Текст
                    

UNIVERSITE D’ETAT DE LENINGRAD A. D. NOVITCHEV HISTOIRE DE LA TURQUIE II TEMPS MODERNES Premiere partie (1792—1839) Edition de duniversitE de Leningrad 1 968
ЛЕНИНГРАДСКИЙ ОРДЕНА ЛЕНИНА ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ имени А. А. ЖДАНОВА А. Д. НОВИЧЕВ ИСТОРИЯ ТУРЦИИ II новое время Часть первая (1792—1839) А34129 ИЗДАТЕЛЬСТВО ЛЕНИНГРАДСКОГО УНИВЕРСИТЕТА 1968
Печатается по постановлению Редакционно издательского совета Ленинградского университета В труде доктора исторических наук профессора А. Д, Нови- чева, посвященном истории Турции в 1792—1839 гг., исследуются четыре круга событий: а) национально-освободительное движе- ние угнетенных народов Османской империи; б) международный (восточный) кризис, возникший в связи с агрессией Наполеона в Египет, национально-освободительными движениями на Балка- нах и турецко-египетским конфликтом 1831—1833 гг.; в) русско- турецкие отношения в 1792—1834 гг.; г) реформы в Турции 1792—1808 и 1826—1839 гг. и борьба вокруг них. Данный труд является первым обобщающим исследованием на избранную тему на русском языке. Работа является продолжением книги «История Турции. I. Эпоха феодализма», вышедшей в свет в 1963 г. Книга предназначена читателям, проявляющим интерес к ис- тории Турции, балканских стран и Ближнего Востока; она при- несет пользу исследователям, изучающим историю западных европейских стран и России соответствующего периода. Может служить учебным пособием для студентов востоковедных и исто- рических учебных заведений. [центральна Ньукова ЫБЛЮТЕКА при ХДУ ч, 1м. Mi - —_____ 1—6—3 30—68
ПРЕДИСЛОВИЕ Книга, предлагаемая вниманию читателей, является первой частью второго тома нашего исследования «История Турции». Первый том, опубликованный в 1963 г., был посвящен эпохе феодализма в Турции. Настоящей работой мы начинаем осве- щение истории Турции в новое время, в эпоху промышленного капитализма. Общепринятой средн специалистов является точка зрения, согласно которой новое время в истории Турции начи- нается с 90-х годов XVIII в., когда в стране возникла борьба вокруг буржуазных по своей объективной сущности реформ сул- тана Селима III. Мы разделяем эту точку зрения. В данной книге рассматриваются события конца XVIII — 30-х годов XIX в., события огромного значения, притом не толь- ко для турецкой, но и всемирной истории. К событиям большо- го внутреннего значения относится борьба за реформы в 1792— 1808 и 1826—1839 гг. Особенно велико было значение реформ, проведенных в 1826—1839 гг. в царствование султана Махмуда II. К сожалению, до сих пор они не получили в исто- рической специальной литературе освещения, соответствующе- го их значению. Поэтому мы сочли необходимым уделить им несколько глав и сравнительно большое количество страниц. Первая треть XIX в. подлинно была эпохой национально- освободительных войн, восстаний и движений угнетенных наро дов Османской империи (национально-освободительные войны сербов, греков, восстания в Молдавии и Валахии, движение среди болгар и других угнетенных народов Балканского полу- острова). Национально-освободительные войны, а также турец- ко-египетский конфликт в 1831—1833 гг. не только оказали огромное влияние на внутреннее положение Османской импе- рии, но и привели к крупным международным осложнениям, кризисам и войнам. Наиболее значительными были войны ме- 5
жду Турцией и Россией. Поэтому особое внимание уделено па- мп русско-турецким отношениям. В настоящем томе, в отличие от предыдущего, нет глав, по- священных истории культуры и историографии вопроса. Нам казалось целесообразным посвятить этим темам особые главы в следующей части второго тома, где будет завершено освеще- ние истории Турции в эпоху промышленного капитализма (ко- нец 30-х — 70-е годы XIX в.). Это же относится и к указателям. В нашей работе мы старались уделить основное внимание первоисточникам. Мы использовали также доступные нам ис- следования. Поскольку данная работа носит монографический характер, мы сочли необходимым, в отличие от первого тома, снабдить ее ссылками на использованные источники и литературу. Турецкие термины, имена и названия даны нами в современ- ной транскрипции, принятой в Турции. В спорных случаях со- хранена транскрипция источника. В примечаниях во всех слу- чаях сохранена транскрипция имен по оригиналу. Все даты при- ведены по новому стилю. Автор выражает глубокую благодарность коллегам по ка- федре истории стран Ближнего Востока восточного факульте- та Ленинградского университета — профессору И. П. Петру- шевскому и доцентам А. М. Голдобину, А. Д. Желтякову, а также профессору исторического факультета этого университе- та В. Г. Ревуненкову за дружеское внимание к его труду, за ценные замечания и советы.
ГЛАВА I ПОЛОЖЕНИЕ ОСМАНСКОЙ ИМПЕРИИ В КОНЦЕ XVIII в. I. ВЛИЯНИЕ ФРАНЦУЗСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ 1789 г. И ПРОМЫШЛЕННОГО ПЕРЕВОРОТА НА МЕЖДУНАРОДНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ТУРЦИИ. ВОСТОЧНЫЙ ВОПРОС Великая французская буржуазная революция 1789 г. озна- меновала победу нового буржуазного строя над феодализмом и имела огромное международное значение. «Революции 1648 и 1789 годов, — писал К. Маркс, — не бы- ли английской и французской революциями; это были револю- ции европейского масштаба. Они представляли не победу оп- ределенного класса общества над старым политическим строем; они провозглашали политический строй нового европейского общества. Буржуазия победила в них; но победа буржуазии означала тогда победу нового общественного строя, победу буржуазной собственности над феодальной, нации над провин- циализмом, конкуренции над цеховым строем, дробления соб- ственности над майоратом, господства собственника земли над подчинением собственника земле, просвещения над суеверием, семьи над родовым именем, предприимчивости над героической ленью, буржуазного права над средневековыми привилегиями. Революция 1648 года представляла собой революцию семна- дцатого века по отношению к шестнадцатому, революция 1789 года — победу восемнадцатого века над семнадцатым. Эти ре- волюции выражали в гораздо большей степени потребности все- го тогдашнего мира, чем потребности тех частей мира, где они происходили, т. е. Англии и Франции».1 Событием мирового значения был и промышленный перево- рот, начавшийся в Англии в 60—80-х годах XVIII в. и в тече- ние нескольких десятилетий охвативший Францию, Германию, Россию и другие европейские страны. Ручной труд в производ- стве был вытеснен машинами, паровым двигателем. На смену мануфактурной стадии капитализма пришла эпоха промышлен- ного капитализма. В эту эпоху бурно развивались производи- тельные силы, особенно в промышленности. Техническую рево- 1 К- Маркс п Ф. Энгельс. Соч., т. 6, стр. 115. 7
Границы Османской империи при Селиме III. (По кн.: Е. Z. Karal. Osmanli tarlhl, с. V, 2. baski. Ankara, 1961). 8
люцию переживал и транспорт. Появились железные дороги, парусный флот вытеснялся паровым, намного увеличилась ско- рость движения, а в результате связи между отдельными странами становились все более частыми, складывался мировой рынок. Бурное развитие промышленности и транспорта сопровож- далось усилением промышленной буржуазии и ростом ее влия- ния на политику правительств даже в тех странах, где сохра- нилась монархия. Подъем промышленного производства требовал все больше сырья, а производимые во все возрастающем количестве това- ры нуждались в рынках сбыта. Буржуазия, со свойственной ей алчностью и неуемной жаждой обогащения, стремилась удовле- творить свои потребности путем захвата территорий отсталых стран в Азии, Африке, Латинской Америке и превращения их в колонии или полуколонии. Борьба за захват колоний велась и раньше, но в эпоху про- мышленного капитализма она резко усилилась. При этом, в отличие от предыдущей эпохи, перевенствующую роль в ней играл уже не торговый, а промышленный капитал. «В настоящее время, — писал К- Маркс в первом томе „Ка- питала“, — промышленная гегемония влечет за собой торговую гегемонию. Напротив, в собственно мануфактурный период торговая гегемония обеспечивает промышленное преобла- дание».2 Борьба за колонии и полуколонии, за ведущие к ним ком- муникации, за господствующее влияние в Европе и других кон- тинентах все более обострялась по мере развития и утвержде- ния капиталистического общественного строя, ускорения тем- пов развития машинной индустрии. Особенно напряженный ха- рактер приняла борьба за колонии с середины XIX в., когда началось интенсивное строительство железных дорог и парово- го морского флота. Наиболее крупные и длительные конфликты происходили между Англией и Францией — двумя крупнейшими державами в эпоху промышленного капитализма. В свои конфликты они старались вовлечь и другие государства. Турция, по территории которой проходили торговые и воен- но-стратегические коммуникации мирового значения, располо- женная на подступах к крупным странам Азии, сама из-за сво- их размеров и численности населения представлявшая большой интерес для западной торговой и промышленной буржуазии, после французской революции и промышленного переворота превратилась в поле острейших столкновений между европей- скими странами. Большое и длительное влияние на Турцию в целом и ее ме- ждународное положение оказали крупные поражения, понесен- 2 К. Маркс п Ф Энгель с. Соч., т. 23, стр. 764. 9
иые ею в русско-турецких войнах 1768—1774 и 1787—1791 гг. Исход этих войн повлек за собой большие перемены в между- народном соотношении сил. Россия стала мощной черноморской державой. Победы русского оружия в войнах с Турцией в последней трети XVIII в. имели еще один чрезвычайно важный политиче- ский результат: они стимулировали национально-освободитель- ное движение угнетенных балканских и кавказских народов, усилили их надежды на скорое освобождение от турецкого ига при помощи России, в которой они еще больше, чем раньше, стали видеть своего единственного освободителя. Россия, ока- зывая помощь балканским народам (а в ряде случаев и араб- ским странам) в их борьбе за независимость, вместе с тем старалась использовать ситуацию для расширения своих пози- ций на Балканах и в зоне Средиземного моря. Большое влияние на национально-освободительную борьбу балканских народов, а следовательно и на внутреннее положе- ние Турции, оказывали революционные, свободолюбивые идеи французской революции и первые освободительные войны ре- волюционной Франции в Европе. К концу XVIII и особенно в первые десятилетия XIX в. в социально-экономическом разви- тии балканских стран произошли значительные сдвиги, подго- товившие благоприятную почву для распространения в этих странах буржуазных идей французской революции. Франция, естественно, пользовалась этим обстоятельством для усиления своего влияния на Балканах, в зоне Средиземного моря и на Ближнем Востоке. Противоречия между Турцией, Россией, Англией, Францией и Австрией в зоне Средиземного моря (включая и Черное мо- ре) еще в 70-х годах XVIII в. породили так называемый во- сточный вопрос. Основными спорными проблемами были: судьба территорий Османской империи, в первую очередь ее балканских владений, режим проливов, отношение к нацио- нально-освободительным движениям балканских народов. Почти полтора столетия, вплоть до Великой Октябрьской социалистической революции в России и антиимпериалистиче- ской революции в Турции в 1918—1923 гг., восточный вопрос был одной из самых острых международных проблем и одной из причин войн между заинтересованными государствами. Османская империя была постоянным участником борьбы, связанной с восточным вопросом. Как будет видно из дальней- шего изложения, при любом исходе этой борьбы, даже тогда, когда Турция была в числе победителей, она всегда оказыва- лась пострадавшей стороной. Такой результат определялся ее чрезвычайной экономиче- ской, социальной, политической и культурной отсталостью, обусловленной продолжавшимся господством в стране феодаль- но-клерикального режима. К концу XVIII в., когда революция 10
во Франции и промышленный переворот в Англин открыли но- вую эпоху в истории человечества, феодальная Турция находи- лась в состоянии застоя и упадка. 2. ЭКОНОМИЧЕСКИМ КРИЗИС Экономика страны, как и десятилетия ранее,3 находилась в состоянии глубокого расстройства. Сельское хозяйство дегра- дировало и переживало упадок, крестьянство в массе своей было разорено и жило в нищете. Это были последствия гос- подства в деревне старых турецких феодальных порядков, безудержной эксплуатации крестьян феодалами разных кате- горий. Иностранные наблюдатели, побывавшие или жившие долгое время в Турции, оставили много свидетельств тяжелой жиз- ни крестьян. Английский путешественник Вильям Хантер, посе- тивший Турцию в 1792 г., так описывает положение болгарских деревень, по которым он проезжал: «Села, чрез которые мы проезжали, находились в крайне нищенском состоянии и отчет- ливо демонстрировали следы коррумпированного и тираниче- ского управления. ...Во время войны (1787—1791 г.—А. И.) все богатства этой несчастной страны были забраны пашами и другими управителями, а налоги, собираемые с этих нищих сел, просто поразительны».4 Французский ученый Гийом-Франсуа Оливье, член делега- ции правительства Французской республики, побывавшей в 1793—1798 гг. в Османской империи, писал в своих мемуарах о произволе пашей, ага и других крупных феодалов — пред- ставителей власти в провинциях: «Очень часто аги злоупотреб- ляют своим влиянием, богатством, а главное своей полицей- ской властью, которую они применяют в своих селах. С палкой в руке они принуждают земледельцев работать даром в их частных поместьях, скупают у них продукты, кроме вина, по назначенным ими самими ценам, берут на откуп налог харадж (личный налог с немусульман-мужчии в возрасте 7 лет и стар- ше— А. Н.) с большой выгодой для себя.5 Жители сел, обре- мененные налогами, беспокоящиеся за свое имущество и боя- щиеся за свою жизнь, бросают свои земли, которые их не мо- з О состоянии экономики Турции во второй половине XVIII в. см.: Л Д Новнчев. История Турции. I Эпоха феодализма (XI—XVIII вв), гл. X, XI, п. 3. Л., 1963. Здесь приведем дополнительные данные о состоянии сельского хозяйства и финансов. 4 W. Hunter. Travels in the year 1792 through France, Turkey and Hun- gary to Vienna, 1796, p. 251—253. — Цит. по кн.: Положение™ на българския парод под турско робство. Документа и материали. София, 1953, стр. 121. 5 Налог в средние века назывался джнзье, а харадж — налоги с нему- сульман за пользование государственной землей мири : поземельный (денеж ныи) и с урожая (натуральный). Личный налог харадж образовался от слия- ния поземельного налога и джнзье в конце XVIII в. 11
гут больше прокормить. Опп уходят в большие города, где ищут спокойствия, которое они потеряли в своих хижинах, и пропитания, которого они не получают больше от обработки своих земель. Однако паши взыскивают все налоги сбежавших с оставшихся жителей».6 Помимо ага, пашей и других крупных феодалов крестьян грабили и разоряли тимариоты, владельцы мукатаа,7 управляю- щие вакфными землями — мютевелли, откупщики налогов, ро- стовщики. Они доводили крестьян до нищеты и вынуждали их бросать свое хозяйство и бежать, куда глаза глядят.8 Разорительные налоги были в глазах крестьян основным бедствием. Эти налоги больше, чем что либо другое, вызывали недовольство крестьян и жителей городов. М. И. Кутузов во время своего пребывания в Константинополе в качестве чрез- вычайного посла России заметил, что высокие налоги являют- ся причиной острого недовольства населения Османской импе- рии. Он писал русскому дипломату В. П. Кочубею 15 марта 1794 г.: «Непомерные налоги, по притчине которых огорчение в народе ежечасно умножается, явный ропот и беспокойства во всей Румелии и других местах, которые единое неудовольствие 6 G. Olivier. Voyage dans 1'Empire Ottoman, 1’Egypte et la Perse. T. I. Paris, 1800, p. 299—309. 1 Mukata’a в первоначальном смысле — установленный район взимания налогов и сборов в пользу государства. Таких мукатаа были многие тысячи, так как этим термином обозначался любой район (даже отдельная деревня) взимания каждого налога или сбора в отдельности. Если, к примеру, в какой- либо местности взималось пять налогов (с мелкого рогатого скота, подушный с немусульман, базарный сбор и др), то в районе числилось пять мукатаа. Налоги и сборы с мукатаа взимались государственными чиновниками, кото- рые назывались эминами (emin—«доверенное лицо») или частными лицами— мюльтезимами (mOItezim— «лицо, взявшее на себя обязанность взимать налоги от имени государства»). Те и другие считались государственными служащими, получали жалованье от казны и взимали налоги и сборы на основании госу- дарственной доверенности, выдававшейся обычно на срок не более года. С началом упадка Османской империи и ухудшением ее финансового поло жения казна стала требовать от мюльтезимов предварительной выплаты взн маемых сумм. Мюльтезимы поставили условием, чтобы государство, в лице своих финансовых чиновников, не вмешивалось в их дела, чтобы оно увеличило им жа- лованье и др. Таким образом мюльтезимы превратились в откупщиков. В ряде областей (Дамаск, Алеппо, Диярбакыр, Мардин, Айитаб, Малатья, Адана и Токат) мукатаа превратились в пожизненные впадения мюльтезимов и стали называться маликяне, подобно одноименным земельным владениям на праве двойной собственности (личной и государственной). Подробно о мукатаа см.. L. Fekete. De Sijaqat-Schrift in der tiirkischen Finanzverwaltung. I. Band. Budapest, 1955, S. 85—89; Д. Кальди-Надь. Турецкие реестровые книги мукатаа как исторические источники. — Сб.: Восточные источники по исто рии народов Юго-Восточной и Центральной Европы. М., 1964, стр. 76—89. 1юльшинство высших сановников владело мукатаа (см.: F. Belin. Essais sur 1’histoire economique de la Turquie. — «Journal Asiatique», serie VI, jami- er—fevrier 1865, p. 140—141). 8 E. Z. Karal. Selim IH’iin hatt-i humayunlan. Nizam-i cedit. 1789—1807. Ankara, 1946 (в дальнейшем при цитировании: Е. Z. Karal. Nizam-i cedit); F. Belin, op. cit., p. 129. 12
народа притчиного имеют, суть доказательства, сколь противна форма правления народу и образ собирания податей».9 Британский консул в Турции Вильям Итон, который долго изучал жизнь этой страны, состояние хозяйства и положение ее жителей, пришел к такому выводу: «Там, где земледелец не уверен в том, что соберет продукты с земли, которую засеял, он ограничивается тем, что извлекает из нее лишь столько зла- ков, сколько ему абсолютно необходимо для его существова- ния». К этому принуждают его действия турецкого правитель- ства, которое не позволяет ему приумножать свое достояние и использовать его с выгодой для себя. Итон продолжает: «По- следствием этого жалкого состояния, в котором пребывает зем- леделие, является то, что Константинополь может существовать лишь благодаря доставке злаков извне, а именно из Египта, Молдавии, Валахии, Крыма и Польши».10 По наблюдениям Итона, нищета крестьян и упадок сель- ского хозяйства приводили к сокращению населения. Кроме то- го, ‘Ло—'/в часть населения уносила чума, которая почти ни- когда не покидала Османскую империю. Не меньший урон, чем чума, приносили другие эпидемии, распространенные в Малой Азин. Многие жители, особенно крестьяне в неурожайные го- ды, умирали от голода. По словам Итона, среди причин, вызы- вавших голод, были не только неурожаи, но и легкомыслие и беспечность правительства и алчность пашей, которые стара- лись извлечь выгоду из страшного бедствия, постигшего народ. Особенно значительно сокращалось население во второй по- ловине XVIII в. Более всего уменьшалось население деревень. Помимо причин, указанных выше, оно вызывалось также бег- ством крестьян в города.11 Итон приводит следующий харак- терный факт. На караванном пути между Анкарой и Констан- тинополем, по воспоминаниям старожилов Стамбула, находи- лось 40—50 деревень. От них не осталось и следа. Водители караванов даже не знали их названий. Местные жители утвер- ждали, что с 1768 г. в указанном районе опустело свыше 200 деревень. Их жители бежали, чтобы избавиться от невыноси- мого гнета. Аналогичное явление наблюдалось и в Европейской Турции. Особенно безлюдными выглядели районы, прилегавшие к до- роге Белград—София—Филиппополь (Пловдив) —Адриано- поль—Константинополь. В конце XVIII в. в некоторых областях Османской империи, главным образом на Балканах и в прибрежных районах Малой Азии, начали проявляться прогрессивные социальио-экономиче- 9 М. И. Кутузов Сборник документов, т. I. М., 1950, стр. 324. 10 Williams Eton. Ci devant consul de sa Majeste Britannique en Russie et en Turquie. Tableau historique, politique et moderne de i’Empire Ottoman. Traduit de 1’anglais par Lefcbyre. 2-e ed. T. 1. Paris, 1808, p. 311—312. и Ibid., p. 314—316, 331. 13
ские тенденции: развились товарно-денежные отношения в зем- леделии, все в большем числе появлялись капиталистические сельские хозяйства, разлагался цеховой строй, усиливался ку- печеский капитал в связи с более широким вовлечением Тур- ции в европейский товарооборот. Однако в рассматриваемое время эти тенденции были еще слишком слабы, чтобы изме нить общую картину, описанную выше. Глубокое расстройство главных отраслей экономики Турции и прежде всего сельского хозяйства, разорение основных нало- гоплательщиков— крестьян — были причиной финансового кри- зиса, который испытывала Высокая Порта. Через несколько лет после окончания войны 1768—1774 гг. доходы государственной казны мири (обычные и чрезвычайные) исчислялись суммой в 89 885 кесе,12 т. е. 44 942 500 курушей или, как они иначе назывались, пиастров. По курсу того време- ни эта сумма равнялась 4 494 250 ф. ст. Расходы же составля- ли 90 368 133 куруша (примерно 9 036 813 ф.ст.), включая долг султанской казне в размере 45 550 тыс. курушей. Этот долг образовался во время упомянутой войны, когда Порта, нужда- даясь в деньгах, вынуждена была прибегнуть к займу у сул- тана.13 После второй русско-турецкой войны 1787—1791 гг. финан- совое положение Порты еще более ухудшилось. В то же время большие богатства были сосредоточены в султанской кассе, а также в кассе духовного казначейства, куда поступали ежегод- но огромные суммы с обширных вакфных владений, от взносов в кассы мечетей в виде дара, по завещаниям и др.14 Попытки Порты получить хотя бы незначительную часть доходов духо- венства успеха не имели. Доходы, которыми распоряжались улемы, были для нее так же недоступны, как и личная касса султана. Встревоженный поражениями армии в последних войнах с Россией и крайне тяжелым положением своего государства. Селим III вскоре после вступления на престол (в 1789 г. 28 лет от роду) предложил изыскать способ улучшить финансовое по- ложение. На созванном им совещании впервые в истории Ос- манской империи прозвучало предложение попросить заем у «гяуров» — у Голландии в размере 15 тыс. кесе (т. е. 12 Kese («кошелек» или «мешочек») — расчетная единица; в каждом ке- сс считалось 500 курушей. 13 W. Eton, op. cit., р. 55—61, 71—72. — Помимо государственной казны мири (она называлась еще hazne-i birun — «внешняя касса») существовала самостоятельная султанская касса — hazne-i padi$ahi, или enderun haznesi («внутренняя касса») со своими самостоятельными источниками доходов. Как отмечал Итон, в то время как государственная касса «была совершенно пуста и не была в состоянии обеспечить самые неотложные расходы», сул- танская «была переполнена и легкомысленно проматывалась». Нередко госу- дарственная касса вынуждена была брать в долг у султанской. И W. Е t о n, op. cit., р. 45, 67. 14
7,5 млн. курушей), а также у Испании. Но это предложение было отклонено. Были сделаны попытки получить заем у му- сульманских стран — в Марокко, Алжире, Тунисе, но безре- зультатно.15 Не дали заметного успеха и попытки навести эко- номию путем ограничения импорта предметов роскоши.16 Селим III в поисках средств пошел по пути своих предшест- венников— он занялся фальсификацией денег. В 1790 г. были отчеканены монеты, содержавшие на 20 процентов меньше сереб- ра, чем раньше. Соответственно вздорожали продукты питания и промышленные изделия.17 Кутузов в своем донесении Екате- рине II от 5 декабря 1793 г. сообщал о дороговизне хлеба в Стамбуле.18 3. ПОЛИТИЧЕСКАЯ СМУТА Тяжелое экономическое положение сочеталось с политиче- скими неурядицами, которые происходили как в столице, так и в провинции. В правящих верхах не прекращалась борьба за власть между отдельными группировками. Особой остроты до- стигла борьба между великим везиром, представителем светской власти, и шейх уль-исламом, который выражал стремление выс- шего духовенства — улемов — оказывать решающее влияние на государственные дела19. Озлобление улемов усилилось в связи с попытками Высокой Порты изъять из их ведения часть доходов мечетей.20 Все источники единодушны в характеристике огромного влия- ния улемов в Турции. Французский посол в Константинополе Шуазель-Гуфье в письме в Париж от 9 сентября 1786 г. так характеризовал власть султана: «Здесь не так, как во Франции, где король является единоличным господином; необходимо уго- ворить улемов, духовных лиц, министров, которые занимают сейчас свои посты, и тех, которые ими больше не являются».21 В борьбе за власть в дворцовых кругах участвовали и самые близкие к Селиму III люди. Так, большую власть сосредоточили в своих руках мать султана Михришах и ее фаворит кяхья (управитель двора. — А. Н.) Юсуф-ага, бывший также и любим- цем Селима III.22 >5 F. Belin, op. cit., р. 130. 16 Ibid. 17 Е. Kolerkili^ Osmanh imparatorlugunda para. Ankara, 1958, s. 115, 116. 18 M. И. Куту зов. Сборник документов, т. I, стр. 261—262. >9 Е. Z. К а г а 1. Nizam-i cedit, s. 3. 20 М. И. Кутузов. Сборник документов, т I, стр. 324. 21 L. Pingaud Choiseul-Gouffier. La France en Orient sous Louis XVI. Paris, 1887, p. 82. 22 J. von H ammer - Purgst all. Erinnerungen aus meinem Leben. 1774—1852. Wien—Leipzig, 1940, S. 41. — Термин «кяхья» имеет и ряд дру- гих значений. 15
Чрезвычайным бедствием для страны были мятежи крупных феодалов-сепаратистов. М. И. Кутузов в письме А. В. Суворову от 5 марта 1794 г. сообщал: «Мятежи внутренние распростра- няются в Оттоманской империи от часу более. Адрианополь почти в осаде от мятежников, в другой стороне Магмут-паша столь силен, что Порта и мер никаких принять не может.. .»23 Среди пашей — управителей провинций, захвативших в свои руки огромную власть, большое влияние приобрели аяны. Они должны были наблюдать за тем, чтобы местные представители власти не чинили произвол над населением. Аяны избирались знатью провинциальных городов (в рассматриваемое время они утверждались в должности султаном) и со временем приобрели большую силу и влияние. Многие из них стали откупщиками налогов, начали оспаривать власть у вали — управителей про- винций. Некоторые из них завели собственные войска, силой захватили власть в своих провинциях и даже отказались при- знать над собой власть султана.24 В конце XVIII — начале XIX вв. сепаратистские выступления провинциальных пашей и аянов имели место во всей Османской империи — в Румелни, Малой Азии, Албании, Сирии и др. В Малой Азии особенно выделялись своей силой крупные фео- далы (так называемые деребеи — «беи долин») Чапан-оглу в Центральной Анатолии, Кара Осман оглу — в районе Айдына и Маннсы, Тайяр Махмуд-паша — в районе Джаныка (Самсу- на). Опасные для центральной власти феодалы-сепаратисты име- лись в районах Трабзона и Эрзурума. Каждый из этих деребеев располагал собственным войском, насчитывавшим 20—30 тыс. человек. Наибольшую опасность для султана представляли сепарати- сты в Румелии, т. е. в Европейской Турции. Одни из них дейст- вовали близко от столицы, другие — в пограничных районах. Среди румелийских феодалов сепаратистов особенно выделя- лись Али-паша в Янине, Кара Махмуд-паша в Скутари, Исмаил- ага Терсиникли в Русе, Осман-паша Пазвант-оглу25 в Видине и др. Своими действиями феодалы-сепаратисты причиняли импе- рии неисчислимый вред. Вместе со своими шайками они разоря- ли целые области, создавали политический хаос в стране, способ- ствовали ухудшению финансового и военного положения Турции, осложняли ее международное положение. Неспокойно было и в арабских странах. Здесь почти повсюду действовали сепаратисты. В Египте власть фактически принад- 23 М. И. Кутузов. Сборник документов, т. I, стр. 317. — Махмуд-па- ша (Магмут) — правитель албанского Скутари, восставший против султана в 1793 г. 24 Е. Z. К а г a I. Nizam-i cedit, s. 7, 111. 23 Точнее Пасбан-оглу (Ahmet R е f i k. Kabak0 Mustafa Istanbul, 1351 (1913), s. 44), но в народе его прозвали Пазвант-оглу. С этим прозвищем он и вошел в литературу. Слово «пазвант» происходит от перс, слова «пасбан»— «караульщик» (пасбан-оглу — «сын караульщика»). 16
лежала мамлюкским беям; в Сирии, за исключением северной и части центральной, — паше Акки Ахмед-паше, прозванному за свою жестокость Ал-Джаззар (мясник); в Ираке — пашам, опи- равшимся на войско кюлеменов.26 Султана беспокоило и движе- ние в центральной Аравии, во главе которого стояла мусульман- г е ская секта ваххабитов, возникшая в середине XVIII в. (секта получила свое название по имени ее основателя Мухаммеда Абд эль-Ваххаба). Движение ваххабитов и другие движения арабов против турецких властей носили освободительный характер. Экономическому и политическому кризису сопутствовала и слабость Турции в военном отношении. Лучше всего это пока- зали русско-турецкие войны в 1768—1774 и 1787—1791 гг. У султана не было надежных войск не только на случай войны, но и для устранения грозивших ему внутренних опасностей. С большой тревогой он наблюдал разложение турецкой армии, ее плохую военную подготовку, царившие в ней беспорядок и недисциплинированность. С возмущением писал Селим III кай- макаму Стамбула о бесчинствах, которые творили феодальные ополчения, направлявшиеся через столицу в Румелию во время второй русско-турецкой войны. Они грабили крестьян в окрест- ностях города, уничтожали посевы, бесчинствовали в самом Стамбуле.27 Султан крайне низко оценивал боевые качества яны- чар. В письме в Диван в 1792 г. он писал: «Сейчас мы имеем 120 тысяч очагских воинов (т. е. янычар. — А. Н.)у тем не менее 8 тысяч московских солдат переправились через Дунай и, про- явив твердость, наступали на нас. Наша армия, не обученная новым методам войны, не может противостоять хорошо органи- зованной армии неприятеля».28 Тяжелое положение Турции Селим III в указе каймакаму Стамбула охарактеризовал в следующих немногих словах: «Милостивый боже, государство идет ко дну, еще немного и его нельзя будет спасти».29 Тем не менее султан был решитель- ным сторонником продолжения начатой Турцией в 1789 г. вой- ны с Россией. Он надеялся, что ему удастся отвоевать террито- рии, потерянные в войне 1768—1774 гг. Мечтой султана было возвращение Крыма. Селим III, вступив на престол, направил хатт каймакаму, в котором писал: «Денно и нощно я обращаю к богу свое желание и мольбу о том, чтобы меч не был вложен 26 Кюлемены — белые рабы, обращенные в ислам, из которых было орга- низовано войско, подобное мамлюкскому. 27 Е. Z. К а г а 1. Nizam-i cedit, s. 26—27. — В это время великий везир в качестве сераскера (главнокомандующего) находился при войске. Его за- меститель в столице назывался каймакам-пашой. Все прочие заместители ру ководителей ведомств или управителей провинций назывались просто кайма- камами. 28 Ibid. 29 «Allah a^kina, devlet elden gidiyor, sonra fayda vermez». — Tarih-i Cev- det (Tertib-i cedid). Ikinci tab’i. С. I—XII. Der-i Saadet [Стамбул], 1309 (1891/ 92). С. IV, s. 265. 2 а д. нХ-Шентральна Неуком - , Б1Б.'Ч' ПТКА при ХДУ A J J У 1ив. fc— 17
в ножны до тех пор, пока мы не отомстим врагу». «Быть по- бежденным,— писал он далее, — означает быть в Османской империи осужденным падишахом».30 Воинственное настроение Селима III было по душе реван- шистски настроенным улемам и светским сановникам. Но сла- бая Турция вторично потерпела поражение и вынуждена была подписать в Яссах 9 января 1792 г. мирный договор, который закрепил победу России. Новое поражение явилось еще одним убедительным доказа- тельством, что Турция нуждается в кардинальных реформах, чтобы иметь возможность существовать и развиваться в новых условиях, создавшихся в мире в конце XVIII — начале XIX вв. зо Е. Z. Karal. Nizam-i cedit, s. 156.
ГЛАВА II РЕФОРМЫ 1792—1798 гг. (НИЗАМ-Ы ДЖЕДИД — «НОВЫЙ ПОРЯДОК») 1. ПОДГОТОВКА РЕФОРМ Невозможность жить по-старому и необходимость реформ были ясны наиболее дальновидным государственным деятелям Турции еще в 30—40-х годах XVIII в. Попытки создать армей- ские части и флот по европейскому образцу были предприняты при отце Селима III—Мустафе III (1757—1774) и его дяде Абдул-Хамиде I (1774—1789), однако из-за сопротивления кон- серваторов успеха не имели.1 Сам Селим III уже с юношеских лет был сторонником ре- форм. Еще тогда, когда он, по обычаю того времени, находился в изоляции в особом помещении во дворце Топкапу — так на- зываемом кафесе, или шимширлике, куда водворялись с конца XVI в. сыновья султанов, смещенные султаны и другие члены династии из опасения, что они будут покушаться на престол, Селим живо интересовался делами государства. Будущий султан находился в кафесе 15 лет (с 13-летнего возраста), но его изоляция не была строгой и он имел возмож- ность общаться со сторонниками реформ. Врач его отца Ло- ренцо много рассказывал ему о Европе.2 При посредничестве Лоренцо, своего единомышленника 14схак-бея и французского посла в Стамбуле Шуазель-Гуфье Селим переписывался с ко- ролем Франции Людовиком XVI. В своих письмах, доставлен- ных в Париж через Исхак-бея, Селим указывал на тяжелое положение Турции, ухудшившееся после смерти его отца, и спрашивал у Людовика XVI совета, как его улучшить. Он искал помощи Франции в предполагавшейся войне против России. 1 Подробно об этом см А. Д. Н о в и ч е в, ук соч., стр. 224—225, 238— 240. 2 Huluk У. Sehsuvaroglu. Uciincii sultan Selim’in ileri dii$iinceleri ve feci akibeti. — «Resimli tanh mecmuasi». Ikinci baski, 1952, $ubat, n. 2, s. 46. 2* 19
Ответ французского короля, полеченный Селимом в 1787 г., был сдержанным и вызвал его недовольство. Людовик XVI со- ветовал не начинать войны, пока не будут упорядочены госу- дарственные дела и не будет модернизирована армия и обе- щал прислать 15 офицеров для помощи в проведении армей- ской реформы. Он писал о важности франко-турецкой друж- бы, но обошел молчанием вопрос об оказании помощи Турции в случае ее войны с Россией.3 Отправляя Исхак-бея в Париж, Селим обязал его ознако- миться с положением дел в Европе. Его интересовали взаимо- отношения между европейскими государствами, новые методы ведения войны на суше и на море, военная промышленность, верфи и т. д. Из сказанного выше следует, что Селим III был сторонни- ком реформ задолго до того, как занял султанский трон. Подготовку к проведению реформ Селим начал сразу пос- ле окончания военных действий, еще до подписания мирного договора с Россией. По его требованию великий везир Коджа Юсуф-эфенди предложил находившимся при его ставке в Си- лпстре везирам, светским и духовным сановникам высказать письменно свои соображения о положении государства и о том, как его улучшить. Султану были представлены 22 записки (ляиха). Их авто- рами были 20 турецких сановников, а также швед и армянин, находившиеся на турецкой государственной службе. Среди турецких авторов были великий везир Коджа Юсуф- эфенди, кетхуда (заместитель великого везира по внутренним делам) Челеби Мустафа-эфендн, везнры Салихзаде-эфенди, Велизаде-эфенди, Эмин-эфенди, представители высшего духо- венства румелийский кадиаскер Татарджик Абдулла-эфенди и Хейрулла-эфенди, реис-эфенди Рашид-эфенди, дефтердар (гла- ва финансового ведомства) Шериф Мехмед-эфенди, начальник верфи Хаджы Ибрахим-эфенди и др. Авторами записок — нетур- ками были военный инструктор швед барон Брентано и армянин Мураджа д’Оссон.4 До нас не дошли все записки, поданные 3 Переписку между Селимом и Людовиком XVI см.: 1 Н. Uzun^ar- s । 11. Selim ПГйп veliaht iken Fransa krah Lui XVI ile muhaberelen —lurk Tanh Kurumu. «Belleten», 2. cilt, 5—6 sayi. Ankara, 1938, s. 227—230. Изло- жена в кн : E. Z. Kara! Selim ПГйп hatt-t humayunlari. Ankara, 1942 (в дальнейшем — E. Z. К a r a 1. SHH), s. 11—15. 4 E. Z. К а г a 1. Nizam-i cedit, s. 34—36. — Карал ошибочно называет шведа Брентано французским инструктором Бертране (см.: О. Schlechta- Wssehrd. Die Revolutionen in Constantinopel in den Jahren 1807 und 1808. Wien, 1882, S. 23). Мураджа д’Оссон был армянином-мусульманином, и зва- ли его Хасан Мурадджан. Впоследствии он покинул Турцию и переселился в Париж, где стал христианином (см.. В. А Гордлевский. Избр. соч., т. 111. М, 1962, стр. 187) Шлехта-Вшерд, ссылаясь на «Историю» Ахмеда Джевдета, ошибочно указал, что было подано 17 записок (О Schlechta- Wssehrd, op. cit., S. 24); та же ошибка в кн.: А. Ф. Миллер. Мустафа- 20
Селим). Опубликованы лишь немногие из них.5 Лянха сановников не дали ничего положительного для ре- форм, но они представляют интерес как источники для харак- теристики положения Османской империи в конце XVIII в. и умонастроения различных слоев в ее правящих кругах того времени. Татарджик Абдулл а-эфенди в своей записке критиковал не- урядицы в государстве, он указывал на то, что крестьяне разо- рены тяжелыми налогами и разбегаются из деревень, что ре- зультатом этого является финансовая и военная слабость им- перии. Абдулла-эфенди осуждал аянов и деребеев-сепаратп- стов, но не высказывался за ликвидацию военно-ленной систе- мы, которая их породила. Наоборот, он предлагал сделать все возможное, чтобы укрепить ее и возродить былую силу сипа- хпйского войска. Такое же отношение он проявил и к корпусу янычар6 Таким образом, Абдулла-эфенди, несмотря на его кри- тику неурядиц в империи, отстаивал существование тех отжив- ших социальных институтов, которые и были главной причиной кризиса Османской империи. Дефтердар Шериф Д1ехмед-паша, в противоположность Аб- дулла-эфенди, не видел никакой пользы от сохранения сипа- хпйского войска. Стремясь сосредоточить все налоговые дохо- ды в руках государства, он предлагал постепенно ликвидиро- вать военно-ленную систему путем конфискации всех вакант- ных тимаров и зеаметов. Вместе с тем Мехмед-паша считал необходимым сохранить хассы и лены, принадлежавшие сановникам и дворцовым слу- гам. Он предлагал также упорядочить, с выгодой для государ- ства, вакфы, внес ряд предложений, как Пресечь злоупотребле- паша Байрактар. Оттоманская империя в начале XIX века. М.—Л, 1947, стр. 87. Карал поименно перечисляет всех авторов записок. Официальный историограф А. Джевдет также поименно называет 20 турецких авторов ляиха (Tarih-i Cevdet, с. VI, s. 8—10). 5 Краткое их содержание см.: Tarih-i Cevdet, с. VI, s. 10—52; Е. Z. К а- r а 1. Nizami-cedide dair layihalar. 1792. — «Tarih vesikalan», c. 1. N 6, 1942, s. 414 425; c. 2. N 8, 1942, s. 104—111; c. 2, N 11, 1943, s. 342—351. 6 Текст ляиха Татарджика Абдулла-эфенди см. Tatarcik Abdullah. Selim-i Sails devrinde nizam-i devlet hakkinda mutallaat. — «Tarih-i Osman i Enciimeni Mecmuasi». Istanbul, cilz 41, 42, 1332 (1913), ciiz 43, 1333 (1914) Его краткое содержание см: А. Ф. Миллер, ук. соч., стр. 87—89; Стр. Ат. Димитров. Политиката на управляющата върхушка в Турция спрямо спахийството през втората половина на XVIII в. — «Исторически преглед», 1962, кн. 5, стр. 50 и далее. С. Димитров высказал правильную, по нашему мнению, мысль об общности взглядов Кочубея Гёмюрджинского, автора из- вестного трактата о положении Османской империи первой половины XVII в., и Абдулла-эфенди и отнес последнего к консервативному лагерю. \ Ф. Миллер, наоборот, на основании критических высказываний Абдулла- эфенди пришел к заключению, что «некоторые из высказанных им мыслей поразительно совпадают с господствовавшими тогда в буржуазной потити- ческой экономии взглядами» (А. Ф. Миллер, ук. соч., стр. 87). 21
пня при взимании налогов и расходовании государственных средств и дал совет составлять ежегодно бюджет государства. Он полагал, что бюджет позволит выявить и устранить лишние расходы. Что касается положения армии, то Мехмед-паша предложил создать путем набора регулярную армию и по-но- вому обучать ее.7 При всей их ограниченности, предложения дефтердара Мехмед-паши носили прогрессивный характер. Записки сановников не принесли существенной пользы Селиму и другим сторонникам реформ. Даже те сановники, ко- торые были готовы поддержать реформы, не могли предложить конкретных мер, так как не имели никакого представления о европейских государствах и существующих в них системах экономики, управления, военной организации и пр. Гораздо большее значение для дела реформ, как это верно подчеркнул проф. Э. 3. Карал, имело донесение султану главы чрезвычайного посольства в Вену Эбу Бекира Ратнб- эфенди.8 Сразу же после подписания сепаратного мира с Австрией (4 августа 1791 г.) Селим III направил чрезвычайное посоль- ство в Вену во главе с упомянутым Ратиб-эфсндн. Помимо вы- полнения своей официальной дипломатической миссии Ратиб- эфенди должен был — и это являлось его главной задачей — широко ознакомиться со всеми сторонами жизни австрийской империи: ее политическими учреждениями, финансовой органи- зацией, армией (а также армиями других стран) и пр. В лице Ратиб-эфенди Селим III нашел человека, на кото- рого он мог вполне положиться. Ратиб-эфенди был доверенным Селима еще тогда, когда тот был наследником престола. Ратиб-эфенди принадлежал к числу немногих прогрессив- ных турецких государственных деятелей своего времени. Слу- жа в иностранном ведомстве, Ратиб-эфенди тесно общался с иностранцами и при их посредстве ознакомился с жизнью за- падных стран и даже с содержанием сочинений Руссо, Воль- тера, Монтескье.9 Посольство Эбу Бекира Ратиб-эфенди пробыло в Австрии 227 дней. Вернувшись в Стамбул, глава посольства представил султану обширный доклад в 500 страниц — так называемый се- фаретнаме. В нем Ратиб-эфенди описал организацию австрий- ской, прусской, русской и французской армий, систему подго- товки для них офицеров, государственное устройство Австрии, 7 J. A k q ига. Osinanli devletinin dagilma devri (XVIII vc XIX asirlar- da). Istanbul, 1940, s. 44; Стр. Ат. Димитров, ук. соч., стр. 51—52. Текст .тиха Мехмед-паши см.: «Tarih-i Osman-i Enciimen-i Mccmuasi», 1334 (1916), № 38—39. 8 Tarih-i Cevdet, с. V, s. 232. 9 E. Z. К a r a 1. Ebu Bekir Ratib-efendinin «Nizam-i cedit» islahatinda rolii. — V. Turk tarih kongresi. Kongreye sunulan tebligler. Ankara, 1960, s. 347—355. 22
ее налоговую систему, банки, таможни, горное дело и пр.10 Он приводил высказывания европейских ученых и государственных деятелей, согласно которым государство лишь тогда может быть сильным и прочным, если оно располагает хорошо орга- низованной и дисциплинированной армией, имеет упорядочен- ную и всегда полную казну, честных, знающих и преданных ми- нистров, государственных деятелей и чиновников; государство должно заботиться о спокойствии и благополучии народа. Ратиб-эфенди подчеркивал, что в европейских государствах ни король, ни генералы, ни офицеры не вправе притеснять кого- нибудь, если он выполняет королевские указы, соблюдает уста- новленный порядок и в срок платит свои налоги. Каждый мо- жет есть, одеваться, передвигаться так, как он хочет. Ратиб- эфенди отдавал предпочтение европейским порядкам перед турецкими и существованием таких порядков объяснял прево- сходство европейских государств над Турцией.11 Ни один турок до Ратиб-эфенди с такой широтой, а тем более благожелательностью не освещал европейскую жизнь, так не подчеркивал превосходство европейских порядков над турецкими. Сефаретнаме послужил источником для программы реформ, намеченных Селимом и его единомышленниками.12 По приказу султана великий везир должен был на основе всех ляиха составить сводный проект реформ, однако источни- ки этого проекта не содержат.13 2. ВОЕННЫЕ РЕФОРМЫ (НИЗАМ-Ы ДЖЕДИД) По мнению ряда авторов, султан Селим III задумал и ча- стично реализовал не одну военную, а совокупность реформ.14 Так ли это? Вопрос имеет первостепенное значение для оценки реформаторской деятельности Селима III и его приверженцев. Ответ на него может быть получен лишь в том случае, если с 10 Известный австрийский историк И. Хаммер, являясь в 1792 г., в воз- расте 18 лет, учеником Восточной академии в Вене, был в качестве перевод- чика на обеде, устроенном австрийским императором Леопольдом II в честь турецкого посольства (здесь Хаммер в составе турецкого посольства встре- тил и упоминавшегося выше Мураджа д’Оссона, будущего автора выдаю- щегося труда о Турции). По словам Хаммера, Эбу Бекир Ратиб-эфенди был человеком «большого политического таланта и с большим честолюбием» (J. Hammer-Purgstall. Erinnerungen..., S. 26). 11 Е. Z. К а га 1. Ebu Bekir Ratib-efendi..., s. 352. 12 Ibid., s. 353, 355. 13 По словам Э. 3. Карала, такой проект существовал и содержал 72 статьи (Е. Z. К а г а 1. Nizatn-i cedit..., s. 441). 14 J. Hammer Des Osmanischen Reichs Staatsverfassung tind Staatsver- waltung. Bd. II. Wien, 1815, S. 225; A. Juchereau de Saint-Denys. Revo- lutions de Constantinople en 1807 et 1808, precedees d’observations generales sur letat actuel de 1’Empire Ottoman. T. I—II. Paris, 1919; t. II, p. VII— VIII. F. Belin, op. cit„ p. 135. — Особенно широко эта точка зрения пред- ставлена в исследовании Э. 3. Карала «Nizam-i cedit». 23
правильных методологических позиций будет определено поня тие «реформа». Такое определение дал В. И. Ленин: «Всякая реформа лишь постольку и является реформой (а не реакцион- ной и не консервативной мерой), что она означает известный шаг, „этап" к лучшему».15 Таким образом, только те действия Селима III и его едино- мышленников можно назвать реформаторскими, которые пред- ставляли «шаг к лучшему», т. е. вели Турцию вперед по пути прогресса. В условиях жизни Турции того времени подлинны- ми реформами могли считаться лишь акты, которые были на- правлены против тех или иных феодальных сторон жизни Тур- ции. Следует обратить особое внимание на предупреждение В. И. Ленина не принимать за реформы меры, которые по су- ществу являются реакционными и консервативными. Реформы, проведенные при Селиме III, получили турецкое название «низам-ы джедид» (или в другой транскрипции — джедит), т. е. «новый порядок» или «новая система». В более узком смысле этот же термин стал применяться для обозначе- ния одних лишь военных реформ Селима. Само выражение «низам-ы джедид», как установил в своем исследовании проф. Э. 3. Карал на основании найденных им архивных документов, впервые было употреблено в записке великого везира Селиму о «новом порядке» (низам-ы джедид), введенном во Франции после революции, и повторно в резолю- ции султана на этой записке.16 Селима III, его правительство и крупных государственных деятелей больше всего волновало совершенно неудовлетвори- тельное состояние армии. Поэтому первые акты Селима были направлены на проведение армейских реформ. Напомним, что двумя главными частями турецкой армии были: сипахийская конница, т. е. феодальное конное ополче- ние, которое выставляли ленники — тимариоты и займы, и по лучавшие жалованье пехотные, артиллерийские и другие роды войск. Основную часть пехотинцев составляли янычары. Трудно получить точные данные о численности турецкой ар- мии в рассматриваемое время. По сведениям английского кон- сула Итона, добытым, по его словам, от осведомленных лиц, вся турецкая армия насчитывала 388 400 человек, в том числе сипахийская конница — 132 тыс., янычары — 113400, морская пехота — 50 тыс., артиллеристы —15 тыс. и пр. Однако для боевых действий на своих западных и восточных границах Тур- ция могла выставить, по списочному составу, лишь 186 400 че- ловек (исключались морская пехота, гарнизоны крепостей, охрана, слуги и пр.) — главным образом сипахийскую конницу 15 В И. Л ен н н. Поли собр. соч., т. 15, стр 107. 16 Е Z. К а г а 1. Nizam i cedit, s. 30. 24
и янычар.17 Поэтому положением этих двух родов войск характе- ризовалась вся армия в целом. Состояние сипахийской конницы отражало хронический кризис, который уже в течение двух веков переживала военно- ленная система. Предшественники Селима III неоднократно пы- тались вернуть ей былую силу, навести дисциплину среди си- пахи путем изгнания нерадиво относящихся к своим воинским обязанностям. В частности, такую попытку сделал Абдул-Ха- мид I, но успеха не добился.18 Селим пошел по его стопам. В сентябре 1792 г. был издан так называемый «Новый закон о тимарах и зеаметах» (Tecdid-i kanun-u timar ve zeamet).19 Прежде всего в законе отмечено, что сипахи не соблюдали касающихся их старых законов, и по этой причине в их среде наступило полное разложение. Займы и тимариоты Румелии и Анатолии уклоняются от участия в войне: алай-беи (командиры полков сипахи. — А. Н.) за взят- ки раздают лены лицам, не имеющим на них права; лены по- лучают слуги везиров, аянов, сановников; владельцы этих ле- нов не живут в своих санджаках и не участвуют в походах. «В результате прекрасное и надежное войско разложилось...» Алай-беи, нарушившие порядок распределения ленов и дру- гие предписания нового закона, рассматривались как изменники и подлежали смертной казни, их имущество переходило в каз- ну, а их дети лишались права получить лены своих отцов. Все тимариоты, которым исполнилось 15 лет, считались военнообя- занными и должны были жить при своих ленах. Новшеством было следующее установление: сипахи, тима- ры которых приносили доход менее 250 курушей в год, вправе были отказаться от своего тимара. Таково, в основных чертах, содержание закона Селима III о тимарах и зеаметах Назначение этого закона современник, последователь и восторженный поклонник Селима III, инженер Сейид Мустафа определил следующим образом: «Наш султан, видя, что феодальное ополчение разваливается, стремился но- вым регламентом оживить этот корпус и устранить царившие в нем злоупотребления».20 По мнению другого современника — Махмуда Раиф-эфенди, сторонника реформ, представителя новой интеллигенции, султан 17 W. Eton, op. cit., р 84—87. >8 В 1777 г. было принято «Положение («Низамнаме») о займах и тн- марнотах», которое установило новые строгости при раздаче левов, дабы укрепить воинскую дисциплину среди сипахи. 19 Сокращенный текст закона приведен в «Tarih-i Cevdet», с. V, s. 289— 291. Стр. Димитров обнаружил в архиве полный текст этого закона; изло- жение и комментарий закона см.: Стр Ат. Димитров, у к. соч., стр. 52—59 20 Seid Мои staph a, ingenieur. Diatribe stir letat actuel de I’art mili- taire, du genie et des sciences a Constantinople. Dans la nouvelle typographie de Scutari, fondee par le sultan Selim HI. 1803, p. 23. (Скутари — пригород Константинополя) 25
своим законом преследовал двойную цель: увеличить доход «новой кассы» и укрепить сипахийский конный корпус.21 Содержание закона и оценка его современниками не остав- ляют сомнения в том, что он не может рассматриваться как ре- форма. Закон был данью тем реакционным силам, которые стре- мились сохранить и даже укрепить военно-ленную систему. «Новый закон о тимарах и зеаметах» Селима III был послед- ним актом турецких султанов, преследовавшим цель укрепить старую турецкую феодальную систему.22 Обстоятельства, прежде всего тяжелое финансовое положе- ние государства, все же заставляют Селима III и его сторонни- ков вступать в конфликт с этой системой и ее носителями и принимать меры, которые объективно способствовали ее разру- шению. Так, для пополнения государственной казны было ре- шено конфисковать вакантные лены и лены нарушителей «Ново- го закона», превращать их в хассы и продавать в качестве ма- ликяне; далее, правительство разрешило, по желанию ленников, превращать их тимары и зеаметы в маликяне после внесения в казну установленной суммы.23 Совершившие такую сделку си- пахи становились фактическими собственниками своих владе- ний и избавлялись от воинской обязанности. Такие меры спо- собствовали дальнейшему разрушению военно-ленной системы и вовлечению земли в товарооборот. Сторонники полной ликвидации военно-ленной системы и опиравшегося на нее сипахпйского войска не имели в своем рас- поряжении воинских сил, которые бы позволили им уничтожить власть крупных феодалов. В Малой Азии и в Румелии, в араб- ских владениях власть на деле принадлежала наместникам — крупным феодалам, которые даже в непосредственном окруже- нии султана имели своих приверженцев. Их союзником было также мусульманское духовенство. Основной частью постоянной армии, содержащейся за счет казны, были янычары. Они были призваны служить опорой сул- тана и его правительства. Но янычарский корпус уже давно стал очагом смут и мятежей и внушал султанам, всей центральной власти наибольшие опасения. Произвол, насилие, грубость на- 2) [Mahmud Rayif Effendi], Darstellungen der neuesten Verord- nungen im tiirkischen Reiche. Berlin, 1802, S. 14—15. 22 Стр. Ат. Димитров, ук. соч., стр. 57. 23 См. там же, стр 57—59. — Маликяне — земельные участки на праве двойной собственности Владельцы маликяне получали право распоряжаться ими как собственностью и взимать налоги и подати с населения в свою пользу. Но за султаном оставалось право верховной собственности на эти земли. По «Новому закону о тимарах н зеаметах» все выморочные владения маликяне переходили к государству. Те из ннх, которые приносили «доход» (он состоял, главным образом, из крестьянских налогов) в размере от 500 до 15 тыс. курушей, государство уступало с торгов, остальные, т. е. более крупные, передавались в управление так называемой «казне новых доходов» (о ней см. ниже), учрежденной для финансирования военных реформ. 26
столько были тогда свойственны янычарам, что в народе стало бытовать выражение «yeni^erlik etmek» — «поступать по-янычар- ски».24 Состоящие из деклассированных элементов, ремесленни- ков и торговцев, целью которых было лишь получение от казны жалованья, янычарские войска требовали на свое содержание огромных средств, хотя уже давно потеряли значение боевой си- лы. По этим причинам, как с военной, так и с финансовой то- чек зрения, армейская реформа должна была, по мысли сторон- ников реформ, в первую очередь коснуться янычар. Для осуществления армейской реформы в начале 1792 г. был создан при султане тайный совет (meclis-i has iil-has). Он состоял вначале из трех, а затем из двенадцати человек. Таким образом, 1792 год следует считать началом реформ, носящих имя султана Селима III. По вопросу о военной реформе высказывались три точки зрения. Одни сановники считали, что янычарский корпус следует сохранить, необходимо повысить его боеспособность, добиваясь выполнения законов, принятых при Сулеймане Кануни (1520— 1566). Сторонники этой точки зрения, которых турецкий историк проф. Э. 3. Карал справедливо называет консерваторами (Та- тарджик Абдулла-эфенди, историограф Энверп-эфенди и др), ссылались на то, что во времена Сулеймана Кануни турецкая армия была сильнее французской и французы учились у турок, как надо воевать. Кроме того, они решительно выступали про- тив приглашения «гяуров» — европейцев — в качестве военных инструкторов. Сторонники второй точки зрения предлагали превратить яны- чарский корпус в модернизированное по-европейски войско. Отвергнув мнение сторонников первой точки зрения, как не- соответствующее времени, и предложение других, как нереаль- ное, сторонники третьей точки зрения, наиболее радикальной, предлагали создать новое по-европейски обученное войско чис- ленностью в 15 тыс. человек, пригласить для этой цели на служ- бу в качестве инструкторов 50—100 европейских офицеров, а способных молодых турок послать на выучку в европейские ар- мии, перевести на турецкий язык европейские военные труды п др. Среди сторонников этой точки зрения были великий ве- зир Коджа Юсуф-паша, реис-эфенди Рашид-эфенди и др.25 К ним примыкал и Эбу Бекир Ратиб-эфенди. Представляли интерес и записки Мураджа д’Оссона и Брен- тано. Мураджа д’Оссон подчеркивал необходимость реформ в государстве, пришедшем в расстройство.26 Записка Брентано была заполнена главным образом обвинениями везиров в без- различном отношении к состоянию армии; в этом Брентано ви- 24 О. S с h 1 е с h t а - W s s е h г d, op. cit., S. 14. 25 E. Z. К a r a I. Nizam-i cedit, s 37—40. 26 Ibid., s. 40. 27
дел главную причину неудач европейских военных инструкторов, старавшихся создать новые войсковые части.27 В основу армейской реформы легли предложения сторонни- ков третьей точки зрения. В 1793 г было приступлено к созда- нию нового войска. Это дело было поручено специально органи- зованной для данной цели «инспекции обученных солдат» (ta- limli asker nezareti). Чтобы не раздражать янычар, новое войско формально было включено в состав дворцовой охраны (так назы- ваемых бостанджи) и получило название «корпус стрелков-бо станджи» (bostanci tilfenkcisi ocagi). На новое войско было распространено и общее название, принятое для реформ («ни- зам-ы джедид»). Численность нового войска была установлена в 12 тыс. сол- дат. Из них один батальон в 1600 человек в составе 12 рот пред- полагалось сформировать в Стамбуле, а остальные — в разных местах Румелии и Анатолии.28 Для организации нового войска, а также для возведения крепостей, строительства судов, руководства военными завода- ми были приглашены инструктора и инженеры из Франции, Ан- глии, Швеции. Новое войско было размещено в казармах, построенных в поместье (чифтлике) на европейском побережье Босфора, при- надлежавшем капудан-паше Хасан паше. Здесь ранее находи- лись морские пехотинцы — левенды. Поэтому поместье было из- вестно под названием «Левеид-чифтлик». Несмотря на большие усилия Селима III и его помощников, новое войско создавалось медленно и с большим трудом. Оно комплектовалось на добровольных началах. Попытки привлечь в это войско молодых янычар провалились. Но и добровольцы часто дезертировали. М. И. Кутузов в донесении Екатерине 11 от 20 октября (ст. ст.) 1793 г. писал: «По поводу вводимых здесь в войсках новых учреждений начинают все благоразумные о успехе сомневаться... Бостанджиев, обучающихся регулярной тактике, находится числом до 500, а предполагают их иметь на первый случай только до 2000».29 Чтобы избежать нападок со стороны духовенства и фанати- ков-мусульман и обвинений в заимствовании у гяуров, сторон- ники реформ в своих действиях ссылались на Коран и высказы- вания Мухаммеда. Например, заимствование у европейцев их оружия оправдывалось такой цитатой из Корана: «Одерживай- те победы над неверными тем же оружием, при помощи которо- го они побеждают вас».30 Лишь к 1798 г. удалось довести стамбульский батальон до 27 О. Schlechta-Wssehrd, op. cit., S. 23—24. 28 E. Z. К a г a 1. Nizam-i cedit, s. 50. 29 M. И Кутузов Сборник документов, т I, стр 237. 30 О. Schlechta-Wssehrd, op. cit., S. 25—26. 28
намеченной численности— 1600 человек,31 Сам султан в указе великому везиру жаловался, что его усилия по подготовке ново- го войска не получили поддержки. Никто не хочет понять, писал он, что турецкая необученная армия, как бы она ни была мно- гочисленна, вооруженная старым оружием, не в состоянии сдер- жать войска, обученные новой тактике. «А когда это поймут, кто знает?» 32 Одновременно с созданием нового пехотного войска рефор- маторы уделяли большое внимание реорганизации артиллерии, которая во всех отношениях чрезвычайно отставала от европей- ской. Был принят специальный закон, касавшийся организации артиллерийских частей Он устанавчивал обязанности артилле- ристов, форму для солдат и офицеров, офицерские ранги и со- ответствующее им жалованье и пр. Стремление Селима III улучшить артиллерию принесло час- тичный успех. Через несколько лет новый артиллерийский корпус насчитывал 800 человек.33 Реорганизации подверглись и особые корпуса бомбардиров (кумбараджи), минеров (лягумджи), оружейников (дже- беджн).34 Были приняты меры с целью обеспечить артиллерийские части пушками нового образца и всю армию боеприпасами. Для расширения и улучшения пушечного и порохового заводов в Топхане были приглашены военные инженеры и мастера из Франции, Швеции, Англии. Особую активность проявили фран- цузские инструктора, о присылке которых Высокая Порта не- однократно просила Комитет общественного спасения в 1793 и 1795 гг. Генерал Обер-Дюбайе, назначенный послом Франции в Стамбул, привез в дар сучтану пушки последнего образца. Прибывшие с ним французские инженеры организовали новый литейный цех при пушечном заводе. Через два года образцы своих пушек прислали и англичане. Соперничество Франции и Англии отражало их борьбу за влияние на турецкую армию. Преимущество оказалось на стороне французов. Однако из-за плохого руководства заводы не смогли дать тех результатов, ко- торых добивался Селим III.35 31 Ibid, S. 33.— Крупный деятель реформ Мустафа Челеби-эфенди и своем остром памфлете, направленном против врагов Селима (II, называет другие цифры — 3—4 тыс. человек. Очевидно, его данные сильно преувели- чены (см.: Tschelebi Efendi. Explication de I’institution Nizamy- gedid. Приложение к кн. W. Wilkinson Tableau historique, geographique et politique de la Moldavie et de la Walachie. Traduit de 1’anglaise Second edition. Paris, 1824, p. 289). 32 E. Z. К a r a 1. Nizam-i cedit., s. 58. 33 A. Juchereau de Saint-Denys, op cit., t. I, p. 70. 34 Тексты законов об артилтеристах, бомбардирах и пр см Tanh i Gevdet, с. VI, s. 358—363. 33 Bernard Lewi s. The emergence of modern Turkey. London — New \ork— Toronto, 1966, p. 59; E. Z. Karal. Osmanli tarihi, с. V. 2 baski. Nizam-i cedit \e Tanzimat devirleri (1789—1856). Ankara, 1961, s. 60—62. 29
Султан задумал также унифицировать вооружение пехоты и кавалерии, что имело большое значение для усиления армии. Однако из-за сопротивления оружейников, поддержанных ретро- градами из высших сановников, попытка Селима имела лишь минимальный успех. Даже новое войско не могло быть пол- ностью обеспечено унифицированным оружием.36 Предметом больших забот Селима был военный флот. После разгрома турецкого флота русской эскадрой в Чешменской бухте, в Эгейском море, в 1770 г. Турция не могла восполнить свои ог- ромные потери. Сама система его комплектования (суда должны были доставлять управители прибрежных провинций — санджа- ков, входивших в область—эйялет, управляемую командующим флотом — капудан-пашой) безнадежно устарела и, подобно во- енно-ленной системе, находилась в состоянии развала. Много стараний с целью создать боевой флот, отвечающий современным требованиям, приложил фаворит султана, бывший раб, грузин по происхождению, капудан-паша Кючук Хюсейн- паша. По его инициативе в 1792 г. был принят специальный за- кон о флоте — его составе, снабжении, экипаже; вводилась стро- жайшая дисциплина среди моряков. Для определения годности капитанов судов своему назначению их обязывали сдавать экза- мены. Не выдержавшие экзамена лишались своих должностей. По инициативе Кючук Хюсейн-паши были приглашены ин- женеры-кораблестроители из Франции и Швеции. Особенно от- личились французские кораблестроители Лебрен, Бенуа и швед Кленберг. Были восстановлены 15 верфей, которые полностью или частично бездействовали, и они приступили к выпуску су- дов (в Стамбуле, Гемлике, Синопе, на о. Родосе, о. Кипре, в Су- хуми и других портах). За несколько лет было построено 45 судов. Их команда на- считывала 20 495 человек.?7 Об успехах, достигнутых Селимом III в деле реорганизации турецкого флота, свидетельствует отзыв такого выдающегося флотоводца, как адмирал Ф. Ф. Ушаков. Ознакомившись в 1798 г., после своего прибытия в Самбул, с вновь построенны- ми турецкими судами, Ушаков нашел, что турецкие суда не столь совершенны, как европейские, но «против прежнего не- сравненно лучше, а частично и в настоящем порядке».38 Слабым местом нового флота был его экипаж. Он состоял из случайно набранных, не обученных морскому делу людей, кото- рые часто дезертировали. Квалифицированную службу на судах несли греки. 36 A. Juchereau de S a i n t - D е п у s, op. cit., t. I, p. 83—85. 37 A. Juchereau de Saint-Denys, op. cit., t I, p. 104-107; E. Z. К a- r a I. Nizam i cedit, s. 66—70. 38 Адмирал Ушаков. [Сборник документов]. Т. II. М., 1952, стр. 99, док. 94. 30
Реформы в армии и на флоте требовали по-новому обучен- ных командиров, военных инженеров и пр. При Селиме III одновременно с военными реформами были приняты меры по улучшению деятельности и расширению воен- но-инженерного и морского училищ. В морском училище под руководством европейских инструкторов стали готовить офице- ров флота и инженеров-кораблестроителей. Всего здесь обуча- лось около 200 турецких юношей (поровну в двух классах — кораблестроительном и классе морских офицеров). В 1794 г. было основано артиллерийское училище, вскоре объединив- шееся с военно-инженерным. Сюда принимали турецких маль- чиков в возрасте 11 —12 лет. В училище обучалось 800 человек. Учителями были французские учителя и турки, прошедшие французскую школу. В училище преподавали физику, матема- тику, геодезию и специальные предметы. Французский язык был обязательным. При училище была создана библиотека, насчи- тывавшая 400 книг на французском языке. По приказу Селима некоторые французские труды по воен- ному делу, математике и другим специальностям были переве- дены на турецкий язык. Для печатания книг при училище в 1796 г. была открыта собственная типография (кроме того, в 1792 г. возобновила свою деятельность первая турецкая типо- графия, созданная еще в 1729 г., но бездействовавшая в течение десятилетий) ,39 Султан уделял военным училищам большое внимание, часто посещал их, расспрашивал учащихся, экзаменовал их, способ- ных наделял подарками.40 » Так начала формироваться турецкая военная интеллигенция, сыгравшая впоследствии важную роль в политической жизни Турции. 3. «КАЗНА НОВЫХ ДОХОДОВ». УВЕЛИЧЕНИЕ НАЛОГОВОГО БРЕМЕНИ. НЕДОВОЛЬСТВО НАСЕЛЕНИЯ РЕФОРМАМИ На создание новых пехотных и артиллерийских частей тре- бовалась ежегодно сумма в 20 тыс. кесе, т. е. 10 млн. курушей, Обычные источники доходов государства не могли дать столько. Селим III и его советники не нашли иного выхода, как обложить население новыми налогами. На нужды реформ были обраще- ны и некоторые другие виды доходов. Поступления по всем но- вым источникам доходов были переданы специальной кассе, названной «казна новых доходов» (irad-i cedid hazinesi).41 Но- вая касса имела двойное назначение: обеспечить реформы в 39 Hasan Refik-Ertug. Basin ve yayin hareketleri tarihi. С. I. 2. baski Istanbul, 1960, s. 110—115 (автор перечисляет все напечатанные книги). 40 Seid М о u s t а р h a, op. cit., s. 7—8. 41 Tarih i Cevdet, с. VI, s 60. 31
армии средствами и создать резерв на случай войны. В резерв должны были поступать излишки доходов над расходами. В «казну новых доходов» были переданы доходы с ленов, конфискованных у сипахи, с выморочных владений маликяне, доходы с константинопольской таможни, новые налоги на табак, хлопок, шелк и многие другие продукты сельского хозяйства и предметы городского потребления, разные сборы.42 Поступления в новую кассу дали в 1797—1798 гг. 60 тыс. (ис- торик Джевдет) или 70 тыс. (историк Асым) кесе. Однако фи- нансовый выигрыш сопровождался большим политическим про- игрышем, так как новые налоги восстановили широкие массы населения в столице и провинции против реформ Селима и про- тив него самого. Новые налоги, и сами по себе значительные, в результате зло- употреблений сборщиков еще более возросли и превышали раз- меры, предусмотренные законом. Эти налоги вызвали значитель- ное вздорожание предметов первой необходимости. Австрийский интернунций (посол) в Константинополе в донесениях своему правительству за 1792—1795 гг. писал, что цены на кофе, широ- ко потребляемое в Османской империи, в течение нескольких лет повысились в четыре раза; он же отмечает, что налог на овец вызвал острое недовольство в Малой Азии.43 Торнтон сообщает, что новые налоги вызвали большое недо- вольство и даже восстания.44 Его использовали некоторые круп- ные феодалы-сепаратисты. Недовольство увеличилось еще и по той причине, что, как пишет историк Джевдет, часть поступле- ний от новых доходов присваивалась дворцовыми сановниками, и населению казалось, что новые налоги введены лишь для того, чтобы дать возможность знати накопить богатства за счет на- рода.45 Султана беспокоило повышение цен и нехватка продоволь- ствия в столице. Он знал, что по этой причине в столице часто вспыхивали восстания. Селим инкогнито ходил по Стамбулу и наблюдал проявление недовольства его жителей. Он видел тол- пы людей у пекарен, слышал голоса возмущения по поводу не- достатка хлеба. Султан сам утвердил цены на предметы продо- вольствия и потребовал от великого везира казнить тех торгов- цев, которые их будут повышать. Несмотря на столь суровые репрессии, он не добился желаемого успеха.46 Султан пытался облегчить положение столицы, выслав из нее 42 Th. Thornton. Etat actuel de la Turquie. Vol. 1—Il Paris, 1812, V. 1, p. 167; Mahmud Ray if Effendi, op. cit., S. 16—17; E. Z. К a r a 1. Nizam i ced t, s. 87; F. Belin, op. cit., p. 140—143. — В названных работах приведен перечень доходов новой кассы и ставок налогов. 43 О. Schlechta-Wssehrd, op. cit., S, 34. 44 Th. Thornton, op. cit., v. II, p. 167. 45 O. Schlechta-Wssehrd, op cit., S. 35. 46 E. Z. К a r a 1. Nizam-i cedit, s. 105—106. 32
всех, кто прибыл из провинции и не имеет постоянной работы.47 Но и эта мера не дала результатов. Как видно из сказанного выше, чтобы обеспечить средства для проведения своих реформ, отмеченных прогрессивными чер- тами, Селим и его приверженцы прибегли к феодальным мето- дам, восстановили против себя широкие массы и тем самым силь- но ослабили себя в борьбе с реакцией. В 1793—1798 гг. Селим осуществил несколько прогрессивных мер. Одни из них привели к расширению связей Турции с запад- ными странами и нарождению слоя, на первых порах очень тон- кого, турецкой интеллигенции, воспринявшей культуру и идеи европейских стран. Были открыты постоянные турецкие посоль- ства в Лондоне (1793 г.), Вене (1794 г.), Берлине (1795 г.) и в Париже (1796 г.).48 В 1793 г. было прекращено содержание иностранных послов турецким правительством (система tayin).49 В эти же годы, как уже отмечалось выше, была восстанов- лена первая турецкая типография и открыта новая в инженер- ном училище, начали печататься французские книги светского содержания. Селим III намеревался открыть в Стамбуле школу для изучения иностранных языков, пригласить в столицу италь- янскую оперу, вопреки запрету ислама изображать людей, он дал согласие на изготовление в Лондоне гравюр на меди с изображением его самого, его предков и др.50 Имея в виду как основные реформы Селима, так и ряд от- дельных его прогрессивных дел и планы в том же направлении, можно в известной степени говорить о комплексе реформ, кото- рые создавали предпосылки для дальнейшего движения по пути прогресса. К 1798 г. военные реформы уже начали приносить первые плоды. Но внутренние, а затем и внешние препятствия помешали Селиму и его сторонникам осуществить все свои замыслы. Важнейшими внутренними препятствиями были, помимо со- противления консерваторов в столице, бандитизм и феодальная анархия в провинциях. 4. БОРЬБА СЕЛИМА III ЗА УКРЕПЛЕНИЕ ЦЕНТРАЛЬНОЙ ВЛАСТИ Султана и Порту чрезвычайно беспокоило положение в про- винциях. Феодалы — управители провинций лишь номинально признавали над собой власть столицы. Авторитет центральной власти низко пал и в глазах населения, страдавшего от произво- ла пашей и аянов. Между тем султан не мог защитить населе- « Ibid., s 95. 48 Tarik Z. Tunaya. Turkiyenin siyasi hayatinda batilila^ma harcket- leri. Istanbul, 1960, s. 24; В Lewis, op. cit., p. 61. 49 F. Belin, op. cit, p. 143. 50 O. Schlechta-Wssehrd, op. cit., S. 68. — Об этом сообщал австрийский интернунций в своих донесениях от 26 июня 1794 г. и 24 марта 1795 г. ЗА Д. Новнчев 33
ние, так как был бессилен сломить своеволие крупных феодалов. Селим пытался рядом административных мер укрепить авто- ритет центральной власти и овладеть положением в провинциях. После войны с Россией в 1787—1791 гг. был принят админист- ративный закон, содержание которого сводилось к следующему: управители провинций — вали — должны назначаться из сведу- щих, опытных, честных люден, пользующихся доверием прави- тельства; право назначать их принадлежит только султану и ве- ликому всзпру; вали будут получать от правительства установ- ленное жалованье, им запрещается брать подношения от населе- ния. Вали назначается минимум на три года и максимум на пять лет, но может быть оставлен и на больший срок, если окажется, что население им довольно. Запрещалось в мирное время пере- мещать вали из Румелии и обратно, дабы избежать связанных с этим расходов.51 Этот куцый закон не мог устранить анархии и феодального произвола, царивших в провинциях, если бы он даже проводился в жизнь. Но он остался на бумаге. Между тем в провинциях — и в Малой Азии, и в Европейской Турции—как никогда ранее были сильны феодальные междо- усобицы, сепаратизм, анархия, бандитизм. Как раз в те годы, когда Селим III и его помощники прилагали усилия, чтобы создать новое войско по образцу европейских ре-- гулярных армий, Румелия превратилась в арену разбоя много- численных банд так называемых даглыларов или кырджали.52 Они состояли из дезертиров — солдат, янычар, мелких феодалов, не вернувшихся в Малую Азию после войны 1787—1791 гг. К ним присоединились деклассированные элементы из обездолен- ных крестьян, в большинстве своем турок, но были среди них болгары, албанцы и др Почти четверть века свирепствовали кырджалийские банды в Болгарии, особенно в южной. Они опустошили целые области, сожгли сотни городов и тысячи сел, ограбили сотни тысяч жи- телей, а многих из них убили. Стамбульские власти во многих указах, обращенных к представителям местных властей, отме- чали, что население, особенно христианское, терпит от кырджа- лийских банд неслыханные притеснения и грабеж и требовали ликвидировать их.53 51 Е. Z К а г а 1. Nizam-i cedit, s. 115—118. 52 Даглы — по-турецки горец. Даглыларами (daglilar) или Дагли эшкийясы (dagli ejkiyasi) называли участников банд, укрывавшихся в горах. Термин «кырджали» (ktrcali) до сих пор ие уточнен. По мнению одних исследователей, такое прозвище получили участники банд, пристанищем ко- торых были степи (kir — степь); другие связывают это прозвище с назва- нием г. Кырджали (Болгария), окрестности которого были одним из центров скопления банд. Со временем различие между обоими прозвищами исчезло, и оба они употреблялись в одинаковом значении. • 53 Д И х ч и е в. Турски държавни документи за кърджалиите. — «Сборник за народни умотворения, наука и книжнина», кн. IV—V (XXII— XXIII). София, 1906—1907, стр. 3, 4, 5 и др. 34
Спасая свою жизнь, многие болгары бежали в Валахию, Бес- сарабию, Россию, Австрию. Только из восточной части южной Болгарии в 1793 и 1794 гг. бежали в Валахию и Бессарабию около 40 тыс. болгарских крестьян.54 Кырджалийский бандитизм наносил огромный материальный и политический ущерб государству. В одном султанском указе 1795 г. румелийским властям говорилось: «Села, города и целые районы в моей империи опустошены, они обезлюдели в резуль- тате разбойничьих действий; земледельческие работы, скотовод- ство и торговля заброшены; из-за этого сократились доходы го- сударства и нанесен весьма ощутительный ущерб моей султанской казне. Порядок в стране нарушен, законы не соблюдаются; поло- жение такое, будто в моей империи царит полная анархия. Не будет удивительным, если в какой-то день, в результате бес- чинств, творимых этими шайками, во многих местах моей им- перии государственные дела приостановятся и власть даже не будет в состоянии выполнять свои основные функции».55 Султан вынужден был обратиться за поддержкой к болгар- скому населению, лишь бы уничтожить кырджалийские банды.56 И именно оно сыграло решающую роль в ликвидации этого зла. Опасность кырджалийских банд увеличивалась оттого, что их поддерживали и использовали крупные феодалы-сепаратисты в Румелии. Самым значительным из них и опасным для Стам- була был видинский аян Осман Пазвант-оглу. Сын крупного феодала из района г. Видина, на Дунае, бос- няк по происхождению, Пазвант-оглу за участие вместе с этЦом в восстании против видинского вали был приговоренДГсмертной казни, но потом амнистирован. Вернувшись в 1792 г. на родину, он сколотил банду из кырджали и силой заставил знать Видина в 1794 г 11збрдть_е££<аяном. Попытки султана наказать само- званца ни к чему не привели, и он вынужден был утвердить его' на захваченном посту?57 В короткий срок Пазвант-оглу подчинил себе почти всю се- верную Болгарию и стал центром притяжения и опорой для кырджали и в значительной степени их повелителем; он действо- вал в непосредственной близости от столицы, был связан со мно- гими крупными феодалами сепаратистами в Европейской Тур- ции и даже старался установить контакт с янычарским коман- дованием в Стамбуле. Пазвант-шлу пытался вести самостоя- тельную внешнюю политику. Появились признаки того, что он может стать опасным претендентом на трон султана. 54 История на България. Т. I. София, 1961, стр. 322. 55 Д. И х ч и е в, ук. соч., стр. 4. 56 Там же, стр. 14, 15. 57 М. Теофилова. Бунтът на Пазван оглу и иеговото значение за българското освободително движение в XIX век София, 1932, стр. 30—35; Д. Нхчиев Турски държавни документа за Осман Пазвантоглу Видин- ски. — «Сборник за народни умотворения, пачка и книжнина», кн IV—V (XXII—XXIII), стр. 20—23, 24—25, 28—29. 3* 35
Особый интерес представляют взаимоотношения Пазвант ог- лу и румелийского населения. Желая привлечь его на свою сто- рону, Пазвант-оглу использовал недовольство новыми налогами, введенными Селимом III, произволом властей.58 В 1795 и 1796 гг. султан вновь попытался ликвидировать Пазвант-оглу, послав против него в первый раз 20—30 тыс., а во второй раз 40 тыс. солдат, но опять безуспешно. Разбив султан- ские войска, Пазвант-оглу сам перешел в наступление, в 1797 г. овладел всей северной Болгарией, дошел до г. Варны и осадил г. Русе, резиденцию своего противника — крупного феодала Тер- синикли-оглу, ио взять его не смог.59 Отныне отряды Пазвант- оглу начали вторгаться в Валахию, грабить население (Пазвант- оглу особенно интересовало продовольствие). Его отряды рас- пространились на юг и запад, заняли Софию, Ниш и приблизи- лись к Белграду. На требования султана осуществить в Видин- ской области предписанные им меры, в частности ввести новые налоги, Пазвант-оглу ответил категорическим отказом; он за- явил, что в Видинской области все останется по-старому.60 Султан двинул против Пазвант-оглу армию в 100 тыс. че- човек под командованием капудан паши Кючук Хюсейн-паши.61 62 Но и эта крупная операция не принесла ему успеха. Пазвант- оглу заперся в сильно укрепленном Видине всего с 10 тысяча- ми своих солдат и выдержал длительную осаду. Внешняя опас- ность— вторжение Наполеона Бонапарта в Египет —вынудила султана спять осаду и утвердить Пазвант-оглу на посту вали Видинской области. Агрессия Франции против Турции вызвала задержку в про- ведении начатых реформ, способствовала росту бандитизма в Румелии и усилению сепаратизма турецких феодалов, привела тем самым к резкому ухудшению внутреннего положения Тур- ции. 5. ФРАНКО-ТУРЕЦКАЯ ВОЙНА 1798— 1802 гг.62 Буржуазная революция во Франции 1789 г. на первых порах мало что изменила в отношениях между этой страной и Турцией. После контрреволюционного переворота во Франции в 1794 г. (термидор) и прихода к власти Директории в 1795 г. француз- ская буржуазия начала готовить наступление на Ближний Во- 58 Документы об этом см.: П. Н. Орешков. Неколко документа за Пазвантоглу и Софрония Врачански (1800—1812)—«Сборник на Българ- ската Академия на науките», кн. III. София, 1914, стр. 6; М. Теофилова, ук. соч., стр. 34. 59 П. Н. Орешков, ук. соч., стр. 7; М, Теофилова, ук. соч., стр. 43. 69 М. Теофилова, ук. соч., стр. 40. 61 Е. Z. К а г а 1. Nizam-i cedit, s. 120. 62 Подробно об этом см.: А. Д. Н о в и ч е в. Вторжение французов в Египет и франко-турецкая война 1798—1802 гг. — Сб.; Вопросы истории стран Азии. Изд. ЛГУ, 1965. 36
сток, чтобы восстановить здесь былые позиции Франции, утра- ченные после революции. В 80-х годах XVIII в. на долю Франции приходилось около 3/5 всего внешнеторгового оборота Османской империи.63 В пер- вые годы после революции 1789 г. торговля Франции с Осман- ской империей резко упала. Директория, начиная с 1796 г., пред- принимала энергичные меры с целью не только вернуть утрачен- ные позиции в области торговли, но и завоевать новые на Ближ- нем Востоке. Важнейшее место в этих планах занимал Египет. Французские правящие круги рассматривали Египет также как плацдарм для подготовки похода в Индию с целью изгнать от- туда англичан, что по их мнению могло обеспечить Франции победу в ее длительной борьбе с Англией. 19 мая 1798 г. из Тулона вышла французская эскадра и взя- ла курс на восток. В состав эскадры входили 13 линейных ко- раблей, 14 фрегатов и 400 транспортных судов.64 Экспедицион- ный корпус, вместе с артиллеристами экипажа, насчитывал 38 тыс. солдат.65 Военную экспедицию в Египет возглавил На- полеон Бонапарт. Эскадра Бонапарта подошла к Александрии 30 июня 1798 г.; 2 июля была закончена высадка экспедиционного корпуса, и в тот же день этот корпус захватил Александрию. Высокая Порта расценила вторжение в Египет как враждеб- ный акт. Это, однако, не помешало правящим кругам Франции распространить ложный слух, будто экспедиция в Египет пред- принята с полного согласия турецкого правительства.66 Уже в первые дни своего вторжения в Египет французский корпус столкнулся с сопротивлением арабов. Современник со- бытий, каирский историк и государственный деятель ал-Джа- барти пишет в своих мемуарах, что после вступления французов в Александрию «жители города нападали на них, чтобы защи- тить себя и свои семьи, и, сражаясь, оказывали сопротивление врагам».67 3 июля французская армия выступила по направлению к Каиру. 21 июля 1798 г. в знаменитой битве у пирамид мамлюк- ские беи во главе с Мурадом, фактически управлявшие Египтом, были наголову разбиты, и на другой день французские завоева- тели во главе с Бонапартом вступили в Каир. Весть о высадке в Египте войск Франции, столетиями счи- 63 А. М. Станиславская. Русско-английские отношения и проблемы Средиземноморья (1798—1807). М., 1962, стр. 46. 64 В Mouravieff. L’alliance russo-turque au millieu des guerres napoleoniennes^. Paris, 1954, p. 15. 66 G. La Jonquiere. L’expedition d'Egypte (1798—1801). T. I—IV. Paris, 1899—1907; t. 1, p. 512. 66 J. АЦ u r a, op. cit., s. 53. 6? Абд ар-Рахман ал-Ажабарти. Египет в период экспедиции Бо- напарта (1798—1801). Перевод, предисловие и примечание И. М. Фильштин- ского. М., 1962, стр. 51. 37
давшейся другом Турции, и захвате ими Александрии и Каира потрясла султана и его сановников. Срочно был созван Диван — Совещательный совет. Некоторые высшие сановники предложи- ли Селиму III немедленно объявить Франции войну. Однако султан отклонил это предложение. Он сказал: «К чему объяв- лять войну, если ничего нельзя предпринять против врага?»68 Порта на первых порах ограничилась принятием санкций против находившихся в Турции французских подданных. Во вто- рой половине августа 1798 г. Порта приказала арестовать и за- точить в тюрьму всех французов, оказавшихся в Османской им- перии, и конфисковать их имущество и товары.69 Уничтожение французского флота у Абукира англичанами избавило Турцию от вторжения французов с моря в ее пределы. Султан и Порта решились выступить против Франции. Однако решение об объявлении войны было ими принято лишь после того, как состоялось соглашение с Россией о помощи Турции. Царское правительство, поглощенное борьбой с революцион- ной Францией, разделом Польши и подавлением освободитель- ного восстания польских патриотов, которыми руководил Тадеуш Костюшко (Косцюшко), испытывавшее и экономические труд- ности, было заинтересовано в мире с Турцией. В свою очередь Высокая Порта должна быта стремиться к поддержанию мир- ных отношений с Россией. Этого требовали тяжелое внутреннее положение Турции, отсутствие боеспособной армии, стремление Селима III осуществить военную реформу и др. После взятия Бонапартом Каира, Селим III обратился к Павлу I с просьбой о помощи.70 Русское правительство ответило согласием. Между представителями обеих стран начались пере- говоры о заключении союзного договора. 5 сентября 1798 г. рус- ская эскадра под командованием вице-адмирала Ф. Ф. Ушакова с разрешения султана вошла в Босфор и бросила якорь у приго- рода Константинополя Бюйюкдере, где находилась летняя рези- денция русского посольства. В день прибытия эскадры султан осо- бой декларацией обязался обеспечить русским военным кораб- лям и транспортным судам свободный проход через Босфор и Дарданеллы и беспрепятственный пропуск в Черное море по первому требованию русского правительства. После прибытия русской эскадры состоялось формальное объ явление Турцией войны Французской республике. 12 сентября 1798 г Высокая Порта опубликовала манифест султана об объ- явлении Франции войны. С момента объявления войны Турция уже формально вклю- чилась в число стран — противников Франции. Оставалось офор- 68 Е Z. К а г a I. Osmanli tarihi, с. V, s 31—32. 69 Joseph Kabrda. Quelques firmans concernant les relations franco- turques lors de 1'expedition de Bonaparte en Egypte (1798—1799). — «Cahiers de la societe asiatique». X. Paris, 1947, p. 25—29, 64—70 70 В. M о u r a v i e f f, op. cit., p. 16. 38
мить союзные отношения особыми договорами и прежде всего с главными противниками Франции — Россией и Англией. Однако заключение таких договоров затянулось до начала января 1799 г. Предварительно на конференции, состоявшейся в султанском дворце Бебеке в Стамбуле (19 сентября 1798 г.) с участием представителей Турции во главе с реис-эфенди Исмет-беем, Ф. Ф. Ушакова, посланника России в Константинополе В. С. То- мары и английского посланника Сиднея Смита, было решено создать объединенную русско-турецкую эскадру и возложить на нее задачу овладеть Ионическими островами (Корфу, Кефа- лония, Санта Махра, Итака, Занте, Цериго, Паксо), изгнав от- туда французские войска и власти. Командование русско-турец- кой эскадрой было возчожено на Ушакова. Его помощником был назначен адмирал турецкого флота Кадыр-бей. Русская эскадра состояла из 6 линейных кораблей, 7 фрега- тов и 3 посыльных судов (авизо). Численность экипажа была равна 7406 человекам. В турецкую эскадру входили 4 линейных корабля, 6 фрегатов, 4 корвета и 14 канонерских лодок.71 В течение октября и ноября 1798 г. были освобождены от французских войск все упомянутые выше острова, кроме о. Кор- фу. Последним островом Ушаков и его экипаж овладели пол- ностью к концу февраля 1799 г. За овладение о. Корфу Ф. Ф. Ушаков^ был присвоен чин адмирала.72 Одновременно с операциями ''русско-турецкой эскадры на Ионических островах в Стамбуле происходили переговоры о за- ключении русско-туреикого и англо-турецкого союзных догово- ров. Переговоры завершились подписанием 3 января 1799 г. до- говора между Россией и Турцией и 5 января — договора между Англией и Турцией. «Союзный и оборонительный договор между Всероссийской империей и Оттоманской Портой» состоял из двух частей — гласной и секретной, а также «особого акта» — дополнения к секретной части. В гласной части (13 статей) были сформули- рованы основные положения договора. Он предусматривал взаимную гарантию территориальной целостности обоих госу- дарств, сохранение политического равновесия между держа- вами, противодействие французской экспансии. Стороны обяза- лись оказывать друг другу помощь в случае, если кто-либо из них подвергнется нападению, сухопутными силами, продовольст- вием и деньгами; они обязались не подписывать с противником сепаратного договора о перемирии. Договор был заключен на восемь лет. 71 Адмирал Ушаков. [Сборник документов). Т. II, стр. 112, док. Ill 72 Подробно о действиях на Ионических островах см.: А. Д. Новичев. Россия, Турция и борьба греческого населения Ионических островов за не- зависимость в 1796—1806 годах. — Сб.: Колониальная политика и националь- но-осв''еоднтельное движение (из новой и новейшей истории Балкан, Ближ- него и Среднего Востока) Кишинев, 1965. 39
Секретная часть (13 статей) содержала конкретизацию обя- зательств обеих сторон применительно к войне с Францией. Турция обязалась в течение войны пропускать в обе стороны через проливы русские военные суда, но держать проливы за- крытыми для всех других держав. Россия взяла на себя обяза- тельство оказать военную помощь Турции присылкой военно- морской эскадры в составе 12 кораблей. Кроме того, Россия обя- залась в случае, если Франция проявит враждебность к Турции и Порта попросит о помощи, направить в распоряжение султана корпус сухопутных войск численностью в 75—80 тыс. солдат.73 Союзный договор между Турцией и Англией, подобно русско- турецкому, содержал взаимную гарантию целостности терри- ториальных владений сторон (для Турции — в пределах границ, существовавших до вторжения французского корпуса в Египет). Обе стороны договорились консультироваться друг с другом по вопросам, касающимся операций против французов, в част- ности в Египте. Турция обязалась предоставить для войны про- тив Франции 100 тысячную армию и морской флот. В свою оче- редь, Англия взяла на себя обязательство оказать Турции по- мощь морским флотом с целью предотвратить нападение на ее территорию. Договор предусматривал обязательство Порты закрыть свои порты для французской торговли. Добиваясь включения в дого- вор этого пункта, Англия рассчитывала положить конец тор- говле на Ближнем Востоке ее главных соперников — французов. В этой связи необходимо отметить, что Англия добилась новой льготы для своих купцов: указом султана от 30 октября 1799 г. английским торговым судам был разрешен свободный доступ в Черное море. В январе 1799 г. Порта подписала союзный договор и с Неа- политанским королевством (Королевство обеих Сицилий). В результате Турция оказалась членом антифранцузской коали- ции. Кроме названных государств, в коалицию входила еще Австрия. Французские войска столкнулись с сопротивлением арабов в Каире и в провинции. 21 октября 1798 г. в Каире вспыхнуло крупное восстание против французов. Бонапарт применял соед- ства жесточайшего террора, чтобы держать население в повино- вении. Так, в приказе от 8 декабря 1798 г. он требовал от комен- дантов в провинции браТь в восставших деревнях в качестве заложников всех детей в возрасте 12—16 лет и направлять их в распоряжение главнокомандующего.74 73 Подробное изложение договора см.: Г. А. Клейнман. Русско-ту- ренкий союз 1799 г. — Доклады и сообщения исторического факультета МГУ, вып. 3. М., 1945. 74 Correspondance de Napoleon, publiee par orde de I’Empcreur Napo- leon III. T. I —XXXII. Paris, 1858—1870. T. IV, n° 3728. 40
Между тем общее военное положенно становилось для Фран- ции все более сложным. Она потеряла Ионические острова (о. Корфу был тогда накануне падения), была блокирована ЛАальта; возникла новая антифранцузская коалиция; флоты Англии и России господствовали па Средиземном море, Турция готовила большую армию против французского корпуса в Егип- те. В такой обстановке Бонапарт предпринят очень трудный за- воевательный поход в Сирию. Однако этот поход закончился полной неудачен. Поражение французов в Сирии ускорило англо-турецкие операции против них в Египте. 5 июля 1799 г. английский и ту- рецкий флоты высадили у Абукира турецкое войско, взятое на борт на Родосе, численностью в 18—20 тыс. солдат, которым командовал вали Анатолии Кёсе Мустафа-паша. Турецкие вой- ска, обладая численным превосходством, овладели Абукиром и одноименной деревней. Однако Бонапарт, быстро прибывший к Абукиру с шеститысячным отрядом, нанес туркам 25 июля тяже- лое поражение. Почти весь десант был уничтожен, а сам коман- дующий Кёсе Мустафа-паша попал в плен. Несмотря па эту победу, положение французского корпуса в Египте стало безнадежным, и Бонапарт решил, что ему здесь больше нечего делать. К тому же обострение политической обстановки в самой Франции и поражения, которые терпели французские войска от Суворова в Италии, требовали его воз- вращения на родину. 23 августа 1799 г. он покинул Египет, сдав верховное командование остатками французского корпуса гене- ралу Клеберу. После разгрома войска Кёсе Мустафа-паши под Абукиром Селим III приказал великому везиру Юсуфу Зия-паше во главе армии двинуться через Сирию в Египет.75 В ноябре эта армия заняла позиции под Эль-Аришем. По турецким данным опа насчитывала 60 тыс., а по французским — 80 тыс. солдат (вклю- чая и мамлюкских всадников) 76 Клебер, желая покинуть Египет с наименьшими жертвами, добился соглашения с турецким и английским командованием о перемирии.77 На основании этого соглашения турецкие войска вступили в Египет и расположились недалеко от Каира. Однако перемирие было сорвано английским правительством, добивав- шимся полной капитуляции французских солдат и их эвакуации в Англию. Клебер отверг требования англичан. Решив оказать сопротивление, он стянул в Каир всех солдат, оставшихся в его распоряжении (по данным Руссильона, около 10 тыс., Э 3. Ка- 75 Е Z. Karal. SHH, s. 69. 76 Египетская экспедиция. Отрывок из воспоминаний полковника Виго Руссильона (1793—1837). Перев. с франц. Казань, 1890, стр. 64. — В русском переводе Руссильон ошибочно именуется Руссинионом. 77 Полный текст соглашения см.: Абд ар-Ра.хман ал-Д ж а б а р т и, ук. соч., стр. 235—242. 41
рала—20 тыс.), обрушился 19 марта на турецкою армию и раз- громил ее. С остатками своей армии великий везир вынужден был отойти в Сирию. В самый день победы французов над турками в Каире вспых- нуло второе крупное восстание против завоевателей. Оно дли- лось 37 дней. Французы подавили восстание. Тем не менее их положение было безнадежным. В июне 1801 г. английские и турецкие войска окружили Каир.78 Истощенный в беспрерывных боях, страдавший от недостатка продовольствия и от болезней (включая чуму), французский корпус капитулировал. Соответст- вующее соглашение было подписано 27 июня 1801 г.79 31 августа капитулировал гарнизон в Александрии во главе с генералом Мену. В середине сентября 1801 г. остатки французского экспе- диционного корпуса, насчитывавшие треть его первоначального состава, вернулись на родину. В связи с изгнанием французов из Египта султану Селиму III было присвоено звание «гази» («победитель невер- ных»).80 Он был признан вторым завоевателем Египта (первым был Селим I — в 1517 г.). Провал египетской экспедиции заставил Бонапарта искать мира, чтобы получить возможность подготовиться к новым завоеваниям. Обострение отношений между членами антифран- цузской коалиции, особенно между Англией и Россией, помогло ему заключить прелиминарные мирные договоры на выгодных для себя условиях. 1 октября 1801 г. Франция подписала в Лон- доне прелиминарный договор с Англией. Франция дала согла- сие на возвращение Египта Османской империи. 8 октября был подписан договор с Россией и 9 октября — с Османской импе- рией. По договору с Портой Франция также взяла на себя обяза- тельство после ратификации договора эвакуировать все свои войска из Египта и возвратить его Турции. Бонапарт и Талей- ран воспользовались неосведомленностью о положении в Египте турецкого представителя Али-эфенди. Взамен своих ни- чего не стоивших обязательств Наполеон выговорил для Фран- ции существенные льготы. Турция обязал-ась предоставить Фран- ции в Египте такие же льготы, какие будут даны другим госу- дарствам; Франция признала Республику семи островов, но вместе с Россией становилась гарантом ее независимости; вос- станавливались все довоенные договоры между Францией и Турцией, и, как следствие этого, Франция вновь получала все льготы и привилегии в области торговли и навигации, которыми 78 Е. Z. К а г а 1. SHH, s. 69. 79 Текст соглашения см.: Recueil d’Actes Internationaux de 1’Empire Ottoman. Recueillis et publies par Gabriel effendi Noradounghian. T II. 1789—1856. Paris, I960, p 41 (в дальнейшем при цитировании: G. Nora- dounghian, op. cit.). 80 E. Z. Karal. SHH, s. 80. 42
она пользовалась до войны. Помимо того, она получала права наиболее благоприятствуемой нации.81 25 июня 1802 г. был подписан окончательный мирный дого- вор между Францией и Турцией. Он состоял из 10 гласных ста- тей и одной секретной.82 Обе стороны обязались на будущее время в отношениях друг с другом придерживаться политики мира и дружбы. Восстанавливались все довоенные договоры между обеими странами. Французские торговые суда получали доступ в Черное море под собственным флагом. Такое же право обеспечивалось турецким торговым судам во Франции. Послед- ней были предоставлены торговые и таможенные льготы, ко- торых не имели другие государства, включая Англию и Россию Договор предусматривал взаимную гарантию целостности тер- ритории договаривающихся сторон. Дополнительная секретная статья содержала разъяснение: взаимная гарантия владений обеих договаривающихся сторон не означает обязательства Турции поддерживать Францию в ее возможных будущих войнах с другими государствами. Порта может действовать так лишь по собственной воле. Война Турции с Францией в 1798—1801 гг. и заключенные между этими странами договоры в 1801—1802 гг. ярко проде- монстрировали военную и политическую отсталость Турции. 81 Текст договора см.: I. de Testa. Recueil des traites de la Porte Ottomane avec les puissances etrangeres depuis le premier traite conclu en 1536. Vol. I—II. Paris, 1865; vol. 1, p. 495—496; G. Noradounghian, op cit, p 47—48. 82 Текст договора см : G. Noradounghian, op. cit, p. 51—54.
ГЛ АВ Л /// ВОССТАНИЕ ПРОТИВ РЕФОРМ. НИЗЛОЖЕНИЕ СЕЛИМА III. МУСТАФА-ПАША БАЙРАКТАР. ПОБЕДА РЕАКЦИИ I. ПОЛИТИЧЕСКАЯ ОБСТАНОВКА в ТУРЦИИ В 1802—1804 гг. После окончания войны с Францией внешнеполитическое положение Турции в общем стабилизовалось. Англия и Россия, связанные наступательной политикой Бонапарта в Европе, бы- ли заинтересованы в мирных отношениях с Турцией. Правда, попытки Англии закрепиться в Египте после вывода оттуда французских частей вызвали обострение отношений между ней и Портой, однако в марте 1803 г. английские войска вынужде- ны были эвакуироваться из Египта, и отношения между Англи- ей и Турцией нормализовались. Что касается отношений между Россией и Турцией, то они еще более укрепились благодаря соглашению между обеими странами о режиме в Молдавии и Валахии, заключенному в 1802 г., и новому союзному догово- ру 1805 г. (об этом подробно ниже). Внутриполитическая обстановка в империи после франко- турецкой войны внушала Порте большое беспокойство. Полков- ник Себастиани, посланный в 1802 г. с миссией в Стамбул, в своем докладе первому консулу Франции Бонапарту так ха- рактеризовал эту обстановку: «Мятеж и анархия опустошают не только Боснию и Сербию, но почти всю империю. Это госу- дарство, некогда столь грозное, разваливается со всех сторон, и мне кажется очевидным, что его существование подходит к концу».1 Себастиани сделал слишком поспешный вывод, предпо- ложив, что крах Османской империи близок. Тем не менее внутреннее положение Турции действительно было напря- женным. В Европейской Турции, в непосредственной близости от сто- лицы, разбойничали кырджали. Султан был вынужден напра- вить против кырджалийских банд войска «нпзам-ы джедид» под командованием бейлербея провинции Караман Кади 1 1. de Т е s t a, op. cit., t. I, р. 510. 44
Абдуррахман-паши, и они летом 1803 г. нанесли крупное по- ражение кырджали в районе г. Чорлу. Остатки кырджали бе- жали за Балканский хребет и укрылись на территории, где властвовал Пазвант-оглу. Поэтому полностью ликвидировать кырджалпйские банды папю тогда не удалось. Однако с годами кырджалийский бандитизм все более сходил на нет под уда- рами местного, т. е. главным образом болгарского, населения. На ущербе находился и главный покровитель кырджали, один из крупнейших феодалов на Балканах Пазвант-оглу. Ру- мелийские беи,2 а также сербские повстанцы нанесли ему ряд крупных поражений. Пазвант-оглу засел в своем Видине, не проявляя большой активности. Султанские власти его особен- но не беспокоили. В 1807 г. он умер. 2. ПОДЪЕМ НАЦИОНАЛЬНО-ОСВОБОДИТЕЛЬНОГО ДВИЖЕНИЯ НА БАЛКАНАХ. СЕРБСКОЕ ВОССТАНИЕ 1804—1806 гг. Неизмеримо более сложную проблему, чем борьба с феода- лами-сепаратистами, поставило перед Селимом III и его окру- жением революционное национально-освободительное движение угнетенных народов. В первом случае имела место борьба вну- три класса турецких феодалов, которая хотя и отражала про- тиворечия между отдельными его слоями, но не таила в себе роковой угрозы для его господства, так как эти противоречия не носили антагонистического характера. Иное дело — национально-освободительная борьба угнетен- ных народов Османской империи. Ее целью было освобожде- ние от турецкого гнета и создание независимых государств. Ни о каком примирении между угнетенными народами и султан- ским режимом не могло быть и речи. Правящие круги заботи- лись лишь о том, чтобы любыми средствами беспощадно по- давить национально-освободительное движение. В царствование Селима III почти все угнетенные пароды Османской империи в той пли иной форме вели борьбу против своих угнетателей. В Греции, где турецкие каратели потопили в крови восстание, поднятое в 1770 г., борьба все же не пре- кратилась. Ее продолжали партизаны — клефты. В конце XVIII—начале XIX вв. освободительное движение в Греции уси- лилось. Экономической основой этого движения было разви- тие греческой торговли и судоходства. Греческие купцы даже начали вытеснять с Востока французских купцов. Греческая буржуазия все более тяготилась варварским ту- рецким режимом насилия и произвола, не обеспечивавшим не- прикосновенности не только имущества, но и самой жизни. Среди греческих патриотов широкий отклик нашли освободи- 2 П. Н. Орешков, ук. соч., стр. 19. 43
тельные идеи французской революции 1789 г. Возникли тай- ные патриотические союзы — этерин, куда входили богатые купцы, судовладельцы, представители интеллигенции, священ- ники и др. Первая этерия была основана в 1795 г. поэтом и борцом за национальное освобождение Константином Ригасом Велестинлисом (его настоящее имя и фамилия — Антониос Ки- риазис), автором греческой марсельезы. Преследуемый турец- кими властями, Ригас бежал в 1790 г. сперва в Бухарест, за- тем в Вену. В 1797 г., когда Ригас попытался пробраться в Грецию, чтобы принять участие в антитурецком движении, он был схвачен австрийской полицией и выдан Турции. Ригас, вместе с другими этеристами, был казнен в 1798 г. В борьбе с греческим национально-освободительным движе- нием Селим III использовал все средства, даже помощь своего врага Али-паши Янннского. Однако султан оказался бессиль- ным уничтожить стремление греков добиться освобождения. В рассматриваемые годы усилилась национально-освободи- тельная борьба и в Болгарии. И здесь в ее основе лежали преж- де всего экономические факторы. В связи с возросшими возможностями сбыта турецкие феодалы, грубо нарушая обычаи и законы, увеличили повинно- сти крестьян и еще больше их обозлили. В то же время росло число товарных, преимущественно крупных, сельских хо- зяйств— чифтлнков. Среди их владельцев — чнфтликчи — были и болгары. Товарно-денежные отношения проникали и в кре- стьянские хозяйства. На этой основе более интенсивно, чем раньше, начала выделяться из крестьян зажиточная прослойка. Важные процессы происходили и в болгарских городах. Из средоточия турецкой администрации они все больше превраща- лись в центры болгарской торговли, ремесла и мелкого това- ропроизводства. Болгарское население городов увеличивалось, турецкое же сокращалось. Появились новые города (Габрово, Троян, Панагюрнште и др-), расширялась ярмарочная торгов- ля, складывался единый болгарский внутренний рынок. Бол- гарские торговцы начали вести обширную внешнюю торговлю с Малой Азией, островами Архипелага, Бухарестом, Москвой и др. Ускорился процесс формирования и болгарской тор- гово ремесленной буржуазии. В конце XVIII и начале XIX вв. болгарский народ особен- но сильно пострадал от кырджалийского бандитизма и фео- дальной междоусобицы, что усилило желание болгар изба- виться от своих поработителей. В рассматриваемый период на- ционально-освободительное движение болгарского народа, как и у других балканских народов, поднялось на новую ступень. Во главе борьбы становится болгарская национальная буржуа- зия и патриоты, поставившие перед освободительным движе- нием общенациональные задачи. Героическую борьбу за свою свободу вели черногорцы. Су- 46
ровые горные условия их родины позволяли им успешно ве- сти войну с ~урсцкими войсками. В 1792 г. черногорцы вынуж- дены были взяться за оружие, чтобы отстоять свою свободу от покушавшихся на нее турецких феодалов. В 1792—1796 гг. чер- ногорский владыка Петр I нанес несколько крупных пораже- ний скутарийскому паше Кара-Махмуду. Сам паша попал в плен и был обезглавлен. Селим III был вынужден признать независимость Черногории. Наиболее значительным и эффективным было сербское вос- стание, вспыхнувшее в 1804 г. и продолжавшееся II лет. В 1853 г. Ф. Энгельс писал об этом восстании: «Своей тепе- решней внутренней самостоятельностью они (сербы. — А. И.) обязаны одиннадцатилетней отважной борьбе с противником, значительно превосходящим их численностью».3 Восстание началось в конце января 1804 г. в Белградском пашалыке, составлявшем особую административную единицу, включавшую северную Сербию. Остальные сербские земли вхо- дили в смежные пашалыки — Видннский, Боснийский, Руме- лийский и др. Во второй половине XVIII в. население Белградского паша- лыка значительно увеличилось. Этот пашалык имел довольно широкую внутреннюю автономию, поэтому в пашалык сбега- лись христиане из других европейских владений султана. Так. накануне войны 1737—1739 гг. в селах и городах пашалыка жило 80—100 тыс. человек, во время этой войны пашалык опу- стел, в 1740 г. в нем уже было 50—60 тыс. жителей, а в 1804 г.— 180—200 тыс. в селах и 200—230 тыс. в городах, т. е. всего 380—430 тыс. человек.4 С конца XVIII в. положение сербского населения стало рез- ко ухудшаться. В связи с появившейся возможностью широко сбывать продукты сельского хозяйства усилилась эксплуатация крестьян. Представители турецкой знати, янычары и другие за- хватывали крестьянские земли, создавали на них свои хозяй- ства— чифтлики (в сербском произношении — читлукн), а са- мих крестьян заставляли отбывать в них барщину.5 * Процесс почитлучения, т. е. закрепощения сербских кре- стьян турецкими владельцами чнтлуков, сопровождался попранием автономных прав, которые были дарованы сербам султанами еще в XV—XVI вв. Эти права обеспечивали сербам известное внутреннее самоуправление. В каждой сербской де- ревне имелся выборный населением старшина — кнез; в его подчинении находился, также избранный, представитель испол- нительной власти — кмет. В каждом округе (нахнйе) сущест- з К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 9, стр. 34. 4 Историка народа Зугослави]е. Книга друга. Од почетна XVI до кра]а XVIII века. Београд, 1960, стр. 1279—1280. 5 И. С. Достян. Борьба сербского народа против турецкого ига. XV— начало XIX в. М., 1958, стр. 122—124 47
вовали старшие кнезы, которые утверждались в своей должно- сти султаном. Старшие кнезы пользовались привилегиями, в частности освобождались от уплаты налогов. Их должность обычно переходила от отца к сыну. Важнейшими функциями киезов был сбор налогов и обеспечение выполнения сербским населением натуральных повинностей для турецких феодалов и государства. Кроме того, кнезы выполняли полицейские, а не- редко и судебные функции, либо передавали провинившихся сербов для наказания турецкому чиновнику или на суд кади. Сельские кнезы взимали налоги с односельчан по раскладке, полученной от своего старшего кнеза, которому они были под- чинены; в свою очередь старшие кнезы подчинялись белград- скому паше. Кнезы представляли интересы сербов перед ту- рецкой администрацией. Как правило, кнезами в селах были зажиточные крестьяне, а старшие кнезы выдвигались предста- вителями сербской городской знати. Институт кнезов, при всем том, что он в известной степени был частью турецкого административного аппарата, все же существенно облегчал положение сербов, в значительной мере избавлял их от произвола турецкой администрации и способ- ствовал устойчивости сербской общины и сохранению сербами их национальных особенностей. В условиях турецкого произво- ла сербы весьма дорожили пусть малыми, но ценными для них элементами самоуправления, которыми они исстари пользова- лись. Главными нарушителями автономных прав сербов были янычары, особенно владельцы читлуков — чптлук-сахиби.6 Закрепощение крестьян владельцами читлуков, грубое на- рушение автономных прав сербов, разнузданный янычарский произвол в селах и городах, притом тогда, когда создались воз- можности для экономического развития края, усилили и без того сильную ненависть сербов к турецкому режиму. Поэтому, когда в 1787 г. началась новая война между Турцией и Австрией, мно- гие тысячи сербов бежали на австрийскую сторону, где из них, по указанию австрийского императора Иосифа II, был создан добровольческий корпус, так называемый фрайкор (в составе пехоты и кавалерии). Этот корпус сыграл большую роль в завое- вании Белградского пашалыка австрийцами.7 Произвол янычар дошёл до того, что они захватили власть в Белградском пашалыке. Четыре высших командира янычар — дайы (в русифицированной форме — дахии)8 разделили между собой пашалык на четыре части, и каждый дайы стал подлин- ным деспотом в доставшейся ему области. В округа (нахийе) в Сахиб (араб.) — владелец, хозяин. L. Ranke. Die serbische Revolution. Aus serbischen Papieren und Mit- teilungen. 2. Aufgabe. Berlin, 1844, S. 79 8 Так звали своих командиров янычары в Алжире, Тунисе, Триполи; их примеру последовали янычары в Сербии. 18
Султан Селим 111. (Из кн : О. Schlechta-Wssehrd. Die Revolutlonen In Constan tlnopci In den Jahren 1807 und 1808. Wien, 1862).

дайы посла in своих помощников, прозванных кабадайы (по- турецки— удалой, ухарь); последние от себя расставили по се- лам янычар в качестве сельских старост — субаши. Так яныча- ры захватили всю власть в стране сверху донизу. Паша, сидев- ший в Белграде, турецкая администрация, кади лишились вся- кого значения.9 Были лишены своей власти и кнезы. Янычары ликвидировали сербскую автономию. К этому добавилось то, что янычары не только вернули себе свои читлуки, утерянные ими во время упомянутой выше войны, но и создали много но- вых, в том числе п на землях сипахи, а тех из сипахи, которые сопротивлялись, изгнали. В пашалыке установился янычарский террор. В жалобе, поставной султану, сипахи и сербские кнезы писали, что они начисто ограблены янычарскими дайы, кото- рые не щадят ни души, ни религии, ни чести; муж не господин над своей женой, отец—над дочерью, брат над сестрой; жа- лобщики просили султана спасти их.10 В деревнях янычары произвольно увеличили налоги и взимали их в свою пользу, за- хватили крестьянские земли. Они отбирали у крестьян скот, шерсть и другие продукты, предназначенные для продажи, по принудительным низким ценам, а затем перепродавали их втрп дорога.11 Многие сербские крестьяне и жители городов укрылись в лесах, большое число сербов, особенно зажиточных крестьян и торговцев, бежало в южную Венгрию, где уже проживало зна- чительное сербское население. Уже в 1802—1803 гг. началась активная подготовка к воору- женному восстанию против янычар, особенно в двух наиболее экономически развитых нахийе — Валевской и Шумадийской.12 О подготовке восстания стало известно янычарским дайы. Что- бы его предотвратить, янычары в январе 1804 г. учинили рез- ню кнезов, кметов, священников, торговцев и других лиц, по- дозреваемых в подготовке восстания. По одним данным, было убито свыше 70, а по другим — около 150 человек.13 Кроме то- го, янычары убили многих других сербов, в частности таких, на богатства которых зарились. Никто из сербов не был гаран- тирован, что завтра он не станет жертвой янычар. Бесчинства янычар ускорили восстание сербов. Оно вспых- нуло 4 февраля 1804 г. В короткий срок поднялась вся Сер- бия. В каждом округе восставший народ выдвинул своих вож- дей. Вскоре вождем восстания был избран Кара-Георгий, быв- ший торговец свиньями, гайдуцкий вожак, один из командиров фрайкора, организатор сербских чет. На помощь восставшим 9 L. Ranke, op. cit., S. 100; E. Z. К a r a 1. Osmanli tarihi, с. V, s. 104. io L. Ranke, op. cit., S. 100—102. и И. С. Достян, ук. соч., стр. 151. 12 Там же, стр. 155. 13 Там же, стр. 156; История Югославии. Т. I М., 1963, стр 310, L. Ranke, op. cit., S. 104—105. 4 А Д Новичев 49
поспешили бывшие воины фрайкора, оставшиеся в Австрии. Че- рез два месяца после начала восстания войско повстанцев на- считывало уже 28 тыс. человек. Весной 1804 г. сербские повстанцы одержали несколько крупных побед над янычарами. Они захватили ряд городов — опорных пунктов янычар, включая гг. Шабац, Смедерево, По- жаревац, Валево, Рудник и др. Началась подготовка к наступ- лению на Белград, где засели дайы янычар.14 На первых порах движение сербов открыто не было на- правлено против султана и турецкого правительства. Это вид- но из документа, содержащего требования, выдвинутые серб- скими повстанцами в мае 1804 г. и предъявленные Порте: «. ..реайя покорна, а мы лишь противимся тем злодеям, от ко- торых нам пришлось претерпеть великие мученья». Повстанцы требовали: изгнать из Белграда и искоренить дахиев; ликвиди- ровать читлукн; объявить амнистию участникам восстания; со- б подать ферман 1793 г., в котором записаны все налоги реайя, и не вводить новых налогов; обеспечить предоставленное ферма- ном 1793 г. право вновь построить церкви и монастыри, которые были разрушены или сгорели, обеспечить сербам право изби- рать кнезов, которых признать «начальниками реайя»; позво- лить сербам «избрать одного человека верховным [главой] все- го рода сербского .. .и всякое дело, которое касалось бы реайя, любой везир должен был бы улаживать при посредстве этого верховного [главы] сербов»; все налоги, взимаемые с сербов, распределять по округам через их верховного главу, взимать через кнезов, собранную сумму доставлять верховному кпезу для передачи везнру.15 С Изложенный документ показывает, что на первых порах требования сербов не шли дальше автономии. Поэтому Порта не сочла их для себя опасными. Как писал своему министер- ству посланник России в Константинополе Л. Я. Италипскин в донесении от 29 июня 1804 г., реис-эфендп в беседе с австрий- ским интернунцием заявил ему, что «сербы, конечно, были пра- вы, возмутившись против белградских дахиев, их притесните- лей. . ,».16 Одержав крупные победы в освободительной борьбе, по- встанцы в мае 1805 г. выдвинули новые, более широкие требо- вания: предоставить сербам широкую автономию во внутрен- них делах; не назначать больше пагщ; удалить из пашалыка турецкие войска и администрацию; разрешить сербам выбирать не только кнезов в селах и округах, но и верховного кнеза; установит^ твердую сумму ежегодной дани, включив в нее и М N. J о г g a. Geschichte des Osmanischen Reiches. Bd. V. Gotha. S. 154—155. 15 Мемоари проте Marie Ненадовийа. Београд, 1867, стр. 288-—290. Пит. по кн. Хрестоматия по новой истории. М., 1963, стр. 388. 16 ВПР, т. II. М., 1961, стр. 91, док. 34. 50
крестьянские повинности сипахи; сбор дани доверить самим сербам с тем, чтобы через верховного кнеза она передавалась специальному сборщику Порты в Белграде. Эти требования свидетельствовали о том, что сербское восстание против яны- чар переросло в восстание против всего турецкого режима, в восстание за национальную свободу. Прошение сербов было передано султану при посредстве русского посланника Италийского. Султан отклонил требова- ния повстанцев и принял решение подавить восстание. В 1805 г. и особенно в 1806 г. султан направил против сербских повстан- цев крупные воинские силы пашей Боснии, Скутари и других численностью свыше 70 тыс. человек. В борьбе против повстан- цев султанские войска в местах, где еще остались янычары, действовали вместе с ними. Так, новопазарский паша сражал- ся вместе с янычарами под Карановацом.17 Султану, однако, не удалось подавить восстание — его вой- ска потерпели поражение. Порта была вынуждена летом 1806 г. пойти навстречу предложению руководителей сербского восста- ния— возобновить переговоры В результате наметилось согла- шение, по которому Сербия, оставаясь в рамках Османской им перии, получала внутреннюю автономию. Сербия обязачась выплачивать ежегодно дань в размере 1800 кесе, включая и по- винности в пользу сипахи. Порта могла держать в Белграде сборщика дани — мухасснля со 150 солдатами; другим пред- ставителям администрации, сипахи, войскам запрещалось пре- бывание в Сербии. Соглашение с сербами было сорвано представителем Фран- ции Себастиапи, который убедил турецкое правительство в том, что в случае, если соглашение будет подписано, восстанет и Мо- рея, чтобы добиться такой же автономии, какая обещана сер- бам.18 Франция всячески старалась втянуть Россию в войну с Турцией (и вскоре добилась этого), поэтому она выступала и против сербских повстанцев — союзников России. Разрыв переговоров повлек за собой возобновление войны сербов за полное освобождение от турецкого гнета. Повстанцы под руководством Кара-Георгия добились новых больших ус- пехов: в конце декабря 1806 г. они заняли Белград и изгнали оттуда турок. Вскоре, 5 января 1807 г., Турция объявила Рос- сии войну. Начались военные действия; повстанцы получили возможность опереться на открытую поддержку России. В сербском восстании наступил новый этап. В начале XIX в. происходила борьба против турецкого гне- та и на востоке Османской империи. Так, в мае 1805 г. восста- ли жители Каира против произвола паши Египта Хуршид-па- шп и его янычар. Восставшие изгнали янычар, свергли Хуршид- 17 Л. Добров. Южное славянство. Турция и соперничество европей- ских правительств на Балканском полуострове. СПб., 1880, стр. 566—569. 18 N. J о г g a, op. cit., S. 158. 4* 51
нашу п избрали правителем Египта командира албанских от- рядов, ставшего на сторону каирцев, знаменитого впоследствии Мухаммеда Али. В центральной Аравии продолжалось антитурецкое движе- ние местных арабов, руководимое ваххабитами. Под религиоз- ными лозунгами, требовавшими возврата к первоначальному исламу, ваххабиты уже в течение десятилетий вели по сущест- ву освободительную войну против турецкого господства. Руко- водимые эмиром Саудом (1803—1814), они объединили под своей властью почти весь Аравийский полуостров, дошли до западного побережья Персидского залива, заняли (в 1803 г.) Кувейт и Бахрейн и вели также борьбу за присоединение к своим владениям Хиджаза, Ирака и Сирии. 3. НОВЫЕ ПОПЫТКИ РЕФОРМ И ИХ НЕУДАЧА Внутренние политические неурядицы, неспособность старых вооруженных сил обеспечить престиж центральной власти, все усиливавшаяся разнузданность янычар, рост национально-ос- вободительного движения на Балканах и в арабских странах, а также назревавшие внешнеполитические осложнения—все это, вместе взятое, побудило султана Селима III и его единомыш- ленников предпринять новые меры с целью увеличить числен- ность войска «низам-ы джедид». На примере боев этого вой- ска в войне с Францией, а также с кырджали и феодалами-се- паратистами Селим убедился в том, что только оно может слу- жить опорой государству и трону. Усилия султана создать новое войско пока не дали суще- ственных результатов. Главной причиной их малой эффектив- ности было нежелание турок вступать в новое войско, которое комплектовалось исключительно на добровольных началах. Они привыкли вступать в армию лишь в связи с объявлением войны. Поэтому султан решил встать на совершенно необыч- ный для Турции путь и сформировать новые части в порядке принудительного набора. Применение такого метода, да еще в мирное время, по отношению к мусульманам, которые лишь по побуждению собственной совести участвуют в священной войне — джихаде — во имя ислама, считалось недопустимым. Селим III, игнорируя старые турецкие традиции, издал в марте 1805 г. хатт-ы шериф о призыве в городах и крупных деревнях Румелип в «низам-ы джедид» рекрутов из физически крепких молодых людей в возрасте 20—25 лет, включая и яны- чар. Для начала был избран небольшой приморский город Те- кирдаг (Родосто), так как там была расквартирована часть «низам-ы джедид», воевавшая против кырджали. Предполага- лось, что эта часть послужит опорой при наборе рекрутов. Од- нако результаты первого опыта оказались плачевными. Кади, зачитавший перед скоплением народа указ султана, и его по- 52
мощннки были убиты восставшими янычарами и примкнувши ми к ним жителями, а часть «низам-ы джедид» была изгнана из города. Арестные власти других городов Румелпи, узнав о событиях в Текирдаге, даже не решились огласить указ султа- на. Таким образом, первая же попытка Селима III создать новые войсковые части путем принудительного набора потер- пела неудачу. Восстание в Текирдаге и враждебное отношение турецкого населения к принудительному набору в «низам-ы джедид», про- явленное и в других городах, вынудило Селима III временно отступить. Однако он не отказался от своего намерения. Уже весной 1806 г. султан к нему вернулся, побуждаемый к тому боязнью войны с Россией и сербским восстанием, достигшим к этому времени больших успехов. Под предлогом необходимо- сти отразить внешнюю опасность и подавить сербское восста- ние Селим стал сосредоточивать в Румелип войска. В апреле 1806 г. в Текирдаг прибыл с 10 тысячами солдат преданный султану сторонник реформ вали (наместник, губернатор) Сереса (в Македонии) Немант-бей; в Адрианополь были на- правлены части «низам-ы джедид» и конная артиллерия; в ию- ле туда же направился со своим пешим и конным, «по-евро- пейски» обученным войском Кади Абдуррахман-паша, вали Карамана.19 Селим III надеялся, что столь большая армия су- меет подавить любое противодействие и обеспечит осуществле- ние его указа о наборе в войско «низам-ы джедид». Султан, однако, не знал, что одновременно действуют его тайные влиятельные враги, находившиеся в его окружении. Средн них был и великий везир Хафыз Исмаил-паша. Он был тесно связан с крупными феодалами Румелип, противниками реформ — такими, как Пазвант-оглу в Видине и Терсиниклн-ага в Рущуке. В заговоре участвовал и предполагаемый на- следник престола Мустафа. Великий везир предупредил много- численных противников султана в Румелип о том, что против них направляется большая армия под командованием Кади Абдуррахман паши. Противники реформ получили возможность заранее подго- товиться к сопротивлению по пути предполагаемого следования Абдуррахман-паши в городах Силиври, Чорлу, Адрианополь, София. Кади Абдуррахман-паше пришлось вести неожиданные для него бои в трудных условиях, он не мог найти необходи- мого продовольствия и фуража. В ряде городов вспыхнули восстания янычар и поддержавших их жителей. Самое круп- ное восстание произошло в Адрианополе в августе 1806 г. Его подняли янычары. К ним присоединилось много местных жи- телей. Восставшие убили нескольких сторонников реформ. 19 О Schlechta-Wssehrd, op. cit., S. 57—58 — По данным авст- рийского интернунция, это войско насчитывало 12 тыс. человек (см. там же, стр. 58). 53
(Этот мятеж именуется турецкими историками «Эдирнэ вакаа- сы»— «Адрианопольский инцидент»). Аналогичные восстания произошли и в других городах Румелии. В мечетях восставших городов даже перестали поминать имя султана Селима III во время хутбы.20 Кади Абдуррахмаи-паше удалось с боями продвинуться лишь до Чорлу, и он вынужден был повернуть обратно, не дойдя даже до Адрианополя. Многие его солдаты перебежали иа сторон} мятежников. Получив известие о восстании в Ад- рианополе и о неудаче Абдуррахман-паши, растерявшийся сул- тан, встревоженный к тому же слухами о походе мятежников на Стамбул, дал указания наместнику Сереса Исмаил-бею до- биться соглашения с мятежниками. Султан пошел на уступки: отозвал в Стамб}л Абдуррахман-пашу с его войском, назначил великим везпром янычарского агу Хильми Ибрахим-пашу; сто- ронника реформ шейх уль-ислама Ахмеда Эссад-эфенди он за- менил реакционером и консерватором Атаулла-эфендн, кото- рый в скором времени сыграл зловещ} ю роль в его судьбе.21 Уступив реакционерам, Селим III лишь прибавил смелости и решительности своим главным противникам, которые находи- лись в самой столице, в непосредственной близости от него. После восстания в Румелии пропаганда против реформ в столице усилилась. Улемы заявляли, что реформы противоре- чат шариату и закону.22 Они утверждали, что султан возобно- вил в 1805 г. оборонительный союзный договор с Россией про- тив Франции с той целью, чтобы вместе с Россией, «извечным врагом Турции и ислама», уничтожить янычар и заменить их войском «низам-ы джедид». Французские дипломаты в Турции также вели пропаганду против «низам-ы джедид» и использовали в ней тот же мотив, по их главной целью было сорвать союз Турции с Россией и Англией — врагами Франции.23 Англия и Россия, в свою очередь, заметив крен политики Селима III в сторону Франции, старались сорвать реформы Се- лима, чтобы ослабить турецкую армию, в которой они видели бу- дущего противника. Еще в 80-х годах прошлого века А. Петров, исследователь русско-турецкой войны 1806—1812 гг., писал: «Чтобы еще более замедлить и затруднить формирование ту- рецкой армии, англичане немало потрудились над возбужде- 20 I. Н U z и п ? а г ? 111. Me$hur Rumeli ayanlanndan Tirsinikli Ismail, Yilik oglu Suleyman agalar ve Alemdar Mustafa pa?a. Istanbul, 1942; Цит. no kh.: А. Ф. Миллер. Мустафа-паша Байрактар. , стр. 380, прим. 21. — Хутба—мусульманская молитва за правящего государя и всю общину правоверных, читаемая во время пятничного богослужения и в иных пре- дусмотренных исламом случаях. 21 О Schlechta-Wssehrd, op. cit., S. 55—62; А. Ф. Миллер, ук. соч., стр. 122—127. 22 Т. Z. Т u п а у a, op. cit., s. 25. 23 Е. Z. К а г а 1. Osmanli tarihi, с. V, s. 78—80. 54
нием религиозного фанатизма в пределах Турецкой империи. Почва для этого оказалась весьма удобною... Нашлись много- численные противники предпринятых султаном нововведе- ний».24 Ниже мы приведем пример аналогичной пропаганды русского командования в начале русско-турецкой войны 1806 г. Реакционеры старались использовать любой повод, чтобы восстановить массы против Селима (захват ваххабитами в 1806 г. Мекки и Медины; его бездетность; они негодовали по его адресу за то, что он, заместитель пророка на земле, взял на себя роль представителя Наполеона и возложил на грудь его посла в Стамбуле Себастиани орден Почетного легиона).25 Большое недовольство вызвал рост налогов и вздорожание жизни Доходы новой кассы — «ирад-ы джедид», составляв- шие в 1800 г. 50 млн. пиастров, поднялись в 1806 г. до 75 млн. пиастров.26 За время с 1798 до 1802 г. цены на 12 предметов по- требления выросли в столице на 23 процента, а с 1802 до 1806 г. — более чем в два раза.27 Война с Россией и сербскими патриотами чрезвычайно ос- лабила положение Селима III. Она была в числе важнейших причин, обусловивших победу реакции и гибель его самого. 4. РЕАКЦИОННЫЙ ЗАГОВОР. НИЗЛОЖЕНИЕ СЕЛИМА III Русско-турецкая война 1806—1812 гг. подробно освещается в следующей главе. Здесь же необходимо отметить, что в свя- зи с ней значительно усилились позиции противников Селима. Дело в том, что по обыкновению великий везпр Хильми Ибрахим-паша вместе с частью янычар в конце марта 1807 г. отбыл на Дунайский фронт. Его заместителем в столице ока- зался каймакам-капа Кёсе Муса-паша, тайный враг Селима, которого султан почему-то считал своим сторонником. Назван ный каймакам-паша, шейх уль-ислам Топал Атаулла эфенди и двоюродный брат султана принц Мустафа, жаждавший трона, 24 А Петров Война России с Турцией. 1806—1812. Т. I, II. СПб, 1885—1886. Т. I, стр 167 25 О S с h 1 е с h t а - W s s е h г d, op. cit., S. 68—69. 26 A. Juchereau de S a i п 1 - D е п у s, op. cit., t. II, p. 21. 27 Этот подсчет сделан на основании данных о ценах в Константино- поле, обнаруженных в личном архиве посланника России в Константинове ie в 1802—1806 гг. (и в 1812—1816 гг.) А. Я Пталинского Цены на предметы продовольствия были таковы (в пара за окна; 1 пара — ’До часть пиастра, весной 1807 г. один пиастр был равен 50 русским копейкам; окка—1283 г): Хлеб людской......... Мука................. Рис.................. Говядина ............ Кофе................. Сахар египетский . . . 1798 1802 1806 9 12 18 12 16 30 14 20 38 12 38 80 142 180 400 149 160 300 55
составили руководство заговора. Целью заговорщиков бы то свержение с престола Селима III, возведение на него Мустафы, уничтожение всех единомышленников Селима (они же и лич- ные враги реакционеров) и упразднение реформ. Орудием заговора были избраны так называемые ямаки («помощники»), т. е. солдаты вспомогательных войск в гарни- зонах фортов, размещенных вдоль обоих берегов Босфора.28 Они составляли часть янычарского корпуса. Ко времени рас- сматриваемых событий их насчитывалось около 1000 человек.29 Как и все янычары, ямаки были противниками войска «низам-ы джедид». В мае 1807 г. Муса-паша, Атаулла-эфенди п принц Мустафа при посредстве своих агентов повели активную пропаганду сре- ди ямаков, утверждая, что скоро их одепут в форму солдат «низам-ы джедид» и заставят регулярно заниматься воинским обучением. Провокации Муса-паши п его соучастников привели ямаков в крайне возбужденное состояние. Они кричали: «Мы нспокон веков янычары, форму „низам-ы джедид'* не наденем».30 «Я московитом буду, а солдатом „ппзам-ы джедид** не буду».31 25 мая онп восстали— сперва на азиатском берегу, затем на европейском берегу. Были убиты главный инспектор фортов Махмуд Раиф-эфендн 32 и несколько командиров батареи. Муса- паша изобразил восстание как малозначительное нарушение дисциплины, не заслуживающее серьезного внимания. Так он информировал и самого Селпма. В то время как султан и его сторонники бездействовали, ямаки в первый же день восстания, вечером, собрались в до- лине у Бюйюкдере и избрали руководство из шести чаушей (младших командиров), в их числе — Мустафу Кабакчи-оглу, который стал главой мятежников. Восставшие дали клятву действовать дружно, в полном соответствии с шариатом и не расходиться, пока Порта не удовлетворит все их требования. 27 мая восставшие ямаки двинулись из Бюйюкдере в Стам- бул. В пути число восставших значительно увеличилось. Про- двигались они осторожно, боясь нападения войска «низам-ы джедид». Главный, но закулисный руководитель восстания Муса-паша делал все возможное, чтобы устранить опасения сул- тана. Под предлогом не осложнять событий Муса-паша даже добился от Селима согласия на то, чтобы запретить войску «нн- 2В Ямакамн назывались также солдаты гарнизонов вообще. Ямаков в обиходе называли «табиалы», т. е. прислуга при батарее — табиа. Подроб- но о восстании ямаков см.: Tarih-i Cevdet, с. VIII, s. 155—175. 29 Е. Z. Karal. Osmanli tarihi, с. V, s. 81. 30 Ibid., s. 81. 31 T. Z. T u n a у a, op. cit., s. 24. 32 Махмуд Раиф-эфендн был секретарем турецкого посольства в Англии (он получил прозвище «ингилиз» — «англичанин»), затем реис-эфенди, а в 1806—1807 гг. — чрезвычайным инспектором босфорских фортов Он владел английским языком, был образованным человеком, сторонником реформ 56
зам-ы джедид» выходить из казарм. Тем самым слабовольный султан сам упустил из своих рук ту единственную силу, которая могла подавить реакционное восстание и спасти его самого и его дело. В результате интриг все того же Муса-паши к восставшим присоединились артиллеристы, часть экипажа флота и стам- бульские янычары. С перевернутыми котлами — признаком не- довольства султаном — прибыли они на знаменитую Мясную площадь (Эт-майдан), центр стамбульских восстаний, и при- соединились к восставшим. Уже утром 28 мая число бунтовщи- ков достигло 20 тыс. человек, а еще через два дня оно увели- чилось до 50 тыс. Узнав об этом, перепуганный султан 28 мая заявил депута- ции из видных янычар, прибывшей во дворец по его приказу, что если причиной восстания является войско «низам-ы дже- дид», то он тотчас же прикажет его упразднить и готов удо- влетворить другие требования восставших. К этому времени войско «низам-ы джедид» в столице насчитывало около 6 тыс. человек.33 Отныне оно прекратило свое существование.34 Однако мятежники этим не удовлетворились. По внушению скрытых агентов Муса-паши они потребовали казнить 11 круп- ных государственных деятелей — сторонников реформ. Их спи- сок был составлен Муса-пашой и его единомышленниками и тайно передан Мустафе Кабакчи-оглу. Селим выполнял и это требование. Но руководители восстания еще не достигли главной цели — низложения Селима и возведения на трон Мустафы. В резуль- тате их давления восставшие заявили, что они не доверяют Селиму и потребовали, чтобы на престол был возведен Мустафа. Шейх уль-ислам Атаулла-эфенди, который через своих дове- ренных улемов особенно настойчиво предлагал янычарам тре- бовать смещения Селима, издал фетву, одобряющую его низло- жение. 29 мая 1807 г. Селим отказался от престола и напра- вился в кафес, в заточение, а вышедший оттуда 28-летний принц Мустафа сменил его на троне (Мустафа IV).35 Представители мятежников и правительства подписали так называемый шариатский акт (hiiccet-i §eriye), по которому сул- тан дал обещание простить мятежников и предать забвению их участие в восстании, а те в свою очередь обязались повино- ваться правительству и не вмешиваться в государственные де- ла. Обе стороны осудили войско «низам-ы джедид» как неслы- ханное, заимствованное у гяуров новшество, а кассу «нрад-ы 33 Историк Джевдет определил численность регулярных войск, собрав- шихся летом 1806 г. в Стамбуле под командованием Кади Абдуррахмап- паши, в 30 тыс. человек, из них 24 тыс. находились в регулярных частях, сформированных этим пашой (см.: О. Schlechta-Wssehrd, op. cit., S. 33-34). 34 A. Juchereau de Saint-Denys, op. cit, t. 11, p. 140. 35 Tarih i Cexdet, с. VIII, s. 175. 57
джедид» охарактеризовали как средство угнетения, предназна- ченное для обогащения нескольких лиц, цепью которых бы- ло ввести в Турции христианские порядки После издания ука- за султана, утвердившего соглашение, мятежники разошлись по своим местам.36 Мустафа IV царствовал, но не управлял. Этот реакционер и консерватор был ничтожной лнчностыо. Турецкие источники характеризуют его как бездарного, ограниченного и невежест- венного человека, который «не был в состоянии отличить дра- гоценный камень от булыжника».37 Фактическая власть нахо- дилась в руках каймакама Муса-паши, шейх уль-ислама Атаулла-эфенди, тесно связанного с янычарскими руководите- лями, и Кабакчи-оглу, опиравшегося на своих ямаков. Кабакчи оглу получил желаемый пост— главного инспектора на Босфоре. Крупные командные должности получили и его ближай- шие помощники. Несмотря на данное обязательство, Кабакчи- оглу и его помощники каждодневно вмешивались в государст- венные дела. Народным массам реакционный переворот не принес, разу- меется, никакого облегчения. Даже налоги, введенные при Селиме III для нужд нового войска, не были отменены, хотя пе- рестали существовать как само это войско, так и касса «прад-ы джедид».38 Произвол п преступления янычарской вольницы и пристав- ших к мятежникам деклассированных элементов держалп в страхе жителей столицы. Современник событий армянин Арапь- яи писал об их положении: «Много людей, оставив свои дома, бежали в села, на острова. Иные заперлись в своих домах и не выходили на улицу. Замолкли музыкальные инструменты, сазы, барабаны, радость и веселье исчезли. Каждый страдал от сво- его горя, от своей беды; чтобы не видеть всего, что делается, завидовали мертвым».39 В столице началась борьба за влияние между вчерашними союзниками — вдохновителями и вожаками восстания против Селима—Муса-пашон, Атаулла-эфенди и Кабакчи-оглу. Смута перекинулась в армию, стоявшую иа Дунае. Янычары во главе со своим командиром Пехливаном Хюсейн агой отказались по виноваться главнокомандующему армией великому везиру 36 Tarih i Cevdet, с. VIII, s. 182—183 (текст .хюджета см. в приложении № 6 — стр. 354—356), О. Schlechta-Wsselird. op. cit., S 122; M С. В ay sun. Mystafa IV.— Islam Ansiklopedisi (в дальнейшем — JA). c. 8, s 708—709; У Ф Миллер.ук соч , стр 137—138. 37 О Schlechta-Wssehrd, op cit, S. 124 38 A. Juchereau de S a i n t - D e n у s, op. cit, t II p. 142—143 39 Цит. по турецкому переводу с армянского: Kalost Arap} an. Rus- < uk ayam Mustafa Pa$anin hayati ve kahramanhklari Ankara, 1943, s. 6.— В предисловии к переводу большой знаток вопроса проф. II. X. Узунчар шылы дает записям Арапьяпа высокую оценку, как первоисточнику по исто- рии рассматриваемых событий 58
Хпльми Ибрахим-паше, сместили его и сослали в деревню не- подалеку от Русе. Таким образом, Турция оказалась в чрез- вычайно тяжелом положении. Реакционеры, захватившие власть в Стамбуле, привели страну на грань катастрофы. " 5. МУСТАФА-ПАША БАЙРАКТАР. «РУЩУКСКИЕ ДРУЗЬЯ» С этим не могли примириться сторонники Селима III, кото- рым посчастливилось уцелеть от расправы бунтовщиков. К их числу принадлежало собственно все правительство, за исключе- нием великого везира Хпльми Ибрахим-паши, бывшего янычар- ского аги. Отбыв по традиции на фронт, правительство благо- даря этому уцелело. Наиболее активные из его членов стали организаторами борьбы против реакционеров и узурпаторов власти в Стамбуле и возведенного ими на престол султана Мустафы IV. Главной их целью было возвращение на трон Селима III и возобновление реформ. Благодаря благоприятно- му стечению обстоятельств, им удалось найти сторонника и военную опору в лице могущественного русенского аяна Мустафа-паши Байрактара, который вскоре стал центральной фигурой в развернувшемся движении против стамбульских реакционеров. Мустафа-паша Байрактар (1765—1808), родом из Хотина, но выросший в Русе, был сыном янычара. Во время русско-ту- рецкой войны 1787—1791 гг. Мустафа был знаменосцем своей янычарской роты (орта), за что получил прозвище «Байрак- тар», т. е. «знаменосец».40 Благодаря своему уму, храбрости, волевым качествам он пришелся по нраву одному из крупней- ших румелийских феодалов того времени русенскому аяну Исмаил-аге Тсрсиипклп-оглу, и тот приблизил его к себе, сделав казначеем (хазнедаром) и управителем (кетхудой) сво- их дел. Из года в год происходило возвышение Мустафы. В 1803 или 1804 г. он получил в свое управление г. Разград и его округ (по-турецки — Хезарград) и стал аяном. Коренной перелом в жизни Байрактара произошел в авгу- сте 1806 г. в связи с убийством Терсиникли-оглу. Узнав об этом, Мустафа немедленно поспешил в Русе и вступил в борь- бу с претендентами на место русенского аяна. К этому време- ни он уже располагал достаточной военной силой, чтобы побе- лить. Селиму III и Порте ничего не оставалось, как утвердить его на захваченном им посту.41 Арапьян в своей хронике указывает, что Байрактар, будучи 40 В турецких источниках и в большинстве работ турецких авторов вместо слова «Байрактар» употребляется равнозначное «Алемдар» («алем» по-арабски «знамя»). 41 I. Н. U z и п ? а г $ 111. Mustafa Ра$а Bayraktar—IA, с. 8, s. 720; К- А г а р у а п, op. cit., s. 4—5; Подробную биографию Байрактара см.: А. Ф. М и л л е р, ук. соч. 59
русенскпм аяном, старался улучшить положение населения. Он орошал засушливые области, облегчил налоговое бремя. Узунчаршылы, сообщает, что он отменил барщину. Это позво- лило крестьянам, бежавшим от непосильного гнета, вернуться в свои родные места. В городах оживились ремесло и торгов- ля. Байрактар строил дома и караван-сараи. Он повел также успешную борьбу с кырджали п другими бандами, обеспечил на управляемой им территории безопасность.42 Все это способ- ствовало экономическому подъему в его владениях и росту его престижа. С началом русско-турецкой войны значение Мустафа- пашн Байрактара еще более увеличилось. Он располагал срав- нительно большим постоянным войском, насчитывавшим 20— 30 тыс. человек, хорошо вооруженным и дисциплинированным. В случае необходимости, он мог выставить и армию в 40 тыс. человек и, что очень важно, был в состоянии обеспечить ее про- довольствием и фуражом. Байрактар со своим войском оказал- ся главной силой, противостоявшей русской армии на Дунае.43 Порта не могла не посчитаться с этим, и султан назначил Байрактара вали Сил истринского эйялета (по-турецки — Пер- гёню, центр — г. Силистра) и серасксром, т. е. командующим, дунайской армией (русенскпм аяном стал после этого бывший кяхья, т. е. управитель, Байрактара Ахмед-эфенди). Веспой 1807 г. на Дунай прибыл великий везпр Хильми Ибрахим-паша вместе со своими везирами и янычарским вой- ском. Мустафа-паша Байрактар формально оказался в подчи- нении у великого везнра п главнокомандующего, однако на де- ле он нисколько не потерял в своем значении. Байрактар и сре- ди янычар имел большое влияние, чему способствовала не только его собственная принадлежность к янычарскому войску, по и то, что он потьзовался симпатиями ордена бекташи, тесно связанного с янычарским корпусом.44 После свержения Селима III и прихода к власти реакцион- ной клики его противников положение круто изменилось. Пе- ред Байрактаром вплотную стал вопрос об отношении к собы тиям в Стамбуле и к новым правителям его страны. Ранее Бай- рактар был противником Селима III и даже выступал против его реформ с оружием в руках. В связи с русско-турецкой вой- ной состоялось примирение между Селимом и Байрактаром. В качестве командующего дунайской армией Байрактар имел достаточно возможностей убедиться в полной непригодно- сти янычар, в их распущенности и в необходимости иметь хо- 42 К. Агару an, op. cit., s 4—5; I. Н. Uzun^ar^ili. Mustafa Pa$a Bayraktar, s. 721. 43 O. Schlechta-Wssehrd, op. cit., S. 131; А. Ф. Миллер, ук. соч., стр. 195. 44 Scmseddin Sami. Kamus iil-alam, с. VI, 1897, s. 4307; H. Dj S i r u n i Bayrakdar Moustafa Pacha et Manouk bey, «prince de Moldavie». — «B»lca- nia>, Bucarest, 1943, v. VI, p. 60. CO
рошо обученное, дисциплинированное войско. Это заставило его изменить отношение к реформам Селима и к самому султану. Поэтому он отрицательно отнесся к перевороту в Стамбуле и к новому султану Мустафе IV. II когда янычары в Силистре во главе со своим агой задумали убить всех сто- ронников реформ, находившихся в ставке, Байрактар поспе- шил туда с 5 тыс. своих солдат и помешал осуществить заду- манное злодеяние. Здесь состоялась первая встреча Байрактара с вновь назначенным Мустафой IV великим везиром и главно- командующим Челеби Л1устафа-пашой. Встреча была холодной и неприязненной. Байрактар сам претендовал на пост великого везира и был обижен тем, что его обошли, а Челеби Мустафа- паша увидел в нем своего соперника и противника.45 Байрактар вернулся в Русе. С тех пор его резиденция пре- вратилась в центр, куда сбежались сторонники Селима, кото- рые в лице Байрактара нашли мощного союзника. Из них пять крупных государственных деятелей сыграли в дальнейших со- бытиях видную роль: бывший первый секретарь великого вези- ра (мектупчу) Мехмед Тахспн-эфенди; инспектор продовольст- венного снабжения дрмии, питомец военно-инженерной школы Мехмед Эмин Бехидж-эфенди; заместитель государственного казначея (баш мухасебеджи), в недавнем прошлом директор военно-инженерной школы в Стамбуле, затем главный инспек- тор артиллерии и саперных войск Сейид Абдулла Рамиз-эфен- ди; бывший «министр внутренних дел» (кяхья-бей) Мустафа Рефик-эфендп и бывший «министр иностранных дел» (реис- эфенди), а несколько ранее — посол Селима III в Париже Мехмед Сейид Галиб-эфенди. Названные пять человек образовали тайный политический и организационный центр подготовки переворота. Турецкие ис- торики дали этому узкому кружку название «рущукских дру- зей» (ru§<;uk у агат). В деятельности кружка принимали уча- стие еще русенский аян Ахмед-эфенди и ближайший советник Байрактара, участник всех его торгово-финансовых дел, армя- нин Манук Мирзаянц, или Манук-бей, как звалн его турки. Манук-бей был доверенным лицом Байрактара. Осуществление плана «рущукских друзей» было связано с большими трудностями. Нельзя было вызвать в Стамбуле по- дозрения о существовании подобного плана, так как Мустафа IV и его правительство уничтожили бы Селима III и весь план провалился бы. Более того, нужно было убедить сво- их врагов, что Мустафа-паша Байрактар предан новому султа- ну, готов стать его опорой и ликвидировать зависимость его и Порты от янычар и ямаков. Успеху плана способствовало дей- ствительное желание султана и Порты обезвредить ямацкую вольницу и их вожака Кабакчи-оглу. Кроме того, Байрактар 45 I. Н. U z и в 9 а г § 111 Mustafa Pasa Bayraktar, s. 721. 61
был известен как противник селимовскнх реформ и ие возбуж- дал подозрений. «Рущукским друзьям» во главе с Мустафа-пашой Байрак- таром благоприятствовали и внешние обстоятельства: в начале июля 1807 г. на фронтах русско-турецкой войны прекратились военные действия. Они возобновились лишь в апреле 1809 г. (об этом подробно — в следующей главе). В сентябре 1807 г. великий везир Челебн Мустафа-паша отбыл со своей немного- численной армией на зимние квартиры в Эдирне. Мустафа-па- ша Байрактар остался полным хозяином в своей большой об- ласти и начал готовить войско для выполнения плана, разра- ботанного «рущукскпми друзьями». Вскоре в его распоряжении была 25-тысячная армия.46 «Рущукские друзья» Мустафа Рефпк-эфендн, назначенный реис-эфенди, Галиб-эфенди и Тахсин-эфенди, собравшиеся в Эдирне, убедили великого везпра в необходимости вызвать сю- да Байрактара с войском, чтобы добиться отстранения заме- стителя великого везира в Стамбуле Тайар-пашн, который стремился занять его пост. Чтобы создать противовес Байрак- тару, в котором он также видел претендента на свое место, ве- ликий везир вызвал в свою ставку других румелнйских аянов с войском. «Друзья» не замедлили поставить об этом в извест- ность Байрактара, и он поспешил в Эдирне во главе 10-тысяч- пого войска, не дожидаясь приглашения великого везира.47 К этому времени он успел получить сведения, что русское ко- мандование не собирается в июне (1808 г., когда кончался срок перемирия, заключенного в Слободзее) начинать военные дей- ствия. Теперь оставалось осуществить последний, но решающий этап похода на Стамбул — внешне все под тем же основным предлогом спасения султана Мустафы IV от произвола ямаков и янычар. «Друзьям» удалось убедить великого везира напра- виться в Стамбул, не дожидаясь разрешения султана, на чем он вначале настаивал. Великий везир лишь взял с Байрактара слово вернуться в Русе после того, как в столице будет наве- ден порядок. Решили, что поход будет совершаться в глубокой тайне и в быстром темпе. В ночь на 14 июля 1808 г. великий везир со своим военным кабинетом, его войско и войско Байрактара в глубокой тиши- не снялись с лагеря и направились в Стамбул. Днем раньше доверенный человек Байрактара аян крепости Пынархисар Хаджи Алп-ага по приказу Байрактара с отрядом в 80 чело- век ворвался в форт Фанар на европейском берегу Босфора (Румели-Фапар), резиденцию Кабакчи-оглу, вытащил Кабакчи- 46 К. Л г а р у а п, op. cit., s. 7. 47 О. Schlechta-Wssehrd, op. cit., S. 147. — Данные о численно- сти этого войска расходятся. Арапьян указывает 25 тыс.; Л. Джевдет говорит лишь о 5—6 тыс. (Tarih-i Cevdet, с. VHI, s. 294). 62
оглу из гарема и убил.48 Отрубленная голова всесильного во- жака ямаков была немедленно отправлена Мустафа-пашс Бай- рактару. Дерзкий налет отряда, посланного Байрактаром, и убийст- во Кабакчи-оглу вызвали большую тревогу в правительстве и у султана. Но она не шла ни в какое сравнение с тем смятени- ем, которое охватило правящие круги, когда 15 июля они полу- чили извещение о подходе большой армии к Стамбулу. Султан, вынужденный считаться с фактом, надеясь к тому же под влия- нием сделанных ему внушений, что армия поможет ему укре- пить свою власть, послал великому везиру предложение при- быть с армией в Стамбул. 18 июля войска Байрактара н великого везира подошли к столице. Янычары вошли в Стамбул и разместились в своих ка- зармах, а великий везир и Байрактар со своими войсками раз- били лагерь под Стамбулом. На следующий день султан, шейх уль-пслам, каймакам и другие крупные сановники отправились в лагерь Дауд-паша, где в торжественной обстановке великий везир вручил султану священное знамя пророка (в мирное время это знамя — санд- жаки шериф — хранилось во дворце, а в военное время нахо- дилось при ставке главнокомандующего). Внешне ничто пока не говорило о надвигающихся грозных событиях. Мустафа-па- ша Байрактар, по обычаю, пал ниц перед султаном и поцело- вал ему ногу. Султан преподнес Байрактару подарки. Но уже здесь судьба султана и его клевретов висела на волоске: Рамиз-паша, самый радикальный, решительный н дальновид- ный из «рущукских друзей», предлагал арестовать Мустафу IV по его прибытии в Дауд-пашу, немедленно направиться с вой- ском в Стамбул и восстановить на престоле Селима III. Но Байрактар отказался от этого предложения, считая подобные действия коварными и низкими. 21 июля Мустафа-паша Байрактар с частью своего войска в несколько тысяч пеших и конных солдат впервые появился в столице. По его требованию султан сместил шейх уль-ислама Атаулла-эфенди, уволил н сослал еще нескольких крупных са- новников и улемов — противников Селима. Сам Байрактар был наделен такими высокими полномочиями, что вся гражданская и военная власть оказалась у него в руках. Великий везир Челеби Мустафа-паша был низведен на положение пешки. Ущемленный великий везир сделался злейшим врагом Байрак- тара и пытался было от него избавиться, но успеха не добился. Рефик-эфеиди известил о его происках Байрактара, находив- шегося при войске в лагере. Рамиз-эфенди убедил Байрактара в необходимости немедленно приступить к решительным дей- ствиям. 48 К. Агар у an, op. cit., s. 8; Н. Uzunfar$ili Mustafa Ра$а Bayraktar, s. 723. 63
Утром 28 июля во главе 15-тысячного войска Байрактар вступил в Стамбул и направился прямо к Бабыали (зданию Порты), окружил его (одновременно сюда же подошел при- бывший по приглашению Байрактара аян Биледжика в запад- ной Анатолии Кальонджу Али-ага с отрядом в 2 тыс. чело- век),49 сместил великого везира Челебн Мустафа-пашу и от- правил его под арест в свой лагерь под Стамбулом. Вслед за этим Байрактар со свитой и войском двинулся к султанскому дворцу, чтобы выполнить главную цель «рущук- ских друзей» — восстановить Селима на троне. Но неожиданно он встретил сопротивление — султан со своими придворными заперся в своих внутренних покоях. В то время, когда Байрак- тар вел переговоры, требуя, чтобы его допустили к султану, по приказу последнего Селим III был задушен. Мустафа IV при- казал также убить своего брата принца Махмуда, чтобы ос- таться последним отпрыском османской династии и сохранить за собой трон. Но верные принцу люди оказали вооруженное сопротивление и дали возможность Махмуду выбраться через камин на крышу. Убедившись в бесплодности переговоров, Байрактар прика- зал взломать ворота, ворвался в султанские покои, начал ис- кать Селима и неожиданно наткнулся на его обезображенный труп (Селим был физически сильным человеком и долго со- противлялся своим убийцам, которых было около 20 человек). Потрясенный Байрактар зарыдал, упал на труп султана, начал целовать его руки и ногн, зализывать его раны Он поклялся, что уничтожит убийц Селима III. Байрактар низложил Мустафу IV с престота и провозгла- сил султаном его брата, уцелевшего от расправы Махмуда (Махмуд II). Новому султану было в это время 23 года. Сво- им великим везпром Махмуд II назначил Мустафа-пашу Бай- рактара. Как говорилось выше, Мустафа-паша Байрактар сосредото- чил в своих руках всю полноту власти. Среди везиров важней- шие посты еще до переворота занимали «друзья», кроме Рамиза. Вскоре он был назначен командующим флотом — капудан-пашой. Таким образом, власть полностью перешла к «рущукским друзьям». Байрактар не забыл своей угрозы разделаться с убийцами Селима III — он ее начал осуществлять уже в самый день го- сударственного переворота и продолжал долгое время спустя. Он обрушил свой гнев на фаворитов Мустафы IV и ямаков. В первые же дни своего везирства Байрактар казнил 300 че- ловек.50 Среди казненных были и злейшие враги Селима III — 49 О. Schiechta-Wssehrd, op. cit., S. 67 (источником для автора служила «История» Асыма—Tarih-i Asim). К. Арапьяп сообщает, что в отряде Али-аги было 7 тыс. человек (К. А г а р у a n, op. cit., s. 9). 59 Е. Z. К а г a I. Osmanii tarihi, с. V, s. 89. 64
Мустафа-паша Байрактар. (Из кп О. Schiechta-Wssehrd. Die Revolutlonen In Constautinopel in den Jahren 1807 und 1808).

бывшие каймаками Муса-паша и Тайяр-паша, хотя они и не принимали участие в убийстве Селима III. Бывший шейх уль- ислам Атаулла-эфендп и многие улемы, пользовавшиеся как высшие представители духовного сословия неприкосновен- ностью жизни, были сосланы. Ямаки были лишены жалованья и разогнаны. Суровыми мерами, беспощадно уничтожая воров, Байрактар навел порядок в столице. Капитан А. Г. Красиокутскии, при- бывший в Константинополь в первой половине ноября 1808 г., пишет в своем дневнике, что «в городе все были довольны по- рядком, установленным Мустафою пашою; во всех домах вы- хваляли его поступки и беспристрастную его строгость».51 Но главной целью «рущукскпх друзей» во главе с Байрак- таром было возобновление селнмовскнх реформ и создание большого регулярного, дисциплинированного и обученного по европейскому образцу войска. Для выполнения этой цели и преодоления неизбежного сопротивления янычар, улемов и са- новников-консерваторов Байрактар и его единомышленники до- бивались поддержки крупных анатолийских и румелийских феодалов. Позиция дружественного нейтралитета и даже одоб- рения, занятая частью крупных феодалов к перевороту 28 июля, позволяла надеяться, что такая поддержка будет получена. Для обсуждения состояния государственных дел и обсуж- дения проектов их упорядочения великий везир, по совету «рущукскпх друзей», созвал расширенное заседание Высо- чайшего дивана, на которое пригласил крупных аянов, дере- беев, улемов, высоких светских сановников и пр.52 На совещание съехались многие крупные феодалы Анатолии и Румелии, однако прибыли лишь две трети приглашенных. Не прибыли и не прислали своих представителей паши Карса, Эрзурума, Дамаска, Багдада, Кипра, нс было также видин- ского аяна и др.; Али-паши Янинский сам не явится, а прислал своего представителя. В совещании участвовали шейх уль-пслам, кадиаскеры Ру- мелии и Анатолии, янычарский ага, командиры артиллеристов, минеров и др. Паши и аяны прибыли со своими войсковыми отрядами и расположились под Стамбулом. Общая численность этих отря- дов составляла около 70 тыс. человек.53 51 Дневные записки поездки в Константинополь Александра Григорье- вича Краснокутского в 1808 году, самим им писанный. М., 1815, стр 25. 52 Текст приглашения см.: Tarih i Cevdet, с. IX, s. 275, док 1 5з Это число указывает Арапьян (К. А г а р у a n, op. cit, s 15); проф. 'зуичаршылы принимает эту цифру (см. там же, предистовие, стр. VII); А Ф Миллер, основываясь на донесении агента Прозоровского из Констан- тинополя, пишет, что «вместе с войсками Байрактара, лагерь провинциаль- ных феодалов под Стамбулом насчитывал 180 тыс. бойцов» (А. Ф Ми л- т е р, ук. соч., стр. 284). Несомненно, агент Прозоровского сильно преувели- чил численность лагеря. 6л 3 Л. Д. Новичев
Султан ласково принял всех участников совещания, угостил обедом с музыкой и другими увеселениями. Совещание открылось 29 сентября 180b> г. Великий везир Мустафа-паша Байрактар произнес вступительную речь. Он на- помнил собравшимся о попытках Селима III создать повое, обу- ченное войско,. сорванных янычарами (к их числу Байрактар отнес и себя). Но опыт войны убедил его в правоте Селима, так как противник располагал хорошо обученными солдатами, знающими свое дело офицерами, единым командованием. После свержения Селима и возвращения старых порядков состояние турецкой армии еще более ухудшилось. Империи при быв- шем султане Мустафе IV грозило полное разрушение. Воздав хвалу новому султану, Байрактар призвал собравшихся объеди- ниться в тесный союз для укрепления империи и избавления ее от грозящей катастрофы и сообща обсудить меры, которые не- обходимы для достижения этой цели.34 Совещание закончилось в первой декаде октября 1808 г. принятием так называемого «союзного пакта» (sened-i ittifak).’5 Участники пакта обязались прекратить взаимные распри, не посягать па владения друг друга, защищать султана и его пра- вительство в случае восстаний против них, оказывать беспреко- словное повиновение великому везиру как заместителю султа- на (если же великий везир допустит злоупотребления, то участ- ники пакта вправе выступить против него и требовать устранения), заботиться о нормальном поступлении налогов в казну, не допускать злоупотреб тений и притеснения населения при сборе налогов. Паши и аяны обязались в подвластных им областях соз- дать путем регулярного рекрутского набора воинские части по образцу столичной, которая будет создана; новые воинские ча- сти пашей и аянов должны рассматриваться как правительст- венные войска. Янычары, сопротивляющиеся формированию но- вого войска, должны быть ликвидированы. На совещании было принято решение создать новое войско, по не под названием «низам-ы джедид», которое резало слух янычарам и консерваторам, а под названием «секбан-ы джедид» (sekban-i cedid).54 55 56 Так как секбанами или сейменами называ- лись янычарские стрелки, то такое название — так казалось Байрактару и его друзьям —не вызовет опасений у янычар, тем 54 Речь Байрактара см.: Tarih-i Cexdet, с. IX. s. 5—6; О. Schlechta- Wssehrd, op. cit., S. 184—186; A. Juchereau de S a i n t - D e n у s. op. cit., t. II, p. 201—207; А. Ф. Миллер, ук. соч., стр. 284—286. 55 Пакт датирован второй декадой шабапа 1223 г. хиджры, т. е. 2—10 октября 1808 г. См.: О. Schlechta-Wssehrd, op. cit., S. 185. —Па стр. 185—188 автор подробно излагает содержание пакта. Полный текст пакта (введение, семь статей и притожение) см.: Tarih-i Cevdet, с. IX. s. 278, док. 2. 56 Секбап — название некоторых янычарских частей; досчовно означает «псарь» (слово персидское, турецкое произношение — сеймеп). CG более, что войско «секбап-ы джедид» формально должно было составлять восьмой очаг янычарского войска. «Союзный пакт» подписали все присутствующие — великий везир, шейх уль-ислам, янычарский ага, высокие сановники, провинциальные наместники, аяны, деребеи и т. д. Султан ут- вердил его особым указом. Было установлено, что каждый но- вый великий везир и шейх уль-ислам должны присоединяться к пакту. Острие пакта было направлено против янычар, еще раз об- наруживших во время войны свою полную непригодность. Тем не менее совещание не приняло постановления о ликвидации янычарского корпуса, хотя Байрактар внес такое предложение. «Союзный пакт» мог бы способствовать реформам и улуч- шению положения государства, если бы провинциальные паши, аяны, деребеи принимали всерьез свои обязательства. Но этого не было. Во второй половине октября большая часть провин- циальных участников совещания вместе со своими войсками от- правилась домой. Только Кади Абдуррахман-паша, в недавнем прошлом командующий войсками «низам-ы джедид», остал- ся в столице со своими тремя тысячами воинов. При дворе к «союзному пакту» отнеслись холодно. Здесь- его рассматривали как покушение на суверенитет султана, ко- торое по необходимости нужно временно терпеть и при пер- вой возможности от него избавиться. Сам султан был того же мнения, и постепенно начала проявляться отчужденность по отношению к Байрактару и все усиливающаяся ненависть к провинциальным крупным феодалам.57 Между тем «рущукские друзья» во главе с Банрактаром, добившись принятия «союзного пакта», энергично начали со- здавать войско «секбан-ы джедид» (другое название «талим- ли секбан» — «обученные секбаны»). На первых порах оно должно было насчитывать по 5 тыс. человек пехоты и конни- цы. «Новым секбанам» было установлено более высокое жа- лованье по сравнению с янычарами и лучшее питание. Это бы- ло сделано с целью привлечь в войско секбанов молодых яны- чар. Было разрешено принимать в это войско и христиан. Расходы по организации и содержанию нового войска ло- жились на государство. Поэтому под другим названием была восстановлена и касса «ирад-ы джедид». Чтобы пополнить эту кассу средствами, не вводя новых налогов, было решено вы- плачивать япычарам жалованье в размере 50 процентов. Для этого им было предложено в течение 40 дней обменять старые билеты, по которым янычары получали жалованье, так назы- ваемые эсаме, на новые — 50-процентного достоинства. Эсаме, не предъявленные к обмену в течение этого срока, аннулиро- вались. В первые же дни обмена казна за счет аннулирован- 57 О. Schlechta-Wssehrd, op. <jit., S. 189—190.
пых эсаме получила экономию в размере 100 тыс. акче в день.53 Следует отметить благожелательное отношение Байракта- ра к христианским подданным империи. Он изъял у откупщп ков взимание личного налога (харад?ка) с христиан и пере- дал греческому и армянскому патриархам, запретил бранную кличку «гяур», поощрял деятельность крупных торговцев и саррафов (сарраф — меняла, банкир; как правило, саррафы были и ростовщиками) из христиан, со многими из них он под- держивал личную связь. Перспективной была и внешняя политика Байрактара п «рущукских друзей». Они понимали опасность для Турции ин- триг Наполеона и его дипломатов в Стамбуле, понимали, что эти интриги привели Турцию к войне с Россией. Байрактар предвидел опасности, которыми чревата эта война для Турции и стремился к скорейшему заключению мира с Россией. Одна- ко он встретил много препятствий на этом пути, в том числе и нежелание мира, проявленное тогда Россией. Политика Байрактара и его друзей натолкнулась на со- противление тех реакционных сил, которые сорвали реформы Селима III и уничтожили его самого, — янычар, улемов, кон- сервативных сановников, фанатичной черни. Своим личным по- ведением Байрактар еще более озлобил их: он третировал са- новников, аянов, деребеев, улемов, проявлял жестокость в об- ращении с населением, смертная казнь была при нем наиболее часто применяемой формой наказания; Байрактар завел об- ширный гарем, часто устраивал пиры с обильными возлияниями, окружил себя роскошью. 6. ГИБЕЛЬ БАЙРАКТАРА. ПОБЕДА РЕАКЦИИ. ПРИЧИНЫ ПРОВАЛА РЕФОРМ Положение Байрактара со дня на день ухудшалось. Боль- шую часть своих войск, приведенных из Русе, он направил об ратно, чтобы отразить нападение видинского паши на Русен- скую область. В его непосредственном распоряжении осталось всего 6—7 тыс. человек, включая около 4 тыс. «новых секба- пов». Да и эти войска были расквартированы в различных ча- стях города и быстро собрать их в случае опасности было очень трудно Кроме этого войска Байрактар мог рассчиты- вать на 3 тыс. бойцов Кади Абдуррахман-паши. В создавшейся опасной обстановке Байрактар проявлял полную беспечность. Он не внимал никаким сигналам о надви- гающемся восстании и приходил в ярость, когда ему об этом говорили. Шел месяц мусульманского поста рамазана. Байрак- тар хотя и предчувствовал недоброе, был все же уверен, что 58 Ibid., S. 191—192.— По официальному курсу 1 пиастр стоил 80 акчс, по рыночному— 120. 68
янычары не осмелятся поднять восстание в дин священного ме- сяца и не принял мер предосторожности. Тем временем подстрекатели восстания распространили ложный слух, будто Байрактар и его «рущукскпе друзья» (враги прозвали их «яран маран» — уагап maran — «друзья ехидны») намерены сразу же после праздника уничтожить янычарский корпус и улемов — «опору религии и государства». Командиры янычар тотчас собрались на совещание и вынесли решение убить великого везира Мустафа-пашу Байрактара (разумеется, имелись в виду и его сторонники). Командир янычарского корпуса Гпритли Ахмед-ага не согласился с этим, за что был зарублен янычарами. Восстание против «рущукских друзей» во главе с Байрак- таром и их реформ вспыхнуло в ночь с 14 на 15 ноября 1808 г. Вначале число восставших янычар не превышало 450 человек,59 по затем оно быстро увеличилось. Толпа мятежников уже в ты- сячу человек окружила дом Байрактара. Великий везир спал, но был разбужен выстрелами. Байрактар, отрезанный от внеш- него мира, не мог известить своих друзей о своем положении и вызвать помощь. Его охрана разбежалась. С ним осталось всего 15 охранников.60 Тем не менее Байрактар решил оборо- няться. Он надеялся, что друзья поспешат ему на помощь. Предложения сдаться, которые ему делали янычары, он с гне- вом отвергал, сопровождая свой отказ бранью в адрес своих врагов. Байрактар перебрался в каменную башню, находив- шуюся во дворе гарема.61 Он оборонялся более 12 часов По- мощь извне так и не пришла. Между тем около 500 янычар стали ломиться в башню че- рез крышу и заднюю стенку. Байрактар понял, что настали его последние минуты, но решил как можно дороже продать свою жизнь. Он пустился иа хитрость и заявил осаждавшим его янычарам, что согласен сдаться, но при условии, чтобы его же- ны, невольницы, слуги и солдаты охраны, которых он перевел с собой в башню, получили свободу. Байрактар добился этого (с ним остались лишь одна наложница и евнух, которые не за- хотели его оставить). Затем Байрактар потребовал, чтобы за ним пришел командир 42 роты янычар, к которой он был при- писан. Командир явился и был застрелен Байрактаром в упор. Разъяренные янычары усилили свой натиск. Все возможности обороны были исчерпаны. Тогда Байрактар сделал свой по- следний выстрел — в бочку с порохом. Башня взлетела на воз- дух. Под ее обломками иашли смерть более 300 янычар.62 По- 59 К. А г а р у а п, op cit, s 17. 60 ibid., s. 28. 6i Такие башни (по турецки — махзен или махаза) строились почти во всех деревянных домах. В них во время пожара прятали имущество и цен- ности. 62 L Н. Uzun;ar$ili. Mustafa Ра$а Bayraktar, s. 726; Е. Z. Kara!. Osmanli tarilii, с. V, s. 95. 69
гиб и сам Байрактар. Это произошло 15 ноября 1808 г.63 Но в этот момент мятежники еще не знали, что их главного врага уже нет в живых. Они думали, что ему удалось скрыться и очень боялись этого. В то время как толпа янычар осаждала башню, в которой засел Байрактар, другая группа мятежников рыскала по го- роду в поисках его сторонников, чтобы расправиться с ними. Средн убитых в тот же день, когда погиб Байрактар, были и «рущукскнс друзья» Тахсин-эфенди и Рефпк-эфендн. Бехидж- чфенди, живший невдалеке, услышал выстрелы в доме Рефпка и скрылся. Он был схвачен и казнен год спустя. Единственным из «рущукских друзей», кто в течение всех дней мятежа вел с бунтовщиками борьбу, был Рамиз-паша. Фактически он вместе с Кади Абдуррахман-пашой возглавлял се. Оба они решили все силы употребить на спасение Махмуда II, так как в случае его гибели Мустафа IV остался бы последним отпрыском османской династии и неизбежно вновь занял бы престол. Рамиз-паша отдал приказ кораблям флота открыть артиллерийский огонь по резиденции аги янычар и соседним кварталам, а сам поспешил во дворец.64 Туда же прибыл с регулярным войском из Скутари Кади Абд^ррахман- паша, а также большая часть морской пехоты и артиллерии. Ни султан, пи Рамиз-паша и Абдуррахман-паша не сделали по- пыток вызволить Байрактара из беды, хотя они не знали о том, что он уже погиб. Они заняли оборонительную позицию. Однако обстоятельства очень скоро заставили султана, Ра- миза и Абдуррахмана пашей отказаться от своей оборонительной позиции, так как возникла необходимость устроить вылазку за продовольствием, чтобы накормить собравшихся во дворце. Во время вылазки произошли кровавые стычки с янычарами. Яны- чары понесли большие потери и пришли в ярость. Собравшись на площади ипподрома, они заявили, что не хотят Махмуда II и требуют восстановить на престоле Мустаф} IV. Утром 16 ноября янычары вместе с примкнувшими к ним сторонниками нз гражданского населения двинулись против сул- тана Махмуда II. На этот раз султан, Рамиз-паша и Абдуррах- ман-паша действовали быстро и решительно. В тот же день по приказу султана был убит его брат Мустафа IV. Таким образом, уже не Мустафа IV, а Махмуд II остался единственным отпры- ском османской династии и тем самым прочно обеспечил себе престол. В тот же день была предпринята успешная атака про- тив бунтовщиков Янычары сражались с такой яростью, что, по словам турецкого историографа Джевдета, казалось, будто они сражаются против внешнего врага, а не против собственного 63 И. X. Узунчаршылы (см.: Н. Uzun;ar$ili, op. cit., s. 726) пишет, что это произошло 16 ноября (27 рамазана). 64 К. А г а р у а и. op. cit., s. 21. 70
султана.65 Краснокутский записал в дневнике своп впечатления о боях 16 ноября: «Кровопролитие и бунт продолжаются; жа- лостные вопли повсюду слышны. Хотя в Пере и сегодня все спокойно, но горящий Константинополь приводит в ужас... Пушечная и ружейная стрельба не умолкают ни на минуту. Казармы и янычарские дома горят, и мечети в пламени... В Константинополе все пылает от пожара; бедственное и ужас- ное зрелище! Уже более четырех тысяч домов сгорело, окровав- ленные трупы бросают в море. Несколько тысяч сделались жертвою меча н огня».66 Регулярных войск было в несколько раз меньше, чем бун- товщиков. Из 5 тыс. солдат, которые имелись во дворце, в боях против бунтовщиков участвовали 4 тыс. под командованием храброго Суленман-аги. Тем не менее они нанесли янычарам . начительный урон (свыше 2 тыс. человек убитыми;67 были среди них жертвы н от артиллерийского огня с кораблей). Ряды восставших поредели. Гражданские участники мятежа в боль- шом числе разошлись по домам. Их примеру под различными предлогами последовали и многие янычары. В этот переломный момент, когда победа была близка, султан пошел на примире- ние со своими опасными противниками, которые в предвидении полного разгрома послали во дворец депутацию к султану, со- ставленную из улемов и янычар, чтобы пообещать повиновение, если султан их простит. Султан держался примирительно. В разговоре с депутацией он между прочим сказал, что его браг Мустафа IV скончался. Тем самым Махмуд II дал понять, что остался последним и единственным представителем османской династии. Он согласился удовлетворить просьбу депутации, обе- щал на другой день объявить амнистию; но вместе с тем он угрожающе заявил, что в случае, если янычары не будут пови- новаться, он готов решительно продолжать борьбу, даже если сгорит весь Стамбул. Затем последовали приказы Сулейман- аге и флоту прекратить стрельбу. Казалось, что восстанию положен конец, и 17 ноября будет уже мирным днем. Но именно в этот день, с утра, оно разгоре- лось с повой силой. Случилось так, что бунтовщикам удалось привлечь на свою сторону моряков и артиллеристов. Тем самым янычары намного усилились за счет своего противника. В этот же день был обнаружен среди обломков башни труп Байрак- гара. Ликованию бунтовщиков не было границ. Наконец-то они убедились в гибели своего самого ненавистного и опасного врага. Они приволокли обгоревший, но не обезображенный труп 85 Tarih-i Сех det, с. IX, s. 38, О Schlechta-Wssehrd, op. cit., S. 218. 66 Дневные записки .. Л. Г. Краснокутского, стр. 39 (у автора дата ука- зана по старому стилю — 4 ноября). 67 О. Schlechta-Wssehrd, op. cit., S. 221 (по данным австрийского интернунция; по сведениям Джевдета, несомненно, преувеличенным,— 5 тыс.). 71
Байрактара на Мясную тощадь, подвесили его за ноги, сунули в рот трубку. Три дня висел труп Байрактара на потеху яныча- рам и черни, а затем был брошен в яму у Семибашенного замка. Осмелевшие янычары перешли в наступление. Численность восставших резко возросла. Уже не янычары, а сам султан искал с ними примирения, не он им, а они ему поставили условия мира: ему был предъявлен список лиц, подлежащих казни, и требование упразднить войско «секбан-ы джедид». В проскрип- ционном списке был даже шейх уль-ислам, но улемы решитель- но воспротивились его казни. Список возглавляли Рамиз-паша и Кади Абдуррахман-паша. Пока шли переговоры, янычары учинили великое буйство: они сожгли казармы «нового войска» в Скутари и Левенд-чифт- лике, уничтожили все, что нашли, не только в казармах, но и в окружающих их домах — вещи, оружие, скот, птицу. Янычары намеревались также сжечь все новые и большие дома в Пера (Бейоглу), но артиллеристы уговорили их этого не делать.68 Уцелевшие «новые секбаны» частью бежали, частью были пере- биты. Мухмуд II капитулировал и принял требования янычар. Он был спокоен за свой трон и за свою жизнь, так как никого, кро- ме него, не осталось из представителей османской династии.69 Уничтожить же янычар он тогда не собирался. Этой цели не ставили себе тогда и «рущукские друзья». Рамиз-паше и Кади Абдуррахман-паше ничего не. оставалось делать, как бежать. Махмуд II дал свое согласие и даже помог им в этом. Рамиз- паша бежал в Русе, а оттуда в Россию; Кади Абдуррахман- паша скрылся в Алайе (Малая Азия), где его сын был намест- ником. Но через несколько месяцев он был схвачен султанскими солдатами и убит. Поражение Селима III, Мустафа-паши Байрактара и других сторонников реформ было результатом их слабости и ошибок. Узок был тогда круг сторонников даже этих ограниченных ре- форм. Селим III и Байрактар добивались соглашения с круп- ными феодалами, между тем только уничтожение феодальной системы могло способствовать усилению начавшегося уже в конце XVIII в. процесса формирования новой социальной базы турецкого общества и обеспечить успех реформ. Победа реакционеров в немалой степени была обусловлена недовольством масс новым налоговым бременем, которое взва- лил на них Селим, чтобы иметь средства для проведения реформ. В числе важнейших причин провала реформ была реакцион- ная, колонизаторская политика Селима III в национальном воп- росе. Стремясь всеми средствами подавить сербское и другие 68 К. А г а р у а п, op. cit., s. 25. 89 Правда, янычары ие останавливались перед мыслью об устранении Махмуда II и обсуждати кандидатуры на престол. 72
национально-освободительные движения, султан ради этого пошел на союз со своими злейшими врагами — янычарами и феодалами-сепаратистами. Селим и его окружение даже пыта- лись расширить свои колониальные владения за счет Иониче- ских островов. Реакционная политика в национальном вопросе еще более ослабила позиции султана. Большой вред де ту реформ нанесли реваншистские устрем- ления суттана, — ими воспользовался Наполеон, чтобы толкнуть Турцию на безнадежную для нее войну с Россией. Если к сказанному добавить нерешительность султана Се- лима III и беспечность Мустафа-паши Байрактара, то в основ- ном будут исчерпаны причины, вызвавшие неудачу предприня- тых ими реформ. И все же усилия реформаторов не пропали даром. Прошло около трех десятилетий и посеянные ими семена дали значи- тельные всходы. Успех турецкой реакции в 1807—1808 гг. ока- зался временным. Неумолимые законы истории делали свое дело, и новое, в той степени, в какой это определялось реаль- ным соотношением классовых сил, взяло верх над старым, отжившим свой век.
ГЛАВА IV ВОИНА МЕЖДУ РОССИЕЙ И ТУРЦИЕЙ В 1806-1812 гг. 1. РУССКО-ТУРЕЦКИЕ ОТНОШЕНИЯ В 1802-1806 гг. Чтобы понять причины, вызвавшие новую войну между Рос- •сией и Турцией, необходимо проследить развитие русско-турец- ких отношений в 1802—1806 гг., не упуская при этом из виду состояние международных отношений в эти годы. Мирные договоры, завершившие войну между Францией и второй коалицией, не принесли подлинного мира. Превращение Франции в крупнейшую военную державу мира, сосредоточение власти в руках честолюбивого Наполеона (сперва в качестве пожизненного консула—август 1802 г., а затем в качестве «импе- ратора французов»—май 1804 г.), его бесцеремонное хозяйни- чанье в Европе до крайности обострили международную обста- новку. Отношения между Францией и Англией — наиболее мощ- ными странами Европы—'оставались напряженными. Враждебно относились к Франции Австрия и Пруссия. Вес более холод- ными становились и отношения между Францией и Россией. Запахло новой войной. Политика Франции ставила под угрозу позиции, завоеван- ные Россией на Средиземном море, вызвала большую тревогу в русском правительстве и положила конец его колебаниям между Англией и Францией, которые имели место во второй по- ловине 1801—первой половине 1802 гг. В сложившейся ситуа- ции политика России преследовала следующие цели: обеспечить своп южные территории от возможного удара французских войск со стороны побережья Ионического моря через Балканы и дунайские княжества; сохранить позиции России на Иониче- ских островах; не допустить нарушения Турцией договора 1799 г., обеспечивающего России свободу прохода ее военных судов через проливы и закрытие проливов для военного флота 74
нечерноморских стран (к последним относились тогда все госу- дарства, кроме Турции и России),1 Удовлетворительное решение указанных выше задач требо- вало мирных отношений с Турцией. Именно этого и добивалось тогда русское правительство, если иметь в виду основную линию его политики, а не субъективные высказывания отдельных пред- ставителей правящих кругов, включая и самого царя. Об этом с полной убедительностью свидетельствуют многочисленные документы. В инструкции посланнику в Константинополе Л. Я. Ита- лийскому, датированной 11 сентября 1802 г., Александр I тре- бовал от него сохранить «в рассуждении Порты положение ми- нистра дружественнейшей с нею державы.. ,».2 В свою очередь Селим III в письме Александру I от 30 июля 1802 г. выражал дружеские чувства к России, «с кото- рой связан тесным союзом»; можно упомянуть и заявление ренс-эфенди, сделанное В. С. Томаре в октябре 1802 г., о том, что «твердое предположение Порты есть держаться государя императора (Александра. — А. Н.) и Англии, но наипаче е. в-ва.. ,».3 Осложнение в русско-турецких отношениях вызывали произ- вол турецких властей и их ставленников — господарей в Молда- вии и Валахии. Население страдало от непосильных податей. Валахия вдобавок подвергалась частым опустошительным на- бегам банд видинского паши Пазвант-оглу. Княжества обра- щались за защитой к русскому правительству, и Россия, чтобы сохранить и укрепить здесь свое влияние, неоднократно оказы- вала им покровительство. Александр заявил, что если будут продолжаться набеги «бунтовщиков п разбойников» в Валахию и особенно если нм подвергнется Молдавия, то «может быть, дол- жен буду я двинуть некоторое число войска моего за Днестр в намерении изгнать из обоих княжеств сих варваров и защи- тить их от совершенной гибели».4 По поводу положения в княжествах Александр I обращался и непосредственно к Селиму III. Так, в письме султану от 7 августа 1802 г. («Великолепнейший и искреннейший великий мой приятель, султан Селим!») Александр I вновь настаивал на том, чтобы были прекращены «неслыханные поборы» с на- селения со стороны господарей княжеств.5 1 В письмах к т\ редкому представителю в Париже Галиб-эфенди в июле 1802 г. Талейран требовал обеспечить Франции свободу прохода ее военных с\дов в Черное море якобы для того, чтобы охранять французские торговые суда от нападения корсаров. Талейран даже добивался включения соответ- ствующей статьи в мирный договор между Турцией и Францией (см.: ВПР, т I. М., 1960, стр. 717, прим. 194). 2 ВПР, т. I, стр. 284, док. НО. 3 Там же, стр. 306, док. 118. Донесение В С. Томары Присутствую- щему в Коллегии иностранных дел В. П. Кочубею от 13 октября 1802 г. 4 Там же, стр. 232—233, док. 84. 5 Там же, стр. 276. док. 104. 75
Требования России относительно режима дунайских кня- жеств были изложены в ноте В. С. Томары Порте от 2 августа 1802 г. и заключались в следующем: установить срок правления господарей Молдавии и Валахии (досрочное смещение госпо- даря допускалось лишь в том случае, если совместной провер- кой представителей России и Турции будет доказано, что он совершил преступление); освободить княжества от уплаты дани в течение двух лет; обязать господарей восстановить местную милицию для обороны от набегов, предпринимаемых с право- бережья Дуная; назначать на административные должности в княжествах тотько местных бояр; отменить все новые налоги и повинности в натуре или в деньгах, введенные после 1783 г., и др.6 В результате переговоров, происходивших в июле—сентябре 1802 г., 24 сентября этого года между Турцией и Россией было достигнуто соглашение по вопросу о режиме в дунайских кня- жествах, которым требования России были в основном удовлет- ворены. Учитывая, что Молдавия и Валахия входили в состав Осман- ской империи, русское правительство не настаивало на заклю- чении двустороннего акта, как оно этого добивалось вначале,7 а уступило настояниям Порты оформить результаты соглашения в виде двух султанских указов — хатт-ы шерифов, — одного для Валахии и другого для Молдавии. Оба указа были датированы 24 сентября 1802 г., т. е. днем, когда было подписано русско- турецкое соглашение.8 Обстановка в Европе продолжала накаляться. Борьба за гегемонию между Англией и Францией продолжалась. В мае 1803 г. дипломатические отношения между обеими странами были прерваны и между ними возобновилась война. Под давле- нием английского правительства Турция особой декларацией от 20 сентября 1803 г. заявила о своем нейтралитете в войне меж ту Англией и Францией.9 Однако нейтралитет не избавил Порту от давления, с одной стороны, Франции, с другой — Англии и сблизившейся с ней России. Обе враждующие стороны стремились вовлечь Турцию в свой лагерь. Французские дипломаты не скупились на обеща- ния вернуть Турции Крым и другие перешедшие к России тер- ритории, советовали Порте закрыть проливы для русских воен- ных судов и вместе с тем настойчиво добивались открытия их для французских военных кораблей. Россия, в свою очередь, настаивала, чтобы Порта отклонила эти домогательства Франции.10 6 Там же, стр. 252—254, док. 95. 1 Там же, стр. 275, док. 103. 8 Тексты хатт-ы шерифов на французском языке см.: G. Noradoung- h i a n. op. cit., p. 56—57. 9 Ibid., p. 69. 10 ВПР, t. I, стр. 551—552, док. 231. 76
Турция опасалась французского вторжения в се европей- ские владения.11 Боязнь угрозы со стороны Франции побудила Порту и правительство России в первой половине 1804 г. начать переговоры о продлении русско-турецкого союзного договора от 3 января 1799 г., хотя его срок истекал лишь в 1807 г. Россия стремилась не только сохранить свои старые привилегии по договору 1799 г., но и вовлечь Турцию в новую антифранцуз- скую коалицию. Однако Порта настаивала на том, чтобы дого- вор носил лишь оборонительный характер и не обязывал Тур- цию участвовать в войне против Франции. В конце декабря 1804 г. Россия выработала проект нового союзного договора с Турцией.12 За некоторыми исключениями он был воплощен в договоре, подписанном обеими сторонами. В апреле 1805 г. был заключен англо-русский союз, направ- ленный против Франции и составивший основу для третьей антифранцузской коалиции, сложившейся в августе того же года в составе Англии, России, Швеции и Австрии. Осенью в Европе вновь разгорелась война. В этих условиях участники коалиции были особенно заинтересованы в привлечении Турции на свою сторону. Новый русско-турецкий союзный оборонительный договор был подписан 23 сентября 1805 г. Он состоял из преамбулы, 15 гласных и 10 секретных статей. В первой гласной статье ука- зывалось, что «отныне у них будут общие друзья и общие враги». Статья “2-я предусматривала взаимную помощь вооружен- ными силами в случае, если какая-либо из сторон подвергнется нападению. Если из-за отдаленности театра военных действий такая помощь не могла быть оказана, она заменялась денеж- ной помощью, по усмотрению стороны, подвергшейся нападению. Следующие статьи конкретизируют обязанности сторон при выполнении основных условий договора. Статьей 13-й стороны гарантировали «друг другу целостность их владений в их ны- нешнем состоянии». Срок договора был установлен в 9 лет (ст. 14). Центр тяжести договора определяли его секретные статьи. В них действия французского правительства характеризовались как захватнические, агрессивные, которые «привели к наруше- нию политического равновесия и сделали ненадежным положе- ние всех государств, которым угрожают агрессивные действия с его стороны...». Особо отмечалось «наличие у него намерений в планов, направленных против владений Блистательной Порты». Предусматривалось, что в случае, если Россия вступит в антифранцузскую коалицию, Турция будет действовать совместно с ней или по крайней мере предоставит ей помощь, 11 Там же, стр. 723, прим. 275. •2 Изложение проекта см.: ВПР, т. II, стр 677—678, прим. 157. — Алек- сандр I утвердил проект 29 декабря 1804 г. 77
предусмотренною 2-й гласной статьей настоящего договора. Одновременно Турция обязалась обеспечить проход через про- ливы военным судам, которые будут направлены русским пра- вительством в Средиземное море в течение войны. Обе стороны «согласились рассматривать Черное морс как закрытое и не допускать появления в нем никакого военного судна или капер- ского корабля какой бы то ни было державы». Стороны обяза- лись оказать сопротивление попытке любой державы проник- нуть туда силой оружия. Некоторые секретные статьи подтверждали обязательства Турции в отношении Ионической республики и др.13 Договор был ратифицирован Селимом III 11 октября и Алек- сандром I — 31 октября 1805 г.14 Русский проект договора содержал в секретной части спе- циальную статью, которая предусматривала облегчение поло- жения христианских подданных Турции, проживающих в евро- пейских провинциях, и уравнение их в правах с мусульманами (не считая личного налога харадж, который платили немусуль- манс). Но султан не согласился принять эту статью, и Алек- сандр I уступил. Французские дипломаты направили свои усилия на то, чтобы сорвать русско-турецкий договор. Они опирались на сторонни- ков союза с Францией в руководящих кругах Турции. Сам сул- тан Селим III был удручен тем, что вынужден был подписать договор. Он был по-прежнему убежден, что главную опасность для Турции представляла Россия, а с Францией нужно жить в дружбе.15 Коренные изменения в политику Турции внесли новые победы Наполеона в Европе, особенно его победа над австрийской и русской армиями под Аустерлицем (ныне Славков, Чехослова- кия) 2 декабря 1805 г. Порта решила признать Наполеона императором. «Нельзя нс признать императором человека, раз- бившего двух императоров», — сказал Селим. Для передачи акта признания и поздравления Наполеону с победой под Аустерлицем в Париж был направлен чрезвычайный посол Ахмет Мухиб-эфенди.16 Однако Наполеон хотел от Турции гораздо ботьшего, чем признание и поздравления, а именно разрыва ее союза с Рос- сией и другими странами третьей коалиции и присоединения к Франции. Такая цель была поставлена им перед Себастиани, который в 1806 г. вновь был направлен послом в Константино- поль.17 13 Полный текст договора см.: ВПР, т. II, стр. 584—589 (на француз- ском языке) и стр 589—594 (на русском) И Там же, стр. 695, прим. 305. '5 Е. Z. К а г a I, SHH, S. 90. 16 Ibid., s. 91. 17 Ibid., s. 92. 78
Новые победы французской армии в Европе способствовали росту престижа Франции в глазах султана и его правительства и усилению влияния французских дипломатов в Константино- поле. В результате французского давления Турция, нарушив до- говор от 23 сентября 1805 г., заявила об отказе пропускать через проливы русские военные корабли. Нотой от 20 апреля 1806 г. реис-эфенди просил Италийского довести до сведения своего правительства «о желании султана, чтобы русские военные суда не проходили более через проливы».18 Осенью 1806 г. пролив был закрыт для военных кораблей России.19 Вскоре по совету посла Наполеона в Константинополе султан сместил господарей Молдавии и Валахии — Александра Ипсиланти и Константина Мурузи. Однако по требованию России они были восстановлены на своих постах.20 Разгром Наполеоном 14 октября 1806 г. под Пеной и Ауэр- штадтом прусской армии, вступление Наполеона в Берлин и оккупация Пруссии французскими войсками произвели на Порту огромное впечатление. Наполеон лично известил Селима о своей победе под Иеной. Султан, в свою очередь, поздравил Наполео- на по этому поводу.21 Порта уверовала в непобедимость Фран- ции и решила не уступать требованиям России соблюдать дого- вор о пропуске ее военных кораблей через проливы. Султан медлил с ответом на ноту русского правительства от 6 сен- тября 1806 г., умышленно затягивал переговоры. Наполеон ему советовал объявить России войну. Играя на его реваншистских настроениях, он обещал Селиму вернуть Турции Крым. Султан с удовлетворением принимал такие обещания, по войны с Рос- сией боялся. 2. НАЧАЛО РУССКО-ТУРЕЦКОЙ ВОЙНЫ. КАМПАНИЯ 1807 г. Не получив ответа на свою ноту, Александр 1 28 октября 1806 г. отдал приказ командующему Днестровской армией ге- нералу И. И. Михельсону переправиться через Днестр с корпу- сом в 20 тыс. человек и временно занять княжества.22 В ноябре приказ был выполнен. Вступив в Молдавию, генерал Михельсон обратился с воз- званием «ко всем начальствующим лицам в дунайских кня- жествах и за Дунаем по поводу произведенного вступления русских войск в пределы Турции». Михельсон мотивировал вторжение тем, что Турция, поддавшись интригам Франции, 18 С. Горяйнов. Босфор и Дарданеллы. СПб., 1907, стр. 7. 19 I. de Testa, op. cit., vol. II, p. 280. 20 А. Петров, ук. соч., т. I, стр. 33. 21 Е. D. D г i a u 11. La politique orientale de Napoleon. Sebastiani et Gardane (1806—1808). Paris, 1904, p. 68—69. 22 А. П e т p о в, ук. соч., т. I, стр. 66. 79
нарушила свои обязательства. Генерал попытался использо- вать недовольство части населения Турции реформами Селима. В его воззвании говорилось: «Достоверно известно, что Бона- парте, под предлогом помочь султану уничтожить своевольных янычар и усмирить всех недовольных учреждением нового в Турции регулярного войска, под именем низама, намеревается ввести в Румелию французскую армию, чтобы беспрепятственно занять владения Порты и провозгласить себя императором Востока». Все это, говорилось в воззвании, вынудило Россию временно занять княжества, чтобы «вразумить султана и спасти его империю от безграничного честолюбия Бонапарте».23 Русское командование установило связи с сербскими пов- станцами н оказывало им военную помощь, главным образом оружием и деньгами, но также и вооруженной силой. Франция воспользовалась оккупацией княжеств, чтобы ускорить войну между Турцией и Россией. Но Порта, зная сла- бость своей армии и тяжелое положение страны, продолжала медлить. Лишь после того, как сербские повстанцы в конце декабря 1806 г. овладели Белградом, Себастиани удалось добиться от султана объявления войны России.24 Это произошло 5 января 1807 г. В этот день султан опубликовал манифест, в котором всю вину за возникновение войны возлагал на Россию. В мани- фесте султан обвинил Россию в том, что она захватила султан- ские владения Крым и Грузию, способствовала восстанию сер- бов, хозяйничала в Ионической республике, Молдавии и Вала- хии и пр.25 Султан издал особые указы, призвавшие мусульман к непримиримой войне «с гяурами». Против сербов был двинут 20-тысячный корпус.26 К этому времени русские войска уже занимали всю Бесса- рабию, Молдавию и Валахию, за исключением крепостей на Цунае — Измаила, Браилова и Джурджу.27 На первых порах Россия не преследовала широких военных планов. Намеченные ею военные меры скорее были предназ- начены для того, чтобы оказать на Порту давление и принудить ее подписать мир на приемлемых для России условиях и вов- лечь Турцию в четвертую антифраицузскую коалицию. Англия в русско-турецком конфликте заняла сторону Рос- сии. К этому ее побуждали обязанности союзника по антифран- цузской коалиции, но прежде всего собственные интересы, обус ловленные борьбой с самым опасным ее врагом — Францией. 25 января 1807 г. английский посол в Константинополе 23 Там же, стр. 91. 24 Там же, стр. 121. 25 Там же, стр. 124—128; полный текст манифеста на французском языке см. там же, прим. 15. 26 Там же, стр. 129. 27 В документах того времени эта крепость часто именуется Журжа. 80
Арбатнот, опираясь на присланную в его распоряжение военно- морскую эскадру, предъявил Порте ультимативные требования: возобновить военный союз с Англией, немедленно выслать из Константинополя французского посла Себастиани, передать Англии крепости в Дарданеллах, размещенные здесь батареи, выдать ей турецкий военный флот и уступить России Молдавию и Валахию. Однако энергичный и ловкий Себастиани сумел убе- дить Порту отвергнуть ультиматум английского посла. 29 ян- варя Арбатнот вместе со всем составом посольства покинул Константинополь.28 Военные действия русской армии на Дунайском фронте (они открылись 24 февраля 1807 г.) па первом этапе войны проте- кали вяло и были направлены главным образом на овладение крепостями — Измаилом, Браиловом и Джурджу. Для решения больших стратегических и даже оперативных задач сил русской дунайской армии было недостаточно: по списочному составу она насчитывала всего 38 500 человек и 13 рот артиллерии.29 Что касается турецкой армии, то на бумаге она была велика. Турция якобы могла выставить, включая отряды, содержавшие- ся пашами в провинциях на собственный счет, 266 тыс. солдат пехоты и кавалерии (в том числе сипахийской, феодальной, конницы 132 тыс.), около 15 тыс. артиллеристов и сверх того около 60 тыс. человек в иррегулярных отрядах.30 На деле Порта такой армией не располагала. В армии великого везира, сосре- доточенной под Силистрой, числилось под ружьем не более 30 тыс. человек. Сверх того в войске Мустафа-паши Байрактара насчитывалось около 7 тыс. пехотинцев и 12 тыс. конников. В армии великого везира царили беспорядок, апатия, беспеч- ность; она была плохо вооружена, солдаты дезертировали сот- нями.31 Из-за ошибок командования русская армия не добилась в кампанию 1807 г. крупных успехов. Войска были за- няты осадой крепостей, на это бесплодно тратились время и силы. Но несмотря на несколько штурмов, Измаил, Браилов и Джурджу не были взяты русскими войсками. Неудачи постигли и корпус генерала Гудовича на Кавказ- ском фронте. Этот корпус состоял всего из двух дивизий общей численностью в 22 тыс. человек. Одна дивизия была занята борьбой с горцами, а другая — всего лишь 11 тыс. солдат — должна была действовать против турок, Ирана и охранять Гру- зию.32 Гудович предпринял наступление на Карс, Ахалкалаки и 28 J W Zinkeisen. Geschichte des Osmanischen Reiches in Europa. Bd. VII. Hamburg, 1863, S. 428—430. 29 Михайловский-Данилевский Описание турецкой войны в царствование императора Александра, с 1806 до 1812 года, ч. 1. СПб., 1843. стр. 38. 30 А Петров, ук. соч., т. I, стр. 130—132, 279. 31 А Ф. М и л л е р, ук соч., стр. 165. 32 М и х а й л о в с к и й - Д а н и л е в с к и й, ук. соч., стр. 73. 6 А. Д. Новнчев 81
Поти (в марте — мае 1807 г.), но успеха не добился. Но и се- расксру турецкой армии на Кавказском фронте эрзурумскому паше Юсуфу Зия-пашс нс удалось вторгнуться в Грузию и зах- ватить Тбилиси. В сражении у р. Арпа-чай 19 нюня 1807 г. 6 тыс. русских солдат нанесли крупное поражение 20-тысячному войску Юсуфа Зия-паши, и его наступление провалилось.33 С весны 1807 г. активизировали свои действия против турок сербские повстанцы. Отношения с Портой были прерваны. На скупщине, созванной Кара-Георгием в Белграде, было решено продолжать освободительную войну в союзе с Россией. В кампанию 1807 г. Россия не прилагала усилий, чтобы начать большую войну за Дунаем. Ее внимание было приковано к западному фронту, где Наполеон одержал крупные победы над прусской армией и вступил в Берлин. 27 ноября того же года он занял Варшаву. Французские войска приближались к русским границам, и это сильно тревожило правящие круги и общественность России. Сложившиеся трудные обстоятельства вынуждали русское правительство не искать новых территорий за счет Турции, а добиваться восстановления отношений, существовавших до войны. Чтобы принудить Порту к скорейшему заключению мира, была задумана совместная операция прорыва через Дар- данеллы средиземноморской русской эскадры, которой коман- довал вице-адмирал Д. Н. Сенявин, и английской эскадры вице- адмирала Д. Т. Дакворта. Командующий английской эскадрой, находившейся ближе к Дарданеллам, чем русская, попытался выполнить операцию один, не дожидаясь Сенявина. 19 февраля 1807 г. английская эскадра прошла через плохо обороняемый Дарданелльский пролив и бросила якорь у Принцевых островов, в 15 км от Кон- стантинополя. 21 февраля английский посол Арбатнот, находив- шийся на корабле командующего эскадрой, предъявил Порте ультиматум: выдать англичанам турецкий военный флот и шестимесячный запас кораблестроительных материалов, при- знать контроль Англии над проливами, выслать французского посла из Константинополя, согласиться на пребывание русских войск в Молдавии и Валахии до заключения мира.34 Однако английская операция потерпела полный провал. Порта по совету Себастиани затянула переговоры с Арбатнотом, а тем временем население столицы под руководством француз- ских инструкторов надежно укрепило свой город, Босфор и Дар- данеллы. Английская эскадра оказалась в западне и вынуждена была поспешно покинуть Принцевы острова, потеряв при проходе 33 А. Петров, ук. соч., т. I, стр. 308—310, 315—319. 34 V. J. Р urey а г. Napoleon and the Dardanelles. Berkeley and Los Angeles, 1951, p. 142. Цпт.: no ВПР, t. III. M., 1963, стр. 740, прим. 356. 82
через Дарданеллы около 300 человек убитыми и ранеными от огня турецких береговых батарей.35 Наполеон не преминул воспользоваться успехом Себастиани, дабы укрепить влияние Франции. В письме Селиму III от 3 апреля 1807 г. он писал: «Мой посланник сообщает мне о прекрасном поведении и храбрости константинопольских мусуль- ман при отражении наших общих врагов. Ты показал себя достойным потомком Селима (Первого. — А. И.) и Сулеймана. Ты просил у меня несколько офицеров, я посылаю их тебе. Я жалел, что ты не просил у меня несколько тысяч человек: ты просишь у меня только 500; я приказал им отправиться в путь. Начальнику моих войск в Далмации я отдаю приказ послать тебе оружие, амуницию и все, что ты просишь. Подобный же приказ я отдаю в Неаполе». В заключение Наполеон писал, что он не заключит мира с Англией и Россией без того, чтобы «все договоры, вырванные насильно у Порты во время бездействия Франции, были взяты обратно».36 Прошло всего три месяца после того, как были наппсаны эти слова, и Наполеон предал своего «союзника». После провала дарданелльской операции английская эскад- ра направилась к египетским берегам и высадила десант в 7 тыс. солдат, который 17 марта захватил Александрию (Англичане намеревались оказать помощь мамлюкам, разбитым Мухамме- дом Али). И эта операция англичан потерпела крах. Мухаммед Али нанес им крупное поражение. Англичане укрылись в Алек- сандрии, но не выдержали длительной осады и 14 сентября 1807 г. капитулировали.37 38 На этом фактически участие Англии в войне с Турцией закончилось. Незадолго до отплытия эскадры Дакворта в Египет она повстречалась с эскадрой Сепявина, который торопился к Дар- данеллам, чтобы вместе с англичанами совершить намеченный прорыв к турецкой столице Сенявин предложил повторить опе- рацию совместными силами, но Дакворт отказался, поэтому Сенявин ограничился тем, что 22 марта 1807 г. занял о. Тенедос (совр. Бозджаада), расположенный недалеко от Дарданелл, и блокировал этот пролив,33 тем самым лишив Константинополь возможности получать средиземноморским путем продовольст- вие. Турецкий флот дважды сделал попытку прорвать блокаду, но оба раза потерпел поражение от эскадры Сенявина: первый 35 A Juchercau de S a i п t - D е п у s, op. cit., t. II, p 52—54, 75—76; E. Z. Karal, SHH, s. 97—113 E В. Тарле. Экспедиция адмирала Д. Н. Сенявина в Средиземное море (1805—1807). М., 1954, стр. 91—94. 36 История XIX века. Под ред Лависса и Рамбо. Перев с франц. 2-е изд Под ред. Е. В. Т а р л е Т. 2. VI, 1938, стр. 159- 37 Е. Z. К а г а 1. Osmanli tarihi, с. V, s. 54. 38 Е. В. Тарле. Экспедиция адмирала Д. Н. Сенявина.., стр. 97—98 (здесь дата занятия острова указана по старому стилю). 6* 83
раз у Дарданелл (22—23 мая 1807 г.) и второй раз — у Афон- ской горы (1 июля того же года).39 В то самое время, когда Сенявин одерживал победы на море, русское правительство прилагало усилия склонить Тур- цию к миру. Для непосредственных переговоров о мире с тур- ками в эскадру Сенявина был направлен специальный уполно- моченный полковник К. О. Поццо ди Борго. В письме к нему министра иностранных дел А. Я. Будберга от 24 марта 1807 г. содержались следующие основные условия мира: Турция должна восстановить действие довоенных договоров с Россией и возоб- новить союзный договор с Англией; Россия совместно с Англией гарантирует целостность Османской империи; Порта обязуется удалить французского посла из Константинополя, превратить Сербию в вассальное княжество и предоставить ему внутрен- нюю автономию. Россия была готова заключить сепаратный до- говор, если Англия, руководствуясь своими особыми соображе- ниями, откажется от договора с Турцией.40 С большим трудом русскому уполномоченному удалось уста- новить контакт с командующим турецким флотом и направить 9 июня 1807 г. одновременно письма великому везиру и реис- эфенди, содержавшие предложение начать переговоры о мире. Великому везиру было также переслано письмо А. Я. Будберга аналогичного содержания.41 Однако переговоры не состоялись. Действуя по указанию Себастиани, Порта выдвинула совершен- но неприемлемые для Александра условия, включавшие невме- шательство России в дела Молдавии и Валахии, уступку Гру- зии, вывод русских войск с Ионических островов.42 Заняв непримиримую позицию, Турция в том же июне месяце предприняла наступление на Бухарест по плану, разработан- ному французскими военными специалистами под руководством Себастиани. Этим наступлением должна была начаться опера- ция по очищению княжеств от русских войск. Турецкая армия во главе с великим везиром Ибрахимом Хильми-пашой в на- чале нюня переправилась у Силистры на левый берег Дуная. Высланный вперед авангард численностью в 16 тыс. солдат должен был обрушиться на Бухарест. Вслед за ним в бой долж- ны были вступить главные силы великого везира. Однако русские части, общим числом всего в 7 тыс. солдат, разгромили турок у села Обилешти, под Бухарестом (14 июня). Узнав об этом, великий везир со своим войском переправился на правый берег Дуная. Взбунтовавшиеся янычары сместили великого везира.43 39 Подробно об этом см. там же, стр. 100—Ill. 40 Подробно условия мира см.: ВПР, т. III, стр. 738—739, прим 347; стр. 570, док. 233. 41 ВПР, т. III, стр. 595—597, док. 248; 597—606, док. 549. 42 А. М. С т а н и с л а в с к а я, ук. соч., стр. 474. 43 А. Ф. М и л л е р, ук. соч., стр. 144, 145. 84
3. СОГЛАШЕНИЕ МЕЖДУ НАПОЛЕОНОМ 1 И АЛЕКСАНДРОМ 1 В ТИЛЬЗИТЕ И ЭРФУРТЕ О ТЕРРИТОРИАЛЬНОМ РАЗДЕЛЕ ОСМАНСКОЙ ИМПЕРИИ Отказываясь от переговоров о мире с Россией, Порта ве- рила в обещания Наполеона и надеялась при его помощи вер- нуть территории, отошедшие к России. Между тем в эти же дни конца июня, когда Порта направила свой отрицательный ответ на предложения России, Наполеон вел в Тильзите переговоры с Александром I, во время которых он самым вероломным обра- зом изменил своим обещаниям. После разгрома Пруссии Наполеон стал полным хозяином континентальной Европы. Но его главный противник—Англия— не был сломлен. Наполеон решил добиться этой цели экономи- ческой блокадой своего противника, о чем еще 21 ноября 1806 г. он издал в Берлине специальный декрет. Но без уча- стия России, которая вела с Англией обширную торговлю, осу- ществить блокаду было невозможно. Поэтому Наполеон решил круто повернуть руль своей политики и сблизиться с Александ- ром I. Чтобы заставить царя пойти навстречу его намерениям, Наполеону нужна была крупная победа над русской армией, и он ее добился в сражении под Фридляндом 14 июня 1807 г. Тяжелое военное положение России, а также экономические и другие трудности, которые она испытывала, заставили Алек- сандра I добиваться прекращения войны с Францией и просить о заключении перемирия. Россия вела войну одна, без помощи своих союзников по коалиции. Пруссия была разбита и оккупи- рована французами, а Англия не выполняла своих обязательств, даже денежных. Однако Наполеону было мало выхода России из войны; он хотел превратить ее в своего союзника по эконо- мической блокаде Англии. Чтобы добиться этого, он пустил в ход приманку — предложил разделить владения Османской им- перии. Вероломство Наполеона в отношении Турции было облегчено тем, что между ней и Францией не было формального союзного договора. Порта пыталась добиться подписания такого договора. Для этой цели в ставку Наполеона в Варшаву был направлен чрезвычайный посол Вахид-эфенди. Почти три месяца Наполеон не подпускал к себе турецкого посла и принял его уже в Дан- циге. Однако желаемого договора посол не добился. 25 июня 1807 г. на плоту на Немане у Тильзита встретились Наполеон I и Александр I. Переговоры между ними заверши- лись подписанием 7 июля русско французского «договора о мире и дружбе» и секретного «договора о наступательном и оборонительном союзе», а 9 июля — «соглашения о передаче Франции Котора (Катарро. — А. Н.) и Ионических островов».44 Тексты договоров см.: ВПР, т. III, стр. 631—649, док. 257, 258, 259. 85
Во всех трех договорах имелись статьи, касавшиеся Турции и русско-турецких отношений. «Договор о мире и дружбе» пре- дусматривал прекращение военных действий между Россией и Турцией (ст. 22), вывод русских войск из Молдавии и Валахии, но без того, чтобы эти княжества были заняты турецкими вой- сками до ратификации окончательного мирного договора между Россией и Турцией (ст. 23), посредничество Франции в перего- ворах о мире между этими странами (ст. 24). Ст. 2 секретных приложений к договору устанавливала, что семь островов, со- ставлявших Ионическую республику (а также и г. Катарро), переходят к Франции. Секретный договор содержал статью (8-ю), согласно которой Франция обязалась выступить на стороне России против Тур- ции, если Порта не примет посредничества Франции или если в течение трехмесячного срока после открытия переговоров о мире они не приведут к подписанию мирного договора. Соглашение о передаче Франции Ионических островов также содержало указание на то, что, если Порта откажется от посред- ничества Франции и не пожелает заключить мир с Россией, ко- мандующий Молдавской армией генерал Михельсон «волен бу- дет распоряжаться своими операциями». Как видно из текстов договоров, подписанных в Тильзите, они не содержали ничего конкретного о разделе владений Османской империи. На словах оба императора согласились на том, что к Франции отойдет Египет, а к России — Молдавия, Валахия и Северная Болгария (до Балканских гор). Константи- нополь сохранялся за Турцией. Свои обещания о разделе сул- танских владений, данные Александру I, Наполеон столь же мало принимал всерьез, как и свои обещания Турции охранять целостность ее владений. Вскоре, в июле же. Порта от англичан и из других источ- ников узнала о тильзитских договорах между Россией и Фран- цией и сильно встревожилась. В Стамбуле, как в правительст- венных кругах, так и среди населения, были возмущены Напо- леоном, Себастиани, французами вообще. Однако ловкому Се- бастиани удалось выйти из затруднительного положения. К тому же Порта была заинтересована в перемирии с Россией, преду- смотренном тильзитскими договорами. 24 августа 1807 г. в небольшой крепости Слободзее, возле Джурджу, было подписано следующее соглашение о перемирии между Турцией и Россией: прекращаются военные действия на суше и на море; военные действия должны начаться не ранее 15 апреля 1808 г., если к этому времени не будет заключен мир; русские войска должны в течение 35 дней очистить все террито- рии, принадлежащие Порте, включая о. Тенедос; дунайская флотилия должна вернуться в свои порты; стороны должны обменяться пленными и захваченными военными и торговыми судами. Перемирие, несмотря на настояние уполномоченного 86
России Лашкарева, не распространялось на сербов, которых Порта рассматривала как изменников, подлежащих наказанию.* 45 На Кавказском фронте генерал Гудович получил первое сообщение о перемирии, заключенном в Слободзее, от турецкого командующего Юсуф-паши 28 октября. Оба командующих под- писали соглашение о перемирии на своем фронте, по которому сторона, пожелавшая возобновить военные действия, должна была известить об этом другую сторону за три недели.46 Александр I остался недоволен слободзсйскпм соглашением, считая, что оно «скорее являлось результатом поражения, чем одержанной победы». Он не одобрял, что соглашение не было распространено на сербов, обязывало его не начинать военных действий до 3 апреля, вывести русскую армию из княжеств и др. Александр I не ратифицировал соглашения и запретил отвод войск из княжеств, который уже начался. Лашкарев был отстра- нен. Порте были предложены следующие условия: распростра- нить перемирие на сербов; исключить статью, обязывающую Россию вернуть завоеванные турецкие корабли; предоставить каждой стороне право возобновить военные действия в любое время с обязательством предупредить другую сторону за 35 дней и др. Великий везир отклонил новые предложения России. По- этому новый командующий Молдавской армией 75-летний фельдмаршал А. А. Прозоровский, назначенный в сентябре 1807 г. вместо скончавшегося И. II. Михельсона, известил турец- кого главнокомандующего, что Россия считает перемирие не- существующим.47 Неутверж денное перемирие все же соблюдалось, так как в нем нуждались обе стороны, и даже длилось до 3 апреля 1809 г. Переговоры о мире между Турцией и Россией продолжались в Париже при посредничестве Франции. Их вели с турецкой стороны Галиб-эфенди, а с русской—посол в Париже П. А. Тол- стой. Посредничество Франции было направлено не на достиже- ние мира, а на то, чтобы помешать ему. Наполеону нужно было приковать русскую армию к Дунаю, пока он не овладеет Испа- нией. Поэтому Прозоровский вступил в непосредственный кон- такт с Мустафа-пашой Байрактаром, бывшим в то время вели- ким везиром. Байрактар был противником Франции. Он пони- мал, что Наполеону чужды интересы Турции. Байрактар и «рущукскпе друзья» хотели мира с Россией. Однако Алек- сандр I и его правительство после тильзитского соглашения о территориальном разделе Турции уже были поглощены мыслью о присоединении к России Молдавии (вместе с Бессарабией) и 45 А. П е т р о в, ук. соч., т. I, стр. 275—276. 45 Там же, стр. 321. 4? А. П е т р о в, т. П, стр. 12. 87
Валахии48 и направили свои усилия не на достижение мира с Турцией, к которому они сами стремились до свидания в Тиль- зите, а на то, чтобы оформить письменным договором с Напо- леоном свои территориальные притязания (на этот раз они были более скромными,чем в Тильзите). Это желание было реализо- вано во время нового свидания Наполеона I и Александра I в Эрфурте подписанием 12 октября 1808 г. русско-французской конвенции. В той части, которая касалась русско-турецких отношений, конвенция устанавливала: Молдавия и Валахия присоединяются к России; границей между Турцией и Россией признается р. Ду- най, Франция и Россия обязуются отстаивать целостность ос- тальных владений Турции. В случае отказа Порты признать при- соединение Молдавии и Валахии к России, возобновляются во- енные действия русской армии на Дунае. Франция обязуется со- блюдать нейтралитет в русско-турецкой войне. Однако если Австрия присоединится к Турции, Франция выступит на стороне России. Франция отказывается от посредничества между Росси- ей и Турцией. Конвенция считается секретной в течение мини- мум 10 лет.49 4. БЕЗУСПЕШНЫЕ ПЕРЕГОВОРЫ О МИРЕ В ЯССАХ. КАМПАНИЯ 1809—1811 гг. После подписания эрфуртской конвенции Порте было пред- ложено возобновить переговоры о мире и прислать для этой цели своих уполномоченных в Яссы. Александр I предписал Прозо- ровскому предъявить Порте следующие условия: границей меж- ду Россией и Турцией будет Дунай; Сербия получит независи- мость и будет находиться под совместным протекторатом Тур- ции и России; Турция признает протекторат России над Грузи- ей, Имеретией и Мингрелией.50 К этому времени Байрактара уже не было в живых. Новый великий везир Хаджи Мемиш-эфенди согласился начать перего- воры. В конце декабря 1808 г. была намечена делегация во гла- ве с Галиб-эфенди для поездки в Яссы. Но Порта не торопилась с ее отправлением. В это время она вела переговоры о мире с Англией и стремилась заручиться поддержкой последней до пере- говоров с Россией. Мирный договор с Англией был подписан 5 января 1809 г. Он предусматривал возвращение Англией в течение 31 дня заня- тых ею османских территорий, закрытие проливов для военных судов всех стран, включая английские, восстановление капиту- ле Еще в июне 1808 г. Прозоровский, считая царя хозяином дунайских княжеств, приказал во всех церквах Молдавии и Валахии упоминать имя Александра I во время богослужения (см.: N. J о г g a, op. cit., S. 154—155). 49 А П е т р о в, ук. соч., т. 11, стр. 96—98. 50 Там же, стр 124 88
ляций и привилегий, которыми пользовались англичане, в част- ности купцы, в Турции до войны и др.51 Но и после подписания мира с Англией Порта оттягивала переговоры с Россией. Только 8 марта 1809 г. турецкая делега- ция прибыла в Яссы. По предписанию Александра I Прозоров- ский ультимативно потребовал в течение двух дней со дня по- ступления его требования в Константинополь удалить англий- ского посла. В случае, если Порта даст отрицательный ответ, никакие переговоры о мире не смогут иметь места и перемирие будет считаться законченным. Ультиматум Прозоровского был получен в Константинополе 20 марта и, после совещания с английским послом Адаиром, от- клонен на заседании Дивана 23 марта. На следующий день спе- циальный курьер отбыл из Константинополя к Прозоровскому, увозя с собой ответ, означавший возобновление войны.52 В конце апреля начался второй этап войны между Россией и Турцией, который закончился в конце 1811 г.53 Кампании 1809 и 1810 гг. не дали русской армии ощутительных успехов, так как ее основные усилия по-прежнему были направлены на осаду крепостей, разбросанных на большом расстоянии друг от друга. Положение русской армии осложнилось в связи с тем, что из Петербурга поступил приказ отправить пять из девяти дивизий за Днестр для усиления западной границы, так как надвигалась угроза со стороны Наполеона. Из 80 тыс. осталось лишь около 46 тыс. солдат.54 В такое время командующим Дунайской арми- ей вместо тяжело заболевшего Каменского 2-го был назначен фельдмаршал М. И. Кутузов. Он прибыл в Бухарест 1 апреля 1811 г. Первоочередной задачей русской армии М. И Кутузов счи- тал не овладение крепостями, а разгром живой силы противни- ка. Эту задачу Дунайская армия под его командованием блес- тяще выполнила в решающем сражении в районе Слободзеи в октябре 1811 г. Предварительно, в июле, Кутузов провел удач- ный маневр под крепостью Русе, находившейся в руках русских. Он нанес тяжелое поражение 60-тысячному турецкому войску, пытавшемуся овладеть этой крепостью. Затем, чтобы выманить основную часть турецкой армии из крепостей, Кутузов отвел свою армию на левый берег Дуная и даже оставил Русе. Ту- рецкий главнокомандующий великий везир Ахмед-паша воспри- 51 J W. Z i п k е i s е п, op. cit., S 612—613. 52 Ibid., S. 629—633.— Впрочем, Прозоровский, предвидя отрицательный ответ Порты, уже 1 апреля начал военные действия. S3 К началу новой кампании русская армия насчитывала 78 776 человек, а турецкая—около 80 тыс., из них 40 тыс. — в действующей армии на пра- вом берегу Дуная и 40 тыс. в дунайских крепостях (см.: Михайлов ский-Данилевский, ук. соч., стр. 151). В дальнейшем турецкая армия на правом берегу была увеличена. 54 М. И. Кутузов. Сборник документов Т. Ill, 1808—1812. М, 1952, стр XI. I 89
нял маневр Кутузова как слабость русской армии и, располагая численным превосходством, решил перейти в наступление, уве- ренный в победе. Начав наступление, великий везир Ахмед-паша занял Русе, оставленный русскими войсками. Затем Ахмед-паша намеревал- ся форсировать Дунай сперва из района Видина в Малую Ва- лахию, потом из района Русе в район Джурджу и с двух сторон ударить по русской армии. 9—11 сентября 1811 г. Ахмед-паша переправил на левый берег Дуная в районе Слободзеи ударную группировку, насчитывавшую 35 тыс. человек, которую сам воз- главил. На южном берегу оставалось еще 25 тыс. человек.55 В распоряжении Кутузова у Слободзеи было 36 тыс. солдат. Этими силами он с трех сторон окружил группировку Ахмед- паши. Чтобы лишить ее возможности отступить через Дунай, Кутузов 13 октября скрытно переправил на правый берег 7500 солдат пехоты и кавалерии под командованием генерала Мар- кова. Этот отряд неожиданно обрушился на турецкий лагерь и разгромил его. Овладев правым побережьем Дуная у Русе и расположенными здесь турецкими батареями, русские солдаты обрушили артиллерийский огонь на турецкую группировку на левом берегу Дуная. Оказавшись в мешке, эта группировка несла большие потери сперва от огня, а затем от голода и болезней. В конце концов из 35 тыс. человек, переправившихся на левый берег, осталось лишь 12 тыс., которые по соглашению о перемирии, подписан- ному 5 декабря 1811 г., капитулировали. Формально эта уцелев- шая турецкая часть считалась «отданной на сохранение» русско- му командованию.56 Вслед за слободзейско-русенской группой турецких войск были разгромлены турецкие войска, которые форсировали Ду- най у Калафата. Дунайская армия турок перестала существо- вать. Военные операции на Дунае фактически закончились. Потери России и Турции в течение войны 1806—1812 гг. в точности неизвестны. По приблизительным подсчетам советского статистика Б. Ц. Урланнса, потери России убитыми и ранеными на Дунайском фронте составили 24,7 тыс., Турции—29,6 тыс. че- ловек. Потери одними убитыми, включая и потери на Кавказ- ском фронте, равнялись: русские (в том числе и убитые в сра- жениях с иранцами)—24 тыс., турецкие — 30 тыс. человек.57 55 М. И. Кутузов. Сборник документов, т. Ill, стр. XVII. 56 Там же, стр. 567, 641, 650, 707, 722; Tarih-i Cevdct, с. X, s. 6—9.— Как докладывал Кутузов Александру I, только такая формулировка капитуляции давала великому везиру право вести переговоры о мире. Переговоры нача- лись 19 октября. Великому везиру Ахмед-паше удалось бежать из окруже- ния у-Слободзеи на лодке через Дунай еще 15 октября. Кутузов был дово- лен его бегством, так как, будучи пленным, Ахмед-паша терял свое качество великого везира и не имел права вести переговоры о мире. Между тем Ахмед-паша хотел мира, а к нему стремился и Кутузов. 57 Б. Ц. У р л а н и с. Воины и народонаселение Европы. М., 1960, стр 93. 90
На деле потери обеих сторон были намного больше. Десятки ты- сяч солдат умерли от болезней. После разгрома Кутузовым турецкой армии на основном те- атре военных действий Турция оказалась в исключительно тя- желом положении. Напомним, что помимо войны с Россией Порта вела напряженную войну с сербскими повстанцами, полу- чавшими помощь от русского командования уже с самого нача- ла войны. На втором этапе эта помощь оружием, боеприпасами, деньгами, продовольствием усилилась: к сербам были направле- ны инструкторы для обучения партизан воинскому искусству и для организации на месте производства боеприпасов.58 Для сов- местных боевых действий против турок к сербам был послан воинский отряд под командованием генерала Орурка. В резуль- тате летом 1810 г. были освобождены от турок укрепленные места Дуду, Балго, Делиград и др. В Белграде находился рус- ский гарнизон. В октябре 1811 г. сербы и русские нанесли тур- кам поражение при Нише.59 Но главная помощь России сербскому народу в его борьбе за независимость заключалась в том, что русская армия на Дунае оттягивала на себя основные силы Порты. Поражение турецкой армии на Дунае означало и победу сербов. Вот почему так обрадовались сербы, узнав о разгроме Кутузовым турецкой ар- мии в октябре—ноябре 1811 г.60 Эта победа сказалась и на серб- ском фронте: турецкие войска, действовавшие против сербов, были настолько деморализованы известием о ней, что разбежа- лись по домам. Порта понимала значение русской помощи сербам и поэтому вынуждена была пойти на уступки. По ее поручению в 1811 г. вали Ниша Хуршид-эфенди (в 1812—1815 г. он был великим ве- зиром) предложил Кара-Георгию установить в Сербии такой же автономный режим, каким пользовались Молдавия и Валахия. Кара-Георгий после переговоров по этому вопросу с русским командованием сообщил Хуршид-эфенди, что примет тот статут для Сербии, который будет установлен соглашением между Рос- сией и Турцией.61 В марте 1812 г. в Петербург прибыла серб- ская делегация, которая обратилась к правительству с прось- бой принять Сербию под русский протекторат.62 Порте приходилось считаться с возможностью болгарского восстания. Болгары участвовали в сербском восстании. После взятия русскими войсками Русе, Никополя, Плевны, Тырново и других городов и значительной болгарской территории началось формирование на добровольных началах так называемого «Зем- 5В ВПР, т. VI. М., 1962, стр. 168, док. 62; стр. 356, док. 141, прим. 398; ЛУ И. Кутузов. Сборник документов, т. III, стр. 621, 635. 59 М. И Кутузов. Сборник документов, т. Ill, стр. 697. 60 Нил Попов. Россия и Сербия. Исторический очерк русского покро- вительства Сербии с 1806 по 1856 г., ч. I. М., 1869, стр. 97. 61 L. R a n k е, op. cit., S. 222, 224. 62 ВПР, т. VI, стр. 744, прим. 397. 91
ского болгарского войска». Болгарские добровольцы участвова- ли в боях под Русе в июле и октябре 1811 г.63 Чрезвычайно напряженным было финансовое и продовольст- венное положение Турции; это не давало ей возможности долго содержать армию, большая часть которой состояла из наемни- ков.64 5. БУХАРЕСТСКИЙ МИРНЫЙ ДОГОВОР Бедственное военное и внутреннее положение вынуждало Порту возобновить переговоры о мире. К этому же стремилась и Россия, положение которой также было трудным и сложным. Но главной причиной, заставлявшей русское правительство торопиться с заключением мира с Тур- цией, была французская угроза, которая со дня на день стано- вилась все более реальной. Военный министр М. Б. Барклай] де Толли писал министру иностранных дел Н. П. Румянцеву 30 ав- густа 1811 г., что считает войну с Францией неизбежной и поэто- му рекомендует как можно скорее заключить мир с Турцией, чтобы сосредоточить все силы против Наполеона.65 После тяжелого поражения, нанесенного турецкой армии под Русе в июле 1811 г. великий везир предпринял шаги, чтобы во- зобновить переговоры о мире и даже согласился признать гра- ницей между Турцией и Россией р. Серет, на что, как выразился Кутузов, «признаюсь Вам чистосердечно, не смог я надеяться; следовательно главнейшая статья постановлена...».66 Однако султан не одобрил уступки своего великого везира. Тем не ме- нее 31 октября начались переговоры о мире в Джурджу, где они продолжались до 2 декабря 1811 г. 5 декабря 1811 г. было за- ключено соглашение о перемирии в Бухаресте, куда были пере- несены переговоры.67 Здесь же 11 января 1812 г. возобновились переговоры о мире.68 Переговоры тянулись долго и лишь через семь месяцев после их начала привели к заключению мирного договора. Причиной 63 Д. Косев. Новая история Болгарии. Перев. с болг. М., 1952, стр. 73—76; Н. И. Казаков. Из истории русско-болгарских связей в период войны России с Турцией (1806—1812 гг.). — «Вопросы истории», 1955, № 6, стр. 44—53; В. Д. Конобеев. Русско-болгарские отношения в 1806— 1812 гг. В кн.: Из истории русско-болгарских отношений. М., 1958, стр. 194—291. 64 ВПР, т. VI, стр. 51, док. 17. 65 Там же, стр. 155, док. 57. 66 ВПР, т. VI, стр. 210, док. 82. — В письме Румянцева Кутузову от 12 октября 1811 г сообщалось, что Россия отказывается от своих притяза- ний на Валахию (ВПР, т. VI, стр. 181, док. 71). б? Текст соглашения см.: М. И. Кутузов. Сборник документов, т. 111, стр. 721—723; ВПР, т. VI, стр. 243. 66 Протоколы конференций в Джурдже и Бухаресте см.: Материалы к истории восточного вопроса в 1808—1813 годах, извлеченные из архива императорского русского Константинопольского посольства В. А. Уляниц- ким. — «Чтения в имп. обществе истории и древностей российских при Мо- сковском университете», 1901 год, кн. 4 (199). М., 1901, стр. 1—70. 92
ТОМу— позиция Порты, которая стремилась добиться мира с на- именьшими для нее потерями. Она надеялась на войну между Россией и Францией и обострение русско-австрийских отно- шений. Такая позиция Турции поддерживалась прежде всего Фран- цией и Австрией. Франция всячески мешала заключению мира между Турцией и Россией; она была заинтересована в том, что- бы приковать большие вооруженные силы России к Дунайскому и Кавказскому фронтам. Французские представители в Констан- тинополе, выражаясь словами Кутузова, делали «самые ласка- тельные для Порты внушения... что при разрыве России с Франциею (что не умедлит быть, как турки думают) Порта по- становит с Россиею мир, какого пожелает».69 Особенное беспокойство Наполеона вызвал разгром Кутузо- вым турецкой дунайской армии в октябре 1811 г. В письме мар- шалу Даву Наполеон писал: «Русские одержали большую побе- ду над турками, которые вели себя, как глупые животные. Я чувствую, что мир вскоре будет заключен».70 Наполеон сроч- но направил в Константинополь своего посла генерала А. Ф. Андреоси, который должен был убедить султана Мах- муда II не заключать мирного договора с Россией. Наполеон наказывал своему послу: «Пусть Махмуд II станет во главе стотысячной армии и я ему обещаю Молдавию, Валахию и даже Крым».71 Обещания Франции перемежались с угрозами. Ее представители в Константинополе уверяли султана, что Скоро начнется франко-русская война, Франция восстановит Польшу и если Турция заключит мир с Россией, то те территории, кото- рые последняя требует, будут присоединены к Польше.72 Антирусскую позицию занимала и Австрия. Она была против присоединения к России дунайских княжеств. Меттерних, тогда министр иностранных дел, в беседе с русским посланником в Вене Штакельбергом советовал России заключить мир, сохранив положение, существовавшее до войны.73 Он предложил австрий- скому интернунцию в Константинополе Штюрмеру внушить Порте, что обстоятельства заставят Россию ограничить свои требования и что турки не должны упускать благоприятного шанса.74 14 марта 1812 г. Франция и Австрия заключили союзный до- говор, ст. 6 которого содержала гарантию обоими государства- ми целостности европейских владений Турции. Договор также 69 ВПР, т. VI, стр. 155, док. 57. 70 Л. Вандаль. Наполеон и Александр I. Франко-русский союз во во время первой империи. Т III СПб., 1913, стр. 281. 71 В. М о u г a v i е f f, op. cit., p. 316—317. 72 Л. H. Попов. Сношения России с европейскими державами. Перед войною 1812. СПб., 1876, стр. 291. 73 ВПР, т. VI, стр. 380, док. 153. 74 F. Demelitsch. Metternich und seine auswartige Politik. Bd. I. Stuttgart, 1898, S. 464. 93
включал секретную статью, предусматривающую приглашение Турции присоединиться к нему.75 Такое предложение было сде- лано Порте. Франция и Австрия рекомендовали ей не идти ни на какие территориальные уступки России.76 Это нисколько не помешало Наполеону заявить в мае 1812 г., что он признает за Россией Молдавию и Валахию. Шведский поверенный в делах в Константинополе также советовал Порте не спешить с заклю- чением мирного договора с Россией.77 Позиция Англии по рассматриваемому вопросу была двой- ственной. С одной стороны, она была заинтересована в скорей- шем подписании мира между Россией и Турцией, дабы освобо- дить русскую армию на Дунае для войны против Франции. С другой стороны, Англия не хотела, чтобы Россия получила Молдавию и Валахию и территории в Закавказье.78 Имея поддержку перечисленных выше стран, Турция затя- гивала переговоры о мире. Возникла угроза, что военные дейст- вия будут возобновлены 79 (Кутузов даже направлял на правый берег Дуная мелкие отряды для диверсионных действий). Порта, однако, опасалась, что Наполеон договорится с Алек- сандром, как в Тильзите, предаст Турцию, и туркам же при- дется расплачиваться за это примирение.80 М. И. Кутузов, ока- зашийся не только великим полководцем, но и выдающимся ди- пломатом, сумел расстроить козни Франции, Австрии и других стран, найти нужные формулировки спорных условий мира и добиться подписания мира. Александр I, не обладавший талантами Кутузова, не понял всей тонкости его дипломатии. Он считал Кутузова главным ви- новником затяжки переговоров, сместил его (указом от 9 апреля 1812 г.) и отозвал в Петербург. На пост главнокомандующего царь назначил адмирала П. В. Чичагова.81 Но М. И. Кутузов к приезду Чичагова уже успел завершить свое великое дело. 15 мая 1812 г. он, в качестве уполномоченного России, достиг дого- воренности по основным статьям договора с турецким уполномо- ченным Галиб-эфенди.82 28 мая 1812 г.83 представители России и Турции подписали полный текст договора. 75 ВПР, т. VI, стр. 751, прим. 442. 76 Там же, стр. 757, прим. 473. 77 Там же, стр. 759, прим. 315. 78 Там же, стр. 170, док. 64; стр. 348, док. 138; стр. 692, прим. 97. 79 Там же, стр. 247. 80 А. Ван даль, ук. соч., стр. 451. —В чае 1812 г. французский ди- пломат Нарбонн по поручению Наполеона действительно приезжал в ставку Александра I в Вильно и вел с ним переговоры. 81 М. И. Кутузов. Сборник документов, т. III, стр. 867. 82 ВПР, т. VI, стр. 399—400; стр. 385; М. И. Кутузов. Сборник доку- ментов, т. Ill, стр. 893—845.— Формально первым турецким уполномочен- ным считался великий везир Ахмед-паша, фактически переговоры вел Галиб-эфенди. 83 Текст договора на русском языке см.: ВПР, т. VI, стр. 412—417; текст на турецком языке см.: Tarih-i Cevdet, с. X, s. 242—250. 94
Договор содержал 16 открытых статей и 2 отдельные секрет- ные статьи. Открытые статьи предусматривали возобновление действия всех трактатов, конвенций и актов, заключенных в разное время между Россией и Турцией, за исключением тех ста- тей, которые были изменены как настоящим договором, так и трактатами, заключенными ранее (ст. III), Граница между Турцией и Россией устанавливалась по р. Прут до соединения ее с Дунаем и по левому берегу Дуная до Килийского устья и Черного моря. Таким образом, Россия приобрела Бессарабию (ст. IV). Молдавия и Валахия возвра- щались Турции. Но Порта обязалась соблюдать привилегии, предоставленные этим княжествам по Кючук-Кайнарджийско- му (ст. 16) и Ясскому (ст. 4) договорам, а также русско-ту- рецкому соглашению о Валахии и Молдавии от 24 сентября 1802 г. (ст. V). Азиатская граница между Россией и Турцией восстанавли- валась в том виде, в каком она была до войны; Россия обяза- лась вернуть Турции земли, завоеванные оружием во время войны (ст. VI). Однако Россия удержала в своих руках все области Закавказья до р. Арпачай, Аджарских гор и Черного моря, за исключением Анапы, которая вновь перешла к Тур- ции. Русское правительство объяснило, что эти области не были сю завоеваны, а добровольно присоединились к России, следовательно, не подпадают под действие ст. VI.84 В вопросе о кавказской границе Порта, действуя под давлением Англии, а также и по собственной инициативе, проявила большое упор- ство. Но формулировка ст. VI, подсказанная Кутузовым, уст- ранила с некоторых закавказских земель опасность вновь ока- заться под турецким гнетом.85 Специальная статья (VIII) была посвящена сербам. Порта «дарует сербам прощение и общую амнистию» за участие в восстаниях против турецких властей; она получает обратно все ранее существовавшие крепости и другие укрепленные ме- ста и учреждает там гарнизоны по собственному усмотрению. Но, «движимая чувством милосердия», Порта совместно с сер- бами примет меры, обеспечивающие их безопасность. Все кре- пости, построенные самими сербами во время восстания, под- лежат разрушению. Порта обязалась даровать сербам приви- легии, которыми пользовались подданные на островах Архипе- лага, «предоставив им самим управление внутренних дел их, определив меру их податей, получая оные из собственных их рук, и она учредит, наконец, все сии предметы обще с народом сербским». Этим пунктом в большой мере сводились на нет за- 84 Дипломатический словарь. Т. I. М., 1948, стр. 314. 85 Подробно об этом см.: А. В. Фадеев. Бухарестский мир 1812 г. и вопрос о кавказских границах. — Уч. зап. историко-филологического фа- культета (Ростовский н/Д гос. ун-т), т. XXI, серия истории СССР, вып. 3, 1952, стр. 79—86. 95
воевания, добытые сербами во время их длительного восстания против турецкого гнета. Облегчали судьбу сербов установле- ния, касавшиеся обязательства Порты предоставить сербам из- вестную внутреннюю автономию. Но возвращение туркам кре- постей и власти в стране делало выполнение этого обязатель- ства весьма проблематичным. Остальные открытые статьи договора касались амнистии, которую обе стороны обязались предоставить своим поддан- ным, выступавшим во время войны против своих правительств (речь идет не только о сербах, но и болгарах, румынах и др.), обмена военнопленными, порядка отвода войска и флота Рос- сии на свою территорию и др. Первая из двух секретных статей предусматривала разру- шение уступленных России по настоящему договору крепостей Измаила и Килин и ее обязательство не возводить на этих ме- стах никаких других крепостей. Согласно второй, России пре- доставлялась в пользование небольшая полоса на правом бе- регу Риони для доставки военных припасов и снаряжения. Право собственности на эту полосу сохранялось за Турцией. Договор подписали: со стороны России — уполномоченные А. Италинский, начальник штаба Молдавской армии генерал- лейтенант И. Сабанеев и И. Фонтон; со стороны Турции — кяхья-бей (заместитель великого везира) Эссейид Мухаммед Галиб-эфенди, анатолийский кадиаскер Ибрахим Селим-эфен- ди и секретарь янычарского корпуса Абдул Хамид-эфенди. Россия ратифицировала договор 23 июня 1812 г. Султан несколько позднее ратифицировал лишь открытые статьи до- говора, но отказался сделать то же самое в отношении секрет- ных статей. Его отказ объясняется давлением Англии. Ее по- сол в Константинополе Каннинг обвинил Порту в том, что статьей второй она наносит ущерб интересам ее союзников — Англии и Ирана. Однако Александр I не стал настаивать на ратификации султаном секретных статей.86 Мирный договор с Турцией был заключен весьма своевре- менно— на другой день после его ратификации Александром I Наполеон во главе 600-тысячнон «Великой армии» форсировал Неман и вторгся в пределы Российской империи. Понятно по- этому, почему Александр I назвал этот договор «богоданным договором». Понятна также и досада Наполеона по этому же поводу. Договор, заключенный Кутузовым, нарушил его пла- ны, лишил его в лице Турции важного союзника, сильно ос- ложнил тем самым его войну с Россией, дав последней воз- 86 ВПР, т. VI, стр. 751, прим. 452; стр. 450; стр. 467—468, док. 191; стр. 564, док. 239. — Сама Порта мотивировала отказ от ратификации се- кретных статей тем, что для султана по религиозным соображениям не- приемлема уступка России азиатских втадений Турции, населенных мусуль- манами (ВПР, т. VI, стр. 763, прим. 571). 96
можность полностью сосредоточить свои силы на борьбе с французскими интервентами. Заключение Бухарестского мирного договора было полезно и Турции. Оно избавило ее от продолжения войны с Россией, на что толкал ее Наполеон, а следовательно от новых бессмыс- ленных жертв и потерь. Франция и Австрия всячески старались сорвать ратифика- цию султаном Бухарестского договора. В Вене, в частности, весть о подписании этого договора вызвала в правительствен- ных кругах большую озабоченность. Они боялись союза между Россией и Турцией. Единственная надежда возлагалась Авст- рией, как и Францией, на то, что султан поддастся их уговорам и давлению французских сторонников в Диване и не ратифи- цирует договора. Но эта надежда не сбылась.87 Александр I пытался склонить Порту к заключению с Рос- сией оборонительного и даже наступательного союза, но успе- ха не добился. Впрочем, он не считал нужным на этом настаи- вать. Подписание мирного договора не ликвидировало враждеб- ного отношения Порты к России. Так. подполковник Полев до- кладывал новому командующему Дунайской армией П. В. Чи- чагову из Сербии 12 июля 1812 г.: «В газетах гласят мир, но турки поступают не как примирившиеся, но как готовящиеся к выдержанию против нас войны великой».88 В Диване была сильна профранцузская группа, которая желала победы Наполеона, связывая с этим возможности осу- ществить свои неугасшие реваншистские планы. Министр ино- странных дел Н. П. Румянцев регулярно снабжал А. Я. Ита- линского, вновь назначенного посланником в Константино- поль, сведениями об успехах русской армии в войне с фран- цузами для информации Порты, дабы «свести на нет усилия профранцузской партии в Диване и укрепить Порту в ее наме- рении сохранить доброе согласие с нами». Румянцев выразил уверенность, что Диван, узнав о победах, одержанных русски- ми войсками над армией Наполеона, «увидит в этом основания для дальнейшего укрепления отношений, восстановленных между нами Бухарестским мирным договором, и постарается дать нам доказательства этого стремления, неуклонно и точно выполняя все постановления упомянутого договора».89 Это за- явление было вызвано тем, что, как стало известно русскому правительству, «турки готовятся напасть на сербов». Италин- скому предлагалось, если эти сведения подтвердятся, сделать Порте энергичное представление и побудить ее отказаться от 87 Там же, стр. 418, лок. 166 стр. 432: стр 739, прим. 366; стр. 564, Лок. 239. 88 Там же. стр. 461, док. 188. 89 Там же, стр. 590, док 252 7 А. Д. Новичев 97
такого намерения во избежание неприятных для нее послед- ствий.90 91 Выполнение Бухарестского мирного договора Портой зави- село от успехов русской армии в войне с Францией. Как писал Италинский в донесении Румянцеву 7 января 1813 г., «реши- тельное поражение, которое армии е. в-ва императора нанесут противнику, явится также поражением для враждебной нам партии в этой столице (Константинополе. — А. Н.)»?1 Из-за трудностей связи того времени Италинский не знал, что это ре- шительное поражение Наполеона уже произошло—14 декабря 1812 г. остатки «Великой армии» отошли за Неман. Не знала этого и Порта. Она торопилась использовать напряженную войну между европейскими странами и занятость в ней России, чтобы вновь поработить Сербию. 90 Там же, стр. 670, док. 293. 91 Там же, стр. 673, док. 294.
ГЛАВА У НАЦИОНАЛЬНО-ОСВОБОДИТЕЛЬНЫЕ ДВИЖЕНИЯ НА БАЛКАНАХ В 1814—1829 гг. 1. ВТОРОЕ СЕРБСКОЕ ВОССТАНИЕ В 1815 г. Не успели высохнуть чернила на Бухарестском мирном до- говоре, как Порта стала нарушать его VIII статью, которая определяла положение Сербии. Она стала настойчиво требовать выполнения статьи в той части, которая предусматривала воз- вращение Турции всех крепостей Сербии и замены сербских гарнизонов турецкими; вместе с тем Порта игнорировала свое собственное обязательство, согласно той же статье, предоста- вить Сербии внутреннюю автономию. Поспешное подписание Бухарестского договора обусловило нечеткую редакцию ряда его статей, и в частности статьи по сербскому вопросу. Не были установлены границы Сербии, и в результате Порта их трактовала так, что за пределами Сербии оставались значительные сербские территории; не был опреде- лен размер дани, которую Сербия была обязана ежегодно выпла- чивать султану;1 само осуществление сербской внутренней авто- номии в значительной мере было поставлено в зависимость от доброй воли султана, а он и не собирался ее проявлять. С дру- гой стороны, сербы не могли примириться с тем, чтобы турец- кие гарнизоны вновь заняли крепости. Они по опыту знали, что начальники гарнизонов были господами в своей округе и имели возможность беспрепятственно угнетать сербское население.2 Сербы добивались соблюдения Портой ст. VIII Бухарестско- го мирного договора. Порта же, воспользовавшись тем, что Россия была всецело поглощена войной с Наполеоном, пыта- лась вновь превратить сербов в бесправных реайя, как будто н не было победоносного сербского восстания 1804—1807 гг. В на- чале июля 1812 г. великий везир направил Кара-Георгию требо- вание, со ссылкой на Бухарестский договор, сдать Белградскую 1 Нил Попов, ук. соч., стр. 164—165, 97—98. 2 L. R а п k е, op. cit., S. 231—232. 7* 99
крепость, все пушки и боеприпасы турецкому гарнизону, обе- щая за это гарантировать сербам спокойствие и безопасность.3 Сербская скупщина, собранная Кара-Георгием в Белграде в январе 1813 г., отвергла домогательства Порты и выработала свои условия соглашения для передачи султану, а именно: серб- ские органы власти остаются там, где они находятся; султан признает Кара-Георгия князем Сербии и подкрепляет эю фер- маном; султан особым фермапом утверждает также сербский сенат, который будет управлять страной и народом. В свою очередь сербы обязуются быть верными и покорными султану; в знак этого примут в Белграде султанского представителя с известным числом турок при нем (число турок будет установле- но путем взаимной договоренности); будут платить ему ежегод- ную дань в определенной сумме, по договоренности; в случае войны окажут султану помощь войском, в соответствии с обоюд- ным соглашением. Порта отвергла условия скупщины и в свою очередь выдви- нула свои: сербы сдают все оружие; турки возвращаются на свои места и получают обратно отобранное у них имущество; сербы будут по-прежнему рассматриваться как реайя; будут восстановлены старое правление и суд; все, кому эти условия не по душе, могут удалиться из Сербии.4 5 Понимая, что сербы не захотят вновь надеть па себя турец- кое ярмо, Порта вскоре после подписания Бухарестского дого- вора стала готовить военный поход в Сербию. Цель этого похо- да раскрывает ферман, посланный битольским аянам Ахмед-бею и Абдулле Керим-бею, от 18 марта 1813 г. (аналогичные фер- маны получили все управители соседних с Сербией областей). В фермане говорится, что сербский народ (sirp milleti), из- давна являющийся реайя, обязанной платить харадж, восстал и, несмотря на то, что он признан Бухарестским договором как реайя, не прекращает восстания и требует, чтобы ему было да- но право самоуправления. Поэтому, говорится далее, необходи- мо «при помощи бога и меча любыми средствами вернуть его в состояние реайя». Эти средства точно указаны в фермане: «Приказываю, чтобы вы приложили все силы и старания и с помощью бога уничтожили названных неверных; их жен и де- тей, согласно святым фетвам, превратили в рабов; их имущест- во захватили; овладели Белградом и другими крепостями, ко- торые перешли в их руки...» Султан требует действовать по- добным образом до тех пор, пока сербы не прекратят восста- ния и не станут вновь реайя Таким образом, грубо нарушая ст. VIII Бухарестского мир- з ВПР, т. VI, стр. 765, прим. 541. 4 Вук Стеф К а р а д ж и h. Милош Обреновир, князь Сербш, или rpetja за Српску историку нашего времена. У Будиму, 1828, стр. 30—32. 5 Турски документи за македонската истори)а. Превод, редакцща и ко- ментар Пакта Джамбазовский. 1809—1817. Ill Скоп)е, 1955, стр. 54—56. 100
ного договора, Порта решила вернуть сербов в то состояние, в котором они находились до 1804 г. Вот почему она отвергла даже сильно ограниченные требования сербов, предложенные ими для обсуждения в мае 1813 г.: оставить сербам личное ору- жие— ружья и пистолеты, и запретить возвращение в Сербию изгнанных турок, взамен чего сербы соглашаются впустить в Белградскую и другие крепости турецкие войска, численность которых устанавливается по договоренности. Остальные требо- вания предлагалось обсудить позднее. Порта не соглашалась ни на какие уступки. Французские представители в Константино- поле всячески подогревали ее упорство.6 Весной и в начале лета 1813 г. Порта сосредоточила на гра- нице Сербии большие силы в составе трех армий, которые должны были обрушиться на сербов с трех сторон: одна под командованием великого везира Хуршид-паши с юга, со сторо- ны Ниша, другая — с востока, со стороны Видина, и третья, состоявшая главным образом из босняков-мусульман, с запада. По сербским данным, в этих трех армиях насчитывалось 250 тыс. человек. На одного сербского воина приходилось пять ту- рецких.7 Русский посланник Италинский пытался вмешаться и преду- предить нападение на сербов, но безрезультатно. Порта ему ответила, что революционный дух среди сербов — дело русских агентов.8 Турецкие войска напали на сербов в начале июля 1813 г. По всей сербско-турецкой границе разгорелись тяжелые бои. Положение сербов было чрезвычайно трудным. Их незначи- тельные, по сравнению с турецкими, силы были рассредоточены на три фронта. Резервов у Кара-Георгия не было. Вдобавок между воеводами не было единства; мелкая грызня за власть доходила до того, что некоторые из них отказывались помочь соседу, оказавшемуся в тяжелом положении. Турецким войскам удалось форсировать Дунай на востоке, Мораву на юге и Дрин на западе. В сербских рядах началась паника. Многие воеводы, командиры, солдаты, а за ними боль- шое число жителей из придунайских областей бежали в Авст- рию; жители южных и центральных областей старались укрыться в горах. В начале октября в Австрию бежал и сам Кара- Георгий вместе с русским дипломатическим агентом Ф. И. Не- добой. В Сербии осталось несколько воевод и среди них Милош Обренович, которые сдались туркам.9 Турецкие армии, объеди- 6 Пил Попов, ук. соч., стр. 100 1 Пил Попов, ук. соч., стр. 105—106; Вук Стеф. Караджич, ук. соч , стр 34—35. 8 Гргур Лакши41 и Вощслав Вучковий. Француски документи о првом и другом устанку (1804—1830). Београд, 1957 (в дальнейшем при цитировании: Француски документи о првом и другом устанку), стр. 12, док. 14. 9 Вук Стеф. К а р а д ж и h, ук. соч., стр. 55. 101
лившись на территории Сербии в одну во главе с великим вези- ром, без боя 7 октября вступили в Белград. Так Сербия вновь оказалась под полной властью турок, лишенная даже тех огра- ниченных прав, какие она имела до восстания 1804 г.10 После занятия турками Сербии началась дикая оргия рас- прав, убийств, увода в рабство, грабежа имущества мирных жи- телей. Турецкие солдаты поджигали села, встречавшиеся у них на пути, специальные отряды, посланные новым белградским пашой Сулейман пашой, врагом сербов, для разоружения на- селения, рыскали по домам, грабили, убивали, насильничали; сипахи и другие турки, вернувшиеся в Сербию, не только вер- нули себе свое имущество, но часто забирали имущество сербов, выдавая его за свое; сипахи восстановили феодальную эксплуа- тацию сербских крестьян; от жителей потребовали уплаты нало- гов за все годы, начиная с 1804 г., т. е. за девять лет; турецкие гарнизоны в городах, крепостях и укрепленных пунктах жили за счет местного населения; сербы были отданы на расправу ту- рецкой администрации, численность которой значительно увели- чилась по сравнению с той, какая была до восстания, и судам; тысячи сербов отрывали от их дел и в принудительном порядке направляли на ремонт крепостей.11 * Не было меры страданиям, которые пали на долю сербов после вторжения турок в Сербию в 1813 г. Как ни свирепствовал Сулейман-паша, турецкий сатрап в Белграде, но он понимал, что без поддержки крупных деятелей из сербской среды он не сможет умиротворить Сербию, вернуть бежавшее сербское население на свои места, восстановить хо- зяйство области. К тому же он должен был считаться и с тем, что Сербия граничит с Австрией, которая имела на сербские земли виды. Поэтому он пошел на то, что принял услуги изъя- вивших покорность Милоша Обреновича и других воевод и на- значил их старшими кнезами по разным округам (нахнйе). Наиболее видное положение среди них занял Милош Обрено- вич, назначенный старшим кнезом сперва одного, Рудницкого, а затем еще двух соседних округов. Турецкий террор в Сербии все же продолжался. У измучив- шегося сербского населения росла ненависть к турецким насиль- никам. В результате в ноябре 1814 г. вспыхнуло стихийное вос- 10 Tarih-i Cevdet, с. X, s. 107—109; Нил Попов, ук. соч., стр. ЮЗ—111; L. Ranke, op. cit., S. 236—252. — В «Истории Югославии» (т I, стр. 323) сообщается, что Белград был взят турками 25 сентября. Это — дата по ста- рому стилю, а по новому —7 октября. Карал (Е. Z. К а г а 1. Osmanli tarihi, с. V. s. 106) приводит иную дату—7 ноября. В «Tarih-i Cevdet» (с. X, s. 109) говорится, что донесение великого везира об умиротворении Сербии прибыло в Стамбул 23 шевваля, т. е. в переводе на европейское летоисчисление 7 ноября. Возможно, Карал этот день принял за дату взятия турками Белграда. 11 L. Ranke, op. cit., S. 256—257; История Югославии, т. I, стр. 324; Вук. Стеф. Караджич, ук. соч., стр. 57—58. 102
стание в трех округах в центральной части Сербии (Пожечском, Крагуевацком и Ягодннском; восстание началось в окрестностях г. Чачака). Восстание носило местный характер. По сообщению Джевдета, в восстании под Чачаком участвовало 4—5 тыс. сер- бов.12 Милош Обренович и поддерживавшие его воеводы сочли вос- стание несвоевременным и старались успокоить население. Они добились было успеха, но сам белградский паша стал причиной более грозных событий. Нарушив свое обещание амнистировать участников восстания, Сулейман-паша обрушил на них, а также и на сербов вообще жестокие репрессии. Вновь начались массо- вые казни. 115 старейшинам и другим влиятельным сербам, схваченным в Крагуеваце и Ягодине и доставленным в Белград, были отрублены головы, 36 пленников паши были посажены на кол.13 В то время, когда в Сербии происходили описываемые со- бытия, в Вене заседал конгресс, на котором присутствовали 216 представителей европейских государств (за исключением Тур- ции). Решающий голос на конгрессе имели страны-победитель- ницы Наполеона — Россия, Англия, Пруссия и Австрия. Россию представлял сам царь Александр I, а также уполномоченные К. В. Нессельроде и др. В декабре 1814 г. в Вену прибыл упол- номоченный от сербских кнезов протоиерей Матия Ненадович. Он обратился к представителям России, Австрии, Англии и Прус- сии с ходатайством, чтобы державы добились от Порты устано- вления более мягкого режима управления, прекращения массо- вых казней и произвола властей. Пять с половиной месяцев Ненадович обивал пороги посольств названных держав. Особен- но часто он посещал русское посольство. Но повсюду он натал- кивался на отказ. Александр I даже не захотел дать ему ауди- енцию. Русские дипломаты посоветовали Ненадовичу, чтобы сербы через белградского митрополита обратились к константи- нопольскому патриарху с просьбой ходатайствовать перед сул- таном о помиловании сербов. Венский конгресс был занят восстановлением и утверждением власти реакционного дворянства в европейских государствах, где она была ликвидирована во время наполеоновских войн, и пере- краиванием карты Европы. Вмешательство в сербские дела осложнило бы положение делегации России на конгрессе, где столкнулись интересы всех участвовавших в нем крупных госу- дарств и создавались различные политические группировки и комбинации. Информируя сербских кнезов о результатах своей миссии в Вене, Ненадович писал: «Нейдет, кнезы, наше дело, нейдет».14 >2 Tarih-i Cevdet, с. X, s. 149. з Нил Попов, ук. соч., стр. 126—127. 14 Там же, стр. 121. 103
Не будучи в силах далее терпеть террор турецких властей, сербы вновь взялись за оружие. Восстание вспыхнуло в начале апреля 1815 г. сперва в Валевском и Рудницком округах. На скупщине повстанцев руководство восстанием было возложено на Милоша Обреновпча. Он дал свое согласие, так как, несмотря на проявлявшуюся им осторожность, белградский паша доби- рался до его головы.15 Восстание стало быстро распространяться на другие окру- га. Многие сербы, эмигрировавшие в Австрию, вернулись на ро- дину и примкнули к восстанию. По данным французского по- сольства в Константинополе, силы восставших составляли 40 тыс. человек.16 Как только Порта получила известие о новом восстании в Сербии, она приказала боснийскому паше б. великому везиру Хуршид-паше, румелийскому паше Марашлы Али-паше, войско- вым командирам в Видине, Македонии и Албании направиться в Сербию для подавления восстания. Против восставших высту- пил сам великий везир. Сербам удалось нанести ряд пораже- ний войску белградского паши, насчитывавшему около 10 тыс. человек, и занять несколько городов (Пожаревац, Карановац, Чачак и др.), а также одержать победу над отрядом боснийско- го паши на Дрине. Центральная Сербия была очищена от турок. Однако успехи сербских повстанцев отнюдь не были решаю- щими. Еще сидел в Белграде султанский наместник жестокий Сулейман-паша, крепости находились в руках турок, а глав- ное— основные силы султана и средн них две крупные армии — Хуршид-паши на западе и Марашлы Али-паши на востоке — еще не были введены в действие.17 Поэтому Милош Обрспович держался в отношении турок осторожно. Он объяснял восста- ние не желанием отказаться от покорности султану, а исклю- чительно жестокостью режима, установленного в Сербин Сулейман-пашой, отпускал с миром турецких пленных. Милош проявлял стремление достигнуть с Портой соглашения. Обстоятельства сложились таким образом, что и Порта была вынуждена договариваться с повстанцами — вмешалась Рос- сия. К этому времени международный авторитет России очень повысился. Александр 1 стал одним из столпов Священного союза, созданного в сентябре 1815 г. монархами Австрии, Рос- сии и Пруссии. Как известно, главной целью союза была борьба с народами, восстававшими против монархических режимов. Вместе с тем интересы России на Балканах и соображения престижа не позволяли ей безразлично относиться к грубому 15 Вук Стеф. Караджич, ук. соч., стр. 72—73. 16 Француски документи о првом и другом устанку, стр. 96, док. 133. 17 L. Ranke, op. cit., S. 264—277; Нил Попов, ук. соч., стр. 130—137; Tarih-i Cevdet, с. X, s. 189; История Югославии, т. I, стр. 325—326; Фран- цуски документи о првом и другом устанку, стр. 96, док. 133. 104
нарушению Портой Бухарестского договора и бесчинствам ту- рок в Сербии. В самый разгар сербского восстания, в конце сентября 1815 г., русский посланник в Константинополе Италин- ский направил Порте ноту, в которой запрашивал, что это за война происходит в Сербии, и потребовал от Турции выполне- ния ст. VIII Бухарестского договора.18 Сербы просили убрать из Белграда Сулейман-пашу и назна- чить вместо него Марашлы Али-пашу. В переговорах с серб- скими представителями этот паша обнаружил склонность счи- таться с их желаниями, не требовал сдачи оружия в качестве предварительного условия для переговоров. Порта удовлетво- рила просьбу сербов и назначила Марашлы Али-пашу намест- ником в Белграде. Одновременно он оставался вали Румелип.19 Ему же было поручено вести переговоры с сербскими предста- вителями. В результате переговоров было достигнуто следующее соглашение: сербы признают себя верноподданными султана; турецкие гарнизоны остаются в крепостях, но их начальники лишаются той власти в своих округах, которую они имели раньше; в крепостях и окружных городах будут находиться представители паши — муселлимы, а также сербские кнезы; муселлимы и киезы будут совместно определять сумму налогов, которую должны внести сербы; однако собирать эту сумму будут сами кнезы через сербских старшин; кнезы и муселлимы будут совместно рассматривать на судебных заседаниях конфликты, возникшие между сербами или между сербами, с одной стороны, и мусульманами, с другой; при белградском паше будет создана так называемая Народная канцелярия из 12 сербов в качестве высшего административного органа по внутренним делам и одно- временно высшей судебной инстанции для сербов; сипахи будут получать свои доходы в соответствии с султанскими грамотами; Милош Обренович будет признан главным кнезом (башкнезом) Сербии.20 Соглашение между Милошем Обреновичем и другими серб- скими руководителями, с одной стороны, и Марашлы Али- пашой, с другой, положило конец вооруженному восстанию 1815 г., но не обеспечило устойчивости в Сербин. Причиной тому было прежде всего то, что оно базировалось лишь на сло- весных обещаниях и заверениях Марашлы Али-паши, а не па фермане султана. А^ахмуд II же решительно отказывался издать такой указ. Непрочно было положение самого Милоша. В ноябре 1817 г. скупщина избрала его главным кнезом (а так- же установила наследственность этой власти в его роду), но 18 L. R а п к с, op. cit., S. 278—279. •9 Ферман Махмуда II о назначении Марашлы Али от 22 ноября 1815г. см.: Турски документи..., III, стр. 74. 20 Нил Попов, ук. соч., стр. 143, 280—284; История Югославии, т I, стр, 326 10S
султан этого решения, как ни добивался Л1илош, не утвердил. Далее, соглашение с Али-пашой не обеспечивало полностью выполнения ст. VIII Бухарестского договора, так как сербы не получили предусмотренной ею внутренней автономии. К тому же Али-паша вскоре стал добиваться сдачи оружия;21 его му- селлимы на местах начали творить суд и расправу над сербами без всякого согласования с кнезами. Подобные действия бел- градского паши и всей турецкой администрации озлобляли сербское население и накаляли обстановку.22 Добиваясь реализации своих прав, предусмотренных Буха- рестским договором, сербы искали помощи у России. Русский посол в Константинополе Строганов не раз добивался от Порты обещания выполнить свои обязательства в отношении сербов по Бухарестскому договору. Так, французское посольство в Константинополе, внимательно следившее за его действиями, сообщало в Париж в донесениях от 26 декабря 1816 г. и от 10 октября 1817 г. о представлениях русского посла. В послед- нем донесении говорилось, что Строганов требовал создать дву- стороннюю комиссию для обследования на месте положения сербов.23 Махмуд II хотел избежать вмешательства России. Зная, что ведутся переговоры между Строгановым и Милошем, он издал в августе 1820 г. ферман, который устанавливал: впредь сумма налогов, взимаемых с Белградского пашалыка, будет устанав- 21 Современник событий Караджич пишет, что при переговорах с серб- скими представите тями Али паша (которому сами турки дали кличку Щх- бараджы»— плут, хитрец), сказал им: «Пусть сербы даже пушки носят за поясом, если смогут»; но, став пашой Белграда, он заявил, что получил от султана ферман отобрать у народа оружие (Вук. Стеф. Караджий, ук. соч., стр. 134). 22 Об этом знал Кара-Георгий, находившийся в 1814 г. в Бессарабии, куда он переехал из Австрии. В июле 1817 г. он через Австрию тайком про- брался на родину в г. Смедерево с намерением снова поднять восстание. О переходе Кара-Георгия в Сербию австрийские власти известили белград- ского пашу. По его требованию, а также из боязни лишиться власти, Милош приказал убить Кара-Георгия. Его приказ был выполнен. Голова Кара- Георгия была доставлена белградскому паше, который отослал ее султану. Махмуд II остался очень доволен. Сообщая об этом в письме Марашлы Али-паше, великий везир предложил ему наградить Милоша за совершенное им «прекрасное дело» (Документи за българската история. Т. 111. Доку- менти из турските държавнн архиви, часть I (1564—1872). Подбрал и пре- вел Панчо Дорев. София, 1940, стр. 53). Французский посол в Константинополе Ривьер в донесении своему министру иностранных дел Ришелье от 29 августа 1817 г сообщил о том, что голова Кара-Георгия доставлена Порте (Француски документи о првом и другом устанку, стр. 101, док. 142). 23 француски документи о првом и другом устанку, стр. 100, док. 138, стр. 101, док. 143. — Строганов действовал при этом очень осторожно, чтобы его не заподозрили в помощи сербским повстанцам, выступавшим против своего монарха. Основные требования Священного союза неукоснительно соблюдались (см.: Нил Попов. Переписка барона гр. А. Строганова с Милошем Обреновичем в 1817—1826 годах. — «Московские университет- ские известия», 1866—1867, № 2). 106
ливаться султанским уполномоченным совместно с кнезами (как эта сумма будет взиматься, ферман умалчивал); муселли- мы в округах упраздняются и сохраняются только в крепостях; Милош утверждается в качестве главного кнеза; во всем осталь- ном сербы, подобно их предкам, рассматриваются как реайя султана и должны выполнять все падающие на них повинности. В частности, они должны снабжать продовольствием и фура- жом султанские войска, которые будут проходить через Сербию. Больной для сербов вопрос о мусульманском имуществе вовсе не был затронут в фермане. Султанскому уполномоченному было поручено передать этот ферман сербским представителям лишь в том случае, если они подпишут благодарственное письмо султану (это письмо султанский уполномоченный привез одновременно с ферманом) и дадут обязательство больше не добиваться никаких прав. Сербские представители отказались от султанского ферма- на, который предоставлял сербам крайне ограниченные права и содержал унизительные для них условия, и настаивали на полном выполнении статьи VIII Бухарестского мирного до- говора. В Стамбул была послана специальная депутация дчя пере- дачи Порте сербских требований, которые предусматривали: включение в состав Сербского княжества всей территории, на- ходившейся под управлением повстанческих сербских властей во время заключения Бухарестского договора, включая и ту ее часть, которая не входила в состав Белградского пашалыка; установление раз и навсегда единой, включающей все подати, суммы дани, которую Сербия должна платить Порте; утверж- дение Милоша сербским князем и его права передачи этого звания по наследству; запрещение туркам жить в Сербии вне крепостей и др. Сербская депутация прибыла в Стамбул в апреле 1821 г., когда туда поступило известие о греческом восстании и нача- лись репрессии против греков и христиан вообще. Не вступая с сербскими делегатами ни в какие переговоры, султан прика- зал бросить их в тюрьму. Там они просидели до весны 1826 г., когда были освобождены по требованию правительства России.24 Восстание в Сербии было частью национально-освободи- тельного движения народов Балканского полуострова, страдав- ших под турецким игом. Греки, болгары, черногорцы, валахи, молдаване и другие народы с вниманием и сочувствием следили за ходом борьбы сербов за свою национальную свободу, вооду- шевлялись их героизмом. Порта боялась, чтобы эти народы не последовали сербскому примеру. Для такой боязни у нее были 24 С. Жигарев. Русская политика в восточном вопросе. Т I. М., 189G. стр. 283—284 107
все основания. В начале 1821 г. вспыхнули восстания в Вала- хии в Молдавии, а вскоре после них началось мощное греческое восстание. 2. ВОССТАНИЕ В ВАЛАХИИ В 1821 г. Молдавия и Валахия еще в средние века пользовались из- вестной внутренней автономией, поскольку они находились на положении вассальных княжеств. Соглашение 1802 г. и Буха- рестский договор 1812 г. между Россией и Турцией способство- вали укреплению этой автономии. Тем не менее положение населения княжеств было чрезвычайно тяжелым. Молдавские и валашские трудовые массы находились под двойным гнетом— своих бояр и турецких феодалов. Дунайские княжества издавна рассматривались Портой как продовольственная база. Отсюда она в больших количествах вывозила продовольствие — преобладали злаки и скот — для населения Стамбула и для армии. Продукты отбирались у насе- ления в форме натуральных податей и покупались по низким принудительным ценам. Из 10 млн. киле, которыми, по данным английского консула в Бухаресте в описываемое время Вил- кинсона, определялось годовое производство пшеницы в кня- жествах, только по принудительным ценам отбиралось 1,5 млн. киле.25 Продовольственные поставки дополнялись многими де- нежными налогами и сборами. Турецкое правительство и санов- ники извлекали из княжеств огромные суммы и тем самым вызывали здесь финансовый кризис. По данным русского кон- сула в Бухаресте, Валахия в 1812—1821 гг., т. е. за девять лет, выплатила Порте 63 млн. пиастров; по данным других совре- менников, вместе с нелегальными платежами эта сумма до- стигала 120 млн. пиастров. Между тем годовой бюджет Вала- хии был равен всего 7 млн. пиастров.26 Носителями турецкого гнета были князья, или господари, / сборщики и откупщики налогов, скупщики продуктов, адми- нистративный аппарат. Как правило, все они (господари — > с 1716 г.) были греками-фанариотами.27 С конца XVIII в. в положении княжеств наступили некото- рые перемены, которые в известной степени благоприятствова- ли их экономическому развитию: была ограничена монополия 25 С. И. Самойлов. Народно-освободительное восстание 1821 г. в Ва- лахии. — «Вопросы истории», 1955, № 10, стр. 94. Киле — турецкая мера веса преимущественно для зерновых продуктов, различавшаяся по областям; она колебалась от 20 до 58 окка (1 окка = 1283 г). Широко распространенный стамбульский киле равнялся 24 окка. 26 A. Ofetea. tSinsurrection de 1821 dans les principautes danubien- nes. — «Revue Roumaine d’histoire», t. I, п° 1, 1962, p. 83. 27 Так на первых порах после завоевания Константинополя турками назывались жители квартала Фанар (в турецком произношении — Фенер), а потом новая греческая аристократия, тесно связанная с Нортон. 108
Порты на покупку по низким ценам основных продуктов сель- ского хозяйства княжеств, расширился внешний, а также вну- тренний рынок для сбыта сельскохозяйственных продуктов. Однако турецко-фанариотский гнет, не обеспечивавший жиз- ни, чести и имущества, препятствовал экономическому прогрес- су. Капитуляции, дававшие иностранным торговцам огромные преимущества перед местными, также сдерживали этот про- цесс. По всем указанным причинам торговцы, ремесленники и значительная часть бояр выражали недовольство и хотели избавиться от гнета Османской империи.28 В самом худшем положении оказалось крестьянство. Только одна треть всей обрабатываемой земли принадлежала на праве наследственного владения свободным крестьянам, сосредото- ченным главным образом в горах, а две трети находились во владении бояр, откупщиков, монастырей. На их землях еще применялась барщина. С увеличением возможностей сбыта продовольствия и сельскохозяйственного сырья усилился гнет помещиков, ухудшилось положение как зависимых, так и сво- бодных крестьян. Крепостники помещики увеличили барщину, заменяли денежные повинности крестьян трудовой повинностью, обращали условные земельные владения в свою собственность. Усилился налоговый гнет. Крестьяне были ввергнуты в нищету. Чтобы спастись от помещиков и сборщиков налогов, многие крестьяне убегали в горы.29 Неизбежным результатом возрос- шего боярско-турецкого гнета было усиление недовольства кре- стьян. В Валахии было много людей, готовых откликнуться на призыв к восстанию против угнетателей. С таким призывом об- ратился к народу Тудор Владимиреску, разбогатевший на тор- говле крестьянин родом из Малой Валахии (Олтении). Тудор Владимиреску принадлежал к подпольному обществу греческих патриотов «Филики Этерия», в которое входили ие только греки, но и румыны, болгары, сербы и другие предста- вители угнетенных балканских народов, так как общество ста- вило своей задачей избавление всех этих народов от турецкого ига (о нем подробнее ниже). О настроениях Владимиреску го- ворит и тот факт, что во время русско-турецкой войны 1806—- 1812 гг. он оказал большие услуги русской армии (за это он получил чин поручика). Согласно плану, выработанному руководством этеристов во главе с А. Ипсиланти, последний должен был вступить с отря- дом в Молдавию, набрать здесь и в Валахии войско и двинуть- ся в Грецию. В задачу Тудора Владимиреску, которую поста- вил перед ним центр этеристов в Бухаресте, входило поднять восстание у себя на родине, отвлечь силы турок и облегчить Ипсиланти переход через Дунай.30 28 А О f е t е a, op. cit., р. 84—85. 29 ibid., р. 85. зо Ibid., р. 81, 82, 87. 109
Прибыв в Олтению, Тудор Владимнреску 23 января 1821 г. обратился с воззванием «к братьям — жителям Валахии», при- зывая их взяться за оружие, подняться против своих тиранов—- бояр и овладеть имуществом, приобретенным путем злоупо- треблений. В течение нескольких дней к Владимнреску примкнули 1500 вооруженных крестьян, К восставшим присоединились также многие солдаты наемных отрядов — арнауты.31 Владимнреску освободил крестьян от несправедливых нало- гов и сборов, обещал крепостным крестьянам избавление от феодальных повинностей. Крестьяне стали присваивать земли бояр, разделили между собой семена и содержимое господских подвалов.32 Таким образом, уже с самого начала восстание приняло характер крестьянского, антифеодального движения. В своих воззваниях Тудор Владимнреску не делал прямых антитурецких заявлений. В письме Порте Тудор заверял ее, что восстание направлено не против власти султана, а лишь против господарей — фанариотов и бояр.33 Однако подобные заявления были лишь маневром, чтобы не навлечь на себя кару султан- ских войск. На деле восстание было направлено против кон- кретных носителей турецкого произвола в княжествах. Тем самым Владимнреску выступал за освобождение своей родины от турецкой власти. Вот почему его поддержали торговцы и ре- месленники и часть бояр. Следовательно, восстание носило и общенациональный характер. Восстание, начавшееся в конце января 1821 г., развивалось успешно. 13 марта 1821 г. повстанцы заняли центр Малой Ва- лахии г. Крайову, а 28 марта Владимнреску вошел в Бу- харест. Получив известие о восстании Т. Владимнреску, А. Ипси- ланти решил приступить к реализации плана этеристов. 6 марта 1821 г. он с небольшим отрядом перешел в Молдавию, а оттуда с набранным здесь трехтысячным отрядом 34 двинулся к Буха- ресту. В Бухарест он прибыл 6 апреля. Однако от совместных действий с Ипсиланти Владимнреску отказался, так как Алек- сандр I осудил их движение, и на его помощь уже нельзя было рассчитывать. В создавшихся чрезвычайно трудных условиях Тудор Владимнреску решил ограничиться борьбой против бояр. 31 Арнаутами турки называли албанцев Жители горных районов Албании заслужили славу храбрых и опытных воинов-пехотипцев. Военная служба стала для них своеобразным отхожим промыслом. Со временем слово «арнаут» превратилось в синоним солдата-наемника на Балканах, и им стали обозначать и таких наемников, которые вовсе не были албанцами. 32 А 01 е t е a, op. cit., р. 86, 91. 33 Ibid., р. 90. 34 Academia Republicii Populare Romine. Institutul de istorie. Rascoala din 1821. Documente interne. Vol. 1. Bucure$ti, 1959, p. 328, doc. 205.— В это же время у Владимнреску было 6 тыс. человек (ibid., р. 325). НО
что являлось главной целью собравшихся вокруг него крестьян, и всеми мерами стремился предупредить вступление турецких войск в Валахию. Отказ Владимнреску действовать совместно с Ипсиланти в пользу греческого восстания вызвал резкое ухудшение отно- шений между ними. Ипсиланти отошел от Бухареста к Тырго- внште, на границе с Трансильванией. Тудор остался в Бухаре- сте. В течение полутора месяцев он был хозяином столицы Валахии. В это время он старался завязать хорошие отношения с турками. «Владимнреску употребляет все усилия, дабы оправ- дать себя перед Портой», — пишет чиновник русского консуль- ства в Бухаресте И. Яковенко. Однако султан готовился к вторжению в княжества, чтобы ликвидировать восстания в них и предупредить распростране- ние беспорядков на султанские владения на правом берегу Дуная. В конце апреля в Крайово был обнародован султанский фермам. Султан требовал от повстанцев сложить оружие и ра- зойтись по домам, обещая за это амнистию. Многие участники восстания поверили султану и поступили так, как того требовал фермам.35 Вскоре им пришлось убедиться в том, что обещание амнистии было лживым. 13 мая 1821 г. турецкие войска всту- пили в Молдавию, в нескольких местах вторглись и в Валахию, чтобы расправиться с отрядом Ипсиланти. Турецкое командо- вание пыталось хитростью использовать Владимнреску для борьбы с Ипсиланти, обещая за это сделать его господарем Валахии, но получило решительный отказ.36 Тудор оставил Бухарест и направился в Малую Валахию. > В мае происходила турецкая акция против Владимнреску. По данным И. Яковенко, 28 мая паша Силистры занял без боя Бухарест. Жители надеялись, что мирный переход города в руки турок избавит их от мести карателей, но они ошиблись. Турки в Бухаресте убивали, вешали, сажали на кол и участников вос- стания, и невинных, оклеветанных людей. Так происходило по всей Валахии и Молдавии. «Валахия лишилась самых лучших земледельцев, кои с давнего уже времени переселились было из Трансильвании и теперь опять все почти принуждены были сюда возвратиться»37 В разгар турецкого вторжения начались раздоры в окруже- нии Владимнреску; в его отрядах пала дисциплина. Возникла угроза безопасности его самого. Добиваясь верности от коман- диров отрядов, Владимнреску принял крутые меры и тем озло- бил своих солдат. Это позволило двум недовольным командирам 35 Молдавия и Валахия с 1820 по 1829 год. В письмах Игнатия Яко- венко. СПб., 1834 (в дальнейшем при цитировании: Письма И. Яковенко), стр. 28—31, 33—37. 36 Там же, стр. 43—45. 37 Там же, стр. 49—51, 58. 111
арестовать Владпмиреску и привести его в Тырговиште. Здесь Ипсиланти обвинил Тудора в связях с турками и в предатель- стве, и без суда и следствия 7 июня 1821 г. казнил его. Обезгла- вив восстание валахов, Ипсиланти тем самым оказал туркам большую помощь. После казни Владпмиреску его отряды рассеялись. Часть повстанцев присоединилась к Ипсиланти (около 800 человек), часть, разделившись на мелкие партизанские отряды, продол- жала борьбу с турками. Вводя свои войска в княжества, Порта преследовала еще одну цель — оккупировать их; Порта сместила господарей и заняла турецкими войсками крепости Молдавии и Валахии. Тем самым она нарушила Бухарестский мирный договор 1812 г. и другие свои соглашения с Россией касательно княжеств. Что же касается той цели, к которой стремился Махмуд II и его правительство — подавить восстание и, применяя самые жестокие средства, напугать балканские народы, то они не только не добились желаемого, а скорее еще более подлили масла в огонь. Об этом достаточно красноречиво свидетельст- вовало национально-освободительное восстание в Греции. 3. НАЧАЛО И ХОД ГРЕЧЕСКОГО ВОССТАНИЯ В 1821 — 1827 гг. Греческое восстание против турецкого ига в 1821—1829 гг. было наиболее крупным по своему размаху и последствиям для Османской империи, а также по его международному резонансу из всех аналогичных движений первой трети XIX в. Это объяс- няется рядом причин: греческий народ по уровню своего нацио- нально-экономического и культурного развития к началу 20 х годов XIX в. стоял выше других балканских пародов; Греция имела важное стратегическое значение на Балканах и Среди- земноморском бассейне, где происходила длительная борьба за влияние между крупнейшими державами («восточный во- прос»); греческая культура сохранила большое влияние на народы Европы; широки были международные связи греческой торговли и мореходства и др. В рассматриваемое время греческое население Османской империи насчитывало, по приблизительным данным, около 3,5 мчн. человек. В Морее (Пелопоннесе), Фессалии, на остро- вах Архипелага и в А1акедонии греки составляли большинство, значительно превосходя по своей численности турецкое населе- ние. Всего здесь проживало 2010 тыс. греков и 1060 тыс. турок. В Румелии греки занимали второе место по численности после турок.38 38 Для понимания хода восстания представляют интерес данные о чис- ленности греческого и турецкого населения в каждой из названных областей (в тысячах человек): 112
Греческая территория, где греки составляли большинство населения, была разделена на шесть пашалыков (провинций). Самым важным и ценным для турецкой администрации считал- ся Морейский пашалык, так как отсюда в казну поступали еже- годно крупные суммы налогов и сборов. Пашалыки управлялись наместниками-пашами, среди кото- рых главным был капудан паша, т. е. главнокомандующий, или адмирал, турецкого флота и одновременно морской министр. В годы, предшествовавшие восстанию, в Греции, как и в других балканских владениях Турции, но в больших масштабах, произошли экономические и социальные сдвиги. Значительная часть торговли Турции находилась в руках греков.39 Особенно велико было значение греков во внешней торговле — на Среди- земном и Черном морях.40 Этому способствовал упадок фран- цузской торговли на Средиземном море после революции 1789 г. и во время наполеоновских войн, а также рост южнорусской торговли, в которой грекам принадлежало значительное место. Греческие торговые колонии были разбросаны по всему побе- режью Средиземного и Черного морей. Большого развития достигло греческое судоходство. В 1816 г. грекам принадлежало около 600 торговых судов.41 Эти суда были хорошо вооружены для защиты от североафриканских корсаров. При посредстве главным образом греческих судов велась не только турецкая, но и южнорусская внешняя торгов- ля, так как Россия в то время еще не располагала торговым флотом на Черном море, достаточным для удовлетворения ее потребностей. Турок Г реков Морея 250 450 Фессалия и Ливадия 260 490 Острова Архипелага 20 450 Македония 3)0 620 Румелия 130<) 500 (Der Freiheitskampf der Gricchen gegen die Tuerken in seinem Entstchen und Fortgehen. Historiscli dargestelt. Ncbst Schiidening der Griechen und Griechen- lands, der Tuerken und der Tuerken, so wie der Geschichte beider Nationen. Bearbeitet con Friedrich Gleich, v. Halem, Rueder u. anderen. Herausgegeben con Ernst Klein. Leipzig, 1822. Цит. по кн H. Михов. Населеиието на Турция и България през XV11I и XIX в. Бнблиографски издирвания с стати- стични и етнографски Дании. Т. II. София, 1924, стр. 159). Приведенные дан- ные не включают греков, которые в большом числе населяли Малую Азию, особенно ее западное и черноморское побережье. По сведениям Г. Финлея, всего насчитывалось 3,5 млн. греков, из них около 1 млн. — в континентальной Греции, столько же на о. Крите, Киклад- ских и Ионических островах. Остальные 1,5 млн. греков проживали в Малой Азии и на близких к ней греческих островах, о. Кипре, в дунайских княжест- вах, России и дрсгих странах (G. Finlay. History of the Greek Revolution. Vol. I, II. London,' 1861. Vol. I, p. 2—3). 39 G. F i n 1 a y, op. cit., vol. I, p. 9—10. 40 О. Б. Ill п a p о Освобождение Греции и Россия (1821—1829) М., 1965, стр. 17—18. 41 Е. Z. К а га 1. Osmanh tarihi, с. V, s. 107. 8 А Д. Новичев 113
Развитие греческой торговли и судоходства повлекло за со- бой и расширение банковской деятельности. Заметно усилились, преимущественно под влиянием возросшего внешнего спроса на продовольствие и сырье, товарно-денежные отношения в грече- ских деревнях. Что касается промышленности, то в ней наблю- дался обратный процесс: импорт иностранных товаров вызвал упадок в греческом ремесле и мелком товаропроизводстве. По мнению крупного греческого историка-марксиста Я. Кордатоса, греческий капитализм в первой четверти XIX в. переживал пе- риод первоначального накопления; его основными источниками были торговля, ростовщичество и судоходство (включая пират- ство) .42 В результате экономических сдвигов в греческой среде про- изошли и социальные перемены: городская буржуазия (круп- ные торговцы, судовладельцы, банкиры и т. п.) численно вырос- ла и приобрела большой экономический и политический вес в греческом обществе. Прежде социальную верхушку состав- ляли руководители местных греческих общин — приматы или кодзабасы (греческое произношение турецкого слова «коджа- баши»), В своем большинстве это были откупщики налогов. Обычно они покупали право сбора налогов в одном-двух райо- нах у каких-нибудь турецких беев или султанских чиновников, которые сами откупали у Порты сбор налогов с целой области. Затем крупные греческие откупщики с большим барышом усту- пали откупщикам помельче право сбора налогов в отдельных деревнях. Среди приматов были и крупные землевладельцы. Не мудрено, что греки ненавидели их и называли «христиан- скими турками».43 В отличие от «христианских турок», грече- ская буржуазия не могла мириться с турецким гнетом. Для формировавшейся греческой буржуазии (как и для буржуазии других угнетенных национальностей) турецкий гнет в конце XVIII—первых десятилетиях XIX в стал совершенно невыносим. Купцов, владельцев судов, богатых ремесленников постоянно грабили. Нередко их ложно обвиняли и казнили; де- лалось это с единственной целью овладеть их имуществом, которое, по закону, поступало в казну, но значительная часть которого оседала в сундуках турецких сановников. Ф. Энгельс, объясняя причины греческого восстания 1821 г., писал о греках: «Это был торговый народ, а купцы больше всего страдали от притеснений турецких пашей... Греческая торговля с того времени, как турецкое господство избавило ее от разорительной конкуренции венецианцев и генуэзцев, быстро расцвела и достигла таких больших размеров, что не могла уже больше переносить и самого турецкого господства. В са- мом деле, турецкое, как и любое другое восточное господство 42 Г. Л. Арш. Восстание 1821 г. в освещении греческого историка,— «Новая и новейшая история», 1961, № 2, стр. 166. 43 G. F । п 1 а у, op cit., vol I, р. 13—14. 114
несовместимо с капиталистическим обществом; нажитая приба- вочная стоимость ничем не гарантирована от хищных рук сат- рапов и пашей; отсутствует первое основное условие буржуаз- ной предпринимательской деятельности — безопасность лично- сти купца и его собственности. Неудивительно поэтому, что греки, которые с 1774 г. предприняли уже две попытки восста- ния, восстали теперь еще раз».44 Вместе с греческой буржуазией появилась и новая интелли- генция. Все источники, в частности описания путешественников по Греции, отмечают большой рост просвещения. Увеличилось количество греческих школ, многие молодые греки ездили за получением образования во Францию (особенно после револю- ции 1789 г.), Англию, Италию, Россию. В среде греческой ин- теллигенции идеи национального освободительного движения были особенно популярны. Самым многочисленным слоем греческого населения, стра- давшим от турецкого гнета, было крестьянство. Разумеется, одинаковые социальные условия жизни объединяли греческих и турецких крестьян, и у них были общие классовые враги — крупные землевладельцы. Но национальный гнет вынуждал трудящихся нетурок прежде всего добиваться освобождения от этого главного зла вместе со всей греческой нацией. «Пока жизнеспособный народ, — писал Ф. Энгельс, — скован чужезем- ным захватчиком, он по необходимости направляет все свои силы, все свои стремления, всю свою энергию против внешнего врага; и пока его внутренняя жизнь остается таким образом парализован- ной, он не в состоянии бороться за социальное освобождение. Ир- ландия, Россия под монгольским игом и т. д. дают этому поло- жению яркие доказательства».45 Эти слова, сказанные Ф. Эн- гельсом по поводу положения Польши, разделенной между Россией, Австрией и Пруссией, с полным основанием можно отнести и к народам, порабощенным Османской империей. Во второй половине XVIII в. усилилось греческое партизан- ское движение, особенно в горных районах. Основную массу партизан составляли крестьяне. Горные партизаны — клефты — стали грозой местной турецкой администрации. Уже во время русско-турецких войн в 1768—1791 гг. население континенталь- ной Греции и греческих островов убедительно показало, что оно не хочет больше мириться с невыносимым существованием под турецким игом. Греки восторженно встречали русских мо- ряков как своих освободителей. Великая французская революция 1789 г. и ее идеи, а затем революционные освободительные войны в Италии и Испании нашли живейший отклик среди греческих патриотов. Начали возникать тайные греческие патриотические общества. Первое 44 К. М а р к с и Ф. Э н г е л ь с. Соч., т. 22, стр. 32—33. 45 К. М а р к с и Ф. Э н г е л ь с. Соч., т. 18, стр. 555. 8* 115
такое общество было создано поэтом Рнгасом Велестпнлпсом и его единомышленниками. Особенно большие надежды греческие патриоты связывали с французской экспедицией во главе с Бонапартом в Египте и высадкой французского десанта на Ионических островах. Сам Бонапарт через своих многочисленных агентов, разосланных по всем греческим землям, подогревал эти надежды. Провал экспедиции и подписание в 1802 г. мирного договора между Турцией и Францией вызвали среди греческих патриотов разо- чарование французами и побудили их искать другие пути для осуществления своих планов.46 Общество, созданное Ригасом, просуществовало недолго. Сам он и его соратники были схвачены австрийскими властями в Триесте, по пути в Грецию, выданы турецким властям и каз- нены в белградской крепости 24 июня 1798 г. Но вскоре грече- скими патриотами, эмигрировавшими в начале XIX в. в север- ную Италию, было создано новое общество. Его руководители также надеялись, что освободить Грецию им поможет Наполеон. Но французский император, считая для себя более полезным союз с Турцией, не откликнулся на обращенный к нему призыв. В 1814 г. Наполеон был разгромлен, и надежды греков рухнули. В 1814 г. три торговца-грека, проживавшие в Одессе, осно- вали демократическое патриотическое общество «Филики Эте- рия» («Дружественное общество»), которое со временем стало центром подготовки греческого восстания против Османской империи.47 В течение последующих лет тайные патриотические общества этерпстов (гетеристов) возникли среди греков как в эмиграции, так и в пределах Османской империи. В эти обще- ства входили не только греки, но и румыны, болгары, сербы и др. В 1818 г. центр «Филики Этерия» был перенесен в Кон- стантинополь. В Измире, Янине, Бухаресте, Яссах, почти во всех крупных городах Болгарии и других городах также были созданы отделения «Филики Этерия». Особенно много отделе- ний этерпстов было в Пелопоннесе и других областях Греции.48 К 1820 г. они стали политическими и организационными цент- §ами подготовки восстания против турецкого ига. «Филики терия», ставя себе главной целью освобождение Греции, вместе с тем стремилась поднять на восстание все подвластные султа- ну угнетенные народы Балканского полуострова. Общебалкан- ское содружество, проявившееся ранее в многочисленных вос- станиях на Балканах, вселяло в них уверенность в успехе. В 1820 г. во главе общества стал 28-летний генерал-майор русской службы, адъютант Александра 1 князь Александр 46 Н. Тодоров. Филики Етерия и българите. София, 1965, стр. 29. 47 Г. Л. Ар ш. Тайное общество «Филики Этерия». Из истории борьбы Греции за свержение османского ига. М., 1965, стр. 34, 66, 70. 48 Там же, стр. 67; Н. Тодоров, ук. соч., стр. 55. 116
Ипсиланти, сын смещенного Портой господаря сперва Молда- вии, а затем Валахии, эмигрировавшего с семьей в Россию. А. Ипсиланти возглавил первое движение, направленное к до- стижению цели этерпстов. В 1820 г. этеристы решили воспользоваться острым конфлик- том между султаном и Али-пашой Янинским, чтобы приступить к осуществлению давно лелеянной мечты. Они даже помогали Али-паше, чтобы отвлечь султанские войска от Греции. Как уже говорилось выше, руководители общества решили, что отря- дам повстанцев во главе с Ипсиланти надо двигаться в сто- рону Греции через дунайские княжества и Болгарию. А. Ипси ланти был твердо убежден в том, что получит поддержку со стороны России. Однако вскоре события показали, что Ипси- ланти и его единомышленники заблуждались. 6 марта 1821 г. Ипсиланти с небольшим отрядом перешел р. Прут и в тот же день прибыл в Яссы, а затем стал вовлекать местное население в свои ряды. В его отряд вступили свыше двух тысяч добровольцев — греков, болгар, сербов и албан- цев.49 Ипсиланти и другие руководители «Филики Этерия» на- деялись собрать в княжествах большую армию и с ней форси- ровать Дунай, вступить в Болгарию, где с полным основанием рассчитывали на массовое восстание. Но их надежды не сбы- лись.50 Армию повстанцев Ипсиланти сформировать не смог. Ипсиланти и его единомышленникам пришлось перенести тяжелый удар: Александр I, действуя в духе доктрины Священ- ного союза, резко осудил восстание Ипсиланти, уволил его со службы и запретил возвращение в Россию. Константинополь- ский патрйарх по требованию султана Махмуда II проклял всех участников восстания во главе с Ипсиланти и отлучил их от церкви. Ошибочными оказались и расчеты Ипсиланти на то, что турецкие войска не вступят в княжества. В мае 1821 г. турецкие войска вторглись в Молдавию и Валахию. В боях с ними он потерпел поражение, вынужден был отказаться от плана фор- сировать Дунай и отступил на северо-запад на Тырговиште, а затем на Рымнпк (ныне Рымникул Вылча). Оттуда Ипсиланти бежал в Австрию. Здесь он был заточен в крепость, где пробыл 49 Г Л. Арш. Тайное общество «Филики Этерия», стр. 110. — Как бы- ло указано выше, в начале марта, когда Ипсиланти направился в Бухарест, в его отряде было три тысячи человек. 50 Среди этерпстов были и противники движения к Греции через дунай- ские княжества. Они утверждали, что этеристы не могут рассчитывать на их население, что «ненависть к грекам, которых оно смешивало с фанариотами, ничем не отличается от ненависти его к туркам» (Е. Феоктистов. Борьба Греции за независимость. СПб., 1863, стр. 37). В этой связи уместно напомнить слова К. Маркса о том, что «повсюду, где бывали успешные народные движения, как, например, в Сербии и Вала- хии, изгонялись все священники греческого происхождения и на их место на- значались пастыри из коренного населения» (К. Маркс и Ф. Э н г е л ь с. Соч., т. 10, стр. 129). 117
шесть лет. А. Ипсиланти умер в Вене в 1828 г. Отряды Ипси- ланти рассеялись, но значительная часть повстанцев мелкими группами продолжала борьбу против турок. Несмотря на неудачу, восстание, поднятое А. Ипсиланти в Молдавии, не пропало даром: оно способствовало взрыву на- ционально-освободительного восстания греков на их родине. Главным очагом борьбы греческого народа за свою нацио- нальную независимость стала Морея. Отсюда революционно- освободительное движение распространилось на другие районы континентальной Греции и на острова. Обстановка благоприятствовала восстанию. Порта была плохо осведомлена о его подготовке. Ее обычными информа- торами о греческих делах были фанариоты. Но на этот раз они не могли сослужить султану верную службу, потому что, по удачному выражению одного русского автора 60-х годов XIX в., «греки, ознакомившись на опыте с характером этих соотечест- венников, таили от них более, нежели от кого-нибудь, свои за- мыслы. Общий взрыв застал поэтому турок совершенно врас- плох».51 Правда, английский посол в Турции предупреждал Порту о готовящемся восстании, но великий везир Халет-эфен- ди в это не верил. Он знал по историческому опыту, что восста- ния греков происходили во время русско-турецких войн. Но ничто не предвещало войны с Россией. Тем не менее великий везир направил переводчика Дивана Мурузи в Морею для про- верки сообщения английского посла. Мурузи, сам бывший чле- ном комитета этерпстов, по возвращении из Морей доложил великому везиру, что греки преисполнены верности султану, и сосредоточил его внимание на враждебной Порте деятельности Али-паши Янинского.52 Если первой частью своей информации Мурузи умышленно вводил Порту в заблуждение, то во второй ее части он говорил правду, но давно известную великому везиру. Среди крупных феодалов-сепаратистов, с которыми вел борьбу султан Махмуд II, Али-паша Янинский (1744—1822) занимал особое место. Биография этого знаменитого пашц-'на первых порах не была необычной для того времени. Сын албан- ского бея, правителя небольшого городка Тепелеиа, он рано потерял отца (его убил претендент на пост правителя), а вместе с тем и надежду стать правителем своего родного города. По- взрослев, он стал заниматься разбоем. В течение 20 лет такого промысла в Албании и Фессалии он сумел накопить много денег, что позволило ему набрать большой военный отряд. 51 Е. Ф е о к т и с т о в, ук. соч., стр. 32. 52 Е. Z. Karal. Osmanli tarihi, с. V, s. Ill; E. Феоктистов, ук. соч., стр. 32. — Английский посол в Константинополе, предупреждая Порту о го- товящемся греческом восстании, рекомендовал ей выселить христиан из Мо- рей и переселить туда турок из Анатолии (Г. Л. Арш. Тайное общество «Филики Этерня», стр. 94). 118
Теперь он уже стал вмешиваться в феодальные междоусобицы, оказывая поддержку той или другой стороне, сообразуясь со своей выгодой. Порта обратила на него внимание и постаралась привлечь на свою сторону, предоставив ему пост правителя санджака. Сорока одного года от роду Али стал пашой; в 1788 г, он получил пост вали Янинского пашалыка.53 Пользуясь тем, что Порта была занята в войнах с Россией, Францией и опять с Россией в 1787—1812 гг., Алн-паша поне- многу округлял свои владения. К 1812 г. они включали южную Албанию, подавляющую часть континентальной Греции и боль- шую часть Македонии. На этой территории с населением в 1,5 млн. человек, в большинстве греческом, Али-паша был полновластным хозяином. Власть султана была фиктивной.54 Правда, он не рвал окончательно своих связей с Портой и на словах проявлял покорность. Он даже аккуратно вносил в им- перскую казну причитающуюся с него часть собранных нало- гов.55 Но во всем остальном он действовал совершенно само- стоятельно. Он игнорировал даже указы султана о присылке воинских контингентов во время войны, самостоятельно сно- сился с иностранными государствами и пр. Фактически Янин- ский пашалык представлял собой албанское феодальное кня- жество, где установилась личная деспотическая власть Али-паши. Свою необъятную власть Али-паша использовал прежде всего для личного обогащения. Ведя беспощадную борьбу с ту- рецкими феодалами-сипахи, которые являлись опорой султан- ской власти, он узурпировал их земли, а также и земли других владельцев, и к 1813—1814 гг. ему принадлежала треть всех обрабатываемых земель. Он был собственником 956 (по другим данным — 880) крупных чифтликов, где крестьяне отбывали барщину. Али-паша был откупщиком всех налогов и таможен- ных пошлин в пределах своего пашалыка, он же был крупным экспортером и импортером товаров. Для увеличения своих бо- гатств он не стеснялся в средствах. Так, он объявлял себя близким родственником умершего богача, чтобы заполучить его наследство. Подливные родственники, конечно, не смели ему перечить. В результате жестокой эксплуатации крестьян, при- своения большей части взимаемых налогов, с помощью торго- вых операций, скрытого и явного грабежа населения Али-паша накопил сказочные богатства. К концу жизни его имущество только в деньгах оценивалось суммой в 200 млн. пиастров.56 Богатства Али-паши были немаловажной причиной в числе 53 Кристо Фрашери. История Албании (Краткий обзор). Тирана, 1964, стр. 98—99. 54 Г. Л. Арш. Албания и Эпир в конце XVIII — начале XIX в. М., 1963, стр. 260. 55 Там же, стр. 298—300. 56 Там же, стр. 261—289. 119
других, побуждавших везиров Стамбула на решительную борь- бу с ним. Вместе с тем Али-паша принес своему пашалыку немало пользы: железной рукой он прекратил феодальные междоусо- бицы, разбои на дорогах, в управляемом им крае установилось спокойствие; не считаясь с султанскими капитуляционными до- говорами, он взимал с иностранных товаров повышенные пош- лины, что было выгодно и местным ремесленникам и торгов- цам.57 Али-паша, сам неграмотный, поощрял открытие школ, библиотек, способствовал развитию албанской и греческой культуры, но отнюдь не турецкой.58 Он отличался веротерпи- мостью. Среди его администраторов было много греков. Главное, что отличало Али-пашу от других крупных сепара- тистов в Османской империи,— это национальный момент в его политике. Его борьба за независимость от султана и Порты с объективно-исторической точки зрения в значительной степе- ни носила национально-освободительный характер. Созданное им почти независимое княжество находилось на албанской земле и было албанским по своему характеру. Главную роль в администрации и в армии (15—25 тыс. человек) играли ал- банцы-мусульмане. Из них же состоял новый слой крупных землевладельцев — владельцев чифтликов, которые заменили собой еппахи-турок. Эти землевладельцы, в основном мелкие албанские беи, являлись главной социальной опорой Али-паши, и для них он был национальным героем.59 Далее, Али-паша объединил большую часть албанских земель и стремился рас- пространить свою власть на всю Албанию. Такое стремление он обнаружил уже в 1809 г.60 Его деятельность в этом направлении имела прогрессивное значение для албанского национально- освободительного движения. Однако прогрессивные тенденции в деятельности Али-паши находились в непримиримом противоречии с его деспотической властью, жестокостью, с какой он старался ее укрепить, эксплуатацией широких крестьянских масс им самим и владель- цами чифтликов, произволом и насилием, которые он всегда применял, когда это ему было выгодно. В Янинском пашалыке не были обеспечены жизнь, имущество и честь его жителей. Большинство из них боялось и ненавидело Али-пашу, и он это остро почувствовал, когда султан начал против него наступ- ление. После окончания русско-турецкой войны 1806—1812 гг. Махмуд II, приступивший к энергичной борьбе с сепаратистами 57 Там же, стр. 280—283, 291—292. 58 Там же, стр. 269—270. 59 Там же, стр. 269—272, 294; К- Ф р а ш е р и, ук. соч., стр. 102; Ligor Mile. Sur le caractere du pouvoir d’Ali pacha de Tepelene. Tirana, 1966, p. 15—17, 23. 29. 60 Ibid., p. 25. 120
с целью их ликвидации, начал действовать и против Али-паши. Он стал постепенно урезать владения его и его сыновей. Одна- ко новые внутренние осложнения (второе сербское восстание) заставили султана отложить решительные операции против Али-паши, и вплотную он приступил к ним лишь в июле 1820 г. Султан сместил Али-пашу и назначил на пост вали Янинского пашалыка его злейшего врага албанского феодала Пашо-бея, находившегося при дворе в Стамбуле. Али-паша не подчинил- ся указу султана. Поэтому он, в августе, был объявлен «фер- манлы», т. е. подлежащим казни. Все имущество Али-паши и его родственников было конфисковано.61 Война султанских войск с Али-пашой, начавшись в июле 1820 г., закончилась в январе 1822 г. полным поражением 'янинского паши. Али-паша был взят в плен, а потом убит. У мертвого Али-паши отрезали голову и послали в Стамбул султану как великий трофей. Те- ло паши было похоронено в Янине. По обычаю, голова Али- паши была выставлена у стены султанского дворца. Во все провинции империи были направлены гонцы, чтобы оповестить о большой победе, одержанной султаном.62 Война между Портой и Али-пашой создала благоприятную обстановку для греческого восстания: она отвлекла силы и внимание Порты (вали Морей Хуршид-паша, отбывая к месту военных действий против Али-паши, даже не оставил гарнизо- нов в крепостях Морей), а сам янинский паша не только не вы- ступил против греческих повстанцев, но даже оказывал им де- нежную помощь в надежде, что они отвлекут на себя турецкие войска.63 Руководство этеристов, получив известие о действиях Ипси- ланти в Молдавии и учтя обстановку, сложившуюся в связи с войной между Портой и янинским пашой, решило поднять вос- стание в Морее. События были ускорены действиями каймакама (замести- теля наместника), оставленного вместо себя Хуршид-пашой в Морее. Получив известие о мятежном настроении греков, кай- макам приказал всем греческим приматам и епископам при- быть в Триполис (Триполица) якобы для совещания по вопро- су о противодействии интригам Али-паши Янинского в Морее. На деле же каймакам хотел задержать у себя греческую знать в качестве заложников.64 В случае опасности он был намерен 61 Tarih-i Cevdet, с. XI, s. 48. — В середине августа 1820 г. был послан указ румелийскому вали о конфискации всех чифтликов и имущества, при- надлежащего Али-паше, его сыновьям, внукам и близким. Аналогичный указ был послан 18 февраля 1821 г. (Турски документа за македонската исто- рика. IV. Скопле, 1956, стр. 52—57). 62 F.-C. H.-L. Pouqueville. Mcmoire sur la vie et la puissance d’ali Pacha, vizir de Janina. T. I—III. Paris, 1820. T III, p. 379—383. 63 Г. Л. Арш. Албания и Эпир..., стр. 331; К. Фрашерн, ук. соч., стр. 104. 64 N. J о г g a, op. cit., S. 251. 121
их уничтожить. Коварный замысел каймакама вызвал переме- ну в настроениях приматов и духовенства и послужил поводом к восстанию. Официальным днем начала восстания, впоследствии объяв- ленным днем независимости Греции, считается 6 апреля (н. ст.) 1821 г. Первыми начали борьбу партизаны—клефты. Они напали на турецких феодалов-сипахи у г. Триполиса. С первых же дней восстание приняло массовый характер, перебрасыва- лось из одной области в другую, а вскоре вся греческая часть Балканского полуострова была охвачена восстанием. Малочис- ленное турецкое население, почти лишенное защиты со стороны гарнизонов крепостей, оказалось бессильным противостоять мощному порыву греческих повстанцев. Вскоре после начала восстания повстанцы заняли города Патру (Патрас), Коринф, Аргос и многие другие.65 Присоединение к восстанию греческих островов — Спеце, Пеары, Идры и других — намного увеличило силы повстанцев, так как островные греки располагали большим флотом и были отличными моряками. Восстание носило исключительно острый характер. Греки, охваченные национальным фанатизмом, мстя за вековые обиды, принялись уничтожать турецкое население, не взирая на пол и возраст, жгли села, захватывали и уничтожали имущество. «Смерть туркам!» — таков был лозунг греческих крестьян, вступивших в г. Патрас.66 «Вон, аги, вон! Никогда турки и храстиане не будут больше жить вместе», — раздавался воин- ственный клич греческих повстанцев.67 При любой возмож- ности турки отвечали грекам еще большими жестокостями. Так продолжалось целых шесть лет. Погибли многие десятки тысяч греков и турок, и все они, в большинстве своем трудя- щиеся, главным образом крестьяне, в сущности были жертва- ми турецких феодалов-угнетателей, не желавших отказаться от награбленных земель и предоставить порабощенным ими наро- дам национальную независимость. Решающей силой в борьбе за независимость было грече- ское крестьянство. Своей отвагой и искусством воевать в гор- ных условиях отличились клефты, также бывшие в своем по- давляющем большинстве крестьянами. Среди руководителей повстанцев выделялись Т. Колокотронис, много лет воевавший с турецкими властями как один из главарей клефтов, М. Боца- рис и др. Однако руководство восстанием оказалось в руках крупных торговцев, судовладельцев, кодзабасов и др. В середине 1821 г. весть о массовом народном восстании в Греции и о расправе повстанцев с турецким населением до- 65 Ibid., S. 251—252; Е. Z. Kara). Osmanh tarihi, с. V, s. 112. 66 F.-C. H.-L. Pouquevil.le, op. cit., t. II, p. 348. 67 N. J о г g a, op. cit., S. 252. 122
стигла Стамбула.68 У султана, Порты и всех власть имущих турок она вызвала, с одной стороны, ярость, а с другой, страх потерять Грецию, а возможно и другие балканские страны, угнетенные народы которых могли последовать примеру гре- ков. Реальных возможностей подавить греческое восстание у султана тогда не было, так как его войска, находившиеся по- близости к району восстания, были заняты в войне с Али-па- шой Янинским. Кроме того, султану и Порте казалось, что за греческим восстанием стоит Россия и, следовательно, предстоит скорая война с ней. Во все края империи были разосланы гон- цы, которые должны были возвестить мусульманам, что трон в опасности, и призвать всех, кто в состоянии носить оружие, поспешить в Стамбул. Были пущены провокационные слухи о якобы готовящемся греческом восстании в столице с целью за- хватить ее и низвергнуть правительство.69 Константинополь- ская чернь, которая всегда была в избытке в столице султана, янычары и другие только и ждали сигнала, чтобы начать рез- ню греческого населения. Махмуд II, дав волю своему гневу и жажде мести, объявил «священную войну против неверных». На срочно созванном засе- дании Дивана великий везир спросил: какого наказания заслу- /кивают рабы, восставшие против главы мусульман, господина двух морей и двух континентов, султана Махмуда II? Диван трижды ответил — смерти.70 Султан задумал уничтожить всех греков, но, как утвержда- ет Э. 3. Карал, сановники, пав к его ногам, упросили его не наказывать невинных. В результате последовал указ о наказа- нии только виновных.71 Однако факты свидетельствуют о том, что была учинена массовая резня греков, виновных и невинов- ных. Великий везир Халет-эфенди, который благожелательно отзывался о греках в своих докладах султану, был сослан в Конью, а затем удавлен.72 Поголовное уничтожение греков в столице, начатое в по- следней декаде апреля 1821 г., продолжалось несколько не- дель. Было убито свыше 10 тыс. человек. Среди них был и 84- летний патриарх Григорий (его повесили на воротах патриар- шего дома) и много священников.73 Греческие погромы, убийства, грабежи имущества христиан происходили по всей 68 F.-C. H.-L. Pouqueville, op. cit., t. II, р. 423.— Говорили, пишет Пукевиль, что эта весть была доставлена курьером, посланным англий- ским консулом в Патрасе. 69 Ibid., р. 423. — По данным этого автора, в то время Константинополь насчитывал 700 тыс. жителей, в том числе 60 тыс. греков. 70 Ibid., р. 426. 71 Е. Z. К а г а 1. Osmanli tarihi, с. V, s. 113. 72 Ibid. 73 Tarih-i Cevdet, с. XI. s. 163—165; E. D r i a u 11 at M. L h e г i t i e г Histoire diplomatique de Ka Groce de 1821 a nos jours. T. I. Paris, 1925, p. 136— 140. 123
империи, они имели место и на Крите, Кипре, Родосе и других крупных островах, где преобладало греческое население.74 На о. Хиос турецкие войска уничтожили или продали в рабство почти все его (100 тыс.) население. 'Преследованиям подверглись не только греки, но и другие христиане. В одном болгарском источнике рассказывается: «После убийства патриарха Григория в Константинополе в ап- реле 1821 г. рассвирепевшие агаряне (мусульмане. — А. И.) начали в Болгарии издеваться над неповинными жителями и, отобрав у них оружие, многих христиан убили без следствия и суда». Известный болгарский революционер Г. Раковский в своей автобиографии пишет: «Родился 'я в болгарской семье в 1821 г., в то страшное и ужасное время, когда после повеше- ния фанариотского отца Григория были отправлены из Кон- стантинополя в Болгарию три палача-паши, чтобы отобрать у болгар оружие, рубить им головы и повесить всех болгарских старейшин и знаменитых людей в городах и наиболее извест- ных крупных селах. Эти палачи-паши, где бы они ни появля- лись, пролили много невинной крови без всякого следствия и суда только потому, что болгары одного вероисповедания с греками, которые предприняли тогда известную попытку вос- стать против злодейского турецкого правительства».75 Чудовищные зверства турецких властей в отношении гре- ков, христиан вообще, вызвали глубокое возмущение во всех европейских странах. В частности, в России самые широкие общественные слои были охвачены негодованием и ждали вме- шательства своего правительства и европейских стран, чтобы положить конец бесчинствам турецкой черни, организованным самой Портой. Однако их ожидания были напрасны. В рассматриваемое время Австрия, Россия и Пруссия, свя- занные узами Священного союза, а также Англия отрицатель- но относились к греческому восстанию, как к движению, кото- рое, подобно одновременным с ним революциям в Испании и Италии, направлено было против «законных» монархов и ос- нов монархического строя вообще. Когда вспыхнуло восстание в Морее, заседал конгресс Свя- щенного союза в Лайбахе (Любляне, 'январь—май 1821 г.). Александр I осудил восстание. Он писал австрийскому импе- ратору Францу I: «Я не буду разбирать причин греческого вос- тания, но имею основания думать, что революционеры произ- вели революцию на Востоке с целью разобщить союзные дер- жавы. Я думаю также, что Союз, который победил их в Неаполе и Турине, предохраняя от заразы остальную Италию, победит их в Леванте, сопротивлением этому новому испыта- нию и свидетельствуя пред целым светом несокрушимость свя- 74 Е. Ф еокт исто в, ук. соч., стр. 56. 75 Д. Косев, ук. соч., стр. 80. 124
зсй мира и дружбы, существующую между европейскими дер- жавами».76 Особенной враждебностью по отношению к греческим бор- цам за независимость отличалась позиция Австрии и Англии. Для австрийского канцлера Меттерниха греки, восставшие против турецкого ига, были лишь «бунтовщиками, флибустье- рами и разбойниками». Он даже предложил Священному сою- зу вмешаться на стороне султана. 20 апреля 1821 г., в самом начале греческого восстания, Меттерних записал в своем днев- нике: «На протяжении шести недель мы закончили две войны и задушили две революции. Будем надеяться, что и третья, разразившаяся на Востоке, революция не будет более успеш- ной». Позиция Англии совпадала с позицией Меттерниха. В письме Александру I от 16 июля 1821 г. английский министр иностранных дел лорд Кестльри убеждал русского императора, что греки являются «носителями мятежа» и что их необходи- мо заставить покориться султану.77 Если Россия только осужда- ла революцию и не оказывала грекам помощи, то Австрия и Англия помогали Порте подавить ее. Меттерних опасался, что примеру греков последуют все угнетаемые народы на Балка- нах, а также славяне в самой Австрии; Англию пугал призрак восстания греков на Ионических островах, которые перешли к ней в 1814 г. Но Россия, хотя Александр I и осудил восстание, не могла долго оставаться молчаливым наблюдателем жестокого пре- следования христиан в Османской империи. Такое безучастие было чревато для России тяжелыми политическими последст- виями— оно грозило подорвать доверие, которое питали к ней угнетенные турками балканские народы. Следовательно, под удар были поставлены влияние России на Балканах и возмож- ности использования ею балканских народов в случае военного конфликта с Турцией. Проигрыш России в такой же мере был выигрышем ее соперников на Балканах и в зоне Средиземного моря — Англин, Франции, Австрии. Кроме того, Александр I считал, что на основании Кючук-Кайнарджийского и следую- щих договоров Россия является покровительницей православ- ных подданных султана и охранителем прав православной церкви в Турции. Гонения Порты на православных рассматри- вались правительством России как нарушение русско-турецких договоров, а следовательно и как удар по ее престижу. Следует указать еще на то, что правительство России опа- салось углубления греческой революции в результате жестоких 76 с. М. Соловьев. Собр. соч. СПб., 1901, стр. 699. Подробное иссле- дование вопроса об отношении России к греческому восстанию дано в тру- де: А. В. Ф ад ее в. Россия и восточный кризис 20-х годов XIX века. М., 1958, стр. 231. 77 А. В. Фадеев. Россия и восточный кризис 20-х годов XIX века, стр. 12 - 13, 46. 125
преследований Порты. К. В. Нессельроде, один из руководите- лей министерства иностранных дел, писал Г. А. Строганову 16 июня 1821 г. об ошибках Порты в отношении к грекам: «Вместо того, чтобы подавить революционный дух, Порта его распространяет; вместо того, чтобы погубить окончательно де- ло революции, она старается его облагородить; наконец, вме- сто того, чтобы доказать греческому народу, что заводчики смуты его обольщают и вводят а заблуждение, она всеми ме- рами доказывает ему, что ему больше ничего не остается, кро- ме отчаяния и смерти». Русское правительство подчеркивало, что оно делает разницу между участниками восстания («ви- новными») и теми греками, которые в восстании не принимают участия: «Мы не будем оспаривать у Порты права поставить первых в невозможность исполнить их планы; но Порта долж- на признать справедливым и необходимым успокоить вто- рых».78 79 Борьба Порты с греками сопровождалась ущемлением ин- тересов русской торговли (конфискация по низким ценам пшени- цы на русских судах, проходивших через проливы), обысками на русских судах в поисках бежавших греков и пр. Русское прави- тельство рассматривало эти действия Порты как нарушение тор- гового договора 1783 г. и протестовала против них. Посол России в Константинополе Г. А. Строганов пытался убедить послов Англии, Франции, Австрии и Пруссии в Констан- тинополе выступить с коллективным протестом против жестоких репрессий в отношении греков. Однако поддержки не получил. Английский посол решительно отказался участвовать в такой ди- пломатической акции. Россия решила выступить одна. По предписанию правитель- ства Строганов врунил Порте 18 июля 1821 г. ультиматум. В нем предъявлялось требование восстановить все привилегии, которы- ми пользовалась христианская вера, и даровать ей защиту в бу- дущем, возместить весь ущерб, нанесенный христианской церк- ви, прекратить преследования греков, сохранявших покорность султану, и участников восстания, которые принесут повинную. Кроме того, Порте предлагалось вывести свои войска из дунай- ских княжеств и назначить туда господарей. В случае, если Пор- та не даст удовлетворительного ответа, Строганову предлагалось вместе со всем составом посольства покинуть Константинополь.73 26 июля реис-эфенди пригласил к себе драгоманов русского посольства и дал им устный ответ, содержание которого своди- лось к следующему: Порта отклоняет обвинение в том, что греки преследуются за их веру; греческий патриарх был казнен как предатель, а не как глава религии; после восстановления спо- койствия Порта озаботится восстановлением разрушенных или поврежденных чернью церквей; Порта всегда различала невин- 78 С. Ж и г а р е в, ук. соч., стр. 309—310. 79 Там же, стр. 310—311. 126
пых и виновных и сожалеет, если без ее ведома пострадали не- винные; она не прибегала к системе истребления, а лишь приня- ла меры, чтобы сразить врага; после того как княжества будут очищены от бунтовщиков, Порта выведет свои войска, назначит господарей и сделает все необходимое, в соответствии с догово- рами. Реис-эфенди обещал к вечеру того же дня дать свой ответ в письменной форме.80 Однако Строганов счел ответ неудовлетворительным, отка- зался принять его в письменной форме и 10 августа вместе со все- ми своими сотрудниками на австрийских судах покинул Констан- тинополь.81 Жестокая расправа, обрушившаяся на греков, еще больше пх ожесточила. Восстание разгоралось и охватывало новые области. 8 октября 1821 г., после пятимесячной осады, греки овладели главным центром турецких властей и местопребыванием вали Морей — городом и крепостью Триполисом (Триполица).82 В на- чале 1822 г. почти вся Морея, значительная часть центральной Греции и ряд островов находились в руках повстанцев. Успешно действовали на море греческие суда, вооруженные купцами вос- ставших островов Пеары, Идры и Спеце. Греческое восстание было не только национальным, но и ан- тифеодальным. Как и в других покоренных турками областях, в Греции крупными землевладельцами — феодалами или полуфео- далами— были преимущественно турки, а крестьянами — мест- ные, в данном случае греки. Крестьянство, составлявшее боль- шинство населения Греции, было главной движущей силой греческого восстания. Жители городов — ее буржуазия, ремеслен- ники, моряки, представители интелчигенции, по причинам, кото- рые уже были объяснены выше, также вели не только нацио- нально-освободительную, но и антифеодальную борьбу. Сочета- ние в греческом движении национально-освободительной и антифеодальной революции придавало ему особую ожесточен- ность и остроту. 13 января (и. ст.) 1822 г. в г. Эпидавре было созвано Нацио- нальное собрание Греции. Оно приняло конституцию («Эпидавр- ская конституция»), которая начиналась с провозглашения не- зависимости Греции: «Греческая нация, угнетаемая страшным деспотизмом османов, не будучи больше в силах выносить ужас- ное и беспримерное иго, которое над ним тяготело, с негодовани- ем сбросило его и декларирует сегодня перед богом и людьми, в лице своих законных представителей, объединившихся в Нацио- нальном собрании, свое политическое и независимое существова- 80 A. Prokesch-Osten. Geschichte des Abfalls der Griechen vom tiir- kischen Reiche im Jahre 1821 und der Griindung des hellenischen Konigreiches. Aus diplomatischen Standpunkte. Bd. 1—6. Wien, 1867. Bd. 1, S. 80—81. 81 Ibid., S. 81—82. 82 По Джевдету, 10 мухаррема 1237 г. (Tarih-i Cevdet, с. XII, s. 25), т. e. 7 октября; по Йорга, 5 октября (N. J о г g a, op. cit, S. 268). 127
ние».83 Национальное собрание избрало правительство Греции, а во главе его поставило крупного деятеля на ниве греческого просвещения князя Александра Маврокордато. Огонь восстания начал распространяться на Фессалию и Ма- кедонию. Разрозненные восстания произошли в провинции Хал- кидике, к югу от Салоник. Восстания в Фессалии и Македонии представляли особую опасность для Османской империи. В случае успеха они грозили изоляцией действовавшей в Эпире турецкой армии, которой ко- мандовал Хуршид-паша, ее окружением совместными силами греков и Али-паши. Успешное восстание в Македонии легко мог- ло повлечь за собой такое же движение в Болгарии, где для этого было достаточно взрывчатого материала. Порте было хорошо известно, что многие болгары принимали участие в восстании А. Ипсиланти, в соседней Греции в восстании участвовало около 2 тыс. болгар, некоторые из них даже командовали отдельными отрядами.84 Восстание могло охватить также Сербию и другие балканские земли. Учитывая опасность, которую представляло собой распрост- ранение греческого восстания на Фессалию и Македонию, султан и Порта напрягли все силы, чтобы подавить его в самом начале. Это удалось выполнить войскам, направленным из Ларисы под командованием Драмали Махмуд-паши и других во второй по- ловине 1821 г.85 Таким образом, Порте удалось предотвратить распространение восстания на север от линии Арта, Аграфа и далее на восток до побережья Эгейского моря. Попытки греков поднять восстания на малоазийском побе- режье Эгейского моря также были ликвидированы. Здесь греки имели перед собой не только силы Порты, но и массы турецкого населения Малой Азии, по сравнению с которыми они составляли меньшинство. Турецкие власти с необычайной жестокостью по- давляли такие восстания. Примером может служить карательная экспедиция турецкого флота на о. Хиос в апреле 1822 г., где 15- тысячный турецкий десант вместе с толпами жаждущих мще- ния местных турок учинили страшную резню мирного христиан- ского населения, без различия пола и возраста. Пьяные дервиши призывали солдат и всех турок: «Убивайте. Аллах, пророк и сул- тан вам повелевают!»88 23 тыс. жителей были уничтожены, 47 тыс. были обращены в рабство, 5 тыс. удалось бежать (всего на острове было 100 тыс. жителей). Серьезное поражение понесли греческие повстанцы в боях с армией Хуршид-паши в западной части центральной Греции, 83 Текст конституции (на французском языке) см.; A. Prokesch-Os- t е n, op. cit., Bd. 3, S. 248—258. 84 Иван Пастухов. Българска история. П. София, 1943, стр 641. 85 G. Finlay, op. cit, vol. I, p. 245—247 86 Описание этих зверств на Хиосе см.: F.-C. H.-L. Pouqueville, op. cit., t. Ill, p 463—470. Оно содержится также в русском переводе в кн.: Па- дение Хиоса (из Пукевнля). СПб, 1824. 128
\ г. Арты, в июле 1822 г. Вместе с тем армия Хуршид-паши оказа- лась бессильной в своих попытках овладеть портом и крепостью Месолопгионом. Махмуд II понимал, что пока основная база греческой рево- люции — Морея — не покорена, не приходится говорить о решаю- щей победе. Поэтому он мобилизовал свои сухопутные и морские силы, чтобы добиться этой победы. Выполнение этой задачи он возложил на Драмали Махмуд-пашу, присвоив ему звание сера- скера. В распоряжение последнего была предоставлена армия, насчитывавшая свыше 20 тыс. человек, в том числе 8 тыс. конно- го феодального ополчения.87 В начале июля 1822 г. Драмали. Махмуд-паша через Коринфский перешеек вторгся в Морею, дви нулся вглубь полуострова и занял г. Аргос.88 Однако развить своего успеха турецкая армия не смогла. Опа натолкнулась на сопротивление партизанских отрядов, размалы- валась в многочисленных боях с ними и понесла большой урон. Многие турецкие солдаты погибли в окружении. Недостаток про- довольствия еще более ухудшил положение турок. Солдаты ар- мии Драмали Махмуд-паши, голодные и оборванные, в беспо- рядке бежали. Блестящую победу над турецкой армией гречес- кие повстанцы одержали под руководством прославленного вождя клефтов Теодороса Колокотрониса, брата Александра Ипсиланти Димитриоса и др.89 Разгром турецкой армии в Морее поставил султана в чрезвы- чайно тяжелое положение: он остался почти без армии и флота. Создание новой требовало времени и средств. Положение Турции осложнилось ее войной с Ираном в 1821— 1823 гг. Главной причиной войны были пограничные конфликты, вызванные тем, что кочевые скотоводческие племена, жившие в пограничной потосе, имели свои летовки и зимовки в Турции и Иране и кочевали из одной страны в другую. Недовольство в Иране вызывали также притеснения, которым подвергались на турецкой территории иранские паломники, направлявшиеся в святые для них места — Мекку, Кербелу и Неджеф. Располагая реорганизованной армией и желая воспользовать- ся тем, что турецкая армия была скована восстаниями в Молда- вии, Валахии, Греции и войной с Али-пашой в Эпире, шах начал войну. Иранская армия вторглась в пределы Османской импе- рии, заняла города Баязит (Догубаязит), Киркук, Мосул и др. Однако по мирному договору, подписанному в Эрзуруме 29 июля 1823 г., обе стороны сохранили свои довоенные границы.90 Разгром греческими повстанцами турецкой армии в Морее-, и бессилие султана создавали благоприятные возможности для того, чтобы уже в конце 1822—начале 1823 гг. Греция получила 8? G. F i п 1 а у, op. cit, vol. I, р 341—360 88 Ibid. 89 Ibid., p. 360—364. 9o Tanh-i Cevdet, с. XII, s. 4—12, 77. 9 А. Д. Новичев 129
независимость. Но это не встретило поддержки со стороны ве- ликих держав. Участники Священного союза по-прежнему пре- давали греческую революцию анафеме. Русские исследователи греческого восстания Палеолог и Сивинис справедливо замети- ли, что «греческий народ, кроме турок, имел еще другого опас- нейшего врага •— европейскую дипломатию».91 После разрыва дипломатических отношений между Россией и Турцией западные державы прилагали много усилий, чтобы побудить Турцию пойти на некоторые уступки. Они боялись ее войны с Россией, которая неизбежно должна была закончиться победой последней, а это означало и победу греческого восста- ния. Так, Англия настаивала на том, чтобы Турция вывела свои войска из дунайских княжеств, назначила туда господарей и от- менила меры, направленные против русской торговли, полагая, что после этого русско-турецкие отношения будут улажены.92 Такова же была позиция Австрии.93 Но Порта, уверенная в поддержке Англии и Австрии против России, упорствовала. «Турки никак не могли понять того, — пи- сал русский историк С. М. Соловьев, — что так хорошо понимали в Вене и Лондоне, — что мир с Россией убьет греческое восста- ние»?4 В то же время Англия и Австрия старались укрепить Алек- сандра I в его отрицательном отношении к греческой революции. Но и без их стараний царь продолжал относиться отрицательно к греческому восстанию. Александр I сказал министру иностран- ных дел Франции Шатобриану: «Я первый должен показать вер- ность принципам, на которых я основал союз. Представилось испытание — восстание Греции; ретигиозная война против Тур- ции была в моих интересах, в интересах моего народа, требова- лась общественным мнением моей страны. Но в волнениях Пе- лопоннеса мне показались признаки революционные, и я удер- жался».95 Депутация греческого правительства, прибывшая в Италию, чтобы изложить конгрессу свою позицию и добиться от него со- чувствия и помощи, была задержана в Анконе и даже не полу- чила разрешения на въезд в Верону. Никто из участников кон- гресса не хотел разговаривать с «представителями мятежни- ков».96 91 Г. П а л е о л о г и М С и в и н и с. Исторический очерк народной вой- ны за независимость Греции и восстановление королевства при вмешательстве великих держав России, Англии и Франции. Т. I, II. СПб., 1867. Т. I, стр. 22. 92 Протокол совещания между английским послом в Константинополе Странгфордом и реис-эфенди Садык-эфенди см.: A. Prokesch-Osten, op cit., Bd. 3, S. 265—278, 410—414. 93 Aus Metternich’s nachgelassenen Papieren, 2. Theil I. Bd Wien, 1881, S 573—574 (Emverstandniss Osterreichs mit England in der orientahschen Streitfrage. Metternich an Lord Strangford..., 31. Juli 1822). 94 С. M. С о л о в ь е в, ук. соч., стр. 711. 95 Там же, стр. 738. 96 Г. П а л е о л о г и М. С и в и н и с, ук. соч., стр. 24. 130
В депеше австрийскому послу в Константинополе от 21 декаб- ря 1822 г. Меттерних, информируя его о решениях Веронского конгресса по восточному вопросу, указал и на решение предо- ставить Порте самой «умиротворить Грецию» и рекомендовал ему установить тесный контакт с английским послом в Констан- тинополе Стратфордом Каннингом.97 Но прошло всего несколько месяцев, и греческая революция доказала, что она сильнее Священного союза. Своей упорной борьбой и победами, достигнутыми в 1822 г., греческие борцы за независимость своей родины взорвали Священный союз. Стало очевидным, что султан бессилен вновь покорить Грецию. Поэтому державы, исходя из собственных интересов в зоне Средиземного моря, пришли к необходимости пересмотреть свое отношение к борющейся Греции. Первым это сделал преемник Кестльри на посту английского министра иностранных дел (с сентября 1822 г) Джордж Кан- нинг, который был тесно связан с английской буржуазией, хоро- шо понимал ее интересы и отстаивал их.98 Каннинг отлично уяс- нил себе, что из перемены отношения к борющейся Греции Анг- лия сможет извлечь крупные политические выгоды: возьмет в свои руки инициативу в греческом вопросе, подорвет феодально- монархический Священный союз, которым фактически руково- дил ДАеттерних, будет иметь решающее влияние в Греции и тем самым предотвратит ее использование Россией в целях укрепле- ния и расширения своего влияния на Балканах и в Средиземно- морье. В то же время Каннинг надеялся, что, перехватив у Рос- сии первенство в разрешении греческого вопроса, он вынудит султана к уступкам в пользу греков и тем самым предотвратит военное вмешательство России, что в случае войны будет озна- чать разгром Турции.99 Исходя из этого, Англия официально объ- явила о своем нейтралитете в греко-турецкой войне, другими сло- вами— о признании Турции и Греции двумя воюющими сторо- нами. 24 марта 1823 г. Англия признала блокаду всех портов от Эпира, Пелопоннеса, Фессалии и Эвбеи до Салоник, объявлен- ную временным греческим правительством в марте 1822 г.100 Новое направление политики Англии в греческом вопросе от- нюдь не означало, что она намерена добиваться независимости Греции.101 Англия продолжала занимать выжидательную пози- 97 Aus Metternich’s nachgelassenen Papieren, 2. Theil, I. Bd, S. 587. 98 в дальнейшем, чтобы отличить его от однофамильца — посла, будем называть только фамилию 99 Анализ политики Каннинга в греческом вопросе см.: О. Б Ш п а р о, ук. соч, стр. 124—149, И Г. Гуткина Греческий вопрос и дипломатиче- ские отношения держав. — Уч. зап. ЛГУ, т 130, 1951; А В. Фадеев. Россия и восточный кризис 20-х годов XIX века, стр. 86—91. Там же литература во- проса. loo О. Б. Ш п а р о, ук. соч., стр. 130. •01 На это указал К Маркс в 1854 г. (см.: К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч , т. 10, стр. 297—298) 9* 131
цию. Незначительная финансовая помощь, оказанная ею времен- ному греческому правительству, и участие нескольких англий- ских офицеров в руководстве греческими военными отрядами и флотом, которое, кстати сказать, принесло грекам мало пользы, в целом не изменили к лучшему положения греков. В августе 1824 г. греческое правительство обратилось к Англии с просьбой о признании и помощи в борьбе за независимость. В своем отве те Каннинг писал, что в войне, которая происходит в Греции, Ан- глия занимает позицию нейтралитета.102 Перемена курса английского правительства в греческом во- просе заставила и царское правительство отказаться от приме- нения в этом вопросе доктрины Священного союза, который к тому же начал разваливаться, п занять новую позицию. Алек- сандр I, стремясь вырвать инициативу у Каннинга, предложит свой план «умиротворения Греции» (памятная записка прави- тельства России от 9 января 1824 г.). План предусматривал обра- зование трех автономных княжеств: в южной Греции, восточной Греции и западной Греции. Княжества должны быти остаться под сюзеренитетом султана (зависимость княжеств от султана должна была выражаться в уплате установленной ежегодной дани) и получить права, аналогичные тем, которыми пользова- лись Молдавия и Валахия. Островам Архипелага предлагалось дать муниципальное управление. Проект Александра I был от- вергнут другими державами на конференции, состоявшейся в Петербурге в июне 1824 г.103 План Александра I отвергли также и Порта, и временное гре- ческое правительство- Порта увидела в нем вмешательство в ее внутренние дела, а греки были недовольны тем, что план преду- сматривал лишь автономию, а не полную независимость Греции. Что касается Австрии, то в результате перемен в политике Англии и России она оказалась в изоляции. Это вынудило Мет- терниха к более гибкому маневрированию, но в основном его по- литика не претерпела изменений — она осталась протурецкой, антигреческоп, а после перемены в политике России приняла и антирусский характер. Собственное бессилие заставило Махмуда II внять совету Меттерниха и обратиться за помощью для подавления восстания к Мухаммеду Али (16 января 1824 г.).104 Последний согласился предоставить султану армию, флот, продовольствие, но взамен потребовал, чтобы «до окончательного подавчення восстания» Морея была передана в управление его сыну Ибрахим-паше, которому поручалось командование египетскими силами (Крит Ю2 Текст ответа Каннинга (от 1 декабря 1824 г.) см.: A. Prokesch- Osten, op. cit., Bd. 4, S. 130—132. 103 С. Жигарев, ук. соч., стр. 321—322. Текст (Memoire du Cabinet de Russie sur la pacification de la Grece Lc 9 Jahvier 1824) см.: A. P ro- ll e s c h - О s t e n, op cit, Bd. 4, S. 62—73 •04 E Z. Karal. Osmanli tarihi, с V, s. 115; В Б Луцкий. Новая история арабских стран М., 1965, стр. 86. 132
уже находился под его управлением с 1822 г.). Мухаммед Али мотивировал свое требование желанием избежать двойственности в командовании и покрыть расходы, связанные с отправкой в Мо- рею солдат и продовольствия. Султану ничего не оставалось де- лать, как удовлетворить желание всесильного египетского на- местника.105 После договоренности с султаном уже в феврале 1824 г. нача- лась подготовка египетских сил к кампании против греков. Под- готовкой армии и флота руководили находившиеся на службе у Мухаммеда Али французские и итальянские офицеры, которые в свое время служили в армии Наполеона I.106 19 июля 1824 г. египетский корпус под командованием Ибра- хим-паши отплыт из Александрии.107 В его состав входили 16 тыс. солдат, в корпусе было 150 пушек. Флот насчитывал 54 военных корабля и 400 торговых судов.108 При войске находились фран- цузские офицеры. Беям Алжира и Туниса Порта еще ранее дала приказ направить свои корабли в Александрию для охраны судов египетской экспедиции.109 1 сентября 1824 г. флот Ибрахима соединился с турецким военным флотом, которым командовал сам капудан-паша Хус- рев-паша.110 В ноябре того же года Ибрахим-паша высадился на о. Крите.111 Здесь он сурово расправился с греческими патрио- тами. Сопротивление греческих моряков заставило Ибрахим-пашу перезимовать на о. Крите. 14 февраля 1825 г. он со своей эскад- рой подошел к Метони (Модон), на юго-западной окраине Пело- поннеса, находившемуся в руках турок, высадил 4 тыс. пехотин- цев и 500 кавалеристов и вскоре еще 6 тыс. пехотинцев и 500 ка- валеристов, а также артиллерию.112 Не мешкая, Ибрахим напра- вился к порту и крепости Наварину и после двухмесячной осады взял его.113 После этого он в течение лета сумел покорить боль- шую часть Морей. Ее центр г Триполис быт им взят 23 июня 1825 г.114 •os Tarih-i Cevdet, с. XII, s. 93. 106 G. Finlay, op. cit., vol. II, p. 53. Ю7 Ibid., p. 54. •08 E. Z. К a r a I. Osmanli tarihi, с. V, s. 115. •09 Tarih-i Cevdet, с. XI1, s. 93. НО В объединенный флот входили: 74 военных корабля, 20 фрегатов, 25 корветов, 40 бригов и шхун и около 300 транспортных судов (G. Finlay, op. cit., vol. II, p 55). 111 G. F i n 1 a у, op. cit., vol. Il, p. 60. 112 Ibid., p. 62—63.— По данным Джевдета, сперва высадились 6 тыс. пехотинцев (cihadiye) и 600 кавалеристов (Tarih-i Cevdet, с. XII, s. 104). 1,3 Как сообщает Джевдет, известие об этой победе пришло в Стамбул в последней декаде месяца шевваля 1240 г., что соответствует середин? июня 1824 г. (Tarih-i Cevdet, с. XII, s. 120; G. Finlay, op. cit., vol. Il, p. 71) 1,4 В. Б. Луцкий, ук. соч, стр. 87.— Весть о победе поступила в Стамбул в последней декаде месяца сафера 1241 г, т е. в середине октября 1825 г. (Tarih-i Cevdet, с. XII, s. 121) 133
Одновременно был занят подавлением восстания в западной Греции Решид Л^ехмед-паша. Его главной задачей было овладеть портом и крепостью Месолопгионом. Но шестимесячная осада, начатая в конце апреля 1825 г., не принесла ему успеха. По при- казу султана Ибрахим-паша с флотом п армией направился к Месолонгиону. Его хвастливое заявление, что он овладеет кре- постью в две недели, не сбылось. Небольшой гарнизон, насчи- тывавший в самом начале осады всего 4 тыс. солдат и воружен- ных крестьян и 1 тыс. горожан и лодочников, оказывал туркам и и египтянам, превосходившим их числом в несколько раз (одна только армия Ибрахим-паши имела 17 тыс. человек), героиче- ское сопротивление, вызвавшее удивление и восхищение во всем мире. Но силы осажденных таяли с каждым днем, к военным потерям прибавились погибшие от холода, голода, болезней. Вместе с гражданским населением в крепости было 12 тыс. че- ловек. Когда сопротивление стало уже совершенно невозмож- ным, осажденные сделали попытку незаметно ночью пробраться через вражеские боевые порядки в горы Но они были пре- даны и в подавляющей части погибли в неравном бою. Месо- лонгион пал 22 апреля 1826 г. Турки и египтяне, ворвавшись в крепость, почти полностью вырезали все оставшееся здесь население, состоявшее из больных, стариков, женщин и де- тей.’15 После взятия Мссолонгиона Ибрахим-паша продолжал свои завоевания в Морее, а Решид-паша успешно действовал в западной и восточной Греции и почти полностью покорил эти области. Ожесточенные бои разгорелись с середины 1826 г. за Афинский акрополь. Турки сумели овладеть им лишь в июне 1827 г. 4. ВОЕННАЯ РЕФОРМА МАХМУДА II. ВОССТАНИЕ ЯНЫЧАР И ЛИКВИДАЦИЯ ЯНЫЧАРСКОГО КОРПУСА В 1826 г. Победы, одержанные Пбрахим-пашой н Решидом Мехмед- пашой в 1825—1826 гг., дали повод султану Махмуду II ду- мать, что с греческим восстанием почти покончено и он может приступить к созданию новой, регулярной, по-европейски обу- ченной армии, подобной той, которой располагал Мухаммед Али. Успехи египетской армии в Морее и под Месолонгионом были веским доказательством ее преимуществ. Турецкие вой- ска, включая янычар, показали в Греции низкую боеспособ- ность, и султана не могла радовать военная зависимость от собственного вассала. Махмуд II мечтал в подходящий момент разделаться с Мухаммедом Али. Но для этого ему нужны были крупные военные силы, стоящие в боевом отношении не ниже египетской армии. Одновременно султана заставляла спешить с созданием новой армии и боязнь войны с Россией. * 115 В. Б. Луцкий, ук. соч., стр. 87; G. Finlay, op. cit., vol. II, p. 85, ПО (по его данным — 24 апреля). 134
Политическая обстановка в стране благоприятствовала Махмуду II в осуществлении его планов, которые он, опасаясь разделить судьбу Селима III, вынужден был скрывать в тече- ние 18 лет. Угроза отпадения от империи обширных греческих территорий п восстания всего угнетенного населения Балкан, вмешательство держав в греко-турецкий конфликт и другие опасные для Турции явления заставили замолчать многих про- тивников военной реформы. Махмуду II удалось даже при- влечь на свою сторону нескольких янычарских командиров, включая и самого агу. Немалую роль в этом сыграли деньги, награды, назначения на высокие посты и т. п.116 Ускорению военной реформы способствовали и сами ее же- стокие противники — янычары. Среди них распространился слух, будто Ибрахим-паша, одержав победу в Морее, во главе своего войска прибудет в Стамбул, чтобы помочь Махмуду II создать регулярную армию и уничтожить янычар. Поверен- ный в делах России Минчиаки писал в свое министерство, что в течение всего января в столице часто возникали пожары. Жители считали их делом рук янычар, которые часто прибега- ли к поджогам как к средству выражения своего недоволь- ства.117 Население столицы возненавидело янычар за их трусость и низкие боевые качества, обнаруженные ими в Морее, за их произвол, который стал еше более невыносимым.118 Махмуд II учитывал эти настроения жителей столицы и рассчитывал на их помощь в случае, если янычары восстанут против задуман- ной им реформы.119 В апреле—мае 1826 г. Махмуд II и его сторонники присту- пили к разработке и обсуждению проекта создания новой регу- лярной пехоты. 25 мая этого года в доме шейх уль-ислама Мехмеда Тахир-эфенди состоялось совещание высших светских и духовных сановников, на котором был всесторонне обсуж- ден проект организации нового пехотного корпуса по типу «низам-ы джедид». На совещании присутствовали, кроме шейх уль-ислама, великий везир Мехмед Селим-паша, реис-эфенди, ага и другие высшие янычарские командиры, кадиаскеры, уле- мы и пр. 28 мая в том же доме состоялось второе, более ши- не Донесение поверенного в делах России в Турции Минчиаки в МИД от 6 января 1826 г.—Архив внешней политики России (АВПР), ф. Канцеля- рия, 1826, д. № 2356, т. I, л. 490. 117 Донесение Минчиаки от 22 января 1826 г. — Там же, лл. 52—53. 118 Е. Z. Karal. Osmanli tarihi, с. V, s. 148; G. Rosen. Geschichte der Reform im Jahre 1826 bis zum Pariser Traktat vom Jahre 1856. Bd. 1—2. Leip- zig, 1866—1867 (русский перевод: Д Г. Розен. История Турции от победы реформы в 1826 г. до Парижского трактата, ч. I и II. СПб., 1872. В даль- нейшем при цитировании русского перевода будем указывать в соответствии с немецким оригиналом — Г Розен). из A. Juchereau de Saint-Denys. Histoire de I’Empire Ottoman de- puis 1792 jusqu’en 1844. T. IV. Paris, 1844, p. 2. 135
рокое совещание сановников, на котором проект был одоб- рен.120 Согласно проекту,121 создавался новый регулярный пехот- ный корпус ишкенджи (i^kenci — «солдат действительной службы»122). Янычарское войско сохранялось в неизменном ви- де. Но его части, расположенные в столице, числом 51 орта,123 должны были выделить в новый корпус по 150 янычар, годных для действительной службы. Общая численность корпуса иш- кенджи была установлена в 7650 человек. Проект предусмат- ривал офицерский и унтер-офицерский состав корпуса, воору- жение за казенный счет (для солдат—ружье со штыком и саб- ля). Солдаты и офицеры должны были жить в казармах и ежедневно заниматься воинскими упражнениями. Устанавливалась строгая военная дисциплина. Инспектиро- вание корпуса ишкенджи было вверено главному инспектору янычарского корпуса. i20Es’ad (Sahaflar Seyhizade). Uss-i zafer. Istanbul, 1248 (1828).— Это сочинение — важнейший источник по истории описываемых событий. Его автор был в то время официальным историографом (vaka-i niivis) u активно участвовал во всех совещаниях (французский перевод: Precis histo- rique de la destruction du corps des janissaires par le sultan Mahmoud, en 1826; traduit du turc par A P. Caussin de Perceval. Paris. 1833. В дальнейшем при цитировании: Е s’a d, op. cit ). На стр. 11—82 дано описа- ние создания нового войска. A. Cevad bey. Elat militaire ottoman depuis la fondation de 1’Empire jusqu’a nos jours. T. 1. Le corps des janissaires depuis sa creation jousqu’a sa suppression. Traduit du turc. Constantinople — Paris, 1882, p. 347—350.— В этой книге ошибочно указан 1825 год, вместо 1826. Главным источником для автора служило сочинение Эсад-эфенди. 121 Текст проекта см.: Tarih-i Cevdet, с. XII, s. 255—263 (Iskenci layhasi); E s’a d, op. cit., p. 42—45. 122 Произносится также — эшкииджи. Так назывались янычары действи- тельной службы, в отличие от ветеранов, инвалидов и других лиц, занесен- ных в янычарские списки, но не выполнявших действительной службы и не получавших жалования (Е s’a d, op. cit., p. 20, прим. 1). 123 Янычарский корпус (он назывался — очаг) делился на орта. Каждая орта имела свою казарму—ода (по-турецки — «комната»). Поэтому поня- тия «орта» и «ода» были равнозначны. Численный состав орта не был постоянным и с течением времени все воз- растал— от 100 до 400, 500, 700 человек. При ЛАахмуде 11 в янычарском кор- пусе было 199 орта. Они делились на три группы: бёлюк — 61 орта, дже- маат—104 орта и секбан — 34 орта. В день ликвидации янычарского кор- пуса в ведомостях на получение жалованья значилось 135 тыс. человек. Сле- довательно, в среднем на каждую орта приходилось по 678 человек. Но чис- ленность всех орта не была одинаковой. Из 199 орта 51 находилась в столице. Исходя из средней численности орта, можно подсчитать, что здесь находилось около 35 тыс. янычар. Остальные были расположены в провинции, главным образом на Балканах и в восточных областях, преимущественно в качестве гарнизонов пограничных крепостей и главных городов. Так, в 1750 г. в Кон- стантинополе было 45 тыс., а в провинции — около 45 тыс. янычар, из них в Видине — 5440, Белграде — 5039, Багдаде — 4914, Бендерах — 4134, Карсе — 2143, Очакове—1551, Ване— 1379 и т. д. Фактическая численность янычар при Махмуде 11 была значительно ниже номинальной (A. Cevad bey, op. cit., p. 27, 88, 90, 92, 167—168). 136
Зная, что требование повседневного воинского обучения по европейской системе вызовет недовольство янычар, авторы проекта обосновали его ссылкой на слова Корана: «Употреб- ляйте для победы все средства, которые имеются в вашем рас- поряжении». Чтобы привлечь добровольцев из янычар в новое войско, его солдатам было установлено более высокое жалованье по сравнению с янычарским (88,5 акче в день—в восемь раз больше), улучшенное питание. Проект нанес удар по тем элементам, которые извлекали материальную выгоду из торговли билетами, дававшими яны- чарам право на получение жалованья, так называемыми эсаме: он запрещал продажу эсаме и их передачу другим лицам.124 Свое жалованье янычар впредь должен был получать только лично. После смерти янычара его эсаме аннулировались. Яны- чар мог уступить имевшиеся у него на руках эсаме государст- ву, но со значительной скидкой. Новый порядок подрывал спе- куляцию и махинации с янычарскими билетами и сберегал каз- не крупные суммы. Ведь много билетов было выписано на вы- мышленных или давно умерших янычар. Проект создания корпуса ишкенджи был одобрен особой фетвой шейх уль-ислама и таким образом получил высшую ре- лигиозную санкцию. В частности, в фетве было сказано, что изучение военного дела является религиозным долгом мусуль- ман. После оглашения фетвы все участники совещания подписа- ли особый так называемый шариатский акт (huccet-i §с- riye) 125 или приложили к нему свои печати, взяв на себя тем самым обязательство способствовать осуществлению проекта. Вслед за тем у дома аги янычар состоялось собрание яны- >24 Продажа эсаме была разрешена в 1740 г. в связи с тем, что казна оказалась не в состоянии регулярно выплачивать жалованье (улуфе) яныча- рам (оно равнялось 10 акче в день и выдавалось раз в триместр). Продажа эсаме привела к тому, что, по удачному выражению турецкого военного исто- рика А. Джевад-бея, появились солдаты без жалованья и лица, получавшие жалованье, но не бывшие солдатами. Покупателями эсаме были янычарские офицеры и администраторы, торговцы, ремесленники, ростовщики. Купля-продажа эсаме разлагала янычарский корпус. Разложению способ- ствовало и то обстоятельство, что многие янычары, особенно семейные, за- нялись ремеслом и торговлей, устроились на административную службу и пр. К этому их вынуждал рост цен на предметы потребления и падение курса денег. В результате жалованье янычар обесценивалось. Так, окка баранины стоило в 1591 г. — 3 акче, в 1754 г.— 18, в 1772 г. — 24, окка хлеба соответ- ственно— 0,75, 4 и 7 акче; окка оливкового масла в 1754 г.— 15, а в 1772 г. — 90 акче (Л. Cevad bey, op. cit, p. 85, 116, 135—137). Что же ка- сается обесценения денег, то достаточно сказать, что всего лишь за десять лет (1816—1826) фунт стерлингов повысился в иене с 29 до 35 пиастров (Н. Temperley. England and the Near East. The Crimea. London—New York—Toronto, 1936, p. 405). >25 Текст хюджет-и шерийе см.: Tarih-i Cevdet, с. XII, s. 263—266, Es’ad, op. cit., p. 73—80. 137
чарских командиров. Были зачтены проект, фетва и шариат- ский акт. Присутствующие (их было 208 человек) в свою оче- редь (правда, после трехкратного обращения к ним велико- го везира) также подписали соответствующее обязательство.126 На другой день, т. е. 29 мая 1826 г., султан подписал указ, по которому проект приобрел силу закона.127 Готовясь к созданию нового корпуса, Махмуд II одновре- менно позаботился об увеличении численности своего лучшего и самого надежного войска — корпуса артиллеристов. Он из- дал указ, которым предлагал к уже имеющимся 80 ротам ар- тиллеристов добавить еще 40 рот по 125 человек в каждой. Таким образом Махмуд II намеревался довести число артил- леристов до 20 тыс., создав тем самым сильный противовес янычарам.128 Сложная процедура обсуждения проекта корпуса ишкенд- жи, стремление султана заручиться фетвой шейх уль-ислама и формальным обязательством сановников и янычарских коман- диров оказывать поддержку проекту и тот факт, что при всем том янычарский корпус сохранялся, — все это показывает, что Махмуд II желал избежать столкновения с янычарами. Така'я линия поведения султана объяснялась рядом причин. Янычары были опасны в столице и за ее пределами. Они не только были сильны сами по себе как внутренний враг, но были связаны с низами Стамбула — лодочниками, носильщи- ками, пожарными, частью ремесленников и торговцев, орденом бекташи. Новой армии у султана еще не было. Янычары в про- винции еще нужны были султану и Порте, чтобы держать в узде угнетенное боровшееся за свою свободу население в ев- ропейских, а также и некоторых азиатских владениях империи. Янычары выполняли также многочисленные функции курьеров, охранников иностранных посольств, почтарей и др. По всем этим причинам, да еще в обстановке войны в Морее и возмож- ной войны с Россией Махмуд II и Порта не были намерены вступать в конфликт с янычарами. Но они не были уверены, что его удастся избежать, и поэтому были начеку. Наступившие вскоре бурные события показали правильность их опасений. В течение нескольких дней после обнародования указа сул- тана в корпус ишкенджи было записано 5 тыс. человек.129 12 июня, при большом стечении народа, на площади Эт-майдан (Мясная площадь) начались первые учебные занятия с груп- пой солдат нового войска в 250 человек, одетых в новое об- мундирование, под руководством четырех инструкторов — трех турок, прошедших службу в новом войске еще при Селиме III 126 Е s’a d, op. cit., p. 73. 127 Ibid., p. 81; донесение Минчнаки от 6 июня 1826. — АВПР, ф. Канце- лярия, 1826, д. № 2356, т. I, л. 491—493. •28 Донесение Минчнаки от 6 июня 1826 г., ук. дело, л. 493. 129 Е s’a d, op. cit., p. 92. 138
ii Байрактаре, и одного офицера египетской армии.130 .Махмуд II тогда еще опасался привлечь в качестве инструкторов «гяу- ров-фрэнков», чтобы в самом начале нс дискредитировать в глазах своих правоверных подданных военную реформу. Как ни был осторожен Махмуд II, ему все же не удалось избежать волнений. Хотя янычарские командиры и дали скре- пи сердце обязательство подчиниться воле султана, но многие из них не могли примириться с созданием нового войска. Они понимали, что это — начало конца янычарского очага и ре- шили оказать сопротивление. Особенно враждебно были на- строены те командиры и администраторы, материальные инте- ресы которых были задеты запретом, касавшимся эсаме. Организаторы мятежа сперва намеревались поднять яны- чар на восстание 12 июня, когда началось обучение солдат корпуса ишкенджи. Однако из-за разногласий в их среде вос- стание в этот день не состоялось. В течение нескольких дней они вели пропаганду против нового войска, его организаторов и сторонников по кофейням и тавернам Стамбула. Восстание янычар началось 15 июня 1826 г. после захода солнца.*31 По одному, по два стали приходить восставшие яны- чары на площадь Эт-майдан. Колеблющихся янычар они ста- рались увлечь-—одних убеждением, других силой. Так, они ворвались в казармы орта джебеджн (оружейников) и сараджи (шорников), захватили их котлы, перевернули и утащили на площадь. Сила традиции была столь велика, что янычары двух названных орта побежали вслед за своими котлами.132 Яныча- ры попытались привлечь на свою сторону ямаков, сыгравших столь роковую роль в судьбе Селима III. Но на этот раз им это не удалось. Тем временем глашатаи янычар (средн них— много бек- ташей) бегали по улицам Стамбула и призывали правоверных мусульман присоединиться к восставшим и расправиться со всеми, кто санкционировал нарушение старых традиций и со- здание нового войска. «Смерть тем, кто издал фетву и сочинил шариатский акт, — кричали глашатаи, — смерть всем, нося- щим кавук.133 Мы схватим их жен и детей. Мальчиков и дево- чек мы продадим в рабство по десять акче за голову, их одеж- ду— по пять пиастров».134 iso ibid., р. 93. 131 Подробно о восстании см.: Tarih-i Cevdet, с. XII, s. 154—173; Е s’a d, op. cit., p. 97—184; донесение Минчнаки от 22 июня 1826 г. — ЛВПР, ф. Канцеля- рия, 1826, д. № 2356, т. 1, лл. 502—514 и др.; 1. Н. Uzun?ar$ili. Osmanli devleti te^kilatinda kapukulu ocaklan. C. 1. Acemi ocagi ve yeni^eri ocagi. Ankara, 1943, s. 548—565 (автор ввел в научный обиход новые архивные ма- териалы); A. Cevad bey, op. cit., p. 276—344. 132 Es'ad, op. cit., p. 110. — По обычаю янычары в знак недовольства выходили на площадь с перевернутыми котлами. 133 Кавук — головной убор «людей пера» — законоведов, чиновников юридических канцелярий (Es’ad, op. cit, р. НО). >34 ibid , р. 112—113. 139
Янычары обрушили свою ярость прежде всего на великого везира Л'Гехмеда Селим-пашу, коменданта фортов на европей- ском берегу Босфора Агу Хюсейн-пашу, представителя Му- хаммеда Али в Стамбуле Неджиб-эфенди, которого они счита- ли одним из главных зачинщиков новой реформы,135 и других высших светских и духовных сановников. Мятежники броси- лись к домам ненавистных сановников с намерением убить их, но никого не застали дома. Была летняя пора, и сановники жили в своих загородных виллах. О начале восстания стало быстро известно великому везн- ру и другим везирам и сановникам. Великий везир действовал быстро, энергично и решительно. О случившемся было сообще- но султану Махмуду II, который также находился в своей лет- ней резиденции в Бешикташе на европейском берегу Босфора. Султан немедленно отправился в свой дворец Топкапу и вместе с великим везиром. Агой Хюсейн-пашой и другими начал со- бирать силы для отпора мятежникам. Основной опорой были артиллеристы, которых привели с собой Ага Хюсейн-паша и комендант фортов на азиатском берегу Босфора Иззет Мех- мед-паша,136 а также бомбардиры, минеры, моряки и другие части. Пока янычары в слепой ярости носились по Стамбулу и теряли время иа поджоги домов ненавистных сановников, грабеж имущества и убийства членов их семей, было собрано большое войско. Одних артиллеристов — дисциплинированных и по-европсйски обученных солдат — было 14 тыс.137 Восставшие янычары, собравшиеся на площади (их числен- ность определяется разными источниками в 10 20 тыс.), предъявили султану следующие требования: отменить указ о создании войска ишкенджи; выдать для расправы лиц, кото- рых они считают своими главными противниками. Великий везир отверг требования бунтовщиков и заявил им: новая система обучения войска соответствует шариату и требованиям разума; восстание против новой системы — это восстание против государства и султана; если бунтовщики не повинуются, они будут уничтожены.138 Ответ великого везира разгневал бунтовщиков и они при- готовились к ожесточенной борьбе. Живые еще воспоминания о победе янычарских восстаний против Селима III и Байрак- тара подкрепляли их уверенность в успехе и иа этот раз. 135 Precis historique des revolutions de Constantinople en 1807, 1808 et 1826. Traduit du turc par Mathieu Puscich. Marseille—Paris, 1838, p. 68.— Переводчик был драгоманом французских представительств на Леванте, а затем профессором восточных языков в Коммерческом училище в Париже (в дальнейшем при цитировании—-Puscich, op. cit.). 136 о большой услуге, оказанной Иззетом Мехмед-пашой султану при подавлении восстания см.: 1. Н. Uzun^ar^ili. Darendeli Izzet ра^а.— «Belleten», n. 110. s. 236—237. 137 Puscich, op. cit., p. 74. 138 E s’a d, op. cit., p. 116—117. 140
Однако янычары и их вожаки совершенно не понимали но- визны обстановки, не видели, что она сложилась для них крайне неблагоприятно. На совещании во дворце, на котором обсуждался вопрос, как поступить с бунтовщиками, они были признаны изменниками. На запрос султана, обращенный к уле- мам, какой кары они заслуживают, был дан единодушный от- вет— смерти! Об этом была издана шейх уль-исламом специ- альная фетва. Было решено выставить хранившееся во дворце султана священное знамя пророка (sancak-i §erif) у мечети Султан Ахмед и призвать народ собраться под ним, чтобы по- карать бунтовщиков. Эта мечеть была избрана в качестве главной ставки правительственных сил. Глашатаи разошлись по всем кварталам Стамбула, Галаты, Перы и Скутари и стали призывать добрых мусульман высту- пить на помощь султану против мятежников янычар.139 Свиде- тель описываемых событий Минчиаки в своем донесении в Пе- тербург сообщил, что на призыв султана откликнулись все слои населения: бедные и богатые, министры и носильщики, улемы и военные. Жители мусульманских кварталов пришли во главе со своими имамами. Среди них было много ремеслен- ников, торговцев и софт (учащихся духовных училищ — мед- ресе). Для охраны порядка и пресечения бесчинств цехи выде- лили в помощь сграже своих людей. Султану удалось изоли- ровать янычар от населения.140 Лишь часть хамалов (грузчи- ков), лодочников и люмпены примкнули к янычарам. Населе- нию, ставшему на сторону султана, было роздано оружие.141 После принятого решения султанские войска двинулись против бунтовщиков и окружили площадь Эт-майдан. Пушки артиллеристов были готовы обрушить на них убийственный огонь. ДХятежникам было предложено сдаться и выразить по- корность. Последовал отказ. Сразу же по толпе янычар был открыт артиллерийский огонь. Растерявшиеся янычары бросились искать спасения в своих казармах. Но огонь преследовал их и здесь. Деревянные ка- зармы и такие же дома вокруг быстро охватил пожар. Сгорели казармы и около тысячи домов, которые находились по сосед- ству. В огне погибло около трех тысяч янычар (по мнению неко- торых авторов, эти данные преувеличены). Артиллеристы, вор- вавшиеся на площадь Эт-майдан и в казармы, уничтожали всех ’янычар, кто остался в живых. Они это делали с тем боль- шей охотой, что султан отдал им все ценности и деньги, кото- рые они найдут в казармах.142 В течение 4—5 часов восстание 139 Es’ad, op. cit., р. 121—125. но Донесение Минчиаки от 22 июня 1826 г., л. 507. 141 А. С е v a d bey, op. cit., p. 371. 142 Донесение Минчиаки от 22 июня 1826 г., л. 508—509; Puscich, op. cit., р. 74. 141
было подавлено.143 Уцелевших янычар хватали на улицах, во дворах, вытаскивали из укрытий и либо уничтожали на месте, либо отправляли на специально созданный суд. Таких судов было два. Один возглавлял великий везир Селим Мехмед-паша, другой — гроза янычар Ага Хюсейн- паша. Суд был скорым и суровым. Все янычары, захваченные с оружием в руках, приговаривались к смерти. Большая часть командиров, начиная с младших, была казнена. Янычары, представшие перед судом, но не уличенные в участии в восста- нии, подвергались короткому допросу. По словам Минчиаки, янычару задавался вопрос: ты кто, янычар или мусульманин? Если он называл себя янычаром (такие смельчаки были), то его приговаривали к смерти. Всего обоими судами было при- говорено к смерти 320 человек.144 Общее число убитых, сгоревших и казненных определяется в пределах 6—7 тыс.145—18 тыс. 146 Ближе к истине первые данные. Порта умышленно преувеличивала число жертв среди янычар. Она распространяла слух, будто бы то убито 33 тыс. янычар, дабы победа султана выглядела в глазах его поддан- ных более внушительной.147 Число янычар, высланных из Стамбула, равнялось, по данным Эсад-эфенди, 15 тыс.,- а по данным наблюдателя, корреспондента газеты «Frankfurter Zcitung» — 20 тыс.148 Некоторых высших янычарских командиров, не принимав- ших участия в восстании, султан наградил деньгами и чинами, а иных разослал по провинциям, далеко друг от друга (одного в Кютахью, другого — в Димотику, третьего в Силистру и т. д.). По прибытии на место они были казнены по обвинению в попытке возродить янычарский очаг. Головы казненных были отосланы в Стамбул.149 Султан и его сторонники торжествовали победу. Посольст- ва Англии, Австрии, Сардинии поздравили султана с победой и нз 1. н. L'z u п д а г § 111. Osmanh devleti te^kilatinda kapukulu ocaklan, с. I, s. 555. 144 Es’ad, op. cit., p. 154; P u s c i c h, op. cit., p. 75; донесение Минчиаки от 22 июня 1826 г., л. 510. — Минчиаки сообщает, что Ага Хюсейн- паша имел перед собой тайный список, куда в течение 18 лет заносились имена всех, кто был причастен к мятежам в столице. Если имя подсудимого значилось в списке, его приговаривали к казни, и приговор тут же приво- дился в испотнение. Надо полагать, что такой же список был и у великого везира. 145 Р u s с i с h, op. cit., р. 77; Г. Розен, ук. соч., ч. 1, стр. 18. 146 Донесение Минчиаки от 7 июля 1826 г. — АВПР, ф. Канцелярия, 1826, д. № 2356, т. 1, л. 537. 147 Г. Розе н, ук. соч., ч. 1, стр. 18. 148 I. Н. U z u п д а г $ 111. Osmanli dexleti te^kilatinda kapukulu ocaklan. с. 1, s. 594. 149 ibid., s. 564 142
выразили ему свое удовлетворение.150 На следующий день пос- ле подавления ‘янычарского мятежа, 16 июня, Махмуд II в со- провождении большой свиты показался народу. Святыни яны- чар— их котлы, знамена, головной убор (высокая войлочная шапка) были публично осквернены: котлы были выпачканы, знамена были разорваны на куски и втоптаны в грязь и т. д. 17 июня на большом собрании сановников было решено ликвидировать янычарский корпус и предать его анафеме. В тот же день был обнародован высочайший указ (ferman-i ali). В указе были перечислены все беды, причиненные яныча- рами государству, и подробно рассказано о восстании. Далее говорилось о ликвидации янычарского очага. Упразднялись само его название, ‘янычарские ранги (riitbe), титулы (unvan), формулы обращения (elkap), знаки орта (ni§an). Всех, кто вы- ступит в пользу янычар, говорилось в указе, надчежало под- вергнуть суровому наказанию.151 Расправившись с янычарами в столице, султан торопился ликвидировать их очаги в провинции. Сразу же после издания указа управителям провинций быт послан приказ великого везира ликвидировать янычарские очаги в подчиненных им об- ластях. Суттан требовал безоговорочно и безжалостно казнить как бунтовщиков всех янычар, которые проявят неповиновение. В города, где находились крупные 'янычарские очаги, великий везир направил своих шпионов, которые должны были доно- сить о выполнении приказа.152 Самый крупный после Стамбула янычарский очаг находился в Эдирне. Его удалось ликвидиро- вать без особых затруднений.153 Управители провинций прояви- ли большое рвение в деле выполнения приказа; в результате, по некоторым данным, в провинции было уничтожено около 30 тыс. янычар.154 Несмотря на суровые преследования, янычары в ряде мест сделали попытку поднять восстание. В самом Стамбуле было немало недовольных, в их числе многие улемы и адепты некото- рых религиозных орденов — дервиши. Они распространяли прокламации с проклятьями по адресу «гяура-падишаха».155 150 Tarih-i Liltfi, с. I—V. Istanbul, 1290 (1873) —1293 (1876). С. I, s. 158; I. Н. Uzun;ar$ili. Osmanh devleti te^kilatinda kapukulu ocaklan, с. I, s. 596. 151 Текст указа (Yeni^erilerin iltjasina dair ferman-i ali) c.vi.: Tarih-i Cevdet, с. XII, s. 267—271; Es’ad, op. cit., p. 169—179; A. Cevad bey, op. cit., p. 377—383. 152 1. H. U z u n £ a r§ 111. Osmanh devleti te^kilatinda kapukulu ocaklan, с. 1, s. 559. — Автор обнаружил в турецки с архивах донесения таких шпионов великому везиру, поступившие из городов Измит, Бурса, Болу, Кастамоиу, Чорум, Амасья и др. 153 ibid., s. 559; Tarih-i Cevdet, с. XII, s. 174. 154 Донесение Минчиаки от 7 июля 1826 г., л. 537. 155 Любопытен следующий факт. Однажды, когда Махмуд II проезжал по улице верхом, один дервишский шейх по прозвищу Сачлы-шейх (Воло- сатый шейх) схватил его коня под уздцы и набросился на него с бранью. 143
Наконец 17 октября 1826 г. разразился мятеж. Подстрекае- мые улемами, янычары, вступившие в корпус ишкенджи, по- требовали восстановления янычарского очага и отмены всех нововведений в армии. Однако мятеж был подавлен в самом начале. 800 человек были казнены, а 2 тыс. сосланы вглубь Малой Азии.156 Несколько попыток восстания имели место в 1826 г. в про- винции— в Скутари, Аксарае в Малой Азии, в каза Босна-Са- рай (в Боснии удалось покончить с янычарами лишь в середи- не 1827 г.).157 Аналогичные попытки имели место и в других местах и не только в 1826 г., но и позже. Подобные вспышки, хотя и причиняли беспокойство Махмуду II, однако уже не могли восстановить корпус янычар, так как большая часть янычар была физически уничтожена. С янычарским корпусом было покончено раз и навсегда. Подавление мятежа \янычар и ликвидация их корпуса была названа сторонниками реформ «благодетельным событием» (vaka-i hayriye). Это название вошло в историю. Несомненно, в таком определении большая доля исторической истины. Вместе с тем, как у современников события,158 так и у ряда последующих историков —турецких и европейских, наблю- дается преувеличение исторического значения победы Махму- да II над янычарами; последние изображаются как основное зло, препятствовавшее нормальной жизни государства. Однако при всем том, что разложившийся янычарский кор- пус действительно причинил стране много бед, он все же не был главным злом. Глубоко порочным был весь турецкий фео- дальный режим сверху донизу — его военно-ленный строй, го- сударственный аппарат, идеологическая система. Разложение янычарского корпуса было лишь одним из проявлений, и не главным, разложения и загнивания всего турецкого феодально- го режима. В европейских странах ликвидация янычарского корпуса получила у современников различные оценки. По мне- нию одних, она явилась началом военных и гражданских ре- форм, которые позволят Османской империи стать обновлен- ным государством, по мнению же других, ликвидация янычар- ского корпуса приведет к падению Османской империи.159 Несомненно, ближе к истине были представители первой точ- «Гяур падишах! — воскликнул шейх. Господь бог спросит с тебя за твое богохульство... Разрушая ислам, ты навлек на себя проклятие пророка» (Ziya $akir Tanziniat devrinden sonra Osmanli nizam ordu tanhi. Istanbul, 1957, s 19) 156 г Розен, ук соч., ч. I, стр. 21—22. 157 Tarih-i Liitfi, с. 1, s. 172 174, 181—186; 1. Н. Uzun?ar?ili. Osmanh devleti teskilatinda kapukulu ocaklari, с. 1, s. 559. 562. — Узунчар- шылы обнаружил в турецких архивах протоколы допроса заговорщиков в Скутари и Аксарае. 158 См., например: Е s’a d, op. cit., p. 284. 15Э Z. S a k i r, op. cit., s. 19. 144
ки зрения. С уничтожением янычарского корпуса было устране- но значительное препятствие на пути обновления Турции; оно привело к ослаблению влияния на дела государства реакцион- ных духовных и светских сановников, опиравшихся на янычар. Уничтожив янычарский корпус, Махмуд II не чувствовал се- бя в полной безопасности: еще существовали ямаки. Хотя они и не участвовали в янычарском восстании, за что даже были вознаграждены, все же султан не мог забыть их роли в восста- нии против Селима III и тесные связи с янычарами. Махмуд II видел в ямаках источник возможных новых смут и поэтому ре- шил распустить их. Свое намерение Махмуд II осуществил вскоре после подав- ления янычарского восстания. Ямаки не оказали никакого со- противления. Те из них, кто захотел вступить в новое войско (о нем речь ниже), были туда зачислены. Остальные ямаки — их было большинство — были посажены на суда и отвезены в Лазистан (район Трабзона), откуда они были родом (среди ямаков преобладали лазы). Ямаки, несшие службу в гарнизо- нах босфорских фортов, были заменены солдатами нового войска.160 Без потрясений прошло и упразднение очага регулярной кон- ницы на жалованье — сипахи. Этот очаг (чаще всего он имено- вался —суварн оджагы» — suvari ocagi)161 по своему положению был сходен с пехотным янычарским корпусом. Как и по- следний, очаг сипахи потерял свое былое значение (он выпол- нял функции султанской гвардии), превратился в сборище не- дисциплинированных элементов, стал источником смут и беспо- рядков. Указ о роспуске их очага сипахи встретили с покорностью — участь восставших янычар была им хорошо известна. Махмуд II решил заменить их регулярной конницей, сформированной и обученной по французскому образцу. Инструкторами были при- глашены французские офицеры.162 60 Е s’a d, op. cit., p. 289—290; донесение Минчнаки от 7 июля 1826 г., .1.538. — Иную версию сообщает Мольтке, бывший в Турции в 1835— 1839 гг. По его словам, под предлогом уплаты жалованья ямаков вы- манили из фортов. Затем на них напали арнауты и артиллеристы, часть передушили, а часть отправили на флот (Der russisch tiirkischer Feldzug in der europaischen Tiirkei 1828 und 1829, dargestelt durch Freiherr \on Moltke. 1. Auflage. Berlin, 1845, S. 17 Русский перевод: Русско-турецкая кампания в Европейской Турции 1828 и 1829 гг. Сочинение майора королевского прус- ского генерального штаба Мольтке... С примечаниями с немецкого перевел генерал-майор Н. Шильдер Чч 1, 2. СПб., 1883. В дальнейшем при цитиро- вании перевода. Мольтке, ук соч.) 161 Более полное название очага — «капукулу улуфе сувари» (kapukulu ulufe suvari) — рабы дворца, конники на жалованье; другие его названия: «улуфели сипахилери» (ulufeli sipahileri)—сипахи на жалованье, «алты бёлюк» (alti boluk) — шесть батальонов (войско состояло из шести батальо- нов). 162 Tarih-i Cevdet, с. XII, s. 185; Es’ad, op. cit., p. 348; I. H. Uzun- 9 a г $ 111. Osmanh devleti teskilatinda kapukulu ocaklan, с. I, s. 210—212. JO А. Д. Новичев 145
Уничтожив янычарское войско и перебив большую часть яны- чар, Махмуд II получил возможность обрушиться на другого своего опасного врага, но уже из духовной среды — на орден бекташи. С самого возникновения янычарского войска в 60-х го- дах XIV в. орден бекташи был теснейшим образом с ним связан. В янычарском войске находился одни из шейхов ордена, оказы- вавший большое влияние иа его дела. Вместе с янычарами бек- ташн участвовали в мятежах и восстаниях, часто в качестве за- чинщиков и главарей. Бек-таши играли видную роль в вос- стании против Селима III и Байрактара. Во время восстания янычар в июне 1826 г. бекташи были в числе его активных участ- ников. Одни из них находились па площади Эт-майдан, другие призывали турецкое население столицы примкнуть к восставшим, третьи пытались привлечь на сторону мятежников гарнизоны фортов на Босфоре. Поэтому естественно, что, разгромив яны- чар, Л^ахмуд II обрушился на орден бекташи и его адептов — дервишей.163 Поскольку речь шла о мусульманской религиозной органи- зации, султан поручил особому совещанию во главе с шейх уль-исламом принять решение о судьбе ордена. На совещании присутствовали великий везир, шейх уль-ислам, его предшест- венник, кадпаскеры Румелии и Анатолии, другие члены Дивана, улемы, шейхи орденов накшбеидн, кадери, халвети, мевлеви и саади. Шейх уль-ислам обвинил членов ордена в забвении обязан- ностей, налагаемых религией ислама, в неверии и развратном поведении (пьянство, распутство и т. п.). Совещание пригово- рило трех шейхов ордена к публичной смертной казни; было решено распустить орден и разрушить все его текке (монасты- ри) и часовни, построенные за последние 60 лет; всех дерви- шей ордена — обитателей текке в столице подвергнуть строго- му экзамену по вопросам религии; еретиков сослать вглубь Анатолии, в места, где имеются крупные знатоки ортодоксаль- ного суннизма, способные не допустить распространения адеп- тами ордена их опасных заблуждений. Султан утвердил решение совещания, но добавил, что все текке, находящиеся в Константинополе, независимо от того, когда они построены, должны быть разрушены. 10 июля 1826 г. три главных шейха ордена бекташи были публично казнены. Девять текке ордена были разрушены. Все дервиши были заключены в тюрьму, а затем допрошены и под- вергнуты экзамену по догмам ислама. Руководители ордена, оставшиеся в живых, и часть дервишей были сосланы в Кайсе- ри, Амасыо, Гюзель-Хисар и другие города. Другим дервишам было разрешено остаться в Константинополе, но было запре- 163 I. Н. U г u п <; а г 111. Osmanli devleti te^kilatinda kapukulu ocaklan, с. I, s. 566; E s’a d, op. cit., p. 305—306. 116
щено носить свою прежнюю одежду. Так расправился султан с орденом бекташи в столице.164 Затем было принято решение (1 августа 1826 г.) относи- тельно текке ордена в Румелии и Анатолии и их обитателей. Ферман султана, адресованный пашам и другим представите- лям власти в провинции, а также двум особым уполномочен- ным, направленным в сопровождении представителя шейх уль- ислама и писаря в Анатолию и Румелпю для осуществления фсрмана, предлагал ликвидировать текке ордена, построенные за последние 60 лет, и отобрать у них все вакфы, земли, дерев- ни, мельницы, скот и все другое имущество, которыми их ког- да-то одарили султаны. В фермане цитировалась фетва, кото- рая санкционировала такое нарушение воли султанов-вакфоуч- редителей. В качестве мотива выдвигалось то, что бекташи впали в безбожие, погрязли в пьянстве и разврате и тем самым нарушили волю султанов-дарителей. Все бекташи в провинции также должны были быть под- вергнуты экзамену; того, кто будет уличен в ереси, следовало наказать. Улемы должны были решить вопрос об употреблении с пользой для мусульман зданий текке и часовен, откуда будут изгнаны бекташн (под мечети, медресе и пр.).165 Ликвидировав орден бекташн, Махмуд II убрал со своего пу- ти воинственную религиозную организацию, пользовавшуюся большим влиянием средн части бедного населения в городах и среди крестьян. Орден бекташи и янычарский корпус были реакционной об- щественной силой. Но их выступления против властей в какой- то степени импонировали городской и сельской бедноте, рас- сматривавшей янычар как борцов против произвола верхов.166 Не случайно Махмуд II уже в первые дни после подавления вос- стания янычар обрушил репрессии па пожарных и хамалов (носильщиков), которые издавна были связаны с 'янычарами (многие хамалы даже числились янычарами), распустил их це- хи, а их главарей повесил. Многие хамалы и пожарные были высланы из стотицы без права возвращения. Султан приказал армянскому патриарху доставить в Стамбул 10 тыс. армян, ко- торые должны были заменить наказанных пожарных и ха- малов.167 По приказу султана была также предпринята чистка сто- лицы от «беспокойных людей» (выражение Эсада). В столице было много людей, бежавших из деревень. Лишенные средств «64 Tarih-i Cevdet, с. XII, s. 180—183. 165 Е s’a d, op. cit., p. 307—329 (текст фсрмана см. на стр. 318—329); 1. Н. Uzun;ar$ili. Osmanli devleti te^kilatmda kapukulu ocaklan, с. I, s. 566—572. 166 д D Mordtmann. Anatolien. Skizzen und Reisebriefe aus Klein- asien. Hannover, 1925, S. 10. 167 Донесение Минчиаки от 22 июня 1826, л. 513; Г. Розен, ук. соч., ч. 1, стр. 19; Puscich, op. cit., р. 81. 10* 147
к существованию, они пополнили собой ряды недовольных и поддерживали янычар и всех, кто выступал против правитель- ства. Необходимость кормить многотысячную массу столичных люмпенов весьма осложняла и без того трудное дело снабже- ния продовольствием населения Стамбула, которое лежало на обязанности правительства. Махмуд II еще до янычарского восстания хотел выслать из столицы беглецов из провинции и избавиться от ташних ртов. Однако янычары этому препятствовали. Сразу же после пода- вления восстания по приказу султана свыше 20 тыс. человек бы- ли высланы из столицы в Анатолию и Румелию, в зависимости от того, откуда они были родом.168 Ликвидация корпусов янычар и сипахи дала возможность Махмуду II физически устранить часть своих политических противников, которые на них опирались, а других заставить быть покорными. По его приказу были казнены тысячи лиц, причем даже те, которые в тайных списках значились как про- тивники Селима III.169 Махмуд II сумел усмирить многих уле- мов. Наблюдательный прусский офицер-инструктор новой ту- рецкой армии в 1836—1837 гг. Мольтке писат, имея в виду уле- мов, что после уничтожения янычар «султану уже было очень легко подчинить себе эту религиозную корпорацию или, по крайней мере, задать ей такого страха, что она не смела так явно противодействовать введению реформ».170 Самым крупным и важным последствием победы Махмуда II и его сторонников над янычарами, орденом бекташи и другими политическими противниками было осуществление военной реформы. Одновременно с указом об упразднении янычарского корпу- са от 17 июня 1826 г. был издан специальный указ о создании нового регулярного пехотного войска под названием «победо- носное войско мусульманское», асакир-и мансуре-и мухам- медийе (asakir-i mansure-i muhammediye).171 Командующим (сераскером) этого войска был назначен знаменитый Ага Хю- ,сейп-паша, который уже занимал посты коменданта фортов на европейском берегу Босфора и управителя санджаков Коджа- Эли и Худавендигяра (центр — г. Бурса).172 Новое войско следовало организовать, обмундировать, во- оружить и обучить по европейскому образцу. Указ предусматри- вал формирование в Стамбуле восьми полков по 1526 человек в каждом. Срок службы был установлен в 12 лет. В качестве 168 Е s’a d, op. cit., p. 283—287. 169 г. Розе н, ук. соч., ч. I, стр. 20—21 170 н. М о 1 t k е. Bnefe fiber Zustande und Begebenheiten in der Tiirkei aus den Jabren 1835 bis 1839. 4. Auflage. Berlin, 1881, S. 411. 171 Текст указа (Asakir-i mansure-i kanunnamesi) cm.: Tarih-i Cevdet, с. XII, s. 271—277. , . . , 172 1. H. U z u n f a r 5 111. Osmanh devleti te^kilatmda kapukulu ocak- lan, с. I, s. 558. 148
оружия солдатам было положено ружье и сабля. Новая фор ма дтя солдат состояла из короткой куртки, узких панталон, ботинок (с 1828 г., до этого — лапти из козьей кожи) и кругло- го высокого головного убора из сукна — шобара, который но- сили бостанджи (охрана дворца) В 1828 г. было решено за- менить се феской.17г Особую часть нового войска должна была составить султан- ская гвардия, асакир-и хаса-и шахане (asakir-i hasa-i §ahane) со своим особым командиром, которому бычо присвоено звание мюшира (маршала) султанского войска, мюшнр-и асакир-и \acca (mu$ir-i asakir-i hasa).173 174 Дворцовая стража (бостанджи), хотя и сохранялась, но также должна была быть реорганизована по образцу «победо- носного войска».175 Для обеспечения нового войска средствами была создана специальная казна, мансуре хазинеси (mansure hazinesi).176 Вскоре в новом войске уже числилось 12 тыс. солдат и офи- церов. Оно состояло из рекрутов в возрасте от 15 до 40 лет.177 Начались военные занятия Сам султан в окружении светских и духовных сановников, одетый в новую военную форму, наблю- дал иногда за ходом обучения. В качестве военных инструкторов использовались египетские офицеры, турки, прошедшие школу в селимовском войске «ни- зам-ы джедид», и европейские офицеры, принявшие мусуль- манство. Однако последних было мало, а квалификация первых была низкой. Махмуду II пришлось через некоторое время при- бегнуть к помощи французских офицеров-инструкторов. Вместе с тем султан решил направить 150 молодых турок в Париж для изучения военного дела, инженерной специальности и меди- цины.178 Вначале новое войско формировалось только в Стамбуле. Затем было приказано управлениям провинций приступить к ор- ганизации новых частей в близких к столице городах (Эдирне, Бурсе и др.); вслед за тем предполагалось сформировать части 173 I. Н. Uzun;ar;ili. Asakir-i mansurc’ye fes giydirilmesi hakkinda sadr i azamin takriri ve II. Mahmud’iin Hatt-i Humayunu—«Belleten», N 70, uisan 1954, s. 223—230.— В 1830 г. были привезены из Туниса несколько ма- стеров н была создана мастерская по производству фесок (feshane). 174 J. de Н a m m е г. Histoire de I’Empire Ottoman depuis son origine jusqu’a nos jours. T. XVII. Paris, 1841, p. 189. 175 Tarih i Cevdet, c. XU, s. 186—187. 176 1. H. Uzun(ar;ili. Osmanh devletinin merkez xe bahriye te§kilati, Ankara, 1948, s. 374. 177 Z. S a k i r, op. cit., s. 17. — Как утверждает Эсад, уже к 20-м числам июня 1826 г. было укомплектовано три полка (Esa d, op. cit, p. 295). 178 L. Jiakir, op. cit., s. 21; P u s c i c h, op. cit., p. 82—83. — Послед- ний отмечает, что сераскер и его помощники разыскивали французские книги по военному делу, чтобы использовать их как руководство для обучения нового войска 149
нового войска в отдаленных провинциях. Ко всем управителям провинций, городов, комендантам крепостей были направлены специальные комиссии с задачей набрать как можно больше рекрутов в новое войско. Формирование новой турецкой армии в условиях того вре- мени было делом чрезвычайно трудным. Оно наталкивалось на множество препятствий. Наспех сформированные новые части далеко не соответствовали желанию Махмуда II. Между тем война в Морее вовсе не была закончена, а международная об- становка становилась для Турции все более напряженной. 5. ГРЕЧЕСКИ» ВОПРОС И МЕЖДУНАРОДНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ТУРЦИИ ПЕРЕД РУССКО-ТУРЕЦКОЙ ВОЙНОЙ Махмуд II ошибся, полагая, что до полного подавления гре- ческого восстания осталось очень немного. Хотя условия борьбы в 1826 г. резко ухудшились, греческие партизаны ее не пре- кращали. На Эвбее и других островах власть была в руках гре- ков. С большими потерями для египтян были отбиты их попытки проникнуть в горную область Майна, на юге Морей.179 В горах центральной Морей вели ожесточенную борьбу с египтянами партизанские отряды, которыми руководил Теодорос Колокотро- нис. Такую же борьбу вели греческие партизаны в Аттике. Что- бы сломить сопротивление греков, солдаты Ибрахим-паши жгли деревни, уничтожали посевы, сады, виноградники, угоняли кре- стьян в Египет. Греки нанесли Ибрахим-паше тяжелый урон Но из Египта продолжали поступать пополнения. Греческий народ истекал кровью в неравной борьбе. Его положение к середине 1827 г. было критическим. К счастью для него, к этому времени инициа- тива России, призывавшей державы вмешаться в конфликт в пользу греков, начала приносить первые плоды. Решение греческой проблемы зависело главным образом от двух держав — России и Англии. Каждое из названных госу- дарств стремилось использовать ситуацию в Греции для усиле- ния своего влияния в обширной зоие Средиземноморья, вклю- чая Балканский полуостров. России приходилось считаться и с тем фактом, что после поворота политики Англин в греческом вопросе, осуществленном Каннингом, позиции англичан в Гре- ции значительно укрепились, а русское влияние пало. Греческое временное правительство чаще обращалось за помощью к Ан- глии, чем к какой-либо другой державе. 1 августа 1825 г. На- циональное собрание Греции даже приняло решение предложить Англии принять Грецию под свой протекторат.180 Англия откло- нила это предложение. Все же этот факт свидетельствовал о 179 G Finlay, op. cit., vol. Il, p. 114. 180 С. Жигарев, ук. соч., стр. 339—340 150
падении авторитета России в глазах руководителей греческого восстания. Осложнение в греческом вопросе возникло в связи с переда- чей султаном Морей в управление Мухаммеду Али, которому уже были подчинены острова Крит и Кипр. Установление гос- подства над этими территориями египетского сатрапа, тесно связанного к тому же с Францией, таило в себе большую угрозу для позиций Англии и России в зоне Средиземного моря '11 Рос- сия и Англия были заинтересованы в том, чтобы не допустить установления власти Мухаммеда Али над такими важными плацдармами на Средиземном море, как Крит и Л1орея. Греко-турецкая война наносила России также большой эко- номический ущерб: она вызвала застой во внешней торговле ее южных областей.181 182 Англия и Россия сходились в том, что греческая проблема должна быть разрешена путем предоставления Греции автоно- мии. Сюзеренитет султана над Грецией сохранялся, но ограни- чивался главным образом выплатой султану установленной еже- годной дани. Существовали и другие причины для конфликта между Рос- сией и Турцией: нарушение последней договоров и соглашений, касавшихся дунайских княжеств, Сербии, прав русского судо- ходства через проливы, проискн Турции на кавказской границе и др.183 Требования России придерживаться русско-турецких до- говоров Портой упорно отклонялись. Таким образом, у русского правительства было много поводов для недовольства политикой Порты. В 1825 г. Александр I начал склоняться к мысли о необходи- мости разрешить конфликт с Турцией военными средствами. Но если у него все же были колебания, то их не было у его пре- емника Николая I, ставшего царем России после неожиданной смерти Александра I 19 ноября 1825 г. Уже в начале февраля 1826 г. Николай I заявил одному из европейских дипломатов: «Брат мой завещал мне много важных дел, но никакое из них не имеет столь глубокого значения, как вопрос восточный; он готовился покончить с ним, когда был преждевременно похи- щен смертью. Я поставлен в необходимость приискать ему быст- 181 Французский консул в Ачсксандрии был очень обрадован, узнав с назначении Мухаммеда Али сераскером в Морее, и выразил надежду, что Мухаммед Али, названный им испытанным другом Франции, оказавшись правителем большой части Османской империи, проведет в ней такую же политическую н экономическую реорганизацию, как в Египте (Е. D г i a u 11 et М. L h е г i t i е г, op. cit., p. 256). 182 Вывоз пшеницы из южных портов России (главным образом из Одессы) составил: в 1819 г.— 1409,8 тыс. четвертей, в 1822 г. — 633,2 тыс., в 1824 г. — 666 тыс., в 1826 г. — 983,7 тыс. Стоимость вывезенных злаков равнялась: пшеницы в 1820—1821 гг. — 5698,2 тыс руб. серебром, в 1824— 1826 гг. — 3476,2 тыс.; ржи соответственно— 1090,5 тыс. и 161 тыс. (О. Б. Ш и а р о, ук. соч., стр. 54). 183 С. Жигарев, ук. соч., стр. 326. 151
рое разрешение... Если державы не могут или не захотят дей- ствовать вместе со мной, то... я вынужден буду покончить один».184 Николай I делил конфликт России с Турцией на две части: конфликт в связи с греческим вопросом и конфликт из-за нару- шения Турцией своих обязательств по договорам с Россией. Первый вопрос он рассматривал как общеевропейскую пробле- му, которая должна быть разрешена совместными усилиями европейских держав. Что же касается конфликта по второму поводу, то Николай I считал, что в его разрешении заинтере- сована одна Россия и она вправе добиваться этого всеми сред- ствами, которые признает необходимыми. Однако совершенно очевитно, что оба конфликта были тесно связаны между собой, и при их разрешении было невозможно отделить один от друго- го. Война между Россией и Турцией, в случае если бы она была вызвана только «чисто русскими» причинами, неизбежно при- вела бы и к разрешению греческого вопроса. Так оно впоследст- вии и оказалось. Англия не хотела войны России с Турцией. Почти в то же время, когда Николай I сделал свое приведенное выше заявле- ние, Каннинг писал послу Великобритании во Франции Грэнвп- лю (13 января 1826 г.): «Я надеюсь спасти Грецию без войны, запугивая Турцию русской опасностью».185 В начале января 1826 г. Каннинг направил в Петербург Ар- тура Веллингтона, победителя Наполеона при Ватерлоо, с пору- чением добиться соглашения с Николаем I по греческому вопро- су. Пока шли переговоры с Веллингтоном, Николай I произвел энергичный дипломатический нажим на Порту. 17 марта 1826 г. русский поверенный в делах в Константинополе передал Порте ноту, составленную в ультимативном духе. Нота содержала сле- дующие требования: восстановить автономию дунайских кня- жеств и вывести оттуда турецкие войска; предоставить Сербии права, предусмотренные Бухарестским мирным договором 1812 г.; освободить сербскую делегацию, арестованную в Константино- поле в 1821 г.; восстановить все права русского торгового судо- ходства в проливах. Далее Порте предлагалось направить своих представителей на русско-турецкую границу для переговоров по всем вопросам, обсуждавшимся с русским послом в Константи- нополе Строгановым в 1816—1821 гг. Порте был дан шестине- дельный срок.186 Дабы избежать единоличных действий России, Веллингтон 4 апреля 1826 г. подписал соглашение (Петербургский протокол) с русским правительством по греческому вопросу. Англо-русское >84 Е. Феоктистов. Россия в борьбе Греции за независимость.— «Русский вестник», 1868, т. 75, стр. 242; Л. Prokesch-Osten, op. cit, Bd. 4, S. 216. >85 О. Ш n a p о. Внешняя политика Каннинга и греческий вопрос (1822—1827). — «Вопросы истории», 1947, № 12, стр. 43—61. >86 A. Prokesch-Osten, op. cit, Bd. 4, S. 224—228. 152
соглашение предусматривало обязательство Англии и России предложить султану свое посредничество для образования авто- номного греческого государства под сюзеренитетом султана. За- висимость Греции от султана ограничивалась выплатой ежегод- ной дани. Англия и Россия обязались не добиваться для себя территориальных приобретений за счет Турции и односторонних выгод для своих купцов. Турки должны были выселиться из Гре- ции. Особый параграф протокола (3-й) гласил, что примирение между Портон и греками может быть достигнуто «при общем или единоличном» участии сторон. Англия и Россия обязались оказывать друг другу поддержку, в случае если Турция окажет сопротивление реализации плана, предусмотренного соглаше- нием.187 Установив обязательство Англии и России действовать со- вместно против Порты, соглашение тем самым вовлекало Анг- лию в войну против Турции, что совершенно не входило в планы английского правительства. Но, казалось бы, оно, с другой сто- роны, связывало Россию. Однако то же соглашение давало пра- во сторонам действовать единолично. Не удивительно, что Кан- нинг остался недоволен соглашением и оттягивал его проведе- ние в жизнь. Тем временем Порта должна была дать ответ на ноту России от 17 марта. Султан был склонен ее отклонить. Однако Канншп и Меттерних были убеждены, что Россия не остановится перед применением оружия, чтобы добиться осуществления своих тре- бований.188 Поэтому они настойчиво рекомендовали Махмуду II удовлетворить требования, содержащиеся в ноте России от 17 марта, тем более что нота не затрагивала самого больного для Порты греческого вопроса. Султан вынужден был уступить.189 Сербские делегаты были выпущены на свободу, а вскоре турец- кие войска были выведены из дунайских княжеств. Было такж1 достигнуто соглашение о возобновлении русско-турецких пере- говоров по спорным вопросам на особой конференции, открыли которой было намечено на 13 июля 1826 г. Махмуд II пошел на переговоры с Россией, чтобы выиграть время, которое ему нужно было для осуществления своих пла- нов реорганизации турецкой армии и флота.190 •87 Текст протокола см.: Ф. Мартенс. Собрание трактатов н кон- венций, заключенных Россией с иностранными державами. Т. XI. СПб., 1895. стр. 341—343, A. Prokesch-Osten, op. cit., Bd. 4, S. 242—244. >88 См. депешу Меттерниха австрийскому интернунцню в Константино- поле Оттенфельсу от 14 апреля 1826 г. в кн.: A. Prokesch-Osten, op. cit., Bd. 4, S. 277- 279. >89 Текст ноты Порты поверенному в делах России Минчиаки от 13 х^ая 1826 г. см. в кн.: A. Prokesch-Osten. op. cit., Bd. 4, S. 277—279. >90 На это впоследствии указывал сам султан в хатт-ы шерифе от 20 де- кабря 1827 г. (о нем ниже) см.: ’S. Turan. 1829 Edirne antla$masi. — «An- kara universitesi dil ve tarih-cografya fakultesi dergisi», с. IX, sayi 1—2, 1951, s. 112. 153
В намеченный день в маленьком городке Аккермане (ныне г. Белгород-Днестровский Измаильской области) открылась кон- ференция уполномоченных России и Турции. Переговоры про- двигались медленно. Началась война между Россией и Ираном, и Порта, ожидая, что Россия увязнет в этой войне и ослабит свой нажим, умышленно затягивала переговоры. Однако надеж- ды Порты не оправдались — Иран вскоре потерпел крупное поражение. Турецким уполномоченным ничего не оставалось делать, как подписать 7 октября заранее заготовленный русской стороной текст конвенции. Аккермапская конвенция состояла из восьми статей и двух отдельных актов. Она предусматривала восстановление всех прав, которыми пользовались дунайские княжества и Сербия по заключенным ранее русско-турецким договорам и соглашениям. Порта обязалась назначать господарей только из местных бояр и смещать их лишь с согласия России, получившей право руко- водить ими; за Россией закреплялась территория на Кавказском побережье Черного моря, занятая ею в соответствии с Бухарест- ским трактатом и оспаривавшаяся Портой (в том числе города Анаклия, Сухуми и Редут-кале); конвенция обеспечивала пол- ную свободу плавания в турецких водах, включая проливы, всем торговым судам под русским флагом и свободу торговли по всей Турции для купцов — подданных России и др.191 Русский посол должен был вернуться в Константинополь. Аккерманская конвенция не содержала никаких статей по греческому вопросу, и Порта была очень довольна. Однако это обстоятельство отнюдь не означало, что Россия решила остаться в стороне от разрешения жгучей греческой проблемы. Наоборот, именно Россия требовала активных действий. В ноябре 1826 г русское правительство начало настойчиво добиваться от Англии вмешательства в греческие дела с целью реализовать Петербург- ский протокол, не останавливаясь даже перед применением оружия. Иные настроения были у английского правительства. Кан- нинг был противником военного вмешательства. Чтобы укрепить свои позиции, он поспешил в Париж, и ему удалось склонить на свою сторону французское правительство. 8 декабря 1826 г. Франция присоединилась к Петербургскому протоколу.192 Авст- рия и Пруссия отказались последовать ее примеру. С присоединением Франции к названному протоколу образо- валось тройственное согласие по вопросу о способах «умиротво- рения Греции», и 6 июля 1827 г. в Лондоне Россией, Англией и 191 Текст конвенции см.: Т. Юзефович. Договоры России с Востоком, политические и торговые. СПб., 1869, стр. 58 и далее; A. Prokesch- О s t е п, op cit., Bd 4, S. 290—299. 192 Ноты и переписку по этому вопросу между державами и Портой см A. Prokesch-Osten, op cit., Bd 4, S. 318; Bd 5, S. 27—33, 41—42, 114. 354
Францией был подписан «Трактат об умиротворении Греции».193 В преамбуле говорилось, что державы, подписавшие соглаше- ние, стремятся остановить кровопролитие и предотвратить бед- ствия войны «в одной из прекраснейших частей Европы» и пре- дохранить Турцию от опасностей, которым она подвергнется, если ее война с греками будет продолжаться. Трактат, состоявший из семи статей, предусматривал: Анг- лия, Россия и Франция одновременно предлагают Порте свое по- средничество с целью достичь примирения между нею и грека- ми; до подписания соглашения обе воюющие стороны заключают перемирие; соглашение между Портой и греками должно быть достигнуто на основе предоставления Греции автономии под сюзеренитетом султана, которому Греция ежегодно будет выпла- чивать дань; сумма дани будет установлена раз и навсегда с об- щего согласия; во всем остальном греки будут «заниматься ис- ключительно сами управлением своих дел»; территория автоном- ной Греции будет определена в последующих переговорах «меж- ду великими державами и обеими воюющими сторонами». Договаривающиеся стороны обязались «довести до конца дело умиротворения Греции на основаниях, определенных пред- шествующими статьями», не добиваться территориальных при- обретений, исключительного влияния или торговых преимуществ для своих подданных. Державы брали на себя обязательство гарантировать «условия примирения и мира, которые будут окончательно определены воюющими сторонами». Трактат под- лежал ратификации максимум в течение двух месяцев. По настоянию России была принята дополнительная секрет- ная статья, которая устанавливала: если в течение одного месяца Порта не согласится на перемирие, предусмотренное тракта- том, то три державы направят свои эскадры с целью «воспре- пятствовать прибытию в Грецию или в Архипелаг всякого под- крепления, состоящего из турецких и египетских воинов и воен- ных снарядов». В таком случае договаривающиеся державы «станут обращаться с греками, как с друзьями», но будут со- хранять нейтралитет в греко-турецкой войне. Если греки отка- жутся от перемирия, то эскадры держав «будут наблюдать» за его выполнением. В случае, если возникнет необходимость при- нять дополнительные меры для осуществления рекомендаций трактата, договаривающиеся стороны проведут в Лондоне новые переговоры. 16 августа 1827 г. послы Франции, Англии и России в Кон- стантинополе (Гильемино, Стрэтфорд Каннинг и Рибопьер) пе- редали ренс-эфенди коллективную ноту, в которой сообщалось о соглашении трех держав от 6 июля, и предложили Порте посред- 193 Текст трактата на русском языке см.: Ф. Мартенс, ук. соч., стр. 355—362; Г. Палеолог и М. С и в и н и с, ук. соч , Приложения, стр 1—4; на французском и английском языках: A Prokesch-Osten, op. cit., Bd. 5, S. 104—110. 155
ничсство для прекращения ее войны с греками и разрешения пу- тем дружеских переговоров будущих отношений между греками и Портой. Послы предложили Порте прекратить военные дейст- вия против греков, заключить с ними перемирие, дабы облегчить достижение успеха посреднической миссии трех держав. Они со- общали, что грекам послано такое же предложение. Для ответа Порте был дан 15-дневный срок. Порту предупре- дили, что в случае отказа, уклончивого ответа или молчания три союзные державы примут необходимые меры, чтобы положить конец состоянию, «несовместимому с подлинными интересами Порты, с безопасностью всеобщей торговли и спокойствием Ев- ропы».194 Реис-эфснди отказался не только дать ответ на ноту трех пос- лов, но даже принять ее. 30 августа послы потребовали от реис- эфенди ответа, но вновь не получили его. Поэтому 31 августа они известили реис-эфснди, что державы вынуждены прибегнуть к мерам, указанным в их ноте от 16 августа. Упорство Порты в значительной степени объяснялось под- держкой, которую ей оказывала Австрия, надеждой на перемену в политике Англии после смерти премьера Джорджа Каннинга (умер 8 августа) и провал тройственного соглашения.195 Но рас- четы Порты (а вместе с ней и Меттерниха) оказались ошибочны- ми. К берегам Морей были направлены русская, английская и французская военные эскадры для блокирования ее, в соответ- ствии с Лондонским трактатом. Эскадры прибыли к месту на- значения у юго-западного побережья Морей в середине октября 1827 г. Вскоре туда же подошел большой турецко-египетский флот. С разрешения командующих английской и французской эскад- рами этот флот вошел в Наваринскую бухту, так как Ибрахим- паша обещал прекратить военные действия и установить пере- мирие с греками до возвращения с ответами и директивами курьеров, которых он якобы послал в Александрию и Констан- тинополь. Однако Ибрахим-паша нарушил свое обещание. На имя ко- мандующих эскадрами от греков поступили жалобы на Ибра- хим-пашу, который продолжал систематически опустошать Мо- рею. 17 октября союзные адмиралы предъявили Ибрахим-паше ультиматум. В нем указывалось, что Ибрахим-паша грубо на- рушает свое обещание соблюдать перемирие. Союзные адмира- лы потребовали объяснений, угрожая в случае отказа или уклончивого ответа тяжелыми последствиями. Однако ультима- тум союзных адмиралов даже не был принят. Чиновники Ибра- хим-паши издевательски заявили, что его нет и неизвестно, где 19« Текст ноты см.: A. Prokesch-Osten, op. cit., Bd. 5, S. Ill—112. 195 Я H. Бутко веки й. Сто лет австрийской политики в восточном вопросе. Т. 1. СПб., 1888, стр. 196—201; A. Prokesch-Osten, op. cit., Bd. 5, S 112. 156
он находится и когда вернется. Союзные адмиралы решили на- казать коварного пашу и ввели свои суда в Наваринскую бухту. Весь союзный флот насчитывал 28 судов с 1298 орудиями. В ту- рецко-египетском флоте было 65 судов с 2080 орудиями. 20 ок- тября 1827 г. турецко-египетский флот, несмотря на свое числен- ное превосходство, понес сокрушительное поражение. Свыше 50 судов было сожжено, около 20 судов сожгли сами турки. Вели- ки были также людские потери турок и египтян.196 Положение Пбрахим-паши в Морее после потери флота рез- ко ухудшилось. Вдобавок он был блокирован с моря и даже лишился возможности получать продовольствие. В Лондоне и Париже были чрезвычайно недовольны нава- ринским сражением. Английский король, вынужденный подпи- сать приказ о награждении командующего английской эскадрой в Наварине адмирала Кодрингтоиа, написал на полях: «Я посы- лаю ему ленту, хотя он заслуживает веревки».197 Английский и французский послы в Константинополе выразили султану свое сожаление по поводу случившегося в Наварине и заверили его в миролюбивом отношении их стран к Турции.198 Сокрушительный удар, нанесенный Турции в Наварине, вы- звал в турецких правящих кругах, которые его совсем не ожи- дали, большое смятение и растерянность. Через восемь дней пос- ле наваринского сражения послы Англии, Франции и России за- просили Порту, считает ли она действия их флотов в Наварине поводом к войне. Но Порта сама еще не решила для себя этот вопрос, и реис-эфснди ответил послам: «Когда женщина не раз- решилась еще от бремени, невозможно сказать, кого родит она — мальчика или девочку».199 Только 8 ноября 1827 г. Порта в ноте представителям трех союзных держав выдвинула против их стран обвинение в пред- намеренном нападении на ее флот без объявления войны и предъявила им три требования: прекратить всякое содействие грекам, компенсировать Турцию деньгами за уничтожение се флота, дать нравственное удовлетворение султану. Послы трех союзных держав отвергли эти требования Порты. Они указали, что сражение в Наварине было вызвано действия- ми турецко-египетского командования. В свою очередь послы настаивали на том, чтобы Порта заключила с греками переми- рие и приняла предложение о предоставлении Греции автоно- мии, содержавшееся в Лондонском трактате от 6 июля 1827 г.200 Послы предупредили Порту, что ее отказ вынудит их покинуть Константинополь. 196 г. П а л е о л о г и М. С и в и н и с, ук. соч., стр. 34—46. 197 О. Б. Ш и а р о. Освобождение Греции и Россия, стр. 244. 198 Там же, стр. 246. 199 Е. Феоктистов. Борьба Греции за независимость, стр. 170. 2оо Текст ответа послов Порте на ее требования см.: A. Prokesch- Osten, op. cit., Bd. 5, S. 133—135. 157
И все же Порта отклонила демарш послов. Она лишь пообе- щала грекам амнистию, если они сложат оружие и выразят свою покорность султану. Ответ Порты не удовлетворил послов \нг- лии, России и Франции, и 8 декабря 1827 г. они оставили турец- кую столицу. Однако покидали послы Константинополь с разными на- строениями. В письме реис-эфенди Ибрахим-паше, которое по- пало в руки греческих повстанцев, содержались такие строки: «Французский и английский послы перед своим отъездом поже- лали выказать свою дружбу к Дивану и объявили: „Наш отъезд отсюда принужденный, потому что он происходит по проискам России. Однако мы не объявляем войны1*».201 Подобные заяв- ления английского и французского послов в сочетании с откры- то протурецкой политикой Австрии не могли не придать Порте смелости. Было очевидно, что только одна Россия готова отстаи- вать лондонские решения силой оружия. И султан шел на войну с Россией. 6. РУССКО-ТУРЕЦКАЯ ВОИНА 1828—1829 гг. АДРИАНОПОЛЬСКИЙ МИР. НЕЗАВИСИМОСТЬ ГРЕЦИИ После отъезда послов трех союзных держав Порта созвала 20 декабря широкое совещание сановников для обсуждения со- здавшегося положения. В тот же день было оглашено обращение султана ко всем вали и мютесаррифам (начальникам округов). В нем было сказано: мусульмане — «естественные смертельные враги неверных», самым непримиримым врагом мусульманских народов и Османской империи является Россия; она подстрека- ла греков к восстанию и вовлекла Англию и Францию в союз против Турции; Россия, Англия и Франция напали на турецко- египетский флот в Наварине. Далее в обращении говорилось, что Порта подписала Аккерманскую конвенцию с единственной целью выиграть время и дождаться более благоприятной обста- новки, что Порта не может принять требования трех держав, так как если она признает независимость греков в Морее, этого же потребуют греки по всей империи, через год—два они пора- ботят мусульман, ислам и Османское государство. Султан при- звал отвергнуть «нелепые требования трех держав, а если они будут настаивать, то восстать поголовно за веру и империю свою».202 После обнародования обращения Махмуда II русское прави- тельство сочло, что сложились условия, требующие применения секретной статьи Лондонского трактата, дабы принудить султа- 2<и Г. Палеолог и М. Сивинис, ук. соч., Приложения, стр. 24. 202 Текст обращения см.: Н. А. Лукьянович. Описание турецкой войны 1828 и 1829 гг. Ч. 1—4. СПб., 1844. Ч. 1, Приложения; Н. И. Ушаков. История военных действий в Азиатской Турции в 182ч—lRQf> гг. Изд. 2-е. Ч. 1. Варшава, 1843, Приложения; S. Turan, op. cit., s. 114—115. 158
на выполнить рекомендации трактата по греческому вопросу, и начало переговоры об этом с правительствами Англии и Фран- ции. В процессе переговоров выяснилось, что одна Россия готова с оружием в руках обеспечить реализацию лондонских решений. Но для этого ей необходимо было предварительно закончить войну с Ираном. Военные победы дали возможность России подписать с Ира- ном 22 февраля 1828 г. в деревне Туркманчае, в 50 км от Тав- риза, выгодный договор, по которому, в частности, она приобре- ла территории Эриванского и Нахичеванского ханств. Россия избежала войны на два фронта. В феврале 1828 г. Порта задумала политический маневр с целью внести разлад в среду греческих повстанцев, взорвать .Лондонский трактат и изолировать Россию. Через константино- польского патриарха и Ибрахим-пашу Порта объявила грекам, что амнистирует всех участников восстания, вернет им конфис- кованное имущество, восстановит льготы, которыми они поль- зовались до восстания, освободит нх от уплаты налогов за годы восстания и т. п., если они прекратят борьбу и выразят султану свою безусловную покорность. Чтобы дать грекам время обду- мать султанское предложение, Порта соглашалась заключить с ними перемирие, начиная с того дня, когда в Грецию прибудут уполномоченные патриарха. О своей инициативе Порта известила австрийского интер- нунция и прусского посла в Константинополе, и они выступили ее посредниками перед союзными адмиралами. Отнако маневр Порты потерпел неудачу — временное греческое правительство отвергло «милости» султана. Грекам было ясно, что война Рос- сии с Турцией не за горами.203 26 апреля 1828 г. Россия объявила войну Турции. В царском манифесте, опубликованном по этому поводу, говорилось, что Турция своими насильственными действиями в отношении рус- ского судоходоства, русской торговли и русских купцов нару- шила Кючук-Кайнарджийский мирный договор 1774 г., русско- турецкий торговый договор 1783 г. и Аккерманскую конвенцию. Русское правительство объявило, что не стремится ни к террито- риальным приобретениям за счет Турции, ни к ее гибели; объ- являя Порте войну, оно добивается лишь выполнения ею же заключенных договоров, обеспечения безопасности и свободы для русской торговли и желает оказать помощь христианским народам, которые, согласно договорам, находятся под покрови- тельством России. В манифесте подчеркивалось, что Россия не стремится вовлечь угнетенные балканские народы в войну про- тив Порты, хотя для этого имеются все возможности.204 2гз Мольтке, ук. соч., ч. 1, стр. 32. 20* Текст манифеста см.: Н. А Л у к ь я н о в и ч, ук. соч., ч. 1, стр. 324; Д. Бухаров. Россия и Турция. От возникновения политических между ними отношений до Лондонского трактата 13/25 марта 1871 г. (включи- 159
Турция оказалась неподготовленной к войне. Длительные войны Порты с народами, восставшими против турецкого ига, с непокорными феодалами, затем с Россией и Ираном поглоща- ли огромные средства, а также приводили к разорению и опу- стошению обширные районы Турции, где они происходили. Не имея других источников для пополнения казны, Махмуд II при- бегал к введению новых налогов и к выпуску неполноценных мо- нет,205 * т. е. к тем средствам, которые уже в течение веков ис- пользовали его предшественники. Политическое положение не было устойчивым даже в сто- лице. Там консерваторы, недовольные уничтожением янычар- ского корпуса и военными реформами, только и ждали удобного случая, чтобы поднять мятеж и свергнуть Махмуда II с престо- ла. Недовольством были охвачены и широкие слои населения, которым приходилось нести тяготы все увеличивающегося нало- гового бремени.205 Крайне слаба была Турция и в военном отношении. После ликвидации янычарского корпуса Махмуд II прилагал много усилий, чтобы в короткий срок создать регулярное войско, обу- ченное по-европейски, численностью в 48 тыс. человек. Однако новизна дела, отсутствие подготовленных офицеров из турецкой среды, сопротивление принудительно набранных рекрутов, не- навидевших «гяурские» нововведения султана, и другие причины не позволили Махмуду II к началу войны с Россией создать такую армию, какую он видел в своих мечтах. По компетентному мнению Мольтке, «эта армия находилась в таком положении, что никак не могла противостоять русским войскам в открытом поле; к тому же она была столь немногочисленна, что султан, конечно, против своего желания, должен был обратиться к со- действию нерегулярных азиатских ополчений».207 тельно). СПб., 1878, стр. 89; на франц, яз.: А. Р г о k е s с h - О s t е и, op. cit.. Bd. 5, S. 216—226. — Манифест не раскрывал, разумеется, всех причин, вы- звавших объявление войны Николаем I. К. Маркс обратил внимание иа письмо русского посла в Париже Поццо-ди-Борго графу Нессельроде, в ко- тором говорится: «Когда императорский кабинет обсуждал вопрос о том, настал ли момент поднять оружие против Порты, у некоторых, быть может, возникли сомнения относительно настоятельной необходимости этого шага, а именно у тех, кто недостаточно подумал о последствиях кровожадных ре- форм, которые только что с таким ужасным насилием проведены в жизнь главой Оттоманской империи (уничтожение янычарского корпуса. — А. И.). Турецкая система была исследована императором, и его величество на- шел, что она обнаруживает зачатки физической и моральной организации, которой она прежде не обладала. Если султан оказался в состоянии проти- вопоставить нам более решительное и лучше организованное сопротивление уже сейчас, когда он едва только успел подготовить основы для своих новых планов реформ и улучшений, то насколько он был бы страшнее для нас, если бы имел время упрочить их» (К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 9, стр. 169— 170. Курсив К. Маркса). 205 F. Bell п, op. cit., р. 146. 206 Мольтке, у к. соч., ч. 1, стр. 31, 32. 207 Там же, стр. 32. 160
Что касается военно-морского флота, то он был разгромлен в Наварине. В результате «Порта явилась на борьбу с Росснею почти совершенно неподготовленною, хотя война давно уже представлялась неизбежною».208 К такому же выводу на основании личных наблюдений при- шел и англичанин Чарльз Макфарлан. Он считал, что Турция «не в состоянии выдержать длительной борьбы со своими про- тивниками».209 Слабость Турции хорошо видели некоторые ее крупные госу- дарственные доя гели и высшие командиры и поэтому рекомен- довали Махмуду II взять курс на мирное разрешение спорных вопросов с Россией. Один из них, хранитель священных мусуль- манских городов Мекки и Медины Кечиджи-заде Пззет Молла, подал Махмуду II записку в этом духе. Но султан отклонил предложение Иззет Моллы, а его самого сослал в г. Сивас (центральная Анатолия).210 Вскоре по приказу из Стамбула опальный сановнпк был отравлен. 7 мая 1828 г. русские войска перешли Прут и вступили в А\олдавню. Турецких войск к тому времени в княжествах почти не было, за исключением гарнизонов некоторых крепостей. Рус- ская армия быстро продвигалась вперед и в течение первой не- дели заняла гг. Яссы, Гал-ац, Бухарест, осадила Браилов (пал 8 июня).211 20 мая 1828 г. султан собрал Диван в широком составе. Здесь было решено объявить России войну. Был принят специальный манифест султана, явившийся ответом на манифест Николая I от 26 апреля. Султан взял на себя верховное командование ар- мией.212 Великий везир Селим Мехмет-паша был назначен глав- нокомандующим турецкой армией в Румелпи.213 31 мая 1828 г. выступили из столицы первые соединения ту- рецких войск под командованием сераскера армии на северной стороне Балкан Хусейн-паши и направились в Шумлы (Шумен, ныне г. Коларовград)—именно этот день придворный астролог признал наиболее благоприятным для выступления.214 208 Там же. 2«9 Charles Mac-Farlane. Constantinople et la Turquie en 1828. Traduit de 1’anglais. Tt. 1, II. Paris, 1829, T. II, p. 236. 2Ю Tarih-i Liitfi, с. I, s. 293; S. Turan, op. cit., s. 116—117.— Записка была составлена при участии башдефтердара Беджих-пашп (Tarih-i Lutfi, с. 1, s. 391—392). 24 А. В. Фадеев. Россия и восточный кризис 20-х годов XIX века, стр. 240—241; S. Turan, op. cit., s. 116. 212 H. А. Л у к ь я н о в и ч, ук. соч., ч. 1, стр. 37. 213 Текст манифеста см.: Tarih-i Liitfi. с. I, s. 414; Я Turan, op. cit., s. 116. 214 Макфарлан, свидетель описываемых событий, рассказывает следую- щее. Махмуд II вызвал известного в столице колдуна и потребовал от него предсказать исход войны. Колдун принес четырех петухов, из которых пер- вые три представляли Англию, Францию и Россию, а четвертый, самый сильный, — Турцию. Колдун поставил в центре «Турцию» и ждал нападения 11 Л. Д. Новичев 161
По русским данным, турецкая армия на Балканах насчиты- вала к началу войны 170 тыс. воинов, а русская— 113 тыс. Пор- та предполагала собрать на этом фронте 294 тыс. человек, но ее намерения оказались беспочвенными. Не явились контингенты из ряда областей. В частности, не прибыли босняки и албанцы, недовольные военными реформами султана. Между тем они при- надлежали к лучшим по своим боевым качествам частям турец- кой армии.215 Кампания 1828 г. не принесла русской армии решающего успеха, и султан, не без основания, был доволен ее результата- ми— он ожидал худшего. Поэтому он не проявил склонности к уступкам и готовился к упорному сопротивлению. Махмуд II прилагал много усилий, чтобы восстановить потери в регулярной армии, которая обнаружила в ряде сражений неплохие боевые качества, увеличить ее численность и улучшить ее подготовку. На верфях велись работы по восстановлению турецкого флота.216 Макфарлан лично наблюдал, с какой самоотверженностью рабо- чие верфи (Тсрсане) трудились, чтобы восполнить огромные потери, понесенные турецким флотом в Наварине. Ими руково- дил французский инструктор. Однако состояние турецких фи- нансов было настолько плохим, что султан даже не мог купить железо для якорей и выдать заработную плату рабочим вер- фи.217 Финансовый кризис был вызван прежде всего огромными военными расходами. Война резко ухудшила положение жителей столицы. Мак- фарлан рассказывает, что уже в первые месяцы войны Констан- тинополь имел печальный и пустынный вид, а к октябрю 1828 г. столь большое число жителей по разным причинам покинуло город, что, по его словам, казалось, будто здесь свирепствовала чума, пощадившая лишь женщин, стариков и детей.218 Чтобы поднять дух населения, султан приказал водить по городу русских пленных, которых к концу кампании оказалось здесь около 600 человек.219 Однако это не могло дать большого на нее первых трех петухов. Но вместо этого «противники Турции» затеяли между собой смертный бой. «Россия» осталась лежать на земле с пере- битым крылом, а «Турция», таким образом, выиграла сражение Такое счаст- ливое предзнаменование обрадовало султана, и он еще больше, чем раньше, уверился в благоприятном для него исходе войны с Россией (Ch. Mac- Farlane, op. cit., t. II, p. 70—71). 2i5 H. А. Лукьянович, ук. соч., ч. 1, стр. 37, 38, 42, 66.—Мольтке, бази- руясь на турецких данных, определял численность турецких войск на Балка- нах к началу кампании в 80 тыс. человек, из них 30 тыс. находившихся в резерве в Адрианополе (Мольтке, ук. соч., ч. 1, стр. 35, 38). 216 После Наварина в турецком флоте остались лишь четыре линейных корабля, два корвета и три брига (Ch Mac-Farlane, op cit., t. II, p. 223). 217 Ibid., p 246 -247. 218 Ch. M a c - F а г 1 a n e, op. cit, t 11, p 78. 219 Столько их было в столице, куда пересылали пленных, в октябре 1828 г., по данным Макфарлана. В начале войны Махмуд II под страхом смертной казни запретил рубить пленным головы или отрезать уши, как это 162
эффекта, так как трудности, испытываемые жителями столицы, гораздо сильнее действовали на их сознание, чем демонстрация кучки русских пленных. С октября 1828 г. положение Константинополя стало еще бо- лее ухудшаться, так как русские суда начали блокаду Дарда- нелл (со стороны Черного моря русский флот еще ранее блоки- ровал Босфор). Целью блокады было, по словам Нессельроде, «склонить султана к миру посредством наказания голодом его столицы». Командующему русской эскадрой в Средиземном мо- ре адмиралу Гейдену предписывалось «принять по возможности самые действенные меры для воспрепятствования провоза через Дарданеллы съестных припасов не только на судах дальнего плавания, но и на каботажных; заботиться в особенности, чтобы ни одно из судов, зафрахтованных Турцией в каком-либо порту Египта, не могло войти в город, так как Египет — единственная страна, откуда этот город может получать теперь провизию».220 Крупные поражения понесла Порта в Греции. С началом русско-турецкой войны греческие патриоты активизировали свою деятельность и стали чаще и с успехом нападать на войска 116- рахим-паши, блокированные эскадрами трех держав. После Наваринского сражения войско Ибрахим-паши в Морее насчи- тывало 12 тыс. солдат регулярной пехоты, 4 тыс. иррегулярной пехоты и 2 тыс. кавалеристов.221 Блокада вызвала в этом войске голод, солдаты стали роптать и требовать возвращения в Еги- пет. На этой почве даже имели место отдельные восстания.222 Египтяне и турки вымещали свою злобу на греческом населе- нии. Ибрахим-паша продолжал опустошать Морею. Президент Греции И. Каподистрия обратился с просьбой к союзным ад- миралам вынудить Пбрахим-пашу покинуть Грецию. 19 июля 1828 г. на конференции представителей Англии, Франции и России в Лондоне было подписано соглашение, пре- дусматривавшее либо добровольную, либо принудительную эва- куацию из Морей египетско-турецких войск. Для осуществления обычно делали турки, чтобы получить награду за уничтоженных врагов (Ch. М а с - F а г 1 а п е, op. cit., t. II, р. 96—97, 249—252). Однако приказ султана нарушался. Русский офицер Розеллион-Сошаль- скин, попавший в августе 1828 г. в плен под Шумлой, рассказывает в своих записках: «Нас уверяли, что низам-аскеру или регулярному войску запре- щается отрезывать уши и рубить головы; запрещается и прочим войскам, но как у них нет столь строгого повиновения начальству, как у низама, то это и не исполняется». Сам автор оказался в одной палатке с палачом, который отрезал уши и солил их (автор сам был однажды свидетелем такой экзекуции, совершенной его соседом над дезертирами). «Этих ушей тут стояло несколько бочонков» (А. Розеллион-Сошальский. Записки русского офицера, бывшего в плену у турок в 1828 и 1829 годах. —«Военный сборник», 1858, № 5, стр. 183). 220 Депеша Нессельроде Гейдену от 26 августа 1828 г. В кн.: Г. П а- леолог и М. С и в и н и с, ук. соч., стр. 151—152, 166—168. 221 Там же, стр. 51. 222 Там же. Приложения, стр. 106. — Об этом было сообщено на сове- щании союзных адмиралов на о. Занте в июле 1828 г. 11* 163
этой задачи Франция приглашалась высадить в Морее экспеди- ционный корпус численностью в 16 тыс. солдат.223 9 августа 1828 г. командующий английской средиземномор- ской эскадрой адмирал Кодрингтон от имени трех союзных ад- миралов подписал в Александрии соглашение с Мухаммедом Али об эвакуации из Морен египетского корпуса, а 7 сентября на английском корабле было подписано соглашение между союз- ными адмиралами и уполномоченными Ибрахим-паши, конкре- тизировавшее условия эвакуации. В начале сентября французский корпус под командованием генерала Мезона высадился в Морее. Как ни хитрил Ибрахим- паша, чтобы оттянуть эвакуацию, он был вынужден подчиниться обстоятельствам. 4 октября 1828 г. адмирал Гейден сообщал в Петербург: «Сегодня отправились последние египетские войска и с ними сам Ибрахим-паша; часть турецких гарнизонов по- следовала за ним с своими семействами. Турок отправилось около двух тысяч, египтян до 18 тысяч».224 Одновременно с военными действиями на фронтах русско- турецкой войну и эвакуацией войска Ибрахим-паши из Морен происходили переговоры между Англией, Францией и Россией ио вопросу о путях «умиротворения Греции» и о ее взаимоот- ношениях с Турцией. Будущее устройство Греции было решено соглашением пред- ставителей Англии, Франции и России, подписанным в Лондоне 22 марта 1829 г. Его основное содержание сводится к следую- щему: новое греческое государство будет включать территории, расположенные к югу от линии, следующей от входа в залив Волос на востоке через Аграфа и Арта до Амвракийского за- лива на западе; в состав греческого государства войдут также острова Эвбея и Кикладские. Греческое государство будет на- ходиться под верховной властью Порты и должно выплачивать ей ежегодно дань в размере 1,5 млн. пиастров; в вопросах внут- ренней администрации оно будет пользоваться полной автоно- мией и будет управляться наследственным князем — христиани- ном (но не отмечено специально—православным, в соответствии с вероисповеданием греков. Уже тогда западные державы на- метили поставить во главе греков неправославного христиани- на). Князь не может быть избран из династий трех держав, под- писавших Лондонский трактат от 6 июля 1827 г. Первый выбор будет произведен с общего согласия трех держав и Порты (сама Греция даже не упоминается). Всякий новый глава Греции будет подлежать утверждению Порты; этим актом будет также отмече- на вассальная зависимость Греции от Турции. Греческое и турец- 223 Е. Driault et М. L h е г i t i е г, op. cit., p. 409—410; Г. Палео- лог и М. С и в и н и с, ук. соч., Приложения, стр. 103. Текст протокола см.: A. Prokesch-Osten, op. cit., Bd. 5, S. 270—272. 224 Г. Палеолог и М. С и в ин и с, ук. соч. стр. 157; Е. Driault et М. L h е г i t i е г, op. cit., р. 411—413. 164
кое правительства объявят амнистию всем лицам, участвовавшим в борьбе против них, и др. Французский и английский послы при Порте были уполномо- чены вернуться в Константинополь и от имени трех держав на- чать переговоры с Портой по вопросу об «умиротворении Гре- ции» и ее устройстве на основе решения трех держав от 22 марта 1829 г.225 Вырабатывая свои предложения, изложенные выше, три дер- жавы совершенно не учитывали требований греческих патрио- тов. Их представители даже не были привлечены к участию в конференции. Этим решением три державы навязали Греции вассальную зависимость от султана, монархический строй во главе с иностранцем, финансовое бремя в виде ежегодной дани Порте и пр. II все же, несмотря на свои пороки, предложения трех держав обеспечивали создание фактически независимого греческого государства. Но эти предложения еще предстояло осуществить. 18 июня 1829 г. послы Англии и Франции прибыли в Кон- стантинополь. Население столицы встретило их с радостью; воз- вращение послов оно рассматривало как приближение конца войны.226 Послы начали переговоры с Портой. Однако Мах- муд II и Порта отклоняли предложения трех держав. Но скоро русская армия заставила Порту заговорить иначе. В середине мая 1829 г. открылась вторая и последняя кампа- ния русско-турецкой войны. К ее началу русская армия на Бал- канах насчитывала 48 тыс. пехотинцев, 16 тыс. кавалеристов и 4 тыс. артиллеристов, всего 68 тыс. человек.227 С февраля 1829 г. командование этой армией принял генерал-адъютант И. II. Дибич. Турецкая армия численно значительно превосходила русскую. Регулярные войска были вновь доведены до 50 тыс. человек. Однако их боевые качества были невелики. Остальные войска состояли из нерегулярных ополченцев, набранных в Малой Азии. Босняки и албанцы, как и в 1828 г., не выполнили при- каза султана и не прибыли на фронт. Общая численность ту- рецкой армии на Балканах к началу кампании 1829 г. была такой же, как и в начале войны.228 Главнокомандующим турец- кой армии был новый великий везир Решид Мехмед-паша. Большим военным преимуществом России перед Турцией было полное господство ее флота в Черном море. Это в значи- тельной степени способствовало быстрому и ошеломляющему успеху русской армии в 1829 г. 225 Текст соглашения см.: Г. П а л е о л о г и М. С и в и и и с, ук. соч., Приложения, стр. 112—117; A. Prokesch-Osten, op. cit., Bd. 6, S. 4—8; дополнения к протокоту от 22 марта 1829 г. см.: A. Prokesch-Osten, ер. cit., Bd. 6, S. 9—35. 226 Е. Driault et M. Lheritier, op. cit., p. 440—441. 227 Мольтке, ук. соч., ч. 2, стр. 17, 212. 228 Там же, стр. 8—10. 165
В кампанию 1829 г. русские войска одержали победу в сра- жении у селения Кулевче, юго-восточнее Шумлы. В этой битве русские войска нанесли огромный урон живой силе противника и подорвали его моральное состояние. После победы под Кулевче русские войска начали свой зна- менитый переход через Балканские горы. Турецкое командова- ние, уверенное в их неприступности, не позаботилось о создании искусственных заграждений в проходах там, где естественных было недостаточно. Этим воспользовалось русское командова- ние. Оно направило свою армию вдоль морского побережья — здесь легче было перевалить через горы и, кроме того, русская армия могла опереться на поддержку флота. На своем пути русские войска лишь изредка встречали сопротивление демора- лизованного противника, а чаще — никакого. Армия двигалась на Адрианополь по дорогам, которые вети из Шумлы на Айтос и Карнобат и из Варны на Месемврию и Бургас. (В это время великий везир, от которого русскому ко- мандованию удалось скрыть свой маневр, ждал русских под Шум- лои.) В Константинополе не имели представления о масштабах постигшей турецкую армию катастрофы; султан и Порта продол- жали упорно отклонять предложения трех держав по греческому вопросу от 22 марта 1829 г. 30 июня Порта обнародовала фер- ман султана, в котором было заявлено, что султан, стремясь проявить свою милость к греческим реайя, если они сложат ору- жие и проявят покорность, объявит широкую амнистию, назна- чит хорошего, справедливого управителя, предоставит грекам право, как в добрые старые времена, избирать в каждом рай- оне своего примата, освободит их от уплаты налогов за послед- ние годы и обещает справедливое взимание налогов в будущем и борьбу с произволом.229 Таков был ответ Порты на предложе- ния трех держав от 22 марта 1829 г. Послы Англии и Франции, от имени трех держав, отвергли его. Тем временем русская армия, преодолев Балканский хребет, 19 августа подошла к Адрианополю. Великий везир, с большим запозданием узнав о движении русских войск через Балканы, вспомнил о мирных предложениях, сделанных ему Дибичем, после сражения под Кулевче, которые он тогда отклонил. Он направил Дибичу 6 августа письмо с предложением о переми- рии. Таким нехитрым маневром великий везир пытался задер- жать продвижение русских войск к Адрианопочю.230 Разумеется, это ему не удалось. Русское войско, появившееся у стен Адрианополя, насчиты- вало всего 16 700 человек.231 Турецкое же войско, предназначен- 229 е. D г i a u 11 et М. L h е г i t i е г, op. cit., p. 444; A. Prokescli- O s t e n, op. cit., Bd. 6, S. 59—63. 230 A. P г о k e s c h - О s t e n, op. cit., Bd. 6, S. 77—78. 231 Донесение генерала Дибича Николаю I от 21 августа 1829 г. — В кн.: Н. К. Шильдер. Адрианопольский мир 1829 года. Из переписки графа Дибича. СПб., 1879, стр. 3. 166
Военные действия сухопутных сил на Балканах в 1828—1829 гг. (По кн.: БСЭ, 2-е изд., т. 37). J — боевые действия русских войск в 1828 г.; 2 — боевые действия русских войск в 1829 г.; 3—позиция русских войск под Шумлой н 1828—1829 гг.; /—блокада русским флотом Босфора и Дарданелл; 3 — боевые действия турецких войск; 6— крепости. 167
ное для обороны города, включало 10 тыс. солдат регулярной пехоты, 1 тыс. кавалеристов и 2 тыс. ополченцев. Кроме того, в числе защитников было 10—15 тыс. вооруженных жителей го- рода— мусульман. Расположение города позволяло организо- вать хорошую оборону. Однако внезапность появления русского войска, преувеличенное представление о его численности, де- морализация, настроения безнадежности и страх парализовали волю турок к обороне. Войска даже не воспользовались воз- можностью отойти в Константинополь и капитулировали. 20 августа 1829 г. русская армия заняла Адрианополь. По сло- вам Мольтке, капитуляция турецких войск происходила следую- щим образом: «Войска турецкие бросали ненавистное для них ружье со штыком и покидали укрепления ранее окончания фор малыюстей, сопровождающих заключение конвенции (о капиту- ляции.— А. /7.)».232 С занятием Адрианополя, дороги на Константинополь и ря- да городов и населенных пунктов на этом пути русские войска могли беспрепятственно двигаться на Константинополь. Для за- щиты столицы Порта предполагала организовать ополчение из ее жителей — мусульман, включив в него всех мужчин в воз- расте 12—40 лет.233 Однако Дибич, следуя приказу из Петер- бурга, не стал занимать Константинополь. Русское правитель- ство ясно отдавало себе отчет в том, что такой шаг вызвал бы противодействие Англии, Франции, Австрии и других государств и привел бы к европейской войне. Крупные успехи были одержаны русской армией и в Малой Азии. 9 июля 1829 г. без особых трудностей русские войска за- няли Эрзурум, ключевую позицию на пути в центральную Ана- толию. Сам сераскер попал в плен. Передовые отряды русских войск овладели г. Байбуртом, к северу от Эрзурума, на пути в Трабзон, и г. Мушем, к югу от Эрзурума, откуда открывался путь в юго-восточную Анатолию. Боевые потери русской армии за всю войну 1828—1829 гг исчисляются в 10 тыс. человек убитыми и столько же ранеными. Турецкие потери по одним данным составили 15 тыс. убитыми и столько же ранеными, по другим данным — 40 тыс. убитыми и ранеными.234 Однако если учесть умерших от эпидемий и болез- ней солдат и офицеров, то потери окажутся гораздо большими. По подсчетам Мольтке, потери русской армии убитыми и умер- шими от болезней только в кампанию 1829 г. составили мини- мум 60 тыс. человек. Потери турецкой армии были во всяком случае не меньше.235 232 Мольтке, ук. соч., ч. 2, стр. 181. *33 S. Т и г а п, op. cit., s. 122. — В это время в столице осталось, со гласно переписи, 359 089 человек (Ibid.) 234 Б Ц. У р л а и и с, ук. соч., стр. 97—98. 235 В русской и турецкой армиях свирепствовали чума, дизентерия, ли- хорадки, цынга; неприспособленная к южному климату русская армия несла дополнительные потери. Смертность в русских госпиталях в марте — июле. 168
Падение Адрианополя на Балканах и Эрзурума в Малой Азии, приближение русских войск к самой столице, блокада русскими эскадрами Босфора и Дарданелл, вызвавшая недо- статок продовольствия в столице, поставили султана Махмуда II и Порту в безвыходное положение. Недовольство населения Константинополя возрастало с каждым днем и грозило вылиться в открытый мятеж. Этими настроениями пытались воспользо- ваться улемы и другие консерваторы, чтобы свергнуть с пре- стола истребителя янычар «гяура»-реформатора Махмуда II и расправиться с его приверженцами. Когда русские войска, пре- одолев Балканы, двигались к Адрианополю, французский посол в Константинополе Гильемино писал в Париж (4 августа 1829 г.): «Положение турок отчаянное... Население сильно воз- буждено; здесь много недовольных; во главе их — улемы; они упрекают султана в том, что он плохо соблюдал указания ко- рана, пытался осуществить реформы».236 Таким образом, безнадежное военное положение прежде всего, а затем и угроза восстания населения столицы заставили султана и Порту добиваться скорейшего заключения мира. Мир нужен был и России. Положение немногочисленных русских войск за Балканами было весьма уязвимым. Выиграв войну, Россия была готова начать переговоры о мире при усло- вии, что будут приняты ее главные требования: восстановление всех русско-турецких договоров, включая Аккерманскую кон- венцию, и принятие Портой предложений трех держав по гре- ческому вопросу, содержащихся в Лондонском протоколе от 22 марта 1829 г.237 В начале августа 1829 г. в Константинополь прибыл генерал Мюффлииг, направленный прусским королем с ведома Нико- лая I, чтобы сообщить Порте о согласии России приступить к переговорам о мире. Мюффлинг имел встречи с каймакам- пашой Хулюси Ахмед-пашой и реис-эфенди Пертев-эфенди.238 В том критическом положении, в котором оказалась Турция, посредничество Мюффлинга пришлось как нельзя более кстати. Однако Порта все еще пыталась отстоять свою власть в Мо- рее. Но приближение русских к Адрианополю заставило Порту быть посговорчивее: в своем ответе (15 августа) на коллектив- 1829 г. достигала от */з до */г всех больных. После отхода русской армии из Адрианополя там осталось 6000 больных русских солдат, из них умерло 5200 человек (Мольтке, у к. соч., ч. 2, стр. 231, 239, 241). 236 Е. D г i a u 11 et М. L h е г i t i е г, op. cit., p. 446. — .Мольтке писал о том же: «Не подлежит сомнению, что в Константинополе, со времени истребления янычар, могущественная партия выжидала благоприятного слу- чая, чтобы водрузить знамя мятежа Переход русских через Балканы, при- знаваемый до тех пор невозможным, поставил турецкое правительство в затруднительное положение и подготовил настроение умов к взрыву» (Мольтке, ук. соч., ч. 2, стр. 200). Но султан предупредил заговорщиков н сурово с ними расправился. 8 Turan, op. cit., s. 119. 238 ibid., s. 119; N. J о г g a, op. cit., S. 347. • 169
ную ноту послов Англии и Франции от 9 июля 1829 г. Порта согласилась принять предложения трех держав по греческому вопросу, содержащиеся в протоколе от 22 марта 1829 г. 28 августа для ведения переговоров о мире в Адрианополь прибыли уполномоченные Порты главный казначей (башдеф- тердар) Мехмед Садык-эфенди (первый уполномоченный) и бывший кади Стамбула кадиаскер Анатолии Абдулкадыр-бей (второй уполномоченный).239 С русской стороны переговоры вели граф А. Ф. Орлов и Ф. П. Пален, прибывшие в ставку Дибича I сентября. Переговоры начались 2 сентября. В первые дни уполномочен- ные Турции упорствовали, отказывались принять некоторые тре- бования русской стороны, а затем и вовсе прервали переговоры. В ответ на это Дибич 6 сентября возобновил военные действия и еще более приблизил свои войска к турецкой столице. Это подействовало, и 10 сентября переговоры возобновились. В числе требований России были и территориальные, однако сравнитель- но умеренные, если учесть масштабы военной победы русской армии. Причины умеренности территориальных и иных требований России в Адрианополе во время переговоров о мире кроются в общем направлении политики русского правительства в то время в отношении Турции. В отличие от екатерининского вре- мени в рассматриваемый период Россия не выдвигала планов раздела Османской империи. Наоборот, она придерживалась политики сохранения Османской империи. Отчетливое представ- ление об этой политике дает решение особого тайного комитета, созданного для определения политической линии России в воп- росе о судьбе Османской империи. На первом же заседании комитета —16 сентября — был оглашен одобренный Николаем I меморандум, в котором гово- рилось: «Мы всегда придерживались того мнения, что сохра- нение Турции более полезно, чем вредно действительным интере- сам России; что никакой другой порядок вещей, который займет его место, не возместит нам выгоды иметь соседом государство слабое, постоянно угрожаемое революционными стремлениями своих вассалов и вынужденное успешною войною покориться воле победителя». Комитет отклонил предложение И. Каподистрии, содержа- щееся в его письме Николаю I, написанном в апреле 1828 г., о создании на Балканах конфедерации из пяти независимых ко- ролевств— Дакии (в составе Молдавии и Валахии), Сербии (в составе Сербии, Болгарии и Боснии), Македонии (из Маке- донии, Фракии и островов Мраморного моря), Эпира (из Эпира и Албании) и Эллады (в составе Морей, континентальной Гре- 239 S. Turan, op. cit., 123.— А. В. Фадеев первого турецкого уполно- моченного ошибочно назвал Махмудом (А. В. Фадеев. Россия и восточ- ный кризис 20-х годов XIX века, стр. 331). J70
min и островов Архипелага). Константинополь предлагалось превратить в вольный город. В комитете указывалось, что по- пытка разделить Турцию приведет к всеевропейской войне. Комитет принял решение, основные пункты которого гла- сили: «1. Выгоды от сохранения Оттоманской империи в Европе превышают его невыгоды. 2. Разрушение ея противно истинным интересам России. 3. Благоразумие требует предупредить ея падение, восполь- зовавшись всеми обстоятельствами, которые могут еще пред- ставиться для заключения почетного мира».240 Адрианопольский мирный договор был подписан за два дня до принятия комитетом изложенного выше решения, о чем ко- митет, из-за несовершенства средств связи, знать не мог. Точно так же не были известны русским уполномоченным на перего- ворах в Адрианополе решения комитета. Тем не менее Дибич, Орлов и Пален были, разумеется, в курсе основной линии рус- ской политики в турецком вопросе, и это сказалось нд_ содержа- нии договора. Адрианопольский мирный договор состоял из 16 статей, от- дельного акта о правах Молдавии и Валахии и акта, обязываю- щего Турцию уплатить возмещение за убытки русских поддан- ных и контрибуции, а Россию — эвакуировать войска из турец- ких владений. Россия возвращала Турции все занятые ею территории, включая и княжества; границей между обоими государствами оставалась р. Прут; устье Дуная вместе с остро- вами, образуемыми его рукавами, переходили к России; пра- вый берег Дуная оставался во владении Турции. Переход к России устья Дуная и островов обеспечивал ей важные позиции в придунайской зоне Балканского полуострова. К России отходило также восточное побережье Черного моря от устья р. Кубани до пристани Св. Николая включительно с крепостями Анапа, Поти, Ахалкалаки и Ахалцых. Турция признала принадлежность к России «на вечные времена» Гру- зии, Имеретии, ДАингрелин, Гурии и других областей Закав- казья, а также Эриванского и Нахичеванского ханств, перешед- ших к России по Туркманчайскому договору. Приобретение Россией упомянутых территорий укрепляло ее положение на Кавказе и обеспечивало ей преимущество в вос- точной части Черного моря. Ряд статей договора обеспечивал права дунайских княжеств, Сербий и Греции. Порта обязалась предоставить Молдавии и Валахии свободу богослужения, безопасность, независимое управление и право беспрепятственной торговли; статья, касав- шаяся Сербии, предусматривала обязательство Порты выпол- нить требования, зафиксированные в Аккерманской конвенции, 2«о С. Ж и г а р е в, ук. соч., стр. 354—356. 171
в частности Порта должна была немедленно вернуть Сербии шесть отторгнутых от нее областей. Договор обязывал Порту предоставить всем русским поддан- ным свободу торговли в турецких владениях, не чинить никаких препятствий судоходству по Черному морю, пропускать через проливы все торговые суда под российским флагом и под фла- гами других государств, с которыми Турция находилась в мир- ных отношениях. Тем самым впервые были установлены общие для всех иностранных торговых судов правила прохода через проливы. Объявлялось свободным плавание торговых судов по Дунаю. Все русские подданные, находившиеся в Турции, подлежали юрисдикции своих консулов, которые судили по законам своей страны. Турция обязалась в течение 18 месяцев со дня ратификации договора уплатить России 1,5 млн. голландских дукатов для возмещения потерь, понесенных ее купцами во время русско- турецких войн в 1807—1829 гг. от запретов, наложенных Пор- той на русскую торгов но. На основании особой конвенции, приложенной к договору, Турция обязалась возместить военные расходы России путем уплаты ей контрибуции в размере 10 млн. голландских дукатов. Однако порядок выплаты контрибуции этой конвенцией не был предусмотрен. Таким образом, на Турцию, государственные фи- нансы которой находились в состоянии полного расстройства, легло непосильное бремя в размере 11,5 млн. дукатов Вопрос о контрибуции имел также большое политическое значение, так как впредь до ее уплаты Россия сохраняла право держать свои войска в княжествах и в крепости Силистры на правом берегу Дуная. Не только Турция, но и Австрия была заинтересована в скорейшем уходе русских войск из княжеств. Австрия даже предложила Порте свое содействие в получении займа для скорейшей уплаты контрибуции. Однако Порта откло- нила это предложение, надеясь договориться по этому вопросу с самой Россией.241 Статья X договора касалась Греции: Турция выразила свое согласие с Лондонскими соглашениями Англии, России и Фран- ции от 6 июля 1827 г. и 22 марта 1829 г. по греческому вопросу. Адрианопольский договор подтвердил действие всех догово- ров и соглашений, заключенных между Россией и Турцией, за исключением тех их статей, которые были изменены настоящим договором.242 241 С. С. Татищев. Внешняя политика императора Николая Первого. СПб., 1887, стр. 325, 336. 242 Текст Адрианопольского договора н акта о дунайских княжествах см.: Полное собрание законов Российской империи Собрание второе. Т. IV. СПб., 1830, № 3128, стр. 622 -629; Н. А. Л у к ь я и о в и ч, ук. соч, ч. 4, стр. 226—239; на французском языке: A. Prokesch-Osten, op. cit., Bd. 6, S. 106—118, G. Noradounghian, op cit, p. 166 etc, на турецком 172
Отдельный акт о княжествах предусматривал для них новые привилегии, султан дал обязательство не вмешиваться во внут- ренние дела Молдавии и Валахии, господари, избранные из местных бояр, утверждались султаном не на семилетний срок, как раньше, а пожизненно и могли быть смещены лишь в слу- чае, если совершили преступление, и только с согласия рус- ского правительства; господарям предоставлялась полная сво- бода в делах внутреннего управления, им было также предо- ставлено право иметь свое войско, мусульманам запрещалось селиться в княжествах; Порта лишалась права иметь крепости на левом берегу Дуная и др. Фактически княжества приобре- ли полную автономию. Их зависимость от султана ограничива- лась уплатой ежегодной дани. Гарантом прав княжеств была признана Россия. 30 сентября 1829 г. в Адрианополе состоялся обмен ратифи- кационными грамотами.243 Николай I остался доволен Адрианопольским договором. Он писал Дибичу 4 октября 1829 г.: «Адрианопольский М’ир са- мый славный из когда-либо заключенных, и Вы сумели придать ему характер, приличный миру, заключенному после такой войны. Наша умеренность зажмет рты всем нашим клеветни- кам, а нас самих мирит с нашей совестью».2’4 Иные настроения были у султана Махмуда II. Он был силь- но .удручен, ознакомившись с содержанием договора. Все же он надеялся, что при помощи Англии и Франции его условия будут изменены. Однако надежды султана нс оправдались. По слухам, утверждая 24 сентября договор, суттан плакал, затем заперся на несколько педель в своем дворце в Терапии и никого не принимал.245 Адрианопольский мирный договор имел огромное значение для балканских народов. Прежде всего он обеспечил Греции независимость. Здесь уместно напомнить известное высказыва- ние Ф. Энгельса: «А кто решил исход борьбы во время грече- ского восстания? Не янинскии паша Али со всеми его загово- рами и мятежами, не битва при Наварпне, не французская армия в Морее, не лондонские конференции и протоколы, а рус- ская армия Дибича, перешедшая Балканы и вступившая в до- лину Марицы».246 языке: Tarih-i Liitfi, с. II, s. 254—261. Оценку К. Марксом территориальных приобретений России см.: К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 9, стр. 408—415. 243 S. Turan, op. cit., s. 136.— За день до этого, 29 сентября, были прекращены военные действия на азиатском фронте, после получения Паске- вичем и Осман-пашой извещения о подписании мирного договора. 244 С Жигарев, ук. соч., стр. 362. 245 S. Turan, op. cit., s. 135—136. — Об этом же пишет Мольтке (см.: М о л ь т к е, ук. соч., ч. 2, стр. 215). 246 К. М а р к с и Ф. Э н г е л ь с. Соч., т. 9, стр. 32. 173
Балканский полуостров после Адрианопольского договора 1829 г. (По кн.: Е. К а г а 1. Osmanli tarlhl, с. V).
По договору Турция обязалась принять рекомендации трех держав по греческому вопросу, которые предусматривай!! лишь автономию. Однако по разным причинам три державы пришли к мысли о необходимости предоставить Греции полную незави- симость. Такое решение было принято на совещании представи- телей Англии, России и Франции в Лондоне 3 февраля 1830 г. При этом территория независимой Греции была сокращена в пользу Турции. По милости европейских дипломатов большая часть греческой земли осталась во власти турецкого султана и его феодалов.247 248 Решение трех держав от 3 февраля 1830 г. бы по сообщено Порте коллективной нотой послов от 8 апреля 1830 г. Порта пыталась в этом вопросе опереться на Адрианопольский дого- вор, поскольку он предусматривал лишь автономию для Гре- ции, и заручиться поддержкой России. Однако эта попытка успеха не имела. Николай I лишь проявил готовность снизить сумму контрибуции на один миллион голландских дукатов «в виде вознаграждения за добровольный отказ от верховенства» над Грецией.2416 Султан был вынужден сделать вид, что добро- вольно предоставляет Греции независимость. 24 апреля в оди- наковых по содержанию нотах, направленных послам Англии, Франции и России в Константинополе, Порта сообщила о своем согласии с решением от 3 февраля 1830 г.249 Греческий народ был крайне разочарован этим решением, которое было принято без участия его представителей. В состав независимой Греции не были включены даже территории, где греки вели успешную борьбу за свою свободу от турецкого гнета, (Фессалия, Эпир, острова Архипелага); Греции предлагалось ввести у себя наследственный монархический строй, несмотря на то, что она фактически уже представляла собой республику и имела своим главой временного президента И. Каподистрия, избранного на семь лет Национальным собранием; даже монар- хом ей навязали баварца, чуждого грекам по национальности и вере (протестанта). И все же провозглашение независимости Греции даже в таком урезанном виде было великим событием в истории гре- ческого народа и всех угнетенных балканских народов. Возрож- денная Греция стала центром борьбы за освобождение от турец- кого ига всего греческого народа. Велико было значение Адрианопольского договора и для сербского народа. Весть о том, что этот договор обязывал Порту 242 Протоколы и постановления конференции см- A. Prokesch Os ten, op. cit., Bd. C, S. 211, 217, 218, G. N о г a d о u n g h i a n, op. cit., t. II, p. 177. О конференции см.: Г Палеолог и VI. С и вини с, ук. соч., т. II, гл. II 248 С. С Татищев, ук. соч., стр 337, 339. 249 Тексты нот от 8 апреля и 24 апреля см.: G. Noradounghian, op. cit., р. 186, 191. 175.
незамедлительно выполнить все ее обязательства в отношении Сербии, была воспринята всем сербским народом с восторгом.250 По настоянию России султан издал 30 сентября 1829 г. ферман, адресованный белградскому паше, в котором извещал пашу о твердом намерении Порты выполнить свои обязательства в от- ношении Сербии по Бухарестскому договору и Аккерманской конвенции и исполнить просьбы, изложенные в Константино- поле сербской делегацией перед русско-турецкой войной. В част- ности, Порта обязалась вернуть Сербии шесть округов (Краин- ский, Тимокский, Паратинский, Крушевацкнй, Сторовлашскии и Дринский) ,251 Прибывшая в Сербию русско-турецкая комиссия определила границы Сербии. 26 августа 1830 г. султан издал хатт-ы шериф о предоставлении Сербии прав автономного княжества. Одно- временно с хатт-ы шерифом был прислан берат, которым Милош Обренович был утвержден наследственным кнезом Сербии. При кнезе был учрежден Сенат. Согласно хатт-ы шерифу Сербия приобрела также церковную независимость от константино- польского патриарха. Митрополиты и епископы, которые ранее назначались патриархом (назначались обычно греки), отныне должны были избираться самими сербскими священнослужи- телями и лишь утверждаться патриархом. Так Сербия избави- лась от гнета фанариотского духовенства. Учитывая роль этого духовенства как орудия, которое Порта использовала для пора- бощения своих православных подданных, избавление от него можно рассматривать как известный успех национально-осво- бодительного движения.252 Не получила свободы Болгария, хотя все условия для этого были. После вступления русской армии на болгарскую землю болгары ждали лишь сигнала, чтобы подняться против своих вековых угнетателей. Но Николай 1 и его правительство не склонны были тогда — ни во время войны, ни после нее — под- держать освободительную борьбу болгар. Дибич пресек в заро- дыше попытку болгарских патриотов во главе с капитаном Геор- гием Мамарчевым, офицером русской службы, поднять восстание в Тырнове. 25о «Известие о заключении Адрианопольского мира, по которому Порта обязывалась исполнить требования сербов „без малейшего отлагательства, с добросовестною точностью”, принято было в Сербии с величайшим востор- гом. Народная масса была вполне уверена, что вся война между Россией и Турцией велась единственно из-за сербских интересов. Во всех церквах Сербин в продолжении трех дней совершаемы были благодарственные молебствия, и в эти дни прекращены были все работы» (Нил Попов. Россия и Сербия, стр. 225 -226). 251 Там же, стр. 226—229 252 Текст хатт-ы шерифа на французском языке см.: G. Noradoung- hian, op. cit., р. 197; текст берата см.: там же, стр 201. Текст хатт-ы шерифа на русском языке см.: Нил Попов. Россия и Сербия, стр. 239—242 Из-за противодействия Порты и белградского паши хатт-ы шериф был про- веден в жизнь лишь в 1833 г. 176
Такое поведение царского правительства диктовалось рядом причин: соображениями, изложенными в решениях комитета, ко- торые были приведены выше; нежеланием обострять отношения с Турцией; эгоистической политикой правящих кругов России — оказывать поддержку антитурецким движениям лишь тогда, когда они считали это для себя выгодным. Во «всеподданней- шей записке» царю ог 13 августа 1829 г. Дибич докладывал: «В. В. уполномочили меня вооружить болгар, а сербам дать сигнал к действию... Я полагал, государь, ограничиться пока одним частным вооружением болгар, необходимым для их лич- ной безопасности; а что касается до того, чтобы всецело выполнить предппсанн) ю меру, то я полагаю, что я обязан по- дождать, пока еще остается надежда на мирные переговоры, ибо восстание сербов и болгар причинит много затруднений в пере- говорах с Портою и в будущем беспредельно ухудшит участь сербов, в особенности же болгар. Если же, однако, слепое упор- ство султана принудит нас начать новую кампанию, тогда будет столь же необходимо, сколько полезно, побудить сербов и болгар действовать сообразно с нашими видами».253 II все же объективно прогрессивные исторические последст- вия освободительной миссии, выполненной Россией в 1828— 1829 гг. по отношению к Греции, Сербии и дунайским княжест- вам, были благоприятны и для Болгарии. Война еще более осла- била Османскую импершд. Болгары имели все основания на- деяться, что и они при помощи России добьются в конце концов независимости. Эта надежда способствовала росту болгарского национально-освободительного движения в 30—40-х годах XIX в. Не была освобождена от турецкого ига, и по тем же при- чинам, западная Армения, хотя значительная ее часть была занята или контролировалась русскими войсками. После подписания Адрианопольского договора царское пра- вительство стало проводить политику сближения с Портой. С этой целью Николай 1 направил в Константинополь своего чрезвычайного посла А. Ф. Орлова, который прибыл туда 25 ноября 1829 г. На аудиенции у султана Орлов вручил лич- ное письмо Николая I и передал на словах желание царя, чтобы мир, заключенный в Адрианополе, никогда не нарушался и чтобы между обоими монархами установились дружественные отношения, основанные на взаимном доверии. Махмуд 11 ответил, что с благодарностью принимает письмо и устно выраженные Орловым пожелания царя, и заявил, что будет заботиться о соблюдении Адрианопольского договора. Орлову было также сказано, что в Петербург к Николаю I на- 253 н к. Шильдер, ук. соч., стр. 10. — Николай 1, давая свои указа- ния Дибичу, учитывал малочисленность русских войск под Адрианополем. 12 А. Д. Новичев 177
правлено чрезвычайное посольство во главе с заместителем ссраскера (serasker kaymakami) Халилем Рифат-пашой, кото- рому поручено выразить расположение Махмуда II к русскому царю (посольство отбыло из Стамбула 9 ноября 1829 г.). Орлову приходилось считаться с большим влиянием Англии п Франции в Константинополе и с неприязненным отношением к России некоторых влиятельных турецких сановников. К ним принадлежал и реис-эфенди Пертев-эфенди. Орлову удалось добиться устранения последнего и замены его другим лицом (Ха- мид-беем), расположенным к России.254 Тем временем в Петербург прибыл турецкий чрезвычайный посол Халиль Рифат-паша со своей свитой. На аудиенции у Николая I паша вручил царю дружественное 'послание Мах- муда II. Главной целью посла было добиться согласия Нико- лая I на пересмотр Адрианопольского договора. Однако русское правительство ограничило переговоры лишь вопросом о сокра- щении суммы контрибуции. В результате довольно длительных переговоров 26 апреля 1830 г. было подписано в Петербурге соглашение, по которому сумма контрибуции была снижена с 10 до 8 млн. голландских дукатов. Соглашение предусматри- вало выплату контрибуции равными взносами в размере 1 млн. дукатов в год, т. е. в течение 8 лет начиная с мая 1831 г. В счет контрибуции могли быть приняты в натуре медь, шелк, дере- вянные изделия и другие товары, одобренные обеими сторонами. По тому же соглашению Россия отказалась от своего права, полученного по Адрианопольскому договору, держать войска в дунайских княжествах до полного погашения Турцией своих де- нежных обязательств перед Россией в установленный срок. Рос- сия обязалась вывести свои войска из княжеств после уплаты Портой компенсации для русских купцов в сумме 1,5 млн. гол- ландских дукатов, а до полного погашения контрибуции сохра- няла войска только в крепости Силистре.255 Как уже отмеча- лось выше, вскоре русское правительство уменьшило сумму контрибуции до 7 млн. дукатов. Новой уступкой Порте русское правительство хотело еще pa i показать свое стремление установить дружественные отношения с Турцией. Насколько далеко оно простиралось, видно из слов, сказанных Николаем I Халилю Рифат-паше на прощальной аудиенции: «Передайте своему государю, что он может рассчи- тывать на мою поддержку не только против внешних врагов, во 254 С. С. Татищев, ук. соч., стр. 335—339. 255 Там же, стр 339—340. Текст соглашения ем.: А. Р г оке sc h- Osten, op. cit., Bd. 6, S. 187—189. — Сокращенная сумма контрибуции также была непосильна для Турции. Так, для уплаты первого взноса в размере 100 тыс. дукатов в счет компенсации потерь русских торговцев Порте при- шлось прибегнуть к принудительным сборам с везпров, улемов и других сановников. Таким путем Порте удалось получить около 150—160 тыс. дука- тов (S. Т и г а п, op. cit., s. 149). 178
также и для утверждения своей власти в государстве и для успеха полезных реформ, которые он стремится провести».256 За политикой России в отношении Турции после Адриано- польского мира внимательно следили западные державы. Авст- рийский интернунций в Константинополе Оттенфельс писал Мет- терниху 26 апреля 1830 г.: «Хотя позиции России в отношении Порты сейчас очень сильны, необходимо признать, что эта дер- жава никогда не демонстрировала больше такта и сдержан- ности в своих действиях по отношению к Дивану, чем в настоя- щее время».257 Прошло всего два года, и в чрезвычайно тяжелое для Тур- ции время ее конфликта с египетским властелином Мухаммедом Али султан получил возможность убедиться, что обещание Ни- колая I Халиль-паше выражало истинные цели России в отно- шении Турции в рассматриваемые годы. 256 Т. В. Еремеев а. Заключительный этап египетского кризиса 1831—1833 гг. и великие державы. — Уч. зап. Пн-та истории АН СССР по повой и новейшей истории. Вып. II. М., 1956, стр. 492. 257 Документи за българската история. Т. V. Документи за новата история за българския народ. Из венските държавни архиви. 1830—1877. Част I. Събрал Петър Ников. София, 1948, стр. 7. 12*
ГЛАВА VI ТУРЕЦКО-ЕГИПЕТСКИЙ КОНФЛИКТ И БЛИЖНЕВОСТОЧНЫЙ КРИЗИС 1831—1833 гг. 1. ПОЛОЖЕНИЕ ТУРЦИИ ПОСЛЕ АДРИАНОПОЛЬСКОГО МИРА « Балканский кризис, закончившийся поражением Турции в войне с Россией и победой греческого и сербского национально- освободительных движений, вызвал дальнейшее ослабление Османской империи. Этим воспользовались западные державы, а также внутренние сепаратисты. Франция, оценив создавшуюся обстановку как благоприят- ную для осуществления своих захватнических целей в Среди- земноморье, решила овладеть Алжиром. В рассматриваемое время Алжир считался эйялетом Османской империи. Но уже с 1671 г. власть здесь принадлежала местным янычарским на- чальникам— деям. Алжирский дей избирался янычарскими командирами и капитанами пиратских судов (раисами) пожиз- ненно и утверждался султаном (это утверждение было часто номинальным) .* Французские правящие круги видели в Алжире прежде всего важный плацдарм для завоеваний в Африке и укрепления пози- ций Франции на Средиземном море. Помимо этого, Алжир мог служить рывком сбыта и сырья для французской промыш- ленности и земельным фондом для безземельной французской знати. К захвату Алжира готовился еще Наполеон. Но для осу- ществления этих планов требовалась благоприятная междуна- родная обстановка. Такая обстановка сложилась во второй по- ловине 20-х годов XIX в. и после Адрианопольского мира. Правительство Карла X, короля Франции, решило ею восполь- зоваться. Что касается повода для конфликта с Алжиром, то это было делом второстепенным для многоопытных в таких делах французских дипломатов. В качестве повода для нападения на Алжир французское правительство использовало смехотворный «конфликт»: алжир- 1 Ш.-Андре Жюльен. История Северной Африки. Т. 2. М., 1961, стр. 326. J80
ский дей, оскорбленный французским консулом в Алжире про- ходимцем Пьером Дювалем (в 1827 г.), слегка ударил его ве- ером, которым отмахивался от мух. Сразу же после этого слу- чая Франция блокировала Алжир, а затем приступила к подготовке его захвата. Сперва французское правительство пыталось отстоять свои интересы в Алжире, а также в Триполи и Тунисе, при помощи Мухаммеда Али. Так, 1 декабря 1829 г. французский посол в Константинополе советовал султану с помощью своего египет- ского наместника отстранить управителей Алжира, Туниса и Триполи и установить там свою власть, обеспечив заодно и французские интересы. Однако Франция натолкнулась на со- противление Англии и Австрии.2 Вскоре Франция, воспользовавшись тем, что алжирский дей захватил несколько французских торговых судов, чтобы полу- чить за них выкуп, выступила против Алжира, с тем чтобы присоединить его к своим владениям. 12 июня к алжирскому побережью пристали 100 французских военных судов и 500 транспортных, с которых высадилось на берег войско, чис- ленностью в 16 тыс. человек.3 Алжирские войска потерпели поражение. 5 июля 1830 г. французские войска овладели горо- дом Алжиром, а вскоре и другими алжирскими городами. Так Турция потеряла Алжир, а Франция приобрела колонию. Турция была не в силах отразить французскую агрессию. Она не располагала нужными для этого военными силами и транспортными средствами. Порта призвала Мухаммеда Али совместно выступить против французов, но успеха не добилась.4 Не могла Порта получить поддержку и от держав, имевших крупные интересы на Средиземном море, прежде всего от Англии. Июльская революция 1830 г. во Франции, в результате которой пала власть Бурбонов, и последовавшие за ней рево- люции в других странах Европы приковали к себе внимание держав. Пришлось ограничиться протестом Франции. В борьбу против французских захватчиков вступили в 1832 г. сами алжирцы под руководством эмира Абд аль-Кадера. Эта борьба длилась целых пятнадцать лет и стоила Франции боль- ших жертв. Но силы были неравные, и Франция в конце кон- цов закрепила за собой Алжир. Слабостью Турции воспользовались и США, навязав ей до- говор о торговле и мореплавании (7 мая 1830 г.), по которому они получили такие же капитуляционные права и привилегии, какими пользовались европейские державы, т. е. таможенные и налоговые льготы, неподсудность американцев турецким зако- 2 N. J о г g a, op. cit., S. 355. 3 Е. Z. К а г а I.' Osmanh tarihi, с. V, s. 124. 4 Л. Prokesch-Osten. Mehmed-Ali, Vize-Konig von Aegypten. Aus meinem Tagebuche. 1826—1841. Wien, 1877, S. 16. 181
нам и др.5 Американские купцы вывозили из Турции главным образом опиум, который они перепродавали в Китаи. Турция, в свою очередь, пыталась воспользоваться затруд- нениями России, возникшими в связи с июльской революцией во Франции и польским восстанием (29 ноября 1830 г. — 7 августа 1831 г), чтобы уклониться от выполнения своих обязательств по Адрианопольскому договору. Неудача попыток Николая I организовать контрреволюцион- ную монархическую коалицию против революционной Франции в составе России, Англии, Австрии и Пруссии привела к дипло- матической изоляции России. Следствием этого было усиление враждебного ей влияния Англии и Франции в Константинополе. Их послы добились смещения реис-эфенди Хамид-бея, располо- женного к России, и замены его другим лицом, известным своими прозападническими настроениями. Ослаблением Порты пытались воспользоваться и феодалы- сепаратисты как в европейских, так и в азиатских владениях султана. Главными очагами восстаний феодалов на Балканах были Босния, Герцеговина и северная Албания. Недовольные уничтожением янычарского корпуса и созданием регулярной армии, а затем и административными реформами, наместники-феодалы и реакционные элементы в Боснии и Гер- цеговине с 1826 г. неоднократно подымали восстания против Махмуда II, чтобы отстоять свои бьиые права и привилегии В 1831 г. такое восстание возглавил боснийский феодал Хюсейн- паша. Его войско насчитывало около 25 тыс. человек.6 В том же году восстал против султана другой крупный феодал—правитель полунезависимого Шкодрннского пашалыка (северная Албания) Мустафа-паша Бушатли и объединился в своих действиях про- тив Порты с Хюсейн-пашой.7 8 Султан ждал благоприятных усло- вий, чтобы покончить с бунтовщиками-феодалами так же, как он покончил с Али-пашой Янинским в 1822 г. Это ему удалось выполнить в 1831 г.® В рассматриваемые годы в азиатских владениях султана, включая и отдаленные области Малой Азии, не было района, где бы не вспыхивали то феодальные, то народные восстания против Порты. В Ираке (Багдадский пашалык) и Сирии (Три- полийский, Халебский, Дамасский и Аккский пашалыки) власть султана давно уже носила призрачный характер. Порта была 5 Текст договора, см. G Noradounghian, op. cit., р. 192—194. 6 История Югославии, т. 1, стр. 362—363. 7 Г . Л. Арш, ИГ. Сенкевич, Н. Д. Смирнова. Краткая исто- рия Албании М, 1965. стр 74. 75. 8 Перед выступлением против Мустафа-пашн великий везпр Решид Мех мед-паша пригласил около тысячи феодалов в г. Монастыр (Битоль) якобы для выдачи им жалованья за службу в армии. В честь собравшихся был устроен парад. И вдруг на гостей обрушился убийственный огонь. В результате погибло около 500 феодалов (Г Л. Арш, И. Г. Сенкевич, И. Д. Смирнова, \к. соч., стр. 75) 182
довольна, если наместники этих пашалыков пересылали в стотицу установленные для них суммы дани, и почти не вмешива- тась в их внутренние дела. Лишь в том случае, если неповино- вение пашей доходило до того, что они отказывались от выпол- нения денежных обязанностей, Порта направляла против непо- корных карательные экспедиции, смещала их и назначала новых наместников. Но проходило некоторое время, п новые паши на- чинали делать то же самое, что делали их предшественники. В самих пашалыках происходили непрерывные столкновения ме- жду претендентами на пост паши. В 1830 г. вали Багдадского пашалыка Дауд-паша, стремив- шийся отделиться от Турции, отказался внести в казну Порты причитающийся с него взнос и пошел на открытый разрыв с ней. Дауд-паша располагал по-европейски обученной армией. Против него было направлено султанское войско. Неизвестно, чем бы закончилось сражение между войсками Порты и Дауд-паши, но случилось непредвиденное: войско Дауд-паши почти целиком было истреблено чумой. После этого войску султана нетрудно было одержать победу. Независимость Ирака, которой он факти- чески пользовался с 1702 г., бы та ликвидирована. В Сирии после смерти в 1804 г. жестокого сатрапа Джезза- ра происходила непрерывная кровавая борьба между пашами Триполи, Дамаска, Акки. В то же время каждый из них жестоко угнетал подвластное ему население. В своих отношениях с Пор- той они были полунезависимы. Порта старалась подавить каж- дого из них силами его соперников. В 1831 г. Аккским пашалыком, в который входила южная часть Палестины (в свою очередь, она составляла часть Сирин), управлял Абдаллах-паша. О его поведении достаточно красно- речиво говорит тот факт, что во время греческого восстания он поднял мятеж против Порты, сносился с греческими корса- рами, посылал в Грецию деньги, чтобы получить оттуда солдат и оружие.9 * Между аккским пашой и Мухаммедом Али сущест- вовал долголетний конфликт. Задумав овладеть Аккским паша- лыком, Мухаммед Али использовал свой конфликт с Абдалла- хом для вторжения в его владения. Так было положено начало конфликту между египетским наместником и султаном. Конф- ликт перерос в войну, вызвавшую, в свою очередь, междуна- родный кризис. 2. ВТОРЖЕНИЕ ЕГИПЕТСКИХ ВОЙСК В СИРИЮ. ВОИНА МЕЖДУ МАХМУДОМ II И МУХАММЕДОМ АЛИ Уже в начале 20-х годов XIX в. Мухаммед Али обнаружил стремление получить под свое управление Сирию. Однако Порта не хотела еще более усиливать своего и без того опасного для 9 К. М. Базили. Сирия и Палестина под турецким правите чьством в историческом и политическом отношениях. М, 1962 (переиздание), стр. 90 183
нес вассала и отклонила его просьбу. Мухаммед Али добивался Сирии не только из желания расширить свои территориальные владения и увеличить численность эксплуатируемого им насе- ления. К этому побуждали его и другие интересы: Сирия, в осо- бенности ее южная часть, которой управлял Абдаллах, служила воротами, через которые шла торговля Египта со странами Передней Азии. Особенно велико было значение для Мухам- меда Али сирийских портов. За услуги, оказанные Мухаммедом Али султану при усми- рении восставшего в 1827 г. Абдаллаха, Порта предоставила ему право беспрепятственного провоза через южносирийские порты египетских товаров, направляемых в Армению и Багдад. Однако Абдаллах препятствовал Мухаммеду Али реализовать свое право. В этом его поддерживал давнишний враг египетского паши сераскер Хусрев-паша.10 Свои притязания на Сирию ААухаммед Али подкреплял ссыл- ками на обещания самого султана. Действительно, Махмуд II обещал Мухаммеду Али за помощь в подавлении греческого восстания передать под его управление о. Крит, Морею и Си- рию.11 Однако обстоятельства сложились неблагоприятно для Мухаммеда Али: Морея получила независимость, о. Крит был настолько опустошен Ибрахим-пашой, что почти все его грече- ское население бежало; поэтому обладание им не приносило Мухаммеду Али никаких доходов.12 С тем большей настойчи- востью требовал он от Порты передать ему Сирию. Мухаммед Али даже обещал султану взамен этого уплатить России всю сумму контрибуции, которая была наложена на Турцию Адри- анопольским договором.13 Порта, однако, не согласилась удовлетворить притязания Мухаммеда Али. Ссылаясь на то, что турецко-египетский флот был уничтожен в Наварине, что Ибрахим-паша эвакуировался из Морей, не получив разрешения султана, и что Мухаммед Али не оказал Порте помощи во время войны с Россией, султан отказался передать Сирию египетскому наместнику.14 К этому времени у Махмуда II созрели совершенно иные планы в отношении Мухаммеда Али — он задумал расправиться с ним так же, как он это сделал со своими опасными врагами— сепаратистами на Балканах. Это ему настойчиво рекомендовал и Хусрев-паша. К. М. Базили, современник описываемых собы- •о A. Prokesch-Osten. Mehmed-Ali, Vize-Konig von Aegypten.. S. 16—17 И Tahsin U n a 1. 1700 den 1958-e kadar tiirk siyasi tarihi. 2-ci baski. Ankara, 1958, s. 101; Sinasi Al tundag. Mehmed Ali isyaninda yardim sebebinde bulunmak iizere 1832 tarihinde Namik pa$anin hususi elfi olarak Londraya gonderilmesi. — «Tarih vesikalan», с. II, № 12, s. 441 (в дальней- шем при цитировании: «Tarih vesikalan», с. Il № 12). 12 К. M. Базили. Сирия и Палестина..., стр. 94, 109—НО, прим. 4. 13 С. С. Татищев, ук. соч , стр. 16—17. 14 Е. Z. К а г а 1 Osmanh tarihi, с V, s. 128—129 184
Мухаммед Али. (Из кн.: Ch. R о u х. L’figvpte de 1802 а 1882. Mohamed Aly cl sa dynastle jusqu' a 'occupation anglalse. Paris, (s, a.]). 18 >
тип ii хорошо информированный (в 1830—1833 гг. он исполнял должность драгомана при командующем русской эскадрой на Средиземном море адмирале Рпкорде), пишет: «По заключении Адрианопольского мира султан Махмуд направил всю деятель- ность к довершению преобразований своих постепенным введе- нием законной власти в провинциях, обузданием буйных васса- лов одного за другим. Уже можно было предвидеть, что он не за- медлил бы заменить полномочных пашей старого времени, ка- ковы были владетели Египта и Акки, пашами, облеченными огра- ниченной властью губернаторов».15 Для ликвидации Мухаммеда Али Махмуду II нужны были крупные воинские силы. Султан надеялся их получить после реорганизации армии. Но пока их не было. И поэтому, продол- жает Базили, «султан, неизменно следуя великой своей мысли, еще не касался египетского паши... в это время Мухаммед Али был в великой милости, его ласкали на основании коренного за- кона восточной политики: „ласкай врага, пока не настанет время его погубить*'».16 Узнав через своих осведомителей при Порте о планах сул- тана,17 Мухаммед Али решил не дожидаться того часа, когда тот накопит достаточно сил, чтобы эти планы осуществить. Он взял инициативу в собственные руки и первым нанес удар. Обстановка для выступления Мухаммеда Али в 1831 г. была для него благоприятной. Порта была ослаблена после войны с Россией; незначительные воинские силы, которыми она распо- лагала, были заняты борьбой против Мустафа-паши Бушатли, Хюсейн-пашн Боснийского и других непокорных феодалов на Балканах. Благоприятно складывалась для Мухаммеда Али и международная обстановка: великие державы были поглощены событиями, вызванными революциями во Франции, Бельгии, Португалии, Италии, восстанием в Польше. Для выступления против султана Мухаммед Али использо- вал как предлог свой конфликт с аккским пашой Абдаллахом. Он потребовал от Абдаллаха вернуть данную ему ссуду и вы- дать египетских крестьян, бежавших в Аккский пашалык, чтобы избавиться от барщины и военной службы.18 Абдаллах, подст- рекаемый великим везпром Хусрев-пашой, отказался выполнить требования Мухаммеда Али.19 Последний только этого и ждал. 14 октября 1831 г. авангард, а 2 ноября основная египетская армия выступили против Абдаллаха. Часть армии на транспорт- ных судах в сопровождении военной эскадры направилась из Александрии к Яффе. Египетскую армию возглавлял Ибрахим- •5 К. М. Базили. Сирия и Палестина. .., стр. 93—94. >6 Там же 17 Е. Z. Kara!. Osmanli tarihi, с. V, s. 129. 18 К. М. Базили Сирия и Палестина. , стр. 95. •9 A. Prokesch-Osten. Mehmed-Ali, Vize-Konig \on Aegypten. ., S. 51. 186
паша, его ближайшими помощниками были Сулейман-паша, который был не кем иным, как бывшим французским полковни- ком Севом, и Аббас-паша. Из Каира сухим путем в направлении Эль-Ариш—Газа выступила другая часть армии; ею командовал племянник Мухаммеда Али Кючук Ибрахим-паша. Армия, отправленная морем в Яффу, по арабским источникам, состояла из 6 полков пехоты, 4 полков конницы, большого числа орудий, в их числе было много осадных. Флот насчитывал 23 военных корабля и 17 транспортных судов.20 Вся египетская армия, вторгшаяся в Сирию, насчитывала 20—25 тыс. воинов.21 Это было хорошо обученное и опытное регулярное войско. Мухаммед Али всячески старался уверить султана в своей преданности и убедить его в том, что египетские войска всту- пили в Аккский пашалык исключительно с целью наказать Абдаллах-пашу. Порта делала вид, что верит его лживым заве- рениям. У нее был своп расчет — ликвидировать мятежного аккского пашу силами египетского наместника, а затем унич- тожить последнего. К такому методу борьбы против своих внут- ренних противников Порта прибегала очень часто. Но на этот раз она ошиблась в своих расчетах. Враг был не менее хитер и коварен, чем султанские везиры. 8 ноября десантные войска высадились у Яффы и без сопро- тивления заняли этот город, гарнизон которого состоял всего из 250 солдат. В ноябре обе части египетской армии соединились в Хайфе и оттуда двинулись к главной цели первого этапа войны — к знаменитой крепости Акке, о стены которой разби- лись яростные штурмы самого Наполеона. 26 ноября Ибрахим- паша оказался у цели, и на другой же день его армия начала осаду крепости как с суши, так и с моря. В этом отношении у него были большие преимущества перед Наполеоном, флот которого был уничтожен англичанами на подходе к Акке. Ибрахим-паша надеялся на скорую победу — ведь в Акке было всего 6 тыс. воинов.22 Однако крепость располагала 400 пушками,23 большими запасами воды и продовольствия. Все это позволило Абдаллах-паше оказать египтянам упорное со- противление. Оставив часть армии для осады Акки, Ибрахим- 20 Sinasi A 11 u n d a g. Kavalah Mehmet Ali pasa isyam. Misir meselesi. 1Я31—1841. I ktsim. Ankara, 1964, s. 53. 21 По данным Унала (T. Una 1, op. cit., s. 102) —25 тыс., Прокеш-Остена (A. Prokesch-Osten. Mehmed-Ali, Vize-Konig von Aegypten..., S. 17) — 20 тыс., Карала (E. Z. Kara!. Osmanh tarihi с. V, s. 129)—24 тыс. Базили сообщает, что десантное войско у Яффы насчитывало 7 тыс. воинов, флот со- стоял из 7 фрегатов и 33 других военных и транспортных судов; войско, направившееся через Синайскую пустыню, состояло из 9 тыс. кавалеристов и 1 тыс. бедуинов (К. М. Базили. Сирия и Палестина..., стр. 96). 22 S- A 11 u п d a g, op. cit., s. 54. — По данным Базили, гарнизон насчиты- вал лишь 3 тыс. воинов; он состоял из «отборных албанцев, делиев, мамлю- Крв и курдов — телохранителей паши* (К. М. Базили. Сирия и Палести- на .., стр. 96). 23 К. М. Б а з и л и. Сирия и Палестина..., стр. 96. 187
паша с основными силами двинулся па север (Акка капитулиро- вала лишь 27 мая 1832 г., спустя 6 месяцев с начала осады. В ее гарнизоне осталось всего 400 человек. Сам Абдаллах был взят в плен и отправлен в Египет.24 К этому времени Ибрахим- паша уже успел овладеть значительной частью Сирии) . Не будучи в состоянии противостоять Мухаммеду Али, Порта сделала попытку разрешить конфликт мирным путем. Она по- требовала (1 декабря 1831 г.) от Мухаммеда Али и Абдаллаха передать свой спор на рассмотрение султана. Мухаммеду Али было предложено вывести свои войска из Сирии, а Абдаллах- паше — не вмешиваться в дела, подлежащие компетенции еги- петского наместника.25 Затем Порта направила к Мухаммеду Али своего доверенного человека — Мустафу Назыф эфенди— для переговоров. Мухаммед Али под предлогом карантина продержал Назыф- эфенди в течение месяца в изоляции, а тем временем отправил Ибрахим-паше пополнение и увеличил численность его армии до 40 тыс. человек.26 Лишь после этого он допустил к себе посла Порты для переговоров. Однако никакого соглашения достигну- то не было. Мухаммед Али потребовал, чтобы ему передали Аккский и Дамасский пашалыки в качестве возмещения за потери, понесенные им в Морее.27 После неудачи попыток Порты добиться мирного разреше- ния конфликта с Мухаммедом Али султан весной 1832 г. объя- вил его заговорщиком и мятежником. Шейх уль-ислам издал об этом специальную фетву, которую подписали также все улемы. Мухаммед Али был предан анафеме как изменник, и весь му- сульманский мир был призван выступить против него.28 Адри- анопольский вали Ага Хюсейн-паша был назначен правителем Египта, о. Крита и Джидды, а также командующим анатолий- ской армией, которая должна была изгнать Мухаммеда Али из Сирии и наказать его.29 Еще ранее, зимой 1831 г., готовясь отра- зить нападение египтян на северо-западную Сирию, Порта при- казала правителям малоазиатских областей — Коньи, Сиваса, Мараша, Кайсери, Мадена, Аданы — направиться со своими ополчениями в Алеппо и поступить в распоряжение нового кай- макама этого города Мехмет-паши. Хюсейн-паша также должен 24 S. A 11 и п d a g, op. cit., s 60. 25 A. Prokesch-Osten. Mehmed-Ali, Vize-Konig xon Aegypten.. S 17 26 К. M. Б а з и л и. Сирия и Палестина..., стр. 100. 27 S. А 11 и п d a g, op. cit., s. 57—58. 28 Е. Z. Kara). Osmanli tarihi, с. V, s. 129; К. M. Базили. Сирия и Палестина..., стр. 102. 28 Ага Хюсейн-паша, бывший командир янычарского корпуса, оказал Махмуду И большую помощь при ликвидации янычарского мятежа в июне 1826 г., но затем, в результате интриг Хусрев-пашп, впал в немилость и был удален в Адрианополь. 188
был направиться со своей армией в Алепио, где должно было состояться объединение обеих армий.30 12 апреля 1832 г. Хюсейн-паша выступил со своей армией, насчитывавшей 60 тыс. человек при 160 пушках,31 из Скутари, 8 мая подошел к Конье и оттуда двинулся в длительный поход к месту назначения 32 Из Дарданелл к берегам Сирии направил- ся турецкий флот, чтобы поддержать с моря операции сухопут- ных войск.33 После взятия Акки Мухаммед Али вновь обратился к сул- тану с просьбой передать ему Сирию. Получив отказ, он при- казал Ибрахпм-паше двинуться на север к Дамаску и Алеппо. 8 июня 1832 г. Ибрахим начал свой поход, 13 июня подошел к Дамаску и легко занял его. В египетской армии насчитыва- лось 18 тыс. воинов.34 Находясь в Сирии, Ибрахим-паша стремился завоевать сим- патии ее населения, притом не только мусульманского, но и христиан и евреев. Ибрахим-паша уже раньше пользовался по- пулярностью среди сирийских мусульман за участие в подавле- нии восстания «гяуров» греков. Ибрахим-паша упорядочил ад- министрацию, несколько облегчил налоговое бремя, боролся с произволом местных властей, проявил веротерпимость, освобо- дил христиан и евреев от унизительных налогов, которые взи- мались с их храмов, монастырей, а также с паломников к свя- тым местам. Взяв Дамаск, Ибрахим-паша создал совещатель- ный совет (Me^veret Divani), куда в качестве членов вошли не только мусульмане, но и христиане и евреи. Перечисленные меры снискали Ибрахим-паше симпатии сирийского населения. Уничтожая султанские войска и изгоняя турецкие власти из Сирии, Ибрахим-паша, тем не менее, не переставал утверждать, что он предан султану. Когда однажды в пятницу к нему обра- тился имам с вопросом, чье имя ему помянуть в хутбе, Ибра- хим-паша, возмущенный тем, что кто-то мог усомниться в его верности султану, приказал публично высечь имама по пяткам 35 8 июля 1832 г. состоялось первое сражение между турецким и египетским войсками под Хомсом. По данным Базили, в этом сражении с обеих сторон участвовало по 10 тыс. регулярного и столько же иррегулярного войска. Турки потерпели сокруши- тельное поражение: регулярные войска потеряли 2 тыс. уби- 30 S. А 11 u n d a g, op. cit., s. 59. 31 A. Prokesch-Osten. Mehmed-Ali, Vize-Konig von Aegypten..., S. 20. 32 S. Al tun dag, op. cit., s. 61; A. Prokesch-Osten. Mehmed- Ali, Vize-Konig von Aegypten..., S. 20. 33 К. M. Базили. Сирия и Палестина..., стр. 102. — По его же дан- ным, армия Хюсейн-паши насчитывала 50 тыс. человек, в том числе 30 тыс. регулярного войска. 34 S. А11 и n d a g, op. cit., s 61. 35 E. Z. Karal. Osmanh tarihi, с. V, s. 128; S- A 11 u n d a g, op. cit., s. 56—57, 61. 189
тыми, 3 тыс. пленными, остальные были рассеяны и частично уничтожены своими же солдатами из иррегулярных отрядов.36 Хюсейн-паша, узнав о поражении своего войска под Хомсом (он в это время находился в Антакье — Антиохии), решил . укрыться с оставшимся при нем войском в Алеппо. Однако жи- . i тели этого города закрыли перед ним ворота.37 Тогда Хюсейп- паша вознамерился закрепиться в Бейланском ущелье — гор- ном проходе между зал. Искендерон и Антиохийским озером, чтобы обеспечить себе связь с морем. Но и здесь 29 июля 1832 г. Ибрахим-паша нанес ему тяжелое поражение (к этому времени Алеппо уже находился в его руках).38 Совершенно растерявшийся от страха Хюсейн-паша с остат- ками своего войска бежал по направлению к Конье. Его бегст- во было столь поспешным, что он даже не обеспечил должной защиты знаменитых Киликийских Ворот, этого прохода в Цент- ральном (или Главном) Тавре, через который завоеватели во все времена вторгались в центральную Анатолию с юга и в Си- рию с севера. Тем самым турецкий главнокомандующий открыл египтянам путь в самое сердце Малой Азии. Однако Мухаммед Али распорядился без его приказа не переходить через Тавр. Он все еще разыгрывал комедию, убеж- дая султана в своих верноподданнических чувствах, и вновь попросил Махмуда II передать ему Сирию, пообещав вывести свои войска в Египет. Но султан даже не ответил па его письмо. Ибрахим-паша занял обширную территорию к востоку от Цент- рального Тавра — области Урфы, Мараша, Аданы. Следует отметить, что флоты обеих сторон никакого участия в операциях не принимали. К этому времени султанские войска успели разгромить мя- тежных феодалов на Балканах — Хюсейн-пашу Боснийского, Мустафа-пашу Шкодринского и других (с этими мятежниками Мухаммед Али находился в связи). Освободившиеся регуляр- ные войска были переброшены из Румелии в Малую Азию. Вместе с ними прибыли отряды албанцев и босняков числен- ностью около 30 тыс. человек, которые во главе со своими беями нанялись на султанскую службу. Эти регулярные и иррегуляр- ные войска были направлены к Конье. Туда же стягивались остатки разбитого войска Хюсейн-паши и вновь сформирован- ные части.39 В августе наместник Боснии Решид Мехмед-паша был назначен великим везиром и главнокомандующим турецкой армией, выставленной против Ибрахим-паши. Под его комаидо- 30 S. А 11 и n d a g, op. cit., s. 62; К. М. Базили. Сирия и Палестина..., стр. 107. — По данным Алтундага, египетское войско под Хомсом насчиты- вало 30 тыс. человек. 37 S. А 11 u п d a g, op. cit., s. 62. 38 Ibid., s. 62—63; К. M. Базил и. Сирия и Палестина..., стр. 107—109. 39 К. М. Базили. Сирия и Палестина..., стр. НО—111. — По его дан- ным, в регулярных BoiicKax, переброшенных из Румелии, находилось 20 пе- хотных батальонов и 20 кавалерийских эскадронов. 190
ванием находилось 55 тыс. человек. Кроме того, в резерве в Константинополе и его пригородах на азиатском побережье име- лось еще 20 тыс. человек.40 Мухаммед Али, в свою очередь, также готовился к сраже- нию с султанскими войсками. По суше и по морю он направил 11брахим-паше пополнение людьми, артиллерией и военным сна- ряжением. В начале ноября 1832 г. Порта потребовала от Мухаммеда Али немедленного изъявления покорности. Мухаммед Али отве- тил на это приказом Пбрахим-паше вторгнуться в центральную Анатолию и двинуться на Конью. Сын не замедлил выполнить приказ отца. В середине ноября он прошел Киликийские Ворота, столь легкомысленно оставленные без защиты Хюсейн-пашой, вступил на Центрально-Анатолийское плоскогорье и, не встречая серьезного, организованного сопротивления, в начале декабря 1832 г. занял Конью. 20 декабря Решид Мехмед-паша с основными силами подо- шел к Конье. На другой же день, у этого города разыгралось сражение между турецкими и египетскими войсками. Первые насчитывали около 60 тыс. человек, вторые — в два раза меньше.41 Однако боевая подготовка и опыт египетских войск были значительно выше, чем турецких. Несмотря на двойное превосходство в численности, турецкая армия была разгром- лена. Сам великий везир и главнокомандующий Решид Мехмед- паша попал в плен.42 Султан потерял под Коньей почти всю свою армию — на огромной территории между Коньей и Бос- фором у него осталось лишь 10 тыс. воинов43 (по другим дан- ным— 13 тыс.). Кроме них, в Константинополе имелась еще султанская гвардия численностью в 12 тыс. солдат.44 В итоге оказалось, что у Махмуда II не было сил, которые могли бы воспрепятствовать Ибрахим-паше продвигаться вперед на запад вплоть до самой столицы. Положение султана осложнялось тем, что широкие массы населения империи поддерживали Пбрахпм-пашу. Продвигаясь по Малой Азии, египетский полководец повсюду получал под- держку населения. Еще осенью 1832 г. курды предлагали Ибра- хим-паше завоевать для него Багдад. Желание оказать ему по- мощь выразили города Мараш, Урфа, Диярбакыр. Но Ибрахим- 40 Там же, стр. 111. 41 S. А 11 u n d a g, op. cit., s. 63. — Прокеш-Остен приводит такие дан- ные: турки располагали 42 тыс. солдат и 142 орудиями, египтяне — 22 тыс. солдат и 48 орудиями (А. Рг о k е s с h - О s t е п. Mehmed-Ali, Vize-Konig von Aegypten..., S. 26). 42 A Prokesch-Osten. Mehmed-Ali, Vize-Konig von Aegypten..., S 26—27; S. A 11 u n d a g, op. cit., s. 63—65. 43 A. Prokesch-Osten. Mehmed-Ali, Vize-Konig von Aegypten..., S. 26. 44 Русские иа Босфоре в 1833 году. Из записок Н И. Муравьева (Карс- ского). М., 1869 (в дальнейшем при цитировании: Н. Н. Муравьев, ук. соч ), стр. 221. 191
пата, заняв по приказу своего отца выжидательную позицию, когда находился к востоку от Центрального Тавра, не счел воз- можным воспользоваться их предложениями.45 Иной была политика Мухаммеда Али и Ибрахим-паши после вторжения египетских войск в Малую Азию. Ибрахим-паша вел активную пропаганду среди населения центральной Анатолии с целью натравить его на Махмуда II. Он разослал множество писем к в частям анатолийских городов и сановникам, пригла- шая их перейти на его сторону. Мухаммед Али, известный как реформатор у себя в Египте, в своей пропаганде против Мах- муда II изображал его как отступника от ислама, последова- теля «гяуров». Египетский наместник и его сын привлекали на свою сторону всех реакционеров и консерваторов, недовольных реформами Махмуда II, уцелевших янычар. Пбрахим-паша вос- станавливал в занятых нм городах янычарские очаги. Призывы Ибрахим-паши пали на благоприятную почву. Он пользовался в Анатолии сочувствием широких масс, получал помощь продовольствием. Более того. Многие анатолийцы при- няли активное участие в уничтожении остатков турецкой армии, разбитой у Бейланского ущелья и под Коньей. В Анатолии вспыхнуло несколько восстаний против Порты и ее местных властей (в Кайсери, Кастамону, Анкаре и в других местах). Сто- ронники Ибрахим-паши имелись в таких отдаленных от места действия египтян городах, как Карс и Батуми. Благодаря притоку местных добровольцев войско Ибрахим- паши увеличилось до 200 тыс. человек. Во многие районы Ана- толии Ибрахим-паша направил своих уполномоченных, чтобы они на месте управляли от его имени.46 Одной из важнейших причин враждебного отношения ана- толийского населения к Махмуду II был набор солдат в регу- лярную армию. Вся тяжесть этой чрезвычайно обременительной повинности пала на крестьян-мусульман нескольких областей Анатолии, так как остальные части империи либо были охваче- ны восстаниями, либо были близки к этому.47 Многочисленных сторонников имел Мухаммед Алн и в Евро- пейской Турции. Об этом, в частности, сообщали в своих донесе- ниях русские агенты. Так, по донесению агента из Сливена (в донесении — Сливно), «турки не желают ничего, кроме как 45 A. Prokesch-Osten. Mehmed-AIi, Vize-Konig von Aegypten.., S. 24. 4G S. A 11 u n d a g, op. cit., s. 65—75. — Автор приводит документы, заимствованные из турецких архивов; Н. Н. Муравьев, ук. соч., стр. 258—260. — Муравьев пишет, что Ибрахим-паша, находясь в Кютахье и го- товясь к дальнейшим военным действиям, призывал местное население запи- сываться в его войска. И далее: «Войска (египетские. — А. Н.) не нужда- лись в продовольствии, ибо все окрестные санджаки (уезды) признавали власть Ибрахима и исполняли его требования» (Н. Н. Муравьев, ук. соч., стр. 258). 47 «Tarih vesikalan», с. II, N 12, s. 441. 192
усилить собою армию мятежников, если ей удастся вторгнуться в европейские провинции». Агенты из Фплиипополя (Пловдив) и Татарджика докладывали, что местные турки благосклонно расположены к египтянам, что главари иррегулярных отрядов босняков и албанцев открыто говорили: в случае войны они перейдут на сторону египтян.48 Особенно пугали Порт^ настроения населения в самой сто- лице. Все говорило о том, что оно восстанет против султана, как только Ибрахим-паша приблизится к Скутари, расположенному против Константинополя на азиатском берегу Мраморного моря.49 Уполномоченный русского царя Н. Н. Муравьев по лич- ным наблюдениям в турецкой столице писал о «неблагонадеж- ности турецких войск и обывателей Константинополя»; он видел возможность всеобщего восстания в Константинополе, если при помощи русских войск не остановить Ибрахим-пашу на его пути к столице.50 Изложенные факты говорят о том, что командир султанской гвардии, приближенный Махмуда II, имел все основания заявить Муравьеву: «Вам самим известно, что народ не расположен к султану».51 3. ТУРЕЦКО-ЕГИПЕТСКИЙ КОНФЛИКТ И ДЕРЖАВЫ. ПОМОЩЬ РОССИИ ТУРЦИИ Разгром турецкой армии под Коньей и широкая поддержка мусульманами в Османской империи египтян позволили Му- хаммеду Али открыто высказать основную цель своего выступ- ления против султана: низложить Махмуда II и под той или иной ширмой установить свою власть над Османской империей. По замыслу Мухаммеда Али такой ширмой должен был слу- жить не кто иной, как собственный сын Махмуда II, наследник престола Абдул-Меджид, которому в 1833 г. было всего лишь 10 лет. Уже после первого столкновения между египетской и турец- кой армиями в Сирии в июле 1832 г. Мухаммед Али в беседе с русским генеральным консулом в Александрии Лавизоном упомянул о вероятном падении Махмуда II. При этом, однако, он старался уверить своего собеседника в том, что сам он не стремится занять его место, а будет уважать детей султана, наследников пророка.52 Арабский источник содержит любопытные сведения о беседе, которая состоялась между Ибрахим-пашой и его пленником — великим везиром Решидом Мехмед-пашой. Ибрахим-паша пред- 48 Т. В. Еремеева, ук. соч., стр. 496. — Автор ссылается на неопубли- кованные архивные документы. 49 A. Prokesch-Osten. Mehmed-Ali, Vize-Konig von Aegypten. ., S. 27. 50 H II Муравьев, jk. соч, стр. 314, 321 91 Там же, стр. 274. 52 С. С. Т а т и щ е в, ук. соч., стр. 347. J3 Л. Д. Новичев 193
дожил возвести на трон Абдул-Меджнда. На это великий везир возразил, что Абдул-Меджид еще ребенок и не в состоянии будет управлять государством. Но Пбрахим-паша не согласился с этим доводом и сказал, что это лучше, чем если бы принц был взрослым. Османские принцы, сказал он, воспитываются в гаре- мах п не получают должного образования и воспитания, необ- ходимого для принцев, как это делается в других государствах. Поэтому принцы вырастают, не имея способностей управлять государством. Если же Абд^л-Меджид вступит на престол еще ребенком, то при помощи умудренных опытом государственных сановников он приобретет необходимые навыки и станет опыт- ным, зрелым,, подготовленным главой государства, какой нужен народу и империи.53 Под умудренными государственными совет- никами, которые будут наставлять султана-ребенка, Ибрахим- паша, очевидно, имел в виду прежде всего своего отца и самого себя. Вся власть фактически должна была сосредоточиться в их руках. Замысел Мухаммеда Али захватить в свои руки власть в Османской империи, который не был секретом для правительств великих держав, еще более осложнял политический кризис, при- нявший международный характер после вторжения египетских войск в Малую Азию и особенно после разгрома турецкой армии под Коньей. Турецко-египетский конфликт еще на сирийской стадии при- влек внимание европейских держав — России, Англии, Франции и Австрии. Одно только завоевание Мухаммедом Али Сирии могло сказаться на позициях держав на Ближнем Востоке и Средиземном море. Нотой от 4 мая 1832 г. Порта поставила в известность представителей держав в Константинополе о вы- ступлении Мухаммеда Али против султана, о вторжении египет- ских войск в Сирию и о том, что он объявлен мятежником. Порта выразила уверенность, что державы не будут оказывать помощи Мухаммеду Али и осудят его действия.54 Однако отно- шение держав к Мухаммеду Али не было одинаковым. Франция была тесно связана с Мухаммедом Али, оказывала ему помощь займами, в его армии находились ее военные ин- структоры. Франция расширила свою торговлю с Египтом. Вся- кое усиление Мухаммеда Али было равносильно усилению ее собственных позиций на Ближнем Востоке. Если учесть, что незадолго до восстания египетского наместника Франция за- хватила в западной части Средиземноморья Алжир, то возвы- шение Мухаммеда Али в его восточной части означало, что Франция приобретала такое влияние во всей зоне Средиземного моря, которого она никогда не имела. Усиление позиций Франции на Средиземном море противо- 53 S. A 11 u и d a g, op. cit., s. 77.— Название арабского источника, на который ссылается автор, — Davud Berekat. Al Batal al-Fatih lbrahim-pa$a. 54 T. В. Еремеева, ук. соч., стр. 489. 194
речн.ю интересам Англии. Опа вела крупную торговлю со стра- нами Ближнего Востока, сама имела виды па Египет и Сирию; ее влияние в Константинополе все больше усиливалось. Поэто- му Англия осуждала выступление Мухаммеда Али против своего сюзерена. Австрия в турецко-египетском конфликте руководствовалась принципами Священного союза и также осуждала Мухаммеда Али как мятежника, осмелившегося выступить против своего законного монарха. Помимо этого, Австрия поддерживала Рос- сию — самого решительного противника Мухаммеда Али; с ней опа была тесно связана общей борьбой против революции в Европе и в ней видела опору Священного союза. Русское правительство сразу же после заявления Порты об измене и мятеже Мухаммеда Али выступило против пего. Полу- чив ноту Порты, русский посол в Константинополе А. П. Буте- нев запросил свое правительство о его позиции в турецко-еги- петском конфликте. В ответной депеше Нессельроде от 12 июня было сказано: до тех пор, пока Турция «будет признавать обя- зательства, взятые па себя Адрианопольским договором, импе- ратор будет непоколебимо придерживаться системы сохране- ния, которая составляет основу его политики в отношении Турции». Бутеневу было предписано выразить Порте уверен- ность Николая I в том, что восстание Мухаммеда Али будет в скором времени подавлено, и известить ее об отозвании рус- ского генерального консула в Александрии.55 30 июля 1832 г., по приказу из Петербурга, Бутеиев предложил русскому гене- ральному консулу в Александрин, местному торговцу, фран- цузу по происхождению Лавизону снять с ворот консульстве! русский герб, спустить русский флаг, покинуть Египет и уведо- мить русских подданных в Египте, что и они должны оставить страну.56 В октябре 1832 г. русское правительство получило сообщение о тяжелом поражении турецких войск под Хомсом и у Бейлан- ского ущелья, о занятии Ибрахим-пашой Аданской области и о его быстром приближении к Киликийским Воротам. Столь крупные успехи Ибрахим-паши встревожили Николая I и его правительство; они увидели в них угрозу переворота в Осман- ской империи, источник европейского кризиса и опасность для интересов России на Ближнем Востоке. Николай I поставил себе цель «остановить на первых порах быстрые успехи паши, впредь до принятия прочнейших мер к сохранению владычества султана».57 Сперва царь хотел не- 55 Там же, стр. 491. 56 С. С. Татищев, ук. соч., стр. 346. — Лавнзон нанес свой прощаль- ный визит Мухаммеду Али 31 августа. 57 Н. Н. Муравьев, ук. соч., стр. I. — Чтобы не мешать Порте в мо- билизации средств иа борьбу с Мухаммедом Али, Россия не требовала уплаты контрибуции (см.: A. Prokesch-Osten. Mehmed-Ali, Vize-Konig von Aegypten..., S. 22). 13* 195
медленно предложить свою помощь Махмуду II. Однако ему посоветовали воздержаться от этого, чтобы не вызвать подозре- ний у Англии и Франции. К тому же он не был уверен, примет ли султан его военную помощь. Поэтому Николай I ограничился решением направить в Константинополь и Александрию своего особого уполномоченного-—генерал-лейтенанта Н. Н. Муравье- ва с заданием добиться прекращения конфликта. Инструкции, данные Муравьеву от имени Николая I, и соб- ственные наставления царя дают ясное представление о причине враждебного отношения русского правительства к Мухаммеду Али. Нессельроде разъяснял Муравьеву, что «нашествие еги- петского паши грозило падением Турецкой империи, коей сла- бое и расстроенное состояние было самым лучшим поручитель- ством спокойствия наших южных границ при тогдашних смут- ных обстоятельствах Европы и предвидевшейся всеобщей войне по делам Бельгии... Завоевание Турции Мехмедом Али-пашой могло бы, с возведением нового лица на престол турецкий, воз- родить новые силы в сем упадающем царстве и отвлечь внима- ние и силы наши от дел Европы, а потому государя особенно занимало удержать султана на колеблющемся троне его».58 В письменной инструкции Муравьеву говорилось также об опасениях Николая I, «чтобы со свержением султана с престола не лишиться выгод, приобретенных нами посредством Адриано- польского трактата, и чтобы Царьград не сделался пристани- щем сословия беспокойных людей, изгнанных из своего оте- чества и нашедших приют в Египте».59 В своем напутствии Муравьеву Николай делал особый акцепт на революционной опасности, которая-де грозит России со стороны египетского паши: войну Мухаммеда Али против султана царь рассматривал как результат влияния французской революции 1830 г. Царь сказал Муравьеву: «Вся эта война не что иное, как последствие возмутительного духа, овладевшего ныне Европою и в особенности Франциею... С завоеванием Царьграда (Мухаммедом Али.—А. Н.) мы будем иметь в со- седстве гнездо всех людей беспокойных, без отечества, изгнан- ных всеми благоустроенными обществами. Люди сии не могут остаться в покое; они ныне окружают Мехмед Али-пашу, напол- няют флот и армию его. Надобно низвергнуть этот новый зародыш зла и беспорядка, показать влияние мое в делах Во- стока. Между тем, скажу тебе, что впечатления, произведенные разглашениями египетского паши, становятся очень сильны, так что мои крымские татары, доселе всегда спокойные, ныне тре- вожатся; между ними распущены песни с пророчествами о скором прибытии Мехмед Али-паши, как заступника право- славных мусульман. Я прежде обходился шестью батальонами 58 Н. Н. М у р а в ь е в, ук. соч., стр. 2. 59 Там же, стр. 4. — Полный текст инструкции см.: Приложения, стр. 03—08 (оригинал на французском языке). 196
в Крыму, теперь же этого мало; надобно усилить там число войск».60 Итак, причины, которые побудили Николая I оказать под- держку Порте в ее борьбе против Мухаммеда Али следующие: боязнь, что Мухаммед Али, захватив власть в Османской импе- рии, превратит ее в сильное государство; опасения, что такая перемена в положении Турции отвлечет силы и внимание Рос- сии от дел Европы; боязнь, что с победой Мухаммеда Али Россия потеряет выгоды, приобретенные ею по Адрианополь- скому договору; страх перед революцией, носителем которой якобы являлся Мухаммед Али, и боязнь его влияния на мусуль- манских подданных в России. Задача Муравьева заключалась в том, чтобы угрозами от имени Николая I заставить Мухаммеда Али приостановить продвижение египетских войск на запад и склонить его к при- мирению с Махмудом II. При личном свидании с султаном Муравьев должен был убедить его в искренности и бескорыстии намерений Николая I. Муравьев должен был добиться, чтобы сама Порта офи- циально обратилась к России с просьбой о военной помощи. О миссии Муравьева русское правительство известило Лондон, Париж, Вену и Берлин. Но инструкции, данные Муравьеву, были сообщены только австрийскому и прусскому правительст- вам.61 Султан Махмуд II и Порта сами пришли к мысли о необхо- димости получить помощь извне для устранения угрозы со сто- роны Мухаммеда Али. Уже в августе 1832 г., как свидетельст- вуют об этом русские архивные источники, Порта через своего драгомана зондировала почву в русском посольстве относи- тельно возможности получить помощь-от России. В беседе с со- ветником посольства, осторожно, намеками, драгоман пытался выяснить, какова будет реакция русского правительства, если Порта обратится с такой просьбой.62 Одпако далее такого зон- дирования по второстепенным каналам Порта тогда не пошла, предпочитая получить помощь от западноевропейской державы. Но при сложившихся обстоятельствах Порта могла рассчиты- вать только на Англию, тем более что английский посол в Кон- стантинополе Стрэтфорд Каннинг такую помощь обещал.63 В то же время, в ноябре 1832 г., когда Николай I направил в Константинополь и Египет своего уполномоченного Н. Н. Му- равьева, из турецкой столицы в Лондон выехала миссия Мех- меда Намык-паши, который должен был попросить у англий- ского правительства военной помощи морским флотом — со Там же, стр. 10—11. 61 С. С. Т а т и щ е в, ук соч., стр. 353. 62 Т В. Е р е м е е в а, ук. соч., стр. 492. 63 <Tarih vesikalan», с. Il, N 12, s 442. 197
15 военных судов.64 К- Маркс в своем знаменитом памфлете «Лорд Пальмерстон» пишет об этой просьбе Порты: «Она от- правила в Лондон сначала г-на Маврогенп, а потом Намык- пашу, который умолял о посылке на помощь эскадры военно- морского флота на условиях, что султан будет нести все расхо- ды по содержанию этой эскадры и что он обяжется пожаловать британским подданным в будущем, в виде вознаграждения за эту помощь, новые торговые привилегии и преимущества».65 Русское правительство знало об отправке в Лондой Намык- паши и о целях его миссии и уведомило английское правитель- ство, что не возражает против оказания Англией помощи султану. По этому поводу К. Маркс писал: «Россия была на- столько уверена в отказе со стороны благородного лорда (Пальмерстона.—А. Н.), что она даже присоединилась к прось бе турецкого уполномоченного, умолявшего светлейшего лорда о помощи».66 Тогда же русское правительство информировало Лондон о миссии Муравьева и заявило, что не даст согласия на коллективное вмешательство держав в турецко-египетский конфликт.67 Когда Муравьев и Мехмед Намык-паша еще находились в пути, русское правительство получило донесение своего посла в Константинополе, что египетские войска вторглись в цент- ральную Анатолию и двигаются на Конью. Это известие вызва- ло в Петербурге острую реакцию. Николай I распорядился подготовить все необходимое для оказания помощи султану, как только он ее попросит. Командующий черноморским флотом получил приказ держать наготове эскадру из пяти линейных кораблей и четырех фрегатов и немедленно отплыть в Констан- тинополь для его «защиты от нападения египетской армии», как только он получит от русского посла сообщение, что об этом просит султан. Командиру Отдельного кавказского корпуса генералу Розену было предписано объявить соседним ту- рецким пашам о мерах, предпринимаемых Николаем I для по- мощи Порте, и «нравственно повлиять на них в том смысле, чтобы они оставались верными султану». Командующему рус- ской эскадрой в Архипелаге адмиралу Рикорду было приказано беречь силы на случай, если обстоятельства вынудят его к боям 64 Ibid. — Махмуд Намык-паша занимал крупные государственные посты — вали Багдада, Бурсы, Кастамону, министра торговли и мореплава- ния (уже при Абдул-Меджиде), сераскера и др. О нем см.: Е. Z. К а г а I. Namik pasamn halterciimesi. — «Tarih vesikalari», с. II, N 9, s. 220—228. 65 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 9, стр. 390 (курсив Маркса). 66 Там же. — Маркс ссылается на выступление самого Пальмерстона в Палате общин 28 августа 1833 г. Министр сказал: «.. .русский посол офи- циально обратился ко мие в момент, когда просьба еще только рассматри- валась, сообщив, что он узнал об этой просьбе Турции и что Россия, заин- тересованная в поддержании и сохранении Турецкой империи, с удовлетво- рением встретила бы решение министров о выполнении этой просьбы, если бы они были готовы пойти на это» (там же). 67 С. С. Т а т и щ е в, ук. соч., стр. 353. 198
с египетским флотом. Одновременно Муравьеву было дано ука- занно в твердом тоне заявить Мухаммеду Али о решимости России оказать поддержку султану, а помощнику Муравьева полковнику Дюгамелю было предложено отправиться «под ви- дом частного путешественника» в лагерь Ибрахим-паши и сооб- щить ему «без малейшей аффектации, одушевления п в тоне простого рассказа» о миссии Муравьева п о готовности эскадры Черноморского флота войти в Босфор, как только этого захочет султан.68 Муравьев прибыл в Константинополь в тот самый злосчаст- ный день 21 декабря, когда турецкую армию постигла катастро- фа под Коньей. Но и в таких тяжелых условиях Порта все еще воздерживалась от обращения за помощью к России, которого с таким нетерпением ждал Николай I. Между тем Англия, Франция, Австрия и Пруссия, желая избежать единоличного вмешательства России, предложили Николаю I коллективную акцию с целью разрешить турецко-египетский конфликт. Однако и русское правительство, и Порта — каждое по собственным со- ображениям— отвергли это предложение.69 1 января 1833 г. Порта получила сообщение от Мехмеда Намык-паши, что Англия отказала Турции в ее просьбе о помо- щи.70 Но и на этот раз Порта, уступая давлению французского поверенного в делах в Константинополе Варенна, не решилась прибегнуть к помощи России, предложенной по поручению царя Д1уравьевым, а сделала попытку при содействии Франции дого- вориться с Мухаммедом Али. В Александрию был направлен, втайне от русского посольства н от Л1уравьева, бывший адми- рал турецкого флота Халиль Рифат-паша.71 Несколькими днями позже с разрешения султана в Але- ксандрию направился Муравьев. Туда оп прибыл 13 января 1833 г. Халиль-паша задержался в пути и прибыл в Александ- рию лишь 21 января, когда Муравьев уже закончил свои перед говоры с Мухаммедом Али.72 Встретившись с Мухаммедом Али, Муравьев в решительном тоне передал ему требование Николая I немедленно прекратить лоелные действия против султана: «Государь желает, чтобы Вы немедленно прекратили кровопролитие и покорились султану. Е. в. не изменил мыслей своих после отъезда Лавизона, и ка- кие бы ни были успехи Ваши, если бы Вы даже покорили Царь- 68 С. С. Татищев, ук. соч., стр. 354—355. — Все упомянутые в тексте директивы были отправлены министром иностранных дел Нессельроде в одни день — 6 декабря 1832 г. 69 Там же, стр. 357—358. 70 «Tarih vesikalan», с. II, N 12, s. 442; A. Prokesch-Osten MehmedAli, Vize-Konig von Aegypten..., S. 28—29. 71 Напомним, что Халиль-паша в 1830 г. возглавлял чрезвычайное турецкое посольство в Петербург. 72 Н. Н. Муравьев, ук. соч., стр. 80. 199
град и удалось бы Вам свергнуть с престола самого султана, то и в таком случае воля государя останется непоколебимою». Решительная позиция русского правительства возымела дей- ствие. 16 января Мухаммед Али в присутствии Муравьева по- слал приказ Ибрахим-паше приостановить военные действия и дальнейшее продвижение. «Видно было, — пишет Муравьев,— что он согласился вопреки собственного желания.. .».73 “Халиль-паша вел переговоры с Мухаммедом Али, добиваясь от него покорности. Он обещал ему прощение султана, Аккский и Дамасский пашалыки. Кроме того, Халиль-паша старался уго- ворить Мухаммеда Али часть своего флота направить в Кон- стантинополь.74 Переговоры длились свыше двух месяцев, но не привели к положительному результату. Мухаммед Алп занял непримиримую позицию. Он требовал передать под его управле- ние уже не только Сирию, но и всю территорию к северу от нее до Центрального Тавра и Аданскую область. Мухаммед Али знал свою силу и бессилие Порты. Знал это и Халиль-паша. Он держался подобострастно перед всесильным пашой; при пер- вой встрече с ним он пытался поцеловать полу его халата, но Мухаммед Али не дал. Все же ловкий паша успел дважды по- целовать его руку.75 Как было упомянуто выше, непосредственно к Ибрахим-па- ше с целью добиться приостановления военных действий был послан в качестве частного лица состоявший в свите Муравьева полковник А. О. Дюгамель. При въезде в Конью, где находил- ся Ибрахим-паша, Дюгамель встретил выезжавшего из город- ских ворот курьера-французского посольства в Константинопо- ле. Дюгамель вспоминал впоследствии: «Весьма вероятно, что французский посланник поторопился предупредить Ибрагима- пашу о моем приезде с целью предостеречь его против тех пред- ложений, которые мне было поручено ему сделать. Вообще по- литика Тюльерийского кабинета того времени отличалась подо- зрительностью и двуличностью. .. Поведение французских пред- ставителей как в Константинополе, так и в Александрии носило 73 Там же, стр. 108—НО. — Прокеш-Остен пишет в своих мемуарах, будто Мухаммед Али приказал Ибрахим-паше приостановить военные дей- ствия еще до приезда Муравьева, после переговоров с Халиль-пашой (A. Prokesch-Osten. Mehmed-Ali, Vize-Konig von Aegypten..., S. 28, 35) Современный турецкий историк Ш. Алтундаг также утверждает, что приказ Ибрагим паше приостановить военные действия последовал после перегово- ров Мухаммеда Али с Муравьевым и особенно с Халиль-пашой (S. А 1 tun- da g, op. cit., s. 77). Приведенные в тексте даты прибытия Муравьева и Халиль-паши в Алек- сандрию и даты приказа Мухаммеда Али показывают всю необоснованность утверждений названных авторов и их единомышленников. Фальсифициро- ванную версию сочинил Варенн (см.; Н. Н. Муравьев, ук. соч., стр. 161—163). 74 Т. О n а 1, op. cit., s. 103; A Prokesch-Osten. Mehmed-Ah Vize-Konig von Aegypten..,, S. 28, 35; С. С. Татищев, ук. соч., стр. 363. 75 Н. Н. Муравьев, ук. соч., стр 145. 200
на себе отпечаток возмутительного пристрастия в отношении египетского паши; я даже убежден, что они от всего сердца же- лали, чтоб Мехмет Али опоясался саблей Османа и сел султа- ном на место Махмуда в Константинополе»,76 Дюгамель имел две встречи с Ибрахим-пашой; обе они за кончились безрезультатно. Вот что пишет об этом сам Дюга- мель: «После самых необходимых приветствий я поспешил сооб- щить Ибрагиму-паше о посольстве ген. Муравьева к его отцу и передал ему все, что мне было приказано. Затем я сильно на- стаивал на том, чтобы Ибрагим-паша приостановил наступатель- ное движение своей армии по крайней мере до получения новых приказаний от отца. Но должен сказать, что все свое красноре- чие я тратил понапрасну: Ибрагим-паша не переставал твердить, что он совершенно чужд политике и что в качестве командующе- го армией он вовсе не обязан рассуждать, а только исполнять получаемые им от отца приказания».77 Таким образом, Ибрахим- паша отклонил требования Дюгамеля, и последний был вынуж- ден уехать, ничего не добившись. Ни Ибрахим-паша, ни Дюга- мель не знали, что еще до первого их свидания Мухаммед Али по настоянию Муравьева послал сыну приказ сделать то, чего тщетно добивался русский «частный путешественник». Ибрахим-паша получил приказ отца 2 февраля 1833 г. К это- му времени он успел занять Кютахью. Правда, Мухаммед Али надеялся, что ко времени прибытия приказа Ибрахим-паша успеет занять Бурсу, ио его надежда не оправдалась.78 Ибрахим- паша приостановил военные действия. Однако оставался нере- шенным главный вопрос — о мире между Мухаммедом Али и султаном./ По-видимому, чтобы оказать давление на султана и Порту и принудить их к уступкам, Ибрахим-паша, якобы в поисках про- довольствия для армии, вторгся в плодородные долины юго-за- падной Анатолии и продвинулся на северо-западе до Бурсы Ибрахим-паша даже лицемерно испрашивал согласия султана на перенос своей ставки в этот город, находившийся в непосред- ственной близости от столицы.79 Таким образом, грозная опас- ность нависла над султаном и всей османской династией. Требо- валась неотложная помощь, чтобы эту опасность отвратить. Сул- тан не располагал и в малой дозе необходимыми воинскими силами. И в этот момент с полной очевидностью обнаружилось, что только Россия, расположенная по соседству, может оказать Махмуду II реальную и быструю помощь как флотом, так и су- хопутными войсками: в дунайских княжествах находились наго- ?6 Автобиография Александра Осиповича Дюгамеля. М., 1885, стр. 52 (в дальнейшем: Автобиография Дюгамеля). 77 Там же, стр. 53—54. 78 Н. II Муравьев, ук. соч., стр. 197. 79 A. Prokesch-Osten. Mehmed-Ali, Vize-Konig xon Aegypten . , S. 31—35. 201
тове 20—30 тыс. русских солдат и черноморская эскадра. Не- смотря на возражения крупных сановников и самого шейх уль ислама, Махмуд II обратился за военной помощью к России. Русское правительство не замедлило ответом.,__20 февраля 1833 г. первая русская эскадра в составе четырех линейных ко- "^раблей, трех фрегатов, одного корвета п одного брига под командованием начальника штаба Черноморского флота контр- адмирала Лазарева вошла в Босфор. Эскадре была поставлена задача оборонять столицу Османской империи.80 Прибытие русской эскадры открывало новый этап в ближне- восточном кризисе, созданном восстанием Мухаммеда Али. На- чалась острая политическая борьба, основными участниками которой были Россия, Англия, Франция, Австрия и, само собой разумеется, Турция. Англия и Франция настойчиво добивались отказа Порты ог русской военной помощи и вывода эскадры Лазарева из Босфо ра. Французский посол в Константинополе Руссен, появившийся здесь 17 февраля, на другой же день после прибытия русской эскадры сумел добиться письменного соглашения с реис-эфенди, по которому Франция гарантировала покорность Мухаммеда Али, а Порта обязалась передать последнему в управление Акк- ский и Триполпйский (Тараблюсскнй) пашалыки и Иерусалим- ский и Наблусский санджаки Дамасского пашалыка. Таким образом, Мухаммед Али должен был отказаться от Алеппского, большей части Дамасского и Аданского пашалыков, а также других территорий, которые были завоеваны его армией. Порта обязалась также отказаться от всякой помощи, вызванной обстоя- тельствами, т. е. от помощи России.81 82 После подписания соглашения к Мухаммеду Али были напра- влены французский поверенный в делах Варенн и турецкий уполномоченный амеджи (начальник особой канцелярии Дива- на, связанной с иностранными делами) ®?_Мустафа Решид-паша, известный впоследствии турецкий реформатор. В Париже и Лондоне были очень довольны этим успехом Руссена. Английский министр иностранных дел лорд Пальмер- стон в письме к своему брату похвалил Руссена, который, как он выразился, «отправил обратно русского адмирала с блохой в ухе».83 Однако, к большому конфузу и досаде английских и французских дипломатов, их усилия оказались напрасными — русская эскадра осталась на месте. Русские представители в Константинополе, включая Лазарева, зная колебания Порты, не спешили выполнить ее просьбу о переводе эскадры в Сизо- поль. Тем временем в Константинополь пришло известие, что 80 Н. Н. М у р а в ь е в, ук. соч., стр. 183—184. 81 Текст соглашения см.: G. Noradounghian, op cit., р 228 82 I Н. U z и n с a r$ 11 i. Osmanh devletinin merkez ve bahriye te$ki- lati, s. 55—56. 83 С С. T а т и щ e в, ук. соч , стр. 373. 202
«.несмотря на обещания Мехмета-Али, отряд Пбрагима-пашн занял Смирну (Измир), Магнезию (Манису) и Баликезер (Балыкесир), по пути свергая все поставленные от султана власти.. ,».84 Поэтому сам султан попросил русскую эскадру остаться на месте. Неутешительные вести пришли и из Александрии и Малой Азии. В середине марта Порте стало известно, что Мухаммед Али в своих переговорах с Халиль-пашой не идет ни на какие уступки и продолжает требовать передачи ему всей Сирии, юго-восточной части Малой Азии, Аданского пашалыка. В слу- чае отказа он угрожал возобновить военпьТе действия и продви- жение армии Ибрахим-паши к столице. Слова у него не расхо- дились с делом: через порты на турецком побережье Среди- земного моря Мухаммед Али слал Ибрахим-паше пополнения — людей и вооружение. Ибрахим-паша разослал своих людей в различные районы Малой Азии, дав им наказ призвать народ к восстанию против султана. Чтобы привлечь народ на свою сторону, он отменил султанские налоги и повинности и улучшил курс денег.85 В середине марта дошла до Николая I весть о захвате, Ибрахим-пашой Измира. Обеспокоенный этим, он приказал не- медленно отправить десантные войска для защиты Константи- нополя.86 Почти одновременно — 23 марта — вернулся из Егип- та Мустафа Решид-паша и сообщил об отказе Мухаммеда Али принять условия соглашения между Руссеном и реис-эфенди от 21 февраля, несмотря на угрозы Руссена направить к Але- I ксандрии французскую военно-морскую эскадру.87 Для обороны столицы от египетских войск прежде всего нужны были сухопутные войска. Поскольку Порта не могла рассчитывать на французскую и английскую военную под- держку, ей ничего не оставалось делать, как обратиться к Ни- колаю I с просьбой направить русские войска (30 марта).88 Порта не ведала, что первый отряд русских десантных войск был отправлен из Одессы днем раньше ее официальной прось- бы об этом.89 Первый отряд прибыл к месту назначения 4 апреля, второй — 23 апреля.90 Общая численность русских десантных войск рав- 8« Автобиография Дюгамеля, стр. 59. — В скобках нами указаны совре- менные названия. 85 Н. Н. Муравьев, ук. соч., стр. 194. 86 Там же. в? Т. В. Е р е м е е в а, 5 к. соч., стр. 511. 88 Там же, стр. 512. — Объясняя свое обращение к Николаю I за по- мощью, султан сказал: «Утопающий хватается за змею» — «Denize driven yilana sanlir» (T. О п a I, op. cit., s. 103). 89 H. H. Муравье в, ук. соч., стр. 247. 90 Там же, стр. 249, 279. 203
нялась 10 с лишним тысячам человек. Командование ими было возложено на Н. Н. Муравьева.91 Русский десант был дислоцирован на азиатском берегу Босфора в долине Ункяр исколеси (точнее — Хюнкяр искеле- си — Султанская пристань). Военный министр России указал Муравьеву на необходимость для защиты входа в Черное море создать, с согласия Порты, укрепленные пункты на обоих бере- гах Босфора, вооружить их крепостными пушками и в каждом из них разместить гарнизон в тысячу человек. Остальных сол- дат отряда Муравьев мог использовать по собственному усмот- рению. Указание военного министра, по словам С. С. Татищева, было вызвано тем, что, по мнению высших русских военных кру- гов, для России было очень важно «овладеть „двумя камени- стыми уголками” на обоих берегах Босфора на случай падения Османской империи. В 1833 г. падение это представлялось бо- лее чем когда-либо вероятным и близким». (Напомним, что та- кое мнение высказывалось уже на заседании Особого комитета по восточным делам в 1829 г.) Но, продолжает Татищев, «ми- нистерство не решилось пояснить Муравьеву действительный смысл указанной ему меры, как первого шага к прочному во- дворению нашему на обоих берегах Босфора»,92 а Муравьев не сумел разгадать его и расположил весь десант на азиатском берегу. Здесь же был размещен и турецкий отряд в составе одного батальона пехоты и одного эскадрона султанской гвар- дии. Турецкий отряд также находился под командованием Му- равьева.93 Как видно из свидетельства такого компетентного лица, как генерал Муравьев, Николай I охранял Махмуда II не только от покушения на его власть со стороны Мухаммеда Али, но и ог турецкого народа. И делал он это не только на западе, но и на востоке Турции. Так, командир Отдельного кавказского корпу- са генерал Розен получил приказание Николая I, в котором, по 91 Н. Н. Муравьев приводит в своих записках точные и подробные дан- ные о составе отряда—10 072 солдата и 243 офицера (Н. Н. Муравьев, ук. соч., стр. 030) В ряде сочинении численность отряда указана неверно; Э 3 Карал называет 15 тыс. человек (Е. Z. Kar al Osmanli tarihi, с V, s. 135); Н. Йорга—13 тыс. (N. J о г g a, op. cit., S. 371) ; К. Базили — 12 тыс. (К. М. Базили. Сирия и Палестина..., стр 115) и т. д. Муравьев считал, что годных к бою солдат в отряде было всего б тыс. (Н. Н. М у- р а в ь е в, ук. соч., стр. 316). 92 С. С. Т а т и щ е в, ук. соч., стр. 370—371. 83 Муравьев указывает, что расположение отряда на азиатском берегу Босфора имело ряд военных преимуществ и, кроме того, демонстрировало бескорыстие России в отношении Константинополя. Сераскер Хусрев паша предлагал разместить отряд на европейском берегу, в долине Бююкдере Но Муравьев заметил, что столицу нельзя защищать с европейского берега, «ибо при общем негодовании народа, столица будет покорена одним появ- лением Ибрагим-пашн близ Скутари; и потому не надобно было допускать египтян до сего места, а расположить лагерь на азиатском берегу, что го- раздо более соответствовало цели экспедиции. Он с радостью принял эту мысль...» (Н. 11. Муравьев, ук. соч, стр. 245—246, 218—219). 204
словам Муравьева, ему предписывалось «на случай, если бы восстание жителей Л\алой Азии распространилось до Эрзуру- ма, Трабзона и ближе к Грузии, оградить границы своего упра- вления наступательным действием с 10 тыс. корпусом, которым он должен был занять именем султана в турецких владениях крепости Карс и Ардаган».94 К. Маркс обратил внимание па эту сторону действий русско- го царя: «Россия так жаждала защитить Турцию, что одновре- менно к трапезундскому и эрзерумскому пашам был послан русский офицер, чтобы сообщить им, что эти обе местности не- медленно будут взяты под защиту русской армией в случае, если войска Ибрагима продвинутся к Эрзеруму».95 Потерпев неудачу в своих попытках удалить русскую эскад- ру из вод Босфора и не допустить прибытия русского десант- ного войска, французские и английские дипломаты направили все свои усилия на то, чтобы примирить Мухаммеда Али и сул- тана, добиться как можно скорее соглашения между ними и тем самым устранить повод дтя пребывания русского войска под Константинополем. Порта желала того же. Для этой це- ли в Кютахью к Ибрахим-паше отправились Варенн и Муста- фа Решид-паша. К месту назначения они прибыли 5 апреля 1833 г. Во время переговоров, которые длились целый месяц, фран- цузско турецкая делегация предтожила Мухаммеду Али всю Сирию, исключая Дамасский пашалык (однако египетскому паше уступались Иерусалимский и Наблусский санджаки этого пашалыка). Уступка султана была официально подтверждена распоряжением о назначении пашей в пашалыки (так называе- мым тевджихатом), опубликованным 15 апреля 1833 г.96 Одна- ко Мухаммед Али и, по его поручению, Ибрахим-паша про- явили упорство и требовали уступки еще Аданского пашалыка, включая порт Тарсус. За это Мухаммед Али обещал сул- тану выплачивать дань в двойном размере.97 Однако Мах- муд II был против этого.98 В то время, когда происходили переговоры с Ибрахим-па- шой в Кютахье', в Александрии собрались представители Анг- тии, Франции, Австрии и Пруссии. Они настойчиво добивались от Мухаммеда Али заключить мир с султаном, ограничившись Сирией, и не требовать Аданского пашалыка. Мухаммед Али в конце концов уступил их настояниям (10 мая оп дал свое со- гласие устно, 14 мая — письменно) и направил к Ибрахим-паше 94 Там же, стр. 369 (курсив наш). 95 К. М а р к с и Ф. 0 н г е л ь с Соч , т. 9, стр. 388. 96 Текст султанского акта см.: I. de Т е s t a, op. cit., vol. II, p. 377. 97 A. Prokesch-Osten. Mehmed-Ali, Vize-Konig von Aegypten..., S. 41. 68 s. A 11 u n d a g, op. cit., s. 131. 2O’>
своего доверенного с приказом очистить территорию Малой Азии по западную сторону Тавра. Однако незадолго до этого Махмуд П, уступив давлению французского и английского послов в Константинополе Руссе- на и Понсонби, а также Порты и видных турецких сановников, согласился передать Аданский пашалык под управление Ибра- хим-паши.99 5 мая 1833 г. был подписан султанский фермам, в котором выражалось высочайшее благоволение правителю Египта и его сыну Ибрахим-паше, заявившим о своей верности султану; да- лее указывалось, что Мухаммеду Али доверено управление Критом и Египтом, а также по его просьбе Дамасским, Трипо- лийским, Сайдскнм (Аккским), Халебским пашалыками, Иеру- салимским и Наблусским санджаками, а Ибрахим-паше—Адан- ским пашалыком. Ибрахим-паша получил официальный титул мухассиля, т. е. правительственного сборщика налогов, посколь- ку этот пашалык управлялся казначейством. Была также объ- явлена амнистия всем участникам войны против султана.100 Не- сколько дней фермап держался в секрете.101 7 мая в лагерь Ибрахима в Кютахью был направлен спе- циальный курьер. Он известил пашу и находившихся здесь Ва- ренна н Мустаф)' Решид-пашу об уступке султаном Аданского пашалыка.102 Вслед за этим здесь между обеими сторонами бы- ло подписано соглашение об эвакуации египетских войск за Тавр.103 Ферман от 5 мая 1833 г. был крупным поражением султана и в такой же мере победой Мухаммеда Али. Теперь египет- ский паша стал обладателем огромной территории в восточной части Средиземного моря и на подступах к жизненным центрам Османской империи, включая порт Искендерон, а также районы на юге Малой Азии, богатые строевым лесом, который был крайне нужен Мухаммеду Али для строительства флота. По некоторым данным, Мухаммед Али приобрел территорию с на- селением в 1156 тыс. человек.104 99 С. С. Татищев, ук. соч., стр. 373; Н. Н Муравьев, ук. соч., стр 326. — Муравьев пишет: «За исключением одного только Ахмед-паши — мушира, все чиновники Порты единодушно настаивали, чтобы султан усту- пил требованиям Ибрахим-паши... Такое поведение турок было последст- вием недоверчивости ко всем европейским державам, из опасения видеть развязку распри их при вратах столицы; но всего более с намерением ускорить наше возвращение из Турции» (там же). юо Текст фермана см.: 1. de Testa, op. cit., vol. II, p. 378. 101 A. Prokesch-Osten. Mehmed-Ali, Vize-Konig von Aegypten..., S. 46. Ю2 Ibid , S. 44. 1°3 По данным турецких историков, это соглашение было подписано 14 мая 1833 г. (Е. Z. Kara!. Osmanh tarihi, с. V, s. 136; Т. О п a I, op. cit., s 104). В некоторых работах фигурирует дата 9 мая. Чтобы удостовериться в уходе египетских войск, русский и турецкий офицеры сопровождали их до Тавра (Автобиография Дюгамеля, стр. 61). 194 N. J о г g a, op. cit., S. 374. 206
4. УНКЯР-ИСКЕЛЕСИЙСКИЙ ДОГОВОР МЕЖДУ РОССИЕЙ И ТУРЦИЕЙ Уступка султана не только не разрешила, но еще более обострила противоречия между Мухаммедом Али и Махму- дом II, а также осложнила ближневосточный кризис. У султа- на появилось теперь больше оснований опасаться своего еги- петского противника, чем в начале конфликта с ним. Мухам- мед Али не только приобрел большую территорию, важную в экономическом, политическом и стратегическом отношениях, но располагал в 1833 г. такой большой армией, о которой султан мог только мечтать. Его сухопутная армия насчитывала 98тыс. человек (22 полка пехоты — 70 тыс., 3 полка артиллерии, кор- пус саперов — 4 тыс., 13 полков регулярной кавалерии и 3500 человек иррегулярной кавалерии из бедуинов). В военных шко- лах обучалось 3488 учащихся. Вместе с другими военизирован- ными частями и службами, включая флотские экипажи, терри- ториальную милицию и пр., армия Мухаммеда Али насчитыва- ла 194 тыс. человек.105 Его флот состоял из 5 линейных кораб- лей, 7 фрегатов, 4 корветов, 7 бригов и 33 других кораблей.106 Было совершенно очевидно, что султан и его правительство не могут быть уверены в прочности своей власти, пока существует в Египте столь сильный и опасный враг, как Мухаммед Али. Но и египетский паша не мог быть уверенным в том, что султан, накопив необходимые силы, не возьмет свои уступки обратно и не нападет на него. Международная обстановка не благоприятствовала египет- скому наместнику. Только одна Франция его поддерживала. Ее посол в Константинополе даже поздравил Мухаммеда Али с приобретением Аданы и Тарсуса.107 Другие державы были озабочены усилением его мощи. Россия беспокоилась за буду- щее Османской империи и за судьбу царствующей в ней дина- стии. Вместе с тем в усилении Мухаммеда Али она усматри- вала угрозу безопасности своих собственных южных границ. Поэтому царское правительство стало добиваться сохранения и иа будущее своей роли защитника интересов султана. Но оно не исключало возможности распада Османской империи и го- товилось отстаивать свои интересы, если сложится такая ситуа- ция. Для достижения этой цели Николай I решил направить в Константинополь чрезвычайного посла, сосредоточив в его ру- ках военную власть и функции чрезвычайного дипломатическо- го представителя. Им был назначен граф А. Ф. Орлов, свитский генерал. На него были возложены функции командующего все- ми сухопутными и морскими русскими силами в районе Бос- Ю5 g. Hanotaux. Histoire de la nation egyptienne. T. VI. Charles Roux. L’Egypte de 1801 a 1882. Paris, [s. a.], p. 81. 106 Ibid., p. 85. Ю7 A. Prokesch-Osten. Mehmed-Ali. Vize-Konig von Aegypten..., S. 44. 207
фора. Ему же был подчинен и корпус, дислоцированный в д} - наиских княжествах, которым командовал генерал Кисилев А. Ф. Орлову предстояло преодолеть большие дипломатические трудности — сильное влияние в турецкой столице послов Англии и Франции, а также их союзников в турецких правящих кругах. А. Ф. Орлов прибыл в Константинополь 5 мая 1833 г., т. е. в день подписания султаном фермана об уступке Мухаммеду Али Аданского пашалыка. После того как был достигнут мир межд} султаном и египетским пашой, предстояло вывести русское вой ско из Турции. Однако Орлов не спешил с этим, так как еги-х петские войска еще находились в Малой Азии. Орлов заявил, что русский десант и флот отправятся на родину лишь после то- го, как Ибрахим-паша со своими войсками уйдет за Тавр и вер- нет султану его территорию в Малой Азии. Но Ибрахим-паша не согласился уйти первым, сказав, что не покинет Кютахью, пока русские не уйдут из Босфора. В ответ на это Орлов при- грозил, что он не только не уйдет из Босфора, но вызовет новые войска из Одессы. Он дал указание генералу Кисилеву двинуться ио направлению к Константинополю.108 Большую настойчивость проявил французский посол Руссен, добивавшийся удаления русских с турецкой территории. Желая оказать давление на Орлова, он, разумеется с ведома своего пра- вительства, требовал от Порты пропустить французскую эскадру в Мраморное море. Однако твердая позиция Орлова заставила Порту отказать Руссену в его требовании. Попытка французско го военного судна прорваться через Дарданеллы была отбита турками силой (14 мая).109 Через своего посла в Париже Поццо ди Борго русское правительство заявило, что появление фран- цузского флота в ДАраморном море оно будет рассматривать как объявление войны. После такого решительного заявления фран- цузское правительство отказалось от своего намерения.110 Орлов должен был убедить султана и Порту в необходимости впредь опираться на помощь России и не допускать вмешатель- ства других государств, а также коллективного вмешательства. В этом состояла главная задача его миссии. При всех трудно- стях, которые ему предстояло преодолеть, его положение облег- чалось тем, что сам султан шел ему навстречу. Махмуд II имел достаточно возможностей убедиться в том, что интересы Турции защитила одна Россия. И в будущем, в случае необходимости, только она может подать ему быструю помощь как сухопутными, так и морскими силами. Уже на пер- вой аудиенции, данной Орлову 12 мая, султан заявил о своем желании заключить военный союз с Россией. Еще ранее, 25 апре- •08 С. С. Т а т и щ е в, ук соч., .стр. 376. 109 С. Горяйнов, ук. соч., стр. 28—29. 110 A. Prokesch-Osten. Mehmed-Ali. Vize-Konig von Aegypten.. . S 45. 208
ля, посол России в Константинополе Бутенев докладывал Нес- сельроде, что в разговоре с ним доверенный султана, командир его гвардии мюшир Ахмед-паша сообщил о таком желании сул- тана. В ответ Нессельроде писал, что Орлову направлен одоб- ренный Николаем I проект оборонительного договора с Турцией и полномочия его подписать.111 В инструкции, дайной Орлову, перечислялись выгоды, кото- рые Россия получит от союзного договора с Турцией: Мухаммед Али, удостоверившись в том, что Россия стоит на стороне Пор- ты, не отважится на завоевание территории в Европейской Тур- ции и там сохранится «на некоторое время состояние мира и по- литической немощи, которые наиболее согласуются с интересами России»; договор, в основу которого положен принцип сохране- ния Османской империи, «успокоит западные державы относи- тельно действительных намерений России»; в случае возникнове- ния осложнений, Порта, связанная договором, «обратится к России, а не к Франции, а мы же будем вправе держать свои войска в Турции, приспособляя свои силы или к защите ее су- ществования или к участию в ее разложении, если таковое слу- чится».112 Орлов, действуя настойчиво и быстро, добился подписания 8 июня 1833 г. в Константинополе союзного договора между Тур- цией и Россией, получившего название Ункяр-Искелесийского, по названию местности, где были дислоцированы русские ча- сти.113 Через два дня после подписания договора русские суда и войска отправились на родину. Уикяр-Искелесийский договор состоял из преамбулы, шести статей и дополнительной секретной статьи Договор устанавли- вал навечно мир, дружбу и союз между Россией и Турцией. Целью этого союза провозглашалась совместная защита обеих стран против любых покушений. Император России и султан обя- зались советоваться друг с другом по всем вопросам, касающимся спокойствия и безопасности их стран, и оказывать друг другу в случае необходимости эффективную помощь (ст. 1). Статья 1 имела в виду угрозу «сохранности и безопасности», которая могла появиться как извне, так и изнутри. Статья не содержала взаимной гарантии целостности территориальных владений. От такой гарантии отказалась Россия, так как это означало бы для 111 С. Горяйнов, ук. соч., стр. 28, 30—31; С. С. Татищев, ук. соч., стр. 379. 42 С. Г о р я и н о в, ук. соч., стр. 30—31. ИЗ Текст договора см : С Г о р я и н о в, ук. соч., стр. 30—31; Т. Юзе- фович, ук. соч., стр 89—92. — В письме генералу Кисилеву от 9 июня Орлов так охарактеризовал свои действия в процессе переговоров «Я при- держивался с турками системы ласкать одной рукой, сжимая другую в ку- лак, и это привело меня к счастливому успеху. Министерство склонилось пе- ред крепкой волей султана Вчера подписан оборонительный договор в том самом виде, в каком мие был предписан из Петербурга» (С. С. Татищев, ук. соч., стр. 379). 14 А. Д. Новпчев 209
псс обязательство отстаивать сохранность всех владений султа- на, таких, например, как африканские. Такое обязательство Рос- сия не могла бы выполнить. Договор подтверждал действие Адрианопольского договора от 14 сентября 1829 г. и всех других договоров, которые в нем упо- мянуты, а также Петербургского протокола от 26 апреля 1830 г. и Константинопольского соглашения от 21 июля того же года относительно Греции (ст. 2). Россия обязалась оказать Турции помощь морскими и сухо- путными силами, если возникнет ситуация, которая заставит Порту просить об оказании такой помощи (ст. 3). Вооруженные силы, присланные в помощь, должны будут содержаться за счет той страны, которая их запросила (ст. 4). Договор был заключен на восемь лет. Вопрос о его продле- нии должен был решаться обеими сторонами до истечения его срока (ст. 5). Договор подлежал ратификации максимум в те- чение двух месяцев (ст. 6). Особо важное значение имела секретная статья, согласно которой Турция освобождалась «от тяжелой и неудобной для нее обязанности» оказывать России, на основании статьи 1, матери- альную и военную помощь, а взамен этого обязывалась по тре- бованию России закрывать Дарданелльский пролив, «т. е. ни под каким предлогом не допускать входить в него любому ино- странному военному кораблю». Договор подписали: со стороны России А. Ф. Орлов и А. П. Б^тенев, со стороны Турции — командующий регулярной армией (сераскер) Хусрев Мехмед-паша, командир султанской гвардии мюшир Ахмед Февзи-паша и рейс эфенди Мехмед Акыф. Ункяр Искелесийский договор был большой дипломатической победой России. Он способствовал усилению ее влияния в Кон- стантинополе. Обязательство Турции закрывать по требованию России Дарданелльский пролив для иностранных военных судов имело для последней большое оборонное значение. Это ограни- чение, естественно, не распространялось на Россию и Турцию. Россия была вправе проводить свои военные суда через проливы, хотя в самом договоре это право специально не было оговорено.114 Однако Турция не имела реальной возможности выполнить свое обязательство и предотвратить прорыв через Дарданеллы флота сильной морской державы. Это сознавали и сами пред- ставители Порты, подписывая договор. Как пишет Н. Н. Му- равьев, Хусрев Мехмед-паша, «заключая условие секретной статьи, знал, что Дарданелльские замки не в состоянии помешать 1,4 С. Горяйнов, ук. соч., стр. 35. — Такой же точки зрения придер- живаются Йорга (N. J о г g a, op. cit., S. 372), Карал (Е. Z. Kar al. Osmanh tarihi, с. V, s. 138) и другие авторы. С. Горяйнов полагал, что юридически это право России обеспечивалось русско-турецким договором 1805 г. Однако су- ществовала по этому вопросу и противоположная точка зрения. См. об этом: Б. А. Д р а н о в. Черноморские проливы. М., 1948, стр. 93—94. 210
вторжению неприятельского флота, но, давая высокую цену мни- мым силам знаменитого пролива, уже давно пришедшим в ослабление, он делал нам угодное и, вместе с тем, имел в виду скорейшее удаление наше».115 На аудиенции у Николая I Муравьев высказал мнение, что от Турции, «по слабому состоянию, в котором держава сия ныне находится, нельзя ожидать. .. исполнения обязательств, приня- тых ею на себя». Николай 1 прервал Муравьева: «А я готов бу- ду поддержать обязательства эти войсками».116 Ункяр-Искелесийский договор вызвал большое беспокойство в правящих кругах западных стран. Здесь, особенно в Англии и Франции, утверждали, что Россия навязала этот договор Турции и установила над ней! свой протекторат. Особое недовольство и тревогу вызвала секретная статья о закрытии Дарданелл для военных судов. Французский посол Руссен направил Порте ноту (27 августа 1833 г.), в которой указал, что европейские державы не могут согласиться с переменами, внесенными Ункяр-Искелесийским договором в отношения между Турцией и Россией, и что поэтому Франция считает этот договор недействительным. Аналогичное заявление сделал Порте английский посол Понсонби.117 Англия и Франция подкрепили протесты тем, что вернули свои эскадры к Дарданеллам. С аналогичными протестами выступили представители Анг- лии и Франции в Петербурге (28 октября 1833 г.). В их ноте го- ворилось, что в случае вооруженного вмешательства России во внутренние дела Турции английское и французское правитель- ства будут действовать так, как будто Ункяр-Искелесийского договора не существует. В ответной ноте от 5 ноября Нессельро- де заявил, что в случае, если возникнет необходимость, Россия выполнит свои обязательства по договору, действуя так, «как если бы не существовало нот английского и французского пове- ренных в делах».118 Австрия и Пруссия не поддержали протеста Англии и Фран- ции, по выразили желание, чтобы Россия не воспользовалась односторонним правом прохода военных судов через проливы.119 Англия и Франция не добились успеха своими протестами. Ункяр-Искелесийский договор остался в силе и не подвергся ни- каким изменениям, но он вызвал обострение отношений межау Россией, с одной стороны, Англией и Францией, с другой. В дореволюционной русской исторической литературе выска- зывалось мнение, что Ункяр-Искелесийский договор «ставил 1,5 Н. Н. Муравьев, ук. соч., стр. 434. 116 Там же, стр. 449. 1,7 С. Жигарев, ук. соч., стр. 393; Г. Розен, ук. соч., ч. I, стр. 206. 118 С. С. Татищев, ук. соч., стр. 382—383. 119 Я. Н. Бутко век ий. Сто лет австрийской политики в восточном во- просе. Т. 2. СПб., 1888, стр. 6—7; С. Жигарев, ук. соч., стр. 394—395. 14* 211
Россию в неловкое положение по отношению к турецким хри- стианам, так как ей отныне приходилось в одно и то же время покровительствовать и угнетаемым и угнетателям».120 Исследо- ватель русско-сербских отношений Н. Попов еще ранее писал, что Ункяр-Искелесийский договор мог представиться в глазах христианских подданных султана как поворот «в русской поли- тике, или, по крайней мере, казаться подозрительным относи- тельно чистоты намерений покровительствовавшей им держа- вы».121 Однако факты свидетельствуют о другом. Болгарский исто- рик И. Пастухов пишет о реакции этих подданных на Ункяр- Искелесийский договор «Во мнении христиан, находившихся под турецкой властью, и в особенности болгар, Ункяр-Искелесийский договор поднял Россию на недосягаемую высоту; все свои на- дежды они возлагали на нее. Надежды болгар усиливались еще и благодаря тому обстоятельству, что русские войска оставались в дунайских княжествах и в Силистре до тех пор, пока Турция не выполнит все условия Адрианопольского договора».122 Современный болгарский историк Д. Косев утверждает, что Ункяр-Искелесийский договор и огромное влияние, которое бла- годаря ему приобретала Россия в Турции, «с новой силой вскры- ли слабость Турции и ее зависимость от России», что эти собы- тия «вновь пробудили в Болгарии идею восстания и надежду на русскую помощь».123 Выражением этих настроений явилась под- готовка антитурецкого восстания в 1835 г. Во главе заговорщи- ков стоял болгарин, находившийся на русской службе, капитан Г. М