Текст
                    МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ
ОРДЕНА ТРУДОВОГО КРАСНОГО ЗНАМЕНИ
ИНСТИТУТ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ МИД СССР


ИСТОРИЯ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ И ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ СССР В ТРЕХ ТОМАХ 1917-1987 Москва «Международные отношения» 1987
ИСТОРИЯ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ И ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ СССР ТОМ ВТОРОЙ 1945-1970 Редактор тома профессор Г. В. ФОКЕЕВ Москва «Международные отношения» 1987
И90 Коллектив авторов второго тома: АНТЮХИНА-МОСКОВЧЕНКО В. АХТАМЗЯН А. А. АХТАМЗЯН И. А. БОГОМОЛОВА И. Г. БОРИСОВ А. Ю. ВАСИЛЬЕВ Ю. К. ВОЛКОВА Е. Д. ВОЩЕНКОВ К. П. ДУБИНИН Ю. А. ЗЛОБИН А. А. ЗОНОВА Т. В. ИВАНОВ Р. Ф. КАПИТОНОВА Н. К. И. КИРИЛИН И. А. КАПИЦА М. С. КНЯЖИНСКИИ В. Б. КОЧЕТОВ В. П. ПЕТРОВ Д. В. ПУШКОВ А. К. СОЛНЦЕВА М. М. ТОМАШЕВСКИИ Д. Г ФОКЕЕВ Г. В. ХРУСТАЛЕВ М. А. ХУДЯКОВ С. С. ЯНИН А. А. В подготовке тома к печати принимала участие Потапова Н. Ф. История международных отношений и внешней И 90 политики СССР, 1917—1987 гг. В 3-х томах. Т. 2, 1945—1970 гг./Под ред. Г. В. Фокеева. — М.: Между- нар. отношения, 1987.—456 с.— (Московский государственный Ордена Трудового Красного Знамени институт международных отношений МИД СССР) Особое внимание во втором томе, охватывающем период с 1945 по 1970 год, уделяется становлению и развитию мировой социалистической системы, формированию международных отношений нового типа и другим проблемам международной жизни, а также экономическим, военно- политическим и идеологическим факторам мировой политики. Для специалистов-международников, преподавателей общественных дисциплин, студентов, читателей, интересующихся историей международных отношений и внешней политики СССР. 0802010100—002 И ■ 40—86 003(01 )-87 ББК 66.4(2) © Международные отношения:», 1987
ВВЕДЕНИЕ Победа советского народа, всех прогрессивных сил планеты над силами реакции и милитаризма во второй мировой войне привела к коренным изменениям в международной обстановке, в соотношении сил на мировой арене. Начался новый этап в развитии международных отношений, открылись новые перспективы борьбы народов за мир, демократию, национальное освобождение и социализм. Значительно упрочились международные позиции и авторитет Советского Союза. Советский общественный строй продемонстрировал перед всем миром свои неоспоримые преимущества. Вторая мировая война, явившаяся серьезным испытанием всей советской системы, вызвала огромный трудовой подъем, массовый героизм советского народа. После войны СССР в короткий срок ликвидировал ее последствия, значительно укрепил свой экономический, научно-технический и оборонный потенциал, опрокинув расчеты империализма США на свое военное превосходство. Одним из важнейших итогов развития мировых социально- политических и экономических процессов после окончания войны явилось быстро возраставшее влияние социализма на всю систему международных отношений. Социализм вышел за рамки одной страны и превратился в мировую систему, которая в кратчайшие исторические сроки добилась впечатляющих успехов. Вопреки подрывной деятельности, попыткам идеологических диверсий и экономической блокады со стороны империализма в странах народной демократии происходило укрепление нового строя. На прочном фундаменте однотипного социально-экономического и политического строя, марксистско-ленинской идеологии, классовой солидарности, сотрудничества и взаимопомощи в деле защиты нового общества, мира и международной безопасности возник новый тип международных отношений — международные отношения стран социализма. Пролетарский интернационализм — основополагающий принцип внешней политики социализма — выступает отныне применительно к данным отношениям в своей высшей форме — как социалистический интернационализм. 5
Упрочение позиций мирового социализма на международной арене сопровождалось возрастанием воздействия внешней политики социалистических стран и ее основных принципов на характер международных отношений в целом. Провозглашенный еще во времена Великой Октябрьской социалистической революции принцип мирного сосуществования государств с различным общественным строем нашел отражение в Уставе и в деятельности начавшего функционировать после войны механизма международного сотрудничества — Организации Объединенных Наций. Внешняя политика социалистических стран в значительной степени повлияла на характер мирного урегулирования и послевоенной организации мира. В итоге мировая социалистическая система стала решающим фактором общественного прогресса и международной безопасности. Социально-политическим и экономическим итогом второй мировой войны было, кроме того, и значительное изменение расстановки сил внутри капиталистической системы, и ее серьезное ослабление в целом. Были разгромлены наиболее реакционные и мощные отряды международного империализма — германский и итальянский фашизм, японский милитаризм и их попутчики. Определенное ослабление международных позиций таких крупных империалистических государств, как Великобритания, Франция и др., сопровождалось укреплением положения США. Американский империализм стремился сплотить под своей эгидой весь капиталистический мир. С этой целью под руководством США была создана разветвленная система военно-политических и экономических союзов капиталистических государств. Однако, как показал исторический опыт, стремление империалистических держав координировать свою экономическую, политическую и идеологическую стратегию, создать общий фронт борьбы против социализма, против всех революционных, освободительных движений сталкивается со все большими трудностями. Возможности империализма становятся все более ограниченными, он утратил решающую роль в международной политике. Дальнейшее углубление общего кризиса капитализма привело к неотвратимому сужению сферы его господства. Коренное изменение соотношения сил на международной арене в результате образования мировой системы социализма, формирования и укрепления социалистического содружества, а также общего ослабления капиталистической системы и системы империалистического господства способствовало развитию национально-освободительных революций и движений народов стран Азии, Африки и Латинской Америки. Начался распад колониальной системы империализма, на руинах которой возникли десятки самостоятельных государств. Разрыв ряда бывших колоний и полуколоний с системой империализма и осуществление в этих странах глубоких социально-экономических преобразований означали дальнейшее существенное сужение ра- 6
мок империалистического господства, размывание самой системы капитализма. Для послевоенного этапа международных отношений характерно также резкое возрастание роли народных масс в решении проблем международной политики. Это обусловлено прежде всего дальнейшим развитием мирового революционного процесса, повышением организованности и сознательности рабочего класса, развертыванием массовых демократических движений в мире. Постепенно на всех континентах возникли антивоенные движения широчайших народных масс, которые впоследствии превратились в долговременный и влиятельный фактор общественной жизни. Борьба за мир сделала сферу международных отношений важной ареной политической деятельности масс. Борьба за мир во все большей степени становится связанной с борьбой за социальный прогресс. В авангарде массовых демократических движений стоят коммунистические и рабочие партии. В годы второй мировой войны они возглавляли в оккупированных фашистами странах движение Сопротивления; после войны их авторитет и позиции окрепли. Все попытки сил империалистической реакции дискредитировать международное коммунистическое и рабочее движение, заставить широкие массы трудящихся отвернуться от него окончились провалом. В целом взаимодействие мировой социалистической системы, международного коммунистического и рабочего движения, сил национального освобождения во многом определило послевоенное развитие международных отношений. СССР и страны социализма противопоставили империалистической политике с «позиции силы» курс мира, безопасности и разрядки напряженности, поддержанный освободившимися государствами и демократическими силами стран Запада. Борьба этих противоположных тенденций в международной политике определяет все развитие, динамику международных отношений послевоенного периода. Четкая характеристика империалистических замыслов и иллюзорных надежд после окончания второй мировой войны, равно как и утраченных для человечества возможностей, была дана на XXVII съезде КПСС: «Только имперская идеология и политика, желание поставить социализм, СССР в максимально неблагоприятные внешние условия стояли за развязыванием гонки ядерных и иных вооружений после 1945 года, как раз тогда, когда разгром фашизма и милитаризма, казалось бы, открывал реальную возможность строить мир без войн, когда был создан в этих целях механизм международного сотрудничества — Организация Объединенных Наций. Но природа империализма взяла свое и на этот раз»1. Горбачев М. С. Политический доклад Центрального Комитета КПСС XXVII съезду Коммунистической партии Советского Союза. М., 1986, с. 13. 7
Однако уже к концу 50-х годов в полной мере обнаружилась безрезультатность проводимой империализмом политики социального реванша и тотального противоборства с социализмом. В правящих кругах западных государств, прежде всего в странах Западной Европы, стали проявляться реалистические оценки меняющейся международной обстановки, признания сложившегося военно-стратегического паритета и бесперспективности политики военной конфронтации. Они привели к тому, что в атмосфере «холодной войны» стали намечаться тенденции к позитивным переменам. Их развитие постепенно готовило условия и предпосылки для качественных изменений в международной жизни и политике, ведущих к разрядке международной напряженности.
Глава I ОБРАЗОВАНИЕ МИРОВОЙ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ И СТАНОВЛЕНИЕ НОВОГО ТИПА МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ Начало образованию мировой социалистической системы положила Великая Октябрьская социалистическая революция, приведшая к отпадению от империализма одного из крупных государств — России и к возникновению первой социалистической державы на земле — Союза Советских Социалистических Республик. В 1921 году победила народная революция в Монголии. К началу 40-х годов монгольский народ решил общедемократические, антифеодальные задачи революции и, минуя капитализм, вступил на путь постепенного перехода к социализму. На протяжении всего существования Монгольской Народной Республики как независимого, суверенного государства советский народ оказывал монгольскому народу братскую помощь в развитии его экономики и культуры, в защите национальной независимости. Победа социалистических революций в ряде стран Европы и Азии расширила географические рамки социалистической системы. От буржуазного мира отпало еще 11 государств с населением свыше 700 млн. На путь строительства социализма вступили народы Албании, Болгарии, Венгрии, Демократической Республики Вьетнам, Германской Демократической Республики, Китая, Корейской Народно-Демократической Республики, Польши, Румынии, Чехословакии и Югославии. Народно-демократические государства установили с Советским Союзом и между собой тесное сотрудничество на принципах социалистического интернационализма. Развитие этого сотрудничества способствовало складыванию мировой социалистической системы. С наибольшей полнотой отношения социалистического интернационализма воплотились в социалистическом содружестве —- .9
братском союзе стран — участниц Совета Экономической Взаимопомощи и Организации Варшавского Договора, объединенных общностью коренных интересов, классовой солидарностью и единством марксистско-ленинской идеологии. Образование мировой системы социализма, формирование и развитие социалистического содружества привели к коренному изменению соотнощедця сил,на международной арене в пользу народов^борюдцихся^ за социальный прогресс, демократию, свободу и мир. *! Основы'Содружества были заложены в ходе совместной борьбы нароДов'тчротив фашизма, в сложный период послевоенного урегулирования и становления народно-демократической власти в странах Центральной и Юго-Восточной Европы. 1. Образование народно-демократических государств в странах Центральной и Юго- Восточной Европы и их внешняя политика Возникновение народно- Революционный процесс в странах Цент- демократических ральной и Юго-Восточной Европы разви- государств вался в условиях подъема освободительной борьбы народов этих стран против оккупантов и сил внутренней реакции. Благоприятные внешние условия для развития этого процесса были обеспечены возросшей мощью Советского Союза, его решающей ролью в победе над фашистскими государствами во второй мировой войне. В период войны и гитлеровской оккупации внутренние противоречия в странах Центральной и Юго-Восточной Европы переплелись с противоречиями между германским империализмом и интересами широких народных масс этих стран, развернувших борьбу с агрессорами и их пособниками из рядов внутренней реакции. Опыт войны, антифашистской борьбы поднял на более высокий уровень классовое сознание трудящихся, помог им разобраться в антинациональной политике довоенных режимов в своих странах, в причинах, породивших войну, укрепил их волю к борьбе за национальное освобождение, против капиталистического угнетения. Часть господствующего класса и правящих кругов стран Центральной и Юго-Восточной Европы была скомпрометирована сотрудничеством с оккупантами, другая часть — нерешительной и проимпериалистической политикой эмигрантских правительств. При этом антифашистская, освободительная борьба закономерно перерастала в социальные движения. Разгром фашизма создал также предпосылки для социальных преобразований и в самой Германии. Наиболее активной силой освободительного движения во всех странах выступали рабочий класс и его авангард—ком- Ю
мунистические и рабочие партии. Они сплачивали вокруг себя широкие массы трудящихся, все демократические круги. Против фашистских захватчиков выступала и часть национальной буржуазии, но не она была определяющей силой в антифашистском национальном фронте. Руководящая роль принадлежала пролетариату, коммунистическим и рабочим партиям. В ходе национально-освободительной борьбы создавались предпосылки для перерастания демократических революций в странах Центральной и Юго-Восточной Европы в победоносные социалистические революции. Вооруженные Силы СССР, находившиеся на территории освобожденных стран Центральной и Юго-Восточной Европы, придерживались политики невмешательства в их внутренние дела. Вместе с тем присутствие советских войск сковывало внутреннюю и внешнюю контрреволюцию, препятствуя прямому империалистическому вмешательству и создавая трудящимся массам благоприятные условия для социальных преобразований. В период с 1944 по 1949 год в Албании, Болгарии, Венгрии, Восточной Германии, Польше, Румынии, Чехословакии и Югославии установилась народная власть. Социалистический строй в этих странах утвердился не сразу. Но уже в первые послевоенные годы были успешно осуществлены такие мероприятия, как уничтожение старого и создание нового государственного аппарата, земельные реформы, ликвидация капиталистической собственности на основные средства производства, восстановление разрушенного войной народного хозяйства и его планомерное развитие. Эти мероприятия проводились в условиях усиления руководящей роли рабочего класса и марксистско-ленинских партий, укрепления союза рабочего класса с основной массой крестьянства и другими слоями трудящихся. Сложился новый тип политической организации общества, новая форма диктатуры пролетариата — народная демократия. Она отразила своеобразие развития социалистической революции в условиях ослабления империализма и была обусловлена историческими и национальными особенностями отдельных стран. Наряду с глубокими революционными сдвигами во внутренней жизни стран Центральной и Юго-Восточной Европы происходили важные перемены в их внешней политике. Они выражались прежде всего в установлении тесной дружбы и сотрудничества с Советским Союзом, что диктовалось жизненными интересами народов этих стран. Это был пролетарский, социалистический интернационализм в действии. Народно-демократические государства одновременно провозгласили свою готовность сотрудничать с США, Англией и другими странами антигитлеровской коалиции. Стремление народно- демократических государств к сотрудничеству с капиталистическими странами было выражено в их конкретных внешнеполитических акциях и программных документах. В этом курсе на- 11
шел свое воплощение ленинский принцип мирного сосуществования государств с различным общественным строем. И если сотрудничества со странами Запада не получилось, то вина за это ложится только на правительства империалистических государств, занявших по отношению к народно-демократическим странам враждебную позицию. Революционные изменения в странах враждебное отношение Центральной и Юго-Восточной Европы империалистических сопровождались острой классовой борь- государств к народно- ^ « демократическому строю бои> которая протекала на территории отдельных стран по-разному, в зависимости от силы сопротивления эксплуататорских классов. Активную поддержку силы внутренней контрреволюции получали извне — со стороны реакционных буржуазно-эмигрантских кругов, а главное — от ведущих держав Запада. Вступление на путь социализма ряда стран Европы наносило крупный ущерб мировому империализму. Оно означало не только выпадение из сферы капиталистической эксплуатации территории площадью более 1 млн. кв. км с населением свыше 90 млн., но и коренное улучшение внешнеполитического положения Советского Союза. Рухнул «санитарный кордон», созданный империалистами вокруг Советского государства для его международной изоляции после победы Октябрьской революции; империализм лишился ряда стратегически важных антисоветских плацдармов. Стремление империалистических кругов повернуть вспять начавшийся закономерный исторический процесс изменения соотношения сил на мировой арене в пользу социализма или по меньшей мере остановить его наложило свой отпечаток на развитие международных отношений в послевоенные годы. По какому пути пойдут страны Центральной и Юго-Восточной Европы? Этот вопрос решался на протяжении первых послевоенных лет в острейшей политической, экономической и идеологической борьбе между силами капитализма и силами развивающегося социализма. Пока эпоха перехода от социализма к коммунизму не завершена, неоднократно подчеркивал В. И. Ленин, у эксплуататоров неизбежно остается надежда на реставрацию, и она постоянно превращается в попытки реставрации. Империалисты не гнушались никакими средствами: они пытались прямо вмешиваться во внутренние дела народно-демократических государств, открыто поддерживали в них реакционные силы, осуществляли политическую дискриминацию, организовывали экономическую блокаду, раздували клеветнические кампании. Все это использовалось для того, чтобы оказать давление на народно-демократические правительства, добиться изменения их состава и политики или хотя бы отступления в тех или иных вопросах. Но международной реакции не удалось взять верх над силами социального прогресса, восстановить разорванные звенья цепи империализма. 12
2. Политические и экономические отношения европейских стран народной демократии с Советским Союзом в 1945—1949 годах Предпосылки сплочения Перед народно-демократическими госу- СТРии "и^СССР" Аемок" дарствами с момента их возникновения ратии и встали задачи обеспечения благоприятных внешнеполитических условий для укрепления и развития их общественного строя, защиты революционных завоеваний народов от посягательств внутренних и внешних врагов. Болгарии, Румынии и Венгрии предстояло также добиться заключения мирных договоров с участниками антигитлеровской коалиции. Решение этих важнейших задач осуществлялось при активной поддержке Советского Союза. Дружба и сотрудничество с СССР стали важным фактором успешного строительства новой жизни в странах народной демократии. Советский Союз, в свою очередь, считал интернациональным долгом оказывать всемерную помощь и поддержку народно-демократическим государствам в укреплении их независимости и защите социалистических завоеваний. Таким образом, характер народно-демократических революций, совпадение коренных интересов Советского Союза и народно-демократических государств, а также конкретная международная обстановка диктовали необходимость взаимного сближения Советского Союза и стран народной демократии, их объединения в тесный братский союз. Основы новых отношений между народами Советского Союза и стран народной демократии были заложены еще в период войны. Освободительные цели СССР в войне создавали предпосылки для будущего широкого сотрудничества между ним и странами народной демократии. В совместной антифашистской борьбе формировались узы солидарности между народами стран Центральной и Юго-Восточной Европы и Советским Союзом. По инициативе и под руководством коммунистических и рабочих партий были созданы партизанские формирования и регулярные вооруженные силы, которые в боевом союзе с Красной Армией принимали участие в освобождении Европы от агрессоров. Именно в борьбе против общего врага зарождалась основа для установления прочных дружественных отношений между различными нациями, рушилась веками насаждавшаяся эксплуататорскими классами национальная рознь. Однако, несмотря на благоприятные предпосылки, процесс этот не был простым и легким. Велики были различия в уровнях экономического развития, политической организации, социальной зрелости этих стран. Многие трудности вытекали из объективной сложности самих задач строительства нового общества. Определенные осложнения в отношениях между братскими странами возникали и из 13
двух основных тенденции развития мировой системы социализма—тенденции к сближению наций и государств и тенденции к расцвету каждой нации, росту экономики и культуры в рамках суверенных государств. Не обошлось и без ошибок в политическом курсе отдельных стран, субъективистских отклонений в решении задач сочетания общих закономерностей построения социализма и национальных особенностей каждого государства. Социалистическое строительство, развитие связей между СССР и странами народной демократии в первые послевоенные годы происходили в обстановке, когда империализм всячески пытался воспрепятствовать процессу становления и укрепления народной власти, оказывать на страны давление, противопоставлять их друг другу и Советскому Союзу. Однако все эти трудности и сложности, хотя и оказали негативное влияние, не столкнули страны народной демократии с пути социалистических преобразований. Отношения между странами народной демократии, между народно-демократическими государствами и СССР строились на основе ленинского принципа пролетарского интернационализма, который стал фундаментом сотрудничества между европейскими социалистическими странами, позволив им преодолеть многие временные осложнения во взаимоотношениях друг с другом. Решающее значение при этом имели братские связи между коммунистическими и рабочими партиями этих стран и КПСС. Сложившееся в течение десятилетий совместной борьбы в рамках Коммунистического Интернационала сотрудничество этих партий стало прочной базой для установления новых отношений между руководимыми ими народами и государствами. Особое значение приобрело движение за дружбу с советским народом, принявшее массовый характер во всех странах народной демократии. Советскому Союзу, сыгравшему решающую роль в разгроме фашизма и освобождении других народов, пришлось взять на себя и задачу оказания помощи молодым социалистическим государствам. Развитие двусторонних отношений с СССР, тесное сплочение вокруг него — ведущей силы мирового социализма — обеспечивали странам народной демократии надежную основу для строительства нового общества, являлись важной предпосылкой и составной частью начавшегося исторического процесса формирования содружества стран, объединенных на принципах социалистического интернационализма. Новые отношения, складывавшиеся у Co- Отношения СССР с Че- ветского Союза с Чехословакией, Поль- хословакиеи, Польшей, т^ -. Югославией и Албанией шеи и Югославией, были закреплены в договорах о дружбе, взаимной помощи и послевоенном сотрудничестве. Договор с Чехословакией был подписан 12 декабря 1943 г. (27 ноября 1963 г. договор был продлен на следующие 20 лет), с Югославией — 11 апреля 14
1945 г. и Польшей — 21 апреля 1945 г. (8 апреля 1965 г. в связи с истечением срока действия данного договора был подписан новый Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи). Эти договоры в основном однотипны. Они предусматривали тесное послевоенное сотрудничество на основе взаимного уважения независимости, суверенитета и невмешательства во внутренние дела каждой страны. Советско-чехословацкий, советско-польский и советско-югославский договоры имели большое международное значение. Они не только закрепили коренные изменения в отношениях между народами Советского Союза, Чехословакии, Польши и Югославии, но и явились базой дальнейшего развития дружбы и сотрудничества между договаривающимися сторонами. Все практические вопросы отношений Советского Союза с этими странами решались в духе дружбы и сотрудничества. Успешно складывались и отношения между Советским Союзом и Албанией. 10 ноября 1945 г. были установлены советско- албанские дипломатические отношения, что имело большое значение для укрепления внешнеполитических позиций албанского народно-демократического государства. В июле 1947 года Москву посетила албанская правительственная делегация. Советское правительство пошло навстречу просьбе Албании об оказании ей экономической и другой помощи. Политические отношения Советского Отношения СССР с Союза с Болгарией, Венгрией и Румыни- Болгариеи, Венгрией « r r J и Румынией еи первоначально развивались в несколько иных формах, поскольку в свое время эти государства участвовали в войне против СССР на стороне гитлеровской Германии. Но и в основе отношений между Советским Союзом и названными странами, свергшими профашистские режимы и вступившими на путь народной демократии, лежали те же принципы, которые определяли отношения между Советским Союзом и народно-демократическими государствами Европы — членами антифашистской коалиции. Вооруженные силы Болгарии, Румынии и Венгрии вступили в борьбу против гитлеровской Германии на заключительном этапе войны. В августе 1945 года Советское правительство, учитывая этот факт, а также выполнение Румынией и Болгарией принятых на себя обязательств по соглашениям о перемирии, установило с ними дипломатические отношения. 25 сентября 1945 г. были установлены дипломатические отношения между СССР и Венгрией. Советский Союз сыграл решающую роль в обеспечении демократического мирного урегулирования с Румынией, Венгрией и Болгарией, что создало благоприятные условия для проведения в этих странах революционных преобразований, способствовало развитию их сотрудничества и дружбы с СССР. Новые отношения между Советским Союзом и этими страна- 15
ми были закреплены в договорах о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи, подписанных 4 февраля 1948 г. с Румынией, 18 февраля 1948 г. — с Венгрией и 18 марта 1948 г. — с Болгарией. Содержание договоров почти тождественно. Договоры обязывали стороны не участвовать во враждебных друг другу коалициях, консультироваться по всем важным международным вопросам, затрагивающим интересы их участников, а также действовать в духе дружбы и сотрудничества для дальнейшего развития экономических и культурных связей на основе взаимного уважения независимости, суверенитета и невмешательства во внутренние дела друг друга. Эти договоры, как и подписанные ранее советско-польский и советско-чехословацкий договоры, были заключены сроком на 20 лет с последующим автоматическим продлением, если не последует возражений со стороны одной из договаривающихся сторон. Отношения между самими странами на- Формирование системы родной демократии были оформлены до- взаимосвязеи стран r r ^ тг социализма в Европе говорами о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи аналогичными по содержанию соответствующим договорам, подписанным ими с Советским Союзом. 10 марта 1947 г. был подписан польско-чехословацкий договор, 16 декабря 1947 г. — албано-болгарский, 16 января 1948 г. — болгаро-румынский, 24 января 1948 г. — венгеро-румынский, 23 апреля 1948 г. — чехословацко-болгар- ский, 29 мая 1948 г. — польско-болгарский, 18 июня 1948 г. — венгеро-польский, 16 июля 1948 г. — болгаро-венгерский, 21 июля 1948 г. — румыно-чехословацкий, 26 января 1949 г. — польско-румынский, 14 апреля 1949 г. — чехословацко-венгерский. Сложилась система договоров, в рамках которой стало осуществляться всестороннее идейное, политическое, экономическое и культурное сотрудничество народно-демократических стран. Установившиеся отношения дружбы и сотрудничества между европейскими странами, строящими социализм, способствовали разрешению спорных вопросов, оставшихся им в наследство от капиталистического строя, включая один из самых острых и сложных — вопрос о границах. В 1945 году вопросы о Западной Украине и Западной Белоруссии, о Закарпатской Украине, проблемы Трансильвании и Тешинской области, порождавшие прежде конфликты и противоречия, были решены путем взаимоприемлемых соглашений между социалистическими странами с учетом их национальных интересов и задач укрепления мира и безопасности в Европе. В первые послевоенные годы отношения между социалистическими странами развивались преимущественно на двусторонней основе. Но уже тогда начали складываться многосторонние связи, в том числе сотрудничество по актуальным внешнеполитическим вопросам. Первоначально такое сотрудничество выражалось в форме 16
активных выступлений СССР в защиту международных позиций стран народной демократии. Советский Союз, являясь членом существовавших до 1947 года межсоюзнических военных комиссий в Болгарии, Венгрии и Румынии, сорвал империалистические планы западных держав, направленные против этих государств. СССР отстаивал права Польши как одного из государств— основателей Организации Объединенных Наций. Постепенно стали входить в практику коллективные выступления социалистических стран на международной арене. Первыми шагами в этом направлении были совместные действия Советского Союза и народно-демократических стран на Парижской мирной конференции 1946 года (июль — октябрь), где решались вопросы мирного урегулирования между рядом европейских стран, а также на Белградской конференции по вопросам судоходства на Дунае. Важное место во внешнеполитической деятельности СССР и стран народной демократии занимала проблема мирного урегулирования в Германии. Большую позитивную роль в создании и укреплении дружественных связей будущего государства немецких трудящихся — ГДР — с СССР и странами народной демократии сыграла политика Социалистической единой партии Германии. Последовательная борьба СЕПГ, направленная на ликвидацию фашизма, была важной предпосылкой возникновения и укрепления чувства доверия и дружбы к мирному населению Восточной Германии со стороны советского народа, народов соседних народно-демократических стран. Визит в Москву в начале 1947 года делегации во главе с В. Пиком и О. Гротеволем положил начало установлению официальных контактов между СЕПГ и братскими партиями. На II съезде СЕПГ в сентябре 1947 года присутствовали делегации коммунистических и рабочих партий Советского Союза и ряда стран народной демократии. Тогда же были проведены переговоры и совместные совещания, на которых обсуждались меры по расширению постоянных связей с СЕПГ. Одновременно страны социализма вели решительную борьбу против попыток западных держав помешать искоренению фашизма и милитаризма в западных оккупационных зонах Германии. В июне 1948 года состоялось совещание министров иностранных дел восьми социалистических государств в Варшаве. Его участники осудили проводившуюся западными державами политику ремилитаризации Германии и создания * западногерманского сепаратного государства, выдвинули конструктивные предложения, направленные на демократическое урегулирование в Германии в соответствии с ялтинскими и потсдамскими договоренностями. Опубликованное 24 июня 1948 г. заявление участников совещания стало первым совместным документом социалистических стран Европы по обеспечению коллективной безопасности. 17
Известную роль в укреплении связей между странами социализма сыграло Совещание представителей коммунистических и рабочих партий Болгарии, Румынии, Венгрии, Польши, Советского Союза, Югославии, Франции, Чехословакии и Италии, состоявшееся в конце сентября 1947 года. Для обмена опытом и координации действий было создано Информационное бюро (Коминформ). В тот период в странах народной демократии велась интенсивная борьба за создание единых марксистско- ленинских партий. Во многом эта борьба определялась задачами укрепления международной солидарности рабочего класса и взаимодействия братских партий, расширения совместных выступлений на международной арене. В силу ряда причин полностью реализовать выдвинутую перед Коминформом задачу на том этапе не удалось, тем не менее эта организация сыграла определенную роль в развитии связей между коммунистическими и рабочими партиями на основе принципов пролетарского интернационализма. Развитие отношений между странами социализма порой наталкивалось на серьезные трудности, расхождения во взглядах, различия в позициях. В 1948 году между Коммунистической партией Югославии и другими коммунистическими и рабочими партиями возникли разногласия по ряду идеологических и политических вопросов. Эти разногласия были перенесены на межгосударственные отношения. В 1949 году Советское правительство аннулировало советско-югославский договор о дружбе, взаимной помощи и послевоенном сотрудничестве. Ухудшение советско-югославских отношений, а также отношений между Югославией и странами народной демократии наносило ущерб интересам социализма. В 1953 году стали складываться предпосылки для нормализации советско-югославских отношений. В мае 1955 года в Федеративную Народную Республику Югославию прибыла правительственная делегация СССР во главе с Председателем Совета Министров Н. С. Хрущевым. В столице Югославии состоялись переговоры с делегацией правительства ФНРЮ, возглавляемой И. Броз Тито. 2 июня 1955 г. в Белграде была подписана советско-югославская декларация. В ней подчеркивалось искреннее стремление СССР и ФНРЮ к развитию всестороннего сотрудничества, которое, как говорилось в документе, «находится в полном соответствии с интересами обеих стран, а также интересами мира и социализма и для чего в настоящее время существуют объективные условия». В декларации были сформулированы принципы, из которых исходили правительства СССР и ФНРЮ при обсуждении интересующих их вопросов, основные общие принципы межгосударственных отношений социалистических стран, а также зафиксирована договоренность о ряде конкретных мер по развитию дружественных связей и сотрудничества между СССР и Югославией. Подчеркивалась необходимость укрепления и развития отношений 18
между обеими странами в области экономики, политики и культуры. Была достигнута договоренность о продолжении контактов представителей государственных и партийных органов СССР и ФНРЮ. Белградская декларация стала фундаментом для всестороннего развития советско-югославских отношений, а сами переговоры — примером конструктивного преодоления возможных иногда противоречий и разногласий в отношениях между социалистическими государствами. В целом период 1945—1949 годов характеризуется растущим политическим и иным сотрудничеством внутри складывавшейся социалистической системы, формированием ее договорно-правовых основ, укреплением внутреннего и международного положения стран социализма. Одновременно с развитием политических отношений между СССР и народно-демократическими странами Европы оформлялись и укреплялись новые экономические отношения. Характер этих отношений определялся как однотипностью общественного строя, так и конкретным экономическим положением Советского Союза и стран народной демократии после окончания войны. Победоносно завершив войну против фа- Международное значение шистских агрессоров, советский народ восстановления и раз- приступил к восстановлению разрушен- вития народного хозяи- г J «, п ства СССР ного народного хозяйства. Решение задачи экономического восстановления имело не только внутреннее, но и огромное международное значение. Американские и английские империалисты рассчитывали, что Советский Союз не сможет восстановить свое хозяйство без их помощи. Полагая, что Советский Союз будет вынужден обратиться к ним за помощью, правительства США и Англии рассчитывали использовать это обстоятельство для оказания давления на СССР. 8 мая 1945 г., несмотря на то что Советскому Союзу еще предстояло выполнить свои обязательства по участию в войне с Японией на Дальнем Востоке, президент Трумэн отдал приказ о сокращении американских поставок в СССР по ленд-лизу. Бывший государственный секретарь США Стеттиниус писал позднее, что этот приказ «был крайне несвоевременным и не помогал делу поддержания хороших советско-американских отношений». 18 августа, в то время когда СССР вел военные действия против Японии, правящие круги США полностью прекратили поставки в Советский Союз по ленд-лизу. В 1947 году правительство США односторонне расторгло советско-американское соглашение от 15 октября 1945 г. о поставках американских товаров в кредит, а в марте 1948 года ввело лицензии на экспорт товаров в СССР, рассчитывая путем организации экономической блокады сорвать восстановление народного хозяйства нашей страны. Однако расчеты политиков из Вашингтона и Лондона про- 19
валились. Социалистический строй вновь продемонстрировал свои преимущества и жизненную силу. Под руководством Коммунистической партии советский народ самоотверженным трудом успешно преодолевал послевоенные трудности. Уже в 1947 году промышленное производство СССР достигло довоенного уровня, а в 1948 году превысило его на 18%. Четвертый пятилетний план восстановления и развития народного хозяйства СССР (1946—1950 гг.) был выполнен досрочно, что обеспечило успешную ликвидацию тяжелых последствий фашистского нашествия, а также дальнейшее укрепление экономического могущества социалистического государства. Восстановление хозяйства в странах Экономическая помощь Центральной и Юго-Восточной Европы СССР народно-дембкра- начиналось в сложных условиях. Для ^Г^от^к^ большинства этих стран была характерна сотрудничества экономическая отсталость. Их хозяйство оставалось многоукладным. Это затрудняло решение задач, вставших перед народно-демократическими государствами в области экономики. Трудности усугублялись тем, что страны Центральной и Юго-Восточной Европы пострадали от войны гораздо больше, чем страны Западной Европы. Например, Польша потеряла 22% населения и 38% национального достояния. Ее материальные потери исчислялись в 20 млрд. долл. В Югославии, потерявшей 12,5% населения, многие отрасли весьма слабо развитой промышленности были разрушены на 20—25%, а ее материальные потери за время войны и фашистской оккупации определялись в 9145 млн. долл. Велики были потери и разрушения и в других европейских странах народной демократии. Ситуация в этих странах сознательно и намеренно обострялась политическими кругами Запада, которые не желали мириться с выпадением стран Центральной и Юго-Восточной Европы из капиталистической системы и делали все, чтобы затруднить внутреннее положение, замедлить восстановление хозяйства этих стран. Помощь СССР странам народной демократии имела в создавшихся условиях исключительно важное значение. Еще до заключения официальных межправительственных соглашений Советский Союз начал оказывать населению освобожденных районов продовольственную и медицинскую помощь. Так, в связи с критической ситуацией со снабжением в Берлине, Варшаве, Будапеште, Белграде, Праге Советское правительство поставило 572 тыс. т зерна, 60 тыс. т мяса, 90 тыс. т сахара и другие продукты питания. Советские поставки зерна Польше, Чехословакии и Венгрии предотвратили голод в этих государствах и сорвали планы крупной буржуазии использовать трудное положение в контрреволюционных целях. В дальнейшем СССР стал поставлять странам народной де- 20
мократии промышленное сырье, оборудование, научно-техническую документацию, обеспечивая тем самым работу промышленных предприятий и занятость трудящихся. В эти страны по просьбе их правительств были направлены советские специалисты — инженеры, агрономы, научные работники и т. д. Большое значение имела также финансовая помощь, предоставленная в виде кредитов на льготных условиях. Всего до 1952 года СССР предоставил странам народной демократии долгосрочные кредиты на сумму около 15 млрд. рублей. Первые торговые соглашения между СССР и странами народной демократии были заключены еще во время войны. В октябре 1944 года было заключено торговое соглашение между СССР и Польшей, по которому Советский Союз поставлял Польше продовольствие, уголь, нефтепродукты, хлопок и другие виды промышленного сырья, а также ряд промышленных товаров. После освобождения Варшавы Советское правительство приняло на свой счет половину расходов по восстановлению города, а также обеспечило Польше большую помощь в восстановлении путей сообщения и средств связи, электростанций и промышленных предприятий. В июле 1945 года был заключен советско-польский торговый договор, определявший экономические отношения между двумя странами как отношения дружбы и сотрудничества. Затем было подписано соглашение о возмещении ущерба, причиненного германской оккупацией. Советский Союз отказался в пользу Польши от всех претензий на германское имущество и другие активы, а также на акции германских промышленных и транспортных предприятий на территории Польши, включая и все воссоединенные с ней после войны земли. Советский Союз согласился уступить Польше 15% всех причитавшихся ему репарационных поставок из Германии. В свою очередь, Польша обязалась начиная с 1946 года поставлять Советскому Союзу ежегодно в течение всего периода оккупации Германии 12— 13 млн. т угля по специальной договорной цене. В 1947 году объем этих поставок был сокращен наполовину, а в 1953 году они были прекращены. В советско-чехословацких экономических отношениях период 1945—1949 годов был ознаменован становлением и успешным развитием сотрудничества: в апреле 1946 года между двумя странами подписано соглашение о взаимных поставках товаров, послужившее основой широкого развития их товарооборота; в декабре 1947 года между СССР и Чехословацкой Республикой заключен договор о торговле и судоходстве, определивший условия развития советско-чехословацких экономических отношений; одновременно подписаны первое долгосрочное торговое соглашение на 1948—1952 годы и соглашение о научно-техническом сотрудничестве. Советский Союз еще во время войны предоставлял экономи- 21
ческую помощь югославскому народу. И в первые послевоенные годы он продолжал оказывать Югославии такую поддержку. Успешно развивались экономические отношения Советского Союза с Венгрией, Румынией, Болгарией. В 1945 году было заключено соглашение об экономическом сотрудничестве между СССР и Венгрией. В том же году Венгрия получила от Советского Союза товаров на 6,3 млн. долл. и смогла поставить ему своих товаров на 26,6 тыс. долл. Уже в 1948 году товарооборот между СССР и Венгрией почти в 20 раз превысил уровень 1938 года. Аналогичное соглашение было заключено с Румынией. На этой основе Советский Союз направил в Румынию значительное количество машин и сырья для промышленности. В 1945-м и в последующие годы СССР помог Румынии ликвидировать продовольственный кризис, вызванный сильной засухой и неурожаем. Румынский премьер-министр Петру Гроза сказал об этом в речи 27 июня 1947 г.: «Годы засухи поставили нас в тяжелое положение. Мы были вынуждены платить золотом, чтобы получить кукурузу с Запада. Навязанные нам условия были тяжелыми и, несмотря на это, мы получили очень мало кукурузы. Мы были вынуждены снова стучаться в двери наших друзей с Востока. Мы знаем, что у них была засуха и что, несмотря на это, они дали нам взаймы в прошлом году 30 тыс. вагонов зерна с доставкой на дом, не требуя взамен никаких гарантий, не требуя золота, а мы не смогли отдать этот долг. Несмотря на это, мы снова обратились к нашим друзьям, и они нас поняли и помогают нам снова». Еще до окончания войны СССР начал осуществлять поставки Болгарии продовольствия, промышленного сырья и топлива. В 1945 году было подписано первое торговое соглашение, по которому СССР поставил для нужд болгарской экономики 120 тыс. т нефтепродуктов, 11 тыс. т хлопка, 73 тыс. т металла и металлоизделий и ряд других товаров. Кроме того, Советский Союз оказал продовольственную помощь Болгарии, сильно пострадавшей от засухи. В 1945 году 79,6% импорта и 94,3% экспорта Болгарии приходились на СССР. В 1946 году импорт товаров из Советского Союза в Болгарию увеличился более чем в 2 раза. Советское правительство приняло меры по облегчению репарационных обязательств Румынии и Венгрии. В 1946 году было решено увеличить срок выплаты этими странами репараций Советскому Союзу с шести до восьми лет. В июне 1948 года Советское правительство удовлетворило просьбу румынского и венгерского правительств о сокращении с 1 июля того же года остающейся суммы репарационных платежей на 50%. Благодаря помощи СССР, а также начавшемуся сотрудничеству стран народной демократии между собой они получили возможность быстрыми темпами развивать свою экономику, прежде всего индустрию — основу народного хозяйства. Про- 22
мышленное производство в этих странах в 1949 году в полтора раза превысило уровень 1937 года. Неизмеримо расширились экономические связи между ними. Этот процесс был ускорен экономическим бойкотом и блокадой со стороны империалистического Запада, взявшего курс на раскол Европы. С марта 1948 года США, например, ввели принудительное ограничение экспорта в страны народной демократии. Экспорт многих товаров в социалистические страны был полностью запрещен. В первые послевоенные годы мировой со- Создание Совета циалистический рынок еще только зарож- Взаимопомощи дался, новые формы сотрудничества, характерные для социалистических стран, лишь складывались. Это был переходный период от старой системы внешнеэкономических отношений, типичной для капитализма, к формированию нового типа международных экономических связей. Многие сложности в этом процессе были связаны и с тем, что СССР и страны народной демократии не имели друг с другом исторически сложившихся широких экономических отношений с присущим им разделением труда. Доля СССР во внешней торговле большинства этих стран к началу войны составляла лишь 1%. К этому следует добавить, что в первые годы после войны значительная часть народного хозяйства в этих странах находилась в рук&х буржуазии. Шла ожесточенная классовая борьба за средства производства, банки, учреждения социального страхования. Это оказывало соответствующее влияние на внешнеэкономическую деятельность правительств. Так, государственная монополия на внешнюю торговлю в Чехословакии, Венгрии и Румынии была введена в 1948 году, в Польше и Болгарии — лишь в 1949 году. Тем не менее к концу 40-х годов страны народной демократии добились больших успехов в восстановлении и развитии хозяйства, укрепили социалистические производственные отношения, приступили к выполнению долгосрочных планов социалистического строительства, к расширению и углублению экономического сотрудничества между собой. В этих условиях встал вопрос об организации более широкого экономического сотрудничества стран народной демократии и СССР. В январе 1949 года в Москве состоялось экономическое совещание представителей Болгарии, Венгрии, Польши, Румынии, СССР, Чехословакии. Совещание признало необходимым создать Совет Экономической Взаимопомощи (СЭВ) на основе равноправного представительства его участников с задачей обмена хозяйственным опытом, оказания друг другу технической помощи, взаимной помощи сырьем, продовольствием, машинами, оборудованием и т. п. Через месяц в члены Совета Экономической Взаимопомощи была принята Албания, а в 1950 году — ГДР. 23
Совет Экономической Взаимопомощи представлял собой совершенно новую организацию в области международного экономического сотрудничества, основывающуюся на принципах, в корне отличных от тех, на которых строятся экономические взаимоотношения капиталистических стран. Все участники Совета Экономической Взаимопомощи абсолютно равны в правах. Решения Совета для них обязательны лишь в случае согласия заинтересованной стороны. Поэтому исключается навязывание решений, противоречащих интересам той или иной страны, обеспечивается учет пожеланий каждого члена организации. СЭВ был создан как открытая организация, в которую могли вступать другие желающие страны. Участие в СЭВ обеспечивало каждому из социалистических государств возможность для наиболее рационального и полного использования своих ресурсов и производительных сил, для развития более эффективных форм экономического сотрудничества. С созданием СЭВ это сотрудничество стало осуществляться на основе коллективно согласованных целей, решений и программ. 3. Борьба народно-демократических государств Европы против вмешательства империалистических держав в их внутренние дела, за мир и международное сотрудничество в 1945—1949 годах Дружба с Советским Союзом, взаимовыгодное сотрудничество способствовали укреплению внутреннего и международного положения стран народной демократии, обусловили их вклад в борьбу за мирное сосуществование государств, принадлежащих к различным общественным системам. Глубокие революционные преобразова- Европейские страны ния, поддержка широких народных масс, народной демократии взаимная помощь стран социализма по- в борьбе за мир и г международное сотруд- вышали авторитет выступлении прави- ничество тельств народно-демократических государств на мировой арене. Страны народной демократии — члены Организации Объединенных Наций активно участвовали в работе органов ООН, выступали в поддержку миролюбивой политики Советского Союза, внесли ряд конструктивных предложений, направленных на укрепление мира и международной безопасности. Польша была инициатором предложения о разрыве членами ООН дипломатических отношений с франкистской Испанией. На I сессии Генеральной Ассамблеи ООН в январе 1946 года Польша внесла предложение •24
о принятии государствами законов, запрещающих использование атомной энергии в военных целях. Настойчивую борьбу за запрещение применения атомной энергии в военных целях Польша вела в качестве члена Комиссии ООН по атомной энергии в 1946—1947 годах. На II сессии Генеральной Ассамблеи Польшей был поднят вопрос о восстановлении экономики стран, пострадавших от войны. При этом была подчеркнута необходимость активного участия этой международной организации в восстановлении народного хозяйства европейских стран, неприемлемость подчинения экономических потребностей освобожденных от фашизма стран Европы политическим целям, как это было присуще «плану Маршалла». Стремлением к всеобщему сокращению вооружений были проникнуты выступления народно-демократических стран на III и IV сессиях Генеральной Ассамблеи ООН, подкрепленные конкретными мероприятиями по сокращению вооруженных сил и военных бюджетов. Польша и Чехословакия настойчиво боролись за соблюдение Устава ООН, за прием в ООН Болгарии, Венгрии, Румынии, Албании и других стран, отвечавших требованиям Устава. Страны народной демократии активно участвовали в работе Экономического и Социального Совета ООН, в состав которого Польша и Чехословакия избирались несколько раз. Польша была одним из инициаторов создания Экономической комиссии ООН для Европы. Большим вкладом в борьбу за демократические принципы послевоенного мирного урегулирования, как уже отмечалось, являлось активное участие стран народной демократии в Парижской мирной конференции 1946 года. Особенно эффективной была их деятельность на Белградской конференции 1948 года, выработавшей новую конвенцию о режиме судоходства по Дунаю. Важное значение имели выступления стран народной демократии, особенно Польши и Чехословакии, по германскому вопросу. В связи с проблемами послевоенного мирного урегулирования с Германией империалистические круги США и Великобритании пытались оказать давление на народно-демократические страны — участницы антигитлеровской коалиции, например на Польшу и Чехословакию. Вопреки решениям Потсдамской конференции США и Англия выступили против установления западной границы Польши по Одеру и Нейсе, против переселения немцев из Польши и Чехословакии в Германию. В сентябре 1946 года государственный секретарь США Дж. Бирнс в своей речи в Штутгарте поставил под сомнение окончательный характер западных границ Польши. В борьбе за свои права, свою безопасность и суверенитет Польша опиралась на поддержку СССР. Советское правительство выступило с решительным заявлением о том, что считает западные границы Польши постоян- 25
ными и что решение Потсдамской конференции по этому вопросу никем не может быть поколеблено. Все народно-демократические государства протестовали против создания западными державами в 1949 году сепаратного западногерманского государства. При сложившихся обстоятельствах естественным следствием миролюбивой политики стран народной демократии было признание ими провозглашенной 7 октября 1949 г. Германской Демократической Республики и установление с ней дружественных отношений. Стремление народно-демократических стран к широкому международному сотрудничеству и укреплению мира натолкнулось на противодействие западных держав. Борьба против народно-демократических стран с целью реставрации в них капитализма и реакционных политических режимов, использования этих стран в качестве антисоветских плацдармов стала составной частью послевоенной империалистической политики «сдерживания» коммунизма, развязанной Западом, прежде всего США и Великобританией, «холодной войны» против мирового социализма. Характерным проявлением этой политики в первые послевоенные годы было оказание английскими и американскими представителями в странах Центральной и Юго-Восточной Европы материальной, политической и моральной поддержки реакционным деятелям, находившимся в оппозиции к народно-демократическим правительствам. Со своей стороны, силы внутренней реакции в этих странах делали ставку на иностранное вмешательство, на помощь США и Англии. Внешняя и внутренняя реакция для достижения своих целей пыталась использовать проходившие в 1945—1947 годах выборы в законодательные учреждения стран народной демократии. 18 августа 1945 г. американское прави- Вмешательство империа- тельство направило правительству Бол- листов во внутренние ^ дела Болгарии гарии ноту с требованием о включении в его состав представителей реакционных кругов (в ноте реакционеры лицемерно именовались «важными элементами демократического мнения») и создании для этих кругов благоприятных условий на предстоящих выборах. Правительство США предупреждало, что в противном случае будет затруднено заключение мирного договора с Болгарией. Один из лидеров болгарской реакционной оппозиции Н. Пет- ков 26 июля 1945 г. обратился к правительству, а также к английской и американской миссиям в Софии с требованием отсрочить выборы в Народное собрание Болгарии, назначенные на август 1945 года, и провести их под контролем союзных держав. Болгарское правительство отвергло это требование, и Петков вышел из его состава. США и Англия использовали действия Петкова для вмешательства во внутренние дела Болгарии. Представитель США в Софии Барнс потребовал от болгарского 26
правительства отсрочки предстоящих выборов. Аналогичный демарш предприняло правительство Великобритании. 21 и 24 августа последовали новые заявления правительств США и Англии, в которых они угрожали, что не признают новое болгарское правительство и не подпишут с ним мирный договор, если не будут отсрочены выборы. Болгарское правительство, желая устранить всякий повод, который мог бы помешать установлению нормальных отношений Болгарии с США и Англией, перенесло выборы на 18 ноября 1945 г. Но, добиваясь установления «международного контроля» над проведением выборов, Бевин и Бирнс вновь подняли вопрос о выборах в Болгарии на лондонской сессии Совета министров иностранных дел в сентябре 1945 года. Однако Советский Союз выступил против попыток Соединенных Штатов Америки и Англии использовать Союзную контрольную комиссию в Болгарии для укрепления позиций реакции на выборах в Народное собрание и оказал поддержку пользовавшемуся доверием народа правительству Болгарии, с которым еще 4 августа 1945 г. СССР установил дипломатические отношения. С полным основанием болгарское правительство отвергло все покушения на суверенные права его народа. 18 ноября на выборах в Народное собрание население Болгарии продемонстрировало внушительную поддержку правительству Отечественного фронта и Болгарской рабочей партии. В выборах приняли участие 85,6% избирателей, за кандидатов Отечественного фронта голосовали 88,18% всех участвовавших в голосовании. Американское и английское правитель- Вмешательство империа- ства предпринимали попытки прямого листов во внутренние r r r дела Польши вмешательства во внутренние дела не только стран, бывших в прошлом союзниками Германии, но и стран — участниц антифашистской коалиции, ставших на путь демократического развития. И здесь они поддерживали своих ставленников — реакционеров. Желая укрепить в Польше на предстоящих выборах в Законодательный сейм позиции Миколайчика и опорочить деятельность партий демократического блока, правительства США и Англии в нотах от 19 августа 1946 г. выражали недовольство тем, что текст проекта избирательного закона не был представлен их послам в Варшаве, выдвигали требования изменить некоторые положения закона. Предпринимались попытки оказать на Польшу экономическое давление. Представитель министерства иностранных дел Великобритании заявил, что польский золотой запас, вывезенный из Варшавы в 1939 году и хранившийся в английских банках, не будет возвращен до тех пор, пока правительство Польши не даст обязательства провести «свободные» выборы. Правительство народной Польши отвергло шантаж и притязания на установление иностранного контроля над выборами. 27
Советское правительство оказало поддержку правительству Польши. В ноте от 13 января 1947 г. оно выступило против предложения США, смысл которого сводился к вмешательству во внутренние дела Польши. Выборы в сейм, состоявшиеся 19 января 1947 г., принесли победу демократическому блоку во главе с Польской рабочей партией и привели к отстранению от власти представителей буржуазии. Бывший вице-премьер Миколайчик, на которого делали ставку американские и английские политики, потерпел поражение на выборах и вскоре покинул страну. Правительство США пыталось оказать давление на Польшу и в связи с принятием закона о переходе в собственность польского государства основных отраслей народного хозяйства. Но вопреки этому давлению иностранных империалистов и сопротивлению внутренней реакции закон был проведен в жизнь, что окончательно подорвало позиции в экономике страны как польской, так и иностранной буржуазии. Ярким примером вмешательства прави- Февральские события тельства США и Англии во внутренние 1948 года в Чехосло- J r вакии дела народно-демократических стран и поддержки ими реакционных сил является участие американских и английских представителей в контрреволюционном заговоре чехословацкой буржуазии в феврале 1948 года. Чехословакия занимала особое место в планах западных держав, направленных против Советского Союза и всего демократического лагеря, что связано с ее географическим положением в центре Европы, особенностями экономического развития и внутриполитической обстановкой. К началу 1948 года буржуазия все еще обладала сильными экономическими и политическими позициями в стране, была тесно связана с правящими кругами западных государств. Чехословацкая реакция, опираясь на поддержку империалистических держав, готовила государственный переворот. Заговорщики поддерживали тесный контакт с представителями западных держав, прежде всего с американским послом в Праге Штейнгардтом. 20 февраля 1948 г. 12 министров, представлявших правые силы страны и входивших в состав правительства, заявили о своей отставке. Они рассчитывали вызвать таким путем отставку всего правительства, возглавлявшегося К. Готвальдом, а затем с помощью президента Бенеша сформировать новое правительство без коммунистов. Чехословацкий народ, руководимый Коммунистической партией, опираясь на поддержку Советского Союза, сорвал планы внутренней и международной реакции. Под давлением трудящихся Бенеш вынужден был принять отставку буржуазных министров и поручить К. Готвальду пополнить состав правительства новыми членами. В правительство вошли коммунисты и 28
другие представители прогрессивных сил. Таким образом в феврале 1948 года под давлением народных масс конституционным путем были устранены из органов власти представители буржуазии. Историческое значение февральских событий 1948 года заключалось в том, что реакции было нанесено решающее поражение. Тем самым окончательно предопределился социалистический путь развития страны и ее дальнейшее сближение с Советским Союзом и народно-демократическими государствами. Негативная реакция правительств США и Англии на февральские события, а также их последующие попытки использовать для ведения клеветнической кампании против Чехословакии и вмешательства в ее внутренние дела Организацию Объединенных Наций уже не могли изменить развитие событий и избранный Чехословакией курс. Для подрыва народно-демократического Экономическое давление строя в странах Европы американские и империалистических английские империалисты прибегали к держав на страны r r т-т народной демократии средствам экономического давления. По свидетельству левого деятеля английской лейбористской партии К. Зиллиакуса, правители США и Англии в политических целях использовали поставки ЮНРРА1. «С тех пор, — говорил он, — как в Польшу вернулись представители английского и американского правительств, они пытаются нажить себе политический капитал на полуголодном состоянии Польши, сообщая, что поставки ЮНРРА этой стране будут увеличены, если премьером станет Миколайчик». В качестве средства давления на народно-демократическое правительство Польши западные державы использовали также замораживание польских активов в английских и американских банках. В течение нескольких месяцев США задерживали около 700 судов придунайских государств — Чехословакии, Венгрии и Югославии, которые были возвращены законным владельцам только после настойчивых требований Советского Союза и народно-демократических стран. В ответ на национализацию основных отраслей промышленности, банков и страховых обществ в Чехословакии и победу Коммунистической партии на выборах в учредительное Национальное собрание 26 мая 1946 г. США прекратили переговоры о займе для Чехословакии. Государственный департамент США задержал предоставление этой стране кредита на 40 млн. долл. для закупки избыточных запасов имущества американской армии. Летом 1947 года, когда Чехословакия оказалась перед серьезными трудностями в связи с засухой и неурожаем, пра- 1 Администрация помощи и восстановления при Организации Объединенных Наций. 29
вительство США ответило отказом на просьбу чехословацкого правительства о помощи поставками зерна. Давление на европейские страны народной демократии особенно активизировалось в 1947—1948 годах в связи с «планом Маршалла». После отклонения Советским Союзом и странами народной демократии, в том числе Чехословакией, «плана Маршалла», а также после февральской победы чехословацкого народа США прибегли к торговой блокаде всех социалистических стран. 27 февраля 1948 г. правительство США отказалось предоставить Чехословакии заем для закупки хлопка, а вслед за этим Международный банк реконструкции и развития также отказал ей в предоставлении займа. 1 марта 1948 г. американский конгресс санкционировал прекращение всякого экспорта в социалистические страны. Соответствующий нажим был оказан США и на страны — участницы «плана Маршалла». Английское правительство прервало переговоры о заключении англо-чехословацкого торгового соглашения. Стремление США и Англии помешать укреплению народно- демократических стран, затруднить их политическое и экономическое положение, сохранить возможности своего влияния на эти страны сказалось и при решении вопросов мирного урегулирования с бывшими европейскими союзниками Германии во второй мировой войне. Правящие круги западных держав пытались навязать народам Болгарии, Венгрии и Румынии империалистические мирные договоры, а в дальнейшем, когда это не удалось, свое толкование заключенных мирных договоров, в соответствии с которым ими были выдвинуты обвинения в адрес указанных стран в нарушении договоров. Правительства Болгарии, Венгрии и Румынии отвергли эти обвинения как совершенно необоснованные. Советское правительство расценило их как «стремление правительств США и Великобритании искусственно превратить в предмет спора вопрос о толковании мирных договоров, как прямую попытку вмешательства во внутренние дела Болгарии, Венгрии и Румынии с целью оказать давление на их внутреннюю политику». Таким образом, западные державы строили свои отношения со странами народной демократии в 1945—1949 годах в духе «холодной войны», пытаясь добиться изменения их общественного строя. Если европейские страны народной демократии сумели не только отстоять свою свободу, независимость и суверенитет, но и внести немалый вклад в развитие международных отношений, то подобный исход борьбы объясняется как глубокими революционными преобразованиями в этих странах, так и тем, что в своей внешней политике они опирались на Советский Союз, твердо и последовательно защищавший их на мировой арене. 30
4. Победа китайской революции и провозглашение КНР Китай в первые после- Одним из важных событий послевоенной военные годы. Образо- истории явилась победа народной рево- вание К люции в Китае и вступление этой страны на путь строительства социализма. Она была одержана в условиях, когда Советский Союз победоносно закончил Великую Отечественную войну, а в Центральной и Юго-Восточной Европе появился ряд государств народной демократии. Симпатии стран социализма были на стороне китайской революции. Огромное влияние на весь последующий ход освободительной борьбы китайского народа против американских империалистов и гоминьдановской клики оказал разгром Советской Армией японских захватчиков в Северо-Восточном Китае. В оккупированной японцами Маньчжурии партизанское движение было почти полностью подавлено, находившиеся здесь отряды Народно-освободительной армии (НОА) были окружены и находились на грани полного поражения. Наступающие части Советской Армии освободили эти отряды и создали условия для их активных операций по очищению территории от остатков японских частей. Освобождая территорию Китая, советские войска ликвидировали японскую марионеточную маньчжурскую администрацию. На освобожденной территории шел активный процесс создания национальных китайских демократических органов власти, видную роль в которых играли коммунисты. После разгрома империалистической Японии Китай оказался разделенным на два лагеря. Чанкайшистское правительство контролировало три четверти территории страны, имело многомиллионную армию, значительная часть которой была обучена и вооружена Соединенными Штатами. В то же время в обширных освобожденных районах Китая с населением 150 млн. была установлена народная власть. В середине октября 1945 года чанкайшисты, сорвав начавшиеся незадолго до этого переговоры с делегацией Коммунистической партии Китая (КПК) о мирном урегулировании, предприняли наступление на освобожденные районы в 11 провинциях Центрального и Южного Китая. В связи с обострением обстановки в Китае вопрос о нем был рассмотрен на Московском совещании министров иностранных дел СССР, США и Англии в декабре 1945 года. Министры констатировали необходимость объединения и демократизации Китая, широкого привлечения демократических элементов во все органы национального правительства и прекращения гражданской войны. Они высказались за невмешательство во внутренние дела Китая. Между СССР и США было достигнуто согласие о желательности вывода из Китая советских и американских вооруженных сил в кратчайший срок. Однако если Совет- 31
екая Армия, выполнившая свою освободительную миссию, оставила Маньчжурию в мае 1946 года, то США не намеревались придерживаться принятых на Московском совещании решений. Стараясь спасти чанкайшистский режим, США начали осуществлять крупные поставки оружия в Китай. 27 июня 1946 г. правительство США приняло решение оснастить восемь военно- воздушных соединений чанкайшистской армии, которым передавалось более тысячи боевых самолетов. 16 июля гоминьданов- скому правительству было решено передать 271 военный корабль. Кроме того, чанкайшистскому правительству было предоставлено другое вооружение и снаряжение стоимостью 825 млн. долл. Однако и НОА не осталась безоружной. Уходя из Маньчжурии, Советская Армия оставила большое количество вооружения бывших войск Маньчжоу-Го и разгромленной японской армии. Они вошли в арсенал НОА. К этому времени в революционную борьбу включились миллионы трудящихся Китая. Хотя в январе 1946 года, после переговоров делегаций КПК и гоминьдана, последовавших вслед за решениями Московского совещания, было достигнуто соглашение о прекращении военных действий, «перемирие» оказалось недолгим. Чан Кайши, получивший американскую военную помощь, уже в июле 1946 года возобновил гражданскую войну. Сначала верх одерживала гоминьдановская армия. Находившиеся в Китае американские войска также активизировали свое фактическое участие в гражданской войне. В гоминьдановском генеральном штабе и воинских соединениях находилось более тысячи американских военных советников. К августу 1946 года ими было обучено 57 гоминьдановских дивизий. Широким потоком в Китай шли американское оружие и снаряжение. Американский империализм не только оказывал дипломатическую и военную помощь гоминьдановскому правительству, но стремился крепко привязать Китай к себе экономически. Важным инструментом американской экспансии в Китае должен был служить китайско американский договор «о дружбе, торговле и навигации», заключенный 4 ноября 1946 г. В соответствии с договором американцы получали право беспрепятственно заниматься торговлей, промышленным производством, финансовой деятельностью, религиозными делами, просвещением, «благотворительностью» и т. п. на всей территории Китая. При этом во всех областях деятельности американцам обеспечивались равные с китайцами права (национальный режим). В июле 1947 года было подписано новое соглашение, по которому правительство Чан Кайши передавало под контроль США важнейшие источники сырья в Китае, в ноябре — соглашение, юридически оформившее пребывание в Китае американских вооруженных сил. Америка превращала Китай в зависимую от нее страну, в рынок сбыта товаров: на долю Соединенных 32
Штатов в 1947 году приходилась половина китайского импорта. Поэтому освободительное движение китайского народа могло восторжествовать лишь в том случае, если его острие направлялось не только против чанкайшистского режима, но и против американского империализма в Китае. С июля 1947 года начался новый этап гражданской войны. После кратковременной стабилизации положения на фронте НОА перешла в общее контрнаступление. В США раздавались призывы к широкой военной интервенции в Китае с целью спасения чанкайшистского режима. В Китай был направлен для выяснения ситуации генерал Ведемейер с группой советников из госдепартамента, военных ведомств и министерства финансов. План, разработанный Ведемейером, предусматривал значительное расширение военной помощи гоминьдановскому правительству под контролем американских советников. Однако на прямую военную интервенцию США не решились, а революционное движение в Китае набирало силу. В ноябре 1948 года части НОА изгнали гоминьдановцев из всего Северо-Восточного Китая, а к апрелю 1949 года ими была освобождена огромная территория с 200-миллионным населением. Оказавшись перед фактом полного краха своего режима, го- миньдановские власти продолжали лавировать. 8 января 1949 г. они обратились к СССР, США и Великобритании с просьбой о посредничестве в мирных переговорах с освободительными силами. 17 января Советское правительство заявило, что оно, неизменно придерживаясь принципа невмешательства во внутренние дела других стран, не считает целесообразным принять на себя посредничество, ибо восстановление единства Китая как демократического и миролюбивого государства является внутренним делом самого китайского народа. Вопрос о посредничестве США и Великобритании в итоге потерял смысл. 21 апреля 1949 г. войска народно-освободительной армии форсировали Янцзы и 23 апреля взяли столицу гоминьдановско- го правительства Нанкин; в мае был освобожден крупнейший город Китая — Шанхай; к осени 1949 года гоминьдановский режим был ликвидирован на большей части территории Китая. 1 октября 1949 г. в Пекине на сессии Народного политического консультативного совета была провозглашена Китайская Народная Республика. Народная революция в Китае победила. 1 октября 1949 г. правительство КНР на- £У?2Р между СССР правило правительству Советского Сою- и КНР 1950 года и его г г j международное значение за> а также правительствам других социалистических стран письмо с предложением установить дипломатические отношения. На другой же день Советское правительство сообщило правительству КНР о своем согласии. 14 февраля 1950 г. СССР и КНР подписали Договор о дружбе, союзе и взаимной помощи. Оба государства взяли на 2—1257 33
себя обязательство совместно участвовать во всех международных действиях, имеющих целью укрепление мира и безопасности народов. Они договорились консультироваться друг с другом по всем важным международным вопросам, затрагивающим их общие интересы. Договор предусматривал также всемерное расширение экономических и культурных связей между СССР и Китаем. Это сотрудничество должно было строиться на принципах равноправия, взаимных интересов, а также взаимного уважения суверенитета и территориальной целостности, невмешательства во внутренние дела друг друга. Договор был подписан в трудный и ответственный для КНР момент, когда ее народ только вступил на путь социализма и нуждался в помощи при решении стоящих перед ним сложных задач строительства нового общества. Советско-китайский договор стал одной из важнейших гарантий достижения этих целей. Он обезопасил китайский народ от возможной иностранной агрессии, отразил стремление обоих народов развивать всестороннее политическое, экономическое и культурное сотрудничество. Осуществляя положения Договора о дружбе, союзе и взаимной помощи, СССР направил в Китай ряд авиационных дивизий, которые сразу же пресекли налеты чанкайшистской авиации на Шанхай и другие районы, обеспечили безопасность всего восточного побережья КНР. Между СССР и КНР были одновременно подписаны соглашения о Китайской Чунчуньской железной дороге, о Порт-Артуре и Дальнем. Советское правительство безвозмездно передало Китайской Народной Республике свои права по совместному управлению КЧЖД со всем принадлежащим дороге имуществом; передачу решено было осуществить непосредственно после заключения мирного договора с Японией, но не позднее конца 1952 года. Имущество в Дальнем, включая сооружения в порту, находившееся во временном владении или в аренде у советской стороны, передавалось Китаю. Передача была осуществлена в 1950 году. Предусматривались вывод советских войск из совместно используемой военно-морской базы Порт-Артур и передача правительству КНР сооружений, находившихся в этом районе. Вывод советских войск был завершен в мае 1955 года. Советский Союз предоставил народному Китаю кредит на сумму 300 млн. долл. Это был самый крупный иностранный кредит за всю историю отношений Китая с иностранными государствами, и предоставлен он был на крайне льготных условиях (1% годовых), ранее не существовавших в кредитной практике ни СССР, ни Китая. В счет кредита, использование которого началось еще до подписания соглашения, СССР поставлял в КНР оборудование для электростанций, металлургических и машиностроительных заводов, оборудование для шахт и железных дорог, другие материалы для восстановления и развития народного хозяйства Китая. В 1950 году СССР предоставил 34
КНР дополнительный кредит в размере 450 млн. долларов, взяв на себя обязательство поставлять все необходимые для китайской экономики товары, чем способствовал провалу экономической блокады КНР. Правительство СССР безвозмездно передало КНР имущество, приобретенное советскими организациями у японских собственников в северо-восточных провинциях Китая. Был также подписан ряд соглашений, предусматривавших оказание Советским Союзом научно-технического содействия Китаю, в частности, посредством направления советских специалистов в КНР, а также обучения китайских граждан в СССР. Победа народной революции в Китае наряду с образованием КНДР и успехами освободительной борьбы вьетнамского народа существенным образом изменила соотношение сил между социализмом и империализмом на Дальнем Востоке. Усиление позиций социализма оказало мощное воздействие и на освободительное движение всех народов Азиатско-Тихоокеанского региона, способствовало укреплению независимости таких стран, как Индия, Бирма, Индонезия. Правящие круги США были крайне обеспокоены изменением соотношения сил в этом регионе. Продолжая поддерживать Чан Кайши, американская дипломатия одновременно попыталась использовать и националистические настроения группы Мао Цзэдуна в КПК, надеясь навязать КНР антисоветскую шовинистическую линию. Националистическим элементам в руководстве КПК не удалось в тот период добиться успеха. II Пленум ЦК КПК в марте 1949 года вынес решение о создании предпосылок для социалистического развития страны, заключающихся в обеспечении руководящей роли рабочего класса и тесном союзе с СССР. 5. Образование Корейской Народно- Демократической Республики. Советско-корейские отношения Разгром Советской Армией Квантунской армии положил конец японскому колониальному господству в Корее, открыл путь для возрождения корейского государства. Однако по-разному складывалась обстановка по обе стороны 38-й параллели, которая была избрана в качестве временной разграничительной линии принятия капитуляции войск побежденной Японии армиями СССР и США. Советская Армия, разгромив и разоружив японские войска и полицию, упразднила в Северной Корее японскую администрацию, оказала населению содействие в организации демократического самоуправления и приняла меры для восстановления 2* 35
народного хозяйства. Население стало создавать народные комитеты, являвшиеся формой новой, демократической власти. Военные власти США на юге Кореи объявили незаконной деятельность народных комитетов, созданных там еще до прихода американских войск, а впоследствии запретили их. Они опасались, как бы на базе этих народных комитетов в конечном счете не образовалось революционное правительство. Американское командование заявило, что будет временно управлять через японских официальных лиц и на основе японских законов, изданных для корейцев. В органы управления привлекались также реакционные элементы, ранее служившие японским колонизаторам. Из США в Южную Корею был доставлен находившийся в эмиграции крайне реакционный политический деятель Ли Сын Ман. Американская администрация приступила к созданию реакционного, враждебного корейскому народу и делу прогресса правительства для Южной Кореи. На Московском совещании министров иностранных дел СССР, США и Англии в декабре 1945 года государственный секретарь США предложил учредить над Кореей опеку. При этом американский проект предусматривал такую форму управления Кореей, которая фактически лишала бы самих корейцев какой-либо самостоятельности и затрудняла бы им путь к независимости. Советское правительство считало, что лучшим решением корейского вопроса было бы предоставление корейскому народу права самому сформировать правительство. Однако это было возможно лишь при условии вывода из страны иностранных войск. В сложившихся тогда условиях опека могла содействовать политическому, экономическому и социальному прогрессу корейского народа, развитию демократического самоуправления. Но это не должна была быть опека в духе американского проекта. Поэтому советская делегация внесла свой проект, в котором выдвигалась задача ..образования временного общеко- рейскогб демократического правительства. Советский проект был принят совещанием в качестве соглашения о Корее. В решениях Московского совещания министров иностранных дел по Корее указывалось, что создание временного демократического правительства полностью отвечает назревшим национальным требованиям корейского народа, что это правительство должно быть образовано на основе широкого участия демократических партий и общественных организаций. Для оказания помощи в быстрейшем формировании правительства было решено создать совместную комиссию из представителей командования американских войск в Южной Корее и командования советских войск в Северной Корее. Претворение в жизнь решений Московского совещания министров иностранных дел, образование единого национального • 36
правительства и создание демократических органов местной власти могли предотвратить намечавшийся в результате политики США раскол страны, обеспечить восстановление национального единства Кореи. Совместная комиссия начала работу 20 марта 1946 г. В апреле она приняла согласованное решение об условиях и порядке консультаций с корейскими демократическими партиями и общественными организациями. Имелось в виду, что к консультациям должны привлекаться действительно демократические и представительные организации, которые подпишут заявление о поддержке целей Московского совещания по Корее. Списки демократических партий и организаций для консультации должны были представить от Северной Кореи советское командование, а от Южной — американское. Однако, когда они были представлены, выяснилось, что американское командование включило в свой список 17 крайне реакционных партий и организаций, не признававших решений Московского совещания. В то же время в него не были включены такие массовые демократические организации, как Конфедерация труда (600 тыс. членов), Крестьянский союз (600 тыс. членов) и ряд других. Советская делегация в комиссии выступила против планов США, направленных на отстранение от участия в выборах прогрессивных сил юга Кореи, и потребовала включения в список для консультаций всех подлинно демократических партий и организаций. С этого времени американская сторона практически саботировала работу комиссии. Одновременно США развязали кампанию массовых арестов активистов демократических организаций в Южной Корее. На заседании совместной комиссии 26 сентября 1947 г. делегация СССР внесла предложение о выводе из Кореи в начале 1948 года американских и советских войск, чтобы корейский народ мог сам решать свои дела. Это предложение было встречено в штыки и американцами, и их креатурой в Южной Корее. Ли Сын Ман заявил, что уход оккупационных войск США оставит всю Корею «на милость коммунистов». 18 октября 1947 г. американская делегация, сославшись на то, что правительство США внесло вопрос о Корее в повестку дня II сессии Генеральной Ассамблеи ООН, предложила прекратить работу комиссии. Организация Объединенных Наций не вправе была обсуждать вопрос о Корее, ибо он являлся частью послевоенного мирного урегулирования. К тому же имелось специальное международное соглашение о Корее, выработанное Московским совещанием министров иностранных дел. Поскольку, однако, этот вопрос был включен в повестку дня II сессии Генеральной Ассамблеи, делегация СССР приняла участие в дискуссии и внесла на рассмотрение проект резолюции о выводе иностранных войск из Кореи. Однако Генеральная Ассамблея большинством голосов зависимых от США стран 14 ноября 1947 г. одобрила 37
американский проект резолюции о создании так называемой временной комиссии ООН по Корее. Эта комиссия была призвана обеспечить проведение выборов в Корее при сохранении американской военной оккупации Южной Кореи, а затем обеспечить формирование «правительства». По существу это решение было направлено на раскол страны в угоду американским интересам. Советское правительство осудило его и отказалось признать комиссию ООН по Корее. 10 мая 1948 г. на юге Кореи в обстановке террора и «под наблюдением» комиссии ООН по Корее были проведены сепаратные выборы в «национальное собрание», которое избрало президентом «Корейской республики» Ли Сын Мана и сформировало марионеточное правительство. Но и после этого комиссия ООН по Корее не была распущена. Ее целью отныне в соответствии со специально принятой 12 декабря 1948 г. резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН стало содействие в поглощении «Корейской республикой», объявленной Генеральной Ассамблеей «единственно законной», северной части страны. Другими словами, она поддерживала агрессивные устремления южнокорейского режима. 24 августа 1948 г. Ли Сын Ман подписал так называемое административное соглашение с США, основной целью которого было продление пребывания американских войск в Южной Корее и создание и обучение южноамериканской армии. Перед лицом произвола, чинимого американским империализмом и реакционной кликой Ли Сын Мана на юге Кореи, трудящиеся в ее северной части приняли необходимые защитные меры. Еще в феврале 1946 г. съезд представителей народных комитетов, демократических партий и общественных организаций избрал центральный орган административной власти Северной Кореи — Временный народный комитет, который провел глубокие социально-экономические реформы. В результате утверждения народной власти и проведения демократических преобразований в Северной Корее установился народно-демократический строй. В связи с сепаратными действиями американских властей объединенное совещание представителей политических партий и общественных организаций Северной и Южной Кореи, собравшееся в Пхеньяне в конце июня 1948 года, решило провести общекорейские выборы в Верховное народное собрание и образовать единое корейское правительство. Выборы были проведены в августе 1948 года как на севере, так и на юге страны, где они проходили в нелегальных условиях. В сентябре в Пхеньяне I сессия Верховного народного собрания приняла конституцию Корейской Народно-Демократической Республики и утвердила состав кабинета министров КНДР во главе с Ким Ир Сеном. 9 сентября 1948 г. было провозглашено создание Корейской Народно-Демократической Республики. Советский Союз первым 38
признал КНДР и 12 октября 1948 г. установил с ней дипломатические отношения. Правительство республики заявило, что единственным путем мирного объединения и обеспечения независимости страны являются вывод из Кореи всех иностранных войск, предоставление корейцам права самим решать свою судьбу. Верховное народное собрание КНДР выступило в сентябре 1948 года с предложением об одновременном выводе советских и американских войск. Правительство СССР приняло это предложение и выразило надежду, что правительство США также эвакуирует свои войска из Южной Кореи. К 25 декабря 1948 г. эвакуация советских войск была полностью завершена. Что касается США, то они под всякими предлогами откладывали вывод своих войск из Кореи (они были выведены лишь к июлю 1949 г.) и в спешном порядке подготавливали лисынма- новскую армию к агрессивным действиям. 6. Провозглашение Демократической Республики Вьетнам. Отношения СССР с ДРВ Вьетнам был первой колонией в Юго-Восточной Азии, где под руководством рабочего класса победило национально-освободительное движение. Это обеспечило развитие молодой республики по пути народной демократии, создало предпосылки для пресечения попыток империалистических держав силой оружия восстановить старый, колониальный режим. Разгром фашистской Германии дал сильный толчок развертыванию освободительного движения против японских оккупантов во Вьетнаме. Уже к марту 1945 года под контролем Вьет- Мина (Демократического фронта борьбы за независимость) находились сельские районы шести провинций Северного Вьетнама, а к августу партизанское движение охватило ряд новых провинций. Когда Советский Союз объявил войну Японии, стало ясно, что дни японских колонизаторов во Вьетнаме сочтены. 13 августа 1945 г. всевьетнамская конференция, созванная Коммунистической партией Индокитая, приняла решение о всеобщем вооруженном восстании. 15 августа открылся конгресс народных представителей с участием делегатов от различных партий и патриотических организаций. Конгресс призвал народ Вьетнама к всеобщему вооруженному восстанию и избрал Комитет национального освобождения во главе с Хо Ши Мином. В ответ на призыв конгресса восстание охватило всю страну. 19 августа был освобожден Ханой. Подавляющая часть армии марионеточного правительства, посредством которого японцы управляли страной, перешла на сторону восставшего народа. Номинальный глава государства «император» Бао Дай вынуж- 39
-ден был отречься от престола. 2 сентября 1945 г. была провозглашена свободная и независимая Демократическая Республика Вьетнам. Победа вьетнамского народа оказала большое влияние на подъем освободительного движения в соседних странах — Камбодже (Кампучии) и Лаосе. В сентябре — ноябре 1945 года была провозглашена независимость Лаоса, а на всенародном плебисците в Камбодже подавляющее большинство населения высказалось за независимость. Буржуазия Франции предприняла попытку восстановить свое владычество в Индокитае. 23 сентября 1945 г. французские войска при поддержке английских воинских частей оккупировали Сайгон и стали распространять свой контроль на юге Вьетнама. Под предлогом принятия капитуляции японских войск с севера во Вьетнам вступили чанкайшистские части, стремившиеся свергнуть народную власть. Французские войска через Вьетнам вторглись в Камбоджу, а вслед за этим предприняли наступление на Лаос. Силы народного сопротивления Камбоджи и Лаоса вынуждены были ЬтстуЦить в сельские районы и джунгли. Однако колонизаторы не мЬГлийолностью игнорировать размах освободительного движения в1 Индокитае. Поэтому французское правительство прибегло к политическим маневрам с целью выиграть время. 6 марта 1946 г. президент ДРВ Хо Ши Мин и представитель Франции подписали в Ханое предварительное компромиссное соглашение. Оно предусматривало, что независимый Вьетнам войдет во Французский союз и наряду с Камбоджей и Лаосом будет членом Индокитайской федерации. Последним Париж также обещал формальную независимость. Вопрос о том, на какую часть Вьетнама распространялась юрисдикция республиканского правительства, оставался открытым. Французские войска временно допускались на территорию Тонкина (историческое название северной части Вьетнама) для замены гоминь- дановских войск, которые Чан Кайши обязался вывести из Вьетнама. Несмотря на подписание этого соглашения, французские колонизаторы не прекращали враждебных актов и политических диверсий против ДРВ. В апреле 1946 года открылась франко-вьетнамская конференция в Далате. Представители ДРВ отстаивали независимость своей страны, а французские империалисты соглашались лишь незначительными уступками прикрыть фактическое восстановление колониального режима. Поскольку соглашения достичь не удалось, переговоры были по настоянию Франции перенесены в лригород Парижа Фонтенбло. 31 мая 1946 г. президент Хо Ши Мин выехал во Францию для участия в конференции, а на другой день французский верховный комиссар в Индокитае адмирал д'Аржанлье заявил о признании Францией Кохинхины (историческое название южной части Вьетнама) и Аннама (историче- 40
ское название срединной части Вьетнама) «свободным» государством. Франция стремилась отторгнуть Кохинхину и Аннам от остальной части Вьетнама под флагом создания «автономной республики». Этот шаг показал, какую вообще «независимость» она готовила Вьетнаму. Французская делегация на конференции в Фонтенбло отклонила все важнейшие предложения правительства ДРВ, касающиеся суверенитета Вьетнама. Но, стремясь к миру и мирному соглашению, вьетнамская делегация все же подписала 14 сентября с правительством Франции соглашение о «модус вивенди» (временный способ сосуществования). Правительство Вьетнама временно (до новых переговоров) соглашалось на установление единой с Францией таможенной системы и валюты в Индокитае. Со своей стороны, французское правительство, не чувствуя себя готовым к широкой колониальной войне во Вьетнаме, обещало пересмотреть вопрос о Кохинхине и Аннаме, уже «решенный» д'Аржанлье. Соглашение предусматривало возобновление переговоров не позднее 1 января 1947 г. Оценивая результаты проведенных переговоров, Хо Ши Мин говорил: «Я не удовлетворен соглашением. Но считаю, что оно явится шагом вперед в области нормализации франко-вьетнамских отношений». Французское правительство вероломно нарушило подписанное соглашение. Стремясь не к политическому, а военному решению вопроса, оно сосредоточило в прибрежных городах Вьетнама значительное количество войск и в декабре 1946 года начало открытую войну против ДРВ. Хотя Демократической Республике Вьетнам пришлось вести войну в тяжелых условиях, противостоя армии, оснащенной современной военной техникой, ее вооруженные силы выдержали испытание. Ханой и другие крупные населенные пункты поначалу были оккупированы. Однако Народная армия удерживала большую часть территории страны и создавала новые базы в джунглях и горных районах. Правительство ДРВ было готово к переговорам, но при условии, что Франция будет уважать независимость, единство и территориальную целостность Вьетнама. В обращении, направленном 22 декабря 1946 г. Хо Ши Мином правительству, парламенту и народу Франции и демократическим странам мира, говорилось: «Мы хотим только независимости и единства. Мы не хотим войны, но мы полны решимости защищать нашу родину до последней капли крови». В борьбе против французских колонизаторов патриоты Индокитая ощущали поддержку со стороны демократических, прогрессивных сил всего мира. Французские депутаты-коммунисты требовали в Национальном собрании прекращения «грязной войны». Международный форум солидарности стран Азии, собравшийся в Дели в 1947 году, принял специальную резолюцию в поддержку освободительной борьбы вьетнамского народа. Со- 41
циалистические государства оказывали ДРВ всю возможную дипломатическую и материальную поддержку. В апреле 1947 года правительство ДРВ предложило Парижу перемирие и переговоры. 12 мая состоялась встреча Хо Ши Мина с французским представителем. Последний, однако, предъявил ультиматум, заявив, что перемирие возможно лишь в случае, если вьетнамская армия сдаст оружие, а французские войска получат право размещения и передвижения по всему Вьетнаму. Ультиматум был отвергнут, и борьба продолжалась. В сентябре 1948 года во Вьетнаме был разыгран фарс «всенародного» выдвижения изгнанного в 1945 году императора Бао Дая «общенациональным лидером». С ним начались переговоры о предоставлении «независимости». В этом маневре легко угадывался почерк США, заинтересовавшихся к этому времени ситуацией в Индокитае и вознамерившихся решить ее в своих интересах. Уступая давлению США, Франция в мае 1949 года заключила серию соглашений, которые предоставили режиму Бао Дая право создавать собственную армию, финансовую систему, иметь дипломатическое представительство. Аналогичные соглашения были подписаны вскоре с Лаосом и Камбоджей. Была объявлена формальная «независимость» Вьетнама, Лаоса и Камбоджи, которые получили статус «присоединившихся (к Французскому союзу) государств». США немедленно воспользовались этим для установления прямой связи с марионеточными режимами, а в декабре 1950 года добились согласия Франции на подписание с ними договоров о «взаимной обороне и помощи». Что касается СССР, то, оказывая политическую поддержку ДРВ, народам Индокитая, он категорически отказался, несмотря на домогательства Парижа, признать эту фиктивную независимость, в частности правомочность режима Бао Дая. Эти маневры не могли надолго восстановить позиции империализма в Индокитае. Народ Вьетнама твердо и решительно шел за своим революционным правительством. В стране проводились новые важные демократические преобразования. Партизанская борьба приобретала все больший размах. Росло число освобожденных районов на севере Вьетнама. Значительно окрепли и выросли национально-освободительные силы в Лаосе и Камбодже. В этих странах были сформированы национальные фронты освобождения, объединяющие самые широкие слои населения в борьбе против французских колонизаторов. К началу 1950 года Народная армия Вьетнама освободила значительную часть территории страны с населением свыше 20 млн. 14 января 1950 г. президент ДРВ Хо Ши Мин обратился ко всем странам мира с предложением установить «дипломатические отношения с любым правительством, уважающим право на равноправие, территориальный и национальный суверенитет Вьетнама». 30 января 1950 г. СССР официально признал Демо- 42
кратическую Республику Вьетнам и объявил об установлении с ней дипломатических отношений. Почти одновременно официальное признание и установление дипломатических отношений последовало и со стороны других социалистических стран. 7. Становление нового типа международных отношении Сплочение социалистических государств в единый лагерь, появление международных отношений нового типа — естественный результат исторического процесса. Установление дружественных отношений, ликвидация прежней национальной розни, разрешение национальных конфликтов между народами социалистических стран явились подтверждением предвидения К. Маркса и Ф. Энгельса, высказанного в «Манифесте Коммунистической партии»: «В той же мере, в какой будет уничтожена эксплуатация одного индивидуума другим, уничтожена будет и эксплуатация одной нации другой»1. В то же время международные условия, в которых налаживались связи между европейскими странами народной демократии в первые послевоенные годы, специфические обстоятельства, сопровождавшие выход этих стран из системы капитализма и капиталистической эксплуатации, трудности социалистического строительства и острая классовая борьба накладывали свой отпечаток на процесс формирования международных отношений нового типа. Степень достигнутого в первое послевоенное десятилетие единства соответствовала существующим в тот период относительно ограниченным возможностям сотрудничества государств с различным уровнем экономического, политического, общественного развития, государств, завершивших войну с разным международным статусом. Все это несколько сдерживало развитие новых отношений. Однако период с 1945 по 1949 год наглядно показал, что единство социалистических государств—необходимое условие успешного строительства социализма и коммунизма, решающая гарантия обеспечения их независимости, суверенитета и безопасности. Показал прочность этих отношений, которые зиждутся на твердой объективной основе — однотипности их общественного и государственного строя, единой марксистско-ленинской идеологии, классовой солидарности, дружбе, сотрудничестве и взаимопомощи в решении задач строительства и защиты нового общества, единой великой цели строительства коммунизма. Братское сотрудничество стран социализма является материальным воплощением в жизнь принципа пролетарского интернационализма, перенесенного на почву межгосударственных от- 1 Маркс К. и Энгельс Ф, Соч., т. 4, с. 445. 43
ношений, то есть принципа социалистического интернационализма. Вместе с тем мировая система социализма — это сообщество равноправных, самостоятельных и суверенных государств, отношения между которыми характеризуются и широким кругом общедемократических принципов международного 'общения Такие принципы, как уважение государственного суверенитета, невмешательство во внутренние дела, равноправие и взаимная выгода и многие другие, в условиях социализма приобретают качественно новое социальное содержание. В ходе углубления социалистических революций в странах Европы и Азии и развертывания борьбы двух мировых общественных систем на международной арене вырабатывались основные принципы внешней политики народно-демократических государств как политики социалистической. В прошлом зависимые от крупных иностранных держав, бесправные объекты империалистической политики, эти страны Европы и Азии, вступив на путь социалистического развития постепенно превращались в динамично развивающиеся независимые государства, полноправные субъекты международных отношений. Их внешняя политика, направленная на сохранение всеобщего мира, а также методы социалистической дипломатии стали оказывать возрастающее влияние на международную обстановку. Социалистические принципы взаимоотношений и соответствующий им новый тип международных отношений утверждались не только в деятельности государственных, общественных и политических институтов, но прочно входили в сознание самых широких народных масс в странах социализма.
Глава II ПРОБЛЕМА МИРНОГО УРЕГУЛИРОВАНИЯ В ЕВРОПЕ И АЗИИ И ПОСЛЕВОЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ МИРА 1. Мирное урегулирование с бывшими союзниками Германии в Европе После победоносного завершения второй мировой войны перед странами антигитлеровской коалиции встала задача осуществить справедливое демократическое мирное урегулирование, которое исключило бы возможность возникновения новой агрессии со стороны бывших вражеских стран, обеспечило бы демократические условия развития стран и народов и прочный мир между ними. Согласованная программа мирного урегулирования и послевоенной организации мира была разработана в годы войны на конференциях трех держав — СССР, США и Великобритании — в Тегеране, Думбартон-Оксе, Ялте, Потсдаме. Она нашла также отражение в соглашениях о перемирии с бывшими союзниками гитлеровской Германии (см. т. 1). Решающую роль в ее выработке сыграл Советский Союз. СССР исходил из того, что должен быть создан подлинно демократический мир, исключающий возможность империалистической агрессии и угнетения народов, предоставляющий всем народам право свободного установления той социально-экономической системы, которую они пожелают избрать. СССР исходил также из того, что послевоенное устройство должно закрепить результаты второй мировой войны, обеспечить защиту национальных интересов и социальных завоеваний народов, развитие демократии и полное уничтожение всех остатков фашизма. Что касается держав Запада, в первую очередь США, то они искали в совместных решениях союзных держав всевозможные лазейки, чтобы использовать их для достижения своих корыстных империалистических целей. Особую классовую ненависть вызвало у них установление и упрочение народно-демократического строя в странах Восточной и Юго-Восточной Европы. Пы- 45
таясь восстановить в них капиталистические порядки, сохранить и расширить позиции западного монополистического капитала, США, Великобритания, а также Франция решили использовать для этой цели подготовку мирных договоров с бывшими союзниками гитлеровской Германии. В соответствии с решением Берлинской (Потсдамской) конференции подготовка указанных договоров, а также договоров с Германией и Японией должна была осуществляться в рамках Совета министров иностранных дел (СМИД) пяти великих держав — СССР, США, Великобритадии, Франции и Китая. При этом было согласовано, что участниками выработки мирного договора с каждым конкретным государством будут лишь те из великих держав, которые официально находились с ним в состоянии войны и подписали условия перемирия. Другими словами, мирный договор с Италией должны были выработать СССР, США, Великобритания и Франция; с Венгрией, Румынией и Болгарией — СССР, США и Великобритания; с Финляндией — СССР и Великобритания. Сессия СМИД проходила с 11 сентября Первая сессия СМИД по 2 октября 1945 г. в Лондоне. С первого дня работы сессии США и Великобритания попытались нарушить порядок подготовки мирных договоров, установленный на Берлинской конференции, потребовав, чтобы в выработке проектов мирных договоров с бывшими союзниками гитлеровской Германии принимали участие министры иностранных дел всех пяти великих держав, в том числе и тех, кто так и не удосужился объявить им войну (например, США, Франция и Китай — Финляндии). Советский Союз энергично воспротивился нарушению ранее согласованной процедуры. Делегация США, возглавляемая государственным секретарем Дж. Бирнсом, и делегация Великобритании, возглавляемая министром иностранных дел Э. Бевином, выступили с резкими нападками на народно-демократические режимы, особенно в Болгарии и Румынии. Бирнс назвал правительства стран народной демократии «тоталитарными» и заявил, что не станет обсуждать мирные договоры с ними до тех пор, пока в этих странах не будут созданы правительства, которые получат признание Соединенных Штатов. Бевин полностью солидаризировался со своим американским коллегой. Однако правительствам США и Великобритании было нелегко отстоять эту позицию — слишком глубоко противоречила она мировому общественному мнению. Поэтому на первой сессии СМИД апологеты готовящейся «холодной войны» вынуждены были маневрировать. Была достигнута принципиальная договоренность, что в основу мирных договоров с Болгарией, Венгрией, Румынией и Финляндией будут положены соглашения о перемирии. Поскольку сами соглашения носили справедливый демократический характер, данное решение в значительной сте- 46
пени предопределило демократический характер будущих мирных договоров с этими странами. Однако в дальнейшем делегация США, а вслед за ней делегации Великобритании, Франции и гоминьдановского Китая отказались подписать протоколы, в которых были зафиксированы согласованные решения. Это привело к срыву первой сессии СМИД. Для преодоления возникших разногласий Московское совещание Советский Союз предложил созвать Со- министров иностранных вещание министров иностранных дел Великобритании " СССР, США и Великобритании, ссылаясь на договоренность, достигнутую на Ялтинской конференции относительно периодических встреч министров иностранных дел трех держав. Это совещание прошло с 16 по 26 декабря 1945 года в Москве, формально вне рамок СМИД. На совещании наряду с другими международными проблемами — о политике союзных держав в отношении Японии, о Корее, Китае — были обсуждены и вопросы заключения мирных договоров. Совещание подтвердило согласованный на Берлинской (Потсдамской) конференции порядок их подготовки. В ходе совещания была достигнута договоренность о том, что после окончания подготовки проектов мирных договоров с Италией, Болгарией, Венгрией, Румынией и Финляндией будет созвана мирная конференция, которая обсудит согласованные тексты договоров и выработает рекомендации Совету министров иностранных дел. Было также условлено, что после окончания работы конференции и рассмотрения ее рекомендаций государствами, ответственными за выработку мирных договоров, последние составят окончательные их тексты. Западные державы возлагали большие надежды на предстоящую конференцию, которую было решено созвать в Париже. Хотя они и не добились передачи на нее, в обход СМИД, всей работы над составлением текстов мирных договоров, они рассчитывали оказать давление на СССР и страны народной демократии, используя, в частности, позицию тех стран и правительств, которые практически не имели никакого права заявлять о своей причастности к великой Победе над фашизмом. Советское правительство разгадало эти расчеты. По его настоянию состав конференции был ограничен странами, «активно участвовавшими в войне против вражеских государств в Европе своими существенными контингентами». В ходе Московского совещания был конкретно определен список этих государств (всего — 21). Основная работа по подготовке мирных Вторая сессия смид договоров была проделана на второй сессии СМИД. Она проходила в Париже с 25 апреля по 16 мая и с 15 июня по 12 июля 1946 г. Сессию отличала острая борьба по вопросу о принципиальном подходе к проектам мирных договоров и об их конкрет- 47
ных положениях. США и их союзники уже тогда пустили в обиход легенду о том, что на Крымской (Ялтинской) конференции они якобы сделали необоснованные уступки Советскому Союзу, в результате чего они «потеряли» Восточную Европу. Теперь» считая, что «времена Ялты прошли», они разработали программу подчинения своему влиянию восточноевропейских стран, не имевшую ничего общего с выработкой справедливого демократического послевоенного урегулирования. Советский Союз, стремившийся к укреплению мира и безопасности в этом регионе, предотвращению использования его для любой будущей империалистической агрессии, а также в силу основополагающего принципа своей внешней политики — пролетарского интернационализма — к защите национальных интересов и социальных завоеваний его народов, естественно, воспротивился американо- английским планам. Не стремясь, однако, вести дело к разрыву, советская делегация на сессии СМИД проявляла гибкость и готовность к компромиссу, но такому, который не ущемлял бы суверенные интересы восточноевропейских стран. Западные державы настаивали, например, на том, чтобы побежденные страны выплачивали репарации только американскими долларами. Это было требование с дальним прицелом: не располагая долларовыми фондами, они должны были бы просить «помощи» у США и привязать к ним (и к Западу в целом) свою торговлю и экономику. Советский Союз отмечал, что подавляющая часть репараций этих стран должна поступить ему как государству, понесшему наибольший ущерб от их военных действий, а он, принимая во внимание их финансовые трудности, готов к принятию репарационных платежей в виде поставок товаров. США требовали применить к побежденным странам выработанную американским империализмом еще в конце XIX века экспансионистскую формулу «равных прав» и «равных возможностей» — предоставления этими странами статуса национального режима в отношении промышленной, торговой и другой хозяйственной деятельности частным лицам и компаниям западных держав. Одновременно западные державы потребовали от побежденных стран возвращения иностранным собственникам всего их имущества, в том числе национализированного народно-демократическими правительствами, а в случае его разрушения в результате военных действий — полной компенсации. Эта тактика была направлена на капиталистическое закабаление указанных стран Соединенными Штатами и их союзниками. Советский Союз решительно выступил против такого подхода. Он указал на неправомерность применения к государствам и народам Европы такого рода принципов, подчеркнул суверенное право этих государств национализировать иностранную собственность, расположенную на их территории, и соответственно отверг требование реституции. Учитывая, что полная компенса- 4
ция за национализированную или разрушенную иностранную собственность легла бы непосильным бременем на плечи побежденных стран, СССР высказался за частичную компенсацию за утраченное имущество (в пределах третьей части ущерба). Правительства США и Великобритании выдвинули также проект «интернационализации» судоходства по Дунаю и его притокам, стремясь превратить эту крупнейшую водную артерию Европы в зону своего господства, использовать ее для широкого проникновения в экономику придунайских стран. СССР, как об этом твердо заявила советская делегация, исходил из того, что «вопрос о режиме судоходства на Дунае — дело прежде всего самих придунайских государств, и его нельзя решать в мирных договорах с отдельными придунайскими государствами». Правительства США, Великобритании и Франции поставили под вопрос территориальную целостность ряда народно-демократических государств. При их поддержке правительство Греции потребовало, например, выплаты ему Болгарией репараций в астрономической сумме — 985 млн. долл., а также передачи южной части страны вплоть до Родопских гор, то есть почти десятой части всей территории Болгарии. Греческое правительство также потребовало отторжения южной части Албании, не считаясь с тем, что Албания во второй мировой войне не была сателлитом Германии. Много внимания министры иностранных дел четырех великих держав уделили вопросу об итало-югославской границе. После первой мировой войны часть югославянских земель, входивших в Австро-Венгрию, была передана Италии в качестве вознаграждения за ее участие в войне на стороне Антанты. Это была империалистическая сделка за счет славянских народов. После второй мировой войны югославское правительство потребовало исправления этой несправедливости и воссоединения Словенского Поморья и Юлийской Крайны (с важным портовым городом Триест) с Югославией. Советский Союз поддержал справедливые требования Югославии. Основываясь на этническом принципе, советская делегация внесла предложение о воссоединении указанных земель, населенных преимущественно славянами, с Югославией. Но западные державы, стремясь ущемить интересы народно-демократической Югославии, внесшей большой вклад в дело разгрома германо-итальянского фашизма, и превратить Триест, оккупированный англо-американцами, в свою базу, упорно препятствовали передаче югославянских земель Югославии. Однако Советский Союз твердо настаивал на своем предложении. В конце концов делегация Франции внесла компромиссное предложение, предусматривавшее передачу Словенского Поморья и большей части Юлийской Крайны Югославии и выделение Триеста с небольшой прилегающей областью в Свободную территорию, г,49
находящуюся под управлением и защитой Совета Безопасности ООН. Это предложение было принято СМИД. После этого развернулась острая борьба по вопросу о статусе Свободной территории Триест и порядке ее управления. Советский Союз отстаивал демократические принципы устройства внутренней жизни на этой территории. Он требовал предоставления ее населению права по собственному усмотрению создавать конституционные органы управления. США и Великобритания выступили за то, чтобы территория управлялась губернатором, назначаемым Советом Безопасности и наделенным по существу диктаторскими полномочиями. В своих предложениях США и Англия тщательно обходили вопрос о выводе из района Триеста своих войск. Соглашение о статусе Свободной территории Триест на второй сессии СМИД так и не было достигнуто. Серьезная дискуссия развернулась на сессии (в связи с подготовкой мирного договора с Италией) о судьбе ее бывших колоний — Ливии (Триполитании и Киренаики), Эритреи, Сомали. США и Великобритания стремились утвердиться в этих колониях. США предложили передать их под опеку ООН, с тем чтобы управление каждой из них осуществлялось администратором, назначаемым Советом по Опеке ООН. Учитывая сложившийся к этому времени контроль США над «машиной голосования» в ООН (кроме Совета Безопасности, где СССР обладал правом вето), такое решение благоприятствовало бы американским планам. Великобритания предложила создать на Африканском Роге «Большое Сомали» (под своей опекой), которое включало бы не только находившуюся там колонию Британское Сомали и бывшее Итальянское Сомали, но и значительную часть Эфиопии. Что касается Ливии, то предусматривалось провозглашение ее независимости, но без вывода оккупирующих ее английских войск. Советский Союз выступал за ликвидацию колониализма в любой его форме. Однако в интересах достижения компромиссного решения советская делегация не стала требовать немедленного предоставления независимости бывшим итальянским колониям, высказавшись за установление над ними опеки ООН, но на срок не более чем десять лет, после чего они должны были получить независимость. Что касается администрации по осуществлению опеки, советская делегация первоначально предложила возложить эти функции на каждую из союзных держав — СССР, США, Великобританию и Францию — на каждой из четырех территорий: Киренаике, Триполитании, Сомали и Эритрее. Она заявила о готовности Советского Союза возглавить администрацию в Триполитании. Встретив сопротивление западных держав, СССР поддержал французское предложение о передаче Италии административных функций в системе опеки ООН. Однако и это предложение было отвергнуто делегациями США и Великобритании. Последние 50
так или иначе хотели сохранить свой контроль на указанных территориях, а Италии, где в это время были сильны позиции демократов, а коммунисты входили в правительство, они просто не доверяли. Вопрос о судьбе бывших итальянских колоний на второй сессии СМИД не был решен, министры договорились вернуться к его рассмотрению через год после вступления в силу мирного договора с Италией. Правительства США и Великобритании как на второй сессии СМИД, так и позднее прилагали огромные усилия, чтобы ущемить интересы СССР в отношении его репарационных претензий. Особенно это проявилось в отношении репараций с Италии. Еще на первой сессии СМИД советская делегация предлагала определить общую сумму репараций с Италии в 300 млн. долл., из них 100 млн. долл. — в пользу СССР, 200 млн. долл.— для Югославии, Греции и Албании. Советская доля репараций составляла примерно 25-ю часть прямого ущерба, нанесенного Советскому Союзу итальянскими войсками. Тем не менее советское предложение было встречено в штыки. США и Великобритания ссылались на необходимость облегчить участь побежденных, которые якобы неспособны нести бремя репараций. И это говорилось в то время, когда расходы Италии на содержание американских и английских оккупационных войск составляли 4 млрд. долл. в год. Немалыми были репарационные претензии других государств: Греция требовала от Италии 2877 млн. долл., Египет — 575 млн., Мексика — 145 млн. долл. Потребовалась длительная и упорная борьба за справедливое решение вопроса о репарациях. Вторая сессия СМИД проделала полезную работу по согласованию в основном текстов мирных договоров. Конференция проходила в Париже с Парижская мирная 29 июля по 15 октября 1946 г. Ее участ- конференция никами стали представители 21 государства. Их перечень был определен Московским совещанием министров иностранных дел1. Приглашены были высказать свое мнение еще семь государств2, а также государства — бывшие союзники Германии. Работа конференции проходила в условиях перехода империализма к агрессивному, откровенно экспансионистскому антисоветскому курсу. С целью оказать воздействие на участников конференции и на весь ход выработки мирных договоров США еще во время второй сессии СМИД провели испытания атомных бомб в районе атолла Бикини в Тихом океане. 1 Это были пять великих держав — СССР, США, Китай, Англия и Франция, а также Австралия, Белорусская ССР, Бельгия, Бразилия, Голландия, Греция, Индия, Канада, Новая Зеландия, Норвегия, Польша, Украинская ССР, Чехословакия, Эфиопия, Югославия, Южно-Африканский Союз. 2 Австралия, Албания, Египет, Ирак, Иран, Куба, Мексика, 51
США, Великобритания, а также Франция рассчитывали принудить Советский Союз к серьезным уступкам, в том числе и по уже согласованным на второй сессии СМИД вопросам. Вот почему они сразу же после открытия конференции провели атаку против согласованного в СМИД правила процедуры, предусматривавшего принятие конференцией своих рекомендаций квалифицированным большинством (две трети голосов). В течение 10 дней конференция обсуждала вопрос о том, должны ли ее рекомендации приниматься квалифицированным или же простым большинством голосов. Вопрос этот приобрел особую остроту потому, что сторонникам откровенно империалистического курса было сложно собрать 14 голосов из 21, ибо 6 голосов имели СССР и народно-демократические страны, к которым могли присоединиться и буржуазные государства, наиболее пострадавшие в войне. Первым на голосование было поставлено предложение СМИД о принятии рекомендаций квалифицированным большинством. Оно было принято. Вторым поставили предложение, внесенное Великобританией, о принятии рекомендаций простым большинством. Оно тоже было принято. На Парижской мирной конференции большинством в две трети голосов были приняты все те рекомендации, которые носили демократический характер и которые СССР счел полезным принимать во внимание. А простым большинством был проведен лишь ряд не имевших впоследствии практического значения рекомендаций (о «равных возможностях», «интернационализации Дуная» и др.). Парижская мирная конференция, в отличие от подобных форумов прошлого, проходила открыто и гласно, при постоянном внимании к ней широкой общественности. Ее освещали около 2 тыс. представителей печати. Гласность сужала возможности маневров империалистических держав. Не отваживаясь открыто выступать против уже согласованных в рамках СМИД статей проектов мирных договоров, делегации США и Великобритании широко использовали для этой цели дипломатию других стран. Например, австралийская делегация внесла 73 предложения и поправки — более трети всех предложений и поправок, сделанных на конференции. Основные направления борьбы на Парижской мирной конференции остались теми же, что и на сессиях СМИД. Вследствие стремления западных держав превратить мирные договоры в орудие установления своего политического и экономического влияния в странах — бывших союзницах Германии конференция не выполнила стоявшую перед ней одну из основных задач — согласование спорных статей договоров. Однако положительной стороной ее работы было то, что конференция подтвердила подавляющее большинство согласованных ранее в рамках СМИД решений и тем самым дала импульс дальнейшим переговорам великих держав по этому вопросу. 32
Третья сессия СМИД Рассмотрение проектов мирных догово- и заключение мирных р0В продолжилось на третьей сессии договоров СМИД, проходившей с 4 ноября по 12 декабря 1946 г. в Нью-Йорке. Опираясь на ряд рекомендаций Парижской мирной конференции, США и Великобритания пытались поначалу действовать методами ультиматума по отношению к СССР, и сессия была близка к срыву. Однако в дальнейшем западные державы сменили курс. Искаженно толкуя причины политических и социальных перемен в жизни Болгарии, Венгрии, Румынии, считая их «навязанными извне», то есть Советским Союзом, они предполагали, что с подписанием мирных договоров и выводом советских войск откроется перспектива возвращения этих стран на капиталистический путь. Следуя этим соображениям, правительства США и Великобритании пошли на компромиссные решения по несогласованным пунктам. Компенсация иностранным собственникам за утраченное имущество была определена в две трети от фактически понесенного ими ущерба. В мирных договорах было решено оставить пункт о «равных возможностях», ограничив, однако, действие этого положения 18 месяцами с момента вступления договоров в силу. Ясно, что тем самым он фактически обесценивался для западных монополий. Был согласован статус Свободной территории Триест. Для окончательного рассмотрения судоходства по Дунаю было решено созвать конференцию придунайских стран. Мирные договоры с Италией, Болгарией, Венгрией, Румынией и Финляндией были подписаны в Париже 10 февраля 1947 г. и вступили в силу 15 сентября 1947 г. В преамбулах мирных договоров объявлялось о прекращении состояний войны. В них также содержалось обязательство союзников поддержать обращение этих государств в ООН с просьбой о приеме1. Территориальные постановления договоров аннулировали перекройку карты Европы, осуществленную фашистскими захватчиками, восстанавливали довоенные границы европейских государств с небольшими изменениями (в пользу Франции и Югославии — на границе с Италией; Чехословакии — на границе с Венгрией; Додеканезские острова передавались Греции). В мирных договорах были закреплены возвращение Румынией Советскому Союзу Бессарабии и Северной Буковины, а также возврат Советскому Союзу Финляндией области Петсамо (Пе- ченга). 1 В действительности западные державы под фальшивым предлогом о несоблюдении в этих странах «прав человека» воспрепятствовали их приему в ООН. Лишь на X сессии Генеральной Ассамблеи ООН 14 декабря 1955 г. Италия, Румыния, Болгария, Венгрия, Албания и Финляндия в числе группы из 16 стран были приняты в число членов этой организации. 53
В политических постановлениях договоров предусматривались меры, гарантирующие демократическое развитие указанных стран, запрещающие возрождение и деятельность в них фашистских организаций. Оккупирующие державы обязались вывести свои войска из этих стран не позднее чем через 90 дней после вступления в силу мирных договоров. Советскому Союзу разрешалось содержать вооруженные силы в Венгрии и Румынии для поддержания коммуникаций с Австрией, где находились оккупационные войска. Репарационные обязательства были весьма умеренными и предусматривали лишь частичное возмещение ущерба, причиненного соответствующим странам. Например, вместо 985 млн. долл., которые первоначально требовала Греция от Болгарии в качестве репараций, она удовольствовалась, по мирному договору, 45 млн. долл. Репарационные платежи в пользу СССР были установлены для Румынии и Финляндии по 300 млн. долл.; для Венгрии — 200 млн.; для Италии — 100 млн. долл. Составной частью мирного договора с Италией явилось определение статуса Свободной территории Триест. Но эта часгь договора так и не была реализована. Войска США и Великобритании продолжали оккупировать Триест вплоть до октября 1954 года, когда наконец вопрос был решен посредством инспирированного ими соглашения между Италией и Югославией. 5 октября 1954 г. в соответствии с этим соглашением западная часть территории (вместе с городом Триест) площадью около 200 кв. км и населением 220 тыс. была передана под управление Италии; остальная часть площадью около 520 кв. км и населением 70 тыс. — под управление Югославии. Судьбу итальянских колоний предполагалось решить в годичный срок после подписания договора с Италией, а при отсутствии согласованного решения — передать его на рассмотрение ООН. С сентября 1948 года этот вопрос находился на рассмотрении в ООН, где СССР настойчиво боролся за немедленное или скорейшее предоставление независимости указанным территориям. В конце концов IV сессия Генеральной Ассамблеи ООН приняла решение предоставить независимость Ливии не позже 1 января 1952 г. (объявлена независимым государством 24 декабря 1951 г.), а Итальянское Сомали передать под опеку Италии сроком на 10 лет. Эритрея (после проведения в ней референдума) решением V сессии Генеральной Ассамблеи ООН была присоединена в 1952 году к Эфиопии на федеративной основе, а в 1962 году Эритрея стала одной из провинций Эфиопии. Мирное урегулирование в Юго-Восточной Белградская Европе было продолжено на Дунайской S mC8KaroiaKOH*ePeH' конференции, проходившей в Белграде с 30 июля по 18 августа 1948 г. В ее работе приняли участие представители придунайских государств — 64
СССР, УССР, Румынии, Болгарии, Югославии, Венгрии, Чехословакии, а также представители США, Великобритании и Франции как члены СМИД. В работе конференции участвовала также Австрия с совещательным голосом. Дунай — могучая водная артерия Центральной и Юго-Восточной Европы. Он су доходен от города Ульма (в Южной Германии) до Черного моря и пролегает по территории или вдоль границ восьми государств. В него вливаются 34 судоходных притока. На Дунае расположены три европейские столицы — Вена, Будапешт, Белград. Учитывая экономическое значение этой реки, империалистические державы издавна стремились превратить ее в зону своего бесконтрольного хозяйничанья. На это была нацелена, например, конвенция по судоходству 1921 года. Белградская конференция 1948 года была первой международной конференцией по вопросу о режиме судоходства на Дунае, где в подавляющем большинстве присутствовали подлинные хозяева реки. С самого начала конференция проходила в очень напряженной обстановке. К этому времени западные державы уже вступили на путь «холодной войны». Западные державы ссылались на конференции на «приобретенные права» и требовали сохранить в силе конвенцию 1921 года. Представители придунайских государств дали решительный отпор этим попыткам. Советская делегация, исходя из необходимости решения дунайской проблемы на справедливых, демократических основах, внесла 2 августа 1948 г. на рассмотрение конференции проект новой Конвенции о режиме судоходства. В преамбуле конвенции были четко определены принципы, на основе которых предусматривалось осуществление судоходства на этом водном пути. Впервые в истории дунайской проблемы провозглашалось, что свобода судоходства по Дунаю должна осуществляться «в соответствии с интересами и суверенными правами придунайских стран, а также в целях укрепления экономических и культурных связей придунайских стран между собой и с другими странами». Советский проект устранял несправедливое положение, когда на Дунае осуществляли контроль недунайские державы, преследующие здесь свои политические и военно-стратегические интересы. Он предусматривал также, что компетенция новой дунайской комиссии будет распространяться только на судоходную часть реки, а не на ее притоки. Проект успешно сочетал принцип, свободы судоходства с одновременной защитой национальных интересов и суверенных прав придунайских государств. Очень важным было положение советского проекта, что военным судам недунайских государств плавание по Дунаю воспрещалось, а военным судам дунайских государств разрешалось только с санкции заинтересованных сторон. Западные державы встретили советский проект конвенции в штыки. Они хотели воспользоваться случаем, чтобы превратить 65
конвенцию в инструмент своей политической гегемонии в приду- найском регионе. Для маскировки своих планов американская делегация пыталась доказать, что США стремятся только к решению экономических проблем Дуная и стоящая перед конференцией задача сводится лишь к решению экономических вопросов, не являясь политической проблемой. Советская делегация отметила несостоятельность этого утверждения: «...Хотя настоящая конференция должна заниматься техническими и экономическими вопросами, она, в первую очередь, является конференцией политического значения». То, что в политике западных держав в отношении Дуная преобладали не экономические, а политические интересы, доказывается элементарной статистикой: суда США никогда не плавали по Дунаю, и объем их товаров, перевозимых этим водным путем, не достигал и полупроцента американского экспорта в Европу. Новая Конвенция о режиме судоходства по Дунаю была разработана на основе советского проекта. Представители США, Великобритании и Франции заявили, что они ни при каких условиях не подпишут этот документ. Тогда болгарский делегат предложил исключить США, Великобританию и Францию из перечня государств в преамбуле новой Конвенции, заключивших ее и имеющих право участвовать в любом дальнейшем обсуждении вопроса о судоходстве по Дунаю. С этой поправкой новая Конвенция была утверждена голосами придунайских государств. Дунайская конвенция вступила в силу после ее ратификации государствами-участниками 11 мая 1949 г. В дальнейшем, в 1960 году, к ней присоединилась Австрия. Режим Дуная, который раньше служил империалистическим державам как средство эксплуатации народов придунайских стран, стал служить делу экономического, культурного и политического сотрудничества между придунайскими странами и Советским Союзом, делу укрепления мира между народами. 2. Борьба СССР, других социалистических государств и немецкого народа за единую демократическую миролюбивую Германию. Образование Германской Демократической Республики Безоговорочная капитуляция Германии 8 мая 1945 г. и оккупация германской территории войсками союзных держав в соответствии с межсоюзническими соглашениями означали, что оккупирующие державы взяли на себя всю полноту власти. В соответствии с провозглашенной целью Два противоположных , курса в вопросе о мирном урегулировании в Германии .56
войны державы ликвидировали нацистский «третий рейх» и разработали принципы своей политики в отношении побежденной страны. Еще в годы войны Советский Союз провозгласил, что он не намерен ни уничтожать, ни порабощать немецкий народ, что он выполняет миссию освобождения народов Европы от фашистской тирании. Иные цели преследовали правящие круги США, а также их империалистические союзники. С одной стороны, они стремились к ликвидации германского индустриального потенциала, видя в нем своего конкурента. Это получило отражение в планах расчленения германского государства и дезинду- стриализации страны, в частности в известном «плане Морген- тау». С другой стороны, боясь усиления международного влияния Советского Союза, успехов демократических сил в послевоенном мире, США и Великобритания хотели использовать немецкое государство против СССР и демократического движения народов Европы. Вскоре после окончания войны в Европе противоположные цели и интересы держав, которые были союзниками в мировой войне, выявились полностью. СССР последовательно продолжал курс на освобождение народов Европы от фашистского господства и его последствий. США и Великобритания, а в дальнейшем и Франция открыто выступили за сохранение и противопоставление немецких реакционных милитаристских сил антифашистскому процессу демократизации. На Крымской (Ялтинской) конференции в феврале 1945 года и на Берлинской (Потсдамской) конференции в июле — августе 1945 года между СССР, США и Великобританией были не только согласованы основные принципы политики, но и приняты конкретные постановления, которые надлежало выполнить в целях мирного урегулирования и послевоенного устройства. Главная цель антифашистской коалиции состояла в том, чтобы искоренить германский нацизм и милитаризм, чтобы Германия «никогда больше не угрожала своим соседям или сохранению мира во всем мире». В противоположность англо-американским планам и замыслам расчленения германского государства Советское правительство предлагало рассматривать страну как «единое экономическое целое». Учитывая позицию СССР, союзные державы также заявили, что они намерены дать немецкому народу возможность подготовиться к реконструкции своей жизни на демократической и мирной основе. Политические и экономические принципы решения германской проблемы были определены совместно союзными державами. Они представляли собой реалистическую программу перестройки хозяйственной и политической жизни немецкого народа и предусматривали: 1) демилитаризацию страны (т. е. полное разоружение, ликви- 57
дацию всей германской военной индустрии); 2) денацификацию (т. е. уничтожение нацистской партии, всех ее организаций, чтобы они никогда не возродились ни в какой форме); 3) демократизацию (т. е. реконструкцию германской политической жизни на демократической основе, чтобы стало возможным включение немцев в мирное международное сотрудничество); 4) декартелизацию (т. е. децентрализацию германской экономики путем уничтожения чрезмерной концентрации экономической силы, особенно в форме монополий — картелей, синдикатов, трестов). Берлинская (Потсдамская) конференция приняла принципиально важные для послевоенного устройства решения о передаче Советскому Союзу города Кенигсберга и прилегающего к нему района, о проведении западной границы Польши по линии Одер — Нейсе, причем в документе было дано конкретное описание границы. В документах конференции указывалось, что окончательное определение западной границы Польши должно состояться в рамках мирного урегулирования. Эта формулировка впоследствии послужила на Западе поводом для попыток отказа от принятого решения по данному вопросу. Поскольку в послевоенные годы так и не удалось выработать и заключить германский мирный договор, на Западе стали говорить о том. что решение, принятое на Берлинской конференции, не окончательное и подлежит ревизии. Это, однако, не верно и противоречит принципам, лежавшим в основе решения по вопросу о границах. Конференция приняла имеющее принципиальное значение постановление об упорядоченном перемещении немецкого населения с территории Польши (а также Чехословакии и Венгрии) в пределы оккупационных зон. В 1950 году между ГДР и ПНР было заключено Згожелец- кое соглашение о проведении границы мира и дружбы по линии Одер — Нейсе. Два суверенных государства международным актом юридически закрепили существующую между ними границу. В целях осуществления Потсдамских соглашений Союзный контрольный совет принял в первые месяцы после окончания войны в Европе ряд важных законов и постановлений, которые определяли меры по демилитаризации страны, полному уничтожению нацистской партии, всех ее филиалов и организаций, изъятию и ликвидации нацистской и милитаристской литературы, запрещению всякого военного обучения немцев. Во исполнение принятого союзными державами решения с ноября 1945-го по октябрь 1946 года в городе Нюрнберге проходил процесс над главными немецкими военными преступниками. Международный трибунал вынес обоснованный многочисленными документами и свидетельствами приговор, который осудил не только главарей нацистского рейха за подготовку и развязывание агрессии, но и собственно германский фашизм и милитаризм как преступление против человечества. Нюрнберг- 58
ский процесс и осуждение агрессии были восприняты во всем мире как акт справедливого возмездия и предупреждение против возрождения милитаризма и повторения агрессии. Выполнение Потсдамских решений и последующих согласованных мер в различных зонах оккупации происходило неодинаково. В советской зоне оккупации уже с лета 1945 года Потсдамские соглашения служили основой перестройки политической и хозяйственной жизни на антифашистской, демократической основе. Что касается западных зон, то американские, британские, а вскоре и французские власти откровенно вступили на путь саботажа Потсдамских соглашений и отказа от взятых на себя обязательств. Западные оккупационные власти не допустили проведения реформ, направленных на ликвидацию всесилия германских монополистических объединений. Они воспрепятствовали проведению земельной реформы, которая отвечала бы интересам трудящихся земледельцев. Они сорвали проведение декартелизации, сведя ее к разделению лишь некоторых крупных трестов на дочерние компании. Комитет, созданный властями США под председательством Г. С. Фергюсона, отметил в своем отчете в апреле 1949 года, что в итоге «декартелизации» в американской зоне не было ущемлено ни одно из крупных промышленных объединений. Более того, были сохранены основы германской военной промышленности, которая подлежала демонтажу, в том числе с целью удовлетворения репарационных претензий стран, пострадавших от германской агрессии. В соответствии с решением Берлинской конференции Советский Союз должен был получить в счет репараций 25% изымаемого в западных зонах оккупации германского промышленного оборудования, часть которого предполагалось выделить Польше. Выполнение этого обязательства было сорвано западными державами. Вся сумма репараций, полученных СССР и Польшей из западных зон оккупации, составила примерно 12 млн. долл. В то же время сами западные державы в ходе войны и после ее окончания сумели захватить значительные материальные ценности (германское имущество за границей, золотой запас, патенты и т. п.) на сумму 17 млрд. долл. Денацификация и демилитаризация в западных зонах не были проведены в должном порядке и масштабах. Многие активные нацисты не были привлечены к судебной ответственности даже тогда, когда их преступления были очевидны и доказуемы. Первоначально было громогласно объявлено, что денацификация затронет 6 млн. человек. Однако было арестовано лишь 245 тыс. человек, 100 тыс. из которых уже в 1947 году вышли на свободу. В дальнейшем денацификация была просто сведена на нет. Более того, бывшие активные нацисты использовались в сфере управления, в органах юстиции, в полиции и в системе образования. Например, 60% судей и 76% прокуроров 59
в немецких судах по денацификации являлись бывшими членами нацистской партии. Уже в 40-е годы в Западной Германии стали быстро возникать неонацистские организации и союзы. Западные оккупационные власти в течение длительного времени содержали в своих зонах многочисленные военизированные контингенты из бывших нацистских военнослужащих под видом «трудовых батальонов», вооруженной охраны предприятий и т. п. Позже в процессе ремилитаризации они были использованы в создаваемых вооруженных формированиях. Как бы суммируя длинный перечень нарушений западными державами своих обязательств в германских делах, государственный секретарь США Бирнс, выступая в сентябре 1946 года в городе Штутгарте, заявил о намерении США пересмотреть как территориальные, так и экономические постановления, принятые в Ялте и Потсдаме. Политический курс западных держав, прежде всего США, по существу сразу после Потсдама был направлен на обособление западных зон оккупации, на восстановление в них экономической мощи монополий, возрождение консервативных и милитаристских сил. Был взят курс на создание сепаратного западногерманского государства и включение его в военный блок, направленный против СССР и других стран Восточной Европы. В рамках этого курса американские и английские власти договорились в декабре 1946 года о слиянии двух зон в Бизонию, к которой вскоре присоединили и французскую зону оккупации, взяв курс на создание сепаратного западногерманского государства. С этого времени США и Великобритания начали открыто препятствовать нормальной деятельности Союзного контрольного совета по Германии. Как это было определено на Берлинской Вопросы германского конференции, мандат на решение проб- урегулирования на лемы германского урегулирования в рам- вСЖ5—1947 годах ках послевоенного устройства в Европе получил Совет министров иностранных дел Великобритании, СССР, Китая, Франции и США. На I сессии СМИД в Лондоне (сентябрь — октябре 1945 г.) и на II сессии в Париже (апрель — июнь 1946 г.) французская дипломатия добивалась разделения Германии на несколько мелких государств, в частности отделения Рейнской области, Рура и Саара. К этому времени Великобритания установила контроль над угольной, а затем металлургической и металлообрабатывающей промышленностью Рура. Советская делегация на сессиях СМИД выступила против планов расчленения страны, ее дезиндустриализации и федерализации, настаивая на экономической целостности страны и предлагая создать для этой цели общегерманские департаменты. США, исходя из своих империалистических целей, также выступили против французского плана. Великобритания, находившаяся в финансовой за- 60
висимости от США, поддержала линию США. Французское правительство на первых порах после образования Бизоний отказалось к ней присоединяться. В декабре 1946 года оно отделило Саарскую область с намерением присоединить ее в дальнейшем к Франции. На последующих III и IV сессиях СМИД в Москве в марте — апреле 1947 года и в Лондоне в ноябре — декабре 1947 года продолжалась острая дипломатическая борьба, в ходе которой обнаружилась вся глубина расхождений между бывшими союзниками по германской проблеме. Советская дипломатия последовательно выступала за урегулирование на основе Ялтинских и Потсдамских соглашений, тогда как правительства США и Англии стремились подменить имевшуюся договоренность об основах урегулирования новыми проектами, которые по существу означали полный отход от достигнутых ранее соглашений и договоренностей. Дабы сделать свои предложения более «приемлемыми» для СССР, американская дипломатия демагогически предлагала заключить договор о «разоружении Германии» на 25 лет. Советский Союз предлагал заключить договор на более продолжительный срок и придать ему более конкретную форму и направленность. Советский проект имел четкое название и содержание — «Договор о демилитаризации Германии и предотвращении германской агрессии». Он предусматривал прямую связь между демилитаризацией Германии и завершением выработанной еще в Потсдаме программы демократизации страны, ликвидацию засилья монополий и господства землевладельцев-юнкеров как исконных вдохновителей германской агрессии. США и Великобритания отвергли советские предложения и сорвали дальнейшую работу СМИД, отказавшись в декабре 1947 года от назначения даты очередной сессии. К этому времени с ними практически полностью солидаризировалась Франция, ожидавшая американской экономической помощи по «плану Маршалла» и отказавшаяся ради этой помощи от собственного курса в германском вопросе. Развязав себе руки для сепаратных дей- Сепаратистская полити- ствий с целью завершения раскола Гер- ка западных держав в мании, западные державы — США, Ве- вании"СОбМ урегулиро" ликобритания и Франция — созвали в двухИгерманских"госу- Лондоне в первой половине 1948 года дарств (с 23 февраля по 6 марта и с 20 апреля по 1 июня) совещание с участием представителей Бельгии, Нидерландов и Люксембурга. В итоге переговоров, длительность которых свидетельствовала о наличии серьезных разногласий между участниками совещания, были согласованы втайне от СССР и других государств ряд мер, направленных на подрыв сотрудничества, а именно: проведение сепаратной денежной реформы в западных зонах, подготовка сепаратной конституции для западногерманских земель и обра- 61
зование сепаратного правительства, прекращение работы Контрольного совета для Германии и Межсоюзной комендатуры в Берлине. В марте 1948 года, после того как западные представители отказались информировать Советское правительство о характере принятых ими решений, Контрольный совет фактически перестал функционировать. На лондонском совещании в качестве подачки малым странам было согласовано «исправление границ» Западной Германии в пользу Бельгии, Нидерландов, Люксембурга. Саар был официально передан под управление Франции. Совещание министров иностранных дел СССР, Польши, Болгарии, Венгрии, Румынии, Чехословакии, Югославии и Албании, состоявшееся в Варшаве 23—24 июня 1948 г., решительно осудило сепаратные решения, принятые западными государствами на лондонском совещании. В принятой декларации отмечалось, что эти решения являются грубым нарушением постановлений Крымской и Берлинской конференций и не имеют ни юридической, ни морально-политической силы. Участники Варшавского совещания вновь привлекали внимание к необходимости создания единого миролюбивого демократического германского государства. За неделю до этого, 18 июня 1948 г., западные оккупационные власти объявили о проведении денежной реформы в западногерманских землях. Через несколько дней новые денежные знаки были введены в оборот и в западных секторах Берлина, хотя, согласно межсоюзническим соглашениям и сложившейся практике, Западный Берлин рассматривался в финансово-экономическом плане как часть советской зоны оккупации. Все это вызвало серьезный международный кризис. В целях ограждения экономики своей зоны от проникновения обесцененных денежных знаков советские органы власти приняли ряд мер временного характера, ограничив передвижение между зонами оккупации и секторами Берлина. Западные державы восприняли эти действия как «блокаду» Западного Берлина. Возникшее при этом обострение международной обстановки привело к так называемому «берлинскому кризису» 1948 года. Империалистические державы, в первую очередь США, по существу требовали, чтобы СССР отказался от защиты жизненных интересов населения Восточной Германии, одновременно используя кризисную ситуацию для углубления раскола страны. Свои требования США подкрепляли военными угрозами, сосредоточением войск на межзональной границе, провокационными маневрами и т. п. Для снабжения населения западных секторов Берлина США создали дорогостоящий «воздушный мост», хотя СССР предложил из своих ресурсов полностью обеспечить западноберлинское население всем необходимым. При полетах в Берлин американские самолеты нарушали режим воздушного пространства в советской зоне. 62
Обострение обстановки вокруг Берлина было чревато серьезным конфликтом. Советское правительство приняло срочные меры для преодоления международного кризиса. По его инициативе в Москве состоялись переговоры с послами США, Англии и Франции. В ходе переговоров было доказано, что мероприятия СССР имеют ответный характер. В конце августа 1948 года была достигнута договоренность для урегулирования кризиса. В принятой 30 августа 1948 г. директиве главнокомандующим вооруженными силами четырех держав были объявлены согласованные меры: снятие ограничений на сообщение между западными зонами и советской зоной, а также Западным Берлином, однако при условии изъятия из обращения западной марки в Берлине и введения как единой и единственной валюты знаков Немецкого эмиссионного банка. В дальнейшем западные власти не выполнили этого условия. В итоге новых переговоров в Нью-Йорке в начале мая 1949 года была достигнута договоренность между правительствами четырех держав: отменить с 12 мая 1949 г. все ранее введенные ограничения по связи, транспорту и торговле между Берлином и западными зонами, а также между восточной и западными зонами. Составной частью договоренности было решение созвать в конце мая 1949 года сессию СМИД для рассмотрения вопросов, связанных с положением в Германии и в Берлине. На парижской сессии СМИД, открывшейся 23 мая 1949 г., советская делегация предложила возобновить работу Союзного контрольного совета и Межсоюзной комендатуры Берлина в целях согласования политики держав, создать общегерманский государственный совет и приступить к подготовке германского мирного договора. Однако западные державы выдвинули проект замены Контрольного совета новым органом — «верховной комиссией», решения которой принимались бы простым большинством голосов. Это была неприкрытая попытка диктовать свою волю Советскому Союзу. Наряду с этим три западные державы попытались поглотить восточную часть Германии, предложив распространить на нее конституцию, подготовленную ими для создававшегося западногерманского государства. Одновременно они отклонили предложение о создании общегерманского органа управления и о подготовке германского мирного договора. В итоге сессия СМИД не смогла выработать согласованных решений. Положительное значение парижской сессии состояло, впрочем, в том, что удалось ликвидировать берлинский кризис, договориться о необходимости продолжения переговоров четырех держав по вопросам, связанным с экономическими проблемами. По инициативе СССР в официальное коммюнике об итогах сессии было включено признание необходимости восстановления германского единства. Однако западные державы в своей поли- 63
тике игнорировали это требование и форсировали подготовку к созданию сепаратного западногерманского государства. Еще в июле 1948 года оккупационные власти трех западных зон провели совещание с премьер-министрами правительств западногерманских земель и обсуждали с ними вопросы консти- туирования сепаратного государства. Тогда же французская зона была формально присоединена к англо-американской, образована так называемая Тризония. С 1 сентября 1948 г. в Бонне начал заседать Парламентский совет под председательством лидера буржуазной партии — Христианско-демократический союз (ХДС) — К. Аденауэра. К маю 1949 года Парламентский совет под эгидой оккупационных властей подготовил проект конституции, который был утвержден главнокомандующими войсками США, Англии и Франции. 14 мая был утвержден Оккупационный статут, по которому государственное управление оставалось функцией оккупационных властей и значительно ограничивался суверенитет создаваемого западногерманского государства. В день открытия сессии СМИД б Париже было объявлено о введении в силу конституции Западной Германии. Сразу после окончания этой сессии западные державы подписали соглашение о создании Верховной союзнической комиссии, которой передали «всю власть по контролю над Германией». В этих условиях 14 августа 1949 г. в западных зонах проводились выборы в высший орган сепаратного западногерманского государства — бундестаг. 20 сентября 1949 г. было провозглашено образование Федеративной Республики Германии. Уже в первых программных документах правительство ФРГ выдвинуло претензию на представительство «всех немцев», на распространение своей конституции на «Германию в границах 1937 года». Образование сепаратного западногерманского государства, как отмечалось в ноте СССР трем западным державам от 1 октября 1949 г., означало нарушение постановлений Потсдамской конференции. Это было логическим завершением курса западных держав на восстановление германского милитаризма и власти германских монополий в целях последующего включения западногерманского военного потенциала в империалистический блок. В противовес этому курсу прогрессивные силы немецкого народа последовательно добивались осуществления решений Крымской и Берлинской конференций по денацификации и демократизации всех областей общественной жизни, а также — сохранения германского единства. Они стремились не допустить возрождения агрессивного германского милитаризма. Еще летом 1945 года начали свою деятельность немецкие демократические партии и организации в советской зоне оккупации. Историческое значение имело сплочение немецких коммунистов и социал-демократов в апреле 1946 года в Социалисти- 64
ческую единую партию Германии, которая стала ведущей силой антифашистских демократических сил немецкого народа. Созданные на территории Восточной Германии местные органы власти разработали и осуществили важные социально-экономические преобразования на основе Потсдамских решений, прежде всего полную демократизацию общественной жизни, земельную реформу, создание государственного сектора хозяйства, экспроприацию собственности военных преступников, демократическую реформу школы и др. Стремясь содействовать этому демократическому процессу, СССР добровольно отказался от большей части репараций. В ответ на сепаратные действия западных держав развернулось широкое народное движение немцев, которое организационно оформилось как Немецкий народный конгресс. Избранный конгрессом Немецкий народный совет разработал проект общегерманской конституции. III Немецкий народный конгресс, собравшийся в Берлине, утвердил его 30 мая 1949 г., через неделю после введения в действие конституции ФРГ, как конституцию Германской Демократической Республики. В ответ на сепаратный акт образования ФРГ Народный совет провозгласил 7 октября 1949 г. создание Германской Демократической Республики — первого в германской истории государства рабочих и крестьян. ГДР была создана на социально-политической почве, сложившейся в результате антифашистской борьбы демократических сил немецкого народа, осуществления Потсдамских решений об уничтожении нацизма и милитаризма, а также их социальной базы — крупного монополистического капитала. Советский Союз признал ГДР и 15 октября 1949 г. установил с ней официальные отношения на уровне дипломатических миссий. Тогда же, в октябре 1949 года, ГДР установила нормальные отношения с народно-демократическими государствами Европы и Азии. Создание миролюбивого германского государства в центре Европы открыло новую страницу в борьбе за мир и безопасность народов на европейском континенте. ГДР воплотила прогрессивные тенденции и идеалы германского рабочего движения, всего немецкого народа, идеалы мира и дружбы с народами СССР и других стран Восточной Европы, с народами всех стран мира. В итоге сложной политической борьбы после второй мировой войны в центре Европы в 1949 году сложились два германских государства, принадлежащие к различным социально-экономическим системам: капиталистическая ФРГ и социалистическая ГДР. Образование двух германских государств означало, что «германский вопрос» в том виде, в каком он возник в итоге второй мировой войны, полного поражения и безоговорочной капитуляции гитлеровского «третьего рейха», перестал существовать. Германское урегулирование с этого момента означало призна- 3—1257 65
ние факта существования двух германских государств, признание их полного равноправия и установление между ними отношений мирного сосуществования. 3. Проблема мирного урегулирования с Японией Неотъемлемым элементом формирования новой послевоенной структуры международных отношений стало скорейшее осуществление мирного урегулирования в Азии. Однако решение всех связанных с этой проблемой вопросов на справедливой, демократической основе наталкивалось, как и в Европе, на упорное сопротивление империалистических держав во главе с Соединенными Штатами, а также правящих кругов Японии. Основные принципы послевоенной поли- Борьба Советского ^ тики союзников в отношении Японии бы- Союза за справедливый ли сформулированы в Каирской деклара- подход к проблемам ТоЛт а ™ * тг мирного урегулирования ^ии США> Великобритании и Китая от с Японией 1 декабря 1943 г., решениях Крымской (Ялтинской) и Берлинской (Потсдамской) конференций руководителей Советского Союза, США и Великобритании (см. т. 1). Решающее значение для воплощения в жизнь этих принципов имел вопрос о том, в чьих руках окажется реальная власть в период временной оккупации Японии. После подписания Акта о капитуляции командующий вооруженными силами США на Тихом океане генерал Макартур был назначен главнокомандующим союзными оккупационными войсками в Японии. По существу, однако, в оккупации участвовали почти исключительно американские части, не считая символического контингента английских и австралийских войск. Это дало возможность Соединенным Штатам диктовать японским властям свои требования и проводить такую политику, которая явно противоречила соглашениям союзников военного времени. Решительно возражая против диктаторского курса США, Советский Союз потребовал создать Консультативную союзническую комиссию и Контрольный совет для Японии, на которые было бы возложено формулирование и осуществление послевоенной политики союзников в отношении Японии. На Московском совещании министров иностранных дел СССР, США и Великобритании в декабре 1945 года была достигнута договоренность о создании такого рода органов — Дальневосточной комиссии и Союзного совета для Японии. В состав Дальневосточной комиссии вошли 11 государств — СССР, США, Великобритания, Китай, Франция, Голландия, Канада, Австралия, Новая Зеландия, Индия и Филиппины. В задачу комиссии входило формулирование политической линии. еб
принципов и общих оснований, в соответствии с которыми должно осуществляться выполнение Японией ее обязательств по условиям капитуляции. Важное значение имело то, что в работе комиссии был принят принцип единогласия великих держав — все решения принимались большинством голосов при условии совпадения мнений представителей СССР, США, Англии и Китая. Союзный совет для Японии создавался в составе представителей четырех великих держав — СССР, США, Англии и Китая. Он носил характер совещательного органа, на который были возложены также функции контроля за деятельностью главнокомандующего. С первых же заседаний Дальневосточная комиссия и Союзный совет для Японии превратились в арену острой борьбы между представителями СССР и США, олицетворявшими два противоположных курса в подходе к решению проблем послевоенного устройства Японии. Советский Союз настаивал, чтобы к подготовке мирного договора были привлечены представители всех государств, которые принимали непосредственное участие в войне против Японии, предлагал созвать для обсуждения этих вопросов сессию СМИД в составе представителей СССР, США, Великобритании и Китая. Он подчеркивал также, что в основу мирного урегулирования должны быть положены международные соглашения союзников. Однако США стали на путь разработки сепаратного мирного договора без участия Советского Союза и многих других заинтересованных стран. Особенно активно подготовка этого соглашения стала вестись после победы в 1949 году революционных сил в Китае. Был взят курс на превращение Японии в основную базу и союзника США на Дальнем Востоке. Значение Японии резко возросло в связи с развязыванием США агрессии в Корее в июне 1950 года (см. гл. V). В обстановке серьезного обострения международной напряженности президент США Г. Трумэн издал 14 сентября 1950 г. директиву с указанием приступить к официальным переговорам о мирном договоре. Конференция по заключению мирного Сепаратный Сан-Фран- договора с Японией открылась 4 сентяб- цисский мирный договор ря 1951 г. в Сан-Франциско. На ней присутствовали делегации 52 стран. Однако это была лишь видимость представительности, поскольку в конференции не принимали участия ведущие государства Азии. В Сан-Франциско не были приглашены Китай — основная жертва японской агрессии, Монгольская Народная Республика, Корейская Народно-Демократическая Республика, Демократическая Республика Вьетнам. Индия и Бирма отказались направить на конференцию свои делегации в знак протеста против методов ее подготовки. 3* 67
Накануне конференции серьезные возражения против разработанного Соединенными Штатами проекта договора высказали Австралия и Новая Зеландия. Они настаивали на ограничении японских вооруженных сил и выработке гарантий против возможного возобновления японской агрессии. Даже Великобритания высказала недовольство некоторыми положениями проекта. Чтобы обеспечить прохождение своих предложений, США обещали Великобритании оказать дипломатическую поддержку в ее осложнившихся «имперских отношениях», в частности с Египтом и Ираном (см. гл. VII). Австралии и Новой Зеландии были даны заверения, что США окажут им военную помощь в случае нападения со стороны Японии. 1 сентября 1951 г. был подписан договор об образовании тройственного военного союза, получившего название АНЗЮС (английская аббревиатура названий Австралии, Новой Зеландии, Соединенных Штатов). Этот блок имел не только антияпонскую направленность, но, учитывая конкретное развитие международной обстановки, был нацелен прежде всего против социалистических и миролюбивых несоциалистических стран Азии. Конференция проходила в условиях диктата американо-английского большинства, что не позволило развернуть дискуссию и поставило участников перед ультимативным требованием принять представленный Соединенным Штатам проект договора без каких-либо изменений. Стремясь добиться полного выполнения задач послевоенного урегулирования для Японии, согласованных между союзниками по антигитлеровской коалиции, советская делегация внесла 13 поправок и 8 дополнений к тексту договора. В документе отсутствовали, например, четкие формулировки по такому важному вопросу, как территориальные урегулирования. В тексте говорилось о том, что «Япония отказывается от всех прав, правооснований и претензий» на Формозу (Тайвань) и Пескадорские острова, а также «на Курильские острова и на ту часть острова Сахалин и прилегающих к нему островов, суверенитет над которыми Япония приобрела по Портсмутскому договору от 5 сентября 1905 г.» Однако не указывалось конкретно, какому государству передаются эти территории. Чтобы исключить возможность какого-либо двусмысленного толкования этих положений, советская делегация предложила четко зафиксировать в договоре признание Японией суверенитета КНР над Маньчжурией, Тайванем, Пескадорскими и некоторыми другими островами и суверенитета Советского Союза над Курильскими островами и южной частью острова Сахалин. Вместе с тем Советский Союз считал недопустимым то, что Соединенные Штаты практически отторгли у Японии архипелаг Рюкю с главным островом Окинава, включив в договор статью, по которой Япония обязывалась согласиться с передачей этих 68
островов «под систему опеки ООН с Соединенными Штатами в качестве единственной управляющей власти», а до того предоставить США право «осуществлять всю административную, законодательную и судебную власть над территорией и жителями этих островов». Советская делегация выступила за то, чтобы в договоре был недвусмысленно признан суверенитет Японии над островами Рюкю, Бонин, Розарио, Волкано, Перес-Вела, Маркус, Цусима и др., входившими в состав Японии до начала войны на Тихом океане 7 декабря 1941 г. Принятие этих предложений означало бы окончательное и полное решение территориальной проблемы и выбивало бы почву из-под ног японских реваншистов. Советский Союз полагал необходимым, далее, обеспечить вывод всех вооруженных сил союзных держав с территории Японии в течение 90 дней с момента вступления договора в силу, предусмотрев в нем, что после этого «ни одна из союзных или соединенных держав не будет иметь своих войск или военных баз на территории Японии». Включение в договор этого положения позволило бы предотвратить превращение Японии в базу агрессии против соседних государств и вместе с тем обеспечить истинный суверенитет страны. Советская делегация предложила внести в договор статьи, возлагавшие на Японию обязательства по проведению широкой демократизации страны и созданию гарантий против возрождения милитаризма. В целях обеспечения дружественных отношений между Японией и другими странами и предотвращения возможности возобновления агрессии с ее стороны СССР считал необходимым, чтобы Япония обязалась «не вступать ни в какие коалиции или военные союзы, направленные против какой-либо державы, принимавшей участие своими вооруженными силами в войне против Японии». Он настаивал на включении в договор статей, ограничивающих численность вооруженных сил Японии нуждами самообороны. Предлагалось также запретить разработку и производство атомного, бактериологического и прочего оружия массового уничтожения. Учитывая важное значение проливов, соединяющих Японское море с Тихим океаном, советские представители высказывались за демилитаризацию японского побережья проливов Лаперуза, Немуро, Сангарского и Цусимского и принятие Японией обязательства разрешать проход через них военных кораблей лишь тех стран, территории которых прилегают к Японскому морю. Советские предложения были с глубоким вниманием встречены широкими кругами общественности Японии, Соединенных Штатов и других стран, заинтересованных в выработке такой формулы мирного урегулирования, которая в максимальной степени гарантировала бы обеспечение интересов всех народов. Однако советские поправки и дополнения даже не были по- 69
ставлены на голосование. Точно так же были отклонены возражения против отдельных положений проекта договора, с которыми выступили представители Индонезии, Египта, Саудовской Аравии, Сирии, Ирака и других стран. 8 сентября 1951 г. 49 государств, включая Японию, подписали договор. Советский Союз, Польша и Чехословакия отказались присоединиться к нему, указав на недопустимые методы его подготовки и обсуждения, что обусловило несовершенный характер договора, не решавшего полностью все проблемы мирного урегулирования с Японией. В соответствии с заранее достигнутой до- Формирование японо- говоренностью, спустя всего несколько ^^S^ko^^^T часов после закрытия Сан-Францисской конференции, представители США и Японии подписали военное соглашение — так называемый Пакт безопасности. В статье I Пакта указывалось, что «Япония предоставляет и Соединенные Штаты Америки принимают по вступлении в силу мирного договора и настоящего Договора право размещать наземные, воздушные и морские силы в Японии и вблизи нее». В этой же статье предусматривалось, что вооруженные силы США «по специальной просьбе японского правительства» могут быть использованы также «для подавления крупных внутренних бунтов и беспорядков в Японии». Иными словами, американские войска брали на себя жандармские функции, получая право вмешиваться во внутренние дела Японии для обеспечения господства консервативных сил. Срок действия Пакта не ограничивался. Конкретные условия осуществления Пакта безопасности определялись детально разработанным Административным соглашением, которое было подписано 28 февраля 1952 г. Оно предоставляло американским базам в Японии статус государства в государстве, полностью изымая их из-под контроля японского правительства. Япония была лишена права юрисдикции над американскими военнослужащими, совершившими преступления на японской территории. Соединенные Штаты получали ничем не ограниченное право использования всех японских портов и аэродромов, железных дорог, телеграфа, телефона и других средств транспорта и связи. Американской армии предоставлялись приоритет в получении необходимых ей материалов и услуг, освобождение от государственных и местных налогов. Административное соглашение, таким образом, предоставляло американским войскам, дислоцированным в Японии, самые широкие права, которые по существу мало чем отличались от прав оккупационных войск. Оно не регламентировало численность американских войск, размещенных в Японии, их структуру, типы вооружения, что в принципе позволяло Вашингтону ввозить на территорию страны все виды оружия, включая атом- 70
ное. 26 июля 1952 г. на основе Административного соглашения было подписано еще одно межправительственное соглашение о предоставлении в распоряжение вооруженных сил США 612 баз и районов, в том числе 300 в бессрочное пользование. Мирный договор, Пакт безопасности и Административное соглашение, которые вступили в силу 28 апреля 1952 г., заложили основы так называемой «сан-францисской системы», сущность которой сводилась к провозглашению суверенитета Японии при сохранении в руках Соединенных Штатов важнейших рычагов военного, экономического и политического контроля над страной. «Сан-францисская система» явилась организационной формой военно-политического союза японской монополистической буржуазии с американским империализмом, который сложился на базе общности их классовых интересов в борьбе против сил демократии и прогресса. В ходе переговоров о заключении Мир- Курс на ремилитариза- ного договора и Пакта безопасности Сое- цию Японии диненные Штаты настойчиво требовали создания многотысячной армии и принятия Японией на себя далеко идущих военных обязательств. Это было явным нарушением вступившей в силу 3 мая 1947 г. новой конституции, ст. 9 которой провозглашала отказ Японии на вечные времена от создания вооруженных сил и их использования как средства разрешения международных конфликтов. 1 января 1950 г. в новогоднем послании японскому народу генерал Макартур от имени правительства США впервые официально заявил о том, что Япония «имеет право на самооборону». Это было воспринято правительством С. Иосида как благословение на создание необходимых для реализации этого права вооруженных сил. Начало ремилитаризации Японии было положено указом правительства о создании полицейского резервного корпуса, изданным 10 августа 1950 г. на основе директивы генерала Ма- картура. По планам американского командования это воинское формирование должно было взять на себя функции подавления народного движения в Японии в связи с переброской американских войск в Корею, а также послужить основой для создания регулярных вооруженных сил. Второй этап в возрождении японской армии начался с лета 1952 года. Под усиленным нажимом со стороны Соединенных Штатов японское правительство разработало и 31 июля 1952 г. протащило через парламент законопроект о создании Управления национальной безопасности, председателем которого стал премьер-министр С. Иосида. 15 октября 1952 г. было принято решение о переименовании полицейского резервного корпуса в корпус национальной безопасности. Новые соединения все более походили на армию. Однако Вашингтон требовал дальнейшего повышения темпов 71
ремилитаризации Японии. Этот курс поддерживали и наиболее реакционные группировки среди правящих кругов страны. Они рассматривали наращивание военного потенциала как необходимый элемент укрепления влияния Японии на международной арене и в конечном счете как средство давления на Вашингтон для обеспечения более равноправного положения в военно-политическом союзе с США. Важным шагом на пути ремилитаризации Японии явилось включение ее в программу американской военной помощи. 8 марта 1954 г. в Токио было подписано «Соглашение о помощи в обеспечении взаимной безопасности», которое предусматривало взаимное предоставление различного рода оборудования, материалов и услуг, «необходимых для целей обороны». Соглашение обязывало правительство Японии содействовать «созданию и поддержанию собственных оборонительных сил и оборонительных сил свободного мира», то есть четко и недвусмысленно требовало стать на путь перевооружения. Выполняя обязательства, взятые на себя по программе «помощи», японское правительство 9 июня 1954 г. провело через парламент законы, предусматривающие преобразование корпуса национальной безопасности в «силы самообороны» в составе трех видов войск — сухопутных, военно-морских и военно-воздушных. Преграды к созданию современной армии были сняты. Японии стала отводиться все более важная роль в американской военно-стратегической системе в Азии. Подписание сепаратного Сан-Францис- Переговоры о нормали- ского мирного договора, Пакта безопас- зации советско-япон- r r„ /,TTTft ских отношений ности и других соглашении с США значительно затруднило урегулирование отношений Японии с ее соседями. Прекращение оккупационного режима и провозглашение суверенитета страны с 28 апреля 1952 г. со всей настоятельностью поставило перед японской дипломатией задачу поиска путей к выходу из дипломатической изоляции. Юридически не было прекращено состояние войны с СССР. Были разорваны все связи с социалистическими странами Азии. Освободившиеся государства Юго-Восточной Азии обусловили свое присоединение к Сан-Францисскому договору или его ратификацию удовлетворением Японией их требований о выплате репараций. Не были нормализованы отношения с Индией и Бирмой. В 1952—1956 годах в результате сложных и длительных переговоров Токио удалось в основном урегулировать вопрос о репарациях с Бирмой, Филиппинами и Индонезией. Был подписан мирный договор с Индией. Стали налаживаться первые торговые контакты с КНР. Правительство И. Хатояма, которое в декабре 1954 года пришло на смену откровенно проамериканскому кабинету С. Ио- сида, находившемуся у власти с небольшим перерывом с 72
1946 года, считало, что обеспечение истинного суверенитета страны невозможно без урегулирования отношений с СССР и другими социалистическими странами. Оно положительно ответило на предложение Советского правительства приступить к переговорам о заключении мирного договора. Однако в ходе встреч между представителями СССР и Японии, которые начались 1 июня 1956 г. в Лондоне на уровне послов, проявилась явная непоследовательность в позиции японской дипломатии. Главным препятствием к достижению договоренности явилось выдвижение Японией необоснованных и незаконных притязаний на часть советской территории — острова Итуруп, Кунашир, Хабомаи и Шикотан из состава южной части Курильской гряды. Территориальные притязания Японии всячески поддерживались и подогревались Соединенными Штатами, которые стремились сорвать достижение договоренности. В своей ноте Японии от 7 сентября 1956 г. Вашингтон заявил, что «Соединенные Штаты не признают Ялтинское соглашение как имеющее юридическую силу в отношении передачи территории» и что Япония «не имеет права передавать кому-либо суверенитет над территориями, от которых она отказалась». Представители США пригрозили, что если Япония откажется от своих претензий к СССР, то США будут считать себя вправе не возвращать Японии административные права на архипелаг Рюкю, который после вступления в силу Сан-Францисского договора продолжал оставаться под контролем вооруженных сил США. Этот грубый нажим практически исключил возможность мирного урегулирования на основе признания Японией решений союзников военного времени. Несмотря на то что японская сторона Совместная советско- вела к срыву переговоров, СССР про- японская декларация должал добиваться урегулирования советско-японских отношений. Одновременно Советское правительство приняло решительные меры против хищнического лова рыбы японскими судами в водах Дальнего Востока. 21 марта 1956 г. Совет Министров СССР опубликовал постановление «Об охране запасов и регулировании промысла лососей в открытом море в районах, смежных с территориальными водами СССР на Дальнем Востоке», предусматривавшее введение ряда ограничений как для советских, так и иностранных организаций и компаний. Японское правительство выразило готовность вступить в переговоры об охране рыбных ресурсов. 14 мая 1956 г. в Москве были подписаны Конвенция о рыболовстве в открытом море в северо-западной части Тихого океана и Соглашение об оказании помощи людям, терпящим бедствие на море. В обоих документах предусматривалось, что они вступят в силу одновременно с мирным договором или восстановлением дипломатических отношений. В связи с этим было решено возобновить прерванные 73
20 марта 1956 г. переговоры о нормализации японо-советских отношений. Они состоялись в Москве в августе 1956 года, но вновь не дали результатов, так как Япония продолжала настаивать на своих территориальных претензиях. Попытки реакционных сил совместно с Вашингтоном не допустить налаживания добрососедских связей с СССР вызвали глубокое возмущение среди широких масс японского народа и деловых кругов, заинтересованных в Советском Союзе как надежном торговом партнере. Учитывая настроения общественности и исходя из национальных интересов страны, премьер-министр Японии И. Хатояма принял решение лично направиться в СССР, чтобы вывести переговоры из создавшегося тупика. 19 октября 1956 г. главами правительств СССР и Японии в Москве была подписана Совместная декларация, которая открыла путь к нормализации советско-японских отношений. Декларация провозглашала, что состояние войны между Советским Союзом и Японией «прекращается со дня вступления в силу настоящей Декларации, и между ними восстанавливаются мир и добрососедские дружественные отношения». Было решено восстановить дипломатические и консульские отношения и обменяться дипломатическими представителями в ранге посла. Советский Союз и Япония подтвердили, что они в своих отношениях будут руководствоваться принципами Устава ООН и, в частности, «разрешать свои международные споры мирными средствами, таким образом, чтобы не подвергать угрозе международный мир и безопасность и справедливость». Советский Союз согласился поддержать просьбу Японии о принятии ее в ООН, а также освободить и репатриировать в Японию всех осужденных в Советском Союзе японских граждан со вступлением в силу Декларации. Стремясь покончить с последствиями войны и демонстрируя свое доброжелательное отношение к Японии, Советский Союз отказался от всех репарационных претензий к Японии. В Декларации было зафиксировано согласие обеих сторон провести как можно быстрее переговоры о заключении договоров или соглашения «для того, чтобы поставить на прочную и дружественную основу их отношения в области торговли, торгового мореплавания и другие коммерческие взаимоотношения». Наконец стороны согласились продолжить после восстановления нормальных дипломатических отношений переговоры о заключении мирного договора. При этом указывалось, что Советский Союз, «идя навстречу пожеланиям Японии и учитывая интересы японского государства, соглашается на передачу Японии островов Хабомаи и острова Шикотан» после заключения мирного договора. Этот дружественный жест Советского Союза открывал путь для полного урегулирования всех спорных проблем. Однако японское правительство в последующие годы практически сабо- 74
тировало эту статью Декларации и уклонялось от проведения переговоров о заключении мирного договора на основе сложившихся в послевоенные годы реальностей. Более того, оно пошло на подписание 19 января 1960 г. нового военного договора с США. Осудив этот шаг, Советское правительство в памятной записке, направленной правительству Японии 27 января 1960 г., указало, что в создавшихся условиях складывается новое положение, при котором становится невозможной передача островов Хабомаи и Шикотан Японии, ибо этим была бы расширена территория, используемая иностранными войсками. В заявлении подчеркивалось, что передача этих островов может быть осуществлена лишь при условии вывода всех иностранных войск с территории Японии и подписания мирного договора между обеими странами, как это было предусмотрено Совместной декларацией. Нормализация советско-японских отношений явилась событием исторического значения. Прекращение состояния войны между СССР и Японией и восстановление дипломатических отношений означало ликвидацию одного из очагов напряженности на Дальнем Востоке, что оказало благотворное влияние на оздоровление всей обстановки в этом районе мира. Налаживание связей с Советским Союзом давало возможность широким слоям населения страны познакомиться с советской наукой, культурой, искусством, что способствовало развитию взаимопонимания между японским и советским народами. Важное значение нормализация отношений имела для формирования торговых связей. Торговый договор, заключенный 6 декабря 1957 г. в соответствии с условиями Декларации, и ряд других соглашений позволили подвести стабильную правовую базу под торгово-экономические отношения между обеими странами и обеспечить их поступательное развитие на длительную перспективу. ' ' Подписание Совместной декларации открывало путь к установлению истинно добрососедских, взаимовыгодных отношений между СССР и Японией. Последующие годы показали, однако, что правящие круги Японии не хотят идти по этому пути, взяв курс на углубление военно-политического союза с Соединенными Штатами и расширение своего вклада в борьбу империализма против сил социализма, мира и демократии. 4. Начало деятельности Организации Объединенных Наций. Роль ООН в решении важнейших международных проблем (40—50-е гг.) Большую роль в претворении в жизнь демократических принципов послевоенного устройства призвана была сыграть Организация Объединенных Наций, в создании которой принял актив- 75
ное участие Советский Союз. Первоначально ООН объединила в своих рядах 51 государство. Начало деятельности ООН совпало с развернутой империалистическими кругами Запада «холодной войной». Созданная в целях упрочения мира и сотрудничества народов, завоеванных в борьбе с фашизмом, ООН превратилась в первые послевоенные годы в арену напряженной борьбы Советского Союза и стран народной демократии против попыток США и их союзников развязать новую мировую войну, попыток превратить эту организацию в орудие империалистической политики. Давая общую оценку итогам деятельности ООН в указанные годы, можно, однако, сделать вывод о том, что в целом империалистам не удалось превратить эту организацию в орудие осуществления своей политики. Она во многом выполнила свою прогрессивную роль, и ее деятельность, в отличие от Лиги наций, способствовала решению ряда сложных проблем международных отношений. Первая сессия Генеральной Ассамблеи ООН открылась 10 января 1946 г. в Лондоне, затем, после завершения строительства ее основного здания, Нью-Йорк стал постоянным местом пребывания главных органов ООН. Европейское отделение ООН разместилось в Женеве, вместе с рядом других ее органов. 17 января 1946 г. состоялось первое заседание Совета Безопасности ООН, где были избраны его непостоянные члены. Тогда же начали функционировать Экономический и Социальный Совет ООН, был избран Международный Суд и учреждены другие органы ООН. СССР выступил в ООН с первых же дней существования этой международной организации с широкой программой мер по таким важным проблемам, как запрещение атомного оружия и разоружение, укрепление мира и международной безопасности, ликвидация колониализма и укрепление самостоятельности освободившихся государств, упрочение международного сотрудничества и др. Первыми разработав ядерное оружие, США стремились использовать свою временную монополию на него во внешнеполитических целях, сделав его орудием давления и шантажа. Более того, действуя в рамках специально созданной Комиссии ООН по атомной энергии, США не прочь были бы разработать такую схему «запрещения» ядерного оружия, которая навечно сделала бы американский империализм его единственным обладателем. Что касается СССР, то вся его деятельность в ООН в эти годы была направлена на действительно полное, всеобъемлющее запрещение производства и применение ядерного оружия и уничтожение уже накопленных его запасов под строгим международным контролем. Учитывая нередко раздававшиеся обвинения со стороны стран Запада в адрес СССР относительно якобы 76
его преимущества в области обычных вооружений, СССР предложил увязать проблему ядерных и обычных вооружений в один «пакет» и решать их комплексно (см. гл. VIII). В неразрывной связи с борьбой за разоружение находилась в сфере деятельности ООН и борьба за принятие политических мер по укреплению мира и международной безопасности. Значительное место в ней заняли предложения СССР, направленные на запрещение пропаганды войны, в какой бы форме она ни проводилась. В сентябре 1947 года, на II сессии Генеральной Ассамблеи ООН, СССР предложил официально осудить такую пропаганду и призвать правительства всех стран запретить ее под страхом уголовного наказания. Представители США и ряда других капиталистических государств возражали против советского предложения, утверждая, что это якобы противоречит свободе слова и печати. Однако в конечном счете они не посмели проголосовать против него. Принятие соответствующей резолюции явилось политической победой Советского Союза. Несколько раньше, в феврале 1946 года, Генеральная Ассамблея ООН приняла по предложению делегации БССР резолюцию, подтверждавшую Декларацию СССР, США и Великобритании от 30 октября 1943 г. о зверствах, совершенных гитлеровцами во время второй мировой войны, и настаивавшую на выявлении и наказании всех военных преступников, виновных в совершении злодеяний на территориях, оккупированных фашистами, высылке их в страны, где они совершили свои преступления, для суда и наказания1. В декабре 1946 года Генеральная Ассамблея ООН осудила фашистский режим Франко в Испании и приняла резолюцию, в которой было сказано, что «Франко совместно с Гитлером и Муссолини виновен в заговоре, имевшем целью начать войну» и что режим Франко «насильно навязан испанскому народу с помощью держав оси». Однако в результате сопротивления западных держав эта резолюция не привела к своему логическому итогу: содействию международного сообщества делу ликвидации фашизма в Испании. Следует добавить, что предусмотренное ст. 13 Устава ООН создание при Совете Безопасности Военно-Штабного Комитета с предоставлением в его распоряжение вооруженных сил для совместных превентивных или принудительных действий ради поддержания международного мира и безопасности не было реализовано по вине западных держав, прежде всего США. Обсужде- Как показали сенсационные разоблачения 80-х годов (например, в деле «лионского мясника» Клауса Барбье, нацистского врача-изувера Менгеле и др.), спецслужбы США с ведома своего правительства саботировали указанную резолюцию и активно помогали скрыться и избежать наказания многим нацистским и японским военным преступникам, стремясь использовать их в своих целях. 77
ние в Совете Безопасности вопроса о создании международных вооруженных сил на постоянной основе показало, что американские правящие круги намерены использовать их исключительно в интересах осуществления своей империалистической политики. СССР не мог не воспрепятствовать этим стремлениям, идущим вразрез с принципами и целями ООН. С другой стороны, Запад отвергал в тот период любой иной принцип или путь использования совместной военной мощи членов ООН. В эти годы представители СССР в ООН, учитывая традиции совместной борьбы против гитлеровской Германии и ее союзников, выдвигали и отстаивали предложения о заключении Пакта мира пяти великих держав (1949 г.), Декларации об устранении угрозы новой войны и об укреплении мира и безопасности народов (1950 г.). Используя механическое большинство в ООН и раздувая антисоветскую истерию в обстановке «холодной войны», США и их союзники добились отклонения этих предложений. Курс на конфронтацию с СССР и народно-демократическими странами выразился в стремлении империалистических держав воспрепятствовать вопреки ранее достигнутой договоренности допуску в ООН Болгарии, Венгрии, Румынии и Албании, пытаясь в то же время использовать ООН для вмешательства во внутренние дела этих стран. Тем же целям служили обвинение Албании в умышленном потоплении английских военных кораблей в проливе Корфу, а также неоднократные обвинения Болгарии, Венгрии, Румынии в нарушении мирных договоров. По инициативе западных держав на рассмотрение III сессии Генеральной Ассамблеи ООН был внесен вопрос о так называемом нарушении прав человека и основных свобод в Болгарии, Венгрии, Румынии. Подлинный смысл постановки в ООН этого вопроса стал очевидным, когда представитель США заявил с трибуны Генеральной Ассамблеи, что Соединенным Штатам не нравится существующий в восточноевропейских странах политический режим. Хотя в Лондонском «джентльменском соглашении» 1946 года было зафиксировано, что одно место непостоянного представителя в Совете Безопасности ООН предназначается для стран Восточной Европы, западные державы постоянно старались нарушить это правило или же противопоставить народно-демократические страны друг другу и Советскому Союзу. Так, при выборах непостоянных членов Совета Безопасности в 1947 году представитель США выдвинул на место, предназначенное для стран Восточной Европы, кандидатуру Чехословакии, хотя сама Чехословакия своей кандидатуры не выдвигала и поддерживала кандидатуру Украинской ССР. По мере усиления «холодной войны» и начала империалистами в 1950 году войны в Корее (см. гл. V) усиливалось стремление западных держав, руководимых Соединенными Штатами, 78
использовать ООН в своих неблаговидных целях, в ущерб интересам других стран. Они пытались навязать ООН вмешательство во внутренние дела ГДР и народно-демократических стран Балканского полуострова. Всячески пытались вмешиваться западные державы в суверенные права независимой Индии, ставя своей целью оторвать от нее часть ее территории — Кашмир (см. гл. III). США, действуя вкупе со своими союзниками, смогли навязать ООН резолюции, санкционировавшие их вооруженную интервенцию в Корее, тем самым поставив ООН перед реальной опасностью превращения из международной организации в придаток НАТО. Но, несмотря на все эти негативные моменты, именно в этот период в деятельности ООН начали проявляться и те тенденции, которые привели в дальнейшем к существенным и позитивным изменениям позиций этой организации по важнейшим проблемам международных отношений. Империалистам не удалось осуществить вмешательство во внутренние дела народно-демократических стран, и в 1955 году они были вынуждены согласиться с приемом Албании, Болгарии, Венгрии, МНР и Румынии в члены ООН, чему раньше препятствовали. Вопреки проискам Запада, ООН сыграла определенную роль в прекращении войны в Корее в 1953 году. Уже в эти годы удалось добиться решения ряда проблем, отвечающих интересам колониальных народов, что подняло авторитет ООН. Благодаря усилиям СССР был ускорен вывод войск Англии и Франции из Сирии и Ливана. При содействии ООН была прекращена война между Израилем и арабскими странами и одобрена юридическая база для урегулирования отношений между ними. Обсуждение в ООН вопроса об агрессии Голландии против молодой Республики Индонезии существенно помогло индонезийскому народу в его борьбе за завоевание национальной независимости. В 50-е годы ООН неоднократно обращалась к вопросу о судьбе различных колониальных надодов, боровшихся за свою свободу: подопечных территорий, бывших итальянских колоний, арабских стран Северной Африки. Последовательная и настойчивая позиция в ООН социалистических стран, а также освободившихся государств способствовала ускорению процесса деколонизации. В свою очередь, рост численности ООН за счет вступления в ее ряды освободившихся государств Азии, Африки и Латинской Америки постепенно менял баланс сил в организации, изымал из рук империалистических держав рычаги контроля за «машиной голосования». Основополагающим в деятельности ООН является принцип единогласия великих держав — постоянных членов Совета Безопасности. В этом принципе выражена главная идея послевоенного сотрудничества — достижение согласованных решений важнейших международных проблем с учетом интересов всех государств, независимо от их социально-экономического и поли- 79
тического строя, в целях сохранения мира и упрочения мирного сосуществования. Уже в первый послевоенный период деятельности ООН западные державы повели атаку на этот принцип, тем самым подрывая и нарушая единство великих держав, призванных нести основную ответственность за поддержание мира на планете. Был выдвинут вопрос о пересмотре принципа единогласия постоянных членов Совета Безопасности — вопрос, который был поставлен еще на I сессии Генеральной Ассамблеи ООН делегациями Австралии, Аргентины, Кубы, Перу и Филиппин, за спиной которых находились США. Внесенные ими предложения предусматривали ограничение или ликвидацию права вето. Это открывало бы империалистическим державам широкое поле деятельности для нажима на социалистические государства и их изоляции. СССР выступил против попыток отменить принцип единогласия. Не решились открыто выступить против него и США, Великобритания, Франция. Попытки же обойти Совет Безопасности в решении вопросов мира и международной безопасности, выразившиеся в передаче ряда таких вопросов на рассмотрение Генеральной Ассамблеи ООН или специально созданного для действий в перерывах между Ассамблеями так называемого «межсессионного комитета», успеха в конечном счете не имели. Последовательная и активная деятельность социалистических стран в ООН явилась важным направлением социалистической внешней политики. Благодаря этой деятельности значительно упрочился авторитет ООН в международном сообществе, а в самой этой организации — авторитет СССР и других стран социализма.
Глава III НАЧАЛО КРУШЕНИЯ КОЛОНИАЛЬНОЙ СИСТЕМЫ ИМПЕРИАЛИЗМА. ПОДДЕРЖКА СОВЕТСКИМ СОЮЗОМ ОСВОБОДИТЕЛЬНОЙ БОРЬБЫ КОЛОНИАЛЬНЫХ И ЗАВИСИМЫХ НАРОДОВ 1. Крушение колониальной системы империализма в Азии Процесс распада системы колониализма в первые послевоенные годы наиболее полно проявился на азиатском континенте. В. И. Ленин еще в 1919 году предсказывал, что «...поднимутся, как самостоятельные участники, как творцы новой жизни, народные массы Востока»1 и что их революционное движение может получить разрешение не иначе, как в непосредственной связи с революционной борьбой Советской республики против империализма. В. И. Ленин имел в виду в первую очередь именно азиатские страны — такие как Китай, Индия и др. Великая битва народов против германского фашизма и японского милитаризма подвела эти страны к рубежу активной антиколониальной борьбы. Азиатские народы больше других зависимых народов оказались вовлечены в прямое участие во второй мировой войне, в том числе в рядах Сопротивления, что помогло создать в Индокитае, Бирме, на Филиппинах и в Индонезии массовые народные армии. В Индии колонизаторы сами вручили оружие многочисленным представителям народа, мобилизованным для участия в войне с Японией и Германией. Это не могло пройти бесследно, учитывая историю освободительной борьбы индийского народа. Сходные процессы протекали и на Ближнем Востоке. Следует учесть и то, что в странах Азии существенные изменения претерпели прежние социально-экономические структуры, получили развитие капиталистические производственные отношения, появились пролетариат и национальная буржуазия, заинтересованные, хотя и по разным причинам, в ликвидации системы колониальной и полуколониальной зависимости. Новые об- 1 Ленин В. И. Поли. собр. соч., т. 39, с. 327. 81
щественные силы на начальном этапе борьбы с колониализмом проявили готовность и активно участвовали в создании широкого антиимпериалистического фронта. Сирия и Ливан формально получили не- Утверждение независи- зависимость в годы войны — в сентябре мости Сирии и Ливана 1941 года из рук «Свободной Франции». Сирия и Ливан объявили войну Германии и Японии, вошли в состав Объединенных Наций. Летом 1944 года были установлены дипломатические отношения между СССР и Сирией и Ливаном. Однако на территории Сирии и Ливана продолжали оставаться французские войска. В ответ на требования о их выводе французское правительство заявляло, что сделает это лишь после того, как в Сирии и Ливане будут обеспечены «особые привилегии» Франции. В Сирии и Ливане началась народная антиимпериалистическая борьба, на которую Франция в мае 1945 года ответила массовыми репрессиями. Сложившейся обстановкой воспользовалась Англия, которая ввела в Сирию и Ливан свои войска, с официальной целью «прекратить дальнейшее кровопролитие». К ней перешла военная власть в этих странах. Хотя Лондон и утверждал, что действует лишь в качестве посредника, в Сирии и Ливане фактически установился англофранцузский кондоминиум. Британское правительство опасалось, что успехи национально-освободительного движения повлияют на его развитие в странах, где британский империализм имел свои интересы. В декабре 1945 года Великобритания заключила с Францией соглашение о дальнейшей совместной оккупации Сирии и Ливана. Правительство СССР настойчиво добивалось прекращения этого «неоколониалистского эксперимента». В разгар французских репрессий и последовавшего английского вмешательства оно сделало резкое заявление правительствам Франции и Англии, указав, что события в Сирии и Ливане не соответствуют целям проходившей тогда в Сан-Франциско конференции, призванной создать организацию для защиты мира и безопасности народов. СССР поддержал правительства Сирии и Ливана, которые обратились в начале 1946 года в Совет Безопасности ООН, требуя принятия решения о немедленном выводе иностранных войск. В 1946 году Англия и Франция были вынуждены эвакуировать свои войска из Сирии и Ливана. До второй мировой войны Филиппинские Провозглашение незави- острова были американской колонией, а симости Филиппин в годы войны в страну пришли японские оккупанты. В борьбе против японских захватчиков на Филиппинах выросла и окрепла народная армия, возник Единый фронт патриотических сил — возглавивший Сопротивление. Попытки США восстановить колониальный статус страны встретили отпор народных масс. Соединенным Штатам 82
не удалось разоружить народную армию и полностью разрушить созданную филиппинцами в ходе борьбы против японских оккупантов структуру народных комитетов, ликвидировать влияние Коммунистической партии Филиппин (КПФ). Вместе с тем присущее США стремление демонстрировать антиколониализм, под прикрытием которого можно было бы проникнуть в зоны влияния других держав, толкало американское правительство к показным жестам. 4 июля 1946 г. Вашингтон объявил о предоставлении Филиппинам независимости и о создании Республики Филиппины. В день, когда была провозглашена независимость, были подписаны договор «Об основах взаимоотношений» между США и Филиппинами и соглашение о торговле. В соответствии с ними США сохранили на островах свои военные базы (позднее филиппинское правительство оформило специальным соглашением передачу в распоряжение США «под базы» 23 участка сроком на 99 лет). Американские граждане приравнивались к филиппинским в экономических правах. Предусматривались различные меры, полностью ставившие филиппинскую экономику и финансы под контроль США. В марте 1947 года США навязали Филиппинам дополнительное «соглашение о взаимной помощи», которое поставило под контроль американских советников вооруженные силы страны. Американским правящим кругам удалось сохранить значительные экономические и военно-политические позиции на Филиппинах потому, что местная буржуазия, боясь дальнейшего развития национально-освободительной революции, предала свой народ и даже начала при американской поддержке жестокую борьбу против патриотических сил страны. Такой поворот событий характерен не только для Филиппин, но и ряда других стран с сильными позициями компрадорской буржуазии и феодально-племенных элементов. Нельзя, однако, недооценивать значение того факта, что на карте мира появилось еще одно государство, освободившееся от колониального управления. Решающим для крушения устоев всей Завоевание государст- системы колониального господства в Азии венной независимости - Индией было завоевание государственной независимости Индией. Индийский народ никогда не мирился с английским колониальным владычеством, о чем красноречиво свидетельствуют многочисленные восстания, отмеченные как героизмом их участников, так и жестокостью колонизаторов. В Индии рано началась легальная политическая борьба, и еще в 1885 году сформировалась партия Индийский национальный конгресс, возглавившая борьбу за независимость. К концу второй мировой войны в Индии сложилась крайне острая внутриполитическая и экономическая обстановка. Обострились социальные, межобщинные и религиозные противоречия. Ухудшилось экономическое положение страны как следствие 83
понесенных военных расходов, свертывания военной экономики, а также продолжавшейся эксплуатации Индии со стороны метрополии. Широкий размах в стране приняло забастовочное движение, проходившее как под экономическими, так и политическими лозунгами. В 1945 году забастовками было охвачено около 800 тыс. рабочих. Активно выступила за независимость Компартия Индии. Росло брожение в армии. Практически все классы и слои индийского общества объединились под лозунгом независимости. Их главной организующей силой и политическим руководителем стал Индийский национальный конгресс. 18 февраля 1946 г. в Бомбее вспыхнуло восстание военных моряков, их поддержали другие воинские части и народные массы. Лондон принял решение направить в Индию специальную миссию для переговоров о какой-либо форме самоуправления для нее. Индии был предоставлен статус доминиона, и в августе 1946 года было сформировано временное правительство во главе с Дж. Неру. Но путь Индии к полной независимости оставался сложным. Индия — не только государство многих народностей, но и многих религий. Индуистская и мусульманская — основные из них. К середине 40-х годов в Индии насчитывалось более 300 млн. индуистов и около 100 млн. мусульман. Хотя в ряде мест мусульмане проживали компактными группами, в большинстве своем религиозные общины сосуществовали чересполосно. Приближение независимости принесло конец этому сосуществованию. Если Индийский национальный конгресс претендовал на всеиндийское представительство, то Мусульманская лига вела дело к сепаратизму на религиозной основе, активно пропагандируя выделение государства для мусульман — Пакистана. Этот курс был намечен партией Мусульманская лига (основана в 1906 г.) еще в 1940 году. В 1946 году, с приближением независимости, ее лидер М. Джинна объявил о начале «прямой борьбы» за создание Пакистана, что вылилось в этнические и религиозные беспорядки во многих районах Бенгалии, Пенджаба, Бихара и других провинций страны. За религиозными конфликтами стояли, разумеется, и классовые конфликты. Сепаратистский курс Мусульманской лиги по существу подыгрывал колонизаторам в их политике «разделяй и властвуй». Развитие событий в Индии, однако, заставило британское правительство поспешить с предоставлением ей независимости, и в Лондоне решили, что откладывать его до 1948 года, как предполагалось ранее, слишком опасно для будущих британских позиций в стране. 3 июля 1947 г. был обнародован законопроект «О передаче власти в Индии», получивший по имени его творца, вице-короля Индии, название «план Маунтбэттена». Он предусматривал разделение страны на две части, со статусом доминионов: Индийский союз и Пакистан. Правителям многочис- 84
ленных феодальных княжеств, расположенных на Индостанском полуострове, было предложено либо присоединиться к одному из доминионов, либо объявить о независимом статусе под верховным сюзеренитетом Англии, то есть сохранить прежние отношения с метрополией. Этот план после одобрения его парламентом Англии в качестве «Акта о независимости Индии» вступил в силу 15 августа 1947 г. В этот день глава правительства Дж. Неру на площади перед крепостью Красный форт в Дели, где собрались миллионы людей, спустил с флагштока британский флаг и поднял трехцветный флаг независимой Индии. Расчленение страны, формально осущест- Утверждение государ- влявшееся по решениям законодательных ственнои независимости -. „ г Индии собрании ряда штатов, сопровождалось новой вспышкой религиозных волнений. В них были повинны и индуистские религиозно-шовинистические группы, и особенно мусульманские религиозные организации. Число жертв достигло почти 1 млн. человек, а беженцев, по разным подсчетам, — 8—10 млн. Резко ухудшилось экономическое положение обеих частей Индии, так как их аграрно-промышленная структура была взаимодополняющей. В Индии, например, осталась значительная часть промышленных предприятий, а в Пакистане — источники сырья. Разрыв установившихся экономических связей, переселение миллионов человек и вызванный этим хаос привели к массовому голоду, росту безработицы, появлению миллионов бездомных. Одновременно Индия и Пакистан стали объектом интриг империалистических держав. В ходе подготовки «холодной войны» силы империализма предпринимали попытки вовлечь молодые государства в орбиту антисоветской политики, в империалистические военно-политические союзы, в складывающуюся систему неоколониализма. С этой целью империалистические державы пытались воспользоваться индо-пакистанской напряженностью, которая особенно проявилась в вопросе о государственной принадлежности княжества Джамму и Кашмир. Расположенный на севере страны и граничащий с обоими вновь образованными доминионами, Кашмир (население 4 млн., преимущественно мусульмане) после 15 августа 1947 г. формально стал «независимым государством» (согласно положению «плана Маунтбэттена»). Однако уже 22 октября 1947 г. с территории Пакистана началось вторжение в Кашмир вооруженных кочевых патанских племен, явно инспирированное пакистанским правительством. Махараджа обратился за военной помощью к Индии, заявив о желании Кашмира войти в состав Индийского союза. Его просьба была удовлетворена, а 27 октября 1947 г. была подписана Грамота о присоединении Кашмира к Индии. 85
Индийское правительство обратилось в Совет Безопасности ООН с жалобой на агрессию Пакистана, однако прозападное большинство Совета Безопасности вместо четкого ответа по существу затеяло сложную игру вокруг «кашмирского вопроса». Сущность маневров созданной по решению Совета Безопасности Комиссии ООН была проста. Близость Кашмира к южной границе с СССР придает ему большое стратегическое значение. Поскольку правительство Индии уже недвусмысленно декларировало свой отказ участвовать в «холодной войне» против СССР, империалистические державы предпочли бы видеть Кашмир в составе Пакистана, руководство которого ориентировалось на страны западного блока. В конце концов при подстрекательстве американо-английской дипломатии Пакистан в апреле 1948 года решился на войну с Индией в Кашмире. Прекращение огня было достигнуто лишь к 1 января 1949 г., а 27 июля 1949 г. в Карачи после бесплодных семимесячных переговоров о судьбе княжества было подписано соглашение о временной военной демаркационной линии, разделившей Кашмир на две части1. Проблемы других княжеств оказались более простыми. Поскольку они были «вкраплены» в территорию Индийского союза, то концепция их «независимости», на которую делала ставку Англия, пытавшаяся сохранить очаги своего влияния в Индии, оказалась нежизнеспособной. Хотя княжества Хайдарабад и Джунагарх объявили о своей «независимости», правительство Индии после серии инцидентов, которые имели место в этих княжествах на религиозной и социальной почве, ввело в 1948 году в них свои войска. Оба княжества были включены в состав Индийского союза. Советский Союз приветствовал рождение независимой Индии. Дипломатические отношения между СССР и Индией были установлены еще 13 апреля 1947 г. СССР постоянно поднимал в рамках ООН вопрос о скорейшем предоставлении полной независимости Индии. Эта дипломатическая поддержка оказала влияние на судьбы молодого государства, на его решимость крепить завоеванную независимость. В декабре 1953 года было подписано первое советско-индийское торговое соглашение, предусматривавшее взаимное предоставление режима наибольшего благоприятствования и осуществление расчетов и платежей в индийской национальной валю- 1 В июле 1952 года между махараджой Кашмира и Индией было подписано Делийское соглашение, по которому Кашмир вошел в состав Индии на правах штата (Джамму и Кашмир). В конституцию, принятую в 1956 году Учредительным собранием Кашмира, включено положение о том, что Кашмир является составной частью Республики Индии. Правительство последней считает вопрос юридически полностью решенным и претендует на представительство всего штата, включая ту его часть, которая оккупирована Пакистаном. £6
те — рупиях. Это выгодное для Индии соглашение увеличило объем советско-индийской торговли к концу 50-х годов более чем в 25 раз. Индийский народ добивался ликвидации ограничений государственного суверенитета Индии, отмены статуса доминиона. Правящая партия Индийский национальный конгресс уже в декабре 1948 года приняла соответствующую резолюцию на этот счет, высказавшись, однако, за продолжение членства Индии в Британском содружестве наций. Лондону ничего не оставалось делать, как выразить согласие. 26 ноября 1949 г. была принята новая конституция, по которой Индия провозглашалась республикой. 26 января 1950 г. новая конституция вступила в силу — этот день объявлен в Индии государственным праздником — Днем республики. Одновременно с Индией независимым зав^и^ых^осударст"6" стал Пакистан, объявленный исламским на месте британской государством. Он состоял из двух частей: колониальной империи в западной и восточной. В западной части Азии государства проживало менее половины его 70-миллионного населения, но именно она в силу сложившихся традиций политической борьбы стала его центром; восточная часть — Восточная Бенгалия — давала более половины национального дохода страны, но по существу была обречена на положение «колониальной периферии». Это таило в себе ростки политического взрыва, который и произошел через два десятилетия, когда исламские лозунги перестали быть в глазах большинства населения Восточной Бенгалии завесой, скрывающей социальные противоречия. Внешняя политика Пакистана с самого начала отличалась крайней враждебностью к Индии. Удерживая военными средствами часть Кашмира, пакистанские правящие круги поддерживали напряженность на границах с Индией, которую они представляли у себя в стране как постоянный источник «внешней опасности». Политика «фронтового государства» и антикоммунизм определили внешнеполитическую ориентацию страны. И если внешнеполитический курс Индии стал развиваться в русле, позднее получившем название политики неприсоединения, по сути своей антиимпериалистической, то Пакистан оказался в лагере империалистических держав и был втянут ими в созданные последними в 50-е годы военно-политические блоки. «Деколонизация» Цейлона прошла относительно гладко. В конце 1947 года Англия навязала нарождавшемуся государству неравноправный договор об обороне и внешних сношениях, позволявший Англии держать на Цейлоне свои вооруженные силы, пользоваться его портами и аэродромами, а также «обучать» и контролировать его армию. Внешние связи Цейлона должны были осуществляться только через британские внешнеполитические учреждения. 4 февраля 1948 г. Цейлон был про- 87
возглашен доминионом в рамках Британского содружества наций. Сложнее оказалось с Бирмой, которая с 1938 года управлялась Лондоном как «самостоятельная» колония. В годы второй мировой войны она была оккупирована японцами, и в стране поднялось народное движение Сопротивления. По инициативе Коммунистической партии Бирмы здесь были созданы многочисленные партизанские отряды, а в качестве политического центра — единая Антифашистская лига народной свободы, объединившая к 1945 году все патриотические силы страны. Программа Антифашистской лиги была нацелена на независимость, ликвидацию экономического господства колонизаторов, социальные реформы на благо народа. 28 марта 1945 г. под руководством Антифашистской лиги, во главе которой стоял популярный политический деятель Аунг Сан, в Бирме началось всенародное победоносное восстание против японских оккупантов. Английские войска, прибывшие в страну, начали немедленно разоружать части бирманской Национальной армии и насаждать старые колониальные порядки. Были произведены массовые аресты, объявлены вне закона многие демократические организации. В ответ по стране прокатилась волна демонстраций, стачек, крестьянских выступлений. Положение стало серьезным, и в Рангуне было введено осадное положение. В конце 1946 года Антифашистская лига потребовала от британского правительства проведения выборов в Учредительное собрание. Англия была вынуждена согласиться. Выборы состоялись в апреле 1947 года, а уже через месяц Учредительное собрание потребовало предоставления Бирме полной независимости. В этой сложной обстановке 19 июля 1947 г. наемными убийцами были убиты Аунг Сан и его ближайшие сподвижники. Но это преступление не могло изменить хода истории. 4 января 1948 г. Бирма стала независимой республикой. Ситуация в Малайе во многом напоминала ту, что сложилась и в других колониях в Юго-Восточной Азии. Антияпонское вооруженное сопротивление возглавила здесь Коммунистическая партия Малайи (КПМ), под руководством которой страна в августе 1945 года была очищена от оккупантов. Были созданы зачатки инфраструктуры народной власти. На повестку дня был поставлен вопрос о независимости страны. Однако вернувшиеся в Малайю в сентябре 1945 года британские власти восстановили старые колониальные порядки, ликвидировали демократические преобразования. Малайя являлась богатейшим источником такого стратегического сырья, как каучук и олово, и британские правящие круги не хотели выпускать эту страну из своих рук. Не располагая достаточными силами для массовых репрессий, колонизаторы прибегли к тактике лавирования, используя сложный этнический состав страны. Самую большую этническую группу представляли китайцы, за ними следовали малайцы, ин- 88
дийцы и др. Большинство членов КИМ и бойцов народных вооруженных формирований составляли китайцы и поддерживала их также главным образом китайская община. Что касается малайцев, сохранявших свою национальную (и политическую) обособленность, то они находились под значительным влиянием традиционных правителей. На последних Англия и сделала ставку. В 1946 году Лондон заключил сделку с главами малайских княжеств и крупной малайской буржуазией относительно реорганизации колонии и создания из княжеств и Сингапура Малайской федерации, в рамках которой феодальная знать и крупная буржуазия сохраняли свои привилегии и получали определенную долю власти при сохранении верховного руководства в руках метрополии. В феврале 1948 года Федерация была создана. В стране началось организованное вооруженное сопротивление. В 1949 году разрозненные партизанские отряды были объединены компартией в Малайскую национально-освободительную армию (МНОА), главной базой которой стали джунгли, покрывающие три четверти страны. В ответ колонизаторы объявили чрезвычайное положение, запретили КПМ и связанные с ней массовые демократические организации, начали военные действия против МНОА. Эта борьба против освободительной армии велась в течение почти 12 лет. В ходе ее английские власти усиливали сотрудничество с феодалами и компрадорами, стремясь изолировать КПМ и освободительную армию от населения, посеять рознь между китайцами и малайцами. Был пущен в обиход тезис о «чисто китайском» характере партизанского движения. Такая тактика привела к постепенному затуханию партизанской борьбы, хотя чрезвычайное положение в стране было отменено лишь в 1960 году. Хотя освободительное движение не привело непосредственно к свержению колониального господства в Малайе, оно не могло не сказаться на политике Лондона, вынужденного вести дело к самоуправлению и независимости колонии при опоре на консервативные круги. 31 августа 1957 г. была провозглашена независимость Малайской федерации, а в 1959 году независимость получил и Сингапур. Одновременно был подписан англо-малайский договор о военной и экономической взаимопомощи, позволивший Англии в значительной мере сохранить свои позиции. 17 августа 1945 г., после 350 лет чуже- Освободительная борьба земного — португальского, голландского пробив колонизаторов и наконец японского — господства была провозглашена независимость Индонезии. Президентом республики был избран лидер Национальной партии Сукарно. Но колонизаторы стремились к восстановлению своего былого господства в богатой стране. Голландия отказалась признать 89
Республику Индонезию, мотивируя это, в частности, ложным обвинением националистических лидеров в «сотрудничестве» с японскими оккупантами в годы войны. США и Англия солидаризировались с голландцами. В конце сентября 1945 года английские войска начали высадку в Индонезии, объясняя свои действия намерением разоружить капитулировавшие японские части. Попытки индонезийского правительства наладить сотрудничество с английским командованием ни к чему не привели. Голландия также не замедлила направить на острова свои войска общей численностью до 120 тыс. человек. По существу имела место вооруженная англо-голландская агрессия против индонезийского народа. Советский Союз первым поднял свой голос против замыслов империалистов. В январе 1946 года представитель Украинской ССР в Совете Безопасности ООН в специальном письме на имя его председателя обратил внимание на положение в Индонезии и предложил произвести необходимое расследование с целью устранения угрозы международному миру и безопасности. Представитель УССР сослался на положения Устава ООН о праве наций на самоопределение, о равенстве больших и малых наций, констатировав, что в отношении Индонезии эти положения грубо нарушаются. Хотя западные державы воспротивились тогда посылке в Индонезию комиссии ООН, выступление украинского делегата, поддержанного представителем СССР, явилось большой моральной поддержкой для молодой республики. По всему миру росла солидарность с борьбой индонезийского народа. Вооруженные силы Индонезии, в свою очередь, активно сражались с войсками агрессоров. Англия, увязшая в собственных колониальных конфликтах, стремилась освободить себе руки и в начале 1946 года вывела войска с территории республики. Сложная внутриполитическая обстановка в Индонезии внушила Голландии надежду, что ей удастся «договориться» с компрадорско-неоколсниалистскими силами страны. Поэтому голландское правительство, с одной стороны, начало обработку администрации Сукарно, предлагая ей план создания так называемых Соединенных Штатов Индонезии под верховной властью голландской короны, а с другой — принялось разжигать сепаратистские настроения феодальных и религиозных кругов «страны 15 тысяч островов», как иногда называют Индонезию. Колонизаторы полагали, что ее географическая и экономическая разобщенность, отсутствие у населения чувства национального единства помогут расчленить страну на массу мелких, покорных протекторатов. В ходе переговоров с администрацией Сукарно голландское правительство последовательно пошло на подписание Лингад- жатского (ноябрь 1946 г.) и Ренвилльского (январь 1948 г.) соглашений, названных так по месту их подписания. И то, и другое были для Нидерландов попыткой выиграть время, поскольку 90
содержавшиеся в них положения (независимость для индонезийского народа, создание «суверенных» Соединенных Штатов Индонезии на началах федерации, союз с голландской короной и др.) интерпретировались ею в плане традиционной колониальной политики и не могли служить базой реального соглашения с Индонезией. Не удивительно, что в период между подписанием Лингаджатского и Ренвилльского соглашений Голландия возобновила колониальную войну с Индонезией (июль 1947 г.). Фактическим союзником Голландии в этой войне оказались империалисты США. Только с сентября 1945 года по июль 1947 года Голландия получила от США кредитов и займов на сумму 550 млн. долл. — без этих средств Голландия попросту не смогла бы продолжить войну. Обреченность этой авантюры и всех колониалистских маневров Голландии, впрочем, была несомненной. Несмотря на американскую помощь, на ведение войны не хватало ни средств, ни людских ресурсов. Население самих Нидерландов все активнее выступало за ее прекращение. Правительство Голландии в декабре 1948 года предприняло последнюю отчаянную попытку решить проблему военным путем. Высадив воздушный десант, голландцы захватили все важнейшие центры республики, арестовали ее президента и членов правительства. Был опубликован декрет о создании «правительства» Соединенных Штатов Индонезии без участия каких-либо представителей Индонезийской республики. Эта авантюра вызвала всеобщее возмущение международной общественности. В самой стране индонезийцы развернули широкую партизанскую войну. Союзники поспешили отмежеваться от Голландии. 28 января 1949 г. Совет Безопасности ООН принял резолюцию, в которой потребовал прекратить все военные действия в Индонезии, рекомендовав Голландии освободить индонезийских политических заключенных и признать суверенитет Индонезии. В августе — ноябре 1949 г. в Гааге состоялась конференция «круглого стола» под эгидой ООН. Индонезийские политические лидеры пошли на конференции на компромисс. Они согласились на включение Индонезии в состав Нидерландско-индонезийского союза во главе с голландской королевой, на «вечное сотрудничество» с ней в области внешней политики, обороны, финансов, экономики и культуры. Голландцы получали в Индонезии свои прежние предприятия, а также особые права и привилегии. Республика Соединенных Штатов Индонезии (так была названа страна) должна была принять голландскую военную миссию для обучения своей армии. С другой стороны, Голландия впервые вынуждена была признать и передать создаваемому государству «безоговорочно, полностью и окончательно» суверенитет над территорией всей Индонезии (кроме Западного Ириана, вопрос о котором предстояло решить позднее). 91
Как показала история, уступки колонизаторам оказались временными, а их фактическое поражение в войне против индонезийской независимости решающим. Уже 15 августа 1950 г. было официально провозглашено создание в Индонезии унитарной республики, а несколько лет спустя (в апреле 1956 г.) Индонезия расторгла все соглашения конференции «круглого стола». Советский Союз, первый высказавшийся в защиту независимой Индонезии, и в дальнейшем не переставал оказывать ей моральную и политическую поддержку. Постепенно налаживались и дипломатические контакты. В мае 1948 года были оформлены советско-индонезийские консульские отношения. СССР признал Индонезию в качестве суверенного и независимого государства. В Индонезии это было отмечено как крупная политическая победа республики. В начале 1950 года между СССР и Индонезией были установлены и дипломатические отношения. В сентябре того же года Индонезия стала членом ООН. 2. Рост освободительной борьбы в Африке и начало крушения колониальной системы После окончания войны империализм по-прежнему считал Африку своей «заповедной зоной». Отсталость и разобщенность африканских народностей, отсутствие четкой классовой дифференциации и неразвитость политического движения, казалось, давали надежду на долгие годы безраздельного господства колонизаторов. По-иному думали африканцы. Африка внесла немалый вклад в дело победы над фашизмом, и это помогло ей осознать свою силу. По приблизительным подсчетам, около 1 млн. африканцев было мобилизовано в армии союзников и около 2 млн. обслуживало действующие войска. Необходимость интенсивно использовать сырьевые и иные ресурсы Африки привела к определенному росту рядов организованного пролетариата, появлению профсоюзного движения. Более широкое распространение получили идеи марксизма-ленинизма, возникли коммунистические партии и группы, работавшие, как правило, нелегально. Возросла роль африканской интеллигенции, из среды которой вышли многие замечательные борцы за свободу Африки: Кваме Нкру- ма, Джомо Кениата, Ахмед Секу Туре, Патрис Лумумба и др. Реальной политической силой на континенте стало Панафриканское движение. В обращении Пятого панафриканского конгресса в Манчестере в октябре 1945 года, собравшего представителей различных партий, профсоюзов, национальных организаций со всех концов Африки, было сказано: «Все колонии должны 32
быть свободны от иностранного контроля, как политического, так и экономического». Советский Союз, социалистические страны всесторонне помогали этой борьбе. По инициативе СССР в Устав ООН были включены положения о равноправии и самоопределении народов. Мандатную систему Лиги наций заменила опека ООН, при учреждении которой оговаривалась ее конечная цель: создание условий для предоставления в недалеком будущем независимости подопечным территориям. Борющиеся народы Африки неизменно встречали у СССР моральную, политическую, а порой и материальную поддержку. Степень антиколониальной активности Подъем национально- африканских народов была неодинакова освободительного т r r движения в Разных частях континента, что определялось различным уровнем развития этих народов и их политического сознания. Однако чувствовалась она повсеместно. В 1947—1948 годах произошло крупное антиколониальное восстание на Мадагаскаре. Его возглавила партия Демократическое движение за мальгашское возрождение, созданная в 1946 году на базе широкого объединения различных слоев населения. Франция ответила массовыми репрессиями. Военные действия охватили пятую часть территории острова с населением около 1 млн. В ходе подавления восстания каратели, по данным прессы, убили свыше 100 тыс. мальгашей. Около 20 тыс. активистов движения были брошены в тюрьмы. Однако эта героическая борьба не прошла бесследно для судеб континента. В 1952 году против английских колонизаторов восстал народ Кении. Это восстание, получившее название «мау-мау», приняло характер своеобразной крестьянской войны и длилось более четырех лет. Базой повстанцам служили непроходимые джунгли. В ходе подавления восстания английские войска убили более 11 тыс. африканцев, более 60 тыс. были заключены в тюрьмы и концлагеря. В руководстве восстанием колонизаторы обвинили Союз африканцев Кении, созданный в 1946 году. Он был запрещен, а лидеры его арестованы. Среди них был и Джомо Кениата — будущий первый президент независимой Кении. В различных районах Африки состоялись многочисленные забастовки трудящихся, носившие не только экономический, но и политический характер. Всеобщая забастовка портовых рабочих в Матади (Бельгийское Конго) в 1945 году вылилась в вооруженное столкновение с полицией и войсками. В Алжире в мае 1945 года жертвами расправ с массовой волной антиимпериалистических выступлений стали 45 тыс. алжирцев. Массовые выступления на континенте имели место и позднее. В Аккре (Золотой Берег — ныне Гана) в феврале 1948 года английской полицией была расстреляна демонстрация, организованная союзом 93
ветеранов войны. В ходе последовавших в колонии волнений было убито 29 человек и более 200 ранено. В Нигерии в ноябре 1949 года были расстреляны бастовавшие африканские шахтеры в городе Энугу. Было убито 18 и ранен 31 человек. Африканское национально-освободительное движение принимало все более зрелые формы. Стали появляться политические партии, возглавившие их борьбу за независимость: «Народная партия конвента» в Золотом Береге, руководимая Кваме Нкруч мой, «Национальный совет Нигерии и Камеруна» во главе с видным политическим деятелем Н. Азикиве, «Демократическое движение Африки», развернувшее свою деятельность в большинстве французских колоний, и другие организации. Их борьба постепенно подрывала позиции колонизаторов. Судан стал первым государством на аф- Провозглашение риканском континенте, добившимся сво- независимости Судана ей независимости на гребне послевоенной антиколониальной борьбы1. Судьбы Судана в значительной мере связаны с судьбами арабского, в частности египетского, национально-освободительного движения. В 1899 году в ходе колониального раздела Африки Судан формально получил статус англо-египетского кондоминиума (совместное управление), а фактически стал британской колонией. Антиколониальное движение в Египте находило свой отклик в Судане. В 1951 году парламент Египта денонсировал соглашение 1899 года и объявил Судан частью Египта. Англия не признала этого решения, усилила свое военное присутствие в Судане, но, не полагаясь на военное решение проблемы, сделала ставку на суданский сепаратизм. Революционный переворот 23 июля 1952 г. в Египте, приведший к власти «свободных офицеров» во главе с Г. А. Насером, обострил ситуацию вокруг Судана. 12 февраля 1953 г. в Каире было подписано компромиссное англо-египетское соглашение о Судане, признававшее принцип самоопределения последнего и устанавливавшее трехлетний переходный период, в течение которого в Судане должны были действовать временный парламент и национальное правительство. По истечении трех лет суданский парламент должен был решить, желает ли он присоединиться к Египту или образовать независимое государство. В декабре 1955 года суданский парламент принял решение о провозглашении Судана независимой суверенной републикой. Это решение было признано и Англией, и Египтом. 1 января 1956 г. в Хартуме состоялась торжественная церемония провозглашения независимости Судана — нового освободившегося государства в Африке. 1 Независимость Ливии в 1951 году следует скорее рассматривать как результат деятельности держав антифашистской коалиции по мирному урегулированию и послевоенной организации мира. 94
Национально-освободительная борьба во Крушение колониальной французской колониальной империи пер- империи Франции в Се- воначально развернулась с наибольшей Яоди^ГойНбоЧраьб°ы силой в Марокко и Тунисе. Формальное алжирского народа сохранение Францией султаната в Марокко и правления бея в Тунисе подводило юридическую базу под требование полной независимости, все более настойчиво выдвигавшееся националистическими партиями в этих странах. Это требование в начале 50-х годов было подкреплено вооруженной партизанской борьбой против колонизаторов, пример которой уже был ранее дан Сирией и Египтом. Репрессии, к которым прибегли французские колонизаторы, не принесли им победы. 1 ноября 1954 г. по призыву партии Фронт национального освобождения (ФНО), объединившей широкие слои населения — от рабочего класса до национальной буржуазии, — вспыхнуло вооруженное восстание в Алжире. Французское правительство, занятое разорительной (и фактически уже проигранной) войной в Индокитае (см. гл. V), не могло долго сдерживать напор на всех фронтах. Поэтому Париж принял решение уступить в Марокко и Тунисе, чтобы сконцентрировать максимум усилий в Алжире, где проживало значительное число французских поселенцев и были сосредоточены наиболее значительные экономические интересы. 2 марта 1956 г. Франция признала независимость Марокко. 7 апреля 1956 г. это же сделала Испания, с явной неохотой отказавшаяся от контроля над северной частью страны, но сохранившая за собой приморские города Сеуту и Мелилью, имеющие важное стратегическое значение1. 29 октября 1956 г. по решению международной конференции, собравшейся в марокканском городе Федала, была ликвидирована международная зона Танжер и установлен полный суверенитет Марокко над Танжером. Правительство СССР в заявлении от 11 декабря 1956 г. признало суверенные права Марокко на Танжер и подтвердило, что соглашения о международном статусе Танжера утратили силу. Независимость Туниса была признана Францией 20 марта 1956 г. И в Марокко, и в Тунисе французское правительство постаралось закрепить свое «военное присутствие», рассматривая его как рычаг давления на эти государства и как обеспечение флангов в действиях против алжирских повстанцев. В Марокко, согласно протоколу, подписанному одновременно с подписанием Декларации о независимости, статус французской армии должен 1 Испания оправдывала свои действия тем, что эти города были испанскими еще задолго до Фесского договора 1912 года, устанавливавшего франко-испанский протекторат над Марокко. Марокканское правительство не признает этой аргументации и требует воссоединения анклавов с остальной частью страны. 95
был остаться неизменным в течение «переходного периода», рамки которого не были определены. В Тунисе Франция сохранила контроль над военно-морской базой в Бизерте и над тунисско-алжирской южной пограничной зоной. Правительства Туниса и Марокко энергично выступили против увековечения французского военного присутствия на своей территории. В Алжире численность французских войск за один лишь год — с июня 1955 по июнь 1956 года — возросла в 4 раза, достигнув 400 тыс. Политика «умиротворения», провозглашенная Францией в Алжире, вылилась в жестокие расправы, массовые карательные действия. За годы войны в Алжире погибло полтора миллиона человек (из общего числа алжирцев в 9 млн.), сотни тысяч бежали из страны. Но репрессии не сломили волю алжирского народа. Повстанцы объединились в Армию национального освобождения, которая под руководством ФИО начала организованную борьбу против колонизаторов. В 1956 году она насчитывала 60 тыс. бойцов, а через два года — уже 130 тыс. На съезде ФНО в августе 1956 года была принята политическая программа, провозгласившая в качестве важнейших целей завоевание независимости, создание демократической республики, проведение аграрной реформы, реализацию во внешней политике принципов Бан- дунгской конференции стран Азии и Африки. Съезд создал руководящий орган национально-освободительного движения — Национальный совет алжирской революции. 19 сентября 1958 г., собравшись в Каире, последний провозгласил независимую Алжирскую Республику и образовал Временное правительство Алжирской Республики (ВПАР). Вооруженная борьба алжирского народа имела широчайший международный резонанс. Она оказала огромное влияние на развитие национально-освободительного движения во всей Африке. Одновременно она вызвала международную солидарность прогрессивных сил, выступивших в ее поддержку. Резолюции с требованием предоставления Алжиру независимости были приняты Каирской конференцией солидарности стран Азии и Африки в декабре 1957 года, I конференцией независимых государств Африки в апреле 1958 года, в работе которой участвовала алжирская делегация, другими конференциями. Почти во всех независимых странах Азии и Африки были созданы представительства ФНО. Каждый раз, начиная с 1955 года, на сессиях Генеральной Ассамблеи ООН делегации стран Азии и Африки, поддерживаемые представителями социалистических государств, ставили вопрос об Алжире. ВПАР было официально признано в течение двух лет более чем 30 афро-азиатскими и социалистическими странами, в частности в октябре 1960 года — правительством СССР. Колонизаторская политика Франции в Алжире вызвала усиление ее трений со многими странами мира, включая собствен- 96
ных союзников по НАТО. Соединенные Штаты считали, что, отвлекаясь на войну в Алжире, Франция уменьшает вклад в конфронтацию с социалистическими странами. Одновременно США, а также Великобритания хотели бы укрепить собственные позиции в Северной Африке, потеснив Францию. Вот почему в Париже с подозрением относились к предложениям посредничества и «добрых услуг», временами исходившими из Вашингтона и Лондона. В целом алжирская война серьезно ослабила международное положение Франции и стала источником огромного внутриполитического напряжения. В 50-е годы движение за независимость Начало крушения коло- становится все более осязаемым и в так ниализма в «черной называемой «черной Африке» (части Африке». Независимость г ^ ТГ ^ v г£„ы континента южнее Сахары). Этот регион считался наиболее отсталой частью Африки. Первой добилась успеха английская колония Золотой Берег (после получения независимости — Гана). Британские колонизаторы, создавшие в Африке изощренную систему «косвенного управления», отнюдь не помышляли о скором уходе из своих владений. Стремясь сохранить в них свои позиции, британские правящие круги пытались вводить в колониях мнимое «самоуправление», отказывая им в действительной независимости. Впрочем, Лондон щедро дополнял маневрирование репрессиями. Гана стала ярким примером сочетания и того, и другого. В первые послевоенные годы здесь были введены в действие две колониальные «конституции» (в 1946 и 1951 гг.). В рамках некоторых показных реформ административного аппарата, опираясь на племенных вождей, колонизаторы пытались таким образом расколоть ряды национально-освободительного движения. Когда же Народная партия конвента, созданная в 1949 году, призвала к кампании гражданского неповиновения, колониальные власти арестовали многих ее членов, включая Кваме Нкру- му, по обвинению «в подстрекательстве к мятежу». Однако колонизаторам очень скоро пришлось бить отбой: на выборах в законодательную ассамблею, проведенных в феврале 1951 года на основе колониальной конституции, Народная партия конвента получила абсолютное большинство. Губернатор колонии вынужден был освободить Кваме Нкруму и его соратников из тюрьмы и предложить ему пост руководителя правительства. Ставка была сделана на «приручение» африканских лидеров. Однако уже в июле 1953 года законодательная ассамблея Золотого Берега по предложению К. Нкрумы потребовала от Великобритании признания независимости страны в рамках Содружества наций. Англия еще пыталась маневрировать. Но в условиях, когда ее политика терпела крах в других частях Африки (Кения, Нигерия и др.)> а также после сокрушительного поражения английского империализма в ходе тройственной агрессии 4—1257 97
против Египта в 1956 году (см. гл. VII) она предпочла в конце концов уступить. 6 марта 1957 г. в Аккре взвился флаг независимой Ганы. В июле 1960 года Гана была провозглашена республикой. 3. Нарастание освободительной антиимпериалистической борьбы в странах Латинской Америки Специфика национально-освободительного движения в Латинской Америке, а также внешнеполитической деятельности латиноамериканских государств во многом объясняется тем, что большинство из них завоевали независимость еще в начале XIX века. Они прошли длительный путь самостоятельного развития и находятся на более высоком уровне развития капитализма, чем многие афро-азиатские страны. Эти государства в полной мере ощутили на себе действие экспансии высокоразвитых капиталистических держав, экспансии, которая ныне именуется неоколониализмом. Латинская Америка всегда рассматривалась американским империализмом в качестве своей вотчины, о чем США недвусмысленно заявили, провозгласив в 1823 году так называемую «доктрину Монро». Американская экспансия в страны Латинской Америки особенно развивалась в годы второй мировой войны, когда США потеснили в этом регионе позиции Германии, Японии, Италии, а также и Англии, длительное время являвшейся здесь их главным соперником. Прямые частные капиталовложения США в Латинской Америке возросли с 2,8 млрд» долл. в 1940 году до 4,7 млрд. в 1950 году, а в 1958 году — почти до 9 млрд. долл. С 1945 по 1953 год, например, Латинская Америка принесла иностранным вкладчикам прибыль в размере около 6,5 млрд. долл., из них на долю частного капитала США пришлось свыше 65%. США захватили в свои руки свыше половины латиноамериканской внешней торговли. Помимо иностранных монополий, экономическую и политическую жизнь латиноамериканских стран во многом определяли интересы соглашательской буржуазии и латифундистской олигархии. Латиноамериканская «элита» неизменно стремилась к тесному сотрудничеству с иностранным капиталом для сохранения своего господства и привилегий. Наконец, неотъемлемой частью жизнедеятельности латиноамериканского общества стал культ силы, постоянно выливавшийся в попытки военной верхушки вмешиваться в политические процессы, смещать посредством переворотов законно избранные гражданские правительства. Было бы неправильно, однако, думать, будто военные действовали сами по себе, в силу собственного «тщеславия». Являясь, как правило, выходцами из буржуазно-олигархических кругов, все эти генералы и полков- 98
ники, провозглашавшие себя «президентами», просто на свой лад защищали олигархию в кризисных или опасных для нее ситуациях. Одновременно они верой и правдой служили американскому империализму, который давно и с пользой для себя использовал диктаторские режимы (а нередко их просто насаждал). В 1951 году, например, такие режимы существовали в 16 из 20 латиноамериканских стран. И тем не менее в послевоенные годы и Латинская Америка испытала на себе воздействие освободительных процессов. Политическая жизнь здесь все более характеризовалась ростом демократического движения, сопротивления тирании и олигархии. Государства Латинской Америки участвовали в войне с фашизмом только «символически» (за исключением Бразилии, направившей на фронт экспедиционный корпус, и Мексики). Такая их позиция в немалой степени объяснялась воздействием США, опасавшихся, как бы активное участие народных масс в войне против фашизма не привело к серьезным внутриполитическим потрясениям. Диктаторы ряда латиноамериканских стран, боявшиеся антифашистских настроений масс, в последние годы войны занялись перекрашиванием фасада своих режимов, выступили с декларациями о приверженности «демократическим институтам и свободе» (Сомоса — в Никарагуа, Трухильо — в Доминиканской Республике, Мартинес — в Сальвадоре и др.). Одновременно они укрепляли свой аппарат репрессий, щедро используя для этих целей американские поставки по ленд-лизу. Народные массы требовали, однако, не показных, а действительных преобразований. Под натиском демократического движения, включавшего такие меры, как всеобщая политическая забастовка, рухнули некоторые диктаторские режимы (в Боливии, Эквадоре, Гватемале, Сальвадоре). Усилилась роль рабочего класса в Латинской Америке: он не только вырос численно за годы войны, но и организационно окреп. Во многих странах трудящиеся впервые добились права создавать профсоюзы. Шире развернула свою деятельность Конфедерация трудящихся Латинской Америки (создана в 1938 г.), объединившая профсоюзы различных направлений. В таких странах, как Боливия, Венесуэла, Куба, Парагвай, возникли новые политические партии, отражавшие интересы различных слоев населения, а в среде старых, «традиционных» партий усилились левые, радикальные настроения. В ряде латиноамериканских стран вышли из подполья коммунистические партии, развернувшие широкую деятельность в интересах трудящихся. Быстро росли их численность и влияние. Например, в Бразилии компартия превратилась за год из небольшой подпольной организации в партию, насчитывавшую 150 тыс. членов. На парламентских выборах в декабре 1945 года она завоевала 14 мест в палате депутатов и одно место в
сенате. На муниципальных выборах в январе 1947 года компартия получила 800 тыс. голосов, завоевав около 80 депутатских мандатов (в том числе 18 — в столичном муниципалитете Рио-де-Жанейро). В Эквадоре после свержения восставшими народными массами в мае 1944 года диктаторского режима представители коммунистической и социалистической партий впервые в истории страны вошли в состав правительства. При их активном участии в 1945 году была разработана и принята прогрессивная конституция. В Чили осенью 1946 года было сформировано правительство, в состав которого также вошли три коммуниста. Здесь был создан единый фронт левых партий. На президентских выборах 1952 года их общим кандидатом в президенты был впервые выдвинут один из видных лидеров Социалистической партии сенатор Сальвадор Альенде. Крупным направлением деятельности демократических сил в Латинской Америке было противодействие бесконтрольной американской экономической и финансовой экспансии. Конфедерация трудящихся Латинской Америки еще в декабре 1944 года на конгрессе в городе Кали (Колумбия) выработала программу борьбы за достижение политической и экономической независимости от североамериканского империализма и разработала программу социально-экономических преобразований. Определенное воздействие этой программы на развитие событий в Латинской Америке неоспоримо. В Венесуэле, например, при президенте Р. Гальегосе в 1947—1948 годах были приняты новое трудовое законодательство и закон об аграрной реформе, начато создание национального торгового флота. Осенью 1948 года правительство приняло решение не предоставлять новых концессий иностранным компаниям. Одновременно был принят новый закон об условиях деятельности существовавших нефтеком- паний: государство должно было получать 50% их прибылей, оставшихся после уплаты всех налогов. В Боливии после народного восстания 1952 года, свергшего проимпериалистическую диктатуру латифундистов, и крупных шахтовладельцев, были проведены крупные социально-экономические и политические преобразования, главными из которых явились аграрная реформа и национализация собственности крупных оловодобывающих компаний, находившихся под контролем американского и английского капиталов. Сходные по направленности мероприятия осуществлялись или планировались и в некоторых других латиноамериканских государствах (Аргентина, Мексика, Гватемала, Чили, Эквадор). Тяжелое экономическое положение, в частности неравноправная торговля с США, ставшая источником резкого уменьшения золотовалютных запасов, побуждало латиноамериканские страны укреплять взаимные экономические связи. Кампания за создание национального торгового флота осуществлялась, на- 100
пример, Венесуэлой совместно с Колумбией. Торговое соглашение между Венесуэлой и Бразилией (1947 г.) предусматривало поставки бразильского текстиля и пищевых продуктов в обмен на венесуэльскую нефть. Аргентина заключила в 1946—1947 годах торговые соглашения с Чили, Парагваем, Эквадором и Боливией (так называемый «пакт Сантьяго»). Одним из направлений развернувшегося в первые послевоенные годы в Латинской Америке демократического процесса были поиски независимой или, по крайней мере, менее ориентированной на США внешней политики. Следует отметить в этой связи огромный рост в годы войны и послевоенный период симпатий и дружелюбия народных масс к Советскому Союзу. Правительства вынуждены были учитывать эти настроения: 13 латиноамериканских государств из 20 установили в 1942—1946 годах дипломатические отношения с СССР. Сопротивление народных масс американскому империализму вылилось в дальнейшем в отказ большинства латиноамериканских государств послать в период корейской войны (см. гл. V) свои войска в Корею для поддержки американского агрессора. Только Колумбия поддержала США в этой войне. Попытки США, используя свое экономическое и военное превосходство, а также страх латиноамериканской олигархии перед революцией, полностью подчинить себе политику государств в латиноамериканском регионе также натолкнулись на все более ощутимое сопротивление, на рост латиноамериканской солидарности. Показательна в этом смысле судьба «доктрины Ларет- та», названной по имени министра иностранных дел Уругвая. В ноябре 1945 года, явно по рекомендации Вашингтона, он обратился к министрам иностранных дел американских государств с нотой, предлагавшей коллективные действия против правительств, нарушающих «демократические принципы». В случае принятия этой доктрины США получали бы «большую дубинку» против любого непокорного их воле государства в Латинской Америке. Однако большинство латиноамериканских стран отказалось поддержать принцип вмешательства во внутренние дела суверенных государств, каким бы ни было это вмешательство — индивидуальным или коллективным. «Доктрина Ларетта», кроме того, была нацелена в тот период и на конкретного противника: движение перонизма в Аргентине. Полковник ХуанПерон, по имени которого движение получило свое название, появился на международном горизонте после государственного переворота, совершенного им и его сторонниками в июне 1943 года. Заговорщики выдвигали демагогические националистические и антиамериканские лозунги, не брезгуя при этом сотрудничеством с фашистскими государствами. В 1944 году США разорвали дипломатические отношения с Аргентиной. Однако, когда в конце марта 1945 года правительство Аргентины все же объявило войну Германии и Японии, этого оказалось достаточно, чтобы 101
США почти немедленно восстановили с ней дипломатические отношения. США добились также допуска Аргентины на конференцию по созданию ООН в Сан-Франциско, хотя по условиям, выработанным на Ялтинской конференции 1945 года, Аргентина не имела на это права. Перонизм оказался, однако, более сложным национальным и социальным явлением, чем рассчитывали в Вашингтоне. Ловко манипулируя социальной демагогией и принимая определенные меры, направленные на улучшение положения рабочих, на ограничение иностранного капитала и создание государственного сектора в экономике при одновременной защите интересов крупной национальной буржуазии и обуржуазившихся помещиков, перонистская диктатура приобрела на ряд лет широкую социальную базу. В стране распространились антиамериканские настроения, была разрешена деятельность профсоюзов и политических партий, включая коммунистическую. В своей пропаганде перонисты широко использовали теорию «хустисиа- лизма» (от испанского слова «хустисиа» — справедливость). Все это не укладывалось в рамки представлений Вашингтона об облике латиноамериканских государств. Не понравилась на первых порах американским монополиям и экономическая политика перонистов. Этим объяснялись и попытки США инспирировать коллективную агрессию против Аргентины. В июне 1946 года Перон официально был избран президентом страны. Его правление длилось до 1955 года, когда он был смещен в результате военного переворота. За эти девять лет режим эволюционировал резко вправо. В конечном счете он не смог решить ни одной из тех проблем, что волновали миллионы аргентинцев. Крестьяне не получили земли. Рабочие не были гарантированы от безработицы, нищеты и бесправия. В стране начались гонения на коммунистов и прогрессивные организации, развернулась кампания антисоветизма. Монополии США вернули себе в 1953 году былые привилегии. Перон потерял поддержку в массах и стал легкой жертвой других аргентинских «горилл», которым были в тягость даже показные социально- экономические мероприятия перонистов. США восприняли переворот с чувством удовлетворения и облегчения. Перонизм не стал, однако, «глухим тупиком» латиноамериканской истории. В конце 50-х — 60-е годы, пережив кризис и проделав некоторую эволюцию влево, он возродится вновь. До конца второй мировой войны и в пер- Ужесточение политичес- вые послевоенные годы политика США в вТатинской Америке. Латинской Америке афишировалась как Интервенция против политика «доброго соседа». В условиях Гватемалы подъема национально-освободительного движения и роста антиимпериалистических тенденций в регионе этот курс, его необходимые внешние проявления уже не могли устроить наиболее агрессивные круги 102
монополистического капитала США и американское правитель- ство. В конце 40—начале 50-х годов Латинскую Америку буквально захлестнула волна реакционных военных переворотов, явным дирижером которых был Вашингтон. В Венесуэле, например, уже через 12 дней после принятия нефтяного закона 1948 года последовал переворот, приведший к установлению военно-политической диктатуры генерала Химене- са. Реформы Гальегоса были отменены, и американские монополии в дальнейшем получали в Венесуэле значительно больше прибылей, чем во всех остальных странах Латинской Америки. В Парагвае в этот период появился у власти генерал Стрес- снер, на Кубе — Батиста. Усилили с помощью США свою тиранию такие наиболее одиозные диктаторы, как «генералиссимус» Трухильо в Доминиканской Республике и генерал Сомоса з Никарагуа. Государственные перевороты были по существу совершены в Эквадоре и Чили, где под американским нажимом из состава правительства были удалены коммунисты, а компартии вновь запрещены. В Бразилии в мае 1947 года, всего лишь через три месяца после проведения выборов, Верховный избирательный трибунал объявил Бразильскую коммунистическую партию и Конференцию трудящихся Бразилии вне закона. Латиноамериканские диктатуры охотно приняли участие в разжигаемой США «холодной войне» против социалистических стран. Резко сузился объем политических, торговых и иных связей между латиноамериканскими странами и СССР. В октябре 1947 года Бразилия и Чили с разницей в один день разорвали дипломатические отношения с СССР. Их примеру в 1948 году последовала Колумбия. С Венесуэлой и Кубой в 1952 году СССР сам был вынужден прекратить дипломатические отношения ввиду нарушения властями этих стран элементарных норм международного права, сделавших невозможным нормальное функционирование советских посольств. С шестью латиноамериканскими государствами (Боливия, Гватемала, Доминиканская Республика, Коста-Рика, Никарагуа, Эквадор), под явным нажимом США соглашения о создании дипломатических представительств так и не были реализованы. Американский империализм мобилизовал максимум сил для подавления сопротивления латиноамериканских народов. На созванной в марте 1954 года X межамериканской конференции в Каракасе по инициативе госсекретаря США Дж. Ф. Даллеса была принята резолюция «Об укреплении солидарности в целях сохранения политической целостности американских государств ввиду угрозы вмешательства международного коммунизма». Под фальшивым лозунгом борьбы с «коммунистической опасностью» она предусматривала совместное осуществление полицейских мер, направленных против организаций и лиц, борющихся за свободу и независимость своих народов, против засилья мо- 103
нополий и латифундистов. Нетрудно увидеть в этой резолюции отголоски «доктрины Ларетта». На практике указанная резолюция сразу же прошла проверку в Гватемале, которая беспокоила США последовательно проводимым процессом демократизации и антимонополистическими мерами. Правительство президента Арбенса, избранного в 1950 году, провозгласило здесь программу аграрной реформы и замахнулось на привилегии могущественной «Юнайтед фрут компани». США начали подготовку к государственному перевороту. С 1953 года под руководством американских инструкторов на территории соседних Гондураса и Никарагуа стали готовиться отряды наемников, предназначенных для вторжения в Гватемалу. Когда перед лицом угроз и гонки вооружений в соседних странах Гватемала произвела для укрепления своей обороноспособности закупки оружия в Восточной Европе, это было расценено Вашингтоном как доказательство «коммунистического проникновения». 19 мая 1954 г. правительство США разорвало дипломатические отношения с Гватемалой «ввиду коммунистических тенденций гватемальского правительства». Одновременно дипломатические отношения разорвал Гондурас, а 18 июня банды наемников вторглись на территорию Гватемалы. Нападение прикрывалось боевыми действиями авиации «неизвестных» государств. В дальнейшем было неопровержимо доказано, что это были американские самолеты. По существу имела место агрессия против Гватемалы со стороны США и соседних с Гватемалой центральноамериканских государств. Это зафиксировал Совет Безопасности ООН, принявший по жалобе гватемальского правительства резолюцию, которая призывала прекратить действия, могущие вызвать кровопролитие, и предлагавшая всем членам ООН воздерживаться от поощрения таких действий. В защиту суверенитета и независимости Гватемалы решительно выступил Советский Союз, воспротивившийся, в частности, предложению США передать жалобу Гватемалы на рассмотрение ОАГ. США, однако, игнорировали резолюцию Совета Безопасности. Внутренняя реакция в Гватемале (включая часть армейского руководства) помогла им завершить интервенцию и установить военную диктатуру. Новое правительство возвратило «Юнайтед фрут компани» экспроприированные земли и в 1955 году подписало с США двусторонний военный договор. Новый курс по отношению к латиноамериканским странам в США был назван «равным партнерством». Факты, однако, показывают, как на самом деле американское правительство понимало «равенство». 104
4. Становление внешней политики молодых освободившихся государств Процесс становления внешней политики молодых освободившихся государств был сложным и противоречивым. Это объясняется воздействием целой суммы факторов. Внешняя политика освободившихся государств была связана с их национально-освободительной борьбой, и необходимо, хотя бы на первых порах, должна была быть антиимпериалистической, антиколониальной и дружественной по отношению ко всем, кто предлагал руку помощи в трудные годы. Однако на внешнюю политику этих государств влияло и то, что освободившиеся страны по-прежнему находились в системе международного капиталистического разделения труда и в значительной мере в сфере имперской политики бывших метрополий. Наконец, формирование этой политики определялось спецификой исторического и политического развития стран, соотношением в них социальных сил и их различными интересами, религиозным размежеванием и многими другими факторами, включая личностное отношение лидеров к проблемам развития своих стран. Все это делало политику большинства молодых освободившихся государств непоследовательной и противоречивой. Однако общим знаменателем для этой группы стран оставались все же антиимпериализм и антиколониализм, стремление к поддержанию международного мира и безопасности, без которых само зарождение и существование этих государств было бы невозможным. Внешнюю политику молодых освободившихся государств отличал динамизм. «Мы слишком долго оставались безучастными зрителями событий, игрушками в руках других. Сейчас инициатива переходит к нашему народу, и мы сами будем вершить его историю», — сказал Дж. Неру 7 сентября 1946 г. при вступлении в должность главы временного, переходного правительства Индии. Именно правительство этой страны сразу после провозглашения независимости выступило инициатором внешнеполитического курса, который получил в дальнейшем широкое призна.- ние молодых освободившихся стран — курса неприсоединения (на первых порах в ходу были также термины «неучастие», «нейтрализм»). Он означал отказ от участия в военно-политических блоках империализма, которые создавались как раз в этот период, ориентацию на независимую внешнюю политику и самостоятельный выбор друзей. Такой курс означал решительный рывок из сферы военно-политического господства империализма, которое западные державы надеялись сохранить и после предоставления независимости бывшим колониям. Не удивительно, что госсекретарь США Дж. Ф. Даллес назвал неприсоединение «аморальным» и «прокоммунистическим». Неприсоединение, как оно было сформулировано Дж. Неру Ю5
и другими лидерами молодых государств, не означало устранения от важных международных дел и проблем. «В сущности «неучастие» — это, пожалуй, неправильная формулировка нашей позиции,—писал Кваме Нкрума, один из видных сторонников данного курса. — Мы решительно на стороне всех сил земного шара, подлинно выступающих за мир». Такая позиция делала освободившиеся страны активной силой в борьбе за международную безопасность, против посягательств на нее сил империализма. На этой основе росла антиимпериалистическая солидарность этих стран, нашедшая свое выражение в организационном оформлении в начале 60-х годов всемирного движения неприсоединения (см. гл. XIV). На этой основе постепенно расширялось всестороннее сотрудничество многих освободившихся государств со странами социалистического содружества. Правительства СССР и других социалистических стран продемонстрировали готовность помочь новым государствам в укреплении их политической и экономической независимости, их жизненного уровня и безопасности. Освободившиеся государства активно вырабатывали и основы взаимоотношений друг с другом. В апреле 1954 года в преамбуле к индийско-китайскому договору о торговле и связях между Индией и Тибетским районом Китая были сформулированы так называемые принципы «панча шила» — пять принципов мирного сосуществования: взаимное уважение территориальной целостности и суверенитета; взаимное ненападение, невмешательство во внутренние дела друг друга; равенство и взаимная выгода; мирное сосуществование и экономическое сотрудничество. Нетрудно увидеть, что указанные принципы выходили за рамки двусторонних отношений, имели всемирное значение. Советский Союз в феврале 1955 года выразил им одобрение. Верховный Совет СССР в обращении к парламентам всех стран призвал строить отношения между государствами на основе этих принципов. Они сослужили хорошую службу делу развития взаимного сотрудничества социалистических и освободившихся стран в борьбе за мир и международную безопасность, а также против колониализма и расизма. Одновременно усилилось стремление освободившихся государств к совместному противоборству империалистическим проискам, к созданию для этой цели соответствующего механизма. Начало их международному сотрудничеству на основе принципов неприсоединения положила Конференция стран Азии и Африки, состоявшаяся в Бандунге (Индонезия) с 18 по 24 апреля 1955 г. Державами — инициаторами конференции стали Индия, Индонезия, Бирма, Пакистан и Цейлон (Шри Ланка). 106
На Бандунгской конференции нрисутст- Бандунгская вовали 29 государств. Азию представля- ПфрикиЦИЯ СТРа" ли 23 делегации, Африку - 6. Показа- тельно, что участницей конференции стала Демократическая Республика Вьетнам, хотя на ней был представлен и Южный Вьетнам. Участвовали также КНР и Япония. В конференции приняли участие и ряд стран, ставших к этому времени членами империалистических военно-политических блоков (Ирак, Пакистан, Таиланд, Турция, Филиппины). Уже этот перечень говорит как о широте охвата, так и о сложностях конференции и взаимоотношений между ее участниками. Империалистические силы уже на ранних этапах движения неприсоединения старались заслать в него своих агентов и поставить под свой контроль. Однако результаты Бандунгской конференции в итоге оказались неожиданностью для империалистов. Несмотря на их угрозы и посулы, единый фронт борьбы народов Азии и Африки все-таки был создан. Представители государств, на которых империалисты рассчитывали как на своего «троянского коня», не решились в условиях сплоченности и решимости основной массы участников конференции бросить последним вызов. Согласованной платформой конференции, как это было отражено в ее заключительном коммюнике, стали антиколониализм и антиимпериализм. В коммюнике нашла свое отражение и идея мирного сосуществования государств, принадлежащих к разным общественным системам, сформулированы (в развитие «панча шила») десять принципов международных отношений: уважение основных прав человека, а также целей и принципов Устава ООН; уважение суверенитета и территориальной целостности всех стран; признание равенства всех рас и наций, больших и малых; воздержание от интервенции и вмешательства во внутренние дела другой страны; уважение права каждой страны на индивидуальную или коллективную оборону в соответствии с Уставом ООН; воздержание от использования соглашений о коллективной обороне в частных интересах какой-либо из великих держав и от оказания нажима на другие страны; воздержание от агрессии против территориальной целостности или политической независимости любой страны; урегулирование всех международных споров мирным путем; содействие взаимным интересам и сотрудничеству; уважение справедливости и международных обязательств. Последующие международные конференции освободившихся государств в 50-е годы (Конференция солидарности народов Азии и Африки в Каире 1957 г., создавшая ОСНАА; Конференция независимых государств Африки в Аккре 1958 г.; Конференция народов Африки в Тунисе 1958 г. и др.) дополнили, расширили и дали толкование указанным принципам, сделав их важным элементом международного общения.
Глава IV РАЗВЯЗЫВАНИЕ ЗАПАДНЫМИ ДЕРЖАВАМИ «ХОЛОДНОЙ ВОЙНЫ» ПРОТИВ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ СТРАН. СОЗДАНИЕ ПЕРВЫХ АГРЕССИВНЫХ ВОЕННЫХ БЛОКОВ 1. Истоки и факторы «холодной войны» империализма против социалистических стран Позитивный опыт сотрудничества в годы войны государств — участников антигитлеровской коалиции убедительно свидетельствовал о возможности мирного сосуществования стран с различным социально-экономическим строем и совместного решения проблем послевоенного восстановления и развития. Система союзнических связей, договоры и соглашения времен войны, неоценимый капитал взаимного доверия, накопленный в период борьбы с фашистскими агрессорами, наконец, договоренности в Ялте и в Потсдаме — все это могло бы послужить прочной основой для продолжения совместной работы и взаимовыгодного сотрудничества. Однако этого не произошло. Антикоммунизм и антисоветизм правящих кругов империалистических держав, прежде всего США, сдерживаемые в годы войны интересами борьбы с фашизмом, после победы над общим врагом вновь приняли воинствующие формы и стали в решающей степени определять их подход к отношениям с СССР и другими странами социализма. «Империалистическая реакция, которую не устраивали социальные и международно-политические итоги войны, уже в первые послевоенные годы пыталась добиться своего рода исторического реванша, потеснить позиции социализма и других демократических сил, — отмечал Генеральный секретарь ЦК КПСС М. С. Горбачев. — Острие этой стратегии было направлено против Советского Союза, а ее рычагами выступали экономическая мощь и временная монополия США на атомное оружие»1. 1 Горбачев М. С. Бессмертный подвиг советского народа. Доклад на торжественном собрании в Кремлевском дворце съездов, посвященном 40-летию Победы советского народа в Великой Отечественной войне. 8 мая 1985 г. М., 1985, с. 26. 108
Капиталистические государства в разной Экономические и поли- степени принимали участие во второй тические последствия мировой войне, и по-разному сказались войны для капиталисти- для них ее последствия. Порожденная ческих стран. Курс г США на мировое неравномерностью экономического и по- господство литического развития капиталистических стран, война привела к дальнейшему обострению этой неравномерности. Промышленное производство в государствах Западной Европы упало к 1946 году до 70% от уровня 1938 года, а в наиболее опустошенных странах — до 30%. Безработица, стремительная инфляция, нарушение пропорций и взаимосвязей хозяйственного механизма еще более ухудшали экономическую ситуацию в пострадавших от войны капиталистических государствах. К этому добавилась нехватка продовольственных товаров, которую усугубили трудности сельского хозяйства. На фоне ослабления позиций ведущих западноевропейских держав особенно контрастным казалось усиление мощи Соединенных Штатов Америки. Территории США, отделенной Атлантическим океаном от европейского поля боя, не пришлось испытать вторжения агрессора, городам — налетов вражеской авиации. Безвозвратные потери американской армии были относительно небольшими (400 тыс. человек) в сравнении с жертвами в других странах. Материальные затраты США на войну, составившие примерно две трети от советского уровня, складывались не из цены разрушенного и сожженного, а главным образом из стоимости заказов на вооружения американским монополиям, многократно увеличившим свои прибыли. В 1945 году национальный доход США достиг 215 млрд. долл., более чем утроившись за годы войны. Промышленное производство в США за тот же период возросло на 47% и почти вдвое превзошло производство промышленной продукции во всем остальном капиталистическом мире. Соотношение сил между ведущими империалистическими державами изменилось по всем важнейшим показателям экономического могущества. Наиболее наглядным примером здесь является сравнение позиций США и Великобритании. Уже в 1939—1941 годах практически весь золотой запас Великобритании (2,5 млрд. долл.) перешел к США в оплату за военные поставки. К концу войны 73% золота капиталистических государств (стоимостью свыше 20 млрд. долл.) оказались под контролем США. Английские зарубежные инвестиции сократились на треть, в то время как американские — возросли в полтора раза, составив три четверти заграничных капиталовложений западных стран. Экспорт Великобритании уменьшился втрое, а вывоз товаров из США увеличился в стоимостном выражении вчетверо (включая поставки по ленд-лизу). Доля Британской империи 109
в мировом торговом флоте (без СССР) понизилась за 1939— 1947 годы с 30 до 22%; доля США поднялась с 17 до 53%. К этому следует добавить, что многие государства Запада, включая и Англию, оказались в задолженности у американского империализма. Важным фактором научно-технического превосходства США стала концентрация в американских лабораториях многих ученых из Западной и Центральной Европы, спасавшихся от фашизма или прибывших по соглашению с Англией для совместной разработки атомного оружия. В итоге США выдвинулись на роль лидера всего капиталистического мира. Эта роль означала для американского руководства отождествление «национальных интересов» США с глобальными целями капиталистической системы. Пользуясь экономическими и финансовыми трудностями западноевропейских стран, пострадавших в годы войны, США стремились поставить под свой контроль их экономику и политику. Считая экономические связи средством политического давления, официальный Вашингтон уже в конце войны предпринял в этой области ряд недружественных действий в отношении Советского Союза. В марте 1945 года госдепартамент США заявил о невозможности удовлетворения запроса СССР о 6-миллиардном займе для скорейшего восстановления народного хозяйства, хотя само же американское руководство предложило в 1943 году предоставить этот кредит. В день окончания боевых действий в Европе США внезапно резко сократили поставки по ленд-лизу в Советский Союз, а 17 августа 1945 г., еще до окончания второй мировой войны, прекратили их полностью. Тем самым они не выполнили договоренность о поставках в объеме примерно 1 млрд. долл. Равным образом были аннулированы обещания о займах и помощи, данные американским правительством Польше и Чехословакии. Недружественные действия США, конечно, отрицательно сказались на возможностях СССР и стран народной демократии скорейшим образом восстановить народное хозяйство и поднять уровень благосостояния. Но они не смогли задержать этого процесса на сколько-нибудь длительное время. Как уже указывалось, к концу 1947 года в СССР и странах Восточной Европы были в целом достигнуты довоенные рубежи промышленного производства. В 1950 году выпуск промышленной продукции в Советском Союзе составил 30% от американского уровня, что почти вдвое превышало показатель 1945 года. Вместе с тем, хотя и более медленными темпами, чем в социалистических странах, постепенно восстановилась экономика и пострадавших от войны западных государств. Этот процесс в целом завершился в 1949 году (в Западной Германии — в 1950 г., в Японии — в 1951 г.). В результате доля США в промышленном производстве капиталистического мира уменыии- 110
лась с 62% в 1946 году до 53% в 1950 году. Еще значительнее понизилась за это время доля США в совокупном экспорте капиталистических стран: с 32 до 18%. Эти тенденции вызвали известное беспокойство в Вашингтоне. США не хотели ни уступать положение лидера Запада, ни делить его с кем-либо. Но поскольку еще большее беспокойство правящим кругам США внушал рост могущества и влияния СССР и сил социализма, все недовольство развитием событий в мире в Вашингтоне обрушили на СССР, пугая своих союзников «рукой Москвы» и «наступлением мирового коммунизма». Избранный США и их союзниками внешнеполитический курс получил название «холодной войны». Помимо антисоциалистической направленности «холодная война» выполняла и еще одну важную функцию: по мысли Вашингтона, она должна была сплачивать капиталистический мир под американским руководством, не давая развиться существовавшим в нем объективным центробежным тенденциям. Курс на установление с помощью силы американской гегемонии в мире получил у идеологов экспансии «имперское» название «Паке Американа» {лат.—«мир по-американски»). Будущее человечества рисовалось руководству США глобальным переустройством мира по американскому проекту и образцу. Его главными целями были обеспечение за Соединенными Штатами военного преобладания в мире, гарантируемого прежде всего сохранением монополии США на атомное оружие; повсеместное господство монополий США в мировой экономике; американская гегемония в области культуры и информации, насаждение «американского образа жизни»; создание со временем такого мирового правительства (в том числе посредством соответствующего «преобразования» ООН), которое позволило бы американскому империализму «на законных основаниях» завершить создание «мира по-американски». Творцы американской политики считали Советский Союз единственным самостоятельным «центром власти», способным оказать сопротивление гегемонистской программе США. Рычаги давления, которые Белый дом мог пустить в ход и действительно попытался применить, оказались неэффективными в отношении общественной формы собственности и политической системы Советской власти. Активная внешняя политика СССР, его выступления в защиту суверенных прав народов делали Советский Союз главным препятствием на пути реализации планов «Паке Американа». В этих условиях, сообразуясь с империалистической логикой, Вашингтон предпринял попытку обособить Советское государство в системе международных отношений, объявив советский строй «аномальным отклонением от естественного общественного пути развития». Отпор любым попыткам империалистического диктата стали представлять как «происки Москвы», а сохра- 111
нение американского военного присутствия в Европе и создание сети баз вдоль границ СССР — как гарантию против «агрессии». Миф о «внешнем враге» в лице СССР оказался, таким образом, важным составным элементом планов США по утверждению собственной гегемонии в мире. США уже на ранней стадии «холодной войны» по существу выдвинули лозунг всеобщего «крестового похода» против социализма. «Соединенные Штаты должны взять на себя руководящую роль в организации всемирного контрнаступления с целью мобилизации антикоммунистических сил несоветского мира, а также в подрыве мощи коммунистических сил...», — подчеркивалось в 1948 году в секретном меморандуме американского Совета национальной безопасности (СНБ). В развязывании и проведении «холодной Идеологические основы войны» большую роль играли факторы "ойнГ" €Х0Л0ДН°И идеологического порядка. Возрождение воинствующего антисоветизма было реакцией значительной части правящего класса стран Запада на глубокие социальные изменения, происшедшие после второй мировой войны в ряде стран Европы и Азии, на усиление Советского Союза и значительное повышение его международной роли, на повсеместное укрепление позиций демократических и левых сил, в первую очередь коммунистических партий. Империалистическая буржуазия отказывалась признать необратимый характер этих изменений и революционных процессов, равно как и смириться со значительным сужением капиталистической системы и сферы своего влияния. Другим важным источником усиления антисоветизма были представления о послевоенном миропорядке, в котором империалистические державы отводили себе доминирующую роль. Прежде всего это относилось к США. Их превращение к окончанию второй мировой войны в самую сильную капиталистическую державу резко усилило мессианские претензии американского правящего класса. Свое стремление к безудержной экономической и политической экспансии монополистическая буржуазия облекла в представление о «богоизбранности» Соединенных Штатов как «естественного» лидера мирового сообщества. Существование же Советского Союза воспринималось руководителями США как главный фактор, противостоящий их планам установления мировой гегемонии. На идейно-политическом уровне воинствующий антикоммунизм и антисоветизм нашли свое выражение в так называемой доктрине «сдерживания коммунизма». Разработанная и провозглашенная правительством Трумэна, она не только определяла направленность внешней политики США, но и легла в основу всей стратегии империализма на мировой арене. Первое развернутое обоснование доктрины содержалось в пространной (8 тыс. слов!) секретной телеграмме от 22 февраля 112
1946 г., направленной в госдепартамент советником посольства США в Москве Джорджем Кеннаном. Весь ее смысл сводился к тому, чтобы доказать невозможность мирного сосуществования между СССР и США, сотрудничества между ними в решении международных вопросов. Кеннан утверждал, будто советское руководство нацелено на «смертельную борьбу с противником», готовится уничтожить «традиционный образ жизни» в Соединенных Штатах и отрицает любые компромиссы. Советский Союз обвинялся в намерениях вести постоянную подрывную деятельность против западных держав и расширять сферу своего контроля. Кеннан приписывал СССР, в частности, агрессивные замыслы в отношении Северного Ирана, Турции, части Дании; в перспективе он «ожидал» от СССР претензий на порт в Персидском заливе и даже на Гибралтар! Не обошел Кеннан вниманием и ООН. По его словам, СССР стремится использовать ООН не для укрепления всеобщего мира, а лишь для достижения собственных целей и покинет эту организацию, как только сочтет, что она не отвечает более его целям. Главный вывод телеграммы: необходимо перейти к «жесткому курсу» в отношении СССР, основанному на «логике силы». Именно этот курс Кеннан закамуфлировал термином «сдерживание». В июле 1947 года Кеннан, уже в качестве главы отдела политического планирования госдепартамента США, поместил в журнале «Форин афферс» под псевдонимом «Икс» статью «Истоки советского поведения», которая стала первым публичным изложением доктрины «сдерживания». В статье был сформулирован один из основных тезисов воинствующего антисоветизма: США и весь западный мир якобы не могут чувствовать себя в безопасности от «агрессивности» Советского Союза до тех пор, пока не будет ликвидирован социалистический строй в СССР. Занимавший центральное место в доктрине «сдерживания» тезис о «советской угрозе» выполнял не только ряд практиче- ско-политических и пропагандистских функций, но в определенном смысле был категорией реального политического мышления правящих кругов империалистических государств. Она воплощала в себе страх класса буржуазии перед новой расстановкой сил на мировой арене и перспективой еще большего сужения сферы действия капитализма. В рамках этого понятия все социально-политические силы, действовавшие против империализма, объединялись в лице одного конкретного, зримого противника. Механизм формирования мифа о «советской угрозе» сводился при этом к следующему: положение марксистско-ленинского учения о неизбежности победы социализма над капитализмом в исторической перспективе изображалось как решимость коммунистов в самое ближайшее время военным или любым другим путем «уничтожить западные демократии» и установить свое ПЗ
мировое господство. Любые действия Советского Союза на мировой арене трактовались именно в этом свете или же всячески подгонялись под эту схему. Миф о «советской угрозе» подавался в двух основных вариантах: во-первых, в виде угрозы насильственного захвата власти коммунистическими партиями при поддержке и под прямым руководством Советского Союза; во-вторых, в виде версии о непосредственной угрозе вооруженного вторжения СССР в Западную Европу и другие граничащие с ним регионы. Первый вариант «оправдывал» репрессии против коммунистов и прогрессивных деятелей в капиталистических странах; второй — подводил основу под наращивание американского военного, в том числе ядерного, потенциала, образование агрессивных блоков под эгидой США, милитаризацию Западной Европы и установление американского военного присутствия повсеместно по земному шару. С помощью тезиса о «советской угрозе» экспансионистские действия США, включая и вооруженные акции, изображались как «оборонительные», как вынужденный ответ на «происки» СССР. Примечательно, что во всех политических документах стран Запада, включая договоры о создании агрессивных блоков, используется лишь «оборонительная» терминология. В действительности доктрина «сдерживания» недвусмысленно нацеливала США на подготовку агрессивно-наступательной войны с Советским Союзом. Так, в меморандуме о задачах американской внешней политики, подготовленном в сентябре 1946 года специальным советником президента Трумэна К. Клиффордом, прямо ставился вопрос о том, что США должны быть готовы «вести атомную и биологическую войну» в Европе. Доктрина возводила военную силу и непрекращающееся давление на СССР в разряд основного инструмента американской внешнеполитической стратегии. При этом империалистические стратеги исходили из такой оценки экономических возможностей и прочности социалистического строя в СССР, которая, имея мало общего с действительностью, полностью соответствовала их идеологическим предрассудкам. Постулат о «внутренней слабости» СССР сыграл немалую роль в создании у руководителей американской внешней политики иллюзий о возможности подрыва и уничтожения социализма на путях военного соревнования и экономического бойкота. Если одни концепции воинствующего антикоммунизма обслуживали разработку политического курса империализма, то другие были специально предназначены для идейно-пропагандистской обработки населения капиталистических государств, создания психологии конфронтации с СССР в масштабах всего общества. Этой цели, наряду с мифом о «советской угрозе», служил тезис о «коммунистическом тоталитаризме». Его суть 114
состоит в объявлении социализма и фашизма якобы тождественными социально-политическими явлениями, обозначаемыми одним термином — «тоталитаризм». Таким образом, все, что в сознании людей ассоциировалось с понятием фашизма, с его отвратительной человеконенавистнической практикой, автоматически переносилось на характеристику политического строя СССР и стран народной демократии. Делалось это для того, чтобы перевести на резко антисоветские позиции население США и Западной Европы, которое после окончания войны, как никогда, стремилось к международному сотрудничеству и испытывало большие симпатии к Советскому Союзу. На мировой арене, несмотря на заметное ужесточение американской позиции, еще сохранилась известная инерция курса на согласованное разрешение спорных проблем. Работали совместные органы контроля в Германии, Австрии и на Дальнем Востоке, в целом успешно проходил процесс выработки мирных договоров с бывшими союзниками гитлеровской Германии в Европе. Даже среднее звено госаппарата США, не говоря уже о широких слоях населения Запада, по-прежнему рассматривало СССР как союзника Этому, с точки зрения творцов «холодной войны», надо было прежде всего положить конец. Роль подстрекателя «холодной войны» была отдана Уинсто- ну Черчиллю — и, разумеется, не случайно. Его имя как члена «большой тройки», непосредственно участвовавшего в выработке совместных решений союзников в годы войны, связывалось в представлении широких масс с продуманным, конструктивным курсом. Ему, как надеялись авторы задуманного политического спектакля, должны были поверить. 5 марта 1946 г. У. Черчилль выступил с «платной лекцией» в маленьком американском городке Фултон (штат Миссури), в которой возвестил, что «коммунистический тоталитаризм» заменил отныне «фашистского врага» и намеревается покорить страны Запада. Черчилль утверждал, будто от Щецина на Балтике до Триеста на Адриатике через Европу пролег некий «железный занавес». С этого времени термин «железный занавес» был повсеместно взят на вооружение западной буржуазной пропагандой, которую не смутило то обстоятельство, что изначально он был придуман и пущен в оборот ведомством Геббельса. Программа действий под флагом антикоммунизма и антисоветизма, предложенная Черчиллем, предусматривала создание «ассоциации англоговорящих народов» (т. е. сохранение «особых отношений» Великобритании и США), а в перспективе — создание по периметру социалистического мира агрессивных союзов, блоков и сети военных баз. В адрес Советского Союза прозвучали неприкрытые угрозы применения силы, включая использование атомного оружия. Черчиллю аплодировал сидев- 115
ший в президиуме собрания и представивший его слушателям президент США Г. Трумэн. В Советском Союзе провокационная позиция Черчилля и Трумэна была оценена как позиция поджигателей войны, а само выступление — как опасный акт, рассчитанный на то, чтобы посеять семена раздора между союзными государствами. «Несомненно, что установка г. Черчилля есть установка на войну, призыв к войне с СССР», — отмечалось в «Правде» 14 марта 1946 г . Итак, в 1945—1947 годах были заложены идеологические основы послевоенного международного курса империалистических держав, подхода их политических руководителей к мировой политике. Отличительные черты этого подхода сводятся к следующему. Внешняя политика рассматривается прежде всего как инструмент противоборства с реальным социализмом, а не как способ решения острых международных проблем. Ее направленность подчиняется догматам воинствующего антикоммунизма, призывающего любыми средствами покончить с социализмом. Цели советской внешней политики и сам характер социалистического строя искажаются настолько, что напрочь отрицается сама возможность мирного сосуществования между государствами, принадлежащими к противоположным общественно-экономическим системам, не говоря уже о конструктивном сотрудничестве между ними. Неотъемлемой частью агрессизного курса на мировой арене становится миф о «советской угрозе», призванный оправдать линию на подготовку к войне против СССР1. Подчиняя внешнюю политику идеологическому началу, переходящему в «психологическую войну», воинствующий антисоветизм по самой своей сути исключает реалистический подход к международным делам, ведет к созданию крайне искаженной картины международных отношений, когда все неблагоприятные для империализма явления и тенденции изображаются как результат некой «подрывной деятельности» СССР. С другой стороны, сугубо пропагандистское представление о «слабости» социализма выливается в недооценку его экономической мощи и политических ресурсов и переоценку возможностей империализма, что приводит к появлению ряда устойчивых иллюзий (например, о возможности «измотать» СССР гонкой вооружений и др.), в свою очередь, увеличивающих опасность военного конфликта. Устойчивость догм воинствующего антикоммунизма, их по- Показательно, что спустя 35 лет после своего известного выступления в «Форин афферс» Дж. Кеннан, взгляды которого за это время претерпели значительную эволюцию, признавал, что в послевоенные годы не существовало какой-либо угрозы «нападения» СССР на Западную Европу. «Ни один человек, узнавший войну так, как ее узнали русские,— писал Кеннан,— не мог бы пожелать ее повторения». (16
стоянное влияние на формирование внешней политики империалистических государств объясняются тем, что в них фиксируется реакция наиболее шовинистических и агрессивно настроенных кругов монополистического капитала на ослабление своих международных позиций и на процесс постепенного изменения соотношения сил в пользу социализма. В свою очередь, воинствующий антикоммунизм периода «холодной войны» стал главным фактором превращения военно-промышленного комплекса (в первую очередь американского, но не только его) в силу, располагающую весьма значительными возможностями политического влияния на всех уровнях государственной власти. Инструментом воинствующего антисове- Атомная дипломатия тизма и антикоммунизма, претворения США в жизнь идеи «крестового похода» против социалистических стран стала «атомная дипломатия» Соединенных Штатов, поддерживаемая их империалистическими партнерами. Ее основой стали расчеты на утверждение исключительной роли США в мировых делах, связанные с временной американской монополией на обладание атомным оружием. После того как 25 апреля 1945 г. военный министр США впервые информировал нового президента США Гарри Трумэна об атомном оружии и ходе его разработки, тон заявлений и поведение реакционных американских политиков в межсоюзнических отношениях и особенно применительно к СССР становился все более резким и нетерпимым. Осенью 1945 года появились первые документы Объединенного комитета начальников штабов США, предусматривавшие подготовку к войне против СССР. В конце декабря того же года по инициативе американской стороны прервалась доверительная переписка президента США и главы Советского правительства, которая в годы войны была важным элементом механизма согласования позиций двух стран. В январе 1946 года Г. Трумэн дал конкретные указания внешнеполитическому ведомству США по вопросам взаимоотношений с СССР. Инструктируя госсекретаря США Дж. Бирнса, президент США писал, что с Советским Союзом следует разговаривать «жестким языком», показывая ему «железный кулак». Как отмечал в мемуарах сам Г. Трумэн, это явилось «началом новой линии» США в отношении Советского Союза, получившей позднее, как уже отмечалось, наименование «холодная война». Развязывая «холодную войну», руководители Запада имели в виду несколько возможных вариантов последующего развития событий. Наиболее привлекательной для многих реакционных политиков представлялась перспектива «решительного» исключения Советского Союза из системы международных отношений посредством перевода «холодной войны» в «горячую» и победы в ней с помощью атомного оружия. 117
Американские военные между тем приступили к разработке планов и схем агрессии еще до завершения боевых действий на Дальнем Востоке. Тезис о грядущей «превентивной» войне приобрел впервые форму правительственного документа уже ^сентября 1945 г., когда Объединенный комитет начальников штабов (ОКНШ) утвердил совершенно секретный меморандум № 1496/2 «Основы формулирования военной политики США» (рассекречен в 1972 г.). В нем утверждалось, что «идеи о недопустимости собственных агрессивных действий» являются «ложными и опасными». Было подчеркнуто, что, «если станет известно» о подготовке к выступлению потенциального противника, должна быть «проведена подготовка для того, чтобы нанести, в случае необходимости, первый удар. 3 ноября 1945 г. Объединенный разведывательный комитет США составил список возможных целей для атомной бомбардировки, включив в него 20 крупнейших городов Советского Союза, которые не были уничтожены немецко-фашистскими агрессорами. Американские империалисты были не единственными замахивавшимися на социализм. Планы применения против СССР военной силы разрабатывались и английским Объединенным комитетом начальников штабов. В докладе «Будущие тенденции в развитии оружия и методов войны», представленном кабинету министров Великобритании в июле 1946 года, были проведены расчеты для нанесения ударов с воздуха по ряду советских городов. За первыми набросками планов войны последовали общие оценки ущерба, который стратеги США собирались нанести Советскому Союзу, чтобы гарантировать себе победный исход агрессии. Согласно директиве Объединенного комитета военного планирования США, принятой 14 декабря 1945 г., для нанесения «решающего» ущерба было бы «достаточно» разрушить 17 советских городов. В дальнейшем масштабы планировавшихся бомбардировок непрерывно возрастали. По плану «Бройлер» (осенью 1947 г.) предусматривалось уничтожить 24 города 34 бомбами, «Троян» (декабрь 1948 г.) — 70 городов 133 бомбами, «Оффтэкл» (октябрь 1949 г.) — 104 города с применением 220 атомных бомб и выделением 72 бомб в резерв для повторных нападений и т. д. Анализ этих планов, частично рассекреченных в конце 70-х годов, позволяет судить об общей американской концепции ведения агрессивной войны против СССР. «Для целей планирования» устанавливалась дата, когда Соединенным Штатам «навязывают войну», например, 1 июля 1949 г. («Оффтэкл») или 1 января 1957 г. («Дропшот»). Задача и стратегическая концепция войны формулировались следующим образом («Оффтэкл»): «Военное поражение СССР и его союзников... путем подавления воли и способности Советов к сопротивлению, используя 118
при этом стратегическое наступление в Западной Европе и стратегическую оборону на Дальнем Востоке». В меморандуме СНБ № 20/1 (август 1948 г.) — одном из основополагающих директивных документов политики США этого времени — главные цели Соединенных Штатов в войне против Советского Союза и условия ее окончания формулировались следующим образом: «...Условия должны быть жесткими и неприкрыто унизительными для этого коммунистического режима. Они могут примерно напоминать Брест-Литовский мир 1918 года». По существу же американский проект шел куда дальше «похабного» (по выражению В. И. Ленина) Брестского мира. «Можно с уверенностью утверждать, что мы не будем рассматривать наши военные операции как успешные, если после них сохранится коммунистический строй», — заявляли американские политики. Одновременно планировалось создать «значительную экономическую зависимость от внешнего мира», что подразумевало дезиндустриализацию СССР и его экономическое ограбление. Хотя в опубликованных документах содержатся в общей форме ссылки на «ответный» характер действий США, военно- политическое руководство Соединенных Штатов отлично представляло себе все лицемерие тезиса об «обороне Запада». В директиве Совета национальной безопасности № 20/4 (ноябрь 1948 г.) прямо признавалось, что «тщательный учет самых различных факторов показывает: Советское правительство в настоящее время не планирует никаких военных действий, рассчитанных на вовлечение США в конфликт». Целью военных планов США было уничтожение социалистического строя в СССР и странах социализма. Разнообразные американские проекты уничтожения социализма военным путем не были доведены до стадии исполнения. Отказ от реализации намеченного в первые послевоенные годы объяснялся, естественно, не мнимым миролюбием руководства США, а конкретными выводами, к которым пришли американские военные специалисты, о невозможности провести операции задуманных масштабов и одержать в них победу. В совершенно секретной разработке (1949 г.) для ОКНШ специального комитета по оценке политического воздействия атомной бомбардировки на СССР («комитет X. Хармона») признавалось: «Атомное нападение само по себе не вызвало бы капитуляции, не уничтожило бы корней коммунизма и не ослабило бы серьезно способность советских руководителей вести за собой народ. ...Способность Вооруженных Сил СССР быстро продвинуться в определенные районы Западной Европы, Среднего и Дальнего Востока не была бы серьезно затронута...» Другими словами, даже временная монополия США на атомное оружие не была решающим элементом военного баланса и не позволяла США рассчитывать на стратегическое превосходст- 119
во в случае войны. «...В период своей монополии на атомное оружие США никогда не достигали такого уровня, который обеспечивал был наверняка победу с помощью атомной бомбы..,—признавалось в исследовании, подготовленном для сената США. — ...Ни разу не было момента, когда Соединенные Штаты в этом смысле располагали бы решающим превосходством». Не имея реальной возможности безнаказанно применить атомные бомбы против Советского Союза, официальный Вашингтон стремился максимально использовать психологическое воздействие атомной монополии на руководителей и народы других государств. Это вылилось в беззастенчивый шантаж в делах мировой политики, направленный не только в адрес СССР и других социалистических стран, но и в адрес американских союзников. Желание американских политиков сохранить абсолютную монополию на «сверхбомбу» повлекло за собой свертывание сотрудничества в области атомных исследований даже с Англией и Канадой, ученые которых принимали первоначальное участие в ее разработке («Манхэттенский проект»), В июле 1946 года в США был принят закон Мак-Магона, фактически предусматривавший «атомную изоляцию» Соединенных Штатов. Та же тенденция была характерна для американского курса в вопросе об использовании атомной бомбы. По секретному соглашению, заключенному между Ф. Рузвельтом и У. Черчиллем в 1943 году, Соединенные Штаты не должны были применять совместно создававшееся новое оружие без согласия на это английского правительства. После войны такое ограничение «свободы действий» в Вашингтоне посчитали слишком обременительным. Уступая интенсивному давлению со стороны США, Великобритания в январе 1948 года отказалась от права вето на использование атомного оружия. Американские союзники по существу стали заложниками американской «атомной диплома*- тии». Возрастание опасности войны с применением атомных бомб вынудило Советский Союз форсировать начатые в 1943 году работы по созданию собственного атомного оружия. Первый же испытательный взрыв советского атомного устройства в августе 1949 года похоронил пресловутую «монополию» США и подорвал связанный с нею миф об исключительности американской мощи. 2. Подготовна и создание агрессивного Североатлантического союза Основными этапами реализации военно-политических планов США в капиталистическом мире, в частности в Европе, являются осуществление «доктрины Трумэна», «плана Маршалла» и 120
создание коалиций, подготовивших почву для организации главного империалистического блока — НАТО (английская аббревиатура Организации Североатлантического договора). Еще с середины 1946 года между прави- сДоктрина Трумэна» тельствами США и Великобритании шли оживленные консультации по вопросу о Греции и Турции, являвшихся традиционно английской сферой влияния. Американский империализм энергично наступал на позиции своего союзника, полагая, помимо всего прочего, что Великобритании просто не справиться с ситуацией, сложившейся в этом регионе, и что дальнейшее ее развитие может вылиться в серьезное политическое и моральное поражение для мирового капитализма. Действительно, национально-освободительное движение в Греции одерживало верх над английскими интервентами и силами местной реакции, развязавшими в 1944 году гражданскую войну. Военное вмешательство Англии в греческие дела было крайне непопулярно среди широких слоев английского народа. Всемирно известный английский писатель Г. Уэллс говорил о нем: «Интервенция Черчилля в Греции опозорила нашу нацию». Издержки агрессии — экономические, политические и моральные — были столь высоки, что в феврале 1947 года правительство Англии решило с 31 марта вывести войска из Греции и одновременно прекратить финансовую помощь Турции. 21 февраля 1947 г. администрация США получила две ноты британского Форин оффиса, официально извещавшего о согласии Англии с тем, что «помощь» Греции и Турции будут впредь оказывать США. А уже 12 марта 1947 г. Трумэн обратился к конгрессу США с посланием, в котором выдвинул свою «доктрину». Президент США заявил о непосредственной «коммунистической угрозе» Греции и Турции, которые могут стать жертвами «прямой или косвенной агрессии», и запросил у конгресса 400 млн. долл. в качестве «срочной помощи» правительствам этих стран. В послании Трумэна акцент был сделан на финансово-экономические меры для нужд экономики и населения. На деле из ассигнованных конгрессом средств 60% в Греции и 100% в Турции были направлены на чисто военные цели. В Греции после начала осуществления программы действительная помощь на экономическую реконструкцию была сокращена наполовину, и промышленное производство за год существенно сократилось. Зато увеличились возможности репрессивного аппарата антинародных реакционных режимов этих стран, которые не могли бы долго продержаться у власти без поддержки извне. Важной составной частью «доктрины Трумэна» была посылка американского военного персонала в страны, получившие «помощь». Около тысячи членов военных миссий США прибыли 121
в Грецию и Турцию, причем многие американские советники непосредственно придавались войсковым подразделениям,, вплоть до батальона. Внимание, проявленное США к странам этого региона, объяснялось их важным стратегическим положением у границ СССР и стран народной демократии. США стремились к созданию здесь своих военных баз. Одновременно Белый дом приобретал практический опыт в деле навязывания европейским государствам антисоветской, милитаристской позиции «в обмен» на предоставление американской экономической помощи. Наконец, следует иметь в виду глобальный аспект «доктрины Трумэна». Объявляя вооруженную борьбу революционных и национально-освободительных движений «косвенной агрессией» со стороны СССР, Трумэн развязывал США руки для прямого вмешательства во внутренние дела других государств, организации интервенций и открытой поддержки диктаторских режимов во всем мире. «Доктрина Трумэна» появилась на свет через два дня после открытия четвертой сессии СМИД, целью которой было рассмотрение вопроса о выработке мирного договора с Германией. Предполагалось, что политический эффект провозглашенной доктрины скажется и на подходе к германскому вопросу, и на любых других международных делах. Американский империализм впервые так откровенно прибегал к политическому шантажу. Советский Союз решительно осудил агрессивную сущность «доктрины Трумэна». Военное вмешательство США в Греции вызвало также осуждение мировой общественности. Это вынудило руководство США изменить тактику осуществления своих дальнейших гегемонистских планов. 5 июня 1947 г. госсекретарь США «План Маршалла» Дж. Маршалл (бывший начальник штаба армии США) выступил с программной речью, посвященной проблемам послевоенного восстановления Европы. Обрисовав черной краской хозяйственное положение стран континента, глава американского внешнеполитического ведомства заявил, что под угрозой находится вся «современная система разделения труда». Без восстановления нормального экономического положения в мире, резюмировал Дж. Маршалл, невозможно обеспечить «политическую стабильность» и мир. Как расшифровал в выступлении сам госсекретарь, под «стабильностью» подразумевалось создание политических и общественных условий, в которых может существовать капиталистический строй. Соединенные Штаты и до этого оказывали поддержку ослабленной войной экономике капиталистических стран. По официальным американским данным, объем помощи составил до «плана Маршалла» около 15,3 млрд. долл., в том числе 8,6 млрд. в виде долгосрочных кредитов. Соглашения о поставках и займах 122
заключались на неравноправной основе и сопровождались вмешательством США во внутренние дела государств Западной Европы. Вашингтон, в частности, использовал вопрос о предоставлении кредитов для того, чтобы добиться удаления в мае 1947 года коммунистов из состава правительств Франции и Италии. Выступление Дж. Маршалла 5 июня 1947 г. свидетельствовало о намерении руководства США расширить практику вмешательства в европейские дела, придать экономической помощи политическую, антисоветскую окраску. Одновременно это был акт «самозащиты» перед надвигавшимися экономическими потрясениями. Превышение американского экспорта над импортом в 1946— 1947 годах составило около 24 млрд. долл. Золотовалютные ресурсы европейских стран, несмотря на ранее предоставленные займы, были истощены. Требовались новые долларовые инъекции хотя бы просто для того, чтобы продолжать нормальные торгово-экономические отношения. Речь Дж. Маршалла обозначила важный рубеж: США переходили к утверждению своих позиций в Европе на долгосрочной, упорядоченной основе. Если ранее экономическое вмешательство США осуществлялось от случая к случаю в отдельных странах континента, то теперь вопрос ставился о крупномасштабной программе проникновения во все государства, нуждавшиеся в экономической помощи. В выступлении госсекретаря содержался тезис о необходимости «какого-то соглашения между странами Европы о потребностях», вытекавших из их положения. Тем самым США подталкивали капиталистические государства континента к созданию под американской эгидой организации, могущей в дальнейшем послужить основой военно-политическиго блока. Таким образом, «план Маршалла» был призван решить ряд взаимосвязанных задач: укрепления расшатанных устоев капитализма в Европе, обеспечения американскому империализму господствующих позиций в европейских делах и подготовки к созданию военного союза антисоветской направленности. При этом главным союзником США в Европе и главным получателем помощи по «плану Маршалла» уже на данном этапе мыслилась Германия (точнее, ее западная часть). В секретном документе ОКНШ, составленном еще в апреле 1947 года, за два месяца до выступления Дж. Маршалла, указывалось: «В перспективе наиболее ценное в военном отношении государство в этом районе — Германия... Поэтому экономическое возрождение Германии имеет первостепенное значение с точки зрения безопасности Соединенных Штатов»... Через 20 дней после указанной речи заместитель госсекретаря Дин Ачесон подтвердил в выступлении в Гарвардском университете, что правительство 123
США рассматривает восстановление германской промышленности в качестве основы «плана Маршалла». Что касается обращений к СССР, исходивших от США, с призывом включиться в процесс экономического восстановления Европы, то они с самого начала были сплошным лицемерием. «Важнейшим правилом при оказании помощи, — говорилось в уже названном документе ОКНШ, — должно быть строгое исключение СССР и любой страны, находящейся под его контролем, из программы помощи». Задача «проталкивания» плана в Европе была перепоручена американским руководством дипломатии Англии и Франции. После совещания министров иностранных дел двух стран 17— 18 июня 1947 г. правительства Англии и Франции обратились к Советскому правительству с приглашением собраться в Париже на трехстороннее совещание министров иностранных дел для обсуждения «плана Маршалла». Расчет делался на отказ Советского Союза и, как следствие, на дальнейшую изоляцию СССР, на перекладывание на него вины за тяжелое экономическое положение в Европе и за ее раскол. СССР, однако, согласился принять участие в трехстороннем совещании и тем самым сорвал расчеты империалистов. На парижском совещании (27 июня — 2 июля 1947 г.) министры иностранных дел Англии и Франции предложили создать комитет по выработке координированной экономической программы, которая затем была бы представлена на рассмотрение Вашингтона. Тем самым Соединенные Штаты получали бы право определять направления развития ключевых отраслей экономики и перспективы хозяйственной жизни Европы. Советское правительство исходило из того, что помощь должна предоставляться при полном уважении национальных прав и суверенитета стран, получающих ее, без вмешательства в их внутренние дела. Разоблачив гегемонистский характер американского проекта, Советский Союз выдвинул конструктивное предложение: создать комитет и поручить ему выявление не только потребностей каждой из европейских стран, но и возможных размеров помощи со стороны США. Первоочередное право на помощь предоставлялось бы тем государствам, которые подверглись гитлеровской оккупации и способствовали достижению победы. Отклонив советскую инициативу, западные державы фактически признали империалистическую направленность «плана Маршалла». В результате от участия в нем отказались кроме Советского Союза также Албания, Болгария, Венгрия, Польша, Румыния, Чехословакия, Югославия и Финляндия. Правильность советской оценки «плана Маршалла» подтвердили дальнейшие события. 12—17 июля 1947 г. в Париже состоялась конференция 16 западноевропейских государств, согласившихся участвовать в американском проекте (позднее план был распространен на Западную Германию и Свободную терри- 124
торию Триест, а также гоминьдановский Китай). На конференции был учрежден Комитет европейского экономического сотрудничества (КЕЭС). К 11 сентября 1947 г. Комитет подготовил проект доклада, согласно которому потребность в американской помощи оценивалась в 29 млрд. долл. Государственный департамент США подверг проект критическому рассмотрению, выдвинув к западноевропейским странам ряд требований, включая устранение таможенных барьеров и создание постоянной организации для осуществления программы. КЕЭС был вынужден согласиться с требованиями Вашингтона. Под нажимом США размер помощи, испрашиваемой в докладе, сократился до 22 млрд. долл., которую уже само американское правительство сократило до 17 млрд. долл. 16 апреля 1948 г. для осуществления «плана Маршалла» была создана Организация европейского экономического сотрудничества (ОЕЭС), включавшая только западноевропейские государства. Раскол Европы становился фактом. После выработки конкретных условий предоставления американской помощи, затянувшейся на полгода, «план Маршалла» был одобрен конгрессом 3 апреля 1948 г. и на следующий день утвержден президентом США в форме «закона о помощи иностранным государствам» 1948 года. Закон определял сумму ассигнований лишь на 15 месяцев, делая вопрос о дальнейшей «помощи» фактором давления на Западную Европу. В соответствии с этим законом все страны-получатели должны были подписать подготовленные администрацией США двусторонние соглашения со сходным содержанием. В конце мая проекты этих документов были разосланы западноевропейским правительствам. На заключение соглашений отводилось 3 месяца. Типовые условия предоставления «помощи» включали обязательства, ущемлявшие суверенитет государств-получателей и подчинявшие их курсу Вашингтона. Западноевропейские страны должны были передавать США «любую информацию»; открыть американским монополиям свои рынки; поставлять за океан стратегические материалы; гарантировать американским гражданам «равные права» в пределах своей территории, включая колонии. Более того, «по первому требованию» присылаемых из США администраторов по осуществлению закона государства- получатели обязывались передавать США планы своего промышленного и сельскохозяйственного развития. Немедленно прекращалась помощь тем странам, которые захотели бы торговать с Советским Союзом и государствами народной де*мо- кратии, невзирая на американские ограничения. Таким образом, каждая «маршаллизованная» страна в обязательном порядке становилась участницей экономической блокады, организуемой против СССР и стран народной демократии. 125
В 1949 году для контроля за этим курсом по инициативе США был создан Координационный комитет по политике в торговле между Востоком и Западом (КОКОМ). Развивая эту линию, в 1951 году сенат США принял «поправку Бэттла», запретившую предоставление американских кредитов и оказание помощи любым государствам, продающим «стратегические товары» Советскому Союзу и странам народной демократии. Даже готовые к соглашению на условиях США буржуазные правительства были вынуждены отклонить некоторые из американских требований. Так, например, было снято условие консультироваться с Международным валютным фондом о курсах обмена национальных валют, «когда это представляется необходимым Соединенным Штатам», — слишком откровенно декларировали США свое господство в этой области. Взамен было зафиксировано обязательство западноевропейских стран «укрепить доверие» к своей денежной системе, способствовать «поддержанию нормального курса» национальных валют. В целом, однако, большинство американских требований было принято «маршаллизованными странами». С 1 апреля 1948 г. по 30 июня 1952 г. (официальный срок действия «плана Маршалла») Соединенные Штаты израсходовали на его цели 13,3 млрд. долл. — в среднем по 3 млрд. долл. в год. По оценкам западноевропейских экономистов, «помощь» США составила лишь 3,5% национального дохода стран-получательниц. Львиная доля поставок США пришлась на Западную Германию. Здесь американское руководство с первых послевоенных лет осуществляло линию на воссоздание тяжелой промышленности как основы для милитаризации. Примерно до середины 1950 года США сдерживали развитие ряда отраслей тяжелой промышленности многих других стран Западной Европы, поставляя туда в основном продовольствие и топливо. В дальнейшем был взят курс на всемерное развитие их военно- промышленного потенциала. Присоединение к военным планам США, форсированная милитаризация стали неотъемлемой частью и по существу главнейшим условием участия в «плане Маршалла». В целом за 1949—1952 годы военные расходы государств-получателей превысили 28 млрд. долл., более чем в 2 раза превзойдя объем американской «помощи». Происки американского империализма получили точную оценку Советского Союза, разъяснявшего народам истинный смысл помощи по «плану Маршалла». В сентябре 1947 года советская делегация выступила в ООН с заявлением, в котором говорилось, что реализация данного плана будет означать подчинение западноевропейских государств экономическому и политическому контролю США. «Важной особенностью этого плана является стремление противопоставить странам Восточной Европы блок ряда западноевропейских стран, включая и Западную Германию», — подчеркивалось в заявлении. Профсоюзы 126
СССР осудили «план Маршалла» в специальной Декларации (1948 г.)» в которой отмечалось, что цель политики США — «превратить Западную Европу в плацдарм американских поджигателей войны». Осуществление «плана Маршалла» не привело к полному «экономическому восстановлению» Западной Европы, как это провозгласили его творцы, и не смогло предотвратить кризисных явлений в экономике США. Но одной из своих главных целей — создания экономического и военно-промышленного фундамента для образования военно-политической группировки — США все же добились. Министр авиации, позднее представитель США в ООН Т. Финлеттер подчеркивал: «Блок НАТО никогда бы не появился на свет, если бы ему не предшествовал „план Маршалла41». В дальнейшем руководители США уже не пытались скрывать милитаристской направленности своей деятельности в Европе. В 1951 году на смену «плану Маршалла» пришел закон «О взаимном обеспечении безопасности», в котором речь шла исключительно о военном оснащении Западной Европы. Одновременно конгресс потребовал от западноевропейских стран дальнейшего усиления их собственных военных приготовлений. В закон «О взаимном обеспечении безопасности» была включена поправка, предложенная конгрессменом Керстэном, еще более раскрывающая подлинные цели США и НАТО. Согласно «поправке Керстэна», ежегодно США должны были выделять 100 млн. долл. на финансирование «любых отобранных лиц, проживающих в Советском Союзе, Польше, Чехословакии, Венгрии, Румынии, Болгарии, Албании.., или лиц, бежавших из этих стран», для участия их в шпионско-подрывной деятельности против социалистических стран, включая возможность «создания из них военных подразделений, входящих в систему НАТО». Американское государство таким образом в неприкрытой форме выступило с позиций терроризма — государственного терроризма! «Принятие Соединенными Штатами такого закона является беспрецедентным актом в отношениях между государствами..,— говорилось в ноте протеста Советского правительства от 21 ноября 1951 г. — Вместе с тем оно является неслыханным нарушением норм международного права». Инициативу в деле создания военного Западный союз блока в Европе взяли на себя английские (Брюссельский пакт) правящие круги. Руководство Соединенных Штатов «уступило» им на время главную роль по тактическим соображениям: согласно укоренившейся традиции, завещанной еще первыми президентами США, эта страна не вступала в политические и военные союзы с другими державами в мирное время. Белый дом не мог сразу отказаться от этого принципа. 127
Английские империалисты давно носились с идеей антисоветского военного союза в Европе, включающего Германию. Эта мысль содержалась, например, в меморандуме У. Черчилля, написанном осенью 1942 года. Великобритания, согласно исходившим из Лондона проектам, становилась бы связующим звеном между англоговорящими народами Северной Америки и европейскими государствами. Лондон видел себя во главе этого союза, выступая как бы «от имени и по поручению» США. По существу эту идею и пытался провести У. Черчилль, выступая в Фултоне 5 марта 1946 г. 4 марта 1947 г. в Дюнкерке был подписан англо-французский договор о союзе и взаимной помощи. Заключенный сроком на 50 лет, он по форме «дополнял» соответствующие договоры 1942—1944 годов двух стран с Советским Союзом. В преамбуле даже содержалась ссылка на необходимость предотвращения «новой агрессии со стороны Германии». На деле закладывался фундамент антисоветского блока, включающего Германию, что фактически подтвердили заявления представителей Форин оф- фиса через год. Великобритания затем призвала к созданию более широкой военной коалиции. 22 января 1948 г. министр иностранных дел Англии Э. Бевин, выступая в палате общин, предложил создать Западный союз европейских государств. Эта инициатива, о которой Лондон заблаговременно, по дипломатическим каналам уведомил Вашингтон, встретила там положительный отклик. Уже 23 января 1948 г. госдепартамент США официально одобрил предложение английского министра. Ровно через год после заключения Дюнкеркского пакта в Брюсселе открылась конференция представителей Англии, Франции, Бельгии, Голландии и Люксембурга. 17 марта 1947 г. эти страны подписали «Договор об экономическом, социальном и культурном сотрудничестве и коллективной самообороне» (Брюссельский пакт) сроком на 50 лет. В тексте нового договора, как и в Дюнкеркском пакте, говорилось, что его цель — предотвращение «возобновления Германией агрессивной политики». Следует учесть, что Брюссельский пакт был подписан в перерыве между заседаниями лондонского сепаратного совещания пяти держав по германскому вопросу, ставившего своей целью создание западногерманского государства и последующее включение его в военные приготовления Запада (см. гл. VI). Страны Бенилюкса, а также Франция высказали на совещании опасения в отношении возможности возрождения германской угрозы, и указанная формулировка призвана была нейтрализовать эти опасения. Сами участники Брюссельского пакта и США прекрасно понимали его откровенную антисоветскую направленность. Секретный меморандум № 7 Совета национальной безопасности 128
США, принятый через две недели после создания Западного союза, предусматривал «активную поддержку его развития и расширения как антикоммунистического союза государств». В соответствии с договором создавался консультативный совет из министров иностранных дел, военный комитет из министров обороны и военный штаб. В начале октября 1948 года военный комитет официально учредил военную организацию Западного союза. Во главе верховного объединенного командования вооруженными силами пяти стран со штаб-квартирой в Фонтенбло (Франция) был поставлен английский фельдмаршал Монтгомери. Советский Союз решительно разоблачил планы создателей военных блоков в Европе. В идентичных нотах, направленных правительствам США, Англии и Франции 6 марта 1948 г., во время работы Брюссельской конференции, Советское правительство подчеркнуло, что и «план Маршалла», и план Западного союза противопоставляют Западную Европу Восточной, ведут к политическому расколу Европы и отнюдь не служат целям укрепления мира, экономического восстановления и прогресса. Западный союз, как уже отмечалось, Создание НАТО мыслился Лондоном в качестве самостоятельного военно-политического образования под его эгидой, которое дополнял бы другой — Североатлантический блок в составе США, Великобритании и Канады. Этот блок предоставил бы Великобритании «атомную гарантию» и возможность получения из-за океана военной помощи. В попытке реализовать этот план английское правительство пошло в апреле 1948 года на совершенно секретные (даже от Франции и других своих союзников по Брюссельскому пакту) переговоры с представителями США и Канады в Вашингтоне. Для большей секретности они проводились не в госдепартаменте, а в здании Пентагона. 11 июня 1948 г. сенат США принял резолюцию № 239, получившую по имени ее инициатора название «резолюция Ванден- берга». Она ознаменовала официальный разрыв Вашингтона с провозглашенным некогда принципом невступления в постоянные союзы военного и политического характера в мирный период за пределами Западного полушария. Таким образом, Белый дом развязал себе руки для организации антисоветских блоков с американским участием — прежде всего на европейском континенте. Через неделю после принятия «резолюции Ванденберга» западные державы провели сепаратную денежную реформу в Западной Германии. Разразился «берлинский кризис», создавший необходимые «психологические предпосылки» для реализации американских планов. В обстановке антисоветской истерии, царившей в Западной Европе, США в июле 194$ года впервые разместили в Англии бомбардировщики с атомными бомбами. 5—1257 129
Взвинтиз донельзя напряженность на континенте, Вашингтон 6 июля 1948 г. начал новые секретные переговоры — на сей раз со всеми членами Западного союза и Канадой — «об обороне Атлантического региона». В декабре 1948 года, одновременно с началом в Вашингтоне работы по формулированию текста будущего договора, США вступили в переговоры по дипломатическим каналам еще с семью государствами, рассчитывая включить их в блок. В то время как Ирландия и Швеция отказались, Италия, Португалия, Дания, Норвегия и Исландия ответили согласием. При этом норвежское правительство отклонило советское предложение, выдвинутое 5 февраля 1949 г., заключить между двумя странами пакт о ненападении. В перспективе США уже в 1948 году намеревались привлечь в блок Грецию, Турцию, Западную Германию. Американские представители называли в числе возможных его членов даже франкистскую Испанию и Иран. Между тем английское правительство пыталось претворить в жизнь свои планы в Европе в надежде, что США примут это во внимание при создании организационной структуры НАТО. Однако надежды Лондона не оправдались, и в конце концов английскому правительству пришлось смириться, согласившись на подчинение планируемых вооруженных сил Западного союза новому блоку. Эти вооруженные силы, впрочем, так никогда и не были созданы, и НАТО создавало в дальнейшем свою военную инфраструктуру практически на голом месте. С этой точки зрения Западный союз оказался мертворожденным. Еще до опубликования проекта Североатлантического договора госдепартамент США выступил 14 января 1949 г. с заявлением, в котором излагались американские доводы в поддержку создания нового блока. Голословные утверждения об угрозе Западной Европе со стороны «потенциального агрессора» и о неэффективности ООН из-за принципа единогласия постоянных членов Совета Безопасности не могли прикрыть главного: организация Североатлантического пакта означала нарушение Устава ООН. Для того чтобы оправдать этот шаг и представить новый блок региональной системой «коллективной безопасности», создатели НАТО изобрели «Североатлантический регион», в который искусственно включили государства Северной Америки, а также Скандинавии, Южной Европы и т. д. 18 марта 1949 г. был опубликован проект Североатлантического договора. В его тексте немало громких заявлений и приверженности Уставу ООН, международному миру и справедливости, коллективной безопасности, и даже содержится обязательство государств-участников воздерживаться от угрозы силой или ее применения (ст. 1). Однако эти фразы оказываются пустыми при внимательном анализе как самого договора, так и действий в его исполнение. Статья 2 обязывает участвующие стороны сотрудничать с 130
целью укрепления «свободных институтов» и «внутреннего положения» — то есть ради совместной охраны эксплуататорского строя. Статья 4 предусматривает консультации государств-участников, если, «по мнению одного из них», под угрозой оказывается «политическая независимость или безопасность одной из сторон». Таким образом, по «полицейским» статьям договора страны-участницы даже без согласия какого-либо государства могут не только обсуждать его внутренние дела, но и вмешиваться в них. Статья 3 устанавливает обязательство сторон взаимно содействовать поддержанию и усилению их военной мощи. На практике это означало дальнейшие поставки вооружений в Западную Европу, всемерное развитие военно-промышленного комплекса. Статья 5 договора — главная — фиксирует обязательства стран-участниц на случай вооруженного нападения: «...Каждая из них... будет помогать... путем... такого действия, какое ей представляется необходимым, включая применение вооруженной силы...» Нарочито неопределенный характер этого обязательства позволял США держать в неуверенности партнеров по блоку в отношении своих действий в той или иной ситуации и в итоге стал дополнительным рычагом давления на них. Однако это отнюдь не означает, что США хотели бы «придержать» своих союзников, сузить сферу агрессивности блока. Статья 6 включала в число возможных предлогов для совместного вооруженного выступления любой инцидент с кораблем или самолетом государства— участника блока в Североатлантическом регионе. К этому региону были отнесены помимо национальных территорий и вод стран-участниц, обширные акватории Атлантики — к северу от тропика Рака, — а также (до 1962 г.) Алжир. Чрезмерно широкий и нечетко определенный круг военных обязательств облегчал империалистическим силам использование Североатлантического договора в агрессивных целях. Статья 8 содержит лицемерное заявление, будто положения договора не противоречат международным обязательствам государств-участников в отношении стран, не входящих в этот блок. В действительности пакт прямо противоречил англо-советскому (1942 г.) и франко-советскому (1944 г.) договорам, обязывавшим Англию и Францию не принимать участия в коалициях, направленных против Советского Союза. Статья 9 предусматривала создание постоянных политических и военных органов блока. Высшим «политическим» органом является совет НАТО, состоящий из глав государств или правительств всех участников блока и собирающийся на сессии два-три раза в год. В перерывах между сессиями действует постоянный совет из специально выделенных ответственных лиц. Главным исполнительным органом совета НАТО и его постоянного совета является генеральный секретариат, возглавляемый 5* 131
генеральным секретарем НАТО. Высшим военным органом является Военный комитет, состоящий из начальников генеральных штабов, разрабатывающий военные планы блока, руководящий боевой подготовкой войск. Он собирается не реже двух раз в год. В промежутках между его заседаниями действует комитет военных представителей. Статья 9 договора предусмотрела возможность учреждения различных дополнительных органов, заложив основу очень разветвленной в будущем военно-бюрократической машины Североатлантического блока. Общий срок действия договора устанавливается в 20 лет (ст. 13), однако в связи с предусмотренным автоматическим продлением пакта по истечении этого периода госсекретарь США Д. Ачесон заявил, что договор не ограничен временем. 4 апреля 1949 г. Североатлантический пакт был подписан в Вашингтоне представителями 12 государств (США, Канады, Великобритании, Франции, Бельгии, Голландии, Люксембурга, Италии, Португалии, Дании, Норвегии, Исландии1). В августе того же года пакт вступил в силу. Уже на следующий день после подписания пакта правительства восьми из десяти западноевропейских членов НАТО обратились к США за военной помощью. В октябре 1949 года в Вашингтоне утвердили закон «О взаимной военной помощи», а в январе 1950 года в порядке его практического осуществления были заключены восемь сходных между собой двусторонних соглашений, составивших по существу единый план военной подготовки НАТО. В 1951 году законом «О взаимном обеспечении безопасности» конгресс ассигновал 9,5 млрд. долл. на три года в качестве кредитов для поставок вооружений членам НАТО. Предоставляемая военная «помощь» была совсем не бескорыстной. Взамен США добивались уступок от своих союзников в различных областях, прежде всего в вопросе о размещении американских баз и войск на чужих территориях. Это подтвердилось с подписанием 19 июня 1951 г. конвенции «О статусе вооруженных сил стран — участниц НАТО». Для вступления конвенции в силу понадобилось более двух лет, настолько сильным было нежелание западноевропейцев соглашаться с предусмотренным этим документом ущемлением их суверенных прав. Конвенция предоставила США право содержать базы в Европе; вооруженные силы членов НАТО могли размещаться в других государствах — участниках договора; практически во всех случаях иностранные военнослужащие пользовались судебным иммунитетом. Военные планы руководства США по нападению на СССР и страны народной демократии в то время держались в глубоком 1 В 1952 году в НАТО были включены Греция и Турция, а в 1955 году — ФРГ. В 1982 году к договору присоединилась Испания. 132
секрете, и Соединенные Штаты лицемерно изображали развертывание армий в Западной Европе как проявление заботы о ее безопасности. Несмотря на это, даже известная тогда часть представлений стратегов США о роли континента в случае войны красноречиво свидетельствовала об отношении к западноевропейцам как к «пушечному мясу». Концепция «щита и меча», выдвинутая американскими деятелями уже в первые годы существования блока, отводила союзникам США «черную работу», в то время как за США закреплялась роль «атомного меченосца». Пропагандистскому обеспечению политики США зо многом служила и доктрина «массированного возмездия», под оборонительной «оберткой» которой скрывались расчеты тотального атомного удара по социализму. После создания военной структуры НАТО руководство США заговорило не просто о «сдерживании», а об «отбрасывании коммунизма». Именно так охарактеризовал в 1954 году смысл и цели политики США новый госсекретарь в республиканской администрации Эйзенхауэра Джон Фостер Даллес. 3. Усиление экспансии империализма США в Латинской Америке. «Пакт Рио-де-Жанейро» и создание Организации американских государств После подписания Брюссельского пакта госсекретарь США Аче- сон заявил, что он был составлен по образцу договора, заключенного в сентябре 1947 года в Рио-де-Жанейро между Соединенными Штатами и латиноамериканскими государствами. И в дальнейшем при создании НАТО западные политики часто прибегали к ссылкам на «пакт Рио-де-Жанейро», проводили аналогии с ним. Это свидетельствовало в пользу того, что планы создания империалистами военно-политических союзов в разных частях планеты так или иначе были взаимосвязаны между собой. Вместе с тем, разумеется, не следует забывать и о различиях. Осуществляя свою глобальную политику, Соединенные Штаты отнюдь не пренебрегали ее распространением и на регионы, которые они считали своими «заповедниками». Главным таким регионом была Латинская Америка. В результате второй мировой войны, воспользовавшись ослаблением других империалистических держав, Соединенные Штаты резко усилили темп своей экономической, политической и идеологической экспансии в Латинской Америке. Ставилась задача не только вытеснения конкурентов, но и подавления революционно-демократического движения народов Латинской Америки, усилившегося в ходе и после окончания войны, и дол- 133
говременного обеспечения гегемонистских позиций США (см. гл. III). Вашингтон видел возможность реализации всех этих целей в создании военно-политической группировки в Западном полушарии под своей эгидой. Будучи «замкнутой» по составу участников и отвечая, таким образом, имперским интересам США, она тем не менее могла на практике стать «тыловым районом» для сколачиваемых в Европе (а в дальнейшем и в Азии) империалистических, антисоветских блоков. Другими словами, латиноамериканская политика администрации Трумэна являлась составной частью глобальных интервенционистских планов США, курса на разжигание «холодной войны» против социалистических стран и установления американской гегемонии в послевоенном мире. В мае 1946 года президент США Трумэн направил в конгресс послание под названием «Межамериканское военное сотрудничество». Под лозунгом обеспечения «безопасности Западного полушария» конгрессу было конкретно предложено принять план «стандартизации вооружения и организации обучения в Западном полушарии под единым руководством США». Откровенное милитаристское острие этого плана вызвало негативную реакцию в Латинской Америке, в том числе со стороны ряда правительств. Учитывая это, конгресс США не рискнул принять предложение Белого дома и, в свою очередь, выдвинул более замаскированную идею совместной обороны Западного полушария от воображаемой угрозы извне. Указанная идея содержала намек на принятые в период второй мировой войны межамериканские договоренности, исходившие из необходимости совместных действий в борьбе против держав «оси». Теперь на роль «главной угрозы» безопасности Западного полушария выдвигался «международный коммунизм». В августе 1947 года по инициативе госдепартамента США в Рио-де-Жанейро была созвана «межамериканская конференция по поддержанию мира и безопасности на континенте». Американская дипломатия постаралась придать своим действиям по сколачиванию военно-политического блока в Западном полушарии видимость полного соответствия принципам и Уставу ООН. 2 сентября 1947 г. в столице Бразилии был подписан договор «Об обороне Западного полушария», который явился, таким образом, первым звеном послевоенной «блоковой стратегии» США и может в какой-то степени рассматриваться как предшественник Североатлантического пакта. В договоре указывалось, что нападение со стороны любого государства на одно из американских государств рассматривается как нападение на все американские государства с вытекающими отсюда обязательствами оказания взаимной помощи в отражении агрессии. Эта помощь также должна незамедлительно оказываться в случае вооруженного нападения в так называе- 134
мой «зоне безопасности», охватывающей огромные пространства Атлантического и Тихого океанов вблизи Западного и Восточного побережья Америки. Восточная граница этой зоны берет начало у Северного полюса и проходит приблизительно в тысяче миль от берегов Америки по Атлантическому океану до Южного полюса. Западная граница проходит в 1200 милях от тихоокеанского выхода Панамского канала. Указанная «зона» противоречит нормам международного права, в частности понятиям свободы морей и территориальных вод. Договор предполагал, что его участники будут принимать необходимые меры по обеспечению безопасности континента в случае, если неприкосновенности, территориальной целостности и политической независимости того или иного государства будет создана угроза в результате агрессии, где бы она ни совершалась. Это положение договора было привлечено в качестве «основания» для объявления «агрессией» проявлений любого недовольства со стороны латиноамериканских народов засильем США или политикой диктаторских режимов. Другими словами, в договоре утверждался противоправный принцип «внутренней агрессии», отказывавший народам Латинской Америки в праве на самоопределение, на выбор формы правления и оправдывавший вмешательство в их внутренние дела, в частности вмешательство США, ссылками на угрозу существующим в них порядкам. В договоре перечислялись следующие меры по обеспечению «безопасности» подписавших его государств: отзыв глав дипломатических представительств; прекращение дипломатических, консульских, экономических и других связей; применение вооруженной силы. Встревоженные слишком далеко идущими последствиями навязанных им обязательств, латиноамериканские делегации настояли на включении оговорки, согласно которой применение вооруженной силы не может быть осуществлено против воли данного участника договора. Межамериканский договор «Об обороне Западного полушария» вступил в силу 3 декабря 1948 г., после того как его ратифицировали 15 государств-участников. За пактом Рио-де-Жанейро последовало оформление Организации американских государств (ОАГ), политического объединения, пришедшего на смену рыхлому в организационном отношении Панамериканскому союзу. Заключительный шаг в этом направлении был сделан на IX межамериканской конференции, проходившей в столице Колумбии — Боготе с 30 марта по 2 мая 1948 г. В период подготовки этой конференции в Латинской Америке была развязана шумная антисоветская и антикоммунистическая кампания, которая, по замыслам ее инициаторов, должна была подготовить необходимую политическую атмосферу. Правительства Бразилии и Чили, а затем Колумбии под давлением со стороны Вашингтона разорвали дипломатиче- 135
ские отношения с Советским Союзом (см. гл. III). На самой конференции по предложению делегаций США, Бразилии, Чили и Перу ее участники приняли резолюцию «о защите демократии», которая обязывала американские правительства обмениваться информацией о «коммунистической активности» в Западном полушарии и принимать совместные меры для пресечения подрывной деятельности «международного коммунизма». 30 апреля 1948 г. на конференции в Боготе был подписан Устав ОАГ, участниками которого стали США и 20 латиноамериканских государств. Хотя официально целями организации провозглашались поддержание мира и безопасности на континенте, совместный отпор агрессии и т. д., в действительность ОАГ была призвана прежде всего служить интересам империализма США в Латинской Америке и рассматривалась в качестве надежного тыла при осуществлении глобальной экспансии Вашингтона. Этим задачам была подчинена и структура вновь созданной организации. Высшим органом ОАГ стала межамериканская конференция, созываемая раз в пять лет с целью определения общей политики организации. Консультативное совещание министров иностранных дел было призвано рассматривать вопросы срочного характера. При нем был образован консультативный комитет обороны в составе высших военных представителей американских государств. В качестве постоянного исполнительного органа ОАГ был учрежден совет, в обязанности которого вменялось рассмотрение вопросов текущего характера, в том числе и входящих в компетенцию консультативного совещания министров иностранных дел. Органом оперативного руководства ОАГ стал генеральный секретариат, возглавляемый генеральным секретарем, который избирается на десять лет. США оказывали определяющее воздействие на работу этой организации, оплачивая более 2/з ее бюджета и занимая своими представителями подавляющее число мест в ее аппарате. Между тем, хотя пакт Рио-де-Жанейро и ОАГ в какой-то мере и послужили моделью для создания НАТО, все же Организация американских государств не стала таким военно-политическим блоком, каким явилась организация Североатлантического пакта. Не стала, несмотря на все попытки США превратить ее в организацию именно такого рода. Причин тому достаточно много: это и географическая удаленность от тех пунктов планеты, где политическая борьба двух систем приобретала особенно острый характер, и то, что слишком сильным было сопротивление народных масс установлению господства США, и то, что при значительной экономической зависимости от американского империализма латиноамериканские государства сохраняли относительную политическую независимость от своего северного «доброго соседа». Создание ОАГ углубило противоречия между национальными интересами латиноамериканских народов и грабительскими Щ
устремлениями империализма США. На этой объективной основе вызревал кризис межамериканской системы. Прогрессивные, демократические силы Латинской Америки развернули борьбу за «второе освобождение», против империалистического гнета и эксплуатации. 4. Разоблачение Советским Союеом агрессивной политики США, выдвижение идеи конструктивного сотрудничества Правительство СССР не могло оставаться безучастным к сколачиванию агрессивных антикоммунистических блоков. Принципиальная позиция Советского Союза была доведена до сведения народов Европы и всего мира в Заявлении МИД СССР от 29 января 1949 г., в ряде нот правительствам государств, приглашенных к участию в НАТО, и в меморандуме Правительства СССР о Североатлантическом договоре от 31 марта 1949 г. Хотя в этих документах речь конкретно шла о планах сколачивания НАТО, нельзя не видеть общей принципиальной направленности курса СССР против политики раскола не только Европы, но и всего мира, принципиального осуждения блоковой политики империализма в целом. Заявление МИД СССР разоблачало антисоветский характер блока НАТО, направленного на подрыв ООН: «...Сколачивание Североатлантического союза, возглавляющего целый ряд обособленных группировок государств в различных частях земного шара, является окончательным разрывом теперешней политики США и Великобритании с той политикой, которая единодушно проводилась правительствами США, Великобритании и Советского Союза при создании Организации Объединенных Наций, при выработке и утверждении ее Устава». «Новое направление» в политике США, как назвали свой курс на сколачивание военных блоков американские руководители, означает по существу возврат к тому старому антисоветскому курсу внешней политики, строившейся на проведении изоляции СССР, которого США, Англия и Франция придерживались в годы, предшествовавшие второй мировой войне, и «который чуть не довел цивилизацию Европы до катастрофы» — констатировалось в Заявлении. Подчеркивалось также, что действия западных держав противоречат решениям Ялтинской и Потсдамской межсоюзнических конференций и договорам о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи, подписанным СССР и Англией в 1942 году, а СССР и Францией — в 1944 году. За несколько дней до заключения Североатлантического пакта правительство СССР направило меморандум правительствам США, Канады и стран Брюссельского пакта, а затем Италии, Норвегии, Дании и Исландии. В советском документе решитель- 137
но отвергались фальшивые доводы Запада в пользу создания НАТО. «Из великих держав лишь Советский Союз исключен из числа участников этого договора, — отмечалось в меморандуме,— что можно объяснить только тем, что этот договор направлен против Советского Союза». Показав, что Североатлантический договор предназначен для устрашения государств, не согласных подчиняться диктату англо-американской группировки, Советское правительство делало вывод, что НАТО не имеет ничего общего с целями самообороны членов блока. Одновременно СССР предупреждал, что целью США и тех, кто их поддерживал, является установление господства над европейскими народами «вплоть до использования для этих целей вчерашнего агрессора, попавшего после окончания войны в зависимое от них положение». Советский Союз не только осуждал военные приготовления империалистов, но и активно подчеркивал, что в мировой политике послевоенного времени существует альтернатива конфрон- тационному пути. Советский Союз нацеливал на перспективу конструктивного сотрудничества, прилагая для этого большие дипломатические усилия. В сентябре 1949 года Советское правительство выдвинуло, в частности, предложение о заключении Пакта мира пяти великих держав — СССР, США, Великобритании, Франции и Китая, — противопоставив его НАТО. Пакт мог бы явиться серьезным шагом по пути упрочения мира и безопасности народов, создания системы подлинной коллективной безопасности. Правительства Соединенных Штатов и их союзников дали отрицательный ответ на предложение о заключении Пакта мира. Однако мирные инициативы СССР получили одобрение и поддержку широких народных масс во всем мире и превратились таким образом в важный фактор воздействия на дальнейшее развитие международных отношений (см. гл. VIII).
Глава V ПЕРЕХОД ИМПЕРИАЛИЗМА К АКТАМ ОТКРЫТОЙ АГРЕССИИ. МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ И В ЮГО-ВОСТОЧНОЙ АЗИИ В 40—50-е ГОДЫ В то время как политическая и военная ситуация в Европе к концу 40-х годов в целом стабилизировалась, в Азии империализм продолжал терпеть все новые поражения. Образовалась Китайская Народная Республика. Патриотические силы стран Индокитая добились больших успехов в борьбе с колонизаторами и по существу вступили в завершающий этап борьбы за свое полное освобождение. Корейский народ, не мирясь с навязанным ему расколом страны, начал кампанию за объединение и вывод американских войск с юга Кореи. Партизанская борьба против американских и английских империалистов и их приспешников шла на Филиппинах и в Малайе. Силы империализма пытались укрепить свои пошатнувшиеся позиции. Главным вдохновителем и исполнителем этих авантюр стали Соединенные Штаты Америки. 1. Агрессия США и их союзников в Корее и ее поражение Два государственных образования, соз- Подготовка агрессивной Данные на Корейском полуострове, в войны против КНДР первые же годы своего существования продемонстрировали диаметрально противоположный подход к проблеме объединения Кореи. КНДР, восстанавливая и развивая свою экономику, стремилась к мирному объединению двух частей страны на широкой демократической основе. Поскольку США игнорировали справедливые требования предоставить корейскому народу возможность самостоятельно решать свою судьбу, демократические силы страны 139
начали борьбу за создание предпосылок для объединения родины. В начале июня 1949 года Трудовые партии Северной и Южной Кореи объединились в единую Трудовую партию Кореи (ТПК), а в конце июня по инициативе ТПК был создан Единый демократический отечественный фронт (ЕДОФ), в состав которого вошли 72 политические партии и общественные организации Северной и Южной Кореи. Задачей Фронта являлось содействие преодолению раскола Кореи и воссоединение страны. Учредительный съезд ЕДОФ выступил 28 июня 1949 г. с инициативой провести в сентябре того же года свободные демократические выборы одновременно в Северной и Южной Корее при условии немедленного вывода американских войск и удаления комиссии ООН из Кореи. Год спустя, в июне 1950 года, ЕДОФ вновь выдвинул предложение о мирном объединении страны путем проведения на всей ее территории всеобщих выборов и создания общенационального органа власти. Направленные в Южную Корею делегаты ЕДОФ для передачи этого предложения представителям общественности были арестованы лисынма- новскими властями. 19 июня 1950 г. Президиум Верховного народного собрания КНДР предложил Национальному собранию Южной Кореи провести мирное объединение страны путем слияния этих органов власти Севера и Юга в единый всекорейский законодательный орган. Однако и на сей раз в Сеуле и Вашингтоне не вняли разумным предложениям КНДР. Южнокорейские власти, поддерживаемые американской военщиной, добивались установления своего господства над всем Корейским полуостровом, официально провозгласив «поход на Север самой важной задачей» своей политики и решительно отказавшись от мирного объединения страны. Конгресс США даже принял специальную резолюцию с угрозой прекращения южнокорейскому режиму всякой помощи и поддержки «в случае формирования в Корейской Республике коалиционного правительства с участием одного или более членов коммунистической партии или партии, контролирующей в настоящее время северокорейское правительство». * Американская военщина подогревала экспансионистские планы южнокорейского диктатора. В августе 1948 года генерал Макартур, выступая в Сеуле, заявил, что граница между Севером и Югом по 38-й параллели «должна быть и будет разрушена». В феврале 1949 года на совместном заседании лисынманов- ского кабинета и южнокорейского военного командования с участием начальника группы американских военных советников генерала Робертса было принято решение начать вторжение в Северную Корею не позднее середины 1949 года. Готовясь к этой авантюре, Ли Сын Ман провел 15 июня 1949 г. через Национальное собрание Южной Кореи закон о всеобщей воинской повинности и довел численность армии до 100 тыс. человек. Од- МО
новременно Ли Сын Ман обратился к США с просьбой об увеличении военной помощи Южной Корее. Американское правительство не только направило для обучения южнокорейской армии 500 военных советников, но и оказало значительную помощь вооружением и военным имуществом (на сумму 75 млн. долл. в 1949 г. и НО млн. долл. в 1950 г.). В июле 1949 года, как и предусматривалось планами режима, была предпринята крупная военная операция в районе города Кэсон, которая должна была послужить началом «похода на Север». Однако, натолкнувшись на упорное сопротивление Народной Армии КНДР и понеся значительные потери, агрессоры были вынуждены изменить свои планы. Была поставлена задача увеличить численность армии со 100 тыс. до 400 тыс. человек. Постоянно шло «прощупывание» вооруженных сил КНДР в районе 38-й параллели: по сообщению комиссии ЕДОФ, только с января 1949 года по апрель 1950 года было осуществлено 1274 нападения на территорию КНДР на суше, 133 нападения — с моря и с воздуха. Одновременно была развернута широкая пропагандистская кампания с целью доказать якобы существующую для Южной Кореи ««коммунистическую угрозу» с Севера. Активизация милитаризма, военные приготовления на юге страны вызывали законное беспокойство правительства КНДР. Вопросы укрепления ее обороноспособности, обеспечения мирного созидательного труда ее граждан, демократических завоеваний корейского народа являлись объектом неустанной заботы правительства КНДР. Братские социалистические страны, в первую очередь Советский Союз, внесли большой вклад в создание Народной армии Кореи, оснащение ее современной военной техникой и вооружением, обучение ее командного и рядового состава. Уровень боеготовности Народной армии постоянно недооценивался южнокорейскими и американскими генералами и политиками, неоднократно заявлявшими о том, что 1950 год непременно должен стать годом их решающих побед. К войне против КНДР Ли Сын Мана подталкивали и внутриполитическая обстановка на юге страны, и США. В Южной Корее назревал глубочайший политический кризис. Ширилось партизанское движение, острые разногласия раздирали правящую клику, отдельные представители которой высказывались за переговоры с КНДР. Режим, несмотря на жесточайший полицейский террор, катастрофически терял опору в стране: на прошедших в мае 1950 года выборах представительство лисынманов- ской партии в Национальном собрании упало с 56 мест до 12. Сам Ли Сын Ман сохранил пост президента лишь потому, что не истек срок его полномочий. Ли Сын Ману требовалась крупная внешнеполитическая авантюра, чтобы поддержать свой шатающийся «трон». Образование Китайской Народной Республики придало в глазах правительства США особую значимость «корейскому 141
плацдарму». С целью укрепить военные позиции Южной Кореи 26 января 1950 г. было подписано американо-южнокорейское соглашение «о взаимной помощи и обороне», в соответствии с которым США предоставляли Южной Корее «снаряжение, материалы, услуги и другую военную помощь», а лисынмановские власти обязались «эффективно использовать» ее. Участились контакты военных и политических деятелей США и южнокорейского режима. Кульминацией проверки готовности Южной Кореи к агрессии явилась поездка на Дальний Восток высокопоставленной делегации США в составе министра обороны Джонсона, председателя ОКНШ генерала О. Брэдли и советника госдепартамента Дж. Ф. Даллеса. Последний, совершая визит в Южную Корею, провел инспекцию лисынмановских войск, дислоцированных вдоль 38-й параллели, после которой, выступая в южнокорейском парламенте 19 июня 1950 г., заявил: «Взоры свободного мира обращены к вам. Компромисс с коммунизмом явился бы путем к катастрофе». Ли Сын Ман, в свою очередь, заявил о своей готовности встать на путь военных авантюр. На рассвете 25 июня 1950 г. части Развязывание империа- южнокорейской армии вторглись на тер- листической агрессии. риторию КНДР к северу от 38-й паралле- Использование ООН для r г * лг тт ее прикрытия ли в районах Кымган, Червон и западнее города Хэчжу. Силы вторжения на ряде участков проникли в глубину на 1—2 км, но немедленно натолкнулись на сопротивление частей Народной армии. Правительство КНДР призвало агрессоров прекратить нападение, заявив, что в противном случае будут приняты решительные меры и вся ответственность за последствия ляжет на южнокорейские власти. Поскольку агрессия не была прекращена, Народная армия получила приказ перейти в контрнаступление. Лисынмановские войска в панике бежали на юг, оставляя один город за другим. 28 июня 1950 г. ими был оставлен Сеул, а к началу сентября под контролем южнокорейского режима оставался лишь незначительный участок территории страны на крайнем юго-востоке полуострова, примыкающий к городу Пусан. Продвижение Народной армии на юг сопровождалось развалом лисынмановского режима. Трудовая партия Кореи и правительство КНДР призвали население Южной Кореи восстанавливать народные комитеты — органы народной власти на местах. Гражданская война, развязанная лисынмановской кликой, близилась к победоносному для корейского народа завершению. Американская администрация, не ожидавшая подобного развития событий, была вынуждена начать немедленные действия по спасению своих южнокорейских марионеток. 27 июня президент США Г. Трумэн объявил, что авиации и флоту США отдан приказ оказать вооруженную поддержку лисынмановцам. 142
Одновременно предписывалось ввести 7-й флот в Тайваньский пролив для «нейтрализации» Тайваня, укрепить американские гарнизоны на Филиппинах, ускорить предоставление военной помощи силам Франции в Индокитае. Иными словами, США стремились использовать начавшийся конфликт в Корее для расширения своей агрессии против всех социалистических стран Азии, включая КНР и ДРВ. Как указывалось в Заявлении Советского правительства от 4 июля 1950 г., «приказ президента Трумэна означает, что правительство США нарушило мир и перешло от политики подготовки агрессии к прямым актам агрессии одновременно в целом ряде стран Азии». Стремясь подкрепить свои односторонние действия авторитетом международной организации, правительство США в срочном порядке потребовало созыва Совета Безопасности ООН, где 25 июня ему удалось протащить резолюцию, обвинявшую КНДР в «нарушении мира». Это обвинение было построено на односторонней и явно тенденциозной информации, полученной от южнокорейских властей и американского посла в Сеуле. Более того, представляя Совету Безопасности депешу своего посла, госдепартамент исключил из нее упоминание о том, что тот не располагает точными данными, какой из сторон были начаты военные действия. Предложение Югославии пригласить на заседание Совета Безопасности представителя КНДР и заслушать его было под нажимом США отклонено. 27 июня, уже после приказа Трумэна американским войскам об их вступлении в войну против корейского народа, Советом Безопасности была принята еще одна резолюция, одобрявшая действия США в Корее и содержавшая призыв к членам ООН предоставить помощь лисынмановскому режиму, оправдывая это необходимостью восстановления «международного мира и безопасности». Таким образом, США вновь пошли на беззастенчивый обман международного сообщества, заставив Совет Безопасности задним числом проштемпелевать одобрение предпринятых ими агрессивных акций. При голосовании воздержались Египет и Индия, против резолюции голосовала Югославия. Обе резолюции были приняты в нарушение Устава ООН и не имели законной силы. Для их принятия требовались голоса семи членов Совета Безопасности при обязательном совпадении голосов пяти его постоянных членов. Между тем СССР не участвовал в работе Совета Безопасности с 10 января по 31 июля 1950 г. в знак протеста против недопущения в ООН Китайской Народной Республики. Место же последней незаконно занимал чанкайшист. Таким образом был нарушен зафиксированный Уставом ООН основополагающий принцип единогласия постоянных членов Совета Безопасности. Советский Союз решительно осудил предпринятые США акции по интернационализации гражданской войны в Корее, зая- 143
вил, что считает недопустимым иностранное вмешательство в какой-либо форме в дела, касающиеся лишь корейского народа. В телеграмме на имя генерального секретаря ООН от 29 июня 1950 г. Советское правительство указало, что оно не считает резолюции, принятые Советом Безопасности 25 и 27 июня, имеющими законную силу. Прогрессивная общественность во всех странах мира также квалифицировала действия США как открытый акт агрессии против народов Кореи и Китая. 30 июня в Южную Корею прибыли первые крупные соединения американских сухопутных войск, которые 4 июля вступили в бой с частями Народной армии КНДР. 7 июля правительство США провело в Совете Безопасности решение о том, чтобы именовать вторгшиеся войска «вооруженными силами ООН». Американское командование получило наименование «объединенного командования». Ему было разрешено использовать флаг ООН. Командующим «войсками ООН» был назначен генерал Макартур. Большинство государств — членов ООН, однако, воздержалось от участия в этой войне. Несмотря на активные попытки Соединенных Штатов создать видимость широкого коллективного выступления, только 14 государств, связанных с США совместным участием в блоке НАТО или находившихся в сильной зависимости от американской военной и экономической помощи, согласились направить свои воинские контингента в Корею. В войне против КНДР помимо Южной Кореи и США приняли участие Австралия, Бельгия, Великобритания, Греция, Канада, Колумбия, Люксембург, Нидерланды, Новая Зеландия, Таиланд, Турция, Филиппины, Южно-Африканский Союз и Эфиопия. Фактическим соучастником США в войне являлась также Япония. Из всех участников интервенции под флагом ООН лишь Великобритания, а также Турция приняли в ней более или менее активное участие. Что же касается остальных, то они в большинстве своем ограничились направлением символических контин- гентов. Общий вклад всех американских партнеров по интервенции в совокупную мощь «войск ООН» составлял: в сухопутных силах — около 10%, в военно-морских силах — менее 7% и в военно-воздушных силах — около 1%. Вся тяжесть военных действий легла на американские войска, насчитывавшие в Корее до 450 тыс. солдат и офицеров, что превосходило по численности даже лисынмановскую армию. Прекращение империалистической агрес- Борьба социалистичес- сии ПрОТИВ корейского народа с первых ш1 а7реассииа прекраще" дней войны стало важнейшей задачей дипломатии социалистических стран. 4 июля 1950 г. Советское правительство опубликовало Заявление, в котором вскрывались истинные причины конфликта в 144
Корее, разоблачались подлинные виновники агрессии против корейского народа и та неблаговидная роль, которую в этом деле США заставили сыграть Совет Безопасности ООН. СССР высказался за немедленное прекращение военных действий и скорейший вывод иностранных войск из Кореи. Советское правительство осудило также вмешательство США во внутренние дела Китая, потребовало вывода 7-го флота США из Тайваньского пролива и прекращения блокады китайского побережья. Позиция СССР получила единодушную поддержку социалистических государств. Правительство КНР 28 июня и 6 июля 1950 г. выступило с заявлениями, в которых предупреждало, что империалистическая интервенция в Корее «поднимет народы Азии на упорное и решительное сопротивление». В ООН позиция СССР была активно поддержана социалистическими странами, которые были членами организации. Активную роль в попытках урегулировать конфликт в Корее играло правительство Индии. Воздержавшись при голосовании вопроса о посылке «войск ООН» в Корею, оно выступило с инициативой скорейшего прекращения военных действий и проведения переговоров с участием СССР, США и КНР. Правительство Китая 10 июля 1950 г. выразило поддержку переданной послом Индии в Пекине инициативы о проведении таких переговоров. Тогда премьер-министр Индии Дж. Неру обратился 13 июля к И. В. Сталину и Г. Трумэну с официальным предложением о скорейшем начале переговоров с обязательным участием в них в той или иной форме правительства КНДР. Предложение правительства Индии получило одобрение со стороны СССР, выступившего за урегулирование корейского вопроса мирным путем через Совет Безопасности с участием представителей пяти великих держав и с обязательным участием в его обсуждении представителей корейского народа. Однако государственный секретарь США Д. Ачесон отверг индийское предложение. Советский Союз активно использовал трибуну ООН для борьбы против агрессии в Корее. С 1 августа 1950 г. советскому представителю в порядке очередности полагалось занять пост председателя Совета Безопасности. По решению Советского правительства с 1 августа было возобновлено его участие в работе этого органа ООН. Стремясь вернуть ООН на позиции защиты мира, Советский Союз предложил в Совете Безопасности обширную конкретную программу мирного урегулирования корейского вопроса и положения на Дальнем Востоке в целом. Однако советские предложения были отклонены США и их союзниками. Войска интервентов в это время готовились к проведению крупных военных операций против Народной армии КНДР, которые, по их расчетам, должны были переломить ход до сих пор неблагоприятно складывавшейся для них войны в Корее. 145
15 сентября 1950 г. была осуществлена крупная десантная операция интервентов в Инчхоне (Чемульпо). В операции участвовало 40 тыс. солдат, более 300 американских и английских военных судов. Высадку десанта, приблизительно в 20 раз превосходящего находившиеся в этом районе войска Народной армии, прикрывало с воздуха около 800 американских самолетов. Народная армия была вынуждена покинуть позиции вблизи города Пусан и отступить в Северную Корею. Войска США и их союзников по интервенции овладели всей территорией к югу от 38-й параллели и готовились к перенесению военных действий на территорию КНДР, хотя это противоречило смыслу и букве резолюций Совета Безопасности, на которые ссылалось командование «войск ООН». 1 октября Макартур отдал «войскам ООН» приказ перейти 38-ю параллель. Открывшаяся 19 сентября 1950 г. в обстановке военных успехов интервентов V сессия Генеральной Ассамблеи ООН начала свою работу с обсуждения положения в Корее. На ее рассмотрение делегациями СССР, УССР, БССР, Польши и Чехословакии был внесен проект резолюции, предусматривавшей немедленное прекращение военных действий, вывод из Кореи иностранных войск, проведение общекорейских свободных выборов в Национальное собрание под наблюдением комиссии ООН с обязательным участием в ней представителей граничащих с Кореей государств, оказание ООН помощи Корее в восстановлении народного хозяйства. США настояли на отклонении «резолюции пяти» и поддержали проект, выдвинутый английской делегацией от имени восьми зависимых от США государств, который оправдывал американскую агрессию в Корее и предусматривал ее дальнейшее расширение для уничтожения вооруженных сил КНДР и захвата ее территории. 7 октября «машина голосования» в ООН, контролируемая США, высказалась за «резолюцию восьми», открыв тем самым путь к продолжению агрессии в Корее. Агрессия тем временем велась не только под флагом ООН против Кореи, но и американскими силами самостоятельно против Китайской Народной Республики. Генерал Макартур посетил Тайвань, где договорился с Чан Кайши о координации военных действий. Американская авиация все чаще нарушала границы КНР, подвергая бомбардировке китайские населенные пункты. Лишь в сентябре — октябре 1950 г. было совершено 320 налетов на северо-восточные провинции Китая с участием 1400 самолетов. Угроза безопасности КНР особенно возросла с перенесением интервентами в начале октября 1950 года военных действий на территорию КНДР. Отходя на север под возрастающим давлением превосходящих сил противника, Народная армия Кореи 23 октября оставила Пхеньян. Форсируя продвижение вдоль транспортных магистралей, интервенты в ряде пунктов приблизились к границе с КНР. 24 октября Макартур отдал 146
приказ о генеральном наступлении, призванном завершить кампанию в Корее. При этом не делалось секрета из возможности перенесения военных действий и на территорию Китая. Однако расчеты интервентов на безнаказанность своих действий на территории КНДР не оправдались. Страны социализма решительно выступили в поддержку корейского народа. СССР по просьбе китайского правительства обеспечил надежное прикрытие Северо-Восточного Китая с воздуха, направив туда свои авиационные соединения и зенитные части; пять бронетанковых дивизий находились в постоянной готовности к отправке в КНДР на случай ухудшения там военной обстановки. Чжоу Эньлай в конце сентября и начале октября 1950 года через посла Индии в КНР К. М. Паниккара направил предупреждение американскому правительству, указав, что китайский народ в случае необходимости не откажет КНДР в военной помощи для защиты ее территории. 25 октября 1950 г. соединения китайских народных добровольцев под командованием маршала Пэн Дэхуая вступили на территорию КНДР. Совместно с частями Народной Армии Кореи они в двухнедельных боях разгромили лисынма- новские и американские войска на северо-западном участке фронта в районе города Анчжу и отбросили агрессоров к югу от реки Чончхонган. 24 ноября интервенты, собрав все наличные резервы, предприняли «решающее» контрнаступление с целью завершить военную операцию по захвату Северной Кореи. Но уже 25 ноября 1950 г. части Народной армии Кореи и китайских добровольцев нанесли интервентам сокрушительный удар и обратили их в бегство. 7 декабря был освобожден Пхеньян, в течение декабря— вся территория КНДР, а 4 января 1951 г. — и Сеул. Линия фронта передвинулась на 30—60 км южнее 38-й параллели. Взбешенный поражением генерал Макартур видел «единственный» выход из создавшегося положения в применении атомных бомб, которыми он, по позднейшему признанию Трумэна, «хотел бомбить Китай, Восточную Россию и все подряд». СНБ США рассмотрел требование генерала, однако большинство совета высказалось против. Многие ссылались на то, что военные приготовления в Европе еще не закончены. Как сказал председатель ОКНШ генерал Брэдли, стратегия Макартура вовлекла бы США «не в ту войну, не в том месте, не в то время и не с тем врагом» — замечание, иллюстрирующее глобальные агрессивные планы американского империализма. Трумэн все же предпринял попытку атомного шантажа, заявив на пресс-конференции 30 ноября, что Соединенные Штаты всегда «активно рассматривали» возможность применения против Китая атомной бомбы. Это заявление вызвало возмущение мировой общественности и шок среди союзников США по войне в Корее. Премьер-министр Великобритании Эттли после консультации с Францией отправился за океан для выяснения си- 147
туации. Последняя была, впрочем, настолько ясна, что госдепартамент предупреждал президента: в случае войны с КНР и СССР Соединенные Штаты могут оказаться без союзников. В итоге Трумэн заверил Эттли, как об этом было сказано в совместном коммюнике, что в случае «необходимости» применения атомного оружия США будут консультироваться со своими союзниками. А в апреле 1951 года он отстранил Макартура от должности, назначив командующим «войсками ООН» генерала Риджуэя. Американскому правительству удалось в то же время навязать V сессии Генеральной Ассамблеи ООН резолюцию, объявлявшую КНР «агрессором». Эта резолюция была принята 1 февраля 1951 г. В мае была принята еще одна резолюция, рекомендовавшая членам ООН установить эмбарго на поставки оружия, стратегических и иных материалов в КНР и КНДР. Делегации социалистических стран в ООН отказались участвовать в голосовании по указанным резолюциям, заявив, что предлагаемые меры находятся исключительно в компетенции Совета Безопасности и что Генеральная Ассамблея Организации Объединенных Наций неправомочна обсуждать их. Вследствие краха политических и во- Переговоры о перемирии енных планов США на Дальнем Востоке в американской внешней политике наступил глубокий кризис. За первый год войны в Корее потери США почти на четверть превосходили потери, понесенные американскими войсками в первый год войны против Японии и составили 70,5 тыс. человек. Бесперспективность военного решения проблемы делалась все более очевидной. Кроме того, перед правящими кругами США вырисовывалась перспектива международной изоляции. Не только социалистические государства требовали прекращения войны и мирного разрешения дальневосточных проблем. С этим требованием выступали многие страны Азии и Африки. И даже среди союзников США резко усилились колебания. Они все решительнее уклонялись от выполнения американских требований о посылке в Корею дополнительных контингентов войск. Вопрос о прекращении войны в Корее стал предметом обсуждения на конференции премьер-министров стран Британского Содружества Наций в январе 1951 года. Наконец, война в Корее становилась все более непопулярной и в самих США. В этих условиях правительство США начало искать возможность выхода из войны посредством переговоров о мире. С инициативой проведения переговоров выступило Советское правительство. Постоянный представитель СССР при ООН выдвинул 23 июня 1951 г. предложение о незамедлительном прекращении военных действий и начале переговоров между воюющими странами о прекращении огня, о перемирии с взаимным отводом войск от 38-й параллели. Советские предложения не со- 146
держали никаких предварительных условий. Однако сама формула прямых переговоров между воюющими странами не позволяла США использовать послушное им «механическое большинство» в ООН. Правительства КНДР и КНР поддержали предложение Советского Союза и выразили готовность немедленно начать переговоры. 25 июня президент Трумэн заявил о согласии на них Соединенных Штатов. Впрочем, США шли на переговоры, не имея намерений прекратить интервенцию. Директива, направленная 29 июня генералу Риджуэю, предполагала возможность срыва переговоров при условии, что вину за их провал можно будет возложить на корейско-китайскую сторону. Переговоры между представителями КНДР и китайских добровольцев, с одной стороны, и Южной Кореи, США и других участников интервенции — с другой, открылись в городе Кэсон, расположенном вблизи 38-й параллели. Американское командование сразу же взяло на переговорах ультимативный тон, явно рассчитывая навязать такие условия, которых не удалось добиться путем военных действий. На вооружение была также взята тактика затягивания и разного рода проволочек. Только после десяти заседаний, к 26 июля, была согласована повестка переговоров. На первом этапе переговоров основная дискуссия развернулась вокруг вопроса об определении демаркационной линии. Учитывая, что линия фронта стабилизировалась в районе 38-й параллели, представители китайско-корейской стороны предложили провести демаркационную линию по этой параллели. США настаивали на проведении демаркационной линии значительно севернее, добиваясь отторжения 13 тыс. кв. км территории КНДР, в частности района расположения вольфрамовых рудников. Свои притязания США мотивировали тем, что им необходима «территориальная компенсация» за якобы имеющее место превосходство в воздухе и на море. Для поддержки этого абсурдного требования американская военщина вновь начала наступательные операции и даже в нарушение общепризнанных норм международного права осуществила воздушные налеты на помещения и персонал корейско-китайской делегации на переговорах. В этих условиях переговоры были прерваны. Новый раунд переговоров начался только 25 октября 1951 г., после провала американского наступления, стоившего США около 75 тыс. убитых и раненых. Местом их проведения был избран Паньмыньчжон — местечко, расположенное точно на 38-й параллели. Благодаря конструктивной позиции корейско-китайской стороны довольно быстро — к 27 ноября — удалось согласовать, что демаркационная линия будет проходить по границе соприкосновения войск на день вступления перемирия в силу. Это означало, что КНДР осуществляет контроль над территорией площадью 3,6 тыс. кв. км южнее 38-й параллели, а Южная 149
Корея и США — над территорией к северу от нее площадью 4,6 тыс. кв. км. Труднее оказалось согласовать другие меры по осуществлению перемирия. Причиной этого было стремление США навязать откровенно неравноправные условия. Американское предложение предусматривало, например, возможность посещения военной комиссией по наблюдению за перемирием любого района КНДР под видом «контроля» за выполнением соглашения, «воздушную инспекцию» всей территории КНДР, допускало пребывание своих вооруженных сил в демилитаризованной зоне и т. д. Камнем преткновения, затянувшим заключение соглашения о перемирии на полтора года, явился вопрос о военнопленных, крайне тенденциозно трактуемый американской стороной. Женевская конвенция 1949 года об обращении с военнопленными предусматривает принцип обязательной репатриации всех военнопленных (за исключением находящихся под следствием за уголовные преступления либо уже отбывающих наказание за них) сразу по прекращении военных действий. Исходя из положений Женевской конвенции, корейско-китайская сторона предложила после подписания соглашения о перемирии обменяться всеми военнопленными, в первую очередь больными и ранеными. Однако американская делегация в нарушение конвенции, под которой стоит и подпись США, предложила осуществить обмен военнопленными в соотношении один к одному. Поскольку в ходе своего наступления «войска ООН» захватили больше пленных, чем корейско-китайская сторона в ходе контрнаступления, это означало бы, что США задерживают около 120 тыс. пленных солдат Народной армии и китайских добровольцев, которых они намеревались передать в распоряжение Ли Сын Мана и Чан Кайши. Лицемерно ссылаясь на соображения «гуманности» и «прав человека», американская делегация настаивала на применении принципа «добровольной репатриации» военнопленных. О том, что скрывалось за этой «добровольностью», красноречиво свидетельствуют варварские методы обращения с военнопленными в лагерях с целью получить от них заявления о «нежелании» репатриироваться на родину. Мир стал свидетелем того, как доведенные до отчаяния военнопленные в лагере на острове Коч- жедо в Корейском проливе (здесь находилось около 80 тыс. человек) подняли восстание и захватили коменданта лагеря в качестве заложника, потребовав прекращения пыток, массовых убийств и насильственной отправки их в распоряжение Ли Сын Мана и Чан Кайши. Преднамеренно затягивая переговоры, США тем временем пытались еще раз изменить ход войны в свою пользу. Их очередное наступление летом и осенью 1952 года, в результате которого было убито и ранено около 170 тыс. человек, успеха не принесло. 150
Вопрос о прекращении войны в Корее находился в центре предвыборной кампании в США 1952 года. Платформы и демократической, и республиканской партий содержали обещание добиться мирного урегулирования в Корее. На фоне общего недовольства продолжающейся войной обещания республиканцев «привести корейскую войну к быстрому и достойному концу» помогли обепечить победу их кандидату — Д. Эйзенхауэру. 22 февраля 1953 г. командование «войск ООН» предложило корейско-китайской стороне произвести обмен больными и ранеными военнопленными. Командование Народной армии и китайских добровольцев расценило это предложение как первый шаг, открывающий путь к решению проблемы военнопленных в целом, и 28 марта выразило согласие провести обмен. Одновременно оно высказалось за возобновление переговоров о перемирии. 11 апреля 19t>3 г. соглашение об обмене больными и ранеными военнопленными было подписано, а 26 апреля в Пань- мыньчжоне переговоры, прерванные США 8 октября 1952 г., возобновились. После выработки компромиссной формулы решения вопроса о военнопленных с участием комиссии нейтральных стран, под контроль которой поступали пленные, «не желавшие» репатриироваться, соглашение о перемирии в Корее 27 июля 1953 г. было подписано. Соглашение предусматривало повсеместное прекращение военных действий на период, пока не будет осуществлено общее мирное урегулирование в Корее. Была определена демаркационная линия, как она была согласована в конце 1951 года, и двухкилометровая демилитаризованная зона. Стороны могли производить замену личного состава войск в пропорции один к одному, но не более чем 35 тыс. военнослужащих в месяц. Запрещалась модернизация вооружения сторон под видом замены старого. Для наблюдения за выполнением условий соглашения о перемирии создавалась комиссия из представителей Польши, Чехословакии, Швеции и Швейцарии. Был рекомендован созыв в трехмесячный срок после вступления перемирия в силу политической конференции для решения вопросов о выводе иностранных войск из Кореи и мирного урегулирования корейской проблемы. Заключение перемирия в Корее явилось важной победой сил мира и социализма. Оно положило конец трехлетней кровопролитной войне, чреватой перерастанием в глобальный конфликт, разрядило напряженность на Дальнем Востоке и во всем мире. Исход войны отчетливо продемонстрировал беспочвенность попыток империализма с помощью оружия изменить соотношение сил в мире, явился крупным провалом агрессивной политики США. Он стал возможен в результате совместных действий социалистических стран. Активное использование ими разнообразных форм и методов военной, политической и дипломатиче- 151
ской борьбы, широкое всестороннее сотрудничество, построенное на принципах социалистического интернационализма, явились основой успеха в борьбе за мир и международную безопасность против политики агрессии и войны. После заключения перемирия перед Корейский вопрос после корейским народом встали две неот- окончания войны ложные задачи: восстановление разрушенного войной хозяйства и достижение окончательного мирного урегулирования. Советский Союз, другие страны социализма оказали КНДР всемерную помощь в деле восстановления экономики. Только СССР предоставил для этой цели безвозмездно 1 млрд. рублей. Европейские страны народной демократии предоставили безвозмездную помощь на сумму 900 млн. рублей. Правительство КНР выделило в дар корейскому народу 800 млн. юаней для восстановления различных отраслей народного хозяйства страны; активное содействие в этом оказывали части китайских народных добровольцев, находившихся в Корее. 18 августа 1953 г. на VII сессии Генеральной Ассамблеи ООН делегация СССР внесла согласованный с правительством КНДР и КНР проект резолюции, предусматривавший созыв международной конференции с широким представительством нейтральных стран, заинтересованных в демократическом решении корейской проблемы. Американская делегация отвергла предложенный СССР принцип «круглого стола», навязав ООН резолюцию о созыве конференции противостоящих сторон — участников конфликта. Одновременно США, стремясь укрепить свои позиции в Южной Корее, подписали 1 октября 1953 г. сли- сынмановским режимом «договор о взаимной обороне», по которому США получили на неопределенное время право содержать свои войска в Южной Корее. Договор распространялся также на территории, «которые могут в будущем оказаться под управлением» южнокорейских властей, что прямо свидетельствовало о его агрессивном характере. В конце октября 1953 года в Паньмыньчжоне начались переговоры между представителями США и Южной Кореи, с одной стороны, КНДР и делегации китайских добровольцев — с другой. На повестке дня вновь стоял вопрос об условиях созыва политической конференции. После полутора месяцев попыток навязать свое решение проблемы делегат США 12 декабря 1953 г. покинул переговоры. Стремясь к завершению мирного урегулирования в Корее, СССР выдвинул на Берлинском совещании министров иностранных дел четырех держав (СССР, США, Великобритании, Франции) в январе — феврале 1954 года (см. гл. VI) предложение о созыве на уровне министров иностранных дел конференции пяти великих держав (с участием КНР) для обсуждения проблем Дальнего Востока и Юго-Восточной Азии. 152
США не стремились к такому обсуждению, однако Великобритания и Франция в силу своих собственных соображений согласились с советским предложением, и оно было принято. Конференция министров иностранных дел пяти великих держав открылась в Женеве 26 апреля 1954 г. На конференции делегация КНДР выступила с конструктивной программой восстановления национального единства Кореи, которая включала проведение общекорейских выборов и создание для их подготовки общекорейской комиссии, неотложные мероприятия для экономического и культурного сближения Севера и Юга страны, вывод в течение 6 месяцев всех иностранных войск. Предложения КНДР были поддержаны делегациями СССР и КНР. Этой конструктивной линии США и южнокорейский режим противопоставили требование одностороннего вывода из КНДР китайских добровольцев и проведение выборов под контролем ООН (от имени которой осуществлялась интервенция). Поскольку подобные требования были уже раньше отвергнуты корейско-китайской стороной, стало ясно, что американская делегация просто стремится сорвать обсуждение в Женеве корейского вопроса. По ее инициативе представители 16 стран — участниц интервенции в Корее выступили с декларацией, в которой констатировалось, что совещание не пришло к соглашению по корейскому вопросу. Они высказались против идеи социалистических стран о возобновлении в дальнейшем этих переговоров кроме как в рамках ООН. Западные державы по-прежнему держали курс на сохранение напряженности на Корейском полуострове. Основой этого курса стали укрепление американо-южнокорейского военного союза, ускоренная милитаризация Южной Кореи, постоянные нарушения соглашения о перемирии. Здесь было создано свыше 10 крупных американских военных баз. Наращивалась мощь южнокорейской армии: с 16 дивизий, имевшихся на момент подписания перемирия, она выросла к концу 50-х годов до 30 дивизий и насчитывала 720 тыс. человек. Летом 1956 года в нарушение ст. 2 соглашения о перемирии на территории Южной Кореи в одностороннем порядке была запрещена деятельность инспекционных групп Комиссии нейтральных стран по наблюдению за перемирием, а 21 июня 1957 г. «командование войск ООН» в одностороннем порядке объявило себя свободным от обязательств, запрещающих ввоз в Корею новых вооружений. Правительства КНДР, СССР и КНР осудили эти действия США, направленные на срыв перемирия в Корее, и возложили всю ответственность за их последствия на американскую и южнокорейскую сторону. Со своей стороны, КНДР, другие страны социализма последовательно выступали за ослабление напряженности на Корейском полуострове, создание условий для мирного объединения 153
Кореи. В 1956 году КНДР предложила создать постоянный комитет из представителей законодательных органов Севера и Юга, правительств, политических партий и общественных организаций в качестве первого шага к объединению страны. 5 февраля 1958 г. правительство КНДР выступило с новыми предложениями, направленными на объединение Кореи. В рамках этих инициатив был поставлен вопрос о выводе с территории КНДР китайских народных добровольцев. К 25 октября 1958 г. последние части китайских добровольцев покинули КНДР. Что касается США, то они отказались вывести свои войска и продолжали оккупацию Юга Кореи. 2. Поражение французского колониализма в Индокитае. Женевские соглашения по Индокитаю К началу 50-х годов выявилась полная бесперспективность французской колониалистской интервенции в Индокитае (см. гл.' II). Силы Франции терпели поражения, в то время как национально-патриотические силы расширяли зону своего контроля. В освобожденных районах складывалась прочная структура народно-демократической власти. С целью консолидации совместной борьбы народов трех стран Индокитая — Вьетнама, Лаоса и Камбоджи—11 марта 1951 г. по решению II съезда Коммунистической партии Индокитая была созвана конференция представителей трех национальных фронтов, организационно оформившихся незадолго до этого: Единого национального фронта Вьетнама (Льен-Вьет), Лаотянского национального фронта Патет-Лао (Нео Лао Хак Сат) и камбоджийского Единого национального фронта Кхмера. На конференции было провозглашено создание союза трех национальных фронтов и образование союзного комитета из представителей каждого фронта. Образование Единого национального фронта народов трех стран подняло на новый уровень координацию боевых действий патриотических сил, усилило их позиции в борьбе против колонизаторов. Истощенная войной Франция все более склонялась к поискам политического решения, которое хотя бы частично обеспечило интересы французского капитала в странах Индокитая. Ее поддерживала и подбадривала Великобритания, опасавшаяся за сохранение остатков своих колониальных владений в регионе в случае эскалации конфликта. Однако наиболее активной силой, препятствующей переговорам и мирному урегулированию, здесь оказались США. Сам этот факт примечателен. Несмотря на то что у США были связаны руки в Корее и они терпели там в это время поражение, американский империализм стремился к новым аван- 154
тюрам и новой экспансии, нередко даже вопреки интересам своих союзников и партнеров, пытаясь отстаивать свои «интересы» в регионе их руками. Приказ Трумэна от 27 июня 1950 г., санкционировавший американскую агрессию в Корее, официально связал последнюю с усилением экспансии США в Индокитае. Поражение американского империализма в Корее и заключение перемирия только раззадорило правительство США, которое вознамерилось взять реванш в Индокитае. Американское руководство активно продвигало сформулированную Эйзенхауэром в начале 1954 года «теорию домино», в соответствии с которой поражение в Индокитае неизбежно должно было привести к потере для западных держав всей Юго-Восточной, а потом и Южной Азии. США покрывали в 1950—1951 годах 15% военных расходов французских войск в Индокитае, в 1952 году — уже 35%. На встрече министров иностранных дел США, Великобритании и Франции в 1952 году госсекретарь США Д. Ачесон решительно отверг высказанное французским министром иностранных дел М. Шуманом предположение о возможном политическом урегулировании в Индокитае — по аналогии с уже начавшимся в Корее. Главным аргументом Ачесона было бы то, что «США уже оплачивают треть расходов на войну». В 1953 году новый госсекретарь США Дж. Ф. Даллес отказался принять предложение нового французского министра иностранных дел Ж. Бидо скоординировать график политического урегулирования в Корее и Индокитае. США оплачивали в этом году уже 45% военных расходов Франции в Индокитае. В 1954 году, когда США уже не были связаны войной в Корее, они взяли на себя 80% финансирования всех военных расходов в Индокитае. Вместе с тем, наученные войной в Корее, американские империалисты не решались на подобную же авантюру в Индокитае. В Вашингтоне полагались на активизацию военной деятельности Франции и марионеточных правительств, которую финансировали США. Одновременно активно вынашивалась идея интернационализации войны в Индокитае (с участием Франции и Великобритании), в которой США готовы были участвовать в основном бомбардировочной авиацией и, возможно, атомным оружием. Осенью 1953 года Франция начала осуществлять так называемый «план Наварра», названный по имени тогдашнего командующего французскими войсками в Индокитае. Его цель состояла в попытке посредством всеобъемлющего наступления окончательно разгромить Народную армию Вьетнама и добиться, таким образом, военного решения проблемы. Разработка «плана Наварра» осуществлялась при содействии и под нажимом США, реализация — американским оружием и на американские деньги. Однако действия Народной армии Вьетнама блокировали основные силы колонизаторов, которые в ходе весеннего 153
(1954 г.) контрнаступления патриотов были окружены в крепости Дьенбьенфу. Ее гарнизон после двухмесячной осады капитулировал 7 мая 1954 г. На развернувшихся в октябре 1953 го- ПоА™™*ка к совещанию да дебатах в Национальном собрании министров иностранных 7к « дел в Женеве Франции по индокитайскому вопросу депутаты-коммунисты выступили с требованием немедленно вступить в переговоры с ДРВ в целях заключения мира. Они были поддержаны социалистами и частью депутатов буржуазных партий. Премьер-министр Ж. Лань- ель был вынужден согласиться, что «индокитайская проблема не обязательно должна быть решена военными методами». Между тем именно в это время в Индокитае началось осуществление «плана Наварра». Правительство ДРВ высказало готовность обсудить вопрос о прекращении войны и перемирии либо на двусторонних переговорах с Францией, либо на переговорах при посредничестве нейтрального государства. Однако Париж уклонялся от прямых переговоров с ДРВ, стремясь таким образом избежать признания ее правительства. Наиболее благоприятным для себя французское правительство считало обсуждение индокитайского вопроса на международной конференции, где оно рассчитывало получить эффективную дипломатическую поддержку со стороны Англии и США. Поэтому, когда на Берлинском совещании министров иностранных дел СССР, США, Англии и Франции в январе — феврале 1954 года Советский Союз предложил рассмотреть— при участии КНР — мероприятия по ослаблению напряженности на Дальнем Востоке, французская делегация высказалась за включение в повестку дня предлагаемой конференции вопроса о восстановлении мира в Индокитае. Такой ход французской дипломатии во многом объяснялся и тем, что «план Наварра» уже фактически провалился и основные силы французского экспедиционного корпуса уже были окружены в Дьенбьенфу, ожидая своей участи. США не оставляли намерений побудить Францию к продолжению войны. В конце марта 1954 года во время визита в США начальника штаба вооруженных сил Франции генерала Эли его собеседники — Дж. Ф. Даллес и председатель ОКНШ адмирал Рэдфорд — в ответ на французскую просьбу об авиационной поддержке осажденного гарнизона Дьенбьенфу заверили Эли в готовности США предпринять и более широкое военное вмешательство. США активно пытались навязать Франции идею «коллективных действий». США подтягивали в район Южно-Китайского моря свои авианосные соединения, готовясь в случае формального обращения Франции провести массированную бомбардировку позиций Народной армии. Однако лидеры конгресса США высказались за применение американских военно-морских сил и военно- 156
воздушных сил в Индокитае лишь в случае участия в этих действиях Великобритании и членов АНЗЮС, и в конце концов американскому правительству пришлось отклонить отчаянные просьбы французского командования о воздушной поддержке. 11 апреля Даллес направился в Лондон и Париж, с тем чтобы добиться договоренности о коллективных действиях империалистических держав в Индокитае. Одновременно нажим осуществлялся со стороны американских военных. В секретном меморандуме, направленном в этот период правительству Великобритании английским комитетом начальников штабов, приводились материалы состоявшейся в Вашингтоне военной конференции, участники которой рекомендовали «немедленно начать наносить удары с воздуха по военным объектам» на территории Вьетнама и КНР, причем «с самого начала» предполагалось использовать не только обычное, но и ядерное оружие. Однако британское правительство отказалось от немедленного военного вмешательства. Опытный и крайне осторожный политик, когда дело касалось безопасности его собственной страны, премьер-министр Уинстон Черчилль писал в частной записке: «Британский народ будет нелегко заинтересовать тем, что происходит в далеких джунглях Индокитая». Премьеру приходилось учитывать и позицию членов Британского содружества. Великобритания предпочитала дождаться результатов Женевского совещания. Париж также проявил явное нежелание отказаться от возможности разрешить индокитайский вопрос на международной конференции. В американо-французском коммюнике от 14 апреля оговаривалось, что любые совместные меры будут приниматься только в зависимости от результатов совещания. Неудача миссии Даллеса не остановила попыток американской дипломатии сорвать предстоящее совещание. 23 апреля, накануне открытия сессии совета НАТО в Париже и за два дня до открытия Женевского совещания, Даллес и Рэдфорд заверили французских руководителей, что президент добьется согласия конгресса на военное вмешательство США в Индокитае в случае официальной просьбы правительства Франции. Учитывая катастрофическое положение французских сил, премьер-министр Ланьель и министр иностранных дел Бидо 24 апреля все же решились направить США и Великобритании просьбу о вооруженном вмешательстве в войну. Получив просьбу Франции, Даллес попытался добиться у английского министра иностранных дел А. Идена, прибывшего в Париж, хотя бы символического участия Великобритании в совместных действиях в Индокитае. Такой поворот событий встревожил английское правительство. Идеи срочно вылетел в Лондон, где 25 апреля, в воскресенье, состоялось срочное заседание кабинета министров. Кабинет высказался против участия в военных действиях до завершения Женевского совещания. 157
Провокационная затея Даллеса, сведения о которой проникли в печать, вызвала негодование мировой общественности. При сложившихся обстоятельствах американскому правительству пришлось отклонить им самим же инспирированную «французскую» просьбу и сесть за стол переговоров. Большую роль при подготовке созыва Женевского совещания сыграла дипломатия освободившихся государств Азии, и прежде всего Индии. 22 февраля 1954 г. премьер-министр Индии Дж. Неру обратился с предложением ко всем заинтересованным сторонам до созыва совещания прекратить военные действия в Индокитае. Это предложение вызвало бурную дискуссию в Национальном собрании Франции, усилило давление сторонников скорейшего прекращения войны на правительство Ланьеля — Бидо. В апреле, накануне открытия совещания, индийское правительство выдвинуло в целом положительную программу мирного урегулирования в Индокитае, а премьер-министры пяти азиатских стран (Индии, Индонезии, Бирмы, Пакистана и Цейлона), собравшись 28 апреля — 2 мая 1954 г. на совещание в Коломбо, призвали к безотлагательному соглашению о прекращении огня на основе признания полной независимости индокитайских государств. Эти предложения, хотя они и не были осуществлены, способствовали тем не менее созданию определенного международного климата, политического давления на империалистические державы. Решающим фактором в срыве планов коллективной интервенции в Индокитае явились совместные действия социалистических стран в борьбе за прекращение колониальной войны и скорейшее политическое урегулирование проблемы. Выполняя взятое на себя на Берлинском совещании обязательство, СССР передал КНР приглашение принять участие в совещании министров иностранных дел пяти великих держав в Женеве. Приглашение было принято, и в начале апреля по инициативе ЦК КПСС в Москве состоялась встреча глав делегаций СССР, КНР и ДРВ в связи с предстоявшими переговорами в Женеве. Состоялся обмен мнениями о целях социалистических стран на совещании и тактике ведения переговоров. Социалистические государства шли на переговоры в Женеве, имея в активе внушительные военные успехи патриотов Индокитая в борьбе с колонизаторами. Они также демонстрировали свое миролюбие, готовность налаживать равноправные отношения с государствами с различными социально-экономическими системами. Совещание министров иностранных дел Борьба социалистичес- СССР, КНР, США, Великобритании, ких стран на Женевском франции И других заинтересованных ГО- совещании за справед- г ливое решение ивдоки- сударств по мирному урегулированию в тайского вопроса Корее и Индокитае открылось в Женеве 26 апреля 1954 г. Обсуждение вопроса о мирном урегулировании в Корее за- 158
кончилось безрезультатно. К официальному обсуждению индокитайского вопроса участники приступили 8 мая, хотя предварительный обмен мнениями по этой проблеме на разных уровнях проходил с самого начала совещания. Правительство США вынуждено было согласиться на участие в переговорах, однако оно делало все возможное, чтобы сорвать работу совещания и заставить таким образом Великобританию и Францию принять американскую концепцию «совместных действий» в Индокитае. Сразу же по прибытии в Женеву Даллес сделал заявление, смысл которого сводился к тому, что под «мирным урегулированием» США понимают безоговорочную капитуляцию ДРВ. Важной задачей американской дипломатии являлось также стремление отказать КНР в праве на равноправное с другими великими державами участие в решении важных международных проблем. Увидев, что все эти попытки успеха не имеют, Даллес демонстративно покинул совещание. После его отъезда американскую делегацию возглавил заместитель госсекретаря Беделл Смит. Близкий к американскому подход обнаружила и французская дипломатия, которая стремилась добиться решения лишь военных, а не политических вопросов, не допустить признания государственности ДРВ. Правительство Ланьеля — Бидо хотело сохранить себе свободу рук, чтобы после некоторой передышки иметь возможность возобновить колониальную экспансию в Индокитае. Крупные военные успехи патриотических сил Индокитая создавали благоприятные условия для успешной деятельности дипломатии социалистических стран на совещании. Однако делегации ДРВ, СССР и КНР не спекулировали этими победами и проявляли готовность к разумным компромиссам в борьбе за решение основной задачи — установление прочного мира в Индокитае и прекращение французского колониального господства. В этой борьбе социалистические страны опирались также на поддержку Индии, приглашенной участвовать в совещании в качестве наблюдателя. Свою роль играли и антивоенные настроения влиятельных политических сил во Франции, выступления миролюбивых сил во всем мире. Вопреки прогнозам скептиков, довольно легко удалось решить ряд процедурных вопросов. Для рассмотрения проблем Индокитая на первом же заседании 26 апреля 1954 г. сопредседателями были избраны СССР и Великобритания. Начало обсуждения вопроса было намечено на первые числа мая. Обсуждение проходило в форме открытых заседаний (всего их состоялось восемь), закрытых заседаний и многочисленных двусторонних и многосторонних встреч глав и представителей делегаций. Дипломатическая борьба на совещании развернулась в основном по вопросам о статусе КНР на совещании, о представительстве Вьетнама, Лаоса и Камбоджи, о расположении зон 159
концентрации войск, о контроле за прекращением огня, о политическом урегулировании и национальном примирении в трех странах Индокитая, о международных гарантиях соглашений. США в соответствии со своей политикой «ограниченной враждебности» в отношении КНР на протяжении всего совещания игнорировали ее делегацию. Однако советская делегация, используя ситуацию, дала понять, что если западные страны отказываются от обсуждения вопросов с участием КНР, то и СССР не будет вести обсуждения со всеми западными странами сразу, а лишь с каждой делегацией в отдельности, что исключало для них возможность противостоять советской делегации единым фронтом. Таким образом делегация США фактически оказалась в стороне от обсуждения индокитайского вопроса за рамками официальных заседаний. Между тем министры иностранных дел СССР и КНР широко использовали двусторонние встречи со своими английским и французским партнерами для продвижения обсуждения к приемлемому результату. Стремление империалистических держав не допустить участия патриотических сил Индокитая в совещании ярко проявилось при обсуждении вопроса о представительстве. 27 апреля Ж. Бидо на встрече с В. М. Молотовым предложил, чтобы кроме пяти великих держав в совещании приняли участие лишь так называемые «присоединившиеся государства» — королевские правительства Лаоса и Камбоджи и баодаевский Вьетнам. Тем самым Франция пыталась уйти от прямых контактов с ДРВ. Однако благодаря твердой позиции Советского Союза этот маневр французской дипломатии не удался. Делегация ДРВ получила статус полноправного участника Женевского совещания. К числу препятствий, чинимых делегацией Франции, относилось и нежелание заключать перемирия с Лаосом и Камбоджей. Патриотические силы в этих странах контролировали соответственно половину и треть территории. Но французская делегация вопреки фактам утверждала, что там нет внутренних сил сопротивления, а борьбу с войсками Франции и созданных ею правительств ведут якобы части Народной армии Вьетнама и договариваться нужно лишь о выводе этих частей. Однако благодаря твердой позиции социалистических стран делегация ДРВ получила право подписать в дальнейшем документы Женевского совещания от имени сил Сопротивления Лаоса и Камбоджи по согласованию с последними. Капитуляция главных сил французского экспедиционного корпуса в Дьенбьенфу 7 мая 1954 г., накануне открытия официальных переговоров по индокитайскому вопросу в Женеве, должна была направить французское правительство на поиск компромисса, однако этого не произошло. Начало переговоров свидетельствовало о диаметрально противоположном подходе сторон к урегулированию в Индокитае. Франция и активно поддерживавшие ее США предлагали ог- 160
раничиться обсуждением чисто военных вопросов, не затрагивая причин, вызвавших войну в Индокитае и не стремясь, таким образом, к решению политических проблем. Позиция социалистических стран предусматривала одновременное разрешение военных и политических проблем, включая прекращение огня, вывод иностранных войск, признание полной независимости Вьетнама, Лаоса и Камбоджи, создание комиссии нейтральных стран по наблюдению за перемирием, международные гарантии перемирия и др. Дискуссии на открытых заседаниях не приносили никаких положительных результатов. Тогда было решено перенести обсуждение на закрытые заседания, где благодаря инициативе делегаций социалистических стран удалось приступить к обсуждению существа проблемы. 29 мая было опубликовано коммюнике об установлении контакта между представителями военного командования воюющих сторон — в Женеве и на месте. Выступая за урегулирование положения в Индокитае, французское правительство на деле вело двойную игру. По дипломатическим каналам, не уведомляя об этом Лондон, оно по- прежнему вело переговоры об американском военном вмешательстве и объявило досрочный призыв в армию. Во Франции росло недоверие к политике правительства Ланьеля — Бидо. В связи с запросами депутатов-коммунистов, социалистов, радикалов в Национальном собрании 1 июня начались дебаты о позиции правительства на Женевском совещании. Несмотря на призывы правящих кругов к «атлантической солидарности», Национальное собрание 12 июня выразило недоверие правительству и вынудило его уйти в отставку. Новое правительство 18 июня сформировал видный политический деятель Мендес- Франс, неоднократно призывавший в прошлом к прекращению грязной войны; он же возглавил министерство иностранных дел. Представляя парламенту свою программу, Мендес-Франс обещал до 20 июля добиться урегулирования индокитайского конфликта или же уйти в отставку. Перспектива успешного решения индокитайской проблемы встревожила США. 30 июня палата представителей конгресса США даже приняла специальную резолюцию, согласно которой запрещалось оказание помощи любому государству, связанному договором, обязывающим «сохранять коммунистическое правление над каким-либо определенным районом Азии». Это была резолюция, откровенно направленная против любого соглашения с ДРВ и КНР. В начале июля Даллес заявил, что ни он, ни Смит не будут участвовать в новом раунде переговоров в Женеве, однако после встречи с представителями Англии и Франции 13 июля в Париже Смит все-таки вернулся на переговоры. После перерыва, объявленного в Женеве в конце июня, во время которого военные эксперты обсуждали условия ирекра- 6—1257 1611
щения огня, началась решающая, заключительная стадия совещания. Она в основном проходила в форме двусторонних контактов и встреч глав делегаций за рамками официальных заседаний. На этот раз готовность сторон к разумным компромиссам предопределила успешный исход совещания. Однако представитель США отказался поставить свою подпись под Заключительной декларацией. Чтобы не допустить срыва уже достигнутого соглашения, сопредседатели договорились, что участники соглашения не будут подписывать декларацию, а будут поименованы в ее заголовке и выскажут отношение к ней устно. От предложенной пооцедуры Б. Смит уклониться не решился и вынужден был заявить, что правительство США «принимает к сведению» достигнутые соглашения. США также взяли обязательство «воздерживаться от угрозы силой или ее применения». 21 июля 1954 г. Женевское совещание министров иностранных дел завершилось заключением Женевских соглашений по Индокитаю. Решения Женевского совещания вопло- Женевские соглашения щены в 12 документах, в числе которых по Индокитаю 4 двусторонних акта, 1 многосторонний и 7 односторонних. Участники совещания заявили об уважении суверенитета, независимости, единства, территориальной целостности Вьетнама, Лаоса, Камбоджи, обязались воздерживаться от всякого вмешательства в их внутренние дела, а также консультироваться по любому вопросу, переданному им создаваемой международной комиссией по наблюдению и контролю за перемирием, для принятия соответствующих мер. Франция обязалась вывести свои войска из Индокитая. Было согласовано, что политическое урегулирование будет осуществлено путем проведения всеобщих свободных выборов, которые должны пройти в Лаосе и Камбодже в 1955 году, а во Вьетнаме — не позднее июля 1956 года. По соглашениям о перемирии во всех трех странах Индокитая в период с 27 июля по И августа 1954 г. прекращались военные действия с последующей перегруппировкой войск сторон и отвода их в установленные зоны. В целях разграничения сил воюющих сторон во Вьетнаме устанавливалась временная военная демаркационная линия, проходившая несколько южнее 17-й параллели, и демилитаризованная зона в пределах 5 км по обе ее стороны. Отвод войск Народной армии к северу, а французских и баодаевских сил к югу от этой линии завершался в течение 300 дней. Особо оговаривалось, что «военная демаркационная линия является временной и не может быть истолкована как какая-либо политическая или территориальная граница». Предусматривался вывод французских сил и частей вьетнамских добровольцев из Лаоса в течение 120 дней и Камбоджи в течение 90 дней. Силы сопротивления Лаоса передислоцировались до политического урегулирования в северо-восточные провинции Фонг Сали и Сам-Нёа. В Камбодже силы сопротивле- 162
ния подлежали демобилизации или же включению в королевскую армию. Запрещалось какое-либо преследование лиц, сотрудничавших во время войны с противной стороной. Всем гражданам гарантировалась возможность пользоваться конституционными правами и свободами, включая право участия в выборах. Вьетнам, Лаос и Камбоджа не должны были вступать в военные союзы, противоречащие принципам ООН или условиям перемирия; запрещался ввод на их территорию иностранного военного персонала, ввоз вооружений, боеприпасов, создание иностранных военных баз. Для наблюдения за осуществлением условий перемирия в каждом из государств Индокитая создавались смешанные комиссии из представителей сторон и международные комиссии в составе представителей Индии, Канады и Польши под председательством Индии. (Во Вьетнаме данная комиссия должна была осуществлять контроль над проведением выборов в 1956 г.) Женевские соглашения явились значительной победой миролюбивых сил, в первую очередь социалистических стран, стали новым примером делового сотрудничества государств различных социально-политических систем. Они положили конец многолетней кровопролитной войне в Индокитае, открыли возможность для развития Вьетнама, Лаоса и Камбоджи по пути независимости и мира. Они означали фактическое и юридическое признание ДРВ со стороны империалистических государств. 3. Курс США на срыв Женевских соглашений. Образование агрессивного империалистического блока в Юго-Восточной Азии Создание СЕАТО Стремление США торпедировать Женевское совещание американская дипломатия маскировала заявлениями о необходимости «совместных действий» и создания для этого «системы коллективной безопасности». Под этим подразумевался вооруженный разгром объединенными силами империалистических держав национально-освободительного движения народов Индокитая и образование в Юго-Восточной Азии (или, если удастся, более широком регионе) военного блока типа НАТО под эгидой США. Его задачей должна была стать борьба с силами национального освобождения в Азии. Но США, кроме того, стремились направить его против СССР, а также КНР, превратить его в часть всеобъемлющего «окружения» социалистических стран, запланированного в Вашингтоне. Само участие делегации США в Женевском совещании было обусловлено данным Англией и Францией в середине апреля 1954 года Дж. Ф. Даллесу обещанием «изучить возможность создания коллективной обороны» в ре- 6* * 163
гионе. Французские руководители рассматривали планируемый США блок как гарантию обеспечения интересов Франции в государствах Индокитая и с одобрением отнеслись к идее его создания. Не возражало против создания широкой военно-политической организации и британское правительство. Его главным побудительным мотивом также были «имперские интересы». Лондон давно относился с подозрением к созданному в 1951 году блоку АНЗЮС, в котором вместе с Соединенными Штатами оказались два члена Содружества наций, но не было Великобритании. На сей раз представилась возможность, как это впоследствии признал в мемуарах А. Идеи, «растворить» АНЗЮС в более широкой военно-политической структуре и тем самым ликвидировать «аномалию» британского неучастия в этом блоке. Антисоветская и антикоммунистическая ориентация нового блока устраивала британские правящие круги, но для Лондона была характерна определенная трезвость и взвешенность позиций, чего так часто не хватало Вашингтону. Конференция по созданию СЕАТО1 проходила в Маниле 6— 8 сентября 1954 г. В ней участвовали представители восьми государств— США, Великобритании, Франции, Австралии, Новой Зеландии, Филиппин, Таиланда и Пакистана. На конференции выявились острые разногласия между участниками, которые не удалось снять в процессе ее подготовки. В соответствии со своими планами США настаивали, чтобы острие договора было направлено против «коммунистической агрессии» и «подрывной деятельности», то есть носило преимущественно антисоциалистическую и антисоветскую направленность. Однако большинство делегаций по разным мотивам выступило против американского предложения. О позиции Франции и Великобритании уже говорилось. Что касается остальных участников Манильской конференции, то их больше волновали региональные интересы и отношения со своими соседями, а также возможность получения в рамках СЕАТО американской экономической помощи, чем откровенно антисоветские и антикитайские прожекты США. Это было одной из причин, почему они дружно выступили против попыток США привлечь к участию в конференции и в планируемом блоке Южную Корею и Тайвань. В итоге обсуждения сфера действия СЕАТО охватывала Юго-Восточную Азию (включая территорию всех азиатских участников блока) и юго-западную часть Тихого океана, но к югу от 21°30' северной широты, что исключало Тайвань и Гонконг. Также было установлено, что обязательства по договору будут применяться за пределами территории его участников только по их единодушному согласию. Однако под нажимом США, в нарушение Женевских соглашений, в Маниле был под- 1 Английская аббревиатура «Организация договора для Юго-Восточной Азии» — South East Asia Treaty Organization. 164
писан специальный протокол, в соответствии с которым действие СЕАТО могло распространиться в будущем также на Камбоджу, Лаос и Южный Вьетнам при соответствующей просьбе правительств последних и единогласном решении участников блока. Представители Пакистана, Таиланда, Филиппин, а также Австралии потребовали включить в текст договора обязательство всех его участников автоматически присоединиться к санкциям против «агрессора» в случае военного конфликта. Однако западные державы не захотели связывать себя столь категоричным обязательством, и в договоре было записано о действиях по преодолению общей опасности: «в соответствии со своими конституционными положениями». США пошли еще дальше: в специальной оговорке, ставшей частью договора, они подчеркнули, что их согласие оказать вооруженную помощь партнерам по СЕАТО «применимо только к коммунистической агрессии», а в случае иных вооруженных конфликтов (например, Пакистан— Мидия и т. д.) США обязуются лишь консультироваться с заинтересованными правительствами о возможных действиях. Эта оговорка позволяла США в дальнейшем прибегать к откровенному шантажу своих партнеров по СЕАТО, воздействовать на их политику. Не удалось азиатским участникам блока включить в договор и специальные статьи об экономической помощи им со стороны западных стран. Последние отказались дать какие-либо конкретные обещания, что также делало данную проблему в дальнейшем источником политики шантажа. Руководящим органом СЕАТО, согласно договору, стал совет, состоящий из министров иностранных дел, а в период между сессиями последнего — совет уполномоченных, состоящий из послов стран-участниц, аккредитованных в Бангкоке. В дальнейшем была создана разветвленная организационная структура: генеральный секретариат, комитет военных советников, осуществлявший руководство военной деятельностью блока; комитет по вопросам безопасности, руководивший подрывной деятельностью в миролюбивых странах Азии и борьбой против национально-освободительного движения в регионе; комитет по экономическим вопросам и др. Договор СЕАТО был заключен на неопределенный срок, хотя мог быть денонсирован любым его участником через год после уведомления о денонсации. Он вступил в силу 19 февраля 1955 г. Таким образом, США все же удалось создать в Юго-Восточной Азии группировку, ставшую важным звеном в общей системе военно-политических блоков империализма. Создание СЕАТО вновь осложнило обстановку в Юго-Восточной Азии, обострило отношения между его участниками и нейтральными государствами региона. Как указывалось в Заявлении МИД СССР от 165
15 сентября 1954 г., подписание договора направлено против интересов свободы и национальной независимости народов Азии, против интересов безопасности в Азии и на Дальнем Востоке. Советское правительство указывало, что с помощью нового блока империалистические силы рассчитывают помешать выполнению Женевских соглашений, вовлечь азиатские государства в гонку вооружений, укрепить позиции колониальных держав на азиатском континенте. Сразу же после достижения Женевских Срыв Женевских соглашений США взяли курс на их сабо- соглашений по Вьетнаму таж. На заседаниях СНБ США в начале августа 1954 года было определено, что Женевские решения являются «катастрофическими» и «могут привести к потере Юго-Восточной Азии». В связи с этим Эйзенхауэром была одобрена программа мер, направленных на срыв Женевского урегулирования. В Южном Вьетнаме, где при «профранцузском» императоре Бао Дае во главе правительства еще в июне 1954 года утвердился американский ставленник Нго Динь Дьем, активно развернулось противодействие процессу восстановления национального единства Вьетнама. Хотя Женевские соглашения устанавливали, что 20 июля 1955 г. должны начаться консультации между представителями властей Севера и Юга страны по вопросу о подготовке проведения всеобщих выборов, новый сайгонский режим отказался от этих обязательств, заявив, что не считает себя связанным соглашениями, так как он не подписывал их. Курс на раскол страны стал доминирующим после отстранения в октябре 1955 года Бао Даяот власти и провозглашения Нго Динь Дьема президентом «Республики Вьетнам». Марионеточные власти в Сайгоне отвергли все конструктивные предложения ДРВ о проведении в 1956 году свободных выборов на всей территории Вьетнама, справедливо опасаясь потерпеть на этих выборах поражение. Они полностью игнорировали деятельность Международной комиссии, которая должна была содействовать подготовке и осуществлять контроль над выборами. В Южном Вьетнаме была развязана кампания террора против всех несогласных с курсом Нго Динь Дьема. Всего за годы правления Дьема было замучено и казнено свыше 100 тыс. человек, 350 тыс. брошено в тюрьмы и концлагеря. В марте 1956 года в южной части Вьетнама были проведены сепаратные выборы в учредительное собрание, которое в октябре приняло конституцию «Республики Вьетнам». Сайгонское правительство установило тесные политические, экономические и военные связи с США, активно вытеснявшими Францию из ее бывшей колонии. Получив за пятилетие 1955—1960 годов щедрую американскую помощь, превысившую 2 млрд. долл., сайгонский режим к 1960 году создал под руководством американских военных советников значительные военные и полицейские 166
силы, которые использовались для борьбы против собственного народа. Одновременно Сайгон предпринимал попытки сорвать социалистическое строительство в ДРВ. В борьбе против режима Нго Динь Дьема национально-патриотические силы объединились в Национальный фронт освобождения Южного Вьетнама, создание которого было провозглашено 20 декабря 1960 г. Выступая за свержение проамериканского марионеточного режима, НФОЮВ провозгласил широкую демократическую программу социально-экономических и политических преобразований, заявил, что конечной целью его деятельности является восстановление единства вьетнамского народа. К этому времени патриотами была освобождена уже треть территории Южного Вьетнама. С созданием фронта начался новый этап активной вооруженной борьбы вьетнамского народа против империалистов США и их сайгонских марионеток. На севере страны вьетнамский народ под руководством Партии трудящихся Вьетнама использовал передышку, предоставленную Женевскими соглашениями, для того, чтобы поднять из руин народное хозяйство и начать социально-экономическое обновление стран