Текст
                    ПОЛТАЕКНОИ
УЧЕНОЙ АРХИВНОЙ КОМИ
Издано подъ редакціей дѣйствительныхъ Иденовъ Комиссіи
авловсиасо,
<• ВЫПУСКЪ ОДИНАДЦЯТЬ!#.
п о 1 Т I 1 А.
Ѳлектрич. типографія Г. И. Маркевича. Бульваръ Котляревскаго.
1> І~4 г.



ИЗДАНІЯ ПОДТАВСДОИ УЧЕНОЙ АРХИВНОЙ КОіадеіН: 1. Труды, вып. первый . . . . . . ц. 1р. 50 к. Содержаніе: И. В. Василенко,.— „Къ исторіи межеванія земель въ Полтавской губерніи44, И. В. Максимова—„Церковь въ с. Запсельѣ во имя св. Николая*1, А. Ф. Мальцева—„Св. Ефремъ переяславскій, строитель первыхъ больницъ въ Россіи11, И. Ф. Павловскаго—< Къ исторіи Малороссіи во время генералъ- губернаторства кн. Репнина», Л. В. Падалки —„Древнія земельныя сооруженія въ предѣлахъ Полтавской губерніи ч. I44, „О древнихъ городахъ, городищахъ и насыпныхъ валахъ44, Приложенія: „Отчетъ по межеванію Полтавской губерніи1*, В. Л. Модзалевскаго. „Матерьялы для исторіи полтавскаго полка и къ родословной Гоголь-Яновскихъ44, 2. Труды, вып. второй . . . . . . ц. 75 к. Содержаніе: Л. В. Падалки — „Что сказало населеніе Полтавской губерніи о своемъ старомъ бытѣ'4, С. I. Сирогпенка.—„Церковное пѣніе въ южной и сѣверной Россіи въ XVII в.44, П. А. Еггтигьына.—„Печати городовъ 3-хъ малороссійскихъ казачьихъ полковъ44, Приложенія В Л. Модзалевскаго.- ,тМатерьялы для исторіи Полтавскаго полка44, И. Фр. Павловскаго—„Статистическія свѣдѣнія о Полтавской губерніи сто лѣтъ назадъ44 3. Труды, вып. третій . . . . . . ц. 75 к. Содержаніе: Епископа Ѳеодосія.—Раскольничій патріархъ въ Полтавѣ44, Ѳ. Николай- пика —„Ильинская ярмарка въ періодъ ея существованія въ Ромнахъ4*, А. Ф. Мальцева.— „По поводу двухъ документовъ конца XVIII и начала XIX вѣка о вознагражденіи духовенства за требоисправленія44, В. Л Василевскаго.— „Полтавская гимназія съ 1808—1831 годъ4*. А. В Липеровскаго — „Гдѣ похоронены шведскіе воины послѣ битвы 27-го іюня 1709 г.44 4. Труды, вып. четвертый . . . . . ц. 75 к. Содержаніе: А. Ф. Мальцева — „О малорусскихъ шпиталяхъ4*, И. Фр. Павловскаго. - „Полтава въ ХГХ столѣтіи44, И. Фр. Павловскаго — „Проэктъ В. Малахова въ 1834 г. объ учрежденіи взаимнаго общества сграхованія отъ градобитія44, П. А. Еитггцына.—„Кобелякская старина4*, В П Лео?рповс«;аго. —„Характерныя черты личности44 Г. С Сковороды и его „змій израильскій44, И. Ф. Павловскаго.—„Кн. Репнинъ въ его отношеніяхъ къ дворянству изъ за винной монополіи и Д. В. Кочубей44, Е. 4. Баляснаго —„Реестры выданнаго приданнаго въ 1794 г. и 1815 г.44, В. А. Пархоменко.— „Тысячелѣтіе города Переяслава44, Приложенія. 5. Труды, вып. пятый . . . . . . ц. 75 к. Содержаніе: Л. Падалкгі.—„В. Б. Антоновичъ44, И. Ф. Павловскаго.—„О распространеніи въ Малороссіи произведенія Шевченка44, И. Павловскаго. — «Къ вопросу о переводѣ Ильинской ярмарки изъ Роменъ въ Полтаву», Л. Падалки — „О старинномъ покровскомъ храмѣ козацкой поры и его строителѣ44, И. Ф. Павловскаго —„Къ исторіи винокуренія въ Малороссіи44,— И. Фр. Павловскаго.— „Губернаторъ В. П. Тутолминъ, кн. Н. Г. Репнинъ и губернское правленіе44, В. П. Леонтовскаго.—'іПолтавскій мыслиіель, поэтъ Г. С. Сковорода и генезисъ его философіи,44 В Василевскаго. — „Полтавская первая мужская гимназія44, Н. Макаренка. - „Матеріалы по археологіи Полтавской губерніи44, А. И. Авиновой.—„Дѣло о подсудимомъ недорослѣ изъ Шидѣ- евскихъ шляхтичей Юстинѣ Петровскомъ,44 Л. Падалки. -,,О происхожденіи и особенностяхъ владѣнія казачьими и наслѣдственными землями въ Малороссіи44, В. Леоншовскаго„Къ тексту „Змій Израильскій,44 И. Фр. Павловскаго.—„Статистика еврейскаго населенія въ Полтавской губерніи со времени ея учрежденія и о чертѣ осѣдлости44. 6. Труды, вып. шестой ч. I. . . . . . ц. 50 к. Содержаніе: И. Фр Павловскаго.—„Массонская ложа въ Полтавѣ,44 И. Ф. Павловскаго.— „Учрежденіе Полтавскаго Института и постройка для него зданія Приказомъ общественнаго Призрѣнія,44 В. И. Василеггка.—„Деревянный инвентарь 1900 г. въ Полтавской губерніи,44 Г. Т. Иванова. -„О магистратскихъ и монастырскихъ крестьянахъ города Переяслава,44 „Письма генераль- губернатора кн. А. Б. Куракина изъ Малороссіи,44 переводъ П. А. Несвитской подъ редакціей И. Е>. Павловскаго; 77. 717. Еременка. — „Земляныя валы въ м. Варвѣ, Лохвицкаго уѣзда и его окрестностяхъ,4* М. Г. Асніряба.— „Процессы Андрея Марковича.44
ТРУДЫ полтлвсной УЧЕНОЙ АРХИВНОЙ КОМЖІИ. Цздайо подъ редакціей дѣйетвитедьйыхъ чдейовъ Цоииееіи авловскаго, ПОЛТАВА. Электр. Тип. Г. И. Маркевича, Бульв. Котляревскаго. 1914 г.
г л а в л Q н i Q. Стран. 1. Г. П. Алексѣевъ (Некрологъ).—А. Ф. Мальцева. ПІ—VII 2. Письма Евгенія Павловича Гребенки къ Н. М. Новицкому.—Г. Коваленко . . . . . . 1 25 3. Церковное пѣніе въ древнейРуси (X—XVI в. в.) — О. Сиротенко ........ 27—49 4. Къ заботамъ князя Алексѣя Борисовича Кура¬ кина о судоходствѣ рѣкъ въ Малороссіи.—А. Дучин- скаго .......... 51—58 5. Голодъ въ Полтавской губерніи въ 1833—34 годахъ и мѣры борьбы съ нимъ (но архивнымъ даннымъ)-— И. Ф. Неутріевскаго ....... 59—84 6. Дѣло объ очисткѣ рѣки Остра въ г. Нѣжинѣ.- 77. Н. Маламы . . . . . . . .85-97 7. Купчая крѣпость гетмана Разумовскаго и другіе документы XVIII вѣка, относящіеся къ землевладѣнію гетманской и слободской Украины—И. И. Скитскаго .......... 99—119 8. Столѣтіе Дубенскаго Высшаго Начальнаго Учи¬ лища (1814—1914 г.г.).—М. Г. Астряба . . . 121—178 9. Письмо В. Н. Каразина къ князю А. Б. Куракину о привлеченіи малороссійскаго дворянства къ пожертвованію на Харьковскій Университетъ.—И Ф. Павловскаго. ........ 179—185 10. Матеріалы къ исторіи г. Крюкова.—М. Слаб- ченко . . . . . . . . . .187—194 11. Матеріалы, относящіеся къ учрежденію почты въ Малороссіи при гр. Румянцевѣ-Задунайскомъ.—Г. А. Максимовича . 195 —211 ПРИЛОЖЕНІЯ’- 12. Отчетъ Архивной Комиссіи за 1913 годъ.— И. Ф. Павловскаго 3 — 19 13. Казки и оповидання.—В. II. Милорадовича. 73 — ІЮ
ІИ. J. JT. Алексѣевъ, (Некрологъ). 15 февраля текущаго 1914 года въ г. .Екатеринославѣ, на 80-мъ году жизни скончался почетный членъПолтав- ской Ученой Архивной Ком миссіи ГЕОРГІЙ ПЕТРОВИЧЪ АЛЕКСІЕВЪ. Покойный былъ видный Государственный ^Общественный дѣятель. Служебный титулъ его былъ высокій. Онъ былъ Оберъ-Гофмейстеръ Высочайшаго Двора, Дѣйствительный Тайный Совѣтникъ, Почетный опекунъ, Членъ Совѣта Министра Вн. Дѣлъ и Почетный попечитель Училища Ордена Св. Екатерины въ С.-Петербургѣ. Четыре трехлѣтія покойный служилъ по избранію дворянъ Екатеринославскимъ Губернскимъ Предводителемъ дворянства. Имѣлъ въ награду всѣ русскіе ордена, исключая ордена Св. Андрея Первозваннаго. Родился Георгій Петровичъ 14 Мая 1834 г. въ родовомъ своемъ имѣніи „Котовка“, Новомосковскаго уѣзда, Екатеринославской губерніи, на границѣ съ Константино- градскимъ уѣздомъ Полтавской губерніи. Онъ происходилъ изъ стариннаго дворянскаго рода. Дѣдъ Г. П. Дмитрій Илларіоновичъ въ званіи доктора Оксфордскаго Университета былъ въ теченіи нѣсколькихъ трехлѣтій Екатеринославскимъ Губернскимъ Предводителемъ дворянства. Прадѣдъ былъ Астраханскимъ, а потомъ Псковскимъ губернаторомъ. По женской линіи Георгій Петровичъ былъ запорожскаго происхожденія- отъ Гетмана Даніила Павловича Апостола, память котораго покойный чтилъ осо¬
IV. бенно высоко. Овдовѣвшая теперь супруга Георгія Пет- тровича родомъ изъ Франціи. Она—дочь французскаго гражданина графа Дюбрель-Геліонъ-Дело-Героньеръ, до замужества—дѣвица Марія—Елизавета—Анжель. Отъ этого брака родилось двое дѣтей —дѣвочки: Вѣра и Ольга. Ольга скончалась дѣвицей. Вѣра Георгіевна состоитъ въ супружествѣ съ Екатеринославскимъ Губернскимъ Предводителемъ Дворянства, Шталмейстеромъ Двора Его Императорскаго Величества, Тайнымъ Совѣтникомъ, Сенаторомъ, Членомъ Государственнаго Совѣта Николаемъ Петровичемъ княземъ Урусовымъ, бывшимъ въ 1902 - 1906 г.г. Полтавскимъ Губернаторомъ и иниціаторомъ въ то время учрежденной въ г. Полтавѣ Ученой Архивной Коммиссіи, а въ настоящее время—ея почетнымъ членомъ. По образованію покойный Георгій Петровичъ былъ юристъ: онъ окончилъ курсъ въ Харьковскомъ Императорскомъ Университетѣ со степенью кандидата юридическихъ наукъ. Во всю свою жизнь покойный Георгій Петровичъ влагалъ много энергіи, труда и своего широкаго просвѣщеннаго ума въ жизнь государственныхъ и общественныхъ учрежденій, особенно учебныхъ заведеній, различныхъ благотворительныхъ дѣлъ и щедро жертвовалъ на образованіе стипендій при учебныхъ заведеніяхъ. Онъ былъ человѣкъ удивительной нравственной чистоты, глубокохристіанской вѣры, рѣдкаго самоотверженія, удивительной простоты и доступности, при его высокомъ положеніи, какъ придворнаго вельможи. Словомъ, про Георгія Петровича можно сказать, что у него было такъ много хорошаго, чудно-хорошаго, что трудно очертить и оцѣнить эту рѣдко свѣтлую личность. Какъ христіанинъ, какъ гражданинъ Великой Россіи и, наконецъ, какъ человѣкъ, Г. П. былъ человѣкомъ рѣдкой благородной души, чуткой къ чужимъ нуждамъ и къ чужому горю, готовой каждому во всякое время всячески помочь совѣтами, матеріальными средствами, ходатай¬
V. ствами и заступничествомъ предъ начальствующими, причемъ дѣлалъ это всегда настолько деликатно и любовно къ нуждающемуся въ помощи, что по слову Божію, «лѣвая его рука не знала, что дѣлала правая». О добрыхъ дѣлахъ Георгія Петровича на пользу ближняго можно говорить продолжительное время, и все еще останется многое, о чемъ не будетъ досказано. Въ предлагаемой краткой памяткѣ о покойномъ Георгіи Петровичѣ, мы не можемъ касаться разнообразной дѣятельности его. Для насъ, интересующихся родной стариной, для членовъ и сочувствующихъ дѣятельности Архивной Коммиссіи, желательно отмѣтить главнѣйшія заслуги Георгія Петровича въ области изученія старины. Въ этихъ цѣляхъ мы сообщимъ свѣдѣнія, помѣщенныя въ дни, слѣдующіе за кончиной Г. П. въ Екатеринославскихъ газетахъ: «Русская Правда» и «Приднѣпровскій край». Приведенныя свѣдѣнія получены главнымъ образомъ отъ почтеннаго Директора Екатеринославскаго Музея имени А. Н. Поля, Проф. Дм. Ив. Эварницкаго. Покойный Георгій Петровичъ искренне любилъ старину и особенно интересовался своей родной малороссійской стариной. Онъ, вмѣстѣ съ А. И. Полемъ, явился первымъ на югѣ Россіи собирателемъ остатковъ мѣстной старины—церковной, художественной, портретовъ, рукописей и остатковъ быта. Г. П. началъ собирать остатки родной старины и быта въ то время, когда этимъ еще мало интересовались и заслуга въ этомъ отношеніи со стороны Г. П. весьма велика, Г. П. чрезвычайно ревниво относился къ собираемымъ имъ предметамъ и принималъ до конца дней своихъ мѣры къ умноженію и сохраненію ихъ. Въ ранніе годы своей жизни Г. П. напечаталъ одинъ изъ лучшихъ своихъ трудовъ, по русской нумизматикѣ, а именно: «О рѣдкихъ Херсонскихъ монетахъ времени Владимира Святого». Трудъ этотъ выдержалъ 2 изданія. Этимъ трудомъ пользовались и до сихъ поръ пользуются, какъ русскіе, такъ и иностранные нумизматы. Г. П. со¬
трудничалъ въ «Запискахъ Одесскаго Общества исторіи и древностей», въ «Русской Старинѣ», въ «Историческомъ Вѣстникѣ», гдѣ между прочимъ напечаталъ «Воспоминанія о Потемкинѣ», и въ нѣкоторыхъ другихъ періодическихъ изданіяхъ. Для науки безцѣнныя заслуги Г. П. выразились въ томъ, что онъ собралъ огромный архивный матеріалъ, относящійся къ исторіи Новороссійскаго края, особенно къ исторіи Запорожья. Между-прочимъ, въ его архивѣ сохраняются весьма цѣнные мемуары на французскомъ языкѣ сына гетмана Даніила ПавловичаАпостола, Павла Даниловича,'состоявшаго при Дворѣ Россійскихъ Императоровъ въ первой половинѣ XVIII в., знавшаго многія тайны Двора, бѣжавшаго заграницу и написавшаго тамъ шесть томовъ мемуаровъ, гдѣ изображена политическая жизнь какъ Великой, такъ и Малой Россіи. Покойный Г. П. собирался издать этотъ цѣнный матеріалъ, о чемъ такъ особенно хлопотали южно-русскіе ученые, начиная съ профессора В. Б. Антоновича и кончая Дм. Ив. Эвар- ницкимъ, но не успѣлъ осуществить этого дѣла. Кромѣ того, Г. П. собралъ огромную, рѣдкую и самую разнообразную коллекцію древностей, относящихся къ доисторическимъ временамъ, въ особенности ко времени существованія въ краѣ запорожскаго войска. Даже роща при домѣ въ родовомъ имѣніи Георгія Петровича, въ Котовкѣ, была мѣстомъ для собранныхъ имъ памятниковъ старины (каменныя бабы, саркофаги и т. п.). По количеству, разнообразію и богатству, коллекція Георгія Петровича является самой богатой коллекціей южно-русскаго края. Нумизматическій отдѣлъ этой коллекціи—третій въ Россіи, послѣ коллекцій Великаго Князя Александра Михайловича и графа Ив. Ив. Толстого. Одна эта коллекція ставитъ имя покойнаго Г. П. въ ряды выдающихся археологовъ, имя котораго никогда не будетъ забыто въ археологіи и будетъ произноситься съ особымъ уваженіемъ. Дубликаты изъ этой коллекціи,
VII. между прочимъ, пожертвованы покойнымъ въ музей г. Леможа, во Франціи. Ученыя общества оцѣнили заслуги безкорыстнаго служителя науки и разновременно выбирали его^ своимъ дѣйствительнымъ и почетнымъ членомъ. Такъ Г. И. состоялъ многолѣтнимъ почетнымъ членомъ Императорскаго русскаго Археологическаго общества въ С.-Петербургѣ, Дѣйствительнымъ членомъ Императорскаго Археологическаго общества въ Москвѣ, Почетнымъ членомъ Музея и Архивной Коммиссіи во Владимирѣ—губернскомъ, Почетнымъ членомъ Архивной Коммиссіи въ г. Полтавѣ, о чемъ указано выше, Почетнымъ членомъ Архивной Коммиссіи и Музея имени А. Н. Поля въ Екатеринославѣ и во многихъ другихъ. До послѣдняго дня своей жизни Георгій Петровичъ сохранилъ свѣжесть мысли, память, сердечную, отзывчивость и умѣнье откликаться на всѣ современныя событія. Вѣчная память да будетъ имени этого просвѣщеннаго, добраго и истинно-благороднаго человѣка и гражданина! А. Ф. Мальцевъ. г. Полтава. 1914 г. Марта 6 дня.
ПИСЬМА Евгенія Лавловига КЪ ^08Ut|R0My. Памятный 1812 годъ былъ, между прочимъ, годомъ рожденія Евгенія Павловича Гребенки, писателя тридцатыхъ и сороковыхъ годовъ прошлаго столѣтія, уроженца Полтавщины. Поэтому я полагалъ умѣстнымъ представить вниманію Полтавской Ученой Архивной Комиссіи, въ сотую годовщину рожденія Е. П. Гребенки, собраніе его писемъ къ товарищу Николаю Михайловичу Новицкому, помѣщику Дубенскаго уѣзда, который учился вмѣстѣ Съ Грибенкою въ Нѣжинскомъ лицеѣ. Письма эти переданы мнѣ наслѣдницею Новицкихъ, госпожею Маріею Приходько, въ м. Снѣтинѣ Дубенскаго уѣзда, въ 1894 году. Письма хранились въ довольно обширной библіотекѣ Новиц¬
— 2 каго, который былъ любителемъ литературы, выписывалъ всѣ главнѣйшія изданія (жарналы и книги) тридцатыхъ и сороковыхъ годовъ. Въ упомянутое время, -1894 года, когда я осматривалъ библіотеку, она сохранялась въ томъ самомъ порядкѣ, въ какомъ ее оставилъ когда-то Новицкій, въ прочныхъ шкафахъ. Н. М. Новицкій, окончивъ курсъ Нѣжинскаго лицея вмѣстѣ съ Е. Гребенкою, не поѣхалъ служить въ далекій Петербургъ, куда звали его товарищи, но остался - дома, занимался хозяйствомъ, служилъ по выборамъ и, между прочимъ, былъ піонеромъ сахароваренія въ нашемъ краѣ' Кромѣ товарищеской дружбы, съ Новицкимъ сближала Гребенку его юношеская любовь къ сестрѣ Новицкаго, Маріаннѣ, которая, впрочемъ, вышла замужъ за другого, оставивъ въ чувствительномъ сердцѣ Грибинки долго незаживавшую рану. Предлагаемыя здѣсь письма не были еще до сихъ поръ опубликованы. Но я пользовался ими при составленіи статей о Грѳбинкѣ1). Кромѣ этихъ писемъ, извѣстны письмо Е. Грибинки къ его отцу, изъ Нѣжина и изъ Петербурга, напечатанныя въ «Кіевской Старинѣ»—за 1898 г, (декабрь) и—болѣе интересныя письма къ украинскому писателю Квіткѣ—Основьяненку, писанныя по-украински, напечатанныя Г. П. Данилевскимъ въ его «Украинской Старинѣ» (1866 г., Харьковъ). Эти письма касаются задуманнаго Гребинкого украинского журнала, а потомъ—альманаха, который и вышелъ подъ названіемъ «Ластівка» въ 1841-мъ году. Біографія Е. П. Гребинки была составлена Н. Гербелемъ (тоже воспитанникомъ Нѣжинскаго лицея, но болѣе поздняго выпуска) и приложена къ собранію сочиненій Гребинки изд. Литова, 1862 года. Эта біографія перепечатывалась или передѣлывалась по различнымъ поводамъ: другого біографическаго матеріала не было до появленія моихъ статей, основанныхъ отчасти на новомъ изученіи сочиненій Гребинки, отчасти на его письмахъ. Позволю себѣ дать здѣсь краткую справку объ обстоятельствахъ жизни покойнаго писателя, для облегченія пониманія его писемъ. Е. П. Гребинка родился 21 января 1812 года, на хуторѣ «Убѣжище» или «Гребенкинъ-Яръ», Пирятинскаго уѣзда. Отецъ былъ отставной гусаринъ изъ мелкихъ украинскихъ помѣщиковъ, \) J57. Гребинка, біографич. очеркъ, „Черниговскій Земскій Сборникъ*, 1898 г., а также отдѣльной книжкой, «Жтше Е, Гребінки»,— „Литерат.-Науков.-Вістник", 1898.
з мать—изъ стариннаго украинскаго рода Чайковскихъ *). Воспитаніе мальчика складывалось подъ двойственнымъ вліяніемъ русскоевропейской культуры и—стараго украинскаго быта, еще тогда яркаго, отразившагося съ такою силою напр. у Н. Гоголя. Послѣ домашней подготовки, мальчикъ 13 лѣтъ былъ отвезенъ въ Нѣжинъ и помѣщенъ въ низшій классъ «Гимназіи высшихъ наукъ князя Безбородко» (лицей). Евгеній Павловичъ былъ записанъ съ фамиліей Гребенкинъ. Такъ онъ подписывался и подъ первыми своими печатными стихотвореніями. Впослѣдствіи онъ сталъ писать просто Гребенка или Гребінка (въ письмахъ къ Гр. Квиткѣ). Первые литературные опыты Е. П. относятся еще къ лицейскимъ годамъ. Тогда онъ издавалъ рукописный журналъ, писалъ украинскіе стихи, басни, переводилъ по-украински только что появившуюся поэму Пушкина «Полтава». Въ 1831 г. Евгеній Павловичъ окончилъ курсъ лицея и поступилъ въ резервы 8-го малороссійскаго казачьяго полка (по случаю Польскаго возстанія), но скоро вышелъ въ отставку и поселился на родномъ хуторѣ. Къ этому именно времени относится первая часть прилагаемыхъ писемъ его къ товарищу.—Въ 1834 г., по совѣту товарищей, онъ переѣзжаетъ на службу въ Петербургъ и работаетъ тамъ до смерти, состоя преподавателемъ въ учебныхъ заведеніяхъ и сотрудникомъ во многихъ литературныхъ предпріятіяхъ. Въ неблагопріятномъ климатѣ у Евгенія Павловича постепенно развилась чахотка, которая свела его въ могилу на 36 году жизни. Умеръ онъ 3 декабря 1848 года. Тѣло писателя перевезено въ любимую имъ Украину и похоронено на родномъ хуторѣ, близь теперешней станціи «Гребенка» Кіево-Полтавской линіи. E. II. Гребинка писалъ очень много,—можетъ быть, слишкомъ много. Но его литературныя работы, появившіяся еще въ расцвѣтѣ дѣятельности Пушкина и Гоголя, не оставили крѣпкаго слѣда въ литературѣ. И лишь небольшая часть работъ, именно украинскія «приказки» (басни) до сихъ поръ сохранили свѣжесть, чаруютъ украинскимъ юморомъ и привлекаютъ къ покойному писателю симпатію новыхъ поколѣній. Слѣдуетъ еще отмѣтить историческую заслугу E. II. Гребинки, -—его участіе въ дѣлѣ освобожденія Т. Шевченка изъ крѣпостной J) Романъ Е. Гребинки иэь козіцпой старины называется „Чайковскій'*.
4 неволи и помощь молодому тогда поэту совѣтами, знакомствомъ и связями. Благодарный поэтъ посвятилъ Евгенію Павловичу одно изъ лучшихъ своихъ произведеній—«Перебендя». Письма печатаются здѣсь съ оригиналовъ, съ сохраненіемъ правописанія подлиниковъ. Надо помнить, что правописаніе тѣхъ временъ отличалось отъ теперешняго. Въ подстрочныхъ примѣчаніяхъ даны по возможности объясненія относительно фактовъ и лицъ, упоминаемыхъ въ письмахъ. Примѣчанія эти составлены мною на основаніи изученія матеріаловъ, относящихся къ жизни автора этихъ писемъ. Письма эти не даютъ чего-либо особенно новаго для исторіи, но имѣютъ обычное достоинство памятниковъ этого рода: передаютъ просто и безхитростно настроеніе породившаго ихъ времени. Гр. Коваленко. I. Любезный другъ Николай! Не УДИВЛЯЙСЯ, ЧТО такъ скоро я пишу къ тебѣ послѣ твоего отъѣзда. Представь меня одного въ Убѣжищѣ х), просиживающаго длинный вечеръ, съ весьма нелюбопытнымъ номеромъ «Московскихъ Вѣдомостей», послѣ нѣсколькихъ дней, проведенныхъ съ такою пріятностью. И удивленіе твое растаетъ аки воскъ отъ лица огня. Писать къ тебѣ хочется, но о чемъ? На скорую руку не соберу мыслей. Итакъ, начну съ того времени, когда мы съ братомъ, какъ рыцари печальнаго образа, пустились отъ вашей кибитки въ Слободу: вошедъ въ комнату, я засталъ крестнаго подъ пуншовымъ вѣтромъ. Когда паръ отъ ямайскаго нектара загулялъ подъ высокоученымъ черепкомъ его, то обычныя глупости опять явились на сценѣ и немного развеселили скучный вистъ. Но всѣ его шутки были такъ резонабельны, что мнѣ нельзя было такъ быть просту, дабы не угадать ихъ направленія, и въ глупыхъ глазахъ К. р. го отсвѣчивался на меня пламень негодованія. Такъ проходилъ вечеръ, я свистѣлъ на флейтѣ Настусю, пока наши сыгравъ 16 робертовъ не сѣли за ужинъ. Справедливо говорятъ: !) Хуторъ Гребинки, въ Пирятинск. у.
5 finis coronat opus,—нашъ ужинъ закороновалъ весь день plus ultra дурачествъ, полились изъ устъ краснорѣчиваго дюндика. Словомъ... чортъ съ нимъ, когда пріѣдешь—разскажу, но писать нѣтъ ни времени, ни мѣста. Письмо очи коле.—Въ заключеніе скажу, что мы всѣ остались въ Слободѣ ночевать, на другой день, т. е. на заговѣнье, изъ Слободы мы переселились въ Убѣжище, гдѣ всѣ и ночевали исключая Елены,—она сказала, что больна и тѣломъ, и душою. (NB. она имѣетъ душу?!!) На заговѣнье дюндикъ вралъ цѣлый день за Пушкина; какъ онъ съ нимъ познакомился и прочее, а въ вечеру спросилъ: учился ли я химіи? и когда я ему сказалъ, что училъ простую и сложную, теоретическую и практическую, центробѣжную и центростремительную и такъ далѣе... то онъ предложилъ мнѣ прожектъ дѣлать изъ торфу бумагу. Етого было мнѣ и надобно; я началъ ему изчислять всѣ выгоды сего заведенія, всѣ богатства, какіе онъ можетъ получить отъ онаго, словомъ пустился создавать воздушные замки. Крестный былъ въ восхищеніи и до того, что когда мы, выпивши по стакану глентвейну, ложились въ постелю, онъ со всею родительскою нѣжностью облобызалъ меня. Разумѣется я долженъ былъ восхищаться симъ поступкомъ, но признаюсь, во глубинѣ души вспомнилъ стихи Пушкина: Когда блистательная дама Мнѣ свой in qurto J) принесетъ; И знобь и дрожь меня беретъ, И шевелится эпиграмма Во глубинѣ моей души; А мадригалы ей пиши! Прощай, мы садимся за вистъ и завтра ѣдимъ въ Пирятинъ, а тамъ!— Проклятой вистъ въ модѣ. Все вистъ, да вистъ, о Боже правый! Не сносна эта мнѣ игра: Я долженъ для чужой забавы, Сидѣть отъ утра до утра За ломбарнымъ столомъ зѣвая. Ни веселиться, ни шутить! Безмолвье только прерывая Словами: вамъ, сударь, ходить. х) Альбомъ.
6 Но, полно врать!—прости мой милой. И такъ довольно чепухи: Лукавый духъ, нечистой силой Путаетъ стихи (Горбатые исправятся могилой)... Какъ стихотворецъ я навралъ. А потому боюсь немножко, Чтобы въ посланьи не сбѣжалъ На Афанасьева1) дорожку. Івой другъ Е. Гребинка. 18—31 16 (Приписка на поляхъ:) Убѣжище. Прошу засвидѣтельствовать мое почтеніе Марьянѣ Михайловнѣ2) и Павлу Михайловичу. II. Любезный другъ Николай! Пари яму, ископа и паде въ ню, говоритъ святая книга, а ета книга не лжетъ, по крайней мѣрѣ до сего времени. Человѣкъ хитрой, лукавой и проч... словомъ профессоръ Нѣжинской гимназіи Андрущенко отрѣшенъ отъ долясности съ неблаговиднымъ—уговоромъ: «впредь никуда не принимать».—Мой братъ Аполлонъ пріѣхалъ изъ Нѣжина; это преобразованіе студента въ маленькомъ человѣкѣ. Онъ свиститъ и прыгаетъ самъ no-сю цѣлую французскую кадриль, куритъ трубку безъ милосердія, декламируетъ разные стихи и школить Людю. Мнѣ кажется, что жизнь его будетъ состоять изъ длинной перспективы волокитствъ.—Изъ стиховъ которые онъ привезъ мнѣ, понравилось признаніе какого то поэта. Начала и концы куплетовъ состоятъ изъ словъ я васъ люблю. Дабы ты не страдалъ любопытствомъ, я при семъ ихъ посыла о. Кстати, о любопытствѣ: какое прелестное дѣло подпечатывать чужіе письма. Я имѣю цѣлую исторію но, знаешь, что напишешь перомъ, не вырубишь топоромъ. А можетъ найдутся добрые людя, которые такъ будутъ внимательны ко мнѣ многогрѣшному, что подвергнутъ и мои строки подобной опереціи, а посему я разсудилъ за благо молчать до свиданія. Письмо твое и 9 Афанасьевъ-Чужбинскій, товарищъ по лицею и поэтъ. 2) Марьяна Мих,—Сестра Новицкаго, которая нравилась Е. П. Г—кѣ.
7 сѣдого плута я получилъ. Хорошъ гусъ етотъ убѣленный годами и тяжестію крючковъ. Въ свою очередь я тебѣ могъ бы послать письмо, которое я получилъ изъ Литературнаго Харьковского Общества отъ Петрова, но тамъ пишутъ ко мнѣ съ большимъ почтеніемъ, мнѣ даже смѣшно1). Пріедешь,—дамъ прочитать. Черепашки я получилъ, онѣ прекрасны, особливо одна бѣлинь- кая, такъ хороша, что я ее разцѣловалъ.—Ты знаешь мой ребяческій характеръ и не будешь смѣяться. Я пишу, а передомною стоитъ въ горшкѣ акація. Какое это милое разстеніе. Я отъ нечего дѣдать занимаюсь цвѣтами, посадилъ пропасть настурціи. Я ее окружу жастеровыми палочками и видъ будетъ прекрасный, неправда ли? Я сей часъ ѣду въ Пирятинъ, гдѣ буду видѣться съ Евгр. Мих. и говорить о нашемъ дѣлѣ. Война неизбѣжна. Хочешь ли побывать въ Голландіи? Посылаю твоей сестрѣ мазурку варшавскую, присланную Вольховскимъ прямо изъ Варшавы.—Впрочемъ, да благословитъ Богъ тебя, о юноша! и да осыплетъ васъ рука Лроведѣнія милліонами златыхъ цвѣтовъ! Понятно ли? Это выходка въ персидскомъ вкусѣ.—Мое почтеніе брату, систрицѣ, и маминькѣ съ условіемъ поцеловать ее... въ руку. Прощайте, ваше превосходительство! Твой другъ Е. Гребинка. 18-32 23 Убѣжище. У меня кашель, я пью настой руты. Ето спасительное лѣкарство. Ш. Любезный другъ Николай! Наконецъ, дни шумнаго веселія кончились, смѣющі(я)ся рожи исчезли, постъ суровымъ перстомъ своимъ положилъ на лица всѣхъ оттѣнокъ печали и я спокойнѣе. Глупая радость безжизненныхъ людей приторнѣе полыни. Я не знаю, отъ чего грусть сдружилась со мною, и мнѣ пріятнѣе слезы людей, нежели хохотъ... Правду сказалъ одинъ французскій писатель faites-vous un ami—unhomme !) Переписка касалась, повидимому, стиховъ и „приказокъ" Гребинки, печатав" шихся тогда въ журналахъ.
8 sans аші n'existe q’a moiti6.—Мнѣ было грустно, я началъ писать къ тебѣ, и куды дѣвались черныя мысли. Мнѣ легко и весело, и я опять готовъ любить всею душою тѣхъ людей, коихъ минутъ за 10 хотѣлъ ненавидѣть. Которые (вообрази себѣ дерзость) вздумали было отравить мою душу ядомъ свѣтскаго равнодушія.—Самыя святыя чувства: дружбу и любовь, вѣсили на вѣсахъ, какъ пряныя коренья.—Я слушалъ ихъ и улыбаясь припоминалъ стихи Озерѳва: «И вы, жестокіе, мнѣ предлагать могли! и проч... благо дарю Провиденіе! Я имѣю существо, съ коимъ раздѣлю пополамъ и радость и горе. И вѣрую въ земную дружбу какъ дитя вѣруетъ уму своей нянюшки,—какъ Мартинъ Яковлевичъ Юровскому, какъ твой почтенный дядюшка универсальной силѣ золототысячника. Извини, я началъ иисьмо свое съ такою Adagio, что оно походитъ на бредъ. Ето зависитъ отъ разиоложенія духа. Но чѣмъ я болѣе пишу къ тебѣ, тѣмъ мнѣ веселѣе и теперь я весь Alegro.— Скажу тебѣ нѣсколько словъ о дорогѣ: отъ Тишковъ до Свирского, сверхъ нашего чаянія, было премного снѣгу и мы довольно рано находились въ Тарардинцахъ х), откудова, пообѣдавши, на другой день, мы поѣхали на ночь домой. Ето было вовторникъ, а въ середу я отправился засвидѣтельствовать мое почтеніе крестному. Хоръ тощихъ артистовъ въ передней, праздничныя лица и ливреи лакеевъ, торжественная важность и самодовольствіе хозяина и даже новыя свѣчи въ люстрѣ, все предвѣщало нѣчто чудное. Насилу стороною я развѣдалъ, что ждали много гостей и хорошенькихъ и —NB. богатенькихъ! и узнавши, пересталъ удивляться. Вотъ и 12 часовъ, вотъ и часъ. А гостей нѣтъ какъ нѣтъ. Уже я сыгралъ съ Еленою Михайловною 8 робертовъ, уже проклятыя карты рисовались въ глазахъ моихъ радужными цвѣтами, какъ насъ позвали обѣдать. А жданныхъ все нѣтъ! Вотъ мы напились кофе, и наконецъ чаю и разъѣхались, не видавши того, что видѣть былобъ интересно.— Охъ!!! ты несправедливости достоинъ названія плута; помнишь ли чему уподоблялъ Персидскій2) прекрасное дерево безъ плода?— кажется, обѣщанію безъ исполненія.—Незнаю, что тебя удерживало, а дорога была хороша. Гдѣ мы увидимся? Не будешь ли ты 20 февраля у Льва Николаевича на именинахъ? Онъ пріѣхалъ въ пятницу и прожилъ суботу и недѣлю у насъ, и ни онъ, ни мы 3) Селеніе въ Пубенскомъ уѣздѣ. 2) Преподаватель.
9 небыли въ Калужницахъ даже и на заговѣнье. Хотя Викторъ пріѣзжалъ просить насъ, слышители? даже на заговѣньѣ.—Охъ!!! Твой удивительный сливянишнпкъ въ величайшемъ почтеніи, мы его пьемъ какъ нектаръ. Досвиданія, я не знаю почему, а мнѣ кажется, я скоро съ тобою буду видѣться—ежели сестрица твоя пріѣдетъ, то прошу сказать ей глубочайшее мое почтеніе, равно Павлу Михайловичу и маминькѣ. Прощай и незабывай твоего Друга. Е. Гребенка. и 18—33 - „ із Ради Бога пиши. Убѣжище. IV. Любезный другъ Николай! Справедливо говоритъ пословица: время перемѣняетъ нравы —древній. Полуботокъ въ лицѣ грознаго Петра защищалъ свою родину, а Полуботокъ временъ нашихъ, подлецъ Ши—цкій измѣняетъ намъ и словомъ и дѣломъ.—Вчера Таранцовъ прискакалъ на тройкѣ въ Убѣжище и объявилъ мнѣ, что Шишацькій будучи у Николая Яковлевича Кулябкы, навралъ ему много галиматьи про Слободу и кланялся отъ Вѣры Николаевны. Старикъ вспыхнулъ и было изготовилъ къ дочери не слишкомъ пріятное родительское посланіе, но къ сщастыо день спустя, случилось быть у него Таранцову, который успѣлъ разувѣрить старика и обнадежилъ его, что Ши-цкіГ: вретъ съ похмѣлья, что Вѣры Николаевны въ Слободѣ не бывало, а былъ ты съ братомъ и сестрицей, что Ши-цкій не заслуживаетъ никакого довѣрія, словомъ поколебалъ въ основаніи Грозный Ураганъ, намѣревающійся (говоря словами Майкова) нарушить спокойствіе многихъ... Признаюсь я былъ восхищенъ гусарскимъ духомъ добраго Таранцова, сей же часъ выдумалъ надобность въ Пирятинъ, летѣлъ дабы застать на почту, и теперь, довольный самъ собой, спѣшу тебя обоЕсемъ увѣдомить.—Я сдѣлалъ, что могъ, теперь ваша очередь, спѣшите извѣстить Вѣру Николаевну, чтобы она. на случай чего либо, имѣла ясное понятіе о дѣлахъ здѣшнихъ.
10 — Оселъ останется осломъ, Хоть ты укрась его звѣздами; Гдѣ надо дѣйствовать умомъ Онъ—только хлопаетъ ушами! Папенькѣ моему гораздо лучше, но какую я выдержалъ пытку!.. Пріѣхавши домой, я долженъ былъ выпить рюмку горькой водки по настоятельному требованію маменьки, ибо я ѣхалъ верь- хомъ, слѣдовательно долженъ былъ озябнуть,—она не знала, какъ мнѣ было горячо!—я выпилъ водку залпомъ (какъ кофе у обожателя Кутузова), п съ наступленіемъ вечера глаза мои, не знавшіе сна прошлую ночь, начали самоправно закрываться. Въ это время колокольчикъ зазвенѣлъ подъ крильцомъ и высокожидовская фигура Сакса всунулась въ комнату. Кто не радъ лѣкарю, когда отецъ лежитъ при смерти? Я его принялъ отъ чистаго сердца, былъ ему радъ, какъ немногимъ, ну короче,—какъ бываю радъ, увидя тебя послѣ долгой разлуки.—Вечеръ пролетѣлъ нечувствительно и въ 12 часовъ я бросился въ постелю, надѣясь вознаградить безсонницу пріятнымъ сномъ. Но не тутъ то было. Едва прелестныя мечты начали ласкать меня въ сновидѣніяхъ, какъ послышался стонъ.—Вслушиваюсь, это мой медикъ, онъ приказалъ подать свѣчу и закурилъ трубку (я взгзянулъ на часы: было три часа) и на вопросъ мой о его кручинѣ, онъ самымъ наивнымъ образомъ началъ описывать мнѣ исторію любви своей къ дочери Гербаневскаго. Я внутренно проклиналъ его, съ его возлюбленною. И долженъ былъ слушать до самаго свЬта его воздушные замки. И когда началъ одѣваться, тяжело вздохнулъ о второй ночи, проведенной безъ сна. Представь себя на моемъ мѣстѣ! но ете будякы- Івой другъ Е. Гребенка. (Приписка на поляхъ:) Я пишу къ тебѣ въ домѣ Евграфа Михайловича—онъ узналъ и при сей вѣрной оказіи свидѣтельствуетъ свое почтеніе. (Другая приписка:) Братцу и сестрицѣ прошу засвидѣтельствовать мое нижайшее почтеніе, а равно и Вѣрѣ Николаевнѣ.
— 11 — V. С. Пет рбургъ 1834 года марта 7 дня1). Любезный другъ Николай! Я думаю, ты слышалъ о смерти бѣдной сестры моей, она умерла 12 февраля, такъ писалъ Викторъ Васильевичъ Марковичъ своему брату. Отъ него я знаю ету ужасную новость. Впрочемъ, отъ родителей я не получилъ до сихъ поръ ни строчки, не знаю, живы ли они и что съ ними дѣлается. Святымъ именемъ нашей дружбы прошу тебя: избери свободное время и посѣти наше Убѣжище, прежде веселое, а теперь... печальное!.. Отецъ мой любитъ тебя, какъ моего друга; утѣшь его, скажи, что получаешь отъ меня письма. Ему нужно теперь утѣшеніе, я боюсь, чтобы онъ перенесъ ударъ рока... Надѣюсь что ты послушаешь моей просьбы и мніз самому легче, всеравно, будто я самъ буду дома. Хочу о многомъ говорить съ тобою, но съ чего начать? Я совершенно безъ ума, пиши что хочешь, спрашивай о чемъ угодно, я буду отвѣчать, а самъ право не выдумаю ничего путняго. Соловьевъ Михайло Федоровичъ тебѣ кланяется и пеняетъ, зачѣмъ ты живешь дома. Я у него часто бываю и познакомился со многими учеными людьми. Онъ смертельный охотникъ до малороссійскаго языка и мы часто восхищаемся словами гоготить, стугонить, шамотить, чемчикуе и тому подобными. Я бываю также у Григоровича, помнишь, которой издавалъ журналъ изящныхъ искусствъ; онъ уроженецъ Пирятина и служитъ секретаремъ въ академіи. 20 лѣтъ его пребыванія въ Петербургѣ не могли измѣнить его малороссійскаго выговора. Онъ человѣкъ съ большими свѣдѣніями и служитъ мнѣ ключемъ ко всему изящному, что только находится въ академіи. Прелестныя картины, колосольныя изваянія древнихъ героевъ, обворожительные контуры богинь языческихъ,—все приводитъ въ восхищеніе. Думалъ я долго дорогою: що зъ мене буде въ Петербурси, що я тамъ робытыму межъ москалямы? и вышло противное. Петербургъ есть колонія образованныхъ малороссіянъ. Всѣ присутственные мѣста, всѣ академіи, всѣ университеты наводнены земляками і) Е. П. Гребинка переѣхалъ въ Петербургъ до 12 февраля, вѣроятно, въ январѣ 1834 года.
12 — и при опредѣленіи человѣка на службу малороссъ обращаетъ особенное вниманіе какъ un homme d’espris. Я слушалъ и восхищался лекціями земляка г-на Веланскаго, онъ читаетъ физіологію человѣка, читаетъ,—и вся Европа удивляется ему. Кланяются тебѣ: Хоменко, Гербаневскій, Горовый Садовничій, Савицкій, Колодѣевъ, Бѣлоусовъ *) и всѣ италіанцы, Литвинъ, Андріевскій и нѣмецъ изъ бѣлыхъ-метъ, Венцель. У него все такая-жъ длинная рожа, какъ и прежде. На масляной студенты медицинской академіи изграли на своемъ театрѣ «Наталку Полтавку». Якъ выйшла вона въ накладаній плохи да въ стричкахъ, да якъ заспивала «віють вітры»,— такъ и заныло серце. Я дернулъ одного цапа за рукавъ и спрашивалъ его мнѣнія. «Очень смѣшно!» сказалъ онъ: она и вѣтра назвать не умѣетъ! и етотъ отвѣтъ заставилъ и меня засмѣяться —сказать бы ему: гала—ганжиръ! Не правда ли? Впрочемъ, на здѣшнихъ театрахъ публичныхъ славятся болѣе всего пьесы Кукольника Петра Васильевича: «Рука Вышняго отечество спасла». Сюжетъ взятъ изъ эпохи 1S12 года2). ("Примѣчательно, что за ету пьесу Государь Императоръ подарилъ ему перстень и дѣлалъ ему замѣчанія для переправки нѣкоторыхъ монологовъ; 2 пьеса Скриба (музыка Обера): «Нѣмая изъ Портичи». Сюжетъ ея выписывать долго, да ты, я думаю, получаешь какой либо журналъ, а она во всѣхъ была разобрана. Тутъ на сценѣ представляютъ возмущенія, изверженіе Везувія, базаръ, тутъ спятъ около сотни рыбаковъ почти нагихъ—мнѣ даже было совѣстно смотрѣть на нихъ, а Петербургскія дамы хладнокровно наводятъ на сцену лорнетъ c’est charmant. Вотъ какова здѣсь порча нравовъ. Главное лицо въ этой оперѣ—Нѣмая, ее превосходно выполняетъ молодое твореніе 16 лѣтъ, легкое, эфирное, неземное, живое, твоя однофамилица: Новицкая. Всѣ наши нѣжинцы, помня тебя, собираются ордою и вызываютъ первую на сцену. Ихъ легкихъ пьесъ, утѣшающихъ публику: Артистъ, подмосковные проказы и проч... вещи препохабныя. Балетъ лучше: Марсъ и Венера, и Кіакингъ. Самый модный романсъ, который всѣ поютъ: «красный сарафанъ», вообще всѣ стараются возстановить народность. На придворныхъ праздникахъ дамы иначе не являются какъ въ русскихъ сарафанахъ и кокошникахъ. Государь часто является въ казакинѣ, а Наслѣдникъ и *) Товарищи и земляки. а) Несторъ Кукольникъ—тоже Нѣжинецъ, еынъ проф. В. Кукольника, выходца изъ Австрійской Украины.
— 13 — не носитъ другого платья. Государь выѣзжаетъ четверкою лошадей, и на запятнахъ наши два малороссійскіе камеръ- казака. Государь часто говоритъ, шутитъ съ ними на малороссійскомъ языкѣ. Онъ даже въ бездѣлкахъ великъ. Въ литературѣ занимаетъ первое мѣсто Марлинскій; Сенковскій (В. Брамбеусъ) подобно метеору заискрился и погасъ. Скушавши славный выговоръ за многіе вольности, онъ получалъ двѣнадцать тысячъ въ годъ отъ Смирдина за редакторство Библіотеки, но его принудили отказаться. Его мѣсто занимаетъ теперь Николай Ивановичъ Гречъ. Библіотека1)—первый журналъ изъ русскихъ, «Сынъ Отечества», издаваемый Очкинымъ, гораздо улучшился, А все прочее —гиль. Польдекока не читаютъ (и давно бы пора), Загоскинъ уронилъ себя Аскольдовою могилою. Когда хочешь посмѣяться надъ умомъ-разумомъ русскихъ, то прочитай Кощея Безсмертнаго соч. А. Вельтмана. Прочее все, ты я думаю, знаешь изъ журналовъ. Пушкинъ пишетъ исторію Пугачева. Кажется, сѣлъ не въ свои сани. Впрочемъ, его стихи день ото дня холодѣютъ. Онъ теперь придворный человѣкъ—камеръ-юнкеръ. Черный цвѣтъ въ модѣ, даже на балы надѣваютъ черные галстухи. Что касается до меня, ты знаешь, я всегда любилъ все черное и умру съ этимъ. Слава Богу, что вицъ-мундиръ мой черный съ такимъ-же бархатнымъ воротникомъ и бѣлыми гербовыми пуговицами. Можетъ быть, ты хочешь знать, гдѣ я служу, —слушай и удивляйся: при комиссіи духовныхъ училищъ, въ ученой экспедиціи, мнѣ на первый разъ дали 750 въ годъ жалованья. Мое дѣло сочинять записки или переводить съ французскаго бумаги, а другіе переписываютъ. Комиссія есть часть министерства народнаго просвѣщенія, ей подвѣдомственны всѣ академіи, семинаріи и прочія духовныя училища. Большіе волосы въ большой модѣ, ихъ завиваютъ огромными буклями на лбу, а виски приглаживаютъ. Также въ модѣ прически coup de nent. Благодаря моей природѣ, я не завиваю своего хохлацкаго чуба. Но еслибы ты увидѣлъ меня въ модномъ фракѣ, въ полисопахъ, ты бы захохоталъ: зовсимъ нимецъ, тилъко мова не така! Досвиданія, надѣюсь будешь писать ко мнѣ. Кланяйся братцу, Квиткѣ и всѣмъ добрымъ людямъ. Да (такъ и быть, за 1500 верстъ можно дебоширить) поцѣлуй... ручки твоей сестрицѣ, разумѣется и маминькины. Ежели тебѣ что нужно, адресуйся ко мнѣ, за долгъ поставлю выполнить твои порученности. Еще разъ досвиданія. Не забывай своего друга Гребенки. „Библіотека для чтенія* журналъ Сенковскаго.
— u — (Приписка сбоку:) Для штукъ кланяйся отъ меня Сиверсу и пожалоста увѣдомь меня, какъ онъ ето приметъ. Ты когдато былъ мастеръ на подобныя продѣлки. VI. (Безъ даты). Начинаются отвѣты на твои вопросы: Лысенко здоровъ, фантазируетъ на фортопіано и поетъ, онъ, со времени моего пріѣзда влюбленъ 301-й разъ и все отчаянно—до перваго случая, до первой мазурки. Apropos! какая тутъ смѣшная любовь! Она похожа точь въ точь на чтобы? трудно пріискать сравненіе, ну, на зелень, которая выростаетъ зимою въ погребѣ. Фадій уѣхалъ удѣльнымъ стряпчимъ и оттуда—ни слова. Гербаневскій по старому переѣзжаетъ каждую недѣлю съ квартиры на другую. Барановскій тапи- руетъ до несносности. «О фенелла зюгенъ вейнесъ, тра-ла-ла-ла тра-ла-ла. Кажется, такъ хорошо, что и нѣмецкихъ рѣчей тебѣ присылать не нужно. А на шампанское я и такъ имѣю претензіи. Гоголь въ Парижѣ и тамъ готовитъ какую-то критику на нѣмцевъ. Изъ комиссіи я, до поры до времени, не увольнился. Картина Чернецова Парадъ совсѣмъ не то, что ты думаешь, правда много схожихъ портретовъ, но лица не болѣе грецкого орѣха и то на первомъ планѣ, а болѣе мелочь така що стать. «Иченская ярмарка» Штернберга прелесть чудо! эту картинку Штернбергъ нарисовалъ для Григоровича, а она попала къ Императрицѣ!.. Впрочемъ этотъ молодой художникъ восхищенъ Малороссіей), онъ лѣтомъ пріѣдетъ опять рисовать съ натуры нашихъ земляковъ. Ты, я думаю, знаешь что Викторъ Васильевичъ женится!.. Женись и ты поскорѣе, мнѣ хочется посмотрѣть на тебя женатаго. Ожидай скоро попарка для малороссіянъ, сочиненій Забѣлы на малороссійскомъ языкѣ, онѣ уже печатаются, ихъ издаетъ на свой счетъ почека Тарновскійх). Математикъ стоитъ со мною и тебѣ кланяется, мои братья также, они восхищены твоимъ пись- і) Викторъ Александровичъ Забѣла, воспитанникъ Нѣжинскаго лицея, служилъ въ гусарахъ, потомъ жилъ на хуторѣ въ Борзенскомъ у. Черн губ. участвовалъ въ сборникѣ Гребинки „Ласіивка" Авторъ популярной пѣсни «Не щебечи, соловейку»,
— 16 —. момъ, Какомба именно на своемъ мѣстѣ, онъ хочетъ купить здѣсь на барыши и повезетъ весною съ собою пудъ кофе и табаку Жукова. Матыматыкъ тоже лупить ЗООО жалованія, коммиссію оставилъ и жирѣетъ да лѣчется да... ты знаешь его привычки! Досвиданія, пиши пожалуста чаще обо всемъ рѣшительно, а я буду отвѣчать по пословицѣ «хоть не скоро, та здорово». VII. {Безъ даты}. Спасибо, братику, Мыколо за твою памьятку, я думавъ, що ты на Гетьманщыни забудешь нашого брата, ажъ бачу ни; воно хоть нешвыдко якъ кажуть, та здорово. Съ отъѣзда твоего я по это почти время былъ крѣпко боленъ, собирался отправиться на Смоленское, да спасибо Колодѣеву, что називається, за волосы вытянулъ, а теперь я примѣтно поправляюсь. Апетитъ у меня болѣе нежели, помнишь, у сатаны въ большомъ выходѣ. Петербургъ прелестенъ по прежнему и по прежнему холоденъ; проспектъ къ Михайловскому дворцу новопроложенный часъ отъ часу дѣлается красивѣе. Наши общіе знакомые здоровы, Ершовъ тебѣ кланяется, онъ пишетъ повѣсть въ стихахъ «Ѳома Кузнецъ». Тим- ковскій уѣхалъ въ Америку, Бутовскій Александръ въ Парижъ секретаремъ, при какомъ то чертѣ нѣмецкой масти съ жалованіемъ 5000 франковъ въ годъ. Я отъ души радъ, хотя нашъ знаменитый Альманахъ въ четырехъ частяхъ и разстроился. Они оба уѣхали въ то время, какъ я лежалъ почти безъ движенія, а потому не былъ ни на одномъ прощальномъ обѣдѣ, слѣдовательно, нѣсколько бокаловъ шампанскаго за мной. Надняхъ ускакалъ въ Малороссію Колодѣевъ1) съ во (?), который поѣхалъ служитъ на Кавказъ, и какъ былъ въ (?) такъ и теперь подбитъ вѣтромъ. 2-го сентября мы кутили въ дворянскомъ полку, принцъ Ольденбургскій предлагалъ бездну тостовъ, (въ томъ числѣ и за насъ т. е. воспитателей), такъ что ежелибъ ихъ всѣ изпивать до дна, то можнобъ добре *убражиться. Надняхъ уѣхалъ въ Малороссію Родзянко, онъ пересталъ хан(дрить) и вышелъ добрый малый, на прощаньи въ (?) мы опорожнили не одну бутылку стараго Іоганисбергу и шампанскаго. Но мое письмо похоже на реестръ обѣдовъ. !) Колодѣевъ —товарищъ и землякъ, врачъ.
— 16 — Чмыхало въ красномъ плащѣ безпрестанно морщитъ рожу. Математикъ *) здоровъ. Братъ Миша и Николай тоже здоровы и тебѣ кланяются. Андрей Ефимовичъ тоже самое. Долинскій во- второмъ баталіонѣ и въ 45 низшемъ классѣ; я его видѣлъ, такой бѣдной замореной. Я читаю въ Дво: полку словесность. Гудима географію, а Васька Прокоповичъ исторію. Кажется, больше новостей нѣтъ. Комиссія существуетъ по прежнему—Тихвинскій (коллежскій ассесоръ) вышелъ въ отставку. Надняхъ графъ Хвостовъ чуть было не умеръ. Пишите-ка вы, господа провинціалы, про все и вся, намъ это будетъ паче меда и сота. По Невскому проспекту являются сумасброды въ черныхъ бархатныхъ сертукахъ съ матовыми золотыми пуговицами. Спѣшу кончить мое безтолковое письмо, .до свиданія, кланяйся всѣмъ домашнимъ, кто меня помнитъ и не забывай твоего Гребенки. (Приписка на Поляхъ:) Дѣло Ивана Ивановича кончено въ Синодѣ въ его пользу. (Такъ какъ Ершовъ уѣхалъ въ Сибирь (о чемъ упоминается въ слѣдующемъ письмѣ), лѣтомъ 1836 года, то письмо это написано повидимому въ томъ-жѳ 1836 году). ѴіІі. 1836 года, марта 10 дня. Богъ съ тобою, братику Миколо, не отъ того, кажутъ середа, що исты ничого, а одъ того, що треба постыть. Твои энциклопедическія бредни я не отправлялъ не отъ недостатка въ деньгахъ, не отъ того чтобъ читалъ ихъ (не деньги а лексиконъ) а просто дожидался твоего письма; говорятъ, люди какъ то чаще пишутъ когда имѣютъ надобность; впрочемъ не все правда что говорятъ, гласитъ пословица. Въ комиссіи узнали, что я буду писать къ тебѣ и вамъ кланяются. Залферъ, женился глупо смотритъ, какъ и прежде. Лисенко поетъ: «я слыхалъ, что въ бѣломъ свѣтѣ»... и проч... Науменко Гаврило Степановичъ числится по кавалеріи и J) Гудима E. В.
— 17 — носитъ золотые маіорскіе эполеты. Чмыхало Орефовичъ чмыха помаленьку. Горбаневскій перемѣняетъ квартиры. Грановскій ѣдетъ въ Берлинъ; Ершовъ въ Сибирь. Здѣсь погода скверная, говядина дорога,--обѣщанія дешевы. Я продалъ «Полтаву», Трофимовичъ помаленьку здравствуетъ, математикъ Гудима учитъ географію, Дворянскій полкъ преобразовывается, генералъ Медемъ назначенъ преобразователемъ, мы вчера къ нему представлялись. Николай братъ въ архитектурахъ на щетъ корпуса путей сообщенія, у Миши болитъ нога, я стою на квартирѣ на Васильевскомъ островѣ, въ той линіи, гдѣ академія художествъ, т. е. въ 4-й въ домѣ Алексѣевой подъ № 56. Пушкинъ издаетъ журналъ, Комсинъ уѣхалъ въ Сибирь для обученія линѣйной артилерій, Бенедиктовъ пишетъ прекрасные стихи и бываетъ часто у меня, недавно онъ вмѣстѣ съ Ершовымъ написалъ ко мнѣ посланіе у меня на лежанкѣ. Полевой будетъ писать литературную лѣтопись въ «библіотекѣ» ‘) и въ іюнѣ совсѣмъ пріедетъ сюда жить. Карлгофъ хочетъ издать Альманахъ на чудо и я приглашенъ въ немъ участвовать. Гоголь написалъ комедію «Ревизоръ». Докторъ Мокрицкій пріѣхалъ сюда изъ Малороссіи искать мѣста, и привезъ сала, это очень хорошо, мы его ѣли съ апетитомъ; моя сестра Людмила помѣщена въ кандидатки Смольнаго монастыря, это послѣдняя попытка на счастіе. Я имѣю много знакомыхъ семейныхъ домовъ, знаю пропасть хорошенькихъ дѣвушекъ и давно-бы влюбился, ежелибъ могъ. Вы съ Квиткою (котораго поцѣлуй за меня) затѣяли доброе дѣло, варить сахаръ, виватъ, сахаровары! А всѣ мы будемъ покупать сіе сладчайшее вещество зѣло дешевле теперешняго. Недавно одинъ цапъ (щобъ іого побыло те, що въ хмари гуде) мнѣ объяснялся, что онъ съѣлъ пирогъ съ лукомъ и болото щей!—каково? Напиши мнѣ подробный адресъ Грицька Основьяненка. Это весьма нужно2 *) Нечаевъ уѣхалъ на цѣлое лѣто въ Одессу, а нами теперь заправляетъ графъ Протасовъ. Мои братья тебѣ кланяются, также Пта- шникъ, Жила и Долинскій. Кланяйся отъ меня своему брату, сестрѣ и Бучыновскому, а якъ побачить, то и Свирскому. У васъ вѣрно весна, все уже зеленѣетъ хоть на бугоркахъ, а здѣсь чертъ возьми, какъ скучно: Нева стоитъ, холодно, идетъ дождикъ съ х) Полевой жилъ тогда въ Москвѣ. Рѣчь идетъ о работѣ его въ „Библіотекѣ для чтенія*4. а) Въ 1836 г. Гребинка написалъ три письма Гр. Квиткѣ Основьяненку по дѣлу объ наданій украинскаго журнала или альманаха, предпринятаго Гребинкою. См. „Укра. инская Старина* П. Данилевскаго, стр. 273—275.
— 18 снѣгомъ, грязь по колѣни, скучно, мерзко, гадко, спать хочется. Досвиданія. Може святками чи не будешь ты внасъ, то гляды, выпый гарну чарку слывьянышныку за мое здоровье. Математикъ щось хоче приписать до тебе, треба іому зоставить мисця. До зобаченія, не забывай твоего Евгенія. {Приписка рукою Е. Гудимы). Матыматикъ хоче тильки поклониться славному хвызыкови,— и пожелать, щобъ винъ здоровеньокъ бувъ собі; я, братику, теперь уже географъ—и сейчасъ сижу надъ бисовою Германією. Толку не приберешь, така проклята Нимещина закручована, а ничрго робить—треба попраціовать, щобъ передъ хлопцями у школи не мыкулить очами. За те и грошинятъ таки колупаю чимало—ши- снадцять сотъ мабуть е зъ лишкомъ. Можно мать и хату крыту, и сукню шиту,—тилько жинкою и не заведусь. Женіться вже соби братьця, вн за насъ, а мы будемъ соби закушувать. Кланяйся, якъ побачить, Свицци. Нехай жей Математикъ Гудима1). IX. С.-Петербургъ 1836. Ноября—13. Стой! стой! это что за рѣчи? душа въ 80° по Реомюру еще сносно, но три письма якобы писанныя тобою, чистое вранье. Правда, любезный другъ Миколо, одно письмо я получилъ, оно было такое огненное, такое поэтическое, что я покачалъ головою, положилъ его въ бюро, съ твердымъ намѣреніемъ ждать отъ тебя другого, болѣе положительнаго и получа его, спѣшу отвѣчать. Радуюсь, весьма радуюсь твоимъ сахарнымъ аферамъ, дай Богъ, чтобы они шли впередъ. Авось и нашъ братъ, труженникъ, пріѣхавши въ Малороссію, выпьетъ чашку чаю съ домашнимъ сахаромъ, или рюмку чисто малороссійскаго ликеру. Отъ Ершова я недавно получилъ письмо изъ Сибири; онъ здоровъ и кланяется, х) Егоръ Вас. Гудима (Математикъ) учился въ Нѣж. лицеѣ, окончилъ въ 1832 г. жилъ нѣкоторое время вмѣстѣ съ Гребенкою, служилъ въ комиссіи духовныхъ училищъ. Впослѣдствіи былъ директоромъ Нѣжинскаго лицея. Умеръ въ 1870 г., около Пирятина, —на родинѣ.
— 19 — не скучаетъ въ Тобольскѣ. Его драматическій анекдотъ: Суворовъ^ на дняхъ выдетъ изъ печати. Краевскій хотѣлъ издавать журналъ но правительство не позволило. Кстати о журналахъ: я думаю, тебѣ уже извѣстно, что «Московскій Телескопъ» запрещенъ по случаю одной глупѣйшей статьи Чадаева Наблюдатель тоже при смерти, и такъ съ новаго года Москва останется безъ журнала, кромѣ экономическаго. О повѣстяхъ Основьяненка у насъ ни слуху, ни вѣсти. Его Сватанье еще не напечатано, а потому я не читавши и не могу писать разбора, впротивномъ случаѣ даю тебѣ честное слово раз- хвалить его донельзя. Можетъ быть, ты иронически писалъ, что занятія по службѣ мѣшаютъ мнѣ отвѣчать на письма, а оно почти такъ: я теперь хотя получаю жалованія больше двухъ тысячъ, но съ утра до вечера занятъ. Да еще мнѣ предлагаютъ читать лекціи въ школѣ учреждаемой при собственной канцеляріи Его Величества и даютъ 1000 р. Когда рѣшусь на это,—и спать будетъ нѣкогда тогда прощай, лптература!.. Вратъ мой Аполлонъ такій москаль що хочь куды! и узнать его нелтзя, Миша лѣтомъ выдетъ, Николай строитъ разные планы и все танцює канальска милочь. Сестра въ непродолжительномъ времени очень перемѣнилась, я самъ не узнаю ее. А я живу попрежнему, только вмѣсто 66-ти получаю 200 р. въ мѣсяцъ, а все таки не имѣю денегъ. Ежели ты не брешешь, что братъ и сестра мнѣ кланялись, то скажи имъ велике спасиби, что они меня не забываютъ. Квитка, съ тѣхъ поръ какъ не имѣетъ надобности въ гарусахъ, до меня рѣшительно не пишетъ. Нашъ Математикъ зъ лыха товща. Андреевъ, Зальферъ, Владыкинъ живы и здоровы, ходятъ на службу и разговариваютъ про соленыхъ гусей. Пиши пожалуста письма почаще, я постараюсь отвѣчать хотя иногда на два, ты извинишь, за это. Когда увидишь Свирскаго, то кланяйся ему, я за Гордієнка ничого до сихъ поръ не могъ узнать. Какая у насъ была въ Академіи Художествъ выставка!., ай, ай, ай... до свиданія, не забывай Гребенки. Чаадаевъ, выдающійся авторъ извѣстныхъ „Философическихъ писемъ**, визвав* тихъ гнѣвъ цензуры.
— 20 — X. С.-Петербургъ 1837. Февраля 16. Спасибо, любезный дружище Николай, большое спасибо за твое остроумнописательное письмо, а я думалъ что ты, занятый сахаромъ да патокою, и забылъ уже про горемыку стараго твоего товарища, который мало наварилъ на свѣтѣ сахару, а больше полыни\.. Я теперь занялъ новыя лекціи словесности, при собственной канцеляріи Государя Императора, въ межевой ротѣ, и всего жалованія получаю въ годъ далеко за три тысячи рублей. И деньги, кажется есть, а все не весело; проклятый климатъ мучитъ, то голова, то грудь болитъ... Когдабъ скорѣе весна, пріѣду къ вамъ на югъ, счастливцы, отдохнуть отъ столичныхъ людей. Тамъ, гдѣ небо голубое Надъ Украиной горитъ; Гдѣ въ степи, шумя волною, Рѣчка вольная бѣжитъ; Гдѣ восточнымъ ароматомъ Вѣетъ вѣтеръ отъ садовъ, Гдѣ надъ всходомъ и закатомъ Нѣтъ докучныхъ облаковъ!1)— Тамъ хочу я отдохнуть о родина! Я хочу и боюсь къ тебѣ ѣхать: много сулитъ она мнѣ радостей, престарѣлый отецъ, мать и этого слишкомъ уже довольно. Но первыя минуты восторга пройдутъ и грусть злодѣйка крѣпко пожметъ мнѣ сердце, какъ руку старому другу. Ты знаешь сколько перемѣнъ сдѣлалось безъ меня на родинѣ, сколько утратъ понесъ я, эти утраты воскреснутъ въ моей душѣ. 3 года,—подумаешь и— Иныхъ ужъ нѣтъ Другіе странствуютъ далеко!... Спасибо Грибоѣдову за эти 2 стиха... Воображеніе, при чувствительномъ сердцѣ, самое ужасное наказаніе Провидѣнія!.. Помнишь ли ты опредѣленіе любви, которымъ насъ мучили, по части философіи? а? забылъ гуляка!.. А кажется теорія понят- 9 Стихи эти не вошли въ собраніе сочиненій Е. Гребенки*
— 21 — нѣе при практикѣ. Ну слушай-же: любовь есть радость о совершенствахъ другого. На этомъ основаніи, я не знаю какъ назвать мою радость о совершенствахъ твоего сахарнаго завода, но во всякомъ случаѣ я радуюсь и предоставляю тебѣ самому назвать это чувство какъ угодно, или написать къ Мойсееву въ Нѣжинъ, то онъ назоветъ его и выведетъ корень хоть отъ свеклы. Бутончику, розанчику, красавчику, лѣньтяю толстяку и даже лгуну Квиткѣ мой поклонъ. Отъ Ершова я получаю часто письма, онъ здоровъ и читаетъ въ Тобольскѣ словесность. Пушкинъ въ концѣ генваря убитъ на дуэли однимъ мерзавцемъ Дантесомъ— но это старо и вы вѣрно знаете все изъ газетъ и частныхъ писемъ. На похороны Алек. Сергѣевича, Государь пожаловалъ 10.000 и его женѣ 5.000 ежегоднаго пенсіона. «Современникъ» хотятъ издавать: Вяземскій, Плетневъ, Жуковскій и Одоевскій1) Мы имѣемъ очень хорошую газету: Прибавленія къ Инвалиду. Она совершенно измѣнилась, тутъ цѣлая исторія, и на листѣ не напишешь, какъ пріѣду то раскажу. Братья всѣ тебѣ кланяются и сестра, а ты отъ меня отдай простой поклонъ, (коли они помнятъ человѣка въ коричневомъ сертучкѣ), твоему брату и сестрѣ. Прощай, брате Миколо, ще може побачимось. Твой Е. Гребенка. XI. G.Петербургъ 1837. Октября—9. Хорошъ ты Мыколо! вздумалъ прислать деньги на сочиненія Пушкина въ октябрѣ мѣсяцѣ! Когда подписка кончилась. Я получилъ изъ почтамта повѣстку въ суботу вечеромъ т. е. 2-го октября, въ воскресеніе (3-го октяб.) небыло раздачи и я получилъ письмо твое и деньги 4-го т. е. спустя три дня послѣ окончанія подписки. Нусъ и такъ должно платить вмѣсто 25—35-ть. Хорошо что ты писалъ къ такой умной и знаменитой головѣ, какъ моя: она уничтожила всѣ препятствія и взяла билетъ за 25 р. Торквато Тассо стоитъ 5 р. ассигнацій, слѣдовательно твоихъ денегъ осталась такогая же пятирублевая ассигнація. Гару совъ я купилъ 21!з фун., что стоитъ 27 р. 50 к. за нихъ я заплатилъ двадцати пяти- *) Ан. Ал. Одоевскій—декабристъ, за него хлопоталъ Гребенка.
— 22 — рублевую ассигнацію, что стоитъ 26 р. по здѣшнему курсу, и изъ твоихъ занялъ 1 р. 50 коп. остальные 3 р. 50 к. я употреблю на почту и кажется должна остаться полтина. Ну, братецъ, я початую Пирятинца1) на свой счетъ—изданіе будетъ красивое, на веленьевой бумагѣ, словомъ убью на него тысячу рублей. А що якъ обирвусь? почухаємось той тильки, побачимъ що далшь буде. Новость: Карлгбфъ и Башуцкій намѣрены издать русскій сборникъ (родъ альманаха} который будетъ выходить ежегодно, для первой книги я уже далъ имъ 2 стихотворенія я намѣренъ перевесть въ русскіе стихи малороссійскія пѣсни, чтобъ ознакомить цапивъ съ прелестными чувствами нашей родины, и нѣкоторыя попытки вышли удачно. Прошу кланяться отъ меня брату, сестрицѣ и ея мужу. Желаю, чтобы гаруса вполнѣ понравились Маріанѣ Михайловнѣ. Apropos! Я человѣкъ петербургскій, т. е. ничего не дѣлающій даромъ, а потому въ награду моихъ трудовъ при покупкѣ гаруса, попроси сестрицу что нибудь прислать мнѣ сдѣланное изъ онаго гаруса, впрочемъ, нѣтъ лучше не говори этой глупой просьбы. Въ Петербургѣ она была бы уважена, к >къ прихоть поэта, въ переводѣ: сумасшедгмаго человѣка, а въ Малороссіи такъ мало понимаютъ высокое, такъ много смотрятъ въ землю, что это можетъ породить безтолковые толки. Еще новость: я живу безъ Гудимы, у меня прекрасно меблированныя 2 комнаты; пріемная и кабинетъ, сверхъ того спальня и кухня. Свѣтло, тепло, чисто и уютно. Коля и Котя начинаютъ немного говорить по французски, потому что у меня живетъ гувернеръ французъ, которой ихъ, (?) и меня грѣшнаго школитъ италіанскими словами. Вотъ братъ продѣлка, какъ пріѣду года черезъ 2-ва въ Малороссію т. е. получивъ чинъ коллежскаго асессора, такъ ни на кого не скажу иначе какъ синьоро или синьорина. Ага! зарѣжу васъ, въ вѣки вѣковъ! скажу: синьоръ Новицкій! а ты и въ тупикъ станешь. Вотъ что значитъ ученіе—свѣтъ а не ученіе—тьма. Развѣ ты хватишь что нибудь изъ польскаго, тогда будемъ равносильны, и заговоренъ на такомъ нарѣчіи, какого отъ созданія міра никто не слыхивалъ. Я кромѣ словесности читаю лекціи минералогіи, ботаники и Зоологіи, голова кругомъ пойдетъ, какъ вспомни^ какой я умной человѣкъ. Въ комиссіи я получилъ ЗОО р. награды, въ полку представили меня къ оной, я сжегъ’^водороднымъ ОГНИВОМЪ себѣ плащъ и извощика—сегодня идетъ дождь—вотъ и всѣ ново- іРазіказы Пирятинца» Гребенки.
23 сти,—нѣтъ, еще есть одна: помнишь ты исторію, что въ прошломъ году Павловъ зарѣ(залъ) ł) Апрѣлева, который ѣхалъ (отъ от)ца съ молодою супругою, ...2) братъ этой дѣвушки или вдовы, коли хочешь, г-нъ Кобылинъ, дня три тому назадъ у Лѣтняго сада застрѣленъ въ 12 часовъ ночи, неизвѣстно кѣмъ. Онъ еще живъ, хотя рана его смертельна. Какіе то 2-ва человѣка, одинъ на дрожкахъ, а другой верхомъ, ^какъ онъ разсказываетъ, подъѣхали къ нему, когда онъ шелъ по набережной Фонтанки, одинъ изъ нихъ выстрѣлилъ и они ускакали,—на выстрѣлъ прибѣжали фонарщики и взяли Кобылина полумертваго прострѣленнаго въ грудь,—до сихъ поръ нѣтъ никакихъ слѣдовъ убійцы. Вотъ тебѣ цѣлое письмо, отвѣчай пожалуйста скорѣе твоему Гребенкѣ. XII. С.-Петербургъ 1839 года, Іенваря 10 дня. Не тильки, братику Миколо, у мене е время балакать зъ старими пріятелями, а ще стає часу тыняться по кравцямъ и шукать ихъ хлопцивъ, чп живи, чи здорови. Именно я самъ ѣздилъ къ Кайзеру и видѣлъ твоего Ефима, онъ здоровъ и кланяется тебѣ и матери. Долинскій этотъ годъ долженъ вытти въ офицеры, онъ у меня въ классѣ и учится хорошо. Кто тебя выучилъ присылать деньги на журналы серебромъ, я едва упросилъ, чтобъ приняли цѣлковые по 3 р. 60 коп.3) Твоихъ денегъ вышло по этому курсу 167 р. 40 к., а за журналы заплачено 171, слѣдовательно, ты мнѣ долженъ 3—60 асс., или цѣлковый. Еще какой чертъ тебя угораздилъ выписать «.Сынъ Отечества»? Когда Полевой по старой привычкѣ не только не выдалъ еще 1-го номера на этотъ годъ, но и за прошлый не додалъ 2-хъ номеровъ, который имѣетъ только до 100 подписчиковъ,—какъ на Библіотеку *) уже болѣе 800, на «Отечественныя записки» болѣе 1000; за что Смирдинъ, какъ хозяинъ журнала, хочетъ отказать Полевому и (хочетъ) пріискать !) Въ этомъ и въ слѣд. словахъ части, взятыя нами въ скобки, возсіановлены по догадкѣ, такъ какъ въ оригиналѣ эти мѣста письма сильно попорчены. з) Какое-то слово вырвано. 3) На ассигнаціи. *) «Библіотека для чтенія» Сенкожскаго.
24 — другого редактора. А потому я тебѣ выписалъ «Отечественныя Записки»,—скажешь спасибо, когда получишь первые номера,— роскишь, да и только! Первый томъ 101 автора выйдетъ въ концѣ генваря—тогда-же... (неразборчиво) и Козырь-Диска1). Я издаю малороссійскій альманахъ, Грицько Основьяненко прислалъ мнѣ чудесную повѣсть: Сердешна Оксана. Думаю, альманахъ будетъ хорошъ, коли удастся издать къ Свѣтлому празднику. Кстати объ альманахахъ: почему ты не выписалъ «Утреннюю зарю» на 1839 годъ! Это объяденіе и такихъ картинокъ еще въ русскихъ книгахъ не бывало. Объ Ивановѣ когда узнаю, то напишу къ тебѣ. Цѣлую милыя ручки, сработавшія картинку, которую я получилъ, она для меня очень дорога. Гдѣ-то сказалъ Пушкинъ: О, помять сердца, ты милый Разсудка памяти печальной!.. А Пушкинъ зналъ людей! Я сегодня заплатилъ за книги ассигнаціями: За Библіотеку . . .65 За Отечѳст. Записки . 50 За Лексиконъ . . .38 За 101 Авторъ ... 25 Козырь-Дивка ... 3 171 Остальные 5 томовъ твоего Пушкина я получилъ и держу до оказіи, чтобы не платить за пересылку. Кажется, Плюшаръ будетъ банкротомъ и моихъ денегъ, дасть Богъ, пропадетъ сотъ до четырехъ. Досвиданія Миколо, не забывай любящаго тебе Евгенія Гребенки. XIII. С.-Петербургъ 1841, мая 12. И я прямо къ дѣлу, Миколо. Письмо твое меня очень огорчило. Ты просишь у меня откровенности—изволь: удивила меня твоя странность,— сочиненіе, плодъ фантазіи приправлять къ частной жизни, и еще приноравливать къ лицу, которое, по своей доброй и благородной душѣ, было и останется для меня навсегда драгоцѣннѣйшимъ 1) Повѣсть Гр. Квитки.
— 25 — предметомъ въ мірѣ—это я пишу тебѣ, но ни отецъ, ни мать, ни братъ мой никогда этого не слыхали и не услышатъ, я свято чту чувства, и не только издѣваться надъ ними, но даже говорить объ нихъ считаю кощунствомъ! Ты могъ подумать, что я мстилъ твоей сестрѣ!!!... да за что же? Это меня сильно огорчаетъ. Мее правило мстить и мущинамъ добромъ, а женщинамъ?! да и мысль подобная не придетъ въ порядочную голову, я пари держу, что эту нелѣпость сморозила тебѣ какая нибудь уѣздная сплетница или армейскій москаль. Я, братику Миколо, въ Запискахъ Студента не представлялъ ни себя, ни кого другого, а развивалъ идею, какимъ образомъ молодой человѣкъ съ пылкими чувствами вступая въ свѣтъ, мало по малу разочаровывается и, будучи неспособенъ приноровляться къ свѣту, часто падаетъ подъ его ударами, для этого я вывелъ лицо совершенно постороннее, умершее... Я, слава Богу, еще скитаюсь на бѣломъ свѣтѣ. Будь это мои мемуары, скрѣпленныя моею подписью, другое дѣло, тогда я отвѣчаю за всякую строчку. Ты пишешь, что я нагородилъ небывальщины, да это иначе и быть не могло, всѣ сочиненія небывальщины, безъ того они и небылибы сочиненіями; во всей повѣсти я взялъ эпизодъ изъ своей жизни—казачью службу—это имѣло свою цѣль; но цензура вырѣзала почти печатный листъ (около семи писанныхъ) наставила точекъ, я думаю, ты замѣтилъ, и ничего не вышло. Можетъ быть начало любви студента похоже на мою любовь, но только начало, потому что всякая чистая платоническая любовь сходна между собою. Вотъ моя исповѣдь, я полагаю, она непопа- детъ въ твои нечистыя руки. Если твоя сестрица считаетъ себя обиженной, хотя я не понимаю чѣмъ, то пусть разсмотритъ хорошенько дѣйствующія лица и увидитъ великую разницу, я же убитъ одною мыслію, что нечаяно могъ огорчить эту добрую и милую даму и прошу у нее великодушнаго прощенія. Два мѣсяца я вылежалъ въ лихорадкѣ, теперь едва поднялся на ноги и сегодня же уѣзжаю въ Малороссію, чтобъ неумереть между кацапами. Надняхъ запретили мою повѣсть, а тутъ твое письмо, все одно къ одному, да такъ грустно, хоть съ мосту въ Неву. Не забывай твоего стараго товарища Е/. Іребенка. Ты пріѣзжай въ наше Убѣжище, я буду лечиться и нестану никуда выѣзжать; да выбрось изъ головы неосновательныя претензіи^
ЦЕРКОВНОЕ ПѢНІЕ въ древней Руси (X—XVI в. в.) Древняя Русь съ принятіемъ христіанства заимствовала у грековъ вмѣстѣ съ богослужебными обрядами и церковное пѣніе. По свидѣтельству Іоакимовой лѣтописи греческій царь и патріархъ прислали св. кн. Владиміру «митрополита Михаила., мужа весьма ученаго, болгарина суща, и съ нимъ четыре епископы и многи іереи, діаконы и демественники отъ Славянъ1)». Это извѣстіе подтверждается и другимъ аналогичнымъ: вмѣстѣ съ греческой царевной Анной, супругой князя Владиміра, въ Кіевъ прибылъ греческій клиръ, носившій даже особое названіе—«царицына» клира 2). Такимъ образомъ, Русская церковь въ лицѣ пѣвцовъ получила изъ Греціи богослужебное пѣніе, вполнѣ выработанное и установшееся. За отсутствіемъ какихъ бы то ни было памятниковъ дѣятельности первыхъ греческихъ пѣвцовъ въ Россіи, а также и историческихъ о нихъ свѣдѣній невозможно ничего сказать о томъ, какого рода было это первоначальное пѣніе. «Несомнѣнно только то, что православная русская церковь не изобрѣла сама Богослужебнаго пѣнія, но получила его вполнѣ готовымъ по своему техническому устройству3)». Поэтому съ извѣстною достовѣрностыо можно полагать, что это было греческое пѣніе въ томъ его видѣ, въ какомъ оно существовало у Славянъ на Балканскомъ полуостровѣ, такъ какъ первые демественники были «отъ Славянъ>. Это было одноголосное (унисонное) мелодическое пѣніе, «техническое устройство» котораго основывалось на осмогласіи, упорядоченномъ и введенномъ во всеобщее употребленіе въ Греціи при Іоаннѣ Дамаскинѣ. Появлялись въ Россіи греческіе пѣвцы и въ послѣдующія времена. Въ Степенной книгѣ имѣется замѣтка, что х) Ундольскій. Замѣчанія для исторіи церковнаго пѣнія въ Россіи. Чт. Императорскаго Общ. Ист. и Др. 1846 г. 2) Разумовскій. Церковное пѣніе въ Россіи. Вып. 1-й, стр. 57. 3) Тамъ же, стр. 58.
— 28 — въ 1053 году при великомъ князѣ Ярославѣ «пріидоша богоподви. заеміи три пѣвцы Гречестіи съ роды своими, отъ нихже начатъ быти въ Густѣй землѣ ► ангелоподобное пѣніе, изрядное осмогласіе, наипаче и трисоставное сладкогласованіе, и самое красное демественное пѣніе въ похвалу и славу Богу» (Степ. 2, гл. 2)ł). Въ этой замѣткѣ особенно важна характеристика самого пѣнія въ различныхъ его видахъ: «изрядное осмогласіе», «трисоставнее сладкогласованіе» и «демественное пѣніе. Ниже мы будемъ имѣть случай еще разъ вернуться къ этому свидѣтельству и разсмотрѣть его подробнѣе. Важно отмѣтить здѣсь и то, что изъ Греціи прибыли три пѣвца «съ роды своими». Слѣдовательно, въ Госсію прибылъ цѣлый хоръ съ тремя особенно опытными извѣстными «доместиками» во главѣ. Изъ вышеприведенныхъ свидѣтельствъ видно, что появленіе въ Госсіи пѣвцовъ изъ Греціи не было явленіемъ единичнымъ, особенно въ первые два вѣка со времени крещенія Гуси. Въ началѣ 12 вѣка пѣнію обучалъ грекъ Мануилъ, «пѣвецъ гораздый», бывшій потомъ съ 1137 года епископомъ Смоленскимъ2). Насажденное греками церковное пѣніе быстро распространялось на Гуси. Объ этомъ заботились сами представители церковной іерархіи. Такъ, первый митрополитъ Михаилъ путешествовалъ въ Гостовскую землю, гдѣ «крести людей безчисленное множество, и многія церкви воздвиже, и пресвитеры и діаконы постави, крылосъ устроивъ и уставы благочестія предложи3)». Отъ греческихъ учителей церковное пѣніе быстро позаимствовали и русскіе пѣвцы, передававшіе, во свою очередь, это искусство другимъ. Такимъ образомъ, изъ Кіева—центра религіозной жизни, вмѣстѣ съ христіанствомъ, распространялось и усвоилось русскими и церковнобогослужебное пѣніе. Въ «Азбукѣ знаменнаго пѣнія» знаменитаго учителя-пѣвца 17 вѣка Александра Мезенца читаемъ: «Первіе же убо бѣша въ началѣ сего знамени творцы и церковній пѣснорачители, во столечномъ россійскія державы богоспасаемомъ градѣ Кіевѣ. По нѣсколькихъ же лѣтѣхъ отъ Кіева сіе пѣніе и знамя нѣкими люборачителями принесеся до великого Нова града. Отъ великаго же Нова града разпростреся и умножися толикимъ дол- говременствомъ сего пѣнія ученіе во вся грады и матери вели- россійскія епархіи и во вся предѣлы ихъ4). До насъ, къ. сожалѣнію, х) У идольскій. Замѣчанія... стр. 1. 3) Разумовскій стр. 60, У Ѵндольскаго—то же. 3) Разумовскій, стр. 58. 4) Азбука знаменнаго пѣігія. Изд. Смоленскаго, стр. 6.
— 29 — дошли имена очень немногихъ русскихъ учителей пѣнія этого періода: Стефанъ, ученикъ пренод. Ѳеодосія—доместикъ Кіево-Печерской лавры; Кирикъ (извѣстный своими вопросами Нифонту)— діаконъ и доместикъ Новгородскаго Антоніева монастыря (въ 1134 г.). Лука—доместикъ Владимірскій, обучившій Владимірскихъ клирошанъ, называвшихся по его имени «Луцыною чадью». Упоминается о «словутьномъ пѣвцѣ Митусѣ» перемышльскаго архіерея *). Было много и другихъ учителей-пѣвцовъ, имена которыхъ до насъ не дошли. Въ житіи «блаженнаго Петра Царевича Ростовскаго» говорится, что въ Ростовѣ въ 1253 году «въцеркви Святыя Богородицы лѣвый клиросъ греческы пояху, а правый русскы* 2)». Во всякомъ случаѣ, обученіе пѣнію шло очень успѣшно, такъ какъ лѣтописи часто упоминаютъ не только объ отдѣльныхъ пѣвцахъ, а и о цѣлыхъ клиросахъ съ ^многочисленнымъ составомъ пѣвцовъ. Извѣстны клиросы того времени: Кіевскій, Новгородскій, Владимірскій, Московскій, Псковскій, Боголюбова монастыря и др. Ростовскій клиросъ пользовался такою славой, что назывался «пресвѣтлымъ». Указаній на недостатокъ пѣвцовъ въ то время нигдѣ не встрѣчается. Соборъ 1274 года выразилъ желаніе, чтобы церковное чтеніе и пѣніе отправлялось людьми, посвященными для этого 3). Слѣдовательно, духовенство того времени заботилось о церковномъ пѣніи и, поручая его лицамъ, особо избраннымъ, имѣло достаточный контингентъ людей для такого выбора. Изъ извѣстій XIV вѣка имѣемъ: въ 1387 году «благослови владыка Алексѣй весь Новгородъ ставити городъ Порховъ, и послаша Ивана Федоровичь, Фать- яна Есиповичь, и поставиша главиннымъ серебромъ Демественника Св. Софіи». Вполнѣ возможно предположить, что здѣсь подъ «демественникомъ» разумѣлся представитель цѣлаго хора пѣвцовъ4). Прежде, чѣмъ характеризовать церковное пѣніе выше изложеннаго періода, считаемъ необходимымъ отмѣтить, что во всей своей исторіи богослужебное пѣніе Русской церкви (безлинейное) пережило три эпохи, существенно отличающіяся одна отъ другой: эпоха стараго истиннорѣчъя (XI—XIV в. в.),—раздѣльнорѣчъя или хомоніи (XV—XVII в.), и новаго истиннорѣчъя (съ XVII в.) Дѣленіе это основывается, собственно говоря, на чисто текстуальной сторонѣ пѣнія: въ первый періодъ времени пѣніе исполнялось «на J) Макарій. Исторія Русской церкви, т. IV, стр. 296-я. 2) Ундольскій. Замѣчанія... стр. 3. 3) Разумовскій. Стр. 16-я. 4) У У идольскаго стр. 4.
зо — рѣчь», т. е. слова пѣснопѣнія произносились такъ, какъ написано; съ конца XIV вѣка полугласныя «ъ» и «ь» стали замѣняться гласными «о» и «е», такимъ образомъ, получилось растяженіе словъ; мало по малу гласныя буквы начали вставляться въ слова безъ всякой надобности и какъ попало («войнѣ»—«вомонѣ», «спасъ»—«сопасо»), что повело къ искаженію самаго текста и смысла рѣчи («есть»—«есте», «миръ»—«миро»). Это и естъ періодъ хомоніи (отъ растяженныхъ глагольныхъ окончаній, напр.: «согрѣшихомо, беззаконовахомо, неправдовахомо...» и т. д.J). Исправленіе богослужебныхъ книгъ коснулось и текста церковнаго пѣнія. Отсюда—новый періодъ въ исторіи пѣнія—новаго истин- норѣчья, или праворѣчья, начало котораго можно считать съ московскаго собора 1666—78 года, когда было постановлено «гла- совое пѣніе пѣти на рѣчь». Вполнѣ точно и полно охарактеризовать богослужебное пѣніе въ Россіи періода стараго истиннорѣчья очень трудно, чтобы не сказать болѣе. «На Константинополь, откуда присланы первые пѣвцы Русской церкви, ни личность пѣвцовъ, славянъ по происхожденію, не могутъ сообщить ничего о свойствахъ и характерѣ церковно-русскаго пѣнія»* 2). До насъ не дошло ни одно теоретическое сочиненіе, или учебное руководство по пѣнію отъ первой эпохи. Но, во всякомъ случаѣ, дѣлать неблагопріятный выводъ относительно состоянія церковнаго пѣнія въ то время было бы поспѣшно. Мы имѣемъ памятники дѣятельности древнихъ русскихъ пѣвцовъ въ видѣ нотныхъ книгъ. Уже самое появленіе пѣснопѣній русскимъ святымъ (Ѳеодосію Печерскому, Борису и Глѣбу и др.), положенныхъ на ноты, свидѣтельствуетъ о значительномъ по тому времени музыкальномъ развитіи русскихъ пѣвцовъ, хотя мелодіи этихъ пѣснопѣній мало чѣмъ отличаются отъ обще-багослу ■жебныхъ напѣвовъ. Древнѣйшія нотныя книги писаны особыми безлинейными музыкальными знаками («знамена», позднѣйш. назв, «крюки»), ставившимися непосредственно надъ текстомъ. По начертанію этихъ знаковъ всѣ нотныя книги рѣзко раздѣляются на двѣ неравныхъ категоріи: книги, писанныя кондакарнымъ знаменемъ и знаменемъ столповымъ. Книгъ кондакарнаго письма сохранилось очень немного: два кондакаря Макарій. Исторія Русской Церкви т. 8, стр. 72. То же у Разумовскаго стр. 64,76. 2) Разумовскій. Церковное пѣніе. Стр. 58,
— 31 Патріаршей библіотеки, кондакари Троицкій, Благовѣщенскій, Тріодь Московск. Синодальн. Типографіи и др. Ч Всѣ они относятся ко времени XII—XIV в. в.; не сохранилось ни одного кондакаря, писаннаго позже XIV вѣка. Слѣдовательно, кондакарное пѣніе существовало въ Россіи только въ первые четыре вѣка послѣ принятія христіанства. Къ сожалѣнію, мелодія кондакарнаго знамени до сихъ поръ не возстановлена. До насъ не дошло ни одно руководство для изученія этой системы знаменъ. Самые кондакари остались только въ Россіи (ихъ нѣтъ ни въ Греціи, ни въ Западной Европѣ) и не похожи по своему составу и начертанію знаменъ на другія нотныя книги. Митрополитъ Кипріанъ въ Степенной книгѣ опредѣляетъ изначальное пѣніе русской церкви какъ «Ангелоподобное пѣніе, изрядное осмогласіе, найпаче же и трисоставное сладкогласованіе» * 2). Подъ этимъ пѣніемъ и разумѣютъ пѣніе кондакарное3). Этого же мнѣнія держится и Разумовскій, считая кондакарныя знамена памятниками древне-греческаго распѣва, занесеннаго въ Россію первыми пѣвцами и существовавшаго въ ней до половины XIV вѣка4). Надъ пѣснопѣніями въ кондакарныхъ книгахъ всюду имѣется надписаніе гласа, которому подчинялась мелодія, изображенная кондакарнымъ знаменіемъ. Слѣдовательно, кондакарное пѣніе всецѣло покоилось на основномъ законѣ Богослужебнаго пѣнія восточной церкви—осмогласіи, что подтверждается и свидѣтельствомъ Степенной книги («изрядное осмогласіе»). «Гласовая кондакарная мелодія имѣла характеръ греческой церковной мелодіи и не отличалась особеннымъ разнообразіемъ. Она состояла изъ частныхъ мелодій, извѣстнымъ образомъ связанныхъ между собою и часто повторяющихся. Каждый кондакъ, или лучше, текстъ его, раздѣлялся на части, или строфы, подобно тому, какъ дѣлятся подобны всѣхъ осьми гласовъ, и какъ дѣлятся ненотныя стихиры въ Богослужебныхъ книгахъ, гдѣ текстъ ихъ означается звѣздочками, или репьями. Нѣкоторыя такія части имѣютъ надъ собой одинаковыя ноты, одинаковое послѣдованіе ихъ, и, слѣдовательно, одинаковую мелодію. Такимъ образомъ, кондакарная мелодія однообразна въ цѣломъ своемъ составѣ, и самое кондакарное пѣніе, подобно всякому церковному пѣнію, есть пѣніе строфное5)». Сущность церковнаго осмогласія въ 1) Смоленскій. О собраніи русскихъ древнепѣвческихъ рукописей въ Московск. Синод. Училищѣ пѣнія. Стр. 33 и 34. 2) Ундольскій. Замѣчаніе... стр. 1-я. 3) Металловъ. Очеркъ исторіи прав, церковн. пѣнія въ Россіи, стр. 38—иримѣч. <) Церковное пѣніе въ Россіи, стр. 111-я. 5) Тамъ же, стр. 112.
32 — краткихъ словахъ сводится къ слѣдующему: «Гласъ», по опредѣленію Разумовскаго, «есть музыкальная лѣстпвица, въ которой взаимное расположеніе цѣлыхъ и половинныхъ интерваловъ опредѣлено со строгой точностью1)». Въ каждомъ гласѣ есть свои опредѣленные господствующіе звуки, составляющіе, такъ сказать, элементы гласа. Такихъ музыкальныхъ лѣствицъ—гласовъ русская церковь приняла отъ греческой и неизмѣнно хранитъ донынѣ восемь. По основному правилу богослужебнаго пѣнія полагается всѣ пѣснопѣнія въ храмѣ, не исключая и самыхъ краткихъ, исполнять по напѣву указываемаго уставомъ церковнаго гласа. Далѣе, въ Степенной книгѣ богослужебное пѣніе называется «трисоставнымъ сладкогласованіемъ». Это выраженіе объяснялось различно, но наиболѣе обоснованное и близкое къ истинѣ принадлежитъ Разумовскому. Всѣ русскія нотныя книги древняго періода имѣютъ одну строку знамени надъ текстомъ. Это и есть записанная мелодія напѣва въ одинъ голосъ. Другого вида пѣнія мы не имѣемъ ни въ одномъ изъ письменныхъ памятниковъ. Слѣдовательно, древнерусское церковное пѣніе было пѣніемъ строго мелодическимъ для одного голоса (унисонное). «Трисоставность» пѣнія нельзя смѣшивать съ «тріестествогласіемъ», въ понятіе котораго входитъ представленіе объ аккордѣ въ простѣйшемъ его видѣ трезвучія, а тѣмъ болѣе— съ «троестрочіемъ», обозначавшимъ собою такое пѣніе, которое совершалось по нотнымъ книгамъ, написаннымъ въ три строки знаменъ, и, слѣдовательно, на три голоса. «Триестествогласіе», и «троестрочіе», какъ музыкальные термины, появились среди русскихъ пѣвцовъ уже въ XVII вѣкѣ, когда въ Россію проникло западное гармоническое пѣніе, и свидѣтельствуютъ о знакомствѣ русскихъ съ основными элементами гармоніи. Трисоставное же сладкогла- сованіе означаетъ мелодію трехъ системъ. «Лѣтописецъ, назвавъ осмогласное богослужебное пѣніе трисоставнымъ сладкогласованіемъ желалъ выразить, что ангелоподобное пѣніе, принесенное въ Россію тремя пѣвцами греческими при Ярославѣ I, было пѣніемъ мелодическимъ, и что мелодія его опиралась на три разныя системы2)». При построеніи мелодіи греки употребляли системы тетрахорда, пентахорда и октахорда. Напѣвъ каждаго церковнаго гласа строился то той или иной системѣ: первый гласъ—по системѣ пентахорда, четвертый—октахорда и т. д. Эти же законы гласового по- г) Тамъ же, стр. 97. з) Тамъ же, стр. 102.
— 33 строенія отъ грековъ цѣликомъ перешли и въ Россію. Древнегреческій распѣвъ существовалъ въ Россіи, какъ было упомянуто выше, до половины XIV вѣка (б. м. даже только начала XIV в.). Съ этого времеми мы не встрѣчаемъ въ нотныхъ памятникахъ ни пѣснопѣній греческаго распѣва, ни даже упоминаній о немъ. Вновь греческій распѣвъ появился въ Россіи уже въ XVII вѣкѣ, проникши въ Великороссію съ юго-запада при посредствѣ православнорусскихъ братствъ. Патріархъ Никонъ, еще въ бытность архіепископомъ Новгородскимъ, ввелъ въ Новгородскомъ Софійскомъ соборѣ греческое и кіевское пѣніе1). Но это новогреческое пѣніе уже было гармоническимъ, многоголоснымъ, чѣмъ существенно и отличалось отъ древняго мелодическаго, одноголоснаго. Церковно-пѣвческіе памятники второй категоріи (въ несравненно большемъ количествѣ) писаны особыми, такъ называемыми «столповыми знаменами», отличающимися отъ кондакарныхъ, и свидѣтельствуютъ о существованіи въ Россіи съ самаго древняго времени особаго напѣва—столпового, или знаменнаго. Относительно происхожденія столпового распѣва имѣется нѣсколько мнѣній. Предполагали, что этотъ напѣвъ образовался въ Россіи изъ первоначальнаго греческаго. Болѣе рьяные патріоты были убѣждены, что знаменное пѣніе сложилось п развилось въ Россіи чисто самостоятельно, безъ всякаго вліянія греческаго пѣнія. И тотъ и другой взгляды страдаютъ односторонностью и отсутствіемъ должной основательности. По мнѣнію Разумовскаго, «знаменный распѣвъ, несомнѣнно, есть распѣвъ греко-славянскій, т. е., образовавшійся изъ древне-греческаго церковнаго пѣнія въ земляхъ славянскихъ и получившій тамъ свою особенную семіографію, отличную отъ старой и новой церковно-греческой безлинейной семіографіи" 2). Въ доказательство своей мысли Разумовскій ссылается на составъ первой русской іерархіи и пѣвцовъ—частью грековъ, частью южныхъ славянъ (Балканскаго полуострова), на первоначальные памятники знаменнаго пѣнія въ Россіи и, наконецъ, на существованіе на Аѳонѣ древнихъ нотныхъ книгъ, семіографія которыхъ очень близко подходитъ къ русскимъ знаменамъ перваго періода. Слѣдовательно, столповой распѣвъ съ самыхъ первыхъ временъ былъ принесенъ въ Россію, гдѣ существовалъ на ряду съ греческимъ (кондакарнымъ), пока не получилъ въ XIV вѣкѣ господствующаго значенія. х) Ундольскій. Замѣчаніе... стр. 12. Разумовскій. Ц. п. стр. 114. 2) Церковное пѣніе, стр. 155.
— 34 — По своєму построенію знаменный распѣвъ, подобно греческому, также основанъ на осмогласіи. Мы не будемъ останавливаться на анализѣ техническаго построенія каждаго гласа въ отдѣльности, а прослѣдимъ дальнѣйшую исторію знаменнаго напѣва и вообще пѣнія въ Россіи. Съ появленія на Руси и до XIV в. включительно знаменный напѣвъ не потерпѣлъ никакихъ измѣненій, какъ-свидѣтельствуютъ о томъ нотныя книги того времени. Съ конца XIV в. возникло стремленіе къ раздѣльнорѣчію, усилившееся въ XV вѣкѣ и сильно измѣнившее текстъ пѣснопѣній къ концу этого вѣка. Новгородскій лѣтописецъ замѣчаетъ въ 1476 году: мтояже зимы нѣкоторые филосове начали пѣти:» «о Господи помилуй»,—а црузѣи Осподи помилуй1». Во всякомъ случаѣ въ началѣ XV вѣка русское церковное пѣніе находилось на высокой степени развитія, особенно въ Новгородѣ. Новгородскіе клирошане св. Софіи славились далеко за предѣлами Новгорода (въ 1404 г.); особенно былъ извѣстенъ Наумъ клирошанинъ (сконч. 16 апрѣля 1416 г.) О славѣ прежнихъ пѣвцовъ упоминаетъ царь Иванъ Васильевичъ на Стоглавомъ соборѣ (въ 1551 году2). Въ это время повсюду было много частныхъ школъ, въ которыхъ учили и церковному пѣнію. Упоминаются въ лѣтописяхъ школы Новгородскія, Псковскія, Московскія. Но къ концу XV вѣка пѣніе сильно упало всюду, даже въ Новгородѣ. Архіепископъ Новгородскій Геннадій жалуется: «Во всей землѣ русской ведется беззаконіе: мужики озорные на клиросѣ поютъ, и паремью и апостолъ на амбонѣ чтутъ, да еще и въ алтарь ходятъ3)». Упадокъ и неудовлетворительное состояніе школъ, къ тому же крайне малочисленныхъ, отсюда слабое развитіе грамотности, сильно сказались, на состояніи церковнаго пѣнія. Поэтому въ первой половинѣ XVI вѣка появляются отдѣльныя попытки улучшить церковное пѣніе, хотя они на первыхъ порахъ не принесли желанной пользы. Подробно занялся этимъ вопросомъ Стоглавый соборъ (1551 г.). Сдѣлавши распоряженіе о прекращеніи безобразій при совершеніи богослуженія («а вкупѣ бы псалмовъ и псалтири не говорили и каноновъ вдругъ не конархали, и не говорили по два вмѣстѣ, занеже то въ нашемъ православіи великое безчинство ввелося»), соборъ предписалъ открыть въ возможно большемъ количествѣ училища, куда можно было бы посылать 1) Разумовскій, стр. 65. 2) Тамъ же. 3) Тамъ же стр. 68.
35 дѣтей «на ученіе грамотѣ и на ученіе книжнаго письма, и церковнаго пѣнія и чтенія налойнаго1»). Школы снова возникли быстро и повсемѣстно и скоро же оказали самое благотворное вліяніе на улучшеніе церковнаго пѣнія. Снова вошли въ славу новгородскія и московскія школы, давшія цѣлую плеяду блестящихъ и талантливыхъ пѣвцовъ и учителей пѣнія. Изъ Новгородскихъ пѣвцовъ XVI мѣка на первомъ мѣстѣ долженъ быть поставленъ Иванъ Акимовичъ Шайдуровъ. Его значеніе въ исторіи развитія церковнаго пѣнія громадно, такъ какъ введенныя имъ киноварныя помѣты при знаменахъ быстро распространились повсюду и произвели переворотъ въ безлинейной крюковой семіографіи. Собственно говоря, киноварныя помѣты были изобрѣтены и употреблялись раньше Шайдурова. Но они не пользовались популярностью по причинѣ чрезвычайнаго разнообразія системъ. Въ одной изъ рукописей библіотеки Московскаго Сѵнодальнаго училища (<№ 219, стр. 352—353) современникъ Михаила Ѳеодоровича говоритъ: «А старые де мастеры, которые были въ Московскомъ государствѣ блаженныя памяти при государѣ царѣ и великомъ князѣ Иванѣ Васильевичѣ вся Руси попъ Ѳеодоръ Москвитинъ, а прозвище Хрестьянинъ и усолецъ Исаія, а прозвище Лукошко (объ этихъ пѣвцахъ будетъ сказано ниже) и Логинъ прозвище Корова и ихъ ученики пѣлн для науки кокизникъ и подобникъ наизусть, потому они согласіе и знамя гораздо знали, распѣвали и знамя накладывали наизусть. А помѣтокъ де у нихъ въ переводѣхъ никакихъ не бывало, да и не знали ихъ. А сотворены тѣ окозрительныя помѣты въ новыхъ въ церковныхъ въ пѣвчихъ переводѣхъ русскими философы послѣ литовскаго разорѣнья при державѣ блаженныя памяти великаго государя и царя и великаго князя Михаила Ѳеодоровича всея Россіи. А творцы симъ окозрительнымъ помѣтамъ были: Москвитинъ, Николая явленнаго чудотворца изъ-за Орбат- скихъ воротъ попъ Лука, Устюга Великаго Ѳеодоръ, а прозвище Копылъ, Нижняго Новгорода Семенъ Баскаковъ, Вологженя Павлов а монастыря игуменъ Памва, да Григорій Зепаловъ, да Кирило Гомулинъ. По нихъ же Левъ Зубъ и Иванъ Шайдуръ и Тихонъ Корела2)». Заслуга Шайдурова заключалась въ изобрѣтеніи такой системы помѣтъ, которая значительно облегчала чтеніе крюковыхъ знаменъ и была проста, понятна и доступна всѣмъ пѣв- Тамъ же. стр. 68. з) Металловъ. Очерки исторіи прав, цер, пѣнія, стр. 46, примѣчаніе.
— 36 — цамъ. Этимъ объясняется и столь быстрое ея распространеніе въ Россіи, Помѣты Шайдурова— троякаго рода: степенныя или согласныя, указывавшія на высоту звука въ знамени, указательныя, обозначавшія видоизмѣненія знамени при его исполненіи и осмогласныя указывавшія на гласовую мелодію знаменнаго разпѣва. Для образца приведемъ помѣты перваго рода. Онѣ состояли изъ семи согласныхъ буквъ—г, н, с, м, п, в, г, изъ которыхъ каждая имѣла свое спеціальное значеніе: «Аще внизу подъ знаменемъ писанъ глаголі» и то поется гораздо низко. Аще ли писанъ нашъ, и то поется низко, но глаголя мало по выше. Аще ли писано слово, и то поется среднимъ гласомъ. Аще ли писано мыслете, и то поется мрачно. Аще ли писанъ покой, и то поется по выше мрачнаго согласія. Аще ли писано вѣди, и то поется высоко. Аще ли надъ знаменемъ написанъ глаголь, и то поется гораздо высоко1)». Въ техническомъ отношеніи вышеуказанныя помѣты особенно важны, потому что они соотвѣтствовали семи основнымъ звукамъ церковной діатонической гаммы: «г»—утъ, «н» -ре, «с»—ми, «м»—фа, «п»—соль, «в»—ля, и «г> (верхнее)—ца (си бемоль). Труды Шайдурова имѣли большое значеніе въ развитіи теоріи знаменнаго пѣнія. Правда, еще до Шайдурова, въ ирмологахъ первой половины 16 вѣка были помѣщаемы статьи теоретическаго характера: «сказаніе, како поется знаменіе коеждо различно; како поются попѣвки и въ которомъ гласѣ; распѣвы на восемь гласовъ2)», но Шайдуровъ своими помѣтами значительно облегчилъ какъ знакомство съ крюками, такъ и исполненіе крюковыхъ пѣснопѣній при богослуженіи. Изъ другихъ . пѣвцовъ и «мастеровъ» пѣнія Новгородской школы извѣстны братья Савва и Василій Роговы. Василій Роговъ, впослѣдствіи митрополитъ Ростовскій Варлаамъ (1589 г.) «мужъ благоговѣинъ и мудръ, зѣло пѣти былъ гораздо знаменному и трое- строчному и демественному пѣнію; былъ распѣвщикъ и творецъ3)». Такимъ образомъ, Варлаамъ не только въ совершенствѣ зналъ церковное пѣніе во всѣхъ современныхъ его видахъ, но и самъ составлялъ новые напѣвы и пользовался въ этой области большой извѣстностью. Русское церковное пѣніе, тщательно оберегавшееся отъ какихъ бы то ни было измѣненій въ техническомъ отношеніи 1) Сахаровъ. Изслѣдованія о русскомъ церковномъ пѣснопѣніи. Ж. М. Н. П. за 1849 г. № 7, стр. 92.—То же у Разумовскаго стр. 160. 2) Разумовскій. Стр. 158. 3) Ундольскій. Замѣчанія... стр. 6—7.
37 въ предшествующіе вѣка, съ XVI вѣка начинаетъ все болѣе и болѣе заявлять себя на поприщѣ самостоятельнаго развитія, усовершенствованія и обогащенія новыми мелодіями. Братъ Варлаама, Савва Роговъ, былъ особенно извѣстенъ, какъ учитель пѣнія. Его многочисленные ученики старались распространять пѣніе далеко за предѣлами Новгородской земли. Стефанъ Голышъ «ходилъ по градамъ и училъ Усольскую страну и у Строгановыхъ училъ Ивана, прозвище Лукошко, а во иноцѣхъ былъ Исаія». И Стефанъ и его ученикъ Исаія, будучи великими «роспѣвщиками» знаменнаго пѣнія, отличались и миссіонерской дѣятельностью въ этой области: они насадили церковное пѣніе въ Усольской землѣ и основали тамъ первую пѣвческую школу. Другіе ученики Саввы Рогова славились своей дѣятельностью и на Москвѣ. Ѳеодоръ, по прозванію Христіанинъ, впослѣдствіи Московскій священникъ «славенъ и пѣти гораздъ знаменному пѣнію, мнози отъ него научишася и знамя его и до днесь славно». Иванъ Носъ (тоже ученикъ Саввы Рогова), жившій впослѣдствіи вмѣстѣ съ Ѳеодоромъ при Іоаннѣ Грозномъ въ Александровской слободѣ «роспѣлъ 'и изъяснилъ Тріоди Постную и Цвѣтную, многимъ святымъ стихиры и славники, Богородичны и Крестобогородичны минейныя». Въ Новгородѣ же «нѣкто былъ инокъ именитъ Маркеллъ, слылъ Безбородой»; онъ роспѣлъ всю Псалтырь. «Нѣкто въ Твери дьяконъ бѣ зѣло мудръ и благоговѣинъ; тотъ роспѣлъ стихиры Евангельскія *)». Значительно улучшилось церковное пѣніе и въ Москвѣ. Кромѣ трудившихся тамъ Ивана, Носа и Ѳеодора Христіанина имѣлъ пѣвческую школу школу въ Москвѣ царскій духовникъ, знаменитый протопопъ Сильвестръ, родомъ тоже Новгородецъ. Въ Домостроѣ онъ упоминаетъ, что какъ въ Новгородѣ, такъ и въ Москвѣ училъ многихъ «грамотѣ», и писати и пѣти». Къ этому времени относится появленіе новыхъ церковныхъ распѣвовъ, новыхъ мелодій, составлявшихъ продуктъ творчества вышеупомянутыхъ пѣвцовъ и многихъ другихъ, имена которыхъ до насъ не дошли. Всѣ эти новыя мелодіи были вполнѣ естественнымъ развитіемъ знаменнаго напѣва на чисто русской почвѣ и, слѣдовательно, по характеру были болѣе или менѣе однообразны, отличаясь между собою, главнымъ образомъ, своею продолжительностью. Онѣ имѣли въ книгахъ всегда соотвѣтственныя надписи: і) Всѣ вышеприведенныя свѣдѣнія заимствованы изъ древней рукописи, напечатанной Ундольскимъ въ чтеніяхъ О-ва Исторіи и Древностей за 1846 г., кн. 3 стр. 22; выдержки цитируются у Смоленскаго въ Азбукѣ Мезенца, стр. 34.
— 38 малое знамя, ино знамя, инъ распѣвъ, инъ переводъ, большое знамя, большой распѣвъ и путь. Путь или путевой распѣвъ былъ самымъ витіеватымъ видомъ знаменнаго распѣва. Нѣкоторые переводы носятъ имена ихъ творцовъ, или мѣста происхожденія: переводъ Баскаковъ, переводъ Христіаниновъ, инъ переводъ Лукошковъ, инъ большой переводъ Лукошковъ, инъ переводъ Новгородскій и пр. Путевой роспѣвъ имѣлъ свои различія: путь прибыльный, путь монастырскій и др.1). На появленіе новыхъ распѣвовъ оказало значительное вліяніе учрежденіе въ Россіи патріаршества въ концѣ XVI вѣка (въ 1589 г.) Патріаршее богослуженіе, естественно, требовало большой торжественности и продолжительности церковнаго пѣнія. Слѣдствіемъ этого было составленіе напѣвовъ болѣе торжественныхъ и продолжительныхъ. Далѣе, церковнымъ уставомъ часто предписывается повторять одни и тѣ же пѣснопѣнія, напр. стихиры. Чтобы избѣжать повторенія мелодіи, опытные пѣвцы составляютъ новые напѣвы для извѣстнаго текста. Такимъ образомъ, стихиры, многія пѣснопѣнія изъ литургіи (Единородный Сыне... Херувимская пѣснь, Достойно есть и др.) имѣли по нѣсколько напѣвовъ, какъ это видно изъ оставшихся многочисленныхъ нотныхъ рукописей. Пѣвцы этого времени славились знаніемъ не только древнихъ богослужебныхъ напѣвовъ, но и роспѣвовъ, вновь появляющихся, а также и составленіемъ этихъ послѣднихъ. Таковы были головщики Троице-Сергіевой Лавры: праваго клироса—'Паисій Литвиновъ и лѣваго—Гурій Шишкинъ. Особенно славился головщикъ той же Лавры Логгинъ, учившій пѣть на пять, шесть, десять и даже на семнадцать различныхъ напѣвовъ. Какъ было упомянуто выше, всѣ новые роспѣвы особенно на первыхъ порахъ по своему техническому построенію не уклонялись слишкомъ далеко отъ основного церковного древнезнаменнаго напѣва. «Всѣ они построены въ характерѣ того, или другого церковнаго гласа, совершенно удерживаютъ въ себѣ силу стараго знаменнаго пѣнія, и только многоразлично измѣняютъ наружную его сторону, широту и сочетаніе звуковъ2)». Таковъ, напр., путевой роспѣвъ, называвшійся иногда знаменнымъ путевымъ роспѣвомъ. Всѣ же новосоставленные напѣвы, мелодія которыхъ уклонялась отъ строгаго характера знаменнаго пѣнія, добросовѣстно отмѣчались самими авторами: произволъ. Произвольныхъ напѣвовъ много зналъ и самъ составлялъ вышеупомянутый Логгинъ. !) Разумовскій. Ц. П., стр, 165. 2) Тамъ же.
— 39 Такимъ образомъ, къ концу XVI и особенно въ началѣ XVII вѣка церковное пѣніе на Руси снова поднялось на значительную высоту и развилось повсемѣстно. Ничего подобнаго жалобѣ Новгородскаго архіепископа Геннадія въ это время мы не знаемъ. Свидѣтельствомъ значительнаго развитія русскаго церковнаго пѣнія и его представителей (въ количественномъ и качественномъ отношеніи) съ одной стороны, и надежнымъ средствомъ для болѣе правильной его постановки и усовершенствованія, съ другой,—служитъ учрежденіе въ концѣ XVI вѣка оффиціальнаго хора патріаршихъ пѣвчихъ дьяковъ и увеличеніе (въ первой половинѣ XVII в.) хора государевыхъ пѣвчихъ дьяковъ. Послѣдній хоръ существовалъ при дворѣ и раньше (съ XV в,). Іоаннъ IV Грозный, любившій, хорошо знавшій знаменное церковное пѣніе и даже самъ перелагавшій пѣснопѣнія на ноты, содержалъ при себѣ значительное число пѣвчихъ дьяковъ1). Мы знаемъ, что при немъ были вызываемы пѣвцы и изъ Новгорода (Ѳеодоръ Христіанинъ и Иванъ Носъ). Оба хора имѣли большое значеніе въ исторіи церковнаго пѣнія. Контингентъ пѣвцовъ набирался изо всей Россіи и, само собою разумѣется, изъ самыхъ лучшихъ и опытныхъ пѣвцовъ. Пѣвцы обоихъ хоровъ пользовались привилегированнымъ и вполнѣ обезпеченнымъ положеніемъ. Довольно быстро эти хоры сдѣлались центрами пѣвческаго дѣла въ Россіи. Сюда стекались лучшія и наиболѣе даровитыя силы, здѣсь, главнымъ образомъ, сосредоточивались вновь появляющіеся роспѣвы и отсюда уже распространялись по всей Великороссіи. «Пѣвчіе діаки были не только пѣвцами-хранителями древняго пѣнія, но и пѣвцами, слѣдившими за современнымъ движеніемъ пѣнія, и усвоившими себѣ все, что было новаго2)». КонецъXVI и начало XVII вѣка, какъ было выше сказано, были временемъ всеобщаго подъема въ области церковнаго пѣнія. Много трудовъ было положено пѣвцами для процвѣтанія родного имъ искусства. «Ни въ одно, ни въ предшествующее ни въ послѣдующее время не написано было такъ много и такихъ объемистыхъ нотныхъ книгъ, какъ въ это время 3)». Игуменъ Новгородскаго Хутынскаго монастыря Маркеллъ Безбородый положилъ на ноты Псалтырь и много разныхъ пѣснопѣній изъ службъ русскимъ святымъ, «овымъ стихиры, и инымъ же славники, а инымъ Разумовскій. Патріаршіе пѣвчіе діаки и поддіаки и государевы пѣвчіе діаки. Изд. 1895 г., стр. 50. а) Тамъ же, стр. 79. 3) Разумовскій. Церковное пѣніе, стр. 73.
40 — слитіями и съ хвалитными стихеры и свеличаніи полные празднества отъ мѣсяца сентября до конца мѣсяца августа1)». Изъ нотныхъ книгъ, представляющихъ собой опытъ систематизаціи богослужебныхъ пѣснопѣній нужно отмѣтить появившіяся въ это время: «всенощное бдѣніе» и «трезвонъ». Въ составъ первой входили пѣснопѣнія всенощнаго бдѣнія, а также и другихъ службъ, расположенныя въ опредѣленномъ порядкѣ (прототипъ нашего церковнаго обихода). Книга «Трезвонъ» содержала службы, т. н. «шестеричнымъ» святымъ, которымъ по уставу на Господи воззвахъ полагалось шесть стихиръ, а звонъ производитъ въ три колокола. Въ половинѣ XVII вѣка въ русскомъ богослужебномъ пѣніи совершился важный переворотъ: исправленіе хомового пѣнія «на рѣчь», Хомонія, появившаяся въ пѣніи еще съ начала XV вѣка, къ этому времени достигла высшаго развитія: благодаря растяженію слоговъ, безпорядочнымъ вставкамъ въ слова гласныхъ буквъ, текстъ богослужебныхъ пѣснопѣній былъ искаженъ часто до неузнаваемости. Поэтому все чаще и чаще стали раздаваться голоса о необходимости исправленія церковнаго пѣнія. Появились и отдѣльныя попытки исправленія текста нотныхъ книгъ, но они не могли имѣть особаго успѣха, такъ какъ въ нихъ было много удѣлено мѣста субъективизму отдѣльныхъ справщиковъ, компетенція же многихъ изъ нихъ была не особенно высока. «По тѣхъ же време- нехъ», читаемъ въ одномъ памятникѣ того времени: «начаша во всѣхъ градѣхъ и въ монастырѣхъ и въ селѣхъ знаменнаго пѣнія малоискусніи мастеры, койждо всякъ отъ себе, исправляти на правую рѣчь пѣніе, и во единогласіе не пріидоша. Овоже грубій и зѣло малоученіи на сіе великое дѣло дерзнуша. И отъ того ихъ дерзновенія вездѣ во всѣхъ градѣхъ и селѣхъ учинилося веліе разгласіе, что и во единой церкви не токмо тріемъ, или многимъ, но и двѣма пѣти стало согласно невозможно2)». Такимъ образомъ, отдѣльныя попытки исправленія только ухудшили дѣло. Гораздо успѣшнѣе пошло исправленіе, когда за него взялись правительственная и церковная власти. Алексѣй Михайловичъ по совѣту патріарха Іосифа и духовнаго собора издалъ окружную увѣщательную грамоту, которой предписывалось «по преданію св. Апостоломъ и св. отецъ и по уставу пѣти во святыхъ Божіихъ церквахъ чинно и безмятежно на Москвѣ и по всѣмъ городамъ единогласно 3)». *) Тамъ же, а) Азбука знаменнаго пѣнія. А. Мезенца. Изд. Смоленскаго 1888 г. стр. 1-я. з? Разумовскій. Церковн. пѣніе, стр. 78.
— 41 Вмѣстѣ съ этимъ, въ 1655 году Алексѣй Михайловичъ учредилъ въ Москвѣ особую комиссію («собраніе») изъ 14 свѣдущихъ людей. Прямой задачей этой комиссіи было «о церковномъ знаменномъ пѣніи предѣлъ учинити, еже бы всякое пѣніе было воистинно- рѣчномъ пѣніи, вездѣ во градѣхъ и честныхъ обителяхъ и селѣхъ устроенно равночинно, и доброгласно1). Но этой первой коммиссіи не удалось ничего сдѣлать для упорядоченія церковнаго пѣнія. Неблагопріятныя политическія обстоятельства, а также случившееся моровое повѣтріе прекратили дѣятельность комиссіи въ самомъ началѣ. До насъ не дошли ни памятники дѣйствій комиссіи, ни даже имена ея участниковъ. Вопросъ оставался открытымъ около 12-ти лѣтъ до большого Московскаго собора 1666—7 г., на которомъ снова было подтверждено: «гласовое пѣніе пѣти на рѣчь». Слѣдствіемъ соборнаго опредѣленія было учрежденіе въ 1688 году второй комиссіи, организація которой была поручена царемъ и патріархомъ Павлу, митрополиту сарскому и подонскому. Новая комиссія состояла изъ шести человѣкъ2) во главѣ со старцемъ Александромъ Мезенцемъ, справщикомъ печатнаго двора. Нужно было провѣрить нотныя книги съ богослужебными печатными и съ древними нотными рукописями. Комиссія, дѣйствительно, провѣрила и исправила текстъ нотныхъ книгъ по рукописямъ «за четыреста лѣтъ и вяще, т. е., съ XII вѣка. Этими трудами навсегда былъ положенъ конецъ раздѣльнорѣчію, и введено истиннорѣчное пѣніе. Въ исторіи церковнаго пѣнія насталъ третій періодъ—эпоха новаго истиннорѣчія продолжающаяся и до настоящаго времени. Въ качествѣ документальнаго памятника трудовъ второй комиссіи до насъ дошло: «Извѣщеніе о согласнѣйшихъ помѣтахъ», составленное членами комиссіи. Это—ключъ къ знаменному пѣнію, крюковая азбука, представляющая въ настоящее время громадный интересъ и важность, какъ памятникъ теоріи знаменнаго пѣнія отъ XVII вѣка3). «Азбука» состоитъ изъ трехъ частей. Вначалѣ въ краткомъ предисловіи излагается исторія 1-й и 2-й комиссіи для исправленія пѣвческихъ книгъ при Царѣ Алексѣѣ Михайловичѣ, потомъ приведены киноварныя помѣтки (Шайдурова, съ 1) Азбука А. Мезенца, стр. 1. 2) 1) Чудова монастыря старецъ Александръ Печерскій, 2) Саввина Новгород, скаго монастыря старецъ Александръ Мезенецъ, 3) Патріаршій пѣвчій дьякъ Ѳеодоръ Константиновъ, 4) Ярославскій діаконъ Кондратій Иларіоновъ, 5) Церковный дьячекъ Григорій Носъ и 6) Церковный дьячекъ Ѳаддей Никитинъ изъ Усолья. Разумовскій Теорія и практика церковн. пѣнія, стр. 50. 3) Излагаемое ниже содержаніе , азбуки" приводится по изданію С. В. Смолен- скаго, Казань 1888 г.
42 — небольшими позднѣйшими добавленіями). Первая часть озаглавливается: «О безпризначномъ знамени и имена коемуждо знамени» Въ этой части перечислены и указаны названія и начертанія почти всѣхъ «знаменъ» столпового распѣва, въ опредѣленномъ порядкѣ: единогласостепенныя, двоегласныя, тригласостененныя, че- тверогласостепенныя и нѣкоторыя простѣйшія соединенія знаменъ подъ отдѣльной рубрикой: «различное знамя». Во второй и третьей части изложены тѣ же знамена съ признаками (помѣтами). Далѣе слѣдуетъ довольно пространная глава относительно употребленія крюковъ въ осьми гласахъ и о различныхъ соединеніяхъ отдѣльныхъ знаменъ. Для образца приведенъ 1-й ирмосъ изъ канона на Р. X. За симъ изложены «лица» и ихъ разводы, т. е., характерныя попѣвки, иллюстрирующія вышеизложенныя сочетанія отдѣльныхъ знаменъ. Заканчивается весь трактатъ стихотвореніемъ, начальныя буквы котораго составляютъ акростихъ: «Трудился Але- ксандер Мезенец и проч.». Въ текстѣ «азбуки» часто встрѣчаются указанія на ирмологій («кромѣ сего ирмологіа», стр. 19; «въ семъ ирмологій», 2О-я, 23-я); слѣдовательно, она была издана вмѣстѣ съ ирмологіемъ (не дошедшимъ до насъ), провѣреннымъ и исправленнымъ членами комиссіи. «Всего вѣроятнѣе», говоритъ Смоленскій: «что азбука была подробнымъ предисловіемъ къ ирмо- логу, вполнѣ выправленному и дававшему возможность по нему правильно изложить все остальное пѣніе1)». Говоря о трудахъ 2-й комиссіи, Смоленскій высказываетъ взглядъ, что эта комиссія ограничилась исправленіемъ ирмолога, а не всѣхъ пѣвческихъ книгъ. Она дала правила, научныя средства и примѣры исправленія. Исправленные же богослужебные «круги» церковнаго пѣнія появились уже потомъ, подъ вліяніемъ трудовъ 2-ой комиссіи, быть можетъ, даже при участіи ея членовъ; но въ непосредственную задачу комиссіи они не входили. Это мнѣніе имѣетъ значительную долю достовѣрности, особенно, если принять во вниманіе кратковременное существованіе самой комиссіи2). Труды Мезенца и его товарищей имѣли большое значеніе для упорядоченія церковнаго пѣнія и его семіографіи. Комиссія имѣла въ виду печатаніе и широкое распространеніе крюковыхъ нотныхъ книгъ. Но печатаніе по различнымъ причинамъ замедлилось, а х) Примѣчанія къ азбукѣ Мезенца, стр. 46. 3) Большой Московскій Соборъ былъ въ 1666—7 году, труды комиссіи закончились какъ видно изъ акростиха „первонадесятаго дня, десятаго мѣсяца*, т. е., 11 іюля 1678 г. Смол, прммѣч... стр. 47.
43 между тѣмъ крюковая система нотописанія уже доживала послѣдніе дни: съ половины XVII вѣка начала входить въ употребленіе линейная система нотъ, къ концу этого вѣка окончательно вытѣснившая крюковую. Линейная система нотописанія появилась въ XVII вѣкѣ въ Великороссіи подъ именемъ «Кіевскаго знамени». Само названіе указываетъ на мѣсто, откуда эта система была заимствована. Но когда и какимъ образомъ она появилась въ Кіевѣ,- вопросъ, остающійся доселѣ еще открытымъ. Разумовскій отстаиваетъ положеніе, что Кіевская система не заимствована съ Запада. «Линейныя ноты, принятыя Кіевскою церковію, не заимствованы ни отъ какого другого народа. Онѣ—не Гвпдоновскія, ни де-Мурисовскія. Кусмакеръ, въ своей исторіи пѣнія, собралъ множество снимковъ съ нотолинейныхъ книгъ, писанныхъ на Западѣ съ XI до конца ХѴШ вѣка. Тамъ есть ноты, употреблявшіяся Гвидо д‘Ареццо и Іоанномъ де-Мурисомъ; но ни тѣ, ни другія не походятъ на наши первыя нотолинейныя рукописи. Въ нотной Псалтири Гусса ноты также отличны отъ нашихъ церковныхъ нотъ по своему начертанію. Все это неопровержимо доказываетъ, что первые нотолинейные знаки православной Греко-Россійской церкви, въ половинѣ XVII вѣка имѣвшіе свою отличительнуЕО характеристику и особенность въ начертаніи, неизвѣстны были современному Западу1)». Это мнѣніе заслуживаетъ вниманія, особенно, если имѣть въ виду, что 1) западная система нотописанія того времени была четырех- лиьейная, а Кіевская—пятилинейная и 2) основной типъ Кіевскаго нотнаго письма (квадратъ) существенно отличается отъ типа западнаго (овалъ). Но съ другой стороны надо имѣть въ виду, 1) что линейная система на Западѣ образовывалась постепенно: первоначально ноты писались на одной линейкѣ, потомъ число ихъ (линій) увеличивалось и доходило до восьми (у отдѣльныхъ теоретиковъ, изобрѣтавшихъ и предлагавшихъ свои системы), 2) названія отдѣльныхъ ступеней звукоряда Кіевскаго, а потомъ и общерусскаго несомнѣнно заимствованы съ Запада («утъ», «ре», «ми», «фа», и т. д. суть начальные слоги стиховъ католическаго гимна Іоанну Крестителю2). Каждый послѣдующій стихъ этого гимна исполнялся на тонъ выше предыдущаго. Вмѣсто цѣлаго *) Церковное пѣніе, стр. 84—84. 2) Ut queant laxis Famili tuorum Resonare fibris Solve polluti Mira gestorum Labii rearum Sancte loliannes.
■— 44 — Гимна' музыкальные педагоги заставляли учениковъ запоминать начальные слоги стиховъ, отсюда,—музыкальная діатоническая гамма, сохранившаяся и до нашего времени почти въ первоначальномъ ея видѣ/ Можно предполагать, что въ концѣ XVI вѣка линейная нотная система въ Кіевѣ уже существовала. Въ это время пропаганда католичества въ южной и западной Россіи особенно усилилась (унія). Защитники православія должны были очень энергично бороться и всѣми силами стараться парализовать католическое вліяніе. Однимъ изъ средствъ для этого были заботы о благолѣпіи церковныхъ службъ, въ противовѣсъ торжественнымъ католическимъ мессамъ. Здѣсь на первомъ планѣ стояло церковное пѣніе, н на него было обращено особое вниманіе. Православныя югозападныя братства въ учреждаемыхъ ими многочисленныхъ школахъ заботились о тщательной постановкѣ церковнаго пѣнія, какъ одного изъ главныхъ предметовъ этихъ школъ. Весьма возможно, что это время всеобщаго духовнаго подъема на церковномъ пѣніи отразилось замѣной устарѣвшей крюковой нотаціи линейною, болѣе удовлетворявшей современному состоянію искусства. Названіе «Кіевское знамя» было техническимъ терминомъ, обозначавшимъ линейныя ноты, по которымъ и совершалось обученіе пѣнію. Преимущества линейной системы были слишкомъ очевидны для пѣвцовъ. Простота (небольшое количество музыкальныхъ знаковъ), наглядность (пѣвецъ сразу представлялъ себѣ высоту и продолжительность звука) и легкость усвоенія линейныхъ нотъ способствовали быстрому ихъ распространенію. По словамъ Разумовскаго, линейная система нотъ уже въ первой половинѣ XVII вѣка «была хорошо извѣстна во всей православной южной Руси, Руси Малой, Бѣлой, Червонной1)». Изъ Кіева линейныя ноты были перенесены въ Великороссію приблизительно въ половинѣ XVII вѣка. Патріархъ Никонъ первый оцѣнилъ достоинства новой системы. Еще въ бытность Новгородскимъ архіепископомъ онъ, заботясь объ улучшеніи церковнаго пѣнія, вызывалъ изъ Кіева въ Новгородъ добрыхъ пѣвцовъ и организовалъ при св. Софіи правильный хоръ. Кіевскіе пѣвцы вмѣстѣ со своими напѣвами занесли сюда и систему нотнаго письма. Вступивъ на патріаршій престолъ, Никонъ не оставлялъ заботъ о пѣніи и въ Москвѣ, гдѣ линейныя ноты распространились быстро. Въ Воскресенскомъ монастырѣ («Новый Іерусалимъ»), въ *) Церк. п., стр. 82.
— 45 — библіотекѣ до сихъ поръ хранятся первыя рукописи линейныхъ -ютъ 1652 года; всѣ онѣ—южнаго происхожденія. Въ Москвѣ лилейная система привилась прежде всего въ хорахъ патріаршихъ и государевыхъ пѣвчихъ дьяковъ. Скоро она сдѣлалась тамъ господствующею и начала распространяться всюду. Знатоки древнерусскаго «знаменнаго), письма встрѣтили новую семіографію очень непріязненно. Всѣми силами старались они поддержать родные для нихъ «крюки», упрекая представителей новаго направленія въ музыкальномъ невѣжествѣ. «Понеже тій малоискусніи и необыкно- венніи сего знамени во ученіи, дерзающе порицаютъ и укоряютъ, наипаче же рещи, весьма и охуждаютъ, глаголюще: яко не удобо- лѣпно, ниже вмѣстно сему нашему знамени и сокровеннымъ лицамъ, въ пѣніи изящнымъ быти, противо нотнаго знамени. И то явѣ есть, яко отъ своего имъ невѣдѣнія и недоумѣнія такій случай ключается1). Намъ же великороссіянамъ, иже непосредственнѣ вѣдущимъ тайноводительствуемаго сего знамени гласы, и въ немъ многоразличныхъ лицъ и ихъ разводовъ мѣру, и силу, и всякую дробь и тонкость, никая же належитъ о семъ нотномъ знамени нужда2)». Но дѣло въ томъ, что такихъ «великороссіянъ», знатоковъ и ревнителей старины было немного, молодые пѣвцы предпочитали пѣть по линейнымъ нотамъ. Къ концу XVII вѣка линейная система сдѣлалась господствующей. До насъ дошли памятники переходнаго времени: нотныя книги съ двойной семіографіей—крюковой и линейной. Очевидно, переходъ къ линейнымъ нотамъ совершался постепенно, и пѣвцы на первыхъ порахъ пользовались ими параллельно съ крюковыми. Въ качествѣ образца имѣемъ праздничный стихирарь XVII в. Кирилло-Вѣлозерскаго монастыря (ркп. Кирилл. библ. СПВ. Духовной Академіи № 797/юб4). Это довольно объемистая книга, писанная въ листъ, на 143-хъ листахъ. Сначала изложена служба св. Кириллу Бѣлозерскому: величаніе, тропарь и кондакъ, стихиры малой вечерни (на Господи воззвахъ и стиховны), великой вечерни—на Господи воззвахъ, на литіи, на стиховнѣ и на хвалитехъ (1—10 л.) Далѣе слѣдуютъ службы (однѣ стихиры) двунадесятымъ праздникамъ въ порядкѣ мѣсяцеслова: на Рождество Богородицы, Воздвиженіе Креста Господня, Введеніе во храмъ Богородицы, Рождество Христово, Богоявленіе, Срѣтеніе Господне, Благовѣщеніе Пресвятыя Богородицы, 9 Азбука знаменнаго пѣнія. Мезенца стр. 22. 9 Тамъ же, стр. 7.
— 46 — Преображеніе Господне и Успеніе Богородицы (11—37 л.); воскресныя стихиры постной тріоди, съ недѣли мытаря и фарисея до недѣли Ваій и страстной седмицы до великаго пятка включительно (74—103 л.); стихиры въ четвертокъ свѣтлой седмицы и воскресныя стихиры цвѣтной тріоди съ недѣли антипасхи и до недѣли всѣхъ святыхъ (103—125 л.). Дальше продолжаются праздничныя службы Обрѣзанію Господню и Василію Великому, Рождеству Іоанна Предтечи, Апостоламъ Петру и Павлу и Усѣкновенію главы Крестителя (126—140 л.). Всѣ вышеуказанныя стихиры—знаменнаго напѣва, гласы указаны при стихирахъ всюду; одноголосная мелодія записана двойною семіографіей: въ каждой строкѣ —на пяти линейкахъ квадратныя ноты въ альтовомъ ключѣ, подъ линейками—крюковое письмо, и подъ нимъ текстъ (скорописью). Квадратныя ноты всюду писаны киноварью (заголовки-также) на черныхъ линейкахъ, крюки и текстъ—черной краской. При крюкахъ вездѣ имѣются тушевые признаки (введеные 2-й комиссіей вмѣсто киноварныхъ помѣтъ Шайдурова). Въ концѣ книги находится нѣсколько краткихъ пѣснопѣній, написанныхъ одной линейной системой. Кіевскаго напѣва—Чертогъ Твой... Столпового—Достойно и праведно есть... Святъ... тропарь и кондакъ въ субботу акаѳиста, Се женихъ... Вкусите и видите, Благословлю Господа, Въ память вѣчную, Радуйтеся праведній... Болгарскаго—Богъ Господь, Благообразный Іосифъ, Егда снишелъ и Мироносицамъ женамъ (140-143 л.) Какъ ноты, такъ и текстъ (мелкій полууставъ) писаны одной черной краской. На оборотѣ 141-го листа находится надпись: «Сія книга Кириллова монастыря Бѣлозерскаго соборной церкви, атру- дивыйся сію книгу празники соборной церкви головщикъ иероді- аконъ Саватій Сійской*. Рукопись не датирована, написаніе ея можно относить къ послѣдней четверти XVII столѣтія *). Но такихъ книгъ было немного, такъ какъ крюковыя ноты стали быстро переводиться на квадратныя.' За непродолжительное время было переведено множество безлинейныхъ стихирарей, октаевъ, службъ и другихъ сборниковъ на линейныя ноты. Въ это же время начали появляться и теоретическія руководства для объясненія безлинейныхъ крюковыхъ знаковъ нотами линейными. Знаменитымъ теоретикомъ, знатокомъ церковнаго пѣнія въ Москвѣ въ послѣдней четверти XVII вѣка является Тихонъ Макарьевскій, і) Тушевые признаки введены въ 1668 году, въ крюковое письмо къ концу XVII в’ уже почти вышло изъ употребленія
— 47 казначей патріаршаго двора и душеприкащикъ послѣдняго патріарха Адріана. По своему значенію въ исторіи церковно-русскаго пѣнія онъ можетъ быть поставленъ на ряду съ Шайдуровымъ и Мезенцемъ. Онъ сопоставилъ и объяснилъ всѣ крюковыя ноты знаменнаго напѣва линейными квадратными нотами. Его «Ключъ» къ уразумѣнію знаменъ сдѣлался классическимъ руководствомъ для пѣвцовъ того времени, и теперь имѣетъ, какъ археологическій уже памятникъ, важное значеніе и глубокій интересъ. Изь списковъ этого «ключа» одинъ хранится въ СПБ. Императорской Публичной библіотекѣ f(отдѣлъ рукописей гр. Толстого, Q., XII, № 1); эта рукопись содержитъ вмѣетѣ съ «ключомъ» и азбуку Мезенца. Другой списокъ—въ библіотекѣ СПБ. Духовной Академіи (Кирил. № ^); содержаніе ея тождественно съ первымъ, только азбука Мезенца находится въ началѣ рукописи. Извлеченіе изъ изъ «ключа» заключается еще въ одной рукописи этой же библіотеки (Акад. № А і). Такъ какъ въ этомъ извлеченіи содержится главная сущность «ключа», то мы познакомимся съ нимъ подробнѣе. На первой страницѣ находится рисунокъ ключа (во всю страницу); по обѣимъ сторонамъ его нѣсколько славянскихъ изреченій, внизу, въ кольцѣ ключа изображено семь линеекъ, на которыхъ расположены названія нотнаго звукоряда параллельно съ соотвѣтственными киноварными помѣтами, употреблявшимися при крюкахъ- На слѣдующей страницѣ эта же сиетема расположена въ треугольникѣ по обѣимъ его сторонамъ въ восходящемъ и нисходящемъ порядкѣ; внизу треугольника въ одной строкѣ расположенъ звукорядъ въ крюковыхъ начертаніяхъ съ киноварными помѣтами и названіями нотъ при каждомъ звукѣ. Далѣе, на пяти страницахъ изложено: «сказаніе столповому знамени, о соображеніе его съ нотою». На пяти линейкахъ написаны квадратныя ноты отдѣльно и небольшими группами, соотвѣтственно крюкамъ, написаннымъ подъ линейками. Дальше, на отдѣльной страницѣ изложено двойной семіографіей, крюковой и линейной, нѣсколько попѣвокъ, имѣющихъ значеніе упражненій. Заканчивается это извлеченіе изложеніемъ 36 крюковыхъ знаковъ съ названіями. Благодаря все болѣе и болѣе распространяющемуся знакомству съ линейными нотами, съ одной стороны, и теоретическимъ руководствамъ, съ другой—началъ совершаться переводъ безлинейныхъ нотныхъ книгъ на линейное письмо. Это дѣло пошло очень
— 48 — быстро, и къ концу XVII вѣка всѣ существовавшіе въ Россіи напѣвы были изложены линейными нотами. Къ числу такихъ переводныхъ памятниковъ относится рукопись Кирилло-Бѣлозерской библіотеки (СПБ. духовная академія) № По своему составу эта рукопись представляетъ подобіе нынѣшняго церковнаго обихода (Синодальнаго изданія) въ одной изъ древней его редакцій. Начинается изложеніемъ нотной линейной азбуки съ названіями нотъ разной длительности (такта, полтакты, чвертки, полчвертки). Далѣе изложены пѣснопѣнія вечерни и утрени: предначинательный псаломъ, Блаженъ мужъ (2 напѣва), восемь воскресныхъ Гласовъ октоиха, подобны съ приклады, Свѣте тихій, прокимны, Богъ Господь на 8 гласовъ, поліелей, На рѣкахъ вавилонскихъ, величанія двунадесятыхъ праздниковъ, утренніе прокимны и праздничные припѣвы къ 9-й пѣсни канона (2—41 л.). Литургія, Эктенія, Единородный Сыне, Пріидите поклонимся, Святый Боже, прокимны, эктенія, херувимская пѣснь, милость мира, Достойно есть (2 нап.), причастные стихи, задостойникъ (42—60 л.). Погребеніе мирянъ и монаховъ (60—65 л.), пѣснопѣнія изъ постной тріоди—покаянія отверзи, блаженны, Да исправится, Нынѣ силы небесныя и дальнѣйшее послѣдованіе прежде-освященной литургіи, Господи силъ съ нами буди, О тебѣ радуется, тропарь и кондакъ въ субботу акаѳиста (3 пат.) и нѣкоторыя пѣснопѣнія страстной седмицы (75—92 л.); изъ цвѣтной тріоди—вся заутреня на св. Пасху (92—111 л.), дальше смѣшанный отдѣлъ разныхъ пѣснопѣній: стихиры на оснащеніе воды, На рѣкахъ вавилонскихъ, Свѣте тихій, прокимны, нѣсколько пѣснопѣній изъ повечерія, воскресны непорочны, величанія, Всякое дыханіе на 8 гласовъ, Херувимская пѣснь (3 нап.), заупокойны непорочны, Святый Боже — заупокойное (111 —135 л.). Рукопись не датирована, но есть признаки, указывающіе на связь ея съ безлинейными нотными книгами. Это лопѣвки передъ каждымъ гласомъ на Господи воззвахъ, служившія пѣвцу для напоминанія мелодіи гласа. Текстомъ попѣвокъ служатъ отрывки церковныхъ, а иногда и другихъ пѣснопѣній (б. м. духовныхъ кантовъ), напѣвы которыхъ были, очевидно, знакомы всѣмъ. Попѣвки: 1-го гласа—«Вечернія наша молитвы», 2-го—«Блаженни непорочній», 3-го «Горе намъ непокаявшимся, ждетъ насъ мука вѣчная», 4-го «Во градѣ Давидовѣ», 5-го «Боже очисти грѣхи моя и помилуй мя», 6-го «Добро есть намъ въ книги вникати», 7-го «Увы намъ душе» и 8-го «Пріиде Спасъ днесь».
— 49 — Несмотря на быстрое распространеніе линейнаго письма, печатаніе нотнолинейныхъ книгъ началось, сравнительно, очень поздно. Больше столѣтія русскіе пѣвцы должны были пользоваться рукописными нотными книгами. Въ 1766 году служащій при Московской синодальной типографіи С. И. Бышковскій представилъ въ Св. Сѵнодъ докладъ о способѣ печатанія нотныхъ книгъ, а почти одновременно съ нимъ придворный пѣвчій Г. И. Головня составилъ нотный ирмологій и краткую азбуку, «партесныхъ» нотъ. 15 іюня 1769 года состоялся указъ Сѵнода о напечатаніи: 1) Ирмо- лога, присланнаго Преосвященнымъ Тверскимъ Гавріиломъ, 2) Обихода, составленнаго пѣвцами «Московскаго Синодальнаго дому» и исправленнаго Троицкими пѣвцами Петромъ Синьковскимъ и Яковомъ Лавлинскимъ и 3) Октоиха и праздниковъ, знаменнаго распѣва. Эти нотныя книги и были напечатаны къ 21 іюня 1772 года. С. Оиротенко.
Къ зайотапъ князя Анексія Борисовича Куракина о судоходствѣ рѣкъ къ Малороссіи. Имя князя Алексѣя Борисовича Куракина связано съ первыми и лучшими годами XIX вѣка въ жизни реформированной Малороссіи. Архивный матеріалъ вскрываетъ его разностороннюю дѣятельность и свидѣтельствуетъ объ его высокихъ порывахъ, направленныхъ ко благу и процвѣтанію лѣвобережной Украйны. Не однѣ только культурно-просвѣтительныя потребности населенія и благоустройство городовъ привлекали вниманіе кн. Куракина; много энергіи онъ вложилъ и въ заботы объ экономическомъ ростѣ своего генералъ-губернаторства. Его время отмѣчено ‘значительнымъ развитіемъ внутренней и внѣшней торговли Россіи. Въ 1800 г. русское правительство разрѣшило свободный вывозъ хлѣба (съ сохраненіемъ вывозной пошлины по 30 коп. съ четверти). Милліонная цѣнность хлѣбнаго вывоза въ концѣ царствованія Екатерины II возростаетъ въ 1802 — 1804 г. г. до 8.187,000 рублей. Англія, предъявившая большой спросъ на русскій хлѣбъ, около наполеоновскихъ войнъ видѣла въ Россіи «житницу Европы». Внутреннія торговыя сношенія встрѣчали серьезное препятствіе въ отсутствіи удобныхъ путей сообщенія. «Имперія есть такой пространности, говоритъ наблюдательный и вдумчивый современникъ (кн. Щербатовъ), что самый перевозъ хлѣба съѣдаетъ всѣ барыши... а чрезъ самое сіе въ продажѣ своего произращенія земледѣлецъ не много пользы получаетъ1)». Удовлетворяя хозяйственныя нужды страны, русское правительство направило свои усилія на улучшеніе путей сообщенія. Рѣка Днѣпръ всегда играла крупную роль въ экономической жизни Россіи: въ началѣ XIX вѣка она иопрежнему считалась великимъ воднымъ путемъ съ хлѣбороднаго юга къ лѣсному сѣверу и наоборотъ. Взамѣнъ древнихъ «волоковъ», для сокращенія пути съ юга къ торговому Балтійскому морю, прорываются каналы. Съ х) И. Н Покровскій. Россія въ концѣ ХѴШ вѣка (Изъ «Исторіи Россіи въ XIX вѣка» т. І. стр. I). Сочиненія кн. Щербатова т. I стр. 639.
52 — 1797 г. были начаты работы по устройству очень сложной Березинской системы каналовъ для свободнаго прохода судовъ изъ Днѣпра въ Зап. Двину—къ Ригѣ. Въ 1804 г. Огпнгкій каналъ соединилъ притокъ Нѣмана Шару съ Ясольдой, впадающей въ притокъ Днѣпра Припеть. Бугскій каналъ открылъ выходъ изъ Днѣпра въВнслу. Къ Днѣпру тянулись своими торговыми интересами прорѣзанныя его лѣвыми притоками Полтавская и Черниговская губерніи. Изъ лѣвыхъ притоковъ Днѣпра только Сожъ съ Ипутыо и Десна были на значительномъ протяженіи судоходны; остальные притоки были засорены, заграждены плотинами, «гатями», застроены мельницами, завалены старымъ лѣсомъ и совершенно потеряли то торговое значеніе, какимъ они пользовались еще въ XVIII в. При Петрѣ Великомъ строились на р. Пелѣ суда для Чернаго моря1). Около 1790 г. пзъ Курск. г. по р. Пелу была пущена барка съ грузомъ и благополучно прошла въ Днѣпръ. Съ 1740 г. въ теченіе нѣсколькихъ лѣтъ весной сплавлялись плоты и барки по р. Сейму2/ Торговое судоходство по Деснѣ, Ипути, Сожу и Днѣпру въ началѣ XIX в. представляется довольно оживленнымъ. «Описаніе водяныхъ комунпкацій въ Малороссійскихъ губерніяхъ» (1803 г.) изображаетъ это судоходство во всѣхъ его подробностяхъ3). Изъ Орловской губ. по р. Деснѣ, изъ Смоленской по Ипути, изъ Бѣлоруссіи по Сожу сплавляется въ большомъ количествѣ лѣсной матеріалъ (мачты въ плотахъ, строевой корабельный лѣсъ). Изъ Брянска по Деснѣ отправляются барки, нагруженныя ржаною мукою, крупой, чаемъ, сахаромъ, пеньковыми канатами, бичевою, желѣзомъ, стекломъ и коноплянымъ масломъ. При городахъ Новгородъ-Сѣверскомъ и заштатномъ Коропѣ нагружаютъ барки «горячимъ виномъ» (спиртомъ), известью и мѣломъ. Изъ Чернигова отправляются «горячее вино» и мелкія деревянныя издѣлія для мелочной торговли у пристаней. По Ипути изъ Смоленской губ. (судоходна отъ Рославльскаго у.) провозятъ постное масло, мыло, деготь, смоленый уголь, канаты, цыновки, повозки (зимнія и лѣтнія), доски, дрань, лубье; скупаютъ у помѣщиковъ и крестьянъ «горячее вино». Отправлявшійся изъ Полтавской и Курской губерній зимой въ Бѣлоруссію хлѣбъ обыкновенно раскупался въ Кролевецкомъ, Глуховскомъ и Старо- дубскомъ уѣздахъ помѣщиками для винокуренія или купцами для і) Ляскоронскій, В. Исторія Переяславской земли, стр. 31. з) Архивъ Полтав. губергі. правленія. „Дѣло о снятіи въ Малороссіи протекающихъ рѣкъ на планъ и о дѣланіи проэкта для судоходства" 1803 г,16 марта № 152. Листъ 50. з) Ibidem. Листы 7—21.
— 53 — перепродажи «на удивленіе скоро». У пристаней Сожа и Днѣпра нагружаютъ барки сверхъ упомянутыхъ строевыхъ матеріаловъ и пищевыхъ продуктовъ мельничными камнями и медомъ. Кіевъ, Гра- дижскъ, Кременчугъ, Херсонъ—главные центры торговли. Бъ Новороссійскую губернію барки проходятъ обыкновенно весной. Съ юга на сѣверъ перевозились по рѣчнымъ путямъ въ большихъ размѣрахъ хлѣбъ и соль (крымская, «красноозерская», «прогнойная»). Судоходство даже по Днѣпру сопряжено съ большими трудностями: маловодье лѣтомъ, отмели, завалы лѣсные, подводные камни, пороги, пловучія («лодейныя») мельницы—препятствуютъ правильному и постоянному движенію судовъ. Вблизи Кременчуга (у с. Максимовки) напр., гдѣ Днѣпръ раздѣляется на три русла и мелѣетъ, при проходѣ барокъ пользуются ручной силой рабочихъ. Въ иныхъ мѣстахъ рабочіе оставляютъ барки и «разбѣгаются» (въ Новороссію). Приднѣпровскіе жители въ своихъ выгодахъ заботятся о развитіи судоходства по Днѣпру. Нижніе земскіе суды слѣдятъ, чтобы берега не засѣивались и не застрои- вались. Кременчугскіе купцы, по словамъ современника, наживаютъ на торговыхъ дѣлахъ съ сѣверомъ большіе барыши. Получая въ кредитъ съ сѣвера необходимый имъ для перепродажи лѣсной матеріалъ, купцы продаютъ хлѣбъ въ Ригу по высокой цѣнѣ, «прилагаютъ старанія для шестернаго авантажа, подымаютъ оный (хлѣбъ) вверхъ р. Днѣпра, ибо отъ вѣреныхъ припасовъ на мѣстѣ въ четыре раза за наличныя получаютъ, чрезъ что общественный гандель пресѣкается1)». Цѣны ѵна хлѣбъ въ описываемое время были слѣдующія: 1 пудъ ржи 20 коп., 1 пудъ пшеницы 20 коп., мѣрка гречихи 15 коп., «обмѣшица» 7 коп. (мѣрка пшеницы болѣе 2х/г пудовъ2). Въ 1788—91 г. г. въ устьѣ рѣки Кагамлыка вблизи Кременчуга строились для Черноморской флотиліи баркасы, транспорты, прочистныя для углубленія фарватера машины, кир- лангичи, запорожскія лодки и др. суда. Намѣреваясь поднять сельско-хозяйственную производительность Малороссіи и усилить торговлю, талантливый генералъ- губернаторъ кн. Куракинъ рѣшилъ устроить судоходство по лѣвымъ притокамъ Днѣпра и сократить путь къ Ригѣ. Онъ обратился къ Императору Александу I съ запиской, въ которой просилъ его 1) Ibidem листъ 39. 2) Ibid, листъ 132.
— 54 — сдѣлать распоряженіе о командировкѣ «опытнаго офицера изъ департамента водяныхъ комуникацій для производства изысканій по различнымъ рѣкамъ Малой Россіи, впадающимъ въ Днѣпръ, и «доставленія сей плодоносной странѣ чрезъ посредство рѣкъ, оную орошающихъ, выгоднаго выпуска произведеній». Государь удовлетворилъ желаніе кн. Куракина. Исполняя волю Государя, Департаментъ водяныхъ комуникацій командировалъ въ Малороссію «гидравлическаго» инженера Горскаго, которому и вмѣнилъ въ обязанность «выполнить во всемъ наставленія или предписанія кн. Куракина». А планы и намѣренія кн. Куракина были широкіе!.. «Его Сіятельство, читаемъ мы въ инструкціи Горскому, полагаетъ еще открыть способы соединять «побочныя рѣки» Днѣпра внутри перокопами, каналами обходными и сооруженіями водоудержательныхъ строеній и шлюзовъ... кн. Куракинъ имѣетъ особенно въ предметѣ сократить путь выхода къ Ригѣ. Его Сіятельство между прочимъ принимаетъ особенно въ разсужденіе р. Ипуть, втекающую въ Сожъ, полагая, что можно оною сократить путь выхода изъ сихъ мѣстъ (Малороссіи) къ Ригѣ, коль скоро открытъ будетъ ходъ по сей рѣкѣ, загражденный мельницами...1). Департаментъ водяныхъ коммуникацій снабдилъ инженера Горскаго инструкціей и 500 руб. на ^необходимые расходы и, отправляя его въ Малороссію, выразилъ надежду, что онъ «съ усердіемъ и расторопностью удовлетворить всему, что Его Сіятельство генералъ-губернаторъ для блага общественнаго потребуетъ». Горскій обязанъ былъ доставить въ Департаментъ «обстоятельную теорію рѣкъ, въ Малороссіи протекающихъ», т. е. изслѣдовать и подробно описать состояніе рѣкъ и прилегающихъ къ нимъ мѣстностей, снять ихъ на планъ и опредѣлить ихъ годность для устройства по нимъ судоходства. Изысканія по вопросу о сокращеніи пути изъ Малороссіи къ Ригѣ были одной изъ главныхъ задачъ Горскаго. Инженеръ вполнѣ оправдалъ возлагаемыя на него надежды и своей работоспособностью заслужилъ расположеніе кн. Куракина. Послѣдній еще до прибытія Горскаго въ Малороссію распорядился объ оказываніи ему необходимаго содѣйствія: Черниговскій и Полтавскій гражданскіе губернаторы были увѣдомлены о командировкѣ Горскаго «для осмотра мѣстныхъ положеній соединенія Десны съ Днѣпромъ и опредѣленія всѣхъ къ тому удобностей». Оба губернатора (Черниговскій—баронъ Иванъ Васильевичъ Френедорфъ и Полтавскій— Ibidem листы 2—4.
— 56 — Александръ Борисовичъ Сонцевъ) въ отвѣтныхъ донесеніяхъ кн. Куракину выразили свою полную готовность помогать Горскому. Черниговскій землемѣръ обязанъ былъ, по порученію губернатора, составить карту рѣкъ и представить ее съ пояснительными свѣдѣніями Горскому. Городничимъ и нижнимъ земскимъ судамъ обѣихъ губерній предписывалось «безъ всякаго отлагательства» оказывать Горскому въ случаѣ надобности законное вспомоществованіе. Въ Полтавѣ, куда Горскій прибылъ въ м. маѣ (1803 г.), былъ прикомандированъ къ нему въ качествѣ помощника землемѣръ Мордвининъ. Горскій началъ свои изслѣдованія съ рѣки Вор- склы: отъ г. Полтавы внизъ по теченію до Старыхъ Сенжаръ и вверхъ до Брусійскихъ мельницъ, откуда Горскій за отсутствіемъ лодокъ и «човновъ» прекратилъ работы по рѣкѣ, отправился изучать мѣстность съ цѣлью опредѣлить мѣстоположеніе проектируемаго канала для соединенія рѣки Ворсклы съ Псломъ. Въ теченіе лѣта 1803 г. Горскій успѣлъ обслѣдовать рѣки Псіолъ, Сулу и нѣкоторые ихъ притоки, Сеймъ съ его главными притоками, составилъ подробное описаніе рѣкъ (опредѣлилъ: число гребель, разстоянія между ними, количество амбаровъ и поставовъ при мельницахъ, пловучихъ мельницъ, перевозовъ, мостовъ, бродовъ, рукавовъ, сдѣлалъ промѣръ воды и др.) и намѣтилъ линіи соединительныхъ каналовъ. Проекты и сужденія Горскаго поражаютъ насъ своей смѣлостью и разнообразіемъ. Въ 1804 г. онъ самъ осуждаетъ проекты, предложенные имъ въ .1803 г. Въ 1803 г. Горскій создаетъ грандіозный проектъ системы соединительныхъ каналовъ между рѣками Ворсклой, Псломъ, Сулой, Сеймомъ и Десной, впослѣдствіи онъ намѣтилъ соединеніе Десны съ Ипутьго. Изслѣдованія Горскаго убѣждали его въ возможности созданія водной магистрали параллельно Днѣпру. Въ Зѣньковскомъ уѣздѣ ч на близкомъ разстояніи отъ Ворсклы находится р. Груня Ташаньская. Достаточно было, по мнѣнію Горскаго, прокопать «крутую гору» до 15 саж. высоты, чтобы соединить каналомъ обѣ рѣчки (Ворскла-Грунь-Ташань- Псіолъ) Между Псломъ и Сулой Горскій осмотрѣлъ большую площадь и призналъ ее по обилію болотъ «за превосходнѣйшее отъ природы одареніе въ Полтавской губерніи». Границы этой площади слѣдующія: отъ г. Гадяча вверхъ пи теченію р. Груни (Притокъ Пела) до деревни Капустинецъ, къ дер. Синіовкѣ надъ р. Хороломъ, оттуда къ дер. Коровинцы на Сулѣ, внизъ по Сулѣ до впа¬
— 56 — денія въ нее р. Артополоха при дер. Пески, по Артополоху къ озеру того же наименованія, низменнымъ «пахатнымъ грунтомъ» къ дер. Петровкѣ на р. Хоролѣ, по линіи р. «Долгая долина» къ г. Гадячу. Горскій потомъ проектировалъ соединить каналомъ р. Бобрикъ (притокъ Сулы) съ Липавкой, впадающей въ Хоролъ, откуда «широкой долиной» у дер. Борки въ Грунь, впадающую въ Псіолъ при г. Гадячѣ. 3 проектъ соединенія каналомъ Сулы съ Сеймомъ по р. Ромну, притоку Тарговицѣ къ р. Езучь, впад. въ Сеймъ. Послѣдній проектъ былъ уже съ момента его возникновенія признанъ трудно выполнимымъ. Въ 1803 г. Горскій пришелъ къ заключенію, что изъ всѣхъ его предположеній представляется легко осуществимымъ соединеніе р. Пела съ р. Сеймомъ. Горскій считалъ слишкомъ сложной ту систему каналовъ, которую онъ проектировалъ между Ворсклой, Поломъ, Сулой и Сеймомъ. Въ 1804 г. въ результатѣ своихъ работъ Горскій измѣнилъ проекты соединенія Ворсклы съ Поломъ и Пела съ Сеймомъ. По предложенію Департамента водяныхъ коммуникацій, заинтересовавшагося вопросомъ соединенія Ворсклы съ Поломъ (подъѣздные пути къ Полтавѣ), Горскій представилъ два другихъ проекта: 1) Псіолъ-Сыроватка-Грязная-каналъ-Боровенка-Воромля-Ворскла; 2) Псіолъ-Сыроватка, отъ дер. Самотаевки, каналъ-р. Дерновая-Вор- склица-Ворскла. Псіолъ съ Сеймомъ предполагалось соединить слѣдующимъ образомъ: 1) Сеймъ-Виръ-низмепность Кричи къ с. Николаевкѣ на р. Кровной-Псіолъ; 2) Сеймъ-Виръ-каналъ (до 60 верстъ) къ Синей и большой Сумкѣ, впад. въ Псіолъ. Извѣстны еще проекты каналовъ: 1) между Десной п Сулой: по р. Борзнѣ и цѣлому ряду мелкихъ рѣчекъ къ р. іРомну; 2) между Десной и Ипутью, по р. р.Судости-Ваблѣ (образующейся изъ Плоской и Вабинца), 40 верстъ лугами и полями къ річью Жечи, притоку Внѣчи, впад. въ Ипуть. По разсчету Горскаго снятіе на планъ, нивеллировка и устройство проектируемыхъ имъ каналовъ стоило бы около 4 милліоновъ рублей. Доброжелательное отношеніе кн. Куракина къ инженеру Горскому служитъ лучшилъ доказательствомъ постоянныхъ заботъ князя объ осуществленіи въ высшей степени полезныхъ для края гидротехническихъ мѣропріятій. Даже личныя просьбы Горскаго всегда встрѣчали сочувственный откликъ въ благородной душѣ князя. Авторъ цѣлаго ряда гидротехническихъ проектовъ, осуще¬
— 57 ствленіе которыхъ стоило бы казнѣ 4 мил. рублей, располагалъ для производства своихъ изысканій весьма скудными денежными средствами. 21 окт. 1803 г. Горскій сообщаетъ своему покровителю кн. Куракину, что онъ израсходовалъ отпущенные въ его распоряженіе 500 рублей, съ м. января не получалъ слѣдуемаго ему по службѣ въ Департаментѣ, изъ оклада 600 рублей въ годъ, жалованья, издержалъ и наличныя собственныя деньги и вслѣдствіе этого терпитъ матеріальную нужду, препятствующую ему закончить работы на рѣкахъ Деснѣ и Ипути. Отзывчивый князь посылаетъ 28 окт. министру коммерціи графу Николаю Петровичу Румянцеву письмо «о повелѣніи кому слѣдуетъ заслуженное жалованье выдать Горскому» для успѣшнаго исполненія возложенныхъ на него обязанностей. Неугомонный инженеръ 19 ноября, испрашивая 28-дневный отпускъ для улаженія домашнихъ дѣлъ, выражаетъ сожалѣніе, чго его обошли при наградахъ, несмотря на его усердную службу. Кн. Куракинъ по этому поводу между прочимъ пишетъ графу Румянцеву: «Ваше Сіятельство служащимъ подъ начальствомъ Вашимъ покровительствовать и награждать считаете за удовольствіе, посему смѣю обратиться съ ходатайствомъ за г-на Горскаго въ вознагражденіе его попеченія по службѣ сравнить его съ сверстниками, симъ сдѣлаете ему благотворительное отличіе, которое послужитъ къ вящему для него поощренію, а для меня новымъ доводомъ Вашего ко мнѣ благоснисхожденія1)». Въ рапортахъ Департаменту Горскій говоритъ инымъ тономъ; обиженный невниманіемъ къ нему онъ грозитъ оставленіемъ службы; въ случаѣ невыдачи ему жалованья и соотвѣтственной награды онъ проситъ «снабдить его письменнымъ свидѣтельствомъ для пріисканія поневолѣ новаго мѣста». Заступничество князя несомнѣнно оказало свое воздѣйствіе на Департаментъ: Горскій получилъ чинъ коллежскаго асессора. Дѣятельность Горскаго въ Малороссіи, какъ это видно изъ дѣловой переписки о пріисканіи помощниковъ, продолжалась до м. марта 1808 г. Въ Департаментѣ помощниковъ Горскому не оказалось, повѣтовыхъ землемѣровъ, какъ обремененныхъ работой по службѣ, ему не отпускали, приходилось искать помощниковъ на сторонѣ. Кн. Куракинъ заботился и о пріисканіи Горскому дѣятельныхъ и вполнѣ подготовленныхъ помощниковъ. Неудивительно послѣ всего сказаннаго, что въ глазахъ Горскаго кн. *) Архивъ Полт. Губ. Правленія 1803 г. лѣло № 152 листъ 68.
— 58 Куракинъ представляется человѣкомъ «мудрымъ, знатнымъ (благороднымъ), безконечно добрымъ и великодушнымъ». Гидротехническія работы на Днѣпрѣ вызвали отповѣдь одного инженера въ видѣ письма кн. Куракину и министу коммерціи. Возражая противъ уничтоженія пороговъ на Днѣпрѣ, которые подобно плотинамъ задерживаютъ воду въ рѣкѣ и препятствуютъ ея обмелѣнію, этотъ инженеръ пишетъ кн. Куракину: «имя Ваше дастъ Вамъ право... на распространеніе физическихъ выгодъ на обитателей ввѣренныхъ Вашему правленію провинцій». Работы Горскаго остались безрезультатными. Архивъ скрылъ замыслы, и проекты Малороссійскаго генералъ-губернатора кн. Куракина и неутомимаго труженика инженера Горскаго. Годы реформъ царствованія Императора Александра I смѣнились годами войны... Антонинъ Дучинскій.
ТолоОъ бъ Лолтабской губерніи въ 1833-34 годахъ и мѣры борьбы съ нимъ (по архивнымъ даннымъ) Многолѣтній періодъ отдѣляетъ насъ отъ того года, въ который населеніе нашей губерніи испытало на себѣ ужасы бѣдствія, именуемаго голодомъ. То былъ 1833 годъ. Въ настоящее время нѣтъ живыхъ свидѣтелей этого бѣдствія, которые разсказали бы намъ о всемъ томъ, что перенесъ и пережилъ народъ въ ту тяжелую годину; сохранившіеся въ народной памяти нѣкоторые эпизоды, выхваченные изъ общей картины несчастія, характеризуютъ и освѣщаютъ ее не въ достаточно яркой и полной степени. Для возстановленія истинной картины упомянутаго голода и причинъ его, а также для ознакомленія съ тѣми мѣрами, какія предпринимались для борьбы съ нимъ, нужно ознакомиться съ тѣмъ матеріаломъ, какой до насъ сохранился въ архивахъ. Имѣющійся въ нашемъ распоряженіи архивный матеріалъ даетъ намъ возможность, во 1-хъ, указать причины, вызвавшія голодъ 1833 года, во 2-хъ» ясно представить тѣ бѣдствія, какія испыталъ народъ въ этотъ и слѣдовавшій за нимъ годъ и, наконецъ, въ 3-хъ, указать тѣ мѣры, какія были предприняты правительственными лицами для того, чтобы ослабить силу страданій народа. Слѣдуя такому плану разсмотрѣнія архивнаго матеріала, остановимся всего прежде на причинахъ, вызвавшихъ голодъ въ нашей губерніи въ 1833 году. Голодному 1833 году предшествовали 3 года недорода въ Полтавской губерніи, вслѣдствіе чего запасы хлѣба, имѣвшіеся въ помѣщичьихъ и казенныхъ селеніяхъ, были до крайности истощены, и только въ нѣкоторыхъ городахъ и уѣздахъ оставалось незначительное количество запасного хлѣба. Осень 1832 года, когда производились озимые посѣвы хлѣба, была сухая, зима, слѣдовавшая
— 60 — за ней, была малоснѣжная и очень холодная, вслѣдствіе чего посѣвы озимаго хлѣба вымерзли, давши неудовлетворительные жидкіе всходы и не обѣщали никакой надежды на самый умѣренный урожай. Наступившая затѣмъ весна была тоже весьма холодная и сухая. Засуха продолжалась съ самаго н ічала весны до половины мая, при чемъ дули безпрерывные порывистые холодные вѣтры, а температура по ночамъ падала значительно ниже нуля. Такая погода не могла благопріятствовать посѣвамъ, а тѣмъ болѣе всходамъ хлѣбовъ яровыхъ. Однако посѣвы были произведены и имѣли хотя значительно поврежденный, но все же нѣсколько удовлетворительный видъ, могущій принести, при дальнѣйшей благопріятной погодѣ, средній урожай этихъ хлѣбовъ. Озимые посѣвы, давшіе до сихъ поръ жидкіе всходы, тоже могли поправиться и по уборкѣ возвратить посѣянныя сѣмена. Но благопріятная погода не наступала. 15, 16, 22 и 23 мая въ нѣкоторыхъ мѣстахъ губерніи выпали дожди, но они не напоили въ достаточной степени изсохшей до крайности земли; такъ какъ послѣ этихъ дождей снова наступила жара, то выпавшіе дожди были мало плодотворны и мало благопріятны. Ясно было уже тогда, что надвигается бѣда. Гражданскій Полтавскій губернаторъ Могилевскій 13 іюня 1833 года писалъ военному губернатору князю Репнину по поводу предстоящаго урожая, между прочимъ, слѣдующее: «дожди весьма мало послужили, по позднему времени, къ поправленію озимаго и ярового хлѣба и травъ; безпрестанные донынѣ вѣтры и необыкновенная жара производитъ гибельное вліяніе, особенно на озимый хлѣбъ, который началъ колоситься; яровой же хлѣбъ пожелтѣлъ и не имѣетъ должнаго произрастанія. Гречиху нельзя сѣять, ибо вѣтеръ изсушилъ вспаханную для посѣва ея землю. Урожай предвидится весьма скуденъ и судя по прошлогоднему недороду, а также по истощеніи и самыхъ послѣднихъ запасовъ отъ прошлыхъ лѣтъ, ясно недостаточный для обезпеченія, безъ пособія отъ правительства, годичнаго продовольствія обывателей». Въ донесеніи министру внутреннихъ дѣлъ отъ 5 августа губернаторъ Могилевскій о причинахъ голода писалъ такъ: «Гдѣ почва черноземная, тамъ хлѣбъ не могъ произрастать, ибо отъ продолжавшейся около 3 мѣсяцевъ засухи земля покрылась какъ бы окаменѣлокѣскорлупою,которая воспрепятстствовала всходу хлѣба. На песчаныхъ мѣстахъ хлѣбъ лучше произрасталъ». Столь долго продолжавшаяся засуха оказала гибельное вліяніе и на сборъ травъ, отъ котораго зависитъ благополучіе скота, соста¬
— 61 вляющаго силу хлѣбопашца. Травы оказались еще скуднѣе хлѣба. По донесенію губернатора Могилевскаго отъ 13 іюня, сборъ сѣна возможенъ былъ на мѣстахъ, прилегающихъ къ рѣкамъ и болотамъ, на мѣстахъ гористыхъ и степныхъ травы совершенно выгорѣли. Кормить скотъ было нечѣмъ, отчего началось бѣдствіе—падежъ скота. 24 іюня губернаторъ Могилевскій писалъ князю Репнину: «отъ продолжительной засухи поля пожелтѣли, п для пастьбы скота нѣтъ корму, даже самые протоки водъ и болотистыя мѣста повысыхали, и подѣлались лужи съ гнилою водою, при употребленіи коей рогатымъ скотомъ и овцами падежъ оныхъ усилился и началъ открываться во всѣхъ почти уѣздахъ губерніи». Увеличенію и безъ того сильнаго недорода способствовалъ еще одинъ изъ бичей Божіихъ—градъ, отъ котораго пострадало очень много полей. Перепадавшіе въ иныхъ мѣстахъ въ іюнѣ мѣсяцѣ кратковременные дожди сопровождались, большею частію, бурями, а по мѣстамъ и градомъ, довершавшимъ бѣдствіе жителей. Изъ донесенія губернатора Могилевскаго Репнину отъ 24 іюня мы видимъ, что градомъ повреждено въ с. Демьянцахъ на 120 десятинахъ, озимый хлѣбъ и на 50 десятинахъ яровой; въ с. Столпягахъ поврежденъ озимый хлѣбъ на 50 десятинахъ и въ с. Мазинкахъ па 50 десятинахъ; жители этихъ селеній потеряли убытку на сумму 5600 рублей; у жителей же дер. Волошиновки и Мацковецъ совершенно всѣ посѣвы выбиты такт., что въ полученіи отъ нихъ и малѣйшей пользы ожидать невозможно О градобитіи въ Коб.ляк- скомъ у. 20 іюня сообщалъ губернатору Нижній Земскій судъ, при чемъ у крестьянъ въ Столбовой Балкѣ градомъ выбито озимаго хлѣба на 345 копенъ и ярового на 595 коп.; у помѣщиковъ выбито было градомъ тамъ же на 1700 копенъ хлѣба. Естественно, что, вслѣдствіе такихъ атмосферическихъ явленій, нельзя было надѣяться на самый посредственный урожай. Губернаторъ Могилевскій 27 іюня писалъ князю Репнину, что «на возвращеніе посѣянныхъ сѣмянъ озимаго хлѣба не предвидится ни малѣйшей надежды, изъ яровыхъ Хлѣбовъ пшеница, ячмень, овесъ совершенно засохли, а гречиха и просо, гдѣ ранніе были посѣяны, отъ засухи совершенно выгорѣли, а поздніе и не всходили». Комиссія продовольствія, согласно съ этимъ донесеніемъ, нашла, что озимый хлѣбъ засохъ, а яровой выгорѣлъ; гречиха многими не сѣяна, а посѣянная высохла. По этому урожай предвидится такъ скуденъ, что годового продовольствія жителей вовсе обезпечить не
62 — можетъ, а уражай травъ не подаетъ никакой надежды къ прокормленію скота. Описанный неурожай охватилъ всю Полтавскую губернію, но не въ одинаковой степени. Изъ донесенія губернатора Могилевскаго министру внутреннихъ дѣлъ отъ 5 августа мы узнаемъ слѣдующее: половина губерніи на правой сторонѣ Сулы менѣе другихъ мѣстъ пострадала отъ засухи; озимый хлѣбъ тамъ почти вездѣ родился самъ—третей; гречиха и просо даютъ надежду къ посредственному урожаю, сборъ сѣна можетъ обезпечить продовольствіе скота. Мѣстность между Сулой и Псломъ находится въ худшемъ состояніи, остальная же часть губерніи, Ja именно уѣзды: Константино- градскій, Кобелякскій, Кременчугскій, Полтавскій, большія части Зѣньковскаго, Миргородскаго, Хорольскаго и Гадячскаго находились въ бѣдственномъ положеніи. Такимъ образомъ, сѣверо-западная часть губерніи испытывала нужду, но не такую ужасную, какую испытывала юго-восточная часть. Какъ сказано было выше, запасовъ хлѣба отъ прежнихъ неурожайныхъ лѣтъ оставалось ечень мало. По отдѣльнымъ городамъ и уѣздамъ запасы распредѣлялись слѣдующимъ образомъ: въ Кобелякахъ было 161 чт., въ Зѣньковѣ и его уѣздѣ 4334 чт., въ Прилукахъ и уѣздѣ 489 чт., въ Дубенскомъ уѣздѣ 287 чт., въ Миргородскомъ уѣздѣ 4627 чт., въ Ромен- скомъ уѣздѣ 2686 чт., въ Хорольскомъ уѣздѣ 768 чт., въ Кременчугскомъ уѣздѣ 293 чт. и въ Константиноградскомъ у. 721 чт., всего было въ запасѣ по губерніи 14359 чт. Количество этого хлѣба настолько незначительно, что его могло достать, по мнѣнію комиссіи продовольствія, только на мѣсячное пособіе въ тѣхъ уѣздахъ, гдѣ указанный хлѣбъ остался. По разрѣшенію той же комиссіи, хлѣбъ этотъ поступилъ въ ссуду бѣднѣйшимъ жителямъ съ начала іюня 1833 года, полагая въ мѣсяцъ по 2 пуда на взрослую душу муж. и жен. пола. Вслѣдствіе недостатка въ запасахъ хлѣба, уже въ концѣ мая, по свидѣтельству губернатора Могилевскаго, помѣщичьи крестьяне обращались къ своимь владѣльцамъ съ требованіемъ помощи въ прокормленіи, а коренныя селенія просили пособія въ снабженіи ихъ заимообразно хлѣбомъ. Въ своемъ отношеніи отъ 13 іюня на имя военнаго губернатора Репнина, губернаторъ Могилевскій писалъ, что требованія отъ волостей о прокормленіи жителей начали умножаться. Слѣдовательно, уже въ первой половинѣ іюня начала ощущаться потребность въ помощи со
63 — стороны, такъ какъ своими средствами прокормиться не было воз- можности. Недостатокъ хлѣба могъ быть восполненъ покупкой его тамъ, гдѣ онъ имѣлся въ продажѣ. Для того же, чтобы купить, нужны были деньги. Послѣднія возможно добыть двоякимъ путемъ: путемъ заработка трудомъ своимъ, или, въ крайнемъ случаѣ, путемъ продажи того, что менѣе необходимо въ хозяйствѣ, въ данномъ случаѣ—продажи скота, котораго значительной части населенія нечѣмъ было кормить. Заработать сколько-нибудь денегъ на прокормленіе было весьма трудно, такъ какъ въ рабочихъ рукахъ мало кто нуждался, а если и нуждались иные, то предлагали такую ничтожную плату, которой никакъ нельзя было прокормиться. Иные изъ жителей пробовали было отправиться на заработковъ другія губерніи, особенно въ степныя, но возвращались оттуда ни съ чѣмъ. Вотъ что писалъ князю Репнину губернаторъ Могилевскій 27 іюня: «большая часть казаковъ и казенныхъ крестьянъ, потерявши послѣднія сѣмена на засѣвы, нынѣ уже покупаютъ хлѣбъ для собственнаго прокормленія; прочіе же, не имѣя такихъ способовъ въ дневномъ пропитаніи, отправились было на заработки въ степныя губерніи, но по случаю неурожая тамъ, возвратились въ самомъ бѣдственномъ положеніи и отыскиваютъ здѣсь работы за одна прокормленіе безъ всякой платы». Губернскій прокуроръ Зборовскій въ письмѣ къ кн. Репнину, между прочимъ, писалъ, что работники, отправившіеся въ Донскія станицы и Новороссійскій край и возвратившіеся оттуда, желая имѣть только дневное пропитаніе, выпрашиваютъ въ день за работу по 8 к., но и того сыскать не могутъ». Недородъ травъ высоко поднялъ цѣну на прошлогоднее сѣно. По свидѣтельству губернатора Могилевскаго, въ іюнѣ мѣсяцѣ копна сѣна продавалась за 7 рублей. Вслѣдствіе этого, а также и вслѣдствіе начавшагося падежа скота, крестьяне и козаки старались продать свой скотъ, но никто не желалъ покупать его даже за безцѣнокъ. Значитъ, и этотъ способъ пріобрѣсть нужныя на прокормленіе себя деньги былъ не дѣйствителенъ, и населенію приходилось ожидать результата уборки созрѣвшаго хлѣба. Но результатъ этотъ былъ весьма печаленъ. Нужда въ хлѣбѣ теперь не только не уменьшилась, но значительно возросла, такъ какъ послѣ уборки исчезла всякая надежда на возможность прокормиться населенію своимъ хлѣбомъ до конца года. По распоря-
— 64 — женію военнаго губернатора уѣздные предводители дворянства и земскіе исправники должны были къ 22 іюля 1833 года представить свѣдѣнія о надеждахъ на урожай, о средствахъ къ прокормленію жителей, о нынѣшнихъ цѣнахъ хлѣба, и достаточно ли его въ запасѣ для обсѣмененія, озимыхъ полей. Донесенія земскихъ исправниковъ о надеждахъ на урожай рисуютъ предъ нами безотрадную картину. По свидѣтельству земскаго исправника Констан- тиноградскаго у., озимые хлѣба были такъ плохи, что послѣ ихъ уборки на прокормленіе ничего не останется, ибо гдѣ раньше было нажато 20 копенъ, теперь только 211г—3 копны; яровые хлѣба кромѣ проса и гречихи, не подаютъ никакой надежды; травъ нѣтъ, огородныхъ овощей тоже нѣтъ. Миргородскій уѣздный предводитель писалъ, что въ его уѣздѣ урожай крайне скуденъ, рожь даетъ Iі/2 мѣрки съ десятины, озимая шпѳница вовсе не отродилась; отъ яровыхъ хлѣбовъ пользы нѣтъ никакой, такъ какъ, кромѣ проса и гречихи, остальные хлѣбные злаки совершенно не отродились; травы на десятинѣ можно накосить 2 копны, овощи огородные во многихъ мѣстахъ совершенно погибли. Хороль- скій земскій исправникъ о своемъ уѣздѣ писалъ, что на десятинѣ ржи можно собрать не болѣе о копенъ, умолотъ ржи 2 пуда съ копны, при чемъ поздній посѣвъ неспособенъ къ уборкѣ и большею частью не всходилъ, а взошедшій выкошенъ на кормъ скоту. Ячмень такъ низкорослъ, что его придется рвать, умолоту онъ даетъ 1 мѣрку съ копны; пшеница рѣдкая, на десятинѣ не болѣе 4 копенъ, умолотъ до 2 мѣрокъ; гречиха и просо высохли; картофель и другіе овощи въ плохомъ состояніи. Такого же характера, за исключеніемъ нѣкоторыхъ частностей, представили свои наблюденія надъ недородомъ земскіе исправники и уѣздные предводители остальныхъ особенно пострадавшихъ 5 уѣздовъ: Полтавскаго, Кобелякскаго, Кременчугскаго, Зѣвьковскаго и Гадячскаго. Урожай въ сѣверо-западныхъ уѣздахъ былъ не въ такой поражающей степени скуденъ, хотя былъ тоже мало удовлетворителенъ. Вотъ какъ писалъ о состояніи урожая въ Прилукскомъ уѣздѣ уѣздный земскій исправникъ: «урожай озимаго хлѣба будетъ не болѣе, какъ 3-я доля противъ посредственнаго; на посѣвъ станетъ достаточно и часть останется на продовольствіе жителей; яровые хлѣба: овесъ, пшеница, ячмень едва воротятъ сѣмена: гречиха, вслѣдствіе дождей, хороша, можетъ хватить ее далѣе новаго года; урожай травъ—5-я доля противъ посредственнаго урожая ихъ; огород-
— 65 — ныя овощи совсѣмъ въ плохомъ состояніи». Земскій исправникъ Золотоношскаго уѣзда доносилъ: «озимые хлѣба ранняго посѣва порядочные; въ нажонѣ менѣе половины противъ должнаго быть; пшеница отъ морозовъ повреждена; яровые хлѣба срываются и скашиваются, хозяева едва получатъ сѣмена; гречиха и просо подаютъ надежду, если не наступятъ морозы, картофель, буряки и капуста поправились, а посему обыватели, занимающіеся этими произведеніями хозяйственными, отказались отъ помощи казны». Лохвицкій уѣздный предводитель писалъ князю Репнину о своемъ уѣздѣ: «озимые хлѣба въ иныхъ мѣстахъ посредственные, въ иныхъ худые; яровой хлѣбъ, травы, огородные продукты во всѣхъ мѣстахъ скудные, гречиха и просо подаютъ надежду на урожай, на обсѣмененіе недостатка не будетъ, на прокормленіе же пособія нужно». Приведенныя выдержки изъ донесеній должностныхъ лицъ показываютъ, что уже бъ іюлѣ мѣсяцѣ начала обрисовываться додовольно ясно картина народной нужды въ продовольствіи. Но безотрадная картина наступающаго и отчасти уже наступившаго голода яснѣе обнаружилась, когда, согласно волѣ Государя Императора Николая 1-го, князь Репнинъ предписалъ предводителямъ дворянства, земскимъ исправникамъ и нижнимъ судамъ доставить свѣдѣнія по выработанной въ министерствѣ внутреннихъ дѣлъ формѣ о томъ, сколько собрано хлѣба разнаго рода, сколько изъ уродившагося количества употреблено на обсѣмененіе полей, сколько остается, примѣрно, хлѣба на пропитаніе населенія и въ запасъ. Свѣдѣнія эти должны быть представлены Репнину къ 1 сентября 1833 года. Комиссія продовольствія, разсматривавшая донесенія предводителей дворянства и земскихъ исправниковъ, составила общую вѣдомость 9-го сентября, къ которой губернаторъ Могилевскій представилъ министру внутреннихъ дѣлъ свое объясненіе. Изъ этихъ документовъ мы узнаемъ объ урожаѣ 1833 года слѣдующее: въ 1832 году посѣяно было въ помѣщичьихъ владѣніяхъ, въ казенныхъ и удѣльныхъ селеніяхъ озимаго хлѣба 480,360 чт., весною 1833 года ярового хлѣба посѣяно было 748,405 чт. Такъ какъ урожай былъ, по большей части, самъ одинъ и пи самъ- другъ (въ нѣкоторыхъ уѣздахъ даже сѣмена не возвратились), то собрано отъ урожая озимаго хлѣба 722,201 чт., ярового 1.203,913 чт., всего того и другого хлѣба собрано 1.926,114 чт... Изъ этого
— 66 урожая на помѣщичьихъ земляхъ въ осень 1833 года посѣяно озимаго хлѣба 356,506 чт., кромѣ того, нужно оставить на весну 1834 года для посѣва ярового хлѣба по крайней мѣрѣ 500,000 чт., остается на, продовольствіе вообще озимаго хлѣба 358,578 чт. и ярового 703,913 чт., всего 1.062,500 чт. Травъ на земляхъ помѣщиковъ собрано 727,500 копенъ, что составляетъ 1/в часть противъ нормальнаго урожая ихъ, поэтому кормить скотъ нечѣмъ, тѣмъ болѣе, что нѣтъ соломы. Казенные крестьяне получили отъ урожая 1833 года озимаго хлѣба и ярового до 739,677 чт. Изъ этого количества нужно исключить посѣянный уже озимый хлѣбъ на 1834 годъ, въ количествѣ 166,773 чт. и оставить къ веснѣ для посѣва ярового 250,000 чт. Остается для продовольствія 322,904 чт. На основаніи донесеній, представленныхъ къ 22 іюля уѣздными предводителями и земскими исправниками, а также по соображенію дѣйствительной надобности, въ комиссіи продовольствія была составлена общая вѣдомость о числѣ дѣйствительно нуждающихся въ правительственной помощи для ихъ прокормленія, равно какъ было опредѣлено и количество хлѣба, какое необходимо имѣть для продовольствія нуждающихся. Общее число дѣйствительно нуждающихся въ продовольственной помощи, согласно составленной вѣдомости, выражается въ такихъ цифрахъ: Названіе уѣзда. Общее число поселянъ казеннаго вѣдомства обоего пола. Нуждающихся въ продовольствіи. °/о 1 Полтавскій . 52.400 33.201 64. 2 Константиноградскій 29.686 21.012 72. 3 Кобеля кскій . 63.948 32.243 50. 4 Кременчугскій 50.142 20.379 40. 5 Зѣньковскій . 59.838 32.191 53. 6 Хорольскій . 35.631 18.019 50. 7 Миргородскій. 48.624 27.339 55. 8 Лохвицкій 48.232 23.182 48. 9 Гадячскій 44.836 19.425 44.
— 67 — Названіе уѣзда. Общее число поселянъ казеннаго вѣдомства обоего пола. Нуждающихся въ продовольствіи. °/о 10 Золотоношскій 53.337 28.851 54.7 и Переяславскій 52.336 19.251 36.5 12 Прилукскій .... 37,-359 10.465 27. 13 Пирятинскій .... 23.899 11.448 46. 14 Дубенскій . ' 37.918 18.635 50. 15 Роменскій .... 58.512 23.206 39. Итого .... 696.698 338.847 48.6 Помѣщичьи кре¬ Нуждающих¬ Названіе уѣзда. стьяне въ уѣздѣ ся въ продо¬ °/о обоего пола. вольствіи. 1 Полтавскій .... 45.422 24.876 55. 2 Константиноградскій 55.513 28.380 50.8 3 Кобелякскій .... 26.827 25.173 93. 4 Кременчугскій 33.162 18.462 54. 5 Зѣньковскій .... 19.478 16.567 84. 6 Хорольскій .... 48.858 28.921 58. 7 Миргородскій.... 38.842 24.310 63. 8 Лохвицкій .... 40.616 17.549 42. 9 Гадячскій .... 38.058 14.750 37. 10 Золотоношскій 50.716 17.283 34. 11 Переяславскій 38.016 10.231 26. 12 Прилукскій .... 63.681 10.251 17. 13 Пирятинскій .... 59.936 19.649 33. 14 Дубенскій . , . . 25.958 12.941 50. 15 Роменскій .... 40.851 10.235 25. Итого .... 625.936 278.678 44.5
68 — Изъ разсмотрѣнія этой вѣдомости видно, что нуждающихся въ продовольствіи казенныхъ крестьянъ и казаковъ изъ общаго числа ихъ въ губерніи, опредѣлявшаго цифрой 696.698 душъ, было 338,847 душъ, т. е. 48.6 °/о; изъ общаго количества 625,936 душъ крестьянъ помѣщичьихъ, нуждающихся въ продовольствіи, было 278,678 душъ, т. е. 44.5 °/о. Изъ общаго же числа въ губерніи тѣхъ и другихъ 1.322,634 душъ обоего пола нуждалось въ продовольствіи и безъ правительственной помощи обойтись не могло, 617,525 душъ. Болѣе острую нужду терпѣли крестьяне казеннаго вѣдомства, тѣ, которые не имѣли своихъ тяглъ, ни при- сѣвковъ и которые питались надеждой заработать съ снопа, какъ доложилъ объ этомъ Константиноградскій земскій исправникъ. 10 августа Кобелякскій земскій исправникъ, въ рапортѣ военному губернатору писалъ по вопросу о нуждающихся въ помощи отъ правительства слѣдующее: «Удостовѣрился, что всѣ казеннаго вѣдомства люди, у которыхъ нѣтъ собственныхъ полей и тягловъ, а также вдовы и сироты не имѣютъ уже хлѣба, потому что никто почти изъ нихъ чрезъ неурожай не былъ принятъ имѣющими ПОЛЯ къ зажону изъ снопа, и теперь они не принимаются къ замоло- тамъ съ коробки, и ежели не подать имъ въ скорости пособія, должны будутъ терпѣть сущій голодъ». Въ весьма тяжеломъ положеніи находились также крестьяне помѣщиковъ. На обязанности послѣднихъ лежало заботиться о матеріальномъ благополучіи своихъ крестьянъ и поддерживать ихъ въ голодный годъ. Но помѣщики сами находились въ тяжеломъ положеніи. У нихъ было весьма мало запасовъ хлѣба, денегъ для покупки хлѣба также совершенно не было, такъ какъ упадокъ цѣнъ на скотъ, волну, сукна, селитру лишилъ ихъ обычныхъ способовъ къ полученію или выручкѣ денегъ для прокормленія даже самихъ себя. Не было, сверхъ сказаннаго, у помѣщиковъ возможности доставить заработокъ своимъ крестьянамъ, такъ 'какъ они (помѣщики) должны были сократить производство или даже совсѣмъ закрыть свои заводы и фабрики вслѣдствіе вздорожанія цѣнъ на средства производства, напр., инструменты, машины, краски, сырье. Менѣе острую нужду должны были испытывать тѣ, которые имѣли собственныя поля и въ обычное время не нуждались въ заработкѣ для покупки хлѣба. Но и они, вслѣдствіе тѣхъ же причинъ, находились въ бѣдственномъ положеніи, только немногіе изъ
— 69 — нихъ могли разсчитывать на то, что у нихъ хватитъ хлѣба на прокормленіе и обсѣмененіе полей. Народная нужда въ голодный годъ вызвала необыкновенный спросъ на жизненные продукты, которыхъ въ краѣ, какъ мы видимъ, недоставало для прокормленія. Если же эти продукты появились въ продажѣ на рынкѣ, то цѣны на нихъ были такъ высоки, что купить ихъ не всякій могъ. Нижеслѣдующая таблица наглядно представитъ намъ цѣны на хлѣбъ, овесъ и сѣно къ 20 іюля 1833 года, согласно донесе- сеніямъ земскихъ исправниковъ. Уѣзды. ч ? т в е Муки ржаной р т ь 1 8 четвериков ъ. Сѣна пудъ, Ржи. Крупы пшенной. Г речихи и гречи муки. Пшеницы. Ячме¬ ня. Овса. р. к. Р. К. р. К. р- 1 К. Р. 1 к. Р. К. Р. к. р-1 к. Прилукскій . — 1 — 25 — 19 — 18 — — — — — 5 50 — 50 Зѣньковскій . 1 —' 18 — 30 — — — — — — — — — — — Дубенскій с вѣ Дѣ н і й н е ДО ст авл ен 0 Гадячскій — — 17 80 23 70 — — 20 — — — 6 50 — 55 Мука Кременчугскій — — 19 20 20 — 11 — — — 9 — 8 — — 80 Золотоношскій — — 13 60 16 — — — — —- »11’ — 6 — Нѣ тъ Мука Лохвицкій 14 — 17 — 20 — 12 — 14 — 8 — 8 — — 65 Роменскій 13-16 — — — — — — — — — 8 — 6 50 — — Мука Мука Мука Константин. . — — 20 — 28 — 12 — 22 — 12 — 7 — Нѣ тъ Пирятинскій . 14 20 Нѣ тъ въі пр ОД а ж ѣ 6 — Нѣ тъ Мука Мука Миргородскій. — — 20 — 25 60 14 — 25 — Нѣ тъ 8 80 - — Хорольскій . 16 — 20 — 20 — 11 — 20 — 12 — 8 80 — 70 Кобелякскій . 19 50 20 — 21 Н ѣт ъ въ пр ода ж® 10 — — 80 Полтавскій . 1 Переяславскій i ) і Св Ѣд, ѣ ні я п е ДО Іста і! в л ен ы 1 Разсматривая приведенную таблицу, мы видихѵгь, что самая дешевая цѣна на ржаную муку стояла въ Золотоношскомъ уѣздѣ— 13 р. 60 коп. за четверть (около 1 р. 60 коп. за пудъ), самая
— 70 — высокая—въ тѣхъ уѣздахъ, которые наиболѣе пострадали отъ недорода, т. е. въ Кременчугскомъ, Константиноградскомъ, Миргородскомъ, Хорольскомъ, Кобелякскомъ, Зѣньковскомъ (около 3 руб. за пудъ); пиіеница и пшеничная мука продавалась только въ 5 уѣздахъ: Гадячскомъ,- Лохвицкомъ, Константиноградскомъ, Миргородскомъ и Хорольскомъ, доходя до 25 рублей за четверть. На сѣно цѣны стояли тоже очень высокія, но и по высокимъ цѣнамъ не вездѣ его можно купить, такъ какъ оно въ продажу не поступало. Высокое поднятіе цѣнъ на хлѣбъ и сѣно давало еще болѣе чувствовать себя голодающему населенію вслѣдствіе того, что тѣ предметы, отъ продажи которыхъ можно было найти средства къ пропитанію, пали въ цѣнѣ еще въ началѣ 1833 года. Изъ донесенія губернатора Могилевскаго министру внутреннихъ дѣлъ отъ 5 августа мы узнаемъ, что цѣны на всѣ произведенія въ краѣ пали. Напр., пара воловъ, стоившая 150 руб., продавалась тогда за 60 руб., корова отъ 10 до 15 руб., овцы были дешевле 2 руб., мериносовая шерсть упала въ цѣнѣ до 40°Іо, сукна совершенно не требуются на рынкѣ, поденная плата отъ 8 до 12 коп., а иногда нанимаются за одно прокормленіе. Поэтому острую нужду испытывали не только указанные нами сословія казаковъ и крестьянъ, но и люди другихъ сословій. Всѣ они обращаются къ мѣстнымъ властямъ за помощью, описывая въ прошеніяхъ свое бѣдственное матеріальное положеніе. Вотъ содержаніе нѣкоторыхъ прошеній: отставной унтеръ-офицеръ Кобелякскаго у. Григорій Береза писалъ: «работы никакой въ жителей не имѣется, хлѣбъ сильно дорогъ, избы свои продаемъ, но никто не покупаетъ, и горестная участь наша въ большое бѣдствіе привела, что дальше терпѣть не въ силахъ... не допустите насъ безъ времени кончить дни нашей жизни». Рѣшетиловской волости, Полтавскаго у. солдатская жена Литвинова вотъ какими словами изображаетъ свое положеніе: «до сего времени (11 сент.) питалась то желудями изъ дуба падавшими, то лебедой, мѣшавши въ то хоть по малой части муки, но теперь нечѣмъ болѣе питаться; рада бы всѣми силами заработать, но и для себя на прокормленіе невозможно заработать, ибо за самую харчь никто не принимаетъ... воззрите на бѣдную, страдающую, не дайте погибнуть малолѣтнимъ дѣтямъ отъ голода». Фабрикантъ Полтавской колоніи Яку- бикъ, не имѣя средствъ прокормить семейство, состоящее изъ 9 душъ, просилъ выдать ему ссуду 200 рублей на покупку хлѣба;
71 колонистъ Іосифъ Миллеръ нуждался въ пособіи 20 рублей на прокормленіе семейства. Обращались за помощью дворяне, мелкопомѣстные помѣщики, владѣвшіе 60—70 душами крестьянъ. Напр., было прошеніе о пособіи вдовы бывшаго землемѣра, жены артиллерійскаго капитана, штабсъ-капитана Вукрѣева, коллежской совѣтницы Стрижевской, Полтавскихъ евреевъ и мѣщанъ-христіанъ. Всѣ эти люди испытывали крайнюю нужду въ хлѣбѣ, что и принуждало ихъ писать прошенія, изливая въ нихъ свое горе, въ надеждѣ, что лица, поставленныя для заботы о благѣ населенія, обратятъ па просителей свое вниманіе и во время имъ помогутъ. Голодъ, постигшій нашу губернію въ 1833 году, долженъ былъ обратить на себя вниманіе мѣстныхъ властей, отъ характера дѣятельности которыхъ зависѣла возможность помочь населенію въ постигшей его нуждѣ, а также и парализовать послѣдствія голода. Къ счастью населенія, во главѣ управленія губерніей въ то время стояли два лица, ясно сознававшія тягость голода и желавшіе помочь краю въ постигшей его бѣдѣ. То были военный малороссійскій губернаторъ князь Николай Васильевичъ Репнинъ и гражданскій губернаторъ Могилевскій. Оба они, въ особенности кн. Репнинъ, были умные, энергичные администраторы, внимательно относившіеся къ населенію управляемой губерніи, шедшіе навстрѣчу его жизненнымъ интересамъ и общественному его благу. Можно уже по этому представить, какое на нихъ впечатлѣніе произвело постигшее любимый край испытаніе, и сколько силъ, ума и энергіи потрачено на то, чтобы помочь народному горю. Разсматривая характеръ дѣятельности начальствовавшихъ въ губерніи лицъ въ голодный годъ, можно замѣтить, что она имѣла двѣ цѣли: первая и самая главная состояла въ томъ, чтобы уменьшить бѣдствія населенія въ настоящемъ и предотвратить ихъ въ будущемъ; вторая вытекала изъ первой,—достичь того, чтобы общественное спокойствіе въ краѣ не было никѣмъ нарушено, такъ какъ въ голодный годъ, всегда возможно возникновеніе грабежей, разбоевъ, волненія умовъ на почвѣ недовольства существующими порядками въ управленіи краемъ и т. п. Насколько удалось князю Репнину и Могилевскому достичь намѣченныхъ ими цѣлей, покажутъ факты ихъ дѣятельности, направленной къ заботѣ о благѣ населенія. Въ годы народныхъ бѣдствій появляются низкіе типы людей, которые стремятся воспользоваться несчастьемъ, чтобы извлечь
— 72 — изъ него для себя матеріальныя выгоды. Такъ и въ голодный 1833-й годъ было много лицъ, которые хотѣли эксплоатировать голодающія народныя массы путемъ продажи хлѣба по высокимъ цѣнамъ. Гражданскій губернаторъ Могилевскій, для уменьшенія этого зла, предписалъ полиціи городской и земской строго слѣдить, чтобы въ городахъ, мѣстечкахъ и селахъ на базарахъ продажа хлѣба не производилась барышниками. Для этого предписано было слѣдить за тѣмъ, чтобы до полъ дня покупка хлѣба производилась мѣстными жителями; а чтобы масса хлѣба не сосредоточилась въ рукахъ немногихъ лицъ, назначены были строгія взысканія за скупку хлѣба. Помѣщикамъ было предложено, чтобы они во —1-хъ, обезпечивъ крестьянъ продовольствіемъ, пустили остальной хлѣбъ въ продажу, не ожидая возвышенія цѣнъ, во—2-хъ, чтобы сократили винокуреніе на сколько только возможно и пустили хлѣбъ, назначенный на винокуреніе въ продажу голодающему населенію. Вслѣдствіе всеподданнѣйшаго рапорта военнаго губернатора князя Репнина отъ 26 іюня 1833 года объ угрожающемъ голодѣ въ губерніи и о нуждахъ населенія ея, послѣдовало 28 іюня Высочайшее соизволеніе о выводѣ кавалерійскихъ полковъ изъ сопредѣльныхъ Малороссіи губерній въ другія мѣста, гдѣ по видамъ урожая представится болѣе удобства къ ихъ прокормленію. Кромѣ того, Государь Императоръ повелѣлъ отпустить въ распоряженіе Репнина для пособій дѣйствительно нужныхъ 500,000 рублей, на счетъ мѣстныхъ капиталовъ продовольствія, предоставивъ князю Репнину, по неотлагательности предстоящей нужды, какъ въ раздачѣ суммъ хлѣба, такъ и въ пособіяхъ на засѣвъ полей, распоряжаться съ полной властью по ближайшему его усмотрѣнію, съ надлежащей въ правильности дѣйствій отчетностью. Министръ внутреннихъ дѣлъ графъ Блудовъ, увѣдомляя объ этой волѣ Императора Николая 1-го, съ своей стороны, просилъ кн. Репнина увѣдомлять его своевременно о всѣхъ дѣйствіяхъ и распоряженіяхъ по сему предмету и доставить потомъ заключеніе о дальнѣйшихъ мѣрахъ, буде надобность въ нихъ представится. Въ началѣ іюля 1833 года губернаторомъ Могилевскимъ была собрана такъ называемая губернская комиссія продовольствія для посужденія о мѣрахъ, кои потребно заблаговременно принять къ обезпеченію народнаго продовольствія. Своимъ предсѣдателемъ она имѣла военнаго губернатора, а непремѣнными членами ея были
уѣздные предводители дворянства и представители губерпскоіі администраціи. Она. имѣла свои отдѣлы въ уѣздныхъ городахъ подъ предсѣдательствомъ уѣзднаго предводителя. Членами ея были уѣздный судья, стряпчій, городничій, два депутата отъ дворянъ и городской голова. Главными предметами занятій названныхъ комиссій были: заготовленіе хлѣба для продовольствія голодающихъ, распредѣленіе продовольствія, въ видѣ ссудъ, нуждающемуся населенію, и опредѣленіе степени нужды просящихъ пособіе. Ясно, что изъ поименованныхъ предметовъ занятій самый важный былъ заготовленіе хлѣба для населенія. Чтобы заготовить хлѣбъ, нужно было точно опредѣлить, сколько его потребуется, а затѣмъ изыскать средства на покупку необходимаго хлѣба. Выше мы упомянули о томъ, что общее количество хлѣба, какое потребуется для обезпеченія населенія продольствіемъ, было опредѣлено комиссіей продовольствія на основаніи донесеній уѣздныхъ предводителей и земскихъ исправниковъ.'Свѣдѣнія эти, представленныя военному губернатору къ 22 іюля, дали возможность комиссіи продовольствія установить болѣе—менѣе точныя цифры количества хлѣба по уѣздамъ, съ опредѣленіемъ того, на сколько мѣсяцевъ каждому уѣзду нужно будетъ продовольствіе отъ казны. Вотъ извлеченіе изъ общей таблицы, составленной комиссіей продовольствія, касающееся вопроса о количествѣ хлѣба, какое комиссія должна была заготовить: L сколько мѣся- въ. Названіе уѣзда. Для крестьянъ помѣщичьихъ. Полагая на каждую въ с Для крестьянъ казеннаго вѣдомства. душу по 1 ф. муки утки. о X а і 1 Четвертей. 1 Чк. Четвертей. 1 Чк. А И Полтавскій. 18657 I і і 24900 6 ф tzT сч о Константпноградскій . 21285 — 15759* — i i ; І Ж QO Кобеля гсскій 18879 G ; 24182 2 оЗ И Кременчугскій . 1384G G 15284 2 Зѣньковскій 12425 2 24143 і 2
— 74 — На сколько мѣсяцевъ. Названіе уѣзда. Для крестьянъ помѣщичьихъ. Для крестьянъ казеннаго вѣдомства. Полагая на каждую душу по 1 ф. муки въ сутки. Четвертей. Чк. Четвертей. Чк. На 4 мѣсяца. На 8 мѣсяцевъ. (Хорольскій. Миргородскій 'Лохвицкій .... Гадячскій .... Золотоношскій . Переяславскій . Прилукскій Пирятинскій Лубенскій .... ^Роменскій .... 14185 13674 9871 8296 6481 3831 3844 7368 4852 3838 5^2 3 2^2 7 1 5 1 3 7 1 10135 15378 13039 10926 10819 7219 3924 7293 6988 8702 5^2 Р/2 7 б‘/2 1 1 3 2 Итого 161338 2 195960 72 Изъ разсмотрѣнія этой вѣдомости видно, что на продовольствіе казенныхъ крестьянъ необходимо 195690 чт., кромѣ того, потребуется, по мнѣнію комиссіи, 100,000 чт. на обсѣмененіе полей. Считая четверть хлѣба на продовольствіе по 15 руб. и на посѣвы по 6 руб., потребуется 3.335,350 руб. Вычтя отсюда собственный продовольственный капиталъ, получимъ недостающую сумму 2.365,412 руб. Для крестьянъ помѣщиковъ, какъ видно изъ той же вѣдомости, необходимо заготовить на прокормленіе 161.338 чт., на сумму 2.420,070 рублей да на обсѣмененіе полей необходимо будетъ запасти 100,000 чт. по 6 руб. на сумму 600,000 руб., всего на сумму 3.020,070 руб. Вычтя отсюда собственный продовольственный капиталъ, получимъ недостающую сумму въ размѣрѣ' 2.364,101 рубл. Гдѣ же, откуда можно было получить такія громадныя суммы, чтобы прокормить голодныхъ? Продовольственная комиссія въ своемъ собраніи 6 іюля пришла къ такому рѣшенію: 1, изъ имѣю¬
— 75 - щихся въ комиссіи свѣдѣній видно, что крайняя нужда потребуетъ значительныхъ пособій отъ казны, 2, одинъ собранный въ губерніи капиталъ, судя по количеству въ губерніи обоего пола душъ, по значительной потребности хлѣба и по возвышающимся на оный цѣнамъ, будетъ недостаточенъ, да и покупка съ доставкой сопряжена съ немалыми издержками. На основаніи этихъ соображеній признано необходимымъ представить объ этомъ министру внутреннихъ дѣлъ и военному малороссійскому губернатору и просить, .чтобы состоящій въ сохранной казнѣ продовольственный капиталъ заблаговременно былъ высланъ и представленъ вмѣстѣ съ имѣющимся въ казенной палатѣ въ распоряженіе комиссіи продовольствія, которая могла бы чрезъ комиссіонеровъ приготовить сколько возмояїно хлѣба. Забота князя Репнина теперь была направлена къ тому, чтобы, чтобы исходатайствовать предъ центральнымъ правительствомъ сумму, достаточную на закупку въ другихъ губерніяхъ хлѣба для голодающихъ. Но министръ внутреннихъ дѣлъ не вполнѣ раздѣлялъ взгляды Репнина на правительственную помощь для голодающихъ. Особенно это обнаружилась въ вопросѣ о ссудѣ денегъ для крестьянъ помѣщиковъ. 31 іюля, министръ писалъ князю .Репнину, что отъ правительства пособіе можетъ быть оказываемо въ самомъ крайнемъ случаѣ, ибо при открывшихся въ разныхъ губерніяхъ неурожаяхъ большое распространеніе ссудъ привысило бы всѣ способы правительства. Главнымъ дѣломъ мѣстныхъ властей, по мнѣнію министра, должно быть не столько оказаніе пособій, сколько стараніе возбудить дѣятельность самыхъ нуждающихся, дабы они собственными силами пріобрѣли средства, какъ для прокормленія крестьянъ, такъ и для засѣва полей. Свой взглядъ на вопросъ о ссудахъ отъ правительства какъ въ отношеніи крестьянъ помѣщиковъ, такъ и крестьянъ казенныхъ и, вообще, всѣхъ голодающихъ тотъ же министръ еще яснѣе высказалъ въ распоряженіи своемъ отъ 17 августа. Здѣсь онъ писалъ, что правительство можетъ и должно дѣлать только самыя неизбѣжныя вспомоществованія, но никакъ не въ состояніи принимать на себя прокормленіе цѣлаго края безъ строгаго различія дѣйствительно нуждающихся. Министръ боится, какъ бы усиленныя мѣры по части вспомоществованія не имѣли вредныхъ послѣдствій, ослабивъ дѣятельность поселянъ и заботливость помѣщиковъ. Боясь, чтобы у населенія,
— 76 — получающаго ссуду отъ правительства, не ослабѣло желаніе трудиться, министръ сдѣлалъ распоряженіе о привлеченіи голодающаго населенія ко всякимъ работамъ. 27 іюля министръ внутреннихъ дѣлъ писалъ гражданскому губернатору слѣдующее: «для представленія способовъ къ пропитанію себя работами, сдѣлано распоряженіе отъ министра финансовъ объ увеличеніи въ текущемъ году добыванія соли въ Крыму въ казенные запасы, сверхъ назначенной пропорціи 10 милліоновъ пудовъ и опредѣленныхъ для платы за работу 600,000 рублей». Министръ внутреннихъ дѣлъ поэтому предписывалъ губернатору въ скорѣйшемъ времени сообщить это распоряженіе жителямъ, которые нуждаются въ продовольствіи; они могутъ удобно воспользоваться эгимъ, особенно при выдачѣ паспортовъ безплатно для слѣдованія на мѣста работы. Кромѣ этого, комитетъ министровъ, дабы дать способы къ пропитанію бѣднымъ жителямъ, разрѣшилъ предпринять такія общественныя работы: а) устройство въ Одессѣ моловъ и набережной; б) устройство дороги по нижнему берегу Крыма; в) ломку и приготовленіе гранита у береговъ Буга для Одесскихъ мостовыхъ 1). Благодаря энергичнымъ хлопотамъ князя Репнина, ему удалось исходатайствовать въ августѣ мѣсяцѣ ссуду у правительства для крестьянъ помѣщиковъ и крестьянъ коренныхъ и казаковъ. 17 августа комитетъ министровъ постановилъ для казенныхъ и казаковъ купить 100,000 чт. ржи, которую раздавать въ ссуду съ нужной осмотрительностью, а для этого назначить 2.000,000 рублей, разрѣшивъ выслать въ счетъ ихъ 969,938 руб. продовольственнаго капитала, принадлежащаго поселянамъ казеннаго вѣдомства, чтобы въ добавокъ къ нимъ по первому востребованію ассигновано было 1.030,062 руб. или въ случаѣ крайности, и болѣе по *) Примѣчаніе. Чѣмъ окончились эти предположенія правительства, видно изъ слѣдующаго: Новороссійскій губернаторъ письмомъ на имя Репнина отъ 17 августа 1833 года сообщилъ, что не медля могутъ быть отправлены въ Крымъ изъ Малороссіи до 300 чел. рабочихъ, которые могутъ стать на казенныя и частныя работы. О дальнѣйшей потребности рабочихъ обѣщалъ увѣдомить послѣ личнаго обозрѣнія работъ въ Крыму. 29 того же августа Полтавскій губернаторъ Могилевскій писалъ Репнину, что онъ (губернаторъ) почтой относился въ управленіе крымскими соляными озерами, сколько признаетъ оно нужнымъ пригласить рабочихъ изъ Полтавской губерніи. Изъ полученнаго отвѣта видно, что по неудачной въ семъ лѣтѣ на главныхъ крымскихъ озерахъ садкѣ соли, особенно большого количества, рабочихъ помѣстить у озера неудобно, и что посему, сверхъ договоренныхъ 16 т. солеломщиковъ, болѣе пригласить таковыхъ изъ Полтавской губ. нисколько не нужно. О числѣ необходимыхъ рабочихъ для ломки гранита у береговъ Буга и для работъ въ Одессѣ до 29 августа свѣдѣній не поступало.
77 усмотрѣнію министра финансовъ. При этомъ комитетъ министровъ присовокупилъ, что поселяне, за недостаткомъ корма, могутъ продать или убить скотъ для посоленія; что они должны обратиться къ продовольствію себя овощами, что при худомъ урожаѣ пища ихъ должна быть не столько обильна, какъ въ другое время; что при дорогихъ цѣнахъ ржи и меньшей дороговизнѣ овса употребленіемъ въ примѣси овсяной муки, питательной и безвредной, можно сократить издержки ихъ. Въ отношеніи крестьянъ помѣщиковъ и самыхъ помѣщиковъ комитетъ министровъ постановилъ отпустить въ пособіе помѣщичьимъ имѣніямъ 1.000,000 рублей, включая сюда принадлежащій крестьянамъ продовольственный капиталъ 655, 969 руб. п ассигновавъ остальную сумму 344,031 руб. изъ государственнаго казначейства. При этомъ предписано было выдавать ссуду помѣщикамъ, имѣющимъ отъ 10 до 50 душъ по 15 рублей на душу муж. пола, имѣющимъ отъ 50 до 100 душъ—по 10 руб. на душу мужскаго пола, не полагая въ счетъ пола женскаго. Если этихъ средствъ окажется недостаточно, то войти съ особымъ представленіемъ и, по усмотрѣнію дѣйствительной необходимости, допустить въ упомянутой ссудѣ увеличеніе. Относительно помѣщиковъ, имѣющихъ 100 душъ и болѣе крестьянъ, было постановлено комитетомъ министровъ объявить чрезъ предводителей дворянъ слѣдующее: «бѣднѣйшіе изъ нихъ, кои къ прокормленію крестьянъ не имѣютъ иныхъ средствъ, кромѣ пособія отъ правительства, буде желаютъ сдѣлать заемъ изъ ассигнованнаго милліона, обращались о томъ съ просьбами въ губернскую продовольственную комиссію, съ приглашеніемъ завѣреній предводителей о количествѣ состоящихъ за каждымъ просителемъ крестьянъ муж. пола, свободности или состояніи въ залогѣ и о дѣйствительной необходимости въ пособіи. Всѣмъ же, вообще, помѣщикамъ было объявлено чрезъ предводителей въ концѣ августа 1833 года, что они обязаны заботиться о своихъ крестьянахъ, обезпечивать ихъ продовольствіемъ, побуждать къ работамъ, удерживать отъ хищничества. Если же кто изъ нихъ оставитъ крестьянъ безъ средствъ, выгонитъ изъ дому, то крестьянинъ, прокормивъ себя самъ, долженъ получить свободу. Комиссія народнаго продовольствія, въ присутствіи военнаго губернатора, въ засѣданіи 9 сентября нашла отпущенную сумму 3,000,000 руб. недостаточной. Такъ какъ урожай далъ казен¬
78 — нымъ крестьянамъ и казакамъ возможность собрать на одну душу въ среднемъ около Зх/з чк., а съ присоединеніемъ 100,000 чт. на душу выйдетъ около 5 чк. то комиссія пришла къ тому заключенію, что никакъ невозможно обойтись безъ просьбы къ правительству о добавленіи еще суммы на покупку, по крайней мѣрѣ, 50,000 чт. хлѣба. Относительно помѣщичьихъ крестьянъ комиссія находила, что опредѣленная для нихъ въ ссуду сумма весьма недостаточна, ибо по существующимъ цѣнамъ молено купить на 10 и 15 рублей 1/а или 2/з чт. хлѣба, и этой пропорціей долженъ будетъ крестьянинъ прокормить цѣлое семейство, состоящее нерѣдко изъ 5 душъ. Комиссія находила нужнымъ просить, дабы въ дополненіе къ опредѣленной суммѣ было ассигновано столько, чтобы можно было купить, по крайней мѣрѣ, 1 чт. на каждую ревизскую душу муж. пола, съ дозволеніемъ выдавать изъ сей суммы ссуду по 20 руб. Дѣлая такое постановленіе, комиссія продовольствія указывала, что она въ данномъ случаѣ старалась всемѣрно сократить мѣру необходимаго пособія, ибо она сознавала, что пособіе отъ правительства нужно и другимъ частямъ имперіи, подверлсеннымъ такой же участи, какой подверглась Полтавская губернія. Убѣдившись въ невозможности удовлетворить нуждающихся въ продовольствіи тѣми средствами, какія были ассигнованы правительствомъ, князь Репнинъ продолжалъ ходатайствовать о дополнительныхъ кредитахъ на этотъ предметъ, и, насколько извѣстно изъ его всеподданнѣйшаго отчета, въ разное время имъ исходатайствовано еще болѣе 2.000,000 рублей на продовольствіе всѣхъ крестьянъ и казаковъ. Всего исходатайствовано Репнинымъ 3,365.197 руб. 97х/2 коп. въ пособіе населенію отъ' казны; присоединивъ сюда весь продовольственный капиталъ въ суммѣ 1.709,343 руб. 80x/ł коп.х), получимъ ту сумму, какой располагалъ Репнинъ въ голодный годъ для обезпеченія продовольствія и засѣва полей на 1834 годъ. *) Примѣчаніе. Изъ имѣющихся въ нашемъ распоряженіи архивныхъ дѣлъ видно, что капиталъ, собранный со второй половины 1822 года по 1-е число іюня 1833 года на обезпеченіе народнаго продовольствія, со включеніемъ °/о, выражался въ слѣдующихъ цифрахъ: принадлежало купцамъ и мѣщанамъ . . . 1292 р. 16 к. казакамъ и разнаго наименованія-казеннымъ крестьянамъ . 969938 р. 91/2 к. вольнымъ хлѣбопашцамъ . . ... 62 р. 37 к помѣщичьимъ крестьянамъ .... . 655969 р. 49 к« Всего . . 1.627,262 р, 8х/а к.
— 79 — Вышеуказанная помощь правительства имѣла характеръ ссуды, которую нужно было мѣстнымъ властямъ взыскать въ опредѣленные сроки въ послѣдующіе урожайные годы и возвратить правительству. Суммы, ассигнованныя правительствомъ, расходовались комиссіями продовольствія двоякимъ путемъ: путемъ выдачи нуждающимся казеннымъ крестьянамъ, казакамъ и другимъ сословіямъ хлѣба натурой, считая но 30 ф. на каждую душу въ мѣсяцъ, и путемъ выдачи помѣщикамъ на каждую ревизскую душу по 50 рублей. Губернская комиссія продовольствія, выдавая денежныя ссуды помѣщикамъ, заботилась о томъ, чтобы выданныя деньги, дѣйствительно, употреблены были на обезпеченіе крестьянъ, а не на другіе надобности, особенно являющіяся плодомъ прихоти и расточительности. Для этого признано было полезнымъ требовать отъ помѣщика, принявшаго ссуду деньгами, свидѣтельство, что онъ, дѣйствительно, не можетъ прокормить своихъ крестьянъ. Признавъ же необходимость придти на помощь помѣщику, комиссія продовольствія обязывала получающаго ссуду подпиской, что онъ обезпечитъ крестьянъ, въ противномъ случаѣ ему грозило наложеніе опеки на его имѣніе- Комиссія возлагала наблюденіе за расходованіемъ помѣщиками ссудъ на предводителей дворянства, совокупно съ уѣздными комиссіями продовольствія. Дворяне мелкопомѣстные получали ссуду натурой по 2 чт. ржи и по 1 чт. ярового хлѣба на каждую ревизскую душу. Въ комиссію продовольствія въ теченіе голоднаго періода поступали многочисленныя прошенія отдѣльныхъ лицъ—дворянъ, чиновниковъ, нѣмцевъ-колонистовъ, евреевъ—о выдачѣ имъ ссуды деньгами или натурой на прокормленіе своихъ семействъ. Всѣ такія прошенія, за малымъ исключеніемъ, оставались безъ удовлетворенія, такъ какъ для личнаго прокормленія дворянъ и чиновниковъ не было ассигновано никакихъ средствъ отъ правительства. Князь Репнинъ рекомендовалъ такимъ просителямъ доставлять себѣ пропитаніе своимъ трудомъ или помощью своихъ собратій, путемъ между ними подписки. Только вдовы чиновниковъ и бѣдныхъ дворянъ получали незначительное пособіе, напр. коллежской сов. Стрежевской было выдано 2 чт. ржи. Исключеніе было сдѣлано Въ всеподданнѣйшемъ отчетѣ Репнина продовольственный капиталъ обозначенъ суммой 1.709 343 р. 801/* коп. Разница между цыфрами—82,081 р. 713/< коп , объяснить которую безъ документовъ очень трудно.
80 для 47 полтавскихъ мѣщаыъ-евреевъ, которымъ, подъ письменнымъ ручательствомъ всего еврейскаго полтавскаго кагала, ьъ своевременномъ возвратѣ, изъ губернской комиссіи продовольствія, была выдана ссуда натурой на прокормленіе голодающихъ ихъ семействъ. Такъ какъ своего хлѣба въ губерніи было очень мало, а. имѣвшійся хлѣбъ поступалъ въ продажу по очень высокимъ цѣнамъ, недоступнымъ для нуждающагося населенія, то заботой военнаго губернатора Репнина было закупить необходимый хлѣбъ въ другихъ губерніяхъ. Закупкой хлѣба увеличивалось его количество въ Полтавской губерніи и понижалась, такимъ образомъ, его цѣнность. И то, и другое имѣло благодѣтельное значеніе для голодающаго населенія. Закупка хлѣба производилась съ начала августа 1833 года и продолжалась по февраль 1834 года. Назначенные Репнинымъ для этой цѣли казенные комиссіонеры, Переяславскій предводитель дворянства Иваненко и губернскій секретарь Величков- скій, съ честью исполнили возложенное на нихъ нелегкое порученіе. Комиссіонеръ Иваненко закупалъ хлѣбъ преимущественно въ Минской губерніи и, благодаря содѣйствію Минскаго губернатора фонъ-Дребуша, закупалъ здѣсь по очень выгоднымъ цѣнамъ большія партіи хлѣба, какія онъ отправлялъ на указанные ему центральные пункты, каковыми для него были Кременчугъ, Еремѣевка и Андруши. Всего куплено Иваненкомъ въ Минской губерніи съ августа по декабрь мѣсяцы 181,970 п. 6 ф. ржи, за которую уплачено имъ 385,660 руб. 613/< коп. Нужно замѣтить, что при покупкѣ хлѣба цѣны па него назначались Репнинымъ; выше назначенныхъ цѣнъ комиссіонеры не могли покупать хлѣба безъ особаго на то разрѣшенія Репнина. .Рожь, купленная Иваненкомъ, получилась отъ 1 р. 60 коп. до 2 р. 15 коп. за пудъ, съ доставкой на указанныя мѣста, въ среднемъ цѣна купленной ржи была 2 р. 12 коп. за пудъ, съ доставкой. Когда въ Минской губерніи закупка была окончена, Иваненку было поручено съ января 1834 года отправиться въ Кіевскую губернію. Здѣсь Иваненко продолжалъ свои операціи до 20 іюня 1834 года. Изъ представленнаго имъ Репнину отчета видно, что въ Кіевской губерніи онъ купилъ всего 161,483 пуда ржи. израсходовавъ на покупку ея 443,631 руб. 49 коп. съ доставкой, одинъ пудъ слѣдовательно, съ доставкой обошелся 2 р. 74*/г коп. Купленную рожь Иваненко отправлялъ въ Лубны и Кременчугъ.
81 Комиссіонеръ Величковскій былъ командированъ для покупки хлѣба въ Орловскую и Курскую губерніи. Съ 15 августа по Ій сент. 1833 года Величковскимъ куплено было у разныхъ лицъ 80.200 пуд. ржи. Цѣна купленной ржи была назначена 1 р. 90 к., съ принятіемъ ея на обывательскія подводы, и 2 рубля за пудъ, съ доставкой въ г. Конотопъ. Послѣ этой закупки Величковскій спрашивалъ Репнина, что дѣлать дальше: покупать ли хлѣбъ съ забратіемъ его на обывательскія подводы или вовсе прекратить покупку, ибо отъ доставки въ города. Гадячъ и Зѣньковъ какъ продавцы хлѣба, такъ и извозчики вовсе отказываются по причинѣ приближающагося поздняго осенняго времени и дороговизнѣ въ тѣхъ мѣстахъ кормовъ. 2 окт. послѣдовало разрѣшеніе Велич- ковскому продолжать закупку хлѣба. Затрудненіе въ доставкѣ купленнаго хлѣба происходило вслѣдствіе невозможности нанять фурманщиковъ въ осеннее бездорожное время и доставить хлѣбъ въ тѣ мѣста, куда онъ назначенъ. Поэтому, напр., купленный хлѣбъ залеживался на продолжительное время въ складахъ г. Конотопа, куда онъ былъ доставленъ Велпчковскимъ во время первой его закупки въ августѣ мѣсяцѣ. Конотопскій городничій просилъ Репнина доставить поскорѣе подводы, потому что долговременное лежаніе хлѣба поведетъ къ мышеѣду и разсыпкѣ хлѣба отъ проточинъ Хлѣбъ этотъ могъ быть сданъ на подводы и отправленъ изъ Конотопа только 25 октября. Хлѣбъ, купленный Величковскимъ въ началѣ 1834 года, доставилъ еще болѣе хлопотъ, вслѣдствіе февральской распутицы. Фурманщики, взявшіеся доставить хлѣбъ въ Полтавскую губернію, бросали его на дорогѣ, и только вмѣшательство мѣстной администраціи, нашедшей другихъ фурманщиковъ, помогло доставить по назначенію. Благодаря этому, за хлѣбъ пришлось переплатить, такъ какъ четверть обошлась въ 19 руб. 771 /з кон. Убытки приходилось принять и отъ другихъ причинъ. Напр. при доставкѣ хлѣба водой въ Днѣпровскія пристани затонуло, вслѣдствіе сильной бури на р. Припети 12000 пуд. ржи. Величковскій покупалъ рожь по цѣнамъ отъ 1 р. 90 коп., од 2 р. 25 к. за пудъ. Взявши во вниманіе расходъ на перевозку хлѣба (11,690 руб. 23 коп), расходы на пересылку денегъ, на прогоны и проч., пудъ муки и ржи обошелся въ среднемъ 2 руб. 87/з коп.
— 82 — Кромѣ ржи, Велнчковскій покупалъ еще гречиху, цѣна которой въ среднемъ была 1 р. 402/з коп. за пудъ. Гречиха, купленная въ апрѣлѣ мѣсяцѣ для обсѣмененія полей въ Зѣньковскомъ, Гадячскомъ, Золотоношскомъ, Полтавскомъ и Переяславскомъ уѣздахъ, покупалась значительно дороже, именно, отъ 1 р. 95 коп. до 2 р. за пудъ съ доставкой. За весь періодъ голода куплено Величковскимъ и Иваненкомъ ржи 1.939,986 пудовъ и гречихи 352,253 пуда. Кромѣ того, согласно всеподданнѣйшаго отчета князя Репнина, куплено въ разныхъ мѣстахъ, на удовлетвореніе нуждъ населенія, 167,377 пуд. пшеницы, 112,488 пуд. ячменя, 83,679 пуд. овса. Всего разнаго хлѣба куплено 2.655,783 пуда, на сумму 3.185,498 руб. 4 коп. Въ общій расходъ на продовольствіе голодающаго населенія нужно включить, въ 1-хъ суммы, израсходованныя на покупку мѣшковъ для хлѣба, на пересылку денегъ, на жалованье смотрителямъ складовъ хлѣба, на канцелярскіе надобности вообще. На все это израсходовано 69,766 руб. 381/г коп. Въ тотъ же расходъ на продовольствіе должна быть включена, во 2-хъ, сумма 94,627 руб. 87х/2 коп., истраченная на доставку хлѣба изъ другихъ губерній въ Полтавскую. Сравнительная незначительность этой суммы съ общимъ количествомъ купленнаго хлѣба объясняется тѣмъ обстоятельствамъ, что доставка хлѣба на указанные комиссіонерами пункты, откуда хлѣбъ доставлялся въ мѣста, болѣе нуждающіяся, производилось на подводахъ обывательскихъ. А обывательскія подводы оплачивались очень дешево, именно, платили за каждые 30 верстъ по 5 коп. съ пуда. Включивъ двѣ указанныя суммы въ общую сумму расхода на покупку хлѣба, мы увидимъ, что всего израсходовано на этотъ предметъ 3.349,892 руб. 30 коп. Закупка хлѣба производилась агентами мѣстной губернской власти: доставка купленнаго хлѣба въ тѣ мѣста, гдѣ была болѣе острая въ немъ нужда, входила въ кругъ обязанностей продовольственныхъ комиссій и администраціи. Но закупить и доставить хлѣбъ еще не значитъ своевременно накормить голодающихъ. Важное значеніе имѣетъ правильно организованная раздача ссудъ нуждающимся. Изъ документовъ извѣстно, что еще въ іюнѣ мѣсяцѣ Полтавскій прокуроръ рапортомъ доносилъ губернатору Могилевскому, что происходитъ медлитель¬
— 83 — ность въ выдачѣ продовольствія нуждающимся, между тѣмъ какъ удовлетвореніе въ прокормленіи народа должно ограничиваться не днями, а часами. Поэтому образованная губернаторомъ Могилевскимъ продовольственная комиссія взяла на себя дѣло распредѣленія продовольствія между нуждающимися. На помощь комиссіямъ продовольствія приходили волостныя правленія, которыя выдавали удостовѣренія въ степени нужды всякаго просителя, и это служило гарантіей того, что хлѣбная ссуда будетъ выдана дѣйствительно нуждающемуся въ кускѣ хлѣба. Помимо ссудъ на прокормленіе, нужна была своевременная выдача ссудъ натурой на обсѣмененіе озимыхъ и яровыхъ полей, отъ чего, естественно, зависѣла возможность урожая въ 1834 году. Вслѣдствіе запозданія доставки хлѣба, купленнаго комиссіонерами Иваненкомъ и Величковскимъ, на посѣвъ озимыхъ хлѣбовъ были взяты остатки общественнаго хлѣба, гдѣ таковые были, и сдѣланы временные займы, у жителей болѣе зажиточныхъ, подъ условіемъ возвращенія при первой подвозкѣ запоздавшаго хлѣба. На обсѣмененіе же полей яровыхъ населенію былъ розданъ хлѣбъ, купленный Величковскимъ въ Курской губерніи. Выданоьбыло 83,484 п. 33 ф. пшеницы, 52,185 п. 6^2 ф. ячменя, 168,492 п. 11 ф. гречихи и 40,810 п. 5 ф. овса. Какъ уже говорилось выше, на бѣдственное положеніе населенія Полтавской губ. обратилъ свое вниманіе Императоръ Николай 1-й. Свое сочувствіе постигшему народъ несчастью онъ выразилъ пожертвованіемъ 16.000 руб. Достойному подражанію высокому примѣру Императора послѣдовали нѣкоторыя лица, жертвовавшія изъ своихъ средствъ или занявшіяся сборомъ пожертвованій между зажиточными и состоятельными классами населенія, Нѣжинскій грекъ, Московскій купецъ Хаджи-Конста пожертвовалъ голодающимъ 2,000 руб. Архіепископъ Полтавскій Йафанаилъ собралъ пожертвованій и частью самъ пожертвовалъ 8,000 руб. Въ уѣздахъ тоже производились сборы, давшіе въ результатѣ 500 пуд. хлѣба и 4250 рублей денегъ. Князь Репнинъ и губернаторъ Могилевскій, привлекая людей къ благотворительности, разрѣшали устраивать концерты, лотереи, на которые населеніе отзывалось съ большимъ сочувствіемъ и усердіемъ. Такъ, устроенный въ пользу голодающихъ въ Полтавѣ концертъ далъ сбору 2910 руб., лотерея издѣлій воспитанницъ института благородныхъ дѣвицъ и великосвѣтскихъ
84 дамъ 1339 рублей. Во время взаимнаго поздравленія въ 1-й день новаго 1834 года собрано на голодающихъ 1401 р. Изъ этихъ денегъ 1000 руб. была выдана голодающимъ семействамъ городского и сельского духовенства, выдавалось пособіе семействамъ нуждающихся дворянъ и, наконецъ, выдавалось пособіе бѣднымъ жителямъ Полтавы. Выдѣлялись среди зажиточныхъ жителей г. Полтавы такіе люди, которые свое сочувствіе общему горю проявляли на болѣе яркихъ дѣлахъ благотворительности. Полтавскіе купцы Петръ Во- рожейкинъ и Панасенко содержали на свои средства голодающихъ. Панасенко въ теченіе 8 мѣсяцевъ содержалъ 120 человѣкъ, Воро- жейкинъ въ теченіе 4 м. 175 человѣкъ, архимандритъ мѣстнаго монастыря Гавріилъ содержалъ 6 м. 50 человѣкъ. Благотворительность и сочувствіе общему горю проникла во всѣ слои населенія. Полтавскій земскій исправникъ доносилъ 19 августа 1833 года въ продовольственную комиссію, что зажиточные казаки, и казенные крестьяне отдали въ ссуду неимущимъ собратьямъ своимъ для посѣва 145 чт. хлѣба. Всѣ указанныя мѣропріятія правительства, мѣстныхъ властей и добрыя дѣла частныхъ лицъ способствовали тому, что ужасы голода въ значительной степени были парализованы и не достигли болѣе ужасающихъ размѣровъ. И. Ф. Неутріевскій.
Эѣ ло объ очисткѣ рѣки Остра бъ г. )СЬжикѣ. Дѣло это возникло въ 1803 году, когда представленіемъ отъ 23 октября Черниговскій Губернаторъ баронъ Френдздорфъ увѣдомилъ Малороссійскаго генералъ-губернатора князя Куракина о томъ, что Нѣжинская городская дума признала необходимымъ ввиду засорѣнія р. Остра, что вредно какъ въ гигіеническомъ, такъ и въ матеріальномъ отношеніи ибо мельницы, находящіяся на этой рѣкѣ, стоятъ и не приносятъ дохода—расчистить эту рѣку, прорыть посрединѣ каналъ, а также соорудить плотины и укрѣпить берега на что потребуется не малая сумма, каковую дума надѣется собрать отъ горожанъ, сознающихъ всю полезность этого дѣла. Губернаторъ съ своей стороны призналъ взглядъ думы совершенно правильнымъ и нашелъ необходимымъ поручить обслѣдованіе этого дѣла временно надодящемуся здѣсь гидротехнику • Горскому. Генералъ-губернаторъ съ своей стороны, одобряя предположенія Нѣжинской думы находитъ, что во избѣжаніи «сквернаго повѣтрія и болѣзни» необходимо расчистку производить зимой. Гидротехникъ Горскій донесъ, что предположенія городской думы осуществимы и зараженія воздуха при расчисткѣ не внушаетъ опасеній. Ввиду изложеннаго Черниговскій Губернаторъ поручилъ Горскому составить профелп и смѣту на расчистку, а городскому головѣ—представить соображенія относительно суммы, которая можетъ быть на сей предметъ внесена жителями г. Нѣжина. Гидротехникъ Горскій изъявилъ согласіе взять на себя работу по сооруженію канала и опредѣлилъ стоимость его въ 13000 руб., причемъ затрудняется приступить къ работѣ немедленно безъ разрѣшенія своего прямого начальства, Департамента Водяныхъ Коммуникацій, т. к. работы эти должны продлиться два года. Ввиду такого заявленія, князь Куракинъ отнесся съ письмомъ къ графу Николаю Петровичу Румянцеву, въ коемъ указывая на необходимость гидро-техническихъ сооруженій въ г. Нѣжинѣ на р. Острѣ, проситъ разрѣшенія выполнить эту работу гидротехнику Горскому. Графъ Румянцевъ письмомъ отъ 23 марта 1804 года
86 увѣдомилъ кн. А. В. Куракина, что въ его распоряженіе командируется чертежникъ Чулковъ. Нѣжинскій Повѣтовый Маршалъ Почека письмомъ отъ 18 апрѣля 1804 года донесъ Генералъ-Губернатору, что онъ побуждалъ дворянъ собрать деньги на расчистку р. Остра, но на силу смогъ собрать 541 рубль 70 коп. Обратился также онъ и къ графу Ильѣ Андреевичу Везбородько, усадьба коего расположена въ Нѣжинѣ по р. Остру, но отвѣта еще не получилъ. (Списокъ жертвователей см. приложеніе № I.) Малороссійскій Генералъ-Губернаторъ отъ 26 апрѣля 1804 года выразилъ благодарность Нѣжипскому Повѣтовому Маршалу за собранныя деньги и предписалъ внести ихъ въ Нѣжинскую Думу и изъявить отъ имени его «достодолжную признательность» особамъ назначившимъ отъ себя на дѣло столъ общеполезное по 50 рублей. Нѣ- жинскій Городничій отъ 20 апрѣля 1804 года сообщилъ, что имъ собрано отъ горожанъ г. Нѣжина 392 руб. Причемъ списокъ жерт- тователей приложилъ. (См. приложеніе № 2.) Генералъ-Губернаторъ увѣдомилъ Городничаго, что онъ «весьма признателенъ за сей малый успѣхъ добровольнаго жителей соглашенія». Нѣжинская дума съ своей стороны донесла, что хотя сборъ и не привышаетъ 400 р., но они надѣятся, что когда приступятъ къ расчисткѣ жители станутъ щедрѣе. А «гидраулическій» чертежникъ Чулковъ рапортомъ донесъ о своихъ предположеніяхъ о расчисткѣ испрашивая на это санкціи Генералъ-Губернатора, а также распоряженія относительно суммъ на производство роботъ. Кн. Куракинъ не находя возможнымъ разрѣшить вопросъ о средствахъ на мѣстѣ обратился къ Министру Внутреннихъ Дѣлъ съ письмомъ, въ которомъ указываетъ, что прибывъ въ край онъ былъ озабоченъ приведеніемъ его въ должный порядокъ и обратилъ вниманіе на торговый городъ Нѣжинъ, гдѣ протекаетъ среди города р. Остеръ очень загрязненная и имѣющая топкія берега. Такое свойство рѣки вредно для здоровья жителей, а также опасно въ пожарномъ отношеніи. Ввиду этого пользуясь присутствіемъ въ краѣ гидротехника Горскаго, онъ поручилъ ему обслѣдовать рѣку Остеръ и представить свое заключеніе. На основаніи этого заключенія онъ просилъ Министра Коммерціи, коему подвѣдомственъ Департаментъ Водяной Коммуникаціи командировать для обслѣдованій и смѣтныхъ исчисленій спеціальнаго гидро-техника. Таковой прибылъ и исполнилъ возложенныя на него работы, при чемъ по его исчисленію смѣта
— 87 — на сей предметъ выразилась въ суммѣ 49912 рублей, но такъ какъ доброхотныя пожертвованія дворянъ и горожанъ выражаются суммою въ 1000 рублей, работы же, по мнѣнію кн. Куракина, безотлагательны, то онъ и проситъ Министра Внутреннихъ Дѣлъ исходатайствовать заимообразно указанную выше сумму на 20 лѣтъ безпроцентно. Заемъ этотъ будетъ покрытъ какъ изъ городскихъ доходовъ, такъ и изъ общихъ по губерніи остатковъ. При семъ прилагается смѣта. См. приложеніе № 3, 19 Апрѣля 1805 года Министръ Финансовъ представилъ на благоусмотрѣніе Его Императорскаго Величества слѣдующій докладъ: Министръ Внутреннихъ Дѣлъ препровождая представленія Малороссійскаго Генералъ-Губернатора кн. Куракина коими проситъ заимообразно изъ казны на 20 лѣтъ 15000 рублей на устройство мостовой на главной улицѣ въ г. Нѣжинѣ и 49913 рублей на очищеніе «тамо же» р. Остра, обязуясь деньги сіи возвратить изъ общихъ по губерніи отъ городовъ доходовъ, остатковъ въ теченіи 20 лѣтъ по равной въ каждомъ году части, пишетъ ко мнѣ что Ваше Императорское Величество принявъ за благо представленіе сіе, изволили приказать ему снестить со мною, если возможность сдѣлать означенную ссуду. Между тѣмъ же относится ко мнѣ Малороссійскій Генералъ-Губернаторъ кн. Куракинъ, что въ память незабвеннаго для Россіи происшествія въ г. Полтавѣ по- велѣно устроить тамо монументъ и на сооруженіе сего монумента - обратить доходы съ бывшихъ тамо магистратскихъ деревень, кои взяты въ казенное вѣдомство; деньги сіи однако же вступаютъ по небольшому числу, то совершеніе онаго памятника надолго продолжится; и такъ, чтобы ускорить произведеніе сего въ дѣйствіе,— проситъ объ отпускѣ ему на то особенно заимообразно 35087 рублей которыя изъ юродскихъ доходовъ выполнены быть имѣютъ въ теченіи 20 лѣтъ по равной части въ каждомъ году. Ежели благо угодно будетъ Вашему Императорскому Величеству повелѣть сію сумму выдать, то съ помянутыми двумя составятъ всего заимообразнаго отпуска 100000 рублей. Сумму сію можно выдать безъ затрудненія заимобразно изъ капитала для поощренія трудолюбія, промышленности п другихъ пособій въ Заемной ь Банкѣ обращающагося, котораго по нынѣ состоитъ на лицо 932644 рубля. Выдачу сію однако жъ учинить съ тѣмъ, чтобы въ число оной ежегодно возвращаемо было по 5000 рублей въ годъ
88 — дотолѣ она вся выполнится и чтобы уплата сія чинима была исправно, и за неисправность такой уплаты отвѣтствовалъ Генералъ-Губернаторъ, употребляя и издержки на пересылку тѣхъ денегъ въ Банкъ изъ городскихъ доходовъ, а не на счетъ Банка. На все оное испрашиваю Высочайшаго Вашего Императорскаго Величества повелѣнія. На подлинномъ подписано собственною Его Императорскаго Величества рукою < тако быть но сему Александръ». Министръ Финансовъ, извѣщая кн. Куракина о разрѣшеніи выдачи заимообразно 100000 рублей проситъ указать угодно ли Его Сіятельству получить эти деньги, давъ кому либо довѣренность въ Петербургъ или переведены черезъ носредство Государственнаго Казначея на мѣсто. Кн. Куракинъ, заручившись необходимыми средствами, предписать Черниговской Строительной Коммисіи приступить къ осуществленію намѣченныхъ работъ; при этомъ нельзя не отмѣтить той заботливости и вниманія съ какими кн. Куракинъ относился къ этомъ дѣлу. Строительной Экспедиціи онъ пишетъ: «Поелику жъ къ очисткѣ р. Остра первымъ дѣломъ должно озаботиться заготовленіемъ лѣсныхъ матеріаловъ, означенныхъ въ смѣтѣ, потребныхъ инструментовъ и нанятія рабочихъ людей то и благоволитъ Строительная Экспедиція о лѣсныхъ матерьялахъ употребить свое соображеніе для изысканія удобнаго времени кь покупкѣ оныхъ на Кладьковской пристани избирая когда ихъ довольное количество и когда они бываютъ дешевле. Буди жъ и за симъ окажутся цѣны не умѣренныя, тогда обратиться въ верхніе города по р. Деснѣ, гдѣ не безъ выгоды покупку оныхъ можно исполнить. Относительно изготовленія инструментовъ и найма рабочихъ людей обыкновенно въ дѣло сіе себя употребляющихъ обратить все возможное отъ сей экспедиціи попеченіе къ изысканію удобнаго къ тому времени для лучшаго сбереженія издержекъ». Строительная Экспедиція усмотрѣла изъ полученной смѣты, что на 3300 сосновыхъ досокъ стоимостью по 60 коп. штука въ смѣту не внесено, о чемъ сообщила Генералъ-Губернатору. Кн. Куракинъ, усматривая въ этомъ ошибку, приказалъ доски купить, а деньги на сей предметъ взять изъ городскихъ средствъ. Письмомъ отъ 9 Мая 1805 годя графъ Румянцевъ извѣщаетъ кн. Куракина: «желая споспѣшествовать тѣмъ благодѣтельнымъ мѣрамъ, каковыя Ваше Сіятельство предпринимать изволите на поль-
89 — зу жителей губерніи управленію Вашему ввѣренный и удовлетворяя собственному моему расположенію дѣлать угодное Вашему Сіятельству предложилъ я Департаменту Водныхъ Коммуникацій о порученіи чертежнику Чулкову произведеніе расчистки р. Остра, предписавъ ему находиться въ повелѣніяхъ Вашего Сіятельства». Не имѣя долго свѣдѣній о положеніи дѣлъ но разчисткѣ р. Остра въ гор. Нѣжинѣ, Кн. Куракинъ просилъ Губернатора освѣдомить его объ этомъ. Чертежникъ Чулковъ на запросъ этотъ рапортомъ отъ 25 Октября 1805 года донесъ, что онъ по сіе время не имѣетъ ни какихъ свѣдѣній о приготовленіи матеріаловъ и наймѣ рабочихъ людей безъ чего работы начатся не могутъ, а потому проситъ предписать кому слѣдуетъ и извѣстить его когда онъ можетъ получить все небходимое. Генералъ-Губернаторъ ввиду такого рапорта предписалъ Строительной Экспедиціи обратить на это должное вниманіе и увѣдомить его какія мѣры будутъ приняты» ибо «кромѣ потери невозвратнаго времени теряются и деньги, жалованье сему чиновнику выдаваемое». Губернатора же проситъ также съ своей стороны обратить вниманіе, при чемъ указываетъ, что мостить улицы можно по новому способу изъ кирпичной глыбы. Губернаторъ на это предложеніе донесъ, что имъ приняты всѣ мѣры къ ускоренію работъ и что для производства ихъ имъ назначенъ Экспедиторъ Ризенкампфъ, и въ помощь ему Нѣжинскій Городской Голова, а таже что указанный новый способъ замощенія улпцъ кирпичной глыбой будетъ примѣненъ. Графъ Румянцевъ письмомъ отъ 10 Января 1807 года запросилъ кн. Куракина признаетъ ли онъ необходимымъ присутствіе чертежника Чулкова въ Нѣжинѣ. Кн. Куракинъ призналъ присутствіе Чулкова въ Нѣжинѣ излишнимъ и потому Чулковъ былъ отозванъ въ Петербургъ. Наблюденіе за работами кн. Куракинъ предписалъ поручить Борзенскому повѣтовому землемѣру Вольскому, который и принялъ всѣ дѣла, о чемъ Черниговскій Губернаторъ донесъ Генералъ-Губернатору отзывомъ отъ 11 Мая 1807 года. Кн. Куракинъ ознакомился на мѣстѣ съ производствомъ работъ и нашелъ ихъ малоуспѣшными о чемъ и сообщилъ Гражданскому Губернатору, присовокупивъ, что по его мнѣнію матеріала заготовлено мало и рядчикъ едва ли выполнитъ свой контрактъ. Этимъ заканчивается сношенія съ кн. Куракинымъ и уже 23 Марта 1808 года Строительная Экспедиція доноситъ Малороссійскому Генералъ-Губернатору кн. Якову Ива¬
• — 90 новичу Лобанову-Ростовскому о томъ, что по дѣлу обводненія р. Остра было произведено слѣдствіе изъ коего явствуетъ, что работы производимыя подрядчикомъ ведутся неуспѣшно, т. к. упущено рабочее время и къ работамъ приступлено только въ августѣ, матеріалъ на Кладковской пристани заготовленъ, но землемѣръ Вольскій и Городской Голова Сполатьбогъ его тамъ принимать не находятъ возможнымъ. Въ общемъ дѣло это ведется неправильно, плотины еще не окончены, а рабочіе уже расчитаны, главный же недочетъ подрядчика заключается въ томъ, что въ силу несвоевременной доставки лѣса берега остались не укрѣпленными и зимою могутъ обвалиться. Остановки въ работѣ зависѣли также и отъ нераспорядительности Городского Головы и землемѣра, который по шесть дней не бывалъ на работѣ и не учитывалъ рабочихъ. Подрядчикъ поручикъ Клоченковъ неуспѣшность работы относилъ къ нераспорядительности казенныхъ чиновниковъ, не доставившихъ своевременно инструментовъ, но Строительная Экспедиція находитъ дѣйствія подрядчика убыточными, а потому и считаетъ необходимымъ контрактъ съ нимъ уничтожить, удержавъ залогъ 3000 рублей и кромѣ того отобрать 3042 рубля изъ выданныхъ уже 10000 рублей. Въ концѣ доклада Экспедиція испрашиваетъ распоряженія Генералъ-Губернатора о дальнѣйшемъ направленіи производства работъ. Подрядчикъ Клоченковъ въ свое оправданіе донесъ кн. Лобанову-Ростовскому, что онъ хотя и былъ по своему сословію дворянства назначенъ казначеемъ милиціи, но рабочихъ пріискалъ своевременно и 10 Мая они были на мѣстѣ, но приступить къ работамъ не могли по винѣ землемѣра Вольскаго. Ввиду частныхъ отлучекъ для веденія дѣла имъ былъ приглашенъ дворянинъ Африканъ Юркевичъ, а земельныя работы были сданы Мирону Сбитневу, но всѣ работы тормозились вслѣдствіе недоставленія необходимыхъ инструментовъ въ чемъ онъ винитъ Городского Голову Сполатьбога. Экспедиція же по его мнѣнію разсмотрѣла дѣло пристрастно, почему онъ и проситъ Его Сіятельство потребовать все дѣло изъ Экспедиціи и разсмотрѣть его самолично. Аналогичное заявленіе подалъ и Юркевичъ. Кромѣ того онъ же, Юркевичъ, въ Декабрѣ 1807 года подалъ прошеніе и на Высочайшее Имя въ коемъ излагая всѣ вышеприведенныя обстоятельства проситъ: «дабы Высочайше Вашего Императорскаго Величества указомъ повѣлено было, сіе мое прошеніе принявъ, записать въ выше прописанные мои самосправедливыя
— 91 обстоятельства взять въ безобиду вѣрителя моего во уваженіе Всемилостивѣйшій Государь прошу Вашего Императорскаго Величества о семъ моемъ прошеніи рѣшеніе учинить». Подрядчикъ Кло- ченковъ подалъ аналогичное прошеніе на Высочайшее имя. 26 Апрѣля 1808 года Губернаторъ ввиду отказа Клоченкова отъ дальнѣйшихъ работъ по расчисткѣ р. Остра предписалъ Пѣжинскому Городскому Головѣ принять эти работы и представить ему описи дѣлъ. Ввиду требованія со стороны кн. Лобанова-Ростовскаго въ Строительной Экспедиціи, чтобы она при участіи Маршала Почеки произвела разслѣдованіе дѣла и въ зависимости съ этимъ расчетъ съ подрядчикомъ; строительная Коммисія представленіемъ своимъ отъ 27 Іюня 1808 года донесла, что по расчету Маршала Почеки и архитектора Карташевскаго явствуетъ, что Сполатьбогомъ былъ сдѣланъ расчетъ неправильно и потому съ Клоченкова слѣдуетъ получить не 3000 рублей, а 2673 рубля. Съ своей стороны Экспедиція считаетъ счетъ Почеки и архитектора правильнымъ" ибо счетомъ симъ открывается истина". Генералъ-Губернаторъ заключеніе это утвердилъ, но Клоченковъ и этпмъ рѣшеніемъ остался не доволенъ и, указывая, что онъ кромѣ казенныхъ 10000 рублей истратилъ своихъ 1133 рубля, просилъ назначить судебное слѣдствіе и до рѣшенія взысканія не производить. Генералъ-Губернаторъ въ этой просьбѣ отказалъ. Послѣ значительнаго періода уже 13 Декабря 1817 года Черниговскій Губернаторъ Бутовичъ донесъ Генералъ-Губернатору, что имъ назначена для освидѣтельствованія въ г. Нѣжинѣ рѣчнаго канала Коммисія изъ губернскаго архитектора Карташевскаго, Экспедитора Коробочкииа и Полицмейстера Нѣжинскаго Роздача съ предписаніемъ сообщить въ какомъ положеніи находится каналъ. Коммисія эта-донесла, что и матеріалъ и суммы, затраченныя на сооруженіе не согласуются со смѣтой, что матеріалъ отъ долгаго лежанія испортился, и сооруженіе разрушилось. Признавая же, что каналъ этотъ для города Нѣжина необходимъ, находитъ, что для поддержанія какъ этого сооруженія, такъ равно моста и плотины необходимо ежегодно ассигнованіе 4000 руб. и единовременная затрата на исправленіе 4975 руб. Строительный Комитетъ проситъ Генералъ-Губернатора освободить его отъ всякихъ порученій по этому дѣлу ,,уваживъ продолжительную членами долговременную службу". 20 Мая 1818 года отъ Нѣжинскаго Полицмейстера Киценкова поступило представленіе о томъ, что каналъ на р. Острѣ
— 92 заросъ болотными травами, а сооруженія на немъ пришли въ ветхость и что средствъ на исправленіе не имѣется о чемъ онъ и представляетъ на благоусмотрѣніе Военнаго Губернатора. Военный Губернаторъ предложилъ Черниговскому Губернатору поручить Губернскому Правленію произвести рементъ экономическимъ способомъ, для чего ассигновать изъ городскихъ суммъ 2000 рублей. Черезъ годъ послѣ этого 12 Мая 1819 года Малороссійскій Военный Губернаторъ запросилъ Губернское Правленіе почему по сіе время не сдѣлано исправленій. Отъ 1 Мая 1819 года имѣется прошеніе на имя Малороссійскаго Военнаго Губернатора кн. Репнина отъ бывшихъ членовъ учрежденнаго въ г. Нѣжинѣ для расчистки р. Остра Комитета, въ коемъ они просятъ о томъ, что ими еще въ 1817 году представлены всѣ отчеты въ Строительную Экспедицію, которая для обревизованія ихъ представила въ Черниговскую Казенную Палату. Казенная Палата указомъ отъ 12 Октября 1818 гоеа увѣдомила ихъ что всѣ обревизованныя счеты находятся въ порядкѣ. „Но какъ не соблюденъ Комитетомъ веденія зашнурованныхъ книгъ установленный Государственною Экспедиціею порядокъ, то и подлежитъ таковое обстоятельство особенному Судебнаго мѣста сужденію» и потому она препроводила этому отчетность Городскому и Греческому Нѣжинскимъ Магистратамъ для заключенія подлежатъ ли всѣ счета оплатѣ. Но въ силу дарованныхъ Греческому Нѣжинскому Обществу привиллегіи таковая считаетъ что избранныя имъ въ Комитетъ лица „не могутъ быть подвергнутыми какому либо къ ответственности притязанію" и потому отказалось входить въ разсморѣніе счетовъ, Такимъ образомъ дѣло затянулось и когда одному изъ членовъ греку Антоновичу встрѣтилась надобность выѣхать изъ Нѣжина по дѣламъ, то его задержали. Это такъ встревожило остальныхъ членовъ, что они обратились Военному Губернатору, указывая, „что за вѣрное и съ искреннюю ревностью нашею проведенное въ теченіи 9 лѣтъ для пользы казны и города служеніе наше не токоваго возмездія мы для себя ожидали „и что кн. Лобановъ-Ростовскій, видѣвши ихъ труды на мѣстѣ обѣщалъ имъ за ихъ труды" исходатайствовать милостивое воздаяніе, о вмѣсто этого попали подъ судъ за то только, что не соблюдали порядка веденія книгъ. Подписались бывшіе члены Комитета: Нѣжинскій купецъ Василій Курдюмовъ, грекъ Георигар- тиновъ; грекъ Лаврентій Антоновичъ и Гаврило Тарасевичъ. Гу¬
— 93 — бернское Правленіе увѣдомило Малороссійскаго Губернатора отъ 7 Сентября 1820 года, что оно считаетъ правильнымъ ссылку греческаго Общества на свои привелегіи. Приложеніе № 1-й. Маршалъ Григорій Почека .... Колежскій Совѣтникъ Матвѣй Почека . Подполковникъ Андрей Шаула Надворный Совѣтникъ Феодоръ Андріевскій . Хорунжій Повѣтовый Николай Мотонисъ Колежскій Асессоръ Михайло Мартиновскій Колежскій асессоръ Константинъ Селивановичъ Маіоръ Петръ Есевскій . . " . Маіоръ Иванъ Рецетовъ .... Маіорша Строгова • Флота Капитанъ Лейтенантъ Григорій Забѣлло Штабсъ-Капитанъ Николай Сердюковъ . Щтабсъ-Капитанъ Андрей Ракушка Романовскій Капитанъ Александръ Протченко . Полковой Ессаулъ Клементъ Лавриновскій Бунчуковаго Товарища жена Татьяна Володковская Флота Лейтенантъ Максимъ Савицкій . Титулярный Совѣтникъ Иванъ Панченко Титулярный Совѣтникъ Андрей Божковскій . Титулярный Совѣтникъ Яковъ Сполитбогъ Колежскіе Секретари: Димитрій Науменковъ . Захарій Паляничка Поручики: Иванъ Нестеревичъ Патръ Журавлевъ Яковъ Ястребовъ Яковъ Сурмачевскій Максимъ Козинцевъ . Павелъ Ретиковъ Феодоръ Симчевскій . Андріанъ Голобородько Данило Въѣзжій Да отъ прочихъ дворянъ . 100 рубл. 50 . 15 , Ю „ 50 „ 50 „ 50 „ 25 „ 1 1 25 . 50 „ 25 „ 25 . Ю „ 5 „ 5 „ 2 „ 1 м 5 w 5 „ 1 „ 5 „ 2 „ 1 „ 1 „ 1 „ 1 „ Ю „ 1 и 1 „ 7 рубл. 70 к. Итого 541 рубл. 70 к. Приложеніе № 2-й. Городской Голова Андрей Милявка . . . .20 рубл. Иларіонъ и Феодоръ Поповы . . . . . 25 „
— 94 — Степанъ Гребенщиковъ ..... . 25 рубл. Иларіонъ Куликовъ . 25 > > Иванъ Бѣльцовъ . 25 Илья Пориваевъ. . 10 >> Григорій Голуцкій . 10 Петръ Хохловъ . - . 100 >> Лаврентій Алферовъ . . 5 Семенъ Можанкинъ 2 а Яковъ Сполатьбогъ . 10 11 Михаилъ Александренковъ . 5 9і Феодоръ Коноплинъ . . 5 >> Феодоръ Ерчевскій . 10 >> Павелъ Гризовскій 5 ii Иванъ Долговъ . . 5 ii Алексѣй Проценко . 5 ii Андрей Александренковъ . 5 f f Иванъ Шелеховъ 1 ii Аврамъ Серафимовичъ. 2 ii Иванъ Будиловскій 2 ii Алексѣй Кириленко 2 i i Михаилъ Еченъ , . 2 ii Тимофей Бѣда . . 3 i9 Онуфрій Жидковъ . 3 ii Ваеилій Григоровичъ . . 2 ii Григорій Богдановскій. . 2 ti Герасимъ Дунаевъ 2 Петръ Молдавановъ 2 > i Кирилло Якубовскій 1 ii Павелъ Каскловъ 2 ■. Яковъ Яченко 3 i> Григорій Поповъ 1 Иванъ Кукишевъ 2 >> Иванъ Чебаровскій 1 ii Степанъ Зубаха . • ,, „ 50 к. Григорій Дуброво 1 »> Яковъ Щетка 1 a Григорій Подлузскій . ,, 50 к. Андръй Шекуровъ 5 a Григорій Крутьковскій 1 Феодоръ Биленикъ 2 a Марко Боровикъ 1 >» Евстафій Ухо 2 >> Андрей Кресановъ . 10 Леонтій Козенцевъ 5 Александръ Шкура . 3 ,,
— 95 Яковъ Демченко. Петръ Кобза Максимъ Нехаевскій Мина Непаровъ . Иванъ Дорогинскій Степанъ Казленковъ Лаврентій Долговъ Яковъ Лобода 5 рубл. 2 „ ■ 10 „ . 3 „ • 2 ,, 5 „ . 2 „ . 1 „ Приложеніе № 3-й. С М Ъ Т А Матеріаламъ и за работу на углубленіе рѣки Остра въ г. Нѣжинѣ и на сдѣланіе берегового укрѣпленія полагается по примѣрнымъ цѣнамъ Августа 28 дня 1804 года. Изъ предполагаемаго канала слѣдуетъ вынять земли кубическихъ сажень 18125. Изъ отводныхъ ..... кубическихъ сажень 610. Для прокопанія сего канала потребно на два лѣта по 160 человѣкъ землекопцевъ—320. Полагая каждому въ лѣто за 5 мѣсяцевъ рабочихъ по 70 руб., а за 2 лѣта 22400 руб. Плотниковъ на 2 лѣта для сдѣланія берегового укрѣпленія по 40 человѣкъ въ лѣто «80 человѣкъ», полагая каждому въ мѣсяцъ по 12 рублей, а за 10 мѣсяцевъ 4800—рублей. Одному плотничному мастеру полагается въ мѣсяцъ по 20 рублей, а за 10 мѣсяцевъ 200 рублей. Поденщиковъ для битья свай копромъ потребно на 150 рабочихъ дней 30 человѣкъ, полагая каждому въ день по 30 коп. 1350 рублей. Для берегового укрѣпленія на 1645 погонныхъ сажень по обѣимъ сторонамъ канала потребно сосновыхъ бревенъ на большія сваи длиною 9 аршинъ, толщиною отъ 6 до 7 вершковъ—1750 штукъ, погогая каждое дерево съ постановкой на мѣсто съ Кладьковской пристани по 1 р. 80 к., а за всѣ 3110 руб. Сосновыхъ бревенъ на малыя въ берегахъ сваи, длиною 9 аршинъ толщиною отъ 6 до 7 вершковъ—850 штукъ, полагая каждое дерево съ постановкой на мѣсто по 1 руб., по 80 коп., а за всѣ 1530 рублей. Сосновыхъ бревенъ на посадки продольные въ 2 ряда, а поперечные въ 1 рядъ черезъ 2 сажени длиною 7 аршинъ, толщиною 7 и 8 вершковъ—2850, полагая кажоое дерево съ постановкой на мѣсто по 1 рублю, по 60 коп., а за всѣ—4560 руб.
— 96 Досокъ для вывозки земли изъ канала п на подмостки длиною 7 аршинъ, толщиною въ І’/з дюйма—1200, полагая каждую доску съ постановкой на мѣсто по 30 коп., всего 360 рублей. Досокъ сосновыхъ для обшивки берегового укрѣпленія длиною 7 аршинъ, толщиною 2*/2 дюйма—9300, полагая каждую доску съ поставкой на мѣсто по 60 коп. Землевозныхъ телѣжекъ съ желѣзной оковкой 350, полагая каждую телѣжку по 1 р^б., по 70 коп. —595 рублей. Желѣзныхъ ломовъ вѣсомъ 20 фунтовъ—5, полагая фунтъ въ дѣлѣ по 9 коп.—9 рублей. Желѣзныхъ лопатокъ съ нерпами 160, полагая каждую лопатку по 36 коп.—57 руб. 60 коп. Деревянныхъ леекъ для отливки воды 100 штукъ, полагая каждую по 20 коп.—20 рублей. Бревенъ еловыхъ на перила толщиною 8 вершковъ, длиною 7 аршинъ—1000 штукъ, полагая каждое дерево по 1 руб. по 50 коп.—1500 рублей. Бревенъ еловыхъ для распиловки на бруски въ перила длиною 9 аршинъ толщиною 8 вершковъ—180, полагая каждое дерево съ распиловкой на 10 брусковъ по 2 руб. по 60 кои.--468 рублей. Для перевозки матеріалу по дистанціи канала во время работы потребно лошадей съ колесами 4 пары, полагая каждой парѣ въ день по 1 рублю за 100 дней 400 рублей. Для питательства рабочимъ людямъ и поклажи матеріалу потребно построить 2 избы, полагая каждую избу со всѣми принадлежностями по 200 рублей, а за обѣ 400 рублей. Для доглоцеиенной плотины. Бревенъ сосновыхъ на шпунтовыя сваи въ 2 ряда длиною 7 аршинъ толщиною 8 вершковъ—1280 штукъ, полагая каждое дерево съ поставкой на мѣсто по 1 рубл. по 80 коп. —2304 рубля. Сосновыхъ досолъ на шпунт, сваи длиною 7 аршинъ толщиною 2х/г дюйма—100 штукъ, полагая каждую доску съ постановкой на мѣсто по 60 коп. — 60 рублей. Глины для набитія между шпунтовыми сваями кубическихъ саженъ 40, полагая каждую важень съ постановкой на мѣсто по 4 рубл.—160 рублей. Для н о п р D в ъ. Бревенъ еловыхъ длиною 7 арш. толщиною 8 вершковъ на 2 копра потребно 25 штукъ полагая каждое дерево по 1 руб. по 40 коп.—35 рублей. Для оковки двухъ копровъ какъ то на болты,
— 97 скобы, локти и прочее потребно желѣза 4 пуда, полагая каждый фунтъ въ дѣлѣ по 4 коп.—14 рублей. Дубовыхъ бабъ съ желѣзной оковкой 2 штуки, полагая каждую по 20 руб., а вѣсомъ въ 25 пуд.—40 рублей. Канату толщиною въ 2^2 дюйма сажней 10, полагая каждую сажень по 2 рубл. 50 коп.—25 рублей. Тонкихъ въ 1 дюймъ такихъ саженей 100, полагая каждую сажень по 15 коп.—15 рубл. Для отливки во время земляной работы потребно рабочихъ людей: денныхъ на 5 мѣсяцевъ—20, ночныхъ на 5 мѣсяцевъ 20, полагая каждому въ мѣсяцъ по 10 рублей, а за 2 лѣта 4000 рублей на 2-хъ надзорщиковъ и 1 писаря полагается 500 рубл. Сверхъ всего па непредвиденные надобности полагается 1000 рублей. Итого на раздѣланіе канала потребно 49913 руб. Подлинную подписалъ Гидроулическій чертежникъ Чулковъ. П. И. Малама.
Ріїутая крѣпость гетмана Разумовскаго и другіе документы XVIII вѣка, относящіеся къ землевладѣнію гетманской и сло£од~ ской Украины. Въ Трудахъ Полтавской Архивной Коммисіи (выпускъ 9, стр. 86, 1912 г.) была помѣщена фотографія старинной церкви въ м. ЛютенькЬ, Гадячскаго уѣзда, Полтавской губерніи. Эта Успенская церковь была построена Гадячскимъ полковникомъ Боруховичемъ, современникомъ гетмана Мазепы, въ концѣ XVII или же самомъ началѣ XVIII вѣка, такъ какъ передъ Полтавской битвой она уже существовала и во время движенія Карла XII на Полтаву ее занималъ отрядъ шведовъ. Во время этой войны Боруховича уже не было и мѣсто его занималъ родственникъ Мазепы Трощинскій, вмѣсто котораго, 30 ноября 1708 г., императоръ Петръ I велѣлъ атаманамъ, сотникамъ и всей старшинѣ Гадячскаго полка выбрать другого и таковымъ въ 1709 г. былъ избранъ Иванъ Чарнышъ (Бантышъ— Каменскій. Исторія Малой Россіи, изд. 1903 г., стр. 348, 358 — 359, 367, 393, 404 и 581). Указанная церковь представляетъ выдающійся памятникъ малорусскаго прошлаго, она несравненно больше и величественнѣе церкви, построенной въ Сорочинцахъ, Миргородскаго уѣзда, гетманомъ Апостоломъ; низъ ея представляетъ усыпальницу Борухови- чей, куда прежде, по разсказу старожиловъ, можно было вполнѣ свободно пройти и видѣть реликвіи %той, кажется, совсѣмъ угасшей фамиліи. Изъ прилагаемаго вѣдѣнія Гадячскаго полковника Михаила Милорадовича, составленнаго въ 1723 г. (прил. № 2) видно, что въ началѣ XVIII в. Бэруховичи были крупными землевладѣльцами, ибо имъ принадлежалъ городъ Лютенка (нынѣ громадное мѣстечко) съ цѣлымъ рядомъ селъ, а именно: Лютенка съ уѣздомъ и деревни: Млины, Перевозъ п Сакаловка принадлежали старой
— 100 — Боруховичевой; ей же принадлежала и половина поданныхъ въ томъ городку, а другая половина поданныхъ—Романовой Боруховичевой; затѣмъ селами того же Лютенскаго уѣзда: Будищами, Трояновкой и Хлопчувкой владѣла Максимова Боруховичева и наконецъ Романова Боруховичева владѣла: мѣстечкомъ Борками и с. Загруновкой, Ковалевскаго уѣзда, и с. Красной Лукой, Гадячскаго уѣзда. Изъ тѳго же вѣдѣнія полковника Милорадовича видно, что всѣ эти имѣнія были даны Боруховичамъ большею частью гетманомъ Мазепой въ 1690 и 1695 г. и Скоропадскимъ въ 1709 году. Какъ затѣмъ это крупное землевладѣніе пульверизировалось и остались ли и теперь потомки этой прежде богатой фамиліи, мы не знаемъ, воздвигнутый же ея предкомъ, полковникомъ Боруховичемъ, величественный храмъ стоитъ и понынѣ, говоря о невозвратномъ прошломъ малорусскихъ значныхъ. Какъ упомянутое вѣдѣніе полковника Милорадовича и доно- шеніе къ нему, такъ и три сдѣлки жителей Котельвы первой половины ХѴШ в. (прил. №№ I, 2, 3, 4 и 5) извлечены изъ Москов. Архива Министерства Юстиціи и представлены были къ дѣлу Харьковской Судебной Палаты, разрѣшенному въ февралѣ 1907 г., по иску общества государственныхъ крестьянъ слободы Котельвы къ казнѣ о землѣ. Каждый, интересующійся прошлымъ своей родины, можетъ дѣлать нужные ему выводы изъ этихъ представляющихъ несомнѣнный историческій интересъ документовъ, мы же подробныхъ выводовъ дѣлать не будемъ и приводимъ эти документы потому, что они относятся къ Гадячскому полку, который, по словамъ полковника Милорадовича, «издревле належалъ на Булаву Гетманскую» и въ составъ котораго входила прежде и Котельва. Гадячскій и Полтавскій полки граничили съ Ахтыр- скимъ и Харьковскимъ слободскими полками; между ними, по словамъ проф. Багалѣя (Очерки изъ исторій колонизаціи степной окраины Московскаго государства. Москва, изд. 1887 г., стр. 543—544), въ концѣ XVII и началѣ XVIII в. происходили постоянные споры изъ-за пограничныхъ городовъ и селеній, и предметомъ особыхъ столкновеній служили Котельва и Коломакъ. Котельва до нашествія Карла XII входила въ составъ Гадячскаго полка, но теперь она была присоединена къ Ахтырскому; сами жители ея просили объ этомъ, а правительство охотно исполнило ихъ просьбу, потому что они отличались неспокойнымъ характе¬
— 101 — ромъ: измѣняли государю и принимали участіе въ смутахъ Выго- вскаго, Брюховецкаго и Мазепы. Ходатайства гетмановъ: Скоро- подскаго (въ 1709 г.) и Даніила Апостола (въ 1728 г.) о возвращеніи Котельвы подъ власть Гадячскаго полка не были уважены, не смотря на то, что желаніе возвратить Котельву у малороссійской старшины было очень интенсивно и въ своемъ вѣдѣніи полковникъ Милорадовичъ, излагая, что «городъ Котельва съ двома селами прежде належалъ до полку Гадячскаго, а теперь приглушаетъ до полку Ахтырскаго», не стѣсняясь говоритъ, что «оная Котельва напрасно отнята отъ полку Гадячскаго». Какъ не осталось слѣдовъ отъ имѣній Боруховича, также точно ничего не осталось въ Гадячскомъ и нѣкоторыхъ сосѣднихъ уѣздныхъ и изъ лятифундій гетманскихъ. Въ своей исторіи Бан- рышъ-Каменскій говоритъ, что Гадячъ съ селами и деревнями былъ уступленъ въ 1785 г. императрицѣ графомъ Разумовскимъ за 596, 800 руб., полагая за каждую ревизскую душу мужескаго пола по 60 рублей; всего считалось въ этомъ владѣніи 9, 948 душъ (стр. 595). Въ дѣлѣ Харьковской Судебной Палаты, разрѣшенномъ 6 октября 1911 г., а начатомъ въ Полтавскомъ судѣ еще 12 декабря 1881 г., по иску казенныхъ крестьянъ с. Липовой Долины, Гадячскаго уѣзда, къ управленію Госуд. Имуществами Полтавской губерніи, объ освобожденіи отъ платежа оброка, мы нашли не только купчую крѣпость Разумовскаго, о которой говоритъ Бантышъ- Каменскій, но также: рескриптъ императрицы Екатерины II на имя генералъ-прокурора кн. Вяземскаго о совершеніи той купчей и вѣдомость о Гядячскихъ гетманскихъ имѣніяхъ 1782 г., подписанную самимъ К. Г. Разумовскимъ (прил. №Ns 7, 9 и 10). По указанной купчей крѣпости бывшій гетманъ Малороссіи продавалъ, впрочемъ, далеко не всѣ пожалованныя ему имѣнія, а только 46 населенныхъ мѣстъ, въ которыхъ ему принадлежало 9,949 ревизскихъ душъ крестьянъ, а затѣмъ въ эту продажу не входили 9 населенныхъ мѣстъ съ 2786 такими же душами. Въ число продаваемыхъ населенныхъ мѣстъ входили: два уѣздныхъ города Гадячъ и Зѣньковъ, а также мѣстечки и селенія, изъ которыхъ въ Кіевской губерніи, Миргородскаго уѣзда, тогда состояли: мѣст. Ковалевка и Борки, село Романовка и Загруновка и дер. Сакаловка, а затѣмъ всѣ остальные состояли въ Чернигов-
— 102 — ской губерніи, въ уѣздахъ: Гадячскомъ, Зѣньковскомъ, Лохвицкомъ и Глинскомъ. Изъ купчей, а равно приложеннаго къ ней описанія видно, что имѣнія гетмана, которыя «издревле належали на булаву Гетманскую» занимали обширную территорію; но это, конечно, было далеко не все, чѣмъ владѣлъ и пользовался этотъ глава демократической Малороссіи, потому, что при избраніи его на гетманство, ему были пожалованы еще на урядъ: города Ям- поль и Батуринъ съ уѣздами; замокъ Гадячскій съ волостями Чековского и Быковскою; Почепъ съ уѣздомъ; дворецъ Баклан- скій, мельница Глуховская; перевозъ Переволочанскій, а на министерское содержаніе: село Кучеровка съ приселками Сопичемъ и Потаповкою, а также села: Поповка, Магаевъ и Жадовъ (Стеблинъ- Каменскій, стр. 455 и 593—594). Какъ извѣстно, не смотря на полные помпы избраніе и въѣздъ въ Глуховъ (1750—1751 г.), послѣдній гетманъ Малороссіи Кириллъ Разумовскій, совсѣмъ еще молодой человѣкъ (родился въ 1727 г.), младшій братъ любимца императрицы Елизаветы, простого казака изъ с. Лемешей, Козелецкаго уѣзда, Черниговской губерніи, возведеннаго въ фельдмаршалы и графы Римской имперіи,—правилъ Малороссіей только около 15 лѣтъ. Казакъ по происхожденію, но воспитанный въ средѣ петербургской аристократіи и за границей, женатый на русской аристократкѣ (Нарышкиной), онъ какъ говоритъ проф. Грушевскій (Очеркъ исторіи украинскаго народа. Спб. изд. 1904 г., стр. 305—307), скучалъ въ своей украинской резиденціи и жилъ по возможности въ Петербургѣ. На Украинѣ держалъ себя en grand seigneur и завелъ у себя въ Глуховѣ въ миніатюрѣ копію петербугскаго двора. Краемъ правила украинская старшина, въ руки которой перешла вся власть, принципъ же казацкаго самоуправленія совершенно выродился. Императрицей Екатериной II отмѣна гетманства была рѣшена уже съ первыхъ шаговъ ея правленія и въ программѣ своей правительственной политики она, въ инструкціи оберъ-прокурору, высказываетъ рѣшеніе привести къ «обрусѣніго» провинціи, имѣющія свои мѣстные законы—Украину, Лифляндію и Финляндію, а относительно Украины спеціально— принять мѣры къ тому, «чтобъ вѣкъ и имя гетмановъ исчезло, не токмо бъ, персона какая была произведена въ оное достоинство». Но такъ какъ Разумовскій былъ однимъ изъ вѣрнѣйшихъ ея партизановъ, она была многимъ ему обязана предъ своимъ воцареніемъ, то едва ли бы
— 103 — подняла на него руку, если бы случай не далъ къ тому повода. Бъ концѣ 1763 г. ей донесено было изъ Кіева, что среди старшины собираются подписи на пєтиціео объ учрежденіи наслѣдственнаго гетманства въ родѣ Разумовскаго. Послѣдній если не былъ иниціаторомъ этой петиціи, то во всякомъ случаѣ принималъ въ ней участіе—склонялъ старшину къ подписямъ, но послѣдняя петиціи не подписала, а только одни полковники; вслѣдствіе этого петиція подана не была. Указанная петиція дала императрицѣ Екатеринѣ II поводъ покончить съ Разумовскимъ, какъ гетманомъ. Къ этому подоспѣлъ меморіалъ бывшаго воспитателя Разумовскаго и его довѣреннаго Теплова «О непорядкахъ, которые происходятъ отъ злоупотребленія правъ и обыкновеній, грамотами подтвержденныхъ Малороссіи», гдѣ былъ собранъ богатый, хотя и не всегда вѣрный, матерьялъ, о грѣхахъ старшинскаго управленія. Императрица предложила Разумовскому отречься отъ гетманства; тотъ не имѣлъ къ этому желанія и медлилъ, но въ концѣ концовъ уступилъ: подалъ прошеніе объ увольненіи отъ «столь тяжелой и опасной должности» и взамѣнъ просилъ милости къ своей «многолюдной фамиліи». Просьба эта была исполнена немедленно и 10 ноября 1764 г. опубликованъ манифестъ малороссійскому народу, извѣщавшій объ увольненіи Разумовскаго отъ гетманскихъ обязанностей, причемъ ему пожалована ежегодная пенсія въ 60 тыс. рублей и въ собственность огромныя имѣнія въ Украинѣ: Гадячскій ключъ, со времени Хмельницкаго предназначенный на содержаніе гетмана, и Быковская волость, пожалованная на гетманское содержаніе при Скоропадскомъ, а также казенный домъ въ Батуринѣ (Стеблинъ-Каменскій, стр. 453—457, 641 и 595 и Грушевскій—стр. 309—310). Изъ приложенной купчей Разумовскаго (прил. № 10) видно, что, 20 лѣтъ спустя послѣ уничтоженія гетманства въ Малороссіи, люди здѣсь уже были объектомъ гражданскихъ сдѣлокъ и цѣна на человѣческую душу стояла ничтожная, если принять во вниманіе, что оплачивалась только ревизская душа мужескаго пола, жены же этихъ душъ и дѣти, а равно братья и племянники, внуки и новорожденные послѣ ревизіи, шли даромъ. Земля безъ душъ, какъ въ гетманской, такъ и въ слободской Украинѣ, въ первой половинѣ XVIII в., была очень дешева, такъ напр. изъ купчей Долгополаго, (црпл. № 3) видно, что въ 1720 г.
— 104 — онъ продалъ Котелевскому сотнику Смаковскому цѣлый свой «хуторъ съ лугомъ и до него надлежащимъ пахотнымъ и дикимъ полемъ и съ сѣнокосными луками и со всѣмъ угодьемъ» за 63 рубля. Изъ акта Короля (прил. № 5) видно, что за занятыя 8 копъ денегъ онъ въ 1734 г. отдалъ Ахтырскому монастырю свого луку, на которой становилось сѣна 120 копицъ, а по купчей крѣпости 1725 г. (прил. № 6) жители с. Даниловки, близь Харькова: Федоренко, Запаренко, Луценко и Замуйленко продали тогда бывшему Харьковскому полковнику Григорію Квиткѣ свои сѣнокосныя луки, причемъ Федоренко за луку на 80 копицъ сѣна взялъ съ Квитки «полторъ рубли», Запаренко за луку на 100 копицъ — «полтретья рубли», Луценко за луку на 80 копицъ—«три рубли безъ золотого» и Замуйленко за такую же луку «два рубли». Орфографія прилагаемыхъ документовъ осталась безъ всякаго исправленія и измѣненія. Приложеніе № 1. Доношеніе въ Коллегію Иаророссійскѵю. Указъ Его Императорскаго Величества изъ Малороссійской Коллегіи по Глуховскаго кгварнезона унтеръ офицеру Науму Пятину сего октобря 18 получилъ я, въ которомъ велѣно взять съ полку Гадячкаго обстоятельныя вѣдомости прежде сего, по скольку имѣло быть ратушныхъ селъ и деревень, и какіе они званіемъ и что въ нихъ дворового числа, такожъ изъ тѣхъ селъ и деревень великороссійскимъ и малороссійскимъ особамъ во владѣнія отдача была-ли, и кому именно, и въ которыхъ годахъ, и по какимъ указамъ, и по сколько кому двороваго числа, а за тою отдачею при онихъ ратушахъ въ остаткѣ что есть-ли, а буде кто о помянутыхъ ратушнихъ селахъ и деревняхъ явитъ Его Императорскаго Величества жалованныя грамоты и Гетьманскіе универсали и тѣхъ людей съ тѣми грамотами и универсалами вислать въ Глуховъ и явится въ коллегію Малой Россіи. И я, исполняя Указъ Императорскаго Величества, доношу, что якъ сталъ я въ Гадяцкомъ полку полковникомъ, такъ во всемъ полку при ратушахъ не засталъ на единаго села и деревни, а и до полковничества моего жъ сказали войты и градскіе урядники, что не бывало селъ и деревень при ратушахъ, но издревле Іадяцкій полкъ належалъ на
— 105 — булаву Гетманскую, городи, села и деревни замокъ Гадяцкій вѣдалъ, и кому гетьманы хотѣли, тимъ села раздавали отъ замку, респектуючи на чію службу, обаче съ тихъ же селъ замковыхъ и на ратушъ Гадяцкую давано провіантъ и деньги по уставу отъ гетмановъ положенному, съ чего копіи тутъ же прилагаются, и хотя при ратушахъ селъ и деревень немашъ и прежде не бывало, однакожъ которые городи и села и деревни во всемъ полку Гадяц- комъ обретаются и кто которыми именно владѣетъ и по какимъ указамъ, о томъ видѣніе посылаю. А въ нихъ что есть двороваго числа, понеже такъ скоримъ временемъ, изслѣдовати не возможно, то ревизоры, которые полкъ переписали Новицкій да Гамалѣя, и пошли уже до Глухова, тѣ репорта покажутъ дворового исчисленія, а о господахъ замку Гадяцкаго прошедшихъ чиселъ сего октября видѣніе дворового числа отослалъ въ войсковую енеральную канцелярію. Державцы, которые маетностями въ полку моимъ владѣютъ съ универсалами по какимъ держать тѣ маетности, одни сами высланы будутъ, а другіе людей отъ себя пошлютъ, сами не мо- гуще то за болѣзнію, то за отлучкою, а иные въ цѣнахъ обо- вя.заны явитися Колеггіи Малой Россіи, о семъ доношу и въ покорности остаюсь. Полковникъ Гадяцкій Михаилъ Милорадовичъ. Изъ Гадяча октября 24. 1723 года. 1723 года октября въ 30 день, записавъ въ протоколъ, взять къ отпуску. Ііриложеніе № 2-й. Вѣденіе Полку Гадяцкаго городовъ, селъ о деревень. Маетности, которыя до замку Гадяцкаго належатъ: городъ Гадячъ, село Хицъ, село Капустинце, село Будища, село Плешивецъ, село Велбувка, село Свинарная, село Сергіевка, село Липова-Долина, село Опонасовка, городъ Зѣньковъ, село Павловка, село Пѣрь- ка, село Дейкаловка, городъ Опошное, село Ватки, село Лазки, село Глинско, село Зайчинце, село Млини, село Вудища, которое и Штеповскою называется, село Поповка, городъ Куземинъ, село Вѣльско, село Вуди, городъ Гнунь, село Комишп, село Шинкги- рѣевка, мѣстечко Веприкъ, мѣстечко Ковалевка, село Романовка; итого городовъ и селъ до замку Гадячскаго прислужающихъ 31. Маетности подъ державцами: городъ Рашавка, городъ Камишная, село Остановка, сельце Гримзяка, его милости пана полковника
— 106 — Гадяцкого, наданы года 1715 іюля 10, а подтверждены Монаршею Грамотою 1718 годп марта 20; село Березова Лука при артиллеріи полковой на служащихъ Комишанскаго уѣзда, село Ручки того же Комишанскаго уѣзда, да передъ симъ держали писаря полковые Гадяцкіе: Трушъ, Тихоновичъ, Ситенскій, а нынѣ держатъ Трощин- скіе; маетности пана судьи Чарниша въ уѣздѣ Гадяцкомъ, село Крутки, село Сари, село Цѣпки, село Сватки, село Борки, слободка подъ Борками, а по которымъ крѣпостямъ оными владѣетъ тутъ не показано; село Римаровка Якова Гречанова, село Подолки Ѳедора Гречаного, село Максимовка, село Русановка судьи Гадяцкого Кграбянки, Максимовку надалъ гетьманъ Скоропадскій року 1710, а подтверждено Монаршею Грамотою 1721 году, Русановку тотъ же гетманъ Скоропадскій надалъ року 1717; село Сенювка, село Броварки пани Велецкой, Сенювку началъ гетманъ Мазепа року 1699, а подтвердилъ гетманъ Скоропадскій року 1709, Бро- варки гетманъ Скоропадскій 1716; село Книшовка и Дудчинце, село Вудища монастыря Гадяцкого, Книшовку надалъ гетманъ Мазепа року 1693, а Будищи тотъ же гетманъ 1680, а обыдва села подтвердилъ гетманъ Скоропадскій 1711; село Подставки Ивана Пе- ратинскаго сотника Гадяцкого, надалъ гетманъ Скоропадскій 1710 января 27; седо Розбышовка, село Лучка прежде держалъ сотникъ Василь Чуйкевпчъ, а нынѣ владѣетъ господинъ Савва Рогозинскій по универсалу гетьмана Скоропадского, а и Монаршую Грамоту на оные села имѣетъ; сельце Середняки писаря полкового Гадяцкого, надалъ гетманъ Скоропадскій року 1718, октобрія 21; сельце Харь- ковце асаула полкового Гадяцкого, надалъ Гетманъ Скоропадскій року 1712 и передъ тымъ на асауловъ йшло; село Венславовка вдовы Исупіевской, надалъ гетманъ Скоропадскій року 1712 іюня 17, а подтвердилъ тотъ же гетманъ 1714 января 19; село Петровка, село Лисовка Рощаковской, Петровку надалъ гетманъ Скоропадскій 1713, Лисовау 1711; городокъ Лютенка съ уѣздомъ, деревня Млини, деревня Перевозъ, деревня Сакаловка старой Воро- ховичовой, надалъ гетьманъ Мазепа 1690, а подтвердилъ гетманъ Скоропадскій 1709 и въ ономъ городку Лютенцѣ половина подданныхъ старой Бороховичовой, а половина Романовой Бороховичо- вой; село Будища, село Трояновка, село Хлопчувка уѣзду Лютен- скаго владѣетъ Максимова Бороховичова, надалъ гетманъ Мазепа року 1695; мѣстечко Борки уѣзду Ковалевскаго, село Загруновка
— 107 — того же уѣзду, село Тарасовка, Зеньковскаго уѣзда, село Красна- Лука, Гадяцкого уѣзду, владѣетъ Романова Бороховичова, надалъ гетманъ Скоропадскій 1709 мая 9, подтвердилъ 171 о тотъ же гетманъ, Монаршею грамотою подтверждено 1718 году; село Уласовка и Дадакаловка Романа Корпцкаго сотника Опопінянскато въ уѣздѣ Зеньковскомъ; село Бобровникъ уѣзду Зеньковскаго держитъ протопопъ Зѣкьковскій; село Бобрикъ уѣзду Вепрпцкаго держитъ протопопъ Гадяцкій, падалъ гетманъ Скоропадскій року 1719; село Повловочка въ уѣздѣ Грунскомъ владѣютъ старцы монастыря Скельскаго, деревня Ротенецъ въ уѣздѣ Вепрпцкомъ держатъ старицы скита Быстрицкаго, надалъ гетманъ Скоропадскій року 1709 іюня 21; итого маетности подъ 'державцами 44. Городъ Котельва съ двома селами прежде належалъ до полку Гадяцкого, а теперь прпслушаетъ до полку Ахтырскаго и оная Котельва напрасно отнята отъ полку Гадяцкого. Полковникъ Гадяцкій Михаилъ Милорадовичъ. Приложеніе № 3-й. 1720 году апрѣля въ 22 день, я Иванъ Довгополій, житель Котелевскій, чиню вѣдомо симъ моимъ письмомъ ижъ не зякого примусу, но з власной доброй волѣ своей, продалъ свой грунтъ, то есть футоръ съ лугомъ и до него надлежащимъ пахотнымъ и дикимъ полемъ и съ сѣнокосными луками и со всѣмъ угодьемъ его милости пану сотниковѣ Котелевскому Василію Смаковскому, цѣною за шестдесятъ три рубли, котрій грунтъ стоячій на Котелевкѣ отъ Бакумового луга и поля внизъ по Максимовскую пиву гдѣ еще въ отаву Гнилосирчиного ставу и лозы къ томужъ грунту принадлежные, тако жъ пахатное поле и синокоси ажъ по самую дорогу, которая идетъ до села Пархомовки, да по другой сторонѣ луга берегъ и ярки для сеножатья; за которій то ввесь грунтъ отобравши всю вышеписанную цѣну, отдаляю себя жену и дѣтей своихъ и вручаю ему пану сотниковії владѣть вѣчне безповоротно, волно онымъ грунтомъ владѣты, продаты, даты, дароваты и куда хотя на свой пожитокъ обернуты, варую и вѣчно записую, дабы якъ я такъ жена и дѣти отъ кревныхъ моихъ близкихъ и далекихъ интересоватись впредь ни кто не повиненъ, а мѣл-бы хто въ тотъ грунтъ хоча въ малую часть вступатца, и мнѣ отъ уступщиковъ
— 108 — очищать, протори и убытки пополнить, что онъ панъ сотникъ скажетъ, чего рады для лучшего вѣроятія при знатныхъ свидителяхъ, при пану Писаревы полковому Ахтырскому Андрею Гнѣдичу и пану сотниковы Роману Гнѣдичу жъ, Лукяну Безпалому, атаману городовому, Степану Подперязку, Демяну Кошику и при инныхъ людехъ на тотъ часъ злучившихся и письмо сіе ему пану сотниковы за рукою подаю, року и дня вышеписаннаго. Подлинную подписали Иванъ Долгополій и руку приложилъ. Андрей Гнедичъ, писарь полковой Ахтырской, Романъ Андрѣевичъ сотникъ Котелевской, Иванъ Безпалій атаманъ городовій руку приложилъ, Демянъ Котикъ руку приложилъ. Стефанъ Подперязко руку приложилъ, печать изъ зеленаго воску. Ііриложеніе № 4-й. 1727 году мая 29 дня, Ахтырского Слободского полку житель города Котелвы Лукянъ, прозиваемый Безпалій, поступилемъ полемъ нивою у Гнилосировского колодязя въ межу зъ едной стороны се- лянского жителя Матухненка, а съ другой стороны Валковское поле, которое то поле нива поступлена и отдана до Ахтырского Троецкого Монастыря во владѣніе вѣчное безповоротне на тотъ часъ будучему Игумену Пахомію Дежинскому зъ братією, а оная моя нива ни отъ кого не отнятая и не пенная, но моя власная, отъ которой то нивы я себе самому отдаляя, также жена и дети мои и ни кто зъ близкихъ и далекихъ моихъ пріятелей не повинны отъ монастыря отдаляты къ ему игумену и братіи и по немъ будучій владѣты, а оной нивы никому иному не продавать и не отдавать, но развѣ по великой нуждѣ (аще трафится съ нимъ) въ отмѣнѣ поле за поле отдать, понеже надана на вѣчное поминовеніе подъ монастырь за себе, жену и дѣтей и родителей моихъ, а буде кто имѣлъ бы отъ оного Монастыря своимъ упрямствомъ, таковый судомъ Божіимъ въ день пришествія Христова да будетъ судимъ. И для увѣренія и по совѣту жени и дѣтей моихъ даю сію мою запись за рукою моею року и дня вышеписаннаго. Подленную подписали: къ симу подарованному лекованію я Илія Безпалій своею рукою подписался. Ііриложеніе № 5-й. Я Котелевскій житель Анисимъ Король и съ женою моею и
— 109 — съ дѣтьми Мирономъ да Ниломъ и Петромъ вѣдомо чинимъ симъ нашимъ письмомъ, кому о томъ вѣдати будетъ потреба, что въ семъ настоящемъ 1734 году въ майѣ мѣсяцѣ пожичилъ я Анисимъ на нужду свою Ахтырского Троецкого монастыря у Отца Игумена Товіи и у братіи монастырскихъ денегъ восемь копъ; а понеже нѣчимъ было техъ денегъ мнѣ Анисиму имъ ченцамъ уплатить, то я Анисимъ съ порадою жены • и означенныхъ дѣтей своихъ за тіе пожиченные въ ныхъ денги отдали въ тотъ Ахтир- скій Монастырь во вѣчное владѣніе сѣнокосную луку свою власную нѣ въ чомъ нѣкому не пенную, будучую у въ Юнномъ Островѣ противъ Дѣхтяровой могили въ межу съ едной стороны Трохима Коростенка, а съ другой стороны удовы Семенихи Лихоменной, а на оной луцѣ становится сѣна сто двадцать копицъ, которую лукою владѣть имъ Ахтирскаго Монастиря ченцамъ вѣчными часы, а мнѣ Анисиму женѣ и дѣтямъ моимъ и пріятелямъ близкимъ и далекимъ и отъ нихъ нѣкому въ тую луку никогда не втручатись, а не искупляти жадною мѣрою подъ зарукою на уступщиковъ на полкувую Ахтырскую канцелярію двадцати Рублевъ денегъ, для чего въ лучшую крепость и сіе письмо въ тотъ Ахтырской Монастырь даємо року и дня вышеписанного. А письмо сіе по нашему Анисимову прошенію писалъ на место насъ руку приложилъ Ко- телевской Николаевской священпыкъ Григорій Гавріиловъ, во вѣроятіе я Анисимъ Король за себя и за дѣтей своею рукою, яко не умѣющій Божественнаго писанія, написую крестъ Пргіложеніе № 6. Лѣта 1724 г. іюля въ первый день, Харьковскаго полку Цир- куновской сотни села Даниловки жители: Матвѣй Федоровъ, сынъ Федоренко, Моисей Федоровъ сынъ Запаренко, Иванъ Лукяновъ сынъ Луценко, Корнѣй Лавриновъ сынъ Замуйленко продали ми вышереченніе съ доброй своей воли, а не изъ какого премущенія сѣнокосніе свои луки въ урочищахъ на долинѣ Ольховца, я Матвѣй Федоренко на восемьдесятъ копенъ, а я Моисей Запаренко на сто копенъ съ облогомъ отъ Церкуновской стороны, а мы Иванъ Луценко, Корнѣй Замуйленко по 80 копенъ съ облогами отъ Церкуновской же стороны, Харьковского полку господину полковнику Григорію Семеновичу Квѣтки Афанасеву и женѣ его и дѣтямъ впрокъ вѣчно и безповоротно и безъ выпуску, а взяли мы
— 110 — вышереченніе на немъ господину полковнику Квѣткѣ за тѣ свои проданніе вышеписанніе луки Матвѣй Федоренко полторъ рубли, Моисей Запаренко іюлтретья рубли, Иванъ Луценко три рубли безъ золотого, Корнѣй Замуленко два рубли; а смежни тѣ наши луки къ вершинѣ вилховца съ лукою съ онимъ же господиномъ полковникомъ Квѣткою, а внизъ по Ольховцу съ лукою же съ Даниловскимъ жителемъ съ Кир жомъ Бѣлоконенкомъ и по вет- чининъ яръ, а тѣ наши продапніе луки на передь сего кромѣ его господина полковника Квѣтки и сей купчей иному никому не продани и не заложени и ни въ какія крѣпости ни у кого не ук- рѣплени, а хто въ тѣ наши проданіе луки по какимъ-нибудь крѣпостямъ станутъ вступаться, и намъ Матвѣю Федоренку, Моисею Запаренку, Ивану Луценку, Корнѣю Замуленку его господина полковника Квѣтку очищать по своимъ крѣпостямъ и убитковъ ни какихъ не доставить и самимъ намъ Матвѣю Федоренку, Моисею Запаренку, Ивану Луценку, Корнѣю Замуленку на него господина полковника Квѣтку о поворотѣ вышеозначеннихъ проданнихъ своихъ лукъ Его Императорскому Величеству не бить челомъ и никакими мерѣ не взискивать, а будетъ нашимъ Матвѣя Федоренка, Мусея Запаренка, Ивана Луценко и Корнѣя Замуленка неочищеніемъ учинятся ему господину полковнику Квѣтки какіе убитки и ему господину полковнику Квѣтки и женѣ его и дѣтямъ взять на насъ Матвѣю Федоренку, Моисею Запаренку, Ивану Луценку, Корнѣю Замуленку и на женахъ нашихъ и на дѣтяхъ на уступщикахъ тѣ свои вышеписанніе данніе свои деньги всѣ сполна, да за неустойку за ряду денегъ толикое же число, а харчи и убитки по его господина полковника Квѣтки и жени его и дѣтей сказки, а сія купчая запись ему господину Квѣтки на тѣ наши проданніе луки и впредь въ запись и въ крѣпость, а при сей купчей записи свидѣтели нижеподписавшіеся: при сей купчей записи Харьковского уѣзду села Даниловки Георгіевской церкви попъ Григорій Ивановъ вмѣсто продавцевъ и своихъ парахіянъ Матвѣя Федоренка, Мусея Запаренка, Ивана Луценка, Корнѣя Замуленка по ихъ прошенію руку приложилъ. При сей купчей записи козакъ Петро Ивановъ сынъ Мельниковъ свидѣтелемъ былъ и руку приложилъ. 1735 году марта 24 дня, сія купчая запись по подлинному свидѣтельству писцами ручниками и за вѣдомомъ старшинскимъ Харьковской полковой канцеляріи въ конторѣ крѣпостныхъ дѣлъ въ книгу за-
— 111 — писана, а надлежащихъ пошлинъ не взято того ради, что Ея Императорское Величество именнымъ Всемилостивѣйшимъ указомъ состоявшимся іюля 31 числа прошлаго 734 году, оними пошлинами пожаловать соизволила; а отъ письма 10 копѣекъ, отъ записки 3 копѣйки, за излишную странииу 3 копѣйки, на нужніе расходы вторая доля копейки взято. Писалъ и подписалъ опредѣленной канцеляристъ и надсмотрщикъ Харьковскихъ крѣпостныхъ дѣлъ Федоръ Бесединъ. Выпись эта выдана изъ Моск. Ахива Мин. Юстиціи и представлена къ дѣлу Харьков. Суд. Палаты, разрѣшенному 13 марта 1913 г., по иску общества крестьянъ с. Большой Даниловки, Харьковскаго уѣзда, къ казнѣ. Ііриложеніе № 7-й. КНЯЗЬ ЛлеНЕЙНДРЪ ЙЛЕИСѢевИТЬ. На продаваемое въ мѣдомство казенное нашимъ Генераломъ фельдмаршаломъ Графомъ Розумовскимъ въ Черниговской и Кіевской губерніи, города Гадячъ и Зѣньковъ съ мѣстечками, селами, деревнями и хуторами, волость Гадячскую составляющими, со всѣми къ нимъ принадлежностями и заведеніями, какіе въ нихъ есть, за выключеніемъ изъ той волости селъ: Опанасовки, Хитцы, Святки, Камыши, Павловку малую, Павловочку, хуторъ Жидоводилинов- скій, мѣстечко Веприкъ и слободу Боровую, да семь человѣкъ по именамъ дворовыхъ людей, о которыхъ прилагается при семъ за рукою Графа Розумовскаго особый списокъ и всему продаваемому вѣдомость, —повелѣваемъ договорную цѣну, по шестидесяти рублей за каждую мужеска пола душу, всего за девять тысячъ девятьсотъ сорокъ девять душъ пятьсотъ девяносто шесть тысячъ девятсотъ сорокъ рублей совершить на имя ваше въ надлежащемъ мѣстѣ обыкновенную купчую, расположи платежъ тѣхъ денегъ такимъ образомъ: первое—должныя Графомъ Розумовскимъ и дѣтьми его въ контору С. Петербурскаго банка для дворянства семьдесятъ тысячъ рублей съ процентами, сколько по день совершенія купчей причитатся будетъ, зачесть онаго ему платежа и для того тѣхъ должныхъ денегъ болѣе на нихъ нечислить и данныя на оныя ими обовязательства возвратя выдать, или въ банковой же капиталъ деньги сіи замѣнить изъ процентовъ вступаемыхъ по оному жъ
— 11 2 — банку, кои по указу Нашему отъ (5 іюня 1782 года никуда въ расходъ употреблять не велѣнно; второе—равномѣрно зачесть ему Графу Розумовскому въ томъ же платежѣ должныя имъ въ здѣшній воспитательный домъ въ число занятыхъ имъ изъ онаго по закладной Сентября 4 дня 1783 года на пять лѣтъ 64.000 рублей, остающіеся за уплатою отъ него 7,000 рубл., сколько такъ же по ращету съ процентами по день совершенія купчей слѣдовать будетъ, для чего всѣ сіи деньги воизбѣжаніе изъ-лишняго платежа процентовъ, не ожидая заемныхъ отроковъ заплатитъ въдругъ въ воспитательный домъ изъ доходовъ, принадлежащихъ казначейству для остаточныхъ суммъ учрежденному, какъ скоро купчая совершенна будетъ, а по учиненіи сего платежа взятую отъ Графа Разумовскаго въ воспитательный домъ въ тѣхъ должныхъ пмъ деньгахъ закладную возвратя выдать ему; третєє—за тѣмъ въ число остальныхъ, сколько за уплатою въ банкъ и въ воспитательный домъ къ выдачи Графу Розумовскому ихъ договорной суммы слѣдовать будетъ, заплатить ему по совершеніи купчей 170,000 рублей, а послѣдніе въ полтора года, расположа по равнымъ частямъ въ сроки съ платежомъ при томъ ему на онныя указанныхъ процентовъ, учиня въ весь по сей статьи платежъ изъ казначейства для остаточныхъ суммъ учрежденнаго; четвертое — слѣдуемыя со всей договоренной суммы пошлины и прочія при совершеніи купчей по- требнія по закону расходы заплатить изъ того же казначейства; пятое—еслибы присовершеніи купчей Графъ Розумовскій вознамѣрился, сверхъ вышеозначенныхъ семи человѣкъ дворовыхъ людей, еще нѣкоторыхъ изъ продажи исключить, то и изъ договорной суммы выключить за ныхъ слѣдуетъ по положенной имъ цѣнѣ по шестидесяти рублей за каждаго и, наконецъ, шестое —купчую имѣете препроводить въ Сенатъ, какъ для всегдашняго тамъ храненія, такъ и для должнаго со стороны его въ пріемѣ купленнаго имѣнія въ казенное вѣдомство распоряженія и надлежащаго потому куда слѣдуетъ предписанія. На подлѣнномъ подписано собственною Ея Императорскаго Величества рукою тако: Екатерина.
- 113 — Ііриложеніе № 8. УКАЗЪ ЕЯ ИМПЕРАТОРСКАГО ВЕЛИЧЕСТВА САМОДЕРЖИЦЫ ВСЕРОССІЙСКОЙ изъ Правительствующаго Сената Черниговскому Намѣстническому Правленію. Правительствующему Сенату Господинъ Оберъ-Прокуроръ Сухаревъ по ордеру данному ему отъ Господина Дѣйствительнаго Тайнаго Совѣтника Генерала Прокурора и кавалера предложилъ копію съ именнаго Ея Императорскаго Величества указа, даннаго ему Господину Генералу Прокурору и кавалеру отъ 30 іюня ны- нѣшнягго года (1785) о совершеніи ему на имя свое купчей на недвижимое проданное Господиномъ Генераломъ Фельдмаршаломъ и кавалеромъ Графомъ Кириломъ Григорьевичемъ Разумовскимъ въ казенное вѣдомство имѣніе; причемъ приложилъ и самую на то купчую въ оригиналѣ для должнаго со стороны Сената по тому Высочайшему указу исполненія, въ 6 статьи сего указа изображеннаго, и въ оной написано: «купчую имѣете препроводить въ Сенатъ какъ для всегдашняго тамъ храненія, такъ и для должнаго со стороны его въ пріемѣ купленнаго имѣнія въ казенное вѣдомство распоряженія и надлежащаго потому куда слѣдуетъ предписанія». ПРИКАЗАЛИ: Для вѣдома и должнаго по тому Высочайшему Ея Императорскаго Величества указу исполненія въ Черниговское и Кіевское намѣстничества Правленій послать указы, приложи при оныхъ и помянутыхъ: именнаго указа и купчей точныя копіи, которыя и посылаются присемъ. Іюля 3 дня 1785 года. Приложеніе № 9. ВѢДОМОСТЬ о волости Гадячской какіе въ оной состоять селенія, что изъ оныхъ продается, а что выключается съ показаніемъ, сколько въ тѣхъ и другихъ по послѣдней ревизіи 1782 года написано муже- ска пола душъ.
— 114 — Во всей волости Гадячской по послѣдней ревизіи Число написано мужеска пола душъ 12,742. душъ. Изъ того продается ...... А именно-. 9,949 Въ уѣздномъ городѣ Гадячѣ и въ хуторахъ под- данническихъ ........ 832 Въ селахъ: Сарахъ ...... 99 » Круткахъ ...... 42 » Сергѣевки ...... 805 » Липовой Долинѣ .... 598 » Цепкахъ ...... 124 » Будищахъ ...... 911 » Капустницахъ ..... 1330 » Вельбовкѣ ...... 360 » Свинарки ...... 371 Въ хуторѣ: Мартиновскомъ . 76 Въ селѣ: Плешивцахъ ..... 444 Въ уѣздѣ: городѣ Зѣньковѣ. .... 203 Въ селахъ: Дейкаловкѣ ..... 8 ъ Власовкѣ . . . . . . 6 » Перкахъ ...... 10 Въ мѣстечкахъ." Грунѣ. ..... 101 » Куземинѣ ...... 37 Въ селахъ: Вудахъ ...... 2 1 » Бѣльскомъ’. . . . . 3 Въ мѣстечкѣ: Опошномъ ..... 133 Въ хуторѣ на опошанской степи .... 6 Въ селахъ: Поповкѣ ...... 23 » Будищечкѣ ..... 11 » Лазкахъ ...... 9 » Глинскомъ ...... 6 » Заичинцахъ ..... 2 » Млинахъ ...... 9 » Бобровникахъ ..... 7 Въ мѣстечкѣ: Ковалевкѣ ..... 37 Въ селахъ: Романовкѣ. 35
— 115 Число _ Душъ>_ » Красной Лукѣ ..... 176 » Подставкахъ .... 141 » Подолкахъ..... 913 Въ мѣстѣ чкѣ: Лютенкахъ . 628 Въ селѣ Лисовкѣ ...... 57 Въ деревнѣ Перевозахъ ..... 29 Въ селахъ: Тарасовкѣ. . . . . 552 » Трояновкѣ...... 45 » Хлопчовкѣ. ..... 6 » Лютенскихъ Будишахъ 180 » Загруновкѣ ..... 31 » Сакаловкѣ ...... 32 Въ мѣстѣчкѣ Боркахъ ...... 173 Въ деревнѣ Млинахъ ...... 129 Въ селѣ Русановкѣ ...... 217 Итого . 99 49 1 Изъ вышеписанныхъ продаваемыхъ городовъ, мѣ¬ стечекъ и селеній состоятъ въ Кіевской губерніи, Миргородскаго уѣзда: мѣстечки Ковалевка и Борки, села Романовка и Загруновка, да деревня Сака лов¬ ка, а за тѣмъ протчіе Черниговской губерніи, въ уѣздахъ: Гадячскомъ, Зѣньковскомъ, Лохвицкомъ и Глинскомъ. 1 Число А изъ продажи выключаются слѣдующіе: душъ. Село Опанасовка . 649 Хуторъ Жпдоводолиновскій . . . . . 1 56 Села: Хитцы ; 110 « Святки . . . . . . ■ 479 Мѣстечко Веприкъ ' 538 Села: Комыши і 533 » Павловка . 115 Слобода Боровая . . . . ... . | 25
— 116 — Число Душъ. Село Малая Павловка . , 281 Итого . 2786 Да по особой запискѣ дворовыхъ людей 7 Что и составитъ вмѣстѣ число вышесказанное 12,742 На подлинной подписано: К. Г. Разумовскій. Приложеніе № 10-й. Лѣта 1785, іюля въ 18 день. Генералъ—фельдмаршалъ Ея Императорскаго Величества, Генералъ Адьютантъ, Сенаторъ, С. Петербургской Императорской Академіи наукъ Президентъ, Дѣйствительный камергеръ, Лейбъ Гвардіи Измайловскаго полка Подполковникъ и орденовъ Россійскихъ Святого Апостола Андрея и Святого Александра Невскаго, Польскаго Бѣлаго Орла и Святія Анны кавалеръ Графъ Кирило Григорьевъ сынъ Разумовскій въ родѣ своемъ непослѣдній, продалъ я Его Сіятельству Господину Дѣйствительному Тайному Совѣтнику Генералъ—Прокурору и орденовъ Россійскихъ Святого Апостола Андрея, Святого Александра Невскаго, Святого Равноапостольнаго Князя Владиміра первой степени, Польскаго Бѣлаго Орла и Святія Анны кавалеру, князю Александру Алексѣевичу Вяземскому недвижимое свое имѣніе имяннымъ Ея Императорскаго Величества указомъ въ 1764 году все Высочайше мнѣ пожалованное, составляющее волость Гадячскую на гетьманскую булаву принадлежавшую, по послѣдней же 1783 года ревизіи за мною писанное, Черниговской губерніи, въ уѣздахъ: Гадячскомъ, Зѣньковскомъ, Лохвицкомъ и Глинскомъ, да Кіевской губерніи въ Миргородскомъ уѣздѣ, а именно: города Гадячъ и Зѣвковъ съ мѣстечками, селами, деревнями и хуторами, волость Гадячскую составляющими, за выключеніемъ изъ той волости селъ: Опанасовки, Хитцы, Святки, Комыши, Павловку, Малую Павловку, Хуторъ Жидоводолиновскій, мѣстечко Веприкъ и слободу Боровую, въ коихъ по означенной послѣдней ревизіи пишется 2786 мужеска
— 117 -• пола душъ, и за тѣмъ упомянутіе города, также села, деревни, мѣстечка и хутора, какъ то въ Черниговской губерніи села: Сары, Крутки, Сергѣевка, Липовая Долина, Цепки, Будищп, Капустницы, Велъбовка, Свинарна, Плешивецъ, Дейкаловка, Уласовка, Перки, Буды, Бѣлское, Поповка, Будищечко, Ласки, Глинское, Заичин- цы, Млины, Бобровникъ, Красная Лука, Подставки, Подолки, Ли- совка, Тарасовка, Трояновка, Хлопчевка, Лютенскіе Будищи и Ру- сановка, деревни: Перевозъ и Млины, мѣстечки: Грунь, Куземинъ, Опошнее и Лютенка, хуторъ, Мартиновскій и на Опошанской степи, Кіевской губерніи, села Романовка и Загруновка, деревня Са- каловка, мѣстечка: Ковалевка и Борки,—все мною, Графомъ Ро- зумовскимъ, означенному, Князю Александру Вяземскомо, въ коихъ, —за за оставленіемъ изъ нихъ у себя дворовыхъ людей: изъ Гадяча Сергѣя Федорова сына Грекова, изъ села Тарасовки Федора Степанова сына Кушниренка, изъ мѣстечка Груни Никиты Иванова сына Кушниренка, изъ мѣстечка Груни Никиты Иванова сына Крайсвѣта, изъ села Капустинецъ Афанасія Романова сына Де- нецкаго, изъ села Вельбовки Василія Матвѣева сына Пенчукова и Григорія Иванова сына Марченкова, изъ села Ляповой Долины Кирилла Васильева сына Бабенка,—числится по той же послѣдней ревизіи 9948 мужеска пола душъ, продаю съ женами и дѣтьми ихъ, съ братьями, съ племянниками и со внучатами и съ новорожденными послѣ ревизіи и сбѣгліми и пожилими и заработними за нихъ деньгами, съ помѣщичьими и крестьянскими или подданническими дворами, съ дворовымъ, хоромнымъ, огуменнымъ и всякимъ строеніемъ, мельницами, винокуренными заводами, садами и со всѣми къ тѣмъ городамъ, селамъ, деревнямъ, мѣстечкамъ и хуторамъ принадлежностями и заведеніями, какія въ нихъ есть, и всякаго рода скотомъ и со птицами, также всякаго рода съ наличными хлѣбомъ и въ землѣ посѣяннымъ, съ пашнею и лѣсами и сѣнными покосами и съ пустошми и совсѣми угодіями, что въ тѣхъ городахъ и селахъ, деревняхъ, мѣстечкахъ и хуторахъ за мною явится, не оставля за собою дворовыхъ и крестьянъ или подданныхъ мужескаго и женскаго пола ни единія души, кромѣ изключаемыхъ вышеозначенныхъ по именамъ осми человѣкъ дворовыхъ людей, а земли и всякихъ угодій не изъемля ничего, но все безъ остатку; взялъ же я, Графъ Розумовскій, у Князя Вяземскаго денегъ, считая за каждую ревизскую мужескаго пола ду-
— 118 — шу по 60 рублей, всего за 9,948 душъ 596,880 рублей, которые деньги имѣетъ онъ Князь Вяземскій мнѣ Графу Разумовскому заплатить по сдѣланному между нами условію, а именно: должніе мною и дѣтьми моими въ контору С. Петербургскаго банка для дворянства 70,000 руб., съ процентами, сколько по день совершенія сей купчей причитаться будетъ, долженъ онъ внести въ означенную контору извѣстнымъ ему образомъ, равномѣрно должнія мною въ С. Петербургскій воспитательный домъ сколько занятыхъ мною изъ онаго по закладной сентября 4 дня 1783 года, на пять, лѣтъ, 64,000 рублей, сколько также по расчету съ процетами по день совершенія оной же купчей слѣдовать будетъ, имѣетъ заплатить въ тотъ домъ; упомянутый же Князь Вяземскій, не ожидая заемныхъ сроковъ, а въ другъ какъ скоро сія купчая совершена будетъ, за тѣмъ въ число достальныхъ, сколько за уплатою въ банкъ и воспитательный домъ къ платежу мнѣ Графу Разумовскому изъ договоренной суммы слѣдовать будетъ, заплатить мнѣ по совершеніи сей купчей 170,000 рублей, а послѣднія въ полтора года, расположа по равнымъ частямъ въ сроки съ платежемъ при томъ мнѣ на онныя указныхъ процентовъ; впротчимъ вышеозначенное мое Графа Разумовскаго имѣніе со всѣмъ означеннымъ на предъ сей купчей кромѣ того Князя Вяземскаго иному никому непродано и не укрѣплено; и какъ Всемилостивѣйше отъ Ея Императорскаго Величества пожалована мнѣ волость Гадячская точно какъ оная принадлежала изъ давна на булаву Гетьманскую, то и я оному ему Князю Вяземскому или до кого отъ него то имѣніе во владѣніе дойдетъ стою же самою точностію отдаляя по сему вовся какъ себя, такъ и наслѣдниковъ моихъ отъ всякаго уже по всѣмъ частямъ означенной волости притязанія со уступленіемъ на противъ того Князю Вяземскому или кому отъ него сіе имѣніе во владѣніе, какъ выше сказано, дойдетъ полнаго права на всякое по той волости отысканіе, а о написаніи всей договоренной цѣнѣ безъ утайки 1752 года указъ при семъ объявленъ. На подлиной купчей руку приложилъ тако; Къ сей купчей Генералъ-Фельдмаршалъ Сенаторъ и разныхъ орденовъ кавалеръ Графъ Кирилло Григорьевъ сынъ Разумовскій —что я вышеписанное недвижимое свое имѣніе, кромѣ выговоренныхъ селеній и дворовыхъ восьми человѣкъ, со всѣмъ означеннымъ продалъ и денегъ 596,880 рублей взялъ и руку приложилъ. Подлинную засвидѣтельствовали тако:
— 119 — У сей купчей Тайный Совѣтникъ Сенаторъ и Кавалеръ Иванъ Гавриловъ сынъ Резановъ свидѣтелемъ былъ и руку приложилъ. У сей купчей Генералъ-Порутчикъ Сенаторъ и кавалеръ Алексѣй Логиновъ Щербащевъ свидѣтелемъ былъ и руку приложилъ. У сей купчей Генералъ Сенаторъ и кавалеръ Федоръ Ивановъ сынъ Глѣбовъ свидѣтелемъ былъ и руку приложилъ. У сей купчей Дѣйствительный Тайный Совѣтникъ Сенаторъ Лейбъ-Гвардіи коннаго полка секундъ-маіоръ и кавалеръ Иванъ Михайловъ сынъ Измайловъ свидѣтелемъ былъ и руку приложилъ. Затѣмъ идутъ въ такой же формѣ подписи свидѣтелей: Муравьева, Мансурова, Мусинъ-Пушкина, Булашева, Колоковцева, Голофастова, Сухарева, Талазана, Шешковскаго, Цизирева, Терскаго, Нелидова, Еремѣева, Тредьяковскаго и Хлѣбникова. Сію купчую писалъ С. Петербургскаго Верховнаго Надворнаго Суда второго Департамента писецъ Николай Бажановъ; запрещенія нѣтъ; 1785 года Іюля 18 дня, сія купчая въ ономъ Департаментѣ въ книгѣ записана, пошлинъ 35812 рублей 80 коп. взято, совершилъ надсмотрщикъ Харламій Наточивъ. Но листамъ подписалъ Секретарь Карпъ Северинъ. Копію скрепилъ въ должности Секретаря Петръ Данилевскій, съ копіею читалъ Канцеляристъ Осипъ Друкъ. И. И. Скитскій,
СТОЛЪТІЕ Лусонскаго Лысшаго Начальнаго Училища (1814-1914 г.г.). Народная школа въ ППІ вѣкѣ. А. Ученіе при Императорѣ Петрѣ I. «Воспитаніе юношества—благо всѣхъ просвѣщенныхъ народовъ толико уважаемое, что- почитается оное единственнымъ средство утвердитъ благо общества гражданскаго. 9 Въ древней Руси до царствованія Императора Петра I «русскіе люди учились, грамотѣ по Славянскому букварю, Часослову и Псалтыри» 2). Петръ I въ 1700 г. въ г. Москвѣ основалъ «Математическую школу для дворянъ и приказныхъ дѣтей и поручилъ ее англичанину Вартварсону» з). „Съ 1714 и 1716 годовъ стали открываться въ губерніяхъ цифирныя, или ариѳметическія, школы 4). Устройство и содержаніе этихъ школъ было возложено на обязанность архіерейскихъ домовъ и монастырей 5). Въ 1719 г. земскимъ коммиссарамъ велено „въ своихъ уѣздахъ стараться, чтобы подданные своихъ дѣтей въ добрыхъ порядкахъ воспитали и, сколько возможно, чтенію и письму научили» е). Въ Инструкціи магистратамъ, изданной въ 1724 году, повелѣвается:» при церквахъ, или і) Эти слова Императрица Екатерина II предпосылаетъ утвержденному Ею 5 августа 1786 года Уставу народныхъ училищъ (см. Полное собраніе законовъ Россійской Имперіи, изд. 1830 г. т. XXII. № 16421). - 2) Сборникъ матеріаловъ для исторіи просвѣщенія въ Россіи, С. Птрб. 1893, т. І, стр. XVII. 3) Ibidem. 4) Ibid. стр. XVIII. 6) Ibid. с) Ibid.
~ 122 — гдѣ пристойно, учредить школы, чтобы малолѣтніе, а особенно бѣдныхъ гражданъ дѣти безъ обученія въ непотребство или какой— либо вредъ граду не возрастали» 7). Въ 1721 г. января 23 въ Регламентѣ, или уставѣ, Духовной Консисторіи сказано; «Вельми ко исправленію церкви полезно есть, чтобы всякъ епископъ имѣлъ въ домѣ своемъ школу для дѣтей священническихъ или и прочіихъ въ надежду священства опредѣленныхъ» в). Также повелено: „сочинить три книжицы небольшія: первую о главнѣйшихъ спасительныхъ догматахъ вѣры нашей, также и о заповѣдяхъ Божіихъ, въ десятословіи заключенныхъ, вторую—о собственныхъ всякаго чина должностяхъ; третіго такую, въ которой собраны будутъ съ разныхъ святыхъ учителей ясныя проповѣди, какъ о главнѣйшихъ догматахъ, такъ и наипаче о грѣхахъ и добродѣтеляхъ и собственно о должностяхъ всякаго» 9). Высочайшимъ указомъ отъ 21 сентября 1732 года при пѣхотныхъ гарнизонахъ учреждены гарнизонныя школы, которыя слились со школами цифирными, закрытыми указомъ Правительствующаго Сената отъ 26 октября 1744 года, ю). По этимъ указаніямъ въ Россіи существовали низшія училища до вступленія на престолъ Императрицы Екатерины 11. Б. Казачьи школы. Въ Малороссіи всегда дорожили наукою. Въ борьбѣ православія съ уніею въ западной части Малороссіи при церквахъ православные прихожане ревностно устраивали церковныя братства, которыя открывали свои школы для приготовленія грамотныхъ людей, чтобы успѣшнѣе отражать католическій натискъ іезуитовъ. Кіевская духовная академія для Малороссіи служила разсадникомъ людей ученыхъ и наставниковъ юношества. Когда мы заглянули въ ученическій списокъ академіи за первую половину XVIII вѣка, то во всѣхъ классахъ ежегодно пестрятъ казачьи фамиліи сотенъ лѣво-бережной Малороссіи и). Изъ этой академіи вышелъ малорусскій философъ—педагогъ Григорій Савичъ Сковорода, воспитывавшій сына богатаго Переяславскаго полковника Стефана Ивано- 7) Ibid. стр. XIX. з) Ibid. стр. XIX. 9) Ibid. 10) Ibid. стр. XXII. ' п) Списокъ хранится у Владимира Павловича Науменка, бывшаго редактора .Кіевской Старины* (см. прим. 49).
— 123 — вича Томары і г). Отсюда богатая казачья старшина для обученія и воспитанія своихъ дѣтей приглашала учителей („инспекторовъ”, «директоровъ»). Много недоучившихся студентовъ и другихъ лицъ малоучекъ и дьячковъ заштатныхъ по Малороссіи тогда странствовало («мандровало») и обучало дѣтей за плату, по взаимному договору съ родителями. Въ Кіевской акидеміи обучался лубенецъ Симеонъ Петровичъ Кулябка, послѣ окончанія ученія принявшій монашество подъ именемъ Сильвестра, потомъ ставшій ректоромъ этой академіи, наконецъ архіепископомъ С.-Петербургскимъ и Новгородскимъ. Его братъ Иванъ Петровичъ Кулябка, полковникъ Дубенскаго полка (1757—1770), отличавшійся большими познаніями въ садоводствѣ и руководившій разбивкою и устройствомъ сада, заводимаго въ Яготинѣ гетманомъ Кирилломъ Григорьевичемъ Разумовскимъ із), предпринялъ реформу въ казачьей школѣ своего полка. Въ октябрѣ 1758 г. онъ писалъ гетману Разумовскому, что онъ разсудилъ переписать казачьихъ мальчиковъ возраста 12—15 лѣтъ, и «способнѣйшихъ къ науки» отдать „въ школы своихъ же приходовъ для обученія ихъ грамотѣ», а неспособныхъ къ ученію и перерослыхъ онъ будетъ «заобыкать экзерциціями» (военными упражненіями на подобіе современныхъ потѣшныхъ). Обучаться должны такъ: „1, ученіе должно начинаться съ букварей и часословцевъ, а какъ разпознаютъ литеры и слоги гораздъ, то, чтобъ ученикамъ недокучно было надъ книжками сидѣть”, слѣдуетъ до обѣда обучать грамотѣ, а послѣ обѣда—„навыкать помалу” писать; 2, въ то же время слѣдуетъ искать людей,' умѣющихъ, хотя отчасти, «счисленію на бумагѣ” и опредѣлить ихъ къ ученикамъ, чтобы, хотя немного, обучить ихъ тому счисленію”; 3) велѣть ученикамъ по воскресеніямъ и праздникамъ ходить въ церковь и учиться тамъ пѣнію, при чемъ слѣдуетъ „примѣчать” тѣхъ, которые будутъ имѣть лучшіе голоса, чтобы изъ нихъ выбирать въ пѣвчіе къ царскому двору или къ двору гетманскому; 4) непонятливыхъ къ ученію приказать атаманамъ собирать по воскресеніямъ и по праздникамъ въ одно мѣсто и обучать военной и артиллерійской экзерциціи» н). 12) Труды Полтавской уч. арх. комиссіи, кн. V. стр. 125—127. 13) Лазаревскій. Чтенія въ историческомъ обществѣ Нестора Лѣтописца, кн. XI, стр. 72. н) Тамъ же стр. 68—70.
— 124 — Въ вѣдомости составленной 8 ноября 1760 г. по донесеніямъ сотниковъ въ Дубенскомъ полку грамотѣ обучалось 1624 казачьихъ мальчика, изъ нихъ въ сотняхъ: Хмѣловской 216, Смѣлянской 174, Роменской 134, Лохвицкой 128, Чорнусской 123, Горошинской 61, Городисской 21, Глинской и Жовнинской по 56. Въ вѣдомости дэкабрьской 1762 года «обучающихся письменной грамотѣ казачьихъ дѣтей и какое уже прошли ученіе» 15) указано: грамотниковъ 545, часословниковъ 384, псалтырниковъ 390, октоишниковъ 24, ярмолойниковъ 2, читать обучающихся 375, листовъ (писать письма) обучающихся 5 и обучившихся 61. Гетманъ вполнѣ одобрилъ проектъ Кулябки и предложилъ остальнымъ Малороссійскимъ полковникамъ по этому проекту обучать козачьихъ мальчиковъ грамотѣ и военнымъ упражненіямъ. Ноября 10, года 1764-го упразднено гетманство и учреждена Малороссійская Коллегія, президентомъ которой назначенъ графъ Петръ Александровичъ Румянцевъ—Задунайскій; онъ тоже отличался любовью къ просвѣщенію. Онъ 16 мая 1765 г. докладывалъ Императрицѣ Екатеринѣ II: «Къ обученію юности во всѣхъ городахъ завесть надлежитъ школы для обученія читать, писать, пѣть и ариѳметикѣ, а гдѣ можно, и по большимъ селамъ и деревнямъ, опредѣлить учителямъ извѣстное жалованье изъ гражданскихъ доходовъ умѣренное, или давъ имъ нѣкоторые чины духовные при церквахъ съ доходами, а впрочемъ предписать, что они въ мѣсяцъ и потому цѣлый годъ съ учениковъ имущихъ получать должны, а бѣдность безъ всякой заплаты... сельскія школы должны быть содержаны владѣльцами и прихожанами, а обучаемы діаконами или дьячками за извѣстныя, сверхъ обыкновеннаго ихъ дохода, опредѣленныя награжденія». Ему Императрица отвѣтила; «въ предпріятіи вашемъ для обученія тамошняго юношества желаю вамъ добраго успѣха» * 16). Въ Румянцевѣ встрѣтилъ поддержку И. П- Ку- лябка въ своемъ проектѣ обученія козачьихъ дѣтей. Отъ Румянцева 14 мая 1765 г. Черниговскій полковникъ Петръ Степановичъ Милорадовичъ получилъ ордеръ, въ которомъ «приказано въ обученіи Малолѣтнихъ козачьихъ дѣтей не только грамотѣ, но и воинской экзерциціи слѣдовать примѣру» Кулябки 17) и ожидать «рекомендацій». Сохранились донесенія сотенныхъ канцелярій въ jó) Ibid. стр. 71, пр. 2. 16) Георгій Андреевичъ Максимовичъ: «Дѣятельность Румяцева—Задунайскаго по управленію Малороссіей". Нѣжинъ 1913 г. т. I, стр. 137. 17) Ibid.
— 125 — свою полковую Черниговскую канцелярію 18) за годы 1768—1771 и 1775. По первой вѣдомости 1768 г. въ 13 сотняхъ Черниговскаго полка обучалось грамотѣ 348, а экзерциціи 604 мальчика. О способѣ наблюденія за ученіемъ даетъ понятіе слѣдующее полковое постановленіе: «1768 г. апрѣля 14 д. по докладу опредѣлено къ нему, сотнику Менскому Сахновскому, послать ордеръ, велѣть, когда есауломъ полковымъ г. Сахновскймъ въ сотнѣ Менской всѣ козаки къ выборной службѣ и къ нимъ спомогатели будутъ выбраны, тѣхъ выборныхъ казаковъ и ихъ вспомогателей дѣтей опредѣлить къ обученію грамотѣ и воинской экзерциціи и прилежное смотреніе имѣть ему самому, не полагаясь ни на кого: а въ отлучку его, сотнику, сотенной присутствующей старшинѣ, чтобъ тѣхъ всѣхъ выборныхъ въ службу Козаковъ и ихъ спомогателей дѣти обучаемы (были,) способные грамотѣ, а прочіе воинской экзерциціи по силѣ прежде посланнаго къ нему ордера немедленно, и объ оныхъ присылать по третямъ года при рапортахъ вѣдомости» 19). «Школами, гдѣ обучались козачіе дѣти, были церковныя приходскія школы, главнымъ образомъ. Такихъ приходскихъ школъ въ 78 селеніяхъ, указанныхъ въ вѣдомостяхъ, было 89. Въ каждомъ изъ этихъ селеній, было по одной школѣ и только въ слѣдующихъ сотенныхъ мѣстечкахъ по нѣсколько: въ Городнѣ 3, въ Верезномъ 4, въ Менѣ 3, въ Синявкѣ 2, въ Сосницѣ 4». «Самое большое количество учениковъ училось писать, затѣмъ псалтыри, потомъ часословцу, ірамоткѣ и меньше всего октоиху (7) и букварю» (4 при 61 обучающихся грамоткѣ)... Учителями были исключительно дьячки. Единственное только исключеніе представляетъ мѣстечко Березное, гдѣ въ одномъ приходѣ два ученика учатся «грамоткѣ у пономаря»/ и въ другомъ приходѣ пять учениковъ учатся (4 часословцу и 1 грамоткѣ)» у школьника 20 21). В. Забота Императрицы Екатерины II о народномъ образованіи. «Хотите ли предупредить преступленіе? Сдѣлайте, чтобы просвѣщеніе распространилось между людьми,» говоритъ Императрица Екатерина II въ наказѣ Коммиссіи о составленіи новаго уложенія 21) въ 1767 г. Въ 1775 г. ноября 7 обнародовано «Учрежденіе is) Ibid. стр. 153 —159. іэ) Ibid. стр. 152. 20) Ibid. стр. 161, 163, 162. 21) Полное Собраніе законовъ Россійской Имперіи № 12,949, стр. 245.
— 126 — для управленія губерній Всероссійской Имперіи» 22). Въ губерніяхъ, подъ предсѣдательствомъ губернаторовъ, открыты Приказы Общественнаго Призрѣнія для завѣдыванія учебными и благотворительными заведеніями. Народныя школы должны быть учреждаемы во всѣхъ городахъ и многолюдныхъ селеніяхъ; въ школахъ должно обучать неимущихъ безмездно, а имущихъ за умѣренную плату; на первый случай обучать грамотѣ, рисовать, писать, ариѳметикѣ; дѣтей греко-россійскаго исповѣданія учить катихизису для познанія основаній православной вѣры. Учителямъ воспрещаются тѣлесныя наказанія учениковъ 23). Императрица завела переписку съ выдающимися иностранными педагогами. Сыну нѣмецкаго пастора Мельхіору Гримму, отказавшемуся принять на себя устройство народныхъ школъ въ Россіи, она писала: «Екатерина Вторая, несмотря на свое могущество и добрую волю, не въ состояніи, по неимѣнію помощниковъ, сдѣлать для Россіи многихъ полезныхъ дѣлъ и, между прочимъ, не можетъ открыть училищъ низшихъ, среднихъ и высшихъ» 24). Для своего внука Александра Павловича Императрица сама составляла «Азбуку съ нравоученіями» 25 *). Австрійскимъ педагогамъ въ дѣлѣ нашего народнаго просвѣщенія часто приходилось принимать дѣятельное участіе. Императрица Екатерина II пригласила къ себѣ знающаго русскій языкъ и принимавшаго участіе въ устройствѣ народныхъ («нормальныхъ»^ школъ въ Австріи православнаго серба Ѳеодора Ивановича Янко- вича де-Миріево, директора народныхъ школъ Темешварскаго уѣзда въ Венгріи 2е).1; Императрицею 7 сентября 1782 г. учреждена «Коммиссія объ учрежденіи народныхъ училищъ», директоромъ которыхъ опредѣлялся Янковичъ. Предсѣдательствовалъ въ коммиссіи графъ Петръ Васильевичъ Завадовскій. Составленные Комйис- сіей учебники въ рукописяхъ разсматривала сама Императрица и разрѣшала ихъ печатать 27). Въ 1786 г. августа 5 Высочайше утвержденъ «Уставъ народныхъ училищъ въ Россійской Имперіи» 28): 22) Ibid. № 14,392 ч. I, ст. 380. 23) Сборникъ Матеріаловъ для исторіи просвѣщенія въ Россіи т. I, стр. XXX. 24) Ibid. 25) Ibid. стр. XXIV. ге) Ibid. стр. XXXIX. 27) Ibid. стр. XL. 2з) Полное собраніе законовъ Р. И. изд. 1830 г. т. XXII, № 16,421
— 127 — § 1. «Въ каждомъ губернскомъ городѣ быть одному главному народному училищу, состоящему изъ четырехъ разрядовъ, или классовъ». § 2. «Въ первомъ классѣ обучаютъ чтенію, письму, первоначальнымъ основаніямъ христіанскаго закона и добронравію; начиная съ буквъ, обучать складывать и потомъ читать букварь, правила для учащихся, сокращенный катихизисъ, священную исторію; обучающихся такимъ образомъ чтенію заставлять при наступленіи второй воловины перваго года писать съ прописей, выговаривать и писать цифры, церковныя и римскія числа, и при томъ обучать первымъ правиламъ грамматики, содержащимся въ таблицѣ о познаніи буквъ, которыя находятся въ книгѣ подъ заглавіемъ: Руководство учителямъ 1-го и 2-го класса». § 3. «Учебники, изданные по Высочайшему повелѣнію: 1. Таблица азбучная; 2, Таблица для складовъ; 3, Россійскій букварь; 4, Правила для учащихся; 5, Сокращенный катихизисъ; 6, священная исторія; 7, Прописи; 8, Руководство къ чистописанію». § 4. «Во 2-мъ классѣ начинать читать Пространный катихизисъ безъ доказательствъ изъ священнаго писанія; Книгу о должностяхъ человѣка и гражданина и первую часть ариѳметики», начинатьо бучать рисованпо и продолжать дальше предметы, преподаваемыя въ 1-мъ классѣ. § 5. Въ 2-мъ классѣ продолжать рисовальное искусство, чтеніе изъясненія евангелій, повтореніе Пространнаго катихизиса съ доказательствами изъ священнаго писанія, ученіе 2-части ариѳметики и 1-й части всеобщей исторіи, Введеніе во всеобщую европейскую географію, а потомъ начинать землеописаніе Россійскаго государства и россійская грамматика съ упражненіями въ правописаніи». § 8. Въ 4-мъ классѣ «повторить россійскую географію, продолжать рисованіе, исторію всеобщую, россійскую грамматику, упражнять притомъ юношество» «въ письменныхъ счетахъ, роспискахъ», «преподавать россійскую исторію, географію всеобщую и математическую съ задачами на глобусѣ, также основанія геометріи, механики, физики, естественной исторіи и гражданской архитектуры, полагая изъ наукъ математическихъ на первый годъ геометрію и архитектуру, а на второй механику и физику съ продолженіемъ тоя жъ архитектуры, при которой чертить планы». § 10. «Сверхъ сего приготовлять въ каждомъ главномъ народномъ училищѣ къ должностямъ учительскимъ желающихъ быть въ малыхъ училищахъ учителями; тутъ они обучаются способу учебнему, какъ въ такомъ мѣстѣ гу¬
— 128 — берніи, гдѣ они въ занятіяхъ своихъ испытуются и потомъ съ вѣдома Приказа Общественнаго призрѣнія отъ директора свидѣтельство получаютъ». § 11. «Должны преподаваться основанія (языка) латинскаго для желающихъ ученіе свое продолжать въ высшихъ училищахъ, какъ то гимназіяхъ или университетахъ, а также изучать иностранный языкъ, на которомъ говорятъ сосѣди намѣстничества, гдѣ находится главное училище». § 18. Учителей 6: первый въ 3-мъ классѣ)—ариѳметики, грамматики россійской и латинскаго языка; (въ 4-мъ классѣ) россійской грамматики и латинскаго языка, геометріи, архитектуры, механики и физики, (обучая 23 часа въ недѣлю), § 19. Второй учитель обучаетъ исторіи всеобщей и россійской, географіи всеобщей и россійской, естественной исторіи (преподавая 23 часа въ недѣлю въ классахъ 3-мъ и 4-мъ/ § 20. Учитель 3-й обучаетъ всѣмъ предметамъ, преподаваемымъ во 2-мъ классѣ и изъясняетъ евангеліе и пространный катихизисъ (нанимаясь въ недѣлю 29 часовъ). § 21. Четвертый преподаетъ всѣ предметы въ 1-мъ классѣ. § 22. Пятый учитель преподаетъ рисованіе въ классахъ 2-мъ, 3-мъ и 4-мъ по четыре часа въ недѣлю (послѣ обѣда по средамъ и субботамъ по два часа). § 23. Шестой учитель обучаетъ иностранному языку по 18 часовъ въ недѣлю. § 24 «Малыя училища суть тѣ учрежденія, въ которыхъ обучается юношество на природномъ языкѣ учебнымъ предметамъ, преподаваемымъ въ 1-мъ и 2-мъ клвссѣ главныхъ училищь, выключая ученіе иностранныхъ языковъ, съ той при томъ отмѣною, что во 2-мъ классѣ малыхъ училищъ по окончаніи 1-й части ариѳметики предпріемлется и оканчивается 2-я. Сіи училища должны существовать какъ въ губернскихъ городахъ, гдѣ одного главнаго не довольно, такъ и въ уѣздныхъ городахъ, и гдѣ еще по усмотрѣнію Приказа Общественнаго Призрѣннія на первый случай быть могутъ надобны». § 26. Въ маломъ училищѣ учителей 2 или 1, если мало учениковъ. § 28. Ученіе неплатное. § 46 предписываетъ вести историческую записку училища. Въ § 55 учителямъ предоставлено у себя на дому обучать и содержать воспитанниковъ «по добровольному условію» съ родителями относительно платы, а воспитанники записываются въ ученическій списокъ и посѣщаютъ уроки въ училищѣ съ остальными учениками. § 61. Отличные ученики по успѣхамъ, прилежанію и благонравію поощряются наградами.
— 129 — § 63. Попечителями училищъ состоятъ губернаторы. § 69. Директоръ училища опредѣляется генералъ-губернаторомъ. § 86. Смотритель избирается изъ гражданъ того города (гдѣ находится малое учиеище) для всегдашняго надзора за училищами, въ томъ мѣстѣ находящимся». § 87. Смотритель обязанъ «наблюдать, чтобы всѣ въ семъ Уставѣ предписанныя установленія и правила, до малыхъ народныхъ училищъ касающіяся, исполняемы были». § 88. Смотритель отъ учителей принимаетъ ежемѣсячные рапорты и отправляетъ ихъ въ Приказъ Общественнаго Призрѣнія. § 89. Смотритель два раза въ недѣлю посѣщаетъ училище и слѣдитъ за исправнымъ посѣщаніемъ уроковъ учениками и учителями. § 96. «Помѣщеніе: въ главномъ народномъ училише четыре большія покоя для классовъ, четыре для библіотеки и пособій, по три покоя для двухъ учителей старшихъ классовъ съ кухней и по два покоя для учителей низшихъ классовъ и одна изба для сторожей, и для каждаго учителя по чулану или погребу», § 97. «Въ уѣздныхъ (малыхъ народныхъ) училищахъ по два покоя для учителей съ двумя кухнями и чуланами или погребами». § 99. Училища должны находиться въ центрѣ города и недалеко отъ церкви. Расходъ по училищамъ полагался слѣоующій: J) по главному: директору 500 рублей ассигнаціями (а въ столицахъ по тысячѣ), двумъ старшимъ учителямъ 400 руб., учителю 2-го класса 200 р., учителю 1-го 150 р., учителю иностраннаго языка 300 р. и учителю рисованія 150 р., на содержаніе училищнаго дома, дрова, свѣчи, плату 'сторожамъ, на умноженіе библіотеки и кабинетовъ въ годъ—900 р.; 2) на малое училище: учителю 2-го класса 150 руб., учителю 1-го класса 120 руб., за ученіе рисованія 60 руб., на содержаніе дома, дрова, свѣчи, книги, сторожа 170 рублей въ годъ 29). Г. Народная привязанность къ старинѣ. Народныя училища, учреждаемыя Императрицею по иностранному образцу, холодно встрѣтилъ народъ въ Малороссіи, привыкшей къ ученію своего дьячка, котораго жилище простолюдины еще 2 2э) Полное собраніе законовъ изд. 1830 г. Штаты, книга 3-я, отд. 3, стр. 200 (къ № 16,421).
— ІЗО- болѣе полсотни лѣтъ называли школою во многихъ мѣстахъ 30). Въ 178э г. открыты главныя народныя училища въ Кіевѣ (на Подолѣ), Черниговѣ и Новгородъ-Сѣверскѣ и малое въ Нѣжинѣ. Вскорѣ изъ Чернигова смотритель нѣжинскаго училиша получилъ внушеніе:» Высочайшая воля есть, чтобы юношество обучаемо было по вновь изданнымъ книгамъ, и на тотъ конецъ заведены народныя училища съ немалымъ изъ казны содержаніемъ. Хотя взяты были дѣти отъ дьячковъ и приведены въ училище, но пробыли тамъ одинъ только день, а потомъ болѣе мѣсяца никто изъ нихъ не являлся» 31). Затѣмъ смотритель доноситъ въ Черниговъ: «Дьячковскія школы я всѣ осмотрѣлъ; въ нихъ обучаютъ по старинному методу славянскому букварю, часослову, псалтырю и писать. У соборнаго дьячка 30 учениковъ, у пономаря той же церкви 7, ученицъ 5; у Преображенскаго дьчяка 8, у мѣщанина 16; у дьячихи б, ученицъ 6: у богоявленскаго дьячка 22; у Воздвиженскаго дьячка 11; у старовѣрскаго майстра 6, ученицъ б»—32/ Когда Черниговскій и Полтавскій генералъ-губернаторъ князь Алексѣй Борисовичъ Куракинъ отъ городничихъ въ 1803 году потре бовалъ свѣдѣнія о Малороссійскихъ школахъ, то Лубенскій нижній судъ отвѣтилъ, что «въ Лубенскомъ уѣздѣ школъ нѣтъ, а обучаютъ дѣтей козаки и дьячки въ своихъ домахъ» 33). Вотъ какъ вдругъ исчезли малороссійскія дьячковскія школы! Десять лѣтъ тому назадъ нѣжинскій училищный смотритель школамп называетъ дома, въ которыхъ обучаютъ дѣтей дьячки, мѣщане, дьячихи, пономарихи и майстера, а у Лубенскаго нижняго суда это уже только дома, но не школы, между тѣмъ какъ во всѣхъ ревизіяхъ Малороссійскихъ полковъ жилища дьячковъ именуются школами, только изрѣдка въ богатыхъ приходахъ отмѣчаются отдѣльно жилье дьячка и школа. Не вдругъ послѣ ревизіи 1782 года погибла сельская Малороссійская дьячковская школа, а она жила позахолустьямъ до нашихъ so) М. Сухомлиновъ. Училища и народное образованіе въ Черниговской губерніи въ Журналѣ Министерства Народнаго Просвѣщенія за 1864 года ч. 121, стр. 7. зі) Ibid стр. 9. зз) Ibid. стр. 10. зз) Иванъ Францевичъ Повловскій. .Приходскія школы въ старой Малороссіи и причины ихъ уничтоженія’ въ «Кіевской Старинѣ" 1904 г. кн. I, стр. 39.
— 131 — дней. Такую школу недавнихъ лѣтъ краснорѣчиво описываетъ Крыжановскій: «Жилище дьячка—обыкновенная сельская тогдашняя комната; въ углу иконы съ «обрусомъ», у окна, прямо противъ двери, столъ, передъ нимъ скамейка, отъ порога до угла скамья, надъ ней подъ потолкомъ такая же длинная полка къ горшками и мисками у порога, съ книжками, бумагами у иконъ; на протиположной сторонѣ постель, у порога кухонная печь. Полъ земляной... Братъ тихонько плакалъ, я горѣлъ любопытствомъ къ своей забавѣ и слѣдилъ за каждымъ движеніемъ дьячка. Вотъ онъ прежде всего взялъ вѣникъ.—Ой, вздрогнулъ я, бить будетъ! Нѣтъ, онъ выдернулъ изъ него два стебля, отломалъ верхъ и низъ, выровнялъ и положилъ на столъ. Затѣмъ досталъ съ полки книжку, не книжку, а что-то невиданное доселѣ, не похожее на тѣ книжки, которыя я видѣлъ въ церкви... Сѣлъ со мной за столъ, положилъ предо мною эту невиданную вещь.., Перекрестись! сказалъ онъ мнѣ.—«Не такъ». Показалъ какъ нужно креститься. Я исполнилъ —«Поцѣлуй вотъ тутъ!» показалъ онъ пальцемъ по серединѣ (книги)... Поцѣловалъ. Дрожь пробирала меня отъ любопытства. Перевернулъ онъ листокъ, другой, а тамъ картинка.—«Вотъ, сказалъ онъ, Пресвятая тройца»... Затѣмъ далъ онъ мнѣ въ руку «указку», взялъ эту руку съ указкой въ свою.—«Теперь говори за мной, всматривайся, гдѣ ляжетъ указка. Азъ«.—Азъ, вскрикнулъ я. Буки... Глаголь... Еще, да громче. Азъ .. Буки... еще».— Еще и еще, не помню, сколько разъ провелъ онъ мою руку съ указкой по этимъ значкамъ. Я не помню, что бы хоть однажды горевалъ надъ трудностью ученья. Напротивъ, все казалось занятнымъ» 34). Это картинное описаніе рисуетъ обстановку и образъ перваго учителя у пишущаго эти строки, окончившаго 1-ю Кіевскую гимназію и Кіевскій университетъ, родившагося 1 августа 1843 г. въ зарубежной Руси, въ карпатской Лемковщинѣ, на историческомъ пути, по которому часто двигались дружины Галицкихъ русскихъ князей въ Венгрію,—въ селѣ Высовѣ, выдвинувшейся по одноименной рѣчкѣ надъ мѣстечко Руское Устье къ самой Венгерской границѣ, т. е. въ томъ государствѣ, котораго педагогъ Ян- ковичъ при Императрицѣ Екатеринѣ II устраивалъ первую офиціальную народную школу въ Россіи. Въ Высовѣ въ 1856 г. къ 34) Г. А. Максимовичъ, тамъ же, стр. 182—183.
— 132 — такому же дьячку, какъ описалъ Крыжановскій, явился учиться грамотѣ и я, такая же сельская изба съ землянымъ поломъ, тѣ же лавы, полки, миски, книжки, варистая печь, та же указка, то же выкрикиваніе «Азъ»... «Буки»... такъ крѣпко засѣвшія въ моей головѣ, что и нынѣ ничѣмъ не сшибешь ихь съ своей позиціи, хотя я обучался не болѣе одного мѣсяца, по букварю, не засаленному дьячковскому, но новому собственному, купленному отцемъ у этого же дьячка; за мѣсяцъ затвердилъ я всѣ буквы и слоги. Затѣмъ уже самъ ощупью сталъ я соединять «склады» въ слова, и къ веснѣ я уже читалъ весь букварь. Весною на деньги, вырученныя мною за проданную землянику, я себѣ купилъ псал- тирь, которую за лѣто я успѣлъ прочесть нѣсколько разъ. Въ Высовѣ тогда были мало грамотны и дьячекъ и священникъ. Въ сосѣднемъ селѣ Ганчовѣ дьячкомъ-учителемъ, былъ уроженецъ нашего села, окончившій народную («нормальную») польскую школу въ уѣздномъ польскомъ городѣ Горлицы и псаломщицкую школу при Перемышльской уніатской консисторіи. Всю слѣдующую зиму я учился у этого дьяка—учителя. Здѣсь подучился я не только основательнѣе разбираться въ чтеніи псалтыря и часослова; но также узналъ письменное начертаніе буквъ русскихъ, польскихъ и нѣмецкихъ. Дальше захромало мое ученіе. Но я никогда не разставался съ моими друзьями— книгами. Одинъ русскій священникъ предложилъ моему отцу, что приготовитъ меня къ поступленію въ Перемышльское псаломщицкое училище. Односельчане начали стыдить отца, что онъ человѣкъ состоятеленъ, болѣе другихъ, то не простительно для него не помочь сыну учиться. Въ февралѣ 1859 года отецъ отвелъ меня въ г. Горлицы и помѣстилъ меня въ польское городское училище (сохранившее много общаго съ Екатириновскимъ русскимъ народнымъ училищемъ). Польскіе учителя къ великовозрастному русскому ученику отнеслись очень тепло и своимъ участіемъ помогли окончить училище. Въ 1862 г. къ выпускному испытанію пріѣхалъ полякъ окружной инспекторъ училищъ и заинтересовался мною, не совѣтовалъ поступать въ псаломщицкое училище, а давалъ совѣтъ, при его участіи, поступить въ гимназію. При помощи моего дяди священника, брата матери, я поступилъ въ Перемышльскую гимназію. Вотъ тотъ старинный русскій путь, который многихъ велъ и еще поведетъ къ . книжной премудрости, и дьячковскія школы нескоро умрутъ, если и лишатся своего титула.
— 133 — Не уступала старая русская школа и преслѣдованіямъ училищныхъ смотрителей и администраціи —она долго тайкомъ ютилась и въ г. -Лубнахъ и въ уѣздѣ. Смотритель Лубенскаго уѣзднаго училища Харлампій Даниловичъ Здоровъ въ 1834 г. доноситъ своему начальству: Учениковъ" въ приходское училище (при уѣздномъ) мало поступило, во-первыхъ, понедавному открытію онаго (съ 1834 г); во-вторыхъ, важнѣйшая причина та, ' что какъ въ уѣздѣ. такъ и въ самомъ городѣ находятся частныя школы, въ которыхъ обучаются дѣти обоихъ половъ—въ однѣхъ одному чтенію, въ другихъ чтенію и письму, не основываясь ни на какихъ положеніяхъ и правилахъ, и не взирая на два предписанія Полтавскаго гражданскаго губернатора Лубенской градской полиціи о запрещеніи въ городѣ таковыхъ школъ“. Въ 1835 г. тотъ же смотритель пишетъ Лубенскому городничему: „Два раза относился я въ Лубенскую градскую полицію о томъ, что въ городѣ Лубнахъ многіе изъ частныхъ людей содержатъ школы для обученія дѣтей —въ однѣхъ чтенію, въ другихъ письму, въ третьихъ чтенію и письму, не имѣя на это никакого права. Не видя со стороны оной полиціи никакого дѣйствія, (я) долженъ былъ представить о томъ начальству. Вслѣдствіе сего въ Луб. град, полицію послѣдовало отъ его правосх. г. гражданскаго губернатора особое предписаніе о запрещеніи частнымъ людямъ содержать школы. Однако жъ и послѣ этого остается все по прежнему, частныя школы не только никогда не былгі закрыты, но еще вновь одна открылась. Содержатели оныхъ часто сами едва умѣютъ читать, другіе къ тому еще безнравственные и занимаются ученіемъ дѣтей только, какъ промысломъ, доставляющимъ имъ прибыль. Такое злоупотребленіе есть вмѣстѣ и тяжкое бремя для общества, которое за ученіе дѣтей своихъ платить, такъ сказать, двойную дань: во-первыхъ, лицамъ, содержащимъ частныя школы; во-вторыхъ—по учрежденію правительства -на содержаніе училищъ, которыя при таковыхъ допущеніяхъ никогда не достигнутъ для общественной и государственной пользы цѣли. Вотъ главнѣйшія злоупотребленія, которыя съ уничтоженіемъ частныхъ школъ, сами собою уничтожатся. Почему покорнѣйше прошу ваше высокоблагородіе употребить законную власть начальника города— закрыть школы', во-первыхъ въ домѣ подвѣдомаго вамъ чиновника квартальнаго надзирателя Суходольскаго, на котораго всѣ прочія лица ссылаются, содержа¬
— 134 — щія частныя школы и черезъ что постановленія правительства и особыя предписанія начальства остаются по сему предмету безъ исполненія; во-вторыхъ,—въ ратушѣ и думѣ (городской), гдѣ мальчики многихъ низшаго сословія гражданъ учатся писать. А такихъ школъ по Высочайше утвержденному въ 1 день іюля 1834 г. постановленію („Положеніе о домашнихъ наставникахъ и учителяхъ") заводить никому нигдѣ не дозволено, а особенно еще при мѣстахъ присутственныхъ. Прочія же школы у солдатки Дубининой, у дворянки Езуфовской, мѣщанки Овденковой и у другихъ лицъ также будутъ закрыты, при настоятельныхъ полицейскихъ дѣйствіяхъ, которыя, я увѣренъ, послѣ этого моего указанія будутъ употреблены. Для чего покорно прошу ваше высолоблагородіе опредѣлить благонадежнаго чиновника полиціи, а я, съ своей стороны, одного изъ учителей подвѣдомаго мнѣ училища, которые всѣмъ содержащимъ школы объявятъ, что, если кто желаетъ заниматься обученіемъ дѣтей, то право на сіе долженъ испросить, гдѣ слѣдуетъ, у правительственнаго мѣста, въ противномъ случаѣ, будетъ оштрафованъ (по 350 рублей ассигнаціями, или 70 рублей серебромъ и учитель и хозяинъ дома) на основаніи § 66 Высочайше утвержденнаго положенія" (Архивъ Луб. у. училища за 1835 г. дѣло 2 л. 21). И въ 1846 г. ноября 28 директоръ училищъ писалъ смотрителю: «Употребите всевозможныя средства къ открытію лицъ, занимающихся обученіемъ безъ пріобрѣтенія на то права". Смотритель за справками обратился къ земскому исправнику и къ городской полиціи, но и низшій судъ и полиція отвѣтили, что ни въ уѣздѣ Лубенскомъ ни въ г. Лубнахъ нѣтъ школъ неразрѣшенныхъ и лицъ, обучающихъ дѣтей безправно. Д. Высочайше 5 нобря і8о4 г. утвержденный «Уставъ учебныхъ заведеній, подвѣдомыхъ университетамъ». Императрица Екатерина II въ учрежденныхъ учебныхъ заведеніяхъ старалась укрѣпить русскіе завѣты и свои первыя училища назвала народными. Послѣ ея смерти русское учебное дѣло подпало вліянію польскому 35). Уже въ 1799 г. терминъ: «народное училище» замѣненъ терминомъ: «школа», и «малыя народныя училища» переименованы въ «малыя школы», какъ онѣ называ- 35) Феодоръ Ивановичъ Титовъ. „Кіевская Академія въ эпоху реформъ (1796—1819 г.г.). Кіевъ 1912 г. Вып. II, стр. 38.
— 135 — лись въ главѣ 22 Устава «Эдукаціонной Коммиссіи», изданнаго Польшею въ 1783 году. Въ 1802 г. сентября 2 въ Россіи учреждены министерства. Вывшій предсѣдатель «Коммиссіи объ учрежденіи народныхъ училищъ» графъ П. В. Завадовскій становится министромъ народного просвѣщенія и въ «Коммисію объ училищахъ» опредѣляются поляки, князь Адамъ Чарторыжскій и графъ Севернъ Потоцкій. 24 января учреждены «учебные округи». Члены «Главнаго Училищъ Правленія» назначаются попечителями округовъ, или университетовъ зе). Всѣ учебныя заведенія въ русскихъ окраинахъ южной и западной передаются въ вѣдѣніе полякамъ: Чарторыжскій 37) назначается попечителемъ Виленскаго университета (т. е. учебнаго округа), а Потоцкій Харьковскаго университета (или учебнаго округа). Изъ Устава учебныхъ заведеній 1804 г. мы укажемъ только на болѣе характерные параграфы, имѣющіе отношеніе къ устройству низшей школы, § 1. «Учебныя заведенія, подвѣдомыя университетамъ, суть: гимназіи, уѣздныя (училища) зе), приходскія и другія». § 83. «Въ каждомъ губернскомъ и уѣздномъ городѣ должно быть, по крайней мѣрѣ, одно уѣздное училище». § 90. «Въ уѣздныя училища поступаютъ всякаго званія ученики изъ училищъ приходскихъ, также и всѣ получившіе въ другихъ мѣстахъ начальныя свѣдѣнія въ предметахъ, преподаваемыхъ въ училищахъ приходскихъ. Пріемъ учениковъ бываетъ одинъ разъ въ годъ, по окончаніи открытыхъ испытаній». § 91. «Учебное время въ уѣздныхъ училищахъ продолжается такъ же, какъ въ гимназіяхъ, то-есть, отъ 1 августа предыдущаго по 1 іюля слѣдующаго года. Въ воскресные и табельные дни ученія не бываетъ». § 94. „Ученіе въ уѣздныхъ училищахъ долженствуетъ “оканчиваться въ два курса, изъ коихъ каждый продолжается по году. Изъ сего слѣдуетъ, что классовъ въ уѣздномъ училищѣ долженствуетъ быть два же, кои именуют- 36) Во время посѣщенія Виленскаго польскаго университета Императоромъ Павломъ Петровичемъ 17 мая 1797 года въ вѣдѣніи этого университета были 21 „школа". 37) Польскаго патріота Чарторыжскаго даже занимала мысль Кіевское главное народное училище и Кіевскую духовную академію превратить въ одну польскую гимназію (К. И. Титовъ, тамъ же, стр. 56—60). зе) Въ Харьковскомъ учебномъ округѣ именуются «повѣтовыя*, какъ и въ Виленскомъ.
— 136 — ся слѣдующимъ порядкомъ, начиная съ низшаго: 1 классъ, 2 классъ». § 95. «Ученіе продолжается въ каждомъ классѣ по 28 часовъ въ недѣлю, то-есть, каждый день отъ 9 до 12 часовъ дополудни, пополудни же по понедѣльникамъ и четвергамъ отъ 2 до 5, а по вторникамъ и пятницамъ отъ 2 до 4 часовъ; сверхъ того по средамъ и субботамъ отъ 2 до 4 пополудни обучаются рисованію оба класса вмѣстѣ». § 96. «Каждый учитель, кромѣ обучающаго рисованію, преподаетъ ученіе по 28 часовъ въ недѣлю. Одинъ изъ нихъ обучаетъ въ 1 классѣ закону Божію и священной исторіи 4 часа. Должностямъ человѣка и гражданина 4 часа, удѣляя изъ сихъ послѣднихъ восьми часовъ нѣсколько времени для занятія чтеніемъ и письмомъ латынскаго и нѣмецкаго языка учениковъ, готовящихся къ продолженію наукъ въ гимнааіи. Во 2 классѣ преподаетъ онъ пространный катихизисъ и изъясненіе евангелій 3 часа». § 97. «Другой учитель въ 1 классѣ преподаетъ ариѳметику 6 часовъ въ недѣлю. Во 2 классѣ ариѳметику 4 часа; географію Россійскаго Государства 1 часъ; всеобщую исторію вмѣстѣ съ географіею древняго свѣта 3 часа, россійскую исторію 2 часа; начальныя правила геометріи 3 часа; сокращеніе естественной исторіи и физики 3 часа; начальныя правила технологіи, имѣющія отношеніе къ мѣстному положенію и промышленности той губерніи, гдѣ сѳетоитъ училище, 3 часа». § 104. «Смотритель уѣздныхъ учи- лицъ опредѣляется университетомъ по представленію директора гимназіи или непосредственно», § 106. «Смотритель уѣздныхъ училищъ по дѣламъ оныхъ зависитъ отм директора гимназіи. Пребывая въ губернскомъ либо уѣздномъ городѣ, имѣетъ въ непосредственномъ вѣдѣніи и приходскія того города училища; а посредствомъ начальства приходскихъ сельскихъ училищъ управляетъ оными въ своемъ уѣздѣ». § 114. «Смотритель, будучи на мѣстѣ въ уѣздномъ городѣ, посѣщаетъ всякій день уѣздное училище, а приходскія по крайней мѣрѣ два раза въ недѣлю, если оныя въ дальномъ разстояніи отъ уѣзднаго, и наблюдаетъ какъ за учебною, такъ и за хозяйственную его частію; приходскія же училища въ уѣздѣ обозрѣваетъ по крайней мѣрѣ три раза въ годъ по сношенію о томъ съ помѣщиками и приставленнымъ надъ приходскими училищами начальствомъ». § 118. «Въ губернскихъ и уѣздныхъ городахъ, равнымъ образомъ и въ селеніяхъ квждый церковный приходъ или два вмѣстѣ, судя по числу прихожанъ и отдаленію ихъ
— 137 — житѳльствъ, должны имѣть по крайней мѣрѣ одно приходское училище. Сіи училища въ казенныхъ селеніяхъ ввѣряются приходскому священнику и одному изъ почетнѣйшихъ жителей; въ помѣщичьихъ селеніяхъ они предоставляются просвѣщенной и благонамѣренной попечительнос.ти самихъ помѣщиковъ)). § 134. (Учителя приходскихъ училищъ) «должны оканчивать учебные предметы въ теченіе одного года, хотя бы по множеству учениковъ принуждены были раздѣлить классъ свой на 2 отдѣленія» § 132. „Учебныя пособія въ приходскихъ училищахъ состоятъ въ слѣдующемъ: таблицы азбучныя, таблицы для складовъ, букварь россійскій, прописи и руководство къ чистописанію, первая часть ариѳметики, сокращенный катихизисъ, краткое наставленіе о сельскомъ домоводствѣ, произведеніяхъ природы, о сложеніи человѣческаго тѣла и вообще о средствахъ къ предохраненію здоровья. Правила для учащихся и дѣтской другъ». Съ открытіемъ уѣздныхъ и приходскихъ училищъ по уѣзднымъ городамъ и по селамъ не особенно торопились. Въ г. Луб- нахъ начались приготовленія только въ 1813 году. Подготовленіе открытія Дубенскаго уѣзднаго училища. 10 мая 1813 года отъ учителя Полтавской губернской гимназіи Ефремова, исправлявшаго должность директора училищъ Полтавской губерніи, отставной поручикъ Стефанъ Григорьевичъ Прут- ченко зэ) получилъ слѣдующую бумагу: «Училищный Комитетъ Императорскаго Харьковскаго университета, по представленію г. директора училищъ Полтавской губерніи въ 2-й день сего мая опредѣлилъ Васъ въ городъ Лубны штатнымъ смотрителемъ училищъ того повѣта (уѣзда) безъ жалованья до открытія въ Луб- нахъ училища, о чемъ Вамъ симъ даю знать, чтобы Вы употребили всевозможныя попеченія о пріобрѣтеніи для училища дому и о заготовленіи нужной классической мебели, какъ то: уче»э) Послужного списка Прутченка намъ не удалось добыть, чтобы сообщить краткія свѣдѣнія о его прошлой службѣ. Послѣ оставленія имъ службы въ Лубенскомъ у. училищѣ въ 1816 году, онъ проживалъ въ 1818 году (по исповѣдней росписи, имѣя 38 лѣтъ отъ роду) въ селѣ Вязовкѣ вмѣстѣ съ своею женою Іуліею Петровною (24 лѣтъ) и матерью Татьяною (61 года); а въ 1838 году Іулія въ исповѣдной росписи уже отмѣчена вдовою.
— 138 — ническихъ партій, учительскихъ столиковъ, стульевъ и ііроч. съ помощью благосклонныхъ особъ къ сему полезному заведенію. Директоръ училищъ Иванъ Дмитріевичъ Огневъ 40) Въ Луб- нахъ провелъ 10 и 11 числа мѣсяца августа и временно подъ училище избралъ домъ купца Бориса Ивакина. На произведеніе нужнаго ремонта въ домѣ и на построеніе мебели классной Прут- ченко 25 августа отъ почетнаго смотрителя училища Петра Осиповича Лысенка получилъ 200 рублей ассигнаціями (55 серебр.) Ремонтъ дома и постройка классной мебели были окончены къ 15 числу октября. Въ Лубенское уѣздное училище первымъ «учителемъ низшаго отдѣленія, съ жалованьемъ по 150 руб. (ассигнаціями) въ годъ изъ сверхштатной суммы» былъ назначенъ отставной унтеръ-офицеръ Александръ Антоновичъ Ростиславскій, которому директоръ училищъ, по предписанію Харьковскаго университета, велѣлъ .4 ноября 1813 года «во всѣхъ случаяхъ именоваться». губернскимъ регистраторомъ, ,т. е. гражданскимъ чиномъ,, соотвѣтствующимъ военному унтеръ-офицеръ. Учитель. Ростиславскій опредѣленъ 3 сентября. . Сентября .26 директоръ. предписалъ . штатному _смотрителю отнестись «въ градскую земскую полицію о объявленіи жителямъ какъ въ городѣ^ такъ и въ- повѣтѣ, чтобы родители, желающіе обучать дѣтей своихъ чтенію- и письму россійскому, также закону Божію и первымъ началамъ -ариѳметики; являлись съ дѣтьми *’) къ смотрителю,-а «когда наберется учениковъ до десяти», то чтобы смотритель препоручилъ и-хъ учителю. - ...... Сентября 27 смотрителю -Прутченк-у дирекціей для училища отпущены учебники (по 25 экземпляровъ каждаго): Пространный катихизисъ (книжка по 45 коп.), Сокрещенный катихизисъ (18 * 41 іо) Огневъ 13 ноября 1806 г. опредѣленъ директоромъ Полтавской гимназіи и училищъ Полтавской губерніи (Труды Полтавской учен. арх. комиссіи, вып. 4, стр. 201), а въ 1831 году эту должность оставилъ и былъ назначенъ Симбирскимъ вице-губернаторомъ, потомъ, былъ, управляющимъ Казанской казенною палатою; по выходѣ въ отставку поселился въ .г. Ромнахъ, гдѣ и скончался .3 января 1352 года, имѣя.отъ роду 75 лѣтъ (Тамъ же, стр. 242). 41) Здѣсь говорится о приходскомъ училищѣ, гдѣ (по уставу 1804 XI 5 § 119). «обучаютъ чтенію, письму и первымъ дѣйствіямъ ариѳметики, главнымъ началамъ закона Божія'.
— 139 — коп. к.), Исторія Священная (40 коп. к.), О Должностяхъ Человѣка (55 коп. к.), Букварь Россійскій, Правило для учащихся (13 коп. к.), Прописи (10 экземпляровъ, по 75 коп. каждый). Октября 5 Прутченко разослалъ отношенія въ Дубенскій низшій судъ и въ городскую полицію дабы оповѣстили: судъ всѣхъ жителей, жившихъ въ уѣздѣ, а полиція—жившихъ въ городѣ: «Буди кому угодно отдать дѣтей своихъ въ Дубенское Повѣтовое учит лище учиться, то дабы сами родители лично оныхъ представляли смотрителю». Учениковъ набралось 30 человѣкъ;.но къ лѣту слѣдующаго года число ихъ уменьшилось до 18. Когда 3 августа 1814 г. почетный смотритель П. О. Лысенко зашелъ въ училище, то узналъ, что училище не имѣетъ сторожа, а ученики сами подметаютъ полъ и вѣниками сметаютъ пыль съ классной мебели, а для утоленія жажды приносятъ съ собою воду въ бутылкахъ. Въ старшее отдѣленіе учащихся учителемъ, историческихъ наукъ и преподавателемъ Закона. Божія 23 августа 1814 г. былъ, перемѣщенъ Харьковскимъ университетомъ изъ. Чугуевскаго войскового училища Кириллъ Михайловичъ Волынскій. Третій учитель «физико-математическихъ наукъ» Андрей Яковлевичъ Прокофьевъ былъ назначенъ только .4 августа 1815 г. Открытіе училища. «Церемоніалъ торжественнаго открытія Дубенскаго повѣтоваго училища въ 30 день августа 1814 года. Въ 8 часовъ утра ученики и г. г. учители соберутся въ училищной домъ. Когда же учиненъ будетъ колокольный благовѣстъ къ Божественной службѣ, то всѣ ученики, подъ надзоромъ: учителей, идутъ по два въ ряді, въ назначенную, церковь для слушанія литургіи, которую совершаетъ мѣстный протоіерей съ. соборомъ, въ продолженіи коей произнесено будетъ духовною особою, прилич.- ное торжеству слово. По окончаніи же литургіи, отправлено, будетъ о здравіи и долгоденствіи Его Величества Государя Императора, и всей Августѣйшей фамиліи Всеблагому -Господу Богу молебствіе. И по возглашеніи многолѣтія учиненъ (будетъ) -духовенствомъ. въ сопровожденіи .училищнаго начальства съ учениками, дворянства и гражданъ крестный ходъ въ училищный домъ, по прибытіи, въ который совершено должно быть водоосвященіе. Тотчасъ по окончаніи онаго директоръ училищъ объявляетъ въ краткомъ словѣ *) Его дѣти (въ 1816 г.); Михаилъ 4 лѣтъ, Александръ 1 г. Марія 7 л.
— Ї40 — причину сего торжества и читаетъ изъ Высочайше утвержденныхъ предварительныхъ правилъ народнаго просвѣщенія и устава для училищъ приличныя статьи, въ коихъ объясняется высокая цѣль и намѣреніе Всемилостивѣйшаго Государя Императора о учрежденіи повсюду въ Россійской Имперіи учебныхъ заведеній. Притомъ ученые чиновники читаютъ сочиненныя на сей случай рѣчи. Послѣ сего почетный смотритель, въ изъявленіе всенародно признательности, отъ имени правительства по учебной части объявляетъ предъ публикою названія тѣхъ обществъ и имена частныхъ особъ, которыя въ первоначальномъ заведеніи сего училища споспѣшествовали. А штатный смотритель объявляетъ имена учениковъ, поступившихъ въ училище. Въ заключеніе же всего провозглашается многолѣтіе Государю Императору Александру Первому и всей Авгу- стѣйешй фамиліи. Директоръ училищъ Огневъ». Въ дѣлахъ мы не встрѣтили описанія, дѣйствительно ли по этому церемоніалу происходило торжество, мы не набрели и на списокъ первыхъ учениковъ этого училища. Но въ числѣ рѣчей, произнесенныхъ на торжественныхъ актахъ первою помѣщена рѣчь, произнесенная на этомъ торжествѣ преподавателемъ К. М. Волынскимъ. Ее мы помѣщаемъ цѣликомъ. «Р ѣ ч ь, произнесенная при собраніи въ училищномъ домѣ въ день публичнаго открытія Лубенскаго Повѣтоваго училища августа въ ЗО-й день 1814 года учителемъ закона Божія и исторіо-географичес- кихъ наукъ Кирилломъ Волынскимъ. Открывъ въ исторіи времена протекшихъ вѣковъ, представляются умозрѣнію человѣческому ' знаменитыя царства своимъ могуществомъ и благоденствіемъ, величіе коихъ проистекало отъ просвѣщенія народнаго и отъ воспитанія юношества въ святости нравовъ и въ изученіи наукъ и законовъ—Божія и гражданскихъ; ибо они-то суть истинная основа слова и внутренняго благосостоянія государства. Часто видимые примѣры свидѣтельствуютъ о томъ, что человѣкъ,—хотя и обогащенный дарами природы, но безъ воспитанія, лишенный надежнаго путеводства, не шествуя, но скитаясь въ путяхъ свѣта, и не умѣя править собою, падаетъ, показавъ, къ пущему сожалѣнію согражданъ своихъ, сколько бы онъ могъ полезенъ быть, ежели бы дано было приличное ему воспи-
—141 — таніе, ибо, оставленный на произволъ судьбы, не имѣя спутникомъ своимъ благоразсужденія, (онъ) бываетъ безплоденъ, а иногда даже вреденъ. Любовь къ славѣ, подкрѣпляемая наукою и очищаемая благонравіемъ, произвела тѣхъ смертныхъ, коихъ имена, вписанныя въ храмѣ вѣчности, осталися безсмертными для Россіи и для всей вселенной. Они даровали Россіи: Пожарскихъ, Румянцевыхъ, Суворовыхъ, Кутузовыхъ, Безбородькова 42) Ломоносова и многихъ другихъ великихъ мужей. Сіи герои и благотворители человѣчества, въ нашемъ отечествѣ порожденные, представлены намъ къ подражанію ихъ добродѣтелей. На сію степень что можетъ болѣе человѣка поставить? Безъ сомнѣнія, единое воспитаніе. Оно отъ самыхъ нѣжныхъ отроческихъ лѣтъ упоеваетъ духъ его добродѣтелію и благонравіемъ, и открывъ въ немъ понятія, чѣмъ человѣкъ обязанъ Богу, Государю, отечеству,, отчизнѣ и ближнему, производитъ въ немъ, хотя невеликаго, но, конечно, полезнаго гражданина, по мѣрѣ силъ его въ кругѣ общества занимаемомъ. Вы, юноши, предстоящіе сему знаменитому собранію, питомцы сего святилища наукъ, внимайте безпрестанно гласу милосердія, взывающему съ Престола къ подданнымъ: «.Будьте счастливы!» — но такъ, чтобъ отечество ваше было вами блаженно! Вы будьте гражданами отечества, вы должны быть полезными его членами подъ благотворнымъ вліяніемъ Кроткаго Александра. Крѣпитесь, чтобъ съ благодарностію и благоговѣніемъ познавать, колико вы счастивы, родясь въ сей благословенный вѣкъ, красующійся человѣколюбіемъ, въ которой Монархъ и знаменитыя государства особы только то единое поставляютъ своею славою и достоинствомъ, чтобы вспомоществуя благотворить и упадшее человѣчество возводить воспитаніемъ на степень человѣчества. Вы нынѣ изъ родительскихъ обятій поступаете подъ кровъ сего храма наукъ; пріймите же сей залогъ къ вамъ попеченія и благословляйте Того, Кто устрояетъ общій , жребій Россіи, Того, Который для счастья своихъ поданныхъ 42) Разумѣется Безбородко Александръ р. 1747 III 14-|-1799 IV 6. Онъ сынъ Малороссійскаго войскового генеральнаго писаря Андрея Яковлевича Б. Состоялъ онъ членомъ генеральнаго Малоросе, суда (1767— 1768), въ турецкомъ походѣ (1768—1773) командовалъ полками Лувенскимъ и Миргородскимъ, въ 1784 г. февраля 2 онъ назначенъ членомъ Коллегіи Иностранныхъ Дѣлъ, въ октябрѣ избранъ членомъ Россійской Академіи, съ 12 октября онъ графъ Римской имперіи, а съ 1797 -апрѣля 5 онъ Свѣтлѣйшій Князь Россійской Имперіи.
— 142 — печется болѣе, нежели чадолюбивый отецъ. И въ то самое время, когда страшнаго врача вселенной побѣдилъ, и когда предписываетъ предѣлы; въ то же времяГ-Ь'б'ращаетъ мысль свою и на сіе вновь учреждаемое училище, ВЪ*1 которомъ для всякаго сословія есть способы просвѣтить себя!гпознаніями и открыть свои таланты. Исполните лестную нсідежду, на васъ возлагаемую, и время вашего ученія не будетъ утрачено, ибо въ васъ ростетъ надежда дражайшаго нашего отечества! Вы, начальники сего училища, пріймите въ сей покровъ новый вертоградъ! да созрѣютъ въ насажденныхъ вами лозахъ плоды, достойные вашихъ трудовъ; поддержите учащихъ выше всякаго злословія и грубыхъ человѣческихъ предразсудковъ, а тѣмъ поощрите насъ къ большимъ наблюденіямъ нашихъ должностей. И вы, почтеннѣйшее благородное сословіе, воззрите съ патріотическимъ духомъ на питомцевъ сего училища, не охладите сердецъ вашихъ кь нимъ! Дѣйствіе, съ каковымъ вы оное пособствовали воздвигнуть, пріятно и полезно цѣли Монаршей и собственной вашей пользѣ; да будетъ и продолженіе усердія вашего къ нему навсегда благонамѣренно. Ваши юные соотчичи, конечно, не проминутъ благословить виновниковъ, открывшихъ имъ свѣтъ познанія. Оно еще слабо, его нужно укрѣпить нелестнымъ къ нему расположеніемъ сердецъ; иначе же оно, какъ нѣжный виноградъ, увянетъ. А мы за честь себѣ поставилъ служить отечеству для цѣли Отца отечества нашего и потщимся каждый часъ жизни нашей всѣ способности свои принести на пользу сего новаго учебнаго заведенія. Боже всеблагій, источниче премудрости и разума! приникни съ высоты святыя своея на насъ и на отроковъ Твоихъ, научаемыхъ нами, и даждь, да разумѣемъ, что есть угодно Тебѣ, а нашему Великому Государю и любезному отечеству; и да поработаемъ Тебѣ и имъ во вся дни живота нашего»! Историческая Записка. Въ «Исторической Запискѣ» училища обь его открытіи записано: «Утверждено сіе училище по Высочайшему повелѣнію при уч-
— 143 — рожденіи училищъ 4о). Сумма для онаго ассигнована 1813 года октября съ 1-го дня. Ученіе учениковъ начало свое воспріяло въ низшемъ отдѣленіи 1-го класса 43 44) того года съ ноября мѣсяца. Публичное открытіе послѣдовало августа въ 30 день 1814 года. Ученики въ ономъ раздѣлены на два класса: на первый повѣтовый училища классъ и на низшее оного отдѣленіе. Почетный смотритель первоначально опредѣленъ былъ Кременчугскаго и Лубенскаго повѣтовъ помѣщикъ г. титулярный совѣтникъ Петръ Осиповичъ Лысенко 1813 года, который въ 1815 году въ февралѣ мѣсяцѣ, по прошенію его, г. Министромъ народнаго просвѣщенія перемѣщенъ въ Кременчугское такое же училище почетнымъ же смотрителемъ», гдѣ скончался 22 февраля 1818 г. «Число учащихся до публичнаго открытія училища простиралось до 28 человѣкъ, въ числѣ коихъ находилось неспособныхъ къ ученію за малолѣтсвомъ четыре и за нежеланіемъ ученія четыре ученика, которые и выбыли изъ училища. При открытіи сего училища поступило въ 1 классъ 8, а въ низшее оного отдѣленіе 12 учениковъ». Къ сожалѣнію въ дѣлахъ училища не сохранился списокъ первыхъ учениковъ. Ученическіе списки начинаются съ 1816 года. Въ этихъ спискахъ иногда указываются ученики, принятые въ училище въ день торжественнаго его открытія 30 августа 1814 года: таковыми указаны: Вакуленко Иванъ (сынъ Космы губернскаго секретаря), Воро- бьевскій Трофимъ (с. Ивана прапорщика), Кукишевъ Андрей (с. Андрея мѣщанина), Мурановъ Константинъ (с. Андріана колежска- го регистратора, Лубенскаго повѣтоваго землемѣра 45), Садиковъ 43) По Уставу 1804 г. ноября 5, § 83. 44) То—есть, въ «Приходскомъ училищѣ', § 118 Устава. 4б) Въ исповѣдной росписи Луб. Николаевской церкви 1818 года отмѣчены Мурановы: Андріанъ Андріевичъ 39 пѣтъ, его жена Екатерина Тимоѳеевна 34 п., ихъ дѣти: Константинъ 14 л., Александра 1 года. По приказанію генералъ-губернатора князя Николая Григорьевича Репнина отъ 1 марта 1818 года происходила новая распланировка города Лубенъ: подъ большую .главнотрактовую дорогу' (въ 1818 г. переименованную въ .Полтавскую' улицу) на спускѣ къ сульскому мосту отъ двухъ усадебныхъ участковъ Муранова отошло 1212 кв. сажень земли съ постройками и садомъ, за эту землю 28 апрѣля 1821 года городъ Муранову отвелъ 3636 кв. саж. въ граняхъ; .поузъ дворъ Луб. купца Семена Алексѣенка' 20 сажень (длиною) .прямо на уголъ каменной стѣны Почтовой Конторы (гдѣ нынѣ Троицкая церковь) до половины 7'/2 саженей', до угла двора титул, сов. Кирилла Полунѣева 68 саженей, а отсюда .вправо поузъ пустопорожніе городскіе дворовые мѣста прямо къ углу двора купца Иноземцева',
— 144 —- Николай (с. Петра майора), Севрюковъ Алексѣй (с. Ѳеодора крестьянина), Устименко Петръ (с. Сильвестра мѣщанина), Ходо- лѣй Григорій (с. Павла поручика), Шкляревскій Стефанъ (с. Антона купца). Садикову выданъ первый аттестатъ объ окончаніи Лубенскаго уѣзднаго училища. Этотъ аттестатъ гласситъ: «На основаніи Вюсочайше утвержденнаго устава (5 ноября 1804 го.) учебныхъ заведеній 63 пункта данъ сей (аттестатъ) обучавшемуся Полтавской губерніи въ Дубенскомъ Повѣтомъ Училищѣ ученику втораго класса Николаю Садикову въ томъ, что онъ, вступя въ сіе училище 1814 года, августа 30 дня, обучался Закону Божію, Россійской и всемірной исторіи и физикѣ съ хорошимъ, Россійской грамматикѣ, чистописанію, Россійскому землеописанію, обѣимъ частямъ ариѳметики, зологіи и началамъ Латинскаго и Нѣмецкаго языковъ очень съ хорошимъ успѣхомъ; за каковые успѣхи и благонравіе былъ награжденъ похвальными листами два раза; нынѣ же по совершеніи теченія наукъ въ семъ училищѣ, во время публичнаго собранія и испытанія для поступленія въ военную службу, съ симъ уволенъ за подписаніемъ смотрителя и учителей и съ приложеніемъ печати. Іюня 23 дня 1816 года за № 42. Смотритель (Максимъ Григорьевъ) Славинскій. Учитель Физико-математическихъ) наукъ (Андрей Іаковлевичъ) Прокофьевъ. Учитель историч. наукъ (Кириллъ Мих.) Волынскій». Торжественный актъ. Штатный смотритель въ своемъ рапортѣ директору училищъ 25 іюня 1816 г- такъ описываетъ торжество публичнаго испытанія: «Публичное испытаніе ученикамъ, обучающимся въ Дубенскомъ повѣтовомъ училищѣ учинено сего іюня 23 дня популудни въ домѣ занимаемомъ г. повѣтовымъ маршаломъ (предводителемъ дворянства). На ономъ испытаніи присутствовали: г. маршалъ (Дмитрій Ивановичъ 46) Боярскій, 47-го егерскаго полка полковникъ и потомъ вдоль дворовъ Иноземцева и губ. секр. Макаренка до большой Кіевской (нынѣ Пирятинской) улицы 77 саж. и до двора Алексѣенка 21 сажень (Городской архивъ за 1819 г. № 514). 46). Дѣдъ нынѣшняго Казанскаго губернатора Петра Михайловна и Лубенскаго предсѣдатела земской управы Николая Михайловича Боярскихъ Дмитрій Б. въ пользу училища уплатилъ разновременно пожертвованій 1048 рублей (О Боярскихъ см. Труды Полтав. Архив. уч. Коми. вып. 8 стр. 187).
— 145 — кавалеръ г. Экельнъ, надворный совѣтникъ и кавалеръ (Николай Ивановичъ) Кулябка 4Т) съ фамиліею, подполковникъ и кавалеръ Кучаревъ, подполковникъ Куликовскій и прочихъ благородныхъ людей обоего пола и купечества около 60 душъ. Испытаніе открыто было рѣчью, говоренною г. учителемъ Волынскимъ. По окончаніи рѣчи испытываемы были ученики обѣихъ первыхъ классовъ. Потомъ говорена была рѣчь г. учителемъ Прокофіѳвымъ, по окончаніи которой ученики испытываемы были въ математикѣ, физикѣ и зоологіи. Кончивши испытаніе, ученики говорили разговоры на латинскомъ и нѣмецкомъ языкахъ. Потомъ говорена была мною (смотрителемъ) рѣчь. А наконецъ провозглашено, что ученики отличили себя въ наукахъ, а именно: 2-класса Садиковъ 47 48) и Сев- рюковъ, 1-го класса Науменко (Даніилъ Іосифовичъ 49), Силивановъ, Мурановъ, Яроцкій и Вакуленко; первѣйшаго (низшаго отдѣленія 1-го) класса Бутовичъ (Григорій Карповичъ), Цыцура (Сила Авра- мовичъ) и Стронская (Уліана Михайловна), коимъ отъ маршала вручены похвальные листы. По окончаніи всего, публика, изъявивъ свою благодарность какъ за успѣхи учениковъ, такъ и за порядокъ, съ каковымъ производимо было испытаніе, угощаема была прилично г. маршаломъ» 47). Внукъ Лубенскаго полковникаКулябки Ивана Петровича (1757— 1770); его отецъ Иванъ Ивановичъ былъ Лубенскимъ земскимъ Кеммис- саромъ (1798—1805), подкоморіемъ (1807—1818), обвѣнчавшись въ Луб. соборной церкви 23 октября 1793 г. съ дѣвицею Екатериною, дочерью аптекаря Лубенской полевой аптеки Петра Христіановича Гильденбранта. 48). Въ истор. росписи Низшаго Булатца за 1815 г. записано: Колл. ассес. Петръ Садиковъ 58 лѣтъ, его ж. Александра 54 л., дѣти: Іулія 22, Евдокія 20, Таисія 17 (Николай 16 въ 1818 году; онъ первый получилъ аттестатъ объ окончаніи ученія въ Луб. у. училищѣ). 49). Сынъ секретаря Лубенскаго нижняго земскаго суда—Іосифа Павловича Науменка и его жены Варвары (Васильевны Гиркало, умершей 20 янв. 1817 г.), родился 17 декабря 1806 г.), а отъ купели его принимали Дм. Ив. Боярскій и Екатерина Максимовна Кулябка), приходился братомъ Павлу Іосифовичу, отцу Владимира Павловича Науменка, бывшаго редактора „Кіевской Старины11 (см. прим. 11). so). Въ испов. росп. Лубен. Троицкой ц. въ 1820 г. записано: Колл. рег. Михаилъ Стронскій 87 л. его ж. Матронв 34 л. дѣти: Уліаиа 11, Антоній 8, Емеліанъ 3, Наталія 1.
— 146 — Учебные предметы и преподаватели. Низшія, или приходскія, училища по Уставу 5 ноября 1804 года, § 119 учреждались «для двоякой цѣли; 1) чтобы пріуготовить юношество для уѣздныхъ училищъ»; 2) «чтобы доставить дѣтямъ земледѣльческаго и другихъ состояній свѣдѣнія имъ приличныя, сдѣлать ихъ въ физическихъ и нравственныхъ отношеніяхъ лучшими, дать имъ точныя понятія о явленіяхъ природы и истребить въ нихъ суевѣрія и предразсудки». § 120. «Въ сихъ училищахъ обучаютъ чтенію, письму и первымъ дѣйствіямъ ариѳметики, главнымъ началамъ Закона Божія и нравоученія, читаютъ съ объясненіемъ книгу: Краткое Наставленіе о сельскомъ домоводствѣ, произведеніи природы, сложеніи человѣческаго тѣла и вообще о средствахъ къ предохраненію здоровья». По этому же Уставу § 84 «Цѣль учрежденія уѣздныхъ училищъ есть слѣдующая: 1) Пріуготовить юношество для гимназій»; 2) «открыть дѣтямъ различнаго состоянія необходимыя познанія, сообразныя состоянію ихъ и промышленности». § 85, «Въ сихъ училищахъ преподаются слѣдующіе учебные предмеые: 1) Законъ Божій и Священная Исторія; 2) Должности человѣка и гражданина; 3) Россійская грамматика; 4) Чистописаніе; 5) правописаніе; 6) Правила слога; 7) Всеобщая географія и начальныя правила математической географіи; 8) Географія Россійскаго Государства; 9) всеобщая исторія; 10) Россійская исторія; 11) Ариѳметика; 12) Начальныя правила физики и естественной исторіи; 13) Начальныя правила технологіи, имѣющія отношеніе къ мѣстному положенію и промышленности; 14) Рисованье». Для преподаванія этихъ 14 предметовъ назначались (§ 86) два учителя, изъ которыхъ одинъ долженъ былъ преподавать предметы, обозначенные въ первыхъ семи пунктахъ, а другой—предметы остальные до 14 пункта включительно. Рисованіе за дополнительную плату (75 руб.) препоручалось тому учителю, который умѣлъ рисовать, или приглашался учитель за ту же дополнительную плату (75 р.) при 4 часахъ обученія въ недѣлю. На перваго учителя возлагалась также обязанность латинскому и нѣмецкому чтенію и письму обучать тѣхъ учениковъ, которые гововились къ поступленію въ гимназію. Каждый учитель обязанъ былъ въ недѣлю преподавать 28 часовъ. По Уставу 8 декабря 1828 г. § 4 «цѣль учрежденія приходскихъ училищъ есть распространеніе первоначальныхъ, болѣе или
— 147 -- менѣе всякому нужныхъ свѣдѣній, между людьми и самыхъ нижнихъ состояній». § 15. Учащіеся «обучаются: 1) Закону Божію, краткому катихизису и священной исторіи; 2) Чтенію по книгамъ церковной и гражданской печати и чтенію рукописей; 3) чистописанію; 4) четыремъ первымъ дѣйствіямъ ариѳметики». § 46. «уѣздныя училища, открытыя для людей всѣхъ состояній въ, особенности предназначены для того, чтобы дѣтямъ купцовъ, ремесленниковъ и другихъ городскихъ обывателей, вмѣстѣ съ средствами лучшаго нравственнаго образованія, доставить тѣ свѣдѣнія, кои, по образу жизни ихъ, нуждамъ и упражненіямъ, могутъ быть имъ наиболѣе полезны». § 55 «Курсъ ученія въ 5ѣздныхъ училищахъ раздѣляется на три класса: на каждый назначается по одному году». § 57. «Во всѣхъ трехъ классахъ преподаются: 1) Законъ Божій, священная исторія и церковная исторія; 2) россійскій языкъ, включая въ высшую часть грамматики; 3) ариѳметика; 4) геометрія до стереометріи включительно, но безъ доказательствъ; 5) географія; 6) исторія Государства Россійскаго и всеобщая, но сокращенно; 7) чистописаніе, черченіе и рисованіе». § 67. «Число учителей опредѣляется по числу учениковъ и разрядовъ, на кои всякій классъ можетъ быть раздѣленъ; вообще полагается оныхъ пять: lj Законоучитель; 2) учитель россійскаго языка; 3) ариѳметики и геометріи; 4) географіи и исторіи; 5) чистописанія, черченія и рисованія». § 52 «Въ уѣздныхъ училищахъ обучаются только дѣти мужескаго пола». Къ Лубенскому уѣздному училищу Уставъ 1828 г. сталъ примѣняться только съ 1 августа 1833 г. Въ этомъ году «первѣйшій классъ былъ превращенъ 23 августа въ первый,и намѣсто его 1 августа 1834 года при уѣздномъ училищѣ было открыто училище приходское, гдѣ продолжалъ обученіе прежній преподаватель Иванъ Ивановичъ Писаревскій. Въ уѣздномъ училищѣ въ 1833 году состояли преподаватели: 1) по Закону Божію протоіерей Іаковъ Герасимовичъ Максимовичъ; 2) по русскому языку Митрофанъ Якименко (j- 1836 III 18); 3) по математикѣ Иванъ Михайловичъ Свириденко; 4) по исторіи Дмитрій Андреевичъ Лихопекинъ; рисованію за дополнительную плату обучалъ штатный смотритель Александръ Леонтіевичъ Бондаревъ, а съ 23 августа И. И. Писаревскій.
— 148 — Жалованье первыхъ учителей. Первые преподаватели за свой педагогическій трудъ получали весьма скудное вознагражденіе. При «заведеніи училища» для народнаго образованія въ примѣрномъ исчисленіи суммъ на ежегодное содержаніе уѣздныхъ («повѣтовыхъ») училищъ 51J 17 марта 1803 года расходъ опредѣлялся въ 1250 рублей ассигнаціями б2), именно: смотрителю ЗОО руб., двумъ учителямъ по 250 р., за наставленіе въ законѣ 75 р., за рисованіе 75 р., на содержаніе училищнаго дома, служителей и проч. ЗОО р. По штату 1828 года уже положено годично смотрителю 750 рублей ассигнаціями, учителямъ предметовъ по 625 р., законоучителю 500 р., учителю рисованія 200 р., на награды ученикамъ 50 р., на библіотеку и учебныя пособія 150 р., на разъѣзды смотрителю 200 р., на содержаніе дома, служителя и прочіе расходы 750 р. Законоучителю подобающее мѣсто отведено только во второмъ штатѣ, а въ первомъ онъ не упоминается, такъ какъ законъ Бо- Божій (по § 86 Устава 1804 г.) преподавалъ учитель русскаго и мѣстныхъ языковъ. Въ Лубенскомъ у. училищѣ законъ Божій преподавалъ К. М. Волынскій, учитель историческихъ наукъ. Въ 1820 г. сентября 25 впервые университетъ законоучителемъ опредѣлилъ духовное лицо, священника Лубенской соборной церкви—Іакова Романовича Стефановича (-J- 1826 г.). Быстрая смѣна смотрителей. Послѣ смерти Славинскаго надѣялся получить смотрительскую должность заслуженный учитель Волынскій, еще при жизни умершаго смотрителя, исполнявшій эту должность. Но университетъ 28 января 1820 г. въ Лубенское училище опредѣлилъ Григорія Савина Сергѣенкова, лохвицкаго мѣщанина, служившаго раньше ■*!). Приходскія училища по положенію отъ 24 января 1803 г. должны были учреждаться при каждомъ отдѣльномъ или двухъ приходахъ; но никакого отпуска денегъ на эти низшія народныя школы не дѣлалось, а открытіе и содержаніе ихъ предоставлялись доброй волѣ учредителей. Конечно, о какомъ-либо опредѣленномъ жалованьи учителямъ этихъ училищъ и рѣчи быть не можетъ. 52). 1839 г. мая 1 повѣленр счетъ вести на серебро, считая 1 рубль серебренный въ 3 руб. 60 коп. ассигнаціями.
-- 149 — въ Лохвицкой думѣ ратманомъ (1801 г.), городовымъ старостою (1810—1811), бухгалтеромъ (1811—1812), а съ 21 февраля 1817 г. учителемъ математическихъ наукъ Лохвицкаго повѣтоваго училища. Сергѣенковъ только явился въ Лубенское п. училище и, не принимая дѣлъ, уѣхалъ обратно къ семьѣ въ Лохвицу, препоручивъ исполненіе своихъ смотрительскихъ обязанностей Волынскому. Волынскій подалъ прошеніе объ отставкѣ. Директоръ Огневъ прошеніе отклонилъ, а для обиженнаго Волынскаго въ Харьковскомъ университетѣ исходатайствовалъ назначеніе его исправляющимъ смотрительскую должность въ Золотоношскомъ п. училищѣ 14 апрѣля 1820 года; но оттуда Волынскій вскорѣ былъ перемѣщенъ смотрителемъ въ Елисаветградское п. училище. Сергѣенковъ рѣдко пріѣзжалъ въ Лубни, а изъ Лохвицы управлялъ Лубенскимъ п. училищемъ. Въ 1822 г. онъ подалъ прошеніе о перемѣщеніи его смотрителемъ въ Лохвицкое п. училище; но университетъ, вмѣсто перевода, совсѣмъ уволилъ Сергѣенкова отъ службы 18 октября, того же года, а 26 ноября смотрителемъ Лубенскаго п. училища перемѣстилъ смотрителя Орѣховскаго п. училища—Василія Ивановича Антонова, покинувшаго службу 2 сентября 1825 г. Того же сентября 30 смотрителемъ Лубенскаго п. училища университетъ опять назначилъ Сергѣенкова; но, по предложенію и. д. попечителя Харьковскаго учебнаго округа, Сергѣенковъ за прежнія провинности былъ вновь уволенъ отъ службы 11 октября, и того же 1825 года ноября 25 въ Лубенское п. училище смотрителемъ назначенъ отставной штабсъ-капитанъ Михаилъ Михайловичъ Барановскій, который 1 мая 1828 г. перемѣщенъ штатнымъ смотрителемъ Аккерманскаго п. училища. Въ Лубенское п. училище 5 сентября того же 1828 г. смотрителемъ былъ опредѣленъ Николай Осиповичъ Бубліевъ. Онъ отличался большей дѣятельностю чѣмъ его кратковременные предшественники. Въ 1838 г. января 7 онъ былъ перемѣщенъ смотрителемъ въ Обоянское училище. На его мѣсто 30 октября штатнымъ смотрителемъ въ Лубенское училище опредѣленъ Александръ Бондаревъ, который того же года октября 30 перемѣщенъ въ Харьковское. Того же числа въ Лубенское уѣздное училище назначенъ Харлампій Даниловичъ Здоровъ, прослужившій въ этой должности въ Лубнахъ 16 лѣтъ.
— 150 — Учащіеся. Къ 23 іюня 1816 года состояло учащихся въ классахъ: «первѣйшемъ» (приходскомъ) 15 (13 мальчиковъ и 2 дѣвочки), первомъ 12 (мальчиковъ), второмъ 3 (мальчика). Въ слѣдующемъ учебномъ году число’ учащихся увеличилось. Ихъ было: въ первѣйшемъ классѣ 23 мальчиковъ 15 и дѣвочекъ 8), въ первомъ 14, а во второмъ 6. Съ этого года уже не встрѣчаются женскія имена въ числѣ учащихся даже въ классѣ первѣйшемъ, гдѣ къ 28 іюня 1817 г. числились ученицами: Алексѣенковы Евфросинія и Марія (дочери купца Семена А.), Вронская Доминикія (д. коллежскаго регистратора Осипа В.) Стефвновичъ Варвара (д. іерея Іакова С.), Стронская Уліана (д. дворянина Михайла С.), Чарнуцкія Софія и Марія (дочери провизора Семена Ч). Познанія учащихся опредѣлялись «шарами». Директоръ для каждой науки» назначалъ «извѣстное число шаровъ соразмѣрно важности и обширности оной», „напримѣръ, числомъ 90 можно означать степень совершенства въ алгебрѣ^ (уставъ 1804 г. §61). Въ Лубенскомъ у. училищѣ въ 1810 г. назначены были шары въ первѣйшемъ классѣ: священная исторія 40, -сокращенный катихизисъ 30,--ариѳметика 40, чтеніе гражданскихъ - книгъ 25, чтеніе церковныхъ книгъ 20,-чистописаніе 30, букварь 15, Правило для учащихся -25, въ первомъ классѣ: краткій катихизисъ 10, пространный катихизисъ 10, Должности человѣка и гражданина 10, россійское чистописаніе 20, ариѳметика ч. -1-я—40, латынскій языкъ 20;- во второмъ классѣ: Законъ Божій 10, россійская истот рія 10, всемірня исторія 15, россійское землеописаніе 10, всеобщее землеописаніе 10, россійское чистописаніе 10, ариѳметика ч. 2-я— 40, физика 30, географія («не проходилась за неимѣніемъ книгъ», а въ 1817 г. указано количество шаровъ 15), технологія («не проходилась за-неимѣніемъ книгъ», а въ 1817 г. проставлено предѣльное число шаровъ-40,) латинскій языкъ 15, нѣмецкій 10. естественная исторія съ зоологіей 20 (но въ 1817 г, указано число шаровъ 90, изъ которыхъ годовые шары проставлены слѣдующимъ ученикамъ: Ходолѣю Григорію 75, Яроцкѳму Григорію 85, Ваку- ленку Ивану 50, Силиванову Иліи 60, Науменку Даніилу 70, Муранову Константину 45). Въ 1824 г. по всѣмъ предметамъ и классамъ указано предѣльное число шаровъ 4; но въ 1827 г. встрѣ-
— ibi - чаемъ новыя предѣльныя числа шаровъ; напр. по Закону Божію во второмъ классѣ 60, физика 40, геометрія 30. Въ 1819 г. іюня 5 Главное Правленіе Училищъ «Книгу о должностяхъ человѣка и гражданина» замѣнило , чтеніемъ священнаго писанія, а «по излишеству» исключило изъ курла «начальныя правила естественной исторіи и начальныя правила технологіи». Того же года 5 іюля Правленіе предписало, «чтобы каждое утро предъ, начатіемъ ученія во всѣхъ гимназіяхъ, уѣздныхъ и приходскихъ училищахъ собирались учащіеся за полчаса до опредѣленнаго. времени и читана была одна глава изъ Новаго Завѣта въ присутствіи всѣхъ учителей». Педагогическіе Совѣты. Запись протоколовъ педагогическихъ засѣданій начинается съ 1817 года, въ которомъ написано три протокола. Въ первомъ засѣданіи обсуждалось заявленіе преподавателей Волынскаго и Лог- виновскаго „что ученики 1-го класса Стефановичъ Иванъ) и 2-го Мурановъ (Константинъ) при всемъ стараніи ихъ учителей, ни малѣйшаго не оказываютъ успѣха въ наукахъ, а посему положено, чтобы учитель Логвиновскій поговорилъ о семъ съ родителями тѣхъ учениковъ безъ дальнѣйшаго представленія высшему начальству44. Въ томъ же засѣданіи „разсуждали о томъ, что ученики 1-го и 2 го классовъ слабы въ чтеніи россійскихъ книгъ и правильномъ произношеніи словъ, а дабы усовершенствовать ихъ въ семъ, сколько можно, ■ учитель Логвиновскій принялъ на себя трудъ по сему предмету заниматься съ учениками въ училищѣ, на каковое занятіе опредѣлили 3-й и 4-й часъ въ среду и субботу, такъ какъ сіи часы для учениковъ свободны, поелику нѣтъ рисовальнаго учителя44. Но уже въ слѣдующемъ засѣданіи Логвиновскій отказался отъ этихъ занятій, а принялъ ихъ на себя также безвозмездно учитель Еремѣевъ. Въ третьемъ засѣданіи „разсуждали о томъ, что въ г. Лубнахъ день ото дня грязь увеличивается, и посему ученикамъ ходить въ классъ крайне неудобно, чрезъ что многіе изъ нихъ и не ходятъ уже въ оный; положили: поелику многіе изъ учениковъ по причинѣ великой грязи сами по себѣ не ходятъ въ классъ и тѣмъ лишаются изъясненія тѣхъ лекцій, которыя будутъ преподаваемы безъ нихъ прочимъ ученикамъ; (то) для того, задавъ всѣмъ ученикамъ повтореніе всего пройденнаго и выученнаго ими,
— 152 объявить, чтобы они въ классъ не ходили до уменьшенія грязи или до первыхъ будущихъ морозовъ». Въ 1818 году было 13 засѣданій. Въ первомъ изъ нихъ 20 января «разсуждали о причинахъ, побуждающихъ родителей дѣтей своихъ удалять отъ здѣшняго училища, не окончивъ въ ономъ курса наукъ, ибо де въ теченіи трехъ мѣсяцевъ выбыло изъ сего училища семь учениковъ мужеска пола и два женска, и утвердили главною причиною то, что изъ числа выбывшихъ не было ни одного ученика, кѳторого бы родитель, бывъ благомыслящимъ къ наукамъ, желалъ руководствовать сына своего учебною частію; нѣкоторые изъ благородныхъ, желая познакомить дѣтей своихъ съ денежнымъ интересомъ, не обременяя ихъ науками, за лучшее признаютъ опредѣлять дѣтей свѳихъ въ приказническую (канцелярскую) должность, гдѣ по словамъ ихъ, и малѣйшій трудъ не остается безъ вознагражденія; купцы, по природной наклонности своей къ промышленности и мало свѣдущіе о пользѣ наукъ, приготовляютъ дѣтей своихъ къ тѣмъ же оборотамъ, изъ каковыхъ и сами получаютъ значительный доходъ; а женскій полъ выбываетъ изъ училища для наученія рукодѣліямъ полу ихъ болѣе приличествуемымъ" Въ томъ же засѣданіи смотритель Славинскій предложилъ обсудить, <что за всѣми его [Славинскаго) совѣтами учитель Еремѣевъ слабаго и не похвальнаго поведенія своего не только не исправляетъ, но примѣтно отъ непомѣрныхъ расходовъ своихъ умножаетъ на себя долги такъ, что при недостаточномъ его состояніи изъ жалованья, получаемаго имъ (250 рублей и квартирныхъ 90 руб. ассигнаціями), никогда не можетъ оныхъ уплатить; а притомъ и происшествіе, случившееся съ нимъ 15 числа сего мѣсяца и состоящее въ томъ, что онъ нерасторопностію и слабостію своею довелъ себя до того, что здѣшній священникъ Яковъ (Романовичъ) Стефановичъ (•)• 1826 г.) раздѣвши его насильно въ своемъ домѣ до рубахи, не выпущалъ изъ онаго отъ 15 числа вечера до десяти часовъ утра 16 числа; какое происшествіе очерняетъ не только его, Еремѣева, но и весь кругъ составляющій здѣсь учебную часть. Послѣ чего съ общаго согласія, дѣланъ былъ ему, Еремѣеву, приличный выговоръ и усо- вѣщаніе. И получивъ отъ него обѣщаніе впредь удаляться неприличныхъ благородному человѣку, а при томъ наставнику отроковъ, поступковъ положили: что и ему, Еремѣеву, объявили, что ежели онъ и за симъ поведенія своего не исправитъ, то, не уважая и
— 153 — недостачества его, представленъ будетъ къ высшему начальству для удаленія отъ должности, занимаемой имъ при семъ училищѣ. Штатный Смотритель Максимъ Славинскій, учитель Кириллъ Волынскій, учитель Петръ Логвиновскій, учитель Карпъ Еремѣевъ4'. Іюля 7 смотритель совѣту объявилъ, что поелику купецъ Борисъ Андреевичъ Ивакинъ, въ коего домѣ помѣщалось училище, намѣренъ оный домъ разобрать, такъ какъ на плану 53) отошелъ онъ на улицу ы), то онт, смотритель, книги принадлежащія неподвижной училищной библіотекѣ, книжный магазинъ 55), дѣла до канцеляріи училищной принадлежащія, и многія другія вещи взялъ къ себѣ на квартиру; а 6 училищныхъ шкафовъ, 3 учительскіе столы, 3 табурета и 3 черныя доски съ треножниками, по согласію отосланы къ почетному смотрителю сего училища (Ѳеодору Прокофьевичу Голованеву). Послѣ чего разсуждали о домѣ, какой бы можно нанять подъ училище. Но никто такового дома не имѣетъ въ виду, кромѣ флигеля г. надворнаго совѣтника Хильдебранта (Петра Петровича бе), въ которомъ можетъ помѣститься училище, но требуетъ не мало значущей подчинки; который флигель осмотрѣть и о немъ перего- вз). Планъ составлялся по предписанію Полтавскаго губернскаго правленія отъ 1 марта 1818 г. Оно гласитъ: „Малороссійскій военный губернаторъ (Н. Г. Репнинъ) по крайнему стѣсненію нынѣ въ г. Лубнахъ въ гостинномъ дворѣ (на соборной церковной площади) торговыхъ лавокъ и по близости къ нимъ обывательскихъ домовъ, находитъ не только безобразіе и неудобность для торговцовъ, но и самую даже опасность на случай могущаго случиться иногда пожара, почему признаетъ необходимымъ поручить ему, губернатору (Михаилу Ивановичу Бравину), распорядиться о перенесеніи ихъ (лавокъ) на другое мѣсто, для чего предписать Лувенскому городничему (Ѳеодору Ѳеодоровичу Пинкорнели), головѣ (Б. А. Ивакину) и Кременчугскому землемѣру изыскать удобное мѣсто для перенесенія лавокъ и раздѣлить оныя между теперешнихъ хозяевъ" (Луб. город, архивъ за 1818 г. № 483). 84). Полтавскую. 55) , При уѣздномъ училищѣ былъ складъ учебниковъ, которые продавалъ одинъ изъ учителей. 56) . Сосѣдній домъ съ теперешнимъ училищемъ. Нынѣ этотъ домъ принадлежитъ внучкѣ Хильдебранта Софіи Платоновнѣ Ильяшенко, см. примѣч. 95.
— 154-— ворить съ г. почетнымъ смотрителемъ взялъ на себя трудъ штатный смотритель Славинскій“. Но 4 августа Славинскій докладывалъ совѣту'4. Хотя время начинать ученіе уже и приблизилось, но какъ г. полковникъ квартирующаго въ Лубнахъ Куринскаго полку Бибиковъ въ нанятомъ уже домѣ не допускаетъ училищу помѣститься, предполагая тотъ домъ для полковой канцеляріи и для квартиры своего адъютанта, то они, господа учители, объявили бы пріѣхавшимъ ученикамъ, что кто изъ нихъ желаетъ, можетъ отлучиться въ домъ свой до 1-6 числа сего августа». Декабря 3 «учители Волынскій, Логвиновскій и Еремѣевъ, послучаю болѣзни штатнаго смотрителя Славинскаго, которая случилась съ нимъ прошедшаго ноября 26 числа, и коя лишила его, Славинскаго, употребленія языка, рукъ, ногъ и другихъ членовъ—положили между собою въ педагогическомъ засѣданіи совѣщаніе, кому изъ нихъ исправлять должность штатнаго смотрителя и, наконецъ, избрали Волынскаго, который отнесся о семъ рапортомъ къ г. Полтавской губерніи директору училищъ Ивану Дмитріевичу Огневу; почему и былъ въ ономъ званіи утвержденъ впредь до выздоровленія смотрителя Славинскаго». По Славинскій уже не выздоровѣлъ, а скончался въ слѣдующемъ 1819 году декабря 28. Въ 1816 году записанъ только одинъ протоколъ 9 января, гдѣ обсуждали объ опаздываніи учениковъ послѣ праздниковъ, о предложеніи учителя Логвиновскаго безвозмездно преподавать французскій языкъ зченикамъ одинъ часъ въ недѣлю и о предложеніи учителя Еремѣева безвозмездно обучать учениковъ «рисовальному искусству въ среду и въ субботу по два часа". Затѣмъ прекращается запись протоколовъ педагогическихъ совѣщаній. Въ записи отъ 1 августа 1835 г. говорится о началѣ ученія. Законоучитель Г. Максимовичъ отслужилъ молебенъ въ училищѣ «въ присутствіи уѣзднаго судьи, стряпчаго и другихъ почетныхъ чиновъ и гражданъ, при чемъ учиники стояли по два врядъ въ залѣ». Послѣ молебна пропѣто было многолѣтіе Государю Императору и всему Августѣйшему Императорскому Дому; потомъ всѣ классы окроплены св. водою, и ученики приложились къ св. кресту, были переведены въ высшіе классы и потомъ распущены (по домамъ), а 2-го числа поутру начато ученіе». Выбыли ученики: 1) съ аттестатами объ окончаніи курса ученія: Черневъ Иванъ Кирилловъ, Стронскіи Гавріилъ Васильевъ, Акименко Семенъ Максимовъ и Симоновъ Матвѣй Терентіевъ: 2) безъ аттестата: Крупиліонъ
— 155 — Иванъ, Гаврикъ Даніилъ Максимовъ и Акименко Кириллъ. Въ томъ же году въ засѣданіи совѣта 2 сентября рѣшено: 1) «учениковъ, заслужившихъ вниманіе учителей по нравственности и отличнымъ успѣхамъ въ теченіе августа мѣсяца, написать имена на доскѣ», и записаны (1 кл.) Оробьевскій Васи чій, Шульгинъ Алексѣй, (2 кл:) Примо Александръ, Березнякъ Филиппъ, (3 кл:) Иноземцевъ Андрей и Чеберякъ Николай; 2) «предложить учителю приходского училища заниматься съ учениками краткимъ катихизисомъ по одному разу въ недѣлю для лучшаго успѣха по сему предмету», и учитель согласился заниматься по пятницамъ; 3) назначить какъ въ семъ (приходскомъ), такъ и въ уѣздномъ училищѣ лучшихъ и благонадежнѣйшихъ учениковъ, которые до прихода учителей въ классы заставляли бы другихъ заниматься повтореніемъ пройденнаго изъ тѣхъ предметовъ, какіе по расположенію каждаго дня слѣдуютъ». Записи эти закончены 1840-мъ годомъ. Въ педагогическихъ совѣтахъ назначались дни для экзаменовъ «частныхъ» (переводныхъ) и «публичныхъ» (актовъ]. Въ совѣтѣ 18 апрѣля 1847 г. почетный смотритель А. С. Алексѣевъ предложилъ учителямъ собираться каждую субботу и обсуждать недѣльные успѣхи и поведеніе учениковъ; первое такое засѣданіе ознаменовалось лишь тѣмъ, что рѣшили наказать розгами 12 учениковъ, каждаго по опредѣленному количеству ударовъ (отъ 2 до 10)- Совѣтскія совѣщанія оживились со вступленіемъ попечителя Николая Ивановича Пирогова (1858 VII 18—1861 III 13) въ управленіе Кіевскимъ учебнымъ округомъ. Въ 1859 г. января 28 обсуждались «способы преподаванія учебныхъ предметовъ». Послѣ продолжительнаго обсужденія рѣшено о методахъ преподаванія уроковъ въ совѣтѣ заслушать письменные доклады отдѣльныхъ преподавателей. Первый 17 февраля прочелъ свою записку законоучитель Г. Г. Максимовичъ, потомъ учитель русскаго языка Д. Г. Крестинскій 29 апрѣля, затѣмъ 20 мая учитель математики 3. А. Дмоховскій. Законоучитель говорилъ: «Мы имѣемъ дѣло съ дѣтьми, дурно воспитанными, и не знающими даже значенія смысла словъ, не только славянскихъ, а и русскихъ; отсюда открывается для законоучителя необходимость дѣйствовать сперва на мысль, а потомъ на чувство дѣтей» и «на сердце дѣйствовать одными разсказами, болѣе или менѣе трогательными и поучительными». Кре-
— 156 — стинскій писалъ что онъ первоначально пріучаетъ своихъ учениковъ правильно произносить слова и читать осмысленно съ умѣніемъ пересказать кратко прочитанное и стихи заученные наизусть; а обученіе грамматикѣ онъ начинаетъ съ ознакомленія учениковъ съ составомъ предложенія, преимущественно практически, т. е. чтобы ученики сами умѣли составлять простыя и распространенныя предложенія, а потомъ уже онъ переходитъ къ изученію частей рѣчи. Записка Дмоховскаго написана на 'Двухъ листахъ преимущественно съ общими философскими разсужденіями. Онъ пишетъ: «Наставнику необходимо дѣйствовать на силу мышленія своего воспитанника и благоразумно возбуждать къ дѣятельности», «первоначальныя упражненія должны быть весьма просты и просто выражены, всякое отвлеченное сужденіе не умѣстно»; не нужно сначала употреблять весьма большихъ чиселъ», «не оставлять ничего безъ основательнаго объясненія», «давать ученикамъ задачи съ самыми простыми условіями, возбуждающими дѣтскую любознательность», потомъ «приступать къ задачамъ съ вопросами при условіяхъ болѣе и болѣе сложныхъ»; «ученики должны говорить съ полнымъ сознаніемъ, а потому не должно дозволять имъ учить правила и опредѣленія наизусть». Всѣ эти записки и совѣтскіе протоколы отсылались въ учебный округъ. Въ 1860 г. мая 13 въ совѣтѣ обсуждался проектъ устава низшихъ и среднихъ училищъ: 1) о школѣ грамотности (глава II) и 2) о народныхъ училищахъ низшихъ и высшихъ (гл. III). Сентября 23 того же года совѣтъ обсуждалъ записки, представленныя смотрителемъ Д. Д. Тирютиномъ и учителемъ исторіи В. С. Ше- вичемъ объ открытіи воскресной школы въ г. Лубнахъ. Шевичъ въ своей запискѣ пишетъ: «Въ прежнихъ школахъ и трудъ, и усердіе и польза соединялись и скрѣплялись словами: форма, жалованье, пенсія, награда—въ школѣ воскресной (они) потеряли свою важность передъ мыслью о воскресеніи отупѣвшей мысли нашихъ меньшихъ братій . къ жизни». «Воскресная школа да будетъ возрожденіемъ народа къ сознательному исповѣданію христіанства. Большинство простонародія въ окрестностяхъ и въ г. Лубнахъ до того привыкло, сроднилось съ своего безграмотностью и неразвитостью, что умѣніе читать между здѣшними крестьянами почитается роскошью, предназначенную для сословій только высшихъ». «Письмо и грамота необходимы народу, какъ остріе меча,
— 157 — какъ огонь, безъ того и другого жизнь народа была бы жизнью дикихъ». Тирютинъ говоритъ: «Мысль объ учрежденіи воскресной школы при Лубенскомъ у. училищѣ занимала меня со времени открытія воскресной школы при Полтавской гимназіи», я «въ маѣ мѣсяцѣ настоящаго года посѣщалъ Полтавскую воскресную школу и вынесъ убѣжденіе, что начало и условія, на которыхъ получила существованіе и дѣйствуетъ эта школа, могутъ быть приняты безъ всякаго отъ нихъ уклоненія и съ явною пользою въ тѣхъ уѣздныхъ городахъ, гдѣ г. г. преподаватели уѣздныхъ и приходскихъ училищъ, независимо отъ своихъ трудовъ, готовы удѣлить по два часа на обученіе грамотѣ и письму промышленнаго и ремесленнаго класса людей, которые только въ эти [святые дни, будучи свободны отъ своихъ обычныхъ занятій въ потѣ лица, могутъ воспользоваться наукою грамоты, открывающею для нихъ путь къ самосознанію и образованію своей души». Всѣ преподаватели поддерживали благую мысль и предложили безмездно по воскресеніямъ и праздникамъ заниматься въ новой школѣ. Директоръ училищъ 11 октября разрѣшилъ открыть воскресную школу при Луб. у. училищѣ. Школа открыта въ Лубнахъ 25 марта 1861 г. Ректоръ Луб. у. дух. училища Андрей Яковлевичъ Максимовичъ (сынъ бывшаго законоучителя и ученикъ Луб. у. училища) 23 марта разрѣшилъ преподавателями въ воскресную школу приглашать учителей, ввѣреннаго ему училища. Законоучитель Луб. у. Г. Г. Максимовичъ 27 марта опредѣленъ наблюдателемъ воскресной школы. До наступленія каникулъ школу посѣтило 92 желающихъ учиться, но постоянно посѣщало только 32. Въ 1861 г. мая 15 уже совѣтъ, представилъ высшему начальству о закрытіи воскресной школы», ибо ученики «перестали посѣщенія въ школу, и такъ какъ учениковъ въ воскресной школѣ, въ продолженіи нѣсколькихъ мѣ- сяцей, не было, и школа оставалась номинально». Школа 27 іюня была закрыта. Въ 1885 г. марта 8 обсуждалось въ совѣтъ празднованіе тысячелѣтія со дня кончины славянскаго просвѣтителя св. Меѳодія (j- 885 IV 6). Постановлено: 6 апрѣля 1) «послѣ Божественной литургіи въ соборной церкви ученикамъ собраться въ училищѣ; 2) торжественное собраніе начать пѣніемъ молитвы св. Духу, послѣ которой пропѣть тропарь св. Меѳодію; 3) завѣдующему училищемъ сказать рѣчь о подвигахъ славянскихъ первоучителей св. Кирилла
— 158 — и Меѳодія; 4) законоучителю сказать краткое слово; 5) по окончаніи рѣчей пропѣть хоромъ молитву за Царя и гимнъ: «Боже, Царя храни!» Въ 1889 г. марта 4 совѣтъ имѣлъ сужденіе о 15 руб. 45 коп., собранныхъ учениками на сооруженіе иконы св. Александра Невскаго «въ память чуда милости Божіей, явленной 17 октября 1888 г. на Курско-Харьково-Азовской желѣзной дорогѣ при слѣдованіи Ихъ Императорскихъ Величествъ и Августѣйшихъ Ихъ Дѣтей для постановки этой иконы въ классной комнатѣ». Совѣтъ постановилъ присоединить и пожертвованія преподавателей и ходатайствовать передъ начальствомъ о разрѣшеніи постановить эту икону въ училищномъ залѣ. Въ 1906 г. іюня 21 въ совѣтѣ рѣшено ходатайствовать о введеніи преподаванія языковъ французскаго и нѣмецкаго въ училищѣ вслѣдствіе просьбъ, заявленныхъ родителями 103-мя объ обученіи нѣмецкому языку и 99-го родителями объ обученіи языку французскому Въ 1909 г. января 28 по случаю столѣтія со дня рожденія Н. В. Гоголя совѣтъ рѣшилъ: 20 марта «послѣ уроковъ отслужить панихиду», а 13 апрѣля «устроить литературное утро» изъ «чтенія краткой біографіи», «пѣнія гимна», «пѣнія и чтенія отрывковъ изъ произведеній писателя». Въ 1911 г. января 12 въ совѣтѣ постановлено: «18 февраля отслужить панихиду по въ Бозѣ почившемъ Государѣ Императорѣ Александрѣ II; 19-го же февраля послѣ молебна въ зданіи училища устроить торжественный актъ съ литературно-вокальнымъ утромъ. Того же года 7 ноября по случаю 200-лѣтія со дня рожденія М. В. Ломоносова (р. 1711X1 8) въ совѣтѣ рѣшено: 8 числа въ соборной церкви на литургіи и панихидѣ присутствовать всѣмъ учащимся и учащимъ, а послѣ служенія собраться всѣмъ въ училищѣ въ торжественному акту, гдѣ послѣ народнаго гимна будетъ сообщена краткая біографія Ломоносова и очеркъ его трудовъ въ области искусства, затѣмъ ученики пропоютъ «Коль Славенъ» и прочтутъ Пушкина «Отрокъ», «Памяти М. В. Ломоносова» и хоръ пропоетъ: «Многія лѣта, многія лѣта, православный русскій Царь». Въ 1912 г. февраля 16 совѣтомъ опредѣлено отпраздновать столѣтній юбилей 25 августа въ воспоминаніе отечественной войны
- 159 — 1812 года, отслужить панихиду по въ Возѣ почившемъ Императорѣ Александрѣ I съ произнесеніемъ слова законоучителемъ и рѣчи смотрителемъ; ученики пропоютъ патріотическіе гимны и пѣсни, прочтутъ стихотворенія и басни; будутъ розданы юбилейныя брошюры; хоръ исполнитъ юбилейную кантату, и всѣ пропоютъ народный гимнъ. Въ 1913 г. февраля 8 состоялось постановленіе совѣта о празднованіи ЗОО-лѣтія царствованія Дома Романовыхъ: февраля 20 всѣ учащіеся и учащіе присутствуютъ въ соборной церкви на панихидѣ, февраля 21—на литургіи и въ училищѣ устроить торжественный актъ: отдѣленіе 1-е: рѣчь учителя исторіи «Лихолѣтіе и воцареніе дома Романовыхъ», ода «Слава Дому Романовыхъ» музыка Красногорскаго, «Осада Троицкой Лавры» А. К. Толстого прочтетъ ученикъ, Лихолѣтіе» стих. Навроцкаго прочт. ученикъ, «Памятникъ Козьмѣ Минину и кн. Пожарскому въ Москвѣ» стих. Розенгейма прочт. ученикъ, «о воцареніи Дома Романовыхъ» музыка И. Иванова исполнитъ хоръ, „Подвигъ Сусанина» муз. Г. К. Нахіопуло исполнитъ хоръ, «Иванъ Сусанинъ» стих. Рылѣева прочтетъ ученикъ, «Царь» стих. Навроцкаго прочт. ученикъ, пѣсни великорусскія исполнитъ хоръ; 2-е отдѣленіе: «Славься, славься», «Буря во грозу» исполн. хоръ, «Петербургъ» стих. Пушкина прочтетъ ученикъ, «Кто Онъ?» стих. Майкова прочт. ученикъ, «Два Великана» стих. Лермонтова прочт. ученикъ и т. д. Ревизіи. При университетскомъ управленіи Лубенское уѣздное училище не особенно часто было тревожено ревизорами («визитаторами») Намъ извѣстны только три такихъ посѣщеній: въ 1825 году посѣтилъ училище визитаторъ профессоръ Харьковскаго университета Василій Сергѣевичъ Комлинскій, въ 1831 г. сентября 20 ревизовалъ училище профессоръ Николай Михайловичъ Архангельсхій; того же года сентября 25 черезъ Лубны проѣзжалъ попечитель Харьковскаго учебнаго округа Владиміръ Ивановичъ Филотьевъ и сопровождавшій его визитаторъ Иванъ Яковлевичъ Кроненбергъ ревизовалъ Лубенское у. училище. Почти ежегодно посѣщали училище директора Полтавской гимназіи: Иванъ Дмитріевичъ Огневъ, Николай Андреевичъ Цертелевъ, Семенъ Васильевичъ Капнистъ и др,
— 160 — Удостоивали училище своимъ посѣщеніемъ и Полтавскіе губернаторы: 24 октября 1816 года директоръ училищъ И. Д. Огневъ предписываетъ смотрителю Славинскому приготовиться къ пріему Полтавскаго генералъ-губернатора князя Николая Григорьевича Репнина; при посѣщеніи училища велѣлъ бы ученику произнести заученное привѣтствіе, а испытаніе сдѣлалъ бы пріятнымъ». Въ 1836 г. мая 13 посѣтилъ училище Полтавскій, Черниговскій и Харьковскій генералъ-губернаторъ графъ Василій Васильевичъ Левашовъ, обратившій вниманіе на неудобство помѣщенія классовъ. Полтавскій гражданскій губернаторъ Павелъ Ивановичъ Могилянскій (1828 VII 15—1840 ѴШ 22) посѣтилъ училище два раза: 18 ноября 1831 г. и 22 іюня 1839 года; второе его посѣщеніе было уже по переходѣ училища подъ управленіе Кіевскаго учебнаго округа, къ которому “Полтавская губернія изъ Харьковскаго учебнаго округа была перечислена 26 апрѣля 1839 года. По переходѣ училища къ Кіевскому уч.-округу оно удостоено двукратнаго посѣщенія министрами народнаго просвѣщенія: 15 сентября 1850 г. училище посѣтилъ князь Платонъ Александровичъ Ширинскій-Шихматовъ и за образцовое веденіе дѣла благодарилъ смотрителя Харлампія Даниловича Здорова и законоучителя Іакова Герасимовича Максимовича, настоятеля Лубенской соборной церкви; а 18 сентября 1856 года Авраамъ Сергѣевичъ Норовъ экзаменовалъ учениковъ классовъ 1, 2 и 3, разсматривалъ ученическіе рисунки, въ приходскомъ училищѣ производилъ испытаніе учениковъ по Закону Божію, ариѳметикѣ и письму и благодарилъ учениковъ за успѣхи. Посѣщеній попечителями Кіевскаго учебнаго округа намъ извѣстно три: князь Александръ Прохоровичъ Ширин- скій-Шихматовъ посѣтилъ училище два раза: 3 іюня 1864 г. и 2 мая 1865 г., а генералъ-лейтенантъ Платонъ Александровичъ Антоновичъ 6 ноября 1868 г. Ревизовали училище: помощникъ попечителя Карлъ Ивановичъ Карлгофъ 22 сентяяря 1839 года. Михаилъ Андреевичъ Туловъ 18 марта 1865 года, Иванъ Яковлевичъ Ростовцевъ въ 1871 г. и инспекторъ училищъ 16 марта 1841 г. 16 марта 1841 г. Отъ послѣдняго смотритель училища Харлампій Дмитріевичъ Здоровъ получилъ «приказаніе собрать всѣхъ учениковъ и учителей, по причинѣ воскреснаго дня и дать ему знать, когда соберутся». «Прибывъ въ 12 часовъ въ училище г. инспекторъ училищъ изволилъ потребовать вѣдомости учителей за
—161 — послѣдній мѣсяцъ и, сообразуясь въ учительскими отмѣтками, вызывалъ й спрашивалъ самъ учениковъ, по программѣ, изданной Кіевскимъ учебнымъ округомъ, присланной въ прошломъ году для училищъ, рѣшительно не дозволяя учителямъ вмѣшиваться, а изволилъ замѣтить: 1) по Закону Божію ученики выученное наизусть знають хорошо, но мало понимаютъ; почему требовалъ, чтобы было обращено вниманіе на развитіе понятій учениковъ; спрашивать и требовать отъ нихъ поясненія говореннаго и выученнаго собственными словами и разнообразить вопросы; 2) по географіи въ 1 и 2 классахъ мало пройдено и вообще 'замѣтилъ, что мало были упражняемы ученики по нѣмымъ картамъ, а государствъ чертить наизусть на доскѣ не умѣли; по исторіи вообще отвѣчали неутовлетвори- тельно; 3) изъ русскаго языка по всѣмъ классамъ вообще отвѣчали слабо, что особенно велѣлъ запомнить это учителю сего предмета (Антону Андреевичу Невяровичу), который пф причинѣ болѣзни, не былъ и не могъ быть въ классѣ; 4) по ариѳметикѣ ученики (преподавателя Ивана Михайловича Свириденка) рѣшали задачи хорошо, но не знали опредѣленій. Вообще занятіе въ классахъ продолжалось почти до 6 часовъ». Почти такую же аттестацію объ училищѣ далъ И. Я. Ростовцевъ: «Лубенское училище, хотя и имѣетъ полный составъ учителей,но успѣхи учениковъ нельзя назвать вполнѣ удовлетворительными; особенно плохи успѣхи по ариѳметикѣ, да и самъ учитель (Николай Ѳедоровичъ^) Сокальскій во время экзамена не обнаружилъ достаточныхъ для наставника познаній; по закону Божію отвѣты учениковъ были неудовлетворительны (у учениковъ настоятеля Лубенской Троицкой церкви Григорія Герасимовича Максимовича, брата соборнаго настоятеля, бывшаго законоучителя училища (1828 III 19—1853 X 7) Іакова Герасимовича Максимовича); по русскому языку учитель (Константинъ Петровичъ Бочкаревъ) при своихъ способностяхъ могъ бы больше успѣть съ учениками». Остальные ревизоры были не такъ строги въ оцѣнкахъ и обыкновенно давали отзывы объ училищѣ одобрительные и даже похвальные, а законоучители Максимовичи всегда удостаивались похвалы за преподаваніе. Почетные смотрители. 57). 1. Лысенко Петръ Осиповичъ (1813—1815 г.г.) принадле57) Почетные смотрители при уѣздныхъ училищахъ учреждены 26 августа 1831 года (см. Сборникъ Постановленій т. I, стр. 666 изд. 1864
— 162 — жалъ къ выдающейся малороссійской фамиліи: его прадѣдъ Иванъ Яковлевичъ былъ Малороссійскимъ Черниговскимъ полковникомъ (1669—1673J и Переяславскимъ (1677—1678; 1690—1692) и получилъ гетманскій "универсалъ (1671 II 9) на село Осмаки, дѣдъ Ѳедоръ Ивановичъ былъ Малороссійскимъ генеральнымъ судьею (1741—ф 1746 III 6), его брата внукъ—извѣстный малороссійскій композиторъ Николай Витальевичъ Лысенко. Петръ Осиповичъ р. ок. 1766 г., въ 1783 г. получилъ чинъ войскового товарища, въ 1797 г.—титулярнаго совѣтника, въ 1813 г. назначенъ почетнымъ смотрителемъ Лубенскаго повѣтоваго училища 16 февраля 1815 года къ такой же должности перемѣщенъ въ Кременчугское п. училище, въ каковой должности и скончался 28 февраля 1818 г. 2. Голованевъ Ѳедоръ Прокофьевичъ вступилъ въ службу волонтеромъ въ [с.-петербургскій госпиталь 18 ноября 1788, произведенъ въ лѣкаря и опредѣленъ въ Кіевскій карабинерный (потомъ драгунскій) полкъ 25 іюня 1790 г.; въ томъ же полку онъ назначенъ штабъ-лекаремъ 22 іюня 1797 г. Изъ полка по прошенію онъ уволенъ 4 іюня 1804 г. и 1 августа того же года опредѣленъ смотрителемъ въ Лубенское хозяйство богоугодныхъ заведеній, отъ какой должности уволенъ 29 мая 1810 года. По предложенію Малоросійскаго генералъ-губернатора князя Якова Ивановича Лобанова Ростовскаго принялъ званіе попечителя Лубенскаго Богоугоднаго Заведенія 25 іюня 1812 г. По избранію дворянства министромъ народнаго просвѣжѳнія утвержденъ почетнымъ смотрителемъ Луб. п. училища 18 февраля 1818 г. 3. Нежинцевъ Иванъ Павловичъ изъ великороссіянъ. Въ службу онъ вступилъ 22 января 1785 г. въ Харьковское губернское правленіе канцеляристомъ, а 22 сентября того же года онъ губернскій регистраторъ «17 февраля 1792 г.—каптенаріусъ Лейбъ-гвардіи и 26 того же мѣсяца—фурьеръ, а 1 января 1797 г.—отстав- года). Они избираются „изъ мѣстныхъ помѣщиковъ, наиболѣе расположенныхъ къ наукамъ и имѣющихъ личныя достоинства, къ сему званію потребныя*; „будучи покровителями училищъ въ каждомъ уѣздѣ, имѣютъ за ними общій надзоръ и пекутся о выгодахъ оныхъ' (тамъ же стр. 667). Въ Уставѣ 1828 года говорится: § 49. (Почетные смотрители') „избираются изъ пользующихся общимъ уваженіемъ дворянъ или чиновниковъ живущихъ въ томъ уѣздѣ, или по крайней мѣрѣ въ той губерніи, коими будетъ изъявлено желаніе принять не себя сіе званіе*.
— 163 — ной поручикъ. Женился онъ на богатой невѣстѣ Аннѣ, единственной дочери помѣщика с. Гонцовъ—Николая Петровича Огронови- ча (Корнѣевича), женатаго на дочери Городисскаго сотника Ивана Кирилловича Кодинца—Парасковіи 58). Поселившись въ Гонцахъ, Нѣжинцевъ сталъ скупать имѣнія у сосѣднихъ помѣщиковъ и Козаковъ 59 *). Въ 1824 г. сентября 4 онъ былъ утвержденъ почетнымъ смотрителемъ Луб. п. училища, въ каковой должности оставался до 5 мая 1834 г. Свою единственную дочь Парасковію выдалъ за кременчугскаго помѣщика Степана Григорьевича Кирьяко- ва, котораго сынъ Григорій Степановичъ былъ Дубенскимъ уѣзднымъ предводителелъ дворянства (1859—1865), а внукъ Андрей Григоровичъ Кирьяковъ нынѣ состоитъ товарищемъ директора Лубенскаго городского банка. 4. Скаржинскій Михаилъ Ивановичъ (р. 1790 VIII 7) поступилъ на службу въ Черниговскій почтамтъ, 20 октября произведенъ въ губернскіе регистраторы, 31 декабря 1807 г.—въ колл. регистраторы, 31 декабря 1810 г.—въ Серпуховскій уланскій полкъ съ переименованіемъ изъ губ. секретарей въ корнета 10 мая 1813 г., въ 1814 г. января 14 произведенъ въ подпоручики, 31 января переведенъ въ Борисоглѣбскій драгунскій полкъ, 16 февраля 1816 г. произведенъ въ поручики, а 28 марта 1818 г. отъ службы уволенъ въ чинѣ штабсъ-капитана. Въ 1814 году участвовалъ въ походѣ во Францію. По выходѣ въ отставку онъ былъ безъ службы до 1829 г. Въ этомъ году 25 сентября онъ вступилъ въ должность Лубенскаго предводителя дворянства. Въ 1835 г. мая 5 онъ утвержденъ почетнымъ смотрителемъ Лубенскаго уѣзднаго училища 61). 5. Алексѣевъ Александръ Степановичъ (р. 1802 г.) по окончаніи курса наукъ въ Пажескомъ корпусѣ поступилъ корнетомъ 20 марта 1821 г. въ Ахтырскій гусарскій полкъ, 20 мая 1824 г. произведенъ въ поручики, 2 іюня назначенъ полковымъ адъютантомъ и 26 апрѣля 1826 г. уволенъ отъ службы ротмистромъ. Въ 5в) Въ Родословникѣ В. Л. Морзалевскаго (II, стр. 381) Парасковія значится дѣвицею. 59) Много такихъ купчихъ въ подлинникахъ хранится въ Полтавскомъ музѣе генеральши Екатерины Николаевны Скаржинской и въ Кіаескомъ центральномъ архивѣ. в1) О Скаржинскихъ см. Труды Полт. уч. Коми. IX 67 пр. 14.
— 164 — 1827 г. коня 6 государственнымъ контролемъ опредѣленъ во временную Комиссію для рѣшенія счетовъ и счетныхъ дѣлъ прежняго времени на вакансію контролера съ переименованіемъ въ губернскіе секретари, 12 февраля 1829 г, уволенъ совсѣмъ отъ службы съ переименованіемъ въ штабсъ-ротмистры и того же года 26 сентября Дубенскимъ дворянствомъ избранъ въ должность хоронжаго, каковую должность отправлялъ съ 1 января 1830 г. по 26 сентября 1832 г. Этого же числа, по избранію дворянства, вступилъ въ должность Хорольскаго предводителя дворянства, въ каковой должности состоялъ по 16 сентября 1835 г. Въ 1836 г. онъ удостоился Высочайшей благодарности за труды по обезпеченію народа продовольствіемъ во время голода. Въ 1837 г. апрѣля 29 онъ утвержденъ почетнымъ смотрителемъ Луб. у. училища и въ этомъ званіи оставался по 1855 г. Состоялъ ^онъ и предводителемъ дворянства Лубенскаго уѣзда съ 1844 г. по 1856 годъ, Хорольскаго уѣзда—съ 1856 г. по 1859 годъ. 62). 6. Князь Голицынъ Николай Павловичъ поступилъ на службу 9 октября 1833 г. младшимъ письмоводителемъ канцеляріи попечителя Московскаго учеанаго округа, въ слѣдующемъ году держалъ испытаніе при Московскомъ университетѣ и получилъ званіе студента; 16 мая т. г. былъ перемѣщенъ въ министерство иностранныхъ дѣлъ съ причисленіемъ 24 мая къ Азіатскому департаменту, откуда уволенъ 4 марта 1840 г. и 4 іюля 1842 г. причисленъ къ министерству народнаго просвѣщенія. Въ 1843 г. апрѣля 29 онъ Высочайше командированъ въ Комиссію объ образованіи евреевъ, а 18 іюня опредѣленъ чиновникомъ особыхъ порученій при департаментѣ народнаго просвѣщенія. Января 4, года 1845 онъ покинулъ службу по домашнимъ обстоятельствамъ. Въ 1848 іюля 29 Высочайшимъ приказомъ онъ опредѣленъ въ Особую канцелярію министерства иностранныхъ дѣлъ и 5 августа причисленъ къ 3-й экспедиціи, въ коей опредѣленъ секретаремъ 7 сентября 1849 года, а по закрытіи экспедиціи 1 января 1852 г. опредѣленъ чиновникомъ особыхъ порученій VIII. кл. нри Государственной канцеляріи. Въ слѣдующемъ году 29 августа онъ перемѣщенъ въ канцелярію Кіевскаго и Подольскаго генералъ-губернатора, гдѣ ему поручались разныя служебныя обязанности. Въ 1855 г. октября 24 онъ про62) Въ его послужномъ спискѣ 1849 г. записаны дѣти: Степанъ (р. 1834 VI 2). Иларіонъ (р. 1841 II 18), Петръ (р. 1842 VII 2 f 1912 XII 23) Николай (1845 VII 13), Анна (р. 1839 X 18)
— 165 - изведенъ въ коллежскіе асессоры, а 20 ноября Высочайшимъ приказомъ перемѣщенъ къ должности почетнаго смотрителя Лубенскаго у. училища; 16 ноября 1858 г. онъ произведенъ въ надворные совѣтники, а 25 августа по прошенію уволенъ отъ должности почетнаго смотрителя. 7. Поповъ Василій Александровичъ (р. 1835 г.) получиль домашнее воспитаніе, прослушалъ курсъ наукъ по историко-филологическому факультету въ университетѣ Св. Владиміра и 3 апрѣля 1859 г. поступилъ на службу канцелярскимъ служителемъ въ Полтавскую палату уголовнаго суда, откуда 20 іюля 1860 года по прошенію перемѣщенъ въ Ярославскую казенную палату, но того же мѣсяца 26 числа по болѣзни уволенъ отъ службы. Уже послѣ выхода въ отставку 6 марта 1861 г. состоялось его производство въ чинъ коллежскаго регистратора. Въ 1864 г. февраля 11 онъ назначенъ почетнымъ смотрителемъ Луб. у. училища. Въ этой должности ему было суждено оставаться не долго: онъ скончался въ 1866 году отъ холеры и похороненъ въ своемъ родовомъ имѣніи 63) въ м. Рѣпіетиловкѣ. Женатъ онъ былъ на фрейлинѣ Александрѣ Алексѣевнѣ Бутурлиной. У нихъ былъ только одинъ сынъ Александръ (р. 1861 IV 20). Родъ Поповы производятъ отъ польскаго дворянина Побожъ-Поповскій, котораго потомки, состоя на русской службѣ, перемѣнили польскую фамилію «Поповскій» на русскую «Поповъ»* 64), такая тенденція тогда была у многихъ, намъ лично подлинную подпись извѣстнаго составителя дневника «Якова Андрѣевича Марковича вездѣ приходилось видѣть только въ трасскрипціи «Марковъ». 8. Косюра Василій Васильевичъ (р. 1842) окончилъ курсъ наукъ въ Харьковскомъ университетѣ по историко-филологическому факультету съ ученой степенью дѣйствительнаго студента 11 іюня 1865 г. Въ 1868 февраля 6 онъ былъ опредѣленъ почетнымъ смотрителемъ Луб. у. училища. Состоялъ онъ также 21 годъ участковымъ мировымъ судьею и съ 1892 г. предводителемъ дворянства Золотоношскаго уѣзда. 9. Горонескуль Иванъ Романовичъ былъ послѣднимъ смотрителемъ почетнымъ Лубенскаго уѣзднаго училища. Онъ (р. 1841 VI 4) окончилъ ученіе по юридическому факультету въ Харьковскомъ вз) Въ количествѣ 9000 десятинъ. 6і) См. И. Ф. Павловскаго «Родословная рода Поповыхъ”, 7 вып. Трудовъ П. ар. уч. Коммиссіи стр. 149—157.
—166 — университетѣ. Въ 1865 г. ноября 5 допущенъ къ исполненію обязанности комнатнаго надзирателя при пансіонѣ Екатеринославской гимназіи, а 23 февраля опредѣленъ исправляющимъ должность воспитателя при томъ же пансіонѣ, откуда по прошенію перемѣщенъ учителемъ русскаго языка въ Екатеринославское уѣздное училище. Въ 1867 г. мая 30 попечитель Кіевскаго учебнаго округа опредѣлилъ его надзирателемъ благороднаго пансіона при Кіевской 1-й гимназіи, въ 1870 г. февраля 24 онъ опредѣленъ и. д. воспитателя этого пансіона, а августа 25 произведенъ въ губернскіе секретари и 1 сентября уволенъ отъ служоы, по случаю избранія его въ участковые мировые судьи въ очередномъ земскомъ собраніи Зѣньковскаго уѣзда; въ каковой должности утвержденъ Правительствующимъ Сенатомъ 14 іюля 1871 г.; въ 1875 г. онъ и на слѣдующее трехлѣтіе былъ избранъ въ мировые судьи. Въ 1875 г. мая 28 Горонескуль былъ утвержденъ почетнымъ смотрителемъ Луб. у. училища. Съ 1 іюля 1879 г. Лубенское уѣздное училище переименованно въ двухклассное городское училище, и Горонескуль пересталъ училищу платить обязательныя пожертвованія (150 руб. ежегодно), считая свою обязанность оконченною. 10. Послѣ переименованія Лубенскаго уѣзднаго училища въ Лубенское городское училище 65) намъ извѣстенъ только одинъ почетный смотритель этого училища Григорій Николаевичъ Скар- жинскій (р. 1849 VII 14 j- 1810 X 4), вступившій въ службу юнкеромъ въ Николаевское кавалерійское училища 15 августа 1866 года. По окончаніи ученія въ этомъ училищѣ произведенъ въ корнеты лейбъ-гвардіи Гродненскаго полка 12 августа 1868 и 6 декабря т. г. назначенъ помощникомъ ремонтера съ переводомъ въ запасный экскадронъ лейбъ-гвардіи Гронд. гус. полка. Въ 1884 г. февраля 16 онъ Высочайшимъ приказомъ былъ зачисленъ въ кадръ № 3 гвардійскаго кавалерійскаго запаса. Въ 1886 г. октября 23 онъ утвержденъ попечителемъ Кіевскаго учебнаго округа въ зва- 65) Въ Высочайше 31 мая 1872 г. утвержденномъ Положеніи о городскихъ училищахъ о почетныхъ смотрителяхъ говорится: § 30 «При каждомъ городскомъ училищѣ полагается почетный смотритель". § 31. „Почетный смотритель городскаго училища, содержимаго на счетъ правительства, избирается инспекторомъ народныхъ училищъ на три года и утверждается въ этомъ званіи попечителемъ учебнаго округа. Почетные смотрители городскихъ училищъ, содержимыхъ на счетъ земства и городскихъ обществъ, избираются земствомъ и обществами на три года и утверждаются попечителемъ учебнаго округа".
— 167 — ній почетнаго смотрителя Лубенскаго городского училища. Онъ скончался въ чинѣ генералъ-маіора. Его жена Екатерина Николаевна урожденная Рейзеръ, Полтавскому губернскому земству поднесла цѣнный даръ, передавъ ему свою богатую коллекцію по Дубенскимъ и вообще малороссійскимъ древностямъ, хранящимся въ губернскомъ земскомъ музеѣ. Штатные смотрители. По уставу 8 декабря 1828 г. § 49, завѣдующій уѣзднымъ училищемъ штатный смотритель «избирается изъ учителей того же училища, отличившихся ревностію къ службѣ, хорошимъ поведеніемъ и знаніями». За сто лѣтъ существованія Лубенскаго училища изъ завѣдовавшихъ этимъ училищемъ намъ извѣстны только одинъ такой смотритель (Н. Ѳ. Сокальскій) и одинъ учитель—инспекторъ (нынѣ завѣдующій П. С. Прохоренко), при первомъ изъ нихъ это училище переименовано (въ 1879 г. съ 1 іюля) изъ уѣзднаго въ городское, при второмъ (въ 1913 г. съ 1 января)— изъ городского въ высшее начальное. 1. Первымъ смотрителемъ Лубенскаго уѣзднаго училища для устройства его 2 мая 1813 года Харьковскимъ университетомъ былъ опредѣленъ отставной поручикъ Степанъ Григорьевичъ Прут- ченко. Къ сожалѣнію, о его предыдущей службѣ намъ не удалось добыть никакихъ свѣдѣній. Смотрительская служба его сопровождалась какими-то большими непріятностями, подвергшими его даже суду начальства и нѣкоторое время вычету половиннаго жалованья съ передачею его смотрительскихъ обязанностей Лубенскому городничему Ѳеодору Ѳеодоровичу Пиркорнели 66). Но Харковскій университетъ оправдалъ Прутченка и возвратилъ его къ исполненію опять смотрительскихъ обязанностей, отъ которыхъ онъ былъ освобожденъ только съ 1 января 1816 года. По выходѣ въ отставку онъ съ своею женоы Іуліею Петровною проживалъ сначала въ с. Вязовкѣ, а потомъ въ с. Высшемъ Вулатцѣ 67). бб) Около 30 лѣтъ Пиркорнели состоялъ городничимъ въ г. Лубнахъ. Въ Лубенской соборной церкви 28 іюня 1827 г. изъ Лютеранства къ православію присоединены самъ Пинкорнели, его жена Марія и дѣти: Федоръ Іоаннъ, Николай, Александръ, Михаилъ и Елисавета. б?) См. прим. 39.
— 168 — 2. Славинскій Максимъ Григорьевичъ съ 1794 г. обучался въ Харьковскомъ Коллегіумѣ: грамматикѣ, поэзіи, риторикѣ, философіи и богословію, исторіи россійской и всеобщей, географіи, ариѳметикѣ, высшему краснорѣчію, языкамъ греческому и французскому очень съ похвальнымъ успѣхомъ, при отличномъ соблюденіи благонравія въ поведеніи. Въ службу въ г. Харьковѣ въ Слободкоукраинскую консисторію 23 ноября 1808 г. опредѣленъ подканцеляристомъ, а 3 января 1810 г.—канцеляристомъ, 24 апрѣля 1814 г,—помощникомъ секретаря и того же года 26 ноября правленіемъ Харьковскаго университета опредѣленъ протоколистомъ, за смертію секретаря правленія, исполнялъ секретарскія обязанности въ 1815 г. и въ то же время управлялъ дѣлами цензурнаго и испытательнаго комитетовъ. Въ 1816 г. марта 29 училищный комитетъ университета опредѣлилъ Славинскаго штатнымъ смотрителемъ Лубенскаго у. училища. Въ училищѣ онъ урегулировалъ часть канцелярскую и учебную: завелъ ученическіе списки, началъ составлять историческую записку училища и вести запись рѣчей, произнесенныхъ на публичныхъ испытаніяхъ. Но его управленіе училищемъ было непродолжительно—26 ноября 1818 г. у него «отняло языкъ, руки, ноги и употребленіе другихъ членовъ», по этому педагогическій совѣтъ избралъ учителя Волынскаго исполнять смотрительскую обязанность; а 28 декабря 1819 г. Славинскій скончался 68). Вдовѣ Харьковскій университетъ разрѣшилъ изъ суммъ Луб. училища выдать 96 рублей, издержанныхъ ею на погребеніе мужа и исходатайствовалъ выдать единовременное пособіе въ количествѣ годичнаго оклада умершаго смотрителя (ЗОО руб. ассигнаціями). 3. Сергѣенковъ Григорій Саввичъ обучался въ Воронежскомъ главномъ народномъ училищѣ. Въ Харьковскомъ университетѣ онъ выдержалъ испытаніе на званіе учителя «историческихъ наукъ» уѣздныхъ училищъ и 21 февраля 1817 г. опредѣленъ учителемъ въ Лохвицкое уѣздное училище, а 28 января 1820 г. онъ назначенъ штатнымъ смотрителемъ Лубенскаго у. училища, гдѣ ничѣмъ не проявилъ своей дѣятельности. Въ 1822 г. января 3 директоръ училища Огневъ дѣлаетъ ему замѣчаніе за нерадѣніе и небрежность по службѣ; 28 августа по предписанію университета Огневъ es) При погребеніи Славинскаго 19 декабря учитель Логвиновскій над- гробнымъ словомъ напутствовалъ своего смотрителя.
— 169 — объявляетъ Сергѣенкову выговоръ за самовольныя отлучки и за то же S іюня еще былъ оштрафованъ вычетомъ мѣсячнаго жалованья. Когда въ 1723 г. ему велѣно сдать дѣла новому смотрителю Антонову, то онъ директору подалъ рапортъ, что «книгъ и дѣлъ» никакихъ онъ отъ учителей, исполнявшихъ обязанности смотрителей до него (Волынскаго) и при немъ (Логвиновскаго) не принималъ, поэтому и сдавать ему нечего 69). 4. Антоновъ Василій Ивановичъ обучался въ Харьковскомъ уѣздномъ училищѣ, потомъ въ Слободко-украинской гимназіи и въ Харьковскомъ университетѣ до 1814 г. Въ 1816 г. августа опредѣленъ учителемъ математики, а съ 26 іюня 1818 г. учителемъ историческихъ предметовъ Изюмскаго у. училища, 17 марта 1820 г. перемѣщенъ въ Льговское у. училище, откуда того же года 4 мая обратно въ Изюмское училище перемѣщенъ учителемъ рисованія и историческихъ наукъ опредѣленъ 4 ноября т. г. съ предоставленіемъ ему исполненія обязанности шт. смотрителя съ 6 октября, въ каковой должности былъ утвержденъ 6 сентября 1821 г., а 6 октября 1822 г. онъ былъ шт. смотрителемъ перемѣщенъ въ Орѣховское у. училище, откуда того же года 26 ноября онъ перемѣщенъ въ Лубенское у. училище шт. смотрителемъ. Здѣсь онъ прослужилъ неполныхъ три года и вышелъ въ отставку (2 сент. 1825 г.). 5. Варановъ Михаилъ Михайловичъ по окончаніи ученія во 2-мъ кадетскомъ корпусѣ произведенъ 16 декабря 1812 г. въ прапорщики съ опредѣленіемъ въ Орловскій пѣхотный полкъ, 10 ноября 1816 г. произведенъ въ подпоручики, 24 апрѣля въ поручики, 21 мая 1819 г. переведенъ въ Чугуевскій уланскій полкъ, а 15 января 1820 г. по домашнимъ обстоятельствамъ уволенъ отъ службы, штабсъ-ротмистромъ; но 24 іюня 1821 г. опредѣленъ поручикомъ въ Орловскій пѣхотный полкъ. Въ 1823 г. февраля 24 опять уволенъ отъ службы. Въ 1825 г. ноября 25 онъ опредѣленъ шт. смотрителемъ Луб. у. училища съ переименованіемъ въ губернскіе секретари 11 марта 1826 г. За взятіе Парижа онъ имѣлъ серебряную медаль. Въ Лубнахъ оставался онъ не долго—7 мая 1828 университетъ перемѣстилъ его смотрителемъ въ имѣющее открыться Аккерманское у. училище. 69) Въ послужномъ спискѣ его за 1820 г. указаны дѣти: Михаилъ 16 лѣтъ, Алексѣй 2, Анна 13, и Агаѳія 9.
— 170 — 6. Бубліевъ Николай Іосифовичъ учился въ Таганрогскомъ у. училищѣ съ 1808 г. потомъ въ Таганрогской комерческой гимназіи (1811 VIII 2—1815 XI 26), гдѣ обучался: богословію, основаніямъ философіи, россійской словесности, россійской и всеобщей исторіи, россійской и всеобщей географіи, статистикѣ, естественной исторіи, комерція, алгебрѣ, геометріи, тригонометріи, физикѣ и греческому языку. По полученіи аттестата и по освобожденіи изъ мѣщанскаго общества, онъ опредѣленъ учителемъ 1-го класса низшаго отдѣленія Таганрогскаго у. училища 15 мая 1817 г. Въ 1819 г. декабря 3 опредѣленъ онъ учителемъ физико-математическихъ наукъ Гадячскаго у. училища и на эту же должность 27 августа 1821 г. перемѣщенъ въ Зѣньковское у. училище, но по прошенію Гадячскихъ дворянъ возвращенъ 6 сентября 1822 г. въ Гадячское училище, гдѣ 17 ноября 1823 г. ему поручено и преподаваніе рисованія. По рекомендаціи ревизора профессора Комлин- скаго отъ Харьковскаго университета 13 мая 1825 г. ему объявлена благодарность за исправность и -успѣхи его учениковъ. Въ 1828 г. сентября 5 онъ опредѣленъ шт. смотрителемъ Луб. у. училища, гдѣ 6 ноября 1839 г. ему поручено и преподаваніе рисованія. Въ 1833 г. января 7 онъ къ той же должности перемѣщенъ въ Обоянское у. училище *). 7. Бондаревъ Александръ Леонтіевичъ обучался въ Слободкоукраинской (т. е. Харьковской) гимназіи. Въ 1813 г. августа 20 Харьковскій университетъ опредѣлилъ его учителемъ низшаго отдѣленія 1-го класса Вознесенскаго у. училища, а 20 марта 1817 г. онъ опредѣленъ учителемъ «историческихъ наукъ» того ясе училища; 29 іюля 1818 г. за упраздненіемъ Вознесенскаго у. училища къ .той же должности онъ перемѣщенъ въ Ѳеодосійское у. училище, и къ той же должности, по прошенію, 14 августа 1819 г. онъ перемѣщенъ въ Зміевское у. училище; отсюда, по прошенію, къ той же должности 12 іюля 1824 г. онъ перемѣщенъ въ Ново- зыбковское у. училище. Въ 1827 г. августа 27 онъ опредѣленъ шт. смотрителемъ Ставропольскаго у. училища съ порученіемъ ему также исполнять должность учителя историческихъ наукъ съ полученіемъ жалованья по обѣимъ должностямъ; послѣднюю должность онъ исполнялъ по 1830 г. Въ 1832 г. августа 17 онъ, по *) Въ формулярномъ спискѣ отъ 1830 у Бубліева указаны дѣти: Марія 5 лѣтъ, Антонъ 3 и Назарій 4 мѣсяцевъ.
— 171 — прошенію, перемѣщенъ шт. въ Ромѳнское у. училище. Въ томъ же году 10 декабря по предложенію попечителя Харьковскаго учебнаго училищному комитету опредѣленъ шт. смотрителемъ въ Лубенское у. училище, въ отправленіе каковой должности вступилъ 1 февраля 1833 г. и 1 января 1834 г. уже сдалъ эту должность новому смотрителю, такъ какъ былъ перемѣщенъ въ Харьковское у. училище. 8. Здоровъ Харлампій Даниловичъ обучался въ Полтавской губернской гимназіи, потомъ съ 1823 г. въ Харьковскомъ университетѣ по словесному отдѣленію и послѣ окончанія здѣсь полнаго курса ученія Училищный Комитетъ Харьковскаго университета 23 агвустэ 1826 г. опредѣлилъ его учителемъ историческихъ наукъ въ Переяславское у. училище, откуда на ту же должность, по прошенію, былъ перемѣщенъ 1.1 іюля 1827 г. въ Лохвицкое у. училище. Здѣсь онъ, по предписанію директора училищъ исправлялъ должность штатнаго смотрителя въ 1830 году съ 9 мая по 11 сентября. Въ 1833 году, октября 30 онъ опредѣленъ шт. смотрителемъ въ Луб. у. училище, но отъ своего предмѣстника Баранова еле принялъ дѣла къ 1-му января. Завѣдывалъ онъ Лубен- скимъ у. училищемъ болѣе продолжительное время, чѣмъ это удавалось другимъ смотрителямъ. Его не удовлетворяли одни оптиски оффиціальныя своему начальству по сообщеніямъ полиціи, а сталъ провѣрять сообщенія послѣдней и столкнулся сильно съ полиціей по поводу неправильности свѣдѣній, сообщаемыхъ полиціей о частныхъ школахъ *). За отлично усердную службу отъ имени министра народнаго просвѣщенія директоръ училищъ 24 ноября 1844 г. объявилъ ему благодарность. Въ 1847 г. ноября 18 онъ къ той же должности былъ перемѣщенъ въ Гадячское у. училище, но послѣ смѣны въ Лубнахъ двухъ смотрителей, онъ опять изъ Гадяча 30 мая 1849 г. былъ обратно перемѣщенъ въ г. Лубны. За выслугою 25 лѣтъ 16 октября 1851 г. онъ Высочайшимъ приказомъ былъ уволенъ отъ службы съ мундиромъ и пенсіей. 9. Варвинскій 18 ноября 1847 г. изъ г. Хорола, гдѣ онъ былъ смотрителемъ училища, перемѣщенъ шт. смотрителемъ въ Лубенское у. училище (на мѣсто Здорова,}. Въ 1848 году въ Ма-_ лороссіи сильно начала косить народъ холера. Кіевскій учебный *) См. стр. 133.
— 172 — округъ разослалъ распоряженіе « о появленіи болѣзни доносить немедленно прямо попечителю» и «доносить ежедневно»; «вначалѣ не прекращать занятій, а извѣщать родителей», и если родители заберутъ болѣе половины учащихся, то прекращать ученіе, или если это признаетъ нужнымъ мѣстный комитетъ, по этому случаю' учрежденный”. Въ Лубенскомъ у. училищѣ этой болѣзнью заболѣло 7 учениковъ. И всѣ они выздоровѣли; но смотритель Бар- винскій отъ холеры скончался 16 іюня 1848 г. 10. Адлербаумъ Евстаѳій Евстаѳіевичъ происходилъ изъ шведскихъ дворянъ. Онъ 15 іюля 1813 г. вступилъ въ военную службу въ Нижегородскій пѣхотной полкъ, 21 мая 1816 г. переведенъ въ Полтавскій пѣхотный полкъ, 14 ноября переведенъ въ 3-й фурш- татный баталіонъ 3-й бригады, съ сентября 1829 г. состоялъ командиромъ этого баталіона. Продолжалъ онъ военную службу въ разныхъ полкахъ и должностяхъ до 4 марта 1848 г. Этого числа съ производствомъ въ маіоры онъ, по болѣзни, уволенъ отъ службы, а 25 сентября того же года онъ, съ переименованіемъ въ губернскіе секретари, опредѣленъ штатнымъ смотрителемъ Луб. у. училища, откуда къ той же должности 30 мая 1849 г. онъ былъ перемѣщенъ въ Хорольское у. училище 70 71). 11. Богдановъ Иванъ Николаевичъ образованіе получилъ въ домѣ родителей. Въ 1834 г. сентября 21 опредѣленъ учителемъ Хорольскаго приходскаго училища; 29 марта 1838 г. онъ опредѣленъ учителемъ русскаго языка въ Золотоношское у. училище, а 1843 г. ноября 19 къ той же должности перемѣщенъ въ Переяславское у. училище, гдѣ 5 іюня 1845 г. назначенъ членомъ Переяслав ской уѣздной еврейской училищной коммиссіи. Въ 1851 г. сентября 15 онъ опредѣленъ шт. смотрителомъ Лубенскаго у. училища. Но 14 окт. 1853 г. онъ обмѣнялся должностью съ смотрителемъ Переяславскаго у. училища ”)• 12. Свѣжевскій Александръ Гасперовичъ по окончаніи курса наукъ въ Уманскомъ Базиліанскомъ семиклассномъ училищѣ и по выдержаніи испытанія на званіе учителя французскаго языка, опто) Изъ его дѣтей указана только одна дочь Александра 19 лѣтъ (по формуляру 1848 г.). 71) Его жена Любовь Еникуцова, дѣти: Димитрій р. 1841 II 9, Василій р. 1847 г. VIII 10, Павелъ р. 1849 XII 14, Александра р. 1845 IV 11, Наталія р. 1852 VIII 21.
— 173 — редѣленъ учителемъ этого предмета въ Луцкое дворянское училище. Въ 1838 г. іюня 4 онъ перемѣщенъ въ Межибожское дворянское училище къ той же должности, а 29 сент. 1840 г.—въ Теофіоповское у. дворянское училище; 15 ноября 1842 г. попечитель кіев. уч. окр. одобрилъ грамматику, составленную Свѣжевс- кимъ для французскаго языка въ уѣздныхъ училищахъ; 15 марта 1851 Свѣжевскій опредѣленъ шт. смотрителемъ черниговскаго училища, откуда къ той же должности 9 сент. 1853 г. перемѣщенъ въ Переяславское у. училище и того же года 14 октября перемѣщенъ въ Лубенское у. училище шт. смотрителемъ. Но и въ Лубнахъ онъ оставался недолго—20 августа 1854 г. онъ перемѣщенъ шт. смотрителемъ еврейскаго училища 2-го разряда въ г. Гродно 72 * */ 13. Тирютинъ Денисъ Димитріевичъ окончилъ ученіе въ Могилевской гимназіи въ 1834 г. и здѣсь выдержалъ испытаніе на званіе учителя математическихъ наукъ въ уѣздныхъ училищахъ. Въ 1835 г. января 30 онъ опредѣленъ учителемъ этихъ наукъ въ Миргородское у. училище. Здѣсь онъ исполнялъ должность шт. смотрителя въ 1836 г. съ 22 февраля по 16 октября и съ 1 мая 1837 г. по 31 октября 1841 г. Въ 1851 г. декабря 1 ему объявлена благодарность за очень хорошіе успѣхи учениковъ, а 1 декабря 1853 г. Высочайше награжденъ 70 руб. за отлично усердную службу. Въ 1854 г. сентября 29 онъ опредѣленъ шт. смотрителемъ въ Лубенское у. училище. Здѣсь онъ прослужилъ 8 лѣтъ. Въ 1856 г. онъ получилъ знакъ безпорочной 20-лѣтней службы, въ 1860 г. декабря 24 послѣ выслуги 25 лѣтъ онъ оставленъ на службѣ еще на 5 лѣтъ, а 2 октября 1862 г. его перемѣстили шт. смотрителемъ въ Полтавское у. училище тз) 14. Котляровъ Иванъ Петровичъ окончилъ полный курсъ ученія въ Новгородсѣверской гимназіи въ 1850 г. и въ 1851 г. здѣсь выдержалъ испытаніе на званіе учителя математики въ у. училищахъ, и того же года мая 9 опредѣденъ учителемъ математики въ Новгородсѣверское у. училище, здѣсь 6 января 1859 г. Высочайше награжденъ ста рублями за усердіе по службѣ и 28 де72) Его жена Наталія Стефановна Нечай, дѣти: Евгеній р. 1853 IX 23, Ольга р. 1841 XI 23. тз) Его ж. Марія Яковлева Тукалевская, д. Андрей р. 1844 X 17 Ѳеодоръ р. 1847 VI 8, Димитрій р. 1850 X 12, Анна р. 1854 XII, 30.
— 174 — кабря 1860 г. за то же награжденъ 130 руб. Въ 1862 г. ноября 6 онъ опредѣленъ шт. смотрителемъ Луб. у. училищъ; но 20 декабря 1863 г. онъ къ той же должности перемѣщенъ въ Новго- родсѣверское у. училище 74). 15. Митькевичъ Аѳанасій Васильевичъ—сынъ священника. По уволненіи изъ богословскаго класса Казанской духовной семинаріи и изъ духовнаго званія, онъ одинъ годъ слушалъ лекціи въ въ Казанскомъ университетѣ, затѣмъ въ университетѣ св. Владиміра выдержалъ испытаніе на званіе учителя русскаго языка у. училища, но за неимѣніемъ вакансіи по этому предмету, онъ опредѣленъ испр. должность учителя исторіи въ Козелецкое у. училище, въ каковой должности и утвержденъ 23 сент. 1838 г. Въ 1846 г. марта 13 онъ перемѣщенъ въ Суражское у. училище учителемъ русскаго языка; 20 іюня 1851 г. къ той же должности онъ перемѣщенъ въ Нѣжинское Александровское греческое училище, а 26 сентября того же года онъ опредѣленъ шт. смотрителемъ Ново- зыбковскаго у. училища. Въ 1862 г. ноября 6 ему окончилось 25 лѣтъ службы, и онъ оставленъ на службѣ еще на 5 лѣтъ. Въ 1863 г. декабря 20 онъ назначенъ шт. смотрителемъ въ Луб. у. училище. Въ 1865 г. января 25 Кіевскій попечитель учеб. округа назначилъ его повѣреннымъ отъ учебнаго вѣдомства при избирательныхъ съѣздахъ. За выслугою 30 лѣтъ службы въ 1866 г. онъ вышелъ въ отставку и на жительство переселился въ Нѣжинъ 75) 16. Будянскій Василій Павловичъ окончилъ курсъ ученія въ Полтавской гимназіи въ 1852 г. и въ 1854 г. въ университетѣ св. Владиміра выдержалъ испытаніе на званіе учителя математики въ уѣздныхъ училищахъ; въ этомъ же году 14 іюля онъ опредѣленъ учителемъ математики въ Козелецкое у. училище и 27 іюня 1856 г. къ такой же должности перемѣщенъ въ Кобелякское у. училище. Въ 1867 февраля 14 онъ опредѣленъ шт. смотрителемъ Лубенскаго у. училища, а 17 іюня 1868 г. къ такой же должности перемѣщенъ въ г. Прилуки. 17. Мачеха Иванъ Павловичъ (р. 1831 X 22) окончилъ'курсъ ученія въ Полтавской гимназіи въ 1848 г. и здѣсь же выдержалъ * 7 74) Жена Софія Андреевна. 7б) Жена его Марія Хоменкова, дѣти: Николая р. 1855 V 31, Василій р. 1858 X 2, Анастасія р. 1852 VI 14, Марія р. 1853 XII 26, Анна р- 1864 II 4.
— 175 — установленное испытаніе на' званіе учителя исторіи и географіи въ уѣздныхъ училищахъ. Въ 1850 г. ноября 5 онъ опредѣленъ ид. учителя исторіи въ Роменскомъ у. училище, а 8 ноября того года онъ къ той же должности перемѣщенъ въ Луб, у. училище, гдѣ и былъ утвержденъ учителемъ исторіи 2 мая 1851 г. Изъ Лу- бенъ 3 октября 1856 г. онъ учителемъ исторіи былъ перемѣщенъ въ Черниговское у. училище. Здѣсь въ 1861 г. избранъ дѣйствительнымъ членомъ Статистическаго комитета. Въ 1862 г. апрѣля 27 онъ опредѣленъ шт. смотрителемъ Прилукскаго у. училища и по этому званію состоялъ предсѣдателемъ Прилукской еврейской училищной комиссіи. Въ 1866 г. января 15 Кіевскій попеч. уч. окр. назначилъ его членомъ училищнаго совѣта отъ министерства н. п. Въ 1868 г. іюня 17 Мачеха перемѣщенъ смотрителемъ шт. въ Лубенское у. училище. Въ 1869 г. онъ назначенъ членомъ Лубенскаго у. училищнаго совѣта въ 1871 г. за усердіе награжденъ 150 руб. изъ спеціальныхъ средствъ у. училища; въ 1872 г. іюня 28 онъ избранъ членомъ Луб. городской управы и временно исправлялъ должность Луб. городского головы, и въ этомъ же году 13 декабря опредѣленъ онъ наставникомъ русскаго языка въ Бейрутскую учительскую семинарію. 18 Сокальскій Николай Ѳеодотовичъ родился 11 мая 1834 года, въ г. Лубнахъ; его отецъ Ѳеодотъ Стефановичъ служилъ долго шгабъ—лѣкаремъ городовымъ. Николай воспитывался въ Полтавской дух. семинаріи и окончилъ полный курсъ ученія, при Полтавской гимназіи онъ выдержалъ испытаніе на званіе учителя математики въ уѣздныхъ училищахъ. Въ 1859 г. іюля 17 онъ опредѣленъ учителемъ математики въ Минское у. училище, откуда 9 іюня 1861 г. къ той же должности перемѣщенъ въ Лубенское уѣздное училище. Здѣсь онъ провелъ все остальное время своей службы*). За свое усердіе по службѣ онъ нѣсколько разъ получалъ денежныя награды. За 60 лѣтъ своего существованія Лубенское уѣздное училище первый разъ удостоилось получить начальника непосредственно изъ своихъ преподавателей. Въ 1874 7б) Его ж. Марія Викторовна Енбулаевна, д: Константинъ р. 1858 X 22. Александръ р. 1861 III 16, Елена р. 1863 IV 16, Марія р. 1865 VII 23, Антонина р. 1868 III 1, Екатерина 1872 X 8, Николай р. 1870 III 6, Серафима р. 1875 VII 28, Григорій р. 1878 I 5, Лидія 1880 І-П 6. *). Его сынъ Григорій Николаевичъ С. нынѣ состоитъ мировымъ судьею въ Луб. уѣздѣ.
— 176 — ' февраля 24 Н. Ѳ. Сокальскій былъ опредѣленъ шт. смотрителемъ Луб. у. училища. Въ этомъ же году 3 сентября онъ былъ назначенъ членомъ училищнаго совѣта Луб. у. въ 1874 г. въ іюлѣ по распоряженію попечителя Кіевскаго учеб. окр. онъ наблюдалъ за ходомъ съѣзда въ г. Лубнахъ учителей начальныхъ народныхъ училищъ уѣздовъ Лубенскаго, Лохвицкаго и Пирятинскаго. Въ 1876 г. декабря 27 ему Высочайше разрѣшено пособіе въ 150 р. изъ суммы за ученіе. При Сокальскомъ это учебное заведеніе прекратило носить названіе училища уѣзднаго, а съ 1 іюля 1879 г. получило новую организацію и наименованіе: Лубенское городское двухклассное училище. Въ этомъ училищѣ уже устранено назначеніе преподавателей по предметамъ, а каждый преподаватель обязывался преподавать всѣ предметы учебнаго курса, только по закону Божію по прежнему оставлены преподавателями духовныя лица. По числу классовъ училища назначалось и количество преподавателей или ихъ помощниковъ. На должности преподавательскія въ городскихъ училища теперь начали опредѣлять воспитанниковъ Глуховскаго учительскаго института. Старые смотритель и преподаватели Луб. у. училища оставлены за штатомъ съ 1 іюля 1879 года. 18. Съ іюля завѣдующимъ переименованнаго училища былъ опредѣленъ Василій Ивановичъ Чепѣга, который 12 сентября 1880 г. былъ перемѣщенъ въ г. Переяславъ, а оттуда завѣдующій былъ перемѣщенъ въ Лубны. 20. Слива Дмитрій Ивановичъ учился въ Нѣжинской гимназіи и, по выдержаніи экзамена въ этой гимназіи на званіе учителя математики въ уѣздныхъ училищахъ, опредѣленъ учителемъ Кон- стантиноградскаго ,у. училища 8 октября ,1874 г., а 27' октября того же года былъ утвержденъ въ должности. Въ 1875 г. января 25 его командировали въ г. Глуховъ, на дополнительные курсы въ учительскій институтъ, гдѣ онъ пробылъ по 1 января 1878 г. Затѣмъ онъ былъ опредѣленъ смотрителемъ, или завѣдующимъ, въ Переяславское двухлакссное гор. училище 24 іюля 1878 г. съ 1 іюля. Съ 1 іюля 1878 по 1888 г. онъ состоялъ и предсѣдателемъ Переяславской четырехклассной женской прогимназіи. Въ 1878 г. октября девятаго онъ опредѣленъ также предсѣдателемъ Переяславской у. еврейской училищной комиссіи и 21 октября опредѣленъ и преподавателемъ гимнастики въ 2-хкл. училищѣ. Въ 1880 г.
— 177 — сентября 12 онъ смотрителемъ перемѣщенъ въ Лубенское 2-хкл. училище, здѣсь онъ съ 1 іюня 1883 г. преподавалъ и уроки пѣнія, а съ 5 мая того года состоялъ членомъ Лубенскаго у. уч. совѣта отъ министерства н. п. Лубенскимъ городскимъ училищемъ онъ завѣдывалъ по 1899 годъ, въ которомъ покинулъ службу. Завѣдующіе городскими училищами состояли и преподавателями въ этихъ училищахъ и носили названіе учителей-инспек- торовъ, получая за управленіе училищемъ лищь дополнительную плату 77). 21. Кислянскій Василій Гервасіевичъ 30 сентября 1877 года отъ Глуховскаго учительскаго института получилъ аттестатъ объ окончаніи ученія со званіемъ учителя городскихъ училищъ, и въ томъ же году’ 25 іюня опредѣленъ учителемъ Черниговскаго г. 3-хкл. училища, затѣмъ 2 сентября 1878 г. къ той же должности перемещенъ въ Нѣжинское 2-хкл. г. училищѣ, а 11 августа 1881 г. въ Пирятинское 2-хкл. г. училище, гдѣ съ 1 февраля 1882 г. обучалъ и пѣнію, 9 окт. 1889 г. опредѣленъ завѣдующимъ этого училища. Въ 1899 г. сентября 1899 г. онъ перемѣщенъ завѣдующимъ въ Лубенское 2-хкл. г. училище и въ гомъ же году 29 ноября назначенъ членомъ Луб. у. уч совѣта, а 1 августа 1900 г. утвержденъ и )чителемъ пѣнія: 1 января 1901 г. опредѣленъ членомъ Луб. отд. Полтавскаго епархіальнаго училищнаго Совѣта отъ министерства н. п. Съ преобразованіемъ этого учулища изъ двухкласснаго въ трехклассное 1903 VIII 4 Кислянскій опредѣленъ учителемъ инспекторомъ переименованнаго училища. 78). 22. Петръ Семеновичъ Прохоренко (р. 1878 XII 12 въ г. Золотоношѣ) обучался въ Золотоношскомъ городскомъ училищѣ, гдѣ окончилъ курсъ ученія въ 1894 г. Съ 1 октября 1897 г. по 1 сентября 1899 г. состоялъ сельскимъ учителемъ. Въ 1899 г. онъ поступилъ ученикомъ въ Глуховской учительскій институтъ, гдѣ въ 1902 г. окончилъ ученіе съ аттестатомъ, въ данномъ ему, того же года 28 августа, съ званіемъ учителя городскихъ училищъ. Въ этомъ же году 11 іюня опредѣленъ помощникомъ учителя Лу- 77) Его ж. Любовь Петровна Попова, дочь капитана; д: Димитрій р. 1831 I 1, Никопай р. 1882 XI 29. 78) Его ж. Людмила Николаевна Москаленко, дочь, майора; д: Елисавета р. 1884 IV 8, Надежда р. 1886 VIII 30, Димитрій р. 1887 IX 7, Наталія р. 1890 VIII 9, Любовь р. 1892 VIII 10.
— 178 — бенскаго двухкласснаго городского училища, 5. сентября утвержденъ и преподавателемъ гимнастики въ Луб. гор. учулищѳ, а 29 октября перемѣщенъ учителемъ въ Еліонское трехклассное г. училище съ 1 ноября, гдѣ 1 января 1903 г. ему предоставлено и обученіе пѣнію. Въ 1903 г. іюня 16 перемещенъ обратно въ Лубенское городское училище, преобразованное изъ двухкласснаго въ трехклассное. Въ 1907 г. декабря 4 здѣсь ему предоставлено и преподаваніе уроковъ гимнастики. 79). Въ 1908 г. октября 28 онъ допущенъ къ и. д. учителя-инспектора, въ каковой должности онъ утвержденъ 1908 XI 12, затѣмъ отъ М. Н. назначенъ членомъ Лубенскаго училищнаго совѣта 1908 XII 2 п 1909 IX 24 ему предоставлено обученіе пѣнію. И послѣ преобразованія училища съ 1913 января Прохоренко понынѣ остается завѣдующимъ (инспекторомъ) Высшимъ начальнымъ училищемъ. М. I. Астрябъ. 79) Его ж. Марія Дмитріевна Домонтовичъ-Дацѣй, д: Николай р. 1910 V 5, Сергѣй р. 1911 IX 24, Ольга 1913 II 26.
письмо В. й. Каравина к’ь князя А. Ё, К^ракин^ о привлеченіи иалорпссіискаго дворянства нъ пожертвованію на Харьковскій Университетъ. Василій Назарьевичъ Каразинъ (1773 -f- 1842 г.), извѣстный общественный дѣятель, стараніями котораго учрежденъ Харьковскій университетъ, въ октябрѣ 1802 г. прислалъ письмо малороссійскому генералъ-губернатору князю А. Б. Куракину съ просьбою привлечь дворянское сословіе Черниговской и Полтавской губерній къ матерьяльному участію въ основаніи Харьковскаго университета. Сіятельнѣйшій Князь Милостивый Іосударь! Вашъ патріотизмъ и протчія принадлежащія ьамъ свойства душъ, которыя велики, независимо отъ всеобщаго уваженія окружающаго ихъ, внушили мнѣ смѣлость къ сему отношенію; другихъ правъ я не имѣю: ибо глубочайшее почитаніе, какое питаю я къ вашему сіятельству, не даетъ мнѣ преимущества предъ всѣми тѣми, кои бывъ равно вамъ неизвѣстны,, раздѣляютъ со мною сіе чувство. Донесено вамъ будетъ, М. Г. что я былъ въ Полтавѣ съ намѣреніемъ, представить виновнику ея нынѣшняго устройства и того цвѣтущаго состоянія, которое ей и сопредѣльной съ ней Губерніи готовится. Не взирая на необходимость, призывающую меня въ Петербургъ, гдѣ я долженъ буду отдать отчетъ всемилостивѣйшему Государю въ употребленіи моего времени, я искалъ имѣть щастіе видѣть ваше сіятельство и испросить для моего предмета высокое покровительство ваше. Изъ бумаги, которую по просьбѣ моей вручитъ вамъ Александръ Борисовичъ х) изволите увидѣть, въ какой Полтавскій Губернаторъ Сонцевъ.
— 180 — стёпени важно для всего дворянства Слободко-Украинской губерніи ваше благотворительное вниманіе. Сія губернія, предположивъ основать Университетъ въ нѣдрѣ своемъ, то есть въ срединѣ полуденной Россіи, величайшую надежду возлагала на пособіе своихъ сосѣдей. Везъ нихъ, все предпріемлимое нами будетъ слабо и недостаточно въ самомъ своемъ началѣ, отъ котораго зависитъ такъ много. Не стану указывать здѣсь, что учрежденіе сего рода никакой не принесетъ пользы, если оно не будетъ, сколь возможно, ближе къ совершенству. Извѣстно вамъ, милостивый государь, что провинціальныя заведенія обыкновенно въ ничто обращаются заведеніями въ столицахъ, если онѣ очевидно не превосходятъ сіи послѣднія; чтобъ побѣдить предразсудокъ и прочія противоборствующія причины, надобно, чтобъ сіе превосходство было велико, неоспоримо. Сверхъ того, вмѣсто многихъ учебныхъ учрежденій разнаго рода и въ разныхъ мѣстахъ, лучше имѣть одно въ срединѣ края, которое бы всѣхъ въ себѣ соединяло, взаимно вспомоществовало и поддерживало. Съ таковыми мыслями расположенъ планъ Харьковскаго университета, ваше сіятельство изволите видѣть изъ предначертанія онаго, что слободское дворянство желало имѣть у себя университетъ въ точномъ значеніи сего слова т. е. всеобщее училище. Казалось намъ, что въ моральномъ и физическомъ положеніи края все къ тому способствуетъ, если нѣсколько губерній согласятся соединить свои способы къ общему ихъ добру. Донесу вамъ, что когда въ комитетѣ разсматривающемъ уставы ученыхъ заведеній (въ которомъ я имѣю честь служить письмоводителемъ) разсуждаемо было о пользѣ отъ учрежденія нѣсколькихъ университетовъ въ Имперіи, то назначая въ мысляхъ моихъ число ихъ и мѣсто каждаго, долго самъ я колебался, на смѣя рѣшительно опредѣлить средоточіе просвѣщенія полуденной части Россіи, (разумѣя, что отъ оной отдѣляются сами собою области бывшей Польши, которыя имѣютъ уже одинъ университетъ въ вильнѣ, а другой могутъ имѣть въ Кіевѣ, равно и пространныя земли лежащія къ востоку, устраненныя отъ насъ обычаями и смѣшеніемъ азіатскихъ народовъ, коихъ естественнымъ средоточіемъ есть Казань). Можно бы принять Полтаву городомъ полуденнаго университета. Но отдаленіе ея отъ Орла, Курска и Воронежа, новость губернскаго ея устройства и слѣдственно необходимость, пред-
— 181 — стоящая начальству обратить прежде вниманія на другіе предметы, скудость въ разныхъ жизненныхъ выгодахъ, наиболѣе требуемыхъ въ многолюдномъ городѣ, скудость, каковой не можетъ замѣнить изобиліе другихъ произведеній, наконецъ нѣкоторое по нынѣ непобѣдимое отчужденіе отъ великорусскихъ жителей, представляютъ достаточныя причины предпочесть Харьковъ. Сей городъ можетъ сверхъ того похвалиться, болѣе полувѣка цвѣтущими учебными заведеніями, каковыхъ не имѣютъ многіе другіе губернскіе города. Онѣ послужатъ предверіемъ къ Университету. Самое мѣстоположеніе не убѣждаетъ своею разностью въ пользу Полтавы. Большая и лучшая часть Харькова расположена на пріятномъ и возвышенномъ мѣстѣ; въ прочемъ оба города не имѣютъ судоходной рѣки, оба по недостатку мостовыхъ, грязны; но послѣднему неудобству въ Харьковѣ, по свойству песчаной почвы и по близости мостоваго булыжнаго камня помочь легче. Я начинаю стыдиться подробностей, каковыми занимаю ваше сіятельство; но въ семъ случаѣ иные будутъ брать и ихъ во уваженіе. Жители Слободской губерніи разныхъ состояній обезпечили уже до сихъ поръ содержаніе университета ежегоднымъ доходомъ до семидесяти тысячъ рублей и имѣютъ въ виду еще двадцать пять тысячъ (сумму, высочайше назначенную на военное въ Харьковѣ училище). Такимъ образомъ, независимо отъ щедроты Монаршей, которая готова къ вспомоществованію таковымъ подвигамъ, сіе училище удостовѣрено уже въ половинѣ ежегодной суммы, потребной на содержаніе по примѣрному его штату. Благоволеніе Его Императорскаго Величества ускорило облегчить всѣ пути. Однимъ словомъ, чтобы университетъ возникнулъ въ полной увѣренности существованія своего съ пользою и честью для той страны, которую украшать онъ назначенъ, недостаетъ нѣкотораго, хотя малѣйшаго пособія отъ сосѣдственныхъ губерній, но наипаче, недостаетъ у насъ просвѣщеннаго, дѣятельнаго, уважаемаго Престоломъ и Государствомъ начальника. Въ протчемъ для чего намъ отчаеваться, что мы не пріобрѣтемъ его въ особѣ вашего сіятельства? Выли уже примѣры генералъ-губернаторовъ трехъ губерній; и намъ кажется можно льстится щастіемъ имѣть васъ, особливо, когда общее желаніе нашихъ, обнаруживающеесь теперь часъ отъ часу гласнѣе, тѣмъ или другимъ путемъ достигнетъ до слуха благодѣтельнѣйшаго изъ Монарховъ.
— 182 — Въ случаѣ, мыслилъ я, если бы предпріятіе наше удостоилось во всемъ пространствѣ одобреніе вашего сіятельства и слѣдовательно губерніи вамъ подвѣдомыя захотѣли бы содѣйствовать составленію университетскаго капитала, то предназначаемая нынѣ къ сбору въ Полтавской губерніи суммы съ нѣкоторымъ прибавленіемъ могла бы на сіе быть обращена. Въ Полтавѣ же было бы довольно одного народнаго училища по примѣру прочихъ, для предуготовительнаго образованія къ университету; и сіе училище могло бъ раздѣлено бывъ на отдѣленіе дворянское и разночинское, въ высокой’ степени усовершится отъ учебныхъ сношеній съ университетомъ. Лестно бы для меня было, М. Г. предстать къ вамъ отъ лица дворянъ Слободко-Украинской губерніи, которые удостоили меня довѣренностью и порученіемъ ходатайствовать у Престола о покровительствѣ заведенію ихъ; просить васъ отъ ихъ имени, оща- стливить высокимъ вашимъ вспомоществованіемъ по сему самому случаю и въ другихъ отношеніяхъ. Но время столь коротко: я непремѣнно обязанъ явиться къ моей должности и мнѣ только остается возможнымъ послѣднее средство, препровождая сіи бумаги, въ дополненіе къ представленному вамъ уже предначертанію, поручить себя и дѣло мое заочно въ ваше милостивое распоряженіе. Ща- стливымъ себя почту, если удостоенъ буду отзывомъ, хотя черезъ Дмитрія Прокофьевича х), у котораго я имѣю честь состоять подъ вѣденіемъ въ томъ, что не принадлежитъ до комитета о ученыхъ заведеніяхъ. Съ глубочайшимъ почтеніемъ и совершенною преданностью пребываю на всегда. М. Г. вашего сіятельства всепокорнѣйшій слуга Василій Каразинъ. Сентября JS дня 1802 года г, Ахтырка. Князь Куракинъ не рѣшился внести на обсужденіе дворян- сихъ собраній Полтавской Черниговской губерніи, не разсчитывая, !) Трощинскаго.
— 183 — 'что дворянтсво сочувственно отозвется и внесетъ средства для учрежденія университета. Князь имѣлъ переговоры со многими видными дворянами, гдѣ встрѣтилъ полное равнодушіе, о чемъ и написалъ В. Н. Каразину; Милостивый Государь мой Василій Назаровичъ! «Я сокращаюсь въ изъясненіи вамъ той признательности, къ каковой я обязалъ меня лѣстный отзывъ черезъ васъ почтеннаго Слободскоукраинскаго дворянства, по возвращеніи моемъ въ Полтаву, нынѣ токмо мной полученный; желаніе общаго добра воодушевляя меня во всѣхъ путятъ моихъ, возлагаетъ на меня лестную обязянность показать себя сей довѣренности достойнымъ, и въ слѣдствіе того, чтобъ положить сему первѣйшее основаніе отъ стороны моей зависѣвшее, я всѣ предположенія ваши о устроеніи университета въ Харьковѣ здѣшнему господину Губернскому маршалу и нѣкоторымъ почетнѣйшимъ особамъ изъ кореннаго и просвѣщеннаго здѣшняго дворянства старался объяснить, но желаніе онаго что либо учредить внутри самой Малороссіи можетъ быть и недостатокъ вѣрныхъ способовъ къ исполненію обширнѣйшаго плана вашего, однимъ словомъ всѣ отзывы ихъ, показали мнѣ крайнюю степень душевнаго ихъ равнодушія быть орудіями въ семъ дѣлѣ; тѣ же чувствованія и расположенія встрѣтятъ меня всеконечно и въ Черниговскомъ дворянствѣ, ибо не только на сочувствованіе съ другими губерніями, но и на соединеніе въ полагаемому заведенію, потому только что быть оная назначалъ въ губерніи Полтавской, не получилъ желаемаго успѣха и для сего пуститься на формальныя къ тому и другому корпусу дворянства отзывы, я счелъ время вовся еще не приспѣвшимъ, а каковое либо настояніе еще менѣе для характера ихъ вмѣстно, изъ сего предоставляю я собственно вамъ М. Г. мой извлечь заключеніе о моемъ въ дѣлѣ семъ положеніи при самомъ... участіи. Что же можетъ до мысли вашей на счетъ возможности управлять и тремя губерніями совокупно слѣдуя искренней откровенности Моей, я могу васъ удостовѣрить, что слишкомъ довольно и двухъ озаботить одного начальника, до самой высочайшей степени, есть ли онъ во всей точности все ему предлежащее исполнить желаетъ и печется, но всѣ мои примѣчанія сіи, я долженъ заключить удостовѣреніемъ, что пріятнѣйшимъ поставляя себя долгомъ, въ случаѣ гдѣ возможность мнѣ откажетъ, доказать вамъ сколь пріятно любочестію моему способствовать поль¬
— 184 замъ общимъ и государственнымъ и подражать ревнующимъ о томъ, удостовѣряя васъ о непремѣнномъ и истинномъ моемъ почтеніи съ коимъ есьмь вашъ м. г. мой покорнѣйшій слуга. Полтава Октября 21 дня -іГГУГМ» 1802 года. Р. S. Хотя это письмо и слѣдующее безъ подписи, но это, видимо, копія и несомнѣнно, писаны генералъ-губернаторомъ кн. Куракинымъ, такъ какъ онъ пишетъ о заботахъ по управленію двумя губерніями, а не тремя, какъ намекалъ въ письмѣ Каразинъ и т. п. Кн. Куракинъ увѣдомилъ объ этомъ и министра народнаго просвѣщенія П. В. Завадовскаго. Онъ писалъ ему въ Октябрѣ 1802 года. «Я обращаюсь къ покровительству вашему мой Милостивый графъ Петръ Васильевичъ! яко главно-начальствующему надъ всѣми учрежденіями къ народному просвѣщенію устрояемыми и оному поручаю и моихъ любезныхъ соотечественниковъ, симъ именемъ зову я обитателей черниговской и полтавской губерніи. Вамъ извѣстны нравы и правила здѣшняго кореннаго благороднаго дворянства, защитить желаніе онаго, завесть что либо достойное попеченіе ихъ внутрѣ самой Малороссіи и что не согласуются они на предположеніе быть участниками въ содержаніи университета въ Харьковѣ назначаемаго; вамъ болѣе еще нежели самому мнѣ извѣстны и правила и обычаи здѣшніе а болѣе всего нѣкоторое недостаточество въ способахъ къ пожертвованію важными суммами наличныхъ денегъ, отзывъ мой на сей счетъ къ Г-ну Каразину и его ко мнѣ отношеніе при семъ для свѣдѣнія вашего, милостивецъ мой препровождаю, въ немъ я руководствовался одной истинной и желаніемъ прямыхъ пользъ краю управленію Моему порученному, желаніе сіе только-же питаетъ мое любочестіе, какъ и сохраненіе совершеннѣйшаго и непреложнаго моего къ вамъ душевнаго прилѣпленія и почитанія». Харьковскій губернаторъ предводитель дворянства Василій До- нецъ-Захаржевскій прислалъ письмо кн. Куракину, гдѣ сообщаетъ о пожертвованіи Харьковскаго дворянства на учрежденіе универси¬
— 185 — тета. Письмомъ этимъ, б. можетъ, губернскій предводитель желалъ показать, какъ отнеслось къ этому харьковское дворянство и побудить этимъ и князя привлечь и малороссійское дворянство къ пожертвованію. Сіятельнѣйшій Князь Милостивый Государь! Дворянство Слободско-Украинской губерніи имѣло щастіе получить Высочайше пожалованную Его Императорскимъ Величествомъ подтвердительную правъ и преимуществъ сего края грамоту и Всевысочайшее Его Величество соизволеніе о составленіи суммы на предполагаемый въ городѣ Харьковѣ Университетъ. Дворянство сей губерніи, бывъ преисполнено глубочайшаго благоговѣнія къ Августѣйшему Монарху благодѣющему подданнымъ своимъ соотвѣтствуя великимъ Его намѣреніямъ изъ преданнѣйшей любви, усердія и ревности къ пользѣ отечества, опредѣлило на таковой университетъ составить на щетъ собственныхъ своихъ доходовъ сумму четыреста тысячъ рублей, о семъ Вашему Сіятельству донеся отъ Лица всего дворянства съ положенія онаго и высочайшей грамоты копіи при семъ препровождая, честь имѣю быть и проч. Василій Донецъ-Захаржевскій г). Сообщ. И. Ф. Павловскій. Сентября 20 дня 1802 года. х) Арх, П. Губ. Правленія, св. 23, 1802 г., № 45.
Матеріалы къ исторіи г. Крюкова. ’ Діло Д. П. И. 1810 г. Арі. № 1385. 1. Изъ журнала Комитета Г.г. Министровъ, состоявшагося 10 1811 года выписано заключеніе слѣдующаго содержанія: Комитетъ поручилъ E. С. Молчанову собрать свѣдѣнія, въ какомъ отношеніи къ полиціи состоятъ селенія принадлежащія къ фабрикамъ военнаго вѣдомства и къ заводамъ Горнаго начальства, дабы посоображеніи сихъ свѣдѣній разрѣшить обстоятельсгво о помянутыхъ селеніяхъ вѣдомства адмиралтейскаго, чтожъ принадлежатъ до посада Крюкова, то комитетъ, находя съ одной стороны невозможнымъ причислить его вовсе къ Полтавской губ., ибо тутъ Днѣпръ составляетъ естественную границу между сею губерніею и Херсонскою, а съ другой пріемля во уваженіе неудобства, происходящія отъ стеченія въ немъ двухъ властей,'признаетъ за лучшее обратить его въ то положеніе, въ которомъ онъ по указу 2. Въ 1802 г. бывшій малороссійскій генералъ-губернаторъ князь Куракинъ во всеподданнѣйшемъ рапортѣ донося объ обозрѣніи ввѣренныхъ ему губерній, между прочимъ представляя, что городъ Кременчугъ находится совершенно въ другомъ положеніи, нежели другія города. Онъ устроенъ при образованіи бывшей Екатеринославской губ. на р. Днѣпрѣ изъ людей, коихъ происхожденіе покрыто неизвѣстностію и кои записываемы былп въ ономъ подъ і) Изъ Назимовскаго архива, хранящаго въ Новороссійскомъ Университетѣ и за- ключающаго въ себѣ дѣла б. Министерства Полиціи. 1803 году находился. МИНИСТЕРСТВО ПОЛИЦІИ Департаментъ Нспопнмтепьнын ОТДѢЛЕНІЕ I ® ф ф 26 апрѣля 1807 г.
— 188 — именемъ выходцевъ. Таковое положеніе сего города на самой границѣ Малороссіи съ Новороссійскимъ краемъ, отдѣляющейся однимъ токмо мостомъ черезъ р. Днѣпръ, коей противоположный берегъ, гдѣ состоитъ мѣстечко Крюковъ зависитъ уже отъ Новороссійскаго Правительства, дѣлало неизбѣжнымъ, что большая часть бѣглецовъ бродягъ, и людей поведенія опаснаго имѣли многіе способы къ своему укрывательству. Почему кн. Куракинъ просилъ посадъ Крюковъ соединить съ Кременчугомъ подъ одно начальство. По представленію сему послѣдовалъ на имя его 23 іюня 1803 г. Высочайшій указъ, коимъ между прочимъ повелѣно (пунктъ I): посадъ Крюковъ, имѣющій по положенію своему непрерывныя съ г. Кременчугомъ по полицій сношенія, подчинить вѣдомству полиціи кременчугской, оставивъ его, впрочемъ, въ зависимости судомъ и расправою въ томъ уѣздѣ Екатеринославской губ., гдѣ онъ нынѣ состоитъ.- -Бывшій Херсонскій военный Губернаторъ Дюкъ-де-Ришелье въ 1811 г. представлялъ о неудобствѣ въ управленіи Крюковскимъ посадомъ, который по полиціи подчиненъ Полтавской губ. городу Кременчугу, а судомъ и расправою къ Херсонской; что цѣль таковаго раздѣленія была та, дабы удобнѣе искоренить бродяжничество, но послѣдствіе времени показало противное тому, что неудобство стеченія двухъ властей въ Крюковскомъ посадѣ состоятъ въ слѣдующемъ: 1) какъ приговоры судебные исполняются по закону чрезъ посредство полиціи, то всѣ таковые приговоры херсонскихъ присутственныхъ мѣстъ должно къ исполненію етносить въ Полтавское Губернское Правленіе, чрезъ что происходитъ немалая медленность. 2) Что уравненіе всѣхъ повинностей никакъ не можетъ быть безобидно, въ чемъ неоднократно уже доходили жалобы. 3) Поимка бѣглыхъ сопряжена съ великимъ затрудненіемъ, а особливо въ такое время, когда р. Днѣпръ дѣлаетъ и самымъ сношеніемъ съ Кременчугомъ непреоборимое препятствіе. 4) По состоянію Крюковскаго посада въ губ. Херсонской входятъ къ губернатору или въ губернское правленіе разныя, а иногда экстренныя и не терпящія времени требованія, но Херсонское начальство, не имѣя власти дѣйствовать въ Крюковѣ по части полицейской, принужденнымъ себя находитъ сноситься о томъ съ полтавскимъ губернскимъ начальствомъ. 5) Не маловажное встрѣчается затрудненіе и въ отношеніи дѣйствія по винному откупу; 6) По министерству въ Крюковѣ гражданъ, подвѣдомственныхъ ратушѣ, и казенныхъ по¬
— 189 — селянъ, завѣдываемыхъ александрійскимъ земскимъ судомъ, справедливость требуетъ, чтобы они во всѣхъ повинностяхъ, а особливо въ нарядахъ были уравняемы, но при дѣйствіи тамъ двухъ властей уравненіе сіе никакъ не можетъ быть и основательно и безобидно, отъ чего крюковскіе жители терпятъ отъ кременчугской полиціи притѣсненіе и отягощеніе. По уваженію сего Дюкъ-де-Ришелье просилъ исходатайствовать Высочайше повѣленіе о присоединеніи Крюкова къ Херсонской губ. по всѣмъ частямъ гражданскаго управленія, изъясняя при томъ, что тогда и жители не будутъ терпѣть стѣсненія и дѣла потекутъ благоуспѣщно: о чемъ онъ и въ 1813 г. входилъ вторично съ своимъ представленіемъ. По сему внесены въ Комитетъ г г. министровъ записки въ маѣ 1811 и въ 1814 году. Нынѣ херсонскій военный губернаторъ графъ Ланжеронъ относится ко мнѣ, что по вступленіи его въ управленіе Новороссійскимъ краемъ, вошедъ въ познаніе всѣхъ частей по гражданской части, онъ открылъ, что посадъ Крюковъ, лежащій на правомъ берегу Днѣпра противу г. Кременчуга Полтавской губ., т. е. на природной границѣ, отдѣляющей сію губернію отъ Херсонской и имѣющій ратушу, зависящую отъ Херсонскаго Губернскаго Начальства по полицейской части подвѣдомственъ помянутому городу, что по сему испытавъ большое неудобство въ таковомъ раздѣлѣ властей онъ проситъ разрѣшенія, дабы въ посадѣ Крюковѣ постановленный по полицейской части частный приставъ былъ зависимъ не отъ кременчугской градской полиціи, но оіъ херсонскаго губернскаго начальства. Какъ посадъ Крюковъ, зависѣвшій до 1803 г. отъ Новороссійскаго правительства Высочайшимъ указомъ, послѣдовавшимъ 23 іюня того года на имя бывшаго малороссійскаго ген.-губ. кн. Куракина подчиненъ вѣдомству кременчугской полиціи, потому что отдѣляясь отъ сего города одною только рѣкою, имѣетъ непрерывное онымъ сношеніе, слѣдовательно при порученіи сего посада по части полицейской въ вѣденіе херсонскаго губернскаго начальника должно ожидать подобныхъ прежнихъ неудобствъ и жалобъ со стороны кременчугской полиціи, а потому не находя съ моей стороны достаточнаго основанія, утвержденнаго Высочайшимъ указомъ, я полагаю оставить оно въ своей силѣ, предавая впрочемъ таковое мое мнѣніе на благоразсмотрѣніе Комитета г.г. Министровъ. Подписалъ СПБ. Военный Генералъ-Губернаторъ Влзмитгтоъъ.
— 190 — Выписка изъ журнала Кимитета Министровъ Мая 1 дня 1807 г. Комитетъ по выслушаніи прилагаемой при семъ записки С.-Петербургскаго Военнаго Ген.-Губернатора о присодиненіи крюковскаго посада къ Херсонской губ., соглашаясь съ одной стороны съ представленіями бывшаго и нынѣшняго военныхъ херсонскихъ губернаторовъ о неудобствахъ, происходящихъ отъ раздѣленія власти въ посадѣ Крюковѣ между начальствами разныхъ губерній, а съ другой, уваживъ чрезвычайно близкое разстояніе посада сего отъ Кременчуга и безпрестанное сношеніе между жителями полагалъ: посадъ Крюковъ не только по полиціи его и по всѣмъ частямъ управленія причислить къ полтавской губ., соединивъ полиціи сего съ Кременчугскою. При подписаніи сего журнала генералъ отъ артиллеріи гр. Аракчеевъ объявилъ, что Государь Императоръ по разсмотрѣніи меморіи Высочайше соизволилъ утвердить положеніе Комитета. Комитетъ опредѣлилъ: сообщить объ этомъ С.-Петербургскому Военному ген.-губернатору къ исполненію выпискою изъ сего журнала. Подписалъ: Статсъ-секретарь Мзрчепинъ (?Молчановъ). ^Министерство ^олиціи ДЕПЙРТАИЕНТЪМСПОЛНИТЕПЬНЫЙ ОТДѢЛЕНІЕ I 31 ноября 3818 № 3044. г. оставивъ его въ ч Именнымъ Высочайшимъ Е. И. В. указомъ послѣдовавшимъ на имя бывшаго малороссійскаго ген.-губ. кн. Куракина 23 іюня 1803 г. между прочимъ по- велѣно: Посадъ Крюковъ, имѣющій по- положенію своему непрерывныя съ г. Кременчугомъ по полиціи сношенія подчинить вѣдомству полиціи кремен- прочемъ въ зависимости судомъ и рас¬ правою въ томъ уѣздѣ Екатеринославской губ., гдѣ онъ тогда состоялъ. Бывшій херсонскій военный губернаторъ Дюкъ-Ришелье и нынѣшній гр. Ланжеронъ, представляя о неудобствахъ въ управленіи крюковскимъ посадомъ отъ раздѣленія въ томъ двухъ властей происходящихъ просили о присоединеніи посада по полицейской части къ вѣдомству Херсонскаго губернскаго начальства. Обстоятельство сіе представлено было на разрѣшеніе въ Комитетъ Гт. Министровъ. Комитетъ журналомъ своимъ, состоявшимся 1 мая 1817 г., соглашаясь съ одной стороны съ представленіями бывшаго
— 191 — и нынѣшняго херсонскихъ военныхъ губернаторовъ о неудобствахъ происходящихъ отъ раздѣленія власти въ пос. Крюковѣ между начальствами разныхъ губерній, а съ другой, уваживъ чрезвычайно близкое разстояніе посада сего отъ Кременчуга и безпрестанное сношеніе между жителями полагалъ: посадъ Крюковъ не только по полиціи, но и по всѣмъ частямъ управленія причислить къ полтавской губ., соединивъ полицію посада сего съ Кременчугомъ. Е. И. В. Высочайше соизволилъ утвердить таковое положеніе Комитета. Сія Высочайшая воля объявлена правител. Сенату для зависимаго со стороны его кому слѣдуетъ о исполненіи оной предписанія и вмѣстѣ съ тѣмъ дано знать Военнымъ губернаторамъ малороссійскому и херсонскому. Въ отдѣлѣ мѣсяца с. г. херсонскій военный губернаторъ относился ко мнѣ, что когда херсонское и полтавское губернскіе начальства приступили одно къ сдачѣ посада Крюкова, а другое къ пріему онаго, то первое встрѣтило затрудненіе въ положеніи границъ между губерніями херсонскою и полтавскою и затѣмъ, слѣдуетъ ли и казенныхъ поселянъ, въ Крюковѣ имѣющихъ домы, а на двухверстномъ и далѣе отъ онаго разстояніи хутора свои и пашни также пречислить въ Полтавскую губ. Херсонское Губ. Правленіе въ представленіи своемъ къ нему по сему предмету объяснило слѣдующее: при сдачѣ Крюкова командированныя отъ полтавской губ. чиновникамъ уѣздный стряпчій и исправникъ александрійскіе объяснили несогласіе на присоединіи къ оной сказанныхъ выше казенныхъ поселянъ потому, что они никогда не принадлежали къ управленію Крюковской Полицейской части, а были всегда въ вѣдѣніи суда земскаго и что они хотя имѣютъ ихъ и на разстояніи отъ онаго до 2 верстъ въ урочищѣ Делагровкѣ и Курчановкѣ притомъ же они не коммерческія люди, а хлѣбопашцы, для чего имъ надлежитъ по числу душъ 13-тп десятинная пропорція земли, а на выгонныя только двухъ верстная. А сверхъ того земля, Крюкову принадлежащая, входить въ Александрійскій уѣздъ версты на 15 излучинами промежду дачъ помѣщичьихъ. Поелику въ положеніи Комитета Г.г. Министровъ Высочайше утвержденная о присоединеніи посада Крюкова къ Полтавской губ. ничего на счетъ границы не сказано, то онъ, военный губернаторъ, придавая обстоятельство сіе на разсмотрѣніе, испрашивалъ разрѣшенія, слѣдуетъ ли и казенныхъ поселянъ при посадѣ тамъ живущихъ съ ихъ землями сдать въ Управленіе Полтавскаго Губернскаго Начальства и провести границу, тамъ оканчивается крюков-
— 192 ская земля излучинами промежду помѣщичьихъ дачъ Александрійскаго уѣзда или въ сію сдачу включать только купцовъ и мѣщанъ? объясняя притомъ; что сіе послѣднее уже учинено и по Высочайшему въ 18 день іюня 1816 г. указу на имя его данному казенные тѣ поселяне, какъ не имѣющіе полнаго количества земли по числу душъ ожидаютъ таковаго отдѣленія его сдѣланной имъ разверсткѣ и которой въ генварѣ мѣсяцѣ 1817 г. представленъ отъ него Е. И. В. вѣдомости и надѣленіе, то предположено также изъ пустопорожнихъ участковъ александрійскаго уѣзда, посему писанно было къ херсонскому военнному губернатору о доставле- плана землѣ Крюкову принадлежащей съ опростанными мѣстами и съ объясненія права владѣльцевъ оныхъ. Онъ нынѣ въ отношеніи своемъ ко мнѣ, полученномъ 4 сего Ноября объясняетъ, что малороссійскій военный губернаторъ препроводивъ къ нему планъ Крюкова съ окрестностями въ 1789 г. составленный и обозрѣвъ лично границу съ окрестными мѣстами, полагаетъ мнѣніемъ своимъ слѣдующее: 1) землю издревне принадлежащую жителямъ посада Крюкова причислить къ той губерніи, къ которой описями по Высочайшему повелѣнію присоединены. 2) Деревню Садовую съ полосою земли сей особо примежеванною оставить въ Херсонской губ., хотя она и выселена изъ жителей Крюковскихъ. 3) Деревню До- маровку, какъ имѣющую нераздѣльные земли и рыбачьи ловли въ Днѣпрѣ и заливахъ онаго съ жителями Крюкова и Курчановку какъ уже совершенно соединявшуюся строеніями съ онымъ посадомъ причислить къ Полтавской губерніи. Гр. Ланжеронъ, не дѣлая съ своей стороны никакого замѣчанія на таковое предположеніе малороссійскаго военнаго губернатора, который прежде того сообщилъ оныя министерству полиціи пишетъ, что планъ отъ кн. Рѣпнина доставленный препровожденъ въ Екатеринославскую межевую контору для сообразованія, которая возвратила ему оный съ другимъ планомъ, составленнымъ ею въ большомъ видѣ. Оба плана сіи гр. Ланжеронъ представляя на раздѣленіе испрашиваемаго разрѣшенія. Заключеніе. Соглашаясь въ опредѣленіи границъ посаду Крюкову съ мнѣніемъ малороссійскаго военнаго губернатора, я имѣю честь представить о томъ на благоразсмотрѣніе Комитета Г.г. министровъ, представляя оному и планы землямъ къ сему посаду принадлежащимъ. Подписалъ: Управляющій министерствомъ полиціи генералъ отъ инфантеріи Графъ Вязмитиноъъ.
— 193 — Выписка изъ журнала Комитета Министровъ 26 ноября 1818 г. слушана записка Управляющаго министерствомъ полиціи отъ 21 ноября за № 3044, внесенная въ журналъ Комитета подъ № 412 о границахъ Крюковскаго посада. Комитетъ получилъ относительно опредѣленія границъ посаду Крюкову утвердить мнѣніе малороссійскаго военнаго губернатора, о чемъ и сообщить управляющему Министерствомъ Полиціи къ исполненію выпискою изъ журнала. Подписалъ: Управляющій дѣлами Комитета Колосовъ. Ж 5S» Департаментъ Испппнитвпьный Отдѣленіе 1-е СТОЛЪ 1-й, SF-— 17 ноября 1819 года № 2750. Журналомъ Комитета Г.г. министровъ 1 мая 1817 г., Высочайше утвержденнымъ, велѣно посадъ Крюковъ, состоявшій въ Херсонской губ. по всѣмъ частямъ управленія присоединить къ пол¬ тавской губ., соединивъ полицію посада сего съ Кременчугскою. При сдачѣ Крюкова встрѣчено было затрудненіе въ положеніи границы между губерніями Херсонскою и Полтавскою, которое разрѣшено Комитетомъ Г.г. министровъ утвердившимъ (въ журналѣ отъ 26 ноября 1818 г.) мнѣніе по сему предмету г. малороссійскаго военнаго губ., состоящее въ томъ: 1) землею, издревле принадлещащую жителямъ посада Крюкова причислить къ оной же губерніи, къ которой они сами по Высочайшему повелнѣію присоединены. 2) Деревню Садовую съ полосою земли ей особо примежованною оставить въ Херсонской губ., хотя она и выселена изъ жителей крюковскихъ. 3) Деревни Демуровку, какъ имѣющія нераздѣльныя земли и рыбныя ловли въ Днѣпрѣ и заливахъ онаго съ жителями Крюкова, и Курчановку, уже совершенно соединившуюся строеніями съ онымъ посадомъ причислить къ Полтавской губ. Въ іюлѣ мѣсяцѣ с. г. Г. херсонскій военный губернаторъ въ отношеніи своемъ къ управляющему министерствомъ полиціи изъяснялъ, что херсонское губернское правленіе приступивъ къ отмежеванію двухверстной дистанціи посаду Крюкову, въ которомъ продажа нитей
— 194 — производится отъ откупщика полтавской губ., встрѣтило затрудненіе въ томъ, что деревня Демуровка, находясь отъ Крюкова въ одной верстѣ по контракту, заключенному въ Правит. Сенатѣ состоитъ за откупщикомъ Александрійскаго уѣзда Херсонской губ. и что откупщикъ ей вошелъ съ просьбою, дабы деревня та оставлена была за нимъ до истеченія откупа. Покойный графъ С. К. Вязьми- тиновъ сносился по сему предмету съ малороссійскимъ военнымъ губернаторомъ, который въ отзывѣ своемъ пишетъ, что деревня Демуровка по его мнѣнію должна принадлежать по откупу къ помянутой губерніи. Входя въ разсмотрѣніи сего обстоятельства, я съ своей стороны нахожу, что откупщикъ Александрійскаго уѣзда не долженъ лишиться права откупа своего въ деревнѣ Демуровкѣ по контракту съ нимъ въ Правит. Сенатѣ заключенному, но какъ предметъ сей зависитъ, впрочемъ отъ разрѣшенія министерства финансовъ, то я и счелъ долгомъ отзывъ кн. Рѣпника, равно какъ и упомянутое отношеніе гр. Лакжерона сообщить при семъ въ спискахъ Вашему Высокопревосходительству. Подписалъ: Управляющій Министерствомъ Вн. Д. гр. Кочубей. Указъ Е. И. В. Самодержца Всерос. отъ Прав. Сената Г. д. т. сов., члену Госуд. Сов, сенатору управляющему Мин. Вн. Д. и кавалеру В. С. Ланскому. По указу Е. И. В. Прав. Сенатъ слушали рапорты Вашъ 11 генваря с. г. съ изъясненіемъ мнѣнія Вашего, которые не признается нужнымъ удовлетворять нынѣшняго ходатайства полтавскаго губернскаго правленія объ учрежденіи вновь въ посадѣ Крюковѣ ратуши. Приказали: Васъ, Г. Управляющаго Мин. Вн. Д. увѣдомить, что Прав. Сенатъ утверждаеіъ представленіе Ваше объ отказѣ въ нынѣшнемъ ходатайствѣ Полтавскаго Губернскаго Правленія объ учрежденіи вновь въ посадѣ Крюковѣ ратушу. О чемъ послать указъ, каковыми дать знать малоссійскому военному губернатору и полтавскому губернскому правленію. Ноября 14 дня 1827 года. Подписалъ: За оберъ-секретаря кол. совѣтникъ Щукинъ. (Дѣло Д. П. И. 1810 г. Арх. № 1385). Сообщила Меланія Слабченко.
— І9Ь — Матеріалы, относящіеся къ учрежденію почты къ Малороссія при гр. РугаянцЕВѢ-Задумайснопъ. Почта, какъ регулярное, удобное и недорогое средство сношенія между людьми, имѣетъ чрезвычайно важное значеніе въ развитіи каждой страны, въ культурномъ и экономическомъ отношеніяхъ. Введеніемъ у себя столь важнаго и необходимаго учрежденія Малороссія всецѣло обязана графу Румянцеву-Задунайскому. Съ необычайной энергіей и быстротой, въ теченіе одного только полугодія, Румянцевъ ввелъ въ Малороссіи почту, своими развѣтленіями охватившую почти всю ея территорію. Подробности объ учрежденіи почты въ Малороссіи Румянцевымъ мы сообщали въ своей книгѣ—„Дѣятельность Румянцева- Задунайскаго по управленію Малороссіей", т. I, стр. 67—87, интересующихся этимъ вопросомъ мы отсылаемъ къ ней, ниже же мы сообщимъ только нѣкоторые матеріалы, относящіеся къ учрежденію почты, въ своихъ интересныхъ деталяхъ не использованные нами въ вышеуказанной книгѣ. Именно: въ № 1 указывается подробное расписаніе дней и часовъ прихода и отхода почты; въ № 2—табель расцѣнки почтовыхъ отправленій для простыхъ и казенныхъ писемъ; въ Ю» 3 и 4—о затрудненіяхъ по уплатѣ прогонныхъ денегъ почтальонамъ; въ <№— 5 о выборѣ почтмейстеровъ и почтальновъ; въ № 6—о количествѣ лошадей, подводчиковъ и телѣгъ, поставленныхъ на почтовомъ трактѣ отъ Глухова до Потока; въ № 7—объ устройствѣ почты отъ Кіева до Кременчуга; въ №—8 о слѣдованіи почтъ-дирек- тора Селецкаго отъ Чернигова до Добрянки для учрежденія по этому направленію почты.
■— 196 — № I. почтовыхъ дней РОСПИСЬ Из Глухова в Кіевъ. Из Глухова в Кіевъ почта отходитъ в по недѣли икъ и в четвертокъ после полудня в восемъ часовъ; писма из всей россіи развозить в следующие места: в королевецъ в Черниговъ в нежинъ в козелецъ; и во все близь лежащия Города и местечки. Приходитъ в киевъ в среду и в суботу после обеда въ четыре часа. Из Глухова в Полтаву. Отходитъ во вторникъ и в пятницу в восемъ часовъ после обеда, писма привозить из всей россіи: из Стародуба, в Конотопъ в Прилуки, в Переяславль, в роменъ, в лубны, в Гадичъ, в Миргородъ, въ апошне, и во все по дороге окрестъ оной лежащия города и местечки. Приходитъ в Полтаву, в воскресенье и в четвертокъ въ 1-мъ часу по полудни. Из Глухова в Стародубъ. Отходитъ в среду и суботу въ 8 часовъ после полудня, привозить письма из всей россіи: ис Полтавы, переясловля, из апош- ни, Миргорода, Прилукъ, Лубенъ, Роменъ, Гадяча, Конотопа, и із вехъ окрестъ дороги сей лежащихъ городовъ Ї местечекъ; приходить в Стародубъ в воскресенье и в четвертокъ, въ б часовъ после обеда: Із Глухова в Черниговъ. Отходитъ в понеделникъ и в четвертокъ пополудни въ 8 часовъ, привозить писма из всей россиї: в королевецъ и во все окрестъ дороги сей лежащия города и местечки; приходитъ в Черниговъ во вторникъ ї в пятницу въ 12 часовъ после полудня.
— 197 — Из Глухова в переясловль. Отходитъ во вторникъ и в пятницу въ 8 часовъ после полудня, привозить письма из всей россиї: из стародуба, в Конотоп, в прилуки, и во все близъ леясащия города ї местечки приходитъ в переясловль в воскресенье и четвертокъ въ 8 часовъ пополуночи. Из Стародуба в Глуховъ. Отходитъ в понеделникъ и в четвертокъ въ 2 часа после полудня, писма привозить из всехъ по дороге и окрестъ оной лежащихъ городовъ и местечекъ, во всю россию: в Полтаву, в переясловль, в апошню, в Миргородъ, в прилуки, в лубны, в роменъ, в гадичъ, в конотопъ, ї во все по подороге сей лежащия города и местечки; приходитъ в глуховъ в четвертокъ І в пятницу въ 11 часовъ пополуночи. Іс Кіева в Глуховъ. Отходитъ в понеделникъ и в четвертокъ въ 8 часовъ пополудни, писма привозитъ во всю россию: в казелецъ, в нѳжинъ, в ко- ролевецъ, и во все близъ лежащия города и местечки; приходитъ в глуховъ в среду и в суботу в 4 часа пополудни. Іс Чернигова в Глуховъ. Отходитъ во вторникъ и в пятницу въ 12-ть часовъ пополуночи, привозитъ письма во всю россию: в королевецъ, и во все близъ лежащия города и местечки; в глуховъ приходитъ в среду и в суботу въ 4 часа после полудня. Іс Переясловля в Глуховъ. Отходитъ во вторникъ и в суботу въ 1-мъ пополуночи, писма привозитъ во всю россию: в прилуки, В КОНОТОПЪ, и во все окрестъ лежащия города и местечки; в глуховъ приходитъ в воскресенье и в среду в первомъ пополудни.
— 198 — с Полтавы в Глуховъ. Отходитъ в понеделникъ и в пятницу въ 8 часовъ пополудни, писма привозитъ во всю россию: въ авошню, в Миргородъ, в лубны, в переясловль, в киевъ,в прилуки, в нѳжинъ, в козелецъ, в Черниговъ, в гадичъ, в роменъ, в конотопъ, в стародубъ, и во все по дороге сей и окрестъ оной лежащия города и местечки; в Глуховъ приходить в среду и в воскресенье въ 1 пополудни: Іс киіва в стародубъ. Отходитъ в пониделникъ и в четвертокъ въ 8 часовъ пополудни, писма привозитъ из пореясловля, в козелецъ, в Черниговъ, и во все близь лежащия города и местечки; в стародубъ приходитъ въ среду и в суботу въ 5 чсовъ пополудни. Іс ківа в полтаву. Отходитъ в понеделникъ и в пятницу въ 9 часовъ пополуночи писма привозитъ из Чернигова и їз козелца, в переясловль, в лубны, в Миргородъ, въ апошню и в протчия по дороге и окрестъ оной лежащия города и местечки; и в среду въ 1 пополудни: Із старо дуба в киівъ Отходитъ в понеделникъ и в четвертокъ въ 7 часовъ пополудни письма привозитъ в Черниговъ и во все близъ лежащия города и местечки; в киевъ приходитъ в среду и в суботу въ 4 часа пополудни. Іс полтавы в киевъ. Отходитъ в понеделникъ и в пятницу въ 8 часовъ пополудни писма отвозитъ въ апошню, в Миргородъ, в лубны, в переясловль и во все подороге сей лежащия города и местечки; в киевъ приходитъ в воскресенье и в среду въ 12 часовъ пополудни. Іс полтавы в Черниговъ. Отходитъ в понеделникъ и в пятницу въ 8 часовъ пополудни
— 199 — писма отвозитъ въ апошню, в миргородь, в лубны, в прилуки, в нежинъ и во все подороге сей лежащия города и местечки; в Черниговъ приходитъ в понеделникъ и в четвертокъ въ 2 часа пополуночи. Іс Чернигова в Полтаву. Отходитъ в понеделникъ и в пятокъ въ 7 часовъ пополуночи, писма отвозитъ в нежинъ, в прилуки, в лубны, В Миргородъ, въ въ апошню, Ї во все по дороге лежащия города и местечки; в Полтаву приходитъ в воскресенье и в среду въ .1 пополудни. Из роменя в лубны. Отходитъ въ среду и в суботу въ 3 часа пополудни писма привозитъ: из гадича, изъ глухова, изъ стародуба, ис Конотопа и ізо всехъ по дороге лежщихъ местъ; в лубны приходитъ в воскресенье и в четвертокъ въ 4 часа пополудни. Из лубенъ в роменъ. Отходитъ во вторникъ и в суботу въ 7 часовъ пополудни, писма привозитъ из Миргорода, ї ис переясловля, в роменъ приходитъ в воскресенье и в среду въ 8 часовъ пополуночи. Харьк. Истор. Арі,, Черниг. отд., № 2647.
— 200 — № 2. ТАБЕЛЬ Коликое число и с какого весу со отправляемыхъ чрезъ учрежденные во всей Малой россіи почты писемъ, кои до службы Ея Императорскаго Величества не принадлежать, весовыхъ денегъ техъ, которые те приносить будуть, брать в почтовую казну. || ч И С Л О В e p C T ‘ Тэ. « „ За ! За За За За За За За За За За какой 50 I юо 150 200 250 300 350 400 450 500 ' ; X І 1 X 1 X . 1 « i X s X х 1 s І5 ВѲСЪі i s і I s 1 >•£ X i >х s >s • X s , >Х х X >x X X iX X x .X • 1 « >X x >x s 1 »S е; о q ; е; <D с: ; <и e; і о e: <D e; <D e; 0 e; I <d .Д 2 \о i к ю к \о 1 С 'O 1 К \о к VQ C Ю K xo K xo к 'O 1 c ' =>» i О =>» I о О >1 о О ■ О 1 0 О >» 0 1 О iCL j 1 CU 1 bd CL ! * £L £L CL X £L CL CL 1L 1 bd За 1 золоти. — 1/і|— */2 3/4 - 1 - 11/4 li/2 13І4 2 - 21/4 - 21/2 и 2 „ - 1/2 - 1 — 1»/2 - 2 - 2'/! 3 31/2 4 _ 41/2 - 5 За 1 лотъ . — 3/4і— Р/з — 21/4 - 3 - 31/4 41/2 — 51/4 — 6 - 6 /4 - 71/2 „ 2 „ - 11/2 - 3 --- 41/2 і- 6 -1 71/2 1 9 — 101/2 — 12-131/2— 15 „ 4 „ 2і/< — 41/2 — 6.3/4 г 9 - 111/4 ІЗ1/2 - 153/4 1 18 — 201/4'- 221/2 >, 4 „ - 3 - 6 — - 12 — 15 — 18 — 21 24 - 27 — 30 „ 5 „ 31/4. - 71/2 - 111/J Г 15 — 18з/і 1— 221/2 — І261/-1 i — ЗО — ЗЗ3/4 - 371/2 „ 6 „ - 41/2 - 9 — 131/2 -1 18 - - 221/2 i- - 27 — ЗР/2 i ~ 36 - 401/a - 45 „ 7 „ - 51/4 — 101/2 — 15з/і — 21 — 261/4 1 — ЗП/2 - З63/4 j! ' 42 - 471/2 - 521/2 За 8 лот, или 1 четверть ф. — 6 — 12 — 18 - 24 - 30 — 36 — 42 ll l~ 48 - 54 — 60 За Іблот. или полъ фун. — 12 — 24 — зб: — 48 - 60 i- 72 — 84 1 — 96 1 8 1 20 За 1 фунтъ . — 24 — ^8 — 72 - 96 1 201 ' 1 44 1 68 ! 1 92 2 16 2 40 „ 2 „ - 32— 64 — 96 1 28 1 бо j 1 92 2 24 2 56 2 88 3 20 „3 „ ■- 40 — j 80 1 20' 1 60 2 - ; 2 40 2 80 ' 3 20 3 60 4 - „ '4 „ 1- 481-.; 96 1 44; 1 92 2 40' ; 2 88 3 36 i 3 84 4 32 4 80 „ 5 „ 56 1' 12 1' 68* 2 24 2 8o' 3 36 3 92 : 4 48 5 4 5 60 6 „ - 64 1, 28 1 92 2 56 3 20 ! з 84 4 48 ; 5 12 5 76 6 40 „ 7 „ - 72 1 44' 2| 16 2 88 3 бо[ 4 32 5 4 5 76І 6 48 7 20 „ 8 „ , - 80 1 60 ПІ 40 3 20 4 - 4 80 > 5 60 6 40 7 20 8 — „ 9 „ - 88 1 76 2| 64 3 52 4 40 5 28 6 16 7 4 7 92 8 80 „10 „ 96 1 92 2 88 3 84 4 88 5 76 6 72 7 68 8 64 9 60 „15 „ 1 1 20 2 40 3 60 4 80 6 — 7 20 i 8 40 9 6010 80 12 _ „20 „ ; 1 44 2 88 4 32 5 76 7; 20 8 64 j 10 8 11 52 12 96 14 40 „•30 „ і 1 681 3 36 5! 4 6 72 8 40 10 8’ 11 76 13 44 15 1216 80 За 40 ф. или і [ і 1 одинъ пудъ 11 92 3 84 . 1 5 76 1 і і 7 68 9 60 11 52 13 44; 15 36 17 28 19 20 i
— 201 — Все те писма, кои весомъ в четверть, в полъ три четверти золотника, щитать в целой золотникъ, а без полъ или без трехъ четвертей золотника, в целой лотъ, и вѣсовые деньги сполна брать А которые весомъ будутъ отъ 11-ЧТ. ДО 12 ЧТ. ł/2 фунтовъ, те щитать толко в десять, а свыше 12-ти ł/a до 17-ти */г в пят- патцать; а отъ 17 1І2 до 25 в двадцать, отъ 25-ти до 35-ти в тритцать; отъ 35-ти до 45-ти в сорокъ фунтовъ и весовые денги съ нихъ по оному числу сполна брать, а за штафеты з гдръствен- ныхъ делъ брать по три полушки, а с партикулярныхъ по три денги заверсту. А число верстъ отъ 50-ти до 75-ти в пятьдесятъ, а отъ 75-ти в целые сто верстъ, класть. Харьк. Истор. Арх., Черниг. отд., № 2647, № 3. ВЪ МАЛОРОССІЙСКУЮ КОЛЛЕГІЮ Отъ генералкой малороссійской щетной комиссіи Рапортъ о дѣйствительномъ по присланному указу исполненіи. Указомъ Ея Императорскаго Величества изъ малороссійской коллегіи въ генералную щетную коммиссію изъ шедгаого сентябра отъ 28-д. состоявшимся велено, взявши от скарбовой канцелярія свидѣніе, колико, сверхпоказаннихъ по репорту генералкой щетной коммисіи собраннихъ за битность почтъ директора Скоропадского почтовыхъ двохъ тисячъ трехъ сотъ девятнадцати рублей восми копѣекъ, имѣется в зборѣ и присилкы в ту скарбовую канцелярію отъ нинѣшнего почтъ директора Селецкого почтовыхъ денегъ сочинить вѣдомость, кому именно почталѣонамъ. колико денегъ завозку почти но трактамъ отъ которого по какое время получить в заплату денегъ подлежитъ; и будетъ ли достаточно той собранной почтовой суммы на заплату почталѣонамъ, или колико именно недостанетъ, и ту вѣдомость представить в коллегію при репортѣ для учиненія о заплатѣ почталѣонамъ надлежащаго опредѣленія; и неисполненіе оного Ея Императорскаго Величества указа от канцеля-
— 202 — рій молороссійскаго скарбу о имѣющей тамо в зборѣ почтовой суммы справка забрата; а что принадлежитъ до заплаты почталѣоиамъ за возку писемъ, то какъ по предьставленимъ в генералную щетную коммиссію отъ бившого почтъ директора маіора Скоропадского къ щету почтмейстерскимъ записнымъ тетрадямъ оказалось, что поч- талеоны начали употребляется в должности къ возкы почты 765 г. инине в ноябрѣ м-цѣ разнихъ то есть первыхъ, среднихъ и послѣднихъ чиспъ, а тѣ,которіе и в декабрѣ уже м-цѣ потому въ генеральной счетной комисїи разсуждено, оставивъ тѣ оба мѣсяцы разчи- слить заплату сначала 1-го генвара 766 году генваражъ по 1-е числа 769-го году в согласіе указа малороссійской коллегіи прошлого 769 году мая 7-д. в канцелярію малороссійского скарбу посланного, кото- римъ в силу предложенія его сиятелства высокововелителного Гп-дна генерала фелдмаршала, малой россіи генералъ губернатора, коллегіи малороссійской президента и разнихъ ординовъ кавалера, Графа Петра Александровича Румянцева велено вибраннимъ поч- галѣонамъ произвѣсть заплату поверстнихъ денегъ по оной 769-й годъ, и какъ по справкѣ явилось, что до того еш^ ордеромъ егожъ сіятельства 768-го году мая отъ 5-го дня оной же канцеляріи скарбовой давнимъ веленожъ онимъ почталѣоиамъ произвесть заплату поверстнихъ денегъ, учинивъ щетъ по прилагаемой вѣдомости разстоянію дорогъ, по коимъ оны возили писма, щитая ихъ езду от начала почты помай м-цъ 767 годувнеделю по два раза, отъ того времени разъ толко в неделю, кромѣ Киевской дороги, по которой непременно отправляется почта по дважди на недѣлю, и всѣ такови денги препоручать почтъ директору маіору Скоропадскому, потребовавъ, чтобъ онъ въ приемѣ представилъ канцеляріи росписки въея- кого почталіона, то по учиненному нинѣ в оной генералкой щетной коммиссіи в сходство оногожъ его сіятелства ордера ращисленію по разстоянію значащихся, какъ в учрежденіи о конной почтѣ такъ и по обявленной приложенной при ономъ его сиятельства ордерѣ вѣдомости, дорогъ, является надлежитъ всѣмъ почталѣоиамъ по трактамъ в учрежденіижъ показаннимъ в заплату, поверстныхъ денегъ, а именно с начала генваря 1-го числа 766 году по маймцъ 767г„ чрезъ которое время почталіоны в одинъ путь имели возку почты по два раза на неделю,—три тысячи два рубли двадцать четири ко- лейки, с тогоже времены по 769 годъ, зачитая езду в неделю по едному разу, кромѣ киевской дороги, по коей непремѣнно слѣдуетъ почта по дважды на неделю,—тисяча триста семьдесятъ два
— 203 — рубля восѣмдесятъ копѣекъ, а всего за три года надлежитъ онимъ почталионамъ в заплату денегъ—четири тисячи триста тридцать пять рублей четири копейкы; въканцелярію малороссійского скарбу, какъ по вишеписанной забратой справки явилось имѣется всей собранной, какъ за битносты прежнего почтъ директора маіора, Ско- вопадского, такъ и нинѣшнего почтъдиректоражъ коллежского ассе- сора Селецкого, почтовой суммы сѣмъ тисячъ сто двадцать шесть рублей тридцать пять с половиную копѣекъ, да особо того за отправленіе разновременно казенніе эстафети щитается в таможенной суммѣ, надлежащихъ къ заплатѣ денегъ,—четириста пятьдесятъ девять рублей шестьдесятъ четири с четю копейки, а всего из оними щитается донинѣ налице почтовой сумми сѣмъ тисячъ пятьсотъ восѣмъдесятъ пять рублей девятьдесять девять с трома четмы коцѣекъ; какимже почталіонамъ, то есть где состоящимъ по трактамъ по учрежденію оконной почте и вишеобъявленной вѣдомости значащимсь (ибо о именахъ ихъ почталионовъ, кто точно чрезъ тѣ три года с которего по якое время находились и находятся в генералной щетной коммисіи, нетъ свидѣнія) сколко с числа вишеписаннихъ четирохъ тисячъ трехъ сотъ тридцати пяты рублей четирехъ копѣекъ доводится в заплату поверстнихъ денегъ особо за 766 годъ и четири мци по май мцъ 767 году, а особливо за одинъ же годъ и восемь мцей мая съ 1-го 767 году по 769 г. объ ономъ учиненную ведомость с показаніемъ: во первихъ подробно что по разстоянію отколь куда дорогъ и числа верстъ надлежитъ порознь за то время почталѣонамъ платы, а во вторихъ под тѣмъ валово, сколко какимъ почталѣонамъ за тѣжъ три года чрезъ показанное время доводитсяжъ оной платы, при семъ в малороссійскую коллегію генералная щетная коммисія представляетъ, чтожъ онимъ Малороссійской коллегіи указомъ велено по имѣющимся в генералной щетной коммисіи бившихъ почтмейстеровъ тетрадямъ и документамъ о приходахъ и расходахъ почтовой суммы, щетъ кончить в самой возможной скорости, то и оной щетъ с возможнѣйшимъ поспѣшеніемъ производится, и какъ конченъ будетъ, объ ономъ не укос- нитъ генералная щотная коммисія в малороссійскую коллегію представить. Іосифъ Туманеній. 1770 года октября 15-д. АНПІОНЪ ЖййвОрОНОКЪ. (Харьк. Истир. Арх., Черн. отд., № 2543.)
— 204 — № 4, МАЛОРОССІЙСКОЙ КОЛЛЕГІИ Докладъ. Его сіятельство господинъ генералъ фельдмаршалъ, малороссійскій генералъ губернаторъ, коллегіи малороссійской президентъ и разныхъ ординовъ кавалеръ, графъ Петръ Александровичъ Румянцевъ въ присланномъ въ малороссійскую коллегію сего февраля «21» д. предложеніи, прописуя поданное его сіятельству отъ малороссійскаго почтъ директора коллежского ассесора Селецкого представленіе о произведеніи почталіонамъ платежа прогонныхъ денегъ, въ сходствіе изданнаго о почтахъ Малой Россіи устава, котораго по сіе время не учиненъ съ начала оной почты, хотя въ прошломъ «1769» году апреля «10» д. и предложено было отъ его сіятельства коллегіи по учиненіи счета книгъ, во время бытности въ почтдиректорской должности маіора Скоропадскаго, скарбовой канцеляріей, въ согласіе ордера его сіятельства виданнаго въ 30-й день мая прошлаго «1767» года, приказать по надлежащему раз- счисленію въ силу учрежденія отъ начала произвесть почталіонамъ прогоннихъ денегъ, и ежели по такому щету доходовъ почтовихъ къ тому не доставало, то потребное число и изъ другихъ суммъ скарбу малороссійскаго употребить въ дополненіе; рекомендуетъ малороссійской коллегіи съ подтвержденіемъ, чтобъ, сходствуя вы- шепоменутому его сіятельства продолженію, платежъ почталионамъ прогонныхъ донегъ, считая на версту по денги, съ начала оной почти произведенъ былъ изъ собранныхъ почтовыхъ доходовъ и по недостатку ихъ, въ разсужденіи, что учрежденые сей почти облегчаетъ пересилку указнихъ писемъ, для коихъ въ прежнее время содержать надобно было нарочнихъ, и за которія по взнесенному его сіятельству отъ маіора Скоропадскаго примѣрному изъ численію за одинъ «1767» годъ надлежалоби получить белѣе шести тисячъ рублей надлежащее количество въ дополненіе онихъ употребить изъ другихъ суммъ скарбу малороссійскаго, которыя деньги отпустить для раздачи почтъ директору, давъ для внесенія ихъ съ надлежащими росписками книги; а при счетѣ книгъ и запи окъ прежнихъ почтовыхъ приказать примѣтить въ онихъ, всѣ ли денги вѣсовыя и прочія, такожъ и писма занесены по точности почтоваго устава въ Малороссіи учиненного. А по справки въ малоросій- ской коллегіи явилось, что по предложенію его сіятельства про-
— 205 ~ цілого «1769» году априля «10» дня сей коллегіи данному съ предписаніемъ предложить господину маіору Скоропадскому, чтобъ онъ по содержанію своему почтъ директорства всѣ книги, касаю- щіесь до числа доходовъ и заплати почталіонамъ со времени учрежденія почти отослалъ въ генеральную щетную комиссію, гдѣ по надлежащему фасчисленію и повелѣть скарбовой канцеляріи въ силѣ его сіятелъства ордера въ прошломъ 1767 году мая 30 дня оной канцеляріи даннаго вибраннымъ по учрежденію почталіоновъ произвести заплату поверстныхъ денегъ отъ начала почти до ген- варя мѣсяца 769 года, и ежели по такому счету не доставало бы на заплату имъ денегъ изъ доходовъ почтовихъ, то потребное число и изъ другихъ казенныхъ суммъ скарбу малороссійскаго въ дополненіе употребить велѣть такъ же съчесть, сколко во все время штафетовъ по которой почтѣ было отправленно, и за указные заплатить изъ казны що учрежденію опредѣленные деньги, а за партикулярные взискать’ съ почтмейстеровъ плату, по елику они въ силѣ почтоваго учрежденія не могли онихъ посилать безденежно. (Харьк. Архивъ, Черниг. 1773 г. отд., № 2543). 13 марта. № 5. ВЪ КОЛЛЕГІЮ МАЛОРОССІЙСКУЮ Отъ полковой Гадячской канцеляріи Покорній Репортъ. Во исполненіе указа Ея Императорскаго Величества съ оной малороссійской коллегіи, въ ту полковую канцелярію состоявша- гось съ приложениемъ съ учрежденія о коннихъ почтахъ экземпляра съ табельми и протчими приложениями и съ повелѣниемъ о употребленіи всемѣрнаго старанія, дабы оное учрежденіе самимъ дѣломъ исполнено было и въ опредѣленнихъ местахъ почтмейстери и почталѣони опредѣлени въ оную малороссійскую коллегію прошлого августа отъ 24 числа репортовано отъ полковой канцеляріи что сообщественно отъ всего полку выбрани въ почтмейстери въ городъ Гадячъ значковій товаришъ Степанъ Калинъ, а въ местечко Опошне войсковій товаришъ Алексѣй Тимченко, притомъ же и о
— 206 — Почталѣонахъ представленію по учиненнимъ было зъ сотенѣ преД- ставленнямъ, что къ опредѣленію въ оніе съ казаковъ подпомощи- ковъ не токмо де съ маломощнихъ, но и въ первихъ окладахъ состоящихъ таковихъ, чтобъ сами отъ себе могли исправить и имѣть почтовихъ по двое добрихъ лошадей изъ доброюжъ на нихъ упряжкою, крайне не имѣется и протчое, какъ о томъ по оному реперту обстоятельно явствуетъ, но и напротивъ того о учинен- нихъ отъ полковой канцеляріи въ оніе сотнѣ срожайшихъ къ сотникамъ зъ старшинами притвержденияхъ, чтобъ они всемѣрно постарались во всемъ противъ учрежденія повеленними до исправности добротами въ тѣ почталѣони надежнихъ людей и съ казаковъ выбрать и опредѣлить всенепремѣнно. Почему, какъ прислаяніе сотенніе репорты явствуютъ, оніе почталѣони собою во всемъ въ исправности, указаняими въ учрежденіи добротами, при всѣхъ въ полку гадяцкомъ по табелѣ показаннихъ станахъ опредѣлени, о которыхъ и имянная вѣдомость при семъ прилагается, а опредЬлен- ние жъ въ почтмейстери вишше писанніе войсковій товарищъ Алексѣй Тимченко и значковій товарищъ же Степанъ Калинъ, въ по силѣ особливо полученнаго нчнѣ съ оной коллегіи малороссійской указа о высылки ихъ туда на 10-е число сего сентября, при семъ въ оную малороссійскую коллегію посилаются; съ приложеніемъ у сего жъ и учиненного на нихъ ко опредѣленію въ то званіе общественно всѣма чиновниками полкового выбора ко усмотрѣнію; и притомъ понеже и нинѣ о почталѣонахъ зъ сотень, а найпаче болше протчихъ перво ковалювской сотнѣ симъ отъ сотника Данила Лесевича зъ старшиною представляется, что тѣ почталѣони съ казачихъ подпоможчиковъ опредѣленіе по мало имуществу своему единственно сами исправить себѣ по две добрыхъ почтовихъ лошадей съ упряжми и.повозками крайне не в состояніи, и вовся со всѣхъ де подпомощиковъ ни єдиного человѣка къ таковому себе исправленію не имѣется; для того не повеленоль будетъ съ той необходимости въ оніе почталѣони въ тѣхъ местахъ, гдѣ съ подпомощиковъ къ тому могущихъ вовся не винайшлось опредѣлить, хотя и изъ выборнихъ, маломощнѣйшихъ или онимъ опредѣлеинимъ уже съ подпомощиковъ по немогуществу ихъ почтовіе лошади съ потребностьми до нихъ исправить отъ протчихъ подпоможчиковъ, примѣромъ того, какъ и выборніе казаки сами себе до выборной службы исправить немогущіе отъ тЬхъ же подпоможчиковъ подле¬
— 207 — жащимъ исправлениемъ подпомогаются: полковая Гадяцкая канцелярія покорно проситъ резолюцію указа. А къ усмотрѣнію і подъ благоразсмотрѣніе, какіе нинѣ всѣхъ доединого подпомощиковъ немогущества до исправленія себе почтовими лошадьми и протчимъ представляются, о томъ въ ключаетсяу сегожъ от сотника Ковалюк- скаго Лисевнча, зъ старшиною репортъ въ оригиналѣ. Обозній полковій Іосифъ Оитенскій. г Писарь полковій Василь Ковалевскій. 1765 году сентября 8-го. Зъ Гадяча. (Харьк. Истор. Арх.,Черн. Отд., № 2704.) № 6. Росііисаніе, коликое число в нижеписанныхъ полкахъ хатъ, в рублевомъ окладе сего = 769 году состоитъ, и сколько с которого полку на учрежденную отъ местечка потоку до глухова почту куда именно на станцію посколко довелось поставить лошадей, подводчиковъ и телегъ, и кому на какихъ станціяхъ смотрителемъ быть, такъже изъ опредѣленныхъ двухъ войсковыхъ товарищей, над какимижъ станціями смотреніе имѣть значитъ под симъ = 1769—году маия = 11=дня съ коллегіи учинено. Званіе полковъ. Число хатъ в рублевомъ окладѣ состоящихъ. Въ какіе именно мѣста на станціи. Довелось поставить Лошадей. Подводч. І Телегъ. 1 Полку Прилуцкого . . 18938 = въ Ярославецъ . въ Мутынъ 6 6 3 3 3 3 І Ітого . 12 В
— 208 — Званіе полковъ. Число хатъ в рублевомъ окладе coc- ТОЯЩИХЪ. 1 Въ какіе именно мѣста на станціи. Довелось поставить Лошадей! Подводч. 1 Телегъ. 1 В КОНОТОПЪ 6 3 і 3 в карабутовъ . 6 3 3 1 в хмеліовъ 6 3 3 Полку Лубенского . 35053 = Лубенского полку в село бобрикъ 6 3 3 близь села по- гарщины владѣнія бунчукового товарища Андрея Марковича при речке Артаполотѣ 6 3 і 3 Ітого . 30 15 15 в слободу маіора Качаневского Бодаку . 6 3 3 Полку Гадяцкого . 15802 — і в попоповку близь реки Ов- 1 і нянки в хуторъ 1 умершого козака ! полку Миргород- ского Мартинен- ка . . іі іі 2 1 1 Ітого . '1 14 7 1 7
— 209 — Званіе полковъ. А Е-» сй И А 53 с CQ Ф Ч Ѵф со se И А И S & сс Въ какіе именно мѣста на станціи. Довелось поставить Лошадей. Подводч. Телегъ. въ хуторъ тогожъ Мартиненка 4 2 2 Полку Полтавского. 10771=! I Полку Миргородского 18455 А всего 99019 въ хуторъ канцеляриста Кор- нѣя ча Стефанови- Ітого . 6 3 3 10 5 5 в село Федоров- ку владѣнія полковника Вытя- ! говскаго . . ! 6 в местечко Ман желѣевку. в местечко токъ По- Ітого 3 3 : 6 з! 3 6 3 3 118 9 9 і.84|42 42
— 210 — Надъ оными станціями быть смотрителямъ опредѣленнымъ от полковъ: Првлуцкого въ Ярославке, Мутине; Лубенского в KohjTO- пе, в Каробутове въ Хмеліовѣ, в селе бобрику и при речкѳ Арта- полотѣ; Гадяцкого—в слободки бобакве и селе поновки; Полтавско- го—в хуторахъ казака Мартинепка и канцеляриста Стефановича; Миргородского в селе федоровки, в местечке манжелѣевка, і потоке, і на способнѣшихъ станціяхъ, с которихъ быть по одному зъ абши- тованныхъ значковыхъ товарищей или сотенныхъ старшинъ, а на другихъ с Козаковъ грамотныхъ. Для лутчогожъ наблюденія над всѣми тѣми почтовыми станціями лошадей и подводчиковъ, чтобъ оніе всегда в норядке соде^жани, опредѣляются два войсковые товарищи Герасимъ Тищенко и Петро Войтенко, с которыхъ Тищенку имѣть смотреніе въ Ярославце, в Мутине, Конотопе, Карабуто- ве, Хмеліове в селе бобрику и при речке Артаполоте; другому Вой- тенку в слободке бодакве, в селе поновки, в хуторахъ казака Мар- тиненка. и канцеляриста стефановича, в селе федоровке, в мѣстечкахъ манжелеевки и потоке. Харьковск. Арх., Черниг. отдѣл., № 2811.) №7 ОРДЕРЪ Гоеподйиу маіору почтъдйректору Сйоропадокому. По сообщенію господина генералъ аншефа, Кіевекого генералъ губернатора и кавалѣра Воейкова, для возки писемъ и куріеровъ, отправляемыхъ изъ Кіева чрезъ Переяславъ до Кременчуга, назначилъ я почтовые станціи (о которыхъ прилагается при семъ вамъ для ведома расписаніе) и о выборѣ въ тѣхъ мѣстахъ въ почталѣ- оны изъ казаковъ подпомощиковъ по два человѣка', изъ которыхъ каждій имѣя бы по двѣ лошади, предложилъ я полковимъ Переяславской, губернской и Миргородской канцеляріямъ быть имъ въ вѣдомствѣ почтъмейстера Переяславского Тимковского, которому прошлаго апреля 15 д. ордеромъ велѣлъ я отъ Переясловля до Кременчуга по тѣмъ назначеннымъ мѣстамъ поехать и осмотрѣть, какъ исправность до дороги, такъ лошадей и самихъ почталѣоновъ, чтобъ по неисправности оныхъ не терпѣть иногда остановки проѣжимъ куріерамъ, илибъ не могли утратится посилаемія писма; при чемъ онъ Тимковскій, имѣвши въ вѣдомствѣ своемъ сію дорогу, долженъ
— 211 — будетъ доставлять всѣ получаѳміѳ писма изъ Кіева въ Кременчугъ по предписанію томуже, какъ и въ протчіе мѣста положено во учрежденіи почтовомъ, и велеть особливо почталѣонамъ всегда в готовности имѣгь лошадей для куриеровъ по подорожнымъ изъ Кіева посланнымъ и получать оть ныхъ плату указныхъ прогопрогоновъ, о чемъ вамъ для ведома симъ предлагается; въ какіежъ дны и часы означенная почта по той дорогѣ отходить и приходить должна. При семъ прилагается расписаніе данное почтмейстеру Тимковскому, о которомъ я увѣдомилъ и господина генералъ губернатора Воейкова для исполненія потому почтъмейстеру Кре- менчуцкому. На подлинномъ тако Генералъ графъ Румянцовъ. 1768 года, июля 17. Изъ Глухова. (Харьк. Арх., Черниг. Отд., № 2543. По указу Ея Императорскаго Величества полковая Черниговская канцелярія, слушавъ указа малороссійской коллегіи отъ 16 числа сего іюня подъ № 3576 состоявшагось об отъправденіи отъ полковой Черниговской канцеляріи одного изъ присудствующихъ съ почтдиректоромъ колежскимъ ассесоромъ Селецкимъ, для учрежденія отъ Чернигова до Добрянки по тракту до Могилевской губерніи почтовыхъ станцій для возки писемъ, опредѣлили, когда реченной почтъ директоръ Селецкій для того учрежденія отъ Чернигова до Добрянки почтовыхъ станцій следовать будетъ чрезъ городъ Черниговъ, то за получениемъ отъ него въ полковой канцеляріи увѣдомления одного изъ присутствующихъ въ полковой канцеляріи для тогожъ учрежденія почти съ нимъ Селецкимъ до повелѣннаго мѣста отъправить, а въ полученіи оного указа въ малороссійскую коллегію отрепортовать. Судьи Бакуринский. Яковъ Рашевскій. (Харьк. Архивъ, Черниг. ** Отд., № 2809). Сообщ. Г. А. Максимовичъ,
Приложенія.
полтавская Архивная ^Комиссія. ОТЧЕТЪ за 1913 іодъ. Въ отчетномъ году предсѣдателемъ комиссіи былъ б. губернскій предводитель дворянства кн. Н. В. Щербатовъ, товарищемъ предсѣдателя, директоръ психіатрической больницы, докторъ медицины А. Ф. Мальцевъ, правителемъ дѣлъ и казначеемъ И. Ф. Павловскій и библіотекаремъ В. А. Щеіютьевъ. Въ составѣ редакціонной комиссіи были: И. Ф. Павловскій, А. Ф. Мальцевъ и Л. В. Падалка. Ревизорами были: Г. Т. Ивановъ и А. Ф. Ду- чинскій. Въ отчетномъ году было 6 засѣданій комиссіи, на которыхъ помимо текущихъ дѣлъ, были прочитаны слѣдующія доклады: Товарищъ предсѣдателя А. Ф. Мальцевъ прочиталъ 29 явваря въ годичномъ засѣданіи докладъ: «Устройство больничнаго дѣла при учрежденіи губерніи.» Въ докладѣ этомъ, авторъ указалъ на открытіе Полтавскаго богоугоднаго заведенія, а также и больницъ въ другихъ городахъ, что было дѣломъ перваго малороссійскаго генералъ-губернатора князя А. В. Куракина. Докладъ этотъ рисуетъ обстановку больницъ, содержаніе ихъ и т. п. словомъ по ней можно ознакомиться съ состояніемъ больничнаго дѣла въ то время. И. Ф. Павловскій прочиталъ два доклада: I) о нѣмецкихъ колоніяхъ въ Полтавской губерніи въ первой половинѣ прошлаго столѣтія (1808—1867). Докладчикъ на основаніи архивнаго ма- терьяла, хранящагося въ архивѣ Губернскаго Правленія, коснулся цѣли образованія этихъ колоній въ Полтавѣ, Константиноградѣ и Кременчугѣ, что было, по мысли кн. Куракина, бывшаго министромъ внутреннихъ дѣлъ. Докладчикъ указалъ на устройство для
4 этихъ колонистовъ домовъ въ этихъ городахъ, злоупотребленій, бывшихъ въ то время, условій, при которыхъ были выписаны нѣмцы-колонисты изъ Германіи. Далѣе, докладчикъ коснулся условій, среди которыхъ пришлось работать колонистамъ, ихъ матеріальной необезпечености, заботъ о нихъ пастора Дикгофа и т. п. и прослѣдилъ существованіе этихъ колоній до 1867 г., когда они были ликвидированы, причемъ указаны были и причины, почему эти колоніи, основанныя съ цѣлью развитія сукнодѣлія, не могли долѣе существовать. Другой докладъ—«заботы кн. А. В. Куракина о просвѣщеніи въ Малороссіи» это отрывокъ изъ труда докладчика—«Очеркъ дѣятельности перваго малороссійскаго генералъ-губернатора кн. А. Б. Куракина. Докладъ этотъ указываетъ на выдающуюся дѣятельность этого замѣчательнаго администратора въ началѣ прошлаго вѣка. По его иниціативѣ открыты были «дома для воспитанія бѣдныхъ въ Полтавѣ и Черниговѣ», гимназіи въ этихъ же городахъ; первое техническое училище въ Малороссіи, въ Черниговѣ, причемъ самый планъ былъ начертанъ кн. Куракинымъ до мельчайшихъ подробностей. Докладчикъ коснулся и заботъ его о насажденіи народныхъ школъ, причемъ кн. Куракинымъ составлена и первая сѣть этихъ школъ. В. А. Щепотьевъ прочиталъ свой докладъ, посвященный памяти скончавшагося извѣстнаго композитора Н. В. Лысенка. Сообщая о немъ біографическія свѣдѣнія, докладчикъ нарисовалъ обстановку, среди которой пришлось воспитываться будущему композитору, указалъ на его труды и заслуги его въ дѣлѣ изученія народной пѣсни, причемъ коснулся его сборниковъ пѣсень, положенныхъ на ноты, его оперъ и т. д. П. Н. Малама прочиталъ очеркъ на основаніи архивнаго ма- терьяла—«О прорытіи канала р. Остра». Докладчикъ рисуетъ заботу кн. Куракина, о прорытіи канала этой рѣки, что окончилось, впрочемъ, ничѣмъ, такъ камъ самъ кн. Куракинъ скоро оставилъ Малороссію, а его преемники не довели этого дѣла до желаемаго конца. Л. В. Падалка прочиталъ докладъ «древняя колонизація на территоріи Полтавской губерніи».
5 Сущность доклада слѣдующая: о значеніи разслѣдованій о заселеніи края, области или страны, какъ одного изъ способовъ разъясненія культурно историческихъ эпохъ, пережитыхъ даннымъ краемъ, областью, страной. Мѣстонахожденіе территоріи Полтавской губерніи на Великой Европейской равнинѣ явилось основнымъ, самымъ глубокимъ и сильнымъ факторомъ историческаго процесса, коснувшагося данной территоріи. Исторію края повела его природа и географическое положеніе. Вещественныя памятники ^старины, какъ слѣды былыхъ переворотовъ, испытанныхъ стѣснявшимися насельниками данной территоріи. Краснорѣчивѣйшіе изъ этихъ памятниковъ—земляныя огражденія валы, такъ или иначе ограничивали въ ту пору враждовавшія между собою культурно-историческія области и ихъ подраздѣленія. Два вида валовъ; продольные валы типа «Зміевыхъ» и валы концентрическіе, ограждавшія древнія городскія поселенія осѣдлыхъ племенъ. Свидѣтельства скандинавскихъ источниковъ «Gardarica»— областяхъ, городовъ на Поднѣпровьи до поры сформированія здѣсь Кіевской державы «Русовъ». Задача разслѣдованія о заселеніи края въ томъ, чтобы вскрыть стянувшіеся въ предѣлы края разнообразные племенные элементы, которыя такъ или иначе проявляютъ свою жизне-дѣятельность и донынѣ, путемъ самопретворенія въ рядѣ поколѣній. Древней колонизаціей Полтавскаго края является колонизація до татарскаго періода (до 1240 г.). Въ періодъ кіевской державы была осажена городами только западная часть Полтавской территоріи до р. Сулы; за Сулою,—восточнѣе Сулы древне русскіе города были опустошены кочевниками, (Печенѣгами и Половцами,) и представляли собою пустыя городища. Перечень городовъ и городищъ на Полтавской территоріи по даннымъ начальной лѣтописи. Перечень древнихъ огражденій по даннымъ анкеты 1896 — 98 г.г., обращенной къ мѣстнымъ любителямъ старины, сообщившимъ на запросъ губернскаго статистическаго Комитета свои свѣдѣнія отъ большей половины волостей губерніи. Указаніе источниковъ на строительство городовъ въ великокняжескій періодъ русской исторіи въ готовыхъ болѣе древнихъ валахъ.
6 Такъ, Переяславскій Ярополкъ, сынъ Мономаха въ 1116 году «сруби городъ Желди; (нынѣ м. Жовнинъ, Золотоношскаго уѣзда) т. е. поставилъ деревянныя стѣны на готовыхъ древнихъ валахъ. Слѣды обитанія на Полтавской территоріи племенъ, входившихъ въ составъ Хозарской державы, данниками котораго были и Днѣпровскіе славяне въ періодъ до возникновенія Кіевской державы. Древности готскаго періода исторіи (II—IV) также сохранились на Полтавской территоріи (главнымъ образомъ въ предѣлахъ Зѣнь- ковскаго уѣзда) въ видѣ характерныхъ издѣлій изъ серебра съ эмалью. Глубже половины II вѣка на обслѣдуемой территоріи видны лишь неясныя очертанія многообразныхъ племенныхъ элементовъ скиѳо-сарматской эпохи. Г. А. Коваленко прочиталъ рефератъ: « И. П. Котляревскій и его время». Въ первой части своего доклада, К. охарактеризовалъ состояніе малорусскаго общества во время И. П. Котляревскій; К. коснулся затѣмъ обстоятельствъ, вызвавшихъ появленіе первыхъ украинскихъ литературныхъ произведеній. Во второй части доклада дается подробный анализъ типовъ въ пьесахъ И. П. Котляревскаго, на основаніи историческихъ справокъ и собранныхъ авторовъ документовъ. Между прочимъ представляетъ интересъ справки изъ старинныхъ рукописныхъ пѣсенниковъ конца XVIII и начала XIX в. Въ упомянутыхъ пѣсенникахъ помѣщены многія народныя пѣсни, впослѣдствіи попавшія въ пьесы И. Котляревскаго или упоминаются въ пьесахъ. Авторъ разсматриваетъ пьесы и типы И. П. Котляревскаго въ исторической обстановку комментируя каждую деталь при помощи историческихъ справокъ и актовъ. При такомъ изслѣдованіи пьесы И. П. Котляревскаго, помимо художественной цѣнности, пріобрѣтаютъ болѣе глубокій интересъ и многое изъясняютъ въ обстоятельствахъ мѣстной жизни сто лѣтъ назадъ. Въ отчетномъ году, Архивная Комиссія разсматривала описи дѣлъ, присылаемыхъ ей на ея заключеніе объ уничтоженіи ихъ. Такія описи были присланы Каменецъ-Подольской, Харьковской и Полтавской Казенными палатами. Все это описи дѣламъ казначействъ или дѣламъ палатъ, не имѣющими, никакою научнаго значенія.
7 Въ этомъ году, избранный членомъ Архивной Комиссіи, окончившій Московскій университетъ, И. А. Гнѣдичъ пожелалъ заняться собираніемъ народныхъ пѣсень, и вообще этнографическаго матерьяла въ предѣлахъ Полтавской губерніи, для чего избралъ Роменскій уѣздъ. П. А. Гнѣдичу Архивная Комиссія исходатайствовала у начальника губерніи разрѣшеніе на производство изслѣдованій. Дѣятельность П. А. Гнѣдича идетъ успѣшно, ему удалось [собрать достаточно матерьяла, который и будетъ имъ представленъ въ Комиссію въ текущемъ году. Изданія Колшееіи въ 1915 іоду. Въ 1913 г. комиссія издала: 1) Х-й выпускъ своихъ трудовъ, куда вошли слѣд. статьи: М. Г. Астрябъ—Земли церквей Лубенскаго духовнаго правленія въ 1787 г.», Елены Волковой—«О нѣсколькихъ документахъ XVIII вѣка»; П. Н. Маламы—«О переселеніи по Высочайшему повелѣнію изъ Малороссіи на Черноморскія земли 25000 душъ казаковъ 1820 года; его же—«Дѣло о пожертвованіяхъ на сооруженіе памятника и выбытіи медали Государю Императору Александру I въ 1814 году; И. Ф. Павловскаго— «Нѣмецкія колоніи въ Полтавской губерніи въ XIX ст. (1808— 1867 г.»); А. Ф. Мальцева—«Устройство больничнаго дѣла при учрежденіи Полтавской губерніи (въ первые года 19 вѣка»); Вл. Щепотьева—«Памяти Н. В. Лысенко». Этотъ выпускъ, помимо ученыхъ учрежденій, былъ разосланъ всѣмъ губернскимъ и уѣзднымъ гласнымъ тѣхъ земствъ, которыя выдаютъ субсидію архивной Комиссіи. 2) Актовыя книги Полтавскаго городоваго уряда. Справы вѣ- чистыя 1664—1671 г. Этотъ выпускъ есть продолженіе начатаго въ 1912 г. изданія комиссіей, представляющій очень цѣнный матеріалъ, относящійся ко времени гетманщины (время Брюховецкаго и Демьяна Многогрѣшнаго). Матеріалъ этотъ интересенъ для знакомства съ юридическимъ бытомъ того времени и вообще съ народною жизнью. Изданъ онъ подъ редакціей д. члена архивной Комиссіи В. Л. Модзалевскаго. Это изданіе въ одномъ экземплярѣ было разослано въ библіотеки уѣзныхъ управъ.
8 3) «Первое дополненіе къ біографическому словарю писателей и ученыхъ Полтавской губерніи, съ Цг XVIII вѣка. Эта работа, составленная И. Ф. Павловскимъ, является продолженіемъ изданнаго въ предъидущемъ году «біографическаго словаря писателей и ученыхъ». Въ это «дополненіе» вошло 84 новыхъ біографій и не мало дополненій и поправокъ. Это изданіе также, какъ и предъидущее, было разослано въ библіотеки уѣздныхъ управъ. 4) Отчетъ о дѣятельности Комиссіи за 10 лѣтъ (со дня открытія, съ 26 Октября 1903 г. по 26 Октября 1913 г.). Отчетъ этотъ былъ также разосланъ помимо учрежденій, всѣмъ губернскимъ и уѣзднымъ гласнымъ. 5) Очеркъ дѣятельности перваго малороссійскаго генералъ- губернатора кн. А. Б. Куракина (1802 —1808 г.), составленный И. Ф. Павловскимъ. Очеркъ этотъ написанъ по архивному ма- терьялу, хранящемуся въ т. наз. генералъ-губернаторскомъ архивѣ, въ Губернскомъ Правленіи. Помимо архивнаго матерьяла, источникомъ служило «полное собраніе законовъ (первое изданіе) и переписка князя А. Б. Куракина. Цѣлью настоящей работы было указать, что сдѣлалъ или желалъ сдѣлать для Малороссіи этотъ замѣчательный администраторъ начала прошлаго года. Очеркъ этотъ былъ розданъ губернскимъ гласнымъ во время губернскаго земскаго собранія въ началѣ декабря, а съ 20-хъ чиселъ того же мѣсяца Комиссія начала разсылать его всѣмъ уѣзднымъ гласнымъ. Такимъ образомъ, въ отчетномъ году было выпущено Комиссіей 4 изданія работъ своихъ членовъ и пятое—отчетъ Комиссіи за 10 лѣтъ ея существованія. Въ отчетномъ году были избраны членами Комиссіи: директоръ народныхъ училищъ П. В. Никольскій, Полтавскій вице- губернаторъ Я. Г. Гололобовъ, окончившій Московскій университетъ П. А. Гнѣдичъ, членъ Харьковской Судебной Палаты И. И. Скитскій, преподаватель первой мужской гимназіи Д. И. Остроумовъ, Золотонойіскій нотаріусъ А. Д. Гирсъ, преподаватель Золотоношской гимназіи E. С. Богуславскій, преподаватель Полтавской духовной семинаріи Н. И. Комарецкій, инспекторъ артил- ріи гвардейскаго корпуса генералъ-лейтенантъ П. П. Потоцкій.
9 Учрежденія, которымъ посылаются „ЛГруды Комиссіи6, Всѣ труды Комиссіи, помимо почетныхъ и дѣйствительныхъ членовъ, разсылались слѣдующимъ ученымъ обществамъ и учрежденіямъ: Архивнымъ Комиссіямъ-. Рязанской, Орловской, Саратовской, Вятской, Екатеринославской, Владимірской, Таврической, Воронежской, Пермской, Черниговской, Симбирской, Тамбовской, Нижегородской, Курской, Смоленской, Петербургской, Пензенской, Ставропольской, Оренбургской, Калужской, Тульской, Витебской, Тверской, Ярославской, Костромской. Въ. С.-Петербургѣ получаютъ: Государственная Дума, Архивъ Государственнаго Совѣта, Археологическій Институтъ, Архивъ Сената, Музей Императора Александра III, Академія Наукъ, И. Публичная Библіотека, Императорская Археологическая Комиссія. Въ Москвѣ-. Историческій Музей, Археологическій Институтъ, Императорское Археологическое общество, Оружейная Палата, Архивъ Министерства Юстиціи. Въ Кіевѣ: Общество Лѣтописца Нестора, Университетъ, Комиссія для разбора древнихъ актовъ, Церковно-археологическій Комитетъ при Кіевской духовной академіи, Коммерческій институтъ, высшія женскія курсы. Въ Харьковѣ: Университетъ, Музей изящныхъ искусствъ при Университетѣ, Историко-филологическое общество. Въ Черниговѣ: Музей имени В. В. Тарковскаго. Церковно-археологическіе комитеты: въ Каменецъ-Подольскѣ, Воронежѣ, Кишиневѣ и Полтавѣ. Въ Курскѣ: статистическій комитетъ. Въ Константиноградѣ: Земская мужская гимназія имени дома Романовыхъ. Въ Ромнахъ: городская библіотека. Въ Полтавѣ: библіотека губернской земской управы, первая мужская гимназія, вторая мужская гимназія, Маріинская женская гимназія, духовная семинарія, мужское духовное училище, женское
— 10 — епархіальное училище, реальное училище, городская общественная библіотека; земскій музей и библіотека психіатрической больницы. Въ Одессѣ-. Университетъ, Общество исторіи и древностей. Сочиненія, полученныя Кошиееіей въ 1913 і. Отчетъ Воронежской архивной Комиссіи, 1910—1 дек. 1911. Въ память Отечественной войны, 1812 —1912 г. Довнаръ- Запольскій—Русская исторія въ очеркахъ т. III. Извѣстія Таврической Архивной Комиссіи № 49. Лебедевъ—пять брошюръ. Двадцатипятилѣтій юбилей Тверской Архивной Комиссіи. Тира Соколовская. Новыя данныя для исторіи русскаго масонства, изд. Тверской Арх. Ком. Соболевскій, академикъ. Древнѣйшее поселеніе верхняго Поволжья, изд. Тверской Архивной Комиссіи. Труды Бессарабскаго церковно-археологическаго общества, в. 7, 8. Лѣтопись Екатеринославской арх. Коммиссіи в. 8. Извѣстія Археологической Комиссіи, в. 44, 45, 46 и два приложенія къ нимъ. Отчетъ И. арх. Комиссіи за 1908 г. О домѣ Романовыхъ, изд. Комитета. Сборникъ Харьковскаго историко-филологическаго общества въ честь проф. Багалѣя. Булычевъ. Раскопки по среднему теченію р. Угры (Ока). Его же. Монеты в. к. Ивана Александровича Рязанскаго. Описаніе дѣлъ въ Варшавскомъ Главномъ Штабѣ. Каталогъ библіотеки А. П. Бакрушина. Отчетъ Нижегородской Архивной Комиссіи. Семейный архивъ дворянъ Бѣляевыхъ, Осташковскаго уѣзда. Церковно-археологическіе курсы въ Твери. Труды Пермской Архивной Комиссіи, в. X. Отчетъ Одесской городской библіотеки за 1912 г. Сенатскій Архивъ. XV. Извѣстія Тамбовской Архивной Комиссіи в. 55. Труды Вятской Архивной Комиссіи 1913 г., в. I—II, 1913 г. вып. III и IV. Семейный архивъ дворянъ Крыловыхъ.
11 Юбилейный сборникъ въ память Отечественной войны 2 вып. изд. Калужскаго Церковно-Археологическаго Комитета. 3 брошюры Инспектора нар. школъ Введенскаго. Сборникъ Нижегородской Арх. Комиссіи. Труды Пензенской Архивной Комиссіи, в. III. Сборникъ Новгородскаго Общества любителей древностей, в. VI Біографическій словарь воспитанниковъ I Харьковской гимназіи. Труды Саратовской Архивной Комиссіи, вып. 40. Отчетъ Черниговской Архивной Комиссіи за 1912 г. Труды Черниговской Архивной Комиссіи в. 10. Домъ Романовыхъ. Отчетъ Церковно-Археологическаго Общества при Кіевской Академіи. Сборникъ Нижегородской Архивной Комиссіи т. XV., в. I. Въ память Отечественной войны. Описаніе документовъ, хранящихся въ Архивѣ Министерства Юстиціи. Труды Ставропольской Архивной Комиссіи, в. 3. Красный холмъ, его соборы, изд. Тверской Арх. Комиссіи. Труды Владимірской Архивной Комиссіи, кн. XIII. Чтенія въ церковно-археологическомъ Обществѣ, при Кіевской Дух, Академіи, вып. XI. Линниченко.—Источникъ одного изъ разсказовъ Толстова. Его же.—Професоръ Подвысоцкій. Труды Оренбургской Архивной Комиссіи, в. XXVII, в. XXVIII. Модзалевскій В. Матерьялы по исторіи Малороссіи вып. I, письма къ И. П. Забѣлѣ. Сборники въ память 300-лѣтія дома Романовыхъ, изд. Нижегородской Арх. Комиссіи т. XV, в. III, т. XVI, в. I и II. Minerva. Вып. I и II Сборникъ, изд. историко-филологической семинаріи высшихъ женскихъ курсовъ въ Кіевѣ. Сумцовъ проф.—Обзоръ содержанія проповѣдей Іоанна Голя- товскаго. Каталогъ портретамъ и картинамъ на выставкѣ въ Ригѣ, въ память 1812 г. Бояре Романовы и воцареніе Михаила Ѳедоровича, изд. Комитета для устройства празднества 300-лѣтія дома Романовыхъ. Полоцко-Витебская старина, в. II.
12 Крыловъ А. —Воспоминаніе объ Антоній, митрополитѣ Петербургскомъ. Каталогъ Музея Витебской Ученой Арх. комиссіи. Жиркевичъ.—Сомнительное безпристрастіе. Памятная книжка Архангельской губерніи. Лебедевъ И.—Рукописи братства св. Креста въ Саратовѣ. Памятная книга Сенатскаго архива Вѣстникъ Харьковскаго историко-филологическаго общества в. 3 и 4. Отчетъ о дѣятельности Кукарскаго образ, общества за 1912 г. и 1911 г. Родиновѣдѣніѳ въ Финляндіи, изд. того же общества. Программа отдѣла «Старый Кіевъ». Іерархія раскольниковъ передъ судомъ каноновъ св. церкви. Годовой отчетъ высочайше утвержденнаго особаго Комитета по устройству въ Москвѣ. Музея 1812 года. Отчетъ И. Россійскаго историческаго Музея имени Александра III въ Москвѣ за 1911 и 1912 г.г. Отчетъ Рязанской арх. комиссіи за 1911 г. Максимовичъ—Очеркъ дѣятельности кн. Румянцева-Задунай- скаго т. I. Его же,—Кризисъ передъ смутой въ Московскомъ Государствѣ. Его же,—Ученіе первыхъ славянофиловъ. Дѣйствія Нижегор. арх, комиссіи. Изъ родной старины. Извѣстія Таврической Архивной Комиссіи № 50. ' Отчетъ Симбирской Арх. Комиссіи за 1912 г. Вашинъ В. А. Минусинскій Край въ XVIII в. Проходцевъ.—Рязанская губернія въ 1812 г. Изд. Рязанской Архивной Комиссіи. Данилевичъ В. Е.— Роспись борошню дѣтей И. Н. Дзинковскаго Его же—Остатки неолитической культуры на территоріи Херсонесса. Отчетъ центральнаго комитета союза 17 Октября. Отчетъ Комитета о 6-мъ очередномъ присужденіи преміи, учрежденныхъ Харьковскимъ Земельнымъ Банкомъ, въ память 25-я царствованія Императора Александра II. Архивная Комиссія въ текущемъ году получала «Полтавскія Епархіальныя Вѣдомости» и «Отчеты Государственной Думы»,
13 — Всего 80 названій, въ 164 книгахъ и брошюрахъ. Нельзя не отмѣтить очень цѣнное пожертвованіе М. Н. Пан- телѣева, бывшаго директора Кіевской гимназіи «группы родителей», принесшаго въ даръ Комиссіи свою библіотеку, гдѣ не мало сочиненій. относящихся въ исторіи южной Россіи. Библіотека состоитъ изъ 509 заглавій, въ 418 томахъ (многія сочиненія, по преимуществу одного автора, въ одномъ переплетѣ). почетные члены Колшееш: Алексѣевъ I. И., оберъ-гофмейстеръ, почетный опекунъ. Баіалѣй Д. И., б. профессоръ Харьковскаго Университета, а нынѣ членъ Государственнаго Совѣта. Бразоль С. Е., б. Полтавскій губернскій предводитель дворянства, а нынѣ членъ Государственнаго Совѣта. Гавріилъ, б. епископъ Прилукскій, викарій Полтавской епархіи.. Зешеръ, бывшій министръ народнаго просвѣщенія. Іоаннъ, б. епископъ Полтавскій, нынѣ архіепископъ Рижскій. Иконниковъ В. С. историкъ, заслуженный профессоръ Кіевскаго университета. Ефименко А. Я., профессоръ высшихъ женскихъ курсовъ въ Петербургѣ. Катерининъ М. К., б. Полтавскій вице-губернаторъ, а нынѣ Харьковскій губернаторъ. Князевъ В. Б., бывшій Полтавскій губернаторъ. Левицкій 0. И., историкъ. Линниченко И. А., проф. Новороссійскаго университета. Мальцевъ А. Ф., докторъ медицины, директоръ Полтавской психіатрической больницы. Муравьевъ гр. И. Л., бывшій Полтавскій, а нынѣ Московскій губернаторъ. Назарій, б. архіепископъ Полтавскій, а нынѣ архіепископъ Херсонскій и Одесскій. Павловскій И. Ф., бывшій преподаватель. Пантелѣевъ Н. М'., бывшій директоръ Кіевской гимназіи и группы родителей. Петровъ Н. И., заслуженный профессоръ Кіевской Духовной Академіи. Потоцкій А. П., б. директоръ Полтавскаго кадетскаго корпуса.
14 — Покровскій И. И., директоръ С.-Петербургскаго Археологическаго института. Сильвестръ, епископъ Прилукскій, викарій Полтавской епархіи. Сумцовъ Н. Ѳ., проф. Харьковскаго университета. Спаржинская Е. Я. Успенскій А. И., директоръ Московскаго Археологическаго института. Урусовъ Н. П., князь, 5. Полтавскій губернаторъ, нынѣ сенаторъ, Екатеринославскій губернскій предводитель и членъ Государственнаго Совѣта. Уварова П. С., предсѣдательница Московскаго Археологическаго Общества. Эварницкій Д. И., историкъ, завѣдующій музеемъ имени Поля въ Екатеринославѣ. Ѳеодосій, б. епископъ Прилукскій, нынѣ епископъ Оренбургскій. Члены коліиееіи, живущіе въ Лолтивѣ» Аглаимовъ С. 11., Земскій начальникъ Полтавскаго уѣзда. Андрущенко И. В., преподаватель мужскаго духовнаго училища. Валясный К. А., камергеръ, бывшій Орловскій губернаторъ. Булюбашъ И. П., бывшій членъ Полтавскаго Земельнаго Банка. Бучневичъ В. Е., судебный приставъ Окружнаго Суда. Бурко И. И., отставной полковникъ. 1913 г. Быковъ Ю. В., ротный командиръ кадетскаго корпуса. Василевскій В. Л., преподаватель Александровской гимназіи. Волковъ И. К., прокуроръ окружнаго суда. Волкова E. В., супруга предъидущаго. Іололобовъ Я. Г., Полтавскій вице-губернаторъ. Джежелѣй J.. Д., управляющій акцизными сборами. Дучинскім А. Ф., преподаватель реальнаго училища. Ивановъ Г. Т., преподаватель мужскаго духовнаго училища. Каменскій А- Б., свящ. инспекторъ епархіальнаго женскаго училища. Коваленко Г. А., секретарь городской думы.
15 — Вомарецкій И. И., б. помощникъ инспектора духовной семинаріи, нынѣ преподаватель. Краузе К. К., старшій фабричный инспекторъ. Купаловъ А. Ю., преподаватель реальнаго училища. Лисовскій Г. Я., протоіерей, смотритель духовнаго училища. Малама П. Н., предсѣдатель оцѣночной Комиссіи въ Земельномъ банкѣ. Маркевичъ I. И., товарищъ управляющаго городскимъ банкомъ. Николаевъ Н. Ѳ., завѣдующій музеемъ Полтавскаго Губернскаго Земства. Никольскій П. В., директоръ народныхъ училищъ Полтавской губерніи. Несвитскій А. А., завѣдующій городской амбулаторіей. Неутріевскій И. Ѳ., преподаватель женскаго епархіальнаго училища. Остроумовъ Д. И., преподаватель Александровской мужской гимназіи. Падалка Л. В., служитъ въ Губернской Земской управѣ. Поповъ М. М., помѣщикъ. Рахубовская М. В., вдова полковника. Ризенко И. Н., преподаватель кадетскаго корпуса. Рикманъ А. I., членъ городской управы. 1 Сиротенко С. Т., воспитатель и преподаватель дворянской гимназіи. Спасскій В. П., правитель канцеляріи Полтавскаго губернатора Трипольскій В. И., свящ. настоятель Вознесенскаго храма. Фисунъ E. Е., служитъ въ Губернской Земской управѣ. Фіялковкій Н. Ѳ., преподаватель мужскаго духовнаго училища Хмѣлевскій I. Ц., художникъ-фотографъ. Чубовъ М. М„ священникъ Троицкаго храма. Щетотывъ В. А., преподаватель женскаго епархіальнаго училища. Щербаковскій В. М., помощникъ завѣдующаго музеемъ губернскаго земства. иногородніе: Астрябъ М. Г., бывшій воспитатель и преподаватель дворянской гимназіи (Лубны).
16 Барвинскгй В. А., историкъ (Харьковъ). Богословскій E. О., преподаватель Золотоношской мужской гимназіи. Василенко Н. П., историкъ '(Кіевъ). Бирсъ А. Д., нотаріусъ въ Золотоношѣ. Гнѣдичъ П. А., окончившій Московскій университетъ. (Харьковъ). Дроздовъ С. Л., начальникъ почтово-телеграфной конторы въ Каневѣ. Зарѣцкій И. А., служитъ въ Воронежскомъ губернскомъ земствѣ. Китицынъ П. А., отставной топографъ (Кременчугъ). Коваржикъ Ѳ. О., директоръ Константиноградской мужской гимназіи. Леонтовскій В. И., преподаватель Кишиневской первой гимназіи. Макаренко Н. Е., археологъ (С.-Петербургъ). Мещерская М. А. Княгиня (С.-Петербургъ). Модзалевскій Вадимъ Львовичъ, историкъ (Черниговъ.). Николайчикъ Ѳ. Д., начальникъ Сувалкской дирекціи училищъ Потоцкій генералъ-лейтенантъ, инспекторъ артиллеріи гвардейскаго корпуса (С.П.-гъ). Ренскій М. Д., служитъ по Министерству земледѣлія (Тамбовъ). Савеловъ Л. М., предсѣдатель генеалогическаго Общества (Москва). Скаржинскій В. В., камергеръ (С.-Петербургъ). Скитскій И. И., членъ Харьковской судебной палаты. Шелухинъ А. П., служитъ въ архивѣ при Кіевскомъ университетѣ. Щербакъ С. Д., служитъ въ архивѣ Министерства Юстиціи (Москва). Явойскій А. А., Инспекторъ народныхъ училищъ Кременчугскаго уѣзда.
ОТЧЕТЪ по библіотекѣ Цбдтаеекой Губернекой Ученой Архивной Комиссіи за 1913 годъ. Къ 1 января 1913 года состояло 3100 томовъ, 673 заглавій, записанныхъ въ каталогъ подъ №Nś 1—1269. Въ 1913 году поступило 134 тома, 89 заглавій, записанныхъ въ каталогъ подъ №№ 1270—1386. Къ 1 января 1914 года въ библіотекѣ состоитъ 3234 тома, 720 заглавій, записанныхъ въ каталогъ подъ ■№№ 1—1386- Въ библіотекѣ, пожертвованной М. Н. Пантелѣевымъ—418 т. т., 509 заглавій. Библіотекарь Комиссіи В. Щепотъевъ. 26 января 1914 года. Д1Н1ЖНЫЙ ОТЧЕТЪ 19 13 годъ. ПРИХОДЪ. Остатокъ отъ 1912 г. . 1234 р. 53 к. Получено пособій: отъ Полтавскаго Земельнаго Банка 100 р. — к. — Общества Вза - имнаго Кредита .... 50 » — » — Министерства Внутреннихъ Дѣлъ. . 200 » — » — Полтавскаго губерн. земства .... ЗОО » — » — °/о изъ Обще¬ ства В. Кредита 39 » 84 »
1« — °/о отъ Полтавскаго Городского Банка . . . 6 м 49 » » )> отъ уѣздныхъ земствъ 823 » 99 » Всего . .1520 р. 32 к. Отъ продажи изданій Архивной Коммиссіи 132 р. 76 к. Членскіе взносы 182 » — >і Всего прихоД. 3069 р. 61 к. РАСХОДЪ. Правителю дѣлъ ЗОО р. — к. Библіотекарю . Разсыльному и прислугѣ городской управы съ 100 )) — » наградными . . . . 29 » — )) Стоимость печатанія трудовъ: Актов- ская книга, в. II 145 р. 72 К, » » 10 выпуска » « перваго дополненія въ 437 » 55 )) біографическому словарю . » » .очеркъ дѣятельности 164 » 50 )) князя А. Б. Куракина 316 » — )) » » отчетъ комиссіи за 10 л. 58 » 88 Всего . 1122 р. 65 к. Почтовый расходъ: отправка 1 вып. словаря, отправка архивныхъ описей, отправка денегъ переводомъ, брошюръ Милорадовича, перевозка библіотеки, пожертвованной М. Н. Пантелѣевымъ . . 16 р. 30 к. Отправлено В. Л. Модзалевскому за переписку актовыхъ книгъ для 3 и 4-го выпуска . 100 > — » Канцелярскіе расходы: малыя и большія конверты, открытыя казенныя письма, пригласительныя повѣстки, карточки для каталога библіотеки М. Н. Пантелѣева ........ 21 » 99 » Замки съ кольцами къ библіотечному шкафу 3 » 20 » Покупка сочиненій, выписка библіограф. журнала 28 » 50 » Клише рисунковъ ...... 134 » 75 » Приглашеніе на засѣданіе. . . . . 2 » 96 »
19 Марки при внесеніе денегъ въ банки . . — р. 70 к. Выдано члену комиссіи Л. В. Падалкѣ на эк¬ скурсію въ Переяславскій уѣздъ . . . . 75 » — » Всего . 1934 р. 53 к. Въ остаткѣ 1 января 1914 года . . 1135 р. 8 к. Въ томъ числѣ по книжкѣ Общества Взаимнаго Кредита за К» 2750—504 р. 77 к., по книжкѣ Полтавскаго Городского Общественнаго Банка за № 234 —606 р. 49 к. и на рукахъ у казначея комиссіи 23 руб. 82 коп. Отчетъ составленъ, согласно документамъ, на расходы имѣются оправдательные документы. Члены ревизіонной комиссіи: Г. Ивановъ. А. Дучинскій.
— 73 — 6 д мінок. У женщины подмѣнено дитя на обжорливаго урода съ большой головой. Онъ пропалъ съѣвши кушанье изъ кошки. У жінки найшлось плаксиве дитя, вона й стала бабки питать: „що робить?” Бабка й посовітувала: „понеси, положи в сінях під верх”. Ну, вона понесла. Дитина під верхом лежить, а жінка та заснула. Прокинулась, пішла, взяла дитину, коли дитина не їі, перемінена. Вона стала кормить грудью, так ненакормить треба варить їсти. Росте воно, год уже сім, голова в його велика і черево велике, а ноги і руки тоненькі, не можна ходить. Вона йому і хліба напече і наварить, а воно повиїда. ©тала вона людям хвалиться, що нічім не нагодує. Прохожалий до неі зайшов тай посовітував так: „возьми, ошпарь кішку і навари йому борщу, чи галушок із тією кішкою, так він як повиїда, не буде вже живий”. Воно повиїдало тай лопнуло. (зап. в 93 г. од. кр. с. Литвяків Агафіи Шевченковоі, 60 літ.) Син. Дьяволъ вселился въ единственнаго сына крестьянъ и оставался въ немъ до молебна. Жив чоловік із жінкою десять год і не було в їх дітей. От і стали шукать такоі женщини, щоб у їх діти були Став у їх хлопець. І од рода став він больний. Стали вони обискувать таку женщину, щоб оздоровила хлопця. Одискали бабу далеко. Повіз батько хлопця. Приїзжають вечером, вона сказала: „я нічого не скажу до утра. Потім ліг отець на возі, а хлопець у хаті. Опівночі ще два чоловіка увіходять у хату. Стала баба їх питать: „як мені хлопця вилічить?” Вони сказали: „ніяк сього хлопця не можна вилічить,® бо в його народу вселилися нечисті. Хиба набери пляшку води і постав під лавою. Хай мате випє, то вона занеду- жа, а хлопець одужа, вони перейдуть у матір. Баба набрала воду і поставила. Устали наутро, баба дала пляшку і сказала: „хай мати випє і вона буде здорова і хлопець”. Як стали їхать, хлопець хвалиться батьку: „я чув, шо прийшло два і казали: „як мати випє ею воду, то занедужа, а я стану здоровий”. Потім приїхали, став чоловік давать воду матері, а хлопець каже: не пийте, мамо, нехай я лучше буду больний. Поставим сю воду під
— 74 — лавою, нехай стоїть до девяти день44. Потім узяли ту воду у девять день і стала у тій воді дитина гола з четирьма рогами. Однесли вони у яр ту бутилку, укинули, потім одправили над хлопцем молебень і всі здорові зостались. (в 99 г. од кр. м. Снітина Д. Сізоненковоі.) ^нюл і нечистий. Дьяволъ совѣтовалъ женщинѣ повѣсить новорожденное дитя, а ангелъ отговорилъ. Одна женщина заходилась дитя родить. Народилось дитя. I ангел у того дитяті і димін. Димін і каже жінці: „се ти народила дитя, не будеш з його хліба їсти, він буде прегорька пьяниця, розбійник і вор. Возьми зразу і повісь^. Та жинка поняла віри, узяла бичовку, почала вішать. А тут ангол: „не роби того, то скуситель. Зросте се дитя, до смерти тебе догодує. (в 93 г. од кр. м. Снітина Н. Ивахненка). Жінка з дитиною. Дьяволъ ночью въ дорогѣ хотѣлъ взять ребенка у женшины, ангелъ сохранилъ его. Одна жінка с хутора ходила товстою, а чоловік їі зазнавсь с селянським «чоловіком: „я тебе, каже, кумом возьму як моя жінка рдсипеться44. Як росипалась, він пішов тай узяв того селянина кумом. Перехрестили. Шостоі неділі пішла вона до кума в гості з дитиною, посиділи поки смеркло, кум і каже: „дайте я підвезу44. А кума й соби каже: „будеш іще з нею возиться, піде і сама44. Знялась та жінка і пішла, вишла в царину, а дівочка сидить в царини тай каже: „тай опізнились ви, тітусю, далеко іти44. Як узяла вона йти, коли чує: сопе за нею; оглянулась: біжить кума. Нагнала їі кума, обзивається: „а я се іду, кумасю, тебе проводить41.—Я, каже жінка, тепер і сама дойду. Коли стало їй чорно, нікуди йти. Взяла вона тай сіла. Коли з лівого бока прийшло щось тай каже:44 дай мені дитину44. А з правого боку каже: во імя Отца і Сина і Святого Духа!44 Те що з лівого боку:—„та дай дитину!44 А те, що з правого боку: „дай мені44. А нічого не видно. Узяло у єі з рук дитину те, що з правого боку озивалось. Вона сидить та плаче. А з лівого боку питає:44 чого ти плачеш за дитиною? на твою дитину44. Дав ій у руки, погляділа
75 — вона, аж тс головешка, вона й сказала.* ,, цур йому, пек йому, се не моя дитина4'. А той, що з правого боку, навча: „кажи во імя Отца і Сиг<а і Святого Духа і нині прісно во віки віком, амінь!" Сказала зона і кинула головешку, а той дає: ,,на ж тобі тепер дивину". Стало видно, місяшно, хороше. Вдарила вона поклони тай пішла. (зап. в 93 г. од кр. с. Литвяків Івги Недількиноі). У ночі, Семья бѣжала изъ хаты отъ шума на чердакѣ. Старий орав по весні після великодня, а я з дитиною дома була, да зовиця. Богу помолились, вікна похрестили і полягали Лежимо, я поколихую дитину в колисочці ногою, коли як загурчить на хаті двічі, так просто так, як що возом проїхало, а на полу і глина од стелі поодпадала... і не чуть. Коли слухаєм—у хижі стука, мов майструє сокирою. Та дівчина лежить та каже „що нам тепер робить: чи тікать, чи кричать?" Більш часа ми лежали, а воно майструє. Трошки одійшли, повставали, посідали, ну тікать у двері—що Бог дасть! Коли воно як трісне у двері, я думала, що смерть; а ми за дитину, та на пил у вікно. Вискочила попереду дівчина у вікно подала я ій дитину, коли як упаде горщик із полиці до долу, і ми упять полякались, там попадали біля вікна. Господи, се злодій, нам хоть би з душами утекати! Побігли у сарайчик, там у горі покладени дошки, ізєа- дила я туди дівчину і дитину подала, а сама не злізу—високо. Вийшла з сарайчика, подивлюся пиду, що вони забрали. Не можна до хати дійти—страшно. „Сиди ж ти, Марє, я буду тікать". Утекла до дядини, через тини плигала, гукаю: „дядинко, одчиніть!'. Вона одчинила, помітила, пита: „чого ти Бог з тобою? іди в хату". Увійшла я в хату, засунула дядина двері, засвітила. Стала я росказувать. „Боюсь, каже дядина, і я". Сиділа я часів два.— „Ходім обдивимось". Финарь засвітили. Обійшли кругом хату, нема ніде нічого. Одсунули двері, війшли в сіни, драбина в сінях стояла. Коли воно взяло драбину ту поставило під двері під шпу- гу і підперло так, шо нема средства вирвать драбини: так поста¬
— 76 вило місно. Очепились у трьох, не вирвем. Сказали батьку, а він і каже: „то вас лякав домовик1'. А дядина і каже: накади ладаном у хаті. (Од коз. с. Литвяків Д. Бугаєвоі.) Не хороше лі ото. Человѣкъ, нанявъ избу, видѣлъ пляшущихъ и играющихъ чертей. Онъ брошенъ на землю съ поврежденіемъ руки и ноги. Половина нашої староі хати була не на хорошему місті. Було як не скинь колиски до долу, то вона по всій хаті гайдаса, а то на хаті щось гуркоче, двері нідпира драбиною. Мати стали казать, щоб нову строїли хату, бо не можна жить: бояться. Батько вистроїли другу хату і перейшли жить, а ту стару наняв чоловік. От ліг він на печі спать, коли вони на полу танцують і грають. Дивиться—люди, тілько чорні і хвости ззаду. Одни танцюють, а другі грають. На другу ніч чоловік той ліг на полу. Пішов він на двір; іде з-на-двору не найде дверей,—усе вовна. Підняв руки у гору, не найшов стіни, а лапнув за пику за страшну, бородату. Так воно кинуло того чоловіка об землю, вибило руку і ногу. *) (Од коз. с. Литвяків Л. Бугаевеі.) Нечистий у хаті. Чортъ бросилъ человѣка объ землю, повредилъ руку, также поцарапалъ печь. Яким Вандай і діти його полягали спать, коли під напільне вікно щось підійшло таке у шерсти та свистить, танцює і гра, аж піл ходором. Бандай устав, думає: шо воно таке? Хоче йти на двір коли очі ойму заступило, не видно куди двері; підійшов до верха тай лапа і шука руками дверей. Та не найшов дверей тай черкає „шо воно за чорт там?“ Його хватило за руки тай кинуло об землю та взяло та руку йому обідрало по лікоть. Він не до кого не балакав, увійшов сусіда, уніс його в хату. Устав Бандай, не можна йому ні їсти нічого. Росказував, шо таке шось високе руки розіпь- ялв уверху і його хватило,так і обняло. Він думав, то кожух. Воно й піч подряпало, мов ножем порило. Так воно як сусіди на двір *) Напеч. в „Зап. о малор. демон“. 27, 28.
— 77 — вийдуть, то гра у хаті. А їм з надвору видно, як воно гра. У Гтій хаті страшно, страшно і Боги попадали, подряпані. Тепер там нема нічого. х) (в 95 г. од кр. с. Литвяків Параски Журавлевої, 12 год.) IU в орка. Бѣднякъ купилъ чорту шворку, на которой потомъ повѣсился богачъ. Жив собі бідний чоловік і ніякім средством не воспитае дітей своїх. Зароботав він у хазяіна три копійки, іде дорогою в город, коли сидить чоловік коло криниці, питає його: куди ти, милий чоло- ік, ідеш?“ -Я, чоловіче добрий, одказав убогий, іду в город купить, паляницю для дітей. Сидячий і каже: ,,на ж тобі шість копійок: три тобі буде на хліб, а за три—купиш мені шворку.“ Сходив той убогій у город, купив два хліба, купив і шворку; вертається до того чоловіка до криниці, оддав йому шворку.—Спасибі, милий чоловіче, каже той, що услужив мені“. Устає той сидячій, виходить на дорогу і ковиряє ціпком. Із дороги випадають срїбні карбованці і червінці. Бере того убогого награждає.—Ну, тепер, каже сидячій, ходім зо мною; я тебе поведу в хороше місто“. Як зачали вони йти коли найшли хороший сад, а в тому саду велика пасіка і на ряднах гроші сушаться. Хмара наступає. Пасішник дріма: навсидьки спить. Той діавол носила бідного у пасіку: „иди ж, каже,<бери гроші з рядна“. Бідний той набрав в пазуху грошей. Як поросне дощ, пасішник схопився та до грошей, забрав ті гроші у улик, бачить що шось надібрало грошей, тай затошнився. Діявол узяв віжки вкинув на вишню. А пасішник як затошнився, та на собі рве волос ся; углядів віжки, узяв причинив до гіллї тай завісивсь. Діявол каже: „бери ж тепер, чоловіче, хоч із уликом та хазяйнуй“. Так той чоловік по свою жизнь багатів тіми грішьми. 2) (в 94: г. од кр. с. Вовчка А. Ковна. Чорт і пасішник. Сатана сгонялъ на пасѣку дѣда пчелъ, за что предложилъ дѣду отдать ему душу. Дѣдъ отказался, погибъ въ пламени, а пчелы разсѣялись. На Дівинщині жив колись пасішник літ семидесяти. Було у 2) Напечат. в „Народи. Медицинѣ въ Пуб. у,, Полтав. губ“. Кіевъ 1902 г., 5. *) Вар. у. Чубинського. Тр. II, <N°_106, стр. 381.
78 його пеньків сот дві, бочок з три меду, бжола у його сита, іншого улика і не підіймеш; пустих не було. Отеє це мала насічка, то рій як виуде, летитй прямо до того пасішника за Сулу під Вай- кїв Луг. Там той пасішник днює й ночує, так у курінь до себе нікого не допуска. Гонив, гонив до його нечиста сила роїв а далі і каже йому: „отречись от хреста, оддай мені душу, то ще буде роїв сот дві, а не то усі пятьсот!" Дідок подумав, отвіча: „несог- ласен". Тай ліг у куріні. Так сатана підпалив той курінь, щой дід спікся. А бжола як вийшла у гору, не видно було ні сонця ні неба. Зосталось у уликах сама вощина суха без меду. Люди сказали синам: „Гей! ваш батько лежить як головешка і пасіка зійшла!'4 Приїхали сини возом, отпоминали батька. Через уремя приходив сатана щей до старшого сина, так той несогласивсь. І все те, що було куплено за дідові гроші—зійшло нізащо. (в 93 г. од кр. м. Снітина Н. Ивахненка.) їїе чистий у погребі. Старикъ кормитъ злого духа въ погребѣ, за что тотъ ему деньги носитъ. Одгуляли свадьбу. В понеділок по добриднях, а в вівторок свекор і каже невістці: „вари для себе й для других". Невістка питається свекрухи: „для кого другого я буду варить?"—Та вари, як тобі сказано. Невістка наварила один вечір. Повечеряли люди? а один чавун стоїть. Узяв старий поніс кудись той чавун. Невістка дума; куди ж він одніс? Ранку дождав, приніс чавун. Упяьть і на другий вечір так, Невістка наварила, він за чавун і поніс кудись. Упьять і на третій вечір. А вона вже на третій вечір: ну поетрівай, куди він носить? Коли він у погреб. Вона подивилась, дума: пос- трівай же я взнаю, шо в тому погребі. Коли хай Бог милує! лихий дух там і свекор йому вечерять носить. І поки він і вік із- жив, так сам ходив у погріб і вечерять носив, а лихі йому гроші носили. (в 96 г. од коз. м. Лукомья К. Норовоі.) /Пати і е и н. Сынъ отослалъ свою мать къ чортовой матери, которая дала ей мѣшокъ червонцевъ а сыну—угольевъ. Була мати і син. Мати сказала: ,,я куди то піду." А син
— 79 — одвітив: „ступай до чортовоі матери!44 Вона й пішла. Дойшла собі до мосту, зустріча їі чоловік: „куди ви, каже, бабушка ідете?44— Да післав, каже, син ок чортовоі матері.—«Ідіть, каже чоловік, я вас проведу». Вона йшла з дому, взяла й паляничку собі. Увів той чоловік бабу у горниці, а там сиділа хазяйка баба і спитала: „за- чім ти прийшла14. Та поздоровалась, дає хазяйці гостинець паляницю, каже: „послав мене син до чортовоі матері, так я й прийшла41. Хозяйка їі пригостила як слідує буть, випроводила їі, дала булку і сказала: „іди туди, куди йшла, я до тебе завтра прийду вечером. Вона прийшла собі додому і спочила, переднювала. Потім вона діждала ночі і спить. Коли се гука під вікном: „вийди, гостинець візьми і сохрани і небойсь нічого. Скажеш синові, хай прийде у гості до мене. Вона вийшла утром, коли стоїть клунок са- міх червонців. Вона забрала ті гроші і схоронила. Тут син побачив, що в матері грошей багацько тай говорить: „де ви взяли, мамо, грошей?44—А сеж, каже, дала та, шо ти одсилав—чортова мати. Вона говорила, щоб і ти прийшов. Він пішов і собі-за грішьми. Тут упять його зустрічає чоловік і справив його до тїі баби. Увійшов він, поздрастувався. Вона його тож за честь приняла, поблагодарила його.—Зачім ти прийшов?—Каже.—Отак і так мати послала.— Лягай же, сину, переночуєш, а я тобі прінесу гостинець додому Вій там обложився спать, коли кинувся, аж він у болоті на купини. Поки він виплутався відтиля—трохи не пропав. Сердиться на матірь: „на шо ти мене призвела?44 А мати говорить: „а шо-ж тобі вона казала?44—Обіщала гостинець принести44. Коли се ночью сина: „вийди гостинець візьми, я тобі принесла44. Коли він вийшов, аж стоіть клунок. Він здрастувавсь, вніс у хату, тай говорить жінці: „ось, жінко, хоч трохи не пропав, так грошей достав44. Коли висиплять з того мішка, коли уголья само та записка: Отеє тобі, каже, благодарность за то шо ти свою матір посилав до чортовоі матері. (в 95 г. од кр. д. Пятигорець Тетяни Охріменковоі.) На святвечір. Богатый братъ отослалъ бѣднаго—съ рождественской яечерей къ чортовой матери. Бѣдный братъ получилъ отъ чертей деньги, а богатый— уголья и конскій навозъ. На святвечір убогий брат поніс багатому брату вечерю. А багатий і каже: „неси ж к чортовій матері!44 Убогий вийшов од
80 брата тай заплакав. Тут стріває його чортова мати: „а куди ти, чоловіче, несеш вечерю?"—До чортовоі матері.—Неси-ж! я тебе проведу куди й нести; та як будуть тобі чорти давати’гроші: срібло і золото, так не бери; а хай тобі дадуть с печі жару у запіл. Так він приніс туди до чортів вечерю. Вони йому подякували: „що ж ти з нас хочеш?" Повели його де гроші лежать: сребро і золото: „ бери чого тобі хочеться!'1 Убогий каже: „дайте мені жару с печі у запіл“. Чорти ну його обговорювать: то юпка прогорить. Набрали йому три лопати, усипали у запіл. Прийшов він додому, як сипоне з запола той жар, так так і покотились карбованці та червонці. За той год він забагатів і багатшій став од брата. Приходить до його богач: „скажи, брате, із чого ти забагатів?"—А ти ж мене, брате, послав до чортовоі матері з вечерею, так мені чорти і насипали запіл грошей. Діждав той багатий брат упять святвечіра і дума собі: понесу і я, так як брат носив торік- Виніс за ворота, зостріла його чортова мати: „а куди ти, каже, чоловіче ідеш?—Понесу чортовоі матері вечерю. Надавали братові грошей так що він забагатів дужче д мене. Приніс багатир вечерю, приняли їі чорти і повели його до грошей. „Ну бери ж, кажуть, чоловіче скільки донесеш". Він набрав повен запіл сребра та золота. Коли приносить до дому, як поросне з запола, аж воно угіл- ля та кіньскій кіз. *) (в 94 г. од коз. с. Вовчка А. Ковпа.) Лі В човном. Братъ послалъ брата къ нечистой матери за неосторожный убой кобылы. Онъ дошелъ до рѣчки и подъ челнокомъ выслушавъ тайны дьяволовъ: какъ загатить плотину (вербовымъ коломъ), вылечить дочь царя (сушоной жабой) и найти деньги пану (йодъ грушей). Разжился. Два брата були: багатий і бідний. Пішов бідний до багатого просить коняки. Дав йому тоц коняку: і він запріг і дума: „куди поїхать? Над проваллям стояла береза. Поїхав до тїі берези, начав їі рубать. І дума рубаючи: вона впаде в провалья. І поліз на березу і привьязав веревку за гіллю і потім до кобили один край і став рубать. Вона стала хилиться на провалля. Він став на ко- і) У Збирнику Лесевича (Этногр. Збір. №. 50, стр. 271—273) кум одсила кума з вечерею до чортів.
— 81 няку гукать: „но, но!" так як у його не було помочі. І дорубав тїи берези, та як шарне береза у провалля, за собою потягла і коняку. Береза у яр упала, а коняка поперед неі на середину яра і вбилась навіки та кобила. Приходить він до брата: „шо його брате робить тепер?—А шо там таке?—Убив кобилу. —Як?" Рос- казав той.—Піди ти к нечистий матері,—каже багатий4*. От приходить той до дому і сам собі дума: послав брат к нечистій матері, треба іти. Ішов він до вечера, дойшов до річки і там на березі повитягнені човни, поперевертані. І підняв човен один, підліз під його і ліг. До пізна сбіраються нечисти духи на ті човни на верх і сами з собою говорять. Один каже: „шо то я знаю? У пана греблю гатять; за день нагатять, а в ночі роскидають нечисті. І пан народ нуждить і бє і вони од тій роботи всі повішаються, а моі будуть душі. І ойго пустим можна загатить: одпустить сажень ниже того міста, де гатять і один вербовий кілок забить на те місто і його ніхто не хаснеться. А другий каже „у царя дочка нездужа і скоро поміра і с тіі нудьги і царь і цариця погибли і моі душі будуть. А їі вилічить пусте. У неі під полом прищевата жаба. Ізнять той піл і взять жабу, їі ссушить і дать напиться, вона оздоровіє. А третій говорить: „найшов пан молодий книги свого отця, которі єсть деньги закопані три бочки, а не намічено на якім місті. Потим робочі скопали весь двір і вони їх не найдуть, а с досади своєі той пан свою жизнь запакує- А їх найти пусто є, у саду під грушою закопано три бочки, наложено зверху камінем. І став світ. Устав той мужик і наперве пішов де греблю гатять- Гатили учора і роскида наутро. „Шо ви робите?"—пита він тіх людей—„Ми робим погібель собі, гатим греблю та ніяк не загатим, вчора гатили, багато трудів положили на неі, а наутро прийшли—розірвано". —„Я, каже, могу загатить, ніхто не розірве". Сказали поміщику. Поміщик виїздить, виходить до його: „шо ти, мужик, можеш загатить греблю, щоб не розірвало.—Можу.—Ну, що ж ти схочеш, як загатиш.—Три сотні рублів. Звелів гатить. Зрубав він вербову ломаку, затесав кілок і зверху зробив хрест і забили в воду і в землю. І потім стали гатить. До вечора догатили вони, на утро встають, гребля ціла. І так дав пан триста рублів. Тоді пішов він до того пана, що гроші шукають. Приходит, аж копають ями. Він сказав; „здрастуйте! шо ви робите?—Гроші шукаєм старого пана. Три бочки закопаних грошей. І вже наш пан заболів через ті деньги. Той мужик каже:
— 82 „я враз найду іх”. Доложили панові. Пан виходить до його.—Ти найдеш деньги?—Найду”. Узяв з собою рабочіх і пішов у сад під грушу і звелів робочім: „копайте отут”. Копнули вони один штих, найшли камінь, одкопали той каминь зовсім і найшли три бочки грошей і говорить пан: „шо ти схочеш?—Третю бочку грошей”. Пан нічого не сказавши, бочку звелів ссадить на віз і одправили його до дому. Тоді пішов до царя з дому. І там дочка больна і тоскуютъ усі за нею. „Я можу, каже, вилічить'*. Сказали цареві, призи- ва його царь до себе.—Шо ти можеш доч мою вилічить?—Могу.— Ну, підем зо мною. Підняли піл, там жаба. Узяли ту жа. бу, осушили, дав царевні напиться, вона оздоровіла і йому царь награду послав. Став хазяйнувать. (в 99 г. од. кр. с. Хітців Іпатія Нагорянського.) Чортова лати, Бѣдный братъ приходитъ къ богатому—занять денегъ. Этотъ посылаетъ его къ чортовой матери, а послѣдняя—подъ челнъ. Здѣсь подслушиваетъ онъ двѣ тайны чертей: какъ загатить плотину (осиновимъ крестомъ) и какъ спасти царевну, одержимую духомъ, положивъ возлѣ нея 3 креста съ куполовъ церквей. Богатѣетъ, а богатаго черти избиваютъ до смерти. Було два брати, старший бідно жив, а меньший був багатий. І сказала жінка старшого: „іди, чоловиче, шоб дав брат троячку грошей. Пішов він, каже: „дай, брате, троячку грошей. А меньший питає: „на що тобі?“—Куплю теличку та виросте гона, та може нам дасть Бог що, та продамо та тобі гроші оддамо.—Іди ти, брате, к нечистій матері! Прийшов старший брат до дому, хвалиться жінці: „носила мене брат к нечистій матері”.—Куди ж ти чоловіче, підеш?—Куди Бог прикаже“. Убрався ьін, Богу помолився і пішов. Як зачав іти, як зачав іти, побачів ліс і вже наступила ніч, оглядивсь, коли світло блещить у лісі. Увійшов у ліс, коли хатка. Він під вікно і каже: „хазяйка пустіть наніч”. Вийшла баба, одчинила двері і каже: „куди тебе Бог несе?— Послав мене брат к нечистій матері” Увійшов він у хату, перехрестивсь. Баба каже: „хай Бог помогає”. Намочила в мисочку сухариків, дала йому. І полягали спать, на утро встали і вона упять дала йому сухариків і сказала: „будуть над річкою лежать пусті човни, ти іди і ляжеш під пустим човном”. Він піщов ліг
— 83 лежить, коли ось у ріцці стрепенулось і вискакують відтіля чорти. Один каже: „шо мені, братцця, добро жить.—Яке тобі добро жить?— Хазяйка борщ лагодить і мене спомина, а я в борщі купаюся.— Яке то добро, каже другий, як би вона горщек перехристила, то твоє б пропало добро. Ось мені добро, жінка насипле дітям борщу, а діти борщ їдять та мене споминають. А третій каже: „яке то можеть добро буть? Як хороша баба сипле в миску борщ, то скаже: „Господи благослови!" Четвертий каже: „мені добро".—Яке ж тобі добро?—У пана много людей є. Дощик маленький піде, греблю розірве, пан згонить людей на греблю гатить і мене ті люди споминають, а я, каже, на плечі їм стрибаю. Та чому мені не добро? А пьятий каже: „було б тобі добро, як би зрубать осику, зробить хрест і поставить його де буде гребля і в греблю загорнуть. Пропало б твоє добро, хоч якіб дощї, а вже греблі не розір- вало-б. От мені добро!—Яке ж тобі добро?—3 царьскою дочкою живу.—Було б тобі добро, як би з трьох церков хрести поздіймать і положить коло тієі цариці і тоді б ти николи не пристав до неі. Коли півень кукуріку! Чоловік той тоді встав, перехрестився і впять назад іде тією путею, шо ішов. Іде, коли люди греблю гатять і він тоді пройшов, сказав: „здрастуйте! хоть гатіть, хоть не гатіть, хмара наступає, то все рівно розірве греблю". Прикащик каже: „шо то він балака? треба його догнать. І догнали його, питають": хиба ти шо знаєш, шо про греблю питаєш?— А чому ж не знаю.—Ну, так поідемо до нашого пана. Доїхали вони до пана у двір і кажуть панові: ,,сей мужичок щось знає, шоб не розірвало греблю.—А шож, питає пан, ти знаєш?—Дайте я оту осику зрубаю і хрест ізроблю. Ізробили хрест і поставили там де буть греблі, і загорнули хрест під греблю. І 'хмара наступає, пішли дощі заливні. Через греблю вода пішла,^а греблі не розірвало. Тоді пан його наградив. І пішов він с тім до дому. Ось іде, коли царь їде із своєю дочкою. А той чоловік і каже: „царське ти лицо на що ти перевелося?—А хиба, питає царь, ти що знаєш?—Як би не знав, той не казав би.—Ну, поідьмо з нами. Узяв його^царь і повіз до себе. Узяли зняли з церкви з трьох бань хрести і положили: один ізбоку, другий ізбоку, а третій—у головах. І найшла ночь уже, коли ступить і грючить коло хати. Прогуло, прошуміло і більш не було по се время. Награ- див його царь. Прийшов він до дому до своєі жінки, Меньший
— 84 — брат вийшов за ворота: „а що каже, грошей багато наніс, чи будеш міркою мірять?—А, каже старшій, треба мірять. Увійшов у хату і каже ввоій доцці: піди ти до свого дядька хай дасть мірки. Принесла дівчина мірку і поставила під лавою. І постояла мірка і тому брату жалю завдавали. Узяв бідний четвертака запнув за залізний обруч, сказав: „однеси, дочко, дядькові їі. Однесла вона, каже“: нате вам, дядьку, мірку.—А що багато грошей наміряло?—Мірок двадцять.—А взнаймо ж, жінко, чи правда, що вони гроші міряли?“ Коли верхній обруч ізбили і четвертак випав грошей. А старший брат існравив обід і людей і брата покликав. Пили вони, гуляли. Ті порозходились чужі, а меньший брат остався тай питає: „признайся, брате, де ти був, шо тільки грошей набрав?—Я тобі брате, не скажу.—Який же ти мені брат будеш рідний, шо не скажеш?—А хиба ти забув, шо ти мене посилав к нечистій матері?—Так пішли ж, брате, і мене туди.— Я тебе, брате, не пішлю, бо ми одній матері.—Шо ж ти не хочеш мені добра робить?—Коли тобі так хочеться, нехай моя жінка скаже. А жінка й сказала: „піди ти, брате, к нечистій мате- РІ“.—Ходім, каже меньший, жінко до дому!‘. Пішли вони до дому, жінка булок напекла, курицю йому зжарила і пішов він. І він тією путею попав, шой старший ходив і найшов той ліс і в тій хаті ночував.^Упросився до тїі баби. Баба й каже: „куди тебе Господь несе?“—Піду к нечистій матері.—Хай Бог помога. Тобі вечерять^’дать?—Та в мене є, шо їсти.—Ну, він повечеряв і ліг спатьДі сказала, баба куди йому іти і шоб йому не було шоб мов- чав.^Пішов він до тій річки, поліз під човен і ліг. І впять у воді стрепенулося і назбігалось до його туди. Так вони як попали його, як зачали’йому*давать нечистоі матері. Ледві, ледві вернувсь до дому і помер. (в 99 г. од кр. с. Літвяков Еф. Пулькиноі, 21 года.) Нечиста лати, Богатый^братъ послалъ бѣднаго, пришедшаго христосоваться, къ чортовой матери; она отсылаетъ его подъ челнъ. Здѣсь бѣднякъ узнаетъ тайны чертей; какъ загатить плотину и излѣчить больную, и чрезъ то богатѣетъ, а’богача, такъ же пришедшаго подъ челнокъ, черти разрываютъ. Було собі два брата: один багатий, другий бідний. Багатий
— 85 — на Великдень сбірав панів та попів, а у бідного і хліба не було житнього. Купив він собі житній хліб, каже жінці: ,,ходім, жінко, до брата хоть похристосуємось, ти даси свиням, а я волам”. Прийшли до брата, подавав він волам, а вона—свиням. „Ну, каже- бідний богатому, брате, похристосуємось!”--Іди ти к нечистий мае тері! отвітив багатий. Пішов той бідний шукать иечистоі матері. Іде він тай іде, коли в лісі стежечка. Іде він тією стежечкою, коли з ліса іде баба.—„Здрастуйте!” каже він.—Здрастуй! куди ти ідеш сину?— Нечистоі матері шукать.—Я сама вона і єсть: Іди ти: в лісі хатка єсть, сиди там, а я прийду; я сама вона і єсть: нечиста мати. Сидить він у хатці, вона прийшла і дала йому шматок хліба житнього, а шматок булки. Він ізїв житній хліб, каже: „дайте мені, бабо, іще такого хліба”. Вона каже”: ізїж булку. „Він ізїв. Вона каже: „ти б у мене, сину, і довше сидів, так у мене такі сині, шо як прилетять, то розірвуть. А йди ти до Сули, там човни єсть, ти під тім човном ляж”. Він пішов тай ліг. Ось прилитіло три сини тїі баби тай балакають. Один каже: „я так одному панові бариню спортив: сняв з жаби та на неі наді, а з неі сняв та на жабу надїв. Так ніхто уже не поправить: узять ломъ та зірвать дошку перед ворітьми, а там сидить жаба: убить ту жабу, тоді перейде з жаби на бариню краса та щой була. А другий нечистий каже; „а я так одному пану греблю порвав, та ніхто не поправить, хиба оттак; зібрать сім мальчиків і щоб було їм по сім літ і дать їм по ножу і хай собі виріжуть по сім дубчиків і хай кидають хто куди влучить на тій греблі. Тоді люди завозять ту греблю; тоді я вже не пристану”. А третій: „а я, каже.... а півень кукурікнув, вони й полетіли. Той чоловік устав тай пішов до того пана, що гребля спорчена. „Що дасте, каже, пане, як я вам греблю поправлю?” Каже пан; „дам дві парі волів і четверо коней, хліба дам пудов сто і грошей дам рублів двісті”. Той согласивсь за те поправить. Зібрав сім мальчиків по сім літ, дав їм по ножу; вирізали вони по сім дубчиків і хто куди влучить кинули. Він загатив греблю. Пан йому дав те, що казав: дві парі волів, четверо кеней, хліба пудів сто і двісти рублів грошей. Він те забрав і пішов до дому. З дому пішов до тїі барині; каже: „що дасте, як я вас поправлю?”—Дам десять пар волів, дам пятеро коней і дам коморю с хлібом. Він согласивсь поправить. Узяв лом, ізорвав дошку перед ворітьми і убив жабу.
86 — І сттала бариня ще краща. Забрав той бідний коморю до дому, воли забрав і коні забрав. Того багатого брата жінка питається убогого: „де ти набрав волів та коней та хліба?44—Нечиста мати дала, отвітив той. А вона і каже своєму чоловікові: „піди і ти до нечистоі матері, хай і тобі дасть“.' Він і пішов. Іде тай іде, коли ліс, стежечка; відтіля баба іде: „здрастуй, сину! куди ти ідеш?— До нечистоі матері, каже багатирь.—Я сама вона. Іди,