Текст
                    А. Л. РОГАЧЕВСКИЙ
УЛЬМСКАЯ
грамота -
памятник права
Пруссии XIII в.
%
ИЗДАТЕЛЬСТВО С.-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА


С.-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ
SANKT PETERSBURGER STAATL1CHE UN1VERSITAT ALEXANDER ROGATSCHEWSKI ifuilmcr If?an6feete - cm prcufftechce Kecbte6enkmal 13, Jabrbun6erte ST. PETERSBURGER UNIVERSITATSVERLAG 2002
САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ А. Л. РОГАЧЕВСКИЙ КУЛЬМСКАЯ ГРАМОТА - ПАМЯТНИК ПРАВА ПРУССИИ XIII в. ИЗДАТЕЛЬСТВО С.-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА 2002
ББК 67.3 Р59 Рецензенты д-р юридич наук Д. И. Луковская (С.-Петерб. гос. ун-т), канд. ист. наук А.Ю. Прокопьев (С.-Петерб. гос. ун-т) Печатается по постановлению Редакционно-издательского совета Санкт-Петербургского государственного университета Рогачевский А. Л. Р59 Кульмская грамота — памятник права Пруссии XIII в.— СПб.: Издательство С.-Петербургского университета, 2002. — 368 с. ISBN 5-288-02289-5 Монография посвящена Кульмской грамоте 1233 г.— первой привилегии, ко¬ торую Тевтонский орден даровал прибывшим в Пруссию немецким колонистам Этот важный акт. возобновленный в 1251 г., положил начало правовой системе орденской Пруссии. Возникшее на его основе Кульмское право в XIII—XVIII вв. распространилось в большинстве городов Пруссии (включая города нынешней Калининградской области) и во многих обшинах сопредельных славянских и ли¬ товских земель. В книге раскрыто значение Кульмской грамоты и Кульмского права в процессе дальнейшего развития прусской государственности, помешены тексты памятника 1233 и 1251 гг., переведенные с латинского языка, и коммента¬ рий к ним. В работе использованы рукописные источники XV-XV11 вв. Эти мате¬ риалы. неизвестные или недостаточно изученные ранее, извлечены из собраний Санкт-Петербурга и Берлина (Тайный государственный архив прусского культур¬ ного наследия) Привлекаемые источники исследуются в тесной связи с историей правосознания и культуры. Для юристов, историков, всех интересующихся историей права и культуры XII1-XV1I вв. На обложке — старейшая печать г. Кульма (XIV в.). 1 ем. план 2002 г.. № 28 ББК 67.3 €> А.Л. Рогачевский. 2002 ISBN 5-288-02^89-5 €> Издательство C.-lleiep6yprcK0iо университета. 2002
Памяти Ариадны Николаевны Ульяновой, открывшей для .меня .мир немецкой культуры ПРЕДИСЛОВИЕ Одной из интереснейших страниц европейского средневековья является история государства Тевтонского ордена в Прибалтике. Оно сыграло осо¬ бую роль как в эволюции немецкой государственности, так и в судьбах Восточной Европы в целом. Орденская Пруссия просуществовала около I рех столетий, но основные тенденции ее развития были заложены еще на стадии покорения ^колонизации края, т.е. в XIII в. Тем большее значение имеют памятники, зафиксировавшие этот процесс. Настоящая книга посвящена одному из таких памятников — Кульмской г рамоте 1233 г., первой привилегии, которую Тевтонский орден даровал прибывающим в Пруссию немецким колонистам. Эта грамота легла в ос¬ нову правовой системы орденского государства и надолго определила ха¬ рактер отношений ордена с колонистами— важнейшей опорой рыцарей в покоренной земле. Возникшее на основе грамоты Кульмское право было широко распространено не только в Пруссии, но также в сопредельных литовских, польских и восточнославянских землях. Кульмской грамоте и Кульмскому праву до сих пор не уделялось долж¬ ного внимания в нашей литературе, несмотря на давний интерес отечест¬ венной историографии к орденскому государству, которое было западным соседом русских земель. Предлагаемая работа позволит в определенной мере восполнить этот пробел. Книга включает исследование памятника и перевод его с латинского языка с подробным постатейным комментарием. Нами рассматривается также дальнейшее развитие Кульмского права в связи с колонизацией края и судьбой прусской государственности в целом. В исследовании использованы рукописные материалы XVI -XVII1 вв.. хра¬ нящиеся в собраниях Санкт-Петербурга и Берлина. Их изучение проливает свет не только на историю права, но также на историю культуры средневе¬ ковья и раннего Нового времени.
Предварительные результаты, полученные автором в ходе работы над избранной темой, обсуждались на юридическом факультете Санкт- Петербургского государственного университета, в марбургском Институте им. Гердера (ноябрь 1997 г.) и на научных конференциях, проходивших в Санкт-Петербургском филиале Института российской истории РАН (июнь 1998, март 1999 г.) и в Санкт-Петербургском государственном университе¬ те (ноябрь 1999, ноябрь 2000 и февраль 2001 г.). Работа над книгой не мог¬ ла бы быть успешно завершена без поддержки Фонда Герды Хенкель (Дюссельдорф), Института им. Гердера (Марбург) и Института истории европейского права им. Макса Планка (Франкфурт-на-Майне), которым автор благодарен за предоставленную ему возможность посетить Герма¬ нию в 1996-1998 гг. для ознакомления с архивными источниками и литера¬ турой по теме. Кроме того, мы хотели бы выразить свою признательность ряду ученых за помощь в поиске материалов и консультации. Прежде всего это профессора СПбГУ Д.И. Луковская и А.Н. Немилое, чью поддержку автор ощущает в течение многих лет. Большое содействие в розыске необ¬ ходимых рукописей нам оказали сотрудники рукописного отдела Россий¬ ской национальной библиотеки Н.А. Елагина и М.Г. Логутова, а также ра¬ ботник Тайного государственного архива прусского культурного наследия в Берлине С. Экдаль (ныне в отставке). Рядом ценных советов и консульта¬ ций мы обязаны Н.М. Ботвинник, В.И. Мажуге, А.Ю. Прокопьеву, Т.Н. Та- ценко (Санкт-Петербург), А.П. Овсянову (Калининград), Ф. Эбелю, Р. Шеллинг (Берлин), Н. Керскену (Марбург), Р. Дитриху (Ханау), М. Лёвенеру (Варшава). Наконец, мы выражаем искреннюю признательность представителям некото¬ рых прусских землячеств за возможность ознакомиться с рядом редких крае¬ ведческих изданий, в особенности А. Бендцуку (Шлезвиг), Г.У. Геттканту (Рендсбург), М. Ханзен (Зеефельд) и А. Шульцу (Эльмсхорн).
ВВЕДЕНИЕ § 1. Постановка проблемы И учение и публикация на русском языке прибалтийских юридических ними тиков были начаты в отечественной историографии еще в 1950-х гг. (>дмако исследователей привлекали почти исключительно источники, каса¬ ющиеся отношений властей с коренным населением, а также памятники, оценившие общественный строй местных народностей. Материалы же, оиюсящиеся к немецкой колонизации края, оставались как бы в тени.1 II1 Лесмент Л Я «Ливонская Правда»// Исторический архив. Т. VII. М., 1951, С. 201- .’()(). Иашуто В.Т.: I) Несколько наблюдений над «Прусской правдой»// Академику I» Д I рекову к его 70-летию. М., 1952. С. 112-116; 2) Помезания. «Помезанская правда» кик метрический источник изучения общественного строя Помезании XIII-XIV вв. М , 1955, 3) Кншпоркский (Христбургский) договор 1249 года как исторический источник// Проблемы источниковедения. Вып. VII. М., 1959. С. 357-390. — Перевод этого договора. 11М1ЮЛНСННЫЙ проф. С П. Кондратьевым, помещен в кн.: Пашуто В.Т. Образование Ли- Iопекою государства. М.. 1959. С. 494-507; в той же книге опубликованы результаты исследования В.Т. Пашуто о списке «Помезанской правды» ранней редакции и самый список, обнаруженный литовским ученым М.А. Ючасом (С. 508-525). Е).Т. Пашуто и II Н ЦМаль перевели восемь договоров ордена и его союзников с куршами. земгалами и саарсмаасцами 1230-1284 гг. Эти документы опубликованы в кн.: Новосельцев А.П., Па- шуто В Т, Черепнин Л.В. Пути развития феодализма (Закавказье, Средняя Азия, Русь. Прибалтика). М., 1972. С 302-316; см также: Назарова Е.Л. «Ливонские правды» как метрический источник// Древнейшие государства на территории СССР 1979. М.. 1980. ( 5 218, Матузова В.И. Прусские нобили и Тевтонский орден (жалованные грамоты прусским нобилям и эпизоды «Хроники земли Прусской» Петра из Дусбурга)// Древней¬ шие юсударства на территории СССР. 1987. М., 1989. С. 281-287; Матузова В.И . Наза¬ рова Е Л Жалованные грамоты местным нобилям в Пруссии и Ливонии XIII в. (сравнительное исследование)// Восточная Европа в древности и средневековье, пробле¬ мы источниковедения. Чтения памяти В Т. Пашуто Москва, 18-20 апр. 1990 г. Тезисы докладов / Огв. ред. А.П. Новосельцев. М., 1990. С. 72-74.— Немецкая колонизация Прибалтки рассматривалась в общих трудах по истории прибалтийских советских рес¬ публик. но правовые источники, отразившие этот процесс, не привлекали должного вни¬ мания Среди немногих публикаций, касающихся таких памятников, отметим статью Ткаченко Н.Г. Масан А.К. Папское подтверждение договора Риги с ливонскими феодала¬ ми () «горком» праве 1225 г // Вестник МГУ Сер. 8 «История» 1988. № I. С. 76-81 7
Не была исключением и Кульмская грамота (КГ). О ней имеются лишь скупые упоминания в некоторых работах дореволюционного и советского периодов,2 * а краткий пересказ ее содержания дан в старой переводной кни¬ ге Э. Лависса и в вышедшей недавно коллективной монографии по исто¬ рии Восточной Пруссии.1 Между тем указанный памятник, несомненно, заслуживает большего внимания. Изучение его важно в нескольких отношениях — общеистори¬ ческом, историко-правовом и историко-культурном. В общеисторическом аспекте грамота важна как документ, отразивший методы колонизации края (прежде всего колонизации городской), которая стала одним из инструментов закрепления орденского господства в Прус¬ сии. В то же время этот акт занял центральное место в системе сословных привилегий прусского бюргерства и позднее сыграл существенную роль в борьбе горожан за свои права. В силу широкого распространения Кульмского права изучение КГ явля¬ ется также составной частью источниковедения истории Прибалтики. Не¬ обходимость планомерного исследования и издания источников по прибалтийской истории была осознана более двадцати лет назад. В 1978 г. на Межреспубликанской конференции по источниковедению и историо¬ графии народов Прибалтики в Вильнюсе был одобрен проект создания единого Свода древнейших документов по истории прибалтийских нарр- дов, куда планировалось включить и правовые материалы.4 К сожалению, политические события последних лет приостановили реализацию указан¬ ного проекта, но сама задача остается актуальной. Сегодня ее решению уже не препятствуют прежние идеологические установки, которые неиз¬ бежно сужали круг разрешенных тем. Упомянутый Свод должен был включать документы по истории тогдашних прибалтийских республик СССР, а прибалтийские территории России (т.е. Калининградская и Ленин¬ градская области) оставались за его рамками. Однако трудно признать на- 2 Дунин К. О мазовецком праве Магистерская лис. Ч 1 (введение, государственное, граждан¬ ское и уголовное право). Варшава 1876. С. 78; Тарановский Г.В. Обзор памятников Магдебург- ского права западно-русских городов литовской эпохи. Варшава 1897 С 30, *РиерГ.Я Кёнигсберг Х111 — начала XVI в. — оплот агрессии немецкого рыцарства в Прибалтике. Дне на соискание учен. степ. канд. исг. наук. Минск. 1953. С. 85, 190 (хранится в библиотеке Санкт- Петербургского университета шифр F 111 3647. № 6823); Пашуто В Т. Помезания. С. 51 ' Лависс Э. Очерки по истории Пруссии / Пер. с фр. 2-е изд М , 1915 С 125-126 (имеется также репринтное переиздание: Калининград, [ 19901); Восточная Пруссия С древнейших времен до конца второй мировой войны Калининград. 1996 С 90 4 Вахтре С X. Зеибс ТЯ.. Пашуто В Т, Ючас Д/ О своде древнейших источников по ис¬ тории народов Прибалтики // Вопросы истории 1979 № 8. С. 151-155 8
s'iiii.im подход, при котором прошлое этих земель (бывших Пруссии и Ин- I гцмиилаидии) вырывается из общерегионального исторического контек- • in 1 К счастью, такой подход мало-помалу преодолевается. В современной |>ц*чссгвенной науке постепенно утверждается мнение о том, что средневе- мишн балтийская цивилизация представляла собой целостное интерэтниче- i кое культурно-экономическое сообщество.* * * 4 * 6 Но для серьезного исСле- /Ю11П1ШЯ прибалтийского региона следует продолжать издание соответст- имощих материалов, и эта необходимость все более осознается в научных крушх.7 Хочется надеяться, что наша книга также послужит дальнейшему и ivчейию источников по истории Прибалтики.8 И историко-правовом аспекте КГ представляет интерес как своеобраз¬ ное порождение немецкой (и шире— европейской) правовой традиции, mm содержит ссылки на передовые для XIII в. правовые нормы. Более то- I о, г рамота сама легла в основу прусской правовой системы, в особенности месшой разновидности городского права. Рассмотрение этого памятника Iем более целесообразно, что среди изданных до сих пор на русском языке m гопников средневекового немецкого городского права9 прусские мате¬ ' Справедливости ради следует сказать, что уже в 1970-х гг. ставился вопрос о планомер¬ ном публикации источников (в том числе правовых), относящихся к прусскому ареалу При- Олмики (см Корпус древнейших источников по истории народов СССР. Материалы ижещнния археографов-медиевистов РСФСР, 11-12 апреля 1972 г / Ред. В.Т. Пашуго, И II Щапов. М, 1973. С. 27-28). '■ См ХчевовА.А. Балтийская цивилизация и европейское единство раннего средневеко¬ вья // Днвинец Староладожский. Междисциплинарные исследования / Огв. ред. Г.С. Лебедев. ( 116 1997 С 125-130; СпивакД.Л. Северная столица. Метафизика Петербурга. СПб., 1998; / с( u'lewicz L The Baltic as the Mediterranean Sea of Northern Europe in the Early Middle Ages // I’liiiiiccpc^ineBeKOBbie древности Северной Руси и ее соседей / Отв. ред. Е.Н. Носов СПб., I4W с 123-128. ' Недавно, например, в литературе было высказано предложение создать свод всех пись¬ менных источников по истории Кенигсберга, в том числе неопубликованных актов из архи¬ вов Центральной и Восточной Европы (см.: Кулаков В.И История Кенигсберга в оте¬ чественной историографии с 1945 года// Калининградские архивы. Материалы и исследова¬ ния Научн. сб. Вып. I. Калининград. 1998. С. 134). н Подробнее об отборе и принципах комментирования публикуемых юридических памят¬ ников см . Рогачевский А.Л. О публикации источников по истории государства и права// Правоведение 1999. №2 С. 16—29. 4 Средневековье в его памятниках Сб. переводов / Под ред. Д.Н. Егорова. М., 1913; Не¬ мецкий юрод X1V-XV вв. / Изд. подг В.В. Стоклицкая-Терешкович. М., 1936; Средневеко¬ вый юрод/ Под ред В Ф. Семенова. М„ 1949; Хрестоматия памятников феодального юс>ларства и права стран Европы / Под ред. В Н. Корецкого. М , 1961. С. 383-407; Средне¬ вековое юродское право XII—XIII веков. Сб текстов / Под ред. С. М Стама. Саратов, 1989; Документы по поземельным отношениям в Кельне XII—XIII веков / Пер. с лат, предисл , комменг ЛИ Солодковой//Средневековый город Вып 12. Саратов, 1998. С. 189-196 9
риалы полностью отсутствовали. Обращение к КГ позволит отчасти вос¬ полнить этот пробел в отечественной историографии. При рассмотрении КГ следует также иметь в виду, что Кульмское право действовало не только в Пруссии, но и в сопредельных владениях Речи Посполитой, включая и восточнославянские земли. К сожалению, советские исследователи, занимавшиеся историей последних, писали о действии Кульмского права практически без всякой связи с его первоис¬ точниками,10 11 что неизбежно снижало ценность сделанных ими наблюде¬ ний. Предпосылкой этого была крайняя идеологизированность науки (многие авторы считали немецкое влияние на славянское право чем-то чужеродным или даже враждебным)." Между тем знакомство с первоис¬ точником является необходимым условием для всякого исследования, касающегося рецепции и влияния иностранного права.12 Настоящая ра¬ бота позволит, таким образом, ввести этот первоисточник в полноцен¬ ный обиход отечественной науки и предоставить материал для дальнейших исследований. Наконец, КГ интересна и в историко-культурном аспекте. Будучи пись¬ менным памятником, она множеством нитей связана с духовной атмосфе¬ рой и идеологией штауфенской эпохи. Важен и вопрос об осмыслении грамоты в общественном сознании XIV-XVII вв. Подобная многоаспектность делает необходимым комплексное изуче,- ние памятника. В наибольшей степени этой цели отвечает издание грамоты 10 Грицкевич А.Г1. Частновладельческие города Белоруссии в XVI—XVIII вв. (социально- экономическое исследование истории городов). Минск, 1975. С. 181, 186-189; История государства и права Украинской ССР: В 3 т. Т. I История общественно-политического строя и права на Украине (с древнейших времен до Великой Октябрьской социалистической рево¬ люции). Киев. 1987. С. 167, 199, см. также новейшую книгу белорусского исследователя А К. Тнюва. который именует Кульмское право, распространенное в ряде юродов Подля- шья, «холмским правом», ошибочно связывая его с г. Холмом (центром Холмской Руси) ЦтюуА.К. Геральдыка беларусюх местау. Мшск, 1998. С. 170. 204. 11 Особенно характерно это было для украинской историографии (подробнее см . Гош- ко Т.Д. Магдебурзьке право Центрально-Схшно! Свропи X1U-XV1I1 ст. в украТнськп та польсюй кггорюграфн. Автореф. канд. дис. Льв1в, 1999. С. 9. 14-16; Ульяновський В. Корпус магдебурзьких грамот украинским м1стам: забутий проект// Самоврядування в Киевг icropifl та сучасшсть. Матер1али м1жнародно1 конференцй. присвяченоТ 500-р1ччю надання Киеву магдебурзького права КиУв, 26-27 листом 1999 р. КиУв. 2000 С. 114-117). 12 К сожалению, применительно к истории права России этот принцип также соблюдается не всегда, [гели в работах, посвященных византийскому и южнославянскому правовому на¬ следию на Руси, соответствующие памятники подвергаются подробному рассмотрению, то с исследованиями, затрагивающими вопрос о западных влияниях, дело обстоит иначе. Эю касается mhoihx сюжетов— рецепции Магдебургского права, влияния саксонского горною права на развитие русскою законодательства о недрах в XVI11 в и др 10
• m i пслонанием и подробным постатейным комментарием. Хотя, как бу- и I покшано ниже (см. § 1 гл. I), грамоте посвящена обширная немецкая и ни и икая литература, подробного комментария к КГ до сих пор не было. М|ш анализе источника мы стремились не просто свести воедино данные имеющихся исследований, но и создать целостную картину, ставя перед • иной следующие задачи: I) усыновить предпосылки и условия появления КГ; .') охарактеризовать основные институты КГ в контексте прусской по¬ тники 1евтонского ордена и в связи с общим развитием немецкого права 4111 и , 1) проследить становление на основе КГ местной правовой традиции и ее рощ. н судьбах прусского бюргерства и государства в целом; ■I) выявить связь КГ с идейными течениями Х111 в., а также с культурой н iосновным правосознанием бюргерства в X1V-XV1I вв.1, li нашей книге лишь кратко рассматриваются вопросы языка и стиля |римогы. Их всестороннее изучение невозможно без привлечения всего корпуса орденских грамот XIII в. По существу, это тема для самостоятель- Iв>11 монографии. В немецкой и польской историографии имеются работы, Iик нищенные общим чертам средневековых орденских грамот,14 однако их и пиковые и стилистические аспекты пока изучены не в полной мере. Комплексное изучение КГ, проводимое нами с привлечением неопубли¬ кованных материалов (см. § 2 гл. 1), позволяет определить значение этого памятника в контексте политики, права и культуры XIII в. и установить его рощ. в судьбах Прусского государства. Кроме того, поскольку КГ явилась первоисточником Кульмского права, широко распространенного в сопре- 111411,пых землях, то ее исследование заполняет один из существенных про- полон в нашей историографии, посвященной истории права Прибалтики и (. панамских стран. " <>Iчас111 мы уже касались тгои проблема!ики в другой кише. |дс были псполыованы н npsccKiic правовые материалы (см Рогичевский АЛ Меч Роланда Правовые в и ляды не¬ мецких горожан XIII—XVII вв СПб.. 19%) Настоящая paooia иочволяе! oooiaimi. сделанные ранее наблюдения и в этом смысле являс|ся продолжением предыдущей moiioiрафии 11 Сипла О Die Gnindungsprivilegien der Stadte in dem Gebiel der Komlurei Osterode. Inaug - Dixx Saalfeld. 1936: Gorski K. Dyplomatika kr/yiacka// Gorski k. Studia i s/.kice / d/iejou piiusiwa kr/yzackiego Olsztyn. 1986 S 123-147. Semnann K. Die I land lesion des Deulschen nidens in PreuBen// AltpreuBische Geschlechterkimde Jg 38 N.l- Bd 20 1990. S 391-402. Inngart\f Die Handfeslen des preuBischen Oberlandes bis 1410 nnd ihre Aussteller Diplomaiische und prosopograplusche Diuersuchimgen /иг kan/leigexcliichle des Deulschen (>idens in PreuBen (VerOtTenllichiiiigen aus den Archival PraiBixher kiilUnbesit/. Beiliell 2) koln Weimar Wien 1995
ном виде в 1251 гг. Во-вторых, издание грамоты необходимо рассматри¬ вать в рамках единого процесса урбанизации в Восточной Европе и нераз¬ рывно связанного с ним распространения немецкой правовой традиции. Изучение ее в этом, диахроническом, аспекте позволяет учесть также по¬ следствия издания КГ и действия ее норм в Пруссии и сопредельных зем¬ лях, а саму КГ осмыслить как часть более обширного комплекса генетически связанных друг с другом правовых и иных текстов. При этом изучение текстовой природы КГ может вестись с использованием приемов, разработанных в рамках семиотики. Правовой текст представляет собой некоторую совокупность специфи¬ ческих формул, принадлежащих как естественному, так и юридическому языку. В первом случае он составляет цепочку знаков с разными значения¬ ми, во втором — сложный знак с единым значением.22 * Как и всякий текст, он устанавливает ряд связей — в частности, между текстом и культурным контекстом, а также между аудиторией и культурной традицией (т.е. вы¬ полняет функцию коллективной культурной памяти).^ Такой подход к рас¬ смотрению КГ вполне вписывается в изучение ее пожалования как факта- процесса. Другой круг проблем, с которыми сталкивается исследователь при об¬ ращении к КГ и иным памятникам средневекового прусского права, связан, как уже сказано, с теми традициями, которые сложились в литературе по истории Пруссии. Прежде всего это традиции оценки возникновения и раз¬ вития прусского государства, а также общего процесса немецкой колони¬ зации. Вопрос о том, как оценивать их в общеисторическом плане, занимал историков давно. Он является частным случаем вопроса о нравственных ценностях, справедливости в истории и цене исторического прогресса, т.е. это, по сути дела, вопрос аксиологический. При его решении исследова¬ тель неизбежно сталкивается с дилеммой, сформулированной М. Блоком: «Судить или понимать?».24 * К сожалению, политические события в Восточ¬ ной Европе в XIX — первой половине XX в. не способствовали беспри¬ страстному рассмотрению прусской истории. Неудивительно, что вопрос о генезисе прусского государства с давних пор был крайне идеологизирован в науке, поэтому подавляющее большинство авторов предпочитало ~~ Лотман К) М Семиотика культуры и понятие текста//Уч тап Тартускою гос \н-га Вып 515. Структура и семиотика художественного текста (Труды по знаковым системам XII) Тарту. 1981 С 4 :' Гам же С 6 24 См Бюк М Апология истории, или Ремесло историка / Пер с фр 2-е ни М 1986 С 79-82 14
«судить». Отсюда и сильный разброс оценок — от безусловного одобрения в старой немецкой историографии до столь же безусловного осуждения в национальной историографии прибалтийских и славянских стран. В отечественной науке историей орденской Пруссии занимались пре¬ имущественно исследователи советского времени. Им присуще почти бе¬ зоговорочное осуждение политики Тевтонского ордена. Опираясь, в частности, на оценку, данную К. Марксом в «Хронологических выпис¬ ках»,25 авторы, стоящие на марксистских позициях, нередко трактовали историю орденского государства в Прибалтике упрощенно. Они считали его порождением военно-колониальной экспансии немецких феодалов, прикрываемой идеологией крестового похода и осуществляемой в рамках «Натиска на Восток» (Drang nach Osten).26 Результат этих политических событий подчас провозглашался полностью негативным, лишенным како¬ го-либо положительного значения не только для окружающих народов, но и для самих немцев;27 «незаконным» объявлялось и самое создание Прус¬ ского государства.28 2' Архив К. Маркса и Ф. Энгельса. Т. 5. М.. 1938. С 343-344. 2h См., напр.: Грацианский Н.П. Немецкая агрессия в Прибалтике в X111-XV вв. // Историк- марксист. 1938. Кн. 6. С. 94-95; Зутис Я. Грюнвальд— конец могущества Тевтонского ор¬ дена// Исторический журнал. 1941. Кн 9. С. 74-80; Поршнев Б.Ф. Ледовое побоище и все¬ мирная история // Доклады и сообщения Исторического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова. Вып. 5. М., 1947. С. 29—44; Риер Г.Я. Кёнигсберг XIII — начала XVI вв. — оплот агрессии немецкого рыцарства в Прибалтике Автореф. канд. дис Л., 1954; Всемирная история Т 111. М.. 1957. С. 382-383; ПашутоВ.Т Борьба прусского народа за независи¬ мость.// История СССР. 1958. №6. С 54-81; История дипломатии Т. I М., 1959. С. 174— 177; Хвостов В.М. Германская экспансия на восток, ее история и идеологические корни// Новая и новейшая история. 1961. №3. С. 46-47; Кирсанова Т.И. Социально-экономическое положение Тевтонского ордена во второй половине XIV - первой половине XV вв Авгореф канд. дис М„ 1966; Королюк ВД «Дранг нах Остен» и историческое развитие народов стран Центральной, Восточной и Юго-Восточной Европы в период феодализма// «Дранг нах Ос¬ тен» и историческое развитие стран Центральной, Восточной и Юго-Восточной Европы / Отв. ред В Д. Королюк. М.. 1967. С. 5-22 и др. — Следует упомянуть, что подобные оценки встречаются и в современных зарубежных марксистских работах (см., напр Schnetde- ген О A. Die Prussen und der Deutsche Orden. Berlin. 1994. S. 9-12, 73-75). 27 Так, B.T. Пашуто писал: «Завоевание немецкими феодалами Пруссии ничего не дало не¬ мецкому народу Оно привело к созданию оплота наиболее реакционной части господ¬ ствующего класса Германии Здесь возник очаг постоянных конфликтов и войн, которые ослабляли не только Литву. Русь, но и самое Германию». (Пашуто В.Т. Помезания С. 55). 2К Авторы учебного пособия по истории Калининградской области, указывая на значение Потсдамской конференции 1945 г., отмечали, что конференция «справедливо решила вопрос о судьбе "вне1ерманского государства" незаконно созданною немецкими агрессорами в средние века» (История края (1945-1950) Учебное пособие для студентов-исгориков Кали¬ нинградскою университета / Под ред В Г Бирковского Калининград, 1984 С 44). 15
§ 2. Методология исследования Выбор надлежащего подхода к изучению КГ сопряжен с рядом про¬ блем. Часть из них носит общеметодологический характер, другие обу¬ словлены спецификой тех традиций, которые сложились в историографии истории Пруссии. Общеметодологические проблемы связаны с особенностями историче¬ ского знания. При изучении прошлого перед исследователем неизбежно возникает вопрос о том, какие фрагменты этого прошлого образуют в со¬ вокупности исторический факт, подлежащий интерпретации. Примени¬ тельно к средневековью это бывает сложно осуществить— не только в силу гетерогенности феодального общества,15 но и в силу того, что харак¬ тер общественных связей, пути и способы распространения информации (в том числе правовой) в средние века были существенно иными, чем сего¬ дня. Иногда в литературе отмечается, что выделение тех или иных фак¬ тов всецело основывается на произволе историка.16 Высказывается также мнение о том, что и сами исторические источники не заключают в себе аутентичной картины эпохи, а, напротив, скрывают ее. Ведь всякий ис¬ точник (прежде всего письменный) не является зеркалом, которое пред¬ ставляет аутентичное отражение фактов порождающего социального и культурного пространства. Он относится к системе идейного и риториче¬ ского самоописания. Поэтому единственной реальной материей для ра¬ боты исследователя становится именно подобное самоописание, а не сама действительность.* 17 *Отмеченный релятивизм действительно в какой-то мере неизбежен. Од¬ нако абсолютизировать его не следует. Реконструировать какое-либо явле¬ ние прошлого можно, освоив тот «пробеп> всемирной истории, который фокусируется вокруг изучаемого факта. Отношение же между фактами су¬ ществует объективно, а не только в сознании исследователя. История права представляет в этом смысле благоприятную возможность, ибо в центре 11 См. Гуревич А.Я. Проблемы генезиса феодализма в Западной Европе. М.. 1970 С 16-17 lh См : Лебедев В. «Подлинная» история. (Можно ли написать историю «как она была на самом деле»?)// Вопросы философии. 1996. № II. С. 137-142; Селин А А.. ШтырковС А Возможный взгляд на проблему корректности в культурно-исторических исследованиях реализованная попытка рефлексии // Ди в и нец Староладожский... С. 38-40. 17 Указанная точка зрения характерна для постмодернистского подхода к функциям ис¬ торического исследования Содержательный обзор утих концепций см. Парамонова М Ю «Несостоявшаяся история»: аргумент в споре об исторической объективное!и'* Замени о книге Л Деманда и не только о нем// Одиссей. Человек в истории 1997 М. 1998 С 336-342 12
внимания исследователя обычно находятся конкретные правовые памятни¬ ки, вокруг которых и «кристаллизуются» подлежащие изучению факты.18 Правовые формулы, формы правового мышления относительно стабильны. Они служат своеобразным гносеологическим ядром правовой теории или некоего способа мышления.19 Их изучение позволяет уяснить не только внутреннюю логику правового источника, но также степень обобщенности правовых норм, соотношение между намерениями законодателя и эффек¬ том от издания нормативного акта и т.д. Интерпретация этих вопросов возможна, разумеется, и на материале юридических памятников. Конечно, эпоха возникновения наложила на них свой отпечаток. Однако реконст¬ руировать правовую действительность соответствующего времени можно путем тщательного анализа терминологии, внешней формы акта, его архи¬ тектоники и т.п. Что же касается конкретных приемов такой интерпретации, то их выбор зависит от угла зрения, под которым рассматривается интересующее нас явление правовой действительности. С учетом специфики изучаемого па¬ мятника КГ можно и должно исследовать двояко: как факт-событие п как факт-процесс.20 В качестве факта-события следует рассматривать сам акт издания КГ Тевтонским орденом. Удачная, на наш взгляд, методика изуче¬ ния подобных актов пожалования была недавно предложена Р. Боровым при анализе привилегии на Магдебургское право г. Бресту. Автор предло¬ жил исследовать триаду: «город— привилегия — законодатель, выдавший привилегию». Изучение всех ее элементов позволяет не только уяснить содержание грамоты, но также понять мотивы действий суверена и усло¬ вия, в которых новый правопорядок утверждался в конкретной общине.21 Истолкование издания КГ как факта-процесса оправданно по двум при¬ чинам. Во-первых, сама грамота издавалась дважды: в 1233 и в изменен¬ |Х Эта проблема заграгивалась как в общеисторической. гак м в исгорико-ирановом лшс- ратуре. Подробнее см: Гуревич А Я Чго такое метрический факз'*// Истчииконсдсиие Теоретические и методические проблемы / Отв род. СО Шмид г М. 1969 С 86: Бно- к’р В С. Исторический фак! как фра! мет дейа «тельное то (Jloi ичсскис ишаки)// fa\i же С. 101. Косарев А.И Исторический фаю. его помятое и описание// Сова скос тсудара- во и право 1970. №7 С 75-82. 14 Грязин IIН. Методология права некоторые вопросы// Соваское тсудараво и право 1982 №6 С 26-27; Бурзаи Е В Философский уровень методоло1ии тосударавенно¬ правовых исследований// Методолоточеские проблемы юридической науки/ Oib рсд Н И. Козюбра. Киев, 1990. С 26-27 20 См Гуревич А Я Что такое историческим фаюС 87 21 Баравы Р Атрыманне магдзбурскато права Ьерасцем i палммчма барапьба у Bhjiikim княсгве JIiroycKiM на мяжы XIV-XV а // 1>еларуск1 исгармчмы амид 1994 I 1 Сии,и 1 С 39 13
ном виде в 1251 гг. Во-вторых, издание грамоты необходимо рассматри¬ вать в рамках единого процесса урбанизации в Восточной Европе и нераз¬ рывно связанного с ним распространения немецкой правовой традиции. Изучение ее в этом, диахроническом, аспекте позволяет учесть также по¬ следствия издания КГ и действия ее норм в Пруссии и сопредельных зем¬ лях, а саму КГ осмыслить как часть более обширного комплекса генетически связанных друг с другом правовых и иных текстов. При этом изучение текстовой природы КГ может вестись с использованием приемов, разработанных в рамках семиотики. Правовой текст представляет собой некоторую совокупность специфи¬ ческих формул, принадлежащих как естественному, так и юридическому языку. В первом случае он составляет цепочку знаков с разными значения¬ ми, во втором — сложный знак с единым значением.22 * Как и всякий текст, он устанавливает ряд связей — в частности, между текстом и культурным контекстом, а также между аудиторией и культурной традицией (т.е. вы¬ полняет функцию коллективной культурной памяти).2j Такой подход к рас¬ смотрению КГ вполне вписывается в изучение ее пожалования как факта- процесса. Другой круг проблем, с которыми сталкивается исследователь при об¬ ращении к КГ и иным памятникам средневекового прусского права, связан, как уже сказано, с теми традициями, которые сложились в литературе по истории Пруссии. Прежде всего это традиции оценки возникновения и раз¬ вития прусского государства, а также общего процесса немецкой колони¬ зации. Вопрос о том, как оценивать их в общеисторическом плане, занимал историков давно. Он является частным случаем вопроса о нравственных ценностях, справедливости в истории и цене исторического прогресса, т.е. это, по сути дела, вопрос аксиологический. При его решении исследова¬ тель неизбежно сталкивается с дилеммой, сформулированной М. Блоком: «Судить или понимать?».24 К сожалению, политические события в Восточ¬ ной Европе в XIX — первой половине XX в. не способствовали беспри¬ страстному рассмотрению прусской истории. Неудивительно, что вопрос о генезисе прусского государства с давних пор был крайне идеологизирован в науке, поэтому подавляющее большинство авторов предпочитало " Лотман К) М Семиотика кулылры и понятие текста// Уч зап Тартускою гос \н-га Вып 515. Структура и семиотика художественного текста (Труды по знаковым системам XII). Тарту. 1981 С 4 '' Там же С 6 2-4 См Бчок М Апо.югпя нс горни, или Ремесло историка / Пер с фр 2-е ни М 1986 С 79-82 14
«судить». Отсюда и сильный разброс оценок — от безусловного одобрения в старой немецкой историографии до столь же безусловного осуждения в национальной историографии прибалтийских и славянских стран. В отечественной науке историей орденской Пруссии занимались пре¬ имущественно исследователи советского времени. Им присуще почти бе¬ зоговорочное осуждение политики Тевтонского ордена. Опираясь, в частности, на оценку, данную К. Марксом в «Хронологических выпис¬ ках»,25 авторы, стоящие на марксистских позициях, нередко трактовали историю орденского государства в Прибалтике упрощенно. Они считали его порождением военно-колониальной экспансии немецких феодалов, прикрываемой идеологией крестового похода и осуществляемой в рамках «Натиска на Восток» (Drang nach Osten).26 Результат этих политических событий подчас провозглашался полностью негативным, лишенным како¬ го-либо положительного значения не только для окружающих народов, но и для самих немцев;27 «незаконным» объявлялось и самое создание Прус¬ ского государства.28 2' Архив К. Маркса и Ф. Энгельса. Т 5. М.. 1938. С. 343-344. 2h См., напр.. Грацианский Н.П. Немецкая афессия в Прибалтике в XIII—XV вв. // Историк- марксист 1938. Кн. 6 С. 94-95; ЗутисЯ. Грюнвальд— конец могущества Тевтонского ор¬ дена// Исторический журнал. 1941. Кн 9. С. 74-80; Поршнев Б Ф. Ледовое побоище и все¬ мирная история // Доклады и сообщения Исторического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова. Вып. 5. М., 1947. С. 29—44; Риер Г.Я. Кёнигсберг XIII — начала XVI вв. — оплот агрессии немецкого рыцарства в Прибалтике. Автореф. канд. дис. Л., 1954, Всемирная история. Т ill. М.. 1957. С. 382-383; Пашу то ВТ. Борьба прусского народа за независи¬ мость.// История СССР. 1958. №6. С 54-81; История дипломатии. Т. I. М., 1959. С. 174— 177; Хвостов В.М. Германская экспансия на восток, ее история и идеологические корни// Новая и новейшая история. 1961. №3. С. 46-47, Кирсанова Т. И. Социально-экономическое положение Тевтонского ордена во второй половине XIV - первой половине XV вв. Авгореф канд дне М., 1966; Королюк В Д «Дранг н&х Остен» и историческое развитие народов стран Центральной, Восточной и Юго-Восточной Европы в период феодализма // «Дранг нах Ос¬ тен» и историческое развитие стран Центральной, Восточной и Юго-Восточной Европы/ Отв. ред В Д. Королюк М.. 1967. С 5-22 и др — Следует упомянуть, что подобные оценки встречаются и в современных зарубежных марксистских работах (см., напр Schneide- гепОА Die Prussen und der Deutsche Orden. Berlin. 1994. S 9-12, 73-75). 27 Так. B.T. Пашуто писал: «Завоевание немецкими феодалами Пруссии ничего не дало не¬ мецкому народу Оно привело к созданию оплота наиболее реакционной части господ¬ ствующего класса Германии Здесь возник очаг постоянных конфликтов и войн, которые ослабляли не только Литву. Русь, но и самое Германию». (Пашуто В Т. Помезания С 55). 2К Авторы учебного пособия по истории Калининфадской области, указывая на значение Потсдамской конференции 1945 г., отмечали, что конференция «справедливо решила вопрос о судьбе “вне1ерманского государства" незаконно созданною немецкими афесеорами в средние века» (История края (1945-1950). Учебное пособие для сгудентов-исгориков Кали¬ нинградскою университета / Под ред BI Бирковскою Калининград, 1984 С 44). 15
Сегодня как культуртрегерский пафос прежней немецкой историогра¬ фии, так и противоположное ему однозначно негативное отношение к по¬ литике Тевтонского ордена представляются безнадежно устаревшими. В самом деле, исходить из культуртрегерских установок— значит идеали¬ зировать завоевателей, приписывать немецкому народу некую высшую миссию (хотя в XIII в. нельзя говорить даже о сложившейся немецкой на¬ ции) и одновременно отрицать всякую ценность культуры покоряемых племен. В то же время авторы, придерживающиеся прямо противополож¬ ной оценки, вольно или невольно допускают анахронизм, так как пытаются судить о средневековых войнах и завоеваниях исходя из возникших еще в XIX столетии представлений о государственном суверенитете и праве на¬ ций на самоопределение. При этом в литературе часто использовалось по¬ нятие «исконные земли», которое в действительности является не научным, а политическим термином. Ведь образование государств в сред¬ ние века отнюдь не всегда происходило мирным путем, и сегодня почти ни один народ Европы (за единичными исключениями вроде исландцев) не может считать, что живет на территории, где раньше не жил никто. О том, что понятие «исконные земли» часто является фикцией, свидетель¬ ствует история многих стран. Так, вторжение венгров в X в. в Дунайскую котловину, которая отнюдь не была безлюдной местностью, навело ужас на Европу, видевшую тогда в этом походе лишь новое нашествие страшны^ варваров. Однако в венгерской традиции это событие именуется «обретением родины» и преподносится как отправная точка венгерской го¬ сударственности.29 И ныне, несмотря на изначально завоевательный характер создания Венгерского королевства и последующую мадьяризацию местного населения завоевателями (большая часть нынешних венгров— славянского происхождения), никто не говорит о незаконности присутствия венгров в Ев¬ ропе и самого существования их государства. То же самое касается и множе¬ ства других стран и регионов. Применительно же к Пруссии аргументация восточноевропейских историков в послевоенный период в значительной ме¬ ре была направлена на теоретическое обоснование ликвидации Прусского государства и изгнания немецкого населения с его территории, т.е. была под¬ чинена целям текущей государственной политики. Малоубедительными представляются встречавшиеся в литературе быв¬ ших социалистических стран разоблачения «реакционной сущности» ор¬ денского государства и обозначение Тевтонского ордена как «ударного 24 *24 Чишадиа 4. Ковач К. Лсталош .7 История венгерского государства и права / Пер с вон М . 1986 С 14-16 16
отряда феодальной реакции». При ближайшем рассмотрении эти и подоб¬ ные формулы оказываются лишь политическими ярлыками, за которыми не стоит никакого реального содержания. Прежде чем употреблять их, тре¬ буется сперва установить, чтб такое феодальная реакция (напомним, что речь идет о XIII в.). Если под нею понимать стремление упрочить фео¬ дальный строй, то к Тевтонскому ордену этот упрек неприменим, так как сам орден был исключен из системы ленных (феодальных) связей. Его го¬ сударство никогда не знало княжеского сепаратизма и феодальной раз¬ дробленности. Если феодальной реакцией считать противодействие раз¬ витию передовых производительных сил, то как раз в землях Тевтонского ордена (и во владениях других духовных суверенов, например, крупных монастырей) в средние века наблюдалось весьма эффективное развитие хо¬ зяйства, в том числе городского ремесла и торговли. Если же, наконец, под феодальной реакцией понимать эксплуатацию местного населения (прус¬ ских крестьян), то и она не составляла какого-то исключения из общей картины средневековой Европы. То же самое наблюдалось, например, в за¬ воеванной шведами Финляндии, не говоря уже о странах, где завоеватели и покоренное население принадлежали к разным конфессиям (как в арабской части Испании). В нашем исследовании мы будем исходить из того, что феномен Прусско¬ го государства следует рассматривать с учетом исторических условий и об¬ щественного сознания XIII в. Дело, разумеется, не в том, чтобы оправдать творившиеся некогда жестокости, а в том, чтобы разобраться, считались ли они таковыми в интересующую нас эпоху. Ведь «жестокость», как и «гуман¬ ность» — понятия исторические, в различные периоды в них вкладывалось разное содержание. Этика борьбы, взгляды человечества на войну и насилие прошли долгий путь развития.30 Так, крестовые походы для обращения «не¬ верных» представлялись средневековому человеку богоугодным делом. Ме¬ тоды, которыми велось завоевание и упрочивалось господство на покорен¬ ных землях, в ту эпоху не вызывали такого общественного осуждения, какое В истории права развитие этих взглядов отразилось весьма наглядно — от «Законов Ману», содержавших один из первых кодексов «честной игры», до пакта Келлога-Бриана (1928 г.), в принципе запретившего войну в качестве орудия национальной политики. Можно упомянуть также многочисленные международные договоры, направленные на запрещение отдельных видов вооружений и защиту мирного населения в ходе военных действий. Эволюция права предстает, таким образом, как сложный процесс взаимодейст¬ вия религиозных и этических представлений той или иной эпохи с политическими уста¬ новками правящей элиты (подробнее см ■ Оссовская М О некоторых изменениях в этике борьбы // Оссовская М. Рыцарь и буржуа. Исследования по истории морали / Пер с польск М, 1987 С 490-510) 17
вызвали бы, возможно, в эпоху Нового времени. Не случайно у пруссов, в от¬ личие от южноамериканских индейцев, так и не нашлось своего Лас Касаса. Все изложенные методологические основания так или иначе отразились на содержании и построении книги. При отборе фактов мы стремились к тому, чтобы показать изучаемое явление (издание КГ и распространение Кульмского права) в его развитии, для чего в качестве ведущего избрали хронологический принцип изложения. В исследовании отведено место всем трем элементам триады «город-привилегия-законодатель». Их изуче¬ ние целесообразно начать с последнего, т.е. с генезиса Тевтонского ордена и причин его экспедиции в Пруссию, поскольку ими определялись харак¬ терные черты КГ. Второй элемент (города Кульм и Торн) представлен в широком контексте урбанизации и немецкой колонизации в Восточной Европе в Х1-ХШ вв. Наконец, третий элемент (КГ) изучается как сам по себе, так и в связи с развитием Кульмского права и ролью последнего в судьбах Пруссии. В исследовании дана общая характеристика памятника, а подробное истолкование его норм с демонстрацией явных и скрытых свя¬ зей между КГ и другими источниками дано в комментарии к грамоте. В заключение необходимо остановиться на некоторых методических вопросах, и прежде всего на вопросе о датировке событий. Даты событий XIII—XV вв. приводятся по старому стилю. Датировка событий раннего Нового времени дается с учетом разновременности введения нового стиля в различных регионах Европы.31 Отдельные события, упоминаемые в кни¬ ге, не поддаются точной датировке; в таких случаях приводятся приблизи¬ тельные даты (как правило, через косую черту). Поскольку в поле нашего зрения будет прежде всего орденское государ¬ ство, а также Прусское герцогство, то географические названия, упоми¬ наемые в книге, приводятся главным образом в немецком варианте (современные официальные наименования соответствующих объектов да¬ ются в географическом указателе)/2 При их передаче, а также при переда¬ че личных имен отчасти учитываются существующие в научной литературе рекомендации." Их использование, однако, осуществляется с :>| Во владениях Польской короны (включая Дананг) григорианский календарь введен с 1582 I.. в католических землях Германии— с 1583 i , в Прусском герцогстве— с 1612 г, в лютеранских землях Германии — с 1700 г. ’2 Названия «Западная Пруссия» и «Восточная Пруссия» в качестве официальных на¬ именований провинций стали употребляться лишь с конца XVIII в , после разделов Поль¬ ши В дальнейшем изложении они используются не в административном, а в географиче¬ ском значении Ппяревский Р С Старостин В.А Иностранные имена и названия в русском гекае Справочник З-снзд.нспр и доп М. 1985 18
поправкой на специфику темы и изучаемой эпохи. Имена широко извест¬ ные передаются в соответствии с устоявшейся традицией. Имена еписко¬ пов, летописцев, богословов и средневековых юристов, имеющие негерманское происхождение, воспроизводятся в русифицированной фор¬ ме (по аналогии с именами римских пап). Немецкие мужские фамилии сла¬ вянского происхождения приводятся в склоняемой форме. Библейские цитаты, если не оговорено иное, приводятся по Синодальному переводу. Некоторых пояснений требуют применяемые нами правила ссылок на источники и литературу. Поскольку часть использованных нами рукопис¬ ных материалов уже упоминалась в литературе с указанием конкретных страниц и листов, то мы сочли целесообразным, во избежание путаницы, придерживаться правил и практики соответствующей страны. Для источ¬ ников, хранящихся в российских собраниях, указывается только номер листа. В Германии не во всех собраниях приняты единообразные обозна¬ чения: в одних случаях нумеруются страницы, в других - листы. При поли¬ стной нумерации в соответствии с принятыми правилами оговариваются как лицевая (recto), так и оборотная (verso) стороны листа.’4 При публикации и цитировании неизданных материалов XV-XVI вв. на латинском и немецком языках мы следовали принятым в немецкой архео¬ графии правилам.15 Основные их требования к передаче текстов сводятся к следующему. 1. Буквы у и v используются для передачи гласных, а буквы / иг/ — для передачи согласных звуков. / как чисто гласный звук заменяется на / (/'// вместо jn)\ напротив, там, где возможно как гласное, так и согласное про¬ изношение, воспроизводится чтение оригинала (/е, ieman или /V, jeman). Сочетание ij в значении долгого /', а также буква у сохраняются гак же, как в оригинале. Буква vr дается так же, как в оригинале, если нельзя предпола¬ гать, что она означает гласный звук и (так, Clawes не заменяется на Claus, newen - на пеиеп, но, например, zw передается как г//). Сочетание ////, если оно употребляется для обозначения и\ заменяется на и- (Ьаииеп воспроиз¬ водится как baweri). 2. Используется упрощенное написание при удвоении согласных, если последнее не имеет смысла в языковом отношении, например, двойное п: inn заменяется на in. unnd передается как und и т.д. Однако двойное написание сохраняется, если оно может означать краткость гласного звука: wegk, hojf. 'л Таким образом, принятое в oioicciBcinioii практике обошачеппе шпа «Л 6 Коб» при немецкой системе ссылок вымяли i как «Ш 6 i - 8 v » Rtchr/tnten t'iir die I diiion landesgesehiclitlieher Ouellen / llisg von \V llememevei Mai- burg. Koln. 1978
петтеп. Буква А, означающая придыхание, сохраняется (например, sthen). В сочетании cz буква с, как правило, заменяется на / (nutzen вместо nuczen), а в начале слова вместо cz, tz пишется простое z (zu вместо czu или tzu). Буквы / и v, b и w передаются так, как в оригинале (vogt или fogt, albeg или alweg). Буквы s и z также передаются в соответствии с оригиналом. 3. Личные имена воспроизводятся в соответствии с оригиналом. 4. С прописной буквы пишутся только: первое слово предложения; на¬ именования народов, стран, местностей, населенных пунктов, водных объ¬ ектов; имена людей; названия месяцев и праздников; сокращенные обозначения титулов, должностей (типа Dr., Mag. и т.п.); имя Бога и отно¬ сящиеся к Нему имена нарицательные (der Herr в значении Christus). 5. Если в основу публикации положен поздний список (XVII—XVIII вв.), допускается правописание, приближенное к современным правилам. Неясные по смыслу, испорченные или искаженные места текста пере¬ даются без изменений, при необходимости отмечаются вопросительным знаком или пометой (sic). Лакуны отмечаются квадратными скобками. В испорченных и неразборчивых местах утраченные и не поддающиеся прочтению буквы заменяются приблизительно соответствующим количе¬ ством точек. Сокращения (кроме общеупотребительных) нами раскрыва¬ ются, восполненные буквы выделяются курсивом. При ссылках на отечественную литературу мы стремились придерживать¬ ся существующих библиографических правил; при ссылках же на иностран¬ ную— учитывалась специфика зарубежных изданий. Многие немецкие и польские исследования, а также тематические сборники статей выходят в свет отдельными изданиями, но в сериях монографий или ученых записок. Подобные работы и сборники цитируются как книги; в скобках указываются их номера в рамках соответствующей серии. Если такие работы имеют двой¬ ную пагинацию (отдельную внутри книги и сплошную в рамках комплекта ученых записок за определенный год), то ссылки даются на страницы книги. Зарубежные издания источников по сложившейся традиции обычно указы¬ ваются по имени автора, подготовившего их публикацию.
ГЛАВА I ЛИТЕРАТУРА И ИСТОЧНИКИ § 1. Историографический обзор Исследования о Кульмской грамоте всегда были неразрывно связаны с историографией Тевтонского ордена и Пруссии в целом. Эта историография очень обширна,1 поэтому здесь мы рассмотрим лишь специальные работы о КГ и некоторые наиболее важные труды общего характера.2 Историческое развитие литературы о КГ можно разделить на несколько этапов. Ряд положений КГ (непосредственно или в составе возникшего на ее основе Кульмского права) сохранял силу вплоть до XIX в. Поэтому ин¬ терес ученых к памятнику возник еще в то время, когда КГ была дейст¬ вующим нормативным актом. Первый этап исследований КГ приходится 1 Содержательный обзор немецком литературы об орденской Пруссии oi средневековой хронистики до работ 1970-х гг см.: Wippermann И'. Der Ordensstaat als Ideologic Das Bild des Deutschen Ordens m der deulschen Geschichtsschreibung und Publi/.islik (l.in/clver- OfTentlichungen der Historischen Kommission zu Berlin. Bd 24). Berlin (West). 1979. см также Dzieje historiografii Prus Wschodnich i Zachodmch do 1920 roku (kierunki. osrodki. najwy- bitmejsi przedstawiciele). Mat. sesji w Toruniu 15-16 IV 1988 r. / Pod. red. .1 Serc/\ka i A Tom- czaka. Torun. 1989. Dzieje historiografii Pomorza Gdanskiego i Prus Wschodnich 1920-1939 (1944). (kierunki, osrodki, najwybitniejsi przedstawiciele). Mat. sesji w lorumu 15-16 XI 1991 i / Pod red A Tomczaka. Toruh. 1992 (в последнем сборнике имеются 1акже маюриалы о поль¬ ской историографии) — О немецких н польских исследованиях более позднею периода см обзорную статью: Jdhnig В. Die landesgeschichtliche lorscluing des Preulienlandes (Ost- und WestprenBen) sell I960 im Uberblick // Jahrbuch fur die Geschichte Mittel- und Osideutschlands Bd 38. 1989. S. 81-119. см также: Ючас M .1 Немецкий орден в i рудах оафоршеров// Древнейшие государства на территории СССР 1987 М . 1989 С. 273-281 - Специально о развитии историко-правовых исследований, касающихся в основном юродскою права Пр\с- сни. рассказывается в очерке. Macie/enski Т kierunki badan nad prawem miast pomorskieh i pruskich (uuagi nad miejskim prawem sadowym)//C/asopismo Prauno-I listor\c/ne I I 1998 Zesz I S 267-277 2 В обзоре не рассматриваются но шипи iicc.ic.ioimicieii по частым вопросам, их подробный разбор (а в необходимых с 1\чаях н крншка) приводяica в носчедхloinux i швах и комментариях к текстч иамяшнка
на конец XVII и XVIII вв., т.е. на эпоху Просвещения. С одной стороны, в этот период активно развивается критический метод, предполагающий пристальное внимание к памятникам прошлого, включая исследование их подлинности. С другой стороны, в это время история еще рассматривалась не как наука, а как особый род литературы. Однако, в отличие от других литературных жанров, она повествовала о реальных событиях и представ¬ ляла собой часть риторики. При этом проблема истинности повествования выступала не как логическая или гносеологическая, а как проблема этики. История воспринималась как «учительница жизни» (magistra vitae); слуша¬ ние или чтение исторических сочинений было призвано способствовать более добродетельной жизни. Такой подход опирался на древнюю тради¬ цию, известную еще античности.3 Указанные черты нашли свое отражение и в литературе, посвященной КГ. Первые труды, затрагивающие ее историю, были созданы прусским ис¬ ториком и правоведом Кристофом Харткнохом. Речь идет о работах «Диссертация о праве пруссаков» и «Древняя и новая Пруссия».4 Особое значение имел второй труд, поскольку в нем впервые был издан латинский текст первой редакции КГ по утраченному впоследствии списку.5 Хартк- нох, далекий от идеализации порядков орденской эпохи,6 подчеркивал в то же время давнюю традицию сословных вольностей в Пруссии, стремясь доказать недопустимость наступления польских властей на право сосло¬ вий. Тем самым, вольно или невольно, его труд обретал известную анти- польскую направленность, а орден представал в довольно выгодном свете.7 Начиная с трудов Харткноха КГ непрерывно находилась в поле зрения ис¬ ториков и правоведов. В XVIII в. ученые ввели в оборот большое число источников по исто¬ рии Пруссии и ее права. В этом отношении особенно велики заслуги кё¬ нигсбергского историка, почетного члена Петербургской Академии наук Михаэля Лилиенталя, который в 1724-1744 гг. издал несколько сборников документов по прусской истории, включая грамоты о пожаловании Кульм- ского права отдельным городам. Указанные публикации стали важной Hardhng W Die Verwissentschartlichung der Geschichte iind die Astlietisiermg der Darstellung// Formen der Geschichtsschreibung / Hrsg. von R Koselleck. H Lutz und J Rusen (Beitrage zur Mistook. 4). MUnchen, 1982. S. 152. 4 Hartknoch С. I) Dissertatio de jure Prussorum Regiomonti. 1677. 2) Alt- und Neues PreuBen Frankfurt; Leipzig, 1684 ' Hartknoch C Alt- und Neues PreuBen S 665-667 6 Так, последний период орденского правления он считан тираническим, хотя и утверждал, что впасть рыцарей над бюргерством не была абсолютной (Ibid S 318. 623) 7 Подробнее см W'ippermunn W Der Ordensslaat als Ideologic S 85 22
предпосылкой для дальнейшего изучения КГ. Из авторов XVIII в. обраща¬ ет на себя внимание также Михаэль Ханов, типичный ученый-эрудит того времени (философ, математик, естествоиспытатель и историк). Его перу принадлежит построенный на обширном документальном материале труд «Краткая история Кульмского права», включенный в подготовленное им издание Кульмского права.8 Другие исследователи XVIII в. пытались про¬ следить историю кодификации Кульмского права и систематизировать его нормы по отдельным институтам,9 что сближало подобные труды с науч¬ но-практической литературой. Известный вклад в изучение КГ, прежде всего в методологическом пла¬ не, внесли труды Людвига фон Бачко. Их достоинством было стремление понять логику поведения людей в эпоху крестовых походов. Будучи като¬ ликом, Бачко считал неправомерными попытки протестантских авторов принизить значение Тевтонского ордена. Однако он не одобрял жестоко¬ стей эпохи завоевания Пруссии, которые, по его мнению, привели к беспо¬ лезным жертвам и затягиванию войны.10 11 КГ Бачко считал документом исключительного значения, который стал «основным законом» края." Позднее Бачко даже посвятил одной из статей КГ специальную работу.12 Последним заметным прусским историком эпохи Просвещения, чьи труды вышли в свет уже в начале XIX в., был известный ученый и лите¬ ратор (имя которого связано и с русской культурой) Август фон Коцебу. Он написал четырехтомный труд по истории Пруссии, в котором рас¬ сматривал и развитие Кульмского права. Как и другие авторы того вре¬ мени (например, И.Г. Гердер13), Коцебу с предубеждением относился к Тевтонскому ордену, не имея должного представления о его сущности и задачах; походы ордена в Пруссию он считал чисто захватническими. Дарование КГ колонистам он рассматривал преимущественно как выну¬ жденную меру, необходимую для покорения края. Коцебу писал: «Орден понял, что его завоевания в конце концов сделают его лишь хозяином пустыни, покрытой трупами, если ему не удастся собрать жителей, чьи * Напом- М Jus Culmense ex ultima revisione Danzig, 1745 (2. Aufl.. Danzig, 1767) 9 См., напр. LengmchG. Geschichte der PreuBischen Lande, kOniglich Polnischen Antheils Bd 1-9 Danzig, 1722-1755, Hauenstem J.H Repertorium juris Pruthenici nimirum municipalis. culmemis emendati. correcti et revisi ut et juris terrestria terrarum Prussiae singulari studio collectum. combinatum et sub completentes titulos redactuin Gedani, 1730 10 Buczko L von Geschichte PreuBens Bd I KOnigsberg. 1792 S 182 11 Ibid S. 184.283 12 Buczko L von Beitrag zur Erlauterung der Kulmischen Handfeste // Beitrage zur Kunde PreuBens Bd 5 KOnigsberg, 1828 S 271-272 '' FepOep И Г Илей к философии истории человечества / Пер с нем М. 1977 С 465 23
прилежание и собственность вне стен новопостроенных городов он мог бы защитить мечом, а внутри их — лишь законом».14 Поэтому Коцебу считал КГ основополагающим правом (Grundrecht) колонистов.15 Заслу¬ гой автора было расширение Источниковой базы исследований, посколь¬ ку его труд был в значительной мере основан на неопубликованных документах из Королевского тайного архива в Кёнигсберге, включая не¬ которые списки КГ.16 Следующий этап в изучении КГ неразрывно связан с именем «отца прусской историографии» Иоганнеса Фойгта. Этот ученый возглавлял Тайный архив в Кёнигсберге и многое сделал для исследования орденской Пруссии и издания источников. Историю ордена в Пруссии он пытался объединить, исходя из «духа того времени».17 Установки Фойгта были со¬ звучны идеям немецких романтиков, а также призывам Савиньи изучать отечественное право как порождение «народного духа». В этом смысле они противоречили концепции Коцебу. Фойгт писал о КГ: «Она была первым зовом немецкого духа, который снова можно было услышать здесь, на се¬ вере, и который благодаря Тевтонскому ордену отныне обрел в этой земле свой дом; первым растением, которое было посажено в почву, предназна¬ ченную для немецкого образования, немецкого закона, немецкой вспашки и немецкого образа мыслей. Составленная и пожалованная немцами, заду¬ манная и написанная в немецком духе, неизменно указывающая на немец¬ кий обычай и немецкий закон, данная немецким бюргерам во имя порядка и упрочения жизни, свойственной немецким горожанам, и рассчитанная на немецкий лад и обычай, она должна была ... чрезвычайно благоприятно и плодотворно повлиять на распространение и укоренение немецкого духа вообще и на развитие немецкого бюргерства и всех городских отношений на немецкий лад— в частности».18 Эта восторженная оценка долгие годы оставалась доминирующей в историографии. В первой половине XIX в. было осуществлено несколько публикаций КГ. Немецкий перевод памятника (в редакции 1251 г.), выполненный на рубеже XIII—XIV вв., издали по двум разным спискам Э. Шпангенберг19 и 14 Kotzebue A. von. PreuBens aitere Geschichte Bd I. Riga. 1808. S. 203. Ibid. Ibid S. 440. 17 Voigt J Geschichte PreuBens von den altesten Zeiten bis /uni Untergange der Herrschaft des deutschen Ordens. Bd 2. KOnigsberg. 1827 S VII lx Ibid. S 242 14 Spangenberg E Beytrage zu den leutschen Rechten des Mittelalters. vorzQglich zur Kunde und Kritik der altgermamschen Rechtsbticher. und des Sachsen- und Schwaben-Spiegels Halle. 1882 S 205-212 24
К. Леман.20 Этот текст был важен для интерпретации используемых в тек¬ сте грамоты терминов. Появились и отдельные издания КГ. Первое из них было подготовлено И.К. Креймером к 600-летию памятника и содержало обе редакции грамоты и перевод на немецкий язык с краткими примеча¬ ниями.21 22 Второе издание было задумано К.Г. Преториусом как очерк к ис¬ тории города Торна. В основе публикации лежал подлинный торнский экземпляр грамоты 1251 г.-2 Дальнейшее изучение памятника велось во второй половине XIX в. и в начале XX в. усилиями историков и юристов (часть их была учениками Фойгта). В историко-правовом и источниковедческом отношении КГ и Кульмское право изучали М. Теплен,23 Э. Штеффенхаген24 (оба эти автора многое сделали и для публикации источников прусского права) и извест¬ ный юрист О. Штоббе.25 Содержательную статью о КГ с обзором ее основ¬ ных институтов и новым переводом памятника на немецкий язык написал Э. Штрюцкий.26 Большое значение для исследования КГ имел новый мно¬ готомный сборник актов по истории Пруссии, издание которого начато в 1882 г.; в его первом томе было, в частности, осуществлено первое крити¬ ческое издание памятника по текстам обеих редакций.27 На рубеже XIX- XX вв. исследованием КГ много занимался немецкий юрист В. фон Брюн- нек. Тематика его работ была связана в основном с проблемами судоуст¬ ройства, поземельных отношений и церковного патроната, опреде¬ лявшихся нормами Кульмского права.28 Его отдельные институты изуча¬ 20 Leman С К Das alte Kulmische Recht. mit einem Worterbuche hrsg. Berlin, 1838. $. 3-12 (Nachdr: Aalen. 1969) 21 Kretzschmer IC'. Die Kulmische Handfeste. Bei sechshundertjahrigen Feier ihrer Ertheilung ilbersetzt und erlautert. Marienwerder, 1832. 22 Prcitonus K.G. Versuche dber die Culmische Handfeste. das aiteste Grundverfassungsgesetz PreuBens. unter der Regierung des teutschen Ordens / Hrsg. von W T. Lohde. Thom, 1842 23 Тбрреп M Mittheilungen zur PreuBischen Rechtsgeschichte // AM Bd. 2 186^ S 413-422 24 Stejfenhagen E Deutsche Rechtsquellen in PreuBen XIII. bis XVI Jh Leipzig. 1875 2' Stobbe О I) Das alte Kulmer Recht//Zcitschrift fUr deutsches Recht Bd. 17 1857 S. 406- 439. 2) De Jure Culmensi. Regiomontanae. 1859. 26 Striitzki E Uber den Ursprung des Weichbildes und insbesondere liner die Kulmische Handfeste// Zeitschrift des historischen Vereins ftlr den Regierungs-Bezirk Marienwerder. H 9 Marienv\erder. 1883 S 1-55 27 PUB II 1882 № 105. 252 25 Bnmneek IV von. I) Zur Geschichie des Grundeigenthums in Ost- und WestpreuBen Bd. 1-2 Berlin. 1891-1896. 2) Zur Geschichte des Kirchenpatronats in Ost- und WestpreuBen Berlin. 1902. 3) Das Burggrafenamt und SchultheiBentum in Magdeburg und Halle sowie die IJinbildung dieser Amter durch das magdeburgisch-schlesische und kulmisch-preuBische Recht Berlin. 1908. 4) Zur Geschichte des Kulmer Oberhofes//ZSSR GA Bd 34(47) 1913 S 1-48, 5) /ur Geschichte des allpreuBischen Jagd-und Fischereirechts//Ibid Bd 39 1918 S 88-144 25
лись позднее также Г. Штеффеном и А. Земрау. Первый касался вопросов об исключительных правах (регалиях) ордена и положении духовенства,29 второй писал преимущественно о городском устройстве по Кульмско- му праву.'° КГ уделялось внимание и в исследованиях более общего характера, по¬ священных истории права в Пруссии31 и процессу городской и сельской ко¬ лонизации края.’- Не могли пройти мимо этого памятника и авторы обобщающих трудов по истории орденской Пруссии. Эти труды (в отличие от работ, касающихся более конкретных вопросов истории КГ и Кульмского права) отличались сильной политизированностью. Большинство историков второй половины XIX— начала XX в. идеализировало Тевтонский орден и его политику; у ряда авторов (например, у Tpefi4KeJJ) эта идеализация дохо¬ дила до апологии грубой силы и захватнических войн. В соответствии с та¬ ким подходом исследователи рассматривали КГ преимущественно в связи с завоеванием и колонизацией края, подчеркивая вслед за Фойгтом, что КГ есть порождение немецкого духа и немецкой культуры.34 Своеобразный итог многолетним исследованиям КГ подвели работы * 2 3 4 529 Steffen Н. : 1) Das Iflndliche MUhlenwesen im Deutschordenslande// ZWG. Bd. 58. 1918. S. 71-92; 2) Die soziale Lage der Pfarrgcistlichkeit im Deutschordensstaate// Zertschrift ftlr die Geschichte und Altertumskunde Ermlands. Bd. 23. 1927. S. 1-97. J0 Semrau A.. 1) Die Markt nach kulmischem Rechte im 13. Jh. // MCV. Jg. 28. 1920. S. 72-83'; 2) Die Organe der Stadtgemeinde nach kulmischem Rechte im 13. Jh. // Ibid Jg. 29. 1921. S. 1-26; 3) Burger, Einwohner und Gaste in den Stadten des Ordensstaates// Ibid. Jg. 35. 1927 S. 70-81. 4) Zur Geschichte des MUhlenregals im Deutschordenslande// Ibid. Jg. 37. 1929. S. 1-10. 5) Thorn im 13. Jh. // Ibid. Jg. 38. 1930. S. 1-164 ^ См., иапр.: f rost В. Das Recht im Deutschordensstaat PreuBen. Em GrundriB. Inaug.-Diss Borna; Leipzig, 1906 12 См., напр.: Babmski W. Die Kolonisation des heutigen WestpreuBens unter der Herrschaft des Deutschen Ritterordens. Inaug.-Diss. MUnchen, 1910. Eschenliagen G. OstpreuBische Stadte- griindungen auf Ordensgebiet. Eine rechtsgeschichtliche Untersuchung. Inaug.-Diss. Elbing, 1912 11 «Приобщение варварского народа к цивилизации является благом. — писал он — Следует сделать выбор, или подчиниться превосходящей, господствующей нации, или быть истребленным. Так немцы поступили по отношению к пруссам: те либо были уничтожены мечом, либо всецело превратились в немцев. И как ни жесток подобный порядок, он все же остается полезным для человечества. [...J 'Это было убийство народа, лого нельзя отрицать, но после того как произошло смешение, оно стало благодатью» (Treitschke Н von. Politik Bd. 1. Leipzig. 1897 S. 126.280). "A Ranke L. von. Samtliche Werke Bd. 25-26. Leipzig. 1876 S 32. 41-42. Ewald A L Die Eroberung PreuBens durch die Deutschen Buch I. Berufung und Grundung Halle. 1876. S. 167— 173, Treitschke H von. Das deulsche Ordensland PreuBen Leipzig. 1933 S 19, Prut: H PreuBische Geschichte Bd 1. Stuttgart. 1900 S 47^49. 67-68, Lohmeyer К Geschichte von Ost- und WestpreuBcn 3 Aufl. Gotha. 1908 S 178-179. Oehler M Geschichte des Deutschen Ritter- ordens Bd 2 Elbing. 1912 S 71-72 26
либерального историка-правоведа Гвидо Киша, о которых следует сказать подробнее. К изучению КГ Киш приступал, имея за плечами обширный опыт работы над средневековыми рукописями, особенно над материалами практики городских судов Магдебурга и Лейпцига с целью их последую¬ щей публикации. В основу своих исследований Киш положил новый для юго времени принцип— изучать не разрозненные приговоры и другие материалы, а целые юридические сборники, являющиеся результатом дея¬ тельности судов и других учреждений. Г. Киш изучил сотни томов подоб¬ ных рукописей в немецких и зарубежных библиотеках и архивах. Этот опыт был им использован в трудах по истории прусского права (особенно КГ), материалы для которых Киш собирал в 1920-х гг., будучи профессо¬ ром Кёнигсбергского университета.15 Наиболее значительным итогом этих занятий стали две книги, вышедшие накануне 700-летнего юбилея памят¬ ника. Первая книга представляла собой критическое издание КГ, сопрово¬ ждающееся ее исследованием.’6 В ней Киш рассматривал, в частности, сборник кульмских привилегий, в составе которого сохранился единствен¬ ный дошедший до нас список КГ в редакции 1233 г. Автор стремился про¬ следить историю текста, а также рассмотреть основные черты КГ в контексте политических и правовых реалий XI11 в. Вторая книга, постро¬ енная на обширном историко-правовом материале, была посвящена право¬ вому регулированию рыболовства в орденской Пруссии.’7 Кишу был чужд националистический пафос, свойственный авторам мно¬ гих предшествующих работ. Вынужденная эмиграция ученого7** явилась од¬ ной из причин того, что он приостановил работу над историей Кульмского права. Позднее, в 1970-х гг., труды Киша по этой тематике (включая крити¬ ческое издание КГ) были переизданы в дополненном виде.'9 Работы Киша стали важной предпосылкой для дальнейших исследова¬ Подробнее об *том см в amoonoi рафии Киша. KischG Dor l.cbenswcg ernes Kcchtshistorikers Sigmaringen. 1975 S 63. 76-77 '6 KischG Die kulmer Handfeste. Rechtsliisiorische und textkiitixchc llntersuehungen nebst lexten (Deutschrechtliche Forschungen N I) Siutigarl. 1931 '7 KischG Das Fischereirechl mi Dcutschnrdcnsgebielc Bcilrage /u seiner (leschichie (Deutschrechtliche Forschungen FI 2) Stuttgart. 1932 'K Hj-ja своею еврейского происхождения I Киш быд дишеп нрава на нрснолава1С.н>скмо и иа>чн>ю лея гель ноет ь и в 1935 i покинул I ермаишо, ею лшхшес1во и большая чаем, архива были конфискованы напнегскнмн влааями и чаеншпо \иич1ожеиы (ki.uhG Der lebensweg S 64. 126-127) '4 KischG Forschungen und Quellcn /in Rechls- und So/ialgeschichic des Deutschoidenslandes ltd 1-3 (Schrilten des Kopemikusverems I reilniig im Urcisgau 13d К 10) Sigmanngen. 1973- 1978 — Далее ссылки па >roi ipexioMiuiK дакнея в сокращенном виде hisch I knili 2. Kim/i 3 i чканшием страницы
ний памятника. Наиболее заметные довоенные работы вышли в свет к 700- летнему юбилею КГ, в 1933 г. Так, в статье А. Метнера рассматривался вопрос о связях упоминаемых в КГ лиц с Силезией и силезском же проис¬ хождении некоторых содержащихся в КГ правовых институтов.40 Г. Клейнау посвятил обширную статью отдельным институтам КГ. Он по¬ лемизировал с Г. Кишем по некоторым вопросам, считая его работу недос¬ таточно полным исследованием памятника.41 Откликнулась на юбилей и польская историко-правовая наука. Для нее изучение КГ имело не только академический, но и политический интерес. Территория бывшей Западной Пруссии с городами Кульмом и Торном по Версальскому договору была передана Польше, и польские ученые стре¬ мились обосновать историческую справедливость такого решения. В не¬ большой статье, посвященной юбилейной дате, К. Гурский попытался продемонстрировать, что ряд норм КГ был сформулирован под влиянием институтов польского права первой половины XIII в.42 Работа К. Турского интересна как одна из первых попыток связать содержание КГ не только с развитием немецкого права, но и с польскими правовыми традициями. В дальнейшем это направление исследований получило развитие в поль¬ ской историографии.43 700-летие памятника совпало с переменой политического режима в Германии, что наложило свой отпечаток на историографию 1930-х — середины 1940-х годов. Еще А. Метнер подчеркивал «гениальность» ав¬ торов КГ,44 а Г. Клейнау утверждал, что КГ — порождение чисто немец¬ кого духа (kemdeutsches Geistesgut) и что юбилей памятника — это 700- летие «немецкой культурной работы» (deutsche Kulturarbeit) на Востоке.45 В дальнейшем подобные оценки не раз встречались в исторических и историко-правовых работах нацистского времени, обычно в связи с ис- 40 Methner Л. Die kulmische Handfeste in ihren Beziehungen zu Schlesien// Zeitschrift des Vereins fur Geschichte Schlesiens. Bd 67 Breslau. 1933 S 32-45. 41 Klemau H Untersuchungen ilber die Kulmer Handfeste. besonders lhre Stellung im Recht der deutschen Unionisation. Zugleich Bemerkungen zu Guido Kiscli. Die Kulmer Handfeste// AF Jg 10. 1933 S. 231-261. 42 Gorski K. Siedemsetlecie prawa chelmihskiego// Tydzieh о Pomorzu. Poznan, 1933 S 112- 117. 42 Здруйковски 3. К семьсотпятидесятилетию хелминскоП привила ии (1233-1983)/ Пер. с польск // SC. Т 1. S. 56-57.— Среди попыток свя*ать историю институтов Кульмскою права с правом Польши особо отметим работу Fsfretcher S. О zrodlach najdavvnieiszego prawa chelminskiego (Nieznany zwod mazowiecki b?d^c> kompilacjt) najstarsz>ch ortyli chelminskich z XIII i XIV wiekul//Ibid S. 145-156 44 Meihner F Die kulmische Handfeste S 33 4> Klemau H Untersuchungen uber die Kulmer Handfeste S 261 28
горней немецкой колонизации и распространения немецкого права в Восточной Европе.46 47 *После второй мировой войны в изучении КГ наступила длительная пау¬ за. Обстановка «холодной войны» не способствовала появлению академи- чески-беспристрастных работ по прусской истории. Для науки не могли пройти бесследно и утрата в военные годы архивных материалов,17 и поте¬ ри среди специалистов, занимавшихся историей Кульмского npaea.4s В послевоенный период немецкая историография КГ (как и орденской Пруссии в целом) была представлена почти исключительно работами ученых ФРГ (и отчасти Австрии). В ГДР углубленное изучение истории бывших германских областей не приветствовалось, так как считалось про¬ явлением реваншизма.49 КГ в литературе ГДР не было посвящено ни одной специальной работы. Отдельные упоминания о ней встречались лишь в трудах более общего характера, где подчеркивалось значение грамоты для 46 См. наир. Aubm //. • !) Die Osigren/e des alien deutsehen Reiches. Intstelnmg und staaisrechtlicher Charakter//Misiorisclie Vierleljahrsehrift Jg. 28 II 2. 1932. S 254-257; 2) Die deutsehen Stadtrechtslandschaften des Ostens// Vom deutsehen Osten Ma\ Inederichsen /um 60 Geburtstag/ Hrsg von II. Knotlie (VerOffentlichungen der Sehlesisehen Gesellschafi fur Lrdkunde e. V und des Geographischcn Instituis der IJniversiiat Breslau II 21) Breslau. 1934 S. 46-47. Markmann !•': I) Zur Gesehichie des Magdeburger Rechtes// Magdeburg in der Politik der deuischen Kaiser. Beitrage zur Geopolmk und Geschichte des ost№lischcn Raums Magdeburg 1936. S. 107; 2) Vom deuischen Sladlrechl. Magdeburg. 1940; Kdizschkc R Die An Range des deutsehen Rechtes in der Siedlungsg^schichte des Ostens (Ius teulonicum)// Berichte iiber die Verhandlungen der Sachsischen Akademic der Wissenschalten /.u Leipzig Philologisch-historisehe Klasse. Bd. 93. 1941. H. 2. S. 59-60; Weizsacker И'. 1) Das deulsche Rcchl des Ostens im Spiegel der Rechisaufzeichnungen // Deutsches Arehiv fur Landes- und Volksforschung. .Ig 3. 1939 S. 59- 60. 2) Der Stand der rechtsgeschichilichen lorschung im deutsehen Osten// Deulsche Ostforschung. Bd I 1942 S 400 47 Мы имеем в виду прежде всею шбедь бодыпииста юродских востчиопрусскич архивов, включая ooi адемишн юродской арчив Keiuncoepia (подробнее см /unhnch R Archive m OstpreuBen vor und nach dem /.weiten Weltkrieg unter LmschluB des Meinellandes und des Soldaugebietes Bonn. 1990) Oimciiim 1акже. чю в юлы «холодной войны» были недоступны плп у|рачены гакже нскоюрмс неонубдикованные района с днссергацпп. рукописи н др ). по;ио1овлснные до 1945 i немецкими ciieiuiaiiieiaviii и оказавшиеся на 1еррнторнн Полыни MoiibiiKii авюров полу чип. к ним доили, нссмофн на содействие польских коллег, оставались безрезулыашымн (см. нанр И u.^lnn.ski L Die altpreuBischen Gewichte der Ordenszeil Lin Beitrag zur Gcwichlskunde // WestpieuBen-Jahrbuch Bd. 15. Minister, 1965 S 25) 4K В i оды второй мировой войны hoi ноли, в чайное in польский нсслслона1С.н. iiciopmi Кульмского права С Эстрейчер (замучен в кошиагере Зиксснчау sen в 1939 i > и псюрик колонизации Прусснн К Казнске (ношб на Воеiочном фроте но t Лепит радом в 1941 i ) без весги пропал друтй исюрпк колонизации. О Ьарковекпн (в после ниш раз ею вн ie.ni в 1945 I среди раненых) 4'’ Ниосктапп И OstpreuBen und WesipieuBen Beilin 1992 S II 2d 24
истории Пруссии стало важной предпосылкой для более глубокого ос¬ мысления проблем, связанных с КГ.54 Таким образом, к 750-летнему юбилею КГ, отмечавшемуся в 1983 г., уче¬ ные двух стран подошли, имея положительный опыт научных контактов. Сама по себе юбилейная дата стала своеобразным стимулом для активизации исследований. На базе Историко-правового института при Торуньском уни¬ верситете был подготовлен целый ряд трудов и публикаций. Прежде всего следует отметить новые научные издания КГ. Первое из них, подготовленное К. Цесельской, содержало текст обеих редакций КГ с небольшим предисло¬ вием, переводом на польский язык и краткими примечаниями.60 Другое из¬ дание было осуществлено Л. Зелиньской-Мельковской. Ее книга включает вступительную статью, текст обеих редакций и польский перевод памятника с примечаниями.61 В переработанном виде книга Зелиньской-Мельковской была переиздана в 1986 г. в серии публикаций «Тексты памятников Кульм- ского права в польских переводах». Вступительная статья в этой книге сокра¬ щена, зато значительное внимание уделено истории текста (приведен, в част¬ ности, исчерпывающий список разночтений). Кроме того, в книге помещены фотокопии с рукописей КГ и с текста в издании Харткноха 1684 г.62 Публи¬ кация Л. Зелиньской-Мельковской — пример комплексного подхода к из¬ данию правовых памятников. К юбилею КГ была выпущена обзорная работа 3. Здруйковского о Кульмском праве.6. Тогда же состоялась большая научная конференция, посвященная памятнику. Ее материалы, касающиеся самых разных аспек¬ тов КГ и Кульмского права, были изданы в 1988-1990 гг.64 В совокупности они представляют важный вклад в изучение КГ. Позднее, в 80-е и 90-е го¬ ды, польские авторы продолжают писать об этом памятнике, преимущест¬ венно в контексте истории урбанизации Пруссии и развития сословных прав бюргерства. Внешним проявлением польско-германского сближения можно считать и тот факт, что часть этих работ была опубликована в не- * S'ч Herbig Н J. !£inc Preulkn-Renaissance''// Archiv til г kulturgeschichie Bd 62/63 1980/1981 S 431-447 m Ciemelska К Pr/ywilej Chelminski 1233 *1251 Tornri. 1983 M YjeUmka-Kielkowska К Pier\votn\ i odnowionv pr/>\vilej chelminski (1233 i 1251 r) (Bibliotec/kaTorunska №2) Toruh. 1984 Zielinska-MelkoHska К Pr/\\vile| chelminski 1233 i 1251/ Pod red Z Zdrojkowskiego (Tekstv pommkow prawa chclminskiego w przekladach polskich № I) 'lorun. 1986 /dm/koH ski / /.ar\s dziejow prawa chclminskiego (1233-1862) Studium / okazji siedemsetpn;cd/iesii;ciolecia w\dama pr/\\\ilcjn chclminskiego ora/ lokacp miasi C'helmna i lorunia (Monografie Insiitutu h\stor\c/no-prawnego UMK №1) lorun. 1983 ,'J SC Г 1-2 l orun 1990-1988(1 2 no ючническим причинам выпим в cbci раньше первою) 32
мецких научных журналах и сборниках. Выход в свет указанных публика¬ ций и научных трудов означает, что польская наука окончательно признала КГ не просто как инструмент политики Тевтонского ордена, но й как важ¬ ную страницу истории польских земель.65 Откликнулись на памятную дату и авторы из Германии. В их работах соответствующая проблематика освещалась как в связи с историей Кульма и Торна,66 так и в других аспектах— истории права и средневекового пра¬ восознания,67 вспомогательных исторических дисциплин68 и др. Среди немецких работ последнего десятилетия, затрагивающих исто¬ рию КГ, к наиболее заметным принадлежит монография М. Лёвенера.69 В связи с более общим вопросом о формировании административных структур орденской Пруссии автор предпринял попытку пересмотреть це¬ лый ряд устоявшихся в науке мнений (затрагиваются, в частности, вопросы о датировке КГ и о подлинности некоторых документов, связанных с юри¬ См., напр.: MatiekJ. Das Kulmer Recht im Ordensland PreuBen (1466-1525) und im Herzogtum PreuBen (1525-1620) // ZfO. Jg. 32. 1983. S. 321-340; Czacharowski A. Stadte und Landesherrschaft im Ordensland PreuBen wahrend der Auseinandersetzungen um das Kulmer Recht// Wissenschaftliche Zeitschrift der Emst-Moritz-Amd Universitat Greifswald. Gesellschaftswissenschaftliche Reihe. Jg. 36. 1987, H. 3-4. S. 104-107; Rozenkranz E. Uklad torunski z 1233 roku oraz jego rozszerzona wersja chelminska z 1251 roku// Rocznik Gdanski. T. 49, 1989. Zesz. I. S. 165-174; SzymanskiJ. Chelminski system metrologiczny // Zrodloznawstwo i studia historyczne / Pod red. K. Bobowskiego (Acta Universitatus Wratislaviensis. No 1112. Ser. His tori a LXXVI). Wroclaw, 1989. S. 241-255; Zielmska-Melkowska K. Przywilej chelminski jako instrument miastotworczy (Sredniowieczne lokacje w ziemiach chelmihskiej, lubawskiej i michalowskiej) // Personae — colli gat iones — facta / Pod red. J Bieniaka i inn. Torun, 1991. S. 248-278; DygoM. Studia nad poczqtkami wladztwa zakonu niemieckiego w Prusach (1226-1259). Warszawa, 1992; Jasmski I Die Rolle des Deutschen Ordens bei der StadtegrUndung in PreuBen im 13. Jahrhundert// Stadt und Orden. Das Verhaltnis des Deutschen Ordens zu den Stadten in Livland, PreuBen und im Deutschen Reich // Hrsg von U. Arnold (QSGDO. Bd. 44). Marburg, 1993. S. 94-111; Biskup M. Der Deutsche Orden und die Freiheiten der groBen Stadte in PreuBen vom 13. bis zur Mitte des 15. Jahrhunderts // Ibid. S. 112-128 66 См., налр.: MemhardtG. Das kulmische Recht// Kulm an der Weichsel. Stadte und Land im Wechsel der Geschichte. 1232-1982/ Hrsg. von G. Meinhardl, H. Henatsch. BremervOrde, 1982. S. 27-32; HempelE. Die Kulmer Handfeste// Ibid. S. 33-37; LiickerathC A Zur Gerichtsverfassung der Stadt Kulm im Mittelalter // Beitrage zur Geschichte WestpreuBens. № 8. Mllnster. 1983. S. 27-39. 67 EbelF. Kulmer Recht - Probleme und Erkenntnisse// Beitrage zur Geschichte WestpreuBens. № 8. S. 9-26; Willoweit D. Die Kulmer Handfeste und das Herrschaftsverstandnis der Stauferzeit // Ibid №9. Munster. 1985. S. 5-24 6K Wmhdft H. \ 1) Scheflfel und Last in PreuBen Zur Struktur der GetreidemaBe seit dem 13 Jahrhundert// Blatter ftlr deutsche Landesgeschichte Jg N7. 1981. S. 335-372. 2) Metrologische Uberlegungen zur Kulmer Handfeste 1233/51 // Beitrage zur Geschichte des Deutschen Ordens Bd 2 / Hrsg von U Arnold (QSGDO. Bd. 49) Marburg. 1993. S 68-86 64 Lovener M Die Einrichtung von Verwaltungsstrukluren in PreuBen durch den Deutschen Orden bis /ur Mitte des 13 Jahrhunderts (Deutsches Historisches Institut Quellen und Studien Bd 7) Wiesbaden, 1998.
дическими правами ордена на Пруссию).70 Эта книга вызвала оживленные отклики специалистов.71 В литературе отмечалось, что создание обобщающего труда о КГ, не¬ смотря на обилие работ об этом памятнике, является пока делом отда¬ ленного будущего.72 Это мнение во многом остается справедливым и сегодня. Тем не менее можно констатировать, что за последние 15 лет в изучении КГ сделан важный шаг. Необходимой предпосылкой этого ста¬ ла деполитизация исторических и историко-правовых исследований ор¬ денской Пруссии. В настоящей книге мы стремились учесть по возможности все специ¬ альные работы о КГ, включая новейшие публикации и исследования. § 2. Источники исследования Для правильной интерпретации КГ в контексте средневековья необхо¬ димо ознакомление с самыми разнообразными по характеру и содержанию источниками. Важнейшее место среди них занимают правовые памятники. Источники юридического характера можно разделить на две большие группы. Первая группа— актовые материалы XIII-XVI вв. Сюда относятся грамоты, исходившие от Тевтонского ордена (привилегии, распоряжения орденских властей), а также грамоты папы, императора и польских князей.73 Особую разновидность образуют акты прусских сословных съездов XIV- XVI вв., отражающие борьбу бюргерства и иных сословий за свои права.74 Часть использованных здесь актовых материалов не опубликована. Прежде эти материалы находились в Прусском государственном архиве (более раннее название — Королевский тайный архив). В 1944 г. наиболее ценная часть этого архива была эвакуирована из Кёнигсберга и находится ныне в Тайном государственном архиве прусского культурного наследия в Берлине. В берлинском архиве она образовывает XX отдел — «Историче- 7,1 В сжатом виде М. Лйвенер позднее изложил свои выводы в польской статье Lowener Д/. Poczqlki zakonu memieckiego w Prusach// Zapiski Historyczne T 65. 2000 /csz I S 7-24 71 IVo/tecki D. [Rec. ad op.]// ZtO. Jg. 49 2000. IMS 97-99. Mihtzer К Anmerkungen zu emem neuen Werk tlber die Anf&nge der Verwaliung in PreuBen diirch den Deutschen Orden // PreuBenland Jg. 38. 2000. № I. S 1-12 72 ll'illoueif D Die Kulmer Handfeste und das I lerrschaftsverstandms S 6 7' Основные материалы такою рода собраны в изданиях C’DP Bd 1-6 kOmgsberg. 1836- 1861. PUB Bd I-VI. kOnigsberg, Marburg, 1882-1986 (издание продолжается) WA.SI> Bd l-V Leipzig. 1874-1886 34
1’кий государственный архив в Кёнигсберге».73 Из его собраний нами ис¬ пользованы следующие фонды. 1. Орденский эпистолярный архив (Ordensbriefarchiv, ОВА). Содержит в хронологическом порядке материалы орденского периода. Вопреки назва¬ нию, этот фонд включает не только письма, но и иные документы (в том числе копии грамот), написанные на бумаге (за единичными исключения¬ ми — на пергамене) и не переплетенные при этом в копийные книги.70 2. Статс-министерство (Etats-Ministerium, ЕМ). Фонд получил название 01 государственного органа, который в XVIII в. выполнял функции прави- юльства Пруссии. Материалы фонда состоят из подборок непереплетен¬ ных документов, сформированных в соответствии с предметно- 1еографическим принципом (по алфавиту названий этих подборок). Фонд включает многочисленные копни документов XVI—XVIII вв. 3. Восточнопрусские фолианты (Ostpreuttische Folianten, Ostpr. Fol.). Фонд состоит из копийных книг, содержащих в основном материалы гю- слеорденского времени (со второй четверти XVI по XVIII в.). Вторая группа юридических источников, помимо актовых, использо¬ ванная в настоящей книге, это записи и переработки обычного права, имевшие силу на территории Пруссии: «Саксонское зерцало», записи Ма- глебургского права (включая сборники судебной практики Mai дебургского суда) и некоторые другие. Их привлечение важно для освещения генезиса Кульмского права. К этой группе относится и ряд прусских юридических * Sъ Geheimes Staalsarclnv PreuBiseber Кnliurboi.it/- llaupiableilung XX (11isionschcs Staatsarchiv kbmgsberg) Далее на пития архива и тлела приводя1ся сокращенно GSlAPk. НА XX. с >касанием фонда, елнннцм храпения и .чиста (плн С1рапппы) документ Об архиве н ею сiр>кiурс (е \apaKiepneiикон фондов п ко пекинп) подробнее ем/ h'orstreiuer К Das PreuBische Siaalsarchiv in konigsbcrg I in geschichthcher Riickblich mil emer Ubersichi uber seme Besiande (VeiOffenilichimgcn dci Niedersachsischen Arclm vervvaltung II 3) GOllmgcn. 1455 S 41-106 Koe/j/wn I/ Das Archiv des Deuischen Ordens in PreuBen. seme Besuinde und seme wisscnschaliliche Bedeulung// Jahrbueh der Stiflung PreuBiseber knllurbesit/ 1466 koln. Berlin. 1467 S 172-187. laubnch R Archive in OstpreuUen vor und naeh dem /weilen Wellkrieg unlei l.mschluB des Memellandes und des Soldaugebieles Bonn. 1440 S 47- 58. \rnigari M Die llandfeslen des preuBischen Oberlaiules bis 1410 und due Ausstellei Diplomatiscbe und prosopographische Untersuclumgen /ui kan/leigesclnchle des Deuischen Oidcns in PicuBen (VerOffentliclumgen aus den Archiven PieuBishei kulturbcsii/ Beihel'i 2) koln. Weimai. Wien. 1495 S 47-59. Jahmg В Die BesUlnde des lusioi ischen Slaaisarclm s konigsbeig als Quelle /ur BcvOlkerungs- und Siedlungsgesebiehle lies PreuBenlandes // Aus dei Arbeit des Cichcimen Staatsarchivs PreuBiseber kuliurbesii// llisg \on I kloosterbuis (VerOlleni- lichungcn aus den Arclmen PreuBiseber kulluibesii/ \rheilsbei ichle I) Beilm. 1996 S 273-297 Водимая часii> фонда peieci пропана Rill) I I 3
рукописей XVI-XVII вв., хранящихся в собраниях Санкт-Петербурга. Неюридические материалы, значимые для исследования,— это пре¬ имущественно нарративные источники. Особое место среди них занимают переведенные на русский язык «Хроника земли Прусской» Петра из Дус- бурга (ок. 1330 г.)77 и Вел и ко польская хроника (XIII в.).78 Некоторые ис¬ пользованные нами хроники не переводились на русский язык и опубликованы преимущественно в многотомном собрании прусских лето¬ писей, изданном в XIX в.79 Изучение хроникального материала необходи¬ мо не только для уточнения событий, связанных с образованием Прусского государства и политикой Тевтонского ордена. Оно представляет интерес и с точки зрения истории средневекового общественного сознания, т.е. для раскрытия того идейного и интеллектуального «фона», на котором проис¬ ходило становление и развитие Кульмского права. В том же аспекте важны и некоторые средневековые богословские сочинения, также использован¬ ные в настоящей работе. Наконец, укажем еще на одну группу неюридических материалов — переписку орденских властей по вопросам отношений с прусскими сосло¬ виями. В этих памятниках отразились, в частности, судьбы Кульмского права в Пруссии. В совокупности привлекаемые нами источники образуют Надежную базу для плодотворного исследования избранной темы. 77 Пётр тДусбурга Хроника земли Прусской / Пер с лат. М„ 1997 — Далее ссылки на зтот источник даются сокращенно ПД с указанием книги и главы либо страницы указанною издания. 7К «Великая хроника» о Польше, Руси и их соседях XI—XIII вв / Пер. с лат М . 1987 74SRP Bd 1-5. Leipzig, 1861-1874 36
ГЛАВА II ПОЛИТИЧЕСКИЕ И ПРАВОВЫЕ ПРЕДПОСЫЛКИ ИЗДАНИЯ КУЛЬМСКОЙ ГРАМОТЫ §1. Возникновение н сущность Тевтонского ордена Одна из характерных черт средневековой цивилизации заключается в том, что тогдашняя Европа, в зависимости от угла зрения, предстает перед нами то крайне раздробленной (как совокупность изолированных, замкну¬ тых на себя мирков), то поразительно универсалистской.1 2 Указанная черта в полной мере характерна и для Пруссии XIII столетия. С одной стороны, этот край, несмотря на эпизодические контакты с воинами и купцами из христианских стран, представлял собой глухой угол Европы, отделенный от северных соседей морем, а от южных— непроходимыми болотами и дремучими лесами.- С другой стороны, прусско-польское пограничье ви¬ делось тогда передним краем борьбы за распространение христианства в условиях продолжающейся миссии. Здесь к тому же сходились сферы влияния католицизма и православия. Неудивительно поэтому, что в первой половине XIII в. «прусский вопрос» занял важное место в европейской большой политике. Детищем этой политики и носителем средневекового универсализма был прежде всего сам Тевтонский орден, с которым неразрывно связано возникновение Прусского государства. Как справедливо замечает современный польский исследователь М. Бискуп, по-настоящему понять феномен Тевтонского ордена невозможно, если не рассматривать его историю как единое целое, ибо корни событий, происходивших в Пруссии, 1 Бюк М Феодальное общество // Ь'юк М Апология исюрни. или Ремесло метрика /11ер ефр 2-е тл М . 1986 С 127-128 2 Прусские земли весьма дол те время оставались слабо освоены в хозяйственном о i поте¬ нии Даже к концу XIII в леса и мустти занимали, по оценке Ф Матра, не менее 80% прусских земель (см Mager F Der Wald т Altpreulkn als WirbchalVsraum. hisiorisch- geographisch beirachlel Bd I Kdln. 1961 S 28) 37
лежат далеко за ее пределами.’ Наряду с орденами иоаннитов (госпитальеров) и храмовников (тамплиеров) Тевтонский орден относится к наиболее известным духовно-рыцарским корпорациям средневековья. Все три названных ордена были образованы в Палестине во время кресто¬ вых походов. Сил рыцарства, которое в XI—XII вв. завоевало Палестину и занялось здесь образованием собственных государств и эксплуатацией местного населения, было недостаточно для удержания покоренных территорий. Духовно-рыцарские ордены, возникшие в Палестине, стали серьезной во¬ енной и политической силой. Специфика их положения определялась тем, что они были подчинены римскому папе, а не тем государям, в чьих владе¬ ниях создавались. Для того чтобы понять особенности политики духовно-рыцарских орде¬ нов, следует вспомнить, что еще с дохристианских времен воинское ремес¬ ло считалось предосудительным, если не противным человеческой природе. Воин может быть героем, но он пятнает себя чужой смертью. Пытаясь разрешить это противоречие, древние цивилизации нашли два выхода. Первый заключался в посвящении воина богу, будь то бог войны, высший бог или единственный Бог. Сохраняя верность этому посвящению, воин пребывал в гармонии со Вселенной и чувствовал себя морально оп¬ равданным. Другой выход— покаяние бойца после войны, имеющее це¬ лью очиститься от совершенных в бою убийств и отвратить человеческий и божий гнев. Подобные покаяния были, между прочим, распространены у иудеев и римлян. Католическая церковь использовала обе эти древние тра¬ диции. Поскольку особа правителя объявлялась священной, воин служил Христу через посредство государя. Практика воинских покаяний также вошла в систему церковных обрядов.* 4 Однако с XI в. наследники римских цезарей постепенно превращались в государей, влиятельность которых зачастую была слабее, чем у крупных князей. В этих условиях авторитет императорской власти стремительно падал. Европейские государства, воз¬ никшие на месте империи Карла Великого, раздирались междоусобицами. Римская церковь оставалась единственной политической силой, объеди¬ няющей западное общество. Пытаясь (прежде всего в собственных интере¬ ' Hiskiip М Liber quellenkundliche I'ragen und eimge Forschungsaspekte der Geschichte des Deutschen Ordens. Em Beitragzu den Werkstattproblemen des heutigen Forscbers// Werkstatt des His- torikers der nntlelalterlichen Ritterorden Quellenkimdliche Probleme und Forschungsmethoden / Hrsg von ZH Nowak (OMCTH IV). Torun. 1987 S 7). 4 Werner F.. Erbstofier Л/ Klenker, MOnchc, kel/er Das religiose Leben im I loclin.illtrlallcr 2 Autl Berlin. 1992 S 126-127 38
сах) свести к минимуму войны между феодалами, прелаты заключали спе¬ циальные соглашения с князьями, объявляя справедливыми лишь те част¬ ные войны, которые велись в случае нарушения одной из сторон условий вассального договора, а также войны по защите страны от внешнего втор¬ жения. За нарушение этих предписаний грозило отлучение от церкви. Дру¬ гим средством, позволившим уменьшить применение военной силы внутри европейских государств, оказались крестовые походы. Они осмысливались как священная война, как служба единым целям христианства.5 XII век принес с собой новые идеи, которые и стали обоснованием для создания духовно-рыцарских орденов. Во-первых, правоведами- канонистами была предпринята попытка юридически обосновать право¬ мерность непосредственного участия в военных действиях для лиц духов¬ ного звания. Грациан в своем Декрете отрицал за клириками такое право и отказывал им даже в праве носить оружие для самообороны, но уже Руфин и некоторые другие декретисты конца XII — начала XIII в. полагали, что клирики могут участвовать в войне против язычников. Логическим про¬ должением этой идеи стала точка зрения Иоанна Тевтоника (автор глосс к Декрету Грациана, написанных в начале XIII в.), согласно которой князья церкви вправе объявлять войну.6 Во-вторых, богословы писали о тех организационных формах, в кото¬ рых может протекать участие лиц духовного звания в военных действиях. Наиболее развернуто эти идеи были изложены известным писателем, рели¬ гиозным и политическим деятелем Бернардом Клервоским в трактате «Похвала новому воинству» (De laude novae militiae), написанном, вероят¬ но, в первой трети XII в.7 Автор высказал мысль о том, что рыцарь может быть одновременно и монахом, который сражается с двумя врагами: Сата¬ ной внутри себя (неправедные помыслы и устремления) и внешним Сата¬ ной (в лице мусульман). Первый подавляется обетами целомудрия, бедности и послушания вышестоящему лицу, второй — силой оружия.8 * *Christiansen Е. The Northern Crusades The Baltic and the Catholic Frontier MOO-1525 London: Basingstoke. 1980 P 70-72 h Подробнее см. Brundage J.F. Holy War and the Medieval Lawyers// The Hol> War / Ed b\ TP Murphy Columbus, 1976 P 104-112. 7 Подробный анализ этого важнейшего сочинения см Fleckenstein J Die Rechtfertigung der geistliclien Ritterorden nach der Schrift «De laude novae militiae» Bernhards von Clairvaux // Die geistlichen Ritterorden Europas/ Hrsg von J Fleckenstein und M. Hellmann (Vortrage und Forschungen Bd XXVI) Sigmaringen. 1980 S. 9-22, Kahl H -D Die Spirilualitat der Ritterorden ills Problem Ein methodologischer Essay// Die Spiritualitat der Ritterorden im Mittelalter/ Hrsg von/. H Nowak (OMCTH VII) Torun. 1993 S 271-295. * PL Г 182 1854 Col 928 39
При этом никакая война, ведущаяся с подобными благими намерениями, не может иметь дурного исхода.9 По мысли Бернарда, «в смерти язычника христианин торжествует, ибо Христос прославляется».10 Тем самым как бы снимается вопрос о противной человеку и Богу природе войны и о средст¬ вах ее ведения. Рыцари нового типа должны объединяться в особые корпо¬ рации, строящиеся не только на добровольном подчинении, но и на принципе братской любви (fraterna dilectio).11 Идеи Бернарда легли в осно¬ ву устава первого рыцарского ордена Святой Земли — ордена тамплиеров (1128), который стал образцом для других подобных уставов. Возникшие в Палестине духовно-рыцарские ордены, объявленные угод¬ ными Богу учреждениями, получили первоначально широкую поддержку со стороны европейского духовенства— епископов, аббатов, монахов (особенно цистерцианцев). Как церковные организации ордены получали в дар от государей земли и деньги, за которые они ни перед кем, кроме папы, не отчитывались. Значительная часть доходов вкладывалась рыцарями в строительство замков, что упрочивало их военное положение. Наконец, самый характер орденов как жестко централизованных и сплоченных орга¬ низаций, закрепленный уставами, придавал им дополнительное могущест¬ во и боеспособность.* 12 Все это необходимо иметь в виду, рассматривая историю Тевтонского ордена. В 1118 г. неизвестный немец— «муж честный и набожный» (vir honestus et religiosus), как пишет о нем хронист Иаков из Витриака, — ос¬ новал в Иерусалиме вместе со своей женой госпиталь с часовней св. Ма¬ рии.13 Госпиталь предназначался для ухода за ранеными и больными немцами-крестоносцами. Этому событию орден и обязан своим полным названием, известным в разных вариантах: «Орден немецкого госпиталя святой Марии» (Ordo hospitalis sanctae Mariae Theutonicorum), «Орден свя¬ той Марии и дома немцев в Иерусалиме» (Ordo sanctae Mariae domusque Theutonicorum Hierosolimitani) и др. Особенность средневековых госпита¬ лей заключалась в том, что они, во-первых, соединяли в себе функции больницы и странноприимного дома и, во-вторых, считались богоугодны¬ 4 Ibid. Col. 922. Ibid. Col. 924 " Ibid Col. 922. 12 В дальнейшем привилегии и владения духовно-рыцарских орденов неуклонно росли, а автономия новых корпораций упрочивалась. Этот процесс вызвал недовольство и сопротивление части католического епископата, что нашло отражение в 9-м каноне III Лагеранского собора 1179 I (см Сочаhorum Oecumenicorum Decreta / Асснг G Aiberigo et al Bologna. 1991. P 215-217) ь Цнт по .Чависе О Очерки по истории Пруссии / Пер с фр. 2-е изд М . 1915 С' 67 40
ми введениями, чьи статус и внутреннее управление регулировались пре¬ жде всего нормами канонического права.14 Папа Целестин 11 препоручил I ос питал ь попечению ордена иоаннитов (1143), что было, однако, проиг¬ норировано немцами и вызвало позднее необходимость подтверждения кипой Адрианом IV. В период своего правления иерусалимские короли Лмальрих I (1161-1173) и Гвидо Лузиньян (1186-1194) пожаловали госпи- 1нлк) ряд земель и разнообразные источники доходов. В XII в. вокруг гос¬ питаля сложилось своеобразное немецкое братство. Превращение ордена в военное по преимуществу учреждение связано с событиями конца XIJ в. Иерусалим в 1187 г. был взят войсками Саладина. I оспитапь, возможно, продолжал функционировать, но большая часть чле¬ нов братства погибла. Во время третьего крестового похода орден был во- юбновлен бременскими и любекскими купцами в ходе осады Аккона (N90), а основанный ими госпиталь стал преемником иерусалимского.15 Преобразование ордена в военную организацию произошло немного позд¬ нее, в 1198 г. По мнению современного исследователя У. Арнольда, это преобразование объяснялось стремлением императора упрочить свое влияние в Палестине, поскольку акконский госпиталь был единственной постоянно функционирующей немецкой организацией. Одновременно им¬ ператор и крупнейшие князья рейха противодействовали госпитальной монополии ордена иоаннитов. Кроме того, учреждение военного ордена способствовало консолидации социальных слоев, являющихся носителями крестоносной идеи, — мелкого рыцарства, министериалов и горожан.16 После преобразования госпиталя в военно-рыцарский орден (в марте 1198 г.) этот акт был утвержден папой Иннокентием III (19 февраля I 199 г.), и немцы избавились от опеки иоаннитов. К этому времени отно¬ сится и первый орденский устав, во многом сходный с уставами иоаннитов и тамплиеров. Но, в отличие от этих двух орденов, интернациональных по составу, в новый орден вступали преимущественно немцы (хотя нацио¬ м Подробнее см: Reicke S. Das deutsche Spital und sein Recht im Mittelalter Bd 1-2 (kirchenrechtliche Abhandlungen. H. 111/l 12. 113/114). Stuttgart. 1932: ProbstC. Der Deutsche Orden und sein Medizinalwesen in Preulien. Hospital, Firmane und Arzl bis 1525 (QSGDO. Bd 29) Bad Godesberg. 1969 S 11-14 '' Подробнее см. ProbstC. Der Deutsche Orden und sein Medizinalwesen S 29-30, Favrean V/-L. Studien zur FrUhgeschichte des Deutschen Ordens (Kieler Historische Studien Bd 21). Stuttgart [1974] S 32-35 K’ Arnold U Vom Feldspital zum Ritterorden Militarisierung und lerritonalisierung des Deutschen Ordens (1190— ca 1240)// Balticum Studia 7 dziejow polity ki. gospodarki i kultury XII—XVII wieku, ofiarowanc Marianov\i Biskupowi w siedemdziesial^ roczmc? urodzm / Pod red / H Nowaka Iorun. 1992 S 30 41
нальный принцип членства никогда не провозглашался открыто).17 Первый устав (конец XII в.) объявлял целью Тевтонского ордена борьбу «против врагов креста и веры».18 Его полноправными членами (братьями) могли быть свободные и законнорожденные лица рыцарского происхож¬ дения,* 14 которые передали ордену свое имущество и поклялись соблюдать условия членства: бедность, безбрачие и беспрекословное подчинение гла¬ ве ордена. Число братьев даже в период расцвета ордена не превышало 400 человек. Кроме полноправных членов, в орден входили священники, ре¬ месленники (оружейники, кузнецы и т.д.), врачи и различные чиновники. Существовали также «полубратья»— добровольцы-феодалы, не входив¬ шие в состав ордена, но оказывавшие ему материальную и военную под¬ держку, а также участвующие в его хозяйственной жизни. Братья ордена образовывали конвент, ежегодно собиравшийся в форме так называемого великого капитула (consilium generale). В его компетен¬ цию входило избрание из своей среды всех руководителей, право законо¬ дательства, назначение и смещение чиновников, прием и исключение членов ордена, а также утверждение сделок по приобретению и отчужде¬ нию орденом вещных прав. Главой ордена был верховный (великий) магистр, или гохмейстер (magister magnus, Hochmeister), должность которого являлась пожизненной. Он избирался коллегией из восьми рыцарей, одного брата-священника и четырех «полубратьев». Гохмейстер возглавлял орденскую администрацию и осуществлял внешнеполитическое представительство ордена. По согла¬ сованию с великим капитулом он определял основы политики ордена и отчитывался перед капитулом в своей деятельности. При великом магистре состоял совещательный орган из пяти первых членов ордена— так называемый малый капитул (minoris consilium). Ад¬ министративно-хозяйственными делами главной квартиры ордена ведал великий комтур20 (magnus praeceptor, GroBkomtur). Он замещал магистра в 17 Maschke Е. Der Ordensstaat PreuBen in seinen deutschen und curopaischen Beziehungen// Maschke E. Dornus Hospitalis Theutonicorum Europaische Verbindungslinien der Deutschordens- geschichte. Gesammelte Aufsatze aus den Jahren 1931 — 1963 (QSGDO Bd. 10) Bonn: Godesherg, 1970. S. I^k ,x Die Statuten des Deutschen Ordens nach den altestcn Handschnrten / Hrsg von M. Perlbach Halle a S„ 1890. S. 46 14 Принятие в полноправные члены лиц нерыцарского происхождения доп>скалось лишь с сомасия главы ордена В XIII—XIV вв происходит допуск в число братьев представителей городской верхушки Термин «комтур» происходит от латинского слова commendator (букв «поручигель») Вариант шло термина, распространившийся в романоязычных с гранах. — «командор» 42
сю отсутствие и в случае смерти гохмейстера возглавлял орден до новых выборов. Великий комтур осуществлял также верховный надзор за всеми орденскими замками и принимал участие в посольствах ордена. Верхов¬ ный маршал (marschalcus, Obermarschall) возглавлял от имени гохмейстера военные силы ордена, а в его отсутствие руководил армией в походах. Верховный госпитальер (summus hospitalarius, Oberspittler) ведал уходом за ранеными и больными рыцарями. Верховный интендант (traperarius, Trap¬ pier) осуществлял снабжение войска обмундированием и амуницией, а так¬ же продовольствием. Наконец, главный казначей (thesaurarius, Treliler) вел счета и охранял вместе с великим комтуром орденскую кассу. Он был од¬ ной из ключевых фигур в хозяйственной жизни ордена. Первое время малый капитул в известной мере ограничивал власть гох¬ мейстера, поскольку для законности принимаемых гохмейстером решений было необходимо согласие пяти первых братьев. Срок полномочий пяти первых братьев составлял один год, после чего происходили перевыборы. Орденские владения были разделены на провинции — бальи, каждая из которых возглавлялась наместником — ландмейстером. Бальи, в свою оче¬ редь, делились на комтурства, управляемые комтурами. Центром комтур- ства был замок, где помещалась резиденция комтура. Низшими административными и хозяйственными единицами были фогтства, вхо¬ дившие в состав комтурств. Лишь в мелких по размерам владениях указан¬ ное деление не производилось, а вместо названных административных единиц образовывались орденские попечительства и комменды.21 Строгая дисциплина и централизация превращали управленческий аппарат ордена в эффективно действующую машину.22 Четкая иерархическая структура, изложенная в уставе, не только объяс¬ няется соображениями целесообразности (военная дисциплина и т.п.), но и несет на себе печать тогдашних представлений о «порядке» (ordo), зани¬ мавших важное место в средневековом сознании. Эти представления на¬ шли свое отражение и в языке: не случайно в средневековой латыни слово ordo означало не только порядок, но также духовную корпорацию и сосло¬ вие. Идея порядка, восходившая еще к Августину, была впоследствии _| В прусских гемляч подобное админпстрагивно-1еррптриа.,1Ы1ое деление upeiepucjio ряд тменений (об лом см в i л IV-V нас тятей кит и) :: Подробнее см Mi/thaler f- Die GroBgebicligei des Dculschen Ritlerordens bis 1440 Hire Stellung und Befugnibsc (Schritten der Albciuis-Umvcrsiiai (Jcisicsuissenschaltliche Rcihc Bd 26) komgsberg. Berlin. 1940 S 2-44. Iluelen P (i Die Vervvalmng des Ordensslaates PreuBen vornelimlich ini 15 Jahrlumderl (Oslmitteleuropa m Veigangenheil und Gegenwail Bd 11) kOln. Gra/. 1965 S 2^ 43
сформулирована Фомой Аквинским как «единство в упорядоченном мно¬ гообразии». Это единство понималось как манифестация единства и всемо¬ гущества Творца, явленная в бесчисленном множестве степеней и знаков (отсюда — символизм мировосприятия). Ordo носит универсальный харак¬ тер. В натурфилософском смысле ordo означает гармонию мироздания. Применительно к обществу ordo понимается двояко. Во-первых, он знаме¬ нует собой господство мира и права; во-вторых, отражает иерархическое понимание общества. Хотя в средние века и наблюдалась пестрота соци¬ альных групп и юридических категорий населения, но уже к началу XII в. б общественном сознании выработалось представление о трех основных ро¬ дах людей: молящихся (oratores), сражающихся (bellatores) и трудящихся (laboratores). Все они одинаково необходимы обществу. Несмотря на фак¬ тическое неравенство людей, объясняемое первородным грехом, все люди остаются равными перед Всевышним. Существование же различных по статусу сословий имеет свой прообраз в мире небесных духов, иерархия земная есть лишь отражение иерархии небесной.21 * 23 Духовно-рыцарским орденам, в том числе и Тевтонскому, было сужде¬ но соединить в себе черты oratores и bellatores. В связи с идеей ordo впол¬ не логичным выглядит высказывание орденского хрониста Петра из Дусбурга в «Хронике земли Прусской» (1.1): «Кажется, что это рыцарство, по образу неба и земли созданное (выделено нами.— А.Р.), является единственным и главнейшим, которое вместо Христа будет страдать при поругании креста Его и посвятит себя делу отвоевания Святой земли обе¬ тованной от гнета языческого».24 В какой степени деятельность орденской братии определялась теми за¬ дачами, которые были зафиксированы в уставе и отмечены Петром из Дус¬ бурга, а в какой— сиюминутными конъюнктурными соображениями? Где заканчивался искренний религиозный порыв и начинался холодный, под¬ час неизбежно циничный политический расчет? Однозначного ответа на эти вопросы нет и не может быть, ибо это — извечные вопросы о соотно- 21 Хёйзинга Й Осень Средневековья / Пер. с нидерл М., 1988 С. 62-63: Bos/ К Europa im Aufbruch. Herrschafl - Gesellschat't - Kullur vom 10 bis zum 14 Jahrhundert Mlinchen. 1980 S 314-315, Флори Ж Идеоло! ия меча: 11редыстория рыцарства / Пер с фр СПб.. 1999. С. 260—280; Люби Ж Трехчастая модель, или Представления средневекового общества о себе самом / Пер с фр М . 2000 С 262-280: Ле Гофф Ж Другое Средневековье Время, гр\д и культура Запада / Пер с фр Екатеринбург. 2000 С 58-62 24 Г1Д С 13 — Как нредсгавляася. процитированный фра1менг хроники является пара¬ фразой сг 3 пролога к уаав> квтнского ордена (см Die Smiuien dcs Deutsche» Ordens S 46) 44
пи пип целей и средств, желаемого и действительного. Стоит лишь отме¬ ни I.. то соотношение религиозных и мирских мотивов в деятельности "|Hiuin никогда не было постоянным. Мироотрицание монашества и миро- \ шерждение основателя государства были полюсами напряжения в хри- | Iпинской вере братьев и политической структуре ордена.25 И XII XIII вв. религиозные мотивы в политике ордена были, несомненно, . mii.iice, чем впоследствии. Идеи крестового похода и рыцарского подвига ■ и июль не являлись простым «прикрытием грабежа», как подчас объявлялось и нишей литературе.26 Как уже отмечалось, в религиозном сознании той эпо- 41 I осподствовало представление о том, что обращение язычников или ино- игрцс» (в том числе и силой оружия) является богоугодным делом.27 Более юн), сама по себе идея вооруженной борьбы за распространение христиан- * пт сыграла, по мнению некоторых медиевистов, решающую роль в станов- нгнни рыцарского этоса и самого рыцарства как сословия.28 Кроме того, онюевывая у неверных ту или иную территорию, рыцари включали ее в зону христианского мира и способствовали упрочению того самого порядка (ordo), который установлен Всевышним. При этом монашеская заповедь тру- пи ься находила свое воплощение в очень активной организаторской и хо- шйственной деятельности орденской братии.29 Первый опыт подобного «государственного строительства» был осуще- стлен еще в Палестине. В первой трети XIII в. ордену принадлежали зем- пи вокруг Аккона и в районе его главного палестинского замка Монфор (Штаркенберг), ряд владений внутри и около городов Иерусалим, Яффа, Дскалон, Рама, Кесария, Тир, Сидон, Бейрут, Триполи и Тивериада, а так¬ же некоторые крепости и земли на Кипре и в Киликии. Хозяйство ордена было аграрным, основу поступлений составляли десятина натурой и дохо¬ ды от торговли овощами, фруктами и вином.’0 Как и другие крестоносцы, * S’'См Kmize О CJIaubc und Poliiik beim Deulschen Ruieiorden Inaug-Diss Jena. 1437 S 85-86 2t> Хвостов В M Германская жспаисня на Восюк, ее нсюрня и ндео.101 нчеекие корни// 11овая п новейшая история 1961 №3 С 46 21 Подробнее см kahili-D /иг Problemauk tier milielallcrlichcn Vorslellung von «Christianisierung»// Die Rolle der Riticrorden m der Cliiisiianisierung und Kolonisiemng dcs Oslscegebietes / Hrsg von/H Nowak (OMC’111 I) lorun 19X3 S 125 128 :k AlthoffCl Nunc fiant Christi inline^, qui dudum cMileruni laploies /ui 1 ntsiehung von RiiierUim und Ritierethos // Xaeculum Bd 32 1981 S 32 3J Schumacher В Die Idee der gemlichen Ritieroulen im Miuelalier // A1 Jg 1 II 2 1924 S 16 Hubatsch It' Monlfoil und die Biklung des Deutschordenssiaats im lleiligen I unde, Nachnchten der Akademie der Wisseiisclial'len in Ciolimgen I Philologisch-hisiorisehe klasse Jg 1966 5 X 185 1X6 198 45
тевтонцы насаждали в своих владениях многие правовые формы, заимст¬ вованные из Европы; основными очагами западной правовой традиции здесь становились города.31 В 1210 г. гохмейстером ордена был избран Герман фон Зальца, который сразу стал налаживать связи с германским императором и одновременно предпринял шаги к приобретению новых владений. При нем орден сделал¬ ся активным участником европейской политики. Его экономическую осно¬ ву в Европе составили-разрозненные земельные пожалования на Сицилии, в Греции. Италии, Испании, Германии, Богемии, Моравии, Силезии, Польше и на Дунае (сицилийские, греческие и испанские владения были вскоре утрачены). Единственным сеньором ордена считался папа, поэтому орденские земли, независимо от места их расположения, были изъяты из системы ленных (феодальных) связей. Это упрочивало политическую неза¬ висимость тевтонцев.32 В 1211 г. венгерский король Андрей II пригласил тевтонских рыцарей в Трансильванию, принадлежавшую Венгрии с XI в. Этот шаг следует рас¬ сматривать в общем контексте политики королей, направленной на закреп¬ ление трансильванских земель за венгерской короной. Одной из мер была систематическая городская и сельская колонизация, осуществляемая с се¬ редины XII в. главным образом переселенцами (так называемыми госпи- тами) из Фландрии и немецких земель.33 Рыцари были приглашены для охраны границ от куманов (осевших в этих краях половцев). Орден полу¬ чил земли в Семиградье (в долине р. Борзы) и большие привилегии хозяй¬ ственного характера, а также право на заселение территории колонистами. Вопреки каноническим предписаниям, Андрей II рассматривал орден как вассала венгерской короны.34 Уже позднее, в 1222 г., орден добился коро¬ левской привилегии на завоевание закарпатских земель вдоль Дуная, наде- '' Близнюк С В. Город и горожане в государствах крестоносцев на Востоке// Город в средневековой цивилизации Западной Европы / Отв. ред. А А. Сванидзе Т. 4 Extra niuros город, общество, государство. М.. 2000. С 195-201,204-206. 12 История европейских владений ордена подробно рассмотрена в работах. I 'oigf J Geschichte des Deutschen Ritter-Ordens in semen zwOlf Balleien in Deutschland Bd. I Berlin. 1857 S. 2-108; Ten Haaf R. Deutschordensstaat und Deutschordensballeien (GOttinger Bau- steine zur Geschichtswissenschaft. Bd. 5). 2. Aufl. Gottingen. 1954. S 15-20; Khhtzer K. Die Entstehung der Deutschordensballeien im Deutschen Reich (QSGDO Bd 16). 2 Aufl. Mar¬ burg. 1981 S.54-107 Breve histoire de la Transylvame / Sous la red de C Diacoviciu el du M Constantmescii Bucarest. 1965 P 87-88. Чизиабиа 4 Ковач К ЛсталошЛ. История венгерскою государства и права / Пер с венг М, 1986 С 22-23 ц G/alssI И Der Deutsche Orden im Burzenland und im Kumamen // Ungam-Jahrbuch Bd 3 Mamz. 1971 S 37-42 46
iii i., как полагают некоторые историки, достигнуть Черного моря и соеди¬ ни! ьсн с Латинской империей, основанной крестоносцами на территории шчначенной ими в 1204 г. Византии.35 Дальнейшее развитие событий показало, что орден стремился ко все нош.шей автономии. Используя силы колонистов, рыцари возвели в Семи- ||>адье ряд мощных замков, основали 13 немецких деревень и г. Крон¬ штадт. Свои трансильванские владения орден передал под непосредствен¬ ное покровительство папы, не считаясь с местными церковными властями (семиградским епископом и архиепископом Гранским). Венгерский король усмотрел в политике тевтонцев угрозу своему суверенитету и в 1225 г. си¬ ний оружия изгнал орден из своих владений. Протесты папы не имели успеха.36 После изгнания из Венгрии в истории ордена начинается новый этап, снизанный с завоеванием Пруссии. Этой экспедиции было суждено завер¬ шиться возникновением особого духовного государства в Прибалтике. § 2. Военная экспедиция Тевтонского ордена в Пруссию и ее политико-правовой контекст В 1226 г., вскоре после изгнания ордена из Венгрии, к Герману фон 'Зальца обратился один из польских удельных князей — герцог Конрад 1 Мазовецкий. Конрад просил орденских братьев защитить его владения от набегов пруссов. За помощь он обещал ордену Кульмскую землю, распо¬ ложенную на правом берегу Вислы, в ее излучине. Заручившись поддерж¬ кой папы и императора, орден начал военную экспедицию в прусские земли. Боевые действия на прусско-польском пограничье и в Кульмской земле постепенно переросли в завоевание всей Пруссии, которому суждено было затянуться более чем на полвека (1230-1283). К походам ордена бы¬ ли привлечены феодалы со всей Европы, а также немецкие и фламандские бюргеры и крестьяне. Рассмотрение всех перипетий завоевания Пруссии выходит за рамки нашего исследования. Необходимо, однако, сказать о политическом и пра- * S" Ливмяньский Г Роль рыцарских орденов в Прибалтике (XIII—XIV ев.) // Польша и Русь Черты общности и своеобразия в историческом развитии Руси и Польши XII—XIV вв / Под ред акад Б А Рыбакова М, 1974. С 70 >6 Подробнее см Cohn W. Hermann von Salza Nachdr. Aalen, 1978 S 55, 81-82: Adnanyj G 7mx Geschichie des Deutschen Ritterordens in Siebenbtlrgen // Ungarn-Jahrbuch Bd 3 1971 S 18-21. Glassl H Der Deuische Orden im Burzenland //Ibid S 44-47 47
вовом контексте указанных событий, без чего невозможно правильное по¬ нимание КГ. Политический контекст выявляется при анализе причин, ко¬ торые первоначально свели вместе основных участников прусской эпопеи как с одной, так и с другой стороны — самих пруссов, Конрада Мазовец- кого, Тевтонский орден, папу и императора. Указанные причины опреде¬ лялись положением и политическими целями действующих лиц этой исторической драмы, а также общей расстановкой сил на международной арене. Правовой же контекст образовывали те акты (привилегии, догово¬ ры), которые определяли отношения участников указанных событий между собой. Важно подчеркнуть, что сюда относятся и некоторые акты, издан¬ ные после 1233 г., поскольку они, во-первых, зачастую закрепляли более ранние договоренности, а во-вторых, эти акты принимались во внимание при возобновлении КГ в 1251 г. К началу XIII в. Пруссия представляла собой конфедерацию одиннадца¬ ти земель, населенных языческими прусскими племенами, родственными по языку литовцам. Земли делились на волости, а те — на сельские общи¬ ны, состоявшие из индивидуальных и патриархальных семей. На рубеже X1I-X111 вв. пруссы переживали переход от родовой общины к территори¬ альной. Ведущую роль в прусском обществе играли жрецы, осуществляв¬ шие отправления языческих культов, а также племенная знать (в латиноязычных письменных источниках ее представители называются но¬ билями), выросшая из среды землевладельцев. Несмотря на общность эт¬ нического происхождения и религиозное единство пруссов, их племенной союз так и не сложился в цельное государство к моменту немецкого вторжения.37 Часть пруссов к XIII в. была вовлечена в систему трансконтинентальной торговли янтарем, который высоко ценился в Европе. Но все же экономи¬ ческую основу края составляла не торговля, а подсечное земледелие и от¬ части скотоводство. Сельское хозяйство носило экстенсивный характер, урожаи были низкими и составляли в среднем сам-друг (т.е. на каждое по¬ сеянное зерно приходилось всего по два зерна урожая).’8 Выход искали в '7 Подробнее о пруссах см.: Перцев В.И Внутренний сзрой Пруссии перед }авоеванием ее немцами//Учен зап Белорусского юс. у н-га Вып 23 Сер. историческая Минск, 1955 С 90-123: Кулаков В.И. Пруссы в эпоху раннею средневековья Автореф док1 дне М. 1994. С 26-28; Восточная Пруссия. С древнейших времен до конца второй мировой войны Калининград. 1996 С 54-59. Okuhcz-Kozaryn L. Dziejc Prusow Wroclaw. 1997 S.267-288 Gorski К Zakon KrzyZacki a powstanie panslwa pruskiego Wroclaw. Warszawa. Krakow. Gdansk. 1977 S. 16 48
освоении новых угодий, но расширение хозяйственного ареала пруссов не всегда происходило мирным путем. Дружины пруссов, населявших окра¬ инные земли— Помезанию, Сассовию, Галиндию, Судовию (Ятвягию) — периодически устраивали набеги на сопредельные славянские княжества. Польские правители не оставались в долгу и снаряжали военные походы в Пруссию, с середины XII в. проходившие под лозунгом защиты христиан¬ ской веры. Подчас эти экспедиции завершались неудачно, о чем свиде¬ тельствует, например, Вел и ко польская хроника (гл. ЗЗ).39 Особенно частыми прусско-польские столкновения на рубеже XII—XIII вв. были в пограничной Кульмской земле. Она была густо заселена благодаря плодо¬ родию местных почв. Вопрос о ее коренном населении до сих пор остается дискуссионным.40 Несомненно лишь то, что в интересующий нас период (т.е. в первой трети XIII в.) Кульмская земля представляла собой этноконтактную зону со смешанным прусско-польским населением. Она имела выгодное гео¬ графическое положение, так как ставила под контроль судоходство и торгов¬ лю вниз и вверх по Висле. Неудивительно, что эта территория издавна была объектом притязаний как пруссов, так и польских (мазовецких и померан¬ ских) князей.41 Одним из них был и Конрад Мазовецкий. Правление герцога пришлось на драматическое для Польши и всей Вос¬ точной Европы время, отмеченное усугубляющейся феодальной раздроб¬ ленностью обширной некогда державы Пястов42 * и монгольским вторжением. Подчеркивая роль этого князя в привлечении ордена в Прус¬ сию, Петр из Дусбурга называет его «славным христианнейшим правите¬ лем» (11.1) и «человеком вполне благочестивым и ревнителем веры» (11.10).4j Однако другие источники, прежде всего польские, рисуют его как правителя властолюбивого и жестокого, в ходе борьбы за гегемонию в ,ч «Великая хроника» о Польше. Руси и их соседях XI—XIII вв. / Пер. с лат М., 1987 С I13-114 40 Обюр основных точек зрения на этот счет см. в комментарии к «Хронике земли Прусской» (ПД. С. 271). 41 Вопрос о государственной принадлежности Кульмской земли в начале XIII в. также не решен окончательно. «Хроника земли Прусской» (111.3) включает ее в состав Пруссии (ПД. С 49) В польской историографии эта территория рассматривается как край, уже в раннефеодальную эпоху принадлежавший династии Пясгов и в XI—XII вв входивший в состав польского Мазовецко-Куявскою княжества (Slqski К. Przyczyny polityezne zaboru ziemi Chelmmskiej przez Prusow w XIII wieku // Acta Baltico-Slavica T 7 Bialystok. 1970 S 24) 42 В рассматриваемую эпоху проиюшло. в частности, обособление самой Мазовии. коюрая с 1207 г рассматривалась как княжество с особым статусом, хотя и соединенное с I (ольским королевством тесной ленной связью Окончательное присоединение Мазовии к коронным землям (гак называемая инкорпорация) относится лишь к 1526 г 4Ч1Д С 31 49
Польше не стеснявшегося разорять даже церковные владения (Великопольская хроника, гл. 74).44 В отношении пруссов Конрад продол¬ жал политику своих предшественников, направленную на расширение польских владений за счет прусских земель. Совместно с другими поль¬ скими князьями он предпринял в 1222 и 1223 гг. два вооруженных похода в Пруссию, не увенчавшихся сколько-нибудь прочными успехами. Набеги на подвластные Конраду земли продолжались, опустошая край.45 Как сообщает Великопольская хроника (гл. 66), мысль призвать тевтон¬ ских рыцарей для борьбы с пруссами была подана Конраду Мазовецкому его племянником, силезским герцогом Генрихом Бородатым46, который, возможно, и сам был участником походов в Пруссию. Этот герцог, один из наиболее могущественных князей династии Пястов, являлся союзником и покровителем Тевтонского ордена, которому он жаловал некоторые владе¬ ния в Силезии.47 Документально зафиксирована его роль и в урегулирова¬ нии вопросов, связанных с покорением Пруссии.48 Поддержка Генриха Бородатого, вероятно, проявлялась и в привлечении силезских колонистов. Как будет показано далее (см. комментарий к ст. 11 КГ), орден использо¬ вал, в частности, горняков из Силезии. По мнению Т. Ясиньского, орден¬ ские власти, скорее всего, учитывали не только профессиональные навыки и предприимчивость силезских рудокопов, но и их качества как потенци¬ альных воинов. Не случайно в битве с татаро-монголами под Лигницем (1241) горняки из силезского Гольдберга составляли единый с крестонос¬ цами отряд.49 Призывая тевтонцев помочь в борьбе с пруссами и обещая крестонос¬ цам за помощь Кульмскую землю, Конрад Мазовецкий не только руковод¬ ствовался естественным стремлением защитить свои владения от набегов, но и преследовал далеко идущие политические цели. Обеспечив безопас¬ ность границ Мазовии, князь намеревался затем сосредоточить свои уси- 44 «Вепикая хроника» ..С. 156 4;' Подробнее см.: Wtodarski В. Polit>czne plan> konrada 1 ksiecia mazowieckiego (Roczmki TNT. Roczn. 76. Zesz. 1). Torun. 1971 S. 22-24 46 иВе.чикая хроника». С. 151-152 47 Methner A. Die kulmische Handfeste in ihren Beziehungen zu Schlesien// Zeitschrift des Vereins Шг Geschichte Schlesiens. Bd. 67 Breslau. 1933 S 42—43 4X Ibid S. 41—42: Zientara В Spraw> pruskie \\ polit\ce Henr\ka Brodatego// Zapiski Historyczne, 1 41. 1976. S 646-647 49 Jasttiski /' Die Rolle dcs Deutschen Ordens bei der Stadtgulndung in PreuBen im 13 Jahrhundert// Stadt und Orden. Das Verhallms des Deutschen Ordens zu den Stadten in l.ivland. PreuBen und im Deutschen Reich / Hrsg \on U Arnold (QSGDO Bd 44) Marburg. 1993 S 102-103 50
him на овладении Краковом и таким образом стать правителем большей чнпи польских земель. После смерти князя Генриха Благочестивого в упомянутом Лигницком сражении Конраду на короткий срок действитель¬ но удалось занять Краков. Однако удержать за собой краковский удел он нг смог, так как малопольские вельможи не поддержали Конрада, зная его ид иотические методы правления. Борьба за власть в Кракове не повлекла ы собой объединения государства и вызвала только смуты и разорение Краковской земли.50 При рассмотрении политики Конрада Мазовецкого следует иметь в ви¬ ну, что Тевтонский орден был не единственной духовной корпорацией, на которую герцог пытался опираться при реализации прусской программы. I те в начале XIII в. он поощрял миссионерскую деятельность цистерци¬ анцев из Великой Польши, а позднее и духовно-рыцарских орденов — шмплиеров, иоаннитов, рыцарей ордена Калатрава. Наконец, в 1228 г. Конрад основал на своей земле в Добжини орден добжиньских братьев, состоявший из немцев. Этот орден должен был не только охранять мазо- нсцкие границы, но и делиться в будущем с князем завоеванными землями. Однако все перечисленные ордены имели в Мазовии лишь незначительные контингенты и не были готовы к военному противостоянию с пруссами. Орден же добжиньских братьев был позднее инкорпорирован Тевтонским орденом, последние упоминания о нем относятся к 1237 г.'* 1 Юридическим основанием для вторжения Тевтонского ордена в Прус¬ сию должна была стать грамота Конрада Мазовецкого от 28 апреля 1228 г., в которой признавались права ордена на Кульмскую землю.52 Однако эта грамота, подлинность которой не оспаривается исследователями, имела две важные оговорки. Во-первых, для того, чтобы дарение имело законную силу, требовалось согласие наследников Конрада. Во-вторых, к грамоте надлежало привесить печати других польских князей, поскольку тогдашняя Wlodarski В Polityczne plany S 54-61 4 \owakZH Der Anted der Ritterorden an der Preubischcn Mission (mil Ausnahme des Deutsche» Ordens)// Die Rolle der Ritterorden in der Chiisliamsierung und Kolonisierung des Ostseegebictes / Hrsg von 7 H Nowak (ОМСГН I) lorun. 1483 S 82-41 - Осинкам ордена добжиньских братьев, не пожелавшим объединигься е ienтоннами. Конрад предоставил г Дрогпчнн с окрестностями, коюрые ранее принадлежали I алиико- Волынскому княжеечву Hi Дрогпчнпа немцы были выбинл войском кпжя Даниила I алицкого. освободившею таким обраюм «ооппну» Романовичей oi иноземною владычес!ва (см Щаве ieea II И Прусский вопрос в подшике Даниила 1алникшо// Древнейшие юсударста Восточной I вроиы Maicpna.iM и псс 1сдовапия 1441 i М 1444 С 252-254) '-’PUBII №64
Польша рассматривалась как вотчина (patrimonium) всей пястовской дина¬ стии, и столь крупное пожалование требовало согласия не только прямых, но и потенциальных преемников герцога.53 В 1229 г. эти требования были частично выполнены— получено согласие ближайших родственников князя.54 Что же касается согласия других польских князей, то оно так нико¬ гда и не было дано. Как полагает польский историк Г. Лябуда, Конрад, ве¬ роятно, надеялся получить его позднее— после того, как пожалование будет одобрено римским' папой.55 Тридцатым июня 1230 г. помечена еше одна грамота, с которой Тевтон¬ ский орден традиционно связывал свои права на Кульмскую землю и Пруссию, — так называемый Крушвицкий договор ордена с Конрадом Ма- зовецким.56 Однако подлинность этого документа в литературе не раз под¬ вергалась сомнению. Уже М. Перльбах считал, что это фальсификат, изго¬ товленный Тевтонским орденом около 1234 г.57 Оценивая значение этого документа, следует иметь в виду два обстоятельства. Во-первых, как пока¬ зал Г. Лябуда, Крушвицкий договор, будь то подлинный или фальшивый, не играл большой роли в судьбе Кульмской земли, так как его содержание в значительной мере дублируется теми актами, подлинность которых не вызывает сомнений, — грамотой 1228 г. и папскими буллами 1234 и 1235 гг.58 Во-вторых, согласно тогдашним представлениям о праве, пись¬ менные документы не имели большей юридической силы по сравнению с устными соглашениями сторон. Эта ситуация связана с тем, что в XIII в. еше продолжало господствовать не писаное, а обычное право.59 В целом имеющиеся актовые и нарративные источники с достаточной достоверностью вскрывают намерения Конрада Мазовецкого осуществить w Подробнее см.: Biskup М. LabudaG Dzieje Zakonu krzyZackiego w Prusach. Gospodarka — spoieczehstwo — panstwo — ideologia. Gdansk, 1986. S. 120-121 S4 PUB l.l. №75, 76 " LabudaG. Die Urkunden liber die Anftlnge des Deutschen Ordens im Kulmerland und in PreuBen in den Jahren 1226-1243 // Die geistlichen Ritterorden Europas / Hrsg von J. Fleckenstem und M. Hellmann (Vortrage und Forschungen. Bd. XXVI) Sigmarmgen. 1980. S. 305 v’ PUB 1.1. №78 '7 Perlbach M Die altesten preuBischen Urkunden//AM Bd. 10 1875 S 636-644 ,x LabudaG. Die Urkunden liber die Aniange... S. 300-304, 315 — Некоторые новые аргу¬ менты в пользу подлинности Крушвицкою доювора (на основе анализа двух папских булл 1230 г.) были недавно высказаны М. Лёвенером (см Lowener \4. 1) Die Einrichtung von Verwaltungsstrukturen in PreuBen durch den Deuischen Orden bis zur Mittc des 13 Jalirhunderts (Deutsches Historisches Institut Quellen und Studien Bd 7) Wiesbaden, 1998 S 7 45, 2) Pccz^tki zakonu niemieckiego v\ Prusach//Zapiski Historyczne T 65 2000 Zesz 1 S 13-14) Neumann К Die Staatsvertrage des Deutschen Ordens in PreuBen 1230-1449 (Neue Forschungen zur Brandenburg-PreuBischen Geschichic Bd 6) koln. 1986 S 603 52
шпоевания в прусских землях силами Тевтонского ордена, что не исклю¬ чило, разумеется, и возможности последнего привлекать колонистов для шкрепления покоренных территорий.60 Каковы были в указанный период (1226-1230 гг.) планы самого Тевтон¬ ского ордена? Обращает на себя внимание то обстоятельство, что орден далеко не сразу снарядил экспедицию в Пруссию. Тому были две основные причины. Во-первых, руководство ордена сперва не предпринимало в Пруссии решающих шагов, опасаясь повторить горький опыт венгерской катастрофы. Во-вторых, как свидетельствуют недавние исследования I . Клюгера, орден в большей степени, чем считалось в науке ранее, стре¬ мился укрепить свои позиции в Палестине и в Средиземномррье в целом. Поэтому поход в Пруссию был организован лишь несколько лет. спустя.61 Выжидательная позиция тевтонцев объясняется тем, что р то время пред¬ полагалось сделать основной базой рыцарей остров Кипр, который благо¬ даря династическим комбинациям на короткий срок стал.леном рейха. 11лан вторжения в Пруссию рисовался тогда орденской верхушке в качест¬ ве не основной, а альтернативной политической программы. Однако в дальнейшем ситуация на Кипре осложнилась. В 1229 г. разразился полити¬ ческий кризис, имевший следствием войну за обладание островом между имперскими войсками и бейрутским сеньором Филиппам Ибелином. В ходе этой борьбы Ибелин стал брать верх, а владения тевтонских рыца¬ рей на острове сделались предметом притязаний иоаннитов. В этих усло¬ виях прусский вариант восточной политики ордена стал казаться более реальным, чем прежде.62 1230 г. отмечен стремительным развитием собы¬ тий. В марте орден заключил договор с епископом Плоцким о приобрете¬ нии местности Нессау на границе с Пруссией, после чего, как повествует «Хроника земли Прусской» (II. II), рыцари соорудили замок Нессау.6' В июле-сентябре издаются одна за другой три папские буллы, берущие под охрану все грядущие завоевания ордена в Пруссии.61 Наконец, 13 сентября Следуei шмоппь. чт в 1343 i мирный договор между королем Кашмиром и орденом нод1всрдил орденские права на «ульмскую <емлю (подробнее ем \eiinutnn К Die Staatsvertrtige des Deutschen Ordens S 611-612) (>l Kluge г 11 Hochmeister Hermann \on Sal/a und kaiser Inedneh II I in lieiliag /hi I ruhgesehichte des Deulschen Ordens (QSCiDO lid. 37) Marbuig, 1487 S 141 -142 h~ Подробнее о кипрских планах op юна п борьбе ia осi ров см lluhaisch И Dei Deutsche Orden und die Reichslehnschalt ubei Cxpern// Nachnchien dei Akademie del Wissenschaften ir Ciotlmgen I Philologisch-historische Masse Jg 1455 № К S 261 275 h' ПД C 31-32 ” ы Potthast -I Regesia poniM'icum Romanorum mde ah a post t hrisium iiauim MC XCVIII ad a MCCCIV Vo I I Hcrolim. 1X74 № X^XX X543 X602
папа призывает население Магдебурга, Бремена, Померании, Моравии, Сорбии, Голштинии и Готланда содействовать крестовому походу в Прус¬ сию.65 В начале 1231 г. орденское войско переправилось через Вислу. Выше уже говорилось о том, что прусская экспедиция была подготов¬ лена по согласованию с папой и императором. При этом оба они преследо¬ вали собственные цели, оба издали важные акты, касающиеся прусской кампании. Учитывая же вражду между духовным и светским владыками Западной Европы, следует отдать должное дипломатическим талантам Германа фон Зальца, которому удавалось искусно лавировать между обеи¬ ми сторонами, извлекая из этого выгоды для своего ордена. Планы папы следует рассматривать прежде всего в контексте политики римской курии, направленной на христианизацию народов Прибалтики. Проповедь христианства в Пруссии католическое духовенство вело еще с конца X в., но упорядоченный характер миссионерская деятельность при¬ нимает лишь в конце XII — первой половине XIII в., в период понтификата Иннокентия III (1198-1216), Гонория 111 (1216-1227) и Григория IX (1227- 1241). Важнейшим шагом в этом направлении следует считать назначение около 1215 г. цистерцианского монаха Христиана первым епископом Пруссии. По его просьбе в 1219 г. был официально провозглашен кресто¬ вый поход в Пруссию; этот призыв был торжественно подтвержден 16 ав¬ густа 1220 г. при освящении собора в Гальберштадте.66 Как отмечает К. Зелиньска-Мельковска, миссия в прусских землях пользовалась под¬ держкой не только Рима, но также и польского епископата и польских кня¬ зей.67 В 1222 г. по договору с Конрадом Мазовецким новому епископству были пожалованы владения в Кульмской земле.68 В дальнейшем проникно¬ вение Тевтонского ордена в Пруссию подготавливалось при деятельном участии Христиана. Уже в 1228 г. он пожаловал тевтонцам право на деся¬ тину в Кульмской земле,69 а в 1230 г. и отказался в их пользу от всех своих владений на этой территории.70 Наконец, в марте 1231 г. по договору с ор¬ деном епископ передал последнему права на треть прусских земель.71 Большинство исследователей полагает, что в документе речь шла не о тре- * **Ibid. № 8603. ** WoetkyC.P. Der '.atalog der BischOfe von Culm// Zeitschnft fur die Geschichte und Altertumskunde Ermland: Bd. 6. 1877 S. 389. bl Ziehnska-MelkoM'sk i K. Stosunki polsko-pruskie w X-Xlll wieku// buropa Srodkoua i Wschodma w polityce Pias ow/ Pod red К Zielinskiej-Melkowskiej Torun. 1997. S 190. PUB I I № 41 (,,J PUB 1 1 № 65. 70 PUB N № 73 71 PUB II №82 54
I и земель, принадлежавших Христиану, а о трети всех земель, которые ордену предстояло завоевать в Пруссии.72 В 1233-1238 гг. Христиан нахо- чился в плену у пруссов, что, несомненно, послужило дополнительным обоснованием для военных действий ордена в Пруссии. Следует напомнить также, что миссионерская деятельность курии и Пруссии и орденские походы в этот край совпали по времени с хри¬ стианизацией других народов Восточной Прибалтики, которая сопрово¬ ждалась захватом их земель. Так, датчане в конце XII — начале XIII в. снаряжали походы в Финляндию, Эстонию, на о. Эзель, а также в Прус¬ сию (неудачный поход 1210 г.). Шведские крестоносцы с 1240 г. осуще¬ ствляли покорение Финляндии. Особого внимания заслуживают те походы, которые организовывались немцами в земли эстов, ливов, кур- шей, земгалов. С 1202 г. их покорение осуществлял специально учреж¬ денный орден Братьев воинства Христова (Fratres militiae Christi), называемый также орденом меченосцев. Благословленный папами, этот орден в 1220-1230-х гг. завоевал земли современных Латвии и Эстонии, но ослабел под ударами русских и литовских войск, а также в результате сопротивления местного населения. Сразу после вторжения Тевтонского ордена в Пруссию или даже еще до начала прусской кампании7’ магистр меченосцев Волквин II обратился к Герману фон Зальца с просьбой о слиянии орденов, рассчитывая на поддержку тевтонцев. Тот долго не соглашался, считая положение меченосцев безнадежным. Только после известия о гибели магистра меченосцев и многих рыцарей в битве с ли¬ товцами при Шяуляе (1236) и под давлением папы Тевтонский орден в мае 1237 г. присоединил к себе остатки ордена меченосцев. Уцелевшие рыцари приняли устав Тевтонского ордена, а завоеванные ими земли п Labuda G Uber die Urkimden des Deutschen Ordens im Kulmcrlande und in PreuBen in den Jahren 1226-1234 // Die Ritterorden zwischen der geistlichen und weltlichen Macht im Mittelalter / Hrsg von Z.H Nowak (OMCTH. V). Toruh, 1980. S. 35.— В связи с планами курии в прусских землях следует упомянуть, что в первой половине XIII в. папы пытались привлекать для ос>шествления миссии не только тевтонцев, но также и монашеские ордена (например, доминиканцев), которым были адресованы соответствующие буллы (Jasinski Т : I) Trzy me /папе oryginalne bulle Grzegorza IX dotyczqce misji pruskiej z lat 1232-1234// Zapiski Historyczne. T 53. 1988. Zesz. 3-4. S. 57-67, 2) Dwie nie znane bulle Grzegorza IX i lnnocentego IV z lat 1232-1252 dotycz^ce misji pruskiej z zaginionego archiwum dominikanow wroclawskich // Zapiski Historyczne. T. 54. 1989 Zesz 2-3. S 79-82). Однако вскоре планы христианизации Пруссии стали связываться преимущественно с Тевтонским орденом, что породило конфликт последнего с епископом Христианом (об этом см. ниже, в комментарии к ст 7 КГ). 7' «Хроника земли Прусской» (111 28) сообщает, что к моменту битвы при Шяуляе в 1236 г матстр меченосцев «уже шесть ле! через официальных послов» уюваривал Германа фон Зальца coi ласнться на объединение орденов (ПД С 61) 55
стали частью владений тевтонцев в Прибалтике.74 Попытки рыцарей объ¬ единенными силами вторгаться в русские земли неизменно терпели по¬ ражения. Помимо упоминавшихся папских булл, изданных в 1230 г., особое зна¬ чение имела булла Pietati proximum, изданная папой Григорием IX в Риети 3 августа 1234 г.75 В этом акте речь шла о двух объектах: уже покоренной Кульмской земле и об остальной Пруссии. Первую папа утвердил за орде¬ ном (на основании дарения, произведенного Конрадом Мазовецким), а вторую провозгласил собственностью св. Петра и передал ордену в лен, угрожая всякому, кто посягнет на права тевтонцев, «гневом Всемогущего и Его апостолов Петра и Павла». Наконец, в 1245 г. папа Иннокентий IV издал буллу «De negocio Pruscie», которая предоставляла лицам, направляющимся в Пруссию для поддержки Тевтонского ордена, те же права, что и крестоносцам, отбы¬ вающим в Святую землю— даже если они отправлялись туда беэ публич¬ ной проповеди крестового похода. Таким образом, провозглашался «постоянный» крестовый поход в Пруссию, не требовавший дополнитель¬ ных призывов со стороны Святого Престола к снаряжению военных экспедиций.76 Как уже отмечалось, при подготовке и осуществлении прусской кампа¬ нии Тевтонский орден заручился также поддержкой императора Фридриха II. Чем руководствовался последний, оказывая тевтонцам такую услугу? Во всяком случае, не соображениями благочестия. Как известно, этот правитель (один из образованнейших государей тогдашней Европы), выросший в космополитической атмосфере Сицилийского королевства, где скрещивались итальянская, византийская, арабская и еврейская культуры, не отличался большим религиозным рвением. Это, впрочем, не мешало 74 Объединение орденов дало повод к ошибочном) представлению о гом, что из остатков ордена меченосцев будто бы образовался Ливонский орден. Это представление, к сожалению, весьма распространено в отечественной исторической литературе. Оно настолько укоренилось, что некоторые исследователи подчас используют название ('Ливонский орден», даже сознавая его неправильность (см. напр: Каткова Н.А Русско-ливонские и русско-ганзейские отношения. Конец XIV— начало XVI в Л. 1975 С 26). Отмеченное заблуждение было использовано рядом зарубежных авюров. которые на лом строили утверждения, будто набеги на русские земли были исключительно делом рук ливонцев, никак не зависящих or тевтонского гохмейстера (подробнее см.- Бадяшн В Н. Россия и Тевтонский орден // Вопросы истории 1963 №6. С. 65). В действительности же после 1237 i существовал единый Тевтонский орден, хотя оторванность владений бывшего ордена меченосцев or Пруссии накладывала на деятельность рыцарей в этих землях свой отпечаток 7" PIJB 1 1 № 108 7Ч’1)Р1 №64 56
i’му по политическим соображениям издавать указы о преследовании ере- I и ков и возглавить удачный VI крестовый поход (1228-1229). По всей ви¬ димости, именно политические мотивы побудили его поддержать и планы жспедиции в Пруссию. И здесь следует иметь в виду два обстоятельства. Первое— это своеобразное соотношение внутренней (имперской) и ннсшней политики Фридриха И. Отказавшись от попыток установить ре¬ альную власть над всей территорией рейха, этот император сосредоточил основное внимание на крупном компактном домене, который создавал бы противовес наиболее значительным немецким княжествам и в то же время обрывал бы путь к господству над всей Италией, включая политический и духовный центр империи — Рим. Таким доменом для Фридриха стало Си¬ цилийское королевство, унаследованное им от отца. Германия же пред- аавляла для императора куда меньший интерес (достаточно сказать, что за К) лет правления он лишь трижды побывал там). В Германии у него были юлько номинальная верховная власть и весьма ограниченные поступления от собственных разрозненных владений в немецких землях.77 Покрови¬ тельство, оказываемое Тевтонскому ордену (чьи владения, напомним, бы¬ ли разбросаны по всей Германии), следует рассматривать именно в связи с политикой императора, проводимой по отношению к князьям империи, которых Фридрих II стремился привлечь на свою сторону во имя господ¬ ства над Италией. Крупнейшими актами императора, служившими этой цели, явились, как известно, две имперские конституции — «Привилегия на благо церковным князьям» 1220 г. и Вормсская конституция (известная также как «Статут в пользу князей») 1231-1232 гг. Ий руку княжеской вла¬ сти оказался и императорский «Эдикт против городских коммун» (1231- 1232), направленный против автономии городов, которые объективно были заинтересованы в складывании единого централизованного государства в Германии.78 В совокупности эти акты стали правовой предпосылкой для возникновения в немецких землях системы территориальных княжеств в ущерб власти императора над Германией. Как пишет Н.Ф. Колесницкий, «наследственное Сицилийское королевство создало для Штауфенов закол¬ дованный круг, из которого они так и не смогли вырваться».70 Тем не ме- * 777 Подробнее см. Копесшщкий Н Ф «Священная Римская империя» притязания и действительность М. 1977 С 147. 163-164. Аорамсон МЛ Сицилийское королевство как особый вариант юс> дарственной структуры в Западной Европе// Средние века Вып 57 М . 1994 С 3-16 7* Подробнее см Егорова ГЕ. Епископские города н iос>лареiвенная влаеп> в Германии первой половины XIII века//Средневековый город Вып 12 Сарате, 1998 С 35—47 Ко leannfKuu Н Ф «Священная Римская империя» С 164 57
нее во внешнеполитической области Фридрих II не упускал случая заявить о притязаниях на верховенство своей империи над всей католической Ев¬ ропой. Это касалось и христианизируемой Прибалтики. Второе обстоятельство, обусловившее императорскую поддержку, за¬ ключается в том, что Фридрих нуждался в помощи гохмейстера Германа фон Зальца, который оказывал ему очень важные услуги. Это обстоятель¬ ство нельзя сбрасывать со счетов, поскольку в средние века личность пра¬ вителя играла значительную роль. При дворе Фридриха гохмейстер появился, вероятно, еще в 1216 г. в Нюрнберге. С 1220 г. он стал выпол¬ нять ответственные поручения императора. Это, в частности, подготовка коронации Фридриха в Риме (1220), неоднократное посредничество в пе¬ реговорах с римским папой, участие в VI крестовом походе (1228-1229), подготовка мирного договора между императором и папой в Сан-Джермано-Чепрано (1230), поддержка Фридриха во время восстаний населения в Сицилийском королевстве (1233), поездка по поручению им¬ ператора в Палестину (1232-1234), наконец, посредничество между Фрид¬ рихом II и его мятежным сыном, германским королем Генрихом VII, который согласился сложить оружие и предать себя в руки отца (1235). Вплоть до своей смерти в 1239 г. Герман фон Зальца входил в круг наибо¬ лее близких к Фридриху лиц (familia). Безусловное доверие императора, которым пользовался гохмейстер, проявлялось и в том, что Фридрих И неоднократно выдавал ордену привилегии на земельные владения и раз¬ личные выгоды на территории самого Сицилийского королевства. Первые пожалования тевтонцам здесь были сделаны еще отцом Фридриха, импера¬ тором Генрихом VI, вскоре после образования ордена. В 1197 г. он пре¬ доставил рыцарям монастырь св. Троицы в Палермо.80 При Фридрихе II привилегии тевтонцев в Сицилийском королевстве существенно увеличи¬ лись. Часть орденских владений располагалась в стратегически важных населенных пунктах, таких как Палермо и Бриндизи.81 Таким образом, Герман фон Зальца был одной из ключевых фигур в окружении Фридриха. Даже если считать преувеличением мнение Бенуа- Мешена, который считал, что гохмейстер был alter ego императора,82 то все равно нельзя отрицать, что Фридрих нашел в его лице верного и осве- Hetienegg Е G. Graf van. Die Urkunden des Deiitsch-Ordens-Centralarchives zn Wien Bd 1 (1170-1809) Prag, Leipzig. 1887 S 2 Nl Hut! lard-lire hoiks J -L -. ( Historia diplomatica I riderici secundi Parisns T 1 Pars II 1852 P 428-430. 488—490. 917-920. T II Pars I 1852 P 163-165. Г III 1852 P 302-304 x: Hcnoist-Meclwi J I'redcrie de I lohenstanfen. on lx reve e\comnumie (1194-1250) Paris. 1980 P 441 58
помненного советника, умудренного жизненным опытом (гохмейстер был на 25 лет старше императора). По мнению Э. Хорста, его роль при дворе можно сравнить лишь с ролью другого приближенного к Фридриху II дея- юля того времени — архиепископа Берарда Палермитянского.84 В советской литературе в свое время была высказана точка зрения, со¬ гласно которой через Германа фон Зальца император оказывал давление на папу в ходе борьбы за Италию. Значительная военная сила ордена могла быть использована против папы, и тому приходилось с нею считаться. Ут¬ верждалось, что Герман фон Зальца связал руки папе Григорию IX и тем обеспечил победы Фридриха II в Италии.84 Однако такая точка зрения представляется нам неверной. Едва ли можно себе представить, чтобы ор¬ ден поднял оружие против папского престола, которому он был стольким обязан. Да и вообще подобные шаги не укладываются в рамки дипломатии Г ермана фон Зальца, который избегал открыто конфликтовать с сильными мира сего, предпочитая осторожную, но эффективную тактику уступок и компромиссов. Современный исследователь истории Тевтонского ордена К. Милитцер обращает внимание на то обстоятельство, что в первой поло¬ вине XIII в. в ордене (вопреки уставу) не было единства: среди тевтонцев существовали как пропапская, так и проимператорская фракции. Указан¬ ное положение усугублялось тем, что в различных частях орденских вла¬ дений (в Палестине, Западной Европе, Прибалтике) у членов ордена были во многом различные интересы. Неудивительно, что в этих условиях гох¬ мейстер был вынужден проводить крайне осмотрительную политику.85 Многообразные выгоды из этой политики извлекал прежде всего сам Тев¬ тонский орден. Некоторые шаги, благоприятные для прибалтийской кампании, были сделаны Фридрихом II еще до того, как оформились прусские планы орде¬ на. В 1224 г. император издал особый манифест, адресованный местным жителям Ливонии, Эстонии, Самбии, Пруссии, Земгалии и соседних зе¬ мель, не решающимся принять христианство из-за страха попасть в крепо¬ стную зависимость к немцам. Император брал их под свою защиту, гарантируя новообращенным неприкосновенность их имущества, сохране¬ ние прежних иммунитетов, освобождение от юрисдикции местных кия гей х' Horst L Г nedrich dcr Suuilci Kmc Miogiaphie Dusieldoil 1477 S N5 XJ Поршнев В Ф Деловое побоище и всемирная пстрмя// Док ia ii.i и сообщения историческою факчлыет Ml У нм МИ Ломоносова Ими 5 М. 14-17 ( ТО Па ючка «рения в дальнейшем не нашла иодтержки в о1счес1веинон imepaivpc ^ \hhtzer К Anmerkimgen /и emem пеней Work ubei die \nl<mgc dcr Vciualumg in PicnlWm diirch den Deiibchen Olden Piculknlaiul lg OX 2000 Nl* 1 X II 12
(племенной знати) и уравнивание со свободными жителями рейха.86 Два года спустя, в мае 1226 г., он утвердил за орденом меченосцев все его за¬ воевания в Ливонии и пожаловал ему обширные хозяйственные права; среди свидетелей в этой грамоте был упомянут и Герман фон Зальца.87 Экспедицию в прусские земли первоначально предполагалось поручить не тевтонцам, а тюрингскому ландграфу Людвигу, который с апреля 1226 г. находился при императорском дворе для решения вопросов, связанных с управлением подвластных ему земель. Дело в том, что во время своей коро¬ нации Фридрих II обязался организовать крестовый поход в Святую Землю, но реально ему не удавалось склонить к этому ни одного из князей империи, несмотря на давление со стороны папы. Поэтому император предполагал предоставить Людвигу право на Пруссию как награду за участие в планиро¬ вавшемся крестовом походе. В этих переговорах участвовал и близкий ланд¬ графу Герман фон Зальца, который был министериалом Людвига.88 Впрочем, формальный акт о предоставлении Людвигу Пруссии издан не был. Скорее всего, в 1226 г. императором было принято лишь принципиальное решение, а издание соответствующей грамоты было отложено до того времени, когда Людвиг выполнит свое обещание по участию в крестовом походе. Однако этим планам не суждено было сбыться. В сентябре 1227 г., когда Людвиг вместе с императором в порту Бриндизи ожидали отправки в Палестину, в войске крестоносцев началась эпидемия. Ландграф скончался, а Фридрих II хотя и выжил, но из-за болезни не сумел выступить в поход в запланирован¬ ные сроки. Внезапная болезнь императора, по всей видимости, заставила Германа фон Зальца полагать, что в случае срыва крестового похода Фрид¬ рих будет подвергнут анафеме, сам поход закончится катастрофой, а планы ордена укрепиться на Ближнем Востоке потерпят фиаско. Эти соображения, вероятно, и побудили гохмейстера принять прусскую миссию на себя.89 * **Bh PUB 1.1 №52 1,7 Huillard-Breholles J.-L.-A Historia diplomatica T II Pars I. Parisns, 1852 P 583-585 ** Внимание гевтонцев к прусским делам объяснялось, вероятно, и сохранением некоторых политических святей ордена, приобретенных им в период пребывания в Ветрии. Гак. дочь короля Андрея И, Елизавета, была женой Людвша Тюрингского О роли пой правительницы в орденских делах юворнт го обстоятельство, что после ее кончины (1231) и канонизации папой (1235) ес останки были перенесены в спсциатьно посвященную ей церковь Тевтонского ордена в Марбурге Культ св Елизаветы был позднее широко распространен в орденских владениях хч Jasinski /lota Bulla Fryderyka II dla /akonu krzyZackiego z roku rzekomo 1226 // Roc/mki llistoryczne. К I.X Poznan. 1994 S 150-151. Louener .V/ Poczqfki /akonu niemieckiego \\ Prusach S 8-9. — Описанные собышя не оборвали связей ордена с тюрнжским домом Врат покойною ландграфа Людвша. Конрад, в 1234 i вступил в орден и в 1240 г стал его пятым юхменстером Достойно внимания и ю. чю воспитателем Конрада был крестный отец уже упоминавшейся ланд|рафнпи Елизавет Порти скоп (см НДС 192 193.259) 60
Важнейшим императорским актом, который обеспечил формальную поддержку орденской экспедиции в Пруссию, стала так называемая Золо¬ тя булла, изданная в Римини.90 Согласно этой привилегии, Фридрих II одобрял прусскую кампанию, признавал права ордена на прусские земли и даровал в них тевтонцам целый ряд важнейших хозяйственных и полити¬ ческих прав (регалий). Указанная грамота датирована мартом 1226 г. Од¬ нако, как показали новейшие исследования Т. Ясиньского. в действительности привилегия была издана весной или летом 1235 г. и рас¬ пространяла покровительство императора на прусскую кампанию «шдним числом» (частая практика в средние века).91 Выбор номинальной даты, ве¬ роятно, объяснялся тем. что «прусский вопрос» действительно обсуждался мри дворе весной 1226 г. Золотая булла, составленная, по мнению Т. Ясиньского, знаменитым императорским секретарем Петром Винейским.92 отражала также притяза¬ ния Фридриха II на всемирный характер его империи. Одновременно в ней обосновывалась идея о необходимости не только обратить пруссов в хри¬ стианство, но и покорить их, что, как полагал Э. Каспар, противоречила установкам папы о задачах миссии в Прибалтику.9' Кроме того, булла Фридриха II должна была, по замыслу Германа фон Зальца, повысить шан¬ сы ордена в конфликте с Конрадом Мазовецким. Дело в том, что как раз в 1235 г. (очевидно, предвидя поглощение ордена добжиньских братьев Тев¬ тонским орденом) герцог пытался вернуть себе Добжиньскую землю, на которую стали претендовать тевтонцы (Конраду удалось это сделать с большим трудом).9-1 Выявленная Т. Ясиньским хронологическая близость Золотой буллы к ч" PUB I I №56 — Рхсскнп перевод мот важною док>мета почешем в Приложении I нас гоя шей кнш и 1,1 Jasinski Г Zlota Bulla S 105-154 Мнение Г Ясншлжою ео1лае\е1Ся и е iем факюч. чю по своим naieoipacJ)ii4ecKiiM особа и юс 1 ям оба сохранившихся жчемнляра буллы (еч Приложение I) 01личаюгся oi грамо! 1220-х и., taio блткн к ipavioiaM. выхолившим in cien императорской канцелярии в 1230-е н начале 1240-х и (ср фопарафин Золоти бхдлы и обрашов друтх имиераюрекпх ipaxioi ia 1212-1242 и Die /еп dei Siaulei Oeschichle kunsl— Kiiltur katalog der Ausstellung/ llrsg von R llausshcrr Bd I SiiiUgarl. I°77 S 7 l eclento II e lltalia Pereorsi. I.uoghi. Segm e Stiumenti Roma. Pala//o Venc/ia. 22 dieembre 1005 — 30 aprile 19% C'alalogo / hd~ C l) lonsccaelal Roma. 1995 P 295 -305) Jasinski 7 Zlota Bulla S 127-129 148 Caspar L Nermann von Sal/a und die Cirtindtmg dex Deimehoidcnxxtaalx in PreuUen I ilbmgen. 192 3 S 28. 37 — Мнение Каспара бы ю но инее шеиержано м рядом но н>скнх \чсных (сч наир Bisknp \l Labiula (i l)/ic|c Zakonu ki/\/ackieeo м Puixach S 9x lasinski I /lota Bulla h\dei\ka II S 138) 'ц Jasinski I Zlota Bulla I ixdcixka II X 134 61
папской булле от 3 августа 1234 г. может, на наш взгляд, служить дополни¬ тельным косвенным аргументом в пользу гипотезы М. Перльбаха о том, что упоминавшийся Крушвицкий договор ордена с Конрадом Мазовецким был составлен в 1234 г. Ведь как раз в этот период, когда после мирного договора между папой и императором (1230) для ордена создалась особен¬ но благоприятная политическая ситуация, гохмейстер сосредоточил свои усилия на исхлопотании соответствующих привилегий. Можно считать, что именно в 1234-1235 гг. европейские владыки окончательно распоря¬ дились судьбой прусских земель, а орден получил необходимую правовую базу для притязаний на Пруссию, что и привело к образованию особого орденского государства в Прибалтике. При анализе тех мотивов, которые побудили Тевтонский орден, папу и императора снарядить экспедицию в Пруссию, помимо чисто политиче¬ ских побуждений, следует учитывать, конечно, и общую духовную атмо¬ сферу эпохи. В XIII в. в Европе вновь обостряются массовые страхи и апокалиптические ожидания «конца времен». В тогдашнем сознании конец света был связан с идеей последней схватки с силами тьмы. Такой схват¬ кой многим виделись крестовые походы против неверных. В известной мере этими настроениями был охвачен даже Фридрих II, не отличавшийся, как уже сказано, особой религиозной экзальтацией. В последующие столетия и особенно в XIX-XX вв. исследователи не раз задавались вопросом о том, насколько справедливо обошлась с пруссами судьба и возможен ли был иной поворот событий для них, а также для поля¬ ков. Сегодняшнее состояние исследований позволяет утверждать, что серь¬ езное столкновение пруссов с их христианскими соседями было в первой половине XIII столетия неизбежным. Однако это время предстает как свое¬ образная историческая развилка. Если бы противостояние с пруссами воз¬ главили польские и русские князья, судьба прусского народа могла бы сложиться иначе. Не исключено, что подчинение пруссов Польше или Руси не имело бы для них столь пагубных последствий, ибо русские и поляки бы¬ ли значительно толерантнее к пруссам, несмотря на презрительное отноше¬ ние к «поганым». То, что участником этой драмы стал именно Тевтонский орден, объясняется отчасти политической ситуацией в Европе и на Ближнем Востоке, обусловившей переориентацию планов ордена на Прибалтику, а отчасти — ослаблением Руси и непоследовательностью Польши.93 Справед¬ ливости ради следует упомянуть о том, что в середине XIII в. орден пред¬ принял попытку привлечь к покорению Пруссии Польшу и Русь. В 1254 г. ч' Щаве ieea II И Прусский вопрос С 258 62
и 1'ацвнже был заключен договор между Тевтонским орденом, мазовецким минем Земовитом и русским князем Даниилом Галицким96 Договор мфижал притязания всех трех сторон на одну из прусских земель — Яшя1ию. Однако из-за ослабления польских и русских княжеств в рпультате монгольского нашествия договор утратил силу уже в 1257 г. и мчался лишь кратким эпизодом в завоевании Пруссии.97 Исход самой прусской кампании не может быть объяснен одной только поенной мощью Тевтонского ордена. Причины его заключаются в состоя¬ нии прусского общества, а также в организационных особенностях ордена и н специфике проводимой им политики. Хотя пруссы обладали развитой материальной культурой и были наиболее передовыми среди балтийских и немей, но их «конфедерация», основанная на сакральной власти жрецов, мыла нежизнеспособной структурой. Ордену удалось расколоть племенную тать и, выдавая привилегии отдельным прусским нобилям, постепенно покорить большую часть населения, перебив или изгнав непокорных.98 И итоге государство балтов возникло не на передовых рубежах, где мест¬ ные племена активно контактировали с внешним миром, а в глубине их этнических территорий, в литовском ареале.99 Сильное влияние на исход кампании, а затем и на судьбы прусских зе¬ мель в целом оказали и характерные особенности Тевтонского ордена. По¬ следний был духов но-рыцарской корпорацией и поэтому не нуждался в ди¬ настической политике, которая объективно открывала языческим правите¬ лям возможность договориться.100 Кроме того, как уже отмечалось, внут¬ ренняя сила ордена во многом определялась его четкой иерархической структурой, централизацией и строгой военной дисциплиной. Важную роль играл и религиозный фанатизм, свойственный тевтонцам в эпоху про- 1,6 PUB 1.1. №298.— Русский перевод этого договора см.. Матузова В И Тевтонский орден во внешней политике князя Даниила Галицкого// Восточная Европа в исторической ретроспективе К 80-летию В Т Пашуто/ Под ред. Т А. Джаксон, Е.А. Мельниковой. М. 1999 С 151-152 47 Подробнее см ■ Мату зова В И. Тевтонский орден во внешней политике князя Даниила Галицкого С 145-152. чх Из-за отрывочности статистических данных возможны лишь приблизительные подсче¬ ты. но даже они свидетельствуют о весьма значительных людских потерях. Численность коренного населения Пруссии накануне орденского вторжения оценивается в 170 000 человек К концу XIII в m-за гибели в войнах с орденом и ухода в литовские земли число пруссов сократилось до 90 000 человек (Воосктапп Н. Der Deutsche Orden 2 Aufl MUnchen, 1982 S 108-112) w К) закон В И Пруссы в эпоху раннею средневековья С 29. 33 1001\давичюс ') С Литва в борьбе народов Прибалтики прошв агрессии немецких феодалов в XIII в Авюреф док г дне Вильнюс. 1988 С 22 63
должающихся крестовых походов. Именно этот фанатизм обусловил жес¬ токий и бескомпромиссный характер орденских завоеваний в Пруссии. Помимо чисто военных операций и возведения десятков мощных замков, которые стали центрами орденской власти в крае, орден упрочивал свое гос¬ подство в Пруссии и другими методами. Среди них важнейшее место заняла планомерная сельская и городская колонизация. Она осуществлялась силами привлеченных тевтонцами крестьян, ремесленников, купцов. Инструментом этой колонизации служили привилегии, выдаваемые орденом колонистам. Первой и важнейшей из них стала Кульмская грамота.
ГЛАВА III ВОЗНИКНОВЕНИЕ КУЛЬМСКОЙ ГРАМОТЫ В КОНТЕКСТЕ НЕМЕЦКОЙ КОЛОНИЗАЦИИ XIII в. § 1. Немецкая колонизация Пруссии как составная часть колонизационного процесса в Европе XI-XIII вв. Колонизация, т.е. заселение определенной территории новыми жителя¬ ми (уроженцами другой местности), является сложным социальным фено¬ меном. В зависимости от исторических условий она может быть мирной или насильственной, носить стихийный или направляемый характер. Коло¬ низация может быть внутренней (освоение новых местностей в традицион¬ ном ареале обитания определенной группы населения) или представлять собой внешнюю экспансию (за пределы этого ареала). Различают колони- шцию городскую и сельскую, сплошную и дисперсную и т.п. По-разному могут складываться отношения колонистов с местными жителями (если 1ерритория была заселена ранее). В зависимости от характера и размаха колонизация может приводить к вытеснению, истреблению, покорению прежнего населения, либо к ассимиляции самих колонистов, или же к слиянию обеих групп и образованию на их основе новой общности. Следует отметить также, что группа, заинтересованная в переселении на новую территорию, обычно вырабатывает для этого специальные юриди¬ ческие механизмы. Их назначение — узаконить процесс колонизации (на¬ пример, признание права на заимку при расчистке новых угодий под паш¬ ню) и облегчить его (в частности, путем предоставления привилегий коло¬ нистам). Колонизация с давних пор использовалась как орудие политики, при¬ званное укрепить позиции того или иного правителя на определенной тер¬ ритории. Подобная тактика была широко распространена и в средние века. Для упрочения своего положения государи подчас использовали силы ино¬ верцев, плативших правителям личной преданностью за веротерпимость. 65
Достаточно вспомнить политику императора Фридриха II и литовского великого князя Витовта. Первый в ходе политической борьбы поселял в Южной Италии сарацин, равнодушных к папским отлучениям и интердик¬ там, второй приглашал в свои владения крымских татар и караимов, кото¬ рых использовал, в частности, для охраны границ княжества. С XIII в. Тевтонский орден привлек на земли Пруссии значительные массы переселенцев (в основном из Священной Римской империи, отчасти из Польши), видя в колонизации важнейшее средство, способствующее покорению края и его хозяйственной эксплуатации. Однако было бы оши¬ бочным считать немецкую колонизацию Пруссии всего лишь военно¬ стратегическим мероприятием ордена, направленным на закрепление но- вопокоренных земель за тевтонцами. Эту колонизацию следует рассматри¬ вать как составную часть тогдашнего общеевропейского колонизационного процесса. XI—XIII вв. были особым периодом в истории Европы. Они отмечены бы¬ стрым развитием производительных сил1 и демографическим ростом.* I 2 Од¬ ной из характерных черт указанного процесса была сельская и городская колонизация. Конечно, образование новых деревень и городов наблюдалось и в раннее средневековье. Однако в XI—XIII вв. в этой сфере происходит скачкообразный рост, породивший огромные перемены в обществе.3 Важнейшей предпосылкой колонизации стало относительное перенасе¬ ление, которое испытывали многие старопахотные районы Западной Евро¬ пы. Перенаселение это объяснялось в основном двумя причинами. Во- первых, значительная часть деревень, несмотря на неслыханное изобилие земли, испытывала острый земельный голод, поскольку потенциально при¬ годные для возделывания угодья оставались еще не освоенными и были заняты лесами и болотами. Во-вторых, распространение (а в ряде мест — господство) феодальной вотчины с большой барской запашкой и преобла¬ данием барщины ограничивало рост размеров тяглых наделов и их дробле¬ ние. Поэтому вотчина удерживала в деревне массу избыточных рабочих 1 Обобщающие данные по экономике Европы в этот период см.. Мельянцев В А Восток и Запад во втором тысячелетии- экономика, история и современность М. 1996 С 74-97 “ По приблизительным оценкам, в Германии накануне Хв население сос1авляло менее I м;ш человек, а к концу XIII в — уже 12-15 млн человек (см История крестьянства в Ев¬ ропе Эпоха феодализма- В 3 г./1 л. ред 3 В Удальцова 'Г 2 Крестьянство Европы в период развитого феодализма М. 1986. С 169) ' Литература но истории европейской колонизации чрезвычайно обширна Здесь мы ука¬ жем лишь на сжатый, но солержа1ельнын обзор лого процесса, приведенный в статье «Разработка земли и колонизация» в современном «Лексиконе средних веков» (l-gang 1Г Landcsausbau imd Unionisation //1.МД Bd V Sp 1643-1653) 66
1»\ I» И совокупности они образовывали огромный резерв рабочей силы.4 1*11111 оларя развитию городов деревня получила стабильный рынок сбы- щ пин своей продукции. Благоприятная экономическая конъюнктура вы¬ шним рост цен на сельскохозяйственные продукты и на саму землю. Это i hi пивало стимул для освоения новых угодий. В нем принимали участие не и ни.ко крестьяне, но и горожане, а также феодальные сеньоры и монахи. Ирм ном, если крестьяне искали сеньориальных повинностей и спасения о| юмсльного голода, то феодалы руководствовались преимущественно i|im кмльными соображениями, так как привлечение колонистов на их зем- III сулило увеличение феодальной ренты. В ряде районов Европы расселе¬ ние колонистов служило и политическим целям, в частности, укреплению внешних границ.5 Для средневековья характерны два основных типа колонизации: внут¬ ренняя и переселенческая. Первая заключалась в расширении культиви¬ руемых площадей и росте числа хозяйств в старых поселениях. Пере¬ селенческая колонизация имела следствием появление сельских и город¬ ских поселений в отдаленных малонаселенных местностях. Она могла вес- шсь силами как жителей того же княжества, так и приглашенных ино- 1смных поселенцев (госпитов). Особенно большой размах получила по¬ следняя разновидность переселенческой колонизации в Восточной Евро¬ пе — в чешских, польских, венгерских владениях. Прибывавшие в эти юмли госпиты происходили преимущественно из различных немецких княжеств, а также из Нидерландов. Феномен немецкой восточной колонизации издавна был предметом споров.6 В отечественной историографии неоднократно отмечался внут¬ ренне противоречивый характер этого процесса. Так, по мнению В.Д. Королюка, следует различать две формы колонизации: феодально- * I4 См История крестьянства в 1.вропе I 2 С 44. ' Там же С 45^46, см гакже Genicat L I e XIIГ siecle europeen Paris. 1968 *’ Литература, посвященная восточной немецкой колотпаипп. попейте нсобофнма За последнюю чегвер1ь века в ее ппчепии сделаны шачшелыше успехи Укажем гдесь на две книги, отражающие сосюянне псе 1едоваппп в >ioli облает н оцюсятиеся к прусской проблематке Die Deutsche Ostsiedlung ties Millclaliers als Problem dci eiiropaischen (icschichle Reichenau-Vortrage 1970-1972/ Ilrxg von W Schlcsmger (Vorlrage und I orsclumgen Bd XVIII). Sigmaringcn 1975 (содержиi очерки не тдько немецких, по п вое- гочпоевропейекпх хченых). f.rlcn Р I inopaiseher I andesausbau und millelallerlichc deutsche Ostsiedlung Km xtruktureller Vergleieh /wisclien Sudwestliankreicli. den Niederlanden und dem Ordcnsland Prculien (Ilistorixche und landeskundliche OsimiUeleuropa Stndien 9) Marburg. 1992 (обширное сравнтслы1о-пс1орпческос пселедоиаппе о колоннгаинн в Прхееин н гападпоев- роненскнх cipanax. обобщающее реп п.кпы прежних рабт) На ни мини мы сиге будем псоднокра!по ееы швея 67
патрицианскую (ее он считает прямой или скрытой формой экспансии, сопровождаемой германизацией местного господствующего класса или даже заменой его пришлым) и колонизацию, которая осуществлялась си¬ лами трудящихся сословий (крестьян и ремесленников) и способствовала развитию производительных сил.7 В тех случаях, когда колонизация про¬ ходила в захваченных немецкими феодалами землях при уничтожении или германизации местного господствующего класса, а также осуществлялась в масштабах, серьезно нарушающих национальную однородность страны, ее можно считать проявлением германского «натиска на Восток» («Дранг нах Остен»).8 Конечно, идеализировать процесс немецкой восточной колонизации не следует. Перемещение больших масс колонистов в Восточную Европу не всегда происходило в мирных условиях, и местные жители далеко не во всех случаях принимали пришельцев с распростертыми объятиями. Как пишет современный французский исследователь Ш. Игуне, восточная ко¬ лонизация нередко была причиной крови и слез.9 И все же есть ряд обстоя¬ тельств, побуждающих несколько иначе оценивать указанный процесс, чем это делалось в нашей науке ранее. Во-первых, не следует преувеличи¬ вать «реакционность» феодально-патрицианской колонизации, а также рез¬ ко противопоставлять последнюю переселению крестьян и ремесленников. Ведь в средневековой Европе господствовала монархическая форма правления, и большую роль играли династические браки. Породниться с семейством какого-либо могущественного германского князя для многих правителей означало упрочить собственную власть. В то же время выход¬ цы из германских княжеств часто приглашали колонистов со своей роди¬ ны. Подобная практика (известная отнюдь не только немцам, но и другим народам) в средние века считалась естественным правом правителей. Ди¬ настические браки действительно могли приводить к постепенному изме¬ нению в этническом составе правящего сословия (как произошло, например, с онемеченной силезской ветвью династии Пястов или, скажем, с ополяченными родами гапицких бояр), но было бы ошибкой видеть в 7 Королю* В.Д. «Дранг на\ Остен» и историческое развитие народов стран Центральной. Восточной и Юго-Восточной Европы в период феодализма// «Дранг нах Остен» и историче¬ ское развитие стран Центральной, Восточной и Юю-Восточной Европы / Отв. ред В.Д. Ко- ролюк. М.. 1967 С. 16-17. к Там же. С. 18; см. также: Королю* В.Д Вступительная ста1ья // Германская жспансия в Центральной и Восточной Европе Сб ст по истории так называемою «Дранга нах Остен»/ Пер с польск Под. ред В Д Королюка М„ 1965 С 17-18. в лом же сборнике см статьи Г Лябуды и Я Домбровскою по >казанной проблематике (С. 26-70. 71-121) 4 Higounei Ch Die deuische Ostsiedlung des Mittelalters Berlin. 1986 S 335 68
поддоном процессе исключительно проявление неких продуманных экс- ю ииисионистских планов. Во-вторых, этническая принадлежность человека в средние века играла in простеленную роль, гораздо важнее было его вероисповедание. Сущест- иуст даже мнение о том, что в средневековой Европе весьма значительная чисть населения вообще была безэтнической." Выразителями единства в рамках этноса были носители элитарной культуры, т.е. прежде всего лица, о I носящиеся к привилегированному сословию. Этническое же самосозна¬ ние масс нередко оттеснялось на второй план религиозным или локальным самосознанием, чувством подчинения своему сеньору и т.д.10 11 12 Наконец, в-третьих, местное население в охваченных колонизацией ре¬ тинах, несмотря на известные трения с колонистами, постепенно воспри¬ няло целый ряд культурных достижений, которые принесли с собой немецкие переселенцы. В глазах местных жителей немецкая культура тра¬ диционно имела высокий престиж, о чем свидетельствуют источники по истории массового самосознания. Особенно характерно эго было для знати и для горожан в польских и чешских землях XII—XIV вв.1’ Указанные обстоятельства побуждают отказаться от осмысления вост точной колонизации преимущественно как вражды (в неявном виде эта установка долгое время присутствовала в трудах многих отечественных и восточноевропейских исследователей).14 В ходе колонизации в XI—XIII вв. был выработан целый ряд приемов. 10 Показательна в этом смысле роль и нос гран ного. прежде всего немецкою, рыцарства в силезских землях, ставших затем важным плацдармом колонизации Пруссии. Здесь на нро- 1яжении нескольких поколений происходило установление и расширение роли венных. кла¬ новых связей между славянской знагыо и родами 1ерманскнх феодалов ')ioi процесс очень хорошо показан в новейшей работе: Jurek Т. Obce rycerstwo па Slqsku do polowy XIV wieku (PTPN. Wydz. historii i nauk spolecznych Prace komisji historyc/nej Г. 54) Po/nan. 1996 11 Козлов В.И. Динамика численмосш народов. М . 1969. С 62-64. Моци Л II C jciicih> ни- icrpauiiH восточных славян в древнерусское время // Истоки русской кулыуры (археолошя и лингвистика) / Oiв. ред Л В.Чернецов (Материалы по археоыопш России Вып 3). М . 1997 С 136— 137. 12 Бромлей Ю.В. ')гносоцпалы1ые процессы шорня, нсюрня. современное и» М 1987 С 22. '' Развитие этическою самосознания славянских народов и эпоху тредот феодадтма / Огв рсд. Г.Г. Литаврмн. В.В. Иванов. М . 1989 С 193. 294. 344. Jurek 7 Obce lycerslvvo па Sl^sku . S. 148-168. ы В отечественной anrepaiype наблюдайся nociciiciiiii.iii oixo.ioi подобных пнлядов (см . иапр История крестьяне 1ва в Свропс Г 2 С 194. Ястреоицкая .1.7 «Drang nacli Osten» как проблема исюрического незнания и гема повой социальной nciopnn// Славяне и и\ соседи Средние века — раннее 11овос время Вин 9 (. ллвяпс н немцы 1000-ici нее соседе I- во мирные связи и конфликт М 1990 (. S-I2) 69
облегчавших процесс переселения, освоение новых угодий и создание но¬ вых деревень и городов. Особое значение для интересующей нас темы имеют сформировавшиеся в этот период юридические механизмы колони¬ зации — локация и предоставление колонистам так называемого немецко¬ го права. Термин «локация» происходит от латинского loco— «помещаю». В уз¬ ком смысле это понятие обозначало образование нового поселения, кото¬ рое осуществлялось по соглашению владельца земель с организатором колонизации — локатором. Согласно договору или привилегии, выданной локатору, последний обязывался заселить отведенный участок оговорен¬ ным количеством колонистов. За это локатор получал больший, чем у дру¬ гих переселенцев, земельный надел, а также должность общинного старосты (шультгейса) с правом вершить суд и удерживать в свою пользу часть денежных штрафов. Эти привилегии переходили затем к потомкам локатора.15 Так называемое немецкое право представляло собой комплекс привиле¬ гий, получаемых колонистами на новом месте.16 Оно не только означало их право жить по обычаям своей родины, но и включало целый ряд других 15 Подробнее см.: Kdtzschke R Das IJnternehmertum in der ostdeutschen Kolonisation des Mittelalters Inaug-Diss. Bautzen. 1894, Koebner R. Locatio. Zur BegrifTssprache und Geschichte der deutschen Kolonisation // Zeitschrift des Vereins fur Geschichte Schlesiens Bd. 63. Breslau, 1929 S 1-12; Барбах Ю.. Лесноборский Б.. Пиетрчак М История госу¬ дарства и права Польши / Пер с польск М., 1980. С. 54-56. ^Подробнее см.: Kdtzschke R. Die Anfange des deutschen Rechts in der Siedlungsgeschichte des Ostens (Jus teutonicum) (Berichte Dber Verhandlungen der Sachsischen Akademie der Wissenschaften zu Leipzig. Philologisch-historische Klasse. Bd 93 H 2). Leipzig, 1941, Ziemara B. Zrodla i geneza «prawa memieckiego» (lus Teutonicum) na tie ruchu osadniczego w Europie Zachodniej i Srodkowej w XI—XII w // Pregl^d Historyczny. T. LXIX 1978 Zesz. I. S. 47-74. — Cp новейший обзор развития «немецкою права» в Центральной и Восточной Европе (прнзльбские земли. Силезия. Моравия. Малопольша, Северная Венгрия)- Kormenciy A Melioratio terrae Vergleichende Untersuchungen liber die Siedlungsbewegung im Osllichen Mitteleuropa im 13-14 Jahr- hundert (PTPN. Wydzial hislorn i nauk spolecznych Prace komisji historyeznej T 48) Poznan. 1995 S 74-233 — Справедливости ради следует упомянуть о том, что в поль¬ ских землях существовало право, известное под названием «обычай свободных госпи- тов» (mos liberorum hospitum) Его нормы, сформировавшиеся в рамках польского обычного права, тоже использовались во вновь образованных поселениях, однако они предусма1ривалн юраздо меньшую степень общинного самоуправления Привлека¬ тельность немецкою права заключалась именно в тех формах автономного правосудия и самоуправления, которые оно несло с собой (см H'yrozuhiski J. Czy bylo polskie pravvo osadnic/e9 // Ojczyzna bliZsza i dalsxa Studia historyezne ofiarowane Feliksowi Kirykovo w szescdzicsiqta roczmcQ urod/m / Pod red .1 Chrobaczynskiego. A Jureczki i M Slivvy Kra¬ kow. 1993 S 305-310) 70
норм, создававших в совокупности новое для данной местности общест¬ венное и хозяйственное устройство. Основными чертами этого устройства ныли: личная свобода поселенцев, неприкосновенность их имущества, унифицированный размер земельных наделов, наследственно-чиншевое к-млевладение, рационализация труда и налогообложения, самоуправление п собственный суд в поселениях колонистов под руководством общинного i I.фосты (им, как уже сказано, обычно становился локатор). благодаря введению немецкого права могла происходить локация не юлько в узком смысле (как образование нового поселения), но и в более широком значении этого термина— как реорганизация и увеличение уже существующей общины. Важно подчеркнуть, что если первоначально не¬ мецкое право действительно предоставлялось главным образом немцам- переселенцам, то впоследствии аналогичный правовой ражим стал вво¬ диться и в общинах, основанных местными уроженцами (славянами, венг¬ рами). Конкретно-исторические исследования говорят о том, что местные /мпели были активно вовлечены в колонизационный процесс. Даже в бли¬ жайших к немецкой этнической территории землях, например, в Меклен- цурге, основную массу колонистов составили славяне, как показал еще Д.Н. Егоров.17 Далее к востоку пожалование немецкого права местным /кителям также наблюдалось повсеместно. Немецкие же колонисты, ока- швшиеся в иноэтничной среде, нередко сами ославянивались.18 В конечном итоге локация и дарование немецкого права сыграли боль¬ шую роль в развитии производительных сил Европы. Повсеместная рецеп¬ ция немецкого права не стала чем-то искусственным, навязанным извне. Она была подготовлена социально-экономическим развитием затронутых колонизацией земель, отражала отмирание архаичных местных норм и инедение новых, создававших благоприятные условия для хозяйственной деятельности.19 Сказанное в полной мере относится и к образованию новых городов. Для Европы XI—XIII вв. был характерен бурный процесс урбанизации. И германской части Священной Римской империи число городов в начале XII в. составляло, по оценкам, около 50, а к середине XIII в. было основано 17 Егоров ДИ Славяно-германские отношения в средние века. Колонизация Меклен- п\рга н XIII в Т. I Материал и метод. М . 1915 С 526. Т II. Процесс колонизации. М . 1‘)Н С 601. Горяйнов А Н. Ратооы /ьская А В ДН Егоров научное наследие и судьба мелневнаа // Средние века Вып. 57 М.. 1994 С 234 '* Ik тория крестьяне 1ва в Европе Т 2 С 194. Kuhn И Die deutschrechtliche Siedlung im klempolen // Die deutsche Ostsiedlung. S 402-403 |l' История крес!ьянс1ва в Европе I 2 С 194-198 71
около 1000 новых; к 1300 г. их количество увеличилось втрое.20 Та же кар¬ тина наблюдалась в Восточной Европе, хотя и с некоторым опозданием. Так, в польских землях в одном только Х111 в. было основано 230 новых городов.21 К XIV в. города заполнили всю территорию к западу от линии Кёнигсберг— Краков,22 что стало одним из самых впечатляющих итогов колонизационного процесса. И хотя эти общины имели в основном не¬ большие размеры, это не следует считать какой-то ущербной восточноев¬ ропейской формой урбанизации. Та же черта была характерна и для Евро¬ пы в целом, поскольку общую картину урбанизации определяли именно малые города.23 В литературе, правда, нет единого мнения о том, какие из возникших в этот период поселений следует считать городами и какова была роль при¬ шлого элемента в их генезисе. Особое значение этот вопрос имел для вос¬ точноевропейских историков, поскольку немецкая историография XIX — первой половины XX в. нередко была склонна преувеличивать роль немец¬ ких колонистов в развитии городов. Очевидно, ответ на этот вопрос в зна¬ чительной мере сводится к уточнению самого понятия «город» и к выяснению роли немецкого права в становлении городских общин. Понятие города, как известно, неоднократно обсуждалось в историче¬ ской урбанистике (особенно в XX в.), однако ученые все еще далеки от того, чтобы выработать единый подход к этой проблеме.24 В литературе предлагались самые разные критерии: наличие некоей минимальной чис- 20 Engel Е. Die deutsche Stadt des Mittelalters. Milnchen. 1993 S 38. 21 Bogncka M., SamsonoH ic: H. Dzieje miast i mieszczanstwa w Polsce przedrozbiorowej. Wroclaw etc.. 1986. S. 84. 22 Самаркин В.В Историческая география Западной Европы. М . 1976 С. 98 22 В XIV в. в Западной Европе преобладали мелкие (до 2 тыс человек) и мельчайшие (500— 1000 человек) города, составлявшие 75% всех городских общим (см. Хачатурян Н.А Город в системе феодальной формации// Вопросы истории 1983 № I С. 76). В немецких землях общины, насчитывающие до 2 тыс. человек, составляли около 94,5% (см. Isenmann Е. Die deutsche Stadt im Spatmittelalter. 1250-1500 Stadtgestalt, Recht, Stadtregiment. Kirche, Gesellschaft, Wirtschaft. Stuttgart, 1998 S 31). 24 Гак. P. 'Гомплинсон в работе «Городская структура» насчитал 15 существующих вариан¬ тов определения средневекового города, в каждом из которых подчеркивается какой-либо критерий градообразования ('Гомплинсон Р. Городская структура Социальная природа горо¬ да и городское пространство// Проблемы методологии истории средних веков Европейский город в системе феодализма. Реф. со Ч. 1 М . 1979 С 224-229) Однако общепринятого определения до сих пор не выработано. Современный автор констатирует «В настоящее время практически отсутствуют единые принципы и критерии не только определения города как явления, но и стадиальных характеристик его развития» (Гайко Э В Город как особый opiamnM и фаюор социокультурною развития// Город как соипокулыурное явление исто¬ рического процесса / От в ред ) В Сайко М. 1995 С 14) 72
ценности жителей, концентрация в поселении неаграрного производства, собственная оборонительная стена, собственный рынок, городское право, статус поселения как административного центра окружающей территории и др.25 В последние годы получили распространение концепции, авторы которых подчеркивают, что город— не просто социально-экономическое явление, но прежде всего духовный, культурный и психологический фено¬ мен, неразрывно связанный с особым самосознанием городских жителей и спецификой коммуникации в бюргерской среде. Не случайно в современ¬ ных работах на первый план выступает исследование структуры социаль¬ ных связей в средневековом городе. Такой подход, безусловно, служит лучшему пониманию природы средневекового города и способствует из¬ живанию прежних односторонних представлений о нем.26 В Восточной Европе, разумеется, и до появления немецких колонистов существовали поселения, которые были центрами неаграрного производ¬ ства и торговли. Многие из них сложились вокруг областных градов — центров административного управления. В то же время правовое положе¬ ние их жителей мало отличалось от положения крестьян. Новой чертой колонизационной эпохи, помимо количественного роста подобных поселе¬ 2' Обзор различных концепций см. также в работах: Ястребиная Л.Л. Западноевропей¬ ский город в средние века// Вопросы истории. 1978. №4 С. 96-113. Хачатурян И.А. I ород в системе феодальной формации. С. 70-75: Корчагина Л Ф. Возникновение и раз¬ витие городов в феодальной Германии X—XIII вв. // Политическая организация и правовые системы за рубежом, история и современность / Отв. ред. А.В. Исаченко. П И. Савицкий. Свердловск, 1987. С 74-76; Латиин В.А. К структуре понятия «город» // Категории исто¬ рических наук. Сб. ст. / Отв. ред. В.Н. Боряз. Л.. 1988. С. 115-127; Isenmann Е. Die deutsclie Stadt im Spdtmittelalter S. 19-25: Рейснер Л.И Введение в нсгорико- ]еоретпческое исследование городов н городских систем Восюка и Запада// Города на Востоке хранители традиций и катализаторы перемен/ Отв ред Г.Г Журавская. СП. Панарин. М., 1990. С. 7-12, 34-35. Pit: Е. Stadt // LMA Bd. VII Sp 2169-2174. Сванидзе А.А. Средневековые города Западной Европы некоторые общие проблемы// I ород в средневековой цивилизации Западной Европы / Отв ред А.А Сванидзе Т I. Феномен средневекового урбанизма. М , 1999 С 9-19. 26 Сунягин Г.Р. Промышленный труд и культура Возрождения Л., 1987. С. 30-33: Ахие- tep А С. Город— фокус урбанизационного процесса// Город как социокультурное явле¬ ние .. С 21-26; Сванидзе А А. : I) Город в цивилизации: к вопросу определения // Там же С 29-30. 2) Средневековый коммунализм как общественный феномен и историческая проблема//Средние века Вып 56 М, 1993 С. 5-32. Даркевич В Г1 К проблеме проис¬ хождения древнерусских городов// Истоки русской культуры.. С 164-166. 172-176. .Vрбанизация в формировании социокультурного пространства / Отв. ред Э В Сайко М . 1999. Репина Л П Город, общество, цивилизация историческая урбанистка в поисках синтеза // Город как социокультурное явление С 32-38, Ястребицкая А Л Средневеко¬ вый город и проблемы европейской урбанизации в свете современного исторического знания/' I ам же С 100-105 73
ний, было придание им особого юридического статуса. Нередко привиле¬ гию от правителя сперва получала община иноземных колонистов, обосно¬ вавшихся в уже существующем городе, а затем ее действие распространялось на остальных жителей. В тех же случаях, когда новый город создавался на пустом месте, подобная община сразу приобретала соответствующий статус. Формальным указанием на такой статус чаще всего была ссылка в выданной жителям грамоте на уже сложившееся го¬ родское право какого-либо старого крупного немецкого города. Наиболь¬ шее распространение в Восточное Европе получило Магдебургское город¬ ское право,27 но оно было не единственным. В городах балтийского побе¬ режья действовало Любекское право, в чешских землях — Нюрнбергское и Венское и т.п.28 В ходе рецепции иноземного права его нормы вступали в сложное взаимодействие с местными обычаями, что вело на практике к возникновению локальных разновидностей городского права. Выдача подобных привилегий имела далеко идущие последствия как для новых, так и для уже существующих общин. Общим для поселений, возведенных в статус городов, было признание их права на ту или иную степень самоуправления через выборные органы, судебную автономию (обычно с правом обжалования приговоров в суд того города, по чьему образцу даровано городское право), а также фиксированный размер нало¬ гов, упорядочение городских ремесла и торговли и введение мер, направ: ленных на поддержание мира и порядка в городе.29 В отличие от своих собратьев в Западной Европе (например, в рейнских землях Германии), восточноевропейские горожане не добивались привилегий после длитель¬ ной борьбы с феодалами, а получали их обычно по инициативе самих кня¬ зей, заинтересованных в привлечении колонистов и поощрении ремесел и торговли. Выдача привилегий способствовала в конечном счете формиро¬ ванию особого бюргерского сословия, поскольку совокупность полноправ¬ ных горожан с момента получения грамоты рассматривалась как единая 27 О распросгранение Магдебургского права подробнее см,- Рогачевский А Л Меч Роланда 11равовые взгляды немецких горожан XIII—XVII вв СПб. 1996. С 15-22 -к Распространение немецкого городекою права в Восточной Европе представлено на каргах- Wqdzkt A Poc/qtki refomiy micjskiej v\ Srodkowej Luropie do polowy XIII wieku (Slowianskie Towarzysiwo przyjaciol nauk. Wydz historii i nauk spolecznych Prace komisji historycznej Г XXVII) Warszawa: Poznan. 1974 S 287. Atlas zur Geschichte 2 Aufl Bd I Gotha. Leipzig. 1976. S 32. Magocst P R Historical Atlas of East Central Europe Seattle. London. 1993 P 12 f "l) BapOax 10.. Леснодорский Б Пиетрчак M История государства п права Польши С 58- 62. Ванечек В Исюрмя юсударс1ва и права Чехословакии / Пер с чешек М . 1981 С 99- 101. 110-112. ЧшмаОиа А.. Ковач К Асталош Л История венгерскою юс>дарава н права/ Пер свет М. 1986 С 34-36 67-73 108-109 74
корпорация. Указанный процесс был, в свою очередь, неразрывно связан со становлением специфической ментальности, присущей горожанам. Воз¬ вращаясь в этой связи к вопросу о размерах средневековых европейских городов, мы хотели бы напомнить мнение Ф. Броделя, который вслед за О. Шпенглером подчеркивал, что именно малые города как массовое явле¬ ние заслуживают тщательного изучения. Ведь они в конечном счете «побеждали» прилегающую сельскую местность, наполняя ее «городским сознанием»/0 Таким образом, перемены, происходившие в жизни населения благода¬ ря введению городского права, были весьма значительными. Не случайно современные медиевисты говорят о том, что подобный процесс следует рассматривать как глубокую реформу, которая означала своеобразный прорыв к новым, специфическим городским формам жизни.’1 * * Некоторые исследователи склонны полагать, что до получения городского права даже крупные поселения (например, Прага) были не городами в собственном смысле слова, а «предлокационными агломерациями».12 Не абсолютизируя роль городского права в жизни общин, необходимо подчеркнуть, что оно было характерной особенностью городов западного типа, а точнее— городов, находившихся преимущественно во владениях католических государей Европы и в некоторых сопредельных землях, за¬ тронутых в XIII-XIV вв. иноземной колонизацией (например, в православ¬ ной Галиции до ее присоединения к Польше)/1 Единство веры4 было Броде7ь Ф Материальная цивилизация. жопомнка и феодализм XV--XVII1 нв / Мер с фр Т I: Структуры повседневное!и: возможное н невозможное. М . I486 С 512-513 ’’ Wiqdzh Л Poczqtki reformv miejskiei S. 232-238. RosUtnoMskt Г Mark! iind Stadl im fulh- und hochmittelallerlichen Polen// Beilrage /uni hochmitlelalterlichen Siadtewesen / llrsg von 13. Diestelkamp KOln. Wien. I c>82 S 206-207 ° Обзор мнений чешских нсюрнкои см Гашмичев /.// 1 орода н юродское право в средневековой Чехии// Право в средневековом мире/Ош ред ОН Парьяш М. 1646 С 23-24 Об ион черт юродов и о соототенин западноевропейской и постчноевронепской ю- родских традиций подробнее см HUtsthke К Oiialitat, Ouanliiat uiul Raumfunklion alx Wesensmerkmale dcr Stadl vom Mittelaher bis /um (iegenwait// Mlaschke К Sladtgrungrixb and Stadlentwicklung I'orsclnmgen /иг 1 nlslelumg mitteleulopilischei Sttldte koln. Weimai. Wien. 1497 S 63-66. \himentluiler R Spatmiltelalterliehe Sladle West- und Oxteuropas im Vergleich Versuch emer verf'assimgsgeschichllichcn I'vpologie// lainbucher Гиг (lexehiehte Osteuropas Jg 46 1998 II 1 S 39-68 4 Единственным нсключеннем m мою npniiiuuia были еврейские общины появлявшиеся в городах, где дейавовало немецкое юродское право О тако их емнеетоваине 1акже вни- сывалось в рамки полтнкн кат пиеской церкви по опютенто к евреям, чт обоеновьта¬ юсь coo I пе I с I в> ЮШ1 im ickciom и i I Ioboio заве i а (Рим i III 24) I |равоиое но южеине евре¬ ев наш.и) oipa/кенне в чаеiноет вниочннках Mai ieo\pickoiо права
предпосылкой для переселения колонистов из экономически более разви¬ тых районов Европы. Носителями западной правовой традиции были не только выходцы из немецких земель. В XIV-XV вв. они передают «правовую эстафету» своим соседям (особенно полякам), и с ними немец¬ кое право распространяется дальше на Восток. Локация городов на немец¬ ком праве была характерной чертой польской колонизации на окраинах («кресах») Речи Посполитой в XVI — первой половине XVII в., и сама эта колонизация обнаруживает немало общих черт с немецкой колонизацией в Польше в предшествующий период.35 Таким образом, процесс становления восточноевропейских городов (как тех, которые развивались на основе местного долокационного субстрата, так и тех, что основывались впервые) был тесно связан с распространени¬ ем немецкого городского права. Это право положительно влияло на разви¬ тие городов, создавая благоприятные условия для ремесла и торговли. Оно объективно способствовало усилению роли горожан в политической жизни и становлению сословного бюргерского правосознания. Все эти черты прослеживаются и в развитии городов орденской Пруссии, правовой осно¬ вой для подавляющего большинства которых и стала Кульмская грамота. В ходе городской колонизации прусских земель Тевтонский орден вос¬ пользовался обширным опытом, накопленным в Восточной Европе на про¬ тяжении по крайней мере двух столетий. Рассмотрим, как этот опыт был применен к локации двух старейших прусских городов — Кульма и Торна. § 2. Города Кулыи и Торн как объекты локации Кульмская земля была первой территорией, на которой орденские вой¬ ска развернули военные действия против пруссов. Она же стала и первым объектом немецкой колонизации. Выбор указанной территории для засе¬ ления колонистами не был случаен. Как уже указывалось, Кульмская земля ставила под контроль судоходство по стратегически важному водному пу¬ ти— Висле. Кроме того, будучи расположена на прусско-польском погра- ' Подробнее см: Rhode G. Die Ostbevvegungen des deutschen. polnischen imd russischen Volkes im Miltelalter Versueh ernes Vergleich// I uropa Slaviea— buropa Orientalis Festschrift fiir Herbert Ludat /urn 70 (ieburlstag / Hrsg von К-D Grolluisen und К Zernack (Giessener Abhandlungen /ur Agrar- und Wirtschaflsforschimg des europaischen Oslens Bd 100) Berlin 1980 S 178-204. к/яць Л (' Динам1ка чнсельноси \пськи\ noce.ieiib Волипськот воеводства XVI— iiepuioi половши! XVII ci (1566-1648)// 1сюрпко-геофаф|чн| дос.идженпя па Украпи 36 на\к праць Киш 1992 С' 85-99 76
ничье, она являлась удобным плацдармом для дальнейшего завоевания прусских земель. Ч го представлял собой этот край? Он занимал территорию общей пло¬ щадью 3082,26 квадратных километра,36 напоминающую по форме парал- нелограмм, вытянутый в направлении с запада на восток. Его северо- ыпадную и юго-западную границы образовывала излучина реки Вислы, северо-восточную— приток Вислы Осса, а юго-восточную — другой при- тк, река Древенц.’7 В начале XIII в. 78% всей территории края занимали иеса, а 9,2%— озера и болота.'8 В Кульмской земле насчитывалось 105 поселений,'9 наиболее густо была заселена часть, примыкающая к Висле. Именно здесь располагался административный центр, давший имя всему краю — город Кульм. В первой четверти XIII в., до прибытия сюда тевтонцев, край находился иод управлением наместника мазовецких князей — каштеляна, а в церков¬ ном отношении Кульмская земля входила в состав епископства Прусского ( щесь, как уже упоминалось, в 1222 г. были пожалованы владения еписко¬ пу Христиану).40 Города Кульм (Хелмно) и Торн (Торунь), которые стали первыми объ¬ ектами орденской локации, представляли собой важнейшие центры Кульм - ской земли. Как свидетельствуют данные археологических раскопок, оба поселения существовали задолго до появления здесь тевтонских рыцарей. Кульм, являвшийся резиденцией каштеляна, располагался на месте горо¬ дища в 4,5 км к юго-западу от нынешнего города, вблизи современной де¬ ревни Калдус.41 Характер населенного пункта отразился в ею названии: польское Cheinmo означает «град, расположенный на холме».42 Первое упоминание о нем в письменных источниках относится к 1065 г.1' В начале XIII в. здесь существовало горгово-ремесленное поселение, по-впдимом>. * 7'ь Puradow ski J O.sadniclwo w /icmi Chelmmskiei w wickach siedmch (Badumn / d/iejow spolec/mch i $>ospodarez\ch №2X) I wow. 1436 S 140 i7 Ibid S 51. 56 '"Ibid S 140 Ibid An Por^bska К Slowmk bislonc/'iio-geograllc/m /iemi chelmmskiei w sredniowiec/u Wroclaw Warszawa. Krakow. Gdansk. 1471 S 16 17. /udn)\ku-Mclk<n\ ska к h/w\ilej chelmmski iako instrument miastotworc/> (.sredmouiec/ue loknqc w /icmiach chelmmskiei lubnwskici i michalowskiei)// Personae - colliyalioncs - lacla / Pod icd I Bicmaka i inn loom. 1441 S 244-251 11 D:ie/e Clielmna / /ai\s monografic/m Wul II Pod icd M Biskupa Wais/awa Po/nan lorun. 1987 S 60 i: Responds Slowmk ei\molouic/in must i mmn PRI WmUawcli IWXl S 4 b Ponjhska к Slow ink h istoi \ c/no-aeoarallc/n\ S IX
разоренное пруссами во время одного из набегов в начале XIII в.44 Возникновение Торна также относится к раннему средневековью. Этот населенный пункт располагался на правом берегу Вислы, возле переправы через реку, у самой границы с Мазовией. Здесь был оживленный перекре¬ сток торговых путей— Вислы и старинного тракта, который вел из Вели¬ кой Польши к Балтийскому морю.45 Согласно одной из гипотез, этому обстоятельству город обязан своим именем: польское название Тогип неко¬ торые исследователи связывают со словом tor— «дорога».46 С X в. здесь находился один из княжеских градов, рядом с которым существовало тор¬ гово-ремесленное поселение. Как и Кульм, оно также было разорено прус¬ сами в начале XIII в.47 Покорение края Тевтонский орден начал именно отсюда, как сообщает Петр из Дусбурга: «Герман Бальке, магистр Пруссии, стремящийся следо¬ вать делу веры, вместе с вышеупомянутым князем (Конрадом Мазовец- ким. — А.Р.) и силой войска его прошел через Вислу в землю Кульмскую и на берегу, в нижнем течении реки, построил в 1231 году замок Торунь... Со временем они воздвигли вокруг упомянутого замка город, который позже, оставив замок, из-за постоянных разливов реки перенесли на то ме¬ сто, где ныне находится как замок, так и город Торунь» (III. I).48 Замок и поселения, заложенные в 1231 г., находились насколько ниже по течению Вислы, в 7,5 км к западу от первоначального славянского города, и Кульм- ская грамота 1233 г. относилась именно к новому поселению. Однако по¬ пытка утвердиться на этом месте оказалась неудачной— не только из-за частых разливов реки, как сообщает хронист, но и из-за того, что прежнее место было выгоднее с военной и торговой точек зрения. Поэтому в 1236 г. город был перенесен на прежнее место, где находится и поныне.49 КГ в редакции 1251 г. относится уже к городу, возобновленному на месте разо¬ ренного славянского поселения. Тогда же на старом городище рыцари на¬ чали возведение нового мощного замка. За населенным же пунктом и замком, основанными орденом в 1231 г., с XIV в. закрепилось название Старый Торн.50 44 Dzteje Chelmna. S 63-64 4-1 Chudziakowa J Toruh najdawniejs/л i wczesnosredmowieczn) // Torim dawin i dzisie|s/> Zarys dziejou / Pod red. M Biskupa (TNT Prace popularnaukowe №41). Warszawa. Poznan. Toruh. 1983. S 21 4h Ibid S 34 —Друше версии см. Respond S Slownik el\mologic/n\ S. 397 47 Chudziakowa J Torun na|dawniejs/v S 20.32 41t Г1Д C. 49 44 Chudziakowa J Toruh najdawnieiszv S 36 M> Ibid S 40. Rospond S Slownik etymologic/in S 397 78
Используя торнский замок как опорный пункт для покорения края, кре¬ стоносцы продвигались вниз по течению Вислы и, достигнув опустошен¬ ного пруссами славянского поселения Хелмно, восстановили его. Петр из Дусбурга пишет, что когда крестоносцы «пришли в Торунь, брат Герман, магистр, построил замок и град Кульмский в год от Рождества Христова 1233, в том месте, где ныне находится старинный замок» (III.8).51 По мне¬ нию польских исследователей, к моменту издания КГ в 1233 г. это было еще не столько поселение, сколько укрепленный лагерь участников экспе¬ диции, среди которых было немало поляков.52 Но в 1239 г. поселение по до сих пор не установленным точно причинам53 было, как и Торн, перенесено. Сперва оно располагалось на территории позднейшего кульмского предме¬ стья Рыбаки у самого берега Вислы, а в 1244 г. сильно пострадало от по¬ жара, уничтожившего оригинал КГ. Грамота в редакции 1251 г. относится именно к этому перенесенному на берег Вислы городу. Но в 1253 г. из-за речных половодий, а также по соображениям обороны он был снова пере¬ несен на более высокую часть берега, где находится и поныне.54 За «старинным замком», который упоминается в хронике, с XIV в. закре¬ пилось название Альтхаус (по-польски — Старогруд).55 В истории восстановления Торна и Кульма обращают на себя внимание два обстоятельства. Во-первых, Тевтонский орден заложил оба города без какого-либо участия Конрада Мазовецкого. В польских землях право лока¬ ции городов было производно от так называемой рыночной регалии (ius fori), т.е. права феодала на учреждение рынков.56 В пожалованных князем Конрадом землях орден не обладал таким правом, хотя и пытался в 1230 г. добиться его предоставления.57 По мнению польского исследователя М. Дыго, орден приступил к локации городов, пользуясь личным влиянием на Конрада Мазовецкого других организаторов прусской экспедиции, и ПД С 54 Lucinski J Przywilej chelminski 1233 г, jego tresc oraz dzieje jego postanowien// SC T 1 S 88 По предположению польского медиевиста Я. Гжеськовяка, орден, возможно, считал ис- юрнчески сформировавшийся славянский центр в Калдусе конкурентом для начатой нм колонизации края и предпочел основать поселение на новом месте, перенеся на него имя прежнего города. Последующее развитие орденского Кульма было одной из причин упадка прежнего славянского поселения {Dzieje Chelmna S 61) "4 S О переносе города сообщают Тор нс кие анналы (SRP. Bd. 3. Leipzig. 1866. S 58). " Porqbska К Slowmk historyczno-geograficzny.. S 121. >h Бардах Ю. Леснодорский Б. Пиетрчак М. История государства и права Польши С 58 17 Dygo М Studia nad pocz^tkami wladztwa zakonu memieckiego w Prusacli (1226-1259) Wars/awa, 1992 S 160 79
прежде всего— своего покровителя и союзника Генриха Бородатого.'"8 Кроме того, в упоминавшейся Золотой булле Римини предусматривалось право ордена учреждать в Пруссии рынки (nundinas et fora statuere), откуда вытекало и право на основание городов. Во-вторых, как отмечалось в литературе, Кульм и Торн (как и некото¬ рые другие старейшие города Пруссии) были основаны без привлечения локаторов. Растлением колонистов здесь занимались сами орденские вла¬ сти с участием Генриха Бородатого, бургграфа Бурхарда Магдебургского и других участников крестового похода.59 При обычном ходе событий при¬ влечение колонистов через локаторов заняло бы несколько лет, а тевтонцы стремились как можно быстрее создать опорные пункты в Кульмской зем¬ ле. Вероятно, по этой же причине КГ распространялась на оба города сра¬ зу— прецедент, который более не встречался в дальнейшей практике орденской колонизации/’0 Издание КГ открыло в жизни новосозданных общин, как и в судьбе Кульмской земли в целом, новую страницу, связанную с возникновением привлекательной для колонистов «правовой среды», распространившейся впоследствии на всю Пруссию. Ibid. S. 162-163. Klemau // Untersuchungen iiber die kulmer I land teste, besonders ilire Stellung im Recht der deutschcn Kolomsalion Zuglcich Bemerkungen /u Guido kisch. Die kulmer Handfeste// AF Jg. К). 1433. S. 234 ы> К 'Зелиньска-Мельковска uo.iaraei также, что прелое 1авление одной привилегии двум общинам cpaiv моыо бьпь проликювапо как практическими соображениями (нехватка пер¬ емена. желание сберечь фуд писца н расходы на нноговление грамолы). так и стремлением |пначадыю придав КГ характер обрата для будущих локационных прнвиле!ий (Zteltnska- Melkovska к Рг/у\м1е| chelmmski 1233 i 1251 (leksty pommkov\ prawa chelminskiego \s pr/ekladach polskich №1) Гогин. I486 S 6) Далее ссылки на )ro mjaime даю 1ся сокращен¬ но УМ с ука пишем сфаннцы или номера приложения 80
ГЛАВА IV КУЛЬМ СКАЯ ГРАМОТА — ЮРИДИЧЕСКИЙ ПАМЯТНИК XIII В. § 1. Общая характеристика Учредительная привилегия для Кульма и Торна, получившая название Кульмской грамоты, была издана 28 декабря 1233 г.1 гохмейстером Герма¬ ном фон Зальца и ландмейстером Пруссии Германом Вальком. I октября 1251 г. документ был возобновлен в двух экземплярах (для Кульма и Тор¬ на) магистром немецких провинций ордена Эберхардом фон Зайном. Во¬ зобновление состоялось в связи с гибелью оригинала грамоты при пожаре 1244 г. и переносом обоих городов на новые места. Оба этих экземпляра сохранились. Несмотря на ряд разночтений, текст обеих редакций памятника в основ¬ ном совпадает, поэтому их целесообразно анализировать вместе. Попыта¬ емся дать общую характеристику КГ, рассмотрев ее в трех аспектах — общеисторическом, историко-правовом и историко-культурном. Положе¬ ния отдельных статей будут более подробно освещены в комментариях к тексту. Как по форме, так и по содержанию памятник представляет собой ти¬ пичную для XIII в. локационную грамоту. В структуре документа выделя¬ ются вводная часть (протокол), основной текст, содержащий собственно нормативные положения, и заключительная часть (эсхатокол). Основной текст КГ уже в первых немецких переводах, выполненных на рубеже XIII- XIV вв., был разделен на 24 статьи, и это подразделение сохраняется в науке до сих пор. При обращении к содержанию памятника бросается в глаза многопред- метность включенных в него предписаний. При всем разнообразии их 1 Дашровка иервоЛ редакции по сей день ociaeica дискуссионной, об ном см в коммен- laprni к заключигельной част фамогы 81
можно свести к нескольким основным «сюжетам», учитывая при этом, что часть статей содержит нормы по нескольким вопросам и, соответственно, может относиться более чем к одной группе. Первая группа предписаний касается внутреннего устройства Кульма и Торна, которые были признаны городами в правовом смысле слова и полу¬ чили право на самоуправление (ст. I, 4). Вторая группа статей примыкает к первой и содержит описание уго¬ дий, отведенных обеим общинам для ведения сельского хозяйства, а также для рыболовства и охоты (ст. 2, 3, 5 в редакции 1233 г., ст. 2, 3 в редакции 1251 г.). Третья группа норм — самая многочисленная и тесно связанная по со¬ держанию со второй. Она посвящена условиям, на которых горожанам разрешалось владеть недвижимостью, нести за нее повинность, осуществ¬ лять правопреемство в этой сфере, а также вопросам судопроизводства по делам о владении недвижимостью (ст. 6, 8-11, 15-21,23). Четвертая группа касается преимущественно так называемых регалий, т.е. прав ордена как суверена в Кульмской земле. Некоторые из них но¬ сят политический характер (судебная регалия— ст. 1, право на строи¬ тельство замков — ст. 6), другие являются в основном хозяйственны¬ ми. Часть хозяйственных регалий орден сохранил за собой, а от некото¬ рых отказался целиком или частично в пользу своих подданных (ст. 5, 9, 11-14, 22, 24). Наконец, пятая группа норм регулирует отношения горожан и ордена с местными церковными учреждениями в рамках Прусского (с 1243 г.— Кульмского) епископства (ст. 7, 21). Следует отметить, что в тексте КГ особое значение имеют три по¬ следние статьи (22-24), говорящие о введении единой монеты, унифика¬ ции мер земельной площади и уничтожении всех пошлин. Действие этих статей распространялось не только на оба города, но и на всю Кульм- скую землю." : В. фон Врюннек. рассматривая внутреннюю сгрукгуру КГ. полагал, что грамога логиче¬ ски распадается на ipn раздела. ci. 1-8 (положения о городских владениях, полномочиях юродских властен, о правовом и судебном устройстве Кульма и Горна, обычаях и имущест¬ венных правах горожан), сг 9-21 (нормы об отношениях бюргеров с орденом и об орденских прерогатвах) и см 22-24 (хозяйственные предписания, распространяющиеся на всю Кульч- скую землю) (см.: Brunneck W von Zur Geschiclite des altpreiiBischen Jagd- und Kischereirechts// ZSSR GA Bd 39 (52) 1918 S 88-114) К Ломсйером было предложено менее дробное деление— ст 1-21 и 22-24 (см Lohmeyer К Geschichte von Ost- und Westpreulien 3 Aufl Bd. I Gotha, 1908 S 172) В любом случае, однако, три последние ста¬ тьи выделяются по своему содержанию как затрагивающие Кульмскую землю в целом 82
Даже такое беглое ознакомление с текстом памятника позволяет гово¬ рить о стремлении ордена как можно точнее урегулировать свои отноше¬ ния с колонистами в самых различных сферах. В конечном счете все предписания КГ были предназначены для привлечения переселенцев. Го¬ рода Кульм и Торн получили сельскохозяйственные угодья на льготных условиях; повинности горожан в пользу ордена и церкви были относитель¬ но невелики и четко определены грамотой. Наконец, Кульм и Торн полу¬ чили Магдебурге кое право, став городами в правовом смысле слова, а Кульму была определена роль политического центра края. Все эти меры должны были благоприятно сказаться на развитии обеих общин. В то же время орден подробно оговорил свои хозяйственные права в Кульмской земле, определив таким образом основные «правила игры» в экономиче¬ ской сфере. Три последние статьи, действие которых распространялось на всю Кульмскую землю, служили рационализации хозяйственной жизни и- либерализации торгового оборота, а также должны были способствовать притоку в Пруссию населения, товаров и средств. Таким образом, наиболее ярким свойством КГ является учредительность. Суверен стремился создать правовую базу для хозяйственной и политиче¬ ской жизни не только Кульма и Торна, но и всей прилегающей территории. Историческое значение КГ двояко. С одной стороны, она подвела некий итог двухлетним усилиям ордена по завоеванию Кульмской земли. С другой сто¬ роны, КГ стала своеобразной программой будущей колонизации, поскольку предусмотренный грамотой правовой режим, привлекательный для колони¬ стов, был позднее распространен и на остальную Пруссию. В историко-правовом отношении КГ предстает как довольно сложный конгломерат норм. Большинство из них вызрело в рамках общеевропейской и немецкой правовой традиции. Часть статей содержит прямые ссылки на сформировавшиеся ранее обычаи— на Магдебургское городское право (ст. 4), фламандское наследственное право и фламандские земельные меры (ст. 10, 23), силезское и фрейбергское горное право (ст. 11). Многие статьи хотя и не ссылаются на конкретную правовую традицию, но также имею! аналоги в локационных грамотах XI1—XIII вв. Уникальность КГ - не в ка¬ ких-либо отдельно взятых положениях, а в их сочетании, обусловленном конкретной исторической ситуацией (военной экспедицией в Пруссшо и за¬ селением края). Что представляет собой КГ в системе средневековою права, какова пра¬ вовая природа этого памятника0 Чтобы разобраться в тгом. целесообразно обратиться сперва к герминоло! пи самой грамоты. В тексте документ по отношению к КГ \ noipeojmioioi названия pagniu 83
и privilegium. Слово pagina означает буквально «страница» и подчеркивает письменную форму акта. Слово privilegium относится как к форме, так и к содержанию. К моменту издания КГ в понимании этого термина успела сложиться определенная традиция, четко прослеживаемая по источникам канонического права, начиная с позднеантичных времен. При папе Адриа¬ не I (772-795) привилегия превращается в особый тип документа, возник¬ ший благодаря расширению формуляра папских посланий (litterae), содержавших правовые' нормы и облеченных в торжественную форму. В VI11—XII вв. привилегии были основной формой правовых источников, распространившейся в условиях той смешанной устно-письменной культу¬ ры, которая была характерна для средневековой Европы. ’ Рассмотрение вопроса о содержании привилегий осуществлялось пра- воведами-канонистами в общем русле тогдашней политико-юридической мысли. Наиболее законченную форму учение о привилегиях приобрело в XII—XIII вв. В Декрете Грациана под привилегиями (privilegia) понимаются «частные законы» (privatae leges), которые содержат противоречащие об¬ щим правилам (generalibus regulis) нормы в пользу того или иного лица. Автор Декрета не пытается углубить это определение, поскольку в то¬ гдашней канонистике еще не было четкого представления о законах вооб¬ ще. Попытку развить учение о привилегиях предприняли комментаторы Декрета (декретисты) — Руфин, Бернард Павийский, Иоанн Тевтоник и др. Ими были предложены различные классификации привилегий (прежде всего на материале привилегий в пользу церкви). Сперва стали различать привилегии общие (generalia) и специальные (specialia). Первые касались положения церкви в целом (например, право убежища в церковных здани¬ ях). Вторые распространялись на конкретную церковь. Позднее в учении декретистов появились и иные основания классификации. Различали при¬ вилегии постоянные и привилегии на срок, приносящие прибыль и предо¬ храняющие от убытка (здесь проявилось влияние понятий римского права lucrum и damnum), а специальные привилегии стали подразделять на лич¬ ные и вещные.1 * * 4 Для истолкования природы привилегий использовались и приемы сред¬ невековой этимологии. В одних случаях слово privilegium производили от 1 Pot: R. Zur kanonistischen Privilegientheorie // Das Pm iteg im europ&ischen Vergleich Bd I / Hrsg von В Dflrlemeyer. H Mohnhaupi (lus commune Sonderhefte Studien zur europflischcn Rechtsgescliiclite Bd 93). Frankfurt a M . 1997 S 24-29: Wqsowtc: M Od privi leges do Kart\ komun> 7. dziejow przywileiu w sredmowiecznej Luropie // Czasopismo Prawno-Historvc/ne T LI. 1999 Zesz 1-2 S 77-95 4 Pot: R. Zur kanonistischen Privilegientheorie $ 46^17 84
privatus (частный) и lex (закон). При этом привилегия понималась прежде всего как закон, действующий для отдельных лиц, а также для мирян и лиц, не занимающих какие-либо должности. Предлагалась и другая этимология, связывающая слово privilegium со словами privare (избавлять, освобож¬ дать) и lex (закон). В этом истолковании на первый план выступает не дей¬ ствие привилегии по кругу лиц. а ее свойство освобождать от общеобяза- 1сльных предписаний действующего права.5 Наиболее четкое представление о природе привилегий прослеживается у папы Иннокентия III. Он писал, что привилегия есть частный закон, при¬ чем он может считаться частным лишь в том случае, если освобождает от чего-либо в особенности. В этом представлении соединились главные эле¬ менты выдвигавшихся декретистами идей Последователи Иннокентия III, соглашаясь в принципе с тем, что основное свойство привилегии заключа¬ тся в противоречии общему праву, подчеркивали в то же время, что от правителя может исходить и акт, подтверждающий действующее право. Такой акт они называли привилегией согласно праву (privilegium secundum ius); эта конструкция имела не только теоретическое, но и практическое жачение, так как в подобных привилегиях видели средство, укрепляющее право в целом.6 Важное место, занимаемое привилегиями в системе тогдашней социаль¬ ной регуляции, объясняется тем, что центральной проблемой средневекового права была проблема правового статуса лица. При издании, например, учре¬ дительной грамоты для какой-либо общины суверен не вводил в действие те или иные нормы объективного права, а лишь предоставлял членам общины определенные права и обязанности. Говоря современным языком, такое пра¬ во выступало как совокупность субъективных прав.7 Из сказанного можно сделать вывод о том, что содержание КГ полно¬ стью вписывалось в тогдашние представления о привилегиях. В первых немецких переводах КГ, появившихся на рубеже XIII- XIV вв., термин privilegium передан как hemtfeste. Этот старинный немец¬ кий юридический термин означал первоначально «подтверждение какого- либо заявления собственноручной подписью».8 Указанному немецкому ' Ibid S 47-48 Ibid S 48-49 7 Подробнее см [уревчч .1 Я Проблемы lenemea феода.нпма к Западной I аропе М 1970 С 192-193. Obel 1Г Der Burgereid als (jellimgsgrimd imd CiesialUingsprm/ip des deuisehen miltelealterliehen Stadtreehls YVeimai. 19^8 S 71 * Grimm J Grimm li’ Deulsclies Worterbuch Bd IV ЛЫ 2 I eip/ig 1X77 Naelidi I eip/ig 1984 Sp 387 85
слову соответствуют старые русские юридические термины «рукобитье» (для устных сделок) и «рукоприкладство» (для письменных). В дальней¬ шем термин hantfeste стал означать сам подписанный документ, в более широком смысле— публичный акт, привилегию, охранную грамоту или правовую запись.9 Изначальный смысл этого слова все же больше относит¬ ся к форме акта. Употребляемое же в КГ слово pagina в немецком перево¬ де передано как brief. Буквально это слово значит «письмо». Дело в том, однако, что в немецком языке этот термин тесно связан со словом Gnadenbrief (букв, «письмо милости»), которое является калькой с латин¬ ского litter a de gratia. Название littera de gratia стало применяться к жало¬ ванным грамотам с XIII в.,10 и немецкое слово brief косвенно свиде¬ тельствует о переменах в терминологии. Как видим, анализ терминов, употребляемых в КГ, во многом позво¬ ляет понять юридическую природу этого памятника. Важен, однако, и вопрос о том, какое положение занимала КГ в системе источников сред¬ невекового права. Для ответа на него представляется целесообразным обратиться к результатам исследований В. Эбеля, который в 50-60-е го¬ ды XX в. много занимался изучением теории и основополагающих поня¬ тий немецкого феодального права. В. Эбель выделил три основных начала, из которых вырос закон в современном понимании, а именно: судебный акт (Weistum, Rechtsbesserung), точнее, суждение, вынесенное знатоками обычного права о наличии нормы, регулирующей то или иное отношение (неважно, вынесено ли оно в связи с конкретным делом, или с вымышленной ситуацией); право, установленное соглашением той или иной общности людей и распространяющееся лишь на участников со¬ глашения и, как правило, на определенный срок (Satzung, WillkUr); вла¬ стное веление суверена (Rechtsgebot).11 Такая классификация представляется удачной, поскольку в средние века, как известно, не было четкого разграничения между правом частным и публичным, идеальным и позитивным, между правом вообще и другими видами предписаний в системе социальной регуляции. Все это налагало сильнейший отпечаток на право в целом.12 Возвращаясь к вопросу о характере КГ, мы считаем, что этот акт близок 4 Ibid 10 Pot: R Zur kanomstischen Privilegicnthcoric S 62 11 Ebel W Gcsclnchte der Gcbetzgebung m Deutschland I I lieil (Schriftenreihe der Landeszentrale lur Heimatdienst in Niedersaelisen Rcilic G H I) I lannovcr. 1956 S 13-14.19-21.23-25 I: О 4cpia\ средневековою права подробнее см I уреаич Л Я Катетрии средневековом к>.1Ы)ры 2-е тд М 1984 С 185-197 86
именно к последней категории источников по приведенной классифика¬ ции. Властное веление суверена опиралось не на вечный порядок вещей пни на обязательство сочленов какой-либо группы, а именно на волю вла- i in. В средневековой юриспруденции воля правителя рассматривалась как I навный источник возникновения привилегий.13 До XII в. исходящий от правителя приказ осмысливался как выполнение воли подданных; однако к» времен Фридриха Барбароссы эта идея стала постепенно отмирать.14 1ак, в Золотой булле Римини уже подчеркивается роль ордена в законода- юльной деятельности, говорится о праве магистров издавать «ассизы и патуты, коими и укреплялась бы вера верующих, и все подданные их на¬ слаждались и пользовались бы спокойным миром».15 Разнообразие регулируемых КГ отношений и особенно распростране¬ ние последних трех статей на всю Кульмскую землю дали некоторым авто¬ рам основание утверждать, что КГ была первым немецким земским правом.16 Эта точка зрения подверглась в литературе обоснованной крити¬ ке. Ю. Вейцель справедливо отмечал, что, во-первых, КГ издана позже, чем записано земское право, содержащееся в «Саксонском зерцале» (его относят к периоду между 1224 и 1230 гг.); во-вторых, она не содержит в себе норм, которые бы в полном объеме раскрывали правоотношения ме¬ жду орденом и населением. Он писал, что этот памятник не был «ни обыч¬ но-правовой записью земского права, ни установленным от имени суверена строем края».17 Ю. Вейцель совершенно прав, поскольку земское право— по преимуществу обычное право, в изучаемом же памятнике весьма сильно властное начало. Как отмечал Б. Кёлер, правовые источники обычного происхождения вступали в орденских владениях в силу не сами по себе, а лишь через посредство КГ.18 Поэтому, вероятно, ближе к истине те авторы, которые сближают КГ не с земским правом (Landrecht), а с так называемым правом земли (Landesrecht, Landschaftsrecht), т.е. территори¬ альным установлением какого-либо суверена. К ним относятся, в частно¬ сти, зальцбургский земский регламент архиепископа Фридриха III (1328), '' Pot: R Zur kanonistischcn Pnvilegientheorie S 52 ы Ebel W. Geschichte der Gesetzgebung .. S 26 "PUB I I №56. " l.aufs .1 Schroder К -P Landrecht//HRG Bd li 1978. Sp 1536. Ltebenrinh R Eike von Repchovs und der Sachsenspiegel (Srtzimgsberichte der Saclisischen Akademie der Wissenschaften /и Leipzig Philol -hist klasse Bd 122 H 4) Berlin. 1982 S 46 17 WeitielJ Zimi Rechtsbegriff der Magdeburger SchOffen// Studien zur Geschichte des sachsisch-magdeburgischen Rechts in Deutschland und Polen / Hrsg von D Willoweit und W Schich (Rechtshistorische Reihe Bd 10) F-rankfurt a M . Bern. Cirencester. 1980 S 87 '* Koehler В Kulmer Handfeste //1IRG Bd II 1978 Sp 1245-1246 87
верхнебаварское право императора Людвига (ок. 1335) и др.19 Среди вос¬ точноевропейских правовых памятников с КГ типологически сходны, на¬ пример, общеземские привилеи, издававшиеся литовскими великими князьями. Следует заметить также, что, несмотря на властный по преимуществу характер КГ, в ней имеются некоторые «договорные» черты. Уже в заклю¬ чительной части КГ 1233 г. говорится о включенных в грамоту «условиях» (pacciones), которые упомянуты наряду с «установлениями» (constituciones) и «обещаниями» (promissiones) ордена. Термин pacciones, происходящий от слова pactum (договор, соглашение), подразумевает, что грамота издана с согласия подданных. В той же заключительной части объявляется и обя¬ зательность грамоты на будущее, условия ее не могут быть изменены кем- либо из преемников суверена. С течением времени договорное начало в КГ становится заметнее: в редакции 1251 г. в числе свидетелей упомянуты представители городов Кульма и Торна. Это неудивительно, поскольку в 1233 г. оба города уже конституировались как автономные общины. Их представители фигурируют в заключительной части привилегии 1251 г. наряду с чинами орденской братии. Подобная черта становится понятной, если вспомнить, что в средневе¬ ковой юридической мысли была весьма популярна идея общественного договора. Договорным началом пронизана вся правовая система, пусть даже это начало зачастую бывало формальным; общественный договор скреплялся клятвой его участников. Присягу соблюдать интересы поддан¬ ных приносил перед коронацией император германского рейха, присягу выполнять требования установленного в городе права (вилькюра) ежегод¬ но приносили бюргеры, перед началом судебного заседания приносили служебную клятву шеффены и т.п. Истоки такого мышления восходят к библейской доктрине о договоре человека с Богом и идее о том, что само право происходит непосредственно от Бога; даже король стоит ниже права и может лишь применять его. Благодаря присущей памятнику многопредметности, его нормы отли¬ чаются большим разнообразием с точки зрения законодательной техники. Некоторые нормы являются непосредственно-регулирующими (например, относящиеся к орденским регалиям), другие имеют отсылочный (ст. 4, 10, Schwann С Frh. von Thteme II Grundzuge dcr deutschen Rechtsgescluchte 4 Aull Berlin, MUnchen. 1950 S 145, Conrad И Deutsche Rechtsgescluchte Bd I Fruhzeit und Mittelalter F.m Lehrbuch 2 Aull Karlsruhe. 1962 $ 353.Plamtzll Lckhardt К A Deutsche Rechtsgescluchte Graz. kdln, 1971 S 142. Dvgo \1 Sludia nad poc/qtkami wladztwa zakomi Nienueckiego w Prusacht 1226-1259) Warszawa. 1992 S 109 88
11, 23) или бланкетный характер (ст. 4, закрепляющая за городским сове- юм Кульма право толкования Магдебургского права). В КГ имеются как нормы, снабженные санкциями за нарушение (ст. 5, 19, 20), так и бессанк- пионные. Сложность содержания обусловила и разнообразие формулировок, ка¬ сающихся действия КГ во времени, в пространстве и по кругу лиц. Боль¬ шинство норм установлено без указания срока действия или же «навечно» (п. I, 4, 10, 13), «постоянно» (ст. 22). В то же время часть предписаний имела временный характер и подлежала применению лишь до окончания поенных действий с пруссами (ст. 17). Действие КГ в пространстве имело двоякий характер. Три статьи (ст. 22-24), как уже упоминалось, распро¬ странялись на всю Кульмскую землю. Остальные касались преимущест¬ венно городов Кульма, Торна и отведенных им угодий и действовали соответственно внутри границ, описанных в ст. 2 и 3. Основными адреса- iumh привилегии, разумеется, являлись горожане, т.е. полноправные члены общин Кульма и Торна. В то же время ряд положений, как уже говорилось, касается прав самого ордена и местного духовенства. В КГ упоминаются и иные категории населения: в ст. 2 и 3 (в связи с правом пользования р. Вислой)— «перегрины»; в ст. 5 редакции 1251 г. (в связи с предписа¬ ниями, касающимися речной переправы)— «феодалы» (о них см. в ком¬ ментарии к соответствующим статьям). Наконец, ст. 22-24 благодаря своему особому положению распространяются на неопределенный круг лиц. Отмеченная сложность памятника, разнообразие в структуре его норм, а 1акже отсутствие противоречий в его содержании позволяют заключить, что характер грамоты соответствовал сложности тех задач, которые стояли перед орденскими властями на начальном этапе прусской экспедиции. Эти задачи орден и попытался решить, используя устоявшиеся к тому времени юридические формы. Есть основания согласиться с Б. Кёлером, который писал, что как по форме, так и по содержанию КГ является целостным и продуманным правовым документом.20 Наблюдения над особенностями законодательной техники и внутренней логики КГ как порождения средневековой правовой культуры неизбежно подводят нас к разговору о значении этого памятника в более широком историко-культурном контексте. Будучи письменным источником, КГ множеством нитей связана с культурой своего времени. Какие из этих свя- зей представляются наиболее важными? Ответить на этот вопрос не так 0 Koehler В Kulmer Hand teste// HRG Bd II 1978 Sp 1245 89
просто, поскольку культурология и семиотика (наука о знаковых систе¬ мах)— дисциплины сравнительно молодые, и даже ключевые понятия, важные для темы нашего исследования, такие, как «текст» и «культура», до сих пор являются предметом дискуссий.21 Ниже мы скажем о тех вопросах, отношение которых к истории культуры не вызывает сомнений, а именно о связи КГ с историей письменности и языка, а также об идейном содержа¬ нии памятника. Уже по своей форме КГ может рассматриваться как интересный и цен¬ ный памятник средневековой письменной культуры. В оригинале до нас дошли, как уже сказано, лишь два экземпляра второй редакции КГ. Они написаны одной и той же рукой. Почерк писца отличается аккуратностью и изяществом. Грамоту открывает фигурный инициал F, с которого начина¬ ется первое слово (Frater). Вертикальные элементы букв 6, d,f h, /, t, вытя¬ нутые высоко над строкой, для украшения пересечены горизонтальными черточками, что придает строке определенный ритм и своеобразную тор¬ жественность.22 Дукт письма сопротивляется распространявшейся тогда готизации, заключающейся прежде всего в пристрастии к контрасту между тонкими линиями восходящих элементов и более толстыми линиями нис¬ ходящих, а также к заострению и угловатости очков литер и всех кривых линий. Подобный консерватизм почерка был характерен для рейнских и мозельских областей, откуда, возможно, и происходил писец.2’ КГ была составлена на латинском языке, что соответствовало общеприня¬ той средневековой практике. Латынь, как известно, была официальным язы¬ ком церкви, который постепенно стал приобретать черты «священного языка». Престижность латыни, развитая юридическая терминология, нако¬ нец, то обстоятельство, что благодаря усилиям схоластов латинский язык превратился в инструмент абстрактного мышления — все это способствова¬ ло широкому использованию латыни в делопроизводстве и законодательст¬ ве.24 Но господство латыни в орденских документах XIII в. (в частности, тех, что составлялись в Пруссии) имело и ряд других причин. Во-первых, сам :| Подробнее см . Лотман 10 М Семиотика культуры и понятие текста // Учен, зап Тарту¬ ского гос. ун-та. 1981. Вып. 515 С 3-7. Текст как явление культуры/ Отв. ред АН Кочсргнн. К.А Тимофеев Новосибирск. 1989 С 3. 21. ЛобковицН Христианство и культура//Вопросы философии 1993 №3 С 74-75 Восмрои(веденный крупным планом фрагмеш KI см H'llloueit D Die Kulmer Handfeste und das 1 lerrschartsverstandnis der Staiifer/.eit // Beilrage /ur Geschichte WesipreuBens №9 Minister. 1985 S I 1 r'/M S 19 -l Mohnnann (' l tildes sor le laim des chretiens 1 II Latin chrctien el medieval Roma. 1961 P 41. 52. 175-177 90
орден был религиозной корпорацией со значительной прослойкой духо¬ венства, поэтому неудивительно, что орденская канцелярия следовала сло¬ жившейся общецерковной традиции. Во-вторых, как рыцари, так и колонисты происходили из разных земель, где существовали различные шалекты, поэтому написание документов на латинском языке было удоб¬ ным выходом из положения. Наконец, в-третьих, широкие массы колони- пов (к которым прежде всего и была обращена КГ) были неграмотны, а /1дя неграмотного человека язык документа безразличен— неграмотный в июбом случае пользуется чужими услугами.ь Как известно, латинские до¬ кументы предназначались для торжественного публичного оглашения, причем само это оглашение происходило после церковной службы с одно¬ временным переводом на немецкий язык.26 Хотя в первой половине XIII в., т.е. в ту же эпоху, что и КГ, появляются первые значительные юридические тексты на немецком языке (среди них были выдающиеся памятники— Майнцский земский мир 1235 г. и «Саксонское зерцало»),27 но в Пруссию новые веяния приходят с опоздани¬ ем. Первые орденские документы, составленные на немецком языке, в Пруссии известны с середины XIII в., но еще целое столетие официальным языком орденских актов оставалась латынь. Переход в последующий пери¬ од к использованию немецкого языка большинство исследователей Связы¬ вает с пробуждением национального самосознания, которое, впрочем, в Пруссии запоздало по сравнению с Германией.28 Язык и стиль КГ, как уже говорилось выше (см. Введение, § I) — осо¬ бая тема, заслуживающая специального рассмотрения. Их изучение не¬ мыслимо в отрыве от всего корпуса орденских грамот XIII-XIV вв. и является пока делом будущего. Отметим лишь, что КГ (как и другие доку¬ менты, вышедшие из орденской канцелярии в XIII в.) написана довольно тяжеловесным слогом с громоздкими периодами, что несколько затрудняет' восприятие акта. В тексте памятника встречаются отдельные иноязычные Forst renter К 1 atcin und Deutscli im Deubclieii Orden /иг I rage emer Amisspracbe// Siudien zur Geschichle do* Preulienlande* leslsdirifi fur I kevsei /11 scinem 70 (leburisiag/ Ursg von I Bahr Marburg. 1063 S. 375 J'Heinrich L Die Urkunde 111 dei Ubcrset/ung Siudien /u emei Samnilung von (kisiedlungsurkunden // Jahrbuch fur die Cieschichle Miitel- und Ostdeulsdiland* lid Ю 1070 S 6 :7 hwian \/\l ( e мешок ПИ Пстрпя немецкою niiepaivpiiom я лака l\-\Vmi VI I08i C 00 :s kev\er L Laieim.sdie und deuisdie Verwaliimgsspiadie im Deutschcn Ordenslande h Mii- leilungen des Westpreuliiscben CiesdndiKverems lid 27 I02X S 74 7K (шеи I /ui I mye dei Schieibspracbe des Deutsdien Orden* mi Millelallei (lorsdnmgsslaiul) h /e*/\t\ naukowe I ;m- wersvieiu im Adama Mickiewic/a u Po/naniu .N" I iloloeia /es/ 6 I’o/nan 1064 S 01 91
заимствования, главным образом греческие. Это термины, относящиеся к церковным учреждениям (parrochia — епархия, диоцез) либо к институтам, заимствованным в свое время римской правовой системой из греческого права (civitas metropolitana— главный город-колонизатор, naulum — плата за перевоз). Отметим также славянизм — слово newod, означающее рыбо¬ ловную сеть. С историко-культурной точки зрения представляет интерес идейное со¬ держание памятника, т.е. запечатлевшиеся в нем черты общественного сознания. Прежде всего обратим внимание на те особенности, которые связаны с развитием средневековой письменной культуры. Как и иные источники нерелигиозного и небеллетристического содер¬ жания, КГ относится к числу памятников так называемой прагматической письменности. К закономерностям развития такой письменности совре¬ менная зарубежная (в частности, немецкая) наука проявляет все больший интерес. Делаются попытки выявить пути и формы ее эволюции, а также определить круг носителей соответствующей письменной традиции.29 К сожалению, применительно к Пруссии этот процесс исследован мало. Дело в том, что общие черты культуры орденского государства (в частно¬ сти, культурные связи между орденом и городами, расхождения в мировоз¬ зренческих установках тевтонских рыцарей и бюргеров) все еще недостаточно изучены.30 Однако обращение к уже известным сегодня фак¬ там позволяет констатировать, что в основном прусские земли шли по то¬ му же пути, что и вся Европа. Несмотря на практический характер КГ, следует учитывать, что средне¬ вековый книжник (среди которых доминировали лица духовного звания) не просто задавался целью закрепить на письме некоторую информацию; сам по себе процесс писания часто воспринимался как акт медитации, мо- 2424 Trager, Felder, Formen pragmatischer Schriftlichkeit im Mittelalter Der neue Sonderforschungsbereich 231 an der Westfalischen Wilhelms-Umversitat Monster// FrUhmiltelalterliche Sludien. Bd. 22. 1988. S 388-409, Keller H . 1) Pragmatische Schriftlichkeit im Mittelalter. Erscheinungsformen und Entwicklungsslufen. Einfiihrung zum kolloquium in MOnster. 17.-19. Mai 1989// Pragmatische Schriftlichkeit im Mittelalter. Erschemungsfonnen und Entwicklungsstufen (Akten des intemalionalen Kolloquiums. 17.-19 Mai 1989)/Hrsg von H Keller (MUnstersche Mittelalter-Schriftcn. Bd. 65) MUnchen. 1992 S 1-7. 2) Vom heihgen Buch* zur ‘Buchftihrung' Lebensfunktionen der Schrift im Mittelalter// FrOhmittelalterliche Studien Bd 26 1992 S 1-31, 3) Einftlhrung zum Kolloquium// Der Codex im Gebrauch (Akten des mtemationalen Kolloquiums. 11-13 Juni 1992)/ Hrsg von C Meier. D Hupper und H Keller (MUnstersche Mittelalter-Schriften. Bd 70) S 11-20 Santsonoivicz H Der Deutsche Orden und die Stadle in PreuBen Vcrknupfungen und Unterschiede im kulturellen Leben// Die Rolle der Ritterorden in der mittelalterlichen Kultur/ Hrsg von Z II Nowak (OMCTII III) lonm. 1985 S 7-8 92
ниш.I или аскезы. Писание понималось как акт благочестия.31 В содержа¬ нии КГ имеются некоторые черты, говорящие, как представляется, именно и пн/юбном восприятии письменного слова. Они нашли отражение прежде ■и ню и преамбуле и в заключительной части, о чем будет подробнее сказа¬ ми и комментарии. КГ является источником, который отразил процесс перехода от устного |||1шш к праву письменному. Х111 столетие вообще богато примерами со- I mu нения правовых записей (будь то по воле правителей или по инициати- |ш чииных лиц, как «Саксонское зерцало»). К их числу относились и малочисленные жалованные грамоты, выдававшиеся, в частности, немец- сим колонистам. С другой стороны, несмотря на письменную фиксацию ■ и цельных нормативных положений, КГ в полной мере отражает черты той точи, когда заметное место в правовой системе продолжает занимать и(н.1чай, в том числе и не получивший письменной фиксации. Между уст¬ ным и письменным способами распространения информации (в том числе правовой) существовали многочисленные связи, и в целом на создаваемых письменных текстах лежит «тень устности».32 Важнейшая причина письменной фиксации прав, предоставленных Кульму и Торну, заключается в той специфике, которую имела локация юродов в процессе немецкой восточной колонизации. В литературе было высказано не лишенное оснований мнение о том, что при закладке новых юродов колонистам требовалось изначально предоставить особые права, которые по сравнению с действующим на данной территории правом но¬ сили характер льгот, чем и объясняется связь между городским правом и письменностью в новых общинах. ” Предпосылкой широкого использования письменности в прусской ад¬ министративной практике был самый характер ордена. Будучи духовной корпорацией, в число которой входило большое количество грамотных клириков, Тевтонский орден имел одну из крупнейших в Европе канцеля¬ рий и обширнейший архив, благодаря чему политическая и хозяйственная жизнь ордена хорошо документированы. Многие жалованные грамоты, дошедшие до нас от XII XIII вв., обосно- ’’ Подробнее см Honemunn I I unkuonen des Buches m Millelallei und Irulier Neu/cil // Medienwissensehafi Tin I landbuch zur I niwicklung dei Medien und komnuimkalionsformon llrsg von J-I- Leonhard. Il-W Ludwig I) Schvvar/c. I Siraliner (I landbuch /ur Sprach- und kominunikalionswisbcnschatl Bd 15) leilbd I Bei Im. New N ork. 1666 S 544 Ibid S 544-546 Patzell Sladlgrimdung und Suidnechl// Rechl und Schrill im Millelallei llisg von I’ Clasen (Voitnige und I oischungen Bd 2>) Sigmarmgen 1677 x 146
вывают необходимость письменной фиксации права бренностью человека и слабостью человеческой памяти.34 Дело здесь, как представляется, не только в риторической традиции, восходящей отчасти еще к античности/5 но и в тех процессах, которые происходили в тогдашнем западном общест¬ ве. В интересующий нас период резко возрастает объем социально значи¬ мой информации, которая подлежала усвоению и передаче следующим поколениям. Это было связано с усложнением социальной структуры об¬ щества (прежде всего ростом городов), развитием грамотности и образова¬ ния. Указанные процессы нашли отражение и в памятниках немецкого городского права XII—XIII вв.36 Хотя в рассматриваемом памятнике и нет подобных жалоб на слабость людской памяти, но в его заключительной части имеется определенная мотивировка письменной фиксации, как бы обращенная в будущее: «И чтобы вышеприведенные постановления, обяза¬ тельства и условия не могли быть нарушены или изменены кем-либо из наших преемников, мы повелели начертать настоящую грамоту, подкрепив ее привешениями наших печатей». В заключительной части грамоты 1251 г. дополнительно сказано, что КГ дарована, «чтобы это наше успеш¬ ное пожалование оставалось действительным и незыблемым». Такая аргу¬ ментация, более «юридизированная» и связанная с представлением о письменном документе прежде всего как о способе доказывания чьих-либо прав, также нередко встречается в локационных документах XIII в. (в ча¬ стности, силезских).37 Несмотря на то, что права жителей Кульма и Торна были зафиксирова¬ ны письменно, можно с уверенностью полагать, что текст КГ был непо¬ средственно доступен лишь небольшому числу колонистов, поскольку лиц, владеющих латинским языком, среди мирян было мало. Для Прусского * 13'4 Fichtenau //. Arenga Spatantikc und Mittelaller im Spiegel von Urkundenformen Graz. Kdln. 1957 S 131-133. Menzel J J Die sclilesischen Lokationsurkunden des 13 Jahrhunderts Sludien zuin IJrkundenvvesen. zur Siedlungs-, Rechts- und Wirtschaftsgeschichle einer ostdeutschen Landschaft im Mittelaller (Quellen und Sludien zur sclilesischen Gesclnchte Bd 19). WUrzburg, 1977 S 168, Reiffenstein J Zur Begrlhidung der Schnfilichkeit in deutschen Urkunden des 13 Jahrhunderts// Sprache und Rechl Beitrage zur kulturgeschichte des Miltelalters Festschrift ftlr Ruth Schrnidl-Wiegand zum 60 Geburtstag/ Hrsg von К Hauck u a Bd 2 Berlin, New York. 1986. S 665-666 Fichtenau H Arenga S 123-124. '*’06 этом подробнее cm hemistich II' Medien und OlTentlichkeit im Mittelaller 800— 1400 Gottingen. 1996 S 27-30. 251-272, Ditcher (i Oralitat. Verschrifthchung und Wandlungen der Normstruktur in den Stadlrechten ties 12 und 13 Jahrlumderts// Ditcher G Burgerrecht und Stadlverfassung im europaischen Mittelaller KOln. Weimar. Wien. 1996 S 285-287 '7 Menzel J J Die schlesischcn I okaiionsurkundcn S 169 94
тсударства и в дальнейшем было характерно чрезвычайно медленное рас¬ пространение письменной культуры, в том числе и на родном языке. «Мир письменности» вплоть до конца эпохи Нового времени принадлежал обра- ишанным элитам.38 В грамоте отразились также некоторые общественно-политические пред- t швления. В тексте КГ обращают на себя внимание положения двоякого рода: те, в которых отразилась идеология крестового похода, и те, которые связаны со средневековыми представлениями о власти суверена. Анализируя связи КГ с идеологией крестового похода, следует прежде исего иметь в виду общую духовную атмосферу эпохи. Конец XII и вся первая половина XIII вв. в Европе прошли под знаком ожидания скорого конца света или наступления последнего тысячелетнего периода, предва¬ ряющего Страшный суд. Само по себе это явление не было чем-то новым, однако для XIII в. характерно соединение двух течений, развивавшихся до )гого раздельно: с одной стороны — народное, наивно-предметное пред¬ ставление о конце времен, во многом обусловленное текущими политиче¬ скими событиями (как, например, в популярном тогда «Действе об Анти¬ христе»39); с другой — идеи высокообразованных теологов о «последних вещах». О наступлении скорого конца света говорилось в целом ряде пророчеств. Конец времен в тогдашнем сознании был тесно связан с пред¬ ставлением о последней битве христианского мира с силами тьмы (в част¬ ности, язычниками и мусульманами). Так, папа Иннокентий III про¬ возгласил в 1213 г., что близок конец «мусульманского зверя», чье число 666, ибо 600 лет со дня возникновения магометанства уже прошло.41 Папа Григорий IX в августе 1233 г. отмечал в одном из писем: «Живем в то вре¬ мя, когда, согласно апостолу,42 наступает скончание веков».4’ Кроме того, 13'* Гак, восточнопрусская деревня даже в эпоху Просвещения демонстрировала весьма низ¬ кий уровень грамотности: в 1750 г ставить свою подпись умели только 10% крестьян (Houston R A Literacy in Early Modern Europe. Culture and Education 1500-1800. London, New York. 1988 P 152). Даже если учесть более значительный, чем в германских княжествах, культурные различия между юродом и деревней, зтог показатель ретроспективно характери- з>ет общий уровень развития культуры в Пруссии ■,ч См «Действо об Антихристе»// Памятники средневековой латинской литературы X- XII веков М , 1972 С 412-429. 10 Sclia/ler H..VI Endzeit-Erwartung und Antichrist-Vorslellungen in der Polilik des 13 Jahrluinderts// Festschrift ftlr Hermann Heimpel zum 70 Geburtstag am 19 September 1971/ llrsg von den Mitarbeitem des Max-Planck-lnstituts ftlr Gescluchte Bd 2 Gottingen. 1972 S 926 -"Ibid S 931-932 4-Ч‘м I Kop 10 II 4' Umllard-lireliolles J -/ -A Historia diplomatics Fnderici secundi Г IV Pars I Parishs. 1854 P 446 95
1240 г. соответствовал 5000 году от сотворения мира по еврейскому лето¬ счислению, и в этом году многие раввины ожидали прихода Мессии. Соот¬ ветствующие слухи, распространившиеся первоначально в еврейских об¬ щинах, затронули и христианское население; вторжение монголов в като¬ лическую Европу и битва при Лигнице в 1241 г. как будто подтверждали пророчество о великих катаклизмах.44 Уместно вспомнить и об учении проповедника Иоахима Флорского (ум. в 1202 г.), который предсказывал, что после царства Бога-Отца (ветхозаветные времена) и Бога-Сына (ново¬ заветные времена) настанет царство Святого Духа, которое начнется в 1260 г. Правление перейдет к монахам, а человечество обратится к еван¬ гельской бедности, земля станет одним большим монастырем, а люди — святыми, которые будут славить Господа, и это царство продлится до Суд¬ ного дня.45 Соответствующие настроения разделял и император. Так, в декабре 1227 г. Фридрих II писал в одном из писем: «Довелось нам жить [во вре¬ мена], когда наступает скончание веков».46 В феврале 1249 г. он же писал: «В эти последние дни... рушится порядок вещей».47 Стоит напомнить и о том, что представление, согласно которому мир вступил в последний пери¬ од своего существования, прослеживается и в правовых источниках, в ча¬ стности, в «Саксонском зерцале» (Земское право, кн. 1 ст. 3 § I).48 Порой казалось, что апокалиптические пророчества сбываются. Так, возглавлен¬ ный Фридрихом II успешный шестой крестовый поход 1228-1229 гг., ко¬ гда Иерусалим был взят без боя, а Фридрих увенчан короной иерусалимского короля, воспринимался современниками как начало ново¬ го «золотого века», ибо, согласно древнему представлению, император, воцаряющийся в Иерусалиме, является последним императором.49 Идеология крестового похода наложила свой отпечаток на вступитель¬ ную часть КГ. В ней говорится: «Чем многочисленнее и чем больше испы¬ тания, которые будут выносить жители земли Кульмской и особенно городов наших, а именно Кульма и Торна, как для защиты христианства, * *и Schuller И. М. Lindzcit-Krwartung. S 929-930. Юваль И. Между политическим и утопи¬ ческим мессианством в средние века/ Пер с иврита// Вестник Ьврейскою университета 1999. №2 (20) С 216-236 4' Подробнее см. ■ Делюмо Ж Ужасы на Западе /11ер с фр М . 1994 С 166-167 *h Monumenta Gennaniae Historica Legum sectio IV Constitutiones et acta publica imperatorum ct regum T II (1198-1272) / Ld I. Weiland Hannoverae, 1896 P 148 41 Huillard-Breholles J -L -A Hisloria diplomatics Г riderici secundi T VI Pars II Parisns. 1861 P 705-706 C'3 C 17 4" Schuller H M I'ndzeil-l Twartimg S 939-941 96
1ик и для успеха нашего ордена, тем горячее и деятельнее мы желаем и должны споспешествовать им во всем, в чем можем по справедливости». Предоставление привилегии осмыслено здесь как вклад в дальнейшую борьбу за распространение христианства в прусских землях. Одновременно подчеркнута роль городов Кульма и Торна как двух стратегически важных форпостов ордена в крае. Любопытно, что значение городов для орденской экспедиции осознава¬ лось и самими жителями, о чем свидетельствуют данные геральдики. На ста¬ рейшем гербе Кульма (впервые он встречается на городской печати 1345 г.) помещены ворота и две сторожевые башни, на фоне которых изображен га- попирующий конь со всадником — тевтонским рыцарем, держащим в левой руке треугольный меч с орденским крестом, а в правой — развевающееся шамя.50 Этот символ весьма красноречив. Дело в том, что в средневековой европейской традиции печать, изображающая всадника со знаменем (или с флажком на копье), была атрибутом высшей знати (герцогов, курфюрстов) и как бы в концентрированном виде выражала идею власти.51 Из Золотой бул¬ лы Римини известно желание Фридриха И, чтобы гохмейстер и его преемни¬ ки «в своих землях были наделены и пользовались судебной властью и господством изряднее, нежели, как то ведомо, имеет в своей земле иной князь империи». Правда, гохмейстерская печать не имела изображения всад¬ ника, зато такое изображение с середины XIII в. было помещено на печати орденского маршала в Пруссии.52 Городской герб подчеркивает роль Кульма в покорении края, его политическое значение и одновременно в своеобраз¬ ной форме продолжает европейскую геральдическую традицию. Герб Торна, известный по городским печатям уже с XIII в., изображает городские ворота из двух крепостных башен с аркой, под которой восседа¬ ет на троне Богоматерь с Христом-младенцем.33 Как известно, Богоматерь * 13Beckherrn С Die Wappen der Stadte Alt-PreuBens // AM. Bd. 29. 1890 S 283. Taf VI — C \i также изображение на обложке этой книги. '* Schontag W. Das Reitersiegel als Rechtssymbol und Darstellung ritterlichen Selbstverstandnisses. Fahnenlanze, Banner und Schwert auf Reitersicgcln des 12 und 13 Jahrhunderts vor allem sUdwestlicher Adelsfamilien // Bild und Geschichte. Studien zur polilischen Ikonographie Festschrift fur Hansmartin Schwarzmaier zum runt'undsechzigster Geburtstag/ Hrsg von K. Krimm und H. John. Sigmaringen. 1997 S 94-101 "2 Kulnmt: R. Siegel als Zeugnisse dcr FrOmmigkeitsgeschichte // 800 Jahre Deutscher Orden. Ausstellung des Germamschen Nationalmuseums NOmberg in Zusammenaibeit nut der Intcrnationalen Hisiorischen (Commission zur Erforschung des deutschen Ordens / Hrsg von Ci Bolt und U Arnold Guiersloh. Munchen. 1990 S 377-378 Beckherrn C Die Wappen dcr Stadte Alt-PreuBens S 309. Taf XIV, Czacharouski A lorun sredmowieczny (do roku 1454)// Torun dawny i dzisiejszy Zarys dziejow/ Pod red M l3iskupa(TNT Prace popularnaukowe № 41) Warszawa. Poznan, Torun, 1983 S 39,80 97
на троне с Христом-младенцем на коленях была изображена на печати гохмейстера.54 Как видим, торнский герб также использует образы орден¬ ской геральдики, подчеркивая связь города с миссией ордена, покровите¬ лем которого была Дева Мария. Из каких представлений о власти над краем исходил законодатель при издании грамоты? По мнению Г. Киша, благодаря изданию КГ орден пред¬ стает как автономная суверенная власть, обладающая «полным верховен¬ ством в земле» (voile Landeshoheit) и не ограниченная никакой вышестоящей или конкурирующей властью, будь то светской или духов¬ ной.55 Но что стоит за понятием «полное верховенство в земле»? Средне¬ вековью были чужды современные представления о государственном суверенитете, равно как и противопоставление публичного права частному. Д. Вилловейт, обратившийся к изучению этого вопроса, отмечал, что ран¬ несредневековые представления о власти были связаны прежде всего с идеей о праве суда над населением той или иной территории, и само это право вверено феодалу его сеньором.56 Однако в штауфенскую эпоху, осо¬ бенно в период правления Фридриха II, в документах наблюдается извест¬ ная перестановка акцентов. На первый план выступает уже не право суда над населением, а право владения той или иной территорией. Это был шаг к складыванию системы территориальных княжеств.57 Становление ука¬ занных представлений выглядит как проникновение в законодательство таких категорий римского права, как proprietas и dominium. В свою оче¬ редь, это было связано с правосознанием узких кругов элиты в лице обра¬ зованных клириков, стремившихся приспособить язык права к новым политическим реальностям.58 В случае с КГ для суверена было достаточно оговорить свое принципиальное право на участие в судопроизводстве и получение от него части доходов (ст. 1). В остальном же он удовлетворял¬ ся фактическим господством в Кульмской земле, из которого и проистека¬ ли регалии ордена как суверена.59 С процессом развития новых представлений о природе власти суверена, на наш взгляд, вполне корелли- рует и другое обстоятельство. При даровании привилегий городам, осно¬ ванным в ходе немецкой восточной колонизации, доминировали именно соображения, связанные с распоряжением землей. Сама логика локации м Ka/nmt: R. Siegel als Zeugnisse S. 370-371. " Kisch 2 S 10-11 'h WilloM-eit D Die Kuliner Handfeste S 10-14 "7 Ibid S 14-15 Ibid S 15.24 "'Ibid S 21. 98
подводила к тому, чтобы городское право, предоставляемое новым общи¬ нам, приобретало вещно-правовой характер.60 Д. Вилловейт полагает, что орденское право на издание законов, вклю¬ чая привилегии колонистам, проистекало из положений Золотой буллы Римини, где оно прямо упомянуто.61 Но, как известно, Золотая булла была издана лишь около 1235 г. и не могла быть непосредственным источником нрав к 1233 г. По-видимому, скорее есть основание говорить об общем для первой половины XIII в. круге политико-правовых идей, нашедших отра¬ жение как в тексте ряда документов того времени, так и в текущей законо¬ дательной и административной практике. Впрочем, хотя штауфенская эпоха и была переходной в смысле разви¬ тия представлений о существе государственной власти, в КГ положения о суде по-прежнему фигурируют в начале документа (ст. I) и лишь затем тконодатель переходит к описанию городских угодий (ст. 2, 3) и изложе¬ нию других вопросов. Здесь еще жива былая традиция, отход от которой в Пруссии произойдет лишь во второй половине XIII в. Кто был носителем тех идей, представлений и традиций, которые нашли отражение в грамоте? К сожалению, мы не знаем ни имени составителя (так называемого диктатора), ни имени писца. К. Зелиньска-Мельковска, касаясь вопроса о возможном составителе, выдвигает несколько предпо¬ ложений. Во-первых, это могло быть лицо из ближайшею окружения Гер¬ мана фон Зальца. Во-вторых, в составлении КГ могли проявить заинтересованность сами жители новооснованных городов, которые и пре¬ доставили соответствующего специалиста. Наконец, в-третьих, составите¬ лем грамоты мог выступить кто-либо из свиты упоминаемого в КГ бургграфа Бурхарда Магдебургского, который выполнял роль посредника между горожанами и орденскими властями.62 Однако, учитывая важность грамоты и отмеченную идейную близость памятника к императорским ди¬ пломам того времени, мы полагаем, что наиболее вероятным составителем КГ все же стал кто-то из окружения гохмейстера, который, как уже гово¬ рилось, входил в число наиболее близких к императору лиц. В таком слу¬ чае КГ можно считать плодом работы гохмейстерской канцелярии. Ничего не известно также о составителе и писце второй грамоты 1251 г. (возможно, это было одно и то же лицо). Ясно, что составитель должен был хорошо знать местные условия. К. Зелиньска-Мельковска полагает. Putze И Stadlgrimdung und Stadtiixlu S 146 M IPi/loueit I) Die kulmci I land Геме X 17 21 / MS 7 00
что это мог быть приходский священник Кульма или Торна, причем по¬ следнее более вероятно, так как к моменту возобновления привилегии Торн был уже интенсивно развивающейся общиной, тогда как Кульм еще только отстраивался после пожара.^ Несколько больше можно сказать о писце, из-под пера которого вышли оба экземпляра грамоты 1251 г. (они выполнены одним почерком). Веро¬ ятно, к середине ХШ в. Кульм и Торн уже имели собственных городских секретарей, один из которых и написал документы. Не исключено также, что писец принадлежал к окружению кульмского епископа доминиканца Гейденрейха либо был монахом-францисканцем из числа тех, что обосно¬ вались незадолго до этого в Торне.64 Исходя из почерка, а также из осо¬ бенностей правописания личных имен, К. Зелиньска-Мельковска полагает, что писец был выходцем из западных областей рейха, например, из Лота¬ рингии или из окрестностей Трира.65 Наблюдения, изложенные в настоящем параграфе, дают представление об общих чертах памятника— его важности в контексте орденской политики, многообразных связях с европейской правовой и культурной традициями. Обратимся теперь непосредственно к тексту грамоты. § 2. Текст и комментарии а. История текста и генеалогия рукописей Подлинник КГ в редакции 1233 г. до нас, как уже сказано, не дошел: он погиб во время пожара в г. Кульме в 1244 г. Текст его известен по транссум- пту (подтверждению) в грамоте 1251 г., а также по двум источникам более позднего времени. В отличие от грамоты 1233 г., текст 1251 г. сохранился в двух оригинальных грамотах, изготовленных для Кульма и Торна. Таким образом, сегодня науке известны следующие тексты памятника. Редакция 1233 г. 1. Копия XV в., сохранившаяся в книге привилегий г. Кульма.66 Этот рукописный сборник был составлен в 1431-1436 гг. городским секрета- * 6^ Ibid. S 19 w Ibid 6' Ibid M GStAPk IIAXX OI: 83 131 3-6 100
рем Конрадом Бичином.67 Сборник является важным источником по ис- юрии городского устройства и самоуправления Кульма.68 Фотокопия ♦того списка приведена в издании Зелиньской-Мельковской.69 Текст имеет много описок, орфографических ошибок и колебаний в правопи¬ сании слов. 2. Публикация К. Харткноха70 в книге «Древняя и новая Пруссия».71 О списке, положенном в основу публикации, издатель сообщает лишь сле¬ дующее: «Я приобрел его в Данциге у одного доброго знакомого, который не склонен рассматривать его как бесспорный; поэтому благосклонный читатель может придерживаться о нем такого мнения, какого захочет».72 Других сведений об этой рукописи нет, и сама она, по-видимому, была утрачена. В настоящее время изданный Харткнохом текст также доступен благодаря фотокопии в издании Зелиньской-Мельковской.73 Текст, опуб¬ ликованный Харткнохом, более исправлен в грамматическом отношении. Сопоставление его с копией Бичина обнаруживает многочисленные, но несущественные разночтения, главным образом редакционного характера. Лишь в перечне имен свидетелей есть разночтения, заслуживающие специ¬ ального рассмотрения. Г. Киш, анализируя публикацию Харткноха, высказал предположение о том, что изданный им текст не основан на какой-то самостоятельной руко¬ писи, а всего лишь препарирован из грамоты в редакции 1251 г.74 Однако более внимательное ознакомление с публикацией Харткноха в сопоставле¬ нии с другими текстами не подтверждает этой гипотезы. Во-первых, в опубликованном Харткнохом тексте есть чтения, независимые как от ко- S * 767 О его личности и сочинениях подробнее см. Steffenhagen И /и Conrad Bitschin // AM Bd 8 1871. S. 523-530. Methner A Conrad Bitschin als Danzigcr Stadtschrcibcr // /WCi 11.64 1929 S. 69-83 6X Источниковедческую и исюрико-нравовую чараюернсшку рукописи см lanilecki.l Sredmowiec/ne ksis;gi wiclkich nnast pruskich jako /rodla hisioryc/ne i /abylki kultury mi- cszc/anskiei (orgamzacja wladz. zachowane archiualia. d/ialalnosc kancelarn) Warszawa. Torun. 1990 S 89-93 — Последнее no времени описание манускрипт ем Oppttz I -П Deutsche Rechtsbilcher dcs Mittelalters Bd II Beschreibimg der Ilandschriften koln. Wien. 1990 S 363. № 102 Об негорин рукописи и ее najieoi рафнческнч особенноеih\ см /М S 8-10. ZM Aneks 3 7(1 О нем подробнее ем АВ Bd I 1974 S 2s I 252 а гакже $ I i ч I настящеи нтнн и 11 Hartknoch С Alt- und Neues Prcuben Odei Preussischei I listoiien /мсу I hcile I ranekfuil und Leipzig. 1684 S 665-667 7‘ Hartknoch C Op eit S 665 7'/M Aneks 5 кisc h2 S 59-60 101
пий Бичина, так и от грамоты 1251 г.75 Во-вторых, подобная гипотеза не согласуется с известными биографическими сведениями о Харткнохе, так как этого ученого всегда отличали научная добросовестность и серьезный подход к исследованию.76 3. О содержании редакции КГ 1233 г. дает представление также транс- сумированный текст, включенный в грамоту 1251 г. (см. ниже). Редакция 1251 г. 1. Экземпляр для г. Кульма, оригинал.77 Хорошо сохранившаяся перга¬ менная грамота со следами прикрепления отсутствующих ныне печатей. Фотографии этого экземпляра публиковались неоднократно, последний раз — в книге Зелиньской-Мельковской.78 2. Экземпляр для г. Торна, оригинал.79 * Пергаменная грамота, на шелко¬ вых шнурках из коричневых, темно-зеленых и светло-зеленых нитей висят 80 два льняных темно-синих мешочка для хранения утраченных ныне печа¬ тей. Текст документа написан тем же почерком, что и кульмский экземп¬ ляр. Грамота хранится в цилиндрическом деревянном футляре, изготовленном специально для нее в XVI в. В 1982-1983 гг. грамота и футляр были отреставрированы. Фотографиии этого экземпляра КГ также публиковались неоднократно.81 При сопоставлении текста этой рукописи с текстом кульмского экземп¬ ляра в шести случаях выявляются незначительные разночтения: в одном случае слово заменено близким по смыслу, в другом — изменен порядок 7* Их перечень см : ZM. S. 10-15. 7Л Ibid. S. 9 77 GStAPK НА XX Schiebl XX № 14 — О палеографических особенностях рукописи подробнее см . ZM S 17-18,29. 7*ZM Aneks 8 74 Торунь. Государственный архив. Собрание пергаменных документов (Arclmuim Paii- stwowe w Toruniii. Zbior dokument6v\ pergaminowych). Шифр I № I — О палеографических особенностях рукописи подробнее см. ZM S. 18-19, 800 Jahre Deutscher Orden Ausstelliing des Gemianischen Nationalmiseums Numberg in Zusammenarbeit mit der Internationalen Hislori- schen Kommission гиг Ertbrscluing des Deutschen Ordens / Hrsg von G. Bott und U Arnold. Gli- tersloh, Munclien. 1990. S 74-75. Radzimthski J , Tandeckt J Katalog dokumentow i Iist6v\ krzyiackich Archiwim Panstwowego w Toruniii T 1(1251-1454) Warszawa. 1994 S 1 x0 Вопрос о том. было ли испольюванне лих цветов случайным, или ему придавалось символическое течение, еще требует специальною изучения с привлечением всею твест- ного массива подлинных грамот юн тпохп х| Последние по времени фотоснимки рукописи и футляра (до и нос ie peciaepaunn) см витаниях ZM Aneks I. 2. 6. 7. 800 Jahre Deutscher Orden S 74-75 102
слов, в остальных случаях разночтения касаются правописания слов и имен. Представляет интерес вопрос о генеалогии перечисленных текстов. И науке он не был предметом специального изучения вплоть до появления ншания К. Зелиньской-Мельковской. Эта исследовательница предлагает I ри возможных варианта такой генеалогии.82 Вариант 1. С единственного оригинала (А) были сняты до его гибели три не дошедшие до пас копии: торнская (Т)— по инициативе жите¬ лей Торна, кульмская (К) и данцигская (Д). Горнский список послужил для возобновления грамоты в 1251 г. (Aj и А2), кульмский стал ос¬ новой для копии К. Бичина 1431 г. (Б), а дан¬ цигский — для публикации Харткноха (X). Эта генеалогия представлена на рис. 1. Рис. 1 Вариант II представляет собой видоизменение варианта I. Составлению первоначального текста мог предшествовать черновик (а), К которому восходили торнский список и погибший ориги¬ нал, а последний, в свою очередь, с|дл основой для кульмского и данцигского списков (см. рис. 2). Рис. 2 ZM S 20-21 -- На приводимых рынках наименования рукописей ,1ля наглядности вменены графическими обои1ачсниями( Черными кружками обожачены утраченные. ул- нмрихованиыми— iипотстческн с\ тес/вовавшие рукописи 103
Вариант III базируется на предположении, что после составления оригинала с него был сделан лишь один список (торнский), который и послу¬ жил основой как для других копий (кульмской и данцигской), так и для возобновления КГ в 1251 г. (см. рис. 3). Ряс.З Современное состояние исследований не позволяет выбрать какой-либо один вариант из приведенных выше. Наиболее убедительным представля¬ ется элемент, присутствующий во всех трех схемах, а именно гипотеза о том, что редакция 1251 г. восходит к несохранившейся копии, изготовлен¬ ной для Торна. Дело в том, что текст редакции 1233 г., известный по копи¬ ям Бичина и Харткноха, снабжен указанием: «Учинено в Кульме» (Acta sunt hec in Culmine). Транссумированный же текст, включенный в редак¬ цию 1251 г., имеет другое указание: «Учинено в Торне» (Acta sunt hec in Torun). Это можно интерпретировать как след, оставленный торнской ко¬ пией в тексте памятника. КГ неоднократно переводилась на живые европейские языки. Переводы, выполнявшиеся для практических целей, осуществлялись с текста 1251 г. как действующего источника. Первые немецкие переводы появляются уже на рубеже XI11-X1V вв. Известны дв|а таких перевода, созданных незави¬ симо друг от друга.83 Следующий перевод был выполнен упоминавшимся Конрадом Бичином.84 Наконец, в !53у г. появился еще один немецкий пе¬ ревод, который был издан в виде отдельной брошюры.85 Все эти переводы важны для правильного понимания латинского текста. Одновременно они являются ценным источником по истории немецкой деловой письменности и юридической терминологии. В XIX-XX вв. в свет выходят переводы КГ, осуществлявшиеся в науч¬ ных и научно-популярных целях. Немение переводы в научных целях бы¬ л' Их крыш чес кое мыанис см Kischl S. 126-I4V м Ibid S. 148-157 ' См Ibid S 158 104
ли выполнены, как уже упоминалось, И.К. Кречмером,86 Э. Штрюцким,87 а также В. Хубачем.88 Последний из упомянутых переводов можно признать наиболее удачным, хотя в его основу В. Хубач положил текст 1251 г., а из грамоты 1233 г. перевел лишь статьи с самыми значительными разночте¬ ниями. В отрывках грамота неоднократно переводилась на немецкий язык для учебных и научно-популярных целей.89 Имеются также два перевода грамоты на польский язык. Первый из них выполнен Я. Беняком,90 вто¬ рой — В. Врублевским.91 Перевод Врублевского отличается ббльшим вни¬ манием к передаче различных оттенков смысла. Среди публикаций текста КГ долгое время лучшим было издание, под¬ готовленное Г. Кишем.92 Однако теперь наиболее высокой по уровню под¬ готовки можно признать публикацию К. Зелиньской-Мельковской.93 С ее издания и выполнен наш перевод. При подготовке настоящего издания были учтены действующие правила публикации средневековых латинских грамот, разработанные Междуна¬ родной комиссией по дипломатике (Рим, 1977) и окончательно утвержден¬ ные на коллоквиумах комиссии в 1978-1982 гг.94 Методология, используемая для русского перевода латинских грамот, разработана еще недостаточно. Нами был принят во внимание опыт, имеющийся в русской научной и учебной литературе— в частности, пере¬ вод на русский язык некоторых прибалтийских грамот орденского времени (особенно это касается передачи устойчивых оборотов и терминов).95 Кро- * 41 * * 44кл Kretzschmer l.C. Die Kulmische Handfeste Bei sechshundertjahrigen Feier ihrer Entstehung Ubersetzt und erlautert Marienwerder, 1832. 1,7 Strtitzki E. Uber den Ursprung des Weichbildes und insbesondere Uber die Kulmische Handfeste// Zeitschrift des historischen Vereins fUr den Regierungs-Bezirk Marienwerder. H. 9. Marienwerder. 1883. S 46-55. ™ Qucllen zur Geschichte des Deutschen Ordens / Hrsg. von W. Hubatsch Gottingen, 1954. S 56-71 — Этот перевод КГ позднее перепечатывался также в других сборниках и хре¬ стоматиях. 1,4 Liidike F Der Deutsche Ritterorden Berlin; Leipzig. 1914 S 11-12; tt'inmg A. Der Deutsche Ritterorden und seine Burgen KOmgstein im Taunus, Leipzig, 1940. S. 59-60; Muller-Sternberg R. Zwischen LUbeck und Reval Deutsche Geistesgeschichte im Ostseeraum. Oldenburg, Hamburg, 1964 S 144-146 4(1 Ciesielska К Przywilej chelminski 1233*1251 Torun. 1983. S. 39-45 41 ZMS 34-51 Ki\ch 2 S 110-125. 47 ZM S 34-51 —Перечень предшествующих изданий см : Ibid S 21-22 44 Их подробное изложение с учетом опыта отечественной науки см.- Каштанов С М Актовая археография М, 1998 С 19-103 " Новосепьцев А П ПашутоВТ Черепнин Л.В Пули развития феодализма (Закавказье, Средняя Азия. Русь. Прибалтика) М. 1972 С 302-316 105
ме того, учитывались полезные соображения, которые были высказаны Л. Вейнрихом в связи с переводом на немецкий язык латинских грамот, отражающих процесс восточной колонизации в XIII—XIV вв.96 При переда¬ че имен собственных мы исходили из следующего. Имена широко извест¬ ные, передача которых уже устоялась в литературе, воспроизводились в соответствии со сложившейся традицией. В остальных случаях звучание передавалось дословно (в редакции 1233 г. — на основе текста Бичина, а в редакции 1251 г.— на основе Кульмского экземпляра); современное зву¬ чание оговаривается в комментариях.97 При переводе ряда специальных терминов предпочтение отдавалось немецкому, а не латинскому варианту (например, слово mamus передается как «гуфа», а не как «манс»). В приводимом переводе памятника текст 1233 г. для наглядности поме¬ щен параллельно тексту 1251 г. Текст редакции 1233 г. приводится по копии К. Бичина с разночтениями по публикации Харткноха (в сносках — X.). Ре¬ дакция 1251 г. переведена по кульмскому экземпляру с указанием разночте¬ ний по торнскому (в сносках— Торнск.). Явные описки и орфографические ошибки оригинала нами не оговариваются. Другие вопросы, относящиеся к переводу, затрагиваются в комментариях к отдельным статьям. 46 Wemnch L Die IJrkunde in der Ubersetzung 47 Хотя ономастическая стабилизация начинайся приблизительно с 1200 i . но исчерпы¬ вающих рекомендаций имеющиеся правила не содержат (см Каштанов С М Актовая ар¬ хеография С 27) 106
б. Текст Первая редакция (28 декабря 1233 i.) Браг Герман фон Зальца, магиир орде¬ на гоепитадя евятой Марии немцев в Ие¬ русалиме. и брат Герман Бальк, право ie.ii. (preceptor) оного ордена в Склавоннп н Пруссии, и весь конвент вышеназванною ордена всем верным Христа, намереваю¬ щимся рассматривать зту грамоту, желаю! здравс 1 вовать л'во ни пне п Чем многочисленнее н чем больше испытания, которые буду! выпоешь жте- .111 земли Кульмской и особенно юродов Вторая редакция (I октября 1251 г.) Брат Эберхард, называемый фон Зайн, ландмейстер Тевтонского ордена святой Марии в Германии и исполняющий обя¬ занности генеральною магистра в Ливо¬ нии и Пруссии, всем верным Христа, намеревающимся рассматривать лгу ipa- моту. [шлет] молитвы в Господе Иисусе Христе. Да узнай сообщеиво ваше, что К01да мы пришли в Прусский кран для осущеи- вления множества дел. ю случилось, чю мы среди прочих дел, коюрые там подле¬ жали разрешению, застали горожан кульм- еки\ и юрнских. обеспокоенных из-за своей привило ин. нскшда дарованной1 нм нашим ма!нстром. блаженной памяти opaiом Германом, называемым фон Заль¬ ца. и братом Германом Ьальком. первым ком1уром оной земли, и впоследствии у фаченной из-за пожара юрода Кульма. Узнав полнее исшпноиь пою события от браюев наших и иных честных мужей, но общему совету браюев наших, которые 1ам были, а равно с их согласия, положили мы. радуя названных юрожан. что погиб¬ шая привило! ия П0.1ЛСЖ1П восиаиовлению следующим образом Ьра 1 Герман, vaniup ордена юешматя спя mil Марии немцев в Иерусалиме, и opai I ерман Баньк, нопечшель (provisor) оною ордена (ordinis) в Пруссии, и весь конвои I вышеназванною ордена, веем верным Xpiieia. намеревающимся рас¬ сматриваю )i\ ipa.vioiy. желаюI злрави- воиам. iso Iic I пне Чем miioi очиеленмее и чем бо и.шс iiuii.iiaiimi. коюрые бу oi выпоешь жше- III зем in Ку п.мском и особенно юродов 107
наших Кульма и Торна как для защиты христианства, так и для успеха нашего ордена, тем горячее и деятельнее мы жела¬ ем и должны споспешествовать им по всем, в чем можем по справедливости. [I ] Такова [причина того], что мы навечно предоставили этим городам право на то, чтобы их горожане ежегодно изби¬ рали себе в этих городах по одному судье, которые окажутся подходящими для наше¬ го ордена и общества городов. И этим судьям мы навечно уступили третью часть судебных штрафов (mulctarum), уплачи¬ ваемых за тяжкие провинности, уступая им целиком пени за более мелкие проступ¬ ки — те, что зовутся повседневными, а именно двенадцать пфеннигов и менее — так. чтобы то, что судья на судебном засе¬ дании из таких [штрафов], а именно четы¬ ре шиллинга и менее, простит, то да будет прошено и со стороны нашего ордена. Однако что до более тяжких провинно¬ стей, таких, как убийства, пролитие крови и подобные, [то] без одобрения6 наших братьев судья ни от чего да не отказывает¬ ся. Мы же не должны никому продавать или предоставлять в лен [право] на те части [штрафов], которые принадлежат нам в этих судебных делах. [2.] Итак, городу Кульму мы дали три¬ ста фламандских гуф под горой и на горе для общих нужд этого города — под луга, пастбища и огороды, и реку Вислу [в пре¬ делах] одной мили выше города и ниже его [в пределах еще] одной [мили], со всеми выгодами, исключая острова и боб¬ ров— в свободное постоянное пользова- ние горожан, а также перегринов наших, а именно Кульма и Торна, как для защиты христианства, так и для успе ха нашего ордена, тем горячее и дея¬ тельнее мы желаем и должны спо¬ спешествовать им по всем, в чем можем по справедливости. [1.] Такова [причина того], что мы навечно предоставили этим городам право на то, чтобы их горожане ежегодно изби¬ рали себе в этих городах по одному судье, которые окажутся подходящими для наше¬ го ордена и общества городов. И этим судьям мы навечно предоставили третью часть судебных штрафов, уплачиваемых за тяжкие провинности, уступая им целиком пени за более мелкие проступки — те, что зовутся повседневными, а именно 12 пфеннигов и менее— так. чтобы то, что судья на судебном заседании из таких [штрафов], а именно 4 шиллинга и менее, простит, то да будет прощено и со стороны нашего ордена; однако что до более тяж¬ ких провинностей, таких, как убийства, пролитие крови и подобные, [то] без одоб¬ рения наших братьев судья ни от чего да не отказывается. Мы же не должны нико¬ му продавать или предоставлять в лен [право] на те части [штрафов], которые принадлежат нам в этих судебных делах. [2 ] Итак, городу Кульму дали мы под луга, пастбища и под иные общественные нужды [угодья] от границ известной де¬ ревни. называемой Уст, вниз по течению Вислы вплоть до границ известного озера, именуемого Рензе. и от того же озера вверх по течению вплоть до деревни, зовущейся Руда, и вдоль границ этой деревни вплоть до другой деревни, называемой Лунаве. и гак прямо до дороги, которая ведет к ост¬ рову святой Марии, прямо по дороге же. вплоть до границ известной деревни, име¬ нуемой Гробене, и так далее до долины, называемой Бровина Нельзя [также] умолчать о том. чго да будет дозволено мно1 ажды упомянутым горожанам 108
13 ] Мы положили, чго городу Горну должна быть предназначена га же река от верхней части большого острова, который ювется Лисске, что [расположен] ниже Мессове, [в пределах] двух миль вниз по ючению оной реки со следующими остро¬ вами: Лисске. Горек и Вербске и двумя другими, лежащими поблизости, со всеми выгодами, за исключением бобров, ,гдя совместного пользования горожан. [4 ] Мы установили также, чтобы в лих городах при [вынесении] всех судебных решений вечно соблюдалось Магдебург- ское право, с тою уступкою, чтобы если какой-либо обвиняемый в Магдебурге должен быть наказан |уилатоп] шестиде¬ сяти шиллншов. то здесь он карался бы |уплатой] тридцати шиллингов кульмской монетою, с соответственным соблюдением юго же правила в [случаях] друтх про¬ винностей. Если же в этих юродах воз- никне I какое-либо недоумение [из-за] сомнения в праве, касающемся отравле¬ ния правосудия, или [из-за сомнения] в судебных решениях, то пусть соответст¬ вующая статья [закона] будет отыскана ратманами города Кульма, ибо мы желаем, чюбы этот город был метрополией :гля лрушх (юродов), которые еще Moiyi " бы I ь построены" в у помянутом ' крае [Кульма|, так же, как и нам, ловить рыбу в вышеупомянутом озере, зовущемся Ренте. Сверх того, да владеют названные горожа¬ не на вечные времена свободно вышеупо¬ мянутыми угодьями как в лесах, гак п па лугах н полях, со всеми выюдами. коюрыс мог бы из них извлечь наш орден. Мы положили, что река Висла oi известной деревни, именуемой То пульна, вниз по течению вплоть до озера, называемого Рензе. должна быть предназначена для вышеназванных горожан и иерегринов, со всеми выгодами (исключая осгрова и боб¬ ров) для совместной ловли рыбы. [3.] Мы положили, что юроду lop ну должна быть предназначена та же река на протяжении oi границ |владений] юсио- лнна епископа Куявскою на одну милю вниз по течению, а па земле — |угодья] но сю и по гу сторону Вислы шириною в иолмили, со всеми выгодами (исключая осгрова и бобров), для совместною поль¬ зования горожан и iiepcipiniOB. |4.] Мы установили 1акжс, чюбы в л их юродах при [вынесении] всех судебных решений вечно соблюдалось Магдебург - ское право, с юю уступкою, чтобы если какой-либо обвиняемый в Магдебург должен быть наказан |уплаюн| 60 шил¬ лингов. ю здесь он карался бы |уплаюй| 30 ШНЛЛШНОВ КУЛЬМСКОЙ MOHCIOIO. С С001- вс 1с 1 венным соблюдением юю же прави¬ ла в |сдучая\| друтх провниносюй Если же в >1ич юродах возникнет какое-либо недоумение [из-за] сомнения в праве, ка¬ сающемся отравления правосудия, или [из-за сомнения] в судебных решениях, ю пусть соо1вс1С1вутощая статя [закона| будет отыскана ратманами юрода Кульма, ибо мы желаем, чюбы он был маиным юродом н достойнейшим среди друтх [тролов|. коюрыс уже носiроемы и еще мо:у I ом 11> иосфоеиы между linc.ioii Оссой и Древо и гем 109
[5.] Мы установили также, чтобы пере¬ права возле этих городов всегда осуществ¬ лялась свободно. И чтобы все наши братья и те, что д'[кормятся] с их стола д. и все, кто относится к какому бы то ни было ордену, [а] сверх того гонцы, [прибывшие] к нашему ордену или посланные нашим орденом к другим [лицам], всегда пере¬ правлялись [через реку] без всякой платы за перевоз. Если же кто-либо из судоводи¬ телей с безрассудною дерзостью откажется перевезти кого-либо из вышеназванных, то [этим] он совершит более легкую провин¬ ность, за каковую в обычае назначать штраф, а именно четыре шиллинга. Кроме того, желая изобильнее обеспечить выше¬ указанные города, для города Кульма0 мы предусмотрели* сто двадцать гуф, для города же Торна - сто других гуф со всеми выгодами, за исключением только епи¬ скопского права на взимание десятины, чтобы когда эти гуфы станут давать уро¬ жай, вышеназванным городам их горожа¬ нами могли быть из этого обеспечены ночная стража и иные потребности. Пока же мы желаем и должны [обеспечить] им две части стражи. [6.] Мы пообешали также, что в этих городах мы не должны покупать никаких домов. Если же кто-либо, преследуя благо¬ честивые цели, передаст нашему ордену свой дом или участок, то мы не должны застраивать его для иных нужд, нежели те, для которых кто-либо из горожан строит свой дом, и затем [мы должны будем] соблюдать те же права и обычаи, которые иные соблюдают в отношении своих до¬ мов. Однако мы не желаем распространять эти условия на наши укрепления, которые мы уже имеем в этих городах [7 ] Приходской церкви в Кульме мы предоставили восемь гуф возле города и [5 ] Названные же горожане и феодалы этих городов со всеобщего согласия отка¬ зались от права, которое они доныне име¬ ли в отношении переправы через Вислу, добровольно уступив его со всеми выго¬ дами нашему ордену, с выдвижением, однако, того условия, что мы будем долж¬ ны передать или продать названную пере¬ праву за ту сумму, которую захотим и сможем, тем людям, которым пожелаем, а именно тем, которые проживают в городах Кульме и Торне, каждый из которых воз¬ дает и получает по справедливости пред судьями тех городов, и мы должны в даль¬ нейшем соблюдать [размер] обычной до¬ ныне платы за перевоз без какого-либо увеличения. В зимнее же время, когда будет ледостав, пусть братья по согласова¬ нию с судьями и ратманами этих городов установят такую плату за переправу, какая, по их суждению, будет казаться выгодной. Мы установили также, чтобы все клирики и монахи из какого бы то ни было ордена всегда были переправляемы безо всякой платы, со своими вешами, которые имеют с собою Если же кто-либо из судоводите¬ лей с безрассудною дерзостью откажется перевезти кого-либо из вышеназванных, то [этим] он совершит более легкую провин¬ ность, за каковую в обычае назначать штраф, а именно 4 шиллинга. [6] Мы пообешали также, что в этих городах мы не должны покупать никаких домов. Если же кто-либо, преследуя благо¬ честивые цели, передаст нашему ордену свой дом или участок, то мы не должны застраивать его для иных нужд, нежели те. для которых кто-либо из горожан строит свой дом, и затем [мы должны будем] соблюдать те же права и обычаи, которые иные соблюдают в отношении своих до¬ мов Однако мы не желаем распространять эти условия на наши укрепления, которые мы уже имеем в этих городах [7 ] Приходской церкви в Кульме мы предоставили 4 гуфы возле города и др\-
Ф>1ие восемьдесят там. где представится ( i> чай их выделить. Приходской же церк- ии Горна мы предоставили четыре гуфы шиле города и другие 40 там, где ей будут предназначены. И в этих церквах мы ос- швляем за нашим орденом [право] патро¬ нша. дабы позаботиться о достойных священниках для них. Кроме того, если в юревнях 'вышеназванных горожан' (|>дут сооружены какие-либо приходские церкви (если только каждая из этих дере- иепь в отдельности будет иметь восемьде¬ сят или более гуф), то мы со своей стороны пообещали наделить всякую из вышеупомянутых приходских церквей четырьмя гуфами, и мы будем всегда иметь в наделенных [церквах] право па- фоната. [дабы] позаботиться о достойных священниках для них. [8 ] [В дополнение] к этому установили мы. что если однажды против кого-либо начнется тяжба о его имуществе, и если владелец [спорной вещи] будет иметь в качестве свидетелей законного владения соседей и других своих земляков, коим ведомо, что он таким [надлежащим] обра¬ зом обладает вещью, то он должен иметь больше [прав] на сохранение [за собою] зтого имущества, нежели тот, кто нападает на него, [пытаясь] отобрать у него это добро. [9] " Кроме того'", мы освободили вышеназванных горожан от всех незакон¬ ных поборов и принудительных постоев и иных неподобающих повинностей, про¬ стирая эту милость на все их имущество. 10[10] Далее, мы продали этим нашим горожанам их имущество, которым они, как признано, владеют от нашего ордена, для наследования по фламандскому [пра¬ ву]. чтобы они сами и их наследники обое¬ го пола свободно [и] вечно владели им со всеми доходами, за исключением тех, которые, [как] мы сочли, должны быть со¬ хранены за нашим орденом во всей земле гие сорок6 [там], где ей будут указаны. Торнской же приходской церкви мы пре¬ доставили 4 гуфы возле города и другие 40 [там], где ей будут предназначены, и в этих церквах мы оставляем за нашим ор¬ деном право патроната, дабы позаботиться о достойных священниках для них. Кроме того, если в деревнях вышеназванных горожан будут сооружены какие-либо приходские церкви (если только каждая из этих деревень в отдельности будет иметь 80 или более гуф), то мы со своей стороны пообещали наделить всякую из вышеупо¬ мянутых приходских церквей 4 гуфами, и мы будем вечно иметь в наделенных [церквах] право патроната, [дабы] позабо¬ титься о достойных священниках для них. [8 ] [В дополнение] к этому установили мы, что если однажды против кого-либо начнется тяжба о его имуществе, и если владелец [спорной вещи] будет иметь в качестве свидетелей законного владения соседей и других своих земляков, коим ведомо, что он таким [надлежащим] обра¬ зом обладает вещью, то пусть он имеет больше [прав] на сохранение [за собою] этого имущества, нежели тот, кто нападает на него, [пытаясь] отобрать у него это добро. [9 ] Кроме того, мы освободили выше¬ названных горожан от всех незаконных поборов и принудительных постоев и иных неподобающих повинностей, про¬ стирая эту милость на все их имущество. [10] Далее, мы продали этим нашим горожанам их имущество, .которым они. как признано, владеют от нашего ордена, для наследования по фламандском> [пра¬ ву]. чтобы они сами и их наследники обое¬ го пола вечно [и] свободно владели им со всеми доходами, за исключением тех, которые, [как] мы сочли, должны быть со¬ хранены за нашим орденом во всей земле 111
[II.] Ибо в их угольях мы сохраняем за нашим орденом все озера, бобров, залежи соли, золотые и серебряные копи и всякою рода металлы, за исключением железа — с гем. однако, чтобы нашедший золото или гот. в чьих угодьях оно будет найдено, имел такое же право, каковое признается при подобного рода находках в земле гер¬ цога Силезского. Нашедший же серебро или тот, в чьих землях оно найдено, пусть всегда пользуется при такой находке Фрейбергским правом. [12.] А если какое-либо озеро, доста¬ точное для [размещения] до трех юней, будет примыкать к полям кого-либо из вышеназванных горожан, [и] если тог, кому принадлежат поля, захочет получить эго озеро вместо земельных участков, [го эго] мы оставляем на его усмотрение; если же [озеро] будет больше, то пусть [он] имеет возможность свободно ловить рыбу в пределах нужд собственного стола лю¬ бой снастью, за исключением сети, кото¬ рую называют неводом. [13.] Равным образом, если какой-либо ручей будет прилегать к полям кого-либо из горожан, то пусть тому, кому принад¬ лежат поля, будет позволено построить на нем одну мельницу; если же эта речка будет пригодна [для постройки] несколь¬ ких мельниц, то пусть наш орден произве¬ дет при строительстве остальных треть расходов и вечно имеет трет ь доходов от сооруженных [мельниц]. [14.] Мы желаем также, чтобы они [(горожане)] были обязаны возвращать на¬ шему ордену правую лопатку oi всякого рода дикого зверя, которого поймают сами [горожане] или их люди, за исключением кабанов, медведей и козуль. Разумеется, ю, что мы установили в отношении озер, мель¬ ниц и диких животных, мы распространяем лишь на тех горожан, в отношении коих из- весшо. чго они. как упомянуто ранее, явля¬ ются владельцами угодин от нашего ордена [11 ] Ибо в их угодьях мы сохраняем га нашим орденом все озера, бобров, затежи соли, золотые и серебряные копи и всякого рода ме1аллы. за исключением железа— с тем. однако, чтобы нашедший золото или TOi, в чьих угодьях оно будет найдено, имел такое же право, каковое признается при подобного рода находках в земле гер¬ цога Силезского. Нашедший же серебро или тог. в чьих землях оно найдено, пусть всегда пользуется при такой находке Фрейбергским правом [12.] А если какое-либо озеро, доста- ючное для [размещения] до трех тоней, будет примыкать к полям кого-либо из вышеназванных горожан, [и] если тот. кому принадлежат поля, захочет получи ib зго озеро вместо земельных участков, [то это] мы оставляем на его у смотрение; если же [озеро] будет больше, то пусть [он] имеет возможность свободно ловить рыбу в пределах нужд собственного стола лю¬ бой снастью, за исключением сети, кото¬ рую называют неводом. [13.] Равным образом, если какой-либо ручей будет прилегать к полям кого-либо из горожан, то пусть тому, кому принад¬ лежат поля, будет позволено построить на нем одну мельницу; если же эта речка будет пригодна [для постройки] несколь¬ ких мельниц, то пусть наш орден произве¬ дет при строительстве остальных треть расходов и вечно получает треть доходов от сооруженных [мельниц]. [14 ] Мы желаем также, чтобы они [(горожане)] были обязаны возвращать на¬ шему ордену правую лопатку от всякого рода дикого зверя, которого поймают сами [горожане] или их люди, за исключением кабанов, медведей и козуль Разумеется, то, что мы установили в отношении озер, мель¬ ниц и диких живогных. мы распросграняем лишь на тех торожан. в отношении коих при¬ знано. чго они. как упомянуто выше, являют¬ ся владельцами у Юдин ог нашею ордена I 12
(15 ] Мы также предоставили им право мн ю. чтобы они имели возможность про¬ давать свое имущество, которым они вла¬ деют 01 нашего ордена таким [людям], коюрые окажутся хорошо подходящими 1дя 1емли и нашего ордена, [и] чтобы те, кю покупает его, получали его ив рук братьев и были обязаны ордену по такому же праву и такою же службою, какими те |(предшествующие владельцы)] были нам обязаны до зтого. а мы должны его ((имущество)] передать безо всяких пре- МЯ1СТВИЙ. В таком случае мы дозволяем, ч гобы если когда-либо кто-либо из упомя¬ нутых прежде горожан в силу необходи¬ мости захочет отделить свой аллод или (участок в размере] не более десяти гуф от своего остального имущества и продать in дельно, то он будет обязан исполнять с остатка то же. что был признан обязанным (исполнять] с целого. Того же, кто купит нот аллод или десять гуф. обязан соответ¬ ственно [размеру] пого аллода нести на¬ шему ордену (с доспехом, именуемым обыкновенно «plata» и с иным более лег¬ ким вооружением и одним конем, соответ¬ ствующим такому вооружению) такую службу (obsequium). какая подробнее опи¬ сана ниже. [16.] Добавляя также, что никто из тех. о коих ныне известно, что они имеют уго¬ дья от нашего ордена, не может покупать какого-либо надела сверх одного. [I7.J Ибо мы установили, что всякий, кто купил у нашего ордена 40 или более гуф. должен всякий раз в полном вооруже¬ нии. с покрытым боевым конем, соответ¬ ствующим такому вооружению, и по меньшей мере с двумя всадниками от¬ правляться с нашими братьями, когда он будет призван в поход против пруссов, кои ювутся длинным именем «помезанцы». кто же имеет меньше гуф — с нагрудни¬ ком (plata) и с другим легким вооружением и с одним конем, соответавующим такому вооружению С тех же пор как вышеупо- [15 ] Мы также предоставили им право на то, чтобы они имели возможность про¬ давать свое имущество, которым они вла¬ деют от нашего ордена — разумеется, таким [людям], которые окажутся хорошо подходящими для земли и нашего ордена, [и] чтобы те, кто покупает его, получали [его] из рук братьев и были обязаны на¬ шему ордену по такому же праву и такою же службою, какими те [(предшествующие владельцы)] были нам обязаны до этого, а мы должны его [(имущество)] передать безо всяких препятствий. Мы также дозво¬ ляем, чтобы если когда-либо кто-либо из упомянутых прежде горожан в силу необ¬ ходимости захочет отделить свой аллод или [участок в размере] не более 10 гуф от своего остального имущества и продать отдельно, то он будет обязан исполнять с остатка то же, что был признан обязанным [исполнять] с целою. Тот же, кто купит этот аллод или 10 гуф, обязан соответст¬ венно [размеру] этого аллода нести наше¬ му ордену (с доспехом. именуемым обыкновенно «plata» и с иным более лег¬ ким вооружением и одним конем, соответ¬ ствующим такому вооружению) такую службу (obsequium), какая подробнее опи¬ сана ниже. [16.] Добавляя, что никто из тех, о коих ныне известно, что они имеют угодья от нашего ордена, не может покупать какого- либо надела сверх одного. [17.] Ибо мы установили, что всякий, кто купил у нашего ордена 40 или более гуф. [должен выступать в поход] в полном вооружении, с покрытым боевым конем, соответствующим такому вооружению, и по меньшей мере с двумя всадниками. Кто же имеет меньше гуф, тот должен в на¬ груднике и с другим более легким воору¬ жением и с одним конем, соответству¬ ющим такому вооружению, всякий раз выступать с нашими братьями, ко1да он будет призван в поход против пруссов, кои зовутся длинным именем «помезанцы». и 113
мянутых померанцев можно будет с Божь¬ ей помощью в дальнейшем не опасаться в Кульмской провинции, все вышеназван¬ ные горожане освобождаются от всех походов, кроме (случаев] зашиты отечест¬ ва or всех, кто нападает |на нее], как ука¬ зано выше. [18.] Мы установили далее, чтобы вся¬ кий человек, имеющий угодья от нашего ордена, уплачивал с них нашим братьям один кельнский пфенниг или вместо него пять кульмских [пфеннигов] и воску весом в две марки в [знак] признания [нашего] господства и в знак того, что он владеет имуществом от нашего ордена и должен будет находиться под нашей юрисдикци¬ ей. а мы обязуемся защищать его о г тех. кто причинит ему несправедливостьк |н], насколько тго в наших силах, возьмем ci о под свою защиту. Вышеупомянутый же чинш они должны уплачивать ежегодно в день святого Мартина или в течение пят¬ надцати [следующих] за ним дней. [19.] [Тот |. однако, кто в вышеуказанный срок не уплагит свой чинш, наказывается следующим образом: после первых пятна¬ дцати дней — десять шиллингов, но истече¬ нии же следующих пятнадцати дней, если не уплагит, пусть будет принужден упла¬ тить [дополнительно] десять шиллингов, далее, по окончании следующих пятнадцато дней, если не уплагит свой чинш, в третий раз наказывается [уплатой] еще десяти шиллингов, и тогда, в [обеспечение уплаты] •утих 30 шиллингов и чинша, наш орден возьмет залоги у своевременно не уплатив¬ шего [должника], без всяких возражении [с его стороны], и будет удерживать, покуда (должник] с ним не расплатится (20 | Равным образом, если случится, что кто-либо не выполни г причитающихся против всех, кто нападает на Кульмскую землю С тех же пор как вышеупомянутых помезаниев можно будет с Божьей помо¬ щью в дальнейшем не опасаться в Кульм¬ ской земле, все вышеназванные горожане освобождаются от всех походов. Однако для зашиты земли, а именно до Вислы, Оссы и Древенца, они будут обязаны вы¬ ступать [в поход] с братьями [ордена], против всех, кто вторгается в [Кульмскую] землю, как указано выше |18.] Мы установили далее, чтобы вся¬ кий человек, имеющий угодья от нашего ордена, уплачивал с них нашим братьям один кёльнский пфенниг или вместо него пять кульмских [пфеннигов] и воску весом в две марки в [знак] признания [нашего] господства и в знак того, что он владеет имуществом от нашего ордена и должен будет находиться под нашей юрисдикци¬ ей. а мы милостиво обязуемся защищать его от тех, кто причинит ему несправедли¬ вость [и], насколько это в наших силах, возьмем его под свою защиту. Вышеупо¬ мянутый же чинш они должны уплачивать ежегодно в день святого Мартина или в точение 15 [следующих] за ним дней. [19 ] [Тот], однако, кто в вышеуказанный срок не уплатит свой чинш, наказывается следующим образом после первых 15 дней — десять шиллингов, по истечении же следующих 15 дней, если не уплатит, пусть будет принужден уплатить [дополнительно] 10 шиллингов, далее, по окончании сле¬ дующих 15 дней, если не уплатит свой чинш, в третий раз наказывается [уплатой] еще 10 шиллингов, и тогда, в [обеспечение уплаты] зтих 30 шиллингов и чинша, наш орден возьмет залоги у своевременно не уплатившего [должника], без всяких возра¬ жений [с его стороны], и будет удерживать, покуда [должник] ему не уплатит [20] Равным образом, если случится, что кто-либо не выполнит причитающихся
ему обязанностей (obsequium) но участию it военных походах, которые он должен, как признано, (выполнять] для нашею ордена, а будет отсутствовать, то пусть судья города выставит вместо него друюю [человека за счет] имущества отсутствую¬ щего. чтобы наш орден не потерпел в ном 01 ношении никакою ущерба для своего нрава. Мы установили, равным образом, чтобы если кто-либо из вышеназванных горожан, уезжая из [ этой] земли, не нспол: нит свои обязательства перед нашим орде¬ ном. то по приговору ему |для ттого] были назначены три срока в пределах восемна¬ дцати недель В случае, если в эти 18 не¬ дель он не выполню [сноп долг], ю он будет подлежать [наказанию в виде] упла¬ ты нашему ордену штрафа в 30 шиллин¬ гов. и если после шло не выполняет |своих обязательств, то], принуждается [к уплате] в возмещение за каждые шесть недель по столько же шиллингов кульм- ской монетою. Если же в 1еченпе юда он не позаботится исправить [проступок], ю наш орден вступит [во владение] всем ею добром, покуда во всем не удовлетвори!ея. [21.] Мы желаем 1акже. чтобы с иму¬ щее тв вышеназванных горожан диоцс- зальному епископу в качестве леейiним ежегодно уплачивались: с каждою йемен¬ кою плуга— одна мера пшеницы н одна [мера] ржи. [равные] деслаускоп мере, именуемой обыкновенно «шеффель». а с польского плуга, который назынастси «пакен».— одна мера пшеницы юй же величины. 1_слп же ног епископ бу ici принуждать названных людей [к у илаю] иных десяти, ю за них будст обязан оизе- чать наш орден [22.| Мы установили, наконец, чтбы [лишь] одна монета была во всей земле, н чюбы пфеннши нно1авлпвалпс1> пз чне- юго и неподдельною серебра 1акже пусть сами пфеншпн постоянно coxpamnoi ia- кую ценность чтобы 60 шиллшпов пх ему обязанностей (obsequium) по участию в военных походах, которые он должен, как признано, [выполнять] для нашею ордена, а будет отсутствовать, ю пусть попечитель земли (provisor terrae) выставит вместо нею друюю [человека за счет] имущества отсутствующею, чтобы наш орден не потерпел к пом oiношении ни¬ какою ущерба для своего права. Равным образом, мы установили, чюбы если кто- либо из вышеназванных горожан, уезжая из [згой] земли, нс исполни! скоп обяза- 1ельства перед нашим орденом, го но приговору ему [для )того| были назначены |рн срока в пределах 18 недель И случае, если n )iи 18 недель он нс выполниi [своп ДОЛ1 ]. ю он будст подлежа гь [наказанию в виде] уплаты нашему ордену шграфа в 30 шиллингов: и если после згою не выпол- няе1 |своих обязательств, го], принуждает¬ ся [к у ила ie] в возмещение за каждые шесть недель но столько же шиллингов кульмской монегою. Если же в юченне юда он не позаботится исправить [просту¬ пок]. ю наш орден вс тупи i |во владение) всем ею имуществом, покуда [но] не удовлетвори! сю во всем, [21 | Мы желаем 1акжс, чюбы с пму- iiiccTB вышеназванных горожан епископу лионеза в качестве дсояшны ежегодно уплачивались с каждою немецкою нлу- ia— одна мера пшеницы ц одна [мера] ржи, |ранные] лсслаускон мере, именуемой обыкновенно «шеффедь». коей равна кульмскаи мера, а с шыьекого нлма, кою- рый называстся «гоксн». одна мера пшепнцы гой же величины Если же hoi епископ будст принуждаю названных .модем [к у плат с | иных десяти, ю за них будст обязан о1вечап> наш орден 122 | Мы yciaiioBiHii. наконец, чюбы [лишь| одна монет а именно кульмская. была во всей земле и чюбы ih|k.thhiiii им о отливались из чистою и нснодтсль- пою серебра, тюке пусть сами нфеншпн постоянно сохраняю! шкмо ценность. I 15
весили одну марку, и названная монета пусть обновляется лишь раз в десять лет, и чтобы всякий раз, как будет обновлена, 12 новых монет обменивались на 14 старых. И пусть всякий свободно приобретает лю¬ бую вешь. которая обыкновенно достав¬ ляется на рынок для продажи. [23 ] Равным образом, мы’установили, чтобы размер гуф был соблюдаем согласно фламандскому обычаю [24.] Мы также освободили всю выше¬ названную землю от взимания всех по¬ шлин. И чтобы вышеприведенные постанов¬ ления. обещания и условия не могли быть нарушены или изменены кем-либо из на¬ ших преемников, мы позволили начертать настоящую грамоту, подкрепив ее приве- шенннми 1 наших печатей. Свидетелями этого дела являются брагья наши Генрих фон Зайн, Поппо фон Остер- нах. Альберт фон Лангенберг, маршал Дит¬ рих, попечители: Гервин4'— в Кульме. Людвиг— в Квединс; миряне же Бурхард, бургграф Магдебур! ский. Иоганнес фон Пак, Бартоломей фон Хоненове, Фридрих фон Цервел. Бернард фон Каменц, Отто <|юн Понт, Огго фон Зурбеке и много иных, как духовных, так и светских Учинено в Кульме в год от Воплощения Господня тысяча двести тридцать третий, в пятый [день] до календ января. чтобы 60 шиллингов их весили одну мар¬ ку. и названная монета пусть обновляется лишь раз в десять лет, и чтобы всякий раз. как будет обновлена. 12 новых монет об¬ менивались на 14 старых. И пусть всякий свободно приобретает любую вещь, кото¬ рая обыкновенно доставляется на рынок для продажи. [23 ] Равным образом, мы установили, чтобы размер гуф был соблюдаем согласно фламандскому обычаю [24.] Мы также совершенно освободили всю вышеназванную землю от взимания всех пошлин. И чтобы вышеприведенные постанов¬ ления. обещания и условия не могли быть нарушены или изменены кем-либо из на¬ ших преемников, мы позволили начертал ь настоящую грамоту, подкрепив ее приве- шениями наших печатей. Свидетелями этого дела являются братья наши Поппо фон Остерна, Альберт фон Лангенберг, маршал Дитрих, попечители: Берлевин— в Кульме. Людвиг— в Квиди- не; миряне же Бурхард, бургграф Магде- бургский, Иоганнес фон Пах, Фридрих фон Шервест. Бернард фон Каменц и много иных, как духовных, лак и светских. Учинено в Торне в год от Воплощения Господня тысяча двести тридцать лретий. в пятый [день] до календ января. Итак, поскольку эта привилегия возоб¬ новлена нами, братом Эберхардом фон Зайном. то по совету братьев наших и с согласия многажды упомянутых горожан в ней кое-что изменено, а именно некоторые статьи исключены, а некоторые, кои не содержались в прежней привилегии, вставлены А чтобы но наше успешное пожалование оставалось действительным 116
и незыблемым |и| не могло быть кем-либо нарушено, а упомянутые выше юрожане не терпели в будущем совершенно никако¬ го бремени из-за изменения своей приви¬ легии. то мы подкрепляем настоящую грамогу зашитою нашей печати. Свидетелями этого деля являются братья паши Людвиг, ландмейстер Пруссии: Генрих, ландкомтур Кульмским: Генрих, маршал; попечители: Г енрих Штанге — в Хрисгбурго. Гартмуд— в Эльбинге. Mettmoi — в Ьальге, Квало— в Зантире. Hoiannec— в Кульме, Равен— в Торне. Гаргвш-- в Редене. и старшие брагья ордена Дитрих из Золингена, Конрад из Нюрнберг Вольберэ из Мар¬ бурга. Генрих из Майина; миряне же Иогои- нес. 1иулыгейс, Рейнико. Разо, Рудольф. Людике. Эккехард. Ваемуд— горожане кульмские; феодалы же Гйлкаёбрайд аар- шнй. Готфрид. Фридрих фон Псвер. Виль- эельм, I ерман, шульпейс в 'Горне. Дтхарл, Конрад. Ламберт. Лкмфрид и многие иные, как духовные, так и сна скис Дано в Кульме, в год oi Воплощения Господня 1ысячалвсс1и няп>десят первый, в календы октября. Разночтения Ран10Ч1сннм а Л., во Хриас Л согласия Л’. быть основаны Л . вышеупомянутом. J De ipsorum mensis fuermt; Л. бает J Горче к . лампой. ° Горное 40. вариант de ipsorum ministns fuermi. m.e «из [числа] п\ елуз». Л’ ■ Кульмского Л' пообещали. ' X • названных юродов " Л’' Также V несправедливости Л прпвешеннем \ Берлевмн 117
i. Комментарии Из приведенного текста можно видеть ЧТл «к* весьма близки друг другу как по форме, так ы Пп . Редак1*ии памятника предлагаемом комментарии основные положенно ^одержанию- Поэтому в риваются параллельно. В случае расхождений п** ВУ* редакций Рассмат- теристика соответствующих мест текста. ТСЯ сРавнительная харак- Вводные положения грамоты. /Сак уже vn™. представляет собой довольно типичную дпя тпгп налось’ в целом грамоту. Ее типичность проявляется прежде вгргл BpfMeHH жалованную в средние века формы документа - так н^^0бпадении "ринятой ра, т.е. принципов смыслового членения текста условного формуля- В структуре обеих грамот прежде всего выделяются вводные положе ния, содержащиеся в первых предложениях текгт* п онидные п°ложе- обеих редакциях образует так называемый ппотп^п ерВОе пРедл°жение в - указание лиц, от которых^однтГ^" ВХ°ДЯТ: inscriptio — указание адресата; salutatio — приветствие. В отличие от протоколов большинства ла-гмиг™ протокол КГ не имеет воззвания к Богу (invocatiM Грамот Т0Й ЭП0ХИ’ текст документа. Эта черта была характерной ’ ычн0 откРь,вгющего грамота XIII в.98 особенностью орденских Второе предложение в редакции 1233 г. обпя^рт ГУ (arenga). или преамбулу. В ней говорится 0 мотивах, пТбуГвши” сувё- рена издать грамоту. ’ ,,ииУДивших суве- В редакции 1251 г. второе и третье предложи..,, . ''Ния Имеют более стшжн\//л смысловую структуру и включают следующие элементы сложную promulgate — публичное объявление («л* ваше...»)- { Да узнает сообщество narrate — изложение обстоятельств дела- arenga — указание мотивов, побудивщИх Поскольку текст 1251 г. представляет собой транссумпГтёТгр^моте далее воспроизведены вводные положения редакции |23з и грамоте В современной дипломатике promulgate, narmt;,,.. Шю и arenga причисляют- щ Armgart \t Die Handfcsten des prcuiflischen Oberlandes bis 14m matische und prosopograplmche Untcrbiic/iurigen /ur Kanzfeiges 1 , llire Al,ssleIler Diplo- Preufien (Verfiftentlichungen aus den Arcluvcn PreuGischer KuH.. 't llcltc des Deutsche» Ordens m Wien, 1995 S 71-72 tUrbes,t/- Be,heft 2) Koln. Weimar. 118
с я обычно к основной части документа." В комментарии эти элементы изучаются вместе с текстом протокола, поскольку в совокупности они про- I ивопоставлены нормативным положениям грамоты. Рассмотрим теперь содержание вводных положений по отдельным эле¬ ментам. Протокол. В протоколе редакции 1233 г. упомянуты два важнейших лица орденской иерархии. Первое из них — Герман фон Зальца, четвер¬ тый гохмейстер Тевтонского ордена, правивший в 1209-1239 гг. По дан¬ ным биографических исследований, он принадлежал к роду министе- риалов, происходившему из тюрингского города Лангензальца.100 У Гер¬ мана фон Зальца была бурная, насыщенная событиями жизнь. В доку¬ ментах он впервые упоминается в 1201 г. Сразу после избрания на пост гохмейстера он разворачивает активную деятельность по упрочению имущественного положения ордена: именно при нем, как показывают исследования И. Фойгта и К. Милитцера, были заложены основы орден¬ ских владений в рейхе.1111 Одновременно Герман фон Зальца продолжает укреплять позиции ордена на Ближнем Востоке: в 1211-1212 гг. он уча¬ ствует в походе в Палестину, Сирию, Армению и на Кипр, а в 1218 и 1221 гг. — в борьбе крестоносцев за обладание Египтом. О попытке ор¬ дена закрепиться в Венгрии и на Кипре уже упоминалось. В 1216 г. в Нюрнберге Герман фон Зальца впервые встречается с императором Фридрихом II и с 1220 г. выполняет при нем особые поручения, прожи¬ вает в Риме во время коронации Фридриха II (1220). В 1225-1227 гг. он находится на службе у императора в Италии, а в 1227-1230 гг. сопрово¬ ждает его в поездке в Иерусалим. Герман фон Зальца проявил себя также как опытный дипломат, искушенный в политических интригах. С 1224 г. он вел переговоры с датским королем Вольдемаром, позднее был по¬ средником между императором и сословиями рейха, итальянскими горо¬ дами, знатью Иерусалимского королевства. Умение гохмейстера вести политическую игру особенно наглядно проявилось в сложных отношени¬ ях между императором и папой. Герману фон Зальца удавалось поддер¬ живать благоприятные отношения с обоими владыками христианского * 101'м Каштанов С М Русская дипломатика М.. 1988 С. 170 01' Maichke Е. Die Herkuntt Hemianns von Salza// Maschke E Domus Hospital is Theutoni- corum Furopaische Verbindungshmen der Deutschordensgeschichte Gesammelte Aufsatze aus den Jailrcn 1931-1963 (QSGDO Bd 10) Bonn, Godesherg, 1970 S 104-116 101 I oigt J Geschichte des Deutschen Ritter-Ordens in seinen zwOlf Balleien in Deutschland Bd 1 Berlin. 1857, \UUtzer К Die Cntstehung der Deutschordensballeien im Deutschen Reich (QSGDO Bd 16) Bonn. Godesberg. 1970 119
мира. При его непосредственном участии между папой и императором в 1230 г. был заключен мир в Сан-Джермано-Чепрано. Политика Германа фон Зальца принесла ордену большие выгоды. В то же время гохмейстер всемерно стремился к укреплению позиций ордена в Средиземноморье, тогда как Пруссия оставалась для него второстепенным направлением.102 * Герман фон Зальца умер 20 марта 1239 г. в Салерно и похоронен в ор¬ денской усыпальнице в Барлетте. Исследователь истории Тевтонского ордена X. Бокман справедливо отмечал, что в карьере Германа фон Зальца отразилась судьба целого сословия министериапов, которые стремились пробиться в ряды низшей знати. Средством, которое способствовало такой вертикальной мобиль¬ ности, стало новое понятие рыцаря, сформировавшееся в эпоху кресто¬ вых походов. Это понятие было неразрывно связано с новым этосом, особым кодексом чести и обязанностей, носителем которого были не только выходцы из рыцарских семей, но и многие министериапы. При¬ мер Германа фон Зальца и других гохмейстеров-министериалов показы¬ вает, что в рыцарских орденах сословные различия преодолевались особенно быстро. Возможно, в этом заключалась одна из причин при¬ тягательности Тевтонского ордена для немецких министериалов и мел¬ кого рыцарства. В исторической литературе нашла отражение дискуссия о том, нахо¬ дился ли Герман фон Зальца в Пруссии в 1233 г. Э. Каспар считал, что гохмейстер вообще никогда там не бывал.104 Ему возражал В. Кон, ут¬ верждавший, что он провел в Пруссии несколько месяцев в 1233-1234 гг. Кон ссылался, в частности, на наличие гохмейстерских печатей на доку¬ ментах.105 В последние годы этот вопрос вновь дебатировался. Так, М. Лёвенер полагает, что гохмейстер присутствовал в Пруссии в январе 1233 г.,106 а К. Милитцер— что поездка Германа фон Зальца в Пруссию (как и в ряд других земель) представляется маловероятной в свете суше- 102 Klugerll. Hochmeister Hermann von Salza und Kaiser Friedrich II. Ein Beitrag zur Fmhgeschichte des Deutschen Ordens (QSGDO Bd. 37) Marburg. 1987 S 190 m Arnold IJ Der Deutsche Orden ZwOlf Kapitel seiner Geschichte Munchen. 1981 S 56 ,lM Caspar L. Hermann von Salza und die GrOndung des Deutschordensstaals in PreuBen lObingen. 1924. S 62. — la же точка зрения была по инее высказана Э Машке в биографи¬ ческом справочнике по истории Пруссии (АВ. Bd. II 1969. S. 586) Cohn W Hermann von Salza. Breslau. 1930 (Nachdruck Aalen. 1978) S 208-210. 289-303 ,oft Lowener Л/.. I) D*e Hinrichtung Von Verwallungsstrukturen m PreuBen durcli den Deutschen Orden bis zur Mitte des 13 Jahrhunderts (Deutsches Historisches Inslitut Quellcn und Sludien Bd 7). Wiesbaden. 1998 S 47-84. 2) Poczqtki zakonu memieckiego w Prusach// /apiski History c/ne T 65 2000 Zes/ I S I4-I> 120
ствующих итинерариев.107 Представляется, что окончательное решение проблемы невозможно до тех пор, пока не будут обнаружены новые до¬ кументы. Вероятно, можно присоединиться к мнению Г. Киша, который считал этот вопрос не столь уж важным, поскольку влияние Германа фон Зальца на политическую и правовую жизнь орденской Пруссии, в том числе и на содержание КГ, не подлежит сомнению.108 Другой представитель орденской иерархии, названный в протоколе, — ландмейстер Герман Бальк (Бальке— вариант написания его фамилии). Орденские документы ничего не говорят о его происхождении. Генеало¬ гические изыскания, проведенные в XIX в. Г.А. фон Мюльферштедтом, позволяют заключить, что Герман Бальк был представителем древнего рыцарского рода, происходившего из Нижней Саксонии, а затем пересе¬ лившегося в бранденбургские земли (Старая Марка) и в Силезию. Бальк являлся одним из старейших членов ордена и при этом едва ли не един¬ ственным в XIII в. представителем рыцарства, ведущим свой род из нижнесаксонских земель.109 Согласно новейшим исследованиям X. Декви- на, Герман Бальк, возможно, был сыном графа Фридриха II фон Поппен- бурга, родившимся около 1170 г. в Гильдесхейме. Позднее он занимал различные посты в местной церковной иерархии (в 1203-1210 гг. был настоятелем монастыря св. Маврикия и каноником собора в Гильдесхей¬ ме). В одних и тех же документах вместе с каноником Германом упоми¬ нается рыцарь Куно фон Депенау (1183-1212), чей сын Дитрих (1211 — 1243) получил в 1236 г. от Германа Балька замок Кведин в Пруссии. По¬ скольку Герман фон Поппенбург и Дитрих фон Депенау находились в родстве (были троюродными братьями), то не исключено, что Герман фон Поппенбург и Герман Бальк— одно и то же лицо.110 По предполо¬ жению Деквина, с тевтонским гохмейстером Герман Бальк мог познако¬ миться через другого гильдесхеймского каноника — Вильбранда Ольден¬ бургского, который сопровождал Германа фон Зальца в поездке на Вос¬ 107 Mihf;er К Anmerkungen zu einem neuen Werk Qber die Ant&nge der Verwaltung in PreuBen durch den Deutschen Orden // PreuBenland. Jg. 38. 2000. № I. S. 2-3. — К. Милигцер указыва¬ ет. что подобная ситуация не была чем-то исключительным. Гак. в одной фамоте. изданной в 1231 г. в Испании. Герман фон Зальца упомянут среди свидетелей, хотя его реальное присут¬ ствие при кастильском дворе в тот период представляется крайне маловероятным |(,х Kisch 2 S 9 11,4 Mulverstedt С.A von Die Heimath Hermann Balks // Z.eitschrift fllr PreuBische Geschichte und Landeskunde Bd 6 1869 S 61-87.731-742 1,11 Dequm H Herkunft und Werdegang von Hermann Balk, dem ersten Landmeisters des Deut- schen Ordens m PreuBen Eine genealogisch-personengeschichtliche Untersuchung Westerhom. 1994 S 110 I II 121
ток в 1211-1212 гг.111 Точное время вступления Германа Балька в орден неизвестно, впервые он появляется под этим именем в документах, дати¬ рованных 1223 г. Вскоре он начинает занимать различные посты в ор¬ денской иерархии. Упомянутый в КГ пост— «правитель в Склавонии и Пруссии» (per Sclavoniam et Prusiam preceptor). В тексте 1251 г. Герман Бальк назван «попечителем в Пруссии» (in Pruscia provisor) и «первым комтуром оной земли» (primus eisdem terre commendator). Разнобой в обозначениях связан с тем, что в первой половине ХШ в. единый термин для обозначения ландмейстерской должности еще не был принят. Лишь с середины XIII в. словоупотребление несколько упорядочилось: по отно¬ шению к главе прусской администрации вместо обозначений praeceptor, provisor, commendator постепенно начинает употребляться термин та- gister (в немецких документах — meystir).112 Титул же provisor стал упот¬ ребляться по отношению к одной из категорий членов ордена, которые управляли небольшими округами и занимали промежуточное по важно¬ сти положение между комтуром и фогтом (в немецких документах ана¬ логом слова provisor служило обозначение pfleger).* 11’ Однако в интересующий нас период этот термин продолжал употребляться и как синоним титула «комтур».114 Должность прусского ландмейстера Герман Бальк получил еще до вторжения, в 1228 г. Титул «правитель в Склавонии» означал, что Г. Бальку были подчинены орденские владения в Богемии и Моравии, ко¬ торыми рыцари обзавелись еще в конце XII— начале XIII в. Согласно изысканиям К. Милитцера, указанный титул Бальк получил, по-видимому, в 1232 г. Летом 1233 г. он продал часть орденских владений около Иглау (на богемско-моравской границе) монастырю премонстранцев, вероятно, с целью получить деньги на строительство замков в Пруссии.115 Находясь в должности прусского ландмейстера (1228-1239), Бальк раз¬ вернул активную деятельность по упрочению положения ордена в Прибал¬ тике. При нем ордену были подчинены Кульмский край, Помезания, Погезания и северная часть Вармии. Помимо КГ, Бальк издал учредитель¬ ные грамоты для Редена, Мариенвердера и Эльбинга. Он принял самое Ibid S 69. Armgart \/. Die Handl'esien des preuliischen Oberlandes S 75-77 11' I 'oigfJ. Namen-Code\ der Deutschen Ordens-Beamlen. Hochmeister, Landmeister, (jroBgebietiger, komthure. VOgte. Plleger. Hoehmeister-Kompane, kreu/fahrer und Sbldner- llauptlcule m PreuBen kflnigsberg. 1843 S XVI. IU Об vtom см коммешарнП к включи 1ельныч положениям rpaMoibi Mihi:er к' Die kntslehung der Deutscliordensballeicn S 59-62
непосредственное участие в присоединении к Тевтонскому ордену допол¬ нительных сил: в 1235 г. произошло поглощение польского ордена доб- жиньских братьев, в 1237 г.— ордена меченосцев. Герман Бальк стремился привлечь к участию в прусской кампании и отдельных предста¬ вителей европейской знати. Так, им был подписан старейший лениый до¬ кумент, в котором уже упоминавшийся рыцарь Дитрих фон Депенау наделялся землей на условиях вассальной службы ордену (1236). С 1237 г. Бальк одновременно исполнял обязанности ландмейстера в Ливо¬ нии, вел переговоры с датским королем и участвовал в походе на Русь (1238). Затем он покидает Прибалтику и последний раз, согласно документам, появля¬ ется уже в Вюрцбурге. Датой его смерти считается 5 марта 1239 г.116 Эберхард фон Зайн, названный в протоколе редакции 1251 г., был пред¬ ставителем графского рода фон Зайн и фон Заффенберг, состоявшего из потомков графа Фридриха Нассауского (IX в.). Владения семейства распо¬ лагались в среднем течении Рейна. Члены рода делали значительные по¬ жертвования в пользу ордена. Эберхард фон Зайн родился около 1200 г., о первых его шагах на орденском поприще точных сведений нет. Достоверно известно, однако, что в 1249 г. он уже занимал пост великого комтура, а немного позднее стал наместником великого магистра в германских землях и одновременно его представителем в Пруссии и Ливонии. В Прибалтику Эберхард фон Зайн прибыл в 1251 г. В грамоте 1251 г. он говорит, что приехал туда «для осуществления множества дел». К важнейшим из них относились упорядочение административной структуры ордена в Прибал¬ тике,117 а также переговоры с епископом Курляндским и архиепископом Рижским о разделе земель между орденом и церковью (1251-1254).118 По- 116 АВ Bd I 1974 S 28 117 Сохранилось распоряжение Эберхарда фон Займа (1251). посвященное управлению Пруссией и проливающее cbci па состояние адмпнпсфа1инны\ cipvKiyp ордена (PUB 1.1 1882. №251) ,,,< В новейшей литературе М ЛОвепером п С Юи.вяком было выскашпо суждение о том. что Эберхард фон Зайн пре1ворял в жпшь важную реформу алмнипстрашвноН сиаемы в 11ри- балтике. Э1а реформа, по мнению М Левенера. была тдумапа тхмсйстером I епрнхом фон I от енлол (1244-1249/1250). прнегжавшим в Пруссию в 1246 г. (См. Lowe не г М Die I aiiriclUuiig von Verv\altungsstrukturen S 164-1 75. J6z\\ uik S Cenlralne i teryloryalne oigany wlad/y zakomi kreyiackiego s\ Pruxach w latach 1228-1410 Rozmoj - Pi/cks/lalcema kompeteneje Torim, 2001 S 51) Иной ючкп фения прпдерживаася К Miunmep Он no.iaiaei. чю в условиях продолжающейся военной кампании вряд ли были во!можпы какие-либо адмипис1ратвные реформы Хогя в перечне свидетелей KI второй pe;iaKinm и ф|мурнрую1 постели новых долж¬ ностей. это обстоятельство свягано. скорее, с расширением орденских владений в ходе дшоева- ния п можс1 рассматриваться как раним не положении шкрсиленпых в Христу pi ском дотворс ордена с пруссами 1249 | (См \hhtzei к Anmeikimgen /и етет пепси Weik S 0-7)
еле этого Эберхард оставляет Прибалтику. Последний раз он вновь упоми¬ нается как великий комтур в Акконе (Палестина) в 1257 г. Год его смерти, с которой угас и род графов фон Зайн, неизвестен.119 Выражение «всем верным Христа» (universis Christi fidelibus), употреб¬ ленное в протоколе обеих редакций КГ, требует пояснения. В античной латыни слово fides означало прежде всего понятие, относящееся к полити¬ ческому и нравственному поведению гражданина римской республики, а fidelis— соответственна «верный», «преданный», «надежный». Со времен св. Августина слово fides стало употребляться также в значении «вера», что было связано с влиянием библейских текстов и, в частности, со встречаю¬ щимся в греческом переводе Библии понятием лютц. В Ветхом Завете оно, как и античное fides, означает «надежность», «верность» (Премудр. 3:14). В Новом Завете оно употребляется в значении «христианская вера», «христианское учение» и в более общем смысле— «религиозная вера», «христианское учение» (Мф. 9:22). Поэтому понятие fidelis Christi (а также fidelis Dei, т.е. «верный Бога») стало своеобразным почетным обозначени¬ ем всякого правоверного члена христианской общины, тогда как язычник именуется infidelis, т.е. «неверный». В средние века религиозное и светское понимание термина fidelis постепенно сливаются, что было связано, в ча¬ стности, с идеей ленной связи между сеньором и вассалом. Не случайно в средневековых источниках часто встречается выражение fideles Dei et re- gis — «верные Бога и государя».120 Еще одно указание адресата, включенное в inscriptio, — «намеревающимся рассматривать эту грамоту» (hanc paginam inspecturis), а в тексте 1251 г.— «намеревающимся рассматривать настоящую грамоту» (presentem paginam inspecturis). Глагол inspicere означает, как известно, не только «рассматривать», но и «читать». Однако перевод «намеревающимся рассматривать» представля¬ ется нам более адекватным. Во-первых, в упоминавшихся немецких переводах КГ, сделанных на рубеже XII 1-ХIV вв. и в XV в., этот оборот переведен с по¬ мощью глагола ansehen— «смотреть», «разглядывать».121 Во-вторых, исполь¬ зование слова inspecturis («намеревающимся рассматривать»), а не lecturis («намеревающимся читать») отражает, вероятно, неоднородность круга лиц, к которым было обращено распоряжение суверена. Грамотные люди действи¬ тельно могли прочесть содержащийся в КГ текст. Неграмотные же, восприни¬ 1,4 АВ. Bd II. 1969 S 595 120 Подробнее см/ Gladifi D von l-idelis regis // ZSSR GA. Bd. 57 (70). 1937 S 442-^51. Helbig H Fideles Dei et regis Zur Bedeutungsentwicklung von Glaube und Treue im hohen Mitte- lalter// Archiv fllr Kulturgeschichte Bd 33 1951. S. 275-279. 304-306 121 Kischl S 126-129. 148 124
мающие положения документа на слух в переводе с латыни, могли лишь «рассмотреть» грамоту, убедившись в наличии на ней печатей. Следует отме¬ тить, что аналогичные выражения неоднократно встречаются в документах XIII в. Например, Христбургский договор 1249 г. между орденом и представи¬ телями прусской знати обращен ко «всем, намеревающимся рассматривать настоящее письмо»,122 учредительная грамота силезского города Брига (1250)— ко «всем, намеревающимся рассматривать это письмо»,12’ две гра¬ моты герцога Казимира Оппельнского 1225 и 1226 гг. адресованы «намерева¬ ющимся слушать (!) настоящее писание»124 и т.д. Последний элемент протокола — приветствие (salutatio). В двух редакци¬ ях КГ оно сформулировано по-разному. В тексте 1233 г. по рукописи К. Бичина, а также в транссумпте 1251 г. оно звучит как «желают здравство¬ вать во истине» (salutem in vero salutari), в издании К. Харткноха — «желают здравствовать во Христе» (salutem in Christo salutari). Особенность данного приветствия заключается в том, что оно имеет двойной смысл. В средневеко¬ вой латыни глагол salutari означал не только «здравствовать», но и «спасаться». Если же учесть слова Христа: «Я есмь путь и истина и жизнь» (Иоан. 14:6), то станет очевидным, что оба варианта приветствия по сущест¬ ву идентичны. Таким образом, это приветствие можно перевести и как «желают спасения во Христе» (или «во истине»).125 Приведенная формула не слишком часто встречается в орденской дипломатике XIII в. Наиболее рас¬ пространенным в орденских грамотах было другое приветствие— «привет в Спасителе всех» (salutem in omnium salvatore).126 В редакции 1251 г. приветствие звучит как «[шлет] молитвы в Господе Иисусе Христе». Этой формулой власти, возможно, желали подчеркнуть свое стремление возобновить данную некогда привилегию. Упоминание о молит¬ ве в сочетании с мотивом «утешения в скорби» встречается в новозаветных текстах, например, у апостола Павла (2 Кор. 1:3, 4, 9-11). По-видимому, не случайно далее в тексте говорится о решении возобновить грамоту, «радуя названных горожан». * 2122 PUB II №218 ,ъ Menzel J J Die schlesischen Lokationsurkimden S 173 ,2^ Ibid. I2' Вероятно, это ириве1сгвие, как u miioi не iipyi не устнчивыс формулы опираемся в конеч¬ ном счете на новозаветную традицию Можно огмешп.. например, сходные мошны во II Со¬ борном послании апосюла Иоанна Бш основа «С i арен — тбранпоП юс ноже (чрисшанском об¬ щине — АР) и детям ее. коюрых я люблю по пешне, и не юлько я. по н все. пошившие неш- ну. ради истины, которая пребывает в нас н б\леi с памп вовек /1а будет с вами блаюдап». ми¬ лость. мир от Бога Отца и от Господа Иисуса Xpucia. Сына Omeio. в псише и любви» (I 1-3) |2л Armgari \l Die Handtesten des preiibischen Oberlandcx S 81-82
Promulgation narration arenga. В редакции 1233 г. формула публичного объявления и изложения обстоятельств дела отсутствует, за приветствием сразу следует аренга. Как уже отмечалось* в ней отразилась идеология кре¬ стового похода. В редакции 1251 г. эта часть грамоты является более полной. Пуб¬ личное объявление в виде формулы «Да узнает сообщество ваше» (Noverit universitas vestra) часто встречается в локационных документах той эпохи.127 Изложение обстоятельств дела (narratio) содержит официальную версию событий, связанных с утратой и возобновлением грамоты. «Совет» и «со¬ гласие» братьев ордена, упоминаемые в аренге редакции 1251 г., исходили прежде всего от высших представителей ордена в Пруссии, имена которых указаны в заключительной части, — ландмейстера Пруссии, кульмского ландкомтура и маршала. Нормативные положения грамоты (общая характеристика). Норма¬ тивные положения грамоты образуют в совокупности так называемую дис¬ позицию (dispositio), т.е. распоряжения по существу дела. Некоторые нормы, как уже упоминалось, имеют санкцию (sanctio), т.е. запрещение нарушать установленные правила, с указанием мер ответственности за нарушения. Как и другие грамоты XIII в., КГ была написана в виде слитного текста, без выделения нормативных положений и без какого-либо членения их на статьи. Однако уже на рубеже XIII—XIV вв. в первых немецких переводах КГ была разделена на 24 статьи. В более позднем переводе К. Бичина, выпол¬ ненном в первой трети XV в., не только имеется деление на 24 статьи, но и сами статьи пронумерованы переводчиком.128 Сегодня нельзя сказать с уве¬ ренностью. ориентировались ли переводчики лишь на смысловую структуру документа, или принимали во внимание также приемы так называемой чи¬ словой композиции, которая подчиняла членение текста одному или не¬ скольким символическим числам. Числовая композиция была знакома не только литературным произведе¬ ниям, но и памятникам немецкого городского права, особенно XIV-XV вв.129 Символика числа 24 разрабатывалась еще раннехристианскими авторами (Оригеном, Августином) и получила дальнейшее развитие в трудах Исидора * 124 *l2/ Heinrich L Die Urkunde in der Ubersel/ung S 19 Kisc-h 2 S 148-157. 124 Подробнее см Роеачевский 1.7 Меч Роланда Правовые взияды немецких юрожан X1I1-XVI1 вв СПб. 19% С 4о-55 126
Севильского, Храбана Мавра и других богословов. Уже самое деление суток на 24 часа давало повод видеть в этом числе символ просветления верующих Христом или верой (подобно тому как Солнце освещает вселенную).130 Ука¬ зывали также, что число 24 — это число небесных сфер, книг Ветхого Заве¬ та, а также символ единства Ветхого и Нового Заветов, так как означает 12 патриархов (глав колен Израилевых) и 12 апостолов.131 * Предлагались и неко¬ торые другие толкования. Конраду Бичину, как и другим городским секрета¬ рям того времени, подобная символика не была чужда, поскольку он как лицо духовного звания в различные периоды жизни исполнял обязанности приходского священника в Ризенбурге и Швеце и викария в Кульме. Его пе¬ ру принадлежит трактат «О супружеской жизни», в котором проявляется знакомство автора с сочинениями многих античных и средневековых фило¬ софов и богословов.Ь2 Поэтому влияние приемов числовой композиции на разбивку текста в немецких переводах нельзя исключить. Членение текста КГ на 24 статьи (используемое и в современной науке) устоялось не сразу, о чем свидетельствуют некоторые рукописные материа¬ лы. В рукописном отделе Российской Национальной библиотеки сохрани¬ лась поздняя копия КГ (в редакции 1251 г.), относящаяся, по-видимому, к концу XVIII в. В ней текст разделен на 42 пронумерованные статьи.133 Воз¬ можно, в такой дробности проявилось влияние законодательной техники XVIII в., для которой характерно стремление избегать многопредметных статей и формулировать предписание отдельно по каждому вопросу.134 Наблюдения за эволюцией разбивки КГ на статьи по-своему поучительны. Они дают возможность проследить, как менялось восприятие памятника. Из нерасчлененного текста, предназначенного для чтения вслух, КГ превраща¬ ется в источник, разделенный на статьи (каждая из которых требует отдель¬ ного осмысления и подчас обрастает комментариями) и приближающийся благодаря новому оформлению к записям городского права, во множестве возникающим в XIV-XV1 вв. Обратимся теперь к содержанию отдельных предписаний грамоты. ,'<l Meyer Н.. Simirup R Lexikon der mittelalterlichen Zahlenbedeutungen (Miinsiersche Mittel- alter-Schriften. Bd. 56) Mlmchen. 1987. Sp 680. Ibid Sp 683. 1,2 Steffenhagen E Zu Conrad Bitschin // AM. Bd. 8. 1871. S. 524-530; Methner A Conrad Bilschm als Danziger Sladtschreiber//ZWG. H. 69. 1929 S 79-81. PO РНБ Лат F II № 264/1. Л. 37-^2 14 По-видимому, из тех же соображений исходил и Э Штрюцкий, разделив КГ в своем переводе на 42 статьи (схема разбивки не совпадает с текстом рукописи РНБ) Strutzki 1~ Uber den IJrsprung des Weichbildes und insbesondere Uber die Kulmische Handfeste// Zeitschrift des liibionschen Verems ftir den Regierungs-Bezirk Marienwerder H 9 1883 S 46-55 127
Статьи 1 и 4 примыкают друг к другу по содержанию. Они закладыва¬ ют основы общинной автономии, поэтому целесообразно рассмотреть по¬ ложения этих статей вместе. Статья 4 дарует Кульму и Торну Магдебургское городское право. По¬ жалование городского права более старого города новому городу — явле¬ ние общеевропейское. В ходе борьбы с феодалами за хозяйственные и политические права некоторые старые значительные города добивались для себя известных экономических и политических гарантий. Одновремен¬ но внутри этих городов развивалось своеобразное право, которое имело обычное происхождение и вырастало из земского права. Оно регулировало прежде всего рыночные отношения и общественное устройство города. Со временем право таких городов стало заимствоваться другими община¬ ми. Местные феодалы зачастую сами даровали подданным городское пра¬ во, видя в развивающихся рыночных и ремесленных центрах источник больших доходов. В учредительной грамоте обычно содержалась отсылка к праву какого-либо известного города. В Испании, например, таким горо¬ дом была Хака, в Англии — Оксфорд и Лондон, в Нидерландах — Намюр и Люттих.115 В германской части рейха не было городского права единого образца. Здесь исторически выделилось шесть групп, или «семей», город¬ ского права: фризская, саксонская (остфапьско-вестфапьская), франкон¬ ская, тюрингская, швабская и баварская. Каждая из них имела один или несколько важнейших центров. В ходе поэтапной передачи права от одно¬ го города к другому возникали «дочерние», «внучатые» и даже «правнучатые» города. Туда обращались за разъяснениями городского права (так называемыми «поучениями») и решениями отдельных сложных дел, так как суд более старого города обычно становился для «дочернего» высшей судебной инстанцией. Внутри одной «семьи» города имели сход¬ ные устройство и городское право, что не исключало, разумеется, наличия местных особенностей.110 Магдебургское право, упомянутое в грамоте, принадлежало к саксон¬ ской «семье» (его остфапьской ветви). Оно было едва ли не самым распро¬ страненным городским правом Германии и Восточной Европы. Магдебург, давший ему название, — один из старейших городов Саксонии и Германии в целом. Первое упоминание о нем относится еще к 805 г. Разрушенное венграми и славянами, поселение было возобновлено в начале X в. импе¬ n* Ennen Е Die europaische Sladl des Mittelalters. Gottingen. 1972 S 120 Подробнее см.- Gaupp E T Deutsche Stadtrechte des Mittelalters nut rechtsgeschichtlichen Kriautcrungen. Breslau. 1851 Bd. I S. XX-XXX. Enenhardt U Deutsche Rechtsgeschichte Mtinchen. 1984. S 48-50 128
ратором Оттоном 1 Великим (936-973). При нем же было образовано пер¬ воразрядное (т.е. приравненное к римской метрополии) Магдебургское архиепископство, власть которого первоначально распространялась на весь «Восток» (включая Польшу). Первые ссылки на складывающееся в Магдебурге городское право по¬ являются в учредительных грамотах еще в XI в. (Кведлинбург, 1086), но особенно часто — столетием позже (Стендаль, 1151; Лейпциг, 1174 и др.). В XIII в, пожалование Магдебурге ко го права другим городам становится в Заэльбье повсеместным и массовым явлением, особенно в районах интен¬ сивной немецкой колонизации. К концу XIII в. оно широко распространи¬ лось в Ангальте, саксонских землях, в Бранденбурге, отдельных местах Тюрингии, Мейсене, Верхнем и Нижнем Лаузице, Померании, Силезии, северной и северо-восточной Богемии, в Моравии, Словакии, в Великой и Малой Польше. Оно также легло в основу управления многих городов Венгрии и Трансильвании. Магдебургское право закрепляло личную сво¬ боду горожан, регулировало вопросы городского самоуправления, облада¬ ло довольно развитыми предписаниями в области частноправовых, уголовно-правовых отношений и судопроизводства. Магдебургский суд развернул широкую деятельности, рассылая в «дочерние» города «поучения» и приговоры. Почему Магдебургское право с такой легкостью принималось городами по всей Восточное Европе? Можно назвать по крайней мере три предпо¬ сылки к этому. Первая и главная из них — сходное в общих чертах разви¬ тие городов региона. Бурный рост новых торгово-ремесленных центров, стимулируемый притоком рабочих рук из деревни, требовал хотя бы неко¬ торых правовых гарантий для охраны горожан от непомерной феодальной эксплуатации. Городское право выражало интересы повсеместно нарож¬ дающегося бюргерского сословия; оно вводило в определенные рамки внутригородские отношения, прежде всего рыночный оборот. Принятие общинами городского права, в том числе Магдебурге ко го, хотя и не было исходным пунктом городской автономии, но значительно облегчило ее развитие.1’7 Правители восточноевропейских государств вводят в городах Магдебургское право, которое создавало благоприятные условия для их хозяйственного развития, что обеспечивало, в свою очередь, рост налого¬ вых поступлений в казну. Общины заимствовали Магдебургское право в !'7 Подробнее об лом процессе в связи с развитием производительных сил и распростра¬ нением немецкой колонизации см ■ Zientara В. Das Deutsche Recht (ius Teutonicum) und die Anfdnge der st&dtischen Autonomie// Autononne. Wirtschaft und Kultur der Hansestadte/ Hrsg \on К I rit/e. [ Muler-Meriens. W Stark (Hansische Studien VI) Weimar. 1984 S 94-100 129
готовом виде, не тратя времени на разработку собственных предписаний: единообразное правовое регулирование приобретало особую значимость в торговых отношениях. Вторая предпосылка— господство в средние века лично-сословного правового принципа, согласно которому всякий человек имеет право жить по законам и обычаям своей родины. Выходы же из саксонских земель составляли значительную часть немецких колонистов, постепенно оседав¬ ших в городах Восточной Европы, поэтому Магдебургское право находило для себя благоприятную почву в их среде. Следует добавить, что поскольку Магдебургское архиепископство первоначально распространяло свое влияние на все заэльбские земли, то главный исторический центр Саксонии служил своего рода образцом городского устройства. Наконец, третья предпосылка, во многом обеспечивающая принятие Магдебургского права в славянских землях, заключается в том, что гер¬ манское и славянское право имели много общих черт, как убедительно показал еще в начале XX в. известный русский исследователь Н.П. Павлов- Сильванский.1,8 Поэтому и Магдебургское право не воспринималось в сла¬ вянских землях как нечто принципиально чуждое местным обычаям, хотя различие их осознавалось достаточно отчетливо. В первой половине XIII в. Магдебургское право было >же достаточно развито, о чем свидетельствует появление довольно пространных его запи¬ сей. Они сохранились прежде всего в виде «поучений», направленных в города Силезии. Около 1211 г. такое поучение было по просьбе Генриха Бородатого прислано из Магдебурга для г. Гольдберга. В этом «поучении» воспроизведена привилегия 1188 г., дарованная Магдебургу архиеписко¬ пом Вихманом. В 1235 г. запись Магдебургского права была направлена из Магдебурга в Бреслау. Последний стал в дальнейшем крупнейшим цен¬ тром распространения Магдебургского права в Силезии.139 Подобные за¬ писи Магдебургского права составлялись и позднее (во второй половине XIII - начале XIV в.). Их также необходимо принимать во внимание в свя¬ зи с рассматриваемой темой, поскольку в этих записях фиксировались обычаи более раннего времени. Предоставление Магдебургского права Кульму и Торну могло произойти под влиянием как упомянутого Генриха Бородатого, так и магдебургского пи Павлов-Сильванский Н /7. Феодализм в России. М . 1988. 1,4 Подробнее см . Кавелин КД Юридическим бьп Силезии и Лужиц и введение немецких колонистов//Кавелин К Д. Сочинения Ч I М. 1859 С 464-469. Kamtnska К Lokacje miast па prauie magdeburskim па ziemiach polskich do 1370 r (Studium historjcznoprawne) Torun. 1990 S 51-53 130
бургграфа Бурхарда, который указан среди свидетелей КГ в редакции 1233 г. Даруя Кульму и Торну Магдебургское право, орденские власти, прежде всего, имели в виду введение в них системы городского самоуправления по магдебургскому образцу. Города, обладавшие Магдебургским правом, имели гри основных органа такого самоуправления: бурдинг (общинный сход), го¬ родской суд, состоявший из судьи и коллегии шеффенов, и городской совет. Бурдинг, или общинный сход, был древнейшим органом самоуправления, унаследованным городами еще от сельской общины. В немецких городах зтот орган имел в средние века повсеместное распространение.140 В его ком¬ петенцию входило решение важнейших вопросов городской жизни: утвер¬ ждение состава постоянно действующих органов власти и присяга горожан на верность городскому совету, принятие местных правовых актов — виль- кюров, решение вопросов войны и мира, введения новых налогов и др. Бур¬ динг созывался по мере необходимости, но не реже одного раза в год, когда происходило обновление городского совета и вновь утверждался вилькюр.141 Упоминание о бурдинге в источниках Магдебургского права содержится в «поучении» для г. Гольдберга 1211 г. В нем бурдинг именуется conventus civiunr, упоминание об этом институте сопровождается оговоркой, что на общинном сходе «никакому глупцу не должно быть позволено докучать без¬ дельными речами наперекор воле лучших горожан».142 Глупцами (stulti) здесь презрительно именуются городские низы, а «лучшими» (meliores) — представители патрициата. В статье 1 КГ говорится о ежегодных выборах судей, которые подойдут сообществу городов (communitati civitatum). Слово communitas означает здесь не просто общину, но и общинный сход и в этом смысле аналогично выраже¬ ниям conventus civium и universitas civium. Упоминание о бурдинге встречается и в более поздних орденских документах XIII в., но без оговорок о патрициате (meliores). В ранний период колонизации патрициат еще не успел сложиться в прусских городах как устойчивая прослойка, но несомненно, что наиболее бо¬ гатые торговцы и ремесленники и здесь задавали тон на общинных сходах.14' Городской суд в соответствии с предписаниями Магдебургского права ыо Еппеп Г Die europdische Stadt des Mitlclalters S 110 141 Киветн К Д Юридический от Силе ши и Л\жиц С 471-472 S\ hi от/It Stadt- verfassung nach Magdeburger Stadtrecht Magdeburg imd Halle (Ciierkes I hitcrsuchungeu H 125) Breslau 1015 X 205-208. kannnska К Communitas civium w miastaeh polskich r/qdz^csch si£ prawem magdeburskim // \cta Umversitnlis Nicolai Copcimci Огайо \\\ I orun 1900 S 25-27 u' La hand P Magdeburger Rechls<.|iiellen komgsbeig I860 S 2 1'' Seim cm I Die Organe den Xtadlgcmemde nacli kulmischcm ReclHc mi I > III ■'/ M( V II 20 f horn 1021 X 3
состоял из судьи и шеффенов. Шеффены выносили приговор, а судья прида¬ вал ему законную силу как носитель судебной власти. В качестве судьи вы¬ ступали бургграф или шультгейс. Бургграф первоначально не имел судебных полномочий, суд вершил от имени суверена (Магдебургского архиепископа) фогт, а бургграф был, говоря современным языком, лишь комендантом горо¬ да, т.е. возглавлял его вооруженную охрану. Но уже с начала XII в. оба поста объединяются в одних руках, после чего под бургграфом стали понимать именно городского судью. Это должностное лицо имело право так называе¬ мого высшего суда (iudicium supremum), заключавшегося в рассмотрении дел о наиболее тяжких преступлениях, за которые виновному грозила смертная казнь или увечащие наказания, а также гражданских дел.144 Шультгейс был помощником бургграфа и членом судейской коллегии; одновременно он мог выступать судьей над самим бургграфом, если тот совершал преступление. Однако в отношении других лиц его компетенция ограничивалась так назы¬ ваемым низшим судом (iudicium infimum), т.е. рассмотрением дел о преступ¬ лениях, которые карались штрафами и телесными наказаниями.145 Бургграф имел три судебных заседания в году, а шультгейс— до девяти.146 В переры¬ вах между заседаниями в случаях, не терпящих отлагательств, допускалось немедленное назначение судьи ad hoc (так называемое Notrecht).147 Городского судью первоначально назначал суверен. Но примерно с XIII в. это право стало передаваться за плату или безвозмездно городским общинам. Гак, например, в Магдебурге шультгейс назначался на полгода или год го¬ родским советом, а архиепископ был обязан утвердить его в этой должности, предоставив ему официально шультгейский лен.148 О судье какого ранга говорится в КГ и в чем специфика его положения в прусских городах? Судя по более поздним источникам, относящимся к Кульму и Торну 1240-х гг., речь шла о шультгейсе.149 В тексте КГ 1251 г. (в перечне свидетелей) упомянут кульмский судья Иоганнес, который так¬ Ы'1 к'аве.тн К.Д Юридический бы г Силезии и Лужиц.. С 457-460. Briinneck IГ von Das Burggrafenamt und SchultlieiBentum m Magdeburg und llalle sovue die IJmbildung dieser Amter durcli das magdeburg-schlesisehe und kulmisch-preuBische Recht Berlin. 1908 S 3-6. Druppel H Index civitalis /.ur Stcllung des Richters m der lioch- und spatmittelalterhchen Stadt deutsehcn Rcchts Koln. Wien. 1981 S 14-16 N' Druppel H ludex civilatis S 12 LoenmgO Die (ierichtslemnne mi Magdeburger Recht // ZSSR GA Bd 30(43) 1909 S 39 1-17 Cm «по>чение» id Магдебхрю для i I ep.nma (1304). ci. 6 Хрестоматия памятников феодальною государства и права cipan 1-вропы / Под ред ВН Корсикою М . 1961 С 390 их Втппеск 0 von Das Burggralenaml S 7 u‘' Lucinski J Pr/>vule| chclmmski / 1233 r. jego trcsc ora/ d/ieje )ego postanowien '/St II S 90-91 132
же назван шультгейсом (scultetus). В статье 20 редакции 1233 г. говорится о праве городского судьи выставлять вместо отсутствующего горожанина другого человека в качестве ополченца. По мнению Е. Люциньского, это означает, что судье отводилась роль главы общины.150 Таким образом, согласно КГ. горожане получали право избирать лишь низших судей.* 14 Их кандидатуры, как недвусмысленно указано в ст. 1, должны были согласовываться с орденскими властями. Тем не менее вы¬ борность судей как таковая означала более либеральный правовой режим, чем предусмотренный Магдебургским правом. Дело в гом, что в самом Магдебурге шультгейсы не избирались, а назначались архиепископом.14 Следует упомянуть, однако, что выборы судей были допущены далеко не во всех прусских городах. Кроме Кульма и Торна, такое право получили лишь некоторые общины: Кёнигсберг (1286 г., без прямого указания, со ссылкой на Кульмское право вообще), Грауденц (1291), Лёбенихг (1300 г, со ссылкой на городское право Кёнигсберга), Бартенштейн (1332) и Гер- дауэн (1398). В большинстве же городов должность шулыгейса предостав¬ лялась в наследственное владение одному или нескольким лицам, нередко закреплялась за городским локатором. На должность же бургграфа обычно назначался орденский комтур.4' Именно за ним закреплялось упомянутое в ст. 1 право вершить суд по делам о тяжких преступлениях. Территориальная подсудность городского судьи ограничивалась зоной городской черты (в КГ ей посвящены ст. 2 и 3). Из нее были исключены дела о происшествиях, случившихся на территориях, прилегающих к замкам (в тех городах, где они имелись), а также на всех общественных дорогах (в том числе водных, к которым относилась и Висла). Ограниченной была и персо¬ нальная подсудность, из которой были исключены, как правило, поляки и пруссы (кроме тех случаев, когда потерпевшим был немец-горожанин).14 Обратимся к вопросу о предусмотренных КГ имущественных взыска¬ ниях.1:0 Согласно Магдебургскому праву, при вынесении обвинительного приговора на осужденного автоматически налагался штраф, отходивший в ""Ibid X 90 14 Ibid X 9b Хо1я и ci I м1омя11\п>1 дела об \6niicina\ кровом рол ниш и помоные им по но \ поминание касаемся не komiiciciiiiiiii iii\ ii>i i емс а а мни. принципов он ре ie ichhu макаэаппП Право на «высший с\д» mpoia К\м.м и I ори npnoopeiaioi mini, в \lV в (см kommska k I) haw о cheimihskie u suieile na|stais/\ch кмцц mic|skicb ( helmna i loiimu (\IV i XV w )//XC I I X 348-349 2) Tr.iuo clicimmskic \\ Ionium//Ibid I 2 X >7i Bntnneck II i on Das Huiggralcnami X ^8 8 I 14 Sc’inrun I Die Oigane den Xtadlgemciiidc X N Id '"() iciic/Mii>i\e n i и 111 ui\ и Koiopi.ix они выражены no ipooiioc i ч вомчим lapim к с
пользу судьи. Размер штрафа зависел от ранга судьи: бургграф получал 60 шиллингов, шультгейс— 8 шиллингов.156 Статья 4 КГ уменьшила размер штрафов в пользу судьи вдвое. Вопрос о причине такого отступления от обычаев Магдебургского права впервые рассматривался в работах Э.Т. Гауппа, основателя так называемой силезской школы исторического правоведения. Гаупп обратил внимание на то, что аналогичная норма при¬ сутствует в жалованных и учредительных грамотах силезских городов (например, Ноймаркта,- Брига, Бреслау). Первоначально он полагал, что в Силезии, несмотря на Гольдбергские золотые рудники, ощущалась нехват¬ ка монеты.157 В дальнейшем он пересмотрел свою точку зрения и высказал мысль о том, что Пруссия и Силезия находились в таком же политическом отношении к рейху, как и марки (Бранденбургская, Мейсенская и др.).158 Ссылаясь на «Саксонское зерцало», он отмечал, что в марках нет королев¬ ского банна, т.е. суд вершится не именем короля, а властью маркграфа, поэтому судья получает не 60, а 30 шиллингов штрафа (Земское право, кн. Ill ст. 64 §7, ст. 65 § 1). Согласно глоссе к ст. 12 книги II Земского права, право марки имело и другие отличия от права земель рейха. Марка, в частности, не имеет обычного института шультгейсов, который вводится здесь властью маркграфа; могут существовать особые судьи и местные узаконения, идущие вразрез с обычаями других немецких земель; нет об¬ щепринятого шеффенского сословия, поэтому всякий полноправный и не¬ опороченный мужчина может быть заседателем в маркграфском суде. Эти особенности Гаупп объяснял пограничным положением марок; немец¬ кие колонисты, устремившиеся сюда, чувствовали себя не слишком уве¬ ренно и не решались полностью воспроизвести здесь обычаи родных мест.159 В рассуждениях Гауппа действительно есть рациональное зерно. Марки, как известно, образовывались королем на завоеванных и колонизованных землях, прежде всего славянских, а передача их в управление маркграфам была одной из важнейших королевских регалий.160 Как зона активной не¬ мецкой колонизации Силезия и Пруссия в самом деле имели сходство с |М’ La band Р. Magdeburger Rechtsquellen S. 15 !'7 Gaupp /i T. Ubcr die deutsche Stadtegriindung und Weichbild im Mittelalter. besonders Ober die Verfassimg von l-reiburg im Breisgaii verglichen mit der Vert'assung von Coin. Jena. 1824 S. 192. IM< Gaupp E. Г. Miscellen des Deutsche» Reclits Breslau. 1830 S 122 '•'"Ibid S. 123-135 lh" Кочесшщкий Н.Ф. Значение регалий в Германском феодальном гос>дарстве XI — нача¬ ла XII в // Уч )ап Московск ofvi педагог нн-ra им II.К Кр>ископ Г CXV 1963 (Всеобщая история, выи 4) С 172 134
марками. Однако в правовом смысле Пруссия не была маркой, так как марка — это всегда лен рейха. Изучение же основополагающего докумен¬ та, определившего отношение прусских земель к империи, — Золотой бул¬ лы Римини не позволяет найти в ней выражений типа pro feudo, nomine fendo, beneficio, которые могли бы свидетельствовать о вассальной зависи¬ мости Пруссии от рейха. Это и понятно, так как уже в 1216 г. папа Гонорий III запретил ордену приносить кому бы то ни было ленную присягу, чтобы сохранить подчинение тевтонских рыцарей папскому престолу. Булла Pietatiproximum (1234 г.) позднее подкрепила эту связь.161 162Может быть, ближе других подошли к истине исследователи И. Матисон и Э. Вайзе. По их мнению, можно говорить о типологическом сходстве Пруссии с маркой (термин «марка» употреблен в Золотой булле применительно к землям, которые ордену обещал Конрад Мазовецкий), хотя лен и титул маркграфа гохмейстеру формально пожалованы не были. В то же время в Золотой булле подчеркивается, что орден должен быть наделен в Пруссии большими правами, чем имеют в своих владениях кня¬ зья империи. Эти права были признаны за орденом в знак признания его крестоносной миссии. По смыслу Золотой буллы, Пруссия должна была стать единым судебным округом, в котором орден вершил правосудие сво- - 16"» ей властью и по своему усмотрению издавал распоряжения на этот счет. " И хотя, как уже указывалось, Золотая булла была издана лишь около 1235 г., этот памятник и КГ основаны на общих для того времени пред¬ ставлениях о власти над землей, завоеванной у язычников, и о правовых основах отношений между орденом и рейхом. Как представляется, уменьшение наполовину размера судебных штра¬ фов было продиктовано не только статусом прусских земель, но и стрем¬ лением суверена привлечь в край больше колонистов. В статье 1 КГ указаны еще две суммы, имеющие отношение к размерам имущественных наказаний: 4 шиллинга и 12 пфеннигов. Первая сумма — это размер полного штрафа в пользу шультгейса с учетом двукратного снижения штрафов, установленного ст. 4 КГ. Другую ставку (12 пфенни¬ |М С историко-правовой точки зрения эта проблема подробно рассмотрена в работе Ke¬ gel Е. Das Ordensland PreuBen und seine rechtliche Stellung zum Reich Inaug -Diss Halle / Saale, 1937 S 23-25.49-50. 162 Matison / I) Die Lehnexemption des Deutschen Ordens und dessen staatsrechtliche .Stellung in PreuBen//Deutsches Archiv filr Erforschung des Mittelalters Jg 21. H I 1965 S 247; 2) Zum politischen Aspekt der Goldenen Bulle von Rimini // Acht Jahrhunderte Deutscher Orden in Einzeldarstellungen / Hrsg von P K. Wieser (QSGDO. Bd I) Bonn; Bad Godesberg. 1967. S 54. И eise E Interpretation der Goldenen Bulle von Rimini (Marz 1226) nach dem kanonischen Recht // Ibid S 38-40 135
гов) КГ относит к числу взысканий за мелкие проступки, поскольку пфен¬ ниг составлял '/12 шиллинга. Распределение штрафов между судьей и орденскими властями соответ¬ ствовало магдебургским обычаям: в Магдебурге также '/■? суммы отходило в пользу архиепископа, а 'Л — шультгейсу.10' Освобождение обвиняемого от уплаты штрафа в пользу ордена при освобождении от штрафа в пользу шультгейса можно, на наш взгляд, интерпретировать как дополнительную меру для привлечения переселенцев. Шеффены, т.е. члены суда, в КГ не упомянуты, зато в ст. 4 обеих редак¬ ций, а также в ст. 5 редакции 1251 г. говорится о членах городского совета (consules civitatis). Эта черта памятника примечательна в двух отношениях. Во-первых, ее. вероятно, можно считать свидетельством того, что в мо¬ мент дарования грамоты функции суда и управления еще не были разделе¬ ны. Отпочкование шеффенской коллегии от городского суда в Кульме и Торне и раздел их функций произошел, по-видимому, к середине XIII в., поскольку ст. 5 Кульмской грамоты в редакции 1251 г. говорит уже о «совете судей и ратманов» (consilium iudicum et consulum). Слово «судья» употреблено здесь во множественном числе (iudici), что свидетельствует о наличии целой судебной коллегии в каждом из городов. Шеффены, в отли¬ чие от ратманов (членов городского совета), занимали свои места пожиз¬ ненно, а в случае смерти кого-либо их них вакансия замещалась путем кооптации.164 Во-вторых, в 1233 г. в самом Магдебурге еще не существовало город¬ ского совета, он появился лишь в 1244 г. Не исключено, что учреждение такого органа произошло не по образцу Магдебурга, а по примеру Любека, где городской совет зафиксирован уже в 1226 г.165 Городской совет осуще¬ ствлял текущее управление городом, представлял общину во внешних сношениях и издавал распоряжения (вилькюры) по различным вопросам городской жизни. Согласно нормам Магдебургского права, вилькюры мог¬ ли издаваться без согласия местного князя, но не должны были вредить писаному праву, ущемлять права бургграфа или шультгейса, регулировать вопросы, подведомственные церковным властям, а также содержать взы- Sdiruml R Stadtverl'assung nach Magdeburger Sladtrecht S 84 |Ы «Г lo> чеинс» направленное m Maueovpia в КЧльч в 1338 г. см La band Р Magdeburger Rechtsquellen S 140 /diojkowskt / /ar\s d/ie|6\N pravva cheimihskiego 1233-1862 Studium z okazp siedemselpiecd/iesiecioleeia \N\dama pi/\uilejii chelmmskiego ora/ lokacp miast Chelmna r I oruma (Monografie Institutii hvstor\c/no-pra\\nego UMK. № I) lorun 1083 S 16 Luc inski J Pr/>\vile| chelmmski S 01
скания, обращенные на личность их нарушителя (смертную казнь и увеча¬ щие наказания). Правосудие по делам о нарушениях вилькюрных предпи¬ саний осуществлялось только городским советом.166 Впрочем, обращение к документам показывает, что свободное издание вилькюров в прусских городах происходило далеко не всегда. Чаще всего эти акты конфирмова¬ лись орденскими наместниками, если не исходили прямо от орденских властей.167 Обратим внимание на упоминание в ст. 4 КГ о намерении тевтонцев превратить Кульм в «метрополию» (civitas metropolitana) или «главный город» (civitas capitalis) края. В литературе отмечалось, что вопрос о сто¬ лице орденских владений по-разному решался в различные эпохи. Идеаль¬ ным центром для ордена всегда оставалась Палестина, что подчеркивалось и в названии корпорации. Но по мере распространения орденской активно¬ сти на берега Балтики значение прусских владений возрастало. Однако фактически Кульм так и не стал прусской столицей. Резиденция гохмей- стера размещалась в Эльбинге, а с 1309 г. - в Мариенбурге на р. Ногат (рукав Вислы). Резиденция епископа Кульмского была устроена в Кульм- зее, там же возвели и главный храм диоцеза.168 В экономическом отноше¬ нии город также не достиг сколько-нибудь видного хозяйственного положения, его быстро превзошел Торн. Однако формально важное значе¬ ние Кульма признавалось, о чем свидетельствуют источники. Так, в 1386 г. в Кульме предполагалось учредить университет, что сделало бы город ду¬ ховным центром края.169 Наряду с Торном, Эльбингом, Данцигом, Кёнигс¬ бергом (Старым городом) и Кнайпхофом Кульм входил в число так называемых «больших городов» Пруссии и в XV в. периодически стано¬ вился местом сословных съездов. Только за Кульмом и Торном признава¬ лось исключительное право созывать общегородские съезды Пруссии.170 Признание за Кульмом прав метрополии (ст. 4) повлекло за собой два важных следствия, тесно связанных друг с другом. Во-первых, другим прусским городам в дальнейшем даровалось главным образом Кульмское ш'Schraml R. Stadtverfassung nach Magdeburger Stadtrecht S 216 |f’7 Maciejewski T Wilkierze miast lokowanych na prawie cheiminskim vv panstvvie zakonnym (do I454 r.)//SC T I. S. 361-363 |Ы< См комментарий к ст 7 u’4 Forstreuter К Das «Haiiptstadtproblem» des Deutschcn Ordens // Jahrbiich fur die Ge- schichte Mittel- und Ostdeiitsehlands Bd V 1956 S 145-146 p0 \eitmann К Die «Hauptstadte» des Ordenslandes PreuBen und ihre Vcrsammlimgslage /.nr politischen Organisation und Reprasentation der preuBischen Stadte unter der Landes- herrschalt des Deutschcn Ordens// Zeitschrift liir historische l-'orsclumg Bd 19 1992 II 2 S 132 137
право. Исключения из этого правила были немногочисленны. Ряд примор¬ ских городов получил Любекское городское право: Эльбинг (1246), Дир- шау (1260), Браунсберг (1280), Фрауэнбург (1310), Леба (дб 1357), Гела (1378). Мемель, получивший первоначально Дортмундское городское пра¬ во, с 1257 г. был переведен на управление Любекским правом.171 Это пра¬ во, обеспечивавшее значительную самостоятельность городов, было, как полагает Г.Я. Риер, дано этим городам в вознаграждение за услуги, оказан¬ ные ордену любекским и купцами.172 В орденских грамотах встречались также отсылки к праву Торна. Первая такая отсылка появилась в учреди¬ тельной грамоте Нового города (Нойштадта) в Торне, выданной в 1264 г.17’ По аналогичной модели строились отношения между Кёнигсбергом и воз¬ никших у его стен общин Лёбенихт и Кнайпхоф. В лёбенихтских грамотах 1299 и 1300 гг. и кнайпхофской учредительной привилегии 1327 г. говори¬ лось, что их жители будут иметь в Кёнигсберге такие же права, какие име¬ ют бюргеры Нового города Торна в его Старом городе.174 Одна ко в целом Кульмское городское право было господствующим. О его влиянии свиде¬ тельствует и тот факт, что некоторые города, получившие вначале город¬ ское право другого типа, впоследствии переводились на управление по Кульмскому праву (Леба после 1357 г., Диршау с 1364 г., Мемель с 1475 г.).175 Второе следствие объявления Кульма метрополией — создание в этом городе верховного суда для всех общин Пруссии, управлявшихся по 171 Frost В. Das Recht im Deutschordensstaat PreuBen. Ein GrundriB. Inaug.-Diss Boma; Leipzig. 1906. S. 59; Wermbter H. Die Verfassung der Stadte im Ordenslande PreuBen// ZWG. H. 13. 1884. S. 4-5. 172 Риер Г.Я. Кёнигсберг XIII-начала XVI в.— оплот агрессии немецкого рыцарства в Прибалтике. Дис канд ист. наук. Минск, 1953. С 85. |Я PUB 1.2 №225 m PUB 1. 2 № 707, 740: PUB II 1. № 585 l7' В связи с этой политикой ордена следует упомянуть также о судьбе г. Данцига, который в XIII в. был крупнейшим торгово-ремесленным центром княжества Померанского В период между 1257 и 1263 гг. город получил Любекское право. После юго как угасла местная ветвь померанских князей. Тевтонский орден захватил восточную часть Померании — так называе¬ мую Помереллию с г. Данцигом (1308) В первые десятилетия орденского правления в Данциге наблюдались упадок городской жизни и фактическая ликвидация автономии из-за эмиграции и изгнания части жителей. В 1330-е гг община постепенно возрождается, но былые вольности Любекского права (в частности, особые права выходцев из Любека на зерритории города и право убежиша в их владениях) шаг за шагом отменяются как стеснительные для орденских властей. Для того чтобы держать Данциг под надежным контролем, орден в 1346 f окончатель¬ но перевел его общину на Кульмское право (см Histona Gdanska / Pod red E Cieslaka 1 I Do roku 1454 Gdansk, 1978 S 276-279, 322-326, 349-363, Maciejewskt T Prawa obce \v Gdansku h Czasopismo Prawno-I listoryczne T LI 1999 Zesz 1-2 S 193-204) 138
Кульмскому праву.176 Однако непосредственно в Кульм могли обращаться не все прусские города. В некоторых учредительных грамотах орденские власти прямо указывали на обязанность нового города обращаться в со¬ мнительных случаях в суд другого города. Так, например, из су¬ да г. Либемюля рассмотрение дела предписывалось переносить в Христбург (1335), из Гогенштейна— в Остероде (1350), из Найденбурга— в Гильгенбург (1381), из Пассенхайма— в Либштадт (1381). Э. Штеффенхаген полагал, что подобные указания означали учреждение своего рода проме¬ жуточных судебных инстанций,177 а В. фон Брюннек высказал мнение о том, что решение таких судов было окончательным и дальнейшему пере¬ носу в Кульм рассмотрение дела не подлежало.178 Решить этот вопрос од¬ нозначно в настоящее время не представляется возможным, так как сохранившиеся материалы практики Кульмского верховного суда по делам других городов немногочисленны. В отличие от Магдебурга, где рассмотрение дел для других городов и рас¬ сылка «поучений» в нижестоящие суды осуществлялись шеффенской коллеги¬ ей, в Кульме этим занимался городской совет, а шеффены разбирали только внутригородские дела.179 Возможно, что здесь сказалось влияние Любекского права: в Любеке именно городской совет являлся высшим судом для «дочерних» городов. Подробных сведений о том, как осуществлялось судопро¬ изводство в кульмском верховном суде, до нас не дошло. Из одного позднего кульмского вилькюра, закрепившего обычаи более раннего времени, известно, что всякое подобное дело должно было рассматриваться ратманами в четырех¬ недельный срок.180 Верховный суд прусских городов находился в Кульме в течение всего ор¬ денского господства в Западной Пруссии и даже несколько дольше. По- видимому, лишь после 1478 г. он был переведен в Кёнигсберг, сделавшийся в то время и резиденцией гохмейстера.181 Статьи 2 и 3 посвящены описанию угодий (территорий и акваторий), |7h Через Кульмскип суд осуществлялась связь прусских земель с Магдебургским с>дом Однако Кульм был не единс!венным юродом, чьи власти обращались за консультациями в Магдеб>рг В прямые сношения с Maiдебургским судом вступапи также Торн и Данциг, а позднее— Кеншсберг. что свидетельствует о возросшем экономическом и политическом значении зтих юродов (см Sieff'enhagen Ь Deutsche Rechtsquellen im PreuBen m XIII bis XVI. Jh Leipzig, 1875 S. 57-76. Kisch 2 S 52) l77 Steffenhagen E Deutsche Rechtsquellen im PreuBen S 32-33 l7x Briinneck It' von Z.ur Geschichte des Kulnier Oberhofes /V ZSSR GA. Bd 34 (37) 1913 S 23 174 Ibid S 9 1X11 Schnil: h Die Stadl kulm im Mittelalter H ZWG II 23 1888 S 62 lsl Briinneck It' von Zur Geschichte S 4? 139
отведенных Кульму и Торну. Описание городских владений всегда явля¬ лось важнейшим элементом локационных грамот в ХИ-ХШ вв. Согласно КГ, городские общины получили угодья троякого рода: зем¬ лю, предоставленную городам и свободную от любых налогов и повинно¬ стей в пользу ордена182 (ст. 2, 3); землю, предоставленную под условием — для финансового обеспечения охраны городов (ст. 5 первой редакции); землю, предназначенную для содержания приходских церквей (ст. 7). Это деление с некоторыми модификациями будет в дальнейшем неоднократно повторяться в учредительных грамотах других прусских городов. Террито¬ рия, подчиненная непосредственно городским властям и относившаяся к городскому судебному округу, образовывала в совокупности так называе¬ мый вейхбильд.183 Статьи 2 и 3 похожи по структуре, но содержание их претерпело силь¬ ные изменения во второй редакции, поскольку к середине XIII в. измени¬ лось расположение самих городов. Обе статьи представляют интерес не только с историко-правовой, но и с краеведческой точки зрения, так как их положения являются важным источником по истории топонимии и гидро- нимии этого региона. При рассмотрении ст. 2 и 3 выявляются своеобразие средневековой хозяйственной жизни (прежде всего, важная роль, которую играло в экономике города сельское хозяйство) и специфика военно¬ политической ситуации в Кульмской земле. Адресатами ст. 2 и 3 являются две категории лиц— горожане (cives) и «перегрины» (peregrini). Оба этих термина требуют пояснений. Понятие civ is в средневековом праве означало горожанина в узком смысле, т.е. полноправного члена городской общины. Этот статус предпо¬ лагал постоянное проживание в городе, владение собственным домом, не¬ сение городских повинностей (прежде всего уплату налогов в пользу городских властей), а также обычно занятие ремеслом или торговлей в рамках одной из городских корпораций (цехов, гильдий). Именно в этом смысле и используется указанный термин в КГ.184 В средневековой терми¬ нологии, наряду с латинским термином civis, употреблялось также латини¬ |Н2 В немецком праве земли с подобным статусом именовались Freiheit (букв «свобода»), а гуфы (мера площади), отведенные под такие угодья, назывались «вольными туфами» (Ireihufen) 1x1 Подробнее см Kroeschell К. Weiclibild Koln. Graz, I960, Strutzki E. Uber den Ursprung deb Weichbildes und insbesondere liber die Kulmische Handteste // Zeitschrif'l des hislorisclien Verems fiir den Regieiungs-Bezirk Marienvverder П. 9. 1883 $ 3-5 ш Kisch 1 S 16 140
зированное немецкое слово bnrgensis - «бюргер». В прусских источниках оно стало встречаться со второй половины XIII в.185 В интересующую нас эпоху совокупность горожан в узком смысле слова (cives) в источниках городского права (прежде всего в учредительных грамотах) обычно проти¬ вопоставлялась массе прочих жителей (называемых incolae или habitatores), которые постоянно проживали в городе, но не были полноправными чле¬ нами общины. Однако в прусских источниках термины incolae и habitatores означают, скорее, не группу неполноправных жителей, а всю совокупность городского населения, что подтверждается и текстом преам¬ булы к КГ, говорящей именно о «жителях» городов.186 Следует также иметь в виду, что в Пруссии грань между бюргерами и жителями была не такой отчетливой, как в землях рейха. Первая причина этого заключалась в значительной унификации статуса колонистов благодаря ряду норм КГ, воспроизведенных позднее в грамотах других общин. Вторая причина бы¬ ла связана с тем, что города (особенно в Западной Пруссии) имели обшир¬ ные сельскохозяйственные владения, а сидевшие на этих землях свободные крестьяне играли заметную роль в городской жизни.187 Другая группа лиц, упомянутая в тексте КГ, — «перегрины». Статус этой группы не вполне ясен. В римском праве термин peregrini означал, как известно, свободных граждан другого государства, праву которого они подчинялись. Лишенные первоначально правовой защиты, перегрины по¬ степенно улучшили свое положение благодаря международным договорам соответствующих государств с Римом. В юстиниановском праве Перегри¬ нами считались уже только союзные Римской империи варвары и чуже¬ земцы, временно проживающие в ней. В средневековой латыни слово peregrinus стало означать не только чужеземца, но также паломника (отсюда русское «пилигрим») и крестоносца. О статусе перегринов, упомянутых в КГ, в литературе высказывались различные мнения. Так, была предложена гипотеза, согласно которой речь в КГ действительно шла о каких-то паломниках.188 Однако это предполо¬ жение представляется малоубедительным. А. Земрау полагал, что под пе¬ |к' Semrau -/ Burger. Emwohner und Caste in den Stadten des Ordensstaates// MCV H. 35. 1927 S 71 lx(’ Kisch I S 24-25 1X7 Boockmann H Civis und \er\\andte BegritTe in ostdeuischen. insbesondere preuBischen Stadtrechtsquellen // Uber Burger. Stadt und stadtisclie Literatur im Spatmittclalter Bencht liber kolloquien der kommission zur Erforschung der kultur des Spdtnuttelalters 1975-1977 / Hrsg. von .1 Eleckcnstem und К Stackmann Gottingen. 1980 S 57 IKX Zippel О Die Kolomsation des Ordenslandes PreuBen bis zum Jahre 1309// AM Bd 58 1921/1922 S 181 141
регринами понимались постоянные неполноправные жители, т.е. ставил знак равенства междуperegrjnj и habitatores.m Более вероятно, однако, что Перегринами называли прибывших из различных стран участников кресто¬ вого похода в Пруссию (их помощь была важной для ордена в первый пе¬ риод завоевания края), а также тех колонистов, которые временно оседали в Кульме и Торне, намереваясь впоследствии переселиться на иные земли в орденских владениях.190 Их противопоставление горожанам (cives) могло означать, что они пр0живали вместе с ними, но, не будучи постоянными членами городской общины, не имели и бюргерских прав (права иметь своих представителей в городских органах власти, самостоятельно зани¬ маться в городе ремеслом и т.п.). Более точно определить их правовой ста¬ тус, сопоставив его, например, с положением некоторых категорий лиц, упоминаемых в «Саксонском зерцале», в настоящее время не представля¬ ется возможным.191 ц0 в0 ВСЯКом случае, это не были упоминаемые в средневековом праве «ГОсти», т.е. иногородние купцы, прибывшие в город по торговым делам.192 Сейчас трудно с уверенностью сказать, почему в редакции 1233 г. «перегрины» упомянуты только в связи с Кульмом. Можно лишь предпо¬ ложить, что в тот перн0д Торн служил для них транзитным пунктом, и они не задерживались там надолго. Описание угодий Кг начинает с владений Кульма, чем подчеркивается значение города как Политического центра края. В ст. 2 редакции 1233 г. определен размер угодИй, составляющий 300 гуф. Статья 24 уточняет, что размер гуфы определяется по фламандскому обычаю. Если учесть, что фламандская гуфа равнялась 16,8 га,193 то оказывается, что владения горо¬ да на суше составляли 5Q40 га. При оценке этой статьи, как и других норм КГ о земельных пожалованиях, следует иметь в виду тогдашнюю урожай¬ ность земли. По подсМетам в.-Ф. Хеннинга, в средневековой Германии зерно покрывало 70% калорий в пищевом рационе (на человека в год при¬ ходилось 250 кг зерна). при тогдашней урожайности земли для удовлетво¬ рения годовой потребности одного взрослого человека в пище требовалось mSemrauA Burger, Einwohner und Caste . S 78-79 Clielmna (Prace m Kisch\ S 66-67; Jasi,-iskl f Przedmiescia srediowiecznego T s Umwersytetu im A MickiewiC/a* poznamu Ser Historia. №97) ^ozna'1' s jn/Recht der ™ Klemau H UMCTSUchunfen №er die Kulmei Handtesle. binders ihre Ste - ^ др dcutschen kolonisation Zug|e,c)l Bemerkungen zu Guido Kisch. Die Jg 10 1933 S 246 “ 142 Semrau -I Burger. Hin\\0|11ier imd Gaste S 79 |ч> Подробнее о мерах п-Юц1адИ см комментарий к ci 24 142
0,7-0,8 га возделываемых площадей, поэтому при нормальном трехполье (с парами, составляющими '/3 от общей площади угодий) на человека должно было приходиться свыше 1 га обрабатываемой земли.194 На прак¬ тике крестьяне в Кульмской земле получали наделы менее чем в 2 гуфы (в других областях — от 2 до 4 гуф на хозяйство), что, по-видимому, было достаточно для пропитания одной семьи и принадлежащей ей домашней скотины.195 Конечно, под пашню намечалось отвести не все угодья,196 а урожайность земли в Кульмском крае, по всей видимости, была ниже, чем средняя по Германии.197 И все же значительная площадь отведенных зе¬ мель свидетельствует о стремлении ордена привлечь как можно больше колонистов. О правовом режиме земель, предоставленных согласно ст. 2, говорится, что эти земли отведены для общих нужд (pro communibus... usibus). Речь, очевидно, идет о так называемой альменде (общегородских угодьях, находившихся в ведении общины). Порядок их использования определялся городскими властями. «Гора» (mons), упоминаемая в тексте как ориентир - это, по-видимому, С 198 холм, на котором был расположен город. Другое важнейшее пожалование касалось участка реки Вислы. Суверени¬ тет ордена распространялся не только на сушу, но и на водные пути (это пра¬ во упомянуто в Золотой булле Римини), отсюда вытекало и право пожалования.199 Помимо свободного судоходства жители могли беспрепят¬ ственно заниматься здесь ловлей рыбы. Сформулированное в КГ предписа¬ ние соответствовало немецким обычаям. Так, «Саксонское зерцало» устанавливало: «Вода, имеющая течение, является общей для транспорта и для рыбной ловли. Рыболов вправе, далее, использовать правый берег так далеко, как он может шагнуть из судна» (Земское право, кн. II ст. 28 § 4).200 Отведенный Кульму отрезок реки составлял одну милю выше города и 144144 Henning F.-IV Landwirtschaft und landliche Gesellschaft in Deutschland Bd 1 800 bis 1750 Paderbom, Miinchen. Wien; Zurich. 1979 S. 152 |4' Steffen H Die soziale l.age der Pfarrgeistlichkeit im Deutschordensstaate // Zertschnft fur die Gcschichte und Altertumskunde Ermlands. Bd. 23 1927. S 9-10 l% В ст 2 говорится, что земля отведена «под луга, пастбища и огороды», но ст 7 КГ упо¬ минает о деревнях, которые будут расположены в пределах городских владений Из этого слсдуек что часть угодий планировалось занять под пашню (см комментарий к ci 7) |1'7 Об урожайности земель в связи с объемом повинностей в польз) церкви см коммента¬ рий к сг 21 КГ т См § 2 гл. Ill настоящей книги |l,‘' Cause F. Das Recht des Landesherm an den WasserslraBen im PreuBenlande// PrcuBenland Jg 3 1965 №4 S 49-54 C 62 143
одну милю ниже его по течению. Эта единицатдлины упоминается также в ст. 3 редакции 1251 г. По всей видимости, в документе имеется в виду рим¬ ская миля, составляющая 1000 шагов (passus), или 1,475 км. Эта единица широко применялась в интересующую нас эпоху при землеустроительных работах, в частности, при межевании городской земли под застройку.201 Из правила о свободном пользовании рекой в статье сделано два важных исключения. Во-первых, горожане не имели права на острова, расположен¬ ные в русле Вислы. Вопрос о причине этого запрета специально рассматри¬ вался, насколько нам известно, лишь в работе Л. фон Бачко, который строил свою гипотезу на основе наблюдений, сделанных непосредственно в указан¬ ной местности. Бачко обратил внимание на то, что часть островов в вислин- ском русле покрыта кустами ивняка, который срезали и использовали для из¬ готовления связок (фашин), применяемых при устройстве и укреплении дамб. На плодородной почве ивняк рос так быстро, что его можно было сре¬ зать каждые три года. По мнению Бачко, это обстоятельство и побудило ор¬ денские власти сохранить острова в своем распоряжении. Строительство дамб было необходимо, чтобы предохранить местность от затопления. Гус¬ тые же хвойные леса, которыми были покрыты вислинские берега, не имели достаточно кустарника, из которого удобно делать фашины. Из того же ивня¬ ка можно было в случае необходимости изготавливать и плоты, поскольку использование водных путей было важным в крае, не имевшем достаточного количества сухопутных дорог. К тому же, сохраняя за собой острова, орден¬ ские власти могли помешать пруссам прятаться в густых зарослях кустарни¬ ка и нападать на колонистов. По мнению Бачко, сами колонисты, ввиду их малочисленности, еще не имели возможности эффективно контролировать эту местность.202 Предложенное Бачко объяснение нельзя считать оконча¬ тельным. Состав растительности (из-за климатических сдвигов и хозяйствен¬ ной деятельности человека) за 600 лет сильно изменился. Исследованиями XX в. установлено, что в период до орденских завоеваний в Западной Прус¬ сии как раз преобладали лиственные породы деревьев, а ель и красная ель, распространенные во времена Бачко, почти отсутствовали.203 Ландшафт ме¬ 201 Zagrodzki Т. Regularny plan miasta sredmowiecznego a limitacja miernicza. Warszawa, 1962. S. 4(M3; Witthoft H. Scheft'el und Last m PreuBen Zur Struktur der GetreidemaBe seit dem 13 Jahrhundert//Blatter fllr deutsche Landesgeschichte Jg. 117 1981 S 335-336. 202 Baczko [L ] von. Beitrag zur Erlauterung der Kulmischen Handfeste// Bcitrage zur Kuude PreuBens. Bd 5 KOmgsberg. 1822 S 271-272 2<b Mager F Wildbahn und Jagd AltpreuBens im Wandel der gescluchtliclien Jalirhundertc Neu- damm. Berlin, 1941 S 16-17 144
стности мог измениться и из-за изменений речного русла. Тем не менее не исключено, что орден действительно стремился сохранить за собой контроль над островами по военным соображениям. Хотя на островах вблизи Кульма замков не возводилось, возможно, что там располагались сторожевые посты и тому подобные объекты. Прояснить этот вопрос могут лишь раскопки. Второе изъятие из правила о свободном пользовании рекой— запрет охотиться на бобров. Эта оговорка повторяется также в ст. 3 применитель¬ но к Торну и в ст. 11 — как составная часть перечня исключительных прав (регалий) ордена в Пруссии. Бобр издавна высоко ценился повсюду как объект охотничьего промысла за свои мех и мясо, поэтому право охоты на него всегда особо оговаривалось в документах XIII в.204 В Пруссии бобры были распространены повсеместно, о чем свидетельствуют данные топо¬ нимии и гидронимии.205 Освоение охотничьих угодий в Западной Пруссии началось, по-видимому, еще в VIII в., и к XIII в. появляются признаки ис¬ чезновения бобра. Этому способствовали также наступление на леса и бо¬ лота, работы по мелиорации и т.п. Поэтому орденские власти принимают меры по охране бобров. Безусловный запрет (для горожан и крестьян) охо¬ титься на бобра соблюдался свыше 300 лет. Лишь с 1540-х гг. начинается интенсивное истребление этих животных. Оно продолжалось, не считая кратковременного запрета при Фридрихе I (1706), до первой половины XIX в., когда бобры в Западной Пруссии полностью исчезли.206 В связи с переносом Кульма в 1239 г. на новое место, в 4,5 км к северо- востоку от прежнего города, возникла необходимость вновь определить гра¬ ницы городских владений, что и было сделано в редакции 1251 г. В отличие от первой редакции, возобновленная грамота не содержит точного указания площади в гуфах, а заменяет его описанием границы по ориентирам на мест¬ 2<м Например, в 1228 г. Казимир, герцог Оппельнский, решил обвести замок Оппельн бо¬ лее высокой стеной, совершив в снег своих издержек ряд дарений брату оппельнского пала- гина и специально упомянув при этом право на промысел бобров в долине Вислы (см.. Codeх diplomaticus Silesiae. Bd. 7 Regesten zur schlcsischen Gesclnchte/ Hrsg. von C. GrQnhagen. Teil 1. Bis zum Jahre 1250 Breslau. 1868 № 337) В 1234 i Конрад Мазовецкий основал мо¬ настырь Парадиз (Каргхаус) н отписал ему земельные угодья, особо оговорив в дарственной право охоты на бобров (см.- Perlbach М Die altesten preuliischen Urkunden // AM Bd 10 1873 $ 640) Упомянем 1акже, что о праве ордена на бобров ска)ано и в тексте Крушвицко- го договора 1230 г (см. § 2 гл II настоящей книги), который хотя н считается подложным, но отражает тшдашние представления об объеме прав суверена в подвластной ему ?емле. -1" Stager F Wildbahn und Jagd . S 173-174 <ir’ Dahms P Der Biber in WestpreuBen // Der Zoologisclie Garten (Zoologischer Beobacliter) Jg 41 №4 1900 S 105-110. \lager /•' Wildbahn und Jagd S 174-175 145
ности. В какой мере эти угодья совпадали с отведенными ранее, сведений не имеется, однако более поздние источники говорят о том, что общая площадь этих земель не уменьшилась по сравнению с предоставленной в 1233 г.207 Угодья Кульма, описанные в КГ 1251 г., представляли собой полосу земли вдоль правого берега Вислы (см. карту 1). Карта 1. К>льм и его округа в XIII в (по ичд Porqbska К Slowmk histonczno-geograficzm ziemi chelminskiej \\ sredmowieczu Wroclaw. Warszawa. Krakow'. Gdansk. 1971 Dzieje Chelmna / Zarss monograficzny Wyd II / Pod red M Biskupa Warszawa. Poznan. Torun 1987) Граница кульмских владений начинается от деревни Уст. Первое упо¬ минание о ней (предположительно в форме Vniche) относится, вероятно, к 207 Jasmski Т Przednuescia srediowiec/nego Torunia S 19 146
1222 г. Ныне это деревня Усьць (U£c) в 2 км к юго-западу от Хелмно.208 Судя по тексту грамоты, а также по названию населенного пункта,209 посе¬ ление занимало прибрежное положение; в настоящее время деревня нахо¬ дится несколько в стороне от Вислы (возможно, вследствие изменения русла). Далее граница идет вниз по течению Вислы до границы оз. Рензе. Этот водоем является старицей р. Вислы, его польское название — Жондз (Rz^dz).210 В истории Пруссии озеро известно как место, возле которого в 1240-х гг. состоялась битва крестоносцев с пруссами.211 В настоящее время озеро также находится в стороне от Вислы, о его прежнем местоположе¬ нии напоминает одноименная деревня, расположенная между водоемом и рекой. От юго-восточной оконечности озера граница поворачивает обрат¬ но, проходя параллельно Висле через деревни Руда (существует под тем же названием) и Лунаве (ныне — Лунавы Вельке). Упоминаемая далее в ста¬ тье дорога, «которая ведет к острову святой Марии», представляла собой стратегически важный путь, который шел из Кульмской земли на север и соединял ее с соседним Помезанским епископством. Остров св. Марии расположен в Помезании в русле Вислы, в 1233 г. здесь был возведен за¬ мок Мариенвердер (нем. Marienwerder — «остров Марии»). На берегу ря¬ дом с ним тогда же возник одноименный город, получивший городское право по образцу Кульма. Это была первая в Пруссии локация после осно¬ вания Кульма и Торна.212 * В источниках XIII в. это поселение часто называ¬ ли его первоначальным прусским именем — Кведин, Квидин. Не стала исключением и КГ 1233 г., в перечне свидетелей которой упомянут Люд¬ виг, комтур в Кведине.21’’ Трасса дороги, ведущей к Мариенвердеру, судя по формулировке ст. 2, делала изгиб юго-западнее деревни Лунаве и далее совпадала с последним отрезком границы кульмских угодий. Следующий упомянутый в статье ориентир— деревня Гробене, которая существует и 2IIK Siowmk histor>czno-geograficzny ziemi chelmniskiej w sredmowieczu / Opr. К Por^bska. (Slovvmk historyczno-geograficzny ziem polskich w sredniowieczu T 1) Wroclaw; Warszawa; Krakow. Gdansk, 1971 S 140 2(14 Имя деревни родственно русскому слову «устье» и происходит, по-видимому, от назва¬ ния протекавшей через деревню реки или ручья, впадавшего в этом месте в Вислу (воз¬ можно. это был рукав упоминаемой далее в грамоте р. Бровины, русло которой находилось неподалеку) '10 Slownik historyczno-geograficzny S 112 2,1 ПД 111 40 (С 68-69) 212 Г1Д 1119 (С 54) Городское право Мариенвердеру пожаловано предположительно в 1234 г , учредительная грамота не сохранилась 1' О нем с Vi в комментарии к заключительной части 147
поныне под названием Грубно в 3 км к юго-востоку от Хелм но. Наконец, долина Бровина образована одноименной рекой, впадающей в Вислу. Не¬ подалеку от ее устья и был вновь заложен г. Кульм.214 В общей сложности владения Кульма вместе с гуфами, доходы от кото¬ рых направлялись на обеспечение охраны города (см. ст. 5 первой редак¬ ции), составили 420 гуф, или около 70 квадратных километров. Это были самые обширные в орденском государстве городские угодья. Статья 2 в редакции 1251 г. по-новому определила и отрезок Вислы, предоставленный горожанам в бесплатное пользование. Нижний конец его совпадал с озером Рензе,215 а верхний — с деревней Топульна (существует ныне под названием Топольно). Это селение располагалось почти напро¬ тив Кульма на левом берегу Вислы, неподалеку от замка Швец.216 Топуль¬ на возникла задолго до описываемых событий и была не просто деревней, а одним из стратегически важных пунктов на Висле при впадении в нее р. Вды. Раскопки вскрыли здесь укрепленное славянское поселение VIII— IX вв., окруженное валом пятиметровой высоты.217 Владениям Торна посвящена ст. 3 КГ. Они были меньше, чем кульм- ские. Освобожденные от всяких повинностей городские угодья первона¬ чально охватывали пять островов, расположенных в русле Вислы. Самый крупный из них, прямо названный в грамоте magna insula — остров Лис- ске.218 * Он располагался немного ниже Нессау — замка, стоявшего на левом берегу Вислы (т.е. уже за пределами Кульмской земли), почти напротив Торна. Этот замок был выстроен рыцарями около 1230 г. в качестве плац¬ дарма для подготовки похода в Пруссию. Как стратегически важный пункт 214 Slownik historyczno-geograficzny . S. 18; ZM S. 61. 215 О праве рыболовства в озере Рензе, предоставленном горожанам Кульма согласно ст. 2 второй редакции, будет подробно сказано в комментарии к ст. 12 2lft ZM S.6I. 217 Historic/ Gdanska. Т. I S 39-47. 2114 Судя по названию острова, ранее на нем. вероятно, располагаюсь торговое поселение пруссов — так называемая лишка (см.. U'enskus R. Burgwall, Heiligtum und Siedlung im Gebiet der Prussen// Wenskus R. Ausgewahlte Aufsatze zum frUhen und preuBischen Mittelalter Festgabe zu seinem siebzigsten Geburtstag/ Hrsg. von H. Patze Sigmaringen. 1986. S 316) 'Уго неудивительно, поскольку край, как указывалось выше, с давних пор был густо заселен О прусских лишках подробнее см. Тоерреп А/ Uber preuBische Lischken, Flecken und Stadte. Fin Beitrag zur Geschiclite der Gemeindeverfassung in PreuBen//AM Bd 4 1867 S 511-536, Grieser R Lischke und Stadt Fin Beitrag zur Geschichte der Stadte im Lande des Deutschen Ordens // Prussia Bd 29 1931 S 232-243, Erlen P Furopaisclie Landesausbau und mittelalterliclie deutsche Ostsiedlung Fin struktureller Vergleicli zwischen Sudwestfrankreich. den Niederlanden und dem Ordensland PreuBen (Histonsche und landeskundliche Ostmitleleuropa-Studien Bd 9) Marburg. 1992 S 168-170 148
он до XV в. был орденской крепостью и центром одного из комтурств.219 Остальные острова— Горек, Вербске и два безымянных — находились ниже по течению (см. карту 2). k'apia 2. Торн и его округа в XIII в (по иэд.: Jasmski Т. Przedmiescia Srediowiecznego Torunia i Chelmna (Prace Uniwersytetu im A Mickiewicza w Poznaniu. Ser. Historia. № 97). Poznan. 1982). Точная площадь указанных островов в XIII в. нам неизвестна,220 но, по мнению Т. Ясиньского, она не превышала 10 гуф.221 Вместе со 100 гуфами, предоставленными городу для содержания стражи (ст. 5), и 44 гуфами, пожалованными приходской церкви Торна (ст. 7), общая территория го¬ родских владений была довольно значительной. -^'Сч • Г1Д II 11 (С 32. 268) 22" Осфова Лисске. Горок и Вербске в настоящее время не существуют Место бывшего о Лисске исследователи локализуют в районе нынешнего тесною порта, о местоположении о I орск сегодня напоминает деревня I урск. находящаяся в 10 кч к северо-западу от совре¬ менною Торуня(см ZM S 56. Czutharobski A Torun sredmowieczny // Torun davvny i dzisiejszy Zarys dziejow / Pod red M Biskupa (TNT Prace populamaukoue №41) S 35) 22i Jasinski I Przedmiescia sredmovNiecznego Toruma S 19 149
Как полагал А. Земрау, горожане рубили росшие на островах дубы и ивняк, заготавливали там сено и пасли скотину, но для земледелия эти тер¬ ритории не использовались.222 В связи с переносом города в 1236 г. на новое место редакция 1251 г. изменила местоположение и площадь торнских владений (см. карту 2). Возможно, однако, что грамота (по крайней мере, отчасти) просто узако¬ нила существующее положение, так как из-за нехватки собственно сель¬ скохозяйственных угодий торнские жители почти наверняка использовали вислинский берег для садоводства и огородничества.223 Восточная граница городской земли примыкала к упоминаемым в КГ владениям епископа Ку- явского. Это епископство занимало левобережье Вислы в ее нижнем тече¬ нии. Его земли начинались чуть выше Добжини и простирались до самого моря. Центром епископства был г. Влоцлавек (нем. Леслау) на Висле.224 Судя по источникам XIII в., упоминаемая в ст. 3 КГ граница торнских вла¬ дений шла от Вислы (немного выше Торна) в северном направлении в глубь территории Кульмской земли.225 226 В соответствии с грамотой, владе¬ ния Торна, аналогично владениям Кульма, стали представлять собой поло¬ су земли вдоль правого берега Вислы. Согласно подсчетам польских исследователей, ее площадь составила 180 гуф, или немногим более 30 ■>■>6 квадратных километров.-- Ограничения, касающиеся пользования рекой, в ст. 3 сформулированы аналогично кульмским. Статья 5. Статья имеет сложное содержание, претерпевшее сильные изменения в редакции 1251 г. В первой редакции статья касается в основ¬ ном двух вопросов: осуществления переправы через Вислу и земельных угодий, предоставленных городам для финансового обеспечения городской стражи. Во второй редакции вопрос о земельных угодьях обойден молча¬ нием, положения же о речной переправе изменены и дополнены. Осуществление переправы через реку относилось, как уже сказано, к числу прерогатив суверена (регалий) и было производным от права на вод¬ ные пути. Особую важность имела переправа вблизи Торна. Она относи¬ 222 Semrau Л. Thorn nil 13 Jahrhundert // Mitteilungen des WestpreuBischen Geschichtsvereins H 38 1930. S. 8 22' Ibid S 9 22J Kapry cm. Atlas historyczny Polski Wvd 12 Warszawa, Wroclaw, 1993 S 6 (карта 111) 22'Semrau Л Thorn im 13 Jahrhundert 10 226 Jasinski T Przedmiescia srediouiecznego lorunia . S 19, C'zacharoMski A Torun sredmowieczny S 37 150
лась к числу старейших на Висле и имела стратегическое значение, так как в этом месте реку пересекал старинный тракт, ведущий из Великой Поль¬ ши к морю. По всей вероятности, переправа существовала здесь еще до ">27 основания города. Согласно формулировке ст. 5 второй редакции, «свободное осуществле¬ ние» переправы через Вислу, упоминавшееся в первой редакции, означало, что доходы от парома первоначально шли в пользу городов, а ордену ниче¬ го с этого не причиталось. Таким образом, в 1233 г. это право было в принципе пожаловано городам. Реально, однако, его получил лишь Торн, тогда как Кульму оно было даровано только в 1247 г.228 Освобождение членов ордена и его служителей,229 а также монахов от платы за перевоз отвечало как привилегированному положению ордена в крае, так и устремлениям тевтонцев, направленным на распространение христианства в прусских землях. Проникновение сюда католических мо¬ нашеских орденов происходило одновременно с завоеванием края. Так, в Кульме между 1233 и 1244 гг. была создана обитель доминиканцев, позд¬ нее в городе появились францисканцы (1258), цистерцианки и бенедиктин- ки (до 1267 г.). В Торне первое упоминание о монастыре францисканцев относится к 1239 г., о монастыре бенедиктинок — к 1242 г.230 Упоминаемый в грамоте штраф в 4 шиллинга, назначаемый за отказ бесплатно перевозить лиц указанных категорий, соответствует штрафу в пользу шультгейса (с учетом двойного уменьшения - см. ст. 1 КГ), о чем свидетельствует и оговорка, что это — «более легкая провинность». Вопрос о причине изъятия пожалованного права у горожан нельзя счи- * 224227 Dqbkowski Р. Przewoz wodny. Studyum z historyi prawa polskiego // Rozprawy Wydzialii historyczno-filozoficznego Akademii Umiej?tnosci w Krakowie. T. LV1I. Krakow. 1914. S. 206. ?2K Ibid S 256. 268 224 В редакции 1233 i., в копни К. Бичина, употреблено выражение «и те. что [кормятся] с их стола», а в тексте, изданном К. Харткнохом, — «из числа их слуг». Какое из mix чтений считать правильным, с уверенноегью сказать трудно, гак как зги выражения мшут и не быть синонимичными. Дело в том. что существовал обычай, согласно которому представители знати, достигшие 20 лет или состоящие в браке, имели право за счет ордена питаться в ор¬ денском замке, а также ночевать там, если их задерживали гам дела. О происхождении зтого обычая ничею не известно, но о его существовании свидетельствуют источники более позд¬ нею времени В XV в в связи с общим кризисом орденскою государства орденская братия требовала отменшь это право, полагая, что оно обременительно для тевтонцев и к тому же используется откровенными вра1ами ордена из числа непокорных прусских сословий (см Вооскиюпп Н Zu den politischen Zielen deb Deutschen Ordens in seiner Auscinanderselzung mit den pieuBischcn Stdnden // Jahrbuch I'iir Geschiclue Mittel- und Ostdeutschlands Bd 15 1966 S 81-82. 103-104) 2Slowmk historyczno-geografic/ny S 19.134
тать окончательно решенным. Наиболее вероятно, что дело заключалось в прибыльности парома, и орден просто пожалел об упущенной первона¬ чально выгоде.231 В литературе была высказана также точка зрения, со¬ гласно которой с укреплением власти в крае орден стал чувствовать себя увереннее и последовал примеру князей рейха, которые обычно оставляли паромную регалию за собой.ъ2 Однако, изъяв у городов доходный промы¬ сел, орденские власти обязались, во-первых, продать или передать за плату (речь идет, по-видимому, об аренде или откупе) это право кому-либо из ■>33 горожан"' и, во-вторых, воздержаться от увеличения платы за перевоз. Исключением было время, когда река замерзала, но и в этом случае опре¬ делять тариф надлежало по согласованию с городскими властями. Приви¬ легии духовенства остались при этом без изменений. Таким образом, положения ст. 5 в редакции 1251 г., касающиеся переправы через Вислу, можно охарактеризовать как компромисс орденских властей и населения городов. О размере платы за перевоз сообщает Старое кульмское право второй редакции, сложившейся на рубеже XIV-XV вв.2,4 Указывая, что это прави¬ ло действует «по обычаю и согласно установлению права Кульмского и немецкого» (iuxta consuetudinem et secundum institutionem iuris Culmensis et theutunicalis), составитель сборника писал, что с пешего паромщик вправе взять не более 2 пфеннигов (denarios), если пассажир возвращается в тот же день обратно тем же паромом и если ширина реки составляет 3 ста¬ дия;235 если же ширина реки 2 стадия, то провозная плата не может превы¬ шать 1 пфеннига (кн. III ст. ЗЗ).236 При обращении к ст. 5 в редакции 1251 г. возникает еще один вопрос: кто такие «феодалы» (feodales), упоминаемые наряду с горожанами (cives)? Эта категория лиц названа в тексте КГ в ст. 5 и в перечне свидетелей. * 2 * * S231 Kletnau Н. Untersuchungen Uber die Kuliner Handfeste.. S. 255 2,2 Kordeck zur Rabenau L. Frh. von Das Recht der Fahren. mit besonderer BerUcksichngung des Regierungsbezirks Danzig, unter teilweiser Mitbenutzung der amtlichen Materialien der KOniglichen Regierung, der KOniglichen Wechselstrombauverwaltung und des KOniglichen Staatsarchivs zu Danzig. Inaug.-Diss. Borna; Leipzig. 1910. S 24-25. 20 В одном из немецких переводов КГ. выполненном на рубеже XIII—XIV вв . в ст 5 пере¬ водчиком специально оговорено « . vnde niclit eime brudere» — «и не брату», re не члену Тевтонского ордена (Kisch 2. S. 133). 224 Об этом сборнике будет подробнее сказано в $ 2 гл. V. 2'5 Конкретный размер этой единицы неясен, так как с>шествовало несколько мер длины с такими названиями: римский стадий, наиболее известный в Европе, составлял около 185 м 2,6 Rymaszewski Z. Nieznany spis prawa chelminskiego z przelomu XIV-XV wieku (Lodzkie towarzystwo naukowe Prace wydzialu II — nauk historycznych i spolecznvch №95) Lodz. 1993 S 268 152
В первых немецких переводах грамоты термин передавался двояко — lehnlute, т.е. ленники, и lantlute, т.е. «земские люди».^7 Такой разнобой давал повод и для различных толкований. А. Земрау полагал, что речь дей¬ ствительно идет о каких-то ленниках, проживающих в Кульме и Торне.Ь8 Однако в литературе эта точка зрения подверглась критике. Большинство авторов склонялось к тому, что «феодалы» образовывали особую группу городского населения, которая владела земельными участками в Кульм- ской земле, но не несла по отношению к ордену ленных обязанностей в собственном смысле слова, т.е. не входила в систему феодальной иерар¬ хии. К этой группе относились те жители, которые подпадали под действие ст. 17-18 КГ, уплачивая за предоставленные в наследственное владение участки денежный чинш и неся за них военную службу в ополчении.2j9 Вопрос об их сословном статусе несколько прояснился благодаря исследо¬ ванию персоналий «феодалов», перечисленных среди свидетелей. Как ока¬ залось, они были выходцами из рыцарских семей.* 240 Как отмечал Г. Киш, вопрос о том, в какой мере они были подсудны городскому суду, из-за не¬ достатка сведений остается открытым.241 Известно, однако, что по делам о наделах, предоставленных таким горожанам на условиях службы ордену, правосудие вершили не городские, а орденские власти (ср. ст. 18 КГ). В этом проявлялся двойственный статус указанной группы колонистов." М. Дыго, рассмотревший вопрос об упоминаемых в КГ «феодалах» в более широком европейском и восточнонемецком контексте, подчеркива¬ ет, что статус этой группы типологически сходен со статусом министериа- лов или горожан-ленников, составлявших заметную прослойку в составе немецкого бюргерства XIII в. Орден, по-видимому, рассчитывал на то, что прибывающие в Пруссию крестоносцы рыцарского происхождения (свободные рыцари и министериалы) будут охотно селиться в городах, -М7 Ktschl S 132. 133 2'х Semrau A. Thom im 13. Jahrluindert S 12 2'4 K/einau H. Untersuchungen Uber die kulmer Handfestc.. S. 247-248. Ktschl. S 30; Corskt К Siedemsetlecie prawa chehninskiego//Tydzien о Pomorzu Poznan, 1934 S 112-117. ZM $ 64. Luctnskt J Przywilej chelminski .S 85 240 Klemau H. Untersuchungen Uber die Kulmer Handfeste. S 247; Zielmska-Melkowska К Pierwotny l odnowion> przywilej chelminski (1233 i 1251 r). Toruii, 1984. Szp 6-7. — О лично¬ сти этих свидетелей будет подробно скатано в комметарии к заключительной части Iрамо гы ■" Kisch 1 S 30 — Судебные книги сельских судов Пруссии >акже сохранились лишь на¬ чиная с XV в (Cause h Organisation und kompetenz der I .andgerichte des Ordenslandes PreuBen //AM Bd 59 1922 SI 15-1 16) :42 1Ъ'К° V Studia nad poc/^tkami ulad/iwa zakonu Niemieckiego w Prusach (1226-1259) Warszawa. 1992 S 184 153
если им будет гарантировано сохранение их правового статуса. И хотя при этом не всегда удавалось избегать трений между различными группами ■>43 горожан, в целом расчет тевтонцев оправдался." В первой редакции ст. 5, помимо правил о переправе, имеются также положения о земельных угодьях Кульма и Торна. Кульм получил 120 гуф, Торн— 100 гуф. Статус этих земель был близок к статусу вольных гуф, пожалованных городам согласно ст. 2 и 3. Единственное обязательство, наложенное на общины в связи с этим пожалованием — финансирование городской стражи. До того момента, пока отведенные угодья станут при¬ носить урожай, орден обязался компенсировать две трети расходов на стражу. Судя по всему, освоение этих угодий проходило с большими труд¬ ностями (обстановка военной экспедиции, необходимость, по крайней ме¬ ре частично, поднимать целину, проводить работы по осушению местности и т. п.), так как от обязанности финансировать 2/3 расходов на городскую стражу орден был освобожден лишь в 1262 г.244 На каких правовых нача¬ лах предполагалось осуществлять эксплуатацию угодий — путем сдачи в аренду или иным способом, в КГ не сказано. Единственная оговорка, включенная в статью в связи с условием об этих угодьях, касается взима¬ ния десятины. Вопрос о десятине будет рассмотрен в комментарии к ст. 21. Статья 6 посвящена условиям, на которых орден владел в городах не¬ движимым имуществом. Указаны два вида объектов— участки и здания невоенного назначения и крепостные сооружения. Согласно прямым указаниям римских пап, ордену дозволялось получать различное имущество, прежде всего в виде пожертвований и по завеща¬ нию. Исключение составляли лены (приобретение их не разрешалось, что¬ бы не создавать для ордена обязательств в ущерб его независимости).245 Как духовная корпорация орден был в принципе освобожден от любых налогов,246 поэтому при переходе недвижимости в его руки городская каз¬ на переставала получать налоги с участков и построек. Запрет отчуждать недвижимость церковным учреждениям без согласия городских властей постоянно встречается в записях средневекового городского права. Взяв на себя обязательство не обзаводиться в Кульме и Торне недвижимостью по собственной инициативе и не использовать их для иных, чем обычно, на- 2J'lbid S 173-180. PUB 1.2 № 156 2А' Keyser Е Die kirchenrechtliche Stellung der Deutschordensgemeinden // AF Jg 2 H 1 1925. S. 35. 2Ab Ibid 154
юГнюстей, если участок или дом дарились ордену кем-либо из горожан, орден, по-видимому, стремился создать в городах привлекательный для мшонистов правовой режим, соблюдая интересы бюргеров. Чго конкретно подразумевалось под обязательством ордена соблюдать ie же права и обычаи (iura et consuetudines), что и иные владельцы такой недвижимости? Некоторые данные об этом можно почерпнуть из соответ- (чвующих предписаний Магдебургского права. Согласно его нормам, дей- i шовавшим к моменту издания КГ, отчуждение недвижимости в городах надлежало производить перед судом бургграфа или шультгейса. Данные конца XIII в. по г. Кульму говорят о том, что такая процедура действитель¬ но соблюдалась, в ней участвовали шультгейс, орденский комтур и свиде- Iели из числа горожан.247 В комментируемой статье орден особо оговорил свои права в отно¬ шении укреплений. В то время в Кульмской земле уже имелся целый ряд небольших замков, выстроенных, вероятно, мазовецкими князьями. К моменту издания КГ почти все они были разрушены пруссами. Неко- юрые из них пытался восстановить прусский епископ Христиан, полу¬ чивший эти замки по договору с Конрадом Мазовецким.248 Придя в Кульмскую землю, рыцари использовали имеющиеся укрепления как опорные пункты своей власти в крае и возводили новые. К их числу от¬ носились и укрепления в Кульме и Торне. И.К. Кречмер отмечал, что к моменту дарования грамоты это еще были укрепления (munitiones), а не замки.249 Как уже отмечалось, сооружение крепостных сооружений в обоих городах происходило одновременно с заселением. В орденскую эпоху первыми по времени стали укрепления Торна. Как уже упоминалось, орденский замок был заложен в 1231 г. (позднейший Старый Торн). В этом замке находились орденский конвент из 12 рыца¬ рей и резиденция комтура. После переноса города на новое место в 1236 г. рядом с новым поселением рыцари также приступили к возведе¬ нию нового мощного замка. О времени начала его строительства точных сведений нет, но известно, что первый этап этих работ завершился лишь около 1260 г., после чего сюда был переведен конвент и перенесена ком- турская резиденция. Здесь же расположился и орденский монетный двор. В 1246 г. Торну были переданы оборонительные сооружения (propugna- * 244247 Dygo М Studia nad poczqtkami wladztwa S 171 24x Heym H' Friihe Burgen des Culinerlandes Em Beitrag zu den Burgen. die im Vertrag von loin/ 1222 «quondam castrum» genannt nerden// Jahrbucli der Albertus-Umversitat zu kftmgsberg/Pr Bd 13 1963 S 307-320 244 Kretschmer S 59 155
cula civitatis, defendicula), за исключением тех, которые относились к строящемуся орденскому замку.250 Судьба кульмских укреплений была иной. Первоначально рыцари вос¬ становили разрушенное пруссами польское укрепление, и именно его каса¬ лось упоминание в КГ 1233 г. После переноса Кульма (1239) в городе началась постройка оборонительных стен, но замок здесь не возводился. Рыцари продолжали пользоваться возобновленным ранее замком, который был резиденцией комтура, а до 1252 г. — и резиденцией ландмейстера.251 Позднее мощные замки были возведены почти во всех прусских городах, даже незначительных. С окончанием завоевания Пруссии орденские замки превратились в оплот его господства в крае. Замок вместе с прилегающей к нему территорией (так называемая замковая слобода, т.е. угодья, не облагае¬ мые налогами в пользу города) не подлежал городской юрисдикции.252 В Пруссии орденский замок и город находились в противоречивом единстве. С одной стороны, орденские укрепления в значительной мере га¬ рантировали безопасность города от прусских набегов, особенно в XIII в. С другой стороны, из своих замков рыцари бдительно следили за внутрен¬ ней жизнью городской общины, не давая ей выйти из-под контроля орден¬ ских властей. Постоянное присутствие военной силы не могло не сказаться на всем строе жизни прусских городов. Статья 7 посвящена патронату ордена над приходскими церквами и затрагивает два важнейших вопроса, связанных с правом патроната: о зе¬ мельных угодьях, которые были предоставлены для содержания приход¬ ских церквей, а также о праве назначать священников для этих храмов и иных церквей, расположенных в черте городских владений. Хотя эта ста¬ тья касается, казалось бы, частного вопроса, в действительности она (а также ст. 21, говорящая об уплате десятины в пользу епископа) отражает 2MI Semrau А ■ l)Thom im 13 Jahrhundert S 5: 2) Das Ordenshaus Thom// MC'V. H 47 1939. S 53-54; Clasen К H Die mittelalterliche Kunst im Gebiete des Deutschordensstaates PreuBen. Bd. 1. Die Burgbauten (Milnchen, 1927). Nachdruck Frankfurt a M.. 1979. S. 16-17, Slowmk historyczno-geograficzny S 135. Czacharowski A Torun sredmowieczny (do roku 1454) // Torun dawny i dzisiejsz) S. 39-^0. 1 Clasen К H Die mittelalterliche Kunst. Bd. 1. S. 18; Slou-nik historyczno-geograficzin S. 20. Aonak Z.H Dzieje Chelmna do koiica XVlll w // Dzieje Chelmna S 65 Clasan K.H. Die mittelalterliche Kunst. Bd 1 ,M'/nn/gA Der deutsche Ritterorden und seine Burgen KOnigstein im Taunus. Leipzig, 1940, Benmnghoven F Die Burgen als Grundpfeiler des spatnnttelalterlichen Wehrwesens im preuBisch-livlandischen Deutschordensstaat// Die Burgen im deutschen Sprachraum lhre rechts- und verfassungsgeschichtliche Bedeutung/ Hrsg von H Patze (Vortrage und Forscluingen Bd 19) leill Sigmaringen. 1976. S 565-601 156
нею сложность государственных и церковных отношений в этом регионе. В рассматриваемую эпоху основные принципы городской церковной организации в Германии и Польше уже сформировались. Для XIII в., отме¬ ченного появлением большого числа новых городов, созданных по заранее намеченному плану, было характерно стремление правителей сразу упоря¬ дочить церковные отношения в возникающей общине. Основание новой церкви всегда означало включение ее в уже существующую территориаль¬ ную структуру.253 В Пруссии важнейшей структурой такого рода было епи¬ скопство Прусское (созданное, как уже упоминалось, около 1215 г.) с учрежденной в его рамках системой приходов. Однако то обстоятельство, что власть в крае принадлежала Тевтонскому ордену, который сам был духовной корпорацией, накладывало сильнейший отпечаток на церковную ">54 жизнь прусских земель в целом." Еще в 1216 г. папа Гонорий 111 разрешил Тевтонскому ордену самостоя¬ тельно возводить здания, устраивать церкви и кладбища на незастроенных участках, пожертвованных ордену в благочестивых целях. Эти сооружения и кладбища должны были служить потребностям местных жителей, но так, чтобы при этом не нарушались интересы какого-либо близлежащего аббаТ- 755 А ства или иного религиозного учреждения. А в землях, в которые снаряжа¬ лись крестовые походы, ордену прямо предписывалось сооружать церкви и часовни, если во взятых городах еще не существовало епископских резиден¬ ций.256 Таким образом, папские распоряжения предоставили ордену значи¬ тельную самостоятельность в церковных делах; противодействие епископата не имело успеха, ибо папа рассматривал орденские владения как свои собст¬ венные. Хотя местным епископам принадлежало право освящать основанные тевтонцами церкви и алтари в них, выдавать церквам освященный елей, ру¬ кополагать для них священников и совершать иные необходимые таинства, но эти полномочия носили преимущественно формальный характер. Чаще всего папа обязывал епископов совершать эти действия для ордена безвоз¬ мездно, если к тому не было канонических препятствий.237 2" Frohch К Kirche und stadtisches Verfassungsleben im Mittelalter // ZSSR KA Bd. 22 (56). 1933 S. 194-195. SydoM'J. Stadt und Kirchc im Mittelalter. Ein Versuch// Wiirttembergisch Franken Jahrbuch Bd 58 Festschrift fur Gerd Wunder Schuabiscli Hall. 1974 S 37-38. 2''1 В пой связи предс1 является весьма примечательным тот факт, что па территории орденских владений Пруссии в то время не взималась лета св Петра (церковный налог, взимаемый со всех христиан в пользу папского престола) и имелось лишь сравнительно небольшое количество монастырей Strehlke Е № 303 Ibid №410 >7 kevser L Die kirchenrechtliche Stellung //AF .Is 2 11 1 1925 S 17-18 157
Специфика ситуации, складывавшейся в первой трети XIII в. в Кульм- ской земле, определялась сложной политической обстановкой в регионе и, в частности, отношениями тевтонцев с прусским епископом Христиа¬ ном, которые были далеки от идиллии. Как уже упоминалось, Христиан в 1228-1231 гг. заключил с орденом ряд договоров, в результате которых к тевтонцам перешли права на бывшие епископские владения и сбор деся¬ тины в Кульмском крае и во всей Пруссии, а также право на треть терри¬ тории в прусских землях. Епископ надеялся, что орден будет действовать под его верховенством. Формально тевтонцы вынуждены были признать это, но сам по себе акт такого признания не обеспечил интересов Хри¬ стиана. Первые победные реляции из Кульмской земли (а также, вероят¬ но, близость Германа фон Зальца к папскому престолу) побудили папу связывать успех прусской экспедиции в основном с деятельностью тев¬ тонцев. Тем самым предшествующие неудачи в обращении пруссов ока¬ зались целиком приписаны Христиану. Осуществление собственно миссионерских планов папа стал чаще поручать не ему, а доминиканским монахам. Все это неизбежно обостряло отношения между Христианом и его конкурентами. За конфликтом между епископом и тевтонцами стояла не только борьба за власть, но, вероятно, также различие в стратегии христианизации пруссов. В литературе было высказано не лишенное ос¬ нований мнение о том, что Христиан проводил более мирную и терпи¬ мую политику по отношению к пруссам и что под его властью население имело бы гораздо больше шансов сохранить свою национальную само¬ бытность.258 В 1233 г. Христиан попал к пруссам в плен и был освобожден за вы¬ куп лишь в 1238 г. Временное отсутствие епископа, несомненно, облег¬ чило ордену укрепление своей политической власти в крае.259 Провозглашение в КГ права патроната исследователи интерпретируют как проявление скрытого (а подчас и явного) соперничества между тев¬ тонцами и Христианом.260 Между 1233 и 1251 гг. в церковном устройстве Пруссии произошли важные перемены. В 1236 г. папа Григорий IX поручил своему легату Вильгельму Моденскому разделить Пруссию на три епископства и назна- 2MI Bodanski R. Pocz^tki hierarchii koscielnej w Prusach Cz. II // Studia Warminskie T. XVIII Olsztyn, 1981 S 295 2'4 Ibid. Cz. 1// Studia Warminskie T. XVI. Olsztyn. 1979 S 344-345. Dygo M Studia nad pocz^tkami wladztwa S 82. m Zielmska-Melkowska К Pierwotny i odnowiony . S 28.LncinskiJ Przywilej chelminski 7 1233 r S. 102 158
чить их глав. Упомянутый план был реализован не сразу, так как в тот пе¬ риод отношения между папой и тевтонцами обострились. Во-первых, ор¬ ден во время очередного конфликта между папой и императором стал явно поддерживать последнего. Во-вторых, после 1234 г. орден стал все более отчетливо склоняться к образованию собственного государства в Прибал¬ тике, что также не могло понравиться Святому престолу. К тому же вер¬ нувшийся из прусского плена епископ Христиан жаловался папе, что крестоносцы не только ничего не предприняли, чтобы освободить его, но и разорили в его отсутствие епископский замок и поселение Зантир, ограби¬ ли живших в его владениях монахов и неофитов, принуждали верных епи¬ скопу христиан к подчинению исключительно ордену и отвратили тем самым многих пруссов от христианской веры. Поэтому папа решил при¬ нять меры для укрепления контроля в Прибалтике со стороны Рима. Но в 1241 г. Григорий IX умер, и ход делу по жалобам Христиана, по-видимому, так и не был дан.261 При папе Иннокентии IV легат Вильгельм Моденский все же осуществил раздел края на епископства (1243). На занимаемой тев¬ тонцами территории было создано 4 епископства: Кульмское (предназ¬ наченное для Христиана), Помезанское, Вармийское (иначе называемое также Эрмляндским) и Самбийское. При этом территориальный раздел был явно произведен в пользу ордена. Ему отошли 2/3 прусских земель, и лишь '/3 стала принадлежать непосредственно епископам. Хотя, согласно декретам IV Латеранского собора 1215 г., соборные капитулы могли свободно избирать епископов, орден стремился поста¬ вить все прусские диоцезы под свой фактический контроль. После смер¬ ти Христиана, который скончался, по-видимому, в 1244 г., папа создал архиепископство Пруссии и Ливонии (1245). В следующем году епи¬ скопство Кульмское возглавил лояльный ордену епископ Гейденрейх, резиденция которого с 1251 г. расположилась в Кульме. С этого времени епископ Кульмский (как и другие епископы) шел в русле орденской по¬ литики, о чем свидетельствует и тот факт, что в 1264 г. он принял устав Тевтонского ордена. Таким образом, епископство было инкорпорирова¬ но в состав орденских владений. Позднее та же участь постигла также епископства Помезанское и Самбийское, и только Вармия сохранила 261 Bodanski R Poczqtki hierarchii koscielnej Cz 1 S 351-352 — На наш взгляд, сущест¬ венной причиной того, что жалобы Христиана остались без последствий, стал хаос, воца¬ рившийся в Риме после смерти Григория Понтификат его преемника. Целестина IV, длился всего несколько месяцев Затем конклав в течение полутора лет никак не мог собраться, что¬ бы избрать нового папу В сложившейся сигуации римской курии было, скорее всего, не до прусских дел 159
известную обособленность.262 Поглощение еПископств, несомненно, уп¬ рочило власть тевтонцев в крае (см. карту 3). Карта 3. Епископства орденского государства (по изд. Dzieje Warmii i Prus vv zarysie. T I. Od pradziejow do 1870 roku / Pod red. J. Sikorskiego i S. Szostakowskiego (Monografie dziejow spolecznych i politycznych Warmii i Mazur. № V/l). Warszawa. 1981) Для того чтобы лучше разобраться в содержании ст. 7, необходимо не¬ сколько подробнее сказать о сущности института патроната. Средневеко¬ вое право патроната опиралось на долгую традицию, восходящую к позднеантичной эпохе. К началу XIII в. основные положения, касающиеся 2<>2 Frohhch G. Das Bistum Kulm und der deutsche Orden Ein Beitrag zur Verfassungsgeschichte des Deutsch-Ordensstaates// ZWG H. 27 1889 S 3-62: Poschmann B. Bistumer und Deutschcr Orden in PreuBen Untersuchung zur Verfassungs- und Verwaltungsgeschichte des Ordenslandes Diss.// Zeitschrifl zur Geschichte und Altertumskunde tmilands. Bd 30 1966 S 326-338. Liedtke A Zarys dziejow diecezji chelmmskiej do 1945 roku Pielplm, 1994 S 22-28. Afu latkou ski S Stosunek Zakonu krzyZackiego do diecezji chelmmskiej// Z przeszlosci diecezji chelmmskiej 1243- 1993 Mat konf naukowej w Toruniu 6/X1 1993 г / Pod red M Biskupa Torun. 1994 S 8-12 160
церковного патроната, были уже обобщены в записях канонического пра¬ ва, прежде всего в Декрете Грациана и комментариях к нему. Несмотря на дискуссии среди канонистов, в первой половине XIII в. стало утверждаться мнение о том, что патронат является особым «сочетанным духовным пра¬ вом» (ius spirituale annexum). Для лица, пользовавшегося правом патроната, это означало целый ряд полномочий, к важнейшим из которых относились: преимущественное право на заботу о данной церкви и на совет в церков¬ ных делах; право на подбор священнослужителей (утверждение их осуще¬ ствлялось, естественно, вышестоящими церковными властями); кроме того, патрон мог в случае нужды получать содержание из доходов соответ¬ ствующей церкви.263 *Согласно каноническому праву, возникновение права патроната проис¬ ходило по любому из трех оснований: владение (possessio), т.е. в силу того факта, что церковь выстроена на участке патрона; строительство (constructio) на собственные средства, и, наконец, материальное обеспече¬ ние церкви (locupletatio, ditatio). Вопрос о том, в какой момент возникает право патроната по основанию материального обеспечения церкви, долго относился к числу дискуссионных. До конца XII в. преобладала точка зре¬ ния, согласно которой право патроната возникает не до, а после освящения вновь основанной церкви. Однако на рубеже ХП-ХШ вв. в канонистике стало распространяться противоположное мнение. Со временем оно сдела¬ лось общепризнанным, но в интересующий нас период господствующим ■>64 еще не стало.- Значение института патроната в католической Европе увеличивается в XI—XII вв., что было связано с общим движением за церковную реформу. Роль приходских общин в этот период сильно возросла, особенно в горо¬ дах, чья духовная жизнь была более интенсивной, чем у деревни.265 Поэто¬ му вопрос о том, кто конкретно должен осуществлять духовное окормление паствы, был чрезвычайно важен. Как уже упоминалось, в описываемую эпоху право патроната еще не устоялось, поэтому его наличие не позволяет точно определить момент 2(,л Landau Р. Ins patronalus Studien /иг Entwicklung des Patronats ini Dekretalenrccht und der kanonislik des 12 und 13. Jalirhunderts (Forsdumgen zur kirclilichen Rechtsgeschichte und zum kirchenrecht Bd. 12) kOln. Wien, 1975 S 5. 124-127 2Ы Ibid S 16-21. 32-35 2(0 Подробнее сч Pane H Chnstenvolk und «Temtorien» // La christianita dei secoli XI e XI in Occidente coscienza e strutture di una societa Am della ottava Settimana intcrnazio nale di studio Mendola. 30 giungo — 5 luglio 1980 (Pubblicazioni dell' umversita cattoliea del Sacro Cuore Miscellanea del Centro di studi Medioevali. X) Milano, 1983 P 188-189, 202-210 161
основания церкви. Однако представляется вероятным, чго приходские церкви (сперва деревянные) появились в обоих городах одновременно с их заселением и к моменту издания КГ уже существовали. Кульмская церковь была посвящена св. Марии, торнская — св. Иоанну Крестителю.266 Однако, как справедливо отмечал В. фон Брюннек, установить, кем эти храмы были основаны, не представляется возможным. Ни КГ, ни более поздние источ¬ ники об этом не говорят ничего.267 В литературе нашла отражение дискуссия о том, какой смысл вкладывал¬ ся в употребляемый в КГ термин «приходская церковь» (parrochia). Согласно одной точке зрения, указанный термин относился преимущественно к церкви как к институту, призванному служить для заботы о душах (сига animarum) верующих на определенной территории путем совершения богослужений и иных религиозных обрядов. Поскольку же приходская организация в начале XIII в. еще не сложилась как нечто единообразное во всех регионах Европы, то правильнее говорить о «доприходских» храмах.268 Однако большинство авторов склонно полагать, что институциональный аспект не следует отры¬ вать от аспекта общественного. Всякая приходская церковь имела три устой¬ чивых признака: священное здание, право осуществлять в нем сига animarum и подчинение епископу соответствующего диоцеза. В то же время сущест¬ венной чертой церкви в любой период являлось наличие самого прихода как общины верующих; конкретные же формы организации прихода могли ме¬ няться в зависимости от места и времени.269 266 Slownik historyczno-geograficzny.. S. 19, 134 — Связь храмов с этими святым не слу¬ чайна, а обусловлена чертами тогдашней религиозной жизни и спецификой миссии в прибал¬ тийских землях. Культ Девы Марии был очень силен в интересующую нас эпоху Одно¬ временно св. Мария была покровительницей Тевтонского ордена. Ее именем позднее была названа столица орденской Пруссии— Мариенбург. Иоанн Креститель— также один из наиболее почитаемых общехристианских святых, в то же время он был покровителем ордена иоаннитов. участвовавших в христианизации Прибалтики В Пруссии в честь обоих святых были названы многочисленные приходские, соборные и монастырские храмы (подробнее см.. Ticiick Е. Beitrage zur Geschiclite der Kirchen-Patrozimen mi Deutschordenslande PreuBen bis 1525 // Zeitschrifi filr Geschichte und Altertumskunde des Ermlands. Bd. 22 1926 S 356-367, 369-370. 445-446, 449-451. Dygo M 1)0 kulcie maryjnym w Prusach KrzyZackich w X1V-XV wieku//Zapiski Historyczne T Lll 1987 Zesz 2. S 236-268. 2) Studia nad poczqtkanii wladz- twa... S 348-350) 267 Briinneck IY von. Zur Geschichte des Kirchenpatronats in Ost- und WestpreuBen (Beitrage zur Geschichte des Kirchenrechts in den Deutschen Kolonisationslanden H 1) Ber¬ lin. 1902 S 2 26,1 Tazbirou a J Pocz^tki orgamzacji parafialnei w Polscc// Przegl^d historyczny T 54 1963 S 369 264 Szafran P Rozwoj sredmowiecznej sieci parafialnei w l.ubelskiem Lublin. 1958 S 62, Szymanski J Wokol genezy parafialnei w Polsce // Przeglqd historyczny Г 55 1964 S 502.507 162
Каковы были правовые основы патроната, провозглашенного орденом в КГ? В литературе по этому вопросу также нет единого мнения В. фон Брюннек полагал, что основой патроната были те права, которые орден имел в крае как территориальный князь. Он ссылался, в частности, на уже упоминавшиеся буллы папы Гонория III.270 Однако позднее это мнение было оспорено рядом авторов, которые указывали на то, что Кульмская земля имела особый статус, определенный прежде всего дого¬ ворами ордена с Конрадом Мазовецким. Лишь позднее, с расширением ор¬ денских завоеваний, а также в связи с инкорпорацией епископства Кульм- ского в состав орденских владений, Кульмская земля стала трактоваться как неотъемлемая часть Пруссии, в которой орден фактически выступал как суверен. В первой же половине XIII в. интересующий нас регион фор¬ мально продолжал входить в состав каштелянии Конрада Мазовецкого; что же касается Торна, то он вообще не был упомянут в договорах между тев¬ тонцами и князем. Поэтому скорее можно говорить о праве патроната, возникающем не по основанию княжеской власти (ratione principatus), а по основанию учреждения (ratione fundi) или наделения имуществом (ratione dotis). В папских буллах также не усматривается напрямую право патрона¬ та ratione principatus, поскольку они касаются в основном взаимоотноше¬ ний ордена с местными церковными властями. В тот период папа рас¬ сматривал Кульмскую землю как нечто отдельное от собственно Пруссии, причисляя ее к епископству Плоцкому и архиепископству Гнезненскому.271 Таким образом, нам представляется, что указанные обстоятельства не под¬ тверждают точку зрения Брюннека. Рассмотрим подробнее содержание и структуру ст. 7 КГ. Она отчетливо распадается на две части: первая касается земельных угодий для приход¬ ских церквей Кульма и Торна и назначения священников для этих храмов; вторая часть содержит аналогичную норму применительно к церквам, ко¬ торые могут возникнуть в будущем в черте городских владений. Земель¬ ные угодья, отводимые приходским церквам, упоминаются почти во всех учредительных грамотах прусских городов, заложенных в орденскую эпо¬ ху. В старой немецкой терминологии (в частности, в одном из первых не¬ мецких переводов КГ272) они носили название wideme, или Widdem (от нем. т Вгштеск W von Zur Geschichte des kirclienpatronals S 5-7 271 M ennmghojf A Verfassungsgesclnchle der deutschen Kirclie mi Mitlelalter Leipzig. 1913 S. 93. Mayer I Pursten und Staat Studien zur Verfassungsgesclnchte des deutschen Mittelalters Weimar. 1950 S 193-194, Bodanski R Poc/^tki hierarchii kosciclncj Cz I S 350. Oygo \t О kulcie mar)j- ii)iii w Prusach S 237-240 42 ki.se/i2 S 132 163
widmen — «посвящать»), что с некоторой долей условности можно пе¬ ревести модернизированным термином «пасторат». Согласно КГ 1233 г. кульмский пасторат составил 8 гуф возле города и еще 80 — «там, где представится случай их выделить», а торнский пасто¬ рат получил вдвое меньшую площадь. Для того, чтобы оценить щедрость этого пожалования, достаточно сказать, что из 57 городских приходских церквей, основанных в Пруссии в XII 1-ХV вв., большинство (26) получило по четыре, 17 — по шести, 4 — по восьми, 1 — десять, 4 — по двенадцати гуф, а еще 5 — менее чем по четыре гуфы земли.27’ Таким образом, кульм- ской и торнской церквам были обещаны весьма значительные владе¬ ния. Г. Штеффен писал по этому поводу, что для Кульма, вероятно, уже тогда был предусмотрен статус будущего центра епископства, а также по¬ литического центра края (см. ст. 4 КГ), и орден стремился максимально обеспечить приходский храм предполагаемой столицы.* 274 Торн также был важным центром региона благодаря своему военно-стратегическому и тор¬ говому значению. В редакции 1251 г. владения торнской церкви остались без изменений, а кульмской— уменьшены вдвое, т.е. стали равны торнским. О причинах уменьшения кульмского пастората точных сведений не имеется. В литерату¬ ре было высказано не лишенное оснований мнение о том, что надобность в столь обширном пасторате отпала, поскольку кафедральный храм епископ¬ ства был построен в Кульмзее и оказался в итоге гораздо значительнее кульмской приходской церкви.275 Представляется также, что это могло быть связано с изменением политической ситуации и прежде всего с тем, что епи¬ скопство Кульмское возглавил лояльный ордену человек, которого не требо¬ валось привлекать на сторону ордена такими мерами, как предоставление обширного пастората. Реально, однако, обещание о предоставлении столь больших угодий этим церквам так и не было выполнено. По мнению М. Дыго, это могло быть свя¬ зано с ростом хозяйственной активности самого ордена.276 277 Наиболее вероят¬ но, что приходские священники, будучи членами Тевтонского ордена, ■>77 оставались на содержании соответствующих орденских комтуров." Патронат, возникший на основе пожалования земельных угодий, предпола- 27' Steffen Н. Die soziale Lage der Pfarrgeistlichkeit im Deutschordensstaaie // Zertschnft fur die Geschiclile und Altertumskunde r.rmlands Bd 23 1927 S 12-13 274 Ibid S 6. 27<1 Litanskt J Przvwilej chclminski z 1233 г S 102 27(1 Dygo U. Studia nad poczqtkami wladztvsa S 246 277 LucmskiJ Przywilej chelminski г 1233 г S 101-102 164
ran право предлагать для утверждения епископу кандидатуры приходских свя¬ щенников, в том числе, как уже говорилось, и членов Тевтонского ордена. Этим правом тевтонцы пользовались регулярно, благодаря чему патронат при¬ обретал черты инкорпорации, т.е. подчинения приходской церкви привилеги¬ рованному духовному институту, каковым и был орден. Показателен в этой связи тот факт, что приходские священники нередко выступали в различных •>78 грамотах как свидетели со стороны ордена. Вторая часть ст. 7 посвящена вопросу о церквах, которые могут возник¬ нуть в будущем в деревнях, расположенных на городских землях. Здесь обращает на себя внимание упоминание о деревнях. Речь идет, по- видимому, о так называемых городских деревнях, которые создавались на приписанных к городу землях. Городские деревни как явление получили большое распространение в ходе немецкой восточной колонизации, в том числе и в Пруссии. Одна или несколько деревень закладывались, как пра¬ вило, одновременно с городским поселением, а их земельные наделы не¬ редко тянулись до самой городской стены. Жители деревень были обычно подчинены городским властям и вместе с горожанами выбирали шеффе- нов, участвовали в ополчении, несли иные повинности. Чаще всего такие деревни относились к приходской общине города. Основание городских деревень давало немалые преимущества всем участникам локации. Лока¬ тор получал источник дополнительных доходов для себя. Горожане благо¬ даря существованию деревень освобождались от несения сельско¬ хозяйственных повинностей. Крестьяне, поставляя в близлежащий город излишки своей продукции, получали стабильный рынок сбыта. Они могли пользоваться городской альмендой (лесами и пастбищами), а их подсуд¬ ность городскому суду приближала их статус к статусу бюргеров (в отли¬ чие от жителей обычных деревень, подсудных сельским шультгейсам).279 В разных версиях текста КГ имеется расхождение по вопросу о город¬ ских деревнях. В редакции 1233 г. текст Харткноха говорит о деревнях «названных городов», текст Бичина и обе рукописи редакции 1251 г.— о деревнях «вышеназванных горожан». Причина разночтения не вполне ясна. * 274т Dygo М. Studia nad poczqtkami wladztwa .. S. 242-243 274 О правовом статусе городских деревень в Пруссии см.. Неутке Н. Entwicklung der ostpreuBischen Stadte Eine wirtschaftshistorische Untersuchung (KOnigsberger Statistik N.F H 2) kOnigsberg, 1931. S. 75-79. Kuhn W. Die StadtdOrfer der mittelalterlichen Ostsiedlung// Kuhn W Vergleichende Untersuchungen zur mittelalterlichen Ostsiedlung (Ostmitteleuropa in Vergangenheit und Gegenwart Bd. 16) KOln. Wien. 1973 S. 239-242. Knmpenfort W. Der Grundbesitz der Landstadte des Herzogtums PreuBen Geschichte. Wirtschaft. Recht, Sozialordnung (Marburger Ostforschungen Bd. 35) Marburg. 1979 S 25-87, Erlen P Europaischer Landesausbau S 185-187 165
Трудно сказать с уверенностью, объясняется ли оно опечаткой в книге Харткноха, или, напротив, Бичин в своей копии машинально воспроизвел чтение «вышеназванных горожан» под влиянием текста 1251 г. И все же, учитывая большую хронологическую близость копии Бичина к времени издания грамоты, мы считаем, что исходным был вариант, фигурирующий во второй редакции. По-видимому, речь идет о случае, когда кто-либо из горожан выступал в качестве локатора такой деревни. Это тем более веро¬ ятно, что довольно заметную прослойку горожан, как уже указывалось, составляли колонисты рыцарского происхождения. Сведений о реальном предоставлении пасторатов деревенским приход¬ ским церквам в орденскую эпоху до нас не дошло. Документы более позд¬ него времени (с XVII в.), говорят о том, что в Кульмской земле приходские храмы действительно имели наделы не менее чем в 4 гуфы, а часто и больше.280 Значительная часть этих наделов была предоставлена еще в средние века. В связи с содержанием ст. 7 КГ в литературе рассматривался также во¬ прос о том, повлияло ли провозглашение орденского патроната на архитек¬ турный облик возводимых храмов. К сожалению, источники XIII в., которые могли бы пролить свет на этот вопрос, до нас не дошли. Однако материалы более позднего времени позволяют заключить, что церковное строительство в крае, а затем и во всей Пруссии, подчинялось тем же закономерностям, что и в других регионах Европы. Уже в XII в. общепринятой в Европе практикой стало выделение в составе церковных владений специального имущества или учреждение предприятия (fabrica ecclesiae), доход от которого шел на строи¬ тельство и содержание церковных зданий.281 На развитие таких предприятий, в свою очередь, направлялось до четверти получаемой храмом десятины.282 Fabrica ecclesiae как институт, аккумулировавший денежные средства, рано перешла в руки горожан. Поэтому именно бюргерство, распределявшее фи¬ нансовые ресурсы, оказывало решающее влияние на зодчих — независимо от того, в чьих руках формально находился патронат. Об это можно с уве- 2X0 Сомасно новейшим данным, и) 119 приходских церквей Кульмского епископства больше всего храмов (63) имело наделы по 4 гуфы: следующая по численности группа — наделы в 6 гуф (25 храмов), наделы иной плошали (от 1.5 до 88 гуф) были пожалованы 17 церквам, по осталь¬ ным 14-ги храмам сведений нет (см Rorynkowski IV. Wielkosc uposaienia w zienm; sredmowieeznveh kosciolow parafialnych w diecezji chelminskiej// Acta Umversitatis Nicolai Copemici. Historia XXX (Nauki Humamstyczno-Spoleczne Zesz 322) Torun, 1997 S 25) 2X1 Подробнее см ■ Schotter W Die rechtliche Organisation des Kirchenbaues im Mittelalter vomehmlich des Kathedralbaues Baulast— Bauherrenschaft— Banllnanzierung koln. Wien. 1989 S 136-214,356-359 2X2 См комментарий к с г 21 166
ренностью утверждать по крайней мере применительно к городским храмам Пруссии.2** Статья 8. Положения статьи касаются судебной защиты владельческих прав. По смыслу статьи, говорящей о свидетельстве соседей (очевидно, в связи с владением в течение длительного времени), слово bona (имущество), употребленное в тексте, относится прежде всего к недвижи¬ мости.284 Таким образом, статья неразрывно связана с другими статьями, посвященными землевладению частных лиц (ст. 10, 15-18). Свидетельским показаниям «соседей» (vicinos) и «земляков» (conterraneos) статья придает заранее установленную силу. О необходимо¬ сти наличия какого-либо большинства свидетелей со стороны истца или ответчика для надлежащего доказывания в тексте не говорится ничего. В процессуально-правовом отношении ст. 8 продолжает традицию немец¬ кого права (не только городского, но и земского), сложившуюся к XIII в.285 По мнению Г. Клейнау, речь идет об особой упрощенной процедуре инкви¬ зиционного допроса, которому судья подвергал свидетелей. Эта процедура позволяла избежать сложностей, связанных с рассмотрением дела в обыч¬ ном порядке (в частности, столь сомнительного подчас средства доказыва¬ ния, как судебный поединок). Подобная упрощенная процедура зафикси¬ рована в ряде грамот конца XII - начала XIII в.286 И.К. Кречмер обратил внимание на терминологию памятника. В выра¬ 3lt’ SydowJ Stadt und Kirche im Mittelalter.. S. 39. Arszynski M.: 1) Der Deutsche Orden als Bauherr und Kunstmazen // Die Rolle der Ritterorden in der mittelaiterlichen Kultur / Hrsg. von Z.H. Nowak (OMCTH. 111). Torun, 1985. S. 157-160: 2) Stosunki miijdzy zakonem krzy- Zackim a spoleczenstwem м svvietle rozwaZan nad organizacjq budowy kosciolovv parafialnych w Prusach// Zakon krzyZacki a spoleczehstwo pahstwa w Prusach / Red Z.H Nowak Гогип. 1995 S 165-183 ■!'4 M. Дыго полагает, что речь идет о недвижимоии, расположенной на гсрригорни собст¬ венно города (Dygo М. Studia nad poczqtkami vvladztwa. S. 172). no, по нашему мнению, из текста грамоты такое ограничение напрямую не след>ет, и указанная процедура могла отно¬ ситься также к имуществу, расположенному за линией городских стен Окончательное реше¬ ние вопроса в настояшее время невозможно из-за отсутствия соответствующих источников за первую половину XIII в Старейшие сохранившиеся судебные книги Кульма и Торна отно¬ сятся к XIV-XV вв., но и в них. судя по опубликованным данным, указанная упрошенная процедура нс нашла отражения (см. Kanunska К Ргамо clielminskie м swietle najstarszych ksiqg miejskich Chelmna i Torunia (XIV i XV w )//SC T I S 335-378) зх' О порядке доказывания в спорах по делам о правах на недвижимое имущество в со¬ ответствии с саксонским (в том числе Магдебург скнм) правом подробнее см L.aband Р Die vermOgensrechthchen klagen nach den sadisischen Rechtsquellen dex Miltelalters Berlin. 1869 S 155 173 2M’ к lei nan A Untersuehungen ilber die kulmcr Handfestc S 257-258 167
жении «законное владение» (justa possessio) ort видел влияние конструкций ■>87 римского права." Статья 9 говорит об освобождении горожан (cives, о значении этого термина см. в комментарии к ст. 2 и 3) и их имущества от всех «незаконных поборов», «принудительных постоев» и «иных неподобаю¬ щих повинностей». Представляется правдоподобным высказанное в ли¬ тературе мнение о том, что под такими повинностями подразумевались те, которые местное население до издания КГ несло в пользу прежних хозяев Кульмской земли — мазовецких князей.288 Сформулированную в ст. 9 норму следует рассматривать в общем контексте колонизационной политики, для которой было характерно стремление к введению повин¬ ностей в жесткие правовые рамки. Трудно сказать с полной уверенно¬ стью, какие именно повинности отменялись КГ. На основе данных, имеющихся по Силезии и другим землям Польской короны, можно пред¬ положить, что до дарования грамоты в крае были распространены точно не фиксированные натуральные поборы, а также барщина в пользу князя. Введение немецкого права почти всегда сопровождалось заметным об¬ легчением налогового и иного хозяйственного бремени для местных жи¬ телей и прибывающих колонистов.289 А. Метнер полагал, что в ст. 9 отразилась также конкретная ситуация, сложившаяся ранее в Силезии: бреславльский епископ Лаврентий взимал в качестве десятины чрезмерные налоги с населения, что вызвало конфликт прелата с герцогом Генрихом. Спор удалось разрешить лишь в 1227 г. по¬ сле обращения герцога к папе Гонорию III. Ордену, имевшему владения в силезских землях, конечно, было известно об этом конфликте. Орденские власти, по-видимому, учли этот опыт и ввели в текст грамоты соответст¬ вующее условие, чтобы избежать в будущем конфликтов с епископом. По¬ добная оговорка включена также в ст. 22.290 21,7 KretzschmeT. S. 60. 21tlt Zippel О. Die Kolonisation des Ordenslandes PreuBen bis zum Jahre 1309// AM. Bd 58 1921/1922. S. 188: Zdrojkowski Z. Zarys dziejow prawa chelminskiego. S. 19-20: LncihskiJ. Przywilej chelminski. S. 134. 2Kl> Zientara B. Henryk Brodaty i jego czasy. S. 172-176, MenzelJ Die schlesischen Lokationsurkunden S. 45-46. Kammska K. Lokacje miast na prawie magdeburskim.. S 170— 179: Свердлов М.Б. Становление феодализма в славянских странах СПб. 1997 С 261. Modzelewski К. Organizacja gospodarcza panstwa piastowskiego X—XIII wiek Wyd 2 uzup (PTPN. Wznowienia. T. 7) Poznan, 2000 S 76-112 2W Methner A. Die kulmisclie Handfeste im ihren Beziehungen zu Schlcsien// Zeitschrifl des Vereins tor Geschichte Schlesiens. Bd 67 Breslau. 1933 S 40 168
В грамоте сказано о том, что освобождение от повинностей распростра¬ няется на все имущество (omnia bona) горожан. Согласно предписаниям Магдебургского права, внутригородские наделы жителей облагались де¬ нежным чиншем в размере 6 пфеннигов, однако этот сравнительно не¬ большой налог вряд ли можно отнести к числу «неподобающих» повинностей в смысле ст. 9 КГ.291 Статья 10 говорит о введении в крае наследования по фламандскому праву (hereditas flamyngicale). Эта мера была типична для восточной не¬ мецкой колонизации в XI1—XI11 вв. Первопричиной ее был значительный наплыв выходцев из Нидерландов в Восточную Европу. В XI—XI11 вв. Ни¬ дерланды испытывают значительный демографический рост, сопровож¬ дающийся непрерывной эмиграцией в германские земли и в Англию.292 Причины переселения фламандцев были те же, что и у крестьянства других стран — относительное перенаселение, которое усугублялось неурожаями и их следствием — голодом, а время от времени также местными стихий¬ ными бедствиями— наводнениями. Участие нидерландских, в частности, фламандских выходцев в колонизации (прежде всего сельской) было в XII— XIII вв. широко распространенным явлением. Фламандцы и другие жители Нидерландов в значительном количестве переселялись в заэльбские земли, хотя уже Д.Н. Егоров отмечал, что пере¬ оценивать размах этой колонизации не следует.293 Они оседали в Восточной Голштинии, в долине Везера, в Померании, в Средней Германии (например, в Бранденбурге и Флеминге), в Тюрингии, Австрии (Вена), Венгрии, а также в Силезии, Великой и Малой Польше. Особенно высоко ценились фламанд¬ ские колонисты в тех местах, где необходимо было при освоении новых зе¬ мель производить мелиоративные работы: переселенцы обладали богатым опытом такого рода. Известную роль играло и переселение нидерландских купцов и ремесленников (последние представляли собой дешевую рабочую силу). Подобные переселенцы также образовывали колонии, о чем свиде¬ тельствует пожалование фламандского права некоторым силезским городам, например, Нейсе и Ратибору. В иноэтническом окружении потомки нидер¬ ландских колонистов довольно быстро онемечивались или полонизирова¬ 291 Dygo М Studia nad poczqtkami wladztwa S 172 'g' Пиренн А Средневековые горела Ьельгии / Г1ер с фр М. 1937 С 283 Ь.'оровД Н Славяно-германские оIношения и средние века Колонизация Мекленбурга в XIII в I I Maiepnai и метод М. 1915 С 528 — 1очка зрения II Д Егорова в основном под1верждае1ся более поздними несле юваннямн (см Бодр)хин В II Славяне и немцы в нсю- рин 1)ранденб\р1а (X-X1II вв ) JIjiancK. 2000 С 53 55) 169
лись, но длительное время сохраняли правовые обычаи родных мест.294 К важнейшим из них относились обычаи в области семейно-имущественных и земельных правоотношений (прежде всего нормы, определявшие размер земельных наделов). В районах расселения нидерландских колонистов их наследственное право порой противостояло праву других колонистов — вы¬ ходцев из саксонских и франконских земель, и под влиянием местных обы¬ чаев приобретало подчас смешанные формы.293 Об участии фламандцев и других нидерландских выходцев в прусской колонизации XIII в. надежных статистических сведений нет. Имеющиеся данные (в основном ономастические) говорят о прибытии в прусские горо¬ да выходцев из самых различных местностей Священной Римской империи (севернее Дуная). Среди них доминировали выходцы из Вестфалии и Се¬ верной Германии. Есть информация и о нидерландских уроженцах, но достоверно установить их долю среди колонистов в Пруссии не представ¬ ляется возможным.296 Можно лишь предполагать, что известное количест¬ во фламандцев прибыло в Пруссию не непосредственно из Нидерландов, а из различных фламандских колоний, расположенных в Силезии, Бранден¬ бурге и других княжествах. При обращении к ст. 10 КГ возникает несколько вопросов: о содержа¬ нии фламандского права и соотношении его с соответствующими нормами Магдебурге ко го; о его происхождении и условиях его возникновения; на¬ конец, о природе отношений, возникших благодаря его введению в Пруссии. Отсылка к фламандскому наследственному праву была вторым (после норм о снижении вдвое размера судебных штрафов) существенным отклоне¬ нием КГ от предписаний Магдебурге ко го права. Принципы законного насле¬ дования по Магдебургскому праву в начале XIII в. еще мало отличались от аналогичных требований саксонского земского права. Согласно этим требо¬ ваниям, муж ipso jure осуществлял опеку над имуществом жены; при жизни супруги не имели раздельного имущества. Умирая, супруг оставлял после 244 Пиренн А. Средневековые города Бельгии. С 259. Inglot S Problem kolonizacji flamandzko-holenderskiej w Niemczech i w Polsce// Kwartalmk historyczn>. R 43. Г I 1929 S 507-514: Teuchert H Die Spraehreste der niederlandischen Siedlimgen des 12 Jahrhunderts 2 Aufl. (Mitteldeutsche Forschungen Bd. 70) KOln: Wien. 1972 S. 17-29. 155-164. Zientara В Wallonowie na Sl^sku w XII i XIII wieku // Przegl^d historyezny T. 66. Z. 3 1975. S 349-368 24' Markgraf O. Vlamisches Recht in der Umgebung von Leipzig // Nenes Archiv fur S&chsische Geschichte und Altertumskunde. Bd 29 1908 S 151-152: GoerhtzT. Das flamische und das frankisehe Recht in Schlesien und ihr Widerstand gegen das sachsische Recht// /SSR GA Bd 57 (70). 1937. S. 138-181 24(> Erlen P Europaischer Landesausbau S 173-177. 170
себя имущество, в составе которого выделялось несколько частей, подчи¬ нявшихся различному порядку наследования. Сюда относились: 1) воинское снаряжение (heergewede), которое включало вооружение, доспехи, лучшего коня, походную постель и т.п. Это имущество наследо¬ валось ближайшим родичем мужского пола, способным носить оружие; 2) продуктовая доля (musdele). После смерти мужа вдова делила поров¬ ну с родственниками мужа оставшиеся в доме продуктовые запасы. Если жена умирала первой, это имущество целиком наследовал супруг; 3) женская доля, или герада (gerade). К ней относились предметы лич¬ ного потребления женщины (одежда, домашняя утварь, украшения, по¬ стель. а также овцы и гуси). Эта часть имущества входила в собственность жены и после ее смерти переходила к ближайшей родственнице умершей; 4) утренний дар (morgengabe)— подарок мужа жене в первый день их брачной жизни. В саксонском земском праве к утреннему дару относились рабочий и рогатый скот, свиньи, усадебный участок и дом, но в городах сложилась практика предоставлять утренний дар в денежной форме (вероятно, чтобы уберечь от раздела небольшие городские участки). Дар оставался собственностью вдовы, а если жена умирала первой, возвращал¬ ся мужу; 5) имущество, предназначенное для пожизненного содержания вдовы по¬ сле смерти мужа (leibgedinge). «Саксонское зерцало» знало только предос¬ тавление земельного участка, в Магдебургском же праве в этом качестве стали использоваться также рента и денежный капитал. Имущество пре¬ доставлялось мужем жене еще при жизни, но не переходило в собственность супруги, которая могла лишь пользоваться им. После смерти вдовы это иму¬ щество переходило в собственность родственников мужа; 6) наследственная масса в узком смысле слова. Она включала в себя все остальное имущество. Эта часть имущества отходила к детям наследодателя, при отсутствии детей — к родителям умершего, при отсутствии живых роди¬ телей — к полнородным братьям и сестрам, при отсутствии таковых — к более дальним родственникам. В отличие от «Саксонского зерцала», Магде- бургское право не отдавало предпочтения мужчинам перед женщинами, а также не ограничивало родство какой-либо степенью (в земском праве при¬ знавалось лишь 7 степеней родства).297 ~* 1’7 С) наследовании по «С'аксонском\ герцал>» и Магдебургскому праву подробнее см Schanz I Das trbfolgeprmzip des Sachsenspiegels und des Magdebiirger Rechts Tubingen. 1884, Behre L Die LigeiUumsverhaltmsse ini eheliehen Giiterrecht des Sachsenspiegels imd Magdebiirger Rechts Weimar 1904. Fncke F-IV Das r-herechi des Sachsenspiegels S\stematische Darstellung I rank furl a M 1978 S 33-38 171
Таким образом, предписания Магдебургского права о порядке наследо¬ вания были довольно сложными и архаичными. Сопоставим их с нормами фламандского наследственного права. Хотя в целом ряде документов, свя¬ занных с колонизацией XII—XIII вв., содержатся упоминания о наследова¬ нии по фламандскому праву,298 но конкретно его нормы в них не излагаются. Для Пруссии старейшим источником, позволяющим судить о содержании этих предписаний, является «поучение» Магдебургского шеф- фенского суда, направленное, вероятно, в один из прусских городов в пер¬ вой половине XVI в. и сохранившееся благодаря своей значимости во многих рукописях.299 Согласно этому «поучению», в случае смерти одного из супругов половина всей наследственной массы отходила к пережившему супругу, а вторая половина — к детям; при отсутствии детей вторую поло¬ вину наследовали ближайшие родственники умершего. Дополнительные сведения о фламандском наследственном праве были позднее приведены в ряде юридических трактатов XVII—XVIII вв. и сведены воедино прусским правоведом X. Кампцем. Согласно этим данным, наследование половины наследственной массы базировалось на брачной общности имущества, ко¬ торая наступала после того, как супруги впервые делили ложе. Ближайшие родственники призывались к наследованию независимо от пола; при нали¬ чии среди них двух наследников с равными правами каждый получал по¬ ловину причитающейся ему доли. В случае смерти кого-либо из детей, являющихся наследниками умершего супруга, доля этого потомка дели¬ лась поровну между остальными братьями и сестрами и лишь при их от¬ сутствии отходила к пережившему родителю. Аналогичным образом осуществлялось наследование ленных владений и доходов с них. При от¬ сутствии у наследодателя законных наследников имущество отходило в казну, но наследодатель мог и завещать его для какой-либо общеполезной цели. Эти предписания действовали долгое время — даже в конце XVIII в. они применялись, помимо Кульма и Торна, еще в восьми крупных городах Пруссии.300 Вопрос о том, почему в КГ имеется ссылка на фламандское право, дав¬ но занимал образованных людей. В хронике, начатой в 1432 г., уже знако¬ мый нам К. Бичин записывает следующее предание. Вскоре после вторжения ордена в Пруссию началась война рыцарей со славянским кня- * 100Winter J.M. van Vlaams en Hollands recht by de kolonisatie van Duitsland in de I2e en I3e eeuw // Tijdschnft voor rechtsgeschiedems D 21 1953 P 211-219 '44См Приложение II 100 Kamptz [Chr H Л J von Die Provm/ial- und statutarischen Rechte in der PreuBischem Monarchic Tlieil I Berlin. 1826 S 151-153 172
зем Святополком Померанским. Затем тевтонцы заключили с ним мир, но князь вероломно нарушил его, вместе с пруссами вторгся в Кульмскую землю и осадил Кульм. Мужское население города находилось в это время в военном походе на оз. Рензе. Женщины Кульма переоделись в мужское платье и обороняли город. Святополк решил, что гарнизон получил под¬ крепление, и снял осаду. Именно за этот подвиг женщинам будто бы и бы¬ ло даровано фламандское наследственное право/01 В одном из прусских юридических сборников, составленном во второй трети XV в. (Данцигской шеффенской книге), также говорится о том, что право на такой раздел на¬ следственного имущества женщины «заслужили своим подвигом в городе Кульме».’02 Легенда эта бытовала очень долгое время, хотя уже в XVII в. по ее по¬ воду высказывались сомнения. Так, например, юрист Христиан Ростойшер в трактате о фламандском наследственном праве (1680) весьма скептиче¬ ски отозвался об этом предании.,Cb X. Харткнох в диссертации о происхо¬ ждении прусского права (1677) еще воспроизводит версию о подвиге кульмских женщин,304 но уже в книге «Древняя и новая Пруссия» не заост¬ ряет внимания на ней, а привлекает современный конкретно-исторический материал. Ссылаясь на рукописи в Валленродовой библиотеке и на юриди¬ ческие сочинения Агасфера Фрича, он пишет, что обычаи, подобные прус¬ ским, распространены и в других местах (Флеминг, графство Шварцбург) и что тамошние жители говорят на фламандском языке. Харткнох делал вы¬ вод о том, что в Пруссии фламандское право заимствовано не непосредст¬ венно из Фландрии, а из какой-либо более близко расположенной фламандской колонии.’05 В XIX в., когда усилиями немецких ученых был введен в оборот об¬ ширный документальный материал, сложились предпосылки для оконча¬ тельного разрешения вопроса. Еще Кречмер отмечал, что битва на оз. Рен¬ зе, к которой легенда приурочивает подвиг женщин, произошла в 1244 г.306, а КГ впервые издана на 11 лет раньше, поэтому связывать два SRP Bd III. Leipzig, 1866. S 509. ’"2 Das Danziger SchcMYenbuch / Hrsg von M Toeppen. Danzig. 1878 S 20 Rosteuscher Chr De communitate bonorum flammgicali. sive Flannschen Lrbgerechtigkeit, exercitatio juridica Gedani. MDCLXXX P 6 '"4 Hartknoch M Chr Dissertatio historica de juris Prussia origine Regiomonti, MDCLXXVII P 17J Hartknoch M Chr Alt- und Neues PreuBen. Oder PreuBischer llistorien Ave> Theile Franckfurt und Leipzig. MDCLXXXIV S 552-558 '"r’ Вопрос о точноП дате лого сражения остается дискчссиопным, подробнее см в ком- vieiiiapiin к шкмюч1пс,1ьным положениям КГ 173
указанных события неправомерно/07 И хотя позднее Э. Штеффенхаген еще пытался отстаивать достоверность сообщенных хронистом сведений,108 но уже в 1875 г. Ф. Шульц на основе изучения хроник и актов XIII—XV вв. неопровержимо доказал, что самый факт обороны Кульма женщинами есть не более чем легенда. К тому же, писал Шульц, об этом событии ничего не говорится и в КГ 1251 г. Поэтому версия Бичина, принимавшаяся на веру многими правоведами, должна быть оставлена. ’09 Вопрос о том, где именно орденские власти познакомились с нидер¬ ландским правом, нельзя считать окончательно решенным. В принципе возможны несколько вариантов, которые, по нашему мнению, не исклю¬ чают друг друга. Один из них обосновывался И.А. Томашеком. Учитывая, что в КГ, помимо фламандских обычаев, упоминается также фрейбергское горное право (ст. 11), этот исследователь предположил, что обе группы обычаев стали известны ордену в богемском городе Иглау. Это старинный центр горного дела, поблизости от которого у тевтонцев были владения и в котором существовала, по всей видимости, фламандская община, так как в городском праве Иглау, записанном между 1249 и 1253 гг., Томашек нахо¬ дил прямые заимствования из фламандских обычаев, прежде всего в об¬ ласти наследования.310 Он полагал также, что упомянутые обычаи имеют сходство с правом области Фюрнес в Нидерландах.’11 С нидерландским правом орден мог познакомиться также в Силезии, где у него, как уже говорилось, были владения и где было немало выходцев из Нидерландов. По мнению Б. Зентары, расселение валлонов в орденских зем¬ лях около Намслау было своего рода опытом колонизации перед прусским походом. Силезский вариант тем более вероятен, что Герман Бальк, как уже говорилось, поддерживал постоянные контакты с одним из наиболее влия¬ тельных польских князей— силезским герцогом Генрихом Бородатым и, ,|17 Kretzschmer S 11-12 ,I|X S[te[fenhage]n /£/ tin Heldenthat der kulmer Frauen und die Kdlmischc GiUergemeinschaft // AM Bd I 1864 S. 266-267 '°4 Schuhz F Die Frauen Culms// AM Bd. 12 1875. S 51-69 — Подобное стремление к героизации первого периода завоевания Г1р>сснн, нашедшее отражение в хронике городского секретаря, может быть истолковано как признак роста сословного самосознания у прусских бюргеров. В этом, на наш взгляд, заключалась и одна из причин с голь длительною бытования jeieiubi о кульмскнх женщинах 'i(l TomaschekJA Deutsches Rccht in Osterreich im dreizehnten Jahrhundert Auf Grundlage des Stadtrechts von Iglau Wien, 1859 S 82. 88-91 Ibid S 90 — К этому следует добавить, что в богемских землях орден занимался и локацнеП деревень, в которой \час1Вовалн также фламандские поселенцы (см Demel В Der Deutsche Orden in Mahren und Sclilesien// .lahrbuch der Schlesischen friedrich-Wilhelms- Umversitat/u Breslau Bd 32 Sigmai ingen. 1991 S 33-36) 174
конечно, имел представление о практике расселения госпитов в его землях/12 Не следует забывать и о том, что у тевтонцев с начала XIII в. были вла¬ дения и непосредственно в Нидерландах. Здесь находилась особая бадья, называвшаяся Partes inferiores и включавшая земли, полученные от гол¬ ландских графов и других дарителей (особенно в Утрехте и Альтен- Бизене),31’ поэтому орденские власти могли узнать о содержании соответ¬ ствующих обычаев, так сказать, из первых рук. Наконец, нельзя исключить того, что колонисты могли сами обратиться к властям с ходатайством о предоставлении им фламандского права. Область, где описанные обычаи возникли, определить проще. Для этого необходимо сопоставить прусскую практику и записи обычаев в самих Ни¬ дерландах. Теперь это стало возможным благодаря обобщившей огромный документальный материал монографии бельгийского академика Ф. Год- динга о частном праве в Южных Нидерландах в XII—XVII вв. В XIII в. Южные Нидерланды включали в себя несколько областей, в том числе Льеж (Лютгих), Брабант, Артуа, Эно, Люксембург, Лимбург, Турнэ, Фландрию и др. Ученые условно подразделяют их на 2 зоны: фламандскую, прилегающую к морю, и пикардийско-валлонскую, расположенную на вос¬ токе региона. Пикардийско-валлонские провинции были неоднородны в пра¬ вовом отношении, для них характерна пестрота обычаев (кутюм) и источников. Во фламандской же зоне сформировались обычаи, находившие¬ ся в известном единстве. Именно здесь, в узкой приморской полосе, протя¬ нувшейся с юго-запада на север Южных Нидерландов (север Артуа, Турнэ, Фландрия, север Брабанта), можно обнаружить сходство местных обычаев с положениями Кульмского права. В наибольшей степени такое сходство на¬ блюдается в Западной Фландрии и прилегающих к ней провинциях. По та¬ мошним кутюмам признавалась полная общность имущества супругов (За¬ падная Фландрия). Обычай обязывал супругов еще при жизни обоих произ¬ вести примерный раздел имущества на 2 равные части на случай смерти од¬ ного из них (Западная Фландрия, север Артуа). Жена имела право завещать свою долю (Фландрия, Брабант, Лимбург). Общей тенденцией в развитии брачно-наследственного права было устранение привилегий мужчин; при- ,|2 Zientara В Wallonovvie па Slasku S 362 '' I oigt J Gescluehte ties Deutschen Ritter-Ordens m semen zv\Olf Ballcien m Deutschland Bd I Berlin. 1857 S 87-96. \hhtzer К Die I ntstehung dei Deutschordensballeien mi Deutschen Reich (QSGDO Bd 16) 2 Autl Marbuig. 1981 S 56. l.yken \! van der Altenbiesen bis /ur Milte des 16 .lahrhunderts // Alden Bie.sen llrsg von .1 Neerackers Milarb Udo Arnold Aclit Jahrhunderte emer Deutschordens-I andkommende mi Rhem-Maas-Gebiet / llrsg von .1 I'leeraekers unterMitaib von It Arnold (QSGDO Bd 42) Marburg. 1988 S 83 84 175
знавапись равными права всех детей-наследниКов независимо от пола и от того, в котором по счету браке они рождены (Фландрия). Братья и сестры умершего ребенка исключали пережившего родителя (Фландрия).’14 Таким образом, догадка Томашека о происхождении ряда положений городского права Иглау и Кульмского права из области Фюрнес близка к истине, но То- машек ограничивается только названной областью, тогда как в действитель¬ ности родина указанных обычаев более обширна. Хотелось бы отметить еще одну их особенность: в рассматриваемом регионе Нидерландов не было чет¬ кого противопоставления городского права земскому. Доминировавшие в этих землях города (Гент, Брюгге, Ипр, Лилль, Дуэ) обычно воспринимали основные черты кутюм, вырабатывали официальную их редакцию и форми¬ ровали дальнейшую практику их применения/15 В Кульмском праве граница между городским и земским правом также была достаточно расплывчатой. Как видно, фламандское наследственное право было менее казуистичным, чем Магдебургское, в его положениях прослеживается более абстрактное представление об имуществе как совокупности обезличенных вещей. Оно было и более благоприятным для женщин, чем Магдебургское. В Магде- бургском праве на протяжении XIII—XV вв. также наблюдалась тенденция к улучшению положения женщин-наследниц,316 но все же многие его наслед¬ ственно-правовые предписания оставались архаичными и запутанными, неся на себе отпечаток предшествующей эпохи. Вероятно, наследственное право Нидерландов отражало специфику этого региона Европы, который был вы¬ сокоразвитым и урбанизированным. Достаточно сказать, что во Фландрии и Брабанте горожане в XIII в. уже составляли свыше 60% населения/17 '|4 Godding Ph. Le droit prive dans le Pays-Bas meridionaux du I2e au I8e siecle (Mdmoires de la classe des lettres et de sciences morales et politiques d'Academie royale de Belgique. Collection in-4° — 2e serie. T. XIV. Fasc. I). Bruxelles. 1987. P 81. 265-266. 268. 272-273, 318. 323. 333, 576; см. также- WamkdmgLA Flandrische Staats- und Rechtsgeschichte bis zum Jahr 1305 Bd. Ill Abt I . Tubingen. 1842 S 97-98 (erste Pag ). Warnkomg L.A Flandrische Staats- und Rechtsgeschichte Bd I Tubingen. 1835 S 382 (erste Pag.); Godding Ph. Le droit prive.. P. 322. — Указанное явление, вероятно, объясняется сплоченностью нидерландского бюргерегва (особенно во Фландрии и валлонских землях), которое рано добилось значительных прав от местных графов (См Пиренн А Средневековые города Бельгии. С. 194-194) '|6 TheuerkaufG Frauen im Spiegel mittclalterlicher Geschichtsschreibung und Rechtsaufzeichnung // Frauen in der Standegesellschaft Leben und Arbeiten in der Stadt vom spaten Mittelalter bis zur Neuzeit/ Hrsg von В Vogel, U Weckel (Beitrage zur deutschen und europaischen Geschichte Bd 4) Hamburg. 1991 S 159-160 '|7См. Сванидзе А А Средневековые города Западной Европы некоторые общие пробле¬ мы // Город в средневековой цивилизации Западной Европы В 3 i /Отн ред А А Сванидзе Т I Феномен средневекового урбаншма М. 1999 С 24 176
Обратимся теперь к вопросу о характере отношений, возникших благо- ларя введению фламандского права в ст. 10 КГ. Прежде всего обращает на себя внимание выражение «мы продали оным нашим горожанам имущест¬ во, которым они, как признано, владеют от нашего ордена» (eisdem civibus nostris vendidimus bona, que a domo nostra habere dinoscitur). Термин bona носит подчеркнуто общий характер и касается не только земельных участ¬ ков (сельскохозяйственных угодий и городских наделов-парцелл), но и иного имущества/18 Однако наибольшую хозяйственную значимость име¬ ли, конечно, земельные владения. Именно к ним и приковано основное внимание законодателя в последующих статьях грамоты. Что имел в виду законодатель, говоря о «продаже» имущества горожа¬ нам? По мнению М. Дыго, упоминаемый в статье тип отношений не под¬ дается однозначной квалификации как договор купли-продажи, а может быть интерпретирован в рамках более широкого понятия — пожалования (обозначаемого в немецком праве термином Leihe). Не исключено, что само по себе первичное предоставление земельных участков осуществля¬ лось бесплатно, но последующая уплата чинша и несение иных повинно¬ стей, упомянутых в КГ, понимались как плата за это имущество. В то же время употребленное в статье выражение в неявном виде выражало притя¬ зания ордена на право распоряжаться предоставленными участками в дальнейшем в качестве верховного правителя в крае.319 Вводя в Пруссии фламандское наследственное право, орден, по- видимому, не только имел в виду наплыв в край фламандцев, но и учиты¬ вал специфику заселения в условиях военной экспедиции, чреватого значи¬ тельным риском для колонистов. Описанный порядок наследования уменьшал вероятность появления выморочных наделов, невыгодных для суверена с фискальной точки зрения.320 Статья 11 посвящена орденским регалиям, т.е. исключительным пра¬ вам ордена в Кульмской земле, и исходит из его суверенитета над краем. Положения ст. 11 дополняются указаниями других статей, подразумеваю¬ щих существование иных регалий: право охоты (14) и рыболовства (12), право строительства мельниц (13) и укреплений (6), право взимания нало¬ гов (18-19), право судоходства по Висле (2, 3) и паромная регалия (5), пра¬ Lucin.sk, J. Przywilej chelminski z 1233 г S 135. Dygo М Studia nad pocz^tkami wiadztwa S 99 '|ч Dygo IV I) Studia nad pocz<\tkami wiadztwa S 97-98. 2) Feudali/m w Prusach XIII—XVI wieku//Roczmki dziejow spolecznych i gospodarezyeh Г ГVIII Poznan. 1998 S 145 Lucnnki J Prz>\vile| chelminski z 1233 r S 135 177
во утверждать судей и взимать штрафы (1), чеканить монету (22), устанав¬ ливать меры, в том числе земельной площади (23), право взимать пошли¬ ны, от которого орден отказался (24). Перечень регалий согласуется с содержанием тех документов, которыми орден традиционно обосновывал свои притязания на прусские земли — Золотой буллы Римини и Крушвиц- кого договора. Первый документ, как уже упоминалось, появился лишь около 1235 г., а второй считается подложным. Тем не менее оба этих ис¬ точника важны, так как в них запечатлелись тогдашние представления о регалиях. В Золотой булле, помимо упоминаемых в КГ прав, указано также право тевтонцев устанавливать еженедельные и иные торги и издавать за¬ конодательные акты.’21 Подобные же предписания устанавливал и Круш- вицкий договор.322 Кроме того, оба акта содержат длинный перечень объектов, которые подпадали под юрисдикцию ордена и с которыми могли поэтому быть связаны те или иные регалии. В Золотой булле в этом каче¬ стве упомянуты все земли, горы, долины, реки, леса, море, а в Крушвицком договоре также озера, болота, лесные выгоны, рощи, луга, пастбища и иные земли, «возделанные и невозделанные, проходимые и непроходи¬ мые»; города, деревни, мосты, грантии/24 О праве ордена на промысел бобров подробнее уже говорилось в ком¬ ментарии к ст. 2 и 3. Оговорка об озерах была, по всей видимости, обу¬ словлена несколькими соображениями. Прежде всего она была связана с правом рыболовства, которого мы коснемся далее (в комментарии к ст. 12). Кроме того, озера приносили и иную хозяйственную пользу. Зимой на них можно было заготовлять камыш, широко распространенный в ту по¬ ру как кровельный материал. На заболоченных озерах добывали торф, ис¬ пользуемый в качестве топлива. Наконец, на вдающихся в озера полосах суши можно было выращивать корзиночную иву, ветки которой использо¬ вались для плетения корзин и иных предметов.’24 Особое место среди исключительных хозяйственных прав суверена за¬ нимала горная регалия. Ее значение было прежде всего в том, что право ведения горных разработок давало правителю возможность чеканить соб¬ ственную монету. Эта регалия была провозглашена Фридрихом Барбарос¬ сой в Ронкальской конституции (1158). Согласно этому акту, залежи '2| PUB I I № 56. см также Приложение I PUB I I № 78. Транши— крупные земельные хозяйства, принадлежащие церкви (см История кре¬ стьянства в Европе Т 2 С 181) >24 Hi/lamH.A Die Fischerei des Dcutbchen Ordens in Pieulien bis /u Dietrich v Altenburg// Jahrbnch der Albertus-Umversitat zu KOmgsberg/Pr Bd XI Wurzburg. 1961 S 81 178
серебра (а также соли) изымались у землевладельцев и объявлялись собст¬ венностью короля. Горная регалия долгое время оставалась в его руках,'25 что нашло отражение и в «Саксонском зерцале»: «Все сокровища, находя¬ щиеся в земле глубже, чем вспахивает плуг, принадлежат королевской вла¬ сти» (Земское право, кн. I, ст. 35, § I).326 Передача горной регалии отдель¬ ным князьям осуществлялась специальными королевскими пожалованиями (как свидетельствует, в частности, Золотая булла Римини); указанный про¬ цесс завершился лишь к середине XIV в., о чем свидетельствует Золотая булла 1356 г.327 Право ордена на полезные ископаемые, оговоренное в КГ и указанных документах, не получило применения на практике: недра Пруссии оказались крайне бедны, и благородных металлов в них обнаружить не удалось.328 По¬ жалуй, единственным исключением в этом смысле оказался янтарь. Янтарная регалия ордена, ставшая позднее исключительным правом прусской короны, была производной от горной регалии. Орден сам добывал и продавал янтарь в другие страны, что приносило ему огромные доходы.329 В статье упомянуты две разновидности горного права— силезское и Фрейбергское. Их происхождение и развитие— яркая страница истории средневекового права Европы.00 Фрейбергское право возникло раньше си¬ лезского.0' В нем закрепились обычаи, сложившиеся в ходе эксплуатации Колесницкии Н.Ф. Значение регалий в Германском феодальном государстве XI — нача¬ ла XII века //Учен. зап. Московск обл педагог, ин-та им. Н.К. Крупской. Т. 115. 1%3 С. 177 СЗ С. 32. ':7 Глава IX Золотой буллы — «О золотых и серебряных и иного вида рудниках» - передавала королям Богемии и курфюрстам исключительное право горных разработок в их владениях. ':к hmigc Bemerkungen Uber die Frage: ob es m der Provinz PreuBen jemals Silberwerke gegeben haf>// Arcliiv tiir vaterlandischen Interessen oder PreuBische Provinzial-Blatter. N.F Jg 33 Marienwerder. 1845 S 383-389; DahmsS Versuche vor flint' Jahrlumderten. im Ordens- siaate PreuBen Edelmetalle zu gewinnen // Mitteilungen des WestpreuBischen Geschichtsvereins II 15 Danzig. 1916 S. 18-23 llrimneckW von. Das Bernstemrcgal// AM. Bd II. 1874 S. 129-155; Rozanski i>. / d/iejim wschodmo-pruskich regaliow burs/ty nov\ych // komunikaty Mazursko-Warminskie, 1959. №2(64) S 180-197 "" Обзор развития юрного права в областях немецкой колонизации см.. Miiller-Erzbach R Das Bergrechl PreuBens und des weiteren Deutschlands Stuttgart. 1917; Turner G. Die Lnt- \ucklung des Bergrechts in den deutschen Ostgebieten// Rechts- und Sozialstrukturen im euro- paischen Osten / Hrsg von G klemheyer und В Stasiewski (Studien zum Deutschtum im Osten II 11) koln. Wien. 1975 S 33-0 Первая запись горного права в Гвропе— уложение триентских горняков 1208 г Со- юржащпеся в нем предписания восходили, как и Фрейбергское право, к обычному горному праву С аксонии 179
горных недр Мейсенской марки. Серебро было обнаружено в этих краях и 1160-х гг., причем месторождение оказалось очень богатым.3’2 Мейсенскш маркграфы (первым из них был Отто Богатый) сразу завладели горной рот лией. При этом они руководствовались положением саксонского земскою права: «Серебро никто не может добывать в имении другого. Если он и лип разрешение, то надзор остается за ним» (кн. I, ст. 35, § 2).j3 ’ Вскоре в Рудных горах возникло поселение горняков, выросшее вно следствии в г. Фрейберг, первое упоминание о котором относится к 1218 i Название города означает буквально «свободная гора», чем подчеркни;! лась свобода горного промысла. Уже к 1225 г. город стал не только круп нейшим городом маркграфства, но и одним из важнейших городских центров Германии. С 1227 г. община имела собственные герб и печать.”4 Особое горное право сложилось, по-видимому, в основных своих чертах уже к первой трети XIII в., его развитие шло параллельно с формировани¬ ем городского права. Впоследствии оно применялось не только на рудни¬ ках Мейсенской марки, но и распространилось за ее пределы по всей Германии и даже вне ее; так, дальнейшее развитие оно получило в богем¬ ском городе Иглау (основанном саксонскими горняками) и дополнялось п XIII—XIV вв. указами чешских королей/’5 В XIII в. оно проникает в бога¬ тую полезными ископаемыми Силезию, где на его основе возникла мест¬ ная разновидность горного права. Постепенно Фрейбергское право начинает сливаться с горными обычаями других мест и превращается в об¬ щегерманское горное право, не утрачивая, однако, своих важнейших прин¬ ципов и предписаний. В таком виде оно действовало в Испании, Новом Свете (поскольку эти земли были владениями испанских Габсбургов);”6 основные его положения были затем заимствованы и в России, о чем сви¬ детельствует содержание Берг-привилегии Петра I 1719 г.'”7 Целостных записей Фрейбергского права XIII в. не сохранилось, от¬ дельные предписания о горном промысле и связанном с ним монетном * 114U2 Из его руд в 1163-1896 гг. было выплавлено 5242 т 597 кг серебра, в том числе за 1163— 1523 гг. — 1958 т 200 кг (см Макашов М.М Очерк о серебре 3-е изд. М . 1981 С. 55) СЗ С. 32 1,4 О Фрейберге подробнее см.. Kasper Н.Н.. Wcichter Е Geschiclite dcr Stadt Freiberg Weimar, 1986 S 67-77. Бакс К. Богатства земных недр / Пер с нем. М. 1986 С 154-195. Город в средневековой цивилизации Западной Европы В 3 т / Отв ред А А Сванидзе Т 2 Жизнь города и деятельность горожан М. 1999 С 325 Ванечек В. Исзорин государства и права Чехословакии / Пер с чешек М 1981 С I 13- 114 — Первое упоминание о действии Фрейбергского нрава в Игла) относится к 1234 i Подробнее см. TomaschekJ С Deutsches Recht m Osterreich S 23-25 "7 floiHoe собрание законов Российской империи '-ени СГ16. 1830 1 V № 3464 180
и и тдсржатся в городском праве Фрейберга (конец XIII в.). Кодифика- iирного права была произведена лишь в XIV в. но записи содержат, обычаи гораздо более давнего времени. Первую запись относят к ш pini/iy между 1310 и 1327 гг. (так называемое горное право А). Однако в ш и ни алея неурегулированным ряд вопросов, поэтому между 1346 и М '' и. была составлена новая запись (горное право В). Она составлялась нюне права А и кодекса горного права, присланного во Фрейберг его шишками из Иглау.Ъ8 Основные положения Фрейбергского горного права сводились к сле- |\ющему. Юридической базой, на которой основывались все прочие ука- iiitiiiH о разработке недр, была неограниченная свобода изыскательских рпооI, признанная князем в целях наиболее эффективной добычи серебра: »I им, где хотят искать руду, могут делать это по праву» (А §9). Таким об- Iщ юм, свободное ведение изысканий дозволялось на любых, в том числе и •шиновладельческих землях. В случае успеха изысканий результаты их i нсдовало узаконить, для чего старателю предоставлялся горный отвод. I (ервоначально он давался лично маркграфом, позднее появился особый чиновник— горный мастер (бергмейстер), в чью компетенцию это входи- 1Ю (городское право, гл. XXXVII). Отвод составлял 49 квадратных лахте- ров,119 межевание производилось бергмейстером. Подземные разработки ра{решалось вести лишь в пределах предоставленного поля, но глубина шахт не ограничивалась. После межевания другое лицо уже не могло вести трные работы на данном участке (А § II, 12). В случае спора предпочте¬ ние отдавалось тому, кто нашел руду и начал надлежащим образом ее до¬ бывать (В §18). Отношения старателя с непосредственным владельцем участка и марк¬ графом как владельцем горной регалии также получили урегулирование. Права владельца участка были сильно ограничены. Он не имел права пре¬ пятствовать ведению работ и мог рассчитывать лишь на V32 часть добычи, а также мог устанавливать чинш с мясных лавок, бань и иных заведений на данном руднике. Права маркграфа выражались в том, что в его пользу без¬ возмездно отходила десятая часть руды (А §9, В §36). Кроме того, все се¬ ребро, добываемое в земле, изымалось из оборота и могло отчуждаться только маркграфу, а тот как обладатель монетной регалии мог пускать бла¬ городный металл в обращение в виде денег (А §9). По этой же причине "н Ссылки на юродское и горное право Фрейберга даю гея далее в тексте по юд Codex diplomaiicus Saxoniae Regiae Bd 14 Urkundenbuch der Stadt Freiberg/ Hrsg von H FInmsch Bd 3 Leipzig. 1891. Ernnsch H Dab sachsische Bergrecht des Mittelalters Leipzig. 1887 "4 Jlavrep (горная сажень) — 1.92 \i 181
собственно металлургическое производство предписывалось вести только во Фрейберге (городское право, гл. VI, § 20). Надзор за горными разработками возлагался на бергмейстера, который имел право вершить суд по всем делам о нарушениях горного права (городское право, гл. XXXVII, § 2, 3). В отдаленных рудниках правосудие осуществлялось бергмейстером с помощью назначаемого им горного су¬ дьи (А § 6). Суд обоих состоял из определенного количества шеффенов, назначаемых бергмейстером из горняков сроком на год (В § 37, 41). Общее управление и надзор за горным делом и металлургией осуществ¬ лялись городским советом Фрейберга, избиравшимся горожанами сначала в количестве 24-х, а позднее— 12-ти членов. Помимо издания распоряже¬ ний общего характера (городское право, гл. XLVIII, § I), городской совет мог также выносить приговоры по делам о нарушениях горного права в тех случаях, когда суд бергмейстера затруднялся вынести такой приговор. Для этого городской совет должен был собираться в полном составе (городское право, гл. XXXI, § 26). По мнению исследователя горного права Саксонии Г. Эрмиша, Тевтон¬ ский орден заимствовал Фрейбергское право не непосредственно из Фрей¬ берга, а из Иглау, поблизости от которого у него были владения/40 Подкрепить эту гипотезу еще какими-либо доказательствами не представ¬ ляется возможным из-за отсутствия дальнейших упоминаний о горном праве в орденских документах. Однако, по нашему мнению, отнюдь не исключена и осведомленность тевтонцев о содержании саксонского горно¬ го права «из первоисточника», поскольку орден поддерживал разнообраз¬ ные и тесные связи с правителями и знатью саксонских, мейсенских и тюрингских земель. Герман фон Зальца, как уже говорилось, был хорошо знаком с тюрингским ландграфом Людвигом, который в то время был опе¬ куном мейсенского маркграфа Генриха Сиятельного. Позднее и сам Ген¬ рих Сиятельный, как сообщает «Хроника земли Прусской» (III. 13), участвовал в одном из прусских походов ордена. ’41 Целый ряд выходцев из упомянутых земель фигурирует и среди свидетелей в заключительной час¬ ти КГ. Силезское горное право, о котором упоминает КГ, также возникло на рубеже XII—XI11 вв. Этому способствовала разработка богатых золотых россыпей в Совиных. Исполиновых и Патриарших горах и их предгорьях, 'ia Ermmch Н Das sachsische Bergrecht S XUII С\» также Miliizer К Die Entstehung der Deutschordensballeien mi Deulschen Reich (QSGDO. Bd 16) 2 Autl Marburg. 1981 S 57-61 '4| ПД C 56 — Начало лот похода принят относить к 1236 г 182
питавшая появление множества горняцких городов. Из всей массы золота, /избытой здесь в эпоху развитого средневековья и оцениваемой в 52 т, две |рети приходятся на период «золотой лихорадки» 1175-1240 гг.’42 Старей¬ шая запись горного права сохранилась в так называемой «Красной книге» силезского города Лёвенберга. одного из важнейших центров горного промысла. «Красная книга» была составлена в первой четверти XIV в., но включенное в нее горное право сложилось, по-видимому, еще до 1276 г.’4’ )то право, как видно из содержания документа, формировалось под влия¬ нием саксонского (через Иглау). О всякого рода золотых правах Всякий может с разрешения водного мастера344 искать золото на всех свободных участках и во всех лесах. Все деревни и скотогонные тропы и дороги принадлежат к золотоносным угодьям князя земли. Но если кто, ведя добычу золота, повредит дороги, гаи проселочную дорогу’, или ското- гонную тропу, он должен восстановить ее. Если кто-либо захочет обес¬ печить себе [монопольную] добычу золота на собственном участке, он, пожалуй, может сделать это по милости водного мастера; но если ста¬ нет копать без согласия водного мастера, то всякий может правомерно копать [на его участке]. Там, где проходят плуг, и борона, и коса, никто не может искать золота без согласия того, кому принадлежит поле. Та¬ кого права [лицо, ведущее] горную добычу, не имеет. Если кто-либо найдет золото на чьем-либо участке, то ему следует отдать даром четвертую часть; четвертую часть он [владелец участ¬ ка] должен разделить со своим господином, а его господин должен ему за это прибавить земли, если сможет предоставить. От этого рудника должна вести тропа к воде и к лесу. Если на каком-либо руднике добыва¬ ется золото, его никто не может засыпать иначе как с согласия князя или водного мастера. Водный мастер имеет власть вершить в городе суд с советом горняков, если захочет, и на руднике. Если рудник в пределах * 44"*2 Бикс К Богатства земных недр С 160 ’4' TurkG Die ehemalige Goldgewmnimg bei Goldberg// Schlesische Geschichtsbiatter 1936 №3 S 70-71. Geike IV. Das LOwenberger Rechtsbuch Cine Gesamtdarstellung und Wiirdigung der im Limenberger Rechtsbuch eiithaltenenen Aiifzeichnungen Inaug.-Diss (Masch.-Schr) Breslau. 1942. S 97-98. Ill указанная машинописная диссертация хранится в библиотеке Гердеровского института (Марбург), шифр 14 VIII 1. 22) 44 Водный мааер (vvazzersmcister)— представитель княжеской власти, ведавший горным делом аналогично бергмейстеру в Саксонии Наименование должноеm связано, по- видимому. с технологией добычи (промывкой зо.ююносной породы) 83
какого-либо участка будет заброшен, и после этого пройдет год и день, и тот, на чье.м участке он заложен, станет его возделывать и засыплет его и станет проходить над ним своим плугом, и своей бороною, и своей косою в течение года и дня без надлежащего оспаривания, то если кто- либо захочет добывать там золото, он должен сделать это с его согла¬ сия, по такому праву, как указано выше?*5 Ссылка в грамоте на силезское горное право объяснялась, по всей ви¬ димости, также связями ордена с герцогом Генрихом Бородатым. Это об¬ стоятельство сказалось и на составе колонистов. Так, известно, что в засе¬ лении Кульмской земли принимали участие выходцы из Гольдберга (польск. Злоторыя), одного из главных центров горного промысла в Силе¬ зии. Из источников XIII в. следует, что торнские бюргеры Гейнеман и Ни¬ колаус из Гольдберга (de Aureo Monte) в 1270-х гг. владели деревней Злотория (названной так, очевидно, в честь их родного города), располо¬ женной у впадения Древенца в Вислу. Совладелец той же деревни, силезец Альберт фон Вартенберг, в то же время владел деревней Злотники под Крушвицей. В 1262-1309 гг. Торну принадлежала деревня Сребрники, также, видимо, основанная горняками из Силезии или Саксонии.346 По¬ скольку благородные металлы в Кульмской земле, как и во всей Пруссии так и не были найдены, то все эти названия указывают не на занятия их жителей, а на то, откуда родом были колонисты. Статья 12. Положения статьи касаются права рыболовства. В средневе¬ ковой Европе рыба играла важную роль в питании в связи с наличием мно¬ гочисленных постов. Согласно подсчётам современных медиевистов, в средние века в католических странах приходилось в среднем лишь по 220- 230 дней в году, свободных от пищевых запретов.’47 Неудивительно, что соответствующие предписания постоянно встречаются в локационных гра¬ мотах той эпохи. Вопрос о рыбном промысле затронут в трех статьях КГ. Статьи 2 и 3 упоминают о праве пользования р. Вислой «со всеми выгодами», что под¬ разумевало и рыбную ловлю; кроме того, в ст. 2 редакции 1251 г. закреп- Code.х diplomaticus Silesiae. Bd. 20 Schlesiens Bergbau und Huttenwesen IJrkunden (1136— 1528)/ Hrsg. von K. Wuttke Breslau. 1900. № 29 ш Josinski T Die Rolle des Deutschen Ordens bei der Stadtgriindung m PreuBen mi 13 .lahr- hundert// Stadt und Orden. Das Verhaltms des Deutschen Ordens zu den Stadten in Livland. PreuBen und im Deutschen Reich / Hrsg von U Arnold (QSGDO Bd 44) Marburg. 1993 S 100-101 747 Fasten, -zeiten. -dispensen // LMA Bd IV Sp 306 184
пню право ордена и жителей Кульма ловить рыбу в озере Рензе. Коммен- шруемая же ст. 12 также посвящена рыболовству в озерах. Замкнутых во¬ доемов в Кульмском крае и других прусских землях было много,348 и рыбный промысел в них был распространен с древности, о чем свидетель- пвуют, в частности, данные археологических раскопок. Пруссия была чрезвычайно богата пресноводной рыбой (промысловое значение имели, в частности, щука и сом).349 Необходимость особо урегулировать порядок рыболовства в замкнутых водоемах вытекала из положений ст. 11, в кото¬ рой орден оговорил за собой права на озера. В статье 12 упоминаются два вида водоемов: малые и большие, с раз- 1ичным режимом рыбного промысла в них. Признаком, позволяющим от¬ мести водоем к той или иной категории, служила площадь озера, определяемая по ширине рыболовных снастей, которые можно было раз¬ вернуть в них. Площадь определялась по возможности устройства в озере известного количества тоней (tractus). Конкретный размер тоней, который служил единицей измерения, в КГ не указан. По данным более позднего времени известно, что площадь озера, в котором можно было устроить три тони, составляла в среднем около 10 га/50 Более крупные озера считались большими. Рыболовство в них разрешалось вести «любой снастью, за ис¬ ключением сети, которую называют неводом» (newod). Последний термин заимствован из польского языка. О том, что понималось под неводом, по¬ зволяют опять-таки судить источники более позднего времени (начала XV в.). Невод представлял собой рыболовную снасть из двух се¬ тей-крыльев, между которыми был вшит мешок для добычи. В развернутом виде общая длина сетей составляла около 77,5 м, а высо¬ та— около 18 м; длина мешка также составляла около 18 м. Все сети и иные снасти меньшего размера считались «малыми снастями»/51 Как спра¬ ведливо отмечает М. Дыго, вопрос о том, было ли горожанам разрешено пользоваться неводом на реках, остается открытым. “ Обратимся к вопросу о юридической природе права рыболовства, кото- ’4Х В прусских владениях ордена к рубеж}' XIV-XV вв насчитывалось свыше 2000 озер (Kisch 3 S. 23) "|ч Henneberger С Der See, StrOme vnd Flussen Namen, Welche m den Preuschen Mappen ver- zcichnet sind. vnndt v\ie solche auff filrgehende vveis leichtlich zu finden sein KOnigsperg in Preus- sen. 1595 // Henneberger C Erclerung der Prebssischen grOssern I.andtaflel oder Mappen KOnigs- perg in Preussen, MDXC'V S 29, Stathe К Beitrage zur Fischerei aus OstpreuBens Vergangen- heit // AF Jg 2 1925. H 2 S 53-58 "" Kisch 3 S 50 Wiliam H A Die Fischerei des Deutschen Ordens S 140 "2 l)vgo M Stndia nad poczqtkami S 306 185
рому посвящена статья. Его рассмотрение мы начнем с малых озер. В связи с вопросом о рыбном промысле в малых озерах в литературе высказывались разные точки зрения. По мнению В. фон Брюннека, право на ловлю в озере, предоставленном владельцу вместо земельных угодий, предстает как право, тесно связанное с правом собственности на само озеро, и в дальнейшем мо¬ жет переходить к новым владельцам без каких-либо дополнительных усло¬ вий.353 Иной подход к проблеме прослеживается у Г. Киша. На его взгляд, при толковании анализируемой нормы следует учитывать как содержание других статей грамоты, так и конкретную практику орденских властей. Во- первых, необходимо иметь в виду, что о «праве собственности» на само озе¬ ро говорить не приходится, так как права владельца водоема были производ- ны от прав на землю (как прямо указано в ст. 12 и 14), а право на землю было наследственно-чиншевым (см. в комментарии к ст. 15-20). По мнению Киша, положения ст. 12 о малых озерах никоим образом не отменяют нормы ст. 11, предусматривающей регальный характер прав ордена на замкнутые водоемы («все озера») без различия величины/54 Во-вторых, даже в случае пожалова¬ ния озера вместо земельных угодий право рыболовства, как свидетельствуют сохранившиеся документы XIV в., отнюдь не всегда безраздельно принадле¬ жало владельцу водоема.355 Из этого можно заключить, что само по себе право рыболовства возникало благодаря орденской регалии, которой орден молчаливо отказался воспользоваться в полном объеме.356 Точка зрения Г. Киша, поддержанная впоследствии также Х.А. Вилламом,’57 представля¬ ется нам более обоснованной. Что касается права рыболовства в крупных водоемах, то рыбный про¬ мысел в них представляется бесспорной регалией уже хотя бы потому, что ст. 12 содержит ограничения как на объем добычи (исключительно для нужд собственного стола), так и на вид рыболовных снастей (запрет поль¬ зоваться неводом). Как и другие регалии, озерная регалия вытекала из су¬ веренитета ордена в Кульмской земле, а позднее и во всей Пруссии.358 Статья 13 посвящена вопросу о строительстве мельниц. В средневеко¬ вом хозяйстве мельницы играли чрезвычайно важную роль, будучи един- * 07Briinneck W. von. Zur Geschichte des altpreuBischen Jagd- und Fischereirechts// ZSSR GA Bd. 39 (52). 1918. S. 125. w Kisch 3. S. 46. '•5 Ibid. S. 53 Ibid S 53-54 07 Wiliam Н.Л. Die Fischerei des Deutschen Ordens S. 82. Kisch 3 S. 54. 93. 186
i Iпенным доступным видом механических двигателей на суше. На Западе водяные и ветряные мельницы получают особенно широкое распростране¬ ние в XI—XIII вв. Сперва мощность их составляла от 2 до 5 лошадиных сил на одно водяное колесо, а затем (у ветряных мельниц) мощность двигателя стала достигать 10 лошадиных сил. Если учесть, что I лошадиная сила экви¬ валентна мускульным возможностям 14-16 человек, то можно признать, что и тогдашних условиях это был мощный подъем.359 Следует также иметь в ниду, что в средние века мельницы использовались не только для размола 1ерна, но и для иных потребностей — в кузницах, для привода мехов, насо¬ сов, точил, в лесопильном, сукновальном, бумажном, дубильном производ¬ ствах, что заметно увеличивало энерговооруженность этих отраслей. Первоначально правом возводить мельницу на своей земле обладал лю¬ бой свободный землевладелец, имевший доступ к водному потоку (реке или ручью). Однако по мере того, как хозяйственное значение мельниц стало возрастать, положение меняется. С XII в. право возведения мельниц на основных судоходных реках, находившихся в общем пользовании, пре¬ вращается в имперскую регалию, что нашло отражение в Ронкальской кон¬ ституции Фридриха I (1158). Постепенно регалии переходят в руки территориальных князей, и право строительства мельниц начинает предос¬ тавляться как специальная привилегия.’60 С правовой точки зрения сущест¬ венно также то обстоятельство, что мельница была важнейшим орудием домениального хозяйства. Именно сеньор решал построить мельницу, пре¬ доставлял камень и дерево, покупал жернова; вклад крестьян заключался в их труде. Став хозяином мельницы, феодал приобретал так называемый ба- налитет— право требовать от местных жителей молоть зерно только на его мельнице за установленную им плату. О праве ордена на строительство мельниц прямо упоминается в Крушвиц- ком договоре. В Золотой булле Римини вопрос о мельницах обойден молчани¬ ем, но, как отмечал Киш, полномочия тевтонцев в этой области можно вывести из речной регалии, т.е. общего права суверена на водные пути.361 Строительство мельниц в XIII в. имело для ордена не только хозяйст¬ венное, но и военное значение, поскольку добротные каменные постройки, возводимые на берегах важнейших рек (являвшихся надежными путями Пробел ь Ф Материальная цивилизация, экономика и капитализм, XV—XVIII вв. / Пер с фр I I Структуры повседневности возможное и невозможное М., 1986. С. 336-337, Мель- япцев НА Восток и Запад во втором тысячелетни- экономика, история и современность М . 1996 С 81 к tsch I S 91-92 'м IbiJ S 113 187
сообщения) могли использоваться также в качестве оборонительных со¬ оружений, как сообщает «Хроника земли Прусской» (III. 21, 170)/62 Рассмотрим теперь подробнее текст ст. 13. Сформулированная в ней нор¬ ма касается прав и обязанностей двух субъектов: землевладельца и ордена. Согласно ст. 14 КГ, правила ст. 13 о мельницах распространялись лишь на тех горожан, которые имели земельные угодья, полученные ими от ордена. Для бюргеров это право было весьма выгодным. Хотя в КГ не указано, при¬ надлежит ли такое же право общинам Кульма и Торна в целом, из более поздних документов (II пол. XIII в.) известно, что общегородские мельницы в этот период уже существовали/^ Статья 13 ничего не говорит о каких-либо дополнительных повинностях в пользу ордена за использование одной мельницы на небольшом ручье. По-видимому, в указанный период орденские власти удовлетворялись взи¬ манием установленного в грамоте поземельного чинша. Лишь в случае, ко¬ гда на реке в пределах угодий одного владельца могло быть возведено бо¬ лее одной мельницы, орден выговорил себе треть доходов с них, обязав¬ шись произвести треть расходов на их постройку. Вопреки практике той эпохи, орден не стал провозглашать баналитета на будущие мельницы, что можно интерпретировать как дополнительную меру, призванную привлечь колонистов. В литературе нашла отражение дискуссия о характере мельничного права, закрепляемого КГ. По мнению Г. Штеффена и Г. Киша, оно с самого начала носило характер регалии и вытекало из общих прав суверена на землю. Доз¬ воление землевладельцу выстроить одну мельницу на ручье не означало от¬ каза от регалии, а всего лишь было уступкой, призванной привлечь поселенцев.364 Другое мнение было высказано А. Земрау. Он полагал, что решающее значение при решении вопроса о строительстве мельниц имела воля владельца участка, которую орден лишь несколько ограничил в свою пользу/65 Первая точка зрения представляется более убедительной. Ее спра¬ ведливость вытекает как из анализа текста ст. 13 КГ, так и из последующей практики ордена в Пруссии. В ст. 13 употреблено слово liceat — «пусть будет позволено». Если бы к моменту издания КГ в крае существовала свобода строительства мельниц, в текст была бы включена иная форма глагола — ]ь] ПД. С. 59. 120-121. 'л' Lucmski J. Przywilej chelminski . S. 114-115: Dygc M Studia nad poczqtkami. S 308-309 Steffen H. Das landliche Muhlenwesen im Deutschordensstaate//ZWG. H 58 1918. S 73. Kisch G. Das MUhlenregal im Dcutschordensgebiete // ZSSR GA Bd 48 1928 S 181-193 Semrau A. Zur Geschichte des Muhlenregals im Deutschordenslande// MCV H 37 1929 S 2 188
licet, т.е. «позволяется»/66 Другое обстоятельство, говорящее о регальном характере мельничного права в орденских владениях, — последующая практика тевтонцев. Исследования Г. Киша, подтвержденные позднейши¬ ми изысканиями, говорят о том, что привилегия горожан в отношении мельниц, сформулированная в ст. 13, в дальнейшем не получила распро¬ странения в Пруссии. Как правило, при локации новых поселений орден оставлял за собой право на любые мельницы независимо от размера ручья или реки и предоставлял особые мельничные привилегии тем лицам, по отношению к которым считал это целесообразным.’67 Со всех видов мель¬ ниц взимались высокие чинши. Это приносило властям стабильный доход и существенно пополняло орденскую казну, но тяжелым бременем ложи¬ лось на плечи крестьян и ремесленников. Статья 14. Вместе с положениями ст. 2, 3, 11 об исключительном праве ордена охотиться на бобров ст. 14 закладывает основы охотничьего права в прусских землях. Из-за экстенсивности сельского хозяйства охотничий промысел играл в средневековой Европе заметную роль, поэтому его правовое регулирова¬ ние было предметом постоянной заботы со стороны правителей. Пруссия предоставляла благоприятные возможности для охоты, поскольку ббльшая часть ее территории была покрыта густыми лесами. В Кульмской земле их плотность была меньше, чем в Пруссии в целом, однако и здесь лесные угодья занимали обширные пространства.168 Орденские власти стремились ввести охоту в определенные правовые рамки. Статья 14, посвященная охоте, адресована горожанам, которые явля¬ лись владельцами недвижимости, полученной от ордена. Установленные ею правила были весьма выгодны для бюргеров. Им дозволялась охота на все виды дичи (единственным безусловным исключением, как уже указы¬ валось, были бобры). При этом поимка крупного зверя (кабанов, медведей, козуль) не налагала на ловца никаких обязательств по отношению к орде¬ ну, а при поимке иной дичи орден получал правую лопатку зверя. Предписания статьи представляют интерес в двух аспектах. Во-первых, они дают известное представление о тогдашних природных богатствах У Ktsch I S МО 'l>7 Ibid, I.ucinski J Pi/\\\ile| chclminski S I 15-116. Steege H Das Muhlenwesen im Dcutschordensland // WestpreuBen-.lahrbuch Bd 43 Munster. 1993 S 95-96 ’,,K 3lager /• DWildbahn imd Jagd AltpreuBens S 14-15. 2) Der Wald in AltpreuBen als W'irtschaftsraiim Bd I (Ostmitteleuropa in Vergangenheit und Gegenwart Bd 7/1 ) Kdln. Graz, I960 S 25-27 189
края. Как свидетельствуют данные специальных исследований, все три названные в ст. 14 разновидности дичи были широко распространены в прусских землях. Дикие свиньи водились там во множестве благодаря об¬ ширным дубравам, обеспечивавшим их желудями. Упоминание об этих животных — еще одно свидетельство в пользу того, что в Кульмской земле в XII1 в. преобладал лиственный лес (ср. выше, комментарий к ст. 2 и 3). Вырубки дубрав, достигшие апогея в XVII в., сильно сократили поголовье свиней.369 Медведи, о которых говорится в КГ, также часто встречались в крае в средние века. Поскольку к началу XIX в. они были окончательно истреблены, то их видовая принадлежность не поддается точному опреде¬ лению. Известно, однако, что в прусских лесах водились по крайней мере два вида медведей. Более крупный — медведь с шерстью бурого цвета, который, в отличие от обычного бурого медведя (Ursus arctos, Ursus cadaverinus), нередко достигал огромных размеров (свыше полутора мет¬ ров в холке и массой тела около полутонны) и приближался, таким обра¬ зом, к кадьякским медведям и гризли. Другой вид, который местное население называло «медведь-сурок» (Zieselbar), был примерно вдвое мельче первого и имел шерсть с серебристым отливом/70 Наконец, в Прус¬ сии часто встречалась и козуля. Как свидетельствуют разрозненные данные об охоте на эту дичь в XV-XV1 вв., стада козуль составляли до ста и более особей;371 можно предполагать, что в первый период завоевания края их поголовье было еще ббльшим. Второй аспект, заслуживающий внимания — историко-правовой, т.е. содержание и происхождение института, введенного ст. 14. О юридической природе охотничьего права, которому посвящена ста¬ тья, в литературе было высказано два мнения. Первое из них выдвинул В. фон Брюннек. Он полагал, что право охоты вытекало из верховной соб¬ ственности ордена на прусские земли и было, таким образом, вторичным полномочием собственника. Права ордена на объекты, перечисленные в ст. 11. он считал регалиями, а право охоты и строительства мельниц — правами более низкого порядка (он называл их «оговорками» — Vorbehalte) и противопоставлял их друг другу как публично-правовые и частноправовые.'72 Это мнение позднее поддержал Г. Штеффен.j7j Брюн- * 7,лч Mager F Wildbahn und Jagd Altpreulkns. S. 157-159 '7o Ibid S 192-201 ;71 Ibid S 164-165 7’ Bninneck W yon Zur Gesclnchte des altpreuBischen Jagd- und Fischereirechts // ZSSR GA Bd 39(52) 1918 S 105 Steffen H Das landliche Muhlenwesen im Deutschordenslande//ZWG H 58 1918 S 79 190
иск считал также, что подлинное введение охотничьей регалии в Пруссии было осуществлено лишь в 1586 г. решением прусского ландтага, закре- 374 пившего исключительное право охоты за лицами дворянского сословия. Другое суждение по вопросу о праве охоты высказал Г. Киш. По его мнению, это право с самого начала носило характер регалии. В пользу шкого взгляда он выдвигает, во-первых, ссылку на положения устава Тевтонского ордена, восходящие к 1244 г. и отражающие прусские реа¬ лии: братьям дозволялось охотиться на некоторые виды дичи (в том чис¬ ле волков и медведей), а также на птиц с целью усовершенствоваться в искусстве стрельбы.375 Устав исходит, таким образом, из полного гос¬ подства ордена над охотничьими угодьями в его владениях.376 Второе обстоятельство, на которое обращает внимание Киш, — общий характер употребляемых в КГ терминов. Особенно примечательно упоминание о гом, что горожане обязаны «возвращать» (reddere) ордену правую лопат¬ ку пойманной дичи. Оно свидетельствует о том, что суверен исходил из своего исключительного права охоты, уступая его горожанам.’77 Еще более отчетливо это отразилось в ст. 2 КГ редакции 1251 г., где говорит¬ ся о пожаловании Кульму лесных угодий «со всеми выгодами, которые мог бы из них извлечь наш орден». Здесь, несомненно, подразумевается регальный характер права охоты.378 Соглашаясь в принципе с доводами Киша, отметим еще одно обстоя¬ тельство. Как указывалось, В. фон Брюннек пытался противопоставлять регалии ордена прочим правам как публично-правовые правомочия част¬ ноправовым. Однако с точки зрения современной науки такое противопос¬ тавление некорректно. Средневековое право не знало нынешнего деления на частное и публичное, оно строилось по сословному принципу (право земское, городское, ленное и т.п.). Среди прав суверена выделялись выс¬ шие политические права— право созыва сословно-представительных ор¬ ганов, верховная судебная власть, высшее ленное господство, право воен¬ ного предводительства. Остальные права, находившиеся главным образом в хозяйственной сфере, относились к числу регалий.’79 Обратимся к вопросу о содержании и происхождении норм, закрепляе- ,7'4 Bninneck W. von Zur Geschichte des altpreuBischen Jagd- und Fischereirechts. S. 109 '7 7’ Die Siam ten des Deulsclien Ordens nacli den altesten Handschriften / Hrsg. von M. Perlbach. Halle. 1890 S 47 ™ Kisch 2 S 209 777 Ibid S 213 '’x Ibid S 212 7'’ Ctsenhardt l Deutsche Rechtsgescluchte Milnchen. 1984 S 13. 191
мых ст. 14. По мнению польских ученых, пбложения ст. 14 были сформу¬ лированы под влиянием венгерского права, с которым орден познакомился в период пребывания в Венгрии. В этих землях право охоты признавалось за всеми жителями, которые должны были лишь отдавать властям правую лопатку пойманного зверя.180 Специальное же упоминание об отдельных видах дичи связано, по-видимому, с соответствующими немецкими обыча¬ ями. Хотя в немецких землях существовала охотничья регалия, но обычай дозволял населению охотиться на общеопасных животных, причем мед¬ ведь не подлежал правовой охране даже в заповедных королевских лесах (Земское право, кн. И, ст. 61, §2).381 По этой же причине не ограничива¬ лась охота и на диких кабанов/82 Что же касается разрешения охотиться на козуль, то в нем Г. Киш видел «дальновидное хозяйственно-политическое мероприятие Тевтонского ордена, который практиковал разумное самоог¬ раничение и не довел до крайности настойчиво подчеркиваемое регальное мышление».383 На наш взгляд, нет оснований идеализировать орденские власти. В первые годы колонизации, помимо чисто хозяйственных тягот, переселенцы испытывали также постоянную опасность прусских набегов. Это не могло не сказаться на сельскохозяйственных занятиях горожан. Разрешение охоты на любую дичь, в том числе на крупную, сулило извест¬ ную прибавку к продуктовому рациону колонистов, в то время как ското¬ водство, требующее более стабильных и мирных условий жизни, еще не получило достаточного развития. И, разумеется, решающим фактором, ко¬ торый обусловил столь щедрое пожалование, стало чрезвычайное природ¬ ное богатство края. Как представляется, в формулировке статьи нет влияния польского пра¬ ва. В Польше разрешение охотиться на любую дичь, включая крупного зверя (так называемое право «большой охоты» — venatio magna), король предоставлял главным образом знати, а не горожанам. Лишь охота на вол¬ ка, и то после заметного сопротивления шляхты, постепенно была разре¬ шена простым подданным, поскольку волчьи стаи сильно угрожали домашней скотине. Что же касается охоты на медведя, то она так и оста¬ лась в руках магнатов (отчасти также — церковных иерархов)/84 Традиция 'х<| Gorski К. Paiistwo krzy2ackie \\ Prusach Gdansk: Bydgoszcz. 1946. S 50. LucmskxJ Prz>wilej chelminski. S 116-117 'X,C3.C 75. Kisch 2. S 214. ;x3 ibid 'IU Kiersnowski R NiedZwiedzie i ludzie w daw inch i nowszyeh czasach Fakty i mity Warszawa. 1990 S. 90-101 192
связывать охоту на медведей и другую опасную дичь преимущественно с дворянскими привилегиями долгое время сохранялась в Польше как один из атрибутов «шляхетской вольности».385 Статьи 15-17 и следующие за ними ст. 18-21 образуют комплекс тесно взаимосвязанных норм. Они касаются землевладения кульмских и торн- ских горожан и обусловленных этим землевладением повинностей. Ука¬ занный комплекс норм охватывает в основном два круга таких повин¬ ностей: обязательства по отношению к ордену (воинская служба— ст. 15, 17, 20; уплата чинша— ст. 18, 19) и по отношению к местному епископу (ст. 21). По своему содержанию эти статьи дополняют и как бы «уравно¬ вешивают» положения статей 2, 3 и 7, посвященных землевладению горо¬ дов и их прих