Текст
                    полтлвсной
УЧЕНОЙ АРХИВНОЙ КОМИШ.
Издано подъ редакціей дѣйствительныхъ Иденовъ Комиссіи
4. Павловскаго, ф. ^^альцвва u
Jl- В- |Ладалки.
ВЫПУСКЪ ЧЕТЫРНАДЦАТЫЙ.^
Полтава.
Электрич. типографія Г. И. Маркевича, Бульваръ Котляревскаго.
19 16г.



Печатать дозволяется 7 января 1916 г. Военный Цензоръ П. Саханскій
ОГЛАВЛЕНІЕ. Стран. 1. Матеріалы по археологіи Полтавской губерніи.—//. Макаренка 1—20 2. Полтавская милиція въ 1806 — 7 г-г-—И. Ф. Павловскаго 21-30 3. Село Жуки, Полтавскаго уѣзда.—В. Е. Буч- невича 31—4з 4. Одна изъ мѣръ борьбы съ голодомъ въ 1833 году въ Полтавской губерніи. — //. Неутріевскаю . 45 — 55 5. О спиртныхъ напиткахъ въ Полтавской гу¬ берніи въ началѣ прошлаго вѣка. —//. Ф. Павловскаго 57—70 6. Войсковая и городовая старшина въ Малороссійскихъ полкахъ въ 1725 году.— М. Ястряба . 71—83 7. „Чума“. Мѣропріятія противъ заноса чумной заразы въ Полтавскую губернію въ XIX вѣкѣ (1813 и 1829 г.г )—А А Несвицкаго . . . 85—228 8. Къ исторіи малорусскихъ дворянскихъ родовъ.—М. Слабчснко . . . , . . 229—234 9. Документы, извѣстія и замѣтки.—И. Ф. Павловскаго 235—238 ІКЕ» И2 Л О Е Н I я: іо. Отчетъ Полтавской Ученой Архивной Комиссіи за 1915 годъ.—И. Ф. Павловскаго . . . і - 15
по археологіи Полтавской губерніи п. *) Серйянный витонъ случайной находки въ „Кропивянской m Переяславскаго шку“. Въ Императорскомъ Эрмитажѣ хранится одна изъ случайныхъ находокъ XVIII вѣка, происходящая изъ Полтавской губерніи. Находка эта—серебряный, въ нѣкоторыхъ мѣстахъ вызоло- ченый, ритонъ, въ формѣ изогнутаго рога оканчивающагося изображеніемъ передней части лошади. Мѣсто находки ритона опредѣляется современными находкѣ документами, а именно: указомъ изъ «Главной Канцеляріи Академіи Наукъ»—Кропивянская сотня Переяславскаго полку. Какъ гласитъ означенный документъ ритонъ найденъ пастухами въ пескѣ въ 1746 году «между протчаго>. Въ Главную Канцелярію Академіи Наукъ ритонъ былъ присланъ изъ Правительствующаго Сената, изъ Главной Канцеляріи же съ сержантомъ кадетскаго корпуса Иваномъ Шилингомъ пересланъ въ Канцелярію Академіи Наукъ, для записи въ каталогѣ и храненіи въ Академической Кунсткаммерѣ. Объ этихъ распоряженіяхъ и пересылкахъ имѣются опредѣленныя свѣдѣнія какъ въ упомянутомъ указѣ, такъ и въ рапортахъ хранящихся нынѣ въ Архивѣ Конференціи Академіи Наукъ. Въ виду важности, для наіпей находки, содержащихся въ рапортахъ свѣдѣній позволяемъ себѣ, извиняясь передъ читателемъ за длинныя выписки, привести здѣсь оба документа: ) Си. вып. 5-й Трудовъ Полтавской Ученой Архивной Коммиссіи стр. 201—212.
6 «Указъ Ея Императорскаго Величества Самодержицы Всероссійской изъ Главной Канцеляріи Академіи Наукъ въ Санктпетер- бургскую канцелярію Академіи Наукъ. Сего апрѣля б числа при указѣ Ея Императорскаго Величества изъ Правительствующаго Сената присланъ найденный въ Малороссіи въ прошломъ 1746 году пастухами Переяславскаго полку, въ Кропивянской сотнѣ, въ песку, между протчаго, конь серебряный, вѣсомъ въ 2 фунта и пять лотовъ. Того ради, во исполненіе онаго Ея Императорскаго Величества указу Главная Канцелярія Академіи Наукъ опредѣлила: оный конь послать съ отправляющимся въ Санктъ-Петербурхъ кадетскаго корпуса сержантомъ Иваномъ Шилингомъ, который съ нимъ посланъ, а какъ отъ него Шилинга, принятъ и записанъ въ каталогѣ будетъ, о томъ въ здѣшнюю канцелярію прислать рапортъ. И Санктпетербургской Канцеляріи Академіи Наукъ учинить по сему Ея И. В. указу. У подлиннаго указа написано тако: Григорій Тепловъ. Полученъ апрѣля 24 дня 1749 г.» *) Слѣдующій документъ свидѣтельствуетъ о томъ, что ритонъ въ Канцеляріи Академіи Наукъ полученъ: «Сего апрѣля 24 дня прислано при указѣ Ея И. В. изъ Главной Канцеляріи Академіи Наукъ въ Санктпетерэургскую канцелярію жъ академіи наукъ съ отправленнымъ кадетскаго корпуса сержантомъ Иваномъ Шплинтомъ присланный при указѣ-жъ изъ Правительствующаго Сената найденный въ Малороссіи въ прошломъ 746 году пастухами Переяславскаго полку, въ Кропивянской сотнѣ, въ песку, между прочаго конь серебряный вѣсомъ въ два фунта и пять лотовъ, который велѣно отъ него Шилинга, принять и записать въ каталогъ и о томъ бы въ главную канцелярію репортовать.—Опредѣлено: окый серебряный—конь, вѣсомъ въ два фунта и пять лотовъ, принявъ въ канцелярію, для записи въ каталогъ и постановленія въ кунсткамеру къ таковымъ же вещамъ, къ переводчику Фрейганку, при ордерѣ, а какъ имъ въ каталогъ записанъ будетъ и подъ которымъ номеромъ, о томъ ему Фрейганку въ канцелярію репортовать, а учителю Грекову съ оного по надлежности, какъ и съ прочихъ срисовать, о томъ къ нему послать ордеръ же, а въ Главную Кан- 1) Сухомлиновъ. Матеріалы для исторіи Императорской Академіи Наукъ т. IX СПБ. 1897 г. стр. 729. № 889.
7 целярію Академіи Наукъ, по подачѣ отъ переводчика Фрейганка репорта репортовать. I. Д. Шумахеръ. Секретарь Петръ Ханинъ.» ł) Изъ приведенныхъ документовъ видно, что нижеописываемый ритонъ, найденный въ Кропивянской сотнѣ Переяславскаго полку, составлялъ лишь часть находки. Найденъ «среди протчаго». Что составляло это протчее къ нашему сожалѣнію осталось тайной. Сохранившіеся документы объ этомъ не говорятъ, да видимо никто этимъ «протчимъ» не интересовался въ свое время. Ритонъ и своей формой и, главное, матеріаломъ обращалъ на себя вниманіе почему и былъ спасенъ, остальное же вѣроятно по своей мелочности или непрочности, или же по какой либо другой причинѣ не заслужило себѣ спасенія и его постигла обычная горькая участь столь знакомаго археологамъ уничтоженія. Не опредѣленнымъ точнѣе осталась и мѣстность находки предметовъ. Кропивянская сотня, съ главнымъ сотеннымъ мѣстечкомъ Кропивной, расположена была у рч. Супоя впадающей въ р. Днѣпръ * 2) и въ своей территоріи заключала пятьдесятъ различныхъ населенныхъ пунктовъ (съ населеніемъ всего въ пять слишкомъ тысячъ жителей). Опредѣленіе оффиціальнаго документа «найденъ... пастухами въ пескѣ» можетъ быті указываетъ на мѣстность прибрежную, т. е. на побережье рѣкъ Днѣпра и Супоя. Лѣвый берегъ Днѣпра почти на всемъ своемъ протяженіи въ предѣлахъ Полтавской губерніи отличается именно названнымъ характеромъ,—онъ песчаный иногда на нѣсколько верстъ въ сторону отъ берега, что особенно замѣтно въ Пер°яславскомъ уѣздѣ т. е. какъ разъ въ той мѣстности гдѣ найденъ интересующій насъ ритонъ. Этимъ я не хочу сказать что только здѣсь и могъ быть онъ найденъ. Не исключается возможность находки его и въ прибрежныхъ пескахъ другихъ рѣчекъ, въ предѣлахъ бывшей Кропивянской сотни, напримѣръ самаго Супоя. Хотя отсутствіе указанія въ оффиціальномъ документѣ обстоятельствъ сопровождавшихъ находку и не даетъ права дѣлать какія бы тонибыло точныя опредѣленія и имѣть сужденія, тѣмъ не мѣ- ныѳ можно думать, что отсутствіе указанія на находку вмѣстѣ съ предметами и костяка—не простая случайность,—ритонъ думается 9 Сухомииновъ. Матеріалы для исторіи Императорской Академіи Наукъ т. XI СПБ. 1897 г. стр. 737, № 903. 2) См. Черниговскаго Намѣстничества топографическое описаніе... Соч. Афанасі- емъ Шафонскимъ, Кіевъ. 1851 г. стр. 77 и карта.
8 найденъ «вмѣстѣ съ протчимъвне въ погребеніи, а въ составѣ какого то клада, повидимому небольшого. Въ Музеѣ Императорской Академіи Наукъ—кунсткаммерѣ нашъ сосудъ хранился все время вплоть до 1860 года. Здѣсь онъ записанъ въ ревизіонную книгу такъ: «Нум. 69: 1). Старинной серебряной мѣстами золоченой питейной сосудъ, у котораго ручка здѣлана на подобіе коня вѣсомъ 2 фунта 13 золотниковъ». * 2) Числится здѣсь онъ рубрикѣ: «По напечатаніи каталога 3) по сіе время вновь вступили, а именно»: Дальше идетъ его описаніе уже приведенное нами выше. Вѣсъ сосуда въ настоящее время оказывается нѣсколько превышаетъ вѣсъ указанныхъ въ современныхъ находкѣ документахъ, а именно, онъ достигаетъ почти 2 ф. 18 золотниковъ. Выть можетъ это явленіе объясняется обстоятельствомъ указываемымъ ниже. Въ 1860 году была дополнительно передана изъ Музея Императорской Академіи Наукъ въ Императорскій Эрмитажъ остальная часть предметовъ хранившихся въ упраздненной теперь кунсткаммерѣ, переданной въ своей основной массѣ по повелѣнію Императора Николая I въ Эрмитажъ еще въ 1848 году. Среди предметовъ этой послѣдней передачи [1860 года) былъ и нашъ сосудъ, съ тѣхъ поръ хранящійся въ отдѣленіи древностей Императорскаго Эрмитажа. Сосудъ этотъ, т. е. ритонъ носитъ на себѣ всѣ слѣды внимательнаго и заботливаго къ себѣ отношенія со стороны администраціи кунсткаммеры—онъ старательно очищенъ, съ сохраненіемъ позолоты существующей въ нѣкоторыхъ частяхъ; всѣ детали орнаментальныхъ украшеній его ясны; во многихъ мѣстахъ онъ тщательно связанъ проволокой. Въ настоящее время онъ составляется изъ двухъ главныхъ частей—передней изображающей переднюю часть лошади и задней, собственно рога, вставляющагося нынѣ въ первую (см. рис. № 1). Кромѣ того, передняя часть лошадинаго корпуса состоитъ изъ двухъ частей, 1) Ярлыкъ старой бумаги съ печатнымъ № „69> имѣется и въ настоящее время на сосудѣ. Онъ видѣнъ и на прилагаемомъ изображеніи сосуда см. таблица А. , 2) Рукописная книга подъ заглавіемъ: „Ревизія учиненная въ 1768 году находящимся при Императорской Кунсткаммерѣ золотымъ серебрянымъ и прочимъ драгоцѣннымъ вещамъ также всему минце—кабинету съ приложеніемъ краткаго перечня и вновь сочиненнаго обстоятельнаго каталога россійскимъ деньгамъ, монетамъ и медалямъ". Хранится нынѣ въ Императорскомъ Эрмитажѣ: передана сюда вмѣстѣ съ вещами. 3) Очевидно имѣется въ виду нынѣ весьма рѣдкое изданіе: Muzei Imperiali Petro- politani. Vol. І—-II. 1745 года.
9 изъ двухъ вертикальныхъ половинокъ, точно приходящихся своими краями другъ къ другу (см. табл. В) и скрѣпленныхъ въ восьми мѣстахъ проволокой, продѣтой въ просверленныя, повидимому той же заботливой администраціей кунсткаммеры, дырочки. Весьма возможно, что проволока указанныхъ восьми запрѣпокъ увеличила вѣсъ сосуда, взвѣшеннаго въ кунсткаммерѣ, послѣ очистки, (до очистки же онъ вѣсилъ «2 фунта, пять лотовъ, т. е. 15 золотниковъ) безъ проволочныхъ скрѣпъ—съ 13 до 18 золотниковъ, т. е. на пять золотниковъ. Проволочныя скрѣпы понадобились очевидно потому, что въ силу какихъ то причинъ соединительный металлъ, помощью котораго соединена была одна половина съ другой, былъ уничтоженъ и уничтоженъ настолько основательно, что въ настоящую минуту не представляется возможнымъ найти на всемъ сосудѣ ни одного, хотя бы сколько нибудь замѣтнаго пятна, остатка его, —точно это былъ металлъ весьма быстро подвергавшійся окисленію и уничтоженію. Причины же послужившія уничтоженію этихъ остатковъ,—несомнѣнно чистка произведенная въ кунсткаммерѣ передъ тѣмъ, какъ этотъ сосудъ согласно распоряженію отдавали художнику для снятія съ него акварельной копіи, по установившемуся въ Академическомъ музеѣ хорошему обычаю. Рисунокъ съ сосуда поручено было исполнить, какъ объ этомъ говоритъ оффиціальный рапортъ «учителю Грекову», который и выполнилъ таковой. На немъ, на этомъ рисункѣ, хранящемся нынѣ, среди массы акварельныхъ рисунковъ. съ другихъ предметовъ кунст- каммеры, въ Императорскомъ Эрмитажѣ1) нашъ ритонъ представленъ въ томъ состояніи, въ какомъ мы видимъ его въ настоящее время. Размѣры описываемаго ритона слѣдующія: (размѣры каждой изъ двухъ частей даны отдѣльно, въ виду того обстоятельства, что въ настоящее время одна часть входитъ въ другую не всегда съ одинаковымъ размѣромъ—то больше то меньше, а слѣдовательно мѣняется его длина) наибольшая длина (по горизонтали) передней части лошади отъ копытъ до конца цилиндрической части= 0,115 ш. Высота=0,13 ш. Наибольшій діаметръ цилиндрическаго ł) Всѣ рисунки исполненныя разными художниками съ различныхъ предметовъ Академическаго Музея—кунсткаммеры, числомъ въ нѣсколько сотенъ листовъ раздѣлены были въ свое время на нѣсколько пачекъ, для которыхъ были сдѣланы великолѣпные кожаные съ золотымъ тисненіемъ коробки въ видѣ переплета. Нынѣ часть этихъ коробокъ хранится въ Музеѣ Академіи Наукъ, часть въ Императорскомъ Эрмитажѣ.
10 отверстія=0,043 ш. Высота второй части (рога)=О,188 ш. Діаметръ верхняго отверстія=0,105 ш. Діаметръ цилиндрической части входящей въ переднюю=0,04 т. Вѣсъ первой части (лошадь)=79 золотниковъ, второй=1 ф. 35 золотниковъ. Состояніе предмета таково: уши обломаны и чинены; лѣвое ухо лошади отломлено и утеряно; обѣ ноги отломаны и вновь придѣланы при помощи вставленной въ пустоту ноги металлической массы закрѣпляющей стержень приклепанной, а не припаяной къ туловищу. Обѣ части легко разъединяются. Скрѣпленія обѣихъ половинокъ передней части весьма прочно. Гладкая блестящая поверхность сосуда украшена: рѣзнымъ и чеканнымъ орнаментомъ, канеллюрами, позолотой орнаментальныхъ частей и когда то, въ свое время, повидимому камнями, эмалью или какими либо вставками въ глазахъ лошади, отъ которыхъ остались теперь отверстія. Общія формы лошадиной головы, шеи и передней части туловища скомпанованы эффектно и натуралистически правильно, безъ ошибокъ. Рисунокъ опредѣленный, ясный, убѣдительный, но тотъ рисунокъ, который обычно свойствененъ художнику не ищущему, не изучающему формы, а остановившемся на понятіяхъ выработанныхъ долговременной практикой его предшественниковъ, предшествовавшими изученіями формъ. Ноги лошади нѣсколько малы, коротки, анатомически неправильны и не красивы; повидимому на нихъ, какъ на деталь, мастеромъ мало было обращено вниманія; копыта чрезмѣрно велики. Голова лошади исполнена нѣсколько сухо и при анатомически правильномъ общемъ построеніи, схемы головы, нѣкоторыя детали ея страдаютъ неправильностью, непропорціональностью и что характернѣе всего схематической обработкой, сухой, болѣе близкой къ ремесленной передачѣ живыхъ красивыхъ формъ нежели прочувствованной, художественной трактовкѣ. Изображенія венъ прорѣзано, по поверности, рѣзкими линіями. Зубы лошади исполнены схематическими прямыми наклонными въ разныя стороны. Характерно обработана грива лошади, въ видѣ коротко обрѣзанныхъ густыхъ волосъ тянущихся ровнымъ ребромъ. Волосы намѣчены схематическими прямыми. Сверху на лбу-—двѣ пряди волосъ спускаются въ стороны мимо ушей, средняя же часть— челка связана высокимъ двойнымъ узломъ. Двѣ длинныхъ, пышныхъ пряди заканчиваютъ гриву у туловища и спускаются по обѣ сто¬
11 роны туловища внизъ, скрывая подъ собой концы широкой орнаментальной перемычки обхватывающей грудь туловища. Передняя часть груди лошади между шеей и ногами украшена широкой горизонтальной полосой, орнаментированной двумя извивающимися стеблями растенія, расположенными почти параллельно между собой, съ отростками въ изгибахъ несущими сердцевидные листья на которыхъ вдавлены углубленія въ обѣихъ половинкахъ. Фонъ вокругъ растенія насѣченъ точками. Основа отъ которой выходитъ стебель—густая, не стройная, пальметка обычнаго типа въ позднеримскомъ искусствѣ имѣющая въ своемъ основаніи два спиральныхъ, соединенныхъ между собою, кольца, необычной въ классическомъ искусствѣ формы. Плетенка ихъ двухъ полосокъ обрамляетъ орнаментъ сверху и рядъ полушариковъ заканчиваетъ его снизу. Полоса, еще болѣе широкая, обхватываетъ туловище лошади у основанія шеи, она также украшена орнаментомъ совершенно аналогичной композиціи и той же техники, съ той лишь разницей, что два основныхъ стебля сближены между собой и каждый изгибъ имѣетъ, кромѣ сердцевиднаго листа, трехчастый плодъ на стебелькѣ (гроздь) болѣе замѣтную чѣмъ здѣсь. Эта полоса съ обѣихъ сторонъ окаймлена рядомъ полушариковъ. Между параллельно расположенными основными стеблями рядъ точекъ для заполненія пространства, какъ въ первомъ случаѣ рядъ такихъ же точекъ вокругъ—имѣющихъ чисто декоративное значеніе. Орнаментальныя части всѣ позолочены. Работа орнамента, его техника во всѣхъ частяхъ нѣсколько небрежная, не вполнѣ выдержанная. Линіи стеблей неровны, иногда прерываются, то утолщаются, то утоняются—что могло бы давать въ нѣкоторыхъ случаяхъ пріятную игру—даетъ впечатлѣніе неувѣренной руки мастера. Рядъ шариковъ въ каймахъ исполнены нажатіемъ цилиндрическаго инструмента. Плетенка въ верхней части первой полосы иной техники, она рельефно чеканная, въ противоположность остальной части орнамента исполненнаго въ техникѣ гравировки. Позолота, лежащая на всѣхъ орнаментальныхъ частяхъ, наложена также небрежно, она занимаетъ не только части которые предназначены были для позолоты, но и значительно дальше заходитъ за границы этихъ частей, обрывистыми неровными края¬
— 12 — ми, какъ это и видно на прилагаемой таблицѣ А. Кромѣ этихъ частей позолочены: лобъ и шея у челюсти. Задняя часть ритона вдвигающаяся въ переднюю, на значительномъ своемъ протяженіи покрыта мелкими довольно старательно исполненными канеллю- рами съ мягкими ребрами, заканчивающимися у широкой орнаментальной волосы, расположенной подъ отверстіемъ, Орнаментъ этой третьей полосы совершенно аналогиченъ во всѣхъ мельчайшихъ подробностяхъ рисунка и техники съ предыдущими полосами. Вѣнчикъ отверстія откинувшійся далеко въ сторону отъ стѣнокъ сосуда исполненъ такъ: стѣнка сосуда плавно отгибается въ сторону внизъ, образуя правильную полукруглую, затѣмъ ломается подъ рѣзкимъугломъ и, почти соприкасаясь съ частью круговой, направляется вверхъ по наклонной почти до половины круговой. Повышаясь нѣсколько надъ уровнемъ круговой заканчивается. Наружная сторона борта украшена профилевкой весьма обычной для металлическихъ произведеній поздне-римскаго времени, равно какъ и для произведеній керамическихъ. Двѣ гладкихъ полосы въ разныхъ плоскостяхъ чередуются съ орнаментальными такъ: сверху— гладкая почти съ вертикальными стѣнками; ниже—рядъ мелкихъ полушариковъ служащихъ переходомъ къ слѣдующей наклонной полукруглой, также гладкой, которая въ свою очередь заканчивается четвертой полосой съ обычными въ классическомъ искусствѣ овами. Вѣнчикъ позолоченъ. Орнаментъ аналогичный нашему, въ видѣ извивающагося основного стебля съ отростками въ изгибахъ несущій трехчастый или сердцевидный листъ весьма распространенъ въ поздне-римской вазовой живописи краснофигурной техники и въ поздне римской декоровкѣ въ металлическомъ производствѣ. Оставляя въ сторонѣ керамическую вазовую живопись, обратимся къ предметамъ однородного, нашему предмету, производства. Весьма близкой композиціей по общей идеѣ и по расположенію отдѣльныхъ орнаментальныхъ элементовъ входящихъ въ составъ композиціи обладаютъ двѣ серебряныхъ чашки извѣстнаго Гильдесгеймскаго клада на которыхъ по внѣшней поверхности вертикальныхъ стѣнокъ врѣзанъ орнаментъ совершенно тотъ же по своей основной мысли. Тотъ же общій извивающійся стебель, такіе же отходящіе въ і) Konigliche Museen su Berlin. Der Hildesheimer Silberfund,• herausgegeben und erlautert топ Erich Pernice und Franz Winter. Berlin. 1901. Табл. ХѴІ11. Изданія посвященныя ему также:: Blume, Th. Der Hildesheimer Silberfund. Hildecheim. 1906. Holzer, H. Der Hilbesheimer antike Silberfund. Hild. 1870 и др-
13 — сторону стебельки, несущіе: одни—листъ, другіе—гроздь. Разница между этимъ рисункомъ и рисункомъ на нашемъ ритонѣ заключается въ весьма незначительныхъ особенностяхъ, во первыхъ: изгибъ основного стебля въ Гильдесгеймской чашкѣ плавнѣе, мягче, у нашего же ритона круче, энергичнѣе, во вторыхъ, въ обработкѣ листьевъ, а именно: на чашкахъ листьямъ этимъ дана та же общая сердцевидная форма, какъ и на нашемъ ритонѣ, но края ихъ обработаны полукруглыми наружу вырѣзками, придающему всему листу видъ болѣе близкаго натурѣ, нежели листья у нашего ритона. И тамъ и здѣсь гроздь, посаженная на сосѣднемъ стебелькѣ, состоитъ всего только изъ трехъ шарообразныхъ плодовъ. Единственная существенная разница въ орнаментѣ этихъ двухъ предметовъ заключается лишь въ самой техникѣ, въ одномъ случаѣ болѣе тщательной и сложной —въ чашкѣ Гильдесгеймскаго клада, въ другомъ—нѣсколько небрежной. Техника перваго предмета, кромѣ того, имѣла въ виду инкрустацію, которой заполнены листья, въ техникѣ второго—не было никакихъ стремленій къ обращенію къ какому бы то нибыло вспомогательному средству, кромѣ общей позолоты всей орнаментальной полосы. Гильдесгеймскій кладъ принадлежитъ римской эпохѣ, времени первыхъ императоровъ и датируется первымъ вѣкомъ по Р. X., быть можетъ самымъ началомъ его. Употребленіе рога, ритона, какъ сосуда для питья, извѣстно съ глубокой древности. По мнѣнію нѣкоторыхъ народовъ сосудъ такой формы имѣлъ силу отвращать худое вліяніе и поэтому распространеніе его извѣстно въ широкихъ размѣрахъ. Формы его развиваясь дѣлятся на два вида, въ одномъ случаѣ пьютъ изъ него какъ изъ стакана, этому типу сосуда греки дали названіе керасъ (собственно, рогъ изобилія), въ другомъ—жидкость протекаетъ черезъ отверстіе въ остромъ концѣ и слѣдовательно чтобы держать жидкость въ сосудѣ надо было придерживать ее пальцемъ, *) (въ этомъ случаѣ онъ называется ритонъ) нашъ сосудъ принадлежитъ'къ указанному первому типу, который въсущности и есть первоначальный, тогда какъ второй—болѣе позднее видоизмѣненіе этого основного. Немногочисленныхъ памятникахъ искусства, сохранившихся отъ различныхъ временъ можемъ наблюдать употребленіе подобного типа сосудовъ. Самыхъ *) Происхожденіе и развитіе формъ ритона см.: Е. Saglio, Е. Pottier et Daremfrerg Dictionnaire des antiąuites grecąues et Romaines. t. IV* pp. 865—868.
14 — сосудовъ сохранилось также довольно большое количество и нѣтъ музея ими не обладающаго. Но наибольшее количество изъ, сохранившихся исполнены изъ глины, которые есть повидимому лишь копіи подобныхъ сосудовъ изъ металла; послѣднихъ же сохранилось мало, а формъ имѣющихъ близкую аналогію съ нашимъ совсѣмъ не много. Въ наиболѣе богатомъ собраніи ритоновъ въ Луврѣ х) (въ Парижѣ) имѣется керамическій расписной'оканчивающійся головой лошади, сосудъ, по общей формѣ близкій нашему, но имѣющій у себя подставку—особенность весьма рѣдкую для рога вообще. По своимъ общимъ формамъ очень близкій ритонъ нашему находится въ томъ же собраніи * 2 *). Найденъ онъ въ одной изъ могилъ Арменіи. Судя по всѣмъ стилистическимъ признакамъ онъ относится ко временамъ глубокой древности, вѣроятнѣе всего IV в. до Р. X. и слѣдовательно мало помогаетъ датѣ нашего сосуда. Близкій также по общимъ формамъ сосудъ находится въ правой рукѣ статуи, находящейся въ Palazzo dei Conseryatori въ Римѣ, но сосудъ повидимому заканчивающійся изображеніемъ другого животнаго. Затѣмъ можно указать цѣлый рядъ ритоновъ съ изгибомъ близкимъ нашему, но оканчиващимся изображеніемъ иныхъ животныхъ, напримѣръ изображенія на беотійскихъ плитахъ гдѣ пиршествующіе держатъ въ рукахъ подобные же сосуды 4). Приводя болѣе или менѣе близкія аналогіи по общей формѣ нашему сосуду имѣющіяся среди памятниковъ искусствъ разныхъ народовъ я далекъ отъ мысли искать въ этихъ примѣрахъ основъ для хронологическаго опредѣленія нашего памятника. Общій видъ сосуда воспринявшаго еще въ древнѣйшія времена животныя формы традиціонно переходилъ изъ вѣка въ вѣкъ, оставляя общія формы неизмѣнными. Подвергались измѣненіямъ детали способъ и композиція декораціи, видоизмѣнялся такимъ образомъ орнаментъ и его обработка, а вмѣстѣ съ ними и техническія особенности. Въ данномъ случаѣ, эти измѣненія, главнымъ образомъ и играютъ роль въ опредѣленіи даты сосуда. Общая, небрежная такъ сказать, ремесленная техника въ выполненіи и общаго и 9 Salle Н. Сатр. 3555. 2) <Les, Arts>. 1902 Janyier. Gastoń Migeon. Musóe du Louvre. page 18. 8) Изображена въ книгѣ Alessnndro della seta „Religione et Arte figuratau. Roma. МСМХП. таблица между 192 и 193 страницами, фигура № 146. 4) Die Sammlung Sabouroff. ѵоп Ad. Furtwangler. І. в. pl. XXX—XXXII.
16 — деталей, но еще со слѣдами хорошихъ традицій въ рисункѣ, говоритъ за то время въ римскомъ искусствѣ, когда мастерство еще не окончательно упало, когда въ немъ были еще животворныя начала постепенно вымиравшія, т. е. за время до IV в. по Р. X. Описанный орнаментъ на нашемъ сосудѣ долженъ быть поставленъ по сравненію съ орнаментомъ на Гильдесгеймскихъ чашкахъ въ рядъ произведеній значительно болѣе позднихъ нежели чашки — по указаннымъ уже причинамъ—а такъ какъ Гильдесгеймскій кладъ относится къ І в. Р. X., то нашъ сосудъ едва-ли можетъ быть отнесенъ къ періоду ранѣе II в. по Р. X. Время происхожденія его, такимъ образомъ, падаетъ на II—III вѣка по . Р. X. Торговые пути Римской имперіи, широкой сѣтью покрывшіе всю Западную Европу и одинаково захватывающія русскія равнины, какъ о томъ краснорѣчиво свидѣгельствуютъ у насъ многочисленные клады Римскихъ монетъ, были, тѣмъ путемъ которымъ нашъ сосудъ—произведеніе поздне-римской торевтики— попалъ въ Украинскія степи.
ПІ. Предметы изъ „щщйныіъ' ‘ раскопокъ кургана 8ш с. Тим Луйенскаго уеда. Въ 1887 году въ Императорскую Археологическую Коммиссію поступили древніе предметы изъ хищническихъ раскопокъ кургана въ Лубенскомъ уѣздѣ Полтавской губерніи. Спустя нѣсколько времени, по запросу комииссіи, были доставлены Полтавскимъ Губернаторомъ краткія свѣдѣнія объ обстоятельствахъ и мѣстѣ на1- ходки этихъ предметовъ. •*) Что касается обстоятельствъ находки, то можно сказать, что они относятся къ разряду слишкомъ обычныхъ явленій въ области русской археологіи—явленій извѣстныхъ всѣмъ и каждому хотя бы мало занимавшемуся археологіей и лишь иногда любопытныхъ съ бытовой стороны. Съ этой именно стороны занимателенъ и предлагаемый случай. Житель села Тишки Дубенскаго уѣзда Жебель, служившій лѣтъ пятьдесятъ тому назадъ въ Екатеринославской губерніи, у какого то сто двадцатипятилѣтняго, старика, имени которого онъ уже не помнитъ, слышалъ отъ послѣдняго разсказъ о томъ, что онъ, старикъ, родился и жилъ раньше въ селѣ Хитцахъ Дубенскаго уѣзда и будучи еще подросткомъ помнитъ, какъ во время какого то нашествія на тѣ мѣста непріятеля (какого онъ, конечно, не помнитъ) мѣстные жители собрали все свое цѣнное имущество, спрятали его «въ глубокомъ погребѣ, на горѣ, надъ рѣкою У даемъ, надъ которымъ насыпали курганъ». 1 2) Вблизи того кургана, въ урочищѣ подъ именемъ „Городокъ”, стояла въ то время церковь, имущество которой —деньги и колокола въ числѣ пяти штукъ были сложены въ находившемся при церквѣ пустомъ колодцѣ. 1) Отчетъ Императорской Археологической Комиссіи 1882—1888 годы стр. СС. Дѣло Имп. Археологич. Коммиссіи 1887 г. № 33. Въ дѣлѣ имѣются рисунки вещей. 2) Цитата—изъ донесенія Полтавскаго Губернатора Археологической Коммиссіи отъ 22 Сентября 1887 г.
— 17 — Разсказъ этотъ не давалъ покоя Жебелю по пріѣздѣ его домой и даже пятидесятилѣтняя давность не изгладила изъ его памяти остроты впечатлѣнія, произведеннаго разсказомъ земляка. Жажда легкой наживы, обогащенія были причиной того, что одинъ изъ хорошихъ памятниковъ глубокой старины—курганъ пропалъ для науки. Въ концѣ 1886 г. Жебель началъ раскопку кургана добывъ оттуда нижеописываемыя древности. О какихъ бы то пибыло наблюденіяхъ надъ устройствомъ кургана и его особенностями, конечно, не можетъ быть и рѣчи—все пропало. Между тѣмъ курганъ былъ, видимо, не ограбленъ въ древности и судя по наличности въ немъ предметовъ прекраснаго стиля и отличной техники представляетъ собою не малый интересъ. Судя по сообщенію находчика погребеніе кургана не было все захвачено, т. к. онъ указываетъ, что раскопка была остановлена имъ по случаю наступленія зимы 1886—7 года. Всѣ найденныя тамъ вещи, по его разсказамъ, лежали на глубинѣ 3-хъ сажень. Повидимому эту глубину надо считать отъ поверхности кургана и вѣроятно отъ высшей его точки. Иначе ее трудно будетъ объяснить при обычномъ хищническомъ проведеніи безпорядочныхъ ямъ. По его же признанію, другихъ вещей, кромѣ сданныхъ «по начальству» найдено небыло. Судя же по наличности ихъ можно предполагать присутствіе другихъ, которые вѣроятно остались въ курганѣ не извлеченными. Мѣстоположеніе кургана опредѣляется такъ: близь села Тишки Дубенскаго уѣзда, на берегу р. Удая, на горѣ. Императорская Археологическая Коммиссія, выдавъ находчику въ видѣ вознагражденія за доставку .вещей двадцать рублей, передала вещи на храненіе въ Императорскій Эрмитажъ, гдѣ они и хранятся въ настоящее время, (въ отдѣленіи классическихъ древностей)х). Составъ находки, въ томъ видѣ въ какомъ она дошла до Ар- хеологическй Коммиссіи, слѣдующій: 1) Двѣ золотыхъ орнаментированныхъ пластинки. 2) Небольшой бронзовый котелокъ на ножкѣ. 3) Обломки двухъ бронзовыхъ сосудовъ (ситулъ). 4) Бронзовая дужка отъ котелка (ситулы). 9 Отношеніе Коммиссіи отъ 15 сентября 1890 года, за № 893/476, въ дѣлѣ коммиссіи за № 33, 1887 года.
18 5) Двѣ бронзовыхъ стрѣлки. 6) Обломокъ желѣзнаго прута (отъ копья). 7) Обломки большого желѣзнаго копья. При самомъ бѣгломъ осмотрѣ перечисленныхъ предметовъ въ нихъ сразу же замѣчается отсутствіе многихъ частей, свѣжіе изломы и другіе особенности свойственные такого рода добычѣ вещей. Остановимся на болѣе подробномъ осмотрѣ указанныхъ предметовъ. Изъ двухъ золотыхъ пластинокъ первая (табл. В. № 2-й), представляетъ собою нѣсколько съуживающуюся къ одной сторонѣ длинную, тонкую пластинку, законченную съ трехъ сторонъ и оборванную съ 'четвертой, болѣе узкой. Съ двухъ противоположныхъ, длинныхъ сторонъ обрамлена широкой каймой съ рельефными ,,овами“ — общеизвѣстнымъ орнаментомъ классически дорическаго стиля. Въ средней части внизу—изображеніе подобное изображенію находящемуся на слѣдующей пластинкѣ, о чемъ будемъ говорить ниже, а за нимъ т. е. выше—рядъ очень схематизированныхъ изображеній, допускающихъ неограниченную возможность догадокъ. Края пластинки загнуты и носятъ слѣды прикрѣпленія ея къ какому либо твердому предмету, напр. дереву, отнюдь не кожѣ: въ пробитыхъ на разномъ разстояніи другъ отъ друга дырочкахъ изрѣдка сохранились золотые гвоздики едва ли годные для прикрѣпленія пластинки къ ремню. Толщина пластинки весьма незначительна, поэтому рисунокъ на ней во вмогихъ мѣстахъ сплющенъ, сдавленъ, а сама она была въ нѣсколькихъ мѣстахъ изогнута. Размѣрило,092X0, 047 и 0,042 ш. Вѣсъ=2 золотника. Вторая золотая пластинка (Таб. В. рис. 3) о шести граняхъ—углахъ, слегка удлиненная, украшена рельефнымъ выдавленнымъ съ обратной стороны, изображеніемъ существа изъ міра крылатыхъ насѣкомыхъ. Схематизмъ въ этомъ изображеніи доведенъ до своихъ высшихъ предѣловъ—на пластинкѣ скорѣе возможно видѣть просто орнаменты нежели передачу насѣкомаго, въ его реальныхъ формахъ. Тѣмъ не менѣе изображеніе здѣсь цикады или кузнечика не подлежитъ сомнѣнію. Изображеніе этого рода крылатыхъ весьма часто встрѣчается въ древностяхъ юга Россіи періода грубо-условпо называемаго скиѳосарматскимъ. Встрѣчается оно какъ на пластинкахъ различной формы величины и назначенія такъ п, особенно, на нашивныхъ на
19 одежду бляшкахъ, какъ то можно видѣть—укажу лишь экземпляры заслужившія изданія—на нашивныхъ бляшкахъ доставленныхъ изъ кургана Куль—оба 1). О символическомъ значеніи этого изображенія на указанныхъ пластинкахъ въ связи съ изображеніемъ кузнечика вообще высказался г. Стефани * 2). Въ древнемъ искусствѣ указанное изображег ніе встрѣчалось часто, оно считалось даже священнымъ и также считалось, хорошимъ апотропеемъ. Въ какой мѣрѣ изображеніе' нашей пластинки можетъ выражать тѣ же идеи, о которыхъ говоритъ г. Стефани, рѣшить затруднительно, но едва ли, въ данномъ случаѣ, можно видѣть больше чѣмъ обычную привычку украшенія предмета орнаментомъ ском- панованымъ изъ формъ насѣкомаго, тѣмъ болѣе что формы насѣкомаго такъ стилизованы и доведены въ нѣкоторыхъ ■ частяхъ до такой схематичности, отъ которой одинъ шагъ въ область отвлеченныхъ линій геометрическаго характера. О назначеніи обѣихъ пластинокъ сказать, что либо опредѣленное мы не имѣемъ достаточно убѣдительныхъ данныхъ. При наличности правильно веденныхъ раскопокъ у насъ были бы достаточно обоснованные данные о положеніи предмета по отношенію, къ костяку человѣка, а быть можетъ и лошади, а поэтому нетрудно было бы сдѣлалъ и соотвѣтствующее заключеніе. Въ настоящемъ же случаѣ путемъ аналогій можно высказать лишь предположительныя соображенія. Первая изъ описанныхъ пластинокъ, возможно, представляетъ собою часть лошадиной сбруи, именно налобника, подобнаго найденнымъ въ нѣкоторыхъ курганахъ юга Россіи, напримѣръ въ Цимбаловой могилѣ 3) въ Солохѣ 4) въ Ильинёцкомъ курганѣ Кіевской ,губ. 5); нашъ кусокъ соотвѣтствуетъ его нижней части. И та и другая пластинки, однако, съ успѣхомъ могли служить и другимъ цѣлямъ. !) Изданы: Древности Босфора Киммерійскаго таб. XXII. № 20и 21. Равно Antiquitds du Bosphore Cimmórien, róćditóes... par Salomon Reinach, pl, XXII, № 20 и .21. 2) Отчетъ Имп. Археологической Коммиссіи за 1865 г. стр. 84 и за 1870]и 1871 г. стр. 54—55. А равно за 1870 стр. 86 и 1864 г. стр. 131. 3) Толстой и Кондаковъ. Русскія древности въ памятникахъ искусства, вып. 2-й. стр. 115 рис. 99 и стр. 117, рис. 101. . 4) jahrbuch des Kaiserlich Deutschen Archaologischen Jnstituts. 1913. 3. s. 220. 5) Сборникъ археологическихъ статей поднесенный Графу А. А. Бобринскому СПБ. 1911. табл. III. и стр. 53. (Статья Б. В. Фармаковскаро: Золотыя обивки налучій изъ кургановъ Чертомлыцкаго и Ильинецкаго).
— 20 — Размѣръ=0,07Х0,05 т. Вѣсъ=2 золотника; ширина загнутого края съ дырочками для гвоздей подобными дырочкамъ на пластинкѣ предыдущей,=0,006 т. Бронзовый котелокъ на расширяющейся къ низу ножкѣ. (Рис. № 1). Полушар о видная верхняя часть котла съ утолщеннымъ краемъ снабжена двумя кольцевидными ручками укрѣпленными на двухъ противоположныхъ пунктахъ борта, въ вертикальномъ направленіи; каждая ручка украшена тремя напаянными, неправильной формы, шариками. На внѣшнихъ стѣнкахъ сосуда, подъ вертикальными ручками, укрѣплены выступающія въ стороны, нѣсколько кверху, овальныя дужки. Работа сосуда грубоватая, небрежная; ножка представляетъ собою расширяющійся раструбомъ къ низу цилиндръ, состоящій изъ двухъ частей—нижней вставленной въ верхнюю. Высота котелка, безъ ручекъ=0,17 ш. Наиб. діаметръ отвер- стія=0,212 ш. Высота. ручекъ=0,043 ш. Высота ножки=О,О64 ш. Найб. діаметръ основанія=0,09 ш. Толщина борта (расширенной части), колеблется около 0,01 ш. Толщина стѣнки сосуда—0,003—4 ш. Обычно встрѣчаемые въ древностяхъ такъ называемаго скиѳосарматскаго періода бронзовые и мѣдные котелки имѣютъ значительно бблыпіе размѣры, при подобной же формѣ. Размѣры подобные нашему встрѣчаются значительно рѣже. Въ чрезвычайномъ обиліи и разнообразіи формъ котловъ встрѣчаемыхъ въ южнорусскихъ степяхъ, въ Сибири и особенно въ Китаѣ, къ сожалѣнію, до настоящаго времени, никто не пытался разобраться съ той внимательностью какой бы того заслуживалъ предметъ; и до сихъ поръ остаются не ясной ни эволюція ихъ формъ, ни вліяніе среды и обычаевъ народа несомнѣнно сказавшихся на развитіи этихъ формъ. Одновременно ли существовали типы котловъ на одной ножкѣ центральной и съ тремя укрѣпленными сбоку; въ одной ли мѣстности или разныхъ употреблялась та и другая форма? Какія обстоятельства содѣйствовали появленію подобныхъ котловъ и какія—появленію съ непомѣрно развитой верхней частью, напоминающей скорѣе цилиндрическій сосудъ, каковые встрѣчаются изрѣдка на сѣверѣ Россіи и часто въ Китаѣ. Всѣ эти вопросы остаются пока неразрѣшимыми.
— 21 — Фрагменты двухъ бронзовыхъ сосудовъ, повидимому обычной формы ситулы, въ видѣ тонкихъ пластинокъ, съ массивнымъ (по отношенію къ пластинкамъ) бортомъ сверху, въ видѣ плоской горизонтатьной ленты, съ наружнымъ острымъ краемъ и болѣе тупымъ внутреннимъ. Подъ самымъ бортомъ, съ внѣшней стороны сосуда, проведено три углубленныхъ параллельныхъ между собой и бортомъ черты. Судя по наклону стѣнокъ сосудъ этотъ былъ глубокимъ. На основаніи же промѣ ¬ ровъ произведенныхъ надъ обломками отъ борта сосуда, діаметръ отверстія его достигалъ до 0,20 ш. Одинъ изъ обломковъ этого сосуда имѣетъ вверху на борту два круглыхъ кольца вертикально расположенныхъ съ продѣтыми въ нихъ концами обломанныхъ дужекъ (См. Табл. В. № 1). Кольца выходятъ изъ стѣнокъ сосуда, въ видѣ продолженія большихъ стеблей красивой пальметки очень тщательно и тонко вырѣзанной на внѣшней поверхности стѣнки сосуда, у борта. Рисунокъ пальметки съ характерными боковыми завивающимися усиками и мелкими стеблями хорошо извѣстенъ въ памятникахъ искуства классическаго, какъ греческаго, такъ и римскаго, въ различныхъ отрасляхъ художественной индустріи. *) Весьма близкіе примѣры примѣненія пальметки подобной нашей можно наблюдать, какъ на предметахъ металлическаго производства, такъ и въ росписи керамической. Въ послѣдней наиболѣе близкіе рисунки можно встрѣтить въ произведеніяхъ греческихъ IV—III вв. (до Р. X.) * 2). Нашъ сосудъ имѣющій такую характерную орнаментальную деталь могъ принадлежать тому же времени и во всякомъ случаѣ не позже III или начала ІІ-го вѣка до Р. Хр. Сохравнившіеся обломки двухъ дужекъ, продѣтыхъ въ описанныя кольца представляютъ собою четыреугольные пруты до 0,01 ш. толщины, изогнутые на концахъ въ формѣ крючка съ утолщающимся грушевиднымъ стерженькомъ и шляпкой сидящей сверху на тонкой шейкѣ. Слѣдующій, довольно значительный обломокъ бронзового же сосуда съ тонкими стѣнками и хорошей на нихъ патиной принадлежитъ если и другому сосуду то все же равной предыдущему величины т. е. имѣлъ діаметръ=0,20 ш. Daremberg, Saglio et Pottier, Dictionnair des antigjitós grecgues et Romaines... t. IV. p. 1359. v, lemotsitula. 2) См. напр. образцы приведенные въ книгѣ Alois RigPn, Stilfragen, Crundlegungen zu einer geschichte der OrnamentiK. S. 246—247, рис. 127—128 и другіе.
— 22 — Круглое днище одного пзъ сосудовъ равняется по діаметру 0,125;ш. въ средней его части выдавленъ кружокъ. Слѣдующій предметъ—бронзовая дужка отъ котелка, быть можетъ представленнаго послѣднимъ описаннымъ обломкомъ, а быть можетъ п отъ другого сосуда. Это четырегранный прутъ подобный прутьямъ предыдущихъ дужекъ, съ однимъ сохранившимся концомъ, другимъ обломаннымъ. Конецъ крючка, подобно предыдущимъ дужкамъ, снабженъ грушевиднымъ утолщеніемъ п шляпкой сверху, съ совершенно аналогичными же профилями. Въ настоящее время разстояніе между концами дужки=О, 157 ш. Этотъ размѣръ опредѣлялъ бы діаметръ отверстія сосуда, если бы возможно было думать, что дужка не измѣнила своего первоначальнаго изгиба. Между тѣмъ, въ средней части думски имѣется небольшой изгибъ нѣсколько измѣнъ юшій общую круговую дужки, а въ мѣстѣ изгиба, на наружной грани ея находится рядъ поперечныхъ трещинъ, разрывовъ, которые могли получиться лишь при условіи сгиба дужки въ наше время или вообще тогда, когда металлъ подъ вліяніемъ многовѣкового пребыванія въ землѣ потерялъ СВОЮ МЯГКОСТЬ и не могъ выдержать нажима. Поэтому думаю, что діаметръ сосуда былъ нѣсколько больше указанныхъ размѣровъ и имѣлъ отъ 0,18 до 0,20 ш. Къ каковымъ цыфрамъ привело насъ и измѣреніе обломка края сосуда. Видимо, дужка принадлежала сосуду вышеописаннаго обломка. Бронзовые сосуды аналогичные нашему разсѣяны по всему лицу южной Европы и Россіи въ предѣлахъ вліянія классическаго міра. Между прочимъ, находятся подобныя же дужки съ одной стороны во Франціи съ другой въ Далмаціи 2) и во множествѣ на югѣ Россіи. Двѣ бронзовыхъ небольшихъ стрѣлки, безъ рюмочки, съ гладкими гранями и уже обломанными бородками на концахъ реберъ. Острія обломаны. Обломокъ желѣзнаго круглаго, въ поперечнемъ сѣченіи, прута; состоитъ изъ двухъ кусковъ, длиною оба=0,26 ш. при діаметрѣ —0,02 ш. Онъ представляетъ собою не что иное какъ стержень копья, J) Въ Montcornet (Aisne) Ом. Gazette arclióologiąue, 1884 г. p] 37 page 231, 261, 332. 2) Въ Novi и Yinodolu. Cm. Yiestnik Hrvatskoga Arheoloskoga druslra, Xove serije godina 1895 г. ( статья г. Brunsmid’a, стр. 152 рис. 95).
23 Часть желѣзнаго копья (состоитъ изъ четырехъ кусковъ^ съ ребромъ по длинѣ и трубчатымъ стержнемъ. Длина остатковъ —0,2^8 ш. Ширина въ самомъ широкомъ мѣстѣ=0,04 ш. Этими обломками ■ заканчивается «случайная находкавъ безславно погибшемъ курганѣ. Изъ вышеприведенныхъ обстоятельствъ сопутствовавшихъ находку ясно видно, что всѣ предметы изъ кургана не только не извлечены, но я не могли быть извлечены оттуда, по указаннымъ уже соображеніямъ. Поэтому, оставшійся недограбленнымъ курганъ слѣдовало бы изслѣдовать. Зная насколько грабитель, помощью своей вертикальной или боковой лазейки, воронкообразной или цилиндрической формы могъ проникнуть въ обрушившуюся камеру мы можемъ предположить, что имъ не были захвачены многія части могильной . ямы или камеры. Да и самъ авторъ предпріятія говоритъ б неокончательномъ „изслѣдованіи11. ‘ Кромѣ недограбленнаго кургана, насколько Чинѣ не измѣняетъ память, близь тогоже села имѣется еще нѣсколько курганныхъ насыпей разбросанныхъ по полямъ. Припоминаются мнѣ даже большія насыпи, замѣченныя мною въ одну изъ поѣздокъ въ этихъ мѣстахъ. Во избѣжаніе повторенія могущихъ быть нежелательныхъ «изслѣдованій» этихъ насыпей, со стороны мѣстныхъ жителей, ищущихъ обогащенія въ таинственныхъ, для нихъ, нѣдрахъ кургановъ на послѣдніе слѣдовало бы обратить вниманіе мѣстнымъ археологическимъ учрежденіямъ, въ особенности на тѣ, во многихъ случаяхъ уже исчезающія насыпи, которыя подвергаются распашкѣ. Вѣдь настоящій случай грабежа кургана не единственный въ нашей мѣстности. Это одинъ изъ многихъ сотенъ за послѣднія десятилѣтія. , Время къ которому возможно было бы отнести описанныя нами предметы можетъ быть указано на основаніи ближайшихъ аналогій лишь приблизительно въ предѣлахъ времени двухъ вѣковъ отъ четвертого до второго до Р. X. 1 Отсутствіе въ нашей находкѣ характерныхъ для опредѣленнаго времени предметовъ, позволившихъ бы указать точную дату нашихъ, заставляетъ насъ воздержаться отъ болѣе рѣшительнаго опредѣленія. Современное же состояніе вопроса о датировкѣ нашихъ южнорусскихъ древностей,—среди которыхъ имѣются предметы близко
— 24 стоящія и по стилю и по техникѣ къ нашимъ находкамъ—вопроса полупившаго въ послѣднее время новое обоснованіе, не можетъ считаться окончательно рѣшеннымъ, и слѣдовательно не можетъ дать намъ основанія для болѣе точныхъ опредѣленій нашихъ предметовъ чЬмъ указанные IV—II в.в. до Р. X. Описанные предметы и остатки таковыхъ, принадлежатъ тѣмъ памятникамъ искусства и:быта глубокаго прошлаго, которые частью привозились въ наши мѣбта изъ странъ далекихъ, изъ культурной Греціи, частью повидимому, изготовлялись на мѣстѣ, здѣсь, въ украинскихъ нынѣ степяхъ. Древніе обитатели этихъ мѣстъ, которымъ принадлежали описанныя вещи и сосѣди этихъ обитателей, въ періодъ времени съ IV в. до Р. X. и до IV в. по Р. X. оставили въ наслѣдство намъ неисчерпаемыя сокровища своего матеріальнаго богатства и духовнаго, своей «полуварварской», культуры съ обильными вліяніями классической. Но, пока такими сокровищами мы плохо пользуемся. Не только неизучены тѣ предметы которыми изъ года въ годъ заполняются музеи, но и не изданы. А безчисленное множество молчаливыхъ холмовъ, теряющихся на горизонтѣ украинскихъ полей, степей, укрывающихся въ перелѣскахъ и полянахъ хранятъ въ себѣ разгадку темнаго прошлаго опутаннаго сѣтью до-4 мысловъ. Къ этимъ цѣннѣйшимъ сокровищамъ лихорадочно подкрадываются цѣпкія руки несчастнаго грабителя движимаго неудержимымъ желаніемъ легкой наживы и безслѣдно уничтожающаго строку за строкой, страницу за страницей самой значительной, самой богатой и самой цѣнной книги глубокаго прошлаго. Въ этихъ курганныхъ насыпяхъ, въ этихъ сокровищницахъ намъ, конечно, важны не матеріальныя цѣнности «не злато и срібло», а отраженія, штрихи и отпечатки на нихъ тѣхъ культурныхъ достиженій, какими обладали народы ихъ оставившія. По нимъ мы возсоздаемъ обычаи и нравы, религію и право, словомъ всю культуру нашихъ предшественниковъ. Задача охраны, изслѣдованія, изученія, изданія и популяризаціи этихъ памятниковъ по праву принадлежитъ тѣмъ мѣстнымъ ученымъ силамъ, которымъ прошлое своей родины и ближе и дороже, нежели людямъ отдаленнымъ. Ихъ очередь наступаетъ теперь въ области изслѣдованія прошлаго своей родины. Николай Макаренко.
Табл. Д. Серебряный ритонъ случайной находки 1746 года „въ Кропивянской сотнѣ Переяслзвского полку". Сбоку. (Императорскій Эрмитажъ). С М. Прокулинъ-Горскій. Спб.
Табл. Б. Серебряный ритонъ случайной находки 1746 года „иъ Кропивянской сотнѣ Переяславского полку“. (Императорскій Эрмитажъ). С- М. ІІрскудинъ-Горскій. Спб.
Табл. В. № 2. Изъ Кургана ус. Тишки Лубенскаго уѣзда. (Императорскій Эрмитажъ). С. М. При куди нЪ’Г прекій. Спб.
/ Серебряный рптонъ случайной находки 174-6 года „въ Кропивянской сотнѣ Переяслав скоро донку", Общій видъ. Серебряный ритонъ случайной находки 1716 года. Верхняя часів. По рисунку „учителя Грсковаѣ
Сср{?бряныіі сдучяііні<ії находки 1746 года, Передняя часть. По ріпу ик\ ..учителя ГроковяЛ ■Произивыи сосудъ изъ .?случа.г'птъіхъи раскогнигъ кургана у о. Тишки е'Іу б и пек аго у ѣзда,
Полтавская милиція въ 1006—J г.’) Въ началѣ прошлаго вѣка, въ тяжкіе годы борьбы съ Наполеономъ I, правительство рѣшило организовать временныя ополченія или милиціи. Императоръ Александръ I, въ манифестѣ своемъ отъ 30 Ноября ] 806 года, указавъ на причины, побудившія правительство прибѣгнуть къ этой мѣрѣ, указалъ и тѣ основанія, на коихъ должна организоваться милиція. Въ манифестѣ Государь обращается къ россійскому дворянству, а также и къ другимъ сословіямъ, призывая ихъ стать на борьбу съ врагомъ. «Вѣроломство общаго врага, попирая святость трактатовъ и правъ народныхъ и, угрожая опустошеніемъ всей Европы, побудило насъ напослѣдокъ воспріять оружіе на подкрѣпленіе государствъ, намъ сопредѣльныхъ». «При столь трудныхъ обстоятельствахъ, обращаемся мы съ полною надеждою къ знаменитому сословію благороднаго дворянства имперіи нашей, службой и вѣрностью на ратномъ полѣ и величайшими пожертвованіями жизнью и собственностью положившаго основу величества Россіи, къ сему сословію, которое примѣрами геройства воспламеняло и руководствовало и всѣ прочія сословія государственныя, достохвальныя во всѣ времена сочувствовавшія къ спасенію, защитѣ и славѣ отечества нашего». Вся Россія дѣлилась на 7 областей и каждая область заключала въ себѣ 7 или 5 смежныхъ губерній. Всѣ области, въ которыя входило 31 губ. должны были выставить войско, численностью 612 тыс. ч. Полтавская губернія, вмѣстѣ съ Кіевской, Херсонской н Екатеринославской составили 6-ю область и численность милиціи была опредѣлена въ 59 тыс, человѣкъ. Въ частности, Полтавская губернія должна была выставить въ милицію 26 тыс. ч. Главнокомандующіе областными земскими войсками назначались. Высочайшею властью, а командующіе земскимъ губернскимъ войскомъ избирались дворянствомъ изъ среды своей и если не было канди!) Статья составлена по архивнымъ даннымъ, хранящимся въ архивѣ Полт. депут. собранія (№ 31, 32 1806 г.).
— 22 — дата, могущаго занять это мѣсто, то назначался главнокомандующимъ. Ополченіе или какъ называлось оно еще «губернскимъ земскимъ войскомъ» дѣлилось на 7 бригадъ и каждая бригада состояла изъ трехъ батальоновъ. При каждой бригадѣ былъ маіоръ, адъютантъ, квартирмейстеръ и казначей. Бригада была раздѣлена на отдѣльныя части по тысяча человѣкъ, которыми командовали тысячники, тысячи дѣлились на сотни, сотни на 'полсотни. Начальниками бригадъ были подп. Райзеръ, Черновъ, маіоръ Паскевичъ, Кучеровъ, Коноваловъ, Бальзамена и полк. Ломиковскій. Всѣ эти лица избирались дворянствомъ изъ своей среды. Всѣхъ же служащихъ въ милиціи было 432 чел. Всѣ ополченцы должны быть снабжены платьемъ, деньгами и провіантомъ на три мѣсяца и 3 р. денегъ. Отъ 24 душъ избирали одного. Помимо этого, всѣ жители, имѣвшіе у себя ружья, тесаки, сабли, пики и другое какое либо оружіе, которое было годно на вооруженіе, согласно этому манифесту, приглашались къ пожертвованію его на нужды ополченія. Принимались въ возрастѣ отъ 20 до 45 лѣтъ. Такъ должна быть организована милиція. 4 Декабря 1806 г. былъ изданъ манифестъ на имя Полтавскаго губернскаго предводителя дворянства гвардіи капитанъ поручика М. М. Милорадовича. «Изъ манифеста и инструкціи данной малороссійскому генералъ-губернатору усмотрите вы основанія, на коихъ призналъ я нужнымъ на время настоящей войны для внутренней обороны отечества и для отраженія непріятеля въ случаѣ вторженія его въ предѣлы Наши, учредить на особенныхъ правилахъ • временную милицію. Сія чрезвычайная мѣра Пріемлемая, по необходимости обстоятельствъ, требуетъ отличнаго усердія и дѣятельности. Всѣ сыны Отечества призываются содѣйствовать въ ея исполненіе. Дворянство Россійское, обыкшее предшествовать другимъ состояніямъ въ любви и оборонѣ отечества. Здѣсь покажетъ новыя опыты рвенія своего къ пользѣ общей. Бывъ призваны довѣріемъ Полтавскаго дворянства на степень губернскаго его маршала, вы здѣсь наипаче оправдаете сіе званіе дѣйствительнымъ и ревностнымъ исполненіемъ всѣхъ обязанностей въ дѣлѣ семъ на васъ возлагаемыхъ. Повѣтовые маршалы послѣдуютъ вашему примѣру.
— 23 — Признательность отечества и особенное Мле благоволеніе будетъ справедливымъ и непреложнымъ возмездіемъ всѣхъ усилій ко благу общему устремленныхъ. Въ С.-Петербургѣ декабря 4 дня 1806 г. Подлинное подписано Собственною Его Императорскою величества рукою тако: АЛЕКСАНДРЪ. Рескриптъ на имя губернскаго предводителя дворянства, указывая на заслуги дворянства вообще, подчеркиваетъ ожиданія въ настоящемъ дѣлѣ, созывѣ милиціи на защиту Отечества. Малороссійскому генералъ-губернатору была дана 4 дек. 1806 г. очень подробная инструкція, состоящая изъ 28, регламентирующая дѣянія администраціи края, по организаціи милиціи въ губерніи. Интересно, что рескриптъ былъ полученъ губернскимъ предводителемъ дворянства, а не начальникомъ края, что возможно объяснить желаніемъ правительства выразить свое сочувствіе дворянству и ожиданіе отъ него успѣшной организаціи земскаго войска. Этой инструкціей предписывалось созвать собраніе дворянъ не позже 10 дней со времени полученія манифеста. Генералъ-губернаторъ кн. Куракинъ получилъ очень подробную инструкцію. По полученіи ея, было созвано дворянское собраніе, занятія котораго начались 25 Декабря и окончились 1 Января 1807 г. Всѣхъ дворянъ, принимавшихъ участіе въ дворянскомъ собраніи, было 495 ч. и это было самое многолюдное собраніе со времени учрежденія Полтавской губ. Кн. Куракинъ остался доволенъ, что съѣхалось достаточно дворянъ и выразилъ имъ свою признательность и удовольствіе за поспѣшность, съ каковою прибыло для исполненія велѣній Августѣйшаго Государя Императора». *) Такимъ образомъ, всѣ праздники были проведены въ занятіяхъ и это былъ единственный случай, когда въ такой большой праздникъ были назначены занятія, чего никогда не было ни прежде, ни впослѣдствіи. Князь А. В. Куракинъ счелъ долгомъ своимъ, что было въ обычаѣ того времени, обратиться съ воззваніемъ къ Полтавскому дворянству, указавъ ему на важность созыва милиціи, Въ этомъ воззваніи князь указываетъ и на заслуги дворянства. Онъ писалъ, что онъ счелъ долгомъ выразить «свое чувствованіе и образъ истинныхъ мыслей» и указываетъ, что дворянство примѣрами геройства воспламеняло и руководствовало и всѣ протчія х) Списки дворянъ см. Архивъ депут. собранія 1806 г. № 34.
— 24 — состоянія Государственныя, достохвально во всѣ времена соучав- ствовавшія въ спасеніи, защитѣ и славѣ отесества и по незабвеннымъ опытамъ любви къ отечеству и вѣрности къ престолу оказаннымъ, въ отдаленныя и настоящія времена дворянствомъ россійскимъ и извѣстной готовности его, во всякое время, когда служба его, общему добру нужна и надобна, по первому отъ самодержавной власти не щадить ни труда, ни самого живота для службы Государственной». Затѣмъ, послѣ длиннаго этого воззванія, кн. Куракинъ очень подробно распредѣляетъ занятія дворянскаго собранія, указывая на каждый день, какія именно дѣла должны были обсуждаться. Это тоже былъ обычай того времени, а лучше сказать, законъ, установленный еще при Екатеринѣ П, когда былъ изданъ „Обрядъ выборамъ" очень подробный и впослѣдствіи, при кн. А. Б. Куракинѣ, въ бытность его генералъ прокуроромъ, имъ былъ нѣсколько сокращенъ. Дворянское собраніе обязано было изъ своей среды избрать начальника губернскаго земскаго войска. Выборъ его палъ на небезъизвѣстнаго государственнаго дѣятеля того времени, помѣщика В. С. Попова, незадолго поселившагося въ пожалованной ему Рѣшетиловкѣ. В. С. Поповъ (1744—1822) происходилъ отъ древняго польскаго рода. Поступивъ въ военную службу, |онъ обратилъ вниманіе кн. Долгорукова Крымскаго, у котораго былъ правителемъ канцеляріи. Послѣ смерти Долгорукова, покровителемъ его былъ кн. Потемкинъ, дѣлами котораго онъ завѣдывалъ. Вмѣстѣ съ нимъ былъ подъ Очаковымъ, гдѣ получилъ генеральскій чинъ. Послѣ кончины своего покровителя кн. Потемкина, онъ былъ назначенъ завѣдующимъ колыван- скими и нерчинскими заводами а также горнымъ корпусомъ и кабинетомъ. При Павлѣ I былъ президентомъ камеръ-коллегіи. При Александрѣ I былъ членомъ Государственнаго Совѣта, гдѣ былъ предсѣдателемъ департамента гражданскихъ и духовныхъ дѣлъ. Это былъ «добрый и великій панъ» какъ говорили о немъ крестьяне. На него и палъ выборъ дворянства. В. С. Поповъ, видимо, не принималъ участія въ дворянскомъ собраніи, такъ какъ прислалъ письмо на имя губернскаго маршала (предводителя), помѣченное 29 Декабря 1806 г., оно указываетъ, что онъ былъ въ это время въ Рѣшетиловкѣ. В. С. Поповъ былъ очень обрадованъ этимъ избраніемъ и вниманіемъ къ нему дворянства, что и выразилъ
— 25 — въ письмѣ своемъ: «Ничто не могло быть для меня пріятнѣе, какъ должность, которой благородному обществу Полтавской губерніи, благоугодно было меня удостоить, препоручая мнѣ начальство земскаго губернскаго войска. Съ благоговѣніемъ повинуюсь я велѣнію собратій моихъ и, вступая въ служеніе на меня возложенное, васъ же, Милостивый Государь покорнѣйше прошу быть изъяснителемъ благодарнѣйшихъ моихъ чувствъ благородному Полтавскому обществу за отличную честь мнѣ дѣланную. Всѣ мои старанія, всѣ силы устремлены будутъ къ единому предмету, чтобы оправдать лестную его ко мнѣ довѣренность и столь же ожидаю, его же благосклоннаго содѣйствія и помощи». Начальникомъ 6 области, въ составъ которой, мы уже сказали, вошла Полтавская милиція, былъ назначенъ генералъ- фельдмаршалъ Александръ Александровичъ Прозоровскій. В. С. Поповъ не долго пробылъ въ должности начальника милиціи. Въ началѣ 1807 г. онъ, по высочайшему повелѣнію» былъ вызванъ въ Петроградъ и Императоръ Александръ I предоставилъ Главнокомандующему самому избрать начальника милиціи и выборъ генералъ-фельдмаршала Прозоровскаго остановился на генералъ-маіорѣ Павлѣ Дмитріевичѣ Бѣлухѣ-Кохановскомъ, какъ извѣстнымъ ему «по усердію къ службѣ», который и вступилъ въ должность 12 Марта 1807 года. Помимо начальника милиціи, дворянское собраніе должно было избрать изъ своей среды и на другія низшія должности, какъ тысячныхъ, начальниковъ бригадъ, пятисотенныхъ командировъ и сотенныхъ и др. На эти должности избирали не только военныхъ чиновъ, но и гражданскихъ чиновниковъ. Этимъ должностнымъ лицамъ, собраніе назначило жалованіе: командующему милиціей 2400 р. ас. бригадному начальнику 1580 р., батальонному—940, сотенному 520 р., пятидесятнику около ЗОО р., аудитору 302 р. и т. д. Но съ такимъ постановленіемъ не согласился начальникъ области. Въ своемъ отношеніи, отъ 28 Февраля 1907 года, онъ предложилъ маршаламъ внушить начальникамъ, что «служба въ милиціи съ собственнымъ даже пожертвованіемъ преподаетъ имъ *) А. А. Прозоровскій (1732—1809), принималъ участіе въ семилѣтней войнѣ, въ первой турецкой и въ покореніи Крыма. Въ 1780 г. б. Орловско-Курскимъ намѣстникомъ, Въ 1790 г. главнокомандующій въ Москвѣ и сенаторъ. Былъ начальникомъ Смоленской дивизіи. Въ 1797 г. Императоръ Павелъ I уволилъ его въ отставку. Въ 1808 г. былъ главнокомандующимъ въ войнѣ съ Турціей. Умеръ въ лагерѣ, близь Мачина.
— 26 — вѣрнѣйшія способы обнаружить на самомъ дѣлѣ истинную любовь къ отечеству и вѣрноподданическое усердіе къ своему Государю». Онъ предлагалъ доставить ему списки чиновниковъ, избранныхъ въ милицію, которыя дѣйствительно нуждаются въ пособіи и не назначатъ пособія тѣмъ, кто имѣетъ недвижимое имущество, дающее доходъ. Такъ, онъ не считалъ возможнымъ платить жалованіе повѣтовому начальству, имѣющему отъ 200 до ЗОО д. крестьянъ, тысячному, имѣющему около 120 д., пятисотенному около 80, сотенному 40 и пятидесятнику около 20 д. крестьянъ. «Всѣмъ этимъ лицамъ, писалъ Прозоровскій, 'производить жалованіе, кажется, уже не прилично, судя по цѣли учрежденія милиціи». Дворянское собраніе порѣшило собрать «отъ собственныхъ стяжаній» на милицію, на жалованье чиновниковъ средства по числу владѣемыхъ ревизскихъ душъ, что составило 120390 р. *) Всѣ эти средства должны быть внесены въ теченіе полугода, съ 1 Января по 15 Августа 1807 г. Но, помимо этого, дворянство «исполнено будучи отличнаго усердія и ревности ко благу отечества и готовое усиліями своими въ томъ оправдать ожиданіе всеавгустѣйшаго Государя Императора, открыло еще въ собраніи и подписку на пожертвованіе каждаго по части сего учрежденія». Подписка дала большую сумму—33080 р. 50 к. которую дворяне обязывались внести на милицію. Помимо этого, дворяне обязались надѣлить ратника шпагой, штыкомъ, дать двѣ козачьихъ сабли, два ружья, 10 четв. крупъ. Помѣщикъ над. сов. Базилевскій, пожертвовалъ 5 тыс. (нужно думать что это былъ Ѳедоръ Ѳедоровичъ Базилевскій изъ Хорольскаго уѣзда). Много позже, дворяне и другія сословія обязывались доставить мѣдныя котлы, кожаныя или деревянныя баклажки для воды, сухарей на 10 дней и «снабзаки» для ношенія ихъ и фуры, запряженныя парой воловъ. Всѣ эти вещи должны быть пожертвованы; если же не будутъ пожертвованы, то рѣшено собрать средства раскладкой взноса по числу ревизскихъ душъ. Гадячское же дворянство порѣшило обложить по 3 к. ревизскія души для покупки фуръ съ 2) По уѣздамъ такъ были распредѣлены взносы: Полтавскій 9860 р., Константи- ноградскій—9550 р., Кобелякскій—5135 р., Кременчугскій—5705 р., Золотоношскій— 9425 р., Переяславскій—7260 р., Пирятинскій—11555 р., Прилукскій—12680 р., Ромен- скій—7700 р., Гадячскій—6775 р., Зѣньковскій—4240 р., Миргородской—7960 р., Лохвицкій—7940 р., Дубенскій—5430 р ч Хорольскій-9175 р.
— 27 — съ волами, а на пріобрѣтеніе вещей по 12 к. Помѣщики В. U. Кочубей, Кохановскій, Яновичъ, Левенецъ, пожертвовали нѣсколько варъ воловъ съ фурами. Кн. А. Б. Куракинъ прислалъ губернскому маршалу М. М- Милорадовичу статистическія данныя о сословіяхъ въ губерніи, а также, составленное имъ разчисленіе количества ратниковъ для составленія милиціи. Вотъ статистическія данныя о сословіяхъ въ Полтавской губерніи: мѣщанъ христіанъ ..... 11060 д. Козаковъ каз. вѣдомства .... 281168 » казенныхъ и монастырскихъ крестьянъ. . ,39964 » однодворцевъ . . . . . . 3810 » воинскихъ поселянъ 11063 » помѣщичьихъ крестьянъ .... 301126 » Итого . 648197 д. *) Изъ этого количества сословій, необходимо было взять въ милицію, считая одного съ 24 душъ, 26000 чел., но кн. Куракинъ составилъ разсчетъ на 985 ч. болѣе, считая это необходимымъ для пополненія милиціи, на случай болѣзни или смерти ратниковъ. Наборъ ратниковъ былъ предоставленъ уѣзднымъ предводителямъ. Но при наборѣ встрѣчались недоразумѣнія, а также недовольство мелкопомѣстныхъ дворянъ. Въ то время, нерѣдко помѣщики переводили своихъ крестьянъ изъ одного имѣнія въ другое, что дѣлалось въ виду необходимости увеличить рабочую силу. Иногда, впрочемъ, переводились не временно, а на постоянное жительство. Такъ, помѣщикъ Зѣньковскаго уѣзда, тайный совѣтникъ М. Миклашевскій перевелъ своихъ крестьянъ изъ села Камышей (497 д.) въ Екатеринославскую губернію, помѣщикъ села Павловки, того же уѣзда над. сов. Николай Акацатовъ, 324 д. перевелъ въ Херсонскую губернію, маіорша Мавра Мартынова также перевела крестьянъ а потому и было затрудненіе, брать ли съ нихъ ратниковъ, что, впрочемъ, разрѣшилъ кн. Куракинъ, предписавшій не брать только съ тѣхъ крестьянъ, которыя исключены Казенной палатой. !) Ратниковъ было взято съ помѣщичьихъ крестьянъ 12048, съ казаковъ 11467, съ казенныхъ крестьянъ 1446, остальныя съ мѣщанъ, однодворцевъ и казенныхъ поселянъ.
— 28 — Въ Полтавской губерніи было очень много мелкопомѣстныхъ дворянъ; въ этомъ отношеніи она была одной изъ первыхъ въ Россіи. Съ этихъ дворянъ, владѣвшихъ менѣе 15 д. взималась плата. Такъ, въ Миргородскомъ уѣздѣ взималось до 5 р. Дворяне этого уѣзда жаловались и писали, что и таковое расположеніе къ одному угнетенію насъ въ имѣніяхъ недостаточныхъ, учинено помѣщиками единственно токмо для убавленія ими себѣ должнаго съ нихъ платежа. «Въ Полтавскомъ уѣздѣ платили, имѣвшія менѣе 16 д. 3 р. Въ Роменскомъ уѣздѣ отъ 1 р. и болѣе и т. д. Это неудовольствіе среди мелкопомѣстныхъ дворянъ вызвало. распоряженіе министра внутреннихъ дѣлъ, по которому мелкопомѣстные соединялись въ участки и отдавали ратниковъ по жребію, не получая за это никакого вознагражденія. На милицію было пожертвовано 303843 р. 50, считая тутъ пожертвованіе деньгами на выдачу жалованья, на обмундированіе *) и т. п. Что же касается пожертвованій остальныхъ сословій, то мы имѣемъ мало свѣдѣній. Начальникъ области генералъ Прозоровскій, выражалъ свою благодарность Бѣлухи Кохановскому и его ревностному помощнику, Полтавскому уѣздному предводителю С. Левенцу. Упомянемъ еще о пожертвованіи нѣсколькихъ лицъ. Такъ, инспекторъ Врачебной управы пожертвовалъ аптекарскіе препараты и хирургическія инструменты, Кременчугскій гражданинъ Пономаревъ принялъ на свой счетъ починку и исправленіе орудій «въ знатномъ количествѣ» хранившихся въ Константиноградѣ. Еще отмѣчаетъ генералъ Прозоровскій пожертвованіе городскихъ обывателей (какихъ неизвѣстно) артельныхъ денегъ по 2 р. на каждаго ратника, что сдѣлало раньше и дворянство. Козачье *) У Гарнавскаго въ его статьѣ: „Сто лѣтъ назадъ. Милиція въ 1806—1807 г. и пожертвованія на нее, сказано, что Полтавская губернія пожертвовала 84972 р. и 4 червонца. Здѣсь, видимо, счетъ идетъ на серебро а на ассигнаціи выйдетъ болѣе 200 тыс. Но цифра эта не точна; видимо, многія пожертвованія не были приняты во вниманіе или не были извѣстны автору, который пользовался только газетами („Московскія Вѣдомости^ и Петербургскія Въдомости“ гдѣ печатались свѣдѣнія о пожертвованіи. Рус. Архивъ 1904. № 8, стр. 345. Въ томъ же дворянскомъ собраніи, дворянство желая „не лишить участвованія при столь важномъ на защиту и пользу отечества случай, поставку въ земское войско и отъ мелкопомѣстныхъ, имѣющихъ отъ 10 до 20 д. былъ поставленъ натурою ратникъ, а прочіе владѣльцы, изъ крестьянъ которыхъ не былъ избранъ этотъ ратникъ, обязаны были заплатить поставщику 2 р. 50 к., который обязанъ одѣть ратника приличнымъ образомъ, снабдить его пикою, заготовить нужный провіантъ на 3 мѣсяца, дать ему въ счетъ жалованья 3 р. и ѳѣс. Вооруженіе ратника, снабженіе его сухарями, деньгами (3 р.) стоило 35 р. Многіе покупали сукно, но это было запрещено и одежда должна быть обыкновенная, крестьянская „Хотя это и похвально, читаемъ въ высочайшемъ указѣ, но въ отвращеніи излишней роскоши и издержекъ, такія снаряженія запретить*.
— 29 — общество, да и другіе, жертвовали не мало на снаряженіе ратниковъ изъ своей среды, но установить точную цифру этихъ пожертвованій, трудно за отсутствіемъ данныхъ. 9 Марта 1807 г. изданъ высочайшій рескриптъ главнокомандующему областными земскими войсками. «... Не тщетно уповали мы читаемъ въ этомъ ресктиптѣ, что въ трудномъ положеніи дѣлъ, Отечество Наше въ любви и преданности вѣрныхъ сыновъ своихъ найдетъ сильные способы къ оборонѣ его и и отраженію непріятеля. Событія оправдали наши надежды. Въ краткое время земское ополченіе доведено уже до нарочитой степени устройства. По первому воззванію, всѣ сословія, государство, составляющіяся, двинулись единымъ ‘духомъ отечественныя любви и соединили усилія ихъ на пользу общую. Опыты усердій и пожертвованій, при семъ оказанные, пребудутъ незабвеннымъ памятникомъ, знаменующимъ истинную силу Россіи, когда врагъ оскорблять ее дерзаетъ. Самъ Богъ благословилъ усилія, довѣріемъ къ промыслу Его и любовью къ отечеству одушевляемыя. Среди подвиговъ внутренняго ополченія, арміи наши дѣйствуя со свойственною имъ храбростію на отраженіе непріятеля, положили преграду быстрому его устремленію на предѣлы наши. Сверхъ многихъ частныхъ дѣлъ, гдѣ побѣда склонялась на пользу нашу, двукратно на поляхъ при Пултускѣ и Эйлау, онъ сильно пораженъ былъ побѣдоноснымъ нашимъ оружіемъ. Богу всемогущему, тако поборающему правдѣ возславь со всѣми нашими вѣрными подданными хвалу благодаренія, Мы признали нужнымъ въ настоящемъ положеніи обстоятельствъ, когда видъ военныхъ происшествій пораженіемъ непріятеля измѣнился, поставить и внутреннее наше ополченіе въ надлежащую соразмѣрность съ успѣхами нашего оружія и находя, что для подкрѣпленія армій нашихъ достаточно будетъ вооружить и приготовить къ движенію одну третью часть сего ополченія». По инструкціи, данной Главнокомандующему, надо было поставить одного рекрута съ 57 душъ, что составитъ 11355 чел. Эта третья часть милиціи называлась «подвижною или служащею милиціею». Помѣщикамъ предоставлено было право самимъ избрать ратниковъ, не смотря на ростъ ихъ, лишь бы обладали здоровьемъ и были бы способны къ службѣ въ милицію. Сообразно этому
— зо — числу, нужно было избрать и начальниковъ. Нѣсколько мѣсяцевъ спустя, 27 Сентября того же года, милиція, по случаю заключенія мира съ Франціей, была распущена, а въ Іюлѣ 1808 г. повелѣно бы годныхъ къ службѣ ратниковъ отправить для укомплектованія арміи въ полки артиллерійскія, понтонныя и піонерныя роты, а помѣщики получили за нихъ рекрутскія квитанціи. Всѣмъ участникамъ въ ополченіи были розданы медали на владимирской лентѣ, а тѣмъ, кто былъ въ сраженіи на георгіевской, а ратникамъ серебрянныя на той же лентѣ. Чиновники получили право носить мундиръ той области, гдѣ они служили. Такимъ образомъ, ополченіе существовало недолго, часть его съ Іюля 1807 года была въ отрядѣ генерала Рота, а другая у генерала Жевахова и оно не успѣло, за краткостью времени, развернуться, и принять участіе въ военныхъ дѣйствіяхъ. И. Ф. Павловскій. *) Вотъ данныя о пожертвованіяхъ: на первую милицію поступило 26179 ч.; было доставлено муки 19614 четв., крупъ—1819—71/* гарн., деньгами 76596 р. не внесено ярупцъ 22 чет. и денегъ было 1961 р. Во вторую милицію поступило 11370 чел., артельныхъ денегъ 12784 р., котловъ 752. Въ жалованье опредѣлено по 15 Марта 1807 г. 60195 р.—20 к., поступило въ приходъ 57709 р.—901/! к., на вторую еще 2492 р.—231/а, ие было внесено 2485 р.—29* 2 3/4 к. (Арх. Г. Правл., св. 59, N° 366). 2) Отъ городскихъ обществъ уѣздныхъ городовъ поступили пожертвованія; отъ Прилукской городской думы—921 р.—50 к.; отъ Прилукскаго мѣщанскаго общества оружіе на 66 ратниковъ и по 3 р. на каждаго. Зѣньковское выставило 85 ратниковъ и 3 р. на каждаго деньгами, Роменское—22 ратника и 3 р. деньгами, Константиноград- екая ратуша 5 ч. и 15 р., муки 3 чет. и крупъ 2 четверти 6г/а гарнцевъ, Лохвицкая городская ратуша 11 человѣкъ... (Арх. Г. Правл. 1806 г. № 316.
Село Жуки, Полтавскаго уѣзда. Село Жуки, Тахтауловской волости, находится къ западу отъ Полтавы, въ 10 верстахъ, и расположено въ лѣсистой широкой долинѣ, утопающей въ роскошной зелени травъ и цвѣтовъ. Въ долинѣ изстари ютится обширный прудъ. Время основанія этого села въ точности неизвѣстно. Извѣстно только, что въ 1641 году, 26 апрѣля, когда былъ убитъ въ Чугуевѣ гетманъ Яковъ Остряница *), то Тимоѳей, Федоръ и Александра Жученки, дѣти Ивана Жука, жившаго въ началѣ XVII столѣтія, переселились оттуда вмѣстѣ съ Искрами въ Полтавщину, будучи сами выходцами изъ-за Днѣпра, гдѣ, съ позволенія короннаго польскаго гетмана Станислава Конецпольскаго, заняли разные «вольные грунта»; между прочимъ, Конецпольскій позволилъ имъ селиться слободою подъ Полтавою. Очень можетъ быть, что такою «слободою» поселено было теперешнее село Жуки, сохранившее въ своемъ названіи фамилію его основателей. * 2) Тимоѳей Жученко вскорѣ послѣ описаннаго переселенія умеръ, а Федоръ Жученко, который, по словамъ Кочубея,—«еще передъ войною Хмельницкаго бывалъ съ отцомъ своимъ паномъ Иваномъ Жукомъ въ хвалебныхъ военныхъ противъ татаръ оказіяхъ»,— осенью 1659 года избранъ былъ полковникомъ полтавскимъ и занималъ этотъ урядъ съ перерывами до 1691 года. Что же касается до Александры Жученковой, то она въ 1679 году была уже игуменьей Великобудищскаго женскаго монастыря, находящагося нынѣ въ Зеньковскомъ уѣздѣ, Полтавской губерніи. Дальнѣйшая судьба ея намъ неизвѣстна. При гетманѣ Иванѣ Самой- ловичѣ Ѳедоръ Жученко былъ уже старикомъ: въ универсалѣ 1682 года читаемъ, что гетманъ «респектуючи на старинныя въ 9 Остряница, извѣстный по казацкимъ лѣтописямъ гетманъ, воевавшій^съ по’ лянами въ 1638 году, по своему происхожденію былъ казакъ изъ г. Остра (на р. Деснѣ, близъ Кіева) Яковъ Искра, отчего и получилъ прозваніе Остряница, Онъ былъ также родоначальникомъ Искръ и дѣдъ извѣстнаго Полтавскаго полковника Ивана Искры. („Русскій Архивъ44 1875 г., книга 3, № 14, стр. 301). 2) „Русскій Архивъ44 1875 г. книга 2, № 18, стр, 406—407.
32 войску запорожскомъ заслуги пана Ѳедора Жученка. который, съ молодости лѣтъ своихъ до самой сивизны, во всякихъ оказіяхъ военныхъ значныя оказывалъ праци, далъ ему въ послушенство село Жуки.» г) Владѣніе селомъ Жуками было подтверждено затѣмъ универсаломъ гетмана Мазепы за участіе его въ Крымскихъ походахъ въ 1687 и 1689 г.г. и царскою грамотою отъ 20 сентября 1690 г. Жученко не имѣлъ сыновей и завѣщалъ часть своихъ имѣній, въ томъ числѣ и Жуки, Кочубеямъ, которое подтверждено было за ними царскою грамотою 30 августа 1718 г. Онъ былъ женатъ на Аннѣ Ясиковнѣ, и отъ этого брака имѣлъ только двухъ дочерей, бывшихъ въ замужествѣ—Любовь за генеральнымъ судьею Василіемъ Леонтьевичемъ Кочубеемъ (-}- въ 1722 г.) и Парасковья (f не позже 1715 г.)—за полковникомъ полтавскимъ Иваномъ Ивановичемъ Искрою. Кочубей и Искра, какъ извѣстно, были казнены 15 іюля 1708 г. за свой доносъ объ измѣнѣ Мазепы. Жученко былъ живъ въ это время, такъ какъ сохранился универсалъ гетмана Ивана Ильича Скоропадскаго отъ 5 декабря 1708 года, которымъ онъ подтвердилъ «пану Ѳедору Ивановичу Жуку, знаменитому въ войску запорожскомъ товаришу» владѣніе его селомъ Жуками. Въ церковномъ же помянникѣ, хранящемся нынѣ въ Жуковской Покровской церкви, гдѣ, между прочими умершими членами фамиліи Кочубеевъ, вписанъ также и Жученко, время кончины его показано 8 іюня 1709 года, но на сколько достовѣрна эта запись—судить не беремся. Въ настоящее время Жуки принадлежатъ потомку казненнаго Кочубея—князю Виктору Сергѣевичу Кочубею. Здѣсь среди села, на взгорьѣ, у проѣзжей дороги, ютится маленькая, каменная, въ видѣ коробля, одноглавая церковь во имя Покрова Пресвятыя Богородицы, построенная въ 1770 году иждивеніемъ дѣйствительнаго статскаго совѣтника Семена Васильевича Кочубея 13 декабря 1779 года), въ склепу который онъ и погребенъ. 2) Находится она на томъ же погостѣ, гдѣ стояла древняя деревянная церковь, тоже Покровская, построенная раньше первой четверти XVII вѣка. Это видно изъ древней надписи, сохранившейся на одномъ евангеліи, гдѣ значится: «Року 1636,^мѣсяца апрѣля 20 дня, я, рабъ Божій Іоаннъ Плюсченко, ктиторъ," и братъ съ женою своею отмѣняемъ сію книгу Еван- „Русскій Архивъ11 1875 г., книга 2, № 8, стр. 407. 3) Церковь эта заложена постройкой 13 іюня 1764 г.
— 33 — геліе до храму святыя Покровы Жуковской», то есть до 1636 года въ Жукахъ существовала церковь Покровская. Она была обращена шведами, квартировавшими здѣсь въ 1709 году, въ конюшню. Эта церковь простояла до 1763 года, когда за ветхостью была упразднена. Нынѣшняя церковь обновлена въ 1822 и 1868 г.г., а иконостасъ—въ 1874 г. Въ 1914 г. церковь внутри и снаружи капитально ремонтирована, а съ лицевой ея стороны на средства князя Виктора Сергѣевича Кочубея устроена, деревянная ограда на каменномъ фундаментѣ. Въ 1914 году, 30 мая, при снятіи стараго пола въ придѣлѣ Покровской церкви с. Жуковъ, для замѣны его новымъ, произошелъ обвалъ земли, слѣдствіемъ котораго Явилось обнаруженіе четырехъ каменныхъ склеповъ. О случившемся немедленно дано было знать владѣльцу имѣнія въ с. Жукахъ князю Виктору Сергѣевичу Кочубею, который прибылъ сюда, для освидѣтельствованія могилъ. Въ этихъ могилахъ по даннымъ, находящимся при церкви, покоятся: Василій Васильевичъ Кочубей, полтавскій полковникъ, умершій 19 августа 1743 г., его вторая супруга—Марѳа Ивановна, урожденная Яновичъ, сестра Глуховскаго атамана Ивана Яновича (а первая его жена была Анастасія Даниловна Апостолъ, дочь гетмана), скончавшаяся 30 октября 1742 г., и двое дѣтей (имена ихъ и время смерти неизвѣстны). Рядомъ съ могилой Василія Кочубея, съ лѣвой стороны, оказался еще одинъ каменный склепъ, необрушившійся, который оставленъ нетронутымъ. По очисткѣ могилъ отъ обрушившихся сводовъ е мусора, найдено—въ первой изъ нихъ—мало истлѣвшими: покрывало на покойникѣ, кафтанъ и рубаха (все шелковой матеріи); во второй—головной шелковый уборъ покойницы и чулки шелковые, тоже неистлѣвшіе, платье же сохранилось только въ поясѣ. По сторонамъ черепа двѣ золотыхъ серги, въ видѣ небольшихъ колечекъ. Скелеты въ обѣихъ могилахъ цѣлы. Въ третьей—дѣтской могилѣ—оказался неистлѣвшимъ костюмчикъ (рубашечка и панталоны) шелковой матеріи, золотой маленькій натѣльный крестикъ и черепъ, остальной костякъ истлѣлъ. Ручные деревянные кресты во всѣхъ трехъ могилахъ также сохранились довольно хорошо, хотя изображеній на нихъ нѣтъ. Въ четвертой могилѣ, кромѣ черепа, да и то неполнаго, не обнаружено никакихъ остатковъ. Серебряный газъ, въ видѣ тесьмы, которыми оббиты были крышки гробовъ, во всѣхъ могилахъ сохра¬
34 - нился довольно хорошо, хотя и не въ полномъ видѣ, такъ какъ, во время очистки могилъ отъ мусора, онъ былъ мѣстами разобранъ. Гробы истлѣли. Послѣ панихиды, прахъ покойниковъ былъ покрытъ дубовыми гробовыми крышками, и склепы вновь задѣланы каменными сводами и зацементованы на средства князя Виктора Сергѣевича Кочубея. Въ 1876 г. на средства княгини Елизаветы Васильевны Кочубей, съ лѣвой стороны алтаря, устроенъ престолъ во имя св. Маріи Магдалины, который освященъ въ томъ-же году, 6 іюня. Деревянная колокольня построена отдѣльно отъ церкви въ 1868 году. Изъ богослужебныхъ книгъ, сохранившихся отъ прежде бывшей церкви, замѣчательны по древности: 1) Евангеліе Львовской печати, съ надписью: «Евангеліе, сирѣчь благовѣстіе богодухновенныхъ евангелистовъ. Благословеніе святѣйшихъ патріарховъ и преосвященнаго киръ Петра Могилы, митрополита православнаго. Тщаніемъ братства ставропигіи храма Успенія Пресвятыя Богородицы въ Львовѣ. Въ лѣто отъ созданія міра 7144, а отъ Р. Хр. 1636, августа 20 дня». Оправлено оно въ деревянные доски, обшитыя посеребряной мѣдью, съ узорнымъ тисненіемъ. Размѣръ описи обыкновенный, полулистоваго формата 8—5. 2) Служебникъ Кіевской печати, съ надписью: „Сія книга служебникъ куплена въ престольномъ градѣ Кіевѣ въ село Жуки, въ церковь Покрова Божія Матери, чрезъ викарія той-же церкви честнаго отца Маф- тея Прокопьева сына, за общія деньги съ парафіянъ и другихъ богомольцевъ спрошенныя, тщаніемъ настоящаго при той же предреченной Покровской церкви пресвитера Іоанна Ив. сына Жученка року 1736“. Въ этой же церкви въ придѣлѣ находится также весьма древнее рѣзное распятіе Спасителя, сдѣланное въ обыкновенный человѣческій ростъ, на деревянномъ же крестѣ. По обѣ стороны Спасителя изображены Матерь Божія и Іоаннъ Богословъ. Когда и отъ кого это распятіе поступило въ церковь—достовѣрно неизвѣстно. Существуетъ преданіе, будто оно перешло въ Малороссію изъ Польши,—такъ какъ и теперь въ любомъ костелѣ можно видѣть подобныя распятія, а въ самой Польшѣ не только въ храмахъ, но и при дорогахъ встрѣчаются разныя изображенія и статуи Спасителя и святыхъ. Въ одной приходо-расходной книгѣ, выданной изъ Полтавской протопопів, за скрѣпою протопопа Евстафія
35 — Могилянскэго, церковнымъ ктитаремъ Иваномъ Бородаемъ, въ числѣ другихъ расходовъ за 1757 годъ, записано: «5 августа куплено оливы въ лампы предъ распятіе». Изъ этого слѣдуетъ заключить, что въ 1757 году распятіе было уже въ Жукахъ и привезено сюда, по всей вѣроятности, въ первой половинѣ XVII столѣтія сыномъ страдальца Кочубея Василіемъ Васильевичемъ, которому было подарено однимъ изъ малороссійскихъ гетмановъ, а затѣмъ уже послѣ его смерти, въ 1743 году, по завѣщанію, досталось церкви. Противъ распятія, на задней сторонѣ придѣла, подъ стекляной рамой, виситъ шелковая риза, оплечье которой сшито изъ боярскаго кафтана малороссійскаго генеральнаго судьи Василія Леонтіевича Кочубея. Узоръ ризы—мелкіе коричневаго цвѣта неправильные квадратики сѣткой. Узоръ оплечья и воздушна, при- CTerajTaro къ ризѣ двумя верхними концами, серебряные красивые разводы и цвѣты, шитые изъ кованаго серебра. Этимъ-же узоромъ обшита риза и кругомъ по низу, шириною въ добрую четверть аршина. Въ этомъ же футлярѣ сохраняются историческіе документы: 1) Письменное заявленіе дѣйствительнаго статскаго совѣтника Семена Михайловича Кочубея отъ 13 іюля 1824 года о ежегодномъ поминовеніи 15 іюля кончины предка его—Василія Леонтьевича Кочубея слѣдующаго содержанія: «По историческимъ отечественнымъ преданіямъ извѣстно: прапрадѣдъ мой малороссійскій генеральный судья Василій Леонтьевичъ Кочубей, служа вѣрою и правдою Государю и Отечеству, за открытіе измѣны гетмана Мазепы, пострадалъ отъ онаго измѣнника въ день 15 іюля 1708 года; почему я, какъ потомокъ, поставляю себѣ и потомству моему священнымъ долгомъ (вмѣсто существовавшаго до сего постановленія—отправленіе молитвъ 1-го и 14-го октября), для незабвенной памяти дня совершившаго страдальческую кончину предка Василія Леонтьевича, отъ сего времени впредь ежегодно, въ день 15 іюля установить приношеніе по обряду христіанскому въ Покровской церкви въ Жукахъ, гдѣ и прахъ сына его, полковника Василія Васильевича, почиваетъ, молитвъ, на литургіи приличныхъ, и съ отправленіемъ панихиды о спасеніи страдальца и усопшихъ предковъ фамиліи моей. Для чего утвердилъ бумагу сію и печатью фамильнаго герба, полагаю для храненія оной при Покровской Жуковской церкви. Писана въ селѣ Жукахъ іюля 13,
— 36 — 1824 года. Дѣйствительный статскій совѣтникъ Семенъ Михайловъ сынъ Кочубей. (Печать). Секретарь Даніилъ Григорьевъ сынъ Мельниковъ». 2) Письмо дѣйствительнаго статскаго совѣтника Семена Михайловича Кочубея на имя священника Жуковской Покровской церкви Ѳедора Романовскаго отъ 25 января 1826 года о храненіи здѣсь рубахи, въ которой былъ казненъ несчастный Кочубей, слѣдующаго содержанія: «Малороссійской Полтавской губерніи и повѣта владѣнія моего Жуковской Покровской церкви священнику отцу Ѳеодору Романовскому. При храмѣ, коего вы священникомъ, покоится прахъ сына и потомковъ, въ 1708—мъ годѣ, 15-го іюля, за вѣрность ко престолу и Государю своему Императору Петру 1-му пострадавшаго, моего прапрадѣда, малороссійскаго генеральнаго судьи Василія Леонтьевича Кочубея; а потому, приличнымъ почитая хранить въ семъ-же храмѣ страдальческую, сей знаменитой жертвы, рубаху, въ коей онъ, Кочубей, былъ въ Бѣлой Церкви измѣнникомъ Мазепою казненъ, препровождаю оную при семъ къ вамъ на сей конецъ, прося внесть сію фамильную Кочубеевъ драгоцѣнность въ священную храма сего собственность, для всегдашняго оной при ономъ сбереженія, о чемъ, надѣюсь, вы и преемники ваши, непрестанете имѣть обязанное предъ начальствомъ вашимъ попеченіе, при усердномъ ко всевышнему моленіи вашемъ, о блаженственномъ покоѣ сего, славою покрывшагося, страдальца. Село Жуки, генваря 25-го числа 1826 года. Упомянутаго Василія Леонтьевича по старшей отъ него линіи праправнукъ дѣйствительный статскій совѣтникъ Семенъ Михайловичъ сынъ Кочубей». 3) Указъ Полтавской духовной консисторіи отъ 12 ноября 1837 года за № 8794, позволящій взять эту рубаху въ Диканьскую домовую церковь майората князей Кочубеевъ, слѣдующаго содержанія: «Указъ Его Императорскаго Величества Самодержца Всероссійскаго, изъ Полтавской духовной консисторіи, Полтавскаго уѣзда благочинному протоіерею Іову Павловскому. Сія духовная консисторія, слушавъ: 1-е) письменный отзывъ князя Василія Кочубея, коимъ изъясняется, что священный долгъ памяти и уваженія къ знаменитому его предку Василію Леонтьевичу Кочубею заставляетъ его утруждать его преосвященство прошеніемъ о предметѣ слѣдующемъ: въ Полтавскомъ уѣздѣ, въ селѣ Жукахъ, кромѣ фамильныхъ портретовъ Кочубея, уже имъ полученныхъ, осталась
— 37 — еіце подъ церковнымъ охраненіемъ окровавленная рубаха Василія Леонтьевича Кочубея, послѣ казни съ него снятая; движимый глубокимъ родственнымъ уваженіемъ къ этому примѣрному патріоту, онъ почелъ бы за особенную честь, если бы эта завѣтная вещь, хотя печальный, но патріотическій и родной его сердцу документъ, находился ближе къ нему, подъ собственнымъ его охраненіемъ, онъ не упоминаетъ уже о неотъемлемомъ на это правѣ его пресѣченіемъ первой линіи Кочубея, ему доставленномъ, но увлекаясь единственно движеніемъ его чувствъ п зная, что одна только воля преосвященнаго можетъ разрѣшить это обстоятельство, онъ рѣшился безпокоить его преосвященство просьбою о снисходительномъ разрѣшеніи на полученіе ему этой рубашки; и 2-е) резолюцію его преосвященства Гедеона, епископа Полтавскаго и Переяславскаго и кавалера, настоящаго ноября б числа на ономъ отзывѣ послѣдовавшую, коей велѣно: во уваженіе особеннаго благоговѣнія къ памяти достославнаго предка г. Кочубея дозволить взять означенную рубашку, но оставить въ той церкви, гдѣ теперь хранится, надлежащій документъ, увѣдомить о семъ его сіятельство отъ имени моего, опредѣлили: Вамъ, благочинному, предписать указомъ поручить подъ росписку 5) князю Василію Кочубею просимую пмъ рубашку предка его, Кочубея, хранящуюся въ приходской села Жуковъ церкви, гдѣ хранить росписку при дѣлахъ, а о послѣдующемъ исполненіи донесть консисторіи съ копіею таковой; о чемъ увѣдомить просителя отъ имени его преосвященства. Ноября 12 дня 1837 года. Священникъ Михаилъ Фѳсенко, исправляющій должность секретаря Власенковъ, столоначальникъ Крашта- левичъ». Причиной этого перенесенія рубахи въ болѣе сохранное мѣсто послужилъ поступокъ одной изъ Жуковскихъ матушекъ, замывшей рубаху. Послѣдняя хранится теперь въ несгораемомъ шкафу каменной ниши Диканьскаго дворца въ бывшей старинной молельнѣ князей Кочубеевъ. Рубаха эта длинная, шелковая, розоваго цвѣта, съ широкими^рукавами, потерявшая отъ времени первоначальный свой цвѣтъ. Ио самая замѣчательная древность Покровской церкви—это икона временъ Петра Великаго, одна изъ тѣхъ святынь, на которую обращено было безсильное и наглое кощунство грубыхъ шве- Б) Расписки этой неудалось разыскать; по всей вѣроятности, при церкви ея нѣтъ.
— 89 —- добі. Вся икона изрѣзана въ квадраты (клѣтки), какъ шашечная доска, причемъ бѣлые квадраты остались ничѣмъ не заполненными и на нихъ проглядываютъ слѣды изображеній пророка Даніила и патріарха Іаакова съ видѣнною имъ во снѣ лѣстницею. Вспомнимъ, что Петръ Великій, при осмотрѣ добычи, отнятой у шведовъ послѣ Полтавской битвы въ 1709 году, нашелъ нѣсколько такихъ иконъ .и «въ виду всего войска, смотрѣвшаго на это со слезами, съ крестнымъ знаменіемъ, облобызалъ святыя иконы и поклонился до земли». Икона эта деревянная, овальной формы, длиною двѣнадцати вершковъ, шириною девяти. По желаніи почившаго князя Сергѣя Викторовича Кочубея (j* 5 декабря 1880 года) она прибита въ лѣвомъ придѣлѣ церкви на позолоченую доску, вставленную въ раму подъ стекломъ (въ 1871 году), на которой по угламъ'.изображены Богоматерь и пророки. На оборотной сторонѣ ея находятся слѣдующіе силлабическіе стихи и эпиграмма: Въ пепелѣ забвенія все часъ погребаетъ, О чесомъ писаніе намъ не возвѣщаетъ. Сего ради судихомъ въ память написати, Кто и когда сей образъ дерзнулъ обругати. Недостоинъ имени добраго Мазепа, Ивашко, пришедъ отъ адскаго заклепа. Той, оставивъ Господня Христа Всероссійска, Петра Великаго, той самъ короля Свѣйска Приведе съ оружіемъ въ Россію Малую,' Имѣя въ сердцѣ своемъ, коварный, мысль злую. : О, кто исповѣсть тогда пролитія крови, Бѣды, страхъ, гоненія и ужасъ суровый! Лютры в) церкви святыя въ турмы превращаху, Подножія и дамы * 7) съ иконъ сочиняху; Съ иконъ подгвѣти 8) котламъ-и до грубъ 9) иконы, Съ иконъ, увы, помосты дѣлали подъ кони. Тогда и та икона пострада святая, Юже въ дамы пречерта рука проклятая. Ликуй убо, стадо красно Христово, Имѣя другихъ святыхъ начертанныхъ ново ®) Т. е. люторы, лютеране. 7) Дамы—шашки, откуда слово дамка. 8) Подтопки. 9) Груба—печь.
— 39 — Патріарха съ пророкомъ: тій своя раны Предлагающе Богу, сохранятъ отъ брани Благочестиво царство, а Императору Всероссійскому Петру, по земли и морю, ... Способствовать будутъ во всяческомъ дѣлѣ, Соблюдая здравіе его всегда въ цѣлѣ. Того врагамъ каменемъ пророкъ сотретъ главу, Лѣствицею Іаковъ возведетъ и въ славу. Тутъ-же. На дерзость проклятую еретическую, эпиграмма: Звѣры устыдишася въ ровѣ Даніила, Исавля патріарху ярость уступила, Надъ звѣрей лютѣйши и паче Исава 10) На образѣ семъ зрится еретиковъ справа. Стихи эти были написаны въ 1780 году протопопомъ Иваномъ Жученкомъ на синей бумагѣ и находились подъ иконой въ оссбой рамѣ; но въ 1909 г., при осмотрѣ мною этой иконы, бумаги этой съ стихами не оказалось, и куца она дѣвалась—неизвѣстно. Кругомъ иконы надпись: «Сія икона святая пострада начертаніе отъ лютровъ и еретиковъ свейскихъ року 1709». Преданіе говоритъ, что Петръ I, увидя эту икону, опредѣлилъ 12 рублей на неугасаемую къ ней лампаду. Въ южной сторонѣ села Жуковъ находилась другая деревянная церковь, объ одной главѣ, во имя св. великомученика Георгія, когда построенная—неизвѣстно, но уже существовавшая въ первой половинѣ XVII столѣтія, какъ это видно изъ надписи на серебряномъ крестѣ, сохранившемся между другими древностями отъ этой церкви и находящимися нынѣ въ Байракской церкви, Полтавскаго уѣзда, слѣдующаго содержанія: «Створилъ крестъ сей рабъ Божій Гавріилъ Деряка изъ женою своею Маріею року Божія 1658»; вѣсу въ немъ 4 фун. 72 зол. Церковь зта сгорѣла въ 1782 году, 27 іюля, отъ громового удара; вмѣсто нея,, того же наименованія, стараніемъ священника Павла Занковскаго была построена новая въ 1785. году, а. затѣмъ, по распоряженію епархіальнаго началъ- ю) Авторъ имѣетъ въ виду старо-начертанныхъ святыхъ—Феодора и Феофана, на лицахъ которыхъ были выклеймены стихи о мнимой ихъ лести "іл буйствѣ, по приказанію греческаго императора, иконоборца Феофила.
40 ства, перенесена въ 1859 г. въ с. Байраки, п) Полтавскаго уѣзда, гдѣ и освящена на новомъ мѣстѣ въ томъ же году, 17 декабря. Во время пребыванія шведовъ въ Жукахъ старая церковь была обращена ими въ магазинъ для склада вещей. Есть преданіе, что 2 колокола этой перкви, находящіеся нынѣ въ Вайракской церкви, іа) по окончаніи шведской войны, были отысканы въ здѣшнемъ прудѣ, куда, во время войны, они были спрятаны жителями изъ опасенія, чтобы Петръ 1-й не обратилъ ихъ на отливку пушекъ, которыя въ то время и въ Россіи онъ велѣлъ отливать по недостатку мѣди. Къ современнымъ памятникамъ въ Жукахъ относится часовня построенная въ память въ Бозѣ почившаго Государя Императора Александра II; начата постройкой въ іюнѣ, окончена и освящена 29 августа 1881 года, и тогда же въ ней отправлена первая пани- хцда о почившемъ Государѣ и зажжена неугасаемая лампада. Часовня эта построена по проэкту, составленному художникомъ Василіемъ Алексѣевичемъ Волковымъ, имѣетъ въ длину и ширину по 4 аршина, въ вышину съ куполомъ и крестомъ 13 аршинъ. Осьмиконечный крестъ на ней укрѣпленъ мѣдными цѣпями. На лицевомъ фронтонѣ, со стороны сельской площади, залотыми буквами изображено: «Блаженной памяти въ Бозѣ почившаго Императора Александра II;» на задней стѣнѣ надпись: «По благословенію архіепископа Іоанна устроена сія часовня въ память о Государѣ—Освободителѣ 1881 года». Внутри часовни, по стѣнамъ, помѣщены иконы, изображающія страсти Христовы, а у лампады—образъ св. Александры Невскаго и св. преподобно-мученицы Евдокіи. Постройка часовни обошлась болѣе 400 рублей Обновлена она въ 1914 году. Какъ о золотомъ вѣкѣ сохранились память о времени господства въ Жукахъ дѣйствительнаго статскаго совѣтника Семена Михайловича Кочубея. Отецъ его—подполковникъ Михаилъ Семеновичъ (род. 1751 г.) былъ однимъ изъ богатѣйшихъ помѣщиковъ Полтавской губерніи, имѣя около 6000 душъ крестьянъ, и жилъ постоянно въ д. Требахъ, Полтавскаго уѣзда, гдѣ, вѣроятно, п) Село Байраки (оно же Бородаевка) находится въ 20 верс. отъ Полтавы и въ 10 вер. отъ села Жуковъ. іа) На одномъ изъ втихъ колоколовъ находится надпись: „Року Божія 1694, мѣсяца октоврія 20, отлитъ сей звонъ коштомъ и накладомъ Ѳеодора Жученка до храму святаго великомученика Георгія въ село Жуки“.
41 родилсл 13 декабря 1779 года Семенъ Михайловичъ. По раска- замъ старожиловъ, онъ былъ отцемъ и благодѣятелемъ своихъ крестьянъ. Пропадали-ли у мужика лошадь, случался-ли неурожай, постигало-ли какое либо другое несчастіе по хозяйству,— стоило только обратиться къ Семену Михайловичу, и обширная его экономія удовлетворяла нужды каждаго. Лишившись первой жены, Првсковьи Яковлевны, изъ рода Бакуринскихъ 13 14), умершей 22 февраля 1815 года, Семенъ Михайловичъ Кочубей пригласилъ, для погребенія ея, архимандрита полтавскаго монастыря Іосифа Ильицкаго, городскихъ протоіереевъ и множество священниковъ. Дорога отъ его дома до самаго собора (онъ жилъ тогда въ Полтавѣ) и отсюда до села, въ извѣстныхъ пунктахъ, гдѣ предпола- лось чтеніе евангелія, была устлана сосною. По совершеніи погребенія, поминовеніе въ Жукакъ продолжалось болѣе недѣли. На площади ежедневно въ большихъ котлахъ варили для народа обѣдъ и ужинъ, а также выставлены были бочки водки п пива. За погребеніе, какъ значится въ конторскихъ, книгахъ, архимандриту Іосафу Ильицкому и протоіереямъ было выдано по 500 руб., а священникомъ по 900 руб. ассигнаціями. Мѣстному же священнику Ѳедору Романовскому и) подарена была большая, болѣе двухъ десятинъ, прекрасная усадьба, перешедшая потомъ во владѣніе Тикаревскаго. Такая щедрота и доброта Семена Михайловича были причиною безграничной любви и преданности къ нему его крестьянъ. Въ 1815 году часть крестьянъ съ имѣніемъ была продана помѣщику—коллежскому совѣтнику Михаилу Михайловичу Киріякову; (впослѣдствіи Херсонскій губернскій предводитель дворянства, умершій въ 1825 году); крестьяне скоро вышли изъ повиновенія новаго владѣльца, такъ что въ 1817 году Кочубей долженъ былъ вернуть въ свое владѣніе это имѣніе и уплатить Киріякову за имѣніе деньги, съ вознагражденіемъ за убытки. Самъ Семенъ Михайловичъ? умершій 29 апрѣля 1835 года, находился, въ послѣднее время, въ такой бѣдности, что священникъ Ѳедоръ Романовскій принужденъ былъ устроить по немъ поминки на свой счетъ. Въ 1745 году въ Жукахъ уже существовала церковно-приход- . із) Она же положила первое начало нынѣшнему институту благородныхъ дѣвицъ въ г. Полтавѣ. 14) Священникъ Ѳедоръ Ивановичъ Романовскій былъ настоятелемъ Жуковской Покровской церкви еъ 1809 по 1850 годъ.
42 ская школа, содержавшаяся на счетъ кошельковой суммы,. Это видно изъ слѣдующей записи въ приходо-расходныхъ книгахъ; «1.74.5 г., октября 20, № 4. Для оправки школьной печи и оболонокъ новыхъ, затратили на школу 15 коп. 1746 г., сентября,. № 7, Затратили церковныхъ денегъ для школы на мытье и мазанье грубы, и хаты 12 коп»;. и въ слѣдующихъ годахъ, также записаны расходы, на школу. Есть еще свѣдѣніе, заставляющее предполагать о существованіи этой школы гораздо раньше указаннаго времени— эта надпись,, сдѣланная, на. книгѣ «Цвѣтная тріодъ», печатанной 17.24. года, священникомъ Іоанномъ Жученкомъ: «Кто изъ школьниковъ сію книгу, закапаетъ.... штрафу 4 коп.... брать. же книгу въ школу, для изученія дѣтей, -вовсе запрещается. 1736 года, мая. 21 дня. Попъ Покровскій Іоаннъ Жуковскій». Въ; 1361. году, 1 декабря, священникъ Іоаннъ Токаревскій открылъ въ Жукахъ церковно-приходское училище, въ которомъ тогда, было учащихся до 20 человѣкъ; въ 1864 году, со смертью основался, 15) совершенно разстроилось; въ 1865 году открыто вновь, и помѣщалось первоначально въ наемной квартирѣ, а затѣмъ, въ 1866 году, по причинѣ значительнаго увеличенія числа учащихся (90 человѣкъ), по ходатайству мѣстнаго священника.— учителя, переведено въ новоустроенный домъ волостного правленія, бывшаго тогда въ Жукахъ, а нынѣ—въ Тахтауловѣ, Полтавскаго уѣзда. Въ настоящее время училище это помѣщается въ церковномъ домѣ, устроенномъ для него на погостѣ бывшей Жуковской Покровской церкви, и; содержится на счетъ земства. Противъ этой церкви на усадьбѣ, въ количествѣ одной; десятины, подаренной княземъ Викторомъ Сергѣевичемъ Кочубеемъ> устроено земское двухклассное училище, которое освящено 24 октября 1910 года; постройка его? обошлась; въ 8000 рублей. Какъ извѣстно, шведскій король Карлъ XII въ 1709 году, вышедши изъ Великихъ В удищъ, Зеньковскаго уѣзда, расположилъ 1, мая свою квартиру въ с. Жукахъ, и отсюда уже вступилъ въ Полтавскій бой. Мазепа во время сраженія оставался въ Жукахъ, и когда шведы были разбиты; пошелъ отсюда съ обозомъ въ Пе- револочну, Кобѳлякскаго уѣзда. Мѣсто гдѣ была палатка Карла XII, находится, нынѣ на общественной площади, позади одноклас- 15) Священникъ Іоаннъ Владимировичъ Токаревскій скончаля 16 марта . 1864 года на 59'мъ году жизни.
— 43 — Снаго сельскаго народнаго училиша (открыто въ 1862 году), а около него идетъ дорога изъ с. Жуковъ на с. Тахтаулово; къ площади этой примыкаютъ усадьбы крестьянъ: съ лѣвой стороны— Даніила Никулина (бывшая Пантелеймона Тимоѳевича Шаха), съ правой—Петра Ивановича Московца и Даніила Пантелеймоновича Бондаренка. Въ разстояніи отъ него въ полуверстѣ находится и нынѣшняя Покровская церковь. Мѣсто это было засажено тогда тополями. Изъ нихъ, по словамъ И. И. Арандаренка, еще въ 1846 году существовало 4 большихъ тополя, а 5-й недавно былъ срубленъ. Въ настоящее время отъ нихъ не осталось никакихъ слѣдовъ. Жуки— родина Самойла Васильевича Величко,, автора важнѣйшаго источника для малороссійской исторіи. Съ 1690 по 1705 годъ Величко служилъ секретаремъ генеральнаго писаря Василія Леонтьевича Кочубея, пользовался его довѣренностью, чрезъ его руки шла тайная цифирная переписка, веденная, по повелѣнію Петра Великаго, Кочубеемъ съ государями молдавскимъ и валах- скимъ; потомъ, въ награду, опредѣленъ въ войсковую генеральную канцелярію; а въ 1709 году его постигло несчастье и онъ лишился мѣста, вѣроятно, это было при гоненіи, постигшемъ Кочубея отъ Мазепы. Величко оставилъ послѣ себя „Сказаніе о войнѣ козацкой съ по ляками чрезъ Зѣновія Богдана Хмельницкаго4' (въ селѣ Жукахъ, уѣзда Полтавскаго, року 1720). Этотъ важнѣйшій источникъ для малороссійской исторіи открытъ академикомъ М. П. Погодинымъ и издавъ Кіевскою временною комиссіею для разбора древнихъ актовъ, подъ заглавіемъ „Лѣтопись событій въ юго-западной Россіи въ ХѴШ вѣкѣ“. 16) 1-й томъ ея изданъ въ 1848 году подъ редакціей Н. А. Ригельмана, 2-й—въ 1851, 3-й—въ 1855 и 4-й—въ 1864 годахъ. В. Е, Бучневичъ. І6) „Русскій энциклопедическій словарь4* Н. И. Березина, С.П. Б., 1874 г., отд. I, выпускъ IV, тетрадь I, стр. 84.
&дна изъ мѣръ ЗоръЗы съ голодомъ въ 1833 году въ полтавской губерніи, (Архивное «Дѣло о переселенцахъ»). Въ 1833 году населеніе нашей губерніи испытало ужасы бѣдствія, именуемаго голодомъ *) Мѣстная административная власть обратила должное вниманіе на это бѣдствіе и использовала всѣ, имѣвшіяся въ ея распоряженіи средства, чтобы уменьшить остроту народнаго несчастья. Для борьбы съ голодомъ мѣстная власть возбуждала предъ властью центральной многократныя ходатайства о матеріальной помощи голодаемому населенію. Такъ какъ нуждаю- щихся въ помощи со стороны правительства было очень Много, а денежныхъ средствъ дли удовлетворенія внезапной нужды населенія въ распоряженіи правительственной власти было очень Мало, то правительству необходимо было принять мѣры для уменьшенія количества нуждающихся въ пропитаніи въ Полтавской губерніи' Съ этой цѣлью, во—1-хъ, выведены были кавалерійскіе полки изъ сопредѣльныхъ съ Малороссіей губерній въ другія мѣста, во—2-хъ, сдѣлано было распоряженіе, исходившее отъ министра финансовъ, объ увеличеніи Добыванія соли въ Крыму въ казенные запасы и о привлеченіи къ работамъ нуждающихся въ продовольствтй въ—3-хъ, комитетъ министровъ, дабы дать способы къ пропитанію бѣднымъ жителямъ, разрѣшилъ предпринять общественныя работы: а) устройство въ Одессѣ моловъ и набережной, б) ломку и приготовленіе гранита у береговъ Буга для одесскихъ мостовыхъ, в) устройство дороги по низкому берегу Крыма. Чтобы облегчить населенію воспользоваться заработкомъ въ названныхъ мѣстахъ, сдѣлано было распоряженіе выдавать отправлявшимся безплатно паспорта для слѣдованія на мѣста работы. Правда, не всѣ изъ поименованныхъ мѣръ правительства отвлечь изъ Полтавской гу- і) См. Труды Полт. уч. Арх. Йом. вып. ХГ, докладъ И. Неутріевскаго „голодъ въ Полт. губ. въ 1833—34 году и мѣры борьбы, съ нимъ*.
— 46 — берніи то или другое? количество голодающихъ достигали своей цѣли, 2 *) но при болѣе благопріятныхъ условіяхъ указанныя мѣры, несомнѣнно, принесли бы огромную пользу правительству въ его борьбѣ съ голодомъ. Наконецъ, правительство прибѣгло еще къ одной мѣрѣ борьбы съ голодомъ, тоже не достигшей своей прямой цѣли.- Объ этой мѣрѣ будетъ рѣчь ниже. Въ началѣ іюля мѣсяца 1833 года послѣдовало отъ министра финансовъ разрѣшеніе малороссійскимъ козакамъ и казеннымъ крестьянамъ переселиться изъ Полтавской и Черниговской губерній а) въ предѣлы Кавказскихъ областей съ цѣлью поступленія въ составъ тамошнихъ козачьихъ войскъ. 4) Вѣсть о послѣдовавшимъ разрѣшеніи переселиться въ богатыя Кавказскія области быстро разнеслась по всѣмъ селеніямъ. Такъ какъ въ іюлѣ мѣсяцѣ достаточно ясно обозначилась невозможность населенію прокормиться имѣющимся въ запасѣ хлѣбомъ, а отъ сбора новыхъ хлѣбовъ ничего нельзя было ожидать хорошаго, то разрѣшеніемъ переселиться на Кавказъ пожелали воспользоваться многіе изъ Козаковъ и казенныхъ крестьянъ Полтавской и Черниговской губерній. Изъ Городницкаго, Сосницкаго, Нѣжинскаго, Борзенскаго, Мглинскаго и Кролевецкаго уѣздовъ Черниговской губ. изъявило желанію переселиться 269 семействъ Козаковъ, въ числѣ 1455 душъ обоего пола, и 61 семейство казенныхъ крестьянъ, въ числѣ 396 душъ об. пола, всего вмѣстѣ 930 семействъ, въ числѣ 1884 душъ об. пола. Изъ Полтавской губ. изъявило желаніе переселиться на Кавказъ 1219 семействъ, въ числѣ 6190 душъ об. пола. По уѣздамъ это число распредѣлялось такимъ образомъ: 2) См. тотъ же докладъ, стр. 76. а) Разсматриваемый нами архивный матеріалъ касается переселенцевъ двухъ названныхъ губерній, такъ какъ недородъ 1833 года значительно ощущался и въ Чер- ■ ниговской губ. Поэтому въ дальнѣйшемъ изложеніи мы будемъ, касаться фактовъ, относящихся къ исторіи обѣихъ губерній. 4) Кто былъ иниціаторомъ ѳтого распоряженія—мѣстная ли власть въ лицѣ Малороссійскаго военнаго губернатора, кн. Репнина, или власть центральная, изъ архивныхъ документовъ, которыми мы пользовались, установить не представляется воэмож- ' нымъ.
- 47 Какого уѣзда. Число семействъ. Число душъ обоего пола. Гадячскаго 410. 2330. Лохвицкаго 284. 1214. Зеньковскаго 38. 161. Роменскаго 135. 795. Переяславскаго 251. 1219. Золотоношскаго 19. 89. Прилукскаго 82. 382. Всего 1219. 6190. Всѣ, изъявившіе желаніе переселиться на Кавказъ, получивъ разрѣшеніе двинуться въ путь, немедленно распродали свои дома и земли съ обсѣмененными полями и оставили свои родныя деревни и села. Поступая такъ, переселенцы имѣли надежду съ избыткомъ получить все, чего лишались дома, въ богатомъ краѣ, которому, по имѣвшимся свѣдѣніямъ, никакая опасность неурожая не угрожала. Черниговскій гражданскій губернаторъ вмѣстѣ съ казенной палатой сдѣлали распоряженіе волостнымъ правленіямъ, земскимъ судамъ й полиціи тѣхъ уѣздовъ, чрезъ которые будутъ слѣдовать переселенцы, оказывать имъ въ пути „законное пособіе, доброхотство и покровительство”. Все какъ будто предвѣщало благополучное путешествіе переселенцамъ и водвореніе ихъ на новыхъ мѣстахъ жительства, вдали отъ бѣдствій, ожидавшихъ тѣхъ, кто не рѣшился оставить насиженныя гнѣзда. Но не успѣли переселенцы собраться и двинуться въ дальній путь, какъ 12 іюля министръ финансовъ предписалъ Полтавской и Черниговской Казеннымъ палатамъ, чтобы былъ пріостановленъ выпускъ въ Кавказскія области тѣхъ поселянъ, коимъ разрѣшенъ туда переходъ. Предписано было немедленно задержать ихъ, не воспрещая, однакоже, послать въ мѣста предположеннаго переселенія
48 — депутатовъ или повѣренныхъ для осмотра земель. Причиной послѣдовавшаго запрещенія продолжать переселеніе была необыкновенная засуха и вѣтры, не обѣщавшіе урожая хлѣба и травъ въ Кавказскихъ областяхъ. Ближайшимъ виновникомъ распоряженія министра финансовъ былъ испр. должность Начальника Кавказскихъ областей, который въ началѣ іюля, узнавъ о - состоявшимся разрѣшеніи переселиться на Кавказъ желающимъ изъ Полтавской и Черниговской губерній, ходатайствовалъ предъ министрами финансовъ и внутреннихъ дѣлъ, чтобы переселенцы были пріостановлены на прежнихъ мѣстахъ до благопріятнѣйшаго времени. Получивъ вышеозначенное распоряженіе министра фонансовъ, мѣстныя власти не замедлили привести его въ исполненіе. Полтавскій гражданскій губернаторъ Могилевскій 29 іюля доносилъ Бориному губернатору, что онъ «сдѣлалъ переселенцамъ внушеніе в) относительно ожидающихъ ихъ бѣдствій въ мѣстахъ, назначенныхъ для переселенія», а 8 августа доносилъ, что козаки и ка. зенные крестьяне Полтавской губ. слѣдовавшіе на Кавказъ, возвращены обратно. Черниговскій гражданскій губернаторъ 14 августа также доносилъ Военному губернатору, что онъ сдѣлалъ распоряженіе земскимъ исправникамъ всѣхъ уѣздовъ, чтобы всѣ переселенцы тотчасъ были оставлены въ мѣстахъ прежняго ихъ жительства. Распоряженіе властей пріостановить переселеніе доставило переселенцамъ и самимъ властямъ немало непріятностей. Мы видѣли, что желавшіе воспользоваться удобнымъ случаемъ поискать счастья въ другомъ краю, быстро распродали свое имущество, и многіе изъ нихъ тронулись въ путь. Поэтому новое распоряженіе пріостановить переселеніе застало нѣкоторую частъ переселенцевъ въ дорогѣ. Уже 29 іюля Полтавскій губернаторъ Могилевскій доносилъ Военному губернатору, что переселенцы партіями изъ нѣсколькихъ семействъ появились въ Полтавѣ, а Черниговская Казенная Палата 22 августа докладывала Военному губернатору, что изъ трехъ уѣздовъ: Ворзенскаго, Городницкаго и Сосницкаго— еще до полученія приказа въ волостныхъ правленіяхъ о воспрещеніи выпуска переселенцевъ, 19 и 27 іюля и 6 августа отправились 353 души обоего пола. *) Можно догадываться, что такое «внушеніе» необходимо было для предупрежденія могущихъ возникнуть волненій среди переселенцевъ.
— 49 Положеніе переселенцевъ, вслѣдствіе пріостановки и продажи всего своего имущества, проданнаго, быть можетъ, за бѣзцѣнокъ, не могли продолжать начатаго путешествія, ибо запрещеніе властей не позволяло имъ сдѣлать этого; не могли они вернуться въ свои жилища, такъ какъ некуда было возвращаться. Тяжесть положенія ихъ увеличивалась тѣмъ, что впереди грозно стоялъ недородъ, результатомъ котораго могъ быть, и на самомъ дѣлѣ былъ, голодъ тамъ,, откуда они. поторопились было уѣхать. Благодаря стеченію этихъ печальныхъ обстоятельствъ, переселенцы еще до наступленія голода въ краѣ стали въ разрядъ голодающихъ, такъ какъ имъ, дѣйствительно, нечего было ѣсть. Не менѣе тяжелымъ было положеніе мѣстной административной власти. Запрещеніе переселенцамъ выйти въ Кавказскія области доставило ей (власти) не мало затрудненій и хлопотъ. Мѣстная администрація во время описываемыхъ событій занята была вопросомъ, какъ предотвратить надвигавшуюся грозу голода въ губерніи. Въ іюлѣ мѣсяцѣ 1833 года вся администрація Полтавской губерніи занималась вычисленіемъ и выясненіемъ количества нуждающихся въ продовольствіи населенія и изыскивала матеріальныя средства для удовлетворенія уже опредѣлившейся въ то время народной нужды. Задача администраціи въ данномъ случаѣ осложнялась тѣмъ обстоятельствомъ, что большинство изъявившихъ желаніе переселиться было изъ тѣхъ уѣздовъ Полтавской губерніи, которые менѣе другихъ пострадали отъ засухи, и населеніе которыхъ, слѣдовательно, менѣе нуждались въ помощи правительства. Вѣдь Лохвицкій, Роменскій, Переяславскій, Золотоношскій и При- лукскій уѣзды принадлежали къ тѣмъ мѣстностямъ, которыя не испытывали острой нужды въ продовольствіи, 6) а переселенцевъ изъ этихъ уѣздовъ было 3699 душъ, т. е. около 2/в всего числа ихъ. Между тѣмъ, распродавъ все свое имущество, переселенцы этихъ и другихъ уѣздовъ становились въ ряды лицъ, нуждающихся въ помощи правительства въ дѣлѣ своего продовольствія. Такимъ образомъ, еіце до фактическаго наступленія голода въ 1833 году, въ іюлѣ мѣсяцѣ администраціи Полтавской губ. приходилось изыскивать средства къ продовольствію нѣсколькихъ ты- ячъ душъ, не имѣющихъ средствъ къ жизни. *) Си. XI выпускъ трудовъ, стр. 62.
— 50 — Администрація Полтавской и Черниговской губерній прилагала всѣ свои усилія къ тому, чтобы обезпечить всѣмъ необходимымъ для жизни переселенцевъ, неожиданно для нихъ самихъ оказавшихся въ положеніи голодающихъ. Военный губернаторъ кн. Репнинъ чрезъ Полтавскаго гражданскаго губернатора сдѣлалъ распоряженіе, чтобы задержанные на пути къ переселенію и возвращенные обратно были размѣщены по квартирамъ. Пѣжинскому земскому исправнику. предписано было, дабы по прибытіи партіи переселенцевъ, задержанной въ Полтавѣ, они были размѣщены по квартирамъ у зажиточнѣйшихъ Козаковъ, коимъ они, переселенцы, должны были помогать во всѣхъ работахъ, а хозяева за сіе обязаны будутъ прокормить черезъ зиму скотъ ихъ. Указанныя распоряженія высшей губернской ' администраціи цринесли надлежащіе результаты. По сообщеніямъ земскихъ исправниковъ, почти всѣ переселенцы возвращенны были и водворены на прежнія мѣста, гдѣ они размѣщены были частью у родственниковъ, частью по квартирамъ. Изъ донесенія Черниговскаго гражданскаго губернатора кн. Репнину отъ 14 августа мы узнаемъ, что всѣ, распродавшіе свои дома, къ этому времени уже размѣщены были по квартирамъ. Итакъ, кровъ переселенцамъ былъ найденъ. Теперь нужно было позаботиться о доставленіи имъ пропитанія. И въ этомъ отношеніи усилія власти привели къ удовлетворительнымъ результатомъ. Военный губернаторъ еще въ началѣ августа черезъ Полтавскаго и Черниговскаго губернаторовъ сдѣлалъ распоряженія, клонившіяся къ удовлетворенію переселенцевъ продовольствіемъ. Полтавскій губернаторъ въ донесеніи отъ 8 августа писалъ Военному губернатору, что имъ сдѣлано распоряженіе о выдачѣ остановленнымъ и размѣщеннымъ по квартирамъ переселенцамъ мѣсячнаго продовольствія, полагая по 1 ф. въ день на взрослую душу. Черниговскій губернаторъ, исполняя предписаніе начальника края, поручилъ земскимъ исправникамъ удостовѣриться лично со всею акуратностью, не имѣетъ ли кто изъ переселенцевъ нужды въ продовольствіи. Предводителямъ же тѣхъ уѣздовъ, гдѣ водворены были переселенцы, губернаторъ поручилъ, ни мало не медля, распорядиться черезъ благонадежнѣшихъ дворянъ купить необходимое количество ржи или муки и роздать нуждающимся. Для этой цѣли губернаторъ препроводилъ всѣмъ предводителямъ по 5000 рублей каждому.
— 51 — Но этихъ средствъ было недостаточно для прокормленія переселенцевъ, тѣмъ болѣе, что неизвѣстно было, когда послѣдуетъ разрѣшеніе переселиться на Кавказъ; Изъ рапорта Черниговскаго губернатора отъ 16 ноября видно, что отпущенной суммы на продовольствіе переселенцевъ у иныхъ предводителей уже ничего не осталось, напр. у Сосницкаго, а у иныхъ осталось ничтожная сумма, напр. у Ворзенскаго осталось 222 руб. 44 коп. послѣ закупки провіанта по 1 декабря. Сознавая это, Военный губернаторъ кн. Репнинъ еще 17 августа возбудилъ ходатайство испросить у Государя разрѣшеніе употребить нужную для прокормленія переселенцевъ сумму изъ продовольственнаго капитала. Министръ съ достаточнымъ вниманіемъ отнесся къ возбужденному ходатайству и находилъ возможнымъ и удобнымъ разрѣшеніе воспользоваться продовольственнымъ капиталомъ. Онъ просилъ доставить свѣдѣнія» сколько именно между переселенцами таковыхъ, которые не могутъ обойтись безъ пособія; на какое время нужно пособіе, какую нужно сумму отпустить, какая сумма изъ капитала продовольствія принадлежитъ нуждающимся переселенцамъ. По полученіи такого благопріятнаго, отвѣта отъ министра внутреннихъ дѣлъ, Военный губернаторъ сдѣлалъ распоряженіе составить списки, необходимые министру. Подлежащіе чины администраціи принялись за составленіе списковъ, и, начиная съ 5 сентября, стали поступать заявленія отъ земскихъ исправниковъ, что ими составлены требуемые списки нуждающихся въ продовольствіи переселенцевъ и отправлены уѣзднымъ предводителямъ и гражданскимъ губернаторамъ. Эти послѣдніе, на основаніи донесеній исправниковъ, составляли общія вѣдомомости по выработанной формѣ. Вѣдомости по Полтавской губерніи составлена была 21 октября. Она имѣла заглавіе «Вѣдомость о переселенцахъ Полтавской губерніи, изъявившихъ желаніе на переселеніе въ Кавказскую область, но, до времени пріостановленныхъ и требующихъ пособія въ продовольствіи, учинена 21 окт. 1833 года. Цифровыя данныя вѣдомости слѣдующія.
52 Названіе уѣзда. Число душъ обоего пола. Сколько нужно имъ пудовъ муки, полагая на- однѵ дѵтѵ свыше 5 лѣтъ до 30 ф. въ мѣсяцъ. Сколько по¬ требуется суммы. . Какая симъ переселенцамъ сумма изъ продовольственнаго капитала. Гдѣ находятся переселенцы. Гадячскій 2330 11898 » 29745 » 1481 874 А Лохвицкій 1214 6234 )) 15585 » 1370 8 ta о Зеньвовскій 161 1019 10 2548 12| 116 87| й Я , Роменскій 795 4286 10 12001 50 550 84 хъ мѣ Переяславскаго 1219 6186 )) 14846 40 1160 9 о Н . РЭ Золотоношскій Прилукскій 89 382 438 1368 » )) 963 3283 60 20 47 50 381 25 И Ґ А всего. . . 6190 31429 20 78972 8 2| 5108 45І 1 Изъ этой вѣдомости можно видѣть, что для продовольствія переселенцевъ Полтавской губ. требовалась сумма 78972 руб. 82| коп., причемъ продовольственнаго капитала, принадлежавшаго переселенцамъ, было всего лишь 5108 руб. 45 коп.; остальную сумму 73864 руб. 37| коп. должно было дать правительство. Обезпеченіемъ переселенцевъ продовольствіемъ мѣстная власть не огранивалась. Она подробно входила во всѣ нужды переселенцевъ и всячески старалась удовлетворить ихъ. Такъ, Черниговская Казенная Палата 28 окт. докладывала Военному губернатору о томъ, что она входила къ министру фонансовъ съ представленіемъ о томъ, не благоугодно ли будетъ всѣмъ козакамъ и казеннымъ поселянамъ, пріостановленнымъ въ переселеніи, допустить какую либо льготу въ платежѣ недоимокъ и податей. Казенная Палата это представленіе мотивировала тѣмъ, что многіе изъ переселенцевъ, продавъ дома и прочее имущество, не только не въ состояніи платить недоимки и подати, но, вѣроятно, будутъ нуж¬
— 53 — даться въ самомъ продовольствіи. Министръ фонансовъ на это ходатайство Палаты отъ 30 октября предписалъ «съ тѣхъ малороссійскихъ казаковъ и поселянъ, кои, распродавъ свои дома и имущество, удержаны губернскимъ начальствомъ на мѣстахъ жительства, взысканіе текущихъ податей и повинностей пріостановить, впредь до полученія повелѣнія». Мѣстная администрація оказывала переселенцамъ весьма большое вниманіе. Она не только обезпечила ихъ кровомъ и пищей, но старалась заботиться о томъ, чтобы жизнь ихъ вообще текла благополучно. Земскимъ исправникамъ предписано было строго наблюдать, чтобы переселенцы не пьянствовали, а занимались своими работами, а земскіе исправники должны были ежемѣсячно представлять рапорты о положеніи переселенцевъ. И мы • имѣемъ въ архивѣ цѣлый рядъ ежемѣсячныхъ донесеній о томъ, что положеніе переселенцевъ удовлетворительное, и что они находятся въ благополучномъ состояніи. Всѣ, принятыя Полтавской и Черниговской администраціей, мѣры по отношенію къ переселенцамъ были одобрены центральной властью. Такъ, 5 декабря 1833 года министръ внутреннихъ дѣлъ графъ Блудовъ увѣдомилъ кн. Репнина, что онъ, министръ, признаетъ всѣ распоряженія его по Черниговской губерніи касательно переселенцевъ «совершенно соотвѣтственными предмету и мѣрамъ къ призрѣнію переселенцевъ». Такъ прожили переселенцы зиму 1833—34 года. Наступила весна, а съ ней воскресли надежды на новый урожай въ Полтавской губ. и повсюду, имѣли основаніе надѣяться и переселенцы, что имъ разрѣшатъ весной продолжать путь на Кавказъ. Они ясно сознавали ненормальность своего положенія и его тягость. Поэтому съ наступленіемъ весны стали поступать ихъ просьбы поскорѣе отправить на Кавказъ. Иные изъ нихъ стали хлопотать о разрѣшеніи отправиться на заработки. 24 мая 1834 года жители м. Гельмязова, Золотой, у. просили Военнаго губернатора или же поскорѣе отправить ихъ на Кавказъ, или же оставить здѣсь на жительство, дабы всякій могъ принять мѣры къ дальнѣйшему прожитію. Между прочимъ, они, указывая на тяжесть своего положенія, жаловались на то, что раньше ихъ ^освобождали отъ податей и повинностей, а теперь требуютъ ихъ, а^это, при скудости урожая, ихъ очень обременяетъ. Можно думать, что дан¬
54 — ныя переселенцамъ льготы не всегда и не вездѣ примѣнялись на дѣлѣ, и положеніе переселенцевъ, чѣмъ далѣе шло время, тѣмъ становилось тяжелѣе. Вопросъ о разрѣшеніи переселенцамъ продолжать путь на Кавказъ интересовалъ также и мѣстную администрацію, которой, естественно, хотѣлось скорѣе избавиться отъ лишнихъ хлопотъ- Гражданскій Полтавскій губернаторъ 12 апрѣля 1834 года спрашивалъ начальника Кавказской области, предвидится ли возможность текущей весной дозволить отправиться переселенцамъ съ семействами на Кавказъ. Черниговская Казенная Палата также обращалась къ Начальнику Кавказской области съ просьбой о скорѣйшемъ увѣдомленіи, можно ли выпустить весной переселенцевъ въ Кавказскія области и въ какомъ количествѣ возможенъ этотъ выпускъ, т. е. однихъ ли только работниковъ МОЖНО ВЫПУСТИТЬ) или вмѣстѣ съ семействами. Черниговскій вице-губернаторъ Волховскій, дѣлая аналогичный запросъ Начальнику Кавказской области, съ своей стороны находилъ возможнымъ выпустить всѣхъ, т. е. работниковъ съ семействами, по слѣдующимъ соображеніямъ: 1) отправленіе однихъ работниковъ, при общей бѣдности переселенцевъ, усугубитъ ихъ недостатки; 2, оставленіе переселенцевъ на прежнихъ мѣстахъ не обезпечитъ ихъ на будущее время, такъ какъ, не имѣя своихъ земель, они не въ состояніи будутъ ничего припасти на будущую зиму: заработать они не могутъ, ибо сосѣди не будутъ принимать ихъ на работу, зная, что они уѣдутъ на переселеніе: 3, нельзя думать, что переселенцы чрезмѣрно отяготятъ сторониковъ Кавказской области, такъ какъ общее количество переселенцевъ сравнительно незначительно». Но начальникъ Кавказской области на всѣ эти вопросы губернатора, вице—губернатора и казенной палаты отвѣта не давалъ, и только въ началѣ іюля 1834 года Военный губернаторъ снова объявилъ всѣмъ переселенцамъ, что вслѣдствіе неурожая, переселеніе на Кавказъ въ этомъ году не можетъ быть дозволено. На основаніи же предписанія Военнаго губернатора, 31 окт. 1834 года гражданскій губернаторъ распорядился о продовольствіи переселенцевъ отъ казны и въ настоящемъ году, если они собственныхъ способовъ къ продовольствію не имѣютъ.
— 55 — Р. 3. Этимъ заканчивается подлежавшее моему разсмотрѣнію архивное «Дѣло о переселенцахъ». Удалось ли, и когда удалось переселенцамъ осуществить свое желаніе переселиться на Кавказъ, мнѣ, къ сожалѣнію, неизвѣстно. Внѣшнія обстоятельства не позволили мнѣ прослѣдить и закончить эту интересную страницу изъ жизни родной Полтавщины. Смѣю надѣяться, что найдутся среди любителей родной старины лица, которыя продолжатъ и окончатъ не оконченное мною. И. Неутріевскій.
О спиртныхъ напиткахъ въ Полтавской губернії! въ началѣ прошлаго вѣка. Полтавская губернія, открытая въ 1802 году была въ исключительномъ положеніи въ дѣлѣ винокуренія и продажи спиртныхъ ■напитковъ. Здѣсь, какъ и въ другой малороссійской губерніи Черниговской, винокуреніе было правомъ одного лишь дворянства и Козаковъ, при чемъ послѣдніе могли торговать „чарочною мѣрою въ домахъ своихъ“. Остальныя сословія и евреи не могли ни торговать виномъ, ни содержать питейныхъ домовъ, о чемъ вывѣшивался указъ на всѣхъ шинкахъ и заводахъ Полтавской губерніи, находившихся по правую сторону дороги. х) Это право дворянства основывалось на нѣсколькихъ законоположеніяхъ, относящихся еще въ XVIII вѣку. Наиболѣе раннимъ закономъ была грамота отъ 28 Марта 1728 года стольнику Протасьеву, по которой продавать вино разрѣшалось полковнику, старшинѣ, а шинки имѣть въ собственныхъ своихъ мѣстностяхъ а козакамъ торговать ■каждому въ своемъ домѣ. При Императрицѣ Екатеринѣ II, въ 1783 г. былъ изданъ указъ, которымъ предписывалось казеннымъ палатамъ и директорамъ экономіи „умножать заведеніемъ и отдачею на откупъ или содержаніемъ на вѣрѣ, продажу по деревнямъ казеннаго вѣдомства, не дѣлая однако жъ никакого запрещенія или стѣсненія въ томъ помѣщикамъ и козакамъ, кои къ сему промыслу право имѣютъ, первые въ деревняхъ и хуторахъ, послѣдніе въ домахъ своихъ“. Въ тоже царствованіе былъ изданъ еще указъ, отъ 14 Августа 1791 года на имя генералъ-губернатора Кречетникова, подтверждавшій прежнія узаконенія. Этими законами, такимъ образомъ, подтверждалось исключительное право винокуренія и продажи малороссійскихъ дворянъ и продажи Козаковъ въ своихъ домахъ. Надо еще добавить, что дворяне не могли продавать вино въ казенныхъ селеніяхъ, гдѣ эта продажа производилась казной. *) Двор. арх. 1821,’№ 3.
— 58 Въ силу этого исключительнаго права, а также и Плодородію почвы въ губерніи, мы видимъ значительное количество винокуренныхъ заводовъ въ Полтавской губерніи. Въ годъ учрежденія губерніи, ихъ было 1086. По уѣздамъ они были распредѣлены слѣдующимъ образомъ: въ Зѣньковскомъ 115, въ Константино- градскомъ 35, въ Хорольскомъ 24, въ Переяславскомъ 111, въ Пирятинскомъ 61, Кременчугскомъ 33, въ Золотоношскомъ 48, въ Лохвицкомъ 167, въ Прилукскомъ 113, въ Миргородскомъ 55, въ Роменскомъ 45, въ Гадячскомъ 66, и въ Лубенскомъ, гдѣ ихъ было наиболѣе, 212. Дворяне высказывались, что винокуреніе для нихъ было „единственнымъ продовольствіемъ1 ‘ и служило имъ единственно для удовлетворенія „необходимыхъ потребностей жизни". Но одновременно, дворянство домогалось еще болѣе правъ и стремилось захватить доходъ отъ продажи горячихъ напитковъ въ свои руки. Въ 1801 г., принося благодарность Императору Александру I за возстановленіе дворянской грамоты Императрицы Екатерины II, оно указывало, что оно имѣетъ „почти единственный доходъ" для содержанія своего по службѣ и государственные надобности, отъ винокуренія и продажи вина и поэтому просило объ отмѣнѣ распоряженія Сената" чтобы горячаго вина продажи не чинить русскимъ людямъ на 150 верстъ отъ границъ прикосновенныхъ губерній". Надо еще прибавить, что, дворянъ не исполнявшихъ этого узаконенія, рѣшено предавать суду, какъ „корчемниковъ и ослушниковъ". Малороссійское дворянство желало получить исключительное право на доходъ и отъ продажи вина и въ городахъ. По указу Императрицы Екатерины II, изданному въ 1762 г. продажа вина въ городахъ была доходомъ городскихъ магистратовъ. Но въ городахъ и около нихъ, было не мало помѣщичьихъ имѣній. Дворяне и жалуются, что „городскія думы, имѣвъ препорученность взять въ свое распоряженіе винную продажу въ пользу городовъ предоставленную, заключенными съ откупщиками контрактами, отъѣмлютъ всю свободу и вольность живущихъ въ оныхъ пользоваться въ полной мѣрѣ собственностью своею". Но желаніе дворянъ не было удовлетворено. Продажа вина, пива и меда въ городахъ отдавались на откупъ, обыкновенно на четыре года. Объявлялись торги и по преимуществу откупами занимались дворяне. И откупъ былъ наибольшимъ доходомъ въ бюджетѣ го¬
№ родовъ того времени. Въ Полтавѣ въ 1799 г. откупъ далъ всего 1600 р., но съ учрежденіемъ Полтавской’губерніи, онъ значительно былъ повышенъ. Откупщикамъ городъ давалъ площадь для склада бочекъ съ водкой, откуда она и развозилась въ харчевни, питейныя дома, герберги и т. п. Площадь эту называли „бочковою” или „скатною”. Всѣхъ шинковъ въ Полтавѣ въ 1802 г. было 20 и за этотъ годъ было продано 4476 ведеръ вина, въ среднемъ немного больше одного ведра на человѣка. Когда срокъ откупа оканчивался, то объявлялись торги. Въ 1802 году, когда окончился срокъ откупа, то цѣна была за него повышена до 15 тыс., но генералъ-губернаторъ кн. Куракинъ нашелъ ее недостаточной и торговъ не утвердилъ. Тогда нѣкто Поповъ набавилъ еще 500 р., но и это князю показалось недостаточнымъ. И только послѣ того, когда Елисаветградскій дворянинъ Волковицкій прибавилъ 1200 р., то торги были утверждены. Интересенъ мотивъ, почему Волковицкій прибавилъ эту сумму. Онъ мотивировалъ тѣмъ, что „Полтава—нынѣ губернскій городъ, въ которомъ уже установленъ и пріемъ рекрутъ”. Пивной и медовый откупа отдавались отдѣльно отъ виннаго и доходъ съ нихъ былъ незначителенъ. Это объясняется тѣмъ, что въ то время никому не воспрещалось варить пиво и медъ, чѣмъ и занимались очень многіе. Статистическія данныя объ откупѣ въ началѣ прошлаго столѣтія, о количествѣ употребляемаго вина, числа питейныхъ домовъ и т. п. мы имѣемъ, благодаря проэктированной реформѣ откуповъ. Надо сказать, что въ 1810 г. Министръ финансовъ графъ А. Д. Гурьевъ проэкти- ровалъ въ 1811 году питейный откупъ, бывшій въ такъ наз. при- виллегированныхъ губерніяхъ, къ какимъ принадлежала и Полтавская губернія и составлявшій . городской доходъ, отобрать въ казну. Городамъ же взамѣнъ этого, выдавать извѣстную сумму. Самые торги на отдачу откупа онъ предположилъ 'произвести въ Правительствующемъ Сенатѣ. Съ этою цѣлью, графъ Гурьевъ предложилъ Малороссійскому генералъ-губернатору князю Я. И. Лобанову Ростовскому доставить ему необходимыя свѣдѣнія, которыя и даютъ возможность ознакомиться съ состояніемъ питейнаго дѣла въ началѣ прошлаго вѣка. Министръ финансовъ высказалъ пожеланіе, чтобы содержатели казенныхъ питейныхъ домовъ производили -бы въ городахъ винную и пивную продажу на „выгон- 1) Привилегированными губерніями были: Черниговская, Кіевская, Каменецъ» Подольская, Виленская, Минская, Могилевская, Вмтебвкая и Воронежская,
— 60 ной зёюлѣ“, а гдѣ еще не . учреждены законнымъ порядкомъ городскія выгоны, то тамъ опредѣляется двухверстная кругомъ во всѣ стороны около города дистанція, „располагая оную отъ крайняго городскаго поселенія1'. Число питейныхъ домовъ опредѣлялось правительствомъ. Всѣ винокуренныя заводы на выгонной землѣ и въ чертѣ винокуреннаго откупа должны безпрепятственно производить винокуреніе. А такихъ заводовъ около городовъ въ то время было достаточно, особенно много было около: Лубенъ—16- заводовъ. Изъ этихъ заводовъ два выкуривали въ годъ 2000 ведеръ, одинъ 1500 в. нѣсколько по 1000 в., остальныя менѣе 1000. Вь то время не мало было по губерніи небольшихъ заводовъ, выкуривавшихъ даже 50 в. въ годъ. Около Полтавы было два завода, одинъ въ с. Крутомъ Берегѣ,у помѣщика Ѳедора Дублянскаго, выкуривавшаго 2500 в., а другой у массона, статскаго совѣтника Владиміра Тарновскаго, служившаго въ генеральномъ судѣ, въ его имѣніи Тарновщинѣ. Около Прилукъ было 14 заводовъ и большія заводы были у Андрея Марковича и Величко, выкуривавшіе 3000 ведеръ. Въ Воинахъ около 6 заводовъ,- въ остальныхъ уѣздахъ было по 2, 3 и по ■одному заводу. Помимо это, министерство финансовъ потребовало отъ генералъ-губернатора свѣдѣній о количествѣ домовъ и жителей въ городахъ и ихъ окрестностей на разстояніи двухверстной дистанціи, количества питейныхъ домовъ и предположенія, какое количество вина потребно въ среднее употребленіе въ городахъ губерніи. Свѣдѣнія эти вскорѣ были собраны администраціей, которая разослала во всѣ уѣздныя города трехъ курьеровъ, на что всего было издержано 69 р. 72 к. изъ экстраординарной суммы, находившейся въ ея распоряженіи. Всѣхъ домовъ въ городахъ Полтавской губерніи было 20015. х) Мы говорили уже, что откупъ составлялъ наибольшую статью дохода въ городахъ. Мы имѣемъ данныя за 1807 г. по 1811 г. т. е. за четыре года. Наибольшій доходъ былъ въ городѣ Кременчугѣ—48800 р. и наименьшій въ заштатномъ городѣ Глинскѣ 1075 р. (см. далѣе таблицу). 1) Въ Полтавѣ 1663, въ Кременчугѣ 984, Гадячѣ 1620, Зеньковѣ 1488, въ Лох- вицѣ 784, въ Пирятинѣ 580, въ Миргородѣ 1060, Константиноградѣ 385, въ Хоролѣ 878, въ Лубнахъ 557, въ Прилукахъ 1403, въ Переяславѣ 831, въ Кобелякахъ 1109, въ Ромнахъ 1541, въ Золотоношѣ 635, въ Градижскѣ 758 и въ Глинскѣ 339. ,
— 61 — Спиртныя нагіитки продавались въ питёйны'хѣ домахъ, какъ принято называть эти помѣщенія. Но эти дома назывались еще трактирами, шинками, за Днѣпромъ корчмами, кабаками и т. п. Продавались еще и въ гербергахъ. Всѣхъ питейныхъ домовъ было въ городахъ 333, наиболѣе въ Полтавѣ 68, затѣмъ въ Миргородѣ и наименьше въ заштатномъ городѣ Глинскѣ, гдѣ было ихъ всего 5. Вдвое больше было „вы- ставокъ“, которыхъ было въ городахъ 667. Такъ называлась продажа напитковъ во время ярмарокъ, базаровъ и вообще тамъ, гдѣ было скопленіе народа. Продажа эта носила временный Характерѣ.- Наиболѣе выставокъ было въ Пирятинѣ:—70, въ Золотоношѣ 75 и наименѣе въ Константиноградѣ 5. 9 Продавалось еще вино въ трактирахъ, которыхъ было немного, а также въ гербергахъ, подъ 'которыми разумѣлись нынѣшніе гостинницы. Герберговъ было очень немного, въ Полтавѣ 9, въ Пирятинѣ 2, въ Ромнахъ 6 и въ Кобелякахъ 2. Въ этихъ заведеніяхъ продавались: вино, водка, пиво, полпиво и медъ. Водка, называемая ординарная замѣнила старый’ медъ. *) Были еще 'водки, хотя они и назывались винами, это трехпробное вино, полугарное и пѣнное. Происхожденіе послѣдняго-' слѣдующее: откупа, стѣсняя пивовареніе и медовареніе ввели вь употребленіе эту водку, которую пили, настоявъ ягодами и травами, отсюда и возникли травники, настойки и наливки. Кстати сказать, въ первой половинѣ прошлаго вѣка, небезъизвѣстный врачъ, жившій въ м. Б.-Сорочинцахъ, Миргородскаго уѣзда Тра- химовскій составилъ настойку, извѣстную подъ именемъ „трофи- мовка“, въ Лубнахъ была настойка ,,Августиновка“ врача,- служившаго при Палатѣ Государственныхъ имуществъ Августиновича.,, въ Роменскомъ уѣздѣ помѣщика Новицкаго, въ Нѣжинѣ настойка/ Ґржемайло. 3) Эти сорта водки были въ употребленіи во всѣхъ, городахъ, трехпробное вино не продавалось въ Зеньковѣ, въ Пирятинѣ и въ Полтавѣ. 1) Въ Полтавѣ было 30, въ Кременчугѣ—42. въ Гадячѣ—15, въ Зеньковѣ—35» въ Лохвицѣ—46, въ Миргородѣ—55, въ Хоролѣ—56, въ Лубнахъ—30, въ Прилукахъ—: 59, въ Переяславѣ—33, въ Кобелякахъ—28, въ Градижскѣ— 50, въРомнахъ—45, въ Глинскѣ—16. > - 2) Оставался бще медъ, наз. воронкомъ, но онъ въ-1807 г. бцлъ .запретенъ, онъ найденъ сильнымъ, какъ самое горячее вино (Прыжовъ. Исторія ' кабаковъ въ-Россіи, Стр. 202). \ - 7 3) Съ половины ХУШ в. для этихъ настоекъ употреблялось очищенное вино, а пѣнное ВЫШЛО ИЗЪ употребленія. .г ’ ’
Ś2 Была еще въ употребленіи водка „въ видѣ французской й особо сладкая водка изъ горячаго вина“. Первая продавалась во всѣхъ городахъ, за исключеніемъ Лубенъ, Константинограда, Гадяча и заштатныхъ городовъ Градижска и Глинска. Цѣна этой водки была высока, отъ 9 р. въ Прилукахъ и доходила до 22 р. —40 к. за ведро. Вторая водка «особо сладкая» была продаваема въ Кременчугѣ, въ Лубнахъ, въ Пирятинѣ, въ Прилукахъ и въ Войнахъ. Цѣна за ведро была оть 12 р. до 19 р.—20 к. Была еще водка «на манеръ» войновой иностранной», но она была въ маломъ употребленіи, вѣроятно, потому что она была дорога, ведро ея стояло 20 р. и болѣе. Эта водка была въ употребленіи въ городахъ, въ Кременчугѣ, въ Лубнахъ, въ Зеньковѣ и въ Полтавѣ. Въ большомъ ходу было пиво, которое продавалось повсемѣстно. Ведро его стоило 35 к. въ Лубнахъ, а въ остальныхъ городахъ отъ 40 к. до 1 р. и только въ Кременчугѣ, Лохвицѣ и Полтавѣ ведро пива покупали по 1 р. Въ Кобелякахъ, въ Кременчугѣ и Зеньковѣ употреблялось пиво—портеръ «на манеръ англійскій», ведро котораго покупалось въ Зѣньковѣ за 50 к., въ Кременчугѣ 2 р. и въ Кобелякахъ 2 р. —40 к. Это различіе цѣнъ, какъ пива, такъ и пива портера была въ зависимости отъ количества напитковъ, вырабатываемаго въ этихъ мѣстностяхъ. Повсемѣстно употреблялся медъ, стоимость его въ большинствѣ отъ 1 р. до 1 р.—60 к., только въ двухъ уѣздахъ ниже 1 р. Въ Воинахъ былъ въ употребленіи «кабацкій двойной медъ». Стоимость его въ покупкѣ была 1 р. 60 к. Продавались эти напитки въ питейныхъ заведеніяхъ, конечно, дороже (см. далѣе таблицу). Министерство финансовъ затребовало отъ генералъ-губернатора кн. Я. И. Лобанова-Ростовскаго предположеніе о количествѣ спиртныхъ напитковъ въ городахъ для ежегоднаго употребленія. При этомъ министерство предложило, руководствуясь мѣстными соображеніями, расположить питейныя дома такъ, чтобы не лишить «народнаго удовольствія въ покупкѣ напитковъ, наипаче въ отдаленныхъ мѣстахъ временно привлекаемаго въ ярмарочныя торговыя дни». Всего вина потребно было (пѣннаго, трехпробнаго 128414 в., водки 2443 в., наливокъ 3139 в., пива 20920 в. и меду 14120 в.) (распредѣленіе по уѣзднымъ городамъ см. далѣе таблицу).
— 6ś — Предполагаемую реформу министерство финансовъ отложило и на слѣдующія четыре года, съ 1811—1815 г.г. опять продажа вина въ привиллегированныхъ губерніяхъ была отдана на откупъ. Но министерство само опредѣлило цѣны, по которымъ должно продаваться вино. Онѣ слѣдующія: вино 6 р. ведро, водка ординарная вдвое, наливки не свыше 8 р., водка «на манеръ иностранной въ видѣ вейновой» 20^., осьмуха или штофъ 2 р,—50 к., вино „въ видѣ французскаго” ведро 16 р. а штофъ 2 р., водка сладкая изъ горячаго вина ведро 14 р.—40 к., а осьмуха или. штофъ 1 р.—80 к., пиво и портеръ на „манеръ англійской” бутылка 28 к., а ведро 3 р.—75 к., полпива, ведро 2 р. а бутылка 15 к., кабацкое пиво 1 р.—80 к., ведро меда 3 р. Въ воскресныя, праздничныя и табельныя дни продажа запрещалась на время совершенія литургіи и крестныхъ хрдовъ. На „выставкахъ” во время ярмарокъ, можно было открытъ тор- говлю за два дня до начала ярмарки и по ея окончаніи торговать еще два дня. Разрѣшалось торговать во время гульбища, бывающаго для увеселенія народнаго”. Вино можно было продавать не ниже полугара. Этимъ узаконеніемъ разрѣшалось помѣщикамъ Полтавской губерніи привозить бутылками изъ уѣзда подслащенныя водки или напитки взявъ на то ярлыкъ отъ городничаго. ŁHo привозить вино, пиво, портеръ и медъ было запрещено. Министерство финансовъ только въ 1817 г. ввело казенную продажу питей, но въ томъ 1810 году ввело умѣренную пошлину съ вина”. По закону, размѣръ ея устанавливается мѣстнымъ начальствомъ съ губернскимъ и уѣздными предводителями дворянства. Назначена была пошлина 60 к. съ ведра. Годовая выкурка вина по Полтавской губерніи была опредѣлена въ 812 тыс. ведеръ. Но генералъ-губернаторъ кн. Я. И. Лобановъ-Ростовскій нашелъ это слишкомъ незначительнымъ, принимая количество населенія въ губерніи 647 тыс. душъ муж пола. По мнѣнію генералъ-губернатора этого вина хватитъ только на 25 дней. Несомнѣнно, князь ошибся. Предводители ему возражали и произошло между -дворянствомъ и администраціей крупное недоразумѣніе, дошедшее до Верховной власти. Предводители дворянства считали справедливымъ и удобнымъ для обѣихъ сторонъ т. е. казны и помѣщиковъ, і) П. Ся законовъ т. X № 24455, отъ 8 Декабря 1810 г.
•fbr-.. K'lń^ Установить акцизъ по числу душъ, считая на кайсдую тіо одному ведру, а ведро 'по 60 к. При этомъ, предводители предлагали раскладку платежа предоставить самому дворянству, устранивъ отъ этого земскую полицію. Но генералъ-губернаторъ съ этимъ не согласился, его поддержалъ полтавскій уѣздный предводитель С, Ѳ. Левенецъ. Въ слѣдующемъ засѣданій, генералъ-губернаторъ упрекалъ дворянство, что оно не заботится объ интересахъ казны и приказалъ записать въ журналъ засѣданія, что „мнѣніе дворянъ не соотвѣтствуетъ цѣли правительства о нуждѣ казенной и что въ пользѣ оной не замѣчается того благороднаго рвенія, коего ожидать можно было“. Губернскій предводитель дворянства В. И. Чар- нышъ и другіе просили генералъ-губернатора смягчить эти выраженія, но онъ не согласился. Тогда оскорбленные предводители подали всеподданнѣйшую жалобу, указывая при этомъ, что „дворянство многими опытами оправдало усердіе свое къ государственной пользѣ, для которой не только имуществомъ, но и жизнью своею всегда жертвовало и нынѣ по упомянутому дѣлу готово все исполнить, что угодно будетъ Его Императорскому Величеству на нихъ возложить и что если они неосновательно дѣлали предположенія объ учрежденіи на вино акциза, то долгъ былъ генералъ-губернатора ихъ вразумить, а не оскорблять ихъ честь”. Уѣзднаго предводителя С. Ѳ. Левенца генералъ-губернаторъ за поддержку его, представилъ къ ордену Анны, украшенному алмазами. Это недоразумѣніе было разсмотрѣно Комитетомъ министровъ, положившимъ такое рѣшеніе: разсмотрѣніе дѣла отлойсить до полученія мнѣній по этому предмету изъ другихъ губерній, предводителя Левенца не награждать, такъ какъ всѣ маршалы въ мнѣніяхъ своихъ свободны и Полтавскому дворянству дать знать, чтобы оно этими выраженіями не оскорблялось, такъ какъ Государь нисколько не сомнѣвается „въ благородномъ рвеніи въ государственной пользѣ”. Это рѣшеніе Комитета министровъ было доложено Императору. Императоръ Александръ I согласился съ нимъ, но велѣлъ добавить и объявить маршаламъ, „что записанныя въ журналъ слова, не должны ихъ сильно оскорблять, такъ какъ генералъ-губернаторъ не могъ не замѣтить, что маршалы въ мнѣніи своемъ, не вникнули въ прямую цѣль высочайшаго
65 манифеста. Но, впрочемъ, Государь Императоръ не изволитъ сомнѣваться въ благородномъ рвеніи Полтавскаго дворянства и пребываетъ увѣреннымъ, что сіе произошло не отъ недостатка усердія и ревности ихъ къ выполненію постановленій правительства'4. Такъ, Государь далъ понять дворянству, что оно было не право, возражая администраціи, а съ другой стороны, не выразилъ сомнѣнія въ „благородномъ рвеніи Полтавскаго дворянства". Такъ закончилось это недоразумѣніе между высшей администраціей и дворянствомъ. Послѣднее получило косвенное замѣчаніе и въ то же время и одобреніе. Если дворянство настаивало на уплатѣ пошлины отъ количества владѣемыхъ душъ, то потому что выходилъ платежъ меньше, нежели по раскладкѣ всей суммы на количество владѣемыхъ душъ. Законъ теперь измѣненъ не былъ; но черезъ годъ налогъ былъ сильно повышенъ, что вызвано было, нужно думать, военными событіями; вмѣсто 60 к. платили по 1 р. съ души. Этотъ налогъ былъ какъ бы переходомъ къ казенной продажѣ спиртныхъ напитковъ, что и было введено при томъ же министрѣ финансовъ въ 1817 году.1) Число жителей въ городахъ Полтавской губ. въ 1810 г. Общее число. Муж. Жѳнщ. Полтава 8328 4025 4303 Кременчугъ . 8192 3983 4209 Гадячъ . 3765 1785 2000 Зѣньковъ 7274 3599 3675 Лохвица 4419 2199 2220 Пирятинѣ 3720 1820 1900 Миргородѣ 13000 5000 8000*) Конст-дѣ 1680 875 • 805 Королѣ'. 4244 2102 2142 Лубнахъ 3005 1487 1518 Прилукахъ . 7410 3857 3553 *) Настоящій очеркъ составленъ по архивному матеріалу; см. дѣла архива Пол. тавскаго Г. Правленія, 1810 г. св. 66, № 436—442. 2) Цифра жителей Миргорода, несомнѣнно, ошибочная; трудно допустить, чтобы въ Миргородѣ было такое число жителей.
66 *“— Общее число. Муяс. Жѳнщ. Переяславѣ . 4720 2070 2650 Кобелякахъ . 4401 2200 2201 Градижскѣ . 3997 2010 1987 Войнахъ 10033 4533 5500 Глинскѣ 2551 1271 1280 Золотоношѣ . 4315 2123 2192
67 Приложенія, ГОДИЧНОЕ УПОТРЕБЛЕНІЕ ВИНА ДО ГОРОДАМЪ- (Предположеніе). ■ . Вино. Водка. Наливка. Пиво. Медъ. Гадячъ . . 45808 45 150 350 250 Глннскъ .... 2400 10 30 150 100 Градижскъ .... 8300 15 — 340 75 Золотоноша.... 3489 45 25 410 250 ЗѢньеовъ .... 8000 50 250 460 800 Кобеляки . . 4110 50 120 350 520 Константиноградъ 3000 50 200 1400 500 Кременчугъ .... 24500 600 1000 9000 1500 Лохвица . . . 8350 60 120 800 400 Лубны. . . . ; . 6150 25 150 910 1270 Миргородъ .... 18499 480 200 1000 1020 Переяславъ . 8000 200 ЗОО 1000 600 Пирятинъ .... 3600 100 80 600 350 Полтава .... 13257 282 90 1280 1035 Прилуки 6500 100 200 1300 900 Ромни 7650 305 220 1000 4300 Хоролъ . . 3039 26 4 570 250 128414 2443 3139 20920 14120
— 68 Цѣны, по иѳ»ъ покупали вино для питейныхъ заведеній ІІОНІ.ІОЯЇҐ ^іяїпздвн 1-^ N11 1111 1 1 1 1 1 1 1 S 1 О- II 1 1 1 II 1 і ГІ і 1 1 1 1 ~ 1 •■впий ОЛВГ1 -ІГСІОЛ Ч.ЄІІ таїґоя- вюі- -'Е'вгэ ogoo0 и і Рч ■ П 1 1 І і 1 1 1 1 1 1 2 1 1 1 1 1 ' 1 1 ІГІ 1 gs 1 00 і 2 1 1 1 ’сСіЭОНІІ 310 Я -оыггѳя ^ЇЇІШ я,д[ 1 1 і 1 1 1 1 і 1 1 U 1 1 1 1 ! 1 1 1 1 1 SS 1^111211 яДѳісІоп ОЯИД 1 1 1 Г 3 1 1 1 і 50 Рч 1 1 1 1 ” і ” N 1 1 1 1 1 II 1 •осІѴѳя ‘иояоеХїі -ЕГВСІф ^їїия я,д; 1 1 1 І 1 1 1 1 1 3 і 1 1 І 1 1 і Р^ і і і iO|t*|PDoi^ooop>oioi 1 1 1 1 О1‘ -і | СІ -( —<03 V—і т—і [ •осТѴѳя ‘вяли -іюц И 1 12 1 12 1 І 2 1 1 1 1 1 1 1 1 сц 1 ! 1 1 1 “ 1 1 1 1 1 1 1 1 -- 1 госЙѳя СВЯЯІ'ІІ£ -БН КВЯ -ѳншіід II 1 1 1 І 1 1 1 1 1 ! 1 1 1 1 1 m 1 1 1 1 ~ 1 1 1 1 1 1 1 U 1 вяяиевд IIIISIIIS3IIIIISS Рч j СО тН СО 1 СО СО СО тН 1 PD Ю СО 03 •чЛіѲЭД и І 1 О 1 |ООи0ОООС0|ООіЮ 1 1 03 І 1 Ol Ol b- 00 GO 03 Ю 1 PD co 1 op> Рч < ,—{ r-i r-4 | | —4 1—1 [ ^-1 1 | ’ОЯИД й 10 0000GC10 100 I O O O O [ O o HO PD GO HO PD 00 co PD | CO b- Ю Ю 1 PD £4 llllll^ll^llll^ll ,гвяѴоя КТЗНСІВН -иѴсІд И iSIgllUgSIIIISSI. РІ PD PD HO HO |PD-^^PDHOQOPDCDPDPDHO ѳондосіп -xsdj, | O GO O 1 O 1 Ó O O 1 I O | I | HO | -H Ol но 1 СО 1 Ol b- HO 1 1 HO 1 І 1 03 | 03 03 CO CO 03, CO Ol O] CO | | Ol CO | CO 03 'ѳоын^д O O O O O O O 1 O ІООЮО I HO o C0> 00 HO PD O) ICO 1 Ol Ol 00 1 b- 03 Рч 03 03 P-»I Ol Ol Ol 03 Ol Ol CO 03 CO Ol 03 CO 03 03 •осГп'ѳя ‘оызтя ѲОЫСІТЫ -Хиод И OOC0OOOÓO I О [ООО } o o OOPDPD^PD-f-łPDPD 1 тН І’ТЬОООЗ I CO 00 Рч ₽-н r-4 Ol Ѵ-4 03 Ol Г-H Ol 03 03 03 V—i 03 Ol Ol § Ы uO >Э -n A ES tA Й щ й t=c o c3 pq W (тз К E cś i=3 Я ю x и S- Рч Я ч й
69. — Цѣны, по которымъ продавались спиртныя напитки въ питейныхъ заведеніяхъ. Особо сладкая водка. и 1 1 1 1 1 ! 1 1 1 1 1 1 1 1 И 1 1 Рч ■ 1 1 ю 1 1 і 1 2 U II 1 Въ видѣ вейно- вой ино- стран. у 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рч i ! i i ! i s i s і і і м і =; ; Пиво портеръ. И 1 1 1 § 1 2 1 2 1 1 ! 1 S 1 1 і 1 Р^ 1 і 1 1 1 1 1 1 і Г1 1 1 1 1 Въ видѣ французской. II 1 II N U II -1 ! И 1 1 Рч 1 ІтНіЮЮІОІ І О О зо О О СО 1 1 СІ 1 C l Ol 1 СІ г 1 СМ 00 - Т-Ч Нол-, пива. й 1 1 [ ІОІООІ ! О Cl 1 О « 1 1 1 1 1 00 1 Ю- Ю 1 1 СМ <—І 1 f СО СО І Рч І 1 1 1 .1 1 1-І - .1 і 1 -- 1 Наливка. и 1 1 1 1 І 1 1 1 S.I і 1 S 1 1 1 і р^ 1 1 1 Ю і 1 Ю Ю ~н 1 ЮФ сс Медъ. О S ,а 1 8 :д О О О О О 1 О О СМ 1 О І О СМ У 1 см см о ю см 1 см о —< 1 ю ! ю Рч т-ч^я'СМ^^г-ч^Чѵ-Чг-ч^СМт—(ѵ-мСМСМ’-ЧСМ г-* 'cd сй Й u Пиво. . и OOOOOOOOOOOOCKJOogO О СОООіМСЧООФОіІЮФСЧООООСОООа О 30 Рч 1 1- 1 1 1 1 кабац 1 Отд. ! водка. и 1 .1 1 I 1 1 1 1 1 1 1 1 S 1 1 1 1 р^ 00 00 00 00 30 00 1 00 !>» 0СФ 00 СМ 00 00 00 00 Трехпробное. w i i i i i i i i s . а s i i i i s 1 1^1 1 00 1 70 1 1 1 041 Пѣнное. I 1 Ї 2 1 1 1 1 1 1 U 2 И 1 8 Рч 1 T^^CO^^TH^CO-^TbCO^^Tti^ CM Полу- гарное вино. 1 F- 1 к.| І І і О О І 1 І О І О І О О I I о 1 1 1 ю ю 1 1 1 | Ч< 1 Ю Ю 1 ! со СО 1 тН CM СО тН Tb CM 1 СМ СО СО СО тН 1 см 1 0 ЬР1 а Л £ і й а • • • *5 и и и ч 5 S- 2 ч ж S 05 tPfCSogw i ИжІ=ГР<«ИИю tq ET ° tS Й А t? Й Ф 3 S W Ьі сЗ 3 1=3 -ГЧО-фОООрн^эоИоК&Оо о С-І !-і Ł4 СО СО Й Й Й Ч R Н И Й Й Рч И
— 70 — Годичный доходъ отъ виннаго откупа въ городахъ Полтавской губерніи въ 1807—1811 г.г. Винный откупъ. Пивной и медовой. Гадячъ 4600 р. 125 р. Глинокъ зашт. 2076 „ 150 „ Градижскъ зашт. 4623 „ 902 „ Зеньковъ 7625 „ 2™ „ Золотоноша . 3445 „ 155 „ Кобеляки 7841 „ 175 „ Константиноградъ 3840 „ 200 „ Кременчугъ . . 48800 „ 2700 „ Дубны. 7100 „ 400 „ Лохвица 6500 „ 350 „ Миргородъ . 5700 „ 420 „ Пирятинъ . 3415 „ но „ Переяславъ . 6230 „ 430 „ Прилуки 4200 „ 800 „ Полтава . 21000 „ 1800 „ Ромны. 9100 „ 1175 „ Хоролъ. 5470 „ 160 „ Ф. Павловскій.
ВвйЕиован п городовая старшина въ Малоросвійскихъ волнахъ ВЪ 1725 году ’І. (Московскій архивъ Министерства Юстиціи- Дѣла Черниговской уголовной палаты, опись 1, вязка 5, № 119). ПРОШШ- 3. Ейерадьйой Войсшой Канцелярій въ ДОадороевійвйую Цоддегію. Прошлого сентября 18 д(ня) 1725 году требовано з Малороссійской Коллегіи промѳморіею, дабы въ Енеральной Войсковой Канцеляріи, какъ о действительныхъ, такъ о наказныхъ Малороссійскихъ полковъ, о полковой и сотенной и городовой старшинѣ, учиня імя- ннія списки порознь по полкамъ и по сотнямъ о наличныхъ и отлучнихъ, и в которыхъ імянно, какихъ чиновъ не опредѣлено, прислали в оную Коллегію. И потому Малороссійской Коллегіи требованію велено з оной Канцеляріи указомъ такіе списки прислать) з Войсковой Енералной Канцелярій полковникамъ. Полкъ Прилуцкій. Старшина полковая: Ігнатій Галаганъ полковникъ дѣйствительный, Михайло Григоріѳвичъ обозный з командою 5000 числа казаковъ к крѣпости св(я)таго Креста отправленъ сего 1725 году, судіи полкового не опредѣлено; того ж полку дѣйствителная полковая старшина: Ѳедоръ Галенковскій писаръ, Михайло Мойчанъ асаулъ, Григорій Папкевичъ другій асаулъ к крѣпости Св. Креста отправленъ сего 1725 году, Іванъ Семеновичъ хоружій, Григорій Николаевичъ прапорщикъ, дѣйствителная сотнѣ полковой сотенная старшина: Петро Носенко сотникъ, Мойсѣй Дембовскій хоружій, Андрей Радіоновъ писаръ, Стефанъ Волковъ асаулъ: городовая При- луцкая старшина: Михайло Севериновичъ атаманъ, Леонтій Васи- ліевичъ войтъ, Іванъ Гуленко бурмистръ, Павелъ Яремковичъ бурмистръ, Ѳедоръ Турковскій писаръ; сотнѣ Жоравской: Михайло
— 72 — Якгольницкій сотникъ, Грицко Лаховенко хоружій, Яковъ Травуц- кій писаръ, городовая старшина: Костъ Тараненко атаманъ, Максимъ Овдѣенко войтъ; сотнѣ Варвинской дѣйствителная сотенная старшина: Михайло Тарнавскій сотникъ, Уласъ Хоменко хоружій, городовая старшина: Семенъ Безчинній атаманъ, Яковъ Шарава- ра войтъ, Парфѳнъ Власіевъ писаръ; сотнѣ Срибранской дѣйствителная старшина сотенная: Антонъ Троцина сотникъ, Остапъ Пин- ченко хоружій; Стефанъ Остаповъ писаръ, Продикъ Мозира асаулъ; городовая старшина: Павелъ Федоровичъ атаманъ, Ѳедоръ Захаренко войтъ, Гаврило Широченно бурмистръ, Кондратъ Дов- галенко асаулчикъ; сотнѣ Красноколядинской д. с. старшина: Марко Ангеліовскій сотникъ, Іванъ Бѣлецкій хоружій, Іванъ Дмитріевъ писаръ, Карпъ Сиченко асаулъ, городовая старшина: ' Ѳедоръ Корнѣевичъ атаманъ, Остапъ Крутѣй войтъ, Ігнатъ Гайдукъ бурмистръ; сотнѣ Іваницкой д. с. старшина: Іванъ Стороженко сотникъ, Басилъ Юревичъ хоружій, Тимофѣй Нѣжинецъ писаръ; городовая старшина; Стефанъ Кременъ атаманъ, Тихоній Самарецъ войтъ, Данило Шійка бурмистръ, Іванъ Соколскій писаръ; сотнѣ Ічанской д. с. старшина: Григорій Стороженко сотникъ, Артемъ Немириченко хоружій, Назаръ Рожанскій писаръ, Семенъ Желѣзнякъ асаулъ: городовая старшина: Костъ Булига атаманъ, Кирило Войташовскій войтъ, Матвѣй Миловичъ писаръ, Николай Захлюпаній бурмистръ, Демко Хоменко бурмистръ; сотнѣ Монастирской: Павелъ Суханскій сотникъ въ походѣ Терскомъ прошлаго 1724 году умеръ и в тую сотню дѣйствителнаго сотника не опредѣлено, Павелъ Карась наказный сотникъ, Стефанъ Вышинскій хоружій; городовая старшина: Андрѣй Донецъ атаманъ, Павелъ Івано- вичъ войтъ, Петро Будинскій писаръ. Кондратъ Кокуръ бурмистръ. Полкъ Чернѣговскій. Старшина полковая: дѣйствителний полковникъ Михаилъ Богдановъ, обознаго и асауловъ двохъ полковыхъ дѣйствителныхъ не опредѣлено, Василій Тамара судія полковій дѣйствителній на комиссіи на Дону, Ігнатъ Василіевичъ за полкового обознаго на мѣсто Василія Скоропадского, Михайло Мокріевичъ и Іванъ Бобир за асауловъ полковихъ, писаръ полковій Іванъ Бутенко былъ в Санктъ—Пѳтербурху з полковникомъ полуботкомъ под карауломъ, а вмѣсто erę правилъ за полкового писара; Никита Василіевъ,
73 Марко Чечель хоруйсій, полковій дѣйствителній; сотенная старшина: в полковой сотнѣ сотника дѣйствителного не опредѣлено, а! править в той сотнѣ за сотника Василь Медушевскій, Алексѣй Ковтунъ хоружій, Яковъ Головко писаръ, Ермолай Семеновъ асаулъ; городовая старшина: атаманъ Іванъ Силѣчъ, Тимофѣй Кущин- скій вмѣсто городичнаго в чернѣговѣ управляетъ: в Бѣлоуской сотнѣ Елиферій сотникъ, Товстолѣсъ хорунжій—дѣйствителнаго не опредѣлено, а правитъ за сотника Іванъ Товстолѣсъ, Іванъ Степановъ асаулъ, писара в той сотнѣ не опредѣлено; в сотнѣ Ви- бельской Ѳедоръ Новикъ хоружій, асаула и писара в той сотнѣ не опредѣлено; в Слабинской сотнѣ сотника не опредѣлено, а по опредѣленію г. енерала маіора Румянцева правитъ за сотника Николай Тризничъ, которій з бунчуковыми пошелъ в Гилянскій походъ, Семенъ Михайловичъ наказный сотникъ, Гарасимъ Ланко- вичъ хоружій, Сидоръ Мянчунъ асаулъ, в той сотнѣ писара не опредѣлено; в Ройской сотнѣ дѣйствителная старшина: сотникъ Яяовъ Бакутринскій в Низовомъ походѣ, Михайло Деренковской писаръ; Тимофей Шахуцкій хоружій тожъ въ походѣ Низовомъ, асаулъ Михайло Соколовскій; в Любенкой сотнѣ Іванъ Савичъ сотникъ дѣйствителній, Карпъ Губаръ хоружій, Якимъ Гарасимен- ко асаулъ, писара сотеннаго не опредѣлено, Григорій Шумейко атаманъ городовій, Демянъ Бурдукт городничій, въ Седневской сотнѣі дѣйствительная старшина: Димитрій Милитиновичъ сотникъ з. Г. енераломъ маіоромъ Румянцовимъ у Порти Отаманской, Ѳедоръ Борецкій атаманъ, Іванъ Івановъ хоружій въ Гиля искомъ походѣ, Самойло Стаховичъ городничій, Данилевичъ писаръ, Семенъ Нуско асаулъ; в Городницкой сотнѣ дѣйствительная старшина: Яковъ Ждановичъ сотникъ в Гилянскомъ походѣ, Корнѣй Дубовикъ Хоружій, Григорій Страсевскій писаръ, Костя Нога асаулъ: в Березинской сотнѣ дѣйствителная старшина: Ѳедоръ Лисенко сотникъ, Семенъ Савицкій писаръ в Низовомъ походѣ, Леонтій Михненко хоружій, Степанъ Андрущенко асаулъ, Якимъ Оле- щенко городничій; въ сотнѣ Стулинской Іосифъ Семеновичъ сотникъ дѣйствителній, Іванъ Одерѣенко хоружій, Іванъ Загалскій писаръ, Семенъ Маценко асаулъ; в Менской сотнѣ Іванъ Васютинскій правитъ за отца своего сотника Менскаго Игната Васи- ліевича, который управляетъ за полкового обознаго; Захарій Павловъ атаманъ, Никифоръ Ісаевъ писаръ, Максимъ Веруженко городничій Ѳома Войтченко асаулъ: въ Киселювской сотнѣ Іванъ
— и — Лисенко сотникъ дѣйствителній, Аврамъ Коляда хоружій, Григорій Здалниковъ асаулъ, Романъ Николаевъ писаръ; въ Сосницкой сотнѣ Павелъ Омеляновичъ сотникъ дѣйствителній, Григорій По- ручка хоружій, Василь Івасенко атаманъ, Семенъ Яковлевъ городничій, Іванъ Трушевскій писаръ, Мартынъ Костирка асаулъ, в сотнѣ Волинской Карпъ Лѣневичъ сотникъ дѣйствителній, Петро Макаренко хоружій, Василь Дмитріевъ писаръ, Василь Путичъ асаулъ; в Понурницкой сотнѣ Тихонъ Никифоровъ сотникъ дѣйствителній, Романъ Огіенко хоружій, Михайло Николаевъ писаръ, Прокопъ Кириловъ асаулъ. Полкъ Миргородскій. Дѣйствителній полковникъ Данило Апостолъ въ Санктъ—Пі- тербурху. полковая старшина Василь Родзянка обозній полковій правитъ вмѣсто его - полковника, Матвѣй Остроградскій судія, полковій, которій былъ въ Глуховѣ под арестомъ, Петро Лискевичъ писаръ полковій, которыйбыл(ъ)в Пѣтер Вурху при означенномъ полковнику, Самойло Малинка другій писаръ полковий, Семенъ Галаганъ, асаулъ полковый, Антонъ Воловичъ асаулъ другій полковый, Иванъ Черкесъ хоружій полковій, Суфрунъ Семеновъ другій хоружій пол- ковов; старшина сотенная городовая, сотнѣ полковой: дѣйстви- тельній сотникъ-Моисѣй Зарудній, который сего 1725 году отправленъ в Сулацкую крѣпост(ь) над казаками того полку ком- мандиромъ: Корнилій Горѣздра писаръ тамъ же в походѣ з нимъ —сотникомъ; городовая старшина: Василь Короленко атаманъ город овій Миргородскій и наказній сотникъ, Іосифъ Яременко управляющій за писара городового, Сидоръ Стефановъ войтъ, Ев- тухъ Яценко и Матвѣй Балацкій бурмистри; сотнѣ Хорольской дѣйствителній сотникъ Стефанъ Родзянко, Кирило Евстафіевъ атаманъ городовій, Савка Зубенко писаръ сотѳн ній, Григорій Пома - гар войтъ, Якимъ Сергіенко бурмистръ: сотнѣ Сорочинской дѣй- ствителніе: Николай Горонескулъ сотникъ Сорочинскій, которій при полковнику Апостолу в Санктѣ-Петербурху, Михайло Лоевскій атаманъ который въ отлучке, Данило Лукашовъ писаръ, Стефанъ Очеретко хоружій, Прокопъ Іосифовичъ войтъ, Семенъ Наружній и Василь Савченко бурмистри; сотнѣ Шишацкой дѣйствителній сотникъ Романъ Лесницкій, Іванъ Ситникъ атаманъ городовій, Дмитро Василіевъ писаръ сотенній, Кондратъ Сталенко войтъ мѣскій, а бурмистровъ нѣтъ: сотнѣ Яресковской дѣйствителнаго сотника не опредѣлено, только управляетъ наказный Романъ Ле-
75 —“ оитіевичъ; Стефанъ Кійко атаманъ, Леонтій Ословскій писаръ, Григорій Іващенко хоружій посланъ въ Щліонскъ для покупки барановъ, Яковъ Губенко войтъ, Игнатъ Левушка бурмистръ; сотнѣ Уцтивицкой дѣйствительнаго сотника не опредѣлено, а управляетъ в той сотнѣ наказній Максимъ Тимошенко, которій посланъ в транжаментъ Черкаскій на коммиссію; Іванъ Маслякъ атаманъ, Гаврило Іосифовъ писаръ, Николай Бутко войтъ; сотнѣ Бѣлоцерковской дѣйствителній сотникъ Іванъ Ярославъ, которій отправленъ сего 1725 году коммандиромъ над казаками полку того в Гилянскій- походъ, наказный сотникъ вмѣсто его, Ярослава, Тихонъ Лукьяненко; Данило Василенко атаманъ, Василь Захаріевъ писаръ, Григорій Нечаѳнко хоружій, Семенъ Карпенко войтъ; сотнѣ Остаповской дѣйствителній сотникъ Ярема Юхимовичъ, якій прошлою 1724 году посланъ коммандиромъ в Сулацкую крѣпост(ь), Данило Івановичъ атаманъ и наказній сотникъ, Захарій Павловъ писаръ, Іванъ Григоріевъ хоружій, Дмитро Івановъ войтъ, Гарасимъ Батракъ бурмистръ; сотнѣ Голтвянской дѣйствителній сотникъ Ѳедоръ Остроградскій, Якимъ Замятня атаманъ, ЕмелянЪ Голѣнковскій писаръ, Ігнатъ Рибалка хоружій, Захарій Кривошія войтъ, Ониско Черкесъ бурмистръ; сотнѣ Омельницкой дѣйствителній сотникъ Кондратъ Лонтіевичъ, Ѳедоръ Ланко атаманъ, Григорій Іосифовъ писаръ, Мартинъ Тимофѣевъ хоружій, Алексѣй Полтавецъ войтъ: сотнѣ Потоцкой сотникъ Іосифъ Росоха прошлого 1724 году в Сулацкой крѣпости умеръ, и в той сотнѣ сотника дѣйствителного не опредѣлено; Данило Малишовъ атаманъ, городовій и сотникъ наказный, Іванъ Петрушенко писаръ, Яковъ Прядченко хоружій, Петро Кинпелъ войтъ; сотнѣ Кременчуцкой Гаврило Ілляшенко сотникъ Кременчуцкій дѣйствительній, Ѳедоръ Василенко атаманъ, Омелянъ Корчевскій писаръ, Данило Волоши- ненко хоружій, Стефанъ Пашковскій войтъ, сотнѣ Власовской дѣйствителній сотникъ Михайло Майборода, Ілія Клименко атаманъ, Іванъ Суличичъ писаръ, Григорій Дашовецъ хоружій, Леонтій Остапенко войтъ, Никита Лабезный бурмистръ, сотнѣ Городиской дѣйствителній сотникъ Лаврентій Юсѳнко, Уласъ Сердюковскій атаманъ, Ігнатъ Кашевскій писаръ, Іосифъ Дапенко хоруясій, Петро Шветченко войтъ.
76 — Полкъ Стародубовскій. Полковникъ Иванъ Кокошкинъ другій годъ в Москвѣ, обозного и судіи полковихъ не опредѣлено, Стефанъ Максимовичъ писаръ полковій опредѣленъ отъ г. енерала маіора Румянцева на мѣсто писара полкового Григорія Скорупи, которій держанъ за арестомъ; Павелъ Яворскій асаулъ, Семенъ Березовскій асаулъ другій, Аѳанасій Есимонтовскій ассессоръ судовъ полковыхъ, Стефанъ Якимовичъ хоружій полковій, Григорій Отвѣновскій атаманъ городовій, Ісаакъ Яковлевъ войтъ; сотнѣ полковой Стародубовской Семенъ Галецкій сотникъ, Филипъ Данченко хоружій, Григорій Бѣлокопитъ асаулъ, писара нѣтъ; сотнѣ Новомѣской стародубовской Павелъ Дубля нскій сотникъ нинѣ обрѣтается в Гилянскомъ походѣ, токмо онъ за старшини енералной от сотницства по че- лобитю сотнѣ тоей казаковъ отдаленъ; Тимофей Силевичъ правящій в той сотнѣ за сотника Стефанъ Козловскій хоружій, Алексѣй Гриневичъ асаулъ, Іванъ Паламаренко писаръ; сотнѣ Топал- ской Климъ Янжулъ сотникъ за арестомъ, Никифоръ Івановичъ хоружій, Василь-Тиморновій писаръ, Григорій Стародубецъ асаулъ, Кондратъ Швей атаманъ; старшина сотнѣ Шептаковской, сотника в той сотнѣ дѣйствителного не опредѣлено, Іванъ Василіевичъ наказній сотникъ., Василь Григоріевъ хоружій, Иванъ Забузкий писаръ, сотенний; дѣйствителная Новгородская старшина: Василь Христичевскій сотникъ, Лукянъ Пашинскій асаулъ, Петро Пота- райскій писаръ, Тимофей Стародубскій хоружій; старшина городовая Новгородская: Іванъ Андрѣевъ атаманъ, Степанъ Андрѣевъ войтъ, Іванъ Ходорацкій писаръ, Максимъ Остапенко городничій; дѣйствителная сотенная старшина Погарская: Семенъ Соболевскій сотникъ, Михайло Пряжика асаулъ, хоружого сотенного не опредѣлено, Романъ Подгаецкій писаръ; старшина Погарская городовая Іосифъ Рухлядскій атаманъ, Климъ Пѣсоцкій войтъ; ,бурмистръ бувалъ, толко его нинѣ не имѣется; Леонтій Бѣляевъ писаръ; старшина сотенная Бакланская: Антипъ Соколовскій сотникъ держанъ былъ за арестомъ, Михайло Готовецъ атаманъ, Василь Бурій хоружій, Марко Стасенокъ асаулъ, Захарій Точицкій писаръ, Тарасъ Аѳанасовъ войтъ; старшина сотнѣ Почепской: Іванъ Губчій сотникъ дѣйствителній, Евфимъ Карновичъ атаманъ, Іванъ Карновичъ хоружій, Іванъ Івановъ Губчичъ асаулъ, Никита Ботвинка пи-
— 7? -і бйфъ; Старшина сотенная Мглинская: дѣйствительній сотнйкѣ выправленъ к крѣпости святого Креста в семъ 1725 году Алексѣй Есимонътовскій, Андрей Зубрицкій атаманъ и наказній сотникъ, Сидоръ Парфеновъ асаулъ, Мартынъ Лишенъ хоружій в походѣ Терскомъ, Юрій Ревунъ писаръ; старшина городовая Мглинская: Сидоръ Мажука войтъ, Григорій Вакуленокъ городничій. Полкъ Переяславскій. Полковника дѣйствительнаго не опредѣлено, наказний полковникъ сотникъ Вориспольскій Стефанъ Аффендикъ, обозного полкового не опредѣлено: Семенъ Новаковичъ судія полковій, Карпъ Бурляй писаръ полковій опредѣленъ отъ г. енерала маіора Румянцева на мѣсто полкового писара Павла Черняховскаго, который в Глуховѣ держанъ былъ под арестомъ; Романъ Юрченко асаулъ полковій опредѣленъ отъ г. енерала маіора Румянцева, Лука Василіевъ асаулъ другій полковій, которій тожъ былъ подъ арестомъ въ Глуховѣ: Прокопъ Парфеновъ хоружій опредѣленъ отъ г. е. м. Румянцова; Григорій Бартошевичъ атаманъ городовій, Стефанъ Гаптаренко атаманъ другій, Павелъ Дахъ асаулъ арматній, Іванъ Многогрѣшній городничій, сотнѣ полковой Іванъ Добронѣзкій сотникъ держанъ былъ подъ арестомъ, а на мѣсто его опредѣленъ отъ г. е. м. Румянцова Григорій Даракганъ; сотнѣ полковой другой Дмитро Дракганъ правитъ за сотника; сотнѣ Трехтемиров- сков Яковъ Рустановичъ сотникъ дѣйствителній; сотнѣ Воронков- ской Николай Аффендикъ опредѣленъ отъ г. е. м. Румянцова; Іванъ Сулима атаманъ; сотнѣ Борисполской сотникъ дѣйствителній Стефанъ Аффендикъ, которій правитъ наказнимъ полковникомъ; Александръ Жиянъ наказный сотникъ: Якимъ Кузьменко атаманъ городовій; сотнѣ Баришовской Ісай Денисовичъ сотникъ дѣйствительній, Лилипъ Скиданъ атаманъ; сотнѣ Басан- ской Ѳедоръ Рудковскій сотникъ дѣйствителній в Терскомъ походѣ умеръ, Михайло Забѣла наказнымъ сотникомъ; Степанъ Полѣно атаманъ; сотнѣ Березанской Яковъ Корнѣенко дѣйствителній сотникъ въ Чигиринскомъ нинѣ походѣ, Яковъ Загорулченко наказный сотникъ, Іванъ Зуй, атаманъ; сотнѣ Яготинской Іосифъ Павловъ дѣйствителный сотникъ Хвѳдоръ Крисенко атаманъ; сотнѣ Гелмязовской Сава Тоцкій дѣйствителній сотникъ Данило Ѳедоровичъ атаманъ; сотнѣ Золотоноской Антонъ Чернушинскій сот-
78 ііикъ дѣйствителній в Терскомъ походѣ, Леско Бутенко Наказній сотникъ, Кирило Лавревко атаманъ; сотнѣ Пѣщанской Семенъ Кандыба дѣйствителній сотникъ, Данило Орѣщенко атаманъ; сотнѣ Крапивянской Константинъ Яковлевичъ дѣйствителній сотникъ Тимофѣй Матвѣевъ атаманъ, сотнѣ Ірклѣевской Славуй Требин- скій дѣйствителній сотникъ, Іванъ Журба атаманъ; сотнѣ Домон- товской Кондратъ Іваненко дѣйствителній сотникъ, Павелъ Мору- ховичъ атаманъ; сотнѣ Бубновской Михайло Прохоренко дѣйствителній сотникъ, Стефанъ Баглай атаманъ, сотнѣ Лѣнлявской Іванъ Киржа наказный сотникъ, Романъ Курдесенко атаманъ. Полкъ Гадяцскій. Дѣйствителній полковникъ Михайло Милорадовичъ в Терскомъ походѣ, Александръ Ситенскій писаръ полковій в томъ же походѣ умеръ, а на мѣсто его писаремъ нѣкого не опредѣлено; Стефанъ Милорадовичъ наказный асаулъ полковый; обозного аса- ула другого полковихъ не опредѣлено; Мартынъ Стишевскій судія дѣйствителній, Яковъ Гречаній асаулъ полковій дѣйствителній,. сотнѣ полковой Василь Велецкій сотникъ в томъ же Терскомъ походѣ, Ѳедоръ Сулима на его мѣсцу наказный; сотнѣ полковой другой Іванъ Пѣрятинскій сотникъ полковій дѣйствителній, Григорій Цюпка хоружій, Трохимъ Івановъ атаманъ городовій Гадяц- кій; сотнѣ Веприцкой Леонтій Масюкъ сотникъ дѣйствителній, Сава Семеновъ атаманъ, сотнѣ Грунской Іллія Милорадовичъ сотникъ дѣйствителній з полковникомъ в походѣ, Михайло Милорадовичъ наказный сотникъ; Іванъ Бабуцкій атаманъ; сотнѣ Опош- нянской Романъ Корицкій сотникъ, прошлого 1724 году виправ- тенъ будучи в Сулакъ, тамъ умеръ, Мойсѣй Клименко на его мѣ- ецу наказный; Григорій Сѣрацкій атаманъ; сотнѣ Зѣньковской Василь Рожанскій сотникъ дѣйствительній в Терскій походъ сего 1725 году виправлень, Мелетій Жадко сотникъ дѣйствителній другій Зѣнкувскій, Іванъ Дерло атаманъ; сотнѣ Ковалювской Демянъ Івановъ сотникъ дѣйствителній прошлого 1724 году в Судакъ выправленъ, Іванъ Гаянъ на мѣсто, его наказный сотникъ; Созонтъ Гавриленко атаманъ; сотнѣ Лютенской Луканъ Яковлевъ сотникъ дѣйствительній, Онисимъ Величка атаманъ; сотнѣ Комишанской Данило Уллѣчъ сотникъ з полковникомъ в Терскомъ походѣ, Аѳанасій Барзевичъ хоружій, наказній сотникъ, Андрей Бакута атаманъ.
—- 79 Полкъ Нѣжинскій. Дѣйствителній полковникъ графъ Петръ Толстой, Леонтій Пірамченко обозній, Романъ Лазаревичъ судія, Леонтій Гроновскій писаръ полковій опредѣленъ од г. енерала маіора Румянцова, Мой- сѣй Левѣцкій асаулъ полковій, асаула другого не опредѣлено: Іванъ Левѣцкій хоружій полковій дѣйствителній в крѣпости Св. Креста, Василь Богдановскій атаманъ городовій, Іосифъ Коннѣскій бурмистръ и войтъ наказній; сотнѣ полковой сотникъ Іванъ Пи- роцкій былъ подъ арестомъ и старъ, Василь Стасенко наказный сотникъ; Кондратъ Евхименко атаманъ, Василь Бѣлиловецъ хоружій, Тихонъ Кривецкій писаръ, Леско Калантай асаулъ; а сотника цѣлаго нѣтъ: сотнѣ другой полковой дѣйствителнаго сотника не опредѣлено, Леонтій Бѣлякъ наказній сотникъ; Іванъ Іващен- ко атаманъ, Опанасъ Кресанъ хоружій, Іосифъ Дадзѣнскій писаръ, Семенъ Василіевъ асаулъ; сотнѣ третой полковой Григорій Романовскій сотникъ дѣйствителній, Петро Соляникъ атаманъ, Демидъ Рожовецъ хоружій, Михайло Балановскій писаръ, Карпъ Мазка асаулъ; сотнѣ Олишевской Данило Пірамченко сотникъ дѣйствителній, Василь Усикъ атаманъ, Хведоръ Клименко хоружій, Хведоръ Чарнусскій писаръ, Данило Гулевичъ асаулъ, Кирилъ Кишка войтъ; сотнѣ Івангородской Василь Дмитровъ сотникъ дѣйствителній, Яковъ Гладкій атаманъ, Хведоръ Івановъ хоружій, Никифоръ Евфимовъ писаръ, Іванъ Омеляновъ асаулъ; сотнѣ Коропов- ской Іванъ Пороховскій сотникъ дѣйствителній в Гилянскомъ походѣ, Тупѣцкій хоружій в томъ же походѣ, Филипъ Трофимовъ наказный сотникъ; Герасимъ Григоріевъ писаръ, Петро Тупѣцкій асаулъ: городовая старшина: Савва Панковъ войтъ, Ѳедоръ Тимо- фѣевъ бурмистръ. Алексѣй Тимофѣевъ бурмистръ: сотнѣ Воронѣж- ской Іванъ Холодовичъ сотникъ дѣйствителній в Сулацкомъ походѣ, Кирило Слабѣй наказній сотникъ, Демидъ Яковлевъ писаръ, Тимофѣй Закорка асаулъ, хоружого не опредѣлено, Петро Алексѣевъ войтъ, Григорій Фуницкій бурмистръ; сотнѣ Глуховской Іванъ Мануйловичъ сотникъ -правитель в Войсковой Енералной Канцеляріи, Ѳедоръ Омеляновъ атаманъ, Кирило Потапенко хоружій, Іванъ Винда асаулъ, Остапъ Евфимовъ писаръ, войтъ Степанъ Хмелникъ; сотнѣ Ново-Млинской Кирило Троцкій сотникъ дѣйствителній, Василевъ атаманъ,, Семенъ Нестеровъ хоружій, Прокопъ Кириловъ писаръ, асаула не опредѣлено; сотнѣ Борзенской
— 80 — Михайло Забѣла сотникъ дѣйствителній, Андрей Бѣлій атаманъ, Леонтій Новикъ писаръ, хоружаго не опредѣлено, Іванъ Горбачъ асаулъ в Сулацкомъ походѣ, Го рдѣй Пархомовъ войтъ; сотнѣ Бахмацкой: дѣйствителнаго в той сотнѣ сотника и асаула не опредѣлено, Данило Налѣтовскій наказній сотникъ, Кирило Ма- ценко атаманъ, Ігнатъ Писаренко хоружій, Петро Яновскій писаръ; сотнѣ Кролевецкой дѣйствителній сотникъ Костантій Генва- ровскій в походѣ Низовомъ, Григорій Падалка наказній сотникъ, Уласъ Дмитренко асаулъ, Опанасъ Резниковъ хоружій, Іванъ Хмелницкій писаръ, Ілля Каменецкій писаръ, Сидоръ Харевичъ асаулъ; сотнѣ Батуринской Ѳедоръ Даниловъ сотникъ дѣйствителній, Ѳедоръ Прійма атаманъ, Іванъ Занко хоружій, Іосифъ Рижій писаръ, Гриторій Русакъ асаулъ, Іванъ Стеценко войтъ; сотнѣ Прохорской Матвѣй Борсукъ сотникъ дѣйствителній, Юско Пиркувскій атаманъ, Самойло Горбанъ хоружій, Василь Борсукъ писаръ, Грицко Рогулка асаулъ; сотнѣ Конотопской Григорій Ко- стенецкій сотникъ дѣйствителній, Данило Опанасовъ атаманъ, Василь Лазоренко хоружій, Мойсѣй Кривецкій писаръ, Леско Зубен- ко асаулъ, Мартинъ Врагѣй войтъ; сотнѣ Мринской Ѳедоръ Тарасовичъ сотникъ дѣйствителній, Іванъ Бережній атаманъ, Лукянъ Чепанъ хоружій, Іванъ Мартурковичъ писаръ, Мойсѣй Скумликъ асаулъ, Семенъ Малинка войтъ, сотнѣ Шаповаловской дѣйствителнаго сотника такъ и хоружаго не опредѣлено, Іванъ Небаба наказный сотникъ, Ѳедоръ Стахора атаманъ, Алексѣй Василевъ писаръ, Тимушъ Лишунъ асаулъ; сотнѣ Веркіевской Павло Самойловъ сотникъ дѣйствителній в походѣ, Самойло Аѳанасіевъ наказній сотникъ; Ілля Гарасименко атаманъ, Семенъ Василевъ писаръ, Микита Соя асаулъ, Алексѣй Проценко хоружій тож с сотникомъ в походѣ; сотнѣ Дѣвицкой Яковъ Селецкій сотникъ дѣйствителній, Ігнатъ Сулимовъ атаманъ, Ѳедоръ Семеновъ хоружій, Омелянъ Суждалскій писаръ, Григорій Роговскій асаулъ, Семенъ Герасимовъ войтъ; сотнѣ Ямполской сотника нѣтъ, токмо атаманъ Іванъ Верховецъ правитъ вмѣсто сотника. Полкъ Полтавскій. Дѣйствителнаго полковника не опредѣлено: дѣйствителная полковая старшина: Сава Тарануха дѣйствителній полковій асаулъ и наказный полковникъ, Лаврентій Никитовъ обозній полковій, су¬
— 81 дія полковій Григорій Буцкій, писаръ полковій Григорій Богаевскій и асаулъ полковій другій Ѳедоръ Сибилевичъ держанії подъ арестомъ в Глуховѣ, Михайло Руденко хоружій полковій, Павло Гарасимовъ хоружій полковій, Яковъ Фѣринка арматній хоружій, асаула артилерійскаго нѣтъ: городовая старшина Полтавскак: Лука Старицкій атаманъ, Кирило Івановъ войтъ, Василь Тимофѣевъ писаръ, которій за полкового писаря правитъ; Алексѣй Івановъ писаръ ратушній; сотнѣ полковрй Григорій. Чернякъ дѣйствителній сотникъ в походѣ Гилянскомъ, Панко Сягайло хоружій в томъ же походѣ, Опанасъ Лобачевскій писаръ; сотнѣ другой полковой Дмитрій Самарскій сотникъ дѣйствителній, Карпъ Гарасименко хоружій, Ѳедоръ Івановъ писаръ; старшина сотни Велико-Будиской: Іванъ Сулименко дѣйствителній сотникъ въ Терскомъ походѣ, Іосифъ Сулименко наказный сотникъ, Ѳедоръ Товстѣй атаманъ, Іванъ Фесенко войтъ, Яковъ Івановъ писаръ; сотнѣ Старо-Санд- жарской Самойло Спафари сотникъ дѣйствителній, Денисъ Сача- вецъ атаманъ, Михайло Захарченко войтъ, Іванъ Хасевичъ писаръ; сотнѣ Ново-Санджарской дѣйствителнаго сотника не опредѣлено, Григорій Бичъ наказный сотникъ; Анерей Погорѣлскій атаманъ, Матвѣй Костенко войтъ, Іванъ Ященко писаръ; сотнѣ Бѣлицкой Василь Евфименко сотникъ дѣйствителній, Карпъ Дацен- ко атаманъ, Петро Василенко войтъ, Андрей Гайденко писаръ; сотнѣ Кобѳляцкой: Сава Тарануха сотникъ дѣйствителній, Андрей Шумейко атаманъ, Григорій Куйнашъ войтъ, Яковъ Панасен- ко писаръ; сотнѣ Соколской Ѳедоръ Тимофѣевъ дѣйствителній сотникъ в Терскомъ походѣ, Ѳедоръ Ѳедоровъ наказный сотникъ; Юско Кулбака атаманъ, Семенъ Івановъ писаръ, Зиновій Якимовъ войтъ; сотнѣ Кишинской Григорій Потоцкій сотникъ дѣйствителній, Максимъ Левченко атаманъ, Григорій Капканецъ писаръ; сотнѣ Переволочанской Павелъ Вакуленко сотникъ дѣйствителній, Яковъ Лисенко атаманъ, Леонтій Емченко писаръ; сотнѣ Керебер- дянской Іванъ Лишенко дѣйствителній сотникъ за арештомъ в Глуховѣ, Іванъ Набокъ наказный сотникъ, Прокопъ Яценко атаманъ, Кондратъ Ігнатенко писаръ; сотнѣ Нехворощанской Гордѣй Савичъ сотникъ дѣйствителній, Іванъ Івановъ атаманъ, Алексѣй писаръ; сотнѣ Маяцкой Андрей Прійма сотникъ дѣйствителній, Ѳедоръ Казимѣръ атаманъ, Гаврило Штепенко писаръ; сотнѣ Ца- ричанской Ѳедоръ Бабанскій сотникъ дѣйствителній, Лукянъ Ба¬
— 82 — банскій атаманъ, Іосифъ Івановъ писаръ; сотнѣ Орлянской Іосифъ Яковлевъ сотникъ дѣйствителній, Іванъ Матвѣевъ атаманъ, Денисъ Лутченко писаръ; сотнѣ Китайгородской Яковъ Головненко сотникъ дѣйствителній, Василь Онуфріенко атаманъ, Степанъ Вѣ- лименко писаръ. Полкъ Дубенскій. Андрей Марковичъ дѣйствителній полковникъ, Павелъ Мартосъ обозній полковій, Іванъ Павловичъ асаулъ, Семенъ Евстафіевичъ другій асаулъ, судіи полкового не опредѣлено, Стефанъ Савицкій писаръ полковій, Стефанъ Корсунь хоружій полковій, Андрей Бутурлинъ другій хоружій; сотнѣ полковой дѣйствителній сотникъ Григорій Кулябка, Семенъ Прійма атаманъ, Касянъ Пантелимоновъ войтъ, Іванъ Яременко і Василь Калиниченко бурмистри, Іванъ Іваненко писаръ; сотнѣ Роменской дѣйствителнаго сотника не опредѣлено, Данило Савуско наказный сотникъ, Іванъ Лаврентіевъ атаманъ, Басилъ Даниловъ войтъ, Миронъ Кушнѣръ бурмистръ, Ѳедоръ Яновскій и Василь Валинскій писари; сотнѣ Смяловской Константій Васильевичъ сотникъ дѣйствителній, Василь Бабичъ атаманъ, Филипъ Романенко войтъ, Іванъ Козырь и Микита Скрипній бурмистри, Яковъ Тихоновъ писаръ; сотнѣ Глинской Аѳанасій Жуковскій дѣйствителній сотникъ, Романъ Ющенко атаманъ наказный, Василь Івасенко войтъ, Ярема Тищенко бурмистръ, Петро Григоріевъ писаръ; сотнѣ Лохвицкой Іванъ Гамалѣя дѣйствителній сотникъ, Іванъ Бузинскій атаманъ, Кирило Івановъ войтъ, Сидоръ Яковлевъ и Мойсѣй Дядура бурмистри, Іванъ Шестерневскій писаръ; сотнѣ Сенецкой Кирилъ Криштопъ сотникъ дѣйствителній в Терковскомъ походѣ, Лукянъ Яковлевъ атаманъ, Іванъ Криштофъ наказный сотникъ, Степанъ Карпенко войтъ, Іосифъ Олховитъ бурмистръ, Андрѣй Корецъ писаръ; сотнѣ Городиской Басилъ Кирика дѣйствителній сотникъ, Герасимъ Іваненко атаманъ, Гадко Носаръ войтъ, Кондратъ Шерема бурмистръ, Гаврило Василенко писаръ; сотнѣ Чорнуской Семенъ Максимовичъ дѣйствителній сотникъ в ТерковскіЙ походъ 1724 году виправлень, Яковъ Дроздъ наказный сотникъ, Григорій Звиряка наказный атаманъ, Матвѣй Головко войтъ, Мартинъ Пустовойтъ и Петро Ткачъ бурмистри, Андрей Івановъ управляючій за писара; сотнѣ Пѣратинской Григорій Корнѣевичъ дѣйствителній сотникъ,
g3— — Іваиъ Пасюта атаманъ, войта не опредѣлено, Григорій Івановъ й Михайло Беземулній бурмистри, Михайло Ілліевичъ за писара правитъ; сотнѣ Лукомской Мартинъ Кодинецъ дѣйствителній сотникъ, Василь Дацѣй атаманъ, Іванъ Бобиръ войтъ, Василь Они- кіенко бурмистръ, Андрей Карповъ писаръ; сотнѣ Чигриндубровской Іванъ Болюбашъ дѣйствителній сотникъ, Козма Скосиръ атаманъ, Евхимъ Чепѣлъ войтъ, Прокопъ Головня бурмистръ, Дмитро Буковскій писаръ. Кіевскій полкъ. Антоній Танскій полковникъ; старшина полковая; Ілія Жила судія полковій, Николай Савѳнокъ асаулъ,асаула другого не опредѣлено, Григорій Нѳмеровскій за писара полкового, Іванъ Прута- пулъ за хоружаго, Василь Харсѣка прапорщикъ; старшина городовая Козелецкая: Лукянъ Бразулъ атаманъ, Карпъ Головко войтъ, сотнѣ Козелецкой дѣйствителній сотникъ Алексѣй Яковенко; сотнѣ Остерской дѣйствителній сотникъ Сергѣй Солонина; сотнѣ Носовской дѣйствителній сотникъ Трофимъ Бѣлина: в сотнѣ Кобыс- кой дѣйствителнаго сотника нѣтъ; сотнѣ Бобровицкой дѣйствителній сотникъ Костантинъ Василіевичъ; сотнѣ Гоголевской дѣйствителній сотникъ Матѳей Соболевскій; сотнѣ Кіевской дѣйствителній сотникъ Іванъ Синяговскій учрежденъ от г. енерала маіора Румянцева, сотнѣ Муровской Іванъ Опушнѣй сотникъ (Отдѣльно списокъ Кіевскаго полка подписали) канцеляристы Данило Покореній, Матвѣй Себастиановичъ. Генеральная старшина. Вверхъ полковой, сотенной и городовой старшины не опредѣлено енералной старшины и другихъ, к тому надлежащихъ чиновъ, которіе надлежат(ъ) быт(ь), а именно: обозній, судія ене- ралній, судія другій енералный, писаръ енералный, асаулъ ене- ралный, асаулъ другій енералный, хоружій енералній, бунчучный енералный, асаулъ артиллерійскій, судовъ енералнихъ писаръ, ре- ентъ при канцеляріи Войсковой. (Списокъ 9 полковъ подписали:) Іванъ Мануйловичъ, Ѳедоръ Потребить Гречаний, Данило Покорений, Себастиановичъ. М. Астрябъ,
„Ч У м л.“ Мѣропріятія противъ заноса чумной заразы въ Полтавскую губернію въ XIX вѣкѣ (1813 г. и 1829 г.г.) (ПО АРХИВНЫМЪ ДАННЫМЪ.) Эпидеміи чумы имѣютъ свою очень и очень древнюю исторію. Имѣются данныя, что еще за 12 вѣковъ до Р. X. отъ чумы бѣдствовали филистимляне и израильтяне. Во 431 году до Р. X. была занесена съ востока и свирѣпствовала въ Греціи, въ особенности Аѳинахъ, такъ наз. Аѳинская чума (описанная Фукидитомъ) Въ ГѴ вѣкѣ по Р. X. свѣдѣнія о чумныхъ заболѣвай Іяхъ мы встрѣчаемъ у Орибазіуса, бывшаго врача Римскаго Императора Юліана. Въ VI вѣкѣ по Р. X. (531 г.) такъ называемая «.Юстиніанова чума», свирѣпствовала по всей Европѣ, о чемъ повѣствуетъ Галенъ въ своемъ добавленіи къ третьей книгѣ «Гиппократовыхъ Эпидемій». Въ XI вѣкѣ, въ 1090 году, чума впервие появляется въ Россіи. «Былъ великій моръ во градѣ Кіевѣ», гдѣ въ теченіе двухъ недѣль умерло до 7000 душъ («Несторъ» по Кенигбергскому списку.) Въ 1187 году, во время мѣждоусобныхъ браней, появилась опустошительная болѣзнь, чума, въ Новгородѣ, Бѣлоруссіи, не исключая ни одного дома. (Лѣтоп. по Никон. списку.) То же повторилось въ Новгородѣ и въ 1215 году, гдѣ «для погребенія труповъ приходилось выкапывать очень глубокія ямы». (Новгородскій лѣтописецъ). Въ 1230 году, за исключеніемъ г. Кіева, голодъ и «моръ» опустошали всю Россію: «въ Новгородѣ и въ Смоленскѣ, гдѣ умерло 32000 душъ,—улицы сплошь были покрыты трупами». (Новгород, и Царственная лѣтописи) По свидѣтельству Никоновой лѣтописи въ 1251 и 1271 годахъ на Руси были голодъ и «моръ», въ особенности въ г. Псковѣ.
— 86 — Въ XIV вѣкѣ, и 1348 и по 1352 годъ, былъ «великій мор&», въ Азіи, Африкѣ и ио всей Европѣ, не исключая сѣверной ея части и даже острововъ сѣвернаго океана Исландіи, Фарерскихъ чума свирѣпствовала подъ названіемъ «черной смерти*, отъ которой погибло болѣе трети населенія этихъ частей свѣта. Началась чума въ Китаѣ, гдѣ умерло до 70,000. Въ Европу занесена она была черезъ Турцію, гдѣ истреблена была масса населенія; перешла она прежде всего въ Италію, гдѣ за 4-е мѣсяцы умерло 10,000. На островѣ Кипрѣ отъ чумы вымерло тогда все населеніе. Въ Германіи гибли десятки тысячъ; тоже было въ Австріи, гдѣ въ одной Вѣкѣ ежедневно умерало болѣе 900 человѣкъ. Въ Шлезвигѣ уцѣлѣла только */б часть всего населенія; во всей Франціи осталась только 1Д; въ одномъ Парижѣ ежедневно хоронили до 500 умершихъ. Въ Марсели вымерли отъ чумы всѣ жители!... Изъ Франціи чума перешла въ Англію; изъ числа жителей Лондона въ живыхъ осталось только ’/ю часть. Эпидемія чумы захватила Испанію, Норвенію и Швецію. Во Флоренціи умерло до—60.000 —Венеціи—100.0000 —Марсели—16.000 —Парижѣ—50.003 —Авиньонѣ—60.000 —Строзбургѣ—16.000 —Любекѣ—90.000 —Лондонѣ—100,000. монаховъ въ Германіи 124,000. По свѣденіямъ лѣтописцевъ, Геккеръ, *) вычисляетъ народонаселеніе того времени для западной Европы въ 100,000,000 и погибшихъ за 3 года отъ чумы не менѣе 25,000,000. Смертность была ужасная, ни съ чѣмъ не сравнимая... Отъ Китая до Атлантическаго Океана земля покрыта была валяющимися трупами. Множество мѣстностей повымирали; дома стояли брошенными, открытыми, корабли плавали по морямъ безъ.людей, стада бродили безъ пастуховъ, арміи вооющія разбѣгались... Присутствія всѣхъ учрежденій были закрыты,— законы мирнаго теченія жизни не *) Becker. Die grossen yolkskranheiten des Mittelalters 1865 Berlin.
— 87 — удовлетворяли болѣе населенія, при массовомъ господствѣ смерти! Изъ Германіи, черезъ Польшу въ 1351 году чума занесена была въ Россію. Особенно пострадали отъ нея Псковъ, Новгородъ, Смоленскъ, Черниговъ, Кіевъ, Москва, Суздаль, Владиміръ* и другіе города «За ночь у каждой церкви къ утру стояло 20.—30 «труповъ, ихъ всѣхъ хоронили разомъ...» «Всѣмъ тѣмъ единъ проводъ отпѣваху»... (Лѣтопись Никона) «Гибель людей была не исчислима, а города Глуховъ и Бѣлоозеро вымерли совершенно» Татищевъ, Исторія Россіи т. IV стр. 173. «При Семеонѣ Гордомъ бысть казнь Божія на людей, въ Ордѣ, Орничаѣ (устья Дона) и въ Сараѣ, Бешдетѣ, и въ Шидашѣ и въ другихъ земляхъ. И была большая моровая болѣзнь между Бусурманами и Татарами, и Орменами/ и Абазехами, и Іудеями, и Черкесами». Въ Россію пришла она съ трехъ сторонъ: изъ Крыма, отъ Татаръ и изъ Польши, а также и изъ Германскихъ Ганзейскихъ городовъ. Всюда оставила она опустошеніе и ужасъ. «Бысть моръ золъ, смерть бысть скора—хракнетъ человѣкъ кровію и на 3-й день умираша». Великій князь Симеонъ Гордый съ братомъ Андреемъ и семью дѣтьми погибли отъ чумы » (Лѣтоп. Никои. Пскѳвск., и Новгор.). Въ 1360 году чума вновь появляется въ Россіи и въ 1364. 1366, 1370, 1374 и 1377 г. г. опустошаетъ Псковъ, Новгородъ, Владиміръ, Тверь, Переяславль, Казань, Суздаль, Дмитровъ, Можайскъ, Вологду, окрестности Москвы, Нижній Новгородъ и Поволжье. По поводу этой эпидеміи мы находимъ въ лѣтописяхъ довольно опредѣленное указаніе на характеръ самаго заболѣванія: «бяша тогда се знаменіе, егда кому гдѣ выложится железа.—-то вскорѣ умираша». «Хракаху людіе кровію, а иные железою бо- лѣзноваху, единъ день, или два, или три, и, мало пребывше, тако умираху». Въ 1386 году особенно гибельна была эііидеиія для г. Смоленска. гдѣ вымерли всѣ жители. Осталось въ живыхъ десять человѣкъ. Они вышли вонъ изъ погибшаго города и заперли за собою городскія ворота» (Лѣтоп. Никон. Новгор.). *- Въ 1409 году появившаяся чума опустошила города Ржевскъ Можайскъ, Дмитровъ, Звенигородъ, Рязань и Юрьевъ; въ 1417 году—Псковъ, Новгородъ, Ладогу, Порховъ, Торжокъ, Тверь и Дмитровъ; 1419 году—Кіевъ Псковъ; въ 1420 г.—Кострому, Яро-
— 9В - славль, Юрьевъ, Владиміръ, Суздаль, Переяславль и Ростовъ; въ 1422 г.—Новгородъ; въ 1424 году—отъ чумы въ Твери и окрестностяхъ Москвы «земледѣльцы почти всѣ вымерли, такъ что весь хлѣбъ остался въ полѣ на корню, не собраннымъ. И былъ потомъ голодъ». (Лѣтоп. Никон.). Съ 1442 г. и по 1478 г. чума вновь поражаетъ злополучные Псковъ и Новгородъ, какъ крупные торговые центры. Въ 1606, 1521, 1523, 1543, 1561 и 1562 годахъ чумныя заболѣванія появляются въ этихъ же 2-хъ городахъ въ 1566-1572 г.г. въ Полоцкѣ и Смоленскѣ. Въ 1584 и 1598 г. чума опять господствуетъ въ Псковѣ и Ивангородѣ, по отнятіи его у шведовъ. Въ 1603 г. появляется въ г. Смоленскѣ моръ отъ чумы, занесенной изъ Литвы во время военныхъ приготовленій Дмитрія Самозванца. Всѣ дороги къ этому городу были закрыты и предохранительныя мѣры распространены до Брянска. Въ 1605 году, при осадѣ г. Кромы (Орлов.г.) между войсками появились чумныя заболѣванія и, по указаніямъ Московскихъ лѣкарей посылаемы были въ лагери медикаменты. Въ 1606 году, въ княженіе Василія Шуйскаго, чума появилась въ Новгородѣ; и въ 1754 году, въ царствованіи Алексѣя Михайловича, она показалась въ Астрахани, и Казани. Въ 1655 году чума была на понизовьяхъ Волги, въ Астрахани (очень сильная эпидемія), въ мѣстностяхъ 13 нынѣшнихъ губерній Новгородской, Костромской, Тамбовской, Казанской, Владимірской, Орловской, Вятской, Новгородской, Черниговской, Кіевской, Ярославской, Тульской и Тверской, откуда была занесена въ Москву «гдѣ множество народа погибло скоропостижною смертію; оставшіеся въ живыхъ покинули дома, укрывались въ огородахъ. Всѣ стрѣлецкіе полки перемерли». Здѣсь подобно Смоленску мы встрѣчаемся данныя о принятіи противъ эпидеміи предохранительныхъ мѣръ’, присутственныя мѣста были закрыты, погребенія умершихъ происходило безъ сопровожденія ихъ священнослужителями, установлены были карантины, подъ страхомъ смертной казни запрещено было всякое сообщеніе съ Москвою, одежда больныхъ и умершихъ сожигалась, дома окуривались и т. д.
— 89 — Въ 1692 году чума опять появилась въ Астрахани въ настолько значительной степени, что изъ 16,000 ея жителей погибло 10,383, причемъ перемерло все Астраханское духовенство, какъ бѣлое, такъ и черное. За неимѣніемъ священниковъ митрополитъ Савватій самъ отпѣвалъ умершихъ. Въ 1703—1705 г. въ Подоліи и Кіевской области, Польшѣ, Лифляндіи были чумныя заболѣванія. Въ 1709 году, въ годы знаменитой «Полтавской битвы», въ Россію опять была занесена черезъ Польшу чума. Петръ Великій встрѣтилъ ее со своими войсками на Польской границѣ. Немедленно распорядился онъ посадить войска на суда въ Ма- ріенбургѣ, и отправить ихъ въ Ревель; «гдѣ бы дивизія отъ дивизіи отдѣлялась на нѣсколько миль, и рота на версту отъ другой роты. Сосѣднія же мѣста, зараженныя повѣтріемъ окружать заставами и лишать всякаго сообщенія съ другими. А дома въ которыхъ вымерли, сожигать со всемъ, что оныхъ находиться будетъ, даже съ лошадьми и скотомъ». По свидѣтельству Горда- на зараза была такъ интенсивна, что за годъ погибло отъ нея до 100,000 человѣкъ. По взятіи въ 1710 крѣпости Риги погибло здѣсь отъ чумы до 60,000. Въ 1718 году чума появляется въ Кіевѣ, Азовѣ и впервые въ Малороссіи. Петръ Великій 24 Октября этого года издаетъ указъ «о посылкѣ изъ Аптекарскаго приказа въ Старооскольскую и Бѣлогородскую провинцію лѣкарей для освидѣтельствованія народа». «Сіе бѣдствіе онъ обнародовалъ Манифестомъ, съ изданіемъ слѣдующихъ инструкцій: чтобы всѣ мѣста зараженныя повѣтріемъ, окружены были заставами; при полкахъ долженъ быть разставленъ караулъ, по рѣкамъ Днѣпру и Дону; чтобы никто подъ смертною казнью не обходилъ посты сіи. По большимъ дорогамъ поставить висѣлицы, и кто прокрадется тайно, вѣшать не списываясь. Письма отъ курьеровъ принимать черезъ огонь и переписывать три раза, и только послѣднюю копію пересылать по назначенію». Въ 1721 и 1722 г. Петромъ Великимъ предприняты были предохранительныя мѣры относительно моровой язвы (чумы) свирѣпствовавшей во Франціи, «чтобы съ кораблями, приходящими изъ Франціи въ Ригу, Ревель и Архангельскъ, быть осторожнымъ
- 90 — и осматривать ихъ; чтобы корабли, назначенные въ Россійскія пристани, получали отъ Россійскаго посланника въ Парижѣ паспортъ, безъ коего они въ Россію пропускаемы не будутъ. Приказъ сей изданъ ко всемъ начальникамъ пристаней, дабы не пропускать ни одного корабля изъ французскихъ гаваней. Въ 1727 и 1728 чума снова появилась въ Астрахани. Въ 1737---1739 г. въ Очаковѣ, Каменецъ-Подольскѣ, Изюмѣ, Лебедяни, Бѣлгородѣ и въ 1739 вг> Малороссіи. Въ концѣ 1769 года, въ царствованіи" Екатерины II-ой, во время первой русско-турецкой войны, появились заболѣванія чумою, какъ въ турецкой, такъ (отъ нея,) и въ русской Дунайской арміи; а именно, въ корпусѣ войскъ, стоявшемъ въ Галацѣ. Корпусъ этотъ изъ Галаца перешелъ въ Бухарестъ, а затѣмъ въ Яссы, и занесъ съ собою «чуму», которая весною 1770 года свирѣпствовала, не только между войсками, но и по всей Молдавіи и Валахіи. По сосѣдству и при неизбѣжныхъ сообщеніяхъ съ арміею стоя- щею въ Польшѣ, чума во всей силѣ распространилась лѣтомъ почти во всей Подоліи и Польской Украйнѣ, и дошла до самой русской границы. Чтобы задержать эпидемію и непустить ее въ пре- дѣлье Россіи, учреждена была близь Кіева, въ Васильевѣ застава, которая однако не помѣшала чумѣ появиться въ Васильковѣ и въ самомъ Кіевѣ. Изъ Кіева зараза перенесена была и въ другія мѣста Малороссіи. Оно появилась вь Черниговѣ, Переяславѣ, Козельцѣ, Нѣжинѣ и въ нѣкоторыхъ деревняхъ. Затѣмъ перешла въ Сѣвскъ и Брянскъ. Чтобы оградить отъ чумы Москву и Петербургъ, по Высочайшему повѣленію вблизи Москвы и разныхъ мѣстахъ, лежащихъ по направленію къ Малороссіи, учреждены были заставы, а именно: въ Боровскѣ, Алексинѣ, Коширѣ и Коломнѣ. При каждой заставѣ состояли одинъ гвардейскій офицеръ и одинъ врачъ, на осязанности которыхъ лежало ѣдущихъ изъ арміи и Малороссіи пропускать, не иначе какъ по выдержаніи ими установленнаго карантина. Кромѣ того они должны были постоянно освѣдомляться въ окружности своихъ заставъ о благополучномъ состояніи здоровья населенія въ близь лежащихъ селеніяхъ и немедленно изолировать появляющихся больныхъ.
— 91 Къ сожалѣнію, цѣль охраны Москвы отъ переноса въ нее чумой зараза достигнута не была. Въ Москвѣ умерли нѣсколько привезенныхъ туда изъ Бендеръ съ подозрительными явленіями заболѣванія плѣнныхъ турокъ, затѣмъ умеръ скоропостижно отъ чумы прибывшій изъ Дунайской арміи офицеръ. Изданіе манифеста повеливающаго «дабы никто не дерзалъ изъ армій какъ турецкихъ, такъ и польскихъ, никакихъ вещей въ Россію вывозить, черезъ которыя бы зараза могла распространяться, и никто бы пеотваживался опредѣленныя по границѣ заставы объѣзжать»—не могло предотвратить бѣдствія. Развившаяся затѣмъ извѣстная въ Русской исторіи «Московская чума» унесла съ собою до 130,000 жизней. Въ одной Москвѣ умерло отъ чумы 56772 души; изъ нихъ за одинъ только Сентябрь мѣсяцъ умерло 21401. Ужасною «Московскою чумою» заканчиваются, болѣе или менѣе грозныя губительныя, чумныя эпидеміи въ Россіи. Благополучно заканчивается XVIII вѣкъ, и относительно благополучно проходить XIX столѣтіе, давшее Европѣ сравнительно небольшія эпидеміи. Въ 1803—1819 г.г, чума была въ Имеретіи, Тифлисѣ, Ду- шетѣ, Гори, Большой Кабардѣ, на Сѣверномъ Кавказѣ, въ Ахал- цыхѣ, въ Грузіи, Моздокѣ, Карталиніи, въ устьи р. Терека. Въ 1806—1808 г.г.. въ Астрахани и Саратовѣ; За 1812 г. въ Ѳеодосіи, Одессѣ, Херсонской губ. Подоліи и въ Крыму; въ 1819, 1824 и 1825 г.г. въ Бессарабіи въ 1827—1828 г.г. въ Кавказской арміи; въ 1828—1830 г.г. въ Дунайской арміи, въ Одессѣ, Бессарабіи и въ Крыму. Болѣе или менѣе значительная эпидемія чумы была въ 1827— 1829 году въ Турціи, Греціи, въ придунайскихъ земляхъ и среди русской дунайской арміи во время тогдашней войны съ Турціей. Предпославъ историческія данныя о чумныхъ заболѣваніяхъ въ Европѣ вообще, и въ частности въ Россіи, мы останавливаемся на мѣропріятіяхъ противъ чумной заразы въ Малороссіи въ 1813 году, а затѣмъ на чумныхъ заболѣваніяхъ бывшихъ среди русскихъ войскъ, стоявшихъ на Дунаѣ во время этой войны въ 1828— 1829 г.г. когда первые заболѣванію чумою русскихъ появились въ Браиловскомъ военномъ госциталѣ въ княжеетвѣ Ва- лахскомъ.
92 Какъ ни были несовершенны въ то время, въ началѣ XIX столѣтія, пути сообщенія въ Россіи опасность занесенія въ ея предѣлы чумной заразы представлялась возможною, поэтому со стороны Правительства предприняты были независимо отъ другихъ мѣстъ,, мѣры предосторожности по отношенію и Полтавской губерніи. Данныя объ этихъ мѣропріятіяхъ получены нами изъ Полтавскихъ архивныхъ матеріаловъ, относящихся къ разнаго рода административнымъ распоряженіямъ. Первыя данныя о принятіи въ Полтавской губерніи предохранительныхъ мѣръ противъ заноса чумной заразы, имѣющіяся въ Полтавскихъ архивахъ, относятся къ 1813 году. Данныя эти здѣсь очень ограниченныя, заключаются лишь въ нѣсколькихъ листахъ оффиціальной переписки Малороссійскаго Генералъ-Губернатора князя Якова Ивановича Лобанова Ростовскаго и князя Алексѣя Борисовича Куракина, рапортовъ Кременчугскаго Полиціймейстера и другихъ лицъ, по поводу появленія подозрительныхъ по чумѣ заболѣваній и соотвѣтствующихъ распоряженій по принятію предохранительныхъ мѣръ. Кромѣ того, имѣются довольно подробныя и обстоятельныя инструкціи княза А. Б. Куракина относительно мѣропріятій противъ чумной заразы, карантинныхъ огражденій, касающіеся изоляціи подозрительныхъ и заболѣвшихъ лицъ, дезинфекціи товаровъ, вещей и т. п. Къ исторіи затронутаго нами вопроса инструкціи эти имѣютъ прямое и существенное значеніе, поэтому въ концѣ въ видѣ приложенія приводятся они въ подлинникѣ. Въ концѣ Мая мѣсяца 1913 года Кременгускій Полиціймей- стеръ Степанъ Брежинскій случайно «посторонне», освѣдомился о томъ, что въ сосѣдней съ Полтавскою въ губерніи Херсонской въ одномъ изъ селеній Елисаветрадскаго уѣзда появилась на людяхъ какая-то прилипчивая болѣзнь. Желая на-вѣрное узнать въ чѣмъ здѣсь дѣло, Полиціймей- стеръ 29 Мая отправляетъ въ г. Елисаветградѣ отъ себя нарочнаго Съ отношеніями къ тамошнему Нижнему Земскому Суду и мѣстному Полиціймейстеру съ просьбою о увѣдомленіи его, „точно ли и въ какомъ селеніи, съ котораго времени происходитъ прилипчивая или заразительная болѣзнь? и какія на мѣстѣ приняты надлежащія мѣры, чтобы болѣзнь эта не была разнесена въ другія мѣста?'*
93 Черезъ вернувшагося немедленно же нарочнаго Елисавет- градскій Нижній Земскій Судъ сообщилъ въ Кременчугскую Градскую Полицію о томъ, что Елисаветградскомъ уѣздѣ, въ селеніи Знаменскомъ, вѣдомства Черноморскаго Адмиралтейства, открылась на людяхъ, по увѣренію Уѣзднаго Штабъ-Лѣкаря (Газенна) гнилая съ пятнами горячка-, и, сколько примѣтно по людяхъ оною одержимыхъ, подаетъ сомнѣніе прилипчивой болѣзни. Въ такомъ случаѣ Судъ сей сдѣлалъ нужное на сей разъ распоряженіе для излѣченія той болѣзни помощью медицинскаго чиновника и для предохраненія прочихъ смѣжныхъ тому селенію мѣстъ, заперъ оное селеніе Знаменское, окруживъ его двойною цѣпью такъ, чтобы ни туда, ни оттоль никто не могъ пройти и проѣхать. Исправляющій же должность Елисаветградскаго Городничаго Гвардіи Штабъ-ротмистръ Цвѣтковичъ отвѣтилъ Кременчугскому Полиціймейстеру, что «потребныя свѣдѣнія по случаю открывшихся въ с. Знаменкѣ «важныхъ происшествій» ему настоящѳ неизвѣстныхъ, обязанъ его извѣстить г. Елисаветградскій Земскій Исправникъ. Во ввѣренномъ же ему, Городничему, г. Елиса- ветградѣ ничего по вышеописанному предмету онъ не предвидитъ. По полученіи этихъ свѣденій Кременчугскій Полиціймейстеръ, принимая во вниманіе, что с. Знаменское, хотя и находится всто- ронѣ отъ большой на г. Елисаветградъ дороги, и отъ самого того города въ 30, а отъ г. Кременчуга въ 120 верстахъ, на всякій случай дѣлаетъ распоряженіе, о учрежденіи въ п. Крюковѣ караула нарочно, «дабы кто либо изъ с. Знаменки не былъ впущенъ въ Крюковъ или Кременчугъ». Обо всемъ вышеприведенномъ онъ сообщилъ рапортами Полтавскому Гражданскому Губернатору Тутолмину и Малоросійскому Генералъ-Губернатору князю Лобанову-Ростовскому. Одновременно съ этимъ (Іюня 3) князь А. Б. Куракинъ сообщаетъ письмомъ князю Я. И. Лобанову-Ростовскому о томъ, что Г. Правящій должность Херсонскаго Гражданскаго Губернатора донесъ ему, что Елисоветградскаго уѣзда, въ селеніи Знаменскомъ, вѣдомства Адмиралтейскаго, съ 21 числа Мая открылась болѣзнь- почитаемая медикомъ, больныхъ свидѣтельствовавшимъ, гнилою горячкою съ знаками на тѣхъ больныхъ, у нѣкоторыхъ на ниж¬
94 нихъ частяхъ тѣла красноватые бобоны и больные чувствуютъ въ мѣстахъ боль, дѣлаются въ нѣсколько часовъ слабыми и одинъ изъ больныхъ, у которого ничего небыло, кромѣ небольшого чирья на спинѣ къ шеѣ, сдѣлался чрезъ десять часовъ болѣзнію такъ слабъ, что едва на ногахъ стоять могъ. «За сдѣланными г. Правящимъ должность Херсонскаго Градскаго Губернатора распоряженіями можно надѣяться, что болѣзнь сія не распространится далѣе того селенія и потому въ Полтавской губерніи сше не настоитъ теперь нужды употреблять мѣры осторожности. Но ёсли сія болѣзнь окажется еще въ какомъ либо другомъ селеніи, тогда должно будетъ приказать тотчасъ возобновить кордонъ, бывшій отъ Полтавской губерніи по границѣ съ Херсонскою губерніей». Хотя и предписано было г. Правящему должность Херсонскаго Гражданскаго Губернатора въ случаѣ появленія сей болѣзни еще въ другомъ селеніи, сообщать о томъ тотчасъ князю Лобанову-Ростовскому, но на всякій случай князь Куракинъ совѣтуетъ сдѣлать распоряженіе о командированіи чиновника, который бы долженъ былъ находится тамъ, на мѣстѣ, до прекращенія болѣзни въ с. Знаменскомъ, и до снятія отъ онаго кордоновъ, на тотъ случай, дабы тотчасъ доносить, что она распространилась и въ другое селеніе. По полученіи такового свѣдѣнія тотчасъ долженъ быть возобььвленъ кордонъ по границѣ Полтавской губерніи съ Херсонскою. Въ приведенной перепискѣ дѣло идетъ о заболѣваніи гнилою горячкою съ пягпнами\ хотя въ сообщеніи князя Куракина картина самой болѣзни, съ явленіемъ не только пятенъ, но и бобоновъ заставляетъ предполагать здѣсь иное заболѣваніе болѣе,серьезное. Іюля 13-го Кременчугскій Полиціймейстеръ ,на основаніи свѣдѣній полученныхъ имъ отъ Правящаго должность Елисаветградскаго Городничаго, рапортомъ сообщилъ Генералъ-Губернатору что 7 Іюня въ самомъ г. Елисаветградѣ въ домѣ отставнаго солдата Емельяна Лучкина, открылся у жены „его на рукѣ опасный карбункулъ, отъ коего она скоропостижно умре, съ двумя малолѣт- ними дѣтьми»—По сему случаю, съ предписанія начальства, г. Елисаветградъ окруженъ цѣлью, дабы изъ него никто не могъ выѣзжать,
— 95 «Кромѣ того, пріѣхавшіе изъ г. Елисаветградана собирающуюся, того Александрійскаго уѣзда, въ Аврамовскомъ селеніи «Ону- фреевскую (къ J2 числу мая) ярмарку Елисаветградскаго уѣзда деревни Гусаровки поселянка Ульяна Чернихина и дочь ея дѣвка 5-го числа заболѣвши, послѣдняя 8-го, первая 9-го числа померли. Болѣзнь на нихъ была называемая „гнилая горячка^ съ черными на грудяхъ у дѣвки пятнами. Свидѣтельствовавшій ихъ штабъ-лѣкарь Хабаровъ однакоже завѣрилъ Александрійскому Нижнему Земскому Суду на бумагѣ сумнительства относительно болѣзни; почему Судья и принялъ въ осторожность болѣзни надлежащія мѣры, взятіемъ въ арестъ оставшихся умершей Ульяны сына и фурщика Елисаветградскаго уѣзда Аджамскаго поселянина Дмитрія Ремигайленка; также сдѣлано было распоряженіе о запрещеніи жителямъ с. Аврамовки «имѣть сообщеніе съ прочими народами впредь до разрѣшенія начальства.» Вслѣдъ за симъ 11 Іюня князь А. Б. Куракинъ пишетъ Малороссійскому Генералъ-Губернатору князю Лобанову-Ростовскому о томъ, чтовъ Елисаветградскомъ уѣздѣ въ Херсонской губерніи, въ селеніи Знаменкѣ вмѣсто прилипчивой болѣзни, о которой онъ раньше сообщалъ, открылась дѣйствительная зараза и въ самой сильной степени. Правящій должность Херсонскаго Гражданскаго Губернатора извѣстить объ этомъ Полтавскаго Гражданскаго Губернатора. Увѣдомленный о семъ прискорбномъ обстоятельствѣ, князь Куракинъ проситъ Лобанова-Ростовскаго, не теряя времени, приказать поспѣшить устроеніемъ на границѣ Полтавской губерніи съ Александрійскимъ уѣздомъ, Херсонской губерніи кордона, на основаніи 2-го кардона по «Положенію о кордон- нахъ и карантинахъ» назначеннаго. Сей кордонъ долженъ содержаться обывателями Полтавской губерніи. Карантинъ на семъ кордонѣ для сообщенія жителей Полтавской и Херсонской губерній долженъ быть учрежденъ въ Крюковѣ, во всемъ по «Правиламъ учрежденія кордонной стражи» и на основаніи «Положеніе о кордонахъ гі карантинахъ». По близости границы Полтавской губерніи къ мѣсту, гдѣ существуетъ зараза, строгія мѣры осторожности должны, быть усугублены для недопущенія вкрасться заразѣ въ Полтавскую губернію; проходящіе и проѣзжіе должны во всѣхъ карантинахъ выдерживать 21 дневный карантинный терминъ. Такимъ образомъ, первоначальное опредѣленіе болѣни, какъ
96 ~ «гнилой горячки», уступаетъ мѣсто «дѣйствительной заразѣ» что тоже чумѣ. Вслѣдствіе, вѣроятно, осторожности въ офиціальной перепискѣ, очевидно нѣкоторое время воздерживались отъ употребленія этого слова, чтобы не вызывать сразу же панику. Вскорѣ же вопросъ о чумныхъ заболѣваніяхъ пришлось поставятъ прямо и открыто, во всеобщее свѣденіе. Іюля 17 дня князь А. Б. Куракинъ, сообщая Кременчугскому Полиціймейстеру о полученномъ имъ рапортѣ «Исполнительнаго отъ заразы Комитета» (въ Александрійскомъ уѣздѣ учрежденнаго) о томъ, что бывшіе въ карантинѣ по «сомнѣнію» двое жителей селенія Аврамовки померли отъчумы, одинъ 25-го а другой 27-го чиселъ минувшаго іюня, а 28-го того же мѣсяца найденъ въ еврейскомъ семействѣ, въ томъ же селеніи, одинъ съ чумными знаками, что впрочемъ въ селеніи Аврамовки болѣе больныхъ не оказалось, и къ недопущенію заразѣ распространиться приняты строгія мѣры,—предписываетъ Кременчугскому Полиціймейстеру о вышеупомянутыхъ смертныхъ случаяхъ и о вновг заболѣвшимъ чумою въ с. Аврамовкѣ дать отъ себя знать Земской полиціи Кременчугскаго уѣзда, Повѣтовому Маршалу и Начальникамъ Губернскаго и Наблюдательнаго кордоновъ. Кременчугскій Полиціймейстеръ, принимая во вниманіе возможность занесенія заразы и въ Полтавскую губернію, распорядился «въ посадѣ Крюковъ и въ Кременчугъ никого не впущать, ежели бы то случилось таковымъ съ онаго села Знаменки слѣдовать». За посадъ Крюковъ для этого отправлены были изъ здѣшней инвалидной внутренней стражи 6 человѣкъ военнослужителей къ учрежденнымъ уже тамъ карауламъ изъ обывателей. Полиціймейстеръ въ добавленіе къ нимъ требовалъ изъ Крюкова изъ инвалидной при комиссаріатской Комиссіи роты еще 8 человѣкъ, однако «капитанъ оной роты Салабутикъ въ дачѣ оныхъ отказалъ по недостатку будто военнослужителей и по неимѣнію предписанія отъ Начальства». Выставленному изъ обывателей и воинскихъ людей караулу вмѣнено было въ обязанность запрещать въѣздъ изъ Херсонской губерніи. Строгій надзоръ за карауломъ порученъ былъ Крюковскому Частному Приставу Черепову. «Въ осторожность, дабы кто потаенно чрезъ рѣку Днѣпръ не переѣхалъ, минуя караулы и казенный перевозъ, всѣ партикулярныя (т. е. частновладѣльческія) лодки были сняты и опечатаны. Со стороны же г, Кременчуга,
— 97 — дабы никто не перешелъ сухопутно по дистанціи онаго, равно и по рѣкѣ, установленъ былъ надзоръ посредствомъ разъѣзда изъ мѣстныхъ обывателей согласно кордоннымъ правиламъ. Повѣтовый штабъ лѣкарь Захаржевскій отправленъ былъ за Крюковъ намѣсто карантинной заставы для принятія соотвѣтствующихъ предохранительныхъ мѣръ Всѣ слѣдующіе не только изъ Херсонской губерніи, но также и изъ Екатеринославской, задерживались на Карантинной заставѣ, для чего отведены были очищенныя отъ обывателей избы. По заявленію Кременчугскаго Полиціймейстера учрежденная охрана была недостаточна; для охранительной цѣпи онъ просилъ присылки отъ Полтавскаго внутренняго батальона воинскихъ чиновъ съ офицеромъ, такъ какъ болѣе 6 человѣкъ здѣшней Кременчугской команды, никакъ командировать не возможно, по малости оной команды. «На однихъ же сторожей, изъ обывателей выставляемыхъ, опасно положиться въ совершенномъ ими наблюденіи порученнаго имъ, ибо хотя не съ умысла, но съ простолюд- ства иногда послѣдуетъ какое отъ нихъ упущеніе. Маршаламъ Кременчугскому, Кобелякскому и Константиноград- скому, съ земскими и городскими полиціями, было предписано незамедлительное возстановленіе кордонной цѣпи по границамъ съ Херсонскою и Екатеринославскою губерніями, дабы съ того края никто не могъ проѣхать въ Полтавскую губернію, не выдержавъ установленнаго къ охраненію сей стороны карантиннаго срока, съ принятіемъ всѣхъ мѣръ предосторожности. Кордонная цѣпь была установлена зі Днѣпромъ, имѣя начало свое у самой Кіевской границы, т. е. почти противъ Градижска и простиралась до Крюкова, и за нимъ соединялась съ цѣпью Кобелякскской и Кон- стантиноградской. На каждомъ оставленномъ по р, Днѣпру перевозѣ установленъ былъ самый бдительный и строгій надзоръ, чтобы съ той стороны рѣки никто не былъ пропущенъ на эту сторону въ Полтавскую губернію безъ надлежащаго очищенія и отбытія 15 дневнаго карантиннаго термина». Вслѣдъ за симъ, въ Крюковѣ учреждена была карантинная контора по всѣмъ установленнымъ для этого «Правиламъ». (Смотри приложеніе). Въ Августѣ мѣсяцѣ правящій должность Кременчугскаго Полиціймейстера рапортомъ сообщилъ Малороссійскому Генералъ Губернатору Лобанову—Ростовскому о томъ, что прибывшій изъ
— 98 — Херсона инспекторъ тамошней врачебной Управы Даниловъ, освидѣтельствовавъ двухъ скоропостижно умершихъ 18-го Августа въ посадѣ Петриковскомъ, призналъ знаки на сихъ тѣлахъ за дѣйствительно [чумные. Объ этомъ, кромѣ Генералъ-Губернатора, сообщено было для усиленія предосторожности въ Крюковскую Карантинную Контору, Кременчугскому Повѣтовому Маршалу, въ нижній Земскій Судъ и начальнику Наблюдательнаго , кордона. Въ дальнѣйшемъ Предводитель Дворянства Александрійскаго уѣзда, Александръ Пищевичъ, сообщилъ 23-го Августа Кременчугскому Полиціймейстеру Федору Васильевичу Киселеву о томъ, что въ с. Петраковкѣ и въ карантинѣ онаго со дня открытія заразы, т. е. съ 11-го числа Августа, умерло 14 душъ; всѣ поселяне, числомъ до 30 домовъ, жившіе около того мѣста, гдѣ смертность сія происходила, выведены въ карантинъ. Всѣ евреи выводятся. Г. Пищевичъ полагаетъ, что евреи, толико алчные и пущающіеся прибытка ради на все непозволительное, завезли сію заразу въ какихъ нибудь вещахъ въ сей посадѣ въ недавнемъ времени. Ноября 14-го Кременчугскій Полиціймейстеръ донесъ Малороссійскому Генералъ-Губернатору Лобанову—Ростовскому о полученномъ имъ отъ Предводителя Дворянства Александрійскаго уѣзда Александра Пищевича сообщеніи о появленіи вновь въ томъ уѣздѣ заболѣваній чумою, Ноября 5-го въ деревнѣ Лозоваткѣ (помѣщика Орды,) отстоящей отъ с. Петраковки въ 4 верстахъ, умеръ одинъ крестьянинъ чумою, а 2 души имѣютъ знаки той болѣзни; почему изъ д. Лозовотки 2 души чумныхъ и 1 обыкновенною болѣзнію, а также сумнительныхъ т. е. сосѣдей зачумлившагося дома 22, и наблюдаемыхъ 185 душъ, переведены въ Петраковскій Карантинъ, въ которомъ Петраковскихъ жителей—съ «чумою» уже находится 1, сумнительныхъ 14, наблюдаемыхъ 34, да въ Протопоповскомъ карантинѣ «чумныхъ» 2 души, сумнительныхъ 7. наблюдаемыхъ, 125; и въ особомъ отдѣленіи 23 души. По полученіи донесенія Кременчугскаго Полиціймейстера, Малороссійскій Генералъ-Губернаторъ предписалъ' задерживать въ Крюковскомъ Карантинѣ всѣхъ слѣдующихъ изъ Херсонской губерніи въ Полтавскую, согласно установленному карантинному термину. Этими документальными данными исчерпывается матеріалъ о
— 99 — «Пумныхъ заболѣваніяхъ,» бывшихъ 1813 году, въ губерніи Херсонской, сосѣдней съ Полтавскою, находящійся въ Полтавскихъ архивныхъ дѣлахъ. Какимъ образомъ и откуда занесена была въ Россію чумная зараза? Какъ лопала она въ Херсонскую губернію? Какой былъ характеръ заболѣваній, и ихъ теченіе и развитіе?—данныхъ въ архивахъ не имѣется. Прилагаемыя инструкціи князя А. Б. Куракина относительно предохранительныхъ мѣропріятій, а также мѣръ борьбы съ самою заразою даютъ довольно опредѣленное представленіе о томъ, что предпринималось и дѣлалось въ интересахъ общественной безопасности въ устраиваемыхъ противъ эпидемій карантинахъ. Болѣе подобныя свѣденія о предохранительныхъ мѣрахъ противъ заноса чумной заразы въ Малороссію и въ частности въ Полтавскую губернію, имѣющіеся въ Полтавскихъ архивныхъ дѣлахъ, относятся къ 1829 году; о чемъ у насъ будетъ рѣчь впереди. При изложеніи содержанія документальныхъ данныхъ, желая сохранить характеръ письменности того времени и самую форму переписки, мы дѣлали выдержки или же излагали документы полностью, со всѣми особенностями оборотовъ и выраженій, исправляя мѣстами лишь орѳографію. II. Черезъ 15 лѣтъ послѣ бывшихъ «чумныхъ заболѣваній» въ Херсонской губерніи возникаетъ въ 1829 году вновь вопросъ о принятіи предохранительныхъ мѣръ для защиты Малороссіи отъ возможности заноса въ нее чумной заразы. Война съ Турціею, сосредоточіе нашихъ русскихъ войскъ на Дунаѣ, въ княжествахъ Молдавіи, Валахіи и въ Бессарабской области, при существованіи и значительномъ развитіи среди турецкихъ войскъ чумной эпидеміи, переброшенной и въ нашу армію— все это ставило серьезную угрозу Россіи въ смыслѣ заноса и распространенія чумы при тѣхъ или другихъ сношеніяхъ съ арміею; а также и торговыхъ сношеніяхъ моремъ черезъ порты Одессу и Севастополь, Керчь, и др. И дѣйствительно, угроза эта имѣла реальное основаніе, слѣды котораго зарегистрированы въ архивныхъ дѣлахъ и Полтавской губерніи, несмотря на ея болѣе или менѣе значительную
— 100 — отдаленность отъ мѣста военныхъ дѣйствій нашей арміи. Іюля 10 дня 1829 года Малороссійскій Военный Губернаторъ Князь Николай Григорьевичъ Рѣпникъ получилъ отъ Медицинскаго Департамента Министерства Внутреннихъ Дѣлъ „секретное'1 сообщеніе о томъ, что за—границею, въ Молдавіи и Валахіи, въ особенности въ Булгаріи, въ завоеванныхъ нашими войсками портахъ сильно свирѣпствуетъ чума. «Оная распространилась до того, что, но смотря на принятые противу нея мѣры со стороны начальства Бессарабской области, появилась въ нѣкоторыхъ мѣстахъ Измаильскаго цынута. Сверхъ того, на прибывшей 17 Іюня въ Херсонсяій портъ отъ Силистріи лодкѣ «Св. Дарія» шкиперъ и два матроса оказались зараженными чумою. Лодка сія и бывшіе на ней люди подвергнуты карантину, по правиламъ для того начертанннымъ». По сему случаю Новороссійскій и Бессарабскій Генералъ Губернаторъ генерала-адыотантъ графъ Михаилъ Семеновичъ Воронцовъ сдѣлалъ распоряженіе о томъ, «чтобы всѣ суда, не исключая и военныхъ: приходящихъ въ Очаковскій Лимонъ съ р. Дуная и отъ береговъ Буларскихъ, были бы посредствомп брандвахты высылаемы въ Одесскій портъ „для очищенія отъ чумы въ тамошнемъ карантинѣ». Ранѣе этого Министромъ Внутреннихъ Дѣлъ Ф. Енгелемъ черезъ Новороссійскаго и Бессарабскаго Генералъ Губернатора графа Воронцова сдѣлано было распоряженіе (отъ 3 іюля 1829 г.) о томъ, чтобы градоначальники Одесскій, Феодосійскій, Керчь-Еникальскій и Таганрогскій, а такясе гражданскіе губернаторы Бессарабскій, Подольскій, Кіевскій, Екатери. нославскій и Херсонскій, наказные атаманы войскъ Донскаго и Черноморскаго употребляли крайнѣе стараніе на пользу общей безопасности, и всѣми зависящими мѣрами и усиленнымъ напряженіемъ старались дѣйствіе чумы (если бы оная гдѣ либо появилась), прекращать въ мѣстахъ ея возрожденія, и никакъ не допускать ея распространенія, руководствуясь въ томъ правилами, начертанными въ Учрежденіи для управленія Губерніи и въ Карантинномъ Уставѣ, Высочайше Конфирмованномъ 21 Августа 1818 года. По отношеніе же къ губерніямъ Полтавской и Черниговкой по близкому разстоянію ихъ къ берегамъ морей Чернаго и Азовскаго Министромъ Внутреннихъ Дѣлъ предложено Малороссійскому Военному Губернатору распорядиться собираніемъ нужныхъ
— 101 — свѣденій подъ рукою безъ огласки черезъ Земскихъ Исправниковъ и черезъ довѣренныхъ особъ о ходѣ заразы, и, сообразно онымъ, дѣлать зависящія распоряженія. На основаніи этихъ распоряженій, Малороссійскій Генералъ- Губернаторъ князь Н. Г. Репнинъ немедленно же обращается ко всѣмъ вышеуказаннымъ администраторамъ, и высшимъ и низшимъ, съ предложеніемъ сообщать ему безъ промедленія о всѣхъ случаяхъ появленія въ завѣдуемыхъ ими мѣстахъ Имперіи подозрительныхъ на чуму заболѣваніяхъ, и о тѣхъ предохранительныхъ мѣрахъ, какія будутъ ими предприняты противъ заноса и распространенія чумной заразы. Свѣденія эти доставляются ему регулярно и своевременно, какъ изъ мѣстностей, гдѣ были случаи чумныхъ заболѣваній, такъ и другихъ мѣстъ вполнѣ благополучныхъ. Такимъ образомъ, одновременно съ успокоительными и благопріятными извѣстіями изъ разныхъ мѣстъ, были 24-го іюня 1829 г. получены и тревожныя вѣсти отъ Подольскаго Гражданскаго Губернатора С, Могилевскаго и Одесскаго Градоначальника Богдановича, а также 25-го Іюня отъ Херсонскаго Гражданскаго Губернатора сообщенія о появленіи 13 Іюня чумныхъ заболѣваній сначала вблизи города Одессы, на Усатовыхъ хуторахъ и на Куяль- никѣ, а затѣмъ и въ самомъ городѣ. Іюля 29-го Керчь-Еникальскій Градоначальникъ полковникъ Стемпковскій, а затѣмъ Августа 1-го дня Наказной Атаманъ Черноморскаго войска Генералъ-маіоръ Безкровный сообщаютъ, что Іюля 12-го на трехъ судахъ, прибывшихъ въ Керчь-Еникальскій портъ изъ покоренной нашими войсками крѣпости Варны, оказались „несомнѣнно* знаки заразительной болѣзни. Одинъ матросъ изъ числа зараженныхъ чумою умеръ почти внезапно; пять свезены въ чумное отдѣленіе карантина, изъ числа ихъ умерло еще 3. Іюля 22 вновь оказались «чумные признаки» при осмотрѣ, на одномъ пассажирѣ россійскаго судна «Св. Андрей Первозванный», прибывшаго тоже изъ крѣпости Варны. Всѣ судна подвергнуты установленному карантинному очищенію. Бессарабскій Гражданскій Губернаторъ Сорокунскій 17 Августа сообщаетъ, что болѣзнь сія чумная зараза, вторгнувшаяся во многія мѣста здѣшней области, быстро распространяется даже въ окрестности г, Кишинева, и потому должно имѣть большую
—102 — Предосторожность въ отношеніи пріѣзжающихъ изъ здѣшней области». Затѣмъ онъ очень аккуратно высылаетъ еженедѣльныя статистическія вѣдомости о ходѣ чумныхъ заболѣваній въ Бессарабской области, съ указаніемъ по мѣстностямъ, количества заболѣвающихъ, выздоровѣвшихъ, умершихъ и содержимыхъ подъ врачебнымъ наблюденіемъ. По этимъ даннымъ со времени появленія чумы, т. е. съ 13 іюня и по 1-е Сентября умерло въ районѣ Бессарабской области- въ г. Тучковѣ съ хуторами—245 душъ, въ с. Веденскомъ (Ак- керманскаго уѣзда)—99, въ мѣстечкѣ Лоевѣ (Бендерскаго уѣзда) 200, въ г Измаилѣ 159, въ с. Градештахъ 47, въ колоніи Болградѣ 61, въ колоніи Тамбукарѣ 41. Здѣсь взяты лишь болѣе крупныя цифры; въ общемъ чума поразила здѣсь болѣе 30 населенныхъ пунктовъ; за одинъ только іюль мѣсяцъ здѣсь умерло отъ чумы 262 человѣкъ. Кромѣ этихъ свѣденій Малороссійскому Военному Губернатору доставлялись еженедѣльно вѣдомости «о ходѣ чумной заразы и о происходящей отъ оной смертности» въ княжествахъ Валах- скомъ и Молдавскомъ, какъ отъ гражданскихъ, такъ и отъ военныхъ властей. Вѣдомости эти сопровождались приложеніями очень подробныхъ комментарій о самомъ возникновеніи заболѣваній и ихъ распространеніи; во многихъ случаяхъ приводятся даже фамиліи больныхъ и обстоятельства самыхъ заболѣваній. Доставляются эти вѣдомости черезъ Подольскаго и Бессарабскаго Гражданскихъ Губернаторовъ, отъ администраціи военныхъ временныхъ госпиталей въ г. Измаилѣ, г. Голацѣ и др. мѣстахъ, а также отъ организованныхъ «комитетовъ по прекращенію заразы» въ г. Галацѣ, г. Яссахъ, г. Вырладѣ, г. Букарестѣ и др. отъ окружнаго начальника Бессарабской карантинной линіи и отъ другихъ административныхъ лицъ. По этимъ даннымъ за іюль мѣсяцъ умерло въ г. Галацѣ 149, въ Букарестѣ 123 въ Фокшанахъ и окружностяхъ (за 19 дней)— 456, въ селеніяхъ Бырладскаго цынута за 7 дней (съ 8—15 іюля)—98, въ г. Бырладѣ (съ 15 — 29 іюля)—243, въ окружныхъ деревняхъ Тутовскаго цынута (съ 15—22 іюля)—205, (беремъ здѣсь только болѣе крупныя цифры). Затѣмъ въ Измаильскомъ военномъ госпиталѣ съ 25 Іюля по 31 Августа умерло 159, въ Галацкомъ военномъ госпиталѣ за одинъ Августъ мѣсяцъ умерло 314.
— 103 — Здѣсь приводятся эти данныя, чтобы’указать на степень развитія эпидеміи. Подробное же представленіе и перечисленіе всѣхъ цифровыхъ данныхъ по времени и по мѣстностямъ, изложенныхъ въ еженедѣльныхъ вѣдомостяхъ мы не касаемся. Такимъ образомъ, г. Малороссійскій Военный Губернаторъ князь Репнинъ все время былъ освѣдомляемъ самыми подробными свѣденіями о ходѣ, развитіи й распространеніи эпидемическихъ чумныхъ заболѣваній, грозившихъ Россіи и въ частности краю, находящемуся въ его владѣніи. Желая параллельно съ этимъ имѣть такясе свѣденія и изъ частныхъ источниковъ о томъ, что дѣлается въ ближайшихъ южныхъ мѣстностяхъ у насъ въ Россіи, независимо отъ получаемыхъ сообщеній, Малороссійскій Военный Губернаторъ Репнинъ передаетъ Полтавскому Гражданскому Губернатору, отдѣльное распоряженіе о томъ, чтобы тотъ распоря дился относительно полученія свѣденій о ходѣ заразы, «черезъ назначенныхъ двухъ довѣренныхъ и аккуратныхъ чиновниковъ, командированныхъ тотъ часъ подъ предлогомъ какихъ либо другихъ дѣлъ по службѣ: одного въ г. Таганрогъ, а другого въ Одессу, съ тѣмъ, чтобы они развѣдали о появленіи чумы въ тамошнихъ мѣстахъ и въ Одесскомъ карантинѣ, и собрали бы вѣрныя свѣденія о всемъ томъ, что до сего относится. И по собраніи ихъ явились бы поспѣшнѣе съ донесеніемъ о томъ». Командировка этихъ чиновниковъ должна быть произведена изъ суммъ Строительной Экспедиціи заимообразно на счетъ экстраординарной суммы, состоящей въ вѣденіи губернатора. Одновременно съ этимъ отъ Малороссійскаго Военнаго Губернатора князя Рѣпнина послано было Кременчугскому Полиціймейстеру секретное распоряженіе отъ 10 Іюля 1829 г. о томъ, чтобы онъ старался развѣдывать въ Херсонской губерніи, какія имѣются тамъ свѣденія на счетъ заразы, и узнавать непримѣтнымъ образомъ о томъ же отъ проѣзжающихъ изъ Одессы и близкихъ къ оной мѣстъ; и о всемъ, что узнаетъ, доносить секретно каждую недѣлю, адресуя въ собственныя руки. Во исполненіе распоряженія Малороссійскаго Военнаго Губернатора Полтавскимъ Гражданскимъ Губернаторомъ Могилевскимъ 14: Іюля командированы были чиновники: Полтавскій Губернскій Казенныхъ Дѣлъ Стряпчій Збуровскій въ г. Таганрогъ и Совѣт-
-104 - НиКЪ Полтавскаго Генеральнаго Суда, 2-го Департамента, Павелъ Бѣлашъ-Петрановскій въ г. Одессу, съ тѣмъ, чтобы отправились они по назначенію подъ видомъ отысканія секретныхъ преступниковъ, (въ чемъ на всякій случай они были снабжены соотвѣтствующими документами.)» Чиновники эти должны были «безъ малѣйшей огласки, самымъ секретнѣйшимъ образомъ развѣдать и совершенно дознать, выдали въ тамошнихъ мѣстахъ и въ карантинѣ, или въ другихъ околичныхъ мѣстахъ чумная болѣзнь и гдѣ именно; давно-ли прекратилась, а если и нынѣ существуетъ, то въ какихъ мѣстахъ и въ какой степени, а также и какія приняты мѣры къ предохраненію отъ сей заразы.» На проѣздъ этихъ чиновниковъ туда и обратно по расчету каждому на 3 лошади выдано всего 891 руб. 33 копѣйки. Іюля 26-го дня командированный въ г. Одессу Бѣлашъ-Пет- рановскій сообщилъ рапортомъ Малороссійскому Военному Губернатору довольно интересныя данныя относительно возложеннаго на него порученія. «Отправившись 16 Іюля въ Херсонскую губернію, былъ подъ Одессою, а оттоль въ Херсонѣ и въ разныхъ мѣстахъ, по берегамъ рѣки Днѣпра и Лимана лежащихъ, для развѣдыванія о чумной заразѣ; и открылъ оную вблизи г. Одессы, въ одномъ мѣстѣ на выгонной г. Одессы эемлѣ, въ 8 верстахъ отъ города, на хуторахъ Усатаго. Чума занесена была сюда тайно перешедшимъ изза р. Буга, черезъ карантинъ перекрестомъ. Въ которыхъ хуторахъ нѣсколько душъ, лежа отъ чумы, 14 Іюля померло. Но тамошнее начальство въ то же самое время, узнавши о семъ несчастномъ происшествіи, оградило хутора Усатаго строгимъ карантиномъ, и никого людей изъ оныхъ хуторовъ не выпускаютъ; но какъ до узнанія въ г. Одессѣ о сей чумѣ, жители хуторовъ Усатаго имѣли сообщеніе съ городомъ Одессою, то Новороссійскій Генералъ Губернаторъ графъ Воронцовъ, по пребыванію своему и теперь съ семействомъ своимъ въ г. Одессѣ, сдѣлалъ слѣдующія распоряженія въ охраненіе городскихъ жителей отъ чумы: раздѣлилъ г. Одессу на 16 кварталовъ, учредилъ нужную для карантина команду, далъ оной секретно строгое предписаніе въ томъ, что, ежели одна душа помретъ отъ чумы, (о которой нѣсколько разъ въ день и ночью назначенные чиновники по дворамъ о благопо-
— 106 — лучіи жителей распрашиваютъ), и буде въ г. Одессѣ несчастье сіе окажется, (—которое еще до 19-го числа въ ономъ не было,—) выставить тотъ же часъ секретно учрежденную цѣль, учредить строгій карантинъ, не выпуская никого изъ города; теперь же всѣмъ изъ города выѣзжать.» Далѣе Бѣлашъ-Петрановскій довольно подробно и обстоятельно сообщаетъ дальнѣйшія раздобытыя имъ свѣденія о томъ, что, кромѣ Одессы, въ виду тѣхъ же заболѣваній чумою на хуторахъ Усатаго, получивши о нихъ свѣденія, учрежденный въ г. Николаевѣ Комитетъ Управленія дѣлами Черноморскаго Департамента и по должности Николаевскаго и Севастопольскаго губернатора, 18 Іюля сдѣлалъ распоряженіе о предохраненіи жителей г. Николаева отъ чумной заразы и для вятшаго обезпеченія города, на выѣздахъ изъ Одессы въ Николаевъ, восточномъ, и въ особенности Ингульскомъ, проѣзжающіе отъ г. Одессы и изъ окрестныхъ оному изъ За-Бугскихъ мѣстъ, отнюдь впускаемы не были, и учрежденъ на оныхъ выѣздахъ 20 числа строжайшій карантинъ, въ которомъ проѣзжающіе должны высидѣть по всѣмъ карантиннымъ правиламъ 14 дней. И по всѣмъ таковымъ въ г. Николаевѣ взятымъ строгимъ мѣрамъ, всѣ мѣста, по сю сторооу города Николаева лежащія, а паче Малороссійскія губерніи должны быть отъ чумной заразы безопасны, потому еще болѣе, что правительство города Николаева неусыпно заботится о благополучіи г. Николаева, развѣдываетъ по всѣмъ прилежащимъ къ нему вблизи и въ отдаленности мѣстамъ, посредствомъ даже морскаго флота. Мною же по самовѣрнѣйшимъ и аккуратнѣйшимъ моимъ развѣдываніямъ болѣе чумныхъ мѣстъ не открыто. » Къ своему рапорту г. Бѣлашъ-Петрановскій прилагаетъ копію постановленій Комитета Управляющаго дѣлами Черноморскаго Департамента относительно мѣропріятій противъ заноса чумной заразы. 1) Сообщеніе проѣзжающимъ и проходящимъ съ правой стороны р. Буга на лѣвую всякаго званія частнымъ людямъ—прекратить, съ уничтоженіемъ шпаской переправы; -перевозить же на сію сторону на одной казенной бугской переправѣ, исключительно только курьеровъ, эстафеты, ѣдущихъ по казеннымъ надобностямъ и письменныя почты. По перевозѣ ихъ на лѣвый берегъ, тотъ- часъ обращать ихъ въ учрежденный здѣсь временный карантинъ
— 106 — для выдержанія обсерваціоннаго 14 дневнаго термина на основаніи §§ 63 и 148 «Карантиннаго Устава». Имѣющіеся у нихъ казенныя бумаги принимать и очищать по правиламъ въ карантинѣ, и затѣмъ отправлять оныя по принадлежности черезъ нарочныхъ, которыхъ имѣть для того; и тѣ люди, кои будутъ перевозить сихъ пассажировъ, должны оставаться въ кругу береговой карантинной цѣпи. 2. ) Всѣ мелкія суда, рыбачьи лодки, какія только имѣются на лѣвой сторонѣ р. Буга, отобрать подъ надзоръ карантиной стражи. 3. ) По лѣвому берегу р. Буга учредить изъ жителей города Николаева всѣхъ состояній, изъ нижнихъ чиновъ военнаго сухопутнаго вѣдомства, здѣсь находящихся, тайную карантинною цѣпь, коей поставить въ строгую обязанность, дабы никто не могъ переправиться днемъ или ночью черезъ р. Бугъ на сію сторону. О нарядѣ же оной изъ нужнаго числа людей отнестись по принадлежности, къ бригадному командиру полковнику Стремоухову, и въ здѣшнюю градскую полицію, обще съ думою. 4. ) Главное начальство надъ карантинною береговою цѣпью и карантинномъ ввѣряется Николаевскому Полиціймейстеру г. арміи полковнику Федорову; главное же управленіе въ карантинѣ по медицинской части ввѣряется Главному доктору Черноморсваго флота и Портовъ и Статскому Совѣтнику Врячкову; медицинскими чиновниками по его избранію, сколько признаютъ нужнымъ, а кромѣ того, довѣренными особами къ карантину и для разныхъ порученій назначаются г. г. полковники Фонъ-Бурмистръ, Нежен- цовъ и маіоры Астамоновъ и Польской, коимъ оставаться въ распоряженіи полковника Федорова, а сей, находясь въ безпрерывныхъ сношеніяхъ съ г. главнымъ докторомъ, обязанъ будетъ исполнять всѣ его требованія; вслѣдствіе чего изъ довѣренныхъ особъ два лица, какъ и чиновники временнаго карантина, должны безотлучно находиться при4 переправѣ и въ карантинѣ для наблюденія за порядкомъ; они обязаны въ случаяхъ сомнительныхъ тотъ же часъ доносить полковнику Федорову; отъ него получать разрѣшенія и повеленія его исполнять. 5. ) Дабы преподать временному карантину способъ очищать надлежащимъ образомъ всѣ принадлежещіе конверты и бумаги, предоставить оному закупить и имѣть въ готовности нужное ко¬
— 107 — личество принадлежащихъ къ тому матеріаловъ посуды и «уксусы»; а дабы для онаго прислано было нужное число «сѣрной кислоты» и «марганца», о томъ отнестись къ г. Херсонскому Губернатору, такъ такъ изъ увѣдомленія г. Министра Внутреннихъ Дѣлъ значится, что сіи матеріалы къ нему высланы. 6. ) Для разъѣздовъ по карантинной цѣпи имѣть верховыхъ объѣздныхъ нужное число; а кромѣ того имѣть оныхъ нѣсколько человѣкъ и при самомъ карантинѣ для экстренныхъ, куда надобность укажетъ, посылокъ. Для чего употребить жандармовъ и обывателей, по усмотрѣнію надобности г. полковникомъ Федоровымъ. 7. ) Такъ какъ до сего времени существовало между городами Одессою и Николаевымъ свободное сообщеніе людей, то для совершеннаго удостовѣренія, не занесена-ли (чего Более сохрани!) зараза въ здѣшній городъ, общему присутствію здѣшней градской полиціи съ Думою предоставить, раздѣм весь городъ на самые небольшіе кварталы, назначать въ каждый изъ нихъ по одному довѣренному лицу изъ купцовъ или мѣгцанъ, или же изъ чиновниковъ соотвѣтственнаго занятію ранга, имѣющихъ собственные дома и надъ каждыми 4 кварталами одного частнаго довѣреннаго пристава; и изъ нихъ первыхъ поставить въ обязанность всякое утро, посѣтивъ всѣ домы своего квартала, спросить хозяевъ, не имѣется ли у нихъ больныхъ или умершихъ, коихъ записавши, подать объ нихъ списокъ своему частному довѣренному приставу; а сей, собравши всѣ свѣденія, доноситъ объ нихъ главнымъ начальникамъ карантинной части, кои тотъ же часъ принимаютъ мѣры къ свидѣтельствованію тѣхъ и другихъ посредствомъ медицинскихъ чиновниковъ; и въ случаѣ малѣйшаго сомнѣнія, тотъ часъ приступаютъ къ охраненію сомнительнаго дома и увѣдомляютъ комитетъ: Равно и о благополучномъ состояніи города сіи же г. г. начальствующіе карантинною частью увѣдомляютъ Комитетъ за общимъ подписомъ ежедневно. 8. ) Экстренныя бумаги, получаемыя карантинномъ на очищеніе, не-мало не медля, г. г. начальствующіе благоволятъ доставлять въ комитетъ для отсылки оныхъ по принадлежности; почты же и эстафеты отсылать также по очищеніи въ здѣшнюю почтовую контору. 9. ) О сихъ предварительно учиненныхъ распоряженіяхъ, донести рапортами г. Министру Внутреннихъ дѣлъ, Г. Главному
— 108 — Командиру Черноморскаго флота и Портовъ и его Сіятельству г. Новороссійскому Генералъ Губернатору графу Воронцову, прося отъ сего послѣдняго увѣдомленія, какія затѣмъ надлежитъ принять мѣры къ совершенному обезопасенію Николаевскаго порта отъ внесенія заразы, и'неблагоугодно-ли будетъ его Сіятельству, подобно существовавшему въ 1812 г. распоряженію, на правомъ берегу р. Буга, въ с. Малой Коронихи учредить временный карантинъ для очищенія всѣхъ из-за Бугской стороны кто проѣзжать будетъ, и не представятъ о себѣ надлежащихъ свидѣтельствъ, что они слѣдуютъ изъ благрполучныхъ мѣстъ. Такимъ образомъ г. Бѣлашъ-Петрановскій, подъ прикрытіемъ «инкогнито», навелъ всѣ требовавшіеся отъ негосправки на мѣстѣ и, кромѣ того, доставилъ и документальныя данныя о устраиваемомъ «карантинѣ» по р. Бугу и проэтируемой организаціи санитарнаго надзора въ г. Николаевѣ. Эти данныя имѣютъ значеніе, такъ какъ въ дальнѣйшемъ подобнаго рода карантинъ учрежденъ былъ въ предѣлахъ Полтавской губерніи по р. Днѣпру. Іюля 27-го Полтавскій Губернскихъ Казенныхъ Дѣлъ стряпчій, Збуравскій, рапортомъ Гражданскому Губернатору сообщилъ о томъ, какъ исполнилъ онъ возложенное на него секретное порученіе. Іюля 17-го онъ прибылъ въ г. Таганрогъ, подъ видомъ преслѣдованія бѣжавшихъ изъ Полтавы важныхъ преступниковъ, и прожилъ тамъ до 21 Іюля, въ теченіи этого времени онъ здѣсь нашелъ трехъ знакомыхъ чиновниковъ, съ давныхъ временъ, пріязненно къ нему расположенныхъ, а именно: комиссара Таганрогскаго карантина, штабъ-ротмистра Глобу, и учителей тамошней гимназіи Фатѣева и Савинскаго, предъ коими, дабы скрыть прямую въ Таганрогѣ надобность, предъявилъ секретно данное ему на всякій случай Гражданскимъ Губернаторомъ «.объ отысканіи бѣжавшихъ приступниковъп предписаніе, и чтобы показать вѣроятность порученнаго розыска, разъѣзжалъ съ учителемъ Фатѣевымъ по всѣмъ мѣстамъ, гдѣ подобнаго рода люди скопляются; а между тѣмъ, раздѣляя время и дружбу съ объясненными чиновниками, получилъ отъ нихъ предложеніе осмотрѣть карантинъ въ 6-ти верстахъ отъ Таганрога существующій. Осматривая прилежно съ карантиннымъ комиссаромъ Глобою и учителемъ Фатѣевымъ всѣ вообще карантинныя отдѣленія, удостовѣрился, какъ въ существу- щей тамъ строгости и неизмѣняющейся осторожности, такъ равно
-- 109 — и о томъ, что въ г. Таганрогѣ и окрестностяхъ онаго за 600 слишкомъ верстъ, по берегу Азовскаго моря, къ Турціи, съ давнихъ временъ чумной заразы не бываетъ и нынѣ нѣтъ; кромѣ только наканунѣ прибытія его въ г. Таганрогъ, получено партикулярное, но вѣрное извѣстіе, что 2 корабля Таганрогскаго гостя грека Захарова, нагруженные въ Трапезонѣ разными товарами, прибыли въ половинѣ Іюня мѣсяца въ Керчь-Еникальскій карантинъ и подвергнуты были выдержанію, положеннаго по карантинному положенію, времени, въ теченіи коего отъ чумной болѣзни умерло 3 человѣка, а потому тѣ корабли съ товаромъ сожжены и пассажиры подвергнуты строгому карантинному испытанію». По донесенію Кременчугскаго Полиціймейстера, съ 16 по 23 Іюля ^непримѣтнымъ никому образомъ» здѣсь дознано, «что отъ г. Одессы по р. Бугу до г. Николаева, и особо того губерніи Таврической, въ г. Севастополѣ и г. Орѣховѣ, до Екатеринославской въ г. Александровскѣ учреждены шестинедѣльные каравтины, но чтобы въ оныхъ повальная заразительная болѣзнь свирѣпствовала, вѣроятныхъ свѣденій ни отъ кого не имѣется». Одновременно съ наведеніемъ тѣмъ или другимъ путемъ справокъ о дѣйствительномъ положеніи дѣла на мѣстахъ появленія чумной заразы или угрожаемыхъ по эпидеміи, Администрація заблаговременно принимаетъ мѣры о снабженіи Полтавской губерніи дезинфекціонными матеріалами на случай возможнаго заноса чумной заразы. По тогдашнему времени, при тогдашнихъ путяхъ сообщенія и способахъ передвиженія по простымъ грунтовымъ дорогамъ, своевременная доставка этихъ матеріаловъ изъ Москвы въ Полтаву представляла’ собою довольно трудную задачу, потребововшую не мало времени. По предписанію Г. Управляющаго Министерствомъ Внутреннихъ Дѣлъ Федора Енгеля отъ 3 Іюля Московской Медицинской Конторою штатъ физикомъ А. Рихтеромъ благополучно отправлены 13 Іюля въ г. Полтаву въ распоряженіе Малороссійскаго Военнаго Губернатора, въ 1 мѣстахъ (4 ящикахъ и 3 боченкахъ) на четырехъ тройкахъ, со всею возможною поспѣшностью, 50 пудовъ 11 фунтовъ сѣрной кислоты и 20 пудовъ марганцу, подъ присмртромъ инвалида Ульяна Скудина, черезъ подрядчиковъ Московскихъ купцовъ Федора Буренкова, Василія Шестернина и крестьянина Ивана
- по — Порохова, обязавшихся, слѣдуя по 60 верстъ въ сутки, доставить транспортъ отъ г. Москвы на мѣсто въ г. Полтаву въ 14 дней; въ противномъ случаѣ они подвержены всысканію за каждыя просроченныя сутки по 25 копѣекъ съ пуда. За благополучное же въ срокъ доставленіе упомянутыхъ веществъ отвозчики получали по 1 рублю съ пуда, всего 102 рубля 75 копѣекъ. Конвойный инвалидъ получалъ прогонныя деньги на одну лошадь. Транспортъ этотъ вечеромъ 28 Іюля прибылъ въ г. Полтаву на 4 подводахъ. Въ пути отъ Москвы до Полтавы встрѣтилась большая грязь отъ дождей; укладка на 2 повозкахъ оказалась неудобною и со стороны безостановочнаго слѣдованія и въ отношеніи сохраненія вещей въ цѣлости; почему извозчики принуждены были купить еще 2 повозки для размѣщенія клади». На сколько въ то время имѣла мѣсто эксплуатація подрядчиками довѣрія администраціи можетъ служить сопоставленіе вышеуказанныхъ объясненій «отвозчиковъ», съ документальными формальными данными. Московская запасная аптека сообщаетъ въ канцелярію г. Малороссійскаго Генералъ Губернатора о томъ, что вышеуказанный грузъ «медикаментовъ на четырехъ тройкахъ изъ Москвы выпровоженъ благополучно». Въ дальнѣйшемъ же изъ донесенія Вице- губернатора Исправляющаго должность Полтавскаго Гражданскаго Губернатора Господину Малороссійскому Военному Губернатору отъ 30 Іюля оказалось, что слѣдовали только 2 подводы, къ которымъ уже въ пути были прикуплены въ виду грязи еще 2 повозки, что удостовѣрено сопровождавшимъ грузъ инвалидомъ Скудинымъ». По расчету произведенному Непремѣннымъ Членомъ Приказа Общественнаго Призрѣнія Стеблинъ—Каминскимъ уплачено за доставку 102 рубля 75 копѣекъ извощикамъ, 43 рубля 74 копѣйки прогоновъ сопровождавшему кладь инвалиду, и еще прогоновъ ему же на проѣздъ отъ Полтавы до Кременчуга 6 рублей, всего 152 рубля 49 копѣекъ. По прибытіи вышеозначеннаго транспорта въ г. Полтаву, онъ, согласно распоряженію Господина Малороссійскаго Военнаго Губернатора, былъ .Полтавскимъ Гражданскимъ Губернаторомъ отправленъ тотчасъ же въ г. Кременчугъ къ Попечителю Богоугоднаго заведенія доктору Сементовскому. Съ этою отправкою встрѣтилось затрудненіе. «По случаю выѣзда въ г. Ромны всѣхъ тѣхъ, которые держатъ въ г. Полтавѣ лошадей для извоза, со стороны градской
—111 — полиціи встрѣчена невозможность отыскать подводы для этой отправки. Принимая во вниманіе, что и въ другое время для такой клади, съ которой должно обходиться весьма осторожно и спѣшить, нельзя нанять извощиковъ дешевле 60 копѣекъ съ пуда, то посему и, дабы избѣгнуть перекладки ящиковъ, что было сопряжено съ нарочитыми хлопотами, грузъ этотъ былъ отправленъ изъ г. Полтавы въ г. Кременчугъ на тѣхъ же самыхъ подводахъ, слѣдовавшихъ изъ Москвы, съ уплатою за отвозъ этотъ извозчику 70 рублей. Въ сопровожденіи благонадежнаго инвалида вытребованнаго изъ здѣшняго Гарнизоннаго баталіона. Расходы на уплату по этимъ пересылкамъ изъ Москвы въ Полтаву и изъ Полтавы въ Кременчугъ производилось изъ суммъ Строительной Экспедиціи, которыя возвращались изъ экстро-ординарныхъ средствъ, находившихся въ распоряженіи Г. Малороссійскаго Военнаго Губернатора. На сколько хороша и надежна была укупорка отправляемыхъ по грунтовымъ дорогамъ въ такой далекій путь медикаментовъ, въ особенности ѣдкой сѣрной кислоты (такъ наз. купороснаго масла) можно судить по сообщенію Полтавскаго Гражданскаго Губернатора Могилевскаго (отъ 9 Августа) Господину Малороссійскому Военному Губернатору о томъ, что «особаго поврежденія въ оныхъ матеріалахъ во время перевозки ихъ отъ г. Москвы до г. Кременчуга не случилось, а только повреждены и разъѣдены купороснымъ масломъ (сѣрною кислотою) пробки на 5 бутыляхъ». Сверхъ вышеуказанныхъ матеріаловъ по распоряженію г. Управляющаго Министерствомъ Внутреннихъ Дѣлъ Ф. Енгелемъ для запаса еще выслано въ Полтавскую губернію, въ г. Лубны, въ запасную тамошнюю аптеку, 100 пудовъ сѣрной кислоты и 50 пудовъ марганца. Аптекѣ предписано въ случаѣ надобности отпускать эти вещества по требованію г. Малороссійскаго Военнаго Губернатора. Высланные препараты, сѣрная кислота и черный марганецъ, предназначены были для дезинфекціи помѣщеній, разнаго рода вещей и товаровъ, которая должна производиться по способу Гитона де Морво, согласно нижеслѣдующей инструкціи подписаной княземъ Алексѣемъ Куракинымъ. Инструкція. О составленіи и способѣ употребленія минеральныхъ куреній, утвержденная Медицинскимъ Совѣтомъ при Министерствѣ Полиціи. По системѣ Гитона де Морво.
— 112 — Для составленія кисло-сольнаго окисленнаго газа наливаютъ весьма крѣпкой сѣрной кислоты (купороснаго масла) на смѣсь поваренной соли съ чернымъ марганцемъ или съ марганцовымъ оксидомъ. Лучшая пропорція сихъ составныхъ веществъ есть слѣдующія: 3 частей поваренной соли, 1 части чернаго марганцу и 2 частей сѣрной кислоты. Для достаточнаго наполненія газомъ окурной комнаты 5 сажень въ длину, 4 въ ширину и 4 аршинъ въ вышину должно употребить 4 фунта помянутаго состава, но нужно знать, что сѣрная кислота наливается только тогда, какъ всѣ окуриванію подлежащія вещи или товары уже разложены, или развѣшены въ комнатѣ. Сначала смѣшиваютъ поваренную соль съ марганцемъ и, расположивъ всѣ товары, дѣлятъ сію смѣсь на 6 равныхъ частей, кои кладутъ въ глинянные горшки, величиною втрое или вчетверо больше, нежели сколько нужно для помѣщенія каждой части. Во всякій горшокъ наливаютъ фунтъ воды, съ которою и смѣшиваютъ помянутою смѣсь поваренной соли съ марганцемъ. По надлежащемъ расположеніи всѣхъ товаровъ, назначенныхъ для окуриванія, помянутые горшки ставятся въ другіе большіе глиняныя же сосуды съ горячимъ пескомъ и потомъ разставляются по угламъ и вдоль стѣнъ комнаты, съ тою осторожностью, чтобы прямо надъ горшками не находилось товаровъ, потому что отдѣляющійся газъ, не распространись еще въ воздухѣ, и слѣдовательно будучи еще чрезвычайно крѣпокъ могъ бы испортить сіи товары послѣ сего остается прибавить во всякой горшокъ оной смѣси предписанное количество сѣрной кислоты, „для чего назначается по 1 человѣку на всякій горшокъ. Они должны наливать ее почти въ одно время, потому что газъ начинаетъ отдѣляться при первомъ прикосновеніи сѣрной кислоты къ смѣси. Слѣдовательно, люди должны поспѣшнѣе удалиться. Тѣ, кои находятся въ отдаленнѣйшихъ отъ двери углахъ, прежде прочихъ выливаютъ сѣрную кислоту и, какъ скоро они удалятся, то и прочіе уже на сіе готовые выливаютъ свою такъ, чтобы тотъ, кто ближе къ дверямъ, былъ бы послѣдній. Для сего употребляютъ стеклянный или глинянный сосудъ съ широкимъ горломъ, дабы отворотясь можно было вылить все вдругъ и уйти поспѣшнѣе, не вдохнувъ въ себя газа. Смѣшавъ такимъ образомъ и приведя тѣмъ въ дѣйствіе всѣ составныя вещества, запираютъ и законопачиваютъ дверь, окна же и другія отверстія уже прежде должны быть такимъ же об-
—.113 ■— разомъ задѣланы и оныя, не прежде, какъ черезъ 24 часа, отпираютъ опять, и окуренныя вещи провѣтриваются 4 дня, для того, чтобы изгнать изъ ннхъ запахъ газа; провѣтриваніе ихъ производится въ тойже комнатѣ, если она не нужна для очищенія другихъ зараженныхъ вещей; въ противномъ же случаѣ очищенныя вещи выносятся подъ навѣсъ и тамъ провѣтриваются. Подобнымъ образомъ окуриваются и домы зараженью, изъ которыхъ выведены жители. Надлежитъ такжѳ производить минеральныя кислыя куренія и въ чумномъ лазаретѣ или комнатахъ, гдѣ находятся чумные больные, не только для уменьшенія опасности тѣхъ, которые къ нимъ должны приближаться, но и въ пользу больнымъ. Куренія сіи въ такомъ случаѣ должны быть менѣе сильны. Для сего на готовую смѣсь въ надлежащей пропорціи поворенной соли и марганца съ водою приливать 'по весьма малому количеству, напримѣръ по чайной ложкѣ, отъ времени до времени сѣрной кислоты, нося при томъ сосудъ по всей комнатѣ, пока постепенно наполнится оная кисло-сольнымъ окисленнымъ газомъ, такъ что оный сдѣлается для запаху ощутительнымъ, а для дыханія не тягостный. Къ сему могутъ служить сгекляные сосуды съ таковою же закупоркою (съ шлифованными стекляными пробками), могущія вмѣщать до 8 унцій жидкости, которыя наполня полтора унціями смѣси поваренной соли съ маргцнцомъ, полъунціи воды и 2 унцій сѣрной кислоты будутъ служить къ окуриванію комнатъ, когда послучаю надобности оныя будутъ открыты. Почему и тѣмъ, кои должны приближаться къ зараженнымъ больнымъ и входить въ зараженные домы, весьма удобно запасаться подобными банками, но вчетверо меньшими, соразмѣрно ихъ вмѣстимости наполненныя, дабы быть въ состояніи въ случаѣ нужды уничтожать зараженіе въ воздухѣ ихъ окружающемъ. Еще удобнѣе для накуренія воздуха въ комнатахъ, гдѣ находятся люди, куреніе произведенное изъ селитры растолченой и смѣшаной въ равномъ количествѣ съ сѣрною кислотою, въ стекляномъ или фаянсовомъ сосудѣ, для довольно пространной комнаты достаточно полъ унціи селитры. Для медицинскихъ чиновниковъ нелишнее, будетъ замѣчаніе, что вещи окрашенныя не должны быть окурены кисло-сольнымъ окисленнымъ газомъ, если хотятъ сберечь окраску оныхъ. Таковыя вещи должны быть очищаемы по обыкновенному старому карантинному обряду, провѣтріваніемъ, и,
— 114 — слѣдовательно, не могутъ быть возвращены хозяевамъ иначе, какъ по истеченіи полнаго карантинлаго срока, когда вещи очищенныя кисло-сольнымъ окисленнымъ газомъ, безопасными къ прикосновенію признаются по окончаніи окурки. Въ разсужденіи людей, коимъ поручается вливать сѣрную кислоту въ составъ изъ поваренной соли съ марганцемъ, должно замѣтить, что хотя и упомянуто, что имъ должно скоро отходить, выливши сѣрную кислоту въ составъ для куренія изготовленный, но они сіе безъ всякаго опасенія для себя сдѣлать могутъ, ибо газъ постепенно отдѣляется по мѣрѣ, какъ кислота проницаетъ поваренную соль, а по тяжести своей только медлительно распространяется такъ, что тотъ который привелъ составъ сему окуренію въ дѣйствіе, имѣетъ довольно времени удалиться. Подлинную подписалъ К. А. Куракинъ. Параллельно съ административными распоряженіями о бдительномъ надзорѣ за возможностью заноса въ Малороссію и о сообщеніи начальству о каждомъ подозрительномъ заболѣваніи дѣлаются распоряженія для освѣдомленія и населенія о возможности заноса чумной заразы, и о предпринимаемыхъ, противъ этого мѣрахъ. Дѣло это поручено было духовенству. Указомъ изъ Александрійскаго Духовнаго Правленія отъ 19 Іюля 1829 г. за № 410 Крюковскому благочинному Іерею Онисиму Климовичу предписано разослать на каждую церковь по два экземпляра объявленій слѣдующаго содержанія. «Объявляется жителямъ Херсонской губерніи всѣхъ состояній, что чумная зараза въ княжествахъ Молдавіи и Валахіи не только не прекращается, но появилась въ ближайшихъ мѣстахъ къ границѣ нашей; положеніе того края заставляетъ насъ имѣть большую осторожность противъ сего зла. Главное начальство, имѣя неусыпное попеченіе о благосостояніи ввѣреннаго ему края, признано необходимымъ возстановить карантинную линію ла р. Днѣпрѣ и подвергнуть строгому карантинному очищенію всѣхъ проѣзжающихъ сюда изъ Бессарабской области, границы коей смѣжны съ заразительными мѣстами и подвергаются большой опасности. По симъ причинамъ жители Херсонской губерніи обязываются для собственнаго блага избѣгать сами всякихъ тайныхъ сообщеній съ за-Днѣстровскими мѣстами мимо карантиновъ, и смотрѣть за другими, чтобы они отнюдь на сіе не рѣшались. Если же окажется
- 115 — кто либо переправившійся изза Днѣстра тайно мимо карантиновъ, или замѣчены будутъ вещи и товары такимъ образомъ оттоль перевезенные, то тотчасъ представлять какъ оные, такъ и людей въ ближайшій карантянъ безъ всякаго сообщенія. Взаключеніе предваряются жители Херсонской губерніи, что виновные въ тайномъ переходѣ или перевозѣ вещей и т варовъ мимо карантиновъ и, вообще преступники карантинныхъ правилъ, подвергаются строжайшему наказанію по «Карантинному Уставу», коимъ за таковыя преступленія опредѣляется смертная казнь. Подлинное подписалъ Новороссійскій Генералъ-Губернаторъ графъ Воронцовъ». Всѣмъ приходскимъ священникамъ вмѣнено было въ обязанность непремѣнно трижды прочесть это объявленіе во всѣхъ церквахъ для всеобщаго свѣденія. Одновременно съ этимъ были во всеобщее свѣденіе слѣдующія «Замѣчанія о признакахъ заразительной болѣзни.» 1. Болѣзнь, свирѣпствующая нынѣ въ нѣкоторыхъ городахъ и селеніяхъ Новороссійскаго края, есть настоящая прилипчивая восточная моровая язва, которая, вѣроятно, прокралась посредствомъ торговли и нечувствительно распространилась посредствомъ прилипчивости. 2. Сія ужасная болѣзнь есть величайшее бѣдствіе, могущее отягчить человѣчество, и въ семъ несчастномъ обстоятельствѣ искуство врачеванья имѣетъ весьма слабыя средства къ излѣченію страждущихъ. 3. Извѣстно всѣмъ и доказано опытами, что прилипчивое свойство сей болѣзни происходить отъ тончайшихъ и не примѣтныхъ испареній отъ зараженныхъ; сіи испаренія имѣютъ особенное притяженіе къ разнымъ вещамъ, и малѣйшее прикосновеніе къ таковымъ напитаннымъ ядомъ отъ зараженныхъ, можетъ тотчасъ сообщить болѣзнь 4. Итакъ, чтобы имѣть надежду утушить бѣдствіе въ самомъ началѣ, должно найболѣе придерживаться къ строжайшему испол¬
—116 — ненію извѣстныхъ мѣръ предосторожности отъ сообщеній и въ благоразуміи и осторожности медиковъ искать успѣха дѣйствій; тутъ всякое предубѣжденіе должно быть устранено, и все вниманіе медика въ семъ важномъ обстоятельствѣ должно быть единственно устремлено на спасеніе государства; онъ долженъ быть совершенно увѣренъ, что самое легкое ущущеніе съ его стороны можетъ, не только очернить его самого, но и разстроить общественное благосостояніе. 5. Существенные признаки болѣзни обнаруживаются, какъ ниже описано: Сильная головная боль въ вискахъ и въ тѣлѣ; совершенное ослабленіе жизненныхъ силъ,—больной не можетъ держаться на ногахъ и шатается подобно пьяному. Языкъ покрытый бѣловатою корою; тошнота и притомъ иногда невозможность произвести рвоту; лицо иногда красное или багровое, и особенно въ щекахъ, иногда же блѣдное; въ первомъ случаи сверкающіе и быстрые глаза, во второмъ темные и какъ умирающіе; больной лежитъ безпрестанно, онъ въ совершенной безпечности, даже въ отношеніи къ ближайшимъ родственникамъ. Иные чувствуютъ болѣе или менѣе сильную боль въ желудкѣ, въ брюхѣ и особенно въ ногахъ. У другихъ дѣлается въ ступняхъ антоновъ огонь, въ самомъ началѣ показывается у иныхъ поносъ, у другихъ же запоръ; больной чувствуетъ обыкновенно сильную жажду. Съ признаками самого большого разслабленія показываются петехіи—пятна, антраксы или карбункулы и бобоны, такъ же черныя или фіолетовыя пятна на поверхности тѣла. Петехіи, которыя можно сравнить лучше съ пятнами отъ укушенія блохи, появляются на щекахъ, на шеѣ и на груди, иногда они весьма многочислены. Карбункулы показываются въ всѣхъ частяхъ тѣла, гдѣ нѣтъ волосъ, какъ напримѣръ: на щекахъ, которыя въ такомъ случаѣ пухнутъ и раздуваются, показываются также на шеи, по сторонамъ на груди, или на спинѣ, на крестцѣ, на задницѣ, особенно же на внутреннихъ частяхъ лядвей они причиняютъ жестокую боль и въ средоточіи своемъ имѣютъ небольшой пузырекъ въ на¬
чаЛѣ величиною съ булавочную головку, нѣкоторый потомъ распространяется величиною въ ноготь; когда сей пузырекъ лопнетъ, внутри онаго видно дно чернаго цвѣта, всѣ окружающія оный части темноватаго цвѣта или же багроваго; сіи карбункулы иногда ограничены въ величинѣ своей, иногда же весьма распространяются; въ первомъ случаѣ они окружены темнокрасною полосою, средину же всегда имѣютъ черную, что и есть ничто иное, какъ корка отъ антонова огня происшедшая; сія корка, бывъ отдѣлена отъ тѣла прижигательными и другими средствами, оставляетъ послѣ себя рану яркаго краснаго цвѣта* Вобоны выходятъ на желѣзахъ въ пахахъ, подмышками и на нижней челюсти; они причиняютъ такъ же сильную боль, и иногда постепенно проходятъ въ инфламацію и нарываютъ; случается однакожъ часто зараженные, у которыхъ подобные бобоны внезапно или нечувствительно скрываются, входя обратно въ тѣло, или же дѣлается въ нихъ антоновъ огонь; въ первомъ случаѣ зараженные кажутся не сильно страждущими и даже скоро выздоравливаютъ, но напротивъ въ послѣднемъ часто умираютъ въ 24 часа. Продолженіе болѣзни переходитъ отъ 12 часовъ до 4 и до 5 дней; довольно же часто и до другой недѣли; въ семъ послѣднемъ случаѣ иногда примѣчается въ больномъ бредъ. 6. Означенные здѣсь признаки не появляются всегда всѣ вмѣстѣ у каждаго больного заразою; иные имѣютъ бобоны, другіе карбункулы, иные же петехіи безъ бобоновъ и карбункуловъ; наконецъ бываютъ зараженные, которые умираютъ безъ всякихъ видимыхъ признаковъ, чувствуя единственно болѣе или мѣнѣе сильную головную боль, тошноту; боль въ показанныхъ выше мѣстахъ и, имѣя бѣлый языкъ съ совершенно разслабленіемъ жизненныхъ силъ, въ такомъ случаѣ смерть обыкновенно скоропостижна. 7. Смерть, какъ предъ симъ сказано, бываетъ или скоропостижна, или немного медленна; какъ бы то ни было, трупъ бываетъ синеватаго цвбта; на немъ примѣтны синія и багровыя пятна, или же показывается изъ носа и изо рта теченіе разжиженной крови. 8. Впрочемъ, легко видѣть можно, что описываемая болѣзнь
•—118 — есть весьма злого свойства у большей части зараженныхъ ліоДей, что степень ея силы обнаруживается совершеннымъ ослабленіемъ тогда, какъ ядъ заразы, произведя свое дѣйствіе, выступаетъ чаще всего изъ внутренности наружу и оказываетъ карбункулы или антраксы и наконецъ петехіи. 9. Въ сихъ замѣчаніяхъ избѣгается, какъ можно болѣе, употребленіе техническихъ выраженій, принятыхъ врачебнымъ искуствомъ на тотъ конецъ, что бы всякой вообще народъ легко могъ понимать описаніе признаковъ, заразы. Вслѣдствіе Всеподданѣйшаго донесенія Новороссійскаго и Бессарабскаго Генерала Губернатора графа Воронцова отъ 15 Іюля о внезапномъ появленіи чумной заразы въ 8 вестахъ отъ г. Одессы въ деревнѣ Усатовы хутора и о сдѣланныхъ по сему случаю распоряженіяхъ, о чемъ вмѣстѣ съ тѣмъ полученъ Его Величествомъ и рапортъ г. Управляющаго Министерствомъ Внутреннихъ Дѣлъ, Государь Императоръ Высочайше повелѣть соизволилъ сообщить Новороссійскому и Бессарабскому Генералъ Губернатору графу Воронцову о найвозможнѣйшемъ усугубленіи предосторожности, дабы зараза не могла распространиться далѣе; и въ тоже время увѣдомить Его Императорское Высочество Командующаго Гвардейскимъ Корпусомъ и г. Генерала отъ Кавалеріи графа Витта, дабы они по взаимному соглашенію приняли съ своей стороны дѣятельнѣйшія мѣры къ недопущенію помянутой болѣзни въ мѣста расположенія гвардейскаго и военнаго поселенія и немедленно протянуть кордонъ, употребляли по сему предмету самыя скорыя и строгія мѣры, не ожидая отсюда особыхъ предписаній, если бы угрожала хотя малѣйшая опасность. Причемъ, Управляющій Министерствомъ Внутреннихъ Дѣлъ Тайный Совѣтникъ Енгель, вслѣдствіе оказавшейся въ окрестностяхъ Одессы заразы, находя нужнымъ распространить и на самый Бугъ всѣ строгія мѣры предосторожности, полагаетъ протянуть для сего линію отъ того пункта оной рѣки, который наиболѣе сближается къ Днѣстру. Согласно этимъ повелѣніямъ немедленно предпринимаются въ Херсонской же губерніи нижеслѣдующія предохранительныя мѣры въ находящихся тамъ Военныхъ поселеніяхъ, что въ извѣстной степени имѣло отношеніе и къ сосѣдней съ нею Полтавской гу-
■- 119 -- Терніи. Относительно этихъ предпріятій приводимъ оффиціальный документъ, распоряженіе командующаго 3-й кирасирскою девизіею Генерала-Маіора Гревса 1-го, въ которомъ указаны, какъ административныя, такъ и санитарно-гигіеническія мѣропріятія; хотя впрочемъ послѣднія въ иныхъ случаяхъ имѣютъ довольно примитивный характеръ. Полковому Командиру Стародубовскаго Кирасирскаго полка Полковнику Пилару 1-му 20 Іюля 1829 за № 3912. Получивъ сейчасъ чрезъ нарочнаго изъ Штаба резервныхъ войскъ по военному населенію копію предписанія Командира резервныхъ войскъ г. Генерала отъ Кавалеріи и кавалера графа Витта къ Начальнику штаба оныхъ войскъ, Генералъ-маіору Екельну, отъ 17 сего Іюля мѣсяца за № 175, объ открывшейся заразительной болѣзни въ нѣкоторыхъ мѣстахъ Бессарабіи и даже около г. Одессы и о принятіи мѣръ осторожности въ округахъ военнаго поселенія, я препровождаю къ Вашему Высокоблагородію списокъ означеннаго предписанія № 175 и предлагаю: 1. —Съ полученіемъ сего немедленно предписать полковымъ лѣкарямъ и эскадроннымъ командирамъ поселенныхъ эскадроновъ объѣхать всѣ селенія ввѣренныхъ имъ эскаароновъ, удостовѣриться о числѣ больныхъ въ сихъ селеніяхъ и о родѣ болѣзни и донести мнѣ прямо къ 23-му числу, о состояніи поселенныхъ эскадроновъ приложивъ притомъ и списокъ о тѣхъ людяхъ, кои состоятъ въ селеніяхъ больными, съ объясненіемъ рода ихъ болѣзни. Въ случаѣ же сумнительной болѣзни тотъ часъ больного отдѣлять и прекратить съ нимъ сообщенія, какъ родственниковъ, такъ и постороннихъ сіе же самое обязываются исполнить и эскадронные командиры дѣйствующихъ резервныхъ эскадроновъ. 2. На всѣхъ выѣздахъ каждаго селенія учредить унтеръ-офицерскіе или ефрейторскіе караулы и особо конныя объѣзды вокругъ каждаго селенія на обракованныхъ лошадяхъ, а въ недостаткѣ ихъ, на лошадяхъ резервныхъ эскадроновъ, въ нужномъ числѣ нижнихъ чиновъ по распоряженію вашему. 3-є) Объѣзды должны дѣйствовать неутомимо, какъ днемъ, такъ ночью, и наблюдать, дабы посторонія лица, выѣзжающія или переѣзжающія чрезъ селенія, отнюдь не останавливались въ оныхъ и не входили въ избы, но были бы препровождаемы чрезъ оные, не имѣя никакихъ сообщеній съ жителями селеній, до выѣздовъ,
— ш — ЙЬДъ ётрдгоіо отвѣтственностью того офицера, который имѣетъ вѣ томъ селеніи квартированіе, не смотря на то, что офицеръ сей не числится въ поселенномъ эскадронѣ. 4- е) Строго подтвердить Г. г. штабъ—и оберъ-офицерамъ, и вообще нижнимъ чинамъ отнюдь не покупать у постороннихъ лицъ вещей особенно шерстяныхъ. 5- е) Найденныя на дорогахъ вещи, безъ объявленія начальнику ближайшаго селенія или офицеру, тамъ квартирующему, отнюдь не поднимать, подъ опасеніемъ строгаго по законамъ взысканія. 6- е) По случаю полевыхъ въ настоящее время работъ строго воспретить военнымъ поселянамъ имѣть сношенія съ посторонними лицпми, проходящими и проѣзжающими мимо тѣхъ мѣстъ, гдѣ поселяне производятъ рабоеы, 7- е) Строго воспретить военнымъ поселянамъ принимать къ себѣ въ помощь для полевыхъ работъ людей постороняго вѣдомства, исключая вблизи расположенныхъ селеній, безопасность коихъ отъ заразительной болѣзни должно быть извѣстна начальству подъ отвѣтственностью эскадронныхъ командировъ и офицеровъ, квартирующихъ въ селеніяхъ. 8- е) По тракту изъ города Николаева и города* Одессы, въ селеніяхъ и посадахъ, отнюдь не дозволять останавливаться проѣзжающимъ ни въ постоялыхъ дворахъ, ни въ домахъ военныхъ поселянъ, но препровождать объѣздной командѣ отъ въѣзда до выѣзда на разстояніи съ обѣихъ сторонъ, по крайней мѣрѣ на четверть версты; на большихъ и транзитныхъ дорогахъ поручить наблюденіе за симъ особо назначеннымъ ординарцамъ подъ строгою отвѣтственностью ихъ по законамъ. 9- е) Строго воспретить въѣздъ, впредь до разрѣшенія постороннихъ лицъ, на уставленныя въ округѣ военнаго поселенія ввѣреннаго вамъ полка ярмарки безъ свидѣтельства мѣстнаго начальства военнаго или гражданскаго въ томъ, что оные въ теченіе настоящаго года не проѣзжали Бессарабской области, или не были по какимъ либо обстоятельствамъ въ тѣхъ мѣстахъ, гдѣ оказалась заразительная болѣзнь. 10- е) Командирамъ поселенныхъ дѣйствующихъ и резервныхъ эскадроновъ доносить прямо мнѣ чрезъ каждые три дня о состояніи ввѣренныхъ имъ эскадроновъ, съ представленіемъ списка о тѣхъ людяхъ, которые втеченіе трехъ дней могутъ заболѣть и съ объясненіемъ рода ихъ болѣзни.
—— 121 —- 11- е) Употребить всевозможныя мѣры къ заготовленію большого количества кирпича (кизякъ или рѣзакъ) на случай потребности онаго для куренія во дворахъ. 12- е) Подвердить всѣмъ чинамъ употреблять въ пищу болѣе чеснокъ, лукъ, хрѣнъ, рѣдьку, соленую рыбу и икру, остерегаясь, сколько возможно, употребленія свѣжей рыбы, свѣжей говядины и особенно раковъ. 14-е) Строго подтвердить, дабы во всѣхъ вообще домахъ, сколь возможно, былъ очищенъ воздухъ1 14- е) На основаніи предписанія Его Сіятельства Ks 173 въ спискѣ, у сего включаемаго, строго воспрещается выѣздъ изъ округа военнаго поселенія въ теченіе цѣлаго мѣсяца всѣмъ вообще чинамъ, и ежели бы, паче чаянія, кто либо изъ военныхъ чиновъ выѣхалъ въ теченіе сего времени изъ округа военнаго поселенія безъ позволенія полковаго начальства, такового по возвращенію тотчасъ арестовать, съ посаженіемъ на гаубтвахту и донести мнѣ для моего распоряженія, въ отношеніи взысканія съ него по законамъ. Правило сіе имѣть въ виду впредь до особаго разрѣшенія. 15- е) Теперь же распорядиться покупкою въ каждомъ селеніи нужнаго количества жизненныхъ припасовъ въ близь лежащихъ городахъ или мѣстечкахъ, пославъ для сего, по выбору военныхъ поселянъ того селенія, одного или двухъ изъ среди ихъ хозяевъ, вмѣстѣ съ членомъ Сельскаго Комитета. 16- е) Проѣзжающимъ чумакамъ отнюдь не дозволять неби- рать воды въ баклаги изъ колодезей; они могутъ набирать себѣ овую за селеніями изъ ставковъ и рѣкъ. 17- е) Всѣхъ людей гражданскаго вѣдомства, проживающихъ въ округахъ военнаго поселенія, занимающихся торговыми оборотами и выѣзжающихъ для сего за рѣку Бугъ и даже за Ингулъ, надо пущатъ по возвращеніи въ мѣста ихъ жительства, безъ представленія свидѣтельства о томъ, что они не были въ мѣстахъ, гдѣ оказалась заразительная болѣзнь, безъ особаго моего разрѣшенія. 18- е) Рѣшительно воспретить въѣздъ въ округъ военнаго поселенія впредь до особаго разрѣшенія всякаго рода продавцевъ особенно евреевъ, слѣдующихъ съ юга. Вслѣдъ за симъ будетъ разосланы для руководства и печатныя карантинныя правила, но ежели бы мѣстные ближайшіе начальники нашли удобно-исполнимыми и другія мѣры къ от-
122 —— клоненію заразительной болѣзни, въ такомъ случаѣ отъ нихъ будетъ зависѣть исполненіе оныхъ, и, я увѣренъ, что ни одинъ изъ начальниковъ не упускаетъ изъ виду попеченій ^къ предохраненію подчиненныхъ отъ подобнаго рода несчастныхъ случаевъ. Обстоятельство сіе извольте приказать эскадроннымъ командирамъ сообщить немедленно всѣмъ, сосѣднимъ къ временнымъ имъ эскадронамъ, помѣщикамъ, съ полученіемъ отъ нихъ о томъ росписокъ, которыя и хранить при дѣлахъ эскадронныхъ комитетовъ. Командующій 3-ю- Кирасирскою дивизіею Генералъ-Маіоръ Гревсъ 1-й. Что эти мѣры проводились съ соотвѣтствующею строгостью свидѣтельствуетъ рапортъ Кременчугскаго Полиціймейстера г. Малороссійскому Военному Губернатору отъ 30 Іюля о томъ, что «во всѣхъ мѣстахъ военнаго поселенія Херсонской губерніи принята большая осторожность отъ заразительной болѣзни, такъ что никому изъ проѣзжающихъ отъ стороны р. Буга и Днѣстра не позволяется ни останавливаться въ этихъ селеніяхъ, ни покупать что либо у тамошнихь жителей, но нарочитыми конвойными провожаются проѣзжающіе чрезъ села и города военнаго поселенія». Іюля 25-го дня Херсонскій Гражданскій Губернароръ Могилевскій увѣдомилъ Малороссійскаго Военнаго Губернатора князя Репнина о томъ, что въ Херсонской губерніи между жителями никакихъ заразительныхъ болѣзней не существуетъ, исключая Усатовыхъ хуторовъ, находящихся на Одесской городской землѣ въ 8 верстахъ отъ города, гдѣ съ 13 по 20 Іюля умерло отъ «чумы» 7 душъ и имѣется больныхъ и сомнительныхъ 8 душъ. Одесскій Градоначальникъ г. Богдановскій увѣдомляетъ съ своей стороны князя Рѣпнина, а также Градоначальниковъ Ѳеодосійскаго, Керчъ-Еникэльскаго, Таганрогскаго и Гражданскихъ Гурернаторовъ Херсонскаго, Таврическаго, Подольскаго, Кіевскаго, Бессарабскаго и Екатеринославскаго о томъ, что со дня появленія заболѣваній «чумою» на Усатовыхъ хуторахъ съ 14-гопо 20 Іюля умерло отъ «чумы» не 7 человѣкъ, а 19, больныхъ нынѣ имѣется 9, а сомнительныхъ въ наблюденіи состоитъ обоего пола 61. Селеніе оцѣплено сильнымъ военнымъ карауломъ и всякое съ жителями онаго сообщеніе прекращено. Іюля 27 дня Одесскій Градоначальникъ г. Богдановскій сообщилъ Малороссійскому Военному Губернатору князю Репнину о
— 123 — случаѣ заболѣванія 25-го Іюля «чумою» со смертельнымъ исходомъ 26 Іюля женщины въ самомъ г. Одессѣ, въ кварталѣ, въ концѣ Рипіельевской улицы. Заболѣла женщина «сз вередости на тѣлѣ», которая и жившіе съ нею взяты были въ то же время въ карантинъ, а на другой день по утру больная померла, коей по признанію карантинныхъ медиковъ, послѣдовала смерть отъ чумной болѣзни. «Домъ ея и весь кварталъ, гдѣ она жила, оцѣплены военною стражею, а потомъ и весь городъ признанный въ «сом* нителъномъ положеніи» оцѣпленъ, и всякій выѣздъ изъ онаго, безъ карантиннаго термина, прекращенъ. Нынѣшній день 27 Іюля всѣ публичныя зданія, равно церкви и присутственныя мѣста закрыты и вообще сообщеніе между жителями прекращено на назначенное время. Всѣ «осторожности карантиннымъ уставомъ указанныя, не только приняты заблаговременно, но приняты даже съ излишествомъ для вящаго успокоенія >. * Подольскій Гражданскій Губернаторъ, подучивъ сообщеніе Одесскаго Градоначальника о чумныхъ заболѣваніяхъ въ Усато- выхъ хуторахъ, предписалъ Полтавскому Повѣтовому Маршалу немедленно отдѣлить 4 Херсонскую губернію отъ Подольской предохранительною цѣпью, устроивъ оную на всѣмъ пространствѣ р. Днѣстра по Ягорлыкѣ до Кодымы, а по сей рѣчкѣ до мѣстечка Богополя, далѣе же, обратясь на рѣку Синюху, вверхъ по границѣ Подольской губерніи, до послѣдняго пункта примыкающаго къ Кіевской губерніи. Въ свою очередь Кіевскій Гражданскій Губернаторъ немед= ленно же учреждаетъ по границамъ Кіевской губерніи отъ Херсонской и по дорогамъ изъ сей послѣдней идущимъ, както въ повѣтахъ Уманскомъ, Звенигородскомъ и Чигиринскомъ, подъ надзоромъ особыхъ чиновниковъ караулы для строжайшаго наблюденія, дабы тѣ, кои не предъявятъ видовъ о слѣдованіи изъ благополучныхъ мѣстъ, не были пропускаемы въ Кіевскую губернію- Причемъ Кіевскій Гражданскій Губернаторъ, въ случаѣ надобности, предполагаетъ установить карантиную цѣпь и самые карантины, отъ послѣдняго пункта границы Полтавской губерніи, примыкающаго къ г. Крылову, чрезъ повѣты Уманскій, Звенигородскій, Чигиринскій, а карантины въ м. Торговицѣ, Уманскаго и м. Зло- тополѣ, Чигиринскаго уѣздовъ. Согласно распоряженію Новороссійсскаго Генералъ Губерна¬
— 124 — тора, Херсонскимъ Гражданскимъ Губернаторомъ немедленно приняты псѣ строжайшія предосторожности по р, Бугу и по направленію отъ сей рѣки до Днѣстра, о чемъ сообщенно Г. Управляющему Главнымъ Штабомъ Его Императорскаго Величества, въ виду того, что такою мѣрою прекращаются всѣ способы къ доставленію сюда продовольственныхъ продуктовъ для отправленія къ арміи, «ибо и теперь», сообщаетъ Новороссійскій и Бессарабскій Генералъ Губернаторъ „по полученнымъ свѣденіямъ, нѣкоторые фурщики, боясь идти въ Одессу, или броса ютъ продукты на мѣстахъ, или возвращаются съ оными въ Подольскую и Кіевскую губерніи. Для отвращенія сего приняты мѣры, чтобы фурщиковъ нисколько здѣсь не задерживали, но пропускали къ магазинамъ, за строгимъ конвоемъ, и такимъ же образомъ возвращали тотчасъ за оцѣпленіе45. Гражданскимъ Губернаторомъ предписано понуждать фурщиковъ къ непремѣнной доставкѣ сюда продуктовъ, а исправникамъ не дозволять имъ не только сваливать гдѣ либо продукты, но и возвращаться съ оными въ свои мѣста. Сіе средство нѣсколько уничтожающее наведенный на фурщиковъ страхъ и вмѣстѣ съ тѣмъ представляющее возможность получить здѣсь продовольственные припасы для отправленія въ армію, которые и ■ такъ въ транспортированіи своемъ слишкомъ замедлялись по причинѣ безпрестанныхъ дождей въ теченіе Апрѣля, Мая и Іюня мѣсяцевъ; теперь при выставленіи кардонной стражи по Бугу и отъ Подольской и Херсонской губерній совершенно инчтожается; если же таковое распоряженіе продолжится, то для провоза продовольствія для арміи въ пропорцію до 1830 года встрѣтится совершанная невозможность. Въ виду этого послано приглашеніе комиссіонерамъ и подрядчикамъ о поставкѣ нѣкотораго числа продуктовъ вмѣсто Одессы въ Николаевъ, Евпаторію и Ѳеодосію, куда направлены зафрахтованныя казною суда, какъ здѣсь находящіеся, такъ и стоящія въ заграничныхъ портахъ. Обстоятельства сего не смѣю скрыть предъ вашимъ Сіятельствомъ, такъ какъ здѣсь во все время продолжаются мѣры съ равнымъ рвеніемъ и къ охраненію предѣловъ Имперіи отъ заразы опустошающей заграничныя мѣста и къ надежному обезпеченію продовольствія арміи, для чего главнымъ пунктомъ и по мѣстоположенію и по торговлѣ есть одна Одесса45. Объ этомъ Новорос¬
— 125 — сійскій и Бессарабскій Генералъ Губернаторъ доноситъ рапортомъ Его Императорскому Высочеству Великому Князю Михаилу Павловичу. Затѣмъ, приняты были предохранительныя мѣры и въ самой Полтавской губерніи, для предупрежденія заноса сюда чумной заразы. Іюля 28-го Малороссійскій Военный губернаторъ сообщилъ Управляющему Министерствомъ Внутреннихъ Дѣлъ о томъ, что «по извѣстности объ открывшейся уже близь Одессы въ селеніи называемомъ «Усатовы хутора» «чумной заразы», хотя со стороны тамошняго начальства приняты всѣ нужныя мѣры, дабы зараза не могла болѣе распространяться, и сверхъ того учреждены, какъ извѣстно, по р. Бугу карантины, но онъ, почитая себя обязаннымъ принимать строгія мѣры предосторожности къ охраненію отъ такового несчастья Высочайше ввѣренныя управленію его губерніи, призналъ необходимымъ имѣть бдительный надзоръ за всѣми проѣзжающими изза р. Днѣпра и для этаго приказалъ оставить на ономъ нѣкоторыя только переправы отъ г. Кіева до окончанія Кобеляцкаго повѣта, на слѣдующихъ пунктахъ, а именно: Переяславскаго повѣта въ с. Андрушахъ, Золото ношенаго повѣта въ с. Липлявомъ и Кременчугскаго въ г. Ірадижскѣ и г. Кременчугѣ и Кобеляцкаго повѣта въ с. Переволочнѣ противъ Мишурина Рога. Вмѣстѣ съ тѣмъ объ этихъ распоряженіяхъ извѣщены были Гражданскіе Губернаторы Кіевскій, Херсонскій и Екатеринославскій, «дабы они по начальству своему объявили объ оныхъ, а въ особенности жителямъ повѣтовъ и уѣздовъ, прилегающихъ р. Днѣпру, для предупрежденія остановокъ могущихъ быть при сношеніяхъ ихъ съ Малороссіею; а Кіевскаго Губернатора, еще сверхъ того, просилъ сообщить свѣденія, въ какихъ мѣстахъ управляемой имъ губерніи со стороны Херсонской предполагаетъ удобнѣе учредить карантинную цѣпь и самые карантины, если бы оказалась въ томъ надобность, дабы въ такомъ случаѣ можно было, сообразно тому, расположить цѣпь и по границѣ Полтавской губерніи; равномѣрно сообщатъ ему и о всѣхъ тѣхъ извѣстіяхъ, какія получены будутъ на счетъ «чумы» въ сосѣдственныхъ съ Кіевскою губерніяхъ; ибо въ случаѣ окажется, что признаки заразы обнаружатся по сей сторонѣ р. Буга, то тогда мгновенно будетъ учрежденъ по р. Днѣпру карантинъ отъ г. Кременчуга до
— 126 — того мѣста, гдѣ оныя будутъ находиться въ смѣясныхъ губерніяхъ». Одновременно съ этимъ, Малороссійскимъ Военнымъ Губернаторомъ, того же 28 Іюля, Земскимъ Комиссарамъ: Кременчугскому, Кобелякскому, Золотоношскому и Переясловскому даны были къ непремѣнному исполненію слѣдующія распоряженія имѣть бдительный надзоръ за всѣми проѣзжающими изза Днѣпра: 1. ) Объѣхавъ тотчасъ по полученіи сего находящіеся въ управляемомъ Комисаромъ повѣтѣ на р. Днѣпрѣ' пристани и переправы, взять въ свое вѣденіе всѣ имѣющіеся на оныхъ перевозныя суда безъ изъятія. 2. ) Для переѣзда черезъ р. Днѣпръ оставить переправы только въ с. Андрушахъ, Липлявомъ, Липовскомъ, г. Градижскѣ и Переволочнѣ, на которыя и раздѣлить всѣ означенныя суда, смотря по надобности, какая гдѣ предстоять можетъ. Прочія же всѣ переправы уничтожить; строжайше приказать за подписками въ помѣщичьихъ селеніяхъ самыхъ владѣльцевъ, а въ казенныхъ — волостныхъ головъ, дабы послѣ ни одно судно спущено на рѣку не было, и никто изъ противоположнаго берега не былъ перевозимъ, подъ личною отвѣтственностью давшихъ подписки, на основаніи «Карантиннаго j става». Высочайше корфирмованнаго 21 Августа 1818 года, а потому они и обязаны имѣть за симъ бдительный надзоръ. 3. ) Упомянутыя переправы и всѣ суда на оныя сведенныя сдать въ распоряженіе чиновника, который отъ Маршала назначенъ будетъ не позже какъ 10 числа наступающаго Августа. 4. ) Въ команду его нарядить потребное число людей, какъ для перевоза, такъ и для употребленія согласно инструкціи, которая ему вручится отъ Маршала, и дабы люди сіи не были надолго отлучаемы отъ домовъ своихъ, то ихъ перемѣнять черезъ каждые 7 дней. 5. ) Самымъ Земскимъ Комиссарамъ имѣть строгое наблюденіе, дабы никто изза р. Днѣпра не переѣзжалъ иначе, какъ на выше означенныя пристани въ Андрушахъ, Липлявомъ, Липовскомъ г. Градижскѣ и Переволочнѣ и для того учредить противу селеній и пристаней, находящихся въ Полтавской губерніи, по р. Днѣпру караулы и разъѣзды по берегу, которые подчинить особому благонадежному волостному уряднику, приказавъ ему строжайше имѣть смотрѣніе за исполненіемъ сего; и всѣхъ, кто бы ни прибылъ къ
— 127 — берегу, не выпущая изъ судна, отправлять на учрежденную пристань, а въ случаѣ не согласія на то,—обратно за р. Днѣпръ. 6.) Въ непосредственную обязанность Земскимъ Комиссарамъ вмѣняется наблюдать, чтобы сіи караульные и разъѣздные повиновались уряднику, который надъ ними поставленъ будетъ начальникомъ, а сей не позволялъ бы имъ отлучаться никуда отъ берега и особливо пьянствовать. Также, чтобы требованія объ отправленіи переѣзжающихъ черезъ р. Днѣпръ на учрежденныя пристани дѣланы были безъ грубостей и ссоръ, почему Земскимъ Комиссарамъ необходимо объѣзжать чаще по берегу и вникать, въ точности ли будетъ исполняться предписанное. Іюля 28-го же Малороссійскимъ Военнымъ Губернаторомъ Маршаламъ Дворянства Переяславскому, Золотоношскому, Кременчугскому и Кобеляцкому сообщено было о томъ, что близь Одессы въ селеніи, называемомъ «Усатовы хутора», открылась «чумная зараза» внесенная туда «тайно пришедшимъ, какимъ-то перекрестомъ». Упомянутое селеніе оцѣплено тотчасъ, дабы зараза не могла распространиться. По р. Бугу учреждены карантины, а также сообщенно было о учрежденіи вышеуказанныхъ пристаней и предписано тотчасъ же назначить по своему избранію благонадежныхъ чиновниковъ, состоящихъ въ должностяхъ, снабдивъ ихъ нижеслѣдующею инструкціею, объявить имъ «именемъ моимъ», дабы они отправились безъ малѣйшаго замедленія къ назначенной въ веденіе каждаго пристани, которыя они, не позже, какъ съ 10 Августа, должны принять въ свое распоряженіе. Инструкція этимъ чиновникамъ состояла въ слѣдующемъ: Учрежденіе на р. ДнЬпрѣ опредѣленныхъ пристаней есть необходимая мѣра предосторожности къ охраненію здѣшнихъ жителей отъ сообщенія съ тѣми, кои по какому нибудь случаю могли бы, не смотря на всѣ принятыя Правительствомъ мѣры, пройти безъ выдержанія карантина изъ мѣстъ, гдѣ появилась уже зараза, или смѣжныхъ съ оными, но оцѣпленныхъ,—посему чиновникъ, назначенный для распоряженія пристанью обязанъ; 1. ) Принявъ оную со всѣми находящимися перевозными судами, наблюдать, чтобы никто изъ за-Днѣпровской стороны не переѣзжалъ въ Малороссію, не имѣя свидѣтельства удостовѣряющаго, что онъ слѣдуетъ изъ благополучнаго мѣста. 2. ) Свидѣтельства сіи жители тѣхъ повѣтовъ и уѣздовъ, кои
— 128 — прилегаютъ къ р. Днѣпру, могутъ имѣть городскія—отъ градской полиціи, а жительствующіе внѣ города—отъ Земской полиціи или даже Волостныхъ Правленій; помѣщичьи же крестьяне отъ самыхъ помѣщиковъ, но всѣ прочіе обязаны имѣть оныя, не иначе, какъ отъ градской и земской полиціи. 3. ) По предъявленіи таковыхъ свидѣтельствъ, ѣдущаго пропускать безпрепятственно, помѣчая въ ономъ, на какой пристани было объявлено.* 4. ) Если же явится кто либо безъ свидѣтельства, то, не смотря ни на какое лицо, отправлять такового обратно, не выпуская на берегъ. Идущихъ изъ Бессарабской области и части губерніи Херсонской, за р. Бугомъ расположенной, иначе не пропускать, какъ по предъявленіи ими свидѣтельствъ, что они очищены въ карантинѣ. 5. ) Буде чиновникъ, распоряжающійся пристанью узнаетъ, что кто нибудь, перѣхавшій съ противоположнаго берега, выйдетъ не на пристани, но въ другомъ мѣстѣ, такового тотчасъ брать, и, если не будетъ имѣть вышеупомянутыхъ свидѣтельствъ, отсылать обратно. 6. ) При требованіи свидѣтельствъ и даже при обращеній съ проѣзжающими, въ случаѣ неимѣнія оныхъ, обходиться со всѣми скромно, а отнюдь не дѣлать никому грубостей или и того болѣе—оскорбленій и обидъ. 7. ) Что карается до слѣдующихъ отсюда, то ихъ пропускать безъ всякаго задержанія. 8. ) Чиновникъ, завѣдующій пристанью, не касается своими распоряженіями ни до какихъ расчетовъ проѣзжающаго съ перевозчиками. 9. ) Но онъ обязанъ наблюдать, чтобы перевозчики и наряженные отъ земской полиціи обыватели были всегда трезвы и не заводили ссоръ между собою; въ противномъ случаѣ виновнаго подвергать взысканію. 10. ) По присылкѣ отъ земской полиціи другихъ обывателей на перемѣну тѣхъ, кои пробыли уже на пристани свое время, отпускать послѣднихъ безъ удержанія. 11. ) Важность предмета, для коего учрежденіе пристаней предположено, должно убѣдить каждаго, сколь необходимо точное выполненіе предписаного, въ отношеніи пропуска проѣзжающихъ,
- 129 — & потому за неисполненіе сего виновный неминуемо подвергаетъ себя суду и отвѣтственности по силѣ «Карантиннаго Устава» Высочайше конфирмованнаго 21 Августа 1818 года. Іюля 28-го о учрежденіи этихъ пристаней въ районѣ Полтавской губерніи сообщено было Гражданскимъ Губернаторамъ Кіевскому, Херсонскому, и Екатеринославскому въ виду того, чтобы объ этомъ были освѣдомлены жители этихъ трехъ губерній, въ мѣстностяхъ прилегающихъ къ противоположному берегу р. Днѣпра, такъ какъ пристань въ с. Андрушахъ приходится противъ Трантамирова, въ Липлявомъ противъ г. Канева, Кіевской губерніи, въ Липовскомъ противъ Свѣдовокъ въ г. Градижскѣ противъ Липового Херсонской губерніи и въ Переволочнѣ противъ Мишурина Рога, Екатеринославской губерніи. Кременчугскому Полиціймейстеру предписано было учредить переправу черезъ р. Днѣпръ въ г. Кременчугѣ противъ Крюкова, съ соблюденіемъ всѣхъ правилъ, указанныхъ для учрежденныхъ по р. Днѣпру пристаней; причемъ переправа на собственныхъ лодкахъ и судахъ была воспрещена и должна была производиться только на казенныхъ. Къ непремѣнному исполненію ему было предписано слѣдующее: 1. ) Всѣхъ проѣзжающихъ изза Днѣпра останавливать по ту сторону еще Крюкова, и требовать свидѣтельство о слѣдованіи ихъ изъ благополучныхъ мѣстъ. 2. ) Тѣхъ, кто таковыхъ свидѣтельствъ не имѣетъ, отправлять обратно, а имѣющихъ оное пропущать чрезъ заставу для переѣзда черезъ р. Днѣпръ. Идущимъ же изъ Бессарабской области и части Херсонской, за р. Бугомъ расположенной, иначе не пускать, какъ по предъявленіи ими свидѣтельствъ, что они очищены въ карантинѣ. 3. ) Для сего назначить одного изъ благонадежныхъ полицейскихъ чиновниковъ, приказавъ ему строжайше, дабы онъ ни подъ какимъ видомъ не пропускалъ чрезъ заставу никого, иначе, какъ съ упомянутымъ свидѣтельствомъ, помѣчая ихъ по просмотрѣ, ибо за неисполненіе сего подвергнетъ себя суду и взысканію по силѣ «Карантинаго Устава» Высочайше конфирмованнаго 21 Августа 1818 года. 4. ) Наблюдать за нимъ, дабы онъ, подъ предлогомъ исполненія своей обязанности, не дѣлалъ кому либо притѣсннній. б.) Имѣть неослабное смотрѣніе, чтобы на переправѣ черезъ
— 180 р. Днѣпръ никакія частныя перевозныя суда и лодки не были употребляемы, кромѣ казенныхъ, и никто изъ Херсонской губерніи не переѣзжалъ на собственныхъ лодкахъ и не приставалъ къ берегу близь города. Одновременно съ этими распоряженіями, дѣлаемыми относительно побережья р. Днѣпра, относящагося къ Полтавской губерніи, Кіевскимъ Гражданскимъ Губернаторомъ сдѣлано было въ свою очередь распоряженіе о томъ, чтобы на противоположномъ берегу р. Днѣпра, относящемся къ Кіевской губерніи, установленъ былъ караулъ и разъѣзды по берегу. На всѣхъ же вообще побережныхъ мѣстахъ р. Днѣпра строжайше приказано было, за подписями въ помѣщичьихъ—самыхъ владѣльцевъ, а за отлучкою ихъ управляющихъ имѣніями, въ казачьихъ и казенныхъ волостяхъ головъ, дабы ни одно судно на р. Днѣпръ спущено не было, подъ личною отвѣтственностью подписавшагося, на основаніи «Карантиннаго Устава». Для завѣдыванія пристанями въ предѣлахъ Полтавской губерніи назначены были слѣдующіе чиновники. Въ Кременчугскомъ повѣтѣ на пристани въ г. Градижскѣ Частный Смотритель Анохинъ. Въ Кобеляцкомъ повѣтѣ на пристани Переволочной Коллежскій Секретарь Колесниковъ. Въ Золотоношскомъ повѣтѣ на пристани въ Лѣплявомъ Коллежскій Секретарь Ѳома Петровичъ Андріяшевъ, на пристани въ Липовскомъ Коллежскій Регистраторъ Трофимъ Васильевичъ Вол- чановскій. Въ Переясловскомъ повѣтѣ на пристани въ с. Андрушахъ Засѣдатель Переяславскаго Нижняго Земскаго Суда капитанъ Иванъ Анастасѣенко. По поводу послѣдняго назначенія Переясловскій Земскій Ко- мисаръ Ильяшенко донесъ Малороссійскому Военному Губернатору на его благоразсмотрѣніе и разрѣшеніе о томъ, «что черезъ таковое назначеніе въ производствѣ уголовныхъ слѣдственныхъ дѣлъ и взысканій недоимокъ могутъ произойти остановки. Въ виду необходимости всегдашняго его пребыванія на переправѣ долженъ ли онъ имѣющіеся у него на слѣдствіи разныя по должности его дѣла передать въ судъ для раздачи прочимъ членамъ въ повѣтѣ находящимся?»
^-131 — Очевидно это обстоятельство не было принято Но вниманіе, такъ какъ въ дальнѣйщемъ времени, по документальнымъ даннымъ, Анастасѣѳнко не былъ освобожденъ отъ этого назначенія и исполнялъ обязанности по надзору за пристанью въ Андрушахъ. Кременчугскимъ Полиціймейстеромъ Кисилевымъ за п. Крюковомъ учреждены были 2 заставы для наблюденія за проѣзжающими изъ Херсонской губерніи и Бессарабской области. Одна на Елисаветградской дорогѣ, другая по Екатеринославской, пролегающей частью черезъ селенія Херсонской губерніи и соединяющейся при посадѣ Крюковѣ съ «старою Херсонскою дорогою», которая теперь осталась транспортною «чумацкою», идущею изъ Перекопа съ транспортами соли. На эти заставы назначено было по одному квартальному надзирателю съ надлежащими наставленіями и шнуровыми книгами на записку письменныхъ видовъ тѣхъ людей, кои, слѣдуя изъ Херсонской губерніи имѣютъ удовлетвореніе о слѣдованіи изъ благополучныхъ мѣстъ, также проѣзжающихъ изъ Бессарабской губерніи и изъ части Херсонской из-за р. Буга—что очищены въ карантинѣ. Въ помощь квартальнымъ надзирателямъ назначены отъ коменданта изъ здѣшняго этапа по одному рядовому внутренней стражи, а также отъ Градской Думы изъ обывателей по одному верховому и по два человѣка пѣшихъ. Сверхъ того, устанавлѳны три бивака, тоже изъ обывателей на проселочныхъ дорогахъ, чтобы, не пропуская никого ни подъ какимъ предлогомъ въ п. Крюковъ, обращали бы ихъ на заставы; чтобы никто изъ Херсонской губерніи не переѣзжалъ на своихъ судахъ или лодкахъ на лѣвую сторону р. Днѣпра и не приставалъ нигдѣ на всѣмъ пространствѣ двухверстной городской дистанціи Смотрителемъ Судоходства I класса Маіоромъ Уткинымъ учрежденъ разъѣздъ по р. Днѣпру изъ находящейся въ вѣдомствѣ его воинской команды. А такъ какъ земли Крюковскихъ казенныхъ поселянъ находятся за установленными заставами, съ трехъ сторонъ окружаются землями жителей и владѣльцевъ Херсонской губерніи, то «приказано и внушено», чтобы они, будучи на полевыхъ работахъ, отнюдь ни подъ какимъ видомъ, со сторонними людьми не соединялись, никакого сношенія съ ними не имѣли и ничего отъ нихъ не покупали. Слѣдить за этимъ предписано поселянскому старостѣ. . Въ Заднѣпровскіе уѣзды и повѣти Екатеринославской, Хѳр-
— 132 — Сонской и Кіевской губерній, а также въ Одесскую Градскую й Земскую полицію Кременчугскій Полиціймейстеръ обратился съ просьбою о оповѣщеніи всѣхъ подвѣдомственныхъ имъ жителей, дабы они при надобности своей быть въ г. Кременчугѣ или п. Крюковѣ, брали бы отъ кого слѣдуетъ узаконенныя свидѣтельства о томъ, что они слѣдуютъ изъ благополучныхъ мѣстъ, «ибо безъ таковыхъ свидѣтельствъ никто не будетъ пропущенъ въ означенныя города и долженъ будетъ отправиться обратно». Августа 13-го Земскій Комиссаръ Кременчугскаго повѣта Степанъ Вулюбашъ сообщаетъ Г. Малороссійскому Военному Губернатору, что: 1.) онъ взялъ въ свое вѣденіе г ѣ безъ изъятія имѣющіеся въ Кременчугскомъ повѣтѣ на р. Днѣпрѣ на пристаняхъ въ г. Кременчугѣ и въ г. Градижскѣ перевозныя суда. 2. ) Для перевоза черезъ р. Днѣпръ оставлены на пристани, поотдаль города Градижска, два небольшія парома, принадлежащіе Градижскимъ мѣшанамъ Никифору Козинцу и Василію Паламаренко, да приходящіе на сію пристань Кіевской губерніи, Чигиринскаго повѣта, изъ села Липоваго, изъ аренднаго имѣнія графа Гурьева тоже два парома. Прочія же переправы, состоявшія изъ водоплавныхъ дубовъ и лодокъ, уничтожены, и строжайше приказано въ козачьихъ и казенныхъ селеніяхъ, за подпискою Волостныхъ Головъ, дабы послѣ ни одинъ водоплавный дубъ или лодка спущены на рѣку не были, и никто съ противоположнаго берега не былъ перевозимъ, подъ личною отвѣтственностью давшихъ подписки, на основаніи «Карантиннаго Устава», а потому они обязаны имѣть за симъ бдительный надзоръ. А помѣщичьихъ селеній, кромѣ хуторовъ, неотдаль р. Днѣпра не имѣется. 3. ) Упомянутая переправа и всѣ при ней суда отданы ны- нѣшняпГмѣсяца, 10-го числа, личпо при г. Маршалѣ сего повѣта, назначенному отъ него, чиновнику Градижскому частному смотрителю Анохину, въ разпоряженіе его; црочіе дубы и лодки, находящіеся въ отдаленности отъ сей переправы, отданы Волостнымъ Головамъ за подпискою. 4. ) Въ команду сего чиновника наряжено и отдано потребное число людей какъ для перевоза, такъ и для употребленія согласно инструкціи ему врученной отъ г. Маршала; а дабы люди сіи не были долго отлучаемы отъ домовъ своихъ, то о перемѣнѣ ихъ черезъ каждые 7 дней учинено черезъ Волостныхъ Головъ распоряженіе.
— ІЗО Й.) Самъ Земскій Комиссаръ Кременчугскаго повѣта имѣеТѢ строгое наблюденіе, дабы никто изъ-за р. Днѣпра не переѣзжалъ иначе, какъ на выше означенныя, Градижскую или Крюковскую пристань, ибо берега по надъ рѣкою Днѣпромъ въ Кременчугскомъ повѣтѣ состоятъ не менѣе, какъ до 60 верстъ, и если отъ границы Кобелякскаго повѣта слѣдовать рѣкою къ г. Градижску, то нельзя миновать п. Крюковъ или г. Кременчуга и отъ оной границы противу воды до г. Градижска будетъ верстъ 60. и по случаю, что вездѣ по берегу изъ за-Днѣпровскихъ мѣстъ лодками до сего распоряженія приставами, учреждены теперь во все пространство въ повѣтѣ берега шалаши, одинъ отъ другого черезъ 2 версты, и въ шалашахъ сихъ въ каждомъ поставлено людей пѣшихъ 4, а конныхъ по 2 человѣка, на тотъ конецъ, чтобы они въ караулѣ и разъѣздѣ могли между собою чередоваться и въ случаѣ пріѣзда изъ за-Днѣпровскихъ мѣстъ въ одномъ дубѣ нѣсколько человѣкъ, удобно бы было ихъ удержать. А подчинены сіи караульные Волостнымъ Головамъ волостей, состоящихъ близь р. Днѣпра Чиргринъ-Дубровской, Градижской, Максимовской, Песчанской, Потокской и Келебердянской, каждому по его вѣдомству. Въ разсужденіе, что одинъ урядникъ особливо часто неуспѣваетъ объѣзжать сіи караулы, какъ по значительному пространству, такъ и потому, что шалаши и караулы состоятъ большею частью промежду заливами и топкими мѣстами, требующими медленнаго объѣзда ихъ верховою лощадью, а особливо повозкою,—которымъ урядникамъ приказано отъ Земскаго Комиссара имѣть строжайшее смотрѣніе за исполненіемъ всего вышеозначеннаго и всѣхъ, кто бы ни прибылъ къ берегу, не выпуская изъ судна, отправлять на упомянутыя Градижскую или Крюковскую пристани и, въ случаѣ несогласія на то,—обратно за р. Днѣпръ. 6.) Земскій Комиссаръ наблюдаетъ, чтобы сіи караульные и разъѣздные повиновались изъясненнымъ урядникамъ, которые не позволяли бы имъ отлучаться никуда отъ берега и особливо пьянствовать; также, чтобы требованія объ отправленіи переѣзжающихъ черезъ р. Днѣпръ на Градижскую пристань дѣланы были безъ грубостей и ссоръ. Почему Земскій Комиссаръ обязанъ чаще объѣзжать по берегу и вникать, въ точности ли будетъ исполняться предписанное. Кромѣ вышеуказанныхъ пристаней и переправъ въ дальнѣйшемъ устроены были на Днѣпрѣ еще слѣдующія.
— 134 — Золотоношскій повѣтовой Маршалъ Дворянства Михаилъ Да- раганъ 21 Августа увѣдомилъ Малороссійскаго Военнаго Губернатора о томъ, что, кромѣ установленныхъ въ Золотоношскомъ повѣтѣ двухъ пристаней, Липлявской и Линовской, согласно предписанію Г. Малороссійскаго Военнаго Губернатора, была оставлена переправа, содержимая Чернобаевскаго гвардіи поручика Неплюева, экономіею, между селами Панскимъ и Самовицею, въ настоящемъ существованіи, съ учрежденіемъ на оной полицейскаго надзора, какъ и на двухъ вышеуказанныхъ пристаняхъ. Смотрителемъ на ней назначенъ былъ Коллежскій Регистраторъ Александръ Захарченко. Затѣмъ, Переясловскому Звмскому Комиссару было предписано дозволить Рудиновской экономіи Дѣйствительнаго Статскаго Совѣтгика Семена Михайловича Кочубея перевозъ хлѣба съ той стороны р. Днѣпра, съ тѣмъ однакоже, чтобы всякій крестьянинъ имѣлъ отъ экономіи надлежащее свидѣтельство и, чтобы постороннихъ людей при транспортахъ отнюдь не было. По учрежденіи на р. Днѣпрѣ вышеуказанныхъ пристаней чиновнику особыхъ порученій Надворному Совѣтнику Асинкрату Леонтьевичу Спаскому предписано было объѣхать для обозрѣнія учрежденной цѣпи по лѣвому берегу р. Днѣпра до р. Орели (Ко- белякскаго повѣта) всѣ пристани оставленныя въ Полтавской губерніи: въ с. Андрушахъ (Переяславскаго повѣта), Лѣплявомъ, Липовскомъ и между Панскимъ и Самовицею (Золотоношскаго повѣта), въ Градижскѣ и Кременчугѣ (Кременчугскаго повѣта) и въ Переволочкѣ (Кобелякскаго повѣта), чтобы на мѣстѣ удостовѣриться, въ точности-ли исполняются со стороны Земскихъ Комиссаровъ, чиновниковъ и объѣздныхъ командъ на пристаняхъ, данныя имъ распоряженія относительно переѣзжающихъ из-за р. Днѣпра, уни- чтожены-ли всѣ другія переправы, кромѣ вышеуказанныхъ, не ос- тались-ли гдѣ либо скрытно какія либо лодки, на коихъ могутъ дѣлать перевозы съ противоположнаго берега р. Днѣпра, акку- ратно-ли дѣйствуютъ объѣздныя на берегу команды? въ точности- ли исполняютъ инструкціи чиновники распоряжающіеся на пристаняхъ? При этой ревизіи г. Спаскаго онъ нашелъ, что объѣздныя команды въ нѣкоторыхъ мѣстахъ дѣйствуютъ слабо; со стороны самыхъ Земскихъ Комиссаровъ послѣдовали распоряженія по сему предмету не во всемъ одинаковыя и чиновники, кои назначены
135 Для распоряженія пристанями не въ точности исполняютъ правила предписанныя на счетъ переѣзжающихъ из-за р. Днѣпра лицъ. Въ Золотоношскомъ повѣтѣ завѣдующій Липовскою пристанью Колежскій Регистраторъ Волчановскій всякую ночь отлучался отъ своего поста въ домъ свой въ с. Липовскомъ, за 5 верстъ почти отъ него отстоящій. На случай своего небытія, давалъ онъ приказанія находящемуся при немъ писарю Товстопяту пропускать переѣзжающихъ съ за-Днѣпровской стороны и на свидѣтельствѣ каждаго помѣчать, что оно явлено, или же приказывать, чтобы заѣзжали къ нему, Волчановскому, на-домъ, въ. Липовскоѳ. Самымъ Спаскимъ встрѣченъ былъ пропущенный Волчановскимъ съ той стороны безъ всякой помѣты на свидѣтельствѣ крестьянинъ Черкасскаго уѣзда д. Будищь, Галваненко. Вслѣдствіе подобнаго отношенія чиновника Волчановскаго къ возложеннымъ на него обязанностямъ и безпорядковъ на Липов- ской пристани, найденныхъ чиновникамъ особыхъ порученій г. Спаскимъ, Маршалъ Дворянства Золотоношскаго повѣта Михаилъ Дараганъ чиновника Волчановскаго удалилъ отъ должности, и на его мѣсто назначенъ былъ болѣе благонадежный чиновникъ Губернскій Секретарь Григорій Демченко. Тому же г. Спаскому находящійся на пристани въ с. Андрушахъ, чиновникъ Засѣдатель Анастасѣенко сообщилъ о томъ, что, не смотря на всѣ принимаемыя охранительныя мѣры, казенные крестьяне с. Сошникова, Дѣвической волости, Переяславскаго повѣта Данило и Леонтій Степаненки и Иванъ Олшиевецъ, бывшій на заработкахъ въ слободѣ Кошковѣ (Херсонской губеніи), состоящей по сю сторону Одессы, вернулись къ себѣ домой, безъ всякаго установленнаго вида отъ тамошняго начальства. Слѣдуя обратно домой, они свободно переправились на паромѣ черезъ р. Бугъ въ слободѣ Порошовкѣ, вмѣстѣ съ неизвѣстными имъ сгонщиками скота. А затѣмъ были они перевезены на эту сторону р. Днѣпра въ Переяславскій повѣтъ, противу Ржищева, неизвѣстно какими байдачниками, ѣхавшими на дубѣ по р. Днѣпру на село Гусинцы. Засѣдатель Анастасѣенко, узнавъ о прибытіи крестьянъ этихъ въ домы свои, немедленно же распорядился, чтобы Ерковец- кое Правленіе предоставило ихъ въ городъ для врачебнаго освидѣтельствованія, которое и было произведено повѣтовымъ штабъ-лѣкаремъ, причемъ они найдены были совершено здоровыми.
— ш — Подобнаго же рода сообщеніе было послано отъ Маршала Дворянства Золотоношскаго Повѣта. Михаила Дарагана г. Малороссійскому Военному Губернатору о томъ, что « возратившіеся по промыслу пѣше изъ Херсонской губерніи казаки села Келеберды, Золотоношскаго повѣта, шесть человѣкъ сего Августа противъ 22 числа ночью перевезены были черезъ р. Днѣпръ не у пристани, на дачѣ, с. Прохоровки, неизвѣстнымъ человѣкомъ Богуславскаго повѣта села Пикарей, ловлею рыбы занимающимся». Вышепрѳведенныя фактическія данныя, полученныя при ревизіи г. Спасскимъ, свидѣтельствуютъ о томъ, что даже при самомъ аккуратномъ' и строгимъ береговомъ надзорѣ, возможны были случаи свободнаго, въ обходъ всѣхъ установленныхъ правилъ, сообщенія черезъ р. Днѣпръ, что открывалось лишь случайно и post factum. Не безъинтересно привести здѣсь рапортъ Кременчугскаго Полиціймейстера Мало россійскому Военному Губернатору, свидѣтельствующій о томъ, какія строгости и формальности приминялись въ иныхъ случаяхъ при принятіи предохранительныхъ карантинныхъ мѣръ, до клятвенной присяги включительно, Къ содержателю въ п. Крюковѣ постоялого двора, Новозыб- ковскому Мѣщанину, Ивану Карпову, 17 Февраля, въѣхали во дворъ Кисенской округи села, Спасскаго помѣщика Фонъ-Визиана крестьянинъ Ефимъ Нефедовъ, съ товарищи, на 12 лошадяхъ, въ санной упряжѣ, съ мебелью, которую, какъ видно изъ накладной, должны они доставить въ г. Одессу. Но, по случаю оттепели и и испорченія санной дороги, доставить было неудобно, то сей крестьянинъ, Нефедовъ, съ прочими своими товарищи, договоривъ у него, Карпова, дворъ понедѣльно, гдѣ сложивъ ту мебель, сами поѣхали въ мѣсто жительство свое съ тѣмъ,, чтобы оттуда, взявши повозки, прибыть обратно для поднятія мебели; оставили они для присмотру изъ числа себя одного, вышеупомянутаго Ефима Нефедова, но и сей, не заплатя ему, Карпову, подлежащихъ по условію за харчи по 15 р. въ мѣсяцъ, и за занятіе двора мебелью по 1 рублю въ недѣлю денегъ, неизвѣстно куда скрылся. И какъ по накладной, при томъ объявленіи . представленной, значилось, что 31 ящикъ съ мебелью, книгами и бѣльемъ и мѣдною посудою, оставленные извощикомъ Нефедовымъ у Карпова, отправлены 20 Декабря 1828 года изъ С.-Петербурга отъ Ѳомы Цапеля съ под¬
— 137 — рядчикомъ Никитою Пороховымъ въ г. Одессу, къ Томасу Карутерсу съ сынами; которыя вещи должны быть доставлены въ въ Одессу 29 Генваря нынѣшняго году, то полиція, сумнѣваясь въ цѣлости сказанныхъ оставленныхъ вещей, того же Апрѣля 30 числа писала въ Клинскій Нижній Земскій Судъ о высылкѣ извозчика Нефедова въ Крюковъ для разсчета съ Карповымъ п доставленія, затѣмъ, по принадлежности вещей, а въ С. Петербургскую Управу Благочинія и въ Одесскую полицію объявленій первою— Цапелю, а послѣднею—Карутерсамъ о изъясненномъ случаѣ, и чтобы они со стороны своей приняли надлежащія мѣры; каковы требованія поновлены и 29 Іюня. Затѣмъ 16 Іюля прибылъ въ г. Кременчугъ изъ числа извозчиковъ, оставившихъ въ Крюковѣ во дворѣ Карпова помянутые ящики, Московской губерніи, Климскаго уѣзда, помѣщика Надворнаго Совѣтника Сергѣя Фонъ—Визина крестьянинъ, деревни Зубовой житель Андрей Ивановъ и вошелъ въ полицію съ прошеніемъ, что онъ отъ подрядчика удѣльнаго крестьянина Никиты Порохова принялъ доставку изъ С. Петербурга въ г. Одессу къ иностранцу Карутерсу поясненныхъ вещей; въ удостовѣреніе чего и контрактъ подлинникомъ къ усмотрѣнію представилъ, что дѣйствительно съ тѣми ящиками сего году минувшаго Февраля 17 числа Ивановъ, со своими товарищами, прибылъ въ Крюковъ; остановился на постояломъ дворѣ у дворника Карпова, по случаю сдѣлавшейся распутицы; что онъ Ивановъ, съ Карповымъ за простой у него тѣхъ ящиковъ расплатился и просилъ оные ему, Иванову, отдать для доставленія въ г. Одессу съ вольнонаемными извощиками Курской губерніи Обоянскаго Округа однодворцами селъ Липовца Павломъ Аверкіевымъ и Касинова Григоріемъ Касиновымъ; вслѣдствіе чего Кременчугская полиція въ обезпеченіе исправной доставки Ивановымъ въ г. Одессу помянутыхъ ящиковъ, отобравъ отъ него и извощиковъ Аверкова и Казинова ихъ письменные виды, отправила оные при своемъ отно- щеніи въ Одесскую Градскую полицію того же Іюля 20 числа за Ks 7373, съ тѣмъ, чтобы тѣ виды, по исправной въ Одессу доставкѣ и цѣлостной кому слѣдуетъ сдачѣ числа помянутыхъ ящиковъ, возращены были по принадлежности, а помянутымъ извощикамъ Иванову, Аверкову и Касинову выдано свидѣтельство на свободное слѣдованіе до Одессы и, чтобы они запребытіемъ туда» явились въ тамошнюю полицію для представленія въ оную къ уничтоженію сказаннаго свидѣтельства и полученія своихъ пись¬
— 138 — менныхъ видовъ, черезъ почту отправляемыхъ, послѣ чего и точно 11-го числа сего Сентября прибыли въ Кременчугъ изъ помянутыхъ извощиковъ Аверковъ и Касимовъ по свидѣтельству Одесской полиціи имъ, совмѣстно съ товарищемъ ихъ Ивановымъ, данному, и, какъ въ надписи на томъ свипѣтельствѣ сдѣланной Вознесенской Карантинною заставою сказано, что Андрей Ивановъ выдержалъ только четырнадцати-дневный карантинный терминъ и по окуркѣ всѣхъ вещей пропущенъ черезъ заставу, о Аверковѣ же и Касиновѣ ничего не упомянуто. Почему, задержавъ ихъ здѣсь свидѣтельствовалъ черезъ медицинскаго чиновника въ здоровьѣ гі спрашивалъ за присягою о семъ случаѣ, которые подъ клятвою показали, что товарищъ ихъ Ивановъ по благополучной сдачѣ въ предмѣстіи Одессы доставленныхъ ими съ вещами ящиковъ, получа отъ хозяина, кому тѣ вещи принадлежали свой паспортъ, высланный ему прямо изъ С. Петербурга, отправился изъ-подъ г. Одессы четырьмя днями прежде ихъ; послѣ чего и они, выѣхавши оттоль на р. Бугѣ, въ Вознесенскѣ, держаны были въ карантинѣ 14 дней; въ каковое время, 1-го числа настоящаго Сентября мѣсяца видѣли, какъ выпущенъ былъ съ того карантина товарищь ихъ Андрей Ивановъ, но куда изъ Вознеенска поѣхалъ неизвѣстны и какъ за таковымъ присяжнымъ Аверкова н Касимова удостовѣреніемъ въ выдержаніи ими въ Вознесенскѣ положеннаго 14 дневнаго карантина, нѣтъ никакого сомнѣнія и вѣроятно, что по одному только слабому въ Вознесенской Карантинной заставѣ разсматриванію письменныхъ видовъ, отбираемыхъ у людей из-за Буга въ Россію слѣдующихъ, записанъ въ Карантинной помѣтѣ одинъ только, по свидѣтельству первоначально значущійся Андрей Ивановъ, а они Аверковъ и Касимовъ ошибочно съ той надписи не поименованы, чему явнымъ и безсумнительнымъ доказательствомъ можетъ служить подобная же ошибка Вознесенской карантинной заставы, какъ Ваше Сіятельство усмотрѣть изволите, изъ подносимаго при семъ въ копіи свидѣтельства даннаго Слободско-украинскаго подвижнаго магазина отъ ротнаго Командира Маіора Ходукова, крестьянину умершаго въ крѣпости Исакчи, того же магазина поручика, Сергѣя Рыкова, Ивану Семенову, сыну Шевелеву, слѣдовавшему из-за границы въ Сумскій уѣздъ съ экипажемъ умершаго Рыкова, и прибывшему въ г. Кременчугъ вчерашняго 13-го числа, что въ надписи Карантинной Заставы показанъ вмѣсто крестьянина Шевелева, самъ умершій его гос¬
— 139 — подинъ поручикъ Рыковъ. А по всѣмъ выясненнымъ обстоятельствамъ о несумнительности въ выдержаніи въ Вознесенскомъ Карантинѣ однодворцами Аверковымъ и Касимовымъ 14 дневнаго термина и, что они и по виду и по освидѣтельствованію лѣкарскому, оказались совершенно здоровыми, дабы ихъ напрасно не стѣснять здѣсь задержаніемъ и особенно прокормленіемъ себя и лошадей дозволено мною слѣдовать имъ въ свои домы». При вышеприведенномъ рапортѣ Кременчугскаго Полиціймейстера приложено слѣдующее клятвенное обѣщаніе: «Азъ ниже имяновапной обѣщаюсь и клянусь Всемогущимъ Богомъ предъ святымъ Его Евангеліемъ и честнымъ крестомъ въ томъ, что по выданному мнѣ и одному товарищу моему изъ Одесской Городской полиціи сего году минувшаго Августа 5 числа за № 5420, свидѣтельству отправившись мы изъ предмѣстія Одессы называемаго Пересыпь, что по сю сторону таможенной заставы, въ свои домы, на пути переѣхавши р. Бугъ въ городѣ Вознесенскѣ, въ тамошнемъ карантинѣ, задержаны были черезъ 14-ти дневный терминъ, а затѣмъ, по окуркѣ насъ и всѣхъ до остатка вещей нашихъ, пропущены чрезъ заставу; сверхъ того, о чемъ еще Кременчугскою Градскою полиціею я вопрошенъ буду, имѣю показать самую сущую правду, безъ прибавки и утайки чего либо, а такъ какъ мнѣ въ томъ предъ Богомъ и Его Страшнымъ судомъ отвѣтъ дать должно, въ заключеніе же сей моей клятвы цѣлую слова и крестъ Спасителя моего. Аминь. 1829 года Сентября 13 дня по сей присягѣ присягали и подписались, Курской Губерніи, Обоянскаго уѣзда, однодворцы села Касьянова Григорій Касановъ и села Липовца Павелъ Аверковъ. А вмѣсто ихъ неграмотныхъ, по ихъ рукоданной просьбѣ, руку приложилъ Коллежскій регистраторъ (подпись неразборчива). Къ присягѣ приводилъ Священникъ Іоаннъ Лебедевъ. При семъ присутствовалъ Квартальный Надзиратель Семенъ Самусь». Подобная присяга установлена по инструкціи' «карантиннаго устава» для временныхъ сухопутныхъ Карантиновъ. (Отдѣленіе 2-е. О должности карантиннаго начальника § 36.: «Карантинный начальникъ при бытности своей принимаетъ отъ пассажировъ—хозяевъ подъ присягою отвѣты на вопросы имъ отъ него предлагаемые въ пріемной комнатѣ, тамъ же отбираются отъ нихъ двой¬
— 140 — нымъ числомъ о людяхъ списки; а о товарахъ, пожиткахъ и вещахъ реестры, за подписаніемъ, какъ тѣхъ, и другихъ хозяевами». Клятвенное обѣщаніе: ,,я, ниже поименованный, обѣщаюсь и клянусь Всемогущимъ Богомъ предъ святымъ его Евангеліемъ и честнымъ крестомъ въ томъ, что я имѣю отвѣтственность на всѣ вопросы Карантинной конторы по сущей правдѣ и исполнять въ точности регламенты или наставленія мнѣ данныя, такъ что могу въ справедливости сказанного написаннаго и сдѣланнаго мною предъ Богомъ и судомъ Его Страшнымъ отвѣтъ дать; въ заключеніе же сей моей клятвы цѣлую слова и крестъ Спасителя моего. Аминь“. Такимъ образомъ, по распоряженію начальника Карантинной Заставы, или Градской полиціи, посредствомъ приведенія проѣзжающихъ къ присягѣ устанавливалась достовѣрность даваемыхъ ими на допросѣ показаній. Августа 1-го дня 1829 г. послѣдовалъ по поводу появленія въ предѣлахъ Россіи чумной заразы нижеслѣдующій Высочайшій рескриптъ на имя графа Воронцова, предоставляющій ему широкія полномочія въ дѣлѣ борьбы съ эпидеміею. Новоросійскому Бессарабскому Генералъ—губернатору Нашему Генералъ Адъютанту Графу Воронцову. Для огражденія безопасности Государства отъ внесенія чумной заразы изъ Турціи, гдѣ смертоносная болѣзнь сія столь обыкновенно свирѣпствуетъ, рескриптомъ Моимъ отъ б Декабря прошлаго 1828 года, возложивъ между прочимъ на непосредственное попеченіе Главнокомандующаго 2-ю арміею, обще съ вами, принять надлежащія мѣры карантинной предосторожности со стороны Бессарабіи по рѣкамъ Дунаю и Пруту, уполномочилъ Я васъ, по взаимному между собою сношенію, не испрашивая дальнѣйшихъ разрѣшеній, дѣйствовать въ семъ случаѣ рѣшительно и сообразно съ существенною надобностью. Впослѣдствіи же, а именно въ Маѣ мѣсяцѣ сего года, по случаю распространившейся заразы, за границею, Главнокомандующій арміею, убѣждаясь необходимостью возстановить Днѣстровскую карантинную линію въ Херсонской и Подольской губерніяхъ, предоставилъ вамъ принять надъ оною главное и непосредственное начальство. Между тѣмъ, въ Княжествахъ Молдавіи и Валахіи, а также въ Болгаріи, гибельныя дѣйствій чумной зарасы усилились до
— 141 — того, что нынѣ признаки оной оказались въ нѣкоторыхъ мѣстахъ Бессарабіи и Новороссійскего края. Пріемля во вниманіе, что по успѣхамъ оружія нашего противу Порты Оттоманской, Генералъ- Адьютантъ гр афъ Дибичь съ дѣйствующими войсками находится уже въ столь дальнемъ разстояніи отъ границы Имперіи, что всякое распоряженіе его по прекращенію заразы не можетъ быть совершенно и успѣшно, Я счелъ полезнымъ поручить въ главную вашу зависимость всѣ вообще Карантины какъ по Днѣстру, такъ ровно по Пруту и Дунаю, предоставляя вамъ неограниченное право во всѣхъ случаяхъ въ точности руководствоваться «Карантиннымъ Уставомъ» Высочайше утвержденнымъ 21 Августа 1818 года, не испрашивая ни отъ кого въ разрѣшеніе дальнѣйшихъ повелѣній, но токмо о всѣмъ, что вами предпринимаемо будетъ доносить неукоснительно Мнѣ и извѣщать Министерство Внутреннихъ Дѣлъ къ свѣденію. Вслѣдствіе чего повелѣваю: 1. Найстрожайше наблюдать, дабы въ Карантинахъ по Дунаю, Пруту и Днѣстру всѣ вообще лица, проѣзжающіся изъ-за границы, не исключая курьеровъ и фельдъегерей, подвергались дважды полному карантинному очищенію: одинъ разъ на Дунаѣ или. Прутѣ, а другой разъ на Днѣстрѣ. Депеши же, на имя Мое равно въ Главный Мой штабъ и другія мѣста адресованныя, по надлежащемъ очищеніи, ни мало не медля, отправлять далѣе съ эстафетами или другими нарочными, для сего въ Сатуновѣ или Дубос- сарахъ имѣющимися. 2. Нарушителей Карантинныхъ постановленій, если таковые окажутся, какъ по важности преступленій сего рода, такъ и въ страхъ другимъ, судить не въ уголовныхъ палатахъ, какъ сіе постановлено въ VII главѣ «Карантиннаго Устава», но по правиламъ уголовнаго уложенія большой дѣйствующей Арміи. 3. ) Какъ при занятіяхъ вашихъ по управленію Новороссійскимъ Краемъ и по возложенному на васъ снабженію войскъ 2-й арміи продовольствіемъ посредствомъ морскаго сплава, кругъ дѣйствій вашихъ долженъ еще увеличится обязанностями Главнаго Начальствованія надъ Карантинными линіями, то дабы вліяніе ваше было общее, непрерывное и своевременное на всѣ ввѣренныя вамъ части, предоставляю вамъ въ случаѣ, если бы по ходу обстоятельствъ признали вы необходимымъ, оцѣпить даже и городъ Одессу, выѣхать немедленно изъ онаго и основать пребыва-
— 142 — ваніе свое вт. томъ мѣстѣ, которое признаете болѣе удобнымъ для успѣшнѣйшаго по всѣмъ частямъ надзора и приведенія въ безотложное исполненіе распоряженій вашихъ. Въ отсутствіе же ваше управленіе Одессою поручить тамошнему градоначальнику. 4.) Дабы сосредоточить корреспонденцію, полученную изъ-за границы и другихъ мѣстъ зачумленныхъ или сомнительныхъ Я повелѣлъ назначить два или три пункта на Днѣпровской карантинной линіи, куда всѣ пакеты и письма, по почтѣ пересылаемые, имѣютъ быть впредь доставляемы и тамъ надлежащимъ образомъ окуриваемы. По сему предмету особо объявлена воля Моя главно- начальстяующему надъ почтовымъ Департаментомъ съ тѣмъ, чтобы онъ немедленно распорядился назначеніемъ пунктовъ и командированіемъ туда почтовыхъ чиновниковъ для завѣдыванія означенною корреслонденціею. 5 Что относится до сдѣланнаго вамъ порученія о подвозѣ къ дѣйствующей арміи продовольственныхъ припасовъ, то по настоящему положенію Одесскаго порта Я полагалъ бы въ случаѣ нужды доставить въ оный только то количество запасовъ, которое межетъ быть туда сплавлено; остальные же запасы предназначенные въ Одессу сухопутною перевозкою обратить въ другіе порты Чернаго моря. Излагая вамъ сію мысль я, совершенно предоставляю сіе собственному и непосредственному усмотрѣнію и распоряженію вашему. Впрочемъ, усматривая изъ ;всѣхъ донесеній вашихъ отличную дѣятельность, благоразуміе и предусмотрительность по возложеннымъ на васъ порученіямъ, Мнѣ весьма пріятно изъявить вамъ за то совершенную Мою признательность и, облекая васъ нынѣ новымъ знакомъ особенной довѣренности Моей, ввѣряя попеченію вашему предохраненіе Государства отъ дальнѣйшняго распространенія оказавшейся заразы, Я надѣюсь, что вы оправдаете оную тою же неослабною ревностію и своевременными мѣропріятіями, коими вообще сопровождается полезная служба ваша. Пребываю къ вамъ на-всегда благосклоннымъ. На подлинномъ написано собственною Его Императорскаго Величества рукою «Николай». Александрія, близъ Петрограда, I Августа 1829 года. На копіи написано вѣрно: Надворный Совѣтникъ Гунаропуло Вѣрно Начальникъ Отдѣленія Г. Юлинъ Съ копіею читалъ Столоначальникъ И. Чернобровко.
~ 143 — Черезъ нѣсколько времени по учрежденіи въ п. Крюковѣ и г. Кременчугѣ охранныхъ переправъ Кременчугскій Полиціймей- стеръ обратился (Августа 13-го) къ Малороссійскому Военному Губернатору князю Н. Г. Рѣпнину за разъясненіемъ относительно пропуска въ Крюковъ и Кременчугъ чумаковъ, доставляющихъ изъ Крымскихъ озеръ соль въ Крюковъ и въ разныя мѣста Черниговской и Полтавской губерній. По заведенному съ давнихъ временъ порядку чумаки и въ этомъ году, имѣя узаконенные паспорты, отправились въ Крымъ за солью, гораздо раньше принятыхъ Правительствомъ мѣръ «осторожности отъ чумной заразы». На возвратномъ пути они никѣмъ не были предварены о учрежденіи за Крюковомъ заставы, и вслѣдствіе этого не брали установленныхъ свидѣтельствъ о томъ, что слѣдуютъ они домой изъ < благополучныхъ» мѣстъ. Изъ Крыма слѣдуютъ они съ грузомъ соли по старой Херсонской степной дорогѣ и прибываютъ къ Крюкову въ настоящее время найболыпаго, движенія съ большими транспортами соляныхъ грузовъ. Если, согласно сдѣланнымъ распоряженіемъ относительно охраны всѣхъ пребывающихъ чумаковъ, за неимѣніеиъ ими установленныхъ свидѣтельствъ, задерживать и обращать назадъ, то они прійдутъ въ совершенное разореніе, черезъ неисполненіе договоровъ съ подрядчиками, а самыя хозяева соли понесутъ невозвратные чувствительные убытки. Къ тому же чумакамъ, прибывшимъ къ Крюкову, нѣтъ возможности взять теперь гдѣ либо требуемыя свидѣтельства, и должны они, впредь до разрѣшенія проѣзда, оставаться за заставою, гдѣ за короткое время скопились бы ихъ тысячи, что создало бы невозможность прокормленія скота, черезъ что можетъ послѣдовать и падежъ его. Принимая все это во вниманіе и имѣя вѣрныя свѣденія о томъ, что въ мѣстахъ, гдѣ чумаками набиралась соль и, чрезъ которыя они слѣдовали, совершенно благополучно, Кременчугскій Полицій- мейстеръ на свой рискъ и страхъ разрѣшилъ пропускать въ Крюковъ чумаковъ, везущихъ изъ Крыма соль, хотя бы у нихъ и не было установленныхъ благополучныхъ свидѣтельствъ. Распоряженія эти Малороссійскій Военный Губернаторъ призналъ «весьма основательными». Но при этомъ однакожъ нашелъ нужнымъ предписать ему «стараться, сколь возможно, развѣдывать аккуратнѣе о движеніи заразы въ мѣстахъ оцѣпленныхъ и смеж¬
— 144 — ныхъ съ оными, ис если получится малѣйшее свѣденіе о признакахъ «чумы» по сей сторонѣ р. Буга, то тотчасъ же прекратитъ всякое сообщеніе съ Херсонскою губерніею». Поэтому признается необходимымъ Кременчугскому Полицеймейстеру, не только имѣть бдительноэ наблюденіе за проѣзжающими из-за р. Днѣпра, но и собирать отъ нихъ вѣрнѣйшія свѣденія о движеніи заразы въ мѣстахъ, гдѣ она обнаружилась, кои свѣденія нигдѣ съ такою удобностью получать можно, какъ въ г. Кременчугѣ, по безпрерывнымъ переѣздамъ чрезъ оный многихъ лицъ, слѣдующихъ изъ Одессы, Николаева и другихъ мѣстъ Новороссійскихъ губерній. Во исполненіе этого распоряженія Кременчугскій полиціймей- стеръ собираетъ съѣденія отъ проѣзжающихъ и сообщаетъ о нихъ рапортами «изъ благополучнаго г. Кременчуга» Малороссійскому Военному Губернатору князю Рѣпнину. Опрошенъ былъ имъ проѣзжавшій черезъ Кременчугъ въ Августѣ мѣсяцѣ Адъютантъ Главнаго Штаба Его Императорскаго Величества полковникъ Лачиковъ, который сообщилъ, что онъ отправленъ былъ Главнокомандующимъ 2-й арміею изъ лагеря при селеніи Инджикіой съ донесеніемъ къ Государю Императору о занятіи нашими войсками Бургаса и другихъ мѣстъ. По прибытіи его на суднѣ въ г. Одессу, онъ былъ остановленъ брантвахтною стражею въ морѣ. Отобраны были отъ него депеши, и, по очисткѣ въ Карантинѣ, отосланы съ другимъ курьеромъ къ Гусударю Императору; а онъ, Лачиновъ, по выдержаніи на морѣ 14-ти дневнаго карантина, отправленъ былъ въ г. Николаевъ на томъ же самомъ судѣ, на коюромъ прибылъ изъ Бургаскаго залива въ г. Одессу. Изъ Николаева, гдѣ все обстоитъ благополучно, Лачиновъ слѣдовалъ въ С. Петербургъ уже сухопутно. По выдержаніи карантина Лачиновъ не былъ допущенъ въ г. Одессу, за оцѣпленіемъ онаго, по случаю бывшаго тамъ чумнаго заболѣванія женщены со смертельнымъ исходомъ, Отъ Статскаго Совѣтника Щербачева, ѣхавшаго изъ г. Симферополя, Кременчугскій Полиціймейстеръ узналъ, что въ Крыму и во всѣхъ мѣстахъ Таврической и Херсонской губерній, черезъ которыя онъ слѣдовалъ, совершенно нѣтъ заразительной болѣзни. Изъ частнаго письма, полученнаго изъ г. Одессы отъ 31 Іюля Надворнымъ Совѣтникомъ Штинглицемъ, Кременчугскій Полицій-
— 145 — Мейстеръ получилъ свѣдѣнія о томъ, что по случаю смерти ТОЛЬКО ОДНОЙ женщины съ признаками заразы г. Одесса оцѣпленъ, присутственныя и всѣ публичныя мѣста также и церкви до времени закрыты. Другіе же всякаго званія проѣзжающіе изъ Херсонской губерній люди на испытаніи отзываются, что о чумной болѣзни, кромѣ заграничныхъ мѣстъ болѣе не слышно. Опрошенный имъ проѣзжавшій черезъ Кременчугъ студентъ Харьковскаго университета Де-Карьеръ лично объяснилъ, что по слухамъ за р. Бугомъ, Ольвіопольскаго уѣзда, въ деревнѣ Канта- кузовкѣ, якобы учрежденъ 4-хъ дневный карантинъ. Изъ письма, полученнаго проживающимъ въ г. Кременчугѣ Надворнымъ Совѣтникомъ Штиглицемъ изъ г. Одессы, сказано сими словами: «въ г. Одессѣ сообщеніе между жителями прекращено; нѣкоторымъ позволено выходить изъ домовъ своихъ, но не иначе, какъ съ билетами отъ здѣшняго начальства розданными и въ назначенныя часы, т. е. съ 9-ти по полуночи до 6-ти пополудни. На хуторѣ Усатаго, Куяльникѣ и карантинѣ смертность отъ чумной заразы еще дѣйствуетъ, но въ городѣ благополучно. Терминъ карантинный жителямъ города назначенный еще неизвѣстенъ, ибо онъ положенъ будетъ, смотря на будущія обстоятельства». Августа 20-го Кременчугскій Полиціймейстеръ рапортомъ сообщаетъ г. Малороссійскому губернатору, со словъ слѣдующихъ изъ разныхъ мѣстъ Екатеринославской, Таврической, Херсонской и Каменецъ-Подольской губерній, да изъ Бессарабской области, всякаго званія людей, единогласно отзывающихся,—что вездѣ, благополучно, кромѣ Турецкихъ крѣпостей, занятыхъ нашими войсками, гдѣ, въ особенности въ Варнѣ и въ Кюстанджи, а также гі въ Браиловѣ, свирѣпствуетъ отъ чумы смертность, что нотверждается оффиціально оттуда доставляемыми Малороссійскому Военному Губернатору вѣдомостями. Затѣмъ, опять изъ частаго - письма, адресованнаго тому же Штиглицу, онъ знаетъ, что 12 и 13 Августа въ г. Одессѣ разстрѣляны 2 человѣка. Одинъ изъ нихъ житель Куяльника за то, что умершую въ домѣ его дѣвку, 17-ти лѣтъ, похоронилъ у себя на дворѣ, не донеся начальству о ея смерти, другой—еврей за тайный переходъ изъ города черезъ Карантинную черту, за которою былъ онъ пойманъ. Въ военномъ поселеніи 3-й Кирасирской девизіи запрещен¬
— 146 — ный было до сего военнымъ поселянамъ извозъ, которымъ ойи всегда занимались, разрѣшенъ теперь. Іюля 23-го онъ сообщаетъ, что непримѣтнымъ никому образомъ въ г. Кременчугѣ дознано, чго отъ г. Одессы по р. Бугу до г- Николаева и особо того губерній: Таврической—въ городахъ Севастополѣ, Орѣховѣ, да Екатеринославской-^—въ г. Александровскѣ учреждены шестинедѣльные карантины. О болѣзни заразной не слышно. Августа 27-го Кременчугскій Полиціймейстеръ Киселевъ доноситъ изъ «благополучнаго города Кременчуга» г. Малороссійскому Военному Губернатору о томъ, что по случаю вновь оказавшейся въ Одесскомъ предмѣстіи Молдаванкѣ заразы по р. Бугу приняты строжайшія мѣры предосторожности, съ выдержаніемъ слѣдущихъ из-за р. Буга въ Херсонскую губернію 14-ти дневнаго въ карантинахъ термина", а для усиленія бдительности между р. Бугомъ и Днѣстромъ, дабы никто из-за-Бугскихъ мѣстъ и изъ Бессарабіи не прослѣдовалъ мимо карантиновъ, съ 3-й кирасирской и 3-й уланской поселенныхъ дивизій командированы туда, нарочито для сего нѣсколько штабъ и оберъ-офицеровъ. По частному изъ Одессы увѣдомленію «до 13-го числа Августа относительно заразы было благополучно, но 14-го числа опять постигло несчастье чрезъ открытіе въ предмѣстіи г. Одессы, на Молдаванкѣ чумной . заразы вдругъ въ 4 домахъ, въ числѣ коихъ одинъ чиновникъ Круга; смертность отъ сего случая состоитъ въ 2 женщинахъ' и дочери Круга. Многіе жители Молдаванки, имѣющіе чумные знаки, взяты въ Карантинъ, а остальные оцѣплены и часть оныхъ выведена въ лагерь; домы же ихъ очищаются. Опять установленъ вторичный карантинный терминъ; оный будетъ состоять навѣрное изъ 30 дней. Какъ въѣзжающимъ въ городъ, такъ и выѣзжающимъ, назначено выдержать карантинный терминъ 14 дней, и карантины для сего выстроены на Херсонской и Тираспольской заставахъ; въ городѣ сообщеніе почти вовсе прервано, а съ симъ вмѣстѣ, и теченіе дѣлъ; содержаніе сдѣлалось дороже; сажень дровъ продается до 100 рублей. Такимъ образомъ, какъ оказывается путемъ опросовъ разныхъ лицъ, Кременчугскому Полиціймейстеру удавалось собирать довольно достовѣренныя свѣденія о чумныхъ заболѣваніяхъ. О чемъ онъ очень аккуратно каждый разъ сообщаетъ г. Малороссійскому Военному Губернатору, въ точности исполняя его на этотъ счетъ предписаніе.
-147 — Между прочимъ въ Полтавскихъ архивахъ оказалось относящаяся къ этому времени переписка поповоду предпринятой, не смотря на такое тревожное по чумѣ время, поѣздки Кременчугскаго Полиціймейстера въ Лубни на поклоненіе мощамъ Св. Угодника. Приводимъ между прочимъ эту переписку Кременчугскаго Полиціймейстера Кисилева съ г. Малороссійскимъ Военнымъ Губернаторомъ княземъ Н. Г. Репнинымъ, «Сіятельнѣйшій князь», пишетъ Полиціймейстеръ, «отъ постигшей было меня внедавнѣ жестокой болѣзни пользовавшій медикъ Сементовскій въ непремѣнную поставилъ мнѣ обязанность взять, хотя не на продолжительное время, поѣздку для разсѣянія себя. И потому, испросивъ отъ г. Полтавскаго Гражданскаго Губернаторапозв оленіе прибыть въ г. Полтаву, дабы пользуясь симъ случаемъ, побывать по обѣщанію у Лубен- скаго угодника Божія, отправляюсь нынѣшній день изъ Кременчуга; распорядясь однакожъ самымъ образомъ надежнымъ на счетъ свѣденій къ дознанію о чумной болѣзни. Вашего же Сіятельства, яко милостиваго начальника, умоляю не положить на меня гнѣва за принимаемою по сущей необходимости и единственно къ поддержанію совершенно разстроеннаго здоровья кратковременную отъ должности отлучку. Имѣя счастіе быть съ глубочайшимъ почтеніемъ и преданностью на всю мою жизнь Вашего Сіятельства Милостиваго Государя покорнѣйшій слуга Федоръ Кисилевъ 16 Іюня 1829 № 1868». Отвѣтомъ на это прошеніе было слѣдующее довольно внушительное распоряженіе Г. Малороссійскаго Военнаго Губернатора. «По дошедшимъ свѣденіямъ о появленіи чумной заразы вблизи г. Одессы, я сдѣлалъ нужныя распоряженія на счетъ предохране- ненія управляемыхъ • мною губерній отъ подобнаго несчастья, и надѣялся имѣть въ васъ въ настоящемъ случаѣ одного изъ усерднѣйшихъ чиновниковъ, столь же ревностно содѣйствующихъ къ исполненію распоряженій, какъ доселѣ видѣлъ опыты по многимъ важнѣйшимъ порученіямъ. Теперь я усмотрѣлъ, что Вы приняли отлучку отъ должности для поклоненія Святымъ Угодникамъ, не испрося предварительно моего на то согласія; не скрою, что таковая отлучка ваша изъ Кременчуга лля меня непріятна; ибо надѣюсь, вы согласитесь сами, что въ теперешнее время, когда обязанность каждаго чиновника есть—употребить все стараніе къ найлучшему служенію, когда несчастье угрожаетъ цѣлому краю, самая лучшая заслуга предъ Богомъ и Государемъ находиться на своемъ мѣстѣ
~ 148 — Почему я прошу васъ извѣститъ меня, позволить-ли вамъ здоровье исполнять должность вашу, ибо въ противномъ случаѣ я долженъ буду прислать другого чиновника для исполненія должности Кременчугскаго Полиціймейстера». Дѣйствіе этой бумаги было довольно быстрое и продуктивное. «Еще для переду службѣ», отвѣчаетъ Кременчугскій Полицій- мейстеръ «какъ только почувствовалъ я нѣсколько облегченіе отъ постигшей было меня сильной болѣзни, съ позволенія Г. Полтавскаго Гражданскаго Губернатора, принялъ кратковременную отлучку, и то собственно по совѣту пользовавшаго меня медика для нѣото- раго развлеченія себя отъ всегдашняго занятія обширнѣйшею по полиціи перепискою и другими по службѣ предметами, что однакожъ никакъ не рѣшился бы сдѣлать, хотя бы то мнѣ и потерянія жизни стоило, если бы только могъ предвидѣть, что подвергну себя таковою отлучкою гнѣву Вашего Сіятельства. По возвращеніи моемъ 30 числа минувшаго Іюля въ г. Кременчугъ, я тотъ же самый день съ одинакимъ усердіемъ и заботливостью занялся своею должностью; ибо одна только глубокая ночь была всегда и теперь есть для меня нѣкоторымъ отдохновеніемъ... Здоровье мое совершенно позволяетъ мнѣ отправлять должность мою полиціймей- стерскую по всѣмъ ея частямъ, безъ упущенія, въ особенности въ отношеніи предосторожности по учрежденнымъ заставамъ отъ пропуску людей безъ повелѣнныхъ свидѣтельствъ». Съ учрежденіемъ въ Крюковѣ и другихъ мѣстахъ охранныхъ пристаней возникаетъ цѣлый рядъ разнаго рода затрудненій, какъ для мѣстнаго населенія, такъ и для слѣдующихъ транзитомъ проѣзжающихъ и различныхъ транспортовъ, Въ особенности это имѣетъ найбольшоѳ значеніе въ Крюковѣ, черезъ который, какъ и черезъ Кременчугъ ,лежащій на противоположномъ берегу р. Днѣпра проходить большая транспортная дорога идущая съ Юга на Сѣверъ. Формальныя запретныя предохранительныя мѣропріятія здѣсь предпринимаемыя создавали и для проѣзжающихъ и для жителей довольно серьезныя затрудненія, что очень существенно отражалось на ихъ интересахъ. Помимо исторіи съ чумаками,, въ Крюковѣ, (вопросъ о которыхъ возбужденъ быль Кременчугскимъ Полиціймейстеромъ), Августа 27-го Маршалъ Кобелякскаго Дворянства Левъ Ганжа обратился къ Малороссійскому Бренному Губернатору за разъясненіемъ недоразумѣнія возникшаго у завѣдующаго переправою въ
— І4$ — ІІерѳволочнѣ (Кобелякскаго повѣта) Колесникова, по поводу Того, что «въ данной ему инструкціи нѣтъ ограниченій за воинскихъ чиновъ, или какія команды и тому подобное, на случай слѣдованія таковыхъ из-за Днѣпровской стороны. Должны-ли оныя подвергнутся общему правилу Инструкціи о проѣзжающихъ, касательно предписанныхъ свидѣтельствъ, или они могутъ быть пропущены по однимъ имѣющимся у нихъ открытымъ предписаніямъ и другимъ обыкновеннымъ отъ начальства видамъ, безъ означенія, что слѣдуютъ они изъ благополучныхъ мѣстъ». Кромѣ воинскихъ чиновъ и командъ, возникаетъ вопросъ Также и о людяхъ из-за р. Днѣпра явившихся; кои имѣютъ у себя обыкновенные «покормежныя годовые билеты», съ одними лишь помѣтами вѣ мѣстахъ ими переходимыхъ, что въ такой-то полиціи и «.благополучномъ» городѣ явлено; но особыхъ свидѣтельствъ отъ мѣстъ, гдѣ были постоянно на заработкахъ и проч. не имѣютъ, каковыхъ чиновникъ на пристани возвращаетъ обратно, яко не имѣющихъ свидѣтельствъ. Очевидно, подобныя недоразумѣнія из-за пристаней были не единичныя, и въ общемъ, при отсутствіи серьезнаго дѣйствительно реальнаго основанія для примѣненія всѣхъ этихъ строгостей, долбилъ выдвинуться вопросъ о томъ, нужны-ли эти мѣропріятія при наличности существующаго уже заслона по р. Днѣстру и р. Бугу? Августа 9-го г. Управлющій Министерствомъ Внутреннихъ Дѣлъ Ф. Енгель, на основаніи Имяннаго Его Императорскаго Величества Высочайшаго указа даннаго 1 Августа Новороссійскому и Бессарабскому Генералъ-Губернатору Графу Воронцову, обратился къ Малороссійскому Военному Губернатору князю Репнину съ предложеніемъ а войти съ графомъ Михаиломъ Семеновичемъ Воронцовымъ въ сношеніе на счетъ безопасности состоящихъ въ управленіи его, князя Куракина, губерній, и приступить къ принятію карантинной предосторожности по взаимному съ нимъ соглашенію». Князъ Репнинъ увѣдомилъ графа Воронцова о томъ, что ему сообщенъ Министерствомъ Внутреннихъ Дѣлъ Высочайшій указъ, коимъ предоставлено графу Воронцову неограниченное право дѣйствовать и охранять Государство отъ распространенія заразы; почему онъ и проситъ графа Воронцова о извѣщеніи, когда тотъ почтетъ нужнымъ, «дабы какая либо мѣра предосторожности или надзора учреждена была на рубежѣ Малороссійскихъ губерній». Августа 17-го Начальникъ Штаба резервныхъ Войскъ Гене-
— iBó — рДйъ Маіоръ Ёкельнъ обратился къ Малороссійскому Военному Губернатор}' кн. Рѣпниву съ рапортомъ о томъ, что Кременчугскій Полиціймейстеръ, вслѣдствіе полученныхъ имъ отъ князя Рѣп- нина разпоряженій о «бдительномъ надзорѣ» за всѣми проѣзжающими из-за р. Днѣпра, останавливаетъ проѣзжающихъ на правую сторону рѣки сей, не допуская еще до Крюкова, и требуетъ свидѣтельства о слѣдованіи ихъ изъ «благополучныхъ» мѣстъ; а кто такового имѣть не будетъ, отправляетъ обратно, не допуская въ Крюковъ и далѣе чрезъ р. Днѣпръ въ Кременчугъ». При самомъ появленіи заразы въ Усатовыхъ хуторахъ около г. Одессы въ Херсонскомъ военномъ поселеніи были приняты строгія мѣры предосторожностей: уничтожены по р. Бугу и р. Синюхѣ переправы гі прекращено всякое сп правымъ оныхъ берегомъ сообщеніе и наконецъ, на точномъ ос нованіи Караптиныхъ правилъ, протянута кордонная цѣпь по р. Бугу отъ г. Николаева до г. Ольвіополя и въ г. Вознесенскѣ; одномъ пунктѣ, на которомъ только и оставленъ перевозъ устроенъ карантинъ', на коемъ всѣ слѣдующіе съ правой на лѣвую сторону р. Буга должны быть подвержены карантинному очищенію. Впослѣдствіе по полученіи Его Сіятельствомъ предписанія Его Императорскаго Высочества, командующаго Гвардейскимъ Корпусомъ, объ учрежденной Карантинной цѣпи и отъ г. Ольвіополя по рр. Бугу, Кодымѣ и Ягорлыку чрезъ г. Балту до м. Ягорлыка со. стороны Гвардейскаго корпуса, а отъ Каменецъ-Подольскаго гражданскаго Губернатора увѣдомленія отъ 9 Августа о благополучномъ ввѣренной ему губерніи состояніи—вышеупомянутыя мѣры осторожности предпринятыя было по Херсонскому военному поселенію на лѣвомъ берегу р. Синюхи отъ Границы Каменецъ-Подольской и Кіевской губерній, отмѣнены и возстановлено свободное сообщеніе изъ оыхъ въ часть Херсонской губерніи, по сю сторону р. Буга лежащую. Въ округахъ Херсонскаго военнаго поселенія состоитъ во всѣмъ благополучно, и сего дня получено увѣдомленіе Херсонскаго Гражданскаго Губернатора отъ 11 Августа, что между жителями Херсонской губерніи никакихъ заразительныхъ болѣзней не имѣется, исключая предмѣстія г. Одессы; и «весьма сильнаго сомнѣнія на счетъ появленія заразительной болѣзни въ самомъ городѣ, который запертъ и находится въ оцѣпленіи, съ принадлажа- щими къ оному хуторами.»
-І51- Посему, кажется, нѣтъ ни малѣйшей: причины къ воспрещенію свободнаго сообщенія части Херсонской губерніи, по сю сторону р. Буга лежащей, съ губерніями Подольскою Кіевскою и Полтавскою", вслѣдствіе чего Начальникъ Штаба обращается съ просьбою объ открытіи свободнаго сообщенія части губерніи Херсонской, по сю сторону Буга лежащей, съ губерніями Черниговскою и Полтавскою. Въ отвѣтъ на приведенное раньше письмо къ нему князя, Репнина графъ Воронцовъ 21-го Августа, тоже письмомъ, сообщаетъ князю о дошедшихъ къ нему въ Одессу извѣстіяхъ, согласно которымъ по случаю появленія чумной заразы въ окрестносяхъ г. Одессы, въ губерніяхъ Полтавской и Кіевской приняты строжайшія мѣры осторожности-, по Днѣпру выставлена обывательская стража, и никто изъ проѣзжающихъ отъ Херсонской губэрній не пропускается безъ остановки. Если распоряженія сіи могли бы быть основаны на частыхъ слухахъ, чрезвычайно преувеличенныхъ то онъ спѣшитъ сообщить князю Репнину, что благодаря' взятымъ въ самомъ началѣ рѣшительнымъ мѣрамъ, г. Одесса находится теперь въ довольно благопріятномъ положеніи; послѣ постигшаго ея несчастья съ 26 Іюля, Одесса пользуется совершеннымъ благополучіемъ, и втеченіе сего времени не было нй одного, даже сомнительнаго случая. На одномъ только предмѣстіи Молдаванкѣ обнаружена зараза 15 Августа; но оная тотчасъ захвачена въ мѣстѣ появленія ея; люди переведены въ Карантинъ, дома и вещи очищены. Мѣра сія столь подѣйствовала, что съ помянутаго дня ни одинъ человѣкъ не заразился. На хуторахъ Усатовыхъ и Куяль- никѣ, гдѣ прежде показалась зараза, нынѣ нѣтъ ни одного зачумленнаго; люди—выдерживаютъ въ лагерѣ карантинный терминъ-, дома же и вещи очищены самымъ строжайшимъ образомъ. На двухъ хуторахъ есть еще 2 человѣка зачумленныхъ, но жившіе съ ними люди совершенно здоровы. Всѣ сомнительныя мѣста оцѣплены военною стражею; самый городъ находится въ карантинномъ положеніи, подъ надлежащимъ военнымъ оцѣленіемъ. Сверхъ того, не взирая на совершенное благополучіе всѣхъ мѣстъ между Одессою и Бугомъ, выставлена по сей рѣкѣ стража и учреждены карантины въ Николаевѣ, Вознесенскѣ и Синной. Въ заключеніе, для опроверженія ложныхъ разговоровъ о ужасной здѣсь смертности, долгомъ считаетъ присовокупить, что съ 13 Іюля по настоя-
— ш tijee число въ самой Одессѣ умерли отъ заразы 2 человѣка, а въ окрестныхъ предмѣстіяхъ и хуторахъ 71 душа. Ежели бы Полтавскій Гражданскій Губернаторъ прислалъ къ оцѣпленію Одессы одного чиновника для узнанія о здѣшнихъ происшествіяхъ и для увѣдомленія его, Губернатора, о нихъ съ каждою почтою, то конечно, не было бы надобности прибѣгать ко многимъ весьма тягостнымъ мѣрамъ. Изъ этого письма видно, что графъ Воронцовъ предпринятыя въ Полтавской губерніи довольно строгія предохранительныя мѣры находитъ недостаточно обоснованными гі не вызываемыми дѣйствительнымъ положеніемъ дѣла и необходимостью въ нихъ, что и подтверждается слѣдующимъ письмомъ его отъ 4 Сентября князю Н. Г. Репнину. «По сообщенію Командира рёзервныхъ войскъ генерала отъ Кавалеріи графа Витта, согласно распоряженію Малороссійскаго Военнаго Губернатора, имѣется за проѣзжающими съ сей стороны Днѣпра бдительный надзоръ; всѣхъ остановливаютъ, не доѣзжая до Крюкова; требуютъ о нихъ свидѣтельства о слѣдованіи ихъ изъ «благополучныхъ» мѣстъ, и не имѣющихъ таковыхъ видовъ отправляютъ обратно, не впуская въ Крюковъ, и далѣе черезъ Днѣпръ въ Кременчугъ, что естественно стѣсняетъ и взаимныя сношенія населенья и самую промышленность, между тѣмъ, какъ по благополучному состоянію здѣшнихъ окрестныхъ мѣстъ, нѣтъ никакой надобности въ такихъ строгихъ мѣрахъ, почему графъ Витте и просить о возстановленіи безпрепятственнаго сношенія губерніи Херсонской съ Полтавскою». Вслѣдствіе сего графъ Воронцовъ относится къ князю Репнину съ изъясненіемъ, что по всѣмъ свѣденіямъ на счетъ заразы получаемымъ изъ мѣстъ, въ окрестности г. Одессы, и, далѣе по рѣкамъ Бугу и Днѣстру лежащихъ, каковыя свѣденія день ото дня дѣлаются удовлетворительнѣе, а равно и потому, что военный кордонъ существуетъ по Бугу Кодымѣ и Ягорыку для недопущенія внесенія заразы, если бы оная и существовала, «нѣтъ, по моему мнѣнію никакой надобности въ содержаніи помянутой обывательской цѣпи, которая, при таковыхъ обстоятельствахъ, служитъ только къ стѣсненію промышленности и вообще всякихъ сношеній» Сообщая объ этомъ, графъ Воронцовъ проситъ
— 153 — князя Репнина принять во вниманіе напрасныя затрудненія отъ содержанія помянутой цѣпи. Какъ бы въ дополненіе къ содержанію этого письма, почти одновременно съ нимъ, получено было Малороссійскимъ Военнымъ Губернаторомъ слѣдующее распоряженіе Управляющаго Министерствомъ Внутреннихъ Дѣлъ Ф. Енгеля (отъ 3 Сентября) о томъ, что, согласно Высочайшаго указа Его Императорскаго Величества, даннаго Новороссійскому и Бессарабскому Генералъ Губернатору графу И. С. Воронцову 1 Августа, всѣ карантины по Днѣстру, Пруту и Дунаю предоставляются въ главную и неограниченную его зависимость, равно и то, что ему ввѣряется предохраненіе Государства отъ дальнѣйшаго распространенія, оказавшейся въ нѣкоторыхъ, мѣстахъ, заразы. Основываясь на таковомъ Высочайшемъ указѣ, является необходимымъ, дабы мѣры принимаемыя въ состоящихъ подъ главнымъ начальствомъ князя Репнина Полтавской и Черниговской губерніяхъ, по случаю появленія чумы въ мѣстахъ ввѣренныхъ Г. Новороссійскому и Бессарабскому Генералъ Губернатору были приводимы въ дѣйствіе, не иначе, какъ по предварительному съ нимъ соглашенію, дабы требованія его по сему случаю были всюду исполняемы въ точности и дабы полицейскія начальства, пріобрѣтая самыя вѣрныя свѣденія о дѣйствіи въ сосѣдственныхъ мѣстахъ чумной заразы, въ распоряженіяхъ своихъ руководствовались оными; въ особенности начертанными правилами на-сей предметъ въ «Учрежденіи объ управленіи губерніи» и въ VI главѣ Высочайше конфирмованнаго 21 Августа 1818 г. проекта Карантиннаго Устава. Это является тѣмъ болѣе необходимымъ, что «всякая принятая прежде времени мѣра, наипаче установленная карантинными узаконеніями, по ея строгости не-мину- емо влечетъ за собою народу тягость, а во взаимныхъ онаго связяхъ и сношеніяхъ остановку и чувствительныя затрудненія и неудобства^: Вмѣстѣ съ этимъ Полтавскимъ Гражданскимъ губернаторомъ отъ Управляющаго Министерствомъ Внутреннихъ Дѣлъ отъ 4 Сентября, получено было распоряженіе о томъ, чтобы изъ губерній Кіевской,, Полтавской и Подольской командированы были чиновники къ оцѣпленію Одессы для узнанія о тамошнихъ обстоятельствахъ въ отношеніи дѣйствія чумной заразы и для увѣдомленія о томъ со всякою почтою гг. Губернаторовъ, къ уничтоженію част-
- 154 — пыхъ слуховъ о заразѣ, которые являлись поводомъ къ -принятіи мѣстнымъ Гражданскимъ Начальствомъ строжайшихъ мѣръ осторожности, препятствующихъ даже успѣшной перевозкѣ заготовляемаго для дѣйствующей арміи продовольствія. Заслуживаетъ здѣсь вниманія то обстоятельство, что при наличности регулярныхъ своевременныхъ и довольно обстоятельныхъ оффиціальныхъ сообщеній о чумной заразѣ получаемыхъ и сообщаемыхъ высшею Губернскою администраціею, въ то же время была какая-то надобность въ полученіи свѣденій еще и частнымъ, такъ сказать, приватнымъ путемъ, черезъ негласно, но оффиціально, командируемыхъ на подобныя развѣдки чиновниковъ. По’ докладу Государю Императору о семъ предложеніи, Его Величество повелѣть соизволилъ: сообщить Управляющему Министерствомъ Внутреннихъ Дѣлъ Енгелю, дабы оное, приведено было немедленно въ исполненіе. Причемъ Полтавскому Гражданскому Губернатору Могилевскому объ этомъ было объявлено для точнаго и непремѣннаго исполненія, съ тѣмъ, чтобы онъ неукосительно увѣдомлялъ Управляющаго Министерствомъ Внутреннихъ Дѣлъ, какое по этому поводу и въ какое именно время сдѣлано распоряженіе—для донесенія Его Императорскому Величеству по установленному Порядку. Августа 30'го Малороссійскій Военный Губернаторъ, принимая во вниманіе вышеприведенное ходатайство, мотивированное тѣмъ, что по р. Буту приняты достаточныя предохранительныя мѣры, о которыхъ онъ дт сего времени не имѣлъ никакого свѣденія,—а тоже, основываясь и на томъ, что теперь есть время возвращенія здѣшнихъ жителей изъ заработковъ съ Херсонской губерніи, сдѣлалъ распоряженіе по Полтавской губерніи, Кременчугскому Полиціймейстеру и Земскимъ Комиссарамъ повѣтовъ къ Днѣпру прилегающихъ—(Кобелякскому, Кременчугскому Золотоношскому и Переяславскому)—о возстановленіи свободнаго сообщенія за-Днѣпровскихъ жителей съ здѣшними съ возстановленіемъ всѣхъ существовавшихъ до 28 Іюля переправъ на р. Днѣпрѣ, для свободнаго переѣзда, безъ всякихъ препятствій; всѣ же арестованныя суда и лодки возвратить ихъ владѣльцамъ по принадлежности, разъѣзды по берегу Днѣпра прекратить; чиновникамъ, опредѣленнымъ для распоряженія переправами, объявить о возвращеніи ихъ къ прежнимъ своимъ мѣстамъ.
— 155 — Того же, ЗО Августа, Малороссійскій Военный Н. Г. Репнинъ увѣдомляетъ Новороссійскаго, и Бессарабскаго Генералъ-Губернатора графа Воронцова о томъ, что, не имѣя ни отъ кого извѣщенія о мѣрахъ предосторожности принятыхъ къ отвращенію распространенія заразы оказавшейся близъ Одессы, онъ почиталъ себя обязаннымъ для огражденія Высочайше ввѣренныхъ управленію его губерній отъ подобнаго несчастья принять нѣкоторую осторожность и со стороны Малороссіи, а потому на р. Днѣпрѣ учрежденъ былъ надзоръ за проѣзжающими изъ Херсонской губерніи, Нынѣ же, видя, что, по сдѣланнымъ графомъ Воронцовымъ распоряженіямъ, никакой не предстоитъ надобности въ таковыхъ со стороны Малороссійскихъ губерній, онъ предписалъ о возстановленіи свободнаго сообщенія за-Днѣпровскихъ жителей со здѣшними и о уничтоженіи бывшаго по берегу Днѣпра наблюданія за проѣзжающими черезъ рѣку. . Сентября 4гго, въ отвѣтъ на распоряженіе отъ 30 Августа Кременчугскій Полиціймейстеръ сообщаетъ Г. Малороссійскому Военному Губернатору о томъ, что «учрежденныя было въ предосторожность отъ чумной заразы за посадомъ Крюковомъ заставы и по проселочнымъ дорогамъ караулы упразднены , и всѣмъ слѣдую-4 щимъ изъ Херсонской губерніи по сю сторону Буга лежащей свободное сообщеніе съ Полтавскою губерніею открыто». Въ свою очередь й Земскій Комиссаръ Кременчугскаго повѣта Степанъ Булюбашъ 7 Сентября сообщаетъ Малороссійскому Военному Губернатору п томъ, что, «уничтоженныя по его предписанію, отъ 31 Іюля въ Кременчугскомъ повѣтѣ переправы черезъ р. Днѣпръ, вновь дозволены, и всѣ сведенныя съ оныхъ на учрежденныя пристани перевозныя суда отпущены, куда какое принадлежитъ; разъѣзды по берегу Днѣпру прекращены и вообще дозволенъ свободный переѣздъ черезъ рѣку безъ всякаго препятствія; чиновники, опредѣленные для распоряженія переправами, возвращены къ ихъ прежнимъ мѣстамъ». Сентября 16-го Кременчугскій Полиціймейстеръ доноситъ Малороссійскому Военному Губернатору «на счетъ слуховъ о чумной заразѣ пишутъ пзъ Одессы 11ч исла Сентября, что по сіе время болѣе чумной заразы не открывалось; почему сообщеніе въ городѣ возстановлено, равно отперты церкви и открыты присутственныя мѣста; выѣзжающіе, изъ города и въѣзжающіе въ оный должны
—166 — выдерживать 14-ти дневный карантинъ. Предмѣстіе Молдаванка) въ коей открыта чумная зараза, теперь выдерживаетъ карантинъ; но на оной дѣйствіе заразы сей болѣе не слышно». Сентября 27 Начальникъ Штаба Резервныхъ войскъ, Генералъ-Маіоръ Екельнъ, сообщаетъ изъ Елисаветграда Малороссійскому Военному Губернатору о томъ, что Егэ Сіятельство Командиръ резервныхъ войскъ, основываясь на отзывѣ къ нему Новороссійскаго и Бессарабскаго Генералъ-Губернатора Генѳралъ-Адьютан- танта графа Воронцова, что въ Усатовыхъ хуторахъ и во всѣхъ: селеніяхъ и деревняхъ, между Одессою, Бугомъ и Днѣстромъ лежащихъ, состоитъ благополучно, изволилъ сдѣлать распоряженіе о снятьи карантинной цѣпи существовавшей до нынѣ по р. Бугу, отъ г. Николаева до г. Ольвіополя. Впредь до полученія дальнѣйшаго удостовѣренія о благополучномъ состояніи за-Бугской части, всѣ переправы черезъ р. Бугъ въ округахъ Херсонскаго военнаго поселенія и въ г. Николаевѣ, остаются свободны только на лѣвую сторону; всѣ же проѣзжающіе из-за р. Буга пропускаются въ г. Вознесенскъ и въ г. Николаевъ по одной только окуркѣ въ тамошнихъ карантинахъ; подвергаются 4-хъ дневному карантинному очищенію одни только маркитанты и евреи, имѣющіе большую съ собою рухлядь. Сентября 30-го Графъ Воронцовъ письмомъ увѣдомляетъ князя Реннина о томъ, что по благополучному окончанію послѣдняго срока, установленнаго для надежнѣйшаго удостовѣренія въ здоровья жителей г. Одессы и по таковому же благополучному состоянію, здѣшнихъ окрестностей, такъ и всѣхъ мѣстъ въ Новороссійскомъ краѣ, (выключая Карантиновъ и военнаго лагеря особо возлѣ Одессы оцѣпленнаго) вчерашняго 29 числа Сентября карантинная цѣпь, городъ окружавшая, снята и сообщенніе онаго возстановлено со всѣми мѣстами Имперіи. Этимъ закончивается исторія двухъ мѣсячныхъ мѣропріятій противъ заноса чумной заразы въ губерніи Херсонскую, и Полтавскую. Благополучная ликвидація чумныхъ заболѣваній въ самой Одессѣ и ея окрестностяхъ, энергичныя мѣры предпринятыя на границѣ не дали заразѣ проникнуть въ Малороссію, и всѣ здѣсь предпринятыя мѣры имѣли лишь временное значеніе, судя по даннымъ выше приведеннымъ, даже мало обоснованное, такъ что возможно было бы обойтись и безъ нихъ. Бъ особенности,
— 157 — если принять во вниманіе, что при всей видимой строгости ихъ, цѣль-на всегда достигалась, такъ какъ, помимо учрежденныхъ переправъ, населеніе находило возможнымъ переправиться съ одной стороны рѣки на другую затѣмъ, самое отношеніе къ этому дѣлу чиновниковъ не всегда было должное, и давало возможность и произволу, и халатному отношенію къ дѣлу. Самыя же мѣры довольно существенно отражались не только на интересахъ мѣстныхъ жителей, но также на интересахъ проѣзжающихъ, и на разнаго рода транспортахъ, какъ частныхъ, такъ и казенныхъ военныхъ, продовольственныхъ и другихъ. Все это въ концѣ концовъ признано было и высшей администраціей и привело къ упразненію всѣхъ этихъ мѣръ, благо, что и самая возможность какаго бы то ни было заноса заразы была устранена своевременно на мѣстѣ самаго ея возникновенія. Въ заключеніе этой изложенной нами маленькой исторіи изъ большаго серьезнаго дѣла защиты противъ проникновенія въ Россію чумной заразы не безъинтереснымъ является окончательное заявленіе Малороссійскаго Военнаго Губернатора Николая Григорьевича Репнина1 г. Управляющему Министерствомъ Внутреннихъ Дѣлъ Енгелю отъ 27 Сентября. На почтительнѣйшее отношеніе ко мнѣ въ Полтаву, отъ В настоящаго Сентября за № 1732, честь имѣю увѣдомить Васъ Милостивый Государь, что по принятымъ рѣшительнымъ мѣрамъ г. Новороссійскимъ и Бессарабскимъ Генералъ-Губернаторомъ къ прекращенію внесенной было въ предѣлы Имперіи нашей моровой язвы, я по совершенному успѣху оныхъ уничтоженіемъ заразы, дальнѣйшія мѣры осторожности въ управляемыхъ мною губерніяхъ болѣе уже не нужны и распоряженія, по сему случаю мною учиненныя, было давно отмѣнены, какъ о томъ имѣлъ я честь сообщить Вашему Превосходительству. Но, не видя изъ доставленной ко мнѣ Вашимъ Превосходительствомъ копіи Высочайшаго Указа на имя графа Воронцова даннаго, чтобы власть распространялась до Малороссіи, я не дерзаю безъ повелѣнія Его Императорскаго Величества умалить чѣмъ либо ту власть и отвѣтственность, которыя коренными законами Государственными учреждены для управленія губерніями и наказами губернаторамъ предоставлены званію моему. Почему если, чего Боже сохрани, малѣйшіе признаки моровой язвы оказалось бы по сю сторону р. Буга, почту себя обязаннымъ
— 158 — принять мѣры рѣшительныя и строгія къ охраненію Высочайше ввѣренныхъ управленію моему губерній, безъ предварительнаго согласія графа Воронцова». Но прекращеніе заразы въ Одессѣ не свидѣтельствовало еще о полной безопасности Россійской Имперіи отъ заразы извнѣ из-за границы. Малороссійскимъ Военнымъ Губернаторомъ регулярно каждую недѣлю по прежнему получались подробныя вѣдомости о ходѣ чумныхъ заболѣваній въ княжествахъ Молдавіи и Валахіи, а также и въ Бессарабіи. По имѣющимся вѣдомостямъ Бессарабскаго Гражданскаго Губернатора Сорокунскаго, съ 15 Сентября и на 1 Октября въ Бессарабской области было 517 умершихъ отъ чумы, за Октябрь мѣсяцъ 882, 30 Ноября—489 за Декабрь 80. Свѣденія же получаемыя из-за границы давали значительно большія количества чумныхъ заболѣваній и смертности. Полтавскимъ Гражданскимъ Губернаторомъ, по указанному нами раньше Предписанію Управляющаго Министерствомъ Внутреннихъ Дѣлъ, все тотъ же чиновникъ, Совѣтникъ Подтавскзго Генеральнаго Суда 2 Департамента, Павелъ Петрановскій—Бѣлашъ опять былъ командированъ въ г. Одессу «.узнавать на мѣстѣ рачительно о тамошнихъ обстоятельствахъ по отношенію дѣйствія чумной заразы», и о существѣ оной доносить съ каждою почтою Малороссійскому Военному Губернатору князю Н. Г. Репнину и Полтавскому. Гражданскому Губернатору. По прибытіи въ г. Николаевъ 18 Октября Бѣлашъ-Петранов- скій въ комитетѣ Управленія дѣлами, учрежденномъ по Высочайшему повелѣнію, за отсутствіемъ г. Николаевскаго и Севостополь- скаго Военнаго губернатора Грейга «вѣрнѣйше узналъ, что въ г. Одессѣ послѣ снятой 29 Сентября карантинной цѣпи и открытія свободы по всѣмъ пунктамъ онаго, Октября .15 дня евреи, разносившіе по домамъ, для продажи.товары свои (повидимому чумные), возобновили съ тѣмъ вмѣстѣ въ г. Одессѣ по домамъ въ семи кварталахъ чумную заразу, отъ которой сами носившіе товаръ евреи, а также и мцогіе жители, померли въ числѣ которыхъ 4 тульскихъ купца, по торговлѣ жившіе въ Одессѣ». Случаи эти признаны совершенною чумною заразою. По предписанію Новороссійскаго и Бессарабскаго Военнаго губернатора графа Воронцова, тѣ домы, въ которыхъ чума появилась, заперты; и вмѣстѣ съ тѣмъ 7 кварталовъ карантинною цѣпью ограждены; а вскорости потомъ
— 169 — и весь г. Одесса запертъ карантинною цѣпью, изъ котораго выѣздъ никому не позволенъ, не выдержавъ прежде 17-ти дневнаго карантина въ г. Одессѣ». Комитетъ въ г. Николаевѣ оградилъ городъ Николаевъ отъ стороны г. Одессы, по берегу р. Буга, карантинною цѣпью и проѣзжающихъ изъ Одессы предположено тоже выдерживать въ карантирѣ 14 дней, несмотря на то, что они выдержирали уже карантинъ въ Одессѣ и имѣютъ о томъ свидѣтельство. Сверхъ того оказалась въ г. Севостополѣ чума сюда завезенная военнымъ судномъ. Объ всѣмъ этомъ чиновникъ Бѣлашъ-Петрановскій 20 Октября сообщаетъ Малороссійскому Военному Губернатору и Полтавскому Гражданскому Губернатору. Причемъ, онъ заявляетъ, что всѣ свѣденія объ г. Одессѣ и другихъ сумнительныхъ по заразѣ мѣстахъ онъ будетъ очень удобно и безъ затрудненіи получать отъ Комитета въ г. Николаевѣ, а потому онъ рѣшилъ не ѣхать въ Одессу, а оставаться здѣсь, и «Ежели же мнѣ отправиться, по предписанію г. Полтавскаго Гражданскаго Губернатора, въ самый чумный городъ Одессу, то подвергну и себя чумѣ; а ежели остановиться подъ г. Одессою, (гдѣ и жилья нѣтъ), то по не выпускѣ изъ онаго за карантинъ жителей и никого изъ проѣзажающихъ безъ выдержанія карантина 14 дней, не буду имѣть ни возможности и ни самомалѣйшаго средства узнавать о чумной заразѣ въ городѣ, ибо при сидѣніи въ карантинѣ 14 дней дѣйствія въ ономъ чумы знать не буду; карантинные чиновники настоящихъ свѣденій мнѣ по принятымъ ими правиламъ мнѣ не скажутъ. Поэтому самое лучшее, по соображенію моему съ нынѣшними обстоятельствами города Одессы, средство находиться мнѣ въ г. Николаевѣ». Отвѣтъ на это послѣднее заявленіе послѣдовалъ отъ князя Репнина немедленно: «Получивъ рапортъ, коимъ Вы доносите о прибытіи своемъ въ г. Николаевъ и о намѣреніи остаться въ ономъ, опасаясь отправиться въ Одессу, дабы не подвергнуться чумѣ—я долгомъ почитаю въ отвѣтъ на оный припомнить Вамъ слова присяги, произнесенныя вами при вступленіи въ службу, чтобы» Государю Императору вѣрно и нелицемѣрно служить и во всемъ повиноваться, не щадя живота своего до послѣдней -капли крови и всѣ къ ВысокомуЕго Величества Самодержавству силѣ и
— 160 — власти принадлежащія права и преимущества, узаконенныя и впредь узаконяемыя, ио крайнему разумѣнію, силѣ и возможности предостерегать и оборонять, и притомъ по крайней мѣрѣ стараться споспѣшествовать все, что къ Его Величества вѣрной службѣ и пользѣ Государственной во всякихъ случаяхъ касаться можетъ». Посему вы, какъ вѣрный подданный Его Величества, въ столь важномъ случаѣ, для коего командированы отъ Полтавской губерніи, обязаны не помышлять о предстоящей Вамъ опасности, отъ коей можете принять мѣры предосторожности, но заботиться о точномъ исполненіи возложеннаго на васъ порученія. Для того предписываю въ тотъ-же-часъ по полученіи сего испросить разрѣшеніе отъ г. Новороссійскаго и Бессарабскаго Генералъ-Губернатора графа Воронцова, гдѣ имѣть вамъ пребываніе, и какое на сіе получить повелѣніе, то есть переѣхать-ли въ Одессу, или другое какое мѣсто, либо оставаться въ г. Николаевѣ, во всякомъ случаѣ вашъ долгъ исполнить оное мгновенно и мнѣ о томъ донести». Въ отвѣтъ на это довольно категорическое распоряженіе князя Репнина Петрановскій-Бѣлашъ сообщаетъ, что графъ Воронцовъ распорядился 25 Ноября о томъ, чтобы онъ Петрановскій-Бѣлашъ находился не въ г. Одессѣ, а при оцѣпленіи онаго, гдѣ удобнѣе было бы узнавать о ходѣ заразительной болѣзни. Но до полученія этого распоряженія Петрановскій-Бѣлашъ заболѣлъ ревматическимъ ломомъ въ чреслахъ и въ верхнемъ соединеніи бедренной кости, что удостовѣрено выданнымъ ему свидѣтельствомъ Штабъ лѣкаря Коллежскаго Совѣтника Прокоповича. Благодаря этому больной остается въ г. Николаевѣ, откуда аккуратно присылаетъ добытыя имъ о чумной заразѣ свѣденія. По этому же поводу князь Репнинъ письмомъ проситъ Адмирала Грейга, коль скоро Совѣтникъ Петрановскій-Бѣлашъ получить облегченіе въ болѣзни своей, то приказать и побудить егэ отправиться немедленно согласно предписанію графа Воронцова къ оцѣпленію г. Одессы. По случаю вторучнаго появленія въ г. Одессѣ чумныхъ, заболѣваній съ 27 Октяоря 1829 года послѣдовалъ на имя Новорэс- сіДскаго и Бессарабскаго Генералъ-Губернатора генералъ-адъютанта графа Воронцова Высочайшій Указъ: ; ;фо особымъ занятіямъ Вашимъ и по нахожденію въ Одессѣ среди заразы и внутри продолжительнаго кардона, препятствовав¬
— 161 — Шихъ дѣйствіямъ Вашимъ всѣ круга оцѣпленія, БугскаЯ Карантинная линія н наблюденіе за карантиномъ въ Севастополѣ поручено было временно Генералу отъ кавалеріи графу Витту. Въ настоящемъ случаѣ усиленія заразы, признавая необходимымъ соединить въ лицѣ Вашемъ начальство надъ всѣми Карантинными линіями, какъ для единства власти, такъ и для единообразнаго дѣйствія къ предохраненію внутреннихъ губерній Имперіи отъ чумы, повелѣваю Вамъ: немедленно принять непосредственное начальство надъ карантинами Вугской линіи и Севастополя, дѣйствуя во всемъ и донося Мнѣ согласно Указа Моего въ 1-й день Августа сего года Вамъ даннаго. Принимая на себя таковое начальствованіе, нахожденіе Ваше въ г. Одессѣ, но открывшейся заразѣ вновь оцѣпленномъ, совершенно невозможно, а посему Я желаю, чтобы Вы немедленно избрали себѣ другое пребываніе, удобное для непрерывнаго вліянія Вашего на всѣ части Вамъ ввѣренныя и своевременнаго по онымъ распоряженія. Въ непродолжительномъ времени ожидаю донесенія Вашегс, гдѣ назначите свое пребываніе. Управляющій Главнымъ Штабомъ Моимъ по военному поселенію доставить Вамъ записку, представленную Мнѣ генераломъ- адьютантомъ графомъ Чернышевымъ и Тайнымъ Совѣтникомъ Ен- гелемъ по предположенію Генерала отъ Кавалеріи графа Витта о Вугской карантинной линіи. Записку сію Я предварительно одобрилъ. Вамъ предлежитъ привести ее въ исполноніе по мѣрѣ надобности, съ тѣми перемѣнами, кои, по мѣстному соображенію, признаете необходимыми, дѣлая нужныя сношенія по Подольской губерніи съ Его Императорскимъ Весочествомъ Цесаревичемъ и тамошнимъ Гражданскимъ Губернаторомъ. Для облегченія трудовъ Вашихъ въ семъ важномъ дѣлѣ Я назначаю Вамъ въ помощь: по городу Севастополю Начальника резервной пѣхоты Генералъ лейтенанта Желтухина, а для начальствованія кордонною стражею въ Херсонской и Таврической губерніяхъ командующаго резервною бригадою 2-й гусарской дивизіи генералъ-маіора Шварца. Генералъ-лейтенанту Желтухину, состоя въ непосредственной командѣ Вашей, быть временнымъ Военнымъ Губернаторомъ города Севастополя и начальствовать надъ всѣми карантинными частями и войсками, какъ въ городѣ, такъ и внѣ онаго расположенными, безъ исключенія.
-■ 162—• Адмирату Грейну Я предоставилъ, по прибытіи съ флотомъ въ .Севастополь и выходѣ на берегъ, принять начальство, по званію Военнаго Губернатора, ежели не почтетъ необходимымъ отправиться въ Николаевъ. Въ первомъ случаѣ генералъ-лейтенантъ Желтухинъ остается при командованіи кордонами города Севастополя, а въ послѣднемъ—при исправленіи должности Военнаго Губернатора. Управляющій Главнымъ Штабомъ Моимъ по Военному поселенію доставитъ Вамъ копію, съ рескрипта Моего Адмиралу Грейну сего мѣсяца 27-го числа данного. Генералъ отъ Кавалеріи Графъ Виттъ получаетъ вмѣстѣ съ симъ Мое повелѣніе объ отправленіи къ Вамъ генералъ-лейтенанта Желтухина и генералъ-маіора Шварца и объ исполненіи всѣхъ требованій Вашихъ къ надежному охраненію Карантинныхъ линій, назначая на оныя въ случаѣ надобности и резервную пѣхоту. Ввѣряя Вамъ охраненіе Государства отъ чумной заразы, Я вполнѣ ожидаю успѣха. На подлинномъ подписано собственною Его Императорскаго Величества рукою Николай. С. Петербургъ 27 Октября 1829 года. На другой же день послѣ Высочайшаго Указа даннаго графу Воронцову, т. е. 28 Октября, Министръ Внутреннихъ Дѣлъ Генералъ-адъютантъ Закревскій посылаетъ Гражданскимъ Губернаторамъ Таврическому, Херсонскому, Кіевскому, Екатеринославскому, Подольскому и Полтавскому слѣдующее предписаніе: Государь Императоръ по случаю внезапнаго появленія вторично чумной заразы въ г. Одессѣ 15-го числа сего Октября Высочайше повелѣть мнѣ соизволилъ предписать Вашему Превосходительству, дабы Вы непремѣнно старались отыскать всѣхъ, и въ особенности евреевъ, выѣхавшихъ изъ Одессы, послѣ того, какъ съ города сего снято оцѣпленіе 29 числа минувшаго Сентября;— всѣ товары, вывезенные тогда изъ Одессы, равно вещи, пожитки и деньги окурить и очистить непремѣнно по карантиннымъ правиламъ, самыхъ же людей оцѣпить тамъ, гдѣ они будутъ найдены на 14 дней. Присемъ строжайше наблюсти подъ личною Вашею отвѣтственностью, добывъ оныя распоряженія отнюдь не вкрались обиды, притѣсненія и злоупотребленія, ни подъ какимъ предлогомъ.
—— 16 3 —— Таковое Высочайшее Его Императорскаго Величества повелѣніе, объявляя Вашему Превосходительству къ точному и непремѣнному исполненію, я поручаю Вамъ: 1.) Градскимъ и Земскимъ полиціямъ внушить, дабы оныя, имѣя неусыпное наблюденіе за людьми пріѣзжающими и приходящими въ мѣста ихъ вѣдомства, старались съ точностью узнавать: откуда они слѣдовали и какое время находились въ пути; и со всею достовѣрностью развѣдывали бы, какія при нихъ имѣются товары, пожитки и вещи. Если бы возникло о таковыхъ основательное сомнѣніе, то поступать съ ними по, «Карантиннымъ правиламъ». 2- е.) Полиціямъ симъ вмѣнить въ непремѣнную обязанность прилагать крайнее стараніе, наблюдать за здоровьемъ людей вообще, и въ случаѣ подозрѣнія—требовать отъ уѣзднаго врача, или отъ другого должностнаго ближайшаго, либо’вольно-практикующаго медика, дабы они опредѣлили свойство болѣзни, особливо же заразительность ея. Въ первомъ случаѣ, должно тотчасъ поступать по руководству «Учрежденія о губерніяхъ» статьи 238. 239. 240. 260. 261 и 262 и Высочайше утвержденнаго 21 Августа 1818 годл «Проэкта Карантиннаго Устава» VI главы. 3- є.) Если бы, чего Боже сохрани, въ предѣлахъ ввѣренной Вамъ губерніи обнаружилась чумная на людяхъ зараза, или бы произошло хотя въ оной сомнѣніе, въ такомъ случаѣ Вы обязываетесь отправиться туда сами и неукоснительно принять на мѣстѣ всѣ нужныя мѣры карантинной предосторожности, воспретя свободный пропускъ людей, товаровъ, пожитковъ и скота изъ мѣстъ подвергшихся заразѣ или сомнѣнію. 4- е.) Дѣйствуя съ Вашей стороны всѣми мѣрами къ сохраненію губерніи Вами управляемой отъ чумной заразы и къ пресѣченію распространенія ея во внутреннія области Государства, доставлять ко мнѣ каждую недѣлю самыя вѣрныя и удовлетворительныя свѣденія о состояніи народнаго здравія, требуя таковыхъ къ себѣ донесеній столь же часто отъ мѣстныхъ градскихъ и земскихъ полицій. 5- е.) Но если бы чумная зараза, или другія сомнительныя болѣзни, проникли въ черту ввѣренной Вамъ губерніи, тогда доставить ко мнѣ чрезъ нарочную эстафету подробное свѣденіе, какъ о причинахъ появленія сихъ болѣзней, такъ и о мѣрахъ, какія противу того приняты.
164— 6-е.) Доколѣ для управляемой Вами губерніи не будетъ настоять опасности, дотолѣ не дѣлать объ оной оглашенія; дабы не произвести безвременнаго въ народѣ унынія и страха, все должно быть производимо съ приличнымъ благоразуміемъ. Въ заключеніе, присовокупляю, что вообще охраненіе ввѣренной Вамъ губерніи отъ чумной заразы и принятіе противу зла сего повелѣнныхъ законами мѣръ осторожности остается на собственной строжайшей Вашей отвѣтственности. О распоряженіяхъ, какія на основаніи сего предписанія и къ точному исполненію онаго принять изволите, равно и о состояніи, въ какомъ по нынѣ ввѣренная Вамъ губернія находится въ отношеніи народнаго здравія, не оставьте донесть мнѣ съ первою почтою.» Съ полученіемъ этого предписанія Полтавскимъ Гражданскимъ Губернаторомъ сдѣланы были немедленно же соотвѣтствующія распоряженія Кременчугскому Полиціймейстеру и Земскимъ Комиссарамъ, съ тѣмъ, чтобы «распоряженія сіи принять за тайну и отнюдь не оглашать повелѣннаго вамъ; но приводить въ исполненіе съ приличнымъ благоразуміемъ, въ противномъ случаѣ, если черезъ дѣйствія собственно ваши, или подчиненныхъ вамъ чиновниковъ, произойдетъ напрасно и безвременно въ народѣ страхъ и уныніе, то вы лично будете за то отвѣтствовать». Немедленно по появленіи въ г. Одессѣ 15 Октября вновь чумной заразы, и сверхъ того появленія ея и въ Дубосарскомъ Карантинѣ, возобновлены были предосторожности по рѣкамъ Ягор- лыку, Кодымѣ и Бугу, съ упрежденіемъ кордонной цѣпи и ка- рантинаго очищенія. Проѣзжающіе на лѣвую сторону рѣкъ сихъ выдерживали въ Синянскомъ (близь Балты), Вознесенскомъ и Николаевскомъ временныхъ карантинахъ 14-ти дневный терминъ обсерваціи. О чемъ 31 Октября Начальникъ Штаба резервныхъ войскъ Генералъ-Лейтенантъ Екельнъ сообщилъ Малороссійскому Военному Губернатору князю Репнину. Съ своей стороны Малороссійскій Военный Губернаторъ, князь Репнинъ, въ дополненіе къ предписаніямъ Министра Внутреннихъ Дѣлъ, предложилъ Полтавскому Гражданскоту Губернатору, при принятіи требуемыхъ предохранительныхъ мѣръ, обратить особей, ноѳ вниманіе на г. Кременчугъ, поелику онъ есть главный пунктъ, чрезъ который слѣдуютъ въ Полтавскую губернію и далѣе всѣ
— 165 — ѣдущіе изъ Одессы; необходимо собрать тотъ-часъ но полученіи сего вѣрныя свѣдѣнія, не проѣхалъ-ли кто симъ временемъ изъ Одессы чрезъ упомянутый городъ, особенно изъ евреевъ, и буде сіе окажется, то за таковымъ возымѣть строгое наблюденіе; и, если онъ выѣхалъ бы и въ другую какую губернію, въ такомъ случаѣ сообщить объ немъ начальнику оной губерніи, куда тотъ проѣзжающій отправился». Изъ всѣхъ вышеприведенныхъ распоряженій и предписаній оказывается, что мѣропріятія противъ чумной заразы въ районѣ Малороссіи имѣютъ скорѣе наблюдательный характеръ, и впредь до серьезной опасности не предпринимается ничего подобнаго прежнимъ охранительнымъ мѣрамъ по р. Днѣпру. По сообщеніямъ командированнаго чиновника Петрановскаго- Бѣлаша (отъ 28 Октября) «19, 20, 21 и 22 Октября въ Одессѣ умерло 7 человѣкъ, вновь заболѣлъ 1, въ одномъ домѣ, изъ оцѣпленныхъ 16 Октября, умерла женщина съ сумнительными признаками». Въ рапортѣ своемъ отъ 2 Ноября онъ сообщаетъ, что «по утру 25 числа на Ремесленной улицѣ, близь острога, открылась болѣзнь въ одномъ еврейскомъ семействѣ, изъ коего трое имѣли на себѣ довольно ясные признаки чумы; а посему, семейство сіе и всѣ сообщавшіеся съ оными люди подвергнуты карантиннымъ правиламъ: 2 взяты въ портовой карантинъ, а 18 въ временный обсерваціонный. Сумнительные дома всѣ оцѣплены военною стражею для удобнѣйшаго соблюденія всѣхъ необходимыхъ'осторожностей. Начальство тамошнее объявило слѣдующее новое дополненіе къ установленнымъ уже для жителей правиламъ: 1) всѣ лица, имѣющіе знаки для выхода изъ домовъ своихъ, должны непремѣнно носить оныя на верхнемъ платьѣ или шляпѣ, дабы патрули не имѣли нужды ихъ останавливать; не исполняющіе сего правила будутъ забираться патрулями. 2) всѣмъ вообще евреямъ запрещается выходить изъ домовъ, хотя бы они имѣли на себѣ знаки, изъ правила исключаются только коммисары, ихъ помощники и рѣзники, развозящіе говядину и 3.) Каждый хозяинъ дома обязанъ смотрѣть за тѣмъ, чтобы ворота его были заперты и, чтобы жильцы не выходили на улицу безъ знаковъ. Не исполняющіе сего правила хозяева будутъ подвергаемы штрафамъ или забираемы въ карантинъ».
1В6 По даннымъ, полученнымъ 5 Ноября Октября, 28 умеръ въ Одессѣ одинъ вновь заболѣвшій «чумою». Изъ людей прежде взятыхъ въ портовой карантинъ въ теченіе 26, 27 и 28 Октября умерло 3 и заболѣло 6 человѣкъ, вверхъ того по утру 27-го Октября по Дегтярной улицѣ умеръ еврей, съ «сумнительными знаками болѣзни». По даннымъ, полученнымъ 9 Ноября, 30-го Октября въ обсерваціонной больницѣ въ предмѣстіи Молдаванкѣ умеръ еврей, съ признаками чумы. Въ карантинѣ у Херсонской заставы 1 Ноября ока- лась зараза на 1 евреѣ. Въ портовомъ Карантинѣ изъ числа прежде зараженныхъ умерло 5 душъ и заболѣлъ 1. Сверхъ того вновь прибыло въ оный .карантинъ зараженное судно, на немъ померло 2 матроса. Ноября 3-го при осмотрѣ евреевъ, живущихъ въ одной изъ отдаленныхъ частей г. Одессы, найдены 1 женщина, 1 мужчина и 1 мальчикъ съ знаками, которые медики нашли «сумнительными»; больной еврей умеръ; кромѣ того умерло еще 2 человѣка. По даннымъ отъ 7 Ноября опять умерло отъ чумы 3 еврея; отъ 13 Ноября,—при благополучномъ состояніи въ Одессѣ, въ временномъ карантинѣ умерло 4; въ портовомъ карантинѣ умерла 1 женщина; и на суднѣ вновь прибывшемъ изъ Бургаса оказалось 3 умершихъ и 2 больныхъ чумою. Такимъ образомъ, по частнымъ свѣдѣніямъ Петрановскаго-БѢ- лаша, добываемымъ въ Николаевѣ, въ «Комитетѣ для рѣшенія дѣлъ по Черноморскому Департаменту учрежденномъ», куда они доставлялись изъ Одессы донесеніями флота-капитана 1-го ранга Сильвы, Малороссійскій Военный Губернаторъ и Полтавскій Гражданскій Губернаторъ были въ достаточной степени освѣдомляемы о ходѣ чумныхъ заболѣваній въ г. Одессѣ, какъ по ихъ количеству, такъ и по времени ихъ появленія и по исходу самыхъ заболѣваній. Новороссійскій и Бессарабскій Генералъ Губернаторъ графъ Воронцовъ, увѣдомляя Малороссійскаго Военнаго Губернатора князя Репнина о появленіи въ г. Одессѣ вновь заболѣваній чумою, премущественно между евреями, сообщилъ о оцѣпленіи города военною стражою и объ установленіи и на линіи порто-франко временныхъ карантиновъ для выдержаніи обсерваціи желающими выѣхать и для очищенія почты. «По взятымъ въ Одессѣ рѣшительнымъ распоряженіямъ можно надѣяться, что зараза уничтожена будетъ безъ дальнѣйшихъ послѣдствій». Съ установленіемъ генераломъ графомъ Виттомъ кордоновъ и
—• 167 —: карантиновъ на р. Бугѣ «нѣтъ отъ сего случай никакой й малѣйшей опасности для мѣстъ за Бугомъ лежащихъ». Министру же Внутреннихъ Дѣлъ Малороссійскій Военный Губернаторъ князь Репнинъ, сообщая о всѣхъ сдѣланныхъ имъ во исполненіе Высочайшаго Указа распоряженіяхъ по завѣдуемому имъ краю, заявилъ, что, хотя онъ и получилъ отъ Новороссійскаго и Бессарабскаго Генералъ-Губернатора увѣдомленіе «о принятыхъ имъ вѣрныхъ средствахъ къ уничтоженію въ самомъ началѣ зла сего» и, что по случаю учрежденія Генераломъ Виттомъ кордоновъ и карантиновъ на р. Бугѣ и нѣтъ никакой опасности отъ заразы для мѣстъ за р. Бугомъ лежащихъ, но, если, чего Боже сохрани, онъ получитъ вѣрныя свѣденія, что по сю сторону Буга окажутся признаки заразы, то онъ за долгъ себѣ поставитъ тотчасъ учредить по границѣ Малороссіи кордоны, а буде надобность окажется и самые карантины для предохраненія ввѣреннаго управленію его края отъ подобнаго несчастья». Съ своей стороны князь Репнинъ обратился къ графу Воронцову съ просьбою, приказать Одесскому Градоначальнику собрать свѣденія о всѣхъ выѣхавшихъ изъ г. Одессы съ 29 Сентября и по 14-е Октября по напррвленію на Кременчугъ, или вообще въ Малороссійскія губерніи, по подорожнимъ, паспортамъ или билетами и другимъ видамъ и въ непродолжительномъ времени доставить эти свѣдѣнія въ г. Полтаву въ формѣ имянной вѣдомости. О «этихъ людяхъ, выѣхавшихъ изъ г. Одессы» сообщенъ былъ Полтавскому Гражданскому Губернатору имянной списокъ, съ приложеніемъ къ нему и вѣдомости о вывезенныхъ ими товарахъ. Кто именно проѣхалъ и куда: I. Въ Кременчугскій повѣтъ. Крестьянка Маріи Лосева, поселянинъ Кременчугскаго повѣта Степанъ Петриковскій, Градижская мѣщанка Ефросинія Ломакина, козачья дочь Василиса Ломакина, козаки Григорій Бабичъ, Василій Берестенко, Антонъ, Аѳонасій и Алексѣй Бабичи, козакъ Герасимъ Гнатенко, козакъ Григорій Деденко, козакъ Антонъ Курочка, козакъ Григорій Красунъ, козакъ Емельянъ Ко- соглядъ, козакъ Федоръ Карась, козакъ Никита Компанѣецъ, козакъ
'— 168 —■ Ефимъ Кобзарь, козакъ Иванъ Кольва, козакъ Аврамъ Капустинъ. 2. Въ городъ Кременчугъ. Кременчугскій мѣщаниъ Аврамъ Лагуновъ, козакъ Николай Скупенко. 3. Въ городъ Полтаву. Служившій въ Полтавской Врачебной Управѣ Яковъ Бѣда. 4. Въ Полтавскій повѣтъ. Отставной поручикъ Алексѣй Злоба. 5. Въ городъ Золотоношу. ’ Отставной Золотоношскій неслужащей инвалидной команды Ефимъ Коровинъ. Золотоношскакая мѣщанка Варвара Гричавцева. Золотоношскій козакъ Никита Середа. 6. Въ городъ Прилуки. Прилукскій Казенный крестьянинъ Александръ Плекличъ, чиновникъ Прилуцкой почтовой конторы Губернскій Секретарь Григорій Павловъ. Сей чиновникъ находится по забранной справкѣ въ Полтавѣ, при Губернской Конторѣ. 7. Въ повѣтъ Хорольскій. Крестьянинъ Орловскаго Приказа Ѳома Ягоковъ. 8. Въ повѣтъ Переясловскій. Крестьянинъ Федоръ Кравченко. 9. Въ городъ Ромны. Канцеляристъ Яковъ Михайловскій. 10. Въ повѣтъ Миргородскій. Дворянинъ Алексѣй Фоналю.
— 169 — Йо полученіи этого списка Полтавскій Гражданскій Губернаторъ предписалъ по принадлежности Кременчугскому полиціймей" етеру, Городскимъ и Земскимъ Комиссарамъ, чтобы они тотчасъ отыскали этихъ людей и распорядились оцѣпить ихъ на 14 дней, при этомъ освидѣтельствовать ихъ чрезъ врачей въ состояніи ихъ здоровья, а вещи, пожитки и деньги окурить и очистить непремѣнно по «Карантиннымъ Правиламъ», подъ строжайшею отвѣтственностью г. Полиціймейстера, Городскихъ и Земскихъ Комиссаровъ, а также и повѣтовыхъ врачей за неточное исполненіе въ семъ важномъ предметѣ Высочайшаго Повелѣнія. При розыскахъ сихъ людей, если бы кто изъ нихъ оказался выѣхавшимъ въ другой повѣтъ, о таковомъ, не теряя нимало времени, сообщить туда по мѣстному полицейскому начальству. Во исполненіе полученныхъ распоряженій Кременчугскій По- лиціймейстеръ въ свою очередь сообщаетъ Полтавскому Гражданскому Губернатору слѣдующій списокъ «о людяхъ, выѣхавшихъ изъ г. Одессы послѣ 29 Сентября, т. е. какъ снято было съ города оцѣпленіе, и проѣхавшихъ черезъ г. Кременчугъ». Званіе людей выѣхавшихъ изъ Одессы послѣ 29 Сентября 1829 года. Котораго мѣсяца и числа явлены въ Кременчугѣ письменные ихъ виды. Въ каное мѣсто нзъ Кременчуга отправились. 1. Статская Совѣтница Шим- кова съ будущими, по подорожней Одесскаго Градоначалника Богдановскаго отъ 28 Сентября (№ 1556). Окт. 3 д. въ Москву. 2. С. Петербургскаго Уланскаго Окт. 19 д. въ г. Орелъ. полка поручикъ Скорятиновъ, по подорожней Одесс. Градонач. Богдановскаго ст. 15 Окт. (№ 1799). 3. Англійскій Генеральный Кон¬ Окт. 21 д. Въ С. Пететербургъ. сулъ Ямесъ, по подорожней Одесскаго Градоначальника Богдановскаго (ст. 7 Окт. № 2805). 4. Сенаторъ 3-го класса Без¬ Окт. 27 Д. Помянутымъ го¬ родный, по подорожней Новороссійскаго и Бассараб. Генералъ-Губернатора графа Воронцова (20 Окт. № 73). і сподиномъ Сенаторомъ Безроднымъ объявлено мнѣ лично, что
— 170 — Извощики. 5. Московской губерніи, Коло- Окт. 26. менскаго уѣзда графа Санти крестьянинъ Климъ Ивановъ (по паспорту Коломенскаго Казначейства отъ 29 Іюля сего года № 3123). 6. Рязанской губерніи Зарай- Окт. 25-го скаго уѣзда, Экономическій крестьянинъ Сергѣй Ермолаевъ (по паспорту Зарайскаго Казначейства отъ 24 Апрѣля № 3829). 7. Того же уѣзда, Экономич- Окт. 25-го ные Крестьяниъ Макаръ Ермолаевъ (по паспорту Зарайскаго Казначейства отъ 24 Апрѣля № 3827). 8. Московской губерніи, Подольскаго уѣзда, Казенный Крестьянинъ Яковъ Павловъ (по билету Подольскаго уѣзда изъ Заборскаго Волостного Правленія отъ 16 Сентября (№ 314). прибылъ онъ моремъ на суднѣ изъ Бургоса въ Одессу, гдѣ по выдержаніи въ Карантинѣ 14-ти днев- нагв термина отправился прямо изъ Карантина въ Николаевъ, проѣхавъ Одессу съ охраняемою стражею, не имѣлъ тамо ни съ кѣмъ никакого сообщенія, и прибывъ въ Кременчугъ, отправился отсель въ С. Петербургъ 29 Октября. Кромѣ вышеуказанныхъ въ спискѣ лицъ, въ Кременчугѣ оказались еще и выѣхавшіе изъ Одессы послѣ 29 Сентября и прибывшіе въ Посадъ Крюковъ 3 числа, а въ Кременчугъ 5 числа сего Ноября, Мозолѣевскаго Преображенскаго Дѣвичьяго Мооастыря
— 171 — монахиня Павлина, послушница Вѣра и служитель ихъ Петрусе- вичъ, и Калужской губерніи, Таврическаго уѣзда вотчины подпоручика князя Долгорукова, крестьянинъ Иванъ Ивановъ. «Всѣ эти лица по распоряженію Кременчугскаго Полиціймейстера были оцѣплены на 14 дней въ занимаемыхъ ими квартирахъ въ домѣ чиновника 6-го класса Безроднаго; вещи и деньги у нихъ имѣвшіеся и сами они черезъ повѣтоваго Штабъ-лѣкаря Зябликова по «Карантиннымъ Правиламъ» были очищены и, хотя по надлежащемъ освидѣтельствованіи, обще съ медицинскимъ чиновникомъ, не предвидѣлось ни малѣйшаго опасенія на счетъ «сомнѣнія въ здоровьи ихъ», но за всѣмъ тѣмъ, приняты были строгія мѣры всматриваться въ положеніе онаго, какъ надъ ними, равно и надъ хозяевами съ ихъ семействами домовъ, гдѣ они останавливались: въ Крюковѣ, у протоіерея Іоанна Назаровича и въ Кременчугѣ у Серебренника мѣщанина Марка Оробца и у чиновника 6-го класса Безроднаго». «По истеченіи 14 дневнаго термина (и 9 по 23 Ноября) лица эти: монахиня Павлина, послушница Вѣра, служитель Петрусе- вичъ и крестьянинъ Иванъ Ивановъ, будучи вновь освидѣтельствованы 23 Ноября чрезъ вольнопрактикующаго лѣкаря Штерна, оказались совершенно здоровы и ни малѣйшихъ признаковъ «сумнѣнія къ чумной заразѣ» не имѣющими, то дальнѣйшее оцѣпленіе ихъ было снято; и, за учиненіемъ на паспортахъ ихъ надлежащей о семъ помѣты, предоставлено было имъ свободное во свояси слѣдованіе». За показанныхъ же по списку лицъ выѣхавшихъ въ Москву, и въ Орелъ, согласно рапорту Кременчугскаго Полиціймейстера, сообщено тамошнимъ Гражданскимъ Губернаторамъ; а за англійскаго Генеральнаго консула Ямеса, проѣхавшаго чрезъ Кременчугъ въ С. Петербургъ—тамошнему Губернатору. Когда обо всемъ этомъ было донесено Малороссійскому Военному Губернатору князю Репнину, то онъ относительно окурки и очистки вещей, пожитковъ и денегъ принадлежащихъ поименованнымъ въ спискѣ лицамъ, кои выѣхали изъ Одессы въ Полтавскую губернію послѣ 29 Сентября, вполнѣ одобрилъ принятыя Гражданскимъ Губернаторомъ мѣры. Что же касается до оцѣпленія на 14 дней самыхъ тѣхъ людей, то онъ считаетъ подобную мѣру предосторожности совершенно излишнею, особливо, если они окажутся здоровыми, ибо съ времени выѣзда ихъ изъ г. Одессы
— 172 — прошло уже болѣе 40 дней, слѣдовательно, болѣе того времени, какое положено для выдержанія, чтобы узнать не обнаружится ли на человѣкѣ зараза». Въ точное исполненіе Высочайшаго повелѣнія и послѣдовавшаго по оному предписанія Г. Министра Внутреннихъ Дѣлъ, въ г. Кременчугѣ, какъ главнымъ пунктѣ, черезъ который слѣдуютъ въ Полтавскую губернію и далѣе всѣ ѣдущіе изъ г. Одессы, приняты строгія секретныя мѣры, чтобы у всѣхъ проѣзжающихъ и проходящихъ из-за Днѣпровскихъ мѣстъ отбирались письменные ихъ виды у пристани р. Днѣпра, для провѣрки, кто откуда и куда слѣдуетъ, какая у нихъ кладь, какіе товары, пожитки и вещи. Если явится, хотя самомалѣйшее сомнѣніе въ томъ, что они были въ зараженныхъ мѣстахъ, либо проѣзжали таковыя, или имѣютъ изъ нихъ товары, вещи или что либо другое, то, не позволяя таковымъ людямъ, какого бы званія и чина они ни были, слѣдовать отъ пристани р. Днѣпра въ г. Кременчугъ, въ ту жъ минуту удостовѣряться лично самому Кременчугскому Полиціймей- стеру и въ сомнительномъ случаѣ распоряжаться по «Карантиннымъ Правиламъ». Что же касается слѣдующихъ из-за Дуная, Бессарабіи и части Херсонской губерніи, между р. Бугомъ и р. Днѣстромъ лежащей, и изъ Одессы, то не смотря ни на какое лицо, не позволять далѣе отъ пристани слѣдовать въ Кременчугъ, если на письменныхъ у нихъ видахъ не будетъ помѣты, что они выдержали въ Карантинахъ положенное время. При пропускѣ же каждый проѣзжающій въ Кременчугъ долженъ быть записанъ въ книгу, съ отмѣтками ихъ письменныхъ видовъ. Ноября 22-го дня Министръ Внутреннихъ Дѣлъ Генералъ Адъютантъ Закревскій, отвѣчая Малороссійскому Военному Губернатору князю Репнину на заявленіе его о готовности, въ случаѣ надобности, учредить на границѣ Малороссіи кордоны, и даже самые карантины, пишетъ слѣдующее: «Усматривая изъ отношенія ко мнѣ Вашего Сіятельства, отъ 6-го сего Ноября, предположеніе Ваше учредить на чертѣ Малороссіи кордоны и карантины въ случаѣ распространенія чумной заразы на лѣвой сторонѣ р. Буга; но притомъ, имѣя въ виду получаемыя мною по-часту свѣденія отъ г. Новороссійскаго и Бессарабскаго генералъ-губернатора о мѣрахъ пріемлемыхъ имъ про¬
— 173 — тивъ появившейся чумы въ мѣстахъ его вѣдомства, которыя достаточно обезпечиваютъ внутреннія провинціи Имперіи отъ сего зла, я въ обязанности нахожусь обратиться къ Вамъ Милостивый Государь, съ покорнѣйшею просьбою, къ принятію строгихъ мѣръ карантинной предосторожности приступить на чертѣ Малороссіи не прежде, когда будетъ настоять существенная въ томъ надобность, и особливо, когда изволите получить надлежащее свѣдѣніе о необходимости въ оныхъ». «Изъ отношенія г. Управляющаго Министерства Внутреннихъ Дѣлъ отъ 4 минувшаго Сентября Вашему Сіятельству извѣстна Высочайшая воля Его Императорскаго Величества, чтобы къ учрежденной вокругъ города Одессы военной цѣпи былъ посланъ чиновникъ и, чтобы онъ о случившихся тамъ происшествіяхъ по «чумѣ» доносилъ Вамъ. Получаемыя чрезъ сего чиновника свѣдѣнія и безпрерывное по возможности сношеніе Вашего Сіятельства съ Новороссійскимъ и Бессарабскимъ Генералъ Губернаторомъ, которому извѣстнымъ Вамъ, сообщеннымъ мною отъ 30-го Октября въ копіи, Высочайшимъ Указомъ ввѣрено охраненіе Государства отъ чумной заразы, могутъ служить безъ сомнѣнія поводомъ къ принятію, или не принятію на чертѣ Малороссіи съ Новороссійскимъ краемъ нужныхъ мѣръ карантинной осторожности». Распоряженіе это являлось вполнѣ основательнымъ, такъ какъ, при существующихъ предохранительныхъ мѣрахъ по р. Бугу и р. Днѣстру, принятія какихъ либо строгихъ мѣръ по р. Днѣпру па границѣ Малороссіи до поры до времени не вызывалось дѣйствительною надобностью. Что же касается дня командировки чиновника къ оцѣпленію Одессы, то это было сдѣлано въ самомъ началѣ, и Петрановскій-Вѣлашъ еженедѣльно присылалъ всѣ собираемыя имъ свѣдѣнія, какъ Малороссійскому Военному Губернатору, такъ и Полтавскому Гражданскому Губернатору. По полученнымъ отъ него свѣдѣніямъ, заболѣванія чумою давали лишь ограниченное число случаевъ въ самой Одессѣ и въ Дубосарскомъ Карантинѣ, въ другихъ же мѣстахъ они не появлялись. Къ концу Ноября прекратились они и въ Одессѣ; а 30 Ноября Подольскій Губернаторъ сообщилъ Малороссійскому Военному Губернатору о томъ, что по благополучному окончанію 42 дневнаго карантиннаго термина оцѣпленными жителями Дубосар- каго карантина, и также по очисткѣ ихъ домовъ и пожитковъ по
— 174 — системѣ Гитона де Морво—снято кругомъ оцѣпленіе; жителямъ объявлено о ихъ благополучіи; таможнѣ предоставлено дѣйствовать прежнимъ порядкомъ. Съ прекращеніемъ въ Одессѣ заболѣваній чумою обнародовано было 26 Ноября распоряженіе Новороссійскаго и Бессарабскаго Генералъ-Губернатора графа Воронцова о дезинфекціи и очисткѣ денегъ. «Благосостояніе, въ которомъ жители провели послѣдніе 22 дня даетъ поводъ полагать, что зараза остановлена; но удобство, съ которымъ зло сіе можетъ скрываться въ малѣйшихъ вещахъ, доказанное множествомъ случаевъ, показываетъ, что Карантинныя мѣры осторожности должны быть продолжаемы и, что никто еще можетъ предаваться безпечности. Если бы мысль сія была раздѣляема всѣми жителями, то общественное благосостояніе уже было бы въ сію минуту обезпечено мѣрами, которыя всякій житель принималъ бы въ особенную защиту отъ язвы; но къ сожалѣнію здѣсь, равно какъ и въ другихъ мѣстахъ, есть много людей не признающихъ опасности отъ чумы и ожидающихъ для убѣжденія своего, чтобы сотни и тысячи жертвъ удостовѣрили ихъ въ существованіи гибельнаго зла. Сверхъ сихъ людей есть много такихъ, которые, хотя и готовы брать мѣры осторожности, но по предразсудкамъ или другимъ причинамъ, не хотятъ отдавать для очищенія денегъ и вещей своихъ для отвращенія послѣдствій, кои отъ сего произойти могутъ; посему начальство признало необходимымъ пригласить Ду ховенство и отрядить нѣсколько чиновниковъ для увѣщанія жителей подвергнуть очищенію всѣ вещи сомнѣнію подлежащія; особенно же деньги въ ассигнаціяхъ и монетѣ. А дабы распоряженіе сіе не могло внушать никому подозрѣнія или боязни открыть свое имущество, то всякому желающему будетъ даваемъ отъ Началъ ства на нѣсколько часовъ или даже на сутки, ящикъ для окурки по системѣ Гитона де Морво, со всѣми нужными припасами для окуриванья ассигнацій и уксусъ, или разведенный хлорусъ, для обмыванія монеты. Такимъ образомъ, всякій получитъ средства очистить свое богатство безъ свидѣтелёй. Очищеніе это тѣмъ нужнѣе, что въ прошломъ году и до нынѣшней весны карантины на р. Прутѣ и р. Днѣстрѣ были ослаблены и, что тогда могли войти изъ Молдавіи, Валахіи, или
— 175 — Бессарабіи вещи неочищѳныя; особенно же деньги въ бумажкахъ или монетѣ, отъ которыхъ не одинъ разъ развивался ядъ заразы въ Бессарабской области, и ‘отъ которыхъ, какъ думать можно, возобновилась чума въ Одессѣ въ половинѣ минувшаго Октября мѣсяца. Въ заключеніе объявленія сего Начальство еще разъ напоминаетъ неосторожнымъ, что пренебреженіе предлагаемаго имъ легкаго способа къ спасенію себя и государства отъ заразы влечетъ за собою величайшую отвѣтственность и по правиламъ, религіи и по законамъ карантиннымъ, опредѣляющимъ за таковыя преступленія смертную казнь». Документъ этотъ приводится, какъ своего рода образецъ предпринятой тогда предохранительной мѣры, имѣющей даже и для настоящаго времени серьезное значеніе, такъ такъ при разнаго рода эпидеміяхъ деньги легко могутъ служить для передачи черезъ нихъ заразы. На сколько успѣшно удалось примѣнить эту предохранительную мѣру къ сожалѣнію въ архивныхъ матеріалахъ не нашлось свѣдѣній. Января 27 дня 1913 года Одесскій Градоначальникъ сообщилъ Министру Внутргннихъ Дѣлъ о темъ, что «послѣ продолжительнаго ноблюденія на счетъ здоровья жителей, какъ въ г. Одессѣ, такъ и по всему округу здѣшнему, Главное мѣстное начальство, удѳстовѣрясь въ свершенномъ прекращеніи заразительной болѣзни здѣсь бывшей, дозволило 25-го числа Января мѣсяца Городскимъ жителямъ свободный выѣздъ и сообщеніе съ прочими мѣстами Имперіи». По прекращеніи чумныхъ заболѣваній въ Одессѣ наступилъ довольно продолжительный періодъ затишья и въ Малороссіи. Всѣ предпринятыя мѣры противъ заноса заразы были отмѣнены; производилось лишь наблюденіе, по мѣрѣ возможности, надъ проѣзжающими изъ мѣстъ, гдѣ еще были заболѣванія, которыя появлялись и въ концѣ 1829 года и въ первой половинѣ 1830 г. Въ дѣлахъ Полтавскихъ архивовъ не оказалось какихъ либо дальнѣйшихъ документальныхъ данныхъ относительно предпринимаемыхъ мѣръ; имѣются лишь статистическія вѣдомости о заболѣваніяхъ чумою и о смертности въ княжествахъ Молдавіи, Валахіи и Бессарабской области. Изъ документовъ, имѣющихъ руководящее
— 176 — значеніе въ дѣлѣ охраны Малороссіи отъ занесенія заразы, приводимъ слѣдующее, данное 15 Февраля съ Высочайшаго Его Императорскаго Величества утвержденія, распоряженіе Министра Внут- нихъ Дѣлъ Генералъ-Адъютанта А. Закревскаго Полтавскому Гражданскому Губернатору. «Принятыми въ истекшемъ году мѣрами удержано распространеніе чумной заразы, оказавшейся въ Закавказкемъ Краѣ, въ Тавріи, въ г. Одессѣ и въ Бессарабской области. Въ нѣкоторыхъ изъ сихъ мѣстъ зло сіе искоренено совершенно, но въ иныхъ къ сожалѣнію продолжается еще оно со всѣми пагубными своими послѣдствіями. І Хотя всѣ мѣста сіи, сомнительныя и зараженныя, отдѣлены отъ непосредственнаго сообщенія съ другими, и внутри ихъ употребляются должныя мѣры, въ Карантинномъ Уставѣ предписанныя, но принявъ въ уваженіе близость весенняго времени, возобновленія тогда торговыхъ сношеній и удобнѣйшее сообщеніе жителей, я нахожу нужнымъ, чтобы въ губерніяхъ, сопредѣльныхъ съ мѣстами зараженными или остающимися въ сомнѣніи, приняты были ((приличныя осторожности*, дабы предупредить’распростра- ніе зла сего, коему самое наступленіе теплаго времени можетъ нѣкоторыми образомъ способствовать. На сей конецъ, съ Высочайшаго Его Императорскаго Велйчества утвержденія, поставляю на видъ Вашему Превосходительству къ непремѣнному исполненію слѣдующія распоряженія: 1. Частыми сношеніями съ начальствами сопредѣльныхъ, сомнительныхъ или зараженныхъ мѣстъ имѣть обстоятельныя свѣдѣнія о состояніи заразы и о мѣрахъ принимаѳмыъ къ ея прекращенію. 2. Въ тѣхъ пунктахъ, въ коихъ дѣлаются сношенія, съ мѣстами сомнительными или зараженными, имѣть надлежащій надзоръ, чтобы люди выѣзжающіе изъ таковыхъ мѣстъ на вывозимые изъ оныхъ товары и проч. имѣли бы установленные ((виды безопасности*, до тѣхъ поръ, пока мѣста сіи не будутъ, какъ совершенно безопасныя, открыты къ свободному сообщенію съ мѣстами благополучными. 3. Постановить въ обязанность врачебной Управы, . уѣздныхъ врачей, городской и земской полиціи обращать особенное вниманіе на больныхъ въ городахъ и селеніяхъ, чтобы при малѣйшихъ сомнительныхъ случаяхъ, т. е. при нечаянной сильной болѣзни и
— 177 — скорой смерти, отъ оной послѣдовавшей кому либо, немедленно таковые больные или умершіе были' освидѣтельствованы чрезъ медицинскихъ чиновниковъ, и ежели бы оказались они дѣйствительно заражены чумою, или подвержены «сомнѣнію», то, принявъ по распоряженію Медицинскихъ чиновниковъ и полиціи всѣ мѣры «осторожности», въ Карантинномъ Уставѣ предписанныя, какъ въ отношеніи сихъ больныхъ или умершихъ, такъ и въ отношеніи ихъ имущества, домовъ, въ коихъ они жили, и людей, съ коими имѣли сообщеніе, доносить о томъ тотчась же Вамъ для дальнѣйшихъ распоряженій, изъяснивъ въ семъ донесеніи подробно все то, что они отъ самого больнаго, или домашнихъ и знакомыхъ его узнать могутъ, както: пріѣзжій-ли онъ, или тамошній житель? Ежели пріѣхалъ, то изъ какого именно мѣста? Какою дорогою? гдѣ останавливался? и съ кѣмъ имѣлъ сообщеніе? Не при- везъ-ли съ собою какихъ товаровъ и вещей? и не отдавалъ ли ихъ кому либо на пути своемъ, или въ мѣстѣ пребыванія? Если же онъ таможній житель, то не имѣлъ ли сообщенія съ кѣмъ либо изъ пріѣзжающихъ? Не былъ ли самъ гдѣ либо въ мѣстахъ сомнительныхъ? Не получалъ ни какихъ либо вещей, изъ таковыхъ мѣстъ присланныхъ? или гдѣ либо не прикасался до нихъ? или, наконецъ, не имѣетъ ли самъ больной, или ближніе его подозрѣнія, гдѣ и отъ чего получилъ онъ заразу? По соображеніи сихъ свѣденій, Городская и Земская полиція вмѣстѣ съ Медицинскими; чиновниками, обязаны принять мѣры «осторожности», приличныя обстоятельствомъ, тотчасъ же, не ожидая распоряженій Вашихъ; и сообщить о томъ, если нужно сосѣднимъ городскимъ и Земскимъ Полиціямъ для свѣденія, содѣйствія или принятія съ ихъ стпроны нужныхъ « осторожностей». 4. Ваше Превосходительство, сдѣлавъ по таковымъ донесеніямъ свои раепоряженія, приличныя мѣсту и обстоятельствамъ, и отправивъ туда, гдѣ сомнѣніе или зараза открылась благонадежнаго гражданскаго и медицинскаго чиновника, немедлено должны сообщить о томъ г. Управляющимъ сосѣдними губерніями, извѣщая ихъ во всей подробности о мѣрахъ Вами принятыхъ, о состояніи болѣзни и проч. дабы сіи могли также съ своей стороны обратить должное вниманіе на таковыя важныя обстоятельства, и, сообразно съ оными, принимать свои мѣры «осторожности». б. Чумною заразу должно преслѣдовать немедленно, дѣятельно
— 178 — и осторожно по самому пути ея, чтобы не приносить ей ужасныхъ жертвъ, нужно, такъ сказать, ловить ее на мѣстѣ и истреблять, дабы избѣжать чрезъ то оцѣпленія цѣлыхъ уѣздовъ или губерній, прекращенія сообщеній между цѣлыми областями и прочихъ мѣръ, сколь тягостныхъ для жителей, столько же затруднительныхъ для самаго Правительства. 6. Если бы въ случаѣ особенномъ, или при распоряженіяхъ въ прекращеніи чумы потребовалось содѣйствіе военнаго начальства и надобность въ учрежденіи военныхъ карауловъ, то въ токомъ случаѣ можете Вы сноситься съ командирами войскъ на мѣстѣ и требовать ихъ пособій. 7. Вашему Превосходительству предоставляется также право, по недостатку Медицинскихъ чиновниковъ, въ службѣ состоящихъ, употреблять отставныхъ и вольнопрактикующихъ, какъ для свидѣтельства больныхъ и умершихъ, такъ и для другихъ надобностей по сему предмету. Въ уѣзды, прилегающіе къ мѣстамъ сомнительнымъ, не воспрещается также Вамъ командировать врачей изъ другихъ уѣздовъ. 8. Наконецъ, Ваше Превосходительство по Управленію губернію, ближайшею къ мѣстамъ сомнительнымъ, обязываетесь доставлять мнѣ свѣдѣнія еженедѣльно о благосостояніи края, Вамъ ввѣреннаго; въ случаяхъ же сомнительныхъ, или при появленіи заразы, доносить каждую почту во всей подробности о состояніи и дѣйствіи ея и о мѣрахъ принимаемыхъ къ ея истребленію.» Кромѣ вышеуказаннаго распоряженія Министромъ Внутреннихъ Дѣлъ Полтавскому Гражданскому Губернатору 4 Марта присланы были Высочайше Утвержденныя «наставленія для руководства при открытіи чумы», причемъ мѣры предохранительныя изложены въ этихъ наставленіяхъ съ ббльшею подробностью, нежели въ «Карантинномъ Уставѣ»; наставленія эти представляютъ интересъ, такъ какъ всесторонне затрагиваютъ всѣ мѣры личной, и общественной безопасности, какъ до появленія чумныхъ заболѣваній, такъ и во время розвитія самой эпидеміи. Наставленіе для руководства при свидѣтельствѣ больныхъ и умершихъ и распоряженіяхъ въ случаѣ открытія чумы въ какомъ либо городѣ, селеніи или домѣ. 1, По полученіи точнаго свѣдѣнія, что чума въ сосѣдственной
179 — губерніи открылась, либо имѣется о томъ важное подозрѣніе, Губернаторъ долженъ немедленно приступить къ учрежденію карауловъ по всѣмъ мѣстамъ, чрезъ которыя непосредственно имѣется сообщеніе съ зараженною губерніею. 2. При семъ строго наблюдать, дабы проѣзжающіе изъ мѣстъ, подверженныхъ заразѣ или сомнѣнію, равно и нривозпмые товары и вещи были впускаемы не иначе, какъ черезъ назначенныя для того заставы. Другими же дорогами всякое и посредственное и непосредсвенное сообщеніе съ сомнительными мѣстами должно быть совершенно запрещено. 3. Въ семъ отношеніи никакія изъятія мѣста имѣть не могутъ. Всякой, чрезъ линію входящій тайно, задерживается и подвергается законному взысканію. 4. На какихъ именно мѣстахъ учреждать таковыя линіи, сіе предоставляется благоусмотрѣнію мѣстнаго Начальства; вообще же удобнѣе располагать оныя по теченію рѣкъ; наблюдая при томъ, чтобы на противномъ берегу не оставалось лодокъ и другихъ судовъ, но чтобъ они были собраны вмѣстѣ и находились подъ надзоромъ Карантинной стражи. 5. Переправы и перевозы чрезъ рѣку должны быть не иначе, какъ въ виду Карантинной стражи. 6. При заставахъ должно быть Карантинное учрежденіе, въ коемъ люди могли бы выдерживать законами установленный обсерваціонный срокъ, а пожитки ихъ, платья и товары, экипажи и лошади и прочее подвергаемы Карантинному очищенію въ Карантиномъ Уставѣ предписанному. 7. При распросахъ людей, прибывшихъ изъ мѣстъ сомнительныхъ, наблюдать, чтобы они находились по направленію вѣтра и притомъ не весьма близко къ производящимъ сіи распросы. 8. Письма и другія бумажные пакеты партикулярные или казенные, имѣющіеся при проѣзжающихъ, или пересылаемые чрезъ почту Или чрезъ нарочныхъ курьеровъ, должны непремѣнно быть прокалываемы во многихъ мѣстахъ и подвержены окуриванію гасомъ пресыщенной соляной кислоты. А буде достовѣрно извѣстно, что письма сіи будутъ изъ такихъ мѣстъ, гдѣ дѣйствительно свирѣпствуетъ чума,, то пакеты сіи должно по сторонамъ разрѣзы- Вать и, раздвигая палочкою, подвергать окуриванію. Окуриваніе сіе должно производиться въ особыхъ, плотно закрываемыхъ де¬
— 180 — ревянныхъ ящикахъ, имѣющихъ рѣшетчатую поперечную перегородку, подъ которую ставится составъ для куренія. На перегородкѣ сей раскладываются письма. 9. Пересылаемыя бумаги не должны быть сшиваемы ни нитками, ни шнурками, ни ленточками. 10. Шнуровыя книги, посылаемыя чрезъ почту, должны быть очищаемы наравнѣ съ вещами, подверженными заразѣ. 11. Окуриваніе писемъ и бумагъ, несодержащихъ въ себѣ никакихъ посылокъ или сшитыхъ бумагъ, должно продолжатся отъ 1 до 2 часовъ, смотря по величинѣ пакетовъ и по степени сомнѣнія. 12. Курьеры, ѣдущіе изъ сомнительнаго края, должны безъ всякаго изъятія выдерживать законами установленную обсервацію. Привезенныя ими депеши, нетерпящія никакого промедленія, по окуркѣ въ продолженіе одного часа, должны быть отправляемы съ другимъ курьеромъ. 13. Во временныхъ таковыхъ Карантинахъ заставахъ долженъ быть прикомандированъ врачъ и нужное число чиновниковъ и служителей для надзора. 14. Таковые Карантины должны быть снабжены потребнымъ запасомъ съѣстныхъ припасовъ и вещей нужныхъ для окуриванія. 16. Скотъ, кромѣ выдерживанія обсерваціи, должно прогонять чрезъ воду, буде имѣется подлѣ Карантина рѣка. 16. При очищвніи товаровъ, вещей денегъ и проч. ни въ чемъ не отступать отъ правилъ въ Карантинномъ Уставѣ начертанныхъ. 17. Наипаче наблюдать за продающими старое платье и другими мелочными разнощиками и, если таковые являются изъ края сомнительнаго, то всѣ вещи и пожитки ихъ, безъ малѣйшаго исключенія, подвергать строгому Карантинному очищенію. 18. Жителей должно извѣстить, что мѣры таковыя принимаются для ихъ собственной безопасности и внушить, что несоблюденіе оныхъ влечетъ за собою гибельное для нихъ послѣдствіе. 19. Мѣстное ’ начальство должно строго наблюдать, чтобы въ домахъ и на улицахъ была возможная чистота и опрятность, чтобы падаль и другія согнивающія тѣла были зарываемы въ отдаленномъ отъ селеній мѣстѣ. 20. Чтобы тѣсныя и сырыя жилища были чаще провѣтриваемы
— 181 — и освѣжаемы; а платье и постели выносимы на открытый воздухъ. 21. Обмовеніе тѣла водою, или водою съ уксусомъ и, гдѣ можно, купанье въ текучей или морской водѣ также весьма полезно. 22. Внушать жителямъ, что пища должна быть свѣжая, умѣренная, нежирная, болѣе изъ растеній состоящая. Всякое излишество, особливо неумѣренное употребленіе горячительныхъ напитковъ, располагаетъ къ возрожденію заразительныхъ болѣзней. 23. Вещей, брошенныхъ или лежащихъ на дорогѣ или на улицѣ, не поднимать, но доносить объ оныхъ Карантинному Начальству, которое обязано очистить оныя по предписанному въ Уставѣ порядку, и, буде не найдется хозяинъ таковыхъ вещей, отдать оныя нашедшему. 24. Нищихъ и бродягъ никому въ домъ не принимать. Мѣстное Правительство обязано таковыхъ помѣщать въ одномъ какомъ либо мѣстѣ, подъ строгимъ надзоромъ Полиціи. 25 При малѣйшемъ сомнѣніи на счетъ здоровья поступившихъ въ Карантинъ лицъ, должно съ благопристойностью осмотрѣть въ обнаженномъ видѣ. Свидѣтельство сіе производится врачомъ въ присутствіи мѣстнаго Начальника. 26. Если оказываются опухоли въ пахахъ, подъ мышками, на шеѣ, на бедрахъ, или красныя, или темныя пятна, притомъ замѣчается боль и тяжесть въ головѣ, глаза красные, мутные, черты лица измѣненныя, языкъ бѣлый, дрожащій, сильная слабость тѣла, то таковыхъ больныхъ должно признавать весьма опасными. 27. Въ самомъ Карантинѣ должны они быть отдѣлены отъ прочихъ пассажировъ. 28. Всѣ, имѣвшіе съ ними сообщеніе, должны непремѣнно выдержать обсерваціонный 21 дневный срокъ. 29 Если въ Карантинѣ оказалась чума, то Начальникамъ Карантина, равно и мѣстному Начальнику, постановляется въ непремѣнную обязанность всевозможное прилагать стараніе, чтобы з'араза изъ Карантина никакъ далѣе не распространялась. 30. Если въ какомъ либо селеніи обнаружились признаки сомнительной, или уже чумной болѣзни; то домъ, въ которомъ таковое несчастіе случилось, должно оцѣпить; больныхъ отдѣлить отъ здоровыхъ и какъ тѣхъ, такъ и другихъ подвергнуть Каран¬
— 182 — тинному надзору; всѣхъ же жителей извѣстить, чтобы они съ симъ домомъ не имѣли никакого сообщенія. 31. Въ семъ послѣднемъ случаѣ самое селеніе, раздѣливъ на нѣсколько частей, подчинить оныя надзору нарочно избираемыхъ благонадежныхъ людей, которые обязаны ежедневно имѣть самое точное свѣдѣніе о состояніи здоровья всѣхъ находящихся въ томъ кварталѣ и доносить о томъ мѣстному Начальнику. 32. Начальство, по полученіи о томъ свѣдѣнія, должно приступить къ выполненію правилъ въ Карантинномъ Уставѣ § 22 Іначертанныхъ. 33. Первая въ семъ случаѣ обязанность, больныхъ отдѣлить отъ сообщенія съ здоровыми. Посему, если мѣсто и время позволятъ, то жители выводятся отъ селенія въ лагерь, со всѣми своими пожитками; самое жилище оцѣпляется. Если же ни мѣсто, ни время предпринять сіе не дозволяютъ, то строго наблюдать, чтобы изъ оцѣпленныхъ домовъ никто не отлучался; посему, во время чумы двери и ворота въ домахъ должны быть заперты. 34. Если умираетъ кто либо отъ чумы, то остающееся послѣ него платье, бѣлье и постель должны быть непремѣнно сожигаемы, а прочія вещи надлежащимъ образомъ очищаемы. Въ другихъ же случаяхъ вещей не сожигать, но подвергать извѣстному Карантинному очищенію. 35. Долы, въ которыхъ находился зачумленный, должны быть окурены гасомъ пресыщенной соляной кислоты втеченіе 24 сутокъ. Послѣ того всѣ деревянныя и металическія вещи должны быть омыты горячимъ щелокомъ, или соленою водою, или еще лучше растворомъ хлориновой извести, полагая сей послѣдней 2 золотника на фунтъ воды. 36. Здоровымъ должно въ семъ случаѣ внушить, чтобы, ежедневно омывали себя водою, или уксусомъ, или водою съ солью, или растворомъ хлориновой извести и голыми руками не прикасались ни къ лицамъ, ни къ вещамъ сомнительнымъ. 37. Въ городахъ и селеніяхъ подверженныхъ оцѣпленію должны быть особые Комисары надсматривающіе за доставленіемъ воды и съѣстныхъ припасовъ. 38. Комисары сіи избираются изъ числа обывателей извѣстныхъ своею честностью и благоразуміемъ. Они снабжаются отъ Начальства особыми знаками, безъ коихъ въ оцѣпленномъ городѣ и селеніи никто не имѣетъ права показываться на улицахъ- 39. Вообще въ ночное время не можетъ никто имѣть права
— 183 — выходить изъ дому, кромѣ сторожей и Комиссаровъ, Которые на сей разъ должны имѣть фонари. 40. Хозяинъ дома, имѣя точное свѣдѣніе о числѣ живущихъ въ ономъ, не долженъ ни кому дозволять выходить ни днемъ, а найпаче ночью, безъ особаго на то разрѣшенія Полиціи. 41. Въ городахъ, гдѣ есть врачи, должно имъ доставлять ежедневно записки о заболѣвшихъ, коихъ обязаны они свидѣтельствовать и преподавать имъ нужные для здоровья совѣты и осторожности. 42. Если въ городѣ, или какомъ либо селеніи, свирѣпствуетъ чума, или на счетъ оной имѣется важное «сомнѣніе», то при всякомъ смертномъ случаѣ должно свидѣтельствовать мертвое тѣло. Таковые осмотры, буде врача нѣтъ, производятся мѣстнымъ Начальствомъ въ присутствіи приходскихъ Священниковъ. Свидѣтельство сіе производится съ тою цѣлію, чтобы удостовѣриться, нѣтъ- ли на тѣлѣ признаковъ зачумленія, и при томъ, если таковыя знаки замѣчаются, то должно всячески стараться избѣгать непо* средственнаго къ тѣлу прикосновенія. Но если бы, паче чаянія, сіе случилось, то имѣвшій прикосновеніе къ зараженному тѣлу долженъ подвергнуться Карантинной обсерваціи. 43. О всякомъ сомнительномъ случаѣ врачи и другія производившіе свидѣтельство чиновники, обязаны доносить мѣстному Начальству и Врачебной Управѣ во всей подробности. 44. Если по всѣмъ признакамъ заключать должно, что смерть послѣдовала отъ заразы; то ко вскрытію мертвыхъ тѣлъ не приступать, дабы чрезъ то не дать случая къ рапространенію оной’ 45. Коль скоро городъ, или селеніе, по сомнѣнію о заразительныхъ болѣзняхъ подвергается оцѣпленію; то не должны быть ни какія публичныя собранія и разнаго рода сходбища: слѣдственно, церковь, синагога, училища, театры, кофейные домы должны быть закрыты, сходбища на рынкахъ, въ баняхъ, въ питейныхъ домахъ не должны быть дозволяемы. Равномѣрно разныя постройки и работы на фабрикахъ и проч. должны быть прекращены. 46. Продажа привозимыхъ для города съѣстныхъ припасовъ должна быть на чертѣ оцѣпленія. Причемъ строго наблюдать, чтобы между продающими и покупающими не было ни малѣйшаго сообщенія. 47. Плату должно производить монетою, опуская оную въ особый уксусомъ наполненный сосудъ. 48. Гдѣ же производится плата ассигнаціями, тамъ можно
— 184 — допустить сіе неиначе, какъ по предварительномъ окуриваніи оныхъ, поступая присемъ, какъ выше упомянуто о письмахъ (№ 8). 49. Употребленіе публичныхъ экипажей н лодокъ, имѣющихъ шерстяныя, кожаныя, холстинковыя подушки, набитыя волосомъ, шерстью или паклею, также употребленіе наемныхъ осѣдланныхъ лошадей должно быть во время чумы запрещено. 50. Домашнія животныя не должны быть изъ домовъ выпускаемы. Собаки и кошки убиваются, выключая находящихся на привязи. 51. Всѣ сіи строгія мѣры должны быть послабляемы, какъ скоро втеченіе 21 дня не было сомнительнаго случая. 52. Тѣла умершихъ отъ чумы не долго оставлять непогребенными, 53. При погребеніи должно отложить всѣ обряды, избѣгая при томъ всячески непосредственнаго прикосновенія къ мёртвому и къ платью его покрывающему. 54. Люди назначенные для погребенія тѣла должны быть снабжены платьемъ изъ кожи, либо изъ холстины, напитанной масломъ и дегтемъ. Они никакъ не должны непосредственно ру- , ками касаться къ умершему тѣлу, но употреблять для сего шесты, носилки, крючья и прочіе инструменты, которые послѣ должны быть тщательно омываемы. 55. Таковые люди должны обтираться растворомъ хлорино- вой извести. 56. Всячески наблюдать, чтобы изъ числа жителей въ окруженномъ селеніи за черту никто не удалялся, внушая симъ, что чрезъ удаленіе они подвергаются большой опасности и строжайшему законному взысканію. 57. Внушить жителямъ, чтобы они пожитковъ своихъ не зарывали, или другимъ какимъ образомъ не прятали, объясняя имъ, что чрезъ сіе подвергаются они опасности распространить заразу и законному взысканію; а напротивъ, представляя вещи для надлежащаго очищенія, они избѣгаютъ опасности, не теряя вовсе ничего. 58. Въ тѣхъ губерніяхъ гдѣ принимаютвя Карантинныя мѣры, гдѣ замѣчаются заразительныя болѣзни, препровожденіе пересылочныхъ арестантовъ признается неудобнымъ. 59. Всѣ таковыя мѣры, сколь онѣ ни стѣснительны, но для общаго блага необходимы, Начальство въ самомъ началѣ сомнительной болѣзни должно принимать всѣ таковыя предосторожности, не давая злу сему далѣе распространяться.
185 — 60. Всѣ случаи и мѣстныя обстоятельства не могутъ быть предусмотрѣны, и потому сверхъ всего поставляется въ обязанность мѣстнаго Начальства принимать во время свирѣпствованія чумы и такія мѣры предосторожности, какія времени и мѣсту могутъ быть приличнѣе, донося о томъ каждый разъ высшему Начальству. 61. По прекращеніи чумы должно предпринять всеобщее очищеніе всего селенія. 62. Домы должны быть окурены. Въ семъ случаѣ поступать такъ: въ комнатахъ развѣсить платье и пожитки; потомъ разставить сосуды, содержащіе въ себѣ матеріалы для окуриванія, и заперѣть двери и окна на 24 часа, кои не прежде, какъ по прошествіи сего времени, открываются для надлежащаго провѣтриванія. 63. Для окуриванія закрытыхъ домовъ съ пользою можно употреблять то же куреніе, производя оное снаружи посредствомъ реторты, коея труба должна проходить сквозь стѣну пониже оконъ; таковыя реторты могутъ быть располагаемы съ двухъ или съ трехъ сторонъ, смотря по величинѣ дома и числу комнатъ. 64. Мебель, стѣны, двери, полъ и разныя деревянныя и ме- талическія вещи должны быть омыты мыльною водою или роз- веденными водою остатками послѣ куренія гасомъ пресыщенной соляной кислоты, либо хлориновою известью разведенною въ водѣ. 65. Въ деревенскихъ избахъ, гдѣ нѣтъ полу изъ досокъ, должно землю по крайности на аршина вырыть и выносить вонъ. 66. За тѣми, кои употребляются для очищенія домовъ и вещей сомнительныхъ и зараженныхъ, должно строго наблюдать, чтобы они чего либо не скрыли. Для нихъ должно быть назначено особое жилище, съ запрещеніемъ являться на рынкахъ и въ другихъ собраніяхъ,, и имѣть непосредственное сообщеніе съ жителями. Не смотря на то, что съ Марта мѣсяца въ г. Севастополѣ были чумныя заболѣванія, не было предпринимаемо въ Маророссіи никакихъ экстраординарныхъ мѣръ защиты отъ занесенія сюда чумной заразы, кромѣ приведенныхъ выше общихъ постановленій и указаній, которыя осуществлять на практикѣ, реали- зировать не приходилось. И только въ Іюлѣ мѣсяцѣ 1930 года, вслѣдствіе полученнаго Полтавскимъ Гражданскимъ Губернаторомъ П. Могилевскимъ отъ Министра Внутреннихъ Дѣлъ по эстафетѣ предписанія: о принятіи мѣръ предосторожности противъ выѣхавшихъ и вышедшихъ' изъ
— 186 — Севастопола послѣ 3-го Іюня, гдѣ зараза существовала и ранѣе, сдѣлано было пограничнымъ съ Заднѣпровскими губерніями Кременчугскому Полиціймейстеру и Земскимъ Комиссарамъ Полтавской губерніи распоряженіе, въ которомъ Полтавскій Гражданскій Губернаторъ предписываетъ къ точному и непремѣнному набюдѳаію и исполненію слѣдующее: 1. ) У всѣхъ выѣхавшихъ и вышедшихъ изъ г. Севастополя послѣ 3 Іюня, при переправѣ ихъ черезъ р. Днѣпръ, независимо отъ предъявленія ими обыкновенныхъ паспортовъ, требовать отъ нихъ карантинные виды о выдержаніи—ими узаконеннаго карантиннаго термина во временныхъ карантинахъ, у оцѣпленія г. Севастополя или при Перекопской цѣпи учрежденныхъ. Виды эти возвращать имъ при дальнѣйшемъ ихъ слѣдованіи. 2. ) Тѣхъ изъ нихъ, кои не имѣютъ при себѣ таковыхъ видовъ или свидѣтельствъ о карантинномъ оцѣпленіи, не смотря ни на какое лицо, непремѣнно задерживать и подвергать и ихъ и вещи, при нихъ находящіеся, очищенію по правиламъ карантиннымъ. 3- є.) Такимъ же образомъ непремѣнно подвергать карантинному очищенію и всѣхъ тѣхъ, кои съ ними сообщались при проѣздѣ; для чего, требуя отъ первыхъ показаній или же объясненій о всѣхъ людяхъ, съ коими имѣли они сообщеніе, тотчасъ распоряжаться объ отысканіи послѣднихъ и очищеніи по правиламъ карантиннымъ, а въ случаѣ отлучки сихъ въ другіе повѣты или губерніи, о именахъ и фамиліяхъ таковыхъ представлять съ первою почтою списки для его, Губернатора, съ кѣмъ слѣдуетъ сношенія • 4- е.) Если бы кто изъ выѣхавшихъ послѣ 3-го Іюня изъ Севастополя, или же изъ сообщавшихся съ таковыми оказался, отъ чего Боже сохрани, «сомнительнымъ или зараженнымъ», то дѣйствовать на основаніи постановленій ранѣе (5 Ноября 1829 г.), преподанныхъ и Карантиннаго Устава. 6-е.) Поставляется въ непремѣнную обязанность и на собственную отвѣтственность Кременчугскаго Полиціймейстера и Земскихъ Комиссаровъ возлагается имѣть бдительное вниманіе на всѣхъ выѣхавшихъ и вышедшихъ послѣ 3 Іюня изъ Севастополя, и людей слѣдующихъ из-заднѣпровскихъ мѣстъ или смѣжныхъ съ ними губерній, чтобы никто не осмѣлился ни подъ какимъ пред-- логомъ переправлять ихъ чрезъ рѣку Днѣпръ и никакими другими путями, какъ не черезъ учрежденныя переправы, при коихъ
— 187 — должны быть кордоны. Въ противномъ случаѣ таковыхъ нарушителей общаго спокойствія брать подъ стражу и подвергать суду. 6-е.) Подтверждается о точномъ исполненіи всего вышепро- писаннаго, безъ всякихъ разглашеній и о бдительномъ строгомъ наблюденіи, чтобы при семъ не могло вкрасться какого либо напраснаго стѣсненія или же злоупотребленій, подъ опасеніемъ строжайшаго съ виновныхъ взысканія по законамъ. Во исполненіе этого распоряженія Кременчугскимъ Полицій- Мейстеромъ установлены были пѣшіе и конные кордоны на всемъ пространствѣ двухъверстной городской черты по обѣимъ сторонамъ р. Днѣпра, вверхъ и внизъ отъ города; и особо того, за посадомъ Крюковомъ; съ строжайшимъ наблюденіемъ, чтобы никто и ни подъ какимъ видомъ не могъ переѣзжать на дубахъ и лодкахъ съ правой стороны Днѣпра на лѣвую инымъ путемъ, кромѣ какъ на казенную между Кременчугомъ и Крюковомъ переправу; и чтобы и по всей дистанціи р. Днѣпра, завѣдыванія смотрителя судоходства Маіора Уткина, не было никакихъ перевозовъ. Частнымъ полиціи приставамъ предписано всѣ безъ изъятія дубы и лодки по обѣимъ сторонамъ р. Днѣпра, и въ заливахъ онаго имѣющіеся, собравъ въ одно мѣсто и опечатавъ оныя, имѣть подъ полицейскимъ присмотромъ, а затѣмъ сдѣлано распоряженіе, чтобы никто мимо заставы стороною ни въ Крюковъ, ни въ предмЬстіе его, со стороны Херсонской губерніи, пропущенъ не былъ; Крюковскому частному Приставу сдѣлано наставленіе, чтобы на существтющей всегда за Крюковомъ заставѣ производилась тщательная провѣрка видовъ съ отмѣткою о выдержаніи ими узаконеннаго карантиннаго термина. Какъ образецъ этихъ видовъ можетъ служить слѣдующее. «Свидѣтельство въ томъ, что предъявительница сего Вицеадмиральша Дарія Вычинская съ дѣтьми Александромъ, Алексѣемъ, Елизаветою, Александрою, племянницами Вѣрою, Софіею, 12 класса Лумбергою дѣвицею Анною Евстафіевою, и крѣпостными людьми: Алексѣемъ Коватенкомъ, жена Ульяна, Василіемъ Водолья- новымъ, жена его Ефимія, дѣвкою Марьею Коватенковою, Кондратомъ Голубовымъ, мальчикомъ Моисѣемъ Удодовымъ, Антономъ Чумаковымъ и денщикомъ капитана 2-го ранга Лермонтова, Иваномъ Взящнимъ, отправлются изъ заставы Севастопольской карантинной линіи повыдержанію установленнаго термина. Іюня 20
— 188 — дня 1830 года. Комиссаръ заставы капитанъ Сорочинъ. Писмово- дитель Трапезоровъ. Печать». На сколько аккуратенъ былъ въ исполненіи своихъ обязанностей Кременчугскій Полиціймейстеръ, свидѣтельствуетъ его рапортъ о томъ, что онъ 29 Іюня, пропустивъ ѣхавшую въ С. Петербургъ съ установленнымъ свидѣтельствомъ супругу Вице-адмирала Вычинскаго съ ея семействомъ и прислугою, слѣдовавшаго же изъ г. Севастополя отставного унтеръ-офицера Степана Павлова, не имѣющаго свидѣтельства задержалъ, не смотря на то, что по освидѣтельствованіи повѣтовый штабъ-лѣкарь Глинскій и нашелъ его совершенно здоровымъ; съ' которымъ одновременно задержаны были не имѣющіе свидѣтельства еще 6 человѣкъ: Григорій Бура- кинъ, Петръ Сердюковъ, Федоръ Ковчаненко, Иванъ Рябко, Савелій Семендяевъ и Антонъ Федоровъ, освидѣтельствованные чрезъ повѣтоваго лѣкаря; причемъ ни одинъ не подлежалъ «никакому сумнѣнію» относительно чумной заразы. Буракинъ, возбудившій ходатайство о сдачѣ его на поруки, содержался при полиціи, а остальные пять, впредь до полученія о нихъ справокъ, посажены были въ тюремный замокъ. Точно также задержанъ былъ Штата Комиссіи Кременчугскаго Комисаріатскаго депо чиновникъ 14 класса Ковалевъ впредь до наведѣнія о немъ справокъ. На этомъ и закончены были всѣ предохранительныя противъ чумной заразы мѣропріятія въ Малороссіи въ 1829 и 1830 годахъ. Іюня 30-го Министръ Внутреннихъ Дѣлъ Генералъ Адьютантъ Закревскій сообщилъ Полтавскому Гражданскому 'Губернатору о томъ, что, имія нынѣ вѣрное свѣдѣніе, что всѣ ^необходимыя противу чумной заразы мѣры приняты были мѣстнымъ Начальствомъ и приведены въ дѣйствіе заблаговременно, и предупреждено всякое со стороны кого либо покушеніе пробраться тайно за предѣлы Таврической губерніи, Министръ Внутреннихъ Дѣлъ признаетъ нужнымъ отмѣнить свое распоряженіе о принятіи мѣръ осторожности противу выѣхавшихъ и вышедшихъ послѣ 3 Іюня изъ Севастополя, о чемъ онъ и увѣдомилъ Малороссійскаго Военнаго Губернатора. По распоряженіи Полтавскаго Гражданскаго Губернатора Кременчугскимъ Полиціймейстеромъ «учрежденные было для охраны Полтавской губерніи отъ чумной заразы кордоны сняты 19 Іюля и всѣмъ проѣзжающимъ и проходящимъ из-за днѣпровскихъ мѣстъ людямъ дана свобода на проѣздъ вездѣ по прежнему».
Приложеніе.
Правила для прекращенія заразы. Сіи наставленія здѣсь излагаемыя, показывая постепенный ходъ дѣйствій къ прекращенію заразы, при точномъ ихъ исполненіи не могутъ остаться безъ желаемаго успѣха въ скорѣйшемъ и надежнѣйшемъ истребленіи ее тамъ, гдѣ она къ несчастію открылась. Если при сихъ наставленіяхъ зараза продолжаться будетъ въ мѣстѣ ей подпавшемъ, то тѣ, на коихъ возложено будетъ прекращеніе ея, ясно докажутъ неисполненіе ими сихъ правилъ и потому немогутъ принести никакого оправданія въ винѣ своей. Наблюденіе за здоровьемъ жителей въ уѣздѣ или повѣтѣ возложено на уѣздныхъ предводителей или повѣтовыхъ маршаловъ. Для сего уѣзды или повѣты, въ коихъ оказалась зараза и также уѣзды или повѣты, сопредѣльные съ ними, должны быть раздѣлены на многіе участки. Къ каждому изъ сихъ участковъ долженъ быть опредѣленъ особый чиновнихъ, обязанный имѣть наблюденіе за здоровьемъ жителей въ участкѣ ему порученномъ. Для сего чиновникъ сей долженъ имѣть въ каждомъ мѣстечкѣ или селеніи, въ участкѣ ему ввѣренномъ особыхъ людей, избравъ ихъ изъ благонадежныхъ обывателей того жъ мѣстечка или селенія, обязанность коихъ будетъ имѣть надзоръ за здоровьемъ жителей мѣстечка или селенія. Засимъ: 1.) Если въ которомъ либо мѣстечкѣ или селеніи окажется больной какою бы то ни было болѣзнію, или скоропостижно умершій, тогда тѣ, коимъ поручено наблюденіе за здоровьемъ жителей, будучи лишены средотва къ различенію болѣзни, должны тотчасъ о семъ больномъ, или скоропостижно умершемъ, давать знать чиновнику, которому порученъ тотъ участокъ, въ коемъ то мѣстечко или селеніе, гдѣ больной или скоропостижно умершій оказался, находится; домъ же, въ коемъ оказался больной или умершій, заперѣть и окружить цѣпью, дабы съ живущими въ ономъ никто изъ другихъ домовъ сообщаться не могъ распорядясь притомъ о про- вольствіи ихъ. Сей караулъ вокругъ дома, гдѣ оказался больной
— 192 — или умершій, долженъ быть такъ разставленъ, чтобы живущіе въ семъ домѣ не имѣли средства передать какія либо вещи къ сокрытію въ другой домъ; но если бы и покусились утаить вещи, то принуждены бы были сдѣлать то внутри жилаго своего дома, чрезъ что можно будетъ удобнѣе послѣ отыскать сіи утаенныя вещи. 2. Чиновникъ того участка безъ малѣйшаго промедленія, по полученіи сего извѣщенія, давъ знать объ ономъ предводителю или маршалу, долженъ отправиться въ то мѣстечко или селеніе, гдѣ оказался больной или скоропостижно умершій; и по пріѣздѣ разсмотрѣвъ, достаточно-ли оцѣпленіе дома, гдѣ находится больной или умершій и сдѣлано-ли распоряженіе о продовольствіи жителей онаго, если случается медикъ, сдѣлать тотчасъ съ нимъ осмотръ больного или умершаго; если же не случится медика, тогда ожидать пріѣзда предводителя или маршала, или присланнаго отъ него довѣреннаго чиновника. Предводитель или маршалъ тотчасъ по полученіи увѣдомленія долженъ ѣхать съ медикомъ, или послать чиновника съ медикомъ, въ то мѣстечко или селеніе, гдѣ оказался больной или умершій скоропостижно. 3. Буде же предводитель или маршалъ не пріѣдетъ столь долго, что тѣло умершаго начнетъ портиться, тогда предать тѣло землѣ съ надлежащею осторожностью; но домъ отъ оцѣпленія не освобождать до пріѣзда предводителя или маршала съ медикомъ. Когда же въ семъ случаѣ, по пріѣздѣ предводителя или маршала съ медикомъ, сдѣланъ будетъ ими осмотръ и въ домѣ, гдѣ случился умершій не окажется никто больнымъ и пройдетъ уже шесть дней со времени смертнаго случая, тогда, удостовѣрявъ симъ о несомнѣнности на счетъ сего умершаго и живущихъ въ томъ домѣ, освободить домъ тотъ отъ оцѣпленія. 4. Если по осмотрѣ чиновника съ медикомъ, или съ медикомъ предводителя или маршала, окажется больной или умершій заразою, или будетъ о томъ сомнѣніе, тогда обязанность предводителя или маршала будетъ: 1. Увѣдомить о томъ меня и Губернское начальство. 2. Мѣстечко или селеніе, въ коемъ оказалась зараза, окружить двойною кордонною запретительною цѣпью. 3. Устроить тотчасъ въ отдаленности отъ мѣстечка или селенія, а буде мѣсто не дозволить, въ концѣ онаго лазареты: чумный, сомнительный и наблюдательный.
— 193 — 4. Оказавшихся больными заразою помѣщать въ лазаретъ чумной; живущихъ съ ними—въ сомнительный, а имѣвшихъ малѣйшее сообщеніе—въ наблюдательный. 5. Лазареты должны быть окружены строжайшею кордонною цѣпью, дабы содержащіеся въ оныхъ не имѣли сообщенія съ обывателями; также не сообщались бы находящіеся въ одномъ лазаретѣ съ находящимися въ другомъ лазаретѣ. Иримѣѣаніе-. Въ лѣтнее время сомнительные и къ наблюденію подлежащіе должны быть выводимы тотчасъ въ поле и помѣщаемы лагеремъ по возможности; потомъ безъ потери времени заняться должно устроеніемъ для нихъ шалашей и размѣщать сомнительныхъ назначенныхъ къ наблюденію съ разныхъ сторонъ селенія; но сверхъ того окружать сомнительныхъ и къ наблюденію назначенныхъ кордонною цѣпью, отдѣляющею однихъ отъ другихъ и размѣщать ихъ тамъ по семействамъ. 6. Назначенныя къ наблюденію, при выведеніи ихъ въ поле, должны выбирать съ собою всѣ вещи изъ дому «для провѣтриванія. 7. Всѣ животныя того дома, гдѣ оказалась зараза, должны быть выгнаты въ особо огороженное мѣсто и содержаться впродол- женіи 21 дня, въ сараяхъ или подъ навѣсами, либо на открытомъ воздухѣ; по три или четыре раза между тѣмъ омываются водою или прогоняются сквозь оную; причемъ наблюдается, чтобы они переплывали воду, имѣя направленіе противу теченія ея. Птицы должны содержаться въ клѣткахъ и нѣсколько разъ опрыскиваться уксусомъ съ водою, Впродолженіѳ карантиннаго очищенія животныхъ должно всячески соблюдать, чтобъ они не имѣли прикосновенія къ выдерживающимъ другой срокъ; послѣ сего очищенія животныхъ можно соединять ихъ съ другими и выгонять на общую пасьтбу. 8. При таковомъ распредѣленіи людей и всѣхъ животныхъ того дома, гдѣ оказалась зараза, и гдѣ живущіе входять въ разрядъ сомнительныхъ, маршалъ или предводитель долженъ на потребное для сего распредѣленія время особенное обратить вниманіе, дабы цѣпь вокругъ дома не была ослаблена, и чтобъ ничего изъ тѣхъ домовъ похищено и вынесено быть не могло, для чего усугубляетъ еще мѣры для предохраненія отъ сего похищенія. За распредѣленіемъ людей, если домъ деревянный, безъ малѣйшаго прикосновенія къ вещамъ, въ немъ находящимся, и не допущая никому въ оный
— 194 — входить, непремѣнно предать тотчасъ огню. Ежели домъ будетъ каменный, то выломать всѣ окошки и двери, для провѣтриванія и окуреванія, также полы и лѣстницы, а вещи и всѣ пожитки вывезть съ осторожностью въ поле и предать тамъ огню, домы же оставить подъ самимъ строгимъ надзоромъ, дабы никто въ нихъ и на дворы оныхъ входить не могъ. Все сіе должно происходить при бытности полицейскихъ чиновниковъ, съ строгими предосторожностями отъ прикосновенія и дабы отъ зажиганія дома, въ которомъ оказаласъ зараза, не послѣдовало вреда отъ огня другимъ сосѣднимъ домамъ и строеніямъ, окружающимъ тотъ домъ, и занимаемыхъ жителями состоящими въ здоровомъ положеніи. При принятіи сихъ осторожностей, если сосѣдніе домы находятся столь близко къ дому долженствующему быть зажженнымъ, что нельзя не допустить къ нимъ огня отъ того дома, то можно таковые сосѣдніе домы деревянные разбирать всѣ или часть оныхъ, смотря по необходимой въ томъ надобности; послѣ же разломанія сосѣднихъ съ нимъ домовъ, приказывать всему селенію построить оные на счетъ селенія, сею предосторожностью спасшагося отъ несчастія; если же положеніе селенія таково, что для предосторожности отъ пожара при сожиганіи зараженнаго деревяннаго дома, должно будетъ розломать болѣе двухъ сосѣднихъ домовъ, тогда таковые зараженные домы не сожигать, но обратить ихъ на назначенное здѣсь положеніе о зараженныхъ каменныхъ домахъ. 9. Жившихъ въ одномъ домѣ съ зараженными и признанныхъ сомнительными, по выводѣ ихъ въ лазареты или въ лагери, должно съ увѣщаніемъ священослужителей спрашивать, не скрыты-ли гдѣ ими какія либо вещи? Сверхъ сего еврейское общество должно употреблять всевозможное стараніе къ розысканію сокрытыхъ единовѣрцами ихъ вещей изъ зараженнаго дома; ибо, если откроется послѣ, что кто либо изъ единовѣрцевъ ихъ скрылъ вещи, тогда всѣ кагальные того мѣста, гдѣ окажутся сокрытыя вещи будутъ подвержены сужденію по всей строгости законовъ. 10. При таковомъ дѣйствіи съ тѣми, коихъ зараза постигла и съ ихъ домами, дабы при самомъ началѣ появленія ея усугубить мѣры для утушенія ея, слѣдуетъ тотчасъ сдѣлать освидѣтельствованіе всѣмъ живущимъ въ томъ мѣстечкѣ или селеніи, гдѣ зараза появилась, обнажая всѣхъ и каждаго, и съ тѣми, кои по сему
— 195 — осмотру окажутся больными заразою, съ живущими съ ними имѣвшими сообщеніе, поступить по вышеписанному. 11. Сверхъ того, при семъ осмотрѣ всякаго, оказавшагося больнымъ какою >бы то ни было болѣзнію, выводить въ особое отдѣленіе наблюдательнаго лазарета. Буде же на больномъ находятся какія либо признаки, не удостовѣряющія тонно, чтобъ онъ былъ боленъ заразою, но между тѣмъ подающіе сомнѣнія, такового отдѣлять въ особое отдѣленіе «сомнительнаго лазарета», живущихъ съ сими, оказавшимися больными и сомнительными, назначить къ наблюденію; и при выведеніи ихъ въ поле, приказать имъ вывозить имъ съ собою вещи для провѣтриванія. 12. При семъ освидѣтельствованіи спрашивать, не имѣетъ ли кто вещей полученныхъ изъ того дома,, въ коемъ оказалась зараза; внушая, что кто объ оныхъ не объявитъ, и послѣ о томъ откроется, таковый подвергается сужденію по всей строгости законовъ. Буде же объявитъ вещи полученныя изъ того дома, въ коемъ оказалась зараза, таковыя вещи и всѣ находящіеся въ домѣ и самый домъ, въ которомъ онѣ оказались, очищать по системѣ Гитона Морво и по Карантиннымъ Правиламъ. Жителей же того дома обратить на обсерваціонный двѣнадцати дневный срокъ, недопуская ихъ въ то время имѣть съ прочими обывателями сообщеніе, для удостовѣренія, не заразились ли, они отъ вещей ими изъ зараженнаго дома полученныхъ; для чего исполнить то, что предписано выше сего имѣющему наблюденіе за здоровьемъ жителей въ мѣстечкѣ или селеніи въ томъ случаѣ, когда окажется больной или скоропостижно умершій. Если заразились, тогда поступать съ ними, какъ выше назначено; если же окажутся здоровыми, тогда, по истеченіи двѣнадцати-дневнаго срока, освободить и дозволить сообщеніе съ прочими жителями. 13. Опыты показали случаи, что иные скрываютъ больныхъ и умершихъ заразою. Для обнаруженія сего прп освидѣтельствованіи тѣ, на коихъ сіе возложено, должны имѣть вѣрное свѣдѣніе о живущихъ въ каждомъ домѣ, и даже кто не явится, розыски- вать о истинной причинѣ его отлучки и о удостовѣреніи, что таковой отлучившійся не былъ въ селеніи во время открытія заразы; буде же не получатъ такового удостовѣренія, то съ домомъ, въ коемъ отлучившійся оказался и съ живущими въ ономъ, поступить какъ назначено поступать съ сомнительными.
— 196 — 14. Домы по таковому мѣстечка или селенія освидѣтельствованію оказавшихся сомнительными но признакамъ не доказывающимъ точно заразы, но подающимъ сомнѣніе, равно и назначенныхъ къ наблюденію, запирѣть; приставить къ нимъ караулъ и никого въ оныя не впускать до того времени, когда сомнительному, или къ наблюденію назначенному, должно будетъ позволить войти въ домъ свой. Буде же въ лазаретѣ сомнительный, или къ наблюденію назначенный, окажется въ заразѣ, тогда при домѣ его умножить караулъ; къ очищенію дома употребить всѣ извѣстныя средства, вещи же оставить при жившихъ съ нимъ для ежедневнаго провѣтриванія, до позволенія имъ войти въ. домъ. Хотя домъ и вещи сихъ живущихъ съ заразившимися не въ домѣ, но по выведеніи въ поле, не будутъ сожигаться, и потому надѣяться можно, что за таковымъ удостовѣреніемъ не будутъ уже скрывать вещей, но однако для вящей предосторожности, для открытія утаенныхъ вещей, въ спрашиваніи и отысканіи поступить, какъ назначено въ случаѣ томъ, когда окажется зараженный въ домѣ. 16. Въ томъ мѣстѣ, гдѣ оказалась зараза, и въ ближайшихъ мѣстахъ вокругъ онаго, перебить всѣхъ кошекъ и собакъ при самомъ началѣ открытія заразы. 16. Дабы и засимъ не допустить въ селеніи распространиться заразѣ, должно каждый день дѣлать въ ономъ осмотръ особо отряженными для сего медицинскимъ и отъ губернскаго начальства чиновниками и, если окажется въ селеніи больной, поступать по вышеписанному. Примѣчаніе. Ни одинъ умершій во всякомъ мѣстечкѣ или селеніи безъ освидѣтельствованія, нѣтъ-ли наружныхъ знаковъ, не долженъ быть преданъ землѣ. 17. Дабы отъ принимаемаго правила сожженія домовъ и пожитковъ заболѣвшихъ чумаю, при самомъ открытіи случая, иногда по недѣятельности земской полиціи, живущіе въ тѣхъ домахъ или другіе по препорученію ихъ, не успѣли оныя спрятать въ погребахъ и ямахъ, или зарывать въ землю, то при исполненіи предписаннаго распоряженія по селенію, гдѣ зараза открылась, по истребленіи дома больнаго огнемъ, съ стараніемъ осматривать, нѣтъ- ли на дворѣ погребовъ или ямъ, оныя стараться открыть и истребить огнемъ все въ нихъ имѣющееся, а о томъ, что не спрятано ничего вь полѣ, каждаго жителя приводить къ присягѣ, съ объ¬
19f явленіемъ строгости законовъ для клятвопреступниковъ. 18. Всѣмъ, у кого будутъ сожжены домы, тѣмъ они ОТЪ общества должны быть построены. Тѣ, кои, скрывъ вещи, сами о томъ объявятъ, и должно будетъ тѣ вещи сжечь, получатъ за оныя заплату, безъ взысканія за утайку оныхъ; но, если скрытыя вещи будутъ отысканы, или объявитъ объ нихъ кто другой, а не самъ хозяинъ сихъ вещей, таковой не получитъ платежа п притомъ подвергнется взысканію по законамъ. Неимовѣрно, чтобы по точномъ исполненіи сихъ правилъ не истреблена бы была зараза между жителями того селенія, гдѣ сіи распоряженія произведены будутъ въ дѣйствіе; но въ случаѣ, если прежде очищенія бывшаго въ заразѣ мѣстечка или селенія по правиламъ очистительному комитету даннымъ, откроется зараза тамъ снова отъ вещей утаенныхъ и обращенныхъ въ употребленіе послѣ назначеннаго выше сего осмотра всѣхъ жителей, тогда должно будетъ обратиться къ исполненію всего здѣсь изъясненнаго и къ новому освидѣтельствованію и раздѣленію зараженныхъ, живущихъ съ ними и имѣвшихъ сообщеніе, также къ отдѣленію больныхъ всякаго ,рода болѣзнями, по назначеннымъ правиламъ. Для удостовѣренія же, что и за симъ зараза не откроется отъ могущихъ быть сокрытыхъ вещей, исполнить слѣдующее: 1. Всѣхъ жителей обратить на обсерваціонное положеніе, то есть, запретить каждому выходить изъ своего дома, и въ то же время произвесть очищеніе въ домахъ ихъ. Для сего должно изъ благонадежныхъ обывателей составить комитеты и, раздѣла мѣстечко или селеніе на многіе участки, поручить каждому комитету особый участокъ. Въ Комитетахъ члены оныхъ должны быть распоряжены такъ, чтобы они находились каждый въ такомъ комитетѣ, которому бы поручена была другая часть мѣстечка или селенія, а не та, гдѣ находятся домы членовъ комитета. Сіи комитеты должны производить очищеніе, каждый въ своемъ участкѣ, употребляя къ очищенію каждаго дома людей того дома. 2. Очищеніе должно быть слѣдующее: Дбмы должны быть снова выбѣлены и при бѣленіи употреблять для смѣшанія извести или мѣлу соленую воду, Домы небѣленныя, и какъ въ оныхъ, такъ и въ бѣленныхъ домахъ, всякія деревянныя подѣлки и прочія вещи, не искючая глиняныхъ и стеклянныхъ, обливать соленою водою, а металическія вещи уксу-
— 19Ś — сомі; очищеніе же прочихъ вещей нетерпящихъ мокроты производить окуркою. Въ домахъ, если не будетъ достаточно веществъ для окуренія по системѣ Гитона Морво, курить горячею сѣрою, или селитрою; также съ должною осторожностью порохомъ и окурку сію тогда уже производить не одинъ, а шесть разъ. Бѣлье и прочее, что можно, мыть прежде въ горячей водѣ, а потомъ въ холодной. Платье и бѣлье, окуривъ, ежедневно вывѣшивать для провѣтриванія. 3. Для избѣжанія долговременнаго очищенія по карантиннымъ правиламъ вещей, заразу въ себя пріемлющихъ, учредить пакгаузы для окуренія по системѣ Гитона Морво. Въ сіи пакгаузы приказывать приносить для окуренія вещи пріемлющія въ себя заразу. Для сего должно сдѣлать два реестра вещамъ представляемымъ къ очищенію: одинъ подписываетъ представляющій вещи, или по неумѣнію имъ грамотѣ тотъ, кому онъ то поручитъ; дру- гои-за подписомъ приставленныхъ къ пакгаузу депутатовъ отъ общества. Первый списокъ остается у депутатовъ, другой отдается хозяину вещей. По окончаніи очищенія отдавать пожитки и вещи тому, отъ кого они представлены съ роспискою на описи онымъ. 4. По окончаніи сихъ операцій внутреннее въ мѣстечкѣ или селеніи сообщеніе можно и должно дозволить для испытанія, не откроется ли какимъ случаемъ зараза? б. Лавки съ товарами должны быть подвержены равномѣрно назначенному здѣсь очищенію и потомъ открыть, дабы обыватели, удостовѣряй, о благосостояніи здоровья своего, не лишились продовольствія, а купцы торговъ своихъ. 6. ІГо исполненіи сего изъ тѣхъ домовъ, въ коихъ не окажется сомнѣнія, если пожелаютъ дозволить, сложивъ все имущество свое въ амбары или каменныя лавки, такъ, чтобы въ домахъ ничего не оставалось, выбраться въ поле со всѣми въ домѣ живущими. 7. Домы выбравшихся такимъ образомъ въ поле, должны быть заперты, оставя окна и двери съ довольными отверстіями, для провѣтриванія, но препятствующими входу въ домы. Дабы быть совершенно увѣрену, что входа въ сіи домы не будетъ, оные со всѣхъ сторонъ запечатать и имѣть при нихъ караулъ. 8. При амбарахъ и каменныхъ лавкахъ, въ которые положено будетъ имущество изъ сихъ домовъ, долженъ быть самый крѣпкій караулъ, дабы никто и ни подъ какимъ видомъ не могъ взять
— 199 — оттуда чего либо до очищенія онаго по окончаніи заразы. 9. Пожелающіе такимъ образомъ выйти въ поле должны быть помѣщены тамъ совсѣмъ въ другой сторонѣ отъ того мѣста, гдѣ помѣщены сомнительные и наблюдательные, и непремѣнно внутри цѣпи вокругъ мѣстечка или селенія учрежденной. Они должны быть размѣщены тамъ по семействамъ, такъ, чтобы одно семейство съ другимъ не имѣло сообщенія, дабы въ случаѣ появленія заразы въ которомъ либо семействѣ, не всѣ выбравшіеся въ поле почтены были сомнительными, но только живущіе въ томъ семействѣ, въ коемъ оказалась зараза. 10. Если въ которомъ либо семействѣ изъ числа сихъ выбравшихся въ поле окажется зараза, тогда въ раздѣленіи ихъ и съ вещами съ ними въ полѣ находящимися, поступать по вышеписаннымъ правиламъ, какъ о зачумлѣнныхъ и сомнительныхъ предписано. Домы же ихъ и имущества въ мѣстечкѣ или селеніи въ амбарахъ или каменныхъ лавкахъ оставленныя, не подлежатъ сожженію, потому что они, бывъ отдѣлены прежде ихъ выхода, назначены къ оставленію до очищенія всего селенія. 11. Если при назначенномъ здѣсь освидѣтельствованіи, въ которомъ либо домѣ окажется зараза, то сіи домы и имущества въ нихъ находящіеся, равно и тѣ домы, изъ которыхъ жители не пожелаютъ выйти въ поле и послѣ между ими въ которомъ либо домѣ окажется зараза, таковые домы и имущества въ нихъ находящіеся не изъемлются отъ назначеннаго сожженія, что особенно подтверждается. 12. При выпускѣ изъ лазаретовъ поступать слѣдующимъ образомъ: а.) Бъ чумномъ. Буде окажется выздоравливающій, такового по совершенномъ выздоровленіи и по закрытіи ранъ, перемѣня платье его, взявъ оное изъ приготовленнаго попеченіемъ начальства, или отъ жителей того мѣстечка или селенія въ здоровомъ положеніи находящихся, и обмывъ выздоровѣвшаго уксусомъ, выводить въ особый домъ, гдѣ долженъ онъ выдержать сорокъ дней карантиннаго срока, по окончаніи котораго обмывъ выздоровѣвшаго снова выпускать. в.) Въ сомнительномъ—буде можду находящимися въ ономъ не окажется заразы, тогда по истеченіи двадцати четырехъ дней съ поступленія ихъ въ лазаретъ, обмывъ ихъ уксусомъ и переменя
— ‘200 —* Платье взятымъ отъ здоровыхъ, выпускать; то же платье, въ коемъ они находились въ лазаретѣ сожигать. До выпуска ихъ освидѣтельствовать всѣхъ въ обнаженномъ видѣ, не окажется-ли на нихъ какихъ знаковъ, и притомъ спрашивать подъ присягою, не спрятаны-ли ими въ домахъ какія вещи, которыя остаются безъ очищенія, или не извѣстны-ли они о комъ либо скрывшемъ вещи. Сіе изслѣдованіе, по важности своей, должно быть произведено со всевозможнымъ стараніемъ. Предъ выпускомъ въ домы, осмотрѣть, не осталось-ли въ нихъ какихъ вещей безъ очищенія, и самыя домы должны быть очищены по системѣ Гитона Морво и по Карантиннымъ Правиламъ, то есть обмыты, выбѣлены и окурены. Если же между находящимися въ сомнительномъ лазаретѣ окажется больной заразою, таковаго переводить въ чумный лазаретъ, а находящимся съ нимъ со времени отдѣленія его изъ сомнительнаго лазарета начинается счетъ двадцатгі-четырехъ- дневнаго срока. с.) Въ наблюдательномъ, если между находящимися въ ономъ не окажется заразы, и не будетъ на счетъ ихъ сомнѣнія, тогда по истеченіи шестнадцати дней со времени ихъ поступленія въ лазаретъ выпускать въ домы ихъ, тѣмъ же порядкомъ и съ тѣми же осторожностями, какъ и сомнительныхъ. Если между ними окажется больной заразою, таковаго отдѣлять въ чумный лазаретъ, прочіе же съ нимъ находящіеся должны поступать въ лазаретъ. Буде же между наблюдаемыми окажется сомнительный, то онъ долженъ быть отдѣленъ въ сомнительный лазаретъ; прочіе же остаются въ наблюдательномъ, и счетъ шестьнадцати дневнаго обсерваціоннаго срока начинается со времени отдѣленія сомнительнаго въ сомнительный лазаретъ. Въ обѣихъ сихъ случаяхъ съ домами и пожитками поступать по вышеозначенному о чумныхъ и сомнительныхъ. д.) Находящіеся въ особомъ отдѣленіи наблюдательнаго лазарета > должны находится въ ономъ десять дней', z буде между нми втеченіе того времени не окажется никакого сомнѣнія, выпускать ихъ въ домы ихъ, окуривъ по системѣ Гитона Морво платье и пожитки при нихъ находящіеся. Буде же между ними окажется заражонный, или сомнительный, тогда поступать въ семъ случаѣ по предыдущему пункту.
201 13. ) Старательно наблюдать должны, дабы для погребенія тѣлъ отъ заразы умершихъ, были вырываемы могилы не менѣе трехъ аршинъ глубиною, и тѣла были бы посыпаемы негагиенною известью. Сверхъ сего надъ каждою могилою сдѣлать аршина въ полтора земляныя насыпи. Кладбище окопать глубокими рвами, дабы и собака не могла перескочить, и навозивъ навозъ, окури- ривать онымъ всю окружность тѣхъ кладбищъ. 14. Тѣ, коимъ поручено наблюденіе за прекращеніемъ заразы въ мѣстечкѣ или селеніи, должны вести журналъ о дѣйствіяхъ и о положеніи болѣзни, и доставлять мнѣ съ оныхъ копіи каждую почту или, гдѣ учреждена летучая почта, каждые два дня. 15. Въ городахъ тѣхъ уѣздовъ, въ коихъ открылась зараза, должны имѣть наблюденіе за здоровьемъ и за исполненіемъ всего здѣсь назначеннаго городничіе и полиціймейстеры. 16. Въ случаѣ появленія заразы въ городахъ, большихъ мѣстечкахъ или селеніяхъ губернское начальство, обративъ на оное особенное вниманіе, должно тотчасъ учредить Комитеты для прекращенія заразы, составя оные изъ благонадежныхъ чиновниковъ, въ той губерніи находящихся. До составленія же сихъ Комитетовъ должны дѣйствовать по предписаннымъ здѣсь правиламъ въ городахъ Городничіе и Полиціймейстеры, а въ уѣздахъ или повѣтахъ Предводители или Маршалы, вспомоществуемые земскою полиціею, долженствующею въ семъ случаѣ доставлять по требованіямъ всѣ зависящія отъ нея вспомоществованія. Кордонную цѣпъ вокругъ города, въ которомъ оказалась зараза, Уѣздный Предводитель или Повѣтовый Маршалъ долженъ содержать чиновниками и людьми изъ уѣзда или .повѣта, и имѣть подъ своимъ наблюденіемъ, ибо сіе есть мѣра ограждающая уѣздъ или повѣтъ, попеченію его ввѣреный. 17. Начальникъ губерніи обращаетъ вниманіе, дабы жители города, мѣстечка или селенія, окруженнаго кордонную цѣпью не нуждались въ пропитаніи. Уѣздный Предводитель или Повѣтовый Маршалъ обязанъ снабжать ихъ продовольствіемъ, получая оное отъ прочихъ жителей уѣзда или повѣта до того времени, когда начальникъ губерніи, если надобность потребуетъ, сдѣлаетъ распоряженіе о доставленіи , продовольствія жителямъ, находящимся въ оцѣпленіи. О продовольствіи жителей внутри города, мѣстечка или селенія, поручается имѣть попеченіе чиновникамъ, на кото¬
—— 202 —— рыхъ возложена обязанность прекращенія зарааы въ томъ городѣ, мѣстечкѣ или селеніи. Если съ точностію и безъ малѣйшаго отступленія по симъ правиламъ поступлено будетъ, то зараза тамъ, гдѣ она открылась, въ весьма скоромъ времени должна быть истреблена, и усилиться никакъ не можетъ. Чрезъ шесть дней между жителями должна она совершенно прекратиться и послѣ того времени можетъ существовать только въ лазаретахъ. Неистребленіе- ея въ сіе время между жителями и продолженіе ея въ мѣстѣ ей подпавшемъ, можно будетъ отнести только къ недѣятельности, или къ неразумѣнію тѣхъ, на кого порученіе о прекращеніи заразы возложено будетъ. По изложеннымъ здѣсь средствамъ ясно показывающимъ постепенный ходъ ихъ для прекращенія заразы неоспоримо должно въ вышеозначенное время прекратить заразу въ какомъ бы то степени дѣйствія ея ни были они начаты. Продолженіе ея будетъ, но оно ограничится въ лазаретахъ, слѣдовательно и опасности въ распространеніи болѣзни между жителями въ благополучномъ положеніи оставшимися уже не будетъ. 9. Дѣйствительный Тайный Совѣтникъ Князь Алексѣй Куракинъ. Благополучный городъ Умань 16 Іюля 1813 года.
Инструкція для временныхъ сухопутнихъ карантиновъ, извлеченная изъ Карантиннаго Устава, съ присовокупленіемъ нужныхъ прибавленій, сообразно съ нынѣшнимъ мѣстнымъ положеніемъ заразы. ОТДѢЛЕНІЕ ПЕРВОЕ. О должности карантинной конторы. Карантинная контора есть временное присутственное мѣсто управляющее карантиномъ по точнымъ правиламъ оному отъ Начальства въ руководства даннымъ, дабы какъ подчиненные, такъ и выдерживающіе карантиный срокъ люди, безпрекословно повиновались тому, что отъ нихъ изъ предосторожности взыскиваться будетъ. 2. Карантинную контору составляютъ три члена: карантин, ный начальникъ, товарищъ и докторъ. 3. Отъ присутствующихъ въ конторѣ требуется неутомимая дѣятельность, безпорочное поведеніе и примѣрное безкорыстіе. 4. Временная карантинная контора, состоя подъ непосредственнымъ моимъ начальствомъ, получаетъ во всѣхъ дѣлахъ и случаяхъ, въ составъ карантина входящихъ, повелѣнія и относится своими рапортами ко мнѣ, или къ довѣренному отъ меня лицу, а съ повѣтовыми присутственными мѣстами, маршалами, исправниками и городничими сносится сообщеніями. 5. Карантинная контора строго наблюдаетъ, дабы задерживаемымъ въ карантинѣ не оказывалось грубости и притѣсненій, и имѣетъ долгъ стараться: 1) о изобиліи съѣстныхъ и прочихъ припасовъ и 2) О умѣренной цѣнѣ на продажу оныхъ, вызывая торговцевъ или маркитантовъ со всего уѣзда, и допущая невозбранно каждаго пріѣзжающаго къ вольной продажѣ. 6. Карантинной временной конторѣ присвояется власть^ не-
— 204 — послушныхъ, нерадиво исполняющихъ свои должности, имѣющихъ грубое съ выдерживающими карантинъ обращеніе и невоздержаныхъ исправлять сначала увѣщаніями, выговорами, задержаніемъ на хлѣбѣ и водѣ, а нижнихъ служителей тѣлеснымъ наказаніемъ, но если всѣ сіи средства окажутся недостаточными, въ такомъ случаѣ для отрѣшенія на-всегда, карантинная контора представляетъ своему начальнику, но когда откроются уголовныя преступленія, тогда взявъ виновнаго подъ стражу, доносить тотъ же часъ о произшествіи семъ мнѣ. 7. Само собою разумѣется, что тѣлесное наказаніе надъ нижными карантинами служителями должно быть умѣряемо человѣколюбіемъ. 8. Безъ дозволенія моего никто и никуда изъ служащихъ при временномъ карантинѣ отлучаться не можетъ и на самое малое время, и никакое начальство безъ меня онаго отъ ввѣренной ему должности отлучать не имѣетъ права. 9. Карантинная контора имѣетъ двойнымъ числомъ о всѣхъ людяхъ, поступающихъ въ карантинъ, списки, а товарамъ и вещамъ реестры, опредѣляя сроки для очищенія, какъ первымъ, такъ и послѣднимъ отъ начальства назначенные, и еженедѣльно оному доносить о всѣхъ происшествіяхъ карантина, съ присовокупленіемъ вѣдомости по установленной формѣ, а потому и получаетъ ежедневно въ семъ часовъ по-утру обстоятельные рапорты отъ карантинныхъ обоихъ комиссаровъ, лѣкаря и караульнаго надзирателя о вновъ поступившихъ обозахъ, пассажирахъ, вновь заболѣвшихъ, умершихъ, перемѣщенныхъ изъ больницы обыкновенной въ опасную и выпущенныхъ изъ карантиннаго дому; о числѣ повозокъ принятыхъ и выпущенныхъ изъ Карантина, съ наименованіемъ товаровъ и вещей и показаніемъ сроковъ очищенія. 10. Требованіе отъ пассажировъ награды деньгами или вещами во мзду своихъ трудовъ, бывъ уголовнымъ преступленіемъ, съ чиновникомъ впадшимъ въ таковое поползновеніе, поступлено будетъ по послѣднему пункту параграфа № 6. 11. Предоставляется карантинной временной конторѣ право прочитывать и внушать наставленія, карантинно# регламентъ, не только чинамъ и лицамъ, служащимъ при карантинѣ, но и самымъ пассажирамъ, дабы никто и никогда въ случаѣ преступленія не могъ отговариваться невѣдѣніемъ Карантинныхъ Правилъ и предстоящаго 8
— 205 — за нарушеніе оныхъ наказанія по силѣ Высочайшаго Указа 1807 года. 12. Одинъ изъ членовъ карантинной временной конторы обязанъ осматривать поочередно, по крайней мѣрѣ въ сутки три раза, не имѣя на то опредѣленнаго времени, всѣ карантинныя отдѣленія безъ изъятія, примѣчая, не происходить ли какое злоупотребленіе во вредъ общій. 13. Поелику временная контора не имѣетъ ни малѣйшаго права назначать карантинный терминъ пассажирамъ, товарамъ и вещамъ, то и малѣйшее умаленіе сроковъ, назначенныхъ отъ меня, подвергаетъ контору неминуемому сужденію по законамъ. 14. Карантинная контора въ угодность хозяевамъ не ослабляетъ очистительныхъ средствъ, по системѣ Гитона Морво, но, дабы не подвергнуть товаровъ убытку, гибели, поврежденію или измѣненію цвѣта, требуетъ отъ доктора карантинному лѣкарю письменное наставленіе, какіе товары, пожитки и вещи должны быть очищаемы по обыкновенному обряду и слѣдственно сіи послѣдніе не могутъ быть прежде признаваемы очищенными, какъ по истеченіи полнаго карантиннаго срока. 15. Всѣмъ карантиннымъ членамъ строго запрещается имѣть какое либо участіе въ продажѣ съѣстныхъ [припасовъ и прочихъ вещей пассажировъ. 16. Дабы не нарушить благоустройство въ карантинѣ, контора не допущаетъ пассажировъ упражняться въ пьянствѣ. 17. Временной карантинной конторѣ имѣть должно двѣ книги отъ мѣстнаго губернскаго начальства своего, за шнуромъ и печатью даваемыя, изъ коихъ въ одной записываютъ по установленной формѣ: всѣхъ выдерживающихъ карантинъ, съ ихъ пожитками, а въ другой всякаго рода товары и вещи съ показаніемъ сроковъ на сколько, разложены въ пакгаузъ. 18. Сіи книги ежемѣсячно отсылать къ начальству для повѣрки и сличенія съ списками и вѣдомостями, поступившими въ теченіе мѣсяца отъ карантинной конторы, присовокупляя къ тому отчетъ о канцелярской суммѣ и аптекѣ. Дабы во время сей отсылки книгъ для повѣрки не было остановки, Губернское Начальство должно завременно присылать новыя книги на каждый мѣсяцъ, 19. Когда отъ товарища вступитъ въ контору письменное увѣдомленіе, что товары изъ очистительнаго пакгауза выпущены
— 206 и хозяинъ оныхъ подъ статьею въ книгѣ росписался довольнымъ, то карантинная контора въ то же время дасть повелѣніе караульному надзирателю для пропуска, въ коемъ означаетъ коликое время задержаны были для очищенія и какіе именно товары изъ карантина выпущаются. 20. Карантинная контора снабдѣваетъ билетами, по установленной формѣ, людей выдержавшихъ карантинный срокъ объ освобожденіи ихъ изъ карантина, съ означеніемъ платья и вещей съ ними отпущенныхъ, и времени, какое они задержаны были. Караульный надзиратель, записавъ билеты и накладные товарамъ въ свою книгу, изъ карантинной конторы за шнуромъ и печатью ему данную, слово отъ слова, пропускаетъ безъ малѣйшаго задержанія людей и товары. Сіи билеты должны быть печатные, а до снабдѣнія оными контору отъ Губернскаго Начальства, дабы не сдѣлать остановки въ дѣйствіяхъ карантина, дозволяется выдавать письменные. 21. Карантинная временная контора имѣетъ три печати. Первую для своего употребленія съ гербомъ Губерніи, въ которой пребываніе имѣетъ; а другія двѣ различныя, одну для товаровъ, кои слѣдуетъ очищать, а другую для тѣхъ, надъ которыми уже произведено сіе дѣйствіе. 22. Въ карантинъ не должно впускать много повозокъ вдругъ для удаленія замѣшательства, тѣсноты и злоупотребленія. 23. Входъ внутрь карантина никому изъ постороннихъ не можетъ быть позволенъ; но всѣ, имѣющіе нужду въ свиданіи съ пассажирами, должны являться на установленномъ порядкѣ и въ назначенные часы къ парлуару для разговара. 24. Время впущенія въ карантинъ и закрытія онаго опредѣляется отъ восхожденія и до захожденія солнца. 25. Во время ночи никто изъ путешествующихъ, кромѣ курьеровъ, эстафетовъ и почтальоновъ, везущихъ почтовыя сумки, не можетъ быть принятъ въ карантинъ. 26. Маркитанты не допускаются отъ карантинной конторы для свиданія съ пассажирами, иначе, какъ у парлуара. 27. Внутри карантинной ограды не должно имѣть собакъ, кошекъ и другихъ домашнихъ животныхъ; равнымъ образомъ не допускать, чтобы они могли вбѣжать туда, гдѣ ихъ имѣть запрещается.
— 207 ■ 28. Въ самыя опасныя мѣста по карантиному дому употрѳб- лять преступниковъ, 29. Если случится по карантинному дому какое либо поврежденіе строенія, то карантинная контора имѣетъ неукоснительно требовать исправленія отъ г.г. Повѣтоваго Маршала, или Уѣзднаго Предводителя и Исправниковъ, и о послѣдующемъ доноситъ тотъ же часъ мнѣ и испрашиваетъ разрѣшенія на случай надобности въ новыхъ подѣлкахъ. 30. Карантинная контора въ обязанности своей имѣетъ наблюдать, чтобы маркитанты, ни подъ какимъ предлогомъ, никому изъ пассажировъ не отпускали ничего въ продажу, не условясь преждѣ о цѣнѣ, которую и записываетъ въ книгѣ комиссаръ пассажирскаго отдѣленія, что самое исполняютъ и маркитанты, на тотъ конецъ, дабы не произошло разногласія въ исчисленіи цѣны и вѣса. ОТДѢЛЕНІЕ ВТОРОЕ О должности карантиннаго начальника. 31. Карантинный Начальникъ долженъ оправдать довѣренность къ нему Правительства Честностью, трудолюбіемъ, строгостью къ подчиненнымъ и вѣжливымъ обращеніемъ съ пассажирами, не ослабляя притомъ взыскательности предписываемой законами. 32. На немъ лежитъ храненіе порядка, веденіе карантинныхъ журналовъ, книгъ и поспѣшное отправленіе дѣлъ по карантину. Онъ раскрываетъ всѣ поступающія въ контору бумаги и назначаетъ дни присутствія и въ самые дни праздничные, воскресные и торжественные. 33. Начальникъ карантина имѣетъ въ подчиненности своей воинскую команду, если таковая въ карантинѣ случится; къ нему же относится и наблюденіе въ томъ, чтобы караулъ, хранящій безопасность общую, исполнялъ свою должность безъ малѣйшаго упущенія или послабленія. 34. Въ случаѣ невоздержнаго поведенія, или умысла кого изъ военно-служащихъ, карантинный начальникъ, немедленно донося о томъ Губернскому Начальству, увѣдомляетъ притомъ и военнаго командира, а о принадлежащемъ вѣдомству Земской Полиціи—Исправника и требуетъ поступленія по законамъ и о перемѣнѣ вмѣсто отправленнаго другимъ надежнѣйшимъ и исправнѣйшимъ.
— 208 — 35. Начальникъ карантина не дѣлаетъ никакихъ распоряженій безъ согласія конторы, и для удержанія каждаго въ довлѣемой подчиненности и для вяшщей осторожности, когда примѣтитъ, что находящіеся при конторѣ чины и служители нарушаютъ порядокъ, въ такомъ случаѣ, смотря по важности проступка, дѣлаетъ выговоръ, взысканіе, или въ то же время удаливъ отъ порученнаго дѣла оказавшагося въ подозрѣніи, предлагаетъ конторѣ учинить о таковомъ рѣшительное опредѣленіе и тотчасъ о томъ доноситъ Губернскому Начальству и мнѣ. 36. Карантинный Начальникъ при бытности своей принимаетъ отъ пассажировъ-хозяевъ подъ присягою отвѣты на вопросы, имъ отъ него предлагаемые въ пріемной комнатѣ; тамъ же отбираются отъ нихъ двойнымъ числомъ о людяхъ списки, а о товарахъ, пожиткахъ и вещахъ реестры за подписаніемъ, какъ тѣхъ, такъ и другихъ хозяевами. 37. Всякъ, имѣющій нужду въ свиданіи или разговорѣ съ пассажирами, удовлетворять себя можетъ посредствомъ парлуара; испрашиваетъ на то дозволенія карантиннаго начальника и получаетъ отъ него билетъ по установленной формѣ, который отбирается у парлуара караульнымъ надзирателемъ и представляется обратно Карантинному Начальнику. 38. Карантинному Начальнику ввѣряется непосредственно вся цѣпь и караулы внѣ и внутри карантина. 39. Онъ опредѣляетъ мѣста для содержанія карауловъ и, снабдя ихъ достаточнымъ наставленіемъ для лучшей предосторожности, ночной караулъ удвояетъ. ОТДѢЛЕНІЕ ТРЕТЬЕ. О должности карантиннаго товарища. 40. Товарищъ, не полагаясь ни на кого’ изъ подчиненныхъ,, находится лично при пріемѣ товаровъ,, вещей и пожитковъ въ пакгаузъ, и смотритъ, чтобъ съ одной стороны поступающимъ въ карантинъ притѣсненія и обиды, а съ другой подлога и злоупотребленія ко вреду общей безопасности не происходило. 41. Всѣ товары, вещи и пожитки принимаются въ очистительные пакгаузы по реестру подписанному самымъ хозяиномъ, по параграфу 36, при пакгаузномъ комиссарѣ и лѣкарѣ.
— 209 — 4І2. По очищеніи товаровъ, вещей и пожитковъ предписанными отъ доктора средствами записываются оные комиссаромъ въ пакгаузную книгу въ присутствіи товарища и отдаются по реестру хозяину,, который по пріемѣ ихъ росписывается въ книгѣ подъ статьею товаровъ, вещей и пожитковъ ему принадлежащихъ, довольнымъ. 43. Товарищъ отвращаетъ обманъ и подлогъ при продажѣ съѣстныхъ припасовъ пассажирамъ и строго смотритъ за продающими, чтобы соблюдалась вѣрность вѣсовъ и мѣръ и, наблюдая порядокъ доставляетъ каждому защиту въ нанесений обидѣ. 44. Маркитанты, изобличенные карантиннымъ товарищемъ по жалобѣ пассажировъ въ обманѣ или обмѣрѣ, по опредѣлнію карантинной канцеляріи, лишаются права продавать съѣстные и прочіе припасы пассажирамъ и изгоняются изъ карантина по надлежащемъ ихъ очищеніи. 45. Товарищъ,' движимый человѣколюбіемъ, побуждаетъ служащихъ въ опасной больницѣ къ преподанію помощи страждущимъ сею болѣзнію. 46. Выздоровѣвшихъ отъ заразы приказываетъ немедленно выводить въ особый для таковыхъ отдѣлъ, возбраняя и тутъ всякое съ ними сообщеніе. 47. Товаришъ строго наблюдаетъ, чтобы служащіе въ опасной больницѣ и немогущіе избѣжать прикосновенія къ зараженнымъ больнымъ и ихъ вещамъ, обращались бы около зараженныхъ всегда одѣтыми въ особенное кожанное платье и руковицы имѣли бы сдѣланные изъ вощанки, отнюдь не касаясь ни до тѣла, ни до вещей зараженныхъ обнаженными руками; и всякій разъ при выходѣ изъ больницы окуривать платье въ крѣпкомъ дыму. 48. Всѣ вещи умершихъ въ опасной больницѣ, а особливо шерстяныя, бумажныя, полотняныя и шелковыя, яко сильно пріемлющія язвенный ядъ, сожигаются всѣ безъ изъятія въ присутствіи товарища въ то же время. 49. Больницу опасную и дворъ, въ которой случился отъ заразы смертный случай, приказываетъ товарищъ заперѣть и воспретивъ ’ строжайше чрезъ кого слѣдуетъ, никого въ оную не впущать, увѣдомляетъ о томъ карантинную контору для поступленія по правиламъ «Кордоннаго и Карантиннаго Положенія», отъ меня изданнаго.
— 210 — ОТДѢЛЕНІЕ ЧЕТВЕРТОЕ О должности Карантиннаго Доктора или штабъ-лѣкаря. 50. Докторъ или штабъ* лѣкарь долженъ имѣть полное и практическое свѣдѣніе о свойствѣ, признакахъ и дѣйствіи моровой язвы. 51. Онъ долженъ не упускать изъ виду ни малѣйшаго предохраненія для утвержденія безопасности ему извѣстными средствами, и имѣть строгое наблюденіе за лѣкаремъ, преподавая ему всѣ способы и наставленія, служащія къ пользованію больныхъ. 52. Онъ долженъ съ прямымъ основаніемъ и величайшею осторожносью производить свидѣтельства въ пріемной карантинной комнатѣ людямъ, вступающимъ въ карантинъ, въ обнаженномъ видѣ, мужчинамъ лично, и женщинамъ чрезъ присяжную бабку, осматривая почетныхъ людей порознь. 53. Въ заключеніяхъ своихъ о родѣ болѣзни долженъ показывать великую осмотрительность, дабы съ одной стороны, обманувшись сходствомъ признаковъ и припадковъ моровой язвы съ обыкновенными горячками, не сдѣлаться орудіемъ пагубныхъ слѣдствій; а съ другой увеличиваніемъ и преждевременнымъ заключеніемъ объ опасности не усугубить безъ всякой нужды бѣдствіе страха. 54. Почему, когда болѣзнь окажется въ сомнительномъ еще видѣ, то, не дѣлая о ней рѣшительнаго заключенія, по принятіи сообразныхъ настоящему произшествію мѣръ, и по удаленіи одержимаго болѣзнію отъ всякаго сообщенія въ особый отдѣлъ, примѣчать свойство оной со всевозможнымъ раченіемъ, представя въ. то же время болящему неопасное его состояніе, дабы пораженное ужасомъ его воображеніе не произвело гибельнаго для него злоключенія. 55. Главнѣйшимъ предметомъ попеченія его быть долженствуютъ: во первыхъ, чтобы въ жилищахъ не находился стѣсненный и гнилый воздухъ, въ покояхъ сохраняема была умѣренная теплота и окна чаще отворяемы были для возобновленія свѣжаго воздуха; во вторыхъ, находящіеся въ больницахъ обоихъ отдѣленій, употребляли бы пищу и питье могущее отвращать болѣзни и уничтожать сѣмена оныхъ. 56. Не только находящихся въ служѣ при карантинѣ, но и выдерживающихъ карантинный срокъ, пользуя въ ихъ бо-
— 211 — лѣзняхъ, не долженъ требовать за свои труды никакого воздаянія» 57. Употребляемымъ лѣкарствамъ въ болѣзняхъ выдерживающихъ карантинный срокъ, вести надлежащій счетъ, держась цѣнъ, аптекарскою таксою опредѣленныхъ, по которому и взыскиваются деньги съ того изъ заболѣвшихъ, для котораго оныя употребляемы будутъ, при выпускѣ ихъ. 58. Карантинный Докторъ, полупая отъ лѣкаря ежедневныя поутрамъ и вечерамъ письменные рапорты, и, смотря по содержанію оныхъ, немедленно подавать долженъ въ Карантинную Контору записку, изъясняющую обстоятельства дѣла и средства къ неупустительному исполненію потребныя; а въ разсужденіи способовъ отъ медицинской науки заимствуемыхъ, какимъ образомъ притомъ поступать обязанъ лѣкарь, немедленно снабдѣвалъ бы ,его наставленіемъ соотвѣтственнымъ происшествію. 59. По знаніямъ, которыми Докторъ или штабъ-лѣкарь снаб- денъ бываетъ, карантинная контора уважать обязана всѣ его положенія и замѣчанія въ отношеніи больницъ и соблюденіи здоровья пассажировъ, и потому одно его въ семъ случаѣ подозрѣніе, должно служить ©снованіемъ въ принятіи надлежащихъ мѣръ. ЧН). Находящаяся при карантинномъ домѣ аптека состоитъ въ Непосредственномъ наблюденіи Доктора или штабъ-лѣкаря и въ издержанныхъ лѣкарствахъ въ Карантинную Контору представляетъ подробный отчетъ, въ которомъ изъяснять должно остатокъ лѣкарствъ и аптечныхъ матеріаловъ и припасовъ, расходъ оныхъ безденежный для карантинныхъ чиновъ, служителей и для неимущихъ и за деньги, и наконецъ сколько въ добавокъ къ наличному остатку имѣть нужно. ОТДѢЛЕНІЕ ПЯТОЕ О должностяхъ карантинныхъ комиссаровъ. 61 Карантинные Комиссары, состоя въ подчиненности Карантинной Конторы, получаютъ изъ оной приказы для исполненія въ кварталахъ имъ препорученныхъ, имѣя попеченіе, чтобъ установленный порядокъ, сохраненъ былъ во всѣхъ частяхъ; доносятъ о всѣхъ въ кварталѣ происшествіяхъ Карантинной Конторѣ, и съ находящимися въ кварталахъ ихъ вѣдомства обращаются кротко
— 212 — и безкорыстно, прилагая стараніе о продовольствіи пищею выдерживающихъ карантинный срокъ; и для того при первомъ неудовольствіи о недостаткѣ, не надлежащемъ качествѣ, или дороговизнѣ съѣстныхъ припасовъ, увѣдомляютъ о томъ Карантинную Контору и, по долгу званія своего, настоятъ, чтобы злоупотребленіе исправлено было. 62. Карантинныя Комиссары неусыпное имѣютъ бдѣніе, чтобъ во всѣхъ безъ изъятія домахъ, больницахъ, пакгаузахъ, на улицахъ и на площадяхъ содержалась всевозможная чистота, строго взыскивая на подчиненныхъ имъ служителяхъ. Равнымъ образомъ обязаны имѣть попеченіе о исправномъ содержаніи строеній и объ оказавшихся поврежденіяхъ и ветхостяхъ для исправленія доносятъ Карантинной Конторѣ и стараются, елико возможно, сберегать оные отъ огня. 63. Для предохраненія отъ пожарнаго случая карантинные комиссары обязаны наблюдать, дабы въ пассажирскихъ комнатахъ по захожденіи солнца не разводили огня, а для свѣта имѣли бы лампады. Для пособія въ случаѣ пожара Карантинная Контора имѣетъ вытребовать отъ земской полиціи достаточное количество бочекъ и прочихъ пожарныхъ орудій, по сельской полиціи заведенныхъ. Сіи пожарныя орудія должны содержаться на площади противъ карантина, подъ навѣсомъ и подъ надзоромъ Карантиннаго Комиссара. Относительно фурщиковъ, коимъ отводятся въ карантинной оградѣ особыя отдѣленія, должны карантинные комиссары имѣть особенное вниманіе, чтобы котлы, въ коихъ они -имѣютъ обыкновеніе варить пищу, были помѣщаемы въ ямахъ и огонь для варенія пищи не былъ бы разводимъ во время вѣтра и наблюдать, чтобъ, по свареніи пищи, оный былъ тотчасъ погашенъ. Для изготовленія сихъ печныхъ ямъ долженъ отводить мѣста самъ карантинный комиссаръ. 64. Непремѣные посты и ночные караулы отъ Карантиннаго начальника, по обстоятельствамъ надобности внутри удвояемые, препоручаются надзору карантинныхъ комиссаровъ, которые вслѣдствіе того, обращая вниманіе свое на безопасность ввѣренныхъ имъ кварталовъ, неослабно надзираютъ, чтобъ ночной караулъ, обходя дистанцію, досмотру его ввѣренную, содержалъ надлежащій порядокъ и тишину въ кварталѣ. 65. Карантинные комиссары смотрятъ еще и затѣмъ, чтобъ
213 — въ кварталахъ, имъ ввѣренныхъ, ничего не происходило противнаго службѣ и, чтобъ узаконенный порядокъ сохраняемъ былъ всѣми безъ-изъятія и во всей точности. ОТДѢЛЕНІЕ ШЕСТОЕ О должности Комиссара 1-го квартала. 66. Всѣ пассажирскія отдѣленія составляютъ 1-й или «пассажирскій» кварталъ. 67. Карантиный Комиссаръ сего квартала размѣщаетъ пассажировъ по номерамъ такимъ образомъ, чтобъ благородные и чиновные люди могли имѣть свои выгоды, чтобъ женскій полъ, кромѣ принадлежащихъ къ семейству и служанокъ, отдѣляемъ былъ отъ мужскаго, чтобъ вновь поступающіе, ни подъ какимъ видомъ, для жительства съ прежде задержанными не были; и всѣ пребывающіе въ семъ кварталѣ распредѣлены были безъ утѣсненія, помѣщая въ каждый покой, буде можно, отъ 6 до 8 человѣкъ й придавая для порядка изъ карантинной стражи одного гвардіона для каждаго двора. Сверхъ того, записываетъ въ книгу своего квартала, полученную изъ карантинной конторы: кто именно, въ которомъ номерѣ помѣщенъ, какое платье на немъ, сколько имѣетъ денегъ при себѣ и насколько времени положено задержать, различая, кто задержана изъ одной предосторожности и кто по прямому сомнѣнію. 68. Комиссаръ сего. квартала строго смотритъ, чтобы находящіеся подъ его наблюденіемъ пассажиры не только съ посторонними, но и между собою отнюдь не сообщались, будучи разныхъ сроковъ, и для того въ 9 часовъ ввечеру запираетъ дворы, въ коихъ размѣщены пассажиры; а ключи представляетъ въ контору, и поутру въ 6 часовъ, получая оныя обратно, отпираетъ дворы. 69. Когда лѣкарь осматриваетъ въ кварталѣ пассажировъ, то и комиссаръ притомъ находиться долженъ, на тотъ конецъ, чтобъ какое со стороны лѣкаря учинено будетъ распоряженіе, комиссаръ приводилъ бы оное въ исполненіе. 70 Карантинный Комиссаръ при ежедневномъ осмотрѣ пребывающихъ въ его кварталѣ, отбираетъ отъ каждаго желанія, какая, кому потребна готовая пища, провизія, и записываетъ то въ «книгу о цѣнѣ».
^-214 її. Въ 7 часовъ утра требуетъ маркитантовъ къ парлуару, гдѣ умовясь при бытности комиссара каждый изъ пассажировъ порознь съ маркитантами о цѣнѣ записанныхъ уже въ книгу пищи и припасовъ, что дѣлаетъ и маркитантъ съ своей стороны, запискою въ своей книгѣ для расчету съ пассажирами при выпускѣ ихъ изъ карантина. Нища доставляется въ присутствіи того же Комиссара къ дверямъ каждаго отдѣленія, и по уходѣ маркитанта и его служителей, которые приносятъ пищу, вызывается комиссаромъ чрезъ колокольчикъ гвардіонъ, подаетъ пищу принадлежащую его пассажиру, что дѣлается по степени, дабы гвардіоны не могли имѣть между собою сообщенія. Посуда фаянсовая, гли- нянная, бутылки и стаканы, доставляемые маркитантами пассажиру, опускается гвардіономъ въ присутствіи комиссара въ приготовленную кадушку, наполненную водою смѣшанною съ уксусомъ, изъ которой по прошествіи получаса, выливъ воду и наполнивъ кадушку другою холодною водою, маркитантъ безъ опасности получаетъ оную посуду обратно. 72. Комиссаръ прилежно наблюдаетъ, чтобы маркитанты ни въ количествѣ припасовъ, ни въ цѣнѣ прибавленія не дѣлали. 73. Служителямъ, извощикамъ и чумакамъ маркитанты не должны ничего отпущать, иначе, какъ съ согласія для первыхъ—господъ, а для послѣднихъ—артельныхъ старостъ и обозныхъ атамановъ. 74. Для возвѣщенія о надобностяхъ обрѣтающихся въ отдѣлахъ имѣть при входѣ въ каждый номеръ небольшой колоколъ, съ протянутымъ въ покой шнуромъ, дабы при звонѣ гвардіона къ покоямъ опредѣленнаго, надзиратель, освѣдомясь о нуждѣ, доносилъ карантинному комиссару. 75. По минованіи срока карантиннаго содержанія находящихся въ пассажирскомъ кварталѣ комиссаръ сего отдѣленія сочиняетъ о всѣхъ таковыхъ того же самаго дня имянной списокъ, съ означеніемъ: когда и на какое время принятъ для содержанія въ семъ кварталѣ, какія при каждомъ находятся употребительныя вещи; и потомъ препровождаетъ въ карантинную контору, откуда получа пропускные билеты, отсылаетъ караульному надзиратю для выпуска изъ карантина. ОТДѢЛЕНІЕ СЕДЬМОЕ О должности комиссара 2-го квартала. 76. Во временныхъ карантинахъ кварталъ сей составляютъ
215 — въ благойолучнойъ'йахождейіи онаго «очистительныя отдѣленія», «обыкновенная» и «опасная больницы». 77. Комиссаръ сего квартала принимаетъ вещи, пожитки и товары въ присутствіи члена Конторы и лѣкаря при самыхъ хозяевахъ приказываетъ оные развертывать и разстилать рабочимъ людямъ при надзирателѣ, по мѣстамъ для того назначеннымъ. 78. По принятіи товаровъ, вещей и пожитковъ въ очистительные пакгаузы комиссаръ наблюдаетъ неупустительно, чтобы данное отъ Доктора Карантинному лѣкарю письменное наставленіе, по силѣ параграфа 14-го, исполнялось въ точности, и всякое отъ онаго Отступленіе подвергаетъ Комиссара и лѣкаря неизбѣжному сужденію по законамъ. 79. По принятіи въ очистительный пакгаузъ хлопчатой бумаги, съ довлѣемою осторожностью разрѣзать тотчасъ мѣшки съ хлопчатою пряденною бумагою и развѣсить оную въ пакгаузѣ. Буде же бумага не пряденная, то разбивъ тюки, перемѣшивать бумагу граблями. 80. Въ очистительной каморѣ, въ коей по системѣ Гитона Морво очищеніе хлопчатой бумаги производится, должны быть устроены рѣшеточныя нары въ аршинъ съ четвертью отъ полу изъ сосновой драни, употребляемой при оштукатуркѣ домовъ, а за неимѣніемъ оной можетъ и хворостъ замѣнить дрань; драница, на рѣшетку употребляемая, должна быть шириною въ вершокъ и полагаться разстояніемъ одна отъ другой на вершокъ же. 81. Разложенная по рѣшеточнымъ икрамъ хлопчатая бумага всенепремѣнно не должна быть толще шести вершковъ, дабы испареніе селитренныхъ кислотъ, прочищая всю массу очищаемой хлопчатой бумаги, во всѣхъ ея частяхъ имѣло равновномѣрное дѣйствіе. 82. Осмотръ и очищеніе товаровъ, не подверженныхъ заразѣ, находящихся въ бочкахъ, боченкахъ, ящикахъ и безъ оныхъ, насыпомъ на возахъ, производится комиссаромъ и лѣкаремъ въ присутствіи члена конторы. 83. По прошествіи срока, назначеннаго для очищенія пожитковъ, вещей и товаровъ, Комиссаръ очистительнаго квартала вноситъ въ особый реестръ и за общимъ съ лѣкаремъ подписаніемъ, отсылаетъ оный въ Карантинную Контору; и, по полученіи письменнаго изъ конторы приказанія, представляетъ товары, вещи
— źle — й пожитки карантинному товарищу для поступленія по параграфу 42, и записки вѣрно въ книгѣ, какіе товары, пожитки и вещи изъ очистительныхъ пакгаузовъ выданы кому и когда. 84. Къ развязыванію, раскладыванію и развѣшиванію товаровъ, вещей и пожитковъ и всякаго рода издѣлій Комиссаръ 2-го квартала, для избѣжанія опасности, требуетъ рабочихъ людей отъ самыхъ хозяевъ, и строго наблюдаетъ, подъ собственною своею отвѣтственностью, чтобы никто изъ нихъ табаку не курилъ, въ отвращеніе пожарныхъ случаевъ, отъ того произойти могущихъ, и для того при впускѣ надзирателя и рабочихъ людей въ пакгаузъ трубки и табакъ отъ всѣхъ отбираетъ. 85. Комиссаръ сего квартала недремлемо печется о доставленіи покоя болящимъ, сохраняя въ больницѣ чистоту; и по запискѣ, получаемой отъ лѣкаря, требуетъ отъ маркитантовъ пищу для нихъ и доставляетъ оную подъ собственнымъ своимъ присмотромъ. ОТДѢЛЕНІЕ ВОСЬМОЕ О должности лѣкаря. 86. Находящійся въ карантинѣ лѣкарь ежедневно поутру свидѣтельствуетъ всѣхъ пассажировъ, въ ономъ пребывающихъ, подавая поутрамъ штабъ-лѣкарю рапорты. 87. Заболѣвшихъ вновь въ пассажирскомъ кварталѣ, не медля ни минуты, препровождаетъ въ «обыкновенную больницу», рапортуетъ штабъ-лѣкарю, описывая родъ болѣзни, признаки, припадки, состояніе болящаго и средства имъ употребляемыя; и по единому о свойствѣ ея сомнительству, немедленно удаливъ его секретно въ «особый отдѣлъ», содержать долженъ до совершеннаго разрѣшенія въ своемъ недоумѣніи. 88. Но оказавшихся въ дѣйствительной заразѣ препровождаетъ скрыто въ «опасную больницу». Пожитки, бывшіе при зараженномъ, предаются огню въ присутствіи товарища, такъ, чтобы никто сего не зналъ, кромѣ чиновъ «квартала утушенія заразы». 89. Пассажиры, находившіеся въ одномъ отдѣленіи съ зараженными, выдерживать обязаны трехнедѣльный срокъ, начиная съ того дня, какъ заболѣвшій язвою изъ онаго выведенъ будетъ. 90. Когда принятые товары, пожитки и вещи раскладываются въ пакгаузахъ, окуриваются и провѣтриваются, тогда лѣкарь долженъ
Й17 быть свидѣтелемъ, что всё предписанное ему отъ Доктора производится чрезъ надзирателя и рабочихъ людей съ надлежащимъ порядкомъ и точностью. 91. Въ первое число каждаго мѣсяца въ Карантинную Контору подавать долженъ вѣдомость, о числѣ больныхъ, родѣ болѣзней и средствахъ имъ втеченіе мѣсяца употребляемыхъ. 92. Нужнымъ лѣкарствамъ и припасамъ требованія производить долженъ въ то время, когда принятыя имъ отъ Доктора поступили въ расходъ, не допуская однакожъ недостатка. 93. Во время свидѣтельства отдѣловъ, лѣкарь строго каждому подтверждаетъ, чтобъ собственнаго ради спасенія своего, объявляли той же минуты, если кто изъ нихъ почувствуетъ первый припадокъ, какой бы то ни было болѣзни, внушая, что заразительная болѣзнь въ самомъ началѣ бываетъ иногда не столь опасна и прилипчива, но тѣмъ паче неизбѣжна опасность для живущихъ съ зараженными, когда ядъ заразы въ болящемъ усиливается. ОТДѢЛЕНІЕ ДЕВЯТОЕя О должноета 3-го квартала. 94. Въ случаѣ открытія заразы въ кобыкновенной больницѣ» (чего Боже сохрани!) отъ 2-го квартала отдѣляется «опасная больница» и составляетъ сама собою третій или «утушенія заразы кварталъ». 95. Кварталъ сей завѣдываютъ непосредственно’ карантинный лѣкарь и комиссаръ второго квартала; а мѣста ихъ во «второмъ кварталѣ» и «обыкновенной больницѣ», заступаетъ Карантинный товарищъ и Докторъ, съ исполненіемъ и собственныхъ своихъ должностей. 96. Карантинная контора должна употреблять всѣ средства, въ рукахъ ея находящіеся, объ удаленіи опасности заразы отъ прочихъ пассажировъ, и съ тѣмъ вмѣстѣ не лишать несчастныхъ «страдальцевъ язвою» человѣколюбивой заботливости о скорѣйшемъ излѣченіи ихъ. 97. Не безполезнымъ почитается въ кварталѣ семъ произвести въ дѣйствіе мнѣніе извѣстнаго Доктора Самойловича: «предлежитъ такожде имѣть самопопечительнѣйшее стараніе и о поданіи язво- зачумляющимся при каждомъ случаѣ, всякой услуги найвозможней-
— 218 — шей, избирая къ сему прислужниковъ всеусерднѣйшихъ и добровольно къ должности сей приступающихъ, или опредѣляя имъ для прислуги кого либо отъ нихъ же изъ перенесшихъ уже заразу, хотя бы то и въ слабости еще находящагося, предполагая въ предметѣ, что безъ прислуги всеусерднѣйшей не возможно никому, никогда, нигдѣ, никакъ отъ заразы излѣчиваться, а посему-то ежевременно и погибаетъ повсюду большая часть язвозачумляющихся». 98. Комиссаръ 3 квартала долженъ ежедневно два раза въ день осматривать находящихся въ «.опасныхъ больницахъ». доставленія нужной помощи, со всѣми осторожностями и при звонѣ въ колокольчикъ приказываетъ освѣдомляться о надобности. 99. Больныхъ класть на кровати, или нары, и для подстилки употреблять, сѣно сухое, или солому, перемѣнняя сіи постилки чрезъ каждые три дня, а потомъ сожигать съ осторожностью. Наволочки дѣлать холстинковыя набитыя также сѣномъ или соломою. 100. Умершихъ отъ заразы вывозить ночью изъ «опасной больницы» преступникамъ, и погребать тѣла съ надлежащею осторожностію, старательно наблюдая, дабы для погребенія таковыхъ тѣлъ были вырываемы днемъ могилы не менѣе трехъ аршинъ глубиною, и тѣла бы были посыпаемы негашенною известью. Сверхъ же сего надъ каждою могилою сдѣлать аршина на полтора земляныя насыпи. Кладбище чумное, въ отдаленности отъ карантина находящееся, окопать глубокими рвами, дабы и собака не могла перескочить и, навозивъ навозу, окуривать дымомъ окружность тѣхъ кладбищъ. ОТДѢЛЕНІЕ ДЕСЯТОЕ О пропускѣ чрезъ карантинъ людей, пожитковъ и скота изъ мѣстъ сомнительныхъ въ благополучныя. 101. Карантинный начальникъ, какъ скоро узнаетъ о прибытіи къ границѣ путешественниковъ или купцовъ, отъ форпоста; при границѣ отъ него учрежденнаго, обще съ письменными видами при нихъ имѣющимися, и, разсмотри оные, немедленно отправляетъ конныхъ Козаковъ съ надзирателемъ для препровожденія проѣзжающихъ къ карантину. 102. При семъ препровожденіи конвойный надзиратель наблюдаетъ по принятіи обоза при границѣ, чтобъ ничего изъ повозокъ
219 сложено не было, и притомъ, команду и его раздѣлялъ бы всегда отъ препровождаемыхъ во время конвоя ровъ и валъ, около дороги сдѣланный. 103. За всякое сообщеніе и прикосновеніе къ обозу, какъ постороннихъ, такъ и конвоя, подвергается надзиратель и вся команда неизбѣжному наказанію по законамъ. 104. Въ великую вину обращено будетъ тому, кто въ ночное время дерзнетъ проѣхать чрезъ форпостъ къ карантинному дому; и потому отъ захожденія солнечнаго до самаго разсвѣту строго возбраняется Надзирателю форпоста чинить пріемъ проѣзжающихъ. 105. По приближеніи путешествующихъ къ карантину конвойный надзиратель доноситъ о прибытіи ихъ словесно карантинному начальнику. 106. Карантинный начальникъ, не теряя ни минуты времени, приходитъ сь Докторомъ къ опредѣленному для осмотра мѣсту. 107. Проѣзжающій путешественникъ, купецъ, артельный староста, или обозно-чумацкій атаманъ, являются къ карантинному начальнику съ открытою головою. 108. Карантинный начальникъ приказываетъ явившемуся войтить въ вопросную комнату, гдѣ по приведеніи къ .присягѣ по установленной формѣ, предлагаетъ ему лично вопросы слѣдующаго содержанія: 1. ) Откуда и когда отбылъ, и благополучно-ли то мѣсто? 2. ) Чрезъ какія мѣста слѣдовалъ, и нѣтъ-ли тамъ заразительной болѣзни?- 3. ) Здоровы-ли всѣ люди находящіеся при обозѣ? 4. ) Не было во время пути убыли смертнымъ случаемъ или побѣгомъ, и есть-ли о томъ или другомъ письменное свидѣтельство? 5. ) Не выдержалъ-ли гдѣ настоящаго карантиннаго термина и имѣетъ-ли на то узаконенный видъ? 109. Отвѣты противъ сихъ вопросовъ пишетъ по сказанію отвѣтчика на природномъ его языкѣ карантинный переводчикъ. 110. Отвѣтные пункты отвѣтчика передаются ему для подписанія и потомъ принимаются совмѣстно его имянными списками о людяхъ и реестрами о товарахъ, пожиткахъ и вещахъ, двойнымъ числомъ, на общихъ правилахъ осторожностей, и тѣ отвѣтные пункты сличаются съ билетомъ или видомъ проѣзжающаго и долженствующими быть на. ономъ помѣтами.
220 111. Всѣ люди, составляющіе обозъ и прочіе поступающіе въ карантинъ, подвергаются безъ-изъятія освидѣтельствованію по списку представленному при опросѣ, въ обнаженномъ видѣ, мужчины чрезъ Доктора, а женщины чрезъ бабку съ тѣмъ намѣреніемъ, что не окажутся ли оные въ заразительной болѣзни^. 112. Потомъ вседневно употребляемыя ими вещи и ихъ самыхъ окуривъ, и что можно изъ пожитковъ обрызгавъ уксусомъ, карантинный начальникъ поручаетъ людей, одѣтыхъ въ чистое- бѣлье и другую одежду, выданную изъ магазина комиссару, «пассажирскаго квартала», для разведенія ихъ по мѣстамъ; а товары вещи и пожитки комиссару «очистительнаго квартала» для исполненія въ обоихъ кварталахъ, что выше предписано въ семъ наставленіи. Порядокъ выдачи карантиннаго платья и окуриванія носильной одежды, принадлежащей пассажиру, исполнять по особому приложенному наставленію. 113. Если случится оружіе у пассажировъ, то отбирать оное отъ нихъ прежде поступленія въ кварталъ. 114. Надзиратель караула, какъ пашпорты путешественниковъ и купцовъ съ имѣющимися при нихъ свидѣтельствами, такъ и подаваемые о людяхъ списки, а о товарахъ, вещахъ и пожиткахъ реестры, слово отъ слова записывать долженъ въ пріемную книгу. 115. Для умноженія осторожности никто изъ военныхъ, гражданскихъ и дипломатическихъ чиновниковъ, ѣдущихъ изъ сомнительныхъ мѣстъ, безъ выдержанія полнаго карантиннаго термина и соблюденія всѣхъ предписанныхъ правилъ искючвтельно пропущенъ быть не можетъ, какого бы званія и состоянія онъ не былъ. 116. На случай прибытія большаго числа почетныхъ пассажировъ и занятія уже прибывшими предъ ними всѣхъ пассажирскихъ номеровъ, не воспрещается Карантинной конторѣ обратить обыкновенные больницы въ жилища для пассажировъ, до опорожненія номеровъ первопребывшими. Сіе исполняется тогда только, когда «опасная больница* совсѣмъ безъ употребленія по своему предмету, и можетъ заступить мѣсто «обыкновенной». 117. Пропускъ курьеровъ, зстафетовъ и письменной корреспонденціи остается на точныхъ правилахъ кордоннаго и карантиннаго положенія. 118. Для фурщиковъ отъ начальства имѣетъ быть назначенъ особливый карантинный срокъ, пріемля во уваженіе, что они
— 221 — обращаются почти всегда на открытомъ воздухѣ и имѣютъ на себѣ рубахи и нижнее платье обмазанныя- дегтемъ. Прочая одежда ихъ очищается на установленныхъ правилахъ по системѣ Гитона Морво. 119. Фуры очищаются обмытіемъ соленой водою и вымазываніемъ веревочныхъ снастей дегтемъ; имѣя въ особомъ замѣчаніи, чтобы бываемую конопать и паклю въ бочкахъ и боченкахъ для удержанія течи, непремѣнно вынимать и предавать огню; а бочки новою паклею законопачивать. 120. Въ пропускѣ прогоняемаго скота чрезъ карантинъ поступать по особо установленнымъ правиламъ. 121. Карантинная Контора имѣетъ долгъ истребовать отъ земскаго начальства достаточныя пастбищныя мѣста, но безъ всякаго излишества, для подножнаго корму скота фурщиковъ, въ карантинѣ находящихся. За утрату скота отвѣчаютъ уплатою сельскія общества, избравшія изъ-между-себя пастуховъ. 122. При выпускѣ каждаго пассажира изъ карантина снабжать его письменнымъ или печатнымъ свидѣтельствомъ за подписаніемъ всѣхъ присутствующихъ конторы по установленной формѣ, а на товары и вещи выдавать ерлики, по установленной опредѣленной формѣ, за общимъ же подписаніемъ членовъ, въ коихъ удостовѣрять отъ Карантинной конторы, что пассажиръ выѣхалъ изъ такого-то мѣста и подлинно выдержалъ полный назначенный ему карантинный терминъ, а въ ерлыкахъ показывать именно товары и вещи и, что оные очищены по системѣ Гитона Морво и по «Правиламъ Карантиннымъ». 123. Сверхъ сего наставленія карантинная контора въ руководство свое имѣть должна: 1. Карантиннаго Устава отдѣленія VII «о предохранительныхъ учрежденіяхъ». 2. «Кордонное и Карантинное Положеніе». 3. «Инструкцію о составленіи и способѣ употребленія минеральныхъ куреній». 4. «Краткое постановленіе», какъ употреблять средство надежно предохраняющее отъ прилипчивости открытое химикомъ Гитономъ Морво Докторомъ Джамсомъ Кармихаэлемъ Шмитомъ, переведенное на Россійскій языкъ профессоромъ Рейсомъ. 5. «Замѣчанія о признакахъ заразительной болѣзни».
•— 222 —= Примѣчаніе. Караулъ въ тѣхъ отдѣленіяхъ, гдѣ помѣщаемы будутъ евреи, для выдержанія назначеннаго термина, долженъ быть умножаемъ противу прочихъ пассажировъ, и за евреями имѣть строгій надзоръ. Отдѣленія, для помѣщенія евреевъ назначаемыя, должны быть съ достаточными сараями, дабы повозки ихъ съ пожитками, вещами и товарами помѣщались въ оные; а отнюдь не стояли бы на улицѣ, или площадяхъ, внутри карантиновъ находящихся; въ случаѣ же, если таковыхъ сараевъ не будетъ, то повѳзки ихъ помѣщать на тѣхъ дворахъ, кои у каждаго карантиннаго отдѣленія устроены. Перины, подушки и матрацы должно съ особымъ стараніемъ окуривать и, дабы не одна наружность ихъ окуривалась, но и внутренность, для сего прорѣзывать ихъ нѣсколько съ боковъ и отверстія расширять вставливаніемъ распорокъ, чтобы очистительный паръ могъ проходить во внутренность. При очищеніи перинъ, подушекъ и матрацовъ старательно осматрививать въ нихъ, а особливо въ принадлежащихъ евреямъ, не находится-ли внутри перинъ, подушекъ и матрацовъ какихъ либо сокрытыхъ вещей. Буде таковыя, сокрытыя вещи въ перинахъ и подушкахъ окажутся, поступать съ тѣмъ, кому они принадлежатъ и съ вещами и пожитками его, какъ назначено въ «Правилахъ пропуска товаровъ безопасныхъ отъ заразы», поступать за подлогъ. Порядокъ выдачи карантинаго платья и окуриванія одежды^ принадлежащей пассажирамъ. 1. Нѣсколько паръ карантинной одежъы должны быть во всякое время въ готовности на случай поступающихъ въ карантинъ пассажировъ. 2. Каждый изъ пассажировъ при вступленіи своемъ въ карантинъ сверхъ пожитковъ своихъ и вещей отдаетъ для очистки платье и бѣлье свое, а въ замѣнъ онаго получаетъ карантинное, въ коемъ оставаться долженъ до тѣхъ поръ, пока его платье не будетъ окурено. 3. Поелику окуриваніе должно производиться неиначе, какъ минеральными куреніями, по извѣстной системѣ Гитона Морво;
— 223 — то для сего довольно будетъ времени однихъ сутокъ, разумѣя, что окуренное платье влродолженіи сего времени будетъ уже и вывѣтрено такъ, чтобы въ немъ тяжелаго запаха послѣ курительнаго состава не оставалось. 4. На другой день пассажиръ надѣваетъ уже свое собственное платье, а карантинное возвращаетъ. 5. Карантинное платье, всякій разъ послѣ употребленія онаго пассажирами, Окуривается и хранится въ особомъ мѣстѣ, на случай прибытія вновь пассажировъ, дабы въ немъ небыло никакой остановки. 6. Такимъ образомъ, пассажиры выдерживающіе карантинъ будутъ заимствоваться карантиннымъ платьемъ, не болѣе двухъ сутокъ; первый разъ при вступленіи, а послѣдній при выходѣ изъ карантина, на то время, какъ ихъ платье будетъ очищаться, а во все прочее время пребыванія своего въ карантинѣ они будутъ оставаться въ своей собственной одеждѣ. Отъ заведенія сего порядка выходитъ двоякая польза: во первыхъ—для пассажировъ, кои при вступленіи въ карантинъ, не только не будутъ имѣть остановокъ, но напротивъ всѣ удобства, ибо имъ предоставляется употреблять во время пребыванія ихъ въ карантинѣ свою собственную одежду, къ которой они привыкли и которая, конечно, выгоднѣе карантинной, а во вторыхъ—для казны, которая избавляется отъ излишнихъ и совсѣмъ безполезныхъ расходовъ на заготовленіе платья въ большомъ количествѣ для карантинныхъ заведеній. Правила пропуска скота чрезъ карантинъ. Поелику рогатый скотъ и лошади съ самой весны всегда находятся на открытомъ воздухѣ, провѣтриваются и дождемъ обмываются, то посему перегонъ скота, имѣющаго короткую шерсть, должно дозволять безъ задержанія, но въ осторожность испольнить слѣдующее: 1. Перегонять скотъ четыре раза чрезъ воду, направляя его противу теченія ея. 2. Раскладывать по обѣимъ сторонамъ огонь и, прогоняя скотъ по одиночкѣ, останавливать каждую скотину на нѣсколько минутъ въ самомъ густомъ дыму, а съ находящимися при немъ людьми поступать на основаніи предписаннаго порядка.
224 — 3. Буде хозяева пожелаютъ сдѣлать перегонъ скота поспѣшное, тогда дозволить перегонять скотъ имѣющій короткую шерсть по надлежащемъ очищеніи, на другую сторону, гдѣ принятъ онъ долженъ быть другими людьми. 4. При пропускѣ скота, имѣющаго короткую шерсть, оброти, узды и проч. тому подобное должны прежде быть очищены по системѣ Гитона Морво или перемѣнены. 5. При прогонѣ табуновъ можно, загнавъ табунъ въ особо отгороженное мѣсто, разложить огонь такъ, чтобы вѣтеръ наносимъ былъ на табунъ. 6. Животныя покрытыя волнистою и долгою шерстью должны выдерживать полный карантинъ. 7. Птицъ всякаго рода очищать, опрыскивая уксусомъ, пока сдѣлаются мокрыми. 8. Само по себѣ разумѣется, что зимою очищать скотъ прогономъ его черезъ воду невозможно, обмытіемъ же водою неудобно, а для того назначается въ зимнее время умножить окуриваніе скота дымомъ и прогонять его сквозь дымъ по два раза въ сутки втеченіе четырехъ сутокъ. О образѣ очищенія товаровъ и вещей въ карантинномъ домѣ Всѣ товары и пожитки, привозимые изъ сомнительныхъ мѣстъ, которые могутъ быть заражены, должны быть въ карантинномъ домѣ для выдержанія карантина и въ перевозѣ оныхъ внутрь карантиной ограды во 2 кварталѣ великую прилагать слѣдуетъ, строгость и и осторожность. По принятіи въ карантинъ окуриваніе людей, товаровъ вещей и пожитковъ порошками, вывѣтрываніе оныхъ посредствомъ возобновляемаго воздуха, омываніе уксусною или соленою водою, и опрыскиваніе уксусомъ, либо держаніемъ надъ парами онаго— суть доселѣ извѣстныя, самыя благонадежныя и дѣйствительныя средства для очищенія отъ заразы, въ нихъ нерѣдко кроющейся. Для удобнѣйшаго изъясненія товаровъ и вещей, карантинному очищенію подлежащихъ, за исключеніемъ пожитковъ, о коихъ сказано будетъ въ своемъ мѣстѣ, они раздѣляются-на два рода. Къ первому роду принадлежатъ товары и вещи, въ коихъ непосредственно скрываться можетъ зараза; а ко второму роду причисляются—могущія причинять опасность не сами по себѣ,
— йо посредствомъ своихъ обвертокъ или посуды, въ которой находятся Объ образѣ очищенія товаровъ и вещей въ карантинномъ домѣ. Очищеніе товаровъ и вещей перваго рода производится слѣдующимъ образомъ: - 1.) Товары, которые очищать слѣдуетъ, располагать должно подъ навѣсами для того въ карантинномъ домѣ сдѣланными, съ наблюденіемъ различнаго порядка, смотря по родамъ и знакамъ вещей, дабы въ разборѣ оныхъ не произошло замѣшательства, кому что принадлежать будетъ. 2) Всякіе мѣха надлежитъ въ очистительномъ пакгаузѣ роз- вѣшивать по жердямъ и окуривать—простые и грубые, както: овчины, волки, медвѣди порошкомъ № 1-мъ, а лисицы, песцы, соболи, горностаи, бѣлки подъ № 2-мъ. № 1—состоитъ изъ одной горючей сѣры, въ мелкій порошекъ истолченной. № 2-й—составляется изъ 12 частей можжевеловыхъ истолченныхъ ягодъ и 1 части горючей сѣры, также въ порошокъ истертой, смѣшанной вмѣстѣ и хранимой въ стеклянномъ сосудѣ. Образъ окуриванія. Поставивъ жаровню одну, или смотря по обширности мѣста нѣсколько оныхъ, съ раскаленными угольями на желѣзную доску, или на песокъ, на четыре пальца насыпанный въ томъ пакаузѣ, въ которомъ окуриваніе производиться будетъ, и потомъ насыпавъ на оные № 1-го или № 2-го порошка, немедленно заперѣть двери и окны, дабы дѣйствительнѣе сѣрный дымъ проникнулъ всѣ товары и вещи/ Чрезъ трои сутки, закрывъ дверь и окны, а потомъ во все время провѣтривать, выбивать и стряхивать со всевозможною рачительностью, ибо мягкая рухлядь почитается между самими опасными вещами. Сукна, холсты и прочіе товары, которые складываются сгибами, развертывать, перекладывая сгибы одинъ по другому; ежели есть подозрѣніе,, что товары заражены, то разбитые развѣшивать по веревкамъ на открытомъ воздухѣ, когда только погода позволяетъ Ковры байковые и стеганные одѣяла, всякаго рода стеганныя
— 226 — и другія издѣлія шерстянныя и шелковыя, ленъ, книги, пергаментѣ и всякаго рода бумагу и тому подобныя вещи разбивать и пере- варачивать два или три раза въ день. Хлопчатую бумагу и изъ Оной пряжу, привозимою въ мѣшкахъ, очищать слѣдующимъ образомъ: сперва распороть мѣшки съ однаго конца, а потомъ выложа перемѣшивать граблями. Шерсть вынимать совсѣмъ изъ мѣшковъ и складывать въ кучи, не выше 5 футъ, передвигая и переварачивая по два раза въ день во все время очищенія, и притомъ чрезъ каждые 6 дней перемѣнять мѣста кучекъ. Симъ образомъ поступать съ шелкомъ, ЛЬНОМЪ, перьями, пенькою И тому подобнымъ. ' Шелкъ, гарусъ, всякую пряжу и щетину развѣшивать въ кучкахъ, а рогожи, пеньку, писчую бумагу, всякія обвертки, солому крашенную и некрашенную, проволоку шелкомъ или нитками обвернутую, на смоленный такелажъ, разстилать въ очистительный пакгаузѣ. Миндаль, орѣхи и сорочицу въ скорлупѣ обмывать соленою водою, пополамъ съ уксусомъ смѣшанною, и провѣтривать на открытомъ воздухѣ. Кожи съ шерстью не выдѣланныя и кожи сыромятныя и выдѣланныя окуривать и провѣтривать, вынося на свободный воздухъ. Замшевыя вещи, бархаты разныхъ сортовъ, сукна всякія, бумажныя и гарусныя матеріи, развертывая половинки и куски, развѣшивать или разстилать по рѣшеткамъ. Гладкія кожи и сдѣланныя изъ нихъ вещи развѣшивать и окуривать. Матеріи съ золотомъ и серебромъ, золотые, серебрянные и мишурные позументы, сѣтки и прочее, чего окуривать безъ поврежденія невозможно, развѣшивать такимъ образомъ, чтобъ воздухъ свободно вездѣ проходить могъ. Губка грецкая, пробочное дерево и пробки изъ Онаго сдѣланныя, очищаются чрезъ '24 часа, будучи опущены въ чистую воду, а потомъ просушиваются на открытомъ воздухѣ. Картины въ рамахъ подъ стекломъ должно вынуть и слегка вывѣтривать въ пакгаузахъ; ежели же нельзя будетъ вынуть, то окурить ихъ снизу.
'22І — Очищеніе товаровъ втораго рода. Товары втораго рода, хотя и почитаются не могущими быть заражаемы и потому безопасными, но въ разсужденіе ихъ влагалищъ или обвертокъ, нужно имѣть нѣкоторую осторожность и при выпускѣ оныхъ изъ карантина, приводя въ исполненіе слѣдующее предписаніе. Воскъ, масло коровье, сало, свѣчи сальныя, восковыя и мыло должно обмывать нѣсколько разъ въ день соленою или морскою водою, обжигая или обрѣзывая у свѣчь свѣтильню, захватя нѣсколько сала или воску. Но если хозяинъ на сію предосторожность не согласится, то, въ разсужденіи бумажной свѣтильни, свѣчи для очищенія оставляются въ Карантинѣ на 15 дней. Всякаго рода посуду, въ коей именованнныя вещи содержатся, внаружи весьма прилежно вымывать соленою водою и очищать. Кофе, табакъ, масла, конфекты, изюмъ и всякую, такъ называемую, бакалію; крахмалъ, квасцы, ладанъ, словомъ всѣ изъ принадлежащихъ ко второму роду товаровъ, вещей и минераловъ, привозимыхъ въ обверткахъ, рогожахъ и бочкахъ, открывъ мѣста, въ которыхъ они положены такъ, чтобы воздухъ вездѣ свободно проходить могъ, провѣтривать. Сахаръ головами должно вынимать изъ своихъ мѣстъ и разставлять такимъ образомъ, чтобы обвертка всякой головы очищена быть могла воздухомъ. Деньги опускать въ селеную съ уксусомъ смѣшанную воду. Свѣжія и соленыя всякія мяса и рыбы, открывая посуду, провѣтривать. Хмѣль, пробйваяі въ разныхъ мѣстахъ тюки, провѣтривать. Но вообще надобно смотрѣть, чтобъ по открытіи для провѣтриванія на нѣкоторое время, не было тутъ холста или другого чего тому подобнаго, очищая и обмывая посуду соленою съ уксусомъ водою. Въ заключеніе очистительныхъ средствъ остается дать наставленіе о пожиткахъ состоящихъ: 1. ) Въ ношеномъ платьи всякаго рода жителями зараженныхъ мѣстъ, постеляхъ, матрасахъ, подушкахъ и одѣялахъ, ими употребляемыхъ. 2. ) Въ разныхъ связкахъ, мѣшкахъ, чемоданахъ, въ разной ветоши, привозимой для бумажныхъ фабрикъ и старыхъ перьяхъ.
— 228 — 3.) Въ старой шерсти, старой бумагѣ хлопчатой всякихъ обверткахъ и веревкахъ бывшихъ въ употребленіи въ подозрительной странѣ. Всѣ вышепоимянованныя пожитки стараться вывѣтривать и окуривать со всякимъ тщаніемъ въ особливомъ отъ товаровъ отдѣленіи чрезъ 6 недѣль^ если же иные окажутся взятыми изъ такого мѣста, гдѣ зараза свирѣпствуетъ, тогда очищеніе дѣлается чрезъ двѣнадцать недѣль. Но въ случаѣ томъ, когда или вывезшій ихъ, либо изъ его спутниковъ, обнаруженъ будетъ зараженнымъ, то для избѣжанія несчастнаго для другихъ приключенія, всѣ привезенныя съ нимъ пожитки, могущіе сами по себѣ сообщать заразу, немедленно предавать огню, разумѣя однакожъ токмо тѣ, кои дѣйствительно зараженнымъ употребляемы были и суть весьма опаснаго качества. Князь Алексѣй Куракинъ. Всѣ эти правила и инструкціи представляютъ собою не только историческій интересъ далекаго прошлаго, но могутъ быть принимаемы во вниманіе въ иныхъ случаяхъ и въ настоящее время. сЯ. ъ^еевицкій.
Къ исторій мадоруеекихъ дворянскихъ родовъ. (по фамильнымъ архивамъ). г. Красовскіе. Родоначальникомъ полтавской линіи Красовскихъ является козакъ Ирклѣевской сотни Остапъ Красовскій Остапъ Красовскій былъ однимъ изъ многихъ землястяжателей гетманщины. Принадлежа къ числу Козаковъ, онъ обнаруживалъ не столько воинскія, сколько хозяйственныя способности. Красовскій усердно пріобрѣталъ земельныя угодья въ предѣлахъ Ирклѣевской сотни, но вмѣстѣ съ тѣмъ не выпускалъ изъ рукъ земельныхъ клочковъ, которые достались ему отъ отца и дѣда. Къ 1730 г. въ рукахъ Остапа находился дворъ «съ пледомъ», въ д. Загородищѣ дворъ «съ садомъ и грунтомъ», «лѣсъ, на горѣ стоячій, пробиваемый Олѣйниковскій»; дворъ, хата и «плецъ» подъ с. Дихолѣтомъ, въ урочищѳ-Краснохижинной долинѣ—«лѣсъ из лукою, к оному ж принадлежимою», оплачнавская пасѣка, оровскій лѣсъ «з нивами, до него надлежащими», гребля «з млиномъ и ставомъ на р. Ирклѣе», таковая же на р. Золотоношѣ и пр. Владѣя множествомъ земельныхъ лоскутковъ въ предѣлахъ Ирклѣевской сотни, Красовскій позаботился о томъ, чтобы лоскутья эти были покрѣпче за нимъ закрѣплены. Съ этою цѣлью онъ просилъ гетмана Д. Апостола объ «унѣверсалной конфѣрмаціи». Разсмотрѣвши «презентованные права на грунта» и «респектуючи на войсковы услуги» Красовскаго, гетманъ Д. Апостолъ 13 янв. 1731 г. приказалъ выдать Остапу Красовскому универсалъ, которымъ «грунта оному Красовскому, такожъ дѣтямъ и потомкамъ его въ зуполноѳ ствер- жались владѣніе» и разрѣшалось ему «всякіе належитіе з нихъ отбѣрати пожитки и корысти», а властямъ наказывалось «въ спокойномъ владѣніи означеннихъ грунтовъ жаднаго ему, Красов- кому,... не чинити препятствія и трудности». Получивши изъ Войсковой Канцеляріи гетманскій универсалъ,
230 — 0. Красовскій продолжалъ сколачивать земельныя блага. Въ фамильномъ архивѣ Красовскихъ мы находимъ купчую отъ 15 марта 1745 г. на новыя пріобрѣтенія. Остапъ купилъ у Ирклѣевскаго козака В. Желѣзняченка, примыкавшаго своей землей къ владѣніямъ Красовскаго, «лѣсокъ з нивкою собственний, отческій і дѣдизный». Лѣсокъ былъ пріобрѣтенъ «без никакева принужденна, з доброй воли» за 3 р, 20 коп. Изъ купчей 23 Іюня 1774 г. козачки Гулиды и коз. X. Касименки видно, что въ 70-хъ г.г. Остапъ Красовскій былъ уже «абш и то ваннымъ значковымъ товарищемъ» и повидимому вскорѣ и умеръ. Остапъ Красовскій имѣлъ двоихъ сыновей—Павла и Петра. Павелъ Красовскій въ 1783 г. былъ значковымъ товарищемъ. Когда и гдѣ онъ началъ свою службу, какъ проходилъ ее, данныя семейнаго архива ничего не говорятъ, но изъ купчей 16 авг. 1784 г. видно, что Павелъ именуется войсковымъ товарищемъ. Что касается его брата, то Петръ Красовскій сдѣлалъ карьеру повидимому благодаря своимъ достаткамъ и сравнительно виднаго положенія въ сотнѣ. Свою службу Петръ Красовскій началъ съ 1769 г. въ Ирклѣѳвской сотнѣ и «отправлялъ ее добропорядочно и усердно». Въ виду этого Ирклѣевскій сотникъ бунч. тов: Юзефовичъ нашелъ нужнымъ предстательствовать за Красовскаго предъ переяславскймъ полковникомъ Г. Иваненкомъ. Полковникъ нашелъ возможнымъ сдѣлать Петра Красовскаго «сотеннымъ атаманомъ» на вакансъ» приказалъ однако и почитать его настоящимъ сотеннымъ атаманомъ и выдалъ 12 ноября 1781 г. «открытый ордеръ, коего за объявленіемъ въ полковой переяславской к—ріи» Петръ Красовскій былъ внесенъ «въ число сотенныхъ старшинъ». Въ должности сотеннаго атамана Петръ оставался нѣсколько лѣтъ. Въ 1787 г. онъ возбудилъ ходатайство предъ гр. П. А. Румянцевымъ о переименованіи его въ россійскіе офицеры. По до эгого Петръ Красовскій, кажется, находился въ составѣ команды погонщиковъ при русской арміи во время 2-й турецкой войны. «Для оказанной къ службѣ ревнести и прилѣжности» гр. Румянцовъ нашелъ возможнымъ исхлопотать Красовскому чинъ корнета, о чемъ выданъ былъ начальникомъ 2-Й див. кн. Волконскимъ 24 мая 1787 г. соотвѣтствующій «удостовѣрителній» документъ. «Патентъ» же на чинъ корнета полученъ былъ лишь въ 1789 г. 9 февраля. По до того еще, въ 1785 г., Петръ Красовскій былъ принятъ вь число дворянъ Кіевскаго намѣстничества и зажилъ себѣ помѣщикомъ.
— 231 — Жилъ Петръ вмѣстѣ съ братомъ Павломъ, округляя и пріумножая доставшіяся отъ отца имѣнія. Еще въ 1780 г. братья пріобрѣли у козака X. Касима, «имѣвшаго надобность необходимих денегъ», «пахатноѳ и сѣнокосное поле..., положеніе имѣещоѳ... въ смѣжности» съ Красовскими, за 45 руб.; въ 1781 г. за ЗОО руб. они купили у коз. В. Сененка прилегавшій къ балкѣ Ковраю и, значитъ также смежный грунтъ зъ разнимъ родючимъ и другимъ деревомъ и при ономъ» пахотное и сѣнокосное поле; въ 1784 г. за 47 руб. была пріобрѣтена «пахатная и сѣножатная земля» у помежниковъ по Загородищу коз. Квачей. Несомнѣнно, на семъ пріобрѣтенія не остановились, но, къ сожалѣнію, свѣдѣній о нихъ въ фамильномъ архивѣ Красовскихъ не сохранилось. Павелъ Красовскій умеръ бездѣтнымъ и хозяиномъ всего двора остался Петръ, который отошелъ въ вѣчность около 1820 г. Петръ Красовскій былъ женатъ и имѣлъ нѣсколькихъ дѣтей. Къ моменту смерти Петра Красовскаго наслѣдниками его были сыновья Осипъ и Евстафій Остапъ Красовскій родился въ 1806 г. Шестнадцати лѣтъ онъ поступилъ подканцеляристомъ въ Золотоношскій уѣздный судъ, 8 окт. 1826 г. Остапъ былъ произведенъ въ канцеляристы, а 22 янв. 1830 г.—въ коллежскіе регистраторы со старшинствомъ 31 дек. 1829 г.; 5-го марта 1832 г. онъ увольнялся «по домашнмъ обстоятельствамъ», и хотя считался человѣкомъ «способнымъ и къ повышенію чина достойнымъ», но оставался въ чинѣ коллежскаго регистратора. Выйдя въ отставку Осипъ Красовскій женился и зажилъ хуторяниномъ. У Осипа Красовскаго былъ сынъ Юрій, донынѣ здравствующій популярный педагогъ, начальникъ Орѣховскаго (въ Таврической губ.).. училища. Братъ Осипа Евстафій Красовскій, по метрическому свидѣтельству судя, родился «въ 1808 или 1809 г.», по справкѣ же изъ Консисторіи—ІЭсент. 1805 г. Евстафій повидимому не служилъ— еще въ 1844 г. онъ именуется просто «корнетскимъ сыномъ». По фамильнымъ преданіямъ, Евстафій Красовскій былъ женатъ, имѣлъ дѣтей, опредѣлилъ ихъ куда-та на службу. Но большими свѣдѣніями по поводу этого мы не располагаемъ, какъ не располагаемъ, вообще матеріалами о родѣ Красовскихъ.
— 232 — 2. Громашевскіѳ. Свѣдѣнія о родѣ Громашевскихъэвесьма незначительны. Весь фамильный архивъ этого рода состоитъ всего изъ 12 документовъ. Древнѣйшимъ представителемъ фамиліи Громашевскихъ является переяславскій козакъ Климъ. Климъ Громашевскій вступилъ на службу «въ числѣ виборнихъ полку переяславскаго Козаковъ» въ 1729 г. «Отъ переяславской к-ріи и сотеннаго ирклѣевскаго правленія». Климъ «по всякій годъ безъперерывно наряжаемъ былъ... въ разніе внутрь и внѣ Малой Россіи наряди» по 1757 г. Только въ 1 757 г. «за, усмотрѣніемъ полковой переяславской к-ріи» Климъ назначенъ былъ «должность править каневецкаго сотеннаго атамана» повидимому «на вакансъ», а въ 1759 г. «респектомъ продолженнихъ служебъ» былъ утвержденъ «настоящимъ сотен- нимъ атаманомъ». Несмотря на усердную службу, Громашевекаго не взлюбилъ его сотникъ Ив. Лебединскій, который, «возимѣвъ... невѣдомо съ чего злобу..., началъ причинять (Климу) разнообразніе и нёсносніе обыди безъвинно». Обиды, вѣроятно, были очень чувт ствительны, потому что Климъ «принужденъ (былъ) въ полковой переяславской к-ріи... на сотника искат и неединожди». Жалобы вызвали со стороны Лебединскаго еще большее озлобленіе и тоже доносы въ полковую к-рію, причемъ послѣдняя, не смотря на ордеръ Генеральной К-ріи, «не доложасъ вышшей командѣ» и «заочно» отрѣшила Клима отъ должности «с немалий^ поруганномъ» въ 1765 г. Злоба Лебединскаго проистекала изъ того, что онъ на мѣсто Громашевекаго думалъ устроить и устроилъ своего родственника, «не бывшаго нѣгде въ службѣ сина мужика полку старо- дубовского сотнѣ новгородской с. Шатрищъ, в подданствѣ мона- стира новгородскаго находячогос Матвѣя Чѳрневскаго». Въ 1766 г. Климъ пробовалъ жаловаться въ Малороссійскую Коллегію, но ничего не добился. Въ подачѣ «скаргъ» провелъ и остатокъ своихъ дней (f около 1769 г.). Благодаря постояннымъ • безпокойствамъ урядовъ, доложены Громашевскихъ въ череяслЬвскомъ полку стало невозможнымъ. Поэтому сынъ клима Григорій перебрался въ яблуновскую сотню лубенскаго полка, но на службѣ не состоялъ и умеръ козакомъ. Его сынъ Иванъ Григорьевичъ еще съ 1764 г. началъ канцелярскую службу тоже въ лувенскомъ долку, а чрезъ 5 лѣтъ «в пятисотной командѣ служилъ е начала... турецкой компанѣи даже до окончанія», причемъ, какъ видно изъ аттестата
— 233 — отъ 28 окт. 1774 г., отличался «прилежностію и проворствомъ», быль «грамоте доволно знающъ, к писменним де ламъ способенъ и во многихъ случаяхъ употребляемъ за старшинъ къ командованію протчими». Такія обстоятельства дали Громашевскому возможность просить полковую к-рію о производствѣ его въ сотенные старшины. *) К-рія уважила ходатайство Громашѳвскаго и 11 Іюня 1781 г. онъ былъ сдѣланъ сотеннымъ асауломъ. Чрезъ 2 года И. Громашевскій по болѣзни вышелъ въ отставку въ чинѣ сотеннаго атамана, но до 1787 г. фактически не разставался съ этой послѣдней должностью. Въ 1784 г. при помощи друзей, удостовѣрившихъ, что «предки его—дедъ Климъ и отецъ Григорій изъдревле были породы шлехетской..., вели какъ жизнъ, так и состояніе благородное, равно и онъ», Ив. Громашевскій сдѣлался уже россійскимъ дворяниномъ и—по ходатайству гр. П. А. Румянцева—въ 1787 г. корнетомъ. Послѣ этого Ив. Громашевскій видимо отстранился отъ служебной дѣятельности совсѣмъ и сталъ заниматься исключительно хозяйствомъ. Такъ, въ 1797 г. онъ велъ тажбу съ священникомъ хорольскаго у. с. Ивановки, не желавшимъ почему- то уплатить заработанныя бѣглымъ Громашѳвскаго Брязкуненкомъ денегъ, и благоустраивалъ полученное отъ предковъ с. Овсяки. Въ такихъ трудахъ онъ умеръ около 1809 г. Вмѣстѣ съ Иваномъ жилъ нераздѣльно его братъ Максимі, тоже сопричисленный къ дворянству Кіевскаго намѣстничества 22 февр. 1787 г. Но о немъ въ фамильномъ архивѣ не сохранилось больше никакихъ свѣдѣній. У Ив. Громашѳвскаго былъ сынъ Василій, родившійся въ 1793 г. Василій Громашевскій по протекціи вице-адмирала Н. Л. Языкова въ 1810 г. поступилъ на службу въ николаевскую полицію писцомъ, въ томъ же году былъ награжденъ «настоящимъ чиномъ канцеляриста», а въ 1811 г. вышелъ изъ полиціи и поступилъ на военную службу. На послѣдней онъ преуспѣвалъ и въ 1836 г. мы видимъ его уже подполковникомъ и кавалеромъ. Василій Громашевскій въ бобринѳцкомъ у. Херсон, губ. осадилъ дер. *) Однимъ ивъ горячо поддерживавшихъ въ полученіи Громашевскимъ уряда въ первопирятинской сотнѣ былъ сотникъ первопирятинскій И. Плевковскій. Но впослѣдствіи друзья поссорились на столько, что Плевковскій совершалъ даже наѣзды на домъ Громашевскаго. См. мои Опыты по иот, права Малороссіи, стр. 63.
— 234 — Громашевку и для заселенія ея пріобрѣлъ нѣсколько десятковъ крестьянъ у Чигиринской помѣщицы Ф. Макарьевой за 2860 руб. и пр. В. Громашевскій имѣлъ сына Льва, служившаго въ Черноморскомъ флотѣ и занимавшаго тамъ какой-то видный постъ. Сынъ Льва Василій Громашевскій, кап. 1-го ранга, участвовалъ въ турецкой и японской компаніяхъ. На этомъ и прекращаются архивныя данныя рода Громашевскихъ. Поручикъ М. Слабченко.
Документы, извѣстія и замѣтки. Ода Ваша Мальцева Квази А. В. Ндакину. Ограждаемый Судьбою Со превыспреннихъ Небесъ Князъ Куракинъ предъ собою! Всѣхъ признательность влечетъ. Всѣ усердны.—Торопятся. Благодѣтель, о Твойхъ Подвигахъ сказать и славѣ. Содѣваемыхъ въ Полтавѣ. Князь творецъ для Ней благихъ. Ревность Твоя Блажится. Въ Государственныхъ дѣлахъ. Печатлѣится красится Видимыхъ на раменахъ. Такъ позволь благотворитель! Вновь Полтавы образитѳль! Всеусердно изъявить Что Творимое Тобою Подкрѣплямою Судьбою Вѣчно, славно должно быть. Князь Полтаву уновляя По угодности Царя Жителей вознаграждая Всѣмъ довольствіе творя. Благодарность здѣсь усердна. Со признательностью вѣрна. Велегласно вопіютъ Что Куракинъ благодѣтель. Для Полтавы вновь содѣтель Справедливость воздаютъ.
ш — Князь для нищихъ и убогихъ. Возсоздалъ жилища вновь, Для страдавшихъ толь премногихъ Музы тутъ устроѳвая Сирыхъ, бѣдныхъ принимая Перваго Петра прославить Тщится монументъ поставить Въ память вѣчную родовъ Возносимый градъ Полтава Новымъ озаренъ лучемъ Явно зритъ для ней что слава Украшаясь не мечемъ А Куракина раченьемъ Неусытнымъ попеченіемъ молитъ, проситъ чтобъ отецъ Князь Куракинъ не оставилъ Градъ Полтаву впредь прославилъ. Какъ Благихъ Ея Творецъ. Сочинилъ Г. Секретарь Василій Мальцовъ. Эту оду г. Секретарь, какъ величалъ себя авторъ, препроводилъ Князю при слѣдующемъ письмѣ; «Посредѣ неусыпныхъ трудовъ и и бдѣнію вашего сіятельства ознаменованіе для губернскаго города Полтавы благотворенія пріемлю смѣлость въ краткомъ слогѣ изъ- явить, предай себя человѣколюбивому вашего покровительству». На этомъ письмѣ князь написалъ: «благодарность изъявлено лично»! Генваря. 1805 г. Полтава. !) Арх. Губ. Правленія. Партикулярная переписка 1805 года. л. 57—58.
— 287 — Просьй Масальскаго послать ждавшіе Императору ймо І- Въ 1833 г. коллежскій регистраторъ Матвѣй Масальскій пожелалъ послать «свою рѣчь поздравительную съ новымъ годомъ Императору Николаю I. Онъ писалъ генералъ-губернатору кн. Н. Г. Репнину: «со времени отставки, въ 1804 г. онъ занимается» подъ сѣнью помазанниковъ Божьихъ въ частныхъ домахъ, равно и на мѣстѣ моего жительства ученіемъ россійской грамотѣ, первоклассныхъ предметовъ, малолѣтнихъ дѣтей; пишу иногда нравоучительныя статьи; изъ коихъ поздравленія Его И. Величества съ новымъ годомъ, по мнѣнію моему, есть самое лучшее, которое я и имѣлъ желаніе при прошеніи своемъ на Высочайшее имя послать, но смѣлости не достало». Кн. Репнинъ, отдавая должное чувствамъ автора, не одобрилъ слога, о чемъ и увѣдомилъ Со- снецкаго земскаго исправника, предписавъ ему убѣдить автора «употреблять время на гораздо полезнѣйшія занятія». (Арх. Г. Правл. 1833 г. №. 11). Проеьйа учителя Новроцкаго о каградъ. Милостивѣйшее вашего Сіятельства воззрѣніе, состоящее . въ изъявленіи благоволенія за найденный въ Прилукскомъ народномъ училищѣ въ обученіи юношества порядокъ, я за должное со стороны моей исполненіе должности, возбудило во мнѣ смѣлость повергнуть себя вашего сіятельства разсмотрѣнію. Я въ настоящемъ классѣ прохожу уже три года безъ всѣхъ иныхъ побужденій, кромѣ благодѣтельнаго и высокаго отъ вашего сіятельства начальничьего ободренія, по которому хотя о вознагражденіи меня и было по надлежащему представленіе, но по сему нѣтъ содѣйствія. Взырая съ восхищеніемъ на оказываніе вашимъ сіятельствомъ высокихъ вашихъ прѳмногихъ милостей» осмѣливаюсь и я всенижайше просить благодѣтельнаго вашего могущества и мнѣ получить воздаяніе за трудъ мой, о коемъ свидѣтельствуютъ подносимые при семъ аттестаты. За отличное счастье и пріятнѣйшую честь поставляю вѣчно пребыть съ глубочайшимъ въ особѣ вашего сіятельства высокопочитаніемъ и тою же преданностью и пр. учитель 14 класса
— 238 — Иванъ Новроцкій. Князь Куракинъ отвѣтилъ ему что «вслѣдствіе «предварительныхъ правилъ» изданныхъ Министерствомъ въ это дѣло вовсе ему не принадлежитъ и входить въ оную (т. е. просьбу) ему не можно. (Арх. Г. Правя. 1803 г. св. 24, № Г14). 1803 г. Августа 27. Прилуки. Рмь Роиіио кцедводителя щи В. Полиш. Въ первой половинѣ прошлаго вѣка, изъ среды дворянъ не мало избиралось лицъ для занятій разныхъ должностей Ромен- скій предводитель В. Политика, получивъ отъ губернатора Сонцева, въ 1802 г. предписаніе о «введеніи новоизбранныхъ для роменс- каго повѣта чиновниковъ въ мѣста каждому назначенныя» привелъ ихъ къ присягѣ въ соборѣ и затѣмъ прочелъ имъ «приличные о томъ законы» и сказалъ, какъ онъ доносилъ «мои мысли» которыя и представилъ князю Куракину. Вотъ эта рѣчь: «Наконецъ, судіи наши, вы уже въ храмѣ правосудія, куда вводитъ васъ довѣренность согражданъ вашихъ и власть правительства, вручилъ вамъ кормило суда и правды, они ввѣрили вамъ жребій спокойствія и безопасности своей. Я былъ тому свидѣтелемъ и скоро чаю быть вашего рвенія и безпристрастія. Не найду вѣрно и не приведу къ вамъ ни одного угнетеннаго оставленнаго безъ покровительства, ни одного гонимаго безъ защиты, вы сами ихъ узрите. Мѣсто засѣданій вашихъ будетъ ихъ убѣжищимъ, а вы хранителями чести и достояній ихъ. Чистая совѣсть, доброе имя, честь будутъ единственною для васъ наградою, но есть ли что лестнѣйшаго для смертнаго и для сына отечества? Совершенно надѣясь, что истина и милость, любовь и соболѣзновеніе къ ближнему будутъ всегда двигать сердца—водить руки ваши, что вы всегда соединять для него будете милосердіе съ правосудіемъ, я оставляю васъ и выхожу спокоенъ». Интересна не столько рѣчь, сколько обычай говорить рѣчь при вступленіи въ должность избранныхъ лицъ. (Арх. Г, Правл. 1802; № 128, св. 42, стр. 177). Сообщ. И. Ф. Павловскій.
ОТЧЕТЪ ПОЛТАВСКОЙ УЧЕНОЙ АРХИВНОЙ КОМИССІИ за 1915 іодз. СОСТАВИЛЪ ПРАВИТЕЛЬ ДѢЛЪ И. Ф. ПАВЛОВСКІЙ.
Печатать дозволяется 7 января 1915 года. Военный Цензоръ П. Саханскій.
ОТЧЕТЪ за 1915 годъ. Въ отчетномъ году предсѣдателемъ Комиссіи былъ Губернскій предводитель дворянства М. И. Герценвицъ, товарищемъ предсѣдателя А. Ф. Мальцевъ, Правителемъ дѣлъ и казначеемъ И. Ф. Павловскій и библіотекаремъ В. А. Щепотьевъ. Бъ октябрѣ заканчивали свои полномочія А. Ф. Мальцевъ, И. Ф. Павловскій и В. А Щепотьевъ. Въ засѣданіи 1 Октября они были вновь избраны на три года. Въ составѣ Редакціонной Комиссіи были: А. Ф. Мальцевъ, її. Ф. Павловскій и Л. В. Падалка. Членами Ревизіонной Комиссіи были: Г. Т. Ивановъ и А. Ф. Дучинскій. Въ 1915 г. было 5 засѣданій, на которыхъ, помимо текущихъ дѣлъ, были ^прочитаны слѣдующія доклады: И. Ф. Павловскимъ три доклада: 1) О съѣздѣ представителей ученыхъ архивныхъ комиссій, бывшемъ въ Петроградѣ 6—7 Мая 1914 г. (это второй докладъ, первый былъ прочитанъ осенью 1914 г.) 2) «Описаніе архивовъ Полтавской губерніи». Докладчикъ сдѣлалъ, на основаніи полученныхъ данныхъ, характеристику состоянія архивовъ въ губерніи. 3) О продажѣ спиртныхъ напитковъ въ Полтавской губ. въ началѣ прошлаго вЬка. Докладчикъ на основаніи архивнаго мате- реала, сообщилъ какія были въ то время горячія напитки, цѣны при покупкѣ и продажѣ и т. п. М. Г. Астрябъ: «Къ исторіи Лубенскаго монастыря». Сообщивъ объ основаніи монастыря, его имѣніяхъ, пожертвованіяхъ, онъ передалъ содержаніе многихъ интересныхъ матерьяловъ, относящихся къ исторіи этой обители (фундушъ княжны Раины Вишневецкой, дарственная запись Ю. Русѣновича, его духовное завѣщаніе, процессъ М. С. Грека съ Мгарскимъ монастыремъ и т. п. О томъ же монастырѣ и въ томъ же засѣданіи, прочла докладъ д. ч. общества Е. В. Волкова.—«Дѣло подполковника Алексѣя Семенова съ Лубенскимъ Мгарскимъ монастыремъ 1756 года.
4 Это дѣло изложено на основаніи архивнаго матерьяла, переданнаго въ Архивную Комиссію ея почетнымъ членомъ М. Н. Пантелеевымъ. Это бытовой очеркъ. Подполковникъ Семеновъ жаловался гетману на «обиды и гвалты, чинимыя ему управителемъ Мгар- скаго монастыря Голяховскимъ съ чернецами и всѣмъ ихъ народомъ и набѣговъ на село его Березаточу» и т. п. В. Е. Бучневичъ прочиталъ историческій очеркъ о селѣ Жукахъ (Полтавскаго уѣзда). А. А. Несвицкій, на основаніи архивнаго матерьяла, прочиталъ рефератъ: «Мѣры противъ заноса чумы въ Малороссію въ прошломъ столѣтіи». Предпославъ своему реферату очеркъ распространенія "'чумы въ Россіи, докладчикъ указалъ на мѣры, какія были приняты герералъ-губернаторомъ Малороссійскимъ противъ занесенія этой болѣзни. Членъ Комиссіи И. Ф. Неутріевскій, проживающій—нынѣ въ Нижнемъ Новгородѣ, прислалъ докладъ: о борьбѣ съ голодомъ въ 1833 г. Этотъ докладъ является продолженіемъ его доклада, читаннаго въ Комиссіи въ 1914 г., когда онъ былъ преподавателемъ Полтавскаго женскаго епархіальнаго училища. Докладъ былъ прочитанъ В. А. Щепотьевымъ. Изданія Архивной Комиссіи въ 1915 году. 1. Выпускъ ХІІ-й. Сюда вошли слѣдующія работы: Л. В. Падалка — Происхожденіе и значеніе имени «Русь». И. Ѳ. Ковбы—Хозяйственное положеніе посполитыхъ и подсосѣд- ковъ Песчанской сотни, Переяславскаго полка, по даннымъ Румянцевской описи 1767 года. II. К. Ѳедоренка—Воронковская сотня Переяславскаго полка по Румянцевской описи. Й. Ф. Павловскаго— Кременчугская фабрика сукнодѣлія для евреевъ въ началѣ XIX вѣка. Приложеніе: И. Ф. Павловскаго—Отчетъ Полтавской Ученой Архивной Комиссіи за 1914 годъ. 2. Выпускъ XIII. Содержаніе: И. Ф. Павловскаго—Первый съѣздъ представителей ученыхъ архивныхъ Комиссій въ Петроградѣ (6—7 Мая 1914 г.). М. Г. Астряба—Лубенскій Мгарскій Свято-Преображенскій монастырь. В. А. Щепотьева—Нѣсколько статистическихъ данныхъ изъ жизни Малороссійской губерній (нынѣшнихъ Полтавской и Черниговской) въ началѣ XIX в. И. Ф. Павловскаго—О минеральныхъ водахъ въ Константиноград-
5 скомъ уѣздѣ, Полтавской губерніи въ началѣ прошлаго вѣка (1884—1809 г.). И. Ф. Павловскаго — Къ біографіи И. П. Котляревскаго— (съ двумя автографами), П. Н. Маламы—О саранчѣ въ 1804 г. и о мѣрахъ борьбы съ ней. И. Ф. Павловскаго—О переселеніи полтавскихъ Козаковъ на Черноморье и Тамань въ началѣ прошлаго столѣтія, И. Ф. Павловскаго—Къ біографіи В. В. Капниста. Начертаніе дворянскаго училища. Е. В. Волковой—Дѣло подполковника Алексѣя Семенова съ Лубенскимъ Мгарскимъ монастыремъ 1756 г. И. Ф. Павловскаго—Ботаническіе сады въ Полтавѣ, разведеніе и собираніе лѣкарственныхъ растеній въ Полтавской губерніи въ прошломъ столѣтіи. Приложеніе. «Изъ переписки Малороссійскаго генералъ-губернатора князя А. В. Куракина, сообщ. И. Ф. Павловскій. Эти два выпуска помимо д. в почетныхъ членовъ, которымъ посылаются всѣ изданія Комиссіи, были разосланы всѣмъ земскимъ гласнымъ тѣхъ уѣздовъ, которыя ассигновываютъ пособія Комиссіи. Разсылаются также всѣмъ Архивнымъ Комиссіямъ и ученымъ учрежденіямъ, отъ которыхъ Комиссія получаетъ изданія. 3. Отчетъ Архивной Комиссіи за 1914 годъ. Отчетъ этотъ былъ напечатанъ въ приложеніи къ XII в. и отдѣльно, въ небольшомъ количествѣ экземпляровъ. 4. Народныя пѣсни, собранныя въ Полтавской губ. Собралъ В. А. Щепотьевъ. Къ этому изданію предпослано введеніе, а въ концѣ его помѣщены ноты (болѣе 60 пѣсень). 5. И. Ф. Павловскій.—«Описаніе архивовъ Полтавской губерніи >. Описаніе это сдѣлано по порученію Императорскаго Русскаго Историческаго Общества. Комиссія выработала опросныя листы, по которымъ въ городахъ производили обслѣдованіе уполномоченные комиссіей лица. Опросные листы для собиранія данныхъ о церквахъ были разосланы о.о. благочиннымъ епархій, а для Волостныхъ Правленій земскимъ начальникамъ. Въ настоящемъ трудѣ помѣщена характеристика, на основаніи этихъ данныхъ, состоянія архивнаго дѣла въ губерніи, а затѣмъ и все существенное, извлеченное изъ этихъ опросныхъ листовъ. 6. Матерьялы по народной словесности, в. I., собранныя въ Роменскомъ уѣздѣ, д. членомъ Комиссіи П. А. Гнѣдичемъ.
6 7. Его же, в. II, ч. I. 8. Его же вып. II, ч. 2-я. Эти изданія пѣсень иллюстрированы прекрасными, художественно исполненными снимками. Всѣхъ сборниковъ будетъ 5. Четвертый находится въ печати. Это большой трудъ д. ч. комиссіи П. А. Гнѣдича, прожившаго въ Ромен- скомъ уѣздѣ съ спеціальною цѣлью собранія этого этнографическаго матерьяла. П. А. Гнѣдичъ пожертвовалъ на это изданіе 845—95 к. *), а безъ этихъ средствъ Архивной Комиссіи невозможно было бы издать эти выпуски, тѣмъ болѣе, при той дороговизнѣ бумаги, какая существуетъ въ настоящее время. Такимъ образомъ, въ отчетномъ году Архивной Комиссіей выпущено семь изданій, не считая «Отчета Архивной Комиссіи» который является оттискомъ изъ XII в. «Трудовъ Комиссіи». Сочиненія, полученныя Комиссіей въ 1915 году. Труды Архивныхъ Комиссій: Дѣйствія Нижегородской Арх. Комиссіи т. XVII, в. II, IV, в. III, т. XV в. V, в. IV, VI. Рязанской т. XXVI, в. 2. Таврической, № 52. Тульской кн. I. Воронежской в. V. Вятской 1915, в. I. Курской в. II. Владимирской кн. XVI. Саратовской в. 32. Извѣстія Тамбовской в. 56. Екатеринославской в. X. Оренбургской в. XXXII. Черниговской в. XI. Отчеты о дѣятельности Архивныхъ Комиссій: Симбирской, Черниговской за 1911 г., Ставропольской за 1911 г., Тульской, Рязанской за 1912 г., Воронежской 1913 — 1 февр. 1914. Отчеты ученыхъ учрежденій: 1) Бессарабскаго Церковно-Археологическаго общества, 2) годовой отчетъ по устройству Музея 1912 г., 3). Отчетъ Подольскаго Церковно-Археологическаго общества за 911г. 1912 г. 913 г. (двѣ брошюры, 4) Харьковской городской библіотеки, 5) Отчетъ Общества ревнителей исторіи съ 11 Ноября по 1 Января 1914 г., 6) Отчетъ Кіевскаго Художественнаго Музея, имени Николая II, за 1914 г., 7) Отчетъ Одесской Городской библіотеки, 8) Отчетъ Ц.-историческаго и археологическаго Общества при Кіевской Ду- х) Помимо этого, П. А. Гнѣдичемъ сдѣланы на свои средства рисунки къ двумъ выпускамъ.
7 ховной Академіи 9) Россійское Общество нумизматовъ. Протоколы 1914 г. Труды Ученыхъ Обществъ: Вѣстникъ Харьковскаго Историко-филологическаго Общества. Сборникъ статей въ честь проф. В. П. Вузескула. » » » » памяти проф. Рѣдина. Послѣднія два изданія—Историко-филологическаго Общества. Извѣстія Общества изученія Олонецкой губ. 1915 г. 2 и 3,4. Опись дѣламъ архива Канцеляріи Госуд. Думы т. I и т. II. Сборникъ статей, изд. Студенческимъ ист. этнографическимъ кружкомъ при Кіевскомъ университетѣ в. 3. VIII. V. Извѣстія И.-Археографической Комиссіи в. 51,52, 53, 54,55. 56 и приложенія къ в. 52, 54 и 56. Лѣтопись Херсонскаго городскаго музея за 1913 г. Столѣтіе военнаго министерства: 1) Главное военно-судное управленіе и 2) Главное Управленіе военно-учебныхъ заведеній. Сборники И. Р. Ист. Общества т. 7, 8, 9 и Рус.-біографи- ческій словарь (1 томъ). Сборникъ Новгородскаго Общества любителей древности. Матеріалъ для алфавитнаго указателя къ журналамъ 1 департамента Сената. Опись документамъ и дѣламъ Сенатскаго Архива т. и III, ч. 1 и 2. Чтенія въ церковно-историческомъ и археологическомъ Обществѣ при Кіевской Академіи в. XIII. Предположенія по изученію 2-й Отечественной войны (изд. Тульской арх. комиссіи). Извѣстія Общества Археологіи, исторіи и этнографіи при Казан. Университетѣ т. XXIV в. 1—3. Міпегѵа. Сборникъ ист. ф. семинарія при В. Ж. курсахъ въ Кіевѣ в. IV и в. V. Каталогъ библіотеки Д. Г. Бурылина. Иваново-Вознесенскъ т. I. Ватинъ. Село Минусинское. Историческій очеркъ, изд. Минусинскаго Мартьяновскаго Музея. Люди Нижегородскаго Поволжья, в. I.
8 Указатель временной этнографической выставки русскаго населенія Галиціи. Альбомъ достопримѣчательностей Ц.-Археологическаго Музея при И. Кіевской Духовной Академіи. Отъ почетныхъ членовъ Комиссіи: Ланниченко И. А. проф. Казанскій. Отъ Высокопреосвященнаго Іоанна, бывшаго епископа Полтавскаго, нынѣ архіепископа Рижскаго: 1) Циркуляръ Министра В. Дѣлъ отъ 6 Мая 1884 г. за № 10 объ учрежденіи Рязанской, Ученой Архивной Комиссіи. 5 экз. брошюръ журналовъ Рязанской Ученой Арх. Комиссіи и Труды той же Комиссіи: 8 номеровъ за 1887 г. ІІ-го тома, 7—за 1888 г. 3-го тома, 11—4-го тома, 12—5-го тома, 8—6-го тома, 9—7 тома, 2 выпуска 8-го тома, 1, 1895 г., 2—1897 г., 2--1899 г. 1—1900 г. отчетъ за 1909 годъ. 1 писцевая книга Рязанскаго края; брошюра «Коростовскій кладъ», брошюры о раскопкахъ Борковскаго могильника:, значеніе клада, и преподобный Илларіонъ. Петровъ Н. И. Преосвященный Ѳеодосій еп. Оренбургскій. Отъ д. членовъ Комиссіи: И. Е. Макаренка: Путевыя замѣтки и наброски о русскомъ искусствѣ. В. Л. Модзалевскаго: Актовая Книга Стародубскаго городового уряда 1693 года. Отъ Архива Государственнаго Совѣта: Журналы отчетнаго и главнаго комитетовъ по крестьянскому дѣлу т. І. т. II, приложенія къ журналу Главнаго Комитета, журналы и меморіи. Опись дѣлъ, архива т. 11, 12 и 21. Отъ товарища предсѣдателя Смоленской архивной Комиссіи Е. Н. Клетновой: 1) Археологическія развѣдки, Вяземскаго’уѣзда, 2) Отзвуки Отеч. войны въ предѣлахъ Вяземскаго уѣзда, 3) Ме- рянское погребеніе, 4) О раскопкахъ на Смядыни,. 5) По рудной Осетіи, 6) Хронографъ Вяземскаго собора.
— 9> — Почетные Члены Комиссіи: Багалѣй Д, И., бывшій ректоръ и профессоръ Харьковскаго университета, нынѣ городской голова въ Харьковѣ. Вразоль С. Е. Гофмейстеръ, б. Полтавскій губернскій предводитель дворянства и членъ Государственнаго Совѣта. Гавріилъ,, бывшій епископъ Прилукскій, викарій Полтавской епархіи. Зенгеръ, б. министръ народнаго просвѣщенія. Іоаннъ, б. епископъ Полтавскій, нынѣ архіепископъ Рижскій. Иконниковъ, В С. историкъ, заслуженный профессоръ Кіевскаго Университета и членъ Академіи Наукъ Ефименко А. Я. профессоръ высшихъ женскихъ курсовъ въ Петроградѣ. Катериничъ М. К. б. Полтавскій вице-губернаторъ, а нынѣ сенаторъ. Князевъ В. В., бывшій Полтавскій губернаторъ. 10. Левицкій О. И. историкъ. Линниченко И. А. профессоръ Новороссійскаго Университета. Мальцевъ А. Ф., докторъ медицины, директоръ Полтавской Психіатрической больницы. Товарищъ предсѣдателя. Муравьевъ Н. Л., графъ, бывшій Полтавскій, а нынѣ Московскій губернаторъ. Назарій, б. Полтавскій архіепископъ, а нынѣ архіепископъ Херсонской и Одесскій. Павловскій И. Ф., бывшій преподаватель Петровскаго Полтавскаго кадетскаго корпуса. Правитель дѣлъ и казначей. Пантелѣевъ М. ;Н., бывшій директоръ Кіевской гимназіи «группы родителей». Петровъ Н. И. заслуженный профессоръ И. Кіевской Духовной Академіи. Потоцкій А. П., бывшій директоръ Петровскаго Полтавскаго кадетскаго корпуса. Покровскій Н. И., директоръ Петроградскаго Археологическаго института. 20. Сильвестръ, б; епископъ Прилукскій, а нынѣ епископъ Омскій и Павлодарскій;. Сумцовъ Н. О., профессоръ Харьковскаго' Университета,
10 — Скаржинская Е. А. Шереметевъ С. Д. графъ, членъ Государственнаго Совѣта.