъ при первыхъ вратахъ многохолмной горы Олимпійской «Встрѣтивъ богинь, удержала и Зевсовъ глаголъ возвѣстила: «Что иредпріемлете? что ваше сердце свирЬпствуетъ въ персяхъ? «Зевсъ воспрещаетъ, Кронидъ, поборать кудреглавымъ ахейцамъ: «Такъ онъ грозилъ, громовержецъ, и такъ непреложно исполнитъ: «Сломитъ колѣни конямъ водъ златой колесницею вашей; «Васъ съ колесницы сразитъ и въ прахъ сокрушитъ колесницу. «И ни въ десять уже совершившихся лѣтъ круговратныхъ «Вы пе излсчитс язвъ, которыя громъ нанесетъ вамъ. «Будешь, Аѳина, ты помнить, когда на отца ополчалась!» Слово скончавъ, отлетѣла подобная вихрямъ Ириса. 2) Въ другой разъ, Посидонъ, воспользовавшись слад- кимъ на горѣ Идѣ усыпленіемъ Зевса, дѣятельно подви- нулъ ослабѣвшихъ ахеянъ, но воспрянувшій громовер- жецъ произнесъ Ирисѣ грозный приказъ По идону и «Покорилась ему вѣтроиогая вѣстница неба; «Быстро отъ Иды горы понеслась къ Иліону святому. «Словно какъ снѣгъ ивъ тучи, иль градъ холодный обрутпась, «Быстро летитъ, уносясь проясняющимъ воздухъ Бореемъ: «Такъ устремляйся, быстрая путь проіетѣла Ириса; «Стала и такъ провѣщала могучему Энносигею: «Съ вѣстью тебѣ, Посидонъ, колебателъ земли черновласый, «Я нисхожу отъ эгидоносителя Зевса Кронида. «Брань ты оставь немедленно, тавъ онъ велитъ; возвратися «Иль въ соборъ небожителей или въ священное море. «Еслижъ глаголы его не восхощешь исполнить и презришь, «Онъ угрожаетъ, что самъ, и немедля, съ тобою сразиться «Прійдетъ сюда; и совѣтуетъ онъ, чтобы ты уклонялся «Рукъ громовержущихъ: вѣдаешь, онъ и могуществомъ высшій, «Онъ и рожденьемъ старѣйшій, а ты, Посидонъ, не страшиться «і порить о равенствѣ съ тѣмъ, предъ которымъ всѣ боги трепещутъ». «Ей, негодующій сердцемъ, отвѣтствовалъ царь Посидонъ: «Такъ, могущественъ онъ: но слишкомъ надменно вѣщаетъ, «Ежели, равнаго честью, мевя укротить онъ грозится! «Три'насъ родилося брата отъ древняго Крона и Реи: «Онъ громовержецъ, и я и Аидъ, преисподнихъ владыка; «На трое все дѣлено, и достадося каждому царство: «Жребій бросившимъ намъ, въ обладаніе вѣчное пало
XXI. ГОРЫ
ИРИСА. 221 «Мнѣ волношумнов море, Лиду подземные мрачи, «Зевсу осталось межъ тучь и пввра пространное небо; «Общею всѣмъ ос гнется земля и Олимпъ многохолмный. «Нѣтъ, ве хожу по уставамъ я Зевсовымъ; налъ онъ ни мощенъ, «Съ миромъ пусть остается на собственномъ третьемъ удѣлѣ; «Силою рукъ онъ меня, какъ ничтожнаго, пусть не стращаетъ! «Дщерей своихъ и сыновъ хля Зе«си приличнѣе будетъ «Грознымъ глаголомъ обуздывать, і гіънп вѣтъ произвелъ онъ, «Кои уставамъ еи» пог.-ряться должны по вев^-тѣ». «— Вновь провѣщала ему вѣтроногая вѣстница Зевса: «Сей ли отвѣтъ отъ тебя, колебателъ земли черповласыЙ, «Зевсу должна я пові _ать, отпѣтъ и сур • іЫЙ и страшный? «Илы, быть можетъ, смлічпшь ты? Смягчвмьт сердца б лагородныхъ. «Знаешь и т«., •«?: -і ішвіп * вѣчно стоятъ старѣйшихъ». «— Ей отвѣтсп валъ вновь ко іебатель земли Повидонъ: «Слово т >•_»* с • здлпво и мудро, Прнси богиня! «Благо, к^гда п івѣститель исполненъ івѣтовъ рпзуыпыхъч. 3) Паконецъ, какъ посредницу между О тимпомъ и смертными, приводимъ разсказъ о появленіи Ирисы въ домъ троянскаго царя Пріама, когда старецъ, поражен- ный глубокою скорбью, что сынъ его, Гекторъ, опора Трои, убитъ Ахиллесомъ и тѣло его въ рукахъ побѣ- дителя, рыдалъ ,.пресмыкался въ прахѣ" «Быстрая вѣстнит Зеигп. прпб піжпііеп тихо кі> Пріаяу, «Голосомъ тихими ио । несъ объял". Д^вдпні, псы члены', «’Гіікъ гов дирні. Д«іианидъ, и і»»пя не грашяся: «Я не швѣщей •«хожу "-ъ холмкаь отнмпійсыіхъ, «Нѣтъ, і< > . - -пая пѣнрища :і- . а . >Ѣ я: «Онь о тебѣ, и А«лекіЙ, іо Сі литъ и печется. «Та-:ъ говоря, оѵлет Іла подобная вихрямъ Проса Древніе вѣровали, что Ириса изъ рѣкъ и морей со- бираетъ влагу въ тучи и потомъ проводить ихъ птодо- чвориымт. дождемъ надъ низами и пастбищами. II по- тому кроткое появленье ея земледѣльцу въ видѣ сіяю- щей радуги наполняло сердце его свѣтлой радостью и благоговѣніемъ. •) См. ниже Эринніи.
222 НИЗШІЯ БОЖЕСТВА. Ирису изображали иъ видѣ прелестной дѣвы съ ярко- цвѣтными крыльями, въ такой же одеждѣ и несущейся въ радужномъ сіяніи; иногда же съ радужнымъ свѣ- томъ вокругъ головы. На избранномъ нами изображеніи Ириса крылатая въ длинной широкой одеждѣ; въ одной рукѣ жезлъ посольскій, какъ у Гермеса, въ другой — блестящій шлемъ, символъ явленія радуги. ЭОСЪ пли АВРОРА. ЛЮЦИФЕРЪ. Си. табл. XIII). Эосъ-Аврора, то-есть утренняя заря, или, какъ ее на- зывали еще, Гетера, то-есть богиня разсвѣта, была дочь титана Гииеріона и титаны Тейи, сестра Гсліоса и Се- лены, то-есть Солнца и Луны. Сь появленіемъ розовой Авроры луна и звѣзды блѣднѣютъ и предъ наступаю- щимъ днемъ отходятъ па покой сумерки. По и Аврора спѣшитъ, ибо слѣдомъ за нею торопится сіяющій Ге- ліосъ. (См. выше Гсліосъ). Одни поэты представляютъ Эосъ, какъ она, розовыми перстами приподымая ноч' покровъ свой на дальнемъ востокѣ, изъ оі ааііа посты, шасть на небо „сіять для блаженныхъ боговъ и смертныхъ”, стоя въ колесницѣ, запряженной бѣлыми конями. Подругимь, вмѣсто обыкновенныхъ божествен- ныхъ коней, крылатый Пегасъ (см. іабл. ХѴИ) мчитъ колесницу богини, тотъ самый Пегасъ, который, сбро- сивши отважнаго героя БеллсроФонта, дерзнувшаго воз- нестись на немъ до Олимпа, былъ подаренъ Зевсомъ Ав- рорѣ для утреннихъ выѣздовъ. Розовые персты богини означаютъ цвѣтъ зари, когда она любуется на природу, умытую свѣжимъ утромъ.
XII.
ЭОСЪ ИЛИ АВРОРА. ЛЮЦИФЕРЪ. 223 Отъ союза Эосъ съ Астреемъ, богомъ звѣзднаго свѣ- та, родились 4 вѣтра: Зефиръ, Борей, Нотъ, Эвръ и нятая — Утренняя звѣзда. Въ основаніи этого сказанія лежитъ та мысль, что при первомъ мерцаніи зари, когда не поблекли еще свѣтите. ночныя, значитъ при союзѣ Авроры с ь Астреемъ — обыкновенно пронесется про- хладной струей утренній вѣтеръ и положитъ росою на землю ночные туманы. • Эосъ любила заставалъ въ лѣсахъ охотниковъ, рети- выхъ къ своимъ занятіямъ, и ко многимъ изъ нихъ чув- ствовала нѣжную склонность. По преданіямъ, изъ нихъ- то похитила она Оріона, Ели га, Т итона (которому похо- датайствовала у боговъ безсмертіе) и КеФала. Здѣсь къ слову приходится сказать, что Ке-і-алъ, нѣжно любя су- пругу свою Прокрису, презрѣлъ расположеніемъ къ нему Ауры, богини свѣжаго дуновенья. Послѣдняя разгнѣва- лась на него за то, что Прокрнса стала причиной не- довѣрія и раздора межъ ними; по другимъ же сказані- ямъ за то, что КеФалъ неумышленно умертвилъ жену на охотѣ. Прокрнса, ревнуя мужа къ Дурѣ, спряталась будто за кустъ, желая подсмотрѣть ихъ свиданіе, но шевельнувшись неосторожно, оиа обратила вниманіе му- жа въ ІТу сторону. КеФалу показалось, что дичь засѣла въ кустѣ, и онъ пустилъ въ него охотничій дротъ, по- разившій па-смерть несчастную жертву ревности. Потерявши сына отъ союза съ Тнтономъ, Мемнона, богиня воздвигла ему близь египетскихъ Нивъ чуткую, неоыватую статую. Едва лишь касались ея первые лу- чи зари, — статуя издавала печальный, какъ-бы струны дребе '.кашей, жалобный звукъ. Каыбизъ, царь персид скій, покоривши Египетъ (52.3 до Г. X.), ниспровергъ и статую Мемнона. Впрочемъ, она и теперь еще слу-
224 НИЗШІЯ БОЖЕСТВА. житъ предметомъ вниманія и даже удивленія путеше- ственниковъ. которымъ чудится и въ обломкахъ ея пре- даньями прославленное качество. Изображали Эосъ въ видѣ румяной очаровательной дѣвы, съ широкими крыльями, въ снѣжно-сіяющихъ, волшебно-пурпурныхъ одеждахъ, съ звѣздой на челѣ или въ граціозной шапочкѣ и съ свѣтильникомъ въ ру- кѣ, стоящей на колесницѣ, запряженною быстрою па- рой. Па другихъ же изображеніяхъ „вставши изъ мрака младая съ перстами пурпурными Эосъ‘‘ на хребтѣ у Пегаса или же собственными крыльями разсѣкаетъ ут- ренніе туманы и изъ щедраго сосуда росы увлажаетъ землю и растенія. Па избранномъ нами, прекрасномъ изображеніи четверо быстрыхъ коней мчатъ Эосъ въ легкой колесницѣ. Устремленное впередъ положеніе бо- гини, развѣянныя одежды, все означаетъ необычайную торопливость зари. Еіце не померкли на небѣ свѣтила ночныя, означенныя тутъ головами тельцовъ, но ужь не долго имъ оставаться видимыми: Люциферъ съ Факе- ломъ впереди еще болѣе ускоряетъ явленье Зари. Бы- стрѣй и быстрѣй возносится богиня и на пути ея вста- ютъ цвѣты и злаки и освѣженныя утренней росой при- вѣтствуютъ богиню. Люциферъ, т. с. Утренняя звѣзда, у нѣкоторыхъ по- этовъ представляющійся любимцемъ Афродиты или Ге- ры. постоянно изображается предвѣстникомъ Эосъ. Нѣ- которые изображаюіъ въ этимъ случаѣ вмѣсто Люци- фера— Гермеса.
XIII.
юлъ. 225 Э О .1 ъ. Эолъ пылъ бои. вѣтровъ Въ немъ олицетворили древ- ніе владыку стремительно дующихъ воздушныхъ пото- ковъ въ глубокихъ долинахъ и въ горныхъ ущельяхъ. Древніе помѣстили пребываніе Эола на Алпарскихь островахъ (близъ Сициліи), откуда онъ посѣщалъ море и земіи своимъ, часто неблагопріятнымъ для людей, влі- яніемъ; другихъ же любимцевъ своихъ снабжалъ на до- рогу своимъ благоволеніемъ. Приводимъ то мѣсто раз- сказа Одиссея (Улисса) о своихъ странствованіяхъ, изъ котораго видно мѣстопребываніе Эола и семьи его, и благоволеніе его къ Одиссею, неумѣвшему, къ несчастью, воспользоваться имъ (Одиссея, пѣснь Х)\ «Скоро ва о< т»ч' • -Млію иршіыіи мы; обита- ь «Ипотонъ сыпь тпмь, Золъ благородный, богами любимый к іовъ пловучій . о ымариступвою мЬдноЙ стѣною «Весь обнесенъ-, 5. $ега »ь подымаются гладкимъ утесомъ «Гнмь отъ супр. і, . .Ьііадча дѣтей родилося Золу, «Шесть дочерзм вѣтлояикихъ и шесть сыновей мноі сильныхъ. .Ныростивъ иѵ, сыв :• .ямъ <чер«й онъ въ еуи ^жествч отдать. • Днемъ съ бла іроднымъ отцемі и заб''тлнв<»й матерью вмѣ< т Ь «В ѣ за трапеі іі, у спаленной н івамн. сіадко пируютъ «Гіъ долѣ овч, ла '-онний мть запаха ниши и ѣвьемъ •Флейтъ оглапі іемои. ничью аѵ, каждый съ сьовю супруь.й, Спятъ на рѣ.шыі ь. дор । >імн к амп шкрытыхъ, кроватяхъ. «Въ .радъ ихъ [іибыыни, мы въ «лгь ихь іЪ...гыЙ всіуішліі; тамь цѣлый «Мѣсяцъ іа, „ 71'оща іъ нис іі подушно и ю ка« > гью слу шилъ «Повѣсть о '1р. и, । битвахъ а гивяіи. о ихъ .-і..щевьи: «Всн лю<> .пытиый, л.іетаыілъ ъенк раасколль пи порядку. чНі напослѣдокъ, к-,<да лратился я, въ путь изготовясь «Съ Про. ібніі |<ч, иоНу итпустить НИСЪ, н.і ТО I і>ГЛПіЯСЬ б І«>ІГ. • ню, «Долъ онъ мнѣ Шитый изь кожи бык і девятигоіоваю «Мѣхъ <-Ъ .ыключеппымы вь нем-к ігыміі ні.ірам-і: 5ылъ чн. Піѵь господиномъ, но нолѣ Ко,шона |ія, и ѣхъ ихъ (Могъ во ібужлть иль , ,чы нть. і ікь щ.іѵ -л » желанье. -ЛІЬхь ш. г .номі. • .......... Ь >ц а — . • । й । .,> Олими ь 15
226 НИЗШІЯ Г.ОЖЕСТВА. ' іуц стянутъ, >п<»бь ни малаги имть не могло дуновенья «В Ь ровъ. ЗеФігру іишь далъ гюие гѣѣье дыханьемъ попутный ь «Насъ въ корабляхъ по водамъ провожать, но ,л>яой возвоититым Д.Й не > удилъ намь: » ей бе.граз<-удвостьк> і.-4 мы погибли'). Одиссей, девять дней правивши рулемъ одинъ, на де- сятый, когда показался берегъ отчизны, уснулъ отъ усталости. Завистливые товарищи, воображая, что въ мѣшкѣ, подаренномъ Эоломъ, бездна золота и драгоцѣн- ностей, рѣшили раздѣлить богатство межъ гобой «Мѣхъ былъ развязанъ и шумно исторглися ийіры на волю: «Бурю і хыіга>въ, оим съ кораблями мхь, грѵ '•*« рыдавшихъ «Снова отъ брега отчизны умчали нъ открыти* - е. Въ наказаніе за оплошность Одиссея, когда явился онь снова просить помощи Эола, онъ отвѣчалъ: «Прочь недос ігііпыіі! не мсдш мчіі негровъ ни ;нць. иеіфіілзчіи, «Намъ подъ йшнту свок» принимать человѣки, который «Гакъ очеі^дно безсмертнымъ, огаженнымъ богамъ неііанг<ѵ<егіъ «Кончивъ, меня ѵ»ъ рыдиишиго жалобно, изъ дому выслалъ. Дідѣе попіыти мы въ “«крушеніи іт*рща великомъ» Изъ вѣтровъ, жившихъ въ подчиненіи у Эола, ВЪ ущельяхъ скалъ его острова, и изъ которыхъ онъ, какъ сказано, заключилъ „буреносныхъ-* въ мѣшокъ Одиссею, замѣчатеіьнѣйшими были: Борей, сѣверный, Эвръ, вос- точный, Нотъ, южный, и Зефиръ, западный. Впрочемъ, по другому представленію, вѣтры являюті я не подчи- ненными у Эола, а самостоятельными личностями, пре- бывающими въ особыхъ жилищахъ и слѣдующими толь- ко велѣніямъ Зевса и. Посейдона. Такъ, послѣдній, за- стигнувъ Одиссея на благополучномъ пути къ землѣ Неакійской. воспылалъ негодованіемъ на ненавистнаго ему героя
XXIII. ЭВРЪ. АПВЛТОТЪ.
ВѢТРЫ 227 1і I , ,.і и.іио-і іі'іі. п «.«•* ииг « > Б | I ГіиіАік Л бУ|« П4ШГ*, ЦіММММУ прИКЩива* Въ : и.ѵѵѵ; ••<• «»и Т"МВО" вдругъ блШКИЛО Мг ь Г|.*жмѵ »*<• '' •«*’• М-.Ч* р .ѴЛУД-ИВЫІІ НО’- . и могучій. Свѣі ІЖД-ДВЫЙ Эфііі .Я.01ВОІ .ль пучину. ,2 гіый еяіий Б(«|"Я по широкой равнинѣ Н , ,, ... К’.Т ‘ К.ІТПЬШіЛсн густо р- іейннкі, ...... , ,, • ...г ч» I ! . Н" III» . мцу НОСИЛИ в ... , Г.Ц1ІІ 1,1..- . • |, ІІ-Ь ІІЧТ1 , О піумяіцій н»І ГГУ'І. С •!•>» ' I' ЗРЧ’Иігі - (Одиссея, ппснъ Г) В Ь Т Р ы. (Си. табл XXIII. Вѣтры по одному представленіи] были существами, подчиненными Эолу (см. Эола), но другому — тихіе и благопріятные изъ нихъ были дѣтьми Астрея и Эосъ (см. Эосъ); порывистые же и губительные — исчадія Тифонй: наконецъ, по третьему, они были самостоятель- ные боги неизвѣстнаго происхожденія. Число ихъ бы- вало различно. ( 'мотря по тому, давали им ь названія по четыремъ главнымъ направленіямъ розы вѣтровъ: сѣверу, востоку, югу. западу, или же. принимая въ соображеніе и подраздѣленія ихъ: сѣверо-востокъ, юго- востокъ и гакъ далѣе. Въ олицетвореніяхъ вѣтровъ ви- дны выраженія преобладаній вь нихъ свойствъ различ- ныхъ вѣтровъ: сила и рѣзкость сѣвернаго, мягкость и теплота южнаго и тому подобное. Сообразно съ этимъ на восьмиугольной Аѳинской башнѣ вѣтры были изо- бражены соотвѣтственно направленію и свойствамъ ихъ. Вотъ еще новое свидѣтельство необыкновеннаго дара грековъ всѣ явленія природы представлять въ образахъ осязаемыхъ и при томъ изящныхъ. Четыре изъ этихъ
22* НИЗШІЯ 1ЮЖВСТВА. изображеній на башнѣ аѳинской мы представляемъ на табіицѣ XXIII. восточный, приносилъ съ собою і сизый дождь, что на изображеніи видно въ опрокину- томъ сосудѣ Эвра. Липсъ, юго-западный, благопріятство- вать входу кораблей въ гавань Пирей ^вь Аѳинахъ), что передано на изображеніи кормовой частью корабля. Зефиръ, теплый и тихій западный вѣтеръ, изображенъ безъ обуви, въ легкой одеждѣ, наполненной цвѣтами. Апеліотъ, юговосточный, отличается отъ Зефира только тѣмъ. что у него легкая обувь и въ рукахъ вмѣсто цвѣ- товъ множество разнообразныхъ, зрѣлыя» плодовъ. Хотя всѣ вѣтры были олицетворены греками въ осо- быхъ изображеніяхъ, и всѣмъ имъ, какъ божествамъ, ѳть вліянія которыхъ зависитъ во многихъ случаяхъ благополучіе человѣка, приносимы были жертвы, осо- бенно же умилостивительныя вредоноснымъ вѣтрамъ; однакоже только Борей и Зефиръ имѣютъ е ібственные отдѣльные миѳы. Выше уже сказано (см. Горы), что оба они присватывались къ Хлорисѣ-Флорѣ, но послѣд- няя избрала себѣ теплаго Зефира. Борей же похитилъ Ориѳію, прекрасную дочь аттическаго царя Кекропса и сдѣлался ея супругомъ. Такъ какъ поэтому Бореи сталъ родственникомъ аѳинянъ, то они въ первое на- шествіе на Аттику Флота персидскаго смѣло обратились къ нему за помощью, и Борей исполнилъ ихъ просьбу. У мыса Аѳонскаго онъ воздвигъ такую бурю, что весь флотъ персидскій отчасти разсѣянъ, отчасти уничтоженъ (въ 495 г. до Р. X. при Даріѣ царѣ персидскомъ). <’ь этого времени аѳиняне учредили Борею жертвенникъ и благодарственныя жертвы въ воспоминаніе незабвенна- го спасенія ихъ. •

эгось или АЫОГЪ психея. 229 ЭІ’ОГЪ или АМШ’Ъ. 111 ИМЯ Си. та0л. XI . Уросг (богъ любви) — божество исключительно гре- ческое. Римляне узнали о немъ въ позднѣйшее время своего существованія и перевели имя его на свой языкъ словомъ Аморъ (Любовь) съ Прибавкой Купило, хотя слово это отвѣчаетъ болѣе греческому: Паѳосъ, жажда іюбви. Ужь изъ этого обстоятельства раскрывается оче- видно-различный взглядъ обоихъ народовъ на одно и тоже божество, взглядъ, дающій поводъ къ болѣе глу- бокому вниманію къ духовной сторонѣ жизни обоихъ народовъ. Вспомнимъ, какъ древніе думали о происхожденіи міра. Они думали, что все сначала представляло хаосъ, т. е. такое состояніе, въ которомъ перепуганы бы іи пзаимно-борющіяся начала природы, но что съ вмѣша- тельствомъ новой, неодолимой силы, изъ хаоса стали выясняться порядокъ и гармонія. Эта сила» сочетавшая вмѣстѣ однородное и разлучившая его въ хаосѣ отъ раз- нородныхъ съ нимъ началъ, была — Эросъ Такимъ об- разомъ основное представленіе объ Эросѣ соотвѣтство- вало представленію о распространенной во нсемъ мірѣ вѣчнодѣятельной, созидающей силѣ природы и развилось впослѣдствіи въ миѳъ о богѣ любви, повсюду вызывав- шемъ у грековъ глубочайшее почитаніе Въ этомъ пер- вобытномъ Эросѣ, какь зиждителѣ міра, видѣли греки божество, предшествовавшее собою всѣмъ остальнымъ божествамъ н своей дѣятельностью устроившее поря- докъ и гармонію міра. Не забудемъ, что этотъ міровой
230 НИЗШІЯ БОЖЕСТВА. Эросъ не быль олицетворенъ у грековъ ни какимъ ми- ѳологическимъ образомъ, а представленіе о немъ служи- ло только какъ бы выраженіемъ философской идеи. Этому Эросу и не воздавалось собственнаго почитанія въ смы- слѣ почитанія другихъ божествъ. Это послѣднее случилось уже съ позднѣйшимъ Эро- сомъ или Амороыъ. Это божество извѣстно ѵ насъ подъ именемъ Эрота, а еще чаще Амура или Купидона. Такъ и будемъ его называть. По подобію другихъ божествъ Амура представляли себѣ происшедшимъ отъ Афродиты и Зевса (Юпитера) или Арея (Марса) или даже У рана. Ему придавали необычайную в-оясть надъ сердцами бо- говъ и людей. Великій же греческій скульпторъ Фидій представилъ нѣсколько иначе отношеніе Афродиты къ Амуру, а именно: лишь только А над іомена ступила изъ пѣны на землю, Амуръ ее встрѣтилъ, богиня сладко- рѣчивая Пиѳо увѣнчала, а боги неба, земли и моря ок- ружили царицу земли. Въ первоначальныхъ представленіяхъ Амура пред- ставляется это божество древнѣйшимъ и прекраснѣй- шимъ между безсмертными. Оно и дѣйствительно такъ, когда вспомнимъ, что въ этихъ представленіяхъ Амуръ является всемощною силой природы, оть дѣйствія ко- торой укрощаются и сглаживаются дикіе порывы бо- рющихся элементовъ въ безпорядочной хоатической мас- сѣ, и на мѣстѣ борьбу является взаимодѣйствіе началъ природы, на мѣстѣ безпорядка — правильность и гар- монія. Вь позднѣйшихъ представленіяхъ Амуръ является юнѣйшимъ изъ боговъ, но все-таки съ непреодолимой властью, вліяніе которой неотразимо ни для боговъ, ни для смертныхъ. Взгляните поближе на это обстоятель- ство въ религіозныхъ представленіяхъ Амура, и вы
ЭРОСЪ ИЛИ АМОРЪ. ПСИХЕЯ. 23] увидите что съ теченіемъ времени въ нихъ соверши* ласъ удивительная смѣна. Изъ ыіро-зиждительной силы любви рождается юная, свѣжая сила любви человѣка. Вь основаніи обѣихъ, какъ видите, все одна и таже си- ла __любовь, всеустрояющая. всепобѣждающая мощь прелести и кротости. Ею прекращается борьба, ею уста- вовляется равномѣрность и правильность. — тамъ, въ отношеніи къ цѣлому міру; гутъ, въ отношеніи къ луч- шей части его, человѣку. Позже зто послѣднее предста- вленіе еще ярче выступило въ вѣрованьи древнихъ, а вслѣдъ за тѣмъ и въ искусствѣ ихъ, хотя все еще въ Амурѣ продолжали обоготворять или творческую силу природы, какъ напримѣръ въ Неспіи, гдѣ древнѣйшее изображеніе бога было — голый камень, или же силу побѣдоносную, какъ было у спартанцевъ, ѳиванцевъ, въ Аѳинахъ и на островахъ Самосѣ и Критѣ. Спар- танцы передъ битвой приносили жертвы Амуру, какъ богу, который посредствомъ любви къ отечеству даетъ дружинамъ крѣпость и единство. Въ Аѳинахъ былъ жертвенникъ Эросу и жертвенникъ Антеросу (богу вза- имности). Въ Ѳеспіи до позднѣйшихъ временъ самыя любимыя изъ игръ Віотійскихъ были Эротиды, въ честь Эроса (Амура). Пракситель, скульпторъ цвѣтущей поры греческаго искусства, изобразилъ Эроса въ видѣ необычайной пре- лести мальчика, близкаго къ юношескому возрасту, и съ золотыми крыльями. Изображеніе это, принадлежа- щее къ изящнѣйшимъ изображеніямъ греческихъ бо- говъ, римляне, по покореніи Греціи (въ 146 г. до Р. X.), увезли къ себѣ. И другіе знаменитые художники Греціи производили изображенія этого бога. Іакь и въ жизни, и въ искусствѣ и въ поэзіи выя-
232 НИЗШІЯ ІіОЖГСТВА снился у древнихъ грековъ образъ возлюбленнаго бо- жества, хотя и несчитавшагося въ сонмѣ верховныхъ Олимпійскихъ божествъ, но за то олицетворявшаго со бою идею вѣчно-свѣжей, живительной силы. Изображая Эроса въ видѣ очаровательныхъ прелестей мальчика, они видѣли въ немъ божество, распространяющее не истощимыя сокровища любви на все, что прекрасно: цвѣты іи это или дѣти; прелестныя дѣвы или юноши, одушевленные молодымъ жаромъ любви къ отчизнѣ. Во- оруженіе его: лунь и колчанъ со стрѣлами или же Фа- келъ вь рулѣ, обозначаютъ свѣтъ невещественный и силу неотразимую власти любви. Иногда его изобража- ли сидящимъ на спинѣ у льва, дельфина или орла, — и дикія животныя покорно несутъ на себѣ маленькаго бога, очарованныя сладкой игрой его лиры. Отъ гре- ческой древности намъ остались въ наслѣдство прелест- ныя пѣсни Анакреона *), пѣсни, въ которыхъ воспѣва- ются власть и продѣлки лукаваго бога. По имени его и пѣсни эти и подобныя имъ, называются и теперь эро- тическими . Весьма часто Амуръ сопровождаетъ свою мать Музы и граціи — подруги его игръ и дѣтства. Групируя во- кругъ Эрота всѣ блага любви и очарованія, древніе вы- ражали этимъ идею, что дары прелести и любви лучше всего сочетаются съ красотой. — Греческій Поѳосъ, какъ было уже замѣчено, выражалъ, подобно тому какъ у • Анакреона, іирическій іи- ь греческі жилъ вь V вЪкѣ до Г. X . претя при блестящемъ дворѣ Поя.'ікрата « нмоикаго, йотомъ у Гиппарха аѳинскаго. Предметъ его поэзіи—все, что ѵкпаиліетъ и рентъ жизнь И теперь лить именемъ анакреі.нтическрхі ’»<< |рц Н ратумЬюь «• прын - -і" ' піідібііое я имъ одержаніе.
ЭРОСЬ или АМОРЬ. ПСИХЕЯ. 233 римлянъ Купидо (Купидонъ), жажду любви, то есть то Гі стояніі души человѣка, когда, разогрѣтая страстью она томится и жаждетъ слиться съ родной ей душой. Третье греческое божество изъ этого же круга, Гнмс- росъ, выражалъ сладкую потребность любви. Амуръ по- этому на изображеніяхъ часто представленъ вмѣстѣ сь Поѳосомъ и Гимеросомъ. Кь граціознѣйшимъ представленіямъ греческимъ нуж- но отнести миѳъ о союзѣ Эрота (Амура' съ Психеей, миѳъ, такъ часто и разнообразно (впрочемъ уже въ позд- нѣйшее время) олицетворенный вь поэзіи и искусствѣ. Вь Психеѣ греки выразили нѣжную воспріимчивость души, поэтому художники чаще всего изображали ее прелестною бабочкой или дѣвочкой съ крыльями бабоч- ки. Послѣднее принадлежитъ уже кьпозднѣйшей эпохѣ развитія греческаго искусства. Избранное нами изобра- женіе (см. табл. XI) относится къ самымъ прекрас- нымъ и осмысленнымъ художественнымъ произведеніямъ классической древности. Нельзя изобразить тѣснѣйшаго и въ тоже время граціознѣйшаго сочетанія любви и души. Прижавшись кь Психеѣ, Амуръ позабылъ свои стрѣлы: онѣ лежатъ вмѣстѣ съ ненужнымъ колчаномъ и лукомъ шшдаль. Вблизи зеленѣетъ розовый кустъ, у ноіъ разбросаны розы. Въ этихъ розахъ и сладкихъ взаимныхъ объятіяхъ, въ этомъ легкомъ покровѣ Пси- хеи и кольцахъ вокругъ рукъ и ногъ, греки какъ нель- зя лучше съумѣли представить въ тѣснѣйшемъ союзѣ все обаяніе и прелесть любви вмѣстѣ съ живительной, шепросвѣтляющгП силою духа.. Идею союза Амура сь Психеей представляли въ связи оь идеей о превратностяхъ и испытаніяхъ души человѣка во время земнаго существованія его. Ал.ъ—
234 НИЗШІЯ Б07КІЧТВА горическая повѣсть объ этомъ полна граціи и потому мы приведемъ здѣсь въ немногихъ с швахъ хотя содер- жаніе его. Псилея—дочь одного критскаю князя, по другимъ же сказаніямъ: дочь свѣтлаго Геліоса,—была такой чудной красоты, что сама Афродита позавидовала ей. Богиня рѣшила наказать ее за ея необычайную кра- соту. Для этого она повелѣла Амуру внушить ей лю- бовь къ человѣку, недостойному этой любви. Амуръ увидѣлъ Психею, и его собственное сердце стало до- бычей несокрушимой отрасти. Отецъ <*я между тѣмъ отправился къ оракулу Аполлона и получилъ въ от- вѣіь приказаніе отвести Психею съ погребальнымъ обрядомъ на уединенную скалу, ибо—сказано—Психея обречена быть супругой крылатаго дракона. Какъ ни велика была скорбь отца, но приказаніе оракула нельзя было не исполнить. Недолго однакожъ Психея оста- валась одна на скалѣ: тихіе зефиры приподняли ее и на мягкомъ облакѣ перенесли ее ві. чудесныя палаты Хмура. Тутъ посѣщалъ се Амуръ, но только темною ночью, чтобъ Психея не открыла его, и каждый разъ укрощалъ въ ней любопытство и желанье узнать его ближе. Однажды Психея пригласила ка себѣ сестеръ своихъ, чтобъ похвалиться имъ сокровищами и чудесами сво- ихъ необычайныхъ палатъ. Сестры подстрекнули ее воспользоваться первымъ удобнымъ случаемъ и узнать лично своего возлюбленнаго. Ночью, взявши свѣтиль- никъ съ собою, скользнула Психея въ спальню Амура. Она вся горѣла нетерпѣніемъ скорѣй удовлетворить возбужденному въ ней любопытству и забыла всѣ пре- досторожности, внушенныя ей сестрами. Она вздрог-
ЗР0« Ь ИЛИ АМІІГ’Ь. ШИХЪЯ. 235 пула, ступивши нечаянно на стрѣлы Амура, но трс истъ вошелъ въ ея душу, когда наклонясь надъ спя- щимъ любимцемъ своимъ, она вь немъ узнала сына Афродиты. Руки у ней задро-кали отъ страха и ра- дости, и капля горячаго масла упала на плечи бога Проснувшись, Амуръ укорилъ несчастную за преступ- ное любопытство и отлетѣлъ отъ нея. Цъ тѣхъ поръ, неутѣшная, покинувъ свѣтлые чертоги Амура, Психея сыпалась повсюду, отыскивая потерянное счастье. На- конецъ она попала во дворецъ Афродиты. Богиня, при- нявши ее, обходилась съ ней сурово какъ съ рабыней, обременяла ее тяжелыми работами и рѣшилась подвер- гнуть ее тяжелому испытанію. < інл послала Психею въ царство тѣней съ порученіемъ принесть ей отъ Пер- ссфоны баночку какого-то чуднаго притиранья. Не будь Амуръ тайнымъ покровителемъ своей милой Пси- хеи, она давно бы погибла подъ невыносимыми стра- даньями, которыя приходилось несчастной терпѣть. До сихъ поръ онъ Только невидимо охранялъ Психею, но когда послѣдняя, получивши баночку отъ Прозерпины, открыла ее и пораженная излетѣвшимъ изъ нея ѵдуш- ливымъ паромъ, безъ чувствъ упала на землю, Амуръ не выдержалъ болѣе: «къ бросился къ несчастной, но горячо имъ любимой Психеѣ, и снова любовью вдох- нулъ угасавшую жизнь. Тутъ н самый гнѣвъ Афро- диты укротился. Необычайно было торжество, когда въ сонмѣ боговъ олимпійскихъ свершили брачный со- юзъ Психеи съ Амуромъ и даровали прекрасной без- смертіе блаженныхъ жителей неба. Пе трудно видѣть смыслъ, скрытый въ зтой чудной аллегоріи. Повѣсть объ Амурѣ и Психеѣ есть ничто иное какъ изображеніе того, какъ человѣкъ, преету-
236 НИЗШІЯ БОЖЕСТВА пивши божественный приказъ, утрачиваетъ такимъ образомъ невозмутимое счастіе, которымъ до тѣхъ порь нас іаждался, и много долженъ пострадать душею, длин- ный ь рядомъ испытаній долженъ пройти до того, что бы снова, очищенной, просвѣтленной душою сдѣлаться воспріимчивѣе къ чистой истинной радости. *) Позгы и художники изображали часто и другихъ божковъ или геніевъ любви, прелестными мальчиками, съ крылышками, вь свитѣ Афродиты а иногда и Діл- нисса. Эти божки по родоначальнику своему называ- лись Эропіііками или Америками ГИМЕНЪ пли ГИМЕНЕИ. (См. табл. XII. Гименъ, богь супружества, быль почитаемъ и угре- ковъ и у римлянъ. Производили его различно: одни—отъ Аполлона и Каліопы, другіе—отъ Діоинсса и Афро- диты: или еще иначе. Гименъ есть собственно олице- твореніе свадебной пѣсни. По нѣкоторымъ сказаніямъ, онь быль рождень смертнымъ, богомь же сталь послѣ. Объ атомъ обоготвореніи различно повѣствуютъ. Вотъ какъ говорить слѣду націй миѳъ Гименъ былъ юноша такой необычайио-нѣжноіі кра- соты. что ею можно было принять за дѣвицу Бѣд- А іімъ пмЬ пн прекрасны* ііъ объ Амурѣ м 1кике!> Ото—«Ду- ніешяо» ВогдановкЧв, яиившаяія въ 1Т7У г : , и е іь въ такое время, ио да на по всѣмъ правамъ могла ноч тьсн ы ішнѣйшныь Оіраэиояь вь іегкой поэзіи. Ви( чемъ ее и і »рь моьно ч«і 11 гь ѵ .«ольст •емъ і ѣла множество изданій. Графъ Толстой нада , <мѣ»'> мьпое >брвніе I 411 У ПК. ГЬ, I. |>» II Н >1 1 ‘ >1'1 Іу'ПНІ'.,, Ие|е».о
ГИ’.ЕНЪ ИЛИ ГИМЕНЕИ. 237 ность не позволяла ему надѣяться жениться на обво- рожительной аѳинянкѣ, которую оиъ любилъ всѣми силами души. Чтобъ быть къ ней хотя на минуту ближе, онъ замѣшался въ толпу дѣвицъ, которыя празд- новали торжество Деметрѣ въ -Ялевзисѣ. Тутъ неожи- данно выскочила изъ засады шайка морскихъ разбой- никовъ. Дѣвицъ перехватали на корабль съ цѣлью про- дать ихъ въ рабство гдѣ нибудь на отдаленныхъ бере- гахъ. Сь дѣвицами похищенъ и Гимень. Разбойники пристали съ добычей кь какому-то пустынному ост- рову и здѣсь такъ на радости напились, что всѣ за- снули богатырскимъ сномъ. Гименъ, воспользовавшись этимъ обстоятельствомъ. воодушевилъ своихъ плѣн- ницъ-но іругь, внушилъ имъ отобрать у спящихъ ору- жіе и уничтожить всю шайку. Такъ и случилось. Тогда, не теряя минуты Гименъ на суднѣ явился въ Аѳины. Заставши семейства похищенныхъ вь слезамь н пе- чали, оиъ всѣмъ имъ даль слово доставить безъизвѣст- но-погибшихъ дѣтей ихъ, если родители рѣшатся отдать за него ту изъ лихъ, которая для него дороже цѣлаго міра. Ему торжественно обѣщали. Взявши съ собою людей, оиъ отправился на пустынный островъ и привезъ оттуда бывшихъ своихъ подругъ, за что и получилъ прозваніе Тамісія, счастливаго героя мор- скаго. Получивши въ супругу возлюбленную свою, онъ жилъ съ неиі такъ счастливо, что имя его стало сино- нимомъ благополучія супружескаго Къ нему стали взывать за благое адвеніем ь при заключеніи браковъ: наконецъ «тали почитать въ немъ \чредитетя и .хра- нителя супружества. При свадебныхъ обрядахъ и тор- жествахъ, воспѣвая гименеи, собирали цвѣты и плели вѣнки богу супружества
238 НИЗШІЯ БОЖЕСТВА. Вь свитѣ Венеры Гименей слѣдовалъ какъ товарищъ Амура. Мѣстопребываніе его было недалеко отъ жи- лища Музъ на^горѣ Геликонѣ, въ Віотіи. ІГо другимъ сказаніямъ, на свадьбѣ Вакха и Аріадны (или Алфси) Гименеи потерялъ голосъ и жизнь. Вообще же въ Ги- менѣ греки видѣли олицетвореніе юношескаго жара и пѣсни. Представляли его въ видѣ прекраснаго юноши въ златистыхъ одеждахъ, или вовсе безъ нить, съ свѣ- тильникомъ или покровомъ въ рукѣ. ШИТЫ или ГРАЦІИ. ^Си. табл- XXII (’ і. незапамятныхъ временъ вь <)р тойонѣ Віотійекомь. вь Спартѣ и Аѳинахъ въ образѣ грацій (т. с. богинь благосклонныхъ) су шествовало олицетвореніе обворо- жительной природы вообще и природы человѣка въ особенности. На островѣ Критѣ уже во времена басно- словнаго царя Мпііоса были установлены игры въ честь Грацій. Древнѣйшее икъ святилище полагали вь Оркомснѣ, гдѣ изображеньями нхъ служили голые кам- ни. упавшіе будто бы съ неба. Прош-хожденіе миѳа о Харитахь лежитъ конечно въ потребности древняго грека олицетворить ту вѣчно- юную красу природы, которая особенно свѣжо и раз- нообразно проявляется весной, не даромъ называемой юностью года. Явившись представительницами весен- ней красы цѣлой природы, Хариты стали потомъ об- разомъ вообще всякой красы. Греческіе поэты разра- ботали этотъ миѳъ еще болѣе—что видно напримѣръ
XXII.
ХХГ11ТЫ ИЛИ І1»\Ц1И въ одномъ изь прекраснѣйшихъ произведеній Пиндара* *), —и сь первоначальнымъ представленіемъ Харить соединили представленіе всего, что неразлучно съ по- нятіемъ о нравственной красотѣ: прелесть пристойности, благо желанья и дѣла, благодарнаго чувства и вообще невиннаго, свѣтлаго расположенія духа. Пиндаръ, вос- пѣвая Харить, открываетъ, что все утѣшительное и радостное происходить оіъ нихъ, когда че іовѣкъ самъ мудръ, и прекрасенъ, и добръ- У сдмихъ боговъ, ію представленіи» древнихъ, не состоятся ни пляски, вс селящія душу, ни усладитеаьнып пиръ, если Граціи не устроятъ ихъ. Существо Грацій было, но идеѣ древнихъ, сама не- винность и прелесть. Такъ и представляли ихъ себѣ; въ образѣ юныхъ, прекрасныхъ, чистѣйшихъ дѣвъ, за- нятыхъ пляской или пѣніемъ, или изображали ихъ. какъ онѣ плещутся въ серебристыхъ волнахъ, или тѣшатся розами и илетуть изъ ннхъ роскошные вѣнкн. Розы посвящались и имъ, какъ Афродитѣ. Жизнь ихъ прохо- дила въ сопровожденьи Афродиты, которой онѣ оказы- вали немаловажныя услуги Постоянное мѣстопребыва- ніе Грацій были недалеко оть Музъ, на Олимпѣ, гдѣ онѣ чаще всего, сопровождая Афродиту, украшали сво- ин э» присутствіемъ и пляской собранье боговъ. Пиндаръ, V № I «рв> , уи,- НС р»13Ь } ІОЫ11НН Л «Ъ ВЪ а.ІМ Ь ^ОМЛІІСШИ, ИСІІ.4 » и дЬЙствоваль въ ішчал Ь V' вѣка до Р. X. Поэгт лирическій по нреішуіце- • і »у, онъ з.и)хі;ітл».і-. । і- і произведеніи дрпчі> веіичія и иеиоколебишно «Крой вь безсмертье здіііъ, хотя въ нѣкоторыхъ мѣстахъ и... ь торжеѵтв»н пыхъ одъ о«іі .Лии. . киваетъ ііувспю глубочайшей грусти пыоанппй р< । мышленіемъ о коротечності. .лмиых і. б . гъ. С -братніе С >іыі »й чнети ічч пі оиэвелешй бы > ігпѣн ниыіѵвъ к бЬд,1г“іей вп о’.иміпйс и:хъ. ,„,г> > -.-яхт, * тм'л> віі ѵі>- немейчиаь и другихъ ф'ішѵ івеііных ь и; р ‘м-- игрев.
210 НИЗШІЯ ВОЖЕСТВА. Производили ихь различно: то отъ Зевса х Юпитера и Эвриномы, одной и&ь ()кеанидъ; то отъ Діонисса (Ба- хуса) и А-рродиты (Венеры). И число и имена ихъ были не вездѣ одинаковы. Изъ Орхомена вѣроятно происхо- дятъ имена: Аглая, Эѳросана и Ѳайя. Въ Спартѣ ихь было толью» двѣ: Клеша (звукъ) и Фаэнна (мерцаніе)- У обѣихъ было одно святилище. Въ Ѵѳииахъ почита- лись также только двѣ Хариты: Ауксо и Гегемонъ. Вь Илліадѣ Гомера упоминается цѣлое семейство Харитъ, изъ которыхъ самая младшая Паемеея (чудио-п рекрас- ная). По другому миѳу младшая была Аглая, супруга Гефеста. Этимъ супружествомъ вѣроятно хотѣли выра- зить необыкновенное изящество произведеній Гефеста. Не только поэзіи Хариты служили лучшимъ украше- ніемъ, но и занятія премудрой Уѳпны-богини требова- ли содѣйствія н благосклонности Харитъ. Такъ греки выражали ту мысль, что сама ученость суха, если ей недостаетъ прелести побужденія и красоты Формы. Ха- риты же вѣрныя помощницы и руководитсяьницы Гер- месу вь ею краснорѣчіи. Изъ этого видно, какъ высоко почитали греки грацію во всѣхъ ея видахъ и ставили ее необходимѣйшимъ условіемъ всевозможныхъ проя- вленій развитія человѣческаго. Эврииома, мать Харитъ, совсѣмъ утратила свое значеніе въ позднѣйшее время. Вь Греціи много прекрасныхъ храмовъ и статуй, по- священныхъ отчасти однимъ Харитамъ, отчасти вмѣстѣ съ другими божествами, напримѣръ <п. Афродитой, гь Аполлономъ и Музами Каждый годъ праздновали вь честь Харитамъ особыя міры, Харитезіи, сопровожда- емыя состязаньями въ музыкѣ и пляскѣ. Имя Харитъ призывали въ клятву: Харитамъ же возливали на пи- рахъ и обѣдахъ первый мбокъ вина.
ПЕИФО ИЛИ СУАДА. 241 Подъ словомъ: харисъ грекъ разумѣлъ все, что от- носится къ признательности, благодѣянію, благораспо- ложенію, исгуч-тву и прелести. И у васъ подь сло- вомъ: ірація всякій понимаетъ дружное сочетаніе кра- соты и пріятности Гете вкладываетъ въ уста трехъ Грацій такія слова изъ которыхъ видно значеніе каждой: Аглая. Дптиіі) Ьгіпдеп п>іс іп’й . ВедеС ЯптцЦ> іп Ьав ИсЬеп, Пріятнв жизнь лишь нами: Пріятно счастьемъ падіьлятъ.) Гжгжмонл. 8еде* Яптиі^ іи« 6тр|апдеп; 8іеЫіф ігі’і Ьеп ЗВип[ф егіапдеп. (Еще пріятнѣй, исполняя Желанье сердца—получатъ.) Эбмгосина. ІІпЬ іп і'ііЦк Жиде ®фгап?еп апшиіЬід іЙ Ьа« ©апіеп. Но еще слаще, получая,— Блвіодарнті’і воспоминать. Харптъ изображали въ пляскѣ и первоначально безъ всякой одежды, впослѣдствіи же сь легкими покровами, аттрибуты Харить: розы, миртъ и игральныя кости (символы забавы). Иногда въ числѣ аттрибутовъ явля- ются яблоки, сосудцы съ благовонною мазью или ко- лосьи и маковые стебли, или наконецъ музыкальные инструменты: лира» Флейта, сиринкса. НЕІІФО или СУАДА. Эта богиня сладкорѣчивая вмѣстѣ съ Граціями со- ставляла принадлежность свиты Афродиты (Венеры). По нѣкоторымъ сказаніямъ, ее считали и дочерью этой богини. Олимпъ.
НИЗШІЯ БОЖЕСТВА. Тезей ввелъ почитаніе и служеніе зтой богинѣ въ Аѳины вслѣдъ за служеніемъ Афродитѣ. Это случилось. когда Тезою сладкою рѣчью удалось склонить разнопле- менныхъ жителей Аттики составить одинъ народъ и сдѣлать столицей своею - Аѳины. Вслѣдъ за тѣмъ Пси- фо получила храмы и въ другихъ мѣстностяхъ Греціи. Е(* почитали, какъ богиню, приводящую людей своими дѣйствіями къ неожиданнымъ и благимъ слѣдствіямъ. Г Е Б А. (См. табл. ХП. Римляне называли ее Ювентасъ, въ нѣкоторыхъ мѣ- стахъ Греціи Ганимедой или Діеи. Она была дочь Зев- са и Геры. Ге$(і олицетворяетъ собою юность и съ пей соединенныя благородныя наслажденія и радости этого возраста. Геба не покидала, юности. ибо. питаясь, какъ и другіе безсмертные, нектаромъ и амврозіей, она, какъ и другіе боги, владѣла счастьемъ не старѣться. Впро- чемъ, Геба, какъ служительница верховныхъ Олимпій- скихъ боговъ, принадлежитъ уже кь низшимъ божест- вамъ. Должность ея состояла въ томъ, чтобъ подносить Олимпійцами небесные напитки. Когда Геба сдѣлала какую-то неосторожность при исполненіи своихь обя- занностей, то должность ея передана Ганимеду. Кромѣ этой должности Геба участвовала въ играхъ и пляскѣ Аполлона съ Музами, слѣдова іа въ свитѣ богини Афро- диты, а державнѣйшей Герѣ приготовляла колесницу вг. ея частыхъ выѣздахъ. Послѣднее съ особенной по- спѣшностью пришлось совершить Гебѣ, когда разлра-
ГЕГЛ. 243 женна» неусиѣхомь аѵеянь подъ Троей, торопилась на ПОМОЩЬ къ НИМЪ и . . . шряжала коней ім»т»ь ‘руйоы ЙнтШв ая« от] • л . і 1 на. ,г 2. га » ,> і (.„десницы нвброѵила .иугые круги \»»нт *.»«> О'ькі инчиыхъ, иі *ва л. іѣзной ходящихъ-. . ,, ,. юлс-’ъіі', иетлѣииые, . <орыхв іыі • і ыя, ін кдора ,|,П!ШиИ и*Ь, б| МЪ окруіллнні.ія, окрестъ сіяли; віг . ъ б .г.ииичи цы ни о •' . *іъ и і_з , мь, ремнями прикрѣпленъ, и на немъ возвышались дугою двѣ скобы: 1 ’р ірпповімъ веіовы іЩ.ін; на ономъ вС ,>!• -.ря< иое вяж гъ ярмо, продѣваетъ «(Іьииіі? 1 ’ ''Ь златую; и быст{ > подъ упряжь ту Ге;п «К II « ....... І,ТНЫХІ> Ц‘>ДВ‘|ДИ1Ъ, 1ІЫЛ.ІИ 11 бриньо и боемъ». (Іілмада, плснь У.) Вь Гебѣ почитали небесную невѣсту и потомъ су- пругу Геракла. Эгой чертою миѳа выражено конечно то, что гладость блаженнаго пребыванія на Олимпѣ мог- ла достаться отличному изъ смертныхъ мужей лишь по- слѣ тяжелыхъ битвъ и испытаній. Гебу изображали вь видѣ юной, прелестной дѣвы, легко-покрытой и увѣнчанной розами; въ одной рукѣ сосудъ, источающій неземное питье, вь другой—чаша. На иныхъ изображеніяхъ Геба ласкаетъ -Зевсова орла и въ чашѣ подноситъ ему нектаръ. Храмъ Гебы находился въ греческой области Арго- лидѣ вь очаровательной рощѣ близъ города Флія. Храмъ этотъ считался спасительнымъ мѣстомъ (убѣжищемъ) для людей, которые укрылись въ него отъ преслѣдо- ваній. Въ Римѣ у Гебы-Ювентасъ было двѣ часовни: одна вь Капитоліи, другая у большаго ристалища.
244 НИЗШІЯ БОЖЕСТВА. ГАІІИИЕДЪ. (Си. табд. XI. Родъ Ганимеда. сына Каллирои и Троса, видѣнъ впол- нѣ изъ словъ Энея, одного изъ героевъ троянскихъ, когда, выйдя на бой сь Ахиллесомъ, Эней хвалился ему своимъ происхожденіемъ: < Нпшчо предка Дардана 3<-всъ породилъ Громовержецъ; «Ов ь основатель Дардаши; сей Иліонъ (т. е. Троя) знаки питый «Въ полѣ еще не стоялъ, иснорѣчвыхъ народовъ обитель. «Жили еше иа погоріяхь Иды, водами обильной. «Славный Дардавъ «Іриѳонін сына родилъ скиитроносца. «Мужа, который межъ смертныхъ властителей былъ богатѣйшій. «Царь Зрпѳовій родилъ властелина моіучаго Троса. «Тросомъ дарованы свѣту три .шаменитыі* сына: «Илъ, Ассаракъ и младый Гавимедъ, небожителямъ рат пый- «ІІстішно былъ на земіѣ онъ прекраснѣйшій сыпь человѣковъ. «Опъ-то богами и взвть въ небеса < нвочері немъ Зевесу, «Отрокъ прекрасный, дабы обиталъ середь сонма безсмертнымъ». , Нлліада, ппсиі XX.) На Фригійское происхожденіе Ганимсда указываетъ на изображеніяхъ его Фригійская шапочка; на долж- ность его намекаетъ чаша въ рукѣ его; орелъ же обо- значаетъ члена олимпійскаго общества. АСК.ІЕШП пли ЭСКУЛАПЪ. (Си. табд. XV. По наиболѣе распространенному преданію, Асклепій считался сыномъ Аполлсна-Пэопа и Короииссы, дочери царя ѳессалійскаго. По матери и Асклепій назывался также Коронидомъ. Сраженная стрѣлой Артемиды, Ко-

АСКЛЕПІЙ И ІИ ЭСКѴЛАПЪ. 245 ронисса погибла до рожденія сына, но отець спасъ ре- бенка на гору Пеліонъ и передалъ его искусному врачу Хирону. Послѣдній воспиталъ малютку и научилъ его ловко охотиться въ горахъ и знать тайны врачеванья различныхъ недуговъ. Въ послѣднемъ искусствѣ юный питомецъ развился такъ быстро, что скоро превзошелъ своего наставника, излечая самые тяжелые недуги, ис- цѣляя чуть не отъ смерти. Уменьшая такимъ обра- зомъ прежде густое населеніе Аида, онъ возбудилъ на себя непримиримый гнѣвъ владыки царства тѣней. По жалобѣ Плутона, Зевсъ вошелъ въ положеніе своего брата и за дерзость, съ которою отъ смертной рожден- ный Асклепій отважно охранялъ немощныхъ отъ горь- кой судьбины, поразилъ знаменитаго врача молніей. По- ступокъ этоть вызвалъ сильное негодованіе Аполлона; послѣдній даже, какъ выше упомянуто, былъ на нѣко- торое время сосланъ съ Олимпа. По смерти Асклепія въ Греціи стали воздавать ему божеское почитаніе. Въ честь ему праздновали Асклепій. Изъ воздвигнутыхъ ему храмовъ знаменитѣйшій быль Эпидаврскій въ Пс- лопонезѣ. Сюда изъ отдаленнаго Рима, когда въ немъ свирѣпствовала чума, по велѣнью оракула, прибыли де- сять избранныхъ пословъ. Какъ только вступили они въ храмъ Асклепія, изъ-подъ прекрасной, изъ золота и слоновой кости сдѣланной, статуи бога выползла змѣя, символическое изображеніе самаго бога, и по улицамъ Эплдавра до самой пристани слѣдовала за ними. Послы съ радостью и благоговѣніемъ приняли знаменательное животное къ себѣ иа корабль и отплыли съ нимъ въ Италію. Тамъ съ корабля поползла змѣя къ храму Эс- кулапа, находившемуся въ городѣ Анціумѣ. но снова воротилась на корабль. Когда же корабль двинулся
246 НИЗШІЯ КО.мСТПА. вперуь по теченію Тибра, змѣя вышла въ послѣдній разъ и осталась на одномъ изъ острововъ этой рѣки. По прекращеніи чумы, на этомъ мѣстѣ воздвигли Эску- лапу великолѣпный храмъ. Туда приносили больныхъ и исцѣляя ихъ, вкратцѣ записывали на табличкахъ о са- мой болѣзни и объ исцѣлившемъ се лекарствѣ; таблич- ки же вѣшали въ обоихъ храмахъ Эскулапа. Этотъ обы- чай служилъ для послѣдующихъ врачей вразумитель- нымъ поученіемъ въ ихъ дѣйствіяхъ. Изображали бога врачевства и врачей сидящимъ и а тропѣ или просто стоя. На избранномъ нами изображеніи Эскулапъ предста- влена вь видѣ; пожилаго, бородатаго мужа, съ важнымъ и благосклоннымъ выраженіемъ лица, въ бѣлой одеждѣ, е ь жезломъ, вокругъ котораго вьется змѣя. Иногда кро- мѣ змѣи изображенъ съ Эеку ляпомъ пѣтухъ, котораго посвящали этому богу. Змѣя ежегоднымъ обновленіемъ своей кожи означаетъ при богѣ обновленіе здоровья для страждущихъ. Жезлъ въ рукѣ Эскулапа выражаетъ ору- діе, сопутствующее ему въ безпрестанныхъ странство- ваніяхъ его на помощь больнымъ, а чаша, съ которою чаете» изображаютъ его. есть образъ цѣлебнаго питья (касательно ребенка на изображеніи см. Телесфоръ). Вы- здоравливающіе приносили ему вь жертву пѣтуха. Со- кратъ *), выпивъ назначенный ему ядъ, также велѣлъ • Сократа величайшій философъ иеческій, жить въ половинѣ V вѣка до Р. X- \ ченю его основано было нп чн гѣйшнгь правилахъ строгой прав- ствевшети. Неуклонновосіштывяя въ самомъ себѣ блести истиннаго граж- данина и семьянина, онъ тѣмъ же путемъ іоьершевствоі ялъ и въ ученикахъ своихъ вѣрныя понятіи объ обпланво, гяхъ ихъ къ самимъ себѣ, къ религіи, къ обществу и семейству. Влаинюлучію чеіоьѣкя, говорилъ Сокрнтъ, много мѣшаютъ потребности еіѵ п-тоі«« й природы. Ограничивай ихъ сколько юз- можиі б< аЬе, и тебѣ нриЕіньнЬе будетъ сонгрцичк тв<»і:агь гной іЛхъ». Въ
ІИГЕЯ ИЛИ ГИГІЕЯ. 247 принести въ жертву Эскулапу пѣтуха, показывая .этимъ своимъ у чешскимъ, что онъ смерти не только не боял- ся, іг видѣлъ въ ней кл ь-бы спасеніе, выздоровленіе. Супругу Эскулапа звали Эніоиой, что значитъ: облег- чающая. Іізь дѣтей этого бога особеннаго вниманія за- служиваетъ Ггпея. Асклепія переселили по смерти, какъ это было со многими другими низшими божествами и героями, вь число звѣздъ. ГІІГЕЯ п.іи ГИГІЕЯ. См. табл. XV. По однимъ сказаніямъ богиня эта — дочь, а по дру- гимъ жена Эскулапа. Ее почитали богиней здоровья. Миѳъ о Гигеть есть какъ бы продолженіе миѳа объ Апол- >і лошачій къ обществу убѣжіѳніс и ученіе Сократа было: «есѣ твои амты, и стремленія, направляй къ тому, чтобы самому быть добродѣтель- ны п »одить по волѣ безсмертныхъ < аювъ; тогда и ты самъ, а за гобою и , »ку- тва будутъ счастливы- А чі’обь быть добродѣтельнымъ, надо учить- ся яі щ іидѣть дурное и хорошее, и пос іѣдвяго держа іься, перваго беречься- Жі'і. >.| чрлвдѣ—единств' нный путь къ счастію». Въ понятіяхъ о божестеѣ Г~' і Кй ?'"-тигъ до успокоительныхъ воззрѣній. Углубляясь мыслью I Ниініккъ міра, онъ дошелъ до убѣжденія, что въ божествѣ эак- •*Ь гЬ и вы-ччайішй ра«умъ н высочайшая б тягость: душа 4* --------- °ъ саней тЬятелъности подобна божеству. «Смерть, говорилъ -оі.рап, е іь или ничѣмъ иеноі уінпмыіі, кроткій, С» эк<1« чныЙ покой, или же < ч» лнво( сближено- съ прежде-отшедшимп мудрыми и доблестными но ьм П-іиніі.,. что ученю четовѣкп, который ыеизоодно обличилъ вь н₽і ічг»» ц Пг (/ИрЬІЬидь [>цдостн, коіда могъ заронить въ кого-либо миПМ Лг /*”",0 Ч,’Ч*'СПІ' ие могло не возбудить противъ него зависти и ц-------**•* Ьмждееіи, уже ^траиипіаго много изъ пери начальныхъ Лів'-ги іГ и*ч‘л а-Лаестей Такъ и случилось. Зл ба м клевета взоб- I і , піені" і иц «.0,^ распространяетъ свои понятіи о божествѣ и ді ( .,одѣте и и * 1 ь юиопс < тво За іт - въ за- іужииаетъ смерть». р _илс и < .-ЛК4ЦІѴ* аѳинское. Соі<,-;і іъ умеръ съ такимъ же дім-юин* (’Ы-МЪ .Ъ К..КИМ. 4і Прим. перевей.
248 НИЗШІЯ БОЖЕСТВА. лонѣ-Пэонъ, такъ какъ врачеваніе послѣдняго тоже ве- детъ къ возстановленію потеряннаго здоровья. Ее изображали въ видѣ свѣжей, смѣющейся дѣвы, одѣтой до-верху и съ змѣей, которая и тутъ обозна- чаетъ то же самое, что и при Эскулапѣ. Иногда же въ рукѣ у богини символическая чаша здравія. На иныхъ изображеніяхъ богиня въ вѣнкѣ изъ лавро- выхъ вѣтвей или разныхъ цѣлебныхъ травъ; змѣя же извивается вокругъ руки или тѣла. 1ЕДИТРІІІІ1. Считалась у римлянъ сестрой Гигси, т. е. также богиней здоровья. Ей въ честь праздновали въ Римѣ ІЯе^итриналіи^ ежегодно въ началѣ октября. Празд- никъ состоялъ главнымъ образомъ въ томъ, что, отвѣ- дывая въ одно время новаго вина и стараго, произно- сили торжественно: „пью новое и старое вино; пусть новое здоровье замѣнитъ старую болѣзнь.** Обѣихъ сестеръ различали такимъ образомъ: Гигся поддерживаетъ здоровье и не даетъ заболѣть, а Моди- трина возстановляетъ его послѣ болѣзни. Греческая богиня Язо, кажется, имѣла у грековъ тоже значеніе, что Медитрина у римлянь. ТЕ.ІЕСФОРЪ. (См. табл. XV.} Телесфора почитали геніемъ, представителемъ или даже божествомъ, олицетворяющимъ ту скрытую, таин-
ТИХЕЯ ИЛИ ФОРТУНА. 249 ственную силу здоровья, которая предохраняетъ выздо- ровѣвшихъ отъ несчастія впадать снова въ тѣ же не- дуги. Его представляли себѣ чѣмъ-то вспомогатель- нымъ прн Эскулапѣ или среднимъ между Эскула- помъ н Гигіесй. Его изображали при Эскулапѣ (см. выше: Эскулапъ) въ видѣ маленькаго, босо- ногаго мальчика, укутаннаго на подобіе муміи, и въ шапкѣ, изображающаго этими принадлежностя- ми костюма скрытую и таинственную силу, которой ТелесФоръ является олицетвореніемъ. ТелесФоръ поль- зовался особеннымъ уваженіемъ по берегамъ Малой Азіи. Ему съ-родни Эамиріонъ, демонъ „отраднаго дня“, то есть дня счастливаго перелома болѣзни. ТИХЕЯ или ФОРТУНА. (См. табл. XVII.) Уже въ древнѣйшія времена замѣтили, что часто случай имѣетъ благопріятное или вредоносное вліяніе на благополучіе и судьбу человѣка. Эту идею олицетво- рили богиней случайнаго счастія. Сначала это каче- ство придано богинѣ Гекатѣ, а потомъ для него изоб- рѣли особенное божество: греки—Тихею римляне— Фортуну, и произвели ее отъ Зевса, а величали ее сестрою Парокъ (см. ниже: Парки). По вѣрованію древнихъ, она управляла судьбою людей, счастливой и несчастной. Въ этомъ смыслѣ на изображеніяхъ Тн- хея-Фортуна представлена съ двойнымъ рулемъ въ ру- кѣ. Здѣсь видимымъ образомъ представлена та мысль древнихъ, что довольно повернуться непрочной ладьѣ богининои вправо или влѣво, чтобы иъ судьбѣ человѣка почувствовался приливъ или отливъ случайнаго счастья. Впослѣдствіи стали изображать богиню эту съ крылъ-
250 НИЗШІЯ БОЖЕСТПА. я ни, сь повязкой на глазахъ и скользящей на шарѣ или колесѣ. Такимъ образомъ выражена мысль, что слѣпое счастье случая проносится быстро какъ шаръ иіи колесо, и невндя, какъ выбрать достойныхъ, про- сыпаетъ гдѣ и сколько придется: тому нужды и стра- данія, а этому богатство и наслажденія. Иногда богиня изображена съ шаромъ на головѣ. Римляне изобража- ли! Фортуну безъ шара и крыльевъ, а только съ ро- гомъ изобилія, давая этимъ знать, что имь пріятны всѣ случайныя блага, но не измѣнчивость и непроч- но! ть ихъ. Мы избрали то изображеніе Тихеи-Фортупы, гдѣ богиня представлена съ рогомъ изобилія въ одной ру- кѣ: другою же держитъ двойное кормило хотя и твер- до, но шаръ, служащій ему опорою, символически вы- ражаетъ легкую измѣнчивость направленія его. Во многихъ мѣстностяхъ Греціи усердно почитали Тихею. Въ особенности аѳиняне представляли себѣ, что она безотлучно покровительствуетъ имъ. У римлянъ почитаніе Фортуны также было очень распространено, въ особенности усердствовали къ ней новобрачныя жены. Впрочемъ 24 іюни былъ богинѣ и всенародный праздникъ. Оракулы богини, находившіе- ся въ итальянскихъ городкахъ Інціумѣ и Нренестѣ, пользовались большимъ уваженіемъ въ народѣ. ШІІЛ 11.111 ВИКТОРІЯ. Си. табл. XXV.) Эту богиню побѣды римляне изображали съ крыль- ями. стоящею на шарѣ, въ волнистыхъ одеждахъ и съ
ГЕЗЫІ.
ИРЕНА ПЛИ ПАКСЬ- ФАТУМЪ, 251 паіьмовой вѣтвью въ одной рукѣ, а вѣнкомъ въ дру- гой. Впрочемъ, смотря по тому, на сушѣ или на морѣ побѣда, богини» изображали съ соотвѣтствующими слу- чаю аттрибутами. Греки считали Нику дочерью гиганта Далласа и нимФЫ-океаниды Стиксы. Нику представляли безот- лучно при Зевсѣ и при Аенпѣ. Сначала изображали ее безъ крыльевъ. Аттрибуты ея у грековъ: пальма, вѣ- нокъ и оружіе или же полное вооруженіе. Нерѣдко, въ знакъ державства побѣднаго, она изображается съ жезломъ Гермеса и въ такомъ видѣ или распростерши крылья паритъ въ воздухѣ или же сь развѣвакицимися одеждами спускается къ землѣ. Боіиня то манитъ къ славѣ побѣдитетя, то паритъ надъ нимъ, готовясь вѣн- чать его доблесть, или же направляетъ въ бою его ко- лесницу, или наконецъ шествуетъ съ героемъ кь побѣд- ному торжеству. ІІРЕПІ или ПАКТЪ. У грековъ и римлянъ почиталась богинею мира. Ее изображали также какъ и Пику-Викторію съ пальмо- вой вѣтвью. При этомъ богиня ступаетъ ногою на во- оруженіе или на связку оружія или же наконецъ зат- воряетъ двери Янусова храма, Ирена считалась у гре- ковъ одной изъ Горъ, и при томъ самой веселой. Въ Римѣ былъ богинѣ Даксъ храмъ, а ежегодно 30 янва- ря торжественный праздникъ. ФІТЯІЪ. Греки звали ее Ананке. Ею олицетворяли ту идею, что будто въ силу какой-то неизбѣжной необходимости
252 НИЗШІЯ БОЖЕСТВА. судьба людей и событія міра заранѣе предопредѣлены. Сами боги подчинены были неодолимымъ опредѣленіямъ Фатума-Судьбы (см. выше: Введеніе и Зевсъ). Въ ми- ѳѣ о Фатумѣ-Судьбѣ богиня эта считалась дѣтищемъ Ночи и Эреба. Парки были исполнительницами велѣ- ній судьбы и хотя и сами почитались богинями судь- бы, но Фатумъ все-таки въ представленіи древнихъ считалась верховной, неумолимой рѣшитсльницей. Богиню изображали съ урною жребіевъ въ рукѣ и стоящей на выпуклости земной. МЭРА и НЭРЫ или ПІРКН. Вь древнѣйшее время въ лицѣ одной Мэры была выражена идея предстательницы міроваго порядка, осно- ваннаго на непреложномъ разумѣ и справедливости, по- рядка, которому поэтому подчинены были и самые бо- ги, котораго измѣнить не могъ даже верховный влады- ка олимпійскихъ божествъ, такъ какъ въ своемъ каче- ствѣ владыки боговъ онъ не могъ пожелать ничего противнаго высочайшему разуму. Впослѣдствіи древніе развили эту идею относительно судьбы н жизни чело- вѣка и выразили ее въ трехъ образахъ, соотвѣтствую- щихъ тремъ главнымъ частямъ жизни человѣка: нача- лу (рожденію), срединѣ (развитію жизни) и концу (смерти). Такъ у грековъ явились три Мэры, а у рим- лянъ отвѣчающія имъ три Парки. Въ этомъ образѣ Мэры представляются уже не высшими божествами, подчиненными, по примѣру прочихъ подобныхъ силъ міроуправленія, верховному Зевсу, но просто какъ бо- жества, подвластныя велѣніямъ Зевса, въ которомъ
МЭГА И МЭРЫ ИЛИ ПАРКИ. 253 одномъ по вѣрованью древнихъ обитаетъ вѣчный ра- зумъ и вѣчное право. Поэтому Зевсъ и называется тдк- ке Мэраіетомъ въ томъ же смыслѣ, въ какомъ Апол- лонъ называется Музагетомъ. Мэръ считали дочерьми Ночи, выражая этимъ мракъ, покрывающій судьбу человѣка; ихъ считали и дочерь- ми Зевса и Ѳемиды, обозначая этимъ дѣтей праведнаго неба. По нѣкоторымъ же сказаніямъ, Мэры соединили Зевса съ Ѳемидой, а по другимъ — съ самой Герой. Очень естественно, что къ нняъ обращались и имъ воз- давали особенно ревностное почитаніе при бракосочет