Текст
                    

*0 Д52. Ь и! m “ АО- г МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ имени М. В. Ломоносова Юридический факультет Иво Пухан, Мирьяна Поленак-Акимовская РИМСКОЕ ПРАВО (базовый учебник) Перевод с македонского Под редакцией доктора юридических наук, профессора В. А. Томсинова Г БЕМРУСШ Б1БА1ЯТЭКА [ШСТЫТУТ ПРАВАЗНчУСТЗА Москва ЗЕРЦАЛО 2000
ББК 67.3 П 28 Римско право: (основой учебник) /Иво Пухан, Mupjana По- лепак-Акимонска. — 2-е изд. -—- Скогце: Правей факултет, 1996. — 434 стр. д 2g Пухан Иво, Поленак-Акимовская Мирьяна. Римское право (базовый учебник). Перевод с македонского д. ю. н. проф. В. А. Томсинова и Ю. В. Филиппова / Под ред. проф. В. А. Томсинова. — М.: Издательство ЗЕРЦАЛО, 2000. — 448 с. ISBN 5-8078-0040-0 Настоящий учебник дает достаточно полное изложение курса “Рим- ское частное право”, изучаемого в юридических вузах. Он заслуженно при- знан одним из лучших учебников по римскому праву, изданных за послед- ние десять лет в Европе. Авторы учебника известные специалисты по рим- скому праву профессора юридического факультета Университета им. Св. Кирилла и Мефодия (г. Скопье, Македония). Рекомендуется студентам аспирантам и преподавателям юриди- ческих вузов, специалистам-юристам, а также всем тем, кто интересуется римском правом. Перевод учебника на русский язык и подготовка его к изданию выполнены на юридическом факультете Московского государст- венного университета имени М. В. Ломоносова. ISBN 5-8078-0040-0 © Перевод на русский язык, В. А. Томсинов, Ю. В. Филиппов, 1998 © Редакция перевода — В. А. Томсинов, 1998 © Издательство Зерцало, 1998
Содержание Предисловие Введение 1 § 1. Программа и цели преподавания римского права---------1 § 2. Источники по истории римского государства и римского права-----------------------------------------3 § 3. Периодизация при изложении римского права------------4 КНИГА ПЕРВАЯ Общественно-экономические отношения, политическое устройство и источники права ЧАСТЬ ПЕРВАЯ Общественно-экономические отношения, политическое устройство и источники права в раннем Риме (первый период) Раздел первый Становление Рима и ранние общественно-экономические отношения Глава первая СТАНОВЛЕНИЕ РИМА § 4. Италия во времена основания Рима................... 6 § 5. Основание Рима 7
VI Содержание Глава вторая ОБЩЕСТВЕННО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В РАННЕМ РИМЕ § 6. Исчезновение коллективной собственности и появление частной собственности 7 § 7. Родовое устройство 8 § 8. Разложение родового устройства 9 Раздел второй СТАНОВЛЕНИЕ РИМСКОГО ГОСУДАРСТВА § 9. Период военной демократии__________________________10 § 10. Органы власти военной демократии царского периода.. 10 §11. Центуриатные комиции______________________________11 §12. Трибы — деление жителей по территориальному принципу 12 §13. Разложение военной демократии Г Раздел третий ВНУТРЕННЯЯ И ВНЕШНЯЯ БОРЬБА В РАННЕЙ РЕСПУБЛИКЕ * § 14. Борьба между патрициями и плебеями 12 § 15. Завоевательные войны и новые категории граждан____14 Раздел четвертый ГОСУДАРСТВЕННОЕ УСТРОЙСТВО ВО ВРЕМЕНА РАННЕЙ РЕСПУБЛИКИ Глава первая НАРОДНЫЕ СОБРАНИЯ И СЕНАТ § 16. Народные собрания__________________________________14 § 17. Сенат в ранней республике 1(1
Содержание уц Глава вторая МАГИСТРАТЫ В РАННЕЙ РЕСПУБЛИКЕ | I К. Деление римских магистратур и магистратов-------------------------------------17 | 19. Ординарные патрицианские (патрициано-плебейские) магистраты................18 ‘‘О. Экстраординарные патрицианские (патрициано-плебейские) магистраты---------------—19 * '1. Плебейские магистратуры 20 Раздел пятый Глава первая ПЕРИОД НЕПИСАННЫХ ПРАВИЛ ПОВЕДЕНИЯ — JUS NON SCRIPTUM * Период обычных норм поведения......................21 | ' I Период обычного права------------------------— 21 Глава вторая ПЕРИОД ПИСАННОГО ПРАВА — JUS SCRIPTUM | '4 <аконы XII таблиц............................. — 21 | > ft la коны — Leges------------------------------ 22 | 4i Решения concilia plebis. Plebiscite-----------22 « I Эдикты магистратов 23 | И I ntcrpretatio. Начало юридической науки-------23 | W < Инцие принципы древнеримского права-------23
VIII Содержание ЧАСТЬ ВТОРАЯ Общественно - экономические отношения, государственное устройство и источники права в классическом рабовладельческом римском государстве (второй период) Раздел первый ОБЩЕСТВЕННО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В КЛАССИЧЕСКОМ РИМСКОМ РАБОВЛАДЕЛЬЧЕСКОМ ГОСУДАРСТВЕ Глава первая ЭКОНОМИЧЕСКИЕ И ПОЛИТИЧЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В КЛАССИЧЕСКИЙ ПЕРИОД § 30. Период классического рабовладельческого хозяйства_25 § 31. Общественные финансы.......................... 27 § 32. Общественное устройство в классическом рабовладельческом Риме 27 Глава вторая ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА И ВНУТРЕННИЕ ОТНОШЕНИЯ § 33. Завоевательные войны_________________________28 § 34. Внутренние отношения в римском государстве________29 Раздел второй ГОСУДАРСТВЕННОЕ УСТРОЙСТВО КЛАССИЧЕСКОГО РАБОВЛАДЕЛЬЧЕСКОГО ГОСУДАРСТВА Глава первая ГОСУДАРСТВЕННОЕ УСТРОЙСТВО ВО ВРЕМЕНА ОЛИГАРХИИ § 35. Сенат — основной орган олигархии 31 § 36. Собрания во времена олигархии____________________„.31 § 37. Магистратуры во времена олигархии________________32
Содержание IX Глава вторая ПРИНЦИПАТ § 38. Возникновение принципата 33 § 39. Отмирание республиканских органов-----------34 § 40. Принцепс------------------------------------35 § 41. Вспомогательные органы и учреждения при принцепсе------------------------35 § 42. Управление городом Римом, Италией и провинциями-36 Раздел третий РАЗВИТИЕ ЮРИДИЧЕСКОЙ НАУКИ И ИСТОЧНИКОВ ПРАВА В КЛАССИЧЕСКОМ РИМСКОМ РАБОВЛАДЕЛЬЧЕСКОМ ГОСУДАРСТВЕ Глава первая РАЗВИТИЕ ЮРИДИЧЕСКОЙ НАУКИ В КЛАССИЧЕСКОМ РИМЕ § 43. Юридическая наука — jurisprudencia--------------37 § 44. Veteres — древние юристы 37 § 45. Сабинианцы и прокулеанцы------------------------38 § 46. Классические юристы 38 Глава вторая ИСТОЧНИКИ ПРАВА В КЛАССИЧЕСКОМ РИМЕ § 47. Обычное право 39 § 48. Законы и плебисциты_____________________________40 § 49. Эдикты магистратов — jus honorarium-------------41 § 50. Senatus consulta и orationes principum----------41 § 51. Responsa prudentium 42 § 52. Constitutiones principum________________________42 § 53. Общие черты классического римского права--------43
X Содержание ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ Общественно-экономические отношения, государственное устройство и источники права в бюрократическом и абсолютистском римском государстве (третий период) Раздел первый ОБЩЕСТВЕННО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В ПОСТКЛАССИЧЕСКИЙ ПЕРИОД Глава первая ЭКОНОМИЧЕСКИЕ И ПОЛИТИЧЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ — КОЛОНАТ § 54. Упадок рабовладельческого хозяйства...............45 § 55. Общественные финансы—...._........................47 § 56. Общественное устройство в постклассическом Риме......49 Глава вторая ВНУТРЕННЯЯ БОРЬБА И ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА В ПОСТКЛАССИЧЕСКОМ РИМЕ § 57. Внутренняя борьба в постклассическом Риме___________50 § 58. Прекращение завоеваний и нападение варваров.4.... 52 Раздел второй ГОСУДАРСТВЕННОЕ УПРАВЛЕНИЕ РИМА ВО ВРЕМЕНА ДОМИНАТА Глава первая ОРГАНИЗАЦИЯ ЦЕНТРАЛИЗОВАННОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ § 59. Император — dominus ас deus......................53 § 60. Двор императора___________________________________54 § 61. Центральные государственные органы________________54
Содержание XI Глава вторая РЕГИОНАЛЬНЫЕ ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ОРГАНЫ И МЕСТНОЕ САМОУПРАВЛЕНИЕ § 62. Региональные государственные органы....54 § 63. Местная автономия и автономия крупных земельных владений__________—...... 55 Раздел третий РАЗВИТИЕ ЮРИДИЧЕСКОЙ НАУКИ И ИСТОЧНИКИ ПРАВА В ПЕРИОД ПОСТКЛАССИЧЕСКОГО РИМА Глава первая РАЗВИТИЕ ЮРИДИЧЕСКОЙ НАУКИ § 64. Постклассические юристы............... 55 § 65. Преподавание римского права-----—-------------56 Глава вторая ИСТОЧНИКИ ПРАВА В ПОСТКЛАССИЧЕСКИЙ ПЕРИОД § 66. Закон о цитировании....................57 § 67. Конституции — leges....................57 § 68. Общие черты постклассического римского права--58 Раздел четвертый КОДИФИКАЦИЯ РИМСКОГО ПРАВА § 69. Римские кодификации до Юстиниана--------------59 § 70. Варварские кодификации римского права ........60 § 71. Кодификация Юстиниана..................61
XII Содержание ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Римское право по Юстиниановой кодификации § 72. История Юстиниановой кодификации в Византии.64 § 73. История Юстиниановой кодификации на Западе..64 КНИГА ВТОРАЯ Частное, имущественное и процессуальное право (JUS QUOD AD PERSONAS, JUS QUOD AD RES ET JUS QUOD AD ACTIONES PERTINET) ЧАСТЬ ПЕРВАЯ Частное право (JUS QUOD AD PERSONAS PERTINET) Раздел первый СТАТУСНОЕ ПРАВО § 74. Понятие статусного права............. 68 Глава первая ПРАВОСПОСОБНОСТЬ ФИЗИЧЕСКИХ ЛИЦ 4 § 75. Правоспособность римских граждан (status civitatis).71 §76. Правоспособность латинов и перегринов (status libertatis)_-___________________...... 77 § 77. Правовое положение рабов (Servi)....................79 § 78. Правовое положение вольноотпущенников. Libertini....84 § 79. Статусные суды. Quaestiones status.........87 Глава вторая ДЕЕСПОСОБНОСТЬ ФИЗИЧЕСКИХ ЛИЦ § 80. Дееспособность малолетних.......... 89 § 81. Дееспособность совершеннолетних женщин.... 90
Содержание XIII § 82. Дееспособность лиц с психическими, моральными и физическими недостатками —................. -...90 § 83. Дееспособность лиц моложе 25 лет.............91 Глава третья ПРАВО- И ДЕЕСПОСОБНОСТЬ ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ § 84. Юридические лица в древнем праве.............92 § 85. Юридические лица в классическом праве ......— 93 § 86. Юридические лица в постклассическом праве....95 Раздел второй СЕМЕЙНОЕ право Глава первая СЕМЕЙНОЕ ПРАВО И СЕМЬЯ § 87. Понятие семейного права. Status familiae-----96 § 88. Лица sui juris и лица alieni juris .♦--------97 § 89. Агнатическое и когнатическое право...........98 § 90. Римская семья-------------------------------- 100 Глава вторая БРАЧНОЕ ПРАВО § 91. Понятие брака............................. 102 § 92. Условия заключения брака........~...........103 § 93. Брачные препятствия..........................104 § 94. Обручение — sponsalia-----------------------—105 § 95. Формы заключения брака-----------------------105 § 96. Отношения супругов...........................107 § 97. Приданое и свадебный дар................. 109 § 98. Прекращение брака............................111
X | V Содержание § «О- Спили между мужчиной и женщиной, < ходные с браком_______________________________112 Глава третья ОТЦОВСКАЯ ВЛАСТЬ. РATRIA POTESTAS § 100. Отцовское и родительское право........... 113 § 101. Начало установления отцовской власти________114 § 102. Личное положение лиц alieni juris..........116 § 103- Имущественное положение лиц alieni juris...117 § 104. Прекращение отцовской власти........... 118 § 105. Положение внебрачных детей............... 119 Глава четвертая ОПЕКА И ПОПЕЧИТЕЛЬСТВО § 106. Понятие опеки и попечительства.............120 § 107. Опека над малолетними......................121 § 108. Опека над женщинами____________________ 124 § 109. Попечительство над безумными______________ 125 § 110. Попечительство над расточителями...........126 § 111. Попечительство над лицами моложе 25 лет....126 § 112. Другие виды попечительства.................127 Часть вторая Имущественное право (JUS QUOD AD RES PERTINET) Раздел первый ВЕЩНОЕ ПРАВО §113. Jus quod ad res pertinet и вещное право....128 §114. Вещно-правовые отношения...................129
Содержание XV Глава первая ВЕЩИ § 115. Понятие вещи................................ 130 § 116. Движимые и недвижимые вещи.....................131 § 117. Заменимые и незаменимые вещи...........—------132 § 118. Единые и составные (сложные) вещи---------------133 § 119. Делимые и неделимые вещи------------------------134 § 120. Главные вещи и принадлежности-------------------134 § 121. Плодоприносящие вещи и плоды ...................135 § 122. Телесные и бестелесные вещи---------------------136 § 123. Вещи в частной собственности и вещи вне частной собственности-----------------.....136 § 124. Вещи в обороте и вещи вне оборота...............138 § 125. Res manci pi и res пес manci pi.................138 Глава вторая ПОНЯТИЕ И ВИДЫ СОБСТВЕННОСТИ § 126. Происхождение права частной собственности......138 § 127. Понятие частной собственности................. 140 § 128. Ограничение прав частных собственников----------— 142 § 129. Виды частной собственности-------------------- 143 § 130. Квиритская собственность-------------------- 144 § 131. Бонитарная собственность...................... 145 § 132. Nudum jus quiritium-----------------—-----------146 § 133. Провинциальная собственность-------------------146 § 134. Совместная собственность (condominium).........147
XVI Содержание Глава третья СПОСОБЫ ПРИОБРЕТЕНИЯ СОБСТВЕННОСТИ § 135. Понятие и разделение способов приобретения собственности..............................148 А) Публичные способы приобретения собственности.........150 § 136. Venditio subhasta или venditio sub corona........150 § 137. Раздел земли.....................................150 § 138. Решение споров по разделу........................150 § 139. Приобретение собственности на основании закона....151 Б) Частные способы приобретения собственности по jus civile..........................................151 § 140. Manci patio......................................151 § 141. In jure cessio...................................152 § 142. Приобретательная давность. (Usucapio)............153 § 143. Погасительная давность (praescriptio)............156 В) Способы приобретения собственности по jus gentium.........................................157 § 144. Traditio.........................................157 § 145. Occupatio........................................159 § 146. Thesaurus.........................................r 160 § 147. Принадлежность. (Accessio).......................160 § 148. Переделка. (Specificatio)........................162 § 149. Смешивание вещей.................................163 § 150. Приобретение плодов..............................163 Глава четвертая ЗАЩИТА И ПРЕКРАЩЕНИЕ ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ §151. Защита собственности........................... 164 § 152. Средства защиты квиритского собственника.........165 § 153. Средства защиты бонитарного собственника..........167 Содержание XVII § 154. Особые средства защиты собственников---------168 § 155. Прекращение права собственности..............168 Глава пятая ВЛАДЕНИЕ § 156. Понятие и виды владения......................169 § 157. Содержание владения..........................172 § 158. Защита владения..............................173 § 159. Владение правом..............................175 Глава шестая ИМУЩЕСТВЕННЫЕ ПРАВА НА ЧУЖИЕ ВЕЩИ § 160. Понятие и виды права на чужие вещи.............176 А) Сервитуты..........................................177 § 161. Понятие сервитутов.............................177 а) Способы установления и виды сервитутов.............179 § 162. Способы установления сервитутов................179 § 163. Виды сервитутов...................--------------179 б) Земельные сервитуты................................180 § 164. Сельские земельные сервитуты...................180 § 165. Городские земельные сервитуты..................181 в) Личные сервитуты---------------------..............182 § 166. Пользование плодами. Ususfructus...............182 § 167. Пользование. Usus..............................184 § 168. Право проживания. Habitatio....................184 § 169. Operae servorum vel animalium..................184 г) Защита и прекращение сервитутов....................185
XVIII Содержание § 170. Защита сервитутного права......................185 § 171. Прекращение сервитутов_________________________185 Б) Долгосрочная аренда земли (jus perpetuum)..........186 § 172. Понятие долгосрочного договора об аренде земли_186 § 173. Jus in agro vectigali..........................186 § 174. Эмфитевзис.................................... 187 § 175. Superficies 187 В) Договор о залоге................................. 188 § 176. Понятие договора о залоге..................... 188 § 177. Fiducia cum creditore................... 189 § 178. Pignus.................................... 190 § 179. Ипотека........................................191 Часть третья Обязательственное право Глава первая ОБЯЗАТЕЛЬСТВЕННОЕ ПРАВО И ОБЯЗАТЕЛЬСТВЕННЫЕ ОТНОШЕНИЯ « § 180. Понятие обязательственного права...............195 § 181. Обязательственные отношения 196 Глава вторая СУБЪЕКТЫ ОБЯЗАТЕЛЬСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ § 182. Обязательственная право- и дееспособность-..._.197 А) Действие обязательств по отношению к лицам alieni juris и рабам______________________198 § 183. Actiones adiectiae qualitatis..................198 § 184. Actiones noxales 200
Содержание XIX § 185. Естественные обязательства.............................201 Б) Действие обязательств по отношению к третьим лицам..... 201 § 186. Обязательства в пользу или в обременение третьих лиц-------------------------201 § 187. Исполнение в обязательственных отношениях---------------202 § 188. Замена субъектов обязательственных отношений...........203 В) Совокупные обязательственные отношения______________________204 § 189. Раздельные совокупные обязательственные отношения------------------------— 204 § 190. Солидарные обязательства...............................205 Глава третья СОДЕРЖАНИЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ § 191. Предмет обязательственной престации---------------------208 fi 192. Делимые и неделимые обязательства.....................210 § 193. Индивидуально и генетически определенные обязательства------------------..—--------------------210 fi 194. Разовые, постоянные и сукцессивные обязательства.210 ft 195. Альтернативные обязательства и facultas alternative............................211 ft 196. Obligetiones stricti juris и obligationes bonae fidei-211 ft 197. Возмещение ущерба.....................................213 § 198. Индивидуальный штраф...................................215 ft 199. Проценты..............................................216 Глава четвертая ИСТОЧНИКИ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ й 200. Деление источников обязательственных отношений..........216
Глава пятая ДОГОВОРЫ КАК ИСТОЧНИКИ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ § 201. Понятие договоров (contractus) как источника обязательств........................219 § 202. Элементы обязательственных договоров...........219 А) С ущественные элементы договоров..................220 § 203. Виды существенных элементов обязательственных договоров....................... 220 § 204. Право- и дееспособность субъектов..............221 § 205. Согласованное волеизъявление субъектов договора_221 § 206. Расхождения между выраженной и внутренней волей сторон............................222 § 207. Reservatio mentalis и simulatio................223 § 208. Заблуждение, или error_........................223 § 209. Обман..........................................225 § 210. Насилие и угрозы...............................226 § 211. Aetas и laesio enormis.........................227 § 212. Толкование воли сторон.......................¥..227 § 213. Предмет договора...............................228 § 214. Форма договора.................................228 Б) Естественные элементы договоров.................. 230 § 215. Понятие естественных элементов договоров.......230 В) Н есущественные элементы договоров................230 § 216. Понятие несущественных элементов договоров.....230 § 217. Условия...................................... 231 § 218. Сроки......................................... 233 § 219. Модусы.........................................235 Г) Недействительность договоров.......................235
Содержание XXI § 220. Недействительность договоров--------------235 § 221. Признание юридической силы недействительных договоров------------------------236 Д) Классификация договоров-----------------------236 § 222. Деление договоров 236 Глава шестая ФОРМАЛИЗОВАННЫЕ ДОГОВОРЫ ДРЕВНЕЙШЕГО РИМСКОГО ПРАВА § 223. Понятие формализованных договоров_________238 § 224. Manci patio_______________________________239 § 225. Nexum-------------------------------------239 § 226. Fiducia 240 Глава седьмая ВЕРБАЛЬНЫЕ ДОГОВОРЫ й 227. Понятие вербальных договоров--------------241 ft 228. Stipulate 241 й 229. Dotis dictio 244 Й 230. Jusjurandum liberti 244 Глава восьмая РЕАЛЬНЫЕ ДОГОВОРЫ Й 231. Понятие реальных договоров-------------- 245 й 232 Заем. Mutuum------------------------------ 246 Й 233. Ссуда. Commodatum 248 й 234. Хранение. Depositum.......................249 Й 235. Pignus................................ 250 Й 236. Безымянные реальные договоры............. 251
XXII Содержание Глава девятая ЛИТТЕРАЛЬНЫЕ ДОГОВОРЫ § 237. Понятие литтеральных договоров........... 253 § 238. Expensilatio или nomina transcriptica....... 254 § 239. Chirographa и syngraphae............... 255 § 240. Литтеральный договор во времена Юстиниана___255 Глава десятая КОНСЕНСУАЛЬНЫЕ ДОГОВОРЫ § 241. Понятие консенсуальных договоров............ 256 § 242. Купля-продажа. Emptio venditio....._..._..... 257 § 243. Locatio conductio........................... 261 § 244. Договор товарищества. Societas..._......... 266 § 245. Договор поручения. Mandatum..................268 Глава одиннадцатая ПАКТЫ КАК ИСТОЧНИКИ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ * § 246. Понятие и деление пактов как источников обязательств________________________270 § 247. Дополнительные соглашения. Pacta adjecta..-..270 § 248. Pacta praetoria_____________________________271 § 249. Легитимные пакты. Pacta legitima.............273 Глава двенадцатая ДЕЛИКТЫ КАК ИСТОЧНИКИ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ § 250. Понятие и возникновение частных деликтов----274 § 251. Элементы частных деликтов....................276
Содержание XXIII § 252. Черты обязательств из деликтов...................278 § 253. Деление частных деликтов.........................279 А) Деликты по древнеримскому праву......................279 § 254. Injuria......................................... 279 § 255. Furtum............................................. 280 § 256. Другие деликты по Законам XII таблиц____________ 282 § 257. Damnum injuria datum____________________________ 283 § 258. Rapina_______________________________________ 284 11) Деликты по преторскому праву........................284 § 259. Dolus............................................284 § 260. Metus............................................285 § 261. Fraus creditorum.................................286 § 262. Другие деликты по преторскому праву..............287 Глава тринадцатая VARIE CAUSARUM FIGURAE § 263. Varie causarum figurae как источники обязательств.288 Л) Quasicontractus......................................288 § 264. Понятие квазиконтрактов как источников обязательств______________________ 288 § 265. Negotiorum gestio............................... 288 § 266. Condictiones sine causa_________________________ 290 § 267. Communio incidens................................291 § 268. Legatum i tutela................................ 292 11) Quasidelicta_______________________________________ 292 § 269. Quasidelicta как источники обязательств..........292 В) Другие источники обязательств________________________294
XXIV Содержание § 270. Обязательства по односторонним обещаниям.......294 § 271. Обязательства собственников_______________________294 § 272. Обязательства владельцев__________________________295 § 273. Обязательства между членами семьи и между патроном и клиентом___________________________295 Глава четырнадцатая ОБЕСПЕЧЕНИЕ ТРЕБОВАНИЙ § 274. Понятие и деление способов обеспечения требований................................295 А) Реальное обеспечение кредитора со стороны должника............................... _. 296 § 275. Договоры о залоге................... ....296 § 276. Задаток........................................296 Б) Персональное обеспечение кредитора со стороны должника...............................297 § 277. Stipulatio роепае_________________________ 297 § 278. Другие способы персонального обеспечения кредиторов со стороны должника......................г„ 297 В) Обеспечение кредиторов со стороны третьих лиц......298 § 279. Договоры поручительства. Adpromissio...........298 § 280. Другие случаи обеспечения кредиторов со стороны третьих лиц................................301 § 281. Интерцессия женщин_______________________________ 301 Глава пятнадцатая ПОГАШЕНИЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ § 282. Понятие и деление способов погашения обязательств_302 А) Способы погашения обязательств с действием ipso jure_____________________________303
Содержание XXV § 283. Ритуальные способы погашения обязательств по древнему праву___________________________________303 § 284. Исполнение обязательств.....................303 § 285. Datio in solutum_________________________________304 § 286. Новация__________________________ ....305 § 287. Compensatio.................................306 § 288. Другие способы погашения обязательств ipso jure__307 Б) Погашение обязательств ope exceptionis__________308 § 289. Pactum de non petendo----------------------------308 t? 290. Litis contenstatio и судебное решение в judicia imperio continentia------------—------309 Глава шестнадцатая ПОСЛЕДСТВИЯ НЕИСПОЛНЕНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ § 291. Созревание обязательств__________________________309 § 292. Vis major.................................. 310 § 293. Просрочка кредитора. Mora creditoris_____________310 § 294. Просрочка должника. Mora debitoris_______________311 Раздел третий НАСЛЕДСТВЕННОЕ ПРАВО Глава первая ПОНЯТИЕ НАСЛЕДСТВЕННОГО ПРАВА И НАСЛЕДСТВЕННО-ПРАВОВЫХ ОТНОШЕНИЙ § 295. Понятие наследственного права_____________312 (? 296. Наследственно-правовые отношения___________313 § 297. Наследодатель------------------------------ 313 § 298. Наследство 313
XXVI Содержание § 299. Наследник_______________________________________313 § 300. Способы наследования (основания наследования)___314 Глава вторая НАСЛЕДОВАНИЕ ПО ЗАКОНУ § 301. Порядок наследования по закону в древнем праве--315 § 302. Порядок наследования по закону в классическом праве ..............................316 § 303. Наследование по закону в постклассическом праве_317 Глава третья НАСЛЕДОВАНИЕ ПО ЗАВЕЩАНИЮ § 304. Понятие завещания_______________________________318 А) Формы завещания.....................................318 § 305. Формы завещания в древнее время_________________ 318 § 306. Формы завещания в классическом праве............. 319 § 307. Формы завещания в постклассическом праве..........319 « Б) Содержание, правомочность и открытие завещания......320 § 308. Содержание завещания________________________—320 § 309. Завещательные субституции.........................321 § 310. Отмена, недействительность и ничтожность завещания__________________________— 321 § 311. Открытие завещания------------------------------322 Глава четвертая НЕОБХОДИМОЕ НАСЛЕДСТВЕННОЕ ПРАВО § 312. Понятие необходимого наследственного права..............................322
Содержание XXVII § 313. Формально необходимое наследственное право.. 322 § 314. Материально необходимое наследственное право--323 §315. Материально необходимое наследственное право при Юстиниане 323 Глава пятая ПРИНЯТИЕ НАСЛЕДСТВА § 316. Открытие, или деляция, наследства-------------324 §317. Heredes sui et necessarii.................. 324 § 318. Heredes voluntarii-------------------------- 325 § 319. Hereditas jacens 325 § 320. Сонаследники------------------------------- 326 § 321. Долги по наследству------------------------- 326 § 322. Защита наследственных прав------------------ 327 Глава шестая СИНГУЛЯРНАЯ СУКЦЕССИЯ, ЛЕГАТЫ И ФИДЕИКОМИССЫ § 323. Понятие легата...............................327 6 324. Виды легатов.............................. 328 { 325. Правовое положение и защита легатариев.......329 { 326. Понятие фидеикомисса..........................329 § 327. Универсальный фидеикомисс............—...... 330 в 328. Семейный фидеикомисс--------------------------_331 I 329. Дарение в случае смерти......................331
XXVIII Содержание Часть четвертая Гражданский процесс (JUS QUOD AD ACTIONES PERTINET) Глава первая ПОНЯТИЕ И СТАНОВЛЕНИЕ ГРАЖДАНСКОГО ПРОЦЕССА § 330. Понятие гражданского процесса _____332 § 331. Становление гражданского процесса ....332 § 332. Разделение гражданского процесса на производство in jure и производство apud judicem 333 § 333. Исчезновение самоуправства 333 Глава вторая ЛЕГИСАКЦИОННЫЙ ПРОЦЕСС § 334. Черты легисакционного процесса 334 А) Органы легисакционного процесса ............. ........334 § 335. Органы легисакционного процесса in jure —____ ......._..4 334 § 336. Органы легисакционного процесса apud judicem 335 Б) Процесс in jure и apud judicem 336 § 337. Легисакционный процесс in jure................. 336 § 338. Легисакционный процесс apud judicem 337 В) Виды легисакции ...... 337 § 339. Деление легисакций_______________________________ 337 § 340. Legisactio Sacramento 337 § 341. Legisactio per judicis postulationem _____________________338 § 342. Legisactio per condictionem_________ 338 § 343. Legisactio per manus injectionem..... 338
Содержание XXIX § 344. Legisactio per pignoris capionem--------------339 (j 345. Процесс per sponsionem-----------------------339 Глава третья ФОРМУЛЯРНЫЙ ПРОЦЕСС § 346. Становление и черты формулярного процесса-----340 А) Органы формулярного процесса---------------------341 tj 347. Органы формулярного процесса in jure---------341 § 348. Органы формулярного процесса apud judicem-----341 Б) Формулярный процесс in jure и apud judicem--------341 § 349. Формулярный процесс in jure 341 § 350. Формула 342 § 351. Существенные части формулы____________________342 § 352. Несущественные части формулы------------------343 § 353. Помощники и заместители сторон----------------344 § 354. Litis contestatio_____________________________344 § 355. Формулярный процесс apud judicem--------------344 § 356. Судебное решение______________________________345 § 357. Аннулирование судебного решения---------------345 § 358. Исполнение судебного решения................. 346 В) Виды исков в формулярном процессе----------------346 § 359. Деление исков в формулярном процессе---------346 § 360. Actiones civiles и actiones honorariae________347 § 361. Actiones strict! juris и actiones bonae fidei-347 § 362. Actiones in rem и actiones in personam--------347 § 363. Actiones rei persecutoriae, actiones poenales, actiones mixtae---------------347
XXX Содержание § 364. Actiones populares........................... 348 § 365. Actiones perpetuae и actiones temporales......348 § 366. Коллизия исков_________________________________348 Глава четвертая СПЕЦИАЛЬНЫЕ СРЕДСТВА ЗАЩИТЫ СУБЪЕКТИВНЫХ ПРАВ § 367. Понятие специальных средств защиты субъективных прав....................................349 § 368. Интердикты________________________________ 349 § 369. Stipulationes praetoriae_____________________ 350 § 370. Missiones in possessionem.....................350 § 371. Restitutio in integrum________________________351 Глава пятая ЭКСТРАОРДИНАРНЫЙ ПРОЦЕСС § 372. Становление и основные черты экстраординарного процесса__________________________ 351 § 373. Органы экстраординарного процесса___________+__352 § 374. Компетентность судей__________________________352 § 375. Вызов в суд 353 § 376. Главное производство________________________ 353 § 377. Судебное решение_:____________________________354 § 378. Апелляция 354 § 379. Исполнение судебного решения................. 355 § 380. Виды специальных процессов____________________355 Предметный указатель---------------------------------357 Примечания..................................................... 387
Предисловие Авторами предлагаемого учебника по римскому праву, пере- веденного на русский язык на юридическом факультете МГУ име- ни М. В. Ломоносова, являются известные специалисты по римско- му праву Иво Пухан (к сожалению, умерший в 1997 г.) и его учени- ца Мирьяна Поленак-Акимовская. Профессор И. Пухан внес значительный вклад в развитие пра- вовой науки и юридического образования в Республике Македония, где он работал профессором римского права Юридического факуль- тета Университета им. Св. Кирилла и Мефодия (г. Скопье). И. Пу- хан автор многих работ по римскому праву, среди них заслужен- ным авторитетом пользуется учебник “Римское право”, выдержав- ший несколько изданий и переведенный на сербохорватский и ал- банский языки, и вот теперь изданный и в переводе на русский язык. Профессор М. Поленак-Акимовская работает на юридическом факультете Университета Св. Кирилла и Мефодия с 1970 г., в на- стоящее время она заведует кафедрой истории права и является профессором римского права на этом факультете. Она является ав- тором нескольких работ по римскому праву и соавтором предлагае- мого учебника. Вышедший на русском языке учебник по римскому праву яв- ляется одним из лучших учебников, изданных за последние деся- 1илетия на южно-славянских языках. В последние годы в России заметно возрос интерес к римскому нраву, все больше выходит научных статей и учебных пособий по римскому праву. Под эгидой “Центра изучения римского права”, возглавляемого Л. Л. Кофановым, и Юридического факультета Мо- сковского государственного университета имени М. В. Ломоносова (декан проф. Е. А. Суханов) стал издаваться журнал “Древнее пра- во”, специально посвященный римскому праву. Год назад на юри- ическом факультете МГУ имени М. В. Ломоносова была проведена Международная конференция по римскому праву, в которой при- няли участие ведущие специалисты по римской правовой культуре стран Европы и России. Это возрастание интереса к римскому пра- ву вполне объяснимо — без знания его трудно усвоить логику юри- дического мышления, изучать различные отрасли современного
XXXII Предисловие права, и уж во всяком случае вряд ли возможно стать по-настоя- щему квалифицированным специалистом-юристом. При этом об- щее значение римского права не исчерпывается его вкладом в со- вершенствование навыков юридического мышления, в подготовку квалифицированных юристов. Римское право — это один из важ- нейших элементов мировой культуры, забвение, утрата которого отрицательно сказалось бы на культурном уровне живущих и бу- дущих поколений людей. Настоящий учебник позволяет получить достаточно широкие и глубокие знания различных аспектов римской правовой культу- ры. Он представляет в сжатом виде то, что вполне может быть названо теорией гражданского права. Одновременно этот учебник есть по сути маленькая энциклопедия римского права — в нем пред- ставлены на латинском языке и в переводе все основные римские правовые понятия, вся базовая терминология римского права. Перевод и издание настоящего учебника на русском языке яв- ляется результатом сотрудничества юридических факультетов Мо- сковского государственного университета имени М. В. Ломоносова и Университета имени Святого Кирилла и Мефодия г. Скопье Рес- публики Македония. С учетом тенденций в развитии нашего со- трудничества, в возрождении славянского братства, следует ожи- дать в скором времени и других важных для нашего общего дела результатов. Учебник же профессоров Иво Пухана и Марьяны По- ленак-Акимовской, думается, на годы вперед станет одним из глав- ных учебных пособий для российских студентов и аспирантов юри- дических вузов, что несомненно самым положительным образом ска- жется на их профессиональной подготовке. В. А. Томсинов, доктор юридических наук, профессор кафедры истории государства и права юридического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова Л. Н. Шестаков, кандидат юридических наук, заведующий кафедрой международного права юридического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова Введение § 1. Программа и цели преподавания римского права Под термином “римское право” (jus Romanorum, jus romanum) понимается правовой порядок, существовавший в римском госу- дарстве от основания Рима (753 или 754 гг. до н. э.) до смерти импе- ратора Юстиниана (565 г. н. э.). Исходя из принципов исторического материализма, в качестве предмета римского права системно рассматриваются (1) элементы истории римского государства, источников римского права и эле- менты институтов римского права — правовые установления част- ного права во время существования Рима. Таким образом, на осно- ве конкретного исторического материала и в зависимости от обще- ственно-экономических отношений в Риме, рассматриваются сфе- ры государственного устройства, источников права, развития пра- вовых установлений и все другие сферы правовой жизни. а) Программа римского права. Римское государство существовало полных 13 веков (от VIII в. до н. э. до VI в. н. а). Право римского государства из права неболь- шой, неразвитой скотоводческо-аграрной общины трансформиро- валось правовой порядок Римской империи, которая охватывала большую часть тогдашнего цивилизованного мира. Римское право стало самой совершенной системой права, основывающегося на “чис- той частной собственности” (2). Позднее, в средние века и в новое время, потеснив партикулярное феодальное право, римское право повторно было принято как позитивное право в большей части Ев- ропы. Во время либерального капитализма римское право послу- жило источником создания гражданских законодательств. Программа преподавания римского права охватывает и ввод- ные вопросы, касающиеся источников по истории римского госу- дарства и римского права (3) на основе фактов общественно-эконо- мического развития Рима. Именно в таком ключе-и предстает мате- рия, которую римские юристы обозначили как jus publicum и jus privatum. Jus publicum, или публичное право, обозначало собрание пра- вовых норм, которые “ad statum rei romanae spectant” (4) касались правового положения римского государства. 2 — 614
2 Введение Jus privatum, или частное право, содержало правовые нормы, регулирующие отношения между физическими или юридическими лицами. Privatum jus est quod ad singulorum utilitatem pertinet (5), — частным является право, которым пользуются отдельные лица. Согласно римским юристам, частное право делилось на три части: omne autem jus quo utimor vel ad personas pertinet, vel ad res, vel ad actiones (6); все то право, которым мы пользуемся, отно- сится или к лицам, или к вещам, или к искам. Jus quod ad personas pertinet охватывало правовые нормы, которыми регулировались личные права и личные отношения ме- жду жителями римского государства. Jus quod ad res pertinet охватывало правила об имуществен- ных отношениях между лицами, являющимися носителями имуще- ственных правомочий. Jus quod ad actiones pertinet охватывало правовые отношения, которые регулировали защиту субъективных прав личного и иму- щественного характера. Программа преподавания римского права не охватывает фи- лософские объяснения и идеологические положения римских юри- стов о государстве и праве. Древние римские юристы определяли государство как “res publica” — организацию, существующую для защиты всех жителей, а право как “ars boni et aequi” (7) — искус- ство добра и справедливости. Так, Ульпиан приводит три основных требования права: живи честно, не вреди другому, воздавай каж- дому свое (honeste vivere, alterum non ledere, suum cuique tribuere). (8) Такая позиция римских юристов не означала, что римское госу- дарство и римское право не были классовыми категориями. Напро- тив, они отвечали моральным представлениям господствующего класса и защищали его интересы. Мораль и устремления подчи- ненного класса были противоположны морали и устремлениям гос- подствующего класса. Поэтому, в глазах подчиненного класса и не- которых рабовладельцев, “summum jus summa saepe injuria” (9) — наивысшее право нередко является наивысшей несправедливостью, точнее, инструментом классового насилия. б) Цели преподавания римского права. — Существовала точка зрения, что римское право не должно включаться в учебные про- граммы наших юридических факультетов, ибо это право основыва- ется на постулатах, неприемлемых для социалистического общест- ва (рабство, частная собственность, эксплуатация). Однако преобладает иная точка зрения, основывающаяся на значении, которое имело римское право от античности до наших дней. Констатируется, что это важная историко-правовая дисцип- лина, которую необходимо изучать на юридических факультетах. Римское право своим содержанием и техническим “совершенством”, отвечало потребностям не только римского, но и капиталистическо-
Введение 3 го общества. Так как римское право частично существовало и при феодализме и является источником канонического права, это дает основание рассматривать и его влияние на феодальную обществен- но-экономическую формацию. Было бы ошибкой связывать значе- ние римского права лишь с досоциалистическими общественно-эко- номическими формациями, ведь важнейшая его часть — обязатель- ственное право, регулирующее правовые отношения между неза- висимыми производителями товаров, сохраняется в самых совре- менных законодательствах, потому что обязательственное право ос- новывается не только на частной собственности, но и на товарном производстве и обмене. Таким образом, социалистическое общество имеет серьезные причины, даже потребность, обратить внимание на изучение римского права. В римском праве была выработана научная терминология, ко- торая стала общеюридической терминологией, так что посредством римского права молодые юристы овладевают юридическим язы- ком, знакомятся с основными правовыми институтами и юридиче- скими терминами. Римское право отлично от права современных правовых сис- тем и тем, что это право основано не на абстрактных правовых установлениях, а на отдельных случаях, взятых из повседневной жизни. Это позволило римскому праву максимально развить тех- нику анализа правовых понятий и институтов. Поэтому это право называют лабораторией юристов. На примере римского права мож- но проследить, как устанавливается единый политический и пра- вовой порядок, какими механизмами право связывается с реально- стью, каково отношение между правом и хозяйством и т. д. Римское право — это эксперимент, который поставила жизнь. Можно заключить, что если даже римское право не представ- ляет практического интереса, то уже как значительное культурное наследие минувшего (10) оно имеет огромную ценность и поэтому является предметом, достойным изучения. § 2. Источники по истории римского государства и римского права Все события государственно-правовой истории Рима объясне- ны и освещены неодинаково. Причина этого в том, что количество и качество источников по римскому государству и праву очень не- равномерно. По древнейшему периоду Рима существуют редкие археоло- гические находки и редкие рукописи, достоверность которых спор- на. К источникам причисляют легенды и народные предания, со- хранившиеся в трудах позднейших историков-традиционалистов.
4 Введение По другим периодам римской истории существует гораздо боль- ше источников. Римские постройки, общественные и частные доку- менты свидетельствуют о государственной и правовой жизни в пе- риод Римской республики и империи. Многие события в области римского государства и римского права сохранены в трудах рим- ских экономистов, писателей, ораторов, историков и юристов. Све- дения, содержащиеся в трудах этих авторов, нередко спорны, так как в них много неверных датировок, романтических прикрас и других вольностей. Аутентичные и достоверные сведения содержит труд Юсти- ниана — Corpus juris civilis. Это собрание целиком сохранилось, что дает возможность черпать из него наиболее аутентичные сведения об этом периоде римского права. § 3. Периодизация при изложении римского права При изложении историко-правовых дисциплин, к числу кото- рых принадлежит и римское право, обычно применяются хроноло- гический или синхронный методы. Согласно хронологическому методу, необходимо отдельные правовые институты рассматривать со времени их возникновения до времени исчезновения. В отличие от этого метода, синхронный метод требует всеобъемлющего изучения становления и развития правовых институтов и их исследования в точно определенный хро- нологический период. Исходя из принципов диалектического подхода к изучению истории, синхронный способ изложения представляется более При- емлемым, так как исторические события следует изучать в их един- стве и взаимосвязи. Если в качестве критерия периодизации иметь в виду собы- тия, общие для истории государственного управления и истории права, то при периодизации следует исходить из тех событий, ко- торые повлекли существенные изменения в римской государствен- ной власти и в содержании правовых установлений. Между тем, с достаточной точностью трудно провести какую-либо одну периоди- зацию, ведь достоверно известно только когда было начало и когда наступил конец, т. е. время возникновения и время исчезновения римского рабовладельческого общества, римского государства и римского права. И все же можно рассмотреть следующую периодизацию исто- рии римского государства и права: 1. Первый период — период древнеримского патрицианско- плебейского государства и древнего римского права — jus civile (от
Введение 5 возникновения римского государства до установления магистрату- ры перегринского претора — от 754 до 242 года до н. э.); 2. Второй период — период классического рабовладельческого государства и преторского или классического римского права (от установления магистратуры перегринских преторов до эдикта им- ператора Каракаллы — от 242 года до н. э. до 212 года н. э.); 3. Третий период — период централизованно-бюрократической и абсолютной империи и единого императорского римского права, или постклассического права (от эдикта Каракаллы до падения Западной римской империи или до смерти Юстиниана — от 212 до 476 или 565 года н. а).
КНИГА ПЕРВАЯ Общественно-экономические отношения, политическое устройство и источники права ЧАСТЬ ПЕРВАЯ Общественно-экономические отношения, политическое устройство и источники права в раннем Риме (первый период) Раздел первый СТАНОВЛЕНИЕ РИМА И РАННИЕ ОБЩЕСТВЕННО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ Глава первая СТАНОВЛЕНИЕ РИМА § 4. Италия во времена основания Рима Согласно традиции, до основания Рима, в восьмом веке до н. э., в Италии господствовало время, называемое периодом варварства. Исследования происхождения жителей Италии железного перио- да — наивысшего уровня варварства — доказывают их этническое разнообразие. Основную массу жителей составляли индоевропей- ские племена италиков — сабины, самниты, пациены, умбры и ла- тины. В юго-восточной и северо-восточной частях Италии жили иллирийцы-япиги и венеты, а на северо-западе — галлы. На более высоком культурном уровне среди тогдашних жите- лей Италии находились пришлые этнические группы — греки и этруски, оказавшие сильнейшее влияние на подъем культурного и общественного уровня населения Италии.
Часть I. Общественно-экономические отношения в раннем Риме 7 Греки колонизировали юг Италии и Сицилию и создали там колонию Graecia Magna. Еще большее влияние оказали этруски, сумевшие создать сильное рабовладельческое государство и захва- тившие Рим, так что последние римские цари носили этрусские имена. § 5. Основание Рима Основание Рима датируется согласно римской традиции. Ка- тон приводит 751 год до н. а, Барон — 763 год, в то время как многие другие авторы присоединяются к сообщению Ливия о том, что Рим был основан в 754 до н. э. (11) По поводу основания Рима родилась легенда о близнецах Ро- муле и Реме, сыновьях Реи Сильвии и Марса, дальних потомков Энея, которых вскормила волчица и которые боролись за власть во вновь созданном граде. (12) Содержание традиции и легенды согласуется с данными ар- хеологических раскопок. В начале первого тысячелетия до новой эры на сегодняшних римских окраинах действительно существова- ли постоянные поселения латинов и сабинов, занимавшихся ското- водством и земледелием. Появилась потребность регулировать меж- племенные отношения и так был создан Septimonium — союз на семи холмах. Чтобы обороняться от нападения соседних племен, особенно этрусков, вознесли град, крепость которого была наречена Roma quadrate (13). Тогдашнее население Лациума начало созда- вать свое государство и свое право. Глава вторая ОБЩЕСТВЕННО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В РАННЕМ РИМЕ § 6. Исчезновение коллективной собственности и появление частной собственности Ко времени основания Рима произошло первое крупное разде- ление труда — земледелие отделилось от скотоводства. Потом про- изошло второе общественное разделение труда — отделение реме- сел от сельскохозяйственной деятельности, затем и третье общест- венное разделение труда — выделение торговли как самостоятель- ной хозяйственной ветви. Скотоводство было древнейшим занятием жителей Рима. Бо- лотистые берега Тибра способствовали разведению скота. Продук-
8 Книга I. Общественно-экономические отношения и источники права ты скотоводства были богатством, которое служило для обмена с соседними племенами — греками и этрусками. В Лациуме земледелие начало развиваться успешно с тех пор, как были проведены дренажные работы. Остатки дренажной сис- TeMbi(cuniculi) найдены в окрестностях Рима. Тогда же население Лациума стало выращивать злаки и садовые культуры. Переход на металлические орудия и необходимость постоянной обработки зем- ли привели к разделению скотоводческих и земледельческих пле- мен Стали создаваться постоянные поселения. Ремесленными ра- ботами стала заниматься группа людей, для которых ремесло пре- вратилось в основное занятие (14), и Рим стал ремесленным цен- тром всего Лациума, особенно из-за выгодного месторасположения и Via Salaria, торгового пути, по которому соль и другие продукты перевозились от морских берегов вглубь страны. Этот совокупный подъем хозяйства населения Лациума при- вел к уменьшению натурального обмена и появлению меди как об- щего мерила ценности. На римские нундины (15) приобретались разнообразные продукты, а обменом товаров занялись люди, кото- рые этот товар не производили. Ввозом и вывозом товаров на рим- ских рынках начали заниматься, прежде всего, иностранцы — гре- ки и этруски. В древнейший период в Риме существовала общественная соб- ственность римских родов на орудия и средства производства. В этот период не было эксплуатации, а производственные отношения были отражением общих интересов солидарных родов. С развитием средств производства, особенно с увеличением ввоза товаров из Греции и Этрурии, стало возможным постепенное формирование общественных групп. Это были консорциумы — рим- ские семейства, которым передавалась во временное пользова- ние — на пять лет — земля и другие средства производства. С тех пор, как стали выращиваться постоянные культуры, земля рода перестала делиться каждые пять лет и окончательно перешла в собственность сначала консорциумов, а затем и меньших групп родственников, называемых familia pecuniaque, которые стали ча- стными собственниками родового имущества. С появлением частной собственности в римском обществе поя- вились и расцвели различные способы эксплуатации, т. е. найм де- шевой рабочей силы в производстве, порабощение бедных сограж- дан и т. д. § 7. Родовое устройство Согласно данным римской традиции в раннем Риме было 300 родов. Каждый род представлял собой замкнутое, экзогамное и на-
Часть I. Общественно-экономические отношения в раннем Риме 9 туральное объединение потомков какого-либо легендарного героя (heros epominos) и других лиц, принятых в члены рода через посвя- щение. Во главе рода стоял старейшина рода (pater gentes), кото- рый вместе с советом всех мужчин управлял родом. В роде не существовало эксплуатации благодаря солидарно- сти всех его членов. Роды объединялись в курии (16) или братства. Каждая курия представляла собой союз 10 родов, которые жили в непосредственной близости. Целями этих объединений были орга- низация совместной жизни, совместная оборона и разрешение меж- родовых споров. Курией управляло собрание, которое избирало ста- рейшину — curio. Более высокой степенью объединения было объединение в пле- мя или трибу. Каждое племя состояло из 10 курий, 100 родов. В Риме существовало три трибы — Ramnenses, Titienses и Luceres, и каждая из них могла вооружить по 100 всадников и 1000 пехотин- цев. Союз трех триб именовался Populus romanus Quiritium (или римский народ квиритов) (17). Во главе его находился тех, а также сенат — собрание старейшин всех родов и куриатные комиции — собрание всех членов рода, организованных по куриям. § 8. Разложение родового устройства Римский родо-племенной порядок, при котором господствова- ли отношения солидарности между всеми взрослыми свободными мужчинами, продержался недолго. Начали проявляться противо- речия, приведшие к исчезновению родового порядка. а) Распад рода на семьи. — С развитием средств производства стал возможным выход из рода мелких групп производителей. Это были консорции и агнатические семьи во главе которых стояли pa- ter families, отцы семейств, обладающие всей полнотой власти в семье. Все другие свободные члены семьи — alieni juris — находи- лись под властью главы семьи, который был частным собственни- ком всего производимого этими лицами. В момент смерти главы семьи оживала идея солидарности, и имущество делилось согласно установлениям римского наследственного права. б) Патроны и клиенты. — Уже в родовой организации, в рамках римского рода по уровню богатства римские семьи дели- лись на бедные и богатые. Богатые семьи пользовались этим и вы- ступали как протекторы — патроны бедных — покровительствуе- мых, или клиентов. Таким образом, патроны были видными и бога- тыми, а клиенты невзрачными и бедными представителями рода. Отношения между ними регулировались так называемым патро- натным правом, подчеркивающим дифференциацию римского об-
10 Книга I. Общественно-экономические отношения и источники права щества по имущественному уровню, т. к. клиенты требовали мате- риальных подачек от патрона, голосуя в собрании по его указанию. в) Патриции и плебеи. — Патриции были потомками видней- ших римских родов и занимали наиболее важные государственные должности, а плебеи (этимологически от pleo — полно: множест- во) — массой бедного свободного римского населения. Существова- ние подобного разделения римского народа представляет собой одну из наиболее дискуссионных тем ранней римской историографии. Существуют гипотезы, отрицающие это положение из-за отсутст- вия бесспорных аргументов как за, так и против. г) Рабство. — Обычно пленников на войне убивали. Затем этот обычай исчез, и пленников стали включать в производство, превра- щая в рабов. Это было патриархальное рабство, где рабы участво- вали в производстве совместно с хозяевами и рассматривались в качестве членов семьи. Раздел второй СТАНОВЛЕНИЕ РИМСКОГО ГОСУДАРСТВА § 9. Период военной демократии Царский период (18) (или период военной демократии) был периодом, в который продолжали накапливаться классовые проти- воречия, что привело к уничтожению родо-племенной организации римского общества и постепенного превращения ее в государство. § 10. Органы власти военной демократии царского периода а) Куриатные комиции. — Куриатные комиции были видом римского собрания и одним из наиболее старых институтов родо- племенного управления. Право голоса имела каждая курия, кото- рая после голосования среди своих членов подавала на комициях один голос. Этот вид собрания созывал царь (тех), а в периоды, когда престол был свободен — interrex, избранный из рядов сена- торов. Куриатные комиции решали важные вопросы как жизни римского общества в целом, так и прав отдельных граждан. б) Сенат. — Сенат был типичным органом родо-племенного управления. Членами сената были старейшины рода. В обязанно- сти сената входило давать советы царю, ратифицировать решения собрания (patrum auctoritas), во время interregum — вакантности
Часть I. Общественно-экономические отношения в раннем Риме 11 трона — организовывать управление и подготавливать выборы но- вого царя. в) Rex — царь. — Царь был типичным органом родоплеменного управления. Это был пожизненно избираемый вождь племенного союза с полномочиями верховного главнокомандующего, верховно- го жреца, верховного судьи и главы сообщества в целом. Царь из- бирался на куриатных комициях. По закону ему давалась инвести- тура (lex curiata de imperio). Но когда Рим был захвачен этрусками, те назначили выбор царя из своих рядов. Царь этрусского происхо- ждения господствовал не только над плебеями, но и над патриция- ми (19) и управлял независимо от сената и комиции. §11. Центуриатные комиции С целью включения в войско и населения вне родов — плебе- ев, царем Сервием Тулием (555 г. до н. э.) была проведена реформа системы рекрутирования. Эта реформа отразилась на всей общест- венно-политической жизни Рима до конца Республики. Опираясь на критерий богатства, Сервий Тулий поделил всех римских граждан на пять имущественных классов. Каждый класс был поделен на определенное число воинов — центурии — в опре- деленном порядке. Так первый имущественный класс составляли граждане, которые на собственные средства могли вооружиться как тяжеловооруженные пехотинцы, что было очень дорого и доступно лишь самым богатым. Эти граждане первого класса были разделе- ны на 80 центурий. Первый класс включал и конные центурии, что было большой обузой, т. к. конь стоил дорого. Имелось 18 велико- лепных центурий, состоящих из конницы. Граждане второго, третьего и четвертого имущественных классов были распределены по 20-ти центуриям. Последний класс составлял 30 центурий, в которых гра- ждане были вооружены пращами для метания камней и стрел. Те, кто не имел и минимума дохода, не были обязаны служить в вой- ске, а участвовали только во вспомогательных подразделениях, если хотели участвовать в дележе пленных. Итак, по реформе Сервия Тулия весь римский народ был рас- пределен, согласно принципу размера благосостояния, по 194 цен- туриям. Построения вооруженного римского народа, поделенного на центурии, преобразовались в comitiatus maximus (20) — главное собрание римлян. Голосование начиналось по центуриям с наибога- тейшей группы — конницы, потом в первом классе и далее по дру- гим классам, пока не добивались большинства. Так как это было слишком сложно, нередко самые богатые классы решали все во- просы самостоятельно. (21) Реформа Сервия Тулия сделала возможным преобразование римского общества. Вместо опоры на солидарность, характерной
12 Книга I. Общественно-экономические отношения и источники права для родо-племенного единства, с появлением частной собственно- сти вводится критерий богатства, регулирующий участие в поли- тической жизни. § 12. Трибы — деление жителей по территориальному принципу В конце периода военной демократии было введено деление римских граждан по месту постоянного жительства или домициям. Сообразно старым родо-племенным трибам были введены террито- риальные трибы. Эти административно-территориальные единицы находились под руководством трибуна, который должен был соби- рать подати с жителей трибов. По римской традиции, в это же время, когда были введены и центуриатные комиции, возникло де- ление Рима на четыре городские трибы, позднее появились и сель- ские трибы. § 13. Разложение военной демократии Органы родо-племенного устройства — куриатные комиции, сенат и царь — с развитием военной демократии трансформирова- лись из органов равноправных членов рода в органы эксплуатации бедных членов рода и внеродовых масс. Эти процессы, обозначив- шие создание антагонистических отношений между людьми, уси- лились с появлением частной собственности и с оформлением цен- туриатных комиций, в которых патриции и плебеи с одинаковым богатством имели одинаковые права. Закрепление населения на оп- ределенной территории, как и тирания царей этрусского происхо- ждения, способствовали объединению патрициев и плебеев в 510 году для изгнания последнего этрусского царя (22), что означало конец родо-племенного устройства Рима. Было избрано двадцать преторов или консулов, которые стали во главе римского государства. Раздел третий ВНУТРЕННЯЯ И ВНЕШНЯЯ БОРЬБА В РАННЕЙ РЕСПУБЛИКЕ § 14. Борьба между патрициями и плебеями После изгнания этрусских царей началась жестокая борьба между патрициями и плебеями. (23) В ранней республике полити-
Часть I. Общественно-экономические отношения в раннем Риме 13 ческая монополия патрициев породила и экономическую подчинен- ность плебеев. Диктатура патрициев спровоцировала протест пле- беев и привела к созданию ими политической организации. а) Борьба за экономические права. — В первые годы после изгнания этрусских царей Рим охватил голод. Тогда плебеи попали в долговую кабалу к патрициям. Те, кто не успевал вовремя воз- вращать долги, подвергался наказаниям: должники могли быть под- вергнуты пыткам, убиты или проданы trans Tiberium — в рабство. Недовольные плебейские массы замышляли бунты и угрожали се- цессией. Проблема долгов плебеев решалась постепенно. Сначала дош- ло до ограничения и отмены права кредиторов взимать проценты, позднее — до моратория и оплаты долгов за счет государства. Следующей уступкой стала возможность для должников осво- бождаться из долгового рабства путем вступления в римские ле- гионы для участия в завоевательных войнах Рима. Наконец, был принят Lex Poetelia (326 г. до н. а), по которому был отменен nexum, как договор, положивший начало примитивным кредитным отно- шениям и личной ответственности. Второй проблемой, вызывавшей недовольство плебеев, был запрет для них становиться собственниками сельскохозяйственных земель. Эта проблема была решена путем раздела земли, входящей в ager publicus, и основанием колоний римских граждан. (24) б) Борьба за политические и другие права. — В начале перио- да ранней республики плебеи имели единственное политическое ограничение — ограниченное право голоса в центуриатных коми- циях. Первая сецессия плебеев означала, что они выступают как организованная политическая сила. Патриции были вынуждены пойти на уступки и послабления. Прежде всего, политические орга- ны плебеев добились статуса государственных органов. Были со- ставлены Законы XII таблиц, а по Lex Canuelia плебеи были полно- стью уравнены с патрициями в области имущественного и семейно- го права. Затем началась борьба плебеев за выборы в сенат и маги- стратуры. В этой борьбе плебеи добились права избираться квесто- рами, потом — консулами, а также во вновь созданные магистрату- ры. Наконец, с принятием Lex Publilia Philonis и в результате пле- бисцита 342 года до н. а, стало нормой избрание плебеев цензорами и консулами. По Lex Ogulnia 300 года плебеи обеспечили себе большинство жреческих должностей. А отслужившие плебейские магистраты добились членства в сенате вместе с отслужившими магистратами-патрициями. Наибольшим успехом в борьбе плебеев с патрициями было принятие Lex Hortensia 287 года до н. а, согласно которому решения, принятые собранием плебеев, были обязательны и для патрициев.
14 Книга I. Общественно-экономические отношения и источники права Результатом успешной борьбы плебеев за экономические, по- литические и гражданские права является образование видных се- мейств патрициев и плебеев, которые, опираясь на свое богатство, монополизировали государственную службу. Эти патрициально- плебейские семейства получили наименование нобилей. § 15. Завоевательные войны и новые категории граждан Начиная с периода военной демократии, и в период республи- ки, и в последующие периоды существования римского государст- ва война и военная организация стали “основным занятием” рим- лян и основной функцией римского общества. Рим годами вел ди- пломатические и военные битвы, основной целью которых было порабощение соседних народов. Способы, которыми Рим вел борьбу с противником, были различными: политические и хозяйственные союзы, угрозы, но военная сила употреблялась только тогда, когда иначе нельзя было добиться выполнения своих экспансионистских целей. От своего основания и до конца первого века Рим аннексиро- вал и завоевал всю Италию, включая Сицилию. Земля покоренных народов превращалась в ager publicus, жители, захваченные с ору- жием в руках, становились рабами и получали статус латинов или Перегринов. Раздел четвертый ♦ ГОСУДАРСТВЕННОЕ УСТРОЙСТВО ВО ВРЕМЕНА РАННЕЙ РЕСПУБЛИКИ Глава первая НАРОДНЫЕ СОБРАНИЯ И СЕНАТ § 16. Народные собрания ’ Отличительной чертой государственного устройства ранней республики является становление и функционирование народных собраний. Собрания с периода военной демократии являлись ре- ликтами куриатных и центуриатных комиций. В соответствии с новыми потребностями, были созданы трибутные комиции. Под ко- мициями подразумеваются собрания патрициев и плебеев, имею-
Часть I. Общественно-экономические отношения в раннем Риме 15 щие законодательные, управленческие и судебные функции. Кроме того, существовали и собрания одних плебеев, так называемые con- cilia plebis. Кроме комиций и концилий существовали contiones — неформальные собрания граждан, не имеющие права принимать решения, а только ведущие политическую агитацию, рассматри- вающие и обсуждающие постановления магистратур. а) Куриатные комиции. — Куриатные комиции были релик- том родо-племенного устройства. Они рассматривали прежде всего семейно-правовые и наследственно-правовые отношения, как этого требовал lex curiata de imperio, властью, данной им наивысшими магистратурами. б) Центуриатные комиции. — Центуриатные комиции вы- ступали как “comitiatus maximus” римского народа. Их созывали наивысшие магистраты за три недели перед собранием. С этого времени на три contiones изменялся ежедневный порядок. Прово- дились необходимые формальности, которые состояли в отправле- нии стражи на Яникум и в вопрошании воли богов по поводу созы- ва собрания — принятия ауспиций. Работа собрания начиналась призывом к богам. (25) Голосова- ние проходило так же, как и в предыдущий период. При достиже- нии большинства по центуриям голосование прекращалось. Как глав- ное собрание римского народа центуриатные комиции отвечали за все важные и злободневные вопросы. Решения центуриатных ко- миций ратифицировал сенат (patrum auctoritas), согласно Lex Pub- lilia Philonis. в) Трибутные комиции. — Трибутные комиции являлись соб- раниями римского народа, структура и деятельность которых ба- зировались на делении Рима на управленческо-территориальные единицы или трибы. Существовало 4 городских и 31 сельская три- бы. Запись в отдельную трибу зависела от того, имел или не имел субъект землю. Безземельные граждане записывались в городские трибы, а богатые слои — в сельские. Процедура созыва были такой же, как и при созыве центури- атных комиций. Голосование происходило по трибам. В ведении трибутных комиций были те вопросы, которые не относились к компетенции центуриатных комиций. г) Concilia plebis tribute. — Concilia plebis tribute было собра- нием плебеев. В этих собраниях правом голоса обладали только плебеи. Голосование происходило по трибам, аналогично голосова- нию в трибутных комициях. Плебейские собрания созывались для избрания плебейских трибунов и эдилов и для нормативной дея- тельности. Решения concilia plebeis именовались plebiscite и были обязательны только для плебеев, а согласно lex Hortensia — для всего римского народа.
16 Книга I. Общественно-экономические отношения и источники права § 17. Сенат в ранней республике Сенат в ранней республике был государственным органом, со- стоящим из 300 виднейших патрициев. После успешной борьбы с патрициями плебеи также получили право входить в сенат. Таким образом, сенат стал органом виднейших патрициано-плебейских магистратов, внесенных в список сенаторов. По закону Овиния (ме- жду 318 и 312 годом до н. э.) включение в список сенаторов произ- водили цензоры. Списки сенаторов составлялись из отслуживших магистратов, которые по моральному поведению, имущественному положению, отношению к своему и государственному имуществу признавались виднейшими римлянами. Члены сената, включенные в список сенаторов, группировались в определенном порядке: сена- торы консульского, преторского, цензорского, эдильского ранга, а все остальные были senatores pedarii (26). Старшим по рангу сена- тором был princeps senatus. Заседания сената происходили в храме. После внесения пред- ложения сенаторы голосовали таким образом, что имевшие одно мнение занимали одну сторону, а имевшие противоположное мне- ние — другую сторону храма. Решения, которые выносил сенат, были senatus consulta и senatus auctoritas. Senatus auctoritas были решения, которыми сенат утверждал принятые законы и другие акты собраний или не соглашался с ними. Сенат в период респуб- лики, особенно во время Пунических войн, был доминирующим ор- ганом, важнейшим фактором римского порядка. Во внутренней по- литике сенат был совещательным органом магистратов, придавал направление их работе во всех сферах общественной жизни, как то в религии, морали, общественном строительстве и т. д. В случае крайней опасности для римского государства senatus consultum ul- timum объявлял чрезвычайное положение для восстановления го- сударственного порядка. Во внешних отношениях сенат проводил единую внешнюю политику, ибо магистраты должны были дейст- вовать согласно решениям сената. Глава вторая МАГИСТРАТЫ В РАННЕЙ РЕСПУБЛИКЕ Кроме двух консулов были учреждены и другие государствен- ные органы, членам которых доверялась забота об отдельных сек- торах государственной работы. Постоянные секторы государствен- ной работы, совершаемой этими лицами, назывались магистрату- рами (27), а лица, избранные и наделенные властью для производ- ства этих работ, назывались магистратами или гонорее.
Часть I. Общественно-экономические отношения в раннем Риме 17 §18. Деление римских магистратур и магистратов Все магистратуры — государственные службы — имели не- (колько общих черт. 1. Хотя магистратуры были постоянными системами ведения юсударственных дел, магистраты были временными государствен- ными служащими, избиравшимися на 1 год; в порядке исключения, и некоторых магистратурах на полгода или — максимум — на пол- юра года. 2. Магистраты не были неограничены в своих полномочиях, напротив, правом интерцессии более высокие или одинаковые по рингу магистратуры могли и запретить акты, в случае несогласия с их составителями. Это же относилось к актам диктаторов, так как акты цензоров и трибунов подлежали интерцессии лишь со сторо- ны своих коллег — цензоров и трибунов. 3. Магистраты несли ответственность за исполняемую работу, ira ответственность могла быть гражданско-правовой, уголовно- правовой или политико-правовой природы. 4. Магистраты исполняли свою должность бесплатно. Было honor С’8), честью или почетом, нести государственную службу, поэтому ина была доступна только богатым. Существовали различные виды магистратур. Возможна сле- 1уюгцая классификация магистратур: 1. Патрицианские (патрициано-плебейские) и плебейские ма- гистратуры. — Патрицианскими были магистратуры, доступные юлько патрициям. В результате борьбы с патрициями плебеи до- бились и своего избрания в эти магистратуры, трансформировав- шиеся в патрициано-плебейские. Плебейскими были магистрату- ры, в которые избирались только плебеи, становившиеся плебей- । к ими трибунами и плебейскими эдилами. 2. Высшие и низшие магистратуры. — Высшие магистрату- ры — магистратуры cum imperio — имели в своем ведении все । псударственные дела в мирное (imperium domi) и военное (imper- ii и militiae) время. Магистраты cum potestate были органами, ведающими совер- шением точно определенных дел, например, принятием постанов- ний — эдиктов. 3. Ординарные и экстраординарные магистратуры. — Ор- II тарные магистратуры вели постоянные и текущие государствен- ные дела и обычно избирались на комициях или concilia plebis. Экс- । раординарные магистратуры совершали дела чрезвычайного ха- Р штера. Обычно они не избиралигн;' "п планачайиеь-сенетем-или-ка- । пм-нибудь другим магистратом в чрезвычайно!» 6б£*гоятельстi ах. Б1БЛ1ЯТЭКА
18 Книга I. Общественно-экономические отношения и источники права 4. Коллегиальные и индивидуальные магистратуры. — В кол-1 легиальные магистратуры избирались двое или более носителей власти, которые не действовали как коллегиальный орган, но каж-| дый из них властвовал в определенныый период времени, напри- мер, по одному дню, месяцу, неделе, году. В индивидуальных маги- стратурах носителем власти было постоянно одно и то же лицо. 1 5. Курульные и некурульные магистратуры. — Курульные! магистратуры имели право при ведении государственных дел поль-1 зоваться священным курульным креслом (sella curulis), а некуруль- ные этого права не имели. § 19. Ординарные патрицианские (патрициано-плебейские) магистраты А) Ординарные патрицианские (патрициано-плебейскиеЯ магистраты cum imperia. 1. Консулы. — Прежние цари были заменены двумя консула! ми, избираемыми центуриатными комициями. Вначале консулы! избирались лишь из рядов патрициев, а после принятия Lex Licini i Sextia и плебеи избирались консулами, и было принято, чтобы один из консулов был плебеем. Власть консулов была схожа с той властью, которую имечИ цари. Консулы были адиминистративными, судебными и распоря- дительными органами. Они не имели религиозной власти, так кам религиозная власть была отделена от светской. 2. Преторы. — Согласно римской традиции, в то же 4времл1 когда в консулат стало избираться лицо из плебейской среды, были, введена новая патрицианская магистратура — претор, избираемый центуриатными комициями. Обладая империумом, претор управ! лял городом в отсутствии консула, а позднее добился возможности совершать так называемое спорное правосудие — jurisdictio conJ tensiosa, в то время как консулы вершили неспорное правосудие -J jurisdictio voluntaria. В 337 году претура стала (патрициано-плебейской) магистра турой. В 242 году были избраны два претора, и с тех пор претур! стала коллегиальной магистратурой. Первый претор — praetor urbeJ nus qui inter civis jus dicit (вершение правосудия в отношения! между римскими гражданами), и второй претор, praetor peregriJ nus, qui inter cives et peregrines jus dicit (29) (вершение правосудий между римскими гражданами и Перегринами и между перегрина-J ми разных народностей). Б) Ординарные патрицианские (патрициано-плебейские! магистраты cum potestate.
Часть I. Общественно-экономические отношения в раннем Риме 19 1. Цензоры. — С 443 года каждый lustrum (каждые пять лет) ц< нтуриатные комиции избирали магистратов, называемых цензо- рами. Их обязанностью было проводить ценз — составлять подат- ные и военные списки. В 356 году цензорами были избраны и пле- |1си. С тех пор как цензоры начали составлять списки сенаторов, привлекательность цензорства возросла и цензорами избирались nt служившие свой срок консулы. 2. Курульные эдилы. — Курульные эдилы были неким видом полицейских органов, чьей обязанностью было заботиться о соблю- дении порядка и мира и разбирать споры при торговле товарами и рпбами. Своими эдиктами они придали развитие договорам о куп- це-продаже и всему обязательственному праву. Они заботились и о подготовке публичных игр. Эта магистратура избиралась на три- путных комициях, сначала из числа патрициев, а позже (365 г.) нурульный эдилитет стал патрициано-плебейской магистратурой. 3. Квесторы. — Сначала институт квесторов был охраняю- щим и вспомогательным органом консулов. Число квесторов посто- iiiriio росло. С 241 года квесторами избирались и плебеи. Квесторы твердились как казначеи, хранители государственного архива и »ик интенданты консулов в провинции. 4. Жреческие коллегии. — О свершении религиозных обрядов и в целом о публичном культе заботились жрецы, находящиеся под Юрисдикцией pontifex maximus. Жрецы занимались и делами, но- шцими священный характер, особенно в куриатных комициях (comi- liii calata) и в правосудии ранней республики. 5. Вспомогательные коллегии. — Для ведения отдельных ад- министративных работ избирались низшие государственные орга- ны — лица, ответственные за чеканку монет, люди, убирающие Гим, люди, ответственные за состояние дорог вне Рима и т. д. § 20. Экстраординарные патрицианские (патрициано-плебейские) магистраты 1. Диктатор. — В тяжелые времена, когда сохранение рим- 11 иго государства было под вопросом, по инициативе сената утвер- «I щлся диктатор, обычно один из консулов, вначале из рядов пат- рицианского общественного слоя, а с 357 года и из рядов плебеев Должность диктатора существовала до тех пор, пока не миновала пппсность, но не более 6 месяцев. Лицо, названное диктатором, по- ймало sumum imperium суверенную власть во всей римской дер- юте, т. е. совокупную власть всех ординарных магистратур. 2. Magister equitum. — С властвующим диктатором был связан начальник конницы — magister equitum, который подчинялся дик-
20 Книга I. Общественно-экономические отношения и источники права татору. С прекращением диктаторской функции прекращалась и функция magister equitum. 3. Praefectus urbi. — Консул, который последним покинул бы Рим, именовался правителем города — praefectus urbi, в обязанно- сти которого входило поддерживать нормальное функционирова- ние города. § 21. Плебейские магистратуры 1. Трибуны. — Трибуны были вождями плебса и в качестве государственного органа утвердились благодаря борьбе между пат- рициями и плебеями и сецессии плебеев. Задачей трибунов былг прежде всего защита плебеев. Трибуны располагали правом ве- то — запрета любого решения комиций, сената или иного органа которое, по их мнению, принималось не в интересах плебеев. Хотя трибуны не принимали активного участия в государст- венной жизни, но даже таким пассивным отношением могли пара- лизовать патрицианский государственный аппарат. Трибуны избирались concilia plebis на один год. Сначала изби- рались 2, затем 10 трибунов. Трибуны держали нить власти в связг с руководством concilia plebis tribute. 2. Плебейские эдилы. — Это были вспомогательные органь трибунов. Избирались на concilia plebis. Подобно магистратура» курульных эдилов были ответственны за организацию публичны: игр, поддержание порядка, снабжение города и надзор за рынками Раздел пятый Глава первая ПЕРИОД НЕПИСАННЫХ ПРАВИЛ ПОВЕДЕНИЯ — JUS NON SCRIPTUM Юрист Помоний (30) указывает на два древнейших этапа в развитии римских норм поведения. Первый этап относится к пе- риоду до возникновения государства, когда еще не существовал* классового расслоения римского общества. Тогда нормы поведенш не имели правового значения, а были обычными правилами поведе ния. Второй (правовой) этап начался с классовым расслоением рим-
Часть I. Общественно-экономические отношения в раннем Риме 21 < кого общества и появлением государства. Этот этап соответствует периоду римского обычного права. § 22. Период обычных норм поведения Римскими выражениями обычных правил поведения были mos, mores maiorum. В период, когда не существовала родовой органи- зации, появились известные нормы поведения, которые сложились путем многократного следования им на практике и которым подчи- нялись все члены рода. К недисциплинированным индивидуумам применялись разнооб- разные наказания, среди которых наиболее тяжким было изгнание из рода. § 23. Период обычного права Период римского обычного права наступил с классовым рас- । лоением римского общества на патронов и клиентов, патрициев и плебеев, свободных и рабов, совпавшим с началом воздействия норм поведения, существующих в патрицианской среде, на другие обще- । гвенные группы. В самый ранний период правовые предписания lus не отличались от правил религиозного характера (fas), так как псе обычные и правовые правила носили сакральный характер и укладывались в религиозное право — fas. Только позднее появи- лось “jus” или светское право. С этого времени начинается собирание "царских законов” (leges regiae) (31). Это собрание содержит арха- ичные правила религиозного и семейно-правового характера, а также первые предписания в области гражданского и уголовного права. Глава вторая ПЕРИОД ПИСАННОГО ПРАВА — JUS SCRIPTUM Период писанного права в Риме начался, когда плебеи после упорной борьбы с патрициями добились записи правил обычного права, применяемых на практике. Так возникли Законы XII таб- шц — Lex XII tabularum. » § 24. Законы XII таблиц Требование плебеев записать правила обычного права приве- к> к созданию комиссии из трех членов, которая была отправлена в
22 Книга I. Общественно-экономические отношения и источники npai Грецию для изучения законов Солона. По возвращении комиссии | Рим был упразднен консулат и избраны десять человек для напи сания законов — decemviri legibus scribendis. В течение 451 годи они написали десять таблиц и вынесли их на одобрение центуриачч ных комиций. Но так как таблицы не представляли собой полного собрания обычного права, на следующий год новые децемвиры вы- несли на одобрение центуриатных комиций еще две таблицы. Таи возникли Законы XII таблиц — собрание законов, которое пред» ставляло собой очень важную кодификацию римского цивильное права. Текст Законов XII таблиц полностью не сохранился. Орин! нальный текст' Законов был, вероятно, записан на медных плитах М исчез во время войны с галлами. Но эти очень популярные Законы которые римляне воспринимали как “fons omnis public! privatiqu, juris” (32), вскоре были полностью реконструированы благодаря тому что многократно в истории Рима использовались, цитировались, пересказывались и комментировались. Законы содержат установления по различным разделам прав» § 25. Законы — Leges Законы были общеобязательными правовыми установления ми, которые в определенном порядке принимали римские комициЦ Требование принятия установлений содержат Законы XII табли( (33). С тех пор решения комиций общего и абстрактного содержа! ния стали называться leges, или законами: lex est quod populuj jubet atque constituit — закон есть то, что предписано и установлен но народом (34). В содержании законов различались три части. Первая часть —J praescriptio — вступление, содержавшее имена инициаторов пред лагаемого закона и председателя комиции, а также день и мест( заседания и голосования. Вторая часть — rogatio — представлял! собой предложение магистрата. Именно закон, предложенный ма- гистратом как первичная инициатива, составлялся и излагался hi форуме, по нему дискутировали, затем собрание голосовало по пред ложенному закону: за — “uti rogas” или против — “antique”. Про- возглашенная рогация считалась законом, если большинство три! или центурий высказывались за рогацию магистрата. Провозгла- шенный закон становился обязательным для всего римского народ! после его ратификации сенатом по lex Publia Philonis (35). Треть! часть закона предусматривала санкции, под которые подпадали на- рушители закона — sanctio. § 26. Решения concilia plebis. Plebiscita Plebiscita — абстрактные и общеобязательные правила пове- дения, провозглашенные плебейским собранием — plebiscitum esi
Часть I. Общественно-экономические отношения в раннем Риме 23 Inod plebs jubet atque constituit. (36) Сначала plebiscita были обяза- < 1ьны лишь для плебеев, а после принятия lex Hortensia абст- |иктные правила, принятые на плебейском собрании, становились пЬязательными для всего римского народа. Тогда же plebiscita объ- । динились с leges — законами, провозглашенными комициями. § 27. Эдикты магистратов Римские магистраты имели право издавать постановления для Граждан (jus edicendi), сначала устно, а потом и письменно, с изло- жением их на форуме. Эти постановления назывались эдиктами. Посредством этих эдиктов магистраты, применяя, исправляя и до- полняя постоянный правовой порядок, создали новое право, извест- ное как jus honorarium, или магистратное право. § 28. Interpretatio. Начало юридической науки В целях разъяснения применения jus legitimum (leges и plebi- • (ita) (37) жрецы, как единственные знатоки права, активно созда- вали новые правовые нормы. Новые правовые нормы появлялись при толковании старых правил со стороны жрецов. Жрецы давали правовые советы, помогали при заключении сделок и учили пра- вильному ведению споров. (38) Собственно государственные орга- ны — магистраты, применявшие право, зачастую были профанами и >том деле, чем нередко пользовались жрецы-интерпретаторы. Мо- нополия патрицианской жреческой коллегии была сокрушена, ко- ша Гней Флавий обнародовал книгу судейских формул, бывших до того тайной жрецов. (39) Так в Риме началась секуляризация пра- Ма. Шаг к этому сделал Тиберий Корунканий, первым начавший открыто преподавать право, с чего и началось развитие правовой пауки. § 29. Общие принципы древнеримского права Древнеримское право — jus civile antiquum, jus civile Quiri- lium, регулировало отношения в примитивном римском обществе, в период от родо-племенного устройства до римского государства. Для пого примитивного порядка характерны следующие черты. Древнеримское право было примитивным, и его примитивизм 111 ражается прежде всего в форме. Долгое время не было писанного
24 Книга I. Общественно-экономические отношения и источники прав* права. Принятие Законов XII таблиц фактически означало норми рование обычного права. Как таковые, Законы считаются самым значительным правовым памятником древнего периода. В сущно сти, они представляли собой неполную и примитивную кодифика! цию. Наибольший примитивизм древнеримского права отражается в допущении применения самозащиты, так как обращение к госу дарственным органам являлось исключением. Запутанность древнеримского права отражается в переплетем нии правовых, моральных и обычных норм, как и норм светского и религиозного характера. Правовые отрасли и институты были сме- шаны и неразвиты. Начало развития правовой науки стало первым шагом в разрешении этой запутанности. Древнеримское право было строго формализованным. Право вые действия совершались с точно определенными формальностя ми — изречениями и внешними жестами, мало считаясь с причи ной и целью, которые необходимо постигнуть при ведении дела Таким образом, строгий формализм приводил к абстрактизации дел Консерватизм древнеримского права проявлялся в сохране нии внешних форм, старым формам придавалось новое содержа ние. Так, старые формы претворялись в символические жесты действия. Суровость древнеримского права особенно ярко проявлялась наказаниях, как уголовного, так гражданского права. Древнеримское право было строго персональным, поскольку его действие распространялось только на римских граждан.
ЧАСТЬ ВТОРАЯ Общественно-экономические отношения, государственное устройство и источники права в классическом рабовладельческом римском государстве (второй период) Раздел первый ОБЩЕСТВЕННО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В КЛАССИЧЕСКОМ РИМСКОМ РАБОВЛАДЕЛЬЧЕСКОМ ГОСУДАРСТВЕ Глава первая ЭКОНОМИЧЕСКИЕ И ПОЛИТИЧЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В КЛАССИЧЕСКИЙ ПЕРИОД § 30. Период классического рабовладельческого хозяйства В период классического рабовладельческого хозяйства основ- ными производителями были рабы. Они работали во владениях и хозяйственных предприятиях рабовладельцев. Рабовладельцы боль- ше не участвовали в процессе производства. Они занимались ин- г< ллектуальным трудом (искусство, философия, право), стоящим шлше труда рабов. а) Земледелие и скотоводство. — Во втором периоде земля ыла разделена на большие имения — латифундии. Эти имения 1али создаваться тогда, когда Рим начал вести завоевательные войны, но превратились в господствующий вид сельскохозяйствен- ной собственности, когда на римских рынках появилась возмож- ность покупки дешевых рабов, когда рабовладельцы сконцентриро- вали землю в своих руках и когда массовый рабский труд стал успешно и широко эксплуатироваться.
26 Книга I. Общественно-экономические отношения и источники пращ Во второй период римское государство ведет успешные завое* вательные войны, ставшие основным источником рабов. На рим« ских рынках можно было дешево купить и рабов, захваченных пу* тем пиратства. В это время происходит массовая концентрация земельный владений в руках латифундистов путем оккупации государствен* ных земель (ager publicus), оккупации родовых земель (ager gentili# cus), а также скупкой и насильственным отнятием мелких земель! ных участков у мелких землевладельцев (ager privatus). Мелки» землевладельцы не были заинтересованы в обработке своих нерен- табельных имений и поэтому не протестовали против включения их земель в латифундии Они предпочитали покидать деревню и поселяться в Риме и других городах. Так возникало сословие жите лей Рима, лиц без занятий, добивающихся подачек от богатых рим- лян и государства. В этот период был найден удобный метод эксплуатации массо- вого рабского труда — простая кооперация и примитивное разде- ление труда рабов. В переходный период производители состояли из семейных групп — отец семейства со всеми его членами, кудв входили и домашние рабы. Во второй период группы производите! лей составляли рабы, число которых было неограниченным, что давало возможность и для пространственного расширения лати- фундий. Рабы занимались сельскохозяйственным производством под, началом надсмотрщика (vilicus), составляя производительную сеЦ мью (familia rustica), тогда как городское семейство (familia urbana) состояло из свободных людей — рабовладельческой семьи и до- машних рабов, живущих в городе. (40) В переходный период сельское хозяйство было натуральным! а во второй — классический период — латифундии были ориенти- рованы на товарное производство. (41) б) Ремесло. — Бурный подъем ремесла во второй — классичеЧ ский — период стимулировался потребностями одного лишь отно-« сительно развитого мелкотоварного производства. Многочисленные ремесленники разных специальностей (соглас-1 но трудам Плавта) были организованы в мелкие ремесленные мас- терские, где собственник принимал участие в работе и в больший ремесленные мастерские, в которых работало множество рабов, а! собственник не участвовал в процессе производства. Были организованы и более крупные предприятия для прове-| дения отдельных работ, среди которых основную массу составляли! рудники, в некоторых из них концентрировалось до 40000 рабов. в) Торговля и ростовщичество. — Усложнение социальной жиз-< ни римлян и изменение хозяйственной структуры подтолкнули раз-J витие торговли и ростовщичества. Наряду с мелкой, римляне за ним мались и крупной торговлей. Крупным обменом занимались круп-1
Ч ить II. Общественно-экономические отношения в рабовладельческом государстве 27 пые торговцы, которые торговали со всем известным к тому време- ни цивилизованным миром. Крупные торговцы объединялись в со- дружества торговцев (societas negotiatorum), которые занимались морской торговлей. В это же время в Риме развилось ростовщичество. Римские богачи — агрентарии — осваивали разные виды кредитов как фи- 1ическим и юридическим лицам, так и отдельным государствам. § 31. Общественные финансы Римское государство несло большие расходы на содержание нойска, на ведение общественных работ в Риме, Италии и прочих окраинах, на содержание города Рима и на бесплатное снабжение римской бедноты едой, а также на развлечения римлян и других । ободных жителей. Относительно меньшими были государственные расходы на оплату государственных служащих, на содержание государствен- ных рабов и на проведение других общественных мероприятий в Симе. Государственная казна пополняла себя из различных источ- ников- прежде всего военным путем: грабежом и военными контри- буциями, накладываемыми на покоренные народы. Другими источ- никами государственной казны были налоги, городские и сельские, выплачиваемые жителями римской державы, а также доходы от государственных рудников и государственных ремесленных мас- терских. § 32. Общественное устройство в классическом рабовладельческом Риме Освоение новых территорий и экономическое процветание об- щества привело к формированию общественных слоев. В переход- ный период основными группами населения были патриции и пле- ной, а классовая борьба между богатыми и бедными гражданами ш лялась основной движущей силой общества того периода. Эта борьба завершилась превращением плебеев в безработный плебс, к нторый существовал “panem et circenses” — хлебом и зрелищами, । е. подачками от римского государства и от богатых римских гра- кдан. В классическом рабовладельческом Риме жители римского го- ударства по своему правовому положению — статусу были поде- ны на три группы. а) Граждане римского государства. — Граждане римского го- । у дарства (Gives romani) в зависимости от своего экономического положения, прав и должностей делились на три группы.
28 Книга I. Общественно-экономические отношения и источники прав* 1. Нобили. — Нобили были потомками виднейших патрициа^ но-плебейских семейств, предки которых уже занимали важней-, шие государственные магистратуры (42). Нобили имели большое общественное и политическое влияние Их общественное влияние было следствием большого богатства, сконцентрированного в их руках — это были владельцы больших латифундий. (43) Политическое влияние нобилей реализовывалось через сенат и с помощью оптиматов. Благодаря им римское государство, хотя и на время, приобрело черты аристократической республики или олиI гархии нобилей. 2. Эквесторы. — Эквесторы были богатыми римлянами, kotoJ рые владели большим богатством, но чьи предки не были носителя! ми наибольших почестей в римской державе. 3. Плебс. — Плебс составляли бедняки различного сорта: мел- кие землевладельцы и ремесленники, отслужившие воины и т. Я Это были “turpes personas “— лица непрестижных занятий, лица] которые не могли быть избраны в высокие магистратуры. Плебс н>< обладал пассивным избирательным правом. Он обладал активным избирательным правом и был непомерно горд своим положением] ибо служил орудием при голосованиях и столкновениях между onJ тиматами и популярами. б) Свободные жители без права гражданства. К свободным жителям, не имевшим гражданства относились прежде всего лати-] няне и Перегрины. Это население имело известную автономию на окраинах, но под надзором римских державных органов. Для исто4 рии Рима характерно постоянное недовольство этих людей своим положением и их стремление сравняться с римлянами. ♦ в) Рабы. — Рабы (servi) были основными производителями в римском государстве. Они составляли группу людей, не имеющих ни свободы, ни гражданства. Немилосердная эксплуатация рабов была причиной бунтов и восстаний, спонтанных и организованных] а также и отдельных переворотов. Все это представляло серьезную угрозу для римского государства. Глава вторая ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА И ВНУТРЕННИЕ ОТНОШЕНИЯ § 33. Завоевательные войны Ведение войны стало основной “профессией” римлян уже 1 первый период развития римской державы. Завоевание новых тер-
I ц-гь II. Общественно-экономические отношения в рабовладельческом государстве 29 риторий, грабеж, контрибуции, превращение покоренного населе- ния в рабов продолжались и во втором периоде. После победы над Карфагеном начался победоносный марш римских легионов по пути создания Римской империи, могущест- веннейшей державы античного мира. Между тем успешные войны приводили к накоплению ряда противоречий во внутренней поли- шке римского государства, которые до основания сотрясали эту мощную державу. § 34. Внутренние отношения в римском государстве История второго периода была наполнена столкновениями ме- жду отдельными слоями римского государства, имевшими различ- ные интересы. а) Восстания рабов. — Рабы отвечали на жестокую эксплуа- нщию со стороны рабовладельцев различными способами: сабота- жем, убийствами хозяев, спонтанными бунтами и организованными нисстаниями. Первые восстания рабов произошли уже в первый период, во и горой же период они становятся более многочисленными. Рим стал ноистину очагом возмущения рабов. Среди восстаний наиболее зна- чительными были первое и второе восстание на Сицилии, восста- ние Аристоника и восстание Спартака, которое было самым значи- 11 льным (44). Все восстания рабов, хотя и показали их храбрость, не были успешными из-за того, что восставшие не имели перед собой ясной цели. Они стремились освободиться от рабства и возвратиться на родину. б) Борьба Перегринов за достижение гражданства и за освобо- и дение от римской власти. — Свободные жители римской держа- ны без права гражданства (перегрины) вели борьбу с римскими 11 «ажданами за равноправие с ними. В этой борьбе наиболее актив- ными были жители Италии, которые вместе с римлянами участво- IIпли в борьбе за создание Империи. После тяжелой борьбы римля- не и здесь сохранили свои позиции. Представители народов вне Италии стремились к полной сво- боде. Римляне вели долгую борьбу с восстаниями в провинциях. в) Противоречия между гражданами Рима. — В Риме суще- । вовал глубокий антогонизм между сенатскими группами — ноби- ||ями и эквесторами, с одной стороны, и между ними и люмпен- пролетариатом, с другой стороны. Эти раздоры проявлялись в борьбе а реформы и в тяжелых гражданских войнах.
30 Книга I. Общественно-экономические отношения и источники пр; 1 Борьба за реформы. — Реформы были направлены, прежде всего, против создания больших латифундий. По Leges Licinie (36? год до н. э.) ни один римский гражданин не мог владеть более чем 500 югерами земли. Эти законы не могли быть успешно применена в эру становления большинства латифундий. Трибун Фламиний (23'1 год до н. э.) пытался воспрепятствовать включению земли Пициеп» ского поля в латифундии. Хотя реформы Фламиния не достигла успеха, они были продолжены братьями Тиберием и Гаем Гракха^ ми, чьей главной целью было сопротивление расширению болыпи| латифундий. По планам Тиберия, безземельные римские граждан» наделялись землей, принадлежащей крупным латифундистам. (45] Тиберий Гракх был вероломно убит, так как столкнулся с нобилж ми, предлагая свой аграрный закон, но его дело продолжил млад] ший брат Гай Гракх. Ища союзников для своей реформаторской деятельности, Гай предложил бесплатную раздачу пищи, чтобь! добиться поддержки люмпен-пролетариата, и включения эквестя ров в уголовные суды, чтобы склонить на свою сторону неримско! население. Но все эти предложения приняты не были. Олигархий нобилей отстранила Гая Гракха, и аграрная реформа, предложен^ ная Гракхами, провалилась. Позднее был принят lex Thoria, по ко« торому вся захваченная земля становилась частной собственность^ лиц, ее захвативших. 2. Гражданские войны. — Раздоры между эквесторами, под; держанными популярами, и нобилями, поддержаными оптимата, ми, перерастали в вооруженные столкновения и гражданские вой- ны. В результате этих войн побеждали то одни, то другие. Первый триумвират был союзом нобилей и эквесторов, а победу извлец Цезарь, представитель эквесторов. Второй триумвират популяро! завершился победой Октавиана, который будучи зрелой политиче; ской личностью остроумно заключил, что только союз рабовладель- цев может спасти римское государство. Разделив власть межд) нобилями и эквесторами, он по сути ввел личную диктатуру. Раздел второй ГОСУДАРСТВЕННОЕ УСТРОЙСТВО КЛАССИЧЕСКОГО РАБОВЛАДЕЛЬЧЕСКОГО ГОСУДАРСТВА Римское государственное устройство до конца республикан- ского периода внешне как будто не изменилось, однако, по своей сути претерпело значительные перемены. Римская государствен-
I и ib II. Общественно-экономические отношения в рабовладельческом государстве 31 на н организация из государства, в котором к концу первого перио- ||| выделялись объединения патрициев и плебеев, трансформиро- i лось в государство, в котором большинство поддерживало опти- II гов-нобилей. Олигархия нобилей не могла продержаться долго. ( ильные волнения в государстве, выражающиеся гражданскими ••пинами, восстаниями рабов и покоренных народов, явились при- чиной объединения рабовладельцев для спасения государства. Так Пыл создан принципат, который был в сущности скрытой формой диктатуры. Глава первая ГОСУДАРСТВЕННОЕ УСТРОЙСТВО ВО ВРЕМЕНА ОЛИГАРХИИ § 35. Сенат — основной орган олигархии В предшествующий период сенат состоял из отслуживших ин грициано-плебейских магистратов (300), власть которых сдер- гивалась постоянными конфликтами их друг с другом. Когда же он । ал составляться из магистратов, которые никогда не конфликто- 1ШЛИ, с угасанием борьбы между патрициями и плебеями, сенат превратился в орган олигархии. Сенат как орган малочисленной наследственной аристократии, >ал важным государственным органом благодаря тому, что мог •и топорить и парализовать работу других государственных орга- нов (собраний и магистратур) для защиты своих интересов. Эквесторы стремились сокрушить единство сената. Только во нремена Цезаря сенат стал органом объединившихся рабовладель- цев — нобилей и эквесторов. § 36. Собрания во времена олигархии В период республики собрания были значительными органа- ми. Свое действие они продолжили и в период олигархии без зна- I 1тельных перемен (за исключением реформы центуриатной сис- н мы, введения тайного голосования и запрета принимать законы । <-терогенного содержания). а) Центуриатные комиции. — Организация центуриатных ко- миций была осуществлена вместе с введением ценза. Реорганиза- ция этих комиций состояла в том, что в них большинство имели те »ке люди, что и в трибутных комициях: лица, записанные в сель- < кие трибы.
32 Книга I. Общественно-экономические отношения и источники права Реорганизация центуриатной системы дала возможность цен-1 туриатным комициям считаться “comititus maximus” римского нач рода, при решении важных вопросов римского государства. б) Трибутные комиции. — Этот вид комиций сохранил тот же облик, что имел в предыдущем периоде, в отношении своего соста-| ва и положения, но в связи с концентрацией населения в городах! уменьшилось число голосующих в сельских трибах и увеличилось их число в городских. Трибутные комиции перешли в руки нобилей. Это стало воз- можным также благодаря созыву комиций в летние месяцы, когда) мелкие землевладельцы не могли бросить сельскохозяйственные! работы для подачи своих голосов. в) Concilia plebis trubuta. — Плебейские собрания по Lex Ног-] tensia для законодательной работы объединялись с комициями. Из римской истории нам известна о постоянно колеблющейся) политической позиции плебейских собраний. Из-за своего разно-] родного состава, они иногда голосовали в интересах нобилей, но чаще всего их вдохновляла политическая программа популяров. г) Comitia curiata. — Эти собрания, как реликт минувшего,] занимались вопросами семейных отношений, а также римского куль- та и религии. д) Contiones были неформальными сборами римских граждан с большим политическим значением. § 37. Магистратуры во времена олигархии В этот период магистратуры были доступны лишь нобилям. С целью предотвращения выбора нежелательных лиц в магистрату- ры нобили ввели различные ограничения. Их целью было сделать возможным выбор на самые выгодные должности только тех лиц, которые весь свой век провели на этой службе. Для достижения этой цели был принят Lex Villia annalis в 180 году до н. э. Этим законом был введен certo ordo magistratuum, известный как порядок избрания в магистратуры, и aetas legiti- ma — определенный минимум лет, необходимый для выставления своей кандидатуры на отдельные должности. Развитие римской державы в этот период повлияло на оформ- ление некоторых магистратских служб. а) Преторы. — Развитие хозяйственных связей между рим- скими гражданами и Перегринами, как и между Перегринами раз- ных народностей, а также персональный принцип применения пра- ва обусловили потребность избрать в 242 году второго претора. От- ныне претура стала коллегиальным органом. Praetor urbanis решал правовые споры между римскими гражданами, в то время как рта-
Часть II. Общественно-экономические отношения в рабовладельческом государстве 33 etor peregrinos занимался отношениями как между римскими гра- жданами и Перегринами, так и между Перегринами разных народ- ностей. Эти магистраты были активнейшими творцами правовых норм, составляющих jus honorarium. Кроме этих двух, существова- ли и другие преторы, но их вклад в развитие римского права был незначительным. б) Диктаторы. — Древние диктаторы были временными го- сударственными органами. Разгорание гражданских войн обусло- вило становление диктатора как пожизненной магистратуры. в) Триумвиры. — Первый триумвират был заключен между Цезарем, Помпеем и Крассом, как политический договор между вождями оптиматов и популяров о разделе власти. Второй триум- вират между Антонием, Октавианом и Лепидом был утвержден народным собранием, и как коллективный орган держал власть в своих руках. г) Плебейские трибуны. — Плебейские трибуны избирались плебейским собранием. Их число было довольно большим — 16 че- ловек. Представители коллегии трибунов неоднократно выступали в оппозиции к нобилям, останавливая осуществление нежелатель- ных мероприятий. д) Квесторы. — Число квесторов постоянно росло. Они руко- водили государственным каначейством в Риме, управляли государ- ственными средствами, были казначеями и интендантами. е) Промагистраты. — По окончании службы в Риме магист- раты (консулы, преторы и квесторы) получали должность управи- телей провинций. Как правители провинций они назывались про- магистратами. Благодаря своему высокому положению промагист- раты распространяли свою власть и на командование войсками, что давало возможность некоторым полководцам организовывать верные себе войска, которые обеспечивали бы им захват власти во всем государстве. Это подтверждает пример Юлия Цезаря, кото- рый был проконсулом в Галии. Глава вторая ПРИНЦИПАТ § 38. Возникновение принципата Период олигархии нобилитета представлял собой время, когда велась жестокая борьба между лагерем оптиматов, в который вхо- дили и нобили, и лагерем популяров, предводительствуемым экве- сторами. Борьба за реформы, государственные потрясения, граж- данские войны, восстания рабов и освободительные движения по- з — 614
34 Книга I. Общественно-экономические отношения и источники права коренных народов представляли серьезную угрозу существованию римского государства. Спасение нашлось в объединении рабовла- дельцев и разделе власти между нобилями и эквесторами. Эту идею реализовал Октавиан, один из триумвиров, утвержденных народ- ным собранием, и приемный сын Цезаря. После победы при Акциуме он дал священную клятву, в кото- рой отказывался от власти и доверял управление государством се- нату и римскому народу (46). Благодарный сенат провозгласил его Августом (нечто возвышенное, божественное). В его личности были сконцентрированы и другие магистратуры. Он был избран консу- лом, проконсулом в пограничные провинции, плебейским трибуном, носил титулы: Caesar и император. Октавиан был первым членом сената — princeps senatus, а позднее был избран и pontifex max- imus. Будучи по форме лишь магистратом римского государства, Август в действительности стал его властителем. Это государст- венное устройство по форме являлось диархией с формальным де- лением власти между сенатом и принцепсом, а фактически и по содержанию — монократическим государственным устройством: принципатом. § 39. Отмирание республиканских органов Государственное устройство в первый период республики ха- рактеризовали типичные для нее органы — собрания, сенат и ма- гистратуры. Эти органы существовали и в период принципата. Позд- нее некоторые из них были упразднены, другие изменили свое зна- чение. а) Народные собрания. — Первые годы принципата означали период, когда собирались народные собрания и когда их активность была заметной. Позднее римского гражданства добилось большое число жителей римского государства и жители Рима уже не пред- ставляли собой единый голосующий организм. Принцепсы за по- следний период созывали народные собрания как законодательный орган лишь в 98 году. б) Сенат. — Во времена принципата власть сената возросла. Решения сената стали служить источниками права и достигли силы закона. Сенат, как государственный орган, перенял функции собра- ний. Сенат был послушным органом принцепса. Принцепс назначал сенаторов, руководствуясь их возрастом и цензом. Позднее, с укре- плением положения принцепса и ослаблением положения сената в римском обществе, senatus consulta отмерли как источники права, так как предложения принцепса подобострастно принимались се- натом. Таким образом, сенат утратил свое значение, формальная
[асть II. Общественно-экономические отношения в рабовладельческом государстве 35 диархия трансформировалась в открытую диктатуру принцепса. Сенат стал органом коммунального управления города Рима. в) Магистраты. — Так как власть была аккумулирована в руках принцепса, магистраты утратили свое значение особенно бла- годаря тому, что принцепс обладал властью отменять постановле- ния других магистратов, но ни один магистрат не имел этого права по отношению к принцепсу. С течением времени магистратуры транс- формировались в носителей почетных функций и званий. Извест- ную жизненность сохранил лишь институт преторов, которые были активными создателями права до принятия эдикта Адриана, пред- ставлявшего собой кодификацию преторских эдиктов. После этого были избраны новые преторы, которые занимались лишь незначи- тельными государственными делами. § 40. Принцепс Принцепсы основывали свою власть на аккумуляции респуб- ликанских магистратур в своих руках. Вопреки Августу, который практиковал каждый год, хотя бы формально, обновление опреде- ленных республиканских магистратур, его наследники, избираемые в сенат по lex de imperio пожизненно, пренебрегали функциями магистратов. По lex de imperio, принцепс обладал правомочиями, которые не могли быть перечислены. Утверждалось два основных правила: 1. Quidquid principi placuit legis habet vigorem — все, что предписа- но прицепсом, имеет силу закона, и 2. Princeps legibus solutus est — принцепс не должен подчиняться правовым нормам (47). Наследо- вание престола определяли обычно сами принцепсы, назначая на- следника путем усыновления, а если этого не происходило, сенат был вынужден давать инвеституру кандидату, которого провозгла- шало преторианское войско. § 41. Вспомогательные органы и учреждения при принцепсе Для реализации властных полномочий, данных ему на основа- нии lex de imperio, принцепс опирался не на республиканские ма- гистратуры, но только на чиновников, работащих за жалование. a) Concilium principis. — Его составляли наиболее опытные сенаторы и эквесторы, обладающие знаниями и навыками в облас- ти права и способные советовать принцепсу при принятии важных решений. За эту деятельность они получали жалованье. 3*
36 Книга I. Общественно-экономические отношения и источники права б) Fiscus caesaris. — Существовала казна принцепса, в кото- рую вливались средства из сенатских провинций, а также доходы от продажи военнопленных и контрибуций. Эти средства использо- I вались для осуществления политики принцепса. в) Praefectus praetorio — Преторианские префекты были ко- мандирами девяти когорт войск — единственной военной силы в городе Риме. Их влияние было очень велико, особенно в обеспече- нии смены престола. Они замещали принцепса, а их решения име- I ли такой же вес, как если бы их давал принцепс. г) Канцелярии принцепса. — Эти канцелярии подготавливали! распоряжения принцепса в разных областях жизни. § 42. Управление городом Римом, Италией и провинциями а) Управление городом Римом. — В период принципата горо- дом Римом управлял praefectus urbi — чиновник, который забо- тился о совокупном функционировании города. Для успешного вы- полнения этих задач он располагал определенным числом воору- женных людей. б) Управление в Италии. — В Италии действовали местные самоуправляемые структуры, а также органы, назначенные Римом, которые назывались juridici и обладали судебной и административ- ной властью. в) Управление провинциями. — Провинциями были окраины, чье население не добилось права гражданства. Провинции находи- лись под управлением римского народа, сената и принцепса. t Раздел третий РАЗВИТИЕ ЮРИДИЧЕСКОЙ НАУКИ И ИСТОЧНИКОВ ПРАВА В КЛАССИЧЕСКОМ РИМСКОМ РАБОВЛАДЕЛЬЧЕСКОМ ГОСУДАРСТВЕ Глава первая РАЗВИТИЕ ЮРИДИЧЕСКОЙ НАУКИ В КЛАССИЧЕСКОМ РИМЕ Разделение труда на физический (им занимались рабы) и ин- теллектуальный (им занимались рабовладельцы) способствовало развитию в Риме литературы, философии, архитектуры, искусства
Часть II. Общественно-экономические отношения в рабовладельческом государстве 37 и, особенно, правовых и военных знаний. Большие успехи римлян в правовых и военных знаниях базировались на несомненном рим- ском гении в этих областях человеческой деятельности и на сово- купности обстоятельств, приведших к созданию римского государ- ства, которое поддерживало стремление к изучению права и воен- ной науки и обеспечивало блестящую политическую карьеру пред- ставителям этих наук. § 43. Юридическая наука — jurisprudencia Развитие правовой науки в Риме начинается с Тиберия Ко- рункания. После него известны многие правоведы, которые зани- мались практической работой или практической работой и наукой. Римские правоведы-юриспруденты создавали труды, содер- жащие правовые максимы, юридические понятия которых были точно выражены (regulae, definitiones), а также подробно разрабо- таные конкретные или абстрактные правовые случаи (response, epistolae). Правоведы писали и монографии, в которых обрабатыва- ли правовые установления, содержащиеся в отдельных источниках права, а также комментарии к правовым нормам в составе jus civile или в составе jus honorarium, комментарии к эдиктам преторов (libri ad editum) и книги энциклопедического характера (digesta или рап- dektae). Правоведы писали и учебники, преследующие педагогиче- ские цели обучения молодых студентов праву (institutiones или enchiridia). Римские юристы избегали определений правовых поня- тий и институтов. Они полагали, что “всякое определение в граж- данском праве опасно, ибо редкое определение нельзя опроверг- нуть” (48). Труды римских юристов — настоящая сокровищница проана- лизированных ими случаев (casus — ов). Юристы создавали свои труды на основе тщательного анализа проблем, выработки терминологии и выдачи обоснованных заклю- чений. Труды римских юристов — бесспорно ценнейшее правовое наследие Рима. § 44. Veteres — древние юристы В период республики выделялись юристы, которые позже в классический период были названы древними или veteres. Труды древнеримских юристов не сохранились в оригинале, только фраг- менты этих трудов содержатся в трудах классических римских юристов и в кодификации Юстиниана. Старейшим среди древних юристов был Appius Claudius Caecus, написавший книгу “Jus Flavi- anum”, по который трудились на ниве науки многие другие юри-
38 Книга I. Общественно-экономические отношения и источники права сты. Значительнейший среди них — SextuS Aelius, написавший “Tri- partitium” или “Jus Aelianum”. Co второй половины второго века до н. э. число писателей- юристов значительно возросло. Среди них наиболее значительны- ми считаются Marcus Cato, потомок древнего цензора Катона, Mar- cus Junius Brutus, Marcus Manilius и Publius Mucius Scaevola. Двумя крупнейшими юристами первого века до н. э. были Quin- tus Mucius Scaevola и Servus Sulpicus Rufus. Творили в то время и другие авторы, среди которых философ и практик Ciceron. § 45. Сабмнианцы и прокулеанцы К концу республики и на протяжении периода принципата римские юристы делились на две группы или правовые школы: школу сабинианцев и школу прокулеанцев. Школу сабинианцев основал Gaius Atteius Capito, а школу прокулеанцев — Antistius Labeo. (49) Capito был консерватором. В политическом смысле его привлекал принципат как своеобразное продолжение республикан- ского управления. Labeo был более прогрессивным и принимал но- вые идеи не только в сфере государственного устройства, но и за- щищал их в области гражданского права. Различия в позициях представителей этих двух школ приво- дятся по более чем тридцати вопросам, хотя в целом трудно усмот- реть доктринарные отличия между ними. § 46. Классические юристы * Юристы, творившие с середины III века до н. э., получили на- звание классических. Эти люди, вышедшие из рядов нобилей и эк- весторов, в своих трудах смогли сформулировать правовые прин- ципы, выводы и правовые идеи, которые в сопокупности составля- ют значительнейшее творение римской цивилизации. В плеяде классических юристов первый — Antistius Labeo, основатель школы прокулеанцев, плодовитый писатель, чья теоре- тическая мысль отличалась большой глубиной. Ateius Capito — современник Labeo, основатель школы саби- нианцев и тоже весьма плодовитый писатель. Среди классических юристов того периода известен и Massuri- us Sabinus, глава сабинианской школы, названной по его имени. Он выдвинулся благодаря своему труду “Libri tres juris civilis”. Позд- нее эта работа была обработана многими классическими юристами, написавшими комментарии ad Sabinum.
Часть IL Общественно-экономические отношения в рабовладельческом государстве 39 Celsus Filius отличается большим объемом трудов и остроум- ии и саркастическим слогом (50). Другой писатель классического периода, Octavius Julianus Aemilius написал 90 книг дигест, но наи- >олее известен его кодификаторский труд, созданный при импера- торе Адриане — Edictum perpetuum. Современником Юлиана был Sextus Pomponius, плодовитый юрист, который кратко изложил историю римского права. Среди классических юристов есть двое, жизнь и деятельность । оторых окутаны неясностями и загадками. Первый — Caecilius Africanus, второй — Gaius. Плеяду классических юристов составляют и Ulpius Marcellus, и Cervidius Scevola, и — прежде всего — Aemilius Papinianus. Тру- ды Папиниана представляют собой высшее достижение в развитии классической правовой мысли. Этот плодовитый писатель был на- ван по Закону о цитировании “царем сената мертвых”. Он написал Questiones в 37 книгах, Response в 19 и Definitiones в 2 книгах. 11оследователями Папиана были его ученик Julius Paulus, Domitius (Jlpianus и ученик Ульпиана — Herennius Modestinus, который на- писал монографию о случаях из практики. Глава вторая ИСТОЧНИКИ ПРАВА В КЛАССИЧЕСКОМ РИМЕ Наряду с источниками права, существовавшими в первый пе- риод обычного права, leges, plebiscite и edicte, во второй период уществовения римского госудерства, общеобязательные правовые нормы создавались путем сенатских решений (senatus consulta), возражений юристов (response prudentum) и постановлений прин- цепсов (constitutiones princi pum). Для этого периода, как и для пре- дыдущего, характерно, что каждый орган участвовал как в приня- тии правовых установлений, так и в решениях законодательной, исполнительной и судебной властей. § 47. Обычное право Обычное право (mos, invetarata consuetudo) возникало без за- конодателей, а лишь путем повторного длительного применения среди народа. Но обязательную силу имели только те привычные правила, которые в духе правового порядка и с предварительной
40 Книга I. Общественно-экономические отношения и источники права визой государственных органов служили заполнением законодатель- ных пробелов. § 48. Законы и плебисциты В рамках своих законодательных полномочий, с конца первого века до н. э., римские собрания могли принимать решения, leges (решения римских комиций) и plebiscite (решения concilia plebis). После принятия lex Hortensia они известны под общим названием leges и обязательны для всего римского народа. Каждый закон, провозглашенный собранием, имел три части. Прескрипция была вводной частью закона. Рогация означала неиз- меняемое предложение, первично внесенное магистратом, потому что по закону предложение не дискутировалось, а только голосова- лось. Со времени братьев Гракхов запрещалось предлагать приня- тие законов с гетерогенным содержанием. Санкция была заключи- тельной частью закона. Она содержала меры, применяемые к ли- цам, нарушающим закон. С учетом санкции была проведена сле- дующая классификация законов: leges perfectae назывались зако- ны, объявлявшие ничтожным любой акт, направленный против пред- писаний закона; leges minus quam perfectae были такие законы, которые наказывали ответчика без уничтожения самих актов; leges imperfectae были законы, которые не предусматривали санкции против лица, нарушившего закон. (51) Законы, провозглашенные собранием, становились обязатель- ными для всего римского народа в момент объявления результатов голосования, так как было отменено право сената ратифицировать текст закона. Существовал обычай выставлять закон на форуме и хранить в государственной казне. Законы можно было отменить только формальным способом, путем противоположной рогации. Закон был аброгирован, если альтернативная рогация буквально во всем его отменяла; в случае частичной отмены текста закон был дерогирован; когда же вопросы аброгированного закона регулиро- вались другим способом, этот закон уже был суброгирован, так как его основные положения были дополнены. (52) Законы, провозглашенные собраниями, были абстрактными и всеобщими правилами поведения, предписанными гражданам Рима и принятыми на собраниях по предложениям магистратов: lex est generale jussum populi aut plebis rogante magistratu. (53) Иногда провозглашались и leges Speciales и privilegia. Leges Speciales были законами, регулирующими отношения отдельных групп или лиц, в то время как privilegia были специальные законы, принятые без оправданных причин, которыми улучшалось положение отдельных
Часть II Общественно-экономические отношения в рабовладельческом государстве 41 ниц среди многих других или дискриминировались отдельные лица относительно многих других. § 49. Эдикты магистратов — jus honorarium В рамках своего jus edicendi римские магистраты имели право отдавать приказания устно или письменно, на белых табличках, гражданам и другим жителям римского государства. Правом изда- вать эдикты больше всего пользовались преторы и эдилы, как и правители провинций и квесторы (54). Правовые нормы, содержа- щиеся в эдиктах римских магистратов, составляли jus honorarium (55). Это право, называемое магистратным, так как проистекало из эдиктов римских магистратов, дополнило древнеримское право jus civile, которое не отвечало все увеличивающемуся стремлению права соответствовать конкретным условиям и потребностям римского государства. Имея в виду конкретные обстоятельства при решении каждо- го вопроса и руководствуясь идеями добра и справедливости в ра- бовладельческом мире (quod aequm et bonum est) (56), магистрат- ное право — jus honorarium отступает от формализма, жесткости и суровости jus civile, которое в сущности было jus strictum. Новое право — jus honorarium существенно отличалось от jus civile stric- tum. Так как одни и те же отношения могли по-разному регулиро- ваться в jus strictum или jus honorarium, римские граждане имели возможность выбирать, посредством какого правового порядка ре- гулировать свои отношения. Активная роль римских магистратов, прежде всего преторов, в создании новых правовых правил длилась до 130 года н. э., когда юрист Юлиан во время правления Адриана произвел опись право- вых норм, содержащихся в эдиктах магистратов. Так был создан edictum perpetuum — вечный эдикт, который в сущности пред- ставлял собой кодификацию магистратного права. § 50. Senatus consulta и orationes principum В период принципата решения сената стали источником пра- ва, так как они получили статус общеобязательных: senatum соп- sultum est, quod senatus jubet atque constituit, idque legis vicem optinet, quamis de ea fuerit quaesitum — решения сената, что бы сенат ни решил и ни постановил, имеют силу закона и не могут быть оспорены. (57)
42 Книга I. Общественно-экономические отношения и источники права На заседаниях сената излагалось предложение принцепса или других магистратов. По предложению проводились диспут и голо- сование. Senatus consulta становились общеобязательными для всего римского народа после провозглашения и передачи записи постановления сената в государственную казну. С ослаблением положения сената и укреплением положения принцепса, senatus cosulta больше не выступали как источники права, а были лишь orationes principum — речами, с которыми принцепс выступал перед сенатом на торжественном заседании сената, и по которым не проводилось голосования: они принима- лись обычно без каких-либо дискуссий. § 51. Response prudentium После того, как Август разрешил открыто высказывать про- фессиональные мнения, которые будут иметь характер общеобяза- тельных правил, этого права добились самые известные юристы из рядов сенаторов и эквесторов. В сущности, это было признанием отдельных известных юристов jus publicae respondent! ex autoritate principis. (58) Response prudenti были ответы, которые юристы давали по просьбе сторон с изложением их мнения по решению каких-либо спорных вопросов применения права. Это мнение предоставлялось судье, который трактовал его как общеобязательное правило пове- дения — источник римского права. Когда юристы не имели единого мнения по поводу какого-либо вопроса, судья имел свободу решать, какое мнение принять. (59) § 52. Constitutiones principum В течение всего первого века принцепсы принимали активное участие в создании обязательных норм поведения. Со временем появилось четыре вида решений принцепса, которые именовались конституциями: constitutio principis est, quod imperator decreto, vel edicto vel episola constituit. (60) Конституциями императора общего характера были edicta и mandata. Edicta были общими распоряжениями, адресованными жите- лям государства. Ими император создавал юридические нормы в области общего и частного права. Mandata адресовались правителям провинций и другим чи- новникам для осуществления доверенных им функций.
Часть II Общественно-экономические отношения в рабовладельческом государстве 43 Конституциями императора, которыми он разрешал отдель- ные случаи, были decreta и rescripta. Decreta — решения принцепса по отдельным случаям — ад- министративным или судебным, рассматриваемым в судах, кото- рые имели характер прецедентного права. Rescripta — письменные ответы принцепса на вопросы, по- ставленные отдельными гражданами или государственными орга- нами. Рескрипты имели силу прецедента. § 53. Общие черты классического римского права Право второго периода называется классическим римским пра- вом. Оно существенно отличается от права предыдущего периода, потому что право второго периода базируется на классическом ра- бовладельческом хозяйстве, развитии латифундий, мастерских и торговых предприятий. Классическое римское право постепенно развилось благодаря деятельности магистратов и правоведов-юриспрудентов, которые адаптировали древнеримское право к новым общеэкономическим отношениям. В сущности, в римском государстве был введен тройной пра- вовой порядок: два варианта правил регулирования отношений между римскими гражданами (древнее jus civile, чьи правила дела- ли его jus strictum, и jus honorarium, основывавшееся на принципе справедливости, доброй воли и честности — quod bonum et aequm est), и один правовой порядок — jus gentium — для регулирования правовых отношений между римскими гражданами и Перегринами и между Перегринами разных национальностей (61). Существенной характеристикой правовых установлений гоно- рарного права было отступление от жесткости и формализма, ха- рактерных для права предыдущего периода. В новом правовом по- рядке заключение сделок совершалось согласно с волей сторон. Таким образом, абстрактные сделки заменялись каузальными. Исходя из принципа aequitas, в классическом римском праве судебные органы предоставляли правовую защиту любым отноше- ниям, затрагивающим личные и имущественные права, независимо от того, был ли предусмотрен для таких отношений специальный иск.. Для всесторонней защиты прав граждан были введены ac- tiones in factum. В то время как юристы предыдущего периода занимались прак- тической правовой деятельностью — каузальной юриспруденцией,
44 Книга I. Общественно-экономические отношения и источники права юристы классического периода занимались наукой и научной обра- боткой понятий — регулярной юриспруденцией. Результатом их деятельности стало разделение между отдельными юридическими понятиями, между отдельными юридическими ветвями и областя- ми права. Юристы классического периода занимались и вопросами фи- лософии права. В то время, как одни осознавали историческую и классовую обусловленность общественных отношений и права (62), другие под влиянием стоической философии создавали дефиниции права, которые являются антиисторическими и идеалистическими: “jus est ars boni et aequi” (63), и “juris praecepta sunt haec: honeste vivere, alterum non laedere, suum cuique tribuere”. (64)
ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ Общественно-экономические отношения, государственное устройство и источники права в бюрократическом и абсолютистском римском государстве (третий период) Раздел первый ОБЩЕСТВЕННО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В ПОСТКЛАССИЧЕСКИЙ ПЕРИОД Глава первая ЭКОНОМИЧЕСКИЕ И ПОЛИТИЧЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ — КОЛОНАТ § 54. Упадок рабовладельческого хозяйства Социальные волнения уже во втором столетии принципата обусловили ослабление римского государства и ограничение его экспансионистской политики завоевания новых территорий. В этот период приостанавливается и экономическое процветание римско- го общества. Ситуация осложнялась нападениями варваров и по- стоянной потребностью организации оборонной готовности римско- го общества, как и потребностью финансирования бюрократическо- го аппарата. Для удовлетворения растущих государственных рас- ходов средства собирались при помощи тяжелых налогов, бремя которых несло на своих плечах все население. Упадок классического рабовладельческого хозяйства стал при- чиной тяжелого экономического кризиса, который проявлялся в боль- шинстве отраслей хозяйства. а) Переориентация земледелия. В первые века новой эры началась переориентация в области земледелия, произошел переход от интенсивных культур к экстен- сивному земледелию, крупные латифундисты превращали планта-
46 Книга I. Общественно-экономические отношения и источники прав» ции в пастбища. Недостаток и высокая цена рабочей силы, как и незаинтересованное отношение рабов к своим земледельческим обя- занностям, их неповиновение — одна из основных причин перехода на новый способ обработки земли: передачу отдельных участков в пекулиум отдельным лицам и превращение сельскохозяйственных i участков в пастбища. Отдельные участки латифундий, отданные для обработки ра- бам, назывались пекулиумами (65), на этих участках выращива-1 лись интенсивные культуры, необходимые для семьи рабовладель-1 ца или для снабжения города. Рабы были заинтересованы в обработке пекулиума, так как участвовали в разделе урожая и на вырученные средства выкупа- лись из рабства. Сельскохозяйственным производством занимались и свобод- ные бедные люди, которые населяли провинции как арендаторы участков латифундий или колоны. Договоры об аренде участков по большей части заключались как краткосрочные договоры на арен- ду земли, а потом продлевались до тех пор, пока не превращались в долгосрочные договоры. Длительная хозяйственная связь между теми, кто обрабатывал землю и собственниками-латифундистами превращалась, по конституции имеператора Константина, в юри- дическую, предписывающую, что ни один земледелец — servi casat или colon — не имеет права покинуть участок, который он обраба- тывает. В формально-правовом отношении закрепление людей на земле произошло с введением кадастра лиц, которые обрабатывали отдельные участки земли, с аргументацией, что было бы бесчело- вечно бросать веками обрабатываемую землю и переселяться в другие места. (66) С тех пор все, кто обрабатывал землю, были glebae adscript! — записаны за землей и представляли ее часть. Они не могли покидать обрабатываемую ими землю. (67) Согласно предписаниям, в юридическом смысле servi casati и колоны были равны, но между ними сохранялись экономические различия, хотя император Юстиниан спрашивал: “Какая в сущно- сти разница между рабами и колонами, если те и другие находятся под властью хозяина?” (68) Рабы имели неупорядоченные и зави- сящие от воли господина обязанности, в то время как колоны пла- тили заранее определенную ренту деньгами или натурой. Рабы не были лично свободны, они трактовались как вещи господ, колоны же были лично свободными, хотя и были привязаны к земле, кото- рую обрабатывали. Колоны были переходным звеном к введению сельской общины, основного института феодальной общественно- экономической формации. С созданием колоната крупные латифундии расширялись и дальше. Императоры, пользуясь своей неограниченной властью, насильно присваивали себе большинство участков земли. Огром-
Часть III. Общественно-экономические отношения в римском государстве 47 ные имения императоров — салтусы — находились под управлени- ем специального прокуратора, вольноотпущенника императора. Боль- шинство салтусов объединялись в так называемые tractus. Часть салтусов императора отдавалась в аренду богатым conductores, ко- торые делили ее на более мелкие участки и отдавали в субаренду (sublocatio) мелким колонам. Колоны были обязаны платить денеж- ную, натуральную и трудовую ренту. С другой стороны, состояние неуверенности, тяжелые налоги и грубое насилие государственных органов, террор богачей вынуждали мелких собственников земли заключать договоры, становясь под защиту сильных собственников земли и одновременно отдавая им свое имущество. Этот договор, названный patrocinium, препятствовал переходу к непосредствен- ным отношениям между мелкими собственниками земли и государ- ственными органами, а с этим и исполнению обязательств платить налоги и подати. Поэтому патроциниум был запрещен. Но запрет императора оказался нереализованным, напротив: при заключении договора о патроциниуме мелкие землевладельцы отдавали свои владения в собственность крупным землевладельцам, которые за- тем эти же участки давали им в precarium, беря за эту услугу умеренную ренту. б) Упадок ремесла. Упадок ремесла обусловлен распадом классического рабовла- дельческого хозяйства, недостатком военнопленных и контрибуций, а также общим ослаблением римского государства. Обремененные тяжелыми налогами и самовольством государственных органов, ремесленники убегали в провинции, а потом даже к варварам. (69) Это движение населения из городов в села вызывало уменьшение городского населения и упадок городского хозяйства. С целью вос- препятствовать этим процессам императоры принимали меры, ко- торые увенчались прикреплением ремесленников к постоянному месту проживания. В это же время были сформированы принуди- тельные объединения, членами которых становились мелкие ре- месленники и прежде всего те, кто работал на снабжение города или на государственных предприятиях. Ремесленники и их потом- ки обязаны были заниматься своим ремеслом. Возникли принуди- тельные объединения или коллегии ремесленников, ставшие пред- течей феодальных цехов. Принадлежность к коллегии отмечалась знаками на лбу или руке. § 55. Общественные финансы Прекращение завоевательных войн приводило к тому, что по- требности римского государства не покрывались доходами от воен- нопленных и контрубуций. Государственная казна пополнялась,
48 Книга I. Общественно-экономические отношения и источники права таким образом, только за счет римского населения и доходов от хозяйства римского государства. Так как хозяйство римского госу- дарства в этот период не могло удовлетворить его потребности, также как и доходы от налогов и государственных владений, римские вла- стители были вынуждены пускать в оборот деньги низкого качест- ва, с уменьшенным весом или с малым процентом благородных ме- таллов. С течением времени эти перемены стали очевидными, цен- ность денег упала до 98,5%. Люди начали терять веру в деньги, так что стало разрушаться денежное хозяйство и обозначилось возвра- щение к натуральному. Договоры оплачивались в натуре, государ- ственные налоги собирались натурой. Инфляционные тенденции в римском обществе некоторые рим- ские императоры пытались разрешить тремя способами: во-первых, улучшить качество монет. Серьезное улучшение денежной системы произвели императоры Диоклетиан и Констан- тин; во-вторых, укрепить официальный курс стоимости денег. Ин- тересна попытка императора Диоклетиана установить цены на из- делия и услуги (Edictum de pretis rerum venalium), которая имела мало успеха, как и другие попытки такого рода; в-третьих, реформировать налоговую систему. Такая реформа была проведена при Диоклетиане и Константине. На всей террито- рии государства была введена единая система, так называемая сар- itatio iugatio, названная так благодаря тому, что за основу был взят человек, обрабатывающий землю (caput) и определенная площадь земли (iugum), что было переменной категорией в зависимости от плодородности земли и культуры, которая возделывалась на ней. Величина налога за отдельный iugum устанавливалась через каж- дые пятнадцать лет эдиктом, называемым индикцией. Кроме capiti- tio jugatio, земледельцы платили и другие налоги. Ремесленйики и торговцы платили другой вид налогов, через каждые четыре года, согласно спискам корпораций ремесленников и торговцев. Даже и неимущие платили налог — с головы, в то время как представители высшего общественного слоя, кроме других налогов, каждый новый год платили налог по поводу вступления императо- ра на престол. Кроме вышеупомянутых прямых налогов, Константин преду- смотрел и косвенные налоги: portorium в виде таможенного сбора, сборы за пользование мостами и местами на рынках и venelitium, который выплачивался при продаже движимого и недвижимого имущества. Доходы от реформированной налоговой системы, от государ- ственных земельных владений и предприятий, как единственный источник доходов, не могли покрыть все государственные потреб-
Часть III Общественно-экономические отношения в римском государстве 49 юсти. Положение обострялось и самовольными действиями и зло- употреблениями со стороны государственных чиновников, которые обирали налоги. § 56. Общественное устройство в постклассическом Риме По конституции Антониана (212 год н. э.) все свободные жите- ли римского государства, кроме Перегринов, получили право граж- данства. По этой конституции, которую император написал исходя из фискальных потребностей, так чтобы все свободные жители им- перии могли платить налоги, перегрины не получали статуса преж- них граждан, но сами граждане были уравнены с прежними ино- странцами. Большая часть лиц со status civitatis утратили статус граждан и были превращены в подданных господствующих слоев населения. В источниках по римскому праву население в постклассиче- ский период делится на группу людей, которые властвовали (hon- cstiores): этот общественный слой охватывал наивысших предста- вителей бюрократии, сенаторов, наследную земельную аристокра- тию, и группу людей, которые были подчиненными (humiliores): мелкие государственные чиновники, все другие свободные и несво- юдные жители римского государства. a) Honestiores. — Их составляли крупные общественные груп- пы, среди которых самой значительной была императорская бюро- кратия во главе с императором и его семьей. Бюрократия носила строго утвержденный иерархический характер, определяемый ти- тулами, которые носили представители отдельных слоев. Наивысшая бюрократия представляла собой замкнутый обще- < твенный слой, в который только по воле императора могли быть включены представители богатых сенаторов и земельной аристо- кратии. Между тем, в honestiores входили и сенаторы или наиболее Гюгатые землевладельцы, которые имели наследственное аристо- кратическое происхождение, но не входили в бюрократический ап- парат. Столкновения между сенаторами и богатыми землевладель- цами, с одной стороны, и бюрократией, с другой, были жестокими, и чаще всего победителями выходили сенаторы, борющиеся за ав- юномию своих владений. б) Humiliores — составляли комплексный общественный слой. В него входили чиновники, которые в бюрократическом государст- венном аппарате занимали более низкие места. Officiates, предста- вители более низкой общинной аристократии, которые являлись членами общинного сената и своим имуществом гарантировали го- ударству успешный сбор налогов, (decuriones или curates); как и
50 Книга I. Общественно-экономические отношения и источники праве масса производителей, привязанных к своему занятию: колоны, мелкие свободные крестьяне, ремесленники, торговцы и servi casati. Колоны трактовались как рабы на земле — servi terrae ipsius, так как были привязаны к обрабатываемой ими земле. Наибольшая! масса производителей рекрутировалась из колонов. Бунты коло- нов, поддержанные неповиновением рабов, и нападение варваров были основной причиной падения римской империи. Servi casati были рабами, которые работали на отдельных уча- стках латифундий. Использования рабского труда в этот период было недостаточно, так как рабы уже не составляли значительней- шую часть производителей. Отпор рабов выражался не в организо- ванной форме, а лишь в разрозненных саботажах, убийствах и в содействии варварам, совершавшим нападения на территорию рим- ского государства. Мелкие землевладельцы, чувствуя неуверенность, стремились заключать колонатные отношения на основе договора о патронате и таким способом быть хотя бы частично защищенными от самоволь- ства государственных органов, потому что между крупным земле- владельцем и мелким собственником земли этим договором созда- валась возможность личной и имущественной защиты, схожая с вассальной зависимостью при феодализме. Ремесленники, торговцы и работники государственных рудни- ков и мастерских были привязаны к профессии, которой занима- лись, что ограничивало их личную и имущественную интеграцию Подвергаемые придиркам со стороны государственных органов. представители и этой части общественного слоя были недовольны своим положением. Глава вторая ВНУТРЕННЯЯ БОРЬБА И ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА В ПОСТКЛАССИЧЕСКОМ РИМЕ § 57. Внутренняя борьба в постклассическом Риме После периода диархии начался период монархии. Принцепс как диктатор требовал объединения рабовладельцев. Но этого в целом не происходило. Много значило то, кто взойдет на престол, и поэто- му борьба между сенаторами и командирами войск за занятие пре- стола стала одним из основных конфликтов в постклассическом Риме Влияние войск при занятии престола было доминирующим с тез пор как сенатские императоры — императоры, пришедшие к вла- сти с помощью сената — были свергнуты императорами, ставлен-
Часть III. Общественно-экономические отношения в римском государстве 51 шками войска. Воины ставили императорами тех кандидатов, ко- торые давали им обещания или щедро одаривали и которые власт- вовали до тех пор, пока сдерживали данные ими обещания. Решающее влияние войска при провозглашении императора приостановил на время Диоклетиан, который вопреки так называе- мой тетрархии положил начало наследованию престола. Попытка Диоклетиана не удалась, и войско и впоследствии играло решаю- щую роль в выборе наследника престола. Другим видом борьбы в этот период была борьба между цен- тральными государственными органами и крупными землевладель- цами. Крупные землевладельцы из своих владений создавали неза- висимые территориальные единицы, на которых жили все те, кто, спасаясь от самовольства государственных органов и, особенно от сборщиков налогов, искали защиты у крупных землевладельцев. Эти люди превращались в подданных крупных землевладельцев. Борьба, которая приобрела черты социального бунта, разгорелась между колонами, ремесленниками и рабами, с одной стороны, и государственными органами и крупными земельными собственни- ками, с другой. Столкновения между подчиненным населением и представителями господствующих слоев в постклассический пери- од были не редкостью. В третьем веке крупнейшим было восстание багудов, которое началось в Галлии, но охватило и другие части империи. Его подняли представители зависимой части населения против крупных землевладельцев, сборщиков налогов и воинов. Восстание удалось задушить императору Максимилиану, который правил вместе с Диоклетианом. Яростная идеологическая борьба сначала между христианами и язычниками, а позднее в рамках христианской церкви, когда хри- стианство было признано государственной религией, была харак- терна для постклассического периода развития римского государ- тва. Уже в эпоху принципата среди многочисленных религиозных сект появляется христианство, которое впоследствии из непризнан- ного и гонимого учения превратилось в мировую религию. Вначале христианство появляется как религия угнетенных, противопоставленная господствующему общественному слою Рима, где ширился культ императора и государства. Безжалостные гоне- ния на христиан не могли помешать христианству стать государст- венной религией. Сначала Константин издал Медиоланский эдикт <> веротерпимости, по которому разрешалось свободное исповеда- ние христианства, а в 380 году Феодосий провозгласил христианст- во единственной разрешенной религией. Соединение интересов церк- ви и государства заставило христианство изменить свой характер, из идеологии угнетенных оно трансформировалось в идеологию, 1ащищающую интересы угнетателей, господствующего класса, обе-
52 Книга I. Общественно-экономические отношения и источники права щая награду на том свете за все выстраданное на этом. (70) Эта программа не была принята всеми христианами. В раннем христи- анстве образовалось левое крыло, так называемых агностиков (бор- цов за истинную веру), которое состояло из бедняков, беглых рабов, колонов, которые действовали в Африке, уничтожая крупные госу- дарственные и частные имения и освобождая рабов. § 58. Прекращение завоеваний и нападение варваров В постклассический период прекратились завоевательные вой- ны Рима. Нападения вараварских племен, которые достигали гра- ниц римской империи и разработка методов обороны от них — глав- ное в римском государстве этого периода. Строительство погранич- ных укреплений — limes, сотрудничество с варварскими племена- ми, поселившимися на римской территории и служившими щитом от новых нападений (foederati или lati), предоставление властите- лям варваров высоких званий в иерархическом аппарате римского государства — все это не могло предотвратить отделения некото- рых территорий от римского государства и создания новых, т. е. варварских государств на завоеванных территориях. С этим со- стоянием Западной Римской империи покончил германский король Одоакр, который в 476 году сверг с престола последнего западно- римского императора Romulus Augustulus. Одоакр признал суве- ренную власть императора Восточной Римской империи и добился титула патриция. Позднее, вождь остготов Теодорих победил Одоа- кра. Теодорих получил титул патриция Восточной Римской импе- рии. Юстиниан, император Восточной Римской империи, с помо- щью своих полководцев Велизара и Назареса объединил Восточ- ную и Западную Римскую империи. После смерти Юстиниана (565 год) Италия пала под натиском варваров, а восточная часть вы- стояла, продолжая существовать как Византия. Раздел второй ГОСУДАРСТВЕННОЕ УПРАВЛЕНИЕ РИМА ВО ВРЕМЕНА ДОМИНАТА Третий период римского государства по форме государствен- ного устройства был периодом централизованного бюрократического государства. Это государственное устройство называлось домина-
Часть III. Общественно-экономические отношения в римском государстве 53 гом, так как во главе государства стоял абсолютный монарх, т. е. император с титулом “dominus ас deus” (господин и бог). По строго утвержденному иерархическому порядку, который пределял император, наемные служащие императора помогали ему в управлении государством. Остальное население было превращено в подданных, особенно после принятия эдикта Каракаллы, когда все свободные жители римского государства и все перегрины полу- чили римское гражданство, что фактически означало их равенство в положении как подданных перед одним императором и утрату прав самоуправления для отдельных народов. Между тем, крупные землевладельцы сумели добиться авто- номии и управленческого и судебного иммунитета на своих терри- ториях. Глава первая ОРГАНИЗАЦИЯ ЦЕНТРАЛИЗОВАННОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ § 59. Император — dominus ас deus Период принципата обозначается как диархия (двоевластие), формальный раздел власти между сенатом и принцепсом. С ослаб- лением положения сената и с усилением положения принцепса на- тупают перемены в государственном устройстве. Высшим органом власти и управления был император, кото- рый имел прерогативы абсолютного монарха или деспота. Аврели- ан (270-275) принял восточный церемониал и диадему, а также ти- тул “dominus ас deus” (господин и бог), откуда и произошло назва- ние домината. Император имел высшую законодательную, исполнительную, судебную власть и командовал войском. Власть императора была формально неограничена, его самоволие было законом (princeps leg- bus solutis, quiquid principi placuit legis habet vigorem). Так как борьба за престол и частая смена императоров приво- дили к нестабильности государства, Диоклетиан поделил власть с еще одним Августом — Максимилианом и двумя цезарями — Га- лерием и Констансом, так что империей управляла четверка — тетрархия. Единство государства было сохранено и через единое законодательство. Хотя и хорошо задуманная, “тетрархия”, упоря- дочившая и систему наследования престола, и императорскую власть, все же не сохранилась. Константин повторно восстановил единство империи и перенес столицу в новый город Константино- полис. Окончательно римская империя была разделена на две час-
54 Книга I. Общественно-экономические отношения и источники права ти после смерти Феодосия (395 год). Он предоставил сыну Аркадии» власть на востоке, а сыну Гонорию — на западе. Две части империи имели единое законодательство. Конституции, принятые императо- рами восточной и западной частей, действовали в обеих частях империи, если публиковались предписанным способом. § 60. Двор императора Двор императора отличался большой пышностью, а о поддер- жании источников этой пышности и церемониала заботилось мно- жество людей. § 61. Центральные государственные органы а) Наивысшими чиновниками, которые помогали императору в исполнении государственных работ и которые были сосредоточены при дворе императора, были: quaestor sacri palati — квестор священного двора, имевший статус секретаря императора или министра правосудия; comes sac- rarum largitionum, управляющий государственной казной; comes rerum privatiorum, управляющий императорским личным имуще- ством; magister officiorum-высший бюрократический служащий, управляющий центральными императорскими учреждениями. б) Consistorium sacrum — священный совету постоянный сове- щательный орган императора в период домината. Членами совета были высшие государственные чиновники. в) Военачальники — magistri militum были действующими ко- мандующими войсками, верховным командующим которых был император. Глава вторая РЕГИОНАЛЬНЫЕ ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ОРГАНЫ И МЕСТНОЕ САМОУПРАВЛЕНИЕ § 62. Региональные государственные органы Во время домината римское государство было разделено на две империи, четыре префектуры, а также диоцезы, составлявшие префектуры и, в свою очередь разделенные на провинции. Кроме того, Рим и Константинополис с окрестностями составляли город- ские префектуры.
' 11сть III. Общественно-экономические отношения в римском государстве 55 Во главе префектур стояли praefecti praetorio — правители, обладавшие функциями организации управления и судопроизвод- тва на территории префектур. Городскими префектурами управляли prafecti urbi с анало- । ичными обязанностями. Во главе диоцезов (округов) находились викарии, а провин- циями управляли ректоры. § 63. Местная автономия и автономия крупных земельных владений Во время домината самоуправлением обладали общины и круп- ные владения императора — салтусы и трактусы. Самоуправление общин (metrocomia, municipia) было сильно >граничено, так как касалось только местных дел. Во главе общины находился сенат декурионов или куриалы, а работой сената управ- ляли избранные или назначенные douviri. Дувиры были председа- । елями общин, которые занимались и государственными делами. В общинах была введена специальная государственная служба de- fensor civitatits с задачей защищать общину от самовольства госу- дарственных органов и защищать граждан от самовольства членов < >бщины. Крупными владениями императора — салтусами и трактуса- ми — управляли прокураторы. Самоуправление имели и крупные земельные владения бога- тых сенаторов, которые были непосредственно подчинены префек- ту или императору. Люди, жившие в таких имениях, были вольно- отпущенниками. Раздел третий РАЗВИТИЕ ЮРИДИЧЕСКОЙ НАУКИ И ИСТОЧНИКИ ПРАВА В ПЕРИОД ПОСТКЛАССИЧЕСКОГО РИМА Глава первая РАЗВИТИЕ ЮРИДИЧЕСКОЙ НАУКИ § 64. Постклассические юристы Постклассический период или период домината, не был благо- приятным периодом для развития юридической науки. Причина это- го — в экономическом упадке, жестком централизме и деспотизме императора и в общей неуверенности.
56 Книга I. Общественно-экономические отношения и источники права Юристы, работавщие после Модестина, именуются постклас- сическими юристами. Среди них выделяются Gregorianus и Нег- mogenianus, которые составили сборники конституций императо- ров. Во время правления императора Диоклетиана они создали со- брания Codex Gregorianus и Codex Hermogenianus. Эти два сборни- ка имеют характер частных собраний. Codex Gregorianus содержал конституции, изданные от Адриана до Диоклетиана, a Codex Her- mogenianus — конституции Диоклетиана, обнародованные в тече- ние 293 и 294 годов. Кроме знаменитых писателей, были и анонимные юристы, соз- давшие произведения, среди которых наиболее известными явля- ются: Fragmenta vaticana — конец IV века, найден в 1821 году, пред- ставляет собрание императорских конституций и трудов классиче- ских юристов. Collatio legum mosaicarum et romanorum — первая книга в области сравнительного права. Сравнивается римское право, содер- жащееся в трудах юристов и конституциях императоров с еврей- ским правом, содержащимся в Пятикнижии. Сирийско-римская юридическая книга — Liber Syro-Roma- nus — переработка римского права, произведенная при дворе ан- тиохийского патриарха с целью обучения населения христианского происхождения юридическому порядку. Оригинал не сохранился, есть лишь переводы на сирийский, арабский и другие языки. § 65. Преподавание римского права ♦ В постклассический период развития римского права возник- ли юридические школы, государственные и частные, в которых видные ученые преподавали право. Обучение длилось четыре года, и преподавали четыре учителя. Со времени Юстиниана обучение длилось пять лет. Учащиеся должны были завершить обучение до достижения двадцати пяти лет. В противном случае им было запрещено зани- мать место студента. Глава вторая ИСТОЧНИКИ ПРАВА В ПОСТКЛАССИЧЕСКИЙ ПЕРИОД Для постклассического права характерна дихотомия, деление права на jus и leges.
Часть Ш. Общественно-экономические отношения в римском государстве 57 Jus составлял часть правового порядка, т. е. все юридические становления, созданные в предыдущий период (обычаи, законы, плебисциты, эдикты, senatus consulta и response prudentium) и не отмененные императором. Это право составляло главное содержа- ние трудов классических римских юристов. Leges составляло право, которое проистекало из конституций римских императоров. § 66. Закон о цитировании При регулировании отношений, которые не были санкциони- рованы конституциями императоров, стороны и судьи при разре- шении конкретного спора могли ссылаться на решения, содержа- щиеся в трудах пяти римских юристов: Папиниана, Павла, Гая, Ульпиана и Модестина. (71) В 321 году Константин принял так называемый Закон о касси- ровании, которым было запрещено употреблять комментарии Пав- ла и Ульпиана к трудам Папиниана с целью непосредственного применения трудов последнего. Позднее, во время правления Валентиниана III и Феодосия II, в 426 году был принят Закон о цитировании — Lex citationis. Со- гласно этому закону, предписывалось считать источниками права все труды пяти римских юристов (Папиниана, Павла, Гая, Ульпиа- на и Модестина), как и труды тех юристов, на которых ссылаются эти пятеро. В случае несогласованности между мнениями юристов побеждала та сторона, на которой находился Папиниан, но согласо- ванное мнение двух других юристов было авторитетнее мнения Па- пиниана. Между тем, мнение Папиниана было предпочтительней мнения любого другого юриста. При применении юридических по- ложений судья должен был перечислять мнения давно умерших юристов, содержащиеся в их трудах, поэтому этот институт назы- вался “сенатом мертвых”. § 67. Конституции — leges Единственным активным творцом общеобязательных норм по- ведения в период домината был император, который принимал кон- титуции, называемые leges. При принятии конституций импера- тор не был обязан придерживаться никаких формальностей (quod principi placuit, legis habet vigorem) — то, что было угодно прин- цепсу, имело силу закона, однако при принятии эдиктов императо- ры сотрудничали с квесторами, consistorium sacrum или с сенатом.
58 Книга I. Общественно-экономические отношения и источники права Кроме конституций, существовавших и в предыдущий период, появились так называемые прагматические санкции (sanctiones prag- ma ticae). Они представляли собой акты, которыми император одной половины империи принимал конституцию, принятую императо- ром другой половины с целью ее применения и на своей половине империи. § 68. Общие черты постклассического римского права Император как основной орган власти и управления в период домината перенял от магистратов и юристов функцию адаптации постоянного права к новым общественно-экономическим отношени- ям. Императорские конституции содержат много нового, нехарак- терного для классического римского права. Римская экономика утратила черты классического рабовла- дельческого хозяйства, когда основным производителем был раб. В постклассическом Риме утвердилось производство, основанное на труде свободных и полусвободных производителей, которые были экономически связаны со своим занятием и местом жительства. Появились элементы сбалансированного общественного устройст- ва, характерные для феодальной общественно-экономической фор- мации: в статусном праве, например, было запрещено покидать обрабатываемую землю, а ремесленникам — менять место житель- ства или профессию; в области семейного права был разрешен брак лишь между лицами, занимающимися одним делом; в имуществен- ном праве вместо краткосрочных договоров аренды земли заклк)- чались долгосрочные договоры, предвещающие распределение соб- ственности вопреки классической римской частной собственности, которая была характерна для классического римского права; в обя- зательственном праве заключались договоры о патроциниуме и прекариуме, а в наследственном праве появились универсальные и сингулярные фидеикомиссы. Было упразднено деление права на jus civile и jus gentium, что привело к уравниванию всех свободных жителей римской империи в положении подданных перед одним императором. Два ранних правовых порядка объединяются в jus — порядок, сохранившийся от предыдущих периодов. В отличие от jus, leges, который составлял новый правовой порядок, созданный импера- торскими конституциями, содержал новые феодальные элементы, а также идеи христианства. Правовой порядок leges содержал ряд институтов, которые установились среди неримского населения, и поэтому в совокупн- сти постклассическое право представляло собой синтез права рабо-
'l.icTb Ш. Общественно-экономические отношения в римском государстве 59 |адельческого мира и ростков феодального права, корни которого находятся в римском праве. В области защиты права перемены проявились прежде всего в отказе от правовой защиты со стороны бюрократических органов, которые были связаны между собой в единую пирамидальную за- висимость. Это способствовало появлению различных нововведе- ний, так, например, делопроизводство разделилось на две части (in )ure и a pud judicem), была введена узаконенная теория доказательств и т. д Противоречия между jus — порядком, сохранившимся из про- 1лого, и leges — новым порядком, содержащимся в конституциях императоров, выявили потребность в кодификации римского права. Высшую точку этой кодификаторской активности представляет >бой кодификация Юстиниана. Раздел четвертый КОДИФИКАЦИЯ РИМСКОГО ПРАВА Наличие огромного количества общеобязательных правовых норм, которые создавались самыми различными способами уже к концу периода республики, подвели к вопросу о кодификации рим- кого права двух выдающихся правителей, Помпея и Цезаря. Меж- ду тем, им так и не удалось ничего предпринять в этом плане. Несмотря на это, активная роль преторов в приспособлении римского jus civile к потребностям рабовладельческой экономики и рабовладельческих общественных отношений способствовала тому, то и некодифицированное римское право в основном успешно справ- лялось со своими задачами и действовало как единая гармоничная инхронизированная система. Кодификация права стала необходи- мой, когда дело дошло до резкого разделения между органами, при- нимающими законы, и органами, применяющими законы. Преторы не могли больше исполнять свою функцию адаптации права к но- вым общественно-экономическим отношениям, функция создания нрава сконцентрировались в руках принцепсов. § 69. Римские кодификации до Юстиниана Наиболее ранней кодификацией римского права являются За- коны XII таблиц. Затем Адриан совершил кодификацию эдиктов городских и перегринских преторов. Частные кодификации (codex Gregorianus и codex Hermogenianus) в последующем сменяются
60 Книга I Общественно-экономические отношения и источники права официальными кодификациями: Codex Theodosianus — первая офи- циальная кодификация leges, собранных от начала правления Кон- стантина Великого до Феодосия. Комиссия, работавшая над этой кодификацией, составила 16 книг, разделенных на главы и пара- графы. Труд комиссии был освящен и санкционирован императо- ром Феодосием в 438; — Novelae leges или novella е constitutiones были дополнением кодекса Феодосия, содержащим конституции, изданные Феодосием после принятия кодекса конституций императора Валентина И и Майориана. Части этого собрания сохранились в варварских коди- фикациях римского права; — Constitutiones Sirmondi — содержит 16 конституций цер- ковно-правового содержания. Вероятно, была написана в пятом веке. Ее обнаружил Jacobus Sirmondus в 1631 году. § 70. Варварские кодификации римского права Когда на территории Западной римской империи были созда- ны раннефеодальные государства, варварские правители галло- римского населения, согласно персональному принципу, не приме- няли варварское право, а создали собрания правовых норм — не- кую разновидность кодификации римского права, которые были ис- точником права римских подданных варварского происхождения. Эти собрания, скромные по своему объему и содержанию, далекие от своих классических образцов, известны под общим названием lex romanае barbarorum — варварские собрания римского права. — Codex Eureci (codex Euricianus) составлен около 475 года по приказу вестготского короля Эриха, который действовал как за- меститель префекта в Галлии. Это согласуется с тем, что кодекс был составлен в виде эдикта. Сохранилась лишь малая его часть, хотя и сам эдикт был невелик по объему. Содержит части ранее принятых кодификаций. — Lex roman a Visigothorum или Bre viarum Alaricianum. Со- ставлена в 506 году по приказу короля вестготов Алариха II. Со- держит части ранее обнародованных кодификаций и фрагменты трудов Гая, Павла и Папиниана. — Lex Roman a Burgundionum. Гундобад, король Бургундии, принял варварский сборник, разработанный на основе более ран- них кодексов, Sententiae Павла и Instituciones Гая — Edictum Theodonci. Теодорих, король остготов и патриций Восточной римской империи, в 507 году провозгласил собрание за- конов, которые были обязательны для бывших жителей Италии Разработан на основе постоянных кодексов и Sententiae Павла Часть III. Общественно-экономические отношения в римском государстве 61 § 71. Кодификация Юстиниана Император Юстиниан (527—566) — последний, кто сумел объ- единить большие части Восточной и прежней Западной римской империи. Согласно некоторым авторам, это последний римский пра- витель, а согласно другим — первый византийский правитель. Юс- тиниан сознавал, что правовая неопределенность является резуль- татом неупорядоченности римского права и прежде всего — проти- воречия между jus и leges. Понимая, что государство основывается не только на силе оружия, но и на праве, Юстиниан решил провес- ти кодификацию всего римского права: источников, содержащих jus, и источников, содержащих leges. Особенно он хотел устранить различия между jus vetus и jus novum (древним римским правом, содержащимся в трудах классических правоведов, и новым пра- вом, проистекающим из конституций римских императоров), соз- дав, таким образом, единую правовую систему и стремясь с ее по- мощью вернуть стабильность римскому государству. Работа над кодификацией осуществлялась с помощью юри- стов, занимающихся практической и теоретической деятельностью, под руководством прославленного Трибониана, который был глав- ным и подлинным творцом кодификации. Хронологически рассматриваемая кодификация создавалась в таком порядке: сразу после вступления на престол Юстиниан при- казал комиссии кодифицировать установления императоров — leg- es. Комиссия разработала Novus codex Justinijanus. Вероятно, под влиянием Трибониана было решено приступить к разработке новых собраний, прежде всего имея в виду наибо- лее известные труды по римскому праву, труды классических юри- стов — jus. Так была создана Digesta (Pandectae). Позднее присту- пили к работе над официальным учебником права — Institutiones. Составленный перед этим сборник императорских установлений был дополнен, и таким образом был создан Codex repetitae praelactionis. Под конец был составлен сборник конституций, которые были пло- дом законодательной деятельности Юстиниана — Novelae. I. Novus codex Justinijanus (529 год) был лишь зачатком коди- фикационной работы Юстиниана. Кодекс - собрание император- ских конституций (leges). Работа началась с учреждения комиссии под предводительством Трибониана Пользуясь ранее созданными кодексами (Gregorianus, Hermogenianus, Theodosianus) и новыми конституциями, комиссия создала первый кодекс Юстиниана, ко- торый вступил в силу в 529 году. 2. Digesta или Pandectae (533 год) — наиболее объемная и зна- чимая часть кодификации. Была сформирована новая комиссия, в которую вошли самые известные юристы, правоведы, высшие госу- дарственные чиновники и адвокаты под председательством Три-
62 Книга I Общественно-экономические отношения и источники права бониана, имевшая своей задачей проведение кодификации всего jus, начиная с Законно XII таблиц до источников права в постклас- сическом Риме. В ходе трехлетней интенсивной работы комиссия просмотрела около 2000 книг. Конечным результатом явились Digesta, или по-гречески Pandectae, большое собрание jus, которое вступило в силу в 533 году. Дигесты были поделены на 50 книг, в которых были проработаны все установления в области публичного и частного права. Книги делятся на заглавия (титулы), кроме трех, содержащих один единственный titulus. Отдельные титулы поделе- ны на фрагменты с указанием имени автора и труда, из которого был взят фрагмент. Такая система работы сделала возможным позд- нее осуществить реконструкцию многих трудов классических юри- стов и эдиктов преторов. Таким образом, благодаря методам, ис- пользованным при ее составлении, эта часть кодификации имеет особое значение для изучения истории всего римского правового порядка, а благодаря своему содержанию, Digesta, или Pandectae, носит обгцезнциклопедический характер. 3. Institutiones (533 год) представляют собой краткий справоч- ник, который имеет вводный характер и предназначен для молоде- жи (“cupida legum juventus”), желающей изучать законы. Институ- ции состояли из четырех книг и очень кратко трактовали проблемы в области статусного, семейного, имущественного, обязательствен- ного и наследственного прааа. Книги состояли из титулов. Деления на фрагменты не производилось Позднее отдельные титулы были разделены на principium и фрагменты 4 Codex repetitae praelactionis (534 год) был очищенным, т. е. переработанным Novus codex Justinijanus. Он был принят после неудачной попытки с Quinquaginta desisiones — пятьюдесятью по- становлениями. которые издал Юстиниан под влиянием Трибониа- на с целью разрешения несогласованных противоречий между Ди- гестами и Институциями, с одной стороны, и Новым кодексом Юс- тиниана, с другой. Но это решение не было практически примени- мым, и вместо него был разработан Codex repetitiae praelactionis, который сохранился до нашего времени. Его материалы поделены на 12 книг, которые также поделены на титулы. В рамках титулов собраны законы (leges) с обозначением авторов конституций, пред- писания которых охватывали кодификаторы. 5. Novellae — это конституции, которые Юстиниан провозгла- сил после завершения работы над Институциями, Дигестами и Ко- дексом. Это частная кодификация, состоящая из 150 конституций, плод законодательной деятельности Юстиниана, охватывающая все области правовой жизни. Принимая во внимание, что Novus codex Justinijanus не сохра- нился, Юстинианова кодификация — Corpus juris civilis, как она
Часть III Общественно-экономические отношения в римском государстве 63 была названа в средние века, состоит из: Digesta (или Pandectae), institutiones, Codex repetitae praelactionis и Novellae. Значение Юстиниановой кодификации, без сомнения, велико. Это крупнейший кодификационный труд во всей античности, а мо- жет быть, и во всей истории права, если принимать во внимание его содержание и влияние, оказанное на дальнейшее развитие права. Система, по которой работала комиссия, дает возможность изу- чать историю всего римского права в совокупности. С другой сторо- ны, начало развития правовой науки в средние века связано с изу- чением Дигест, им же обязаны своим появлением новые школы, лкие как — школа глоссаторов, постглоссаторов, школы “элегант- ной юриспруденции” и пандектистов. Установления Юстиниановой кодификации долгое время при- менялись в Европе в качестве субсидиарного правового порядка буржуазного общества в период его становления, а также во время тановления первых гражданских кодексов, которые восприняли многие положения римского права в регулировании товарно-денеж- ных отношений в период либерального капитализма.
ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Римское право по Юстиниановой кодификации § 72. История Юстиниановой кодификации в Византии Достаточно долго, почти два века. Юстинианова кодификация применялась в Византии без значительных изменений. Но так как кодификация была написана на латыни (кроме новелл), а грече- ский язык в большей степени был служебным языком, Юстиниан разрешил свою кодификацию механически перевести на греческий (Kata podes), чтобы систематизировать составление индексов (indi- ces) и выявить параллельные места (paratitla). Хотя Юстиниан запретил без его согласия комментировать или исправлять текст кодификации, все же части кодификации ком- ментировались знаменитыми юристами, жившими в то время (Тео- фил, Доротей, Стефан, Кирилл и другие), и стремившимися адап- тировать старые тексты к новым условиям феодального строя, ха- рактерным для византийской эпохи. Византийские цари также изменяли установления Юстиниа- новой кодификации, создавая новые конституции и даже целые сборники с целью их приспособления к новым общественно-эконо- мическим условиям византийского общества. Лев Исаурийский, известный иконоборец (иконокласт) издал Eklogi ton nomen (740 год) и три сборника: nomos georgikos (сель- ский закон), nomos Rhodion (морской закон) и nomos strategikon (воинский закон). Царь Василий Македонский (867—886) заменил Юстинианову кодификацию тремя сборниками: Proherion, Epanagoga и Vasiliki. Среди них наиболее значительными являются Vasiliki, которые на- чал Василий Македонский, а завершил Лев Мудрый (886—911). Vasiliki — это целостная переработка Юстиниановой кодификации. После этой кодификации появился интерес юристов и коммен- таторов к толкованию и обработке права, составляющего содержа- ние сборника. Среди многочисленных обработок Vasiliki — Heksa- biblos или Шестикнижие Константина Герменопулоса 1345 года. § 73. Историк Юстиниановой кодификации на Западе Юстинианова кодификация вступила в силу в Италии в 554 году. Это было сделано особой конституцией, принятой по просьбе
Часть IV Римское право по Кодексу Юстиниана 65 папы Вергилия, т. е. с sanctio pragmatics pro petitione Virgili. Ита- лия вскоре после смерти Юстиниана попала под власть лангобар- дов. Короли лангобардов и другие германские короли для регули- рования отношений в государстве издавали собственные сборники. Между тем, влияние Юстиниановой кодификации очевидно не только в этих сборниках, но и в формулировании канонического права ка- толической церкви, чье влияние как организованной системы нача- лось тогда на территории Западной римской империи. Между тем, Юстинианова кодификация, которая базировалась на чистой частной собственности, теряет свое влияние в период феодализма, характеризующийся утратой интереса к товарному производству и возвратом к натуральной экономике. Лишь с ожив- лением городского хозяйства, торговых связей между городами и областями усиливается интерес к Юстиниановой кодификации и римскому праву. Школой, которая начала заниматься научным изучением Юс- тиниановой кодификации, прежде всего Дигестами, была школа глос- саторов. Начало деятельности этой школы положил Прений, кото- рый в Болонском университете начал изучать римское право. Он первым начал производить глоссирование, Т. е. писание объяснений на полях или между строк оригинального текста кодификации. Его последователями являются четверо докторов права. Martinus, Bulgarus, Jacobus, Hugo. Из разных земель Европы приезжали молодые люди в Боло- нью и другие города Италии изучать римское право. Студенты этих правовых школ возвращались домой и встраивали в уставы своих родных городов идеи римского права. Принятие римского права уставами отдельных городов охватывало части Юстиниановой ко- дификации, обработанные глоссаторами. Глоссированные части Ко- декса Юстиниана составили труд “Glossa ordin aria”, созданный Аккурсием (середина XIII века). Изучение римского права с целью приспособления Юстиниа- новой кодификации и применения ее в действующем правовом по- рядке (mos docendi italicus) являлось основной задачей глоссаторов. Но с середины XIII века, беря отталкиваясь от Glossa ordinaria, развивается новый вариант mos docendi italicus — итальянский метод 1зучения Это — школа комментаторов, или постглоссаторов. Исхо- дя из глоссированных частей Юстиниановой кодификации, пред- ставители этой школы приспособили римское право к новым усло- виям жизни, к практическим потребностям, создавая абстрактные юридические понятия — обобщали, извлекали основы и определе- ния из конкретных решений. Многие дефиниции и выражения, при- писываемые римлянам, в сущности, являются плодами деятельно- сти школ глоссаторов и постглоссаторов. Крупнейшими представителями школы постглоссаторов-ком- ментаторов являются’ Cinus, Bartolus, Baldus и другие. Внедрение 4-614
66 Книга I. Общественно-экономические отношения и источники пращ римского права в практику самым непосредственным образом реп лизовалось в Германии, причем по приказу правителей. Причина этого многочисленны: во-первых, германские властители считали себя законными наследниками римских императоров, во-вторых феодальная раздробленность и т. д. По решению императора Мак симилиана I в 1495 году римское право, обработанное глоссаторами и постглоссаторами, было реципировано — принято в качестве пра вового порядка, согласно с которым мог действовать Верховный суд германской империи, как того требовали стороны. Право, содержа- щееся в Юстиниановой кодификации, трактовалось как субсидиар ное право (применялось по просьбе сторон и тогда, когда не были правовых норм для регулирования данных отношений), а также как общее право, единое на всей территории государства. Римское право как субсидиарное право и общее право стало основным пра- вовым порядком благодаря предпочтению, которое ему отдавали стороны, действовавшие по этому правовому порядку. Таким обра- зом, предполагалось — jure novit curia, что суд признает римское право, в то время как те, кто ссылались на императорское право, должны были доказывать не только факты, рассматриваемые су- дом, но и существование соответствующих царских указов. Нормы римского права включались в новый порядок, который рождался в Европе, в период первичного накопления капитала. Рим- ское право находилось в согласии с интересами молодого буржуаз- ного класса, и это право было принято не только в Германии, но и в Англии, Голландии, Франции и в других государствах Европы. Та- кое внедрение римского права было противно интересам крестьян, которые кроме войн, восстаний и других проявлений своего недо- вольства, вели борьбу и за то, чтобы все доктора права были Изгна- ны с территории государства. Новым течением в правовой науке, появившимся в конце XV и начале XVI века и тесно связанным с изучением положений Юсти- ниановой кодификации, является историко-правовая школа, или школа “элегантной юриспруденции” (названная так из-за стремле- ния ее представителей к элегантному стилю письма, или mos docendi gallicus). Представители этой школы, опираясь на идеи гуманизма и ренессанса, приступили к изучению истории римского права, воз- вращаясь к оригинальным античным источникам права. Предста- вителями этой школы являются итальянец Alciatus, француз Bud- daeus, немец Zasius. Среди представителей этой школы —- Cuiacius и Gothofredus, который первым издал Юстинианову кодификацию под названием Corpus juris civilis, применив новое изобрете-ние — типографию. Практическое изучение предписаний римского права предпри- няли камералисты (от названия верховного суда) или пандектисты (от Pandectae — греческого названия важнейшей части Юстиниа-
Чисть IV. Римское право по Кодексу Юстиниана 67 |с >и кодификации.) Они обработали главнейшие части Юстиниано- вой кодификации, сообразуясь с новым временем. Так было созда- но новое право, которое не было римским, хотя и исходило из него; пандектное право, или usus modernum pandectarum. Представите- mii Duaren и Donelo во Франции, Karpcov в Германии. Пандектное право сохранялось и развивалось в XIX и XX веках. Представите- 1111 Dernburg, Vindstajn и другие. Школа натурального права появилась в XVII веке. Ее основа- и-ль — Гроциус. Эта школа стремилась к созданию правового по- ридка, основанного на принципах человеческого разума и челове- н ской природы. Этот порядок должен быть вечным и неизменным. ( । ремясь к единому рациональному правовому порядку, предста- пители этой школы пытались обойти различия между семейным и общественным римским правом. Под влиянием школы натурально- к> права в XVIII и XIX веках были приняты законодательства, которые представляют собой буржуазные гражданские законода- п льства периода либерального капитализма. Самым известным из них является французский Гражданский кодекс 1804 года — Code । ivile. Этим законодательством было исключено непосредственное применение римского права как субсидиарного права и были при- । 1ты те правовые нормы, которые соответствовали молодому бур- ку азному классу и содержались уже в римском праве. Обновленная историческая школа считала, что право и право- ной порядок не являются отражением абстрактной человеческой природы и абстрактного человеческого ума, но проистекают из на- циональной природы и национальных свойств каждого отдельного парода. Так как представители этой школы исходили из отказа от принятия единого правового порядка, без того, чтобы изучать исто- рию каждого народа и независимо от национального духа, это спо- обствовало развитию изучения римского государства и римского права. Ученые, которые таким способом изучали римское государ- < 1во и право, многочисленны. Среди них — Савиньи, Пухта, Иеринг, Момзен, Брунс, Ленел, Карлова, Кик, Моние, Бонфанте, Лранго-Руиз, Венгер, Касер и др. Историки римского права, которые исходят из положений ис- торико-материалистического и диалектического метода, стремятся । >бъяснять возникновение и развитие римского государства и права и соответствии с развитием общественно-экономических отноше- ний, столкновением классовых интересов и классовой борьбой в рим- । ком общественном и государственном сообществе.
КНИГА ВТОРАЯ Частное, имущественное и процессуальное право (JUS QUOD AD PERSONAS, JUS QUOD AD RES ET JUS QUOD AD ACTIONES PERTINET) ЧАСТЬ ПЕРВАЯ Частное право (JUS QUOD AD PERSONAS PERTINET) Раздел первый СТАТУСНОЕ ПРАВО § 74. Понятие статусного права Jus quod ad personas pertinet или право, относящееся к луцам (частное право), в трудах римских правоведов делилось на две ос- новные группы правовых установлений: правовые установления, регулирующие вопросы право- и дееспособности субъектов права как участников общественной и частной жизни римского общества и правовые установления, регулирующие правовое положение от- дельных лиц в семье (72). С этой точки зрения было принято делить частное право на статусное и семейное право. Статусное право представляло собой собрание правовых уста- новлений первой группы. Оно охватывало правовые установления, регулирующие правовое положение (status) отдельных лиц (perso- na, caput) и целых категорий населения римского государства как участников общественной и частной жизни, иными словами, ста- тусное право представляло собой собрание правовых установле- ний, регулирующих вопросы право- и дееспособности субъектов права. а) Правоспособность и дееспособность. — Для определения правового положения (status) отдельных лиц (субъектов права) рим-
Часть I Частное право 69 । кие юристы употребляли понятия правоспособность и дееспособ- ность (capacitas juridica и capacitas agendi) (73). Понятие правоспо- •бности не было определено в трудах римских юристов. Однако многие сохранившиеся фрагменты свидетельствуют, что римляне под понятием правоспособности подразумевали свойство лиц (субъ- ектов) быть носителями прав и обязанностей. В связи с тем, что нрава и обязанности, входящие в понятие правоспособности, отно- < ились к разнообразным вещам, было принято делать различие между правоспособностью в публичном праве (jus publicum) и пра- воспособностью частного права (jus privatum). Правоспособность в области публичного права (политическая |равоспособность) состояла из частичной или полной возможности отдельных субъектов участвовать в общественной жизни римского государства как носителей активного и пассивного избирательного права (jus suffragii и jus honorum), служить воинами в римских пегионах, быть участниками римских религиозных и светских празд- неств и в целом поступать как лица, которым позволено влиять на ючение государственных дел.ГБудут ли эти полномочия увеличи- паться или уменьшаться, чаще всего зависело от этнической при- надлежности, социального положения, пола и личных способностей каждого индивидуума. Правоспособность в области частного права (частно-правовая способность) состояла из возможности отдельных субъектов быть носителями частичного или полного права в частной жизни, что означало признание за ними возможности пользоваться римскими установлениями семейного права (jus connubn), установлениями имущественного права (jus commercii) и установлениями процессу- ального права (legitimatio activa et passiva) Объем полномочий от- дельных субъектов в области частного права в основном зависел от положения в семье, но также и от причин, от которых зависели полномочия в области публичного права. В трудах римских юристов понятие дееспособности также не было определено. Однако, римляне под этим понятием подразуме- вали способность субъектов права самостоятельно выступать в пра- вовом процессе, т. е. самостоятельно пользоваться признанными пра- вами и самостоятельно исполнять собственные обязанности. Иными словами, дееспособными признавались те лица, которые были спо- собны от своего имени и по собственному разумению предприни- мать правовые действия, лично осуществлять достигнутые права и лично исполнять взятые на себя обязанности. С этой точки зрения дееспособность разделялась на две подгруппы: дееспособность в узком смысле, или способность от своего имени и по собственному разумению предпринимать правовые действия, и способность лич- но отвечать за собственные противоправные поступки соответствен- но так называемой деликтной ответственности. Дееспособность —
70 Книга II. Частное, имущественное и процессуальное правь большая или меньшая — зависела главным образом от возраста, способности суждения и пола отдельных субъектов. Б) Субъекты права. — На основе установлений римского пра- вового порядка лишь люди могут быть носителями прав и обязан ностей, или субъектами права, ибо право и существует ради лю- дей: hominum causa опте jus constitutum est. (74) Между тем, это не означало, что в Риме лишь индивидуумы могут быть признаны субъектами права. Юридическими лицами могут быть признаны и юридически оформленные коллективы, и отдельные имуществен- ные объединения, предназначенные для длительного удовлетворе- ния потребностей определенного круга лиц. Кроме того, субъекты! права делились на индивидуально определенные, или физические лица (personae physicae) и юридические лица (personae morales или personae juridicae). Глава первая ПРАВОСПОСОБНОСТЬ ФИЗИЧЕСКИХ ЛИЦ Физические лица, или люди как индивидуумы, когда-то не были субъектами права. В родовом общественном устройстве, когда пра- ва еще не существовало, действовало обычное правило, согласно которому лишь представители рода на территории рода как равно- правные товарищи, могли пользоваться благами совместной жизни и с одинаковой возможностью участвовать в решении злободнев- ных проблем. (75) Все другие физические лица — представители других родов — были врагами. Эти лица были объектами, которы- ми представители рода, в меру собственных сил, могли свободно располагать и которые могли даже уничтожать. С расширением родовой организации (период военной демократии) и с ее перерас- танием в государство право свободного проживания на территории родового союза или соданного им нового государства признавалось не только за членами родового союза и не только за лицами, по этническому происхождению принадлежащими к народу, основав- шему государство. Такое право признавалось и за всеми покорен- ными и присоединенными племенами. При этом, представители по- коренных племен, в отношении располагаемых ими прав, оказыва- лись в худшем положении, чем представители рода, организовав- шего государство. Кроме этих групп свободных жителей — во все времена существования римского рабовладельческого общества — были и лица, за которыми не признавалось даже право на жизнь. Это были физические лица в положении рабов. Три указанных круга лиц, из которых одни пользовались правами, гарантированными ।
I 1сть I. Частное право 71 11| авовым порядком, другие — лишь правом на жизнь и свободу, а । ретьи не имели никаких прав, в источниках римского права были обозначены как круг лиц, пользующихся правом гражданства (sta- ins civitatis), круг лиц, пользующихся правом свободы (status liber- intis) и круг лиц, находящихся соответственно в положении рабов (in statu servitutis). Поэтому, освещая вопросы правоспособности фи- nt ческих лиц, римляне говорили о status civitatis, status libertatis и о положении людей, не обладающих ни одним из этих статусов, находящихся в рабском состоянии, в положении объектов права. § 75. Правоспособность римских граждан (status civitatis) Cives romani или физические лица в положении римских гра- кдан (status civitatis) не были одинаковы и равноправны. Содержа- ние их прав было различным не только в отдельные периоды раз- нятая римского государства, но и в зависимости от места, которое в данном общественном слое занимали отдельные индивидуумы. Впро- чем, в Риме не существовало ни реальной, ни формальной демо- кратии даже для граждан римского государства. а) Приобретение гражданства. — Римское гражданство при- обреталось по рождению (jus sanguinis) или путем натурализации (naturalisatio). С тех пор как, согласно римскому праву, было запрещено уби- вать и бросать детей, кроме уродов (portenta, monstra, prodigia) и детей, очевидно не способных к существованию (personae debiles) (76), право римского гражданства, по большей части в момент рож- дения, получали дети от брака между римскими гражданами (77), внебрачные дети римских граждан и дети, рожденные женщиной, которая в момент родов была рабыней, если во время беременности хотя бы некоторое время пользовалась гражданскими правами (fa- vor libertatis). В порядке исключения, дети, рожденные римской ражданкой, находящейся в браке с перегрином без jus conubii, со- гласно уложению lex Minicia, достигали положения перегринов. Правоспособность ребенка наступала в момент, когда роды были свершены, то есть когда ребенок отделялся от пуповины (partus perfectus). Чтобы достигнуть правоспособности римского гражда- нина, ребенок, отделенный от пуповины, должен был быть живым. В классическом праве существовал спор между сабинианцами и прокулеанцами, следует ли считать живым ребенка, подавшего ка- кой-то любой признак жизни, или только закричавшего после ро- дов. Победило мнение сабинианцев, что достаточно любого призна- ка жизни.
72 Книга II. Частное, имущественное и процессуальное право Гражданских прав, то есть правоспособности пользоваться jus proprium civium romanorum, не могло получить не родившееся дитя. В виде исключения, для неродившегося ребенка, чей отец умер после зачатия, но до родов (postumus), существовало правило: | infans conceptus pro jam nato habetur, quotiens de commodis ejus agitur (78). На основе применения этого правила за еще нерожден- ным ребенком, при двух условиях, сохранялось наследное и неко- торые другие имущественные права. Условия были таковы: ребе- нок по смерти отца должен был родится живым и не позднее деся- ти месяцев после смерти предполагаемого отца. (79) Лица, которые не были гражданами Рима по рождению, могли достичь римского гражданства путем натурализации. Натурализа-1 ция могла быть публичной или частной. Частная натурализация лиц без гражданства допускались ка- ждым pater familias (главой римской семьи) путем адопции, или| усыновления лиц, рожденных вне римской семьи. Такое же дейст- вие оказывали манумиссии, или освобождение из рабства. Между тем, в классический период римское гражданство получали не все освобождаемые рабы, но только те, которые были освобождены оп- ределенным формальным способом. Гражданства достигали и те рабы, которые были освобождены согласно предписаниям lex Fufia Caninia и Lex Aelia Sentia. (80). Только в постклассическом праве возобладало мнение, что любой раб, освобожденный господином- гражданином, независимо от способа освобождения, должен был получать гражданские права. Публичная натурализация, по решению государственных ор- ганов (сенат, консулы, преторы, правители провинций, принцепс или император) могла быть обычной или в виде исключения. , Обычная натурализация давалась лицам, выполнившим опре- деленные условия. Предполагаемые условия были более благопри- ятными для лиц в положении латинов и более тяжелыми для лиц в положении Перегринов. Натурализация в виде исключения дава- лась тем лицам и даже целым городам и отдельным народам, кото- рые имели выдающиеся заслуги перед Римом. (81) Так, например, по lex Plautia Papiria (89 год до н. э.) римское гражданство получили все свободные жители Италии, а по constitutio Antonian а (212 год н. э.) и все свободные жители империи, кроме тех, кто находился в положении покоренных. В конце концов, по beneficium principale Юстиниана и они получили гражданство, и с тех пор все свободные жители римского государства были и его гражданами. б) Содержание римского гражданства. — В ходе развития рим- ского государства оформились группы публично-правовых и част- но-правовых полномочий, которые и составляли содержание рим- ского гражданского права. Между тем, многие из этих прав, да и целые их группы, не существовали ни как гражданские права за
Часть I. Частное право 73 нее время развития римского государства, ни как права, которые в одинаковой мере были доступны всем его гражданам. В области публичного права (политические права), например, было принято считать гражданскими правами: jus suffragii или ак- тивное избирательное право (право граждан подавать голоса на собраниях); jus honorum или пассивное избирательное право (пра- во граждан быть избранными носителями публичных служб); пра- во вступать в легионы; право участвовать в религиозных или свет- ских празднествах и право принимать участие в общественной жизни государства. Все эти гражданские права существовали в старом Риме и во время республики. Между тем, во время принципата, когда были отменены собрания и когда Рим ввел постоянное плат- ное войско, исчезли и jus suffragii и jus honorum, как и право нести службу в легионах. Точнее говоря, во время домината римские гра- ждане остались без каких-либо публичных или политических прав. В этом отношении римское гражданство было лишено всякого со- держания. В области частного права римские граждане имели jus connu- bii, или право заключать римский брак, и jus commercii, или право пользоваться установлениями римского имущественного права: пра- вом на собственность и другими имущественными правами, правом вступать в обязательственно-правовые отношения, правом насле- дования в активном и пассивном значении и правом на правовую защиту. Кроме того, как особое право римских граждан, существо- вало и право на tria nomin а (82). Вышеприведенные частно-право- вые полномочия существовали и использовались как гражданские права на протяжении всей истории римского государства. Все приведенные права публично-правового и частно-право- вого характера даже тогда, когда признавались правами граждан- скими, не были доступны всем гражданам Рима в одинаковой мере. Приведенными правами в полном объеме могли пользоваться толь- ко cives optimo jure или высшие слои римского населения (patricii, nobili, honestiores). Cives minuto jure или подчиненные слои рим- ского населения, как правило, не имели jus honorum, никогда не имели jus suffragii, а иногда — и jus conubii. В сущности, конкрет- ное содержание гражданских прав римлян зависело не только от эпохи в развитии римского государства, но и от социального и об- щественного положения индивидуума. в) Ограничение правоспособности римских граждан. — Кро- ме ограничения правоспособности подчиненных граждан, или cives minuto jure, в римском праве существовали и специальные ограни- чения, которые целым группам граждан или отдельным лицам су- жали содержание гражданских прав. 1. Ограничения, которыми сужались гражданские права це- лых категорий жителей, т. е. общие ограничения правоспособно-
74 Книга II. Частное, имущественное и процессуальное праип сти, существовали для женщин, детей alieni juris, варваров, ерети- ков, отступников, евреев и колонов. Женщины как пол, в римском праве не были равноправны с мужчинами, хотя уже отдельные классические юристы подчеркивали, что неверно и несправедливо недооценивать способности представительниц женского пола. Дан ная точка зрения классических юристов привела к улучшению по- ложения женщин в области частного права. В этой области женщи-J ны были почти уравнены с мужчинами. Между тем, женщины ни когда не были уравнены с мужчинами в области политических пран Они были совершенно лишены какой-либо возможности активно! участвовать в политической жизни. Лица alieni juris, то есть лица, находящиеся под властью главы семьи, если они были совершенно- | летними мужчинами (puberes), пользовались политическими пра*1 вами своего общественного слоя, но не обладали jus commercii. Но уже с классического периода, хотя и в ограниченном объеме, за ними было признано и это право. До постклассического права (до победы христианства) принадлежность к определенной религии не приводила к ограничению гражданских прав. После победы хри- стианства еретики, отступники, варвары и евреи не только пресле- довались в уголовном порядке, но и были ограничены в правовом 1 отношении, особенно в области наследственного права. В этот пери- од специальные ограничения гражданских прав были введены и для колонов, как и для других лиц, прикрепленных к своим заняти- ям (fabricienses, ремесленники и торговцы). Лица определенных про- фессий не имели права менять занятие и заключать браки с лица- ми других профессий. Иными словами, для всех этих лиц были ограничены jus commercii и jus conubii. 2. Ограничения, которыми содержание гражданства, йостоян- но или временно, сужалось для отдельных индивидуумов при осо- бых обстоятельствах, которые возникали только тогда, когда эти лица признавались ограниченными особо или индивидуально. Та- кие ограничения содержания гражданских прав были наложены на nexi и addicti, на лица im manci pio, auctorati и abhoste redempti. Одним из наиболее ранних случаев ограничения гражданских прав в особых обстоятельствах был случай так называемого долго- вого рабства. Долговыми рабами (nexi и addicti) были лица, которые добровольно или по решению суда отрабатывали долг у доверите- ля. Эти лица до выплаты долга не имели ни публично-правовых, ни частно-правовых полномочий, за исключением того, что, по эдикту Сервия, могли поступить в легионы. Все же положение долговых рабов было лучше положения постоянных рабов, так как первые, после выплаты долгов, освобождались силой закона и им возвра- щались гражданские права того общественного слоя, к которому они принадлежали.
Часть I Частное право 75 Лица in manci pio были лицами alieni juris, которые путем man- < । patio были отторгнуты со стороны pater familias, как правило, < роком на один lustrum (на пять лет), с условием, что pater familias получал возмещение за работу этих лиц в доме нового господина. Кроме них, лицами in manci pio были признаны и те лица alieni jures, которых pater familias при каком-либо проступке передавал вместо возмещения нанесенного им ущерба. Положение лиц in man- pio соответствовало положению примитивных наемных работни- ков и иногда уравнивалось с положением рабов: лица in mancipio принуждались к operae serviles. Auctorati (gladiatores) были лицами, которые перед ланиста- ми, организаторами публичных игр, давали клятву, что будут сра- жаться по их приказу и по всем правилам гладиаторского боя. По- сле принятия таких обязательств, гладиаторы теряли свободу пе- редвижения и личную свободу, а с этим и возможность пользовать- ся гражданскими правами. Римские граждане, захваченные неприятелем, теряли граж- данство и свободу и считались рабами. (83) При родовом устройстве обязанностью выкупить пленных обременялись все члены рода; позднее, если патрон попадал в рабство, клиенты должны были его ос вобождать. В классическом и постклассическом праве обязанность выкупа пленных не была юридически отрегулирована. Если в это время какой-нибудь римлянин выкупался из рабства (ab hoste ге- demptus), он, согласно postliminium, получал все прежние граждан- ские права, кроме тех, что носили сугубо личный характер. Уста- новление postliminium основывалось на фикции, что рабства как бы не было. Все же определенные ограничения имущественного поло- жения таких лиц производились в интересах доверителя, выпла- ившего выкуп. До выплаты этой суммы, выкупаемый римлянин находился в положении, схожем с положением лиц in manci pio. 3. Другие случаи потери некоторых гражданских прав прояв- лялись как санкции, налагаемые за поведение граждан, которое, по < >бщему мнению или согласно определенным правовым нормам, при- давалось недопустимым или нечестным. Personae intestabiles, например, являлись лицами, которые участвовали при заключении определенных юридических догово- ров, особенно юридических договоров в форме per aes et libram, a потом отказывались свидетельствовать о том, что видели и слыша- ли. Такие лица больше не могли ни свидетельствовать, ни вызы- наться свидетелями (84). Их jus commercii был ограничен. Nota sensoria вписывалась в цензорские книги на какого-либо гражданина, чье небрежение государственным имуществом отсту- пало от нормального понимания долга. Граждане, на которых цен- юры вписывали nota censoria, теряли jus honorum и вычеркива- лись из списка сенаторов и благородных (эквесторов).
76 Книга II. Частное, имущественное и процессуальное право Инфамными, или бесчестными лицами были граждане, совер- шившие какой-либо бесчестный поступок, из-за которого клейми- лись как недостойные известных прав. Эта infamia называлась in- famia juris и делилась на infamia immediata и infamia mediata. Infamia immediata, или непосредственное бесчестие, наступала в силу закона (ipso jure) в случаях ложного банкротства, двоеженст- ва, женитьбе на женщине до истечения срока траура и т. д. Infamia mediata, или косвенное бесчестие, было последствием осуждения за проступки injuria, dolus, rapin a, furtum, как и за недобросовест- ное опекунство, развод, fiducia, mandatum и компаньонство. На ос- нове infamia juris бесчестные лица теряли публично-правовые пол- номочия, а частно-правовые были для них ограничены. Turpes personae, или бесчестные лица, по infamia facti, были лицами занимающимися профессией, недостойной для благород- ных римлян, или лицами, которые каким-либо другим образом в частной жизни вызывали презрение у благородных людей. Infamia facti, или turpitude, приводила к ограничению гражданских прав по решению государственных органов. г) Утрата правоспособности римских граждан. — Capitis deminutio maxima и media. — Римское гражданство утрачивалось в следствие естественной или гражданской смерти отдельного лица. 1. Естественная смерть наступала с угасанием последних при- знаков физиологических функций человеческого организма. Под- тверждение момента смерти было важным по многим причинам: в этот момент прекращались все права умершего гражданина и огла- шалось завещание (delatio hereditatis). В случае существования на- следства, с момента делации (или оглашения завещания) до време- ни аквидиции, принятия наследства, имела силу следующая (фик- ция: hereditas enim non heredis personam, sed defuncti sustinet (85), то есть считалось, что правоспособность умершего (de cujus) про- должается столько, сколько необходимо для правильного определе- ния наследника и получения им наследства. Вследствие большого значения подтверждения дня и часа смерти, особенно в наследст- венном праве, классические юристы пытались решить и вопрос о комориентах, то есть лицах, погибших в массовой катастрофе. Для решения этого вопроса они создали фикцию: считалось, что совер- шеннолетний сын, погибший вместе с отцом, переживал отца, но что отец в аналогичном случае переживал малолетнего сына. Эта фикция не применялась последовательно: когда речь шла о комо- риентах из числа вольноотпущенников, считалось, что отец и со- вершеннолетний сын умирали одновременно. Таким образом, за- щищались права патрона.(86) 2. Гражданская смерть, т. е. утрата гражданских прав каким- либо лицом, могла быть вызвана рядом событий, или юридических фактов, которые в римском праве были поделены на две основные
[асть I. Частное право 77 । руппьг. факты, которые приводили к capitis deminutio maxima и факты, приводящие к capitis deminutio media. Capitis deminutio maxima наступала тогда, когда римский гра- жданин попадал в плен к врагу, когда бывал продан в рабство trans Tiberium, а также при осуждении на смертную казнь, пожизнен- ную работу в рудниках (ad metalla) или борьбу со зверями (ad bes- tias). В этих случаях римские граждане теряли не только качество римских граждан, но и свободу и приравнивались к рабам. Capitis deminutio media наступала при переселении римского ражданина в латинскую или перегринскую общину, при перебеж- ке к врагу с осуждением на aquae et ignis interdictio (изгнание из Рима), депортацию и релегацию (ссылку). В перечисленных случа- ях римские граждане теряли гражданство, но сохраняли свободу и право быть уравненными с Перегринами или латинами. Capitis deminutio media, при повторном достижении граждан- ства, особенно если потеря гражданства не была связана с уголов- ным правонарушением, отменялась jus postlimini. В других случаях повторное достижение гражданства (реин- теграция) могло быть допущено лишь по решению государствен- ных органов (beneficio principali). § 76. Правоспособность латинов и Перегринов (status libertatis) Жители покоренных и присоединенных общин и государст- венных объединений (municipia, coloniae, civitates) не были всецело превращены в рабов. На основе договора, заключенного с Римом, многие из них сохраняли свободу — status libertatis. Status liberta- tis (право на свободу) ценился высоко: libertas inaestimabilis res est — так как в общественной жизни оставлял право на самоуправ- ление, а в частной — право пользоваться собственным порядком. Правовое положение римского населения, имеющего status libertatis, не было одинаковым. С учетом различий, это население делилось на латинов и перегринов. а) Латины. — Латины были представителями племен, этни- чески родственных римлянам, а живущие в Лациуме, назывались latini veteres или Latini prisci. Эти латины, на основе легендарного договора 494 года до н. э., были включены в состав римского госу- дарства (Foedus aetemum). Их положение было почти одинаковым с положением римских граждан. Они имели все права, кроме jus honorum и права служить в римских легионах. Они служили во вспомогательных подразделениях римского войска, называемых nomen latinum. Status civitatis (положение гражданина) они дости- гали при переселении в Рим, при условии, что оставят в своей об-
78 Книга II. Частное, имущественное и процессуальное право щине хотя бы одного сына (sripem a se). Правовое положение ста- рых латинов исчезло, когда всем свободным жителям Италии было предоставлено римское гражданство (90 год до н. э.) Правовое положение, одинаковое с положением latini veteres, имело и население римских и латинских колоний (latini coloniarii), основанных до 338 года до н. э. После этого периода права жителей латинских и римских колоний были уменьшены. Latini coloniarii с тех пор обозначались как latini novi. Эти латины не обладали ни jus suffragii, ни jus connubii. Они сохранили лишь jus commercii, или право пользоваться предписаниями jus civile в имущественных сдел- ках. В зависимости от того, каким образом достигалось гражданст- во, latini coloniarii, или latini novi, делились на латинов, за которы- ми был признан latium maius, и на латинов с latium minus. Жители латинских общин, за которыми был признан latium maius, могли достигать римского гражданства, если в своей общине исполняли должности декуриона, или члена общинного сената, а жители об- щин с latium minus — лишь при условии, что в своей общине они исполняли должность магистрата (douviri, aediles questores). Кроме того, latini coloniarii, или latini novi, могли достигать гражданства и другим образом, если выполняли условия, предусмотренные для достижения этого права. Кроме упомянутых двух слоев латинов, по происхождению родственных римлянам, в течение римской истории многие общины иностранного происхождения в Италии, Галлии, Испании, Македо- нии, Греции и Малой Азии, а также в других частях римской импе- рии, как награду за союз с Римом, обретали правовое положение, которым обладали латинские общины, и даже (до 268 года до н. э.) положение одинаковое с положением общин старых латинов (lAtini veteres), а позднее их положение стало равным положению новых латинов. б) Перегрины. — В древности любой чужеземец, захваченный на территории римского государства, считался врагом, если, как клиент, не находился под защитой какого-нибудь римского граж- данина, или если не пользовался правом убежища с целью получе- ния гражданства. Каждый такой чужеземец считался объектом права, т. е. res nullius, и каждый римский гражданин мог превра- тить его в раба. Только после первых крупных завоеваний римляне начали признавать право на свободу — status libertatis — и для представителей отдельных этнически отличных от них племен. Представители неримской и нелатинской общины, за которыми в Риме было признано право на свободу, именовались Перегринами. Кроме того, перегринами считались и римские граждане, претер- певшие capitis deminutio media и некоторые освобожденные рабы. Видное место среди перегринов занимали socii italici, представите-
Часть I. Частное право 79 ли италийских племен, которые в 90 году до н. э., после союзниче- ской войны, добились гражданства. Основное право, которое на основе status libertatis имели Пере- грины, было право пользоваться установлениями своего собствен- ного правового порядка, особенно в регулировании внутренних от- ношений. В этом смысле были ограничены лишь дедитиции — Пе- регрины, покоренные силой. Последние должны были повиноваться leges datae. Кроме того, Перегрины не обладали ни одним из тех полномочий, что исходили из jus civile или jus proprium civium ro- manorun, Способы достижения гражданства Перегринами были бо- лее трудными, чем способы получения гражданства латинами. Ос- новным способом, которым Перегрины получали гражданство, была милость (beneficium) римских государственных органов (собрания, сената, консулов, преторов, принцепса), которые предоставляли гражданство заслуженным Перегринам или целым заслуженным перегринским общинам. § 77. Правовое положение рабов (Servi) Одно из основных правил римского права гласило: servile caput nullum jus ha bet (87) (рабы не имеют никаких прав). Рабы не счита- лись людьми. По римскому праву они были “res” — вещи, говоря- щие орудия (instrumentum vocale). Как вещи или как объекты пра- ва рабы находились под неограниченной властью господ. (88) а) Источники рабства. — Первые рабы появились при распа- де родового римского устройства. В то время развитие производи- тельных сил повысило производительность труда до такой степени, что использование внеродовой рабочей силы в родовом хозяйстве стало рентабельным. С дальнейшим развитием римского хозяйства потребность в рабах увеличивалась. Для удовлетворения этой по- требности рабы приобретались самыми различными способами. Основным источником рабства был захват пленных на войне. В древние времена военные пленники становились собственностью того, кто их захватил. В первые века республики все пленники ста- новились собственностью государства, т. е. servi publici. Потом эти пленники продавались на публичных торгах и переходили в собст- венность граждан. Вторым значительным источником рабов было порабощение собственных граждан. Так, по старому римскому пра- ву рабами объявлялись все граждане, которые не зарегистрирова- лись для выполнения налоговых и военных обязательств (incensi); рабами объявлялись и лица, которые лояльно и вовремя не выпол- няли договорные обязательства (nexi и addicti) (89), схваченные за
80 Книга II. Частное, имущественное и процессуальное право кражу (fur manifestus), а также лица alieni juris, если носитель patria potestas отказывался от них. Другой источник рабства появился вместе с возникновением латифундий. Из-за большого спроса на рабов развилось пиратство и частное порабощение людей по всему Средиземноморью. Боль- шие пиратские силы снабжали многочисленными рабами рынки Делоса, Родоса, Афин и даже самого Рима. Рабы, добытые пиратст- вом и проданные на каком-либо из этих рынков, не могли возбуж- дать спор о своем освобождении из рабства. Римляне восприняли пиратство как способ порабощения, особенно в случаях, когда за- хваченные лица обладали свойством римских граждан или были представителями народов, пользующихся защитой Рима. Дети, рожденные рабыней, независимо от того, кто был их от- цом, становились рабами. В момент рождения они попадали под власть хозяина рабыни. Единственное исключение из этого прави- ла, так называемое favor libertatis — ребенок рабыни, которая хотя бы в какой-то один момент беременности была свободной, рождал- ся свободным. Рабами по наказаниям провозглашались: 1) лица, осужденные на работы в рудниках (ad metalla) или на борьбу с дикими зверями (ad bestias); 2) граждане, договорившиеся с торговцами, что будут проданы в рабство, с тем что по vindicatio in libertatem получат часть вырученной от этой продажи суммы (venditio preti partici- pandi causa), и 3) римлянки, вступившие в половые отношения с чужими рабами против воли их господ. б) Содержание рабства. — Старое римское право гарантиро- вало господам право на жизнь и смерть своих рабов — jus vitae ас necis. Jus vitae ас necis было тождественно праву господина упот- реблять, использовать и уничтожать какие-либо — одушевленнее или неодушевленные — принадлежащие ему предметы. Такая власть господина над рабом обусловила регулирование отношений между ними непосредственным образом. От воли господина зависело, ка- ким будет фактическое положение раба. Положение рабов во время патриархального рабства не было особенно тяжелым, ибо рабы об- рабатывали небольшие земельные участки вместе со своим госпо- дином и жили одной “семьей”. Этот факт, а также то, что ранние рабы являлись представителями родственных Риму племен, людь- ми со схожими обычаями и моралью, и беря во внимание непосто- янство военной удачи, когда господин и раб могли поменяться ро- лями, — и обусловило относительно сносное фактическое положе- ние ранних рабов. Кроме того, сам факт, что рабы — все же люди, имел извест- ное отражение в старом праве: кладбища рабов считались священ- ными — loci religiosi; в Законах XII таблиц была закреплена ответ- ственность рабов за проступки; рабы могли действовать как nuncii,
[асть I. Частное право 81 или представители своих господ, приобретая для них, но не навле- кая на них при этом никаких обязательств, и имели testamenti fac- lio passiva, т. e. возможность наследовать на основании завещания. Когда возникли латифундии и римские семьи разделились на familia rustica и familia urbana, фактическое положение рабов ухуд- шилось. Рабы жестоко эксплуатировались (время классического рабства). Когда недовольство рабов нельзя было сдержать усиле- нием санкций и небывалым террором, римские прицепсы были вы- нуждены в известной мере улучшить положение рабов. Господам запретили убивать рабов (собственных и чужих), отдавать для борь- бы со зверями и мучить сверх меры. Тогда же установилось прави- ло: обессиленные рабы, брошенные своими хозяевами, становились свободными, т. е. лишь в классический период развития римского государства рабы получили первое и основное право на жизнь. Правовое положение рабов благодаря и наряду с невыносимым фактическим положением все же улучшилось по сравнению с пре- V гдущим периодом. Хозяйственная активность классического периода наряду с оживлением правовой деятельности привели к утверждению рабов и в области частного права. На основании так называемых actiones idiecticiae qualitatis рабы получили право не только приобретать для господина, но и брать на него обязательства — вплоть до пол- ной выплаты по заключенному рабом договору — с высказанного или даже молчаливого согласия господина. Самостоятельность хо- зяйственной деятельности рабов была такова, что иногда, разуме- । тся, в исключительных случаях, они могли выкупить себя из раб- ства на собственные деньги и даже приобрести собственных рабов (servi servorum). Разумеется, ни в одном из таких случаев рабы не читались право- и дееспособными лицами. Согласно римским ус- тановлениям они и тогда были вещами своих господ. (90) Однако хозяйственная активность рабов вынудила римлян ценить их как зюдей. Такого же взгляда придерживались и юристы. (91) Это при- вело к тому, что обязательства, взятые рабом, начали считаться obligationes naturales. Правовое положение рабов продолжало улучшаться и в по- стклассический период. В связи с большой нехваткой рабочих рук на латифундиях уже не существовала familia rustica, а рабы тру- дились индивидуально, обрабатывая отдельные участки земли (ре- culium). Эти рабы — servi casati — по правовому положению при- ближались к колонам. Уравнивание правового положения сельско- хозяйственных рабов с положением колонов было настолько значи- ельным, что Юстиниан даже поставил вопрос: в чем же состоит различие между рабом и колоном, когда оба находятся под властью своего господина. (92) Далее, санкционирование брачных связей рабов редставляло серьезное улучшение их положения. Из брачных свя-
82 Книга II. Частное, имущественное и процессуальное право зей рабов — contubemium — проистекало два правовых следствия' 1) родство, наступающее от таких связей (cognatio servilis) пред- ставляло препятствие для заключения брака и после освобождения раба и 2) каждый contubernium влек за собой запрет так называе- мой separatio dura, или распродажу рабской семьи в разные места и разным господам. Но наряду с этими улучшениями правового положения рабы ни в один момент римской истории не получили основного права — действовать и трудиться на себя лично и на свою семью. Весь до- ход от труда рабов доставался их господам — классу рабовладель- цев, — которые по своей воле свободно определяли, сколько и что оставлять в распоряжении раба. в) Способы освобождения из рабства. — По установлениям римского права рабство было пожизненным. Однажды установлен- ная власть господина над рабом (dominica potestas) длилась, как правило, до смерти раба. Смерть была естественным юридически урегулированным событием, которое прекращало рабство. Госпо- дин не имел никаких прав на тело умершего раба; напротив, он был обязан похоронить тело раба, а его могилу беречь как locus religiosus. Кроме естественной смерти, рабство могло прекратиться и на основании некоторых других юридически урегулированных фак- тов. Некоторые из этих фактов действовали независимо от воли и даже против воли господина, в то время как основными среди них были формы, в которых господин выражал свою волю освободить раба. Свободными против воли господ считались рабы, сумевшие покинуть территорию римского государства и перейти к своим со- племенникам. Независимо от воли и даже против воли господ По- средством закона или на основании решения государственных ор- ганов освобождались рабы, донесшие о подготовке бунта или вос- стания; на основании Senatus consultum Silanianum могли быть ос- вобождены и те из них, которые указали или обнаружили убийц своих господ, а по эдикту императора освобождались старые и боль- ные рабы, как и рабы, имеющие заслуги перед Римом. Кроме того, имело силу и правило считать свободными рабов, которые долгое время пользовались фактической свободой. Согласно установлениям старого римского права, господа были властны освобождать рабов, если это происходило по установлен- ной форме. Формы, установленные для освобождения рабов, назы- вались manumissiones. Древнее право знало три формы манумис- сий: manumissio vindicta, manumissio testamento и manumissio censu. Вероятно, древнейшей формой освобождения рабов была так называемая manumissio vindicta, или освобождение в форме мни-
Часть I. Частное право 83 мой тяжбы о свободе. По этому способу освобождения раба госпо- дин являлся к магистрату в сопровождении раба и какого-нибудь взрослого римского гражданина. В присутствии магистрата рим- ский гражданин (adsertor libertatis) накладывал на раба “vindicta”, символ власти в форме копья, и торжественно утверждал: hunc ego hominem liberum esse aio — утверждаю, что этот человек свободен. (93) На это заявление господин раба или молчал, или подтверждал объявление раба свободным. Затем магистрат объявлял раба сво- бодным гражданином Рима. Второй формой добровольного освобождения из рабства было manumissio testamento. В порядке последней воли или по завеща- нию раб мог быть освобожден без условия, и тогда получал свободу во время деляции (servus orcinus), или с условием, и тогда получал свободу после его выполнения. Третьим способом освобождения из рабства, известным в ста- ром праве, было так называемое manumissio censu: занесение раба в цензорские списки как налога- и военнообязанного. Получая ос- новные обязанности римского гражданина, раб вместе с этим вне- сением в списки получал и гражданские права. В классическом римском праве были переняты способы осво- бождения рабов от старого права, но кроме них введены новые, так называемые неформальные, манумиссии: manumissio per epistolam и manumissio inter amicos. По manumissio per epistolam раб получал свободу на основании обычного письма, в котором господин заяв- лял, что раб свободен, а по manumissio inter amicos раб получал свободу простым сообщением об освобождении, данным со стороны господина в присутствии его друзей. Важнейшим нововведением классического права в вопрос ос- вобождения из рабства, было введение целого ряда ограничений, с которыми рабовладельцы должны были считаться при освобожде- нии рабов. Ограничение свободы рабовладельцев было продуктом особых обстоятельств во время принципата. Именно в период прин- ципата рабовладельцы, напуганные, с одной стороны, частыми бун- тами рабов, а с другой стороны, стимулируемые возможностью из- влекать из рабов большую пользу, чем от их работы на латифунди- ях, начали освобождать их в большом количестве. Этим они стави- ли под вопрос возделывание земель латифундий и ухудшали соци- альный статус римского населения. Для того, чтобы воспрепятство- вать этому, Август, известный реформатор во многих областях, по- пытался законодательным путем сделать невозможным чрезмер- ное освобождение рабов. В законе Fufia Caninia (2 год до н. э.) он разрешил господам по завещанию освобождать только определен- ный процент рабов, с тем чтобы число освобождаемых никогда не превышало ста. Поскольку lex Fufia Caninia не дал желаемых ре- зультатов, через 6 лет Август подготовил lex Alalia Sentia (4 год
84 Книга II. Частное, имущественное и процессуальное право н. э.). Согласно предписаниям этого закона запрещалось освобож- дать рабов: 1) если господа были моложе 20 лет; 2) если рабы были моложе 30 лет и 3) если освобождение было совершено in fraudem creditorum — вопреки интересам кредиторов. В постклассический период как основные способы освобожде- ния из рабства применялись manumissio vindicta и manumissio tes- tamento. Manumissio vindicta не проводилась более как мнимый процесс, а состояла в освобождении раба по соизволению господи- на, данному перед соответствующим государственным органом. Manumissio testamento охватывало не только вышеупомянутые слу- чаи, но и т. н. fideicomissaria libertas, когда патронат над освобож- денными лицами переходил к доверенному комиссару (фидеико- миссару). Постклассическое право переняло и неформальные спо- собы освобождения из рабства, возникшие в течение классического периода. Кроме того, тогда же были введены и некоторые новые способы освобождения: manumissio per mensam или convivii adhibi- tione — освобождение путем присоединения раба к общему столу семьи, и manumissio in sacrosanctis ecclesiis — освобождение раба посредством изъявления воли господина, данного в храме во время религиозного обряда. Действие всех приведенных способов освобо- ждения из рабства, бывшее различным в классическое время, ста- ло теперь одинаковым. Постклассическое право отказалось и от принципа по ограничению воли господ при освобождении рабов. Свобода господ по освобождению рабов была расширена. Из преж- них ограничений сохранилось лишь два: господин должен быть стар- ше 20 лет и освобождение не могло быть совершено противно инте- ресам кредиторов. § 78. Правовое положение вольноотпущенников. Libertini По акту об освобождении рабы становились вольноотпущен- никами, или libertini. Правовое положение вольноотпущенников зависело от правового положения господ: рабы, освобожденные Пе- регринами, получали правовое положение Перегринов, освобожден- ные латинянами — правовое положение латинян, в то время как рабы, освобожденные римскими гражданами, могли обрести или положение гражданина (status civitatis), или положение свободного (status libertatis). Согласно установлениям римского права правовое положение римских граждан получали лишь те вольноотпущенники, которые были освобождены одним из формальных способов освобождения из рабства, а это значило: в древнем праве —- те, кто был освобож- ден по manumissio censu; в классическом праве — те, кто был осво-
Часть I. Частное право 85 южден по одному из упомянутых формальных способов, поскольку их освободил собственник, следующий установлениям Lex Fufia Caninia и Lex Aelia Sentia, а в постклассическом праве — те, кто был освобожден гражданином старше 20 лет, если освобождение не свершалось в ущерб кредитору (in fraudem creditorum). Правовое положение вольноотпущеников — римских граж- дан — существенно отличалось от правового положения римских граждан, рожденных на свободе, или ingenui. На этом различии основывался и один из существенных разделов частного римского права: rursus liberorum hominum alii ingenui sunt, alii libertini. (94) Libertini, или вольноотпущенники, по сравнению с римскими граж- данами, рожденными на свободе, были в худшем положении по двум аспектам: 1) правовое положение вольноотпущенников в публич- ном и в частном праве было хуже даже положения граждан minuto jure, рожденных на свободе; 2) либертины и по акту манумиссии, или освобождения, оставались в относительной зависимости от преж- них господ, которые оставались их патронами. Худшее положение вольноотпущенников по сравнению с гра- жданами minuto jure, рожденных на свободе, в области политиче- ких и частных гражданских прав проявлялось в том, что вольноот- пущенники не имели jus honorum, или права исполнять публичные избирательные функции, и в том, что имели ограниченный jus соп- nubii; вольноотпущенникам было запрещено вступать в брак с ли- цами высшего общественного ранга (сенаторами). Обязанности, которые римский правовой порядок возлагал на вольноотпущенников на основании актов манумиссии перед преж- ними господами, регулировались юридическими установлениями так называемого патроната. На основании патроната прежний господин получал положение патрона, прежний раб, его вольноотпущен- ник, — положение клиента. Каждый вольноотпущенник, или кли- ент, должен был выражать свое почтение (obsequium) патрону, дру- ими словами, должен был относиться к патрону и членам его се- мьи таким образом, чтобы не возникло сомнения в его благодарно- сти за акт освобождения. В противном случае он мог быть опять превращен в раба (revocatio in servitutem). Обычными способами выказывания благодарности патрону были: подношение подарков по случаю праздника, помощь на издержки семье патрона, помощь при выкупе патрона из рабства, отказ от права на иск тогда, когда это было бы допустимо между лицами, рожденными на свободе. Кроме того, на вольноотпущеников, на основании акта манумиссии, могли возлагаться и некоторые другие обязанности, известные как орегае. Эти обязанности, или орегае, работы в интересах патрона, делились на так называемые орегае officiales и орегае fabriles. Орегае officiales обязывали вольноотпущенника, по просьбе патро- на, помогать ему при выполнении обычных работ в семье, чья эко-
86 Книга И. Частное, имущественное и процессуальное право комическая стоимость не могла быть точно определена. Напротив, орегае fabriles представляли обязанность вольноотпущенника из- вестное время производить продукцию для патрона, работая в сель- ! скохозяйственном имении, в ремесленной мастерской или занима-1 ясь какой-либо другой хозяйственной деятельностью. (95) Третья! группа полномочий патрона обозначалась как “bona”: патрон имел интестатное наследственное право на имущество вольноотпущен- ника, умершего без потомства, рожденного в римском браке, за- ключенном по акту об освобождении, и право на необходимую часть, , если вольноотпущенник, путем завещания, распорядился своим иму- I ществом на случай смерти. Такое патронатное отношение, возни-1 кающее в момент освобождения, длилось, как правило, до смерти' вольноотпущенника. К потомству вольнотпущенника переходили только обязательства по “obsequium”. После смерти патрона неко- торые патронатные права переходили к его интестатным наследии-1 кам (орегае fabriles). В классическом праве положение вольноотпущенников — рим- . ских граждан — было немного улучшено. Вольноотпущенник cives romani, на основании rescriptum императора, мог получить так на- зываемое jus aureorum annulorum, или право ношения золотого перстня. Благодаря этой привилегии вольноотпущенник получал права, одинаковые с лицами, рожденными на свободе (ingenui), во всех областях, кроме тех, которые и в этом случае оставались отя- гощенными обязательствами по отношению к патрону. И эти обязательства можно было погасить путем так называе- мого natalium restitutio, или выделением права лиц, рожденных на свободе. При выделении этих прав принцепсы получали согласие от патрона. Кроме того, патронатные отношения можно было превра- тить и в силу закона в случае, когда патрон покидал вольноотпу- щенника в крайней беде; когда подавал иск против него с требова- нием смертной казни (poena capitalis); когда отдавал в наем орегае officiates вольноотпущенника; когда при акте манумисии требовал денежного подаяния и когда брал клятву у вольноотпущенника, что тот не женится, чтобы сохранить за собой наследственные права. Законы Junia Norbana, Aelia Sentia и Fufia Caninia внесли много нового в отношения между патронами и клиентами. На основании предписаний этих законов некоторые рабы, освобожденные рим- скими гражданами, достигали положения граждан, другие получа- ли статус латинов (latini Juniani), а некоторые становились поко- ренными Перегринами (dediticiorum numero). Status civitatis полу- чали рабы, освобожденные квиритским собственником формальным способом с соблюдением предписаний о числе освобождаемых и । возрасте освобождаемых и освобождающего. Статус латинов получали рабы, освобожденные квиритским или бонитарным собственником, если освобождение было соверше- I I
' [асть I. Частное право 87 по каким-либо неформальным способом (pet epistolam, inter amicos), u также каким-либо формальным способом, если при освобождении не принимались в расчет рескрипции упомянутых законов. Статус peregrini dediticii, освобожденных кем либо актом освобождения, получали рабы, которые во время рабства были окованы, клеймены и пытаемы и осужденные на гладиаторские бои или борьбу со зве- рями. (96) Латины, т. е. рабы, освобожденные каким-нибудь неформаль- ным способом или противно рескрипциям законов Aelia Sentia и Fufia Caninia, получали лишь jus commercii в ограниченном объеме. На основании этого jus comercii они могли свободно заключать имущественно-правовые сделки inter vivos, или при жизни, но не имели права свободно распорядиться своим имуществом на случай смерти (mortis causa). Они жили как свободные, но умирали как рабы. После их смерти все их имущество наследовал патрон. Неблагоприятное положение латинов было смягчено тем, что они относительно широко получали гражданство по милости прин- цепса, благодаря рождению детей в браке, благодаря повторному акту манумиссии, благодаря военной службе и работе по снабже- нию Рима. (97) Латины, достигшие римского гражданства каким- нибудь из упомянутых способов, обладали статусом, идентичным статусу вольноотпущенников — римских граждан. Рабы, освобожденные по отбытии наказания, достигали поло- жения dediticii, т. е. правового положения, равному тому, в котором находились представители враждебных народов, покоренные по- сле военной интервенции. Они обладали ограниченной свободой (hbertas): должны были покинуть Рим и его окрестности (100 миль от стен города) и никогда не могли достигнуть гражданства или статуса латинов. (98) Всякое нарушение этих запретов каралось revocatio in servitutem. Когда в постклассический период были отменены рескрипции законов Aelia Sentia и Fufia Caninia, было отменено и различие правового положения вольноотпущенников latini juniani и вольно- отпущенных граждан, а также покоренных. Кроме того, всякое ос- вобождение Юстиниан соединил с предоставлением привилегий jus aureorum annulorum и natalium restitutio, так что согласно праву Юстиниана, не существовало правовых различий между вольноот- пущенниками и свободнорожденными, кроме определенных релик- тов патронатных отношений. § 79. Статусные суды. Quaestiones status В связи с важными правовыми последствиями, проистекавши- ми для отдельных физических лиц из статуса, в котором они нахо-
88 Книга II. Частное, имущественное и процессуальное право дились, а особенно в связи с необходимостью решать вопросы, является ли какое-нибудь лицо свободным или рабом, вольноот- пущенником или либертином, является ли sui или alieni juris, в римском праве были созданы правила так называемых статус- ных судов, т. е. судов, в которых требовалось решать вопросы правового положения физических лиц (causae liberates, quaestiones status). Одним из древнейших статусных разбирательств был так на- зывемый vindicatio in libertatem, или суд, в котором требовалось доказать, что некое лицо, живущее как раб, было, в сущности, сво- бодным. Активную легитимацию, или право возбуждения этого раз- бирательства, имели только свободные римские граждане. Пассив- но легитимированным лицом или истцом был предполагаемый гос- подин раба. Истец, именуемый adsertor libertatis, или защитник сво- боды, должен был доказать, что лицо, из-за которого собрались, свободно. Это требовалось сделать по форме, предписанной зако- ном. В случае успешного доказательства решение суда было тако- во: liberum esse — свободен. Обратный случай представлял так называемый vindicatio in servitutem, или разбирательство, в котором /требовалось доказать, что некое лицо, живущее как свободное, в сущности, является по своему статусу рабом. В этом случае истец должен был доказать, что это лицо действительно было рабом. Если это ему удавалось, решение суда было: servum esse — раб. Кроме вопроса, является ли некое лицо свободным или рабом, большое значение имел и вопрос, является ли некое лицо свобод- ным по рождению или вольноотпущенником, обязанным выполнясь обязательства патронатных отношений. Этот вопрос требовал ука- зать кого-нибудь, кто судебным путем требовал бы осуществления некоего права на основе патронатных отношений, а для сторон было бы спорным, существуют ли эти отношения вообще. Во всяком слу- чае, перед принятием решения о требовании, или petitum сторон, судья должен был предварительно решить вопрос о существовании патронатных отношений По praejudicium an libertus sit, судья принимал решение в слу- чае, если ответчик оспаривал иск, выдвигая возражение (prejudici- um), что вообще не находится в патронатных отношениях с истцом. В таких случаях истец должен был доказать, что ответчик дейст- вительно его клиент. Если это ему удавалось, вопрос разрешался так: libertinum esse, и лишь после этого переходили к рассмотре- нию основного требования (petitum) истца. Praejudicium an patro- nus sit решался аналогично предыдущему преюдициуму, когда по возражении ответчика требовалось решить вопрос, является ли ответчик патроном истца.
Часть I. Частное право 89 Глава вторая ДЕЕСПОСОБНОСТЬ ФИЗИЧЕСКИХ ЛИЦ Физические лица, обладающие правоспособностью (capacitas juridica), могли и не обладать дееспособностью (capacitas agenda), или способностью от своего имени и по своему разумению предпри- нимать правовые действия и лично отвечать за совершение проти- воправного действия (деликтов). В римском праве с древнейших времен отмечен тот факт, что самостоятельно располагать собст- венными правами и самостоятельно отвечать за противоправные действия могут лишь те физические лица, которые своим возрас- том, своими психическими, моральными и физическими качества- ми и, согласно представлениям римлян, своим полом гарантируют, что в своих правовых действиях могут вести себя как разумные люди. В тех случаях, когда из-за недостаточного возраста, поло- вых, психических, моральных или физических недостатков субъ- екта права не существовало таких гарантий, по установлениям рим- ского права у таких дефектных субъектов исключалась дееспособ- ность целиком или частично. Недостаток дееспособности таких лиц возмещался установлением опеки, действующей за субъекта, кото- рый не мог быть дееспособным по природе (малолетние и женщи- ны), соответственно установлением опекунства, действующего за субъекта, который по природе мог быть дееспособным, но не обла- дал этим свойством из-за личных недостатков (люди с психически- ми расстройствами, транжиры, люди с серьезными физическими недостатками и т. д.) § 80. Дееспособность малолетних Малолетними, или impuberes, в римском праве считались лица мужского и женского пола, не достигшие пубертатного возраста, т. е. половой зрелости. Половая зрелость, пубертатный возраст, лю- бого лица мужского пола определялся индивидуально, а для лица женского пола существовало юридическое допущение, что оно дос- тигает половой зрелости в 12 лет и что с этого времени может быть выдано замуж. Это решение древнего права уже в классический период защищали сабинианцы, в то время как прокулеанцы счита- ли, что и для мужчин необходимо установить наступление половой зрелости с 14 лет. Мнение прокулеанцев разделял и Юстиниан. Малолетние лица, или impuberes, до семи лет назывались in- fantes. В это время они были полностью недееспособны. После семи лет они входили в группу лиц, называемых impuberes infantia ma- jores (малолетние лица, вышедшие из детства). Дееспособность im-
90 Книга II. Частное, имущественное и процессуальное право puberes infantia majores была ограничена: они имели право совер- шать правовые действия, которыми улучшали свое имущественное положение (meliorem condicionem facere), и не имели права совер- шать действия, в результате которых это положение ухудшалось (deteriorem condicionem facere). Установления римского права, связанные с деликтной ответ- ственностью малолетних, были несколько иными. Со времени, ко- гда восторжествовало начало субъективной ответственности за про- ступки в уголовном и в обязательственном праве, считалось, что могут быть ответственны за проступки, кроме лиц в пубертатном возрасте (совершеннолетние лица), и подростки, называвшиеся im- puberes pubertati proximi (подростки, близкие к совершеннолетию, более взрослые малолетние). Иными словами, среди несовершенно- летних ответственности за проступки подлежали самые старшие несовершеннолетние (с 10 лет), в то время как эта ответственность не обременяла infantes и более младших (impuberes infantiae majores). (99) § 81. Дееспособность совершеннолетних женщин Женщины sui generes после 12 лет освобождались из-под опе- ки над несовершеннолетними. Это не значило, что при этом они достигали полной дееспособности. Женщины оставались ограниченно дееспособными и подпадали под власть опекуна над совершенно- летними женщинами (Tutor mulierum). Это решение римского пра- ва было плодом примитивного представления, что женщины “prop- ter levitatem animi” или “propter sexus infirmitatem et rerum foresi- um ignorantiam” (100) не способны отдавать отчет в своих действи- ях. Дееспособность женщин под опекой tutela mulierum была не- сколько шире дееспособности impuberes infantia majores. (101) Ко- гда римляне окончательно убедились, что нет серьезных причин для отказа женщинам в дееспособности (102), сначала их обеспечи- ли правовыми средствами при помощи которых можно было выну- дить опекунов соглашаться с теми правовыми действиями, которые совершали женщины (103), а потом было отменено и все это уста- новление в целом. § 82. Дееспособность лиц с психическими, моральными и физическими недостатками Физические лица, отстающие в своем психическом развитии настолько, что не могли отдавать отчет в своих действиях, если такое их состояние было длительным и сопровождалось признака-
' [асть I. Частное право 91 ми идиотизма (dementia, amentia) или бешенства (furor), лишались неспособности на время болезни. Если расстройство проявлялось у >тих лиц время от времени, а в интервалах они были спокойны (lucida intervalla), то они обладали дееспособностью в этих интерва- лах. (104) Ограниченной дееспособностью обладали и транжиры, или piodigi, т. е. лица неразумно расходующие наследное имущество и таким образом ставящие под угрозу существование семьи. Они об- ладали дееспособностью, которая по содержанию уравнивалась с дееспособностью impuberes infantia majores. Иногда ограничивалась и дееспособность лиц с физическими недостатками, но лишь в связи с теми правовыми действиями, чья форма не могла быть исполнена из-за постоянного физического не- достатка. § 83. Дееспособность лиц моложе 25 лет Когда в классический период развития римского права стало очевидно, что совершеннолетние лица мужского пола, которым ис- полнилось 14 лет, все же недостаточно опытны, и не могут без опас- ности вступать во все увеличивающийся и усложняющийся право- вой оборот, римские преторы в случае, когда эти лица по молодости терпели ущерб, разрешали, если им было меньше 25 лет, так назы- ваемое restitutio in integram ob aetatem, или право на возвращение к исходному состоянию из-за их возраста. (105) Договаривающиеся с лицами младше 25 лет избегали этой возможности, если при за- ключении сделки кроме юноши присутствовал, т. е. участвовал спе- циально с этой целью приглашенный римский гражданин, или по- печитель (curator), который своим присутствием гарантировал, что в данной сделке нет элементов обмана. Это периодическое пригла- шение опекуна стало со временем постоянным. Таким образом, лица младше 25 лет, после прекращения опеки над ними, не достигали полной дееспособности, так как были вынуждены иметь попечите- ля (106) Дееспособность этих лиц была несколько больше дееспо- собности impuberes infantia majores. В сущности, после введения этого установления граница совершеннолетия и полной дееспособ- ности располагалась между 14 и 25 годами для мужчин, а когда женщины были освобождены от опеки, и они становились совер- шеннолетними в этом возрасте. В виде исключения и по особому разрешению императора мужчины могли достигать дееспособности в 12 лет, а жениться в 18-летнем возрасте (venia aetatis или дос- рочная эмансипация).
92 Книга II. Частное, имущественное и процессуальное право Глава третья ПРАВО- И ДЕЕСПОСОБНОСТЬ ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ Юридические лица (объединения людей и имущества), за ко- торыми было признано свойство быть носителями прав и обязанно- стей (правоспособность, статус юридического субъекта) и возмож- ность действиями своих органов выражать правозначимую волю, вступая в правовые отношения между собой и с физическими ли- цами (дееспособность), существовали, согласно установлениям рим- ского права, с древнейших времен. § 84. Юридические лица в древнем праве По сохранившимся установлениям римского права трудно оп- ределить, какими были те объединения людей и имущества, за ко- торыми в древнейшие времена признавалась право- и дееспособ- ность. Разумеется, римское государство было правоспособным. Рим- ское государство не только осуществляло властные функции — функции юридического лица в публичном праве, — но и обладало ясно выраженными функциями юридического лица в частном пра- ве. Римское государство того времени обладало имуществом (res publicae) для удовлетворения общегосударственных нужд, но уча- ствовало и в частно-правовом обороте путем купли-продажи, раз- дела земли, сдачи в аренду общественных работ и т. д. Согласно установлениям древнего права, кроме римского госу- дарства свойства юридического лица были признаны и за некото- рыми обретшими самостоятельность государственными учрежде- ниями, имевшими точно определенные задачи, о выполнении кото- рых они заботились с помощью собственных средств. Этими само- стоятельными организациями были латинские и перегринские об- щины, храмы, коллегии жрецов, коллегии государственных служа- щих. Во всех этих случаях древнее право не отделяло четко пуб- личную правоспособность от частной. Римский род был первым исключением из смешивания пуб- личной и частной персональности юридических лиц. Во время, ко- гда создавалась республика, род потерял большую часть прежних полномочий и был относительно неустойчивым объединением лиц, происходящих от общего легендарного предка — heros eponimos. У такого рода остались лишь определенные имущественные и неиму- щественные полномочия: род, как коллектив или объединение всех членов рода, при определенных условиях мог наследовать имуще- ство умерших членов (107); был носителем собственнических пол-
Часть I Частное право 93 ----------------------------------------------------------— номочий на ager gentilicius и располагал sacra и sepulchra gentilicia. Права сородичей, особенно на имущество рода, не были правами совладельцев (pro indiviso). Когда член рода покидал род, он не имел права требовать соответствующую квоту имущества. Имуще- ство и тогда принадлежало роду — было в собственности рода как юридического лица. Кроме рода, согласно установлениям римского права, сущест- вовали и некоторые другие юридические лица частного права: his (sodalibis) potestatem fecit lex (XII tab.) pactionem quam velint sibi ferre, dum ne quid ex publica lege corrumpant. (108) Учреждение юридического лица было связано с самим фактом сообщества, са- мим фактом создания объединения и принятия его установлений. Древнее право не ограничивало свободу сообщества, а только пред- писывало условия его деятельности: свободно основанное сообще- ство существовало до тех пор, пока его деятельность не входила в противоречие с существующим общественным порядком. § 85. Юридические лица в классическом праве Теоретическая база существования юридических лиц в клас- сическом праве была более развитой. Во время принципата было ясно, что государству принадлежат две группы правовых полномо- чий: государство было субъектом публичного права как носитель государственной власти (imperium), и в то же время субъектом ча- стного права как носитель частно-правовых имущественных пол- номочий (fiscus). В это время дошло и до определения понятия кор- порации как такого объединения, в котором имущество, внесенное в корпорацию, представляло собой общую собственность ее членов, и понятия юридического лица, являющегося носителем этой собст- венности. (109) Дальнейшее развитие понимания сущности юриди- ческого лица было обусловлено экономическим расцветом Рима, и особенно — потребностями крупной морской торговли, системой на- логообложения, системой эксплуатации рудников и большой строи- тельной деятельностью, которую развило римское государство. Ча- стное имущество не соответствовало достижению таких значитель- ных целей. Лишь юридические лица, открытые широкому кругу членов и потому способные интенсивно аккумулировать средства, могли удовлетворять эти нужды. Тогда возникли крупные и много- численные корпорации эквесторов, публиканов (откупщиков), ар- гентариев (банкиров) и т. д. Согласно установлениям классического права, юридические лица в публичном праве учреждались на основании решения соот- ветствующих государственных органов. Решением государственных
94 Книга IL Частное, имущественное и процессуальное право органов об учреждении юридического лица мог быть юридический акт: закон, эдикт, senatus consultum, constitutio principis, а мог быть и международный договор (договор о союзничестве, на основании которого учреждались новые самоуправляющиеся единицы). Юридические лица в частном праве учреждались по решению государственных органов или по инициативе частных лиц. По ре- шению государственных органов как юридическое лицо действова- ло государство в функции фиска. Фискальная деятельность госу- дарства — юридического лица в частном праве — сводилась к уча- стию в имущественном обороте римских граждан, других жителей римского государства и международной торговле. Во всех приве- денных отношениях действовали правовые установления частного права. Кроме фиска, как юридические лица в частном праве дейст- вовали и самостоятельные государственные предприятия, государ- ственные учреждения и самоуправляющиеся единицы. Для учреждения частных юридических лиц по инициативе не менее трех римских граждан (tres faciunt collegium) (110), со време- ни Цезаря и Августа (lex Julia de collegiis) было необходимо пред- варительное согласие государственных органов (принцип концес- сии, в отличие от предыдущего принципа автономии). Согласие на учреждение юридического лица могло быть общим или специаль- ным. Специальным, если происходило учреждение юридического лица с полностью новым статусом, и общим, если учреждалось юридическое лицо с типизированным статусом (как, например, по- хоронные коллегии или коллегии взаимопомощи). Частные юридические лица делились на хозяйственные пред- приятия (societas publicanorum, societates argentariorum) и на об- щества и фонды, или юридические лица, основной целью которых было выполнение некоторых общественных, политических, соци- альных, культурных, гуманитарных и других неэкономических за- дач. Юридическое лицо, за которым, по общей или специальной концессии, было признано свойство юридического субъекта, могло совершать все правовые деяния, связанные с целью, ради которой оно было учреждено (взимание налогов, ведение общественных ра- бот, лечение больных, помощь членам, организация публичных игр). Юридические лица не обладали правоспособностью за рамками этих целей. Дееспособность юридического лица была распределена между органами юридического лица с установлением их компетенции. Органы государственных и самоуправляющихся единиц как юри- дические лица в частном праве и их компетенция были определены установлениями по управлению государством. Организация госу- дарственных предприятий и самостоятельных учреждений была предусмотрена самим учредительным актом, а организация част-
Часть I. Частное право 95 ного юридического лица проводилась по примеру государственного. Частные юридические лица имели собрание членов, избранных ру- ководителей и платных служащих. Собрание членов было право- мочно давать общие направления деятельности юридического лица. Руководство и оплачиваемые служащие старались проводить в жизнь общие направления собрания членов в соответствии со ста- тусом юридического лица. Во главе служащих находился так назы- ваемый actor, или syndicus (директор) как высший орган юридиче- ского лица. (111) Деятельность государственных юридических лиц приостанав- ливалась решением соответствующих государственных органов. Деятельность юридических лиц, основанных по инициативе граж- дан, приостанавливалась или решением собрания, или как только исчезали цели, ради которых юридическое лицо было основано, или с потерей имущества, или с полным прекращением членства. Кро- ме того, частные юридические лица могли быть распущены реше- нием государственных органов, если их существование было про- тивно предписаниям и существующему правовому порядку. После прекращения существования юридического лица его имущество переходило в собственность государственной казны или сохраня- лось с условием передачи новому юридическому лицу, основанному с той же целью, а также могло быть, особенно в хозяйственных корпорациях, поделено между бывшими членами юридического лица на основании уплаченных взносов. § 86. Юридические лица в постклассическом праве Теория юридического лица в постклассическом праве была дополнена двумя важными нововведениями: во-первых, в Юсти- ниановой кодификации были четко разделены universitates per- sonarum и universitates rerum, и, во-вторых, среди universitates personarum, или объединений людей, появился новый вид юриди- ческих лиц: принудительные объединения. Universitates personarum (collegia, corpora, sodalitates, societas) являлись юридическими лицами с хозяйственной, политической, социальной, гуманитарной или религиозной целью, если обладали собственным имуществом и отдельным членством. Члены universi- tates personarum имели право голоса на собраниях объединения и могли избираться в управление объединением. Особая юридиче- ская персональность юридического лица была полностью и четко отделена от правоспособности отдельных членов. Universitates rerum (causae piae, фонды, именные фонды) яв- лялись юридическими лицами, которые обладали собственным иму-
96 Книга II. Частное, имущественное и процессуальное право I ществом, но не имели отдельного членства. Это были государствен- 1 ные учреждения с самостоятельными доходами и самостоятельны-1 ми задачами, именные фонды и causae piae: сиротские дома, дома для престарелых, больницы, церкви и т. д. Universitates rerum, или] юридическими лицами без определенного членства являлись пер-| сонифицированные имущественные комплексы, за которыми пра-1 вовой порядок признавал свойства юридического лица или право-1 и дееспособность, так как они служили для удовлетворения посто-1 янных и общих потребностей неопределенного круга людей. Орга-| ны этих юридических лиц заботились об осуществлении их задач и управлении их имуществом. В течение первых двух периодов развития римского права не возникало мысли о принудительном вовлечении людей в профес- сиональные объединения. Эта мысль возникла только в третий пе- риод как результат хозяйственного и общественного развития. При основании известных объединений в постклассическом праве пре- обладало административное принуждение. Членство в этих объе-1 динениях было постоянным и длилось до смерти их членов. Целью принудительных объединений, которые римское государство фор- мировало во время кризисов, была борьба за стабилизацию хозяй- i ства и укрепление государства. Это были профессиональные кор- порации ремесленников, работников и торговцев. Принудительным корпорациям были приданы и некоторые прерогативы обществен- ной власти. В сущности, принудительные профессиональные объе-, динения, возникшие в третий период, представляли собой посред- 1 нические институты, которые связывали римских ремесленников, работников и торговцев с государством. Членскими билетами в них были клейма, нанесенные на тела их членов. (112) I I Раздел второй СЕМЕЙНОЕ ПРАВО I Глава первая СЕМЕЙНОЕ ПРАВО И СЕМЬЯ I § 87. Понятие семейного права. 1 Status familiae I Помимо изложения правового положения (status) римских гра- 1 ждан, латинов, Перегринов, рабов, вольноотпущенников, в отделе частного права (jus quod ad personas pertinet), юрист Гай изложил I
' lacTb I. Частное право 97 и вопросы отношений между лицами sui juris и лицами alieni juris: equitur de jure personarum alia divisio. Nam quaedam personae sui juris sunt, quaedam alieno juri sunt subjectae (113). Изложение отно- шений между лицами sui juris и лицами alieni juris охватывало в основном три группы вопросов: во-первых, вопросы отношений ме- жду мужем и женой (брачное право); во-вторых, вопросы отноше- ний между отцом как носителем patria potestas и детьми, т. е. лица- ми, находящимися под patria potestas (отцовское право); в-третьих, вопросы возмещения недостигшим дееспособности лицам sui juris, । оторые, в связи с возрастом, полом или психическими, моральны- ми или физическими недостатками, были полностью или частично недееспособными (опекунское и попечительское право). Установления брачного, отцовского, опекунского и попечитель- ского права составляли содержание изложения римских юристов при изучении правового положения лиц с точки зрения их положе- ния в семье, или с точки зрения их семейного статуса (status fami- liae). Согласно предписаниям римского права, status familiae, или сложение лиц в семье, кроме status civitatis и status libertatis, име- ло чрезвычайное значение для утверждения право- и дееспособно- <ти римских граждан. Поэтому развернутые правила организации семьи и взаимоотношений ее членов представляли собой особую ветвь римского частного права и изучались под наименованием “се- мейного права” Согласно с этим, римское семейное право пред- тавляло собой собрание правовых положений, регулирующих от- ношения в римской семье, а именно: отношения между мужем и кеной, отношения между отцом (pater families) и лицами alieni juris, а также отношения между опекуном (tutor) или попечителем (curator) и их подопечными (pupilli). § 88. Лица sui juris и лица alieni juris Основным различием римских граждан, в отношении status familiae или же правового положения в семье, было деление на лиц >ui jures (лица со своим правом) и лиц alieni juris (лица с чужим нравом). Уже по Законам XII таблиц лицами sui juris считались лица мужского и женского пола, имеющие status libertatis и status ivitatis, поскольку на них не распространялась власть отца или мужа (patria potestas, manus). И наоборот, лицами alieni juris счита- лись лица, без учета пола и возраста, на которых распространялась власть главы семьи, была ли это власть мужа (manus) или же власть отца (patria potestas). Деление членов семьи на лиц sui juris и лиц alieni juris было одной из существенных черт римской патриархальной семьи, кото- рая являлась законченным типом общественного объединения, ос-
98 Книга II. Частное, имущественное и процессуальное право нованного на самовластии pater familias, или главы семьи (114). Первые проявления такого деления возникли при создании патри- архального рода при естественном разделении труда между муж- чиной и женщиной, что привело к “историческому поражению жен- ского пола”. (115) Именно при возникновении патриархального рода (позднее и консорциума) женщины утратили равноправие с муж- чинами — они были признаны лицами, от которых требовалось всю жизнь проводить под защитой и руководством мужской части рода (и мужской части консорциума). Расширение группы зависимых лиц (лиц alieni juris) и мужских представителей римского народа привело к распаду консорциума на патриархальные семьи, как след- ствие развития частной собственности и новой структуры семьи. С того времени pater familias, как частный собственник орудий и средств производства, и следовательно, средств существования, в своем домашнем хозяйстве (domus, familia, familia pecuniae) обла- дал абсолютной и пожизненной властью (patria potestas). Pater fa- milias в семье был единственным лицом sui juris, а все другие — мужчины и женщины, взрослые и дети — члены семьи были лица- ми alieni juris, или лицами с чужим правом, т. е. лицами, подчинен- ными pater familias. § 89. Агнатическое и когнатическое право По предписаниям современного права, родство представляет собой кровную связь между лицами общего происхождения. Эта связь имеет правовое значение, так как на основании родствА в отношениях между сородичами возникают многочисленные права и обязанности. Такое понимание родства существовало не всегда. В древнеримском праве кровные узы между отдельными лицами сами по себе не имели правового значения. Для того, чтобы стать право- значимыми и воздействовать на родственные связи, они должны были рассматриваться и со стороны совместного проживания в од- ном производственном сообществе. А именно, кровный родствен- ник, покинувший производственное сообщество, терял всякую зна- чимую в правовом отношении родственную связь с членами этого сообщества. Другими словами, родство в древнеримском праве ут- верждалось не по крови и происхождению, а только фактом совме- стного проживания. Это было так называемое агнатическое родство. а) Агнатическое родство как основной вид родственной связи существовало в Риме до тех пор, пока римская семья представляла собой сообщество производителей. Когда же эта семья начала пре- вращаться в сообщество потребителей, наряду с эволюцией семьи происходила и эволюция в понимании сущности родственных свя-
Часть I. Частное право 99 ?ей. В римской семье, как сообществе потребителей, постепенно возобладало понимание того, что родственниками, без учета вопро- са совместного проживания, следует считать лиц, кровно связан- ных между собой. Такой взгляд возобладал только ко времени Юс- тиниана. Тогда же система агнатического родства была окончательно вытеснена системой так называемого кровного, или когнатического, родства. Близость агнатического родства воспринималась как бли- зость связей, которые лицо alieni juris имело со страшим поколени- ем в консорциуме или с главой семьи. Для исчисления близости в агнатическом родстве употреблялись, главным образом, два основ- ных понятия: 1) деление агнатических родственников и групп на более близких и более дальних агнатов и 2) деление по степени родства в отдельной группе. Агнатические родственники делились на одну группу близких и две группы далеких родственников. Группу ближайших агнатов, или агнатов с наибольшими правами, составляли лица, которые действительно находились в одном консорциуме под властью pater familias, Эти агнаты назывались sui. (116) Две более дальние груп- пы агнатов составляли лица: 1) которые когда-то были и 2) которые хотя бы могли быть членами данного консорциума или находиться под этой patria potestas, если бы прежний pater familias еще был жив при их вступлении в семью. Значение деления агнатических родственников на одну группу ближайших родственников и две группы более отдаленных агнатов было особенно велико для на- следственного и опекунского и попечительского права. Близость родства отдельных лиц внутри отдельной группы агнатов выражалась степенью родства. В агнатической системе сте- пень родства выяснялась определением того, сколько освобожде- ний от patria potestas требуется или потребовалось бы совершить лицам, чтобы стать лицом sui juris. б) Когнатическое родство. — Когнатическими родственника- ми были лица, которые непосредственно или косвенно происходили хотя бы от одного общего предка. Принципы определения близости когнатического родства отличались от принципов определения бли- зости агнатического родства. А именно, когнатические родственни- ки происходили и от отцовской и от материнской стороны и, соглас- но такому критерию, делились на две линии: на родственников по материнской и на родственников по отцовской линии. Кровные род- ственники делились на родственников по прямой и родственников по боковой линии (linea recta и linea collaterales). Родственниками по прямой линии были лица, которые в непрерывной последова- тельности происходили один от другого. Родственниками по боко- вой линии были лица, происходящие от одного общего предка, но не один от другого (братья, сестры, дядья по матери, племянники, дя- дья по отцу, двоюродные братья). Дальнейшим делением когнати-
100 Книга II. Частное, имущественное и процессуальное право ческих родственников было деление на полнородных (germam) и полуродных (consanguinei и uterini). Полнородными родственника- ми были происходящие от тех же мужских и женских предков, в то время как полуродные происходили от того же отца и различных матерей (consanguinei) или от той же матери и различных отцов (uterini). Дальнейшим значительным делением конатических род- ственников было деление на брачных (legitimi) и внебрачных род- ственников (spurii, vulgo concepti), и на так называемых ascedenti и descedenti. Ascedenti были предками, a descedenti потомками опре- деленных лиц (linea ascedens — восходящая линия, linea descedens — нисходящая линия). (117) Степень родства у когнатических родственников исчислялась на основании правила: tot gradus quod generationes. Согласно этому правилу, когнатическими родственниками той же степени, по пря- мой или боковой линии, считались лица, отдаленные от или до не- коего общего предка одинаковым числом рождений (генераций). в) Свойство, или afffinitas. — В семейном праве известное значение имело родство по свойству (affinitas), или родство между мужем и когнатическими родственниками жены и между женой и когнатическими родственниками мужа. Близость родства по свой- ству исчислялась по тем же принципам, как и близость когнатиче- ского родства. § 90. Римская семья На протяжении римской истории появилось и сменилось три вида семьи: консорциум, патриархальная семья агнатов и когнати- ческая семья. a) Consortium. — Consortium, или семейная община агнатов, предшествовал римской патриархальной семье и утвердился непо- средственно после распада рода, когда для отдельных групп произ- водителей, меньших чем прежние роды, появилась возможность жить и работать самостоятельно. “Anticum consortium”, как называл эту общину Ауло Гелий, или “societas fratrum”, как ее называл Гай, составляли свободные и равноправные агнатические сородичи. Как правило, их потомки вступали в брак между собой. Об организации и общественной роли римского консорциума почти нет сведений. Вероятнее всего, эта семейная организация не отличалась от семейных общин других народов. Во главе общины находился старейшина, а мужчины стар- шего поколения, с одинаковыми правами и заодно с ним, участво- вали в решении дел общины. б) Патриархальная семья агнатов. — Когда развитие произ- водительных сил сделало возможным самостоятельное существо-
11асть I. Частное право 101 нание производственных групп меньших, чем консорциум, в Риме образовались так называемые патриархальные семьи агнатов (familia, familia pecuniaque, domus). Так, уже во времена Законов XII таблиц существовали тяжбы о разделе (actio familiae erciscun- dae, actio de communi dividundo). Тяжбой о разделе, если его не удавалось согласовать, каждый представитель старшего поколения мог добиваться раздела общинного имущества и, вместе с лицами, которые в консорциуме были связаны с ним, основать свою собст- венную семью. Такой гражданин получал статус главы семьи (pater families), в то время как другие члены находились под его властью (лица alieni juris). Новые семьи, находились под patria potestas главы семьи и были замкнутыми хозяйственными объединениями. Целью этих >бъединений было совместное проживание и совместный труд, обес- печивающий получение самых необходимых средств для собствен- ного существования и продолжения семьи. Названная цель подчер- кивалась и терминами, обозначающими семью агнатов. Термины familia и familia pecuniaque охватывали и земли, и средства произ- водства, и продукты производства, и всех людей, трудящихся в рамках семьи. Такое же значение имел и позднейший термин — domus — дом, домашнее хозяйство. В агнатической семье pater familia был лицом “qui in domo dominium habet” — лицом, которое имело власть в семье. Domini- um главы семьи назывался также patria potestas. Patria potestas простиралась “et in res et in personas” (118) 1) на собственную жену и на жен его женатых сыновей (manus); и являлась: 2) полной и пожизненной властью над собственными детьми и детьми других членов семьи (patria potestas в узком значении); 3) полной и пожиз- ненной властью над рабами, работающими в рамках domus (domi- nica potestas); 4) властью над лицами, живущими в domus на осно- вании manci pium, долгового рабства и т. д. и 5) полной властю над землями, средствами производства, продуктами труда и другим иму- ществом в составе домуса (dominium, proprietas, собственность). Содержание власти главы семьи отражало истинную сущность такой семьи, которая заключалась в совместном проживании и труде, качественно отличном от консорциума. Именно patria potestas была этим новым качеством — установлением, неизвестным прежним семейным общностям. Такая пожизненная и почти неограниченная власть pater families, управителя и собственника средств произ- водства, целые поколения свободных лиц alieni juris удерживала в положении, почти одинаковом с положением рабов. в) Когнатическая семья. — Установление латифундий приве- ло к делению патрицианской семьи на familia rustica — семью про- изводителей — и familia urbana — семью потребителей. В этом факте коренятся начала создания семьи когнатов.
102 Книга II. Частное, имущественное и процессуальное право Когнатическая семья возникала постепенно и расширялась вместе с хозяйственным и персональным улучшением положения лиц alieni juris (peculium, peculium castrense, peculium quasicast- rense, bona adventicia и т. д.), с преобладанием брака без manus и с новым правопорядком наследования. Когнатическая семья, незави- симо от факта совместного проживания и труда, была союзом кров- ных родственников, происходящих от общего предка. В трудах римских юристов когнатическая семья делилась на два вида: семью в узком и семью в широком смысле. Когнатическая семья в узком смысле была союзом кровных родственников, живущих в одном домашнем хозяйстве: plures per- sonas, quae sunt sub unius potestate aut nature aut jure subjectae. (119) В эту семью, как правило, входили pater families с женой, детьми и присоединенными лицами. В этой семье власть pater fa- milies над лицами alieni juris больше не была ни неограниченной, ни пожизненной. Она сводилась к праву “ad modicam castigationem” (благоразумного наказания) и к праву pater families требовать от них почитания, а когда необходимо — и издержек. Он же — pater families, с другой стороны, должен был воспитыветь и содержеть детей и других членов семьи. Когнетическея семья в широком смысле не быле особым видом союзе. Это быле общность родственников, которые “eb ejusdem ul- timi genitoris senguine proficiscuntur” (120) происходили от общего предке и между которыми, только блегодеря этому фекту, условно могли устеневливеться кекие-то права и обязанности, главным об- разом, связанные с проблемами издержек и наследования. г) Cognatio servilis. — До появления когнатического родства семейные отношения рабов не имели никакого значения. Но с этого времени римляне в какой-то мере признали и родственный связи рабов, проявляющиеся в существующих семейных союзах рабов — контуберниумах (запрет separatio dura, брачные препятствия и т. д.) Глава вторая БРАЧНОЕ ПРАВО § 91. Понятие брака Брак является древнейшим установлением, прошедшим раз- личные фазы развития, но всегда служившим для регулирования половых отношений между мужчинами и женщинами и создания потомства. Эту же функцию брак имел и в римском праве. Род, консорциум и патриархальная семья агнатов под властью pater families представляли собой широкие общности, содержащие
11 четь I. Частное право 103 полыпое число мужчин и женщин, способных вступать в брачные in ношения. Так как все эти общности являлись экзогамными, в брач- ный союз можно было вступить лишь с представителем другой та- кой общности. Кроме того, при каждом вступлении в брак выдвига- нись и другие условия, среди которых одним из основных было |)>ебование основывать брак на моногамных началах, ибо с древ- нейших времен римляне признавали только союз одного мужчины и одной женщины. Такие союзы, постоянные и заключенные закон- ным образом, именовались браком, или justae nuptiae (matrimo- nium justum). Таким образом, с древнейших времен римский брак определялся как биологический, эгзогамный, моногамный, длитель- ный или пожизненный союз между мужчиной и женщиной и был основан на правовых установлениях. Это было отражено и в определениях брака, содержащихся в римских юридических источниках: nuptiae sunt conjuctio maris et leminae et consortium omnis vitae, divini et humani juris communica- 1 io (121), брак — это союз мужа и жены, объединение всей жизни, связь права божественного и человеческого. В том же смысле брак ьыл определен и так: nuptiae autem sive matrimonium est viri et tnulieris conjunctio, individuam consuetudinem vitae continens (122), >рак — это союз мужа и жены, основанный на совместной жизни. § 92. Условия заключения брака Для заключения правомочного римского брака (justae nuptiae, inatrimonium justum) будущие супруги должны были выполнить несколько существенных, или конститутивных, условий. От них । ребовалось обладать jus conubii, иметь affectio maritalis, являться половозрелыми и заключать брак в предписанной правом форме. Римский брак могли заключать только лица, за которыми был признан jus conubii. Jus conubii обладали лишь римские граждане и старые латины (latini veteres). Это право, до lex Canuleia, было ог- । >аничено для плебеев, а позже и для либертинов и для представи- телей населения, связанного со своим занятием, а также для лиц, ъявленных еретиками и отступниками. По этому ограничению представители этих групп населения могли заключать браки лишь между собой, но не с представителями других общественных слоев. Римский брак мог заключаться только тогда, когда союз муж- • 1Ины и женщины основывался с намерением супругов жить именно в браке (affectio maritalis). В старом праве affectio maritalis, или намерение заключить брачный союз, не было обязательным для б дущих супругов. В то время было достаточно, чтобы это намере- ние изъявил глава соответствующей семьи. В классическом праве
104 Книга II. Частное, имущественное и процессуальное право наличие affectio maritalis было необходимо и для будущих супругов и для глав их семей, а в постклассическом праве такое намерение требовалось лишь для лиц, вступающих в брак. В римский брак могли вступать лишь лица, способные осуще-| ствить естественные цели брака, т. е. лица, являющиеся половозре- лыми: женщины с двенадцати, а мужчины с четырнадцати лет. (123) । Для того, чтобы совершить все правовые действия, брак дол- жен был заключаться в форме, предусмотренной законом. Форма- ми заключения брака римского брака являлись: conferratio, coemp-l tio и usus. В тех случаях, когда между мужчиной и женщиной существо-1 вал постоянный союз, но не было выполнено какое-либо из приве- денных конститутивных условий, необходимых для существования брака, римляне считали, что такой союз представляет собой concu- binatus, или естественный брак, не обладающий правовыми послед- ствиями, связанными с установлением брака. (124). § 93. Брачные препятствия Согласно установлениям римского права, для заключения рим- ского брака (matrimonium justum или justae nuptiae), кроме суще- ствования конститутивных условий, было необходимо, чтобы у вступающих в брак не существовало каких-нибудь обстоятельств, могущих вызвать аннулирование брака — расторжение брачных связей. Обстоятельства, которые не могут быть допущены при за- ключении брака, получили название брачных препятствий. (125) Уже существующий брак представлял одно из основных брачных препятствий, так как римское право знало лишь моногамный брак. (126) Заключение брака вопреки такому препятствию приводило не только к его аннулированию, но и к infamia. Брачным препятствием считалась и душевная болезнь, если она предшествовала заключению брачного союза. (127) Когда же она наступала после заключения брака, брак мог быть сохранен или расторгнут. Также и кровное родство, по прямой линии неограниченно, а по боковой — до четвертой степени, представляло собой препятст- вие к браку. Родство по свойству было препятствием к браку лишь по прямой линии, а гражданское родство, т. е. родство по адоптации (усыновлению или удочерению), в этом отношении было уравнено с кровным родством. Кроме указанных брачных препятствий, в семейное законода- тельство Августа (lex Julia de maritandis ordinibus и lex Julia de adulteris) были введены и некоторые другие причины, препятст- вующие правомочному заключению брака. Тогда же был запрещен
Часть I. Частное право 105 брак между свободнорожденным (ingenuus) и вольноотпущенницей с плохим поведением, а особенно был запрещен брак между сенато- рами и либертинами, как и брак между этими лицами и актрисами, ибо предполагалось, что такая жена не соответствует высокому рангу сенатора. Позднее были запрещены и браки между опекуном и подопеч- ной, между правителем провинции и жительницами этой провин- ции, между лицами, из которых хотя бы одно дало обет целомуд- рия, между лицами, которые во время прежнего брака вступили между собой в адюльтер, в то время как воинам вообще запреща- лось вступать в брак. Браки, заключенные вопреки этим препятствиям и запретам, аннулировались без каких-либо последствий для правильных брач- ных союзов. § 94. Обручение — sponsalia Заключению брака, как правило, предшествовало обручение, или взаимное обещание вступить в брак: sponsalia sunt mentio et repromissio nuptiarum futurarum. (128) В старом праве формой об- ручения была ритуальная sponsio между patres familias, если обру- чаемые были alieni juris. При обручении договаривались о заключе- нии брака и об условиях его заключения. Если обручение проводи- лось pater familias жениха и pater familias невесты, при этом могли присутствовать и будущие супруги, но их присутствие не имело правового значения. На основании обручения в древние времена устанавливалось обязательство действительно заключить брак по принятому об этом соглашению. Когда возобладал принцип свободы при вступлении в брак, такой обязанности больше не существовало (matrimonia libera esse debent). В дальнейшем на основании обру- чения, если до бракосочетания так и не доходило, можно было тре- бовать возмещение ущерба от лица, беспричинно разорвавшего об- ручение, и возвращения подарков, данных невиновной стороной. В классическом и постклассическом праве обручение могло быть заключено и по неформальному соглашению. Тогда могло быть ого- ворено или дано специальное возмещение на случай, если помолв- ка не приведет в заключению брака. Это осуществлялось или путем стипуляции или путем внесения задатка (arra sponsalicia). (129) § 95. Формы заключения брака Правомочные браки должны были быть заключены по форме, предписанной законом. Они были различны для отдельных слоев
106 Книга II. Частное, имущественное и процессуальное право населения и должны быть рассмотрены с учетом последствий за- ключения брака. В древние времена браки устраивались односторонними дей-1 ствиями жениха. В этом смысле упоминается похищение (raptus mulierum). Воспоминания об этом периоде сохранены в легенде о сабинянках и в религиозном обряде при избрании весталок. Древнейшим способом или древнейшей формой заключения брака по соглашению была coemptio, или купля жены по форме per aes et librum По этой форме, которая, вероятней всего, возникла в период, когда жена действительно покупалась, pater families не- весты в присутствии libripens и пяти свидетелей отдавал невесту главе семьи жениха и лично жениху (если тот был sui juris), а затем жених или глава его семьи произносил формулу купли и передавал установленную цену главе семьи невесты. После этих формально- стей считалось, что правомочный римский брак заключен. Эта фор- ма заключения брака сохранялась и тогда, когда жены в действи- тельности больше не продавались. Она превратилась в символиче- скую продажу за символическую плату, вместо которой передавал- ся “nummus unus”, или мелкая монета, как реликт минувшего. Второй предусмотренной законом формой заключения брака была так называемая confarreatio. Это была религиозная форма, применявшаяся патрицианскими слоями римского общества. При заключении брака по этой форме должны были присутствовать брачующиеся, их patres familias, pontifex maximus, flamen Dialis и не менее десяти взрослых римских граждан. Все присутствующие должны были принести клятву Юпитеру (panis ferreus) и сопрово- дить невесту к дому жениха. У дверей своего дома жених вручал невесте огонь и воду и угощал хлебом, а невеста, принимая* хлеб, огонь и воду, должна была произнести: ubi tu Gaius, ibi ego Gaia (где ты, Гай, там и я, Гая). Эта форма заключения брака была из- вестна уже во время Гая, ибо некоторые жрецы могли быть избра- ны лишь из рядов граждан, рожденных а браке, заключенном по форме confarreatio. (130) Наиболее распространенной и простой формой заключения брака был usus (основание совместной жизни). Usus, как форма за- ключения брака, возник в бедных плебейских кругах и состоял в простом переселении жены в дом мужа. От обычного конкубината этот брачный союз отличался так называемым affectio maritalis. Предполагалось, что affectio maritalis существует, когда в союз всту- пают мужчина и женщина, имеющие одинаковое общественное по- ложение, т. е. оба принадлежат к тем общественным слоям, между которыми обычно и происходило заключение браков, а также то- гда, когда между совместно живущими лицами было оговорено при- даное, или donatio ante nuptias. Не столько из-за простоты, сколько из-за возможности жене сохранять свободу в браке, заключенном
Часть I. Частное право 107 по форме usus, эта форма брака стала почти единственной. А имен- но, считалось, что женщина, вышедшая замуж по форме usus, на- ходится под manus мужа или главы его семьи только один год, и го, если проведет этот год в доме мужа. Жены, желающие стать свободными до этого срока, проводили три дня вне дома мужа (usur- patio trinoctii). В этом случае они уже не подпадали ни под manus мужа, ни под manus главы семьи, и оставались в дальнейшем sui juris, если перед заключением брака находились в таком положе- нии, или оставались под patria potestas главы своей семьи, если были alieni juris. (131) Брак, заключенный по форме usus с использованием usurpatio trinoctii преобладал и в постклассическом праве, хотя тогда уже больше проявлялось стремление к законному заключению брака с благословения церкви. § 96. Отношения супругов В браке, заключенном по какой-нибудь старой форме — со- emptio, confarreatio и даже usus — жена, если только она не вос- пользовалась usurpatio trinoctii, подпадала под власть, или manus, старейшины семьи мужа или самого мужа, если тот был sui juris. Такой брак, в котором достигалась conventio in manum, был извес- тен как manus — брак, или брак с манусом (cum manu). Напротив, брак, заключенный по форме usus, в котором жена воспользовалась usurpatio trinoctii, не устанавливал ни manus мужа, ни manus гла- вы его семьи. В этом браке жена оставалась лицом sui juris, если была таковым до брака, или оставалась под властью своего pater familias, если была до брака лицом alieni juris. Такой брак известен как брак без мануса (matrimonium sine manu). Отношения супругов в браке cum manu существенно отлича- лись от их отношений в браке sine manu, Именно поэтому брак cum manu и брак sine manu представляли собой два существенно раз- ных вида брачных связей. а) Отношения супругов в браке сит топи. -— Брак cum manu был типичным браком древнейшего времени. В этом браке жена становилась членом семьи мужа и попадала в непосредственную зависимость от главы семьи. При этом прерывались все связи жены с ее прежним домом. Она становилась агнаткой агнатов мужа и не была больше агнаткой в семье своего отца. В новой семье жена занимала такое же правовое положение, как и другие женщины. Она была filiae loco. Все имущество такой жены переходило к ста- рейшине ее новой семьи. Старейшина становился собственником и всего того, что жена приобретала в дальнейшем. По отношению к личности жены cum manu старейшина имел те же права, что и по
108 Книга И. Частное, имущественное и процессуальное право отношению к другим лицам alieni juris. Эти права иногда простира- лись до jus vitae ас news. С другой стороны, личные отношении жены с таким мужем, который не был sui juris, регулировались обычным правом и фактическим способом. Основным и единственным правом жены в браке cum manus было право наследования. Это право было уравнено с наследными правами других женщин дома. б) Отношения супругов в браке sine тапи. — Браки sine manu были типичны в классический и постклассический период разви- тия римского государства. Они преобладали благодаря превраще- нию семьи в союз потребителей и возрастанию хозяйственной и общественной самостоятельности женщины. В браке sine manu жена не становилась агнаткой агнатов мужа. Она оставалась агнаткой своей прежней семьи, как и лицом sui juris, если имела такое поло- жение до брака. Поэтому само заключение брака sine manu не влияло ни на правоспособность, ни на дееспособность жены. Однако брак sine manu вызывал определенные правовые последствия, происте- кающие из самого факта существования брачной связи: муж и жена были обязаны помогать друг другу и почитать друг друга, а также воздерживаться от любых действий, угрожающих их союзу. В свя- зи с этим, они не имели права судиться между собой и не были обязаны свидетельствовать друг против друга. Жена получала пра- вовой статус и domicilium мужа, как и право требовать расходов от мужа. Муж мог требовать от жены ведения домашнего хозяйства, а также имел право управлять приданым жены, в то время как при- даное использовалось “ad onera matrimonii sustinenda”. (132) Одна- ко он не имел никаких прав на другое имущество жены (bona раГ- apherna), если только жена по особому договору (mandatum, depos- itum) не предоставила ему хранение и управление ее имуществом. Имущественную самостоятельность жены и режим раздельного имущества особенно подтолкнул запрет передачи долгов и интер- цессии, или гарантии жены в пользу мужа. Такую же цель имел и запрет для супругов одарять друг друга подарками. Такие подар- ки, по oratio Antonini, считались законными только тогда, когда супруг, сделавший этот подарок, умер еще до того как потребовал этот подарок обратно. Самостоятельное положение жены в браке sine manu привело к отрицанию наследственного права жены в семье мужа, и даже к отрицанию наследственных прав между матерью и детьми. Мать и дети состояли между собою не в агнатическом, а в когнатическом родстве. Эти недостатки системы наследования, основанной на на- чалах агнатического родства, были устранены преторами, в частнб- сти, предписаниями sc. Tertullianum и sc. Orphitianum. После этого супруги, а также мать и дети получили возможность взаимонасле- дования.
Часть I. Частное право 109 § 97. Приданое и свадебный дар С тех пор, как семья превратилась в союз потребителей, при и ключении брака было необходимо наличие средств, служащих для удовлетворения потребностей новообразующегося союза меж- ду мужчиной и женщиной и их возможного потомства. Во времена, когда новая семья еще основывалась на принципах агнатического родства и еще существовала имущественная зависимость между । лавой семьи и лицами alieni juris, обязанности по внесению опре- деленного количества добра для удовлетворения потребностей но- вого брачного союза и облегчения совместной жизни супругов воз- лагались лишь на семью жены. Между тем, когда распространи- лась когнатическая семья и когда лица alieni juris получили боль- шую или меньшую имущественную самостоятельность, а особенно когда для супругов стало обычным организовывать свое собствен- ное домашнее хозяйство, обязанности по обеспечению средств для совместной жизни были возложены также и на мужа. С тех пор имущество, предоставляемое в распоряжение супругов для удов- । творения потребностей их брачного союза, состояло из двух час- гей: из приданого (dos), которое вносила жена, и свадебного дара (donatio ante nuptias) мужа. а) Приданое (dos). — Имущество, которое в связи с заключе- нием брака, жена отдавала мужу для удовлетворения потребно- < гей совместной жизни, называлось приданым (dos): ibi dos esse debet, ubi onera matrimonii sunt. (133) Обязанность устанавливать приданое возлагалось или на саму жену, если она была sui juris, или на главу ее семьи, если она была alieni juris. Эта обязанность южилась на отца невесты и в случае, когда дочь была эманципиро- нана, а в виде исключения приданое могла вносить и ее мать. В зависимости от происхождения приданого, оно делилось на dos profecticia, или приданое, установленное pater families жены, и на dos adventicia, или приданое, происходящее из других источни- ков. (134) Способы установления приданого были различными: dos nut datur aut dicitur aut promittitur. (135) Datio dotis, или передача приданого, совершалась любым актом вхождения мужа во владе- ние приданым жены (mancipatio, in jura cessio, traditio) или предос- тавлением возможности пользоваться приданым по какому-либо праву (квазивладение правом на основании стипуляции, цессия по требованию и т. д.) Promissio dotis и dictio dotis совершались по форме ритуальной односторонней клятвы, которая включалась в устный договор. В постклассическом праве, кроме перечисленных способов, приданое могло быть установлено и неформальным со- । .пашением, называемым dotis policitatio, включаемая в pacta legiti- ma. Правовой режим на имущество, составлявшее приданое был |: азличным. В древнем праве действовало правило, что приданое
по Книга II. Частное, имущественное и процессуальное право1 после заключения брака переходило в собственность мужа или его pater familias, если муж был лицом alieni juris. Приданое остава- лось постоянно в собственности этих лиц даже в случае разводи супругов. Здесь применялось правило: dotis causa perpetua est. (136) По предписаниям классического права приданое не переходи- ло в собственность мужа. Пока длился брак муж или его patei familias, имел право на управление имуществом приданого (libera administratio) и должен был использовать его для удовлетворения потребностей брачного союза — “ad onera matrimonii sustinenda”. В случае неисполнения этой обязанности, у них могло быть отнято право управления приданым. Это было выражено в правиле quam- vis in bonis mariti dos sit mulieris tamen est. (137) Новое понимание собственности на приданое отразилось и на вопросах реституции1 приданого в случае прекращения брака. Если брак прекращался из-за смерти жены, требовалось реституировать dos profecticia, в то время как dos adventicia реституировался только в том случае если при его установлении реституция была предусмотрена. При реституции dos profecticia муж имел право на удержание (jus retentionis) одной пятой приданого за каждого ребенка, рожденного в этом браке. Если брак прекращался из-за развода, применялось правило, что в таком случае реституция приданого должна быть хотя бы ограничена, так как “rei publicae interest quas nubere possunt”. (138) Активную легитимацию на вынесение actio uxoria, служившей рес- титуцией приданого, имели жена и ее pater familias. В решении о реституции приданого требовалось урегулировать и вопрос об удер- жании его части, которая оставалась у мужа. Муж имел право на удержание определенной квоты стоимости имущества “propter liberos, aut propter mores, aut propter res amotas”. (139) Удержание на детей, если брак был расторгнут по вине жены, составляло одну шестую за каждого ребенка, но не более половины приданого. Удер- жание из-за поведения жены составляло одну шестую в случае неверности (mores graviores) и одну восьмую в случае более легких проступков (mores leviores). Часть, удержанная за подарки и уне- сенные вещи, устанавливалась при определении истинной стоимо- сти предметов, а удержание за произведенные улучшения прида- ного — при определении стоимости произведенных улучшений, если речь шла об impensae necessarie, или расходах по сохранению при- даного, если же речь шла о так называемых impensae utiles, или расходах полезных для приданого, удержание допускалось только с согласия жены, а при impensae voluptuosae, или затратах на рос- кошь, допускалось jus tollendi, или право отделить и вернуть про- изведенные улучшения, если это было возможно без нанесения вреда приданому.
1 [асть I. Частное право 111 Принципы классического права о собственности на приданое и его реституции были усвоены и в постклассическом праве. Тогда же было установлено правило, что муж всегда возвращает прида- ное, если он не является наследником жены. Для возврата прида- ного служили actio ex stipulatu, созданные объединением actio rei uxoriae и прежнего стипуляционного иска, по которому требова- |ась реституция dos adventicia. Кроме того, тогда же жена получи- ла право и на виндикационный иск по отдельным предметам при- даного, а для обеспечения реституции приданого была введена при- вилегированная генеральная ипотека на все имущество мужа. б) Свадебный дар. — Во времена императора Константина рас- нрстранился обычай, когда муж выделял часть имущества, равную приданому, и дарил ее будущей жене (donatio ante nuptias). Но средства, содержащиеся в donatio ante nuptias, оставались и далее иод управлением мужа, и служили тем же целям, что и приданое. В случае прекращения брака из-за смерти мужа donatio ante nup- t tas доставалось детям, но жена имела право пользоваться его пло- дами. В случае развода по вине мужа, donatio ante nuptias перехо- дило в собственность жены. В остальном donatio ante nuptias было уравнено с приданым: ex substantia nihil distat a dote ante nuptias donatio. (140) Именно этот институт был изменен в кодификации Юстиниана в donatio propter nuptias, так как Юстиниан позволил устанавливать этот дар и во время брака. § 98. Прекращение брака Matrimonium justum, или justae nuptiae, как постоянная связь между мужем и женой, основанная на юридически зафиксирован- ных фактах, могла прекращаться лишь под действием новых юри- дических фактов — естественных событий и человеческих дейст- вий. а) Прекращение брака по причине смерти или capitis deminu- tio. Естественная смерть мужа, жены или обоих супругов приводи- ла к прекращению брака, как вызывающая и общую утрату право- способности. Со смертью одного из супругов отпадало основное ус- ловие брака — существование брачной связи. В этом случае муж- чины могли сразу же вступать в новый брак, в то время как для женщин был определен tempus lugendi. (141) Matrimonium justum прекращался и в случае, когда какой-нибудь римский гражданин или гражданка, претерпевали captis deminutio maxima и media, так как оба этих акта, связанные с потерей гражданства, были связаны и с потерей jus conubii. б) Прекращение брака по repudium или divortium. — В древ- нем праве только для мужа было разрешено расторжение брака.
112 Книга П. Частное, имущественное и процессуальное право Расторжение допускалось при измене, пьянстве, бесплодии, выки- дыше и по любой другой причине, побуждающей мужа разорвать постоянный брачный союз. (142) По “dura lex” жена не имела этого права, это не допускалось и из-за ее положения в семье. Форма расторжения брака соответствовала форме его заключения: брак, заключенный по форме conffareatio, мог быть расторгнут по форме diffareatio; брак, заключенный по форме coemptio, мог быть рас- торгнут по форме remancipatio, а брак, заключенный по форме usus, прекращался по воле мужа. Односторонний разрыв брака по воле мужа, или repudium, не мог быть единственным способом прекращения супружества в пе- риод, когда возобладали браки sine manus. В этот период основной принцип в отношениях между супругами гласил: libera matrimonia esse debent. (143) Применение этого принципа привело к установле- нию divortium, или развода. С введением развода брак мог прекра- щаться по воле мужа, по воле жены и по взаимному согласию суп- ругов. При особых причинах, развода мог требовать и pater familias жены. Причины развода не были определены. До развода доходило и тогда, когда не существовало никаких других причин, кроме же- лания одного из супругов. (144) Принятой формой развода было объявление о нем перед свидетелями, письменный libellus repudi или фактическое прекращение совместного проживания. В постклассическом праве, из-за изменения моральных поня- тий, обусловленных христианством, императоры установили стро- гие правила развода. В это время существовало два основных вида развода: divortium cum damno и divortium sine damno, т. e. развод с плохими последствиями и развод без таковых последствий. Divorti- um sine damno делился на divortium communi consensu, или развод по взаимному соглашению супругов, и divortium bona gratia, или развод по воле одного из супругов, но при оправданных причинах, каковыми были: импотенция, обет целомудрия, уход в монастырь и т. д. Divortium cum damno также делился на два вида: repudium sine ulla causa, или неправильное одностороннее расторжение суп- ружества, и repudium ex justa causa, или расторжение супружест- ва по вине другого супруга. Причины, дающие право невиновной стороне требовать развода без последствий, были: измена, тяжкое уголовное преступление, посягательство на жизнь, сводничество, аморальный образ жизни и т. д. Последствиями для супруга, ви- новного в разводе cum damno, являлись: утрата приданого, запреще- ние вступать в новый брак, ссылка, заключение в монастырь и т. д. § 99. Связи между мужчиной и женщиной, сходные с браком По установлениям римского права брак был единственным законным союзом между мужчиной и женщиной. Все другие союзы
Часть I. Частное право 113 и все другие связи между мужчинами и женщинами являлись либо шпретными, либо толерантными. Lex Julia de adulteriis запрещал stuprum, adulterium и inces- tum. Stuprum возникал при половых отношениях между свобод- ным мужчиной и незамужней женщиной, до этого честной; adulte- rium был половой связью лиц, из которых хотя бы одно находилось в браке; инцестом называлось половая связь между родственника- ми, которым запрещалось вступать в брак. Случайные и временные половые связи с рабами, рабынями, блудницами и другими женщи- нами сомнительного поведения, как правило, не влекли за собой наказания. Толерантно воспринимались конкубинат и contubernium. Конкубинат (естественный брак, дикий брак) существовал как гостоянный союз мужчины и женщины, которые не могли или не хотели заключать законный брак. В конкубинате рождались вне- брачные дети (liberi naturales), которые не входили в семью мужа. Конкубинат получил известное правовое значение в постклассиче- < кий период, когда дети, рожденные в конкубинате, могли быть узаконены и когда за ними было признано право на алименты и ограниченное наследственное право по отношению к отцу. Contubernium был союзом между рабом и рабыней и расцени- вался как фактически существующие, но юридически не закреп- ленные отношения. В постклассическое время такой союз между рабами получил и ограниченное правовое признание, когда была запрещена separa- tio dura, или продажа рабов, живущих в contubernium, и их детей н разные места и разным хозяевам. Кроме того, тогда уже было юно, что в отношении кровного родства из контуберниума проис- 1 екают те же последствия, что и из законного брака (cognatio ervilia). Глава третья ОТЦОВСКАЯ ВЛАСТЬ. PATRIA POTESTAS § 100. Отцовское и родительское право В римском праве не было известно родительское право как обрание правовых норм, по которым отец и мать имели бы одина- ковые права и обязанности по уходу и воспитанию своих детей. < )тношения в римском обществе, особенно в римской семье, обусло- вили принятие целого рядя правовых установлений, по которым в семье была введена власть pater familias как над рождающимися в мье детьми, так и над лицами, которые волей pater familias были
114 Книга II. Частное, имущественное и процессуальное право включены в состав семьи как ее свободные члены. Собрание право вых установлений, обеспечивающих власть pater families в семы над другими ее членами, бывшими alieni juris, составляло римское отцовское право. Основная позиция римского права в разрешении отношений между pater families и подчиненными ему лицами были типично римской. (145) Такая позиция приводила к почти полному отрицанию личных и имущественных прав лиц alieni juris в колли- зии с волей pater familias. Некоторые исправления такой односто- ронности римских правовых установлений по организации и содер жанию власти отца, доводящих до минимума права лиц alieni juris, совершались чрезвычайно медленно. Только во время Юстиниана, как результат всех подобных изменений, возникли первые формы родительского права: смягчение patria potestas оставило место и правам матери и правам детей. § 101. Начало установления отцовской власти Patria potestas над лицами alieni juris могла быть установлена или фактом рождения, или актом воли pater familias. В древние времена для установления patria potestas над деть-' ми, рожденными в семье, требовалось соблюдение двух условий: 1) ребенок должен родиться от женщины, находящейся в браке с pater familias или с каким-нибудь мужчиной из его domus-a (146) и 2) pater familias должен был признать ребенка, рожденного в рам- ках домуса, членом своей семьи (tollere liberum). Ребенок, родив- шийся вне брака, как и ребенок, которого pater familias не хотрл признавать членом домуса и агнатического семейства, мог быть от- вергнут и, таким образом, обречен на гибель. Власть pater familias над жизнью и смертью новорожденного была смягчена уже в leges regiae и в Законах XII таблиц. По этим поправкам самим фактом рождения, без специального признания со стороны pater familias, членами семьи становились все здоровые мальчики и первородные дочери. Другие дочери и дети, рожденные с выраженными дефек- тами, и впредь могли быть отвергнуты. В классический период права отвергались, в виде исключения, только нежизнеспособные дети (portenta, monstra и prodigia). С это- го же времени, уже в момент рождения, все новорожденные де- ти от законного брака становились членами семьи под patria potes- tas. (147) По воле pater familias в его семью могли быть включены и некоторые лица, рожденные вне состава семьи. Включение таких лиц в состав семьи или их приведение под patria potestas могло осуществляться усыновлением или легитимацией.
Часть I. Частное право 115 Adoptio, или усыновление чужого ребенка, чаще происходило п древнем Риме. Тогда римские бездетные граждане, по экономиче- < ним соображениям или для продолжения семьи и семейного куль- та усыновляли детей своих родственников или пролетариев. Древ- нейшая форма adoptio была очень запутанной. Для adoptio мальчи- ка требовалась тройная, а для adoptio девочки одна фиктивная манципация. После манципации pater adoptans, или усыновитель, и прежний pater familias должны были явиться к магистрату и в фиктивном процессе добиться решения о присоединении ребенка к повой семье pater adoptans. В классическом и постклассическом праве процедура усыновления была отрегулирована лучше. Было установлено, что усыновитель должен быть старше усыновленного не менее, чем на 18 лет. (148) Адопция совершалась или рескрип- том императора или подтверждалась записью, составленной соот- ветствующим государственным органом. Сама адопция могла быть adoptio plena или adoptio minus plena. При adoptio plena усынов- iii иное лицо прерывало все связи с прежним семейством, а при idoptio minus plena усыновленный получал все права в семье усы- новителя, но не терял основных прав в семье родного отца. Adrogatio была ритуальной формой усыновления лица муж- ( кого пола sui juris. При акте adrogatio, который происходил перед eomitia calata, усыновляемый отрекался от своей семьи, от своего семейного культа и переходил в семью усыновителя. С связи с тем, •но при адрогации прекращалась правоспособность усыновляемого шца, перед актом адрогации должны были быть урегулированы п ущественные отношения, в которых находились усыновляемые перед этим действием. Когда eomitia calata перестала созываться, цдрогация дозволялась рескриптом императора С того же времени могли быть адрогированы и женщины. Для законной адрогации требовалось, чтобы усыновитель был не моложе 60 лет, не имел ни р дных, ни усыновленных детей, он должен был быть не беднее усыновляемого и, если речь шла об адрогации малолетнего лица sui juris, должен был гарантировать этому лицу, что не эманципирует IIO. Во время императора Константина была введена и legitimatio, пли узаконивание как новая форма установления отцовской вла- । и. Legitimatio применялась для утверждения отцовской власти под собственными детьми, рожденными в конкубинате (liberi natu- i ides). Такие дети могли быть уравнены в правах с детьми, рожден- ными в римском браке, или при заключении дополнительного бра- ки между родителями детей (subsequens matrimoniam), или отда- чей детей на службу в курию (oblatio curiae), или по милости прин- цепса (rescriptum principis).
116 Книга П. Частное, имущественное и процессуальное право § 102. Личное положение лиц alieni juris В сохранившихся частях leges regiae власть отца над ребенком обоснована следующим образом: власть над сыном Ромул вручил отцу, причем пожизненно. Отец мог бросить сына в темницу, из- бить, отправить на сельскохозяйственные работы, убить. Кроме того, отец мог продать сына в рабство. И даже больше — до третьей продажи отец забирал все заработанное сыном. Только с третьей продажи сын освобождался от власти отца. (149) Подобная власть отца над собственными детьми и другими лицами alieni juris, вклю- ченными в состав патриархальной семьи, была обозначена как “vi- rae necisque potestas” (150) — власть над жизнью и смертью лиц alieni juris. В связи с тем, что patria potestas была пожизненной, дети или лица alieni juris не имели никаких прав по сравнению с pater famili- as. Домашние отношения между pater familias и лицами под его властью регулировались фактическим путем и зависели только от воли pater familias. Таким образом, в правовом отношении не было различий между положением лиц alieni juris и положением рабов, по крайней мере, за запертыми дверьми и внутри семьи. Различия в правовом отношении лиц alieni juris и рабов проявлялись вне рамок семьи и в случае смерти pater familias: вне рамок семьи за взрослыми свободными мужчинами домуса признавались полити- ческие права, а в случае смерти pater familias за ними и за бли- жайших агнатическими потомками признавались права лиц sui ju- ris и наследственные права на имущество pater familias. (151) Собственное положение лиц alieni juris начало улучшаться в то время, когда римская семья разделилась на familia rustica и fa- milia urbana. Familia urbana больше не представляла собой необхо- димый для существования ее членов экономический центр. Утрата экономического значения привела к ослаблению связей между чле- нами семьи, а вместе с тем, и к ослаблению власти главы семьи. Значительные изменения в содержании власти, которую pater familias имел над лицами alieni juris, были юридически оформлены в классическом и постклассическом праве. В это время отец окон- чательно потерял право выбрасывать и убивать собственных детей. Иначе говоря, он потерял так называемое jus vitae ае necis. В слу- чае выбрасывания ребенка или убийства, если речь шла не об убий- стве дочери, уличенной в измене, он строго наказывался. Тогда же отцы потеряли и право продавать собственного ребенка, кроме слу- чая крайней нужды: propter nimiam paupertatem egestatemque. (152) При заключении брака больше не требовалось его согласия. Согла- сие отца не требовалось и в случае эмансипации лиц alieni juris в силу закона.
Часть I. Частное право 117 После принятия перечисленных ограничений отцовской вла- сти отношения в римской семье регулировались совсем иным спо- собом: правам отца были противопоставлены права детей, т. е. по- ожение pater familias в семье больше не было положением лица, обладающего лишь правами, а положение детей не было положени- ем лиц, имеющих одни только обязанности. Отец имел право требо- вать почитания и соблюдения домашней дисциплины путем modica castigatio, право воспитывать детей и участвовать в выборе их за- нятий, давать советы при заключении брака, определять им опеку- на и попечителя, устанавливать пупилярные субституции, требо- вать от них расходов по содержанию, когда уже не был в состоянии содержать себя сам. Дети имели право на уход и воспитание, на получение приданого или donatio ante nuptias в случае заключения брака, требовать провозглашения их отца расточителем, если он ставил под угрозу существование и экономическое процветание семьи бесполезными и неразумными тратами, получать наследство но смерти отца. Новое содержание отцовских правомочий, по боль- шей части сводящихся к той же деятельности, которой занималась мать семьи, привело к урегулированию в римском постклассиче- ском праве и правового положения матери. В праве Юстиниана мать была почти уравнена в правах с отцом в отношениях с детьми. Римское отцовское право эволюционировало к первым формам еди- ного родительского права. § 103. Имущественное положение лиц alieni juris В старом праве имущественное положение лиц alieni juris было совершенно неблагоприятным; они не имели никаких имуществен- ных прав. Все, что они приобретали, они приобретали для отца, а в правовых действиях служили лишь орудиями изъявления воли pater familias (nuntius). Первым признанным за ними имущественным нравом было право наследования. При возникновении латифундий для оживления хозяйственной деятельности главы семей были вы- нуждены доверять лицам alieni juris и даже рабам управление от- дельными секторами хозяйственной деятельности и отдельными частями имущества. Таким образом, лица alieni juris получили пра- во заключать все сделки, необходимые для правильного исполне- ния доверенности. По возникающим при этом обязательствам отве- чали pater familias путем так называемой actiones adjecticiae qual- itatis. Участие лиц alieni juris в экономической деятельности как уполномоченных pater familias, привело к тому, что и за ними были признаны определенные имущественные права: filius familias ex < imnibus causis tamquam pater familias obligatur et ab id agi cum eo
118 Книга II. Частное, имущественное и процессуальное npatui ! tamquam cum pater familias potest. (153) Признание имуществен ной правоспособности лиц alieni juris было особенно очевидно в тан| называемых пекулиумах. В самом широком смысле термин peculium означал любое иму- щество, доверенное для свободного хозяйствования лицам под ра tria potestas. Лица alieni juris должны были управлять доверенным им имуществом как добрые хозяева: приумножать, а не терять Л (154) Между тем, pater familias в любое время и по собственной » воле мог отобрать у них это имущество, и не только доверенное, пи и приобретенное. Право собственности на пекулиум и на все вещи, 1 заработанные при управлении им, принадлежало pater familias. Лица alieni juris прежде всего получили право собственности 11 связи с так называемым peculium castrense. (155) Peculium cast-1 rense составлял имущество, приобретенное лицами alieni juris ни * военной службе и связанное с военной службой (дары, полученные! при вступление в войско, дары от товарищей по службе). Это был ' proprium patrimomum этих лиц, которым они имели право распо ряжаться в правовых сделках и inter vivos и mortis causa. Во время императора Константина, кроме peculium castrense,! сформировался и так называемый peculium quasicastrense, кото- j рый составлял имущество, приобретенное лицами alieni juris на! общественной службе. Правовой режим на pecilium quasicastrense! был тем же, что и режим на peculium castrense: имущество этого | пекулиума находилось в собственности лиц alieni juris. Когда путем pecilium castrense, а особенно, peculium quasicas J trense была утверждена имущественная правоспособность лиц al ieni juris, Юстиниан постановил: лица alieni juris имеют право управ ] лять всем имуществом, которое им доверил отец (bona profecticia),! иметь в собственности и управлять peculium castrense и quasicast J rense, обладать собственностью на bona adventicia, т. е. на предме-| ты, полученные от кого бы то ни было, кроме отца и его предков.! Право управления и право пользования bona adventicia имел их отец. § 104. Прекращение отцовской власти Patria potestas прекращалась с естественной или гражданской смертью pater familias или с эмансипацией лиц alieni juris, добив-1 шихся высокого положения на общественной службе, или же при I недостойном поведении отца. Физическая смерть лиц alieni juris всегда погашала отцовскую власть, а физическая смерть отца пога-1 шала эту власть лишь над лицами, находящимися с ним в первой степени родства, т. е. над его агнатическими родственниками из класса sui. Агнатические родственники более отдаленных степеней
l.icTb I. Частное право 119 родства только меняли pater familias: они оставались под patria potestas лица, через которое было связано с умершим pater famiias. Patria potestas погашалась и в случае capitis deminutio maxima и media независимо от того, шла ли речь о capitis deminutio лиц nlieni juris или о capitis deminutio главы семьи. Такое же действие па patria potestas оказывала и так называемая capitis deminutio minima. По установлениям римского права, capitis deminutio mini- ma наступала при каждом изменении положения в семье: minima est capitis deminutio, cum et civitas et libertas retinetur, sed status hominis conmutatur: quod accidit in his, qui adoptantur, item in his quae coemptionem faciunt, et in his qui mancipio dantur quique ex uiancipatione manimittantur. (156) Наиболее частым случаем погашения отцовской власти при кизни pater familias и лиц alieni juris была эманципация, или осво- бождение от отцовской власти по воле главы семьи. В древние вре- мена эманципация содержала элементы наказания, так как эман- ципированное лицо оставалось без семейной защиты и предостав- лялось самому себе. Позднее, эманципация превратилась в приви- легию для лиц alieni juris, наиболее способных и находчивых. Фор- мой эманципации была тройная фиктивная продажа мужчины и одна фиктивная продажа женщины. В постклассическое время эман- ципация совершалась рескриптом императора и путем заявления pater familias, зафиксированного соответствующим государствен- ным органом. Законная эманципация, или освобождение от власти отца си- ней закона в старое время наступала в случае, когда лица alieni juris получали статус жреца Юпитера или жрицы богини Весты. Но Юстиниану, эманципация наступала и тогда, когда лица alieni juris достигали высокого государственного статуса патрициев, кон- сулов, префектов преторианцев, городских префектов и т. д. Наконец, patria potestas могла быть погашена при недостойном поведении отца. Считалось, что он недостоин отцовской власти, если выбросил своего ребенка, сводничал в отношении своей дочери или шключил инцестуозный брак. § 105. Положение внебрачных детей Внебрачные дети женщин sui juris (spuni, vulgo concept!, adul- terini, incestuosi, liberi naturales) рождались как лица sui juris. Они । остояли в когнатическом родстве с матерью, так как мать не име- 1п на них родительских прав. Долгое время вопросы, как и кто должен содержать таких детей, вообще не были урегулированы. Их жизнь зависела от ряда фактических проблем, особенно в слу-
120 Книга П. Частное, имущественное и процессуальное право чае, когда их мать была лицом alieni juris. Тогда лишь от pater familias зависело, будут ли они включены в семью. В классическом и постклассическом праве положение внебрач- ных детей было отчасти урегулировано. Внебрачные дети имели право на алименты от матери и ее родственников. Но если речь шла о liberinaturales, рожденных в конкубинате, можно было обес- печить их алиментами и со стороны отца, как и долей наследства, если их родной отец не имел потомков в браке. Кроме того, дети,| рожденные в конкубинате, могли быть узаконены (legitimatio). Глава четвертая ОПЕКА И ПОПЕЧИТЕЛЬСТВО § 106. Понятие опеки и попечительства Правовые установления об опеке и попечительстве в строгом смысле слова не входят в вопросы семейного права, поскольку оно определяется как свод правовых установлений, регулирующих от- ношения лиц в семье. Впрочем, опека и попечительство являются правовыми институтами, наиболее тесно связанными с вопросами дееспособности лиц sui juris: Transeamus nunc ad aliam divisionem. Nam ex his perosnis, quae neque in potestate neque in manu neque in mancipio sunt, quadem vel in tutela sunt vel in curatione. (157) В римском праве власть главы семьи была пожизненной. По- этому не существовало проблемы дееспособности лиц alieni juris. Они не обладали правоспособностью и находились под властью pa- ter familias. Между тем, именно в связи с правилами организации семейной власти и в связи с целым рядом естественных обстоя- тельств (возраст, пол, психические, моральные и физические свой- ства) проблема дееспособности возникала у лиц, которые по какой- либо причине не находились под pater potestas и за которыми при- знавалось свойство лиц sui juris, хотя они находились в таких об- стоятельствах, что нельзя было ожидать от них самостоятельного и разумного способа пользования признанными правами. Для таких случаев требовалось создание правил компенсирования или вос- полнения недостатков дееспособности таких лиц. Свод правовых установлений, упорядочивающих эти правила, составлял опекун- ское и попечительское право. Другими словами, в римском праве существовало два института, целью которых являлось компенсиро- вание или восполнение недостатков дееспособности полностью или частично недееспособных лиц. Опека была учреждением, компенсирующим недостаток дее- способности целой категории лиц, которые из-за своего возраста
Часть I Частное право 121 или пола не были в состоянии самостоятельно вступать в правовую деятельность: est autem tutela, ut Servius difinivit, jus ac potestas in capitite libero ad tuendum eum, qui propter aetatem se defendere nequit, jure civili data ac permissa. (158) Попечительство же являлось учреждением, компенсирующим недостаток дееспособности лиц, которые по природе своей должны быть полностью дееспособными, но не являются таковыми из-за особого рода личных недостатков (психически больные лица, расто- чители, лица с физическими недостатками). Ясного, разграничения опеки и попечительства, последовательно проводимого в древнем и классическом праве, в постклассическом праве уже не существовало. К объединению этих понятий привело введение установления постоянного попечительства над лицами моложе 25 лет. Попечительство учреждалось для защиты отдель- ных лиц, находящихся в особых обстоятельствах, а затем разви- лось в учреждение для защиты целой категории молодых граждан, однако так и не получило наименования tutela, и в дальнейшем обозначалось термином сига. § 107. Опека над малолетними Несовершеннолетние лица (impuberes) sui juris мужского и женского пола, считались правоспособными, но не обладали дее- способностью, и до совершеннолетия должны были находиться под опекой (tutela, защита). а) Способы установления опеки. — Опека над несовершенно- летними устанавливалась в соответствии с последней волей главы семьи (tutela legitima) или распоряжением соответствующего госу- дарственного органа (tutela dativa). Tutela testamentaria была известна уже в Законах XII таблиц. (159) Каждый pater familias имел право в завещании или выраже- нием последней воли определить опекуна для всех малолетних лиц класса sui — всех лиц, становящихся после его смерти лицами sui juris. Для того, чтобы иметь силу, распоряжение pater familias по определению опекуна должно было отвечать формальностям, пре- дусмотренным для завещания. Tutela legitima, или опека в силу закона, устанавливалась в случае, если pater familias по завещанию не назначил опекуна для своих малолетних детей. В этом случае, права и обязанности опе- куна исполняли агнатические родственники (160), указанные как интестатные наследники несовершеннолетних: ibi emolumentum successionis, ibi tutelae onus esse debet. (161) Когда агнатическое родство было вытеснено когнатическим, прежде всего была отмене- на tutela агнатов над женщинами (по lex Claudia), а потом и над
122 Книга II. Частное, имущественное и процессуальное право несовершеннолетними, а опека была доверена матери и другим ког- натам. Таким образом, был устранен принцип старого права о пре- имущественных правах агнатов, как и тот принцип, что опекуном может быть только мужчина: tutelam administrare virile munus est, et ultra sexum femineae infirmitatis tale officium est. (162) Когда опека не была установлена ни завещанием, ни законом, как и в том случае, если назначенные лица не хотели или не могли исполнять обязанности опекуна, соответствующие государственные органы сами выбирали такое лицо (officum, munus). Государствен- ными органами, устанавливающими опекуна, были преторы и пле- бейские трибуны (lex Atinia), а в провинциях — правители. Позд- нее, эту должность исполнял специальный praetor tutelaris, пока, наконец, в постклассическом Риме этим не занялись defensores civitatis над бедными, а городские префекты и правители провин- ций — над богатыми несовершеннолетними. (163) б) Причины, по которым могли быть отняты опекунские обязанности. Все лица, законным образом призванные исполнять опекунские обязанности, должны были их принять. Опека была об- щественной службой: nam et tutelam et curam placuit publicum manus esse. (164) Однако, в виде исключения, некоторые лица не могли ее принять, а другие могли от нее отказаться. Обязанности опекуна не могли принимать неспособные к это- му лица. Неспособными исполнять опекунские обязанности счита- лись лица, своими личными качествами или своим правовым ста- тусом, или профессией не гарантирующие правильное исполнение опеки. Такими, как правило, были рабы, перегрины, душевноболь- ные, глухие, немые, воины, доверители или должники опекаемых, несовершеннолетние (165) и женщины (последние — до постклас- сического периода). По приведенным причинам неспособности госу- дарственные органы освобождали от должности — ex officio. Имен- но поэтому, эти причины назывались excusationes necessariae. Кроме excusationes necessariae действовали так называемые excusationes voluntariae Excusationes voluntariae были причинами, по которым лица, способные к опеке в принципе, могли избежать выполнения данных конкретных опекунских обязанностей. Такое право имели бедняки, старики, больные; некоторые корпорации (куз- нецы, пекари, матросы, торговцы зерном и т. д.); лица некоторых свободных профессий (философы, риторы, атлеты, врачи); лица, за которыми был признан jus liberorum, как и лица, которые могли указать гражданина, который с большим успехом исполнял бы обя- занности опекуна (potioris nominatio). (166) По этим причинам госу- дарственные органы освобождали от должности только по просьбе обеих сторон. в) Полномочия опекуна. — Основной задачей опекуна было не оставлять подопечного, или pupilia, без защиты: tutoris praecipium
Часть I Частное право 123 • st officium, ne indefensum pupilium relinquat. (167) Для исполнения > гой задачи за ним были признаны определенные права на имуще- । гво и на личность подопечного. (168) Права опекуна при исполне- нии своих обязанностей зависели от возраста подопечного. Дети до семи лет были полностью недееспособными (infanes). Забота по уходу и воспитанию этих детей была доверена матери. (>пекун не участвовал в воспитании. Он должен был оплачивать расходы, используя средства подопечного Имуществом подопечно- |'о до семи лет опекун управлял самостоятельно. Его полномочия именовались libera administratio. На основании libera administratio опекун должен был добросовестно обращаться с имуществом подо- печного, рационально его использовать, полученный доход присое- динять к имуществу подопечного и нести ответственность за убыт- ки, причиненные подопечному из-за своей недобросовестности. (169) При управлении опекун обязан был придерживаться особых пра- нил, принятых с целью защиты интересов подопечного. На основа- нии этих правил опекун должен был свободные денежные средства подопечного вкладывать в землю или давать взаймы, ему было за- 11 рещено отчуждать землю и другие ценности подопечного без пред- нирительного одобрения соответствующих государственных орга- нов или, хотя бы, без распоряжения, содержащегося в завещании । и ter familias. Ограничения его свободы при распоряжении имуще- < гвом подопечного со временем становились все более жесткими. При Юстиниане опекун имел право отчуждать, без предваритель- ного одобрения, только испорченные предметы. Правила исполнения опекунских обязанностей были несколь- iC( иными в случае, когда подзащитный был старше семи лет (im- puber infantia major). И в этом случае, опекун имел право, без со- । часия несовершеннолетнего и в его отсутствие заключать сделки, и сбходимые для защиты его интересов Между тем, так как лица infantia majores обладали ограниченной дееспособностью, случалось и им предпринимать какие-либо дйствия, увеличивающие или уменьшающие их имущество. Акции, предпринятые impuberes in- I untia majores, были действительными, даже и без согласия опеку- на, если представляли собой акции по приобретению имущества (ineliorem condicionem facere), и были недействительными, если речь шла о принятии каких-нибудь обязательств (deteriorem condicionem I । cere). Для узаконения актов по обязательствам было необходимо одобрение опекуна (interpositio auctoritatis), компенсирующего не- (остаток дееспособности несовершеннолетнего подопечного. Взаи- модействие опекуна и подопечного было особенно необходимо при правовых актах, которые не допускали замещения (актах, при ко- к»рых требовались личные действия правомочного лица, как, на-
124 Книга IL Частное, имущественное и процессуальное право пример, manci patio, in jure cessio, acceptilatio, принятие или откло- нение наследства и т. д.) (170) г) Прекращение опеки. — Опека прекращалась со смертью по- допечного; когда он претерпевал capitis deminutio и когда стано- вился совершеннолетним. Кроме того, опека прекращалась и со смертью опекуна, когда он претерпевал capitis deminutio, когда по оправданным причинам отказывался от опеки и когда становился неспособен или вызывал подозрения при использовании имущест-J ва подопечного: qui non ex fide tutelam gent. (171) Когда опека пре-1 кращалась по одной из указанных причин, требовалось назначить нового опекуна. д) Ответственность опекуна. — В древнем праве были из- вестны два средства защиты интересов подопечного от недобросо- вестного опекуна. Первым средством была actio suspecti tutoris. Этот иск могло подать любое лицо, обнаружившее злоупотребления со стороны опекуна Решение по такому иску приводило к прекраще- нию опекунских отношений и к infamia прежнего опекуна. Вторым средством была actio de rationibus distrahendis. Этот иск по прекра- щению опеки подавал прежний подопечный, если существовало сомнение в том, что расчет в связи с управлением его имуществом j произведен полностью. Решение гласило: in duplum. В классическом праве, кроме приведенных средств, для защи- ты интересов подопечного была введена и satisdatio rem pupilli sal- vam fore, или обязательство опекуна вносить залог, охраняющий имущество подопечного. Такой залог должны были вносить все опе- куны, кроме тех, кто был назначен по завещанию или высокими государственными органами. Кроме того, тогда же была введена и actio tutelae directa и actio tutelae contraria. По actio tutelae direeta прежние подопечные могли осуществлять все требования к опеку- ну, а по actio tutelae contraria те же права были признаны за опеку- нами против их прежних подопечных. В постклассическом праве интересы подопечных были защи- щены и введением общей ипотеки на имущество опекуна. § 108. Опека над женщинами Propter levitatem animi и propter rerum forensium ignorantiam, как были убеждены старые римляне, женщины и после совершен- нолетия оставались под опекой. Опека над женщинами главным образом основывалась на тех же принципах, что и опека над несовершеннолетними. Между тем, когда стало ясно, что нет необходимости установления опеки над взрослыми женщинами, римляне, оставаясь по форме верными тра- диции, в сущности изменили все это установление. Это произошло
Часть I. Частное право 125 введением так называемой tutela fiduciana. Tutela optiva основы- валась на завещании и давала право супруге pater familias свобод- но выбирать себе опекуна. (172) Tutela fiduciaria устанавливалась в (лучае, когда жена хотела избежать законной опеки агнатов. В этом случае жена заключала фиктивный брак (coemptio fiduciae causa) и договаривалась с фиктивным мужем, что он сразу же ее реманци- пирует, т. е. освободит от статуса in manci patio и получит положе- ние опекуна. Когда таким образом женщина могла полностью избе- жать опеки, установление агнатической опеки над женщинами ста- ло излишним (lex Claudia). Был открыт путь для полного исчезно- вения этого института. Это произошло по распоряжению Августа (jus liberorum) (173) и по конституции императора Гонория. (174) За то время, что женщины находились под опекой, опекун не имел по отношению к ним лично никаких прав. Он даже не имел права сам управлять их имуществом. Основным правом опекуна ныло interpositio auctoritatis, или дача согласия на самые значи- । ельные акции древнего права (actus legitimi). Другие правовые акты кенщина предпринимала самостоятельно. Между тем, когда для юстижения целей actus legitimi по предписаниям гонорарного пра- ва были предусмотрены альтернативные правовые действия, жен- щина, в сущности, стала полностью дееспособной. Это стало ясно особенно после того, как она получила право, с помощью государст- венных органов, вынуждать опционных и фидуциарных опекунов щвать согласие на заключение сделки и в тех случаях, когда они того не желали. (175) § 109. Попечительство над безумными Попечительство над безумными было известно уже в Законах КП таблиц. Попечителями над безумными (сигаtores furiosi) были ьлижайшие агнаты: si furiosus escit agnatum gentiliumque in eo pe- cuniaque ejus potestas esto. (176) В случае, когда попечительство не осуществляло ни одно из этих лиц, попечитель назначался реше- нием государственных органов. Орган, который принимал решение об установлении попечительства, должен был иметь в виду лиц, которых pater familias указал в завещании как пригодных испол- нять эту должность. (177) Безумные без моментов просветления были полностью недее- пособными (amentes, mente capti), а безумные с моментами про- светления обладали полной дееспособностью во время отступления ьолезни (furiosi cum lucidis intervalhs). (178) Попечитель над безум- ными имел liberam administrationem bonorum, или право свободно управлять имуществом безумного. Это право попечителя было под- вергнуто почти тем же ограничениям, что и при управлении иму-
126 Книга II. Частное, имущественное и процессуальное право ществом несовершеннолетних. По правовым актам, заключенным безумными в моменты просветления, interpositio auctoritatis попе- чителя не была необходима. (179) § 110. Попечительство над расточителями Граждане, которые неразумно растрачивали имущество, на- следуемое на основе закона (интестатное), могли быть лишены дее- । способности. (180) В этом случае, они попадали под попечительство! агнатов (сига prodigi). (181) В классическое время расточителями (prodigi) могли провозглашаться и лица, которые расточали иму- । щество, наследуемое по завещанию. (182) Попечителя над этими расточителями назначали государственные органы. (183) Попечи-1 тели имели то же положение, что и опекуны по отношению к лицам infantia majores. Расточитель имел право самостоятельно приобре-1 тать (meliorem condicionem facere), но ему было запрещено брать на себя какие-либо обязательства (deteriorem condicionem facere).] Все правовые акты попечитель мог совершать и независимо от воли' и участия подопечного. (184) § 111. Попечительство над лицами моложе 25 лет После введения lex Plaetoria de circumscriptione adulescentium в начале второго века до н. э. договаривающиеся лица моложе । 25 лет должны были быть внимательными, чтобы не совершить какой-нибудь ошибки, приводящей к judicium publicum rei privatae (185), или к употреблению exceptio legis Plaetoriae. (186) Из-за этой опасности, которой невольно были подвержены совершающие сделки неопытные лица (инфамия, отмена или незавершение сделки) в большей мере была ухудшено положение minores XXV annorum (лиц моложе 25 лет). Metuont credere omnes. (187) Для того, чтобы устранить недоверие к ним, было установлено специальное попечи- тельство, так называемая сига minorum XXV annorum. В начале введения этого установления было принято, чтобы при заключении сделок лицами моложе 25 лет, кроме самих этих лиц, участвовал и curator ad certam causam, назначенный претором, с целью защиты этих лиц от какого-либо обмана или заблуждения. Между тем, при- сутствие попечителя при заключении сделок, даже его одобрение (consensus), не исключало опасности для договаривающихся сторон. В таких случаях допускалось restitutio in integrum ob aetatem. (188) Поэтому и с установлением такого попечителя не было восстанов- лено доверие к лицам моложе 25 лет. Доверие к этим лицам, а с
Часть I. Частное право 127 > гим и их экономическое положение, было улучшено только когда к 1им приставили постоянного попечителя. Это осуществил Марк Аврелий. (189) С тех пор попечительство над лицами моложе 25 лет стало постоянным установлением: все лица моложе 25 лет получа- пи постоянного попечителя и таким образом, без труда могли частвовать в совершении сделок. Попечитель над лицами моложе 25 лет, назначенный государственным органом по просьбе несовер- шеннолетних, обладал теми же полномочиями, что и опекун над шцами infantia majores. Основной обязанностью такого попечителя выло не давать interpositio auctoritatis или consensus при заключе- нии сделок, связанных с отчуждением имущества подопечного. Та- кое согласие могло предварять сделку, даваться во время соверше- ния сделки и даже после ее заключения. (190) § 112. Другие виды попечительства В римском праве были известны многие виды временного по- печительства и попечительства для отдельных случаев и отдель- ных акций. К этим видам попечительства принадлежала сига ven- tris, или попечительство над нерожденным ребенком; сига Ьопо- । ит, или попечительство над различными имущественными ком- плексами, о которых не могли заботиться их владельцы (имущест- во попавших в рабство, hereditas jacens, имущество отсутствующих ниц или лиц неизвестного местонахождения); сига debilium, или попечительство над лицами, которые из-за особых физических или психических недостатков в данном случае не были способны защи- щать собственные интересы, как и сига, признанная для несовер- шеннолетних в случае столкновения их интересов с интересами опекуна или попечителя.
ЧАСТЬ ВТОРАЯ Имущественное право (JUS QUOD AD RES PERTINET) Раздел первый ВЕЩНОЕ ПРАВО § 113. Jus quod ad res pertinet и вещное право Римские юристы не дали определения вещного права. Соглас-1 но делению права, содержащемуся в Институциях Гая, с которым I полностью совпадает деление в Институциях и Дигестах Юстиниа- I на (191), все частное право делилось на право, относящееся к ве-I щам, и право, относящееся к искам: omne autem jus, quo utimur, vel ad personas, vel ad res,^_yel_ad actiones pertinet. (192) Римское jus I quod ad res pertinet — право, относящееся к вещай — не имело I такого содержания, каким обладает это понятие сейчас. Содержа-1 ние jus quod ad res pertinet было намного шире. Оно охватывало I свод всех правовых норм, регулирующих имущественные отноше- ния между людьми. Такое значение римских jus quod ad res perti-1 net сегодня имеет имущественное право. • | Анализируя понятие jus quod ad res pertinet с точки зрения различных имущественных отношений между людьми, классиче- ские юристы отмечали, что многие из этих правил служили для! регулирования имущественных отношений в течение жизни субъ- екта права, в то время как другие преследовали ту же цель в связи со смертью субъекта. Так появилось деление предписаний имуще- ственного права на группу правовых норм с действием inter vivos и группу правовых норм с действием mortis causa. Имущественно- правовые нормы с действием mortis causa были обозначены как правила наследственного права (hereditates et bonorum possessiones). С другой стороны, внутри установлений с действием inter vivos были выявлены две особые группы: группа правовых норм, посто- янно и непосредственно предоставляющих определенным лицам пра- во целиком или частично использовать в своих интересах некото- рые вещи, и группа правил, предоставляющих определенным ли- цам право требовать от других лиц предпринимать некие действия, приносящие в итоге доход.
(асть II Имущественное право 129 В источниках римского права первая группа имущественного нрава называлась jura in re, или право на вещи, а вторая — jura in persona, или право на личность. Таким образом, в рамках римского имущественного права, или jus quod ad res pertinet с действием inter vivos, были отделены установления права на вещи от установ- лений обязательственного права. С того времени право на вещи, или jura in re, определялось как свод правил, устанавливающих постоянные и непосредствен- ные правомочия отдельных субъектов (титуляры) по своему разу- мению использовать, целиком или частично, какие-либо вещи. § 114. Вещно-правовые отношения На основании предписаний вещного права устанавливались непосредственные и постоянные правомочия титуляра, или носите- ля права, использовать предметы вещно-правовых отношений в своих интересах, полностью или частично. Эти правомочия состав- ляли так называемое позитивное содержание отношений вещно- правовой природы. Вторую сторону этих отношений составляли их негативные свойства. А именно, давая одному лицу право пользо- ваться определенным предметом, правовой порядок одновременно обязывал всех других лиц не препятствовать титуляру в праве поль- зоваться предметом. От этих лиц право требовало пассивности в отношении правомочного лица. Согласно этому, вещно-правовые отношения имели позитивную и негативную сторону. Точнее, вещ- но-правовые отношения с точки зрения позитивной стороны, были отношениями, на основании которых определенное лицо (титуляр права на вещи) обладало непосредственными и постоянными пра- вомочиями в собственных интересах целиком или частично исполь- зовать определенную вещь, а при этом, и это было негативной сто- роной вещно-правовых отношений, обязывали всех других лиц по- читать это право и не предпринимать никаких действий, которые могли бы препятствовать ему в использовании данного предмета. Из этой природы вещно-правовых отношений происходили и их общие признаки, по которым они отличались от других отноше- ний имущественного права. Они действовали, как было сказано выше, inter vivos и по этому признаку отличались от отношений наследст- венного права. С созданием обязанности пассивности всех осталь- ных лиц, т. е. их обязанности не предпринимать никаких действий, препятствующих титуляру вещно-правовых отношений пользоваться признанным правом, вещно-правовые отношения отделялись от отношений обязательственного права. По этому признаку они обо- значались и как правовые отношения имущественного характера с действием erga omnis, или по отношению ко всем (adversus quam- 6 614
130 Книга II. Частное, имущественное и процессуальное npai cumque), в то время как в обязательственном праве они действова * ли inter partes, или между точно определенными лицами. Кроме того, правомочное лицо вещно-правовых отношений могло треба» • вать защиты признанных прав от любого лица, препятствующего ему пользоваться признанными правами и не находящегося с ним перед актом пользования ни в каких правовых связях (actio in rem) j Напротив, правомочное лицо в обязательственнно-правовых отно -1 шениях имело право требовать защиты только от тех субъектов, е | которыми ранее находилось jtj обязательственно-правовых отношс- < ниях (действие inter partes, actio in personam). Действие inter vivo*, обязанность пассивности и действие erga omnes были основными] чертами вещно-правовых отношений, т. е. черты, по которым эти имущественно- правовые отношения могли отличаться от имуще ственных отношений наследственно-правовой и обязательственной природы. Между тем, вещно-правовые отношения имели и некото-| рые другие свойства, служащие для утверждения истинной приро- ды этих отношений. При вещно-правовых отношениях, связанных' с владением вещи, имело силу правило; res clamit ad dominium. На основании этого правила, правомочное лицо вещно-правовых отно- шений могло проследить и потребовать свою вещь и судебным пу- тем отнять ее у любого лица, не обладающего ею законным образом (droit de suite, право на иск). В случае, когда появлялось больше одного лица, действовало право того титуляра, который первым получил это право: qui pior es tempore potior est jure. Кроме того, в связи с тем, что на одну вещь могли существовать права разного содержания, одной из черт вещно-правовых отношений была их сегментированность. В связи с возможностью существования сег- ментированности было создано правило рекаденции (jus recadehti- ае). А именно, по jus recadentiae все частичные правомочия, утра- ченные титуляром по какой-либо причине, в силу закона повторно вручались лицу, которое имело на эту вещь наибольшие права или правомочие собственника. Глава первая ВЕЩИ §115. Понятие вещи В источниках римского права термин вещь (res) употреблялся в нескольких значениях. В самом широком значении к нему относи- лось все, что существует в материальном и познаваемом мире (193), в более узком, он охватывал все то, что могло быть предметом пра-
'11сть И. Имущественное право 131 новых отношений вообще (194), а в самом узком — все то, что пред- । 1вляло предмет (объект) имущественного права. Предметы имущественного права могли быть самыми разнооб- разными. Это могли быть части природы, поскольку они имеют свой- гтва, необходимые для удовлетворения хотя бы какой-нибудь че- ювеческой потребности; это могли быть люди, когда непосредст- венно на них основывается какое-то имущественное право; это мо- нет быть какая-то человеческая деятельность, а также и отдель- ные права. Определение вещи, имеющее силу во всем имуществен- in ,м праве, охватывало все упомянутые предметы. Согласно с этим, inтцами, или res, в имущественном праве, на основании взглядов, выявляемых в источниках по римскому праву, были части приро- ды, доступные и полезные человеку, люди, человеческая деятель- ность, а также отдельные права, если они являлись предметом иму- щественных отношений. (195) По специальным свойствам, имеющим особую важность в эко- номическом и правовом обороте, вещи делились на несколько групп. § 116. Движимые и недвижимые вещи Движимыми (res mobiles) были вещи, которые могли изменять положение в пространстве без уменьшения своей ценности и по- вреждения собственной сущности. Между движимыми вещами раз- личались те, что не двигались сами, но могли быть приведены в движение со стороны других (res mobilis в более узком смысле) и пещи, которые двигались сами (res se moventes). Среди вещей, ко- торые двигались сами, самыми важными являлись скот и рабы. (196) Недвижимыми (res immobiles) были вещи, которые не могли н менять свое положение в пространстве без повреждения своей < ущностидВажнейшей недвижимой вещью была земля и все то, что было тесно соединено с землей. В этом значении недвижимостью читались строения (inaedificatio), все, что было посеяно (insemenatio) и посажено на земле (implantatio). Inaedificatio, insemenatio и implantatio имели собирательное имя superficies (земная поверх- ность). Это разделение имело значение при появлении правила: Superficies solo cedit, по которому все, что находилось на земле, принадлежало собственнику земли, без связи с тем, кому принад- к жали перечисленные составные части или акцессориумы (при- надлежности). Кроме упомянутых классификаций, правовое значение имели и разделения: на praedia rustica и praedia urbana (особенно в облас- ти так называемых служб); на praedia italica и praedia provincialia (особенно в области собственности и в области налогообложения);
132 Книга II. Частное, имущественное и процессуальное пран- на ager gentilicius (compascuus), на ager publicus (ager arcifinalis) н на ager privatus (viritanus). Ager gentilicius представлял собой кол лективную собственность римских родов; ager publicus представ лял собой собственность римского государства; ager privatus нахо дился в частной собственности римских граждан и происходил ии heredium, из захваченного ager publicus, из купленных земельные участков (ager quaestorius), как и из участков, выделенных в част»I ную собственность граждан (ager divisus et adsignatus). Правовые последствия разделения вещей на движимые и не движимые были многочисленны, как в вещном и обязательствен >1 ном праве — в области собственности, прав на чужие вещи, в уста новлении обязательств, так и в ответственности за их исполнение ( § 117. Заменимые и незаменимые вещи Деление вещей на заменимые и незаменимые имело больше*! значение, так как от этого свойства вещей зависела ответствен-! ность за случайно утраченную вещь, как и природа отдельных пра вовых отношений. Когда речь шла о заменимых вещах, примени-1 лось правило genera non pereunt или genus perire non censetur,] которое означало, что должник оставался обязанным возвратить] долг, пока существовала хотя бы одна вещь этого рода. Когда речьI шла о незаменимых вещах, употреблялось правило species perit ell sui debetur, означающее, что должник был освобожден от каких-1 либо обязательств, если утрата вещи произошла без его вины. В связи с большим значением деления вещей на заменимые и неза-| менимые в римском праве этому вопросу было уделено серьезное внимание. По нормам римского права заменимыми вещами считались вещи, которые стороны сами определили таковыми. Это же имело] силу и Для незаменимых вещей (res non fungibiles). Согласно этому положению, свойство заменимости и незаменимости отдельных ве- щей зависело прежде всего от воли сторон. Между тем, в том слу- чае, когда стороны не определились по этому вопросу, свойство заменимости или незаменимости устанавливалось при помощи оп- ределенных правовых предпосылок. Первой правовой предпосылкой была следующая: заменимы-] ми считать вещи, определенные in genere, а незаменимыми — вещи, определенные in specie. Вещами, определенными in genere, счита- лись те, которые в обычном экономическом обороте не были опре- делены в такой мере, чтобы можно было индивидуализировать их в массе однородных предметов, а определенными in specie — те, ко- торые обычно индивидуализировались по особым характеристикам
Часть II Имущественное право 133 i<> такой степени, что точно было известно, о каком предмете идет речь. Когда и деление на genus и species не приводило к ясному убеждению, идет ли речь о заменимых или незаменимых вещах, применялось деление предметов на res quae numero, pondere men- urave constant и на res quae pondere numero mensurave non con- tent, t. e. заменимыми считались те вещи, которые в обычном эко- номическом обороте проявлялись как определенное количество (но их числу, весу и объему), а незаменимыми — те, что обычно ныли полностью индивидуализированы. Следующая правовая предпосылка по определению свойства ыменимости и незаменимости, была необходима в связи с тем, что жономический оборот отдельных масс добра на римском рынке 1авировал между оборотом количества и оборотом индивидуализи- рованных предметов. Для того, чтобы было ясно, в каких случаях о каких вещах идет речь, вещи делились на res consumptibiles, или расходуемые, и на res non consumptibiles, или не расходуемые вещи, считающиеся незаменимыми. Расходуемыми были вещи, материя (субстанция) которых была способна к длительному использованию. В связи с тем, что среди не расходуемых вещей существовали раз- личия между теми, что и после многократного употребления по виду не портились, и теми, что после такого употребления выказывали нидимые признаки амортизации, римские юристы поделили нерас- ходуемые вещи на res non consumptibiles в строгом значении и res <|tiae abusu minuuntur, или вещи, ценность которых после много- кратного употребления уменьшалась. Среди расходуемых вещей । лавное место занимали деньги. Хотя по своей материи они были не расходуемыми, их оборотная функция была расходуемой. (197) 1 § 118. Единые и составные (сложные) вещи Деление вещей на единые и составные (сложные) было произ- ведено в классическое время. Едиными вещами (res quae continetur uno spiritu) или вещами, вдохновленными одной душой, были пред- меты, представляющие собой естественнЬ’е и физическое целое (ка- мень, балка, человек и т. д.) Составные (сложные) вещи делились на 1ве группы: res qua£-gx_contigentibus constant, или вещи, сомкну- тые в искусственное единство человеческим трудом (дом, корабль, печь), и res, quae ex distantibus constant, или вещи, которые были и остались отдельными или собранными, но право считало их едины- ми из-за целого, которому эти вещи служили (улей, стадо, народ, пегион, склад). Res quae ex distantibus constant делились на univer- sitas facti и на universitas juris. Universitas facti были вещи, чье функциональное единство образовывалось естественным путем (ста-
134 Книга II. Частное, имущественное и процессуальное пран- до, улей, народ), a universitas juris — те, которые получали едино rj венную функцию только на основании предписаний правового по- рядка (имущество, наследство, приданое, peculium и т. д.) Деление вещей на единые и составные имело большое значь ние как при способах приобретения собственности, так и при вы полнении договорных обязательств. В указанных случаях, особен- но, если речь шла о res quae ex distantibus constant, или о собран ных предметах, принималось правило accessorium sequitur print f pale, что означает: каждая составная часть сложной вещи разделяя ет правовую участь целого. § 119. Делимые и неделимые вещи Для отношений собственности (condominium), для так назыЛ ваемых сборных и других связей вопрос, является ли некая вещь делимой или неделимой, имел существенные правовые последстЛ вия. (Целимыми вещами (res divisibiles) были вещи, которые могли быть разделены на составные части без уменьшения их общей имуя щественной ценности и экономической функции. Напротив, неде-J лимые вещи (res indivisibiles) при разделении на составные части теряли свою ценность и функциональные свойства целого. Свойств во делимости или неделимости отдельных вещей часто не зависели от их природных свойств, а лишь от воли сторон и обычаев, создан ных в обращении. § 120. Главные вещи и принадлежности При решении вопроса собственности на составную вещь, если вещь была создана жестким соединением частей, принадлежащих различным собственникам, для применения правил accessorium se- quitur principale или accessorium cedat principal! (принадлежность следует судьбе главной вещи) часто было необходимо определить, какая вещь главная, а какую следует считать принадлежностью (accessorium). Обще^^правило,существовало лишь по отношению г земле и земельным superficies Superficies solo cedet). В других слу- чаях, как главная вещь (principale) определялась та часть вещи, которая содержала в себе признаки целой вещи, а как принадлеж- ности, или акцессориумы, — те составные части главной вещи, ко- торые помогали ей осуществлять свои экономические функции. В связи с тем, что в отдельных случаях и с помощью указанного кри- терия было трудно определить, где главная вещь, а где принад лежность, римские юристы предложили и вспомогательный крите-
In, । ь II. Имущественное право 135 I ни quid cui servit — что чему служит. (198) Между тем, этот критерий применялся только тогда, когда принадлежность нельзя I ыпо отделить от главной вещи без большого вреда. Упомянутая проблема не возникала для вещей, состоявших из Ьлд< льных частей. Отдельные второстепенные вещи, или пертинен- 11ни. необходимо было передать их истинному собственнику без по- и рождения главной вещи. Проблема перитиненций, или отдельных »11 постепенных вещей, имела значение лишь в обращении сбор- in IX или сложных вещей, составленных из главной вещи и перти- ц| пций: тот, кто покупал главную вещь, покупал и ее пертиненции, и ни не было иной определенной договоренности. § 121. Плодоприносящие вещи и плоды Плодоприносящей вещью считался каждый предмет, который ни природе или по правовым предписаниям (в экономическом обо- рок1) был способен создавать новые экономические ценности. Но- Hi.ii1 экономические ценности, происходящие от какой-либо плодо- 1.11 in носящей вещи под действием естественных законов и в резуль- । и re человеческого труда или законов экономического обращения, Ин 1ывались плодами (fructus). Плоды, происходящие от плодоносящих вещей (res fructiferae) Чпд действием законом природы и в результате человеческого тру- ди назывались fructus naturalis, или естественные плоды. Естест- > । иные плоды, как правило, принадлежали собственнику вещи. ' 'днако, в связи с тем, что по поводу одной вещи, находящейся в 11 )бственности определенного лица, могли возникать различные правовые трансакции, благодаря которым и некоторые несобствен- ники могли участвовать в собирании природных плодов, было необ- ипдимо зафиксировать различные моменты этого присвоения. По- чему различались: fructus pendentes — неотделенные плоды; fructus । parati — отделенные плоды; fructus percepti — собранные пло- ды, fructus consupmti — потребленные (переработанные) плоды; fiuctus extantes — натуральные (наличные) плоды; fructus perci- рн ndi — плоды, которые необходимо собрать. Уже в древний период развития римского права было ясно, но могут существовать определенные плоды, которые возникают п< под действием законов природы и с использованием человече- । кого труда, а лишь в результате участия людей в экономическом и ирг вовом обращении. Эти плоды, возникающие не ex ipso согро- пие, а от разных других факторов, которыми являются разнооб- Р шые имущественные трансакции. Плоды, собираемые как воз- мещение при подобных работах, были известны как fructus civiles, и 1И гражданские плоды. В группу гражданских плодов входили проценты, рента о сдачи земли в аренду и т. д.
136 Книга II. Частное, имущественное и процессуальное праве § 122. Телесные и бестелесные вещи “Некоторые вещи телесны, а некоторые — бестелесны. Телес ны те вещи, которые можно осязать, как земля, человек, одежда,! золото, серебро и многие другие. Бестелесны же те, которые ося зать нельзя, как, например, наследство, пользование плодами (узуф рукт), обязательства, возникающие каким-либо образом. При этом несущественно, что наследство содержит телесные вещи и что пло- ды, собираемые с земли, телесны и что то, что мы получаем н» I основании какого-нибудь обязательства, чаще всего телесно, как земля, раб, деньги: тогда как само право наследования, само право I узуфрукта и само право на обязательство бестелесны”. (199) Таким образом юрист Гай объяснил понятие телесных и бестелесных ве щей (res corporales и res incorporates). Согласно этому, телесными! вещами являлись предметы, существующие в физическом мире не -1 зависимо от правовых предписаний. Бестелесные вещи, или права, I не существовали в физическом мире, но лишь в человеческих отно-1 шениях и на основании правовых предписаний. И те и другие име , ли общее свойство: проявляли себя как предметы имущественного 1 обращения. z/f ( ‘ § 123. Вещи в частной собственности и вещи вне частной собственности - ' Римские граждане не имели права присваивать все те вещи,] которые по своим естественным свойствам были способны удовле- творять их потребности. Многие такие вещи были предназначены Для удовлетворения потребностей римского государства и римско- го культа. Кроме того, существовали и вещи, которые не могли быть предметом частного присвоения, потому что были предназначены для общего употребления гражданами. На основании этого в рим-1 ском праве появилось деление на вещи, подлежащие частному при- своению, и вещи, такому присвоению не подлежащие. Вещами, не подлежащими частному присвоению согласно пред- писаниям божественного права (res extra patrimonium divini juris), были res sacrae и вещи, посвященные высшим богам. В эту группу входили храмы, культовые предметы и весь остальной храмовый инвентарь. Для того, чтобы получить свойство вещи, посвященной богам, требовалось специальное освящение со стороны комиций или сената. В группу res extra patrimonium divini входили и res reli- giosae и res sanctae. Res religiosae были вещи, посвященные божест- венным предкам (лары и пенаты). Свойство вещи, посвященной бо- жественным предкам, достигалось специальным распоряжением хо-
Часть II. Имущественное право 137 (яина вещи или определенным религиозным действием, как, на- пример, перенесением и захоронением мертвых на собственной зем- ie. Res sanctae, или вещи, предназначенные для обороны города (городские стены и городские ворота), хотя и не входили в понятие вещей, посвященных богам, в известном смысле были уравнены с ними. (200) Вещами, не подлежащими частному присвоению согласно |редписаниям человеческого права (res extra patrimonium humani pirig), бг.т.тщ- res publicae, res universitatis и res communes omnium. Res publics^ были вещи, необходимые и для функционирования юсударства и для развития общественной жизни граждан: общест- венные реки (flumina), общественные дороги (vitae consulares и рга- < toriae), пристани (portus), общественная почта (cursus publicus), общественные площади, общественные парки, общественные бани, i тадионы и т. д. Все эти вещи были собственностью римского госу- дарства. (201) Res universitatis были, в основном, теми же, что и res publicae, и служили для выполнения основных задач разных само- управляющихся единиц (civitates, municipia, coloniae, метрокмии). Для этих вещей существовал особый правовой режим, и они нахо- щлись в собственности самоуправляющихся органов. Res communes omnium (вещи, общие для всех людей) были вещи, которые по сво- ей сути или по количеству существования в природе были непри- । одны для присвоения. Содержание этой группы вещей изменялось и ходе истории. (202) В классическом и постклассическом праве вещами, общими для всех, были: воздух (аег), вода, которая течет (aqua profluens), море (mare) и морской берег (litora maris) до гра- ницы наивысшего зимнего прилива. \ Все другие вещи, согласно римским предписаниям, были res in patrimonio, или вещами, подлежащими частному присвоению (res privatae). Вещи, подлежащие частному присвоению (res in patrimo- nio и res privatae), делились не несколько групп в зависимости от гого, имели ли они в данный момент хозяина, и от того, выбросил! их хозяин или потерял. Вещи, имеющие хозяина в данный момент и, как правило, находящиеся в его владении, назывались res in* bonis. Вещи, которые хозяин выбросил без желания и далее удер-( /кивать их как свои, назывались res derelictae (оставленные вещи). Вещи, которые хозяин и дальше желал удерживать как свои, но тратил их, потому что потерял, или потому что они у него были противоправно отняты, назывались res deperditae (потерянные вещи), или res vi, или clam possessae (вещи, отнятые силой или тайком). Кроме того, в группу res in patrimonio входили и вещи, которые могли быть предметом присвоения, но еще не являлись ничьей соб- егвенностью (дикие животные, птицы, рыбы, драгоценные камни) или имели когда-то хозяина, память о котором давно исчезла. Эти пещи назывались ничьи, или res nullus. (203)
138 Книга II. Частное, имущественное и процессуальное право § 124. Вещи в обороте и вещи вне оборота Близким к делению на вещи, подлежащие и не подлежащие присвоению, было деление на вещи в обороте и вне оборота (изъя- тые из оборота) — (res in commercio и res extra commercium). Вещи extra patrimonium, или не подлежащие частному присвоению, были и вещами extra commercium, или вне оборота. С другой стороны, вещи extra commercium не всегда и не одновременно были и веща- ми extra patrimonium; существовали такие предметы и такие отно- шения, которые не являлись предметом оборота, хотя и входили в состав имущества отдельных лиц (имущество малолетних, драго- ценные материалы, встроенные в сооружения, непередаваемые права, обязанности intuitu personae и т. д.). Иными словами, вещи in patrimonio не обязаны были быть и in commercio. И наоборот: вещи in commercio не обязаны были быть in patrimonio (spes, res speratie). Из-за приведенных нюансов было необходимо вещи груп- пы in patrimonio и extra patrimonium отделить от группы вещей in commercio и extra commercium. § 125. Res mancipi и res пес mancipi В старом и классическом праве вещи делились на res mancipi и res пес mancipi. Res mancipi были теми, чей правовой оборот мог проявляться в специальных и освященных формах, доступных лишь римским гражданам (mancipatio in jure cessio). В res mancipi входи- ли самые важные вещи хозяйственного оборота, будь то составное элементы хозяйства: praedia rustica и urbana (городские и сель- ские земли), если они находились в Италии, сельские службы (ser- vitutes praediorum rusticorun), рабы и рабочий скот (скот, укрощен- ный ярмом и седлом). (204) Res пес mancipi были все другие вещи хозяйственного оборота. Оборот res пес mancipi разворачивался в формах, которые были менее освященными, общими для римских граждан и других свободных жителей государства. Глава вторая ПОНЯТИЕ И ВИДЫ СОБСТВЕННОСТИ § 126. Происхождение права частной собственности Вследствие уровня развития орудий производства в древне- римском роде было необходимо объединение всех членов в процес-
Часть II. Имущественное право 139 се производства. В то время все орудия производства и все продук- ты совместного труда представляли коллективную и общественную собственность рода. Основным признаком такой собственности была ее всеобщая значимость: каждый член рода, пока обладал этим свой- ством, был правомочен и должен, в одинаковом режиме, пользо- ваться всеми средствами и орудиями производства, как и всем дру- гим имуществом, находящемся с собственности рода (ager gentili- cus, res gentilicae), а также, совместно с другими членами рода, разделять результаты коллективного труда. Вторым признаком родовой собственности была ее эксклюзивность: ни одно лицо вне общественной организации рода не имело права пользоваться пред- метами рода. Этим правом не обладали и иностранцы или враги (hostes). Всеобщая значимость и эксклюзивность родовой собствен- ности не означала, что в роде существовало право собственности. В связи с тем, что в древнем роде не было антагонистических отно- шений, в нем не существовало и права как регулятора обществен- ных отношений. Общественная собственность рода была продуктом общества, чьи орудия производства требовали коллективных отно- шений и солидарности всех членов. Поэтому и правила поведения рода, даже правила, касающиеся родовой собственности, не обла- дали правовой природой, а основывались на обычае. Кроме общественной собственности на средства и орудия про- изводства и на продукты труда, в роде существовала и личная соб- ственность отдельных членов. Личную собственность отдельных членов рода составляли предметы, предназначенные для удовле- творения самых необходимых личных потребностей каждого инди- видуума: одежда, обувь, индивидуальные орудия, украшения. Спо- собы становления личной собственности были различными. Она могла возникнуть с отчуждением отдельных предметов от коллективной собственности рода и их передачей для постоянного употребления членам рода, как и с индивидуальным производством отдельных предметов с последующим индивидуальным присвоением. Предме- ты личной собственности считались частью личности собственника и в случае его смерти, как правило, закапывались или сжигались вместе с ним. Когда развитие орудий производства создало возможность для появления консорциума как основной производственной единицы, это еще не означало, что общественная собственность рода на сред- ства и орудия производства была уничтожена. На первом этапе появления консорциума как основной группы производителей ис- чезла лишь общественная собственность рода на продукты труда. Первый этап распадения общественной собственности рода был завершен, когда части имущества рода вместо отдачи во временное употребление были предоставлены в постоянную власть консор- циумов, которые их использовали. С этого времени, кроме вещей,
140 Книга И. Частное, имущественное и процессуальное право которые и далее оставались в собственности рода и продолжали служить всем членам рода, существовали и вещи, находящиеся в распоряжении только членов отдельных консорциумов. Таким об- разом, собственность в Риме утратила свою всеобщую значимость и начала преображаться в групповую собственность, как первый шаг к созданию чистой частной собственности. Первым результа- том этого было то, что вместо столкновений интересов, существую- щих лишь между отдельными членами рода, стали возможными столкновения интересов между отдельными консорциумами этого же рода. В связи с тем, что римское общество в период военной демо- кратии было очень сложным, состояло Из большого числа родов, объединенных в курии и трибы, и большого числа населения вне родов, и что все это население было объединено в семейства типа консорциумов, даже типа патриархальных семейств под patria pot- estas, столкновения по вопросам собственности между разными кон- сорциумами и многими patres familias были частыми. Такие столк- новения не могли быть урегулированы одними обычными правила- ми, созданными в период коллективного родового производства. Новые правила их урегулирования создавались в расслоившейся родовой организации, в которой руководящую и решающую пози- цию имели богатые и знатные слои. Это отразилось и на содержа- нии новых правил регулирования собственнических отношений, настаивающих, с целью обезопасить собственность, на том, что она должна оставаться в руках тех, кто однажды ее приобрел. Об этом заботилась новая государственная организация с новыми правила- ми поведения, в большей мере имеющими характер права. На основании права частной собственности собственники быЛи управомочены пользоваться всеми вещами и присваивать их пло- ды, исключая всех других лиц от какого-либо влияния на эти пред- меты. Путем указанных правомочий собственники добивались и большого влияния на людей, которые не обладали достаточным ко- личеством предметов для сохранения собственной жизни и жизни представителей их семей. Для использования этого влияния были созданы правовые правила кредитов, как и другие правила имуще- ственного права, которые еще с древних времен давали возмож- ность концентрировать имущество в руках владельцев, а нужду — у бедного населения. § 127. Понятие частной собственности Римляне долгое время не имели разработанного понятия соб- ственности. Когда возникала необходимость выразить принадлеж- ность кому-нибудь некой вещи, употреблялись соответственные
' (асть II. Имущественное право 141 прилагательные: ager publicus, ager gentilicus, ager viritanus и т. д. I [астоящего понятия собственности не существовало и в период соз- (ания патриархальной семьи под patria potestas па pater familias, i(ui in domo dominium habet. (205) Термин dominium охватывал не юлько собственнические правомочия, которыми обладал pater fa- milies в домусе, но и правомочия личной природы на супругу или 1иц alieni juris. Поэтому термин dominium обозначал любую власть, 1ринадлежащую pater familias в качестве главы семьи, а не только обственнические правомочия на вещи семьи. Понятие собственно- ти было разработано достаточно поздно. Собственность тогда на- ывалась proprietas, что этимологически означало, что она кому-то 1ринадлежит. Успешная попытка определения понятия собственности (pro- prietas, domiinium) произошла во время классического права. Ос- новной мыслью классических юристов было то, что собственность представляет полную власть над вещами: proprietas est plena in re potestas. (206) Анализируя содержание собственности как plena in re potestas, классические юристы выяснили, что собственники на основании этой власти получают, в основном, три группы правомо- 1ий: jus utendi, jus fruendi и jus abutendi. Согласно jus utendi собст- венники имели право употреблять свои вещи; согласно jus fruendi имели право собирать природные и гражданские плоды своих ве- щей, а согласно jus abutendi могли уничтожать вещи, отказываться от них или распоряжаться ими, перенося стоимость с них на другие вещи или восстанавливая какое-то право на вещи в своих интере- сах. Указанные правомочия собственников были очень широки. В принципе, собственники имели право поступать с собственными вещами по своему желанию и употреблять их для тех целей, кото- рые выбрали сами. Собственники имели право не допускать какого бы то ни было влияния третьих лиц на свои вещи (эксклюзивное действие права собственности). И все же власть собственников над вещами не была абсолютной. Еще в древние времена римское право установило границы власти отдельных собственников с целью пре- доставления возможности одновременного и параллельного суще- ствования многих собственников и защиты общественных интере- сов. В связи с этим, еще древнее право установило несколько кон- кретных ограничений собственнических прав, в то время как в клас- сическом праве проблема была решена принципиальным обра- зом — запретом какого-либо злоупотребления правом собственно- сти: male enim nostro jure uti non debemus. (207) На основании при- веденных размышлений римских юристов пандектисты создали дефиницию собственности, полностью отвечающую требованиям римского права: dominium или proprietas est jus utendi, fruendi, abutendi re sua, quaetenus juris ratio patitur (собственность являет- ся правом употреблять вещь, пользоваться ее плодами и распоря-
142 Книга И. Частное, имущественное и процессуальное npaiu жаться собственной вещью, поскольку это допускает правовой пж рядок.) § 128. Ограничение прав частных собственников Собственность, или plena in re potestas, никогда не была абсо-! лютно и полностью эксклюзивным правом. Вследствие возможно-j сти коллизий при использовании собственнических правомочий между разными собственниками и для сохранения порядка и обще- ственных интересов в таких случаях, уже древнеримское право установило целый ряд общих ограничений на право собственности (208) Ограничения прав собственников, известные древнему праву,! были обусловлены тогдашней общественно-экономической струк«1 турой Рима и имели целью устранение столкновений между мел-1 кими земельными собственниками при использовании и обработке малых сельскохозяйственных угодий. С этой целью Законы XII таб-' лиц установили: 1) мелкие землевладельцы обязаны оставлять гра- ницу (finis) в два с половиной фута, которую не имели права обра- батывать; 2) такую же отдаленность (ambitus) обязаны соблюдать и все владельцы городских земель при строительстве зданий; 3) вла-1 дельцы плодоносящих деревьев, чьи ветви перевешивались на чу- жой участок, имели право входить на чужой участок для собира-1 ния упавших плодов; 4) владельцы сельскохозяйственных участков имели право срезать ветви чужих деревьев, свисающие до 15 фу- тов, если они создавали тень; 5) владельцы участков не имели пра-1 ва изменять естественное течение вод; 6) никто не имел права вцз- водить постройку, которая наносила бы ущерб соседу; 7) владель- цы участков, расположенных на речном берегу, не имели права препятствовать свободному проходу людей, связанному с плавучи- ми средствами и грузами; 8) владельцы участков у неисправных дорог не имели права препятствовать проходу через их участок; 9) владельцы строительных материалов не имели права требовать выдачи вещей, встроенных ранее в чужую постройку или вино- градник; 10) собственники имений, унаследованных по закону, не имели права использовать и отчуждать их неразумно. В классическом праве в основном были сохранены ограниче- ния права собственности, установленные древним правом. Кроме того, в это время впервые были введены определенные ограниче- ния на свободное экономическое распоряжение своими вещами. Среди прочего, нобилям было запрещено иметь корабли сверх 300 амфор, а собственные свободные средства они должны были вкла- дывать в землю; тогда же в большой степени были ограничены пра- ва рабовладельцев на рабов и т. д.
Часть II. Имущественное право 143 Большие ограничения прав частных собственников, осуществ- ленные в постклассический период, были вызваны экономическим кризисом, который в то время переживал Рим. Тогда, среди проче- рк было запрещено разрушать дом ради продажи строительного материала; горнякам разрешалось открывать рудник на любом уча- <1ке, где обнаруживалась руда; владельцы необработанных сель- < кохозяйственных участков на определенных условиях теряли соб- твенность в пользу того, кто обрабатывал землю; собственность на дом терял владелец, который не ремонтировал его, в пользу того, к го его отремонтирует; куриалы утратили право на оборот с зе- мельных владений. Кроме указанных конкретных ограничений в классическом, а <и обенно в постклассическом праве восторжествовало правило, что ни один собственник не должен использовать право собственности но вред другому: male enim nostro jura uti non debemus (209) или inalitis non est indulgendum. (210) С тех пор считалось, что долгом кпждого собственника является пользование своим правом в допу- II енных рамках и стремление избежать нанесения намеренного ущерба другому. Собственники, которые не придерживались этого правила, могли быть принуждены, даже если применяли свое пра- во, возместить нанесенный ущерб. (211) § 129. Виды частной собственности Частная собственность в римском государстве делилась на много видов. Критерием деления частной собственности служили свойст- ва носителей собственности, способы обретения собственности и место, где находился предмет собственности. По свойствам носителей собственности, частная собственность делилась на римскую и перегринскую. Римская собственность была собственностью, утвержденной в |iis civile и ее носителями могло быть: римское государство, рим- кие юридические лица, объединения и индивидуальные римские граждане. Как носитель права собственности римское государство выступало в двух лицах: как субъект публичного права государст- во осуществляло собственнические права путем imperium-a, или публичной власти, а как субъект частного права — на тех же усло- виях, что и другие римские юридические лица. Римские юридиче- ские лица с точки зрения частного права были носителями так на- зываемой коллективной собственности. Коллективная собственность к ридических лиц не была уже всеобщей, так как не принадлежала всему обществу, а лишь отдельным universitates personarum или universitates rerum. Режим коллективной собственности юридиче- ских лиц был идентичен режиму, применяющемуся для индивиду-
144 Книга II. Частное, имущественное и процессуальное право альной собственности отдельных граждан. Собственность объеди- нений, названная совместной собственностью (condominium), суще- ствовала в случае, когда многие имели собственнические права на неразделенную вещь (pro indiviso). Согласно природе вещи режим на совместную собственность отличался от режима на коллектив- ную или индивидуальную собственность. Перегринская собственность была собственностью жителей римского государства, не имеющих status civitatis, а правила, дей- ствующие при такой собственности были предусмотрены в авто-' номных правах отдельных народов. По способам приобретения собственности римская частная соб- ственность делилась на квиритскую и бонитарную собственность, как и на nudum jus Quiritium. По месту, которое занимал предмет собственности, но лишь когда речь шла о земле, частная собственность делилась на domin- ium на италийской почве и на habere, possidere, frui licere на про- винциальных землях (так называемая провинциальная собствен- ность). § 130. Квиритская собственность В древнем праве существовала и признавалась только кви- ритская собственность (dominium ex jure Quiritium). Когда в клас- сическом праве появились преторская, или бонитарная, собствен- ность и собственность на земли в провинциях, или провинциальная собственность (212), квиритская собственность стала считаться do- minium optimo, или наилучшей собственностью. (213) Право приоб- ретения квиритской собственности имели римские граждане sui juris, юридические лица, основанные согласно предписаниям римского права, и свободные жители римского государства, если за ними был целиком признан jus commercii. Предметом квиритской собственности были все вещи, подле- жащие частному присвоению, и res mancipi, и res пес mancipi. Способы приобретения квиритской собственности были раз- личны. Для приобретения собственности на res mancipi требова- лись освященные способы древнего jus civile, каковыми были man- cipatio, in jure cessio и usucapio, в то время как для приобретения квиритской собственности на res пес mancipi были достаточны и другие способы приобретения (способы приобретения по jus hono- rarium и по jus gentium). Таким образом, квиритские собственники были лицами, спо- собными (personae habiles) к присвоению, способ которого предпи- сан древним правом, если речь шла о res mancipi, или другим соот- ветствующим способом, если речь шла о res пес mancipi (justus
Часть II. Имущественное право 145 modus adquirendi), устанавливающими власть над пригодным прод- етом (res apta). Такие лица имели plenam in re potestatem optimo jure, или право собственности наивысшего ранга. Это право защи- щалось с помощью rei vindicatio от каждого, кто обладал цивиль- ным владением вещью, a actio negatoria от каждого, кто каким бы ю ни было способом препятствовал квиритскому собственнику в ользовании собственническим правом. § 131. Бонитарная собственность Когда в классическом праве старые способы приобретения кви- ритской собственности на res mancipi стали представлять собой юрмоз для развития хозяйственного оборота, многие собственники предпочитали получать res mancipi и без необходимых формально- < тей, доверяя честности другой стороны. В этих случаях не уста- авливалось право квиритской собственности. Те, кто приобретал пещи путем обычной передачи, если речь шла о res manci pi, стано- вились обычными держателями или простыми обладателями ве- щей. Право квиритской собственности они могли получить по исте- чении срока давности (один год для движимой, два года для недви- кимой вещи) (214). В связи с тем, что право квиритской собствен- ности по истечении срока давности и далее принадлежало тому, кто передал вещь, тот, кто ее приобрел, не мог противостоять rei V indicatio собственника вещи, если формально владел чужой ве- щью и не имел правовых средств собственника или какого-нибудь другого лица, чтобы потребовать возвращения утраченной им вещи. С целью устранения таких несправедливых решений преторы ввели два правовых средства защиты добросовестных приобрета- । елей res mancipi путем неформальной передачи.Exeptio rei venditae не traditae давала право приобретателю вещи противопоставить иску квиритского собственника об истребовании вещи (rei vindicatio) воз- ражение о продаже и передаче спорной вещи. На основании этого возражения иск квиритского собственника отклонялся. Между тем, указанное возражение (exceptio) выдвигалось тем самым приобре- । ателем, который уже владел купленной и переданной вещью. Для । ого, чтобы защитить и тех приобретателей, которые утратили вла- дение купленным и переданным предметом, преторы ввели так называемое actio Publiciana. Actio Publiciana имели право приме- нять все приобретатели res manci pio путем обычной передачи в лучае, когда утратили владение предметом, как против лица, от- нявшего у них предмет, так и против лица, владеющего этим пред- метом. (215) После введения exeptio rei vinditae ас traditae о защите от rei \ indicatio квиритского собственника и actio Publican а об установле-
146 Книга П. Частное, имущественное и процессуальное право нии прав против любого держателя вещи, приобретателем res man- ci pi путем неформальной передачи со стороны квиритского собст- венника, согласно содержанию своих полномочий, эти приобрета- тели получили полное право собственности (plenam in re potestatem). Они имели право использовать вещь, собирать ее плоды и распоря- жаться ею, и в то же время были защищены от всех других лиц. Это новое право собственности было названо, с одной стороны, пре- торской собственностью, так как было введено и защищалось рим- скими преторами, а с другой стороны, — бонитарной собственно- стью, так как предметы этой собственности представляли собой составную часть имущества римских граждан (in bonis). (216) § 132. Nudum jus quiritium Римские преторы не имели права отменять предписания древ- него jus civile, поэтому не могли аннулировать ни право квиритской собственности лиц, которые res manci pi не передавали приобрета- телям по форме манципации или in jure cessio. Эти лица сохраняли право квиритской собственности до истечения срока давности. Ме- жду тем, в связи с тем фактом, что приобретатели res manci pi путем обычной передачи были защищены exceptio rei venditae ас traditae и actio Publiciana, а преторы имели право исправлять и дополнять уложения гражданского права, правомочия квиритских собственников стали формальными: их optimum jus превратилось в nudum jus Quiritium, или в голое квиритское право собственности, право почти без содержания. (217) С упразднением различия меж- ду квиритской и бонитарной собственностью Юстиниан упразднив и понятие голой квиритской собственности, т. е. больше не сущест- вовало и формального отличия в действии формальных и нефор- мальных способов приобретения собственности. § 133. Провинциальная собственность Земли в провинциях не входили в группу res manci pi и не могли быть предметом ни квиритской, ни бонитарной собственно- сти. Собственность на земли в провинциях принадлежала римско- му народу и сенату (praedia stipendaria) или императору (praedia tributaria). В связи с тем, что ни римский народ, ни сенат, ни импе- ратор экономически не эксплуатировали эти земли, было принято, что этим могут заниматься отдельные граждане. Права отдельных граждан на земли в провинциях обозначались как “jus possessiones” или “ususfructus”, а часто и как “jus habere possidere frui licere” (218) Содержание права лиц, обладающих “habere possidere frui
Часть II. Имущественное право 147 licere”, было идентично содержанию права квиритской или бони- тарной собственности за исключением того, что собственники зе- мель в провинциях были ограничены в распоряжении своим пра- вом и платили stipendium или tributum в пользу сената или импе- ратора. Защитой прав собственников провинциальных земель слу- жила exceptio rei venditae ас traditae и модифицированная actio Publiciana. Различие между jus habere possidere frui licere и други- ми видами римской собственности исчезли тогда, когда собственни- ки земель в Италии стали обязаны платить налог и когда они были прикреплены к земле, которую обрабатывали. Тогда в римском праве повторно был введен режим единственной собственности, или unum dominium. § 134. Совместная собственность (condominium) Первыми известными отношениями совместной собственности в римском праве были отношения в консорциуме. Каждый мужчи- на старшего поколения консорциума, в период групповой собствен- ности, был собственником имущества и имел право, когда считал, что это в его интересах, иском ercto non cito или actio familiae ercis- cundae требовать получения и отделения своей части. До договор- ного или судебного разделения члены консорциума были собствен- никами идеальных неразделенных частей имущества (pro indiviso), а их доли могли быть выражены в процентах. Подобно отношениям в римском консорциуме в позднейшем праве регулировались и от- ношения между всеми совместными собственниками. Отношения совместной собственности возникали в каждом слу- чае, когда на одну и ту же вещь, на том же основании (titulus) и в одно и то же время устанавливалось право собственности многих лиц. Это могло произойти или случайно (естественные события, confusio, comixtio), или по воле людей (односторонние или двусто- ронние юридические акты), или по предписаниям закона. Однажды основанная совместная собственность могла быть прекращена по воле совместных собственников при помощи специальных исков (actio familiae erciscundae, actio de communi dividundo, actio finium re- gundorum). Условия этого прекращения были различными и зави- сели от способа, каким совместная собственность была создана. Наиболее трудными были условия при прекращении отношений, возникших на основании договора о societas. Пока совместная собственность существовала, части совладель- цев не были реально разделены, так как для реально разделенных частей существовала бы индивидуальная собственность. Каждый совладелец имел право на неразделенную, процентную, или иде- альную, часть общей вещи (pro indiviso, pro parte indivisa). Иными
148 Книга II. Частное, имущественное и процессуальное право словами, каждый совладелец участвовал с определенной суммои процентов в собственности на каждую часть общего предмета и во всех благах, которые этот предмет приносил. На основе этих совладельческих отношений совместные собст- венники имели право самостоятельно распоряжаться своей частью' продавать ее, дарить, отдавать в приданое, ставить под ипотеку или под ususfructus, но лишь при условии, что своими актами они не решают судьбу целой вещи и не наносят ущерба другим совла- дельцам. Акты, решающие судьбу целой вещи, обязаны были при- нимать все совладельцы согласованно. Без согласия всех совладель- цев не допускались ни ремонт вещи, ни перемена земельной куль- туры, ни разрушение постройки, ни какой бы то ни было другой акт, непосредственно влияющий на природу, экономическое или правовое состояние совместного имущества. Для противостояния действиям, могущим иметь такое влияние, любой совладелец мог употреблять jus prohibendi (219), т. е. имел право запретить их. Такое регулирование отношений между совместными собст- венниками привело к определенным трудностям. Хотя существова- ла потребность объединения имущества для достижения экономи- ческого эффекта, функционирование объединений, основанных на совместной собственности, было затруднено, так как всякий совла- делец, даже собственник самой малой доли, мог воспротивиться решению большинства. Это приводило к распаду объединений. (220) С целью устранения указанных негативных проявлений, Юстиини- ан принял jus prohibendi и ввел принцип большинства. Большинст- во совладельцев составляли те из них, которые располагали более 50% доли собственности на предмет. Совладельцы, чьи интересы были ущемлены решением о так сформулированном множестве, могли защищаться внесением иска actio de communi dividundo. Такая акция предпринималась не только для раздела совместного иму- щества, но и для предотвращения предпринимаемых действий, для возмещения ущерба, как и для возмещения расходов по содержа- нию совместного имущества. Недобросовестность совладельцев при осуществлении общих интересов могла быть предметом такого иска и часто приводила к утрате своей части совместной собственности Глава третья СПОСОБЫ ПРИОБРЕТЕНИЯ СОБСТВЕННОСТИ § 135. Понятие и разделение способов приобретения собственности Правовые факты (естественные события и человеческие дей- ствия), приводящие к установлению права собственности некоего
Часть II. Имущественное право 149 ница, назывались justi modi domini adquirendi, или правомерными пособами приобретения собственности. Право собственности не могло возникнуть без существования законных способов приобре- тения собственности. Вещи, приобретенные каким-либо способом, н< предусмотренным правом как способ приобретения собственно- (ай, не становились собственностью приобретателя. Он не обладал юридической властью над ними, а мог устанавливать только фак- । ическую власть, т. е. владение или держание. В связи с большим значением способов приобретения собст- п< нности как единственного источника этого права, римские юри- гы уделили большое внимание множеству вопросов, связанных с ним. Такое внимание уделялось ими и отдельным способам приоб- ретения собственности, И их общей классификации. Общее разделение способов приобретения собственности, про- неденное в трудах римских юристов, исходило из нескольких прин- 11ипов. Опираясь на эти принципы, было создано следующее разде- юние способов приобретения собственности. Adqisitiones civiles, или способы приобретения собственности по предписаниям римского права. Эти способы были типичными для римского права и предназначались для приобретения собст- ненности со стороны римских граждан. Напротив, adquisitione nat- tirales или adquisitiones juris gentium были способами приобретения собственности, общими для римских граждан и всех других свобод- ных жителей римского государства. Цивильные способы приобретения собственности делились на публичные и частные. Публичными были те, при которых требова- юсь разрешение государственного органа. Частными — те, при ко- орых собственность создавалась по воле и действиями частного чица. По предмету приобретения способы приобретения собственно- ги делились на универсальные и сингулярные. Универсальными ыли способы, при которых устанавливалась собственность на це- чое имущество некоего лица или на массу различных предметов (universitas facti, universitas juris), а сингулярными те, при которых право собственности основывалось на отдельный предмет. По времени действия способы приобретения собственности елились на способы inter vivos и способы mortis causa. Способы приобретения собственности с действием inter vivos предназнача- чись для ежедневного правового оборота между живыми людьми, а пособы приобретения mortis causa — в случае их смерти. Важнейшее деление способов приобретения собственности было проведено в связи с тем фактом, что право собственности устанав- чивалось на предмет, находящийся в собственности некоего лица, пли на предмет, еще не бывший в такой собственности или пере-
150 Книга II. Частное, имущественное и процессуальное пре ставший быть таковым. В связи с этим фактом способы приобрел ния делились на деривантные (производные) и оригинальные. Д, ривантными были те, при помощи которых, с переходом права со ственности, право приобретателя проистекало из права собствен ности его предшественника. Оригинальными способами приобрел ния были те, при которых право собственности устанавливалось » только что возникшую вещь, на вещи, не имевшие до этого co6cj венника (res nullius), и на вещи, когда-то имевшие собственника, i его право на собственность прекратилось или по его воле или п< предписаниям закона (res derelictae). А) Публичные способы приобретения собственности § 136. Venditio sub hasta или venditio sub corona Публичная лицитация (торги), на которой государственные ор ганы (почти всегда квесторы) продавали государственное имущест во, называлась venditio sub hasta или venditio sub corona. (221) Ус ловия продажи на публичных лицитациях определялись зарани (lex venditionis). Продажа совершалась в форме устного торга. Соб ственность на предметы продажи, по решению магистрата, перехо дила к лицу, предложившему наибольшую цену. (222) § 137. Раздел земли ♦ Бесплатный раздел государственной земли для римских коло нистов назывался adsignatio. Такой раздел совершался специаль- ными органами, избираемыми только для этой задачи. Они называ- лись douviri (quattuorviri, quindecemviri) agris dandis absignandis По акту наделения земля переходила в частную собственность ин - дивидуумов (ager viritanus, ager colonicus) с обязательством, осо- бенно для колонистов, землю не продавать. § 138. Решение споров по разделу Решение, вынесенное на основании исков по разделу familiar erciscundae (ercto non cito), de communi dividundo и finiuim regun- dorum, называлось adjudicatio. Adjudicatio вызывала два важных последствия: 1) с ее помощью разрешались совладельческие отно- шения, существовавшие между общими собственниками; 2) уста- навливалось новое право собственности. Новое право собственности устанавливалось или в пользу всех предыдущих собственников, если
'l.iCTb IL Имущественное право 151 предмет собственности был делимым, или в пользу одного общего обственника, если предмет был неделимым, но с обязательством приобретения собственности как целого предмета у предыдущих нищих собственников и выплаты стоимости их долей; или в пользу покупателя общей вещи, при том, что предыдущие общие собствен- ники имели право участвовать в разделе полученной цены пропор- ционально своим долям. § 139. Приобретение собственности на основании закона В отдельных случаях приобретение собственности осуществ- лялось под непосредственным действием закона (ex lege). Непосред- г | венное приобретение собственности ex lege было установлено для наследства, для caduca, для совладельца, отремонтировавшего об- щую вещь и не получившего возмещения в четырехмесячный срок, для держателя, у которого собственник вещи пытался отнять ее силой, для обрабатывающих чужие брошенные участки, а часто и дня лиц, захвативших ager publicus. Б) Частные способы приобретения собственности по jus civile § 140. Mancipatio Манципация была главным способом приобретения собствен- ности по предписаниям цивильного права. Она была известна уже но время Законов XII таблиц. Субъектами манципации были: манципант и манципатор. Ман- ципант был отчуждателем, а манципатор — приобретателем вещи. И манципант, и манципатор должны были быть римскими гражда- нами sui juris или, хотя бы, лицами, для которых был признан че- тком jus commercii. Вещи, подлежащие манципации, были res manci pi в собственно- ги манципанта. Они не могли быть чужими вещами, т. е. вещами, которыми манципант обладал “vi, clam” или “ргаесапо”. Точно также, предметом манципации не могла быть вещь, которую манципант имел лишь в бонитарной или провинциальной собственности. Формой манципации была per aes et libram. Манципант и ман- ципатор обязаны были присутствовать при манципации. При этом акте должны были также присутствовать libripens и пять свидете- лей, взрослых римских граждан. На месте манципации требовалось находиться и предмету манципации, кроме тех случаев, когда это ьыла земля. (223) В присутствии манципанта, либрипенса, держа-
152 Книга II. Частное, имущественное и процессуальное право щего в руке весы, и пяти свидетелей манципатор, держа предмет, изрекал ритуальную формулу приобретения: Hunc ego hominem ex jure Quiritium meum esse aio isque mihi emptus esto hoc aere aene- aque libra (224), потом ударял по весам одной монетой и передавал ее манципанту в виде символической цены (quasi pretii loco). (225) и (226) После правильного проведения манципации прекращалось пра- во собственности манципанта и устанавливалось право квиритской собственности манципатора. Между тем, так как при манципации не всегда можно было утверждать однозначно, действительно ли предмет манципации является квиритской собственностью манци- панта, и имеет ли манципируемая земля точно ту величину, кото- рую указал манципант, могло случиться так, что манципировалась чужая вещь или земля меньшей величины. В первом случае ман- ципатор не получал квиритскую собственность, так как ею не обла- дал и манципант (nemo plus juris ad alium transfere potest quam ipse habet), а ему угрожала и опасность от истинного квиритского собственника, который, путем rei vindicatio, мог потребовать вер- нуть ему вещь. В таком случае (опасность эвикции), манципатор имел право потребовать от манципанта включиться в спор с упомя- нутым собственником. Если манципант отказывался или проигры- вал спор, манципатор имел право выдвинуть против него actio auc- toritatis. Решение по actio auctoritatis гласило in duplum: в двойной стоимости от эвикцированного предмета. Во втором случае, манци- патор имел право при помощи actio de modo agri потребовать двой- ную цену за расхождение между величиной действительно пере- данной и указанной в нункупации земли. Манципация как основной деривантный способ приобретенйя собственности по предписаниям цивильного права, исчезла из обо- рота только в постклассическом праве, хотя утратила свое значе- ние еще с установлением преторской или бонитарной собственно- сти. Юстиниан отменил ее и формально, приказав компиляторам, подготавливающим кодификацию, термин “манципация” во всех тек- стах заменить термином “традиция”. § 141. In jure cessio Законы XII таблиц предусматривали в качестве способа при- обретения квиритской собственности и in jure cessio, или приобре- тение собственности в форме мнимого судебного процесса между прежним собственником (in jure cedens) и приобретателем вещи (vindicans). Условия правомерной in jure cessio в отношении сторон были одинаковы с условиями правомерной манципации. Между тем, предметом in jure cessio, в отличие от манципации, могла быть лю-
Часть II. Имущественное право 153 пая вещь in commercio, а значит и res manci pi и res пес manci pi. (227) Однако, между этими двумя способами приобретения квирит- ( кой собственности существовали отличия в форме и в правовых последствиях совершенного приобретения. В акте in jure cessio (228) обязаны были участвовать прежний обственник (in jure cedens), приобретатель вещи (vindicans) и пол- номочный государственный орган (городской или перегринский пре- тор). Приобретатель вещи должен был изречь формулу приобрете- ния: Hunc ego hominem ex jura Quiritium meum esse aio. После этого претор спрашивал прежнего собственника, не возражает ли он против приобретения. Если прежний собственник отвечал согла- сием или молчанием, претор адицировал (присуждал) вещь приоб- ретателю. (229) Правовым следствием правильной in jure cessio было приобре- тение собственности виндиканса. Между тем, виндиканс не имел никаких защитных правовых средств, даже когда ему передава- лась чужая вещь. Такое положение римского права вытекало из ущности in jure cessio. Считалось, что в акте in jure cessio сущест- вуют две самостоятельные по отношению друг к другу части. Пер- вая часть, в которой прежний собственник отчуждал вещь и в ре- зультате этого терял всякое право на нее, и вторая часть, в которой приобретатель, с одобрения магистрата, принимал отчужденную вещь. В связи с тем, что отчужденный предмет считался res nullius, приобретатель предмета не имел предшественника, от которого мог бы потребовать гарантий в случае эвикции. Из-за указанной пози- ции римского права, in jure cessio, как правило, применялось при гак называемой добровольной передаче, т. е. когда отчуждающий вещь не получал ее эквивалент. Когда передача осуществлялась путем traditio, in jure cessio употреблялось редко, а при Юстиниане она вообще была отменена. § 142. Приобретательная давность. (Usucapio) “Чтобы собственность на какие-либо вещи надолго или навсе- гда не оставалась неизвестной” (230), в римском праве была введе- на приобретательная давность (usucapio), как способ приобретения квиритской собственности лицом, владеющим вещью, но не являю- щимся ее собственником, если он выполнял определенные условия, предусмотренные правом. Условия приобретения собственности путем “постоянного вла- дения в течение одного или двух лет были следующими: для дви- жимого имущества — один год, для недвижимого — два года”, и
154 Книга II. Частное, имущественное и процессуальное право определялись как приобретательная давность в источниках рим- ского права. (231) В древнее время римские граждане могли приобретать собст- венность путем приобретательной давности, если были лицами sui juris и непрерывно (sine interruptione) владели движимым предме- том один год, а недвижимым — два года. (232) Приобретательная давность не распространялась на украденные предметы, на пред- меты, отнятые силой, на res mancipi женщины под опекой агнатов, если они были отчуждены без согласия агнатов, и на участки с погребениями. Такая неопределенность и широта древнего права в установ- лении приобретательной давности была естественна для времени, когда частная собственность лишь начала создаваться. В древней- шее время сам факт бесспорного владения и экономического ис- пользования какой-либо вещи имел решающее значение. В то же время собственники, экономически не использующие собственные предметы, не имели особых причин заботиться о праве собственно- сти на них, так как оно им не было нужно. Иначе было в классиче- ское время, когда хозяйственная эксплуатация имущества могла организовываться с участием рабочих рук вне рамок семьи (рабы). Поэтому в классическое время условия установления правомерной приобретательной давности были усложнены. Такими условиями стали: res habillis, titulus, fides, possessio, tempus. По предписаниям римского права предметом приобретательной давности (res habilis или res apta) могли быть все вещи, подлежащие частному приобре- тению, если не имелись в виду вещи, на которые приобретательная давность не распространялась еще по Законам XII таблиц. Кроме того, приобретательная давность не распространялась на вещи, по- лученные в precarium, на провинциальную землю, на подарки про- винциальным магистратам. По толкованию римских юристов все вещи, особенно украденные, как и полученные в precarium (res clam, vi или precario possessae) не могли быть предметом приобретатель- ной давности, пока не возвращались повторно к владельцу. Justus titulus (justa causa) — второе условие, необходимое для установления правомерной приобретательной давности. Justus tit- ulus, или правомерным основанием, были все передаточные акты, предшествующие приобретению собственности, на которые приоб- ретатель предмета мог ссылаться, как на причину, по которой оп- ределенный предмет считался его собственностью, но которые и после приобретения предмета не приводили к установлению права собственности, так как имели какой-нибудь недостаток. Этот недос- таток мог содержаться или в субъекте, или в обороте, или в мате- риале, или в способе приобретения. Основными причинами, служа- щими основанием (justus titulus), были pro emptore, pro donatio, pro
Часть И. Имущественное право 155 lerelicto, pro date, pro legato, pro suo и просто убеждение, что пред- мет все-таки принадлежит собственнику. Для правомерной приобретательной давности требовались и luma tides узукапиента. Считалось, что приобретатель собственно- • । и на вещь имел bona fides всегда, когда при установлении владе- ния не был извещен о том, что основание, по которому он получил предмет, и способ, по которому это произошло, содержали недос- татки, из-за которых он не мог стать собственником вещи. Bona I ides требовалась лишь во время установления владения. Если узу- кппиент, или приобретатель предмета, узнавал о недостатках, пре- ш тствуюгцих ему считаться собственником, эти сведения лишали его права правомерной приобретательной давности. Вопреки этому общему правилу, только в трех случаях приоб- ретательная давность признавалась и без существования bona tides п момент установления владения: 1) usucapio pro hedere допуска- и<>сь для каждого гражданина, не являющегося наследником; ’) usureceptio fiduciae допускалось для фидуциента на вещи, пере- данные фидуциару, не желающему их возвращать, и 3) usureceptio ex prediatura допускалась для гражданина, чья земля была прода- на на публичной лицитации (торгах), если она и далее оставалась в его владении. Для правомерной приобретательной давности требовалось и владение вещью (possessio). Должны были выполняться два успе- ния такого владения: оно должно было быть материальным и соот- «I тствовать воле владельца (corpus et animus rem sibi habendi). Иными словами, для приобретательной давности требовалась так называемая possessio civilis или possessio ad interdicta (possessio usu- (npionem). Наконец, для приобретательной давности требовалось владе- ние вещью на протяжении предписанного законом времени: один год для движимых и два года для недвижимых вещей. Приобрета- ешь вещи должен был предписанное время открыто и публично хладеть предметом, т. е. относиться к предмету как собственник. Давность не приводила к установлению собственности, если до ис- течения срока собственник вещи отменял эту давность. Отмена осу- ществлялась символическими действиями разламыванием ветки дерева, наступлением на землю, посещением дома и т. д. Интерес- но, что выдвижения rei vindicatio не было достаточно для отмены д (внести. Отмена давности осуществлялась только решением суда. 1 ели давность была отменена, а приобретатель еще владел вещью, новый срок давности начинался с момента отмены. Время срока давности переносилось на универсальных сукцессоров (accessio tem- poris) еще по Законам XII таблиц, а на сингулярных сукцессоров । < 1лько со времен классического права.
156 Книга II. Частное, имущественное и процессуальное nputf Только лица (узукапиенты), исполнившие все предписанный условия, могли получить собственность путем приобретательной давности, т. е. по истечении последнего дня срока установленной давности. С этого дня они обретали квиритскую собственность и« предмет и в случае иска rei vindicatio не должны были доказывав и право своих предшественников (probatio diabolica). В связи с тем что условия правомерной приобретательной давности были очеш тяжелыми, приобретение собственности путем приобретательно давности было редким: non facile procedit ut bonae fide possessaj usucapio completat (233), кроме случаев присоединения res manci । путем традиции (бонитарная собственность). § 143. Погасительная давность (praescriptio) Правила приобретательной давности, как способа приобрети ния собственности имели значение только для римских граждан и земель в Италии. Они не распространялись на провинциальные зем ли. В связи с расширением римского государства, относительно крат кие сроки давности не могли применяться среди людей, простран ственно очень отдаленных друг от друга и поэтому не имеющи) возможности осуществлять ежедневный контроль за своим имуще- ством. В связи с этим рескриптом 199 года императоры Север и Каракалла ввели так называемый praescriptio longi temporis, за щищающее только лиц, десять или двадцать лет обрабатывающих чужую землю при условии, что собственник земли все это время “sine interpelatione” терпел создавшееся положение. (234) Longi temporis praescriptio отличались от usucapio и сроками и последствиями. Для longi temporis praescriptio требовалось вла дение от 10 лет inter praesentes (для жителей одной и той же про- винции) и до 20 лет (для жителей разных провинций). Правовым следствием longi temporis praescriptio было не получение собствен ности, а предписание: иск собственника отклонялся, если ответчик доказывал, что владеет землей установленное законом время. Со- гласно с этим, usucapio как способ приобретения собственности выступало в виде давности приобретения, a longi tempores prae- scriptio, когда собственник проигрывал тяжбу в пользу владельца земли, в виде погасительной давности. В связи с тем, что в постклассическом праве исчезли различия между res manci pi и res пес manci pi, между италийскими и про- винциальными землями, как и различия между римскими гражда- нами и другими жителями римского государства, longi temporis prescriptio превратилось в установление приобретательной давно- сти и слилось с usucapio. Longi temporis praescriptio как давность приобретения, при тех же условиях, что и прежняя давность, кро-
'11сть II. Имущественное право 157 м< сроков, которые и в дальнейшем составляли 10 лет inter ргае- ntes и 20 лет inter absentes, действовала как давность для недви- жимых вещей, в то время как давностью для движимых вещей 1ужила usucapio с новым сроком в 3 года. Кроме longi temporis praescriptio при Юстиниане существова- I пи и так называемые longissimi temporis praescriptio и praescriiptio I XXX vel XL annorum. Это установление служило для защиты вла- I дельцев, которые 30 или 40 лет владели чужим имуществом без I кпких-либо правовых оснований. До Юстиниана такие владельцы I имели право на решение по отклонению иска о собственности (дав- I ность погашения). Юстиниан и за ними признал право получения । < |бственности (давность приобретения). В) Способы приобретения собственности по jus gentium § 144. Traditio Traditio, или передача вещи, была важнейшим и единствен- ным деривантным (производным) способом приобретения по пред- писаниям jus gentium, В римском праве traditio служила способом приобретения квиритской собственности на res пес manci pi и бони- । ирной собственности на res manci pi. Не всякая traditio, или передача вещи, представляла собой 11 юсоб приобретения собственности. В римском праве существова- по много случаев передачи, при которых устанавливалась не собст- венность, а только лишь естественное (detentio) или правовое владе- ние (possessio civilis). Лишь передача, при которой были выполнены i нециальные условия, действовала как приобретение собственности. В traditio должны были существовать два субъекта: отчуж- дающий вещь (tradens) и приобретатель вещи (accipiens). В связи с гем, что traditio была способом приобретения собственности по пред- писаниям jus gentium, право- и дееспособными субъектами при этом и уступали не только римские граждане, но и другие свободные кители римского государства, правомочные заключать имущест- венные сделки по jus gentium. Если traditio выступала как способ приобретения собственно- ги, субъектам требовалось прийти к согласию о том, что собствен- ность переносится одним лицом (tradens, или отчуждающий) на фугое (акципиенса, или приобретателя), (animus dominii transfer- ndi), а приобретатель принимает эту вещь в собственность (animus dominii adqirendi). (235) Если tradens и accipiens не приходили к н !аимному соглашению, traditio не имела транслятивного характера Согласие траденса и акципиенса должно было быть основано пн неком правовом основании, обязывающим траденса перенести
158 Книга II. Частное, имущественное и процессуальное право право собственности на акципиенса и уполномачивающим акципи- енса требовать у траденса в собственность его вещь Причины, на основании которых отчуждающие должны были передать вещи в собственность приобретателей, а приобретатели требовать переда- чи предмета, были различными: договор купли-продажи (pro ешр- tore), договор приданого (pro dota), договор дарения (pro donate), наследства (pro hedere), легат (pro legato) и т. д. Все эти причины назывались titulus или causa traditiones (justa causa traditiones). Когда традиция совершалась без какой-либо транслятивной причины (без какой-либо причины, обязывающей траденса вещи передать ее в собственность акципиенсу), традиция воспринималась или как tra- ditio, по которой устанавливается владение, или как traditio sine causa. В таком случае траданс имел право требовать возвращения своей вещи. (236) Предметом транслятивной традиции в старом праве были лишь res пес manci pi. Со времени, когда преторы создали правила защиты лиц, принявших некую вещь из группы res man- ci pi путем traditio, предметом традиции стали все вещи in commer- cio, если были материальными. (237) С тех пор, традиция служила способом приобретения квиритской собственности на res пес man- ci pi, разумеется, если субъектами традиции были перегрины, она приводила лишь к dominium по jus gentium. Для традиции, прово- дящейся дееспособными субъектами, на основании правомерной причины (causa justa) соглашающихся отчуждать и принимать в собственность вещь, чтобы действительно привести к приобрете- нию собственности, кроме требования материальности вещи, было необходимо, чтобы отчуждаемый предмет находился в собственно- сти отчуждающего, или траденса. Никто не мог передать право‘соб- ственности на предмет, не являющийся его собственностью: nemo plus juris ad alium transferre potest, quam ipse habet. (238) Наконец, для правомерной традиции, как способа приобрете- ния собственности требовалось совершить акт передачи. В древне- римском праве акт передачи выступал в форме сделки с res пес manci pi (побочными движимыми вещами): вещь должна быть пе- редана “corpore et tactu”. Акципиент получал собственность, когда сдвигал предмет с места (loco moveri). (239) Между тем, когда в последние века республики и земля передавалась путем традиции, больше не требовалось перемещать вещь. Для традиции земли тре- бовалось “omnes glebas circumambulate” — обход всех частей зем- ли. (240) Позднее не требовалось и этого. Достаточно было ступить на землю, чтобы подтвердить, что весь участок переходит к акци- пиенту, или с какого-нибудь более высокого места обозреть весь участок земли. Когда возобладало мнение, что физический контакт не является необходимым элементом традиции, возникли особые виды традиции, применяющиеся как для движимого, так и для не-
Часть II. Имущественное право 159 вижимого имущества: traditio brevi manu, traditio longa manu, con- stitutum possessorium. Traditio brevi manu применялась в случае, когда прежний дер- жатель вещи, на основании некой транслятивной причины, полу- чал право и далее сохранять вещь в своей собственности. В этом случае не было необходимости совершать традицию. Сам факт вла- дения предметом, следующий из транслятивного титула, заменял кт передачи. Traditio longa manu, или символическая передача, существо- вала, когда отчуждающий вещи вместо предмета, который требо- валось передать, передавал приобретателю некий символ предмета или каким-нибудь символическим действием демонстрировал, что отрекается от своего права собственности и переносит его на при- обретателя. Это случалось, когда собственник вместо введения по- купателя во владение предметом, передавал ему ключи как символ власти над купленным домом, или когда с возвышения обозначал границы имения с целью показать приобретателю, что все это на- ходится в его власти. (241). Constitutum possessorium представлял собой обратный случай traditio brevi manu. Только прежний собственник утрачивал собст- венность, но, по соглашению с приобретателем, и далее продолжал владеть вещью. Constitutum possessorium обладал действием двой- ной традиции: традиция транслятивной природы, по которой преж- ний собственник передавал вещь приобретателю, и другая тради- ция — без транслятивного действия, по которой приобретатель вещи передавал вещь прежнему собственнику, но на основании некоего акта, не обладающего транслятивным действием (аренда, пользо- вание и т. д.) Традиция, при которой были выполнены все предписанные условия, действовала как способ приобретения собственности. Ко- гда при Юстиниане были отменены отличия между res manci pi и res пес manci pi, традиция служила единственным деривантным способом приобретения частной собственности, называемой plenum jus или plena in re potestas. § 145. Occupatio Наиболее древним и наиболее важным оригинальным спосо- бом приобретения собственности, была оккупация (242), или при- своение предметов, не имевших хозяина, а также предметов, чьи хозяева не обладали защитой своей собственности по уложениям римского права. Вещи, не имеющие хозяина, назывались res nullius. К ним принадлежали “Ferae bestiae et volucres et pisces, id est om- nia animalia, quae in terrra mari coelo nascuntur” (243) — “дикие
160 Книга II. Частное, имущественное и процессуальное право животные, и птицы, и рыбы, все, что живет, все, что находится на земле, море и небе”. К этим вещам относились и животные, когда- то одомашненные, но опять одичавшие; жемчуг и драгоценные кам- ни, найденные в море или на берегу; возникшие острова, как и все res derelictae, или вещи, которые хозяева отвергли с намерением никогда больше не включать их в свое имущество (еа mente, ut id rerum suarum esse nollet) (244) Вещами, чьи хозяева не обладали правовой защитой своей собственности, были вещи врагов (res ex hostibus captae). (245) Таким образом, предметом оккупации могли быть res nullus, res derelictae и вещи врагов, как и сами враги. Оккупация какого-либо из указанных предметов, подлежащих! оккупации (res apta), должна была совершаться animo et согрогаге, т. е. должна была совершаться лицом, способным к оккупации, же- лающим присвоить себе эту вещь (animus sibi habendi) и физиче- ски овладевшим вещью (corpus). В момент, когда все эти условия были выполнены, устанавливалось право собственности оккупанта. Quad enim nullus est, id rations naturali occupant! conceditur. (246) Оккупированные вещи оставались в собственности оккупанта, пока вновь не получали естественную свободу, или пока хозяин не отчу- ждал и не отвергал их. § 146. Thesaurus В римском праве существовали особые правила приобретения собственности на сокрытую ценность (thesaurus). Сокровищем счи- тались все ценные предметы, сокрытые с давних пор лицом, чья идентичность не могла быть установлена: vetus quaedam deposito pecuniae cujus non extat memoria, ut jam dominum non habeat. (247) После определенных исканий (248), решения римского права о при- обретении собственности на сокровища стали гласить: thesaurus полностью принадлежит тому, кто нашел его на своей земле, как и тому, кто случайно обнаружил его на так называемой loca sacra и religiosa; thesaurus делился на равные части между собственником земли и случайно нашедшим его на чужой земле или на земле фиска. Нашедший thesaurus, намеренно производивший розыски на чужой земле с целью отыскания клада, не имел права участво- вать в разделе найденного сокровища. (249) § 147. Принадлежность. (Accessio) Для того, чтобы избежать ущерба из-за раздела жестко соеди- ненных вещей (res quae ex contingenibus constant), если они состоя-
Часть II. Имущественное право 161 пи из частей, перед соединением в новую вещь принадлежащих различным собственникам, были созданы правила принадлежно- сти, или акцессии. Основной мыслью римского права, выраженной в правилах об акцессии, было: accessorium sequitur princi pale или accessio cedat princi pali. (250) По правилу accessio sequitur princi- pale собственность на вещь, состоящую из жестко соединенных час- тей, перед соединением принадлежавших различным собственни- кам, переходила к собственнику главной вещи (princi pale) и пре- кращалась для собственников принадлежностей, или акцессориу- мов. Что было главным, а что побочным, определялось от случая к случаю, исходя из отношений “quid cui servit”, соответственно ведя счет от самого незначительного предмета, переходящего в собст- венность лица, являющегося собственником более важной вещи. Случаи accessio, или принадлежности, делились на три основ- ные группы: 1) случаи соединения недвижимой вещи с частями другой недвижимой вещи; 2) случаи соединения недвижимой вещи с движимой по своей природе вещью и 3) случаи соединения двух движимых вещей. 1) Случаи соединения недвижимых вещей были: alluvio, avul- sio, insula in flumine nata и alvens derelictus. Aluvio, или речной нанос происходил вследствие постепенного и постоянного увеличения одного участка земли за счет частиц, уносимых с чужого участка, при этом таким образом, что “не было возможности подсчитать, насколько участок увеличился в данный момент”. Собственность на речной нанос переходила к собственни- ку участка, к чьим границам река нанесла частицы. Avulsio, или унос земли, происходил, когда неожиданно отры- вались и переносились целые части земли. Отделенные части дос- тавались собственнику земли, к чьим границам были донесены, но только когда растения оторвавшейся части пустят корни в земле нового хозяина. Insula in flumine nata, или остров, возникший на стрежне реки, доставался хозяевам соседских участков по двум сторонам реки, а если он находился не на самом стрежне, — хозяевам участков, на- ходящихся ближе к нему. Alveus derelictus, или покинутое речное русло доставалось хо- зяевам соседних участков и делились соразмерно величине их уча- стков. 2) Двумя основными случаями соединения движимой и недви- жимой вещи были inaedificatio и implantatio. По правилу superficies solo cedit, созданного в период полно- стью отделенной и развитой частной собственности на землю, лю- бая inaedificatio, или любое строение, воздвигнутое на одном участ- ке земли, принадлежало собственнику участка. Это решение имело силу и в том случае, когда собственник участка возвел строение на 7 — 614
162 Книга II. Частное, имущественное и процессуальное праве своей земле, но из чужого материала, или когда другие лица возве- ли строение на чужой земле из своего материала. Правило supreficies solo cedit действовало и для так называе- мой имплантации (satio et plantatio), или любого засевания и поса- док, совершенных на чужой земле. Уже в момент засевания бро- шенное семя становилось составной частью земли, тогда как са- женцы становились составной частью только когда пускали корни и жестко связывались с подлогой. В случае, когда имплантации на чужом участке совершались добросовестными лицами (bona fide), собственники земли могли быть обязаны возместить стоимость вло- женного труда, как и стоимость семян и саженцев. 3) Случаи соединения двух движимых вещей были scriptura, pictura, tinctura, textura и ferrumin atio. Словом scriptura обозначался случай, когда чужой пергамент или другой пишущий материал был употреблен для составления текста. Спор о собственности в этом случае решался в пользу хо- зяина материала для письма, даже когда буквы были золотыми. В случае pictura, или написания картины на чужом холсте, мнения римских юристов разделились: одни считали, что собственность принадлежит собственнику холста, другие, что эту собственность следует предоставить художнику. Это последние мнение разделял Юстиниан: ridiculum est enim picturam Appelis vel Pharhasii in ac- cessionem vilissimae tabulae cedere — нелепо ведь картину Апелли- са или Фарразия считать принадлежностью ничтожной доски. (251) В случаях покраски ткани чужой краской (tinctura), вплете-] ния чужих нитей в собственное полотно (textura) и приваривания чужого материала к своей вещи (ferrumenatio) римское право вы- казывало определенные колебания до времени Юстиниана. Юсд-и- ниан постановил в указанных случаях главной вещью считать ткань или полотно, т. е. ту часть вещи, которая представляла сущность всего предмета (торс статуи, русло брода и т. д.) § 148. Переделка. (Specificatio) Specificatio, или переделка чужой вещи представляла собой особый и очень важный случай accessio. При переделке происходи- ло приспосабливание чужого предмета к деловым качествам пере- делывающего. Вопрос, должна ли переделанная вещь принадле- жать переделавшему ее или собственнику предмета, решался раз- лично. Сабинианцы считали, что новая вещь должна принадлежать собственнику предмета, в то время как прокулеанцы считали, что новая вещь должна принадлежать тому, кто ее переделал. Юсти- ниан занял компромиссную позицию: если переделанная вещь мог-
1 (асть IL Имущественное право 163 >ia быть возвращена в прежнее состояние, то она доставалась соб- < гвеннику материала (предмета переделки); если этого нельзя было сделать, то новая вещь доставалась тому, кто ее переделал, но при условии, что он приступил к переделке bona fide. § 149. Смешивание вещей Смешивание твердых (comixtio) или жидких вещей (confusio) могло наступить по воле хозяина или случайно. Если смешивание вещей было совершено по воле хозяина, в момент соединения до •того раздельных количеств вещей, на новую их массу устанавли- вались отношения совместной собственности pro partibus indivisis. Между тем, отношения совместной собственности не устанавлива- лись, если смешивание произошло случайно — fortuitu, как и то- гда, когда смешивание совершалось по воле хозяина части мате- риала. В таких случаях сразу устанавливалось право требовать возвращения части материала от держателя. Для этого служила “in rem actio pro modo materiae”. § 150. Приобретение плодов Правила приобретения плодов в известном смысле были кор- релятивны правилам accessio, если при акцессии решался вопрос, кому достанется собственность на новую вещь, возникшую при со- единении главной вещи и принадлежностей, то при определении правовой участи плодов требовалось решить, кому должна достаться побочная вещь (fructus) в момент отделения от главной вещи (res fructifera). Вопрос был простым, когда плодоприносящая вещь на- ходилась во владении собственника. В этом случае плоды, отделен- ные от плодоприносящей вещи самим отделением доставались соб- ственнику плодоприносящей вещи (fructus separati). (252) Иными были правила в случае, когда собственник каким-либо актом право собирания плодов перенес на другое лицо, как и том случае, когда против своей воли был лишен владения вещью, а значит и возмож- ностью пользоваться ее плодами. Известны были случаи передачи права пользования плодами (что было возможно при частичном праве собственности), как например: долгосрочные договоры аренды, usus и usufructus, договоры найма и т. д. Случаи, когда собственник был лишен возможности пользоваться плодами, причем против собст- венной воли, делились на случаи владения bona fide и mala fide, т. е. случаи добросовестного и недобросовестного владения. Долгосрочные арендаторы земли (jus in agro vectigali, emphy- teusis) получали собственность на плоды уже в момент сепарации или отделения от плодоприносящей вещи.
164 Книга II. Частное, имущественное и процессуальное npai Носители сервитутных прав и краткосрочные наниматели по лучали собственность на плоды только в момент перцепции, ил» собирания (установление физической власти над плодами). Есл» между моментом сепарации и моментом перцепции проходило из. вестное время, в этот период плоды принадлежали собственник} вещи. Добросовестные держатели (possessores bona fide) получал» собственность на плоды в момент сепарации, как награду “pro cuL tura et сига”. Это их право было ограничено в постклассическси время таким образом, что они должны были возвратить собствен, нику все плоды, которые еще не переработали (fructus extantes] Таким образом, добросовестные держатели не получали собствен, ность на плоды в момент сепарации, но только в момент их исгюль зования или обработки (fructus consumpti). Недобросовестные дер жатели (possessores mala fide) не имели права приобретать плоды они получали в собственность не сами собранные плоды (fructu percepti), но только те, которые были ими утрачены (fructu; percepiendi). Глава четвертая ЗАЩИТА И ПРЕКРАЩЕНИЕ ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ § 151. Защита собственности Собственность как основное имущественное право римских j граждан защищалось при помощи многих правовых средств, имею- щих цель предоставить возможность собственнику беспрепятственно пользоваться своей вещью. Помехи собственника при пользовании правом собственности были, в основном, двух видов: или у него отнималось владение вещью, или узурпировались какие-либо пра- ва. В первом случае, согласно принципу res clamat ad dominum, собственник имел право выдвинуть петиторный (253), или собст- веннический иск. Собственнические, или петиторные, иски были различными для разных видов римской собственности. Квиритский собственник имел право использовать rei vindicatio, бонитарный — actio Publiciana, а провинциальный — модифицированный иск бо- нитарного собственника. Во втором случае, при узурпации каких- либо прав, собственник мог употребить так называемое actio nega- toria, или иск, по которому узурпатору запрещалось и далее пре- пятствовать собственнику пользоваться вещью. Кроме того, собст- венники могли употреблять целый ряд правовых средств, преду- смотренных для защиты владельца или держателя вещи. (254)
Часть II. Имущественное право 165 § 152. Средства защиты квиритского собственника Среди средств, предусмотренных для защиты собственности, два средства были предназначены для квиритских собственников: rei vindicatio и actio negatoria. a) Rei vindicatio служил квиритским собственникам, когда у них было отнято владение вещью. (255) Это был петиторный иск, имеющий целью возвращение предмета во владение собственника. Право выдвижения rei vindicatio, или активную легитимацию, имел любой квиритский собственник, у которого было отнято вла- дение вещью. Этого права не было ни у бонитарного, ни у провин- циального собственника. Пассивную легитимацию, или положение ответчика в реин- виндикационном иске имел владелец спорного предмета. Спорящие стороны могли избежать суда, если восстанавливали владение спор- ного предмета для собственника — истца перед началом спора или во время “interrogatio in jure”, т. е. при установлении тождества предмета. Положения ответчика мог избежать и держатель, как и добросовестный владелец, если называл лицо, от чьего имени вла- дел предметом или от кого получил спорный предмет (auctoris lau- datio). В указанных случаях пассивная легитимация переходила к означенным лицам. В праве Юстиниана пассивно легитимирова- лись и лица, обманом вступившие в спор (qui liti se obtulit), хотя и не бывшие владельцами, если они намеревались обеспечить usuca- pio истинному владельцу, как и лица, которые обманом передали владение вещью другому с целью помешать ведению спора (quidolo desit possidere). (256) Формула rei vindicatio менялась с развитием римского права. В древние времена для выдвижения этого иска служил actio per sacramentum in rem, в период от межсанкционного к формулярно- му делопроизводству служила формула “per sponsionem”, а в тече- ние формулярного и экстраординарного делопроизводства — “for- mula petitoria”. В каждом их указанных этапов развития rei vindi- catio имел общие черты гражданского делопроизводства соответст- вующего периода. В rei vindicatio истец должен был доказать: 1) что ответчик пассивно легитимирован и 2) что предмет спора действительно на- ходится в квиритской собственности истца. Доказательство, что предмет спора находится в квиритской собственности истца, было очень трудно осуществить, так как истец должен был обосновать право собственности не только указанием своего способа приобре- тения собственности, но и способов приобретения собственности своими предшественниками. Такое доказательство должно было продолжаться до тех пор, пока не доказывалось, что кто-нибудь из
166 Книга II. Частное, имущественное и процессуальное право предшественников основал свое право путем usucapio или каким- нибудь оригинальным способом приобретения собственности. Ука- занную систему доказательств из-за тяжести для истца коммента- торы римского права назвали probatio diabolica. В реивиндикационном иске ответчик мог принимать различную позицию. Мог возвратить истцу вещь или владение ею; мог назвать предшественника (auctoris laudatio), если удерживал вещь под чу- жим именем; мог молчать, мог защищаться не по правилам, мог утверждать, что только ему принадлежит право квиритской собст- венности; мог допускать, что право квиритской собственности при- надлежит истцу, утверждая при этом, что вещь была ему продана и передана самим истцом (exceptio rei venditae ас traditae) и, нако- нец, мог допускать существование права собственности, добавляя, что существует какое-либо имущественное или обязательственное правовое основание, по которому он правомочен удерживать вещь. В каждом случае, когда ответчик утверждал нечто позитивно без обычного отрицания доводов истца, он должен был доказать досто- верность своих доводов: in excipiendo reus fit factor. (257) На основании успешного доказательного процесса судья выно- сил приговор. Вещь присуждалась стороне, выигравшей про- цесс, — лицу, сумевшему доказать достоверность своих доводов. Приговор охватывал “omnem causam”, т. е. решение касалось не самого спорного предмета, а требований по его поводу. Недобросо- вестный ответчик должен был вернуть собственнику не только сам предмет спора (или стоимость предмета), но и стоимость всех соб- ранных плодов (fructus percepti), как и стоимость плодов утрачен- ных (fructus perci piendi). Владельцы bona fide должны были воз- вратить и возместить стоимость всех плодов, собранных и утрачен- ных в момент так называемой litis contestatio, или по совершению проступка in jure, и не отвечали за плоды, собранные перед litis contestatio, пока не было введено обязательство и для владельцев bona fide отвечать за плоды, использованные до указанного крити- ческого момента (fructus extantes). За расходы по содержанию ве- щи каждый владелец имел право требовать возмещения (impensae necessariae). Как правило, лишь possessores bonae fidei имели право на зачет необходимых расходов (impensae utiles), и если это не ис- кажало сущности вещи, обладали и jus tolled! на так называемый impensae voluptariae (расходы, касающиеся удовольствий). Действие судебного решения по поводу реивиндикационного спора было деклараторным и имело силу inter partes. Вынесенное решение немедленно вступало в юридическую силу и исполнялось. б) Actio negatoria мог применить квиритский собственник, ко- торый не был лишен владения вещью, но которому препятствовали в осуществлении права собственности. Целью этого иска было пре-
Часть II. Имущественное право 167 кратить узурпацию со стороны лиц, утверждающих, что обладают неким имущественным правом на предмет собственности, хотя та- ких прав не имели. Чаще всего этот иск употреблялся для прекра- щения узурпации права сервитутов. В доказательном процессе ис- тец должен был доказать существование права собственности, а также факт нарушения собственнических полномочий. Ответчик должен был доказать существование основания, дающего ему пра- во влиять на предмет спора. Если доводы ответчика оказывались бездоказательными, он должен был возместить ущерб, нанесенный собственнику, как и дать заверение (cautio) de non amplius turban- do, то есть, что он больше не будет препятствовать собственнику в свободном пользовании предметом. (258) § 153. Средства защиты бонитарного собственника Бонитарная собственность возникла тогда, когда преторы для защиты бонитарного собственника ввели два особых средства: actio Publiciana и exceptio rei venditae ac traditae. a) Exceptio rei venditae ac traditae служило лицам, которые приобрели rei mancipi путем обычной традиции, как средство за- щиты против rei vindicatio квиритского собственника. Эта эксцепция могла применяться лишь теми приобретателями вещи, которые вы- дали или гарантировали выплатить прежнему собственнику экви- валент. Если было доказано, что утверждение приобретателя верно, rei vindicatio отклонялось. Вещь оставалась в бонитарной собствен- ности и путем usucapio превращалась в квиритскую собственность. б) С помощью exceptio rei venditae ае traditae бонитарный соб- ственник оборонялся против траденса, или отчуждающего вещь, когда во время спора еще владел вещью. Это средство не помогало ему при утрате владения, так как, не имея возможности употре- бить rei vindicatio, он был практически беззащитен. Претор Publici- us (предполагается, что он жил в конце республики или в начале принципата) с целью защиты бонитарнго собственника в таких слу- чаях ввел особый actio ficticia — фиктивный иск. Фикция этого иска, названного actio Publiciana состояла в предположении, что срок приобретательной давности уже прошел, хотя он еще продол- жался. Во всем остальном этот иск был подобен rei vindicatio. Иск действовал против самого лица, отчуждающего вещи и против лю- бого третьего лица, которое было не в состоянии доказать, что яв- ляется квиритским или хотя бы бонитарным собственником вещи, и которое приняло ранее предмет спора из рук действительно от- чуждающего вещь. В последнем случае, согласно правилу “qui pri- or est tempore est jure”, исковое требование отклонялось. Если ни
168 Книга II. Частное, имущественное и процессуальное прааЛ -----------------------------------------------------------Я одна из сторон не смогла доказать своего права собственности, вещ» оставалась у владельца: in pan causa potior est causa possidentis. 1 Когда в праве Юстиниана было отменено различие между кви ритской и бонитарной собственностью, actio Publiciana употреблял* ся для защиты добросовестных держателей, носителей личных сер4 витутов и лиц с правом на долгосрочные договоры аренд)* земли. § 154. Особые средства защиты собственников Кроме приведенных средств, предусмотренных для защиты! квиритских и бонитарных собственников, в римском праве существ вовали и многие другие защитные средства, находящиеся в распо-с ряжении собственников в случае, когда что-нибудь угрожало их правомочиям: 1) в случае нарушения или утраты владения, на ос- новании правила “non debet, cui plus licet, quod minus est non licere'O (259), собственники могли воспользоваться интердиктом, предусмотЛ ренным для защиты владельцев, 2) в случае ущерба, кражи или! уничтожения вещи со стороны лица, не следующего установленной обязанности пассивности по отношению к праву собственности, соб-1 ственники имели право употреблять целый ряд пенальных или де ликтных исков; 3) против собственников, не соблюдающих предпи-1 сания об ограничении права собственности (легальные сервитуты), i как и против тех, кто злоупотреблял своими правами с целью на нести ущерб другим (malitis non est indulgendum), полномочные и I подверженные угрозе собственники располагали: actio finium re gundorum — иск об урегулировании отношений по поводу межи;| actio aquae fluviae arcendae — иск о запрете изменения естествен-! ного течения вод; actio de glande legende — иск о подбирании пло-1 дов, упавших на соседний участок; operis novi nuntiato — требова- | ние о прекращении работ на соседнем участке, непосредственно! наносящих ущерб имуществу; interdictum quod vi aut clam — ин- тердикт о требовании запрета работ на участке истца, ведущихся! против его воли; cautio damni infecti — требование о возмещении! ущерба истцу при работах с опасными орудиями на чужой земле,! как и многие другие иски и разнообразные правовые средства. § 155. Прекращение права собственности Право собственности как постоянное право не было связано с определенными сроками и условиями: однажды правильно уста- новленное, оно длилось до тех пор, пока не прекращалось из-за природных событий, по воле собственника, решением соответст-
Чисть II. Имущественное право 169 кующих государственных органов или из-за каких-либо действий 11 н тьего лица. По естественным причинам право собственности по- копалось, когда пропадал предмет собственности, в случае освобо- » дения захваченных диких животных, как и в случае бегства раба m пределы римской территории. По воле собственника право соб- । 1 ценности погашалось: при физическом уничтожении вещи, при ыслючении вещи в res sacrae (in sacrum dedicere), при дереликции i.< щи, а также при передаче собственности другому лицу путем правовых актов транслятивного характера. По решению государст- ш иных органов право собственности погашалось в случае экспро- приации, конфискации и преобразования предмета собственности в lis extra patrimonium (национализация). Наконец, право собствен- ности прекращалось деликтными или квазиделиктными действия- ми третьих лиц, в результате которых предмет уничтожался. Меж- ду тем, в таких случаях возникала ответственности деликвента по П< смещению “omne damnum”. Это право прекращалось действия- ми третьих лиц и том случае, если они вместе с venditio или с sectio I >< >narum продавали вещи инсольвентным должникам. Глава пятая ВЛАДЕНИЕ § 156. Понятие и виды владения Каждый собственник, на основании права собственности, об- шдал plenam in re potestatem, что подразумевало и физическое обладание собственной вещью и использование всего, что доставля- но такое обладание. Между тем, применение права собственности не всегда было связано с физическим обладанием вещью и с ее in посредственным использованием. Многие собственники, времен- но или навсегда, отказывались от физического обладания вещью и о г ее непосредственного использования, чтобы, используя право собственности, получать так называемые цивильные, или граждан- ские, плоды от вещи: они по собственной воле уступали физическое нладение вещью лицам, которых обязывали давать определенное возмещение за это. Собственники не имели физического владения пещью ни в случае, когда отдавали вещь другим лицам на сохране- ние, ни когда отдавали ее в пользование без возмещения. Физиче- ского владения вещью не имели и собственники, потерявшие пред- мет собственности, и те, у которых он был отнят силой или взят тайком. Во всех перечисленных случаях, когда собственники были н члены физической власти над предметом собственности или по своей воле, или по стечению обстоятельств, или из-за противоправ-
170 Книга II. Частное, имущественное и процессуальное праве ных действий третьих лиц, право собственности оставалось неру шимым: правовая власть собственника существовала и далее. Соб-1 ственнику недоставало лишь физической власти над вещью, назы-1 ваемой possessio (владение, господство). Все лица, обладающие ве- щью, даже сам собственник, когда предмет собственности находил»! ся в его руках, назывались possessores (владельцы, держатели). (260) Possessio (владение, господство) представляло физическую, или материальную, власть над вещью. Такую власть имело любое лицо, которое фактически могло употреблять и использовать вещь (261)' Владение не имело ничего общего с собственностью. (262) Собствен- ник был лицом, устанавливающим высшую правовую власть над' вещью, способом, предписанным правом, а держатель (владелец,! possessor) — любым лицом, имеющим вещь в своих руках, без свя-1 зи со способом ее приобретения. Держателями были и собственни- ки, владеющие собственным предметом, и лица, которым собствен-1 ники на длительное время или временно передали свой предмет, и лица, которые удерживали какой-либо предмет, считая его своей собственностью, а этого в действительности не было, и воры, т. е. лица, которым было известно, что они удерживают предмет проти-1 воправным или недозволенным способом. У всех них была физиче- ская, или материальная власть над предметом, т. е. господство, или владение. Кроме собственника, имеющего право владеть вещью на осно- вании права собственности, все другие держатели вещи обладали ею или на основании какой-либо правовой сделки, заключенной с собственником, или на основании мнимо правомерной сделки, или на основании некоего противоправного действия, которое не оправ- дывало владение вещью. В связи с перечисленными отличиями между отдельными держателями вещи в римском праве различа- лось несколько видов владений: а) Лица, которые свое владение вещью основывали на сделке с собственником, обладали физической (фактической или матери- альной) властью над вещью; они обладали corpus, или телом вещи. Они властвовали над вещью, признавая, что не являются собствен- никами вещи: они властвовали от чужого имени и обладали волей к владению. Такие держатели именовались естественными владель- цами, или detentores, а их господство признавалось как possessio naturales, или естественное господство (detentio). Лица, которые владение вещью основывали не на сделке с соб- ственником, но лишь на каком-нибудь правомерном транслятивном акте с несобственником или на каком-либо противоправном дейст- вии, тоже обладали физической властью над предметом владения (corpus). Кроме того, такие держатели обладали волей к владению вещью: animus rem sibi habendi. Держание, в котором держатели
Часть II. Имущественное право 171 обладали физической властью над предметом (corpus) и выражен- ным намерением удерживать предмет у себя (animus rem sibi haben- di), именовалось цивильным, или интердиктным, держанием (pos- essio civis или possessio ad interdictae). Основное отличие между детенцией, или естественным дер- жанием и цивильным, или интердиктным, держанием состояло в «ащите держателя. Лица, владеющие от чужого имени, не облада- ли никакой особой правовой защитой, кроме защиты, которую мог- ли требовать от собственника. Напротив,^держатели вещи, владею- щие ею от своего имени, не могли требовать защиты у собственни- ка, но зато отношения, связанные с владением, были защищены особыми правовыми средствами, именуемыми интердиктами. Та- кие держатели имели право защиты и от собственника, если он пытался передать владение кому-нибудь другому. Так же, как держатели вещи от своего имени, интердиктами были защищены и некоторые держатели вещи от чужого имени (cum animo alieno nomine possidendi). Это было необходимо из-за некоторых особых свойств их полномочий. Такими исключениями были случаи держания на основании долгосрочного договора арен- ды земли, на основании договора о pignis, precarium и секвестора; как и на основании usufructus-a. Упомянутый особый вид держа- ния, по Савиньи, обозначался как случай так называемого произ- водного владения (abgeleiteter Besitz). Согласно этому, производное владение представляло собой переходный вид владения и находи- лось между чистым держанием и цивильным или интердиктным держанием. б) В связи с фактами, предшествующими установлению вла- дения со стороны цивильных, или интердиктных держателей, это владение делилось на так называемое possessio justa (possessio non vitiosa) и на possessio injusta (possessio vitiosa) т. e. на формально правильное и формально неправильное держание. Possessio justa существовало тогда, когда держатель вещи не получил предмет владения неправильным, или вициозным (пороч- ным), способом, т. е. не получил предмет clam, vi или precario: тай- ком, насильно или путем уступки предмета во временное пользова- ние со стороны самого собственника. Иными словами, possessio justa существовало в случае, когда держатель вещи мог сослаться на какую-либо правовую причину (titulus), которая при обычной сдел- ке имела бы следствием установление права собственности, и что в данном случае это следствие не обладало каким-либо недостатком (вещь была куплена и принята у собственника, был захвачен пред- мет, не являющийся res derelicta или res nullus, вещь была получе- на формально неправильным способом). Possessio injusta (possessio vitiosa) являлось держанием, кото- рое держатель установил вициозным (порочным) способом (vi, clam,
172 Книга II. Частное, имущественное и процессуальное право precario), т. е. которое держатель установил, употребив при этом силу, взяв чужую вещь тайком или избежав реституции. в) Possessio justa делилось на два вида: possessio bonae fidei, или добросовестное владение, и possesio malae fidei, или недобросо- вестное владение. Possessio bonae fidei существовало тогда, когда держатель вещи в момент установления держания не был и даже не мог быть осведомлен, что титул на приобретенную вещь непра- вомерен, так как содержит недостатки, из-за которых не может служить основанием передачи собственности. Напротив, possessio malae fidei существовала, когда держатель вещи уже в момент при- обретения ее знал причину, из-за которой не мог получить право собственности (был осведомлен, что получил вещь, не являющуюся derelicta или nullus). (263) Лишь цивильный держатель, являющий- ся possessor justus и possessor bonae fidei, обладал квалифициро- ванным держанием, или possessio ad usucapionem, т. е. находился в положении, при котором мог приобрести право собственности пу- тем давности приобретения. § 157. Содержание владения Содержание естественного владения (детенции), которое имел держатель на основании соглашения с собственником, выражалось в правовом акте, предшествующем установлению владения. Дер- жатели могли быть полномочны использовать вещь собственника, или собирать ее плоды, или собирать и употреблять плоды. Кроме того, в отдельных случаях, держатели могли быть обязаны З}ишь сохранять вещь, а плоды собирать в пользу собственника вещи. Иногда держатели должны были сохранять вещь и употреблять ее плоды в пользу целой группы людей, в которую входили и собст- венник, и держатель. Владельцы bona fide имели право собирать плоды вещи и рас- ходовать их для своей пользы. Как вознаграждение “pro cultura et сига” они получали в собственность плоды в момент сепарации и так было до периода постклассического права, когда уже должны были возместить собственнику все плоды, не использованные до момента litis contestatio (fructus extentes). С этого же времени они получали плоды в собственность в момент их консумации, или рас- ходования (fructus consumpti). Кроме того, possessores bonae fidei, по условиям приобретения вещи давностью ее владения, могли по- лучать и собственность на предмет владения. Владельцы mala fide не обладали ни одним правомочием, ко- торым обладали владельцы bonae fidei. Однако, они не были лише- ны всех прав: по praescri ptio longissimi tempores постклассического времени, когда не требовалось “justum intium possessionis”, они могли
Часть II. Имущественное право 173 фотивостоять rei vivdicatio собственника и удерживать владение ужой вещью. Важнейшим правом держателей mala fide, общим с держателями bona fide, было право требовать защиты своего вла- д< ния от лиц, не являющихся собственниками, даже от самого соб- гвенника, если последний пытался отнять владение неправиль- ным способом. Иными словами, держатели mala fide были защище- ны от всех лиц, кроме самого собственника, который, путем rei vin- dicatio, требовал свою вещь. § 158. Защита владения Интердиктные, или цивильные, владельцы были защищены < пециальными правовыми средствами, называющимися interdicta, или интердикты. Интердикты были краткими и категоричными приказами, издаваемыми римскими магистратами, прежде всего, преторами, по просьбе заинтересованных лиц, и состояли из прика- <а какому-либо гражданину, совершившему некий проступок. Ин- тердикты были предусмотрены как средство защиты владения и длились на два вида: интердикты, служащие для защиты владе- ния прежнего владельца, или interdicta retinendae possessionis, и интердикты, предназначенные для повторного установления вла- дения в интересах владельца, который противоправно был лишен владения, или interdicta recuperandae possessionis. aJ Владелец, которому препятствовали в его владении и ко- торому грозили опасность утратить это владение, если речь шла о владении недвижимыми вещами (земля, строения), имел право ребовать защиты при помощи interdictum retinendae possessionis, взываемой “uti possidetis” (264) по первым словам приказа соот- ветствующего органа. На основании просьбы владельца, соответст- вующий орган приказывал нарушителю прекратить насилие: vim fieri veto — таким образом, обеспечивал безопасность владения дер- жателю. Такая безопасность предоставлялась владельцу вещи только в том случае, если он не получил владение вещью вышеозначен- ным путем в отношении обеспокоившего его лица: uti eas aedes, quibus ab altero possidetis. (265) Если нарушитель спокойствия не подчинялся приказу, то принуждался к покорности при помощи missiones in possessionem и преторской стипуляции. Если же этим пицом был собственник, то он мог приобрести владение предметом путем rei vindicatio или путем actio Publiciana. Когда речь шла о препятствовании владению движимыми ве- щами, владелец имел в своем распоряжении так называемый inter- dictum utrubi, который входил в interdicta retinendae possessionis. Этого интердикта мог добиваться владелец, владеющий предме- том большую часть года, в котором был издан интердикт: utrubi
174 Книга II. Частное, имущественное и процессуальное право vestrum hie homo, quo de agitur nee vi nee clam nee precario ab altero fuit, apud quem majore parte huiusce anni fuit, quominus is eum ducat, vim fieri veto. (266) Согласно этому, interdictum utrubi гласил не в пользу послед- него владельца, а в пользу владельца, у которого предмет находил- ся большую часть времени в течение последнего календарного года. Этот интердикт обуславливался следующим: он имел силу лишь в случае, когда лицо, владеющее предметом большую часть послед- него календарного года, получило это владение не вициозным или порочным по отношению к обеспокоившему его лицу путем. В по- стклассическом праве и Interdictum uti possidetis, и interdictum utrubi uti possidetis, и interdictum utrubi гласили в пользу последнего вла- дельца вещи. (267) б) Владельцы, у которых было отнято владение вещью, мог- ли применять, в основном, различные интердикты recuperandae pos- sesionis. Interdictum unde vi применяли лица, у которых владение было отнято силой. В древнее время interdictum unde vi мог успешно применяться лишь лицами, у которых владение было отнято силой оружия (vi armata), а в классическое время и в случаях отнятия предмета путем так называемой обычной силы (vis quotidiana). С этого времени различались два интердикта unde vi: interdictum de vi armata и interdictum de vi privata. Interdictum de vi armata мог применяться с успехом любым владельцем, даже достигшим вла- дения порочным путем — vi, clam или precario — по отношению к узурпатору. Interdictum de vi privata, между тем, могли применять лишь владельцы, бывшие добросовестными противниками. Юсти- ниан объединил два интердикта и определил, что любое примене- ние силы в отношениях по поводу владения должно быть наказано утратой права собственности с реституцией отнятой вещи и денеж- ным штрафом до величины ее стоимости. Другим реституторным интердиктом, или интердиктом, издан- ным для возвращения владения, был interdictum de precario. Inter- dictum de precario мог применяться лицами, которым прекариет не хотел возвращать предмет, принятый в precarium. Успех интер- дикта зависел от факта, действительно ли держатель был прека- риетом лица, применяющего к нему интердикт. В источниках римского права нет подробных сведений о третьем интрердикте о восстановлении владения (interdictum de clandesti- n a possessione). Сохранено лишь наименование этого интердикта и его соответствующее место в системе интердиктной защиты. в) Интердиктная защита владельцев имела большое значе- ние. Сами собственники чаще всего применяли интердикты и избе- гали rei vindicatio, если существовали условия их успешного при- менения. Именно потому, что с помощью интердикта можно было
Часть II. Имущественное право 175 сохранить или получить владение собственной вещью, собственники вынуждали противника — в ревиндикационном иске — взять на себя тяжесть доказательств существования права собственности. (268) Причину такой защиты владельцев некоторые историки нахо- дили в потребности сохранять порядок и мир, и противостоять са- моуправству и самовластию, которые наступили бы, если бы собст- венникам и третьим лицам было позволено самим, без вмешатель- ства государственного органа, разрушать однажды уже восстанов- ленные отношения владения (Савиньи). Другие историки основную причину защиты владения находили только в собственнических интересах (Chering). Путем интердиктов собственники, которые обычно были и владельцами своих вещей, получали более быстрые и простые средства защиты владения, а опосредованно, и защиты собственности. Обе причины во всяком случае имелись в виду при создании системы защиты владельцев. Между тем, решающую при- чину введения интердиктов, как и создания всего института рим- ского владения, следует искать в истории развития римской собст- венности. Господствующие слои Рима долгое время не были собст- венниками латифундий, которыми пользовались. Они являлись за- хватчиками или держателями ager publicus. Для того, чтобы защи- тить интересы крупных землевладельцев и упорядочить их взаи- моотношения, и для того, чтобы сделать возможной концентрацию земельных участков в рамках существующих латифундий, было необходимо, кроме правил урегулирования собственности, создать целую систему правил о правомочиях и взаимоотношениях держа- телей, или лиц, имевших владение вещью. § 159. Владение правом Владение вещью устанавливалось corpore et anima и означало физическую власть над предметом, который всегда был телесной вещью: possideri aurem possunt quae sunt corporalia. (269) Бестелес- ные вещи, или права, не могли быть предметом владения. Это было твердой позицией классического права. Между тем, когда была установлена долгосрочная аренда зем- ли и когда интердиктная защита признавалась и для лиц, не вла- девших чужими вещами cum animo rem sibi habendi, а еще более когда эта защита распространилась и на обладателей сервитутов, не владевших чужими предметами ни corpore, ни animo, началось развитие теории о владении правом (quasi possessio). Аналогично владению материальной вещью считалось, что владение правом, или juris quasipossessio, принадлежит лицам, которые стремились пользоваться каким-либо правом в своих интересах и действитель- но пользовались этим правом. Стремление кого-либо пользоваться
176 Книга И. Частное, имущественное и процессуальное право чужим правом толковалось аналогично стремлению обладать ве- щью (animus rem sibi habendi), а пользование таким правом пони- малось аналогично corpus, или физической власти над материаль- ным предметом. Во всем остальном квазивладение, или juris quasi- possessio, было уравнено с владением материальной вещью. Глава шестая ИМУЩЕСТВЕННЫЕ ПРАВА НА ЧУЖИЕ ВЕЩИ § 160. Понятие и виды права на чужие вещи В связи с тем, что в принципе право собственности было экс- клюзивным, в римском праве было сформулировано два вида огра- ничений эксклюзивных прав собственников. Первый вид ограниче- ний был установлен для упорядочения отношений между самими собственниками и для защиты общественных интересов. Для со- хранения мира и порядка и для возможности существования собст- венности было необходимо, чтобы собственники могли обороняться от чрезмерных полномочий других собственников, точнее, было не- обходимо ограничение их существования как собственников. Эта цель достигалась расширением правил так называемых легальных сервитутов, т. е. правил общих, или генеральных ограничений поль- зования правом собственности для всех собственников. Такие огра- ничения действовали в силу самого закона (ex lege). Второй вид ограничения эксклюзивного права собственности не имел такого законодательного или общего характера. Отдельные собственники, в согласии с различными правовыми фактами, огра- ничивались в пользовании собственным предметом и должны были примириться с тем, что не собственники пользовались их предме- том и даже какой-то частью или разделом их собственных полно- мочий. Таким ограничениям собственники подвергались или на ос- новании заключенных соглашений или на основании других право- вых актов, предпринятых для улучшения экономического исполь- зования отдельной вещи, или для получения регулярного возмеще- ния за уступку другому некоего раздела собственных полномочий, или в связи с выполнением каких-либо семейных или обществен- ных обязательств, или для обеспечения полученного кредита и т. д. В каждом таком случае, когда собственники или на основании со- глашений, или каким-либо другим способом, предусмотренным пра- вом, должны были смиряться с влиянием на их вещи и предостав- лять не собственникам возможность полностью или частично поль- зоваться своими вещами, без какой-либо возможности запретить
Часть И. Имущественное право 177 это своей волей, такие правомочия не собственников назывались jura in re aliena, или права на чужие вещи. Согласно с этим, jure in re aliena, или права на чужие вещи, являлись такими ограничениями собственнических прав отдельных собственников, которые устанавливались или по соглашению, или каким-либо другим образом, когда не собственники, индивидуально и даже наследственно получали право полностью или частично вли- ять на чужую вещь (jus in re aliena) и могли защищать это право не только от третьих лиц, но и от самих собственников (действие erga ornnes). Имущественные права на чужие вещи были различными в связи с тем фактом, что многочисленными были и виды пользова- ния чужими вещами. В связи с некоторыми общими свойствами, они делились на три отдельных вида: servitutes, долгосрочные договоры об аренде на землю (jus perpetuum) и залоги (pignus). Группу servitutes составляли те имущественные права на чу- жие вещи, при которых собственник предмета или лишался право- мочий противиться им, или обязывался не использовать какую- либо свою вещь определенным способом; группу долгосрочной аренды земли составляли те имущественные права на чужие вещи, при которых собственник уступал арендатору определенный участок земли в постоянное пользование с обязанностью последнего посто- 1нно выдавать ему арендную плату, а группу договоров о залоге составляли те имущественные права, при которых собственник на определенных условиях переносил право распоряжения собствен- ной вещью на другого. А) Сервитуты § 161. Понятие сервитутов Сервитуты (servitutes) занимали важное место среди имуще- ственных прав на чужие вещи. Целостная система сервитутов была выстроена только при Юстиниане. Определенными чертами серви- туты четко отделялись от других прав на чужие вещи (jura in re aliena). От договора залога они отличались тем, что были самостоя- тельными и постоянными правами, а от долгосрочного договора арен- ды земли тем, что были бесплатными и пассивными обязательства- ми собственника по отношению к предмету, на который были уста- новлены. Точнее, сервитуты были самостоятельными, постоянны- ми, как правило, безусловными, пассивными и бесплатными обяза- тельствами собственника, который или был лишен правомочий про- тивиться носителю сервитутного права (титуляр се витута) на пол- ное или частичное использование какой-либо вещи, или был обязан
178 Книга II. Частное, имущественное и процессуальное право не пользоваться некоей вещью определенным способом, на который он имел право до установления сервитута. Данное определение сер- витутов отвечало сущности сервитутов, рассматриваемых со сто- роны собственника. С другой стороны, с точки зрения носителя сер- витутного права, сервитуты определялись как имущественные права на чужие вещи, носитель которых был правомочен бесплатно, по- жизненно, даже наследственно, использовать чужую вещь или требо- вать от собственника не использовать ее определенным образом. (270) Указанных вариантов определения сервитутов нет в трудах римских юристов. В их трудах существуют лишь элементы, необ- ходимые для того, чтобы сформулировать определение. Элементы или общие признаки сервитутного права, выделенные в трудах клас- сических юристов, делятся на две группы: на необходимые предпо- сылки для установления серветутного права и на рестрикции, или ограничения содержания этого права. Необходимыми предпосылками для установления сервитутно- го права были: 1) постоянство сервитутного права — causa servi- tutis perpetua esse debet. (271) Постоянство сервитутов было или объективным, или субъективным: объективное постоянство проис- текалолздюстоянной потребности титуляра сервитута пользовать- ся_чужим имуществом для улучшения экономической эксплуата- ции своей земли; субъективное постоянство измерялось длительно- стью жизни титуляра, особенно при личном сервитуте; 2) пассив- ность хозяина вещи, обремененной сервитутом, — servitus in faciendo consistere nequit (272) — означала, что хозяин такой вещи, не был обязан активно действовать за титуляра сервитута, т. е. участвовать в реализации целей и интересов титуляра сервитута. Согласно этому положению, содержание сервитута сводилось к “pati” и “non facere”. Это означало, что хозяин вещи, обремененной сер- витутом, был лишен определенных прав, которыми обладал бы без установления сервитута. Лишение могло быть двух типов: хозяин должен был мириться с тем, что титуляр сервитута позитивно влияет на предмет его собственности (позитивное служение титуляра и “pati”, или^“терпимость^)хозяина вещи), или отказаться в пользу титуляра от деЙст'вийТ'направленных на использование собствен- ного предмета, (негативное служение титуляра и “non facere”, или “бездействие,хозяина”,). Единственным исключением из правила пас- сивности служения был так называемый servitus oneris ferendi. При этом сервитуте хозяин должен был производить определенные ис- правления, чтобы не страдало строение соседа, получившего право опереть его на эту стену. В связи с тем, что сервитуты были исключением из правил обычного содержания права собственности, согласно римскому праву они должны были быть строго истолкованы. С этой целью, были созданы правила: servitutibus civiliter utT debemus (273), содержа- ние сервитутов сводилось к разумным размерам в рамках той по-
Часть II. Имущественное право 179 требности, ради которой они и устанавливались; servitus servitutis esse non debet (274) — титуляры сервитутного права не были пол- номочны отягощать свои сервитуты новыми сервитутными права- ми в интересах третьих лиц. Иными словами^ сервитуты были не- делимыми и едиными правами. 1Всякое деление и расширение сер- витутных прав означало бы новое обременение владельца прав на имущество, обремененное сервитутом, и поэтому было запрещено: nemini res sua servit (275) — никто не может обладать сервитутным правом на свою вещь. Приведенное правило, в случае confusio, или соединения активного и пассивного субъекта сервитута, приводило к повторному установлению целостного права собственности. а) Способы установления и виды сервитутов § 162. Способы установления сервитутов В древнеримском праве сервитуты устанавливались путем ман- ципации и in jure cessio. Путем манципации устанавливались так называемые сельские сервитуты, а путем in jure cessio, и сельские, и другие их виды. Кроме непосредственного установления сервиту- тов путем манципации и in jure cessio, существовала и deductio servitutis, или опосредованное установление сервитутного права путем передачи этого права. Передача сервитутного права проис- ходила при правовых актах транслятивного действия: владелец пе- редавал собственность приобретателю, передавая при этом и сер- витут на нее, т. е. право и далее пользоваться определенным обра- зом переданной вещью. Кроме того, сервитуты могли устанавли- ваться и путем односторонних распоряжений (легат, завещание, решение, приговор). Кроме указанных способов, особенно в классическое время, появились и другие способы установления сервитутов: “pactiones et stipulationes”, или неформальные и формальные договоры. Приведенные способы приобретения сервитутов, кроме манци- пации и in jure cessio, содержались и в Юстиниановой кодификации. § 163. Виды сервитутов При Юстиниане было проведено системное разделение серви- тутов на две большие группы: реальные, или вещественные, и лич- ные, или персональные, сервитуты: servitutes aut personarum sunt ut usus et usu fructus, aut rerum, ut servitutes rusticorum praedito- rum et urbanorum. (276) Вещественные, или реальные, сервитуты относились к земле и поэтому назывались земельными или jura praeditorum (servitutes praeditorium). Земельные сервитуты были_правами на чужую зем-
180 Книга II. Частное, имущественное и процессуальное праве* jiK> (praedium serviens), установленными в пользу лица, являюще гося собственником другого земельного участка (praedium domin ans). Эти сервитуты были постоянными, собственники могли ме няться — сервитуты оставались. (277) Для установления земельно- го сервитута требовалось экономическое обоснование: servitus fun do utilis esse debet. (278) He могли устанавливаться сервитуты, при- носящие удовлетворение лишь собственнику основного участка. (279) Для того, чтобы сервитут достиг своей экономической цели — луч- шее использование господствующего участка, — было необходимо существование таких соотношений между господствующим и слу жебным участком, которые создавали бы возможность достижения предусмотренной пользы- praedia esse debent vicinia. (280) Однаж- ды установленные сервитуты становились неделимыми: per partes, servitus neque adquiri neque imponi potest. (281) Неделимость сер- витутов проистекала из неделимости пользы, необходимой собст веннику господствующего участка при рациональном его использо- вании. (282) В связи с тем, что сервитуты устанавливались с целью улучшения сельскохозяйственной эксплуатации господствующего участка или с целью улучшить строительство на строительных уча- стках, земельные сервитуты делились на сельскохозяйственные, или сервитуты сельских участков (реальные, вещные), и на строитель- ные, или городские (реальные, вещные) сервитуты — servitutes ргае- diorum rusticorum или servitutes praediorum urbanum. С другой стороны, личные сервитуты являлись имуществен- ными правами на чужие вещи, установленными в пользу индиви- дуально определенных лиц, а право обременять сервитутом при- надлежало собственнику предмета сервитута. Собственники пред- метов могли меняться, а личный сервитут если и прекращался, то носители этого права не менялись. Личный сервитут, как правилЪ, длился столько, сколько длилась жизнь титуляра (это было пожиз- ненное право), или по крайней мере, сколько было предусмотрено правовым положением титуляра. (283) В отличие от земельных, предметом личных сервитутов могли быть все вещи in patrimonio и in commercio. В связи с содержанием полномочий носителей лич- ных сервитутов, как и в связи с предметом, все эти сервитуты де- лились на четыре вида: ususfructus, usus, habitatio и operae servo- rum vel animalium Общим для этих видов сервитутов было то, что во время их существования владелец предмета не получал никакой компенсации. б) Земельные сервитуты § 164. Сельские земельные сервитуты Сельские (сельскохозяйственные) земельные сервитуты, или jure praediorum rusticorum были самыми ранними римскими сер-
Часть II. Имущественное право 181 иитутамм. Многие них были известны еще по Законам XII таб- лиц Сельские земельные сервитуты были постоянными и подразу- Mi вали права на чужие предметы, установленные в пользу лица, in ляющегося собственником господствующего имущества, а обре- Mi няли лицо, являющееся владельцем служебного имущества, с це- пью улучшения сельскохозяйственного производства господствую- щего имущества. Число сельскохозяйственных сервитутов было велико. Это мож- |и объяснить тем, что сервитут мог обеспечивать своими естествен- ными ресурсами служение нуждам господствующего участка, об- иегчая сельскохозяйственное производство на нем с помощью из- нлечения какой-либо пользы от служебного участка. Все эти серви- туты делились на три основные группы: дорожные сервитуты, вод- ные сервитуты и разные другие сервитуты. а) В группе дорожных сервитутов находились ограничения । < >бственника служебного участка, производимые с целью обеспе- 'н ния свободного доступа к своей земле собственника господствую- щего участка. К этим сервитутам относились: “iter” илцчправо про- ходить пешком через служебный участок, “actus”,(или право про- । гжать на коне, и “via”,( или право проезжать на телеге. б) В группу водных сервитутов входили ограничения собст- |к нника служебного участка, произведенные с целью обеспечить < < бственнику господствующего участка беспрепятственное снабже- ние водой со служебного участка или через него. В источниках рим- । кого права известно три вида таких сервитутов: aquae ductus, или право на проведение воды через служебный участок, aquae haus- tns, или право черпания воды со служебного участка, и pecoris ad iiquam adpulsus, или право поить скот на служебном участке. в) Третья группа сельскохозяйственных сервитутов была разнообразна по содержанию. Среди прочих, в нее входило право добывания песка с чужого участка — servitus harenae fodiendae (harenae eximendae); право варить известь на чужом участке — rvitus calcus coquendae; право вывозить камень и руду с чужого участка — servitus ut in tuum lapides provolvantur ibique posite liabeantur ineque exportentur; право собирать лозу с чужого участ- । и — servitus pedamenta ad vineam ex vicini praedio sumere; право ранить сельскохозяйственные плоды на чужом участке — servitus ut fructus in vicini villa cogantur coactique habeatur; право пасти кот на чужом участке — servitus pascendi, как и многие другие права, экономически полезные для отягощенного сервитутом участка. § 165. Городские земельные сервитуты Городские земельные сервитуты, или jura (servitutes) praedo- inim urbanorum были постоянными наследственными правами на
182 Книга II Частное, имущественное и процессуальное право чужие вещи, устанавливаемыми в пользу лица, являющегося соб- I ственником господствующего участка, и бременем собственника служебного участка с целью улучшения строительного участка и возведенных строений. Эти сервитуты в основном делились на че- тыре вида: право на опору, право на пространство, право на вид,! право на сток. а) Правом на опору наделялся собственник господствующего участка, получивший право использовать чужую стену для опоры строения на своем участке. Сюда входили: servitus tigni immitendi, или право опирать свои балки на чужую стену, и servitus oneris ferendi, или право опирать собственное строение на дом соседа. б) Правом пространства наделялся собственник господствую-' щего участка, получающий право выводить части своего строения в воздушное пространство соседа Сюда относилось право выдвигать свой балкон в воздушное пространство соседа (servitus proiciendi) и право возводить крышу, вторгаясь в воздушное пространство сосе- да (servitus protegendi) в) Сервитут на вид состоял в ограничении собственника слу- жебного участка в ведении строительных работ, которые портят вид или ухудшают освещение зданий, воздвигнутых на господствую- щем участке. Сюда входили: servitus altius non tollendi ne luminibus officiatur, или обязательство собственника служебного участка не предпринимать работ, препятствующих нормальному освещению строений на господствующем участке, и servitus ne prospectui offi- ciatur, или обязательство собственника служебного участка не воз- водить строений, портящих вид с господствующего участка. г) Сервитуты по стокам состояли в праве собственника £ос- подствующего участка на отвод через служебный участок дожде- вой воды, в праве спуска воды и других жидкостей, скапливаю- щихся на господствующем участке. В эту группу входили: servitus stillicidi, или право отвода дождевой воды; servitus fluminis, или право спуска лишней воды, и servitus clocae, или право проведения нечистот. (284) в) Личные сервитуты § 166. Пользование плодами. Ususfructus Пользование плодами, или ususfructus, являлось личным сер- витутом на основании которого полномочное лицо, или пользова- тель плодами (ususfructuarius) получал право бесплатно и, как пра- вило, пожизненно пользоваться чужой вещью и извлекать из нее плоды с обязательством, по завершении пользования плодами,
Часть II. Имущественное право 183 возвратить вещь собственнику неповрежденной: ususfructus est jus alienisrebus utendi, fruendi salva rerum substantia. (285) Узуфрукт возник как особый вид права на чужие вещи только к концу республики. В это время предметом узуфрукта могли быть 1Йшь непотребляемые вещи, или res non consumptibiles, так как пишь эти вещи, по завершении узуфрукта, можно было возвратить их хозяину неповрежденными (salva rerum substantia). Потребляе- мые вещи, или res consumptibiles, не могли быть предметом узуф- рукта, так как материальная субстанция этих вещей исчезала при первом же использовании. Когда же в римском праве утвердилась мысль о вещах quae ex distantibus constant, т. e. мысль о существо- вании целых имущественных комплексов, составленных из потреб- ляемых и непотребляемых частей, как единых universitas facti или uriiversitas juris, по одному из senatus con^ultiyn было определено, что предметом узуфрукта могут быт£ 1йещи и, согласно этому, другие потребляемые ценности (res consumptibiles). (286) Ус- тановления упомянутого senatus consultum внесли значительные изменения в институт узуфрукта. Узуфркут был разделен на два подвида: узуфрукт в строгом значении, или пользование плодами непотребляемых вещей, и узуфрукт в переносном значении, или пользование плодами потребляемых вещей, названное quasiusus- fructus. а) При обычном пользовании плодами узуфруктуарий полу- чал предмет узуфрукта с условием пользоваться плодами и са- мим предметом. Он имел право пользоваться всеми природными и гражданскими плодами. Собственность на плоды он приобретал в момент перцепции. Между тем, это право являлось правом строго личной природы и могло длиться только до смерти узуфруктуария (287), но могло быть передано в пользование, т. е. можно было упра- вомочить третьи лица пользоваться предметом узуфрукта и его плодами, но это право длилось лишь до момента, когда погашалось право на узуфрукт со смертью узуфруктуария. Основными обязанностями узуфруктуария были сохранять субстанцию предмета узуфрукта, использовать предмет как рачи- тельный хозяин (bonus pater familias или boni viri arbitratu), пред- принимать основные действия по содержанию предмета во время пользования плодами, использовать предмет узуфрукта с той эко- номической целью, для которой он был предназначен в момент ус- тановления узуфрукта (288), гарантировать собственнику предме- та добросовестное пользование своим правом и реституирование “salva substantia (cautio ususfructuaria)” предмета по завершении узуфрукта, а также предпринять все необходимые меры, чтобы по завершении узуфрукта предмет был действительно возвращен его собственнику. б) При квазиузуфрукте узуфруктуарий получал в собствен- ность предметы узуфрукта. По истечении срока узуфрукта он дол-
184 Книга II. Частное, имущественное и процессуальное право жен был вернуть собственнику то же количество вещей того же рода или хотя бы их стоимость. Он должен был дать cautio usus- fructuaria по выполнению этого обязательства § 167. Пользование. Usus Право пользования, или usus, являлось личным сервитутом, на основании которого правомочное лицо, или usuarius, получал бесплатное и, как правило, пожизненное право столько пользовать- ся чужой вещью и ее плодами, сколько это было необходимо для удовлетворения потребностей носителя этого права и ближайших членов его семьи. (289) Осуществление права usuarius чаще всего не было связано с исключительным владением вещью (290), кото- рое могло быть ограничено собственником. (291) Кроме того, usuar- ius не мог передать свое право пользования третьему лицу. § 168. Право проживания. Habitatio Право проживании, или habitatio, являлось личным сервиту- том, на основании которого правомочное лицо получало бесплатное и, как правило, пожизненное право пользоваться чужим жилищем для себя и для своей семьи, даже право сдавать это жилище в наем, удерживая за собой полученную плату. Habitatio было выде- лено в особый вид личного сервитута потому, что право прожива- ния являлось частым предметом установления сервитута. Во всем остальном оно было подобно узуфрукту. Habitatio чаще всего уста- навливалось путем завещания, или легата, в котором универсаль- ным наследникам доставалась собственность на дом или его часть, а сингулярным наследникам — право проживания в таких жилищах. § 169. Орегае servorum vel animalium Содержание личного сервитута орегае servorum vel animalium состояло в праве титуляра бесплатно и, как правило, пожизненно пользоваться рабочей силой чужих рабов или чужих животных. Сначала это право было объединено с правом пользования, а потом утвердилось мнение, что это право по содержанию является узуф- руктом. Полномочное лицо могло сдавать рабов и животных, яв- ляющихся предметом этого владения, в наем.
Часть II. Имущественное право 185 г) Защита и прекращение сервитутов § 170. Защита сервитутного права Носители права сервитутов были защищены особыми исками и интердиктами. Наиболее ранним иском о защите титуляра серви- тута был vindicatio servitutis. Петитум иска, или исковое требова- ние истца гласило: признать его право на сервитут и устранить все препятствия в пользовании этим правом. Для того, чтобы выиграть иск, требовалось доказать, что такое право действительно у истца существует. Носители сервитутов, установленных по предписани- ям преторского права (pactionibus et stipulationibus), имели право применять лют иск как vindicatio utilis. Когда при Юстиниане ис- чезло различие между сервитутами, основанными на предписани- ях цивильного и преторского права, был введен общий иск по за- щите титуляров сервитутов, названный actio confessoria. Кроме исков, носители права сервитутов были защищены и многочисленными интердиктами. Носители сельских земельных сервитутов имели в своем распоряжении interdictum de itinere actuqe private, как и интердикты de aqua, de rivis et de fonte. Носители городских земельных сервитутов могли применять interdictum de cloacis со operis novi nuntiatio, co cautio dammi infecti, co interdic- tum quod vi aut clam, даже interdictum uti possidetis, если шла речь о сервитуте на опору. Носители права на личные сервитуты могли употреблять и другие владельческие интердикты, как interdicta utilia. § 171. Прекращение сервитутов Сервитуты могли прекращаться под действием природных со- бытий, или по воле правомочного лица, или по стечению обстоя- тельств, ведущих к погашению сервитутов. Сервитуты прекращались под действием природных событий в случае утраты предмета сервитута, в случае такого его измене- ния, которое делало невозможным дальнейшее пользование уста- новленным правом, как и со смертью носителя права, когда речь шла о личных сервитутах. Сервитуты прекращались по выраженной воле правомочных лиц, когда они in jure cessio официально отказывались от сервиту- та.или же делали это при помощи обычного pactum. Сервитуты прекращались и на основании косвенно выраженной воли титуля- ра, когда он продолжительным неисполнением своих правомочий доводил дело до usucapio или до praescriptio libertatis, т. е.до осво- бождения от сервитутов по истечении предписанного срока. Сервитуты прекращались и путем так называемого confusio, т. е. совмещением прав собственности и сервитута, как и по истече- нии срока или исполнении потестативного и резулятивного уело-
186 Книга II. Частное, имущественное и процессуальное праве вий. Это особенно относилось к личным сервитутам, которые могли ограничиваться определенным сроком и условиями. (292) Б) Долгосрочная аренда земли (jus perpetuum) § 172. Понятие долгосрочного договора об аренде земли Договоры о долгосрочной аренде земли в системе римского права появились довольно поздно. Общественно-экономические условия, приведшие к появлению этой группы правовых отношений, начали созревать только с отмиранием классического рабовладельческого хозяйства и с переориентацией римского земледелия на обработку земли с помощью свободных арендаторов. Для регулирования отно- шений между собственниками земли и свободными арендаторами уже не было достаточно договоров о краткосрочном найме, так как краткосрочные договоры не являлись достаточной гарантией ни для арендатора, ни для собственника земли: для арендатора потому, что ему постоянно грозила опасность расторжения договора, что препятствовало принятию каких-либо мер по улучшению сельско- хозяйственного производства, а это ставило под вопрос само суще- ствование арендатора и членов его семьи, особенно когда договор с ним прерывался из-за его задолженности; эти договоры не устраи- вали и собственника земли, так как не обеспечивали ему постоян- ную и гарантированную ренту. Договоры о долгосрочной аренде земли были источниками права на чужие вещи. На основании долгосрочных договоров арендатор получал во владение арендованное имущество и правомочия посто- янного пользования им и его плодами с правом передачи его путем inter vivis и mortis causa наследникам (successores), и все это при одном условии — регулярной выплаты арендной платы. Долгосрочные договоры об аренде земли делились на договоры об аренде сельскохозяйственных участков (jus in agro vectigali и emphyteusis) и на договоры об аренде строительных участков (su- perficies). § 173. Jus in agro vectigali Jus in agro vectigali или jus perpetuum, т. e. постоянное право пользования чужой землей, предназначенной для сельскохозяйст- венного производства, появилось во время принципата, На основа- нии jus perpetuum арендатор получал право постоянного пользова- ния чужой землей в собственных интересах с обязанностью пла- тить арендную плату, или vectigal. Право арендатора было не толь- ко постоянным, но также наследственным и подлежащим передаче и имело силу dum pro his vectigal pendatur (293) пока выплачива-
[асть II. Имущественное право 187 пась плата. Арендатор мог защищать это право исками (actio vecti- Ijalis) и интердиктами (посессорные интердикты) против кого угод- но, даже против самого собственника. Большие права арендатора привели некоторых юристов к мнению, что в этом договоре идет речь о продаже земли с соглашением о постоянной ренте как цене купли-продажи (сукцессивное обязательство), но преобладало мне- ние, что jus in agro vectigali представляет собой особый вид догово- ра об аренде. (294) § 174. Эмфитевзис В постклассическом праве эмфитевзис появился как особый вид долгосрочной аренды земли. Предметом эмфитевзиса (emphi- teusis) были участки с определенной культурой, а также необраба- гывавшиеся до этого участки, входившие в состав императорских алтусов. Эмфитевтор, или арендатор таких земельных участков, благодаря сделанным им инвестициям, на определенное время ос- вобождался от выплаты арендной платы. После истечения этого срока он должен был платить canon, который был несколько мень- ше арендной платы по договорам jus in agro vectigali. Другие права и обязанности эмфитевторов были такими же, как права и обязан- ности арендаторов, плативших vectigal. Защитой признанных прав < лужили rei vindicatio utilis и посессорные интердикты. В Юстиниановой кодификации договор об эмфитевзисе был изменен в пользу собственника земли или арендодателя. В jus em- phyteuticarius (295), кроме права получения арендной платы, Юс- тиниан предоставил арендодателю право первой купли, когда эм- фитевтор правовым актом inter vivos распоряжался своими право- мочиями (jus protimiseos или praelationis). Арендодатель, который не использовал это право, требовал получения так называемого lau- demium, т. е. эмфитевтор должен был ему отчислить 2% от цены. Кроме того, арендодатель имел право требовать регулярной вы- платы ренты и других общественных налогов со стороны эмфитев- гора, как и содержания арендуемого имущества в хорошем состоя- нии. Последнее обязательство эмфитевтора возникло, потому что в постклассическое время, при переходе к натуральному хозяйству, арендная плата часто устанавливалась в натуре: как определенная часть от произведенного продукта. Права эмфитевтора погашались в случае, когда он три года подряд не вносил арендную плату или не выполнял арендных обязательств. (296) § 175. Superficies Договор о долгосрочной аренде строительных участков имено- вался superficies. На основании этого договора арендатор участка (суперфициарий) получал постоянное, наследственное и отчуждае-
188 Книга II. Частное, имущественное и процессуальное пра мое право возводить строения на чужой земле и пользоваться и; вместе с землей, регулярно выплачивая собственнику участка арен ную плату. Арендная плата называлась solarium. Права суперф циария были защищены rei vindicatio utilis и поссессорными инте диктами, как и особым interdictium de superficiebus. (297) Условия для заключения договора о superficies созрели толь в классическое время, когда полностью утвердилась частная соб< венность на землю. В связи с тем, что почти весь земельный фо! находился в руках небольшого числа собственников, а потребное: городского населения в жилье были велики, было необходимо на: ти правовое средство, дававшее возможность возникновению со ственности на строительные участки, которые и в дальнейшем о тавались бы в руках прежних собственников, а строения и польз вание такими участками можно было бы передать и другим лица С этой целью был создан договор о superficies. С введением супе] фиция в Риме было полностью отброшено прежнее положение том, что земля должна принадлежать тому, кто ее обрабатывав или застраивает и утвердилось противоположное: земля принадл* жит собственнику даже тогда, когда по его воле застраивается дру гим. Застройщик такого участка, хотя и строил на собственные сред ства, мог обладать только правом его постоянного использования. В) Договор о залоге § 176. Понятие договора о залоге Договоры о залоге являлись древним институтом римского права. Они возникли как дополнительные соглашения при первич- ных кредитных акциях. (298) Кредиторы, которые при кредитных акциях откладывали для должника на определенное время выпол- нение им взятых на себя обязательств, требовали у должника обес- печить по истечении этого срока выполнение этих обязательств. Это обеспечение могло быть различным: персональным или реаль- ным. Персональное обеспечение существовало тогда, когда кроме должника и какие-либо другие лица, при определенных условиях, обязывались выплатить долг кредитору. Это были соглашения о гарантии. Реальное обеспечение существовало тогда, когда креди- торы требовали от должника какую-либо вещь, которая служила гарантией, что они действительно получат исправно и вовремя вы- плату долга. В древнем Риме реальное обеспечение было широко распространено. Считалось, что это лучший вид обеспечения кре- дитора: plus cautionis in re est quam in persona. (299) Источниками реального обеспечения кредитора были согла- шения о залоге: соглашения, на основании которых должники га- рантировали кредиторам своими вещами, что исправно и вовремя
Часть II. Имущественное право 189 выплатят долг. В соответствии с этим, заключение и действие дого- воров о залоге зависели от существования одного предшествующе- ю главного обязательства должника. Договоры о залоге были вто- ростепенными, дополнительными или акцессорными. Права кредитора на основании заключенного акцессорного до- loBopa о залоге имели вещно-правовую природу: пока существова- ло соглашение кредитор благодаря наличию предмета залога был защищен от всех, даже и от собственника залога. Кредитор терял право на залог лишь в том случае, если обязательство должника погашалось ipso jure. В этом случае собственник залога повторно получал право свободного распоряжения своей вещью. История договоров о залоге как источников акцессорных прав на чужие вещи в течение развития римского права прошла три отдельных этапа. В древнее время договором о залоге служила fi- ilucia cum creditore, в начале развития классического права поя- вился pignus, а затем — ипотека. § 177. Fiducia cum creditore Древнейшим видом договора о залоге в Риме была fiducia cum < reditore, или соглашение между кредитором и должником, заклю- ченное в форме per aes et libram или in jure cessio, по которому олжник передавал предмет залога в собственность кредитору, обя- 1ывая последнего возвратить ему этот предмет после исправного и < воевременного выполнения взятых должником обязательств. (300) Основным правовым следствием соглашения fiducia cum cred- itore было установление права собственности кредитора на пред- мет fiducia. В древнем праве эта собственность устанавливалась пишь передачей предмета по форме per aes et libram или по форме in jure cessio. Pactum fidiciae — или соглашение, согласно которому кредитор возвратил бы предмет должнику до выполнения взятого обязательства — в то время не обладал правовой защитой. Испол- нение этого pactum зависело от воли и честности кредитора. А имен- но, кредитор мог решать: или требовать выполнения главного обя- ытельства, или, вместо оплаты, удерживать предмет, принятый в fiducia. Такое право кредитора было невыгодно должнику, особенно и случае, когда предмет залога имел большую ценность, чем пред- мет главного долга. Поэтому такая альтернатива была отменена с ведением actio fiduciae. По actio fiduciae должники, которые были отовы исполнить взятые обязательства, могли требовать или воз- вращения предмета, или возмещения ущерба, если поручители не < оглашались вернуть им предмет залога. Решение по этому иску пело к infantia. Actio fiduciae не могла быть вынесена против лица, которому недобросовестный кредитор передал предмет залога, и не
190 Книга II. Частное, имущественное и процессуальное прапн могла применяться и со стороны должников, которые просрочили исполнение взятых обязательств. В таких случаях предмет залога даже если и был дороже основного долга, оставался в собственно сти кредитора. § 178. Pignus Пигнус являлся видом договора о залоге, устанавливаемым путем передачи движимой и недвижимой вещи со стороны доля ника кредитору как гарантии исправного и своевременного испо. нения взятого обязательства. На основании pignus кредитор бь правомочен обладать вещью и продавать ее, а из вырученной ctoi мости вернуть себе долг, который должник не вернул в устано ленный договором срок. (301) Pignus устранил некоторые негативные свойства fiducia cum creditore, особенно в отношении передачи права собственности. Ни основании пигнуса кредитор получал предмет не в собственность, а лишь во владение (jus possidendi), как и условное право продать его (jus distractionis), чтобы возместить долг. Jus possidendi предоставлял возможность кредитору владеть предметом залога, пока не будет выполнено обязательство, взятое должником. Это право кредитора было защищено erga omnes. Jus distractionis, или право продать заложенный предмет, кре- диторы получали в случае неуплаты долга в срок. При пигнуса было запрещено соглашение по так называемому lex commissoria —• взаимному соглашению, согласно которому предмет залога мог ос- таваться в собственности кредитора, если должник не выплачивал долг вовремя. После продажи заложенного предмета кредиторы были право- мочны из вырученной суммы удерживать сумму долга. В виде исключения, кредиторы имели право требовать от долж- ника возмещения расходов по содержанию заложенного предмета, если был заключен pactum об антихрезе. (302) Если предмет нельзя было выгодно продать, кредитор мог требовать у государственных органов оставить предмет залога в своей собственности (imperatio domini). На основании заключенного соглашения о пигнусе должники имели право требовать от кредитора хранить заложенный пред- мет, не пользоваться им, возвратить его при получении долга, а после продажи предмета, если долг не был вовремя уплачен, пол- ностью передать должнику разницу между вырученной от прода- жи суммой и величиной долга (hyperocha или superfluum). Для защиты правомочий кредиторов (jus possidendi и jus dist- rahendi), которые действовали erga omnes, даже и против самих
Ч и гь II. Имущественное право 191 ini» твенников предмета, служили поссессорные интердикты и ас- 1ю quasi Servian а, а для защиты прав должников, особенно права hi и вращения им предмета залога после выполнения ими взятых на | Г>я обязательств, могли применяться rei vindicatio или actio Publiciana. Все другие взаимные требования и обязательства меж- цу сторонами соглашения могли стать предметом судебного разби- ||цгельства путем actio pigneraticia directa и contraria. Путем actio pigneratica directa должники осуществляли свои права на основа- нии пигнуса, а путем actio pigneraticia contraria это же делали кре- диторы. (303) § 179. Ипотека Когда в Риме начало ослабевать рабовладельческое хозяйство и когда собственники больших латифундий были вынуждены усту- пить части своих земель мелким арендаторам для обработки, был и) (наружен большой недостаток пигнуса. Беря в аренду участки шнифундий, мелкие арендаторы, как правило, не располагали дру- 1им имуществом, кроме “invecta et illata” — предметов, необходи- мых для обработки земли и удовлетворения самых необходимых потребностей арендаторов. В этих правилах взятие invecta et illata и залог означало невозможность обработки земли. Поэтому, в связи с гем, что крупные землевладельцы не соглашались оставаться без какого-либо реального обеспечения, в римском праве была уста- новлена ипотека, известная и в греческом праве как залог без пере- дачи владения залогом кредитору и, согласно этому, без экономи- ческой иммобилизации предмета залога: proprie pignus dicimus, quod nd creditorem transit, hypothecam, cum non transit nec possessio ad icditorem. (304) Включение ипотеки в систему римского залогового права было । »вершено путем так называемого interditum Salvianum и actio Serviana. Собственники крупных поместий могли требовать владе- ния invecta et illata мелких арендаторов указанными средствами, ели арендаторы не выполняли обязательства по соглашению об нренде. Возможность требовать владения вещами должников, ко- гда не выполнялись взятые обязательства, позже была распростра- нена и на многие другие случаи. Так появилась ипотека как залого- .... договор без права владения заложенной вещью до истечения рока возврата долга. Согласно этому, ипотека была договором о залоге и одновре- менно договором о гарантии того, что взятые обязательства будут исправно выполнены, на основании такого соглашения кредитор । олучал право после истечения срока требовать владения зало- кенной вещью, возможностью ее продать и из продажной стоимо- < । и вычесть сумму долга.
192 Книга II Частное, имущественное и процессуальное прап» ------------------------------------------------------------ а) Ипотека устанавливалась простым соглашением между кр< дитором и должником, а в постклассическое время было принят^ составлять об этом официальные и неофициальные документы. Офи циальные документы (instrumenta publica confecta или pignut publicum) обладали полной доказательной силой о существовании ипотеки. Этой же силой обладали и частные документы, если были подписаны не менее, чем тремя свидетелями (instrumentuin quasipublicum). Кроме договорных ипотек, римское право знало и многие зм конные, или легальные, ипотеки, которые устанавливались ipso jur»i и действовали без предварительного согласия сторон. Некоторый из видов этих ипотек были введены по обычаю и назывались pignu* taciturn, или неопределенные ипотеки. К ним причислялись ипотя J ка арендодателя на invecta et illata арендатора сельскохозяйствен- ных участков и жилищ. Другие ипотеки, устанавливаемые ipsojurijl были известны как определенные законно, так как вводились ini предписаниям римских императоров. К ним причислялись ипотек» инвестора на предмет инвестиции, ипотека фиска (fiscus) (305) 11.1 имущество неплательщика налогов, ипотека подопечного на иму щество опекуна или попечителя, ипотека жены на имущество мужи для обеспечения приданого и ипотека церкви на имущество арен*! даторов церковных земель. Кроме соглашений, обычаев и законов источниками ипотеки! являлись и завещания и судебные решения. (306) б) В классическом праве предметом ипотеки могли быть только материальные вещи. В постклассическое время ипотечные права могли устанавливаться и на нематериальные вещи (права). (3071' Предметом ипотеки были и целые имущественные комплексы, и даже все имущество какого-либо лица. Ипотеки, имеющие своим предметом точно определенную вещь или точно определенную часть имущества какого-либо лица, назывались специальными, или осо быми, ипотеками. Ипотеки, устанавливаемые на все имущество ка- кого-либо лица назывались общими, или генеральными, ипотеками. в) Ипотека или залоговое соглашение, по которому предмет залога не переходил во владение кредитора, пока не истекало вре мя уплаты долга, давала возможность устанавливать большие ипо- течные права на один и тот же предмет, т. е. распространять ипоте- ки на нескольких кредиторов. В первое время проблемы, связанные с распространением ипо- теки или с получением прав несколькими кредиторами, разреша- лись согласно правилу: “qui prior est tempore potior est jure” — кто раньше по времени, тот и сильнее в праве. На основании приведен- ного правила ипотечные кредиторы могли ожидать выплаты долга только после полного удовлетворения кредиторов, чьи ипотеки были заключены ранее.
•lur гь IL Имущественное право 193 Последовательное применение приведенного правила стало Но ложным, когда ипотеки начали различаться и по рангу. Разли- 41 пие ипотек по рангу началось в постклассическом праве. Высший ринг, т. е. наибольшую силу, имели так называемые привилегиро- ппные генеральные и определенные законные ипотеки: ипотека |>иска на имущество должников при неуплате налогов; ипотека жены ин имущество мужа для обеспечения приданого и ипотека инвесто- ра па предмет инвестиции.. Ниже по рангу были другие определен- ны! законные и неопределенные или обычные генеральные ипоте- । н Среди договорных ипотек более высокий ранг имели те, по кото- рым были публично оформлены документы, за ними шли ипотеки, и<> которым были составлены частные документы, и наконец, ипо- !гки, оформленные простым соглашением. С тех пор, как было проведено такое разделение ипотек по рингам, правило “qui prior est tempore, potior est jure” применялось <iu и упорядочивания отношений между кредиторами одного и того «к- ранга, в то время как кредиторы более высокого ранга, незави- । нмо от времени основания ипотечного права, могли требовать вы- шиты долга перед кредиторами низшего ранга. В связи с тем, что ппсое решение угрожало правам кредиторов низшего ранга, был наеден jus offerendi. Jus offerendi представлял собой право креди- юров низшего ранга и ипотек, основанных в более позднее время, выплачивать долг кредиторам более высокого ранга и ипотек, осно- ванных ранее, а потом самим организовывать продажу предмета налога. Если они не использовали такое право, то были вынуждены ожидать, чтобы сначала рассчитались с кредиторами более высо- вого ранга и более раннего времени, а свои требования удовлетво- рить остатком от полученной после продажи суммы, или от hyper- О1 ha (superfluum). г) На основании соглашения об ипотеке, кредиторы получали право в момент окончания срока выплаты долга, требовать владе- ния предметом ипотеки, или jus possidendi. После установления впадения предметом ипотеки кредиторы должны были организо- вать публичную продажу вещей, полученных во владение (jus dis- 11 ahendi). Продажа предмета ипотеки должна была быть организо- II ша таким образом, чтобы были защищены интересы должника. I ли продажу организовывал кредитор невысокого ранга, с прода- жей предмета не исчезали права кредиторов более высокого ранга и более раннего времени. Они и далее обладали предметом. После продажи предмета, кредитор, организовавший продажу, возвра- щал себе долг из вырученной суммы. Кредиторы более низкого ранга могли удовлетворить свои требования superfluum или hiperocha. После удовлетворения этих кредиторов, остаток суммы в процент- ном выражении могли получить кредиторы, чьи требования не были аицищены ипотечным правом. Если после этого еще что-то остава- |ось, остаток передавался должнику.
194 Книга И. Частное, имущественное и процессуальное npani' Ипотечные кредиторы не имели права устанавливать собсч венность на предмет ипотеки. Соглашения между ипотечными кро диторами и ипотечными должниками об установлении собственно сти на предмет ипотеки (lex commissoria) были запрещены, так кап противоречили интересам должников, сути ипотеки, а особенно ак- кумулированию ипотеки. В виде исключения, право собственности на предмет ипотеки могли получить те ипотечные кредиторы, кото рые не сумели выгодно продать предмет. В этом случае, по просьб» ипотечного кредитора (imperatio domini) соответствующий орган принимал решение, по которому право собственности переходило » ипотечному кредитору при условии, что должник не выплатит долг в дополнительный срок (2 года). 0) Права ипотечных кредиторов были защищены interdicturn Salvianum и actio Serviana. Interdictum Salvianum входил в интер дикты о приобретении владения (interdictum adippiscendae posses sionis). Ипотечные кредиторы имели право применить этот интер дикт в момент истечения срока уплаты долга, а также, когда с<1 стороны должника возникала опасность обеспечения обязательств В связи с тем, что ипотечное право не было связано с владением вещью, как и в связи с тем, что была возможна аккумуляция ипо- теки, могло случиться так, что ипотечный должник передавал пред мет залога ипотечному кредитору низшего ранга и более позднего времени или третьим лицам. В таких случаях ипотечные кредите ры того же и более высокого ранга имели право требовать во владе- ние предмет у лица, удерживающего его. Для этой цели служила actio Serviana. При Юстиниане interdictum Salvianum и actio Servian» были объединены и получили наименование actio pigneraticia in rem или actio hypothecaria. Ипотечные должники, co своей стороны, могли противостоять неоправданным требованиям о владении со стороны кредиторов Они могли применять или exceptio doli, или особую exceptio, осно- ванную на “plus petitio tempore”. С другой стороны, должник, вы- плачивающий долг кредитору, если последний не хотел выделить invecta et illata из арендованного имущества, мог защищаться и interdictum de migrando, который принуждал кредитора не чинить препятствий при переселении должника е) Ипотека как акцессорное право, как правило, погашалась с исполнением обязательств. Такое же действие имела и продажа предмета ипотеки со стороны ипотечного кредитора высшего ранга, в то время как продажа предмета со стороны других кредиторов погашала это право только для них и кредиторов низшего по отно- шению к ним ранга. Ипотека погашалась и физическим исчезнове- нием предмета, конфузией, отказом ипотечного кредитора, как и долгим неисполнением или просрочкой (longi temporis praescri ptio). Между тем, ипотека как право на чужие вещи не погашалась никаким транслятивным действием со стороны ипотечных должников.
ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ Обязательственное право Глава первая ОБЯЗАТЕЛЬСТВЕННОЕ ПРАВО И ОБЯЗАТЕЛЬСТВЕННЫЕ ОТНОШЕНИЯ § 180. Понятие обязательственного права Римское обязательственное право — самое значительное и со- вершенное правовое наследие Рима и “точная разработка всех су- ществующий отношений между обычными собственниками това- ров: купли и продажи, услуг, займа, соглашений и других обяза- ельств” (308). Именно благодаря этим качествам римское обяза- ельственное право, в несколько измененной и дополненной форме, было включено во французский гражданский кодекс (Code civil) и в другие буржуазные законодательства континентального типа. Римское обязательственное право являлось частью имущест- венного права (jus quod ad res pertinet) с действием inter vivos. В этом смысле обязательственное право не отличалось от права на вещи, которое также являлось частью имущественного права с дей- ствием inter vivos. Во всем другом обязательственное и вещное право существенно отличались друг от друга. Право на вещи представляло собой собрание правовых норм, устанавливающих постоянные правомочия носителей права непо- средственно и в своих интересах полностью или частично пользо- ваться вещами, а все другие лица были обязаны не препятствовать им в этом (действие egra omnes, исключительность права на вещи, обязательство пассивности). Обязательственное право представля- ло собой собрание правил, по которым устанавливались права оп- ределенных субъектов, называемых кредиторами, требовать от стро- го определенных лиц, называемых должниками, определенных дей- ствий, которые в конечном итоги имели имущественную природу. На основании предписаний древнего права устанавливалась непосредственная власть носителей вещно-правовых правомочий над вещами, а так как при этом существовали и обязательства всех других лиц почитать эту власть, в вещно-правовых отношениях
196 Книга II. Частное, имущественное и процессуальное правь устанавливалась и опосредованная власть над этими лицами. Меж- ду тем, эта власть была пассивной: правомочное лицо могло требо- вать от любого не препятствовать ему в использовании предмете вещно-правовых отношений, но не имело возможности требовать от кого бы то ни было активного содействия по осуществлению сво- их правомочий. Напротив, предписания обязательственного права имели дру- гое предназначение. На основании этих предписаний устанавливав лась активная власть кредитора над должником: кредиторы обла^1 дали имущественными правами по отношению к должникам, а по- следние — по отношению к кредиторам — имущественными обя- занностями. Это право кредиторов требовать имущественные цен- ности от должников было jus in persona, т. е. оно устанавливалось между точно определенными лицами, вступающими между собой в правовые отношения, особым образом (по соглашению, путем де- ликта и разными другими способами). Это свойство обязательств венного права применяться по отношению к точно определенными лицам или сторонам, обозначалось как действие inter partes. Со- гласно этому принципу, обязательственное право являлось правом, I регулирующим имущественные отношения как inter vivos, отноше- I ния, действующие inter partes, проявляющиеся активно как jus in I persona или как право кредиторов требовать исполнения имущест- венных обязательств от строго определенных лиц, или должников,. I Иными словами, обязательственное право представляло собой соб-1 рание правил, по которым регулировались отношения между кре- I диторами, правомочными требовать исполнения имущественных обя-1 зательств, и должниками, обязанными выполнять эти требования. I ♦ I § 181. Обязательственные отношения До постклассического права не существовало определения обя- I зательственных отношений. Римские юристы предпочитали казуи- I стически перечислять и обрабатывать случаи обязательств. (309) I Только компиляторы Юстиниана отступили от такого способа рас- I смотрения, и в Институциях дали определение обязательств: “Ob- I ligatio est juris vinculum, quo necessitate adstringimur alicuis solven- I dae rei secundum nostrae civitatis jura” — “обязательство — это I правовые узы, в силу которых мы связаны необходимостью что- I либо исполнить в согласии с правом нашего государства”. (310) Кроме I того, в Дигестах Юстиниана сохранено и определение содержания | обязательственных отношений, приписываемое известному юристу Павлу: “Obligationum substantia non in eo consistit, ut aliquod corpus nostrum aut servitutem nostram faciat, sed ut alium nobis obstringat ad dandum aliquid vel faciendum vel praestandum” — “сущность
Часть III. Обязательственное право 197 обязательства состоит не в том, чтобы сделать какой-нибудь предмет или какой-нибудь сервитут нашим, но чтобы связать другого перед нами, дабы он дал что-нибудь или сделал, или предоставил” (311). Из приведенных определений обязательственных отношений, сохранившихся в Юстиниановой кодификации, следует: а) обяза- льственные отношения существовали лишь между двумя сторо- нами: между кредитором (reus credendi, reus stipulandi, creditor) и олжником (reus debendi, reus promittendi, debitor); б) на основании i-гих отношений кредитор получал имущественное право требовать от должника, чтобы он что-нибудь дал (dare), что-нибудь сделал (facere) или что-нибудь предоставил (praestare) (312); в) должник должен был, под угрозой экономических санкций, выполнить тре- бование кредитора. Иными словами, римские юристы определяли обязательственные отношения как имущественные отношения ме- жду кредитором, уполномоченным требовать какое-либо dare, facere пли praestare, и должником, который под угрозой санкций обяза- 14 льственного права должен был выполнить требование кредитора. Обязательственные отношения между кредитором и должни- ком, на основании которых кредитор был правомочен, а должник обязан к какому-либо dare, facere или praestare, должны были ос- новываться на некоем право-релевантном факте, который согласно правовым предписаниям служил причиной установления или ис- । очником обязательственных отношений. Чаще всего право-реле- антными фактами, служащими источниками обязательств были соглашения и деликты. Кроме них, основными источниками обяза- । льственных отношений римское право признавало и многие дру- гие факты, имеющие то же действие и называемые variae causarum figurae. Обязательственные отношения устанавливались, только когда субъекты обязательства правовым образом вступали в отношения по поводу предмета обязательственной природы — какого-либо dare, facere или praestare. Установленные обязательственные отношения представляли собой jus in persona, т. е. давали правомочия креди- тору лично требовать от должника определенного имущественного исполнения; эти отношения были относительными, так как имели силу лишь между кредитором и должником — действовали только inter partes. Глава вторая СУБЪЕКТЫ ОБЯЗАТЕЛЬСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ § 182. Обязательственная право- и дееспособность При обязательственных отношениях должны существовать субъекты обязательства, или лица, в чью пользу или в чье бремя
198 Книга II. Частное, имущественное и процессуальное праял устанавливалось обязательство. Лица, в чью пользу гласили обяза. | тельства, назывались активными субъектами обязательства, или кредиторами (reus credendi, reus stipulendi, creditor). Пассивными субъектами обязательства, или должниками (reus debendi, reus pro-, mittendi, debitor) были лица, на которых ложилось обязательствен ное бремя. Полной активной и пассивной обязательственной способностях | обладали римские граждане sui jures, если являлись дееспособны ми. Только активную обязательственную способность, т. е. способ ность быть кредиторами в обязательственных отношениях, имели и несовершеннолетние лица sui jures, как и другие недееспособным’ граждане. Самостоятельная активная обязательственная способности! таких лиц, как и их пассивная способность, регулировались пред писаниями об опеке и попечительстве. Особыми предписаниями о правовом положении латинов и перегринов регулировались и во просы их обязательственной способности. Лица alieni juris и рабы в облигационном праве считались ору. днями воли pater familias или его nuntii. В этом качестве они могли заключать любые правовые сделки по приобретению имуществе (313), т. е. могли быть активными субъектами обязательственных отношений. Приобретениями этих лиц непосредственно пользовал ся pater familias, вершащий над ними отцовскую власть. (314) В виде исключения, у лиц alieni juris и рабов признавалась и пассив-4 ная обязательственная способность в случаях, известных как ас tiones adiecticiae qualitatis, actiones noxales и obligationes naturales А) Действие обязательств по отношению к лицам alieni juris и рабам » § 183. Actiones adiectiae qualitatis В конце республики и в начале принципата, в период интен- сивного хозяйственного развития, patres familias заключали важ ные торговые, финансовые и другие хозяйственные сделки и через лиц alieni jures и рабов. В связи с тем, что лица alieni juris и рабы согласно предписаниям закона могли заключать только сделки по приобретению имущества, в результате деятельности этих лиц pa- tres familias могли становиться лишь “locupletiores”, или богаче, но не были обязаны оплачивать их долги. Такая позиция римского права тормозила развитие хозяйственной деятельности Рима: она исклю- чала возможность с помощью подчиненных лиц заключать обреме- нительные сделки, т. е. сделки, типичные для товарного оборота. Для того, чтобы устранить этот недостаток, римские преторы ввели так называемые actiones adjecticiae qualitatis. Actiones adjecticiae qualitatis являлись исками, которые могли выдвинуть против pater familias кредиторы по требованиям, воз-
Чисть III. Обязательственное право 199 нпкшим на основании соглашения, заключенного с лицами alieni pins или рабами, которым pater familias доверил или свободное управление какой-либо частью своего имущества или заключение । । рого определенной сделки. По некоторым actiones adjecticiae qual- llutis patres familias отвечали за полную сумму принятого долга, по другим лишь за стоимость отдельного имущества, переданного в правление лицам alieni juris и рабам. а) По величине отдельного имущества patres famillias отвеча- 1И перед кредиторами на основании так называемого actio de pecu- lio, actio de in rem verso и actio tributoria. Actio de peculio служил защитой кредиторов по поводу сделок, •включенных с лицами alieni juris или с рабами, которым pater familias доверил управление peculium. Лица alieni juris и рабы при управлении peculium — отдельной имущественной массы (315) — Выли правомочны заключать все правовые сделки, кроме вручения подарков. (316) Pater familias были ответственными по обязательст- вам, возникшим при управлении пекулиумом, на величину стоимо- । ги отдельного имущества, т. е. самого пекулиума. Actio de peculio мог применяться не позднее одного года со смерти или освобожде- ния раба, или же эмансипации лица alieni juris, при условии, что пскулиум и в дальнейшем останется в собственности pater familias пли его родственников. При выплате таких долгов pater familias имел право удержания (retentio), т. е. был правомочен, перед вы- платой долга кредитору, вычесть из пекулиума сумму, которую । нм должен был получить. Actio de in rem verso служил защитой кредиторов, вступив- ших в правовые отношения с лицами alieni juris или с рабами, кото- рые в пользу pater familias брали на себя обязательства, не входя- щие в сферу управления пекулиумом. В таком случае pater famili- is должен был отвечать по этим обязательствам: quantum in rem patres versum est — на столько, на сколько было увеличено его имущество. Actio tributoria служил для защиты кредиторов, заключивших < делки с лицами alieni juris или с рабами, если последние от своего имени и с ведома pater familias занимались торговлей или ремес- лом. В этом случае pater familias отвечал по величине этого отдель- ного имущества и не имел права первенства по выплате долга ему шчно. По своим требованиям он конкурировал с другими кредито- рами. б) Patres familias должны были выплачивать полную сумму долгов кредиторам за лиц alieni juris или рабов на основании т. н. actio exercitoria, actio institoria и actio quod jussu. Actio exercitoria служила для защиты кредиторов при сдел- ках, заключенных с лицами alieni juris или с рабами, которым pater
200 Книга II Частное, имущественное и процессуальное прнщ familias доверил управление каким-нибудь кораблем или заклю'И ние каких-либо сделок, связанных с мореплаванием и морской T<i|i говлей. Командиры кораблей (magister navis), если это были лиц» alieni juris или рабы, считались alter ego собственника корабля (си ercitor navis). Поэтому собственники кораблей были неограниченна- ответственны по взятым командирами кораблей обязательствам Actio institoria точно также устанавливала безоговорочную <>! ветственность pater familias. Institor являлся лицом, которое по уки . занию и от имени pater familias вело какое-либо ремесленное, тор. I говое, обслуживающее, банковское или другое предприятие. (3171 I Считалось, что само утверждение на таком посту дает при кв ( этому лицу предпринимать действия, необходимые для нормаль, ной работы предприятия. Actio quod jussu служил защитой для кредиторов, вступивши i в правовые отношения с лицами alieni juris или рабами на основа- нии тех определенных правомочий, которые предоставил этим ли- ' цам pater familias для заключения какой-то определенной сделки (специальные полномочия). (318) И в этом случае pater familias oi-1 вечал за полную сумму взятого долга. § 184. Actiones noxales Еще по предписаниям Законов XII таблиц лица alieni juris и рабы обладали пассивной обязательственной способностью, если путем противоправных действий наносили ущерб какому-нибудь I лицу (деликтная обязательственная способность или деликтная от ветственность). (319) Если эти лица совершили проступок с ведомн pater familias или по его приказу (sciente domino) (320), он считало, непосредственным исполнителем проступка и обязывался возмес-| тить ущерб. Между тем, если эти лица совершали проступок ба| I ведома pater familias или против его воли (insciente domino), при I менялся принцип т. н. ноксальной ответственности (321). По правилу ноксальной ответственности pafer familias имел альтернативу: или возместить ущерб, нанесенный лицами alieni juris или рабами, или выдать нарушителей лицам, которым был нанесен ущерб, для отработки долга: aut litis aestimationem, suffere, aut noxae dedere. (322) Об обязанности возмещения ущерба, причиненного । проступками лиц alieni juris или рабами, освобождались те patre»l familias, которые перестали вершить patria potestas над нарушите-! лями. По правилу noxa caput sequitur в таких случаях к возмеще- | нию ущерба обязывались новые носители отцовской власти или сами нарушители, если становились лицами sui juris.
I »сть III. Обязательственное право § 185 Естественные обязательства 201 Когда в классическом праве полностью были приняты начала inветственности pater familias по обязательствам лиц alieni juris II । и рабов в случаях т. н. actiones adjectial qualitatis, в римском праве возобладало мнение, что "по причине справедливости” (323) и известном смысле необходимо признать пассивную дееспособность них лиц и в случаях, когда они заключали определенные сделки »кч общего или специального одобрения pater familias. Так возникли натуральные обязательства или obligationes nat- m ales. Obligationes naturales представляли собой специальный вид • >1>язательств, так как не были защищены в правовом отношении: пни не могли стать предметом судебного спора ни по цивильным, ни по преторским искам. Согласно этому, они не являлись обязатель- । । пенными отношениями в строгом смысле слова. Основным право- вым следствием натуральных обязательств являлась добровольная пыплата долга: к должнику, который добровольно выплачивал долг, нс могло применяться condicio indebiti как средство реституции за । свершенный проступок. Кроме того, естественные обязательства могли быть обновлены (novatio), могли быть учтены при компенса- ции и могли послужить основанием для установления персонально- к> или реального обеспечения кредиторов. Кроме обязательств лиц alieni juris и рабов, натуральными обя- ыельствами считались и обязательства недееспособных лиц, взя- п.1е без одобрения опекунов или попечителей, а вероятно, и обяза- к льства должностных лиц, если выяснялось, что они были взяты нс в соответствии с формой, предписанной правом. Б) Действие обязательств по отношению к третьим лицам § 186. Обязательства в пользу или в обременение третьих лиц Одно из основных правил римского обязательственного права । ппсило: alteri stipulari nemo potest (324) — никто не может догово- риться за другого. Это было следствием понимания обязательствен- ных отношений, действующих лишь inter partes, или между сторона- ми самого обязательства. Создание обязательственных отношений за пругих лиц было res inter alios acta. Никто из тех, кто не участвовал при возникновении обязательств в возникающих обязательствен- ных отношениях не мог выступать ни кредитором, ни должником. Между тем, это было только изначальной позицией римского права. В юридической практике правило alteri stipulari nemo potest
202 Книга II. Частное, имущественное и процессуальное npai было ограничено уже Законами XII таблиц. Уже с тех пор деликт- j ные обязательства и требования лиц alieni juris и рабов считались долгами и требованиями самих pater familias. Ограничение упомя- нутого правила происходило и при введении actiones adjecticial qual- itatis, так как тогда практически не существовало обязательств и требований лиц alieni juris или рабов, которые были не в пользу I или за которые не были ответственны сами patres familias. В связи 1 с тем, что это правило было дерогировано и в отношениях между лицами sui juris, например, при легатах, которые устанавливали; обязательства между легатариями и наследниками, если они сами не участвовали в их создании, то в Кодексе Юстиниана, если еще и не было формально отменено, то почти совсем потеряло свое значе- ние. Тогда же возникли и stipulationes роепае, которые служили средством обеспечения обязательств, при которых и кредиторами и должниками являлись лица, не участвующие в их заключении. § 187. Исполнение в обязательственных отношениях Обязательства, устанавливаемые действиями исполнителя или уполномоченного, составляли часть обязательств, гласящих в поль- зу или обременение третьих лиц. Это были все те обязательства, которые заключали правомочные свободные лица — лица sui juris. Способы привлечения исполнителя были очень различны. В старое время существовали только официальные исполнители (опекуны и попечители), назначаемые по завещанию или по непосредственно- му предписанию закона, или решением государственных органов. В классический период, кроме официальных исполнителей, часто дей- ствовали и договорные, или процессуальные уполномоченные, т. е. исполнители, управомоченные судьей или договором об исполне- нии (mandatum), как и такие исполнители, которые действовали “sua sponte et nulla necessitate cogente” — по собственной воле и без какого-либо предварительного соглашения. Содержание исполнения в римском праве не уравнено с содер- жанием современного, или т. н. непосредственного исполнения (кроме судебного), когда исполнитель действует от имени субъекта власти. В римском праве исполнитель действовал от своего имени и по сво- ему разумению, передавая приобретенное в результате своих дей- ствий субъекту власти и требуя от него возмещения своих расхо- дов по исполнению. Это могло совершаться или при помощи денежной цессии (ac- tio par transpositionem), или разделением приобретенного.
lacTb III. Обязательственное право 203 § 188. Замена субъектов обязательственных отношений В старом римском праве действовал принцип, по которому обя- «ательства не могли передаваться сингулярным образом, но лишь как составная часть всего имущественного комплекса (универсаль- ные способы передачи обязательств и других имущественных прав, как например, hereditas или bonorum venditio). В классическом праве >ыло проведено разделение на обязательства, которые могут пере- даваться, и обязательства без права передачи. Непередаваемые обязательства назывались obligationes intuitu personae, или строго ничные обязательства. Они не могли передаваться другим лицам ни при жизни, ни в случае смерти сторон обязательственных отноше- ний. Другие обязательства могли передаваться. Перенос обязательств был известен как cessio (delegatio) или передача обязательств. Актив- ная цессия существовала в случаях, когда происходила передача требований, а пассивная в случаях принятия на себя чужих долгов. а) Активная цессия, или передача требований, состояла в пе- ремене кредиторов обязательств. При этой цессии прежний креди- тор (cedent) передавал свои требования новому кредитору (цессио- нарию) и одновременно обязывал должника выполнить прежнее тре- бование в пользу этого лица. Старейшей формой активной цессии была стипуляция по но- вации inter varias personas. (325) При этой стипуляции должник освобождался от обязательств перед старым кредитором лишь для того, чтобы по его приказанию заключить новое идентичное согла- шение с цессионарием: quod Titio debes, id tu mihi dare spondes. При такой цессии по требованию, кроме погашения старых обяза- тельств для уста