Предисловие
Оруженосцы американского империализма
Буржуазно-апологетическая теория «исключительности» американского капитализма
Лживая теория о «демократическом» характере американского капитализма
Теория «исключительности» — идеологическое орудие империалистической экспансии американских монополий
Неомальтузианство и геополитика на службе американского империализма
Буржуазные легенды об «американском образе жизни» и действительность
Банкротство буржуазной теории бескризисного развития американского капитализма
Буржуазные экономисты — прислужники американского империализма
Защита капиталистических монополий под маской их «критики»
Защита инфляции под флагом антикризисной политики
Оправдание империализма под прикрытием борьбы с кризисами
Перед лицом нового экономического кризиса
Идеология американского милитаризма
Военные базы и военно-стратегические плацдармы американского империализма
«Полярная концепция» американской стратегии
США в роли «международной полиции»
Идеологи американского милитаризма на гитлеровском пути
Рост сил антиимпериалистического лагеря в борьбе с поджигателями новой войны
Расовые теории на службе американского империализма
Расовые теории в США после второй мировой войны
Расовая дискриминация в США
Буржуазный космополитизм—орудие американских поджигателей войны
Космополитизм военно-промышленных монополий
Космополитическая пропаганда «мирового государства»
Буржуазный космополитизм и американская наука
Империалистическая экспансия США в Западной Европе
Экономическая экспансия США
Прогрессивные силы Европы в борьбе против американского империализма
Империалистическая экспансия США на Тихом океане
Американский империализм в Китае
Американский империализм в Японии и других тихоокеанских странах
Военная экспансия США на Тихом океане
Борьба демократических сил стран Тихого океана против империалистической агрессии США
Империалистическая экспансия США на Ближнем и Среднем Востоке
Погоня за стратегическим сырьем
Методы эксплоатации «отсталых районов» американским империализмом
Военные базы и агрессивные блоки
Борьба народов Ближнего и Среднего Востока против империализма и его агентуры
Империалистическая экспансия США в Латинской Америке
Экономическое проникновение США в страны Латинской Америки
Военностратегические мероприятия США в Латинской Америке
Вмешательство США во внутриполитические дела Латинской Америки
Панамериканизм — орудие североамериканского империализма
Борьба демократических сил Латинской Америки против американского империализма
Агентура американского империализма в рабочем движении
АФТ и правые лидерц КПП — орудие экспансии американского империализма
Правые социалисты — прислужники американского империализма
Прогрессивные силы США в борьбе против американского империализма
Содержание
Текст
                    АГРЕССИВНАЯ ИДЕОЛОГИЯиПОЛИТИКА АМЕРИКАНСКОГО ИМПЕРИАЛИЗМА



АГРЕССИВНАЯ ИДЕОЛОГИЯ и ПОЛИТИКА АМЕРИКАНСКОГО ИМПЕРИАЛИЗМА
ИНСТИТУТ ЭКОНОМИКИ АКАДЕМИИ НАУК СССР АГРЕССИВНАЯ ИДЕОЛОГИЯ и ПОЛИТИКА АМЕРИКАНСКОГО ИМПЕРИАЛИЗМА ГОСПЛАНИЗДАТ МОСКВА—1950
Редакционная коллегия Института Экономики Академии наук СССР — К. В. ОСТРОВИТЯНОВ, В. А. МАСЛЕННИКОВ и М. И. РУБИНШТЕЙН
ПРЕДИСЛОВИЕ Соединенные Штаты Америки стоят во главе империалистического лагеря, являются оплотом агрессивных, реакционных и антидемократических сил во всем мире и центром борьбы против лагеря мира, демократии и социализма. Американские империалисты всеми средствами пытаются отравить сознание трудящихся масс в капиталистических странах ядом «американизма», новыми вариантами фашистских расовых «теорий», идеологией буржуазного космополитизма, разнузданной пропагандой новой войны, безудержной клеветой против Советского Союза и стран народной демократии. Они стремятся доказать мнимую «исключительность» американского капитализма и распространяют лживые легенды об «американском образе жизни». Стараясь обмануть общественное мнение капиталистических стран, американские империалисты распространяют клевету о мнимой агрессивности Советского Союза и стран народной демократии, пытаются представить агрессивный англо- американский блок в роли обороняющейся стороны и снять с него ответственность за подготовку новой войны. Решительная борьба за мир, демократию и социализм против подготовки новой мировой войны империалистами США, против идеологии и политики Уолл-стрита, против разнузданной пропаганды поджигателей новой войны является первоочередной и важнейшей задачей коммунистических партий и всех демократических, прогрессивных сил всего мира. Задачей настоящей работы является разоблачение агрессивной идеологии и политики американского империализма, подготовляющего новую войну в интересах мирового господства монополий США. В работе разоблачаются апологетические теории «исключительности» американского капитализма, теории бескризисного развития и прогрессивности его и другие лживые «теории» американских буржуазных экономистов, использование американскими империалистами растленной идеологии буржуазного космополитизма и фашистских расовых «теорий», вскрываются экономические и классовые корни реакционной и агрессивной идеологии американского империализма. В работе разобла3
чается послевоенная агрессия американского империализма в отдельных районах земного шара, нагло нарушающая суверенные права народов, а также деятельность агентуры американского империализма в рабочем движении — лидеров американских профсоюзов и правых социалистов. Вместе с тем показаны силы, противодействующие агрессивной идеологии и политике империалистов США, освещена борьба народных масс в ряде стран Европы и Азии против американского империализма и поджигателей новой войны. Реакционной и агрессивной политике США противопоставляется политика мира, демократии й дружбы народов, последовательно осуществляемая Советским Союзом и странами народной демократии.
ОРУЖЕНОСЦЫ АМЕРИКАНСКОГО ИМПЕРИАЛИЗМА Свыше . двадцати лет назад, в беседе с первой американской рабочей делегацией товарищ Сталин говорил: «... в ходе дальнейшего развития международной революции и международной реакции будут складываться два центра мирового масштаба: центр социалистический, стягивающий к себе страны, тяготеющие к социализму, и центр капиталистический, стягивающий к себе страны, тяготеющие к капитализму. Борьба этих двух лагерей решит судьбу капитализма и социализма во всем мире» L Это гениальное предвидение товарища Сталина, основанное на глубочайшем анализе закономерностей развития современной эпохи, полностью подтвердилось. На мировой арене сложились два лагеря, два центра мирового масштаба. Мировым социалистическим центром является СССР, страна строящегося коммунизма, возглавляющая мощный и неуклонно растущий лагерь сил мира, демократии и социализма, борющихся против империалистического рабства, против всяческих форм угнетения, за мир, свободу и независимость народов, за торжество социализма. • . Центром капитализма, центром мировой агрессии и реакции являются Соединенные Штаты Америки. Вместе со своим партнером — Англией — США возглавляют империалистический, антидемократический лагерь; в целях установления своего мирового господства они подготовляют новую войну, навязывают народам кабальные договоры, всюду поддерживают реакционные режимы. Построение социалистического общества в СССР, мощный расцвет производительных сил и культуры Советской страны, великая победа СССР в Отечественной войне, успешное осуществление послевоенной сталинской пятилетки с особой силой показали всему миру неоспоримое превосходство социалистической системы над капиталистической. СССР, под водительством мудрой партии Ленина — Сталина, успешно преодолевая все возникающие на путях строительства коммунизма трудности и препятствия, уверенна 1 И. Сталин, Соч., т. 10, стр. 135. 5
идет вперед, сплачивая вокруг себя все новые и новые сотни миллионов людей, указывая народам путь к уничтожению строя капиталистической кабалы, путь к полному освобождению трудящихся. Силы лагеря социализма и демократии крепнут и развиваются. В итоге второй мировой войны в ряде стран Центральной и Юго- Восточной Европы родились и утвердились народно-демократические республики, вставшие на путь социалистического развития. Это означает, что новые звенья выпали из империалистической цепи и что капиталистический мир лишился ряда важнейших экономических и политических позиций, а также стратегических плацдармов в Европе. На борьбу с империализмом поднялись сотни миллионов подъяремных людей колониального мира. В результате разгрома Советским Союзом фашистской Германии и империалистической Японии великая победа одержана 475-миллионным китайским народом, под руководством героической китайской коммунистической партии сбросившим с себя ярмо империалистических угнетателей и создавшим Народную республику Китая. Могучий рост Советского Союза, образование и развитие наряду с народно- демократическим Китаем миролюбивой Германской демократической республики, откол от капиталистической системы ряда стран в Европе и Азии, углубление экономических, классовых противоречий в странах капитала, назревание экономического кризиса в США и других капиталистических странах, огромный рост численности коммунистических партий и их влияния в массах, мощный подъем национально-освободительных движений — все это свидетельствует о дальнейшем расшатывании империалистической системы, обострении общего кризиса капитализма, о приближении сроков его неотвратимой гибели. Однако диалектика общественного развития такова, что ослабление империалистического лагеря сопровождается усилением его агрессивных тенденций. История целиком подтвердила непреложную правоту известных положений Ленина—Сталина о законах классовой борьбы: чем больше враг терпит поражений, тем ожесточеннее он становится и в своем предсмертном неистовстве прибегает к самым крайним формам борьбы. Одной из важнейших форм борьбы старого мира против растущих и крепнущих сил коммунизма является борьба на идеологическом фронте. Великая созидательная деятельность советского народа, строящего коммунизм, борьба трудящихся стран народной демократии за победу социализма, освободительная борьба рабочего класса капиталистического мира и колониальных народов озаряются светом всепобеждающих идей марксизма-ленинизма. Идеология, могучего демократического лагеря — это идеология социалистическая, непримиримо враждебная ко всем видам капиталистического гнета и рабства, проникнутая принципами равенства рас и наций, дружбы народов. Ей противостоит разбойничья идеология империализма 6
с культом кровопролитных войн и насилия, порабощения народов и эксплоататорской тирании, идеология расизма, человеконенавистничества, космополитизма. В лихорадочных поисках путей и средств спасения гниющего капитализма американские империалистические круги мобилизуют все силы и средства борьбы против марксизма, социалистической идеологии, великих идей коммунизма, преобразующих мир. В этих целях в обращение пущено все: отравленные идеи космополитизма и расистские теории; Ватикан и мистика; оголтелый бур’ жуазный национализм и обветшалая идеалистическая философия; продажная, желтая пресса и растленное буржуазное искусство. Связь буржуазной науки, философии, социологии, литературы с империализмом никогда не была столь наглядной и обнаженной, как в настоящее время. Цель, которая преследуется при этом, ясна: отравить сознание трудящихся, отвлечь их от насущных вопросов освободительной борьбы, превратить народные массы в безвольных рабов капитала, в пушечное мясо, слепое орудие агрессивных планов американских империалистов. Но эра безраздельного владычества эксплоататоров миновала. Великче идеи коммунизма все в большей мере становятся властителями дум всего прогрессивного человечества. Никакие силы старого мира не могут уже повернуть колесо истории вспять. «Капитализм гибнет; в своей гибели он еще может причинить сотням и тысячам миллионов людей невероятные мучения, но удержать его от падения не может никакая сила» Ч * * * За последнее время книжный рынок США и Западной Европы наводняется потоком пухлых «исследований» буржуазных философов, социологов, экономистов о грядущих судьбах капиталистического мира. Обращает на себя внимание истошно-истерический тон этих лженаучных «трудов». «Лихорадочная эпоха», «Мировой послевоенный хаос», «Цивилизация перед испытанием», «Мир или анархия», «Путь к спасению», «Последний шанс», «Как спасти американский капитализм» — таковы названия некоторых книг, взятых из этого мутного потока. Характерен в этом отношении изданный в 1948 г. в Нью-Йорке под редакцией американского социолога Гарри Мура сборник статей под кричащим заголовком — «Жигь или покончить самоубийством?». В статье, открывающей сборник, Уильям Лоуренс «трагически» восклицает: «Теперь мы находимся перед лицом мирового хаоса, несущего нам голод, болезни, страх, экономический кризис, политические неурядицы и угрозу третьей мировой войны. Жизнь 1 В. И. Ленин, Соч., т. XXVII, стр. 141. 7
или самоубийство? Вот какой выбор стоит перед западной цивилизацией». Действительно, капиталистический мир раздирается острейшими антагонистическими противоречиями. Современная эпоха является эпохой роста и возвышения коммунизма, загнивания и гибели капиталистической системы. Эксплоататорский строй, основанный на всевластии капиталистических монополий, наглядно предстал перед трудящимися массами как строй чудовищной анархии и хаоса, тормозящий прогрессивное развитие человечества и обрекающий сотни миллионов людей на безработицу и голод, лишения и страдания, строй, порождающий империалистические войны. Глубочайшие противоречия буржуазного мира ярко видны на примере главной цитадели капитализма — США. Соединенные Штаты Америки не испытали разрушений, связанных с последней мировой войной. Американские магнаты финансового капитала «.заработали» на войне миллиардные барыши. Глашатаи капиталистических монополий США после войны возвестили наступление ««новой эры» — эры полнокровного и бескризисного развития американского капитализма. Но не прошло и четырех лет со времени окончания войны, как США оказались перед лицом нового экономического кризиса. С октября 1948 г. по октябрь 1949 г. общий объем промышленного производства США сократился на 22%. Суммы заказов снижаются; определилось сокращение строительства; курс промышленных акций идет на понижение; растут запасы нереализованных товаров в силу падения платежеспособного спроса. Многомиллионная масса безработных и полубезработных в США влачит нищенское существование. Индекс стоимости жизйи увеличился с июня 1946 г. на 29%. В то же время прибыли американских монополий достигли чудовищных размеров — 18 млрд, долл, в 1947 г. и 21 млрд. долл, в 1948 г. (после вычета налогов). Никогда и нигде за всю историю капиталистического развития социальные контрасты не выступали столь ярко, как в современной Америке. Наряду с ростом паразитизма, с неимоверной роскошью и расточительством на одном полюсе — среди кучки магнатов финансового капитала и их челяди, на другом полюсе — среди трудящихся масс — усиливаются нищета, разорение, гнет монополий. Чувство неуверенности в завтрашнем дне, тревога и страх перед новым экономическим кризисом охватили самые различные общественные слои. Джон Фишер, один из авторов цитированного выше сборника, пишет: «Мы не можем позволить себе роскошь нового кризиса... Кризис у нас означал бы катастрофу для большей части наших союзников. Это был бы смертный приговор демократии (читай: капитализму, — Д. Ш.) на всех необъятных просторах западного содружества наций...». Джон Фишер умоляет руководителей экономики, не теряя времени, выработать способ избежать нового кризиса. Но этим мольбам суждено остаться 8
тщетными, ибо периодическое наступление экономических кризисов есть непреложный закон капиталистического развития. «Чтобы уничтожить кризисы, надо уничтожить капитализм» (И. Сталин). В послевоенной стратегии американского монополистического капитала, как известно, серьезные надежды возлагались на «план Маршалла». По замыслу его вдохновителей, «план Маршалла» должен был лишить страны Западной Европы государственного суверенитета, полностью подчинить их экономическим и политическим интересам американских монополий, превратить эти страны в колониальные придатки экономики США и закрепить за США главенство в военно-политическом блоке западных государств, направленном на подготовку войны против Советского Союза и стран народной демократии. Цель этого плана — обеспечить мировое господство империалистов США. Множество услужливых апологетов капитализма в угоду заокеанским «радетелям о благе Европы» возвестили о наступлении «с планом Маршалла» «новой эры» в развитии «содружества наций». Лондонский «Экономист» раболепно объявил «план Маршалла» «самым бескорыстным актом в истории». Но теперь даже многие буржуазные публицисты, политики, экономисты вынуждены признать банкротство этого «плана». Экономика маршаллизированных стран катится вниз. Истекший 1949 год ознаменовался серьезным падением производства в Западной Европе. Англия переживает острейший финансовый кризис. При росте прибылей английских монополий с 763 млн. ф. ст., в 1938 г. до 1945 млн. ф. ст. в 1948 г. реальная заработная плата за последние два года снизилась, а налоги возросли на 36,5%. Во Франции и Италии царит валютный хаос. Государственный долг Франции достиг астрономической цифры — 3 568 182 млн. франков. Число безработных в Италии составляет свыше 3 млн. человек. В 1949 г. число безработных во Франции увеличилось в полтора раза, в американской и английской зонах оккупации Германии — более чем в два раза, в Австрии — в полтора раза и т. д. По официальным, сильно преуменьшенным данным число полностью безработных в Соединенных Штатах Америки удвоилось за последний год и вместе с полубезработными составляет к концу 1949 г. свыше 14 миллионов. В действительности же, по данным профсоюзов’, количество безработных в США значительно больше— около 18 миллионов. Во всех капиталистических странах насчитывается сейчас около 45 миллионов безработных и полубезработных. В 1948 г. в США опубликована работа Дж. Джозефа «Восстановление Европы и помощь Соединенных Штатов». Автор на большом фактическом материале показывает банкротство «плана Маршалла», его экспансионистское существо, лихорадочную гонку вооружений в странах англо-американского блока, плачевное состояние экономики маршаллизированных стран, все более теряющих свою независимость. «Пусть деятели США, — пишет он, — 9
публично разглагольствуют о бескорыстии своих стремлений и отрипакт свои посягательства на национальную независимость и суверенитет других стран. Факты изобличают их. Новая форма империализма означает контроль над производством, торговлей, денежным обращением, экономической политикой и уровнем жизни некогда суверенных стран. Для этого им диктуются такие условия иностранной помощи, которые превращают «независимость» в «мыльный пузырь». Проведенная по приказу Уолл-стрита девальвация английского фунта стерлингов, а затем и девальвация валют во Франции, Норвегии, Дании, Швеции, Италии, Индии, Австралии и в ряде других стран является мерой, предназначенной облегчить безудержную экспансию США. Валютный кризис взваливает на плечи трудящихся масс в странах стерлингового блока новое бремя расходов и дороговизны, ведет к дальнейшему экономическому ослаблению этих стран, их закабалению американским империализмом. Расчеты американских монополистических кругов, что «план Маршалла» предотвратит наступление экономического кризиса и укрепит позиции капитализма в целом, оказались иллюзорными. Если экономика США и других стран капиталистического мира представляет собой картину все большего усиления кризисных явлений и не в состоянии преодолеть глубочайших противоречий послевоенного времени, то совершенно иные закономерности развития характерны для СССР и стран народной демократии. Первая в мире страна социализма уверенно идет по пути дальнейшего подъема и расцвета всех отраслей экономики, наращивает темпы движения вперед. Послевоенная сталинская пятилетка успешно выполняется. В четвертом квартале 1949 г. уровень промышленного производства СССР был выше довоенного времени более чем на 50%, промышленность СССР работает на более высоком уровне, чем это намечалось по пятилетнему плану на 1950 год. В гору идет сельское хозяйство. Увеличивается численность рабочего класса, растет благосостояние народа, «...наш строй, советский строй, — указывает товарищ Сталин, — дает нам такие возможности быстрого продвижения вперед, о которых не может мечтать ни одна буржуазная страна» Ч Ярким показателем роста, благосостояния советского народа и огромных преимуществ советской системы хозяйства является последовательно осуществляемое коммунистической партией и Советским правительством снижение розничных цен, опирающееся на мощный подъем советской экономики. Проведенное с 1 марта 1950 г. третье за послевоенный период снижение розничных цен на все товары в среднем около 21% обеспечивает населению выигрыш в год на сумму в ПО миллиардов рублей. При этом на товары массового и повседневного потребления цены снижены в особенно больших размерах, например, на 1 И. Сталин, Вопросы ленинизма, изд. 11, стр. 325. 10
хлеб и муку от 20 до 30%, на мясо от 24 до 35%, на масло животное от 30 до 35%. Успешное развитие народного хозяйства, быстрые темпы повышения материального благосостояния и культуры трудящихся масс характерны и для стран народной демократии, планомерно и уверенно создающих новые, социалистические формы жизни. Процессы гнилостного распада империалистической системы находят свое выражение в глубочайшем кризисе буржуазной идеологии. Стоя на краю неотвратимой гибели, агонизирующая буржуазия уже неспособна выдвинуть какие бы то ни было идеи, принципы, которые могли бы поддерживать в массах веру в незыблемость капиталистического строя. Передовая часть интеллигенции порывает со старым миром и переходит на сторону лагеря социализма и демократии. Верные же холопы капитала услужают своим хозяевам разработкой расистских теорий, рецептов человеко- истребления, пытаются растлевать душу народа отравленными идеями милитаризма, мистики, фашистского мракобесия, прославлением империалистического разбоя и изуверства. Современная буржуазная политическая экономия, философия, социология ярко отображают маразм буржуазной культуры, глубокий кризис которой вынуждены признать теперь и прямые апологеты эксплоататорского мира. «Новая эра открывается новым глубочайшим кризисом»—озаглавил свою статью в цитированном выше сборнике Уильям Лоуренс. «Цивилизация стоит на распутье, и факт этот чреват последствиями, возможно, самыми серьезными из всех, что знала человеческая история», — вторит ему Гарри Мур. В том же духе — об упадке «цивилизации» и приближении буржуазного мира «к грани общей катастрофы» — пишут и многие другие представители американской буржуазной социологии. * * * В послесловии ко второму изданию «Капитала» Маркс писал, что с 30-х годов XIX в. пробил смертный час для научной буржуазной экономии. «Отныне дело шло уже не о том, правильна или неправильна та или другая теорема, а о том, полезна она для капитала или вредна, удобна или неудобна, согласуется с полицейскими соображениями или нет. Бескорыстное исследование уступает место сражениям наемных писак, беспристрастные научные изыскания заменяются предвзятой, угодливой апологетикой»1. Эта характеристика в полной мере приложима ко всем отраслям буржуазной общественной науки. Растленная буржуазная философия, социология, политическая экономия, история находятся на идейном вооружении капиталистических монополий; наемные писаки оправдывают и благословляют империалистическую экспансию, планы развязывания новой войны и установления мирового господства англо-американских империалистов, безудержную экс- плоатацию масс, политику беспощадного национального и коло1 К. Маркс, Капитал, т. I, 1937 г., стр. 11. 11
ниального гнета и подавления народно-освободительных движений. Известная часть экономистов, социологов еще повторяет обветшалые идеи о необходимости «планирования капиталистической экономики», о «надклассовой роли буржуазного государства», о «социальной гармонии» и т. д. — идеи, давно опрокинутые жизнью. Так, сторонники Кейнса — этого главного апостола экономической мысли умирающего капитализма — усиленно пропагандируют тот тезис, что в результате войны экономика капиталистиче- J, ского мира претерпела-де коренные изменения и государство США, I сосредоточивая в своих руках управляемую валюту, способно будто бы управлять экономикой в целом (Роджерс); что наступила, якобы, новая эра капитализма — «неокапитализм», способный на базе монополий вести регулируемое хозяйство (Лорвин); правосоциалистические агенты Уолл-стрита типа Карла Реннера продолжают сеять подлые, отравленные идейки, что «капитализм»» «классы», «классовая борьба» — устарелые понятия и т. д. В 1948 г. крупнейшие американские специалисты по вопросам экономики и права выступили с объемистым исследованием под претенциозным заголовком «Как спасти американский капитализм». Ученые слуги предостерегают своих хозяев, что американский капитализм не выживет, если не будут приняты немедленные «хирургические меры». Однако предлагаемые ими рецепты спасения американского империализма отнюдь не блещут новизной и оригинальностью: усиление полномочий правительства в деле регулирования экономики, налоговое обложение, экономическая экспансия американского капитала и т. д. и т. п. Это те же апологетические идеи Кейнса о системе государственно-монополистического капитализма, та же социальная демагогия о «полной заня- I тости труда» в условиях капиталистического строя, о возможности ( ликвидации безработицы, осуществления организованного, плано- ( вого капитализма и т. д. По поводу такого рода капиталистического «регулирования экономической жизни» В. И. Ленин еще в 1917 г. писал, что смысл его состоит в том, чтобы трудящимся массам «создать военную каторгу, а банкирам и капиталистам рай. Их регулирование состоит в том, что рабочих «подтягивают» вплоть до голода, а капиталистам обеспечивают (тайком» реакционно-бюрократически) прибыли выше тех, какие были до* войны»1. • Признавая наличие общего кризиса капиталистической системы (отрицать который давно уже стало невозможно), ученые апологеты капитализма обнаруживают страх, боязнь обнажить подлинные причины этого кризиса, ибо раскрытие этих причин равносильно признанию неизбежности гибели строя капиталистического рабства. Отсюда сочинительство всякого рода расистско-«биологи1 В. И. Ленин, Соч., т. 25, изд. 4, стр. 309. 12
ческих», «психологических», мистических теорий о причинах кризиса современного капитализма. Подобно пресловутому «исследованию» американского человеконенавистника Уильяма Фогта «Путь к спасению», на свет божий извлекаются и преподносятся читателю подновленные на граби- тельски-империалистический лад мальтузианские теории, которые причиной всех бед капитализма объявляют «скупость природы», чрезмерную «перенаселенность», высокую рождаемость, «излишек» людей. В предельных по своему цинизму произведениях разбойничья политика американского империализма, направленная на захват чужих территорий и экономических ресурсов, оправдывается ссылками на «законы» природы, на «перенаселенность» США, на недостаток «жизненного пространства». Войны, эпидемии, высокая смертность изображаются как некое «благо»; с их помо- щью-де преодолевается, якобы, естественная, извечная диспропорция между «высокой» рождаемостью людей и «скупостью» природы. Только духовная агония буржуазии и глубокие сумерки капитализма могут рождать такого рода фашистские идеи. Чтобы затушевать захватнические планы американских монополий, профессор Гарвардского университета Клайд Клакхон в своей работе «Зеркало человека» (1948 год) предлагает искать причину империалистических войн в «агрессивном инстинкте», заложенном в «природе» человека, и заняться улучшением этой «природы». Гарри Мур пытается обмануть читателёй на иной лад: он заявляет, что войны являются якобы порождением факторов психологического порядка. Все эти «теории» ставят своей целью скрыть истинные причины нищеты масс, причины разбойничьих империалистических войн, коренящиеся в самой природе монополистического капитализма. Назначение этих «теорий» — отвлечь массы от революционной классовой борьбы против всей системы загнивающего капитализма. В целях «ниспровержения» марксистско-ленинской теории классовой борьбы вытаскиваются старые, обветшалые побасенки о гармонии интересов эксплоататоров и эксплоатируемых, о надклассовой роли буржуазного государства, изобретаются разные идеалистические, фальшивые фразы о наступлении новой «динамической эры» и т. д. и т. п. Но все эти шарлатанские теории и фразы не в состоянии прикрыть наготу загнивающего капитализма; они неспособны заставить массы уверовать в благодетельность капиталистических порядков и реакционной политики господствующего класса; они показывают лишь полное банкротство идеологических устоев современного империализма и прежде всего его головного отряда — империализма США. Несостоятельность идеологии англо-американских агрессоров вынуждены признать и многие буржуазные публицисты. «Наша главная слабость, — заявляет директор «Русского института» Колумбийского университета Джеройд Робинсон, — лежит 13
сейчас не в экономической или военной, а в идеологической сфере, не в области производства товаров или пушек, а в области идей. Это наша главная слабость за границей именно потому, что такова наша главная слабость у себя в стране». Один из наиболее воинствующих идеологов милитаризма, Хансон Болдуин, опубликовал в 1948 г. в Нью-Йорке книгу «Цена могущества». В ней Болдуин отмечает признаки «слабости духа» у американского народа, теряющего веру в «идеалы» американских империалистов. «Замечается, — указывает автор, — некое недоверие к нашим политическим институтам, отсутствует твердая уверенность в правоте наших идей...». Болдуин советует военным и политическим лидерам США, готовящим планы развязывания новой войны, обратить самое серьезное внимание на «состояние народного духа». В СССР, стране социализма, под руководством великой партии большевиков навсегда уничтожены все формы паразитизма, достигнуто морально-политическое единство советского общества, неуклонно растут материальное благосостояние и культура трудящихся. Советский народ под гениальным водительством великого Сталина разбил полчища гитлеровских оккупантов и спас человечество от нависшей над ним угрозы фашистского порабощения. Советское правительство в своей внешней политике последовательно защищает государственный суверенитет, свободу и независимость народов, больших и малых, стоит на страже мира и безопасности. Все это свидетельствует не только об экономическом и военном превосходстве социалистической державы, но и о превосходстве советской идеологии над идеологией империализма, о всепобеждающей силе идей коммунизма. Советский Союз стал светочем и надеждой всего угнетенного человечества. Имя Сталина является символом мира и безопасности, свободы и счастья народов. Никакой ложью и клеветой нельзя скрыть от народных масс капиталистического и подвластного ему колониального мира правду о стране социализма. Все большее влияние на народные массы советской идеологии, силу моральных принципов страны социализма вынуждены признавать теперь даже некоторые враги коммунизма. Хансон Болдуин с тревогой пишет об «идеологических и политических успехах» Советского Союза, об огромной притягательной силе «философии коммунизма», которая, как он признает, обращается «к униженным и угнетенным» и ставит своей целью достижение «братства людей». Болдуин вынужден признать вместе с тем, что во время войны американцы «в моральном отношении оказались не на высоте», что народы помнят империалистическую политику США в Латинской Америке и по отношению к Испании. «Факт применения нами впервые атомной бомбы, — пишет Болдуин, — поколебал наш престиж везде, где ценится человеческая жизнь и имеют значение идеалы и мораль... Исходя из этого, я думаю, что нам не принадлежит моральное руководство миром». 14
Делая эти вынужденные признания, Болдуин умалчивает в то же время о циничной и вероломной политике англо-американских империалистов по отношению к народам СССР, к странам народной демократии, о разбойничьей политике англо-американского империализма в странах колониального Востока. Какой же вывод из этих положений делает этот глашатай американских милитаристов? Он рекомендует своим хозяевам, учитывая «слабость духа американцев», «брожение в умах народов», «непопулярность американских идей» в широких массах населения земного шара, сосредоточить внимание на идеологической подготовке войны против СССР. Он предлагает снабдить мир «американскими идеями», развернуть широкую борьбу за «идеологический разгром» СССР, добиться победы над коммунистическими идеями. Эти призывы к организации «идеологического похода против СССР», к искоренению идей коммунизма в массах на все лады пропагандируются в милитаризованной англо-американской публицистике. «Семена коммунизма широко рассеяны по всему миру!» — восклицают в своем «труде» «Серп и звезды», изданном в Лондоне в 1948 г., супруги А. Клиффорд и Ж- Никольсон; чтобы задержать распространение коммунистической идеологии, — пишут они, — надо в противовес ей выработать «новую философию капитализма». «Коммунизм — главная опасность в Европе», «Коммунизм завоюет сначала Европу, Южную Америку, Азию, а затем трагический финал ожидает США», «Надо пустить в ход наше идейное оружие» — такого рода истошные призывы потоками низвергаются на американца ежедневно со страниц газет и журналов, из репродукторов радио и с киноэкранов. Вся американская индустрия лжи и клеветы, выступающая под флагом «информации», приведена в движение, чтобы насаждать военную истерию и запугивать массы. Из арсенала геббельсовско'й пропаганды извлечены все средства и приемы шантажа, дезинформации, клеветы на СССР, чтобы под флагом «борьбы с коммунизмом» и «большевистской опасностью» ускорить фашизацию Америки и добиться увеличения ассигнований на вооружения. Все усиливающаяся фашизация различных сторон общественной и политической жизни США является непреложным фактом. Открытая пропаганда планов установления мирового господства США; подготовка новой войны; чудовищные факты расовой дискриминации и суды Линча; приказ президента Трумэна «о проверке лойяльности» служащих и проводимая чистка государственных, культурных, общественных учреждений и организаций от лиц, заподозренных в «опасных мыслях»; присуждение писателей Говарда Фаста, Джона Говарда Лоусона, Дальтона Трумбо и многих других представителей передовой интеллигенции США к тюремному заключению за прогрессивные идеи; позорная деятельность «Комиссии по расследованию антиамериканской деятельности», реставрирующая худшие нравы средневековой инквизиции; 15
закон Тафта—Хартли о подавлении рабочего движения; предание суду руководителей компартии США, «повинных» только в том, что они являются коммунистами; насаждение расистско-фашистской идеологии — все это свидетельствует о курсе американских империалистов на фашизацию США, причем эта фашизация прикрывается фальшивой личиной «американизма», защиты «американского образа жизни». Среди рабочего класса и прогрессивных слоев интеллигенции США все громче подымаются голоса протеста против разнузданной пропаганды фашистской идеологии, против реакционной, милитаристской политики правящих кругов США. Бредовые планы «идеологического разгрома» СССР, «развенчания коммунизма» и создания «новой философии капитализма» неизбежно терпят банкротство. Никакими заклинаниями и насилиями нельзя предотвратить распространение и победу идей коммунизма, как нельзя предотвратить восход солнца. Капитализм и его идеология обречены на гибель и уничтожение всем ходом истории. СССР, строй социализма является носителем и поборником всего нового, прогрессивного, а новое, передовое, прогрессивное, учит товарищ Сталин, неодолимо. В целях «идеологического наступления на СССР», которое является составной частью военно-стратегических планов англо-аме риканских империалистов, ими пущена в ход клевета о ’мнимой агрессивности СССР и стран народной демократии. Назначение этой разнузданной клеветнической кампании — сбить с толку массы, изобразить англо-американский блок как «обороняющуюся» сторону и развязать милитаристским кругам США, капиталистическим монополиям руки в подготовке новой мировой войны. «Политика нынешних руководителей США и Англии есть политика агрессии, политика развязывания новой войны» (И. Сталин). Эта политика сопровождается разнузданной военной пропагандой, нарочитым возбуждением в массах военного психоза, истерии, страха перед мнимой опасностью. Фальсифицированная буржуазная наука включена в эту позорную пропагандистскую кампанию и лакейски служит реакционно-милитаристским кругам, нарочито извращая общеизвестные факты. Глава американских «геополитиков», директор Йельского института международных исследований Н. Спикмэн выдвинул в свое время смехотворный тезис о том, что США, якобы, оказались в опасном для них окружении. «Западное полушарие через три океана — Тихий, Северный Ледовитый и Атлантический — окружено Старым светом». Хансон Болдуин предлагает создать мощную внешнюю зону «обороны» США, которая, заявляет он, фактически охватывает весь мир. «Она, конечно, включает в себя острова Тихого океана, Британские острова, Исландию, Азорские острова, а также береговую полосу Европы и Азии». 16
Под аккомпанемент шантажистского воя о мнимой опасности, угрожающей США, идейные оруженосцы англо-американского империализма предлагают начать «превентивную» войну против СССР и стран народной демократии, объявить «крестовый поход» против коммунизма. Но так как нигде в мире среди масс проповедь войны не может найти сочувствия и так как трудящиеся всех стран земного шара видят в СССР верного стража мира и безопасности народов, то холуйствующие перед милитаризмом философы, экономисты, юристы услужливо развивают человеконенавистнические взгляды, что «война — нормальный и неотъемлемый элемент всякого человеческого общества», что «великий недостаток капитализма — недопотребление — полностью корректируется войной», что война есть «фактор оздоровления наций». Все это целиком взято из арсенала фашистских политиков, является повторением «теорий» гитлеровских идеологов войны. В отравленной атмосфере искусственно разжигаемой военной истерии, под фальшивым покровом «оборонительных мероприятий» правящие круги США и Англии проводят политику гонки вооружений, лихорадочного строительства военно-стратегических баз во всех частях света. Ассигнования на военные цели в США составили в 1949 г. 11 млрд. долл, против 1,1 млрд, долл., израсходованных в 1936 г. На 1950 г. эти ассигнования увеличиваются до 14,3 млрд, долл., а вместе с ассигнованиями по атомной комиссии, оккупационным делам, на создание резервов стратегического сырья и выполнение разбойничьих «плана Маршалла» и Северо-атлантического пакта превысят 30 млрд, долл., ассигнования же на жилищное строительство составляют всего 37 млн. долл. Военный бюджет Англии на 1949/50 г. составляет 760 млн. ф. ст. (25% общего бюджета). В маршаллизированной Франции военный бюджет доведен до 600 млрд, франков. Фальшь шантажистских ссылок американских правящих кругов на якобы «оборонительный» характер ведущейся в США гонки вооружений изобличена в выступлениях самих же американцев. Джордж Марион в своей книге «Базы и Империя» — которую, кстати сказать, в стране долларовой демократии не решилось опубликовать ни одно издательство, так что автору пришлось самому взяться за ее издание, — пишет, что США пытаются создать «Американскую империю», всемирную по своим масштабам военностратегическую систему с широкой сетью островных и континентальных баз. Через четыре года по окончании войны США держат свои войска и имеют сотни военных, военно-морских и военно- воздушных баз в 60 странах и островных группах. «... Эти цифры,— указывает Дж. Марион, — никого не наводят на мысль о «миролюбивости» наших намерений. Наши «оборонные» планы и «план «Маршалла» предстают как нечто единое. Все поведение Соединенных Штатов выявляет угрожающий облик нового военного империализма. Он пытается охватить своими щупальцами весь 2 Зак. 135 17
земной шар». Каждый дюйм пути, по которому идет американский империализм, пишет Марион, «вымощен взрывчатыми веществами новой мировой войны». Один британский государственный деятель как-то заметил, что если военным дать волю, они начали бы искать базы на Луне, для того чтобы защитить Землю от нападения с Марса. Опасность, угрожающая США, не больше опасности, угрожающей Земле со стороны Марса. Прикрываясь фальшивыми ссылками на «безопасность», милитаристическая клика в Америке требует, чтобы США имели в возможно большем количестве военные базы в Германии, Франции, Голландии, Италии и Испании, Греции и Турции, Палестине и Египте, в Китае и Японии, в Канаде и странах Латинской Америки, на островах Тихого и Атлантического океанов. Товарищ Сталин разоблачил до конца подлинную подоплеку политики правящих кругов США, которые под шантажистским предлогом «невозможности соглашения с СССР» подготовляют новую мировую войну. «Дело в том, — указывал товарищ Сталин, — что вдохновители агрессивной политики в США и Англии не считают себя заинтересованными в соглашении и сотрудничестве с СССР. Им нужно не соглашение и сотрудничество, а разговоры о соглашении и сотрудничестве, чтобы, сорвав соглашение, взвалить вину па СССР и «доказать» этим невозможность сотрудничества с СССР. Поджигатели войны, стремящиеся развязать новую войну, более всего боятся соглашений и сотрудничества с СССР, так как политика соглашений с СССР подрывает позиции поджигателей войны и делает беспредметной агрессивную политику этих господ». Товарищ Сталин неоднократно указывал, что «правительство СССР считает, что несмотря на различие экономических систем и идеологий, сосуществование этих систем и мирное урегулирование разногласий между СССР и США не только возможны, но и безусловно необходимы в интересах всеобщего мира». Лихорадочная гонка вооружений приносит золотые горы барышей подлинным правителям США и Англии — монополистическим объединениям — за счет снижения жизненного уровня трудящихся, военного бума, перекачки средств и ресурсов из стран-сателлитов и колониальных владений. Послушные воле капиталистических монополий, правящие круги США и Англии ведут политику агрессии, подготовки новой мировой войны. Многочисленные попытки подорвать самые основы Организации Объединенных Наций; создание Северо-атлантического союза, который лишает ряд стран Европы государственного суверенитета и подчиняет их политику целям установления мирового господства американского империализма; курс на восстановление военного потенциала Западной Германии и Японии; срыв мирных предложений Советского Союза о сокращении вооружений и запрещении атомного оружия и т. д. — все это звенья общей 18
программы англо-американского блока, предусматривающей развязывание новой мировой войны. Великий вождь советского народа и всего трудящегося человечества товарищ Сталин определил основы внешней политики СССР — политики мира и дружественного сотрудничества народов: «Наша внешняя политика ясна. Она есть политика сохранения мира и усиления торговых отношений со всеми странами. СССР не думает угрожать кому бы то ни было и — тем более — напасть на кого бы то ни было. Мы стоим за мир и отстаиваем дело мира. Но мы не боимся угроз и готовы ответить ударом на удар поджигателей войны». Советский Союз последовательно проводит эту сталинскую внешнюю политику мира и сотрудничества между странами. Советское правительство неоднократно вносило конкретные и действенные предложения по обеспечению мира. На заседании Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций 23 сентября 1949 г. Советский Союз снова предложил широкую и конкретную программу, направленную к укреплению мира во всем мире, которая включает в себя: осуждение ведущейся в ряде стран, в особенности в США и Англии, подготовки новой войны; осуждение как тягчайшего преступления против человечества использования атомного оружия и других средств массового уничтожения людей; запрещение атомного оружия и установление соответствующего строгого международного контроля; заключение в целях обеспечения мира Пакта по укреплению мира между США, Великобританией, Китаем, Францией и Советским Союзом. Эти мирные предложения Советского Союза срывают маску с англо-американских империалистов, кующих заговоры против мира между народами, но кричащих о «большевистской опасности». * * * Планы завоевания мирового господства, разрабатываемые американскими империалистами и их английскими подручными, имеют свои идеологические прикрытия. Нельзя идти в массы с голой проповедью агрессии и войны; слишком живы еще в памяти народов ужасы недавней войны, в огромной степени выросла политическая зрелость широчайших масс трудящихся, чтобы эти проповеди могли достигать своей цели. Поэтому подрывная работа англо-американских генеральных штабов, шпионско-разведывательных органов, грязная кухня Уолл-стрита, подсчитывающего, в каких величинах народная кровь в реторте войны будет переплавлена в золотые слитки для капиталистических монополий, — облекаются в соответствующие идеологические драпировки. Атомно-долларовая дипломатия требует от буржуазной философии и социологии «обработать» массы, подготовить их «идейно» к роли пушечного мяса в новой войне. В соответствии с этим «мозговые тресты» империализма расписывают разбойничью англо-американскую политику как «охрану 2* 19
западной цивилизации»; планы установления мирового господства англо-американских империалистов . преподносятся под флагом международного сотрудничества; программа закабаления Европы именуется воплощением «высшей морали» и т. д. Идеология империализма побила рекорд «по утонченности своего отвратительного лицемерия» (Ленин). «Новой» философией капитализма, долженствующей прикрыть экспансионистскую политику американского империализма, являются отравленные идеи космополитизма, идеи создания мирового, «сверхнационального» государства, разумеется, под главенством англо-американских империалистов. Усилия идеологов империалистической реакции направлены к тому, чтобы опрокинуть и растоптать идею национального государственного суверенитета, подорвать в массах патриотические чувства и тем самым подавить в них волю к сопротивлению агрессору. Раймонд Фосдик, один из авторов цитированного выше сборника «Жить или покончить самоубийством?», заявляет, что патриотизм ныне якобы «стал разлагающей силой». Патриотизм народных масс встал на пути агрессии англо-американских империалистов,— надо отбросить его как «разлагающую силу». Эта сила действительно разрушает планы империалистов. Развивая те же «идеи», английский буржуазный юрист Дж. Брайерли в книге «Право и государство в теории и на практике» (Лондон, 1948 г.) определяет государственный суверенитет как «опасный анахронизм», как главное препятствие к достижению «мировой общности». Для атак на идеи патриотизма, на принципы свободы и национального суверенитета народов объединились представители самых различных отраслей растленной буржуазной «науки» — философы и экономисты, юристы и историки, литераторы и публицисты. С призывом к отказу от национального суверенитета различных государств выступил, как известно, на Гаагском конгрессе «объединенной Европы» ярый поджигатель войны Черчилль. Отравленные идеи космополитизма усиленно пропагандируют бевины и блюмы, ласки и реннеры — эта правосоциалистическая агентура империалистической буржуазии в рядах рабочего класса. Космополитизм стал идеологическим оружием англо-американской империалистической буржуазии и ее сообщников. Маркс свыше ста лет назад указывал, что «патриотизм буржуазии... выродился в чистое притворство с тех пор, как ее финансовая, торговая и промышленная деятельность приобрела космополитический характер» L В целях одурачивания народных масс буржуазия еще может порой жонглировать словами «родина», «отчизна». Однако история капитализма свидетельствует о том, что «когда дело касается до классовых прибылей, буржуазия продает родину и вступает в торгашеские сделки против своего народа с какцми- 1 Архив Маркса и Энгельса, т. Ill (VIII), стр. 355. 20
угодно чужеземцами»1. Охрану своего классового господства, классовых интересов буржуазия всегда ставила и ставит превыше всего. Во имя своих корыстных интересов английская, французская, голландская, греческая и иная буржуазия согласна идти и идет в кабалу «плана Маршалла», согласна растоптать государственный суверенитет, чтобы объединенными силами империалистов задушить народно-освободительные движения, парализовать победоносное шествие коммунизма и обеспечить охрану союза капиталистов всех стран против трудящихся. Вторая мировая война и послевоенный период показали господствующим классам старого мира не только всепобеждающую силу советского патриотизма, но и силу патриотизма народов оккупированных германским фашизмом стран, их упорную борьбу против захватчиков, неодолимую мощь патриотизма трудящихся Китая, а также силу сопротивления греческих партизан, тружеников Индонезии и других стран в их борьбе против иноземных оккупантов и «своей» буржуазии, предавшей интересы народа. Отсюда важной составной частью идеологической подготовки новой мировой войны является проповедь космополитизма, при помощи которой идеологи империализма стремятся подорвать чувство патриотизма в народных массах, разоружить идейно и политически рабочий класс перед лицом империалистической агрессии. Вытекающие из указанных концепций практические рецепты, которыми наводнена англо-американская публицистика, — о замене «национальных государств универсализмом», о создании «мирового правительства», «Соединенных штатов мира», о «мировой федерации» — ставят именно эти цели — разоружить массы, чтобы облегчить осуществление планов американской агрессии. Характерно, что в этих многочисленных проектах идеологи буржуазии призывают пролетариат к отказу от классовой борьбы, к осознанию идей «общенародное™». Для пущей важности мобилизуются все аргументы — от канонов кантианской философии и папских энциклик до выводов психологии. Вся ложь и все лицемерие шарлатанской фразеологии о «мировой федерации», «мировом правительстве» на базе империализма с его колониальным рабством, непре- кращающейся дракой монополий за дележ рынков, сфер влияния и т. д. и т. п. совершенно очевидны. Товарищ Сталин учит, что «объединение народов в едином мировом хозяйстве возможно лишь на началах взаимного доверия и добровольного соглашения, что путь образования добровольного объединения народов лежит через отделение колоний от «единого» империалистического «целого», через превращение их в самостоятельные государства» 1 2. Объединение народов в едином мировом хозяйстве может быть осуществлено только на основе уничтожения всей системы империализма, на основе победы социализма. 1 В. И. Ленин, Соч., т. XXIII, стр. 158. 2 И. Сталин, Соч., т. 6, стр. 147. 21
Само собой разумеется, что в фальсифицированных проектах «социологов от империализма» на деле ни о какой «мировой федерации» речи не идет. Характерно, что из так называемой мировой федерации заранее исключаются Советский Союз и страны народной демократии. Так, известный атомник, профессор Чикагского университета Гарольд Юри, нападая на Организацию Объединенных Наций и аргументируя необходимость создания «мирового правительства», пишет: «Я считаю невозможным создание мирового правительства, включающего как Россию и ее сторонников, так и западные демократии. Таким образом... нельзя обеспечить существование всеобъемлющего мирового правительства». Дальше Гарольд Юри перечисляет те страны, которые, по его мнению, «достойны» включения в «мировую федерацию». Ясно, что речь идет об англо-американском блоке и его прихвостнях. Ученые-мракобесы, истошно кричащие, что XX век — это -век Америки, подкрепляют свои бредовые претензии доводами об особом географическом положении США, самой природой-де призванных к мировому господству, «требованиями морали» и т. п. Большая группа экономистов США, в том числе профессора Гарвардского университета, выступила со специальным «исследованием», доказывающим необходимость обеспечить за США «экономическое руководство миром». Они предлагают уничтожить все тарифные и иные барьеры, препятствующие экономической экспансии США, дабы развязать американскому империализму руки во всех частях света. Геополитические идеи, извлеченные из арсеналов гитлерэ- геббельсовской пропаганды, усиленно распространяются теперь в Соединенных Штатах Америки. Недаром немецкий фашист Герман Раушнинг, обосновавшийся в США, выступает с проповедями: учесть ошибки германского фашизма (недостаток которого заклю- чался-де в том, что он пытался создать тоталитарный режим лишь в ограниченных рамках), подорвать Организацию Объединенных Наций и создать новое всемирное тоталитарное «объединение наций» под господством США. В послании Трумэна от 19 декабря 1945 г. идея мирового господства США получила свое, так сказать, официальное выражение. В послании говорится: «Мы все должны признать, что победа, которую мы одержали, возложила на американский народ бремя постоянной ответственности за руководство миром». Под прикрытием идеологии космополитизма представители атомно-долларовой политики обосновывают планы развязывания новой войны против СССР и стран народной демократии, создания всемирной американской империи на основе применения военной силы. Тем же целям разжигания военной истерии подчинена разнузданная, шантажистская атомная психическая атака, проводимая в американской печати. Известно, что производство атомного оружия и все научно-исследовательские работы в этой области в США сосредоточены в руках нескольких крупнейших монополий: 22
химического треста Дюпон де Немур, Дженерал электрик, Вестингауз, Юнион карбид энд карбон. Общий контроль принадлежит гигантскому спруту финансового капитала — банковской группе Моргана—Меллона. Все эти тресты-миллиардеры наживают баснословные прибыли на гонке атомного вооружения. Они подчинили крупнейшее открытие в области атомной энергии целиком милитаристским замыслам и всячески тормозят в подвластных им странах все работы по использованию атомной энергии в мирных целях. Они являются вдохновителями атомного шантажа, запугивающего американцев всякими небылицами, чтобы обосновать необходимость колоссального увеличения военных кредитов. Послушные монополиям, правящие круги США и Англии систематически саботируют неоднократные мирные предложения Советского Союза о запрещении применения атомной энергии в военных целях. Под флагом борьбы с коммунизмом милитаристы США и их ученые холуи требуют провести немедленную тотальную мобилизацию экономики США (Бернард Барух), связывая это с осуществляемой ими гонкой атомного вооружения. Упомянутый выше ученый-Мракобес Гарольд Юри призывает начать против СССР и стран народной демократии «превентивную» войну с использованием атомной бомбы. Мы должны будем, заявляет он, «покорить весь мир, править им по своему усмотрению и не позволять никакому другому государству создавать оружие массовой войны». Но, к счастью для человечества, планам этих людоедов не суждено осуществиться. Монополии США на атомное оружие давно не существует. Сообщение ТАСС от 25 сентября 1949 г. кладет конец атомному шантажу американских политиков, опровергает усиленно распространявшуюся милитаристами легенду, будто бы с помощью атомной бомбы США могут осуществить новое издание гитлеровского «блицкрига» — молниеносной войны, одержать легкую победу над силами демократии и социализма и установить свое мировое господство. Несмотря на то, что СССР уже с 1947 г. владеет атомным оружием, советское правительство 23 сентября 1949 г. на заседании Генеральной Ассамблеи ООН снова предложило принять немедленные практические меры к безусловному запрещению атомного оружия и других средств массового уничтожения людей, выразив в этих предложениях желание и волю всего прогрессивного человечества к борьбе за мир, свободу и независимость народов. Своим систематическим саботажем предложений СССР о запрещении атомного оружия правящие круги США и Англии разоблачают себя в глазах всех народов в качестве поджигателей новой войны, злейших врагов человечества. Широкие слои трудящихся масс Америки, как и всего мира, передовая интеллигенция США понимают, что несет народам нынешняя «демократия» США. И не маньяки-теополитики определяют судьбы мира. Ныне миллионы простых людей разбираются в политике, и они сумеют 23
постоять за свои интересы. Идеи «блицкрига», установления «мирового господства» одной нации не новы. Они целиком взяты из гитлеровского арсенала. Советские люди, невзирая на «холодную войну», развязанную реакцией США и Англии, уверенно ведут свою созидательную работу, бдительно следят за происками мировой реакции, день за днем укрепляя и развивая могущество социалистической державы, и не поддаются ни на какой шантаж и провокации. Вторая мировая война закончилась крушением фашистской Германии, лелеявшей планы господства над миром. Такое же крушение неизбежно потерпят и англо-американские планы мирового господства. * * * В своем стремлении к установлению мирового господства империалистические круги США не только ведут политику безудержной экономической экспансии и сколачивания антисоветских военно-политических блоков (Северо-атлантический пакт), не только насаждают во многих странах свою шпионскую сеть, используя в этих целях всякое отребье, вроде фашистской клики Тито, установившей в Югославии кровавый гестаповский режим и по заданию своих англо-американских хозяев .развернувшей в ряде стран свою подлую шпионско-подрывную работу против сил демократии и социализма. Правящие круги США наряду с этим осуществляют и план широкой идеологической экспансии, пытаясь одурманить сознание народных масс маршаллизированных стран и ослабить их волю к сопротивлению империалистическим агрессорам. Журнал «Тайм» 14 июля 1948 г. писал: «Одновременно с принятием законопроекта о создании Управления экономического сотрудничества конгресс решил, что американские идеи... должны получить более широкое распространение в Европе». Это своеобразный «план Маршалла» в идеологической области. С тревогой отмечая огромную притягательную силу идей коммунизма во всем мире, духовные оруженосцы американского империализма предлагают своим хозяевам развернуть «пропаганду американских идей» за границей «с особой силой и интенсивностью». Они предлагают «снабдить мир американскими идеалами». Но «американские идеалы» империалистов — это проповедь и подготовка новой войны в интересах монополий, прославление идей милитаризма и расизма, человеконенавистничества и гангстерских нравов. Никаких иных идей буржуазия породить уже не может. Эти «американские идеалы» сдабриваются густым соусом из сексуально-порнографических описаний похождений богатых хищников и голливудских девиц, из описаний нравов банд линчевателей и криминальных изуверств шизофреников и садистов. Начиненные этими «идеалами» американские газеты и журналы, кинофильмы и радиопередачи мутным потоком устремляются в маршаллизированные страны Европы, чтобы растлевать ум и 24
воображение людей, оплевывать самые элементарные нормы человеческой морали и создавать общественную атмосферу, благоприятную для заокеанских разбойников и экспансионистов. Изготовление стандартизованных «американских идей», заводной механизм идеологической экспансии находится в США в руках «Национальной ассоциации промышленников», руководящим ядром которой является «Особый совещательный комитет»; в его состав входят представители 12 крупнейших, трестов-миллиардеров — Стандард Ойл оф Нью-Джерси, Дюпон де Немур, Джене- рал моторе, Вестингауз и другие. На вершине пирамиды некоронованных королей Америки находится банкирский дом Моргана,, контролирующий капитал на сумму, превышающую 30 млрд. долл. В руках этого генерального штаба реакционно-империалистических сил США или под его прямым контролем находится вся «информационная индустрия» США, формирующая общественное мнение: '«газетная империя», «журнальная империя», подавляющее большинство радиостанций, кинокомпаний, научных институтов и т. д. Президент «Национальной ассоциации промышленников» Уолтер Д. Фуллер состоит одновременно председателем «Национальной ассоциации издателей». Морган является фактическим издателем массовых журналов «Лайф», «Кольере», «Тайм», «Редбук», «Аме- рикэн», «Вумэнс хоум компэнион». В своей книге «1000 американцев» Джордж Сельдес на большом фактическом материале показывает, что «информационная индустрия» США, покорно выполняя волю 12 корпораций-миллиардеров, «в действительности представляет собой коммерческое, проституированное, безответственное, фальсифицирующее факты предприятие и является подлинным врагом американского народа». Типичным образчиком американского идеологического экспорта является крайне реакционный, захлебывающийся от ненависти к идеям свободы, демократии и социализма журнал «Ридерз дайджест». Этот, финансируемый по «плану Маршалла», журнал, тираж которого доведен после войны до 11 млн. экземпляров, выходит в английском, испанском, португальском, шведском, арабском и других изданиях. Отпрыском «Ридерз дайджест» во Франции является «Селексьон», выходящий миллионным тиражом и фабрикуемый в США. Многие общественные деятели стран Западной Европы с тревогой отмечают факты резкого усиления идеологической экспансии американского империализма. В своей статье «Еще один вид американского экспорта в Англию» («Уорлд ньюз энд вьюз» № 22 за 1948 г.) Дж. Уоддис пишет: «Американский империализм намерен развращать, помимо своего народа, также и народы остальных стран». Импорт американской литературы в Англию увеличился за последние годы в пять раз, 80% беллетристики, печатаемой в английских журналах, — американского происхождения. Голливуд, наводнил Англию американскими кинокартинами, что вызвало серьезный кризис английской кинопромышленности. Эттли, бевины 25
и блюмы — эти приказчики монополистического капитала — вместе со своими хозяевами, в холуйском раболепии перед долларом, бесцеремонно растаптывают и распродают национальную культуру своих стран. Составной частью идеологической экспансии американских империалистов является широкая пропаганда так называемого «американского образа жизни». Из зловонных лабораторий «информационной индустрии» США изливается на маршаллизированные страны, по выражению члена английского парламента Скеффннг- тона Лоджа, «настоящая Ниагара чепухи, сентиментальности, дешевого цинизма и порнографии, скрывающая от читателей истинную Америку». И это вполне понятно, ибо так называемый «американский образ жизни» — это «60 семейств» миллиардеров и многомиллионные массы безработных и полубезработных, периодические опустошительные кризисы и колоссальный рост преступности, расовая дискриминация негров и бесчинства банд Ку-клукс- клана, поход против научного материалистического учения и атомный шантаж. Современный «американский образ жизни» подтверждает глубокую правоту определения американского империализма, данного Лениным. Демократическая республика США, указывал Владимир Ильич, «оказалась на деле формой самого бешеного империализма, самого бесстыдного угнетения и удушения слабых и малых народов» * * * Всем ходом исторического развития целиком подтверждается тот непреложный вывод, что процессы загнивания в лагере империализма нарастают все с большей силой, и идейные оруженосцы этого лагеря не в состоянии уже выдвинуть никаких «рецептов» спасения капитализма, кроме заимствованных из фашистского арсенала, безнадежность которых доказана историей. В своей выдающейся работе «Детская болезнь «левизны» в коммунизме» В. И. Ленин писал: «Пусть буржуазия мечется, злобствует до умопомрачения, пересаливает, делает глупости... буржуазия поступает, как поступали все осужденные историей на гибель классы... Но во всех случаях и во всех странах коммунизм закаляется и растет; корни его так глубоки, что преследования не ослабляют, не обессиливают, а усиливают его» 1 2. По всему земному шару растет и ширится могучее движение народных масс за мир, за свободу народов, за социализм, опрокидывающее черные замыслы поджигателей войны. Силы демократии и социализма, вдохновленные великими идеями Ленина—Сталина, сплоченные узами пролетарского интернационализма, братской солидарности трудящихся, во сто крат могущественнее сил мировой реакции и агрессии. На страже свободы и 1 В. И. Ленин, Соч., т. XXIII, стр. 292. 2 В. И. Ленин, Соч., т. XXV, стр. 235. 26
демократии, мира и безопасности народов стоит великий Советский Союз — до конца верный принципам пролетарского интернационализма, могучий оплот и надежда всего угнетенного человечества. Крепнут и множатся силы лагеря мира и демократии, возглавляемого Советским Союзом. В рядах единого демократического фронта — международный рабочий класс, многомиллионные массы крестьянства капиталистических стран, все более втягивающиеся в освободительную борьбу народы колониальных стран, прогрессивные слои интеллигенции буржуазного мира. Историческая победа китайской демократии, положившая конец прогнившему реакционному режиму, режиму империалистического и феодального гнета, является новым сильнейшим ударом по всей системе империализма и по всем планам империалистической агрессии, крупнейшим поражением лагеря мировой реакции и поджигателей новой войны. Народная республика Китая заявила о своей решимости объединиться со всеми миролюбивыми и свободолюбивыми народами и прежде всего с Советским Союзом для защиты дела мира и безопасности. Подписанные в феврале 1950 г. исторический договор о дружбе, союзе и взаимной помощи между Советским Союзом и Китайской народной республикой, а также соглашения между СССР и Китаем о Чанчуньской железной дороге, о Порт-Артуре, Дальнем и о предоставлении Советским правительством долгосрочного экономического кредита Китайской народной республике означают огромное укрепление фронта борьбы за мир и безопасность народов против агрессивных устремлений империалистических поджигателей войны, возглавляемых финансовой олигархией США. Эти договоры и соглашения, знаменуя новую эру во взаимоотношениях между народами СССР и Китая, эру вечной дружбы и теснейшего сотрудничества между двумя величайшими народами мира, являются крупнейшим вкладом в дело укрепления мира и подлинной демократии. Крупнейшим успехом лагеря мира и демократии является образование Германской демократической миролюбивой республики, имеющее первостепенное международное значение. «Образование Германской демократической миролюбивой республики является поворотным пунктом в истории Европы. Не может быть сомнения, что существование миролюбивой демократической Германии наряду с существованием миролюбивого Советского Союза исключает возможность новых войн в Европе, кладет коней кровопролитиям в Европе и делает невозможным закабаление европейских стран мировыми империалистами» (И. Сталин). Во главе фронта борьбы против империалистического рабства, против поджигателей новой войны и разбойничьей идеологии агрессоров идут закаленные в боях коммунистические партии — армия передовых, сознательных борцов за дело Ленина—Сталина. Зарубежные коммунистические и объединенные рабочие партии насчитывают в своих рядах свыше 18 млн. борцов. Организующая роль и влияние коммунистических партий в массах растут с каж27
дым днем; в то же время падает влияние правосоциалистических раскольников рабочего движения и единого демократического фронта. «Рост, влияния коммунистов, — учит товарищ Сталин, — нельзя считать случайностью. Он представляет вполне закономерное явление. Влияние коммунистов выросло потому, что в тяжелые годы господства фашизма в Европе коммунисты оказались надежными, смелыми, самоотверженными борцами против фашистского режима, за свободу народов». Ныне коммунисты являются такими же надежными, самоотверженными борцами против планов установления мирового господства американского империализма, за национальный суверенитет своих стран, за свободу и независимость народов, за торжество идей демократии и социализма. Растут и крепнут демократические международные организации рабочего класса и всех трудящихся, воочию показывающие силу принципов пролетарского интернационализма. Всемирная федерация профсоюзов объединяет в своих рядах более 70 млн. членов, Международная демократическая федерация женщин — 80 млн., Всемирная федерация демократической молодежи — 60 млн. членов. Всемирный конгресс сторонников мира, происходивший в апреле 1949 г., провозгласил свой манифест борьбы за национальную независимость и мирное сотрудничество всех на* родов от имени общественных организаций, объединяющих 600 миллионов людей. Против реакционной политики и идеологии американского империализма объединяются все демократические, прогрессивные силы и в самих Соединенных Штатах. Вспыхнувшие в последнее время упорные забастовки рабочих авиакомпании Бендикс и фор- довских заводов, резиновой компании Гудрич и печатников, авиакомпании Белл и компании швейных машин, угольщиков и рабочих сталелитейной промышленности свидетельствуют о нарастании борьбы рабочего класса против гнета монополий, реакционного закона Тафта — Хартли. Более 300 руководителей профсоюзов, отражая настроения профсоюзных масс, выступающих против империалистических прислужников вроде профбюрократов Грина и Мэррея, осудили Северо-атлантический пакт как пакт агрессии. Конгресс деятелей культуры США в защиту мира, Национальная конференция в защиту гражданских прав — все это показатели сплочения в США сил демократии против сил реакции и агрессии. Во всем мире растет широкое, мощное, глубокое и непобедимое движение за мир между народами, за подлинную демократию, за социализм. Все новые сотни миллионов людей становятся под великое знамя Ленина — Сталина. Разбойничья практика американского империализма и бредовые проповеди его идейных оруженосцев неизбежно закончатся позорным провалом.
БУРЖУАЗНО-АПОЛОГЕТИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ „ИСКЛЮЧИТЕЛЬНОСТИ" АМЕРИКАНСКОГО КАПИТАЛИЗМА Реакционная сущность теории „исключительности” американского капитализма Современная американская политическая экономия является служанкой американских монополий. Она всегда отличалась особой угодливостью по отношению к правящим классам. Американские буржуазные экономисты и теперь занимаются восхвалением американского капитализма. Они скрывают растущие классовые противоречия в стране, пытаются держать американский рабочий класс в духовном плену, отравляя его сознание всякого рода буржуазными и мелкобуржуазными теориями. После победы пролетарской революции в России американская буржуазная политическая экономия стала орудием идеологической борьбы против Советского Союза. Огромные успехи Советского Союза, победа народной демократии в ряде стран Европы после окончания второй мировой войны, победа китайского народа, сбросившего с себя цепи колониального рабства, мощное национально-освободительное движение в колониальных странах нанесли новый сокрушительный удар по всей капиталистической системе. Эти победы вызвали злобную ярость у идеологов американского империализма. Американская политическая экономия пытается противопоставить всепобеждающему учению Ленина—Сталина буржуазноапологетическую теорию «исключительности» американского капитализма, в которой восхваляется капиталистическая система в США и всячески затушевываются все свойственные ей противоречия. Эта хвастливая «теория» имеет своей целью скрыть тот факт, что капиталистическая система во всем мире и в том числе в США несостоятельна и непрочна, что она отживает свой век. Уже в 1933 г., подводя итоги первой пятилетки, товарищ Сталин говорил: «Итоги пятилетки опрокинули утверждение буржуазных экономистов о том, что капиталистическая система хозяйства является наилучшей системой, что всякая другая система 29
хозяйства непрочна и неспособна выдержать экзамен перед лицом трудностей экономического развития. Итоги пятилетки показали, что капиталистическая система хозяйства несостоятельна и непрочна, что она уже отживает свой век и должна уступить свое место другой, высшей, советской, социалистической системе хозяйства, что единственная система хозяйства, которая не боится кризисов и способна преодолеть трудности, неразрешимые для капитализма, — это советская система хозяйства» Эти слова товарища Сталина приобретают особую силу в настоящее время, когда принципы социализма побеждают во всем мире. Никакими теориями «исключительности» американским экономистам не скрыть несостоятельности капитализма в США и его полного банкротства перед растущей социалистической системой хозяйства в СССР, идущей вперед по пути завершения строительства социалистического общества и постепенного перехода к коммунизму. Проповедники теории «исключительности» утверждали в период относительной стабилизации капитализма, что в США будет («вечное процветание» и что американской экономике не присущи экономические кризисы. Они утверждают, что американскому капитализму в отличие от капитализма других стран присущ мифический «народный характер», и отрицают, что он основан на самой беззастенчивой эксплоатации рабочего класса, широких слоев фермерства, колониальных и зависимых народов. Они утверждают, что «американский образ жизни» обеспечивает американским рабочим благоприятные условия существования, в то время как на самом деле американский рабочий класс страдает от безработицы, чрезмерной интенсивности труда, нищенских условий жизни, политического бесправия. Буржуазные экономисты рассматривают американскйй капитализм как какой-то «особый» капитализм, на который не распространяются общие законы капитализма. Разоблачая идеологов теории «исключительности», товарищ Сталин указывал, что они рассматривают американский капитализм «как нечто, стоящее вне и над мировым капитализмом»1 2. Буржуазные экономисты всячески затушевывают царящий в США режим капиталистической эксплоатации, а также угнетение американским империализмом колониальных и зависимых стран во всем мире. Они преувеличивают силы и прочность американского империализма, замазывая его внутренние и внешние противоречия, особенно обострившиеся после второй мировой войны. Основное назначение реакционной теории «исключительности» американского капитализма заключается в том, чтобы идеологи- 1 И. Сталин, Вопросы ленинизма, изд. 11, стр. 397. 2 И. Сталин, О правых фракционерах в американской компартии. Цит. по журналу «Большевик», № 1, 1930 г., стр. 9. 30
чески обезоружить американский народ и народы колониальных и. зависимых стран и вселить в них веру в могущество, прочность и незыблемость капиталистического строя в США. Эта теория из* вращает действительные законы развития капитализма в США. Теория «исключительности» американского капитализма лжива и порочна от начала до конца. Несмотря на ряд особенностей, отличающих развитие одной капиталистической страны от другой, всем капиталистическим странам, в том числе и США, присущи общие экономические за* коны капитализма, приводящие к обнищанию пролетариата, к угнетению народов собственной страны, порабощению колониальных и зависимых народов, к экономическим кризисам и империалистическим войнам. В свое время Маркс критиковал немецких филистеров, полагавших, что обнищание рабочего класса в Англии представляет собой чисто «английское» явление и что Германия не пойдет по тому же пути капиталистического развития, по которому шла Англия. В предисловии к первому изданию первого тома «Капитала» Маркс писал: «Существенна здесь, сама по себе, не более или менее высокая ступень развития тех общественных антагонизмов, которые вытекают из естественных законов капиталистического производства. Существенны сами эти законы, сами эти тенденции, действующие и осуществляющиеся с железной необходимостью. Страна, промышленно более развитая, показывает менее развитой стране лишь картину ее собственного будущего» В примечании к американскому изданию «Положение рабочего класса Англии» Энгельс подчеркивал, что и в Англии и в США, несмотря* на имеющиеся между этими странами различия, действуют одни и те же экономические законы. «Конечно, — писал Энгельс, — внешние условия жизни американского рабочего класса весьма отличны от условий английских рабочих, но и тут и там действуют одни и те же экономические законы, так что результаты, хотя и не вполне тожественные, должны все же быть одного и того же порядка» 1 2. Именно потому, что США являются главной страной капитализма, его цитаделью, общий кризис капитализма действует в США с большей силой, чем в других капиталистических странах. Это проявляется наиболее ярко в хронической недогрузке производственного аппарата и массовой безработице, которые достигли в США наибольшего развития. США стали «классической страной» по размерам хронической недогрузки производства и массовой безработицы. Американский капитализм является составной частью мирового капитализма. В США основное противоречие капитализма 1 К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. XVII, стр. 4. 2 К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. XVI, ч. I, стр. 253. 31
между общественным характером производства и частной формой присвоения носит еще более глубокий характер, чем в любой другой капиталистической стране. Именно поэтому экономические кризисы в США проявляются с большей разрушительной силой и приводят к более тяжелым последствиям, чем в других странах. Все эти факты показывают, что если уже говорить об «исключительности» американского капитализма, то только в том смысле, что в США, как главной стране капитализма, законы капитализма проявляются сильнее и опустошительнее, чем в других капиталистических странах. Теория «исключительности» американского капитализма маскирует реакционную и хищническую природу американского империализма. Американские экономисты пропагандируют ее, чтобы отравить сознание американского народа ядом шовинизма, вселить в него убеждение в превосходстве «американской системы», в праве США навязывать свои «принципы» всему миру и оправдать борьбу США за мировое господство. Лживая теория о „демократическом^ характере американского капитализма Стремление буржуазных экономистов приукрасить американский империализм ярко проявляется в их лживых утверждениях о якобы «народном» характере американского империализма и его колониальной политики. Эти лживые утверждения имеют своей задачей скрыть глубоко реакционный и хищнический характер американского империализма и глубину вызываемых им внутренних и внешних противоречий. В то же время они используются американскими монополиями как идеологическое средство в борьбе за мировое господство. После первой мировой войны, в связи с быстрым развитием акционерных компаний, многие буржуазные экономисты подняли на щит теорию «демократизации» капитала. Они утверждали, что широкое распространение среди населения акций привело к «демократизации» богатства, к уничтожению финансовой олигархии. Один из буржуазных экономистов—Карвер выпустил книгу, в которой писал, что широкое распространение акций произвело «экономическую революцию» в США и передало власть над богатством средним слоям. Досужие измышления апологетов американского империализма о «демократизации капитала» были разоблачены еще Лениным. Ленин неопровержимо доказал, что в акционерных компаниях господствует.кучка магнатов, которая в своих интересах использует акционерный капитал, а основная масса акционеров не Только не оказывает никакого влияния на дела акционерных компаний, но становится жертвой спекулятивных махинаций заправил акционерных компаний. Крупные акционерные компании размещают «рабочие» акции среди служащих и рабочих и особенно среди высокооплачиваемой 32
прослойки. Таким образом, мобилизуются капиталы за счет сбережений рабочих и служащих. «Рабочие» акции имеют значение как средство не только мобилизации сбережений рабочих, но и отравления классового сознания рабочих. Капиталисты стремятся создать у рабочих иллюзию, будто они являются «предпринимателями», «хозяевами» предприятий и, следовательно, должны работать интенсивнее и лучше, чем на чужих предприятиях. «Рабочие» акции являются, таким образом, средством дополнительной эксплоатации рабочих. Разоблачая идеологов «демократизации капитала», Ленин писал: «Демократизация» владения акциями, от которой буржуазные софисты и оппортунистические «тоже-социал-демократы» ожидают (или уверяют, что ожидают) «демократизации капитала», усиления роли и значения мелкого производства и т. п., на деле есть один из способов усиления мощи финансовой олигархии» *. Чтобы скрыть усиление эксплоатации рабочих в годы войны и е послевоенный период, американские экономисты вновь стали усиленно распространять лживые легенды о якобы «демократическом» характере американского капитализма. Так, например, Э. Джонстон писал, что американские тресты якобы не разоряют мелкие и средние предприятия, а мирно сосуществуют рядом с ними. Джонстон пропагандирует лживую, апологетическую идею, что развитие американского капитализма зиждется не на эксплоатации рабочих, а на «сотрудничестве» рабочих и капиталистов. Джонстон пускает в ход пошлую теорию «гармонии классов». Он пытается доказать, что все рабочие в США являются «капиталистами», ибо они-де могут стать собственниками акций. А капиталисты являются «рабочими», ибо «способствуют прогрессу и цивилизации» 2. Лживые побасенки о рабочих, которые, якобы, становятся капиталистами, имеют своей целью отвлечь рабочих от борьбы за свои классовые интересы. Под флагом сотрудничества классов Джон- стон оправдывает и приукрашивает наиболее утонченные методы капиталистической эксплоатации. Проповедники теории «народного», «демократического» характера американского капитализма пытаются под маской демократии скрыть реакционный и разбойничий характер американского империализма. Теория о «народном» характере американского капитализма лжива от начала до конца. Американский империализм базируется на господстве монополий во всех решающих отраслях промышленности. Позиции монополий в экономике США чрезвычайно возросли после второй мировой войны. Отсюда усиление гнета монополий и империалистической реакции во всей внутренней и внешней политике США. 1 В. И. Ленин, Соч., т. 22, изд. 4, стр. 216. 2 Е. Johnston, America Unlimited, 1944, р. 94. 3 Зак. 135 53
Решающая роль монополий в США полностью опровергает измышления американских экономистов и политических деятелей о «народном» характере американского капитализма. Средства производства в США принадлежат не народу, а крупным монополиям. Так, например, в стальной промышленности три монополии—Юнайтед Стэйтс стил корпорэйшн, Бетлехем стйл корпорэйшн и Ри- паблик стил корпорэйшн — контролируют 59% производства стали в США. В медной промышленности три монополии контролируют 65% производственной мощности заводов по рафинированию меди. Еще в большей степени монополизирована добыча медной руды — три компании дают 80% всей медной руды. В автомобильной промышленности три монополии — Дженерал Моторе, Форд и Крей- слер — производят около 90% всех автомобилей. В алюминиевой промышленности до войны все производство алюминия было сосредоточено в одной компании — Алюминум К° оф Америка. И при-такой громадной концентрации экономической мощи американских монополий американские апологеты называют капитализм в США «народным» и «демократическим». «Народный капитализм» — это совершеннейшая бессмыслица, ибо всякий капитализм и особенно современный американский капитализм основан на жестокой эксплоатации и порабощении народа и в силу этого по самому своему существу антинароден. В годы второй мировой войны буржуазную теорию о «народном» характере американского капитализма пропагандировал один из бывших руководителей американской компартии Браудер. Браудер отстаивал лживую буржуазную апологетическую теорию, будто американский монополистический капитал, в отличие от монополистического капитала других стран, является «прогрессивным» и «просвещенным». Исходя из этого он защищал идею сотрудничества рабочего класса с американской буржуазией в годы войны и в послевоенный период. При этом Браудер, принижая значение американского пролетариата, требовал признания руководящей роли буржуазии. Он лицемерно утверждал, что американский империализм, в отличие от германского и британского империализма, не ведет захватнической колониальной политики. Американский империализм якобы индустриализирует колониальные страны и выступает как носитель «прогресса» во всем мире. Браудер пропагандировал лживую буржуазную теорию, будто бы США, в отличие от других держав, не ведут колониальных войн и не захватывают чужие территории. Он писал, что США ведут «демократическую» колониальную политику. Исходя из буржуазно-апологетической оценки американского империализма, Браудер требовал, чтобы пролетариат в США прекратил классовую борьбу с буржуазией. Классовой борьбе Браудер противопоставлял борьбу двух лагерей — антифашистского и фашистского. Между тем борьба демократии против реакции и фашизма является одной из форм классовой борьбы. Демократический лагерь во всех капиталистических странах отстаивает инте34
ресы трудящихся и возглавляется коммунистическими партиями — передовым отрядом рабочего класса, а реакционный — защищает интересы монополий и возглавляется американским империализмом. Браудер применил свою теорию об исчезновении классовых противоречий и к проблеме борьбы двух систем. Он заявлял, что США якобы окончательно отказались от методов вооруженной борьбы с Советским Союзом. Браудер своими реакционными теориями пытался усыпить бдительность пролетариата, сеял реформистские иллюзии, помогая американскому империализму обманывать рабочий класс. Исходя из реформистской установки о сглаживании классовых противоречий во время войны и в послевоенный период, Браудер использовал свое руководящее положение в американской коммунистической партии, чтобы добиться во время войны ее роспуска. Ликвидация американской компартии нанесла ущерб рабочему движению в США. Большинство американской коммунистической партии не примирилось с политикой Браудера. Оно вело борьбу и разоблачало буржуазно-апологетическую сущность идеологии и практики браудеризма. Эта борьба привела к восстановлению американской компартии и исключению из ее рядов Браудера и его сторонников. Те же методы защиты американского империализма, что и Джонстон применяет группа буржуазных экономистов, демагогически выступающая под маской «критиков» американских картелей. Хотя монополии господствуют во всех важнейших отраслях промышленности США, эти экономисты утверждают, что американ. ский капитализм зиждется не на господстве монополий, а на системе «свободного предпринимательства». Так например, Филлей, автор книги о национальном богатстве США, пишет, что в США господствует «капиталистическая система, основанная на свободном предпринимательстве и конкуренции» !. «Американская система» отличается от капитализма других стран, по утверждению Филлея, тем, что в ее основе лежит свободная конкуренция, а не господство монополий. Ту же концепцию, не имеющую ничего общего с действительностью, развивает американский автор Бердж. Он пишет, что благодаря закону Шермана в США создалась, якобы, не монополистическая, а демократическая система контроля, основанная на свободной конкуренции. Закон Шермана, — утверждает Бердж, — привел «к сохранению свободных конкурирующих рынков и демократической системы промышленного контроля» 1 2. Господство монополий в США в корне подорвало положение мелких и средних предпринимателей. Последние находятся в прямой зависимости от гнета и произвола монополий. «Перед нами, — писал Ленин, — уже не конкуренционная борьба мелких и крупных, технически отсталых и технически пере1 Н. Filley, The Wealth of the Nation, 1945, p. 154. 2 У. Бердж, Международные картели, 1947 г., стр. 28 3* 35
довых предприятий. Перед нами — удушение монополистами тех, кто не подчиняется монополии, ее гнету, ее произволу» Ч Между тем буржуазные апологеты американского империализма, выполняя социальный заказ своих монополистических хозяев, пытаются создать иллюзию, что в США господствует свободная конкуренция, которая, якобы, предоставляет всем капиталистам, и в том числе мелким и средним, «равные возможности» заниматься промышленной деятельностью. Они хотят при помощи этой теории затушевать господство монополий в экономике США, гнет трестов и картелей, процесс разорения мелких и средних капиталистов. Идеологи «свободного предпринимательства» пытаются скрыть все противоречия капитализма, до крайности обостряемые господством крупных монополий. Их прислужничество перед магнатами финансового капитала особенно наглядно проявляется в том, что они отрицают эксплоатацию рабочих и абсолютное обнищание пролетариата. Представители крупных банков и трестов выступают также за «свободу предпринимательства». Этим лозунгом они стараются прикрыть свою политику удушения, гнета и произвола, дающую им возможность пускать ко дну мелких и средних капиталистов. В то же время лозунг «свободы предпринимательства» они используют как средство борьбы с рабочим классом. Прикрываясь этим лозунгом, они выступают против профсоюзов, обвиняя их в нарушении принципов «свободной конкуренции». Американские «критики» картелей выступают не против монополий, как экономической основы империализма, а против их «злоупотреблений», против отдельных проявлений их политики. В трактовке буржуазных экономистов гигантские тресты вроде Дженерал Моторе, Крейслер, Юнайтед Стэйтс стил корпорэйшн являются не монополиями, а «независимыми» предприятиями. Между тем крупные тресты являются монополиями в полном смысле слова. Бердж и другие экономисты приводят большое количество фактов о «злоупотреблениях» картелей. То, что американские экономисты считают «злоупотреблениями», на деле является нормальной, обычной деятельностью картелей. Раздел мира на сферы влияния, установление высоких монопольных цен, ограничение производства, порча товаров, патентные соглашения и т. п. — это не «отклонения», а основное содержание деятельности картелей. Бердж выступает, преимущественно, против международных картелей, в которых решающая роль принадлежит иностранным компаниям. Но он высказывается за создание чисто американских экспортных ассоциаций. 1 В. И. Ленин, Соч., т. 22, изд. 4, стр. 194. 36
Американские буржуазные экономисты распространяют реформистские «теории» о возможности, посредством установления правительственного контроля над картелями, реформировать американский империализм. «Борьба», которую ведут Бердж и другие «критики» против политики картелей, не затрагивает основ американского империализма. Такая «борьба» против картелей представляет собой буржуазный обман, имеющий целью сохранить господство трестов и картелей. Ленин писал, что «...«борьба» с политикой трестов и банков, не затрагивающая основ экономики трестов и банков, сводится к буржуазному реформизму и пацифизму, к добреньким и невинным благопожеланиям» L Социальный смысл реформистской «критики» картелей в США заключается в том, чтобы отвлечь внимание американского рабочего класса и фермеров от борьбы с американским империализмом. Джонстон и Бердж отличаются друг от друга лишь методами защиты существующей империалистической системы в США. Джонстон выступает в качестве откровенного защитника американского империализма. Бердж выступает в роли буржуазного реформатора. Невинными пожеланиями об установлении государственного контроля над картелями он хочет отвлечь трудящиеся массы от борьбы с американским империализмом/ Хищнический и антинародный характер американского империализма ярко выступает в его борьбе за мировое господство, особенно усилившейся после второй мировой войны. Теория о «демократическом» характере американского империализма понадобилась американским экономистам для того, чтобы скрыть грубо империалистический характер экспансионистской политики США. Подобно тому, как американские экономисты «превратили» хищнический американский империализм в «демократический», — они выдают захватническую агрессивную политику американского империализма за «демократическое сотрудничество передовой и отсталых наций». Монополии являются экономической основой реакции как во внутренней, так и во внешней политике империалистических стран. «Политической надстройкой над новой экономикой, над монополистическим капитализмом (империализм есть монополистический капитализм) является поворот от демократии к политической реакции. Свободной конкуренции соответствует демократия. Монополии соответствует политическая реакция» 1 2. Американские монополии, усилившиеся и разбогатевшие во время войны, представляют собой экономическую основу экспансионистской политики американского империализма. Они породили «доктрину» Трумэна, «план Маршалла» ц Северо-атлантический пакт. 1 В. И. Ленин, Соч., т. 22, изд. 4, стр. 257. 2 В. И. Ленин, Соч., т. 23, изд. 4, стр. 31.
Современная американская промышленность ориентируется в большей степени, чем когда-либо в прошлом, на захват мировых рынков сбыта товаров. Производственная мощность американской промышленности и до войны превосходила емкость внутреннего рынка. Возросшая послевоенная мощность американской промышленности в еще большей степени превосходит емкость внутреннего рынка, чем до войны. Усиление экспансионистской политики американского империализма после второй мировой войны — это прямой результат стремления американских монополий к завоеванию мировых рынков и к мировому господству. Американские буржуазные экономисты пытаются представить колониальную политику американского империализма как «особую», отличную от колониальной политики других стран. Они лицемерно скрывают империалистический характер американской колониальной политики под видом оказания «помощи», «содружества» США с отсталыми странами. Американский экономист Хансен выпустил книгу под названием «Роль Америки в мировой экономике», в которой всячески обосновывает необходимость экспорта капитала для США. Экспорт капитала, как известно, позволяет американскому империализму угнетать колониальные и зависимые страны. Чтобы скрыть империалистический характер американской колониальной политики, Хансен выступает в роли критика английской колониальной политики. «В прежнее время, — пишет Хансен, — отсталые страны всего мира были обречены на положение экономических колоний. Они были скорее придатками крупных промышленных наций. Экономическая политика промышленных стран была направлена к тому, чтобы сохранить в отсталых странах колониальную экономику. Экономически отсталые страны рассматривались как источники снабжения сырьем великих держав и как рынки сбыта для их промышленной продукции» Хансен критикует старую английскую колониальную политику для того, чтобы подчеркнуть «преимущество» американской колониальной политики, имеющей якобы цель ...развить и индустриализировать отсталые колониальные страны. Джонстон в еще большей степени, чем Хансен, рекламирует колониальную политику США, как распространение «демократии» и «американских принципов» во всем мире. Эксплоатацию американским империализмом колоний Джонстон именует «содружеством» США и колониальных стран. В действительности колониальная политика США сводится к беззастенчивому ограблению и порабощению колониальных и зависимых стран американским империализмом, к беспощадному подавлению национально-освободительного движения. Президент Трумэн выступил в июне 1949 г. с «программой экономического развития отсталых стран». Цель американской «про1 A. A. Hansen, America’s Role in the World Economy, 1945, p. 19. 38
граммы экономического развития отсталых стран» сводится к тому, чтобы облегчить американским монополиям захват новых источников сырья в колониальных и зависимых странах. Особенное внимание уделяется захвату источников стратегического сырья — урановой руды, нефти, марганцевой и железной руды, олова и др. В то же время «программа экономического развития отсталых стран» предусматривает широкий экспорт американского капитала в эти страны. Таким образом, вся «программа экономического развития отсталых стран» представляет собой расширенную программу новых американских колониальных захватов. Американские буржуазные экономисты, расписывая так называемую «цивилизаторскую» роль американского империализма, на деле стремятся скрыть тот факт, что американская колониальная политика приводит к нищете и чудовищной эксплоатации колониальных и зависимых народов. Колониальная политика США и борьба за мировое господство опровергают все измышления о «демократическом» характере американского империализма. Американская колония Порто-Рико дает наглядное представление о «демократическом» характере американского империализма и его колониальной политики. Больше полвека управляют США этой страной с населением в два миллиона человек. За это время американские монополии целиком захватили все годные для обработки земли под сахарные и другие плантации. Большая часть продуктов питания населения, особенно рис, импортируется из-за границы американскими компаниями, которые установили очень высокие цены. Трудящееся население Порто-Рико вымирает от голода. Порто-Рико является страной нищих. В то же время американские монополии в Порто-Рико наживаются и обогащаются. Население Порто-Рико лишено каких-либо политических прав. Политика американского империализма в отношении Порто- Рико и других колониальных и зависимых стран обнаруживает все лицемерие американских политиков, твердящих об «особом» характере американской колониальной политики. Проникновение американского капитала в страны Латинской Америки оказало гибельное влияние на экономическое развитие этих' стран. Американские монополии превращают колониальные страны в сырьевой придаток к своей собственной экономике. Они задерживают развитие обрабатывающей промышленности. По данным Аллена, только 7% всех американских капитален вложено в обрабатывающую промышленность латино-американских стран !. США проводят в странах Латинской Америки политику «открытых дверей и равных возможностей», «свободы доступа к естественным ресурсам и рынкам сбыта». Эта политика облегчает проникновение американских монополий в колониальные и эконо1 Д. Аллен, Международные монополии и мир, 1948 г., стр. 181. 39
мически отсталые страны и захват важнейших источников сырья Эта политика дает возможность американским монополиям душить национальную промышленность отсталых стран. Вот почему США так добивались принятия межамериканской конференцией, состоявшейся в 1945 г. в Мексике, «хартии», признающей принципы «равенства доступа» к естественным ресурсам. Эта «хартия», принятая под давлением США, облегчает американскому империализму проникновение в страны Латинской Америки и установление контроля над этими странами. Американские империалисты занимают первое место не только по искусству грабить колониальные и зависимые страны, но и по искусству скрывать грабительский характер своей колониальной политики под маской «демократии». Это можно видеть на примере Филиппин. США беспощадно эксплоатируют Филиппины больше 50 лет и, чтобы замаскировать чудовищный колониальный режим, они предоставили в июле 1946 г. Филиппинам «независимость». На на деле колониальная зависимость Филиппин от США усилилась. В 1946 г. под давлением американских монополий «независимый» филиппинский конгресс принял ряд законов, создающих самые благоприятные условия для закабаления филиппинской экономики американскими монополиями. Один из них, так называемый «закон Белла», предоставляет американским монополиям крупные концессии на Филиппинах на 28 лет. Другой закон, так называемый «Акт о торговле Филиппин», предоставляет специальные торговые привилегии американским компаниям. На Филиппинах для США создан особый торговый режим, облегчающий американским компаниям захват филиппинского рынка. В 1947 г. филиппинский конгресс одобрил поправку к конституции» предоставляющую жителям США равные права с филиппинцами в эксплоатации естественных богатств. Эта поправка дает возможность американским монополиям еще более закабалить «независимые» Филиппины. Филиппины используются и как военная база США на Тихом океане. США подчинили своему экономическому и политическому влиянию большинство стран Центральной и Южной Америки. Формально эти страны сохранили государственную независимость, но по существу они составляют колониальную империю США. Идеологи «исключительности» американского империализма пытаются представить дело так, что между США и другими странами мира нет никаких коренных противоречий. Они уверяют, что противоречия между США и зависимыми от них странами смягчаются. В действительности же после второй мировой войны противоречия между американским империализмом и зависимыми и колониальными странами обострились до невиданных ранее размеров. Формальная «независимость» стран Западного полушария не мешает американскому империализму эксплоатировать их и нажи40
ваться за их счет. Американский прогрессивный писатель Д. Марион с полным основанием относит к сфере господства США территорию в 29 млн. кв. км с населением 135 млн. человек в Западном полушарии ’. Не только страны Латинской Америки, но и Турция, Саудовская Аравия и многие другие страны формально являются независимыми, но в экономическом и политическом отношении они фактически колонии США. США после второй мировой войны осуществляют новый передел колоний и сфер влияния. При этом они проникают не только в колониальные владения побежденных стран, но подчиняют себе также колонии маршаллизированных стран. Кроме того США устанавливают свой контроль над всеми европейскими странами* принявшими «план Маршалла» и подписавшими Северо-атлантический пакт. Если до второй мировой войны американский империализм отставал по размеру своих колониальных владений от английского и французского, то после второй мировой войны ни одна страна в мире не угнетает такое количество народов, как США. Они превратились в крупнейшую колониальную державу. Борьба колониальных народов за национйльную независимость ослабляет силы американского империализма. Она является составной частью общей борьбы народов против американского империализма. Народно-освободительная армия Китая нанесла сокрушительные удары не только по гоминдановской реакции, но и по американскому империализму, стремившемуся к закабалению всего Китая. В настоящее время американский империализм, в противовес утверждению американских апологетов, стал синонимом самых зверских, самых хищнических методов угнетения колониальных народов. Американский империализм превратился в реакционнейшую силу в мире. Он помогает империалистам других стран —Англии, Франции, Голландии, Бельгии — в их борьбе за подавление развертывающегося национально-освободительного движения колониальных народов, стремясь к тому, чтобы подчинить своему господству не только колонии, но и маршаллизиро- ванные страны Европы. Теория «.исключительности** — идеологическое орудие империалистической экспансии американских монополии Одной из наиболее реакционных разновидностей теории «исключительности» американского капитализма являются буржуазнокосмополитические идеи «всемирного правительства», «века Америки» и другие. Эти идеи получили особенно широкое распространение после второй мировой войны; пропаганда этих идей буржуазными идеологами стремится доказать необходимость объединения всех 1 Д. Марион, Базы и Империя, 1948 г., стр. 189. 41
капиталистических стран в единое государство с единым правительством, подчиненным американскому империализму. Пропаганда космополитической идеи «всемирного правительства» преследует цель убедить народы мира отказаться от национального суверенитета и тем самым парализовать их волю к борьбе за сохранение национальной независимости. Буржуазный космополитизм представляет собой реакционнейшую идеологию американского империализма. Чтобы облегчить американским монополиям осуществление политики подчинения американскому империализму народов, имеющих многовековую историю самостоятельного существования, теоретические оруженосцы американского империализма стали отрицать роль и значение нации, национальной государственности и национальной культуры. Идеологи американского империализма предлагают уничтожить национальные армии и образовать «всемирную милицию». Они хотят лишить граждан независимых стран их национального гражданства и превратить их в «граждан мира». Идея образования «всемирного правительства», наряду с «доктриной Трумэна», «планом Маршалла», Северо-атлантическим пактом, представляет собою попытку оправдать и осуществить стремление американского империализма к мировому господству. «Всемирное правительство» рассматривается реакционными политиками и буржуазными идеологами как средство борьбы против СССР и стран народной демократии. Англо-американские буржуазные экономисты клевещут на советский народ и его культуру. Они стремятся натравить против Советского Союза и стран народной демократии все реакционные силы мира. В данном случае американские империалисты не оригинальны. История показывает, что империалистические страны неоднократно пытались осуществить империалистическую политику захвата чужих стран под видом образования «европейского государства» и «мирового государства». Еще перед первой мировой войной германские империалисты лелеяли планы создания «срединной Европы». Они стремились к созданию под эгидой Германии «европейского государства», в котором остальные европейские страны были бы лишены национального суверенитета. Это был план подчинения европейских стран германскому империализму. Еще более реакционными были планы «объединения Европы», выдвинутые после победы Великой Октябрьской социалистической революции. Все эти планы носили империалистический характер и были непосредственно направлены против Советского Союза. При этом самыми активными сторонниками «объединения Европы» были наиболее агрессивные империалистические государства. В период второй мировой войны германский империализм— наиболее реакционная в тот период сила — выдвинул план создания «нового порядка» в Европе, который представлял собой фашистский вариант «объединения Европы» под гегемонией гитлеровской Германии. 42
После окончания второй мировой войны американские империалисты выступили как преемники гитлеровского империализма в •его стремлении к мировому господству. В целях осуществления агрессивных планов мирового господства американские империалисты стали особенно широко пропагандировать космополитические идеи «всемирного правительства», «века Америки» и другие. Эти космополитические теории исходят из той предпосылки, что в «мировом государстве» решающую роль будет играть американский империализм. Идеологи американского империализма хотят низвести все самостоятельные страны мира до уровня отдельных штатов, подчиненных США. Американские авторы скрывают это лицемерными рассуждениями о «демократии», «экономии средств» и т. д. Так, например, один из американских авторов — О. Робертс пишет, что федерация государств «была бы важнейшей защитой индивидуальной свободы и экономического благосостояния всех ее участников. Вместо нескольких армий и флотов потребуется лишь одна армия и флот. На одном этом экономия расходов на военные цели будет для каждого народа колоссальной» !. Защищая идею «федерации государств», Робертс с присущим американским буржуазным авторам лицемерием скрывает, что под «всемирным правительством» он понимает превращение самостоятельных государств в отдельные штаты, подчиненные США. Идею создания «всемирного правительства» проповедуют заклятые враги СССР и демократии. Злейший враг свободолюбивых народов, поджигатель войны Черчилль еще в октябре 1942 г., в период, когда советские армии вели ожесточенные бои на всех фронтах, выступил с секретным меморандумом, в котором предлагал создать «Соединенные >Штаты Европы» в качестве «барьера» против Советского Союза. При этом Черчилль предлагал включить в «Соединенные Штаты Европы» Германию. Этот меморандум был написан спустя четыре месяца после данного Англией в июне 1942 г. обязательства открыть второй фронт в Европе. Этот недавно ставший известным секретный меморандум Черчилля показывает, что реакционные силы Англии и -США еще во время второй мировой войны пытались объединить все капиталистические страны Европы и выступить против СССР. Эти каннибальские планы были сорваны успехами Советской Армии. После окончания второй мировой войны идея «Соединенных Штатов Европы», как орудия борьбы против Советского Союза, стала вновь выдвигаться реакционерами всех мастей. Антидемократическая и антисоветская сущность идеи создания «всемирного правительства» видна также из того, что рьяными ее сторонниками выступают злейшие враги СССР, демократии и социализма — троцкисты. Так, например, троцкист Бернхэм требует. 1 «Cosmopolitan», September 1947. 43
чтобы Соединенные Штаты использовали все средства давления, вплоть до угрозы применения атомной бомбы, для того, чтобы ускорить образование «мирового государства». После того как такое «мировое государство» будет создано, — нагло заявил он, — «нужно немедленно начать войну против СССР и стран народной демократии». Империалистический и антисоветский 'характер космополитического лозунга «всемирного правительства» был вскрыт в докладе тов. Жданова. «...идея «всемирного правительства»,—говорил тов. Жданов, — используется не только как средство давления в целях идейного разоружения народов, отстаивающих свою независимость от посягательств со стороны американского империализма, но и как лозунг, специально противопоставляемый Советскому Союзу, который неустанно и последовательно отстаивает принцип действительного равноправия и ограждения суверенных прав всех народов, больших и малых. В нынешних условиях империалистические страны, как США, Англия и близкие к ним государства, становятся опасными врагами национальной независимости и самоопределения народов, а Советский Союз и страны новой демократии — надежной опорой в защите равноправия и национального самоопределения народов» L Идея образования «всемирного правительства» находится в полном противоречии с законом неравномерности развития капиталистических стран в эпоху империализма и ростом вызываемых им противоречий между империалистическими странами. Никакое объединение империалистических стран не может уничтожить существующих противоречий между ними. Вот почему, несмотря на заключение множества агрессивных блоков и пактов, сохраняется почва для обострения противоречий и борьбы между их участниками и в первую очередь между США и Англией. После первой мировой войны США и Англия находились одно время в блоке, в основе которого лежало соглашение против аннули- - рования союзнических долгов. Буржуазные экономисты и с.-д. теоретики рассматривали «план Дауэса» и соглашение в Локарно как условия, которые приведут к стабилизации мира, к смягчению противоречий между великими державами. Товарищ Сталин разоблачил тогда эту буржуазную легенду о смягчении англо-американских противоречий. В своем политическом отчете на XIV съезде партии товарищ Сталин говорил, что несмотря на существование англо-американского блока «борьба интересов между Англией и Америкой не ослабевает, а, наоборот, усиливается» \ 1 А. Жданов, О международном положении, Госполитиздат, 1947 г., стр. 30—31. 2 И. Сталин, Соч., т. 7, стр. 277. 44
Неравномерность развития капиталистических стран в годы второй мировой войны и в послевоенный период усилила противоречия внутри лагеря империалистов. Эти противоречия ослабляют мировой капитализм и обостряют его внутренние противоречия. Несмотря на то, что Англия превратилась в орудие американской политики в Европе, что она является зависимой от США страной, между Англией и США происходит борьба во всех частях мира. Из всех противоречий, существующих между отдельными капиталистическими странами, противоречие между США и Англией является наиболее глубоким. США и Англия, после поражения Германии, Японии и Италии, стали основными соперничающими странами в борьбе за передел мировых рынков. США широко применяют дипломатию доллара для того, чтобы взорвать существующие таможенные ограничения, затрудняющие экспорт американских товаров в Британскую империю. Американский империализм вытесняет Англию из британских колоний и доминионов. Глубокие противоречия существуют между большими и малыми странами, входящими в военно-политические группировки, создаваемые под руководством и нажимом США на основе «плана Маршалла», Северо-атлантического пакта и т. п. Используя все методы политического и экономического давления, крупные империалистические страны подавляют малые страны и лишают их фактической независимости. Реакционный характер таких империалистических объединений капиталистических стран был вскрыт еще В. И. Лениным Ленин писал: «С точки зрения экономических условий империализма, т. е. вывоза капитала и раздела мира «передовыми» и «цивилизованными» колониальными державами, Соединенные Штаты Европы, при капитализме, либо невозможны, либо реакционны» L Это высказывание В. И. Ленина сохраняет полностью свою силу и значение для понимания реакционного характера всех империалистических блоков и союзов, которые были созданы после второй мировой войны. Реакционные объединения империалистических стран не устраняют империалистических противоречий между участниками «союзов». Эти реакционные -объединения не могут уничтожить неравномерность. скачкообразность развития капиталистических стран, что делает неизбежной борьбу этих стран между собой за передел уже поделенного мира и сфер влияния. Между ними даже в рамках временного объединения неизбежна борьба. Противоречия между капиталистическими странами ослабляют международные реакционные блоки и делают их весьма уязвимыми. Но еше большим препятствием в деле осуществления агрессивной политики американского империализма является мирная политика Советского Союза, поддерживаемая прогрессивными силами всех стран мира. ’ В. И. Ленин, Соч., т. 21, изд. 4, стр. 309 45
* * * Идеологическим оружием борьбы американского империализма за мировое господство служит распространяемая американскими экспансионистами теория о «веке Америки» и ее «всемирной роли». Эти «теории» получили особенно большое распространение в США в годы войны и в послевоенный период. В основе этих буржуазно-космополитических идей лежит американский расизм, проповедующий, что США стоят выше всех других стран мира, что США являются единственной страной, которая, якобы, должна взять на себя экономическое и политическое руководство всем миром. Американские империалисты и в этом отношении являются преемниками бредовых идей гитлеровского империализма. В свое время для обоснования колониального рабства буржуазные экономисты и политики писали о «миссии белого человека». В настоящее время в американской литературе получила широкое распространение идея о «миссии Америки», призванной, якобы, руководить всем миром. Все эти космополитические экспансионистские идеи сливаются в буржуазно-апологетическую идею, что XX век — это так называемый «американский век». Американские буржуазные экономисты различают исторические эры или эпохи не по типу господствующих производственных отношений, а по названию страны, которая являлась «господствующей» в мире. Отсюда они различают «испанскую эру», «голландскую эру» господства. Девятнадцатый век — это «английская эра» мировой истории. И, наконец, XX век должен стать, по их мнению, «американской эрой» мировой истории. Г. Люс, издатель реакционных журналов «Форчюн», «Лайф» «Тайм», в 1941 г. выпустил книгу под характерным названием «Американский век». Эта книга является прямым призывом к установлению американского господства над всем миром. «XX век, — пишет Люс, — это первый век Америки как доминирующей державы в мире» Ч Весь мир, по мнению этого реакционного оруженосца американского империализма, может достойно существовать только в том случае, если он примет «американский образ жизни». Люс рьяно пропагандирует идею «американизации» всего мира, т. е. безоговорочного подчинения его американскому империализму. Люс называет американцев высшей расой «граждан мира», а США — родиной «людей высшего порядка». Исходя из чисто фашистских расовых теорий о «сверхчеловеке», Люс призывает американцев к насильственному уничтожению национальных границ других стран и к установлению во всем мире «американского образа жизни». 1 Н. Luce, The American Century, 1941, p. 27. 46
Реакционная теория об установлении «американского века> поддерживается и американскими реформистами — этими платными агентами американских монополий. Так, например, профсоюзный «теоретик» Лорвин, как и Люс, пишет, что США являются единственной страной, которая должна взять на себя руководство в осуществлении «новой эры». Лорвин выступает в качестве активного защитника «права» США на мировое господство. Как и другие буржуазные экономисты, он толкует о том, что «новая эра» приведет к созданию «всемирного правительства», «планированию» естественных ресурсов во всем мире и т. д. Идеологи «американского века» рассматривают США как основную силу, способную бороться против СССР и стран народной демократии. Они считают, что только США после второй мировой войны остались прочным бастионом капитализма. Стремление американского империализма к мировому господству находит отражение во всей внешней политике США. Президент Трумэн совершенно открыто заявил: «Наша страна хочет выполнить задачу руководства миром». Это заявление было сделано за два дня до ратификации сенатом Северо-атлантического пакта. В «плане Маршалла», в Северо-атлантическом пакте наиболее ярко проявляется стремление американского империализма «править» миром, т. е. закабалить весь мир и подчинить его власти американских монополий. Буржуазно-космополитическая теория о наступлении «американской эры», как и идея «всемирного правительства», является попыткой идеологически обосновать и оправдать экспансионистскую политику американского империализма. Они оправдывают и\ц!ериа- листические устремления американских монополий подчинить своей власти все страны мира. Все эти бредовые идеи американского империализма обречены на провал, они потерпят крах так же, как. потерпели крах аналогичные идеи гитлеровского империализма. XX век не будет «веком Америки», веком Уолл-стрита. С победой Октябрьской социалистической революции наступила новая эпоха — эпоха пролетарских революций и социализма. Именно этой революционной эпохе принадлежит будущее. XX век будет веком полного торжества великой идеологии Ленина— Сталина, веком коммунизма. «Великая Октябрьская социалистическая революция, — сказал В. М. Молотов, — раскрыла глаза народам, что век капитализма приходит к концу, и что открыты надежные пути ко всеобщему миру и к великому прогрессу народов. Судорожные усилия империалистов, под ногами которых колеблется почва, не спасут капитализма от приближающейся гибели. Мы живем в такой век, когда все дороги ведут к коммунизму» 1 В. М. Молотов, Тридцатилетие Великой Октябрьской социалистической революции, 1947 г., стр. 3Î. 47
* * * Усиленная пропаганда буржуазно-космополитических идей «всемирного правительства», «века Америки» после второй мировой войны не является случайностью. Американский империализм стремится к захвату не только отсталых, колониальных стран, но и европейских, промышленно развитых. Разоблачая Каутского, который сводил империализм к аннексии аграрных областей, Ленин писал: «Для империализма характерно как раз стремление к аннек- тированию не только аграрных областей, а даже самых промышленных (германские аппетиты насчет Бельгии, французские насчет Лотарингии), ибо, во-1-х, законченный раздел земли вынуждает, при переделе, протягивать руку ко всяким землям; во-2-х, для империализма существенно соревнование нескольких крупных держав в стремлении к гегемонии, т. е. к захвату земель не столько прямо для себя, сколько для ослабления противника и подрыва его гегемонии...»1. Это положение Ленина было подтверждено всеми крупными войнами за передел мира. Ни одна крупная империалистическая держава не «ограничивалась» аннексией аграрных стран. Все они стремились подчинить себе и европейские народы, уже сложившиеся в нации, имеющие многовековую национальную государственность и культуру. Так, например, фашистская Германия во время второй мировой войны лишила национальной независимости такие европейские страны, как Франция, Бельгия, Норвегия, Дания и др. «Немецкие захватчики, — говорил товарищ Сталин, — поработили народы европейского континента от Франции до Советской Прибалтики, от Норвегии, Дании, Бельгии, Голландии и Советской Белоруссии до Балкан и Советской Украины, лишили их элементарных демократических свобод, лишили их права распоряжаться своей судьбой, отняли у них хлеб, мясо, сырье, превратили их в своих рабов, распяли на крест поляков, чехов, сербов и решили, что, добившись господства в Европе, они могут теперь строить на этой основе мировое господство Германии. Это называется у них — «новый порядок в Европе» 2. Лишение многих европейских народов независимости фашистской Германией в период второй мировой войны вызвало во всех оккупированных Германией странах национально-освободительную войну против германского фашизма. После окончания второй мировой войны национальный вопрос в Западной Европе и в других странах мира вновь обострился в результате экспансионистской политики США. Против «доктрины Трумэна», «плана Маршалла», Северо-атлантического пакта вы1 В. И. Ленин, Соч., т. 22, изд. 4, стр. 255—256. . 2 И. Сталин, О Великой Отечественной войне Советского Союза, 1944 г., стр. 29. 48
ступают прогрессивные силы всего мира. Особенное значение приобрел национальный вопрос для Германии в связи с тем, что США расчленили ее и оккупировали Западную Германию. В условиях империализма и общего кризиса капитализма буржуазия ни в одной капиталистической стране не может возглавить борьбу народа за национальную независимость. Ее классовые интересы диктуют ей союз с буржуазией агрессивных стран для борьбы с пролетарским и демократическим движением внутри страны. Ее классовые интересы находятся в непримиримом противоречии с интересами народов. Французская буржуазия отдала Францию на разграбление гитлеровской Германии в 1940 г. главным образом потому, что боялась роста демократического движения внутри страны. Она предпочла отдать Францию гитлеровской Германии и в союзе с ней подавить демократическое движение в стране. Правые социалисты были проводниками этой предательской антинародной политики. И в настоящее время во всех капиталистических странах Европы представители крупной буржуазии выступают за союз с американским империализмом против собственного народа. Буржуазные экономисты и социологи, правые социалисты европейских стран действуют как агентура американского империализма, подтачивающая изнутри силу сопротивления народов американской агрессии. Коренные интересы народа представляет рабочий класс каждой страны. Руководителем национально-освободительной борьбы как в крупных колониальных странах, так и в странах Западной Европы выступает только пролетариат, руководимый коммунистической партией. Идея «всемирного правительства» — это идеологическое оружие 'стран-захватчиков, стремящихся к мировому господству. Но эти космополитические идеи поддерживаются господствующими классами тех стран, которые являются жертвой агрессии или которьш угрожает агрессия. Правые социалисты во всех капиталистических странах вместе с откровенными империалистами отказываются от национального суверенитета, от собственного народа и пресмыкаются перед американским империализмом. Таким образом, все теории, проповедуемые американскими империалистами и их идеологами, имеют служебное значение — облегчить осуществление разбойничьих планов американского империализма, направленных против национальной независимости народов. Космополитизм и буржуазный национализм являются двумя сторонами одного и того же явления. Идеологи американского империализма наряду с пропагандой космополитических теорий проповедуют внутри США крайний национализм, расизм. Буржуазия стремится привить американскому народу взгляд, что США выше всех народов мира, что они должны «править миром». 49
Американская буржуазия пытается вовлечь американский народ в новую мировую войну. Буржуазный национализм является таким же средством идеологической подготовки к новой мировой войне, как и космополитизм. Они дополняют друг друга. Американские империалисты поддерживают буржуазный национализм и в других странах, рассматривая его как орудие борьбы с прогрессивными силами. Об этом наиболее ярко свидетельствует Югославия. Шпионская клика Тито, начав с позиций буржуазного национализма, перешла затем к фашизму и прямому предательству национальных интересов Югославии, которая находится сейчас под контролем американского капитала. Югославское правительство полностью сомкнулось с империалистическими кругами США в борьбе против СССР и стран народной демократии, против коммунистических партий, против всего лагеря мира, демократии и социализма. Космополитические теории о «ликвидации» нации при капитализме, о необходимости ликвидации национальной государственности и отказа от национального суверенитета ничего общего не имеют с подлинной наукой и находятся в вопиющем противоречии с законами и тенденциями общественного развития. Ленин писал, что национальные и государственные различия между народами и странами «...будут держаться еще очень и очень долго даже после осуществления диктатуры пролетариата во всемирном масштабе...» !. Именно поэтому марксизм-ленинизм всегда боролся против нигилизма в национальном вопросе. Сколько бы ни толковали американские идеологи империализма о «мировом государстве», о «мировом гражданстве» и т. д.. й сколько бы ни создавали агрессивных пактов, им не удастся ликвидировать нации и стремление народов к сохранению своей национальной независимости. Историческое развитие каждого народа, происходит на той национальной почве, на которой он рос и развивался. Развертывающаяся во всем мире борьба народов за независимость нанесет сокрушительный удар по американским планам установления мирового господства. В борьбе народов против американского империализма, за сохранение своей национальной независимости решающую роль играет Советский Союз. Советский Союз является основной силой, объединяющей все прогрессивные, демократические силы в борьбе с агрессивной политикой англо-американского империализма. В противовес империалистической политике США, Советский Союз выступает в качестве защитника национального суверенитета всех стран, больших и малых. 1 В. И. Ленин, Соч., т. XXV, стр. 227. 50
В речи, произнесенной в честь финляндской правительственной делегации 7 апреля 1948 г., товарищ Сталин говорил: «Многие не верят, что могут быть равноправными отношения между большой и малой нациями. Но мы, советские люди, считаем, что такие отношения могут и должны быть. Советские люди считают, что каждая нация, — все равно — большая или малая, имеет свои качественные особенности, свою специфику, которая принадлежит только ей и которой нет у других наций. Эти особенности являются тем вкладом, который вносит каждая нация в общую сокровищницу мировой культуры и дополняет ее, обогащает ее. В этом смысле все нации — и малые, и большие, — находятся в одинаковом положении, и каждая нация равнозначна любой другой нации»*1. В противовес буржуазно-космополитическим теориям «всемирного правительства», «века Америки», коммунистические партии во всех странах мира отстаивают идею защиты национальной независимости, свободы и суверенитета своих стран. Они мобилизуют и возглавляют все прогрессивные силы для борьбы против планов закабаления Европы, против развязывания новой мировой войны. Неомальтузианство и геополитика на службе американского империализма Как известно, империалистические войны вызываются господством монополий и их борьбой за передел мира. Борьба США за мировое господство после второй мировой войны особенно усилилась прежде всего потому, что в империалистическом лагере соотношение сил изменилось в пользу США. В силу этого "правящие реакционные силы США выступают в роли поджигателей новой мировой войны. Оруженосцы американского монополистического капитала пытаются империалистическую агрессию США обосновать «естественными», а не общественными условиями, возрождая и используя «доводы» из фашистского арсенала. Идеологи американского империализма подняли на щит давно разоблаченные Марксом и Лениным реакционные идеи Мальтуса. Современные буржуазные экономисты, социологи, философы США сделали из его теории еще более реакционные выводы, чем в свое время сделал из нее сам Мальтус и его последователи. Мальтус утверждал, что в человеческом обществе действуют «вечные» естественные законы, которые будто бы приводят к тому, что средства существования увеличиваются в арифметической прогрессии, а рост населения в геометрической. Этот «закон» Мальтус выводил из якобы существующего «естественного» закона убывающего плодородия земли. Этими мнимыми «законами» Мальтус и 1 «Большевик», 1948 г., № 7, стр. 2. 4* 51
мальтузианцы «объясняли» нищету рабочего класса при капитализме, безработицу, низкую заработную плату рабочих. Мальтузианцы рассматривали безработицу не как относительное перенаселение, обусловленное всеобщим законом капиталистического накопления, а как абсолютное перенаселение, вызванное действием несуществующего закона убывающего плодородия земли. Мальтус предлагал рабочим воздерживаться от деторождения, пытаясь уверить, что это есть тот путь, который якобы приведет к уничтожению перенаселения и улучшению их экономического положения. Социальное назначение мальтузианства заключалось в том, чтобы скрыть подлинные причины нищеты рабочего класса при капитализме. Мальтус сознательно ставил перед собой задачу отвлечь рабочий класс от революционной борьбы. Основоположники марксизма разоблачили до конца реакционную сущность мальтузианства. «Для Мальтуса, — писал Маркс, — характерна глубокая низость мысли; низость, которую может позволить себе только поп, который в человеческой нищете видит наказание за грехопадение...» Ч Основоположники марксизма доказали, что перенаселение, а также истощение производительных сил в сельском хозяйстве в капиталистических странах вызвано не действием мнимого закона убывающего плодородия земли, а законами развития капиталистического общества. Современные американские буржуазные экономисты, пользующиеся лжетеорией Мальтуса, преследуют еще более гнусные цели. Они не только апеллируют к вечным законам природы, чтобы дезориентировать массы, пытаясь внушить им ту ложную идею, что ответственность за нищету американских рабочих, разорение фермеров и глубокий упадок сельского хозяйства в США несет природа, а не капиталистическая система хозяйства. Они не только предлагают ограничить деторождение, как это делали их духовные отцы. Они пропагандируют империалистические войны, всячески пытаясь «доказать», что захватнические войны являются средством создать мнимое «равновесие» между численностью населения и производством предметов потребления. Современные американские мальтузианцы превратились в идеологов людоедства, мракобесов, восхваляющих империалистические войны. Один из таких мракобесов — американский «экономист» Фогт — писал, что весь земной шар перенаселен. С наглым цинизмом этот идеолог каннибализма заявляет, что болезни, мор, войны— «целительные средства», которые должны сократить население во всем мире. В США, утверждает Фогт, имеется около 40 млн. «лишних людей», которые не могут прокормиться. Кто виноват в этом? Законы природы, — отвечает Фогт — прислужник американских империалистов, ищущих в войнах средство выхода из того клубка 1 К. Маркс, Теории прибавочной стоимости, т. II, ч. 1, изд. 1936 г., стр. 205. 52
противоречий, в котором запутался современный загнивающий американский капитализм. Опыт Советского Союза, где уничтожен капитализм, а вместе с ним и ликвидированы причины, порождающие голод и нищету трудящихся масс, особенно ярко показывает нелепость и вздорность «теории», утверждающей, что голод и нищета миллионов людей вызываются законами природы. В то время как в Советском Союзе рост производства вызывает улучшение материального положения трудящихся масс, капиталистическая система хозяйства приводит к обнищанию масс, упадку сельского хозяйства и периодическим кризисам перепроизводства. Не законы природы, а законы капиталистического производства, алчность капиталистов, их неудержимая погоня за наибольшей прибылью, хищническая эксплоатация рабочих виновны в бедствиях и нищете трудящихся масс капиталистических стран. Положение в США полностью подтверждает то, что писал Ленин: «Увеличилась не трудность производства пищи, а трудность получения пищи для рабочего — увеличилась потому, что капиталистическое развитие вздуло земельную ренту и земельную цену, сконцентрировало сельское хозяйство в руках крупных и мелких капиталистов, сконцентрировало еще больше машины, орудия, деньги, без которых невозможно успешное производство. Объяснять эту растущую трудность существования рабочих тем, что природа сокращает свои дары, — значит становиться буржуазным апологетом»1. Американские мальтузианцы пытаются изобразить борьбу США за мировое господство как проявление якобы присущей всему органическому миру и в том числе человеческому обществу «борьбы за существование». Оказывается, что американские империалисты борются не за установление своего господства во всем мире, а лишь всего-навсего «за свое существование». Энгельс уже давно разоблачил эту буржуазную теорию. Он указал на полную несостоятельность попыток «подводить все многообразие исторического развития и усложнения жизни под одностороннюю и тощую формулу «борьбы за существование»1 2. Но американским мальтузианцам выгодно свести борьбу США за мировое господство к «борьбе за существование». Этим они пытаются скрыть империалистический характер этой борьбы. Для обоснования притязаний США на мировое господство идеологи американского империализма широко пользуются геополитическими теориями, заимствованными из арсенала фашистов. Под мнимым предлогом необходимости уничтожения перенаселения внутри страны они предлагают расширить границы США на основе «географического принципа», т. е. путем «включения» чужих территорий. Под видом создания «географических комплексов», кото1 В. И. Ленин, Соч., т. 5, изд. 4, стр. 95. 2 К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. XIV, стр. 434. 53
рые должны представлять «гармоническое целое», геополитики предлагают захватить в первую очередь близко расположенные страны. Намеченные к захвату территории объявляются «жизненным пространством», без которого США якобы не могут прокормить избыточное население. Так они пытаются оправдать американские планы захватов других стран, угнетения и порабощения других народов. Претензии американских империалистов на так называемое «жизненное пространство» безграничны. Американские империалисты рассматривают прежде всего Латинскую Америку как «жизненное пространство» США. Одним из орудий в осуществлении этой захватнической политики северо-американских колонизаторов является панамериканизм, лицемерно провозглашающий принцип «общности интересов» между колониальными и зависимыми странами Западного полушария — с одной стороны и американским империализмом — с другой. Под флагом панамериканизма американский империализм стремится утвердить свое экономическое, политическое и военное господство во всех странах американского континента. В сентябре 1947 г. в Рио-де-Жанейро странам Латинской Америки был навязан межамериканский пакт об «обороне» Западного полушария. Была установлена так называемая «зона безопасности», защита которой была навязана всем странам Латинской Америки. В эту «зону безопасности», кроме США, включены все страны Латинской Америки, Канада, Гренландия, Антарктика, обширные районы Северного Ледовитого, Атлантического и Тихого океанов. Эта стратегическая «зона безопасности», принятая в Рио- де-Жанейро, является как бы ближайшей зоной того «жизненного пространства», захвата которого добиваются США. Американские империалисты, как об этом свидетельствуют «план Маршалла» и Северо-атлантический пакт, включают в «жизненное пространство » не только Латинскую Америку, но и весь мир. Американские геополитики, выполняя социальный заказ экспансионистов США, стремятся к созданию «географических комплексов», в которых географические границы отдельных стран уничтожаются, а народы этих стран, превращенные в сателлитов США, лишаются национального суверенитета. Геополитикам «не нравятся» национальные границы латино-американских и европейских государств. Они развязно утверждают, что политические границы современных стран не совпадают с их естественными, географическими границами и должны быть «исправлены», разумеется, под руководством американских империалистов и в целях осуществления их господства во всем мире. Эта геополитическая болтовня американских империалистов совершенно несостоятельна. В процессе образования отдельных наций и установления границ отдельных стран географический фактор играл известную роль, но не решающую. Роль географиче54
ского фактора в развитии человеческого общества была исчерпывающим образом определена товарищем Сталиным. «Географическая среда, — писал товарищ Сталин, — бесспорно, является одним из постоянных и необходимых условий развития общества и она, конечно, влияет на развитие общества, — она ускоряет или замедляет ход развития общества. Но ее влияние не является определяющим влиянием, так как изменения и развитие общества происходят несравненно быстрее, чем изменения и развитие географической среды» 1. Все развитие человеческого общества полностью подтверждает это положение товарища Сталина. Но американским геополитикам теория о несовпадении политических границ отдельных стран с их географическими границами понадобилась для того, чтобы создать хотя бы видимость обоснования идеи «всемирного правительства», в котором решающая роль отводится США. Геополитика представляет собой империалистическую идеологию американского разбойничьего империализма. Геополитика основана на апологии войны, на лжетеории о насильственном уничтожении политических границ независимых государств и лишении независимых народов их национального суверенитета. Для обоснования своих захватнических планов американские геополитики стали твердить, что США должны обеспечить себе не только «жизненное пространство», но и «стратегическое пространство», т. е. пространство, якобы необходимое для обеспечения безопасности СЩА. Американский геополитик Тэйлор различает отдельные эпохи человеческой истории в зависимости от средств сообщения. Он различает «век парусников и проселочных дорог», «век ^пароходов и железных дорог», «век воздушных сообщений». Чтобы оправдать захват американским империализмом стратегических баз во всем мире, американские геополитики Вейгерт и другие стали распространять антинаучные теории о том, что в «век воздушных сообщений» география стала глобальной, т. е. что существует лишь один «географический комплекс», охватывающий весь земной шар. Американские геополитики развязно утверждают, что стратегические интересы США сосредоточены во всем мире, что «стратегические границы» США лежат далеко за пределами Атлантического и Тихого океанов. Социальный смысл американских геополитических теорий совершенно ясен: если «стратегическая зона» США охватывает весь мир, то отсюда недалеко до империалистического вывода о «необходимости» создания военно-стратегических баз во всех частях мира. То, что «научно» доказывают американские геополитики, практически осуществляют американские военные органы. Они под разными предлогами создали во всем мире несколько сотен военно1 История ВКП(б), Краткий курс, стр. 113. 55
стратегических баз, расположенных на огромном расстоянии от границ США. В течение нескольких десятилетий и особенно после войны в наемной американской печати пропагандируется идея об истощении запасов нефти, железной руды и т. д., чтобы обосновать необходимость новых территориальных захватов. Американские нефтяные монополии еще перед первой мировой войной вопили об «истощении» нефтяных ресурсов США. Версия об «истощении» естественных ресурсов понадобилась американским идеологам для того, чтобы придать захватническим действиям американского империализма в Латинской Америке, равно как и в других частях света, видимость объективной необходимости. Аргументом о «бедности естественных ресурсов» пользовалась Япония для оправдания своего вторжения в Китай и участия во- второй мировой войне. К этому же аргументу прибегали германские фашисты, развязывая вторую мировую войну. Этим же доводом пользуются американские империалисты, подготовляя новую мировую войну. Хозяйничание американских монополий приводит к расхищению естественных богатств страны, к хищническим методам добычи нефти, угля и других ископаемых, ведущим к огромным потерям. Но захват новых источников нефти в Латинской Америке, на БлижнелМ и Среднем Востоке объясняется не «истощением» запасов нефти в Соединенных Штатах, а погоней монополий за сверхприбылью, их стремлением к мировому господству и овладению всеми важнейшими источниками сырья, где бы они ни находились. Чтобы обосновать захват сырьевых ресурсов других стран, американский геополитик Боуман изобрел теорию о существовании «географических центров силы», которые определяются наличием стратегических ресурсов сырья. Это — центры сосредоточения сырья. Эти «географические центры силы» расположены в различных частях света. Стратегические интересы США, с циничной откровенностью заявляет Боуман, требуют, чтобы США имели доступ к этим «географическим центрам силы». Этот «довод» американских геополитиков направлен к тому, чтобы обосновать необходимость американской экспансии во всем мире. Геополитика отличается особой антисоветской направленностью. Она изучает плацдармы для войны, подготовляемой против СССР и стран народной демократии. Она рассматривает Канаду, Аляску, Арктику как «стратегические подступы» в будущей войне против; СССР. Американская геополитика является идеологическим орудием хищнического американского империализма. Чтобы обмануть общественное мнение, американские поджигатели новой войны утверждают, что все заключенные США империалистические пакты носят якобы «оборонительный характер» и имеют своей целью сохранение безопасности США. Американские империалисты пытаются оправдать свои приготовления к новой войне (гонку вооружения, милитаризацию страны, агрессивные 56
цмпериалистические договоры, военные блоки и т. п.), прибегая для; этого к злостным измышлениям о том, что угроза нападения на США исходит якобы от СССР. Советский Союз — великая страна социализма, ведущая последовательную политику мира и дружбы между народами — не угрожает ни одной стране в мире. Руководящим принципом, внешней политики Советского Союза является известное положение товарища Сталина, сформулированное в докладе на XVIII съезде партии. «Мы стоим за мир и укрепление деловых связей со всеми5 странами, — говорил товарищ Сталин, — стоим и будем стоять на этой позиции, поскольку эти страны будут держаться таких же отношений с Советским Союзом, поскольку они не попытаются? нарушить интересы нашей страны»1. Это заявление товарища Сталина опровергает все измышления' американских экономистов и политиков о мнимой «агрессивности»^ Советского Союза. В действительности именно американские империалисты, основывающие свою политику на атомном шантаже, на разжигании военного психоза, на агрессивных договорах и союзах, угрожают новой войной, направленной против СССР и стран народной демократии, против всех свободолюбивых народов. Факты полностью разоблачают несостоятельность мальтузианских, геополитических п других человеконенавистнических «теорий»' оруженосцев амёриканского империализма. Буржуазные легенды об „американском образе жизни“ и действительность Американские буржуазные экономисты применяют пресловутую* теорию «исключительности» и к вопросу о положении американского рабочего класса. Они отрицают факт абсолютного и относительного обнищания американского рабочего класса и распространяют вымыслы о якобы «высоком уровне жизни» рабочих в США. В противовес теории обнищания Маркса американские экономисты пропагандируют лживую легенду об «американском образе- жизни», который, якобы, обеспечивает всем американцам, независимо от их социального положения, высокий уровень жизни и комфорт. Пропаганда «американского образа жизни» является составной частью идеологической борьбы американского империализма за мировое господство. Она имеет целью убедить народы европейских стран, что они выиграют от потери национальной независимости и установления американского господства. Легенда об «американском образе жизни» приукрашивает и извращает действительное положение американского рабочего класса, особенно после второй мировой войны. Она скрывает обострившиеся* внутренние классовые противоречия между американской буржуа- 1 И. Сталин, Вопросы ленинизма, изд. 11, стр. 574. 57
•зией и пролетариатом, рост эксплоатации рабочего класса и его растущее обнищание. Действительное положение американского рабочего полностью опровергает измышления буржуазных экономистов о том, что в США, якобы, не действует всеобщий закон капиталистического накопления и не происходит абсолютного обнищания пролетариата. Абсолютное обнищание американского рабочего класса можно проследить за длительный период, особенно в эпоху империализма и общего кризиса капитализма, и, вопреки утверждениям буржуазных экономистов, оно усилилось в послевоенный период. После скончания второй мировой войны американские монополии значительно снизили реальную заработную плату рабочих и одновременно, применяя новейшие потогонные системы, повысили интенсивность их труда. Используя инфляцию в качестве средства повышения цен на предметы первой необходимости, американские монополии значительно ухудшают положение рабочего класса. Ре- -альная заработная плата американских рабочих в настоящее время ниже, чем она была до войны. Дороговизна жизни выросла до такой степени, что рабочие не в состоянии удовлетворить самые насущные потребности. Ежегодно возрастает дефицит между заработной платой рабочих и теми средствами, которые необходимы для поддержания самого скромного образа жизни. Профессор Калифорнийского университета Геллер, вместе с труппой экономистов, исчислил бюджет рабочей семьи, состоящей из четырех человек — отца, матери и двух детей. Этот бюджет исходит из более чем скромного образа жизни рабочей семьи. Сопоставление исчисленного Геллером бюджета с официальными данными о заработной плате рабочих показывает, что положение американских рабочих после войны резко ухудшилось по сравнению с довоенным временем. Дефицит между минимальным бюджетом рабочей семьи и заработной платой увеличился в 1948 г. по сравнению с 1939 г. на 11,4 долл, в неделю, или на 45,6 долл, в месяц. И это апологеты американского капитализма называют высоким уровнем жизни! Недельный дефицит между стоимостью прожиточного минимума рабочей семьи и заработной платой рабочего обрабатывающей промышленности (в долл.) 1 1939 г 13,4 сентябрь 1946 г 23,4 „ 1947 г. ... 24,6 1948 г 24,8 Приведенные данные показывают, что перед войной рабочие «ежемесячно недополучали 54 доллара, необходимых для поддержания самого скромного образа жизни. После войны заработная 1 «Economie Notes», май 1947 г., февраль 1948 г., апрель 1949 г. и др. 58
плата рабочих в прогрессирующей степени отставала от прожиточного минимума. В 1948 г. американский рабочий в среднем ежемесячно недополучал 100 долларов. Американские предприятия всегда отличались каторжными условиями труда рабочих. Современное американское предприятие представляет собой механизированную и автоматизированную каторгу. Всякий прогресс техники на капиталистических предприятиях — это прогресс в области эксплоатации рабочих. Характеризуя систему Тэйлора, Ленин писал: «Прогресс техники и науки означает в капиталистическом обществе прогресс в искусстве выжимать пот» Огромный рост интенсивности труда в американской промышленности способствует тому, что США побили рекорд по количеству несчастных случаев на производстве: ежегодно два миллиона рабочих получают увечья, которые для многих заканчиваются смертью или полной инвалидностью. Таковы последствия каторжной работы на капиталистических предприятиях. Назревающий с конца 1948 г. экономический кризис в США привел к дальнейшему абсолютному обнищанию американского рабочего класса. С августа 1948 г. до августа 1949 г. число полностью безработных, по преуменьшенным данным министерства торговли, увеличилось на 2,2 млн. человек. В штате Коннектикут каждый третий рабочий является безработным, в штате Род- Айленд численность безработных в июне 1949 г. составляла 22% от общего числа застрахованных рабочих. Общее число полностью безработных, по данным профсоюзов, превысило 6 млн. человек. Во многих районах страны число безработных достигает до 30% и больше общего числа рабочих. Число частично безработных увеличилось с 7,5 млн. человек в октябре 1948 г. до 12 млн. человек в середине 1949 г. Хотя нынешний экономический кризис привел к падению оптовых цен, однако розничные цены по многим продовольственным товарам не уменьшались, а росли. В отдельные месяцы розничные цены увеличивались на 5—10%, что приводило к росту стоимости жизни. Между тем заработная плата американских рабочих сокращалась. Наступление американских монополий вызвало новый подъем стачечного движения в США. В мае 1949 г. в Детройте забастовало 60 тыс. рабочих на главном заводе автомобильной компании Форда. Забастовка возникла вопреки реакционному руководству профсоюза автомобильной промышленности. В марте 1949 г. за-" бастовало 463 тыс. горняков. В сентябре 1949 г. вновь забастовало несколько сот тысяч американских шахтеров. Забастовка была вызвана нарушением угольными компаниями коллективного до1 В. И. Ленин, Соч., т. 18, изд. 4, стр. 557. 59
говора с профсоюзом горняков и невнесением ими отчислений к пенсионный фонд шахтеров. Еще более крупная стачка рабочих возникла в сентябре 1949 г. в сталелитейной промышленности. В связи с тем, что стальные монополии полностью игнорировали требования рабочих о повышении заработной платы, больше полумиллиона рабочих сталеплавильной промышленности стали бастовать. Положение рабочего класса в США значительно ухудшилось, после войны в результате усиления реакции во внутренней политике. Американское правительство приняло ряд мер, усиливающих политический гнет и имеющих целью лишить рабочих всех их завоеваний. Усиление реакции, рост фашизма в США после окончания войны связаны с агрессивной политикой монополий. Обострение общего кризиса капитализма оказало влияние на общее полевение рабочего класса и подъем стачечного движения в США. Американские монополии стремятся подавить рабочее движение. Путем фашизации страны они стремятся укрепить тыл в связи с подготавливаемой ими новой мировой войной. Все реакционные мероприятия американского правительства, направленные против рабочего класса, являются частью, внутренним разделом «доктрины Трумэна», «плана Маршалла» и Северо-атлантического договора. Между внешней политикой американского империализма и его внутренней политикой есть полное соответствие. В. И. Ленин указывал, что «выделять «внешнюю политику» из политики вообще или тем более противополагать внешнюю политику внутренней есть в корне не правильная, не марксистская, не научная мысль» С Принятие закона Тафта — Хартли, преследование коммунистов и членов других демократических организаций, чистка госаппарата от «нелойяльных» элементов — все это свидетельствует об усилении политического гнета, о наступлении реакции с целью подавления рабочего движения и подготовки «тыла» для будущей войны. «...подавляющее большинство американцев, — говорил , тов. Жданов, — не хочет повторения войны и связанных с нею жертв и ограничений. Это побуждает монополистический капитал и его прислужников в правящих кругах США изыскивать чрезвычайные средства для того, чтобы сломить оппозицию агрессивному, экспансионистскому курсу внутри страны и развязать себе руки для дальнейшего осуществления этой опасной политики» 1 2. Великим итогом второй мировой войны является поражение стран, которые были основными очагами реакции и фашизма. После окончания войны возникли новые очаги реакции и фашизма и прежде всего в самих США. 1 В. И. Ленин, Соч., т. 23, изд. 4, стр. 31. 2 А. Жданов, О международном положении, Госполитиздат, 1947 г.„ стр. 24—25. 60
Американская буржуазия все больше переходит к фашистским методам борьбы с рабочим классом и его авангардом — коммунистической партией. То обстоятельство, что американская реакционная буржуазия широко прибегает к террористическим методам борьбы против рабочего класса, свидетельствует о ее слабости, о том, что она не в состоянии управлять страной буржуазно-демократическими методами. Американская реакция стремится к изгнанию коммунистов из профсоюзов. Для этой цели создаются бесчисленные препятствия для деятельности коммунистов в профсоюзах и других общественных организациях. Закон Тафта—Хартли, нарушая все элементарные права, требует изгнания коммунистов из руководящих органов всех профсоюзов. На основании этого закона профсоюзные функционеры должны дать подписку, что они не являются коммунистами. Рабочие — члены профсоюзов электротехнической промышленности, черной металлургии, обувной, мясоконсервной, пищевой, меховой, кожевенной и других отраслей промышленности приняли решение, чтобы функционеры не давали подписки о непринадлежности к коммунистической партии. Чтобы освободить государственный аппарат от демократических элементов и превратить его в послушное орудие американской реакции, Трумэн издал 22 марта 1947 г. приказ, на основании которого государственные служащие будут увольняться при малейшем подозрении их в «нелойяльности». Трумэн предложил их всех проверить и при установлении связи правительственных служащих с какой-либо демократической организацией немедленно увольнять. Одновременно с преследованием коммунистов американские господствующие классы начали широкое наступление на все демократические и рабочие организации в США. В конце 1947 г. американское правительство объявило о существовании в США 78 «подрывных» организаций. Принадлежность к этим организациям влечет за собой увольнение правительственных служащих с работы за «нелойяльность». В список «подрывных» организаций была включена коммунистическая партия и многочисленные общественные, профсоюзные и другие организации. В этот список входят «Исследовательская ассоциация по труду», «Национальный совет американо-советской дружбы», «Американская молодежная организация борьбы за демократию», «Объединенный комитет помощи антифашистам-эмигрантам», «Конгресс борьбы за гражданские права», Джефферсоновская школа социальных наук в Нью-Йорке и аналогичные школы в Чикаго, Бостоне и Филадельфии и многие другие организации. США все больше превращаются в полицейское государство. Принадлежность к любой демократической организации является достаточным основанием для преследования американских граждан. 61
Американская реакция стремится к полной ликвидации коммунистической партии. В январе 1949 г. в Нью-Йорке началась судебная расправа над руководителями коммунистической партии США. «Суд» тянулся девять месяцев и завершился 14 октября приговором лучших сынов американского народа к многолетнему тюремному заключению. К тюремному заключению были приговорены: Юджин Деннис— генеральный секретарь Национального комитета компартии; Генри Уинстон — секретарь Национального комитета по организационным вопросам; Джон Вильямсон — секретарь по вопросам профсоюзов; Джек Стахель — работник по1 вопросам партийного* образования; Роберт Томпсон — председатель комитета компартии в штате Нью-Йорк; Гэс Холл — председатель в штате Огайо; Карл Уинтер — председатель в штате Мичиган; Джильберт Грин — председатель в штате Иллинойс; Бенджамин Дэвис — член Нью-Йоркского муниципалитета; Джон Гейтс — редактор «Дейли уоркер»; Ирвинг Поташ — вице-председатель профсоюза рабочих-меховщиков. Судебная расправа над лидерами коммунистической партии является новым американским изданием фашистского процесса над тов. Димитровым в Лейпциге. Она преследует те же цели. Американская реакция пытается обезглавить американский рабочий класс, арестовав его лидеров. Она хочет уничтожить последние остатки демократии в стране и создать такой же фашистский режим, какой существовал в гитлеровской Германии. Фашистский суд над лидерами коммунистической партии США вызвал бурк> негодования в американском народе. Этот «суд» воочию показывает, что стоит американская «демократия». Одновременно реакционные члены конгресса стали разрабатывать законопроекты о запрещении коммунистической партии. Борьбу против коммунистического движения возглавляет комиссия палаты пред ста зите- лей по расследованию антиамериканской деятельности. Эта комиссия еще в большей степени, чем существовавшая до нее комиссия Дайса, ведет травлю прогрессивных организаций в США. Всякая прогрессивная деятельность подводится под понятие «антиамериканской». Прогрессивные деятели рабочего движения преследуются за то, что их деятельность, якобы, направлена против национальной безопасности США. В одном заявлении, подписанном 20 демократическими организациями США, комиссия но* расследованию антиамериканской деятельности была охарактеризована как «передовой отряд всех антиамериканских подрывных элементов, деятельность которых ведет к разрушению демократических норм». Комиссия по расследованию антиамериканской деятельности ведет длительную упорную борьбу с Национальным советом американо-советской дружбы. Она потребовала осмотра архива Совета. Когда бывший председатель Совета Ламонт отказался представить архив комиссии по расследованию антиамериканской 62
деятельности, палата представителей США возбудила судебное- дело против председателя Национального совета американо-советской дружбы Ламонта и директора Морфорда за «неуважение к конгрессу». Под флагом борьбы с «коммунизмом» американская реакция стремится уничтожить все демократические завоевания американ- ского народа, ведет наступление на все демократические организации, выступающие против агрессивной политики американского правительства. Тов. Жданов говорил, что «...поход против коммунизма, провозглашенный американскими правящими кругами, опирающимися на капиталистические монополии, с логической неизбежностью’ приводит к посягательствам на жизненные права и интересы американских трудящихся, к внутренней фашизации политической- жизни США, к распространению самых диких, человеконенавистнических «теорий» и представлений» Г Основным носителем фашистских тенденций в США, -как и в- других капиталистических странах, являются монополии, господствующие в стране. Крупный монополистический капитал США- имеет свою центральную организацию — «Национальную ассоциацию промышленников», которая проводит реакционную политику крупнейших трестов и банков. Во главе «Национальной ассоциации» находятся Л. Дюпон — глава химического треста Дюпон деНемур, А. Слоун— представитель Дженерал Моторе и другие магнаты американского капитала. Сельдес, автор книги «Крупный капитал и фашизм», называет «Национальную ассоциацию промышленников» «фашистским государством в миниатюре». В «Национальную ассоциацию промышленников» входят такио' крупные профашистские деятели, как бывший президент Гувер, полковник Линдберг, сенатор Ванденберг, бывший по!сол США в- Англии Кеннеди, Кнудсен, Дюпоны и др. «Национальная ассоциация промышленников» тесно связана с многочисленными реакционными, фашистскими и полуфашистскими организациями и финансирует их. Кроме монополий, носителями реакции и фашизма в США- являются крупные землевладельцы, преимущественно из южных, бывших рабовладельческих штатов. До сих пор эти штаты являются очагами -реакции и мракобесия в США. В США открыто действуют фашистские организации: «Американский легион», «Лига свободы», «Америка превыше всего», «Крестоносцы», «Часовые республики» и другие. Фашистская организация Ку-клукс-клан специализировалась в области линчевания негров, уголовного бандитизма и т. д. Она является открыто фашистской организацией, выступающей против прогрессивных слоев. До сих пор деятельность Ку-клукс-клана протекает откры- 1 А. Жданов, О международном положении. Госполитиздат, 1947 г.^ стр. 25. , 63
по, а сама организация находится под защитой «демократических» законов американской республики. В конце 1946 г. суд в штате Георгия установил, что члены интинегритянской и антисемитской организации «Колумбийцы» ставили своей целью создание в США фашистского правительства. «Идеология» этой организации, по заявлению главного прокурора штата Кука, почти без изменений была заимствована из арсенала гитлеровцев. В октябре 1945 г. в городе Абсеконе состоялась закрытая конференция членов «Национальной ассоциации промышленников». <реди участников этого сборища были такие «киты» реакции, как упомянутый выше Дюпон, У. Олдрич — глава Чейз Нейшнл бэнк, И. Пью — глава нефтяной компании Сан Ойл, Уэйр — глава стального треста Уэйртон Стил компани, И. Дрэйк — представитель нефтяной компании Голф Ойл компани, контролируемой Меллоном, бывший президент Гувер и другие. Всего участвовало «66 представителей крупнейших промышленных и банковских предприятий США. Конференция обсуждала такие вопросы, как внешняя политика США, использование атомной бомбы, требования рабочих о повышении заработной платы и другие вопросы. На конференции заправил Уолл-стрита была выработана та реакционная внутренняя и внешняя политика, которая проводится правящими кругами США после окончания второй мировой войны. То, что буржуазные экономисты — эти профессиональные защитники американских монополий — называют «американским образом жизни», в действительности представляет собой режим каторги и капиталистической эксплоатации, режим политического •бесправия и реакции. Только в стране социализма — СССР и в странах народной ..демократии, вступивших на путь строительства социализма, положение рабочего класса и трудящихся масс непрерывно улучшается. Только в этих странах уничтожена эксплоатация человека че- «ловеком и собственность на орудия и средства производства находится в руках трудящихся. В СССР и в странах народной демократии рабочий класс не знает безработицы и других язв капитализма. Рост производства в этих странах неразрывно связан с подъемом благосостояния народа. Вместе с тем в СССР и в странах народной демократии народы пользуются политическими -правами, какие недоступны народам капиталистических стран. Банкротство буржуазной теории бескризисного развития американского капитализма Американские буржуазные экономисты* выдвинули насквозь «лживую теорию, будто бы американский капитализм обладает «исключительными» свойствами, которые дают ему возможность преодолеть экономические кризисы и сохранить «вечное процветание». 64
Американская экономика в период общего кризиса капитализма отличается крайней неустойчивостью. За последние тридцать лет три экономических кризиса потрясли экономику США, вступающую сейчас в новый кризис. Особенно сокрушительным был экономический кризис 1929—1933 годов. Экономические кризисы разоблачают неспособность буржуазии управлять производительными силами современного общества. Они приводят к еще большему обнищанию рабочего класса и обостряют все внутренние и внешние противоречия капитализма. Буржуазные экономисты во всех капиталистических странах пытаются объяснить экономические кризисы «случайными» явлениями, органически не присущими капитализму. Это им нужно для того, чтобы попытаться убедить рабочих в том, что капитализм будто бы не виновен в возникновении экономических кризисов, в ухудшении жизненных условий рабочих, в возрастании безработицы и т. д. Кроме того, американские буржуазные экономисты пытаются убедить рабочих, что экономические кризисы, якобы^ могут быть уничтожены в США и при сохранении капиталистического способа производства либо посредством картелей и трестов, либо путем государственного вмешательства. Американские буржуазные экономисты Чейз, Хансен, Гаррис и другие рассматривают американское буржуазное государство в качестве организующей силы буржуазного хозяйства. В действительности же государственное регулирование не в состоянии избавить капиталистические страны от экономических кризисов. Государственное регулирование приводит к обострению и усилению противоречий капитализма, оно создает предпосылки для обострения экономических кризисов. Вся история экономических кризисов полностью подтверждает положение Ленина и Сталина, что государственное регулирование не в состоянии предотвратить экономические кризисы. На протяжении более чем ста лет — говорит товарищ Сталин — «буржуазные правительства всех рангов и цветов, буржуазные деятели всех степеней и способностей, — все без исключения пытались пробовать свои силы на предмет «предупреждения» и «уничтожения» кризисов. Но все они терпели поражение. Терпели поражение, так как нельзя предупреждать или уничтожить экономические кризисы, оставаясь в рамках капитализма» Ч Военную экономику Чейз рассматривает, как разновидность «планового», «организованного» капитализма. Систему, основанную на сочетании частного предпринимательства и государственного регулирования, Чейз называет «смешанной экономикой». Чейз восхваляет капиталистическое хозяйство, в котором прово* дится государственное регулирование. Такое хозяйство он отождествляет с хозяйством рациональным, плановым. 1 И. Сталин, Вопросы ленинизма, изд. 10, стр. 350. 5 Зак. 135 65
В действительности же военная экономика, как показала особенно ярко вторая мировая война, ничего общего не имеет с плановым хозяйством. В период военной экономики имели место анархия производства, перепроизводство отдельных товаров (алюминия, магния и др.). Военная экономика США характеризовалась широко развитой спекуляцией остро дефицитными товарами, возникновением черных рынков. В условиях военной экономики существовала безработица. В 1942 г. в США насчитывалось около 2,4 млн. безработных, в 1943 г. — больше одного миллиона ’безработных. Несмотря на военно-полицейский режим в 1943 и в /1944 гг. в США бастовали по два миллиона рабочих. Военная экономика в странах капитализма — это рай для капиталистов, каторга для рабочих. И это апологет капитализма называет «плановым хозяйством». Хансен рассматривает вмешательство государства в экономическую жизнь как универсальное средство борьбы с экономическими кризисами. Прогресс экономической науки в США Хансен видит в том, что она якобы изучила пути и средства предотвращения экономических кризисов. «Я не думаю, — пишет он, — 14тобы в будущем какая-либо администрация в США сидела /сложа руки, в то время как национальный доход, как это было в 'период с 1929г. до 1932г., сократился наполовину. Мы изучили пути и средства, необходимые для того, чтобы задержать такое катастрофическое развитие. Мы не будем больше стеснять себя сомнениями, страхом и ограничениями, которые удержали нас тогда от энергичных действий» Какие* же пути и средства изобрел Хансен для предотвращения экономических кризисов? Таким средством является использование правительственных капиталов с целью «регулирования» капиталистической экономики. Весь арсенал доказательств, все теоретические хитросплетения посвящены одному — проблеме расширения притока капиталов в промышленность. Так как частные инвестиции, по признанию англо-американских экономистов, не могут обеспечить бескризисного развития капитализма, то они возлагают все надежды на государство. Недостаточный спрос, предъявляемый частным капиталом, должен быть — утверждают они — возмещен правительственным спросом. Государство должно строить египетские пирамиды или никому ненужные дворцы, лишь бы расходовать деньги и предъявлять дополнительный спрос на товары. Война, по циничному утверждению англо-американских кейнсистов, создает идеальное положение, когда государство расходует огромные средства, расширяя тем самым спрос на товары. Буржуазные сказки о возможности устранения экономических' кризисов картелями были разоблачены еще Лениным. 1 A. A. Hansen, America’s Role in the World Economy, 1945, p. 19. 66
«Устранение кризисов картелями, — писал он, — есть сказка буржуазных экономистов, прикрашивающих капитализм во что бы то ни стало. Напротив, монополия, создающаяся в некоторых отраслях промышленности, усиливает и обостряет хаотичность, свойственную всему капиталистическому производству в целом. Несоответствие в развитии земледелия и промышленности, характерное для капитализма вообще, становится еще больше, Привилегированное положение, в котором оказывается наиболее картелированная так называемая тяжелая индустрия, особенно уголь и железо, приводит в остальных отраслях промышленности «к еще более острому отсутствию планомерности...» Ч Все теории о возможности посредством государственных инвестиций предотвратить экономические кризисы имеют целью «теоретически» обосновать необходимость снижения жизненного уровня рабочего класса с целью смягчения кризисов. Откуда государство может черпать средства для расходавг чтобы искусственно поддерживать высокий спрос? Основными источниками финансирования общественных работ могут быть только налоги, займы и эмиссия денег. Все эти источники предполагают снижение жизненного уровня трудящихся. Расширение государственного спроса может итти лишь за счет сокращения индивидуального потребления трудящихся, их потребительского спроса. Следовательно, весь смысл теории Хансена заключается в обосновании необходимости изъятия части дохода трудящихся с целью финансирования монополий, сохранения и увеличения их прибылей. ' Реакционная теория бескризисного развития американского капитализма сводится к необходимости изъятия из заработной платы рабочих, из доходов фермеров крупных сумм для поддержания высокого уровня капиталистического производства. Чтобы придать своим реакционным теориям видимость «научности» и? «объективности», американские экономисты пишут, что снижение заработной платы, якобы, будет компенсировано увеличением занятости. Из этой буржуазной теории вытекает абсурдный вывод,, что сами рабочие заинтересованы в снижении своей заработной платы. По существу американские экономисты отрывают капиталистическое производство от потребления широких масс. Они предполагают растущее производство при одновременном сокращении потребления широких масс. Но капиталистическое производство в конечном счете связано « с личным потреблением широких масс. Сокращение потребления широких масс, рост обнищания рабочих неизбежно приводят к обострению противоречий между производством и потреблением и к назреванию экономических кризисов. 1 В. И. Ленин, Соч., т. 22, изд. 4, стр. 196. 5* 67
Современные англо-американские буржуазные теории соединяют в себе самое худшее, что имеется -в (реакционных «трудах» буржуазной политической экономии. Таким образом, утверждения американских буржуазных экономистов о возможности, посредством государственного регулирования, добиться бескризисного развития капиталистического хозяйства являются совершенно несостоятельными. Никакое государственное регулирование не может уничтожить основного противоречия капитализма — противоречия между общественным характером производства и капиталистической формой присвоения, порождающего анархию производства и экономические кризисы. Все меры государственного регулирования, применяемые буржуазными государствами, являются попытками разрешить противоречия капитализма за счет всемерного усиления эксплоатации рабочих и крестьян, что ведет в конечном счете лишь к обострению внутренних противоречий капитализма и к углублению экономических кризисов, к увеличению их разрушительной силы. «Посмотрите, — говорил товарищ Сталин, — как капиталисты хотят выйти из кризиса. Они снижают максимально заработную плату рабочих. Они снижают максимально цены на сырье и продовольственные продукты. Но они не хотят снижать сколько-нибудь серьезно цены на промышленные изделия. Это значит, что они хотят выйти из кризиса за счет основных потребителей товаров, за счет рабочих, за счет крестьян, за счет трудящихся тех стран, которые производят сырье и продовольствие. Капиталист^ подрубают тот сук, на котором они сидят. И вместо выхода из кризиса получается его усугубление, получается накопление новых предпосылок, ведущих к новому, еще более жестокому кризису» Ч Для того чтобы уничтожить экономические кризисы, необходимо уничтожить причины, их порождающие, т. е. капиталистическую систему хозяйства. Теория бескризисного развития американского капитализма потерпела полное банкротство еще в период относительной стабилизации капитализма. Тогда американские буржуазные экономисты твердили о прочности и незыблемости американского капитализма. Одновременно буржуазные экономисты на все лады доказывали «неизбежность краха» СССР. Накануне мирового экономического кризиса 1929 г. в США был издан отчет гуверовского комитета, написанный группой известных американских экономистов, под редакцией Гувера. В отчете гуверовского комитета утверждалось, что экономические кризисы — это явление раннего периода развития экономики США, что после кризиса 1921 г. США будто бы удалось установить гармоническое равновесие между производством и потреб- 1 И. Сталин, Вопросы ленинизма, изд. 11, стр. 325. 68
Гением. Отсюда вытекало, что США-де нечего опасаться экономических кризисов. «Некогда, — заявляли авторы книги, — характерной чертой экономического процесса был прерывистый ход производства — потребления. Процесс был скачкообразным и не поддавался предвидению: перепроизводство сменялось приостановкой производства, дабы потребление могло подтянуться» \ Но все это, утверждали эти- горе-экономисты, "было в прошлом. В последние годы США якобы удалось установить «равновесие производства и потребления». Отчет гуверовского комитета утверждал, что США находятся «в периоде большой экономической активности и высокой производительности». Исходя из этой апологетической оценки, буржуазные экономисты утверждали, что экономическому процветанию США не будет конца. Они отрицали неизбежность возникновения экономических кризисов в США. Теория «исключительности» американского капитализма имела тогда сторонников даже внутри руководства американской коммунистической партии. Накануне экономического кризиса 1929 г. правые фракционеры в лице Ловстона и его последователей утверждали, что общий кризис капитализма не распространяется на американский империализм. Они отрицали обострение классовых противоречий и полевение рабочего класса в США. Ловстон рассматривал предкризисный подъем в США как «вторую промышленную -революцию». Он развивал ложную «теорию», что предкризисный рост производства является показателем общего подъема американского капитализма и что в США возможно «вечное процветание». Правооппортунистические взгляды Ловст<я на были вскрыты и разоблачены товарищем Сталиным. «Многим кажется теперь, — говорил товарищ Сталин, — что общий кризис мирового капитализма не коснется Америки. Это, конечно, неверно. Совершенно неверно, товарищи. Кризис мирового капитализма развивается усиленным темпом, и он не может не кос- нуться американского капитализма»1 2. В противовес буржуазным экономистам товарищ Сталин говорил о неизбежности возникновения экономического кризиса в США. В условиях, когда американская промышленность была на подъеме, товарищ Сталин предсказывал приближение экономического кризиса. Последующие события полностью подтвердили гениальный прогноз товарища Сталина. В противовес предсказаниям сторонников теории «исключительности» невиданный по своей глубине и продолжительности экономический кризис охватил: все капиталистические страны мира и в том числе США. 1 Новейшие изменения в экономике Соединенных Штатов, т. I, стр. 15. 2 И. Сталин, О правых фракционерах в американской компартии, «Большевик», 1930 г., № 1, стр. 13. 69
Экономический кризис 1929 г. проявился в США с такой разрушительной силой, какой никогда еще капиталистический мир не видел. Многие миллионы безработных, резкое сокращение производства, волна банкротств, массовое уничтожение ценностей, падение цен были характерными признаками экономического кризиса. В США экономический кризис отличался исключительно глубоким и разрушительным действием. Выступая на XVI съезде партии, товарищ Сталин говорил: «Теперь — экономический кризис почти во всех промышленных странах капитализма. Теперь — сельскохозяйственный кризис во всех аграрных странах. Вместо «процветания» — нищета масс и колоссальный рост безработицы. Вместо подъема сельского хозяйства — разорение миллионных масс крестьянства. Рушатся -иллюзии насчет всемогущества капитализма вообще, всемогущества североамериканского капитализма в особенности. Все слабее становятся победные песни в честь доллара и капиталистической рационализации. Все сильнее становятся пессимистические завывания насчет «ошибок» капитализма. А «всеобщий» шум о «неминуемой гибели» СССР сменяется «всеобщим» злобным шипением насчет необходимости наказать «эту страну», которая смеет развивать свою экономику, когда кругом царит кризис. Такова картина теперь. Вышло именно так, как говорили большевики года два-три тому назад» L Экономический кризис 1929—1933 гг. с особой наглядностью показал превосходство марксистско-ленинской теории над буржуазной, банкротство буржуазной теории и в первую очередь теории бескризисного развития американского империализма. «Нужно признать, — говорил товарищ Сталин, — что буржуазные экономисты оказались полными банкротами перед лицом кризиса. Более того, они оказались лишенными даже того минимума чутья жизни, в котором не всегда можно отказать их предшественникам» 1 2. Когда экономический кризис прошел низшую точку, американские экономисты писали, что с кризисом покончено, что промышленность идет на подъем. Разоблачая лживость этих утверждений буржуазных экономистов, товарищ Сталин теоретически обосновал особенности последовавшей за кризисом депрессии, как депрессии особого рода, не влекущей за собой нового.подъема и расцвета промышленности. Товарищ Сталин говорил: «Очевидно, что мы имеем дело с переходом от точки наибольшего упадка промышленности, от точки наибольшей глубины промышленного кризиса — к депрессии, но к депрессии не обычной, а к депрессии особого рода, которая 1 И. Сталин, Соч., т. 12, стр. 236. 2 Там же, стр. 242. 70
не ведет к новому подъему и расцвету промышленности, но и не возвращает ее к точке наибольшего упадка» L Товарищ Сталин развил марксистско-ленинскую теорию кризисов и циклов применительно к условиям общего кризиса капитализма. Товарищ Сталин открыл новые черты загнивания в развитии капитализма в условиях общего кризиса капитализма. В полном соответствии с прогнозом, который был дан товарищем Сталиным, депрессия в США не привела к подъему производства. Американская промышленность, не достигнув уровня 1929 г., в 1937 г. вновь вступила в период острого и глубокого кризиса. В период экономического кризиса 1937—1938 гг. производство не упало до такого уровня, как во время кризиса 1929— 1933 гг., но оно сокращалось очень быстрыми темпами. За один 1938 г. выплавка стали сократилась почти на 44%, число действовавших доменных печей уменьшилось на 45%. Буржуазные экономисты оказались банкротами не только в оценке развития мирового капитализма, но и в своей оценке перспектив промышленного развития СССР. Славословие американского империализма сочеталось у них с бесчисленными предсказаниями о «неминуемом крахе», «гибели» СССР. Между тем простое сопоставление данных о росте производства в СССР с данными об уровне производства в США показывает огромное превосходство социалистической системы хозяйства над капиталистической. В противоположность капиталистической промышленности, промышленность в СССР росла из года в год. Советский Союз был единственной страной в мире, не знавшей экономических кризисов. В то время как промышленная продукция в 1938 г. в США была на 28%, ниже уровня 1929 г., промышленная продукция в СССР была почти в пять раз больше. Начавшаяся в 1939 г. война в Европе прервала дальнейшее развитие американского экономического кризиса. США стали выполнять военные заказы для Англии, Франции и других стран. В стране создалась военно-инфляционная конъюнктура. Вступление США во вторую мировую войну создало условия для значительного расширения военного производства. После окончания второй мировой войны в американской буржуазной литературе вновь получила широкое распространение теория бескризисного развития американского капитализма. Буржуазные экономисты написали горы книг, пытаясь доказать, что американская экономика, при соответствующем воздействии государства, может избежать послевоенного экономического кризиса. Буржуазная теория о возможности посредством государственного регулирования уничтожить экономические кризисы вновь обанкротилась в связи с назреванием нового экономического- кризиса. 1 И. Сталин, Вопросы ленинизма, изд. 11, стр. 428. 71
Несмотря на то-, что американское правительство расходует огромные средства на вооружение, на осуществление «плана Маршалла», Северо-атлантического пакта и милитаризацию экономики, в США неуклонно идет назревание нового экономического кризиса. Производство товаров с октября 1948 г. стало сокращаться. В октябре 1949 г. промышленное производство товаров в США \было на 22% ниже, чем в октябре 1948 г. По отдельным отраслям промышленности сокращение производства было более значительным, чем падение продукции в целом. Производство товаров в цветной металлургии сократилось с октября 1948 г. по июль 1949 г. на 32%, в машиностроительной — на 21%, в стальной —• на 28%, в текстильной — на 27%. Резко сократилась также работа железнодорожного транспорта. В августе 1949 г. погрузка вагонов на железных дорогах была на 18% ниже, чем в августе 1948 г. Темпы падения производства в США сейчас более значительны, чем в период экономического кризиса 1929—1933 гг. Тогда в первый год кризиса промышленное производство сократилось на 15%, а сейчас за один год — с октября 1948 г. по октябрь 1949 г. — оно упало на 22%. Промышленное производство США сократилось в конце 1949 г. больше чем на одну треть по сравнению с наиболее высоким уровнем производства, достигнутым в годы войны. В своем докладе на XV съезде партии товарищ Сталин говорил: «... из того, что производство растет, из того, что торговля растет, из того, что технический прогресс и производственные возможности возрастают, в то время как мировой рынок, пределы этого рынка и сферы влияния отдельных империалистических групп остаются более или менее стабильными, — именно из этого вырастает самый глубокий и самый острый кризис мирового капитализма, чреватый новыми войнами и угрожающий существованию какой бы то ни было стабилизации» 1. В послевоенный период резко обострилось противоречие между производственными возможностями американской промышленности и мировыми рынками сбыта. Покупательная способность американского пролетариата и широких слоев фермерства после войны сильно сократилась. Инфляция резко сократила покупательную способность рабочих и фермеров. После войны гигантски выросло противоречие между производственными возможностями американской промышленности и узким базисом потребления. Падение покупательной способности американского народа и сокращение мировых рынков способствуют нарастанию нового, глубокого экономического кризиса в США. Назревающий экономический кризис в США показал полную несостоятельность всех попыток американской буржуазии искусственными средствами предотвратить экономические кризисы. 1 И. Сталин, Соч., т. 10, стр. 274. 72
Американские экономисты утверждали, что «план Маршалла»- приведет к новой эре стабилизации капитализма. Они утверждали, что «план Маршалла» является средством избавления капитали* стического мира от экономического кризиса. Но факты показали, что «план Маршалла» не только не пре* дотвратил назревания экономического кризиса в США и в ряде* капиталистических стран, но поверг все западноевропейские страны, принимающие американскую «помощь», в состояние глу* бокого хозяйственного упадка. «План Маршалла» и программа вооружений иностранных государств создали условия для искусственной военно-инфляционной конъюнктуры в США. Но эти мероприятия не могли разрешить- одного из крупнейших противоречий современного капитализма — противоречия между производственными возможностями американской промышленности и сужающимися рынками сбыта. Если в первые годы после войны буржуазные экономисты твердили о «вечном процветании», о возможности избегнуть эко* номических кризисов, то сейчас они объяты страхом и смятением. Апологетические утверждения американских экономистов о возможности бескризисного развития капитализма после окончания второй мировой войны потерпели полный крах. Надвигающийся экономический кризис в США является новым свидетельством банкротства буржуазной теории бескризисного развития американского капитализма, свидетельством победы марксистско-ленинской теории, вновь подчеркивает превосходство социалистической системы хозяйства над капиталистической. СССР и страны народной демократии, ставшие на путь социализ* ма, являются единственными в мире странами, которые не знают экономических кризисов перепроизводства. В этих странах уничтожены причины, порождающие экономические кризисы. На общем фойе упадка производства в капиталистических странах растет и крепнет экономика в СССР и в странах народной демократии, вступивших на путь социализма. Итоги (выполнения государственного плана восстановления и развития народного хозяйства СССР за 1949 г. показывают дальнейший быстрый рост производства и общий подъем произво* дительных сил страны. В четвертом квартале 1949 г. среднемесячный выпуск валовой продукции промышленности СССР превзошел на 50% среднемесячный выпуск довоенного 1940 года. Достигнут довоенный уровень промышленного производства в районах, подвергавшихся враже* ской оккупации. В то время как США находятся в полосе надвигающегося экономического кризиса, в СССР и странах народной демократии промышленность находится на большом подъеме. Таковы итоги борьбы двух систем в экономической области. 73
* * * Несмотря на то, что американские монополии экспортируют свои захватнические реакционные идеи во все капиталистические страны, пытаясь убедить народы европейских стран не сопротивляться американской агрессии, — во всех странах мира идет мощное движение народов против развязывания новой мировой войны, против агрессии американского империализма. Борьбу против империалистической и антидемократической политики американского империализма ведет демократический и антиимпериалистический лагерь, возглавляемый СССР. Этот лагерь объединяет все силы, борющиеся против стремлений американского капитализма к мировому господству, против развязывания новой мировой войны. Советский Союз является основной силой, препятствующей осуществлению империалистической и антидемократической политики США. Он возглавляет борьбу прогрессивных сил 'всех стран мира против агрессивной политики американского империализма, против развязывания новой мировой войны. «Само существование Советского государства с его растущей мощью и международным авторитетом, а также оказываемая ему могучая поддержка демократических сил в других странах, являются непреодолимым препятствием на пути всех и всяких планов установления мирового господства тех или иных держав, что уже нашло свое историческое подтверждение в ликвидации фашистских государств, попытавшихся осуществить свои фантазерские планы мирового господства, от которых мало чем отличаются нынешние планы установления англо-американского господства» Ч Советскому Союзу принадлежит огромная заслуга в разоблачении захватнических планов американского империализма. Выступления товарища Сталина против поджигателей войны сыграли огромную роль в разоблачении провокаторов войны. В результате осуществления «доктрины Трумэна», «плана Маршалла» и заключения Северо-атлантического пакта еще больше усилилось противоречие между американским империализмом и всеми народами, которые США стремятся загнать под ярмо американского монополистического капитала. Прогрессивные силы во всех странах мира поддерживают борьбу Советского Союза за сохранение мира между народами, его борьбу против развязывания новой мировой войны. Заявления представителей коммунистических партий Франции, Италии, Англии, США и других стран о поддержке ими Советского Союза в случае вооруженного нападения на него империалистических стран являются показателями растущего сопротивления народов агрессивной политике американского империализма. 1 Заявление Министерства иностранных дел СССР о Северо-атлантическом пакте, «Правда», 29/1 1949 г. 74
Коммунистические партии во всех странах возглавляют борьбу ьсех прогрессивных сил против американского империализма и его .агрессивной политики. В противовес реакционной политике американских монополий прогрессивные силы всего мира сплачиваются для борьбы против новой мировой войны. Всемирный конгресс сторонников мира объединил сотни миллионов людей, выступающих против развязывания новой мировой войны, против Северо-атлантического пакта, против агрессивных устремлений американского империализма к мировому господству, в защиту национальной независимости всех народов, в защиту мира, демократии и прогресса. Яркой иллюстрацией готовности народов американского континента бороться за мир является созыв Американского Континентального конгресса в защиту мира, состоявшегося в сентябре 1949 г. в Мексике. В конгрессе участвовали представители прогрессивных сил 19 американских стран. Конгресс создал Американский Континентальный комитет в защиту мира, который ведет борьбу за мир в странах Западного полушария. Во всех странах Западного полушария созданы Национальные комитеты в защиту мира. Движение сотен миллионов людей за демократический мир является мощным фактором, противодействующим агрессивным устремлениям американского империализма. Прогрессивные силы в США также участвуют в общей борьбе народов против политики подготовки новой мировой войны. Коммунистическая партия является той основной силой в США, которая возглавляет борьбу против американского империализма и его политики подготовки новой мировой войны. Американский рабочий класс является частью международного рабочего класса. Он заинтересован в уничтожении фашизма во всем мире и, в первую очередь, в США. Американский рабочий класс заинтересован в уничтожении американского империализма— источника новых агрессивных войн, экономических кризисов и нищеты масс. Американский рабочий класс обладает огромной силой, которую американские реформисты подрывают, вселяя в него неверие в его собственные силы. Объединение всех демократических сил страны под руководством рабочего класса для борьбы с реакцией и фашизмом во внутренней политике, с пропагандой развязывания войны против СССР является важнейшим условием поражения империалистической реакции в США. Коммунистическая партия США —единственная партия, последовательно и до конца отстаивающая интересы американского народа. Только коммунистическая партия является последовательным защитником интересов американского рабочего класса и трудящихся фермеров. Она играет важную роль в деле разоб75
лачения реакционной внутренней и внешней политики американского правительства. Американская коммунистическая партия организует передовые силы американского рабочего класса и способствует его’ превращению в вождя американского народа в борьбе против всесилия монополий, реакции и фашизма. Американская коммунистическая партия доказала свою верность интересам американского народа своей борьбой против монополистического капитала и его реакционной внутренней и внешней политики. Будучи под судом, председатель Национального комитета коммунистической партии У. Фостер и генеральный секретарь партии. Ю. Деннис выступили 2 марта 1949 г. с заявлением, в котором они солидаризировались с заявлениями Тореза и Тольятти о политике компартии в случае нападения империалистических стран на СССР. Фостер и Деннис заявили, что если американскому империализму удастся развязать новую мировую войну, коммунисты будут выступать против нее, как войны империалистической, идущей вразрез с коренными интересами американского народа и всего человечества. Рост авторитета СССР среди трудящихся всего мира, победа стран народной демократии в Восточной и Юго-Восточной Европе, образование Германской демократической республики, обострение кризиса колониальной системы мирового империализма и, прежде всего, образование Народной республики в Китае, — все эта признаки дальнейшего обострения общего кризиса капитализма свидетельствуют об ослаблении мирового капитализма после второй мировой войны и о росте сил социализма и демократии во всем мире. Объединенные силы демократии и социализма могущественнее, чем противостоящие им силы реакции. В этом залог победы демократического лагеря над лагерем реакции, возглавляемым американским империализмом. Агрессивные планы американского империализма разобьются о стойкость народов, защищающих свою национальную независимость, дело мира, демократии и социализма.
БУРЖУАЗНЫЕ ЭКОНОМИСТЫ —ПРИСЛУЖНИКИ АМЕРИКАНСКОГО ИМПЕРИАЛИЗМА Период общего кризиса капитализма характеризуется резким обострением всех противоречий, свойственных капитализму. В этот период с особой силой проявляется противоречие между производительными силами и капиталистическими производственными отношениями. Капитализм воочию демонстрирует свою неспособность использовать производительные силы. Это прежде всего сказывается в характерной для периода общего кризиса капитализма хронической недогрузке основного капитала и в образовании хронической безработицы—миллионных армий безработных, превратившихся из резервных в постоянные армии безработных. Это проявляется также в небывалом обострении экономических кризисов, сказавшемся особенно отчетливо на мировом экономическом кризисе 1929—1933 гг., и модификации всего экономического цикла. В период общего кризиса капитализма проблема экономических крйзисов стала одной из самых грозных проблем, стоящих перед американским капитализмом. В этот период основное внимание буржуазных экономистов сосредоточено на вопросе — каким образом’можно предотвратить наступление кризиса. Американский буржуазный экономист Арнольд Тормен писал в 1948 г.: «Половина энергии наших экономистов посвящена размышлениям о том, когда наступит ближайшая депрессия» 1 (буржуазные экономисты, как известно, предпочитают вместо кризиса говорить о депрессии). Тот же автор меланхолически признается: «Крах 1929 г. снова появился на нашем празднике, как дух Банко. Каждая экономическая проблема, беспокоившая нас в течение долгих лет депрессии, снова на нашем пороге» 1 2. Упоминание о кризисе 1929 г. не случайно. Этот величайший в истории капитализма экономический кризис «сильнее всего поразил главную страну капитализма, его цитадель, САСШ»3. 1 Arnold Thurman, Must 1929 repeat itself, «Harvard Business Review»» January 1948, p. 45. 2 Там же, стр. 43. 3 И. Сталин, Вопросы ленинизма, изд. 10, стр. 351. > 77
Американская буржуазия больше всего боится повторения кризиса» таких же масштабов, как кризис 1929—1933 гг. Зловещая тень этого кризиса наложила свой отпечаток на трактовку всех политико-экономических проблем современности. «Помни о кризисе 1929 г.» — эти слова можно было бы взять эпиграфом к большинству теоретических работ по экономике, вышедших в США за последние 15 лет. В этом отношении характерно высказывание Хансена. Он пишет: «Великая депрессия, начавшаяся в 1929 г.э может быть отмечена как одно из наиболее глубоко потрясающих событий во всей мировой истории. Она тысячью путей расшатала старые шаблоны человеческого мышления и, в особенности, в отношении экономических институций и экономической политики» 1. Мировой экономический кризис 1929—1933 гг. создал весьма напряженную политическую обстановку в США. Ландберг — автор известной работы «60 семейств Америки» — в следующих словах красочно рисует внутреннюю обстановку того времени: «Новый курс представлял просто просвещенный капитализм в действии^ делающий лучшее, на что он способен, в плохих, почти безнадежных противоречивых условиях. ...Другой альтернативой в этот период глубокого кризиса было управление с помощью пулеметов» 1 2. Обострение классовой борьбы тесно связано с ростом массовой безработицы, достигшей в тридцатых годах в США гигантских размеров. Массовая хроническая безработица таит в себе источник крупных социальных потрясений. В американской литературе встречаются неоднократно указания о том, что основную угрозу капиталистическому режиму следует ожидать именно с этой стороны. Так Эрик Джонстон вещает: «Единственная вещь, которая может более, чем какая-либо другая, обречь капитализм на погибель... есть массовая безработица»3. Стюарт Чейз пишет, что «безработица — это рак современного общества... Это одно из немногих бедствий, которые народ не может терпеть неограниченное время. Экономическая система, которая, ведет к хронической безработице, не может сохраняться на неограниченный срок» 4. Лишь немногие буржуазные экономисты пытаются успокоить буржуазию, безапелляционно утверждая, что безработица не представляет собой социальной опасности для капитализма. Так, например, Андерсон пишет, что новейшая история якобы не оправдывает беспокойства относительно безработицы. «Наше работающее население, — заявляет он,—осталось спокойным, когда безработица внезапно выросла с 12% в 1937 г. до 19% в 1938 г.»5. Более трезвые представители буржуазии не верят в то, что рабочий 1 Статья A. A. Hansen, Stability and expansion, в сборнике «Financing American Prosperity», p. 200. 2 Lundberg, America’s 60 Families, p. 476. 3 Eric Johnston, America Unlimited, 1944', p. 140. 4 Stuart Chase, Goals for America, 1942, p. 11. 5 Статья В. Anderson, The Road back to full employment, в сборнике «Financing American Prosperity», p. 15. 78'
класс, страдающий от безработицы, будет бесконечно терпеть строй, обрекающий его на неслыханные лишения. Отсюда поиски методов некоторого ограничения безработицы. Отсюда — особый интерес к самой проблеме безработицы. В годы, предшествующие второй мировой войне, налицо оказались, с одной стороны, огромный избыток рабочей силы и оборудования 1 (хроническая недогрузка основного капитала), с другой стороны, огромный избыток ссудного капитала, очень неохотно идущего в промышленность. В избытке оказались, как писали, три AΗ men (т. е. люди), machines (т. е. машины) и money (т. е. деньги). Капиталистическая система с полной очевидностью демонстрировала свою неспособность использовать наличные производственные условия и возможности. На этой почве росло недовольство* капиталистическими порядками среди трудящихся. Возникла прямая угроза капиталистическому строю. Революционизирующее влияние экономических кризисов и гигантской безработицы на массы весьма усиливалось, поскольку эти процессы развертывались на фоне огромных достижений советского хозяйства, блестящих итогов сталинских пятилеток. Капиталистический мир переживал и раньше глубокие экономические кризисы, хотя и не таких масштабов, как в 1929—1933 гг. Однако возможность крушения капитализма впервые встала перед буржуазией с такой ощутительной силой. В новой исторической обстановке по-новому встала проблема безработицы. Дело не только в том,, что безработица достигла невиданных прежде масштабов. Решающее значение имело то обстоятельство, что в то время, как в капиталистических странах существуют гигантские армии безработных, социалистическая система доказала на практике возможность пол-’ ной ликвидации безработицы. Массы тем самым на практике получили совершенно наглядное и очевидное подтверждение преимуществ советской социалистической системы хозяйства. Товарищ Сталин, приводя данные об упадке производства в капиталистических странах в годы кризиса 1929—1933 гг., отметил: «О чем говорят эти данные, как не о том, что капиталистическая система промышленности не выдержала экзамена в тяжбе с советской системой, что советская система промышленности имеет все преимущества перед системой капиталистической» 1 2. Экономические кризисы в период общего кризиса капитализма приобрели для буржуазии особый зловещий смысл, поскольку они являются наглядной иллюстрацией факта всемирно-исторической важности, что капиталистическая система терпит поражение в своем состязании с социалистической системой хозяйства. Возможность повторения кризиса, подобного кризису 1929 г., и сейчас вызывает особенно серьезную тревогу среди американской 1 В США перед второй мировой войной было 8 млн. безработных и высокий процент бездействующего оборудования. 2 И. Сталин, Вопросы ленинизма, изд. 10, стр. 491. 79
буржуазии. Буржуазные апологеты озабочены теперь тем, чтобы подкрепить шатающееся здание капитализма. Они измышляют всякого рода проекты так называемой антикризисной политики. Все рецепты, предлагаемые знахарями капитализма, являются, как правило, эффективными средствами лишь для дальнейшего усиления эксплоатации рабочих и увеличения прибылей капиталистических монополий. Буржуазные апологеты стремятся всячески замазать этот факт, внушить массам иллюзию о возможности исправления «недостатков» капиталистического механизма, о возможности реализации «полной занятости», более уравнительного распределения народного дохода путем некоторой «перестройки» капитализма, не затрагивающей, однако, господства монополий. .Эти буржуазно-реформистские идеи особенно охотно распространяются буржуазной агентурой в рабочем классе, в первую очередь правыми социалистами, этими сторожевыми псами современного капитализма. В поисках бескризисного капитализма Буржуазные экономисты сочиняют всевозможные проекты «реорганизации» капиталистической системы под флагом перехода .к «бескризисному капитализму». Один за другим появляются проекты «регулируемого хозяйства», «планового капитализма», «неокапитализма» (Лорвина), «ограниченного капитализма» (Айреса), «смешанной экономики» (Хансена) и др. Вдохновителем всех этих различных проектов «оздоровления» капитализма является известный шарлатан современной вульгарной политэкономии, виднейший представитель регулируемого в интересах монополий капитализма, лорд Кейнс, буржуазный идеолог эпохи общего кризиса капитализма, воинствующий апологет монополистического капитала. Фостер метко назвал Кейнса врачом скорой помощи при больном капитализме. Выступая с лжетеорией, будто бы буржуазное государство способно предотвращать кризисы капитализма, Кейнс в своей работе «Общая теория занятости, процента и денег» сделал попытку «теоретически» обосновать шарлатанские проекты «лечения» капитализма от кризисов и безработицы путем усиления вмешательства буржуазного государства в экономику. В основе этих проектов лежит сознательное искажение природы и роли буржуазного государства, . представляемого Кейнсом в качестве надклассового органа. Кейнс выдвигает откровенную программу усиления государственно-монополистического капитализма, программу инфляционист- ских мероприятий, имеющих своей целью увеличение сверхприбылей монополий за счет снижения реальной заработной платы. Не случайно буржуазная пресса создала такую шумиху вокруг имени Кейнса. В его учении буржуазия усматривает новое идеологическое оружие в борьбе с коммунизмом. Агрессивная сторона 80
учения Кейнса находит наиболее яркое выражение в фашистских формах господства финансового капитала. Правящая клика гитлеровской Германии одобрила идеи Кейнса и пыталась найти им широкое применение в своей преступной практике. Недаром учение Кейнса используется современными идеологами англо-американского империализма для оправдания Империалистической экспансии, подготовляемой войны против СССР и стран народной демократии и для наступления на жизненный уровень трудящихся. Американский экономист Соутер, выражая распространенное среди буржуазии настроение, писал в 1933 г., что теперь нельзя бороться с марксизмом при помощи детских игрушек австрийской школы. Старая буржуазная экономическая доктрина, по словам Соутера, является «интеллектуальным банкротом». Она не может стать «оплотом, способным противостоять медленному и всепожирающему наступлению растущей коммунистической и коллективистической опасности» !. Своим учением Кейнс попытался создать этот новый «оплот» против растущей коммунистической опасности. Научно глубоко обоснованному марксистскому положению о неизбежности кризисов в условиях капитализма Кейнс противопоставил басню о возможности предотвращения кризисов путем государственного регулирования капитализма. В действительности, неизбежность экономических кризисов перепроизводства заложена в самой природе капиталистического производства, в основном противоречии капитализма, выражающем все противоречия последнего и в первую очередь — противоречие между буржуазией и пролетариатом. «Основа экономических кризисов перепроизводства, их причина лежит в самой системе капиталистического хозяйства. Основа кризиса лежит в противоречии между общественным характером производства и капиталистической формой присвоения результатов производства. Выражением этого ’основного противоречия капитализма является противоречие между колоссальным ростом производственных возможностей капитализма, рассчитанным на получение максимума капиталистической прибыли, и относительным сокращением платежеспособного спроса со стороны миллионных масс трудящихся, жизненный уровень которых капиталисты все время стараются держать в пределах крайнего минимума. Чтобы выиграть в конкуренции и выжать побольше прибыли, капиталисты вынуждены развивать технику, проводить рационализацию, усилить эксплоа- тацию рабочих и поднять производственные возможности своих предприятий до крайних пределов. Чтобы не отстать друг от друга, все капиталисты вынуждены так или иначе стать на этот путь бешеного развития производственных возможностей. Но рынок внутренний и рынок внешний, покупательная способность миллион- 1 «Quarterly Journal of Economics», May 1933, p. 413. 81
йых масс рабочих и крестьян, являющихся в последнем счете основными покупателями, остаются на низком уровне. Отсюда кризисы перепроизводства» Ч Экономические кризисы перепроизводства — не только неизбежный продукт капитализма, но и специфический закон движения последнего. Выражая собой взрыв всех противоречий капиталистического производства, кризисы вместе с тем представляют насильственный способ временного, частичного разрешения этих противоречий. Временное преодоление диспропорций в ходе кризиса создает предпосылки для дальнейшего воспроизводства. Таков характерный путь капиталистического производства — развитие производительных сил становится возможным лишь путем периодического разрушения производительных сил в ходе кризиса. Капитализм может развиваться только кризисным путем, иных путей у него нет. С развитием капитализма обостряется его основное противоречие. Отсюда — неизбежность углубления экономических кризисов, усиления их разрушительной силы. На этой основе все сильнее разгорается борьба трудящихся против капиталистического рабства. Все очевиднее становится тот факт, что кризисы выражают историческую ограниченность капиталистического способа производства, неразрешимое противоречие между производительными силами и капиталистическими производственными отношениями. Напуганные все усиливающимися кризисами, буржуазные идеологи пытаются изобрести рецепты предотвращения кризисов. Но тщетны все их усилия. Для того, «чтобы уничтожить кризисы, надо уничтожить капитализм» 1 2. Все басни о «реорганизации капитализма», о «бескризисном капитализме» прямо или косвенно используются в целях антисоветской пропаганды. Буржуазные апологеты капитализма пытаются доказать, что величайшие достижения советской страны — осуществление планового хозяйства, ликвидация экономических кризисов и безработицы — не связаны органически с советским общественным и политическим строем. При помощи демагогических разговоров о «демократическом планировании» капиталистического хозяйства они стараются внушить массам мысль о возможности избежать кризисов и безработицы в условиях капитализма. Таким путем буржуазная политическая экономия стремится не только примирить рабочих с капитализмом, но и настроить их против СССР. Нет нужды доказывать здесь, что капиталистический строй исключает возможность народнохозяйственного планирования. Народнохозяйственное планирование является законом социалистического способа производства. Господство частной капиталистической собственности неизбежно влечет за собой анархию производства, являющуюся законом капиталистического способа про1 И. Сталин, Вопросы ленинизма, изд. 10, стр. 350—351 2 Там же, стр. 351. 82
изводства. Народнохозяйственное планирование никак нельзя совместить с господством капиталистов, с погоней за капиталистической прибылью как основным двигателем производства. Сплошным лицемерием и демагогией фашистского типа являются разговоры о так называемом «демократическом планировании» в условиях капитализма. Капиталистический строй исключает не только возможность планирования, но и подлинной демократии. Как указывал товарищ Сталин, «не может быть при капитализме действительного участия эксплоатируемых масс в управлении страной, хотя бы потому, что при самых демократических порядках в условиях капитализма правительства ставятся не народом, а Ротшильдами и Стиннесами, Рокфеллерами и Морганами. Демократия при капитализме есть демократия капиталистическая, демократия эксплоататорского меньшинства, покоящаяся на ограничении прав эксплоатируемого большинства и направленная против этого большинства» L Социалистическое планирование есть подлинно демократическое всенародное дело, в котором активнейшее участие принимают массы. Вокруг борьбы за выполнение и перевыполнение планов развертывается социалистическое соревнование и стахановское движение, проявляется творческая инициатива масс, открываются всё новые и новые резервы повышения производительности труда, снижения себестоимости, новые источники сверхплановых накоплений. Все это ведет к досрочному выполнению планов, ускоряет наше движение вперед, к коммунизму. Одним из представителей кейнсианства и «теоретиков» антикризисной политики в США является Хансен, создавший особый вариант теории, которую его противники называют «теорией стагнации» или «теорией перезрелой экономики». Суть этой пресловутой теории стагнации сводится к тому, что Пфиод бурного развития капитализма, начавшийся в последней трети XVIII в., закончился к началу первой мировой войны. Возможности дальнейшего развития значительно сужены, если не будут приняты особые меры в духе так называемой антикризисной политики. Теория Хансена представляет собой яркий образец бессилия буржуазных экономистов объяснить изменения в характере капиталистического цикла. Основной источник этих изменений Хансен ищет не во внутренних изменениях капитализма, характерных для периода империализма и общего кризиса капиталистической системы, а в исчерпании «внешних импульсов», к которым он относит резкое сокращение коэфициентов прироста населения, исчерпание свободных земель в США, а также сокращение спроса на новые 1 И. Сталин, Вопросы ленинизма, изд. 11, стр. 30. 6* 83
инвестиции в связи с возможностью технического перевооружения за счет модернизации действующего оборудования, т. е. за счет, главным образом, применения потогонных методов эксплоатации рабочих. Совершенно очевидно, что снижение прироста народонаселения не может оказать влияния на платежеспособный спрос. Последний зависит от величины народного дохода вообще и, в особенности, дохода рабочего класса и трудящихся масс, а не от численности народонаселения. Кроме того, само изменение численности народонаселения является производным фактором от общего экономического положения. Это видно из расчетов, приводимых самим Хансеном. Он вынужден признать, что снижение прироста населения стало проявляться в США уже с семидесятых годов XIX в. Он констатирует, что значительное снижение прироста населения произошло в двадцатых годах XX века и что наиболее низкий процент прироста населения имел место в тридцатых годах, когда он равнялся всего 0,7% L Следовательно, значительное снижение прироста населения — спутник общего кризиса капитализма; оно обусловлено резким усилением обнищания трудящихся масс, в первую очередь рабочего класса, громадным ростом безработицы, колоссальным обострением экономических противоречий. Фактор, которому Хансен приписывает решающую роль, есть не первопричина изменений капиталистического цикла, а лишь производное от этих изменений. Точно так же неосновательна и ссылка Хансена на особенности современной техники. В условиях социализма новейшая техника открывает возможности ускоренного расширения производства, ведет к росту численности рабочего класса и к подъему материального и культурного уровня трудящихся. В условиях же капитализма эта новая техника, как заявляет Хансен, приводит к увеличению «излишних денег», праздного капитала, к увеличению безработицы, к росту противоречий капитализма. Но виновата в этом не техника, а сам капитализм. Таким образом ясно, что и этот фактор, на который ссылается Хансен, является производным от капиталистических условий хозяйства эпохи общего кризиса капитализма. «Теория вековой стагнации» Хансена, признающая нарастание внутренних трудностей капиталистической системы, характерна как идеологическое отражение деформации капиталистического Цикла периода общего кризиса капитализма. В действительности, деформация цикла является одним из ярчайших проявлений загнивания капитализма, характерного для периода общего кризиса капиталистической системы. В этот период .противоречие между производительными силами и капиталистическими производственными отношениями достигает исключительной 1 A. A. Hansen, Some notes on Terborgh’s «The bogey of economic maturity», «The Review of Economic Statistics», 1946, February, p. L4. 84
глубины. Общая неустойчивость капиталистической системы, крайнее обострение всех ее противоречий приводят к тому, что фаза подъема выпадает, а фаза оживления в этот период характеризуется своей вялостью, отсутствием промышленного расцвета и всеобщего подъема во всех капиталистических странах. В фазе оживления сохраняются массовая безработица и массовая недогрузка основного капитала. Эти же причины объясняют беспримерную в истории капитализма остроту и тяжесть кризисов в период общего кризиса капитализма. Товарищ Сталин на примере кризиса 1929— 1933 гг. показал, что небывало затяжной характер его наряду с другими причинами объясняется — и это главное — тем, «что промышленный кризис разыгрался в условиях общего кризиса капитализма, когда капитализм не имеет уже и не может иметь ни в основных государствах, ни в колониях и зависимых странах той силы и прочности, какие он имел до войны и Октябрьской революции, когда промышленность капиталистических стран получила в наследство от империалистической войны хроническую недогрузку предприятий и миллионные армии безработных, от которых она не в силах больше освободиться» Ч «Теория» Хансена стремится показать, что основной источник экономических трудностей, переживаемых современным капитализмом, нужно искать не в специфических противоречиях, характерных для периода общего кризиса капитализма, а в исчерпании «внешних стимулов». Основной смысл «теории стагнации» в том, чтобы замазать огромные преимущества социалистической системы перед капиталистической, представить факт упадка капитализма как результат случайных причин и тем самым «обосновать» возможность преодоления этого упадка. Вокруг этой «теории» за последние годы в американской экономической литературе развернулась большая дискуссия, в особенности в связи с появлением книги Терборга «Призрак экономической перезрелости». Легко разделавшись с аргументацией Хансена, Терборг пытается использовать слабость своего противника для того, чтобы показать, что вообще ничего не изменилось в капиталистической экономике и что кризис 1929—1933 гг. ничем принципиально не отличается от кризисов, имевших место в XIX веке. «Упадок 1929—1933 гг., — пишет он, — отражает острую, а не хроническую болезнь экономики, напоминающую приступ пневмонии в противоположность, скажем, диабету. Его вызвали циклические причины в новых комбинациях и пропорциях, но в основном те же самые, что проявлялись так часто прежде» 1 2. Для подкрепления своего казенно-оптимистического прогноза Терборг старается поставить на службу своей «теории» историю кризисов. Он 1 И. Сталин, Вопросы ленинизма, изд. 11, стр. 425. 2 George Terborgh, The bogey of economic maturity, 1945, p. 174. 85
ссылается на сильные кризисы, имевшие место в 70 и 90-х годах прошлого столетия, после которых последовал период весьма бурного развития капиталистического производства. Если Хансен прибегает к неправильному истолкованию и грубому извращению фактов для объяснения деформации цикла и обострения экономических кризисов, то Терборг предпочитает вообще замалчивать факты. Пытаясь отвлечь внимание от проблемы изменения цикла и кризисов, Терборг сваливает вину за обострение экономических трудностей в тридцатых годах на экономическую политику, которая якобы «расхолаживала частные инвестиции». Терборгу важно скрыть подлинные причины кризисов, заложенные в самом капитализме, представить «новый курс» Рузвельта первоисточником обострения экономических кризисов. На самом же деле «новый курс» представлял собой попытку, оставаясь на почве капитализма, найти выход из разразившегося уже кризиса, достигшего к этому времени небывалой остроты и глубины. Терборг рисует фальшивую картину, как частнокапиталистические предприя(- тия стали якобы жертвами «нового курса», как их якобы обременяли непомерными налогами и т. д. На самом же деле «новый курс» отнюдь не был предназначен к тому, чтобы мешать монополиям наживать огромные прибыли. Если у Хансена апология монополий маскируется ссылками на некоторые, по выражению Кейнса, «изъяны существующей хозяйственной системы», то у Терборга эта апология выступает в обнаженном виде. Его основной практический вывод — создать наиболее благоприятные условия для частных предприятий, под которыми имеются в виду прежде всего монополии. «Расхождения» между сторонниками и противниками «теории стагнации» имеют лишь тактический характер. Одни считают более целесообразным подчеркивать экономические трудйости для того, чтобы «обосновать» свою практическую программу. Другие предпочитают замалчивать эти трудности. Эти тактические расхождения в значительной мере обусловлены различием практических программ. Ученые прислужники финансового капитала США видят свою задачу в том, чтобы содействовать укреплению капиталистических монополий и росту их прибылей, «обосновывать» их империалистические программы внешней экспансии, способствовать их борьбе за новые рынки, источники сырья, сферы приложения капиталов. Эту задачу одинаково ревностно выполняют американские буржуазные экономисты различных школ. Все они сходятся на том, что монополии должны щедро финансироваться за счет государственного бюджета, т. е. за счет дальнейшего ограбления трудящихся масс путем усиления налогового пресса. Хансен видит основную задачу в том, чтобы укреплять капиталистические предприятия. «Должна ли программа публичных инвестиций означать конец частного предприятия?» — ставит вопрос Хансен. Он дает недвусмысленный ответ на этот вопрос: «Я думаю, что имеются <веские соображения для противоположного утверж86
дения. Широко продуманная программа инвестиций расширит возможности частного предприятия. Роль государства при этой программе будет ограниченной. Государство будет оперировать на небольшом, но важном участке во всей экономике — на участке, который не сможет эффективно управляться частным предприятием. Государство не будет входить во все поле производства в целом. Это будет делом частного предприятия» !. В этом вопросе нет принципиальных расхождений между Хансеном и его критиками. Своеобразие Хансена в том, что он не верит, что капиталистические предприятия сами смогут справиться с растущими трудностями реализации. По идее Хансена, родственной учению Бевериджа и других представителей кейнсианского направления, государство развертыванием своей экономической деятельности должно восполнить недостаток частнохозяйственной активности, должно создать дополнительный спрос на средства производства и рабочую силу и тем самым искусственно стабилизировать конъюнктуру и предотвращать кризисы. В этом суть предложения Хансена о создании так называемой «смешанной экономики», представляющей собой сочетание частнокапиталистических с государственнокапиталистическими предприятиями. По существу это своеобразная форма государственно-монополистического капитализма, выросшая на почве кризиса и имеющая своей целью предотвращение новых экономических кризисов. Классовая подоплека концепции «регулируемого хозяйства» или «смешанной экономики» весьма отчетливо выступает при рассмотрении высказываний Хансена о политике заработной платы. Он — за политику так называемой стабильной заработной платы. Хансен всячески подчеркивает, что для осуществления «полной занятости» основную опасность представляет требование рабочих о повышении заработной платы. Он взывает к «сознательности» рабочих, к тому, чтобы они осознали свою «социальную ответственность» 1 2. Последнюю он усматривает в отказе рабочих от классовой борьбы. Не случайно Хансен рьяно проповедует «социальное единство». В качестве одного из методов воздействия на рабочий класс он считает необходимым сохранить некоторый процент безработных даже в условиях так называемой «полной занятости», примерно, в количестве от 2,5 до 3 млн. Все эти рассуждения Хансена с головой выдают прислужника американского монополистического капитала. Предлагаемое Хансеном «регулирование» капиталистической экономики представляет собой на деле дальнейший нажим на рабочий класс, ухудшение условий труда, снижение заработной платы, подчинение рабочего движения интересам буржуазии. Некоторые сторонники «регулируемой экономики», например, Чейз, в 1 Статья A. A. Hansen, Stability and expansion, в сборнике «Financing American Prosperity», p. 211. 2 A. A. Hansen, Economic policy and full employment, p. 246. 87
своем низкопоклонстве перед финансовой плутократией США открыто требуют запрещения стачек. Так американские буржуазные экономисты в период общего кризиса капитализма «идеологически» оправдывают наступление капитала на рабочий класс, выступая в качестве оруженосцев империалистической реакции,, прислужников монополистического капитала. Защша капиталистических монополий под маской их „критики66 В основе многочисленных антикризисных проектов, сочиненных буржуазными экономистами, лежит защита интересов монополистического капитала. Но обычно эта защита тщательно маскируется. Нужно учесть, что апология капиталистических монополий и государственно-монополистического капитализма, составляющая основную ось современной вульгарной экономии, требует От ученых лакеев буржуазии большой изощренности и маскировки. Это объясняется тем, что, как показал Ленин, «гнет немногих монополистов над остальным населением становится во сто раз тяжелее, ощутительнее, невыносимее»1. Установление господства капиталистических монополий приводит к резкому усилению эксплоагации рабочих. Добавочная эксплоатация пролетариата становится важнейшим источником монопольной сверхприбыли. Наряду с этим гигантские размеры принимает эксплоатация монополиями народов колоний, полуколоний и зависимых стран. В условиях господства монополий капиталистическая конкуренция принимает особенно жестокие формы. «Перед нами, — писал Ленин,— Уже не конкуренционная борьба мелких и крупных, технически отсталых и технически передовых предприятий. Перед нами — удушение монополистами тех, кто не подчиняется монополии, ее гнету, ее произволу» 1 2. На монополистической стадии резко обостряются все противоречия, присущие капитализму. Капиталистическая монополия превращается в важнейший источник загнивания; «как й всякая монополия, она порождает неизбежно стремление к застою и загниванию»3. Капиталистические монополии своей реакцион- йой, антинародной политикой все больше разоблачают себя в глазах трудящихся масс как реакционная агрессивная сила, стоящая на пути прогресса общества. Монополии, проводящие антинародную политику, стали объектом ненависти демократических сил всего мира. Все шире разрастается экономическая и политическая борьба рабочего класса против засилия монополий. Поэтому лишь немногие буржуазные экономисты, действуя в роли прислужников монополистического капитала, решаются выступать с открытым забралом, т. е. с откровенной защитой монополий. В качестве примера такой откровенной защиты можно сослаться 1 В. И. Ленин, Соч., т. 22, изд. 4, стр. 194. 2 Там же, стр. 194. 3 Там же, стр, 262—263. 88
на книгу Шумпетера «Капитализм, социализм и демократия» (изд. 1-е в 1942 г., изд. -2-е в 1947 г.). В целях оправдания монополий Шумпетер предлагает рассматривать явления в «длительной перспективе». Тогда то, что в данный момент выступает как резко отрицательное явление (искусственное ограничение производства, сознательное взвинчивание цен и т. д.), получает, дес* кать, иной, смысл. Например, ограничение производства можно» мол, трактовать как «мудрую» политику картелей, пытающихся избежать или, во всяком случае, ослабить предстоящее кризисное сокращение производства. Таким образом, рассмотрение явлений в шумпетеровской «длительной перспективе» представляет собой удобное прикрытие и оправдание любого преступления финансовых магнатов капитала, начиная с умышленного торможения роста производительных сил и технического прогресса и кончая политикой, ведущей к усилению обнищания рабочего класса, к захватническим войнам и т. д. Суть апологии Шумпетера сводится к лживому утверждению, что монополии фактически не вызывают существенных изменений в уровне цен и в объеме продукции, но делают развитие якобы более плавным и спокойным. Между тем вся история капиталистических кризисов в эпоху империализма, в особенности история кризиса 1929—1933 гг., очень ярко и неопровержимо демонстрирует, что монополии резко обостряют хаотичность, свойственную капиталистической системе в целом, углубляют экономические кризисы, делают их особенно тяжелыми и разорительными для широких народных масс. Для монополистического капитализма характерны крайне неравномерный и конфликтный характер раз- витияэ борьба за передел уже поделенного мира, что неизбежно приводит к империалистическим войнам. Но какое дело буржуазным апологетам до фактов, когда речь идет о защите монополий? Буржуазные экономисты действуют по рецепту: если факты противоречат их «теории», то... тем хуже для фактов. Обычно, однако, апология монополий принимает более скрытый характер. Она нередко маскируется словесной, лицемерной, демагогической критикой монополий по второстепенным вопросам, оставляя в стороне главные вопросы и всячески замазывая реак* ционную сущность монополий. Одним из важнейших приемов буржуазных апологетов является чрезвычайно широкое определение монополий, которое охватывает всевозможные случаи, когда продавец имеет какие-либо преимущества на рынке, обусловленные самыми различными случайными причинами. Суть этого метода сводится к тому, чтобы свести на нет различие между монополистическими и немонополистическими предприятиями, чтобы, в конечном счете, любое капиталистическое предприятие трактовать как монополистическое. Так, например, американский буржуазный экономист Эдвард Чемберлин в своей работе «Теория монополистической конкуренции» (первое издание вышло в 1932 г., последнее—в 1947 г.) утверждает, будто отсутствие 89
полной однородности данного товара неизбежно приводит к элементам монополии. Не только крупные, но и средние и даже мелкие производители могут выпускать на рынок новые продукты, несколько отличающиеся по своему качеству от обычных товаров данного вида, и временно получить преимущества на данном рынке. Отсюда Чемберлин делает абсурдный вывод, что всякий предприниматель может стать монополистом. Эта точка зрения довольно широко распространена в американской литературе. Так, например, Веблен писал: «Весьма сомнительно, чтобы среди успешных предпринимательских операций в современной промышленности отсутствовал элемент монополий» *. Найт замечает, что «практически каждое предприятие есть частичная монополия»2. Вопрос о монополиях нарочито и всячески, запутывается и самые очевидные факты или тенденции превращаются при этом в проблемы. Так, например, американский буржуазный экономист Эллис ставит вопрос — есть ли тенденция в сторону усиления монополий. Факты дают совершенно определенный положительный ответ на этот вопрос. Но это не мешает Эллису давать меланхолический ответ: «В общем, заключение, достигнутое самыми внимательными исследователями проблемы, сводится к тому, что в настоящее время мы просто ничего не знаем по этому вопросу»3. Итак, в интересах замазывания факта роста монополий буржуазные экономисты проповедуют своеобразный агностицизм в совершенно бесспорных вопросах. Выхолащивание специфических особенностей монополий характерно для модных сейчас в США «теорий» монополистической конкуренции. Чемберлин, наиболее известный представитель этих «теорий», утверждает, будто силы конкуренции и монополии всегда и всюду одновременно участвуют в определении цен на большинство товаров и что такого рода, как он называет, «гибридная теория» дает лучшее освещение системы цен 4. Общий вывод Чемберлина сводится к тому, что конкуренция в любых исторических условиях, за очень редким исключением, является монополистической конкуренцией. При такой трактовке конкуренции и монополий стираются существенные различия между домонополистическим и монополистическим капитализмом. Получается, будто монополии существовали всюду и всегда играли одинаковую роль. Одним из важнейших методов буржуазных апологетов является выхолащивание капиталистической сущности монополистических объединений. К монополиям причисляются любые предприятия и любые организации вплоть... до рабочих организаций. Демагогически и лживо объявляя профессиональные союзы монополия- 1 Veblen, The Theory of Business Enterprise, p. 54. 2 Knight, Risk, uncertainty and profit, p. 193. 3 Статья Ellis в сборнике «Financing American Prosperity», A symposium of economists, 1945, p. 178. 4 Edward ChamberMn, The Theory of monopolistic competition, 1947. p. XI. 90
ми, американская крупная буржуазия использует свою «критику» монополий для того, чтобы обрушиться в первую очередь на рабочие организации. При этом, конечно, вскользь говорится о картелях и трестах, но это делается с целью замести следы. «Критика» монополий получает антирабочее классовое содержание. Такой прием имеет очень широкое распространение в американской литературе. Его применяют и авторы, щеголяющие левой фразой, например, Хансен. Последний часто пишет о необходимости борьбы с монополистическими тенденциями. «Программа полной занятости должна поэтому также быть антимонополистической программой» !, — заявляет он. Но при ближайшем рассмотрении оказывается, что под монополиями он имеет в виду в первую очередь рабочие организации. Борьба с монополиями у него выливается в борьбу с требованиями рабочих организаций об увеличении заработной платы. Американские буржуазные экономисты усматривают рост монополистических тенденций не там, где эти тенденции действительно проявляются, а в усилении профессиональных союзов. Так, например, Виллиам Фелнер, рассматривая вопрос о концентрации в области промышленности, пишет: «Остается спорным, увеличилась ли заметно концентрация в последние десятилетия и, в частности, в кризисные 30-е годы. Что же касается монополистической силы рабочих организаций, то тут не может быть сомнений в том, что она заметно увеличилась в течение тридцатых годов» 1 2- Этими низкопробными, демагогическими рассуждениями Фелнер пытается скрыть огромный рост концентрации промышленности и капитала в США. Между тем хорошо известно, что в 30-е годы и, особенно, во время второй мировой войны концентрация американской промышленности резко возросла и монополии значительно расширились. Об этом красноречиво говорят хотя бы следующие данные: если на предприятиях обрабатывающей промышленности с числом занятых более 10 тыс. в 1939 г. работало 13,1% общего числа занятых в обрабатывающей промышленности, то уже в 1944 г. было — 30,4% 3. За пять лет (с января 1940 г. по январь 1945 г.) в США было закрыто около 500 тыс. фирм, что составляет одну шестую часть так называемых «деловых фирм». Стремясь опорочить законные требования рабочего класса об увеличении заработной платы, американские буржуазные экономисты замазывают факты роста прибылей монополий. Они умалчивают о том, что прибыли крупного капитала в США во время второй мировой войны более чем утроились, что монополистическому капиталу удалось после войны еще выше поднять уровень прибыли (после войны прибыли американских корпораций сильно выросли по сравнению с 1944 г.). В то же время бур1 A. A. Hansen, Economic policy and full employment, 1947, p. 247. 2 William Fellner, Monetary policies and full employment, 1946, p, 94. 3 «Economic Concentration and World War П», p. 313, 319. 91
жуазные экономисты кричат о «незаконности» требований профсоюзов о повышении реальной заработной платы рабочего класса, которая продолжает падать. Отождествление профсоюзов с монополиями представляет собой не только широко распространенный в США метод буржуазной апологетики, но и прием, который был широко использован в практической деятельности американского правительства. Известно, что антитрестовское законодательство (например, закон Шермана) было использовано для борьбы не с действительными монополиями, а с рабочими организациями. Методы защиты, оправдания, «обеления» монополий весьма разнообразны. Одним из таких методов является противопоставление «порядочных» и «вредных» монополий. Противопоставляя монополии этих двух «видов», буржуазные экономисты пытаются создать иллюзию о возможности устранения отрицательных сторон монополий. На этой основе монополии уподобляются инструментам, которые могут быть использованы для разных целей. Хансен демагогически заявляет, что «монополистические организации и корпорации должны стать (а, значит, якобы могут быть — И. С.) слугами хорошо функционирующего экономически и политически общества вместо того, чтобы быть его господами» На этой почве пытаются создать иллюзии о том, что можно каким-то образом нейтрализовать отрицательные стороны монополий путем организации контроля над ними. При этом замалчивается тот факт, что органы государственной власти в империалистических странах, будучи приказчиками монополий,’ не могут их «контролировать». Буржуазная политическая экономия апеллирует даже к... «сознательности» финансовых магнатов. Такой рецепт предлагает Джон Морис Кларк. Он почтительно уговаривает монополистов осознать свою ответственность: «Если мы окажемся неспособными развить это чувство персональной ответственности в экономических делах, то мы не сможем успешно выдержать предстоящие штормы»1 2. Для того чтобы продемонстрировать свою «объективность», буржуазные экономисты порой непрочь и «покритиковать» монополии. Но затем тут же они заискивающе оговариваются, что все недостатки монополий имеют случайный характер, что они не вытекают органически из природы монополий, что они легко могут быть устранены посредством организации «контроля» над монополиями и прежде всего путем морального внушения. Таким образом, под флагом пустой, ни к чему не обязывающей демагогической «критики» монополий на деле проводится защита господства финансового капитала и борьба с рабочим движением. 1 A. A. Hansen, America’s role in the world economy, 1945, p. 176. \ Статья J. M. Clark, Financing High-Level Employment, в сборнике «Financing American Prosperity», 1945, p. 124. 92
Защита инфляции под флагом антикризисной политики Осуществляя охарактеризованные выше методы маскировки интересов капиталистических монополий, буржуазные экономисты в демагогических целях пытаются придать своим антикризисным проектам форму программ борьбы за «полную занятость». В интересах маскировки в эти проекты нередко включаются предложения о некотором смягчении имущественного неравенства при помощи прежде всего налоговой политики. Такие благопожелания имеют своей целью создать иллюзию у рабочих и трудящихся масс, что можно устранить неизбежное в условиях капитализма накопление богатства на одном полюсе, нищеты на другом, не затрагивая основ капиталистической эксплоатации, и тем самым отвлечь трудящихся от революционной борьбы за низвержение капитализма. Однако было бы наивностью ожидать, что буржуазные апологеты капитализма всерьез думают бороться за смягчение капиталистического неравенства. Основной смысл всех этих проектов заключается в действительности не' в мероприятиях социальной политики, а в предложениях, целиком соответствующих интересам 'Монополистического капитала, имеющих своей целью создать конъюнктуру «умеренной инфляции», а также форсировать экономическую экспансию США за счет усиленного экспорта товаров и капиталов. ( В поисках выхода из экономических кризисов буржуазные экономисты выдвигают, в частности, новую «философию государственного долга» по выражению Маультона Ч Суть этой новоявленной «философии» сводится к абсурдному утверждению, что государственный долг является фактором, оплодотворяющим экономику, усиливающим богатство страны, разрешающим социальные противоречия. Искусственным форсированием роста государственных расходов буржуазные идеологи рассчитывают заполнить брешь, вызванную падением платежеспособного спроса трудящегося населения. Они утверждают, что увеличение государственных расходов на экономические цели оживит производство, увеличит общий объем занятости и сумму народного дохода. В связи ■с этим все чаще слышатся призывы отказаться от традиционных иллюзий так называемых «здоровых финансов» и «фетиша бюджетного равновесия». Адепты новой «теории» умалчивают о гом, что рост государственного долга связан с необходимостью тратить растущухо долю народного дохода на уплату процентов по государственному долгу. Сторонники этой новой «философии» пытаются прикрыть тот факт, что рост государственного долга, будучи источником крупных доходов для капиталистов, падает всей своей тяжестью на трудящихся. Классовый смысл этой новой «философии государственного долга» сводится к оправданию использования государ’ Harold G. Moulton, The new philosophy of the public debt, 1943. 93
ственных средств в интересах обогащения капиталистических монополий. Как указывал Ленин, рост государственно-капиталистических тенденций неизбежно сопровождается «усилением эксплуатации трудящихся масс, усилением гнета, затруднением отпора эксплуататорам, усилением реакции и военного деспотизма» и вместе с тем неизбежно ведет «к неимоверному росту прибыли крупных капиталистов за счет всех остальных слоев населения, к закабалению трудящихся масс на много десятилетий данью капиталистам в виде уплаты миллиардных процентов по займам» Ч В годы второй мировой войны американские монополии предпочли переложить на государственный бюджет издержки строительства военных предприятий и их неизбежной послевоенной недогрузки. Из 25,8 млрд. долл, новых капитальных вложений в обрабатывающую промышленность (с июня 1940 г. по июнь 1945 г.) г17,2 млрд. долл, вложило государство. Из созданных государством заводов около двух третей предприятий, стоимостью в 11,2 млрд, долл., было передано в эксплоатацию частному капиталу на началах аренды. Государственные заводы были переданы в аренду в основном крупнейшим трестам и концернам 1 2. После окончания войны американское правительство продало за бесценок большинство этих предприятий тем же монополиям, а часть из них использует для производства вооружений, готовясь к войне за установление своего мирового господства. «Новая философия государственного долга» призвана оправдать дополнительное ограбление трудящихся масс через государственный бюджет в пользу капиталистических монополий. Это философия «узаконенного казнокрадства». При рассмотрении подобного рода концепций вспоминаются иронические слова Маркса, что «единственная часть так называемого национального богатства, которая действительно находится в общем владении современных народов, это — их государственные долги» 3. Буржуазные апологеты тщательно обходят основной факт, что рост государственного долга по-разному влияет на положение отдельных классов. На трудящихся, составляющих основную массу налогоплательщиков, падают все финансовые тяготы. Между тем для финансовых дельцов государственный долг представляет весьма выгодный бизнес. «Словно прикосновением волшебного жезла он одаряет непроизводительные деньги производительной силой и превращает их таким образом в капитал» устраняя всякую надобность подвергать их опасностям и затруднениям, неразрывно связанным с помещением денег в промышленность...» 4. Поистине получается, что одним достаются горячие пышки, другим — только шишки. 1 В. И. Ленин, Соч., т. 24, изд. 4, стр. 276—277. 2 «Economic Concentration and World War II», Washington, 1946, p. 49—50. * К. Маркс, Капитал, т. Ц 1949 г., стр. 757. * Там же, стр. 758. 94
Рост государственного долга, сопровождаемый политикой бюджетного дефицита, неизбежно ведет к повышению цен, усилению инфляции, к расстройству денежного обращения. В интересах монополий, обогащающихся на инфляции и обнищании трудящихся масс, многие американские экономисты высказываются за соответствующее развязывание инфляционных процессов. При этом инфляция ложно выдается ими за метод предотвращения или смягчения неизбежных кризисов. Суть этого маневра Хансен характеризует как лавирование «между Сциллой инфляции и Харибдой стагнации» !. Буржуазные экономисты надеются удержать капиталистический корабль где-то на середине между этими двумя водоворотами, угрожающими его существованию. Эта «золотая середина» воплощается в иллюзии о «контролируемой» и «планируемой» инфляции. Теория «контролируемой инфляции» основана на иллюзорной предпосылке о возможности сознательного управления в буржуазном обществе процессом ценообразования. Капиталистическая анархия производства, господство стихийного закона стоимости исключают возможность сознательного управления ценами. Стихийные колебания цен представляют собой единственный механизм, регулирующий капиталистическое производство. Обострение общей неустойчивости экономического положения в период общего кризиса капитализма усилило неустойчивость и денежных систем, сделало их еще более зависимыми от всяких стихийных факторов. Этому, в частности, способствовало усиление зависимости между отдельными валютами. Создалось положение, при котором крах валюты одной страны немедленно вызывает сильный резонанс в целом ряде тесно связанных с ней стран. Резко обострилась неравномерность распределения золотых запасов. Это нашло свое отражение в наличии ряда валют с недостаточным золотым обеспечением. Усилению неустойчивости капиталистических денежных систем способствовало и то, что произошло значительное сближение банкнот с бумажными деньгами. Исключительный по силе валютный кризис, сопровождавший мировой экономический кризис 1929—1933 гг., с полной очевидностью показал несостоятельность попыток буржуазного государства овладеть законами денежного обращения. Весьма знаменателен тот факт, что наиболее богатые капиталистические страны уже после того, как прошел кризис 1929—1933 гг., оказались неспособными вернуться к системе золотого стандарта. Вопреки заклинаниям буржуазных экономистов о необходимости освободиться от «золотой цепи», борьба за золото обострилась между капиталистическими странами. Эта борьба — лишнее доказательство того, что попытки регулирования денежного обращения буржуазными государствами не могут преодолеть действия стихийных законов. 1 A. A. Hansen, Full recovery or stagnation, p. 319. 95
Неустойчивость денежного обращения современного капитализма ярко проявилась в инфляции, охватившей капиталистические страны в период после второй мировой войны. Иллюстрацией этого факта является девальвация фунта стерлингов, проведенная Англией под нажимом США и приведшая к девальвации валют в нескольких десятках капиталистических стран. Девальвация ведет к усилению обнищания трудящихся, к обострению противоречий между капиталистическими странами. Валютная борьба стала одной из основных форм экономической борьбы в капиталистическом мире. Она обостряет неустойчивость денежного обращения, вытекающую из обострения противоречий, характерных для периода общего кризиса капитализма. Игнорируя тяжелый опыт инфляционистской политики на протяжении всей истории капитализма и, в частности, после первой мировой войны, буржуазные экономисты болтают о якобы «конт- - ролируемой» и «регулируемой» инфляции, «инфляции в умеренных рамках», не угрожающих будто бы катастрофическим ростом цен и развалом хозяйства. При этом они ложно уверяют, что снижение „стоимости денежной единицы будет столь умеренным, что оно не вызовет снижения стоимости всего денежного обращения и покупательной силы общества, как это имеет место на определен- •ном' этапе развертывания инфляционного процесса. В основе такого' рода демагогических рассуждений лежит апологетическое утверждение о том, что буржуазное государство может сознательно управлять законами денежного обращения. Хансен, как и другие американские буржуазные экономисты, придерживается пресловутой американской теории «исключительности». Он заявляет, что '«инфляционистские опыты примитивных и бедных стран с их слабой налоговой силой и ограниченными возможностями сбережений и банковского дела не касаются проблем государственного долга стран, подобных Соединенным Штатам» 1. Хансен утверждает, что Соединенные Штаты якобы «не являются страной, чувствительной к инфляции» 1 2. Действительность жестоко посмеялась над этими жалкими прогнозами. Трумэн еще в своем послании в декабре 1947 г. вынужден был признать, что инфляция зловеще угрожает американ- 'ской экономике. «Мы уже, — подчеркнул президент, — не можем говорить об инфляции с вызванным ею ростом цен и прожиточного минимума, как о каком-то неопределенном положении, с которым ^мы можем столкнуться в будущем. Мы уже переживаем инфляцию, степень которой вызывает тревогу. И еще более тревожным 'является тот факт, что эта инфляция все усиливается». Трумэн 'вынужден был признать, что растущая инфляция может стать 'преддверием к новому экономическому кризису. 1 .A. A. Hansen, Inflationary potentialities of the public debt, в сборнике ^Curbing inflation through taxation», 1944, p. 49. 2 A. A. Hansen, Economic policy and. full employment, 1942, p. 12. 96
Индекс оптовых цен в США, составлявший в 1945 г. 123 (1937 г. — 100), поднялся в 1948 г. до 191. Иными словами, покупательная сила доллара снизилась почти вдвое. В 1949 г. сказалось уже действие надвигающегося экономического кризиса. Несмотря на то, что многие монополисты предпочитают скорее итти на свертывание производства, чем на снижение цен, уже имеет место падение биржевых и оптовых цен на продукцию как легкой, так и тяжелой промышленности. Но розничные цены пока продолжают оставаться на высоком уровне. Разгул инфляции в США после второй мировой войны привел к значительному падению реальной заработной платы рабочих. Все эти процессы свидетельствуют о значительном снижении покупательной способности американских трудящихся, об обострении противоречий между производством и потреблением. Рассмотрение современного экономического положения США лишний раз убеждает в том, насколько нелепы представления Хансена и других американских буржуазных экономистов, будто при помощи инфляционных методов можно предотвратить кризисы перепроизводства. Сведения, поступающие из США, говорят о развивающемся экономическом кризисе, а разгул инфляции способствует ускорению его развития. Буржуазные экономисты не скрывают того, что они рассчитывают лишь на захватническую войну, как средство спасения от кризисов, как метод «оздоровления» экономики. Они всячески обосновывают современную политику американских агрессоров, направленную на развязывание новой войны и на завоевание Соединенными Штатами мирового господства. Все это является новым свидетельством усиления загнивания капитализма в эпоху его общего кризиса, деградации и крайней реакционности буржуазной «экономической науки». Оправдание империализма под прикрытием борьбы с кризисами После войны кейнсианские идеи «регулируемого хозяйства» и «бескризисного капитализма» превратились в идеологическое оружие безудержной экспансии и агрессии. Эти изменения связаны, прежде всего, с резким усилением империалистических, агрессивных и экспансионистских тенденций, с явно выраженным стремлением США к мировому господству. Американский империализм превратился в ударную силу мировой реакции. Американская буржуазия пытается найти выход из нарастающего кризиса путем безудержной экономической экспансии и развития военного хозяйства. Воспроизводя опыт Гитлера, создавшего в Германии военное хозяйство еще в мирных условиях, американское правительство сохранило после войны огромную армию и военную промышленность. На содержание армии и военные расходы тратятся громадные средства, составляющие подавляющую часть непомерно выросшего государственного бюджета. Американский империализм пытается оживить свою экономику при помощи ассигнований 7 Зак. 135
4,5 млрд. долл, по «плану Маршалла», 15 с лишним миллиардов долларов на содержание вооруженных сил и громадных ассигнований на так называемую программу вооружения иностранных государств. Многие американские буржуазные экономисты всячески подчеркивают значение роста государственного бюджета с точки зрения осуществления антикризисной политики. Так, например, профессор Гарвардского университета Васермап объясняет неудачи попыток Рузвельта ослабить кризисы тридцатых годов тем, что правительство тогда, мол, слишком мало тратило денег. Когда во время войны государство стало тратить гораздо больше, то это-де вызвало быстрый выход из кризиса Г Хансен также оценивает гигантский рост федерального бюджета во время и после войны как «одно из самых больших достижений военного опыта» 1 2. При этом буржуазные экономисты тщательно обходят очевидный факт, что рост федерального бюджета прежде всего связан с ростом военных расходов. В США только прямые военные расходы (ассигнования на армию, флот, авиацию) возросли с 1,4 млрд. долл, в 1938/39 г. до 14,6 млрд. долл, в 1949/50 г., т. е. в. 10 раз. Наряду с этими прямыми военными расходами следует учесть гигантские затраты по атомной комиссии, по созданию резервов стратегического' сырья, оккупационные расходы в Германии, Австрии и Японии, расходы по «плану Маршалла» и Северо- атлантическому пакту. Одни ассигнования военной «помощи», «маршаллизированным» странам превышают 5800 млн. долл. Вместе взятые военные расходы США превышают 30 млрд. долл. В своем послании конгрессу президент США Трумэн писал о бюджете на 1948/49 г.: «79 процентов наших расходов в 1949 бюджетном году непосредственно отражают стоимость войны, результатов этой войны и наших усилий предотвратить будущую войну. Только- 21 процент наших расходов предназначен для финансирования правительственной программы в таких областях, как социальное благосостояние, жилищное строительство, просвещение, научно- исследовательская работа, сельскохозяйственные природные ресурсы, транспорт, финансы, торговля, промышленность, труд, общее управление» 3. В действительности огромный рост военных расходов США непосредственно связан с агрессивной, империалистической политикой, проводимой американским правительством, с интенсивной подготовкой к новой войне, с вытекающим отсюда созданием военных баз в разных частях света, с поддержкой реакционных режимов в различных странах мира, с осуществлением «плана Маршалла», Северо-атлантического пакта и т. д. Вдохновитель современных американских экономистов, Кейнс, цинично заявил, что 1 «Commercial and Financial Chronicle», January 29, 1948. 2 A. A. Hansen, Economic policy and full employment, 1947, -p. 132. 3 «Правда», 15 октября 1948 г. 98
«война есть единственная форма крупных расходов за счет огромных займов, которую государственные деятели считают оправданной» Ч Было бы неправильно сводить политику современного американского империализма только к стремлению предотвратить или смягчить экономический кризис. Однако этот мотив для современной Америки имеет существенное значение. Он, в частности, имел немаловажное значение при разработке и осуществлении «плана Маршалла». Одной из важнейших задач этого плана явилась попытка, при помощи долларовых кредитов западно-европейским странам, увеличить опрос этих стран на американские товары и таким путем предотвратить экономический . кризис в США. При обсуждении в комиссии палаты представителей США предложения о сокращении ассигнований по «плану Маршалла» на 25% в июне 1948 г. многие депутаты заявили, что такая урезка может вызвать кризис. Так; например, заместитель министра земледелия Додд заявил: «Я думаю, что- вы будете свидетелями одного из самых величайших крахов на товарных рынках, если эта программа будет урезана». Член комиссии Мэхон сказал, что «план Маршалла», позволяющий реализовать американские излишки сельскохозяйственных товаров, дает возможность избежать «немедленного падения цен на сельскохозяйственные продукты» 1 2. Значительное сокращение американского экспорта в 1949 г. наглядно свидетельствует, что эта попытка предотвратить кризис при помощи «плана Маршалла» полностью провалилась. Теория «регулируемого хозяйства» или «планируемого капитализма» после второй мировой войны получила еще более резко выраженную империалистическую целеустремленность. В предвоенный период ее назначение сводилось преимущественно к «доказательству» необходимости использовать аппарат государственной власти в интересах наступления буржуазии на рабочий класс. Ныне эта «теория» наряду с выполнением данной задачи служит прежде всего оправданию империалистической экспансии и агрессии США. Выше мы установили, что империалистические мотивы лежат в основе новой «философии государственного долга», проповедуемой сторонниками «регулируемого хозяйства». Эти же мотивы вдохновляют широко пропагандируемый сторонниками «регулируемого хозяйства» призыв к «социализации спроса». «Социализация спроса» имеет в виду широкое воздействие государства на общественный спрос, осуществляемое прежде всего при помощи системы государственных заказов. А основной формой последних являются заказы, связанные с военным ведомством или с осуществлением империалистических планов (например, с «планом Маршалла»). Эти мотивы лежат в основе многих мероприятий, входящих в программу осуществления так называемой «полной занятости», 1 Д. М. Кейнс, Общая теория занятости, процента и денег, стр. 125. 2 «Правда», 6 июня 1948 г. 7* 99
"выдвигаемую многими сторонниками «регулируемого хозяйства». Это, в особенности, относится к широко рекламируемым в буржуазной литературе проектам общественных работ, занимающим ‘♦обычно центральное место в программах «полной занятости». Эти щ роек ты общественных работ обычно имеют тесную связь с осуществлением определенных стратегических планов. Не случайно в этих проектах занимают столь большое место, с одной стороны, дорожные работы, а с другой стороны — работы по строительству мощных электростанций. Известно, что мощные государственные электростанции, сооруженные в тридцатых годах в порядке общественных работ в долине реки Тенесси, были использованы как источник энергии для производства атомных бомб. Идеология мирового господства США получила огромное распространение в современной американской литературе. Эта реакционная идеология прикрывается пресловутым лозунгом о наступлении так называемой «американской эры» и проповедью создания «мирового государства» и «всемирного правительства», руководящая роль в которых предназначается финансовой олигархии США. Одновременно американские империалисты ведут ожесточенную атаку против национального суверенитета других государств, а их ученые борзописцы пытаются представить сохранение национальной независимости государств как источник всех социальных и международных бедствий. Современные космополитические идеологи «сверхгосударства», однако, не ограничиваются идеологической борьбой против демократического, антиимпериалистического лагеря. Проектируемое ими «сверхгосударство», как и уже созданные империалистами различные военно-политические блоки, призвано сыграть роль военной организации для ведения войны против СССР и стран народной демократии. Буржуазный космополитизм стал в настоящее время основным идеологическим оружием борьбы американского империализма за мировое господство. Для того чтобы притупить национальное самосознание народов и ослабить их сопротивление агрессии США, ученые приказчики американского империализма стараются всячески дискредитировать высокое и законное чувство национальной гордости и патриотизма. Они пытаются представить национальный суверенитет чуть ли не в качестве первоисточника всех социальных бедствий буржуазного общества. Образчиком гнусной проповеди современных космополитов является книга американского буржуазного экономиста Баулдинга— «Экономика мира». Баулдинг призывает экономистов отказаться от ряда иллюзий и «традиционных представлений». Среди этих иллюзий на первом месте — «иллюзия национального суверените- та». По Баулдингу, нет большего зла, чем национальный суверенитет. Оказывается, войны обусловлены не природой капитализма, а наличием национальных государств. Баулдинг призывает ликвидировать государственную самостоятельность отдельных наций. Он настолько «великодушен», что оставляет отдельным странам 100
право решать вопрос о характере законов о разводе, но даже эту уступку ставит под сомнение Ч В этой работе, как и во многих других, отчетливо выступает омерзительный облик современного буржуазного космополитизма. Баулдинг пытается очернить патриотизм и экономически «обосновать» национальное предательство. В качестве примера «экономически обоснованного» поведения он приводит Данию, не оказавшую во время второй мировой войны никакого сопротивления гитлеровской агрессии. Борьба с идеей национального суверенитета объединяет буржуазных экономистов различных направлений — как сторонников «свободы бизнеса», так и защитников «регулируемого хозяйства». Эта борьба принимает различные оттенки у представителей разных направлений. Сторонники «свободы бизнеса» пытаются представить дело так, что создание «мирового государства» явится успешной предпосылкой осуществления фритредерской политики. Сторонники «регулируемого хозяйства» пытаются подвести базу под лозунг «мирового государства» в. виде учения о «мировом планировании». В последней области наиболее активно подвизается американский экономист Лорвин. «Существует необходимость и возможность мировой экономики, — заявляет он, — в развитии которой все страны смогут принять участие, но в которой наиболее богатые и индустриальные передовые страны должны взять руководство» 1 2. Как и следует ожидать, руководящую роль в мировой экономике Лорвин отводит, конечно, американским монополистам и пишет об этом с развязной откровенностью. Таким образом, идеи «мирового планирования» и «мирового государства» одинаково служат захватническим целям американского империализма. Агрессивный американский империализм на практике копирует многие методы гитлеризма. Неудивительно поэтому, что, в частности, гитлеровская геополитика, служащая оправданию империалистической агрессии, получила широкое распространение в современной американской литературе. В этом отношении показательно высказывание Суизи: «В сложной международной ситуации, которая, вероятно, создастся в ближайшее время, будет весьма возможным принятие военного решения проблемы без порочных социальных и расовых облачений нацистской программы»3. Суизв отказывается от некоторых внешних атрибутов фашизма, безоговорочно принимая^ однако, существо его внешней политики — разбойничью военную агрессию. Характерна в этом отношении теперешняя позиция Стюарта? Чейза. Его прежние произведения, в которых заключался большой разоблачительный материал о расточительности капиталистического хозяйства, создали ему славу «левого» писателя. Но в послед^ 1 В о u 1 d i n g, Economies of peace, 1945, p. 206. 2 Lewis L. Lorwin, Time for Planning, 1945, p. 232. 3 Allan Sweezy, Declining Investment Opportunity, 1947, p. 434. 101
них своих работах он выступает как откровенный империалист, бряцающий оружием. «Мы должны, — пишет он, — повсюду подкреплять наши обязательства соответствующей военной силой» 1. Весьма показательна также эволюция взглядов Хансена по во- -просу об экспорте капитала. В своей статье 1938 г. «Прогресс и убывающее население» Хансен очень пессимистически оценивал возможности роста иностранных инвестиций. Он писал, что «иностранные инвестиции в течение ближайших 50 лет будут играть несравненно меньшую роль, чем это имело место в XIX веке» 1 2. Между тем в работе «Роль Америки в мировой экономике», изданной в 1945 г., Хансен придает огромное значение американскому экспорту капитала, выступая с откровенной пропагандой экономической экспансии США. Он предлагает широко развивать американский экспорт с помощью займов, предоставляемых странам- импортерам. Сокровенная суть предложений Хансена сводится к тому, что США должны стать мировым кредитором и при помощи займов подчинить себе весь мир. По указке своих капиталистических хозяев американские экономисты стараются внушить рядовому американцу веру в то, что при помощи широкого развития внешней торговли, якобы, можно предотвратить экономический кризис или превратить его в безболезненную «рецессию». В то же время в интересах проведения экспансионистской политики они стараются скрыть трудности, переживаемые американским хозяйством. В этом отношении характерно выступление руководителя Чейз-банка Олдрича на международной конференции по торговле в Монтре в 1947 г. Он развивал весьма туманные мысли о различии между «депрессией» (под которой по существу понимается кризис) и «рецессией» или, как он часто называет, «корректирующей рецессией» (т. е. ослабленным кризисом), которая якобы не представляет собой ничего опасного и угрожающего для хозяйства США. Олдрич заявляет, что основным условием, которое предотвратит возможность превращения «корректирующей рецессии» в депрессию, является широкое и «свободное» развитие (внешней торговли. За отсутствием серьезных аргументов, подтверждавших, что США смогут предотвратить назревающий кризис, Олдричу оставалось лишь апеллировать к тому, что США... понимают лежащую на них ответственность и не допустят кризиса. «Европа, — заявляет сей теоретизирующий бизнесмен,—не имеет оснований бояться, что американская послевоенная корректирующая рецессия выродится в депрессию. Соединенные Штаты отдают себе отчет в их стратегической роли в ми- ‘ровой экономике, в необходимости иметь экономику, свободную от чрезмерных бумов и глубоких депрессий» 3. Олдричу, как и всем американским дельцам, пытающимся путем всяких махинаций 1 St. Chase, For this we fought, 1946, p. 801. 2 «American Economic Review», 1939, March, p. 9. 3 «New York Times», 3/VI 1947. 102
предотвратить кризис, следует иметь в виду слова щедринского градоначальника: «сие, кажется, от меня не зависит». США всячески форсируют развитие экспорта товаров и капиталов путем широкого использования всякого рода государственнокапиталистических мероприятий. Ярким выражением такого рода мероприятий является «план Маршалла». США, проводя у себя жесткую таможенную политику, отстаивают политику «открытых дверей», свободную торговлю со странами, импортирующими американские товары, в частности, добиваются отмены системы преференциальных пошлин в странах Британской империи. В связи с этим США охотно экспортируют сейчас фритредерские идеи. Американские капиталисты в поисках путей предотвращения кризиса стремятся к увеличению вывоза товаров. Однако этим правящие американские круги отнюдь не избавили экономику Соединенных Штатов Америки от надвигающегося кризиса. Зато они сделали все от них зависящее для того, чтобы взвалить на плечи маршаллизо- ванных стран расплату за этот кризис., В качестве наиболее действенного метода против экономического кризиса американские экономисты выдвигают развитие военного хозяйства. Нужно сказать, что Кейнс в одной из своих статей, посвященных США, писал, что в этой стране программа «полной занятости», при гигантском производственном аппарате и колоссальных производственных возможностях, неосуществима методами «капиталистической демократии, за исключением военных условий». Это «обоснование» американского милитаризма пришлось по душе американским поджигателям войны. Пропаганда войны и военной подготовки как «отдушины» для кризисов и массовой безработицы составляет один из широко используемых мотивов военного психоза, раздуваемого в настоящее время американской печатью. Перед лицом нового экономического кризиса Концепция «регулируемого капитализма», отражающая стремление буржуазии, с одной стороны, найти выход из кризиса, а с другой стороны, переложить все его издержки на рабочий класс, основана на апологетических утверждениях, будто буржуазное государство может преодолеть стихийные капиталистические закономерности и ликвидировать кризисы, безработицу и т. д. Нечего говорить о том, что утверждения буржуазных экономистов о возможности устранить кризисы и безработицу при сохранении капиталистического строя являются беспочвенными и вздорными. К подобного рода авторам применимы следующие слова Маркса из письма к Анненкову, относившиеся к некоторым буржуазным экономистам: «Все они хотят конкуренции без печальных последствий конкуренции. Все они хотят невозможного, т. е. условий буржуазной жизни без необходимых последствий этих условий». К современным знахарям буржуазной «науки», выдвигаю103
щим всевозможные рецепты «регулирования» капитализма, целиком применимы слова товарища Сталина из его беседы с Уэллсом по поводу проектов некоторых американских деятелей: «Они стремятся свести к минимуму ту разруху, тот ущерб, которые причиняются существующей экономической системой... Даже если те американцы, о которых Вы говорите, частично добьются своей цели, т. е. сведут к минимуму этот ущерб, то и в этом случае они не уничтожат корней той анархии, которая свойственна существующей капиталистической системе. Они сохраняют тот экономический строй, который обязательно должен приводить, не может не приводить к анархии в производстве. Таким образом, в лучшем случае речь будет итти не о перестройке общества, не об уничтожении старого общественного строя, порождающего анархию и кризисы, а об ограничении отдельных отрицательных его сторон, ограничении отдельных его эксцессов» L Современная американская действительность дала новую иллюстрацию всей беспочвенности буржуазных проектов предотвращения кризисов. В первые три года после окончания войны (период 1946— 1948 гг.) действовал ряд факторов, благоприятно влиявших на экономическую экспансию американских монополий. К числу этих факторов следует прежде всего отнести сохранение высокого уровня расходов на военные цели в США. Далее, немаловажное значение имело использование американскими монополиями трудностей, порожденных послевоенной разрухой в ряде капиталистических стран, предъявивших повышенный спрос на продовольствие и промышленные товары. Но этот специфический период в развитии американской экономики, по всем данным, закончился. С конца 1948 г. выявился ряд признаков, свидетельствующих о назревании экономического кризиса. Национальный комитет коммунистической партии на своем пленуме, состоявшемся 23—24 апреля 1949 г., с полным основанием отметил, что с конца прошлого года в Соединенных Штатах ^развивается экономический кризис. Действительно, с конца 1948 г. наметилось резкое ухудшение экономического положения Соединенных Штатов. Индекс промышленного производства, составивший в октябре 1948 г. 176 (1937 г. = 100), упал в июле 1949 г. до 144, т. е. на 18%. Значительное снижение производства наблюдается в рядеГважнейших отраслей. За время с октября 1948 г. по июль 1949 г. производство стали снизилось на 28%, общего машиностроения на 21%, цветных металлов — на 32%, текстильной промышленности на 27%. Небольшое сезонное повышение индекса промышленной продукции в Соединенных Штатах Америки в августе и сентябре сменилось гораздо более значительным падением промышленного производства в октябре. По официальным 1 И. Сталин, Вопросы ленинизма, изд. 10, стр 600. 104
данным объем промышленного производства в Соединенных Штатах Америки в октябре сократился более чем на 11%. Это означает, что уровень промышленного производства в Соединенных Штатах Америки с октября 1948 г. по октябрь 1949 г. снизился на 22%. Налицо ряд симптомов кризиса: значительное накопление товарных запасов, рост банкротств мелких и средних фирм, переход многих предприятий на сокращенную рабочую неделю, тенденция к спаду капитальных инвестиций, значительное увеличение безработицы, особенно частичной, начавшееся падение цен на зерно, покупаемое монополиями у фермеров. Факты красноречиво говорят о бессилии буржуазного правительства предотвратить кризисы. Факты свидетельствуют о том, что широкие военные мероприятия не могут спасти США от развертывающегося кризиса перепроизводства. В цитированном выше решении национального комитета коммунистической партии Соединенных Штатов отмечается, что «программа перевооружения может замедлить развитие кризиса перепроизводства, но это приведет только к значительному усилению тенденций развития военной экономики и создаст условия для неизбежного экономического краха катастрофических размеров». Наиболее агрессивные деятели американского империализма, не удовлетворяясь развитием военного хозяйства, полагают, что решение проблемы предотвращения кризиса может принести только третья мировая война. Американский буржуазный экономист Айрес красочно изобразил, как поджигатели войны представляют роль ее в качестве средства продления жизни капитализма. «Войны двадцатого столетия, — пишет он, — могут быть смертельной агонией капитализма. Но война также служит для того, чтобы продлить агонию. Ибо великий недостаток капитализма — недопотребление полностью корректируется войной... Война корректирует фатальный недостаток капитализма» L Но Айрес забывает «мелочь» — война в то же время резко обостряет противоречия капитализма. Если война, по словам Айреса, призвана продлить агонию капитализма, то в то же время она ускоряет разрыв империалистической цепи в наиболее слабых звеньях, она способствует отпадению от капиталистического мира новых стран. Так после первой мировой войны из капиталистического мира выпала Россия, после второй мировой войны выпали страны Центральной и Восточной Европы, выпал многомиллионный Китай. Новые войны, призывами к которым заполнена в угоду монополиям американская экономическая литература, лишь умножат бесчисленные преступления капитализма перед человечеством. Они не дадут финансовой олигархии желаемого выхода из создавшегося положения. Они ускорят неизбежную гибель капитализма. Не может быть сомнения в том, что если 1 С. Е. Ayres, The divine right of capital, p. 43. 105
империалисты развяжут третью мировую воину, то эта воина явится могилой уже не для отдельных капиталистических государств, а для всего мирового капитализма. Проискам поджигателей новой войны противостоят все растущие силы мира и демократии. Как указал товарищ Сталин, «слишком живы в памяти народов ужасы недавней войны и слишком велики общественные силы, стоящие за мир, чтобы ученики Черчилля по агрессии могли их одолеть и повернуть в сторону новой войны» Ч Таким образом, американская буржуазная экономическая мысль на современном этапе обострения общего кризиса капитализма ярко отражает усиление милитаризма, паразитизма и загнивания капитализма. Она стала теперь более, чем когда-либо, орудием пропаганды мракобесия и человеконенавистничества, кровожадных планов современных поджигателей войны. Она выражает как растущее ослабление капитализма, так и усиливающуюся реакционность попыток его укрепления. Нарастающий экономический кризис в США — новая иллюстрация банкротства буржуазной политической экономии, создавшей сказку о «бескризисном капитализме» и изощряющейся в самых фантастических и бесплодных проектах предотвращения кризисов. 1 «Правда», 29/X 1948 г.
ИДЕОЛОГИЯ АМЕРИКАНСКОГО МИЛИТАРИЗМА Теории и практика американского милитаризма Современный милитаризм является непосредственным результатом монополистического развития капитализма. Как показал Ленин, империализм и война неотделимы. Ленин еще в 1916 г отмечал, что «теперь милитаризация проникает собой всю общественную жизнь. Империализм есть ожесточенная борьба великих держав за раздел и передел мира, — он неизбежно должен поэтому вести к дальнейшей милитаризации во всех странах...» Анализируя объективное развитие капиталистического милитаризма, Ленин указывал, что «вооружение буржуазии против пролетариата есть один из самых крупных, основных, важнейших фактов современного капиталистического общества»1 2. В период общего кризиса капитализма, когда все противоречия капиталистического строя в небывалой степени углубились и обострились, милитаризация общественной жизни капиталистических стран получила дальнейшее развитие. Товарищ Сталин указывал, что война является для капиталистических государств таким же естественным и законным состоянием, как эксплоатация рабочего класса. На XVI съезде ВКП(б), анализируя развитие мирового экономического кризиса, охватившего все отрасли производства, и обострение противоречий между капиталистическими странами, товарищ Сталин говорил: «Но есть одна отрасль, которая не захвачена кризисом. Эта отрасль — военная промышленность. Она все время растет, несмотря на кризис. Буржуазные государства бешено вооружаются и перевооружаются. Для чего? Конечно, не для беседы, а для войны. А война нужна империалистам, так как она есть единственное средство для передела мира, для передела рынков сбыта, источников сырья, сфер приложения капитала. Вполне понятно, что в этой обстановке так называемый пацифизм доживает последние дни, Лига наций гниет заживо, «проекты разоружения» проваливаются в пропасть, а конференции по 1 В. И. Ленин, Соч., т. 23, изд. 4, стр. 71. 2 Там же, стр. 69. 107
сокращению морских вооружений превращаются в конференции по обновлению и расширению морского флота» Товарищ Сталин разоблачил болтовню социал-демократов о пацифизме, о мирном развитии капитализма, показав, что пацифизм является лишь маской, необходимой для прикрытия подготовки новых войн. На XVII съезде партии товарищ Сталин говорил: «Шовинизм и подготовка войны, как основные элементы внешней политики, обуздание рабочего класса и террор в области внутренней политики, как необходимое средство для укрепления тыла будущих военных фронтов, — вот что особенно занимает теперь современных империалистических политиков» 1 2. Чудовищным воплощением капиталистического милитаризма была гитлеровская Германия, где все стороны общественной жизни — производство и распределение, наука и техника, печать, школа и т. д. были подчинены подготовке и осуществлению захватнических войн за мировое господство германского империализма. Германский милитаризм, разбитый в первой мировой войне, был возрожден и восстановлен при прямом содействии американских монополий, предоставивших гитлеровской клике, путем широкой финансовой поддержки, возможность® короткий срок создать военно-экономическую базу германской агрессии. Американские монополии фактически поддерживали гитлеровцев и в ходе второй мировой войны, стремясь максимально затянуть войну и предотвратить полный разгром гитлеровской Германии. Однако Советский Союз расстроил эти планы и обеспечил разгром гитлеровских захватчиков. После разгрома хищнического германского империализма во второй мировой войне новым претендентом на мировое господство выступил американский империализм, проводящий последовательную политику милитаризации страны. Современный американский милитаризм является одним из важнейших орудий политики американских империалистов, стремящихся использовать военную и экономическую мощь США для того, чтобы не только закрепить захваченные за период войны зарубежные позиции, но и максимально их расширить, всеми мерами насилия домогаясь господства над миром и подготовляя войну против СССР. Американские империалисты боятся мирного соревнования с со- циализмОлМ и поэтому возлагают свои надежды на военные авантюры, которые на деле не сулят им ничего иного, кроме катастрофы. Они стремятся превратить весь мир в колонию Соединенных Штатов, создать путем насилия и новях войн мировую американскую империю, которая должна по своим масштабам превзойти все когда-либо существовавшие в истории мировые империи завоевателей. Таким образом агрессивная программа американских 1 И. Сталин, Вопросы ленинизма, изд. 10, стр. 353. 2 И. Сталин, Вопросы ленинизма, изд. 11, стр. 430. 108
поджигателей новой войны превосходит вместе взятые планы их немецких и японских предшественников. Стремительный процесс милитаризации Соединенных Штатов проявляется прежде всего в громадном росте прямых расходов на армию и флот, составляющих в настоящее время '35% бюджета, почти в 12 раз больше, чем в 1937—1938 гг. Еще большая часть расходов бюджета на 1948/49 г. предназначена на различные косвенные военные расходы, связанные главным образом с возмещением американским монополиям налогов, выплаченных ими за годы второй мировой войны, и с финансированием «международных дел», т. е. с осуществлением политики экспансии и подготовки военных авантюр американского империализма. Даже в послании президента Трумэна конгрессу о бюджете на 1948/49 г. гово(рится о том, что 71% всей суммы расходов бюджета прямо или косвенно связан с военными делами и только 29% приходятся на расходы «мирного» назначения.- Но и эти бешеные в-оеннме расходы не удовлетворяют американских милитаристов, аппетиты которых стремительно растут. Еще в феврале 1948 г. вашингтонский корреспондент осведомленной газеты «Уолл-стрит Джорнэл» сообщил о секретном совещании представителей верховного командования США и сенатской комиссии по делам вооруженных сил, на котором военные требовали, чтобы конгресс одобрил военный бюджет в сумме 20 млрд, долл, ежегодно как «минимум». Это означало бы почти удвоение прямых военных расходов США, которые составят в этом случае более 60% всего бюджета страны. Тотчас же после выступления Трумэна в марте 1948 г. с предложениями о- введении воинской повинности и всеобщего военного обучения, военные круги США произвели подсчеты, по которым осуществление этих мероприятий потребует примерно 8 млрд. долл, дополнительных расходов в год. Таким образом, в то время как Советский Союз снизил свои расходы на оборону до 17% общего бюджета на 1948 г., американские милитаристы добились увеличения военных расходов до половины всего бюджета, не считая огромных расходов на оказание военной поддержки своим сателлитам. В бюджете США на 1949/50 г. около 30 млрд, долл., т. с. более 70% всего бюджета, направляются прямо или косвенно на военные цели. В то же время только 6% средств выделяется для социального обеспечения и здравоохранения. Этот бюджет ярко отражает политику гонки вооружений и небывалой милитаризации страны, проводимую правительством США под диктовку монополий. Милитаризация США сказывается в строительстве ноеых военных баз и создании плацдармов американских вооруженных сил во всех частях света; в накоплении запасов атомных бомб и призывах к использованию атомного оружия против СССР и стран народной демократии; в стремлении максимально использовать возросший к концу второй мировой войны военно-производствен109
ный аппарат страны для подготовки новой войны; в соглашениях с рядом стран о стандартизации вооружений, ставящих задачей расширить рынки сбыта для американских военно-промышленных монополий и, в то же время, создать полную военную зависимость других стран от Соединенных Штатов. Милитаризация США проявляется в превращении военной верхушки в активнейшую политическую силу страны, поставляющую государственных деятелей и дипломатов, проводящих агрессивный милитаристский курс во всей политике страны; наконец, в создании агрессивных военных союзов, направленных против СССР и всех демократических государств и народов. Одной из сторон милитаризации Соединенных Штатов, получающей в настоящее время особенный размах и особенное значение, является милитаризация науки, подчинение всей организации научно-исследовательских работ в самых разнообразных областях знания империалистическим военным целям, руководству и финансированию военных органов. Достаточно отметить, что по официальным данным за 1947/48 бюджетный год армия и военно-морской флот израсходовали 80%. всей суммы правительственных затрат на науку, причем в эти данные не входят громадные расходы на исследования, связанные с атомным оружием, а также на исследования военного характера по* бюджетам других министерств и ведомств. С учетом этих данных, расходы на военные исследования составляют не менее 90% всех затрат правительства США на науку. Военное министерство США заявило, что оно ставит своей задачей «стопроцентное использование всех ученых и инженеров» в целях военной подготовки. Таким образом американские милитаристы стремятся полностью подчинить науку военным задачам и поставить ее на службу своим захватническим, агрессивным планам. Буржуазная общественная наука, отличающаяся, как указывал Ленин, от буржуазной публицистики только меньшей искренностью, стремлением затушевать суть дела, заслонить лес деревьями, за последнее время выступает в США с цинично откровенными теориями американского милитаризма, пытающимися обосновать и развить программу вооруженной борьбы за мировое господство. Еще во время второй мировой войны в США стали выходить книги, намечавшие задачи послевоенной экспансии американского империализма и подготовки к третьей мировой войне. На заседании Временного национального экономического комитета сената США в апреле 1940 г. один из основных работников этого комитета — д-р Крепе в своем докладе «Техника и война» выступил со следующей циничной апологией воздействия войны на экономику: «Война является действительно тем идеалом, к которому стремится наша механизированная система индустрии. Война предъявляет массовый спрос на абсолютно стандартизированные изделия. ПО
Персональные вкусы, суждения и личные нужды не оказывают никакого влияния на обмундирование солдата и его вооружение. Больше того, — народ, ведущий войну, является идеальным потребителем. Он предъявляет массовый спрос на сталь, железо и разнообразнейшие машины и на полях сражений разбивает их вдребезги. Никакой проблемы избыточных мощностей, никакой проблемы реализации» L Восторги Крепса отражали совершенно определенную политику капиталистических монополий США, видевших в войне прежде всего «идеальный рынок» и «идеальные» возможности обогащения. Эти своеобразные «идеалы» капиталистических монополий многие американские экономисты попытались положить в основу лживой и гнусной «идеологии», возлагающей ответственность за массовую безработицу и другие беды общего кризиса капитализма на «чересчур быстрый рост науки и техники» и видевшей выход из этих бед и возможность обеспечения полной «занятости населения» только в мировой войне. На эту тему в американской экономической литературе были написаны десятки книг и сотни статей. Наиболее законченное завершение этот круг «идей» получил в работах упомянутого выше Временного национального экономического комитета, который в своем докладе «Техника в нашей экономике», опубликованном в 1941 г., пришел к следующему основному выводу: «Если подготовка к войне и сама война являются существенной силой, в достаточной мере компенсирующей занятость людям, выбрасываемым современной техникой из производства, то возникает предположение, что лишь посредством войны нынешняя экономическая система США может оказаться в состоянии действовать со сколько-нибудь полной занятостью» 1 2. Это «предположение» американских экономистов, по мере роста военных заказов и связанных с ними военных прибылей американских монополий, быстро превращалось у них в «твердую уверенность». Американский экономист Линч, формулируя в своей книге печальные итоги деятельности Временного национального экономического комитета, задачей которого было «найти формулу, по которой капитализм может действовать», пришел к следующему выводу: «Создание военной экономики представляет, к несчастью, единственный быстрый путь, посредством которого за последние годы западные народы оказались способными мобилизовать свои ресурсы для достижения полной занятости» 3. Этот вывод Линча о работе сенатского комитета, включавшего виднейших экономистов Соединенных Штатов и призванного 1 Hearings before the TNEC, 76-th Congress. Technology and Concentration of Economic Power, p. 16261—16262. 2 Technology in our Economy, Washington, 1941, p. 220. 3 D. Lynch, Concentration of Economic Power, 1946. Ill
лечить неизлечимые болезни современного умирающего монополистического капитализма, весьма характерен. Глубоко знаменательны в этой связи слова Ленина на IX Всероссийском съезде Советов в конце 1921 г.: «если взять вопрос в мировом масштабе, такая цветущая, крупная промышленность, которая может снабдить мир всеми продуктами, имеется на земле, но только ее не умеют пускать в ход иначе, как для того, чтобы строить пушки, делать снаряды и прочие орудия, с таким большим успехом примененные в 1914—1918 годах. Тогда промышленность работала на войну и снабдила она человечество своими продуктами так полно, что у нас оказалось не меньше 10 милл. человек убитыми и не меньше 20 милл. искалеченными... Вот на что работала эта богатая передовая крупная промышленность. Она служила для дела фабрикации искалеченных людей, и у нее не осталось времени для снабжения крестьян своими продуктами» Ч Во время второй мировой войны между государствами антифашистской коалиции существовало глубокое различие в определении целей войны. В то время как Советский Союз и порабощенные народы Европы вели великую освободительную войну против немецко-фашистских захватчиков, монополии США и Англии ставили своей целью в войне не ликвидацию фашизма и укрепление демократических порядков в Европе, а избавление от конкурентов на рынках и утверждение своего господствующего положения. В то же время они строили расчеты на ослабление СССР в результйте изнурительной войны. Американские, как и английские, капиталистические монополии одновременно преследовали в войне и более близкую задачу — в возможно большей степени нажиться на военных заказах, обеспечить максимальные военные прибыли. Как известно, эту задачу им удалось осуществить. «Дело фабрикации искалеченных людей» оказалось для американских монополий необычайно выгодным «бизнесом». По значительно преуменьшенным официальным данным департамента торговли США, прибыли американских корпораций (акционерных обществ) за 1940—1945 гг., после уплаты налогов, составили гигантскую сумму в 52 млрд. долл. Прибыли американских монополий до уплаты налогов (эти налоги в значительной части возмещаются им после войны из средств бюджета) составили за 1940—1945 гг. 117 млрд. долл. Эти прибыли увеличились с 6,4 млрд, долл, в 1939 г. до 24,5 млрд. долл, в 1943 г. Ликвидный капитал акционерных обществ за это время вырос более чем вдвое, достигнув 46,9 млрд. долл, против 21 млрд. долл, в 1939 г. При этом львиная доля этих прибылей досталась горстке крупнейших монополий, сосредоточивших в своих руках 75% первичных военных контрактов. 1 В. И. Ленин, Соч., т. XXVII, стр. 124. 112
Немудрено, что в условиях монополистического капитализма Соединенных Штатов вторая мировая война, как и первая мировая империалистическая война, оказалась раем для капиталистов, военной каторгой для рабочих. Ленин писал, что война это не только ужасная вещь, но и ужасно прибыльная вещь для капиталистических монополий. По вопросу о государственном регулировании хозяйства во время войны в Германии и в США Ленин писал, что оно создает военную каторгу для рабочих и рай для банкиров и капиталистов. Вторая мировая 'война в еще больших масштабах, чем первая, подтвердила это положение Ленина как для Германии, так и для Америки. Как отметил на одном из заседаний конгресса в конце 1945 г. член палаты представителей Деласей, «неоспоримым фактом является то, что кучка корпораций и кучка богачей стали невероятно богаты за счет труда, потрясений и крови этой войны. Поэтому мы не можем удивляться, что им нравится война и что они хотят новой войны» *. Неудивительно, что нажившиеся на войне капиталистические монополии США всеми силами и средствами вдохновляют и раздувают пропаганду новой войны и сеют во всем мире семена раздора и неуверенности. Всемерную помощь в этом черном деле им оказывают американские буржуазные экономисты. Уже в ходе второй мировой войны американские милитаристы готовились к послевоенной борьбе за мировое господство. Именно этим объясняется длительное оттягивание открытия второго фронта, стремление заменить его наступлением в Италии и другие попытки всячески затянуть войну. Американские милитаристы хотели, чтобы СССР оказался обескровленным в войне с гитлеровской Германией и надеялись таким образом одолеть его в послевоенной борьбе, которую они всё время имели в виду. Буржуазные экономисты США уже тогда пытались подвести своего рода идеологическую базу под замыслы послевоенной борьбы за мировое господство и планы подготовки империалистами новой войны. Война еще не успела закончиться, советские войска еще штурмовали Берлин, народы мира мечтали о том, что после разгрома гитлеровской Германии и империалистической Японии удастся достигнуть прочного мира и всестороннего длительного сотрудничества, а американские экономисты, собравшись в мае 1945 г. на 57-ю конференцию Американской экономической ассоциации, уже пытаются «научно» обосновать неизбежность и желательность новой мировой войны. Они воспевают войну как «испытанное» средство достижения «полной занятости» населения — на полях сражений и на военных заводах монополий — и высоких военных прибылей для тех же монополий. Американский экономист Кеннет Боулдинг, в своем докладе на 57-й конференции Американской экономической ассоциации, говорил буквально следующее: 1 «Congressional Record», 1/XI 1945. £ Зак. 135 ИЗ
«Крупнейшая проблема нашего века состоит в настоящее время в том, чтобы поднять потребление до такого уровня, при котором можно было бы поддерживать полное производство и занятость. К несчастью, единственным приемлемым методом потребления в большом масштабе является война и, очевидно, именно к этому методу нации прибегают, когда бремя изобилия становится слишком тяжелым. Мир в настоящее время находится в тисках им самим созданной чудовищной дилеммы: либо расширять потребление посредством войны, либо сокращать производство посредством кризисов и безработицы. Если потребительская сила государства не может быть использована для повышения уровня жизни вместо разрушений и расточительства, я не вижу выхода из этой дилеммы, так как система цен, как я показал в своем докладе, совершенно не в состоянии разрешить этот вопрос» *. Характерно, что при обсуждении этого доклада, в котором приняли участие Ноуре и другие виднейшие американские экономисты, другие положения докладчика встретили оживленные возражения, но никто из сотен участвовавших на конференции экономистов не нашел ни слова возражения против обрисованной докладчиком «чудовищной дилеммы», вернее, открыто проповедуемого курса на подготовку новой войны. А в 1947 г. один из видных представителей американской науки Ванневар Буш, выступая перед военными заводчиками из «Ассоциации вооружения армии», развивал им те же идеи американских экономистов в виде перспективы «перманентной войны», когда «интервалы между боевыми действиями заполняются полным подчинением энергии народов деятельности, в которой теоретические исследования, прикладные науки, техническое развитие и производство имеют своей основной задачей подготовку к следующему вооруженному конфликту». Эти же мысли развивал в своей речи на обеде в Нью-йоркском колледже (в октябре 1946 г.) известный поджигатель войны Барух, где. он, прославляя «привилегии собственности и мотивы прибыли», которые принадлежат, по его мнению, к числу «свобод, являющихся более драгоценными, чем мир», изрекал: «мир кажется прекрасным во время дикостей войны, но он становится почти ненавистным, когда война окончена». Эта каннибальская «философия» военных промышленников, стремящихся к раздуванию военных бюджетов, к гонке вооружений и безраздельному господству американского монополистического капитала над миром, повторяется и развивается на разные лады в бесчисленных выступлениях социологов, экономистов, историков и политиков Соединенных Штатов. Так разными путями в Соединенных Штатах развертывается своеобразная «милитаризация» общественных наук. Эта тенден1 «American Economic Review», 1946. 114
ция сказывается с особенной яркостью в выступлениях американских профессоров и публицистов, занимающихся вопросами внешней политики и военной идеологии. Уолтер Липпман в своей книге «Военные цели США» развивал подробные планы организации под руководством Соединенных Штатов военно-политического блока, направленного против QCGP. В этот блок, который Липпман навивал «атлантическим содружеством», он включал все страны Северной, Центральной и Южной Америки, всю Британскую империю, Эйре, все западноевропейские государства с их колониями, Грецию, Турцию, а в будущем также Германию. Китайская и индийская «сферы» должны, по планам Липпмана, служить дополнением к «атлантическому содружеству», а в целом этот блок должен противостоять «русской сфере» *. Единственной политикой, ведущей к достижению этих целей, Липпман считает политику силы, политику безудержной гонки вооружений США, политику подготовки войны против СССР, причем особенное внимание он уделяет обеспечению господства США в Средиземном море. Эти теории Липпмана в настоящее время находят свое воплощение в положениях Северо-атлантического пакта, па которых мы остановимся в дальнейшем. После окончания войны выступления идеологов американского милитаризма становятся все более разнузданными, их программа получает еще более открыто захватнический характер. Типичным отражением теорий американского воинствующего милитаризма, стремящегося к войне за мировое господство, является книга Джорджа Фильдинга Элиота «Сила, которая нам нужна»1 2. Эта книга является типичной для «теоретиков» американского милитаризма смесью заимствованных у гитлеровцев авантюристских военных доктрин, дико реакционной геополитической болтовни и лицемерного ханжества американских квакеров. Как и ряд других аналогичных изданий, книга Элиота развивает и конкретизирует для послевоенных условий пресловутые теории «американского века», появившиеся еще до и в начале второй мировой войны. Эпиграфом своей книги Элиот взял «изречение» Маршалла в его докладе военному министру США: «Единственная эффективная оборона, которую теперь может осуществлять нация, состоит в наступательной мощи». Походя из этого, Элиот требует активной наступательной военной политики, «политики дальнего действия», раздвигающей границы США на весь мир и «не признающей таких отживших понятий, как оборонЗ, нейтралитет и т. п.». На предстоящий период, который, по заявлению Элиота, «должен тянуться вплоть до установления длительного мира» на осно1 W. Lipp man Г, U, -S. War Aims, Boston, 1945. 2 G. F. Eliot, Power we need, New York, 1946. 8* 115
ве мирового господства американского империализма, «США должны сохранить больше вооружений и держать их в большей готовности, чем когда бы то ни было раньше^. Элиот проповедует необходимость немедленной военной подготовки в широчайших масштабах. Важнейшим элементом этой подготовки Элиот считает непрестанное развитие новых видов оружия, в первую очередь средств массового уничтожения и истребления. «Силы уничтожения, которые когда-то двигались не быстрее, чем шагом, — заявляет он,—в будущем будут двигаться со скоростью звука». Элиот требует приспособления к этому «неизбежному факту» как военной, так и внешней политики США, причем внешняя политика должна играть роль орудия экспансионистских планов американских милитаристов. Основной тезис книги Элиота: «Авторы нашей внешней политики должны постоянно иметь в виду военные соображения и делить с военными советниками правительства ответственность за необходимую военную подготовку». Это полное подчинение внешней политики США задачам милитаристской экспансии и военной подготовки целиком воспроизводит теорию и практику гитлеровской Германии. Исходя из концепции Черчилля о военно'-политическом союзе стран английского языка, Элиот подробно развивает теорию об «естественном стратегическом целом, которое составляют США и территории Британской Империи». Он назойливо подчеркивает, что «центр и основной источник силы этой военной единицы находится на Североамериканском континенте, располагающем наиболее высоко развитым промышленным потенциалом, достаточными ресурсами основных видов сырья, горючего и продовольствия». Он предлагает распространить на весь мир «военную основу доктрины Монро» и, прежде всего, подчинить американскому континенту «мировой остров», под которым он понимает Европу, Азию и Африку вместе взятые. Территории Британской империи (в том числе Австралию) Элиот рассматривает, в первую очередь, как «наступательные базы», необходимые для того, «чтобы сломить и окончательно уничтожить военную мощь европейских и азиатских врагов союза стран, говорящих по-английски». Таковы аппетиты современных идеологов американского милитаризма, отбрасывающих в своей среде болтовню об «оборонительном» характере американских военных приготовлений. Элиот расписывает «геостратегические условия», которые делают США руководящей силой этого союза, а страны Британской империи «передовыми базами и промежуточными пунктами поддержки». Он предупреждает «союзников», что «в различных частях британского содружества наций США придется брать на себя ответственность, приобрести интересы и развивать отношения, которые будут осуществляться помимо Лондона» и что «военное и политическое единство повлечет за собой экономическое единство под руководством США». 116
Подготовке наступательных войн за мировое господство США Элиот подчиняет все задачи внешней и внутренней политики, организации армии, флота и авиации, развития науки и техники. Он делает ставку на гонку атомных вооружений, отмечая с нескрываемым удовлетворением, что «самый факт такой гонки увеличит напряженность положения, ведущего к войне». Исходя из того, что США не могут удержать за собой монополию атомной бомбы, Элиот делает вывод, разоблачающий'лицемерную болтовню американских империалистов об их стремлении к международному контролю над атомной энергией. Он пишет, что «США должны сейчас, пока они обладают атомной бомбой, добиться полного разоружения остального мира, опираясь при проведении этой политики на превентивную войну». Элиот призываем правительство США «сохранять наступательную готовность в области атомного оружия и всех других видов силы, не смущаясь тем, что это будет истолковано, как «угроза миру атомной дубинкой». Наряду с атомным оружием и другими средствами массового уничтожения и разрушения, Элиот призывает всячески расширять военную авиацию США. Исходя из этого, он призывает к «отказу от опасных компромиссов, вызываемых искусственными ограничениями бюджетной смирительной рубашки» и требует «неограниченных ассигнований для удовлетворения нужд воздушного флота». Этим планам Элиот подчиняет и задачи военно-морского флота, который должен обеспечить господство США на море. «Три тысячи миль Атлантического океана и пять тысяч миль Тихого океана, — с циничной откровенностью подчеркивает Элиот, — стали важным районом наступательных операций, который находится исключительно в наших руках, обеспечивая свободу действий и возможность содержать базы как в нем, так и за его пределами». В другом месте своей книги Элиот ставит задачей флота сделать «Тихий океан американским озером во всех отношениях». Наряду с вопросами вооружения и развития разных родов войск, Элиот посвящает в своей книге особую главу задачам военного обучения и подготовки кадров для новой войны. Элиот и в этом вопросе следует по пути военной доктрины фашистской Германии, стремившейся осуществить милитаризацию народных маСс> поставив их на службу завоевательным войнам. Элиот требует «в небывалых масштабах готовить обученных солдат для наступления, заставить всю американскую молодежь проходить длительный период военного обучения и держать в военной форме больше людей, чем мы когда-либо предполагали, как бы дорого это нам ни стоило». Согласно плану Элиота ежегодно должны проходить военное обучение 900 тысяч человек, в том числе для флота и авиации по 250 тысяч и для армии — 400 тысяч. Элиот ставит задачу довести численность регулярных войск до размеров военного времени и «обеспечить создание ядра обучен117
ных солдат для центров обучения лиц, .призванных по закону о воинской повинности». Для осуществления этой задачи он проповедует установление теснейшей связи военных органов с промышленными монополиями и создание материальной заинтересованности монополий в соответствующей подготовке солдат, в особенности в военно-техническом обучении разнообразных специалистов, необходимых для обслуживания современных сложных военных- машин и оборудования. Пользуясь ими же созданной военной истерией, американские милитаристы стремятся с лихорадочной поспешностью осуществить эти планы обязательной воинской повинности и всеобщего военного обучения. В то же время они стремятся в максимальной степени использовать для своих военных авантюр пушечное мясо народов Западной Европы, организуют, под всевозможными вывесками, постоянную армию фашистских наемников в Западной Германии, подготовляют создание в оккупированных странах «иностранных легионов», состоящих из немцев, японцев и т. д. В апреле 1949 г. председатель комиссии по ассигнованиям па* латы представителей США Кэннон откровенно выболтал планы американских империалистов по использованию народов «маршалли- зированных» стран в качестве пушечного мяса. В своей людоедской речи в конгрессе он заявил, что для войны против СССР Соединенным Штатам «нет ‘надобности посылать в Европу свои наземные войска... Мы должны снарядить солдат других стран, и пусть они посылают на погибель свою молодежь, вместо того, чтобы мы посылали свою». Так американские монополисты стремятся торговать пушечным мясом, посылая на убой европейскую молодежь ради прибылей Уолл-стрита. Огромные средства затрачиваются США на так называемую «просветительную» работу в американской армии, особенно в оккупационных войсках, ставящую своей целью оболванить американских солдат, отравить их сознание ядом шовинизма и милитаризма, превратить их, как это делали гитлеровцы, в людей- автоматов, способных на любое преступление против человечества. С этой целью широко используются радио, кино, бульварная литература и печать, церковь, солдатские клубы и даже публичные дома. Широко применяются все средства антисоветской и антикоммунистической пропаганды. Соответственно популяризированные «теории» американского милитаризма в духе рас- суждений Элиота играют существенную роль в этой «просветительной» работе, подготовляя кадры военщины, приспособленные для борьбы за мировое господство. В заключительной главе своей книги, озаглавленной «Интервью перед миром», Элиот во имя авантюристических планов агрессии призывает американский народ «заплатить» любой ценой — новыми налогами, отказом от комфорта, нарушением своего досуга 118
и т. д. — иными словами, увеличением рабочего времени, снижением жизненного уровня трудящихся, отменой всех демократических прав, превращением Соединенных Штатов в фашистское «гарнизонное государство». Такова «идеология» американского милитаризма, подогревающего -военный психоз, ведущего пропаганду новой войны под прикрытием бредовых измышлений о военной опасности, якобы угрожающей Америке со стороны СССР. Провокаторы и поджигатели новой войны, отравляющие общественное сознание ядом человеконенавистничества и вражды к другим народам, хорошо знают, что никто не угрожает США, а тем более великий Советский Союз — страна мирного строительства новой жизни, оплот мира и безопасности, поборник дружбы между народами. Американские милитаристы подготовляют новые войны в целях удержания военных прибылей и дальнейшей экспансии капиталистических' монополий. При этом аппетиты современных идеологов американского милитаризма безграничны. Так же как гитлеровские геополитики пытались нелепейшими «географическими аргументами» доказать, что весь земной шар является «жизненным пространством» Германии, новоявленные американские «геостратеги» расписывают заинтересованность США во всех пунктах земли, вычисляют расстояние этих пунктов от военных баз США, их досягаемость для управляемых снарядов, выпускаемых через полярный бассейн, и т. д. Ближайшей задачей всех этих «теорий» является, как указывал товарищ Сталин, стремление затруднить сокращение военных бюджетов и затормозить демобилизацию войск, сохранить и расширить прибыли военных поставщиков, поддерживать во всем мире состояние неуверенности и беспокойства. Таким образом американский монополистический капитал пытается разрешить противоречия общего кризиса капитализма и нарастающего экономического кризиса путем подготовки новой войны, путем безудержной тонки вооружений и всеобъемлющей милитаризации страны. Разглагольствования американских буржуазных экономистов и американской печати о том, что заказы на вооружение могут разрешить противоречия американской экономики и ослабить экономический кризис, являются демагогией, рассчитанной на одурачивание масс, на то, чтобы сделать их послушным орудием в деле борьбы американского монополистического капитала за мировое господство при помощи военных авантюр, за сохранение монопольных сверхприбылей, в особенности для наиболее влиятельных и могущественных военно-промышленных концернов, авиационных, нефтяных, химических трестов и т. п. На XVIII съезде ВКП(б), анализируя следствия перестройки экономики Германии на военный лад, товарищ Сталин говорил: «...что значит перевести хозяйство страны на рельсы военной экономики? Это значит дать промышленности однобокое, военное на119
правление, всемерно расширить производство необходимых для войны предметов, не связанное с потреблением населения, всемерно сузить производство и особенно выпуск на рынок предметов потребления населения, — следовательно, сократить потребление населения и поставить страну перед экономическим кризисом» 1. В Соединенных Штатах в настоящее время этот искусственный фактор военно-инфляционной конъюнктуры рассматривается (монополистическим капиталом как основной способ сохранения прибылей, как известный выход из нынешнего положения, из резкого обострения противоречий американского капитализма. Но, разумеется, этот «выход» ведет на деле как раз к обратным результатам, необычайно усиливая и ускоряя процесс загнивания современного капитализма, превратившегося в величайший тормоз развития производительных сил, тормоз прогресса всего человечества. В этой попытке преодолеть или хотя бы ослабить обострение противоречий общего кризиса капитализма путем бешеной гонки вооружений и подготовки захватнических войн по существу нет ничего нового. Этот опыт был уже проделан гитлеровской Германией и окончился полнейшим крахом. Но опыт истории ничему не научает классы, обреченные на гибель и судорожно пытающиеся спасти свое господство. Товарищ Сталин говорил на XVII съезде В КП (б): «Конечно, нет оснований предполагать, что война может дать действительный выход. Наоборот, она должна еще больше запутать положение. Более того, она наверняка развяжет революцию и Поставит под вопрос само существование капитализма в ряде стран, как это имело место в ходе первой империалистической войны. И если, несмотря на опыт первой империалистической войны, буржуазные политики все же хватаются за войну, как утопающий за соломинку, то это значит, что они окончательно запутались, попали в тупик и готовы лететь стремглав в пропасть» 1 2. Это гениальное предвидение товарища Сталина полностью оправдалось в итоге второй мировой войны, когда ряд стран Центральной и Юго-Восточной Европы вышли из системы капитализма и вступили на путь строительства фундамента социалистического общества. В капиталистических странах все более усиливается движение демократических сил против реакции и войны, растет и крепнет национально-освободительная борьба колониальных народов. Поле действия монополистического капитала резко сузилось, мир капиталистических джунглей, где могут безнаказанно орудовать хищники монополий, стал гораздо меньше, а организованные силы сопротивления империалистической агрессии стали во много раз сильнее. 1 И. Сталин, Вопросы ленинизма, изд. 11, стр. 567. 2 Там же, стр. 430—431. 120
В этих условиях попытки американского империализма схватиться за войну, как утопающий за соломинку, означают, что & самой цитадели, в основном опорном пункте монополистического капитала, его руководители окончательно запутались, попали & тупик и готовы лететь стремглав в пропасть. Военные базы и военно-стратегические плацдармы американского империализма Американские милитаристы уделяют большое внимание расширению военно-морских и военно-воздушных баз США в разных частях света, в особенности в районах, находящихся вблизи Советского Союза и стран народной демократии. Служа стратегическим задачам экспансии американского империализма,, сооружение и оборудование разбросанной по всему миру сети военно-морских и авиационных баз приносят огромные прибыли американским монополиям. Немудрено, что американский монополистический капитал непрестанно пропагандирует дальнейшее расширение этой сети баз и, в частности, стремится использовать- для этой цели пресловутую «помощь», оказываемую европейским государствам по «плану Маршалла». Один из представителей американского монополистического капитала — откровенный поджигатель новой мировой войны Бернард Барух, выступая в январе 1948 г. в сенатской комиссии по иностранным делам, особо подчеркнул связь «плана Маршалла» с развитием сети американских военных баз. Отвечая на вопрос сенатора Уайли относительно возможности того, чтобы Соединенные Штаты получили военные базы «на всем земном шаре»г Барух согласился с тем, что «план Маршалла создает благоприятный момент для приобретения баз». Он заявил также, что Соединенные Штаты должны внушить странам, согласившимся получать помощь по «плану Маршалла», что совместное владение или использование баз было бы в интересах «взаимной защиты». Вся эта болтовня о «защите» служит прикрытием того несомненного^ факта, что создание военных баз в разных частях света предназначается не для целей обороны, а для агрессии. В книге Джорджа Мариона «Базы и Империя» имеется ряд глав, посвященных созданию «военной империи» Соединенных Штатов. Военные притязания США и стратегическая система, которую они пытаются создать для борьбы за господство над миром, направлены к тому, чтобы в первую очередь обеспечить владычество над Тихим и Атлантическим океанами. На Тихом океане Соединенные Штатьг захватывают в целях создания военно-морских и воздушных баз не только острова, принадлежавшие Японии, но и владения своих ближайших союзников, предоставляя Англии, Австралии и Новой Зеландии второстепенные роли. Острова, которые не имеют важного стратегического значения, они милости72/
во соглашаются передать Совету по опеке Организации Объединенных Наций. Как заявил президент Трумэн в ноябре 1946 г., островами Тихого океана они собираются управлять «как органической частью Соединенных Штатов». Но дело не ограничивается Тихим океаном. США в равной степени добиваются превращения в «американское озеро» и Атлантического океана. Программа американских империалистов, по словам Мариона, «предусматривает получение военно-морских и военно-воздушных прав на крупнейшие порты берегов, омываемых двумя океанами, т. е. Азии, Северной и Южной Америки, Европы, Африки и даже Австралии. Короче говоря, сегодня мы добиваемся не горстки малонаселенных коралловых островков, население которых «не способно к государственности или самоуправлению», а депи баз, охватывающей весь мир» Ч Марион отмечает, что «если взглянуть на вопрос шире, то США заинтересованы даже не столько в новых базах, как таковых, а в упрочении своей военной империи». Американские чиновники и американская печать решили всеми способами скрывать размеры этой империи, особенно после того как советские представители на первой сессии Генеральной Ассамблеи ООН внесли предложение об учете всех баз и войск, содержащихся государствами — членами ООН на невражеских территориях. Американская делегация категорически воспротивилась принятию этого предложения, так как учет войск Соединенных Штатов вскрыл бы «факт, что американские и английские войска разбросаны по всему земному шару» и что «перечень пунктов, где стоят эти войска, читается как географический указатель». Данные о дислокации американских войск, оглашенные военным департаментом США через шесть месяцев после окончания войны, дают приблизительное представление о карте всемирной системы американских военных баз. Военный департамент перечислил в этом списке 60 стран и островных групп, причем, например, все американские позиции на гигантском африканском континенте обозначаются общим неопределенным названием «Африка». Марион приводит подробное перечисление американских баз в Северной, Центральной и Южной Америке, в Европе, в районе Средиземного моря, на островах Тихого океана, в Азии, в Австралии. В книге приведено характерное выступление помощника министра военно-морского флота США Хенсела, заявившего, что помимо имеющихся баз на Тихом океане «военно-морское ведомство желает получить много-много других, не потому, что они нужны нашему флоту, а прежде всего, чтобы воспрепятствовать использованию их каким-либо другим государством». Ленин в своей работе «Империализм как высшая стадия капитализма» указывал: «Как тресты капитализируют свое имущество 1 Джордж Марион, Базы и Империя, М., 1948 г., стр. 24. 122
по двойной или тройной оценке, учитывая «возможные» в будущем <а не настоящие) прибыли, учитывая дальнейшие результаты монополии, так и финансовый капитал вообще стремится захватить как можно больше земель каких бы то ни было, где бы то ни было, как бы то ни было, учитывая возможные источники сырья, боясь отстать в бешеной .борьбе за последние куски неподеленного мира или за передел кусков, уже разделенных» *. Ленин писал это в связи с борьбой за источники сырья. В современной экспансии американского империализма к этой борьбе добавляется стремление скорее захватить районы, где когда-либо в будущем могут быть сооружены военные базы, и таким образом 'воспрепятствовать возможности их использования каким-либо другим государством. Следуя этой политике, Соединенные Штаты уже во время войны стремились захватить возможно больше баз, имея в виду их послевоенное использование. В книге Мариона приводится заявление вышеупомянутого Хенсела, по признанию которого «в разное время в течение войны» Соединенные Штаты построили 256 баз всех размеров и типов на Тихоокеанском театре военных действий и 228 — на Атлантическом, т. е. всего 484 базы. С тех пор аппетиты и претензии американских милитаристов не только не сократились, но еще более выросли. В частности, американские империалисты пришли к выводу, что они могут фактически считать своими все базы Великобритании. Во всяком случае они категорически отказываются вернуть чужие территории, захваченные во время войны, продолжая при этом фарисейски болтать, что «мы не стремимся к захватам». По соглашению с фашистским диктатором Франко США выстроили или расширили после войны во франкистской Испании 143 авиационных и военно-морских базы. Стремления американских империалистов не ограничиваются созданием цепи военно-морских и авиационных баз во всех уголках земного шара, в особенности вблизи границ СССР и стран народной демократии, находящихся за тысячи километров от Соединенных Штатов. Они направлены на превращение целых стран и даже целых континентов в обширные военно-стратегические плацдармы подготовки войны против СССР и стран народной демократии, войны за мировое господство американских монополий. Как отмечается в заявлении Министерства иностранных дел СССР о Северо-атлантическом пакте: «целые государства, особенно из числа расположенных поблизости от границ СССР, приспособлены к тому, чтобы обеспечить более удобные плацдармы для англо-американских военно-воздушных сил и для других возможностей нападения на СССР. В такие государства потоком направляются запасы разного оружия за счет все новых и новых американских кредитов этим странам». Пресловутая «доктрина Трумэна» откры- 1 В. И. Ленин, Соч., т. 22, изд. 4, стр. 249. 123
то ставит задачу превратить в такие военно-стратегические плацдармы Грецию и Турцию. Под флагом помощи монархо-фашистскому правительству Греции, внутренняя и внешняя политика которого полностью контролируется американскими империалистами, в Грецию непрерывно доставляется вооружение и военное снаряжение, под видом военных миссий посылается в большом количестве американский военный персонал, организуется широкая военная интервенция против греческого народа с целью превратить страну в военностратегический плацдарм США. Заключенный в 1948 г. договор США и Италии, носящий невинное название «договора о дружбе, торговле и мореплавании» в выдаваемый американской партией в Италии и прислужниками американского империализма в других странах за «средство борьбы за мир», является на деле оформлением попытки превратить Италию в центральный плацдарм США на Средиземном море. Сопровождающий указанный официальный договор специальный секретный договор предоставляет всю итальянскую территорию вооруженным силам США «для ведения военных действий против третьей державы», устанавливает полный контроль США над итальянскими портами и авиабазами, предусматривает реорганизацию вооружения итальянской армии, методов военной подготовки и тактики для приведения их в соответствие со стандартами США. Этот секретный договор предусматривает согласие Италии с программой США по укреплению бывших итальянских колоний и строительству в них авиационных баз. Американские империалисты превращают всю территорию Турции в свой военно-стратегический плацдарм на Ближнем и Среднем Востоке. Американские военные миссии разрабатывают обширные планы строительства в Турции авиационных баз, аэродромов, военных портов. В первую очередь американцы заняты реконструкцией Александреттского и Мерсинского портов на Средиземном море и Зонгулдакского и Трапезундского портов на Черном море, строительством стратегических железных и автомобильных дорог, перевооружением турецкой армии и другими мероприятиями, открыто направленными против СССР. С помощью предательской клики Тито американский империализм стремится превратить Югославию в военный плацдарм для осуществления своих планов наступательной войны против стран народной демократии и Советского Союза. При подписании договора с Италией тогдашний министр обороны США Форрестол, помешавшийся на «красной опасности», заявил, что американцы рассматривают весь район, простирающийся от Гибралтара до Среднего Востока, как огромный авиа- морской плацдарм, представляющий «жизненный интерес для Соединенных Штатов». Как видим, даже терминология американских милитаристов очень мало отличается от гитлеровской болтовни о пресловутом «жизненном пространстве». 124
Между тем на деле эти попытки правительства США превратить в свой плацдарм Средиземное море и страны Ближнего и Среднего Востока продиктованы не жизненными интересами страны, а агрессивными целями американских монополий, в первую очередь нефтяных трестов. В прогрессивной печати США в феврале 1948 г. отмечалось: «основная политика американского правительства заключается в защите интересов нефтяных корпораций в Иране, Саудовской Аравии и Кувейте. Мы отправляем в район Средиземного моря деньги, оружие и в настоящее время людей для защиты этих нефтяных интересов от всяких демократических движений, направленных против реакционеров, фашистов и феодалов. Это явилось причиной отправки оружия в Турцию, поддержки продажного греческого режима, восстановления баз в восточной части Средиземного моря, пребывания американских самолетов на новой базе в Триполи, нашей поддержки английских вооруженных сил». Но планы американских милитаристов не ограничиваются Средиземным морем и непосредственно прилегающими к нему странами. Они идут значительно дальше. Элиот в отмеченной выше книге пишет: «Средиземное море является для нас лишь частью великого центрального воздушно-морского пояса кругосветного движения, имеющего существеннейшее значение для функционирования англо-американской системы взаимной поддержки и выполнения обязанностей международной помощи. Этот пояс начинается в Панамском канале, в направлении на Восток проходит через Атлантический океан, Гибралтарский пролив, Средиземное море, Суэцкий канал, Красное море, Баб-эль-Мандебский пролив, Аденский залив, через Индийский океан, Малаккский пролив, Южно-Китайское море — до Тихого океана и обратно к Панаме. США определенно заинтересованы в том, чтобы на этом пути не было военных баз других держав». По пути Элиот прихватывает к своему «поясу кругосветного движения» также всю Африку, страны Персидского залива, Индонезию, Австралию и т. д. Многих идеологов американского империализма не удовлетворяют и эти сногсшибательные планы. Так например, профессор Йельского университета Мэрдок, выступая в качестве эксперта в комиссии сената, обсуждавшей «план Маршалла», с серьезнейшим видом внес предложение... включить в состав США на положении новых штатов Францию, Италию и вообще все европейские страны, которым «угрожает коммунизм». Такого рода предложения в различных вариантах за последнее время все чаще фигурируют в американских законодательных органах, в печати и в претендующей на «научность» литературе. Американские милитаристы настойчиво пытаются превратить в свой военно-стратегический плацдарм против СССР скандинавские страны. Как сообщает скандинавская печать, тайное военное соглашение Англии и США с северными странами предусматривает включение этих стран в англо-американское соглашение 125
о стандартизации вооружения, обеспечение их американскими, боеприпасами и сохранение начатого еще во время войны «разделения труда», по которому северные страны и Англия должны держать у себя только истребительную авиацию, а США должны, обеспечивать англо-американскую «систему обороны» тяжелыми бомбардировщиками. Несмотря на все усилия агентов американского империализма в скандинавских странах разжечь в них волну антикоммунистической истерии и страх перед мнимой «опасностью», угрожающей со стороны СССР, сообщения о тайном военном соглашении с Англией и США вызвали в массах населения скандинавских стран возмущение и организованное сопротивление. Особого внимания требуют мероприятия американских империалистов по превращению Западной Германии в свой основной военно-стратегический плацдарм в Европе. В Бизонии сохраняются военно-морские и военно-воздушные базы, подземные военные заводы и склады, долговременные фортификационные сооружения, стратегические хранилища для горючих и смазочных материалов, разветвленная сеть кабелей военностратегического значения и т. д. Во французской зоне оккупации сохраняется мощная укрепленная линия Зигфрида, в английской эоне модернизируется военно-морская база в Киле. Под видом комиссии по истории второй мировой войны фактически сохраняется) остов германского генерального штаба, а под видом полиции, рабочих команд и т. п. на деле восстанавливается германская армия. По планам американских милитаристов промышленность Рурской области, попавшая под контроль американских монополий, должна стать основным военно-промышленным ядром направленного против. СССР Западного союза. В основе пресловутого «плана Маршалла» лежит курс американских империалистов на подготовку новой войны, стремление усилить гонку вооружений и обеспечить форсированную милитаризацию западноевропейской экономики. Как известно, «план Маршалла» не ограничивается программой экономического закабаления Европы американскими монополиями. Его задачей является также создание под руководством США военно-политического блока западных государств, направленного против СССР и стран народной демократии, превращение Западной Европы в плацдарм американских поджигателей войны. Одним из важнейших орудий американских империалистов является навязывание западноевропейским государствам соглашений о стандартизации вооружения по американским образцам. Это неизбежно приводит к вооружению армий соответствующих стран американским оружием, что обеспечивает огромные прибыли военно-промышленным монополиям США и в то же время превращает армии западноевропейских государств в составную часть американских вооруженных сил. 126
Бывший министр обороны США Форрестол прямо заявил в: сенатской комиссии о «необходимости объединить вооруженные силы Европы под руководством США». Барух, Даллес и другие- идеологи американского милитаризма непрестанно твердят о превращении Западной Европы в американское предмостное укрепление против СССР и стран народной демократии. Центральное место в этих планах американских милитаристов, занимает закрепление раскола Германии и превращение ее западных зон в военную основу Западного блока, что неизбежно связано с восстановлением военно-промышленного потенциала Рурской, области и германского милитаризма в целом. «План Маршалла» ставит своей целью подчинение внешней и. внутренней политики стран, получающих пресловутую «помощь»,, военным планам американского империализма. Эти страны должны поддерживать такой уровень и такой характер вооружений^ какой сочтут нужным американские военные руководители, заключать региональные военные соглашения на основах, предложенных США, предоставлять свою территорию в качестве американских военных, морских и авиационных баз и отдавать США. свое стратегическое сырье. Созданный в марте 1948 г. под эгидой США Западный союз- носит открыто военный характер. За этой ширмой скрываются планы создания европейско-американского генерального штаба,, в задачи которого входит стандартизация структуры и обучения армий, стандартизация вооружения, координация военной промышленности стран Западной Европы под руководством американских монополий и превращение этих стран в придаток американской военной машины. Осенью 1948 г. был создан объединенный военный штаб Западного союза во главе с фельдмаршалом Монтгомери, разместившийся в бывшем дворце Наполеона — Фонтенбло. Французский: генерал Жан де Латтр де Тассиньи назначен командующим сухопутными силами; английский маршал авиации Робб поставлен во главе авиации, а французский вице-адмирал Жожар возглавляет военно-морские силы блока. Все эти генералы и адмиралы окружены американскими советниками, которые являются подлинными вдохновителями и руководителями всей этой рекламноавантюристической затеи, которую официальная брошюра лейбористской партии всячески пытается представить • в виде «третьей- силы, противостоящей американскому империализму и советскому коммунизму»1. На деле Западный союз является инспирированным, американскими милитаристами объединением западноевропейских империалистических и колониальных держав, отдавших себя в. кабалу американским монополиям в соответствии с «планом Маршалла». Западный союз помогает американскому империализму осуществлять свою экспансию в колониях европейских государств. J Брошюра «Обеими ногами на земле». 127
« одновременно является плацдармом для подготовки американской агрессии против СССР и стран народной демократии. В то ^ке время это — соглашение империалистических государств под руководством Соединенных Штатов для подавления рабочих масс и национально-освободительного движения в колониях и зависимых странах. Но такие соглашения, как указывал Ленин во время первой мировой войны в связи с вопросом о лозунге Соединенных Штатов Европы, могут быть лишь временными и направленными только к тому, чтобы «сообща давить социализм в Европе, сообща охранять награбленные колонии». Ленин писал, что «Соединенные Штаты Европы, при капитализме, равняются соглашению о дележе колоний. Но при капитализме невозможна иная основа, иной принцип дележа, кроме силы. Миллиардер не может делить «национальный доход» капиталистической страны с кем-либо другим иначе, как в пропорции: «по капиталу» (и притом еще с добавкой, «чтобы крупнейший капитал получил больше, чем ему следует)»1. Крупнейший американский капитал стремится использовать Западный союз для того, чтобы превратить народы капиталистических стран Европы в пушечное мясо для осуществления своих ‘империалистических замыслов. Этим же целям служит Северо-атлантический договор, возглавляемый непосредственно Соединенными Штатами и являющийся орудием прямой, непосредственной подготовки новой империалистической войны. В заявлении Министерства иностранных дел ■СССР, опубликованном в январе 1949 г., сказано: «цели Северо-атлантического пакта заключаются в том, чтобы правящие круги США и Великобритании забрали в свои руки вожжи в отношении как можно большего количества государств, лишив их возможности проведения самостоятельной национальной внешней и -внутренней политики и использовав эти государства в качестве подсобного средства в осуществлении своих агрессивных планов, ’направленных на установление англо-американского мирового господства». Северо-атлантический договор является наиболее далеко идущим выражением агрессивных стремлений правящих кругов финансовой олигархии США и Великобритании к насильственному установлению англо-американского мирового господства путем {Войны против СССР и стран народной демократии. В меморандуме правительства СССР о Северо-атлантическом договоре от 31 марта 1949 г. говорится, что «Северо-атлантический договор предназначен для устрашения государств, не согласных подчиняться диктату англо-американской группировки держав, претендующих на мировое господство, хотя несостоятельность подобного рода претензий вновь подтвердила вторая мировая 1 В. И. Ленин, Соч., т. 21, изд. 4, стр. 310. 128
война, закончившаяся разгромом фашистской Германии, тоже претендовавшей на мировое господство». В этом же меморандуме подчеркивается агрессивный милитаристский характер Северо-атлантического договора и проведение его участниками уже в нынешней мирной обстановке широких военных мероприятий, включая увеличение всех родов вооруженных сил, разработку плана использования атомного оружия, накопление запасов атомных бомб, являющихся чисто наступательным оружием, строительство сети военно-воздушных и военно-морских баз и тому подобные мероприятия, носящие отнюдь не оборонительный характер. Все эти военные приготовления содействуют усилению беспокойства, тревоги и раздуванию военной истерии, в которой так заинтересованы всякого рода поджигатели новой войны. Одной из задач Северо-атлантического договора является легализация отправки за границу вооружения и военного снаряжения под видом «военного ленд-лиза мирного времени». Этот новый «ленд-лиз», который уже в 1949—1950 гг. должен обойтись американским налогоплательщикам почти в 2 млрд, долл., обещает военно-промышленным монополиям США громадные дополнительные прибыли. Немудрено, что эта авантюристическая затея американских империалистов, воплощающая «идеи» Уолтера Липп- мана и других идеологов американского империализма, сопровождается невероятно шумной рекламой в печати, а также в многочисленных книгах и сборниках различных американских университетов и исследовательских организаций, выполняющих социальный заказ капиталистических монополий. „Полярная концепция^ американской стратегии Видное место в «теориях» американских милитаристов занимает так называемая «полярная концепция» воздушной стратегии, развиваемая бывшим командующим военно-воздушными силами США генералом Карлом Спаатс и другими руководителями американской военной авиации и усиленно пропагандируемая многочисленными журналистами. Попыткой идеологического обоснования этой концепции служат те же геополитические «теории» в сочетании с развивавшейся в свое время еще итальянским генералом Дуэ и американским генералом Митчелем теорией о решающей роли бомбардировочной авиации в современных войнах. Вся эта мешанина авантюристических теорий наспех модернизируется соответственно современному развитию авиационной техники и приспособляется к наступательным целям американской агрессии. Эти цели сторонники «полярной концепции» обычно и не скрывают или лицемерно прикрывают лживыми заявлениями о якобы угрожающем США нападении через полюс. В своем выступлении перед президентской комиссией по политике в области авиации генерал Спаатс недвусмысленно заявил, что его страте$ Зак. 135 129
гическая концепция, как и все планирование военно-воздушных сил США, определяется в основном задачами подготовки войны против СССР. Основа «полярной концепции» сводится к утверждению, чго с авиационных баз, расположенных на 65-й параллели Северного полушария (т. е. вблизи полярного круга), используя бомбардировщики типа Б-29 или обладающие большим радиусом полета Б-36, можно, летя через полюс, подвергнуть бомбардировке любую мишень всех промышленных держав земного шара, расположенную выше 30-й параллели. Проповедники «полярной концепции» сокрушаются по поводу того, что 2(/з злополучной 65-й параллели пролегают по территории СССР и лишь Уз — по территории Канады и Аляски и ратуют за то, чтобы возместить эти «геополитические неудобства» темпами и масштабами агрессивной военной подготовки. Отлично зная, что в полярном бассейне Соединенным Штатам никто не угрожает, кроме разве моржей, американские империалисты истошно кричат о «грозной опасности с полюса» и развертывают лихорадочные работы по созданию цепи северных военно-морских и авиационных баз. По всему побережью Аляски — от Нома до мыса Барроу — возводятся железобетонные сооружения для авиационных баз, проводятся стратегические железные дороги и автострады, создаются военные поселения. Систематически проводятся маневры специальных частей, испытания в арктических условиях самолетов, различных видов вооружения, управляемых снарядов типа Фау-2. Бомбардировщики Б-29 совершают регулярные полеты к Северному полюсу. Американские подводные лодки производят учения в Беринговом и Чукотском морях. По сообщениям печати, Аляска все более превращается в военный лагерь. Однако 65-я параллель на территории Аляски слишком мала для аппетитов американских империалистов. Для осуществления своей бредовой «полярной стратегии» они фактически оккупировали северные районы Канады, запугивая реакционных канадских политиканов призраком «угрозы с севера» и распоряжаясь на канадской территории, как у себя дома. Под флагом до сих пор продолжающего функционировать «Объединенного комитета обороны США и Канады» американские войска проводят на севере Канады обширные маневры, нередко прикрываемые фиговым листком «научных экспедиций». Эти маневры, носящие различные маскирующие названия («мускусный бык», «полярный холод» и пр.), посвящаются главным образом испытаниям в арктических условиях авиационного' оборудования и горючего, радиолокационных установок, методов снабжения войск с самолетов, условий санитарной эвакуации, действий мотомеханизированных средств и т. д. Важнейшей базой этих маневров и экспедиций является расположенный на берегу Гудзонова залива и связанный с железнодорожной сетью порт Черчилль. 130
Соглашение о сотрудничестве между вооруженными силами, заключенное в 1946 г. США с Канадой, обеспечило американским милитаристам свободный доступ во все военные органы Канады, узаконило пресловутую стандартизацию вооружения по американским образцам, предоставило американской армии право организации на канадской территории своих опорных пунктов, метеорологических станций и т. д. Канада фактически превращена в военный плацдарм для подготовки планов полярной агрессии против СССР. В целях дальнейшего удлинения цепи «авиационных баз 65-й параллели» американские милитаристы хозяйничают на территории Гренландии и Исландии. Распоясавшиеся американские сенаторы вносят в конгресс законопроекты о «покупке» Гренландии у Дании и о включении Исландии в США на правах штата. На межамериканской конференции в Рио-де-Жанейро в 1947 г. под нажимом США был принят «договор об обороне Западного полушария», в котором «зона безопасности Западного полушария», т. е. фактически сфера хозяйничания американских милитаристов, включает Канаду, Гренландию и большую часть Арктики, а в Южном полушарии — принадлежавшие Англии Фальклендские острова и большую часть Антарктики. Но проповедники «полярной концепции» не ограничиваются Западным полушарием. Американские империалисты ведут в скандинавских странах широчайшую пропаганду запугивания «красной опасностью», чтобы добиться создания воздушных баз на севере Норвегии и Швеции, на принадлежащем Норвегии острове Ян-Майен и др., а также стандартизации вооружения скандинавских государств и образования антисоветского «северного оборонительного союза». Изданная в Швеции книга американского разведчика Роберта Райса открыто призывает к превращению скандинавских стран в американские протектораты. Сторонники «полярной концепции» заявляют, что военные органы США, «разрабатывая планы безопасности, должны ориентироваться на глобус и забыть устаревшие плоские карты». Элиот в отмеченной выше книге посвятил особую главу «новой национальной стратегии Америки, противостоящей северу». В этой главе он пишет: «плоская карта мира по проекции Меркатора, где американские континенты помещались посредине, была картой, по которой велась вторая мировая война. Теперь мы должны отбросить эту карту в сторону и разработать нашу будущую стратегию по карте проекции полюса». Причина этой «устарелости» прежних карт, по заявлению Элиота, заключается в том, что «наша основная стратегия будущего будет воздушной стратегией и она должна разрабатываться в наступательной фазе с учетом кратчайших путей, идущих от баз, имеющихся в нашем распоряжении, до жизненных центров потенциальных противников». Американская печать сообщает, что во всех комнатах штаба Военно-воздушных сил США действительно висят необычные 9* 131
карты Северного полушария с проекцией, позволяющей быстро высчитывать кратчайшие расстояния от американских военных баз до... индустриальных центров Урала, и сотрудники штаба усиленно занимаются этими своеобразными подсчетами. Таким образом под дымовой завесой антисоветской клеветы, американские поджигатели войны пытаются создать в стране «полярную лихорадку», превращают Канаду в своего вассала, создают сеть северных военно-морских и воздушных баз, полностью имеющих наступательный характер. США в роли „международной полиции** Одной из распространенных «теорий» идеологов американского милитаризма являются рассуждения о том, что, дескать, само провидение предназначило Соединенным Штатам играть роль «международной полиции», во всех странах мира охраняющей капиталистический «порядок» и подавляющей выступления народных масс. Эта «идея» разрабатывается и пропагандируется в ряде книг и статей американских милитаристов, обычно нс скрывающих, что она направлена в первую очередь против Советского Союза и стран народной демократии, против сочувствующих им народных масс капиталистических стран, против борющихся за свое освобождение народов колоний. Элиот, например, большие надежды возлагает на роль англо- американских военных сил в качестве международной полиции, задачам и организации которой он посвящает особую главу своей книги. Первоочередной задачей США он считает «несение полицейской службы на море, что неизбежно включает воздушные пространства над морями». При этом его интересует не вопрос о морском соперничестве с Англией, который Элиот считает решенным в силу превосходства американского флота над британским. Он пишет, что в первую очередь «нас занимает вопрос о мобильном морском отряде особого назначения, как об единице наступательной мощи, центральным элементом которой является авианосец, а основной особенностью — подвижность и быстрота». Посредством быстрого достижения «пунктов беспорядка» самолетами с авианосца и комбинированными десантными частями Элиот стремится «восстанавливать порядок» в большом количестве важнейших промышленных и населенных центров мира. Элиот непрочь осуществлять такую международную полицейскую службу под флагом Организации Объединенных Наций, но «под контролем англо-американской группы», для которой «эти морские отряды особого назначения должны дополнять систему хорошо расположенных авиационных и морских баз, занимающих все важные морские проходы, и систему связующих баз для сохранения их коммуникаций друг с другом». По плану Элиота международная полицейская служба должна пользоваться также авиацией дальнего действия и авиадесантными войсками, «быстро 132
перебрасываемыми к месту беспорядков, где они могли бы в течение нескольких часов добиться результатов, которых неделю спустя не смогла бы добиться целая дивизия». Это сочетание морской мощи и авиации дальнего действия составляет, по плану Элиота, остов единой системы, имеющей решающее значение для несения полицейской службы во всем мире. Заявляя, что «великая мировая система морских и авиационных баз, которой располагают США и Британская империя, превосходно отвечает этим требованиям», Элиот призывает модернизировать эти базы соответственно требованиям атомной войны, зарыть глубоко в землю большую часть их важнейших сооружений, обеспечить их всеми существующими средствами борьбы против нападения самолетов и ракетных снарядов, усилить их дальнобойность и наступательную мощь. Руководителем этой своеобразной «международной полиции» и самозванным «опекуном международного мира и безопасности» Элиот предлагает сделать Объединенный совет начальников штабов США и Англии, в котором, как известно, 80% мест принадлежит США. Не надеясь очевидно на постоянное наличие проамериканского большинства Организации Объединенных Наций, Элиот намекает, что «сохранение этого органа обеспечит дополнительную гарантию против неудач и упущений со стороны ООН». Соответственно соотношению сил флотов Элиот предлагает установить географическое разграничение ответственности за несение полицейской службы на море, предоставляя США Тихий и большую часть Атлантического океана, а Англии — Индийский океан. Элиот не скрывает, что Объединенный совет начальников штабов США и Англии, возглавляющий «международную полицию», должен быть организатором военной борьбы против СССР и трудящихся масс капиталистических стран, а также должен стать оплотом «естественной тенденции человеческих существ защищать интересы собственности и сопротивляться переменам». План Элиота отнюдь не является чисто литературным упражнением идеолога полицейских охранителей капитализма. По сообщениям американской печати о секретном военном соглашении, заключенном США и Англией в начале 1948 г., специальный раздел этого соглашения касается полицейской службы на море. При этом, как пишет корреспондент «Чикаго Трибюн» Троэн, англичане передадут большую часть обязанностей по поддержанию порядка в странах Британской империи Соединенным Штатам. США будут ответственны за Атлантический и Тихий! океаны и будут участвовать в патрулировании Средиземного моря, в то время как Англия будет ответственна в основном за Балтийское море и воды вокруг Британских островов. Сходные с вышеизложенным проекты «международной полиции» развиваются в США в десятках книг и статей, в частности в ряде выступлений Уолтера Липпмана. Последний лишь горюет о том, что, по его мнению, атомная бомба не может быть использо133
вана для подавления массовых выступлений трудящихся и «не может в этом случае заменить полка морской пехоты, посещения военным кораблем непокорного района или даже полета бомбардировщика» Эти проекты представляют собой цинично откровенные планы военно-полицейской охраны «нового порядка», о котором, следуя по стопам гитлеровцев, мечтают проповедники мирового господства США. Обуреваемый полицейским восторгом генерал Эйзенхауэр заявил в 1949 г. на одном из официальных заседаний, что вооруженные силы США могут «высечь весь мир». Сей генерал, соединяющий функции организатора «международной полиции» с званием ректора Колумбийского университета, решил переплюнуть щедринского градоначальника Бородавкина, сочинившего «Устав о неуклонном сечении». В полицейских выступлениях против бастовавших французских шахтеров осенью 1948 г. вооруженные силы Западного блока получили своего рода «боевое крещение». В походе против безоружных шахтеров участвовала целая армия — танковые части, парашютные и химические подразделения, пехота и т. д., снаряженные на американские средства. Фантазия новых полицейских идеологов не идет дальше «мобильных» жандармских отрядов на самолетах, с помощью которых эти тупицы надеются подавить неудержимо растущую борьбу трудящихся за освобождение от ига капитала. Маркс писал в «Гражданской войне во Франции», что «буржуазный рассудок, пропитанный полицейщиной», не может понять, что нельзя искоренить международный союз передовых рабочих. «Чтобы искоренить его, правительства должны были бы искоренить прежде всего деспотическое господство капитала над трудом, т. е. искоренить основу своего собственного паразитического существования» 1 2. Пропитанный полицейщиной рассудок идеологов американского империализма не в состоянии понять всю нелепость и безнадежность проектов превратить американские вооруженные силы в сторожевых псов «порядка», основанного на порабощении трудящихся всего мира горсткой монополистов. Идеологи американского милитаризма на гитлеровском пути Как видно из приведенных выше материалов, идеология американских поджигателей войны, их военные доктрины, содержание и методы их пропаганды отнюдь не являются оригинальными. Они воспроизводят в несколько измененных формах милитаристскую идеологию, военные доктрины и человеконенавистническую пропаганду гитлеровцев, отражавшие стремления разбойничьего германского империализма к мировому господству. 1 «Infantry Journal», December 1946. 2 К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. XIII, ч. 2, стр. 335. 134
Те же в основном экономические и политические силы на базе современного монополистического капитализма, в результате которых возникла вторая мировая война, создают стремление капиталистических монополий США разжечь третью мировую войну. Несмотря на глубокое изменение международной обстановки, это порождает сходство идеологии, теорий и методов пропаганды новых претендентов на мировое господство с их гитлеровскими предшественниками. Это обусловливает тот, на первый взгляд поразительный, факт, что уроки сокрушительного разгрома гитлеровских авантюристов не пошли на пользу их американским последователям. Более того, американские милитаристы значительно усилили авантюристские черты своих гитлеровских учителей. Политика монополистического капитала, направленная на развязывание войны, была одной из основных черт германского фашизма, выступившего с программой вооруженной борьбы за передел мира, с планами порабощения и ограбления сначала Европы, а затем и всех других континентов. Подготовляя мировую войну, германские фашисты подхватили и развили в небывалых масштабах и омерзительнейших формах реакционнейшие милитаристские теории прошлого, вроде болтовни Ницше и Шпенглера о том, что «война есть вечная форма высшего человеческого бьпия», что «война является самоцелью» и т. п. Фашистские идеологи сделали войну предметом своего рода религиозного культа, который пытался представить обогащение германских монополий и вооруженное ограбление и порабощение других народов как проявление «нового божественного порядка». Следуя по их стопам, идеологи жаждущих новых военных прибылей американских монополий твердят, подобно Баруху, о «ненавистном мире» и мечтают подобно бр. Олсоп о «счастливом времени новой истребительной войны», или, как Буш, о «перманентной войне», прерываемой лишь короткими периодами подготовки. Американские империалисты, так же как и гитлеровцы, поставившие своей целью завоевание мирового господства, рассматривают захватническую войну как основной способ достижения этой цели. Как и гитлеровцы, они проповедуют культ войны, обеспечивающей господство над человечеством «избранной» англосаксонской расы. Эта проповедь заправил американского монополистического капитала является ярким выражением глубочайшего гниения и распада буржуазной культуры, процесса одичания буржуазии. Военная идеология американских милитаристов так же реакционна и так же авантюристична, как и- военная идеология гитлеровских милитаристов. Это, несмотря на ворох всевозможных прикрытий, та же идеология империалистического разбоя, пытающегося при помощи военной силы задержать процесс исторического развития, повернуть вспять колесо истории. Так же как и гитлеровцы, американ135
ские империалисты пытаются путем военной подготовки и войны задержать неминуемую гибель капиталистического способа производства, приостановить стремительно нарастающее разложение капиталистического хозяйства и обострение глубочайших антагонистических противоречий общего кризиса капитализма. Как для гитлеровцев, так и для нынешних американских империалистов характерна ненависть к социализму, к Советскому Союзу, ко всем силам подлинной народной демократии и прогресса. Американский милитаризм, так же как и германский, направлен в первую очередь против рабочего класса, против неудержимо растущих во всем мире сил социализма, против Советского Союза и стран народной демократии в Европе, против возмущения и широкого национально-освободительного движения колониальных народов. Как и гитлеровцы, американские империалисты не останавливаются ни перед какими преступлениями ради осуществления своих захватнических планов. Процесс изменников и предателей венгерского народа Ласло Райка и компании показал, что нити от скамьи подсудимых протянулись к фашистской банде Тито — Ранковича и к англо-американским империалистическим разведкам, на вооружении которых состоят самые подлые приемы гестапо — шантаж и вымогательство, шпионаж и диверсии, ставка на провокаторов и убийц, на подрывную работу изменников и предателей своего народа. Американские милитаристы полностью восприняли у гитлеровцев их теории «тотальной» войны, направляемой не только против вооруженных сил противника, но и против всего гражданского населения — женщин, детей, стариков. Рассуждения о неизбежности «тотальной» войны получили в США особенное распространение в связи с развернувшейся в широких размерах пропагандой атомной войны. В частности, они широко пропагандируются различными американскими изданиями, претендующими на научность и беспристрастие. Характерным примером может служить опубликованный в 1947 г. Институтом международных проблем Йельского университета сборник под названием «Абсолютное оружие». Сборник этот председатель советской делегации на Нью-йоркской сессии Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций А. Я. Вышинский привел (в речи от 18 сентября 1947 г.) в качестве характерного примера методов пропаганды новой войны со стороны различных научных учреждений и университетов США. Под маской научной объективности группа ученых авторов излагает в сборнике различные варианты атомной войны и проповедует необходимость для Соединенных Штатов усиливать атомные вооружения. Один из авторов сборника — Бернард Броди в статье «Война в атомный век» рассматривает стратегические и военно-экономические проблемы атомной войны. Признавая, что атомные бомбы 136
являются оружием массового уничтожения мирного населения, Броди стремится подвести своего рода идеологическое обоснование того положения, что «первоочередными объектами для атомных бомб будут крупные города». При этом он подробнейшим образом разбирает вопрос о том, какие категории городов следует уничтожать атомными бомбами. Вопрос о моральных препятствиях для использования оружия массового разрушения Броди отметает. Совесть человечества для него пустой звук. Броди ссылается на то, что «даже во время второй мировой войны, когда в значительной степени было возможно поражать применявшимися в то время бомбами индустриальные районы, не задевая жилых кварталов определенного города, грань, проводившаяся международным правом между «военными» и «невоенными» объектами совершенно стерлась». В этой связи следует отметить, что, по свидетельству бывшего министра финансов Соединенных Штатов Моргентау, при налетах американской авиации на районы Западной Германии точность современного бомбометания нередко использовалась для того, чтобы, разрушая жилые кварталы городов, оставлять неприкосновенными военные предприятия, так или иначе связанные с американскими монополиями. Те же идеи, что в сборнике «Абсолютное оружие», в различных вариантах развиваются в многочисленных других книгах, статьях и выступлениях идеологов американского милитаризма. Братья Олсоп в статье, озаглавленной «Готовы ли мы к автоматической войне», излагающей взгляды влиятельных кругов американских милитаристов, исходят из той, выдвинутой в свое время Бернардом Барухом и разоблаченной советскими представителями концепции, что нынешний мир является «лишь временным и неестественным затишьем». Олсопы проповедуют сосредоточение всех усилий американской науки и техники, государственных органов и промышленности, армии и общественного мнения на единой задаче — производстве и усовершенствовании средств массового уничтожения и истребления, в особенности управляемых снарядов дальнего действия. Как с циничной откровенностью заявляют бр. Олсоп, военные деятели США «с нетерпением ожидают наступления того счастливого времени, когда одна страна сможет в кратчайший срок обрушить на другую страну все ужасы, изобретенные наукой». Они заявляют, что «для достижения этого золотого века войны деятели армии, флота и авиации вынуждены дожидаться завершения многоступенчатого процесса исследований и технического развития, причем в настоящее время мы находимся всего лишь на первой ступени». Для скорейшего достижения этого «золотого века войны» Олсопы призывают правительство США «идти на любые жертвы, затрачивать в неограниченном количестве миллиарды долларов, усилия научных и технических деятелей, рабочих и служащих, включить в эту работу все отрасли науки, 137
начиная от высшей математики и кончая картографией, и все промышленные профессии» L Все эти проекты «автоматической межконтинентальной войны», излагаемые братьями Олсоп со слов руководящих идеологов американского милитаризма, являются продолжением и развитием гитлеровских планов молниеносной войны, а также гитлеровски4: методов тотального истребления гражданского населения. Все эти «теории» американских милитаристов представляют собой попытку создать своего рода «науку» о массовом разрушении городов и уничтожении мирного населения. Особенно омерзительно гнусное хладнокровие всех этих выкладок, математических расчетов, циничных международно-политических рассуждений. А ведь все эти профессора и теоретики атомного разрушения надевают маску гуманистов, клянутся интересами человечества и стремлением к прочному миру. На деле над всеми их рассуждениями довлеет ненависть и страх перед Советским Союзом, бредовая мечта о том, чтобы «поставить атомную бомбу на службу крестового похода» (против Советского Союза). Таким образом, идеологи американского милитаризма пытаются даже превзойти своих гитлеровских учителей, создавая гнуснейшую «науку о разрушении городов», проповедуя «тотальное» уничтожение при помощи атомных бомб, радиоактивных облаков, средств химической и бактериологической войны, стремясь в небывалых масштабах использовать могучие силы науки для разрушения и истребления. Многие идеологи американского милитаризма восприняли у гитлеровцев также авантюристическую теорию «молниеносной войны», пытаясь оживить и обновить эту, потерпевшую сокрушительный провал, доктрину при помощи расчетов на военное использование атомной энергии и других новых средств военной техники. Товарищ Сталин еще во время Великой Отечественной войны Советского Союза разоблачил эту теорию, показал, что война народов за их существование не может быть скоротечной, молниеносной. Решающими являются длительные, постоянно действующие факторы войны — прочность тыла, моральный дух армии, количество и качество дивизий, вооружение армии, организаторские способности начальствующего состава армии. Несмотря на' то, что эти положения товарища Сталина получили блестящее подтверждение во всем опыте второй мировой войны, современные идеологи американского милитаризма вновь повторяют болтовню гитлеровских авантюристов о «молниеносном сокрушительном ударе», будто бы решающем исход войны при помощи средств новой техники. Новая техника несомненно оказывает сильнейшее воздействие •на характер военных операций, но оно является совершенно иным, 1 «Saturday Evening Post», September 1947. 138
чем это представляли гитлеровцы и представляют в настоящее время идеологи американского милитаризма. Огромная и сложная техника современных войн требует как для своего производства, так и для использования громадных людских масс, участия в войне большинства народа. Но именно поэтому не может успешно воевать народ, вынужденный вести войну за чуждые ему интересы капиталистических монополий, за прибыли ничтожной кучки империалистической финансовой олигархии. Именно поэтому в современный «машинный период» военного дела еще в гораздо большей степени, чем прежде, верно положение, что в конечном счете на войне решающим фактором являются люди, а не машины, и поэтому огромное значение имеет моральный фактор. Американские милитаристы, так же как и их гитлеровские учителя, склонны чрезвычайно преувеличивать значение военных планов и военного потенциала страны, рассматривая их в отрыве от социально-экономического строя и не понимая действительной роли морального фактора в современных войнах. Они не понимают того, что грабительские цели войны, разжигаемой в интересах кучки монополистов, не могут объединить народные массы и способствовать укреплению морального духа армии, ют которого в конечном счете зависит использование военной техники. Характерной чертой идеологии американских милитаристов, также повторяющей и усугубляющей коренные пороки гитлеровских военных доктрин, является их авантюризм. Внешняя политика США после войны строилась на базе атомного шантажа, угроз и диктата. Размахивая атомной бомбой, американские поджигатели войны исходили из тех близоруких расчетов, что лишь они являются монопольными обладателями атомного оружия. Товарищ Сталин еще в сентябре 1946 г. указал, что «монопольное владение атомной бомбой не может продолжаться долго». Когда в 1947 г. Советское правительство довело до сведения международной общественности, что секрета атомной бомбы больше не существует, авантюристический характер атомной дипломатии США был полностью раскрыт перед всем миром. Ныне банкротство империалистической политики атомною шантажа, рассчитанной на то, чтобы запугать слабонервных, очевидно для всех. Теперь уже не удастся американским последышам Гитлера обманывать легковерных при помощи навязчивой идеи атомного «блиц-крига». Однако зарвавшиеся и потерявшие чувство реальности американские поджигатели войны все еще не прекращают пресловутую атомную дипломатию. Они систематически отклоняют предложения СССР о запрещении атомного оружия и стремятся дальше развертывать гонку атомных вооружений. В связи с крахом иллюзии империалистов США относительно монопольного обладания ими атомным оружием в милитаристической верхушке США завязалась ожесточенная полемика, отражающая, с одной стороны, смятение в лагере поджигателей войны и, 139
с другой стороны, борьбу руководителей разных родов войск и стоящих за ними военно-промышленных монополий за большую долю пышного пирога военных заказов. Ввиду полнейшего краха авантюристической стратегии американских милитаристов генерал Брэдли и другие «светила» американского генерального штаба, еще недавно воспевавшие гимны «сверхмолниеносной» войне при помощи атомных бомб и управляемых снарядов, в настоящее время твердят о необходимости формирования больших сухопутных армий и мечутся повсюду в поисках пушечного мяса, пытаясь оптом закупить его то в Западной Германии, то в Испании, Франции и других странах. Эта, по заявлению Брэдли, «здравая стратегическая концепция» является на деле столь же авантюристической и обреченной на провал, как и прежняя стратегия агрессивной «войны при помощи нажатия кнопок». Нарастающее с каждым днем мощное движение народных масс за мир, против поджигателей новой войны приведет эту «новую» стратегию к такому же позорному провалу, каким закончилась атомная стратегия американских претендентов на мировое господство. Впав в иллюзии по поводу мифической атомной монополии, американские поджигатели войны, идеологи американского милитаризма явно переоценили свои силы и недооценили силы сторонников мира. Никакие выдумки разнузданной пропаганды поджигателей войны не могут изменить того факта, что в новой войне заинтересована лишь ничтожная кучка монополистов и милитаристов и их ставленников в государственном аппарате и руководстве армиями капиталистических стран, строящих свое благополучие на военных прибылях монополий, на потоках крови и разрушениях войны. Между тем к прочному и длительному миру стремятся многомиллионные народные массы всех стран, в том числе и Соединенных Штатов. Забывая об этом и пытаясь обмануть народные массы лживой пропагандой, поджигатели войны не только переоценивают свои силы, но и явно играют с огнем, который обратится против них самих. Американские империалисты недооценивают тот факт величайшего значения, что стремление народных масс к миру уже не является в настоящее время неорганизованным, стихийным, пассивным. Силы, борющиеся за мир, объединились в единый, растущий и крепнущий с каждым днем антиимпериалистический и демократический лагерь во главе с великим и могучим Советским Союзом. При условии сплоченности и организованности этот лагерь непобедим и в состоянии разбить все военные планы агрессоров. Народные массы во всех странах мира выразили единодушное одобрение заявлению товарища Сталина о том, что «слишком живы в памяти народов ужасы недавней войны и слишком велики общественные силы, стоящие за мир, чтобы ученики Черчилля по агрессии могли их одолеть и повернуть в сторону новой войны». 140
Рост сил антиимпериалистического лагеря в борьбе с поджигателями новой войны Соединенные Штаты стали в итоге войны ведущей силой империалистического лагеря, оплотом реакционных и антидемократических сил во всем мире. Американские империалисты претендуют на роль «спасителей» капиталистической системы от коммунизма и, следуя по стопам гитлеровцев, провозглашают «антикоммунистический крестовый поход». Но силы империалистического лагеря в целом в результате второй мировой войны резко ослабли. Империалистический лагерь под ударами нарастающего экономического кризиса становится все более неустойчивым и слабым. В то же время силы демократического лагеря растут и крепнут. Оплотом сил, борющихся против агрессии американского империализма и его планов новой войны, является СССР и страны народной демократии. Социалистическая система хозяйства в Советском Союзе, советский общественный и государственный строй в единоборстве с гитлеровской Германией показали всему миру свои преимущества перед капитализмом. Как говорил товарищ Сталин, «теперь речь идет о том, что советский общественный строй оказался более жизнеспособным и устойчивым, чем несоветский общественный строй, что советский общественный строй является лучшей формой организации общества, чем любой несоветский общественный строй» L После войны Советский Союз в кратчайший срок осуществил переход к мирной экономике. Невиданными темпами Советский Союз восстанавливает пострадавшие районы страны. Уже осенью 1949 г. промышленность СССР работала на значительно более высоком уровне, чем до войны, и на более высоком уровне, чем это намечалось по пятилетнему плану на 1950 г. Неуклонно растет производительность труда совегских рабочих, снижается себестоимость продукции, раскрываются и используются новые резервы, таившиеся в социалистической промышленности. Громадных успехов добилось социалистическое сельское хозяйство, из года в год увеличивающее урожайность зерновых, технических и других культур. Зерновая проблема в СССР разрешена и центральной задачей партии и государства в сельском хозяйстве стала задача подъема и всемерного развития животноводства. Успешно осуществляется величественный сталинский план преобразования природы — посадка полезащитных лесонасаждений, внедрение травопольных севооборотов, строительство прудов и водоемов для обеспечения высоких и устойчивых урожаев. Неуклонно поднимается благосостояние народа. 1 Речь товарища Сталина на предвыборном собрании избирателей Сталинского избирательного округа г. Москвы 9 февраля 1946 г., стр. 10. 141
Советский Союз уверенно и неуклонно идет вперед к осуществлению задачи перегнать в экономическом отношении главные капиталистические страны, к созданию коммунистического общества. Неизмеримо выросли международное влияние и авторитет СССР, ведущего последовательную и неуклонную борьбу за мир, за подлинную народную демократию, за свободу и независимость для всех народов — больших и малых, которым угрожает экспансия американского империализма. В результате второй мировой войны из империалистической системы, из цепи капиталистической кабалы выпал ряд новых звеньев. Страны народной демократии в Центральной и Юго-Восточной Европе добились подлинной политической и экономической независимости от иностранных империалистов. С помощью СССР" эти страны идут вперед, по пути к социализму. За короткий срок в странах народной демократии укрепился новый тип государств, в которых ведущей силой является блок трудящихся города и деревни во главе с рабочим классом и его коммунистическим авангардом, успешно выполняющий функции диктатуры пролетариата. Выполняя функции диктатуры пролетариата, режим народной демократии является, таким образом, одной из форм диктатуры пролетариата. В этих странах проведены глубокие и смелые экономические преобразования: передача земли крестьянам, ликвидировавшая класс помещиков, национализация крупной промышленности, железнодорожного транспорта и банков, уничтожившая позиции монополистического капитала. На этой основе стало возможным плановое ведение хозяйства. Первые народнохозяйственные планы в странах народной демократии, рассчитанные на 2—3 года и ставившие основной задачей достижение и превышение довоенного уровня производства, в настоящее время уже успешно выполнены. Страны народной демократии разработали и успешно осуществляют пятилетние и шестилетние планы, которые ставят своей целью построение основ социализма. Эти планы намечают ускоренное развитие промышленности, ставят крупнейшие задачи электрификации, механизации и кооперирования сельского хозяйства. Таким образом в странах народной демократии на основе государственных планов быстрыми темпами осуществляется социалистическая индустриализация народного хозяйства и проводятся большие мероприятия в направлении социалистического переустройства сельского хозяйства. На основе изменившегося отношения широких масс к труду, который стал трудом на общее благо, а не на иностранных и местных капиталистов, развиваются различные формы социалистического соревнования, причем успешно используется опыт стахановского движения в СССР. Растет материальный и культурный уровень народных масс. 142
Неуклонно разоблачаются и ликвидируются попытки американских империалистов и их югославской шпионско-диверсионной агентуры сорвать исторический подъем народно-демократических республик, подготовить против них вооруженную империалистическую интервенцию и превратить их в свои колонии. Фактом первостепенного международного значения, укрепляющим силы лагеря мира и демократии, является создание Германской демократической республики, которое товарищ Сталин назвал «поворотным пунктом в истории Европы». Миролюбивая политика Германской демократической республики наряду с миролюбивой политикой Советского Союза, имеющей сочувствие и поддержку народов Европы и всего мира, является решающим фактором, обеспечивающим дело мира в Европе. Важнейшим фактором обострения общего кризиса капитализма и ослабления сил империалистического лагеря является дальнейшее расшатывание устоев империализма в колониальных и зависимых странах. В. И. Ленин неоднократно отмечал гигантское значение пробуждения колониальных народов и роста их национально-освободительного движения. Ленин писал в 1922 г., что угнетенное большинство населения земли «...теперь проснулось и пришло в движение, которое не в силах остановить самые сильные и «могущественные» державы» L Ленин указывал, что этот факт является основной причиной громадного ускорения мирового развития, в которое втягиваются новые сотни миллионов людей в колониях и в полузависимых странах, не желающих больше «...терпеть неслыханную эксплуатацию, и прямой грабеж, и голод, и насилия, и издевательства, все ради того, чтобы «цивилизованные» люди могли «свободно», «демократично», «парламентски» решать вопрос, мирно ли поделить добычу или перебить десяток-другой миллионов для раздела империалистской добычи — вчера между Германией и Англией, завтра между Японией и Америкой (с тем или иным участием Франции и Англии)» 1 2. Товарищ Сталин не раз подчеркивал, что рост национально- освободительного движения в колониях и зависимых странах, подрыв авторитета империализма в этих странах и невозможность для него по-старому хозяйничать в них является одним из основных признаков общего кризиса капитализма, углубления его противоречий, ослабления сил империалистического лагеря. В итоге второй мировой войны эти явления общего кризиса капитализма получили дальнейшее как количественное, так и качественное развитие. Новые качественные особенности национально- освободительной борьбы колониальных народов связаны прежде всего с тем, что не только в странах Центральной и Восточной Европы, но и в колониальных странах Востока сотни миллионов. 1 В. И. Ленин, Соч., т XXVII, стр. 293. 2 Там же, стр. 292. 143
людей вырвались из-под власти империализма и ведут организованную борьбу против попыток империалистов вернуть их в ярмо колониальной зависимости, причем империалистические государства уже не в силах подавить их вооруженной рукой. Руководящая роль в национально-освободительной борьбе перешла к рабочему классу и его авангарду — коммунистическим партиям. В Китае сотни миллионов людей объединились вокруг коммунистов и повели успешную борьбу против снабжаемых США гоминдановских армий и реакционного ставленника американских империалистов Чан Кай-ши. Героические народные массы Китая в итоге длительной и упорной борьбы разгромили реакционный гоминдановский режим, положив тем самым конец феодальному гнету в стране и закабалению ее хищниками иностранного капитала. Народная политическая консультативная конференция, собравшаяся в Пекине, провозгласила 1 октября 1949 г. Народную республику Китая. Новая эра открылась в жизни великого китайского народа. В освобожденном Китае создана диктатура народной демократии, возглавляемая рабочим классом, основанная на союзе рабочих и крестьян и объединяющая все демократические классы и все национальные меньшинства Китая. Победа Китая имеет всемирно-историческое значение, так как она не только привела почти к полному освобождению 475-миллионного китайского народа, но и нанесла сильнейший удар американским планам агрессивной войны. Эта победа положила конец расчетам американского империализма на использование Китая в качестве основной базы своего господства в Азии и в бассейне Тихого океана, на превращение Китая в гигантский колониальный придаток к мировой американской империи. С победой китайской демократии национально-освободительная борьба народов Азии, бассейна Тихого океана и всего колониального мира поднялась на новую, гораздо более высокую ступень. Это означает громадное расширение и укрепление позиций мирового демократического и антиимпериалистического лагеря, борющегося за прочный мир. 10-миллионное население Северной Кореи, освобожденное Советской Армией от сорокалетнего японского владычества, строит независимую демократическую Корею под руководством единого национального демократического фронта. Несмотря на жесточайший террор американских оккупантов в Южной Корее, 70% ее населения участвовало в избрании народно-демократического правительства всей Кореи и неоднократными восстаниями показывает свою ненависть к захватчикам, отказывающимся вывести войска из занятой ими части страны. Успешно защищается от французских империалистов молодая Вьетнамская республика. Весь колониальный мир, охватывающий ббльшую часть человечества, находится в сильнейшем брожении. Помимо указанных выше колониальных стран и районов, уже вырвавшихся из империалистической кабалы и борющихся за свою независимость, на144
ционально-освободительное движение охватывает сотни миллионов людей в Индонезии и в Индии, в Бирме, в Индо-Китае, на Малайском полуострове, в ряде районов Африки, в странах Ближнего Востока, Латинской Америки и в других колониальных и зависимых странах. Ленин писал о Великой Октябрьской социалистической революции, что она вырвала из империалистической войны и из империалистического мира первую сотню миллионов людей на земле. Ленин уже тогда предвидел, что если человечеству предстоит пережить еще одну мировую войну, то из империалистической кабалы вырвутся новые сотни миллионов людей на земле. Предвидение Ленина сбылось. В результате второй мировой войны из империалистической цепи вырвались сотни миллионов людей в Европе и в Азии. С победой китайского народа страны народной демократии в Европе и Азии вместе с Советским Союзом насчитывают около 800 миллионов населения, т. е. более трети всего населения земного шара. Кроме того в самих капиталистических странах и их колониях сотни миллионов трудящихся самоотверженно борются за мир и демократию. Таким образом лагерь борцов за мир и демократию составляет более половины всего населения земли. Не только в колониях и зависимых странах, но и в самих империалистических державах подавляющее большинство трудящегося населения — рабочего класса, беднейшего крестьянства, широких слоев интеллигенции — настроено сейчас против империализма и связанных с ним кровавых войн, ненавидит выпестованный монополистическим капиталом фашизм и его последышей, горячо поддерживает мирную политику Советского Союза и его борьбу с поджигателями новой войны. Сплочение демократических сил и их 'борьба против империализма и его новых планов военных авантюр объединяет народы в могучую армию, которой противостоит лишь кучка монополистов, стремящихся обогатиться на подготовке новой войны. Империализм, отрицающий демократические права народов, попирающий суверенитет наций, строящий свои планы на угрозах и авантюрах, не может иметь поддержки народных масс. Истерические крики империалистических политиков о «коммунистической опасности» свидетельствуют лишь о том, что почва под ногами империализма колеблется, а силы демократии и социализма растут и крепнут с каждым днем. Эти растущие и крепнущие с каждым днем силы демократии и социализма возглавляют коммунистические партии, проявившие во время войны с гитлеровскими захватчиками непримиримость в борьбе с фашизмом, наибольший героизм и стойкость в самых разнообразных и трудных условиях сопротивления. Естественно, что авторитет и влияние коммунистических партий в самых широких народных массах в итоге второй мировой войны необычайно выросли. 10 Зак. 135 145
В странах народной демократии коммунистические партии стали руководящими партиями в государствах. В ряде других стран Европы и Азии они превратились в массовые многомиллионные партии, стойко и мужественно защищающие самые коренные интересы народов в борьбе против империализма, за прочный мир и подлинную народную демократию, за защиту национального су^ веренитета и независимости своих стран, которым угрожают американские империалистические планы господства над миром. Борьба за прочный и длительный мир, за организацию и сплочение сил мира против сил войны занимает в настоящее время центральное место во всей деятельности коммунистических партий и демократических организаций. Американская политика силы терпит одну неудачу за другой. В течение трех лет гражданской войны китайская народно-освободительная армия уничтожила основные силы гоминдановской армии, и, несмотря на американские миллиарды, весь реакционный правящий аппарат гоминдана рассыпался в прах. Огромные затраты на поддержку реакционных режимов в разных странах, на финансирование заговоров реакционных групп в странах народной демократии не приносят американским империалистам ни военных, ни политических успехов. В то же время необходимо учитывать, что, несмотря на все договоры и блоки империалистов, с развитием экономического кризиса особенно обостряется конкуренция на мировых рынках и с еще большей силой выступают противоречия между США и Англией. Военно'-агресси1вное существо «плана Маршалла» и «доктрины Трумэна», Западного союза и Северо-атлантического договора разоблачены, и во всем мире растет ненависть к американским агрессорам, к поджигателям новой войны. Мощной демонстрацией сил международного фронта мира явился происходивший в апреле 1949 г. в Париже и в Праге Всемирный конгресс сторонников мира. От имени представителей народов, собравшихся из 72 стран всего мира, конгресс заявил, что «мы осознали опасность, вновь нависшую над миром: угрозу новой войны». Указав на угрозу новой войны, конгресс в то же время заявил в своем манифесте, что сторонникам мира известно, откуда идет эта угроза, кто занимается подготовкой новой войны. Этот ответ представителей 600 миллионов сторонников мира поджигателям новой войны свидетельствует о зрелости международного движения за мир, о том, что бешеная военная пропаганда и раздувание военного психоза американскими милитаристами и их пособниками в других странах не достигли цели. Попытки идеологов американского милитаризма и сколачиваемых им военно-политических блоков натравить народы капиталистических стран против Советского Союза и стран народной демократии терпят позорный провал. Американские империалисты не в состоянии понять, что соотношение сил империалистического и антиимпериалистического ла146
герей резко изменилось в пользу сил, борющихся за мир и демократию, в пользу социализма. Нынешняя агрессивная активность американского империализма отражает не укрепление сил империализма, а, как говорил когда-то Ленин, его «предсмертное неистовство». Именно потому, что силы империализма все более ослабляются, что поле действия капиталистических монополий и возможности закабаления зависимых народов все более суживаются, именно поэтому монополии стремятся разжечь новую войну. Они надеются этим путем оттянуть кризис и предотвратить победу социализма и демократии в новых странах. Но народы мира не хотят и не допустят войны, выгодной только для монополистических торговцев смертью, и горячо поддерживают мирную сталинскую политику Советского Союза. Впервые в истории человечества возник организованный фронт мира, возглавляемый Советским Союзом — оплотом и знаменосцем мира во всем мире. Народы мира знают, что «несмотря на различие экономических систем и идеологий, сосуществование этих систем и мирное урегулирование разногласий между СССР и США не только возможны, но и безусловно необходимы в интересах всеобщего мира» L Советское правительство неоднократно делало конкретные предложения, направленные к мирному урегулированию основных вопросов разногласий между СССР и США. Всем известны предложения СССР по вопросам о всеобщем сокращении вооружений и запрещении атомного оружия; о заключении мирных договоров с Германией и Японией и о выводе войск из этих стран; о выводе войск из Китая и Кореи; об уважении суверенитета отдельных стран и невмешательстве в их внутренние дела; о недопущении военных баз в странах, являющихся членами ООН; о всемерном развитии международной торговли, исключающей всякую дискриминацию; о> помощи и экономическом восстановлении пострадавших от войны стран в рамках ООН; о защите демократии и обеспечении гражданских прав во всех странах и т. д. Все эти предложения могут быть осуществлены и стать основой прочного мира, несмотря на различие экономических систем СССР и США, несмотря на различие идеологий. Поэтому эти предложения встречают во всех странах горячее сочувствие и поддержку сотен миллионов простых людей, стремящихся к упрочению мира. Авангард трудящихся — коммунистические партии развернули в капиталистических странах широкую деятельность среди всех слоев населения с тем. чтобы организовать и мобилизовать народные массы на защиту мира, чтобы преодолеть распространяемые поджигателями войны фаталистические представления, что якобы возникновение войны является неизбежным, так как будто бы 1 Ответ И. В. Сталина на Открытое письмо г. Уоллеса. «Большевик», № 10, 1948 г, стр. 2. 10* 147
нельзя мирным путем урегулировать разногласия между СССР и США. Болтовней о «красной опасности» и мнимых «агрессивных кланах» СССР империалисты лишь пытаются прикрыть неспособность современного капитализма выдержать мирное соревнование <с социализмом. Современный капитализм, на протяжении жизни одного поколения приведший к двум кровопролитнейшим мировым войнам, к голоду и обнищанию многомиллионных масс, давно ставший сильнейшим тормозом развития производительных сил, культуры и науки, явно изжил себя, прогнил в самых своих основах и мешает прогрессу человечества. Можно до поры до времени, как это делают теперь американские милитаристы, раздувать военное производство, как гигантский пузырь. Но в конце концов, как говорил Ленин в 1918 г. о германском империализме, раздувшемся тогда на три четверти Европы, этот пузырь лопается, оставляя лишь страшнейшее зловоние. Ленин уже тогда указывал, что к такому же концу мчится дико и безумно зарвавшийся американский империализм. Мы живем в эпоху, когда лагерь мира и демократии превратился в могучий фактор всей международной обстановки. Поэтому если бы американским империалистам и милитаристам удалось развязать новую мировую войну, это вызвало бы такой отпор со стороны народных масс во всем мире, что дело закончилось бы не только сокрушительным разгромом отдельных агрессивных капиталистических держав, но и ликвидацией всей системы мирового империализма. И как бы силы империализма и реакции ни бесновались в своем предсмертном неистовстве, им не удастся повернуть вспять колесо истории, им не предотвратить победы коммунизма. В день семидесятилетия товарища Сталина, отмеченный как торжественный праздник всем прогрессивным человечеством, трудящиеся всех стран выразили свою веру в то дело, за которое ведет борьбу лагерь мира и демократии, возглавляемый великим Советским Союзом и его вождем товарищем Сталиным. Товарищ Сталин направляет внешнюю политику Советского Союза на борьбу за мир и безопасность больших и малых народов. Трудящиеся капиталистических и колониальных стран видят в товарище Сталине верного и стойкого поборника мира. Как ни старались поджигатели новой войны оклеветать с помощью лживой пропаганды советскую политику мира, празднование семидесятилетия товарища Сталина вновь показало, что им не удалось и никогда не удастся вытравить из сознания простых людей убеждение в том, что Советский Союз защищает дело мира, что великий Сталин является вдохновителем борьбы за мир и дружбу между народами. Народы всех стран видят в товарище Сталине знаменосца могучей борьбы за мир, являющейся жизненным делом всех народов мира.
РАСОВЫЕ ТЕОРИИ НА СЛУЖБЕ АМЕРИКАНСКОГО ИМПЕРИАЛИЗМА В своем историческом интервью с корреспондентом «Правды» товарищ Сталин, разоблачая поджигателя новой войны Черчилля, указал: «Гитлер начал дело развязывания войны с того, что провозгласил расовую теорию, объявив, что только люди, говорящие на немецком языке, представляют полноценную нацию. Г-н Черчилль начинает дело развязывания войны тоже с расовой теории,, утверждая, что только нации, говорящие на английском языке, являются полноценными нациями, призванными вершать судьбы всего мира. Немецкая расовая теория привела Гитлера и его друзей к тому выводу, что немцы, как единственно полноценная нация, должны господствовать над другими нациями. Английская расовая теория приводит г. Черчилля и его друзей к тому выводу, что нации, говорящие на английском языке, как единственно полноценные, должны господствовать над остальными нациями мира»1. В этих словах товарищ Сталин со всей ясностью определил служебную роль расовых теорий, как одного из важнейщих средств идеологического одурманивания населения империалистических стран господствующими классами в целях подготовки войны. В настоящее время реакционные идеологи не ограничиваются одной лишь прямой апологетикой капитализма и клеветой на социализм. В идеологической обработке масс, особенно в Соединенных Штатах и Великобритании, все большее место занимает пропаганда различного рода расистских человеконенавистнических теорий. Американские и английские империалисты широко используют самые разнообразные средства идеологического воздействия, в особенности прессу, кино и радио, прилагая все усилия для того, чтобы привить широким слоям населения сознание их: мнимого расового и национального превосходства над всеми остальными народами, сознание их «права» на угнетение других, яко1 «Правда», 14 марта 1946 г. 149
бы «неполноценных», наций, национальных меньшинств и колониальных народов. Подобная пропаганда имеет целью развратить сознание трудящихся империалистических стран, отвлечь их от классовой борьбы за свои насущные интересы, привязать массы к империалистической колеснице и сделать их послушным орудием для ведения захватнических войн и колониального грабежа. Вот почему всевозможные расистские «теории» уже давно вышли из сферы якобы «научных» биологических и социологических «трудов» и стали предметом массовой пропаганды, направленной на оболванивание простых людей в империалистических странах. Германский фашизм превратил расовую теорию в государственную идеологию. К этому же стремятся и американские реакционеры, сделавшие расистскую проповедь «американизма» и «американского образа жизни» одним из основных тезисов своей пропаганды. При этом речь идет сейчас не только о проповеди «превосходства» американцев над угнетенными национальными меньшинствами в США и колониальными народами. Пропаганда «америка* низма», т. е. мнимого превосходства и преимуществ американского капиталистического порядка, ставит своей целью способствовать попыткам насильственно навязать всему миру этот «американский образ жизни»- Тем самым расовые теории превращаются современными американскими империалистами в инструмент для обоснования их претензий на мировое господство. Теории, проповедуемые в последнее время американскими и английскими расистами, отнюдь не блещут оригинальностью. Реакционные, лживые идеи о природном биологическом неравенстве людей на протяжении всей истории развития классового общества использовались эксплоататорскими классами для обоснования и закрепления своего господства над эксплоатируемыми. Пропаганда отравленных адом человеконенавистничества бредовых идей о расовом неравенстве усилилась при капитализме и особенно в эпоху империализма, когда империалистической буржуазии понадобилось прикрыть хоть какой-нибудь «идеологией» самы