Глава I. ДИАЛЕКТИКА  МИЛИТАРИЗМА
Основные  школы  военно-политической мысли США
Глава II.  МИЛИТАРИЗМ  И  ВНЕШНЯЯ  ПОЛИТИКА
Намётки  стратегии  для  войны
Необходимость  перемен
Противники  советско-американской нормализации
Глава III.  МИЛИТАРИЗМ  И  ЭКОНОМИКА
Механизм  внутренних  связей  военно-промышленного  комплекса  США
Глава IV.  МИЛИТАРИЗМ  И  ИДЕОЛОГИЯ
Обман,  обман  и  ничего,  кроме  обмана
Философия  экстремизма
Глава V.  ЭСКАЛАЦИЯ  МИЛИТАРИЗМА В США
Поиски  новой  стратегии
Поборники  новой  войны
Оглавление
Иллюстрации
Текст
                    ИМПЕРИАЛИЗМ
 События
 Фанты
 Донументы
 Б.Д.Пядышев
 Опасность:
 милитаризм
в  политике,
экономике
и  идеологии  США


Опасность: милитаризм в политике, экономике и идеологии США
ИМПЕРИАЛИЗМ События Фанты Донументы
Б.Д.Пядышев Опасность: милитаризм в политике, экономике и идеологии США Ордена Трудового Красного Знамени ВОЕННОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО МИНИСТЕРСТВА ОБОРОНЫ СССР МОСКВА-1981
ББК 66.2(4/8) (7США) П99 Пядышев Б. Д. П99 Опасность: милитаризм в политике, экономике и идеологии США. — М.: Воениздат, 1981. — 255 с., В пер.: 60 к. В книге разоблачается агрессивная сущность союза крупнейших монополий с военщиной США. Рассматриваются структура, формы и методы деятельности этого союза, его растущее влияние на экономи¬ ческую, политическую и духовную жизнь американского общества, а также на политику других империалистических государств. Приве¬ денный в работе обширный фактический и цифровой материал рас¬ крывает основные пути милитаризации экономики США и агрессив¬ ную направленность действий реакционных кругов. Рассчитана на широкий круг читателей. 4 Л. ИЛ. 11105-061 068(02)-81 71.80.0302030900. ББК 66.2(4/8)(7США) 32 И © Воениздат, 1981
Глава I Диалектика милитаризма Милитаризм — опасный и давний спутник эксплуа¬ таторского общества. Он возник вместе с классовым рас¬ слоением и неравенством, социальным угнетением и экс¬ плуатацией, подчинением более могущественными в воен¬ ном отношении государствами народов других стран. Агрессивный характер империализма, его органическое стремление к подавлению свободы, к диктату, произволу, войнам таят в себе угрозу для разных стран и народов. В агрессивных войнах, развязанных империалистами в нынешнем столетии, погибло 70 млн. человек, 125 млн. было ранено. Одни лишь США прямо или косвенно свы¬ ше 200 раз прибегали к использованию силы или угрожа¬ ли военным вмешательством, причём десятки раз угрожа¬ ли применением ядерного оружия. Перед новыми испытаниями мир был поставлен в на¬ чале 80-х годов, когда рост милитаризма в политике США вызвал серьезное обострение международной обстановки. Решение вашингтонской сессии НАТО 1978 г. о ежегодном увеличении на три процента военных бюд¬ жетов атлантических государств, кампания в США про¬ тив ратификации Договора об ограничении стратегиче¬ ских вооружений (ОСВ-2), решение декабрьской сессии НАТО 1979 года о размещении в западноевропейских странах американских ракет «Перпшнг-2» и крылатых ракет, объявленная Вашингтоном 5-летняя программа ин¬ тенсификации военных приготовлений, в соответствии с которой военные расходы на 1981 финансовый год плани¬ ровались в объеме 160 млрд. долларов, провокационная шумиха вокруг интернациональной помощи СССР друже¬ ственному афганскому народу, агрессивные действия во¬ енщины Пентагона против Ирана — это лишь некоторые ступени той эскалации политики милитаризма, которую правящие круги США в начале 80-х годов противопоста¬ вили политике разрядки, стремлению народов к миру и безопасной жизни на планете. •
в Глаша I С одной стороны, современная эпоха характеризуется коренными сдвигами в направлении укрепления позиций социализма, мира и безопасности народов, а с другой — продолжающимся противоборством двух социальных си¬ стем. Реакционные империалистические государства на¬ ряду с качественным совершенствованием своих армий увеличивают количество вооружений, создают новые воен¬ ные формирования, вызывая тем самым напряженность в международных отношениях. Противодействие полити¬ ке империалистической агрессии, борьба за прекращение гонки вооружений, за разоружение приобретают поэтому сегодня особо важное значение. На достижение этих це¬ лей ориентируют решения съездов Коммунистической партии Советского Союза, выводы и документы других братских партий, коллективных международных форумов коммунистов. Сегодня эта задача стоит острее, чем ког¬ да-либо. Человечество устало жить, сидя на горах ору¬ жия, а подхлестываемая агрессивными кругами империа¬ лизма гонка вооружений нарастает. В свете требований, выдвигаемых КПСС в качестве первоочередных целей на международной арене, особую актуальность приобретают анализ проблемы современ¬ ного милитаризма, раскрытие и разоблачение природы и устремлений тех социальных сил в империалистическом обществе, деятельность которых сопряжена с усилением военной опасности, гонкой вооружений, распространением антигуманной, реакционной идеологии. При исследова¬ нии милитаризма необходимо учитывать его внутреннюю структуру, связи и соотношения с другими компонентами империалистического общества. Милитаризм представ¬ ляет собой систему взаимодействующих элементов, влияю¬ щих на экономику, политику, идеологию и организаци¬ онную структуру современного капиталистического обще¬ ства. Взаимодействие названных элементов сложно и тре¬ бует глубокого анализа. Прежде всего важно с позиций марксизма-ленинизма уяснить само понятие «современный милитаризм». Сле¬ дует также учитывать практическое воздействие сил вой¬ ны и агрессии на основные стороны внешней политики, экономики, государственный аппарат и духовную жизнь капиталистического общества. Первостепенное значение
Диалектика милитарилма 7 имеет исследование выдвигаемых практикой милитариз¬ ма стратегических доктрин, концепций и методов дей¬ ствий в области мобилизации ресурсов, политического, экономического и идеологического потенциала для дости¬ жения тех целей, которые наиболее агрессивные и реак¬ ционные империалистические круги преследуют внутри страны и на международной арене. Важно выяснить, насколько глубоко милитаризм «пророс» в капиталистическом обществе, сколь широкими возможностями он обладает сегодня для оказания влия¬ ния на формулирование и практическую реализацию политического курса официального руководства, для тор¬ можения разрядки международной напряженности. При анализе современного милитаризма необходимо дать оценку противостоящим ему могучим силам истори¬ ческого прогресса. Объективной необходимостью высту¬ пает анализ развернувшейся в последнее время в правя¬ щих кругах Запада острой политической борьбы вокруг разрядки, ее возможных поворотов, тенденций к обостре¬ нию международной напряженности и к более реалисти¬ ческому внешнеполитическому курсу. Таков круг главных проблем, которые подлежат рас¬ смотрению в предлагаемом исследовании. В основе своей оно посвящено актуальным аспектам современного мили¬ таризма. Чтобы глубже раскрыть классовую природу и практическую направленность линии «военной партии» в правящих группировках империалистических госу¬ дарств, выявить питающие ее истоки в современном бур¬ жуазном обществе, целесообразно в необходимых случаях обращаться к конкретным историческим фактам. Истори¬ ческий фон, равно как и политическая деятельность сегодняшнего дня, дает возможность показать диалекти¬ ческую взаимосвязь государственно-монополистического капитализма и современного милитаризма. В борьбе за устранение военной угрозы, за разрядку международной напряженности и перевод взаимоотно¬ шений государств с различными социальными системами в русло мирного сосуществования в семидесятые годы до¬ стигнуты значительные успехи. Добрые перемены в ми¬ ре, ставшие особенно ощутимыми в семидесятые годы, были названы разрядкой международной напряжен¬ ности. Переход от «холодной войны», от взрывоопасной
8 Глава 1 конфронтации двух миров к разрядке напряженности связан прежде всего с изменениями соотношения сил на мировой арене в пользу социализма, с последовательной и энергичной борьбой Советского Союза и других стран социалистического содружества за прочный мир. Советский Союз неоднократно выступал и выступает за практические действия, ведущие к укреплению между¬ народной безопасности, ограничению, а затем и прекра¬ щению гонки вооружений. Примеров этому более чем достаточно. Наша страна внесла на рассмотрение ряда сессий ООН предложения по вопросам прекращения гон¬ ки вооружений и разоружения, где обозначила основные направления решения этой проблемы и предложила со¬ звать в этих целях Всемирную конференцию по разору¬ жению. Она выступила с инициативой заключения Все¬ мирного договора о неприменении силы в международных отношениях, давно и настойчиво призывает заклю¬ чить соглашение об ограничении стратегических воору¬ жений на основе равной безопасности сторон. СССР и его союзники по Варшавскому Договору предложили всем участникам Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе взять на себя обязательство не применять пер¬ выми ядерного оружия друг против друга и не расширять число членов Варшавского Договора и НАТО. Они внесли ряд предложений, открывающих реальный путь к дости¬ жению соглашения о сокращении вооруженных сил и во¬ оружений в Центральной Европе. Широко известно, что Советская власть родилась под знаком ленинского Декрета о мире и с той поры вся внешняя политика Советского Союза пронизана миролю¬ бием. Принятая в год шестидесятилетия Великого Октяб¬ ря новая Конституция СССР провозглашает: Советское государство последовательно проводит политику мира, выступает за упрочение безопасности народов и широкое международное сотрудничество. Внешняя политика Стра¬ ны Советов направлена на обеспечение благоприятных международных условий для построения коммунизма в СССР, укрепление позиций мирового социализма, под¬ держку борьбы народов за национальное освобождение и социальный прогресс, на предотвращение агрессивных войн, достижение всеобщего и полного разоружения и по¬ следовательное осуществление принципа мирного сосу¬
Диалектика милитаризма 9 ществования государств с различным социальным строем. В СССР пропаганда войны запрещена законом. Активно и настойчиво СССР выступает за то, чтобы не на поле боя, не на конвейерах вооружений решался спор социализма и капитализма, а в сфере мирного тру¬ да. Советские люди хотят, чтобы через границы, разде¬ ляющие эти два мира, проходили не трассы ракет с ядерными зарядами, а протянулись нити широкого и многообразного сотрудничества на благо всего человече¬ ства. Последовательно проводя эту политику, Советское государство выполняет один из самых главных лозунгов Октября, заветов Ленина: мир — народам! Во имя этого завета СССР оказывал решительную по¬ мощь вьетнамскому народу, победа которого означала крах попыток империализма вооруженной рукой распра¬ виться с социалистическим государством и раздавить на¬ ционально-освободительную революцию. Вслед за Вьет¬ намом свободу завоевали Лаос и Кампучия. Выдающим¬ ся результатом объединенных усилий социалистических государств явились всеобщее признание суверенитета Германской Демократической Республики, подтвержде¬ ние в международном масштабе нерушимости послевоен¬ ных границ ГДР, Польши, Чехословакии. Прочно укре¬ пился социализм на кубинской земле. Изменения в направлении разрядки напряженности и укрепления мира особенно ощутимы на Европейском континенте. И это, конечно, не случайно. В Европе наи¬ более сильны позиции социализма, воздействие согласо¬ ванной политики социалистических государств. КПСС по¬ следовательно борется за обеспечение европейской без¬ опасности на основе признания сложившихся в результа¬ те разгрома фашизма во второй мировой войне и после¬ дующего развития территориальных и политических ре¬ альностей. Именно на этой основе развиваются отно¬ шения СССР и других социалистических государств с Францией, ФРГ, Финляндией, Австрией, Ита¬ лией, скандинавскими и другими странами Западной Ев¬ ропы. Состоявшееся в августе 1975 г. в Хельсинки сове¬ щание руководителей 33 государств Европы, а также США п Канады подтвердило нерушимость европейских границ, разработало свод принципов межгосударственных отноше¬ ний, полностью отвечающий требованиям мирного сосу¬
10 Глава I ществования, наметило перспективы мирного сотрудни¬ чества в области экономики, науки и техники, культуры и информации, развития контактов между людьми. Решающее значение для ослабления угрозы новой мировой войны и укрепления мира мог бы иметь поворот к лучшему в наших отношениях с крупнейшей державой капиталистического мира—Соединенными Штатами Аме¬ рики. Это, несомненно, содействовало бы оздоровлению международного климата в целом, в том числе и в Ев¬ ропе. В итоге переговоров с президентом США Никсоном в Москве и в Вашингтоне, а затем встреч с президентом Фордом во Владивостоке и в Хельсинки было достигнуто принципиальное взаимопонимание между руководителя¬ ми Советского Союза и Соединенных Штатов Амери¬ ки о необходимости развития мирных равноправных от¬ ношений между обеими странами. Это нашло свое отра¬ жение в целой системе советско-американских договоров, соглашений и в других документах. Наиболее важными из них являются «Основы взаимоотношений между Союзом Советских Социалистических Республик и Соединенными Штатами Америки», Соглашение о предотвращении ядер- ной войны и ряд договоров и соглашений об ограничении стратегических вооружений. Главное значение этих доку¬ ментов состоит в том, что в совокупности они заложили солидную политическую и правовую базу для развития взаимовыгодного сотрудничества между СССР и США на принципах мирного сосуществования. В 70-е годы отношения Советского Союза с США раз¬ вивались по многим направлениям. Происходил оксивлен- ный обмен делегациями, в том числе парламентскими, ак¬ тивизировались культурные обмены. Был подписан ряд советско-американских соглашений, предусматриваю¬ щих развитие взаимовыгодного сотрудничества в самых различных областях экономики, науки, техники, культу¬ ры. Большинство из них вступило в силу и реализовыва¬ лось на практике к очевидной пользе для обеих сторон, а главное — для взаимопонимания между советским и американским народами. Тем самым к тому рубежу в американской политиче¬ ской истории, которым явился приход в результате выбо¬ ров 1976 г. к власти.в Вашингтоне нового правительства
Диалектика милитаришМа 11 демократов во главе с президентом Дж. Картером, в сфере советско-американских отношений был совместны¬ ми усилиями образован солидный задел доброй воли, практических соглашений и договоров. «У наших отно¬ шений с США хорошая перспектива и на будущее,— указывалось в Отчете ЦК КПСС XXV съезду партии, — в той мере, в какой они будут и впредь развиваться на этой совместно созданной реалистической основе, когда при очевидном различии классовой природы обоих госу¬ дарств и их идеологии есть твердое намерение разрешать разногласия и споры не силой, не угрозами и бряцанием оружием, а мирными политическими средствами»1. В Соединенных Штатах, помимо сил, стремящихся к мирному сосуществованию с СССР и другими социалисти¬ ческими странами, действуют влиятельные круги, жаж¬ дущие продолжения «холодной войны» против мира со¬ циализма, сохранения международной напряженности. Не отрешившись от иллюзорных расчетов насильствен¬ ным способом, включая применение оружия, приостано¬ вить ход социального прогресса и национального осво¬ бождения, эти круги делают ставку на «силу», на накоп¬ ление новых ядерных бомб, ракет, подводных лодок, разработку все более опасных доктрин и стратегий ис¬ пользования вооружений. Характеризуя степень влияния милитаристских кру¬ гов в первый период деятельности администрации демо¬ кратов во главе с президентом Дж. Картером, журнал «Ю. С. ньюс энд уорлд рипорт» констатировал: «С того времени, как Картер пришел в Белый дом 20 января 1977 года, выявился новый подход Вашингтона, который повел к радикальному изменению в советско-американ¬ ских отношениях. Президент занял более мускульную по¬ зицию по отношению к России» 2. Прежде всего это про¬ явилось в сфере наращивания вооружений и расшире¬ ния военных приготовлений. Силы милитаризма существуют в целом ряде запад¬ ных стран. Их средоточием является блок НАТО, поли¬ тика которого направлена на закрепление раскола Евро¬ пы на противостоящие группировки, вмешательство во 1 Материалы XXV съезда КПСС. М., 1976, с. 20. 1 „U.S. News and World Report44, April 11, 1977.
12 Рлаша 1 внутренние дела народов других континентов, поддержа¬ ние напряженности во всем мире. Опорой милитарист¬ ских сил в Западной Германии служит военный бизнес, прежде всего баварские монополии, производящие воору¬ жение не только для бундесвера, но и для армий дру¬ гих стран НАТО. Не прекращают своей деятельности за¬ падногерманские реваншисты, которые, смыкаясь неред¬ ко с неонацистами, противятся реалистическим элемен¬ там в правительственной политике, протестуют против договоров ФРГ с Советским Союзом и Польшей, закре¬ пивших в международно-правовом порядке послевоенные границы в центре Европы. Милитаристские круги в Англии выступают за ин¬ тенсификацию гонки вооружений странами НАТО, вы¬ нашивают опасные проекты создания на базе «Общего рынка» новой военной группировки, оснащенной ракетно- ядерным оружием. Они проводят линию на подавление Ольстера, помогают расистам Южной Африки, которая, в свою очередь, превращается в очаг милитаризма. Серь¬ езной проблемой Японии является активность японской военщины, лидеры которой вопреки конституции, запре¬ щающей «на вечные времена» войну, стремятся толкнуть страну на путь экспансии. Вторжениа милитаристских кругов в политику, экономику и духовную жизнь обще¬ ства характерно и для других капиталистических госу¬ дарств. По данным Международного института стратегиче¬ ских исследований в Лондоне, военные расходы стран — участниц империалистических блоков непрерывно ра¬ стут. В 1979 г. западноевропейские члены НАТО израс¬ ходовали на гонку вооружений 75 млрд. долларов, в среднем по 200 долларов на каждого жителя (исполь¬ зуя статистику зацадных исследователей, следует иметь в виду их стремление занизить, скрыть подлинные разме¬ ры ассигнований). Франция в 1974 г. затратила на воо¬ ружение около 10 млрд. долларов, а в 1979 г.—17,5 млрд. долларов. За последние шесть лет военные расходы ФРГ возросли на 64 процента, составив в 1979 г. свыше 21 млрд. долларов. Только на разработку и серийное произ¬ водство новых систем оружия ФРГ во второй половине 70-х годов истратила около 60 млрд. марок. Наибольшая доля валового национального продукта на военные цели
Диалектика милитаризма 13 тратится Турцией—6 процентов при общем военном бюд¬ жете около 2,5 млрд. долларов. В Греции (военный бюд¬ жет — 1 520 млп. долларов) военные приготовления съе¬ дают 5 процентов валового национального продукта. Выше среднего для Западной Европы уровня военных расходов на каждого жителя тратится помимо ФРГ, Франции и Апглии в Норвегии — 223 доллара, в Нидер¬ ландах — 205 долларов, в Бельгии — 204 доллара. Численность войск НАТО в 1979 г. составила 2 760000 человек в западноевропейских армиях и 2 100 000 человек в вооруженных силах США. Наиболь¬ шие армии в Североатлантическом блоке имеют ФРГ (около 500 тыс. солдат и офицеров), Турция (485 тыс.), Англия и Италия (по 350 тыс.). По сообщению иностран¬ ной печати, страны НАТО имеют в Европе 7 тыс. ядер- ных боеприпасов и 3 тыс. средств их доставки, а также ядерные фугасы К Огромными капиталами ворочают за¬ падноевропейские военные концерны, такие, как «Вик¬ керс», МВБ, «Флик», «Хоукер — Сиддли», «Дассо». Марксистско-ленинская наука, обобщив данные громад¬ ного исторического опыта, показала, что существуют об¬ щие коренные явления, характерные признаки, черты и процессы, свойственные любому зксплуататорскому строю, на какой бы стадии эволюции он ни находился. К таким признакам относится и милитаризм, который в условиях империализма достиг своих зрелых форм и кульминационного развития. «Современный милитаризм,— указывал В. И. Ле¬ нин,— есть результат капитализма. В обеих своих фор¬ мах он — «жизненное проявление» капитализма: как военная сила, употребляемая капиталистическими госу¬ дарствами при их внешних столкновениях... и как ору¬ жие, служащее в руках господствующих классов для подавления всякого рода (экономических и политиче¬ ских) движений пролетариата...» 2 Такого рода насилие можно определить как милита¬ ризм в действии, процесс практического применения силы оружия, превращение военной силы из предпосылки на- 1 „The Military Balance 1979—1980“. London, International Insti¬ tute for Strategical Studies, 1980. 2 JI e н и н В. И. Поли. собр. соч., т. 17, с. 187.
14 Глава 1 силия в его функционирующее орудие. Положение о том, что в буржуазном обществе «милитаризм есть главное орудие классового угнетения» \ не только сохраняет свое значение, но и получает все новые подтверждения. Милитаризм — социальное явление, имманентно при¬ сущее капиталистическому обществу, неразрывно с ним связанпое. Будучи социальным явлением, милитаризм имеет свою диалектику, развиваясь вместе с питающей его империалистической средой и видоизменяясь в соот¬ ветствии с изменениями в мире, включая военно-техни¬ ческие усовершенствования и принявший в последнее время беспрецедентный характер рост военного производ¬ ства. Теряли свое значение одни центры милитаризма, появлялись другие державы, во внутренней и. внешней политике которых военные тенденции проявлялись осо¬ бенно полно. Трансформировалась целенаправленность милитаризма. До победы Великой Октябрьской социали¬ стической революции его рост и активность на междуна¬ родной арене отражали прежде всего процесс империа¬ листической борьбы за передел мира, за сферы влияния. В наше время, в эпоху существования двух противо¬ положных мировых общественных систем, цели милита¬ ризма направлены прежде всего на борьбу против Совет¬ ского Союза и других стран социалистического содруже¬ ства. Диалектика развития милитаризма привела к тому, что пыне его центром стали Соединенные Штаты Аме¬ рики. На формировании современного милитаризма отра¬ зились некоторые важные черты и условия развития им¬ периализма в послевоенный период: — провозглашенная монополистическим капиталом США после второй мировой войны программа завоевания мирового господства привела к невиданной прежде в истории гонке вооружений, подчинению различных сто¬ рон жизни не только Америки, но и многих ее партне¬ ров требованиям политики «с позиции силы»; — развернувшаяся в последнюю четверть XX в. на¬ учно-техническая революция во многом преобразила все военное производство и способствовала появлению новых группировок монополистического капитала, созданию 1 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 16, с. 73.
Диалектика милитаризма 15 масштабных по капиталовложениям отраслей промыш¬ ленности военного назначения; — беспрецедентное переплетение связей, интересов, целей магнатов частного бизнеса и руководителей госу¬ дарственного аппарата в области военной политики и военного производства привело к расширению реальной власти военных кругов в определении направлений и ха¬ рактера развития экономической жизни. В результате сочетания этих факторов возникла но¬ вая форма милитаризма, которая отличается от прежних широким масштабом, всеохватностью политической структуры буржуазных государств, угрозой делу все¬ общего мира и безопасности народов. Выражением уров¬ ня милитаризации в США и некоторых других капитали¬ стических государствах является военно-промышленный комплекс (ВПК). Как известно, термин «военно-промышленный ком¬ плекс» был впервые употреблен 17 января 1961 г. в про¬ щальной речи президента Д. Эйзенхауэра. «Соединение огромной военной организации и обширной военной про¬ мышленности,— говорил он,— это нрвое явление в аме¬ риканском опыте. Его экономическое, политическое и даже духовное влияние ощущается в каждом городе, в правительстве каждого штата, в любом кабинете феде¬ рального правительства. Понимая настоятельную необ¬ ходимость такого развития, мы не должны оставлять бее внимания его серьезные последствия. Правительствен¬ ным органам необходимо быть настороже, опасаясь не¬ оправданного влияния, которое получил, преднамеренно или нет, военно-промышленный комплекс»1. В заявлении бывшего американского президента, хо¬ тя и отмечается быстрый рост милитаризма и связанных с ним опасностей, виден классово ограниченный подход буржуазного деятеля к оценке и анализу этого «нового явления в американском опыте». Для него процесс уско¬ ренного соединения огромной военной организации и об¬ ширной военной промышленности не является чем-то ор¬ ганически присущим господствующей в США социально- экономической системе. Этот процесс рассматривается как пришлое, временное явление, которое можно под¬ 1 lfNew York Times", January 19, 1961,
16 Глава I вергнуть строгому контролю со стороны американского общества и устранить вовсе. Для этого необходимо «быть настороже», предпринять административные акции или реформы в духе буржуазной демократии по лимитиро¬ ванию всевластья союза фабрикантов вооружений и ге¬ неральской верхушки. Хотя ограниченность содержания, вкладываемого буржуазными деятелями в понятие «военно-промышлен¬ ный комплекс», очевидна, этот термин получил широкое распространение не только в буржуазных политических и научных кругах, но и в прогрессивной политической литературе. Здесь сыграла роль внешняя выразитель¬ ность термина. Используется он и в документах и материалах мирового коммунистического и рабочего движе¬ ния. Разумеется, понимание буржуазными и марксист¬ скими исследователями процессов, определяемых выра¬ жением «военно-промышленный комплекс», принципи¬ ально разнится. «В наиболее развитых капиталистических странах,— указывалось на московском международном Совещании коммунистических нерабочих партий,— быстро растет влияние так называемого военно-промышленного ком¬ плекса, т. е. союза крупнейших монополий с военщиной в государственном аппарате. Этот зловещий союз оказы¬ вает растущее влияние на политику многих империали¬ стических государств, делает ее еще более реакционной и агрессивной»1. В этих словах точно определена суть военно-промышленного комплекса, охарактеризованы его главные участники. Прежде всего это — крупнейшие монополии, занятые в массовом производстве самых современных видов и систем вооружений. Многие из них возникли в послево¬ енное время и принадлежат к молодым группировкам капитала. Монополистический капитал устремляется в военную сферу, рассчитывая, с одной стороны, получить максимальные прибыли на гонке вооружений, а с дру¬ гой — создать запасы современного оружия и иных средств насилия, с помощью которых можно было бы добиться установления диктата над другими государст¬ вами мира. 1 Международное Совещание коммунистических и рабочих дартий. Документы и материалы. М., 1969, с. 47,
Диалектика милитаризма 17 Военно-промышленный комплекс — это также вер¬ хушка военщины. Интересы финансовой олигархии по¬ требовали возникновения обширной военной касты, со¬ держания в мирное время огромной армии, многочислен¬ ных военных плацдармов и баз, баллистических ракет, бомбардировщиков п подводных ракетоносцев, призван- пых наполнить опасной и взрывчатой плотью политику «с позиции силы». Буржуазпый государственный аппарат, во многом ориентированный в своей структуре и функциях на нуж¬ ды политики «с позиции силы», также активно участву¬ ет в деятельности военно-промышленного комплекса. Сила и влияние правительственного аппарата, возмож¬ ности монополий, военные арсеналы соединяются воедино во имя противодействия революционным преобразованиям в мире, удержания мировых позиций империализма. Монополии и военщина составляют ядро военно-про¬ мышленного комплекса. Вокруг него концентрируются силы, в разной степени связанные с ВПК, но неизменно обслуживающие его интересы и увеличивающие его дей¬ ственность. К нему примыкают круги милитаристски на¬ строенных конгрессменов и сенаторов, ультраправых по¬ литиканов, теоретики-международники, работающие по подрядам Пентагона, реакционное руководство профсою¬ зов, выражающее взгляды наиболее агрессивной группи¬ ровки буржуазии, и т. д. Военно-промышленный комплекс — это то, что отли¬ чает современный милитаризм от милитаризма прошло¬ го. Никогда в истории не было, да и не могло быть, столь большого размаха военных приготовлений, такого широ¬ кого и тесного переплетения, соединения в один узел интересов, целей и расчетов магнатов частного бизнеса, генеральской верхушки и правительственных кругов. Ни¬ когда влияние военно-промышленных кругов на все сто¬ роны жизни буржуазного государства не было столь значительным. Вместе с тем военно-промышленный ком¬ плекс не является организованной группировкой с каким- то руководящим или координирующим центром. Его уча¬ стников сводят в один альянс индивидуальные, корыст¬ ные, нередко взаимоисключающие интересы, которые совпадают в том, что касается наращивания гонки воо¬ ружений, упора на военную силу в качестве средства 2 Зак. 274
18 Глава I достижения внешнеполитических целей, противодействия демократическим и революционным движениям масс. «Государственно-монополистический капитализм,— подчеркивается в Программе КПСС,— неслыханно уси¬ ливает милитаризм. Империалистические государства содержат и в мирное время огромные вооруженные силы. Военные расходы поглощают все большую часть госу¬ дарственных бюджетов. Империалистические государства превращаются в милитаристские, военно-полицейские го¬ сударства; милитаризация пронизывает жизнь буржуаз¬ ного общества»1. Такова общая картина милитаризации капиталисти¬ ческих стран. В материалах съездов КПСС и других пар¬ тийных документах дается более конкретный анализ этих вопросов применительно к текущему моменту и перспективе. Характеризуя ситуацию вначале 70-х годов, XXIV съезд КПСС констатировал, что только за один год страны НАТО вложили в подготовку войны 103 млрд. долларов. «Наиболее опасный характер милитаризация приобрела в США, — отмечалось в Отчетном докладе ЦК КПСС. — За последние пять лет в этой стране истра¬ чено на военные цели около 400 миллиардов долларов» 2. XXV съезд КПСС, указав на прогресс в деле укрепления мира, вместе с тем подчеркнул, что «ряд крупных госу¬ дарств все еще проявляет явное нежелание прекращать гонку вооружений. Противники разрядки и разоружения обладают еще немалыми ресурсами. Они действуют ак¬ тивно, в разных формах и с разных направлений. Хотя возможности агрессивных действий империализма теперь значительно урезаны, его природа остается прежней»3. Поэтому миролюбивым силам необходимо проявлять вы¬ сокую бдительность. Нужны энергичные действия и един¬ ство всех сил мира и доброй воли. КПСС и другие братские партии неоднократно и свое¬ временно указывали на возможность перехода сил мили¬ таризма в контрнаступление против политики разрядки. На состоявшейся в 1976 г. в Берлине Конференции ком¬ мунистических и рабочих партий Европы руководители 1 Программа Коммунистической партии Советского Союза. М., 1976, с. 29. 2 Материалы XXIV съезда КПСС. М., 1971, с. 16, 3 Материалы XXV съезда КПСС, с. 24.
Диалектика Милитаризма 19 29 братских партий, объединяющих в своих рядах 29 млн. коммунистов, изложили свое понимание путей укрепления мира на континенте, указали на те препят¬ ствия, которые этому мешают. Успех дела разрядки меж¬ дународной напряженности, отмечал в своей речи на Конференции Генеральный секретарь ЦК КПСС това¬ рищ JI. И. Брежнев, вдохповил и укрепил силы мира и прогресса, повысил их авторитет и влияние в массах. В то же время он «насторожил и активизировал силы реакции и милитаризма, тех, кто хотел бы тянуть Евро¬ пу и весь мир обратно к временам «холодной войны» и балансирования на грани ядерной катастрофы» 1. На проведенной в 1980 г. в Париже встрече европей¬ ских коммунистических и рабочих партий и других кол¬ лективных форумах братских партий были четко указаны причины обострения международной обстановки в нача¬ ле 80-х годов, изложены конкретные задачи и пути борь¬ бы против милитаристской опасности. Серьезный вклад в теоретическую разработку про¬ блемы милитаризма внесла марксистская мысль в Сое¬ диненных Штатах Америки. В выступлениях и произве¬ дениях У. Фостера, Ю. Денниса, Г. Холла, Г. Уинстона и других деятелей компартии США содержится глубокий анализ двухвекового развития страны, соотношения военных и невоенных методов осуществления политики господствующего класса буржуазии. Показывается несо¬ стоятельность утверждений о «пацифистском» характере политики США. В принятой в 1971 г. Программе Комму¬ нистической партии США содержится обстоятельный ана¬ лиз военно-промышленного комплекса, его воздействия на внешнюю и внутреннюю политику США. Американские коммунисты в своих работах вскрывают классовую сущ¬ ность и направленность современных тенденций милита¬ ризма, основных стратегических концепций Пентагона, формулируют демократические программы решения про¬ блем, стоящих перед народом Америки. Проблемы мировой политики, соотношения сил мира и войны глубоко анализируются в документах других братских коммунистических и рабочих партий. 1 За мир, безопасность, сотрудничестве и социальный про¬ гресс в Европе. К итогам Конференции коммунистических и рабо¬ чих партий Европы. Берлин, 29—30 июня 1976 года. М., 1976, с. 5. 2*
20 Глава 1 Марксистско-ленинское понимание милитаризма Современный милитаризм — это прежде всего импе¬ риалистический милитаризм, сложившийся на базе мо¬ нополистической стадии капитализма и отразивший в себе агрессивную природу этого строя, содержание и особенности борьбы двух мировых систем, развернувшей¬ ся научно-технической революции. Надежный ключ к пониманию этого явления дает марксистско-ленинская наука. Основоположники марксизма-ленинизма уделяли особое внимание вопросам милитаризма, возникновения и ведения войн, использования вооруженной силы в сфе¬ ре внутренней и внешней политики. Все эти вопросы находились в неразрывной связи с объективными и субъ¬ ективными условиями пролетарской революции, борьбой пролетариата против капиталистического угнетения, со¬ зиданием нового, передового общественного строя — социализма, во имя которого великие вожди рабочего класса отдавали свои силы. К. Маркс, Ф. Энгельс, В. И. Ленин вооружили рево¬ люционный пролетариат глубоко научным диалектиче¬ ским и материалистическим методом исследования капи¬ тализма, включая процесс милитаризации политики, экономики и духовной жизни буржуазного общества. Важ¬ нейший его принцип состоит в творческом сочетании пар¬ тийности и историзма. «Весь дух марксизма, вся его си¬ стема требует, чтобы каждое положение рассматривать лишь (а) исторически; (Р) лишь в связи с другими; (у) лишь в связи с конкретным опытом истории»1,— от¬ мечал В. И. Ленин. Только обращаясь к классикам рево¬ люционной теории, следуя марксистско-ленинской мето¬ дологии, можно правильно выявить главные тенденции эволюции милитаризма, закономерности, определяющие это развитие. Интерес К. Маркса и Ф. Энгельса к военным вопро¬ сам был чрезвычайно велик. Их пристальное внимание 1 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 49, с. 329.
Диалектика милитаризма 21 привлекали узловые моменты прошлой истории и осо¬ бенно события современного им периода, который харак¬ теризовался завершением вызревания империализма внутри капиталистической системы и обострением сопер¬ ничества между ведущими державами, ожесточением вооруженных схваток, развертыванием классовой борь¬ бы. В трудах К. Маркса «Классовая борьба во Франции с 1848 по 1850 г.», «Восемнадцатое брюмера Луи Бона¬ парта», «Гражданская война во Франции» содержится мастерский анализ диалектической взаимосвязи клас¬ совой борьбы и войн. В «Анти-Дюринге», «Крестьянской войне в Герма¬ нии», «Происхождении семьи, частной собственности и государства» Ф. Энгельс раскрыл классовую природу милитаризма, его прямую связь с целями и существом политики господствующего класса. Труды Ф. Энгельса по военным вопросам высоко ценились К. Марксом, кото¬ рый дружески говорил, что он будет «скоро признан первым военным авторитетом в Лондоне» *. В. И. Ленин призывал товарищей по партии учиться серьезному от¬ ношению к военному делу у Ф. Энгельса, которого он называл великим знатоком военного дела2. Целый ряд статей — «Восточная война», «Военные действия на Востоке», «Положение на русско-турецком театре военных действий» и т. д.— К. Маркс посвятил Крымской войне 1853—1856 гг. Ф. Энгельс написал об этой войне свыше 60 статей. В них содержатся факты, относящиеся не только к военной и политико-экономиче¬ ской стороне вооруженной схватки в Крыму, но и глу¬ бокие теоретические обобщения и выводы, имеющие принципиальный характер для всей мировой политики того времени. Когда в 1870—1871 гг. разгорелась франко-прусская война и возникла Парижская коммуна, К. Маркс, нахо¬ дившийся в Англии, стал, по меткому выражению В. И. Ленина, участником революционной борьбы Ком¬ муны «со всем свойственным ему пылом и страстью...» 3. В написанных в 1870 г. воззваниях Генерального совета 1 Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 33, с. 23. 2 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т% 10, с. 340. 3 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 14, с. 377.
22 Глава t I Интернационала о франко-прусской войне и других выступлениях К. Маркс давал глубокий анализ причин этой войны, излагал позицию пролетариата по отноше¬ нию к вооруженным столкновениям различных группи¬ ровок буржуазии. Большим вкладом в научную разработ¬ ку проблем милитаризма явилась серия из 59 статей о франко-прусской войне, опубликованная Ф. Энгельсом в одной из лондонских газет. Его перу принадлежат так¬ же заметки о колониальных войнах того периода, а так¬ же о сербо-черногорско-турёцкой (1876), русоко-турец- кой (1877—1878), сербо-болгарской (1885), японо-китай¬ ской (1894—1895) войнах. Произведения К; Маркса и Ф. Энгельса по проблемам милитаризма, как и все другие труды основоположников революционной теории пролетариата, отличаются высо¬ кой степенью научности и достоверности фактов. Наши взгляды, подчеркивали они, являются точными вывода¬ ми из исторических фактов и процессов развития и вне связи с этими фактами и процессами не имеют никакой теоретической и практической ценности1. Книги и ста¬ тьи К. Маркса и Ф. Энгельса дают достоверную и глубо¬ кую картину конкретных войн и событий, связанных с подготовкой, ходом и завершением вооруженных кон¬ фликтов второй половины XIX в. В трудах К. Маркса и Ф. Энгельса содержатся точные указания относительно методологии исследования милитаризма, вскрыты корни и тенденции развития этого социального явления, даны глубокие характеристики его различных сторон, сохра¬ няющие свою актуальность и для нашего времени. Согласно методологическим указаниям основоположни¬ ков марксизма милитаризм и сопутствующие ему войны, армии, усиление роли военщины носят классовый, обще¬ ственно-исторический характер. Войны появились вме¬ сте с разделением общества на антагонистические клас¬ сы, с возникновением частной собственности на средства производства. В первобытном обществе, не знавшем деле¬ ния на эксплуататоров и эксплуатируемых, жизнь шла, подчеркивал Ф. Энгельс, «без солдат, жандармов и поли¬ цейских, без дворян, королей...»2. «Самодействующая» 1 См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 36, с. 364 * Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 21, с. 97.
Диалектика милитариама 23 военная организация первобытнообщинного строя с по¬ явлением частной собственности уступила место армии, которая, по словам Ф. Энгельса, представляет собой «организованное объединение вооруженных людей, со¬ держащееся государством...»1. Таким образом, военная функция отделяется от народа, поскольку всеобщее воо¬ ружение народа не могло отвечать интересам народивше¬ гося эксплуататорского класса. Социальные антагонизмы породили войны, обрекли народы и государства на ог¬ ромные людские и материальные жертвы, связанные с подготовкой к военным конфликтам и участием в них. Открытие основоположниками марксизма классовой природы войн имело принципиальное значение. Опроки¬ дывались бытовавшие теории о некоей внеисторичности, вечности кровопролитных войн, попытки объяснить их причины биологической природой человека. Это учение раскрывало трудящимся причины возникновения войны и усиления милитаризации, формировало классовое само¬ сознание рабочих для противодействия завоевательной политике господствующих классов. В трудах К. Маркса и Ф. Энгельса содержатся глубо¬ кие указания о направленности милитаризма, о тех целях, во имя которых буржуазия ведет военные приго¬ товления, наращивает армию, развязывает войны. По убеждению основоположников революционной теории пролетариата, все это делается, с одной стороны, ради проведения завоевательной политики господствующего класса, захватов новых территорий и сфер влияния. С другой — в целях подавления своего собственного на¬ рода, удержания трудящихся в положении объекта угне¬ тения и эксплуатации. Вскрывая захватнические устрем¬ ления сторон в Крымской войне, К. Маркс отмечал: «...Посягательства России в отношении Турции. Аппетиты Австрии. Амбиция Франции. Интересы Англии. Торговое и военное значение этого яблока раздора»2. В сжатой форме здесь передана сложная картина противоречий, распрей между * главными державами того времени, при¬ бегнувшими к оружию в стремлении устранить соперни¬ ков. Вожди пролетариата указывали на хищнический
24 Глава I характер войны, которую Пруссия продолжала после крушения Второй французской империи и провозглаше¬ ния республики в Париже. Они призывали немецких трудящихся выступить против прусской военной кама¬ рильи, требовать прекращения войны. В своих трудах К. Маркс и Ф. Энгельс впервые по¬ казали роль милитаризма в проведении колониальной политики капиталистическими державами. В статьях, посвященных национально-освободительному движению сипаев в Индии в 1857—1859 гг. против английского вла¬ дычества, в работах о колониальном разбое в других рай¬ онах они разоблачали преступления господствующего класса метрополий, специально готовившего войска и разрабатывавшего стратегические устаповки для осуще¬ ствления завоевательных и карательных операций в Азии, Африке и Латинской Америке. Разоблачая агрессивную и антинародную направлен¬ ность политики милитаризма, К. Маркс и Ф. Энгельс по¬ казывали фальшь тех теорий и рассуждений, которыми эта политика прикрывалась и оправдывалась. «...Начиная с Макиавелли, Гоббса, Спинозы, Бодена и других мыс¬ лителей нового времени, не говоря уже о более ранних,— писали они,— сила изображалась как основа права; тем самым теоретическое рассмотрение политики освобожде¬ но от морали...»1 Анализ милитаризма невозможен без учета открытых К. Марксом и Ф. Энгельсом положений о его диалекти¬ ческом развитии в соответствии с изменением экономи¬ ческого базиса, связей между военным делом и способом производства, между оснащенностью армий и стратегией и тактикой вооруженной борьбы. Особенно полно эти по¬ ложения разработаны в «Анти-Дюринге». По выраже¬ нию Ф. Энгельса, насилие в антагонистическом обществе является важнейшим методом политики, оно основывает¬ ся на производстве оружия, на материальных средствах, находящихся в распоряжении насилия2. «Ничто так не зависит от экономических условий,— подчеркивал Ф. Эн¬ гельс,— как именно армия и флот. Вооружение, состав, организация, тактика и стратегия зависят прежде всего 1 Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 3* с. 314. 2 См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 20, с. 170.
Диалектика милитаризма 25 от достигнутой в данный момент ступени производства и от средств сообщения» 1. Развитие производства и прогресс военной техники, в свою очередь, могут привести к крупным социально- политическим переменам, оказывая влияние на положе¬ ние тех или иных классов, а также на отношения между ними. К. Маркс и Ф. Энгельс били тревогу по поводу на¬ растания процесса милитаризации, в жертву которому приносятся огромные материальные и культурные ценно¬ сти. Поворотным пунктом в этом отношении, по словам Ф. Энгельса, была франко-прусская война, заставившая «все континентальные великие державы ввести у себя усиленную прусскую систему ландвера и тем самым взвалить на себя военное бремя...»2. Готовясь к новым военным столкновениям, господствующие классы разжи¬ гали военную истерию, подстегивали шовинистические страсти, усиливали наступление на жизненные права на¬ родных масс. «Армия стала главной целью государства,— указывал Ф. Энгельс,—она стала самоцелью; народы су¬ ществуют только для того, чтобы поставлять и кормить солдат. Милитаризм господствует над Европой и пожи¬ рает ее» 3. Основоположники марксизма проводили анализ мили¬ таризма с учетом конкретных требований революционной борьбы. Их интересовали практические задачи пролета¬ риата в борьбе с военной машиной буржуазии, возможно¬ сти победоносного вооруженного восстания и военной организации рабочего класса. Они пристально изучали вопрос о превращении захватнических войн, развязывае¬ мых господствующими классами в целях экспансии и порабощения других народов, в войны освободительные, в огне которых трудящиеся массы могли бы покончить с социальным гнетом и неравенством. К. Маркс и Ф. Эн¬ гельс допускали вероятность превращения войны англо¬ французского блока в Крыму против России в революци¬ онную войну европейских народов против царского само¬ державия. В победе парижских коммунаров они видели 1 Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 20, с. 171. 2 Там же, с. 175. 3 Там же.
26 Глаёа / прообраз освободительной войны пролетариата. «Как бы ни кончилось дело непосредственно на этот раз, — писал К. Маркс о военно-политическом опыте Коммуны,— новый исходный пункт всемирно-исторической важности все-та¬ ки завоеван» *. Великих гуманистов волновал вопрос об уменьшении военной угрозы, устранении опасности новых конфлик¬ тов, несущих смерть и страдания народам всех стран. Указывая на быстрое распространение милитаризма в главных капиталистических странах, К. Маркс и Ф. Эн¬ гельс предупреждали пролетариат о возможной мировой войне, которую могли развязать капиталисты ведущих держав. Вакханалии вооруженного соперничества вожди пролетариата противопоставили идею разоружения. В ста¬ тье «Может ли Европа разоружиться?» Ф. Энгельс одним из первых конкретно изложил пути избавления народов от военного бремени. Достижение социалистических целей пролетариатом К. Маркс и Ф. Энгельс никогда не связывали с войнами между государствами. «Мы должны заявить правитель¬ ствам: мы знаем, что вы — вооруженная сила, направ¬ ленная против пролетариев; мы будем действовать против вас мирно там, где это окажется для нас возмож¬ ным, оружием — когда это станет необходимым» 2, — ука¬ зывал К. Маркс на Лондонской конференции Междуна¬ родного товарищества рабочих в 1871 г. На случай край¬ ней ситуации К. Маркс и Ф. Энгельс требовали созда¬ ния революционной армии, способной бороться эа реши¬ тельный слом буржуазной военно-бюрократической госу¬ дарственной машины. В процессе углубления милитаризма во второй поло¬ вине XIX в. К. Маркс и Ф. Энгельс увидели важные тенденции, работающие в направлении, противоположном расчетам правящих кругов буржуазии. Они указали на возможность превращения войска монарха или буржу¬ азной республики в армию революции. Соперничество государств, отмечается в «Анти-Дюринге», заставляет их «все более и более всерьез применять всеобщую воин¬ скую повинность и тем самым обучать в конце концов 1 Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 33, с. 175. 1 Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 17, с. 649.
Диалектика милитаризма 27 весь народ умению владеть оружием, так что народ ста¬ новится способным в известный момент осуществить свою волю вопреки командующему военному начальству. И этот момент наступит, как только народная масса — деревенские и городские рабочие, а также крестьяне — будет иметь свою волю. На этой ступени войско монарха превращается в народное войско, машина отказывается служить...»1. В разработке положений о снижении социальной на¬ дежности массовых буржуазных армий, о вероятности того, что солдаты могут переложить ружье с одного пле¬ ча на другое и повернуть его против собственных угне¬ тателей нельзя не видеть предвосхищение основного так¬ тического лозунга рабочего класса в отношении развя¬ занной в 1914 г. капитализмом мировой бойни: «Превра¬ тим войну империалистическую в войну гражданскую!» Начатая К. Марксом и Ф. Энгельсом научная разра¬ ботка вопросов милитаризма как социального явления эпохи капитализма была продолжена в новых историче¬ ских условиях В. И. Лениным. Идеи и указания Влади¬ мира Ильича о сущности войн и армии имели и имеют не только высокое научное и методологическое значение, но и сыграли крупнейшую практическую роль в подъе¬ ме борьбы российского и мирового пролетариата против опирающейся на военную силу системы империалисти¬ ческого угнетения и агрессии, в подготовке победонос¬ ной революции в России, в организации защиты первого в мире социалистического государства. Приступая к ана¬ лизу милитаризма как неотъемлемой черты империализ¬ ма, В. И. Ленин тщательно изучил основные работы сво¬ их великих учителей по военным вопросам. Он был крупным знатоком истории войн, развития военного дела в прошлом. Проблем милитаризма Ленин касался постоянно — и в капитальных трудах, и в отдельных выступлениях и статьях. Исходным для понимания ленинского взгляда на эту проблему является анализ развития капиталисти¬ ческого общества в «Империализме, как высшей стадии капитализма». В произведениях «Социализм и война», «Война и революция», «Крах II Интернационала», «Гро¬ 1 Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 20, с. 175.
28 Глава I зящая катастрофа и как с ней бороться», «Военная про¬ грамма пролетарской революции», «О лозунге «разору¬ жения» и других работах периода первой мировой вой¬ ны и подготовки Октябрьского вооруженного восстания В. И. Лениным дана глубокая разработка вопросов про¬ исхождения и сути войн, все более широкого влияния военщины на политику буржуазных государств. В более ранних ленинских работах, относящихся к русско-япон¬ ской войне, раскрываются новые моменты в развитии милитаристского процесса. Большую актуальность имели и сохраняют по сей день такие произведения В. И. Лени¬ на, как «Падение Порт-Артура», «К русскому пролетари¬ ату», «Самодержавие и пролетариат», «Разгром», «Цар¬ ский мир» и другие. Ценнейшим активом марксистско-ленинского анализа проблемы милитаризма являются ленинские работы о гражданской войне 1918—1920 гг. и иностранной интер¬ венции. Глубиною мысли, четкостью и конкретностью отличались выступления В. И. Ленина по вопросам ор¬ ганизации вооруженной защиты завоеваний революции и строительства Красной Армии. «Мы брались за дело, за которое никто в мире в такой широте еще не брал¬ ся»1,— заявлял В. И. Ленин, подчеркивая невероятную сложность этих задач. Указания В. И. Ленина открыли надежный путь к обеспечению обороноспособности Со¬ ветского государства, вооружили марксистов-ленинцев, прогрессивные силы мира идеями и практическими зна¬ ниями относительно того, как вести успешную борьбу против агрессивной политики империалистических кру¬ гов. Развивая и углубляя теоретические положения К. Маркса и Ф. Энгельса о классовом характере войн, В. И. Ленин с предельной ясностью показал: в новых исторических условиях империалистический милитаризм прямо связан с господством монополистического капита¬ ла, неравномерностью экономического и политического развития капитализма, ожесточением соперничества на мировой арене, изменением мощи отдельных националь¬ ных отрядов мирового монополистического капитала. Вы¬ являя эту органическую связь, В. И. Ленин писал: 1 JI е п и н В. И. Поли. собр. соч., т. 38, с. 138.
Диалектика милитаризма 29 > «...империализм... окончательно созревший лишь в XX веке, по экономическим его коренным, свойствам, от¬ личается наименьшим миролюбием и свободолюбием, наибольшим и повсеместным развитием военщины»1. Милитаризм эпохи империализма выступает как сила в борьбе за передел мира, орудие агрессии и колониаль¬ ного разбоя. Он направлен против эксплуатируемого большинства народа, армия играет роль важного инстру¬ мента подавления, политического, экономического и ду¬ ховного подчинения трудящихся масс интересам монопо¬ листической верхушки. Именно на эти две формы — внешнюю и внутреннюю — неоднократно указывал В. И. Ленин, раскрывая суть политики милитаризма. «...Война есть необходимый продукт капитализ¬ ма...»2 — писал В. И. Ленин, подчеркивая общественно¬ исторический характер этого социального явления. «Вой¬ на не есть противоречие основам частной собственности, а прямое и неизбежное развитие этих основ... При капи¬ тализме невозможны иные средства восстановления, вре¬ мя от времени, нарушенного равновесия, как кризисы в промышленности, войны в политике»3. «Война — не слу¬ чайность, не «грех»... а... законная форма капиталистиче¬ ской жизни...»4. В этих коротких, но емких ленинских формулировках четко показано, что капиталистическая система по коренным своим свойствам является источни¬ ком военной угрозы, империализм же превращает воен¬ ную силу из предпосылки насилия в его функционирую¬ щее орудие. В. И. Ленин не только выявил неразрывную связь процессов развития империализма и милитаристских тен¬ денций, но и научно доказал: войны «прекратятся лишь тогда, когда перестанет существовать капиталистический строй, или же, когда громадность человеческих и денеж¬ ных жертв, вызванных военно-техническим развитием, и вызванное вооружениями народное возмущение приведут к устранению этой системы» 5. 1 Ленин В. И. Поли. собр. соч., т. 37, с. 248. 2 Ленин В. И. Поли. собр. соч., т. 16, с. 72. 3 Ленип В. И. Поли. собр. соч., т. 26, с. 353. 4 Там же, с. 41. 5 Л е н и н В. И. Полн. собр. соч., т. 17, с. 188.
30 Глава / По определению В. И. Ленина, война есть насквозь политика, войны, возникают не вдруг, неожиданных войн не бывает. «В применении к войнам, основное положение диалектики... состоит в том, что «война есть просто про¬ должение политики другими» (именно насильственными) «средствами» *, — указывал В. И. Ленин. В. И. Ленин был глубоко уверен в необходимости зна¬ ния рабочим классом сущности войн и причин их возник¬ новения. По его убеждению, эти знания помогут трудовой массе противодействовать империалистической военщине, завоевательной политике господствующих классов. Рас¬ крытие классовой природы войны, ее органической связи с политикой господствующих классов диктовалось также необходимостью разоблачения реакционных военных тео¬ рий и мобилизации сил пролетариата на борьбу с захват¬ ническими войнами и с милитаризмом в целом. «Мне кажется, — писал В. И. Ленин, — что главное, что обык¬ новенно забывают в вопросе о войне, на что обращают недостаточно внимания, главное, из-за чего ведется так много споров и, пожалуй, я бы сказал, пустых, безна¬ дежных, бесцельных опоров, — это забвение основного во¬ проса о том, какой классовый характер война носит, из-за чего эта война разразилась, какие классы ее ведут, какие исторические и историко-экономические условия ее вы¬ звали» 2. Причины иных войн не всегда лежат на поверхности. Буржуазия любую более или менее значительную схват¬ ку готовит втайне. Для выяснения причин возникнове¬ ния войны в каждом отдельном случае необходимо изу¬ чать политику, которую проводила известная держава, известный класс внутри этой державы в течение долгого времени перед войной. Эту политику, по выражению В. И. Ленина, неизбежно и неминуемо этот класс продол¬ жает во время войны, переменив только форму дей¬ ствия 3. Все эти ленинские мысли отливались в важные мето¬ дологические принципы о соотношении политики и вой¬ 1 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 2П, с. 224. 2 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 32, с. 77. * См. там же, с. 79.
Диалектика Милитаризма 31 ны, политических целей и стратегических установок, воен¬ ных возможностей. «Политика это разум, война же толь¬ ко орудие, а не наоборот», — подчеркивал В. И. Ленин в замечаниях на книгу Клаузевица «О войне» 1. Политика господствующего класса ставит цели и задачи перед стра¬ тегией, ориентируя и определяя характер и направлен¬ ность последней. Со своей стороны, стратегия — а в более широком смысле воепные, экономические и моральные факторы — диктует объем и рамки для политики в период подготовки и в ходе войны. Преступить эти рамки — зна¬ чит действовать без учета реальных сил, стать на путь авантюризма. История знает немало фактов, когда нарушение за¬ кона соотношения политики и войны приводили к пора¬ жениям, военно-политическому краху. На один из таких примеров указывал В. И. Ленин на VI Всероссийском чрезвычайном съезде Советов в ноябре 1918 г. «Мы ви¬ дим, что, если бы во время брестских переговоров Гер¬ мания оказалась бы сколько-нибудь владеющей собой, сколько-нибудь хладнокровной, способной воздерживать¬ ся от авантюр, она могла бы удержать свое господство, могла бы завоевать себе, несомненно, выгодное положе¬ ние на Западе, — говорил В. И. Ленин. — Она этого не сделала потому, что такую машину, как война миллионов и десятков миллионов, война, которой разожжены до последней степени шовинистические страсти, война, ко¬ торая связана с капиталистическими интересами, изме¬ ряемыми сотнями миллиардов рублей, — такую машину, раз ее разогнали, никаким тормозом остановить нельзя. Эта машина пошла дальше, чем сами германские импе¬ риалисты хотели, и их раздавила» 2. Справедливость этих ленинских оценок постоянно подтверждается практикой империалистической политики в новейший период. Для исследования современного милитаризма боль¬ шую ценность представляют ленинские мысли о превос¬ ходящих в сравнении с другими отраслями экономики темпах роста военной экономики, прибыльности военного производства, складывающейся унии генералитета и пу¬ шечных королей — прообраза нынешнего военно-промыш¬ 1 Ленинский сборник XII, с. 437. 2 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 37, с. 158—159.
Ржава t ленного комплекса. Основой для этих процессов является империализм, которому присуща ожесточенная борьба великих держав за раздел и передел мира. В этих усло¬ виях политика и экономика ориентируются на войну, на передний план выходят военщина и ее союзники из про¬ мышленных кругов. «Теперь милитаризация проникает собой всю общественную жизнь», империализм «неизбеж¬ но должен поэтому вести к дальнейшей милитаризации во всех странах» *, — писал В. И. Ленин. Владимир Ильич раскрыл особенности военного про¬ изводства и показал неизбежность расширения связей между частной военной промышленностью и правитель¬ ственными ведомствами, субсидирующими эту промыш¬ ленность и потребляющими ее продукцию. В статье «Вве¬ дение социализма или раскрытие казнокрадства?» он отмечал: «Когда капиталисты работают на оборону, т. е. на казну, это уже — ясное дело — не «чистый» капита¬ лизм, а особый вид народного хозяйства. Чистый капи¬ тализм есть товарное производство. Товарное производ¬ ство есть работа на неизвестный и свободный рынок. А «работающий» на оборону капиталист «работает» вовсе не на рынок, а по заказу казны, сплошь и рядом даже на деньги, полученные им в ссуду от казны» 2. Эти ленинские наблюдения дают ключ к выводам, имеющим отношение к положению в современной про¬ мышленности вооружений США и других ведущих дер¬ жав Запада. Без опоры на казну государства, вне струк¬ туры государственно-монополистического капитализма военное производство не может развиваться широко. Воен¬ ный бизнес первым среди отраслей экономики стал «не¬ чистым» капитализмом, работающим на казну, т. е. на военное ведомство. Тенденции государственно-моно¬ полистического капитализма прежде всего получили раз¬ витие на поприще производства вооружений, имея своим обязательным условием и следствием прямые контакты, общность интересов, взаимозависимость кругов военного бизнеса и генеральской верхушки в государственном ап¬ парате. 1 JI е н и н В. И. Поли. собр. со^., т. 30, с. 137. 2 JI е н и н В. И. Поли. собр. соч., т. 32, с. 313—319.
Диалектика милитаризма 33 Как указывал В. И. Ленин, для этих двух социальных групп буржуазного общества — военных промышленни¬ ков и военщины — производство вооружений является чрезвычайно прибыльным делом, «золотым дном». Полу¬ чая выгодные заказы, а то и занимаясь неприкрытым казнокрадством, они взаимно обогащаются, обеспечивают высокие прибыли. «...Капитал делает великолепные дела на вооружениях и войнах» \ — отмечал В. И. Ленин. Фи¬ нансовое и социальное положение представителей этих групп связано с развертыванием военных приготовлений, развязыванием вооруженных столкновений, и они всяче¬ ски способствуют и подталкивают политику своих прави¬ тельств именно к такому опасному образу действий. Идеи основоположников марксизма-ленинизма ука¬ зывали верный путь в борьбе против милитаризма и на¬ кануне первой империалистической войны, и в период подготовки агрессивными кругами империализма второй мировой войны. Коммунисты указывали на истоки воен¬ ной опасности, нависающей над человечеством, излагали практические меры по борьбе против ее главного носите¬ ля — фашизма. Например, бешеное вооружение фашист¬ ской Германии, восстановление воинской повинности и огромное усиление ее морского и воздушного флота вызва¬ ли во всем капиталистическом мире новую усиленную гонку вооружений, в которую активно включались другие буржуазные государства, в том числе Соединенные Шта¬ ты Америки. В 1937 г. военные расходы Германии составляли 12 600 млн. марок (683 млн. в 1927 г.), Японии — 1300 млн. иен (495 млн. в 1927 г.), Италии — 11840 млн. лир (4 960 млн. в 1927 г.). Со своей стороны Великобри¬ тания, Франция и США также наращивали вооруженные силы и увеличивали военные расходы. Позже, уже после окончания второй мировой войны, западные эксперты подсчитали, что расходы на одного убитого в 1939— 1945 гг. составляли 200 тыс. долларов (21 тыс. долларов в 1914-1918 гг.) 2. Выдвигая перед мировым пролетариатом в качестве первоочередной задачу сохранения мира, VII конгресс 1 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 26, с. 232. 2 См.: Большая Советская Энциклопедия. Изд. 3-е, т. 16. М., 1974, с. 257. 3 Зак. 274
34 Глава t Коммунистического Интернационала (1935) подчеркивал в принятой резолюции: «Борьба против милитаризма и вооружений. Коммунистические партии во всех капита¬ листических странах должны бороться против военных расходов (военный бюджет), за отзыв военных сил из колониальных и мандатных стран, против проводимых капиталистическими правительствами мер военизации, в особенности же против милитаризации молодежи, жен¬ щин и безработных; против чрезвычайных законов, огра¬ ничивающих буржуазно-демократические свободы в целях подготовки войны; против ограничения прав рабочих на военных заводах; против субсидирования военной про¬ мышленности и против торговли оружием и перевозок оружия. Борьбу против мероприятий по подготовке вой¬ ны можно вести только в теснейшей связи с защитой экономических интересов и политических прав рабочих, служащих, трудящихся, крестьян и городской мелкой буржуазии» В историю борьбы марксистов-ленинцев против мили¬ таризма, против опасности мировой войны навсегда вой¬ дет славная деятельность лидера болгарских коммунистов Г. Димитрова, вождя коммунистов Германии Э. Тельма¬ на и других выдающихся представителей рабочего класса стран Европы, Америки и других континентов. Основоположники марксизма-ленинизма внимательно следили за развитием событий на Североамериканском континенте. Они оставили ценное теоретическое насле¬ дие, обращение к которому позволяет правильно и по- научному точно оценить главные процессы в политиче¬ ской и военной истории США. К. Маркс, Ф. Энгельс и В. И. Ленин с симпатией относились к освободительной войне американского народа, с оружием в руках подняв¬ шегося против английского колониального гнета. С неко¬ торыми прогрессивными сторонами американского обще¬ ства они связывали определенные надежды на оживление демократических движений в Европе. Декларацию неза¬ висимости, принятие которой 4 июля 1776 г. ознамено¬ вало рождение суверенного государства на месте 13 быв- 1 Резолюции VII Всемирного конгресса Коммунистического Интернационала. М., 1935, с. 37—38.
Диалектика милитаризма 35 ших колоний, К. Маркс называет «первой декларацией прав человека». Вожди пролетариата придавали большое значение изучению военного аспекта политики США. Лишь о пер¬ вой стадии войны между Севером и Югом К. Маркс опуб¬ ликовал около 50 статей. В них раскрывался характер войпы как вооруженного столкновения капиталистической системы наемного труда в Северных штатах и господ¬ ствующей на Юге системы рабства. Ф. Энгельс еще в 1862 г. опубликовал свои соображения относительно стра¬ тегии войны против армии Южной конфедерации. Эти взгляды совпали с планом военных действий, который впоследствии использовали северяне. Около 70 статей К. Маркс и Ф. Энгельс написали для «Новой американ¬ ской энциклопедии». Большинство из них касаются воен¬ ных вопросов. По мнению основоположников теории научного социа¬ лизма, развитие военщины в Соединенных Штатах не шло такими темпами, как в главных европейских госу¬ дарствах прошлого века. По определению В. И. Ленина, Америка отличалась наибольшим сравнительно миролю¬ бием и свободолюбием. Ф. Энгельс был уверен в том, что американский народ в период борьбы за независимость, по существу, способствовал перевороту в военном деле, применив новый способ ведения войны1. Как известно, в тот период единственной формой боя была достигшая совершенства при Фридрихе II линей¬ ная тактика. В американской войне за независимость, отмечал Ф. Энгельс, отряды повстанцев не доставляли англичанам удовольствия — выступать против них, в свою очередь, в линейном строю и на открытой ровной мест¬ ности, а действовали рассыпными подвижными стрелко¬ выми цепями. Таким образом, заключает Ф. Энгельс, был изобретен рассыпной стрелковый строй — «новый способ ведения боя как следствие изменившегося солдатского ма¬ териала». Наблюдая за Соединенными Штатами, основополож¬ ники марксизма-ленинизма указывали па противоречи¬ вость исторического пути этой страны. Они привлекали внимание к тому, что при относительном «отставании» от 1 См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 20, с. 172. 3*
36 Глава I главных европейских держав прошлого в использовании оружия как средства политики Соединенные Штаты ста¬ новились все более напористой, агрессивной силой в меж¬ дународной жизни. В знаменитом «Письме к американ¬ ским рабочим» В. И. Ленин как бы обозначил два полюса исторического развития США. «История новейшей, цивилизованной Америки,— пи¬ сал Владимир Ильич, — открывается одной из тех вели¬ ких, действительно освободительных, действительно рево¬ люционных войн, которых было так немного среди гро¬ мадной массы грабительских войн...» Воздав должное славному прошлому американского народа, В. И. Ленин вместе с тем дает уничтожающую характеристику мили¬ таристской политике американских миллиардеров: «Они сделали своими данниками все, даже самые богатые, страны. Они награбили сотни миллиардов долларов... На каждом долларе —ком грязи от «доходных» воеппых по¬ ставок... На каждом долларе следы крови...»1 Фактически во всей истории США вплоть до Перл- Харбора — нападения японских милитаристов в декабре 1941 г. на американский флот, поведшето к вступлению Соединенных Штатов во вторую мировую войну, — война за независимость оставалась единственной справедливой войной. От этого исторического рубежа, которым амери¬ канцы вправе гордиться, развитие Америки пошло в на¬ правлении все более частого использования захватниче¬ ских войн для достижения внешнеполитических целей буржуазии США. На первых порах американская армия была довольно малочисленной. Например, в 1835 г. при 17-миллионном населении Соединенных Штатов регулярные войска на¬ считывали всего лишь 7198 офицеров и солдат, объеди¬ ненных в 12 полков. Из этих войск 4 тыс. человек были выделены в «отряды постоянной готовности», которые в любой момент можно было использовать в военных опе¬ рациях как внутри США, так и за пределами страны. «Отряды постоянной готовности» составляли 116 пехот¬ ных, артиллерийских и кавалерийских рот, по 30 солдат в каждой, и были разбросаны по всей территории Соеди¬ ненных Штатов. 1 J1 е н и в В. И. Поли. собр. соч., т. 37, с. 48, 50.
Диалектика милитаризма 37 Ограниченные размеры армии обусловливались отсут¬ ствием на Североамериканском континенте США серьез¬ ных противников. Соседи Соединенных Штатов — само¬ стоятельные государства Южной Америки были чрезвы¬ чайно слабыми странами как в экономическом, так и в военном отношении. За всю историю Соединенных Шта¬ тов им ни разу серьезно не грозило нападение со стороны южноамериканских стран. Англия, Франция и Испания, увязшие в европейских войнах, не имели воз¬ можности держать в своих американских колониях сколь¬ ко-нибудь значительные воинские формирования. Огром¬ ные водные пространства Атлантического и Тихого океанов служили надежной защитой от угрозы нападения держав Старого Света. Соединенные Штаты были прак¬ тически недосягаемы со стороны европейских государств. Географическое положение США гарантировало им «монополию неуязвимости». Коренное население Соединен¬ ных Штатов — примитивно вооруженные племена, разди¬ раемые междоусобицами, — никогда не представляло опас¬ ности, для борьбы с которой вашингтонскому правитель¬ ству нужно было бы содержать большую армию. Американская буржуазия того времени в выполнении своих захватнических планов вполне обходилась ограни¬ ченной армией, хотя военные всегда играли видную роль во внутренней жизни страны. Правда, уже в первые дни существования американской республики народ Соеди¬ ненных Штатов был предупрежден об опасности для де¬ мократических свобод и прав, исходящей из кругов воен¬ щины. К моменту завершения американской буржуазной революции в республиканских войсках усилилось броже¬ ние среди солдат, недовольных тем, что за годы войны за независимость им не выплачивали обещанное жалованье. В 1781 г. солдаты Пенсильванской линии, перебив коман¬ диров, двинулись на столицу. То же самое сделали и сол¬ даты, дислоцированные в штате Нью-Джерси. Воспользо¬ вавшись недовольством солдат, группа офицеров, собрав¬ шихся в Ньюбурге, решила организовать в стране военный переворот. Руководитель мятежных офицеров полковник JI. Никола предложил генералу Д. Вашингтону корону. Ньюбургский заговор был вскоре подавлен, однако в те¬ чение долгого времени гражданское население США и
38 Гллмш, I «члены конгресса продолжали оставаться во власти виде¬ ний военного деспотизма» х. Несмотря на довольно ограниченную численность аме¬ риканской армии, господствующий класс Соединенных Штатов постоянно заботился о подготовке военной маши¬ ны к участию во внешнеполитических акциях. Так, пре¬ зидент США Т. Джефферсон основал военную академию Соединенных Штатов, которая готовила командные кадры для американской армии. На полную мощность работали оружейные фабрики и мастерские, систематически про¬ водились реорганизации регулярной армии с целью повы¬ шения ее боеспособности. Пушки и мушкеты американских солдат были глав¬ ными средствами выполнения экспансионистской програм¬ мы буржуазии США. Даже в «мирных сделках» роль армии Соединенных Штатов оказывалась решающей. Именно так было в 1803 г., когда США добились первого крупного территориального приобретения, купив у Фран¬ ции Луизиану, занимавшую земли между реками Миссу¬ ри и Арканзас. Правительство Наполеона, опасаясь воо¬ руженной оккупации Луизианы, вынуждено было продать свою огромную колонию за мизерную сумму в 15 млн. дол¬ ларов. Вслед за эти^ состоялась «покупка» Флориды, при¬ надлежавшей Испании. Соединенные Штаты устроили во Флориде две «революции», а затем в 1811 г. оккупиро¬ вали ее. Испанскому правительству ничего не оставалось делать, как уступить эту огромную территорию в 152 тыс. кв. км за 5 млн. долларов. Это была типичная «продажа под дулом пистолета», прием, к которому гос¬ подствующий класс США прибегал неоднократно. Нако¬ нец, Соединенные Штаты с помощью вооруженных сил захватили еще одну крупнейшую область — территорию Орегона, включавшую нынешние штаты Орегон, Вашинг¬ тон, Айдахо, частично Монтану и Вайоминг. Захваты и «покупки» новых территорий вашингтонским правитель¬ ством производились без учета интересов проживающего в этих районах коренного индейского населения, исконные права которого на земли американской буржуазией в рас¬ 1 Miller Т. Origins of the American Revolution. Boston, 1943. P. 119, :
ДиалеКтийа Милитаризма чет не принимались. Индейское население Америки бес¬ пощадно истреблялось еще до образования Соединенных Штатов. После образования США американская буржуа- аия приступила к планомерному уничтожению индейцев и захвату их земель. Главным орудием расправы с ними служила регулярная армия. Власти США издали в 1832 г. приказ по армии, в котором говорилось, что к ин¬ дейцам следует относиться «как к чуме» и что если индеец будет оказывать сопротивление, то, «чем быстрее он будет истреблен, тем лучше». Во исполнение подобных приказов американские генералы провели десятки войн, организовали сотни карательных экспедиций, в ходе ко¬ торых было истреблено почти все коренное население Соединенных Штатов. В 1846 г. Соединенные Штаты начали первую в своей истории большую, открыто захватническую войну против Мексики. Еще раньше американские поселенцы с по¬ мощью вашингтонского правительства отторгли от Мекси¬ ки богатейший Техас и создали там самостоятельное правительство. В 1844 г. президент Дж. Тайлер объявил о включении Техаса в состав Соединенных Штатов. Вслед за этим американское правительство организовало про¬ вокационный налет на мексиканскую территорию, спро¬ воцировав тем самым большую войну. Военные действия складывались неудачно для* мек¬ сиканцев, располагавших незначительной, плохо воору¬ женной армией. Американские солдаты беспощадно по¬ давляли население Мексики, поднявшееся на справедли¬ вую борьбу против агрессии янки. Американская армия наступала на город Мехико тем же путем, которым за 300 лет до этого шел Кортес с испанской армадой. Поход американцев носил такой же разбойничий харак¬ тер. В результате этой агрессивной войны у Мексики была отобрана огромная территория, включавшая нынешние штаты Техас, Калифорнию, Аризону, Неваду, Юту, Нью-Мексико, Колорадо и часть Вайоминга. По заявле¬ нию американского публициста Д. Уорберга, «после аннексии Техаса и войны против Мексики меч, а не перо стал инструментом экспансии США в Западном полу¬ шарии» *. Соединенные Штаты, совершив неприкрытую 1 „Progressive", 1959, Jan.
40 Глаша 1 агрессию против своего южного соседа с целью захвата его земель, недвусмысленно заявляли всем латиноамери¬ канским странам о намерении силой установить в Запад¬ ном полушарии свое господство. Правительство США предприняло попытку юридиче¬ ски оградить от посягательств великих держав свое право единолично распоряжаться в Западном полушарии. С этой целью в 1823 г. была провозглашена «доктрина Монро». В обстановке готовившегося карательного похода держав «священного союза» против латиноамериканских стран правительство США заявило о своей поддержке латино¬ американцев. «...Американские континенты... — говори¬ лось в этом документе, — отныне не должны считаться объектами дальнейшей колонизации какими-либо европей¬ скими державами... Всякую попытку с их стороны рас¬ пространить свою политическую систему на какую-либо часть нашего полушария мы будем рассматривать как опасную для нашего спокойствия и безопасности» Однако вскоре выяснилось, что «доктрина Монро» используется Соединенными Штатами не столько против стремления европейских держав сохранить свои колонии в Америке, сколько против борьбы народов Латинской Америки за независимость и целостность своих стран, ко¬ торым все больше угрожала агрессия с Севера. Тем самым провоглашенный президентом США Дж. Монро лозунг «Америка для американцев» материализовался в требование «Америка для янки». Гражданская война (1861 — 1865) и победа промыш¬ ленного Севера явились мощным толчком к развитию капитализма в Соединенных Штатах. Промышленность и сельское хозяйство росли невиданными темпами. Воз¬ никали заводы, фабрики, шахты, рудники, строились железные дороги. Уже в 1894 г. США обогнали в своем развитии Англию и стали ведущей мировой промышлен¬ ной державой. В полном разгаре был процесс монополи¬ зации американской экономики, происходило объединение промышленных и финансовых корпораций. Группы Мор¬ гана, Рокфеллера, Меллона и других финансовых королей Америки сосредоточивали в своих руках гигантскую де¬ 1 Хайд Ч. Международное право, его понимание и приме¬ нение Соединенными Штатами Америки, т. 1. М., 1959, с. 440--441.
Диалектика милитаризма 41 нежную власть. В Соединенных Штатах, подчеркивал К. Маркс в письме Фр. Зорге в 1881 г., «капиталистиче¬ ское хозяйство и связанное с ним порабошение рабочего класса развились быстрее и в более циничной форме, чем в какой-либо иной стране...» 1. С вступлением США в империалистическую фазу зах¬ ватническая война стала занимать одно из основных мест в американской политике. История Америки стала развиваться от войны к войне. Военная сила превраща¬ лась в главный «аргумент», к которому прибегали лидеры США на международной арене. Началась эпоха империалистического милитаризма Соединенных Штатов. Несколько десятилетий, предшест¬ вовавших новейшему периоду истории, ознаменовались крупнейшими событиями, которые наложили глубокий от¬ печаток на все дальнейшее развитие США вплоть до на¬ ших дней. Развязав агрессию против Испании, США начали пер¬ вую в истории человечества империалистическую войну. Подобно тому как полвека назад американские милита¬ ристы организовали провокацию против Мексики, так и на этот раз правительство США напало на испанские владе¬ ния на Кубе и Филиппинах. Насквозь прогнившая испан¬ ская монархия не могла оказать сопротивления молодому хищнику, и в состав империи американских финансовых магнатов насильственно были включены Пуэрто-Рико, Гуам, Филиппины и фактически Куба, которая формально объявлялась «независимой». Невиданно возросли расходы на военные приготовле¬ ния. Если в дни американо-испанской войны 1898 г. флот США насчитывал 5 броненосцев и 2 крейсера, то в конце пребывания Т. Рузвельта на посту президента в состав военно-морских сил входило уже 25 броненосцев и 10 тяжелых крейсеров. Наряду с военным флотом увели¬ чивалась численность и сухопутной армии. В 1901 г. конг¬ ресс принял закон, согласно которому численность армии возрастала до 100 тыс. человек. Теперь уже сухопутные войска состояли из 30 пехотных и 15 кавалерийских пол¬ ков, 3 инженерных батальонов и корпуса артиллерии2.
42 Глава I Господствующий класс США использовал военную ма¬ шину не только в агрессивных войнах, но и для подавле¬ ния выступлений народа. Армия неоднократно применя¬ лась против бастующих рабочих. Только за период с 1886 по 1895 г. правящие круги Соединенных Штатов 328 раз бросали войска на подавление выступлений тру¬ дящихся. С особой жестокостью была подавлена в 1887 г. крупная забастовка американских железнодорожников. Против бастующих было брошено около 100 тыс. солдат и полицейских. От океапа до океана разгорелись самые нас¬ тоящие бои между бастующими и частями армии. Про¬ мышленные центры Питтсбурга, Балтимора, Чикаго пере¬ ходили из рук в руки по нескольку раз. В Филадельфии против бастующих железнодорожников правительство направило пушки военного флота. Стачка была потоплена в крови рабочих. В дальнейшем американский капитал постоянно применял армию против рабочего движения: в 1892 г. — в дни «Гомстедекой бойни» на заводах Карне¬ ги, в 1914 г. — во время стачки угольщиков в штате Коло¬ радо, в 1932 г. — для расправы с ветеранами мировой войны в Вашингтоне и т. д., вплоть до сегодняшнего дня. Военная экспансия США вышла за пределы Нового Света, все государства которого практически уже явились объектом вооруженного американского вмешательства. Когда оказывались недостаточными средства политическо¬ го и экономического нажима в том или ином районе мира, в ход все чаще пускались американские войска. Внимание господствующего класса Америки начинал привлекать Китай. В 1899 г. государственный секретарь США Хейс выступил с доктриной «открытых дверей», рассчитанной на вытеснение из Китая всех конкурентов и превращение этой страны в американскую колонию. Правительство США в целях ускорения колонизации Китая посылает в 1900 г. крупный экспедиционный отряд для подавления восстания китайского народа. Американские войска участ¬ вовали в разграблении Пекина, Тяньцзиня и других горо¬ дов Китая. Вступив в первую мировую войну лишь 16 апреля 1917 г., когда исход борьбы уже ни у кого не вызывал сомнения, Америка оказалась не только политическим ли¬ дером среди держав-победительниц, но и экономическим центром капиталистического лагеря. Война превратила
Диале ттика милитариаМй 43 США из должника в самого богатого в мире кредитора, которому Европа задолжала около 10 млрд. долларов. Наконец, одна из позорнейших глав в истории воору¬ женных сил США — интервенция американского импери¬ ализма в Советскую Россию. Господствующий класс Сое¬ диненных Штатов приложил усилия для того, чтобы заду¬ шить первое в мире рабоче-крестьянское государство. Он поддерживал Колчака, Миллера, Деникина и прочих бело¬ бандитских главарей, орудовавших на советской террито¬ рии. Одпако революционный народ России, освободив¬ шийся от цепей капитализма, выбросил вон всех интер¬ вентов из пределов своей Родины. В результате войн территория Соединенных Штатов увеличилась в 10 раз. В прошлом едва ли можно найти даже короткий отрезок времени, когда американское ору¬ жие не пускалось бы в ход. Армия США в итоге военных завоеваний захватила с 1776 г. больше территорий, чем любая другая армия мира, за исключением английской; Англия с 1776 г. захватила земли общей площадью более 3 500 тыс. кв. миль, США —свыше 3100 тыс. кв. миль. «Соединенные Штаты, — констатирует директор веду¬ щего американского внешнеполитического журнала «Форин афферс» Д. Чейз, анализируя прошлое страны, — вопреки популярному мифу, никогда не были изоляцио¬ нистской страной. Чуть ли не с момента своего становле¬ ния США стали захватнической державой. За период с 1798 по 1945 г. Соединенные Штаты 159 раз исполь¬ зовали свои вооруженные силы за границей, в 73 случаях это было сделано без объявления войны. Даже в период между первой и второй мировыми войнами, который при¬ нято считать расцветом изоляционизма, США участво¬ вали в 19 военных операциях за пределами Западного полушария» Трансформация США из лидера борьбы за буржуазные свободы, роль которого страна взяла на себя с началом войны за независимость в 1776 г., в один из мировых центров милитаризма завершилась. По этому поводу В. И. Ленин писал еще в 1917 г.: «...Англия и Америка, крупнейшие и последние — во всем мире — представители англо-саксонской «свободы» в смысле отсутствия военщи¬ 1 „New York Times", September 13, 1976.
44 Глава t ны и бюрократизма, скатились вполне в общеевропейское грязное, кровавое болото бюрократически-военных учреж¬ дений, все себе подчиняющих, все собой подавляющих» х. Основные школы военно-политической мысли США Проблема современного милитаризма, и прежде всего американского, является одной из самых актуальных в мировой военно-политической литературе. Советские иссле¬ дователи на всех этапах существования Советского госу¬ дарства уделяли самое серьезное внимание теоретическо¬ му и практическому разоблачению сущности милитариз¬ ма как социально-классового явления, присущего опреде¬ ленному этапу развития эксплуататорского общества. Существенный вклад в раскрытие сущности милита¬ ризма внесли труды выдающегося полководца и военного теоретика М. В. Фрунзе. Высокий творческий уровень отличает работы видного военачальника Б. М. Шапош¬ никова, особенно его труд «Мозг армии». Развивая ленинские положения о соотношении политики и военной стратегии, автор опровергает буржуазных военных теоре¬ тиков, которые пытались поставить военную стратегию над политикой, скрывали их органическую взаимосвязь. Автор аргументированно показывает, что Мольтке-млад- ший, Людендорф, Конрад, Леваль и другие, на словах проповедуя «чистую стратегию», тем не менее верой и правдой служили своим империалистическим хозяевам, проводили в жизнь их захватническую политику2. Проб¬ лемы милитаризма в предвоенный период исследовали М. Н. Тухачевский, И. И. Варфоломеев, В. К. Трианда- филлов, Д. М. Карбышев и другие военачальники и ис¬ торики. В последние годы советские исследователи широко об¬ ращаются к теме современного милитаризма, опубликован 1 JI е н и н В. И. Поли. собр. соч., т. 33, с. 38. 2 См.: Шапошников Б. М. Воспоминания. Военно-научные труды. М., 1974.
Диалектика милитаризма, 45 ряд интересных трудов о военной политике США, военно¬ стратегических концепциях американского империализма. В работах советских авторов глубоко анализируются раз¬ личные аспекты деятельности военно-промышленного комплекса в экономической, политической и военной об¬ ластях, вскрываются классовые истоки и социальные корни альянса американской военщины и промышленного ка¬ питала, указывается на опасности, которые этот блок несет делу мира и прогресса. Вопросы военной политики в сочетании с другими аспектами политики США исследуются в таких фунда¬ ментальных трудах, как двухтомная «История внешней политики СССР. 1917—1975 гг.» (под редакцией Ан. А. Гро¬ мыко и Б. Н. Пономарева), многотомное издание «Исто¬ рия второй мировой войны 1939—1945» и ряд других кол¬ лективных исследований. Важное значение для понима¬ ния милитаристских процессов в современном капитали¬ стическом мире имеют труды советских военачальников. Историческая эволюция милитаризма прослеживается в книге П. А. Жилина «Проблемы военной истории» и в других работах советских военных специалистов. Серьез¬ ной постановкой вопросов военной политики США отли¬ чаются коллективные монографии «Движущие силы внешней политики США», «Политическая жизнь в США», «Дипломатия современного империализма», «Междуна¬ родные конфликты», «Основы теории международных от¬ ношений» и др. Глубокий анализ военно-политических проблем США дан в книгах Г. А. Арбатова, Ан. А. Громыко, В. В. За¬ гладила, Н. Н. Иноземцева, В. В. Журкина, Е. М. Прима¬ кова, В. С. Зорина, Н. И. Лебедева, В. И. Попова, В. Ф. Пет¬ ровского, Г. А. Трофименко и других советских исследо¬ вателей. Целый ряд исследований был выпущен в связи с 200-летием США, в том числе «США: политическая мысль и история» (под редакцией Н. Яковлева. М., 1975), «Россия и война США за независимость. 1775—1783 гг.» Н. Болховитинова (М., 1976), «США в XX веке» В. Лана (три тома) и др. Важной стороной работ советских ав¬ торов является критическое рассмотрение теории и док¬ трин, выдвигаемых в кругах милитаризма, показ несосто¬ ятельности подлогов, прежде всего выдумок о «советской
46 Глаша 1 опасности», которыми в Соединенных Штатах пытаются прикрыть гонку вооружений. Чрезвычайно обширен и разнообразен по военным вопросам американский книжный рынок. Милитаризм США набрал высокий темп как в области «hardware» («твердой продукции») — разработки и производства но¬ вых видов вооружений и боевой техники, так и по линии «software» («мягкой продукции»), т. е. политико-военных исследований. С классовых позиций, с точки зрения за¬ щиты иптересов верхушки монополистического капитала Америки буржуазные авторы трактуют историю развития и распространения влияния военщины на Североамери¬ канском континенте, политический, экономический и идео¬ логический аспекты современного милитаризма. В рамках единого классового подхода к долговременным целям империализма США в их среде постоянно действуют две тенденции в понимании путей и методов осуществления этих целей — воинственно-агрессивная и более сдержан¬ ная, относительно реалистическая. Такое положение в литературе является отражением двух тенденций в поли¬ тике, за которыми стоят соответствующие, не во всем сов¬ падающие интересы различных политических сил и соци¬ альных групп внутри господствующего класса. Милитаризм своими корнями уходит в глубокое прош¬ лое США. Армия всегда играла в истории этой страны роль ведущей социальной силы. Зарождение отмеченной выше воинственно-агрессивной тенденции, которая яв¬ ляется предметом исследования в данном труде, относится к концу XIX в., когда переход США в империалистиче¬ скую фазу сопровождался усилением всевластия финан¬ совых королей, быстрым ростом военно-бюрократического аппарата и милитаризации. Заокеанская буржуазия выд¬ винула из своих рядов теоретиков, которые пытались обос¬ новать «правомерность» установления американского гос¬ подства над другими странами и доказать необходимость использования своих вооруженных сил как главного фактора внешней политики. «Эта раса (американская. — Авт.) обладает непревзой¬ денной энергией, — утверждал один из ярых поборников «сильной расы» Д. Стронг, — является носительницей великих свобод, чистого христианства и наивысшей ци¬ вилизации. Эта раса разовьет особые агрессивные черты,
Диалектика милитаризма 47 рассчитанные на то, чтобы привить свои учреждения все¬ му человечеству и распространить свое господство на весь вемной шар» *. Активную роль в пропаганде «жесткой линии» в аме¬ риканской политике играли военные деятели. К их числу относится Э. Аптон, опубликовавший в 1878 г. исследова¬ ние «Армии Азии и Европы». Другим крупным его тру¬ дом была книга «Военная политика Соединенных Штатов с 1775 года». В основе исследования Э. Аптона лежал те¬ зис о необходимости создания большой профессиональной армии. Только такая армия, по мнению автора книги, могла обеспечить осуществление внешнеполитической экспансионистской программы США. Однако самым крупным военным теоретиком Соеди¬ ненных Штатов, несомненно, был А. Мэхен. Его книга «Влияние морской силы на историю. 1660—1783 гг.», изданная в 1890 г., до сих пор является одной из настоль¬ ных книг лидеров Пентагона. Мэхен по праву считается отцом агрессивного маринизма. Согласно его политико¬ стратегической концепции историческое развитие любого государства и его положение в мировой системе опреде¬ ляются главным образом силой морского флота и господ¬ ством на важнейших морских путях. Мэхен призывал американское правительство создать такой флот, который бы превосходил по мощности военно-морские силы других стран. Крупный флот и рассеянные по всему миру военно- морские базы США послужили бы, по его мнению, осно¬ вой для захвата новых территорий и рынков сбыта, рас¬ ширения внешней торговли и вывоза капитала. Проповедь Мэхеном «господства через морскую силу» пришлась по нраву правящим кругам США, вставшим на путь захва¬ тов и колониальных войн. Распространение его взглядов среди политических и военных лидеров Соединенных Штатов способствовало огромному увеличению военно- морского флота, строительство которого особенно быстро развернулось в Америке на рубеже XIX и XX вв. В последующий период в Соединенных Штатах шла активная пропаганда милитаристского мировоззрения. Широкое распространение получила теория воздушной войны генерала У. Митчелла. «Путь к победе в войне,— 1 Цит. по: Pratt Т. Expansionists of 1896. Baltimore, 1936, p. 6,
48 Глава I утверждал У. Митчелл, — лежит не через уничтожение наземных войск противника, а через стратегическую бом¬ бардировку крупнейших промышленных и населенных тыловых центров врага». Теоретической основой многих современных милита¬ ристских исследований служат работы видного американ¬ ского деятеля предвоенпых лет Р. Нибура. В своей глав¬ ной книге «Моральный человек и аморальное общество» и в других сочинениях он развивал мысль о том, что са¬ мым важным среди прочих достояний отдельного человека и целого государства является обладание властью, смыка¬ ющееся с жаждой господства. «Всякая социальная груп¬ па, как и каждый индивид, — писал Р. Нибур, — имеет экспансионистские замашки, коренящиеся в инстинкте самосохранения и нередко выходящие за пределы его не¬ посредственных потребностей. Так воля к жизни превра¬ щается в волю к власти» ]. Аналогичную апологетику «жажды господства», соединенную с геополитичест-пши мо¬ тивами, развивал в книгах «Американская стратегия в мировой политике» и «География мира» американский политический деятель Н. Спайкмэн. В современных Соединенных Штатах исследователи военных и политико-стратегических вопросов составляют, пожалуй, самую многочисленную категорию ученых и ав¬ торов по сравнению с другими направлениями американ¬ ской политической мысли. К ним принадлежат наиболее авторитетные политологи. Это — научная элита, их назы¬ вают «новыми браминами», подчеркивая привилегирован¬ ное положение, связи с правительственными кругами. Они привлекаются к выполнению правительственных заказов, консультированию, а в ряде случаев и к работе в прави¬ тельственных ведомствах. Эксперты по военным вопросам нередко объединяются в специализированные «команды», из них создают так называемые «думающие фабрики», работающие по контрактам Пентагона. В Соединенных Штатах авторов по военным вопросам принято классифицировать по двум школам. К первой — «традиционалистской» (ее ныне представляет группа «по¬ литического реализма», выступающая за более или менее 1 N i е b u h г R. Moral Man and Immoral Society. N.Y., 1960, p. 18.
Диалектика милитаризма 49 полпый учет объективных факторов)—относят авторов, ко¬ торых характеризует историко-философский или политико¬ стратегический подход к исследуемым проблемам. Пред¬ ставители другой — «модернистской» школы, претендуя на освобождение от догм «традиционализма», пытаются подойти к реальной действительности и перспективам с позиции математики и других точных наук. Внутри каж¬ дой из этих школ существуют свои течения, авторитеты, группировки, ни одна из которых не занимает ведущего положения. Такое разделение принято в основном и в со¬ ветской литературе, оно нашло, в частности, отражение в обстоятельной коллективной монографии «Американская историография внешней политики США» Между тем очень часто «традиционалистские» и «модернистские» ис¬ следователи, разводимые в соответствии с данной класси¬ фикацией по разным школам, на деле работают в одном направлении, приходят к одинаковым выводам, защищают одни и те же цели, которые выдвигает господствующая верхушка США. Ввиду этого более целесообразной представляется оцен¬ ка американских авторов, исходя из характера их поли¬ тических взглядов, близости к тем или иным слоям и тен¬ денциям в политике США. Следуя этому критерию, современную американскую литературу по военно-поли¬ тическим вопросам возможно, по мнению автора, разбить на три главных направления. Из множества американских авторов можно выделить довольно значительный круг исследователей, которые вы¬ ражают открыто милитаристские убеждения и взгляды. Это влиятельная и громогласная группа, занимающая место на крайне правом фланге политики США. Сюда входят как милитаристы в военной форме, так и граждан¬ ские милитаристы из числа профессуры университетов, обозревателей, сотрудников госучреждений. Их объеди¬ няет общность позиций по главным вопросам мировой военно-политической ситуации. В условиях нового соот¬ ношения мировых сил исследователи-милитаристы в ка¬ честве «национальной» цели США упорно выдвигают требование достижения «безусловного лидерства» Амери¬ 1 См.: Американская историография внешней политики США, М., 1972. 4 3?к. 274
50 Глава I ки любыми средствами, и прежде всего военными. В их книгах содержатся призывы к усилению гонки вооруже¬ ний, к разработке и проведению все более опасных аван¬ тюристических доктрин использования военной машины Пентагона и НАТО. Существенной чертой американской милитаристской литературы является антинаучное положение о примате стратегии над политикой. По заявлению наиболее после¬ довательных милитаристов, при нынешнем уровне разви¬ тия ракетно-ядерного оружия именно стратегия диктует политику, определяет направление и характер деятель¬ ности на международной арене. Ядерное превосходство или, на худой конец, «равновесие страха», по их теории, имеет чуть ли не миротворческий характер. Отсюда тре¬ бования предоставить военщине главенствующие позиции в государстве, всю политику подчинить достижению воен¬ ного господства США над другими странами. В последние годы в Соединенных Штатах наблюдается очевидный подъем пропагандистской и публицистической активпости военщины Пентагона, в частности, в связи с «великими дебатами» послевьетнамского периода, в ходе которых правящие круги США пытаются выявить курс дальнейших действий в мире. При этом, по мысли гене¬ ралов, поражения в Индокитае можно было бы избежать, если бы военные получили возможность использовать все имеющиеся в их распоряжении виды оружия, включая атомное, и действовать без ограничений со стороны ва¬ шингтонских политиков. Милитаристы активизировались в условиях разрядки, всячески ей противодействуя и в плане теоретических догм, и в практическом аспекте. Наиболее экстремистские взгляды традиционно выска¬ зывают генералы ВВС. Они ратуют за наступательную стратегию со ставкой на молниеносную воздушную войну (на первых этапах политики США — с помощью бомбар¬ дировщиков, сейчас — с помощью межконтинентальных баллистических ракет) против СССР и других стран со¬ циализма. В книге «План спасения» бывший командую¬ щий стратегической авиацией США Т. Пауэр развивает мысли о превентивной войне. Бывший начальник штаба ВВС К. Лимэй, кредо которого состояло в призыве «вбом- бить Вьетнам в каменный век», резко выступает протйв нормализации советско-американских отношений. Зави-
Диалектика милитаризма 51 мавший в 1957 — 1960 гг. пост председателя Комитета начальников штабов"США авиационный генерал Н. Туай- нинг в книге «Ни свободы, ни сохранности» призывал руководство США порвать дипломатические отношения с СССР в качестве первого шага в проповедуемой им «стратегии инициативы». Представители военно-воздушных сил, военно-морского флота и армии США, отстаивая программы восстановле¬ ния «силового лидерства» Америки, стараются предста¬ вить дело таким образом, что решающее слово в осущест¬ влении этих программ должно принадлежать ийенно их видам вооружепных сил. По заверениям адмиралов, путь к могуществу США лежит через господство на океанах. Подобные мотивы развиваются в книгах и выступлениях адмиралов X. Риковера, А. Бэрка, У. Андерсона, Э. Замуо- лта и других представителей ВМС США. В свою очередь армейские генералы -г- М. Тэйлор, Д. Гэвин и другие пи¬ шут о необходимости выдвижения сухопутных сил па передний план в общей структуре военной машины США. Исследовательский диапазон гражданских милитарис¬ тов также широк: он охватывает как общие вопросы военно-политической ситуации, соотношения мировых сил, так и более конкретные аспекты международных проб¬ лем, стратегии, строительства вооруженных сил. Их ис¬ ходной позицией остается махровый антикоммунизм и антисоветизм. Крайне правое крыло теоретиков не прием¬ лет мирного сосуществования и разрядки напряженности. Подстегивая экспансионистские настроения, гражданские милитаристы совместно с лидерами военщины пытаются заморозить начавшийся процесс перестройки междуна¬ родных отношений, сохранить, хотя и в несколько скоррек¬ тированном виде, военно-политические установки «холод¬ ной войны». В последнее время своеобразным лидером среди граж¬ данских милитаристов становится группа теоретиков из Центра международных исследований при университете в Майами. Этот Центр тесно связан с военно-промышлен¬ ным комплексом, занимающим прочные позиции во Фло¬ риде, движениями ультраправых; ряд его работ осущест¬ влен с помощью дотаций сионистского капитала. Лишь за несколько последних лет руководитель группы бывший посол США в Москве Ф. Колер, профессора Л. Гуре, 4*
Рлава t М. Харви и другие выпустили около десятка книг, наз¬ вания которых говорят сами за себя — «Роль ядерных сил в нынешней советской стратегии», «Советское проникно¬ вение в Латинскую Америку», «Наука и техника как орудие советской политики», «Советский Союз и октябрь¬ ская война 1973 года на Ближнем Востоке» и т. д. В 1976 г. опубликована книга Л. Гуре «Советская страте¬ гия о том, как выжить в войне» *, в которой постоянный в книгах майамского Центра вздорный тезис о «советской угрозе» аргументируется таким обычным и нормальным в жизни каждого государства делом, как создание запасов зерна и других резервов. По утверждению майамских мис¬ тификаторов, «Кремль, будучи уверенным в том, что до¬ бился относительно более сильной позиции для ведения ядерной войны, решил проводить более смелую внешнюю политику». Последовательным выразителем милитаристских взгля¬ дов является многочисленная группа видных политиче¬ ских деятелей Америки. Среди них — один из лидеров республиканской партии сенатор Б. Голдуотер, изложив¬ ший свое кредо «ястреба» в книге «Почему не победа?» и в других многочисленных выступлениях. Стратегия воин¬ ственного антикоммунизма проповедовалась сенаторами У. Ноулэндом, К. Мундтом, Дж. Маккарти, С. Тэрмондом. Свою лепту в алармистские проповеди внесли реакцион¬ ные журналисты, такие, как редакторы журнала «Ю. С. ньюс энд уорлд рипорт» Д. Лоуренс и X. Флигер, военный обозреватель «Нью-Йорк тайме» X. Болдуин, подведший в книге «Стратегия для завтра» итог своего многолетнего сотрудничества с Пентагоном. Такие приверженцы военно-промышленного ком¬ плекса, как сенаторы Г. Джексон, У. Бакли и другие союзники Пентагона, продолжают удерживать прочные позиции в политической жизни США. Не свертывают усилий противники разрядки напряженности, объединен¬ ные в разного рода реакционные, милитаристские конвен¬ ты и союзы. Р. Страус-Хюпе, У. Кинтнер и С. Поссони являются наиболее видными представителями пенсильванской 1 См.: Gure L. War Survival in Soviet Strategy. The University of Miami, 1976.
Диалектика MinUtapueMd 53 школы «стратегии передовых рубежей», известной своей агрессивностью. Крупные имена объединяет возникшая в условиях милитаризации внешней политики школа «поли¬ тического анализа» — Б. Броди, У. Кауфман, А. Уолстет- тер, М. Гэлперин, П. Нитце, К. Норр, Р. Такер и другие. Эта теоретики разрабатывают варианты наиболее выгод¬ ного для США курса действий и способов поведения в военных конфликтах. Среди гражданских милитаристов особое место зани¬ мают те авторы, которых называют «модернистами». Свойственные им приемы исследований с помощью логи¬ ческо-математических средств и новейшей электронно- вычислительной техники используются для удовлетворе¬ ния интересов военно-промышленного комплекса, для подкрепления агрессивных доктрин Пентагона. •Наиболь¬ шей известностью среди «модернистов» пользуется Г. Кан и руководимый им Гудзоновский институт. Анти¬ гуманную, милитаристскую направленность имеют воен¬ но-теоретические конструкции Т. Шеллинга, О. Морген- штерна и других «модернистов». Профессор Гарвардского университета Т. Шеллинг, например, утверждал, что «самой большой опасностью для советско-американских отношений является их улучшение», напряженность в отношениях между СССР и США позволяет этим странам постоянно находиться начеку в отношении действий друг друга и тем самым предотвращать возникновение непос¬ редственного конфликта между ними. Улучшение отноше¬ ний может якобы притупить чувство постоянной опас¬ ности. По мнению Т. Шеллинга, отношения между СССР и США следует вернуть к самым острым временам «холодной войны». Однако авторитет «модернистов» в научных кругах США падает. Присущие им, говоря словами В. И. Ленина, «претенциозный костюм словесных вывертов, вымучен¬ ные ухищрения силлогистики, утонченная схоластика...» 1 являются причиной определенного падения интереса к их работам. Это замечание относится лишь к методу их исследований. Что же касается сути анализа, выводов и рекомендаций, то «модернистская» литература остается существенным подспорьем милитаристской философии. 1 JI е п и н В. И. Поли. собр. соч., т. 18, с. 341.
Глаша 1 Теоретики-«центристы» составляют другую многочис¬ ленную группу исследователей военно-политических воп¬ росов. Они не приемлют крайне экстремистских взглядов откровенных милитаристов, имеют свою точку зрения на мировые процессы. Вместе с тем книги «центристских» деятелей служат как бы более широким плацдармом для милитаристских концепций, питают их идеями и аргу¬ ментацией. Объективно укоренению милитаристских тенденций в общественно-политической жизни США способствовали такие политологи, как Г. Моргентау, Р. Осгуд, У. Ростоу, Д. Кеннан, Т. Финлеттер, Д. Эдвардс, Д. Хэнкок, Д. Коб- блдик. В работах целого ряда упомянутых выше авторов не¬ мало критических высказываний по поводу состояния военной машины США, организации военного производ¬ ства, упущений в военно-стратегическом мышлении и т. д. Критика критике, однако, рознь. Здесь речь идет о по¬ пытках, указывая на недостатки, содействовать дальней¬ шему наращиванию эффективности военной машины, укреплению позиций военно-промышленного комплекса. Однако в Соединенных Штатах довольно многочислен¬ на литература, которую можно назвать критической по отношению к милитаризму. В критике проявляется оза¬ боченность некоторых политических и общественных дея¬ телей по поводу того, что слишком далеко зашел процесс милитаризации всех сторон жизни Америки, что всевла- стье военщины может дорого обойтись американской бур¬ жуазной демократии. Условно можно выделить три груп¬ пы работ критического направления. Одну группу монографий составляют работы, ав¬ торы которых в критическом ключе рассматривают общие вопросы милитаризма, проблему военно-промышленного комплекса, его влияние на внешнюю политику, экономику, идеологию США. Бывший помощник министра армии США Р. Фокс в изданной в 1975 г. книге «Вооружая Аме¬ рику» раскрывает на основе собственного семилетнего опы¬ та службы в Пентагоне масштабы влияния военщины на экономическую жизнь страны. Авторитетным анализом милитаризации Америки служит книга бывшего помощ¬ ника министра обороны США А. Ярмолинского «Военный истеблишмент. Его воздействие на американское общест¬
Диалектика милитаризма 55 во». Аналогичные проблемы обсуждаются в книгах таких американских ученых, политических деятелей и журна¬ листов, как Р. Барнет, Д. Донован, Т. Коффин, Ф. Кук, С. Лене, Р. Лэпп, Л. Мамфорд, С. Мелман, У. Миллис, К. Молленхоф, сенатор У. Проксмайр, Д. Рэймонд, Г. Рэнсом и др. Эти авторы касаются различных аспектов проблемы с разной степенью остроты, но для многих из них характерно понимание опасностей милитаризации американского общества и политики. Другую группу американских авторов критического направления составляют специалисты, анализирующие с позиций известного реализма вопросы военно-политиче¬ ского курса, стратегических концепций Пентагона, ориен¬ тации международной политики США на «силу». Такого рода работу ведут К. Боулдинг, Р. Миллс, Д. Стоун, A. Уоскоу, Д. Уорбург, Э. Фромм, С. Хьюз, А. Этциони. Они выдвигают альтернативы доктринам политики «с по¬ зиции силы», формулируют свои рецепты в духе мирного сосуществования и разрядки международной напряжен¬ ности. Нередко высказывается резкое осуждение гонки вооружений. К этой группе можпо отнести ряд известных в Соеди¬ ненных Штатах Америки историков — Г. Алпровиц, B. Вильямс, Д. Горовиц, Г. Колко, Д. Суомли, Р. Тагуэлл, Д. Фитцсимонс, Н. Хомски. Анализируя события после¬ военных лет, они приходят к выводам, ставящим под вопрос нынешние основные посылки милитаризма — версию об «агрессивности Кремля», об ответственности СССР за возникновение «холодной войны», «подрывной деятельности Москвы». По утверждению реалистически мыслящих ученых Америки, не что иное, как курс гос¬ подствующего класса США на мировую гегемонию, явля¬ ется подлинной причиной международной напряженности, гонки вооружений, целой серии «малых» войн и постоян¬ ной угрозы термоядерного конфликта. Наконец, авторитетными критиками милитаризма выступают некоторые американские специалисты естест¬ венных наук (физики, кибернетики, химики, биологи и т. д.). Антимилитаристские традиции в кругах ученых идут от всемирно известного физика А. Эйнштейна и не¬ которых его коллег, предупреждавших в свое время правительство и общественность США об опасностях
56 Глава 1 атомного оружия. В последние годы с публикациями по вопросам военных доктрин, гонки вооружений и создания новых систем стратегического оружия выступил целый ряд научных авторитетов — Д. Визнер, Д. Киплиан, Д. Кистяковский, Г. Йорк, Д. Ратженс, Г. Сковилл, Г. Бе¬ те и другие. По мнению этих специалистов, влияние воен¬ но-промышленного комплекса в стране достигло опасного предела. Поэтому они предлагают переориентировать аме¬ риканские национальные усилия на осуществление внут¬ ренних гражданских проектов. Весьма активно предста¬ вители этой группы ученых действовали в ходе дискуссий о системе противоракетной обороны (ПРО), указывая на нецелесообразность ее развертывания. Многие из них убежденно выступают в пользу конкретных договорен¬ ностей между СССР и США об ограничении стратегиче¬ ских вооружений. Американская литература по военно-политическим вопросам отражает главную тенденцию в развитии сов¬ ременного капитализма — необходимость приспособиться к новой обстановке в мире, с тем чтобы попытаться пре¬ дотвратить дальнейшее изменение сил в пользу социализ¬ ма, социального прогресса. Процесс приспособления имеет, однако, две стороны. В политическом и отчасти военно¬ политическом плане заметно стремление сгладить ставшие опасными для самого империализма «углы» его политики, приступить к налаживанию контактов с СССР и другими социалистическими странами на базе мирного сосущест¬ вования. Такой линии поведения присущи элементы ре¬ ализма, она открывает перспективу к надежному обеспе¬ чению всеобщей безопасности, к облегчению бремени гон¬ ки вооружений. Практическим ее выражением служат конкретные соглашения и договоренности, достигнутые в сфере советско-американских отношений в 70-е годы. К началу 80-х годов на книжном рынке, как и во всей идеологической обстановке США, обозначился крен в сто¬ рону еще более навязчивой пропаганды милитаризма, грубых вымыслов «о советской угрозе». Реже стали по¬ являться исследования, анализирующие в реалистическом ключе положение в мире. Зато большое распространение получили книга генерала Д. Хэккета «Третья мировая война», изданная под тем же названием книга группы на¬ товских специалистов и другие книги, психологически TQ-
Диалектика милитаризма. 57 тошгвшие общественность Запада к усилению милитариз¬ ма в США. Рьяным врагом разрядки показал себя 3. Бжезинский, который свою деятельность на посту помощника прези¬ дента Картера широко использовал для нагнетания воен¬ ной напряженности, военного психоза в стране, развер¬ тывания новых стратегических программ. Аргументация в пользу «сильной Америки» составляет суть многих его концепций. «В конце концов только Америка, — заключа¬ ет он одно из своих исследований, явившееся внешнепо¬ литическим документом демократической партии на вы¬ борах 1976 г., — обладает силой, чтобы переделать враж¬ дебный мир в соответствии со своими взглядами» Милитаристские лидеры США не прекращают и даже наращивают усилия по воздействию на американскую политику в своем духе. Отвергая перспективу мирного сотрудничества государств с различными социальными системами, они пытаются доказать, что для американского империализма еще не упущена окончательно возможность переломить в свою пользу ход исторического развития, добиться военного перевеса над миром социализма. «Приспособление» к изменениям в мировой ситуации у них мыслится как интенсификация гонки вооружений, дальнейшая милитаризация всех сторон жизни амери¬ канского общества. И милитаризм действует в этом опас¬ ном направлении отнюдь не безуспешно. Многомилли¬ ардные дотации бесперебойно питают и укрепляют пози¬ ции блока военщины и монополистических группировок, который по-прежнему остается влиятельной силой в аме¬ риканской политике. Раздувается провокационная шумиха вокруг так называемых «прав человека» в социалистиче¬ ских странах. С линией военно-промышленного комплекса расходит¬ ся, а нередко и противостоит ей, программа тех амери¬ канских политических и общественных кругов, которые требовали положить конец войне во Вьетнаме, выступают против опасных крайностей во внешней политике США, высказываются в пользу развития советско-американских отношений на базе мирного сосуществования. 1 „International Herald Tribune**, October 22, 1976.
58 Рлйёй 1 Вместе с тем среди сил, формирующих политику США, военно-промышленные круги являются одной из самых могущественных. Практические действия заправил блока военщины и монополий перестали быть только американ¬ ской проблемой. Они выходят за рамки внутриамерикан- ских масштабов, становятся фактором мировой политики. На американский милитаризм лбжится большая часть от¬ ветственности за сохранение на планете напряженности, очагов опасных конфликтов, острых международных проблем. И сегодня актуальным остается вывод между¬ народного Совещания коммунистических и рабочих пар¬ тий: «Коренные интересы народов требуют усилить борь¬ бу против милитаризма во всех его формах, особенно про¬ тив военно-промышленного комплекса США...» 1 1 Международное Совещание коммунистических и рабочих партий, с. 318.
Глава II Милитаризм и внешняя политика Марксистско-ленинский анализ милитаризма откры¬ вает наиболее точный% научный путь для рассмотрения влияния военного фактора на международный курс США, взаимосвязи и взаимозависимости внешнеполитических доктрин и стратегических концепций. Классовый подход к оценке исторического процесса позволяет выявить под¬ линные причины упрочения во внешней политике США линии «с позиции силы», проведения жесткого курса на конфронтацию и вооруженные агрессии против социали¬ стических стран и освободительного движения. Это расче¬ ты магнатов финансового капитала Америки утвердить мирбвое господство, создать «американскую империю». На достижение этих целей был ориентирован американ¬ ский милитаризм во всех своих проявлениях — и как во¬ оруженная сила, и как значительная часть национально¬ го экономического потенциала, и как идеология. В современной истории Соединенных Штатов Аме¬ рики можно выделить три главных этапа, для каждо¬ го из которых характерна ставка на «силу» для достиже¬ ния целей на международной арене. Вместе с тем каждый из них характеризуется своим специфичным' диапазоном внешнеполитических программ, степенью соотношения политики и стратегий, концептуальный подходом политико-военного руководства США к войне как средству достижения намеченных задач. Первый этап — этап неприкрытых попыток политиче¬ ского, военного и экономического завоевания «мирового лидерства» — относится примерно к первым пятнадцати послевоенным годам президентства Трумэна и Эйзенха¬ уэра. Руководители США того периода как о вполне ре¬ альном и выполнимом деле рассуждали об «американ¬ ском веке», об утверждении мирового господства Амери¬ ки. Основные соперники из числа империалистических держав — Германия и Япония были повержены, Англия н Франция вышли из войны сильно истощенными и не могли претендовать на первые роли. Европейский капф-
60 Глава II тализм остро нуждался в помощи США. Американские оккупационные войска держали рубеж в важнейших рай¬ онах Европы и Азии. Многие слаборазвитые страны оказались после войны под влиянием США. «Амери¬ канская империя», казалось, складывалась сама собой — нужно было только не упускать шанса, твердо, с разма¬ хом вести дело к утверждению своего «лидерства». С этой целью империалисты надеялись использовать весь арсенал военных, политических, экономических, идеоло¬ гических средств, направляя их прежде всего против Советского Союза и других социалистических стран, ко¬ торые были главным барьером на пути притязаний на мировое господство финансово-промышленных магнатов, политиканов и военщины США. Концепции политическо¬ го руководства США относительно способов ведения вой¬ ны, использования атомного и конвенционального оружия практически полностью совпадали с доктринами военщи¬ ны, нередко носившими откровенно агрессивный харак¬ тер. Второй этап — 60-е годы, обозначившие существенное изменение соотношения сил на мировой арене в пользу социализма. Суть военно-политического курса США сво¬ дилась к усилиям удержать, сохранить в условиях резко обострившегося общего кризиса империализма свои международные позиции и сферы влияния. В эти годы наметились признаки расхождения части политических и военных кругов Вашингтона во взглядах на методы и ли¬ миты применения новейшего оружия. Некоторые деятели начали говорить о «новом лице» войны. Третий этап приходится на 70-е годы, для которых характерны стабилизация и дальнейшее изменение балан¬ са мировых сил в пользу социализма и в ущерб капита¬ лизму, появление и расширение тенденции к разрядке и нормализации в международной жизни. Говоря языком американских политических деятелей, начался процесс «сокращения мировых обязательств» США, «эрозии», дальнейшего ослабления позиций США на международ¬ ной арене. Хотя в этот период некоторые американские руководители осознали отсутствие в ракетно-ядерный век альтернативы мирному сосуществованию, реакционные круги США интенсивно продолжали и продолжают раз¬ работки доктрин сохранения дойны в качестве реального
Милитаризм и внешняя политика 61 средства политики. Это особенно проявилось в начале 80-х годов. Разумеется, изложенная здесь концепция трех этапов внешнеполитического развития США после второй миро¬ вой войны передает лишь главные тенденции военно-по¬ литического курса, расчетов и практических действий го¬ сподствующего класса Америки. Для каждого из этих эта¬ пов характерно стремление монополистического капитала США к экспансии, добиться военного превосходства над Советским Союзом. Опасные действия администрации США на стыке 70—80-х годов являются отражением та¬ ких устремлений. Доктрины агрессии На всех этапах военно-политического курса США ли¬ деры американских военных кругов не только полностью воспринимали выдвинутые Вашингтоном установки на мировое господство американского финансового капита¬ ла, но и старались всеми путями практически осущест¬ вить эти цели. Трумэновскую декларацию: «Нет страны более сильной, чем Соединенные Штаты. Обладая такой силой, мы должны взять на себя руководство миром» — милитаристы интерпретировали как призыв организовать «крестовый поход» против Советского Союза и других со¬ циалистических стран. Наиболее воинственные круги Вашингтона проводили анализ военно-политической ситуации в мире с учетом выдвигаемого ими курса действий. Они пришли к целому ряду выводов, которые легли в основу доктрин первого этапа. 1. Соединенные Штаты, бравировали в Вашингтоне, располагают монополией на атомное оружие. Оно рассматривалось как первооснова всех политико¬ стратегических планов Соединенных Штатов. Наращива- ние атомного превосходства стало генеральной линдо$
62 Глаша II «политики силы» руководства Америки. Американцы «были загипнотизированы огромной и необычной силой атомной бомбы...— писал известный буржуазный иссле¬ дователь Р. Оогуд о формировании военной доктрины администрации Трумэна.— Правительство США прояви¬ ло почти слепую веру в монополию на это оружие» Тем большее- разочарование постигло американских ми¬ литаристов досле сообщения ТАСС о наличии у Совет¬ ского Союза атомного оружия (25 сентября 1949 г.). 2. На стороне Соединенных Штатов, говорили лиде¬ ры Пентагона, имеется надежное превосходство в средст¬ вах доставки атомного и обычного оружия. Американские ВВС приспосабливаются к ведению ядерной войны, в широких масштабах налаживается про¬ изводство новых моделей бомбардировщиков — носителей атомного оружия. В 1947 г. создается Стратегическое авиационное командование (САК). В июне следующего года конгресс принял закон об увеличении численности ВВС США до 70 единиц авиакрыльев вместо 55, реко¬ мендованных ранее. Руководители ВМС и американской армии также стремились занять лидирующее положение в стратегических планах Пентагона. Военно-морские дея¬ тели особенно подчеркивали значение авианосцев как важного средства ведения атомной войны. По утвержде¬ нию буржуазного военного обозревателя Р. Тагуэлла, по¬ литика и стратегия того периода «преследовали цель за¬ жать коммунистический мир в крокодиловой пасти раз¬ ветвленной цепи баз, снабженных межконтинентальными бомбардировщиками, а позднее — ракетами; способными доставить атомные бомбы в любое место Советского Сою¬ за»2. Первые крупные зарубежные плацдармы стратеги¬ ческая авиация США получила летом 1948 г. С разреше¬ ния британского правительства 60 бомбардировщиков бы¬ ли размещены в Англии. Год спустя, после образования Североатлантического блока, американская военщина приступила к созданию новых баз в других западноев¬ ропейских странах. В первые послевоенные годы соз¬ даются десятки опорных пунктов Пентагона вдоль гра¬ 1 Осгуд Р. Ограниченная война. М., 1968, с. 40. * Tuguell R. A Chronicle of Jeopardy 1945—1955, p. 460.
Милитаризм и вкеШнАя политика 63 ниц социалистического лагеря, в странах Европы и Азии, многочисленные военные базы в Африке и Латинской Америке. 3. США, считали в Пентагоне, сохраняют «моно¬ полию неуязвимости», территория Америки недосягаема для ответного удара. В течение всей истории Соединенных Штатов Аме¬ риканский континент был надежно защищен океанами. Вторая мировая война также не затронула границ Аме¬ рики. Жертвы среди гражданского населения США со¬ ставили шесть человек, случайно убитых от взрыва япон¬ ской бомбы. После войцы американская военщина само¬ уверенно полагала, что «монополия неуязвимости» сохранится. В Пентагоне разрабатывали планы истреби¬ тельной войны с расчетом ведения военных действий за тысячи миль от берегов Америки. Причем все они строи¬ лись с учетом нанесения по Советскому Союзу неожидан¬ ного атомного удара. В конце 40-х — начале 50-х годов в военно-монополистических сферах Вашингтона активно обсуждался вопрос о превентивной войне против СССР. Атомная бомба в сочетании со стратегической авиацией гарантировала, по предположениям лидеров Пентагона, возможность «успешного молниеносного удара» по Со¬ ветскому Союзу. 4. Нормальные межгосударственные отношения меж¬ ду странами, принадлежащими к различным социальным системам, якобы невозможны. По заявлениям авторов этих взглядов, враждебность исходит исключительно от коммунистической идеологии. В распространении подобных утверждений активно ис¬ пользовали заявления Д. Кеннана, который, хотя и не принадлежал к правому крылу, своими работами того периода способствовал подстегиванию «холодной войны». «Враждебность Советского Союза,— писал Д. Кеннан в известной статье в журнале «Форин афферс», формули¬ руя в 1947 г. доктрину «сдерживания»,— является по¬ стоянно действующим фактором, который не исчезнет до тех пор, пока не будет уничтожен капиталистический мир» *. 1 „Foreign Affairs", July, 1947.
64 txaea tt Американские стратеги политики «с* позиции силы» больше, чем кто-либо другой в капиталистическом мире, противились конструктивным связям с Советским Сою¬ зом и другими государствами социалистического содруже¬ ства. По существу, американские политические акции то¬ го периода были сведены к «силовому» противоборству, мероприятиям, рассчитанным на демонстрацию прево¬ сходства США в области атомного оружия, средств его доставки, наличия разветвленной системы военных баз и блоков. Между двумя крупнейшими державами не велось каких-либо крупных политических переговоров, резко уменьшилась торговля. 5. Глубокий внутренний кризис всей капиталистиче¬ ской системы после второй мировой войны. В развитых капиталистических странах ширилось коммунистическое и рабочее движение, политические по¬ зиции буржуазных партий, наоборот, были ослаблены. Целые государства были навсегда утрачены для мира капитала. В Азии и Африке нарастало национально-ос¬ вободительное движение. Американским инициаторам «холодной войны» активно содействовали, а то и подтал¬ кивали на рискованные шаги некоторые западноевро¬ пейские политики. Выступая 5 марта 1946 г. в неболь¬ шом американском городке Фултоне, бывший премьер- министр Великобритании У. Черчилль впервые после войны выдвинул в адрес Советского государства ставшие впоследствии стандартными обвинения в «агрессивности». Наиболее реакционные деятели, оказывавшие в ту пору серьезное влияние на политику Вашингтона, интерпре¬ тировали фултонскую речь как обращенный к Соединен¬ ным Штатам призыв со стороны «свободного мира» взять на себя ведущую роль в борьбе с коммунизмом. Анализ мировой ситуации, в основу которого были положены утверждения о военном превосходстве США, о невозможности сотрудничать с социалистическими стра¬ нами, был сознательно тенденциозен и направлен на подталкивание правительства США к более жесткому, воинственному курсу. Далеко не все в вашингтонских кругах разделяли его. С критикой курса милитаристов выступил министр торговли США Г. Уоллес. В 1946 г. Уоллес подчеркивал, что линия на обостре¬ ние отношений с СССР является ошибочной и может
Милитаризм и ёнеШняя политиы привести лишь к усилению международной напряжен¬ ности. По его словам, жесткая позиция никогда не при¬ носила реальных и положительных результатов. Чем непримиримее будем мы, тем непримиримее будут рус¬ ские. Только взаимное доверие даст возможность Соеди¬ ненным Штатам и Советскому Союзу жить в мире, одна¬ ко такому доверию, отмечал Уоллес, не могут способство¬ вать недружелюбное отношение и враждебная политика США. Словом, если перечитать речь сегодня, то в ней содержатся рассуждения в пользу мирного сотрудниче¬ ства, с которыми в 70-х годах стали выступать ответст¬ венные американские деятели. Тогда же выступление ми¬ нистра прозвучало как опасное покушение на силовой курс, к которому Лреходили в Вашингтоне. Против Уол¬ леса и его сторонников было пущено все — протесты ми¬ нистров, сенаторов, генералов, угрожающие телефонные звопки с Уолл-стрита, взрыв возмущения в «большой прессе». Делегация США в Париже во главе с Бирнсом пригрозила покинуть мирную конференцию, если речь Уоллеса не будет официально опровергнута. Решающую роль сыграл министр ВМС, будущий глава Пентагона Дж. Форрестол, предъявивший Трумэну ультиматум в от¬ ношении судьбы Уоллеса. Игнорировать мнение военных в этом вопросе президент не мог. В итоге последний здра¬ вомыслящий деятель был вынужден покинуть правитель¬ ство США. Политики правого толка встали на путь экономиче¬ ской блокады СССР. Была введена почти всеохватываю¬ щая система лицензирования экспорта в СССР, а постав¬ ки «стратегических товаров», к которым была отнесена и значительная часть продукции мирного назначения, во¬ обще запрещены. Далее последовали аннулирование тор¬ гового соглашения с СССР и повышение тарифов на импорт советских товаров, закрытие консульства в Нью- Йорке, провокации против советско-американского торго¬ вого общества. Под давлением американской общественности была проведена демобилизация вооруженных сил США, сокра¬ щены военно-воздушные силы и военно-морской флот. Сессия американского конгресса в январе 1947 г. выска¬ залась за снижение предложенного президентом воен¬ ного бюджета. Эти решения были первым и — на дол¬ 5 Зак. 274
66 Глава It гие годы — последним успехом антивоенных настроений в .конгрессе США. Через короткое время они под нажи¬ мом генв!ралитета были отменены, началось резкое уве¬ личение военного бюджета и гонки вооружений *. Уже в наши дни некоторые деятели Соединенных Штатов, оглядываясь назад, констатируют, что, если бы рекомендации, подобные соображениям Г. Уоллеса, были приняты во внимание и в Вашингтоне прислушались к предупреждениям об опасности проведения курса, враж¬ дебного Советскому Союзу, последующее развитие меж¬ дународных отношений обошлось бы без крупных издер¬ жек и неудач для политики США. Группировавшиеся вокруг вашингтонской админист¬ рации Г. Трумэна милитаристские деятели были убеж¬ дены, что дипломатия без опоры на превосходящую силу является простым умиротворением. Поэтому в качестве задачи американской политики провозглашалась консо¬ лидация ресурсов США в политической, экономической, а главное — военной областях для отражения «коммуни¬ стической угрозы». Именно такой характер носила «доктрина Трумэна». Провозглашая ее 12 марта 1947 г. на объединенном за¬ седании обеих палат конгресса, президент США со ссыл¬ кой на мнение военно-политических экспертов обратил внимание на особенно критическое положение (имелась в виду шаткость позиции местных реакционных кругов) в Турции и Греции. «С падением Греции и Турции,— запугивал Г. Трумэн, — смятение и беспорядок могли бы распространиться на весь Средний Восток и даже на дру¬ гие районы. Американская безопасность зависит от со¬ хранения такого международного порядка, при котором свободные народы смогут поддерживать свои свободные институты и свою национальную целостность против аг¬ рессивных движений, стремящихся навязать им тотали¬ тарные режимы». Президент США просил конгресс ас¬ сигновать 400 млн. долларов для оказания экономической и военной помощи Турции и Греции. «Доктрина Трумэна» отнюдь не носила регионального характера, речь шла не столько о положении в Греции 1 Goulden Т. The Best Years: 1945—1950. N.Y., p. 468, 1976.
Милитаризм и внешняя политика и Турции, сколько о реакционных философских основах глобальной политики США: агрессивность по отношению к Советскому Союзу, силам социализма и прогресса, стремление к сохранению и поддержанию реакционных режимов, стабилизации капиталистической системы, ут¬ верждение мирового лидерства США. Коммунизм — враг, против него нужпо вести тотальную борьбу, заставлять всех других участвовать в этой борьбе. В этом состояла суть философии «доктрины Трумэна», определившей внешнюю политику США на последующие десятиле¬ тия. За «доктриной Трумэна» потянулась целая серия предпринятых правительством США крупных внешнепо¬ литических акций, которые круто изменили характер международных отношений, толкнули Америку на путь многих военных авантюр и конфликтов. «План Маршал¬ ла» (1947) подготовил почву для создания агрессивного Североатлантического блока. Стремление американских финансово-промышленных кругов к экономическому за¬ кабалению Западной Европы полностью отвечало целям военщины превратить Европейский континент в плац¬ дарм Пентагона. Выдавая военную подоплеку экономи¬ ческих мероприятий по «плану Маршалла», президент Трумэн в бюджетном послании на 1952 финансовый год заявил: «Наша программа экономической помощи Евро¬ пе должна... быть направлена на поддержку перевоору¬ жения, а не на дальнейшее общее расширение эконо¬ мики» По заявлению Даллеса, лидеры Пентагона ви¬ дели смысл НАТО в превращении Европы в военный театр, обеспечивающий «определенные стратегические преимущества, а именно базы в Гренландии, Исландии, на Азорских островах и на перевалах в Альпах». Совдав агрессивный блок НАТО, американские правя¬ щие крут подключили западноевропейские государства к мероприятиям по созданию «ситуации силы». Уже в январе 1950 г. Совет НАТО принял разработанный аме¬ риканскими военными первый совместный план по опре¬ делению вкладов атлантических государств в гонку во¬ 1 „The Budget of the US Goverment for the F: Scale Year Ending June 30, 1952“. Wash., 1952, p. 20.
68 Глава II оружений. США согласно этому плану обязывались вы¬ делить стратегическую авиацию и совместно с Англией военно-морской флот. Странам континентальной Европы отводилась роль поставщиков сухопутных сил. Четвертая сессия Совета НАТО (май 1950 г.) официально провоз¬ гласила, что верховное руководство вооруженными сила¬ ми НАТО должно осуществляться военными чинами США. В том же 1950 г. были разработаны основы стра¬ тегии «максимально выдвинутой на Восток обороны», в связи с чем намечалось создание атлантической армии в составе 62 дивизий, в том числе 10 западногерманских. Активность военных кругов США в области внешней политики во многом послужила причиной раскола Евро¬ пы. «План Маршалла» разделил континент экономиче¬ ски. Создание НАТО завершило воепно^полптическое обо¬ собление Западной Европы под эгидой США. Летом 1949 г. в Париже состоялась шестая по счету и последняя сессия совета министров иностранных дел СССР, США, Англии и Франции. Запад отклонил выдвинутые на сес¬ сии советской делегацией конструктивные предложения по объединению Германии. Через три месяца было закон¬ чено создание западногерманского государства. Диплома¬ тические контакты между Востоком и Западом были све¬ дены к минимуму, заморожены на долгие годы. Прави¬ тельство Трумэна окончательно растоптало основы дружественного сотрудничества между СССР, США и дру¬ гими великими державами, заложенные в годы совмест¬ ной борьбы против гитлеровской Германии. Первенствующее положение «военных соображений» в американской политике было конституционно закреп¬ лено Г. Трумэном в Акте о национальной безопасности 1947 г. В соответствии с ним в стране был создан Совет национальной безопасности, учреждены министерство обороны и Центральное (разведывательное управление. Традиционные формы руководства внешней политикой, с которыми Соединенные Штаты шли в послевоенный мир, не соответствовали требованиям широкой экспан¬ сионистской программы финансовых кругов Америки. Предпринятая в тот период серьезная перестройка меха¬ низма управления внешнеполитическими делами пресле¬ довала цель создания верховного аппарата по координа¬ ции деятельности самых различных ведомств во имя
Милитаризм и внешняя политика 69 политики «с позиции силы». Реорганизация 1947 г. озна¬ чала подготовку правящими кругами Соединенных Шта¬ тов воепно-политической машины к активному использо¬ ванию ее в послевоенном мире. Сформированный правительством Трумэна высший механизм руководства внешней и военной политикой США во главе с Советом национальной безопасности дей¬ ствует и по сей день. На различных этапах в нем совер¬ шались определенные переделки, вносились изменения, временами существенно падала роль СНБ, но этот меха¬ низм в целом исправно представлял интересы военно- промышленного комплекса. Все последние администрации пеизмеппо подчеркивают роль и значение Совета нацио¬ нальной безопасности и других военно-политических ор¬ ганов, созданных в соответствии с Актом о национальной безопасности 1947 г. Тогда же в соответствии с Актом о национальной без¬ опасности создавалось единое министерство обороны США, объединившее существовавшие прежде департа¬ менты армии и флота, а также вновь созданное министер¬ ство ВВС. Первым руководителем министерства был на¬ значен Дж. Форрестол. На здании Пентагона 18 сентября 1947 г. вместо флагов военного и морского ведомств был поднят национальный флаг Соединенных Штатов Амери¬ ки. К эмблемам армии и флота на фронтоне здания была добавлена эмблема авиации. Если так называемое гражданское руководство Пен¬ тагоном осуществляют министр обороны, его заместитель и помощники, то высшим органом военного руководства в министерстве обороны является Комитет начальников штабов (председатель КНШ, начальники штабов армии, флота и авиации; при обсуждении вопросов, относящих¬ ся к корпусу морской пехоты, его комапдующий также принимает участие в заседаниях КНШ). В соответствии с законом 1947 г. функции Комитета начальников шта¬ бов состоят в выработке стратегических планов и обес¬ печении стратегического руководства вооруженными си¬ лами. Комитет начальников штабов выполняет функции главного военного консультанта президента США, Сове¬ та национальной безопасности и министра обороны1. Воз¬ 1 S t a n 11 у Т. American Defense and National Security. Wash., 1956, p. 26:
70 Глаша II главляющая КНШ верхушка профессиональных военных является полным хозяином внутри гигантской военной машины США. Их действия практически не лимитируют предусмотренные законом положения о так называемом гражданском контроле в Пентагоне. Пентагон олицетворяет интенсификацию военной уг¬ розы и военных приготовлений, являющихся прямым следствием курса наиболее милитаристских кругов США. В системе министерства обороны США занято около 5 млн. человек. Из них почти половину составляют воен¬ нослужащие в форме армии, военно-воздушных и воен¬ но-морских сил, корпуса морской пехоты. Пентагон — это арсеналы ракетно-ядерного оружия, военные базы, миллиарды долларов, расходуемых на гонку вооружений. Пентагон — это также олицетворение все более расту¬ щего воздействия военно-промышленного комплекса Аме¬ рики на внешнеполитические дела Соединенных Штатов. Министерство обороны США с начала своего образова¬ ния выступает как центр, в котором сплетаются воедино интересы и практические акции генералов, промышлен¬ ников, политиков правого толка. Ориентация США на «позицию силы» логически привела к огромному влия¬ нию Пентагона на все стороны американской жизни. В годы, последовавшие за окончанием второй мировой войны, министерство обороны приобрело положение веду¬ щего правительственного органа среди прочих ведомств, занятых в сфере зарубежной активности. Перестройка правительственного аппарата в первые послевоенные годы вывела военщину на основные рубе¬ жи в американской политике. Возросло число генералов и офицеров в государственном аппарате США, усилилось их влияние на общую атмосферу в вашингтонских «ко¬ ридорах власти», на разработку политических решений в различных звеньях правительственного механизма. По выражению американского исследователя Р. Миллса, впервые в истории Америки «военные заправилы Ва¬ шингтона заняли твердое положение среди властвующей элиты нашего времени» *. В 1948 г., по подсчетам автори¬ тетных специалистов, 150 высших военных чинов зани¬ мали важнейшие посты в гражданских ведомствах Аме¬ 1 Mills W. The Cunses of World War Three. N.Y., 1958, p, 53.
Милитаризм и внешкяЛ Политика 71 рики. На 30 сентября 1950 г. в сфере внешней политики Соединенных Штатов было занято 43 правительственных органа. Из 74 тыс. служащих, находящихся за границей, 51 тыс. была направлена за рубеж по линии министерст¬ ва обороны. Как отмечал Р. Тагуэлл в своей книге «Хро¬ ника опасности», «когда генерал Маршалл сменил Бирнса на посту государственного секретаря, военно-финансовая хунта уверенно захватила весь контроль в государствен¬ ном департаменте и приступила к проведению опасной агрессивной политики» 1. Из 20 ведущих должностей го¬ сударственного департамента в те дни половина прихо¬ дилась на долю военных. В первый послевоенный период началась полоса на¬ значения военных на зарубежные дипломатические пос¬ ты. В СССР послом Соединенных Штатов в 1946 г. был направлен генерал-лейтенант У. Смит, который затем по¬ лучил назначение на должность директора ЦРУ. Назначе¬ ние военных на дипломатические посты не означало простую эамену одних чиновников другими. Смена ге¬ неральского мундира на фрак дипломата не меняла об¬ раза мышления, свойственного реакционной американ¬ ской военщине. Этот образ мышления вчерашние гене¬ ралы перенесли в сферу * дипломатии и международных отношений. Пентагон обладал во многих вопросах внешней по¬ литики США правом вето. Генерал Маршалл, занимав¬ ший в американском правительстве посты министра обороны и государственного секретаря, свидетельствовал в этой связи: «Я не могу припомнить ни одного случая, когда бы Трумэн в вопросах, относящихся к компетенции госдепартамента, действовал вопреки мнению начальни¬ ков штабов и министра обороны». По заявлению самого Г. Трумэна, голос высшего генералитета был решающим для него в разработке основных акций «холодной войны», в том числе в германском вопросе, в острых событиях в Северном Иране, при провозглашении «программы помо¬ щи» Греции и Турции, рассчитанной на превращение этих стран в плацдармы агрессивной политики США2. Нагне- 1 Т u g u е 11 R. A Chronicle of Jeopardy 1945—1955, p. 74. 2 См.: Truman H. Memoirs: Years of Trial and Hope. N.Y., 1958, vol. I, p. 164-165.
11 Рлава It тание милитаристского психоза лидеры американской во¬ енщины пытались использовать для захвата при поддерж¬ ке наиболее реакционных кругов монополистического ка¬ питала бесконтрольных позиций в военно-политических делах. Притязания милитаристов были настолько неуме¬ ренны, что даже президент Г. Трумэн был вынужден решиться на конфликт с наиболее экстремистской груп¬ пировкой Пентагона, возглавляемой Макартуром. Командовавший американскими войсками на Дальнем Востоке в период корейской войны генерал Макартур не раз демонстративно игнорировал установки правительст¬ ва Трумэна. По его признанию, эти исходящие от «граж¬ данских деятелей» указания сковывали инициативу воен¬ ных лидеров. Милитаристская группировка готова была объявить войну всему социалистическому содружеству. Цель корейской кампании, заявлял генерал, «состоит в уничтожении военной мощи противника и приведении конфликта к победному концу в кратчайший срок». Вся¬ кое отклонение от этого курса представлялось ему «уми¬ ротворением». Сторонники тотальной войны перекладыва¬ ли ответственность за «колебания» на политических дея¬ телей. По выражению генерала Д. Макартура, когда дело доходит до кровопролития, политика должна отступать на задний план и начинает господствовать военная сила. Такие позиции не противоречили политическим уста¬ новкам правящих кругов Америки, которые стремились перевести страну на рельсы «гарнизонного государства». Освобождение Д. Макартура в 1951 г. от занимаемой должности не свидетельствовало о поражении генерали¬ тета или об ослаблении позиций военщины в американ¬ ской политике. Д. Макартура чествовали как «националь¬ ного героя». В ходе двухмесячных «слушаний» в кон¬ грессе, превратившихся в демонстрацию всесилия военщины, «суверенное верховенство» президента США в вопросах национальной политики перед военными кру¬ гами было подтверждено, но решающую роль при этом сыграли голоса самих военных. Руководители военных кругов Америки, используя возрастающее влияние в правительстве, толкали амери¬ канскую политику на путь агрессии и авантюризма. Они стремились вместе с подготовкой мировой атомной войны против СССР провоцировать вдоль границ социалистиче¬
Милитаризм и внешняя политика 73 ского мира вооруженные конфликты с целью восстановле¬ ния в странах народной демократии реакционных режи¬ мов. В 1948 г. был спровоцирован берлинский кри¬ зис. Реакционные крути Чехословакии попытались с по¬ мощью западных стран произвести буржуазный перево¬ рот. США усилили свое вмешательство в гражданскую войну в Китае. Чанкайшистской клике была предостав¬ лена помощь в сумме 6 млрд. долларов. 25 июня 1950 г. началась война против Корейской Народно-Демократиче¬ ской Республики. Уже в этот период наиболее реакционные деятели на¬ чинают вынашивать план захвата Индокитая. Обозрева¬ тель «Нью-Йорк тайме» Н. Шиэн, подготовивший в 1971 г. публикацию 47 томов секретного доклада Пента¬ гона по вьетнамскому вопросу, указывает: «Решение пра¬ вительства Трумэна оказать Франций военную помощь в ее колониальной войне против Вьетнама, возглавлявшего¬ ся коммунистами, привело к прямому участию Соединен¬ ных Штатов в событиях во Вьетнаме и задало тон амери¬ канской политике на весь дальнейший период» 1. Могущество Советского Союза явилось преградой на пути «глобальных» устремлений правящих кругов Соеди¬ ненных Штатов. Вместе с СССР дорогой прогресса шли страны народной демократии, в которых крепли основы социалистического общества. Цели правящих кругов США в отношении социалистической части мира оказались не¬ достигнутыми. Однако на первом этапе политики «с по¬ зиции силы» Соединенным Штатам удалось провести некоторые акции, укрепившие за счет обострения меж¬ дународной напряженности лидирующее положение Аме¬ рики в западном лагере. К концу деятельности вашингтонской администра¬ ции Г. Трумэна в Соединенных Штатах наметился новый прилив активности военно-реакционных кругов. Неудачи политики «сдерживания», провал корейской авантюры вы¬ зывали среди генералитета, фабрикантов оружия, реак¬ ционных политиканов недовольство по поводу не слиш¬ ком энергичного, по их мнению, использования «преобла¬ дающей силы» в борьбе против Советского Союза. 1 „New York Times", April 13, 1971,
74 Глава II Милитаристские круги упрекали правительство демо¬ кратов в «мягкости», «пассивности», недостаточной ре¬ шительности по отношению к коммунизму. В развернув¬ шейся предвыборцрй борьбе 1952 г. военно-промышлен¬ ным кругам импонировали лозунги избирательной программы республиканской группировки генерала Эйзен¬ хауэра и Даллеса с обещаниями принять самые срочные меры для повышения боеготовности США, усилить гонку вооружений п т. д. Американские милитаристы с одобрением восприняли внешнеполитическую программу руководства республи¬ канцев. Цель претенциозно названной ими политики «ос¬ вобождения» заключалась в расширении сферы господст¬ ва американского капитала за счет социалистической сис¬ темы. От предыдущего внешнеполитического курса США политика «освобождения» унаследовала агрессивность, авантюризм. В современной истории этот период остает¬ ся одним из самых напряженных. В результате действий реакционных заправил монополистических кругов и во¬ енщины США мир не раз оказывался на грани термоя¬ дерного конфликта. Угроза развязать мировую войну была превращена в метод достижения внешнеполитиче¬ ских целей Америки. Действуя таким образом, американ¬ ские милитаристы рассчитывали оказать давление на СССР и другие социалистические страны, сломить их во¬ лю и решимость к отпору и добиться осуществления це¬ лей политики «освобождения». Видный в ту пору идеолог милитаризма Д. Бэрнхэм призывал применить оружие для достижения целей «ос¬ вобождения пленных народов». Цель программы «осво¬ бождения», по Бэрнхэму, заключалась в насильственной реставрации капитализма в странах социализма, в рас¬ членении Советского Союза и раздроблении социалисти¬ ческого лагеря на соперничающие между собой государ¬ ства *. В условиях 50-х годов в некоторых районах мира Со¬ единенные Штаты проводили откровенно экспансионист¬ ские акции — заговоры, перевороты, бесцеремонное вме¬ шательство во внутренние дела других государств. Через несколько лет США уже не отваживались на такую эс¬ 1 В и г н h a m J. Containment or Liberation? N.Y., 1956, p. 228,
Милитаризм и внешняя политика 75 калацию агрессии, поскольку существенно изменилась расстановка сил в пользу мирового социализма. Усилиями генералов и реакционных политиканов «замыкается коль¬ цо» вокруг СССР и других социалистических стран за¬ ключением Багдадского пакта. Однако он скоро распался и был после выхода из него Ирака переименован в СЕНТО. Были учреждены СЕАТО и АНЗЮС. Американ¬ ский империализм организовал свержение правительства Мосаддыка в Иране, отстрапил от власти законное прави¬ тельство Арбенса в Гватемале. «Тайная война» Соединен¬ ных Штатов против СССР и других социалистических стран достигла чрезвычайно широкого размаха. Амери¬ канская политика «с позиции силы» действовала грубо, агрессивно. Военно-монополистические круги с вожделением смот¬ рели на Юго-Восточную Азию. Этот район начинал зани¬ мать важное место в программе правящих кругов США. Американские реакционные идеологи много говорили о «защите демократии», об интересах «свободного мира» в Юго-Восточной Азии. В секретных меморандумах «вьет¬ намского досье» Пентагона язык был проще и цель ста¬ вилась конкретнее: не допустить объединения Вьетнама на демократических началах, помешать свободному во¬ леизъявлению вьетнамского народа, сохранить Юго-Вос¬ точную Азию как заповедник империалистической экс¬ плуатации. В программном заявлении «О задачах Соединенных Штатов и о курсе США в отношении Юго- Восточной Азии» прямо говорилось о том, что «потеря Юго-Восточной Азии» для американских деловых кругов вызовет «серьезные экономические последствия». Амери¬ канский «большой бизнес» требовал прибрать к рукам этот'район, являющийся мировым поставщиком каучука и олова, богатый нефтью и другим сырьем. «Кроме того,— подчеркивалось в заявлении,— этот район является важ¬ ным потенциальным рынком сбыта для Соединенных Шта¬ тов» !. Среди аргументов в пользу вмешательства опре¬ деляющую роль играло стратегическое значение Юго-Вос¬ точной Азии. Когда к началу 1954 г. стал очевиден крах француз¬ ской колониальной политики в Индокитае, правительство 1 „The Pentagon Рарега“. Toronto —New York —London, 1971.
76 Рлава tt Эйзенхауэра вмешалось в индокитайские дела. Генералы Пентагона начали планировать немедленные эффектив¬ ные контрдействия, необходимые для предотвращения по¬ тери любой отдельной страны в Юго-Восточной Азии. Уже в январе 1954 г. обсуждался вопрос о посылке американских войск и техники во Вьетнам. Согласно вы- .держке из документа Совета национальной безопасности военные стратеги США считали в то время, что для побе¬ ды в Индокитае Вашингтону потребовалось бы семь аме¬ риканских дивизий с соответствующей военно-морской и военно-воздушной поддержкой. При обсуждении в прави¬ тельстве США вопроса о военном вмешательстве предсе¬ датель Комитета начальников штабов адмирал Рэдфорд уже тогда изложил план атомного нападения на объекты, расположенные не только во Вьетнаме, но и на террито¬ рии Китая. При непосредственном участии военно-монополисти¬ ческих кругов был осуществлен пересмотр стратегических доктрин США в плане усиления их агрессивной направ¬ ленности. «Главный принцип нашей политики,— форму¬ лировал Даллес стратегию «массированного возмездия», ставшую официальным военным курсом США,— состоит в том, чтобы основываться прежде всего на наличии в нашем распоряжении широких возможностей молниенос¬ ного ответного удара с помощью средств и в местах по нашему собственному выбору». Новая стратегия во главу угла ставила подготовку к всеобщей ядерной войне про¬ тив Советского Союза. Прежние лидеры, по словам ав¬ торов стратегии «массированного возмездия», неэкономно расходовали военные возможности США. Они готовились «сражаться и в Арктике, и в тропиках, и в Азии, и на Ближнем Востоке, и в Европе; па море, па суше и в воз¬ духе; с помощью старых и новых видов оружия». Вместо «распыленного» использования военного потенциала США лидеры правительства республиканцев выдвигали концепции подготовки концентрированного удара в за¬ ранее запланированное Пентагоном время и в выгодном для Соединенных Штатов месте. В генеральско-банкирских кругах полагали, что США все еще обладают перевесом в атомном оружии и страте¬ гической авиации, а также сохраняют «монополию не¬ уязвимости». В силу этого правящие круги Соединенных
Милитаризм и внешняя политика 11 Штатов считали, что тотальная ядерная война обеспечит им успех. Поводом для «молниеносного концентрированного уда¬ ра» мог послужить, по расчетам авторов стратегии «мас¬ сированного возмездия», любой инцидент с участием СССР, если он признавался в Вашингтоне «затрагиваю¬ щим национальные интересы Америки». С развертывани¬ ем национально-освободительного движения военные планы правительства Эйзенхауэра все определеннее на¬ правлялись и против народов, боровшихся за свою незави¬ симость. В этом аспекте стратегия «массированного воз¬ мездия» мыслилась как бы предупреждением в адрес Со¬ ветского Союза от возможных шагов в поддержку народов Азии, Африки и Латинской Америки. По расчетам побор¬ ников новой войны, СССР, оказавшись перед альтерна¬ тивой: всеобщая ядерная война или непротивление аг¬ рессивным действиям американского империализма, спа¬ сует и отступит под нажимом США. Стратегия «массированного возмездия» стала основой деятельности НАТО. В декабре 1Й54 г. на 15-й сессии Совета Североатлантического блока было цринято реше¬ ние проводить разработку всех планов штаба верховного главнокомандующего вооруженными силами в Европе с учетом «возможности применения атомных снарядов». Роль главных исполнителей новых стратегических пла¬ нов НАТО отводилась стратегической авиации США и специальным атомным соединениям США, дислоцирован¬ ным в Европе. «Массированное возмездие» оставалось стержнем новых военных программ Североатлантическо¬ го пакта в течение почти 13 лет. Лишь в мае 1967 г. сессия Совета НАТО одобрила концепцию «гибкого реаги¬ рования» в качестве основной стратегии блока. Агрессивная суть планов «массированного возмездия» была очевидна широким слоям американской обществен¬ ности и многим деятелям других государств, союзных Вашингтону по военным блокам. Даже в условиях разгу¬ ла маккартизма в Америке стратегия «массированного возмездия» подвергалась острой критике. В правительственных кругах Запада с опасением от¬ носились к намерению Соединенных Штатов «нанести молниеносный удар с помощью средств и в местах по собственному выбору». К правительству США в этой
Глава 11 связи публично обратились от имени стран НАТО министр иностранных дел Канады JI. Пирсон и ряд дру¬ гих руководителей стран — членов военно-политиче¬ ского блока. Они спрашивали Вашингтон: следует ли понимать термин «молниеносный» в буквальном смысле? Если да, то не последуют ли со стороны США, в слу¬ чае кризиса, односторонние действия без всяких кон¬ сультаций с союзниками? Означает ли термин «по наше¬ му собственному выбору» использование военных воз¬ можностей всех страп — участниц НАТО? Если да, то тогда военное планирование Пентагона игнорирует про¬ возглашенный принцип единогласия НАТО, в соответст¬ вии с которым никакая часть вооруженных сил Северо¬ атлантического союза (в том числё американские войска, расположенные в Европе) не может быть использована без санкции всех членов блока. Использование же амери¬ канских войск в Европе автоматически вовлекло бы все страны НАТО в ядерную войну в интересах США. Что скрывается за термином «средства» и не включается ли сюда водородная бомба? Если да, то все страны, имею¬ щие на своей территории американские базы, в случае реализации стратегии «массированного возмездия» будут неизбежно втянуты в ядерный конфликт. В соответствии с установками стратегии «массирован¬ ного возмездия» в американском военном планировании был провозглашен так называемый «новый курс» с упо¬ ром на развитие ядерного оружия и средств его транс¬ портировки. В роли главного вида вооруженных сил США окончательно утвердились воепно-воздушные силы (сюда относились также ракеты и управляемые снаря¬ ды), сосредоточенные в основном в распоряжении руко¬ водителей ВВС. По заявлениям авторов «нового курса», их стратегия обеспечит успех в мировом конфликте, а также га¬ рантирует Соединенные Штаты от ограниченной войны, поскольку Советский Союз будет опасаться ввязываться в локальную войну, могущую перерасти во всеобщую. Пред¬ ставители авиационно-ракетного бизнеса надеялись про¬ тиводействовать угрозе ограниченной войны без специ¬ альных подготовительных мер, которые, по их мнению, берутся в расчет при подготовке ко всеобщей войне. Та¬ кие меры могли нанести «ущерб эффективности системы
Милитариам и внешняя политика 79 устрашения», вызвать сомнение в решимости прибегнуть к использованию «сил возмездия» в случае кризиса. Планы стратегической авиации США во многом основывались на уверенности нанести в будущей войне воздушный ядерный удар первыми. Стратегия «массированного возмездия», требовавшая сосредоточения основной массы ядерных средств в ВВС и ВМС, повела к известному снижению роли сухопутной армии в общей системе вооруженных сил США. Ассиг¬ нования на закупку нового оружия в 1959 г. распредели¬ лись следующим образом: военно-воздушные силы полу¬ чали около 60 процентов средств, военно-морской флот — около 30 процентов и армия — около 10 процентов. В этих условиях руководство армии и связанные с нею военные монополии требовали пересмотра общей стратегической концепции США. Особую активность про¬ являл бывший до 1959 г. начальником штаба армии США геперал М. Тэйлор. Он настоятельно доказывал не¬ обходимость перевода военной машины США на рельсы иной доктрины с включением в нее концепции «малых войн». По утверждению руководителей армии, в склады¬ вающихся условиях стратегия «массированного удара» теряет свою действенность и сохраняет значение только как «средство предотвращения всеобщей войны». В силу этого возникла необходимость переключить внимание на военные приготовления, обеспечивающие успешные дей¬ ствия в иных ситуациях. Наибольшей остроты разногласия между авиацией, флотом и армией достигли на заседании Совета нацио¬ нальной безопасности 25 июля 1957 г. при обсуждении военной программы США на 1959—1961 гг. После изло¬ жения взглядов руководителей каждого из видов воору¬ женных сил и напряженного обсуждения еще раз было подтверждено: в основе политики США лежат планы «массированного возмездия». Принятая. СНБ директива предусматривала усиление упора на ядерное оружие и, к неудовольствию руководителей армии, лишь туманно упоминала о войсках общего назначения. Она поддержи¬ вала концепцию кратковременной войны и опраничивала приготовления вооруженных сил в соответствии с потреб¬ ностями лишь первых месяцев конфликта. Тогда же было введено новое, расширительное толкование понятия ог-
80 Глава II раниченной войны как формы военного конфликта, имею¬ щего место только в слаборазвитых районах мира, с ко¬ торым в состоянии справиться небольшие контингенты войск Соединенных Штатов. Опасная направленность политики «освобождения» и концепции «массированного возмездия» была тем более очевидна, что в те годы — на фоне общего изменения ми¬ ровых сил в пользу социализма — происходило дальней¬ шее ослабление позиций Соединенных Штатов по важ¬ нейшим моментам военно-технической области. Если в течение какого-то периода США были атомными монопо¬ листами, то в области создания водородного оружия они уже не могли претендовать на первенство. В августе 1953 г. американская Комиссия по атомной энергии была вынуждена объявить: в СССР произведен па высоком техническом уровпе водородный взрыв. Подобный экспе¬ римент США надеялись провести .лишь весной 1954 г.1 20 августа 1953 г. в советской прессе было опубликовано правительственное сообщение о том, что в СССР произве¬ ден взрыв одного из видов водородного оружия. Как под¬ черкивалось в сообщении, в соответствии с неизменной политикой Советского Союза, направленной на укрепле¬ ние мира и безопасности народов, Советское правительст¬ во по-прежнему твердо стоит на позиции необходимости запрещения атомного и других видов оружия массового уничтожения и сокращения обычных вооружений и во¬ оруженных сил. На первомайском параде 1954 г. был впервые проде¬ монстрирован советский стратегический бомбардировщик, способный преодолеть огромное расстояние с большим грузом на борту. Материальная база Пентагона была уже явно недостаточной для реализации планов «массирован¬ ного удара». В августе 1957 г. в СССР были успешно проведены испытания сверхдальней баллистической ра¬ кеты. Запуск 4 октября 1957 г. в Советском Союзе первого искусственного спутника Земли окончательно подтвердил, что стратегические возможности США становились все более несоответствующими задачам американской поли¬ тики «освобождения». I См.: Лэпд Р. Атомы и люди. М., 4959, с. 157,
Милитаризм и внешняя политика 81 В США разгорелась широкая кампания по интенсив¬ ному производству ракетного оружия, расширению арсе¬ налов всеобщей ядерной войны — стратегической авиации и термоядерных бомб. Гонка ракетно-ядерного оружия вошла в новый опасный виток. В ноябре 1957 г. Комитет начальников штабов потребовал ассигнования сверх бюд¬ жета 1,5 млрд. долларов на проекты развития управляе¬ мых снарядов дальнего действия и стратегической авиации. Это было только начало. В последующие месяцы програм¬ ма ракетного оружия в США приобрела «аварийный» ха¬ рактер. Выступая в сенате 27 ноября 1957 г., министр обороны Н. Макэлрой объявил о решении начать парал¬ лельно производство баллистических ракет средней даль¬ ности «Тор» и «Юпитер», хотя запускать в серийное про¬ изводство предполагалось только одну из них. (К тому времени было завершено лишь около 10 процентов пред¬ варительных работ.) Первое успешное испытание американской межконти¬ нентальной ракеты было произведено лишь в ноябре 1958 г. К 1960 г. американские межконтинентальные ра¬ кеты пе достигли такой надежности, которая позволила бы принять их на вооружение. Не имея еще готовых ракет, военное командование США приступило к интенсивному строительству ракет¬ ных баз в штатах Вайоминг, Калифорния, Небраска, Ва¬ шингтон, Канзас и Колорадо. На декабрьской сессии Совета НАТО в 1957 г. европейским партнерам был навя¬ зан план размещения на их территории американских ракетных установок. Партнеры Вашингтона отказались от своих прежних требований «двойного контроля» и при¬ знали «право исключительного контроля США» над стар¬ товыми площадками и ядерпыми головками для ракет. Право применения баллистических ракет полностью пе¬ редавалось командованию стратегической авиации Соеди¬ ненных Штатов, которое в этом вопросе было ответствен¬ но лишь перед президентом США. Первое соглашение о размещении американских ра¬ кет было подписано в начале 1958 г. Англией. На ее тер¬ ритории создавались четыре базы баллистических ракет тппа «Тор» и «Юпитер». Пентагон добивался размещения нескольких ракетных баз в Западной Гермапии, Италии, Франции, Турции. Предусматривалась также дислокация 6 Зак. 274
82 Глаша II .ракет в Греции, Голландии и других атлантических го¬ сударствах. Ракеты «Тор» и «Юпитер» разместились на западноевропейских землях, нацелившись на объекты в СССР п других социалистических странах. Находи¬ лись там они, однако, сравнительно недолго. Их уязви¬ мость, несовершенство конструкции и создание более мощных межконтинентальных ракет вынудили военно¬ политическое руководство США в начале 60-х годов эва¬ куировать средние ракеты из Западной Европы. Будущая война в доктринах американского империа¬ лизма из авиационно-ядерной переходила в ракетно-ядер¬ ную фазу. Реакционные круги США наряду с резким уси¬ лением гонки вооружений активизировали поиски новых концепционных решений, новых военно-политических теорий с прежней ориентацией па военную силу. «В военно-политических кругах США начался,— от¬ мечает академик Г. А. Арбатов,— период «мучительной переоценки» доктрин империализма, на смену самоубий¬ ственным концепциям «освобождения» и «массирован¬ ного возмездия» пришла доктрина, центр тяжести кото¬ рой был перенесен на поиски таких средств проведения политики, которые бы обещали успех, не неся прямой угрозы всеобщего ракетно-ядерного конфликта» К В конце 50-х годов в США в рамках Совета между¬ народных отношений был подготовлен труд Г. Киссинд¬ жера «Ядерное оружие и внешняя политика», выдвинув¬ ший автора в ряды ведущих теоретиков. Были изданы книги В. Кауфмана, Р. Хилсмена и других специалистов «Военная политика и национальная безопасность», Р. Ос¬ гуда «Ограниченная война: вызов американской страте¬ гии», эксперта министерства обороны А. Гартоффа «Со¬ ветская стратегия в ядерный век» и другие исследова¬ ния. В них анализировалась военная политика США в условиях, когда стратегические возможности Соединен¬ ных Штатов не могли должным образом обеспечить да¬ леко идущие цели господствующего класса Америки на международной арене. В новой обстановке, заявляли тео¬ ретики милитаризма, Соединенные Штаты смогут добить¬ ся успехов на внешнеполитической арене не путем став¬ 1 Арбатов Г. А. Идеологическая борьба в современных меж¬ дународных отношениях. М., 1970? с, 6J,
Милитаризм и ёкеШкАЛ ndAUtUrtd 63 ки на тотальную войну как средство достижения всякой цели, а путем использования вооруженной силы, сораз¬ мерной величине и значению внешнеполитической цели. Силу следует использовать «дозированно»,%«по стадиям», в зависимости от размеров сопротивления противника. Пре¬ имущество окажется у стороны, располагающей возмож¬ ностями для организации и проведения военных действий местного, неглобального значения, так называемых «ог¬ раниченных», или «малых», войн. Практическими резуль¬ татами военных усилий могли стать отступление, полити¬ ческая или военная капитуляция вероятного против¬ ника. Хотя эти взгляды означали критическую переоценку стратегии «массированного возмездия», их авторы, безус¬ ловно, настаивали на продолжении интенсивных приго¬ товлений к тотальной ядерной войне. «Массированное возмездие» с его ставкой на всеобщую войну лишь до¬ полнялось доктриной «малых войн», направленных как против стран социалистического лагеря, так <и недавно освободившихся или борющихся за освобождение от ко¬ лониального гнета государств. Постулаты американских милитаристов сводились к следующему: выдвигаемая в дополнение к «массированному возмездию» концепция «малых войн» не только не увеличивает опасности боль¬ шой войны, а, скорее наоборот, дает возможность конт¬ ролировать местный конфликт, не позволяет ему пере¬ расти во всеобщую войну. По утверждению теоретиков американского милита¬ ризма, это можно сделать при условии предварительного договора обеих сторон об использовании лишь тактиче¬ ского ядерного оружия. Единства мнений по вопросу о сущности тактического атомного оружия, однако, не было. Одни специалисты относили к этой категории бомбы мощ¬ ностью 500 килотонн. Другие эксперты брали или более высокий уровень, или вообще избегали точного опреде¬ ления. При этом делались теоретические обоснования огра¬ ничения местной войны определенным районом. Авторы концепции «малых войн» призывали в ходе атомных дей¬ ствий разграничивать цели на военные и гражданские и оградить от атомного нападения крупные города без во¬ енных объектов. 6*
ы Рлава it Выдвигая целую систему регулирования «ограничен¬ ных» атомных конфликтов, теоретики Пентагона прямо заявляли, что атомный конфликт должен проходить по американским правилам и противная сторона обязана безоговорочно принять условия войны, выдвинутые Со¬ единенными Штатами. Иначе США отказываются от вся¬ ких «ограничений». «Стремление как-то ограничить вой¬ ну,— отмечалось в книге «Военная политика и нацио¬ нальная безопасность», — весьма похвально, но попытка сделать это может быть оправдана... если в ходе ее осу¬ ществления ни в какой степени не будут ущемлены ко¬ ренные интересы США» !. Главной целью теоретических изысканий американ¬ ской военщины в конце 50-х годов была попытка сохра¬ нить возможность использования войны в качестве ре¬ ального средства политики «освобождения», проводимой господствующим классом Америки в условиях нового со¬ отношения мировых сил. Эти изыскания были несостоя¬ тельными. Для многих в Америке становилось все более очевидным, что атомная «локальная» акция против Со¬ ветского Союза, располагавшего всеми видами оружия, неизбежно бы повела к катастрофическим для США по¬ следствиям. В конце 50-х годов в военных кругах Ва¬ шингтона пришли к выводу о бесперспективности рас¬ четов удержать в рамках атомный конфликт и отказались от концепции «малых атомных войн». Однако разработ¬ ка теорий конфликта неатомното характера и более низ¬ кого, чем всеобщая война, уровня активно продолжа¬ лась. Эйзенхауэру и Даллесу не удалось продвинуться в достижении своих целей в отношении Советского Союза, крах потерпели планы «освободить» Восточную Европу. После суэцких событий обострились отношения с Вели¬ кобританией и Францией. В Южной Азии баланс сил менялся в ущерб США. В Латинской Америке прави¬ тельство США было бессильно перед лицом революции на Кубе. Потерпела провал политика США в арабских странах, где влияние Америки падало на фоне роста ав¬ торитета СССР. 1 Военная политика и национальная безопасность. Пер. с англ. М, 1958, с. 124.
Милитаризм и влешняя политика Изменение в конце 50-х годов соотношения мировых сил в пользу стран социализма потребовало новых су¬ щественных коррективов в системе вооруженных сил США, сокращения внутриведомственных раздоров, кон¬ центрации усилий по подготовке к тотальной борьбе про¬ тив Советского Союза и других социалистических стран. План реорганизации военного управления, подписанный президентом Д. Эйзенхауэром в 1958 г., и на этот раз был разработан при непосредственном участии предста¬ вителей крупного капитала, прежде всего финансовой группировки Рокфеллера. В ходе проведенной реорганизации были четко опре¬ делены полномочия министра обороны по осуществлению управления, руководства и контроля над военной маши¬ ной США. По мнению обозревателей, никогда прежде не употреблялось столь определенных и сильных слов для подчеркивания власти министра обороны. Ему предостав¬ лялось право изменить функции департаментов армии, флота и авиации, а также перераспределять средства, ассигнованные видам вооруженных сил. Полномочия ру¬ ководителей отдельных департаментов сокращались и ог¬ раничивались лишь боевой подготовкой войск, службой снабжения и административно-хозяйственными обязан¬ ностями. Были еще более расширены права председателя Ко¬ митета начальников штабов. В министерстве обороны уч¬ реждалось Управление исследований и техники. На него возлагались задачи оценки тон или нной системы оружия, решение проблем взаимосвязи развития военной техники и стратегии. Тем самым, в частности, военно-промышлен¬ ный комплекс ответил на выявившееся в результате за¬ пуска советского спутника отставание Америки в некото¬ рых областях новейшей техники. В мае 1958 г. был создан 50-тысячный Стратегиче¬ ский армейский корпус (СТРАК), который, согласно за¬ явлениям официальных деятелей США, представлял со¬ бой «готовые к боевым операциям мобильные войска армии, предназначенные для удовлетворения первых по¬ требностей ограниченной войны». Это было соединение, специально подготовленное для участия в неоколониза- торских операциях американского империализма в стра¬ нах Азии, Африки и Латинской Америки. Первое «боевое
Рлава il крещение» СТРАК состоялось в 1958 г., когда несколько его подразделений было десантировано в Венесуэлу про¬ тив жителей Каракаса. Через несколько месяцев части Стратегического армейского корпуса перебрасываются на американскую военную базу Адана (Турция) для уча¬ стия в интервенции в Ливане. Войска США, дислоцированные в Европе, были пере¬ формированы в европейское объединенное командование со штабом близ Парижа. Этим было положено начало соз¬ данию объединенных командований из соединений воен¬ но-воздушных, военно-морских и сухопутных сил, подчи¬ ненных непосредственно президенту и министру обороны США. В конце 1958 г. были учреждены объединенные командования вооруженных сил в восточной части Ат¬ лантического океана и на Средиземном море. На протя¬ жении 1959 г. были созданы объединенные командова¬ ния, включающие карибское (зона Панамского канала), атлантическое, тихоокеанское, а также командование противовоздушной обороны континента и стратегическое авиационное командование. В связи с этими нововведениями изменялась схема управления вооруженными силами США: верховный глав¬ нокомандующий (президент США) — министр оборо¬ ны — Комитет начальников штабов и — минуя департа¬ менты армии, флота и авиации — объединенные коман¬ дования. Реорганизация 1958 г. привела к большей централи¬ зации управления военной машиной Соединенных Шта¬ тов. Руководители профессиональной военщины стали чувствовать себя прочнее в системе правительственных органов, еще более усилилась роль военного фактора сре¬ ди прочих средств внешнеполитического курса господст¬ вующего класса США. Политика конфронтации проводилась правительством США в годы, когда возникли реальные предпосылки для сдвига от «холодной войны» к оздоровлению междуна¬ родной атмосферы. В этот период Советский Союз совместно с другими со¬ циалистическими странами развернул широкую борьбу за обуздание гонки вооружений и разоружение. Инициа¬ тивная линия СССР, его конструктивные усилия в© мно¬ гом предопределили заключение ряда международных
Милитаризм и шнешняя политика 87 договоров и соглашений, направленных на ограничение гонки вооружений. Советское правительство приняло ре¬ шение сократить до 15 декабря 1955 г. численность Вооруженных Сил СССР на 640 тыс. человек в це¬ лях установления доверия между государствами К Целый ряд акций Советского Союза был направлен па то, что¬ бы нормализовать отношения с США, завязать кон¬ структивный диалог с Америкой по вопросам двусторон¬ них связей и другим актуальным проблемам. 25 января >1956 г. Советское правительство обратилось к правитель¬ ству США с предложением заключить между СССР и США договор о дружбе и сотрудничестве. Правительство США вынуждено было пойти на неко¬ торые, хотя и весьма ограниченные, шаги в области уста¬ новления контактов с Советским Союзом по актуальным вопросам. Как известно, в 1959 г. Соединенные Штаты посетила советская правительственная делегация. В совместном со¬ ветско-американском коммюнике говорилось, что во вре¬ мя визита состоялись переговоры по вопросам о всеоб¬ щем и полном разоружении, о мирном урегулировании с германскими государствами, об отношениях между СССР и США. Обе стороны заявили о необходимости решать неурегулированные, спорные вопросы без применения силы, мирными средствами, путем переговоров2. На 1960 г. намечался визит в СССР президента Соединенных Штатов. В сфере советско-америкапских отношений стали проглядываться определенные возможности нормализации и сотрудничества в интересах мира. Силы американской реакции и военщины предприня¬ ли преднамеренную провокацию, чтобы сорвать эти воз¬ можности. В воздушное пространство СССР в мае 1960 г. был направлен самолет-пшион У-2. Как подчеркивалось в ноте Советского правительства, эта акция преследует цель «отбросить назад состояние американо-советских от¬ ношений к худшим временам «холодной войны», а так¬ же отравить международную обстановку перед совеща¬ нием в верхах» 3. 1 «Правда», 1955, 13 авг. 2 «Правда», 1959, 28 септ. * «Правда», I960, 11 мая,
88 Глава II Провокационная акция военщины США привела к срыву совещания глав правительств четырех держав, ко¬ торое намечалось провести в мае в Париже. Отношения между двумя странами вновь сковал лед «холодной вой¬ ны». Доктрины первого этапа американской политики «с по¬ зиции силы» определили развитие внешнеполитического курса США как милитаристского и опасного для дела ми¬ ра. Заложенный в американскую политику в те годы аг¬ рессивными кругами США заряд антикоммунизма, враж¬ дебности к Советскому Союзу, силам социального про¬ гресса продолжал оказывать влияние на действия правящей верхушки Америки. Наметки стратегии для войны На рубеже 60-х годов США приходилось думать не столько о дальнейшем расширении границ «американской империи», сколько об удержании достигнутого ранее. Конечно, американский империализм не отказывался во¬ все от попыток распространить свое влияние на новые районы мира, ввергнуть в зависимость от монополий США народы и страны, находившиеся до того времени за пределами аппетитов американского капитала. В правящих кругах активно занимались поисками «национальных целей» и стимулов, которые вдохнули бы энергию в американскую нацию и втянули народ Амери¬ ки в продолжение борьбы за становившиеся все более призрачными глобальные планы монополистическо¬ го капитала. Вступая на пост президента США в январе 1961 г., Джон Кеннеди высокопарно провозгласил с трибуны возле вашингтонского Капитолия: «Мы запла¬ тим любую цену, вынесем любое бремя, переживем лю¬ бые лишения, поддержим любого друга и выступим про¬ тив любого противника, чтобы обеспечить сохранение свободы». В этой декларации, а также в целом ряде дру¬ гих выступлении руководителей новой администрации
Милитаризм и ёнеШнлл политика о «лидерстве Америки в борьбе за свободу» были отчетли¬ во видны стремления активизировать борьбу против идей коммунизма и национального освобождения, усилить аг¬ рессивные устремления империализма. Здесь было мно¬ гое от политической философии и практики предшест¬ вующих правительств, которые втянули сменившее их правительство демократов в кризисные ситуации в Ин¬ докитае, на Кубе, в германском вопросе, передали в на¬ следство пресловутую декларацию об «освобождении по¬ рабощенных народов». Вместе с тем лидерам американ¬ ского империализма приходилось все более считаться с происходящими в мире изменениями в ходе историче¬ ского процесса укрепления сил социального прогресса. Советский Союз продолжал в это время последователь¬ но осуществлять свой принципиальный миролюбивый курс на смягчение международной напряженности, при¬ давая большое значение нормализации отношений с США. 'В принятой XXII съездом КПСС (1961) новой Програм¬ ме партии, определившей на длительную перспективу направления внешней политики СССР, подчеркивалось: главной целью внешнеполитической деятельности КПСС считает необходимость обеспечить мирные условия для построения коммунистического общества в СССР и разви¬ тия мировой системы социализма. Главное — предотвра¬ тить термоядерную войну, не дать ей вспыхнуть. Состоявшееся в ноябре 1960 г. в Москве Совещание представителей коммунистических и рабочих партий, в работе которого участвовали делегации от 81 партии, про¬ демонстрировало солидарность мирового коммунистиче¬ ского движения с планами и практическими действиями КПСС. Содержание, целенаправленность и характер полити¬ ки правительства, методы использования имеющихся сил, направление будущего развертывания вооруженных сил и развития систем вооружений — эти основные аспекты военно-политической программы США складывались с учетом целого ряда факторов международной ситуации, а также расчетов и целей, преследовавшихся руководя¬ щими кругами США на мировой арене. Милитаристская в целом программа предусматривала решение в первую очередь следующих задач: 1. Решительно продолжать линию на утверждение
Глава 11 господствующего положения Соединенных Штатов в ми¬ ре. Новая ситуация начала 60-х годов требовала извест¬ ных коррективов, некоторого изменения методов дости¬ жения этих целей (в частности, большего, чем прежде, упора на дипломатию, экономические, пропагандистские и прочие средства «мирного» характера). Однако в арсе¬ нале внешней политики на первый план выдвигалась ставка на силу, на достижение военно-технического пре¬ восходства США. Военные соображения, указывает Со¬ ренсен, в период президентства Кеннеди «больше, чем когда-либо ранее, переплетались с внешней политикой» !. 2. Искать новый подход, по сравнению с концепцией «массированного возмездия», по использованию ра¬ кетно-ядерного оружия, применение которого в конфлик¬ те с Советским Союзом было чревато, как понимали в Вашингтоне, самыми серьезными последствиями для США. Разработка и производство новейших видов вооруже¬ ний рассматривались, во-первых, в качестве основы по¬ литики «с позиции силы», как «фон» в политическом противоборстве с Советским Союзом, где сторона, кото¬ рая располагает меньшими запасами ракет и ядерных зарядов, должна считаться обладающей более слабыми международными позициями. Во-вторых, использование ракетно-ядерного оружия допускалось, несмотря па пони¬ мание его разрушительного характера, в качестве край¬ ней меры в ряде ситуаций. Отсюда — максимальное вни¬ мание ракетно-ядерному оружию, интенсивное накопле¬ ние которого оставалось главным пунктом военной программы администрации. 3. Попытаться уменьшить для Соединенных Штатов Америки опасность применения ставшего неотъем¬ лемым элементом вооруженных сил США ракетного и ядерного оружия в конфликтах с Советским Союзом и другими странами социализма, которые считались неиз¬ бежными. Отсюда — стремление разработать теорию «ог¬ раниченных» войн, сформировать воинские соединения, способные вести военные действия против Советского 1 Sorensen Т. Kennedy. N.Y., 1970, р. 605.
Милитаризм и внешняя политика 91 Союза и других стран социализма без риска вызвать об¬ мен термоядерными ударами. 4. Делать все для нейтрализации и выхолащивания национально-освободительного движения в зонах мира, где США преследуют свои экспансионистские цели. В такого рода конфликтах не будет прямого соприкос¬ новения вооруженных сил Советского Союза и Соединен¬ ных Штатов. Однако в Вашингтоне понимали, что помощь Советского Союза народам, борющимся за свободу, серь¬ езно увеличивает их силы и делает задачу американской аооруженной интервенции несравненно более сложной, чем все прежние колониальные экспедиции западных держав. Все это обусловило появление нового направле¬ ния в американской стратегии, заключающегося в раз¬ работке планов и подготовке специальных войск для вве¬ дения противопартизанских, или «особых», войн. 5. Добиваться за счет максимальной мобилизации ре¬ сурсов и государственного бюджета ликвидации ракет¬ ного отставания Соединенных Штатов, а также прини¬ мать все меры к созданию в первые же годы пребывания демократов у власти задела на будущее, обеспе¬ чить за Соединенными Штатами прочное преимущество в новейших видах военной техники. Планировалось с «высоты» этого преимущества строить взаимоотношения с СССР и другими государствами мира. С этими расчета¬ ми связаны резкое увеличение военных расходов, начало работ «в аварийном порядке» над некоторыми совре¬ менными видами оружия, новая система заключения во¬ енных контрактов и другие меры, направленные на суще¬ ственный рост военных приготовлений в США. В политике «новых рубежей», провозглашенной Дж. Кеннеди, четко проглядывалось стремление активи¬ зировать борьбу против идей коммунизма и националь¬ ного освобождения, за упрочение глобальных позиций американского империализма. Вместе с тем новый пре¬ зидент страны имел свои, отличные от предшественников, взгляды на характер действий Соединенных Штатов на международной арене. Если предшествовавшие прави¬ тельства Америки, по существу, сводили взаимоотноше¬ ния между США и СССР к военному противостоянию и соотношению вооруженных сил, то на новом этапе их приходилось делать более разнообразными. Наряду с
92 Глава II военными методами начали говорить о целесообразности средств дипломатии, экономики в рамках мирного сорев¬ нования. Дж. Кеннеди в книге «Стратегия мира», изданной в разгар избирательной кампании 1960 г., в частности, указывал на возможность соглашения с Со¬ ветским Союзом об «освобождении от разрушительного бремени гонки вооружений», подчеркивал заинтересо¬ ванность сторон в предотвращении ядерной войны, назы¬ вал обоюдным желание «еще более значительного обме¬ на товарами, идеями и людьми между странами» К В правительственных кругах Вашингтона была сфор¬ мулирована теория «сохранения равновесия мировых сил», которая рассматривалась в качестве исходной по¬ зиции для деятельности США на международной арене. В соответствии с основным принципом этой концепции под существующим соотношением сил между социалис¬ тическим лагерем и западным блоком мыслилось подвести черту. Всякое дальнейшее изменение этого соотношения в ущерб США, в том числе за счет отхода от западного блока молодых стран в Африке и Азии, объявлялось опасным для национального существования Америки. Таким образом, новая администрация выдвигала идею «консервации» положения, пыталась поставить нечто вро¬ де плотины на пути исторического прогресса. Советскому Союзу и другим социалистическим государствам как бы предлагалось «оставаться на исходных рубежах», руко¬ водствоваться припципом самоотстранения от поддержки антиимпериалистического движения в молодых странах Азии, Африки и Латинской Америки. С первых дней пребывания в Белом доме Дж. Кен¬ неди на практике убедился, какую силу в американской политике представляют милитаристские круги, какие ли¬ миты они способны накладывать на расчеты и действия высшего руководителя государства. Военщина в апреле 1961 г., по существу, навязала ему планы вторжения на Кубу, хотя он не вполне их разделял. Когда Дж. Кеннеди впервые узпал в ноябре 1960 г. о проводимых ЦРУ и Пентагоном приготовлениях к на¬ падению на революционную Кубу, он выразил сомнение 1 Kennedy J. The Strategy of Peace. N.Y., I960, p. 101,
Милитаризм и внешняя политика 93 в необходимости принятия данного проекта, разработан¬ ного военными деятелями правительства Эйзенхауэра. Через песколько дней после официального вступления в должность Кеннеди собрал первое совещание для обсуж¬ дения плана вторжения. После совещания 29 марта 1961 г. советник президента А. Шлезингер записал в дневнике: «Окончательное решение должно быть сделано 4 апреля. У меня такое впечатление, что настроения пре¬ зидента повернулись против проекта» 1. Лидеры военщины удвоили усилия, пытаясь добиться одобрения Белым домом плана вторжения. Согласно пер¬ воначальному проекту Комитета начальников штабов окончательный успех операции должен был зависеть от двух факторов: крупного антикоммунистического восста¬ ния на Кубе и серьезной военной поддержки контррево¬ люционеров извне. По мнению генералов из Пентагона, реализация разработанного плана дала бы надежный шанс для конечного успеха. Аллен Даллес, например, чувство¬ вал себя более уверенным в успехе, чем в дни подготовки вторжения в Гватемалу, где операция ЦРУ свергла левое правительство в 1954 г. «В крайнем случае,— настаивали в Пентагоне, — если вторжение окажется пеудачным и интервенты будут разбиты на берегу, они могут легко раствориться в горах и продолжать вооруженные дей¬ ствия против правительства Ф. Кастро». Президент усту¬ пил напору генералитета, и на совещании 4 апреля было принято решение о нападении на революционную Кубу. После позорного провала американской интервенции на Плайя-Хирон Дж. Кеннеди не раз говорил о влиянии военных па политику. Несомненно, американский прези¬ дент и его окружение рассматривали борьбу с револю¬ ционной Кубой в качестве одной из основных задач вне¬ шней политики. Однако президенту США был навязан план министерства обороны и Центрального разведыва¬ тельного управления. Хотя Кеннеди возлагал вину на ЦРУ и Пентагон, однако как глава исполнительной вла¬ сти оп нес полную политическую ответственность за авантюру па Плайя-Хирон. Агрессия против Кубы еще раз подтвердила, что на¬ ^chlesinger A. A. Thousand Days: John F. Kennedy in the White House. Boston, 1965, p. 233-266,
94 Глава II иболее реакционные круги прочно держат под контро¬ лем политику США и с их волей приходится считаться всем, даже президенту. После Плайя-Хирон Дж. Кенне¬ ди ускорил реорганизацию механизма внешней поли¬ тики, сконцентрировал ведение государственных дел в «мозговом тресте» и уменьшил значение СНБ. В отстав¬ ку ушел Аллен Даллес, со своих постов были сняты не¬ которые другие приверженцы старого подхода к между¬ народным делам. Однако философия военно-политичес¬ ких кругов продолжала широко сказываться на практических шагах правительства на международной арене. Результатом провокационной деятельности реакцион¬ ной военщины и правого крыла вашингтонских поли¬ тиков явилось опасное осложнение международной обста¬ новки — карибский кризис 1962 г. Усиленно распростра¬ нялась версия о ликвидации к лету 1962 г. «ракетного разрыва» и серьезном укреплении ракетно-ядерного по¬ тенциала США. Поэтому, утверждали в Пентагоне, нель¬ зя, мол, упустить случая провести «испытание воли» в стратегически выгодпом для США районе, удаленном на десятки тысяч километров от границ Советского Союза. На подступах к Кубе началась форсированная кон¬ центрация крупных соединений военно-морского флота, ВВС, парашютных частей, морской пехоты. На американ¬ скую военную базу в Гуантанамо были направлены под¬ крепления. Министерство обороны США сообщило о крупных морских маневрах в Карибском море. 22 ок¬ тября президент Кеннеди объявил об установлении бло¬ кады Кубы. В боевую готовность были приведены воору¬ женные силы США и войска НАТО. Над миром нависла угроза термоядерной войны. В связи с опасными для судеб мира действиями пра¬ вительства США и агрессивными намерениями амери¬ канских вооруженных сил 23 октября Советское прави¬ тельство выступило со специальным заявлением и осу¬ ществило необходимые мероприятия с целью приведения войск в повышенную боевую готовность1. Одновременно 1 См.: Внешняя политика Советского Союза и международные отношения. Сборник документов. 1962 год. М., 1963, с. 399—428.
Милитаризм и енеШняя политика §5 правительство СССР предприняло ряд шагов по диплома¬ тической линии. Возникшую тогда опасность мировой войны удалось предотвратить благодаря гибким мерам Советского Союза, направленным на сохранение мира, а также в результате необходимости для правительства США считаться с реальной обстановкой. Карибский кризис, роль милитаристских кругов в его провоцировании не прошли бесследно для Америки и высших руководящих сфер страны. Карибские события стали для Дж. Кеннеди отправным моментом переосмыс¬ ления внешней политики США. Как писал один из бли¬ жайших помощников президента, «мир, в котором госу¬ дарства угрожали друг другу ядерным оружием, теперь казался ему не только неразумным, но и нетерпимым, не¬ возможным миром... Его первым чувством после ракетно¬ го кризиса было восстановление связи со своими против¬ никами и возобновление поисков сфер общих интересов»1. 10 июня 1963 г. президент Дж. Кеннеди произнес свою известную речь в Американском университете в Вашингтоне, которая явилась своего рода признанием необходимости мирного сосуществования: «Я говорю о подлинном мире... потому что у войны новое лицо. То¬ тальная война не имеет никакого смысла в век, когда ве¬ ликие державы могут держать большие и сравнительно неуязвимые ядерные силы». В направленном президенту США послании Советско¬ го правительства (19 декабря 1962 г.) указывалось, что в обстановке ликвидации карибского кризиса и наступив¬ шего определенного смягчения международной обстанов¬ ки назрела задача заняться решением других неотлож¬ ных дел2. Примерно через год после карибского кризиса, в октябре 1963 г., в действие вступил московский Дого¬ вор о запрещении испытаний ядерного оружия в атмо¬ сфере, космическом пространстве и под водой, разрабо¬ танный при активном взаимодействии советской и аме¬ риканской сторон. Впервые за долгие годы, омраченные «холодной войной», государствам Востока и Запада уда¬ 1 Schlesinger A. A. Thousand Days, p. 893. * «Правда», 1963, 21 янв.
96 Рлава 11 лось прийти к соглашению по международному вопросу, затрагивающему жизненные интересы всего населения Земли. Иные выводы сделали для себя заправилы военно- промышленного комплекса. Речь Кеннеди 10 июня, пи¬ сала газета «Нью-Йорк пост», сразу же «вызвала ярость всех наших невежд, батальонов Голдуотера и пентаго¬ новских сверхстратегов», создавших в США атмосферу, в которой стало возможным убийство Дж. Кеннеди в Далласе полгода спустя. При обсуждении в сенате в 1963 г. Договора о частичном запрещении испытаний ядерного оружия президент США на преодоление со¬ противления военных лидеров потратил, по словам А. Шлезингера, почти столько же усилий, сколько и па переговоры с Москвой. Дж. Кеннеди заручился заявле¬ нием Комитета начальников штабов о том, что прекраще¬ ние ядерных экспериментов в трех сферах «не противо¬ речит интересам Америки», и лишь тогда договор был ратифицирован сенатом, исправно исполнявшим в тот пе¬ риод волю военно-промышленного комплекса К Милитаристские группировки в Америке стали на¬ зывать карибские события переломным моментом, изме¬ нившим неблагоприятное для США развитие ситуации в мире. Для таких выводов, разумеется, не было никаких оснований. Советский Союз продолжал укреплять свои внешнеполитические позиции, соотношение мировых сил неуклонно росло в пользу социализма. Американским ми¬ литаристам, однако, не было дела до фактов. Свою вер¬ сию они активно использовали с целью направить в русло агрессивных действий политику пришедшего в Бе¬ лый дом после далласской трагедии президента JI. Джон¬ сона. Идеи правого крыла американских деятелей во мно¬ гом были созвучны настроениям самого президента Джон¬ сона. Мы не будем сидеть беззаботно в кресле-качалке и наблюдать, как коммунисты захватывают власть, зая¬ вил однажды JI. Джонсон, памекая на «пассивность» Дж. Кеннеди. Он явно давал понять, что не допустит какого-либо отхода от твердой линии, не соблазнится на «либеральное баловство» в политике. Как неотвеча¬ 1 Schlesinger A. A. Thousand Days, р. 911—913.
Милитаризм и внешняя политика 97 ющий целям американской политики был отвергнут те¬ зис Кеннеди о том, что мощь Америки «имеет свои лими¬ ты» с точки зрения возможностей США влиять на ме¬ ждународные события. Многие заявления Джонсона пронизывали деклара¬ ции о «руководящем призвании США». Такого рода фи¬ лософия президента США активно поддерживалась и поощрялась генеральско-монополистической верхушкой США. В вашингтонских «коридорах власти» говорилось о наступивших благоприятных условиях для контрнаступле¬ ния на коммунизм. Вынашивалась в связи с этим мысль попытаться «с восстановленной позиции силы» потес¬ нить мировой социализм. Речь шла о намерениях «пе¬ реиграть» ход событий на главном участке мировой по¬ литики — в сфере советско-американских отношений, от¬ ношений с социалистическими странами, а также отноше¬ ния к национально-освободительному движению в стра¬ нах Азии, Африки и Латинской Америки, которое объяв¬ лялось «современным видом коммунистического движе¬ ния». Использование военной силы как средства политики на международной арене в 60-е годы планировалось во¬ енно-политическим руководством США в соответствии с принципами стратегии «гибкого реагирования», утвер¬ жденной на специальном заседании Совета националь¬ ной безопасности в январе 1962 г. в качестве официаль¬ ной военпой доктрины Соединенных Штатов. Эта стра¬ тегия вобрала в себя три основных элемента: подготовку к термоядерной войне, концепцию «ограниченных войн» и планы так называемых противопартизанских, или «особых», «специальных», войн. Таким образом, под внешнеполитические програм¬ мы США подводилась более широкая по сравнению с «массированным возмездием»стратегическая база. В этом проявлялось желание военно-политического руководства Вашингтона адаптироваться к более разнообразным, чем раньше, мировым условиям. Поначалу деятели, связанные с ракетно-авиационной промышленностью, высказывали опасения: не повлечет ли ориентация на ограниченные и противопартизанские войны к ослаблению внимания к вопросам большой ядерной войны и не приуменьшится ли роль ракетно¬
98 Глава II ядерного оружия в военной политике США? Министр обороны Макнамара назвал чепухой подобные опасения. По мнению министра юстиции Р. Кеннеди, ставка на термоядерное оружие остается главным в политике США и Америка «готова использовать термоядерные бомбы любых размеров и в любом количестве». Уже в первом (январь 1961 г.) послании «О положе¬ нии страны» президента конгрессу объявлялось о реше¬ нии принять срочные меры к ускорению программы стро¬ ительства подводных лодок, оснащенных ракетами «По- ларис», и производства межконтинентальной ракеты «Минитмен», работающей на твердом топливе. В марте 1961 г. военные расходы были увеличены на 2 млрд. дол¬ ларов, а через несколько месяцев бюджет министерства обороны США увеличился еще почти на 3,5 млрд. долла¬ ров. Численность вооруженных сил США возрастала до¬ полнительно на 342 тыс. человек, увеличивалось в два- три раза число призываемых в армию из запаса. Приостанавливался демонтаж многих военных судов и са¬ молетов. Гигантские корпорации, занятые в производстве стра¬ тегических ядерных вооружений, и лидеры Пентагона, разрабатывающие планы возможного использования этих вооружений, получили практически полную свободу. Бы¬ ли сняты ограничения в области гонки средств термоя¬ дерной войны. Единственным «лимитом» было объяв¬ лено требование иметь падежную способность нанести ядерный удар. Иными словами, Соединенные Штаты дол¬ жны были иметь возможность «абсорбировать» ракетно- ядерный удар и напести собственный. На языке Пента¬ гона это означало обеспечить «гарантированное проник¬ новение» к жизненно важным центрам противника даже в том случае, если часть стратегических сил США будет выведена в войне из строя. Время от времени в правительственных кругах США (особенно в бытность склонного ж рационализации ми¬ нистра обороны Макнамары) делались попытки называть приблизительно количество единиц ракетно-ядерного ору¬ жия, необходимое для обеспечения «гарантированного проникновения». Все цифры, однако, объявлялись недо¬ статочными и назывались новые, более высокие. Военщи¬ на и фабриканты оружия требовали «отчетливо выражен-
Милитаризм и внешняя политика 99 ного ядерного превосходства» над Советским Союзом, настаивали на подстегивании гонки вооружений. В арсеналах средств агрессии, призванных обеспечить нужды стратегии «гибкого реагирования», главная роль отводилась межконтинентальным баллистическим раке¬ там «Минитмен», запускаемым из подземных шахт. К кон¬ цу срока деятельности администрации демократов удель¬ ный вес данных ракет в общем балансе стратегических сил США составлял около 40 процентов. Рядом с «Ми- нитменами» стратеги Пентагона ставили баллистические ракеты «Поларис», запускаемые с подводных лодок. Третье место в планах термоядерной войны отводилось стратегической авиации, еще несколько лет пазад счи¬ тавшейся основным средством доставки ядерного оружия к цели. Среди американских магнатов военного бизнеса дале¬ ко идущие планы строились в связи с перспективами со¬ здания системы противоракетной обороны, которые до¬ вольно широко обсуждались еще при Дж. Кеннеди. В 1963 г. в США началась разработка системы ПРО «Ника». В последующие годы Соединенные Штаты пере¬ шли к более совершенному проекту «Сентинел». 18 сен¬ тября 1967 г. было объявлено о решении правительства США развернуть так называемую «тонкую», то есть час¬ тичную, систему ПРО. Бизнесмены и военщина при ак¬ тивной поддержке реакционных конгрессменов и иных вашингтонских политиканов настойчиво толкали Америку к новому, еще более опасному и дорогостоящему витку гонки стратегических вооружений. Правительство J1. Джо- псона не определило окончательно судьбу вопроса о ПРО, острые дебаты продолжались при республиканской адми¬ нистрации Р. Никсона. Хотя, по заявлениям теоретиков милитаризма, в усло¬ виях 60-х годов сохранялась возможность «лимитирова¬ ния» атомного конфликта (по мощности используемого оружия, по площади военных действий и по целям), многие, даже правые, деятели начинали осознавать серь¬ езную опасность эскалации мощи ядерного оружия до таких размеров, когда конфликт перерастает в мировую ядерную войну. Поэтому наряду с подготовкой к термо¬ ядерной войне военно-политические круги Америки 7*
100 Глава II сосредоточили внимание на вопросах стратегии обычных войн и расширения арсеналов оружия для них. США усилили давление на союзников по НАТО, от которых требовали большей доли ответственности за обес¬ печение способности ведения ограниченных войн. Под командой американских стратегов в составе НАТО в 1968 г. было сосредоточено 76 дивизий, свыше 17 тыс. танков, 10 тыс. боевых самолетов, тысячи пусковых уста¬ новок различных ракет и орудий атомной артиллерии. В 1968 г. были созданы постоянные военно-морские силы НАТО на Атлантике в составе кораблей США, Англии, Канады, Голландии и Дании. После выхода Франции из военного механизма Североатлантического блока с ее тер¬ ритории (весной 1967 г.) были выведены войска и штабы США и НАТО и закрыты американские склады и другие военные объекты. В ФРГ, Голландию и Бельгию было выведено около 30 тыс. американских солдат. В этот период в результате национально-освободитель¬ ного движения происходили ослабление и неуклонный распад прозападных режимов в странах Азии, Африки и Латинской Америки. Поэтому правящие круги США ста¬ ли уделять особое внимание доктрине противопартизан- ских войн, составившей третий элемент стратегии «гибко¬ го реагирования». Доктрина противопартизанских войн имела колониза¬ торский характер. Например, в одном из опубликованных документов Пентагона указывалось: «Особая война яв¬ ляется способом свержения нежелательных режимов без угрозы возникновения всеобщей или даже ограниченной войны». Следуя этой доктрине, теоретики Пентагона надеялись с помощью засланного в какую-либо страну диверсионного отряда создать базу для всесторонней американской «помощи» — военной, экономической, по¬ литической, психологической,—опираясь на которую мож¬ но насадить в стране марионеточный режим. Подготовка к противопартизанским войнам приобрела в США широкий размах. В «Чрезвычайном послании» конгрессу от 25 мая 1961 г. президент подчеркнул сроч¬ ную необходимость «увеличения и переориентации «специ¬ альных сил» и частей для необычайной войны». В США и на зарубежных базах Пентагона были созданы школы для подготовки «зеленых беретов». Первые отряды «сне-
Милитаризм и внешняя политика 101 цпалистов» по противопартизанскнм войпам были направ¬ лены в Южный Вьетнам. 11 мая 1961 г. президент Кеннеди, согласно секретной «Памятной записке № 52», одобрил «программу скрытых действий», в числе которых предусматривались засылка агентов и диверсионных групп на территории ДРВ и Лаоса, создание там тайных баз, вторжение американских самолетов в воздушное пространство ДРВ. В 1961 г. пред¬ седатель Комитета начальников штабов генерал М. Тэй¬ лор и советник президента по вопросам национальной бе¬ зопасности У. Ростоу, побывав в Сайгоне со специальной миссией, предложили президенту направить в Южный Вьетнам крупный контингент американских войск под видом «оперативной группы материально-технического обеспечения» для оказания помощи марионеточному ре¬ жиму Нго Динь Дьема. В телеграмме, присланной с Филиппин в октябре того же года с грифом «только для президента», Тэйлор настаивал на «незамедлительной отправке» 8 тыс.. амери¬ канских пехотинцев. По признанию Тэйлора, «введение американских вооруженных сил может привести к усиле¬ нию напряженности и создать угрозу эскалации войны и превращения ее в широкую войну в Азии». Однако, по его мнению, использование американских войск созда¬ вало «больше преимуществ, нежели опасностей» !. К кон¬ цу президентства Кеннеди в Южном Вьетнаме уже нахо¬ дилось 16 тыс. американских солдат и офицеров. В под¬ готовленном в 1972 г. сенатской Комиссией по иностранным делам анализе секретного доклада Пентаго¬ на указывалось в этой связи: генералитет оказывал на правительство Дж. Кеннеди давление и требовал проде¬ монстрировать «силу во Вьетнаме, дабы успокоить азиат¬ ских союзников Америки» 2. Милитаризм США довел эскалацию агрессии в Индо¬ китае до высшей точки. 5 августа 1964 г. американские корабли совершили нападение на сторожевые катера Де¬ мократической Республики Вьетнам. Были обстреляны прибрежные районы ДРВ. Американская авиация под¬ вергла бомбардировке несколько населенных пунктов 1 „The Pentagon Papers". Toronto — New York —London, 1971. 2 „New York Times", March 19, 1972.
102 Глава II севернее 17-й параллели. Началась открытая агрессия США против Демократической Республики Вьетнам. 1 апреля 1965 г. военно-политическое руководство Соеди¬ ненных Штатов приняло решение о массовом использо¬ вании сухопутных американских войск в Южном Вьетна¬ ме. Это «кардинальное изменение политики» было зафик¬ сировано в меморандуме Совета национальной безопас¬ ности № 328 от 6 апреля. Лидеры милитаризма могли ликовать. Они сумели на¬ вязать правительству свою линию открытой агрессии в Индокитае. Американский экспедиционный корпус сразу же был увеличен до 44 батальонов общей численностью около 200 тыс. солдат. Весь комплекс этих мероприятий, подчеркивается в одном из документов секретного доклада Пентагона, «воспринимался как своего рода рубеж — вступление в азиатскую наземную войну». В течение пос¬ ледующих двух лет численность американских интервен¬ тов доводится до полумиллиона человек. Американский народ, таким образом, был втянут без всякой нужды в кровавую авантюру в далекой Азии. Вовлечение США в войну, подчеркивает американский историк А. Кендрик в книге «Рана внутри», отнюдь не определялось национальными интересами США, оно было продиктовано стремлением американского правительства «сдержать распространение коммунизма» в Индокитае и одновременно подкрепить свои претензии на роль верши¬ теля судеб народов. Вмешательство США во внутренние дела Вьетнама, пишет автор, не могло помочь укрепить позиции США в Западном Берлине или компенсировать неудачу со вторжением на Кубу. Все это делалось по инерции в духе «холодной войны», по рецептам старой даллесовской политики и объяснялось опасениями пра¬ вительства Вашингтона быть обвиненным еще в одном «поражении» в борьбе с коммунизмом. Президент Джон¬ сон провозгласил, что он не будет первым американским президентом, который проиграет войну. Джонсон все-таки проиграл войну, но, прежде чем он ушел с политической сцены, заключает А. Кепдрик, во Вьетнам им было посла¬ но в общей сложности 2,5 млн. американских солдат. Лидер демократов время от времени не прочь был показать свое «сдержанное» отношение к военной элите Пентагона. По ого признанию, «американские генералы
m Милитаризм и внешняя политика 103 знают только два слова — «тратить» и «бомбить». JI. Джон¬ сон, не доверяя вполне генералам, лично утверждал все объекты для бомбардировок американской авиацией на территории Северного Вьетнама. В ходе интервенции в Доминиканскую Республику в 1965 г. он демонстративно направил вместе с войсками своего советника для наблю¬ дения и контроля за действиями американских военных чинов. На деле по мере расширения масштабов агрессии США во Вьетнаме роль военно-промышленного комплекса неуклонно возрастала. Генералам было позволено тратить и бомбить столько, сколько они требовали. Председатель КНШ, начальники штабов армии, ВВС и ВМС, а также главнокомандующий американскими войсками во Вьетна¬ ме составляли тот круг деятелей, у которых президент JI. Джонсон прежде всего искал совета относительно дей¬ ствий в Юго-Восточной Азии. Он использовал верхушку генералитета для повышения своего престижа в амери¬ канском общественном мнении и для подтверждения пра¬ вильности избранного курса. Генералы снова поставили вопрос об использовании во Вьетнаме тактического атомного оружия. Об атомной бомбе говорили 2 июня 1964 г. на совещании высших официальных лиц в Гонолулу, где присутствовали ми¬ нистр обороны США Р. Макнамара, государственный сек¬ ретарь Д. Раск, посол Соединенных Штатов в Сайгоне К. Лодж, генерал М. Тэйлор, командующий вооруженны¬ ми силами США в районе. Тихого океана Г. Фелт и директор Центрального разведывательного управления Д. Маккоун. В протоколе совещания записано: «Как зая¬ вил министр Макнамара, возможность крупных наземных операций неизбежно приведет к постановке вопроса о применении ядерного оружия. Коммунистов невозможно удержать одними наземными действиями, без применения ядерного оружия, подчеркнул адмирал Фелт. Поэтому необходимо дать командованию свободу при использова¬ нии необходимого оружия, предусмотренного различными планами». Ни варварские бомбардировки Вьетнама, ни полумил¬ лионная армия интервентов, ни подготовка к использо¬ ванию самого мощного оружия не принесли успеха аг¬ рессивной политике Соединенных Штатов. Опираясь на поддержку СССР и других социалистических государств,
104 Глава II вьетнамский народ осуществил успешное наступление в Южном Вьетнаме в начале 1968 г. Тем самым была по¬ дорвана уверенность пентагоновских стратегов в конеч¬ ном исходе войны. Президент Джонсон встал перед необ¬ ходимостью, говоря языком пентагоновских документов* «пересмотра вьетнамской политики от «А» до «Я». За¬ явив 31 марта 1968 г. о своем отказе вновь баллотировать¬ ся на президентский пост, он объявил также о прекраще¬ нии бомбардировок ДРВ и о согласии начать обсуждение вьетнамской проблемы за столом переговоров. В последнем разделе доклада Пентагона «Эпилог» аме¬ риканские военные специалисты были вынуждены кон¬ статировать: «Возможность военной победы, по-видимому* ослабла, и издержки стали слишком высоки как в полити¬ ческом, так и в экономическом выражении. Только это помогло оценить и пересмотреть наши конечные цели. Теперь стало понятно, что явная военная победа, по-ви¬ димому, не была ни возможна, ни необходима». От отдельных американских руководителей и высших военачальников, случалось, и раньше поступали песси¬ мистические доклады из Индокитая. Как правило, дела¬ лось это преднамеренно. Краски сгущались, и нарочитый пессимизм использовался для выколачивания новых ас¬ сигнований и новых батальонов для боев в Юго-Восточной Азии. Обычно запросы эти удовлетворялись сполна. Теперь пессимизм был вызван осознанием бесперспектив¬ ности военных действий в Индокитае. Многие приходили, к выводу, что новые тысячи солдат и массированные воз¬ душные рейды ничего уже не изменят. И когда в 1968 г. в Белый дом поступила заявка генерала Уэстморленда на дополнительные 206 тыс. военнослужащих (сверх на¬ ходившихся в его распоряжении 525 тыс. солдат и офи¬ церов), правительство США впервые дало по этому пово¬ ду отрицательный ответ. Правительство мотивировало свой отказ не только «истощением стратегических ресурсов» США, но и «ве¬ роятностью гражданских беспорядков в США». Белый дом настаивал на сохранении в США значительного контин¬ гента войск, необходимых для борьбы против массового движения в Америке за прекращение позорной авантюры во Вьетнаме. Военщина Пентагона не желала, однако, считаться с
Милитаризм и внешняя политика 105 действительностью. Американские генералы настояли, чтобы упор был сделан на политику «вьетнамизации». Ставка американского империализма на военное решение индокитайской проблемы, упрямое сопротивление мили¬ таристских кругов США идее политического урегулирова¬ ния затянули агонию американской политики во Вьетна¬ ме еще на четыре долгих года. По мере того как правительство США двигалось от од¬ ной ступеньки эскалации агрессии во Вьетнаме к другой, возможности развития советско-американских отношений сокращались, практически связи между США и СССР ос¬ тавались ограниченными. Вместе с тем в своей политиче¬ ской стратегии руководящие круги Вашингтона исходили из стремления как-то отделить советско-американские от¬ ношения от «периферийных конфликтов» и вести дела с Советским Союзом независимо от них. Несмотря на ос¬ ложнения советско-американских отношений в связи с агрессией США во Вьетнаме, арабо-израильским конф¬ ликтом, правительство США воздерживалось от экстрапо¬ ляции этих осложнений на весь комплекс отношений с СССР. В этот период при активных взаимных консультациях между советскими и американскими представителями были подготовлены и заключены Договор о принципах деятельности государств по исследованию и использова¬ нию космического пространства, Договор о нераспростра¬ нении ядерного оружия, Соглашение о спасении и возвращении космонавтов и космических объектов госу¬ дарствам, осуществляющим запуск. Происходил обмен мнениями по некоторым актуальным международным вопросам. В области двусторонних отношений было заклю¬ чено Соглашение о прямом пассажирском воздушном со¬ общении. В 1967 г. после длительной и упорной борьбы, развернувшейся в конгрессе США и за его стенами, сенат 66 голосами против 28 утвердил советско-американскую Консульскую конвенцию. Без особых нарушений осущест¬ влялись научно-технические и культурные обмены на основе межправительственных соглашений. В 1966 г. странами Варшавского Договора была приня¬ та Декларация об укреплении мира и безопасности в Европе. Об этой инициативе необходимо упомянуть особо, ибо среди других предложений Декларация содер¬
106 Глава II жала предложение о созыве общеевропейского совещания для обсуждения вопросов обеспечения безопасности в Европе и налаживания общеевропейского сотрудничества. «Созыв совещания по вопросам европейской безопас¬ ности и сотрудничества, — говорилось в Декларации, — мог бы способствовать созданию в Европе системы коллек¬ тивной безопасности и явился бы крупной вехой в совре¬ менной истории Европы». Правящие круги США встретили инициативу созыва общеевропейского совещания более чем сдержанно. Вок¬ руг этого предложения была нагромождена масса домыс¬ лов. Идею общеевропейского форума в штыки встретили милитаристские лидеры. Апологеты конфронтации, пытаясь оправдать агрес¬ сивную политику империалистической реакции, заявляли, что раскол Европы был обусловлен исключительно нали¬ чием в пей двух группировок государств, принадлежа¬ щих к противоположным и несовместимым в междуна¬ родном плане социальным системам. Следовательно, ут¬ верждали они, он может быть преодолен только в резуль¬ тате полной и бескомпромиссной победы одной из них. В 60-е годы все более пагубное воздействие на амери¬ канскую политику начипает оказывать союз военщипы с монополистическим капиталом. С этой влиятельной силой не могли не считаться высшие руководители США. Милитаристы старались придать правительственным решепиям агрессивность, брали под обстрел вынужденное маневрирование Белого дома, добивались неукоснитель¬ ного следования линии на эскалацию агрессии и усиле¬ ние военных приготовлений. Авантюра на Плайя-Хирон, карибский кризис в октяб¬ ре 1962 г., гонка вооружений в НАТО, эскалация агрес¬ сии во Вьетнаме — все эти факты свидетельствовали о сильном влиянии военщины на официальную политику Вашингтона. Этим в немалой степени объясняется характер полити¬ ческих концепций, военно-стратегических доктрин и прак¬ тических действий США. Правительство демократов не проявило готовности к сотрудничеству с Советским Сою¬ зом и другими миролюбивыми государствами во имя бе¬ зопасности, к конкретным шагам, которые бы позволили снизить опасность термоядерного конфликта. Усиление
Милитаризм и внешняя политика 107 гонки вооружений, сохранение ставки «на силу» в меж¬ дународных делах, агрессия во Вьетнаме, вмешательства в других районах не раз подводили мир к опасному пре¬ делу. В американской политике закончился еще один этап. Смысл тех итогов, с которыми США подошли к началу 70-х годов, состоял в «признании краха концепции мес¬ сианской роли Америки в мире, согласно которой почти любая форма волнений за рубежом — будь они делом большой или малой страны, возникли ли они в результате внешних или внутренних причин — требовала интервен¬ ции Соединенных Штатов» 1. Необходимость перемен Впервые после второй мировой войны перед США к началу 70-х годов встал вопрос о необходимости сокра¬ щения взятых военно-политических обязательств, высво¬ бождения ресурсов на решение своих собственных соци¬ ально-экономических проблем и внутренних противоре¬ чий, обострившихся под влиянием кризиса внешней политики. Первостепенной заботой Вашингтона стала задача уменьшения риска непосредственного вовлечения США в военные конфликты в различных географических районах, особенно грозящих столкновением с Советским Союзом. Уже в первых посланиях президента Никсона, пришедшего в 1968 г. в Белый дом во главе республикан¬ ской администрации, подчеркивалось: «Послевоенного порядка международных отношений — конфигурации сил, родившихся в результате второй мировой войны, — уже больше не существует». Квалифицировалось как непри¬ годное заявление Дж. Кеннеди о «глобальной ответствен¬ ности» Америки, о готовности США «заплатить любую цену за гарантированный успех свободы» и т. д* В прессе США появились рассуждения о том, что в нынешнем мире Америка отдаляется от того периода, 1 Schlesinger A. A. The Crisis of Confidence: Ideas, Powers and Violence in America. Boston, 1969, p. 176.
108 Глава JI когда она «зачастую выступала в роли международного полицейского»1. Важнейшим фактором, вынудившим лидеров США по-иному подойти к оценке положения в мире, были дальнейший рост могущества Советского Сою¬ за и других социалистических стран, углубление анти¬ империалистического национально-освободительного дви¬ жения народов. Возможности империализма США в об¬ ласти военно-политических и экономических средств борьбы против сил социализма и прогресса на рубеже 70-х годов существенно сократились. Изменилось положение Америки и внутри капиталис¬ тического лагеря, где ей приходилось сталкиваться с воз¬ растающей конкуренцией западноевропейских держав и Японии. По заявлению американских деятелей, минула эпоха «биполярного» мира с противостоянием СССР— США, утверждается мир «плюрализма», «многополярно¬ сти», в котором наряду с Советским Союзом и Соединен¬ ными Штатами складываются другие «центры силы». Выдвижение концепции «многополярности» само по себе служит признанием ослабления позиций американ¬ ского империализма в современных условиях. Ведь наря¬ ду с Америкой в орбите капитализма в качестве «центров силы» действуют объединение европейских стран, входя¬ щих в «Общий рынок», а также Япония. Между ними и США усугубляются экономические противоречия, вскры¬ ваются полярные внешнеполитические интересы. Вашинг¬ тону требовались новые, более гибкие формы сохранения лидерства в империалистическом лагере и использования возможностей и ресурсов партнеров в ходе ведущейся острой классовой борьбы на мировой арене. Непомерно тяжелым для Соединенных Штатов оказа¬ лось «бремя ответственности» за поддержание порядков в мире, угодных финансово-промышленным магнатам Америки. По мнению американского исследователя Р. Барнета, «с середины 60-х годов... стоимость содержа¬ ния имперской системы стала перевешивать извлекаемые из нее выгоды». Многолетняя война в Индокитае вскрыла полную несостоятельность идеи лидеров США об удер¬ жании рубежей, проходящих по дальним странам и кон¬ тинентам. Сенатор Э. Кеннеди, рассматривая в кни¬ ге «Решения для десятилетия. Политика и программы 1 „New York Times44, Jan. 21, 1972.
Милитаризм и внешняя политика 109 на 70-е годы» перспективы внешней полптикп США, ука¬ зывает на «перегруженность» американской политики внешними обязательствами. По оценке видных представителей политической мысли США Д. Гэлбрейта, Д. Визнера, Д. Кисляковского, А. Ярмолпнского, Г. Йорка, причины всех бед Америки, глубокого кризиса, охватившего политику США, следует искать в самих Соединенных Штатах, в деятельности сил, толкающих политику страны на путь военного противо¬ борства с Советским Союзом, и прежде всего в актпвпости военно-промышленного комплекса. Крупные американские специалисты выдвигали конк¬ ретные предложения па ограничению финансово-экономи¬ ческого базиса военного противоборства с Советским Сою¬ зом. Профессор Колумбийского университета С. Мелман в книге «Постоянная военная экономика. Упадок амери¬ канского капитализма» (1975) доказывал, что военный бюджет США можно сократить на многие миллиарды долларов. По его утверждению, в то время как военная мощь СЩА может за счет усиления гонки вооружений возрастать в абсолютном смысле, практически нельзя добиться ее подавляющего превосходства в соотношении с возможностями Советского Союза. Бывший министр обо¬ роны США Р. Макнамара в книге «Сто стран, два мил¬ лиарда населения» называл трагическими и бессмыслен¬ ными огромные воепные расходы К Серьезные изменения происходили в умонастроениях различных слоев американского населения. Все опреде¬ леннее начинает проявляться заинтересованность в такой политике, которая вела бы не к обострению, а к улучше¬ нию отношений с Советским Союзом, к ослаблению и прекращению гонки вооружений. Новая международная обстановка, серьезные внутрен¬ ние трудности поставили перед американским руководст¬ вом сложные задачи формулирования политического кур¬ са на предстоящий период. Еслп в конце 50-х — начале 60-х годов в США развернулась острая дискуссия вокруг коренных перемен в американской внешней политике и форм се приспособления к новым условиям, то в 70-х 1 Маспашага R. One Hundred Countries, two Billion People. The Dimensions of Development. N. Y., 1973, p. 90.
110 Глава II годах в правящем классе наметилась борьба уже в иной плоскости: как именно приспосабливаться к новой об¬ становке в мире? Часть политических деятелей США советовала в но¬ вых условиях наряду с совершенствованием прежних ме¬ тодов политики производить корректировку самой полити¬ ки, учитывать (в рамках классовых интересов буржуа¬ зии) реальности современногр мира не только по форме, но и по содержанию. Другая группа американских политиков рекомендовала видоизменить только методы и формы, искать более изощренные, хитроумные способы осуществления все той же реакционной внешней политики, направленной на достижение экспансионистских целей монополистиче¬ ского капитала Америки. Лидеры военно-промышленного комплекса безраздельно встали на позиции этой второй коалиции, добавив к ее философии и практическим дей¬ ствиям еще больше опасного догматизма и реакционности. Складывалась объективная ситуация для конфронтации между официальным руководством США, вынужденным корректировать внешнеполитический курс, вносить в не¬ го элементы разрядки международной напряженности, и блоком откровенных милитаристов и реакционных поли¬ тиков, упорно и открыто противящихся всякой переори¬ ентации целей и методов. Противоборство двух начал в американской политике наложило отпечаток на всю по¬ литическую жизнь США 70-х годов. В целом в стране стали усиливаться упаднические настроения, питаемые экономическими трудностями, по¬ зорными фактами Уотергейта, поражением во Вьетнаме, беспокойством по поводу продолжающегося процесса утраты политических позиций Запада в мире, признанием факта бесспорного роста могущества и влияния СССР на международной арене, неоправдавшимися американскими надеждами на получение крупных политических выгод за счет СССР. Состоявшиеся в этих условиях 2 ноября 1976 г. президентские выборы принесли победу демократическому кандидату Дж. Картеру с незначительным преимуществом (40,8 млн. голосов избирателей против 39,1 млн. голосов, поданных за его соперника республиканского президента Д. Форда). Международный курс правительства Картера
Милитаризм и внешняя политика 111 с первых шагов стал подстраиваться под интересы воен- по-промышлепного комплекса. На протяжении большей части периода 70-х годов официальная политика США следовала главным линиям провозглашенной президентом Р. Никсоном 25 июля 1969 г. на острове Гуам так называемой «гуамской докт¬ рины» и изложенной президентом Д. Фордом «тихоокеан¬ ской доктрины». Политика эта была очевидным компро¬ миссом между позициями правого милитаристского крыла и требованиями адаптации к новой международной реаль¬ ности. Исходным положением политики США 70-х годов оставалось заявление об ограждении интересов американ¬ ского монополистического капитала, «когда бы и где бы им ни угрожали», о готовности США «выполнять все договорные обязательства». Таким образом, сохранились все основные посылки политической стратегии прежних правительств США. Правда, приводились следующие до¬ бавления: «Там, где интересы США или договорные обя¬ зательства не затрагиваются, американская роль будет ограниченной, США не будут осуществлять военное вмешательство и использовать влияние для предотвра¬ щения войны» Подобно «сдерживанию», «освобождению» и другим послевоенным концепциям США доктрина 70-х годов вы¬ ражала классовые стремления правящих кругов Америки продолжать линию на обеспечение мировых позиций круп¬ ного капитала. Несомненна ее империалистическая, враж¬ дебная коренным интересам народов мира сущность, зало¬ женная в ней готовность к экспансии, к вмешательству во внутренние дела других стран. Вместе с тем внешне¬ политические установки Вашингтона отражали прогрес¬ сирующее ослабление позиций империализма США, сви¬ детельствовали о несбыточности экспансионистских устремлений правящих кругов Америки на международ¬ ной арене. Из заявлений лидеров правительства США склады¬ валась пестрая мозаика внешнеполитической линии: необ¬ ходимость опираться на силу, зависимость событий в мире 1 „United States Policy for 1970’s. A New Strategy for Peace. A Report by President Richard Nixon to the Congress4*. Febr. 18, 1970. Wash., D.C., P.O.
112 Глава II от способности американцев вести переговоры «с позиции силы», декларации о том, что обеспечение мира зависит, дескать, от наращивания военных арсеналов США. В своих действиях на международной арепе Соединен¬ ные Штаты намерены исходить из так называемого прин¬ ципа «партнерства». Инструкции Белого дома поясняли при этом, что в отличие от прошлых времен Соединенные Штаты имеют сейчас дело с «более сильными союзника¬ ми», которые «обрели способность решать местные конф¬ ликты». Поэтому США, дескать, смогут добиться успеха не за счет «вмешательства в дела других», а путем «поощ¬ рения других стран на внесение собственного вклада». Не менее важным элементом политики США, по заяв¬ лениям деятелей республиканской администрации, явля¬ лась их «готовность вести переговоры». В партнерстве с союзниками Америка готова достичь «договоренности об урегулировании конфликтов и преодолении соперниче¬ ства». Внешнеполитические установки, расходившиеся с формулой американского всемирного «лидерства», были восприняты с настороженностью наиболее реакционной частью крупного капитала, лидерами Пентагона и поли¬ тиками правого толка. Из всех трех основных элементов официальной поли¬ тики США военно-промышленный комплекс без сущест¬ венных оговорок воспринял лишь ту ее часть, которая касается вопросов «йаращивания силы», «расширения военного потенциала». Эта тема является лейтмотивом в высту плениях заправил генеральско-бан кирского блока, перед ней отступают на задний план декларации о «парт¬ нерстве» и «готовности к переговорам». Еще в ходе избирательной кампапип 1968 г. мили¬ таристские круги выступали против теории «равенства сил» п открыто настаивали на достижении «превосходст¬ ва» над СССР. Позднее эта милитаристская кампания бы¬ ла несколько приглушена, что уже само по себе было зна¬ менательно, поскольку свидетельствовало о тщетности по¬ пыток США добиться перевеса над Советским Союзом .в ракетно-ядерной области. В основу официальной амери¬ канской стратегии была положена концепция «реалисти¬ ческого устрашения», в соответствии с которой Пентагону,
Милитаризм и внешний политика 113 мол, ничего не надо сверх уровня «достаточности» средств ракетно-ядерной войны. «Достаточность, — говорится на этот счет в документе, представленном Комитетом начальников штабов конгрес¬ су, — имеет два значения. 6 военном смысле она означает наличие необходимых сил для нанесения потенциальному агрессору ущерба, достаточного для удержания его от на¬ падения. В более широком, политическом, смысле этот тер¬ мин означает поддержание сил, достаточных для того, чтобы не допустить нажима на США и их союзников; она также предусматривает такое количество, качество и развертывание американских сил, которые Советский Союз не может с основанием расценивать как намеренную угрозу обезоруживающего удара» '. Эта весьма расплыв,- чатая концепция, по сути дела, оставляет в стороне воп¬ рос о пределе «достаточности». Неопределенность ее как раз и устраивает монополии и Пентагон. Поскольку эти нужды заправилы ВПК определяли сами, а технические возможности современного военного производства почти безграничны, то эта мера «достаточности» приобретала чисто пропагандистский смысл. Во всяком случае, она не подразумевала отказа военно-политического руководства США от наращивания стратегической мощи. Военное руководство пошло на пересмотр планов строительства и использования сил-общего назначения. В соответствии с «гибким реагированием» предполагалась готовность этих сил к одновременному ведению «двух с половиной войн». Перед вооруженными силами США ставилась тогда задача участия в неядерных военных действиях в течение трех месяцев на Европейском кон¬ тиненте, в «тотальной войне против Китая» в Азии, а также в «небольших чрезвычайных операциях» в любом другом районе мира. Поскольку поддерживание вооруженных сил на та¬ ком уровне оказалось выше возможностей Соединенных Штатов, принималось решение о сокращении круга функ¬ ций американских сил общего назначения. Существенная реорганизация производилась в войсках, созданных в предшествующий период для участия в про- 1 Arms Control Implications of Current Defense Budget. U.S. Senate, 92nd Congress, June 16, 1971, p. 18—19. 8 Зак. 274
114 Глава II тивопартизанских войнах или специальных операциях. «Зеленые береты» не оправдали возлагавшихся на них надежд как на средство борьбы с освободительным дви¬ жением народов в странах «третьего мира». Теория противопартизанских войн потерпела полный провал во Вьетнаме, где американские части особого назначения оказались бессильными поправить плачевные дела воен¬ щины США. Численность «зеленых беретов» была сокращена в 1972 г. до 6 тыс. человек. Задачей этих отборных войск оставались по-прежнему диверсионные акты, саботаж, террор, осуществление разведывательной и подрывной деятельности с использованием новейших технических средств. Вместе с тем у «зеленых беретов» появилась и новая функция — подготовка диверсантов из числа воен¬ нослужащих армий государств — партнеров США. Параллельно с некоторыми коррективами в стратеги¬ ческой доктрине США, касающимися методов ведения неядерных войн, милитаристские круги Америки присту¬ пили к широким мероприятиям по развертыванию страте¬ гических сил, которые должны быть «достаточно много¬ численными и обладать необходимыми качественными дан¬ ными» для «гарантированного уничтожения» противника. Наиболее агрессивная часть американской военщины требовала придать планам «реалистического устраше¬ ния» откровенно захватнический характер. По их утверж¬ дению, мало обладать средствами «второго удара», сле¬ дует перейти к концепции «первого удара». Тем самым милитаристы надеялись создать ракетные силы, необходи¬ мые для полного уничтожения потенциала противника, а не только для разрушения его городов и промышленных центров. В Пентагоне утверждали, что для реализации припятых правительством военно-политических планов недостаточно ракетно-ядерного оружия, способного выве¬ сти из строя жизненные центры противостоящей стороны. Поэтому, мол, необходимо создавать такие силы, которые были бы «способны уничтожать межконтинентальные ра¬ кеты, укрытые в шахтах». Такого рода агрессивные уст¬ ремления американской военщины вызвали серьезную озабоченность в политических и общественных кругах США. По свидетельству газеты «Нью-Йорк тайме», «ка¬ чественно новые стратегические силы могут быть исполь¬
Милитаризм и внешняя политика 115 зованы с наступательной целью — для нанесения первого удара по Советскому Союзу. Попытка Соединенных Шта¬ тов обеспечить такой потенциал не столько поможет вос¬ становлению американского превосходства, сколько даст толчок новой спирали в ракетной гонке» 1. В 70-е годы ряд американских военачальников вы¬ ступил с так называемой концепцией «предупредительно¬ го запуска», согласно которой дается старт баллистиче¬ ским ракетам в случае обнаружения вероятной «крупно¬ масштабной советской ядерной атаки» 2,- Для этой цели предполагается использовать МКБР «Минитмен». Выдвигая опасные, а нередко провокационные по своей сути планы применения ядерного оружия и настаивая на усилении гонки стратегических вооружений, лидеры американского милитаризма вновь и вновь ссылаются на вздорные вы¬ думки о «советской угрозе», о «глобализме», «мировой экспансии» Советского Союза, использовании им «военной силы» для достижения внешнеполитических приоритетов. В книге «Роль ядерных сил в нынешней советской стратегии», изданной майамским Центром международ¬ ных исследований, делается заявление, сргласно которо¬ му «из всех стран современного мира» только Советский Союз надеется «на победу в современной войне» и настой¬ чиво готовится к такой перспективе. Целые разделы кни¬ ги посвящены домыслам о подчинении Советским Союзом этой цели всех аспектов своей национальной, военной и экономической политики. Советская военная стратегия якобы ориентирована на превентивную (упредительную) войну против Запада, строительство стратегических сил СССР осуществляется, будто бы исходя из планов «пер¬ вого удара» по территории США и других стран НАТО, причем не только по военным, но и по гражданским объ¬ ектам. С помощью голословных заявлений (мол, «нет свиде¬ тельств» серьезного отношения советской стороны к из¬ вестным договоренностям по ограничению стратегического наступательного оружия, достигнутым в результате встреч на высшем уровне в Москве и Владивостоке) авторы пы¬ 1 „New York Times4*, December 1, 1970. 2 „U.S. News and World Report44, December 12, 1976. 8*
116 Глава 11 таются обосновать пересмотр курса США в этих вопросах в направлении его ужесточения. Подстрекательскпе умо¬ заключения о том, что в ходе переговоров «русские доби¬ ваются для себя не равной безопасности», а превосходства над Америкой в ракетно-ядерной области, охотно исполь¬ зуются кругами военно-промышленного комплекса США для блокирования пути к военной разрядке, для интен¬ сивного наращивания самых смертоносных видов оружпя. По мнению фальсификаторов из майамского Центра международных, исследований, раздуваемая милитарист¬ скими кругами США гонка вооружений и планы Пента¬ гона по использованию ракетно-ядерных арсеналов носят гуманный характер и рассчитаны на ограничение ужасов войн. Достоинство военно-стратегических доктрин США майамские деятели видят в том, что они основаны на «взаимном гарантированном уничтожении», страх перед которым удерживает стороны от начала войны. Все виды вооруженных сил стремятся занять первен¬ ствующее место в американской стратегии «реалистиче¬ ского устрашения». Авиационные генералы, адмиралы и сухопутные военачальники вместе с соответствующими корпорациями настаивают на приоритете собственных систем оружия. Между группировками, составляющими военно-промышленный комплекс, продолжается ожесто¬ ченная борьба. Особенно активно действует группировка, представляющая интересы военно-морского флота и свя¬ занных с ним судостроительных корпораций. Вопросам океанской стратегии в США придается повышенное зна¬ чение. Лидерами Пентагона и заправилами военных моно¬ полий высказывается мнение о том, что внешнеполитиче¬ ская активность Америки во все возрастающей степени будет зависеть от «надеяшости» стратегических сил, раз¬ мещенных в Мировом океане. Провозглашенную правительством концепцию «парт¬ нерства» лидеры военно-промышленного комплекса также пытались приспособить к планам воссоздания «позиции силы». В 70-е годы Соединенные Штаты все более убеж¬ даются в невозможности удерживать старыми методами свои сферы влияния во многих районах мира. Армия США, оснащенная самым современным оружием, оказа¬ лась не способной победить героический вьетнамский на¬ род, задушить национально-освободительное движение в
Милитаризм и внешняя политика 117 других странах. Сколь на богата Америка, ей не по кар¬ ману содержать сотни тысяч солдат и сотни военных плацдармов за рубежом к условиях острого валютно-эко¬ номического кризиса, нарастания классовых противоре¬ чий в стране. Сколь ни ьелик автопигэт самой могущест¬ венной капиталистической державы, Соединенные Штаты не могут уже по-прежнему игнорировать интересы других государств. В этих условиях американским руководителям прихо¬ дилось думать об уменьшении для США военно-политиче¬ ских и экономических издержек своих акций на между¬ народной арене. Именно эти цели преследовали деклара¬ ции Вэиапгтона, в которых уже говорилось только об уча¬ стии США «в обороне и развитии своих союзников». «Партнерству» Вашингтона с другими странами реак¬ ционная часть промышленно-военных кругов США стре¬ милась придать характер усиленных военных приготовле¬ ний, противления положительным процессам в междуна¬ родной обстановке. В период восстановления мира в Ин¬ докитае представители военно-политических кругов уси¬ лили требования «перенести центр тяжести главных аме¬ риканских интересов за рубежом в Западную Европу». Американскому руководству в практических действиях приходилось учитывать во многом новую ситуацию, скла¬ дывающуюся в Европе. В результате инициативной поли¬ тики СССР и братских социалистических стран во взаимо¬ отношениях государств двух систем все глубже укореня¬ лись принципы мирного сосуществования, налаживалось политическое сотрудничество. Существенные изменения происходили в позициях западноевропейских стран. Мно¬ гие из западноевропейских партнеров США недвусмыс¬ ленно бросали вызов американским претензиям на гла¬ венство в различных областях политики, экономики и стратегии. Милитаристские силы Америки настаивают на расши¬ рении военных приготовлений в рамках Североатлантиче¬ ского блока, оказывают нажим на .других участников НАТО, требуя от них увеличения доли в расходах на во¬ оружения. За три десятилетия существования НАТО рас¬ ходы его участников на гонку вооружений составили более двух триллионов долларов. Вашингтон противо¬ действовал стремлению ряда своих партнеров сократить
118 Глава II в одностороннем порядке военные расходы и сам принял меры по усилению собственных вооруженных сил в НАТО. К началу 80-х годов в Западной Европе находилось свы¬ ше 330 тыс. американских солдат. Успехом Вашингтон считал согласие Бельгии, Голландии, Дании и Норвегии закупить большое число повых американских самолетов- истребителей Ф-16. Цена «партнерства» для государств Западной Европы, таким образом, непрерывно возрастает. В 1979 г. США поставили за границу различных во¬ оружении на сумму свыше 15 млрд. долларов. Огромные прибыли американских монополий, наживающихся на продаже оружия, вызывают зависть и недовольство воен¬ но-промышленных кругов Западной Европы. Ряд запад¬ ноевропейских стран во главе с ФРГ создал в 1980 г. так называемую «группу независимой европейской програм¬ мы», цель которой организовать широкое снабжение во¬ енной техникой своих армий без участия США. Однако соотношение закупок в НАТО американской и западно¬ европейской военной техники в начале 80-х годов состав¬ ляло 10: 1 в пользу США. Следует вместе с тем отметить, что в последнее время лидеры некоторых стран Западной Европы стали вновь проявлять известную готовность признавать лидер¬ ство США в «свободном мире», рассчитывая опереться на Америку в поисках выхода из своих валютно-финансовых трудностей. Это, разумеется, не снимает между США и их союзниками противоречий, принимающих подчас доволь¬ но острый характер. Однако, поскольку основой солидар¬ ности США и их союзников остаются антисоветизм и антикоммунизм, то Вашингтон и его партнеры старались как-то сглаживать свои разногласия. В новой мировой ситуации США и их союзники не могут игнорировать не¬ обходимость развития конструктивных и стабильных вза¬ имоотношений с социалистическими странами. Однако эта формула дополняется оговоркой о необходимости од¬ новременно паращивать свою общую военную мощь в ка¬ честве основы, на которую должно опираться развитие отношений с Востоком. Еще более ярко выраженное милитаристское содержа¬ ние концепция «партнерства» носила в отношении стран Азии. Вашингтон намеревался на базе новой скорректи¬ рованной системы выборочных целей и оценки доступ¬
Милитаризм и внешняя политика 119 ных для их достижения средств продолжать линию на удержание Дальнего Востока, Юго-Восточной Азии и других азиатских регионов в качестве зоны активного по¬ литико-военного интереса. Немалая ставка при этом де¬ лается на антисоветские устремления пекинских лидеров. Момент политического сотрудничества сведен к миниму¬ му, азиатским государствам отводится роль плацдарма для агрессивных действий американской военщины. Партнерство империализма и пекинского гегемонизма — это опасное явление в мировой политике, опасное для всего человечества, в том числе и для народов США и Ки¬ тая. Не составляет исключения в этом плане и Япония, которая рассматривается Вашингтоном в качестве военно¬ стратегической опоры Соединенных Штатов в районе Дальнего Востока. Здесь американские генералы владеют около 50 крупными военными объектами. Хотя в 1972 г. американцы передали под контроль Японии Окинаву и другие острова Рюкю, по существу оккупированные после второй мировой войны, это, по мнению американских военных специалистов, не будет иметь «отрицательных последствий» для «интересов безопасности» Америки на Дальнем Востоке. В сфере влияния Пентагона сохраняет¬ ся основная база американских войск в этом районе. По утверждению лидеров министерства обороны, США намерены требовать от Японии больших усилий в под¬ держании американского ядерного заслона и увеличения других военных расходов в рамках двустороннего догово¬ ра о безопасности. Они требуют от Японии по мере возра¬ стания ее военного бюджета увеличивать военные закупки в США, видя в этом своего рода компенсацию тех миллио¬ нов долларов, которые ежегодно расходуются Соединен¬ ными Штатами на содержание американских баз и войск в Японии. В настоящее время Япония закупает в США вооружения на 200 млн. долларов в год, и Соединенные Штаты хотят эту сумму увеличить. Вашингтон продолжает лихорадочный поиск мест для новых военных баз. На военных базах в Южной Корее, Японии, на Тайване, Филиппинах, а также на кораблях 7-го флота находятся около полумиллиона американских солдат и офицеров. В Южной Корее остается более 40 тыс. американских военнослужащих. Пять американских
120 Глава II военных баз расположены на Филиппинах, где дислоци¬ руется 15 тыс. американских солдат. «Вывод вооруженных сил США из Вьетнама, — отме¬ чает газета «Нью-Йорк тайме», — заставляет Соединенные Штаты в стратегическом плане больше полагаться на свою тихоокеанскую империю». В районе Тихого океана США имёют многочисленные владения. Именно здесь Ва¬ шингтон осуществляет, по сути дела, колониальное прав¬ ление. В последнее время, констатирует «Нью-Йорк тайме», Пентагон резко расширил усилия по закреплению этого района в качестве гигантского плацдарма американ¬ ской стратегии. В Латинской Америке дислоцировано 25 тыс. военно¬ служащих США. В этом районе среди «партнеров» Пен¬ тагона — фашистский режим в Чили, а также военные диктатуры в других странах. На чужих землях располо¬ жено около 2 тыс. баз Пентагона. На их содержание еже¬ годно расходуется 25—30 млрд. долларов. Пентагон вся¬ чески стремится укрепить свои зарубежные базы, насы¬ тить их современным оружием, получить новые базы (в частности, в Индийском океане) и использовать их в качестве плацдармов агрессии и провокаций против на¬ родов, избравших путь самостоятельного развития. Как свидетельствуют факты, при прямом участии ми¬ литаристских кругов США проводились подготовка и осу¬ ществление военного переворота в Чили в сентябре 1973 г., во время которого от рук фашистских заговорщиков пал президент Сальвадор Альенде. Роль американской разведки и военщины в этом пре¬ ступлении выявилась особенно полно в связи с состояв¬ шимся в конце 1977 г. судебным процессом над бывшим директором ЦРУ Р. Хелмсом, которому было предъявлено обвинение в сокрытии от сенатской комиссии участия американской разведки в организации чилийского пере¬ ворота. В прессе появились сообщения о принятом в июне 1970 г. вашингтонским «Комитетом 40» — сугубо секретной группой высших правительственных деятелей — решении финансировать операцию по свержению закон¬ ного правительства Сальвадора Альенде. Тогда-то для ве¬ дения подрывной деятельности против правительства Альенде ЦРУ выделило 8 млн. долларов. Еще ранее, в 1964 г., на «тайную войну» в Чили ЦРУ потратило 3 млн.
Милитаризм и внешняя политика 121 долларов. Средства на эти цели были выделены и в 1969 г. В следующем году, после победы Альенде на вы¬ борах, ЦРУ затратило значительную сумму, чтобы путем подкупа настроить против него чилийский конгресс. Расследование дела Хелмса раскрыло вопиющие пре¬ ступления ЦРУ, Пентагона, ФБР и других разведыва¬ тельных и сыскных органов США: организацию прави¬ тельственных переворотов в иностранных государствах, планы покушения на жизнь зарубежных деятелей, вар¬ варские медико-биологические эксперименты на людях, колоссальную систему слежки за миллионами амери¬ канцев. «Опыт революционного движения последних лет на¬ глядно показал: если возникает реальная угроза господ¬ ству монополистического капитала п его политических ставленников, империализм идет на все, отбрасывая вся¬ кую видимость какой бы то ни было демократии,—под¬ черкивал JI. И. Брежнев на XXV съезде КПСС.—Он готов попрать и суверенитет государств, и любую законность, не говоря уже о гуманности. Клевета, одурманивание обще¬ ственности, экономическая блокада, саботаж, организа¬ ция голода и разрухи, подкуп и угрозы, террор, организа¬ ция убийств политических деятелей, погромы в фашист¬ ском стиле — таков арсенал современной контрреволю¬ ции, которая всегда действует в союзе с международной империалистической реакцией. Но все это в конечном счете обречено на провал. Дело свободы, дело прогрес¬ са— непобедимо»1. В ходе разоблачений подрывной дея¬ тельности разведывательной службы США на поверх¬ ность всплыли и другие факты. Корреспондент «Нью- Йорк тайме» Т. Шульц опубликовал в журнале «Эсквайр» статью о роли ЦРУ в поддержке расистского правительства ЮАР. В Англии бывший сотрудник ЦРУ Ф. Эйджи выпустил книгу о подрывной деятельности аме¬ риканской разведки в латиноамериканских странах. «ЦРУ, — констатировала в связи с этим «Крисчен сай- енс монитор»,— не впервые участвует в сомнительных тайных операциях против иностранных государств. Исто¬ рия его деятельности включает неудавшееся вторжеипе в бухте Кочинос, тайную войну в Лаосе и попытки сверг- 1 Материалы XXV съезда КПСС, с. 30.
122 Глава II нуть правительства в Иране и Гватемале. Такая история его деятельности вызывает тревогу». Проводившаяся Пентагоном в Индокитае политика «вьетнамизации» являлась, по существу, разновидностью концепции «партнерства» применительно к Юго-Восточ¬ ной Азии. С помощью политики «вьетнамизации» империалисты США рассчитывали укрепить способность южновьетнам¬ ского правительства и его армии противостоять народу или, точнее, заменить американских солдат марионеточ¬ ными войсками, которые несли бы основное бремя непосредственного участия в боях. Ставка делалась на борьбу азиатов с азиатами, на то, чтобы, как цинично заявил американский посол в Сайгоне Банкер, «поменять цвет трупов» в индокитайской войне. На заключительном этапе войны во Вьетнаме Пента¬ гону удалось сколотить довольно многочисленную сайгон- скую армию. Американские мундиры, изрядно потрепан¬ ные патриотами Индокитая, хотели заменить мундирами марионеточных солдат, но политическая подкладка оста¬ лась прежней — американской. Курс на «вьетнамизацию» не принес, однако, Пентагону желаемых результатов: марионеточное воинство оказалось бессильным противо¬ стоять движению патриотических сил. Сайгонские войска вели под прямым управлением американцев основные бои против патриотических сил в Южном Вьетнаме. В апреле 1970 г. была предпринята американо-сайгонская вооруженная интервенция в Кам¬ боджу под предлогом ликвидации находящихся на кам¬ боджийской территории опорных пунктов и баз южно¬ вьетнамской Армии освобождения. Как явствовало из опубликованного в этой связи заявления Советского пра¬ вительства, к тяжелой ответственности, которую несли США за войну против вьетнамского народа, добавилась пх ответственность за совершенную агрессию против народов Камбоджи. В январе 1971 г. при поддержке аме¬ риканцев сайгонские войска вторглись в Лаос. Вторже¬ ние в Лаос должно было, по расчетам Пентагона, проде¬ монстрировать «эффективность» политики «вьетнамиза¬ ции». Так называемая «вьетнамизация» войны во Вьетнаме, расширение агрессии на Камбоджу и Лаос не могли
Милитаризм и внешняя политика 123 вытянуть Америку из трясины грязной войны в Индо¬ китае, спасти от банкротства сторонников идеологии аг¬ рессии. Ставка на сайгонское воинство, оснащенное аме¬ риканским оружием и управляемое Пентагоном, позволи¬ ла вместе с тем американцам сократить свое непосредственное участие в сухопутных боях, уменьшить американские потери в живой силе. Это обстоятельство дало агрессивным и реакционным кругам американской буржуазии повод потребовать от правительства США «не спешить» с мирным урегулированием, попытаться еще раз добиться военной победы в Индокитае за счет массиро¬ ванного использования американской военной техники. Центр тяжести американского участия в войне был перемещен на интенсификацию воздушной войны. 21 но¬ ября 1970 г. Пентагон начал варварские бомбардировки столицы ДРВ Ханоя, крупнейшего порта Хайфона и дру¬ гих городов республики. Были заминированы прибреж¬ ные воды Демократической Республики Вьетнам. Пента¬ гон имел разработанные планы вторжения на террито¬ рию ДРВ, причем вначале планировалась американская интервенция, а после 1969 г.— вторжение в ДРВ южно- вьегнамских войск. Неисчислимые бедствия империалистическая агрессия причинила Вьетнаму и его соседям — Лаосу и Камбодже (Кампучии). По данным Пентагона, авиация США, на¬ чиная с 1966 г., сбросила на страны Индокитая свыше 7 млн. тонн бомб — в 3,5 раза больше, чем было взорва¬ но на всех фронтах второй мировой войны, lie остался безнаказанным и агрессор. Прямые военные расходы США на вьетнамскую авантюру составили 140 млрд. долларов. Война до крайности обострила многие внутрен¬ ние проблемы Америки, резко упал внешнеполитический престиж страны. Соединенным Штатам дорогой ценой пришлось платить за участие в многолетней авантюре, в которую они были втянуты монополистическим капита¬ лом, реакционными политиками, агрессивной военщиной Пентагона. Несмотря на плачевные итоги индокитайской авантю¬ ры, лидеры милитаристских кругов США отнюдь не вы¬ черкнули из своих программ мероприятия по активной подготовке к вооруженным операциям против нацио¬ нально-освободительного движения, по захвату источни¬
124 Глава II ков сырья и рынков сбыта в «третьем мире». В условиях охватившего капиталистические страны сырьевого и топ¬ ливного кризиса лидеры военно-промышленного комплек¬ са, а вместе с ними нередко и официальные деятели Ва¬ шингтона выступали с угрозами применения оружия прежде всего против нефтедобывающих стран Ближнего Востока. Заявления руководителей внешней и военной поли¬ тики США о реальности использования американского оружия, еще не остывшего от неоколониалистской аван¬ тюры в Индокитае, в новой операции по захвату источ¬ ников сырья отражали настроения в наиболее воинст¬ венных кругах США. Еще до победы иранской револю¬ ции в 1979 г. на совещании в Кэмп-Дэвиде (штат Мэри¬ ленд) по выработке рекомендаций для Белого дома со¬ ветники президента рассматривали вопрос об использо¬ вании военной силы на Ближнем Востоке. Использование нефти в качестве политического оружия странами Ближ¬ него Востока было квалифицировано как классический пример казуса белли — повода для объявления войны. Во время совещания в Кэмп-Дэвиде была распространена записка следующего содержания: «Не попробовать ли нам дешевый вариант — войну?» Президент, когда ^ его спросили относительно обсуждения в Кэмп-Дэвиде, от¬ ветил, что «ему не известно ни о каких планах, преду¬ сматривающих военные меры в этом районе», но признал возможность существования такого варианта в анналах министерства обороны. Фактически этот «возможный вариант» прорабаты¬ вался в Пентагоне. В декабре 1974 г. у побережья Ара¬ вии крейсировал авианосец «Констеллейшн» водоизмеще¬ нием 80 тыс. тонн, который сопровождали два эсминца- ракетоносца. По заявлению представителя Пентагона, они «привыкали» к условиям Персидского залива, то есть района, где расположена значительная часть раз¬ веданных мировых запасов нефти. В ряде «мозговых трестов» стратеги разрабатыва¬ ли для министерства обороны США планы интервенции в эти страны. Стенфордский научно-исследовательский институт изучал вопрос о том, какие уроки для амери¬ канского военного планирования вытекали из октябрь¬ ской войны 1973 г. Гудзоновский институт по заданию
Милитаризм и внешняя политика 125 правительства анализировал энергетические проблемы США, включая также их военные аспекты. Следовательно, планы вооруженной интервенции на Ближнем и Среднем Востоке, включая планы военных действий против Ирана, разрабатывались в США задолго до возникновения так называемого вопроса об американ¬ ских заложниках, задержанных в посольстве США в Те¬ геране. Провалившаяся авантюра Пентагона с высадкой десанта в Иране весной 1980 г. под предлогом освобожде¬ ния этих заложников представляла собой лишь звено в обширных планах применения Соединенными Штатами военной силы против этого района. Пентагоновские стратеги предполагают вовлечение в планы интервенции своих союзников по НАТО. Европей¬ цев, писали специалисты одного вашингтонского «мозго¬ вого треста» в анализе для Пентагона, надо вывести из состояния самодовольства и разубедить их в том, что Соединенные Штаты смогут одни справиться с возник¬ шим энергетическим кризисом. Объектом особого внимания реакционно-милитарист¬ ских кругов США служит Израиль, который рассматри¬ вается ими как оплот борьбы против национально-освобо¬ дительного движения на Ближнем Востоке. Арабо-изра¬ ильская война в октябре 1973 г. была использована деятелями военно-промышленного комплекса США для широкой диверсии против нормализации советско-амери¬ канских отношений, против разрядки. По заявлению, заправил из ВПК, ближневосточные события 1973 г. свидетельствуют о непрочности, а то и вредности разрядки. «Можно сказать, — лживо заявля¬ ется в книге «Советский Союз и война на Ближнем Востоке в октябре 1973 г.»,— что Советский Союз нару¬ шил как букву, так и дух соглашений, подписанных на встречах в верхах в Москве и Вашингтоне». Советский Союз, утверждали правые деятели, нарушает «правила игры» уже потому, что установил и постоянно углубляет отношения дружбы и сотрудничества с арабскими госу¬ дарствами и народами. Милитаристы всех мастей печа¬ лятся о том, что страны Арабского Востока благодаря помощи СССР оказались в состоянии проводить курс не¬ зависимой политики, противостоять диктату империали¬ стических иг неоколониалистских кругов. Как признается
26 Глава II американскими экспертами, военные поставки Советского Союза «полностью удовлетворили потребности арабов для ликвидации количественного превосходства Израиля в авиации и танках» и не позволили израильским агрес¬ сорам добиться своих экспансионистских целей силой оружия. По мысли сторонников политики «с позиции силы», советско-американские контакты не только не содейство¬ вали прекращению арабо-израильской войны, но, напро¬ тив, вели к осложнению ситуации. В туманных формули¬ ровках Советский Союз обвиняется в том, что он «не предупредил» Соединенные Штаты о возможности воен¬ ной вспышки на Ближнем Востоке, в этом, мол, и состо¬ ит вина Кремля. На самом деле накануне октябрьской войны от советской стороны не раз исходили авторитет¬ ные заявления о чрезвычайной серьезности ситуации, но эти предупреждения игнорировались. Однако президент США, государственный секретарь и другие официальные деятели Вашингтона вынуждены были признать: раз¬ рядка сыграла свою роль в урегулировании кризиса. Реакционные буржуазные деятели занимают позицию открытой критики тех действий администрации США, ко¬ торые были предприняты в плане совместных с Совет¬ ским Союзом поисков выхода из кризиса. Из кривого зеркала предвзятого анализа ближневосточных событий проецируется унылая перспектива на будущее: «Заранее обречена на провал любая политика действительного сотрудничества ради сохраиения международной стабиль¬ ности». Ясно одно, что к военной вспышке на Ближнем Во¬ стоке привели агрессивные притязания израильских кру¬ гов, ее обострению способствовали проводившиеся мили¬ таристами США такие опасные акции, как ничем не оправданное решение о приведении в 70-е годы в со¬ стояние повышенной боеготовности вооруженных сил Соединенных Штатов. Конструктивная установка совет¬ ско-американских контактов была направлена на ограни¬ чение масштабов конфликта, перевод его решения, на мирные рельсы. Не будь в мире и во взаимоотношениях СССР и США фактора разрядки, дело могло выглядеть совсем иначе: арабо-израильская конфронтация могла бы принять размах, угрожающий всеобщему миру.
Милитаризм и внешняя политика 127 К началу 1980 г. вооруженные силы США насчитыва¬ ли более 2 млн. человек. Сухопутные войска включали около 800 тыс. военнослужащих, ВВС — 600 тыс. и ВМС — 525 тыс. (помимо этого в корпусе морской пехо¬ ты насчитывалось около 200 тыс. человек). Стратегиче¬ ское оружие, сосредоточенное в военно-воздушных силах США, состояло из 1054 межконтинентальных ракет типа «Минитмен-2», «Минитмен-3», «Титан-П» и почти 500 бомбардировщиков. Флот имел в своем распоряже¬ нии 41 атомную подводную лодку, оснащенную 660 бал¬ листическими ракетами «Поларис» и «Посейдон». В со¬ ставе ВМС США к началу 1976 г. насчитывалось около 500 кораблей, в том числе 14 авианосцев *. Этих огромных вооруженных сил лидерам милитари¬ стских кругов США было, однако, мало. В опубликован¬ ном в 1979 г. докладе министерства обороны о направле¬ ниях военной политики и стратегии Соединенных Штатов на следующие пять лет утверждается, что для Америки нет иной альтернативы, кроме интенсификации гонки во¬ оружений в качестве основы американского «лидерства» в мире. Исходя из таких посылок, Пентагон запланировал на предстоящие годы постоянный рост военных ассигно¬ ваний на производство новых, более смертоносных видов оружия. Следует отметить, что некоторые военные специали¬ сты из окружения президента Картера высказывали со¬ ображения о новых, еще более рискованных доктринах использования оружия, в том числе ядерного. Последнее десятилетие, указывали они, стратегия НАТО исходила из так называемой концепции «длинной войны» с ис¬ пользованием обычного оружия. Теперь эта концепция объявляется недостаточной. «По моему мнению,— пишет в книге «Ненадежная безопасность» генерал М. Тэй¬ лор,— реализм затяжной конвенциональной обороны ны¬ нешнего фронта НАТО с использованием имеющихся сил в высшей степени сомнителен», поскольку войска НАТО, по мнению автора, в состоянии оказывать сопро¬ тивление Советской Армии, используя обычные средства, лишь в течение нескольких дней. 1 „U.S. News and World Report44, January 7, 1980.
128 Глава II В военных кругах США выдвигается концепция «ко¬ роткой войны». В соответствии с ее положениями северо¬ атлантическая армия должна быть ориентирована на кратковременное применение обычного оружия, вслед за этим в ход будет пущено ядерное оружие. При этом следует отметить, что даже по мнению привержен¬ цев такого стратегического «новшества» концепция «ко¬ роткой войны» поведет к «возрастанию риска ядерпой войны». Реализация принятого под нажимом Вашингтона 12 декабря 1979 г. решения НАТО о размещении в ряде за¬ падноевропейских государств 600 американских ракет средней дальности превращает Западную Европу в плац¬ дарм пентагоновской стратегии ракетно-ядерной войны. Внутриконтинентальное назначение ядерных сил НАТО опасно расширяется до трансконтинентального с задачей нанесения ударов через границу СССР по глубине совет¬ ской территории. Налицо вместе с тем стремление Ва¬ шингтона отвести угрозу ответного ядерного удара с тер¬ ритории США на территорию своих западноевропейских партнеров. Пентагоновским стратегам, видимо, подходяща «модель», сконструированная генералом Юж. Хэккетом в книге «Третья мировая война»: ограничение конфликта обменом ядерными ударами по английскому городу Бир¬ мингему и Минску, а следовательно, выведение всей тер¬ ритории Соединенных Штатов за рамки ракетно-ядерного столкновения !. Расчеты американских стратегов отсидеться, начав вой¬ ну, за океаном, конечно, иллюзорны. Что же касается тех западноевропейских партнеров США, которые согласи¬ лись на размещение у себя американских ракет, то они серьезно усложняют свое положение. Как констатировал обозреватель «Нью-Йорк тайме» Р. Миддлтон в связи с решением НАТО, Западу приходится исходить из пер¬ спективы гибели 50 или даже 100 млп. западноевропей¬ цев, если на континенте вспыхнет конфликт с примене¬ нием ракет «Першинг-2», крылатых ракет и других видов ракетно-ядерного оружия2. 1 Н а с k е 11 J. Third World War. L., 1979, p. 367. 2 „New York Times“, January 20, 1980.
Милитаризм и внешняя политика 129 Противники советско-американ ской нормализации Еще до первой Московской встречи руководителей СССР и США в мае 1972 г., положившей начало перело¬ му в советско-американских отношениях и открывшей путь к разрядке международной напряженности в более широком смысле, лидерам американского милитаризма стало ясно, сколь несовместима линия на разрядку с их взглядами и установками в области международных от¬ ношений. Нормализация взаимоотношений с Советским Союзом грозила, по их мнению, подточить саму основу внешнеполитических и военных концепций «с позиции силы», расчетов на установление мирового лидерства Америки, реализации которых была подчинена минувшая четверть века американской политики. В кругах военно- промышленного комплекса США с большой насторожен¬ ностью восприняли заявления сформированного после выборов 1968 г. правительства о том, что «после эры про¬ тивоборства наступает эра переговоров». По мнению этих кругов, такая декларация прежде всего адресовалась Советскому Союзу и другим социалистическим государ¬ ствам. Разумеется, с таким поворотом официального курса милитаристы никак не могли согласиться. В течение всего предыдущего периода милитарист¬ ские деятели США категорически отрицали возможность и допустимость мирного сосуществования и даже отдель¬ ных соглашений с Советским Союзом. Возможности раз¬ умного советско-американского диалога сводились на нет в результате линии США на вмешательство в дела дру¬ гих народов, ущемление их законных прав и суверените¬ та, навязывание силой своей воли другим государствам и целым районам. Такой характер советско-американ¬ ских отношений лидеры милитаризма хотели бы сохра¬ нить и на предстоящую перспективу. Вопреки расчетам и сопротивлению военщины и аме¬ риканской реакции руководители США вынуждены были рассматривать линию на нормализацию отношений с СССР как одну из неизбежных реальностей международ¬ 9 Зак. 274
130 Глава II ной практики. Жизнь брала свое. По заявлению ответст¬ венных кругов США, продолжение прежнего курса при¬ несет самой Америке больше бед, чем выгод. Заключен¬ ные на протяжении 60-х годов советско-американские соглашения по отдельным вопросам явились первыми сви¬ детельствами возможности мирного сотрудничества, под¬ тверждали жизненность идеи мирного сосуществования. Причем все это происходило на фоне широкого примене¬ ния принципов сотрудничества во взаимоотношениях СССР с Францией и другими капиталистическими госу¬ дарствами, в условиях материализации идеи мирного сосуществования. Часть политических деятелей США высказывала мне¬ ние о необходимости избегать излишнего обострения от¬ ношений с Советским Союзом, не допускать перерастания существующих противоречий в прямой военный кон¬ фликт, в котором «не было бы победителей», сохранять постоянно открытой возможность контактов и перегово¬ ров, а также отдельных соглашений, когда для этого складывается взаимоприемлемая основа. Впервые за всю историю послевоенной внешней поли¬ тики США руководители Вашингтона в качестве одного из основных ее принципов провозгласили готовность Сое¬ диненных Штатов вести переговоры. При этом прежде всего имелись в виду сфера советско-американских взаи¬ моотношений, комплекс больших и сложных международ¬ ных проблем, в которые так или иначе были вовлечены СССР и США, где пересекались интересы двух ведущих держав мира. «Наша принципиальная линия в отношении капита¬ листических стран, в том числе США,— указывалось в Отчетном докладе ЦК КПСС XXIV съезду пар1ни в марте 1971 г.,—состоит в том, чтобы последовательно и полно осуществлять на практике принципы мирного со¬ существования, развивать взаимовыгодные связи, а с тев£и государствами, которые готовы к этому, сотрудни¬ чать на поприще укрепления мира, придавая максималь¬ но устойчивый характер взаимоотношениям с ними». Вы¬ двинутая нашей партией Программа мира получи¬ ла поддержку стран социалистического содружества, а также прогрессивных общественных кругов других госу¬ дарств, встретила горячее одобрение всех народов. Ее
Милитаризм и внешняя политика 131 реализация привела к чрезвычайно важным позитивным переменам в мире, включая сферу советско-американских отношений. Таким образом, первая Московская встреча руково¬ дителей СССР и США имела под собой прочное основа¬ ние. Ее необходимость диктовалась интересами ослабле¬ ния военной угрозы, налаживания равноправного сотруд¬ ничества на базе принципов мирного сосуществования. Тщательная политическая и техническая подготовка, предпринятая обеими сторонами, свела на нет попытки милитаристских и реакционных сил США и других за¬ падных государств сорвать эту встречу, хотя в целом международная обстановка, в которой она проходила, была отнюдь не простой. Программным документом, призванным определить перспективы советско-американских связей, стали при¬ нятые в Москве «Основы взаимоотношений между Сою¬ зом Советских Социалистических Республик и Соединен¬ ными Штатами Америки». В этом документе стороны высказали убежденность в том, что в ядерный век нет иной основы для поддержания отношений между ними, кроме мирного сосуществования. СССР и США взяли на себя обязательство делать все возможное, чтобы избегать военных конфронтаций и предотвратить возникновение ядерной войны. Они выразили готовность к урегулирова¬ нию разногласий мирным путем, проводя переговоры по нерешенным вопросам в духе взаимности. В ходе официальных встреч и бесед в Москве совет¬ ских руководителей и президента США был откровенно и обстоятельно обсужден широкий круг вопросов, касаю¬ щихся двусторонних взаимоотношений и общего положе¬ ния в мире, определены области, в которых имеются перспективы более активного сотрудничества, а также области, где советская и американская точки зрения не совпадают. У советско-американских отношений была хо¬ рошая перспектива и на будущее—в той мере, в какой они стали бы развиваться на этой совместно созданной реали¬ стической основе, когда при очевидном различии классовой природы обоих государств и их идеологии есть твердое памерепие разрешать разногласия и споры не силой, не угрозами и бряцанием оружия, а мирными политически¬ ми средствами. В мировой политической истории не ча¬ 9*
132 Глава II сто встречались переговоры, которые можно было бы поставить в ряд с первой советско-американской встре¬ чей в верхах по результативности и плодотворности со¬ стоявшегося диалога руководителей Советского Союза и Соединенных Штатов. Даже в буржуазных кругах не дружественного нам направления вынуждены были отметить, что Советский Союз, пойдя сложных условиях на договоренность с главной страной капитализма о новых основах взаимоот¬ ношений и заключив с ней ряд важных соглашений, ни в чем не поступился своими принципами, руководство¬ вался коренными национальными целями советского на¬ рода, считая вместе с тем первостепенной заботу об ин¬ тересах своих союзников, интересах всеобщего мира. Наряду с согласием по ряду аспектов международного положения, зафиксированным в документах советско- американских встреч на высшем уровне, в них вместе с тем четко просматривается грань, разделяющая позиции СССР и США по некоторым внешнеполитическим про¬ блемам. Руководствуясь ленинскими принципами пролетар¬ ского интернационализма, советская сторона подчеркну¬ ла в ходе первых встреч свою солидарность со справед¬ ливой борьбой народов Вьетнама, Лаоса и Камбоджи за свободу, независимость и социальный прогресс. Твердая позиция Советского Союза сыграла большую роль в до¬ стижении соглашения о прекращении войны во Вьетна¬ ме, подписанного в Париже в январе 1973 г. 30 апреля 1975 г. Армия освобождения вступила в Сайгон, марио¬ неточный южновьетнамский режим, державшийся на иностранных штыках, потерпел полный крах. Открылись реальные возможности для осуществления великой меч¬ ты всех вьетнамцев как на Севере, так и на Юге о мир¬ ном, едином, демократическом Вьетнаме. Победа вьет¬ намского народа существенно изменила обстановку в Юго-Восточной Азии в пользу сил мира и прогресса, явилась важным вкладом в общемировой процесс раз¬ рядки напряженности. Большое значение не только в плане двусторонних отношений, но и в более широком смысле имеет подпи¬ санное 22 июня 1973 г. Л. И. Брежневым и президентом США Соглашение между СССР и США о предотвраще-
Милитаризм и внешняя политика 133 пии ядерной войны. Заключив соглашение, СССР и США — две державы, располагающие подавляющей ча¬ стью мировых запасов ядерного оружия,— договорились действовать так, чтобы предотвратить возникновение ситуаций, способных вызвать опасное обострение их от¬ ношений, избежать военных конфронтаций и исключить возможность- возникновения ядерной войны между ними #и между каждой из сторон и другими странами. Сторопы обязались воздерживаться от угрозы силой или ее при¬ менения друг против друга и против других стран в обстоятельствах, которые могут поставить под угрозу международный мир и безопасность. Была зафиксирова¬ на готовность незамедлительно консультироваться в слу¬ чае возникновения ситуации, влекущей риск ядерного конфликта между сторонами или каждой из них и дру¬ гими государствами. Впервые в истории отношений меж¬ ду СССР и США был принят документ, запрещающий применять силу при решении двусторонних споров, а также при решении международных проблем. В ходе первой встречи в Москве и последовавших затем переговоров на высшем уровне в Вашингтоне, снова в Москве, Владивостоке, Хельсинки четко выяви¬ лось «стержневое направление» советско-американской нормализации — меры по устранению угрозы войны и прекращению гонки вооружений, особенно ракетно-ядер¬ ных. Начало движения к взаимному лимитированию стратегических арсеналов СССР и США было положено в мае 1972 г., когда наряду с Договором об ограничении систем противоракетной обороны было заключено Вре¬ менное соглашение о некоторых мерах в области огра¬ ничения стратегических наступательных вооружений. На каждом из последующих этапов вносился дополнитель¬ ный важный вклад в решение этой проблемы. Подписанный в Москве Договор между СССР и США об ограничении систем противоракетной обороны — бес¬ срочный. В соответствии с этим документом обе стороны могут иметь не более чем два района размещения средств противоракетной обороны радиусом 150 км каждый, и в каждом из этих районов — 100 пусковых установок ракет. 3 июля 1974 г. был подписан дополни¬ тельный протокол. Стороны согласились иметь лишь по одному району размещения систем противоракетной обо¬
134 Глава II роны, при этом каждая сторона решит для себя вопрос о месте нахождения этого района. Руководствуясь этой договоренностью, сенат конгресса США осенью 1975 г. принял решение законсервировать американскую систему противоракетной обороны в Гранд-Форксе (штат Север¬ ная Дакота). Решение об ограничении систем ПРО за¬ тормаживало готовое вот-вот принять стремительные темпы соревнование между оборонительным и наступа¬ тельным оружием, состязание между «щитом и мечом», которое втянуло бы человечество в новый виток гонки вооружений, сопряженный с дополнительными многомил¬ лиардными расходами. Временное соглашение, предусматривавшее некото¬ рые меры по ограничению паступательпых стратегических ракет, было рассчитано на 5 лет. Стороны нашли воз¬ можным достичь договоренности относительно исключи¬ тельно деликатной проблемы, касающейся святая свя¬ тых военного могущества обеих держав. Замораживание уровня наступательных стратегических систем означало, что, по крайней мере, не будут увеличиваться далее ра¬ кетно-ядерные арсеналы двух самых могущественных держав, от взаимоотношений которых во многом зависят судьбы человечества. В конце 1974 г. во Владивостоке была достигнута договоренность заключить новое согла¬ шение об ограничении стратегических наступательных вооружений на период с октября 1977 г. по 31 декабря 1985 г. Оно должно предусматривать право сторон рас¬ полагать определенными согласованными суммарными количествами носителей стратегического оружия (по 2400 каждая) и определенными согласовапными суммар¬ ными количествами межконтинентальных баллистиче¬ ских ракет и баллистических ракет на подводных лод¬ ках, оснащенных разделяющимися головными частями индивидуального наведения (по 1320). Результатом пере¬ говоров лидеров двух держав был ряд других конкрет¬ ных соглашений. В частности, подписан Договор между СССР и США об ограничении подземных испытаний ядерпого оружия. Стороны обязались пачипая с 31 марта 1976 г. запретить, предотвращать и не производить лю¬ бые подземные испытания ядерпого оружия мощностью свыше 150 килотонн. Реалистически мыслящие политиче¬ ские деятели и общественность Соединенных Штатов под¬
Милитдризм и ёнешнля пдлитикй 135 держивали договоренности о заключении нового соглаше¬ ния между СССР и США об ограничении стратегических вооружений и другие совместные шаш руководителей двух держав в области разоружения. Для милитаристских кругов советско-американские договоренности по вопросам разоружения стали главным объектом нападок. Вследствие этого обсуждение в кон¬ грессе США заключенных в Москве советско-американ¬ ских Договора об ограничении систем противоракетной обороны и Временного соглашения о некоторых мерах в области ограничения стратегических наступательных вооружений проходило в обстановке острых разногласий. Креатура военно-промышленных кругов в конгрессе США выступила с заявлением, что проголосует против Временного соглашения, если не будет принята резолю¬ ция, которая, по существу, призывала правительство США развертывать и дальше гонку стратегических воо¬ ружений. Высказывалось также требование ратифициро¬ вать соглашение об ограничении стратегических воору¬ жений после принятия конгрессом решения об ассигно¬ вании дополнительных 25 млрд. долларов (в течение ближайшего десятилетия) на дальнейшее развитие насту¬ пательного оружия США. Без такого «сопровождающего решения» конгрессмены, мол, не вправе одобрить мо¬ сковские соглашения, поскольку будет-де нанесен ущерб безопасности Америки. «Можно выбросить на свалку соглашения об ограничении стратегических вооруже¬ ний,— заявил бывший министр обороны США М. Лэйрд, выступая в сенатской комиссии по делам вооруженных сил,— если не будет поддержано предложение о модер¬ низации американских наступательных стратегических сил». После напряженной дискуссии 3 августа 1972 г. аме¬ риканский сепат одобрил московский договор между СССР и США об ограничении систем противоракетной обороны. Результаты голосования внушительны: 88 се¬ наторов высказались «за», и лишь 2 ультраправых дея¬ теля Капитолия проголосовали «против». По заявлению лидера демократов в сенате Мэнсфилда, таким образом сенат одобрил самый важный договор за многие годы, а может быть и десятилетня. Однако это не было полным поражением милитаристских сил: уступив в этом вопро¬
136 Глава 11 се, они добились от правительства уступок в других во¬ просах, прежде всего в деле увеличения бюджета Пен¬ тагона. Резким атакам в США подвергались владивостокская договоренность и последующие шаги в области сдержи¬ вания стратегических вооружений. Не считаясь со здравым смыслом, представители реакционно-милитарист^ ского крыла американской политики оказывали масси¬ рованный нажим на правительство, стремясь не допу¬ стить соглашения о сокращении стратегических вооруже¬ ний. Под нажимом милитаристских кругов оказались за¬ мороженными конкретные меры в области ограничения стратегических вооружений. Американские сторонники политики «с позиции силы» и солидаризирующиеся с ними деятели НАТО всячески сопротивляются мерам по снижению военной напряженности в мире, пытаются помешать практическим шагам, призванным допол¬ нить политическую разрядку разрядкой в военпой обла¬ сти. Между тем СССР и братские социалистические стра- пы не снижают активности в борьбе за разоружение. На Конференции коммунистических и рабочих партий Евро¬ пы социалистические страны предложили договориться об одинаковом сокращении в Центральной Европе воору¬ женных сил и вооружений сторон (для начала СССР и США), с тем чтобы уменьшить военные расходы и риск столкновения. СССР предложил государствам — участни¬ кам Венских переговоров взять обязательство не увели¬ чивать (пока идут переговоры) численность своих воору¬ женных сил. Советский Союз выступил с инициативой заключить всемирный договор о неприменении силы в международных отношениях, установить общий запрет на создание новых видов и систем оружия массового уничтожения. Кроме того, было предложено заключить договор о полном и всеобщем запрещении испытания ядерного оружия, о выводе из Средиземного моря совет¬ ских и американских надводных кораблей и подводных лодок, несущих ядерпое оружие. Реакция официального Вашингтона на эти конструк¬ тивные предложения была негативной. СССР и братские страны социализма продолжают, песмотря на сопротивле¬ ние милитаристских сил НАТО, последовательно выступать
Милитаризм и внешняя политика 137 за воспную разрядку в Европе, за конкретные меры в об¬ ласти разоружения. Состоявшееся в 1980 г. в Варшаве со¬ вещание Политического консультативного комитета Вар¬ шавского Договора выдвинуло широкую и реальную про¬ грамму мер, реализация которых могла бы привести к тому, что в 80-е годы был бы серьезно снижен уровень на¬ пряженности в Европе, обеспечепы благоприятные усло¬ вия для дальнейшей нормализации на континенте. Лиде¬ ры США, одпако, блокируя путь к политической и воен¬ ной разрядке в Европе, взяли курс па то, чтобы нарушить сложившееся примерпое равновесие в воепной области в свою пользу, в ущерб Советскому Союзу. Стремясь к это¬ му, они готовы принизить, а то и просто перечеркнуть важные соглашения и договорепности, достигнутые меж¬ ду СССР и США в предшествующий период в вопросах ограничения стратегических вооружений и других обла¬ стях, связанных с делом умепынепия угрозы войны. В 70-е годы был достигнут ряд соглашений между СССР и США относительно сотрудничества в области на¬ уки, техники и торговли. В результате договоренности открылись повые возможности в объединении усилий обеих стран по сохранению окружающей среды. Подпи¬ санное в Москве Соглашение о сотрудничестве СССР и США в мирном исследовании и освоении космо¬ са увенчалось блестящим успехом — совместным полетом космических кораблей «Союз» и «Аполлон». Договорен¬ ность о сотрудничестве в области медицины и здраво¬ охранения положила начало совместному наступлению на общих врагов человечества — болезни и недуги, на¬ пример, такие, как сердечно-сосудистые и раковые забо¬ левания. Улучшение советско-американских отношений создавало условия для развития сотрудничества в обла¬ сти энергетики, коммуникаций, сельского хозяйства, выс¬ шего образования и т. д. Стабильности процесса развития советско-американ¬ ских отношений могло бы способствовать расширение масштабов экономических связей. Все предыдущие годы торговля между СССР и США была весьма невелика — в отдельные годы она снижалась до объема в несколько де¬ сятков миллионов рублей. В 1972 г. между СССР и США были подписаны пер¬ вые соглашения о торговле, об урегулировании расчетов
138 Глава II по ленд-лизу и взаимном предоставлении кредитов. Со¬ глашение о торговле предусматривало предоставление сторонами на условиях взаимности режима наибольшего благоприятствования в торговле. В целях содействия развитию взаимовыгодных отношений в торговле между обеими странами было решено учредить советско-амери¬ канскую комиссию по торговым вопросам. Соглашение об урегулировании расчетов по ленд-лизу устанавливало, что Советский Союз будет производить платежи в счет погашения ленд-лиза лишь в случае предоставления ему режима наибольшего благоприятствования в торговле. Советско-американской торговле был дан сильный им¬ пульс. Товарооборот между СССР и США в течение трех следующих лет должен был возрасти до 2—3 млрд. руб¬ лей. Собравшись в середине июля 1973 г. в Вашингтоне, представители 23 крупнейших компаний и банков США приняли решение о создании советско-американской тор¬ говой палаты. Благоприятное развитие советско-американских тор¬ гово-экономических отношений было, однако, заторможе¬ но милитаристско-реакционными кругами в США. Поло¬ жительное решение вопросов они стали обусловливать разного рода оговорками и требованиями, которые по сути своей являются грубым вмешательством во внутрен¬ ние дела Советского Союза. В декабре 1974 г. в США был одобрен закон о торговой реформе, ряд положений которого прямо противоречит четким обязательствам по соглашению между СССР и США 1972 г. о торговле. На¬ пример, в соответствии с принятой поправкой президент США обязан регулярно представлять конгрессу инфор¬ мацию о политике СССР в области эмиграции. Кроме того, планировалось создать в госдепартаменте специаль¬ ный орган для наблюдения за выполнением Советским Союзом обязательств в этой области. «В руководящих кругах Советского Союза,— указыва¬ лось 19 декабря 1974 г. в Заявлении ТАСС, опубликован¬ ном в связи с принятием в США торгового закона,— ка¬ тегорически отвергают как неприемлемые всякие попыт¬ ки, от кого бы они ни исходили, вмешиваться в дела, которые целиком относятся к внутренней компетенции Советского государства и никого больше не касаются». В ответ ца запрос с американской стороны Советское
Милитаризм и внешняя политика 139 правительство уведомило, что оно не намерено согла¬ ситься с торговым статусом, который является дискрими¬ национным, и поэтому не считает возможным ввести в действие торговое соглашение 1972 г. По мнению деловых и политических кругов США, конгресс сделал явный просчет, снабдив в декабре 1974 г. закон о торговой реформе неприемлемыми для Советского Союза положениями. Американские политические деяте¬ ли и бизнесмены вынуждены констатировать: невведение в действие торгового соглашения наносит ущерб интере¬ сам США. Только за два года (1975—1976) американские фирмы потеряли заказы в СССР на общую сумму до 2 млрд. рублей. В этой обстановке большие заказы полу¬ чили фирмы других капиталистических стран, которые давно отошли от торговой дискриминации СССР, развива¬ ют с ним широкое и многообразное торгово-экономиче¬ ское сотрудничество и дают крупные долгосрочные кре¬ диты без политических условий. Пентагон открыто возглавил кампанию против торго¬ вых и экономических связей с Советским Союзом. В ход была пущена модификация версии о «советской угрозе», кото-рая, дескать, будет возрастать, если Соединенные Штаты станут поставлять любые товары, будь то техни¬ ческое оборудование или товары массового потребления. Эксперты НАТО на одном из совещаний в 1976 г. вы¬ ступили со сфабрикованным в стенах Пентагона безоснова¬ тельным «обвинением» Советского Союза в том, что он, дескать, использует внешнеторговые связи для укрепле¬ ния военного потенциала, и ввиду этого Западу следует пересмотреть свое отношение к торговле с СССР. «Предупреждение» прозвучало от самого министра обороны США Р. Рамсфелда. Перед уходом в отставку вместе с другими членами кабинета президента Дж. Фор¬ да, в конце 1976 г., он выразил «озабоченность, что тор¬ гово-экономические сделки служат расширению совет¬ ского военного производства». Несмотря на трудности, воздвигаемые определенными американскими кругами, объем торговли между СССР и США в тот период хотя и медленно, но рос. В 1976 г. он превысил 2,5 млрд. долларов. «...Объем нашей торговли с США только промышленной продукцией, включая
140 Глава It сырье, — заявил JI. И. Брежнев, выступая в Москве 30 но¬ ября 1976 г. перед участниками американо-советского торгово-экономического совета, — мог бы составить около 10 миллиардов долларов, если не больше... Но, конечно, это будет возможно только ,если найдет свое решение главный вопрос: если в США будет устранена дискрими¬ нация Советского Союза в вопросах торговли и кредито¬ вания» *. Советско-американская нормализация создавала бла¬ гоприятные условия для урегулирования ряда моментов европейской безопасности и созыва общеевропейского со¬ вещания. В Хельсинки руководители 33 государств Ев¬ ропы, а также США и Канады подписали Заключитель¬ ный акт совещания, работа которого продолжалась два года, а политическая подготовка — десять лет. Участни¬ ками совещания коллективно подтверждена нерушимость сложившихся границ. Разработан свод принципов межго¬ сударственных взаимоотношений, полностью — и буквой, и духом — отвечающих требованиям мирного сосущество¬ вания. Таким образом, были созданы благоприятные ус¬ ловия для сохранения и упрочепия мира на конти¬ ненте. Успех общеевропейского совещания показал, сколь эффективным может быть сотрудничество СССР и США в международных вопросах. Усилия по улучшению со¬ ветско-американских отношений помогали вовлечению в процесс разрядки напряженности новых государств, будь то в Европе или Азин, в Африке или Латипской Аме¬ рике. Этому-то и начали мешать, причем в ряде случаев пе- бсзуспешпо, милитаристские силы США, развернувшие после общеевропейского совещания в Хельсинки полити¬ ческую кампанию против разрядки. «Руку Москвы» эти группировки ищут в любом событии, идущем вразрез с расчетами наиболее агрессивного и консервативного кры¬ ла американского монополистического капитала. В шты¬ ки были встречены те решения общеевропейского совеща- 1 Б р е ж н с в JT. И. Ленинским курсом. Речи и статьи. М., 1978, т. 6, с. 220.
Милитаризм и внешняя политика 141 ння, в которых зафиксированы договоренности по вопро¬ сам укрепления безопасности, развития экономических связей, расширения сотрудничества в гуманитарных и других областях. От социалистических государств потре¬ бовали согласия па такие контакты и обмены, которые стали бы настежь распахнутой дверью для враждебного политического и идеологического проникновения, ничем не контролируемыми каналами для вмешательства в их внутренние дела. Фактически только в 1975 г. страны — члены СЭВ посетило более 58 млн. гостей из-за рубежа. В свою очередь около 35 млн. граждан стран социалисти¬ ческого сообщества выезжали за границу. Разумеется, наши двери закрыты для эмиссаров зарубежных секрет¬ ных служб и созданных ими антисоветских эмигрантских организаций, закрыты для пропаганды войны, насилия, расизма. Между тем в Соединенных Штатах к области гумани¬ тарных связей подходили и подходят — особенно с начала 1980 г. — с позиций «холодной войны». Затруднено рас¬ пространение в прессе, по радио и телевидению правди¬ вой информации о жизни советского народа. Правитель¬ ство Соединенных Штатов в январе 1980 г. объявило о замораживании практически всех культурных обменов между СССР и США. Под лицемерным лозунгом «защиты прав человека в социалистических странах» противники сотрудничества развернули кампанию, которая по сути своей является новым изданием «холодной», или психологической, вой¬ ны против Советского Союза. Противники нормализации советско-американских отношений рассуждают о необхо¬ димости вести дела с СССР таким образом, чтобы заста¬ вить «платить» за политику разрядки. Реакционные кон¬ грессмены и сионистские политиканы требуют обеспече¬ ния права вмешательства во внутренние дела Советского Союза «в качестве условия для заключения новых согла¬ шений». С самого начала советско-американская нормализация стала весомым фактором международных отношений. Это был выигрыш для всех — для народов СССР и США, для народов всех других государств. Вместе с тем у со¬ ветских людей не было места благодушию, успокоенности,
m Глава // иллюзиям относительно того, что теперь отношения с США будут чуть ли не автоматически развиваться по восходящей линии. В условиях острого противоборства двух противостоящих друг другу социальных систем, продолжающейся акт -тзноети империалистических сил агрессии нельзя рассчитывать на быстрое и беспрепят¬ ственное решение спорных вопросов и конфликтов. Во второй половине 70-х годов Соединенные Штаты, после сокрушительного военно-политического поражения в Индокитае, в условиях целого комплекса политических и экономических кризисов, оказались в своей внешней политике на распутье. Перед правительством Картера встала задача: преодолеть «широко распространенные антиамериканские настроения в мире», завоевать больше друзей, укрепить расшатавшуюся социально-идеологиче¬ скую базу капитализма. Вместе с тем руководство США, освободившись от индокитайской проблемы, приступило к определению новых приоритетов своей внешней поли¬ тики, в том числе в тех ее аспектах, которым до того времени уделялось недостаточно внимания. В качестве одного из ключевых компонентов внешнеполитического курса в тот период в Белом доме считали линию на нор¬ мализацию советско-американских отношений. Реалистически мыслящие деятели США указывали на целесообразность поиска возможностей дальнейшего раз¬ вития сотрудничества с СССР, использования более осмот¬ рительных и осторожных методов противоборства с со¬ циалистическими странами, имея в виду ослабление позиций самих Соединенных Штатов. По мнению другой группы деятелей, достигнутый уровень разрядки, и осо¬ бенно обоюдное признапие Советским Союзом и Соеди¬ ненными Штатами недопустимости ядерной войны, яв¬ лялся достаточным и па этом рубеже следовало остано¬ вить дело, поскольку дальнейшее развитие разрядки мо¬ жет якобы нанести ущерб классовым и военным позици¬ ям Америки. Немало в США и откровенных противников нормализации советско-американских отношений и миро¬ вой обстановки. Дискуссия о разрядке стала для этих дея¬ телей объектом безответственной демагогии, методом до¬ стижения корыстных целей. Милитаризм, военно-промышленные, реакционные круги по-прежнему остались влиятельной силой в поли-
Милитаризм и внешняя политика 143 тике ^Соединенных Штатов. Они приложили все усилия, чтобьгу процесс приспособления Америки к новым усло¬ виям осуществлялся в рамках курса на наращивание преобладающей силы. Под этим углом зрения лидеры американской военщины и военного бизнеса подходят к оценке решений и практических шагов правительства. Пентагон не хочет улучшения советско-американских от¬ ношений, стремится отбросить их назад, к самым худшим временам «холодной войны». Он оказывал и оказывает сопротивление налаживанию конструктивных связей меж¬ ду США и социалистическими странами, тормозил и тормозит процесс разрядки международной напряженно¬ сти. Расчеты и интересы милитаристских кругов во мно¬ гом диктуют лимиты для официальной политики США в ряде важных международных проблем, ввиду чего не уда¬ ется добиться положительных сдвигов в решении назрев¬ ших внешнеполитических вопросов, и прежде всего проб¬ лемы разоружения. г‘ Появился целый ряд трудов по вопросам разрядки, авторы которых с правых, милитаристских позиций изла¬ гают свою программу действий для правительства. При¬ верженность идее «сильной Америки» пропаганди¬ рует известный идеолог правых Г. Канн, который в соав¬ торстве с У. Брауном и JI. Мартелом выпустил книгу «Следующие 200 лет. Сценарий для Америки и мира» *. К новому туру гонки вооружений, прежде всего военно- морских, призывал новое правительство США бывший на¬ чальник штаба ВМС адмирал Э. Замуолт в книге «Наче¬ ку». «Преходящим явлением» объявляет разрядку один из теоретиков милитаризма Р. Стейбел, издавший книгу «Разрядка: надежды и опасности». Рассматривая пер¬ спективы США на международной арене, эти деятели не видят иного пути, кроме нового рывка в военных уси¬ лиях, который, по их утверждениям, выведет Америку на господствующие высоты. Характерной в этом отношении является вышедшая в 1976 г. книга 80-летнего генерала М. Тэйлора «Ненадеж¬ ная безопасность». Поставив задачу сформулировать политику нацио¬ нальной безопасности на 80-е годы, М. Тэйлор главной ее 1 См.: Kahn Н., Brown W., Martel L. The Next 2Q0 Years. A Scenario for America and the World. N.Y., 1976.
144 Глава II / ■h целью считает «восстановление американской иозтя^щи и власти в мировых делах», проведение «твердой програм¬ мы регенерации» Америки* ее воли «использовать/все ви¬ ды силы, военной и экономической». Основу этой «про¬ граммы регенерации» генерал видит в увеличении доли валового национального продукта на военные нужды, с тем чтобы к бюджету Пентагона, превысившему 100 млрд. долларов, было добавлено еще не менее 30 млрд. М. Тэй¬ лор предлагает целый ряд других мер, выдержанных в духе «холодной войны» 1. Книга «Ненадежная безопасность» даже в буржуаз¬ ных кругах США была расценена как несвоевременная, не учитывающая реальностей сегодняшнего мира. По вы¬ ражению обозревателя по внешнеполитическим вопросам Д. Финни, «уже не в силах Америки» восстановить «по¬ зиции Соединенных Штатов в качестве мировой власти, иными словами — в роли мирового полицейского». «Сам же Тэйлор, — заключает обозреватель, — ничто иное, как эхо минувшего времени» 2. В обстановке значительной активизации сил милита¬ ризма в США прошла избирательная кампания 1980 г. Вашингтонские деятели выдвигали обещания обеспечить повое американское «лидерство в мире», которое могло бы предложить «привлекательные для общественности направления в моральпом и политическом отношениях», создать новый экономический порядок, который укрепил бы позиции американского монополистического капитала не только в странах «третьего мира», но и в Западной Европе. По мнению некоторых буржуазных деятелей, не следует более акцептировать внимание на советско-аме¬ риканских отношениях в ущерб связям с партнерами США. Они ратуют за внешнюю политику, основываю¬ щуюся на трехстороннем партнерстве США с союзника¬ ми в Западной Европе и Японией. Касаясь политики раз¬ рядки с СССР, Бжезннекий заявлял, что «политика раз¬ рядки в будущем не может оставаться такой, какой она была на протяжении последних восьми лет». По его мне¬ нию, «разрядка должна быть взаимной». Как известно, 1 См.: Taylor М. D. Precarious Security. W. Norton, 1976, p. 143. 9 „International HerfllJ Tribune**, August 19, 1976.
Милитаризм и внешняя политика 145 претензии определенных кругов США на «взаимность разрядки» на деле означают попытки добиться для США односторонних преимуществ в военной области. Это обстоятельство ясно выявилось уже в ходе первого на высоком уровне контакта администрации Дж. Картера с советской стороной, когда в марте 1977 г. в Москве с официальным визитом побывал государственный секре¬ тарь США С. Вэнс, изложивший позицию правительства демократов по вопросу советско-американских перегово¬ ров об ограничении стратегических наступательных во¬ оружений. Новая вашингто1гская администрация повела себя так, будто она вообще не связана договоренностью, достигнутой во Владивостоке. Уже сама по себе такая по¬ становка вопроса не могла быть признана приемлемой. О какой стабильности в международных делах можно говорить, если каждая американская администрация бу¬ дет отрекаться от фундаментальных обязательств, приня¬ тых ее предшественниками. В ходе мартовских перегово¬ ров американской стороной было предложено сократить установленные во Владивостоке суммарные уровни носи¬ телей стратегического оружия с 2400 единиц до 2000 — 1800 единиц, а количество пусковых установок ракет с разделяющимися головными частями индивидуального наведения с 1320 единиц до 1200—1100 единиц. Данное предложение, выдвинутое без учета ряда фак¬ торов, направленных против безопасности СССР, таких, как американские ядерные средства передового базиро¬ вания в Европе и Азии, авиация США, наличие ядерного оружия у союзников США и другие, преследует только одну цель — обеспечение односторонних преимуществ для США. Расчет состоял в следующем: все эти много¬ численные ядерные средства оставались бы но американ¬ скому плану не затронутыми, и, следовательно, их роль и значение соответственно возрастали бы в ущерб безо¬ пасности СССР в случае сокращения предлагаемого числа межконтинентальных баллистических ракет, ракет на под¬ водных лодках и тяжелых бомбардировщиков. При пол¬ ной ликвидации обеими сторонами межконтинентальных баллистических ракет на подводных лодках и тяжелых бомбардировщиков, в результате которой СССР лишался бы боевых средств, достигающих территории США, в не¬ посредственной близости от Советского Союза по-преж- 10 Зак. 274
146 Глава II нему оставались бы ядерные средства передового базиро¬ вания США (около 800 самолетов-носителей и наземных ракет), курсировали бы американские авианосцы с само¬ летами, способными нести ядерные средства Нападения (более 500 самолетов). Оставались бы и американские союзники, часть из которых имеет собственное стратеги¬ ческое оружие. Пентагоновских генералов такая перспек¬ тива, конечно, вполне устроила бы. • Частью американского плана являлось положение о том, что так называемые крылатые ракеты с дальностью до 2500 км, доставляемые к месту их запуска на подвод¬ ных лодках и на надводных кораблях, в фюзеляже или под крыльями новейших бомбардировщиков, не подлежа¬ ли бы никаким ограничениям. Другими словами, предла¬ галось — вопреки владивостокской договоренности — дать «зеленый свет» производству и развертыванию нового, четвертого вида стратегических наступательных вооруже¬ ний в дополнение к остающимся межконтинентальным баллистическим ракетам, баллистическим ракетам на под¬ водных лодках и тяжелым бомбардировщикам. Мартовский дебют Вашингтона не только не содер¬ жал никакого конструктивного начала, но вообще не мог быть предметом серьезного обсуждения. Об этом ясно было сказано госсекретарю США С. Вэнсу в Москве как в личных беседах, так и публично на пресс-конференции министра иностранных дел СССР. Милитаристское крыло оказывало постоянный нажим на администрацию, мешая проявлению более конструк¬ тивного подхода к вопросу советско-американских отно¬ шений, в том числе в области ограничения стратегиче¬ ских вооружений. Уже в конце 1977 г. в кругах военно- промышленного комплекса стали раздаваться по адресу президента США обвинения в «мягкости». Рупор этих кругов журнал «Ю. С. ньюс энд уорлд рипорт» сетовал, что «Картер нажимает на педали заднего хода», отступая от своих инициатив, призванных возродить веру в Амери¬ ку после кошмаров Вьетнама и Уотергейта. «Пусть Бе¬ лый дом не удивляется, — угрожающе заключает жур¬ нал, — если он подвергнется критике и если доверие к нему будет подорвано» х. 1 ,?U.S. News and World Report", November 7, 1977.
Милитаризм и ёНеШнЯя политика 147 В октябре 1978 г. Генеральный секретарь ЦК КПСС, Председатель Президиума Верховного Совета СССР JI. И. Брежнев принял в Кремле государственного се¬ кретаря США С. Вэнса и имел с ним беседу, в ходе ко¬ торой вновь обсуждались вопросы, касающиеся заключе¬ ния между СССР и США соглашения об ограничении стра¬ тегических наступательных вооружений. Как известно, Договор ОСВ-2 был подписан 18 июня 1979 г. в Вене. В ходе Венской встречи JI. И. Брежнев и американский президент Дж. Картер подчеркнули, что выравнивание отношений между СССР и США, обеспече¬ ние их развития по восходящей линии отвечало бы инте¬ ресам народов обеих стран, целям углубления процесса разрядки международной напряженности и укрепления мира во всем мире. Ближайшее после Вены время должно было показать, насколько реалистично администрация США смотрит на изменения международной обстановки, как расставит ак¬ центы в своей внешнеполитической деятельности и на¬ сколько далеко пойдет в пересмотре военно-политических аспектов своей стратегии. Развитие событий, однако, по¬ казало, что политика Белого дома осталась прежней. Став¬ ка на военную силу как на центральный рычаг внешней политики приобрела еще более определенную форму. Пра¬ вительство пошло навстречу требованиям военно-промыш¬ ленного комплекса относительно отхода от линии в под¬ держку разрядки. Была объявлена обширная программа наращивания вооружений с упором на их качественное обновление во всех трех сферах: в стратегических силах (боеголовка МК-12А для МКБР «Минитмен», ракета «МХ», крылатая ракета, подводная система «Трайдент»), в так¬ тических ядерных силах (нейтронное оружие), в обыч¬ ных силах (новые танки, БМП, самолеты, ПТУРС, ЗУРС, средства РЭБ). Во-вторых, увеличение общей числен¬ ности вооруженных сил, в том числе размещенных в Ев¬ ропе, и побуждение к этому союзников США по НАТО. В-третьих, разработка долгосрочных планов в расчете на достижение военно-технического превосходства над СССР. Внешнеполитический курс Соединенных Штатов от¬ ражает сложность и противоречивость состояния вну¬ тренних и зарубежных дел США, растущий разрыв меж¬ 10*
148 Глава II ду мировыми претензиями монополистического капита¬ ла и новыми реальностями мира. Едва был подписан между СССР и США Договор об ОСВ-2, как его стали дискредитировать и делать все, что¬ бы не допустить ратификации. Своим принятым реше¬ нием заморозить на неопределенное время рассмотрение Договора ОСВ-2 в сенате президент Картер добавил еще один штрих в этот неблаговидный процесс. Вследствие таких действий администрации Картера в мире все бо¬ лее отчетливо складывалось представление о Соединен¬ ных Штатах как о совершенно ненадежном партнере в межгосударственных связях, как о государстве, руко¬ водство которого способно в любой момент нарушить своп международные обязательства. Стало очевидно, что руководство США проводит ли¬ нию на подрыв разрядки и обострение международной обстановки. Оно пытается диктовать свою волю социали¬ стическим государствам и другим странам. Открыто взяв на рубеже 70—80-х годов курс на обо¬ стрение международной обстановки, США навязали свои «ракетные» планы странам Западной Европы, усилили политику диктата в Азии и на Ближнем Востоке. Они стянули крупные силы своего флота к берегам Ирана якобы для спасения группы захваченных дипломатов, раз¬ вернули вместе с пекинскими авантюристами широкие действия по подрыву революции в Афганистане, щедро снабжают банды афганских контрреволюционеров оружи¬ ем и деньгами. Поднятая в этой связи в Америке злоб¬ ная антисоветская шумиха бьет, пожалуй, все прежние рекорды. Антисоветская истерия понадобилась не только для того, чтобы на гребне этой волны кто-то одержал верх на президентских выборах. Главное в'том, что у США появилось намерение создать сеть своих военных баз в Индийском океане, в странах Среднего и Ближне¬ го Востока, в странах Африки. США хотели бы подчи¬ нить эти страны своей гегемонии, без помех выкачивать их природные богатства, использовать их территорию в своих стратегических замыслах против мира социализ¬ ма и национально-освободительных сил. В этом и состоит суть провозглашенной в январе 1980 г. «доктрины Картера». Президентская директи¬ ва № 59, цель которой сделать саму идею ядерной войны
Милитаризм и ёнешнля политика 149 «приемлемой» для общественного мнения, является про¬ явлением крайне опасной для народов мира политики США. Одновременно она — мина, закладываемая под перспективы военной разрядки на европейском континен¬ те. В соответствии с директивой № 59 в качестве перво¬ очередной задачи американской стратегии выдвигается нанесение первого удара по военным объектам противной сторопы, таким, как шахтные пусковые установки страте¬ гических ракет, аэродромы и т. д. Речь идет, с одной сто¬ роны, о планах, которые, по существу, являются планами превентивной войны, для реализации которых Пентагон и форсирует создание ракетных систем «МХ», «Трай¬ дент», размещение средних ракет на западноевропейских землях, а с другой стороны — блокирует Договор ОСВ-2, препятствует любым мерам в области ограничения стра¬ тегических вооружений. На общеевропейском совещании в Хельсинки, на пере¬ говорах по ОСВ-1 и ОСВ-2 Соединенные Штаты офици¬ ально признавали, что сложилось примерное равновесие в военной области. Такое положение явно не устраивало правящие круги империализма. Особенно наглядно это проявляется в последнее время. Руководители военного блока НАТО, и прежде всего США, предпринимают ак¬ тивные шаги, с тем чтобы взломать стратегическое рав¬ новесие между Западом и Востоком к своей выгоде, в ущерб СССР и другим социалистическим странам, инте¬ ресам разрядки и международной безопасности, чтобы вернуть мир к временам «холодной войны». Жизнь не раз показывала бесперспективность подобных расчетов. Давняя мечта и претензии США на лидерство в мире так и остались песбывшимися, по, как свидетельствуют дей¬ ствия США на стыке 70—80-х годов, американский им¬ периализм не извлек уроков из прошлого.
Глава III Милитаризм и экономика Военно-промышленный комплекс США выступает в качестве наиболее влиятельной в государственно-монопо¬ листической системе группировки, у которой общеклас¬ совые стремления монополистической буржуазии к раз¬ витию милитаризации усилены экономической заинте¬ ресованностью в гонке вооружений. Она играет своего рода роль постоянного катализатора милитаристских процессов. Огромные материальные средства, финансо¬ вые и экономические возможности, рычаги воздействия на внутреннюю и внешнюю политику, не говоря уже о вооруженных силах и разрушительной мощи современ¬ ного оружия, сосредоточенных в руках Пентагона, при¬ дают новое качество традиционной проблеме милитари¬ зации экономики капиталистической державы. Специфика проблемы милитаризации экономики США состоит в следующем: 1. Степень зависимости американской хозяйственной жизни от военных целей достигла максимального, бес¬ прецедентного размаха. В минувшие после 1945 г. три с половиной десятилетия война была определяющим фак¬ тором в экономике США. Экономический бум, вызван¬ ный второй мировой войной, способствовал самому быстрому в истории США промышленному росту. Вслед за этим значительные прибыли получили монополии США за счет войны в Корее. Хотя сразу же после окончания боевых действий в Корее произошло сокращение военных расходов, уже через год начался продолжающийся и поныне затяжной период, характеризующийся стабиль¬ ной тенденцией к увеличению затрат на военные цели. Были созданы новые отрасли ракетной, электронной про¬ мышленности, предприятия которых, выделяясь гигант¬ скими размерами и качественно новой организацией про¬ изводства, стали самым весомым сектором всей экономи¬ ки. Война во Вьетнаме вызвала еще один скачок военных расходов, приведших на некоторых этапах к известному
Милитаризм и экономика 151 кратковременному оживлению в экономике. На протяже¬ нии всего периода после второй мировой войны Соеди¬ ненные Штаты Америки постоянно расходовали на гон¬ ку вооружений самый большой в мире объем средств, составлявший почти две трети общих затрат капитали¬ стических стран на вооружение. 2. В условиях государственно-монополистического ка¬ питализма в Соединенных Штатах растет роль государ¬ ственного аппарата в определении путей развития и ха¬ рактера деятельности частного бизнеса в военной сфере. Правительство и Пентагон все более берут на себя функцию руководителя целыми обширными сферами хо¬ зяйственной жизни страны. Министерство обороны яв¬ ляется единственным покупателем огромной массы про¬ дукции, производимой могущественными военными кор¬ порациями. Теряется автономный характер компаний, зависящих почти полностью в сбыте своей продукции от Пентагона. Министерство обороны берет на себя, прямо или косвенно, многие из важных функций, составляю¬ щих прерогативы руководителей частных фирм. Воен¬ ным фирмам диктуется производство пе только вида продукции, но и определяются капитальные фонды, решается вопрос о внутренних операциях и т. д. Значи¬ тельная часть производства по заказам Пентагона осу¬ ществляется на сугубо специализированных заводах, по¬ строенных только для целей выпуска военной продук¬ ции. В силу этого даже гигантские военные концерны оказываются перед сложными препятствиями в тех слу¬ чаях, когда вместо продукции военного пазначения они пытаются по разным причинам наладить выпуск това¬ ров с целью сбыта их на гражданском рынке. 3. Происходит постоянный сдвиг научно-исследова¬ тельских и опытно-конструкторских работ (НИОКР) в сторону военного полюса, при расширении масштабов во¬ енных разработок. Проведена реорганизация системы ру¬ ководства научной деятельностью с пелью мобилизовать научно-технические ресурсы на службу политике «с по¬ зиции силы». В результате министерство обороны США взяло на себя финансирование. НИОКР, которое ввиду своих огромных размеров было не по плечу даже са¬ мым крупным корпорациям. Заключая многомиллиард-
152 Глава III ные контракты на научно-исследовательскую работу, Пентагон получил возможность определять разработку и производство продукции его контрагентами. Тем самым зависимость ряда частных предприятий от Пентагона уже запрограммирована на много лет вперед. Управле¬ ние наукой и техникой концентрировалось в руках пра¬ вительства, создавались централизованные ведомства, от¬ ветственные за крупные научно-технические направления, такие, как Комиссия по атомной энергии и Националь¬ ное управление по исследованию космического простран¬ ства. Вокруг Пентагона строится работа десятков круп¬ ных научно-исследовательских организаций с многоты¬ сячным персоналом, занятым разработкой проектов самого широкого профиля — от миниатюрных транзисторов до огромных баллистических ракет. В 1976 г. был принят за¬ кон о национальной научно-технической политике, в ко¬ тором, в частности, поставлена задача разработать даль¬ нейшие меры по совершенствованию правительственного воздействия на ускорение темпов научно-технического прогресса, прежде всего в области военных НИОКР. 4. Система «Пентагон — воепное производство» непо¬ средственно вовлекает в свою сферу крупные группы правительственных и политических деятелей США, целый ряд профсоюзных, общественных организаций и объеди¬ нений. Она охватывает все штаты и абсолютное боль¬ шинство округов страны. Каждая шестая американская семья зависит в своем существовании от работы, которую дает ей министерство обороны. Шпроко распространяет¬ ся утверждение, что именно благодаря военному бизнесу достигли нынешнего процветания штаты Калифорния, Техас и другие, где в последние годы созданы предпри¬ ятия аэрокосморакетной и иных отраслей военной про¬ мышленности. Эти обстоятельства, помимо прочего, име¬ ют негативный политический характер, подстегивая про¬ милитаристские настроения или, по крайней мере, индифферентное отношение к гопке вооружений среди части американского населения, прямо зависящей от ра¬ боты на военных предприятиях, способствуя демагоги¬ ческой кампании пентагоновских, реакционных полити¬ ческих и профсоюзных деятелей, направленной на разло¬ жение и притупление остроты антивоенного движения в стране.
Милитаризм и экономика 1S3 Уровень милитаризации экономики США Главным показателем процесса милитаризации эко¬ номики Соединенных Штатов и расширения власти во¬ енно-промышленного комплекса служит военная часть госбюджета США, за счет которой финансируются воен¬ ные приготовления. В Соединенных Штатах ассигнова¬ ния на цели Пептагона постоянпо растут. Теперь уже как о весьма далеком прошлом в США вспоминают, что президент Г. Трумэн утвердил в 1949 г. военный бюджет в размере 14,4 млрд. долларов (5,4 про¬ цента национального продукта). Если обратиться к еще более ранним временам, то в 1929 г. военный бюджет США составил всего 800 млн. долларов, а накануне вой- пы, в 1939 г.,— около 6 млрд. долларов К Но мере развертывания внешнеполитического курса США, основой которого служила ставка на силу, воору¬ женные интервенции и ракетно-атомный шантаж, рос бюджет Пентагона. Другой причиной увеличения военные расходов является резкий рост стоимости новейших об¬ разцов и систем оружия. Еще Эйзенхауэр говорил, что некоторые виды бомбардировщиков Соединенными Шта¬ тами оплачиваются на вес золота. Между тем если удель¬ ный вес НИОКР в общей стоимости межконтиненталь¬ ных бомбардировщиков достигал примерно 20 процентов, то в стоимости современных межконтинентальных ракет он составляет около 60 процентов. Конструирование и принятие на вооружение новых видов дорогостоящего оружия, особенно стратегических систем, ускоряют мо¬ ральный износ военной техники и требуют ее непрерыв¬ ного совершенствования и обновления, что способствует усилению гонки вооружений, росту и без того колоссаль¬ ных масштабов военных расходов. Наконец, в условиях увеличения разрушительной мощи и других качествен¬ ных параметров современных средств войны все более 1 См.: Yarmolinsky A. The Military Establishment. N.Y., 1971, p. 8.
154 Глава til значительные усилия направляются на мобилизационную подготовку экономики и тыла страны в целом к войне, йа создание резервных производственных мощностей, крупных запасов вооружения, стратегического сырья и других материалов. Президент Д. Эйзенхауэр, в годы пребывания у власти которого военно-промышленный комплекс стал резко на¬ бирать силу и влияние в американских делах, допытался было установить «предельный потолок» расходов по линии министерства обороны. Лимитирование пи к чему не при¬ вело. Президент Дж. Кеннеди отдал распоряжение отбро¬ сить всякие ограничения при определении нужд военно- промышленного комплекса. В специальном послании о дополнительном воелном бюджете 28 марта 1961 г. пре¬ зидент заявил: «Наши вооружения должны быть доста¬ точными, чтобы обеспечить выполнение наших обяза¬ тельств и нашу безопасность, без установления ограни¬ чительного потолка для бюджета. Наша страна может позволить себе быть сильной» Расширение непосредственного участия США во вьет¬ намской войне повело к быстрому увеличению военных расходов. В течение трех лет бюджет Пентагона возрос с 47 млрд. долларов в 1965 г. до 78 млрд. в 1968 г. В Ва¬ шингтоне выступали тогда с заверениями, что возросшие военные затраты не вызовут отрицательных последствий в американской экономике и финансах. В бюджетном послании конгрессу в январе 1966 г. JI. Джонсон заявил: «Мы являемся богатой нацией и сумеем добиваться про¬ гресса дома, выполняя обязательства за рубежом... По этой причине я не приостановил прогресс в новой и важ¬ ной программе «великого общества» для того, чтобы фи¬ нансировать стоимость наших усилий в Юго-Восточной Азии» 2. При этом в официальной финансовой документации Пентагона не находили отражения многомиллиардные ас¬ сигнования на ведение преступной агрессии в Индоки¬ тае. Согласно последнему бюджету правительства Джон¬ сона, расходы на войну во Вьетнаме возросли . сс 1 „New York Times4*, March 29, 1961. 2 Budget of the U.S. Government for the Fiscal Year Ending June 30, 1967. Wash., D.C., 1966, p. 7.
Милитариам и экономика 155 103 млн. долларов в 1965 г. до 28,8 млрд. долларов в 1969 г. В июне 1969 г. Пентагон представил конгрессу заявку на оплату вьетнамской авантюры в том же объе¬ ме. Однако в первый военный бюджет правительства Р. Никсона расходы на Вьетнам включены не были, и с тех по»р они не фигурировали в ведомостях министер¬ ства обороны США, будучи рассредоточенными по дру¬ гим статьям госбюджета. При этом, хотя вьетнамские расходы из официальной документации Пентагона были исключены, общие военные ассигнования остались на прежнем уровне ввиду роста расходов на другие виды деятельности министерства обороны. Вьетнамская авантюра, гигантские непроизводитель¬ ные расходы военно-промышленного комплекса пустили под откос разрекламированную программу «великого об¬ щества». К концу 60-х годов Соединенные Штаты оказа¬ лись у черты серьезного валютного и экономического кризиса. В этот период в Америке велось мното разгово¬ ров о «мирных дивидендах» — средствах, затрачиваемых па агрессию во Вьетнаме, которые можно было бы ис¬ пользовать после окончания вьетнамской войны на цели социального развития. Влиятельный Комитет экономиче¬ ского развития и Американская торговая палата опубли¬ ковали проекты использования этих средств на переуст¬ ройство городов, решение жилищных, расовых и прочих социальных проблем (авторами предлагаемых проектов были министр финансов Д. Шульц, председатель Эконо¬ мического совета при президепте Г. Стайн и другие вид¬ ные деятели). После окончания войны во Вьетнаме о «мирных ди¬ видендах» в Вашингтоне уже никто не вспоминал. Воен¬ ный бюджет США не только не уменьшился на те не¬ сколько миллиардов долларов, ежегодно тратившихся на индокитайскую авантюру, но существенно увеличился. Уже на 1974 финансовый год — первый послевьетнам- ский год — администрация республиканцев утвердила во¬ енные ассигнования в размере 81,1 млрд. долларов. Воспользовавшись конъюнктурой избирательной кам¬ пании 1976 г., военно-промышлеппый комплекс добился утверждения бюджета Пептагопа па следующий финан¬ совый год в 112 млрд. долларов. По мнению американ¬ ских экспертов, при таком росте бюджета Пентагона, во¬
156 Глава III енные расходы США к 1983 г. могут достичь уровня в 200 млрд. долларов *. Пришедшее к власти в январе 1977 г. правительство Картера столкнулось с серьезными финансовыми проб¬ лемами, обострившимися, в частности, ввиду непомерных военных расходов. Дефицит последнего бюджета прави¬ тельства Форда составил 47 млрд. долларов. В ходе пред¬ выборной кампании Дж. Картер обещал сократить воен¬ ные расходы на 5—7 млрд. долларов. Однако от этих обещаний отказались сразу же после того, как новое пра¬ вительство демократов пришло к власти2. В объемистом бюджете вашингтонской администрации по энергетическим исследованиям и развитию (ЭРДА) среди сотен статей и пунктов затерялась короткая строка: «№ 70 МО 3, боеголовка повышенной радиации «Ланс». Неприметно для глаз непосвященных кочевала она мно¬ гие годы из бюджета в бюджет. В 1977 г., сообщает жур¬ нал «Ньюсуик», этой строке не придали значения граж¬ данские деятели США, готовившие документы для пре¬ зидента. Пробежал ее взглядом, не обратив внимания, сам Картер. И лишь случайно высшему руководству ста¬ ло известно, что именно в этом пункте бюджета запрятан один из црупных и опасных проектов Пентагона — про¬ ект создания так называемой нейтронной бомбы. Президент, которого — как и его предшественников в Белом доме — военные не сочли нужным поставить в из¬ вестность о новом смертоносном оружии, узнав в конце концов о нейтронной бомбе, дал указание продолжать ее разработку. Треть всего военного бюджета США тратится на при¬ обретение различного вида вооружений и ракетно-ядер¬ ных систем. Значительная часть ассигнований направ¬ ляется на ведение научно-исследовательских работ и про¬ ектирование новых видов оружия. Около 50 процентов нового бюджета составляют расходы на содержание лич¬ ного состава вооруженных сил. Увеличение этой статьи расходов происходит вследствие перехода США к про¬ фессиональной армии. Оставшаяся часть ассигнований 1 „The Christian Science Monitor*', January 26; „U.S. News and World Report**, September 12, 1976. 2 „U.S. News and World Report**, March 7, 1977.
Милитаризм и экономика 157 идет на материально-техническое обеспечение военной машины США и па другие нужды Пентагона. Оглашаемые правительством официальные данные воссоздают картину огромных затрат на военные цели. И тем не менее картина эта неполная. «Пытаться разо¬ браться в расходах на войны, прошлые, нынешние и бу¬ дущие, путем ознакомления с федеральным бюджетом,— пишет Р. Кауфман, один из сотрудников Объединенной экономической комиссии конгресса США и автор книги «Те, кто спекулируют на войне», — это все равно, что смотреть через разбитое стекло. В нем, как правило, скрыты большие суммы, приводятся цифры, вводящие в заблуждение, и дается неверное представление о целях расходов Пентагона. Сметы будущих расходов часто пре¬ уменьшаются» К Разнобой в определении объема ассигнований по ли¬ нии Пентагона существует даже среди правительствен¬ ных ведомств. По сообщению федерального бюджетного управления, военные расходы из общей суммы бюджета составляют 44 процента. Министерство обороны опреде¬ ляет долю военных расходов в бюджете в 42,3 процента. Правительственное Агентство по разоружению и кон¬ тролю над вооружением называет цифру в 46 процен¬ тов. Американские исследователи проблем военно-промыш¬ ленного комплекса приводят еще более разительные циф¬ ры ассигнований, выделяемых ежегодно военщине и фаб¬ рикантам вооружений. Директор Института изучения политики Р. Барнет утверждает, что на долю министер¬ ства обороны приходится 70 процентов государственного бюджета (с учетом расходов на погашение долга по зай¬ мам военных лет). Все эти затраты, по его мнению, вхо¬ дят в стоимость войн «прошлых, настоящих и будущих». По мнению сенатора Макговерна, военные расходы ныне составляют 72 процента бюджета. Сам термин «национальная оборона», употребляемый в правительственной документации, прямо ведет к сокры¬ тию истинных расходов на военные цели. По мнению экс¬ пертов Объединенной экономической комиссии конгресса, 1 „Nation*1, November 1, 1971.
158 Глава III выражение «национальная оборона» имеет слишком узкое значение, цифры расходов не отражают удовлетворитель¬ ным образом истинных затрат на национальную безопас¬ ность и не охватывают все программы, которые, по су¬ ществу, «являются военными или связаны с военными целями». Комиссия предложила ввести в оборот более широкий термин «национальная безопасность», с тем чтобы эта бюджетная статья включала совокупные рас¬ ходы, все программы, связанные с военными делами. При правильном подсчете, отмечается в докладе, расходы па «национальную безопасность» окажутся куда значитель¬ ней, чем об этом объявлено официально. Еще при правительстве Дж. Кеннеди, например, бы¬ ли распределены по разным бюджетным ведомостям во¬ енная космическая программа, выполняемая Пентагоном, и работы Национального управления по аэронавтике и космосу (НАСА). Общеизвестно, что к главным проек¬ там НАСА прямо причастны военные, поэтому и расходы на эти проекты следовало бы включить в ведомость ми¬ нистерства обороны. Затраты Комиссии по атомной энер¬ гии также имеют в основном военную направленность, хотя в военной статье госбюджета они не отра¬ жены. Не включены в официальный бюджет министерства обороны и отчисления на так называемую «помощь» за¬ рубежным государствам, которая в основном носит воен¬ но-экономический характер. Основная часть огромных ассигнований на «помощь» приходилась вначале на долю стран Западной Европы. Первым клиентом вашингтон¬ ской казны стала Британия, когда в 1946 г. английскому правительству был предоставлен заем в 3,75 млрд. дол¬ ларов, прочно привязавший на долгие годы к американ¬ ской колеснице политику и экономику Англии. Новая волна долларовых поступлений хлынула в Западную Ев¬ ропу в период создания Вашингтоном Североатлантиче¬ ского блока. В 1948—1952 гг. около 14 млрд. долларов было потрачено на укрепление основ капиталистической системы, гонку вооружений, противодействие крепнувше¬ му движению сил социального прогресса в западноевро¬ пейских государствах. Впоследствии целенаправленность американской «по¬ мощи» изменилась. Основной поток долларовых поступ-
Милитаризм и экономика 159 лений США направляется в те районы ггретьего мира», где в результате политики американского империализма возникли очаги военных конфликтов, в те страны, кото¬ рым в планах Пентагона отводится роль плацдармов аг¬ рессии, оплотов борьбы против национально-освободитель¬ ного движения народов. В 1979 г. американская «по¬ мощь» иностранным государствам составила около 14 млрд. долларов, из которых 45 процентов приходилось на воен¬ ную и 55 процентов—на экономическую «помощь». Круп¬ нейшим получателем является Израиль — 25 процентов всех ассигнований. Значительно повысилась доля Егип¬ та — до 20 процентов, что является следствием известных изменений в курсе руководства этой страны. Пентагон поддерживает режимы Южной Кореи, Тайваня, латино¬ американские диктатуры. Доля «товаров и услуг, потребляемых в интересах национальной обороны» *, в валовом национальном про¬ дукте (ВНП) из года в год меняется в зависимости от роста военной активности, продолжительности локаль¬ ных войн, а также под воздействием изменений масшта¬ бов военных расходов в связи с осуществлением мер го¬ сударственного регулирования экономики. В целом же она остается примерно на одинаковом уровне и, по офи¬ циальным данным, составляет 8 процентов. Министерство торговли США, оглашая эти данные при разработке агрегированных показателей ВНП, не учитывает миллиарды долларов, затрачиваемые в дейст¬ вительности на- цели Пентагона по линии расходов на космические исследования, ведение войн, увеличение оп¬ латы по процентам за государственный долг, возникший в результате ведения войн. Таким образом, общая сумма военных и связанных с ними расходов составляет по не¬ которым подсчетам около 15 процентов национального до¬ хода, а возможно, и больше. На фоне неуклонно растущих ассигнований на нужды военно-промышленного комплекса расходы социального характера гораздо скромнее. О многом говорит сопостав¬ ление астрономических сумм, ассигнуемых министер¬ ству обороны, с суммой в 20 раз меньшей, отпускаемой 1 Перло В. Неустойчивая экопомика. М., 1975, с. 209.
160 Глава /// по всем программам социальной помощи в Америке. «Мы платим за войну и за содержание военной машины Пен¬ тагона более высокими подоходными налогами: федераль¬ ными, штатными и местными,— подчеркивается в заяв¬ лении Компартии США. — Нью-Йорк платит теперь семь центов в виде налога с оборота на каждый доллар; мы платим также десятки скрытых налогов, взимаемых со всего, что мы едим, что мы носим или чем мы пользуем¬ ся. Военное чудовище пожирает деньги, которые можно было бы использовать для строительства дешевых муни¬ ципальных домов, с помощью такого строительства можно было бы покончить с убожеством наших гетто и рабочих кварталов» *. В последние годы в Соединенных Штатах возникла мощная военная промышленность, во многом отличная от оружейного бизнеса довоенного и военного периодов. Век ракетно-ядерного оружия, научно-техническая револю¬ ция изменили характер и масштабы военной промышлен¬ ности Америки, вытеснив на 'задний план прежних по¬ ставщиков для армии, флота и авиации США — «Джене- рал моторе», «Крайслер», «Форд», «Ю. С. стил» и другие компании. Ныне лидирующее положение занимают гигантские корпорации, производящие ракеты, сверхзвуковые само¬ леты, боевые корабли новых типов, включая атомные ра¬ кетоносцы, электронное оборудование. Возвышение этих гигантов идет за счет строительства современных огром¬ ных предприятий, занятых производством новейших ви¬ дов оружия и использующих достижения науки и техни¬ ки в военных целях. Участвуя в максимальном расширении гонки воору¬ жений в количественном и качественном отношениях, де¬ ловые круги утрачивают в какой-то мере свою автоном¬ ность в пользу организующей и координирующей дея¬ тельности правительства. Тенденция активного распро¬ странения государственно-монополистического капитализ¬ ма в военном производстве не ущемляет интересы круп¬ ного частного бизнеса. Главные партнеры по военно-про¬ мышленному комплексу получают максимальную при¬ быль. Военщина создает необходимую и управляемую 1 „Daily World", May 9, 1974.
Милитаризм и экономика 161 производственную базу для массовой гонки современно¬ го оружия. Перед частным бизнесом открываются все расширяющиеся источники гигантских барышей, полу¬ чаемых от выполнения контрактов с Пентагоном. Американский военный бизнес сосредоточен в четы¬ рех основных отраслях промышленности — аэрокосмиче¬ ской, электронной, производстве вооружений и судострои¬ тельной. Па их долю приходится около 85 процентов всех заказов Пентагона. Эти отрасли — главный плацдарм во¬ енно-промышленного комплекса. 90 процентов всей про¬ дукции промышленности вооружений идет в арсеналы ми¬ нистерства обороны. Пентагон потребляет 80 процентов производства самолетов, 60 процентов продукции судо¬ строительной промышленности, 35 процентов производ¬ ства электропики *. Многие другие отрасли индустрии и сферы обслуживания работают на военно-промышлоппын комплекс. Список ведущих военпых корпораций возглавляют ги¬ ганты аэрокосмического и ракетно-ядерного бизнеса — «Дженерал дайнэмикс», «Локхид», «Юнайтед эйркрафт», «Макдоннэл Дуглас», «Норт Америкэн Рокуэлл», «Грум- ман эйркрафт». Вследствие характера своей продукции они находятся в тесной зависимости от правительствен¬ ных заказов. Подсчитано, что в 60-е годы на долю Пента¬ гона приходилось: у «Локхид» 88 пропентов оборота, «Макдоннэл Дуглас» (бомбардировщики F-4 «Фантом») — 75 процентов, «Дженерал дайнэмикс» (истребитель-бом¬ бардировщик F-111) —67 процентов, «Боинг» (бомбарди¬ ровщик В-52) — 54 процента (компания занята также производством коммерческих транспортных самолетов). Среди 12 основных промышленных концернов США — лишь 3 компании, продукция которых носит военный ха¬ рактер менее чем наполовину. Это — «Дженерал элект¬ рик», «Америкэн телефон энд телеграф» и «Дженерал моторе» 2. Сложилась определенная специализация военного про¬ изводства по различным районам США. Северо-восточ¬ ные и центральные штаты, "прежде всего Мичиган с его 1 Manpower Report to the President. March, 1965. Wash., D.C., 1965, p. 61—64. 2 Cm.: Lapp R. The Weapons Culture N. Y. 1968, p. 186—187, И Зак. 274
162 Глава III исторически развитой автомобильной индустрией, по¬ ставляют вооруженным силам свыше двух третей танков И автомобилей. Корпорации, расположенные на Тихо¬ океанском побережье, получают более половины заказов На ракетное оружие и космические системы. Около по¬ ловины электронного оборудования Пентагопу поставля¬ ют северо-восточные и средпеатлантические штаты, в том. числе Новая Англия, Массачусетс, Ныо-Йорк и Нью- Джерси *. Однако в последнее время происходят существенные изменения в географии военно-промышленного комплек¬ са. При сохранении значимости восточных и северо-вос¬ точных районов Америки в военном бизнесе центр тяже¬ сти производства новейшего оружия переместился на некоторые южные и западные штаты. В пяти из них раз¬ мещено 80 процентов авиационной промышленности, сюда поступает 70 процентов многомиллиардных ассиг¬ нований на ракетные и космические программы. Именно в этих штатах в последние годы возникли новые огром¬ ные предприятия аэрокосмической промышленности: «Дженерал дайнэмикс» в Техасе, «Локхид» в Джорджии, «Дуглас» в Миссури, «Н. А. Роквелл» и «Локхид» в Ка¬ лифорнии, «Боинг» в штате Вашингтон. Особое положение в системе военно-промышленного комплекса занимают два штата — Калифорния и Техас. Здесь размещается треть всех контрактов Пентагона. Ка¬ лифорнии принадлежит ведущее место по объему зака¬ зов на производство ракетного оружия и космических систем, военно-строительного, электронного, телекомму¬ никационного и авиационного оборудования. С калифор- пийскими фабрикантами оружия остро конкурируют во- епные промышленники из Техаса. По производству са¬ молетов и авиационных моторов, топлива и разного рода вооружений Техас занимает одно из первых мест среди штатов Америки. Военный бизнес США отличается большой концент¬ рацией. Сто самых крупных корпораций, сотрудничаю¬ щих с министерством обороны, сосредоточивают в своих руках около 70 процентов всех заказов Пентагона. Воз- 1 U.S. Department of Defense. Military Prime Contracts Awards by Region and State, Fiscal Yeer 1968.
Милитаризм и экономика главлявпшй эту группу гигантский военный копцерн «Дж^нерал дайнэмикс» получил контрактов на сумму свыше 2 млрд. долларов. Четыре другае корпорации вы¬ полняли заказы на производство различных видов воору¬ жений стоимостью свыше 1 млрд. долларов каждый. Внутри военро-промышленного комплекса идет жесто¬ кая конкурентная борьба за лидерство, за более доход¬ ные заказы. Из года в год список крупнейших военных компаний меняется. Теряют свои былые позиции одни военно-промышленные гиганты, вперед выходят другие корпорации. Выигрывают те, кто имеет более прочные связи с Пентагоном, конгрессом. Вместе с тем состав корпораций, образующих вер¬ хушку военного бизнеса, меняется сравнительно мало: 18 корпораций, входящих в 1958 г. в число 25 самых крупных военных фирм США, снова оказались в числе 25 крупнейших десятилетие спустя, в 1967 г. Эта тен¬ денция сохраняется и в настоящее время. По выра¬ жению бывшего помощника министра обороны А. Ярмо¬ линского, «относительно небольшое обновление среди крупнейших компаний, которые в основном являются ог¬ ромными аэрокосмическими и электронными фирмами, проистекает главным образом из того, что существуют мощные барьеры как на пути к входу, так и на пути к выходу с основного рынка вооружений» *. Помимо не¬ обходимости в значительных субсидиях, ^роясняет он, входные барьеры чаще всего приобретают форму науч¬ ных и инженерных возможностей, требуемых для проек¬ тирования и производства современного аэрокосмическо- то оружия. Барьеры, помогающие крупнейшим корпора¬ циям удержаться на вершине военного бизнеса,— это огромный индустриальный и научно-технический потен¬ циал корпораций, их тесные связи с Пентагоном, готов¬ ность властей оказать содействие ведущим поставщикам вооружений. Более крупные жертвы несут меньшие по размаху деятельности военные компании. Из корпцраций, зани¬ мавших в 1967 г. места с 25-го по 100-е в списке ве¬ дущих производителей оружия, 41 фирма, то есть более половины, не входила десятилетие назад в первую сотню 1 Yarmolinsky A. The Military Establishment, p. 251. 11*
164 Глава 111 крупнейших поставщиков Пентагона. Лишь в 1965— 1966 гг. среди 100 этих корпораций появилось 2^ новых названий фирм. Соответственно такое же число фирм было вытеснено на более пизкпе места К Состояние дел в некоторых отраслях промышленности, судьбы отдель¬ ных корпораций во многом зависят от роли и места того или иного вида вооруженных сил, с которыми эти от¬ расли или корпорации более всего связаны. Лидеры ВВС, ВМС и армии, крути военного бизнеса непосредст¬ венно вовлечены в схватку за большую долю «бюджет¬ ного пирога», ведут многие годы борьбу за право полу¬ чения ведущей роли в американской стратегии. Таким образом, военно-промышленный комплекс во¬ все не является монолитным. Внутри него поддержива¬ ются такие порядки, которые на руку могущественным монополиям. Это прежде всего относится к размещению военных заказов министерства обороны США. В Белом доме постоянно указывают, что распределение прави¬ тельственных контрактов должно происходить в обста¬ новке свободной конкуренции между заказчиками. Еще президент Г. Трумэп издал в свое время директиву, за¬ прещающую министерству обороны вступать в прямые переговоры с компаниями. Были перечислены 17 исклю¬ чений из общего правила обязательности открытой кон¬ куренции при распределении военных заказов. В сегодняшней Америке «исключения», о которых го¬ ворил Г. Трумэн, стали широко распространенным в прак¬ тике военно-промышленного комплекса явлением. Здесь прочно установились отношения фаворитизма, стяжатель¬ ства, махинаций по принципу «я даю тебе, чтобы ты дал мне». К началу 70-х годов только около 10 процентов всех контрактов было размещено в обстановке свободной конкуренции компаний, остальная же масса военных за¬ казов реализована в ходе закулисных сделок Пентагона с крупнейшими концернами. При Р. Макнамаре была сделана попытка расширить круг фирм, с которыми за¬ ключались контракты,— число контрактов, подписанных в условиях конкуренции возросло до 17 процентов. Как свидетельствуют опубликованные за рубежом данные, tYarmolinsky A. The Military Establishment, p. 252.
Милитаризм и экономика 165 эти меры позволят сэкономить 25 центов на каждом дол¬ ларе военных расходов. Однако уже в конце пребывания Р. Макнамары в Пентагоне число «свободных» контрак¬ тов вновь сократилось до минимального уровня. Не изменила положения с распределением и реализа¬ цией военных заказов реформа, проведенная в этой об¬ ласти после опубликования летом 1970 г. доклада коми¬ тета Фитцхью. Была принята рекомендация отказаться от «комплексных контрактов», по которым фабриканты за установленную в ходе начальных переговоров цену брались выполнить все стадии создания той или иной системы оружия, начиная от исследований и кончая его изготовлением. По новой системе контракт заключается по отдельным стадиям, причем он не подписывается, по¬ ка оружие не будет полностью испытано. Таким образом, сводится на нет один из основных принципов макнама|ровского планирования военного про¬ изводства. Обосновывая этот шаг, деятели администрации таким «постадийным» способом заключения контрактов памерены были экономить средства и добиваться более надежной и качественной отработки систем оружия. Тем более, считали они, теперь нет такой срочности в созда¬ нии новейших видов техники, как это было в период «ракетного отставания» в начале 60-х годов1. Нововве¬ дения не сказались на позиции крупнейших монополий, которые, используя методы закулисных сделок, продол¬ жают получать выгодные контракты на производство во¬ оружений. Гигантские аэрокосмические компании и дру¬ гие крупнейшие подрядчики Пентагона с прекращением вьетнамской войны практически стали получать больше средств на гонку современных видов стратегического ору¬ жия. «Когда не приходится тратить деньги на ка'ски и ботинки, то остается больше денег для современной тех¬ ники» — такова циничная оценка послевьетнамских перс¬ пектив, данная руководителями «Дженерал дайнэмикс» 2. Переплетение своекорыстных интересов военщины и бизнесменов, сложившиеся порядки и нравы в кругах 1 Report to the President and the Secretary of Defense on the Department of Defense. Wash., D.C., 1970. 2 „New York Times**, January 25, 1973.
166 Глава 111 военно-промышленного комплекса, практикуемые там ме¬ тоды распределения воеппых заказов ведут к мошенни¬ ческим операциям гигантских размеров, пеоправдаппым перерасходам средств, заключению контрактов на виды оружия, не являющиеся необходимыми для министерства обороны, а нередко и просто заведомо устаревшие. По оглашенным в 1969 г. в конгрессе дапным прави¬ тельственного органа, ведающего вопросами контроля над исполнением федерального бюджета, перерасходы по 38 главным системам вооружений, находившимся в про¬ изводстве, возросли на 20 млрд. долларов, или наполо¬ вину. Амерпкапский экономист Р. Бенсон указывает, что в 90 процептах случаев стоимость оружия оказывается в конечном счете вдвое большей, чем это первоначально объявляется. По свидетельству сенаторов У. Птхжемайра, Д. Спарк- мэпа, П. Дугласа и других деятелей Капитолия, исполь¬ зование крупнейшими корпорациями военного лобби при¬ водит к сделкам, сопряжепным с перерасходами средств. В конгрессе неоднократно предавались огласке факты финансовых махинаций в военном бизнесе, ничем не оп¬ равданных многомиллиардных затрат на несовершенные системы оружия. Даже генералы Пентагона иногда раз¬ водят руками и задают вопрос, смогут ли они освоить все ассигнования, которые им отпускаются. После затраты 1,3 млрд. долларов на разработку про¬ екта «управляемой летающей лаборатории» («МОЛ») выявились бесперспективность и несовершенство систе¬ мы. Руководители корпорации «Локхид» при заключе¬ нии контракта на строительство 12 судов по спасению попводных лодок определяли сумму затрат в 36 млн. дол¬ ларов, однако через пекоторое время цена подскочила до 460 млн. долларов за 6 судов, то есть в 25 раз больше за едйницу. Из 13 систем авиационного и ракетного ору¬ жия с электронным оборудованием лишь четыре (стои¬ мостью в 5 млрд. долларов) оказались эффективными на 75 процентов. На другие пять проектов было затрачено 13 млрд. долларов. Однако это оружие пе отвечало не¬ обходимым требованиям и не смогло преодолеть «барьер испытаний». От двух систем вооружений после 10-мил¬ лиардных затрат пришлось отказаться ввиду их нена¬ дежности. Еще два контракта, обошедшиеся в 2 млрд.
Милитаризм и экономика 16? долларов, были аннулированы ввиду бесперспективности разрабатываемых видов оружия. 1 млрд. долларов был потрачен на безуспешные попытки создать самолет с атомным двигателем. Разумеется, это не означает, что в сфере военно-про¬ мышленного бизнеса преобладают непорядки, неоргани¬ зованность. В американской военной промышленности используется новейшая техника, в _ аэрокосмической, электронной и других отраслях производство отличается высокой эффективностью, с конвейеров сходит самое современное ракетно-ядерное и обычное оружие. Вместе с тем природа военно-промышленного комплекса, пара¬ зитическая суть самого капиталистического общества делают неизбежным массовые злоупотребления, финан¬ совые аферы во имя обогащения монополистическо-гене¬ ральской верхушки. В одном из выступлений президент Эйзенхауэр свя¬ зывал рост военно-промышленного комплекса США по¬ мимо прочих факторов с технической революцией. С самого начала научно-техническая революция в США была во многом направлена в русло милитаризма, с учетом интересов политики «с позиции силы». В усло¬ виях американского империализма, образно говоря, вновь открытые источники богатства благодаря каким-то роко¬ вым чарам становятся источниками лишений. Именно источниками огромных бед для народов стали попавшие в руки американской военщины плоды деятельности уче¬ ных в наиболее важных областях науки и техники. Не¬ смотря на протесты многих видных ученых, работы в ядерной области были подчинены требованиям агрессив¬ ного курса правящих кругов США. Когда человечество вступило в космическую эру, лидеры военно- промышленного комплекса постарались поставить ракет¬ ную технику, космонавтику на службу стратегии «массированного возмездия» и последующих военно-поли¬ тических доктрин Соединенных Штатов Америки. В на¬ стоящее время в США в военном деле используются от¬ крытия и результаты исследований специалистов по электронике, кибернетике, микробиологии и другим нау¬ кам. На военные цели запрограммированы (работы завт¬ рашнего дпя на основных направлениях фундаменталь¬ ных, точных, естественных наук.
168 Глава ttl На целп военно-научных изысканий в Соединенных Штатах направлены огромные средства. Затраты на НИОКР выросли в США с 3 млрд. долларов в 1950 г. поч¬ ти до 40 млрд. долларов в 1976 г., причем большая доля этих ассигнований идет на нужды военных. По оценке президента Кеннеди, оборонная, космическая и атомная программы США поглощали две трети всех специали¬ стов, занятых в области научно-исследовательских поис¬ ков. На 1981 г. Пентагону выделяется около 17 млрд. дол¬ ларов па воеппые НИОКР. В рамках военно-промышленного комплекса наука, военщина и бизнес сплелись в один тесный клубок ин¬ тересов и взаимодействия на поприще расширения во¬ енной промышленности, пополнения арсеналов Пентаго¬ на новыми смертоносными видами оружия. 50-е годы явились рубежом, с которого резко возросли масштабы вовлечения американской науки в дела военно-промыш¬ ленного комплекса. Запуск первого советского спутника Земли был использован Пентагоном как повод к новой, еще большей концентрации усилий в научно-технической сфере. На первый план выдвигаются срочные меры по развитию науки, скорейшей технической и производст¬ венной реализации открытий с военной направленно¬ стью. По заявлению буржуазных военных специалистов, собственные возможности министерства обороны США в области научных исследований и развития недостаточны, чтобы обеспечить разработку и создание новых, невидан¬ ных прежде по сложности и стоимости поколений ору¬ жия. Пентагон полагался до сего времени па частные фирмы в производстве вооружений, осуществляя своими силами исследовательские работы. Теперь возникла не¬ обходимость возложить на частный сектор задачи про¬ ектирования и разработки систем вооружений, размещая в военной промышленности многомиллиардные заказы на разработку проектов современного оружия. Поэтому в настоящее время в рамках военного биз¬ неса США интенсивно развиваются индустрия изобрета¬ тельства, научно-технических работ, исследовательские корпорации, «фабрики мысли», не принадлежащие пра¬ вительству, но работающие по подрядам Пентагона. Сло¬ жилась элита технократов, так называемых «граждапских
Милитаризм и экономика 169 милитаристов» — ученых-специалистов в области точных наук, техники, тесно связавших свою изобретательскую деятельность и интеллектуальные способности с задания¬ ми и потребностями Пентагона. «Не только военные ли¬ деры сами по себе содействуют росту нового милитариз¬ ма,— констатирует в книге «Творцы политики» амери¬ канский исследователь Д. Донован.— Возникла новая порода гражданских воителей, деятелей, рожденных «хо¬ лодной войной» и новой технологией. Они занимают важ¬ ное место в решении вопросов национальной безопасно¬ сти». Внутри элиты между специалистами в разпых обла¬ стях военной техники все время идет подспудная борьба, провоцирующая новые циклы в гонке вооружений, про¬ гнозирующая технологию производства оружия, созда¬ ние новых поколений вооружений, соревнование насту¬ пательных и оборонительных систем оружия. Военпые научные исследования и разработки в США преврати¬ лись в крупную и специфическую отрасль. В 70-х годах общая программа военных научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ Пентагона состояла почти из 500 крупных «программных элементов», которые де¬ лились на тысячи отдельных проектов, а последние, в свою очередь,— на многие тысячи заданий. Выполнение этих программ требует напряженного труда огромного коллектива ученых, конструкторов и инженерпо-техпических работников. Причем наряду с американскими учеными здесь широко используются иностранные ученые, попавшие в Соединенные Штаты в процессе «утечки умов» из других стран. Каждый год в США иммигрируют десятки тысяч научных и техниче¬ ских работников. Немалое число из них попало на служ¬ бу милитаризму. Иногда это происходит без их ведома, так как наймом занимаются автономные исследователь¬ ские центры, которые своим «гражданским» уставом при¬ влекают ученых, избегающих открытого сотрудничества с Пентагоном. Такие автономные центры часто обеспечи¬ вают министерству обороны лучшие кадры из числа им¬ мигрирующих в Соединенные Штаты иностранных уче¬ ных. Министерство обороны США финансирует половину всех исследований в области естественных наук, прово¬
170 Глава III димых в американских университетах. Работая по кон¬ трактам Пентагона, Массачусетский институт технологии (МИТ) превратился в разветвленную организацию, вхо¬ дящую ныне в число 25 ведущих военных концернов США. Крупным научным центром, выполняющим зака¬ зы Пентагона, является Стэнфордский научно-исследова¬ тельский институт. В 1970 г. он выполнил заказов на сумму свыше 60 млн. долларов, причем около половины составляют военные контракты. Такой же характер но¬ сит деятельность связанного с Пентагоном университета Джона Гопкинса, Института оборонных анализов, «Митр корпорейшн» и других научных учреждений США. В течение многих лет осуществлялся долгосрочный проект «Темис» с целью «стимулировать создание дополнительных научных центров и активизировать уже существующие исследовательские организации», выпол¬ няющие работы военного характера. В рамках этого про¬ екта министерству обороны выделяются десятки миллио¬ нов долларов на научные работы в 52 университетах США. Дело не ограничивается только пределами Амери¬ ки — в соответствии с проектом «Темис» исследователь¬ ские работы по подрядам Пентагона осуществляются в 62 университетах 44 зарубежных государств. В ходе военных исследований военно-промышленный комплекс США максимально пытается использовать до¬ стижения кибернетики, электроники, математики, физи¬ ки и других наук для решения научно-технических про¬ блем подготовки к войне, обоснования общих вопросов военной теории, бюджета, строительства вооруженных сил. При оценке эффективности новых комплексов воору¬ жений и перспективных систем оружия используются теории вероятностей и массового обслуживания. Комплек¬ сная группа исследовательских учреждений разрабаты¬ вает по заказам военно-промышленного комплекса про¬ блемы развития военной стратегии, экономики и между¬ народных отношений на основе широкого применения методов системного анализа, математического моделиро¬ вания, применения электронно-вычислительной техники и автоматизированных информационных систем. Техническому превосходству США над другими стра¬ нами придается первостепенное значение, оно счита1
Милитаризм и экономика 171 отся неотъемлемым элементом военной мощи Соединен¬ ных Штатов. По подсчетам американских экспертов, в по¬ слевоенный период в области вооружений не менее пяти поколений качественно новых видов оружия сменяли друг друга. 11а предстоящую перспективу из утвержден¬ ных программ разработки новых систем оружия и офи¬ циальных заявлений руководителей министерства обо¬ роны вырисовывается ряд следующих основных напра¬ влений военно-технической политики: — дальнейшее совершенствование стратегического оружия; — широкая модернизация боевых средств сил обще¬ го назначения; — усиление внимания к развитию средств управле¬ ния и связи и повышению их живучести; — укрепление военно-технического сотрудничества США с партнерами по военным блокам; — дальнейшее улучшение организации НИОКР; — совершенствование методов контрактирования и за¬ купки оружия и военной техники. Особое внимание уделяется качественному совершен¬ ствованию стратегического вооружения. Военно-полити¬ ческое руководство США продолжает придавать большое значение развитию авиации. Делаются попытки созда¬ ния летательных аппаратов, достигающих гиперзвуковой скорости (примерно в пять раз выше скорости звука). Разработана модель бомбардировщика В-1 с радиусом действия около 6 тыс. миль и скоростью, вдвое превыша¬ ющей скорость звука. Стоимость одного бомбардировщи¬ ка — около 88 млн. долларов, создание необходимого чис¬ ла самолетов этого типа обойдется, по подсчетам, в 20 млрд. долларов. По сообщению американских военных экспертов, в области ракетного оружия в США идет совершенствова¬ ние баллистических ракет в направлении повышения их боеготовности, точности, защищенности старта, увеличе¬ ния возможностей преодоления противоракетной обороны. Столь глобальные военно-технические проблемы в Соеди¬ ненных Штатах рассчитывают решить при создании бал¬ листических ракет следующих поколений. Идут лабора¬ торные работы пад ракетами типа «МХ». Эти базирую¬
172 Глава III щиеся на земле межконтинентальные ракеты (стоимостью около 25 млн. долларов каждая) должны обладать повы¬ шенной точностью и вдвое большей взрывной силой, чем нынешняя модель «Минитмен». Разрабатываются так на¬ зываемые крылатые, или круизные, ракеты радиусом действия до 2500 миль. Преимущество их видят в спо¬ собности лететь ниже зоны действия радара и противо¬ ракетных установок. Как явствует из иностранной печати, в бюджете Пен¬ тагона предусмотрены дополнительные ассигнования на ускорепие темпов создания подводной лодки-ракетоносца «Трайдент» с ядерной силовой установкой принципиаль¬ но нового класса. «Трайдент» вооружается 24 баллисти¬ ческими ракетами (на 8 больше, чем подлодка типа «По- ларис») и имеет вес до 17 тыс. тонн. Стоимость одного такого корабля без ракет — около 1 млрд. долларов. По мнению руководителей военных кругов США, в на¬ чале 80-х годов в министерстве обороны имелись програм¬ мы повых систем оружия общей стоимостью в 725 млрд. долларов. Среди оружия будущего американские источ¬ ники называют лазеры, беспилотные самолеты, исполь¬ зующие солпечпую энергию как топливо и управляемые лазсрпыми лучами с земли, и другие виды вооруже¬ ний. Большое внимание уделяется технологическому про¬ рыву в области тактического — обычного и атомного — оружия, которое можно было бы применить в ограничен¬ ных конфликтах, прежде всего в районах «третьего ми¬ ра». После окончания вьетнамской авантюры США в американской прессе стали появляться сообщения о раз¬ работке Пентагоном концепции автоматизированного по¬ ля боя. Начало ей положила пресловутая «линия Мак¬ намары» — попытка перегородить Южный Вьетнам зоной, нашпигованной боевыми зарядами и разнообразными электронными приборами, приводящими в действие эти заряды. От концепции использовать в будущих войнах роботов вместо американских солдат не отказались. В последнее время все чаще в мировой прессе упо¬ минается о разного рода «фантастическом оружии». Еже¬ годник «Мировое вооружение и разоружение» Стокгольм¬ ского международного института по исследованию проб¬
Милитаризм и экономика 173 лем мира за 1976 г., например, сообщает о некоторых методах экологической войны. За терминологией новой вой¬ ны— «посев гигроскопических частиц» (с целью вызвать дождь), «высоко организовандые циркуляции, основан- пые на явлении конвекции» (дабы планировать искусст¬ венные ураганы), «искусственно стимулируемое выс¬ вобождение напряжения в земной коре» (чтобы вызывать землетрясения),— указывается в ежегоднике, скрывается мечта милитаристов о таком «оружии, по сравнению с которым водородная бомба выглядит как топор камен¬ ного века». По утверждению авторов ежегодника, первые пробные вылазки в ходе экологической войны уже со¬ стоялись во Вьетнаме, где огромпые районы опрыскива¬ лись гербицидами в целях уничтожения лесов и уро¬ жая. Американская наука, находящаяся на службе у ге¬ нералов Пентагона, армия технократов-милитаристов «запрограммированы» на разработку проектов создания все новых образцов оружия. Каждый новый вид оружия массового уничтожения — уравнение с несколькими неизвестными, причем не толь¬ ко в плане военно-технических или стратегических по¬ следствий, но и политических. Метание от одного типа оружия к другому, основанпое на наивном расчете со¬ хранить на них монополию, лишь подстегивает гонку во¬ оружений, углубляет взаимное недоверие, затрудняет осу¬ ществление мер разоружения. Руководящие круги США и некоторых других стран НАТО на рубеже 70-х и 80-х го¬ дов взяли курс, враждебный делу разрядки, курс на взвинчивание гонки вооружений, ведущий к усилению военной опасности. Начало этому было положено еще в 1978 году, па майской сессии совета НАТО в Вашингтоне, где был утвержден автоматический рост военных бюдже¬ тов стран — его членов до конца XX века. Милитарист¬ ские тенденции в политике США находят свое выраже¬ ние и в формировании новых долгосрочных программ вооружений, в создании новых военных баз далеко за пределами Соединенных Штатов, в том числе на Ближ¬ нем Востоке и в районе Индийского океана, в образова¬ нии так называемого «корпуса быстрого реагирования» — этого инструмента политики военного вмешатель¬ ства.
174 Механизм внутренних связей в оенн э-прэмыш ленн ого комплекса США Между верхушкой американской военщины и частным бизнесом сложилась и исправно действует к выгоде участ¬ ников комплекса сложная и разветвленная система взаи¬ моотношений, контактов, совместных операций по распре¬ делению заказов и прибылей, согласованных камланий по оказанию давления на правительство и общественность США в вопросах внутренней и внешней политики. Крупный капитал стоял у колыбели военного ведомства Америки. Ведь в руках представителей монополистическо¬ го капитала сосредоточено принципиальное руководство военной политикой США. Еще до создания министерства обороны США в 1947 г. в финансово-промышленных кру¬ гах Америки шли острые столкновения по вопросу о ха¬ рактере, структуре и назначении единой военной органи¬ зации. В меморандуме «Сила и стратегия» ряд руководи¬ телей судостроительных фирм и военно-морских лидеров призывалй не предпринимать «попыток новой реоргани¬ зации» военной системы США. Представители промыш¬ ленных кругов, связанных с производством новейшего оружия, используемого прежде всего военно-воздушными силами, выступали со своими предложениями по измене¬ нию организационно-стратегической доктрины Соединен¬ ных Штатов. В итоге верх взяла группировка, которая защищала интересы самых могущественных финансовых объединений монополистического капитала. Эти круги требовали создать мощную милитаристскую машину с централизованным управлением, для обслуживания кото¬ рой понадобились бы развертывание гигантской индуст¬ рии вооружений, ассигнования многих миллиардов долла¬ ров из госбюджета страны. Финансовые группировки принимали самое активное участие во всех последующих реорганизациях министерст¬ ва обороны США, являясь в ряде случаев их авторами. Например, президент Д. Эйзенхауэр поручил в 1953 г. ко¬ митету во главе с миллиардером Нельсоном Рокфеллером задачу разработки проекта повой структуры Пентагона, и
Милитаризм и экономика 175 предложенный проект был положен в основу реорганиза¬ ции военного ведомства. В 1958 г. Р. Никсон по¬ ручил разработку программы реорганизации Пента¬ гона комитету бизнесменов во главе с банкиром Фитцхью из компании «Метрополптэн лайф иншуренс» (из 16 участников этого комитета 9 занимали руководя¬ щие должности в различных компаниях, имевших воен¬ ные заказы на 1,8 млрд. долларов). Помимо разработки рекомендаций относительно придания военной машине США еще большей агрессивной направленности комитет позаботился о более полном учете интересов военно- промышленного комплекса. Верхушка министерства обороны США есть плоть от плоти финансово-промышленных кругов. За все время существования министерства обороны Соединенных Шта¬ тов практически всегда должности министра, его замести¬ телей и помощников, занимаемые по закону граждански¬ ми лицами, отдавались представителям монополистическо¬ го капитала. Почти все министры обороны приходили в Пентагон прямо из кабинетов могущественных промыш¬ ленных корпораций или банков. Возглавивший в 1947 г. Пентагон Дж. Форрестол был одним из руководителей известной фирмы «Дилгон — Рид». Его преемник JI. Джонсон сотрудничал с корпора¬ циями «Пенсильвания рейгроуд» и «Пан-Америкэн эйруэйз». Генерал Д. Маршалл, ставший следующим ми¬ нистром обороны США, служил директором компании «Пан-Америкэн эйруэйз». Р. Ловетт имел интересы в крупнейшем военном концерне «Браун бразерс, Гарриман энд К°». Ч. Вильсон являлся президентом гигантской мо¬ нополии «Дженерал моторе». Н. Макэлрой, возглавляв¬ ший Пентагон до конца 1959 г., вернулся на пост прези¬ дента крупнейшей в мире мыловаренной компании. Его преемником в министерстве обороны США стал Т. Гейме, один из крупных американских банкиров. Р. Макнамара пришел в Пентагон с поста президента компании «Форд мотор». Крупным бизнесменом являлся К. К. Клиффорд, занимавший министерский кабинет некоторое время. Свя¬ заны с деловыми кругами министры обороны в последних правительствах — М. Лэйрд, Э. Ричардсон, Д. Шлезинд- жер, Д. Рамсфелд, Г. Браун. Собственно сам Пентагон — это крупнейший в Амери¬
176 Глава III ке бизнес. Министерству обороны принадлежит недвижи¬ мое имущество и оборудование стоимостью более 200 млрд. долларов — больше, чем у 65 крупнейших промышлен¬ ных фирм США. Пентагон самый крупный покупатель. Ежегодно заключается свыше 200 тыс. контрактов на про¬ дукцию 100 тыс. основных поставщиков (сюда не входят покупки стоимостью меньше 10 тыс. долларов). Министер¬ ству обороны США принадлежит 13 млн. гектаров земли под базами, объектами и учебными полями в Америке и за ее пределами. Тысячи различных концернов и фирм работают по подрядам Пентагона. В военную форму одето столько же американцев, сколько человек занято на амери¬ канских фермах или в строительной промышленности, или во вместе взятых сферах финансов, страхования и недви¬ жимого имущества. С объемом экономических операций Пентагона не могут сравниться масштабы соъокупной деятельности всех других правительственных ведомств США. Закрепление в законодательном порядке поста минист¬ ра обороны и еще около трех десятков ответственных должностей в Пентагоне за гражданскими деятелями в США нередко выдается как принципиально важный фак¬ тор предотвращения угрозы разрастания власти милита¬ ризма. По утверждению буржуазных апологетов, высшие военачальники Америки — начальники штабов трех видов вооруженных сил США вместе с председателем Комитета начальников штабов, — дескать, скованы в своей актив¬ ности штатскими деятелями министерства обороны. Демагогическая шумиха вокруг этого вопроса рассчитана на то, чтобы ввести в заблуждение общественность отно¬ сительно подлинных масштабов угрозы милитаризма. Стоит лишь задать вопрос: кто эти гражданские деятели, поставленные для наблюдения над генералами?— как ста¬ нет очевидной фальшь версии о «гражданском контроле». Это те же магнаты аэрокосмической, ракетной, электрон¬ ной промышленности, выполняющей заказы Пентагона, заправилы крупнейших корпораций, наживающихся на гонке вооружений и в ней заинтересованных. Все министры обороны США решали стратегические вопросы политики в полном согласии с начальниками штабов. По главным вопросам расширения военных при¬ готовлений, ассигнований на нужды войны, обработки на¬
Милитаризм и экономика 177 селения в милитаристском духе у них не было, да и не могло быть, расхождений. - По свидетельству бывшего помощника министра армии Р. Фокса, неэффективность «гражданского контроля» усугубляется некомпетентностью гражданских деятелей в специфических вопросах, умышленной утайкой военными чинами необходимой информации, сравнительно недол¬ гим — в среднем 3 года — пребыванием в Пентагоне. В частности, «профессиональные военные лидеры держали министра ВВС Г. Брауна в неведении относительно того, что происходит в его собственном департаменте. Он не знал таких элементарных вещей, как стоимость проектов новых самолетов, и допустил перерасход в 2 млрд. долла¬ ров на разработку самолета С-5А» х. Уместно отметить, что бывший министр ВВС Г. Браун в кабинете президента Картера был назначен на пост министра обороны США. Положение о замещении ряда высших должностей министерства обороны штатскими деятелями, преподно¬ симое буржуазной пропагандой как мера, предотвращаю¬ щая чрезмерное влияние начальников штабов, сдержива¬ ющая рост милитаризма в США, на деле способствует упрочению связей между частным бизнесом и генерали¬ тетом, расширению военно-промышленного комплекса, укреплению позиций этого блока. Одной из актуальных сторон внутреннего механизма военно-промышленного комплекса является обратная связь — использование профессиональных военных непос¬ редственно в промышленности вооружений. На службе в крупнейших корпорациях состоит немало офицеров и ге¬ нералов Пентагона (главным образом отставных). Они охотно принимают предложения начать работу в военно- промышленных компаниях. Со своей стороны частные компании с готовностью идут на предоставление постов отставным военным. Ценность бывших деятелей министер¬ ства обороны очевидна: сохраняющиеся связи в Пентаго¬ не и правительственных кругах. Нанимая отставных генералов, руководители корпора¬ ции видят в них «толкачей», с помощью которых можно получить в министерстве обороны выгодные военные зака¬ зы. Один из крупнейших авиационных промышленников 1 Fox R. Arming America. Harvard, 1975, p. 70. 12 Зак. 274
178 Глава III Шенк заявлял по этому поводу: «После второй мировой войны родился новый тип промышленного деятеля — менеджер. Это — военный человек, обычно со звездами на плечах, который несет ответственность за помощь в управлении самыми большими деловыми операциями... Вместе с собой в гражданскую сферу он приносит огром¬ ные знания и целеустремленность» 1. Для руководителей промышленного мира генералы представляют источник суждений и оценок складываю¬ щейся в мире военно-политической ситуации. В списках частных фирм можно найти фамилии мно¬ гих отставных военных. В конгрессе не раз поднимали вопрос о необходимости заняться деятельностью лоббис¬ тов в генеральских мундирах ввиду ее постоянно возрас¬ тающих масштабов, однако лидеры военно-промышлен¬ ного комплекса препятствуют широкому изучению этого вопроса. В 1959 г. удалось начать работу подкомиссии специальных расследований Комиссии палаты представи¬ телей по делам вооруженных сил во главе с Э. Хебертом, выявившей разительные примеры сотрудничества воен¬ щины и фабрикантов. Сенатор П. Дуглас, изучая деятельность 100 важней¬ ших военных компаний, на долю которых пришлось около 75 процентов всех контрактов министерства обороны США, установил, что в 97 из них работало на руководя¬ щих постах 768 офицеров-отставников в ранге полковника и выше. Фирмы «Локхид» и «Вестингауз» использовали свыше 60 полковников, генералов и адмиралов каждая. Поставщик ракетного оружия для министерства обороны «Дженерал электрик» принял на службу 54 офицера, сре¬ ди них .17 адмиралов и 7 генералов. 39 профессиональных военных использовала «Радио корпорейшн Америка». Де¬ сятки отставных офицеров состояли в административных органах других корпораций, работающих по заказам Пентагона. На слушаниях в подкомиссии Э. Хеберта были выявле¬ ны наиболее типичные примеры получения выгодных военных заказов. В последующие годы вторжение воен¬ ных в частный бизнес продолжалось. 1 Employment of Retired Military and Civilian Personal by De¬ fense Industries. H. R., 88th Congress. Wash., D.C. 1959.
Милитаризм и экономика 179 Десятилетие спустя после слушаний в подкомиссии Э. Хеберта сенатору У. Проксмайру удалось получить подробные данные об участии отставных офицеров в дея¬ тельности 100 крупнейших компаний, связанных с выпол¬ нением военных заказов. В их штаб-квартирах заметно прибавилось администраторов и консультантов, которые еще вчера носили военную форму. Как выяснилось, в 100 ведущих военных промышленных компаниях в конце 70-х годов работало свыше 2100 высших офицеров, то есть почти в три раза больше, чем 10 лет назад. 10 первых гигантов военного бизпеса использовали 1065 высших офицеров, десятилетне назад их было 372 человека, или в три раза меньше. История военно-промышленного комплекса полна не¬ приглядных примеров коррупции, злоупотребления вла¬ стью, политических и экономических афер пентагоновских бизнесменов. Назначенный в правительстве Никсона за¬ местителем министра обороны Д. Паккард сохранил дело¬ вые контакты со своей фирмой «Хыоллетт — Паккард». Когда характер-этих связей стал приобретать масштабы политического скандала, Д. Паккард счел за благо подать в отставку. Р. Гилпатрик, бывший заместителем Макна¬ мары в 60-е годы, получал «за услуги», оказываемые ком¬ пании «Дженерал дайнэмикс», ежегодно 20 тыс. долларов. Не дослужил своего срока в Пентагоне министр флота США Ф. Корт, уйдя в отставку после раскрытия махина¬ ций с военными поставками для «Континентал нэйшнл бэнк». Еще ранее под аккомпанемент политического скандала досрочно закончил свою службу в Пентагоне министр ави¬ ации в эйзенхауэровском правительстве Г. Тэлботт. Он собственноручно выписывал военные заказы для компа¬ нии, в которой он оставался «специальным партнером». Концерн «Литтон ипдастриз» в короткий срок увеличил объем военного производства со 180 млн. до 465 млн. долларов. Неприглядные нравы военного бизнеса, нечистоплот¬ ные приемы, к которым прибегают заправилы военно- промышленного комплекса США, еще раз выявились в ходе скандальных разоблачений подкупов концерном «Локхид» многих высокопоставленных лиц в капитали¬ стических странах. Оказалось, что взамен па обеща¬ 12*
180 Глаша III ния помочь сбыту локхидовской продукции взятки от этого военного концерна брали премьер-министр и ми¬ нистр обороны Италии, супруг королевы Нидерландов, японский премьер Танака, лидер западногерманского Христианско-социального союза и другие деятели. При¬ чем, будучи схваченными за руку, американские взяткода¬ тели отнюдь не считают свои действия аморальными. Неотъемлемым звеном механизма внутренних связей военно-промышленного комплекса служит деятельность в США ассоциаций, объединяющих руководителей промыш¬ ленных и военных кругов. Это во многом явление, прису¬ щее только Соединенным Штатам, в других крупных за¬ падных странах подобных объединений нет. В этих орга¬ нах обсуждаются проблемы, связанные с военной полити¬ кой США, разрабатываются мероприятия не только эко¬ номического, но и политического характера. Американская ассоциация вооружений была основана еще в 1919 г. Однако наиболее мощные и влиятельные объединения военных и промышленпиков возникли в по¬ слевоенные годы как следствие милитаризации экономи¬ ки и политики Соединенных Штатов. Руководители воен¬ но-воздушных сил и авиациоппых корпораций создали в 1946 г. Ассоциацию ВВС. В ее состав входят сотни ком¬ паний, занятых в производстве самолетов и ракетного оружия, и около 100 тыс. индивидуальных членов. Из них свыше 40 тыс. являются офицерами ВВС. Около 300 аэрокосмических фирм участвуют в филиале Ассоциа¬ ции— так называемой «индустриальной программе». Ас¬ социация ВВС оказывает существенное влияние на де¬ партамент авиации и на офицерский состав ВВС. Ассоциация издает ежемесячный журнал «Военно- воздушный и космический сборник». Один из номеров журнала, например, содержал 35 страниц рекламы продукции военных корпораций. Быв¬ ший командующий корпусом морской пехоты генерал Д. Шоуп, ставший после ухода в отставку резким крити¬ ком Пентагона, назвал «Военно-воздушный и космиче¬ ский сборник» «официальным рупором доктрины амери¬ канских ВВС, их взглядов и пропаганды. Журнал ратует за такую политику ВВС, от одобрения которой воздержи¬ ваются даже в министерстве обороны. Обильная смесь рекламы военных подрядчиков, пропаганды и авиацион¬
Милитаризм и экономика 181 ной доктрины, постоянно повторяемая читателю, произ¬ водит на него впечатление гипноза». Вокруг созданной в 1950 г. Ассоциации армии США группируются военные корпорации, чье производство ориентировано на нужды сухопутных сил Америки (всего свыше 100 тыс. членов). Своей главной задачей Ассо¬ циация провозгласила обеспечение «поддержки и понима¬ ния общественностью целей армии». Эта милитаристская организация щедро финансируется: ее доходы составляют около 1,5 млн. долларов, причем треть этой суммы пос¬ тупает за счет рекламы военной продукции в издаваемом Ассоциацией журнале «Арми». Ассоциация является свя¬ зующим звеном между армией и работающей по заказам Пентагона индустрией. Она обеспечивает военно-промыш¬ ленные монополии необходимой информацией о прибыль¬ ных заказах министерства обороны. Руководители Морской лиги США называют себя «гражданской дланью флота». Лига охватывает свыше 40 тыс. индивидуальных членов (в отличие от Ассоциа¬ ций армии и ВВС в Лиге не могут состоять офицеры действительной службы) и сотни промышленных фирм. В 1950 г. в Америке была учреждена Промышленная ассоциация национальной безопасности. Как подчерки¬ вается в официальной декларации, ее цели состоят «в ус¬ тановлении тесных рабочих отношений между промыш¬ ленными корпорациями и теми исполнительными учреж¬ дениями правительства США, которые целиком или ча¬ стично ведают нациопальпой безопасностью, прежде все¬ го с министерством обороны, а также Комиссией по атом¬ ной энергии и другими». В Ассоциацию входит более 500 промышленных компаний, занятых в военном производ¬ стве. «Высшим форумом обсуждений и контактов основ¬ ных партнеров по военно-промышленному комплексу из числа лидеров Пентагона и руководства делового мира Америки» назвал адмирал X. Риковер Промышленный консультативный совет. В его состав входят президенты «Дженерал дайнэмикс», «Боинг», «Авко», «Дженерал электрик» и других гигантов военного бизнеса. Регулярно лидеры Пентагона вместе с руководителями ведущих про¬ мышленных компаний обсуждают здесь проблемы военно¬ го производства, разработки новых видов оружия, заклю-
182 Глава 111 чепия контрактов. В ходе работы совета затрагиваются вопросы внешней политики и стратегической ситуации. Заказы, получаемые от Пентагона с помощью разного рода контактов, «нужных людей» на ключевых постах в министерстве обороны, оборачиваются для фабрикантов оружия огромными прибылями. Военно-промышленный комплекс старается утаить подлинные размеры своих ба¬ рышей, делаются попытки преуменьшения доходов воен¬ ных промышленников. В одном официальном докладе,, подготовленном для Белого дома, подчеркивается’: «Слиш¬ ком частые разговоры о прибылях могут отвлечь внима¬ ние от других вопросов военного производства, поэтому в интересах дела лучше не заострять этого вопроса» В действительности фабриканты оружия получают на 20—30 процентов прибылей больше компаний, произво¬ дящих невоенную продукцию. Сплошь и рядом выявляют¬ ся случаи скандально высоких даже для военно-промыш¬ ленного комплекса прибылей. Гонка вооружений поистине служит для него золотым дном. Актуальны в этой связи слова В. И. Ленина о золотом дожде, льющемся «...прямо в карманы буржуазных политиков, которые составляют тесную международную шайку, подстрекающую народы к соревнованию в деле вооружений...» 2. Военно-промышленные монополии США получают ог¬ ромные барыши не только от выполнения заказов для своих вооруженных сил, но и от торговли оружием на международном рынке, масштабы которой резко возросли. По данным западногерманского журнала «Шпигель», Соединенные Штаты после второй мировой войны поста¬ вили за границу оружия на сумму 100 млрд. долларов. В 1976 финансовом году они продали оружия на 8,2 млрд. долларов, а в 1979 году эти поставки составили свыше 15 млрд. долларов. И это несмотря на то, что президент Картер резко критиковал прежние правительства США за «их отвратительные, опасные и циничные усилия, нап¬ равленные на продажу оружия по всему миру», и обещал сократить торговлю смертоносным товаром. Непосредственными участниками военно-промышлен¬ ного комплекса являются многие члены конгресса США, 1 Report to the President and the Secretary of Defense on the Department of Defense, p. 174. 2 JI e и и п В. И. Поли. собр. соч., т. 23, с. 175.
Милитаризм и экономика 183 в круг полномочий которого входит утверждение гос¬ бюджета (включая его военную часть), право распреде¬ ления фондов, наблюдение за состоянием боеспособности армии, ВВС и флота, формулирование директив, опреде¬ ляющих деятельность вооруженных сил. В политическом спектре США конгрессмены и сена¬ торы являются деятелями, которых вопросы военной по¬ литики и военного производства затрагивают более всего. Причем эта приобщенность к военным делам в большин¬ стве случаев выражается в защите интересов и программ Пентагона. Конгресс, по существу, превратился в орган, с помощью которого военщина добивается одобрения сво¬ их заявок. Яркий показатель нынешнего характера политики США — продолжающаяся затяжка с ратификацией совет¬ ско-американского договора об ограничении стратегиче¬ ских наступательных вооружений (ОСВ-2). Одновремен¬ но США провозгласили новую многомиллиардную про¬ грамму наращивания своих вооружений. В ЁША опять демонстративно проводится курс на диктат, силу в меж¬ дународных делах. Ради этого, например, Западной Ев¬ ропе и навязывается новое ракетно-ядерное оружие. США требуют и от своих союзников проводить политику кон¬ фронтации с социалистическими странами. Таким образом, военная опасность исходит от амери¬ канского империализма и от некоторых его союзников, от их безрассудной политики и от их главного орудия — аг¬ рессивного блока НАТО. Сегодня более, чем когда бы то ни было, необходимо разоблачать корыстные, античеловеческие замыслы тех, кто пытается обмануть общественное мнение, приучить его к мысли о «приемлемости», о «допустимости» ядер¬ ной войны ради достижения своих агрессивных целей. Нужно, чтобы всему миру были известны имена за¬ правил военно-промышленного комплекса, прежде всего в США, имена руководителей НАТО, вполне конкретных людей или групп, заинтересованных во все новых и но¬ вых вооружениях. Нередко в Капитолии силы подразделяются не по партийному признаку, а по политическому. Исход голо¬ сования решается соотношением сил так называемых либералов и консерваторов. Фактически большинство
184 Глава III членов конгресса США состоит из консерваторов, влия¬ ние которых дополнительно усиливается ввиду исключи¬ тельно сильной произраильской ориентации американских законодателей. Эти силы проводили активную кампанию, по раздуванию антисоветских настроений, блокируя уже достигнутые договоренности, в частности, в области разо¬ ружения. Под их влиянием конгресс принял решение о создании специальной комиссии по наблюдению за вы¬ полнением Заключительного акта общеевропейского сове¬ щания в Хельсинки, одобрил ряд других антисоветских резолюций. При наличии известной антивоенной оппозиции в кон¬ грессе (она особенно проявилась на заключительном эта¬ пе войны в Индокитае, а в самые последние годы пошла на убыль) деятельность конгрессменов в целом ряде слу¬ чаев направлена на торможение процесса разрядки меж¬ дународной напряженности, на поддержку курса наибо¬ лее агрессивных военно-промышлепных кругов. Готов¬ ность большинства конгресса поддерживать Пентагон объясняется общностью классовых интересов реакцион¬ ных деятелей Капитолия и лидеров американской воен¬ щины. Экстремизм многих конгрессменов, выступающих за жесткий курс действий на международной арене, де¬ лает их естественными союзниками реакциоппой части генералитета. Свидетельства разносторонних связей Капитолия и ли¬ деров военно-промышленного комплекса многочисленны: ритуал объявления по согласованию с министром обороны отдельными конгрессменами и сенаторами очередных во¬ енных контрактов для фирм и компаний, размещенных в их штатах и избирательных округах; поддержка опреде¬ ленным конгрессменом или группой законодателей кон¬ кретного проекта создания новой системы оружия; сов¬ местные пропагандистские кампании конгрессменов и генералов по восхвалению «вклада в национальную безо¬ пасность» военно-промышленной корпорации, с которой они связаны; услуги Пентагона для членов конгресса в виде организации бесплатных авиарейсов на самолетах ВВС по Соединенным Штатам или в зарубежные стра¬ ны и т. д. Рычаги дирижирования при обсуждении военно-поли¬ тических и бюджетных вопросов находятся в руках кон¬
Милитаризм и экономика 185 серваторов-южан. Традиции в американской политике та¬ ковы, что северяне занимаются главным образом экономи¬ ческими и социальными вопросами, а южане — военными вопросами. «Диксикраты» уже много десятилетий контро¬ лируют в конгрессе дела национальной обороны. (По окон¬ чании второй мировой войны, как отмечалось на Западе, около половины армейских морских офицеров были из юж¬ ных штатов.) Возникло особенно тесное сообщничество между военачальниками Пентагона и южанами. На этот факт целесообразно обратить внимание ввиду повышения роли Юга в американской политике, свидетельством чего является избрание южанина на пост президента США в 1976 г. Видимо, следует ожидать дальнейшего укрепле¬ ния блокирования членов конгресса США с военно-про¬ мышленными кругами па базе правых промилитарист¬ ских соображений. Военные лидеры Америки нередко попросту игнори¬ руют конгресс, скрывая планы своих важнейших меро¬ приятий за грифом «секретно» или «срочно». Конгрессме¬ нам приходится голосовать втемную за тот или иной законопроект, касающийся военных вопросов, часто они вынуждены запимать позицию невмешательства в дела Пентагона, ограничивать участие в обсуждении военно¬ стратегических вопросов ввиду своей некомпетентности. Американские законодатели прямо заинтересованы в увеличении ассигнований для Пентагона. Военные заказы оказывают существенное влияние на деловую активность всех штатов Америкй, и первостепенная забота многих конгрессменов (по данным вестника «Конгрешнл куотео- ли», 85 процентов членов конгресса имеют в своих окру¬ гах крупные военные предприятия) состоит в том, чтобы добиться от министерства обороны больше заказов для «своих» промышленников. Они заинтересованы в военных программах и лично. Многие из них являются держателя¬ ми акций предприятий, работающих по контрактам Пен¬ тагона; около половины членов Комиссии по делам воору¬ женных сил были акционерами компаний, входящих в пер¬ вую сотню крупных подрядчиков министерства обороны. Штат Джорджия по численности населения занимает 16-е место, но всегда входит в десятку штатов, погло¬ щающих самые большие военные кредиты. Он фигурирует в числе 9 штатов, военные контракты которых ежегодно
186 Глава 111 составляют свыше 200 долларов на одного жителя, и при¬ надлежит к числу 5 штатов, где работы по заказам Пен¬ тагона обеспечивают более 15 процентов личных доходов населения. После Калифорнии и Техаса это третий штат по числу расквартированных в нем военнослужащих. Не¬ маловажная причина этого состоит в том, что председа¬ телями Комиссии по делам вооруженных сил сената и палаты представителей длительное время были политики из этого штата. Схожая ситуация существует и в других штатах. Дос¬ таточно отметить, что военные заказы размещены почти во всех штатах, в 363 из 435 избирательных округов страны. Отсюда — стремление конгрессменов добиваться государственных военных заказов их избирательным ок¬ ругам для укрепления своей политической карьеры. Решение президента США в 1977 г. приостановить производство бомбардировщика В-1 и развернуть работы над крылатыми ракетами, вызвавшее серьезную смену конъюнктуры на американском рынке новейших воору¬ жений, привело к тому, что в убытке оказалась одна часть корпораций и связанных с ними военно-политических кругов, в выигрыше — другая. В штаб-квартире концерна а Рокуэлл интернэшнл», занимавшегося разработкой В-1, в министерстве ВВС и соответствующих кругах конгресса уже давно подсчитали прибыли, которые сулил проект В-1. Арифметика простая. Из кармана налогоплательщика ожидалось получить 25 млрд. долларов для строительства требуемых 224 самолетов, а для реализации всей прог¬ раммы — 100 млрд. долларов. Это означало 32 млн. дол¬ ларов чистой прибыли ежегодно. Хозяину «Рокуэлл Ин¬ тернэшнл» Б. Хэлло пришлось, однако,. вместо «хэлло» сказать «гуд бай» золотому дождю барышей. Этот золотой дождь упал на корпорации, производя¬ щие крылатые ракеты. Ликуют хозяева «Боинг компани», получившей контракт на строительство крылатых ракет, устанавливаемых на модернизируемых бомбардировщиках В-52. Прикидывают будущие барыши в «Дженерал дай¬ нэмикс корпорейшн», являющейся главным подрядчиком в производстве морского варианта этого оружия. Не скры¬ вают восторга в «Макдоннэл Дуглас корпорейшн», кото¬ рой отдан заказ Пентагона на создание системы наведе¬ ния для крылатых ракет.
Милитаризм и экономика 187 Впрочем приверженцы В-1 не расстаются окончатель¬ но с надеждами. Они рассчитывают в будущем «изменить решение о судьбе бомбардировщика». Угрозу миру создают вполне конкретные социальные группы, организации и люди: группа финансовых олигар¬ хов в США, в других капиталистических странах, запра¬ вилы военно-промышленного комплекса, прежде всего в США, военщина, милитаристски настроенные руководи¬ тели НАТО. Зловещий союз милитаристов-профессионалов с моно¬ полиями, богатеющими от изготовления орудий войны, то есть воепно-промышленный комплекс, стал своего ро¬ да «государством в Государстве», приобрел самодовлею¬ щую силу. Военно-промышленный комплекс содержит в Капито¬ лии мощное военное лобби, через которое осуществляются связи с конгрессменами. На его содержание тратится 4 млн. долларов в год. В состав этого лобби входят 340 офицеров, то есть примерно один представитель Пентаго¬ на на каждых двух из 535 членов палаты представителей и сената. Недаром, когда Макнамара объявил о намере¬ нии закрыть в 1964 г. 95 военных баз, у него в оффисе, по сообщению «Уолл-стрит джорнэл», за полдня раздалось 169 телефонных звонков протеста от конгрессменов. Дей¬ ствуя через влиятельные организации ветеранов, насчиты¬ вающие миллионы членов, а также через Ассоциацию национальной гвардии, генералы имеют возможность ока¬ зывать влияние на результаты избирательной кампании в отдельных штатах, усиливая таким образом зависимость от себя конгрессменов. По свидетельству одного из высших чинов администра¬ ции США, деятельность военного лобби в копгрессе про¬ ходит как совместная операция Пентагона и промышлен¬ ности, производящей оружие. Если после одобрения ми¬ нистерством обороны предложения корпорации относи¬ тельно разработки нового вида вооружений в конгрессе возникает какая-либо заминка, то военно-промышленный комплекс действует весьма решительпо. Гепералы, адми¬ ралы, высшие гражданские чины «устремляются па Ка¬ питолийский холм», готовые устранить всякие препятст¬ вия на пути планов военщины и фабрикантов оружия. Американские генералы и фабриканты оружия в пол¬
188 Глава 111 ной мере получают средства на расширение арсеналов, добиваются с помощью конгресса удовлетворения своих заявок. Блок военщины, бизнеса и правых политиков опрокидывает многие заслоны на пути к расширению военных приготовлений, противостоит антимилитаристской оппозиции, которая пока не достигла еще такой силы, чтобы на деле ограничивать активность военпоппромыш- ленного комплекса. Сфера влияния милитаризма помимо Капитолия охва¬ тывает органы власти и законодательные ассамблеи от¬ дельных штатов, распространяется практически на всю территорию Америки. От щедрот военщины кормятся местные боссы из числа буржуазии, руководители пар¬ тийной машины республиканской и демократической партий штатов, профсоюзные деятели и рабочая аристок¬ ратия. Эти группы Составляют своеобразную периферию военно-промышленного комплекса, примыкают к главным его участникам — военщине, фабрикантам и вашингтон¬ ским политикам. Поддержка со стороны профсоюзов имеет большое значение для военных и военной промыш¬ ленности, под контролем реакционного руководства АФТ — КПП находится свыше 13 млн. американских ра¬ бочих. Согласно сведениям' «Конгрешнл куотерли», это профсоюзное объединение опередило все другие нацио¬ нальные организации по расходам на лобби в конгрессе. Подкупая профбоссов и подкармливая рабочую аристокра¬ тию, военно-промышленный комплекс пытается деморали¬ зовать прогрессивное, антимилитаристское движение в стране, внушить массам иллюзию получения выгоды от милитаризации политики и экономики США. Вашингтонские и местные законодатели, политические деятели, вся периферия военно-промышленного комплекса продолжают оставаться его надежным сообщником. По заявлению бывшего министра обороны Лэйрда, конгресс «оказывает 100-процентную поддержку каждой важной просьбе» министерства обороны. К Пентагону, добавил он, «лучшее в среднем отношение», чем к любому другому министерству правительства. Встречая на всех уровнях вашингтонской государственной иерархии такое «в сред¬ нем лучшее отношение», военно-промышленные круги удерживают важное положение в американской экономи¬ ке и политике, по-прежнему велико их влияние на цс~
Милитаризм и экономика 189 полнительную и законодательную власть в Соединенных Штатах. В современных условиях действие механизма взаимо¬ связи экономики и процессов милитаризации характери¬ зуется рядом особенностей. Обогащая отдельные группы монополистической бур¬ жуазии, милитаризм, стимулирующий отвлечение огромных материальных и людских ресурсов на непроизводи¬ тельные цели, ведет к истощению наций, разорению наро¬ дов, изнывающих под бременем налогов, растущей инфля¬ ции и дороговизны. Гонка вооружений и капиталистиче¬ ская система финансирования военных приготовлений усиливают эксплуатацию трудящихся масс, способствуют перераспределению национального дохода в пользу бур¬ жуазии. Растущие военные затраты возмещаются главным образом за счет налогов, на долю которых приходится примерно 90 процентов всех бюджетных доходов США. Использование в военных целях достижений научно- технического прогресса, крупные суммы расходов и от¬ влечение на военные НИОКР большей и наиболее пло¬ дотворной части научных кадров тормозят технический прогресс в мирных отраслях экономики. Несостоятельны ссылки американских деятелей на то, что военные НИОКР сопровождаются такими научными и технически¬ ми открытиями, которые могут быть применены и в мир¬ ных сферах. По мере углубления специализации военных исследований и разработок такая возможность снижается. Гонка вооружений порождает хроническую дефицит¬ ность государственного бюджета США со всеми вытекаю¬ щими отсюда отрицательными последствиями: ростом го¬ сударственного долга, быстрым развитием инфляции и т. д. Военно-экономические приготовления выпадают из общественного продукта и явпо тормозят развитие про¬ изводительных сил. К американской милитаристской практике вполне применимы слова К. Маркса о том, что войны и материальные затраты на них «...в непосредст¬ венно экономическом отношении... то же самое, как если бы нация кинула в воду часть своего * капитала...» 1. Процесс милитаризации создает в США такую эконо¬ мическую ситуацию, при которой в непрерывном расши¬ 1 Архив Маркса и Энгельса, т. 4. М., 1935, с. 29.
190 Глава III рении потока военных расходов лично заинтересован весьма широкий круг людей. В расширении военного бизнеса прямо заинтересованы промышленники, лидеры Пентагона. Все эти люди, разумеется, заинтересованы в расширении высоких военных расходов. Конгрессмен в результате подвергается нажиму с нескольких направле¬ ний. Этот весьма могущественный союз вынуждает кон¬ грессмена практически превращаться в акционера гигант¬ ской «корпорации», которую он представляет. «Это означает, — подчеркивает Д. Кеннан в книге «Облако опасности», — что наша практика, а теперь уже привычка разрешать Пентагону выкладывать каждый год свыше сотни миллиардов долларов ради удовлетворе¬ ния, как он утверждает, потребностей национальной обороны, все больше и больше начинает превращаться в своего рода национально-экономическую наркоманию, привычку, от которой мы не смогли бы легко и быстро отделаться меньше чем за несколько лет, даже если бы исчезли все внешние оправдания для нее... Иными словами, военные расходы ныне перестали быть средством достижения цели обеспечения внешней безопасности США в условиях неопределенной и неустой¬ чивой обстановки на земном шаре. Они стали еще и ус¬ ловием... которое имеет глубокие последствия для нашей внутриполитической жизни и создает еще один фактор ограничения способности разрабатывать и претворять в жизнь нашу внешнюю политику в ответ на проблемы, возникающие за рубежом» *. С помощью милитаристских средств империализм про¬ тивится движению народов к подлинной свободе, пред¬ принимает многочисленные попытки повернуть общест¬ венное развитие вспять. Это сопровождается безудержной гонкой вооружений, стремлением агрессивных сил унич¬ тожить плоды разрядки, вновь обострить международную напряженность, возродить «холодную войну». Советский Союз, например, решительно выступает против производства нейтронной бомбы. В конце 1977 г. он внес ясное и конкретное предложение — договориться о взаимном отказе от производства нейтронного оружия. Это предложение было передано руководству США, пра¬ 1 Kennan D. The Danger Cloud. N.Y., 1977.
Милитаризм и экономика 191 вительствам всех государств — участников НАТО и дру¬ гим западноевропейским странам. Однако еще в апреле 1976 г. тогдашний президент США Дж. Форд санкционировал производство новой боеголовки «повышенной радиоактивности». Решение Вашингтона вызвало во всем мире протесты обществен¬ ности, положившие начало волне требований о запрете варварского оружия. В июле 1977 г. в США в Невадской пустыне произве¬ дено испытание нейтронной бомбы. В Заявлении ТАСС от 12 марта 1978 г. указывалось, что Советский Союз вновь призывает США к взаимному отказу от производ¬ ства нейтронного оружия. В апреле 1978 г. президент Картер объявил, что отложит принятие решения по воп¬ росу о создании нейтронной бомбы. 18 октября 1978 г. официальный представитель Белого дома подтвердил появившиеся в американской печати сообщения о том, что президент Дж. Картер распорядился начать производство основных компонентов нейтронного оружия. Этот шаг приближает Соединенные Штаты к фактическому развертыванию нового поколения ядерного оружия. Политическая агентура военно-промышленного комп¬ лекса удваивает свои усилия с целью помешать прекра¬ щению гонки вооружений. Империалистическая реакция во главе с правящими кру¬ гами США предпринимает все новые опасные шаги, пыта¬ ясь воскресить политику «с позиции силы», подменить дух Хельсинки духом «холодной войны». Эта враждебная делу мира и международного сотрудничества линия отчетливо проявляется не только в области военно-политической, но и в сфере экономических связей, которые определен¬ ные западные круги хотели бы использовать в качестве средства давления на СССР и другие страны социалисти¬ ческого содружества. Свидетельством этому может слу¬ жить объявленное в начале 1980 года решение президен¬ та США Дж. Картера ввести ограничения на поставку в СССР ряда товаров и на развитие научно-технического обмена между двумя странами. Американская админист¬ рация упорно пытается подключить к этой политике и другие капиталистические страны, особенно своих запад¬ ноевропейских союзников.
192 Глава lit Усиливая гонку вооружений, в ходе которой одни си¬ стемы стратегического оружия сменяются все более раз¬ рушительными, военно-промышленный комплекс стремит¬ ся создать для себя.поле гарантированных заказов и при¬ былей по некоторым системам до 2000 года. В результа¬ те этого отвлекаются средства, необходимые для решения социально-экономических проблем. США требуют и от своих западноевропейских партнеров увеличения военных расходов, ложащихся тяжелым бремепем на плечи трудя¬ щихся. Расчеты монополистического капитала США до¬ биться перелома в свою пользу мирового военного балан¬ са безусловно нереальны, но попытки США действовать в этом направлении грозят немалыми бедами всему чело¬ вечеству.
Глава IV Милитаризм и идеология В условиях бесспорных успехов политики СССР и братских социалистических стран, направленной на упро¬ чение мира и международной разрядки, многие империа¬ листические лидеры решение исторического вопроса «кто кого» связывают с планами не только военного уничтоже¬ ния, но и «идейной деформации» социализма. В этой свя¬ зи повышается стратегическое значение идеологических усилий в той глобальной классовой борьбе, которую силы империализма ведут против сил социального прогресса. Наиболее агрессивные круги империализма прибегли в последнее время к резкому обострению идеологических атак на международной арене. Ничего неожиданного в этом нет. «Положительные сдвиги в мировой политике, разрядка, — подчеркнул XXV съезд КПСС, — создают благоприятные возможности для широкого распростране¬ ния идей социализма. Но, с другой стороны, идейное про¬ тивоборство двух систем становится более активным, импе¬ риалистическая пропаганда — более изощренной. В борьбе двух мировоззрений не может быть места нейтрализму и компромиссам. Здесь нужна высокая поли¬ тическая бдительность, активная, оперативная и убеди¬ тельная пропагандистская работа, своевременный отпор враждебным идеологическим диверсиям» *. Идеологические ориентации современного американ¬ ского милитаризма, предопределяемые экспансионистски¬ ми целями империализма США, больше и резче, чем установки представителей других кругов Америки, делают упор на активизацию идейно-политической и психологи¬ ческой борьбы против социализма. Американская военщи¬ на и ее союзники из финансово-промышленных и полити¬ ческих кругов широко вторгаются в духовную жизнь Соединенных Штатов, оказывают воздействие на форми¬ рование политического климата в стране, на образ мыш¬ ления большой массы населения. Их влияние сказывает¬ 1 Материалы XXV съезда КПСС, с. 74. 13 Зак. 274
191 Глава IV ся на характере и содержании официальной философии Вашингтона, доктрин и концепций, которые в США пы¬ таются противопоставить идеям социализма. Деятельность военно-промышленного комплекса в сфере идеологии об¬ ширна, разнопланова, связана с колоссальными матери¬ альными затратами. В разработке и практическом приложении идеологиче¬ ских доктрин руководство военно-промышленных кругов исходит из следующих основных положений. 1. Идейно-политической базой милитаризма, сил аг¬ рессии и реакции США остается антикоммунизм. Он пи¬ тает политику конфронтации со странами социализма, прикрывает колониалистскую суть политики империа¬ листических кругов в отношении народов Азии, Африки и Латинской Америки. Антикоммунизм был и остается врагом подлинной свободы мысли, основой дискримина¬ ционной практики и репрессий в отношении не только коммунистов, но фактически всех, кто выступает против эксплуатации, национального гнета, за демократию и со¬ циальный прогресс. Враждебность коммунизму переносится в сферу межгосударственных отношений, трансформируется в теории о невозможности мирного сосуществования государств с различными социальными системами, а сле¬ довательно, и нормализации отношений и налаживания сотрудничества между США и Советским Союзом. В пос¬ леднее время предпринимаются массированные усилия подкрепить эту несостоятельную теорию атаками на со¬ циалистическую демократию, стремлением изобразить со¬ циализм как строй, где якобы подавляются права челове¬ ка. Организаторы клеветнической шумихи не скрывают, что их конечной целью является «вызвать постепенные перемены в социально-экономической системе социализ¬ ма под влиянием связей с Западом». 2. Традиционная версия «советской угрозы», ставшая непременным элементом идеологической активности ми¬ литаристских кругов США, дополняется в самое послед¬ нее время модификациями, трактующими разрядку как* новую форму «опасности» со стороны социализма. Цель подобных фальсификаций состоит в том, чтобы навязать общественному мнению экстремистскую и милитарист¬ скую идеологическую позицию, направленную прежде все¬
Милитаризм и идеология 195 го против военных аспектов разрядки. Подчеркивание «опа¬ сностей» разрядки используется с целью представить военно-промышленный комплекс и связанные с ним консервативные политические силы буржуазного общест¬ ва его главной и единственной гарантией. Эта теория идеологически обосновывает рост военных бюджетов, разви¬ тие военной промышленности, а заодно с ее помощью наде¬ ются запутать народные массы, особенно средние слои, а также обеспечить «солидарность» буржуазии стран НАТО. 3. Обратной стороной рассуждений о невозможности мирного сосуществования и рискованности разрядки слу¬ жит милитаристская альтернатива: только военная мощь может быть единственно надежным средством ведения ми¬ ровых дел США. Военное превосходство над возможным противником — иными словами, над СССР и другими социалистическими странами — рассматривается лидерами монополистических кругов, генералитетом и реакционны¬ ми политиками США в качестве своего рода тарана, про¬ бивающего путь к решению международных проблем в интересах империалистов. Концепции «бронированного кулака» разрабатываются, оснащаются благообразными и псевдонаучными формулами на самых различных уров¬ нях — в политических сферах, в генеральских кругах, в исследованиях гражданских милитаристов-ученых. По мнению представителей этих группировок, за пределами политики «с позиции силы» нет иного курса, которого могли бы придерживаться западные страны. Причем наи¬ более крайние теоретики милитаризма, не считаясь с ре¬ альностями современного мира, продолжают требовать проведения «стратегии победы» над коммунизмом по¬ средством нарастающего военного нажима, а то и путем развязывания вооруженных конфликтов, вплоть до то¬ тального. Климат ВОЙНЫ В политической и идеологической жизни Вашипгтона во все времена года практически без перерыва продолжа¬ ется сезон милитаристских откровеппй. Сюжеты распро¬ 13*
196 Глава IV страняемых докладов, анализов, прогнозов примерно одинаковы: катастрофическое отставание США в военной области, беззащитность Запада перед «советской угрозой». Выводы и заключения также схожи: не пожалеем новых миллиардов долларов на ракеты, на бомбы, повременим, а то и отбросим вовсе политику разрядки. Особенно напористо авторы милитаристских открове¬ ний действуют в периоды прихода в Белый дом новой ад¬ министрации. В первый период пребывания у власти пра¬ вительства Картера были опубликованы многие десятки таких алармистских документов. В анализе под заголов¬ ком «Немыслимые мысли о ядерной войне» группа экспер¬ тов под руководством Т. Джонса сетовала, что ракетно- ядерные дела США из рук вон плохи и «если даже Аме¬ рика нанесет первый удар по советским ракетным базам, то и в этом случае советский ответный удар уничтожит треть американского населения». В докладе Комитета по существующей опасности бывшие заместители минист¬ ра обороны Д. Паккард и П. Нитце предупреждали пра¬ вительство Картера о рискованности переговоров об огра¬ ничении вооружений, поскольку они-де используются рус¬ скими для накопления решающего стратегического превос¬ ходства. Перечень примеров такого рода можно продолжить. Идет массированная и открытая атака на политику ос¬ лабления международной напряженности, на те резуль¬ таты в деле нормализации мировой обстановки, которые в предшествующий период были достигнуты совместными усилиями СССР и США, других социалистических и ка¬ питалистических государств. Тон задают заправилы военно-промышленного комплекса, идеологи и теоретики милитаризма. Они всегда были в почете в вашингтонских «коридорах власти». Лидеры американских реакционно-милитаристских кругов отдают отчет в том, что во второй половине 70-х годов в США сложилась новая, отличная от недавнего прошлого идеологическая обстановка. Ввиду этого их беспокоит вопрос: «Может ли Америка выиграть следую¬ щую войну?» (именно так озаглавил свою вышедшую в 1975 г. книгу выразитель взглядов американского милита¬ ризма Д. Миддлтон). Причем,ставя этот вопрос, они учи¬ тывают не столько материально-техническую, сколько мо¬
Милитаризм и идеология 197 рально-идейную сторону дела. По заявлению военных теоретиков США, искать ответ на все военные проблемы в модернизации военной техники нельзя, поскольку это ведет к недооценке социальных и моральных факторов. «Военная позиция Соединенных Штатов, — констатирует Д. Миддлтон, — в любой конфронтации с наследниками Ленина зависит от состояния здоровья американского на¬ рода и общества» «Здоровье» же это вызывает у лидеров военно-про¬ мышленного комплекса США серьезные опасения. Преж¬ де всего, сетуют они, советско-американская нормализа¬ ция и «желание людей верить в разрядку» породили «благодушие в широких слоях американского общества». Кроме того, вьетнамская трагедия «изменила в худшую сторону отношение американцев к военным» и призывам милитаристов. Отсюда — повышенное внимание милита¬ ристских кругов США к идеологической деятельности в условиях разрядки международной напряженности. На первый план в этой деятельности по-прежнему выдвигается версия о «врожденной враждебности» ком¬ мунизма, предпринимаются максимальные усилия по рас¬ пространению антикоммунистических убеждений среди американского населения. «В течение последней четверти века, — пишет Д. До¬ нован, — врагом Америки, по мнению милитаристов, был «агрессивный коммунизм», «продукт всемирного комму¬ нистического заговора». Милитаристы всегда должны дер¬ жать свое население в напряжении перед опасностью, исходящей от какого-либо потенциального врага. «Комму¬ нистические агрессоры» являются наиболее удобным, по¬ стоянным и неопределенным врагом. Если бы не было коммунистического блока, военные должны были бы изо¬ брести его» 2. Усилиями реакционного ядра милитаристов и экспан¬ сионистов из вашингтонских кругов антикоммунистиче¬ ские теории в широком диапазоне распространяются по всей Америке. Вопреки непреложным фактам позитивных изменений в мировой обстановке они упорно утверждают: 1 Middleton D. Сап America Win the Next War? N.Y., 1975. 1 Donovan D. Militarism USA. N.Y., 1971, p. 215-216,
198 Глаша IV за последние годы мир отнюдь не стал лучше, принципы мирного сосуществования неприменимы к сфере советско- американских отношений. Эти принципы будто на руку только Советскому Союзу, «налагают на Запад, и особен¬ но США, односторонние ограничения» и ведут к «изме¬ нениям, выгодным Советскому Союзу и его партнерам». По утверждению милитаристских кругов из майамско¬ го центра, принципы мирного сосуществования не сле¬ дует ограничивать лишь сферой межгосударственных от¬ ношений, вопросами сохранения мира и устранения воеп- ной угрозы, их нужно распространить и на область иде¬ ологии, на социальные устои и классово противополож¬ ные интересы двух систем. Иначе якобы межгосудар¬ ственные отношения не могут быть стабильными. Откажитесь от поддержки революционных и освобо¬ дительных движений народов Азии, Африки и Латинской Америки. Сделайте вид, что в буржуазных странах не существует классового расслоения и не продолжается борьба между трудом и капиталом. Согласитесь на пере¬ мирие в области идеологии — таковы требования, предъ¬ являемые к СССР и другим социалистическим странам. Глубокий марксистско-ленинский анализ сложностей и противоречий современной эпохи показывает: есть воз¬ можность избежать термоядерной катастрофы, сплотив все миролюбивые и прогрессивные силы планеты, изолиро¬ вав и разоблачив антикоммунизм,—следовательно, не отка¬ зываясь от идеологической борьбы, как того добиваются наши противники, а продолжая ее, еще более широко и последовательно отстаивая интересы мира и социального прогресса человечества. «Раз на земле существуют, а точнее говоря, сосущест¬ вуют государства с различным общественным строем, — отмечал товарищ JI. И. Брежнев, — то, стало быть, раз¬ личия взглядов, идей, идеологий, присущих этим строям, сохранятся и их невозможно ликвидировать никакими соглашениями. Но бессмысленно и опасно в наше время пытаться обеспечить победу тех или иных идей, той или иной идеологии с помощью силы, с помощью оружия. Идеологическая борьба не должна перерастать в «психо¬ логическую войну», не должна использоваться как сред¬ ство вмешательства во внутренние дела государств и на¬ родов, или вести к подитцческоц и военной конфронтации.
Милитаризм и идеология 199 Иначе этот идеологический спор может обернуться ка¬ тастрофой, в которой вместе с миллионами людей могут, так сказать, погибнуть и их концепции» Мы верим в силу и жизненность марксистско-ленинских идей, наших гуманистических идеалов, в силу примера реального со¬ циализма, осуществляющего эти идеи и идеалы на прак¬ тике, указывающего народам всех континентов путь к светлому будущему. Правда о социализме, о его истори¬ ческом опыте и перспективах — лучшее наше оружие в идеологической борьбе. В основу концепции международных отношений, выд¬ вигаемой буржуазными идеологами в противовес мирному сосуществованию, нередко возводится требование «про¬ грессирующей конвергенции между двумя системами», их сближения, а затем и совмещения. Причем речь идет о такой конвергенции, в процессе которой капитализм оста¬ вался бы неизменным, а социализм односторонне двигал¬ ся бы к слиянию с ним, идя на принципиальные уступки и компромиссы, меняя свою классовую природу. Соци¬ алистическим странам отказывается в праве защищать свои убеждения и идеалы, отражать враждебные атаки на марксистско-ленинскую идеологию, но зато чуждые социализму взгляды должны распространяться без помех. При этом империалистические круги оставляют за собой полное право действовать любым образом, вплоть до при¬ менения оружия, с тем чтобы ограждать свои интересы, диктуя собственную волю другим. Ряд американских теоретиков, солидаризирующихся с концепциями милитаристских кругов, предлагают пере¬ вести расширяющиеся связи между государствами двух систем в плоскость «невоенной» конфронтации, использо¬ вать разрядку для размывания социалистического сооб¬ щества государств, отрыва их друг от друга с помощью дифференцированного, выборочного подхода. Все это не что иное, как подправленный вариант «мирного вовлече¬ ния» стран социализма в сферу капиталистического влия¬ ния. Попытки теоретиков «невоенной» конфронтации представить отношения государств с различными соци¬ альными системами как тотальную идеологическую кон- ‘Брежнев JT. И. Актуальные вопросы идеологической ра¬ боты КПСС, т. 2. М., 1978, с. 323.
200 Глава IV фронтацию, сопровождающуюся широким использованием методов «психологической войны», имеют целью скомпро¬ метировать идею мирного сосуществования государств, до¬ казать, что в нынешних условиях нет по-настоящему при¬ емлемой альтернативы «холодной войне». Если часть более или менее реалистично мыслящих деятелей из кругов военно-промышленного комплекса еще как-то признает возможность улучшения междуна¬ родных отношений, то его крайне правое крыло не прием¬ лет даже словесного признания мирного сосуществования и разрядки. Создавая алармистские настроения, разжи¬ гая антисоветизм, теоретики крайне правого толка пы¬ таются заморозить начавшийся процесс перестройки международных отношений, сохранить, хотя и в несколько подправленном виде, внешнеполитические установки «холодной войны». Предлагая продолжать «сдерживание коммунизма», сторонники такого подхода не скрывают, что весь смысл их рекомендаций сводится к сохранению в советско-американских отношениях атмосферы напря¬ женности и враждебности. Определенное хождение в крайне правых кругах имеет концепция «прохладной войны». По мнению ее автора У. Лакера, сейчас еще рано говорить об окончании «холодной войны», на смену кото¬ рой пришла «прохладная война», то есть такой период, когда «смертная схватка» двух непримиримых против¬ ников должна вестись в рамках определенных правил. С установками концепции «прохладной войны», по сущест¬ ву, смыкается реакционная теория «технологической вой¬ ны» (С. Поссони и Д. Пурнел). Признавая на словах но¬ вые процессы в международных отношениях, сторонники этой концепции призывают продолжать гонку вооружений путем использования научно-технических достижений в военной области. Еще более рискованные и опасные взгляды пропаган¬ дируются профессиональными военными. Так, по выра¬ жению одного из теоретиков американского милитаризма X. Болдуина, нынешние «американские легионы» из-за своей растянутости не могут обеспечить падежную защиту внешних позиций монополистического капитала США. Поскольку Соединенным Штатам не удалось добиться «завоевания мира или господства над миром в короткую эру ядерпой монополии США», горько сетует X. Болдуин,
Милитаризм и идеология 201 то в настоящее время США не могут подчинить Россию своей воле без «неприемлемой цены и ущерба самим себе и окружающему миру». Таким образом, подводя итог тщетным усилиям по созданию «позиции сцлы» и превосходства, опираясь на которые можно было бы открыто диктовать свою волю всему миру, X. Болдуин в качестве рецепта на оставшую¬ ся часть XX в. предлагает попробовать «передовой курс международных действий». Он имеет в виду «активное участие — политическое, экономическое и военное — в мировых делах с целью защиты важных интересов США и иптересов глобальпой стабильности». В этой фор¬ муле, пишет автор, особо подчеркивается слово «ак¬ тивное» !. Некоторые американские историки, философы, футу¬ рологи и социологи предпринимают экскурсы в прошлое, проецируют с помощью методов кибернетики и ЭВМ мо¬ дели будущего человеческого общества с целью обосно¬ вать правомерность политики «с позиции силы», меро¬ приятий по подготовке к агрессивной войне. Прилив активности милитаристских кругов в области идеологии произошел с приходом в США к власти прави¬ тельства Картера. Были предприняты координированные усилия, с тем чтобы создать в стране и в вашингтонских сферах такой психологический климат, в котором было бы затруднено продвижение но пути разрядки, а на адми¬ нистрацию были бы наложены «моральные лимиты» в де¬ ле советско-американской нормализации. Под заголовком «Указания для Картера» были, в частности, опубликова¬ ны выводы вашингтонской организации «Потомак ассо- шиэйтс», отражающие, как в фокусе, взгляды, которые милитаристские круги хотели бы навязать стране. По мнению авторов «Указания», «американцы чувст¬ вуют себя обманутыми реальностью разрядки». В каче¬ стве неотложного курса действий правительству США предлагалось следующее: — во-первых, Соединенные Штаты должны утвердить свое бесспорное положение на вершине мира. Америка не может допустить ослабления своих мировых позиций; Baldwin Н. The Strategy for Tomorrow. N.Y., 1977, p. 8.
202 Глава IV — во-вторых, следует «драматически увеличить» во¬ енные расходы. При этом безапелляционно заявлялось, что подавляющее большинство американцев поддерживает бюджет Пентагона или выступает за его увеличение; — в-третьих, расширить программу американских за¬ рубежных военных баз, предоставления военной помощи партнерам и увеличения военного сотрудничества с союз¬ никами по НАТО. В качестве общего вывода авторы «Указаний для Кар¬ тера» констатировали: для правительства США «будут приемлемы сильные меры для обеспечения национальных интересов — вплоть до применения оружия... Всякие дей¬ ствия правительства, которые будут напоминать умиро¬ творение, немедленно доставят новому президенту массу трудностей» !. Пытаясь подорвать доверие к политике мирного сосу¬ ществования, доктринерствуя по поводу якобы неопреде¬ ленности ее содержания, идеологи милитаристских кругов посягают на единственно возможную в ядерный век осно¬ ву для поддержания нормальных отношений между госу¬ дарствами различных социальных систем. На фоне рас¬ пространения принципов мирного сосуществования в сфере мировой политики особенно очевидна несо¬ стоятельность доктрин и теорий, выдвигаемых на Западе в противовес этим принципам. Фактически подобные тео¬ рии способны причинить международной безопасности только вред, и немалый. Коль скоро милитаристские кру¬ ги США делают ставку на военные средства в мировых делах, то перед идеологами военщины встает задача пси¬ хологически подготовить общественность к войне, убе¬ дить, что даже ракетно-ядерная война может быть ис¬ пользована в целях политики США. Большое внимание уделяется разработке и отдельными исследователями, и целыми научными организациями теории «приемлемо¬ сти» термоядерной войны. По утверждению идеологов ми¬ литаризма, ракетно-ядерный конфликт не столь уж опа¬ сен, если ввести его в регулируемые рамки, построить со¬ ответствующим образом доктрину стратегической войны, предпринять необходимые подготовительные меры. При 1 „U.S. News and World Report'*, December 6, 1976.
Милитаризм и идеология 203 этом теоретики Пентагона, разумеется, берут в расчет только зону Соединенных Штатов, не заботясь о послед¬ ствиях ракетно-ядерного конфликта для Европы и других континентов. Пытаясь затушевать бесчеловечные и отталкиваю¬ щие аспекты ядерной войны, идеологи военно-промыш¬ ленного комплекса ссылаются на так называемые высшие моральные принципы. «Защита свободы», сопротивление «коммунистической агрессии», «честь национальных обя¬ зательств и союзов», «оборона свободного мира» и «сохра¬ нение всеобщего мира» — вот типичные идеи, которые де¬ магогически пропагандируются военными 1. Печальную известность на поприще формулирования теорий и моделей «приемлемого» термоядерного конфлик¬ та снискал автор доктрины «ядерной эскалации» директор Гудзоновского института Г. Кан. В своих ранних книгах «О термоядерной войне» и «Мысли о немыслимом» он рассматривал различные по масштабам варианты ядер- ного конфликта, стремясь занизить последствия участия в нем Америки. США, по его расчетам, могли бы осу¬ ществить планы термоядерной войны таким образом, что ответным ударом будет уничтожено лишь 5 процентов промышленных районов из 53 главных центров Соединен¬ ных Штагов. Этот вариант явно базировался на идее превентивной войны. Поражение даже 53 главных райо¬ нов США, утверждал Кан, также не будет губительной для Америки перспективой. Даже если 100 районов Аме¬ рики будут испепелены, писал он, Соединенные Штаты все равно не потеряют жизнеспособности2. В книге «Об эскалации» Г. Кан составляет 44 сту¬ пени (разделенные на 7 групп) различных переходных стадий от обострения «холодной войны» до «спазматиче¬ ской» войны. Первые «этажи» охватывают различные ста¬ дии нагнетания политической, психологической и военной напряженности, в результате которой начинается боль¬ шая обычная война. Далее вспыхивает локальная ядер- ная война. По мере эскалации масштабы ядерных дей¬ ствий резко расширяются и в ходе 39—44-й ступеней превращаются во всеобщий термоядерный конфликт с 1 Donovan D. Militarism USA, p. 32. 2 К a h n H. Thinking about the Unthinkable. N.Y., 1962.
204 Глава IV ударами по центрам населения с целью уничтожения людских и материальных ресурсов противной сторо¬ ны *. Свой анализ идеологи милитаризма представляют как чисто теоретическую попытку «смело взглянуть в немыс¬ лимое», подвергнуть «рациональному осмысливанию» ядерную войну. Идеологическая стратегия этих концепций ясна: убедить общественность в необходимости использо¬ вания средств массового поражения в качестве инстру¬ мента гсгемонистской политики господствующего класса Америки. В последние годы идеологи милитаризма уже более осторожно составляли рецепты использования «регули¬ руемой» термоядерной войны в качестве политического инструмента. Соотношение сил в области ракетно-ядер¬ ных вооружений, признают они, «действительно драмати¬ чески изменилось» в течение последних лет. США ут¬ ратили «стратегические преимущества», и наметились «ситуации паритета в стратегических вооружениях». При¬ знавая повую стратегическую ситуацию, они не сделали, однако, из этого вывода в пользу отказа от разработки доктрин «приемлемых» ядерных конфликтов. Масштабы идеологической деятельности милитарист¬ ских кругов Америки непрерывно возрастают. Для удов¬ летворения потребностей военщины в Соединенных Шта¬ тах стали создаваться целые «фабрики мысли», работаю¬ щие на дотациях Пентагона и изучающие отдельные ас¬ пекты военно-политических расчетов США. «Фабрика мысли» — это объединение специалистов различных про¬ филей для решения проблем путем подбора соответству¬ ющих данных и систематизации их в операционном ана¬ лизе, часто с помощью математических моделей и элек¬ тронных вычислительных машин. Здесь занимаются исследованием общих вопросов политики и стратегии, большое внимание уделяется работам в области анализа систем, теории военных игр и всестороннему изучению «человеческих факторов». На такого рода исследования 10 самых крупных научных центров США в 1971 г. полу¬ чили четверть миллиарда долларов, в них было занято почти 12 тыс. ученых. 1 Kahn Н. On Escalation. London, 1965.
Милитаризм и идеология 205 В конце 1978 г. верхняя палата конгресса США при¬ няла законопроект об ассигновании уже 3 млрд. долларов на программу исследований и разработки новых ядерных вооружений, в том числе производства компонентов ней¬ тронной бомбы *. По свидетельству П. Диксона, автора книги «Фабрики мысли», на первое место среди этих организаций вышел Институт оборонных анализов (ИДА), созданный в 1956 г. Здесь сосредоточены видные американские тео¬ ретики. Институт регулярно выпускает тома исследова¬ ний ключевых политических и стратегических проблем современности. Ведутся также изыскания «прикладного» характера в интересах Пентагона. Руководство ИДА ре¬ шительно противилось политическому урегулированию во Вьетнаме. В одном из докладов Института оборонных анализов указывалось, что не следует списывать планы решения вьетнамской проблемы с помощью военной силы. По мнению авторов доклада, «США проявили во Вьет¬ наме ненужную сдержанность», политические соображе¬ ния нередко ограничивали действия военных. Одним из самых крупных в элите американских ис¬ следовательских институтов остается «РЭНД корпо- рейшн», организованная военно-воздушными силами США в 1948 г. с целью «способствовать использованию научных, просветительных и благотворительных дости¬ жений во имя благосостояния и безопасности Соединен¬ ных Штатов Америки». В подразделениях корпорации идет закрытая разработка вопросов стратегии, развития ударных ракетных систем ВВС, предпринимаются попыт¬ ки прогнозирования в области военного дела. Нередко выводы сотрудников «РЭНД» способствуют нагнетанию в ответственных американских кругах настроений в пользу резкого вооружения. Близок по профилю к «РЭНД корпо- рейшн» отпочковавшийся от нее в 1961 г. Гудзоновский институт. Многие труды института пронизывает призыв к американскому правительству уделять больше внимания проблеме «максимального использования фактора военной мощи». В объемистом гудзоновском докладе «Кризисы и кон¬ троль над вооружением», например, утверждается, что 1 «Правда», 1978, 23 окт.
206 Глава IV главной причиной международных кризисов и неудач Соединенных Штатов на внешнеполитической арене яв¬ ляется «нестабильность в области вооружений». Такие же идеи развиваются и в докладе «Основы стратегических дебатов за 1965—1975 гг.», который был подготовлен для министерства обороны США и обошелся американским налогоплательщикам в 230 тыс. долларов. Гудзоновский опус под названием «Одиннадцать миров семидесятых годов» напоминает самые мрачные страницы фантасти¬ ческих романов, где описываются катастрофы, обрушива¬ ющиеся на род человеческий. Советам относительно мир¬ ных путей решения международных проблем отводится самое незначительное место, поскольку на языке амери¬ канских милитаристов такие рекомендации называются «капитулянтскими». Пентагоновские «фабрики мысли», а также Массачу¬ сетский технологический институт, университет Джорджа Вашингтона, Американский, Принстонский и другие уни¬ верситеты ведут в соответствии с контрактами, заключен¬ ными с Пентагоном, широкие исследования «социальных проблем» войны, изучение политико-экономического ха¬ рактера наиболее вероятных районов вооруженных конф¬ ликтов или революционных движений. В теоретических изысканиях и практических меро¬ приятиях лидеры военщины США постоянно в поле при¬ стального внимания держат вопрос об идеологической прочности тыла американской политики агрессии. «Пен¬ тагон, серьезно обеспокоенный ненадежностью своего ты¬ ла, рассчитывает таким образом укрепить национальную безопасность» \ — отмечают буржуазные военно-полити¬ ческие обозреватели. С этой целью ставится задача преж¬ де всего ослабить, разложить антивоенное движение, способное достичь в США высокого накала, как это было, например, во время многотысячных манифестаций амери¬ канцев в 70-х годах за запрещение позорной войны во Вьетнаме. Идеологические разработки милитаризма при¬ званы вызвать симпатии к военно-промышленному ком¬ плексу, доказать выгодность расширения гонки вооруже¬ ний для благосостояния рядового американца, создать в 1 Donovan D. Militarism USA, p. 208.
Милитаризм и идеология 207 стране психологическую обстановку поддержки военно¬ политического курса США,-включая самые острые его проявления. Обман, обман и ничего, кроме обмана В идеологической деятельности милитаризма наряду с теоретическими разработками постоянное внимание уде¬ ляется активности на другом уровне — регулярной, каж¬ додневной пропагандистской работе по обеспечению во¬ енных и внешнеполитических акций правительства США, влиянию на характер выступлений американской прессы, телевидения, радио и других средств массовой информа¬ ции, участию в конференциях, семинарах, регулярно ор¬ ганизуемых военщиной с целью оказать влияние на на¬ строения американской общественности. Газетные и журнальные полосы, радио- и телепро¬ граммы, кинофильмы, программы «паблик рилейшнз», раз¬ ного рода печатные издания рассматриваются лидерами милитаристских кругов в качестве плацдарма, с которого разворачиваются пропагандистские кампании за умы лю¬ дей. Основная цель этой пропаганды: повернуть в свою пользу настроения общества, разжечь в стране шовини¬ стические страсти и милитаристский психоз, добиться одобрения внешнеполитических программ, чужных под¬ линным интересам народа, направленных против стран социализма и национально-освободительного движения. В довоенные годы пропагандистские службы были все¬ го-навсего небольшими подразделениями в разведуправ- лениях армии и флота США. Крупнейшие корпорации того времени, связанные с военным бизнесом, практиче¬ ски не занимались систематической деятельностью в об¬ ласти пропаганды. После войны армия, ВМС и ВВС учре¬ дили специальные управления «по связям с общественно¬ стью», подчиненные министру соответствующего вида во¬ оруженных сил. Началась широкая идеологическая обра¬ ботка населения, резко усилилась пропаганда антикомму¬ низма.
203 Глава IV Шефы Пентагона нередко берут на себя функции гос¬ департамента, излагают в публичных заявлениях офици¬ альную линию Соединенных Штатов на мировой арене. Особый размах идеологическая и пропагандистская деятельность Пентагона получила после специальной ди¬ рективы Совета национальной безопасности, утвержден¬ ной президентом Эйзенхауэром в 1958 г. В соответствии с этой директивой на военный персонал возлагалась задача доведения до сведепия гражданского населения информа¬ ции об «опасностях, грозящих Соединенным Штатам», прежде всего о пресловутой «угрозе со стороны коммуниз¬ ма». На это указывал и сам Эйзенхауэр, который в 1962 г. во время разбирательства в конгрессе вопросов пропа¬ ганды подчеркивал: «Нужда в антикоммунистическом воспитании является самоочевидной» В военно-промыш¬ ленных кругах Соединенных Штатов не замедлили вос¬ пользоваться предоставленной им свободой для развер¬ тывания активной антикоммунистической пропаганды среди широких слоев населения. Практически невозможно точно определить числен¬ ность персонала, участвующего в пропагандистской рабо¬ те воепно-промышленного комплекса, и сколько на это тратится средств. Во всяком случае, даже конгрессменам, специально интересовавшимся этим вопросом, полных данных получить пе удавалось. С 1952 по 1959 г. конгресс вводил финансовые лимиты па пропагандистскую дея¬ тельность министерства обороны. В 1960 г. эти ограни¬ чения были отменены и никогда более не возобновлялись. Затраты на пропаганду резко возросли: за десятилетие они увеличились более чем в 10 раз. По приблизительным подсчетам, сделанным на основании официальных данных министерства обороны США, различные органы Пента¬ гона тратили в конце 60-х годов ежегодно около 30 млн. долларов в области «паблик рилейшнз»2. По подсчетам «Фонда XX века», например, в те годы общие расходы Пентагона на пропаганду составляли около 200 млн. дол¬ ларов ежегодно. В настоящее время эти расходы, безус¬ ловно, увеличились. В борьбе за умонастроения населения и личного со¬ 1 Military Cold War Education and Speack Review Policies. US Senate, 87th Congress, 1962, V. I, p. 6. г Congressional Record. Dec., 1, 2, 4, 5, 1969.
Милитаризм и идеология 209 става своих вооруженных сил военные круги США актив¬ но используют новейшие достижения науки и техники, бурное развитие технических средств массовой информа¬ ции, которое привело газеты, радио, телевидение во все американские семьи, позволило сделать практически каж¬ дого человека объектом идеологического воздействия. В Пентагоне считают, что роль средств пропаганды в по¬ литике и стратегии будет неуклонно возрастать. Американские генералы располагают огромными тех¬ ническими возможностями для распространения своих идей внутри страны и за рубежом. «Значительная часть средств массовой информации в западных странах, — от¬ мечалось в Отчетном докладе Центрального Комитета КПСС XXV съезду партии, — не только не способствует укреплению взаимного доверия и международного сотруд¬ ничества, а, наоборот, раздувает недоверие и враждебность к социалистическим странам» *. Милитаристская тематика неизменно присутствует во многих из издающихся в США 1500 ежедневных газет, тысяч журналов и других периодических публикациях. Два главных телеграфных агентства — Ассопшэйтед Пресс и Юнайтед Пресс Интернэшнл снабжают информа¬ цией практически все зарубежные страны. Радио- и те¬ лекомпании Эй-Би-Си, Си-Би-Си и Эн-Би-Си являются источниками новостей для миллионов людей в США и за их пределами. По этим каналам широко распространяет¬ ся точка зрения военщины. Некоторые из органов амери¬ канской печати, например журнал «Ю. С. ньюс эпд уорлд рипорт», служат рупором военно-промышленного ком¬ плекса. Используя средства массовой коммуникации, за¬ правилы военщины проктически направляют свою про¬ паганду в каждый американский дом. В стране пресловутой свободы печати и демократии органы массовой информации сосредоточиваются в руках высшего руководства — в Белом доме, Пентагоне, госу¬ дарственном департаменте. Сложный правительственный механизм держит под своим наблюдением все аспекты пропагандистской и идеологической деятельности, прак¬ тически каждый крупный орган печати, радио, телевиде¬ ния. Министерство обороны играет весьма существенную 1 Материалы XXV съезда КПСС, с. 19. И Зак. 274
210 Глава IV роль в управлении средствами массовой информации Аме¬ рики. Миссия общего руководства идеологической и про¬ пагандистской деятельностью Пентагона возложена на министра обороны США. Практической работой в этой области занимается помощник министра по делам обще¬ ственности, обладающий большими полномочиями. В соответствии с директивой министра обороны Сое¬ диненных Штатов от 19 июля 1961 г. круг обязанностей помощника министра по делам общественности включает разработку необходимой для Пентагона пропагандистской линии, осуществление цензуры всех материалов, имеющих отношение к вопросам деятельности министерства обо¬ роны, просмотр официальных речей и пресс-релизов с целью подтверждения их соответствия официальной ли¬ нии, подготовку анализа новостей и информации для ми¬ нистра обороны и Комитета начальников штабов и т. д. Министерство армии имеет собственную программу производства фильмов стоимостью почти 1 млн. долларов в год. Армейская кино- и телепродукция используется 500 телестанциями в США и 40 трансляционными стан¬ циями американских вооруженных сил, расположенными за рубежом. В целях рекламы «добропорядочности» аме¬ риканской военщины организуются агитационные выстав¬ ки, устраиваются выступления оркестров и ораторов па различного рода собраниях и встречах. Лишь в Вашинг¬ тоне в течение одного года были организованы сотни кон¬ цертов военпых оркестров перед аудиторией свыше 5 млн. человек. Для пропаганды милитаризма используются во¬ енные труппы циркового характера: армейский парашют¬ ный отряд «золотые рыцари», трюковое подразделение ВВС «буревестники» и эскадрильи ВМС «голубые ан¬ гелы». Пентагон широко использует организацию поездок журналистов в районы военных объектов на территории США, а также за пределы Америки с целью пропаганды своей политики. Вооруженные силы США имеют около 250 радиостан¬ ций и десятки телевизионных центров в различных рай¬ онах мира. Ежегодно выходит на экран 24 киножурнала, сделанных по заказам Пентагона. Министерство оборо¬ ны издает множество различных видов политических бро¬ шюр, книг, журналов общим тиражом около 10 млн. эк¬
Милитаризм и идеология 211 земпляров в год. Периодический печатный материал регу¬ лярно рассылается почти 150 военным газетам К При министерстве обороны США аккредитовано около 3 тыс. корреспондентов. В так называемом «именном спи¬ ске» Пентагона гораздо меньшее число журналистов — около 70 особо доверенных репортеров, которых оповеща¬ ют прежде всего о происходящих в министерстве обороны событиях. К числу привилегированных относятся основ¬ ные вашингтонские обозреватели и редакторы отделов ве¬ дущих газет и радиостанций. С помощью журналистской элиты министерства обороны США обеспечивается регу¬ лярная публикация обширных статей и обзоров с изло¬ жением позиций военно-промышленного комплекса, мате¬ риалов, рассчитанных не столько на массового читателя, сколько на правящие круги США. Все каналы информации в Пентагоне находятся под самым пристальным вниманием военных властей, наглухо перекрыты те из них, по которым возможно распростра¬ нение данных, нежелательных генералам и военным фабрикантам. Существует целый набор репрессивных мер, применяемых против журналистов, переступающих грань дозволенного. Например, после публикации газе¬ той «Нью-Йорк тайме» материала о планах отправки во Вьетнам новой группировки американских солдат ее во¬ енного корреспондента в течение многих месяцев «не пускали на порог Пентагона даже по самым обычным де¬ лам». Против авторов разоблачительных материалов не¬ редко организуется кампания клеветы и преследований, их обвиняют в «предательстве нации», «пособничестве врагам Америки», втягивают в судебные процессы. С по¬ мощью полицейских методов милитаристские круги Аме¬ рики пытаются держать в повиновении «свободную пе¬ чать» США. Возможности Пентагона по идеологической обработке общественности и населения США дополняют Ассоциа¬ ция армии, Морская лига и Ассоциация ВВС США. Они играют самую активную роль в распространении взглядов военно-промышленного комплекса. Причем в целом ряде вопросов ассоциации, как замечает американский иссле¬ дователь С. Хантингтон, «временами являются большими ‘Yarmolinsky A. The Military Establishment, p. 200. 14*
212 Глава IV роялистами, чем король, то есть Пентагон. Они не оли¬ цетворяют интересы вооруженных сил в такой степени, как руководители самих вооруженных сил, и потому име¬ ют гораздо большую свободу пронагандировать эти инте¬ ресы и продвигать их с помощью более широкого набора политических средств» К На счету лидеров военно-промышленного комплекса немало пропагандистских кампаний, проведенных с це¬ лью подтолкнуть правительство к политическому курсу, который бы больше отвечал целям милитаристских кру¬ гов, оправдать агрессивные действия против других на¬ родов. Беспрецедентной по масштабам кампанией мили¬ таристской пропаганды, грубого обмана сопровождалась многолетняя война в Индокитае. Доходившие до амери¬ канцев и общественности других стран сведения о военных действиях в Индокитае, представляли собой препариро¬ ванную и процеженную через официальный фильтр вер¬ сию, выгодную Пентагону и другим милитаристским кру¬ гам Америки. Большой ложью сопровождались все основные этапы эскалации американской агрессии во Вьетнаме. Приня¬ тию решения правительства Джонсона о начале масси¬ рованных бомбардировок территории ДРВ и о прямом участии многотысячной армии США в боевых действиях предшествовала предварительная разработка «отвлекаю¬ щей версии». Из опубликованных официальных докумен¬ тов Пентагона следует, что еще 25 мая 1964 г. правитель¬ ство закончило составление проекта резолюции, обеспечи¬ вающей «законное санкционирование» нападения на ДРВ. Вслед за этим по заранее заготовленному сценарию был спровоцирован инцидент в Тонкинском заливе, когда якобы «два эсминца США подверглись атаке северовьет- намцев». Так 7 августа 1964 г. на свет появилась «Тон¬ кинская резолюция конгресса США», под прикрытием которой правительство Джонсона начало широкие воен¬ ные действия против ДРВ. Этот позорный документ по праву может занять место в черном историческом реестре рядом с печально знаменитой «Эмской депешей» Бисмар¬ ка, с провокацией гитлеровцев против радиостанции в 1 См.: Huntington S. The Common Defense. N.Y., 1967, p. 397.
Милитаривм и идеология 213 Гливице и другими актами разбоя и насилия. Ссылаясь на «права», вытекающие из «Тонкинской резолюции», правительство США начало в первые дни 1965 г. масси¬ рованные бомбардировки территории ДРВ и продолжало вести их в последующие годы с нарастающей жестоко¬ стью. «Обмап, обман и ничего, кроме обмана. Всюду лицеме¬ рие и ложь, и это, конечно, подрывает доверие народа США к правительству», — с горечью говорил сенатор Д. Макговерн о «нравах джунглей» в правящей верхуш¬ ке Вашингтона в связи с публикацией секретных доку¬ ментов Пентагона по Вьетнаму. Разоблачение закулисной механики агрессии Соединенных Штатов вызвало широ¬ кое возмущение и острые дебаты также и за пределами Америки. В последний период активность милитаризма в обла¬ сти идеологии особенно остро нацелена на противодейст¬ вие позитивным сдвигам в мировой ситуации, в сфере со¬ ветско-американских отношений, против мер, ведущих к разоружению и ограничению ракетно-ядерных вооруже¬ ний. Когда на Капитолийском холме началось обсужде¬ ние вопросов ограничения ядерных вооружений, в Пента¬ гоне был подготовлен 17-страничный меморандум, в кото¬ ром говорилось о необходимости «использовать все виды связей с общественностью в целях обеспечения положи¬ тельного решения по вопросу о ПРО». Сотрудникам мини¬ стерства вменялось в обязанность готовить «соответству¬ ющие статьи» для газет и журналов, участвовать в созда¬ нии фильмов, проведении конференций в поддержку идеи системы противоракетной обороны. Тезис лидеров военно- промышленного комплекса подхватили профбоссы, ут¬ верждая, что развертывание системы ПРО является бла¬ гом для страны, поскольку в общей сложности программа «Сейфгард» способна обеспечить работой минимум 1 млн. человек на 15 тыс. предприятиях в 42 штатах. Возможности каждодневной пропаганды используются для втягивания американских рабочих в гонку вооруже¬ ний, размывания антивоенных настроений. Конечно, рас¬ ширение производства вооружений и тем более война, го¬ ворят пропагандисты Пентагона, имеют мрачные сторо¬ ны. Но вместе с тем, судите сами, в период эскалации военных действий во Вьетнаме число рабочих мест резко
214 Глава IV увеличилось. Когда же индокитайская война кончилась, увеличилась безработица. Заправилы военно-промышленного комплекса устраи¬ вают шумные кампании вокруг каждого решения или на¬ мерения правительства сократить ту или иную военную программу. Некоторое время назад Белый дом объявил о консервации ряда устаревших военных объектов, за счет чего можно было сэкономить 914 млн. долларов. Не- медлеппо последовало предупреждение Пентагона, что ввиду этого в течение двух лет будет уволено большое число служащих, Калифорния потеряет 110 млн. дол¬ ларов зарплаты, Техас — 62 млн. К Пентагону примкнули его партнеры. С осуждением решения правительства вы¬ ступил ряд фирм, производящих вооружение. В кабинете министра финансов раздавались телефонные звонки от негодующих конгрессменов. Совет профсоюзов рабочих металлургической промышленности принял резолюцию, требующую от президента положить конец сокращению военного бюджета, которое «угрожает национальной бе¬ зопасности». Громкая пропагандистская схватка разразилась в Америке в связи с решением президента США начать производство крылатых ракет и приостановкой проекта бомбардировщика В-1. «Боинг компани» и другие кон¬ церны, которым перепали контракты на крылатые раке¬ ты, восхваляют действия президента. Головной подряд¬ чик на В-1 корпорация «Рокуэлл интернэшнл» и ее со¬ юзники в ВВС и в конгрессе, напротив, вовсю поносят от¬ каз от бомбардировщика. «Экономическим бедствием» назвали решение отка¬ заться от производства В-1 конгрессмены, представляю¬ щие Калифорнию, где размещены заводы «Рокуэлл интер¬ нэшнл». Запугивая американцев невзгодами и ростом без¬ работицы, они утверждали, что в Калифорнии из-за этого решения потеряют работу 70 тыс. человек. Техасец кон¬ грессмен Д. Мэхон, выступая в роли радетеля интересов простых американцев, заявил, что проследит, чтобы каж¬ дый цент из планировавшихся на В-1 миллиардов тра¬ тился на военных заводах и, боже упаси, не попал в сфе¬ ру гражданской продукции. Военные монополии, непосредственно заинтересован¬ ные в миллиардных заказах на новые системы вооруже-
Милитаризм и идеология 215 пий, организовали совместно с Пентагоном тенденциоз¬ ный опрос общественного мнения, результаты которого будто бы показали, что 84 процента американцев выска¬ зывались за программу наращивания ракетного оружия, 355 деятелей подписали петицию в пользу этой програм¬ мы. Ее публикация в газетах обошлась так называемому Комитету за мир и безопасность в 70 тыс. долларов. В числе авторов петиции были 64 директора или другие высокопоставленные административные работники ком¬ паний, производящих вооружения. Совет американской безопасности распространил в это же время 20 тыс. эк¬ земпляров брошюры, пропагандирующей необходимость расширения гонки ракетно-ядерного оружия. Подписан¬ ные в мае 1972 г. в Москве советско-американский До¬ говор о системе противоракетной обороны, а также дого¬ воренности об ограничении стратегических вооружений были встречены в кругах военно-промышленного комплек¬ са более чем сдержанно. В последние годы пропагандистская машина военных кругов работает на больших оборотах, чтобы настроить общественность и политических деятелей против советско- американских соглашений по ограничению стратегиче¬ ских вооружений и по другим военным аспектам разряд¬ ки. Все это сопровождается широкой кампанией реакци¬ онных кругов в США и Западной Европе, цель которой сорвать разрядку, обратить ее вспять, накалить атмосфе¬ ру путем раскручивания новых витков гонки вооружений. Начиная от секретных докладов разведок и военных шта¬ бов, которые тут же становились достоянием печати, и кончая лжесвидетельствами ренегатов и политических от¬ щепенцев — все мобилизовано и пущено в ход с целью дискредитировать социалистическую внешнюю политику, запутать мифическими планами «советской экспансии», прежде всего в связи с событиями вокруг Ирана и Афга¬ нистана. «Главным мотивом сторонников гонки вооружений яв¬ ляется утверждение о так называемой советской угрозе,— говорил JI. И. Брежнев, разоблачая действия милитари¬ стов. — Этот мотив используется и тогда, когда пужно протащить более высокий военный бюджет, урезывая рас¬ ходы на социальные нужды, и когда разрабатываются но¬ вые виды смертоносного оружия, и когда пытаются он-
216 Глава IV равдать военную активность НАТО. На самом деле, ко- нечпо, никакой советской угрозы не существует ни для Запада, ни для Востока. Все это чудовищная ложь — от начала до копца. Советский Союз не собирается пи на кого нападать. Советскому Союзу война не нужна. Совет¬ ский Союз не увеличивает свой военный бюджет, он не сокращает, а пеуклопно наращивает ассигнования на по¬ вышение благосостояния народа. Наша страна последо¬ вательно и пепоколебимо ведет борьбу за мир, постоянно выступает с конкретными предложениями, направленны¬ ми на сокращение вооружений, на разоружение» Действия буржуазной пропаганды нередко сводятся к принципу: «Лги, шуми, кричи, повторяй ложь — что-ни¬ будь останется». Именно этого правила придерживаются американские милитаристы, будь то в период многолет¬ ней агрессивной войны во Вьетнаме или в нынешних ус¬ ловиях, когда они используют все возможности идеологи¬ ческой, пропагандистской и психологической борьбы для противодействия разрядке напряженности и углублению взаимовыгодного сотрудничества государств, принадлежа¬ щих к противоположным общественным системам. Философия экстремизма В условиях современной действительности не утрати¬ ли своей актуальности ленинские слова о том, что в им¬ периалистических странах «...армия есть самый закосте¬ нелый инструмент поддержки старого строя, наиболее от¬ вердевший оплот буржуазной дисциплины, поддержки гос¬ подства капитала, сохранения и воспитания рабской по¬ корности и подчинения ему трудящихся»2. Это высказы¬ вание В. И. Ленина с предельной точностью раскрывает социально-политическое назначение современных воору¬ женных сил Соединенных Штатов, выявляет суть миро¬ воззрения американской военщины и связанной с нею ча¬ сти промышленников. 1 Материалы XXV съезда КПСС, с. 22. 2 Ленин В. И. Поли, собр* соч., т. 37, с. 295.
Милитаризм и идеология 217 Хотя вооруженные силы Соединенных Штатов роди¬ лись в ходе революционного политического движения и антиколониальной борьбы, американская армия истори¬ чески была оплотом самых реакционных кругов. В ней преобладали взгляды южных плантаторов, сумевших ос¬ тавить за собой большинство командных постов даже пос¬ ле победы северян в Гражданской войне. Философия аме¬ риканских военных кругов, «кодекс чести» вооруженных сил США формировались под влиянием идей аристокра¬ тии, против которой сражались американские колонии. Традиции, образ мышления в армии и флоте были пере¬ несены из Старого Света, откуда вышла основная масса офицеров. На политической арене Соединенных Штатов большая часть военщины находилась всегда справа. Традиционно американская армия являлась емким ре¬ зервуаром реакционных идей. В этой связи представляют интерес материалы социологического исследования поли¬ тических взглядов высшего командного состава воору¬ женных сил США. Около 600 полковников и генералов центрального аппарата министерства обороны и Комитета начальников штабов был задан вопрос: считают ли они себя в области внутренней политики консерватором, близким к консерваторам, близким к либералам или либе¬ ралом? Около 22 процентов американского генералитета не сочло нужным скрыть свои правые ориентации. 45 про¬ центов опрошенных выразили взгляды, близкие к консер¬ вативным. И только 5 процентов американских воена¬ чальников оказались приверженцами философии либе¬ ральных кругов буржуазии. Остальные 28 процентов от¬ вета не дали. Из среды американской военщины не раз выходили фашиствующие деятели, претендовавшие на установле¬ ние военной диктатуры в США. В 30-х годах стало изве¬ стно о существовании в стране генеральско-банкирского заговора, который преследовал цель насаждения в Сое¬ диненных Штатах фашизма. В 1935 г. на заседании кон¬ гресса США генерал-майор С. Батлер под присягой при¬ знался о сделанном ему предложении возглавить этот за¬ говор. Крупные дельцы с Уолл-стрита обещали выделить генералу Батлеру необходимые средства для создания 500-тысячной армии. Оружием эту армию бралась снаб¬ дить военная корпорация «Ремингтон армс». «Суть предло-
218 Глава IV женин, — заявлял генерал Батлер,—состояла в том, чтобы я возглавил военную организацию в Вашингтоне и при¬ нял на себя управление государством». Такие попытки предпринимались и в последующие го¬ ды. В разгар маккартизма полковник Р. Маккормик соз¬ дал милитаристскую организацию «За Америку», которая была средоточием самых реакционных представителей американской военщины и финансовых кругов, не скры¬ вавших своих профашистских взглядов. В руководящий совет вошли известные милитаристы: генералы Стрейт- мейер, Ван Флит, Кларк, Ведемейер и ряд крупнейших банкиров. Программа организации «За Америку» своди¬ лась к ликвидации буржуазных свобод в стране и насаж¬ дению диктаторских порядков. В области внешней поли¬ тики группа Маккормика выступала за развязывание ми¬ ровой войны. В США того периода активно действовал созданный при покровительстве начальника KHIII адми¬ рала А. Рэдфорда комитет «Воинственная свобода» под лозунгом: «Победа будет за теми, кто воинствен в своих желаниях» 1. На рубеже 60-х годов в Соединенных Штатах стала резкими темпами нарастать «опасность справа» — про¬ цесс активизации движения ультра. В значительной сте¬ пени этот подъем реакции опирался на деятельность аме¬ риканских военно-промышленных кругов. Американский неофашизм во многом вырастал из милитаризма. Военно- промышленный комплекс явился «крестным отцом» дви¬ жения ультра, которое черпает силу в финансовых, ма¬ териальных и политических позициях военщины и запра¬ вил оружейного бизнеса. Подъем реакции в США не случайно пришелся на на¬ чало 60-х годов. Американское общество постиг глубо¬ кий раскол. В то время как на одном полюсе группирова¬ лись сторонники агрессии, на другом — вырос лагерь ее противников. В ходе войны против вьетнамского народа американские милитаристы разжигали в стране шовини¬ стические настроения, требовали сосредоточить все уси¬ лия и ресурсы на «сокрушении коммунизма». В обстановке серьезного кризиса среди наиболее реак¬ ционной и агрессивной части монополистических кругов 1 Militant Liberty: A Program of Evaluation and Assessment of Freedom. Wash., 1955.
Милитаризм и идеология 219 Соедипепных Штатов усилились настроения в пользу пе¬ рехода к более реакционному курсу. Установление прав¬ ления «твердой руки», отрицание демократии рассмат¬ ривались ими как спасительное средство для восстанов¬ ления экономического и военного могущества США, уси¬ ления международного престижа Америки. Ставку на правый экстремизм делают в основном мо¬ нополии Юго-Запада и Юга, то есть основных районов военпого бизнеса. Как уже отмечалось, именно здесь сло¬ жились в последний период группировки фабрикантов новейшей военной техники — ракетной, аэрокосмической, электронной и т. д. Движение ультра поддерживается и финансируется военными корпорациями Техаса, Кали¬ форнии и других южных и западных штатов, составляю¬ щих центр деятельности и интересов военно-промышлен¬ ного комплекса. Не будь поддержки со стороны «молодых денег» монополий этих штатов, жиреющих на военных поставках, движение ультра не сумело бы набрать той силы, какую оно приобрело, перейдя от маккартистских бесчинств сравнительно небольшой группы высокопостав¬ ленных реакционеров к широким действиям по всей стране. В 1964 г. в ходе президентских выборов именно из районов Запада и Юга была организована фронтальная атака правых с целью опрокинуть все оставшееся в аме¬ риканской политике от «новых рубежей» Дж. Кеннеди. Кандидат правых сен