Текст
                    М. ХАЗАНОВ
история анголы
в
НОВОЕ И НОВЕЙШЕЕ ВРЕМЯ



А. М. ХАЗАНОВ ИСТОРИЯ АНГОЛЫ в НОВОЕ И НОВЕЙШЕЕ ВРЕМЯ Москва 1999 г.
Институт востоковедения РАН Российская Академия естественных наук Международная Академия наук и искусств А. М. Хазанов История Анголы в новое и новейшее время (до 1975 г.) @ Хазанов Анатолий Михайлович Институт востоковедения РАН Российская Академия естественных наук Международная Академия наук и искусств Москва 1999 г. 2
От редакции Книга академика РАЕН А. М. Хазанова представляет собой первую в отечественной африканистике обобщающую работу по истории Анголы. В ней рассматриваются основные этапы истории Анголы в новое и новейшее время до завоевания независимости 11 ноября 1975 г. Показаны особенности общественно-политического развития народов Анголы до и после колониального завоевания, формы и методы португальского колониального господства, борьба западных держав за богатства Анголы. Значительное внимание уделено ярким страницам многовековой борьбы ангольского народа против колониализма, даны портреты видных деятелей национально-освободительного движения. Книга рассчитана на широкий круг читателей, включая преподавателей, студентов гуманитарных вузов и всех интересующихся историей Африки. Автор монографии - известный африканист и востоковед, заведующий Отделом комплексных проблем международных отношений Института востоковедения РАН. Им написано большое число книг, в том числе “Политика Португалии в Африке и Азии” (М., 1967), “Экспансия Португалии в Африке и борьба африканских народов за независимость XVI - XVIII вв.” (М., 1976), “Агостиньо Нето” (М., 1985) , “Крушение последней колониальной империи” (М., 1986) , “Восток глазами востоковеда” (М., 1995) и другие. 3
Введение Ангола - одна из немногих бывших колоний, независимость которой была завоевана после революции в метрополии. Крах фашистской диктатуры в Португалии открыл народам Анголы и других португальских колоний путь к независимости. В связи с этими событиями небывало возрос интерес к бывшим колониям Португалии. Для того, чтобы в полной мере понять те процессы, которые привели к независимости Анголы, необходимо обратиться к изучению ее прошлого. Португальский колониализм - это уникальный исторический феномен. Самой историей ему оказался отпущенным очень долгий срок. Португальские колонизаторы первыми пришли в Африку и последними ушли оттуда. Пять веков они держали под своим военно- политическим контролем Анголу и ряд других африканских стран. Чем объяснить этот феномен? Имеет ли этот факт характер исторической случайности, или он обусловлен какими-либо историческими закономерностями? С чем связано то обстоятельство, что широкая организованная антиколониальная борьба в Анголе началась относительно поздно и что эта страна достигла независимости позже, чем другие колонии, не в первой “волне” освобождения Африки (начало 60-х гг ), а во второй (середина 70-х гг )? На все эти вопросы пытается дать ответ автор настоящей работы. Эта книга представляет собой попытку создания обобщающего, основанного на изучении первоисточников труда по истории Анголы в новое и новейшее время (до 1975 г.). Главное внимание уделено борьбе народа Анголы за независимость, свободу и человеческие права. 4
Ангола - африканское государство, расположенное в юго-западной части континента. Территория Анголы составляет 1.247 тыс кв. км. (по площади почти равна Западной Европе) Население - 8 млн. человек. Северная граница Анголы проходит вдоль р. Конго, затем на восток до р. Кванго и далее следует на юг вдоль этой реки. Восточная и южная границы, отделяющие Анголу от Заира, Замбии и Намибии, имеют изломанную конфигурацию Анклав Кабинда отделен от основной части Анголы территорией республики Заир. Этот район Заира (нижний Заир, около Матади) был уступлен Португалией Бельгии в 1927 г в связи со строительством железной дороги Бома - Киншаса (тогда Леопольдвиль). Бельгия в обмен передала Португалии территорию (около 1158 кв. миль) в районе Дилоло. Климат Анголы на большей ее части (внутреннее плоскогорье) экваториально-муссонный. Пассаты северного и южного полушарий попеременно господствуют над этой территорией. Смена воздушных масс обусловливает четкое деление года на два сезона - засушливую зиму и дождливое лето. Продолжительность зимнего (сухого) периода возрастает по мере удаления с севера на юг. Летний (дождливый) период постепенно уменьшается от экватора на юг Климат побережья Анголы совсем иной. Здесь сильно сказывается влияние холодного Бенгельского течения, приходящего из южных морей и следующего на север вдоль материка В этой зоне постоянно держится высокое атмосферное давление. Вследствие этого пассатный тропический воздух господствует здесь на'протяжении всего года, и осадки почти не выпадают. Ангола располагает густой сетью рек, которые в большинстве своем порожисты и непригодны для судоходства (исключение составляет нижнее течение Кванзы). Однако ангольские реки таят в себе огромные запасы гидроэнергии. Гидроэнергопотенциал страны оценивается в 5
1600 млрд. квт. - ч. в год, технические гидроэнергоресурсы - в 90 млрд. квт. - ч. Ангола - одна из богатейших стран Африки, по наличию в ней не только минеральных ресурсов, но и сельскохозяйственного сырья. В ее недрах хранятся значительные запасы нефти, железной руды, алмазов, золота, свинца, цинка, тантала и других редких металлов. В стране производится большое количество кофе (в 1973 г. четвертый в мире производитель после Бразилии, Колумбии и БСК), хлопка, пальмовых продуктов, сахарного тростника, табака и т. д. Обнаружены редкие полиметаллы - ртуть, вольфрам, титан, бериллий, тантал, корунд и полудрагоценные камни, мрамор. По запасам некоторых видов минерального сырья Ангола занимает ведущее место не только в Африке, но и в мире. Коренное население разделяется на 11 народностей, каждая из которых сохраняет свой язык, обычаи и традиции. Эти народности по преимуществу говорят на языках семьи банту и принадлежат к двум группам: банту Конго (конго и амбунду) и западные банту (овимбунду, овамбо, гереро и др.). Крупнейшие народности - овимбунду, амбунду, конго, лунда, чокве, гангела. 6
ГЛАВА I. АНГОЛА С XVII ДО КОНЦА XIX в. I Доколониальный период. Данные археологии свидетельствуют о том, что со времени неолита началось замедление развития населения зоны экваториального леса - в Западной и в западной экваториальной Африке вследствие тяжелых условий жизни в тропических джунглях1. Территория нынешней Народной Республики Ангола в XII-XIII вв. была заселена народами, говорящими на языках банту. Вопрос об этногенезе банту до сих пор является спорным среди ученых. В последнее время наибольшее признание получила основанная на изучении археологических, антропологических и лингвистических данных теория, согласно которой предки банту в последней четверти второго тысячелетия до н.э. вышли на плато северной Шабы, которое стало центром консолидации народов группы банту*’ Затем в течение 5-6 столетий банту распространились по всей Западной Экваториальной Африке. Примерно к XIII в. предки конго, близкие им вили и другие уже населяли Атлантическое побережье к северу и к югу от устья р. Конго, к югу от них (южнее р. Данде) жили амбунду (мбунду) - будущие основатели государства Ндон- го Предки куба пришли в междуречье Касаи-Санкуру. Предки луба занимали обширное плато северо-восточной Анголы и соседние районы Заира3 Мнения российских африканистов относительно уровня развития производительных сил народов, населявших территорию Анголы ко времени португальской колонизации, расходятся. Ряд специалистов (Тамановская О. С. и 1 А. С Орлова, Э С Львова Страницы истории великой саванны. М , 1978. с. 5-6. ■’ там же, с 12. ' там же, с. 13. 7
др.) считают, что этот уровень был низок, что исключало возможность появления классового общества. Нам представляется более обоснованной точка зрения, которой придерживаются Д. А. Ольдерогге, А. С. Орлова, Э. С. Львова и другие африканисты, считающие, что ко времени появления европейцев ряд народов этого региона (особенно в низовьях р Конго) достигли относительно высокого уровня производительных сил, который неизбежно вызвал классовое расслоение общества и появление государственности раннефеодального типа. По мере углубления во внутренние области саванны наблюдалось постепенное понижение уровня развития и южнее р. Кванза преобладали еще доклассовые первобытнообщинные отношения. Нас интересует прежде всего бассейн нижнего Конго Ранняя история этого района не вполне ясна из-за противоречивых описаний Кавацци, Кадорнеги и других средневековых авторов Фелнер высказывает предположение, что народы, образовавшие первые государства в бассейне Конго, пришли сюда из других частей Африки. Одни из них, мигрировавшие через реку Камбу, сконцентрировались на плоскогорье Матамбы, рассеявшись к западу, но не дойдя до побережья. Эти народы, разбившие местные автохтонные племена, приняли самоназвание амбунду (победители). Другой миграционный поток, пройдя через реку Конго, распространился на весь район к югу и к северу от нее, где и возникло государство Конго. Третьей крупной миграцией была миграция жага, которые оккупировали Касанжи, вторглись в Конго и прошли на север от р. Конго1. Самым крупным и наиболее развитым ранним государством на территории Анголы было Конго. 1111 Felner A. Angola. Apontamentos sôbre a ocupação е inicio do estabelicèmento dos portúgueses. . Coimbra, 1933 8
Общественное устройство и история этого госу- д.||и.1на подробно описаны в трудах российских историков африканистов* 1 Поэтому мы ограничимся здесь самыми ошцими замечаниями. Политическая организация государства Конго была похожа на организацию других современных ему государств Тропической Африки (Ндонго, Лунда, Мономотапа и I п ) и поэтому она может быть рассматриваема как в определенной степени типичная организация средневековой государственности в Западной Африке. Как видно из сохранившегося исторического материала, государство Конго сложилось задолго до появления в Африке европейцев В конце XV в., достигнув своего расцвета, оно имело уже весьма развитую и сложную административно- политическую структуру2. Столицей государства был город Мбанза-Конго (с конца XVI в португальцы стали называть ее Сан- с ишадор) Это был большой и процветающий город, население которого, согласно некоторым источникам, в конце XVI и достигало 100 тыс человек3. Г осударство делилось на шесть главных провинций: Мпемба, Мбамба, Нсойо, Мбата, Нсунди, Мпангу. Во главе каждой провинции стоял губернатор, непосредственно назначаемый "королем"4 Во главе государства стоял “король”. (Название король" было, разумеется, введено португальцами. До прибытия португальцев правителя государства называли ' см А. С. Орлова История государства Конго М ,1968; А. С. Орлова, Э. С Львова. Страницы истории великой саванны подробнее см Орлова А С История государства Конго 1 Pigafetta Ph Le Congo La Véridique description du Royaume Africain Bruxelles, 1883, p 120 1 Cuvelier J L Ancien Royaume de Congo. Bruxelles, 1946 p. 57 9
маниконго, что, по свидетельству монаха Кавацци, означало “владыка, суверен или император Конго”)1. В Конго не было ясных и определенных правил престолонаследия, что было одной из причин слабости этого государства, так как постоянно возникали оппозиционные фракции. Маниконго (“король”) избирался 9-12 “выборщиками” из числа потомков одного из предыдущих правителей по мужской или женской линии. (С 1540 г. - только из числа потомков Афонсу I.). Постепенно по мере того, как сменялись поколения, число кандидатов на трон увеличивалось очень быстро, так что к 1650 г. возможные наследники составили особый клан2. По свидетельству Кавацци, "поскольку претенденты всегда могущественные люди, которые приходят с многочисленной свитой, вернее с многочисленными войсками, решение на выборах никогда не бывает свободным и часто вовсе не самый заслуженный садится на трон, а тот, у кого больше войск и больше сторонников”3. В руках маниконго сосредоточивались функции верховного главнокомандующего, верховного судьи и верховного собственника всей земли государства. Власть маниконго была сакрализована: подданные верили , что она имеет божественное происхождение. Управление государства отличалось более высокой степенью централизации, чем в других государствах Центральной и Южной Африки. Маниконго назначал губернаторов провинций. Кавацци свидетельствует: “Огромная протяженность страны вынудила суверена посылать своих главных офицеров управлять от его имени провинциями государства. Они на¬ 1 Labat J. В Relation historique de L'Ethiopie Occidentale, contenant la description des royaumes do Congo, Angola et Matamba. P., 1732, t. 1, p. 21 2 Vansina J. Introduction a l etnographie du Congo, Kinshasa, Kisangani, Lubumbashi, 1966, p. 119 3 Labat J. В Op cit., p. 317-318. 10
и.т.чются сона”1 *. Каждая провинция делилась на более мипкио административные единицы - дистрикты, во главе коюрых стояли администраторы, назначаемые и смещаемые маниконго. Эти администраторы имели не только чисто административные функции, они были одновременно и военачальниками и судьями. Некоторые из дистриктов (например, Вембо) подчинялись непосредственно "королю", другие были интегрированы в одну из провинций' Губернаторы провинций, которые одновременно были советниками маниконго, администраторы дистриктов, а также титулованные придворные, составляли феодальную аристократию. Маниконго располагал постоянным войском, состоявшим, как правило, из иностранных солдат (и следовательно, можно полагать, что из рабов). В случае войны местные администраторы созывали старейшин деревень и обязывали их направить всех боеспособных мужчин в пункты сбора военных сил. В 1575 г. был введен новый порядок военного призыва и была сформирована постоянная армия, вооруженная аркебузами3. В Конго существовала централизованная система налогообложения. Налоги уплачивались жителями в натуральной форме (слоновая кость, шкуры, рафия, а также рабы) Налоги собирались также и в денежной форме. Эти доходы короля представляли собой ренту-налог4. Денежной единицей были раковины “нзимбу”. Как отметила А. С. Орлова, в обществе конго можно было выделить три общественные группы: знать, простой народ и рабы. 1 Ibid., р. 21. Vansina J Kingdoms of the Savanna. Wiskonsin, 1968, p.41. ' Ibid , p 43 4 А С Орлова. История государства Конго, с. 248. 11
Ко времени появления португальцев в Африке в конце XV в амбунду уже конституировались в государство, которое находилось в некоторой зависимости от Конго. На языке кимбунду это государство называлось Ндонго, но португальцы стали называть его Анголой по имени правившей там династии Нгола. Это обстоятельство позднее стало малоизвестным, вследствие чего даже в новейшей литературе происходит путаница в этих названиях. Между тем тот факт, что самоназванием страны было Ндонго, а Анголой она была названа португальцами, зафиксирован многими современниками. Так голландский путешественник Ян Хердер, побывавший в стране в середине XVII в., отмечал, что “хотя европейцы называют ее Анголой, она не называется так на языке страны. Ангола - это имя первого основателя этого королевства, который восстал против короля Конго, данником которого он был Собственное название страны - Донго, иногда она называется Амбонде”5. Во многих португальских официальных документах (в официальной корреспонденции, королевских указах и т.д.) конца XVI - начала XVII вв королевство Ндонго именуется “новым королевством дона Себастьяна в завоевании Эфиопии”. Это длинное и громоздкое название дал королевству португальский завоеватель Диаш де Новаиш, который, основав на острове Луанда город Сан Паулу де Луанда, соорудил там часовню Св. Себастьяна в память об одноименном короле Португалии и назвал королевство Ндонго в честь того же монарха6. Однако это название, изобретенное Диашем де Новаишем, не привилось и постепенно было вытеснено названием Ангола. Dapper О Description de I'Afrique Amsterdam, 1686, p. 360 0 Brasio A Monumenta missionaria africana t IV, Doc 132, p 546. Эфиопией португальцы называли всю известную им часть Африки, населенную людьми с черным цветом кожи, которых они называли эфиопами - Там же, р. 547. 12
Усыновить точные географические границы госу- д.||и IH.J Ндонго или Ангола не представляется возможным. 1 |д|мко Мы располагаем рядом свидетельств современни- кпк, которые дают возможность приблизительно локализо- и.пь это государство Так, по сведениям жившего там миссионера Кавац- ци Ндонго было расположено между рекой Данде и 16° южной широты С запада ее омывал океан, на востоке она | (мничила с государством Матамба1. С этим указанием совпадают и свидетельства Ло- пиша-Пигафетты и Хердера-Даппера, которые отмечают, чк> королевство” Ндонго было расположено между реками Д.шде и Кванза и что его территория омывалась несколькими реками: Данде, Бенго, Кванза, Лукала и Калукала2. Почти все современники, писавшие о Ндонго, отмечаю! его необычайную многочисленность. Португальский м1ргонец Д. Лопиш. побывавший в Анголе в конце XVI в., ■ нидогельствовал, что “это королевство - самое населен- нпи, какое только можно видеть”...3 Португальский чиновник Домингуш Абреу де Бриту утверждал в 1591 г., что Ан- I orI.» самая многонаселенная страна на земле” К этому он не забыл добавить, что Ангола представляет собой один из самых больших невольничьих рынков, который не оудет исчерпан до конца света”4. Население Ндонго состояло в основном из амбунду • народа, принадлежащего к западным банту. По своим этническим характеристикам население Ндонго было близко к народу баконго, составлявшему население госу- Labat J В. Relation historique de l Ethiopie Occidental, contenant la description des royaumes du Congo, Angola et Matamba. P , 1732, t 1, p $9-60 Dapper О Op. cit, pp 360-361, Pigafetta Ph Le Congo La véredique description du royaume africain. Bruxelles, 1883, p 64. Pigafetta Ph. Op. cit., p 71. 414ит no: Boxer C. R. Salvador de Sá and struggle for Brazil and Angola. (1602-1686). L, 1952, p 229. 13
дарства Конго. Лопиш отмечал, что население Ндонго и Конго говорило почти на одном и том же языке, отличающемся лишь произношением отдельных слов1. Западные историки склонны преуменьшать уровень хозяйственного и общественного развития этих народов в XV - XVI вв. Однако нужно придать должное значение тому факту, что ко времени появления европейцев амбунду уже знали государственность, умели обрабатывать металл, в том числе железо и медь, знали гончарное и другие ремесла и умели вырабатывать ткани из рафии. Жители Ндонго знали переложную систему земледелия и имели нескольких прирученных домашних животных - свиней, овец, кур, а в некоторых районах - крупный рогатый скот2. Им было известно и земледелие, а после прихода европейцев они стали культивировать ввезенные ими сельскохозяйственные растения - маис, маниок, картофель и др. Монах Антониу Мендиш, описывая Ндонго, сообщал: “Что касается земли, то она очень плодородна и изобилует плодами, очень населена и вся полна пальм, из которых делают вино, оливковое масло и другие продукты питания’’3. Ян Хердер свидетельствовал, что “земли Луанды сухи и бесплодны, но поля, омываемые рекой Бенго, плодородны и приносят плоды маниоки, маиса, бобов, несколько видов трав и фруктовых деревьев”. Впрочем, - добавляет Ян Хердер, - “вся эта страна представляет собой целину, и трудно получать продукты питания’’4. По свидетельству того же автора, на берегах Бенго выращивались апельсины, лимоны, ананасы, бананы, картофель и кокосовые орехи, в провинции Иламба - бобы и кукуруза5. 1 Pigafetta Ph. Op. cit., p. 72. 2 Cuvelier J. L'an cien royaume de Congo. Bruges P., 1946, p. 52-57. 3 Brasio A. Monumenta missionaria, t. II, Doc. 173, p. 510. 4 Dapper O. Op. cit., p. 363. 5 Ibidem. 14
I locne того как португальцы завоевали прибрежную ■ни:и, Анголы, губернатор Фернандо де Соуза в 1629-1630 • I приказал всем жителям Луанды возделывать по участку .юмпи По свидетельству Хердера, “это освоение целины показалось сначала слишком тяжелым для ангольцев, мани привыкших к работе, но когда они убедились в плодородии земли и получаемых выгодах, они приохотились к польскому хозяйству”'. Таким образом, источники указы- пнют на большое разнообразие сельскохозяйственных купьтур, выращивавшихся в Ндонго. Наиболее употребительными продуктами питания, по свидетельству современников, были фасоль, оливковое масло, пальмовое вино, а также овечье, козье, свиное и куриное мясо2. Как писал один миссионер о жителях Антоны, “обычная пища, которую они едят и когда находятся дома и когда бывают в пути, это горячая мука из кукурузы, • деланная наподобие клея (которую они называют энфун- до) и свиное сало, которое они всегда носят с собой или какое-либо мясо и иногда копченая рыба. Их обычное пите • вода, иногда какой-то напиток, сделанный из кукурузы (который они называют оалу, и который похож на очень плохое пиво)”3. Одним из важных видов хозяйственной деятельности в Ндонго была добыча “нзимбу” - раковин, служивших средством обмена во многих районах средневековой Африки4. Главным местом добычи этой своеобразной африканской валюты был остров Луанда. Сбор раковин составлял монополию правителя Конго, поэтому все добытые “нзимбу” отправлялись в столицу государства Конго - 1' Ibidem. ■' Brasio A. Monumenta missionaria, t. Mi, Doc. 21, p. 135-136. 1 Ibid., Doc. 93, p. 349. * Заслуга введения раковин как средства обмена в Африке принадлежит арабским купцам, которые использовали для этого раковины - каури в районе великих озер - Rebelo de Sousa. Moedas de Angola. Luanda, 1967, p 42 15
Мбанза-Конго. По свидетельству португальского купца Ло- пиша, “остров Луанда является для короля Конго шахтой, откуда он черпает свои запасы “драгоценных металлов”, причем эти сокровища он и его соседи ценят больше, чем золото и серебро Там собирают женщин, которые входят неглубоко в море и наполняют корзины песком, из которого затем извлекают маленькие раковинки. Их промывают, очищают и относят в казну короля”1. По свидетельству источников, остров Луанда в начале XVI в. был известен как “остров монет” или “остров денег”. Как сообщает португальский чиновник Абреу де Бриту (его доклад - важный источник для изучения нзимбу). сбор нзимбу проводился по приказу маниконго в 4 лигах2 от берега не только потому, что там было их достаточно, но также и для того, что “хотели скрыть столь великое богатство от португальских властей". Педру Сардинья, побывавший в Ндонго в начале XVII в., написал, что нзимбу находят в море вдоль острова Луанда и что самый крупный из них - немного меньше кедрового ореха, а самый маленький имеет размеры пшеничного зерна. Он утверждал, что это ценнейшая монета из всех, имеющих хождение в Конго, и что его монарх ценит ее также, как король Португалии - рудники Потоси и что если у него отнимут остров Луанда, он начнет войну3. Нзимбу не только подвергались специальной обработке, но и просеивались через особое решето, находившееся в королевской казне. Покупательная способность раковин определялась их размером. В зависимости от размеров эти оригинальные денежные знаки, столь удивлявшие всех видевших их европейцев, делились на 10 категорий различного достоинства. ’ Pigafetta Ph Op. cit., p 38 2 Лига = 5 км 3 Brasio A. Monumenta missionaria... t 6, p. 54. 16
11|>и крупных торговых сделках пользовались специ- HII.ними мешочками, вмещавшими 1000 (фунда), 10.000 шуфуку) и 20 000 нзимбу (кофу)1. По свидетельству Гарсиа Симоинша, на острове Иудидя в 70-х годах XVI в. проживало 3 тыс. лиц, болыиин- | то из которых было занято на добыче нзимбу2.Главным денежным ЭКВИВЭЛвНТОМ В НДОНГО быЛИ СОЛЬ, КуСКИ ТКЭНИ И || |конины-либонгос и панос, а после появления европейцев менецианское стекло. Свидетельства, подтверждающие по предположение, мы находим в книге Даппера3 и Пига- фопы Пигафетта со слов Лопиша пишет об Анголе. Монеты этой страны не те же самые, что монеты Конго. < ши состоят не из раковин, а из бусинок венецианского ■ никла, величиной с орех и меньше. Эти бусинки служат лохмами, а также украшениями в виде колье и браслетов, и норме носят и мужчины и женщины4. Даппер пишет, что самыми лучшими украшениями у житпеи королевства считаются колье и браслеты из стекол! называемые “анзолос”, которые они передают по на- мюдсгву своим сыновьям5. В своем докладе под названием “История резиденции отцов общества Иисуса в Анголе”, составленном в Hi'И г, монахи-иезуиты констатировали, что соль “служит парным деньгами, за которые они покупают товары и продукты"6 “Соль, является их монетой и за нее продают все пещи, - сообщает монах Антониу Мендиш, - эта соль находится в большой горе и ее оттуда извлекают и делают из ' CÀjvelier J L Ancien Royaume de Congo. Bruges, P , 1946, p. 308 Hrasio A. Op cit., t. 3, p 131 ' Dapper O. Op. cit., p 367 * Pigafetta Ph. Op. cit., p 72 Dapper O. Op. cit, p 367 " Urasio A. Op. cit., t. IV, Doc., 132, p 550. 17
нее квадратные камни... За каждый из них можно купить три петуха и шесть куриц”1. Раковины-нзимбу служили предметом экспорта не только в Конго, но и в другие страны. Они имели хо>кдение как средство обмена у жага, в Судане и в Бенине. Вначале нзимбу использовались как украшения, но со временем, благодаря своему маленькому весу и размеру, легкости счета и транспортировки, не говоря уже об их необычайной прочности, красоте и невозможности фальсификации, эти ракушки обнаружили преимущества, похожие на преимущества металлической монеты, благодаря чему они приобрели хождение почти на всем западноафриканском побережье2. Источники позволяют выделить три основные социальные группы в ангольском обществе: знать (или мако- тас), простой народ и рабы. Даппер указывает, что в королевстве Ндонго население делилось на следующие категории: 1) благородные (макотас); 2) дети страны; Это свободные лица обеих полов, ремесленники или земледельцы и 3) рабы, причем рабов он в свою очередь делит на две группы, о чем говорилось выше3. Наличие последней группы, казалось бы, дает основание отнести государство Ндонго к числу рабовладельческих государств. Однако характер существовавших в этом государстве поземельных отношений убеждает в ошибочности такого предположения. Источники с очевидностью показывают, что в Ндонго существовали такие формы землевладения и землепользования, которые должны быть определены как феодальные. В самом деле здесь мы ви- ’ Ibid., t. II, Doc. 173, р. 511. 2 Sousa Rebelo L. Moedas de Angola. Luanda, 1967, p. 15-16; Couto C. Ozimbo na historiografia angolana Luanda, 1973, p. 23. 3 Dapper O. Op. cit., p 366-367. 18
mг.л ui и характерные признаки раннефеодальных обще- I in ч и и н». отношений. I )|;|)хопным собственником земли был “король”, ему принадлежали неограниченные и абсолютные права рас- ||м|1|и<..'т.ся землей. При этом “король” как бы персонифи- ||11|н1||,чп государственную власть, в руках которой находи- п.и I. порховная собственность на землю. Наряду с общего- . уд.||)|:твенной собственностью на землю существовали /| Iпинii.ie пожизненные держания, которые имели вассалы hiipiirm' • соба (правители провинций и небольших поли- 1ичумжих объединений - княжеств). Третьей формой зем- ц||||падения были пожалования “короля” за особые заслуги и н.нмедственное владение. Вассальная зависимость соба ■ и короля” проявлялась не только в том, что они имели минн> право временного держания земли, но и в том, что ими обязаны были платить “королю” вассальную дань. По ■ пиднгепьству О. Даппера доходы “короля” состоят из дани которую ему платят соба - его вассалы и из пошлин, и и-шаемых за угоняемых рабов1. В свою очередь соба являлся сеньором для лиц, • 11 iviniних на ступеньку ниже на феодально-иерархической ти шине “королевства”. Таким образом, перед нами не- ■ пмненно система вассальной зависимости, составляющая иерархическую сеньоральную структуру, типичную для об- ||||м;тп раннефеодального типа. Для этой структуры харак- пзриы “договорные” отношения - имеющая силу закона система прав и обязанностей между сеньорами и вассалами. Гаким образом социальные отношения между основными классами этого общества - феодалами и крестьянами были и области надстройки скреплены юридическими обяза- |нльствами, представляющими собой легальное выражение этих базисных отношений. ' Dupper О. Op. cit., р. 372. 19
В Ндонго мы видим все основные черты, характерные для раннефеодального общества: условные феодальные земельные держания, система вассалитета, уплата соба вассальной дани “королю”, личная зависимость крестьян и т.д. Наряду с условными пожизненными земельными держаниями, в Ндонго, как свидетельствуют наши источники, существовали и наследственные земельные держания, но они по-видимому не получили большого распространения. Можно с большой долей вероятности предположить, что преобладающей формой землевладения в Ндонго была не частная феодальная собственность, а условные временные (чаще всего пожизненные) держания земли. Характерная особенность государства Ндонго, как и многих других средневековых африканских государств, состояла в том, что процесс формирования феодальных отношений протекал здесь в условиях существования весьма сильных и получивших широкое развитие родоплеменных отношений, испытывая на себе их значительное воздействие. В государстве Ндонго явственно различимы три социально-хозяйственных уклада: господствующий феодальный, рабовладельческий и значительные элементы первобытнообщинных отношений. Эта пестрота социальной структуры характерна, впрочем, не только для Ндонго, но и для других средневековых африканских государств. Первобытнообщинные отношения имели столь большое распространение и играли столь значительную роль в этой социально-хозяйственной структуре, что порой не представляется возможным провести четкую границу между феодальными и родоплеменными институтами. Это объясняется в значительной степени тем, что класс феодалов в Ндонго возникал в результате феодализации родоплеменной верхушки. Вследствие этого феодальные институты как бы "вырастали” из родоплеменных институтов и несли в себе их элементы и черты. 20
11 I (>с.ударственно-правовой области это проявля- наличии догосударственных форм управления (соба «.мми правителями племенных княжеств и несли на себе ч«дны родоплеменных вождей и старейшин) Эти 1|...1ИЧО<;кие институты, с одной стороны, тормозили про- • п . • феодализации а с другой стороны ослабляли эффек- мни км и. государственной власти в этом внешне централи- •mm.ihhom государстве Все это обусловило более прими- И1ИН1.1И характер Ндонго и других африканских государств им I.равнению с раннефеодальными государствами Запад- м..и 1-иропы. возникшими в VIII-IX вв. на развалинах Рим- | г1 пт империи 11осителем верховной власти в стране был “король”, ui I>i.i(i неограниченным и абсолютным повелителем над ♦ и 1Н|,ю и смертью своих подданных. Помимо того, что '•г1 ни. обладал верховным правом на всю землю госу- a.ipi ma он был еще верховным судьей и верховным глав- Такая практически неограниченная им.мп. "короля” вытекала из суеверного представления |фриклнцев о нем как о существе высшего порядка, обла- ,1 н.11Ц1'М неземным могуществом, благодаря которому он мм .км распоряжаться всеми земными стихиями. Гарсия » имоинш сообщает: “О короле открыто говорят, что он хо- шин солнца и дождя и что он по своему желанию приказы- м. и п дождю быть или не быть. Сегодня мне сказал один унижаемый человек, который от имени губернатора пришел посетить наш Орден (Христа), что ему то же самое творил сам король”1 При “королевском " дворе, отличавшемся необычайной пышностью, строго соблюдался сложнейший церемониал, который в значительной степени был имитацией придворного этикета в государстве Конго. О. Даппер пишет о правителе Ндонго: “Этот король, который во всем обезьянничает с короля Конго, держит большое число павли¬ 1 Mirisio A Monuments missionaria, t. Ill, Doc 21, p. 134. 21
нов и запрещает делать это всем своим подданным под страхом смерти или обращения в рабство со всей семьей. Если кто-либо вырвет у какой-нибудь из этих птиц хоть одно перо, его подвергают тому же наказанию”1. Любопытные сведения о сложном церемониале, существовавшем при “королевском" дворе сообщает Гарсия Симоинш. Он пишет, что “учтивость, которую (жители Анголы) проявляют в отношениях с королем и друг с другом состоит в том, что они хлопают в ладоши... Они имеют обыкновение брать обеими руками то, что им дает король, даже если это очень маленькая вещь... Король полагает, что когда его раб берет что-нибудь только одной рукой, ему не следует особенно доверять”2. Весьма интересную информацию мы находим в воспоминаниях английского матроса А. Найвета (XVI в ). Эта информация особенно ценна, поскольку ее отличает высокая степень достоверности: Найвет хорошо знает предмет, о котором он пишет, так как много лет провел в Анголе. Он сообщает: “Черные мавры имеют хорошие законы и очень боятся своего короля. Этого короля постоянно посещают знатные люди его королевства, а когда он отправляется за границу, он всегда имеет охрану не менее 200 лучников, а также 12 человек, которые идут впереди, поют и играют на дудках, сделанных из большого тростника, и 4 или 5 молодых мавров, идущих за ним в качестве его пажей. За ними следуют все его знатные люди”3. Вся территория государства была разделена на несколько провинций, во главе которых стояли губернаторы. Названия провинций, согласно ряду источников, были следующие : Иламба, Кисама, Моссекэ, Донго (где находи- 1 Dapper О. Op. cit., р. 370. 2 Brasio A. Monumenta missionaria, t. Ill, Doc. 21, p. 137 3 (Battell A.) The Strange Adventures of Andrew Batted of Leigh, in Angola and the adjoining regions. L, Hakluyt society, 1901. Appendix I. Antony Knivet in Kongo and Angola, p. 94. 22
1 шпица государства Кабаса), Аре, Унго1 11. Провинции в • ПП1.1 ичпридь долились на районы, во главе которых стояки I иол жившие в деревнях, называвшихся “банза”. Соба нмпми I тень большую, практически почти неограниченную ■••и. п. В письме Гарсия Симоинша мы читаем: “Король Лишим, как говорят, имеет 10 или 12 соба, между которыми | in (делено все его королевство и которые являются mui и.ими и великими сеньорами. Каждый из них в своей HiMiiri имеет право продавать и убивать своих вассалов, |ч и дм этого требует характер совершенного ими проступки'1 Ниже соба стояла знать (макотас или благородные). | нг»л пользовались большим почетом и были сеньорами пи ппюшению к макотас, оказывавшим им знаки вассаль- и'щ преданности. Как сообщает Даппер, “макотас или бла- щридные имеют право подходить к ним и разговаривать с ними, но для этого они должны встать на колени и хлопку и. и ладоши в знак уважения”3. Насколько можно судить по источникам, среди маки ни широкое распространение имели своеобразные дпорянские поединки” - дуэли с помощью луков и стрел. I l innier сообщает: “Когда между ними случаются ссоры, пни просят у короля разрешение на битву, и затем сража- инси перед ним. Они подходят к королю, ...встают на колени, протягивают руки и кричат: “Суд сражением!”. Затем король ударяет их по спинам конским хвостом. Тогда они идут в поле и сражаются луками, пока один не убьет друго- ю"'1 Важную роль в государстве играл институт судей (I ондала). По свидетельству того же источника, “от короля до самого мелкого соба все имеют одного чиновника, на¬ 1 Hiasio A. Monumenta missionaria, t. IV, Doc. 132, p. 547. 11 ml, t III, Doc. 21, p 134. ' Dapper О Op. cit., p. 370. * (Mattell A.) The Strange adventures..., p 95. 23
зываемого тендала. который выслушивает стороны и творит суд"1 Функции командования армией во время войны лежали на особом чиновнике, называвшемся чиамболе. Авторы “Истории резиденции Ордена Иисуса" (1594 г) сообщают: Король Анголы сам никогда не участвует в битвах Когда начинается война, он приказывает собас прислать ему такое число лучников, которое он считает достаточным. Он передает их под командование капитан-мора королевства, который называется чиамболе, имеющего неограниченную власть над всем, что касается войны Для судебной администрации он посылает с ним тендала”2 Война всегда была связана со сложными церемониями, обычаями и обрядами, которые, по убеждению ангольцев, должны были благоприятствовать их успеху. “Если в военном лагере кто-либо, увидев дурной сон, закричит ита ита!’’, то есть “война, война!”, то другие будут считать его плохим воином и отрубят ему голову.. За четыре-пять дней до битвы король отделяется от жен и находится в доме, из которого никто не должен выходить, кроме одного пользующегося его доверием вассала, который должен приносить ему пищу. Дав битву, чиамболе... едет дать отчет королю... Он рассказывает, как расставил войска и как дрались воины короля. Обычно его люди строятся в три эскадрона, в среднем идет чиамболе, в двух других - другие капитаны, в переднем - наиболее храбрые, называемые “гунзис”3. Вооружение армии Ндонго состояло из луков, дротиков и ножей. По свидетельству того же источника, самые храбрые имеют только одну или две стрелы и твердое намерение не потерять впустую первого броска, ибо если они его потеряют и враг набросится на них, им не 1 Ibidem Brasio. v. IV., Doc 132, р 559 ' Ibid . р 563 24
' I мним ничего другого как воткнуть в него вторую стрелу оторвать ему голову. Они сражаются с порту- 1М1.Ц.1МИ очень храбро, хотя на равнине никогда не одер- 1ПН.И1М норх Но когда они собираются в своих крепостях, I и I ирьи' представляют собой особого рода заросли, им. ющио листву, через которую их невозможно увидеть, ..л < «лично причиняют больше ущерба нашим. И уже се- • дн'.1 их с мелость столь велика благодаря нескольким по- • . ;i.im одержанным над нашими в таких местах, что те, кто прежде бежали только при одной мысли о мушкетах, теперь ос меливаются хвататься за них и вырывать из рук • с 'ПД.н Пучше они сражаются в собственных землях, чем в и мних других сеньоров... При отступлении наших они об- I 'Viиинчются со всей тяжестью войны и ставят наших в Л'YAmoo положение”1. Армия Ндонго была весьма многочисленной. Монах Мендиш уверяет, что видел, как прошли “тысяча м н.шччей” 50 тысяч солдат короля Ндонго, отправленных I ы подавление восстания 12 местных князьков2. Многие ■ шероменники, говоря о численности армии Анголы, назы- и mu цифры в 60, 100, 200, 900 тысяч и даже 1 миллион. | нс правило, эти оценки сильно преувеличены. Но в то же прими можно допустить, что короли Анголы могли выста- млп. на поле боя войско в несколько десятков тысяч чело- III к так как в XVI-XVII вв. страна имела очень многочисленное население, поскольку работорговля не получила еще тех внушительных масштабов, которых она достигла в XVIII-XIX вв. Подробное описание армии Анголы приводит в своем "сообщении” Лопиш. Он отмечает, что армия Анголы и .•о боевой порядок во многом напоминает армию Конго. Поиска передвигаются пешком “и в зависимости от условий Ihld , р 563-564. Hiasio A. Monumenta missionaria, t. II, Doc. 173, p. 509. 25
местности то рассыпаются, то соединяются, то разделяют-! ся на группы”. Управление войсками осуществлялось с по-! мощью специальных сигналов. “Эти сигналы приказывает! подавать командующий, который находится посредине) войска. Когда он хочет, чтобы битва началась, или чтобь< армия направилась направо, или налево или вперед илй назад, или произвела какой-нибудь маневр, - для всего этого имеются определенные сигналы или команды. Главные инструменты для подачи этих сигналов бывают трех видов. Первые - это огромные деревянные трещотки, которые производят ужасный звук и барабаны, сделанные из( кожи, натянутой на цилиндр из коры, по которому ударяют молотком из слоновой кости. У них есть также инструмент, имеющий форму опрокинутой треугольной пирамиды, сделанной из железных пластинок, а для того, чтобы он производил ужасный звук, в пластинках делают трещину. В- третьих, они используют пустые слоновьи бивни, большие и малые, ...в которые дуют, чтобы произвести воинственную музыку, способную возбудить храбрость в случае опасности. Командующий армией должен всегда иметь при себе достаточное число инструментов всех трех видов, больших и малых. Если нужно дать сигнал всей армии, он приказывает звучать самым большим, если только ее части, он приказывает звучать меньшим соответственно числу людей этой части, так что каждый отряд имеет свой особый сигнал, который он знает и повторяет”1. Командиры отличались от простых солдат высокой прической, украшенной страусовыми, павлиньими и петушиными перьями, которые, по словам Лопиша, "помогают им казаться очень большими и придают очень грозный вид”. Голые по пояс, они носили на шее железные цепочки. Короткие до колен штаны были перетянуты красивым поясом, к которому были подвешены колокольчики, звеневшие 1 Pigafetta Ph Le Congo La Véridique description du Royaume Africain Bruxelles, 1883, p. 68. 26
■ i| in Mtii и ми ним движении. По этому звону солдаты опреде- hi Mm л «и вхождение командиров. Простые солдаты импни I|Д1.1жду лишь на нижней части тела, которая была н|1||1‘|и.||/1 куском ткани или звериной шкурой* 1. Сражение начинал первый ряд войска, в который . шпини обычно самых смелых и ловких воинов. Эти воины или и командиры, имели колокольчики, по звону кото- I'l.i- ui i.iiibHoe войско узнавало о приближении опасности и и ц.|‘ми<-; битвы. И начале сражения применялся рассыпной строй /ши мяо, чтобы “легче было метать стрелы и избежать . 11и<м врага. Когда первый ряд кажется усталым, ему дает- | ч ' ишал к отступлению и, поняв его, он немного отступа- ..I любы уступить место новым свежим войскам и это по- и 111| пи 11 ся несколько раз до тех пор, пока вся армия не у |рнм11яется в атаку” . До появления португальских миссионеров жители а шипы были идолопоклонниками. По свидетельству со- и|шм1.ч тиков, они называли своих идолов общим именем | .ни.чижумба. Кроме того, каждый из этих идолов имел • мГн.|ионное имя: Кинжунго, Калинете и др. Суеверные ан- мни.цы были твердо убеждены, что все болезни являются 1-1 lyimraTOM гнева этих злых духов (мокисиес), который мнжпо успокоить путем пролития пальмового вина3. В анонимной рукописи XVIII в., написанной как руко- иодсгво для будущих миссионеров в Конго и Анголе, говори гея: “Идолопоклонство, которое практикуется в этих | фанах, на первый взгляд кажется самым дьявольским, H.iKoe только можно встретить во всем мире... В своем за- опуждении они считают демона всемогущим и верховным « удьей, но по их мнению, он способен творить только все- in оможное зло. Они воздают ему своего рода культ: при¬ ' Иж1 llild 11 l.ipper О. Op. cit., р. 372. 27
носят ему жертвы, жгут ритуальные предметы, играют в его честь на инструментах, поют, славословят, взывают и т. д... Они имеют обычай почитать также львов и тигров и когда они встречают одного из этих диких зверей, они не осмеливаются ни убить его, ни убежать, они бросаются на колени и начинают воздавать ему хвалу, умоляя не разрывать их на куски и питая ложную надежду, что это может умерить или парализовать его свирепость”1. Все современники подчеркивали исключительную суеверность ангольцев. Лопиш писал, что “они, как некогда римляне, до такой степени верят в предзнаменования, что если они встречают птицу, летящую налево от них или кричащую определенным образом, они отказываются от своего решения и возвращаются назад”2. Огромным влиянием в государстве пользовались жрецы (гангас), служившие в храмах, построенных во многих местах. Гангас, считавшиеся служителями идолов сами почитались как боги По свидетельству Даппера, народ верил, что “они могут закрывать небо и вызывать дождь, давать плодородие и изобилие, давать жизнь или смерть, проникать в будущее...”3. Соба имели право иметь гаремы. По свидетельству современников, “как король, так и соба все имеют очень много жен и среди них одну - главную”4. Многоженство было общераспространенным и официально узаконенным обычаем При этом количество жен непосредственно зависело от общественного и имущественного положения человека и в то же время было его показателем. Даппер свидетельствует: “Мужчины берут столько жен, сколько они могут прокормить. Но первая же¬ 1 (Nothomb J ) La pratique missionaire des pp. capoucins italiens dans les royaumes de Conqo. Angola et contréesadjacents 1747 Louvain - P , 1931, t. II, p 74 2 Pigafetta Ph Le Congo , p. 71. 3 Dapper О Description. , p. 372. 4 Brasio A. Monumenta missionaria, t IV, Doc. 132, p. 559. 28
и.I им»»it класть над другими, если ее свадьба была отмен щмииина с христианскими церемониями”1. I 'шумеется, это свидетельство относится уже к 1'.и1ми1нмыю позднему периоду, когда христианство пус- ■ ж in и Анголе довольно прочные корни Что касается до- • 1'и» I минского периода, то хотя семья тогда была тоже по- ПИ1.1МНОИ, брак характеризовался крайней непрочностью и • и ui IK3Iко расторжим. В документе под названием 1 in'линия о браках в Анголе”, написанном в 1582-83 гг. его ||но|> Б Баррейра сообщает, что “язычники Анголы... все '•"||нк;я с подразумеваемым условием, что могут разой- пи I. всякий раз, как пожелают и вступить в новый брак. . п< п'.ии раз, когда женщина, недовольная мужем, оставляет ■ ■in и идет в дом отца, ее отец обязан выплатить то, что мук дал за нее, когда принял. И, таким образом, постоянно • и I.шпяют одних и берут других... и всех называют жена- | мми Этот обычай настолько распространен, что даже ко- I mi и. с тех пор, как мы приехали в эту страну, бросил уже II mix королев... Они женятся на многих женщинах и первый дин,чет так король, как и все фидалго, имеющие некоторое ■ | и I ояние”2. Одним из крупнейших государственных образований и п.кхеине Конго было государство Лунда (которое современники называли "империей Лунда”). Это государство занимало обширную территорию между реками Касаи, Сан- куру, Кванго и Кванза. Этническую основу этого государства составляли балунда, широко расселившиеся на изрритории современной Анголы. Заира и Замбии. Около XV в. в процессе расселения образовалось несколько мелких конфедераций племен. В течение XV-XVI вв. имело место постепенное возвышение одного из них у северных пунда Оформление государства относится к началу XVII в. Народная традиция приписывает основание империи Лун- ' Dapper О. Op. cit., р. 367. Biasio A. Monumenta missionaria, t. Ill, Doc. 55. p. 230. 29
да охотнику балуба - Чибинда, брату основателя второго государства Балуба. Женившись на Луэджи - дочери одного из вождей северных лунда, Чибинда предпринял походы, положившие начало государству Лунда1. По мере усиления государства Лунда оно проводило! политику колонизации в бассейне Касаи, а его агенты распространяли культурное, торговое и политическое влияние балунда среди многочисленных соседних народностей. Центром государства стала Мусумба - резиденция правителя (Муата-Ямво), которая заново перестраивалась каждым новым Муата-Ямво. Вокруг жилища правителя строили свои дома многочисленные придворные и знать, так что в конце концов Мусумба превратилась в большой город с огороженными заборами дворами, широкими улицами и большим дворцом2. Планировка Мусумбы была подчинена идее вечности верховного правителя. Она повторяла очертания священной черепахи, в которую, согласно представлениям лунда, переселялась душа Муата-Ямво после его смерти. В центре (в сердце) располагался дворец правителя; другие строения символизировали голову, хвост и бока этого животного3. Государство Лунда к началу XVIII в. представляло собой типичное раннефеодальное государство с развитой сеньоральной структурой. Оно имело хорошо налаженную централизованную систему управления, во главе которой стоял король - Муата-Ямво. В этом, как и в других ранних африканских государствах, были сильны пережитки доклассовых и догосударственных отношений. В частности, в “империи” Лунда играли большую роль пережитки матриархальной родовой организации. Они проявлялись прежде всего в своеобразном разделении центральной власти 1 А. С. Орлова. Лунда - "Африка. - (энциклопедический справочник)" т. 1, М., 1963, с. 473. 2 The Cambridge History of Africa. L, 1976, vol. 5 (1790-1870), p. 226. 3 А. С Орлова, Э С Львова. Цит. соч., с. 193. 30
M4*./iv королем (Муата-Ямво) и его теткой - соправитель- ■ 11м |ии (мукокеша). Только по обоюдному согласию обоих ui>11 •( правителей решались все важнейшие государ- , mnniit.ie вопросы. После смерти одного из них, другой имЛирлп себе соправителя из числа близких родственни- I. 1 П4* 1 Пукокеша имела даже свой самостоятельный двор, п|1мнимала государственных визитеров и получала свои , пГн | ценные налоги2 *. Она имела собственные деревни, на мнорме не распространялась власть Муата-Ямво2. Пережитки родовых отношений, построенных на ма- II, римском праве, проявлялись вообще в том уважении, нмпрым пользовались женщины и в высоком положении, и..трое они могли занимать во всех звеньях государственно! и аппарата. В число ближайших помощников и советни- Муата-Ямво входили его мать, тетка и другие род- . темницы. Почти все важные должности в государстве ши недовались по материнской линии. Большую роль игран Совет знати, который правил в период междуцарствий и пмбирал наследника. Кроме того, при верховных правителях существо- II.hi совет, в который входили 15 старейшин из различных I-пионов страны, колдун (мвади), ответственный за могилы умерших королей и т.д. Этот совет должен был выполнять ибязанности главным образом ритуального характера4. Другой совет состоял из ближайших родственников Муата- Чмио В государстве Лунда по-видимому существовал разит пленный государственный аппарат с многочисленным штатом чиновников. В их обязанности входило выполнять I м Ю.С. Оганисьян. 500 лет под пиратским флагом. М., 1965, с. 71. 1 ho Cambridge History of Africa, vol. 5, p. 226. А С Орлова, Э С. Львова. Цит. сон , с. 194. 1 V.msina J. Kingdoms of the Savanna. Wisconsin, 1968, p. 80. В этой • мши нелишне отметить, что у лунда до сих пор чрезвычайно развит культ предков царей - см. Г. А. Шпажников, Религии стран Африки. М., тс/, с 102. 31
все приказы верховных правителей, проводить сбор налогов в королевскую казну и т.д. Вся страна была разделена на провинции, во главе которых стояли губернаторы, назначаемые Муата-Ямво.. Провинции в свою очередь делились на дистрикты, во главе которых были “силулы”, назначавшиеся на основе предложений местных советов старейшин и при условии обязательной уплаты вознаграждения королю и совету знати. Главной задачей силула был сбор налогов, которые он должен был передавать вышестоящему чиновнику в столице, который в свою очередь передавал их королю. Тот же канал служил также и для административных целей1 Поэтому каждый дистрикт имел своего представителя при дворе, с которым силул имел непосредственную связь. Сам силул имел в своем подчинении чиновников и старейшин, управлявших отдельными деревнями, а также советы старейшин (мбей). Эти местные чиновники и силулы были, как правило, крупными феодалами, владевшими большими участками земли и эксплуатировавшими труд крестьян-общиников. Муата-Ямво имел в своем распоряжении значительные военные силы. Военачальники (каквата) во главе вооруженных отрядов то и дело появлялись то в одной, то в другой провинции, чтобы собирать дань с населения или доставлять королевские приказы в отдаленные части империи2. Армия Муата-Ямво в конце XIX в. имела в своем распоряжении огнестрельное оружие, которое пунда выменивали главным образом на рабов, слоновую кость и медь у европейцев. В 1875 г. Погге свидетельствовал, что в Лунда ружья стоят значительно дешевле, чем у народов, живущих ближе к побережью. Правда, воины-лунда, как правило, плохо владели ружьями и в их руках они были 1 Vansina J. Op. cit., р. 80. 2 Ibid., р 81 32
и I "шипны даже на расстоянии 20 шагов от цели. В и. И I когда один вождь готовил военный переворот с .,•11".mi свержения правителя, он нанял для этого чокве, - лучше, чем лунда, владели огнестрельным ору- •С НИМ Способы, которыми Муата-Ямво принуждал своих и .длинных - вождей платить налог, были трех видов, - пи- Д Бирмингем - Во-первых, использовалась опреде- гд военная сила и, по свидетельству вождей, прави- I щ 1ыл венные чиновники “захватывали” их детей и слоно- мум* кость, если не был уплачен соответствующий налог, им шорых почитание, которым был окружен Муата-Ямво. I циню было оказывать мощное воздействие на уклоняю- щи*с1 от уплаты налога. В-третьих, налоговая система бы- ii.ii днухсторонним обменом, и лояльные вожди вознаграж- i.iiiiii.i. иностранной одеждой, украшениями, бусами и ро- мчм на торговлю которыми Муата-Ямво имел монополию. , |«1ппг.1ность империи таким образом сохранялась воору- •М1ПНОИ силой, религиозными санкциями и умелым исполь- инмнием материальных вознаграждений"2 Дань уплачивалась правителю один раз в год силу- 11.1ми жившими в отдаленных районах и несколько раз в ■ иду силулами, жившими ближе к столице. Уплата дани м|||)нодилась в натуральной форме - обычно продуктами, шпорыми был известен данный район. Таким образом, есть основания полагать, что в империи” Лунда существовали феодальные отношения, причем класс феодалов находился под контролем сильной центральной власти и уплачивал феодальную ренту в виде централизованной ренты-налога. Наряду с феодальными отношениями у лунда существовали рабовладельческий уклад и сильные пережитки родоплеменных отношений I’ogge Р lm Reiche des Muata Jamvo В . 1880; Rodrigues Graça J Op < it I he Cambridge History, vol 5, p 228 33
Столицей государства Лунда был город Мусумба Здесь находился дворец Муата-Ямво, где существова) сложный придворный этикет и церемониал. В торжествен ных случаях Муата-Ямво являлся народу в пышном одея нии, окруженный огромной свитой из своих придворных многочисленных жен и рабов. Особа короля считала» священной и подданные, кроме самых знатных, могли < ним разговаривать не иначе как через посредство специ ального придворного. Для приема пищи Муата-Ямво уеди< нялся в специальную хижину, куда через отверстие ем^ подавали сосуды с едой и питьем. Он был главным ритуальным лицом во всех торжественных обрядах и церемониях1. Главным занятием жителей страны было земледелие. После появления европейцев в Тропической Африке большую роль в жизни лунда стала играть работорговля. Муата-Ямво посылал к побережью караваны рабов, получая взамен от португальцев ткани, соль и другие товары2. Посредниками в этой торговле между португальцами и “империей” Лунда в течение всего XVIII в. были жага Им- бангала3. По словам Д. Бирмингема, “в начале XIX в., как и на протяжении двух предшествующих веков, атлантическая работорговля была самым всепроникающим фактором иностранного влияния в Центральной Африке, даже в саванне, удаленной на 1000 км. от побережья”4. Хотя не существует точных количественных оценок экспорта рабов из Центральной Африки, около 1850 г. венгерский исследователь Ласло Мадьяр отметил, что треть всех рабов, вывезенных за океан из Луанды и Бенгелы за предшествующие 100 лет, были доставлены с территории лунда. Следова- 1 Ю. С. Оганисьян. 500 лет под пиратским флагом, с. 72. 2 Cornevin R. Histoire de I'Afrique, t. II, P., 1966, p. 69. 3 Ibid., p. 70. 4 The Cambridge History, vol. 5, p 227. 34
• miн.но, ежегодно из государства Лунда отправлялось 2-3 ii.li. рабов . Каким образом такое большое количество людей приобрело свой статус рабов? Почему Лунда стала главным поставщиком рабов для португальской колонии? Значительную часть этих рабов составляли военно- in манные, которых лунда захватывали в многочисленных ипинах, которые они вели против соседних государств - ilyt'ia и Кете, постоянно враждовавших с Лунда. Другая чисть рабов была получена Муата-Ямво от своих вассалов клк часть взимаемого с них налога. В 1847 г. Родригеш I риса произвел подсчеты доходов, получаемых ежегодно Му.тга-Ямво от взимания налогов. Он упоминает 36 иождей, плативших правителю налог в виде рабов, слоно- min кости, а также ряда предметов местного производства (чшлезо, медь, воск, луки, копья, пища, пальмовое масло, шкуры, одежда и т.п.). Мелкие вожди платили 600 миль- рнисов, но более крупные вожди, такие, как Казонго и Ка- ииока, платили 12-16.000 мильрейсов, что существенно превышало годовой доход Анголы. Третьим источником получения рабов в Лунда была не видимому судебная система. Когда Родригеш Граса объяснил местным вождям, что Португалия поставила работорговлю вне закона, они протестовали. “Португалия, - сказали эти вожди, - продолжает посылать в Анголу пре- • |упников, - так почему же Лунде не позволяют посылать преступников в Португалию?”. Таким образом, важнейшими средствами приобре- 1ения рабов в Лунда были войны, система налогообложения и судебная система, позволявшая обращать в рабство преступников. В свою очередь работорговля была важнейшим источником богатства Муата-Ямво. Кроме того Муата-Ямво владел плантациями касса- ны, на которых трудились рабы Об этих плантациях он 11 Ibid., р. 227 35
проявлял постоянную заботу и лично регулярно посещал их. Другим источником богатства правителя были медные рудники в юго-восточной части государства Лунда. Добываемые там медные слитки весом до 2-3 кг. каждый (“муамбо”) широко распространились по саванне. Ремесленники научились превращать эту медь в сплав, из которого изготавливали проволоку. Ее использовали как своеобразные деньги, а также для украшений (браслеты, кольца и т.п.) Провинции Луалаба и Казембе включали медь в налог, который они уплачивали Муата-Ямво. Другим важным предметом торговли и частью налогов была соль, которая высоко ценилась в Лунда и импортировалась из отдаленных территорий1. Хотя до 1875 г. государство Лунда характеризовалось определенной стабильностью и сохранением единства, в нем происходили заметные изменения Освоение португальцами южной Анголы и открытие ее для торговли и европейского заселения, торговая экспансия овим- бунду в верхнем Замбези, нарушение торговых связей между амбунду и Касанжи экспансией чокве в западных районах Лунда и быстрая португальская колонизация внутренних районов Анголы, а также рост торговых связей между бассейном Замбези и восточной и центральной Африкой подорвали торговлю Лунда и нарушили систему ее политических и экономических связей с другими территориями. Это содействовало быстрому усилению центробежных тенденций и в 1870-х годах государство Лунда распалось на несколько частей и перестало существовать. ' The Cambridge History, vol. 5, p 227. 36
КОЛОНИАЛЬНАЯ ЭКСПАНСИЯ ПОРТУГАЛИИ И СОПРОТИВЛЕНИЕ НАРОДОВ АНГОЛЫ (XVI-XVII вв.). Проникновение португальцев в бассейн р Конго на- i.niocb в 80-х годах XV в. В 1482 г. Диогу Кан открыл устье Iн.ч<и а через два года этот же путешественник, поднявшись вверх по течению, нанес визит маниконго. Желая за- иточить союз с королем Португалии, маниконго отправил с к.нюм в Лиссабон богатые подарки и посольство, которому поручил просить прислать в Конго миссионеров, а также мпотников и каменщиков для постройки церквей1. Просьба м. жиконго была тотчас же удовлетворена. Лиссабон рас- | читывал, что с помощью христианства ему удастся навя- мгь Конго идеологический, политический и экономический контроль В 1505 или 1506 г. Португалия добилась крупно- ю успеха: не без участия миссионеров королем Конго стал Мпемба Нзинга, который еще до этого был крещен ими под именем Афонсу. Правление Афонсу I (1506-1543 гг.) отмечено резким усилением португальского идеологического, политического и экономического влияния в Конго. В этот период многие знатные молодые люди конго получали образование в Португалии. В 1539 г. в Лиссабоне было получено известие о том. что меди, олова и серебра в Конго больше, чем в Испании". С этого времени Португалия резко активизировала свои усилия с целью поставить Конго иод свой прямой политический и военный контроль. Хотя Португалия формально признала суверенитет Конго, она действовала в соответствии со своей обычной тактикой: начав контакты с равноправных отношений, порту гэльские колонизаторы свели их к системе протектората. Насилие, вымогательства и произвол португальцев вызвали сопротивление баконго. Первые антипортугальские вы- * 16' Brasio A Monumenta missionaria africana Africa Occidental, vol I, doc. 16. p. 57-58. 37
ступления имели место еще в период правления Афонсу I в 1508-1509 гг. Когда этот король, связанный с португаль-] цами, приказал уничтожить всех идолов традиционного культа, вспыхнуло восстание, имевшее целью реставра-| цию традиционных верований и изгнание европейцев. Широкое антипортугальское движение развернулось в 60-х годах XVI в. после избрания королем португальского ставленника Афонсу II (1561 г.). В Сан-Салвадоре повстанцы убили нового короля. Восстание приняло массовый характер. В ходе его были уничтожены все португальцы, находившиеся в стране. Около 1570 г. в Конго имело место крупное народ-i ное восстание, которое возглавил Мбула Матади. Непосредственной причиной восстания явилось вступление на престол Алвару I и признание им себя вассалом португальского короля. Лишь с помощью португальских войск Алвару I удалось подавить восстание* 1. Особенно усилилось португальское влияние в стране в период правления Алвару II (1587-1614). Пропортугальская политика Алвару II и бесцеремонное вмешательство португальцев во внутреннюю жизнь страны вызвали в Конго крупные социальные потрясения. В 1591 г. вспыхнуло восстание, во главе которого встали представители знати, в том числе губернатор Нсойо2. Когда в 1663 г. правителем Конго стал Антониу Ма- нимулуза, произошел новый открытый конфликт с португальцами. Причиной его явился отказ маниконго выполнять договор, подписанный его предшественником с португальцами3, а также угрозы африканским вождям-союзникам португальцев. Власти в Луанде обратились за помощью в ’ Chilcote R. Н Portuguese Africa. Prentice-Hall, 1967, р 64-65 “ Brasio A Op. cit., vol. 131, p. 533-545. 1 Этот договор (сентябрь 1648 г ) обязывал правителя Конго отдать пор¬ тугальской короне горы, где, по слухам, было золото и серебро 14-я статья договора лишала этого правителя земель, расположенных южнее р Данде 38
м»1|)ополию (с 1580 по 1640 г. Португалия находилась под инаитью Испании и столицей огромной империи был Мадрид) Получив подкрепления, губернатор Анголы А. В. де Иимрейруш созвал военный совет, на котором объявил о | моем решении начать войну против Конго. Командовать поисками было поручено Л. Л. де Секейра. В свою очередь король Конго также открыто объявил войну португальцам |;t июля 1665 г1. Секейра двинулся со своим войском к Массангано, |ди провел набор рекрутов, в том числе африканцев. К нему присоединилось войско правителя Ндонго. Затем он переправился через р. Зенза и здесь узнал о том, что Ма- нимулуза двигается ему навстречу с огромной армией в НЮ 000 человек и что передовые отряды уже достигли княжества Кина около Амбуила. Получив это тревожное известие, Секейра попросил помощи у губернатора, который прислал ему еще 100 опытных солдат. Они влились в португальское войско 29 октября 1665 г. в Оуланга. Секей- ра построил португальцев в форме каре и стал поджидать противника. Вскоре португальцы были атакованы авангардом войск Конго во главе с Бамба. Однако, по словам пор- |угальского историка Соуза Диаша, “ярость атакующих сломалась под непрерывным артиллерийским и ружейным огнем”2, заставившем африканцев отступить. Узнав об •том, Манимулуза пришел в ярость, оскорбил и отстранил от командования Бамбу и лично повел в атаку своих воинов. Между тем португальцы, воодушевленные этим первым успехом, перестроили свой боевой порядок, гото- нясь отразить атаку огромной массы африканских войск. Сила натиска войск, ведомых королем была такова, что пиния обороны португальских войск была прорвана в нескольких местах. Офицеры подбадривали солдат, но те ' Sousa Dias С. Os portugueses em Angola. Lisboa, 1959, p. 142. Ibid., p. 142. 39
не могли сдержать волны атакующих, которые подобно грозному бурному потоку, готовы были смести их с лица земли. Португальцы оказались перед угрозой полного уничтожения. Однако в этот критический для португальцев момент король Манимулуза упал на землю, задетый шальной пулей. Юноши-воины из самых знатных семей, защищая короля, образовали вокруг него живое кольцо, однако одному португальцу удалось прорваться сквозь него. Раненый Манимулуза еще нашел силы, чтобы выхватить меч и поранить врага, но тот сильным ударом отрубил ему голову. Известие о гибели короля вызвало неописуемую панику среди воинов Конго и они обратились в беспорядочное бегство, оставив в руках португальцев много пленных и богатую добычу. Голова короля Конго была триумфально провезена по улицам Луанды и выставлена для всеобщего обозрения в часовне Назаре1. Конго перестало существовать как великая африканская держава. Итак, в 1665 г. объединенные силы короля Португалии и правителя Ндонго разгромили войска короля Анто- ниу I в сражении при Амбуила (Антониу I в этой битве погиб), португальцы пытались воспользоваться этим, чтобы оккупировать Конго, но были разбиты в 1670 г. Все португальцы были истреблены. Жизнь сохранили лишь главнокомандующему, чтобы он доставил в Луанду известие о своем поражении2. Португальцы были вынуждены уйти из Конго. В начале XVIII в. развернулось широкое народное движение, направленное против европейских миссионеров, получившее известность как “антонианская ересь”. Несмотря на религиозную окраску, оно имело политическую направленность. Целями движения были реставрация го- 1 Ibid , р. 143; Sousa Dias С. A batalha de Ambuila. Lisboa, 1942. 2 Орлова А. С История государства Конго, с. 127 40
• уд.зрства Конго и изгнание европейцев1. Восстание анто- пиинцев было подавлено в 1709 г. После завоевательных походов Албукерки Португа- ни'1 оказалась владычицей огромной колониальной империи, раскинувшейся от Бразилии до Индонезии и Бирмы. 1 'диако, эта колониальная империя имела весьма своеобразные характеристики: она отличалась огромной протя- +1!Нностью и ничтожно малой площадью. Это удивительное своеобразие вытекало из того обстоятельства, что португальская империя ко времени смерти Албукерки представляла собой по существу цепь военно-морских баз, протянувшихся вдоль побережья Африки и Азии, образуя к.ж бы полукруг над Индийским океаном. Эта система баз пыла результатом португальской политики так называемой Iочечной оккупации”. Главной целью этой политики было пбеспечение эффективного контроля над основными морскими путями Индийского океана, связывавшими Европу с Азией. Однако уже к середине XVI в. происходит реши- I ильный переворот в колониальной стратегии Португалии. Контроль над морскими путями уже перестал удовлетворять правящие классы, которые требуют обеспечения им нозможности получать экономические выгоды не только от торговли с Востоком, но и от эксплуатации открытых португальцами стран. Опираясь на свои базы на побережье, Португалия в середине XVI в. переходит от политики "точечной оккупации” к политике завоевания прибрежных районов и государств. Став владычицей морских путей, Португалия приступила к осуществлению новой стратегической задачи - стать владычицей колониальной империи. Одной из первых жертв военных экспедиций этого нового ' там же, с 129-138 41
этапа португальской колониальной политики стало государство Ндонго. В 1575 г. в Африку прибыл жестокий португальский конкистадор Паулу Диаш де Новаиш. Начался длительный период так называемых “ангольских войн", в ходе которых колонизаторы столкнулись с мужественным и упорным сопротивлением местного населения. Король обещал сделать Диаша губернатором колонии севернее эстуария Кванзы и дал ему “право” отодвинуть ее границы так далеко на восток, как это смогут сделать его войска. Диаш де Новаиш сам должен был нести все расходы по экспедиции. В обмен за это он получил право взимать с жителей колонии в свою пользу налог и оставлять себе треть “королевского налога”, а также ряд других льгот и привилегий1. В 1576 г. Диаш де Новаиш начал большую военную кампанию против государства Ндонго, главной целью которой было подчинение народа ам- бунду и овладение серебряными рудниками в Камбамбе. Как пишет хронист, имея сведения, что горы Камбамбе содержат в себе серебряные рудники, что подтверждала традиция и откуда негры извлекали серебро и использовали его для украшений, которые они носили на руках и ногах, Новаиш предпринял завоевание этого нового Потоси и выделил для этого предприятия большую часть из оставшихся у него людей2. Известный английский исследователь Д. Бирмингем высказал предположение, что в основе стратегических расчетов Новаиша лежала надежда на то, что проникновение португальцев в верховья Кванзы выведет их на важные африканские торговые пути и откроет для их купцов доступ к далеким медным рудникам Катанги3. 1 Brasio A. Op. cit., vol. Ill, doc. 4, p. 36-51; Davidson В In the Eye of the Storm. Angola's People. N. Y.t 1972, p. 86 2 Silva Corrêa A. Historia de Angola. Lisboa, 1937 (1 ed. 1792), vol. I, p 201-202. 3Cm Portuguese Africa A Handbook. L., 1969, p. 39. 42
Однако в государстве Ндонго португальские войска но толкнулись на упорное, мужественное и хорошо органи- шнанное сопротивление. Новаиш обратился за помощью с «оролю Конго Алвару I и тот послал к нему 10 тыс. своих моинов1, но 12 тысячное войско Ндонго сумело воспрепятствовать соединению сил союзников. Наконец, Новаиш достиг в 1583 г. слияния рек Л укала и Кванза и построил юм первую крепость в глубинных районах Массангано2. | >на служила одновременно и оборонительным бастионом против местных племен и гарантом функционирования юрговых путей и базой для старателей, искавших серебро м Камбамбе3. Этот завоеватель Анголы предавал огню сотни поселений и в качестве свидетельства своих Подвигов” набивал бочки носами убитых африканцев. В и.ччале XVII в. колонизаторам удалось построить ряд крепостей в глубинных районах Анголы. В источнике, относящемся к 1612 г. упоминаются крепости Мушима, Массан- шно, Камбамбе и Ханго4. Причинами военных успехов португальцев были на- мичие огнестрельного оружия и лучшая техническая и ма- 1ериальная оснащенность португальской армии. Однако в коде “ангольских войн” обнаружился ряд преимуществ, которые имели африканские войска над европейскими: лучшая приспособленность (адаптированность) к климату и местным условиям, знание местности, выносливость, неприхотливость, поддержка населения. Африканцы не страдали от тропических болезней в такой степени, как европейцы. Тропическая лихорадка была в этом смысле их самым эффективным союзником и самым грозным врагом европейских завоевателей. Из 2000 европейских сол¬ Brasio A. Op. cit, vol. IV, doc. 83, р. 293. ’ Silva Corrêa A. Op. cit., vol. I, p. 202. 11 erreira E. Feiras e presidios. Esboço de interpretação de Angola. Luanda, 1979, p. 26. 4 Ibidem. 43
дат, посланных в Анголу в течение первых 20 лет ангольских войн, 1200 умерли или вынуждены были вернуться из-за тропической лихорадки и других болезней, косивших ряды конкистадоров1 В 1595 г., когда португальское войско, взяв под контроль соляные копи Кисамы, пыталось пробиться к серебряным рудникам Камбамбе, оно было наголову разгромлено войском вождя Кисамы Кафуше Камбаре. В 1603 г. португальцы овладели горами Камбамбе, но, по свидетельству жившего в то время в Анголе Э. Беттела, “были недовольны ими, поскольку они давали лишь маленькое количество серебра”2. В 1603-1617 гг. португальцам удалось построить несколько крепостей на побережье, что привело к угрозе завоевания и ликвидации государства Ндонго. 1 Portuguese Africa. A Handbook р 40. 2 (Battell А.) The Strange Adventures of Andrew Battell of Leigh L , 1901, p 38 44
БОРЬБА АНГОЛЬСКОГО НАРОДА ЗА НЕЗАВИСИМОСТЬ ПОД РУКОВОДСТВОМ НЗИНГИ М БАНДИ НГОЛА. В истории Африки имеется немало страниц, которые нуждаются в очистке от лживых наслоений португаль- • кии историографии. К их числу до сих пор принадлежит ндн.1 из самых героических страниц в истории борьбы ан- I пинского народа против португальских колонизаторов, • низанная с именем королевы Нзинги Мбанди Нгола. В трудах португальских официальных историографии Нзинга изображается не иначе, как "кровожадная фу- I >ин стоявшая во главе диких орд варваров-людоедов. Между тем, имеющиеся источники позволяют вос- и.шовить подлинный облик королевы Нзинги и факты, I низанные с ее борьбой против колонизаторов, которые до ■ их пор находили лишь искаженное отражение в работах пуржуазных историков. Нзинга Мбанди Нгола, согласно сведениям жившего при ее дворе миссионера-капуцина Дж. Кавацци, родилась н 1582 г. и была дочерью правителя Ндонго Нголы Кипу анжи и его наложницы, от которой она и получила имя I Пинга1 Ее детство было наполнено рассказами о сражениях с португальцами, об их жестокости, о той угрозе, ко- юрой подверглось Ндонго в результате их вторжения2. С раннего детства Нзинга закаляла свою волю, лазала по деревьям, участвовала в военных играх и соревнованиях наравне с молодыми воинами. В 1617 г. умёр Нгола Килуанжи и правителем Ндон- ю стал сводный брат Нзинги Мбанди. Опасаясь лишиться и пасти, он приказал убить всех, кто мог встать на его пути, Cavazzi da Montecuccolo G. Istorica descrittione de'tre Regni Congo, M.itamba e Angola. Bologna, 1687 (2 ed. Milano, 1690), p 494 :iweetman D. Queen Nzinga. The Woman who saved her people. L, 1971, P 1 45
включая малолетнего сына Нзинги. Она попыталась под нять восстание против брата, но заговор был раскрыт i она была сослана в отдаленную область. Подавив внут реннюю оппозицию, Мбанди двинулся с большим войско* против португальцев. Узнав о его наступлении, губернато| Васконселуш двинул навстречу ему сильную армию. “Чтс могли поделать, - пишет Лаба, основывавшийся на свиде- тельствах Кавацци, - голые, плохо вооруженные и еще хуже дисциплинированные люди против отлично вооруженных дисциплинированных португальцев”1. Войско Мбанди было разбито, его столица Мбанза-Кабаса захвачена врагом, дочери Камбу и Фунжи взяты в плен. Мбанди вынужден был искать спасения на островах Киндонга на р. Кванза. Чтобы заключить союз с португальцами, Мбанди отправил Нзингу во главе большого посольства в Луанду для переговоров с португальским губернатором. Во время первой же аудиенции Нзинга поразила португальцев своим умом, находчивостью и чувством собственного достоинства. Кавацци так описывает эту встречу: “ Когда она была введена к вице-королю, она заметила, что на почетном месте стояло одно бархатное кресло, предназначенное для вице-короля, а напротив его лежал ковер, который, как она поняла, был предназначен для дам ее ранга... Этот церемониал ее огорчил, но, не сказав ни слова, она сделала знак глазами одной из своих дам, которая тотчас же встала на четвереньки, подставив спину своей госпоже, которая уселась на нее и оставалась так, пока не кончилась аудиенция”. Во время переговоров Нзинга обнаружила незаурядный дипломатический талант. Она потребовала мира, заявив, что он столь же необходим для португальцев, как и для пославшего ее короля. Когда гу- 1 Labat J. В Relation historique de I'Ethiopie. Occidentale. contenant la description des royaumes du Congo, Angola, et Matamba. Paris., 1732, t. IV, p. 33. 46
|'ц||)натор потребовал уплаты ежегодной дани, Нзинга гор- ж.» отвергла эти претензии, сказав, что они “уместны лишь м ш ношении народов, которые покорены силой оружия”1. Став в 1624 г. после смерти брата королевой Ндон- ю, Нзинга начала упорную борьбу за изгнание португальцам из Анголы. Нзинга создала могущественную коалицию африканских вождей, объединивших свои силы в борьбе против португальцев. Под ее знамена пришли многие племена, страдавшие от набегов португальских охотников рабами, а также рабы, бежавшие из зоны португальско- к) владычества. Кроме того, она привлекла к себе на (.мужбу воинственное племя жага, правительницей которо- ю она себя объявила. Все это позволило создать большую и многочисленную армию. Бегство рабов к Нзинге вызывало растущий страх Феди португальских поселенцев и работорговцев, которые требовали от губернатора принятия энергичных мер в отношении черной королевы. Губернатор предпринял попытку запугать Нзингу. Он направил к ней офицера, потребовавшего от нее признать власть португальской короны и уплачивать ежегодную дань. Это требование, по свиде- юльству Кавацци, “привело ее в ярость”. Она с негодованием отклонила его, сказав, что считает его оскорблением, нанесенным ей как суверенной и независимой королеве, “что это как раз то, что ей могли бы предложить, будь она побеждена силой оружия, но что до этого далеко, ибо у нее есть не только хорошие войска, но и отвага, более, чем достаточная, чтобы образумить врагов”2. Не сумев запугать Нзингу, Фернан де Соуза двинул против нее войско во главе с Б. Б. Кардозу, которое нанесло ей поражение 12 июля 1626 г. По свидетельству португальского хрониста О. де Кадорнеги, она отступила к р. Кванза и разбила лагерь на островах Киндонга, прика¬ 1 Cavazzi da Montecuccolo G. Op. cit., p 497 Ibid., p. 507. 47
зав “заселить людьми”1 Португальцы блокировали эти острова и построили укрепления на берегах реки Однако, как сообщает источник, “королева хорошо использовала свое время, укрепила остров и, атаковав (португальский) пост, обратила в панику охранявших его негров, убив при этом 300 человек и ранив еще большее число, в том числе нескольких португальцев”2. Португальцы начали готовиться к реваншу, решив не выпускать Нзингу из кольца блокады на островах и ведя лихорадочные работы по сооружению новых укреплений на берегах реки. Источники сообщают, что Нзинга ночью посоветовалась с верховным божеством Сингилле и вызвала дух своего брата Нгола Мбанди. Этот дух якобы сказал ей, что “сдаться на милость португальцев значит рисковать свободой, а бежать, уступив им немного земли, значит сохранить возможность сразиться с ними в другой раз с большим успехом”. Выбрав очень темную ночь, Нзинга со своим войском перешла вброд реку в узком месте, где у португальцев почти не было стражи и улизнула от врагов3. Полководческий талант и находчивость Нзинги не раз помогали ей брать верх над своими противниками и вызывали удивление даже у видавших виды португальских военачальников. Самое имя Нзинги наводило ужас на колонизаторов, которые почти тридцать лет не могли сломить сопротивление черной королевы. По словам английского историка Д. Свитмена, “более 300 лет назад Нзинга применила методы партизанской войны. Она знала, что средство выиграть войну - сражаться только там, где она была уверена, что будет иметь успех”4. 1 Cadomega О. Historia geral das guerras angolanas 1680, t. II, Lisboa, 1972, p. 250. 2 Cavazzi da Montecuccolo G. Op. cit., p. 507-509. 3 Ibid., p. 509 4 Sweetman. Op cit., p 22 48
Длительная война между колонизаторами и Нзин- ти сопровождавшаяся невероятными жестокостями пор- гугальских солдат и активной “работой” работорговцев выжали сильные миграции населения в Анголе. Многочис- пенные племена шли на северо-восток под защиту могущественной “королевы" Нзинги. Племя жага достигло до- пины между реками Луи и Кванго, где создало раннефеодальное государство Касанжи. В 30-х годах, опираясь на помощь короля Касанжи, которого, согласно некоторым источникам, она привлекла обещанием выйти замуж, Пзинга осуществила завоевание государства Матамба, правительницей которого она отныне стала. Укрепившись и Матамбе и создав сильную армию, включавшую много беженцев из оккупированных португальских районов, Нзинга повела упорную борьбу, пытаясь выбить колонизаторов из Ндонго По словам Свитмена, “когда ее народ оказался в безопасности в Матамбе, Нзинга возобновила борьбу. Мелкие группы амбунду спускались в долины и атаковали португальские лагеря. Но когда португальцы хотели наказать амбунду за эти рейды, они ничего не могли поделать, так как там не было амбунду, которых следовало наказать Для португальцев, вдалеке от их родины, и не привыкших к такого рода войне, казалось, что королева Нзинга была одновременно всюду. Нзинга знала, что до тех пор пока она будет продолжать эти атаки, враг не сможет называть ее страну своей”1. При этом она умело использовала португальско-голландское соперничество в Африке. Когда в 1641 г. голландцы высадились в Анголе и захватили Луанду, Нзинга направила к ним послов и заключила союз, к которому присоединился и “король" Конго. Таким образом, португальцы оказались перед перспективой войны на нескольких фронтах. Для того, чтобы установить более тесное сотрудничество с голландцами, Нзинга перенесла свою резиден¬ ' Op cit, р. 33 49
цию на запад, к р. Данде, к границам Конго. По ее требованию европейские союзники предоставили в ее распоряжение отряд голландских солдат. Командовавший этим отрядом офицер описывал ее как “хитрую и гордую женщину... столь великодушную, что она никогда не причиняла вреда португальцу, если он был пощажен и подобным же образом распоряжалась всеми своими рабами и солдатами”1. Основываясь на свидетельствах знавших Нзингу голландцев, Даппер сообщает, что “она имела мужскую храбрость и находила в войне развлечение. Она умела прельщать рабов португальцев и обращалась с ними так, что они бежали к ней большими толпами”. Совместные военные экспедиции Нзинги и голландцев всегда оказывались успешными, за исключением единственного поражения в 1646 г. В этот период Нзинга установила почти безраздельный политический контроль не только над значительной частью побережья, но и над обширными областями хинтерланда, а также над основными работорговыми путями, идущими от Луанды вглубь страны. Нзинга отблагодарила своих голландских союзников, продавая им много рабов. Голландские источники сообщают, что в 1640-х годах голландцы вывезли из Луанды не менее 13 тыс. рабов2. В то же время монопольный контроль над работорговлей принес Нзинге огромные богатства, что позволило ей создать сильную армию и укрепить обороноспособность Матамбы. Значительные доходы содействовали быстрому обогащению эксплуататорской верхушки государства Матамба. Колонизаторы были выбиты из фортов Мбака, Кам- бамбе, Мушима. Нзинга атаковала форт Массангано, разгромила несколько португальских колонн, спешивших к 1 Boxer С. R. Salvador de Sá and the Struggle for Brazil and Angola. (1602- 1689). L, 1952, p. 228. 2 Miller J. Nzinga of Matamba in a new perspective. - "Journal of african history", 1975, XVI, №2, p. 211. 50
I н9му на выручку, нанесла португальцам ряд других пора- им|ний1. Военным успехам ангольцев в этот период в немалой степени способствовало то обстоятельство, что с помощью голландцев многие из них научились пользо- нигься огнестрельным оружием и порохом, что намного увеличило боеспособность армии Нзинги2. В октябре 1647 г. голландцы с помощью войск Нзин- 1и уничтожили сильную португальскую колонну. 1 августа №48 г. объединенные силы голландцев, Нзинги и короля Конго разгромили португальское войско во главе с М. Но- брега. В результате этих тяжелых поражений казалось, чю дни Португалии в Анголе сочтены. Лишь после того, кок в 1648 г. португальский король прислал в Анголу флот по главе с бразильским землевладельцем Салвадором де (.а, португальцы смогли выбить голландцев из Луанды и понести ряд поражений Нзинге. Однако, как свидетель- 'мвует Даппер, “всякий раз, будучи побеждена, она вновь появлялась с новыми силами”3. В ходе борьбы с колонизаторами Нзинга создала сильное государство Матамба. Существующие источники дают возможность восстановить лишь некоторые черты иго политической и социальной организации. Наибольшую ценность в этом отношении представляет несомненно книга Кавацци. Ломка родоплеменных связей как следствие войны с португальскими колонизаторами и широкого развития работорговли, необходимость объединения перед лицом общих врагов, массовые миграции населения, вызванные угрозой порабощения, - все это создало необходимые условия для возникновения на этой основе примитивной ' I listoria de Angola (Apontamentos). Centro de Estudos Angolanos. Alger, ■ lulho de 1965, p. 58. Galvso H., Selvagen C. Império Ultramarino português. Monografio de Império. Lisboa, 1950-1953, t. Ill, p 66. ' Dapper O Description de I'Afrique. Amsterdam, 1686, p. 369. 51
государственности, получившей форму раннефеодальной монархии. Здесь рабовладельческие институты тесно переплетались с феодальными. Господствующий класс составляли феодалы - родственники Нзинги и ее ближайшее окружение. Особенностью государства Нзинги было высокое положение женщин, которые отличались воинственностью, силой и отвагой. Устраивалось даже нечто вроде женских рыцарских турниров1. Согласно некоторым источникам, обычаи жага не разрешали женщине быть верховным вождем. Нзинга выходила из положения любопытным способом: как сообщает голландский офицер Фуллер, она одевалась в мужскую одежду, а ее окружение составляли 40 или 50 юношей, одетых как женщины-наложницы2. Умерла Нзинга в 1663 г. в возрасте 81 года. Длительная борьба ангольского народа во главе с бесстрашной “королевой” Нзингой надолго приостановила продвижение португальских колонизаторов и задержала захват ими внутренних районов Анголы. 1 Labat J. Op. cit, t. IV, p 248 2 Oliveyra. Memoires historiques, politiques et litteraire concernant le Portugal ettoutes ses dependences. Haye, 1740, p. 320 52
ПОРТУГАЛЬСКАЯ КОЛОНИЗАЦИЯ АНГОЛЫ В КОНЦЕ XVII в. Разгромив Конго и покончив с его формальной не- нанисимостью. колонизаторы приступили к реализации шина захвата Пунгу-Андонго и ликвидации государства 11донго. По англо-португальскому договору 1660 г. порту- ыльская принцесса Катарина должна была выйти замуж м короля Англии Карла II. Кроме того, Португалия уступа- п.| Англии Танжер и Бомбей. В 1661 г. был заключен пор- |у|альско-голландский договор, по которому Португалия ждала Голландии Цейлон, Молуккские острова и другие жрритории и должна была уплатить ей 8 млн. флоринов. I опландия в свою очередь отказалась от претензий на 1>разилию. Свадьба Карла II и Катарины имела место 31 мая IG62 г. Тяжелое финансовое бремя, связанное с оплатой приданого Катарины и контрибуции Голландии (общая сумма - 300.000 крузаду) Португалия переложила на Анголу' По словам Соузы Диаша, “это была тяжелая и неспра- иедливая жертва, требуемая от колонии, которая стремилась восстановить хозяйство после разрухи, в которую ее повергла голландская оккупация”2. Губернатор созвал совет с участием знатных лиц из Массангано, Амбака, Камбамбе и Мушимо, чтобы определить источники получения средств. После бурных дебатов было решено увеличить пошлины за каждого экспортируемого раба до 1000 мильрейсов. Эта мера вызвала широкое недовольство, которое можно рассматривать как Cadornega О. Op cit, t II, 2а parte, cap X Sousa Dias C Os portugueses em Angola, p 134 53
одну из причин волнений, потрясавших Анголу в последующие годы1. В августе 1666 г. в Луанду прибыл новый губернатор Тристан да Кунья. По свидетельству современников, он ввел строжайшую дисциплину не только в войсках, но и среди местного белого населения, что вызвало недовольство португальцев в Луанде. Когда Тристан да Кунья приказал войскам во главе с А. Соарешом выступить в поход для завоевания Либоло, те отказались повиноваться. Их поддержало европейское население столицы, недовольное губернатором и перспективой оплачивать приданое королевы Англии. Вооруженные солдаты заняли крепость Ингомботас, сильно укрепленную в связи с ожидавшейся высадкой испанских войск. Мятежники отказались вести какие-либо переговоры с губернатором, и он вынужден был в сопровождении нескольких офицеров и чиновников укрыться в форте Сан-Мигел. Подойдя к форту, восставшие солдаты осыпали его насмешками и пугали ружейными залпами. В то же время восстала часть гарнизона Луанды, перешедшая на сторону мятежных войск. В связи с создавшейся ситуацией Тристан да Кунья счел за лучшее поспешно бежать в метрополию на первом попавшемся судне. В Луанде сенат муниципального совета принял на себя управление колонией вплоть до поступления приказов из Лиссабона, куда было отправлено двухмачтовое судно и подробный доклад о происшедших событиях. Сенат провел срочное расследование, в ходе которого было установлено, что мятежники совершали акты насилия, в том числе убийство одного солдата, принятого ими за шпиона. Зачинщики мятежа бежали из Луанды, одни - в сертан, другие - в Бразилию, где были арестованы. Сенат воспользовался ситуацией, чтобы утвердить налог в 100 мильрейсов за каждого экспортируемого раба, 1 Ibid., р. 135. 54
мпОы покрыть расходы на приданое английской королевы it ни контрибуцию Голландии. Этот налог получил в наро- ii* название “пошлина за жабо”1. Волнения в Луанде возобновились, когда стало из- 1и»1Лно о том, что новым губернатором назначен 23 летний •|'| и>1нсиску де Тавора и что его сопровождает следованна., которому поручено расследовать события, приведшие к изгнанию Тристана да Кунья. Будучи не в состоянии прекратить эти волнения, сенат муниципального совета из предосторожности выслал пехоту из столицы в Данде, roll жясь принять молодого губернатора. В августе 1669 г. он отупил в свою должность и сумел за короткое время упади >ь конфликт между колониальными властями и зажи- Iочной верхушкой белого населения. Одним из фактов, способствовавших примирению враждующих фракций, было растущее осознание ими общности классовых интересов в связи с усилением антиколониального сопротивления африканцев. В 1670 г. в Конго имело место восстание вождя области Соньо против ставленника колонизаторов - короля Рафаэла. Против по- истанцев было направлено войско под командованием местри-ду-кампу Ж. С. де Алмейда, а также военные суда, пришедшие в порт Пинда, где вождь Соньо поддерживал I орговые связи с голландцами. Португальцы вместе с королем Рафаэлом подошли к р. Амбриш. Чтобы иметь возможность переправляться через нее, Алмейда приказал соорудить деревянный мост, который по его распоряжению был разрушен, как только португальские войска оказались на другом берегу. Вскоре произошло сражение, которое закончилось поражением повстанцев, а вождь Соньо был убит. Через несколько дней, когда португальцы, уверенные в своей безнаказанности, грабили и жгли местные селения, на них неожиданно обрушилось войско, созданное и вооруженное преем- ' Об этом налоге см. Arquivos de Angola. Vol. II, p. 658. 55
ником павшего вождя с помощью голландцев в Пинда1 Отступавшие в панике португальские войска оказались перед многоводной рекой Амбриш, мост через которую они столь опрометчиво разрушили. По словам Соуза Диаша, “первая победа превратилась в кровавое поражение”2. Между тем в Луанду прибыл следователь С. К. Сам- пайо для расследования событий, связанных с мятежом против Тристана да Кунья. Начались аресты и, по свидетельству О. Кадорнеги, многим были вынесены "суровые приговоры”, включая повешение3. В этот же период имело место еще одно важное событие. В Луанду прибыл эмиссар правителя Бенгелы. Его целью было уговорить губернатора Франсиску де Тавора прекратить вмешательство в дела соба Кикомбо, в чьи земли португальцы вторглись. Губернатор назначил своим представителем капитана Г. де Алмейда, который отправился морем в сопровождении посла из Бенгелы в Кикомбо. Однако соба, решив, что португальцы хотят по своему обыкновению прибегнуть к обману, ночью атаковал португальский лагерь, истребил гарнизон. В числе погибших был и Г. де Алмейда4. Эта серия неудач португальцев имела своим непосредственным следствием восстание правителя Ндонго Жуана Айре, который начал всеми доступными ему средствами мешать торговле и другим связям между Луандой и Касанжи, где уже находился португальский администратор. Франсиску де Тавора, напуганный восстанием Жуана Айре, просил прислать ему подкрепления из Бразилии. Он направил против повстанцев войско, поставив во главе “героя Амбуилы” Секейра. Жуан Айре пытал- ’ Sousa Dias С Os portugueses em Angola, p 154. : Ibid , p. 155. 1 Cadornega O. Op cit., t. II. 3a parte, cap. 7. 4 Sousa Dias C Os portugueses em Angola, p 155 56
. и 1.<>здать широкую антипортугальскую коалицию, заключи союз с правителями Матамбы и других государств. • 'Д1МКО 2 августа 1671 г. к войскам Секейры присоедини- мис.ь многочисленные подкрепления и артиллерия, при- пыжиие из Бразилии. Это предрешило исход всей кампании Правители Иламба, Лумбо, Массангано, Камбамбе. Мушима и других мест поспешили прислать на помощь мп|нугальцам африканские "вспомогательные войска” мирра прета). В распоряжении Секейры оказались самые г.йМ1»шие силы, какие только были у португальцев с начала ыноевания Анголы. В военном отношении предстояла крупнейшая за все это время операция. В политическом miмне португальцы придавали особое значение оконча- ■ ммьному разгрому государства Ндонго, которое оказалось крепким орешком" для колонизаторов и с которым они на- ■ мдились в состоянии непрерывной войны с первых дней пккупации, начатой Паулу Диашем де Новаишем. Секейра помучил приказ двигаться со своим войском к Пунгу- Дндонго. Но амбунду, применив тактику партизанской войны, всячески затрудняли движение португальских войск, | фемясь в первую очередь лишить их доступа к водным источникам1. Попытки вступить в переговоры с повстанцами были ими с негодованием отвергнуты. Тогда Секейра принял решение прекратить наступление и занять позиции дня длительной осады. Были начаты работы по рытью 1раншей, то и дело прерываемые атаками амбунду. 27 августа 1671 г. войско амбунду под командовани- мм брата короля внезапно и энергично обрушилось на португальцев, поставив их в тяжелейшее положение. 1олько артиллерийский и ружейный огонь помог порту- ыльцам отразить атаку повстанцев, которые, будучи преследуемы кавалерией, скрылись в горах. Из Луанды Секейра постоянно получал подкрепления и различные припасы, но его люди с трудом переносили жизнь в траншеях, Ibid , р. 157 57
тем более что шли непрерывные проливные дожди. На четвертый месяц кампании Жуан Айре послал Секейре а подарок рабов, информировав его, что он сдастся, если будет снята осада. Отвергнув этот подарок, Секейра ответил, что в случае сдачи король может рассчитывать на1 милосердие победителей, но в случае, если он будет упорствовать в сопротивлении, будут энергично активизированы операции. Король Ндонго не дал ответа на эти предложения, и война продолжалась. Узнав о том, что Матамба готовит большое войско для отправки на помощь Ндонго, Секейра решил нанести решающий удар. Собрав информацию о топографических условиях местности в районе скал, он отправил 18 ноября отряд во главе с Н. Кортесом, который сумел проникнуть в расположение войск противника и даже в королевскую крепость. Застигнутые врасплох, амбунду не смогли оказать организованного сопротивления. В их рядах началась паника. Не желая попасть в плен и стать рабами португальцев, многие защитники бросались с высоких скал в пропасть. Король Жуан Айре бежал вместе со своими женами1. Таков был кровавый финал столетней войны между португальцами и правителями государства Ндонго, оказавшими упорное сопротивление колонизаторам, которое в конце концов было сломлено и это государство было полностью включено в португальскую колонию Ангола, а в Педраш де Пунго-Андонго основана крепость, ставшая пе- 1 Согласно некоторым источникам, Жуан Айре бросился с высокой скалы своей естественной крепости. Однако современник событий Кадор- нега, а также некоторые другие источники не подтверждают этого. Они сообщают, что король бежал вместе со своими женами в земли собы Гуза-Амбамбе (Либоло), который передал его в руки португальцев. После того, как он отказался признать себя вассалом Португалии, Жуан Айре был обезглавлен. Его сын и брат были высланы в Португалию. Секейра взял большое число пленных. 58
I'ядивой базой для дальнейшей колониальной экспансии им мосток. Нанеся 'решающие поражения королю Конго в битве Him Лмбуила и королю Ндонго в Пунгу-Андонго, и унич- н!мив таким образом два самых могущественных ангольских государства, Л. Л. Секейра решил обратить оружие пцотив государства Матамба, которое представляло собой и mi период самое сильное препятствие на пути порту- пи юской экспансии на восток. Правителем Матамбы был племянник Нзинги Фран- шску Гутериш, сохранявший и продолжавший традицию • тикого сопротивления захватчикам, которой придержи- мяиась его легендарная тетка. Он не только запретил пус- яяп> португальских работорговцев на территорию Матам- Оы, но и приказывал нападать на помбейруш и освобождай» рабов. Поведение Ф. Гутериша вызывало раздражении португальских властей. В распоряжение Секейры в Амбака было передано ill шее 500 европейских солдат, 37 лошадей и несколько дисятков тысяч африканских лучников. (Столь большая численность экспедиции была обусловлена тем, что пор- (угальцы были информированы о значительных размерах и пысокой боеспособности армии Гутериша). В начале сентября 1672 г. в Католе, недалеко от столицы Матамбы войско Секейры было неожиданно атаковано. Проникнув в португальский лагерь, африканцы подожгли деревянные постройки и взорвали склад с орудием и боеприпасами. Среди португальцев началась паника. Многие африканские лучники перешли на сторону I угериша. Секейра, вскочив на коня, пытался увлечь своих людей в атаку, но тотчас же был пронзен роем стрел этих мучников. В ходе четырехчасовой битвы огромное португальское войско было разгромлено, однако в сражении по¬ 59
гиб и правитель Матамбы Ф. Гутериш1. Остатки разбитого португальского войска в панике бежали. Лишь в самом конце XVII в сопротивление Матамбы было сломлено и колонизаторы поставили ее под свой политический, военный и экономический контроль. Последним губернатором Анголы XVII в. был Л. Сезар де Менезиш. Его преемником стал Соуза Тавариш, вступивший в должность в 1701 г. в 80-летнем возрасте. После его смерти в декабре 1702 г. повторилась ситуация 1666 г.: управление колонией принял на себя муниципальный совет Луанды. В этот период проявилась тенденция, которая позже получила значительное развитие: подчине-; ние интересов колонии интересам Бразилии, а вернее бразильских плантаторов-рабовладельцев. * 611 Delgado R. Op. cit., t. IV, p. 62-64; Planquaert M. Les yaga et les Bayaka du Kwango. Bruxelles, 1943, p. 88; Historia de Angola (Apontamentos), p. 61. 60
ПОРТУГАЛЬСКАЯ КОЛОНИЗАЦИЯ АНГОЛЫ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XVIII в. В 1705 г. Португалия заключила знаменитый дого- мч|| с Англией, известный под названием Метуэнского до- ннюра (по имени подписавшего его английского посла ||*пиа Метуэна). Договор состоял из трех статей: I. Порту- 1 н 1ин обязалась стать на вечные времена покупателем ни минских шерстяных тканей; 2 Англия обязалась стать ми печные времена покупателем португальских вин: 3. II" мы. подписавшие договор, обязались, что главы государств ратифицируют его в течение двух месяцев1. Этот договор на 200 лет поставил Португалию под "|нмекторат Англии и дал ей возможность сохранить себя и < пои колонии в контексте этого союза с Англией. Францу юкий историк Г. Зеллер в связи с этим писал: Метуэнский договор окончательно превратил Португалию м сателлита Англии. Ничто не потревожило союза этих дпух стран на протяжении целого века”2. Метуэнский дого- III>|> отвечал интересам английской буржуазии и способ- |.|ковал быстрому росту ее богатства и могущества. Американский адмирал А Т. Мэхэн признавал: “В то самое мремя, когда Карл III вступил на престол, был заключен договор с Португалией, известный как Метуэнский дого- пор. который дал Англии практическую монополию на пор- |угальскую торговлю и направил золото Бразилии прямым путем через Лиссабон в Лондон - преимущество столь огромное, что оно материально помогало вести войну и на континенте и на море”3 Horges de Castro J. F. Collecç.iio de Tratados. Convenções, Contratos e Actos Públicos celebrados entre a Coroa de Portugal e as mais Potências -li^.de 1640 até ao presente. Lisboa, 1856, И, p 195 /oiler G Histoire des relations internationales. P., s.d., p. 88 Alfred Thayer Mahan. The influence of sea Power upon History, 1660-1783, I s.d : p 206 61
Метуэнский договор имел самое непосредственное влияние и на положение дел в Анголе. Покровительства Англии обеспечивало этой колонии большую безопасность (по сравнению с прежними временами) от поползновений других держав, вынашивавших планы поживиться за счет слабой и отсталой Португалии. Это содействовало расцвету работорговли и “золотой лихорадки” в Бразилии. В период губернаторства А. Каштру Рибафриа (1709-1713 гг.) Луанда подверглась нападению французских корсаров. После этого колониальные власти приняли срочные меры по укреплению обороноспособности Анголы, особенно прибрежных городов, так как нельзя было' исключить повторения подобных атак в будущем. Растущие прибыли от работорговли, а также нужда в рабочей силе в американских владениях многих европейских стран привлекали в северные порты Анголы многочисленные иностранные невольничьи корабли. В связи с этим 8 января 1711 г. в Лиссабоне был издан королевский указ, запрещающий экспорт рабов на непортугальских судах: “губернаторы завоеванных земель не должны принимать в своих портах корабли Англии или какой-либо другой иностранной наций". Однако, несмотря на эти постановления, голландские, английские и французские суда выходили из Европы, нагруженные товарами, предназначенными для Африки, плыли до 27° или 28° южной широты и затем направлялись в Кабинду, Молембо и Луанго, где обменивали свои товары на рабов и слоновую кость. Эти товары потом проникали по р. Конго, Данде и Бенго в сертан, где составляли серьезную конкуренцию порту-] гэльской торговле1. На этой почве в 80-х гг. XVIII в. возник серьезный,] переросший даже в военное столкновение, конфликт. Мно-< гочисленные сведения о нем нам удалось обнаружить в| донесениях в Петербург русского консула в Лиссабоне 1 Sousa Dias С. Os portugueses em Angola, p. 199-200. 62
••орлерса, хранящихся в архиве внешней политики России. ■ mi сообщал 20 апреля 1784 г., что в Анголу направлен но- иыи генерал-губернатор, “присутствие которого будет »р*ине необходимым, если тайно осуществляемая и узурпированная некоторыми иностранными нациями торговля неграми в Лоанго вызовет ссоры”1. 11 мая он информиро- ивп, что “дело, возникшее между Португалией и Францией, с каждым днем становится все более щекотливым”, так мн< Франция, как и другие державы, настаивает на Абсолютной свободе и полной и совершенной независимости черных правителей”2. В конце концов дело дошло до вооруженного столкновения. По сведениям Борхерса, форт Кабинге (Кабинда - А. X.), возведенный португальцами с целью помешать другим нациям вести работорговце, был до основания разрушен несколькими французскими фрегатами к великому удовлетворению черного правителя - суверена страны...”3. В конце концов конфликт Own урегулирован подписанием в 1786 г. португальско- французской конвенции. Борхерс так комментировал это событие: “Разногласиям, возникнувшим в прошлом году между Версальским и Лиссабонским дворами из-за форта Кабинда и торговли неграми в южной части Гвинейского 1алива, был положен конец подписанием послами Франции и Португалии при посредничестве... первого государ- с1 венного секретаря С. М. К. Паране конвенции, статьи ко- юрой неизвестны, известно только, что португальская корона сохранила свое право на суверенитет, рассматривая юрговлю неграми в этой части Залива как контрабанду”4. Депеша Ж. А. Борхерса вице-канцлеру графу Остерману 20. 04. 1784. - АНПР. Фонд сношения России с Португалией. Опись 72/5, № 276. Депеша Ж. А. Борхерса вице-канцлеру графу Остерману 11. 05. 1784. - мм же, №447. Депеша Ж. А. Борхерса вице-канцлеру графу Остерману 5. 10. 1784. - мм же, №168. 'Депеша Ж. А. Борхерса вице-канцлеру графу Остерману 21. 02. 1786. - мм же, №542. 63
В этот период имело место восстание вождя Ка- ньенда, которое было жестоко подавлено губернатором Рибафриа. В 1709-1713 гг вожди Киссамы неоднократно восставали против своих соседей и колониальных властей в Луанде. Но и эти восстания были потоплены в крови В губернаторство Ж. Мануэла де Норонья (1713- 1717) в Каконде вспыхнуло крупное антипортугальское восстание, которое возглавил соба Гандо Иакитата Португальцы нанесли ему поражение с помощью других африканских вождей - своих союзников и вассалов. Однако через несколько лет восстание возобновилось с еще большей силой. Повстанцы угрожали не только крепости Каконда, но даже и городу Бенгела1. Подавление восстания потребовало от колонизаторов значительных усилий. В 1725 г. англичане пытались обосноваться в Кабинде. Колониальные власти в Луанде направили туда войска на борту корабля “Носса сеньора де Аталайа” во главе с капитаном Ж. де Семеду Майа, которому удалось выбить англичан из Кабинды, сравняв с землей возведенные ими оборонительные сооружения^. В XVIII в. португальская колониальная экспансия развертывается главным образом в направлении от Бен- гелы к центральному плоскогорью. В 1769 г. португальцы проникают на 200-300 км. к юго-востоку от Бенгелы и основывают форт Каконда. В 1778 г. им удалось подписать мирный договор с Кангумбе - правителем Бие, который действовал до 1890 г., что свидетельствовало о том, что у португальцев не было достаточных военных сил, чтобы установить эффективный контроль над всей территорией Анголы. В 1774 г. португальцы организовали ряд- военных экспедиций в государственные образования! Шийяка. Ндулу, Шинголо и Байлундо, которые в течение' 1 21 Silva Rego. О Ultramar português no século XVIII Lisboa, p. 132-133 2 Caetano de Sousa A. História Generalógica de Casa Real Portuguesa. Coimbra. 1951, t VIII. p 132-133. 64
,(нух лет были разбиты Однако они продолжали оставать- i I независимыми, так как у португальцев не было доста- ■чмых сил, чтобы их оккупировать. Еще в конце XVI в возникли государства Уила и Ум- '.и По в 1787 г. после смерти правителя Уилы Канина на- имся процесс их распада, в ходе которого из них выдели- ■ н н i> большое число мелких независимых образований мо значительно облегчило португальцам задачу колони- мции этих территорий'. Вторая половина XVIII в в Анголе связана с рефор- м. морской деятельностью Помбала Себастьян Карвалью и 1770 г принял титул маркиза де Помбал). став в 1750 г |н мьер-министром Португалии, пытался приспособить механизм государственного управления к потребностям пробивающего себе дорогу капиталистического развития 11омбал направил в Анголу губернатора А А Кунья, который прибыл в Луанду в июле 1753 г. В его правление об- | уждалась проблема водоснабжения Луанды, изучались возможности открытия каналов, прорытых из рек Бенго и 1 илнза С целью подготовить осуществление трансафри- ■.шского путешествия, была послана миссия во главе с Поитаном и А Ф Гризанти в Касанжи для сбора информации об этом районе и определения его удаленности от Мозамбика, а также изучения режима р Кванго. Преемником Куньи на посту губернатора был Анто- ниу де Васконселуш (1758-1764) Воодушевляемый буржуазно-либеральными идеями Помбала, он был сторонником развития сельского хозяйства торговли, промышленности. призывал к повышению эффективности общественной жизни. Васконселуш повел решительную борьбу с кон- фабандной торговлей, которой занимались иностранные < уда Для того, чтобы покончить с контрабандой, Васконселуш приказал построить крепость Сан-Жозе-ду-Энкожи II tilolva С R Op cit , р 18 65
Изданный Помбалом закон об изгнании иезуитов ил Португалии Васконселуш распространил на Анголу. По его распоряжению все миссионеры-иезуиты были высланы ил Луанды в Рио-де-Жанейро 19 июля 1760 г. Их имущество было конфисковано1. Васконселуш поощрял различные общественные работы, в том числе строительство нового губернаторского дворца в Луанде. Он активно выступил против нового законодательства о работорговле. Раньше существовала монополия на работорговлю: ею могли заниматься и в портах и в ангольском сертане (т е. в глубинных районах) только определенные лица, имевшие на это разрешение. Главными портами экспорта рабов были Луанда и Бенгела. Режим строгой монополии естественно порождал бесчисленные злоупотребления, которые в свою очередь вызывали жалобы и протесты. 11 января 1758 г. был издан королевский указ, полностью изменивший систему работорговли. Она стала теперь доступной “для всех и каждого из моих вассалов в этих королевствах и их владениях”2. Таким образом, ангольский сертан был превращен в место массовой охоты на “чернокожих” с целью обращения их в рабство для продажи в Бразилию. Устанавливаемая декретом свобода работорговли касалась только стран, входящих в португальскую империю и не распространялась на страны, расположенные вне ее. Суда, везущие невольников из Луанды и Бенгелы, могли направляться только в Рио-де- Жанейро, Байю или Пернамбуко3. Васконселуш был одним из первых, кто решительно выступил против этого закона, упразднившего все барьеры на пути расширения масштаба работорговли. В момет издания указа он был в Лиссабоне. Вернувшись в Луанду, 1 Silva Rego А. О Ultramar português no século. XVIII. Lisboa, p. 162. 2 Ibid , p. 164. 3 Ibidem. 66
i'h не опубликовал этот указ, ограничившись лишь выдали лицензий на работорговлю и взимая за них высокую пошлину. Для периода правления Васконселуша характерна начавшаяся под влиянием идей Помбала “лихорадка” использования природных ресурсов Анголы. Внимание колониальных властей привлекли к себе залежи железомар- i яйцевых руд в Голунго, Амбаке, Камбамбе, Каконде, смо- нм в Либонго (применялась для смоления судов), меди в |>вмбе, золота в Ломбиже. Специальным королевским ука- KIM от 13 ноября 1761 г. золотодобыча в Ломбиже была • прожайшим образом запрещена, чтобы не причинять ущерба добыче золота в Бразилии, причем рудники было предписано “предать забвению и не дозволять, чтобы кто- нибудь в них работал”1. С 1764 по 1772 г. губернатором Анголы был Ф. И. де |Щуза Коутиньо. Он, как и Васконселуш, принадлежал к I руппе помбалистов, воодушевленных реформаторской деятельностью и буржуазно-либеральными идеями Пом- Пипа. Деятельность Соуза Коутиньо была направлена на вкладывание основ капиталистического развития Анголы. ()н издал ряд постановлений, облегчивших условия транспортировки рабов через океан, окончательно изгнал в I770 г. из колонии иезуитов, отменил обращение в раб- шво за неуплату долгов, предпринял первые шаги по созданию промышленности. Соуза Коутиньо организовал геологическую разведку минеральных богатств страны. Постоянно посылая в Ииссабон образцы полезных ископаемых, он доказывал существование в Анголе смолы в Либонго, каучука в Бен- юле, меди в Бембе. Он организовал добычу известняка, широко использовавшегося в строительстве. В частности, из него были построены ряд зданий на центральной площади и таможня в Луанде, с помощью известняка было ' I ima de. L. Ensaios sobre a statistica. Vol III, p. 22, nota 2. 67
завершено строительство крепости Сан-Мигел, перестроен госпиталь в Луанде и крепость Бенгелы, разрушенная французами в 1704 г Активно искали селитру, а торговля солью стала королевской монополией. Соуза Коутиньо предпринял оккупацию Киссамы, так как там имелись значительные залежи соли, снабжавшие все население бассейна Кванзы1 С его именем связано открытие в Анголе первого промышленного предприятия капиталистического типа • фабрики по производству железа в Нова Оейрас около Массангано. Идея создания такой фабрики родилась еще у его предшественника Васконселуша, но он не смог ее осуществить После прибытия в Луанду Соуза Коутиньо, ознакомившись с проблемами колонии, обратил внимание на нехватку и дороговизну железа, несмотря на то, что в Анголе, особенно в районе Нова Оейрас было много кузнецов и литейщиков, использовавших примитивные кузнечные горны Изготовлявшееся ими железо было хорошего качества. В районе имелось изобилие дров, легко было транспортировать готовую продукцию водным путем. Это совпадение необходимых условий благоприятствовало осуществлению его планов Отсюда у него родилась идея строительства фабрики по изготовлению железа именно в районе Нова Оейрас Он изложил свой план в письме королю, однако приступил к его реализации еще до того, как получил высочайшее одобрение. В одном из писем от 18 декабря 1765 г., то есть спустя год после прибытия в Луанду, он писал: "если я, к несчастью, не получу одобрения Его Величества своему плану, я тотчас же откажусь от него” В том же письме он назвал три возможные варианта осуществления этого плана: а), фабрика будет предназначена ' Sousa Dias С Os portugueses em Angola, p 204 68
л нпючительно для обслуживания нужд Анголы и Брази- иии и будет находиться в распоряжении королевской казны о) она может быть передана частной компании, в) она мпчи;т быть передана уроженцам Анголы1 Королевский двор одобрил план Соуза Коутиньо, п. мновившись на первом из предложенных им вариантов, мпорому он и сам отдавал предпочтение В своем ответе in объяснил мотивы этого предпочтения: в случае, если ■ ин фабрика была передана частным лицам, эта инициати- iui не имела бы успеха, как из-за нехватки необходимых «тигалов. так и из-за технической неграмотности. Кроме мно предприниматели, которым она была бы уступлена, in прерывно требовали бы освобождения от различных ipиплин и других привилегий2 Получив согласие королев- ышго двора на открытие фабрики в Анголе. Соуза Ко- у1иньо с энтузиазмом взялся за дело. Он писал в одном из писем: "я приказал открыть домни вырубить леса и в наиболее подходящем и близком • и рудников месте создал поселение Нова Оейрас. где Рыли сооружены лесопилки, печи из известняка, черепицы и кирпичей, которые обслуживали бы огромную фабрику и пез которых она была бы либо непрактичной, либо очень дорогой...”3. Создав эти основные структуры, Соуза Коутиньо по- | пал своих представителей в Бразилию, чтобы привезти оттуда мастеров Приехавшие оттуда мастера вскоре поено прибытия в Анголу заболели и умерли. В ожидании но- ных мастеров губернатор продолжал строительство фабрики Наконец, в 1768 г. в Луанду прибыли 4 специалиста- питейщика из Испании, но приступив к работе, они вскоре пакже заболели и умерли Их сменили мастера-французы, немцы и испанцы, и фабрика начала функционировать. Silva Rego А О Ultramar português no século. XVIII, p 183. Ibid . p 184 Ibid p 186 69
Она представляла собой крупное по тем временам капиталистическое предприятие, на котором было занято 400 рабочих-африканцев “свободных и не подвергаемых принуждению”, как писал о них Соуза Коутиньо1. Изготовляемое на фабрике железо экспортировалось в Португалию. Однако фабрика работала из рук вон плохо из-за отсутствия персонала, способного руководить производством и сопротивляться тяжелым климатическим условиям выбранного места. В конце концов, Соуза Коутиньо передал исключительное право владеть фабрикой англичанину Л. Кантоферу, оплатившему все ранее сделанные на фабрику расходы. Инициатива Коутиньо по созданию фабрики не была понята в Лиссабоне и не была продолжена его преемниками. Начинания Помбала, направленные на капиталистическое развитие метрополии и колоний, не имели продолжения. По словам К. Р. Дилолва, “Португалия еще не была готова продолжать работу маркиза. Вскоре после того, ка> он был отстранен от власти, большая часть его начинание умерла. Фабрика в Нова Оейрас не продолжала интересной инициативы!”2. Преемники Соуза Коутиньо не проявили интереса к фабрике. Вскоре после того, как Соуза Коутиньо покинул свой пост в 1772 г., он жаловался в одном из писем на своегс преемника Днтониу де Ленкастре, отказавшегося продолжать его начинания, особенно фабрику в Нова Оейрас “Мой преемник, качества и ум которого убедят Анголу е том, что он человек бесполезный и вредный для службь Королеве, выступил против этого великого предприятия, г затем вместе с другим человеком, отправившемся в Лиссабон и снабженным им деньгами, проституировали информацию нашему министру в том духе, что якобы невоз¬ 1 там же, р. 185. 2 Dilolva С. R., Op. cit., р. 17. 70
можно из-за климата продолжать предприятие столь полезное, что оно только и было способно поддерживать и сделать сильной оборону всего этого королевства”* 1. Инициативы Соуза Коутиньо, направленные на капиталистическое развитие Анголы, были решительным образом пресечены и потому не могли получить дальнейшего развития. Губернатор М. Антониу де Мелу (1795- IBOO) информировал министра Род ригу де Соуза Коутиньо (сына знаменитого губернатора): “но так как ничего из того, что рекомендовал мой предшественник (Соуза Коутиньо) не было сделано, а все полезное, что он начал, разрушено, что могу я сделать без всяких средств и после 28 лет разбазаривания?”2. Фабрика в Нова Оейрас работала еще несколько мет, но власти не уделяли ей никакого внимания. Между I ем образцы железа признавались превосходными. 11 ок- |ября 1798 г. министр Родригу де Соуза Коутиньо сообщил губернатору М. Антониу де Мелу, что присланный им образец был подвергнут тщательной проверке и удостоился похвал, так как железо не ломается “ни от холода, ни от жары”3. В 1800 г. Антониу де Мелу сообщил, что фабрика “полностью разрушилась” и нет возможности ее восстановить. Он подумывал о строительстве аналогичной фабрики в Калумбо, в 7 лигах от Луанды, однако эта идея оказалась мертворожденной. Последним горячим энтузиастом строительства фабрики был известный инженер Ж. Алварес Масиел, но его смерть в 1804 г. положила конец зтим планам4. Известный португальский историк Оливейра Мар- (инс следующим образом оценивал результаты деятель¬ ' Silva Corrêa Е. A. Historia de Angola. Lisboa, 1937 (1 ed. 1792), vol. II, p. •I‘> ' Arquivos de Angola. Vol. I, №4, doc. XVI, vol IV, p. 298. ' Arquivos de Angola. Vol. IV, Luanda, Janeiro de 1939, p. 264. 1 Silva Rego A. O Ultramar português, p. 189. 71
ности Соуза Коутиньо: Правление Соуза Коутиньо в Анго ле (1764-1772 гг) демонстрирует, однако, намерении основать настоящую колонию в Западной Африке: в это время были построены главные порты и предпринята попытка создать металлургическую промышленность в виде производства железа в Нова Оейрас Будучи вообще эфемерными, планы маркиза Помбала были в том. что касалось развития Анголы, даже химерическими, поскольку кроме общих причин, которые мы уже в свое время рассматривали, к этому времени существовала причина, в наибольшей степени препятствовавшая всякому сельскохозяйственному или промышленному развитию: работорговля была прибыльней, чем что-либо другое"'. Конец XVIII - начало XIX в. отмечены резким подъемом торговой деятельности в колонии. Торговля вступила в фазу процветания В 1796 г. Луанда была третьим портом - импортером из Бразилии, а Бенгела - шестым. Импорт состоял из сахара, водки, риса, сухого мяса, табака, фасоли и т.п.2. С 1817 по 1820 г. среднее число рабов, экспортируемое ежегодно из Анголы в Бразилию, составляло 22.000. Ежегодный доход от торговли за этот период составлял 217 конто (конто - португальская денежная единица. равна миллиону рейс), причем доход от работорговли составлял 177 конто, или 82%3. В XVIII в. происходил процесс заселения колонии белыми колонистами. Колонизация Анголы путем поселения там ссыльных преступников практиковалась давно. Однако этот вид колонизации претил вдохновляемому буржуазно-либеральными идеями губернатору- помбалисту Соуза Коутиньо, который видел в нем причину всех бед в колонии. В 1754 г. в Анголу были посланы ' Oliveira Martins. О Brasil е as Colonias Portuguesas, p. 99 Dilolva C R , p. 18. Ibidem 72
■ч ужденные каменщики и плотники', но в дальнейшем Со- , м Коутиньо прекратил подобную практику Он писал в • ‘дном из писем (1766 г.), что эта проблема требует радикального решения “путем запрета на вечные времена принтеров, которые обременяют это королевство преступни- и.1ми с самыми дурными привычками и проститутками, м|)ичем более, чем двухвековой опыт показал, что такая • | ылка всегда была бесполезной, а часто и опасной и не ■ подует надеяться, что что-то изменится и она станет по- Ц|\1ной. ибо потерявшие здоровье, жаждущие безделья и с укоренившимися пороками, они умирают быстро и, может ныть, ввиду их крайней нищеты полезнее их смерть, чем •кизнь"2 Колонизация с помощью ссыльных была, с точки •рения Соуза Коутиньо, бесполезна, ибо “климат наряду с плохим здоровьем людей, привезенных сюда из тюрем, югчас же обостряли их болезни, чтобы убить их”3. Совершенно иначе относился Соуза Коутиньо к белой колонизации с помощью военных, многие из которых после службы оставались жить в Анголе. Вышедших в отставку военных он считал лучшим “человеческим материалом” для этой цели. Поэтому. - писал этот губернатор. не следует мешать ни одному солдату жениться и нужно помогать всякому, кто собирается заняться ремеслом или конторской работой, и следует его уволить в отставку, чтобы он жил торговлей”4. Он считал наиболее эффективной колонизацию, ор- мнизуемую государством, пусть даже с помощью иностранцев, которые в первом поколении будут португальцами” Поэтому он настоятельно просил посылать в Анголу “супружеские пары любых профессий” для заселения 1ерритории, особенно на плоскогорье юга. где условия Sousa Dias С Os portugueses em Angola, p 213 Sousa Dias. Os portugueses em Angola, p 213 Ibidem ' Ibidem 73
жизни считались превосходными. “Чтобы разом покончить с беспорядками, - писал он маркизу Помбалу 18 октября 1769 г. - ареной которых в течение многих лет был сертан Бенгелы, и которые почти всегда порождались насилиями, совершаемыми белыми, рассеянными по сертану, в отношении негров, прикажите основать постоянные и охраняемые поселения, в которых должны жить белые”1. В период губернаторства Соуза Коутиньо в Анголе было основано большое число новых поселений, особенно на плато Бенгелы и Уилы. Эти зоны были особенно рекомендованы для колонизации благодаря хорошему климату, изобилию рек и дождей, многочисленным стадам скота, что делало эти зоны очень похожими на Португалию2. Во всех новых поселениях власти назначили капитан-мора, судью и приходского священника. В Анголу ссылали не только убийц, воров и мошенников, но и политических преступников. Среди последних были и выдающиеся личности, оставившие заметный след в истории культуры. Так за попытку покушения на Помбала после землетрясения в Анголу был сослан Ф. Ш. Тайшей- ра де Мендонса, автор памфлета “Письмо, написанное из Португалии гранду Испании” и других произведений, объявленных специальным декретом “лживыми “ и “мятежными”3. Он умер в ссылке в Анголе. В Анголу были сосланы после раскрытия заговора инконфиденсии в Минас-Жераисе (1789) 8 его участников - Мануэл Гонзага, Мануэл Гирау, Ж. А. Масиел, Фрейри ди Андради и другие, приговоренные к пожизненной ссылке в Африку4. Вскоре после того, как в 1772 г. губернатором Анголы стал Антониу де Ленкастре, в районах Селес, Байлуж 1 Arquivos de Angola. Vol. I, №1, doc. IX. 2 Sousa Dias C. Os portugueses em Angola, p 215. 3 Lúcio de Azevedo. O Marquês de Pombal e a Sua Época. Lisboa, p. 148. 4 Sentença do Supremo tribunal de justiça. - Ribeyrolles Ch. Brazil pittoresco. Rio de Janeiro, 1859, p. 104-107. 74
-in Каконда и других начались антипортугальские восста- 11ИЧ Соба в Ново Редондо, где незадолго до этого была •ооружена крепость, утвердившая португальский суверена гет над этой местностью, отказался платить налог вождю в Селес, вассалом которого он являлся. Между ними начались военные действия в непосредственной близости • if португальской крепости. Ввиду этого комендант крепо- I ги капитан-мор Ф. Нуниш с группой солдат предпринял ммезапную вылазку, но был взят в плен, уведен в буш и (ям убит вместе со своими солдатами. Известие об этом, Пыстро распространившееся по сертану, поощрило к ан- шпортугальскому выступлению многих вождей, которые, •■бъединившись под руководством соба Байлундо, уже много раз угрожавшего крепостям в Каконда, Бенгеле и даже на р. Кванза, организовали всеобщее восстание про- 1ин португальского господства. Ленкастре быстро сформировал две колонны войск, одну из которых отправил морем из Луанды в Бенгелу, откуда она должна была дви- тться в Каконду, а другую сухопутным путем в Массанга- но, Амбака и Педраш Неграш, после чего она должна бы- ii.'i переправиться через р. Кванза и двигаться в Байлундо. Оттуда эта колонна отправилась в Кинголо, где встрети- пась с экспедицией, шедшей из Бенгелы. Самой крупной из всех военных операций, проведенных португальцами против повстанцев, был штурм африканских укреплений в Кинголо. “Это были траншеи, укрепленные на всем своем протяжении бастионами, сооруженными из огромнейших стволов деревьев и других материалов, причем одно к другому было подогнано так тщательно и искусно, что на исем протяжении траншей имелись отверстия и щели, предназначенные для прицельной стрельбы”1. После того, как две колонны португальских войск, объединившись, начали штурм этой крепости, повстанцы, ' Sousa Dias С. Os portugueses em Angola, p. 233. 75
убедившись в бесполезности сопротивления из-за неравенства сил и воспользовавшись ночной темнотой и сильным ливнем, незаметно бежали из крепости С этого времени обе колонны действовали совместно, уничтожая многочисленные селения и преследуя силы повстанцев Решающее сражение произошло в укрепленных пещерах в скалах Киака, где соба Байлундо собрал остатки своих сил. Повстанцы понесли сокрушительное поражение Многие из них были взяты в плен, в том числе и сам соба Байлундо, который умер в тюрьме в крепости Пенедо в Луанде1. После пленения собы Байлундо восстание против португальцев возглавил его брат Капингана Эти антипор- тугальские выступления в течение долгого времени мешали установлению колонизаторами контроля над сертаном Бенгелы Крупное антипортугальское восстание произошло в 1791 г. в анклаве Кабинда. Любопытное свидетельство о нем нам удалось обнаружить в Архиве внешней политики России Русский посол в Лиссабоне граф Рехтер сообщал в Петербург: “Получены крайне неприятные известия из Кабинды на побережье Анголы, где негры восстали против португальского правительства. Командующий войсками то ли из-за слабости, то ли из-за страха перед их численным превосходством позволил им сильно приблизиться и подвергся опасности окружения Однако один лейтенант, знавший местность и глубинку страны, встал во главе 800 человек и с помощью 80 гренадеров, прибывших из Рио- де-Жанейро, двинулся, атаковал и рассеял их, убив при этом значительное число”2. Далее посол сообщал, что королева отдала приказ об отправке в Кабинду трех военных кораблей3. Ibid., р 234 ~ АВПР Фонд Сношения России с Португалией Опись 72/51, Дело 115, №5, 1791 Граф Рехтер - вице-канцлеру графу Остерману 22 мая - 2 июня 1791 * Там же. 76
АДМИНИСТРАЦИЯ. ФИНАНСЫ. АРМИЯ. Лишь к середине XVII в окончательно сложилась пдминистративная система управления колониями, продержавшаяся почти без изменений вплоть до начала XIX в 1.1ким образом, была найдена та искомая форма колони- .шьного управления, которая обеспечивала Португалии получение максимальных выгод от своих заморских колонии Сложный механизм административного управления колониями был приведен в точное соответствие с интере- ■ .чми господствующего класса метрополии, в руках которо- ю были сосредоточены все основные рычаги и приводные ремни колониального административного аппарата. Вся система колониального управления была по- '.1 ровна так. чтобы гарантировать португальской знати исключительное обладание всеми богатствами колоний в Азии. Африке и Южной Америке В основу этой системы был положен принцип бюрократического централизма, лежавший в основе и феодально-абсолютистского политического режима метрополии Во шаве колоний были поставлены губернаторы, назначавшиеся королем и только ему подотчетные. Губернаторы были наделенными огромной властью правителями страны Отправляясь из Лиссабона в колонию, губернатор получал специальную “инструкцию” ( режименту”), которой он должен был руководствоваться в своей деятельности Так губернатору Анголы Тристану да Кунья король Афонсу VI вручил “инструкцию” которая предписывала заботиться о распространении христианской неры, о крещении вождей, строительстве церквей и т.п.1 Губернатор имел юрисдикцию над гражданскими и поенными лицами вплоть до того, что имел право присуждать к смертной казни виновных в ереси, измене, фальши- иомонетничестве и т.п Он имел право объявлять войну 1 Sousa Dias С Os portugueses em Angola p 148 77
“язычникам”, правда, это право было ограничено необхск димостью получения согласия Совета, имевшегося npi губернаторе. Этот совет состоял из нескольких высшиз чиновников и имел главным образом консультативны! функции. Вооруженные силы в колонии находились в распо ряжении капитан-мора. Высшей судебной властью в Анголе (после губерна тора) был овидор-жерал (главный судья). Казна находи лась в ведении проведора да фазенда. Высшим церковным иерархом в стране, котором) подчинялось многочисленное духовенство, был епископ, резиденция которого находилась в Луанде. На местах ад министративную власть осуществляли капитаны крепостей, факторы (сборщики налогов), овидоры, а также во>еди| (соба). ; Органы местного самоуправления, созданные по образцу существовавших в Португалии муниципальных, палат, играли в Анголе значительно большую роль, чем в метрополии. К органам местного самоуправления относились камары (муниципальные палаты), которые избирались об-í щими собраниями белых горожан из числа самых состоятельных граждан. Делами палаты управлял сенат палаты, в который избиралось несколько депутатов, а также судьи и прокурор. Когда в 1667 г. после изгнания губернатора Тристана да Кунья сенат палаты Луанды взял на себ^ управление Анголой, он состоял из двух судей, трех депутатов и прокурора. Председателем камары был овидор-жерал. Камара Луанды играла значительную роль в управлении Анголой С ней не только считались, но и постоянно советовались губернаторы в чрезвычайных ситуациях, особенно по таким 78
ui тросам, как объявление войны или заключение мира с м цюлем Конго1. Благодаря своим исключительным привилегиям камеры часто оказывались единственной реальной властью ия местах. Насколько была велика роль этого института в политической жизни Анголы, видно из того, что оппозиция муниципальных палат иногда приводила к низложению губернаторов. Например, камара Луанды сыграла в 1595 г. | лявную роль в низложении губернатора Франсиску де Алмейды и назначении на этот пост его брата Жерониму де Алмейды2. Административная система управления колоний была построена таким образом, что открывала многочисленные возможности для всякого рода злоупотреблений, коррупции и других способов незаконного обогащения властей. Самые большие прибыли высшим колониальным чиновникам в XYII-XVIII вв. безусловно давала работорго- I)ля. В одном из документов того времени мы находим любопытное свидетельство, дающее представление о степени, формах и методах участия административного аппара- I I в работорговле: “Причина отсутствия рынков и продажи рабов состоит в следующем: губернаторы устанавливают жранический налог на эти рынки, который составляет одного раба из десяти. Тотчас после того, как его европейский чиновник выберет этого одного раба из каждого десятка, является его скупщик, который выбирает второго здорового раба. Вскоре приходит овидор с черным чиновником и отбирает себе лучших рабов. Когда овидор их уводит, секретарь губернатора и другие лица... выбирают хо¬ 1 Boxer С. R. Portuguese Society in the Tropics. The Municipal Councils of Côa, Macao, Bahia and Luanda, 1510-1800. Madisson, 1965, p. 115. Ibidem. 79
роших рабов, оставляя лишь жалкие и не на что не годны® отбросы, состоящие из негров-стариков и детей”1. Попустительская политика королевского двора, ни пугавшая слабых и не стеснявшая сильных, создавала возможности для неслыханного обогащения баловней судьбы, вознесенных на высшие ступени бюрократическом иерархии. Губернатор Анголы Луиш Сезар де Менезиш (1697-1701) обвинялся в том. что вернулся из колонии с состоянием в 1.5 млн. крузадо2 Он не был исключением Губернаторы в своих донесениях, как правило, описывали свои владения как доведенные до крайней нищеты, однако сами через несколько лет оказывались обладателями ог ромных состояний, так как рассматривали свое губернаторство исключительно через призму личных интересов как выгодное и доходное предприятие Во всех звеньях колониального аппарата царили неслыханная коррупция и взяточничество. Высшие функ ционеры обнаруживали удивительную изобретательность по части злоупотреблений служебным положением, которые принимали порой столь большие масштабы и скандальную огласку, что королевский двор бывал вынужден реагировать на это морализующими указами. Так указ от 29 августа 1720 г запретил губернаторам, чиновникам финансовой службы и военным заниматься торговлей. Однако этот указ видимо не возымел действия, о чем свидетельствует издание в следующем году (27 марта) аналогичного указа. Постановление от 17 сентября 1721 г установило жалованье губернатора в 15 тыс. крузадо “при запрещении торговать, что до сих пор разрешалось их предшественникам”3 Однако, поскольку работорговля не была запрещена и процветала, все эти меры оказывались неэффективны¬ Cordeiro L Memórias do Ultramar Lisboa, 1881, p 13. Sousa Dias C Os portugueses em Angola, p 171 ' Feo Cardoso Memórias. Lisboa, 1825. p 245 80
ми гак как доходы чиновников от работорговли намного ■ ||ижышали их служебные оклады Силва Корреа свиде- • ши.ствует, что купцы обращались к капитан-мору с прось- "ии предоставить им носильщиков, за что он получал с них i-1'уиные взятки. Кроме того, он отправлял с этими носильщиками для продажи свои собственные товары “в самые •ид.членные и выгодные места”. “Наконец, - сообщает этот •и >.ьма осведомленный информатор. - капитан-мору гроши невероятный позор, если он не мог сделать свою тор- тмпю исключительной и получить большие барыши Все . щемились избежать этого позора любыми средствами, ■ и и кольку короткий срок в три года недостаточен, чтобы нажить значительное состояние”1. Следует подчеркнуть, что хотя борьба королевской nii.icTH со злоупотреблениями чиновничества велась, она |.|«.алась только одного вида нарушений, а именно нарушении интересов королевской казны. Что же касается административного произвола и злоупотреблений против коленного населения колоний, то они всегда оставались безнаказанными Невозможно указать ни одного документа, в i n юром в какой-либо форме содержалось осуждение ко- |шпевским двором таких гораздо более многочисленных и траздо более трагических по своим последствиям зло- ,'потреблений. Потерпев неудачу в попытках военным путем навя- мгь свое монопольное господство развитым африканским нПществам, португальские колонизаторы вынуждены были ноити на заключение договоров с рядом наиболее сильных и хорошо организованных политических образований. При ном договорные отношения, в которые вступала Португа- мия с этими политическими структурами, бывали весьма разнообразны и включали в себя целый спектр различных мчаимосвязей, начиная от отношений “партнерства” и Silva Correa Е. A. Historia de Angola Lisboa, 1937 (1 ed 1792). t. I, p 37- IM 81
“равенства” и кончая отношениями вассальной зависимое* ти, низводящей африканского суверена до положения про стого исполнителя воли колониальной администрации, обязанного платить королю Португалии большую дань. По следнее чаще всего бывало следствием военного поражв» ния, нанесенного португальцами африканскому суверену $ юридически оформлялось в виде вассальной клятвы ndrf следнего королю Португалии. Как явствует из источников относящихся к португальским завоеваниям в бассейне Кон го, такие клятвы приносились там следующим образок Побежденный, распростершись на земле у ног победителе должен был сказать громким голосом: “Я был врагои Муэна Пута (короля Португалии), был побежден им и те перь обещаю никогда больше не причинять ему зла. Есл| я нарушу это обещание, пусть мое тело будет разорван! львами и пантерами”1. Условия договоров зависели в значительной степе! ни от военной силы африканских контрагентов португаль! ских колонизаторов. | Для отношений португальцев с африканскими поли! тическими структурами можно вывести следующую фора мулу, которая имела характер универсального правила; действовавшего с неотвратимостью и последователь ностью закона: обременительность договора для африкан ских политических структур стояла в обратно пропорций нальной зависимости к их военному могуществу и способ ности к сопротивлению захватчикам. Чем выше была эт< способность, тем мягче были для них условия договора Бывали случаи, когда учитывая высокук "сопротивляемость” контрагента, португальцы, стремяс сделать его своим союзником, вынуждены были брать н! себя сравнительно тяжелые и даже явно невыгодные обя зательства. Однако в большинстве случаев эти договора устанавливали ту или иную степень зависимости африкан 1 Cunha Matos. Op. cit., p. 253. 82
«•иу. структур от Португалии, которая почти всегда была имигравшей стороной”. В каждом договоре нашло свое отражение соотно- |пение военных сил португальцев и их африканских контр- «•нтов. Как правило, эти договоры фиксировали в юриди- лекой форме военное превосходство Португалии, что выткалось в духе европейского феодального права в виде ми точения африканских правителей в феодально- сеньориальную структуру, то есть признания ими своей массальной зависимости от португальского короля, призна- uiwMoro “верховным сюзереном” с обязательством платить ему дань. По сути дела установление такого рода отношении означало не что иное, как учреждение той или иной формы португальского косвенного управления территориями и превращение их в такие политически зависимые 1ирриториальные единицы, которые позже получили на- шания протекторатов. Протектораты еще нельзя было считать колониями о строгом смысле этого слова. Колонии можно определить инк страны и территории, находящиеся под властью какого- мибо государства (метрополии), лишенные государственного суверенитета, политической и экономической самостоятельности и управляемые на основе специального режима, устанавливаемого метрополией. Протектораты же в отличие от колоний сохраняют ту или иную степень государственного суверенитета, хотя и находятся в зависимости от метрополии. Отличие протекторатов от колоний состояло и в том, что юридическим основанием для той или иной формы контроля европейцев над ними служили дого- норы, заключенные с местными правителями, в то время как колониями чаще всего бывали территории, которые перешли под власть колониальной державы в результате поенной оккупации, покупки или соглашения с иностранной державой. Однако с самого начала после вступления Португалии в договорные отношения с африканскими обществами 83
в ее политике явно прослеживается тенденция, направленная на изменение юридического статуса зависимы! территорий, с тем, чтобы превратить полуколонии* протектораты в полностью зависимые колонии. В соотъ ветствии с этим после установления системы косвенно^ управления Португалия стремилась модифицировать ев заменив ее в конечном счете системой прямого управлв ния, с тем чтобы лишить какой-либо автономии африка* ские политические институты, превратив их просто в орга ны исполнительной власти колониальной администрации. ( Изучение взаимоотношений Португалии с африкан скими государствами выявляет явно выраженную тенден цию к постепенной модификации этих отношений Даж$ там, где на первых порах договорные отношения имел1| видимость равноправных партнерских отношений (как эт® было в начале с Конго и Ндонго), португальские колонизаторы, не оставляя своих претензий на монопольную власть, постепенно трансформировали эти отношения, сведя их к системе протектората с характерным для него принципом косвенного управления, а затем установил^' монопольное прямое политическое господство, преврати® эти территории в колонии в современном смысле этого слова. Таким образом, отношения Португалии с ранними африканскими государствами претерпели значительную эволюцию, характернейшей чертой которой является ПО' степенная трансформация их связей из отношений ра венства и партнерства в отношения господства и подчине ния. Португальская колониальная доктрина предусматривала различный социально-правовой статус тех вождей и старейшин, которые подписали договор о вассалитете и следовательно стали вассалами португальского короля, и так называемых “незамиренных” вождей, отказывавшихся признать себя вассалами Португалии. 84
Первых сразу же можно было отличить от вторых а |>ке по чисто внешним признакам и атрибутам. На ранней ■ мдии колонизации при подписании договоров с туземными вождями последние в знак своего вассалитета должны |*ч,ши наносить на тело особую татуировку1. Кроме того, португальцы ввели обычай, согласно которому вожди, • кэвшие их вассалами и особенно принявшие христианине (последнее как правило, было обязательным условном для первого), должны были принимать имена знамени- 1ых португальцев2. Принявших вассалитет туземных иождей португальский королевский двор щедро одаривал, мгячески обхаживал и обласкивал, стремясь превратить их и послушные инструменты своей политики. Португальские |'ороли очень часто приглашали наиболее влиятельных африканских правителей и вождей или их детей в Португа- пию, где их обучали христианской доктрине, португальскому языку и стремились перевоспитать в “европейском ду- В исследованиях многих советских и российских ав- юров смазываются различия между отдельными разно- иидностями колониализма. Между тем объективный анализ •аставляет придти к выводу, что имелись серьезные раз- пичия между различными моделями колониализма. Так англичане и африканеры были колонизаторами-расистами, и то время как для французских и португальских колониза- юров была характерна известная расовая терпимость. В )той связи необходимо отметить, что пока еще слабо изучается влияние религиозно-конфессионального фактора на различные разновидности колониализма А без этого невозможно понять их многие особенности и различия. Например, нельзя понять, почему африканеры создали столь Negreiros Almeida de A L Les organismos politiques indigénes, p 198. Этот обычай был отменен только в 1901 г (указ от 16 февраля), когда !уземным вождям было запрещено носить имена знаменитых португальцев 85
жестокий расистский режим с идеологией апартеида, в ю время как соседние с ними португальские колонизаторы но были в строгом смысле слова расистами, если не принять во внимание, что португальцы - католики (а в католицизмо силен эгалитарный элемент: “Все равны перед богом”), а африканеры - кальвинисты (кальвинизм проповедует дог* мат избранничества и отличается крайней нетерпимостью) Таким образом, колониальная политика Португалии отличалась известной гибкостью. Преследуя всюду одну и ту же стратегическую цель - выкачать из колоний как можно больше богатств и прибылей (вначале это были драгоценные металлы, затем - рабы) португальские колонизаторы меняли свою тактику в зависимости от места, времени и обстоятельств. Действуя то мечом и огнем, то крестом и кадилом, то кнутом, то пряником, то насильственными, то дружественными методами португальцы установили свой контроль над многими африканскими народами. Однако в основу своих взаимоотношений с вождями и правителями португальцы положили доктрину косвенного управления. Краеугольным камнем этой доктрины был принцип искусственной консервации родоплеменных институтов и традиций. Стремясь расширить свою социальную опору и тем самым укрепить свою власть в колониях, португальские колонизаторы не только сохранили институты вождей племен и родовых старейшин, но и включили их в аппарат колониальной администрации, с тем чтобы опираться на них и проводить через них свое политическое и идеологическое влияние. С этой целью португальское правительство постоянно заботилось о том, чтобы лояльные к нему вожди сохранили свои привилегии и часть своих прежних функций, а также имели право оставлять в свою пользу часть взимаемых с населения податей. Генерал-губернатор Анголы Пайва Коусейру свидетельствовал, что в глубинных районах португальцы осуществляли свою власть через соба, причем никогда не 86
вмешивались в их функции, за исключением совещательного арбитража в вопросах, касавшихся суда и налогов1. Таким образом колониальная администрация дели- н«сь на центральную (губернатор и состоящий при нем штат чиновников центрального аппарата управления) и местную администрацию (иерархия чиновников на местах). ! 1и.чшим звеном этой структуры колониальной администрации была туземная администрация, представленная традиционными вождями и старейшинами. Таким образом щадиционные институты власти были интегрированы в общую систему управления колониями. Выработанная португальцами в ходе их колониальной практики система, при которой вожди и правители окаймись вассалами короны и в то же время промежуточным :и»еном между колониальной администрацией и местным населением, окончательно лишила этих вождей инициати- ш.1 и сделала их целиком зависимыми от европейских администраторов. В то же время она оказалась весьма удобной для Португалии, так как позволяла значительно уменьшить расходы на содержание административного «ппарата, а также использовать авторитет племенных мождей как инструмент политического и идеологического миияния на широкие массы африканского населения. Таким образом, португальские колонизаторы созда- ни такую модель колониального общества, при которой фадиционные институты власти местного населения стали составным элементом навязанной ему военнобюрократической диктатуры белого меньшинства. По сломам реакционного португальского историка Тейшейра да Мота, “туземные вожди и старейшины поселений были интегрированы в португальскую иерархию и сотрудничают с администрацией”2. Paiva Coúceiro de. М. Angola: Deux années de gouvernement. Lisbonne, 1910. Veixeira da Mota A. Guiné Portuguese. Vol. II, Lisboa, 1954, p. 54. 87
Предметом особой заботы королевского двора был# казна, которую он всячески старался оградить от посяг* тельств своих колониальных чиновников. Королевская власть стремилась создать такую адр министративную систему,, при которой губернаторы, капп» таны и другие высшие чиновники вообще не могли бы иметь никакого касательства к делам королевской казны Они должны были заниматься только военными и политическими вопросами, а всеми делами королевской казны ведали специальные управляющие и инспектора королем ских финансов (факторы, ведоры да фазенда и т.д ), под* чиненные непосредственно Лиссабону Вплоть до 1667 г. роль денег в Анголе играли ра* кушки-нзимбу и куски ткани из растительных волокон (либонго). Лифуко (10.000 нзимбу) приравнивались к двум фузадо (иногда больше). Ощущалась острая необходим мость введения металлических монет, особенно для упорядочения выплаты жалованья солдатам. Это обещап сделать Салвадор Коррейя де Са, однако не успел выполнить свое обещание. Как свидетельствует Кадорнега, во время правления сената камары Луанды после изгнания губернатора Тристана да Кунья войска были отправлены » Кикомбо, чтобы завладеть медными рудниками, "поскольку!, пришел приказ из нашего королевства от Ее Величества,1 чтобы в этих королевствах имела хождение медная моне-г та”1. ' Совет по заморским территориям в своей инструк^ ции от 31 марта 1688 г. благоприятно отозвался о введем нии медной монеты в Анголе. Новый губернатор Э. Ж. Ma-í гальяинш организовал в гор. Порто (Португалия) эмиссий монет, специально предназначенных для Анголы. Были выпущены монеты достоинством в 20, 10 и 5 рейсов. Введение новой монеты вызвало серьезные ослож- нения, в том числе волнения в войсках. Солдатам, полу- 1 Cadornega О Historia geral das Guerras angolanas, t II. parte 2, cap 3 88
1-Ш1ИИМ ранее тканей на сумму примерно в 700 рейсов, ши платить жалованье в 200 рейсов в новых монетах, in.тигельное число солдат восстало, захватив крепость 'пире и угрожая городу Мятежники напали на дом ови- (itfi.i Ф Л. Силва, которому было поручено платить жало- н•him: солдатам и потребовали от губернатора высылки in но человека из Анголы Губернатор вынужден был усту- .11 м. и приказал выдать солдатам жалованье в размере он рейсов в новых монетах. Через 5 лет вспыхнул новый М1|юж На этот раз губернатор действовал более реши- 't'liiiHo: он бросил на подавление мятежа оставшиеся ему hi рными войска, вооружил гражданское население и сумев ..пт. в плен пять руководителей мятежников, приказал их |..н огрелять из аркебузов Таким образом, восстание было .ui иромлено, а его участники рассеяны по различным кре- ■1.1. (ЯМ1 Новая монета стала использоваться для торговых . димок в Луанде Однако большое число выпущенных мо- 1.1 вскоре привело к ее обесцениванию. Чтобы избежать инфляции. королевский двор в 1704 г. издал указ, по которому эта монета получила хождение также и в Бразилии. Несмотря на все это, даже в середине XIX в. тор- и шля в сертане все еще велась с помощью тканей, а солилам и чиновникам в крепостях платили жалованье в м.1имбу или даже в кусках соли из Кисамы, которые также в ючение длительного времени играли роль денег2 До середины XVII в. в Анголе не было регулярной ||)мии Экспедиции, как правило, организовывались силами добровольцев и Терра прета” (вспомогательные африканские войска). А. В. да Фонсека в своем докладе (1612 г.) .читал необходимым для оккупации Анголы всего лишь :>ousa Dias С Os portugueses em Angola, p 185-187. Ibidem. 89
350 солдат, размещенных в крепостях Камбамбе, Массам* гано и Мушима и еще 200 для защиты ярмарок1 2. Из этого же доклада мы узнаем, что в это врем л кроме гарнизона в Луанде имелись 1 рота на р. Кванза, 1 • в Массангано, 1 - в Мушима и 3 - в Камбамбе . Ими комам* довали капитан-мор (комендант), два старших сержанта и 1 аудитор-де-кампу (военный прокурор). Об организации войск и качестве солдат можно судить по следующему отрывку из того же доклада. “Иногд| солдаты получают одежду и обувь, которые им приносят жители, подвергающиеся грабежам и продающие их пО высоким ценам солдатам, которые получают столь маленькое жалование, что его хватает лишь на 1/3 месяца и, если бы большинство из них не разводило домашних жи> вотных, они бы конечно не могли существовать”3. Однако со временем правительство в Лиссабон! вынуждено было принять меры для коренного улучшения качества колониальных войск. Привлеченные высокими прибылями от работоргов* ли, другие европейские державы стали проявлять к Анголе исключительно большой интерес. Перед лицом угроз вторжений французов, англичан и особенно голландцев, организация обороны колонии обнаружила свою слабость и нуждалась в срочном улучшении. Семь лет голландской оккупации сделали это очевидным, показав в то же время, как необходимо было создание регулярной и хорошо обученной армии. Обнаружилась также необходимость бороться с злоупотреблениями губернаторов в назначении офицеров, “которые лишь носят эти звания и титулы, извлекая с их; помощью деньги из моей казны”. Поэтому специальный 1 Arquivos de Angola. Vol. Ill, p. 73. 2 Ibidem. 3 Sousa Dias C. Os portugueses em Angola, p. 145. 90
«'над от 16 октября 1659 г.1 предписал строго соблюдать ущвствующие постановления и “Правила о границах”, идиЛренные правительством Португалии. Другое злоупотребление, с которым следовало бо- ||1мы:я, состояло в том, что губернаторы принуждали житной отправляться воевать в сертане, “оставляя в крепо- ■ ж большую часть находившейся там пехоты”. Указ от 23 нмября 1660 г. предписывал, что войны “должны вести • опдаты и “герра прета” и что женатые жители участвуют ■омько в оборонительных войнах’’2. При португальском короле Афонсу VI (1656-1667) была создана регулярная армия и в метрополии и в колониях 5 апреля 1666 г. был издан королевский “Указ о реформе пехоты Анголы”, согласно которому в этой колонии надлежало постоянно иметь войска, состоящие из 10 рот ми 100 солдат в каждой, в том числе 8 в Луанде и по одной п Бенгеле и крепостях Мбака, Камбамбе, Массангано и Мушима. Эти регулярные войска набирались частично в колонии, частично в метрополии, главным образом из числя осужденных, которых амнистировали при условии искупления в колониальную армию. Кроме того, в армию иступали также выходцы их беднейших слоев португальского крестьянства и городских низов. В 1672 г. по приказу короля в Луанде была размещена рота кавалерии*. Кадорнега сообщает, что перед губернаторским дпорцом дежурила охрана из числа солдат специальной ' Arquivos de Angola. Vol. II, p. 303. Положение мало изменилось и в XVIII в. В январе 1792 г. губернатор Анголы Васконселуш писал: “В общем и в частности я не защищаю ка- пиганов-моров в сертане этого королевства. Я считаю, что они не выполняют большую часть своих обязанностей, а у многих даже нет необходимых моральных устоев”. - Arquivos de Angola. Luanda, 2a Ser, vol. A p 96. Ibid., p. 133. ‘ Lopes de Lima. Ensaios sobre a Statistica. Vol. Ill, p. 138. 91
роты и что имелись 2 другие роты для охраны берега Tof же автор свидетельствует, что в армии существовали должности лейтенант-жерала, сержант-мора де баталия (старший сержант) и местри-де-кампу (военный инспектор), Последняя была учреждена в 1704 г Местри-де-кампу з^| менял губернатора, когда тот отсутствовал1. г Высшие офицеры получали огромное жалованье Для капитан-моров оно составляло до 1722 г 40 тыс., { затем 300 тыс. рейсов в год. Кроме того, их семьяи% оставшимся жить в метрополии, выплачивалась ежемщ сячная субсидия Жалованье солдат и низших офицеро| было, как правило, мизерным, что являлось причиной мно| гочисленных дезертирств и солдатских бунтов. В январи 1792 г. губернатор Анголы писал: “Офицеры этих земеля видимо справедливо претендуют на повышение жалованья соответственно с тем, которое получают их товарищи в Португалии, особенно низшие офицеры, ибо знают, что получают меньше тех, хотя живут в такой стране, как Аф* рика. где их жизнь подвергается опасности, особенно при походах в сертан и где они почти всегда находятся в состоянии активной войны”2. Наряду с регулярной армией существовала мили» ция, делившаяся на компаниас де орденансас (роты), которыми командовали капитаны, лейтенанты и т.п. Кроме того, по-прежнему широко использовались “герра прета". На последних, помимо участия в военных действиях, возлагались также обязанности служить “носильщиками" для португальских войск. В письме губернатора Анголы от 3 марта 1794 г. читаем: “Войско было очень медлительным, ибо из-за нехватки “герра прета”, дезертировавших при любой возможности, оно не могло маневрировать, восста-j навливать и укреплять оборону крепости; без "герра прета, 1 Sousa Dias С. Os portugueses em Angola, p 147 ‘Arquivos de Angola. 2a Ser ,vol 25, p 102 О случаях дезертирства солдат cm Ibid , p 129. 92
нянозможно вести кампании в Африке, ибо нет другого ■ нособа транспортировать боеприпасы и артиллерию, как ■ипько на их спинах1”. На вооружении португальских войск и Анголе были аркебузы, мушкеты и пушки. Усиление вооруженных сил и системы оборонительных сооружений в Анголе было постоянной и неослабе- мяющей заботой португальских властей на протяжении ж ого колониального периода. В марте 1792 г. губернатор Атолы сообщал в Лиссабон: “Поскольку эта страна пол- жилью открыта и не имеет никакой защиты на всех своих мфомнейших границах и на большей части их живут враги и мятежники, которые на нее нападают, крайне необходимо ее сохранить и увеличить число передовых постов, не- |.мотря на ограниченные возможности и на многое, что шрпят солдаты в этих вредоносных местах.. 2 Значительная по размерам и хорошо вооруженная португальская армия служила орудием установления и закрепления колониального господства метрополии и со- 11авляла главное препятствие в борьбе народа Анголы за тою независимость. ' Ibid р. 236-237 ' Ibid . р. 144. 93
СОЦИАЛЬНАЯ СТРУКТУРА АНГОЛЬСКОГО ОБЩЕСТВА В силу сложившихся исторических условий классовая дифференциация в Анголе в известной степени совп* дала с расовой. Две расы, составлявшие население коло» нии, находились по отношению друг к другу в состоянии на только расового, но и классового антагонизма. Белые и цветные противостояли друг другу как угнетатели и угнетенные, классовые различия обретали как бы вполне осязаемое материальное воплощение в различии цвета кожи. Португальские колонизаторы, воспроизведя в колониях тяжелейшие формы рабства и феодальной эксплуа» тации, разделили европейцев и африканцев на два противоположных социальных полюса. Важная особенность социальной структуры состояла в том, что классовый водораздел колониального общества искусственно маскировался и выступал на поверхности в виде сложной системы расовых и сословных различий. В 1675 г. в Анголе было всего лишь 326 белых, из них 132 жили в столице1. Через 50 лет картина мало изменилась. В письме 26 февраля 1728 г. губернатор Анголы сообщал, что белое население Луанды не превышало 150 человек. В 1773 г. в Луанде проживали 1519 гражданских, в том числе 983 раба, и 612 военных. Из них белых было 251 (214 мужчин и 37 женщин) с 787 рабами, мулатов 138 (106 мужчин и 32 женщины) с 187 рабами, свободных африканцев 147 (143 мужчины и 4 женщины) с 9 рабами. В 1778 г. в Анголе проживало (по оценке губернатора Антониу де Ленкастре) 487.358 человек, которых губернатор разделил на следующие категории: дети белых родителей - 1700, дети мулатов-рабов - 637, дети свободных черных - 435.637, дети черных рабов - 45.510. В конце XVIII в. (1799) население Бенгелы состояло из следующих частей: войска - 32 белых, 83 африканца и 52 мулата; бе- 1 llidio do Amaral. Estudo do Geografia Urbana. Lisboa, 1968, p. 42. 94
m.« жители - 98 мужчин и 8 женщин, африканцев - 1050 мужчин и 57 женщин, мулатов -129 мужчин и 109 женщин, ■••Ров - 291 мужчина и 894 женщины. К 1846 г. в Анголе насчитывалось всего лишь 1830 <1епых. Колонизация плато Уила началась в 1845 г. после прибытия туда ссыльных из Бразилии и была ускорена ||)«ком” буров в 1880 г. Численность белого населения аопгое время была обратно пропорциональна отдаленное i и от побережья с двумя исключениями - центральное омято и железная дорога Лобиту-Катанга. В Кванду- Кубангу, которую португальцы называли “земля на краю ■•йота”, часто не было других белых, кроме администратора и одного-двух купцов1. Как видно из этих демографических данных, белое шоеление Анголы увеличивалось медленно и вплоть до нища XIX в. оно оставалось незначительным. Каково было социальное происхождение белых ко- нонистов? В Анголу в течение нескольких веков ссылались осужденные преступники, ехали представители декласси- роианных слоев общества, всякого рода авантюристы и искатели легкой наживы. Все они (включая и ссыльных преступников) могли со временем занять высокие не толь- hi гражданские, но и военные и церковные должности2. Как пишет историк К. Коуту, постоянно обсуждался мопрос об огромной нехватке людей из метрополии. "Обращения губернаторов по этому поводу постоянны: просят людей, много людей. Уже не имеет значения их качество, хороши все, кто поедет в эту землю со столь скудным населением. Поэтому королевство заботится о том, чюбы заинтересовать своих сыновей в этом завоевании. В самом деле, если дать им несколько вакантных постов и ' couto С. Os capitaes-mores em Angola no século XVIII. Luanda, 1972, p. 109-111. ' Sousa Dias C. Os portugueses em Angola, p. 241. 95
званий, можно обеспечить присутствие еще нескольки> португальцев, в которых так нуждалась Ангола Этим и объясняется позиция занятая центральным правитель ством”1. Результатом того, что португальские колонизаторы подчинили всю экономическую жизнь Анголы работорговле, было появление немногочисленного, но экономически могущественного слоя белых собственников, имевших огромные земельные поместья, возделываемые с помощью труда рабов и крестьян-издольщиков. На вершине социальной лестницы стояли португальцы - уроженцы метрополии, монополизировавшие всю высшую административную, религиозную и военную власть. Уроженцы метрополии составляли костяк высшего чиновничества, офицерства и духовенства, а также торговой буржуазии и работорговцев. Они рассматривали себя как представителей “высшей расы”, а Анголу как “могилу белого человека”. Полные сословных и расовых предрассудков, кичащиеся своей “избранностью”, они жили в роскоши и праздности, предаваясь всевозможным порокам. Как писал хронист XVIII в. С. Корреа, белые жили в Анголе “следуя склонностям к праздной и безнравственной жизни, любят мерзости и терпят языческие ритуалы из-за снисходительности к объектам своих наслаждений. Погрузившись в это болото разврата, они забывают свой долг католиков”2. Многие португальцы имели в своем доме более 40 раб ы н ь-сожите л ь н и ц3. На ступеньку ниже, чем белые, на колониальной социальной лестнице стояли мулаты. Как правило, они составляли промежуточные прослойки населения - мелких торговцев, посредников в работорговле, ремесленников, ’ Couto С. Ор. cít., р. 32. 2 Silva Corrêa Е. A. Historia de Angola, р. 87-88. d Couto C Op. cit., p. 67 96
мил нее офицерство и низшее духовенство, но некоторым и» них удавалось нажить крупные состояния или занять «ммжое положение в армии, церкви и в работорговле. Еще ниже, чем положение мулатов, было положений индийцев и других азиатов. Насколько можно судить по ||пкументам, социально-правовой статус индийцев был опилок к статусу “новых христиан” (крещеных евреев), ко- щ|1ые были, по сути дела, лишены всех гражданских прав. Особого внимания заслуживает вопрос о динамике населения Луанды. Население Луанды, как и всей колонии, ммтояло из трех основных расовых групп: белых, мулатов и»п|юафиканцев) и африканцев. Численный рост европейцев был по сравнению с .шумя другими расовыми группами гораздо менее значи- юпьным, хотя они сосредоточили в своих руках всю поли- тчоскую и экономическую власть Для второй половины •VII в мы располагаем данными Кавацци, согласно которым в Луанде жили 3000 европейцев'. Однако эта оценка представляется завышенной. Р. Дчпгаду сообщает, что в 1726 г. после эпидемии 1725 г. тело европейцев в Луанде уменьшилось до 1502 По сви- дпгельству миссионера Розариу дель Парку, около 1760 г. я Пуанде проживало около 500 европейцев0. Статистика 1773 г. подтверждает достоверность диух последних свидетельств и исключает первое. Согласно ей, в этом году в Луанде жил 251 европеец4. Спустя 8 мог в 1781 г. было уже 1000 европейцев, в том числе 474 мужчины от 15 до 60 лет и 90 - женщины той же возрастной иягегории. В 1781 г. европейцы составляли только 14,6% поселения города. Эта доля уменьшилась в 1798 г. до II .ibat J. В. Relation historique de I Ethiopie occidentale. Paris, 1732 Oelgado R Historia de Angola Lobito, 1948-1955, vol IV, p. 348. I tudes d'Histoire Africaine", I, 1970, p. 85. ' Klein H. The Portuguese Slave Trade: From Angola in the XVIII century. - Journal of Economic History”, №32, 1972, p. 909. 97
12,8%, а год спустя из-за эпидемии и голода драматически уменьшилась до 6,9%1. Мулаты (евроафриканцы) составляли во второй половине XVII в. более многочисленную расовую группу, чем европейцы (в 1781 г. европейцы -14,6, а мулаты - 17,1% всего населения). Мулаты (евроафриканцы) не были однородной груги пой. В эту группу включались “кабритуш” (дети от браком белых и мулатов); “мулаты” (дети от браков белых и африканцев) и “кафузуш” (дети от браков мулатов и африкан» цев). Другой фактор, который следует принять во внимание, когда мы имеем дело с данными, приводимыми авторами того времени, - их туманные представления о вышеуказанных расовых группах. Если некоторые авторы рассматривают “кабритуш” как белых, другие, например, монахи-капуцины, считают уроженцев Мадейры мулатами2 3. Во всяком случае статистика свидетельствует о численном превосходстве мулатов над европейцами во второй половине XVIII в. Группа африканцев была долгое время самой многочисленной в населении Луанды. Большинство африканцев были рабами. Их число точно регистрировалось статистикой. В 1781 г. в “нижней части” Луанды жили 67,4% африканских рабов, а остальные жили в Верхнем городе (это были главным образов женщины, работавшие как “мокамба” (рабыни) в домах бо% гатых жителей). Всего в 1781 г. африканцы составлял^ 63,5%, европейцы - 14,6, мулаты -17,1% населения Луанв 3 ' ды . .( 1 Venâncio José Carlos. A Economia de Luanda e hinterland no século XVIII, Lisboa, 1996, pp. 45-46. 2 Ibidem. 3 Ibid., p. 47. I 98
В 1798 г. доля африканцев уменьшилась до 56,3%. и. число составило 2895. В то же время количество свободных африканцев в \tW г возросло до 3079, что было связано с прибытием в юрод большого числа людей, спасавшихся от массового ниюда в глубинных районах. Большинство белых в Анголе составляли дегреда- siyiii (ссыльные преступники), цыгане и иудеи. Из 1328 де- |р«дадуш, которые были зарегистрированы Муниципальной палатой с 1714 по 1757 г., 777 (58%) происходили из I Юргугалии, а 67 были цыганами. По свидетельству Роза- I >иу дель Парку, почти все 500 европейцев, живших в Пу.чиде около 1765 г., были иудеями1. Впрочем, вероятнее noero под этим термином миссионер понимал всех нйхристиан”. Значительную часть солдат в Луанде составляли уроженцы Мадейры, которые, впрочем, хуже переносили местный климат, чем уроженцы Португалии. Большинство мадейрцев занимали низшие должности в армии. В 1757 г. было 48 таких солдат, и только один мадейрец был офицером. Большинство солдат по окончании военной службы оставались в Анголе, сменив ее на работорговлю, а неко- шрые занимались и тем и другим одновременно. Судя по документам, большинство бразильцев, «ивших в Анголе, были дегредадуш. Из 1328 дегредадуш, зарегистрированных Муниципальной палатой с 1714 по 1757 г., 170 были дегредадуш из Бразилии2. В 1761 г. из Рио де Жанейро прибыли 30 дегредадуш, из которых 26 остались в Луанде, а другие были посланы в Бенгелу. Некоторые из них стали солдатами и работорговцами одновременно. Только четверо из них были чиновниками в 1799 г. ' "Etudes d'Histoire Africaine”, I, 1970, p. 85. ‘ Amaral J. P. Luanda. - Estudo de geografia Humana. Lisboa, 1968. 99
Процент чиновников из мулатов был выше: в 1799 г - 22 чиновника из 110. Этот факт вместе с высоким проще* том солдат из этой группы - 57 из 427 в 1757 г. - отражаю* одну из существенных характеристик португальского колониализма: главным методом сохранения колониальной с* стемы ввиду слабого экономического развития метрополии и слабых демографических ресурсов для такой огромной империи стало создание буферной социальной страты i колониях, которая в силу своих культурных и биологич» ских особенностей с самого начала защищала интересы страны - колонизатора от огромной колонизированной мао сы населения. Процент “ассимилированных” африканцев, занимавших должности в администрации или армии, был ниже, чем у мулатов. Тем не менее некоторые из них были чиновниками и даже могли достичь высоких постов в армии Значительная часть “неассимилированных” африканцев составляла т наз. “герра прета” - военные формирования, воевавшие на стороне португальцев под начальством своих вождей. Деятельность “герра прета” проходила в глубинных районах, где она помогала португальцам “усмирять” мятежных африканских вождей или охранять торговые пути к Луанде. Рекрутирование “герра прета” было поручено капитан-морам крепостей. Результатом португальской колонизации было появление большого слоя детрибализированных африканцев, включенных в колониальную социальную структуру, Эти свободные африканцы служили мелкими клерками, проводниками, солдатами, а также носильщиками, надсмотрщиками, посредниками и помощниками работорговцев. Но самым тяжелым было положение африканце» рабов, стоявших на самой низшей ступени общественной иерархии. Такая социальная структура сложилась в зоне, находившейся под непосредственным португальским военнополитическим контролем. Но эта зона вплоть до начала XX 100
и ограничивалась в основном прибрежными районами, шовным образом городами и фортами, ни один из которых ни был удален от побережья более чем на 200 миль. На остальной территории сохранялась в основном раннефео- дяпьная или родоплеменная общественная организация и португальское влияние либо отсутствовало, либо было ни- чюжным. 101
ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА ПОРТУГАЛИИ В АНГОЛЕ. Генезис португальской колониальной империи про исходил в тот изобилующий драматическими событиями и острыми коллизиями период, который Маркс назвал по риодом "так называемого первоначального накопления”. Маркс указывал, что начало эры капиталистического производства относится к XVI веку, когда начался процесс первоначального накопления, который “есть не что иное, как исторический процесс отделения производителя от средств производства”1. В классической форме насильственного “отделения” огромных масс производителей от их средств производства первоначальное накоплений имело место в Англии. В других странах Европы - в Испании, Португалии, Франции и Нидерландах - процесс первоначального накопления происходил в несколько других формах, не имел столь бурного характера и был связан с постепенным и длительным обнищанием крестьянина, привязанного к своему клочку земли. Эти страны не дали массовых потоков крестьян-колонистов, которые переселялись бы в колонии2. Из них в колонии отправлялись искатели легкой наживы, военные, купцы, чиновники, миссионеры, а также ссыльные преступники. Получив королевские земельные пожалования, они не заселяли колоний крестьянами, а наоборот старались не допустить массовой крестьянской колонизации своих феодальных владений. Главную ценность этих земельных пожалований в первые века колонизации (в частности в Африке) они видели не столько в возможности культивации земли, сколько в возможности торговли ценными местными товарами. Отсюда их стремление к основанию факторий, 1 К. Маркс. Капитал, т. I. Госполитиздат, 1953, с. 719. 2 см. А. В. Ефимов. Очерки истории США. М., 1955, с. 38. 102
фортов и военных постов, охраняемых сильными военными гарнизонами. С историей португальской колонизации связаны ни -дующие моменты первоначального накопления: колониальная система, истребление туземного населения, уничтожение целых племен и народов и захват их земель, превращение Африки в заповедное поле охоты на чернокожих”, насильственное обращение в христианство местно- in населения, разрушение исторически сложившихся социальных и политических структур, “торговые войны” евро- in (неких государств, ареной которых служил весь земной шар, в том числе Африка и Азия и т.д. Маркс писал, что первоначальное накопление создавалось не идиллическими методами сбережения, а пу- н;м самых страшных преступлений и насилия, “вписана в нотописи человечества пламенеющим языком меча и огня”1 Специфический характер экономической жизни пор- I у гэльских владений в Африке определялся двумя важнейшими факторами: 1. Феодальными методами эксплуа- t ации, которые насаждались колонизаторами и которые юсно переплелись с рабовладельческим укладом и 2. Ко- нониальным режимом, который ставил эти территории в политическую и экономическую зависимость от Португа- нии. Оба эти фактора надолго затормозили развитие производительных сил и социальный прогресс, причем узкие рамки феодальных производственных отношений, сочетавшихся к тому же с отношениями рабства, погоня за драгоценностями, а также принявшая беспрецедентные масштабы “охота на рабов” подорвали жизненные силы Африки, истощили ее естественные и людские ресурсы и надолго задержали экономическое развитие африканских стран. ' Капитал, т I, с 720. 103
С самого начала португальской колонизации Анголы феодальные отношения, которые были привнесены дна португальцев (но не для коренного населения), стали п» дущей формой общественных отношений. Все вновь от* крытые земли считались собственностью португальской короны, которая могла жаловать земельные наделы в бе* раздельное пользование своим подданным на правах феодального держания. Вскоре после открытия португальцами Анголы абсолютистское правительство в Лиссабон» стало предпринимать усилия для закрепления за собой этих территорий. С этой целью оно стало пытаться ввести здесь феодальную политическую и экономическую систему. -которая бы в наибольшей степени отвечала интересам господствующего класса метрополии. Важным практическим шагом в этом направлении было введение системы донатариев. Берущая свое происхождение в португальской средневековой феодальной организации, эта система предусматривала предоставление королем отдельным лицам наследственных феодальных владений с правом административной и судебной юрисдикции в обмен на обязательство защищать и заселять эту землю. При этом вся земля колоний считалась собственностью короны и владения донатария были по сути дела своеобразными феодальными бенефициями. Как правило, этими феодальными собственниками (донатариями) становились португальские навигаторы и военачальники, открывшие и отвоевавшие у местных племен те или иные территории. В основе португальской колониальной политики, как и политики любой другой колониальной державы, всегда лежали чисто экономические интересы, сводившиеся в конечном счете к стремлению господствующих классов к обогащению за счет порабощенных народов. Ф. Энгельс указывал, что в колониальной политике любой державы “насилие служит только средством, цель же заключается в приобретении экономических выгод” и что колониальное 104
ч«||.‘|()ощение служит прежде всего целям накопления капища и извлечения прибыли1. Вся история португальского колониализма - это прежде всего история варварского расхищения природных и человеческих ресурсов захваченных территорий, в осно- н« которого лежали корыстные экономические интересы •кашуататорских классов метрополии. “Всякая история 'чиолы, которая имеет смысл, должна быть экономической .к трией”2, - справедливо пишет историк Чайлдс. Для вы- р пения движущих пружин и скрытого механизма порту- ■ липской колониальной политики надо изучать не столько .именения политических, идеологических и культурных ■нититутов, сколько экономических стимулов и мотивов, пижавших в основе этой политики. Метрополия смотрела на Анголу исключительно черн I призму интересов своей колониальной торговли. Колониальная торговля, представлявшая собой •■дин из важнейших источников доходов метрополии, рев- кипо охранялась ею от посягательств иностранных держав. Португальцы строжайшим образом запрещали африканцам торговать с иностранцами. Всякое иностранное судно, просившее якорь у берегов португальских колоний, рас- . матривалось как контрабандистское. Его захватывали, а с .по экипажем обращались не лучше, чем с пиратами или шпионами. Вплоть до конца XVI - начала XVII вв. колониальная юрговля велась в основном силами отдельных купцов, действовавших по своей частной инициативе и на свой (ipax и риск, а также торговых агентов, нанятых королевским двором. Все частные торговцы должны были иметь на юрговлю специальное разрешение от королевского прави- юльства. Король имел исключительную монополию на юрговлю рядом товаров (восточные пряности, слоновая Ф Энгельс. "Антидюринг". Childs G. М. Umbundu Kinship and Character. L, 1949, p. 191 105
кость и др ). Королевская монополия на торговлю имел* юридическое основание в законодательно оформленном положении о том, что частные лица могут эксплуатировать их только с согласия и под контролем короля и его чинов» ников и в интересах обогащения королевской казны. Моно полия короны оказывала крайне отрицательное воздев ствие на экономическое развитие колоний. Сковывая част» ную инициативу, она не давала возможности основывать новые предприятия даже тем предпринимателям и купцам, которые располагали для этого необходимыми средство ми, опытом и сноровкой. В начале XVII в. начинается новый этап в истории португальской колониальной торговли, характеризующийся отменой королевской монополии и усилением торговой буржуазии. Непосредственной причиной, побудившей ио пано-португальский королевский двор отказаться от старой системы торговли (с помощью купцов и королевских торговых агентов), а также от королевской монополии на индийские пряности и некоторые другие виды товаров, была необходимость с одной стороны считаться с усилившейся экономической ролью выросшей на дрожжах первоначального накопления португальской торговой буржуазии, а с другой стороны - противостоять усиливающемуся натиску торгового капитала молодых капиталистических хищников • Голландии и Англии, связанному в свою очередь с теми крупными социально-экономическими сдвигами, которые происходили в этих странах. Голландская и английская торговая буржуазия с завистью смотрела на процве» тающую португальскую торговлю с Азией. Они уже не до» вольствовались долей в этой торговле, а мечтали полное» тью овладеть ею. Результатом этого торгового соперни» чества, принявшего исключительно острые формы в конце XVI - начале XVII вв., явились голландско-португальская и англо-португальские войны. Изменение португальской системы колониальной торговли и создание торговых компаний явились, с одной 106
• М1|юны, проявлением возросшей роли португальской тор- пщои буржуазии, которая не могла мириться с прежним •*1^1ктером торговли и знаменовала своего рода победу имнового капитала над старым феодализмом, цеплявшимся за королевскую монополию на торговлю. С другой • >ю|юны, создание торговых компаний было своего рода ■ящитной реакцией не только торгового, но и землевла- лчш.ческого класса Португалии против энергичного на- мунления, которое вела на его интересы более могуще- || пенная торговая буржуазия западноевропейских стран, не гуливших на путь капиталистического развития. Изучение колониальной политики различных европейских стран в эпоху первоначального накопления привели I к выводу о том, что там, где она проводилась феода- iiíimh, она вела отнюдь не к прогрессу, а к застою и упадку и :>гих странах. Колоссальные средства, выкачивавшиеся ил колоний феодалами Испании и Португалии, шли в комичном счете не на развитие капиталистического произ- ипдства, а на воспроизводство окостеневшей феодальной цианизации общества. В тех же странах, где колониальную политику проводила буржуазия (Англия, Голландия), • mi.) ускорила процесс развития капитализма в метрополиях. содействовала подъему их торговли, промышленности, обогащению буржуазии. Европейская торговля, процве- ишшая во времена крестовых походов, была подрезана мод корень захватом турками стран Ближнего Востока и I ..'шканского полуострова, перерезавшим старые сухопутные торговые пути из Европы к Индии и Китаю. Когда был найден обходной морской путь в Азию, а также открыты лапежи золота и серебра в Южной Америке, купеческие дома Генуи, Милана, Аугсбурга, Нюрнберга, Антверпена и Нондона почувствовали, что, наконец, наступил долгожданный момент, когда они снова смогут заняться привычным делом. В конце XVII - начале XVIII в. роль главного рынка сбыта португальских колониальных товаров перешла от 107
Голландии к Англии. Получив по Метуэнскому договору ряд привилегий в торговле с Португалией, англичане начали j огромных масштабах осуществлять перекачку драгоценно* стей, награбленных конкистадорами в колониях. Поскольку правящий класс феодальных собственни» ков препятствовал развитию промышленности Португалии, приходилось все промышленные изделия покупать у Англии, которая к тому времени уже прочно встала на рельсы капиталистического развития. Португальское золото животворным дождем пролилось на экономическую почву Англии и Голландии, на которой быстро проросли всходы капитализма. Португалия в XVIII в. превратилась в своего рода перевалочный пункт для золота, идущего из Бразилии и Африки в Англию. Один португальский публицист образно и горько заметил: “В отношении золота Бразилии Португалия играет роль рта, а Англия - желудка”. “Все золото из Бразилии идет на Темзу", - констатировал в 1770 г. знаменитый французский просветитель Рейналь1. Ангола и другие португальские колонии несли на себе таким образом двойное бремя: они были вассалами вассала Англии. Грабительская политика европейских колонизаторов имела для них губительные последствия. Он» подорвала развитие производительных сил, привела к истощению природных и людских ресурсов, обрекла их нг полный экономический застой и деградацию. 1 Г Рейналь Философическая и политическая история о заведениях и коммерции европейцев в обеих Индиях. Слб., 1806, ч 3, кн 9, с. 551. 108
РАБОТОРГОВЛЯ. В 1500 г. белые колонисты Сан-Томе получили от •нроля Португалии право на вывоз рабов из Конго. Они «•чапи скупать рабов в порту Мпинда, а также в устье р. и«’жго у т. наз. мпанзалунга, которые вели войны с государствами Лоанго и Ндонго с целью захвата рабов. Мобильность европейцев на море позволила им нарядить прямую торговлю с вассалами короля Конго, часто т'ихтававшими против центральной власти. Чтобы поме- '041 ь этим прямым контактам, Афонсу I заключил ряд дого- «иров с королем Португалии, которые разрешали порту- (IIи>ским торговцам въезжать в Конго, но только через ■ mi Салвадор. Эти договоры, как правило, нарушались. Среди рабов, которых вывозили европейские него- ||и.1нты из Конго, было много военнопленных, были также и | ыновья земли” и “сыновья наших фидалго и вассалов", •як говорил Афонсу I1. Рабов продавали в “пумбуш” - рын- • •IV около Стэнли-Пула, в Пунгу-Андонго, Амбуила и Жаки и Экспорт рабов осуществлялся из трех главных портов: Миинда, Кабинда и Луанда. Работорговля рассматривалась как средство снабжения Португалии домашней и сельскохозяйственной раджей силой. Ее значение становилось все более важным мп мере того, как экспансия Португалии в XV-XVI вв. требо- II,‘ina все больше человеческих ресурсов. В то время насе- моние Португалии оценивалось всего лишь в 1,5 млн. че- жшек. Необходимо было заменить людей, уходивших в море или селившихся в колониях и рабская рабочая сила удовлетворяла эту потребность. Она быстро росла, за- 11,1вляя работорговцев отказываться от примитивных ме- юдов приобретения рабов. Метод киднэппинга быстро обнаружил свою неэффективность: ангольцы стали избегать прибрежной полосы, чтобы не быть захваченными врас¬ llistoria de Angola. Luanda, 1976, p. 92-93. 109
плох. Поэтому работорговцы стали устанавливать нор мальные торговые отношения на бартерной основе и дп*'< этого они стали использовать первых невольников как n# реводчиков. Как только португальцы поняли, что они могли приобретать рабов мирным обменом товаров, в которы) нуждались вожди и их посредники, они ввели регионал* ную систему торговли, дополняемой демонстрацией сипи в форме строительства крепостей, которые могли в случи нужды служить убежищем1. После открытия Америки и создания там плантаци» онного хозяйства родился большой спрос на “живой товар* Работорговля из занятия отдельных купцов, авантюристе# и пиратов, имевшего в XV в. весьма ограниченные мао- штабы, во второй половине XVI в. превращается в движу щую силу и сердцевину "колониального бизнеса” в Африко Рабы вывозились в Америку, главным образом, из Анголы. Со второй половины XVI в. и особенно с 1570 г С началом выращивания в Бразилии сахарного тростник! португальские поселения на западном побережье Африки функционировали почти исключительно как погрузочныё пункты для работорговли. Бразильская плантационная экономика XVII в. был# тесно связана с Анголой. Она зависела в огромной мере сп притока рабочей силы; португальские колонии на западном побережье Африки имели своей главной целью ее поста* ку. Поскольку экспорт бразильского сахара представлял собой основу накопления богатства правящим классом Португалии, а производство сахара в Бразилии в XVII ! зависело от ангольской рабочей силы, то одной из главные забот правительства Португалии стало осуществление мс* нополии на работорговлю между Анголой и Бразилией. ГЦ словам английского историка П. Андерсона, лозунгом XVÍj 1 Veiga Pinto assisted by A. Correira. Portuguese participation in the slave trade - The African slave trade from XV to XIX century. UNESCO. P., 1979, p. 120-121. 110
и ныло: "Без сахара нет Бразилии, а без Анголы нет саха- г»1 Уже к 1600 г. в Бразилии было около 20 тыс. негров, •и есть вдвое больше, чем белых* 1 11. В первой половине XVII й и период расцвета сахарного производства торговля не- фвми еще более усилилась. По подсчетам Симонсена, в wll в. Бразилия поглотила примерно 350 тыс. африканских рабов2. “Монокультура сахарного тростника была не- мисытна, - замечает историк Филью. - Это был Молох, ко- юрый беспрестанно пожирал негров...”3. Небывалого размаха достигла работорговля в XVIII и что было связано с особенностями португальской коло- ии1ации Бразилии. Португальцы сравнительно поздно, ц|)чти на два века позже испанцев, открыли в своей американской колонии золото, в связи с чем резко возрос спрос mi привозных рабов. В официальной переписке того вре- мнни то и дело встречаются упоминания о жалобах соб- •;.| пенников на нехватку рабов4. Англичанин Э. Берк писал в •■вредине XVIII в., что португальцы ввозят в Бразилию еже- тдно от 40 до 50 тысяч рабов5. Эти данные Э. Берка, к ■ иидетельствам которого следует относиться крайне кри- 1ически, подтверждаются официальными документами то- II) времени, согласно которым в колонию ввозилось в • реднем около 50 тыс. рабов в год6. 31 декабря 1791 г. гу- |'и;рнатор Анголы М. А. Васконселуш сообщал, что в истекшем году только из порта Луанды было экспортировано ' simonsen R. Historia economica de Brasil, 1500-1820,São Paulo, 1937, t. I, |>. 199. ttimonsen R. Op. cit., p 202. I ilho L V. O negro na Bahia, Rio de Janeiro, 1946, p. 49. 4 См. например, Documentos históricos, vol. 70, p. 25. Hurke E An Account of the European settlements in America. Vol. I, L, IH08, p. 363. 11 Calogeras J. P. A History of Brasil, Chapel Hill, 1939, p. 27. 111
9.342 рабов. По его же сведениям в 1793 г. из Луанды бм ло вывезено 10.252, а из Бенгелы 11.179 рабов1 2. Невозможно с точностью определить общее числи рабов, перевезенных в Бразилию за все время существе! вания работорговли ввиду отсутствия документально* данных. Предположения историков на этот счет весьма различны и колеблются между 3 и 18 миллионами"’ 8и всяком случае, даже если принять за истину минимальны* оценки импорта рабов в Бразилию, окажется, что он знача тельно превосходил импорт рабов в другие части Америки Согласно данным, проводимым У. Фостером, к 1850 г * одну лишь Бразилию было вывезено 12 млн. рабов, в то время как к 1860 г. в Соединенные Штаты было доставлено около миллиона, а в испанские колонии в Америке - один или два миллиона рабов3. Португальская работорговля прошла несколько этапов своего развития. Первая фаза работорговли охваты вает вторую половину XV - начало XVI в. В этот период работорговля практиковалась отдельными купцами, пира тами и авантюристами и имела ограниченные размеры Особенно много рабов вывозилось в это время португаль цами из Конго и Ндонго. В 1576 г. монах Гарсия Симоинш и своем письме из Луанды сообщал: “Ежегодно отсюда выезжают обычно 12 тысяч проданных и купленных рабов. В нынешнем году их было 14 тысяч”4. 1 Arquivos de Angola. 2а Ser., vol. 25, Luanda, 1968, p. 74, 239 2 P Симоновы считает, что число рабов, вывезенных в XVII-XVIII вв. и» Африки в Бразилию не должно было превышать 3.300.000. А. Боавида пишет: “Историки и этнологи подсчитали, что в середине XV в. население Анголы насчитывало от 17 до 18 млн., включая население всего обширного бассейна Зайре, населенного народами языковой группы банту" С 1580 по 1836 г из Анголы и “португальского" Конго были вывезены более 4 миллионов людей (Boavida A. Angola Cinco séculos de exploração Portuguesa, Lisboa, 1981 p. 68.) 3 У. Фостер Негритянский народ в истории Америки. М., 1955, с. 35. 4 Brasio A. Monumenta missionaria africana. Africa Occidental. Vol. Ill, doc 23, p. 146. 112
Даппер дает следующее описание работорговли в itiniie: “Самая большая торговля португальцев состоит в I'rtiVix, которых они отправляют в Америку... чтобы заставшим. их работать на сахарных заводах, в рудниках, где ра- №ии столь тяжела, что быстро подтачивает здоровье ев- |.мммицев и только эти негры Анголы могут ее выдерживать и ючение некоторого времени. Именно кровью этих нечистых португальцы приобрели великие блага, которыми ими владеют в Новом Свете. Уверяют, что испанцы... тран- Iмутировали ежегодно 15.000 рабов из Анголы в Америку н думают, что португальцы сегодня обезлюдивают страну ни меньше. Так как большая часть рабов приходит из Пум- •-.у больше чем в 200 или 300 лье от берега, они сильно |||.|дают по дороге и португальцы прежде, чем посылать к*, в море, дают им отдохнуть в больших домах, предназначенных для них... В ожидании флота, они обрабатывают lUMriK), сажают или собирают маниоку”1. Ангола была одним из главных источников рабов вмч португальцев. “Количество рабов, которое в год выво- !И1ся из Анголы очень большое, - сообщают современники .)го видно из того, что множество их ввозится в Португа- нию и много других - в государство Бразилию и на рудники Индий Кастилии, а также из того, что казна Его Величества помучает от них много конто дохода”2. Относительно источников получения рабов в Анголе к; же авторы указывают, что “из них число пленных, захваченных в войне, личтожно по сравнению с теми, кто куплен nit ярмарках, на которые короли и сеньоры всей Эфиопии посылают продавать своих рабов и эта торговля у них очень давняя и обычная, причем рабы служат вместо денег дмя покупки одежды и всего необходимого. Наиболее распространенные причины и основания обращения в неволю и продажи сеньорами черных другим следующие: первое: Dapper О Op. cit., р. 368. Brasio A. Monumenta missionaria Vol IV. doc 132, p. 560 113
когда какой-нибудь вассал изменяет сеньору или хочг восстать, или совершает прелюбодеяние с женщинами сеньора, то он должен умереть, а все его потомство обр* щается в рабство. Второе: как короли, так и соба, имею все определенное число рабов, распределенных по ра* личным деревням, которое оставили им их предшественники, и они увеличивают это число войнами и покупками Их детей используют как деньги и посылают для продано» на ярмарки, как уже было сказано”1. Даппер со слов голландских путешественников сообщает, что рабы в Анголе делились на две основные к* тегории: 1. “кисикос или “рабы страны”, происходящие семей крестьян, зависящих от дворян, которым они принадлежат и переходят от одного к другому по наследств/ и 2. “рабы, купленные или захваченные на войне. Но тая как почти все соба - тираны, они очень часто обращают о рабство за ничтожные проступки... и не только провинившееся лицо, но и его жену, детей и всю семью”2 Исключительно большую роль в развитии работорговли играло вино, которое в больших количествах ввозилось португальцами в Африку. Работорговцы прилагали огромные усилия для того, чтобы приучать местное население к вину и, спаивая африканцев, превращали многи* из них в алкоголиков, готовых продать за вино всех члено* своих семей. В письме некоего Гаспара да Роза к короле Португалии (начало XVII в.) мы читаем: “Поскольку черные люди питают сильную страсть к вину... и продают за вино своих жен и детей, необходимо издать указ, запрещающие ввозить больше определенного количества бочек вина и применять как наказания продажу и обращение в неволю. Но поскольку губернаторы и капитаны, - сообщает автор письма, - хотят лишь иметь как можно больше золота, ко* торое им нужно для торговых сделок, они приказывают во» 1 Ibid , р. 561. 2 Dapper О. Op. cit., р. 367. 114
ши, вино и как можно больше солдат и продавать вино и нру'ие товары гораздо дороже, чем они стоят на побере- и в сертане. Они приказывают наказывать продажей и •■вращением в рабство мужчин, их жен, детей и родителей, но и было причиной того, что подданные стали уходить в ■ •ртан и на побережье”1. С 1481 г. работорговля была объявлена королевной монополией. Чтобы обезопасить столь прибыльную юрговую монополию от посягательств со стороны своих подданных, а также со стороны соперничающих европейцем* держав (сначала кастильцев, позже - французов, ан- (ничан и голландцев), португальская корона с самого на- ч*па стала заботится о строительстве на западноафрикан- • ком побережье крепостей, фортов и укрепленных торго- Жившие в факториях представители королевской «ламы (факторы) развернули бурную деятельность, направленную на добычу максимального количества “живого fonapa”. С этой целью они посылали в глубинные районы Анголы работорговцев (пумбейруш), которыми первоначально были португальцы, а позже стали мулаты и даже африканцы, которые заключали торговые сделки на покупку рабов с различными африканскими правителями и божиими, а чаще всего нанимали небольшие отряды кондо- м.вров, организовывавших грабительские нападения на мирные селения с целью похищения людей. Такого рода киднэппинг”, проводившийся людьми, приобретшими квалификацию, опыт и повадки профессиональных охотников ш людьми и пользовавшихся покровительством и поддержкой португальской чиновничьей бюрократии, осуществлялся в XV! в. в массовых масштабах в государстве Конго. ' ( ordeiro L. Memórias do Ultramar Viagens, explorações e conquistas dos jioitugueses. Lisboa, 1881, p 23. ' João de Barros. Asia. Lisboa, 1945, Década I, Livro III, cap. 1. 115
Тысячи португальских работорговцев, чиновников их наемников - мулатов, торговых агентов, всякого роде авантюристов и проходимцев, стремящихся урвать кусок <. бессильно барахтающейся жертвы, обескровили и по дорвали жизненные силы процветающего средневекового государства Конго, полностью разрушили его социальнуи.1 и государственную структуру. Португальская работорговпп ранила насмерть государство Конго, нанеся ему такой удар, от которого оно уже никогда не оправилось. Со второй половины XVI в. начинается вторая фазе работорговли, когда главным рынком рабов становится Бразилия. Своего апогея португальская работорговля до стигает в XVII-XVIII в., когда в результате усилий иезуитоо и отказа индейцев работать на плантациях королевскими указами было запрещено обращать индейцев в рабство и единственным источником получения рабочей силы стало работорговля. Эти указы были вызваны отчасти и тем об- стоятельством, что королевская казна получала значительную прибыль, так как работорговля была обложено высокими пошлинами1. Закон о пошлинах на рабство но сохранился. Наиболее правдоподобный документ - письмо Абреу де Бриту (1592 г.), сообщающее, что пошлина составляла 3000 рейсов за голову. Позже пошлина был* увеличена. В этот период работорговля от спорадических пи* ратских налетов отдельных авантюристов переходит к си* стеме организованного грабежа. Возникают работорговы* компании, монополизировавшие торговлю рабами. В 1689 г. была введена “свобода” торговли рабами для всех лиц, и началась ожесточенная конкуренция между компаниями и частными торговцами. В конце XVII в. открытие золотых рудников Минае- Жераиса привело к росту спроса на рабов. Владельцы рудников нуждались в сильных мужчинах, а желтый металл 1 Lanncy Ch. et Linden V. Op. cit., p. 156. 116
тмиолял платить за рабов больше, чем платили плантаторы Ангола с населением, состоявшим из работорговцев, • ымьных, авантюристов и рабов, стала, по выражению К. 1ннн;ера, “краеугольным камнем португальской империи”. Губернатор Анголы Васконселуш писал в 1796 г.: 1о|)говля этих земель в настоящее время процветает, ибо •исугствие иностранных судов у берега и дружба мятежных ■«еянителей... облегчили огромный приток рабов и извлеки ме денег, что резко повысило цены и уже ощущается •■ечпатка судов для экспорта рабов, что заметно задержи- чАнг торговлю между Америкой и Африкой”1. В конце XVIII - начале XIX вв. результаты промыш- " иной революции в Англии, Франции и других странах мни чувствоваться и в Африке. Развивающаяся буржуа- ши стала интересоваться Африкой не только как источни- м1М золота и рабов, но и как источником промышленного |.|[)ья и рынка сбыта европейских товаров. С этим была •низана начавшаяся европейская экспансия вглубь конти- нинта. К концу XVIII в. после французской революции в • инзи с быстрым развитием капитализма в Америке и Ев- |ише начинается период упадка работорговли. На протяжении всего периода существования рабо- трговли ее методы не оставались неизменными. До 1605 | насильственный захват рабов в португальских колониях uiце не имел характера массового явления. Монахи- иозуиты, жившие в Анголе, писали в конце XVI в., что из нг.ех вывозимых оттуда рабов, “число тех, кто является ипенниками в войне, ничтожно, по сравнению с теми, кого покупают на ярмарках”2. С начала XVII в. получают значительное распространение военные методы захвата рабов. Работорговля • тала базисом всей португальской колониальной деятельности, вытеснив горнодобычу на второй план. Был даже ‘ Arquivos de Angola. 2а Ser., vol. 25, p. 380. Hrasio A. Monumenta missionaria africana, t. IV, doc 132, p. 561. 117
издан королевский указ, запретивший разведку минерален т.'к. она мешает развитию торговли рабами. Чтобы обесп» нить себе возможность вести торговлю рабами, португат. ские работорговцы вели настоящие войны. В этот период португальская работорговля отличй лась не только внушительными размерами, но и весьма сложной организацией. В ней были заняты сотни судов и тысячи торговых агентов, надсмотрщиков, погонщиков и других лиц. В португальских фортах в Африке размещу лись войска, предназначенные для охоты за рабами. Когди рабов не удавалось захватить силой, работорговцы полу чали их путем обмена или обмана (что часто было одно и то же). В XVII-XVIII вв. португальские работорговцы практи ковали три главных метода получения рабов. Первый со стоял в отправке торговцев, которых стали назывэп “пумбейруш”, для покупки рабов на рынках в отдаленных oi берега африканских селениях. Сначала "пумбейруш” были европейцами, но смертность от тропических болезней бы ла столь велика, что торговцы, оставаясь в факториях но побережье, стали посылать в глубинные районы неболь шие экспедиции, состоявшие обычно из их сыновей - мул* тов, слуг и рабов. “Пумбейруш” часто проходили больший расстояния, находясь в пути недели, месяцы и даже годы и приводя или присылая назад по 400, 500 или 600 рабоп Одним из важнейших рынков, на которых “пумбейруш” при- обретали рабов, был рынок Мпумбу около Стэнли Пул. Ol названия Мпумбу и возникло слово “пумбейруш”, а рынки, которые они посещали, стали называться “пумбос”. Один из современников оставил следующее опиеэ* ние португальской системы работорговли в Конго: “В этих краях многие португальцы стали торговцами и отправлю ются в Конго и другие места, чтобы торговать. Существуют два типа торговцев: одни, которые называются пумбейрос, уходят в глубинные районы и торгуют и с язычниками и ç христианами, покупая и продавая товары. Покупают они 118
нчЛон, которых отправляют в Конго (Сан-Салвадор) или Миду и другие Места, где живут их компаньоны. Другие - но жители города Конго (Сан-Салвадора - А. X.) или порта Инида, которые получают рабов, которых им присылают нумбейрос”* 1. О том, что африканцы оказывали в ряде случаев (шротивление “пумбейруш”, свидетельствует тот факт, что m февраля 1720 г. был издан королевский декрет, запретивший обмен рабов на порох и оружие, “поскольку эти на- |М1дм ненадежны”2. Часто пумбейруш уходили на целый год »< проникали далеко вглубь континента, выменивая у мииных вождей рабов на раковины-каури, табак, бусы, |»ами, вино, ножи и разные безделушки. Все эти дешевые отары работорговцы привозили в Африку из Европы, •дпсь они обменивали их на рабов, которых перевозили |*рез Атлантику в Бразилию, где обменивали на золото, • «ребро, шкуры и сахар и везли все это на продажу в Европу Здесь “большой круг торговли" замыкался. Как пишет |. Дэвидсон, эта система “треугольной торговли” приносима Европе тройную прибыль: от продажи потребительских м шаров работорговцам, от продажи рабов на плантации и hi продажи заморских товаров в Европе3. Второй метод получения рабов состоял в обложении податью местных вождей. Эта подать должна была дшачиваться молодыми здоровыми рабами, причем мерой мшичества рабов служила особая единица, называемая носа да Индия”. Третьим методом приобретения рабов была война. Но время войн за расширение территории торговцы, сопровождавшие португальские армии, покупали у солдат охваченных ими пленников. Когда португальские войска, | livelier J. et Jadin L. LAncien Congo d'aprés les archives romaines (148-1640). Bruxelles, 1954, doc. 18, p.152. Uodrigues J. H. Op. cit., p. 53. I. Дэвидсон. Черная мать, M., 1964 стр. 72. См. также Kingsnorth G. W. | )р cit., р. 38. 119
ведшие войны против местных племен, терпели поражо ние, торговцы часто теряли свой “товар”. Так, например, | битве при Нголеме (1590 г.), где португальская армии встретилась с коалицией местных вождей Анголы и бы г* вынуждена отступить, работорговцы понесли убытки, рм ные стоимости 24-х кораблей, нагруженных товарами1. В XVII в. общей практикой португальских губернато ров в Анголе стала организация войн специально с целью захвата рабов. Эти военные кампании никогда не разр* шались официально и оправдывались такими аргументами как наказание вождей, которые дали убежище беглым р» бам или отказались платить налог. Губернаторы были лично заинтересованы в военные экспедициях, ибо служба в далеких африканских колония* соблазняла, прежде всего, возможностью получать доходы от работорговли. Одним из источников доходов губернаторов были взятки работорговцев за предоставление лице* зий на экспорт определенного числа рабов. Некоторые губернаторы имели экономические интересы в Бразилии и старались обеспечить свои плантации рабами. Поскольку губернаторы назначались обычно на срок всего в 3 год# они спешили приобрести максимальное число рабов и снаряжали для их поимки военные экспедиции. 1/5 добычи они отчисляли в пользу короны, а остальное делили между собой и участниками экспедиции2. По подсчетам некоторых исследователей, на каждого пойманного и проданного невольника приходилось о? двух до четырех африканцев, убитых во время этих экспедиций. Некоторые авторы определяют цифру потерь в Ю человек3. 1 Birmingham D Op. cit, р 25 46 Ibidem э Г Бутце. В сумраке тропического леса. Природа. Люди. М., 1956. с. 170. 120
Португальская работорговля имела самые пагубные ■• медствия для народов Анголы. Она лишила страну •I" кольких миллионов молодых и здоровых людей - наймите трудоспособной части населения, подорвав произ- мидигельные силы и надолго задержав экономическое раз- «И1ИО колонии. Работорговля разрушила сложившиеся государ- Iценные образования на территории Анголы, дезоргани- H.'ii.ina их экономику, породила многочисленные межплеменные конфликты и войны из-за рабов, поскольку невольничий рынок питался главным образом военнопленными. Необходимо сказать также еще об одном аспекте нпи проблемы, который, как правило, игнорируется порту- .1П1.СКИМИ исследователями истории работорговли. Мы ►■моем в виду морально-психологические последствия это- м (убительного процесса. Поскольку работорговля базиро- н шась на насилии в виде вооруженных экспедиций охотников за людьми, киднэппинга, засад, стычек и т.д., то мно- | и«.* поколения африканцев вынуждены были жить в атмо- ■ форе постоянного страха, ожидания трагической перемены в своей судьбе, нестабильности, неуверенности в зав- i|iашнем дне, отсутствия гарантий личной безопасности и пнмной беззащитности перед неумолимым роком судьбы. Эта атмосфера страха заставляла отдельных лю- ,(ги и целые народы уходить в глубинные районы подальше от вездесущих охотников за людьми и торговцев живым i пиаром. Следует отметить, что, хотя большинство рабов импортировалось из Анголы в Бразилию, рабы играли некоторую хозяйственную роль и в самой Анголе. Правда, использование африканской рабочей силы в этой колонии Ги.то очень ограниченно вследствие почти полного отсут- ■ шия какой-либо производственной деятельности. Но все >i'.ií рабский труд использовался в Анголе для выращивания ■ .чхарного тростника и других сельскохозяйственных куль- iyp. Значительное число рабов использовалось в качестве 121
носильщиков, домашних слуг, официантов, поваров, коню хов, садовников, курьеров, строительных рабочих, парии махеров, рыбаков, охотников. Побывавшие в Луанде * 1666 г. два итальянских священника видели там поразительное множество черных, которые служат как рабы бы лым, некоторые из которых имеют по 50, а то и по 100, 200, 300 и даже по 3000 рабов1. Подводя итоги, следует отметить, что не только ри боторговля, но и сама система рабства с ее рутинной тех никой и жестокими формами эксплуатации оказала пагуб ное влияние на все стороны политической, экономической и духовной жизни народов Анголы. Система рабства и рыботорговля наряду с колониальным режимом были факторами, серьезно тормозившими дальнейшее развитие производительных сил в Анголе и задержавшими ее социально-экономический и культурный прогресс. ПОРТУГАЛЬСКАЯ КОЛОНИАЛЬНАЯ ЭКСПАНСИЯ И СОПРОТИВЛЕНИЕ НАРОДОВ АНГОЛЫ В XIX в. Установление португальского суверенитета над территорией Анголы в XIX - начале XX вв. было в значительной степени облегчено разобщенностью народов и их государственных образований. Воспользовавшись межплеменными противоречиями, португальцы натравливали народы и племена друг на друга и устанавливали над ними свой контроль. Буржуазная историография, как правило, замалчивает или преуменьшает масштабы сопротивления народом Анголы португальской колонизации. Между тем изучение этой колонизации показывает, что весь XIX век (впрочем, 1 Nevinson Н. A. Modern Slavery New York, 1963, p. XII. 122
и предшествующие века) заполнен в Анголе непрерыв- пнн чередой колониальных войн, восстаний и вооруженно- н! '..опротивления местного населения. 30-ти летие с 1848 ни I878 г. было периодом ожесточенной схватки между жиониальными войсками и силами африканского сопро- нцпизния. Как подсчитал Р. Пелисье, из 360 месяцев этого »|1иода, военные кампании заняли 80 месяцев, т. е. 22% hi его времени. Это, конечно, не означает, что сражения н|1иисходили непрерывно в течение 6 лет и 8 месяцев, так им и отдельные годы (например, в 1860 г.) в один месяц Mm ми иметь место две кампании, а в другие месяцы - ни ндмои Районами, где сопротивление африканцев отлича- М1 ил. особым упорством, были (в порядке продолжитель- ли военных действий): Дембуши Голунго-Алту (24 месяца), Конго (13 месяцев), юг Анголы (13 месяцев) и Дуки-ди- |.|инанса (5 месяцев). Из этого списка видно, что наиболее 11 никое и продолжительное сопротивление колонизаторам ■низали следующие этнические группы: амбунду dмссанжи, Дембуш, Дуки-ди-Браганса), баконго и ньянека- см1)е О значительной степени сопротивления колонизаторам в районах, населенных этими этническими группами, • иидетельствует и большая численность использо- инишихся там португальских войск. Она доходила (один ими несколько раз) до 4500 солдат (португальских и африканских) в Кассанжи, 1700 в Дембуш, 1200 в Конго, 900 в Дуки-ди-Браганса, 900 - в южной Анголе1. В середине XIX в. в Лиссабоне был разработан план чшоевания государства Кассанжи. Причины планиро- щшшейся экспансии на восток были прежде всего торгово- ншномические. “Португальская” Ангола (рейну ду Ангола) иопучала значительную часть экспортируемых через Луанду рабов, слоновой кости и воска из Кассанжи и, следова- тпьно, экономически зависела от этого работоргового государства. “способность контролировать движение това¬ 11’elissier R. Resistance, Lille, 19761. I, p. 88-89. 123
ров..., - пишет Дж. Миллер, - лежала в основе работорго вых государств, созданных позднее правителями имбамгя л а в Матамбе и Кассанжи Португальская Ангола проци* тала благодаря контролю над другим этапом той же тор говли рабами... Торговое государство, вроде Ангопм обычно находилось между двумя более древними госу дарствами (Кассанжи, Матамба и т. п. по одну сторону к Португалия с Бразилией по другую), из которых первой контролировало производство, а второму принадлежат функция распределения или потребления”1. Таким образом, португальская колония Ангола иг рала как бы роль посредника, промежуточного звена маш ду производителем и обладателем ресурсов (Кассанжи) и потребителем (Португалией и Бразилией). Такое положа ние не могло долго устраивать португальские власти, ра боторговцев, купцов и всех, кто наживался на этой торге вле. Обладание военным превосходством над Кассанжи порождало соблазн легкого завоевания этого государств! что, по расчетам португальцев, позволило бы им стать нв только посредниками, но и производителями экспортируй мых товаров. В этом случае они перестали бы зависеть от Кассанжи и могли бы контролировать уже не один, а два важнейших этапа торговли рабами, слоновой костью и воском. Таковы были причины завоевательных экспедиций против Кассанжи (1850-1851 годы). Что же касается пред* лога для них, то он быстро нашелся. В 1850 г. по неясным мотивам на ярмарке в Кафуши был убит португальский офицер. Говорили, что это было сделано по приказу местного собы Андалла Киссуа. Лучший предлог трудно было придумать! В июне 1850 г. Селлес Феррейра получип приказ возглавить карательную экспедицию, и с войском из 1206 солдат и двумя пушками выступил из Пунгу-Андонго В июле ему удалось разбить нескольких вождей в Сонго, и 1 Дж Миллер. Короли и сородичи. М., 1984, с. 215. 124
>м числе Маримба Ангомбе, которого он заменил. Однако н.1шща Киссуа сумел избежать плена и укрылся в Кас- .и*м, где ему предоставил убежище правитель (кингури) .mCiíi (португальцы дали ему имя Паскоал Машаду). В н'и.мийшем Бумба сыграл выдающуюся роль в истории «■..нижи, будучи душой антипортугальского сопротивле- »>ч и течение почти 20 лет. Кингури Бумба достиг могу- (létiM.-i, богатства и власти в Кассанжи, благодаря примите™ к контрабандной торговле, подрывавшей торго- ,м> монополию португальцев, так как она осуществлялась #i>«j “нелегальные” порты вне португальских владений, м|Пы увильнуть от королевских таможенных надзирате- I -.•и Под предлогом необходимости “наказать” Андалла и. i.ya и Бумбу Феррейра в июле 1850 г. вторгся в Кассан- »и .-паковав киломбо (укрепленное поселение), где укрыл- 11 .умба. Этот соба пытался сопротивляться, но 24 июля •июмбо был захвачен и сожжен. Бумба сумел бежать, .|1ихиатив с собой все символы верховной власти кингури. tiMuiiHO поэтому назначенный португальцами новый кингу- ■•и К.чссанжи не мог исполнить традиционного ритуала по- анщения в правители, принятого в таких случаях. Бумбу нжинули почти все его приближенные, дорожившие торго- и«и больше, чем этнической солидарностью Португаль- м1с войско пыталось преследовать и захватить Бумбу. •Ги.явленого “мятежником”, но не смогло это сделать2. В сентябре 1850 г. генерал-губернатор объявил, что •лмнания окончена, и С. Феррейра вернулся в Пунгу- Андонго. Однако, португальцы явно недооценили силы и Н11.1МОЖНОСТИ своего противника. В действительности, война юлько начиналась. Бумба собрал большое войско, на¬ Miller J С. Slaves, slavers and Social Change in Nineteenth Century '•n*.sange; Franz-Welhelen Heimer, Social Change in Angola Munich. 1973, .• а^"23. I’HissierR. Resistance, t. I, p. 99 125
пал на резиденцию назначенного португальцами правим» ля (кингури) и убил его. Затем была разгромлена ярмарки где португальские купцы скупали товары для последуй! щего экспорта. В конце 1850 г. С. Феррейра получил при каз захватить дороги на востоке. Сформировав войско hi 300 солдат, 400 добровольцев из числа жителей Амбакб к 200 африканцев во главе с Кабоко и взяв с собой две пуш ки, он выступил из Пунгу-Андонго 28 ноября 1850 г. По пут» к Кассанжи к португальцам присоединились африкански* соба, враждебно настроенные к Бумба. В январе 1851 г С Феррейра во второй раз вторгся в Кассанжи. Он сумел i помощью дипломатических уловок захватить Андалла Km суа, который имел наивность поверить слову, данному португальским военачальником. 27 февраля португальской войско двинулось к р. Кванго, преследуя Бумбу, которые укрылся на правом берегу этой реки. Беглеца захватить м> удалось, но в руки португальцев попали члены его семьи и свиты, а также брошенные им символы власти кингури i апреля португальское войско покинуло берега Кванго и прибыло на ярмарку в Кафуши и туда же через 2 недели пришел отряд, посланный в погоню за Бумбой, но не до бившийся своей цели. 23 апреля португальцы, воспольоо вавшись тем, что завладели символами власти кингури торжественно провозгласили новым правителем госу дарства Камбола Кангонга, принявшего имя Фернанду Ан какиу Феррейра1. 5 мая экспедиция С. Феррейра вышла ш Кифуши, оставив там гарнизон из 60 человек с одной пуш кой, и вскоре вернулась в Пунгу-Андонгу с 400 пленными Таким образом закончилась 24-х месячная война порту гальцев против Кассанжи. Результатом ее были множество опустошенных и обезлюдевших деревень и фактической потеря Кассанжи государственного суверенитета и независимости. Назначенный португальцами кингури стал их м* рионеткой, официально заняв место в колониальной бюро 1 Ibid., р. 101. 126
«тимической иерархии в качестве командующего “герра 'I Однако большая часть макотас Кассанжи, государ- «пенная структура которой была разрушена и которая бы- "• раздроблена на ряд провинций, не признавала нового *ммгури, считая его избрание и низложение Бумбы незанятым Все же португальцам удалось добиться своей > гншной цели, которую они ставили, начиная эту войну, - подчинить Кассанжи и установить контроль над ее ресур- "4ми, чтобы не зависеть в своей торговле от этого африканского государства. “Официальный бюллетень”, не скрыни» радости, сообщал в те дни: “Дорога в Лунда и Луба отчима без вмешательства правителей Кассанжи, которые •жмали около 30% того, что они доставляли на ярмарку”1. |цн:ячи португальцев служили мессы в костеле в Луанде, •нидавая хвалу Господу за победу, которая заставила уважать португальский флаг там, где он никогда не уваримся и где ему никогда не подчинялись”2. Однако ликование португальцев, как показали по- • ммдующие события, было преждевременным. Сопроти- имкние Кассанжи иноземным захватчикам не было оконча- |®мьно сломлено. Возглавивший это сопротивление Бумба • читал себя законным кингури, а Фернанду “узурпатором”. (ж энергично формировал новое войско для борьбы с котонизаторами. Узнав об этом, колониальные власти организовали новую экспедицию, снова возглавленную С. Фер- |шира. В феврале 1852 г. экспедиция вышла из Пунгу- Андонго и менее, чем через месяц, покрыв расстояние в •100 км., прибыла на ярмарку в Кафуши. Однако, узнав о приближении португальского войска, Бумба со своими сторонниками ушел в джунгли. Апрель и май прошли в засадах, имевших целью выбить из джунглей неуловимого Румбу. Эти военные акции нанесли серьезный ущерб тор- ' Holtim do Governo Geral da Província, de Angola, №294, 17,11, 1851, p. 3. 'Ibid., №296, 31, VI, 1851, p 2. 127
говле1. К 1853 г. несмотря на усилия трех генеряп губернаторов Бумба не был разбит и сохранил свои основ ные силы. К этому времени власть португальской марио нетки - Фернанду в Кассанжи стала чисто номинальной, та* как макотас отказывались ее признавать. Ливингстон, ш бывавший в Кассанжи в 1854 г., констатировал, что влаот» португальцев распространялась лишь до левого берега р Кванго2. 17 ноября 1854 г. произошло сражение между пор тугальскими войсками и силами Бумбы. Хотя последний а не был разбит, он все же, учитывая военное превосходств» португальцев, попросил мира. Генерал-губернатор Козлит де Амарал (1854-1860) решил удовлетворить эту просьбу так как хотел обезопасить торговлю между “португальской Анголой и Лунда через Мона-Кимбунду. В 1857 г. Маланж» получил статус “президиу” (крепости) и караваны, экскур тируемые регулярными войсками, связали Амбака и Кае санжи. В августе - сентябре того же года экспедиция, со стоявшая из 840 человек под командованием подполковки ка в отставке М. А. Пириша, спустилась от Санза чер*и Санго, к р. Кванза (к месту ее слияния с Луандо в Ломбо) Бумба предложил охранять караваны, проходящие черо* территорию, где он обосновался. В августе 1857 г. Бумбе принес клятву верности португальской короне. В это врем» “кингури” Фернанду умер, либо (что более вероятно) 6wii убит и макотас избрали Бумбу в качестве кингури. В 1858 г Бумба написал генерал-губернатору Ко элью де Амаралу письмо, в котором уверял, что прошло» предано забвению. Амарал ответил, что лучший подаро» который он может сделать властям, - регулярная уплат» налога “десятины” для того, чтобы корона “могла цивили 1 Ibid., №356, 24, VII, 1852. 2 Livingstone. Explorations dans I'interieur de I'Afrique australe P . 1873, p 367 128
«ииагь его народ”1. Четыре года сохранялся неустойчивый мир, однако жестокости и вымогательства португальских шииогей, взимание, начиная с 1859 г. налога (“десятины”), фудности торговли и т. п. вызвали восстание в Кассанжи, ■оплавленное Бумбой. Говоря о причинах восстания, пор- |угапьский путешественник Диаш де Карвалью писал: I м.1вные и можно даже сказать единственные виновники "■счастий, имевших место в провинции, - это негоцианты и другие лица, которые своими жестокостями и дурными по- ■ I умками возбудили довольно обоснованную жажду мести * |уземного населения”2. В 1861 г., когда португальцы увязли в Конго, по- |ц ганцы заблокировали торговый караванный путь между I lynry-Андонго и Кванго, причем наиболее активное уча- | ше в восстании приняли жители Сонго и Маримба- Лиюмбе, разграбив ее. Вскоре к ним присоединилось вос- ■ ывшее население правого берега р. Кванго. В июле 1861 I была снаряжена военная экспедиция под командованием ж Ф да Казала. Выйдя из Пунгу-Андонго, она спешно двину пась к ярмарке. Генерал-губернатор выехал в Маланже в ■ октябре, чтобы лично организовать вторую колонну. В | ;.1нза началось строительство крепости. 11 ноября 1861 г. обе колонны атаковали киломбо бумбы в Кембо, но ему, как всегда, удалось улизнуть из- под носа португальцев. Они пытались его преследовать, но in: добились успеха. Командующий экспедицией Казал (павший к тому .времени подполковником) выместил ярость на жителях киломбо Бумбы в Кембо, устроив там сровавую резню 29 декабря 1861 г. Однако в тот же день португальцы были атакованы войсками Бумбы. В разгаре завязавшегося сражения африканские отряды (“герра пре- i.'i"), входившие в состав войска Казала, покинули его. Пор¬ ' BOGGPA, №675, 4, IX, 1859, р. 10 Dias de Carvalho Memória O Jagado de Cassange na Província de Angola. Lisboa, 1898. 129
тугальцы потерпели серьезное поражение, потеряв убиты ми 119 солдат, 6 офицеров и ранеными 20 солдат. В чист убитых был Казал. Это поражение развеяло миф о “непобедимости” португальцев и нанесло чувствительныи удар по престижу португальского оружия. Понеся большие потери, португальское войско столь поспешно и панически бежало, что даже не успело похоронить погибших в бою Остатки разбитого португальского воинства собрались I Байша-де-Кафуши, где ждали прибытия подкреплений Однако посланная им на помощь генерал-губернатором колонна из 700 солдат не продвинулась дальше Маланжв Отчаявшись и потеряв надежду на приход подкреплений измученные лихорадкой и деморализованные португаль ские войска вышли из Байша-де-Кафуши и через 10 часои марша встретили спешившую им на помощь колонну Известие о поражении в Кассанжи вызвало сначала нечто вроде шока, а затем панику в Луанде. Все завоева ния на востоке, приобретенные с таким трудом, были пота ряны. Португальские владения теперь кончались в 200 км к востоку от столицы колонии. Во всей "португальской” Ан голе не было больше “герра прета”, готовых двинуться на завоевание Кассанжи1. Колониальное правительство вы нуждено было прибегнуть к вербовке “герра прета” не к “португальской” Анголе, а в соседнем королевстве Бенгепа и среди овимбунду в Байлундо2. В сентябре 1862 г. было набрано войско из 15 тысяч человек3. В начале 1863 г. в Лиссабоне было принято решение о возобновлении попыток поставить Кассанжи под португальский контроль. Для этого из метрополии были посланы значительные подкрепления. Во главе новой экспедиции генерал-губернатор Ж. Б. де Андраде (1862-1865) 1 Pelissier R. Resistance, t. I, p. 107. 2 Dias H. A. de Carvalho Memória O Jagado de Cassange na Provinda dt) Angola Lisboa, 1898, p. 219. 3 Pelissier R. Resistance, t. I, p. 107. 130
мн I,шил своего старого товарища по войне в Конго половника М. К. Боржиша, которого африканцы считали кол- 1VHOM Боржиш, начиная с 1860 г., был горячим сторонни- нми отвоевания Северо-Востока. Он двинулся с большим минском в Санза, откуда собирался вторгнуться в Кассанжи и нанести удар по киломбо Бумбы, но последний, узнав об ном, запросил мира. К этому его побудили военное пре- HI (сходство португальцев и тяжелое внутреннее положение .‘ю страны, разоренной португальскими карателями и го- нодом. Стремясь как можно скорее восстановить прибыльную торговлю с глубинными территориями, власти в Луан- !i« приняли предложение о мире, сделанное Бумбой. 26 ч»нгября 1863 г. генерал-губернатор принял в своем двор- ц«> посланника Бумбы. Был подписан договор, по которому Румба признал португальский протекторат, позволил пор- 'у|,-1льцам вновь обосноваться в районе ярмарки, согла- ' имея вернуть пленных и беглых рабов, возместить убытки •и мстей и частных лиц, оплатить военные расходы и стать . «рантом уплаты долгов его подданными1. Поскольку в договоре не упоминалось ни о дпеятине”, ни о каком-либо другом налоге, это позволило некоторым исследователям сделать обоснованный вывод, •но Бумбе удалось практически восстановить независимость Кассанжи, потерянную в 1850 г.2 Внешне Бумба вынужден был делать вид, что счи- ии;т себя вассалом короля Португалии и признает его суверенитет. Он даже отправил своих сыновей в Луанду, где ими были крещены и получили португальские имена. Но на вассальная зависимость в данном случае имела скорое номинальный, чем фактический характер. С 1852 по II) 73 г. Бумбе удалось сохранить суверенитет и силу государства Имбангала. ' Ibid р 108 Ibid 131
ЗАВОЕВАНИЕ СЕВЕРО-ЗАПАДА. Причины португальской экспансии в северном ни правлении были идентичны причинам завоевания на ео стоке. Единственная разница состояла, пожалуй, в том, что на востоке португальцы ставили перед собой цель захви тить источники ресурсов, на которых базировалась их тор говля и, следовательно, поставить под свой контроль пер вый ее этап, а на севере они надеялись овладеть портами чтобы увеличить свои возможности контроля над вторым этапом трансатлантической торговли. Начав завоевание государства Конго, португальцы верные своей обычной тактике раскола сил сопротивления попытались привлечь на свою сторону местных союзникоп Они стремились обострить внутренние распри и кризис и Конго, вызванные ссорами из-за престолонаследия, и даж* пытались манипулировать выборами короля Конго (маниконго), как они это уже делали в Кассанжи. Однако завоевание Конго имело один аспект, который отсутствовал при завоевании Кассанжи. Португальским колонизаторам пришлось здесь иметь дело не только с сопротивл* нием внутренних местных сил, но и с сопротивлением внешних сил на международной арене. Попытка завоевания Конго (в отличие от завоевания Кассанжи) вызвала негативную международную реакцию и привела к резкому обострению англо-португальских противоречий. С точки зрения португальских колонизаторов и> право на часть африканского побережья между 5°12' и 8* ю. ш., на которую они давно претендовали и которую называли “Кабинда” и “Молемба”, было признано Англией англо-португальским договором 1810 г. и последующими соглашениями 1815 и 1817 г.1 Эти договоры были составлены таким образом, что допускали разные толкования. Так 1 Sá da Bandeira. О Trabalho Rural Africano e a Administração Colonial. Lisboa, 1873, p. 156-158 132
чиня 10 первого договора предполагала права короля |.||мугалии на Кабинду и Молембо, в то время как антира- ьширговый договор 1815 г. и дополнительная конвенция к .«#му 1817 г. строго различали между действительными ■оядениями Португалии и теми, на которые ее права были «♦розервированы (Кабинда и Молембо)1. Во всяком случае .■,|инственная интерпретация, которую казалось невозможном дать этим договорам, состояла в том, что они содер- •>щ непризнание Англией португальских претензий на Ка- 'инду и Молембо. Между тем именно такую трактовку дал •<м Пальмерстон осенью 1846 г. и этой позиции в односто- 1»>**мем порядке придерживалась Англия в течение последующих 30 лет. Поводом для заявления Пальмерстона по- мужил захват португальским корветом бразильского рабо- «|нового судна у побережья между 5°12" и 8° ю. ш. На заедании смешанной комиссии в Луанде португальские <|н>дставители утверждали, что этот захват имел место в ||иугальских территориальных водах, против чего резко отражали представители Англии. Инструктируя английско- II посла в Лиссабоне, Форин Оффис подчеркивал важ- iiiii гь сохранения для Англии неограниченного доступа к миму побережью, где португальцы установили высокий воженный тариф2 Такая позиция Пальмерстона была шпана с его планами расширить в то время незначительно британскую торговлю в Конго, чему усиленно препят- |повала Португалия. Пять лет спустя Пальмерстон оброним фразу о том, что, антирабское дело и британская тор- 'мипя находятся в большей безопасности под властью африканских вождей, чем под португальским правлением •юй точки зрения Форин Оффис придерживался в течение ригельного времени. “Гораздо лучше, - говорилось в палки ной записке британского МИДа 1876 г. - иметь дело с Hnmmond R J. Portugal and Africa. 1815-1910. A Study in Uneconomic "ii|inrialism. Stanford, 1966, p. 54. iliiil. p. 54. 133
наихудшими дикарями, чем с благонамеренными пор»у гальцами”1. Эта политика враждебного патронажа, которую проводил в отношении Португалии ее старый союзник, ми зывала резкие протесты с ее стороны. “Нельзя допустил, писал по поводу акции Пальмерстона Са да Бандейре, чтобы одна из договаривающихся сторон в односторонней порядке без согласия другой имела право вводить в chui новую интерпретацию положений договора. В таком спу чае... договоры станут совершенно бесполезными или Оу дут выгодны лишь для более сильной из договерр вающихся сторон”2. Хотя еще в 1838 г. португальцы планировали окку пацию Амбриша, Кабинды и Молембо, они не решали», сделать это в течение почти двух десятилетий, опасапо». реакции Лондона. Наконец, в 1855 г. воспользовавшиа, тем, что Англия была занята Крымской войной, Лиссабон решил осуществить свои планы в Конго. Это решения ускорил визит английской эскадры в Конго в 1853-1854 гг которая имела поручение королевского правительств* подписать договоры с африканскими правителями. В отесн на этот вызов, боясь упустить время и проиграть “африканские гонки” своему колониальному сопернику Португалия начала действовать более энергично. 30 до кабря 1854 г. в Лиссабоне была устроена торжественной встреча посольству “короля Молембо” (Кабинды), который объявил себя вассалом и просил Португалию построит), крепость на его территории3. Несмотря на грозные пред* упреждения Лондона, португальская экспедиция из 300 солдат во главе с генерал-губернатором Анголы Коэлью ду Амаралом произвела высадку в Амбрише 15 мая 1855 г Местный правитель Гарсия не смог оказать сопротивлений и бежал. Амарал сжег 1500 хижин в окрестностях города, й 1 Ibid., р. 55. 2 Sá da Bandeira. О Trabalho Rural, p. 158. 3 BOGGPA, №483, 30, XII, 1854, p. 1-2. 134
«>><i I месяц подошедшее к нему на помощь войско из 500 •ri/ifli, включая “герра прета” во главе с Кабоко, вышед- иня n;t Камбамбе, сожгло и разорило все, что еще остава- ь Чтобы не отпугнуть торговцев, Амарал объявил Ам- W.HHI свободным портом в течение года и сухопутным пу- •м лернулся в Луанду* 1. Стремясь воспрепятствовать английской торговле с и.•пт. португальцы ввели в Амбрише 6% таможенную по- инину на импорт (в то время как экспорт был беспошлинным Г В следующем году для того, чтобы усилить свои по- I*» |ии в дипломатической дуэли с Лондоном, португальские in теги издали декрет об отмене рабства не только в Ам- H|.Hiiie, но и в Кабинде и в Молембо3 Хотя англичане сминались с португальской оккупацией Амбриша, они дали miii irb, что не потерпят португальской экспансии к северу ■и |i Ложе. После оккупации Амбриша португальцы объявили имисевшую от него территорию “дистриктом”. Они пред- гирцдили короля Конго Энрике II относительно поведения, •и трое он должен был рекомендовать своим подданным, •и ми они не хотели разделить судьбу правителя Амбриша 14|><;ия Они послали к нему в Сан-Салвадор миссионеров, » шо сын принц Николау, прожив 10 лет среди португаль- ||йп стал мелким чиновником, которого они держали в качестве заложника. Оккупация Амбриша дала португальским колонизациям стратегически удобную базу для дальнейшей экс- ижсии. Столкнувшись с противодействием Лондона, Лис- пЛон решил развивать эту экспансию не вдоль побережья -птя овладение портами было его главной стратегической |пмью), а вглубь королевства Конго. В качестве следующей I '««Ussier R. Resistance, t. I, p. 116. I l.immond. Portugal and Africa, p. 55. Mnith W. H. C. Anglo-Portuguese Relations. 1851-1861. L, 1870, pp. 119- I И 135
жертвы колониального завоевания был избран Бембе ijV находились богатые месторождения меди. Этот город Оы захвачен 19 сентября 1856 г. экспедицией подполковник С. Феррейра, которой была придана “герра прета” во гп»ы с Кабоко. Район Бембе был объявлен “конселью” В горе* были построены каменные дома и вскоре Бембе стал at* ным центром караванной торговли. Медные рудники бы»** отданы в аренду португало-бразильцу Антониу Флорищ| который с помощью носильщиков транспортировал медь • порт Амбриш. откуда она экспортировалась за границу Генерал-губернатор то и дело посылал своих эмы сэров (главным образом миссионеров) ко двору маникоы Энрике II в Сан-Салвадор, стремясь поставить его под ель контроль. Дипломатические меры подкреплялись сильны* военным нажимом. После оккупации Амбриша и Бембе К» элью ду Амарал послал в конце 1856 г отряд в 350 солдг из Бембе на юг для того, чтобы укрепить линии коммуним ций и открыть дорогу к Сан-Жозе-ду-Энкожи. Кончина маниконго Энрике II 23 января 1857 г «ы звала династический кризис в Конго. Королем был избр#* племянник Энрике II Алвару Донго, происходивший из С*и Салвадора и принадлежавший к клану Мпанзу-а-Ними' Флориш обязался построить дорогу между Бембе »• Амбришем и поселить в Бембе 50 супружеских пар порту гэльских колонистов Однако он не выполнил своих обещ! ний и в 1859 г. уступил право на эксплуатацию руднике» английской компании, которая, потерпев неудачу, отка|# лась от концессии в 1873 г. Добыча меди никогда не пр| вышала 240 т. в год, то есть была не больше того коли чества, которое африканцы доставляли на побережье дЛ» продажи до оккупации Бембе. Но ввиду несовершеннолетия короля регентств* осуществляла сестра покойного, принадлежавшая к кла* Кивузи (или Кивуги). Она пыталась воспользоваться свои* 11 Felgas А. Е Historia do Congo, р 111 136
"нножением для того, чтобы сделать королем своего сына кМ|п<иза Катенде. В споре за королевский престол Катенде »1*шип опереться на португальскую поддержку. Он просил прислать миссионеров, и власти в Луанде не замедлили направить через Амбриш и Бембе в Сан-Салвадор двух шищонников, сопровождаемых эскортом в 30 солдат под кнмяндованием Силва Круша. Он полагал, что этого отряди Пудет достаточно, чтобы запугать сторонников Алвару Цишо В октябре 1858 г. португальцы прибыли в Сан- | ммнадор, где были хорошо приняты. Однако ввиду отказа I имщенников короновать Алвару Донго, он обвинил их в •имерении подыграть его врагам* 1. Опасаясь мести мани- •чню, Силва Круш со своим отрядом поспешно ушел из ■••рода. В марте 1859 г. начались открытые военные дей- ■ шип между двумя претендентами на престол. Коэлью ду »марал решил в них вмешаться на стороне Катенде. Он <41иказал доставить из Луанды через Амбриш в Бембе ||«<:колько артиллерийских орудий под командованием камина М. Гусмана. Измотанные болезнями и истощенные •«подом и лишениями португальские войска, поддержи- наомые сторонниками Катенде, не осмелились войти в ' ян Салвадор, ограничившись коронацией Катенде в при- • уптвии капеллана и многих португальских чиновников, прибывших из Бембе2. Катенде принял имя Педру V в шсть тогдашнего короля Португалии и признал себя его нассалом. Из Португалии прибыли свежие контингенты имиск, присоединившиеся к остаткам отряда М. Гусмана. I.' ноября 1859 г. на португальский лагерь внезапно обру- шимось войско Алвару Донго. Капитан М. Гусман был убит и «му отрубили голову3. Оставшиеся в живых португальцы и панике бежали в деревню Банза-а-Путо в нескольких ки¬ I'llieiro da Fonseca. О Rei do Congo - “Revista militar”, Anno XLIII, №10, И mai 1899, p. 299. I Migas H. A. E. Op. cit., p 111: Brasio A. Angola, vol I, pp. 138-139. I ligas H A E. Op. cit., p 111, BSGL, 32° serie, p 306 137
лометрах от Сан-Салвадора. Они были окружены войскам»» Алвару Донго и не могли вырваться из этой западни ни протяжении всего сезона дождей 1859-1860 гг. В таком ли» положении оказался и гарнизон Бембе. По словам порту гэльского историка Фелгаша, “Бембе был тогда островом который мятежные туземцы держали изолированным о* Амбриша и Энкожи”1. Гарнизон, которым командовал Б*я тиста де Андраде, страдал от тяжелых лишений, так ufr дембуш во главе со своим вождем Намбуангонго мешали подвозу продовольствия из Сан-Жозе-ду-Энкожи, который был тогда важным сельскохозяйственным центром. Поэт® му из Амбриша была послана на помощь окруженному г» Бембе гарнизону сильная военная экспедиция во глав* » майором Боржишем, которая, нанеся поражение племо нам, обитавшим между Амбришем и Бембе, направилась • Сан-Жозе-ду-Энкожи. Здесь она была хорошо принять местным вождем Амбуила. Однако, экспедиция не смогп* выполнить своей главной задачи - сокрушить могущй ственного вождя дембуш Намбуангонго2. В августе 1860 г. из Португалии прибыло подкрьл пение - самое многочисленное из всех посылавшихся <• Анголу вплоть до 1904 г. Оно состояло из 8 рот (в том чиб ле две из “дегредадуш”), то есть из 750 белых солдат. У» дачей экспедиционного корпуса было завоевание Севере Запада. О важном значении, которое придавалось в Лив сабоне этой цели, говорит тот факт, что экспедицию вр| главлял брат короля, ставший вскоре после этого короле Португалии Луишем I (1861-1889 гг.)3. В августе 1860 г. генерал-губернатором Анголы бы назначен вместо Коэлью ду Амарала К. А. Франку (1800 1861). 1 Ibidem. 2 Ibidem. 3 Pelissier R. Resistance, t. I, p. 124. 138
15 сентября к экспедиционному корпусу присоеди- • мнись 200 португальцев из лагеря в Банза-а-Путу. На >падующий день почти тысячное португальское войско, 'Издержанное сторонниками Катенде, в ходе семичасовой Литы сломило сопротивление войск Алвару Донго и штурмом овладело Сан-Салвадором. Алвару Донго удалось спастись. На троне был снова восстановлен Катенде IКадру V), который правил до 1891 г. Но Алвару Донго пы- |*пся его низложить и 9 октября с двухтысячным войском ■» адил Сан-Салвадор. Однако эта атака была отбита пор- |угапьскими войсками, которые нанесли большие потери и|м*1енденту на престол. Вынужденный отступить, он однако не отказался от дальнейшей борьбы. Его сторонники «блокировали Сан-Салвадор и Бембе, превратив их, по выражению Фелгаша, “ в настоящие острова, окруженные непокорными язычниками”1. Лишь спустя год специальная í писательная” экспедиция, посланная из Луанды через АмОриш и Кибала, сумела разблокировать португальские |*рнизоны, запертые в Сан-Салвадоре и Бембе. Алвару Долго умер в 1862 г., но только в 1898 г. португальским полстям в Конго удалось примирить его сторонников и сто- [•онников Катенде (Педру V), умершего в феврале 1891 г.2 В 1866 г. построив крепость в юго-восточной части юрода, португальские войска ушли из Сан-Салвадора. Дальнейшее их пребывание там обходилось казне слишком дорого и не имело смысла, поскольку Северо-Восток Анголы был уже завоеван и португальский суверенитет над ним утвержден. ' I ttlgas Н. А. Е. Op. cit., р. 112. Iludem.; Ribeiro da Fonseca O Rei do Congo. - “Revista militar”, Anno íllll, №10, 31, V, 1891, p. 299. 139
ВОССТАНИЯ В ДЕМБУШ. В 1810 г. район Дембуш (территория между реши* Данде и Бенго), который тогда составлял часть дистрики Голунго-Алту, был преобразован в дистрикт. Однако, на» пишет Э. Фелгаш, “гордые дембуш (племена амбумду жившие в Дембуш - А. X.) не оценили эту честь"1. В 1800 i Наполеон вторгся в Португалию и ее правительство вы нуждено было перебраться в Бразилию. Ему было трудна уделять Анголе прежнее внимание. Колониальные влвсм в Луанде ощутили отсутствие финансовой поддержки мвч рополии. Одним из последствий этого было сокращены португальского военного присутствия в Дембуш. Гарнизоиь в Энкоже и других фортах были либо выведены, либо рва ко уменьшены. Воспользовавшись ослаблением порту гальской военной силы, вожди дембуш начали один за дру гим отказываться признавать себя вассалами португальцы и платить им налоги. На протяжении всего XIX века ди стрикт Дембуш - это арена нескончаемых антипортугапь ских восстаний местного населения. По словам Пелись» район Дембуш с 1807 по 1907 г. “был северным аналогом Киссамы, то есть постоянно существовавшей угрозой и G* рьером, блокирующим торговую и сельскохозяйственную экспансию, имевшую тенденцию распространяться из до лины Кванзы к Конго”2. Причинами восстаний дембуш были насилия, прои> вол и злоупотребления португальских властей, взимани» непосильных налогов, требования властей о выделении им все большего числа носильщиков, что было связано с наличием и ростом кофейных плантаций в Голунго-Алту. Крупное восстание дембуш имело место в 1841 г Его возглавил Алейшу де Агуа Росада, который, по некоторым сведениям, был сыном короля Конго. Он призвал 1 Felgas Н А Е Op cit, р. 100. 2 Pelissier R Resistance, t. I, p. 136 140
(fuCiyiii не платить налог и не подчиняться администрато- . ишселью. Португальские власти в Луанде направили , .ими повстанцев военную экспедицию под командовани- м мииора Сантуша Вандуненя, которая подавила восста- н.. и захватила в плен Алейшу де Агуа1. Однако через два ,i« и 1843 г. район между реками Данде и Бенго вновь ■..и охвачен пламенем восстания, потопленного в крови . .|иу|.-1пьской карательной экспедицией из 200 солдат. В мн г вождь дембуш Нгомбе Амукиама пытался поднять .ион восстание, но был схвачен и заточен в крепости в гиидв на три года. В 1850 г. другой вождь Какуло Каенда • Миллея платить налог (десятину) португальским влас- w Однако подкупленные и запуганные португальцами (знатные лица) дембуш свергли его и он был от- «..IIH юн в тюрьму в Луанду В 1854 г. доведенные до от- ■ •ииии дембуш вновь подняли восстание, которое опять вернувшийся на родину Нгомбе Амукиама. Вос- >лние началось с того, что в одном из районов африканцы .||'1>|.1ли огонь по сборщикам налога. Нгомбе Амукиама кгиывал упорное сопротивление португальцам вплоть до •нц.1 1856 г. Лишь посылка крупного контингента колони- ..ii.iii.ix войск из Бембе и поддержка некоторых перешед- III- на сторону властей местных вохщей позволили им по- •■м пить с этим грозным восстанием дембуш. Стремясь укрепить свою политическую и социаль- .?|" базу и военную силу в Дембуш, власти расселили ..(in i, в 1862 г. несколько семей колонистов из Бразилии, >|н.1низовавших плантации хлопка и кофе, а в 1867 г. инте- |1и|ювали этот район в дистрикт Луанды2. “Эта мера не .Iи11d практических результатов, - пишет в связи с этим |‘ршаш, - напротив, некоторые вожди дембуш, видя, что ну.чнда уже не имеет достаточно сил, чтобы над ними гос- "1Д(ггвовать, и решать их внутренние споры, начали дей¬ I i.|i]as Н А Е Op. cit., р 100. | Klfias Н. А Е. Op. cit., р. 100. 141
ствовать, чтобы вновь завоевать симпатии короля к<т«.- вассалами которого они себя считали на протяжении •»" можно более двух веков. К счастью, королем Конго и • время был Дон Педру V, который всегда сохранял и* верность”1. Однако близкий родственник устраненного imi тугальцами из Сан-Салвадора Алвару Донго, который (V соперником Педру V в борьбе за престол, Рафаэл Дот Карруга предложил вождю дембуш Какуло Каенда м|и знать его своим сувереном. Узнав об этом, португалы,и1 власти поспешили оказать нажим на Каенду, рекомендои* ему не делать этого, поскольку “реальная власть маниит. го не распространяется далее Бембе”2. В 1870 г. вспыш. ло новое восстание дембуш, которое явилось как бы и|> людней к великому восстанию 1872 г., на котором си» остановиться подробнее. Причины восстания 1872 г. были в основном те я» что и других восстаний дембуш в XIX в. : лихоимств . произвол португальских властей, злоупотребления, а» занные с вербовкой рабочей силы и взиманием “десяти*» и т. п. Однако, кроме этих общих для всех восстаний две буш причин, были и некоторые специфические, характер ные именно для этого конкретного восстания. К их чи!> относится прежде всего отказ португальских властей m мочь вождю Какуло Каенде подчинить некоторых его м> салов-соба, вышедших из повиновения. С такой просьОп Каенда обратился к генерал-губернатору в 1868 г., но т лучил ответ, что помощь Луанды будет зависеть от его г» ведения3. В мае 1868 г. возник еще один серьезный мот» для восстания. Португальские власти потребовали у Кв* ды разрешения пройти через его территорию отряду и 100 солдат из Голунго-Алту против вождя Нгомбе Амукио 1 Felgas Н. А. Е. Op. cit., р. 100-101. 2 Pelissier R. Resistance, t. I, p 137-138. 3 Magno D. Guerras angolanas A nossa acçíio nos Dembos. Porto, 1934, r 20 142
ч к»енда отклонил это требование. В январе 1870 г. он гниWи в Сасса, административный центр Дембуш, чтобы >м|н и'.ить у португальских властей военной помощи про- « мтежного собы Казуангонго Зомбо Ангола. С подоб- •й просьбой и жалобой на вождя Казуангонго он обратней к властям в марте 1870 г. Однако португальцы не •••пали вмешаться в конфликт между двумя могуще- i ионными вождями дембуш, предпочтя оставаться на по- •||ии нейтралитета. Такую позицию они, правда, занимали ч динго Им пришлось вскоре пересмотреть ее в связи с ач. чго Казуангонго объявил о том, что считает себя вас- чним не только короля Португалии, но и короля Конго. В *»>угле 1870 г. Луанда покончила с нейтралитетом и от- i4.ii о встала на сторону Каенды, послав 30 солдат против и. еоперника Зомбо Анголы. В октябре 1870 г. португаль- •и» нойска, так и не сумев разгромить этого вождя, превшими военные действия, но в июне 1871 г. Каенда лично •минея в Луанду, чтобы изложить свои претензии и требо- ч чиня к генерал-губернатору. В том же месяце стало известно, что Казуангонго •ц. рыто отказался платить “десятину” португальцам и объ- <мип себя вассалом только короля Конго. В официальных •«портах в Лиссабон власти в Луанде признавали, что их •шошения с Казуангонго нельзя назвать “хорошими”1. '||имер Казуангонго оказался заразительным и многие coin жившие вокруг Сасса, отказались платить налог. Влас- и и Луанде уволили администратора района. Его преем- 1йк африканец, капитан в отставке, сообщал в своих до- |И1.ониях, что “забастовка в отношении уплаты налогов •мм устраняется”2. В ноябре 1871 г. в Сасса с целью забить “мятежников” было произведено несколько залпов и пушки. Был назначен новый администратор, которому I’nlissier R. Resistance, t. I, p. 140. Ibidem. 143
было поручено “успокоить умы и укротить непокорны* Однако эти меры не смогли предотвратить восстание (>и< началось в декабре 1871 г. с атаки на форт Кассатопи I январе 1872 г. войска Какуло Каенда и присоединивши!». * к нему местные вожди из Голунго-Алту и Амбака нажни* всех европейцев из района Дембуш. К восставшим bcko|i» присоединились вожди Казуангонго и Нгомбе Амукиам* Таким образом восстание дембуш стало всеобщим и омни тило всю территорию района между реками Данде и Benin Это восстание поставило португальских колонизаторов í исключительно трудное положение. Их власть в Дембун была ликвидирована и сохранялась только на территории “португальской” Анголы (рейну де Ангола). Отступлеми* португальцев из Дембуш имело для них куда более тпм лые последствия, чем отступление из Сан-Салвадорн и Бембе, поскольку эти последние имели значительно мель шее экономическое и военно-стратегическое значени* i точки зрения колониальных интересов Португалии в Афри ке. В Луанде царила подлинная паника, настроения ее ми теней были подобны настроениям римлян, когда у вор.и “вечного города” стояли войска Ганнибала. Какова быик численность повстанцев? Они включали в себя войска тр»> крупных вождей дембуш Какуло Каенда, Казуангонго и Нгомбе Амукиама, которые имели в своем распоряжении 2000 и могли рассчитывать еще на 800 вооруженных вой нов3 Напуганные размахом и быстротой распростран* ния восстания, власти в Луанде приняли срочные меры дли его подавления. Уже 28 декабря 1871 г. из Луанды выш«п 1 2 31 Ibidem. 2 Bello de Almeida Meio século de lutas no ultramar Lisboa, 1937, p 3; Pinto de Balsemio. Op. cit, p. 9. 3 Magno D. Guerras..., p. 23. 144
||||ид из 40 солдат первой линии1 под командованием ка- ' йцин.1 С Нунеса да Мата2. В Голунго-Алту к нему присое- цинмнись 200 солдат второй линии. Н. да Мата перепра- ?»(н.и через р. Зенза и 18 января 1872 г. вошел в Сасса. му предложил свою помощь враг Каенды вождь Зомбо jL'in.i. но Мата отказался от его услуг, видимо, опасаясь Ч|«д.-мельства. В то же время он осознавал недостаточ- иш м. своих сил для успешной борьбы против почти 3-х »*м1чных войск дембуш Его отряд страдал от голода и |»||«.1ней. солдаты были деморализованы и близки к от- #*1лию, что делало их небоеспособными. “30 января 1872 ■ поиска капитана Мата оказались в центре восстания, - i*n.in в связи с этим Белу де Алмейда, - войска первой тшии, уменьшившиеся до 30 здоровых солдат, и солдаты ||орой линии, не обученные тактике, недисциплинирован- оыо оборванные и голодные, не внушали никакого доверии и в любой момент можно было ожидать, что они де- № и ируют. Санитарное состояние было наихудшим, не Аммо ни врачей, ни лекарств”3. При таких обстоятельствах 30 января Мата созвал №>.|||ю Сасса совет офицеров, на котором сообщил, что |М>н. идет не о простой военной прогулке, а о настоящей йоимной операции, для которой необходимы и мнительные и имеющие боевой опыт войска”4. Было принято решение запросить срочную военную помощь из Иу.1нды Генерал-губернатор с большим трудом сформи- iMi.in отряд из 184 солдат, в том числе 7 офицеров и 11 *|ииллеристов, снабдив их пушкой. Командование этим ж рядом и всеми военными операциями в Дембуш было I Ь'рвая линия" - это регулярные и оплачиваемые войска, "вторая лиши нерегулярные вспомогательные войска, набираемые для поли- >|миских функций. Hullo de Almeida. Op. cit., p. 3 Ibidem ’IvhssierR Resistance, t. I, p 141 145
возложено на майора Алвина Перейра1. Этот отряд ту нялся на судах вверх по реке Кванза и высадился в Дон# 17 февраля, откуда через 10 дней, завербовав носипмф ков, двинулся на север к Сасса. Все это время в течения ♦ дней капитан Мата с остатками своих войск был окружай ► блокирован повстанцами в Сасса. С огромным трудом оМ| удалось наконец вырваться из Сасса, где он оставил ia|- низон, и после сражения у Ломбиже, начать с 200 сопл» тами отступление к Дондо. Лишь 9 марта удалось следи ниться войскам Мата и Алвина Перейры, который взяп ит себя общее командование, назначив Мату начальник» штаба. Вскоре к португальскому войску присоединипми несколько соба из Голунго-Алту и общая численность нош • достигла 686 человек. Решив двинуться на север проти» повстанцев, Алвин Перейра столкнулся с неожиданны»» препятствием: река Зенза разлилась и для перепр*** пришлось заняться изготовлением большого числа лодш Это вызвало более чем месячную задержку в наступлении' португальских войск. Среди них распространились бона» ни, моральный дух войск резко упал. Более 100 африкем ских солдат дезертировали. Все это увеличивало смелое» и решимость повстанцев, которые с правого берега р. 3*н за имели возможность наблюдать за тем, что происходит' в португальском лагере в Кабанга. на левом берегу. Власте в Луанде, недовольные топтанием на месте португальски- войск на юге Дембуш, причины которого им были непонт ны2, отозвали капитана Мата, а затем и майора Алвин» Перейру, который был заменен в мае новым командующий подполковником М. Гомишем де Алмейда, отличившимся i боях на юге Анголы в 1859-60 гг. К этому времени в лагер» Кабанга оставалось лишь 392 солдата (40% всего личногг 1 Bello de Almeida. Op. cit., p. 3. 2 В прессе в Луанде была развернута шумная кампания против генерап губернатора и армии, которых обвиняли в неспособности и пассивности - Pelissier R р 143. 146
и. I mi. I было потеряно в результате болезней и дезер- |>1" um в течение двухмесячной подготовки переправы), •чи'ида прибыл с подкреплением из 400 солдат и «’«ииьких офицеров1. 6 июня переправившись, наконец, в ши mix под огнем противника на правый берег реки Зензы, н<(м yi альцы атаковали силы повстанцев, нанеся им значи- «imin.ie потери. 7-8 июня произошло кровопролитное сра- «•мм1» у подножья горы, на вершине которой находилась нмиа" Какуло Каенда, в результате которого войска этого ••«иди повстанцев потерпели серьезное поражение2. 11 •пт после нескольких стычек с Казуангонго португальцы, •иная все встречавшиеся им в пути селения, вошли в а и; л Подполковник Алмейда получил из Луанды приказ «купить в переговоры с тремя “мятежными” вождями дем- Придерживаясь традиционной и испытанной порту- *ш.||нми тактики, он пытался натравить Какуло Каенда на »*ауангонго. Однако вожди восстания не позволили себя •Лмянуть. Понимая, что их сила в единстве, они в ответ на ’||»!шашение явиться для переговоров в Сасса, атаковали ну крепость 17 июня, а затем окружили ее. С большим ■рудом португальцам удалось деблокировать Сасса спустя |[»и дня. 7 июля Какуло Каенда вновь атаковал крепость, >VHi.*iko его тогдашние союзники из племени баюнго преда- •чя ого, что позволило португальцам выдержать осаду. Не- мщопго до этого португальский отряд из 240 солдат атако- мм "банза” Казуангонго. Повстанцы вынуждены были откупить, но успешно ведя активную партизанскую войну, укрылись у своего соседа и союзника Нгомбе Амукиама3. 31 июля в Сасса прибыли подкрепления из 140 солдат и 258 носильщиков. Как пишет Пелисье, “отсутствие кюприпасов и .вероятно, координации между тремя вож¬ Mlo de Almeida, Op. cit., p. 4. ' iMdem. 'I'dissier R. Resistance, t. I, p. 143-144. 147
дями дембуш объясняют, в определенной мере, как войска, господствовавшие в местности (горных джунг пт часто непроходимых) могли допустить проход этих иид креплений”1. Несмотря на то, что Луанда посылала в Дембуш «• новые и новые подкрепления, пламя восстания продол») ло полыхать почти на всей территории этого района » единственным результатом португальских усилий бьик удержание в своих руках Сасса. Не лишено интереса н> обстоятельство, что в отличие от войн в Кассанжи, в Дам буш португальцам не удалось сформировать значительно го “герра прета”. Это объясняется скорее всего тем, чн подавляющее большинство жителей этого района отное» лось к колонизаторам крайне враждебно. Между тем португальцы не прекращали своих уои лий, направленных на раскол повстанческих сил. Алмейд* обещал Какуло Каенда удовлетворение всех его требовн ний и претензий, включая устранение плохих чиновнике) отмену “десятины”, увеличение его территории при уелп вии, что он вновь признает себя вассалом Португалии. Од нако военные действия продолжались. Повстанцы то и ди ло атаковали португальские войска на дороге, соединяй щей Сасса и Голунго-Алту. В сентябре на сторону порту гальцев перешел воходь племени баюнго Мулаза, а 24 сои тября Какуло Каенда, Казуангонго и Нгомбе Амукиама мя правили в Сасса своих эмиссаров, которые сообщили, чТ)> три вождя восстания готовы подчиниться португальским властям, если будут выполнены следующие условии должны быть уволены три наиболее ненавистные насел* нию португальских чиновника и высланы некоторые порту гэльские подданные, которые “живут здесь с единственной целью - выколачивать из населения максимум возможно го”2 В случае принятия этих условий вожди дембуш согля 1 Ibid , р 144. 2 Pelissier R. Resistance, t I, p. 146 148
ч.нмись подчиняться португальским властям, покровитель- • |н тать торговле и сельскому хозяйству и открыть торго- 1.,•« мути для португальских купцов. Убедившись в невоз- юсти одержать победу над повстанцами, португальцы м**|пили урегулировать проблему дипломатическим путем и ||1мнипи их условия. 24 сентября 1872 г. в Сасса был подин «м мирный договор, а 27 октября колонну Алмейды с ночостями встречали в Луанде. В Сасса был оставлен не- нммыиой гарнизон из 50 солдат1. Однако уже 9 декабря Луанда была потрясена из- иноием о том, что гарнизон Сасса в конце ноября ушел из м'пиости, поскольку запас продовольствия иссяк, а многие иГм н районе Голунго-Алту восстали. Это известие вызва- •»• подлинную панику в Луанде и Лиссабоне. Там всерьез ••мпитись, что восстание распространится, как лесной по- и дойдет до Луанды, а дегредадуш, воспользовав- шим. этим, учинят резню в городе и перебьют всех пред- • «жителей властей. В конце января 1873 г. Алмейда написал письма м.1у.чнгонго и Какуло Каенда, спрашивая их, чего они хотят мпины или мира. Они ответили, что хотят войны. Алмейда •||щдставил генерал-губернатору план, по которому он ||мпжен был с сильным войском вернуться в Дембуш, что- iii.i наказать” тех, кто нарушил договор от 24 сентября in 12 г Однако этот план не был одобрен, поскольку, по • ионам Пелисье, “ни Луанда, ни Лиссабон не желали гн|П1.ше бросаться в отвоевание земель за р. Зенза, кото- |щ« грозило стать для них столь же кровавой бойней, как и •тюевание Конго-в 1860-1861 гг.2 Вскоре стало известно, но гарнизон Сассы, пытавшийся пробиться к Луанде, был ширеблен восставшими дембуш. Пожалуй, никогда после ыНели подполковника Казала в Кассанжи в 1861 г. престиж пиргугальского оружия не падал так низко, как в результате IMIo de Almeida, Op clt p 4; Magno D. Guerras angolanas, p 23-24 Ivlissier R. Resistance, t I, p 146 149
этих событий. 22 соба Голунго-Алту объявили о том, чт if считают себя больше вассалами Португалии. Таким образом, результатом восстания демПуц 1872 г. явилось восстановление полной независимопи всей территории между реками Данде и Бенго. Это редки» если не уникальный случай в истории сопротивления щ риканских народов португальской колонизации, когда »mi# колониальное восстание оказалось победоносным и при вело к восстановлению полной независимости на 35 лгг > 1890 г. португальцам пришлось передвинуть свой воемн** пост на левый берег р. Зенза. Дембуш пользовались н*м висимостью с 1873 по 1907 г., когда сильной португальси«|| экспедиции удалось, наконец, “замирить” эту территории Результатом восстания дембуш явилась отмен» “десятины” и пошлин на провоз товаров и рыболовет (ноябрь 1872 г.) на всей территории Анголы. Вместо этом' была введена 1% таможенная пошлина в трех порт (Луанда, Бенгела и Мосамедиш)1. В феврале 1873 г. восставшие дембуш атаков«ш< португальский военный пост в Калунга. Все это заставит' Лиссабон предпринять ряд экстренных мер. В Луанду быс направлен новый генерал-губернатор Жозе Баптиста д* Андраде (1873-1876 гг.), получивший чрезвычайные поп номочия. Летом 1873 г. он сформировал войско из 53* солдат, которое пыталось подавить восстание. Однако воспользовавшись тем, что основные военные силы порту гальцев увязли в войне в южном Дембуш, вожди амбунду и Амбака и Дуки-ди-Браганса в восточной части “португальской” Анголы подняли восстание. Эти два округи (конселью) входили в дистрикт Луанды. Шеф (администратор) конселью Дуки-ди-Браганса Антониу Вии тор (1835-1894 гг ), мулат по происхождению, выехал и Луанду, чтобы потребовать срочной помощи, однако она м была предоставлена, так как почти все войска находились 1 Ibid , р 147. 150
I /|»моуш В конце июня 1874 г. повстанцы ворвались в Ими «ui.ю Дуки-ди-Браганса и имевшийся там небольшой •н1нин|ент войск, состоявший из необученных африканских ■ •itijiiti второй линии, обратился в паническое бегство и ||»|11.ип:я в форте. В начале июля повстанцы овладели уже ми!и всем конселью и подожгли лес вокруг форта Дуки- 4# («pm анса. Они осадили форт, требуя от гарнизона во шпик г: Виктором безоговорочной сдачи. Лишь пришедший • миму на помощь соба Жинга с 600 воинами помог порту- фн«1|.тм избежать неминуемой гибели1. Баптиста де Андраде сумел все же сформировать шпонку из 80 европейских солдат, которой были приданы роы первой и второй линии и "герра прета” В Амбака и ди-Браганса было объявлено военное положение. Из м«м.1мже на помощь этим конселью вышли войска под командованием Ж. Т. Белтрана. Благодаря артиллерии и г. иииршенствованным ружьям “снайдер” португальские и- >Hi ка сумели нанести повстанцам решающее поражение, ж Просив их к р. Лукала. В связи с болезнью Белтрана пор- ||>|<м1ьские войска возглавил Виктор. В ходе последо- мшпих карательных операций в полной мере проявились .м «иючительная жестокость и кровожадность этого офице- |ш воплотившего в себе типичные черты португальского кистадора XIX века. Африканцы дали ему прозвище 1'ипжанге” (“сабля” на языке кимбунду), поскольку он имел мПыкновение обезглавливать противника одним ударом 'Л|*ши За 10 дней (с 20 августа по 1 сентября) он унич- нмкил множество деревень, убивая всех, кто попадался на им) пути. По его приказу расстреливали даже офицеров inppa прета”, заподозренных в измене2. Следует особо отметить, что в этот период по- пидимому имела место довольно редкая в истории африканского сопротивления португальскому завоеванию по¬ ' Tnlissier R. Resistance, t. I, p. 155 Ibid , p. 156. 151
пытка скоординировать восстания в разных районах ара ны и достигнуть взаимодействия между повстанческими силами в восточной части “португальской” Анголы, в Дим буш и в Маланже. В июле 1874 г. Виктору стало известно» том, что соба Маланже направил посольство к Казуангонш прося его о помощи против португальцев. “Эта просьба, пишет Пелисье, - указывает на престиж, приобретение* горцами Дембуш, ставшими символом победоносного со противления. Однако этот проект коалиции не имел са рьезных последствий”1. Существуют свидетельства о том, что отряд дам буш. возглавлявшийся братом Казуангонго, пришел на по мощь повстанцам в Дуки-ди-Браганса. В сражении у р Пу кессе (приток Лукалы) он был убит. По приказу Виктора ему отрубили голову и правую руку. Судьба воинов из его от ряда неизвестна2. Восстание дембуш нанесло сильнейший удар по позициям португальских колонизаторов в Анголе и обеспа чило их независимость вплоть до 1907 г. 1 Ibid., р 155. 2 Ibid , р. 156. 152
ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЕ ЭКСПЕДИЦИИ ВО ВНУТРЕННИХ РАЙОНАХ АНГОЛЫ. В результате упорного противодействия ангольцев 1Мн11шиской колонизации Португалия вплоть до начала XX i »он I рол провал а в Анголе только крепости и фактории iti'iiii. побережья (т. наз. “рейну де Ангола” и “рейну де л «ниша”) и не могла установить эффективный контроль cia шубинными районами Для прямого военного захвата mi-- районов у португальцев не хватало сил. Это особенно т I пенно обнаружилось в результате победоносного вос- ццния в Дембуш в 1871-72 гг., которое поставило непре- ■щопимый (во всяком случае в течение трех десятилетий) ii.ipi.iip на пути дальнейшей португальской экспансии в >'(<Ги, страны Это восстание, явившееся крупнейшим сомы ihbm в истории Анголы третьей четверти XIX в., в то же «||«мя положило начало новому этапу португальской коло- шмции. Его главная отличительная черта состояла в том, и и португальский колониализм ушел в “глухую оборону” с .им чтобы сохранить свои позиции в Анголе и накопить имм для нового экспансионистского натиска на востоке ip.iHbi, В этот период "накопления сил” колонизаторы шпргично стремились посеять распри и разжечь вооруженные конфликты между различными африканскими го- ■ уднрствами, народностями и племенами, не дать им воз- ми .юности объединиться в общей борьбе против европей- С целью собрать более полную информацию о ниугренних районах Анголы туда были направлены много- 1И..пенные исследовательские экспедиции. Еще в середи- нм XIX в. в глубинных районах Анголы побывал португаль- . кии путешественник Ф да Силва Порту. Лишь через сто- ишие после его путешествия были опубликованы 13 томов но дневниковых записей. В 1848 г. правый берег р. Касаи посетил португальский купец Л. Б. Коррейя Пинту, которого 153
пригласил к своему двору легендарный Мватоямво пн» близительно в 1849 г.1 Таким образом, португальские путешественники щ следовали Анголу за несколько лет до путешествия Д Ik вингстона (1854-56 гг.), которое привлекло пристали* внимание Европы к проблеме изучения малоизвестно- внутренних областей Африканского континента. Задолго # Ливингстона в Анголе побывали француз Дувиль, опубо*- ковавший книгу в Париже в 1832 г., венгерский путеш*»- венник и исследователь Ласло Мадьяр, издавший он» ценнейшие исследования в Лейпциге и в Будапеште в 1&* г., австрийский ботаник Фридрих Вельтвих, работавший- португальской колонии в 1853-1860 гг. Немецкий этногр»! Адольф Бастиан провел в 1857 г. несколько месяцев - Сан-Салвадоре и посетил Амбриш и Бембе. В 185® шведский путешественник К. Ж. Андерсон исследовал i Кубанго примерно на протяжении 150 км. В 1873 г. в Komi умер лейтенант В. Г. Грэнди, пытавшийся найти экспад» цию Ливингстона. В 1873-76 гг. В. Л. Камерон перво» центральную Африку, двигаясь с востока на запад О встретил в Лунда “охотников за людьми” - помбейруш, о- вершавших под португальским флагом акты вандализма - которых этот английский путешественник писал: “4to6i получить 52 невольницы было уничтожено 10 деревена - при этом погибли около 1500 жителей”2. Книга Камерон- вызвала столь острую реакцию в Европе, что в порт* гальском парламенте были даже проведены специальна дебаты по вопросу о положении в дистрикте Бенгела. В ряде районов Анголы побывали немецкие т. н* “научные” экспедиции, истинной целью которых было cm дить за деятельностью португальцев. В Лоанго и КабиндО 1873-76 гг. работала экспедиция Германской ассоциаци 1 Almeida A. Teixeira. Lunda. Sua organização e ocupaçao. Lisboa. 1940, (- 24. 2 Cameron V. L Across Africa. New York, 1877, vol. II, p. 136. 154
I hi следованию экваториальной Африки, содейство- »«" i.-m географическому и этнографическому изучению 1Г1ННДЫ. В 1875-76 гг. Герман Сайо открыл путь к Малан- н который вызывал повышенный интерес германских ,|.11«исионистов, поскольку по нему шла торговля слоно- |. н костью* 1. В 1875 г. направленная в Анголу экспедиция м|о(ииского географического общества, возглавляемая П. ''•ио и А. Люксом, проникла в глубинные северо- •' ючные районы страны и вошла в Кассанжи2 Погге пошит во владениях Мватаямво и Муссумба, где встретил 1'оррейя Пинту3. Английский исследователь Джон Мон- «Н|»о. проживший в Анголе около двух десятилетий, начини I 1858 г., опубликовал в 1875 г. обстоятельнейшее гео- 1*и||ическое описание страны4. Однако наиболее интенсивные исследования с ,.'И1,ю сбора информации о внутренних районах Анголы (и иодились португальскими путешественниками. Эти пу- .чииствия в значительной степени подготовили колони- 1>||.ную экспансию Португалии и захват глубинных районов itMHibi в период империалистической “схватки” за Африку, умиизацию этих экспедиций Лиссабон рассматривал как |*ч |Оходимый подготовительный этап колониальных захвати Португалия считала себя законной владычицей всей иипральной Африки, а деятельность других держав в этих •полстях рассматривала как враждебные шаги, имевшие || |Ц>ю лишить Португалию того, что принадлежало ей по |||«пуЬ. Экспедиции иностранных путешественников в Анго- 7 и другие акции колониальных соперников Португалии, •ндетельствовавшие об их повышенном интересе к этой '•|||>итории, заставляли Лиссабон спешить с реализацией чиуаих Н. Aus West-Africa (1875-1876). Leipzig, 1879 I и. A Von Loanda nach Kimbundu (1875-1876). Vienne, 1880 I'mige P. Im Reiche des Muata-Yamvo. Berlin, 1880. Monteiro J. J. Angola and the River Congo. L., 1875. • Inwitt M. Portugal in Africa, p. 30. 155
своих имперских планов. В 1876 г в Лиссабоне под п|>и» седательством публициста и писателя Лусиану Кордт* было создано Географическое общество, ставшее глт»и. идеологической пружиной колониальной экспансии Гкцн, галии в период империалистического раздела Африки ‘ м. пропагандировало и поощряло имперские захваты и ми* гало организовывать квазинаучные экспедиции во вну|р«». ние районы континента. Общество издавало свой бюим* тень, на страницах которого прославлялись “подвиги" ии| тугальских конкистадоров, возводившихся в р»> “национальных героев”. С самого своего возникногмнм* Географическое общество пользовалось официаль поддержкой правительства Ф. Перейры де Мелу и ocoiW но назначенного в 1871 г. на пост министра иностранна, дел Андради Корву. В Лиссабоне была создана Комиссия обществе! шы работ, имевшая своей задачей строительство дорог, т лезных дорог, мостов и телеграфных линий в Африкй I июне 1877 г. в Луанду прибыла экспедиция во главе с W Рафаэлем Коржан, которая приступила к изучению во» можностей строительства железной дороги между Луанде* и Амбака. Были посланы также экспедиции для изучен* гидроэнергетических возможностей нижнего Конго, Кабин ды и устья Кунене (декабрь 1878 г 1). Географическое общество явилось инициаторе* отправки в Африку большой исследовательской экспеди ции, финансовые средства на которую были получены • помощью национальной подписки. Возглавить экспедиций было поручено капитану армии Александру Алберту д» Роша Серпа Пинту и двум лейтенантам флота Бриту Д* Капелло и Роберту Ивеншу. Главная задача экспедиции состояла в том, чтобы затмить “подвиги” английских и м& мецких путешественников, поразить воображение публия» и утвердить обоснованность имперских амбиций Португэ ' Batalha Reis J. Estudos Geográficos e Históricos Lisboa, 1941. 156
пн и отношении Центральной Африки. Лиссабон поставил м|>ид экспедицией также и чисто практическую полити- задачу - подписать договоры с местными вождями, •utpi.ie бы подвели юридическую основу под территори- м'.ние претензии Португалии. В августе 1877 г. экспеди- „и прибыла в Луанду. Однако начало ее деятельности <|,и(п омрачено известием об успехах Стэнли, прибывшего >i i.ома, а затем в Луанду после его знаменитого путе- 4мвия от восточного до западного побережья Африки, 1»|допжавшегося 999 дней. К тому же португальская экс- */)иция столкнулась с непредвиденными трудностями, ».1ммжными разногласиями между ее тремя руководите- ■«ми и отсутствием поддержки генерал-губернатора Ал- |«»Или-и-Албукерки. 1 сентября 1877 г. экспедиция прибы- ■|<1 п Бенгелу и оттуда через Домби-Гранди, Киленгиш, Ка- ■<цда добралась до Бие, где она встретила Силва Порту. В начале 1878 г. Серпа Пинту отделился от двух мних компаньонов, которые двинулись на север через Чи- а затем по реке Кванго проникли в государство Кас- |ижи (октябрь 1878 - февраль 1879 гг.). На ярмарке они «• i|ютили португальских купцов, некоторые из которых на- ч'випялись в столицу Мватоямвы Муссумбу1. В 1879 г. Капелл о и Ивенш исследовали страну I'Hiira, берега Кванго и другие земли, редко посещавшиеся мимбейруш". В политическом плане их долгое путешест- «ие позволило соединить дистрикт Бенгела с дистриктом >|уанда и как бы окружить “королевства” овимбунду, рас- ||юстранив португальскую власть к северу от Дуки-ди- Чтганса2. Оно подтвердило то, что власти Луанды и так ||>вкрасно знали и что сделало очевидным путешествие | «рпа Пинту: португальская власть за пределами погра¬ | upello Н. and Ivens R. From Benguella to the Territory of Yacca. L, 1882, ,<il I Millo de Capeiio H. e Roberto Ivens. De Benguella âs Terras de Yacca. i«l>oa, 1881, 2 vols. 157
ничных фортов равна нулю и, если купцы осмелии.ти^ войти в сертан, они знали, что помощь им оказать нини» можно. Путешествие Капелло и Ивенша дало мн|ну гэльскому министру иностранных дел Дндради Корву и вание фиксировать восточную границу Анголы по р i<**«w го1. Позже Капелло и Ивенш выполняли поручения пи| стей, имевшие чисто военный и политический характр Так в марте 1884 г. они получили приказ привести к покор ности вождя Намбади, для чего, выйдя из Мосамедиш* прошли через Уила к Хумбе, а затем двинулись вверх по и Кунене. Они проникли в земли гангела. Их миссия просо# довала и четкую политическую цель - противодействогим планам немцев, обосновавшихся в 1883 г. в Ангра Пекин* (Людерицбухт) и пытавшихся распространить свое влипни* на южные районы Анголы. Что касается Серпа Пинту, которому помогал Сипи* Порту, то он исследовал бассейны Квандо и Замбези, про плыл по этой реке до водопада Виктории и достиг Чочоы* Претории и Дурбана на побережье Наталя после 17-ти ми сячного путешествия, осуществленного в трудных и ои«и: ных условиях. Хотя Серпа Пинту внес незначительный вклад в исследование Анголы, он тем не менее завоевип лавры первого португальского путешественника, который пересек Африку с запада на восток2. По словам Пелисьи "он дал Португалии то, чего она больше всего жаждала героя. Став “португальским Стэнли”, Серпа Пинту превр* тился в великого катализатора африканского энтузиазма метрополии, впрочем равнодушной к судьбе своих чинов ников и обитателей сертана, живших в безвестности в той же Африке. Увенчав себя славой, ... Серпа Пинту стал пер вым современным португальским путешественником, при- 1 Pelissier R. Resistance, t. I, p. 85. 2 A. A da Rocha de Serpa Pinto. Como eu atravessei a Africa do Atlântico ao mar indico Viagem de Benguella á Contra-Costa (1877-1879). L, 2 vol, 1881 158
•у*мним известность среди широкой международной об- • > икчнности”1. Разумеется, “подвиги” Серпа Пинту всячески рекла- it|Mпишись Географическим обществом в Лиссабоне и у» оно в большой степени содействовало тому, что « помучили широкий международный резонанс. Путе- янмие Серпа Пинту возродило старую имперскую мечту и|му|.'1льских колонизаторов о соединении Анголы и Мо- «мПика сухопутным путем через Центральную Африку, то ■ о. о создании пояса португальских владений, пересе- димциго весь континент от Атлантического до Индийского -.пилим Этот план, который позже получил название тинная карта” (по цвету карты, приложенной в качестве сиумонта к португальско-германской конвенции 1886 г.)2, »i«|im>ie возник в головах португальских колонизаторов ими. давно, вероятно, еще во времена Паулу Диаша де |мимиша. Позднее путешествия португальских исследова- «мии Пайва де Андради, Антониу Мариа Кардозу, Аугусту нидозу, Ласерды и Виктора Кордона давали все новые •мпупьсы для этих имперских амбиций и разжигали аппе- uiii.i португальских колонизаторов, мечтавших о “розовой . ч| * I о” Однако эти аппетиты явно не соответствовали поил ическим, военным и экономическим возможностям Пор- • л.1мии. Путешествие Серпа Пинту побудило португаль- ми«. экспансионистов предпринять практические шаги в шмытке реализации плана “розовой карты”. По инициативе | жнрафического общества правительство опубликовало в 4IH усте 1881 г. два декрета - о поощрении эмиграции пор- • л<1пьцев в центральную Африку и о создании так назы- наомых “цивилизаторских станций” на португальских и прилежащих к ним территориях с целью распространения ||инилизации и европейского, особенно португальского мпияния на огромных африканских территориях, путем I ‘olissier R Resistance, t. I, p. 85-86. Norberto Gonzaga. Historia de Angola, p. 307 159
приобщения их жителей к закону и приучения к полезном, труду в попытке изменить варварские и негуманные оо»- чаи туземных обществ1. Географическое общество отк|ч., по общественную подписку с целью изыскания необходи мых средств на эмиграцию и “цивилизаторские станции*» центральной Африке и опубликовало брошюру, в которое на карте Центральной Африки была окрашена в розов»,и> цвет зона, где эти станции должны были быть открыв, Однако, эти имперские планы так и остёлись неосущво» вленными. Несмотря на все посулы правительства и Го»> графического общества, нашлось очень мало энтузиастов желавших переселиться в Африку (да и те, что соглаои лись, поехали не в Центральную Африку, а в южную Анго лу). Что касается “цивилизаторских станций”, то они во# никли лишь на периферии Анголы, в Кабинде и в Лунд* и первой половине 80-х гг. XIX в. 1 A. da Silva Rego. О Ultramar português, p. 187-188. 160
ЗАВОЕВАНИЕ ЛУНДА. Лунда с давних пор вызывала особый интерес не SHII.KO в Лиссабоне, но и в ряде других европейских сто- ,|"Ч Именно из Лунды к побережью приходили караваны, и* ружейные слоновой костью В 1875-1876 гг. в Лунде по- т.1мяпи три немецких путешественника - Люкс, Погге и ниш I привлеченные сведениями об изобилии там слонов1 «к ш:д за ними в Лунду отправился немецкий исследова- ■ Min.. Макс Бюхнер, направленный туда Берлинским гео- . мифическим обществом. Выйдя из Мона Кимбунду, он цмпыл в 1879 г в столицу муата ямво Мусумбу. Отказавшим. от своего первоначального намерения пересечь Аф- и.|||у и выйти к побережью Индийского океана, М. Бюхнер нирнулся к западному побережью через Маланже в февра- ||* 1881 г Севернее Маланже немецкий путешественник {.•щ Мехов исследовал в 1880 г бассейн р Кванго и под- .|.нн;я по ней к Баяка:. Однако не только немцы проявляли ''И111.Ш0Й интерес к Лунда Этот район привлекал к себе не мши.шее внимание португальских властей в Луанде. В niiH-1879 гг., как уже отмечалось, там побывала экспедиции Капелу и Ивенша. В 1880 г португальский путешест- цинник Силва Порту, выйдя из Бие, вошел в Лунда и двига- «вдоль течения р. Касаи, достиг страны Балуба3. В том tu году Берлинское географическое общество направило и Ииссмана и П, Погге в Лунда, поручив им осуществить in чего не смог сделать Бюхнер - пересечь Африку с запа- на восток. С помощью богатых португальских купцов Ч|).|гьев Сатурнино и Куштодио Машадо, снабдивших их •мытными проводниками, В Виссман и П Погге посетили . шлицу муата ямво Мусумбу, однако война между киоко и I'ngge Р lm Reiche des Muata-Yamvo В , 1880 Mrchov von Die Deutsche Kuango Ezpedition В . 1882 I Has de Carvalho H A. O Lubuco Algumas observações sobre o livro do .I I atrobe Bateman intitulado The First Ascent of the Kasai Lisboa, 1882 161
лунда помешала им пройти на восток. Поэтому они прими на север к Лубоко, где уже до них побывал Силва П"г Но позже с помощью Типпо-Тиба фон Виссман стаи и», вым немцем, пересекшим центральную Африку с лап* на восток (1880-1881)1. Погге остался на станции в Пуп,к бурге и по возвращении умер в Луанде (1884 г ). В 1882 г. власти в Луанде приняли решение о ни дании конселью Тала-Мугонга, в который были включим Бондо, Сонго Гранде, Сонго Пекено и Кассанжи В ШП > правитель Кассанжи Килуанжи признал себя вассшии Португалии и отправил посольство в Луанду2 3. Вскоре t Кассанжи прибыл представитель генерал-губернитпр Вандунень, который сделал этого правителя послушным исполнителем воли португальцев и свел на нет угрозы им бангала заблокировать торговые пути от побережья к э«м лям за р. Кванго. Прибывший в Луанду в 1882 г. новый i* нерал-губернатор Анголы Феррейра ду Амарал распори дился разместить в Амбака, где должна была заканчивай ся железная дорога из Луанды, батальон стрелков Эь был первый шаг на пути завоевания Лунды. В октябре Ш г. из Лубуко вышла крупная торговая экспедиция, орган»' зованная братьями Машадо. Почти одновременно в янв«р< 1884 г. из Маланже в Лунду вошла большая и хорошо пор готовленная немецкая экспедиция во главе с Виссманом Это была уже шестая немецкая экспедиция, отпрв вившаяся в Лунда из Маланже, ставшего своего рода стад товой площадкой для всех тех, кто имел виды на богат* земли к северу от р. Касаи. Германские колонисты вынашивали далеко идут** планы в отношении Лунда. Они надеялись опередить пор 1 Wissman von Н. Unter deutscher Flagge guer durch Afrika von West n«oh Ost B„ 1889. 2 Angolana. (Documentação sobre Angola). Vol. I, vol. II. 3 Wissman von., Wolf L, Fraçois von.. Muller H. Im Innern Afrikas Leipzig. 1888. 162
1|Гймы|ев в освоении Лунды и объявить эти богатые земли *м*1|ким протекторатом. Однако конец этим мечтам и •f-мшю-португальскому соперничеству в Лунда был поломи португальской экспедицией Энрике Аугусту Диаша де М|лшмью (1884-1887 гг.). Перед ним власти в Луанде по- -1Н1Н1ИИ задачу основать в Лунде ряд станций и постов, с '•М чтобы навязать ей португальский протекторат и вос- ||*ви»|1Ствовать проникновению туда германского влияния. Ныидп из Маланже в октябре 1884 г., Диаш де Карвалью «йриул на север, двигаясь примерно в 50-100 км. от со- |||#мг:»мной северо-восточной границы Анголы. По пути он *ммуждал местных вождей-вассалов муата ямво подписывай ь договоры о протекторате. Таким путем Диаш де ^•п.шью сумел навязать этим вождям целую серию ка- мамьных договоров, фактически поставивших Лунду под |м|пугальский контроль. Эта работа Диаша де Карвалью •twin облегчена несколькими обстоятельствами. Уже до »м< экспедиции португальцы приобрели сильные позиции •(ж дворе муата ямво. В Мусумба существовали торговая шпора братьев Машадо и целя колония амбакистов1 iiiuni де Карвалью встретил в Лунда по крайней мере 6 М1|мугальцев или мулатов в Шинге, двух в Лушико, ии колько амбакистов в Киоко и т. д.2 Другое обстоятельство, значительно облегчившее |(Н.'1новление португальского протектората над Лунда, за- 'иючалось в том, что ко времени экспедиции Диаша де Амбакисты - название жителей Амбака (или Мбака) в 170 милях во- 'пмнее Луанды, где португальцы построили форт еще в 1618 г. В Амба- м и иокруг нее возникла своеобразная этническая общность - амбакис- |*| {продукт смешения португальцев и амбунду). Амбакисты говорили по .-ijuyranbCKH, продавали португальцам рабов и слоновую кость и со- гвовали португальской экспансии на восток. Название “амбакисты” 1нно общеупотребительным в Анголе к середине XIX в. Амбакистский ипшект кимбунду использовался как торговый язык и до сих пор широко пространен среди восточных амбунду. Mins de Carvalho Н. A. A Lunda ou os estados do Mautiânvua, domínios de мфмгаша do Portugal. Lisboa, 1890. 163
Карвалью империя Лунда находилась в состоянии глубин, го упадка, политического и экономического кризиса и f>м > вала. Во время правления муата ямво Мутебы II и м преемников Мбала и Мбумба происходили войны с сон. дями. Если в годы правления Мутебы II балунда удавапси ■ отражать нападения кете, таба и каниока, то после еь смерти (1873 г ) войска лунда все чаще терпели порах» ние, особенно после того, как на земли лунда начали » тивно проникать чокве, свидетелем чего был П. Погге' И 1875 г. чокве было разрешено селиться в стране Лунда И* деревни возникали на берегах Касаи Уже к 1880 г imki район от Мона Кимбунду до Маи был заселен смешанным населением чокве и лунда, которое отказывалось плати дань муата ямво. Южнее Мона Кимбунду чокве вооАи|<. поглотили селения лунда. В 1878-1883 гг. чокве установив полный контроль над этим огромным районом, а затем разгромили лунда к востоку от Квилу и к западу от Каем Повернув на юго-восток, чокве в 1885 г. нанесли сокруши тельное поражение войскам империи Лунда, убили муаи* ямво Мудиба, захватили Мусумбу и продали всех ее жмв лей в рабство2. Новый муата ямво Муканза сумел вернуть столиц» Но в 1887 г чокве, предводительствуемые своим вождем Макове, вновь захватили Мусумбу и десять лет владели всей страной. В эти годы - (1888-1899) только небольшкн часть земель лунда, страна Ине Чивингу, не была оккули рована3 Это делает понятным, почему вожди лунда те» легко и охотно подписывали договоры о протекторате i Диашем де Карвалью. Терроризируемые набегами чокве они готовы были пойти на союз даже с дьяволом, лишь бы 11 см А С Орлова, Э С Львова Страницы истории великой Саванны М., 1978, стр. 173. "там же, стр 174. ’ там же, стр. 174 164
ритигься от интервентов В португальцах, от которых они Инвином плане никогда не страдали, лунда видели избами»! ши от ига ненавистных чокве В ноябре 1886 г Диашу || Карвалью удалось подписать договор о протекторате |щм с самим муата ямво Муканзои1 В январе 1887 г. он ^иисал с ним второй аналогичный договор После трехлетнего пребывания в империи Лунда де Карвалью вернулся в октябре 1887 г в Шинге и в И(ос 1888 г. в Луанду2 Он написал фундаментальный в котором дал подробное описание результатов сво- И исследований в области этнографии лунда3. Вскоре после возвращения Диаша де Карвалью в Ц#нду туда же прибыло посольство муата ямво, подтвер- цмниее подписанный им договор о протекторате. Несмот- KIU это, установление португальского контроля над Лун- |« осуществлялось крайне медленно и с большим трудом |ричина этого была одна: судьба Лунда решалась отныне • и.I берегах Касаи, в Маланже или Луанде, а в столицах т|юпейских государств | myster L Histoire des Aluunda - Problemes d'Afrique centrale'. №40, 2e inii'Stre, 1958, p 94 IflissierR Resistance,! I. p 355 hi.is de Carvalho H A Expedição portugueza ao Muatiánvua Etnographia ilisioria dos Povos da Lunda Lisboa, 1890 165
АДМИНИСТРАТИВНАЯ, СУДЕБНАЯ И ФИСКАЛЬНАЯ СИСТЕМА В XIX ВЕКЕ. В начале XIX в. власть португальцев над Англии» ограничивалась в основном береговой полосой. Вплоть л 1845 г. северная граница колонии (“португальской” Ангоп* проходила по левому берегу р. Мбридже. Восточная г|*> ница, а точнее граница зоны влияния португальской коп< нии проходила там, где начинались государства Лунда . Кассанжи. Южная граница проходила несколько южн#о ■ Бенгела. Таким образом, к 1845 г. Португалия владея* > Анголе территорией, периметр которой составлял полупи с центром в точке пересечения береговой линии 12° ю к и с радиусом около 400 км.' В административном отноц* нии “португальская” Ангола делилась на два т. н#> “королевства” (рейнуш) во главе с губернаторами (“pmtu де Ангола” с центром в Луанде и “рейну де Бенгела” с цо» тром в Бенгеле). В португальской конституции 1822 г. и конституц** онной хартии 1826 г. не было специальных статей, к» сающихся управления колониями. В 1832 г. в колониях Ov ла осуществлена административная реформа, котор* разделила их на провинции, дистрикты (comarcas ип> circunscrições) и муниципии (конселью). Только в констиц ции 1838 г. впервые появился раздел “О заморских при винциях", посвященный вопросам администрации колон*# В нем говорилось: “Заморские провинции должны упрм пяться специальными законами в соответствии с нужд*#- каждой из них”, (статья 137-я)1 2. Но хотя на словах призи* валась необходимость управлять колониями на основе м конов, соответствующих их специфическим условиям •• нуждам, законодательной компетенцией обладали лиш> 1 Pelissier R Resistance, t. I, p. 16. 2 Silva Cunha. O sistema português de politica indígena. Princípios gera* Lisboa, 1952, p. 42. 166
(Чипсы и центральное правительство в метрополии, а назначенные этим правительством генерал- »<Ч|)наторы. Высшей законодательной и исполнительной ••|#г.1ью в “португальской” Анголе был генерал-губернатор, «*»п|юму подчинялись оба губернатора. “Рейну” ♦пропевство) делилось на дистрикты, т. е. территории, янпрые были завоеваны (“замирены”) и эксплуатировало» колониальными властями, либо территории, вассали- 91 которых был чисто номинальным. Во главе дистриктов ifmiiH офицеры (регенты, шефы или капитан-моры). Самыми мелкими административными единицами были ||шзидиуш” (крепости) и военные посты во главе с офице- икми или сержантами* 1. В конце XVIII в. в Анголе существовали 9 |(1пзидиуш”: Амбака, Камбамбе, Мушима, Каконда, Пед- Hiiii де Manyнго, Энкоже, Ново Редондо, Массангано и Ангела. В 1839 г. была основана “президиу” в Дук-де- '■•рлганса, ставшая базой для завоевания таинственного черства” Муатвоямы2. В колониальной бюрократической иерархии суще- | повал своеобразный институт резидентов. Резиденты - юргугальские офицеры или чиновники, являвшиеся пред- пшителями португальской администрации при вождях, >||1изнавших себя вассалами Португалии. Резидент играл функции “советника” и “контролера”, в большей или мень- •1)<ий степени в зависимости от значения и военной силы •тждя, обеспечивая его зависимость от колониальных вла- > ши За исключением узкой прибрежной полосы и нискольких пунктов в глубинных районах на всей остальной ‘врритории “португальской” Анголы существовала таким образом косвенная система управления. Вассальные мпжди играли в этой системе роль низших чиновников ко- ипниального аппарата управления. Известный апологет и Ihidem. I ugénio Ferreira. Feiras e Presidios. Lisboa, 1979. 167
видный деятель фашистского режима Силва Куни признает, что "туземное население жило в режиме ческой косвенной администрации”, подобному тому, инн» существовал в английских колониях* 1. Одной из главных функций колониальных влас i иг было взимание налога с местного населения. В то жи «|н> мя это было главным критерием существования регшыим' португальской власти. Именно уплата или неуплата наши* позволяли Луанде безошибочно судить, какие районы пол чинялись, а какие не подчинялись ее власти. Бюджет коим нии складывался в большой степени из доходов от в.чима ния прямых и косвенных налогов Так в 1845 г. доходы нм лонии составили 383.400 конто, в том числе прямые напои 35.351 и косвенные налоги 198.450 конто2 Эмбриональная администрация, постоянно ну» даясь в людях и деньгах, применяла анахроническую и я» стокую фискальную систему. Она заключалась в том чп взимание налогов сдавалось на откуп торговцам, админ») страторам и офицерам, которые могли произвольно уст навливать размеры налога, но отдавать властям фиксир» ванную сумму. Особенно обременительными для афри канцев были следующие налоги: десятина, налог на хижи ну, налог на переправу через реки (“портуш”) и др Суще ствовали также налоги, взимавшиеся в форме трудоаои повинности. Самой тяжелой и наиболее ненавистной дпн африканцев повинностью была поставка носильщиков дпн португальских военных экспедиций (“каррету”). Местным вожди - соба обязаны были поставлять определенное чис ло своих подданных - мужчин для переноски тяжелых гру зов. Поскольку в период работорговли имел место ожип ленный обмен рабов на самые различные товары, огром 1 Silva Cunha Op cit., p 44-45. Lopes de Lima Ensaio sobre a statistica d Angola e Benguela e suas dependencies na costa occidental d Africa ao sul do Equador Livro III. Parto I. Lisboa, s d 168
!*•«• количество грузов транспортировалось на значитель- "• расстояние от побережья в глубинные районы колони Нее они переносились на спинах носильщиков. Поэтому фебовалось огромное число здоровых мужчин для этой (•ни Эти носильщики, как правило, либо вовсе не получа- 'н плату или получали мизерное вознаграждение за свой • •курительный труд (часто они вынуждены были нести тя- мк.|и в течение недель, а то и месяцев). Каррету” оказало губительное воздействие на хо- ии1:1 венную жизнь ангольского общества, так как отрыва- **• ел занятия производительным трудом наиболее трудо- •<н обную часть населения. Кроме того, поскольку плата н мот тяжелый труд была ничтожной, а носильщики были кынуждены ждать ее многие месяцы а иногда и годы, они •рнмились избавиться от ненавистной повинности любыми способами, самым очевидным из которых было бег- ми I к которому они прибегали часто еще до того, как бы- ••м (авербованы. Это приводило к обезлюдению целых .•пионов, что самым отрицательным образом сказывалось •и моциально-экономическом развитии страны. Практика инроовки носильщиков существовала в Анголе в течение «и кольких столетий. По крайней мере в середине XIX в. •мм была обычным делом. Так в конфиденциальном цир- умяре ("портариа”) 8 июня 1850 г. министр колоний выго- •нривал генерал-губернатору за то, что некоторые комен- н11 л ы крепостей произвольно изменили размер возна- |мждения, которое торговцы должны платить им за вер- тшку носильщиков. Он предписывал генерал-губернатору •••медленно отстранить этих комендантов от занимаемой (••мжности и создать комиссию для расследования злоупотреблений В своем ответе министру генерал- уПмрнатор отрицал этот факт и утверждал, что нет осно- •1*(пий для наказания комендантов крепостей В то же время он напомнил, что размер вознаграждения комендантам in оказываемые услуги нигде не был зафиксирован и ••пределялся традицией Торговцы, вознаграждая их за эти 169
услуги, - писал генерал-губернатор, - учитывают трудно' н вербовки носильщиков, которых им обычно требуетси и.. 200 или 300 на каждый караван. Генерал-губернатор изд**' специальное распоряжение, запрещающее, чтобы от соо* требовали чрезмерное или несоответствующее потребим стям число носильщиков. Особые трудовые повинности были введены дм» жителей острова Луанда (“мушилуанда”). Их заставпчп* безвозмездно работать на белых жителей Луанды. При нуждение мушилуанда к труду, произвол и злоупотребп* ние португальских чиновников привели к массовом) бегству жителей острова в глубинные районы страны и <■ его почти полному обезлюдению. Десятину платили тоги»»*- африканцы, жившие в “рейну де Ангола”. Так называемые полувассальные африкански» власти в ряде случаев отказывались подчиняться требою# нию португальской администрации провести перепись оно их подданных и рабов и представляли ей сведения (чаае заниженные) лишь о числе очагов (семей). Африкански» вожди часто оплачивали налоги португальцам рабами. По мере того, как португальцы завоевывали все но вые территории и границы их владений расширялись, они требовали уплаты прямых налогов с новых подданных, ко торые платили или не платили их, в зависимости от того насколько способны они были противостоять карательным действиям португальских войск. Отказ платить налоги поч ти автоматически вызывал однозначную реакцию порту гэльских властей, а именно попытку “наказать” и “проучить ослушников. Введенная в практику португальскими колонизато рами анахроническая и рутинная фискальная система от крывала неограниченные возможности для злоупотреблю ний, произвола и коррупции административных властей нм всех уровнях. Разумеется, эта система фиска вызывай» восстания, бунты, массовые исходы населения в районы еще не завоеванные колонизаторами Таким образом, иио 170
WMiioe господство, бесправие и взимание налогов были нямными причинами антипортугальских выступлений аф- ринянцев, потрясавших Анголу на протяжении XIX - начала • * ни По словам Р. Пелисье, “некоторые чиновники в мет- нннопии хорошо понимали это, но как только они должны •мпи управлять в Африке, они не находили лекарства от йвплзни... Португальцам пришлось дорого заплатить за вымогательства и насилия...”1. Основы судебной системы в колониях были заложе- 1м декретом от 11 ноября 1869 г., 8-я статья которого вве- ни и силу в заморских провинциях действовавший в метро- »юпии кодекс гражданского права. Позднее на колонии был |1й> пространен также и уголовный кодекс. Декрет от 29 4П|м)ля 1875 г. узаконил широко применявшуюся в колони- «I практику принудительного труда, заменившего отменен- iiiirt в 1869 г. открытое рабство. Согласно этому декрету |вдрешалось принуждение к труду туземцев, признанных Оцодягами”. Под эту категорию легко можно было подвес- |ц практически любого африканца - бывшего раба, поки- • упшего своего хозяина-рабовладельца. Только в 1894 г. 'Vino издано специальное законодательство для колоний. >|икрет от 20 февраля 1894 г. разрешил заменить в отно- пюпии “туземцев” тюремное заключение исправительным ■рудом. Колониальные власти получили право применять mмазание исправительным трудом на срок от 15 дней до '■дного года. Этот декрет был позднее дополнен другим днкретом, датированным 20 сентября 1894 г. Согласно питье 10-й этого декрета следовало считать “туземцем” нюбое лицо, родившееся в “заморских провинциях" от отца и матери-туземцев, если они не отличались по образованию и образу жизни от большинства людей своей расы2. АРМИЯ. Одним из главных компонентов механизма «■пониального господства Португалии в Африке были во- ’ I'elissier R Resistance, t I, p. 19. Silva Cunha Op cit.. pp. 46-48. 171
оружейные силы. Им была отведена важнейшая функции удержание в повиновении покоренного и эксплуатируем) и. населения колоний и осуществление дальнейшей конин»* альной экспансии. Поэтому армия была окружена осопим заботой и вниманием со стороны королевского дворе » Лиссабоне и колониальных властей в Луанде. На нее ip« тилась львиная доля расходов, предусмотренных бюджм том Анголы. Так в 1845 г. из общей суммы расходов кони нии в 383.398 конто на военные цели было потрачен- 237.756 конто1. В определенном смысле можно ска:**ч. что бюджет колонии поглощался войной, а точнее дорой* стоящими завоевательными и карательными экспедициями и содержанием гарнизонов. К 1845 г колониальная армии делилась на войска первой и второй линии и войска зан.» са. Первая линия насчитывала 1.606 офицеров и солдш из которых 811 были размещены в Луанде, 87 в Бенгепе и 758 в 9 крепостях (президиуш). Войска первой линии быни укомплектованы из солдат, набранных на месте или при бывших в составе экспедиционных войск из метрополии.« часто из “дегредадуш”. Солдаты первой линии получани денежное вознаграждение, особенно в Луанде. В друж- местах они получали вознаграждение в форме товаром которые они обменивали у местного населения на нужны" им вещи и продукты. Боевые и моральные качества эти* солдат обычно находились на низком уровне вследствие косивших их ряды тропических болезней, неграмотности и общего морального климата в колонии. Войска второй линии формировались из добровощ» цев и включали в себя наряду с белыми солдатами также мулатов и африканцев - так называемых “цивилизованны*' то есть сумевших подняться на определенную ступень а« культурации. Эти войска состояли из “подвижных рот (companhias moveis). В 1843 г. насчитывалось 1558 солд*п второй линии, размещенных главным образом вне Луанды 1 Pelissier R Resistance, t. I, p. 20 172
t r.MMiелы Ими командовали офицеры, которые были ино- .н африканскими вождями а чаще мулатами-торговцами ''•и юмлевладельцами. Солдаты второй линии часто не •'•мучали никакого вознаграждения Они не всегда были minim в униформы Их вооружение всегда было крайне •рммитивным. Они выполняли по существу полицейские fунщии и должны были обеспечивать порядок", взимать • •мши и вербовать носильщиков. Войска второй линии "И1||.'нтрировались главным образом в "португальской” •попе Кроме войск первой и второй линии существовали Ч'' войска запаса (или вспомогательные войска) Речь h i о том что африканские вожди, признававшие себя •чимпами Португалии, обязаны были в мирное время с доставлять определенное число воинов в войска вто- р -и пинии В португальской" Анголе (рейну де Ангола) они ищи известны под традиционным названием мипкассейруш’ ("охотники на диких буйволов”). В случае *ц воины сразу же после того, как ее объявляют порту- ии.ские власти африканские вожди обязаны были со- ||.ив своих воинов и сформировать из них "герра прета” |г|жое войско”) Именно герра прета” позволяла порту- •piiiiiCkhm колонизаторам разбивать африканские войска, |.пывавшие сопротивление колонизации или подни- ымпшие антипортугальские восстания Натравливая одни шпмена на другие, используя межплеменные противоре- •ии. Португалия осуществляла колониальную экспансию в ■чнопе опираясь на военные силы самих ангольцев. К се- иодине XIX в португальцы могли рассчитывать не менее •им на 20 тыс. воинов, входивших в состав нескольких щрра прета”1. Сначала это были амбунду из мпртугальской” Анголы, но позже колонизаторы распро- чмнили эту систему также на вождей овимбунду и соба тролевства” Бенгелы Использование “герра прета” по¬ I I'lissier R Resistance, t I, p 22 173
зволяло португальцам сократить потери и сберечь сопл» первой линии, а также избежать потери их престижа в < м» чае поражения. Вожди, поставлявшие наиболее многими* ленные и обладавшие наиболее высокими боевыми чествами “герра прета” всячески поощрялись португшп. скими властями. Одной из наиболее действенных форе поощрения было присвоение таким вождям офицерски* чинов второй линии’. ОТМЕНА РАБОТОРГОВЛИ И ЕЕ ЭКОНОМИЧЕСКИЕ И СОЦИАЛЬНЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ. Вплоть до середины XIX в. Португалия рассматри вала свои колонии в Африке, в том числе и Анголу, толы» как резервуар рабской рабочей силы. С 1817 г. по 1820 ■ из Анголы в Бразилию ежегодно вывозилось 22.000 рабок Работорговля давала 82% (177 конто из 217) дохода, попу чаемого колонией1 2. До 1836 г. колония Ангола почти нич#г« не производила на экспорт, живя исключительно за сч»* работорговли. Она была неразрывно связана с Бразили»* пуповиной рабства. Производительная сфера в Ангол» ограничивалась лишь выращиванием нескольких проик водственных культур, да и то главным образом в районе} не контролируемых португальцами. Только с 1841 г. коло ния начала производить на внутренний рынок и на экспорт 1 Ibidem. 2 Dilolwa С. R. Contribuição a história economica de Angola. Luanda. 19711 p. 18. 174
Губернатор Товар де Албукерки (1819-1821) пытал- • и пленить характер экономики колонии. Он положил на- «пю выращиванию в заметных масштабах хлопка и кофе в *мгопе, пообещав, что если не будет найден другой поку- хлопок будут скупать колониальные власти. При i*u Пыли введены регулярное налогообложение фазенд и 'Лщйственных услуг, пассажирские рейсы на каноэ по ре- ■4М Данде и Бенго, строились дороги, налажена почтовая »мя. с “президиуш” (крепостями), открыты мелкие тек- 1мгн.ные фабрики и кирпичные мастерские (около Амбака ■ Млсангано)1. Однако в 1821 г. этот губернатор был сме- t|*H правительством в Лиссабоне. В начале XIX в. в Анголе проживало незначительное <*н но португальцев. Эмиграция из метрополии в Анголу «ш.1 очень тонкой струйкой. В 1821 г. в Луанде проживали . *ио 443 белых и 448 мулатов. В Конго не было сведений s существовании ни одного жителя - уроженца Португа- <ни; Наиболее многочисленным социальным слоем были ,<«rn.i К 1850 г. Луанда имела 5.605 жителей, из которых | г,(Ю “освобожденных”, т. е. бывшие рабы3. В 1808 г. Португалия была оккупирована войсками ■ымолеона I, во главе с маршалом Жюно. Однако это событие, как и предшествующий ему переезд Королевского «пора из Португалии в Бразилию не оказали серьезного «иилния на положение в Анголе. Португальская община в Анголе встретила известие о переезде двора с восторгом, |«к как считала, что связь с Рио-де-Жанейро будет более мягкой и более тесной, чем в Лиссабоном. Она направила о новую метрополию специальную делегацию во главе с «титаном Абреу-и-Лима, чтобы приветствовать принца- v.tnsina J. Kingdoms of the Savanna, de I'Afrique, t. II. L’Afrique nmcolonial. 1500-1900. P., 1966, p. 529. curios Couto. Op. cit., p. 113. Dllolwa C. R. Op. cit., p. 19. 175
регента и вручить ему образцы обнаруженных в Aim...- железа, меди, нефти и смолы1. Значительно большее воздействие на положен., дел в колонии оказали либеральная революция в Порту.» лии в 1820 г и введение полуреспубликанской KoHcmiyt» 1821 г., которая ликвидировала абсолютную форму мом«ц хии и явилась началом периода острой политич*о*<ч борьбы в метрополии. Известие об этих событиях выз»»- восстание в Луанде 6 февраля 1822 г., в котором приник участие белые поселенцы и которое было поддержи.- войсками гарнизона Губернатор колонии полковник Инн сиу де Лима был свергнут и во главе администрации был- поставлена Временная правительственная хунта во mm.- с епископом Новый этап в истории Анголы начался после ш- как в 1822 г португальская колония Бразилия добил», независимости. После того, как Бразилия стала суверен ным государством, торговля Анголы должна была fiwn. переориентирована на Португалию, где рабы не требова лись. Быстро набирающий темпы процесс капиталистич» ского развития в передовых странах Европы властно тр# бовал отмены работорговли, сковывавшей развитие пре изводительных сил. Это относилось прежде всего к Англи*' которая, стремясь укрепить свои позиции в бассейне лантического океана, выступала против работорговли Первые шаги к отмене работорговли она предприняла eu|' в 1807-1808 гг., когда во Фритауне появилась стоянка бри танского флота, захватывавшего невольничьи суда. В 18 И г она подписала с Португалией договор, ограничивавшим работорговлю только районами, находящимися южнее з* ватора. После прихода в Форин офис Пальмерстона бри танский нажим на Португалию в пользу отмены работ ор 1 GalvÃo Н , Selvagem С império ultramarino português Monografia do império. Ill vol, Lisboa, t952, p. 94 176
— и мал непрерывным и все возрастающим. Сам Паль- »■■■ ши публично обвинял Португалию в нарушении ранее чиных обещаний и в поощрении работорговли. В 1839 г. ■ пинский парламент принял закон, разрешающий коро- 1-1111'мму флоту захватывать подозрительные невольничьи идущие под португальским флагом1. Все эти меры ц|мрни к упадку португальских колоний в Гвинее. Капита- пирритории с военной администрацией) Кашеу и Би- I, перестали играть роль крупных центров португальской ... шпальной империи со значительным европейским наснимем В 1836 г. все гвинейские поселения в бассейнах • - Жмба и Кашеу были объединены в дистрикт, находив- ■.1 и1.1 в подчинении генерал-губернатора островов Зеле- " Мыса. В этом дистрикте португальцы держали лишь ыш'ие гарнизоны общей численностью 100-150 человек2. В то же время ограничение работорговли районами * экватора привело к ее активизации в Анголе и Мо¬ днике. Внимание португальских работорговцев теперь .'ип полностью сконцентрировано на извлечении прибы- -м и.1 вывоза рабов из этих двух колоний. Они стремились пучить максимум выгоды из того обстоятельства, что ннморговля стала таким образом монополией контроли- ,омых португальцами портов Анголы и Мозамбика. В этот - |!Иод почти все чиновники колониальной администрации •ч |убернатора и до самых мелких клерков - были вовле- ■411.1 в прибыльную торговлю рабами3. В 1836 г португальский король издал декрет об отлип: работорговли Это событие имело огромное значение ||ш последующей истории Анголы Оно должно было при- >-•»• in в будущем к весьма важным последствиям. Отмена . .(Гюторговли была первым ударом по исторически давно п.|| II С F Palmerston. L, s d vol I, p 234, Hammond R J Portugal I Alnca 1815-1910 A study in uneconomic imperialism Stanford, 1966. M ■ 1i юрия Африки в XIX - начале XX в М , 1984, с. 95-96 < ii.witt М Portugal in Africa, р. 14 177
изжившей себя политической и социально-экономичч» *ш структуре колониального общества. Помимо всего прочим это привело к резкому сокращению поступления доходи* t королевскую казну. Согласно данным торговой статистим последней декады XVIII в., экспортная пошлина на pent* давала 88% всех доходов, получаемых колониальным» властями Анголы1. Чтобы компенсировать потерю Бразилии и р*э*н* сокращение доходов от работорговли, Лиссабон предп|*и нял попытки выработать новую колониальную стратегии- Ее цель заключалась в быстрой трансформации экономии- колоний, основой которой должно было стать вместо раПи торговли производство сахара, слоновой кости, воска ■ других продуктов. Средства, которые прехеде всего гмчт дывались в работорговлю, теперь должны были постугмм- именно в эти новые отрасли хозяйства, причем все эти in вары должны были экспортироваться в Португалию. Таким образом новая колониальная стратегия по существу прад ставляла собой попытку централизовать торговлю в импи рии, сделав главным торговым центром Португалию, koim рая должна была заменить Бразилию в качестве важна» шего рынка для ангольского экспорта. Эта политика была поддержана теми коммерчески ми кругами Лиссабона, которые стремились любой цемо» сохранить свои традиционные функции посредников в эю портно-импортной торговле между колониями и севермп» Европой. После провозглашения Бразилией независимо' ти (1822 г.) они приложили значительные усилия, чтоб»-- направить африканскую торговлю с Бразилией в сторож. Лиссабона. Поощряя эти усилия, королевский двор умонк шил таможенные пошлины на товары, импортируемые и* португальских судах в португальские порты. Однако интересы коммерсантов метрополии при шли в резкое противоречие с интересами коммерсанток 1 Vansina J. Kingdoms of the Savanna. Madison, 1968, p. 184-185. 178
*41мнм Маленькая, но могущественная группа торговцев - и«|* *омцев Португалии, Бразилии и Анголы, господство- • мния в экономической жизни колонии, решительно вос- цмнинилась как отмене работорговли, так и попытке цент- •#пиювать торговлю колониальными африканскими про- «г«шми в Лиссабоне. Их оппозиция новой колониальной ••цинике проявлялась в самых различных формах и, по •нмшм португальского историка Ж. Диаша, не вылилась в Лщио восстание против португальского колониального •шнодства и в пользу объединения с Бразилией только мщму, что в этот период интересы работорговцев в Анго- и* одолели политику португальских властей, и работорго- |<ш безнаказанно продолжалась во многих пунктах анголь- побережья, не оккупированных португальскими влас- "1МИ Оказавшись перед угрозой разорения, крупные раит орговцы объединились и стали оказывать упорное coir и явление всяким попыткам претворить в жизнь закон •d и; г. Они оказались настолько могущественными, что умоли даже добиться в 1838 г. отставки губернатора Ан- н.пы Бернарду Видала, который старался ликвидировать ■инаконную работорговлю1. Наученный горьким опытом иного предшественника, новый губернатор полковник Ма- нииру (1840-1843 гг.) по существу капитулировал перед цвботорговцами и рабовладельцами. Только это и позвонило ему три года управлять колонией. То же самое были пымуждены делать и два следующих губернатора - Брес- iitiiy Лейте (1843 г.) и Гермак Поссоло (1843-1845 гг.). Таким образом официальная отмена работорговли ни привела к ее фактическому прекращению. Джордж í 1мс, врач из Гамбурга, служивший судовым врачом при I i.»lváo К, Selvagem С Op. cit., vol. Ill • in успел только восстановить дисциплину в войсках, упорядочить сбор HiiiioroB, подавить восстание соба Гинга, земли которого были включены но владения короны и составили дистрикт Дуке де Браганса 179
немецкой торговой экспедиции, оставил детальное пи* ние ситуации в Анголе непосредственно накануне мидс сания англо-португальской конвенции 1842 г Экспедин провела пять месяцев (с середины октября 1841 г д» t редины марта 1842 г.) в Анголе, посетив Луанду. Ново I'1 дондо, Бенгелу и Амбриш Судя по рассказу Тэмса, торговля была процветающей отраслью хозяйств мни деятельности. В нее были вовлечены лица различном! pt сового и социального происхождения, включь “дегредадуш” (ссыльных из Португалии) и бывших рлАн Правда, активность британского флота и декрет 18'.m , затруднили и несколько видоизменили работорговлю Ми пример, рабов больше не вводили в город при днигни» свете. Экспорт рабов шел теперь не через Луанду, а и|и имущественно через южные порты - Бенгелу и Мосамедин. Однако масштабы работорговли существенно не уменьши лись Тэмсу рассказали, что из одной только Бенгелы n чение 1838 г. было вывезено 20.000 рабов1. В 1843 г ч» рез 7 лет после декрета об отмене работорговли, пошлин» на рабов, взимаемая в портах погрузки, приносила когюни альной администрации Анголы 66% всех доходов" В р* зультате давления Англии Португалия вынуждена быпл t 1842 г подписать с ней конвенцию, согласно которой рм • решался взаимный досмотр морских судов и был созд» суд по вопросам контрабанды рабов в Луанде. Эти M*pt оказались довольно эффективными. Об этом свидет«нь ствуют следующие статистические данные. Если в 182ft f ангольский импорт и экспорт оценивались соответствени! в 1088 и 830 конто, то уже в 1844 г они оценивались в ЗТ‘ и 201 конто. Таким образом, в результате английской бпп кады трансатлантическая работорговля резко пошла на убыль. Однако сохранился рынок для сбыта рабов внутри 1 Tams G Visita às Possessões Portuguezas na Costa Occidental dAfric» Oporto, 1850, vol. I, vol II. ‘ Wheeler L. and Pelissier R. Angola L 1971, p. 52. 180
t-’аооторговцам приходилось преодолевать проти- «••m шие центральных властей в Лиссабоне, а также бо- -м I против местных "использователей" рабской рабочей u.iw и которых они видели конкурентов Они даже сумели ф ||'"игь короля против первого генерал-губернатора Анит которому было поручено претворить в жизнь декрет ••■о I Мануэла Бернарду Видала (1837-1838), который ,.л иииду этого смещен Лиссабоном1. Ангольская рабо- .|1мжмя была эффективно отменена не в результате ко- омшжого декрета и призывов либеральных политиков в .I. I пГюне, а благодаря решительному нажиму Англии, м|||,|я организовала с помощью своего флота морскую ««иду побережья Бразилии в 1850-1851 гг. К 1852 г. спи нглантическая работорговля была полностью пре- • ыщкна В Восточной Африке потребовалось гораздо времени и усилий для упразднения работорговли, м'сиупьтаты этого были гораздо менее ощутимыми. Это uiim связано с сопротивлением, оказанным отмене рабо- I'lnimn султаном Занзибара, которое не прекращалось I'Hinii, до 1873 г., а также с тем фактом, что рынки в Арами практически не зависели от Европы и не могли быть »|п|н.'ктивно закрыты2. Кроме того, Португалия по существу « контролировала значительную часть восточноафрикан- «и о побережья, хотя номинально и находившегося под ее нюренитетом. Поэтому и после того, как прекратился экс- "||и рабов из португальских портов и факторий, их провожали нелегально вывозить из мелких гаваней, бухт и нуприев рек, откуда их переправляли на Мадагаскар, а <нуда в Индию Этот “канал” вывоза рабов использовался шжи в начале XX в В Восточной Африке имелись также томные рынки для сбыта рабов. Кроме того, рабов выво- •• '«lissier R Resistance et revoltes en Angola (1845-1861) T I, Lille, 1976, l:i lli’witt M Portugal in Africa, p 15 181
зили на принадлежавшие Франции острова в Индии* и океане. Упразднение работорговли в африканских колон* Португалии в середине XIX в. имело огромные экономии ские, социальные и психологические последствия доп щ риканских обществ. Оно привело не только к их экои-н* ческой переориентации, но и к серьезным политическим социальным сдвигам в африканских странах. Положен* господствующих элит в этих странах, зависевшее от tino рта только одного товара, было поставлено под угр«м? Многие вожди, владельцы и погонщики караванов, когорт жили на доходы от работорговли, потеряли единстввтили источник богатства и оказались перед угрозой разорении. экономического краха. Как убедительно доказал венн»»' ский исследователь Ласло Крижан на основе изучения ми лоизвестных источников из Архива Венгерской Академии наук, в Анголе, где применение рабской рабочей сипы • традиционном африканском хозяйстве не было столь эш чительным как в других частях континента, в резулыпм ограничения вывоза рабов произошел тяжелый экономии* ский, общественный и политический кризис1. Потребнооп' мирового рынка рабов народы Африки удовлетворяли и> двух источников: из военнопленных и масс рабов, которы» “выбрасывали” африканские общества из своей собствен ной среды. Общественное "производство” рабов выбрасм вало на рынки большие массы рабов, причем не толь» “домашних”, но и для вывоза. В ходе нескольких столотиг “производства” рабов общество приобрело сложившие^ формы, создало институты, обычаи и законы, которы* нельзя было быстро изменить. И после запрета работор говли общество продолжало выбрасывать массы рабов м« * 541 Л. Крижан. Общественная структура, формы собственности и об|* жизни народа овимбунду в середине XIX в. (Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора исторических наук). M., 1982, - 54. 182
«Mini, хотя в лучшем случае вывезена могла быть четвер- меть этого количества. Остальные становились лишим*' Неспособные войти в общество и лишенные основы ittsio существования, эти массы оказались тяжелым бре- для общества и вызвали глубокий его кризис, рас- ^к.1 ранившийся на огромные районы западноафрикан- мн о побережья и охвативший все слои общества. Ограничения вывоза рабов затрагивали те народы, •итрые жили за счет торговли “живым товаром”, охотни- ••«с на рабов, перекупщиков, погонщиков и всех африкан- •MI посредников в этой торговле, которые, занимаясь не- 1*!.'и:шодственной деятельностью, обогащались на прода- 'живого товара”1. Особенно пострадали племенные *|>«ди, единственным источником дохода которых на про- 1ЙЖЫ1ИИ столетий была работорговля. В то же время отдельные предприимчивые дельцы ■ «ши формировать из бывших рабов частные армии, с помощью которых занимались разбоем и захватом земель м«".1ных племен. Часть ставших лишними рабов, для кото- jN.i'i не было места в общественном производстве, позднее •« I'па и основала так называемые свободные военные почтения (киломбо), а другая часть пыталась смешаться с ммсгными жителями. Вследствие этого нелролорциональ- позрос слой “домашних" рабов и изменилась внутренняя • фуктура общества2. Лишние рабы не могли интегриро- *(П1.ся в это общество, ориентированное на производство нобской рабочей силы, а не на использование ее. Племен- iii.il) вожди западных и восточных районов Анголы, которые |мньше участвовали в работорговле, теперь занялись с инмощью рабов грабежом в центральноафриканских странах Все это привело и к серьезным изменениям в полити- и'ской ситуации в Анголе. Возвышение государства Чокве имело своим следствием ослабление и упадок государства мм же, с. 56. мм же, с. 55 183
Лунда. Ранее богатые торговые центры, например, Ьт«« ла, после ограничения работорговли, пришли в поит- упадок В Бие купцы сумели приспособиться к новой си!?* ции и пытались ловкой тактикой и торговыми приеммь смягчить кризис, возникший после ограничения рабою» говли. Как видно из ценных свидетельств, оставленных ш. дающимся венгерским исследователем Африки Ласло дьяром, эти купцы занимались торговлей не только p*n.< ми, но и другими товарами и поэтому ограничения на р*б<- торговлю не отразились на них столь болезненно, как н* тех группах населения, которые жили исключительно >« счет продажи рабов1. Новая ситуация в португальских владениях, создан ная упразднением работорговли, заставила африкански» общества искать альтернативные формы экономически деятельности, которые могли бы заменить работорговле Различные народы по-разному реагировали на изменим шиеся обстоятельства, но все они пытались найти торю вую замену для рабов, которая могла бы обеспечить ив возможность продолжать торговать с португальцами н* побережье. Этого требовали прежде всего потребное it- мирового капиталистического рынка. Как правильно отм* чает английский исследователь М. Ньюитт, “требовании международного капитализма менялись, и это больше чфв политические амбиции окончательно ликвидировало рабо торговлю и создало альтернативное экономическое пред принимательство на ее месте. Однако непосредственны*! побудительным мотивом для развития альтернативны» форм экономического предпринимательства был полити чески инспирируемый аболиционизм”2. В числе тех народов, которые наиболее успешно приспособились к новой ситуации, были овимбунду. Они направляли ставших лишними рабов на такие территории 1 там же. с. 56. г Newitt М Portugal in Africa, р 17 184
-v шмледелие и охота на слонов требовали много рабо- ь«« '.илы Здесь они обменивали этих рабов на слоновую II. или воск1. Торговля слоновой КОСТЬЮ И ВОСКОМ ПОЗВОНИМ овимбунду найти применение части лишних” рабов. 'делали носильщиками, на спинах которых доставляли •1Н1юную кость и воск к побережью Описание караванов цОии несущих слоновую кость, оставил английский путе- *■ I пенник и исследователь В. Л Камерон Он писал в • родине 1870-х годов "В странах, где слоновая кость ■«моолее обильна и дешева, никто из жителей доброволь- ■ • ни соглашается быть носильщиком и торговцы вынуж- *ин.1 покупать рабов, чтобы использовать их для тран- |"|нировки слоновой кости на прибыльный рынок”2 Воск стал настолько важным товаром, когда рабо- •|||(>вля пришла в упадок, что куски воска весом около ih/k фунтов, стали единицей обмена-1. Овимбунду распро- 'Р.И1ИЛИ свою торговую сеть на лесные районы Анголы, ■и уда они вывозили слоновую кость, воск и мед, выгодно "ыиая их португальцам на побережье. Они также рано d шали ценность дикого каучука и явились пионерами в •и сборе и экспорте4 Около 1845 г. главными продуктами «июньского экспорта были (в порядке их значения) слоно- 1 pi кость, воск, пальмовое масло, кофе, шкуры и рога. Таим образом экспорт рабов был заменен экспортом преимущественно сельскохозяйственных продуктов, которые ••ыиозились не в Бразилию, а в Англию, Францию и Порту- шию* В 1841 г порты Луанда и Бенгела были открыты для пн (странной торговли Однако ни одна статья ангольской •"|иовли вплоть до 1870 г. не могла заменить по своей ч|1ибыльности экспорта рабов. В 1844 г (последний год IIII Крижан Цит соч с 57 • .imeron V L Across Africa L , 1877, vol II, p 322 HiMiderson L W Op cit . p 100 l Miner (ed ). Social Change in Angola Munich, 1973. l 'ilnlwa C R Op cit , p 19 185
“большой торговли” с Бразилией) таможни Анголы пому ш ли доход в 25.671.095 реалов1 2. Из них 17.700.000 рюим*. было получено в качестве пошлины за вывоз рабой' ■ 1848 г. рабы уже не проходили через таможни, а выти.- лись нелегально через контрабандные порты на сем|1» Ново Редондо и Лобиту. Генерал-губернатор Анголы fle/ti Алешандрину да Кунья (1845-1848 гг.) принял энергичж меры к эффективному подавлению работорговли, пытйии всеми средствами выполнять конвенцию с Англией 104V Он вел беспощадную борьбу с рабовладельцами и р«Л* торговцами-контрабандистами. В то же время он поощри» выращивание хлопка, табака, отменил королевскую мпнг полию на соль, основал город Мосамедиш, открыв там ш дельную таможню (1845 г.). В апреле 1849 г. был учреди дистрикт Мосамедиш, а в августе того же года там поселены 170 португальских эмигрантов из ПернамОу> (Бразилия). В 1850 г. в Мосамедиш прибыла вторая пар)»* беженцев из Бразилии (144 эмигранта), однако их не уд* лось там разместить, и они были отправлены в Уипи i 1853 г. португальцы захватили к югу от Мосамедиш пор Пинда, позже переименованный в Порту-Алешандри ким образом были подготовлены условия для колонизации- Юга Анголы. Однако по прежнему важнейшими проблемами тп* да оставались радикальная отмена работорговли • рабства. Как писали португальские историки Галван и Сйл важень, радикальная отмена рабства должна была зада!» интересы многих, разорить многие состояния, паралич вать зарождающееся сельское хозяйство, дезорганизоыи* и разрушить регулярную торговлю, сделать невозможны* развитие колонии. Для Анголы, как и для других провинци» 1 Реал - старинная серебряная монета - португальская денежная едим)» ца, имевшая в разные периоды различную ценность. Множественно!) число - рейсы. 2 Dilolwa С. R. Op. cit., р. 20. 186
«Африке, а также для Сан-Томе и Принсипи, особые усло- )•" ыо экономической истории поставили ужасную дилемму или осуществить высокие цели аболиционизма, объ- всех негров свободными людьми, что должно было ^•ипенгги к разорению провинции из-за массового бегства 44мшистов, и, следовательно, к подрыву суверенитета, ■ши сохранить ее экономическую структуру и политическое •и пмдство путем сохранения статус-кво (как в Бразилии) и »>1>одить всеобщую враждебность, а возможно даже вме- и.иитьство антирабовладельческих держав* 1. В 1850 г. был нанесен новый удар по работорговле жданным в Бразилии законом, приравнявшим ее к пи- нм,1ву. В Северной Америке состоятельные слои общест- ян с беспокойством наблюдали за растущим импортом райки из Африки, составлявшим угрозу безопасности белых ми «пей и стабильности страны. Работорговля явилась дмои из главных причин гражданской войны в Америке, •мяч.-! гой южными штатами с целью сохранения рабства и м.Л'.пространения его по всей стране. Во время этой войны ЛииI издан декрет о запрещении невольничьих рынков. Не- •яписимость Антильских островов положила конец ввозу •удм рабов. В то же время были предприняты попытки за- мкмить в экономике стран Южной Америки африканскую м«бочую силу какой-либо иной. Заменой стали индийские •уми, которых стали туда ввозить в качестве законтракто- мнных рабочих. Таким образом, по словам ангольского иаорика Эужениу Феррейра, рабство продолжалось и в «Лолиционистском мире2. Хотя еще в 1857 г. французские невольничьи суда •ЫЯ03ИЛИ рабов из Конго в США, можно считать, что в это и|н»мя морская работорговля была уже в основном ликви¬ Unlváo Н., Selvagem С. Op. cit., vol. Ill, р. 102-103. I nrreira Е. Feiras е presidios. Esboço de interpretação materialista de Hilonisação de Angola Lisboa, 1979, p. 60. 187
дирована Однако в Анголе продолжала процвета и. » ренняя работорговля, которая, снабжая рабочей ■.. плантации, составляла основу экономики колонии Н „ кабря 1854 г Са да Бандейра издал декрет о чаищ» отмене рабства. Рабы, принадлежавшие властям, пни, ли статус “либертуш” (“освобожденные”) Хотя это» и. не изменил положения рабов, принадлежавших чт нм лицам, он все же подготовил благоприятный психотип ский климат для более радикальных реформ. В 185rt i • да Бандейра запретил рабство в оккупированном предыдущем году Амбрише и на территории к cetwpv Лифуне. В том же году было официально отмгчи. "каррету” (введенная в 1845 г. практика, согласно копц. частные лица брали внаем у властей носильщиков) И . ролевстве Ангола налог - “десятина" был увеличен в и |... (с 200 до 1600 реалов или рейсов)1 Это вызвало масс ми» исход населения 24 июля 1856 г. Са да Бандейра издал декргм .. гласно которому дети, рожденные от родителей-рабон и- лучали статус “либертуш”, хотя их хозяева могли заст.шт их работать на себя еще в течение 20 лет2. В 1858 г (V издан новый декрет, запретивший обращать людей п р«н ство и установивший, что к 1869 г. статус всех рабоп дгм жен быть заменен на статус "либертуш”, а к 1878 г. работ должно быть упразднено полностью. Поскольку работ орт вля во внутренних районах Анголы обеспечивала рабочим силой владельцев плантаций, проведение декрета в жиим натолкнулось на сильное сопротивление. В 1873 г в Ант ле были еще 58.061 раб и 31.768 “либертуш”. В 1875 г бы- издан декрет об отмене статуса “либертуш”, начинав ■ 1876 г., но полная эмансипация предусматривалась в 10?'* * г. Кодекс о труде 1878 г. положил конец использовании рабского труда, но заменил его системой принудительном ' Pelissier R Resistance, t. I, p. 75 * Ibidem. 188
• 1<инации рабочей силы, которая являлась по сути де- . (маскированной формой рабства Начиная с 1878 г • ••мя н которой было 90 тыс. бывших рабов, представ- |м собой колонию, в которой каждый мужчина - африка- I ими мулат, подлежал вербовке по контрактам для при- ,шм?мьного труда. I (ременная замена работорговли была найдена в -ими. по крайней мере в период Гражданской войны в ил но когда она окончилась, ангольский хлопок лишился -•и Даже во время хлопкового бума торговый баланс ."•мы сводился с большим дефицитом, который метро- "нч не в состоянии была покрыть. После того, как ан- .... кии хлопок лишился рынка, разразился финансовый •мис в результате которого Лиссабон урезал расходы на .мимистративные, военные и другие цели в колонии1. После 1870 г финансовая и общая экономическая плщия в колонии резко улучшилась2 Экономическая была парализована, финансы в плачевном состоя- hi страна имела хронически дефицитные бюджет и торный баланс. Эффективной заменой рабов стал вывоз •учука, который превратился к 1877 г. в ведущий экспорт- in продукт Анголы Впервые ангольский каучук был выве- и ia границу еще в 1874 г История его экспорта может .hi. разделена на три фазы: с 1874 по 1886 г., когда экс- •|||ировался лишь первоклассный каучук, полученный из .•him деревьев - каучуконосов; с 1886 по 1900 г., когда ирытие “второсортного” или “красного каучука”, получаемо из корней, вызвало небывалый “каучуковый бум” и, нюнец, период упадка до 1916 г., когда из-за ухудшения чоства и падения цен экспорт каучука был прекращен3. Каучуковый бум в южной Анголе начался, когда бы- | обнаружено, что из корней кустарника под названием Hdem. Hilty J Portuguese Africa, p 225-267 loimer (ed ,» Social Change in Angola Munich, 1973 189
“карподинус грасилис” можно производить латекс (мл*"mu СОК каучуконосов), пользующийся ВЫСОКИМ спросом Н« Ml ровом рынке. Овимбунду и чокве овладели рудимент*|щи техникой превращения корней каучуконосов в мягкую м» су и получения латекса. Предпринимались попытки oi:im пять в земле некоторое количество корней, чтобы об«м и* чить постоянную регенерацию каучуконосов, но что интенсивная эксплуатация ведет к их быстрому иомп новению. Постепенно зона их культивации распростршн лась на восток. Основной район производства каучук» и* ходился около Бенгелы. (Каучук никогда не играл энячи тельной роли в экономической жизни южных районов Лил лы). В 1890-1895 гг. через порт Мосамедиша было выип» но всего 0,4% ангольского экспорта каучука, хотя Мосями диш был вторым портом по экспорту, который в средник составлял ежегодно 13.500 ф. ст.1 Каучук явился для шц. тугальских колонистов в Анголе своего рода “манной ни бесной” в период после отмены работорговли и раба»* Португальский историк Оливейра Мартинш писал: “Поеме того, как под сенью договоров с туземными правителям-- были учреждены иностранные фактории, торговля в Аппле, которая раньше основывалась на рабах, перебаэир» валась на кофе, слоновую кость, каучук и т. п. Рвтш остался по существу тем же, с той лишь разницей, что юя нее р. Ложи появились португальские власти и таможни, и севернее - власти, но без таможен”2. Из одной из так»» иностранных факторий родился порт Амбриш, через коти рый после его оккупации португальцами в 1855 г. экспо|1 тировалось ежегодно 1000 т. кофе, более 100 т. камеди 400 т. каучука и 200 т. слоновой кости3. Эти цифры свид* тельствуют о важности этой торговли, которая приносил* и 1 Clarence - Smith W. G. Slaves. Peasants and capitalists in southern Angola. 1840-1926 Cambridge, L, N. Y., Melbourne, p. 63 2 Galvão H., Selvagem C. Op. cit, vol. Ill, p. 107. 3 Ibid. 190
не* ежегодно от 12 до 13 тысяч конто чистого дохода - в им (:<( •<) больше, чем вся остальная территория Анголы. Африканцы, жившие на побережье, были посредни- •ми п торговле между факториями и караванами из внут- и(нил районов. Караваны, нагруженные кофе, слоновыми •««ними и каучуком, приходили из далеких районов на по- "*!*#жье и обменивали их у прибрежных жителей на евро- ** кие товары. Единицей обмена служил хлопок, к опре- <*нви1ному количеству которого приравнивались все товары Кяраван возвращался во внутренние районы с евро- ••Мскими товарами, в то время как жители побережья вез- м кофе, слоновую кость и каучук в ближайшую факторию, .««Лы ждать там английское, американское или француз- #«.<• судно. Караваны продавали свои грузы африканцам, а .т португальским факториям, так как там их облагали полнимой, часто превышавшей их расходы на транспорти- iM'Hity товаров. К этой конкуренции между португальскими и «Фриканскими торговцами добавлялась еще конкуренция *мжду европейскими покупателями. Поэтому караваны из ««1ИМГ0 везли кофе обычно не к Луанде, а к иностранным Мкгориям севернее Амбриша, так как европейские товары 1ам стоили дешевле, а за кофе платили более высокую |{№МУ. Сбор дикого каучука становился все менее при- пыпьным по мере того, как падали цены на мировом рынке 0 связи с ростом плантационного хозяйства в Юго- 1 неточной Азии в начале XX в. В 1913 г. разразился крики:: Цены резко упали и каучуковый бум кончился. Афри- »Анцы - сборщики каучука в юго-восточной Анголе оказа- ииеь в трудном положении, которое лишь частично было исправлено переходом к сбору воска. Торговля каучуком привела к трансформации характера сельскохозяйственной деятельности овимбунду. Большие караваны с грузом «оучука, совершавшие долгие переходы к побережью, требовали снабжения их значительными запасами продо- польствия. Кроме того, оживление торговой активности на 191
побережье означало появление емкого рынка для пищиЦ' продуктов. Все это привело к тому, что овимбунду ■ ч мясь удовлетворить этот возросший спрос на при, вольственные культуры, перешли от сезонного землидм!» к интенсивному возделыванию земли и к бартерному и>> леделию. Упразднение работорговли породило ряд серыми* проблем также и для португальской общины в Анголе Мозамбике. Вначале поселенцы пытались сопротивп-нм отмене работорговли и среди них даже раздавались зывы к разрыву связей с Португалией и присоединении' ■ независимой Бразилии. Хотя они пытались приспособим.» к новой ситуации, инвестируя капиталы в торговлю такт», товарами, как пальмовое масло, ценные породы древни* ны, воск, слоновая кость, ничто не могло компенсирогми ущерба, вызванного запретом работорговли В 1844 i объем внешней торговли Анголы сократился до 30% о» уровня 1825 г., который не был достигнут вплоть до 18»и. годов. Капитал, вложенный афро-португальскими купцами во внутренние районы, оказался под угрозой, так как мни гие из них вследствие африканской конкуренции вынужд* ны были оставить торговую деятельность. В резулыем этого королевский двор в Лиссабоне принял решение tit осуществлении программы белой колонизации Анголы i тем, чтобы развить плантационное сельское хозяйство и создать соответствующую инфраструктуру услуг, чтобы поддержать его Португальцы нашли новые источники доходов к увеличении налогообложения коренного населения и он взимании высоких таможенных сборов с импорта. Тамп женные сборы уже в 1845 г. давали более 85% доходе* колониальных властей и именно по этой причине порт» гальцы стремились овладеть возможно большим числом портов1 Pelissier R Resistance, t. I. p 19 192
iin ГИЕ КОЛОНИАЛЬНОГО КАПИТАЛИСТИЧЕСКОГО КIIАДА И НОВЫЕ ФОРМЫ ЭКСПЛУАТАЦИИ В КОЛОНИИ. Но второй половине XIX в отмечается ускоренное 1ие колониального капиталистического уклада в Ан- Как пишет португальский историк М Кабрал, "с офи- ,мым закрытием последних невольничьих рынков имия - 1851. Куба - 1866 г.) настало время взяться за уатацию того, что еще осталось от старой колониаль- 1мперии и притом наиболее рациональным и при- <ым. короче, капиталистическим способом”1 Однако новые капиталистические отношения в Ан- Й** пробивали себе дорогу с огромным трудом, наталки- tr.i. на многочисленные препятствия. Са да Бандейра нсей его преданности идее колониального освоения Ми 1ики и несмотря на энергичные усилия, направленные fee |м.-ализацию этой идеи, смог добиться немногого Боль- !•»)<. гео из многочисленных планов Са да Бандейра, как и Нанявших друг друга министров колоний в течение тре- четверти XIX в., так и остались на бумаге, касалось ли |то акведука для Луанды (который должен был заменить водоснабжение, осуществляемое с помощью лодок из р. Мню. использованием сточных вод), реформы системы призу” в Мозамбике (1854 г.) или попытки ввести регуляр- курсирование пароходов между Лиссабоном и Луандой В 1869 г министр флота и видный писатель Ребелу И С илва пытался ввести в колониях модифицированный Ириант португальского гражданского кодекса 1866 г. и осуществить серию административных реформ Однако гтиду отсутствия средств и сопротивления колониальной бюрократии эти меры остались мертвой буквой или, по I повам португальского министра Шагаша, нжонодательными памятниками которые делали честь | abral М О Desenvolvimento р 340 193
имени министра, который их ввел, восхищали изящт it преамбул и блеском идей, которые они содержат, но ни не мало содействовали развитию заморских территории Главными препятствиями на пути развития :ш«и> тов колониального капиталистического уклада в Дим были преобладание подневольного принудительно! о i| да, отсутствие капиталов, дорог, других коммуникации транспортных средств, а также отсутствие посгоиии» притока в колонию эмигрантов - трудящихся из Епромь ссылка в провинцию преступников2. Серьезной проблемой, затруднявшей экономи ское развитие колонии, являлось отсутствие у метроммп финансовых и экономических возможностей для ее о< hi ния. Английский историк Р. Хаммонд следующим об|.ин. резюмировал трудности, с которыми столкнулась Погну» лия в Африке: “Короче, ситуация Португалии во втором и ловине XIX в. сравнима с ситуацией, в которой оказан* многие слаборазвитые страны во второй половине XX и В связи с этим французский историк Пелисье делает o»i|i ведливое и тонкое замечание: “Именно слаборазвитом i сударство пришло завоевывать Анголу, но оно сделаш « с оружием и организацией, заимствованными у тогдашни империалистических государств. Администрация ЛиссмП на, Луанды и постов в джунглях может быть непоследо» тельной и некомпетентной, но когда она вступят конфронтацию с африканским сопротивлением, она по‘и всегда может рассчитывать на техническое превосходен материальной части и профессиональное превосходен персонала, компенсирующих меньшее число солдат. И за недостатка средств у государства, отсутствия послов 1 2 31 Chagas Р. As colonias portuguesas no século XIX. Lisboa, 1890. 2 João de Andrade Corvo. Estudos sobre as provindas ultramarinas, Uslm 1883, vol 1. 3 Hammond R J. Portugal and Africa (1815-1910). A Study in Uneconomii Imperialism Stanford, 1966. p. 28 194
м1«чмюй политики, моральной анемии “цивилизованных” in ми всеобщей безответственности завоевание Анголы >< мпньшей мере Мозамбика и Гвинеи было явной аван- !'ии, успех которой постоянно ставился под сомнение • пиниями, почти всегда порождавшимися колониальной . мпулгацией”1. Г лавной заботой всех генерал-губернаторов Анголы . мыколачивание из этой колонии как можно большей *.||Пы11и “Хотя после 1885 г. Португалия смирилась с тем, и «п африканские колонии стоят ей больше, чем дают в * I не дохода, - писал английский историк Дж. Даффи, - ••дол правительство после прихода к власти в Лиссабоне 4и'*|||юсь, что с помощью нескольких законодательных мп|1.ч1юк или улучшения административного аппарата оно миф<>г сделать их рентабельными2. Об извлечении при- in ih из колонии пекся не только генерал-губернатор, ее пишись выколотить всеми возможными способами все, ми принадлежал к эксплуататорским слоям населения Ан- "пы “Способ, которым осуществляется экономическая м< uni в Анголе, - констатировал в начале XX в. генерал- «ппрнатор Пайва Коусейру, - напоминает штурм, предпри- пи в беззащитной стране множеством не связанных <l>yi с другом отрядов солдат, каждый из которых стремит- н пробить брешь, ...чтобы в попавшем в его руки секторе иимать налог в свою пользу”3. Вообще говоря, правящие классы метрополии не чши заинтересованы в развитии капитализма в европей- щ>м смысле в колониях. Однако жизнь заставляла их вводим. элементы колониального капиталистического уклада, ч|1именять методы капиталистической эксплуатации, так «•к для того, чтобы сделать колонии рентабельными, точ¬ I'nllssier R. Resistance, t. I, p. 201. unify J. Portuguese Africa..., p 250-251. llnnrique de Paiva Couceiro. Angola. Dois anos de governo. Junho, 1909 liM«>ria e comentários. 2a ed. Lisboa, 1948, p. 391. 195
нее прибыльными, для метрополии необходимо было бы частично перейти от внеэкономических к экономичич.н'м способам принуждения. Однако развитию колониального капитализме! м* шали два главных препятствия - нехватка капиталов и н* хватка рабочей силы. Буржуазия не располагала неоО«> димыми капиталами для того, чтобы заполнить вакуу» созданный ликвидацией рабства и работорговли и разом »■ капиталистическое предпринимательство Нехватка ряб*' чей силы объяснялась тем, что африканцы, получииш^ после отмены рабства и распространения на них Граждан ского кодекса (1869 г ) юридическое равенство с европ*»> цами, не хотели продавать свою рабочую силу, так кап м> имели к этому экономической необходимости. В Амиш* никогда не было земельного голода и, имея достаточны! земельный фонд, чтобы обеспечить свое существование африканцы не имели желания, освободившись от личнпн рабства, снова надевать на себя ярмо экономически»' рабства. Выход был найден во введении подушного нгни га. Таким образом, форма эксплуатации, заимствованна из арсенала производственных отношений феодализм*» была использована для того, чтобы заставить “туземце* интегрироваться в рыночную экономику. Эта система, iм> ренесенная в колонии из метрополии, которую португш ский исследователь Жозе Капела назвал "луд' африканским феодализмом”, позволила найти для ра^ш> вающейся в колониях капиталистической экономики in недостающий элемент, без которого нельзя было ни при изводить, ни продавать ее продукцию - свободного труди щегося - производителя и потребителя1. 22 декабря 1854 г. был издан королевский декр*1 по которому с жителей колоний должен был взиматься » наз. “налог с хижин” (с каждой хижины - 1600 рейсов ежг* 1 Jose Capela Op cit. p 15 196
"•дно)1 Однако в то время административный португаль- ' кии контроль в колониях был еще слишком ограничен и Пор “налога с хижин” оказался трудновыполнимой задали Поэтому практически на большей части территории юионий власти продолжали взимать с их жителей подушный налог (“муссоко”). В 1875 г. был опубликован “кодекс о рруде туземцев”, (переиздавался с некоторыми корректи- н.'1ми в 1899 и 1902 гг ). Кодекс обязывал “туземцев” труди 1ься для того, чтобы стать “цивилизованными”. Он вводи! i категорию “работающих по контракту” (“сервисаиш”). Починая с 1875 г. стали проводиться переписи населения, > целью облегчить администрации осуществление ее функций, в частности, сбор “муссоко”2 * *. С этого времени Пыли введены т. наз. “общественные работы” для “колонов” и.ж именовались крестьяне в колониальном законода- ||.ч1ьстве). Крестьяне могли уплачивать “муссоко” в виде иибо товаров, либо труда. 18 ноября 1890 г. был опублико- 1МИ декрет (его автором был будущий королевский комис- <.||> Мозамбика Антониу Эниш), в котором в числе прочих Пыла следующая статья: “Арендатор обязан взимать с колонов в форме сельскохозяйственного труда по крайней море половину подушного налога в 800 рейсов, причем и 1|)ослые должны уплачивать в форме труда 400 рейсов в поделю, а дети - по 200 рейсов”5. Таким образом, альтер- и.1гивная возможность уплачивать “муссоко" либо в виде тваров, либо труда (введенная декретом 1886 г.) была мменена четыре года спустя обязанностью крестьян уплачивать половину “муссоко” в форме сельскохозяйственных |мбот. “Муссоко”, в котором в течение веков материализовались производственные отношения, было, следовательно, видоизменено применительно к требованиям капитали¬ 1 Historia de Moçambique, vol II (Agressão imperialista (1869-1930) Miiputo, 1983, p 143 Ibidem ' Ibid , p 149. 197
стического развития Анголы и Мозамбика. В новой форм* оно должно было обеспечить требуемую капиталом приму дительную форму труда, производство как экспортных н> варов, так и продовольственных культур для населения, • также первоначальную форму капиталистического на копления для арендаторов1. На рубеже XIX и XX вв. про изошла смена форм колониальной эксплуатации. Откровенное рабство и работорговля смени лиц, замаскированным рабством в виде т. наз. “контрактации рабочей силы. Ежегодно из Анголы на плантации какао на “островах смерти”. Сан-Томе отправлялись тысячи “законтрактованных”. Впервые дерево какао было ввезено на эти острова в 1820-х годах. Вулканические плодороднып почвы и мягкий климат оказались идеально подходящими для выращивания какао. Лиссабонские банки и португапь ские аристократы стали вкладывать инвестиции в плангя ционное хозяйство, а проходящие здесь морские пути об легчили транспортировку рабочей силы. В течение 30 net после 1870 г. выращивание какао на островах было одним из самых прибыльных видов предпринимательской дел тельности в колониях2. В период этого “бума какао” на Сан-Томе было вве зено значительное количество “законтрактованных" (сервисаиш). С 1887 г. по 1897 г. на острова ежегодно экс портировалось из Анголы по 2500, а в следующее десяти летие - по 4000 “законтрактованных”3. Принудительный труд широко практиковался и в самой Анголе. Тысячи “законтрактованных” сгонялись колониальными властями п районы' где выращивались каучуконосы. Официально принудительный труд был разрешен лишь на общественных и запрещен на частных предприятиях. Однако фактически колониальные чиновники рекру- 1 Ibid., р. 150. 2 Newitt М. Portugal in Africa, р. 19. 3 Clarence - Smitrt W G Op. cit., p 64. 198
•провали африканцев для владельцев плантаций и город- • ии к предприятий, получая от них за каждого («контрактованного” пошлину, которая в ряде случаев превышала размеры жалования рабочего за 18 месяцев |1л0оты “по контракту”1. По словам Гендерсона, “ангольцы • мо грел и на шефе ду пошту и других административных (имовников как на врагов, которые могли заставить любого • уэемца” работать где угодно, в любых условиях и на любого нанимателя”2. Когда плантатору требовалась рабочая сила, он полопал заявку в департамент по делам туземцев. Заявки мяспределялись среди местных вождей, которым приказы- и.мни набрать в своем районе необходимое число рабочих. Г спи не удавалось набрать необходимый “живой инвен- |*фь”, полиция устраивала облавы. “Принудительное изъятие сотен тысяч людей из родных деревень для работы на предприятиях колониа- мистов - мера почти полностью насильственная, - пишет португальский историк Арманду Каштру. - Она означает грагические экономические и социальные перемены в жизни с глубокими социальными и моральными последствиями"3. С наступлением эпохи империализма Ангола стала о(5ъектом соперничества монополий империалистических держав. В 1890 г. португальское правительство предостави- мо концессию на строительство железной дороги Мосаме- диш - Са да Бандейра, но строительство было законсервировано из-за недостатка средств (дорога строилась с 1905 по 1923 гг.). Прибывший в Африку в 1891 г. соратник С. Родса шотландец Роберт Вильямс получил концессию на строительство трансангольской т. наз. Бенгельской желез¬ ' Henderson L V Op. cít., р. 122. ’ibid., р. 123. ' Castro А. О sistema colonial, р. 100. 199
ной дороги. Португальцы создали в 1899 г. специалыи.и1 фонд из налогов на алкогольные напитки и каучук дли фи нансирования этого строительства, однако эти среди ии были израсходованы колониальными властями на имы» цели. Португальское правительство предоставило Вильим су концессию на 99 лет и им была основана компания Бем гельской железной дороги с капиталом в 3 млн. ф. ст., S»0'v- которого принадлежало английской компании “Танганьим консешн” и 10% португальскому правительству Преди ставление концессии вызвало бурные протесты в Пор! у* и лии. В одном из памфлетов, вышедших в Лиссабоне в 1'нм г. под характерным названием “Концессия Вильямсу :ш< потеря Анголы”, утверждалось: “Где есть хоть один анти чанин, там есть Англия”1. Строительство дороги продолжл лось много лет и было завершено лишь в 1928 г Подводя итог развитию колониального капитализма в конце XIX - начале XX в., можно констатировать следую щее. В этот период как в метрополии, так и в колонии предпринимались прямые или косвенные попытки наса* дения капиталистического способа производства Однаин если эти попытки в метрополии привели к появлении.' местной буржуазии, владевшей средствами производства то в Африке они не генерировали буржуазии, хотя и пори дили многочисленные слои пролетариата, сельского и промышленного, одни из которых выполняли принудителк. ный труд, другие получали вознаграждение значительнн ниже прожиточного минимума2. Как правильно отмечает немецкий социолог Ф У Хаймер, колониальная оккупация привела к появлению конгломерата обществ, в котором “современное” заняли место центрального общества, а традиционное африкан 1 Ibid., р. 130. 2 Capela J. Imposto de Palhota e a introdução do mondo produç-m capitalista nas colonias As ideias coloniais de Marcelo Caetano legislatin' do trabalho nas colonias nos anos 60 Porto, 1977, p. 5-6. 200
пт • место периферийных обществ* 1 Этот конгломерат индпенно и постепенно трансформировался в единую |..||!мацию с однотипными производственными отноше- 1йими, где доминирующую роль играл капиталистический • Iи и.:об производства Этот процесс с большим трудом ||н1Г)ивал себе дорогу и не был завершен вплоть до конца ннкжиального периода, причем даже тогда степень ■цолления” между “современным” и периферийным об- •1|ы;гвами и инкорпорированности второго в первое была | |ци слабой. “Инкорпорация” эта была по существу синонимом проникновения капиталистического способа произ- ипдства и последующей трансформации периферийных |Пществ, характеризовавшихся прежде всего преобладанием докапиталистических укладов. Ф В. Хаймер считает, но характерная черта всех этих процессов в Анголе со- • м>яла в том, что "сцепление” между различными компонентами конгломерата и внутри каждого из этих компонен- п mi происходило слабо и не разрушило “автономии” даже lux традиционных африканских обществ, которые были ппронуты наиболее интенсивно2. Их выживанию как обще- ■ I пенных организмов, отличных от центрального общества, . пдействовали как это последнее, так и метрополия путем мнндения Статуса о туземном труде (индиженате) 6 де- мОря 1928 г.3 Этот Статус юридически закрепил практику in .пользования принудительного труда. Такая политика пыла обусловлена заинтересованностью пробивавшего н)бе дорогу колониального капитализма в сохранении Польшей части населения в переходный период в отдельных обособленных экономических зонах, базирующихся на юльском хозяйстве для того, чтобы уменьшить таким об¬ I leimer F. - W. О Processo de descolonizado em Angola, 1974-1976 I nsaio de sociologia politica Lisboa, 1980 Ibid , p. 19 Andrade M. de , Ollivier M. La guerre em Angola. Etude socio-economique l\ 1971, p. 61. 201
разом стоимость воспроизводства рабочей силы и сохри нить на низком уровне цены на сельскохозяйственные при дукты. Эти аргументы аналогичны тем, которые испольяи вала Претория при создании “бантустанов". Позже дая*я салазаровское правительство стремилось сохранить большую часть населения вне “современного” сектора ко лониальной экономики, эксплуатируя это население и в то же время не позволяя ему покинуть “периферийную” эко номику и разрешая такую интеграцию только в той мере, а какой этого требовал “современный” сектор. ГЛАВА II. АНГОЛА В ПЕРИОД ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКОГО РАЗДЕЛА АФРИКИ (конец XIX - начало XX вв.) В португальской буржуазной историографии в течв ние длительного времени и вплоть до апрельской револю ции 1974 г. традиционно бытовала точка зрения о том, что колонии якобы были тяжелым бременем для экономики Португалии и истощали ее, что метрополия вкладывала о колонии больше средств, чем извлекала в виде колони альных прибылей. Эту концепцию разделяли и многие нв португальские историки. Так англичанин Р. Хэммонд 202
уш'фждал, что португальский колониализм 'был жмкономическим, чисто идеологическим, культурным и mгорическим колониализмом”1. Эта точка зрения находит- * м п явном противоречии с историческими реалиями. Убе- дшельное опровержение этой точки зрения дает М. |»*6рал, который считает ее ошибочной, поскольку если и Пыно возможно доказать статистически, что колонии, осо- п»ино африканские, стоили португальскому правительству Польше, чем давали ему, то это всегда было связано с чисго бухгалтерским подсчетом, не учитывающим полити- шского значения колониального господства не только как ио.1можности экспортировать туда противоречия между ||*.1личными слоями олигархии, с одной стороны, и бедным крестьянством и разорившейся мелкой буржуазией, с дру- юи, а также как возможности для Португалии... утвердить- in в концерте наций, то есть в международном разделении |руда, рынков и прибавочной стоимости - получить статус, и* который очень трудно было иметь право, если бы ее шсподство распространялось лишь на территорию метрополии. 1 Hammond R. J. Portugal and Africa, 1815-1910: a study in uneconomic Imperialism. Stanford, 1966, p.51. 203
БОРЬБА ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКИХ ДЕРЖАВ ЗА РАЗДЕЛ АНГОЛЫ. Границы Анголы, Мозамбика и Гвинеи-Бисау при обрели современные очертания в конце XIX в. Это про изошло не только и не столько в результате сражений пор тугальской армии против сопротивлявшихся африкански» народов, сколько в результате тех дипломатических баг* лий. которые разыгрывались в тот период в столицах «§ ропейских государств Начиная с XVII в. союз мехеду Англией и Португали ей все больше превращался в отношения, которые озн* чали на деле сначала экономическое, а позже и политическое господство Англии над Португалией и ее империей Португалия, - писал В. И. Ленин, - самостоятельное, суве ренное государство, но фактически в течение более 20(1 лет, со времени войны за испанское наследство (1701 1714), она находится под протекторатом Англии. Англия защищала ее и ее колониальные владения ради укрепления своей позиции в борьбе со своими противниками, Ис панией, Францией”1. Португальские владения рассматри вались в Лондоне как имевшие большое стратегическое значение для английской торговой и политической экспан сии, развернувшейся после наполеоновских войн. Португа лия превратилась в вассала Англии, послушно выпои нявшего ее волю. Стремясь избавиться от этого унизи тельного положения, правительство Португалии пыталось использовать противоречия, существовавшие между крупными европейскими державами. В ряде случаев ей удава лось извлекать выгоду из этих противоречий. Так англо французское соперничество в Индийском океане позволило Португалии сопротивляться нажиму Англии, требо вавшей упразднения работорговли в восточной Африке более эффективно, чем это было возможно в Атлантике К 1 В И Ленин. ПСС, т. 27, стр 383 204
годам это соперничество, однако, в значительной I имени сошло на нет, так как Франция потеряла контроль и.'|д Занзибаром и Маврикием, сохранив его только над I'шиньоном, Носси Бе и Майоттой. Португалия извлекала выгоды даже из противоре- 1ии существовавших между бурами и английскими влас- | ими в Капской колонии Бухта Делагоа открывала для бу- |мщ доступ к морю, минуя британский контроль. Когда Пор- 'умлия и бурские власти заключили формальный пограничный договор в 1869 г, Англия рассматривала этот шаг мяк угрозу своим имперским интересам и даже пыталась добиться от Португалии передачи ей бухты Делагоа1 В 1870 г Португалия обошла Англию, передав выпинавший длительные споры вопрос о Болама в Гвинее на арбитраж президента США. Он решил спор в пользу Порту- ипии и это побудило ее передать спор из-за бухты Делани на арбитраж президента Франции Макмагона. Последний объявил в 1875 г., что Португалия имеет больше прав н,I Делагоа, чем Англия. Уже в 1872 г. в ожидании благоприятного решения этого спора Португалия начала перего- норы о строительстве железной дороги, идущей от Лорен- у Маркиша к Трансваалю. Потерпев неудачу в диплома- :ической игре из-за бухты Делагоа, Англия прибегла к силе н и 1877 г. оккупировала Трансвааль В том же году Англия и Португалия - европейские юсударства, имевшие наиболее значительные экономические интересы в бассейне Конго, - были крайне обеспокоены появившимися в печати сообщениями об исследо- ||.1ниях де Бразза и Стенли. Не меньшее беспокойство в Лиссабоне вызвали также известия об учреждении в 1875 г шотландской миссии в Шире (позже Ньясаленд). Португалия увидела в этом угрозу своим позициям в бассейне Чамбеэи. ' IMewitt М Portugal in Africa. The Last Hundred Years. L., 1981, p. 14 205
В 1878 г. Португалия и Англия начали переговоры* попытке достичь соглашения, обеспечивающего их интерн сы в бассейнах Конго и Замбези. Однако эти перегони)и,' окончились провалом. Они натолкнулись на сопротивление Франции и Германии. Но главной причиной неудачи быт внутренняя оппозиция в Португалии и Англии. Португеги. ский парламент отказался ратифицировать любое сом in шение, которое могло ограничить португальский суверен* тет, а в Англии торговые и миссионерские круги требоеени дать решительный отпор португальским территориальным претензиям в Центральной Африке. В основе провала пе реговоров были глубокие взаимные подозрения, отражен шие растущие англо-португальские противоречия. В силу этих причин Англия отказалась подписан какой-либо договор, признающий португальский суверен* тет над Анголой. Ситуация значительно осложнилась, ксн да французский исследователь С. де Бразза и бельгийски* король Леопольд II от имени Международной Ассоциации Конго заявили о правах Франции и Бельгии на бассейн Конго. В 1879-1884 гг., действуя от имени Международной Ассоциации, за которой стоял бельгийский король Лео польд II. Стенли основал в бассейне Конго 22 станции ставшие опорными пунктами бельгийского господства к регионе. В 1880 г. генерал-губернатор Анголы А. Элеутерип Данташ (1880-1882 г.) направил в Сан-Салвадор священ ника А. Ж. де Соуза Баррозу, который имел тайное пору чение следить, чтобы Стенли и другие иностранцы, дай ствовавшие в Конго и уверявшие Лиссабон в своей лояль ности, /не вытеснили португальцев из “королевства”1. В ян варе 1881 г. Соуза Баррозу и капитан Баррету Мена выс» дились в Ноки (в то время наиболее надежной связыо между Луандой и Сан-Салвадором считались не сухопут ные дороги через Амбриш и Бембе, а водный путь через 1 Pelissier R. Resistance, t. I, p. 240. 206
Ашантику и устье р. Конго). 13 февраля 1881 г. португальцы прибыли ко “двору” маниконго Педру V, не имевшего ни ikíiii 1ьной власти, ни престижа и уважения подданных, ни птатства. 17 февраля они уже сумели получить от него цпкумент, в котором маниконго присягал на верность коро- •III» Португалии Луишу I. Этой акцией “отец” Баррозу нанес нжрушительный удар по планам бельгийского короля Лео- ношада II, который то и дело посылал в Конго бесчисленны* экспедиции, евангелические миссии и агентов. Английский баптистский миссионер Джон Уикс объяснял легкость акции, осуществленной Баррозу, тем, что I |*дру V подписал акт о вассалитете, полагая, что он про- ио-напросто благодарит в нем короля Португалии за присланный для него подарок1. Эту точку зрения следует признать слишком упрощенной и поэтому неверной Веро- •нмо Педру V понимал (хотя бы отчасти) значение подпи- ■ .«много им документа. Ключ к разгадке мотивов его покупка дает следующее замечание Фелгаша ‘Следует от- ипгить, что в это время обычным делом стало присутствие и р Зайре канонерки португальского флота. Ее вмеша- тпьство позволило подавлять все мятежи муссоронго с обоих берегов. И этого оказалось достаточным, чтобы поеме 1882 г. белые и черные признали суверенитет Португа- мии по всему течению реки от устья до верховьев в Ноки”2. Баррозу был с 1881 по 1888 г. неутомимым агентом португальского короля, тщательно следившего за всеми действиями колониальных соперников Португалии в Конго. Н результате соперничества с английской миссией в Сан- Салвадоре португальцы открыли там школу, в которой учился сын маниконго. Лояльность маниконго к португальцам вызывала раздражение английских миссионеров, ко- юрые следующим образом характеризовали ее причины: Король расположен к португальцам... так как они посадили ' John Н. Weeks. Among the Primitive Bakongo. 2nd., N. Y., 1969, p. 58 Felgas H. A. E. Historia do Congo, p. 135. 207
его на трон Их похвалы в его адрес объясняются к»** тем фактом, что он слушает правительство Луанды и М|» должает выполнять его требования”1. Учитывая активность Франции (военная экспедици С. де Бразза), португальский министр иностранных дм Серпа предложил в октябре 1882 г Англии подписан, д.- говор, признающий права Португалии на территорию ни* легающую к устью р. Конго. Одновременно Португалия »м правила “дружественные представления” а точнее ron<>i»i ноту протеста правительству Франции Несмотря на пн французский парламент ратифицировал договор, навями ный С. де Бразза вождю Макоко Французское министр ство иностранных дел заявило, что территория, уступныi ная Франции к северу от р. Конго, лежит вне португалы владений. Для того, чтобы подкрепить свои территории и. ные претензии, Франция направила в Западную Аф|>и*, канонерскую лодку “Сажиттэр". Эти события вызвали к|>«и нее беспокойство португальского правительства, которы. удвоило усилия в попытке добиться соглашения с Англи«и Лондон разделял беспокойство Лиссабона и всерьез сям сался, как бы аннексия Францией территории к северу ш р Конго не привела к установлению французской монополии на торговлю в этой части Африки и не нанесла ущерб бри танской торговле. Поэтому опасаясь, что французы уст новят контроль над устьем великой реки, английское пра вительство приняло предложение Лиссабона о заключении договора. В декабре 1882 г. министр иностранных дел Англии Гренвилль сообщил португальскому послу в Лондоне, чт британское правительство готово вступить в переговоры ■ Лиссабоном о признании португальского суверенитета над западноафриканским побережьем между 8° и 5°11' южном широты. Однако в качестве условий такого признания Ан глия потребовала от Португалии гарантии свободы торгов 1 Pelissier R Resistance, t. I. p. 240. 208
«ф и навигации на р. Конго для всех государств, низких та- >*«м«нных тарифов, признания привилегий британских щддянных, полученных им по соглашениям с туземными !н*дмми и уступки Англии португальских владений в Вида- <• (Дагомея)1. В Лиссабоне с удовлетворением было встречено йнмиогие о согласии Англии начать переговоры. Порту- Фм.ское правительство заявило о принятии основ для сочинения, предложенных Гринвиллем. Однако напитавшая в Англии кампания против продолжения рабо- «•|иовли в португальских колониях, а также сообщение «ни минского консула в Луанде о том, что число португаль- вих факторий в районе Конго значительно меньше числа «ни минских, французских и германских, заставили Грен- •ммпя занять более жесткую позицию. К тому же против пи по-португальских переговоров решительно выступил Нвлпольд II. Президент Международной Ассоциации Строч «нписал Гренвиллю письмо, в котором выразил опасения, пин результате переговоров между Англией и Португалией торговля, которая благодаря Ассоциации открыта для in «х государств, может оказаться под угрозой. Король Мпопольд II предупредил английское правительство, что он лудет с помощью силы противиться португальской оккупант района Конго и что для этого он располагает необходимыми вооруженными силами2. В то же время в Англии стало известно о том, что португальцы основали военный пост и санитарную станцию « Ьанана. Появились слухи о том, что они установили административный контроль над районом устья Конго и что гуда отправлены несколько португальских канонерских лодок Эти известия и слухи вызвали бурные дебаты в палате общин. Английское общественное мнение было настроено Axelson Е. Portugal and the Scramble for Africa 1875-1891 lohannesburg, I967, p. 54. Ibid., p. 57 209
крайне антипортугальски. Учитывая это, Гренвилль изменил свою позицию и выдвинул новые заведомо мои)' емлемые для Португалии условия для начала перш ни* ров. Такая политика Англии вызвала взрыв возмущении. Португалии. Оппозиция обвинила правительство в тмя»* нии намерениям англичан. Влиятельные круги в ЛиссяПмм выступили с требованием к правительству проводим. Пн лее жесткий курс и осуществить захват спорной терцин рии с помощью силы. Английский посол в Лиссабоне с Ош покойством сообщал в Лондон, что если кабинет падей н новое правительство будет вынуждено проводить жес^у» и агрессивную политику1. Трудностями, возникшими в англо-португалы «и отношениях, поспешила воспользоваться Франция. Нм и* ладном побережье Африки французы к этому времыи' располагали значительной военной силой. Там дейсилти ла военная экспедиция С. де Бразза, который имел и спи ем распоряжении большое число европейских сопд«и 8000 ружей, 20.000 сабель, 12 пушек и 40 т. пороха. Криме того, французский парламент проголосовал за предости ление ему средств на покупку 100.000 мушкетов или друт го оружия2. В марте 1883 г. канонерская лодка “Сажип ар бросила якорь в Понта Негра. Ее командир Кордье льнам ся с помощью подарков склонить местного вохздя подии сать договор об уступке этой территории Франции. Но нм отказался взять подарки, указав на развевающийся nopty гальский флаг, оставленный португальским военным суд ном. Высадившиеся французские солдаты, несмотря ми протесты местных вождей, водрузили флаг Французский республики. Генерал-губернатор Анголы резко протест вал против этих действий Франции. Он предлагал бригам скому консулу в Луанде присоединиться к этому протесту но тот ответил, что французская аннексия в Понта Негре 1 Ibid., р. 58. 2 Ibidem 210
■т мщевает британских торговых интересов и что Англия «íflwi протестовать только если аннексия будет иметь мес- н между 5°12' и 8° южной широты. Наряду с Францией бурную экспансионистскую дея- •ш/шность в бассейне Конго развернула Бельгия. В январе 1883 г. представитель Международной Девиации Вандервельде, высадившись в Ноки, направился V Смн-Салвадор. Он подписал ряд договоров с местными /мждями, по которым они уступали Ассоциации суверени- ■•I над своей территорией. Согласно этим договорам Ас- • «•ииация получила исключительно право на торговлю и на с>*|)(ювку рабочей силы для принудительных работ в Конго Хранителя Бома, например, вынудили обманным путем ■ и »дписать договор, по которому он уступал Ассоциации • »ои суверенные права в обмен на 2 мушкета и 20 кусков мяюрии. Когда позднее тексты договоров перевели вождям на язык киконго, они пришли в ужас и заявили, что ни- «|||да не собирались отказываться от своих земель Неко- |м|1ые местные вожди отправили петиции английским купцам в Сетте-Кама, прося взять их под британское покрови- юмьство. Британский консул в Луанде Коэн в депеше I ренвиллю предложил оккупировать Кабинду, Ландана и I.пиана. Он считал, что если эти территории окажутся во ппадении Великобритании, можно будет позволить Порту- (чпии “осуществлять юрисдикцию” на южном берегу р. Кон- III Однако английское правительство не приняло план Коша. Между тем колониальная экспансия Франции и Цольгии и враждебная позиция Англии не на шутку встре- иожили португальские власти в Луанде. Лишенный возможности оккупировать какую-либо территорию в спорной юне (из-за инструкций своего правительства и угроз Лондона), генерал-губернатор Анголы Амарал решил действо- пать на свой страх и риск и оккупировал в 1883 г. побережье от Ландана до р. Масаби. В Ландана прибыло порту- !альское военное судно “Раинья де Португал”. Его коман¬ 211
дир Бриту Капелу сообщил ошеломленным местным ип* дям, которых он созвал на собрание в Ландана, что мнолщ из них пожелали бы быть под португальским покровитель ством. Он предложил им подписать договор, содержаншим 11 статей, заявив, что если они его не подпишут, “приду» другие державы и захватят страну” По свидетельству оч* видцев, для того, чтобы склонить вождей подписать эти договор, по которому они отказывались от своих суверен ных прав в пользу Португалии, их одаривали тканями н спаивали ромом1. Наконец, португальцам удалось достичь желаемого и в Ландана был водружен сине-белый фпя» Министр иностранных дел Португалии одобрил действия I. Капелу. Однако очень скоро вожди поняли, что их обману ли, и призвали народ к восстанию. В Ландана прибыно португальская канонерская лодка. Капелу созвал собрание португальских купцов, на котором было решено отстрани»ь от власти правителя Ландана, вызвать вождей нескольни» нейтральных деревень и предложить им избрать новей и правителя и его советников. Деревни правителя Ландаш были сожжены, поля маиса и маниоки уничтожены. Когда вождям пригрозили, что их может постигнуть та же учааь они выбрали нового правителя, который стал марионеткой португальских колониальных властей. Действия португальцев вызвали смятение в Лондо не. Англия предложила Португалии подписать договор, ни которому она готова была признать ее власть над побере жьем между 8° и 5°12' ю. ш. по р. Конго вплоть до Порто-дя Ленья. Однако торговля и навигация на Конго должны был. открыты для всех государств, должен быть введен тот ж» таможенный тариф, что и в Мозамбике. В случае уходя Португалии из Видаха, она должна уступить его Англии Португалия готова была уступить по ряду вопросов, но требовала передвинуть границу ее владений в Конго н* восток. Английское правительство согласилось считал. 1 Ibid , р 61 212
шипи границей Ноки, но при условии, что Португалия со- мдоится не претендовать на территорию, расположенную тише, чем в 60 км. севернее слияния рек Шире и Замбези. Пи|мугальское правительство приняло это условие1 После более чем года переговоров Португалия и Аж пия подписали в феврале 1884 г договор, признающий »<1|мугальский суверенитет на береговую полосу по обеим • тронам р Конго между 8° и 5° 12' ю. ш., т. е. над терри- юпией к югу от Кабинды до Амбриша и вверх по р. Конго /in Ноки2. Однако это соглашение не удовлетворило пол- mi »гью правящие круги Португалии Вопрос о внутренних районах был оставлен открытым Значительные выгоды от мою договора получила Англия В соответствии с договорим порядок судоходства по Конго устанавливался сме- Ш.1МНОЙ англо-португальской комиссией. Кроме того, Пор- | yi алия соглашалась предоставить британским подданным, судам и товарам в принадлежавшей ей прибрежной полосе те же права, которые имели португальцы. В то же иремя Португалия, которая была не в состоянии сохранить ■ мои колонии без внешней поддержки, могла рассчитывать мм покровительство великой державы, которой в то время омпялась Англия, и прежде всего на ее военную защиту. Португалия получила свободу рук для оккупации трритории между Каконга и Амбришем. Это была безус- повно большая дипломатическая победа Лиссабона. Однако, надо было получить на это согласие не одной Англии, а концерта держав. Колониальные амбиции Леопольда II, инезапный интерес Бисмарка к колониям и агрессивность Франции оставляли мало надежды на признание концер- юм европейских держав территориальных претензий слабой Португалии. 1 А 3 Зусманович Империалистический раздел Африки М , 1959, с 56 Henderson L. W. Angola. Five Centuries of Conflict Ithaca and L, 1979, p I00; Hertslet E. The Map of Africa by Treaty. L, 1909, vol III, p. 1005. 213
Признание Англией суверенитета Португапии *» устье Конго вызвало протест Международной Ассоцимцш. Она требовала гарантий, что ее станции в Конго буду| португальской юрисдикции. Строч направил письма |шд, европейских правительств, в которых подчеркивай. >« Международная Ассоциация, основавшая Свободное ш<, дарство Конго, не уступит никакой державе своих суморяе ных прав на эту территорию. Леопольд II добился t. и» мощью обещания свободы торговли и навигации при «и* ния Свободного государства Конго от ряда европеими* стран. 22 апреля 1884 г. Соединенные Штаты Аморим также признали Свободное государство Конго как суверен ное и дружественное государство1. В июне 1884 г. под дяя пением Бисмарка английское правительство денонсируя по англо-португальский договор от 26 февраля 1884 г Таким образом, в результате противодеиа яии Франции, Бельгии и Германии, которые были встревожим*.! усилением позиций своего главного колониального сонар ника - Англии, этот договор оказался мертворожденным и не был претворен в жизнь. Португалия сохранила ними анклав Кабинда - территорию в устье Конго, где еще в XVii в. португальцы построили форт, носивший то же названия В бассейне Конго столкнулись интересы Франции Бельгии, Англии. Германия, стремясь успеть получи и “место под солнцем”, объявила о своем протекторате мял юго-западной Африкой. По инициативе Франции и Гермя нии была созвана Берлинская конференция по Западной Африке, в которой приняли участие все европейские сгря ны (кроме Швейцарии), а также Международная Ассоциа ция Конго и США (ноябрь 1884 - февраль 1885 гг.). В то ж* время на этой конференции не была представлена ни один африканская страна, хотя официальной ее задачей бын» выяснить статус международной торговли на Конго и нави гации на Нигере, а также определить условия признания 1 Cornevin R. Histoire de I'Afrique. T. II, P., p. 537. 214
Идущих территориальных аннексий в Африке. Решения Карпинской конференции означали раздел бассейна Конго Ивжду несколькими европейскими державами. Они нанесли сокрушительный удар по территориальным претензиям Португалии в этом районе и привели к лишению ее ряда |*Р1>иторий. По словам американского историка У. Лэнгера, Путинская конференция “явилась похоронным звоном для внтийских надежд контролировать территорию Конго или навигацию на реке через посредничество Португалии”1. Только благодаря острым противоречиям между крупными •вропейскими державами Португалия сумела на Берлин- мюи конференции сохранить свои владения в Африке, со- йптлявшие, правда, примерно лишь половину того, на что они претендовала. Договоры с Бельгией (1885), Францией (1МН6), Германией (1886) и Англией (1891) определили йкончательные границы Анголы. Договор, подписанный Португалией и Международной Ассоциацией Конго 14 февраля 1885 г., установил, что гноение р. Конго к югу от параллели Ноки является границей между Анголой и Свободным государством Конго. В договоре не было ясности в отношении восточной границы Анголы2. В результате возник спор из-за района Лунда (107.786 кв. км.), где и португальцы и бельгийцы заполучи- ни у местных вождей договоры о протекторате. Конец этому спору положила португальская экспедиция под командованием К. Сарменту (1890), оккупировавшая часть Лун- дл В феврале-марте и мае 1891 г. на конференции в Лиссабоне представители Свободного государства подписали конвенцию, которая определила границу (Португалия по- мэряла Муссумба). Она была уточнена на встрече в Луанде ' I anger W. L. European alliances and alignments. 1871-1890. N. Y., 1931, |i 306. Бельгийцы считали все течение Кванго границей Свободного государства, а португальцы считали ее течение до 6° ю. ш границей Сво- подного государства, а южнее - границей Анголы. 215
в июне 1893 г. и положила конец португало-бельгийскому спору из-за Лунда1. В 1886 г. Португалия подписала пограничные и» глашения с Германией и Францией, в которых сделяпя территориальные уступки в обмен на туманные обещании По соглашению с Францией, подписанному в мои 1886 г, были определены границы между португальскими и французскими владениями в Африке. Статья 4-я соглаш* ния гласила: "Правительство Французской республики признает право Его Правовернейшего Величества осу ществлять свой суверенитет и цивилизаторское влияние ня территориях, которые отделяют португальские владении Анголу и Мозамбик, соблюдая права, уже приобретенных другими державами, и обязуется со своей стороны в«.м держиваться от какой-либо оккупации там” Французский историк Р. де Кар, комментируя эту статью, писал, что они не задевала интересы Франции, так как "территория, кош рой она касалась, ни в одной точке не соприкасалась с н« шими владениями. Мы не имели серьезных мотивов дни того, чтобы мешать созданию огромной трансконтинен тальной империи, проектировавшейся тогда Португалии между двумя океанами”2. Португалия уступила торговую факторию на р. Казамансе в Гвинее, получив в обмен тер риторию на юге колонии, не имеющую экономической цен ности. По соглашению с Германией была установлена гр* ница между Анголой и Юго-Западной Африкой (по рем» Кунене и Окаванго), разделившая на две части этническую группу овамбо. Это соглашение заставило Португалию or казаться от прежней границы, проходившей по 18-й парап лели. В преамбуле к соглашению говорилось, что прави ' Johnston Н George Grenfell and Congo L , vol I, 1908, pp 208-220, Almeida de A. Teixeira, Luanda, p 45; Santos dos E A Questáo de Lund» p 178. ‘ Rouard de Card, Edgar La France et les autres nations latineses en Afrique, Pedone, Paris, 1903 216
|«||ц,ства Германского императора и короля Португалии, понуждаемые одним и тем же желанием сделать еще боне* тесными существующие дружеские отношения и приобрести прочную и надежную основу для мирного со- 'рудничества в открытии Африки для цивилизации и тор- "Н1ми, решили установить определенные границы, в пре- ■1*1 их которых каждая из двух держав сохранит свободу :1«иотвий для колонизаторской деятельности”1. Статья 3-я договора гласила: “Его Величество Германский император признает право Его Величества короля Португалии осу- цпсгвлять свое влияние суверенитета и цивилизации на •прриториях, которые разделяют португальские владения чнолу и Мозамбик без ущерба для прав, которые другие дмржавы смогли приобрести там к настоящему времени в и уществлении своего суверенитета и цивилизаторского пмияния”2. Португалия пошла на подписание этих соглашений, нискольку надеялась на поддержку Германией и Францией <>ч претензий в Центральной Африке. Однако эти державы м«. имели интересов в этом регионе и, когда возникла острая конфронтация между Англией и Португалией, они не оказали последней никакой дипломатической поддержки3 Португальское правительство опубликовало “Белую жигу”, содержавшую португало-германский договор 1886 г. и приложенную к нему карту с обозначением территории, на которую претендовала Португалия4. После публикации договоров с Францией и Германией Лондон заявил резкий протест португальскому правительству. В нем Англия решительно возражала против претензий Португалии на огромную территорию” в Центральной Африке. “В районах на которые Португалия видимо предъявляет претен¬ Hertslet Е The Map of Africa by Treaty L. 1909, vol. II. doc. 216, p 703 Ibid., p. 704. Newitt M Portugal in Africa, p 28. ' Almeida da J. Tratados aplicaveis ao Ultramar. Vol V, Mapas, Lisboa, IH43. 217
зии и в которых, за исключением прибрежных районом и участков на р Замбези, нет никаких признаков портумни ской юрисдикции или власти, существуют страны, гдм шщ британские поселения, к которым Великобритания прсша ляет исключительный интерес”. В числе таких “стран" Ot.nu' названы районы Ньяса и Матабелеленд. В английским протесте отмечалось, что Португалия не имеет права pat пространять свой суверенитет южнее 26°30' ю. ш.1 В ответе португальского министра иностранных дао Барруша Гомиша говорилось, что “оккупационные статьи Берлинского Акта касаются только побережья, а не аму| ренних районов и что Португалия не оспаривает сувермм ные права других держав, если они могут быть обосном ны Для обоснования “исторических” прав Португалии нм центральную Африку он даже цитировал договор 1629 г t Мономотапой и делал вывод, что британский протест пи шен оснований. В мае 1888 г. в палате общин было зачи тано заявление английского правительства о том, что они не признает претензии Португалии в центральной Африке Ее влияние было признано лишь там, где она имена “поселения” и средства, чтобы сохранять порядок, защи щать иностранцев и контролировать “туземцев”. Это заям ление вызвало бурю негодования в Португалии. Пор|у гэльское правительство даже пригрозило закрыть р. Зам бези для свободной навигации. Английский посол в Лисе* боне Петр из беседы с Б. Гомишем вынес впечатление, чю он не о‘гкажется от этой угрозы без эквивалентной компам сации2. Б. Гомиш особенно настаивал на признании Замба зи в качестве южной границы португальской сферы влин ния. Петр возражал, поскольку это закрыло бы двери дпм будущей экспансии английских колоний на север. Вскорм Лондон объявил о том, что считает британской сферой влияния территорию между Замбези, Бечуаналендом и 1 Axelson Е. Portugal and the Scramble, p. 187. 2 Ibid., p. 188 218
•гянсваалем, к востоку от 20° в. д. и к западу от порту- «ныжой провинции Софала. Лиссабон решительно проте- мммш. напоминая о том, что Португалия осуществляла • ни* влияние к югу от Замбези в течение 300 лет1. Отныне Португалия стремилась утвердить свои ирма на африканские территории в строгом соответствии • провозглашенным Берлинской конференцией принципом «Ффективной оккупации”. Уже к 1887 г. она приняла меры «inn обеспечения своего контроля над внутренними районами Центральной Африки, которые осуществляли связь с морем через португальские порты в Анголе и Мозамбике. Прежде всего она Пыталась установить “эффективную ок- •/нацию” трех районов: части нынешней Замбии (бассейны |нпп Кафуэ, Луангва, верхней Замбези), долины Шире и Ммшоналенда. Во всех этих районах португальцы вели юрговлю, но теперь решили дополнить торговую экспансию военной оккупацией. В 1886 г. Жоаким Пайва де Ан- мрнда при поддержке могущественного землевладельца нижнего Замбези индийца Мануэла Антониу де Соуза ор- '«низовал вооруженную экспедицию в Машоналенд, но их ■ ■Hi,единенное войско было разбито в Мтоко в 1887 г. Когда и I890 г. Анд рада и Соуза, надеясь взять реванш, вторично шортись в Машоналенд, они натолкнулись на сопроти- мпение обосновавшегося здесь Сесиля Родса2. Однако эти неудачи ни в какой мере не охладили мспансионистский пыл Лиссабона. В августе 1887 г. порту- |«ньское правительство представило на утверждение корпусам “розовую карту” - официальную карту португальских ипадений в Африке, на которой они были объединены. За I од до этого Португалия приступила к строительству I рансафриканской железной дороги, которая должна была шнуться от Луанды до Лоренсу-Маркиша и быть наглядным доказательством реальности ее центральноафриан- ' Ibid., р. 189. ' Newitt М. Portuguese Settlement on the Zambesi. L, 1973, Chap. 18. 219
ской империи1. После того, как Берлинская конферимци' 1885 г выдвинула принцип эффективного владения i«< единственного основания для колониального влад«н*н Лиссабон решил с помощью силы утвердить свои пра»* и< розовую карту”. В 1889 г. в Мозамбик были направлены две офиц»< альные португальские миссии. Одна из них должна бц закрепить за Португалией уже аннексированные ей терри тории по обоим берегам Замбези вплоть до Кариба и н„ несколько сот километров вверх по р Луангва Для эй,"* было необходимо подписать договор с вождем государем»» нгони Мпесени Другая миссия, возглавляемая Виктории Кордоном и сопровождаемая войсками, прибыла в Зумби чтобы попытаться продвинуться на юг на территорию м« табеле2 Серьезное беспокойство в Лиссабоне вызывала т тивность англичан в центральной Африке, в частности у реждение шотландской миссии на р Шире, около о.н.| Ньяса (на территории современной Малави). Англия мл спешила объявить бассейн р Шире вплоть до р. Руа свои* владением на том основании, что там обосновались шо» ландские миссионеры и британские купцы Лиссабон и* согласился с этим и в 1889 г направил в район озера Нм са экспедицию под командованием ставшего уже к тому времени майором Серпа Пинту, сопровождаемую 700 сом датами. Официальной целью экспедиции было произвегм» землемерную съемку для будущей железной дороги Од нако на деле Серпа Пинту должен был, двигаясь по Мако лоленду, соединиться с войсками, шедшими навстречу ему из Анголы. После того, как войска соединились, их общ** численность достигла 3000 человек. С. Пинту имел в своем распоряжении два катера I!' августа 1889 г. по р. Шире к Массанге, где остановилась 1 Newitt М. Op. cit., р. 30 ' Ibid . chap. 17. 220
"*Ч'|у1альская экспедиция, подошло английское судно /Мимс Стевенсон", на котором прибыл представитель ■'чидона Джонстон. Вскоре состоялась встреча С Пинту с п.вонстоном, в ходе которой португалец подчеркивал науч- 'ми «арактер своей экспедиции Однако Джонстон выразил ''•мнение в этом и заявил, что макололо не согласятся на "1>н*од вооруженной экспедиции и что война с ними "•можнит англо-португальские отношения. С. Пинту просил (•«решения для двух его офицеров отправиться на мввенсоне” к вождям макололо, но Джонстон отказал в пои просьбе, заявив, что он сам будет представлять инте- С Пинту. Как пишет Э. Аксельсон, "С. Пинту не мог найти более нечестного посла”1 Отправившись вверх "у р Шире, Джонстон развернул лихорадочную деятельное м>. вынуждая вождей макололо с помощью подарков и (*■ |шз подписывать договоры, ставящие их под английский •||имекторат. Стремясь во что бы то ни стало опередить С. Пингу, он отправил офицера Шарпа на р. Луангва с подар- «*ми на 100 ф. ст. и пачкой бланков для договоров2. По •шггрукциям Джонстона английский чиновник Бьюкенен оправил С. Пинту письмо, в котором отмечалось, что крана Макололо и горы Шире к северу от р. Руо поставлены под "протекторат” королевы Англии. "И потому прошу Имс отказаться от Вашего намерения пройти через эту крану с вооруженным войском зулусов, ибо если Вы сде- иаете это, несмотря на предупреждение, я не буду считать 1'*бя ответственным за последствия, а они будут серьезными...”3 В ответном письме С. Пинту написал, что англичане подстрекают макололо против его научной экспедиции, и •но приказы ему может отдавать только португальское правительство. “Я буду продолжать свое мирное путе¬ I Axelson Е Portugal and the Scramble, p. 208. lindem. 'Ibid , p. 209 221
шествие, неся флаг мира, но готовый со всей решим*"< ностью отразить любую немотивированную агрессии' • торая против меня может быть предпринята”1 В ноябре 1889 г. на р. Шире произошли *п..н, женные столкновения между колонной Серпа Пинту и и"и сками правителя Макололенда, подписавшего догоплр протекторате с Англией, в результате которых поспеди." потерпел серьезное поражение Англия вовлекла Португалию в дипломатич*г,|.г* тяжбу утверждая, что ее претензии на центральную Аф|'И ку необоснованы, так как она не продемонстриросмт* * этом регионе “эффективной оккупации” и “достаточной - и лы" Чтобы обосновать собственные права, Англия прел», явила договоры о вассалитете, подписанные местным!' правителями Барруш Гомиш ответил на это нотой, oiw гавшей британские претензии и содержавший длинный и* бор аргументов, которые должны были обосновать прм« Португалии на спорные территории. Однако Форин офй* внезапно прервал переговоры, решительно заявив, что si» территории не находятся под португальским суверены» том, и в категорической форме потребовав, чтобы Лип* бон распорядился о выводе оттуда своих вооруженны* сил2. 22 декабря Б. Гомиш направил телеграммы во *г* португальские посольства, которые предписывали поспвы в случае обострения конфликта уведомить правительств* при которых они аккредитированы, что Португалия предо* гает вынести спор на конференцию европейских держ*!,. или арбитраж. На следующий день английский премьер министр Солсбери сообщил королеве: "Португальское пр* вительство вероятно откажется дать обязательства на вмешиваться в дела поселений британских подданных и покровительствуемых вождей, которые от него потребои* 1 Ibid , р 209-210 2 Norberto Gonzaga Historia de Angola, p 308 222
Щ| И :>гом случае кабинет решил порекомендовать время; оккупировать остров Мозамбик Переговоры еще и* ««кончены, но на случай, если они закончатся неудачей, 'Цничный морской флот сосредоточится на Занзибаре”* 1. В ответ на ноту Б Гомиша содержавшую обычные нм.1пки на “исторические права” Португалии, Солсбери пи- >i*ii Л> декабря: "Археологические аргументы неуместны • ущсотвенно значимый факт состоит в том. что эта терри- •мцич не находится под эффективным управлением и окку- 1ИЦИНИ Португалии”’ В тот же день главнокомандующий •шпииским флотом в Средиземном море получил секрет- мы.й приказ проследовать через Гибралтар и встать на 1<ийде Лиссабона. Несколько английских военных судов иынши из Портсмута и 29 декабря прибыли в Лас-Пальмас читинские газеты писали, что планируется захват Мадейра ' 11ортугальский консул в Гибралтаре сообщил о прибытии гуда английской эскадры, целью которой, по слухам. Пыла атака на Лиссабон. Португальские консулы в Кейптауне и на Занзибаре сообщили об отплытии англий- • них военных судов с целью нанести удар по Лоренсу- Меркишу и, возможно, оккупировать Келимане4 События в центральной Африке толкнули Англию на решительные действия. 11 января 1890 г. Форин офис направил португальскому правительству следующий ультиматум: “Правительство Ее Величества не может принять «як удовлетворительные или достаточные гарантии, данник) португальским правительством... Временный консул I и Величества в Мозамбике телеграфировал, процитиро- пян майора Серпа Пинту, что его экспедиция еще оккупирует Шире и что Катунга и другие пункты на территории мнкололо укреплены и имеют гарнизоны. Правительство ' I otters of Queen Victoria. 3 rd series. I, 1886-1890 L , p. 538 Axelson E. Portugal and the Scramble, p 224 ‘Ibid., p 229. 1 Ibid , p. 229-230 223
Ее Величества настаивает на следующем: ген«|1«и губернатору Мозамбика должны быть срочно телеграфе рованы инструкции о выводе всех португальских во«нш.>' сил, находящихся ныне в Шире и землях макололо и мя шона”1. Ультиматум содержал предупреждение о том если эти требования не будут выполнены, английское пн сольство покинет Лиссабон, для чего туда прибыло Ори танское судно “Эншантресс"2. Тотчас после получения британского ультиматум* был созван Государственный совет под председатемь ством короля Португалии. Под угрозой силы (в то времи стало известно, что британский военный флот, выйдя и. Занзибара, направился к Мозамбику) правительство Пори галии решило отступить. Государственный совет утверди* следующий ответ лиссабонского правительсим “Столкнувшись с угрозой неизбежного разрыва отношении с Великобританией, и всех последствий, которые mui у быть им вызваны, правительство Его Величества решим» уступить требованиям (Великобритании - А. X.). Првяи тельство Его Величества будет считать спорный вопри* окончательно решенным в случае посредничества или «р битража и направит генерал-губернатору Мозамбика при казы, требуемые Великобританией”3. Ультиматум Солсбери и ответ португальского пр* вительства вызвали волну возмущения, прокатившуюся ми всей стране. Известие об этих документах вызвало в Ли*, сабоне и в других городах настоящий взрыв шовинизм* проявившийся в общественных митингах, демонстрациях и в печати. По выражению одного португальского историк* “вся нация вибрировала от севера до юга"4. Полицейск»* охрана у британского посольства в Лиссабоне с трудом 1 Цит. no Norberto Gonzaga Op. cit, p. 309 2 Ibidem 3 Norberto Gonzaga Op cit, p. 310. 4 Norberto Gonzaga Op. cit., p. 310 224
«йщищала его от разбушевавшейся толпы, которая разби- нй окна здания и сорвала гербовый щит. В Порту полиция риштала стихийно вспыхнувший митинг у британского н'нсульства* 1. Ответ Лиссабона вызвал возмущение португальско- щ общественного мнения, которое увидело в нем доказа- инн.ство неспособности правительства защитить нацио- и4||ц.ную честь. Охватившее страну крайнее возбуждение, чидогревавшееся республиканской партиен было столь нвмико, что угрожало опрокинуть монархию' В этой обста- ||| шке португальские кортесы вынуждены были отвергнуть проект договора о лимитации границ между португальскими и английскими владениями в Африке. Обе державы быки близки к войне из-за раздела Африки Был проведен • Гшр пожертвований на покупку военного корабля для про- жиодействия британскому флоту, а также запись добро- ||ц||!,цев, из которых был составлен отряд, посланный в in к :i очную Африку для защиты португальских владений от ипсягательств С. Родса Опасения Лиссабона не были ли- кюны оснований. С. Родс всерьез вынашивал планы расширения своей империи в Центральной Африке. До самой моей смерти он пытался открыть для нее доступ к морю •IV гем захвата португальских территорий с помощью флибустьерских экспедиций (не одобрявшихся английским правительством), инфильтраций, подкупа вождей, и, нако- ииц, создания компаний, приобретавших концессии в пор- lyianbCKHX колониях В конечном счете Португалии пришлось уступить, и 11 июня 1891 г был подписан англо- португальский договор, зафиксировавший западную границу Мозамбика как линию в 600 милях к востоку от восточной границы Анголы, которая была определена лишь приблизительно. При этом был оставлен открытым вопрос о Axelson Е Portugal and the Scramble, p 231 Santa-Rita J. G A Africa nas relações internacionais depois de 1870. I isboa, 1959 225
Баротсе, который был окончательно решен лишь m^í 1905 г. с помощью арбитража короля Италии. Таким п«у* зом была похоронена португальская мечта о “розовой м|. те”. Лиссабон был вынужден отказаться от политики цин сафриканской экспансии Хотя Родс умер в 1902 г., Португалия до конце i м« ровой войны серьезно опасалась, что великие держит разделят между собой ее колонии в Африке. Для кинь опасений имелись серьезные основания. Португалия к тому времени по своей экономии*! им» и военной мощи безнадежно отстала от других европии ских колониальных держав. От ее былого величия и рент тации сильнейшей колониальной державы остались юным* воспоминания. Непомерные колониальные амбиции Ни« сабона находились в явном противоречии с его восьми ограниченными и скромными военными, финансовыми экономическими и политическими возможностями. Русой» дипломат М Хитрово сообщал в начале 1892 г. из Лисп» бона в Петербург: “Здесь прежде всего на каждом шму бросается в глаза искусственность всего здешнего поряди» вещей и неимоверные усилия истощаемые на его поддер жание. Отовсюду бросается в глаза аномалия обособлен ного существования столь маленькой территориально» единицы с столь сложным государственным строем и ■: столь несоразмерными политическими требованиями Всюду просвечивает насильственность поддержания этот строя, устарелого и неестественного в эпоху тех крупны- географических объединений на европейском материке которые совершились на глазах наших за последнюю по ловину истекающего столетия. Здесь все зиждется на кв ких-то воспоминаниях столь же славного, сколько и кратко временного давно минувшего и на традиционном антаго низме с Испаниею. Это искусственное государственное существование... искупается ценою неоплатного внешнего долга и неминуемо влечет за собою периодическое повто рение кризисов и внутренних переворотов. Колониальной 226
IHiniHKa без флота и без средств его возродить и поддер- цмп., может лишь способствовать ускорению финансово Оанкротства”1. Англия, Германия и Франция ждали только удобного Гущи, чтобы поживиться за счет владений Португалии в l/рике Германия, быстро обгонявшая Англию по разви- Ю промышленности, жаждавшая получить свое "место ^ солнцем”, стремилась прибрать к рукам те районы Мо- мОика и Анголы, которые были сопределены с ее соб- йвмными колониями. Германия стремилась также запо- >Цучи1ь в свои руки бухту Делагоа, которая должна была, по ,!• расчетам, облегчить оказание помощи германским Друзьям в Трансваале. В конце 1897 г. английская эскадра вошла в Лорен- ру Маркиш, вызвав необычайную панику в Мозамбике и в Лиссабоне. Португальский посол в Лондоне Маркеш де Copei мл посетил Дж. Чемберлена, пытаясь убедить его отка- йиься от “дипломатии канонерок”, но тот в ответ предло- цим идею предоставления английского займа Португалии под залог всех их африканских владений”2. Этот открыто юпониалистский план имел своей целью по существу замш Англией колоний Португалии под предлогом невыполнения ею финансовых обязательств Такая перспектива ■•«пугала португальское правительство и. отклонив предложение Чемберлена, оно получило заем у Франции Бри- кииский нажим продолжался до 1898 г. Однако он не ограничился только угрозами. Англия вступила в тайные пере- I опоры с Германией, имевшие целью воспользоваться финансовой слабостью Португалии и анархией в ее колониях и произвести раздел португальских владений в Африке 1:ще в январе 1895 г. лорд Кимберлей предлагал разде- пить Мозамбик между Англией и Германией. Когда в 1898 1 Депеша М Хитрово Н. К. Гирсу 8/20 января 1892 г - АВПР Фонд Сношения России с Португалией Опись 470, дело №56, №4, л 19 ' Vail L , White L Op cit., p 130 227
г. Германия опасаясь заключения двустороннего comaui* ния Англией и Португалией, предложила ей обсудить им» можность раздела португальских колоний, Лондон ответим согласием. В 1898 г. Англия и Германия подписали секретина соглашение о разделе португальских колоний, если Пор!» галия будет вынуждена отказаться от них Согласно этом» договору, если Португалия согласится принять заем, он должен был быть предоставлен ей совместно Англией и Германией и гарантирован колониальными таможенными доходами, что "будет равнозначно заявлению о будущей собственности на часть державы, принявшей заем”1 К Лн глии должна была отойти южная часть Мозамбика и цеж ральная Ангола, к Германии - северный Мозамбик и оставшаяся часть Анголы. Заключив эту тайную сделку Лондон и Берлин хладнокровно посоветовали Португалии принять такой заем. В английской историографии бытует точка зрении и том, что Англия никогда не стремилась к расчленению и захвату португальской колониальной империи. Однако имеется много документальных свидетельств, опровар гающих это мнение и неопровержимо доказывающих. чти Лондон оказывал сильное давление на Португалию, чтобы заставить ее принять заем. Британский поверенный в до лах в Лиссабоне Торнтон, например, сообщал в сентябри 1898 г., что он "настаивал, что в нынешних затруднитель ных обстоятельствах некоторая помощь Португалии извнм необходима"2. В ответ на информацию о том, что Лиссабон пыта ется добыть деньги в Париже, Торнтон недвусмысленно предупредил премьер-министра Ж. Лусиану де Кастро, что “Правительство Ее Величества наверняка... не одобри! принятие Португалией обязательств, которые поставили 1 Ibidem. 2 Ibidem. 228
nu королевство в зависимое положение от Франции”. За- | и>м он поставил все точки над “i”, напрямую спросив премьер-министра, “не считает ли он, что есть элемент опасное! и в колебаниях правительства по вопросу о том. слезут ли ему воспользоваться столь важным и выгодным н||<1дложением помощи". Возмущенный Л. де Кастро отве- очм что, “если существует намерение использовать насинил в отношении Португалии, то ему больше нечего ска- ми ь’’1 Условия секретного англо-германского соглашения пыли “секретами Полишенеля", и они были хорошо из- иги;гны португальскому правительству, которое понимало, но они могли означать для их колоний, если бы оно пришью усиленно навязывавшийся ему заем. Однако договор иг)8 г. не был аннулирован и был даже возобновлен в 1'ИЗ г., когда Германия и Англия искали возможность > Снизить свои позиции и найти сферы взаимных интересов и усилиях смягчить международную напряженность2. Уже в 1899 г. в связи с обострением англо- ■■чрманских противоречий Англия пошла на подписание с 11<>ртугалией Виндзорского соглашения, по которому признала границы португальских колоний в Африке и обя- н.1налась оказывать покровительство Португалии. Взамен Португалия обещала запретить провоз оружия для буров порез свои владения и разрешить Англии пользоваться портами Мозамбика для высадки войск, направленных на mimo-бурскую войну3. Границы Анголы и Мозамбика, установленные в резуль- нме сложной дипломатической игры европейских держав, распилили многие народы и племена, поскольку раздел Африки производился в соответствии “с силой” империалистических лпржав без какого-либо учета интересов населявших ее народов. ' Ibid., р. 131 Ibidem История Африки в XIX-начале XX в М , 1967, с. 360. 229
ЗАВЕРШАЮЩАЯ ФАЗА ЗАВОЕВАНИЯ (1891-1915 гг.) Двадцатипятилетие с 1891 по 1915 г. можно считан, первым этапом истории Анголы эпохи империализма и по следней завершающей фазой колониального завоевании страны. К моменту установления фашистского режима и Португалии (1926 г.) уже окончательно сложились колони альные границы страны и вся она находилась под эфс)нн тивным португальским контролем, так что, по словам П§ лисье, этот режим “обнаружил уже Анголу туземцев, to есть резервуар недобровольных трудящихся и покорны» налогоплатильщиков..., страдавших от интенсивной, си стематической и универсальной эксплуатации”1. На протяжении 48 лет - с 1878 по 1926 г. границ* португальской" Анголы медленно, но неуклонно двигалась на восток. Ни один из ангольских этносов не избежал этот неумолимого и сильного давления колониальной границы Р. Пелисье сделал для этого периода те же подсчеты, чт и для предшествующего периода (1848-1878 гг.). Согласно этим подсчетам, по критерию продолжительности воору женного сопротивления португальской экспансии в 1876 1926 гг первое место среди ангольских этносов занимали конго, а на второе место (с первого в 1848-1878 гг. пера местились амбунду) дембуш, амбунду Лунда и Л ибо л о третье занимали гангела и киоко, далее шли овимбунду и другие народы. Что касается южных этносов, то хотя пл критерию продолжительности вооруженной борьбы они отстают от конго и амбунду, их сопротивление португаль ской экспансии носило особенно упорный и героический характер, вписав одну из самых ярких страниц в историю национально-освободительной борьбы ангольского наро да. 1 Pelissier R. Resistance, t. I, p. 230. 230
ЗАВОЕВАНИЕ КОНГО. В ходе завершающей фазы португальского завоевания на первый план вышел Северо-Восток. Однако инноть до 1913 г. лишь прибрежные районы, где жили ссо- |н 1мго, привлекали внимание португальских колонизаторов. Конго, жившие в глубинных районах Конго, оставались в 1085-1913 гг. пассивными наблюдателями португальской ■испансии. Если в 1848-1878 гг. конго занимали второе ммсто после амбунду на вышеупомянутой шкале африкан- • кого сопротивления, то на последней фазе португальского шноевания они (за исключением бассоронго живших на побережье) не обнаруживали такой же активности, стойкости и воли к сопротивлению, как в прежние годы. Причины этого следует искать прежде всего в том, что к началу ооследней фазы португальской оккупации государство Кон- ю уже по существу утратило свою независимость и суверенитет. Короли Конго (маниконго) превратились в послушных марионеток Лиссабона, а население подверглось массированной идеологической обработке со стороны пор- t у гэльских католических и английских протестантских миссий. Португальцы укрепили свое военное, торговое и идеологическое присутствие в Конго с помощью сети военных постов, факторий и католических миссий. Однако они натолкнулись здесь на яростное противодействие бельгийских, английских, голландских и французских колонизаторов, развернувших активную торговую и идеологическую чкспансию в Конго. К концу XIX в. в Конго существовало 49 юрговых факторий, из них 26 были португальскими, 12 - юлландскими, 7 - французскими, 4 - английскими1. Столкнувшись с реальной угрозой потери этой территории, колониальные власти в Лиссабоне и Луанде предприняли ряд шагов, которые должны были укрепить португальское присутствие в Конго. В 1885 г. португальское ' Felgas Н. А. Е. Historia do Congo, р. 133-134. 231
правительство назначило резидента в Кабинду и корон** ским декретом 18 июля 1885 г. учредило специальный дн стрикт Конго, в который вошли все территории к северу ж дистрикта Луанда (включая Кабинду) по обоим берегам |> Конго. Восточной границей была р. Кванго. Админис1|м1 тивным центром дистрикта стал город Кабинда, куда М июля 1887 г прибыл первый губернатор дистрикта Невмж Феррейра. Новый дистрикт состоял из 5 окруич. (сиркунскрисоинш): Кабинда, Каконго Санту-Антонью-ду Зайри, Амбризети и Сан-Салвадор. Во главе каждого окру га стоял резидент, непосредственно подчинявшийся губер натору дистрикта1 2Округа в течение долгого времени не имели опр* деленных границ, так как в Конго было сравнительно май., португальских военных постов, факторий и религиозны- миссий. Существовало несколько торговых фактории вдоль побережья, на левом берегу р Конго и 2-3 торгоны дома в Бембе. Португальские католические миссии быии сосредоточены в Пинда, Сазайре и в Сан-Салвадорн Вскоре после учреждения дистрикта Конго там был раз мещен батальон стрелков3 В августе 1885 г по сове i у падре Баррозу Педру V направил в Луанду посольство главе с его двумя сыновьями, чтобы просить увеличении португальского военного присутствия в Конго4 Тотчас **■ после Берлинской конференции португальцы поспешипи оккупировать анклав Кабинду. В июле 1885 г. был назначен португальский рези дент в Санту-Антонью-ду-Зайри, а в 1887 г. администрато ры в Ноки и Киссанга, которым было поручено бороться « контрабандой. Однако, они не добились успеха, и поэтому в 1893 г. был учрежден контрольный пост в Муссуко между 1 Ibid , р 140-141 2 Ibid., р. 140. 3 Angolana, vol. II (1883-1887). Lisboa, 1971, р 748 4 Pelissier R. Resistance, t. I, p. 249. 232
Пики и Киссанга. Через два года был создан еще один танин пост в Педра-ду-Фейтису, замененный в 1896 г. постом и (пнзайре. Эти посты имели военные гарнизоны. Амбризе- iH только в январе 1888 г. был оккупирован португальцами, мида там высадился с фрегата вооруженный отряд во глава с Феррейра (будущим первым губернатором дистрикта конго). Через пять месяцев был оккупирован Кисембо (на мог раз после некоторого сопротивления местных жители)1. Спеша опередить своих колониальных соперников, Португалия решила оккупировать столицу Конго - Сан- ( •ивадор. В июле 1888 г. туда прибыл хорошо вооруженный отряд, возглавляемый капитаном Жуаном Лейтаном. Ом объявил о том, что будет возглавлять гражданскую и поенную администрацию в Конго. Старый король Конго Кедру V помог этой оккупации, хотя знал, что она означает дня него не только лишение последних призрачных остат- Kifi власти, но и прекращение получения налогов, которые дмо него взимались с подданных. Он лишался ряда прав. В ►ячестве слабой компенсации за потерю этих прав порту- | япьское правительство назначило ему пенсию (эту пенсию португальские власти платили еще в конце 50-х годов XX в. идове последнего короля Антониу III, умершего в 1957 г.)2. Военная оккупация шла параллельно с активной португальской торговой экспансией в Конго. Еще в 1855 г. в Амрише была учреждена торговая таможня, которая стала изимать высокие пошлины с купцов. Многие из них, платя пысокие транзитные пошлины вождям внутренних районов, через которые проходили их караваны носильщиков, предпочли покинуть Амбриш и основать фактории севернее, ■отя там они подвергались большему риску из-за отсут- сгвия португальских гарнизонов. Таким образом, были основаны фактории в Кисембо, Муссера, Амбризети, Муку- ' l eigas Н. А. Е. Op. cit., р. 143. ' Ibid., р. 149. 233
ла, Кинзау, Кабеса-да-Кобра. В 1867 г. в связи с уменып* нием таможенных пошлин некоторые купцы вернули^ ■ Амбриш1 Строительство железной дороги к Матади (окончим* в 1898 г.) и учреждение фактории в Макела-ду-Зомбу дни» импульс торговле на побережье “португальского” Конт I одной стороны, жители глубинных районов стали теп«ф* приходить в Макела-ду-Зомбу, чтобы продать свои проду» ты которые доставлялись оттуда в Сан-Салвадор, а э*нам в Ноки и Матади. а с другой, иностранные суда предмочи тали новый безопасный бельгийский порт Матади. В конце XIX в. Лиссабон решил ускорить оккупации> тех районов Конго, которые еще оставалии; незамиренными”. В 1896 г. был основан военный not.i а Макела, который три года спустя послужил плацдармом для военной экспедиции, перед которой была поставлена задача эффективной оккупации района р. Кванго, прин* тающего к границе с независимым государством Конго Ру ководящий этой операцией резидент Сан-Салвадора Фа риа Леал направил эмиссаров к вождю майакаш соОа “Кианво” Бурги, жившему на бельгийской территории ■ предложением стать вассалом Португалии. Тот обещан это сделать в случае, если португальцы построят военный пост, который будет защищать его от бельгийцев. Тогда португальцы соорудили военный пост Кванго, после чет Бурги и его племя действительно перешли на их сторону Вассалами португальского короля объявили себя и многио другие вожди, жившие в этом районе2. Однако в то же время конго, жившие в глубинны* районах - Бембе, Дамба и Помбу, обнаруживали крайнюю враждебность к чужеземным захватчикам. Они не только не признавали португальские власти и отказывались под чиняться им, но сами взимали пошлины с португальски* 1 Ibid., р. 144 2 Ibid , р 155 234
чпцов, торговавших на их территориях Зная об этом на мнимие оккупированных районов Конго часто отказыва- -mu. платить налоги португальцам, ссылаясь на неравен- мн1 своего положения с положением народов на тиммиренных” территориях Как пишет Фелгаш Это не- мммонство было причиной недовольства и восстании не «ному, что туземцы оккупированных районов категориче- ж отказывались платить налог, но потому что они считано чго должны платить только тогда, когда все платят"1. В 1900 г. имело место крупное восстание племени •чн соронго в т. наз. “критическом треугольнике” Ноки - лжу-Антонью-ду-Зайри - Амбризети, которому суждено iit.ino быть центром сопротивления бассоронго в течение энного периода К сожалению, сохранилось мало доку- мпигальных свидетельств об этом восстании Известно пни,ко, что, как сообщает Беллу де Алмейда летом 1900 г. ж метали жители деревень Киминианганга. Канга Китамбе. |.нма, Конде, Зулу и др.2 Они двинулись к Санту-Антонью- 1У Зайри, по пути разгромив португальскую католическую миссию из Лунуанго, находившуюся в 30 км от моря Узнав ill зтом, губернатор Конго Лейтан Шавьер направил часть щ|1низона Кабинды к Санту-Антонью-ду-Зайри и просил н|мвительство Луанды прислать ему подкрепления Вскоре I' ному прибыли значительные сухопутные силы и сильный |1Пот Войска, брошенные на подавление восстания, пред- • мвляли собой внушительную силу и насчитывали в своем • оставе (по данным Беллу де Алмейды) 200 солдат, 12 нфицеров, 16 сержантов, 105 носильщиков-африканцев, 2 «||ииллерийских орудия. Кроме того в распоряжении Лей- i.iiia Шавьера были канонерка “Вуга” и военное судно Оалвадор Коррейя”, на которых находились 110 матросов и 9 офицеров2 Для борьбы против восставших бассоронго ll)idр 157. Mello de Almeida Melo século, p. 26 Ibid , p. 26-27 235
португальцы применили комбинированные военные опм|<« ции, иначе говоря, их войска наступали одновременим . суши и моря. В то время как колонна прижала повстаиции i берегу, два военных судна, войдя в устье Конго, бомгц. дировали их деревни. Потерпев поражение, бассоромм. вынуждены были согласиться уплатить военный немы вернуть захваченное ими имущество португальской мисны и выдать португальцам “мятежных” вождей. В 1909-1910 гг. имели место серьезные волнении и районах Дамба, Кимбубуге и Зомбо. Когда португальский отряд во главе с майором Гальярду явился в поселении Нсангуи (район Дамба) для взимания налога, местный соО» Нпуто не только отказался от уплаты налога, но и публичы' оскорбил этого офицера. После ухода отряда местные мм тели насмехались над жившим по соседству племенем зомбо, платившим налог португальцам, называя их трус» ми и призывая последовать своему примеру. Поощряемы» соседями, вооруженные воины зомбо пришли в 1910 г и Сан-Салвадор и заявили португальскому резиденту, чш отказываются платить “налог на хижину”, поскольку “туземцы” Дамба и других соседних районов его не платят1 Губернатор Конго Силва Кардозу принял решитот. ные меры и с помощью силы беспощадно подавил эту по пытку восстания зомбо. Примерно в то же время произошло восстание бес соронго в районах Кело, Бинжа и Кифума. Его снова вол главил старый соба Томбе. Повстанцы требовали отмены “налога на хижину”. Для подавления этого восстания ил Луанды прибыли войска во главе с Пайва Коусейру. Порту гальцам удалось выбить повстанцев из Кифума, но в этой битве Пайва Коусейру был убит. Прибывшие из Луанды подкрепления позволили португальцам не только потопить в крови восстание бассоронго, но и, воспользовавшись им 1 Felgas Н. А. Е. р. 147. 236
^«купировать в 1910 г. Конго Яла, Ламба и Муссуко* 1. В Ifipcine 1910 г. восстали племена в районе Мусерра. Вос- |т*ние возглавил соба по имени Ленго. Он перерезал до- ;|рги между Кисембо, Мусерра и Амбризети и таким обра- 10м установил контроль над значительной частью побере- ■мг а также и над внутренними районами в междуречье Ложе и Мбридже. Операциями по подавлению этого восстания руководил генерал Падрел. Эти операции согласно (Миработанному плану, были разделены на две фазы. На Нарвой - часть его войск под командованием Мануэла Ко- |П1.ю высадилась в Мусерра и двинулась оттуда на северо- Эосток до Комба, затем вернулась в Мусерра и двинулась ни юг вдоль атлантического побережья. Пройдя Кисембо, М Коэлью резко свернул на восток, но угодил в устроенную африканцами засаду и, понеся значительные потери, мернулся в Амбризети. На второй фазе операций португальские каратели вышли из Амбризети в направлении Ки- iinno затем свернули к Кинзау, где был убит лейтенант fiuca Монтейру и возведен форт, названный его именем. Далее португальцы двинулись на северо-восток к Кахоло. Разбив повстанцев в нескольких кровопролитных сражени- н*. карательная экспедиция вернулась в Амбризети2. Это носстание окончилось к концу октября 1910 г., так что ему принадлежит пальма первенства по продолжительности Феди восстаний бассоронго в начале века3. В 1911 г. снова восстали зомбо, которых португальцы несколько преждевременно считали “замиренными”. Причиной восстания явились жестокость и произвол порту- юпьских захватчиков. Торговцы постоянной вербовкой носильщиков вызвали гнев зомбо. Португальские солдаты пели себя, как в завоеванной стране, чиня насилия, беззакония и произвол. Восстание разразилось, когда солдаты 1 Ibid., р. 147. Ibid., р. 148. 1 Pelissier R Resistance, t. I. p. 276. 237
из Макелы закололи штыком соба зомбо Его родители ми требовали применения закона о возмездии. В начале мхи 1911 г. повстанцы окружили португальцев в Зомбо и Пим кировали торговые пути между Сан-Салвадором и Бомби В середине мая в район восстания прибыли кмр* тельные войска под командованием Фариа Леала Они жгли ряд деревень и после подавления восстании ш> строили укрепленный форт в Кимбубуге. Многие соба '1км ба были высланы в Кабинду. Дорога Сан-Салвадор - БемПк была открыта1. Это позволило активизировать внутреннти. торговлю. В 1911 г. из Сан-Салвадора было вывезено FWVt кг. слоновой кости и 216.500 кг. каучука. Торговых домки насчитывалось: 4 в Сан-Салвадоре, 21 в Зомбо, 4 в Дамгы и 1 в Кванго. Португальские купцы установили полный кии троль над торговлей каучуком, который контрабандно пик зился из Бельгийского Конго. Они выменивали его у афри канцев за ружья, ткани и порох2. Восстания 1909-1911 гг. убедили власти в Лисс.:«(*м1 не и Луанде в необходимости скорейшей оккупации ©щи “незамиренных” районов Конго и устранения "неравенстиа в уплате налогов населения различных районов страны которое являлось одной из причин происходивших волн* ний. В июне 1911 г. португальцам удалось оккупирован. Кибоколо и Бембе. В Бембе был сооружен военный поа который вскоре стал центром капитании - мор и имел эм дачей обеспечивать “безопасность” берегов р. Ложе и гор ного района Кивоенга. 25 июня того же года португальцы захватили Кимбубуге - важный в экономическом отношении центр между Сан-Салвадором и Бембе. Это позволило им восстановить наземные коммуникации между Амбришем и Сан-Салвадором, прерванные в 1873 г. С другой стороны захват Кимбубуге облегчил им подавление восстания и 1 Pelissier R. Resistance, t. I, p. 279-281. 2 Ibid., p. 282. 238
нмионе Матека. В августе 1911 г. Макела была объявлена Административным центром округа. Оккупация Бембе, Ки- пмкопо и Кимбубуге позволила колонизаторам овладеть дорогами, идущими от Дамба, последнего района Конго, ищи оставшегося “незамиренным”. С оккупацией Дамба в октябре 1911 г. по существу было завершено колониальное завоевание Конго Португалией. Эта обширная терри- о<рия (вместе с Кабиндой) была включена в колонию Анго- м« иод названием “португальское” Конго. В 1913 г. португальские войска, попытавшиеся проникнуть в район Помбу, натолкнулись здесь на упорное coni ютивление басосо (одно из племен баконго). Накопив в í •• • 11-1913 гг. 200 т. пороха и 10 тыс. ружей, басосо сумели н«иолову разгромить португальскую колонну, а командо- млнший ею капитан был убит. К сожалению, почти не сохранилось заслуживающих доверия источников об этой 4и'ве, но, судя по всему, это было крупнейшее поражение ммртугальцев с начала века1. Не лишено оснований предположение о том, что ноонный успех басосо в Помбу в 1913 г., показавший возможность эффективного сопротивления захватчикам при наличии огнестрельного оружия, вдохновил африканцев Конго на дальнейшую борьбу и явился одним из факторов, • ^действовавших всеобщему восстанию 1913-1915 гг. Причины этого восстания принципиально не отличаются от причин всех других восстаний в Конго. Это прежде всего протест против чужеземного ига. Восстание вызвали жесткости, произвол, беззакония, чинившиеся властями, юрговцами и оккупантами. С этой точки зрения не лишена интереса служебная записка генерал-губернатора Нортона де Матуша, в которой он отмечал, что “причины этого восстания следует искать в некомпетентности и манкировании своими обязанностями гражданскими и военными властями дистрикта... Только безответственностью и некомпе¬ ' Ibid , р 284 239
тентностью можно объяснить, что дела дошли до т*мк«.. состояния, в каком они находятся”. Говоря о непосрод ственных причинах восстания, он определил их следуй! щим образом: “назначение во главе Сан-Салвадора немил ходящего шефе ду пошту, а во главе огромного округа Им ки и Санту-Антонью плохо информированного админиа р* тора, ... злоупотребления, практикуемые в сборе налога ив хижину, нарушения закона о вербовке рабочих для план!л ций Кабинды, введение новых муниципальных налогов и поражение колонны у Помбу-и-Соссу” . Как видим, колони альному администратору нельзя отказать в здравом смы< ле и правильном понимании причин событий, происходил ших в Конго. Самая примечательная черта восстания 191 и 1915 гг., отличающая его от других восстаний в Конго, - am его всеобщий массовый характер. По существу в нем при няли участие все подразделения конго. Это восстании фактически явилось ответной стихийной реакцией эти народности на португальскую военную оккупацию Конго Непосредственным поводом к восстанию послужи! м попытка португальских властей покончить с монархическим правлением в Конго (оно стало немодным после револи • ции 1910 г., устранившей монархию в Португалии). Польм ки португальцев отстранить от власти законного маниконт и заменить его своей марионеткой Мануэлем Кидити »ы звали взрыв возмущения во всем Конго. Почти одновр» менно во всех районах дистрикта обнаружились признаки недовольства и волнения населения. В мае жители Кин гомбе отказались платить налог, увеличенный с 600 до 1650 рейсов, и даже напали на соседние покорные порту гальцам деревни, которые продолжали это делать1 2. Вое стание быстро распространилось на другие районы. В i« чение 6 месяцев в 1913 г. весь “критический треугольник находился в состоянии восстания против португальски» 1 Цит по Pelissier R. Resistance, t I, p. 287 2 Felgas H. A. E Op. cit., p. 166. 240
vmi-гей. Оно имело тенденцию распространяться к севе- Во главе восстания встал Алвару Бута. Администра- ■ i|i округа Амбризети Ж. Феликс обрушил репрессии на ‘•'«сганцев. 18 декабря он сумел отвоевать Кифуму. Он |нк;ил власти в Луанде прислать подкрепление, которое ||»нГ)ыло в Амбризети только в марте 1914 г. 14 марта из лмОризети вышла сильная колонна под командованием ►■•питана Карлуша Пинту2. К этому времени, по оценке пор- ',<|*||ьских властей, уже 10 соба в районе Амбриша были тонны “восставать по малейшим поводам” и '•созываться выполнять приказы, если они не подкрепле- pi.i (.иной”3. Были сведения о покупке повстанцами пороха. 1 имбоко был окружен войсками повстанцев, присланными !.уи>и из Кимбубуге и с левого берега р. Мбридже. Скоро к Ч1|нугальцам присоединилась 18-я туземная рота, кото- |сч, высадившись в начале апреля в Санту-Антонью-ду- )«ири прорвалась к Томбоко, преодолевая по пути сопро- •импение восставшего населения дистрикта Конго4. Однако и объединенное войско португальцев оказаний бессильным разблокировать Томбоко. Этот факт дает и кование думать, что силы Буты, осадившие этот форт, 'ними весьма многочисленны и хорошо вооружены. В начале февраля в Моки высадилась сильная пор- 'кальская колонна, которой командовал лично губернатор 1'кнго Каштру Мораиш. Она двинулась к Сан-Салвадору ■юрез Сонгололо (Бельгийское Конго), то и дело подвергать вооруженным нападениям повстанцев. Наконец, 24 Февраля она прибыла в старую столицу Конго, которая, по мыражению Фелгаша, представляла собой тогда не более, ••нм “гору руин, из которой выделялся форт”5. Прибытие * I' lliid., р. 167. Hud , р. 167. I'ulissier R Resistance, t I, p. 292 ' I nlgas H. A. E. Op. cit., p. 168. I olgas H. A. E. Op. cit., p. 169. 241 •
войск во главе с губернатором было для португальца ** нельзя более кстати, так как запасы продовольствия. nn*u и боеприпасов его защитников во главе с М. Гама пик» уже на исходе1. 26 февраля Бута предпринял новый генерапимы;, штурм крепости, лично возглавив ряды атакующих, одни»* огнем артиллерии они были отбиты с большими потлрнм* После этого Каштру Мораиш перешел в наступление ** стоко расправляясь с участниками восстания в его оам» ных очагах (Банза Путо, Кунго. Мадимба, Кимбубуге и /ц> i Однако Бута, двигаясь на юг, постоянно ускользал от вот» Каштру Мораиша, которые преследовали его из деревни » деревню. По словам Фелгаша, Бута всюду сеял семник восстания1 2. Спустившись к Бембе, он сумел поднять мл оружейное антиколониальное выступление племя ваши конго, жившее на берегах р. Лукунга. В марте повстанца осадили Бембе, а затем форт Кивоенга и перерезали дп рогу между Бембе и побережьем. Кивоенга была забппии рована до 20 апреля, когда гарнизону удалось вырваты и из окружения благодаря помощи коллаборационистски ни строенного вождя Мабайя3. В районе Бембе сложипап. критическая ситуация для португальцев. Они не могли р*« считывать получить помощь с севера, так как Бута контри лировал весь район, а на юге непреодолимой преградим для Португальцев был район Дембуш Авторитет и влипни* Бута в Конго быстро росли. Он стремился трансформиро вать локальное восстание во всеобщее, которое бы охни тило всех баконго. Можно считать, что это ему удалось После отступления Буты от Сан-Салвадора начинаето второй этап восстания, на котором оно приобрело поисти не всеобщий массовый характер. Уже в марте 1914 г. пла мя восстания охватило районы Дамба, Бембе, Санту 1 Ibidem. 2 Ibidem. 3 Ibid , р. 171. 242
Амм>нью-ду-3айри, глубинные районы Амбризети и Маке- ш ду-Зомбу. Вот что писал в связи с этим португальский военный метрик Беллу де Алмейда: “Народы окрестностей Макела- ду Помбу, возбужденные известиями, пришедшими из Сан- {вмиадора, также объявили себя в мятеже, и с этого времени он угрожал распространиться не только на другие •шин народы, которые до тех пор были мирными, но даже мимитрофные народы, жившие в Бельгийском Конго, •мп не только усугубляло беспорядок..., но и ставило нас в депикатное положение перед властями этой иностранной юнонии”1. Любопытно, что, по некоторым сведениям, по- пплнцы уведомили бельгийские власти, что у них нет пс кований для беспокойства2 В апреле оказались перерезанными коммуникации. • ппдиняющие Сан-Салвадор с Ноки. так как повстанцы за- Пгюкировали пост Муссуко. Каштру Мораиш со своей комичной поспешил вернуться в Ноки. подвергаясь по пути • ткам повстанцев. Он решил встать лагерем в 5 км. юж- нпо Ноки в Кингенго, где к нему присоединилась 18-я ту- •лмная рота, пришедшая из Томбоко. Вскоре сюда подошло повстанческое войско, которое разделилось на две I руппы, одна из которых встала лагерем в Ламба, другая - п Момбе. Попытки португальцев атаковать повстанцев ока- зммись безуспешными, и они вынуждены были отступить в Моки3. Когда португальцы хотели набрать носильщиков в 1омбоко для транспортировки грузов в Санту-Антонью-ду- Злйри, это вызвало волнения среди бассоронго. Вспыхнули мосстания в Кингомбе, Мукула, Томбоко. На берегу р. Конго и начале мая 1914 г. повстанцы отбили у португальцев Сумба, Киссанга, Конго Яла, Педра-ду-Фейтису и ряд дру- I их пунктов. Только Ноки и Муссуко оставались еще в руках ' Hello de Almeida. Op. cit., p. 85. Pelissier R. Resistance, t. I, p. 321 ' lelgas H. A. E. Op. cit., p. 170. 243
колонизаторов, так как имевшаяся в их распоряжении «р тиллерия делала нереальными планы повстанцев опмим тельно захвата этих пунктов. К сожалению, единств*»!)».^ опубликованный источник1 не дает возможности судии. < масштабах этих операций. В мае 1914 г. Каштру Морфии вернулся в Кабинду, а руководство военными операциими возложил на капитана генштаба Фрейташа-и-Алмеида, нс торый продолжал сражаться с силами повстанцев к км у ш Ноки и Педра-ду-Фейтису. Исключительно большого накала достигло восип ние в Макела-ду-Зомбу (в районе, прилегающем к границ» с Бельгийским Конго). Как правильно отмечает Пелись* мотивы этого восстания несколько отличаются от моти«ит восстания в районе Сан-Салвадора или в “критическим треугольнике”. Это прежде всего не вербоии* “контрактадуш”, а вербовка носильщиков, а также шит сильные налоги и грабежи, вымогательства голодных uo|i тугальских солдат, которым не давали ни жаловании, ми провизии2. Именно это и бросило сельских жителей данмм го района в объятия Буты, влияние которого, по слепим Фелгаша, “там было ощутимо” и который в начале 1914 i прислал сюда своих эмиссаров, призывавших населении не платить налоги португальцам3. Агитация Буты нашли * Макела-ду-Зомбу благоприятную почву. Вспыхнувшее em. стание охватило не только весь этот район, но и Сонга и* территории Бельгийского Конго4. В феврале 1914 г. против повстанцев двинулась ко лонна под командованием бывшего губернатора Конт майора Кастелу Бранку (руководившего подавлением вое стания бассоронго в 1908 г.). В течение нескольких меси цев он “огнем и железом” в буквальном смысле слова вы 1 Ibid., р 168-170. 2 Pelissier R Resistance, t I. p 298-299 3 Felgas H A. E. Op. cit., p 171 4 Bello de Almeida Op cit., p. 85. 244
«и'«л “мятежный” район между Дамба и бельгийской гра- ■1иции, разоружив повстанцев (было захвачено несколько • .мен ружей), испепелив те деревни, которые приняли 1миосаров Буты. Вот как описывал эту карательную экспе- пицию Белу де Алмейда: Кастелу Бранку "пересек огромную мятежную зону, сурово покарав восставших язычников ... Колонна за 4 месяца утомительных маршей... уничтожила мятежные поселения, а мятежники, понесшие >упсгвительные потери и наказанные уничтожением их ко- нмдцев и полей, были приведены к полной покорности и гмодомлены о немедленном возмещении ущерба, нане- • очного их нападениями на торговые дома и расходов кончины, что они поспешили сделать”1. Жестокие действия Кастелу Бранку получили высокую оценку бельгийских властей, выраженную в специальной похвальной грамоте. Португальские власти удостоили ню звания капитан-мора Дамба2. Для того, чтобы в будущем уменьшить опасность повторения подобных событий, португальцы построили примерно посередине дороги Дам- Пя - Бембе военный пост в Пете, снабженный сильным гарнизоном и артиллерией3. В июне 1914 г. в результате вар- н.фских действий колонны К. Бранку восток дистрикта Кон- 10 был “замирен”. Периметр зоны, охваченной восстанием, резко су- 1ИПСЯ. Поражение, понесенное в Макела-ду-Зомбу, не мог- мо не оказать тяжелого психологического воздействия на сподвижников Буты. Их положение к тому же резко ухудшилось из-за трудностей со снабжением военными материалами в связи с введенным в 1913 г. Нортоном де Матушем запретом на продажу пороха и оружия. Повстанцы не могли не осознавать, что португальцы обладают неизмеримым превосходством в оружии, поскольку в их распоря¬ ' Ibid., р 86 Ibid., р. 85. 'Ibid., р. 86 245.
жении были усовершенствованные ружья и артиллерии Поэтому окончательное поражение восстания стало лиц* вопросом времени. Бута метался между Сан-Салвадорсш и Макела-ду-Зомбу, всюду поднимая население на борьбу против иноземных захватчиков. Губернатор дистрикта Каштру Мораиш решил не нести сокрушительный удар по силам Буты, двинув против него две роты солдат, численностью в 330 человек и ды* артиллерийских орудия. Он разделил эти войска на три колонны, одна из которых направилась из Ноки по бепи гийской железной дороге через Сангололо к С*и Салвадору, другая - из Ноки к Сан-Салвадору по берегу р Лунда, а третья дошла до Макела-ду-Зомбу и оттуда дам нулась к Сан-Салвадору1. Все три колонны соединились м старой столице Конго 1 июля 1914 г. и направились вмеа* на север. Здесь произошли серьезные сражения у Гомк Сока, Лузо, Волунга и Лунгуежи (в этом последнем меси находился один из самых сильных очагов сопротивлении повстанцев)2. В этих боях португальцы использовали не только современное оружие, но и новейшую военную тактику включая рытье траншей. Построив военные посты в Лоло и Луво, войска во главе с Каштру Мораишем вернулись и Сан-Салвадор. Бута сумел поднять на восстание несколько деревень в окрестностях этого города. 13 августа он быи выбит из Банза Путо. После этого он вернулся в свой род ной район Лово, куда вскоре направились португальски* войска. 23 августа 1914 г. произошло кровопролитное ср* жение, в ходе которого хорошо укрепленная банза Буты была взята штурмом3. Однако самому Буте удалось улиа нуть от преследователей. 1 Felgas Н. А. Е Op. cit., р. 172 2 Ibidem. 3 Ibid., р. 173. 246
Вскоре в связи с началом I мировой воины порту- >ям1.ские войска, занятые ликвидацией последних очагов ••противления, были расформированы. Итоги военной щипании, хотя и были в целом успешными для португаль- •|яп. все же не могли не вызвать озабоченности колониальных властей. Это была в определенном смысле “Пиррова победа”. В ходе боев против Буты погибло 126 португаль- ||*ж (в том числе два низших офицера). Восстание Буты пинались потопить в крови. Только на востоке К. Бранку ■ тысячу деревень баконго. В декабре 1914 г многие мятежные соба явились в Сан-Салвадор, чтобы заявить о поем вассалитете и покорности португальским властям1, ui.irin восстановлены коммуникации между Сан- | :.*1пвадором и Макела-ду-Зомбу, Дамба и Бембе, возведен |1чд военных постов. Восстанию Буты были нанесены • мертельные раны, но оно не было окончательно разгром- чипо Последними очагами сопротивления стали район можду Сан-Салвадором и бельгийской границей и район можду Пете и р. Лукунга, где, по словам Фелгаша, “Бута, мпредвигавшийся возлежа на роскошном паланкине и сопровождаемый своими наложницами, еще продолжал пропаганду, потребовавшую от правительственных войск бойче года борьбы и свыше 100 убитых и раненых”2. В декабре 1914 г. португальцам удалось отвоевать ||.1ион Томбоко, но лишь в январе-феврале 1915 г. были «постановлены коммуникации между Дамба и Бембе и 1<>мбоко и Бембе. В январе 1915 г. португальцы предприняли попытку отвоевать левый берег р. Конго, но сражения мм продолжались несколько месяцев и приняли ожесточенный характер. Португальцам пришлось ввести в действие канонерку “Саве”, которая не только обстреливала берега, но и защищала Ноки и Муссуко, которые, как пишет Фелгаш, “без ее помощи были бы разрушены, как все дру¬ ' Ibidem. Ibid., р 174. 247
гие”. Кроме того, португальцы использовали военное суди»» “Салвадор Коррейя”, которое доставило войска и личннн* уполномоченного генерал-губернатора полковника Мимн*,, Герра1. Лишь в августе 1915 г. колонна лейтенанта Фцр нандиша захватила этот район, построив там несконики военных постов2. В декабре 1915 г. к северо-востоку щ Кинзау португальцы основали пост Кингомбе. Всего п мм пании 1914-1915 гг. участвовали 46 португальских офиц* ров, 40 унтер-офицеров и около 1200 “туземных” солд»! |/ рот)3. Столь значительная численность португальскщ войск свидетельствует о том, что Бута был еще в сотой нии оказывать довольно сильное сопротивление захвати кам. -В конце 1914 г. английские миссионеры-баптииы уведомили губернатора Конго Соуза Монтейру, что вожди восстания готовы сложить оружие, если им будут предни жены разумные условия мира. В течение первых месяцем 1915 г. миссионер-баптист К. Грэхэм был посредником между Соуза Монтейру и несколькими сотнями вождем стремившихся найти общий язык с властями. Чтобы уп* дить колеблющихся сложить оружие, португальские влас iи объявили о полной амнистии тем повстанцам, который сдадутся добровольно. В конце 1914 г., заручившись тор жественными гарантиями безопасности от религиозны? миссий и под усиленной охраной, Бута прибыл в Сан Салвадор для личной встречи с Соуза Монтейру. Порту гальские власти в этот период остро нуждались в заключи нии мира с Бутой, так как для начавшейся военной кампа нии на Юге Анголы требовалось большое число войск и африканцев-носильщиков. Бута обещал сделать все воз можное, чтобы найти “добровольцев” для транспортировки грузов португальской экспедиции на Юге. Однако и поело 1 Ibid , р. 174. 2 Ibid , р. 175 3 Pelíssier R. Resistance, t. I, p 305 248
•mho военные действия не прекратились В феврале 1915 | португальские колонны, вышедшие из Дамба и Бембе, единились и после нескольких сражений отбили два по- • ш Лукунга и Пете. В июне 1915 г. накануне знаменитой »" медицин против куаньяма на Юге Конго все еще не бы- '|п замирено”, и Бута прочно удерживал в своих руках 1<«ион между Пете и Лукунга1. Не будучи в состоянии покончить с Бутой с помощью силы, португальцы решили прибегнуть к хитрости и ••Аману. "То, что ни одному автору не удалось еще в точности узнать, когда именно Бута исчез из ангольской ис- о!|1ии, свидетельствует о качестве наличной документации, пишет Пелисье - Это вероятно связано также с тем, но использованные против него методы не были славными и что свидетели остались молчаливыми”2. В июне или июле 1915 г. Соуза Монтейру пригласил к себе главных мождей, которые были раньше сторонниками Буты, а потом • пожили оружие. Как только они прибыли в Сан-Салвадор, •ши были окружены, арестованы и отправлены в Ноки. мот же самый коварный метод Соуза Монтейру применил !■ Г>уте Он пригласил его пообедать на одном из порту- нмьских постов. Усыпленный состоянием “ни войны, ни мира", Бута приехал, по свидетельству миссионера Грэхэ- м.1 “чтобы побеседовать с губернатором без всяких по- мох’’3 Он был схвачен и отправлен в Кабинду, где его и других вождей восстания продержали несколько месяцев, к затем перевезли в Луанду. Бута умер (а скорее всего был убит) в больнице в Луанде в 1915 г. (точная дата его смер- |и неизвестна). Другие арестованные вожди восстания (в м)м числе Симон Секе) были отправлены на Юг Анголы. В Iимение лета 1915 г. Конго было ареной репрессий жаждавших мести и крови португальских карателей. Молодых ' Ibid , р 302 ' Ibid , р. зоз. ' Ibidem. 249
людей тысячами вербовали как носильщиков или как (.им дат для португальских военных экспедиций на Юге Ангоим Таким образом, по образному выражению Пении,* “последние угли восстания 1915 г. были затушены в п*счя ных землях овамбо”1. ' Ibid., р. 304. 250
РАСШИРЕНИЕ КОЛОНИАЛЬНОЙ ЭКСПАНСИИ И ВООРУЖЕННОЕ СОПРОТИВЛЕНИЕ НАРОДОВ ЮГА АНГОЛЫ. Одной из самых ярких страниц в истории антипорту- • п1и>ских движений в Африке является сопротивление нагибов Южной Анголы европейской колонизации в конце ■!.< начале XX в. К сожалению, борьба африканцев этого (шпиона слабо освещена в исторической литературе '|>1>,.1нцузский исследователь Р. Пелисье утверждает “Эта пмрьба, совершенно забытая сейчас, как ни странно, от- • уклвует в историческом арсенале ангольских национа- ИИ1Л0В... Еще более любопытно, что специалисты, не уде- iimi ей того внимания, которого она заслуживает, не знают ничего о ее масштабах и оригинальности”* 1 Кампании по завоеванию Юга Анголы занимают мюбое место в истории португальской колонизации Они щипались наиболее трудными, дорогостоящими для метрополии и были осуществлены лишь ценой огромных уси- нни Необходимо выяснить, в чем была причина этого - в • ипе колонизуемого или в слабости колонизатора? Проникновение португальских колонизаторов в глу- гшиные районы Юга Анголы началось примерно с середины XIX в. В 1839 г они построили форт в Мосамедише, в ИИ5 г. - несколько фортов на плато Уила Главной базой португальской экспансии в Южной Атоле стал Мосамедиш Экспансия развертывалась по- | пшенно, охватывая все новые районы в юго-восточном ^травлении, по обе стороны р Какуловар, притока Куне- щи В 1856 г. небольшой отряд регулярных войск, посланный из Мосамедиша, вынудил вождей племен гамбос подписать договоры, обеспечивающие ряд привилегий порту- мньским торговцам В 1860 г. португальская военная экс¬ I'nllssier R. Campagnes militaire du Sud-Angola (1885-1916). - "Cahiers i tiludes africaines”, (Paris), №33, 1969, p. 57. 251
педиция, проникшая далеко на юг, достигла Хумбе, i/ie был основан форт. Отсюда было рукой подать до Кунеи* этого, по выражению Пелисье , “Рубикона юга Анголы"' Португало-германский договор 1886 г. устанонин границу мехеду владениями двух стран, проходившую нм рекам Кунене и Окаванго1 2. Таким образом, этнический группа овамбо оказалась рассеченной колониальной цм ницей пополам Однако договор 1886 г. означал пиин формальное установление португальского суверенимн* над югом Анголы. Для того, чтобы установить над ним ф«и тический контроль, надо было еще его завоевать На этни территории жила этническая группа овамбо, состоящая и» 12 племен, наиболее крупными из которых были куаньямн куамато, домбондола, эвале, кафима3. Ко времени португальского завоевания куаньяма и куамато имели сильные и относительно развитые государ ственные образования. По оценке одного португальским, путешественника, в конце XIX в. племена овамбо насчин.1 вали всего лишь 100 тыс. человек4. Однако несмотря на относительно малочисленной население государства овамбо имели сильную и хороню организованную армию. Ее сила заключалась прежде км.о го в обладании огнестрельным оружием. Овамбо скупили у купцов в Уолфиш-бее тысячи ружей. По свидетельству пни же автора, у куаньяма было 60 тыс., куамато 15 тыс., эвиня 2500, кафима 1500 ружей. Еще в 1880 г. португальские власти разрешили пи селиться в районе Хумпата (восточнее Мосамедиша) 2П бурам (африканерам). Естественно поставить вопрос, гю чему они приняли этих надменных протестантов, к которым 1 Ibid., р. 63. 2 Hertslet Е , Op cit, vol II, doc. 216, р 703-704. 3 Carlos Estermann Ethnografia do Sudoeste de Angola. Vol. I. Os povo» não bantos e o grupo étnico dos ambos 2a ed., Lisboa, 1960, p. 78. 4 Duparquet C. Viagens na Cimbebasia Luanda, 1953, p 107. 252
|"<|мугальцы отнюдь не питали добрых чувств и которые , *роили резню их “вассалам” в Хумбе и Курока? Причины такого странного, на первый взгляд, реше- иим португальских властей состояли в следующем. С при- ■Чиием буров белое население плато утроилось. Буры принесли с собой несколько сот ружей. Кроме того, буры миг-мпи в Анголу тягловый транспорт - 100 лошадей и 2000 пыхов с повозками. В 1881 г. возникла бурская колония в • уммата (Сан-Жануариу). Португальские власти относи- чии, к бурам с подозрением и прислали для наблюдения ними вооруженный отряд под командованием прапорщика Артура де Пайва, который женился на дочери бура1, и ноябре 1881 г. правительство в Лиссабоне издало спе- ИИ.Ш1ЫНЫЙ декрет, давший бурам в Хумпата права порту- * минского гражданства. Колония буров, численность которых быстро увеличивалась за счет притока новых колонистов (325 в 1883 г ), процветала в течение длительного примени. Буры, объявившие* себя подданными португаль- мио короля, представляли собой военную силу, внесшую н мнительный вклад в португальское завоевание Юга Ан- HIIIM Кроме буров, в период португальской оккупации них районов, там появлялись также французы. В декабре IИН1 г. в Уила была учреждена французская христианская миссия, возглавляемая неутомимым падре Дюпарке. Он |«1нимался до этого в 1879-1881 гг. миссионерской дея- ■«ньностью в Дамараланде, но был изгнан оттуда в 1881 г. о результате интриг одного немецкого протестантского Duarte Silva J. Artur de Paiva Lisboa, s d., p. 4 и роме того, опасаясь роста численности и военной силы буров, власти |нш1или ’подселить’’ к ним 41 португальца из Пунгу-Андонго. Но они не прижились в бурской колонии и в 1886 г. уехали в Португалию "У меня 1ич опасений, что буры хотят стать независимыми, - писал генерал- 1уГ)ернатор Анголы Амарал (1884 г), - но не следует забывать страх, и. пытанный Англией в то время, когда Кейп и Натал были английскими ншониями”. (Angolana Op. cit, vol. II ). 253
миссионера. Перебравшись через Кунен© » “португальскую” Анголу, Дюпарке стал инициатором ик/н ния целой цепи миссий от Уила до Овамбо. В июне Юн; i он основал миссию в Хумбе, а затем по другую сти|нш» Кунене - в Квамато. Таким образом, впервые европвши. отважились поселиться к востоку от Кунене. Португямын, не без оснований подозревали, что Дюпарке действуй! к пользу Франции в ущерб интересам Португалии1 Однако наибольшую угрозу для своего господам)! на Юге Анголы португальцы, несмотря на подписанным о 1886 г. англо-германский договор, видели в немецкой э» пансии в Юго-Западной Африке. Летом 1883 г. крупный бременский коммерсат Ии- дериц в надежде обнаружить золото и алмазы купим у местного вождя полосу побережья от р. Оранжевой до ?П и параллели2 3. Придерживаясь принципа “флаги следую! м торговлей”, Бисмарк поставил эту территорию и дружи “приобретения” германских предпринимателей в Ют Западной Африке под “защиту” Германской империи' Немцы оккупировали Юго-Западную Африку (кроме У о и фиш-бея, оккупированного Англией). Португалия увидел* и этом серьезную угрозу для своего господства в Анголе, i«- как имела неопровержимые доказательства желания н«м цев распространить свое влияние к северу от р. Кунене В газете “Жорнал ду комерсиу” 1 января 1884 г бы ло опубликовано следующее сообщение из Уила: “Ф*п что основана немецкая колония, сам по себе незначт* лен, но влияние, которое через некоторое время Германии приобретет в землях Дамара, Намаква и Овампо, мож«1 иметь серьезные последствия для наших владений в Мо самедише и на берегах Кунене... Португалия может окя заться под угрозой со стороны Овампо, которым Германии 1 Angolana. Op. cit. 2 История германского колониализма в Африке. М.\ 1983, с. 26. 3 Там же, с. 36. . 254
захочет однажды завладеть... В настоящее время ч«м псе подготовлено для немецкой оккупации. Среди та- uiHiiHHX народов уже прочно обосновались миссионеры, и «« они принадлежат к Берлинскому обществу и стремятся приобрести влияние среди них, не скрывая, что используют eiu против нас”1. В качестве доказательства автор статьи приводит . мпдующий эпизод. В 1883 г., когда губернатор дистрикта Мосамедиш посетил район Хумбе, местный вождь Куанья- и$ Мамбади приказал водрузить в своем доме португаль- . «ии флаг в знак признания своего вассалитета. Через неспорое время его посетил протестантский миссионер из оялтинского миссионерского общества, который, увидев .|и|яг и узнав, что он португальский, сказал вождю: “Имей в аиду, если ты не уберешь этот флаг из своего дома, порту- • япьцы скоро придут, чтобы завладеть этой землей или ия* шут войну, чтобы отнять ее у тебя”2. Напуганный этой перспективой, вождь убрал флаг и отослал его в Хумбе. |<у.;жьяма Намбади перестал посылать подарки губернатору Мосамедиша, как он обыкновенно делал раньше. Такая . молость и самоуверенность вождя объяснялась по- нидимому тем, что он имел сильное войско, насчиты- гмшшее 3000 воинов, вооруженных винтовками “Мартини” и Уостли-ричардс” и снабженных 20* лошадьми. Намбади I охранял независимость несколько лет, став могущественной силой на Юге Анголы. Именно его действия познакомили португальцев с тем, что впоследствии они называли проблемой овамбо”3. Из этих фактов автор статьи сделал вывод о том, •по влияние немецких миссионеров в южной Анголе представляло собой реальную опасность для португальского ' Angolana. Op. cit., р 69. ■' Ibid., р. 69-70. ' Antunes Р. F. Africa Occidental portugueza. A Fronteira do Sul. - B.S.G.L., 4a serie, №10, 1883, p. 472. 255
господства. Такого же мнения придерживался генврш» губернатор Анголы Амарал, который писал в Лиссабон » январе 1884 г.: “Если бы у нас были наши миссионпры преданные религии и патриоты, было бы легко оказать ни обходимое сопротивление. Но у нас для этого мало мид ре... Поэтому у нас нет возможностей противостоять этому вмешательству"1 2. В апреле 1884 г. генерал-губернянч' Амарал выехал на юг Анголы, сопровождая экспедиции' Капелу и Ивенша. Прибыв в Мосамедиш, они прошли ч» рез Уила к Хумбе, откуда двинулись по правому берегу р Кунене, стремясь привести к покорности вождя Намбади' Кроме того, их миссия имела разведовательные цели Они должны были собрать возможно более полную информи цию о деятельности немецких и французских религиозны* миссий в Овамболенде. Португальские власти были налу ганы слухами о союзе немецких миссий с фирмой Людерн ца, об активности французских миссионеров к северу >н Кунене и о проектах переселения новых буров из Трансма аля в Анголу. Особенно их беспокоила деятельность эн*р гичного Дюпарке. В 1884 г. он основал миссию при эмбаля врага португальцев Намбади3. Опасаясь перспективы быть окруженным и погпо щенным немцами и французами, губернатор дистрикт Мосамедиш Н. да Мата в своих депешах в Луанду потра бовал в апреле 1887 г. осуществить эффективную оккупа цию на юго-востоке вплоть до р. Кубанго4. Стремясь создать определенную социальную опору для колонизации этих районов, португальские власти стали поощрять переселение португальцев из метрополии в юж ные районы Анголы. Первой туда прибыла в 1884 г. группа 1 Angolana. Op. cit., vol. II, p. 31. 2 Oliveira Martins F. A. (ed.) Hermeneglio Capélo e Roberto Ivens Vol. Ill Diários da viagem de Angola á contra-costa. Lisboa, 1952, p. 225-227. 3 Brasio A Angola. Vol. Ill, p. 324. л Felner Angola. Vol. Ill, p. 214; Oliveira Martins F. A. Op. cit., vol. II, p. 225-227; Ovamboland, Land, Leute. Mission. B., 1911, p. 251 256
<ii 41 португальца, о которой уже упоминалось. Она была ими-пена в Хумпата, вблизи колонии буров Затем в Лубан- мщ январе 1885 г. прибыли 222 человека с острова Ма- <(пира. В августе того же года к ним добавились 349 других <и1|м.‘селенцев с Мадейры, некоторые из них позже основами поселение Сан-Педру-ду-Шиба, недалеко от Хумпата. I-улучи недовольны тем. что их окружают португальские • мнения, часть буров покинула Хумпата и переселилась в миманса, а другие ушли в июле 1884 г. с двумя немецкими пу(ешественниками Грошке и Девицем на северо-восток в К.чконда1 В результате этих миграций в 1884-1885 гг демо- • мифический состав белого населения Юга Анголы изменимся в пользу португальцев, число которых составило •ИЗ в то время как за 8 лет до этого от Мосамедиша до •умбе было не более 5Õ0 белых2 Социальное происхождение этих переселенцев из метрополии было относительно однородно. Подавляющее большинство из них состав- ннни люмпены, деклассированные элементы - бродяги, нищие, безработные, осужденные преступники, от которых правящие классы хотели поскорее избавиться. Настоящие |'рестьяне среди переселенцев были исключением3. В 1884 г. местный вождь в Мулондо (в верховьях р. Кунене) отказался признавать португальский суверенитет. I онерал-губернатор Амарал так характеризовал этого непримиримого врага португальцев: “Соба Мулондо в Гамбос человек порочный и дурной, который никогда не был дру- юм португальских властей...”4. Однако посланная в декабре 1884 г. колониальными властями карательная экспедиция заставила вождя Мулондо в феврале 1885 г. пригнать себя вассалом португальской короны5. Это создало у ' Angolana. Op. cit., vol II. Pelissier R. Resistance, t. I, p. 597. ' Ibidem. 'Angolana. Op cit., vol. II, p. 191. '■ Ibid., p. 572-577. 257
властей в Луанде иллюзию о том, что они держат под ' ян им контролем правый берег Кунене от Мулондо до ХумП# Однако последовавшие вскоре события убедили их в шин бочности этого мнения. Много хлопот португальским властям на Юге Анши* доставили набеги готтентотов. По свидетельству докумвм тальных источников, готтентоты впервые появились й ди стрикте Мосамедиш в 1881 г. Будучи прекрасными няищ никами, они нападали на врагов внезапно и стремитепыи* наводя ужас на население южной части Уила. Ружья и мм шади давали им преимущество над гереро. Переходя |> Кунене в момент самого низкого уровня воды, готтенмт.! стали часто нападать на гереро и других жителей прамнт берега, убивая людей и угоняя скот, который и был rna»i«ui причиной набегов. Португальские власти бросили прении них войска, и в сентябре 1884 г. готтентоты вынуждомы были заключить с губернатором Мосамедиша мирный ди говор, в котором “обязуются не вести враждебных дои ствий против народов, находящихся под господством мор тугальского правительства”1. Однако вплоть до конца XIX и юго-восток Анголы был ареной военных действий поре у гальцев и буров против готтентотов. В 1885 г. к юго-востоку от Хумбе, на границе nopiy гэльских и германских владений вспыхнуло антипортугаш» ское восстание куаньяма. В июне этого года старый вожде, (соба) Намбади был убит (отравлен). Новый соба куаньям* Шаунго (1885-1904 гг.) не пожелал иметь возле себя порту галреких советников, которых Намбади терпел в последние месяцы жизни. Попытки португальцев навязать свое “покровительство” вызвали резкий отпор со стороны Шаум го. 31 октября 1885 г. он начал антипортугальское воссти ние, атаковав торговые фактории й крепость Хумбе. В m же время он спешно направил эмиссаров к вождям куама то и других племен овамбо, прося у них помощи. Дело шло 1 Ibid., р. 247-250. 258
[зданию широкой коалиции племен овамбо. По словам стного историка Соуза Диаша, “народы Хумбе в 1885 дняли всеобщее восстание и плохо вооруженная кре- ь могла пасть в случае более решительного штурма1.” восстание открыло период тридцатилетней борьбы ьяма за независимость (1885-1915 гг ). Три главных источника, по которым можно судить об I восстании, содержат противоречивые сведения и не асуются ни в фактах, ни в датах, ни в отношении числа гвовавших солдат, однако все же дают возможность тановить последовательность основных событий2. Со- но сведениям, приводимым Белу де Алмейда, учиты- jgtfl что гарнизон крепости Хумбе был малочисленным, а роиприпасы на исходе, комендант (капитан М да Фонсека) Просил губернатора прислать подкрепление Но тот испы- Тынал большую нехватку солдат и лишь 4 декабря отправим колонну в Хумбе. Однако еще 10 ноября, как сообщает Тот же автор, “в Хумбе произошел новый инцидент, резко ухудшивший ситуацию и сделавший ее крайне опасной не только для маленького войска, ...но и для жизней и имущества жителей”3. Капитан К. де Анд рад и. купец и строитель крепости, предложил коменданту свои услуги, чтобы осуществить вы.i лазку из крепости с целью захватить Шаунго в местечке Кипоба4. Получив колонну из нескольких десятков солдат, он двинулся к эмбала Шаунго, сжигая по пути встречавшиеся деревни. Вождь имитировал бегство. Когда португальские солдаты вдоволь пограбили и попьянствовали в ого эмбала и возвращались с награбленной добычей, они ' Sousa Dias G. Ocupação de Angola (Exploração, Conquista e I'ovoamento). Lisboa, 1944. ’ Bernardino Peixoto P. Coelho. A guerra do Humbe de 1885. - “Revista militar", Anno L, №1, 15, 1, 1898; Bello de Almeida. Op. cit., p. 6-7; Delgado К Ao sul do Cuanza. Vol. II, pp. 154-158 ' Bello de Almeida Op. cit., p. 6. 4 Ibidem. 259
угодили в Килоба в засаду, искусно подготовленную Ши,*, го. Застигнутые врасплох солдаты не успели воспеты ваться ружьями, почти все они были пригвождены к а*м... дротиками куаньяма. Колонна К. де Андради была понт- тью разгромлена и уничтожена, а он сам был взят в пп»>и , убит в присутствии Шаунго1. Впервые португальцы гкн»|ш ли такое число солдат. По словам Б де Алмейды, пути - ма. “воодушевленные этим нашим поражением дг»р»н разрушали и грабили торговые дома и предприняли нож...- атаки на крепость"2. Шаунго удалось перерезать все н>м муникации, связывавшие форт Хумбе с плато Уила Зашитые в Хумбе португальцы вынуждены были даже одн- время платить регулярную дань местным вождям ку-нн..» ма. В связи с этим власти приступили к формировании- в Уила большого войска, которое удалось создать за и- роткий срок. Оно состояло из 490 человек, в том числе г;и португальских солдат, 40 колонистов и «м> “вспомогательных” африканских воинов3 (по другим своде ниям 420 человек, 2 пушки и 20 “бурских повозок”)4 5 18 н<> ября (по другим сведениям 3-4 или 7 декабря) 1885 г .щ> войско под командованием капитана П. А. Шавеша вымни из Уила и направилось к Хумбе. По дороге Шавеш про вращал в пепел все “мятежные" деревни и имел воору женные стычки с повстанцами, в ходе которых они (по ев* дениям Б. де Алмейды) потеряли 86 человек убитыми* Серьезное сражение произошло .в Шикуссе. Сопротивла ние куаньяма задержало продвижение колонны Шавеша и по-видимому заставило ее удлинить свой маршрут. Она сумела прибыть в Хумбе лишь 1, 18 или 19 декабря. Вой ска куамато - союзников Шаунго переправились через Ку 1 Peixoto В. Op. cit., №1 2 Bello de Almeida. Op. cit., p. 6 3 Peixoto B. Op cit. 4 Bello de Almeida. Op. cit, p. 6. 5 Ibid., p 6 260
Hill», чтобы поддержать его. поскольку, как свидетельству- it 1411 очник, они были "готовы примкнуть к любому движении!. направленному против белых”1. Однако из-за отсут- иоим огнестрельного оружия повстанцы были разбиты в ((мжонии у Жамба 3 или 21 декабря 1885 г. После этого колонизаторы обрушились на селения •уйш.има и куамато. По свидетельству Б. де Алмейды (миупьтатом этих атак было 506 убитых”, было сожжено • fW) деревень и взято в плен 86 "мятежников”, в том чис- нй нисколько вождей2. Однако руководителю восстания фцуиго удалось бежать. Он заслал в крепость агентов, ко- Н'рме информировали его о продвижении португальских icw.K Никто никогда его не предал, так как “предавать со- А| противоречило законам страны”3 Пока Шаунго не был схвачен, португальцы не могли .чишть кампанию законченной, так как сопротивление •упньяма в любой момент могло возобновиться с новой ■ иной. Так и произошло. Шаунго был в курсе того, что пор- !у|.'1пьские войска ослаблены: многие солдаты умерли от йпмезней, буры и колонисты покинули опасный район, что- rt».i поселиться на плато Уила, уехали также многие жители Кумбе, опасаясь, что крепость подвергнется новой осаде, si феврале 1886 г. из Уила прибыло подкрепление в 60 • оплат и боеприпасы4. К этому времени Шаунго собрал нопое войско куаньяма. 9 или 13 марта 1886 г. произошла Пигва у Кафунтука, в которой куаньяма потерпели поражение Португальцы захватили много пленных, а также 500 inriOB скота. Преследуя Шаунго, колонна спустилась по берегу Кунене на юг к Донгвена. Но неуловимый соба опять |;умел улизнуть от погони. ' Iternardino Peixoto Op. cit. 'Hello de Almeida , p. 6. ‘ Hernardino Peixoto Op. cit. ' Hello de Almeida. Op. cit., p 6 261
Португальские власти объявили новым воч-дй» куаньяма своего ставленника Чиоа Многие воины ил мыт ска Шаунго покинули его и перешли на службу к Чиое ■ »„ нако полная зависимость Чиоа от португальских вши иг сделала его непопулярным правителем в глазах куаньим* К тому же обнаружилась его несостоятельности заклинателя дождя", а в такой полузасушливой стран*» и* юг Анголы, это имело особое значение. Один из меошыс вождей куаньяма Лухуна открыто выступил против Чини претендуя на звание собы куаньяма. Популярность Лудуш особенно возросла после того, как он сумел вызвать до*д* “по требованию”. Лухуна возглавил крупное восстание им торое формально было направлено против ставленниц* колониальных властей Чиоа. а фактически - против по|н, гальцев 5 марта 1891 г Лухуна атаковал эмбала Чинн убив несколько охранявших его португальских солдат Чн» бы спасти свою жизнь, соба Чиоа вынужден был просипи* целую ночь в озере по шею в воде1 Утром Чиоа и его а»» ронники бежали в крепость Хумбе и укрылись там под м щитой португальского гарнизона Лухуна подверг крепосн, длительной осаде. В это время он провозгласил себя соо«* Хумбе, правого берега Какулувара и Донгвена Заключим союз с куамато, Лухуна в марте-мае 1891 г. овладел левым берегом р. Кунене. Белу де Алмейда так описывал ситуа цию, сложившуюся в 1891 г.: “Грабежи фидалгу по имени Лухуна, воинственного, дерзкого и амбициозного, который перестал уважать власть португальского правительстве и власть собы, избранного для Хумбе, и поднял на мятежи почти полностью весь конселью, поставив под серьезную угрозу наш суверенитет в этом районе"2. Как только в Мо самедише были получены известия о восстании в Хумбе губернатор дистрикта выслал на помощь Чиоа и осажден ной Лухуной крепости, сильную карательную колонну, пе 1 Almeida Teixeira Roçadas na ocupação do sul de Angola. Lisboa, 1935 2 Bello de Almeida. Op. cit., p. 12. 262
которой была поставлена четкая задача - "подавить ки|юж и покарать главных мятежных вождей взяв их в ммж"1. По сведениям, приводимым Белу де Алмейдой, кониина состояла из 600 солдат в том числе 120 буров, 60 сионистов из Мосамедиша 60 туземных” солдат- ирмлков, 480 африканских вспомогательных” солдат, а ниже 4600 носильщиков, 2 артиллерийских орудия и 7 курских повозок2. Командующим колонной был назначен 1Ииор Л. Ж. Падрел3. Колонна вышла из Гамбуш 8 мая И1У1 г. В Чипелонго произошло первое сражение Колонна Пиша атакована Лухуной. Воспользовавшись боем при первых же выстрелах более половины всех носильщиков • мпровождавших колонну (2500 человек) скрылись4 Но все ■им атака повстанцев была отбита 16 мая Падрел подошел • лумбе, уничтожив все встречавшиеся на пути деревни 20 и 25 мая он атаковал войска Лухуны. Повстанцы держа- миг.ь стойко, но артиллерийский и ружейный огонь в конце концов вынудил их снять осаду Хумбе и отступить на юг. переправившись на левый берег Кунене. Решив преследовать Лухуну, Падрел направился к Донгвена (53 км южнее хумбе)5. Он сжег и разграбил там все, что встречалось на «ю пути и угнал 3000 быков и 1000 баранов6 Однако ему пришлось пожалеть о своем решении. Лухуне удалось сформировать могущественную коалицию из разных пле- М1Ж овамбо. Обитавшие на левом берегу Кунене воин- с1 венные племена куамато, вале, куаньяма поддержали * *' Ibid., р. 13. Ibidem. Другие источники дают иные данные о численности и составе колонны (и частности, упоминают о 20 артиллерийских орудиях) ' Ibidem. А Ibidem. * Luna J. М. de Carvalho. Expedição ao Humbe, Relatorio do chefe do conselho. B.G.S.L, 12a serie, №2, 1893. 0 Pelissier R Resistance, t. I, p 609. 263
повстанцев Они были вооружены ружьями, которы® «мм» нивали у португальских торговцев, и поэтому не nuii.m вапи страха перед огнестрельным оружием. Когда киншн Падрела вторглась в земли Большого Куамато, <: i , слепой вождь этого района Икера получил подкреииипи от Шатона - собы Малого Куамато, а также от не<:к<;мм.*м других вождей1. К этому времени численность когтищ Падрела достигала 4.600 человек. Располагая двуми щ тиллерийскими орудиями и командуя самой крупной эн и* дицией, которая когда-либо действовала на юге Аннин, Падрел не сомневался в успехе. 12 июля 1891 г. Падрои . его войско перешли вброд в Пембе Кунене и вошли ы куя мато, направившись к эмбала Икера, где нашел убежищ* “мятежный” Лухуна. Однако в ночь с 12 на 13 июля морг, гэльский лагерь был окружен и атакован 10-тысячным ими ском куамато. которым командовал сын Икеры Портушм) цы были застигнуты врасплох. К тому же одно из двух пру дий вышло из строя, а “вспомогательные” африкански* солдаты - куаньяма сознательно размочили порох. 2ЫИ' “вспомогательных” солдат дезертировали, уведя с собми награбленный португальцами скот, а оставшиеся исками возможности последовать их примеру. Положение колоним Падрела стало катастрофическим. Офицеры держании, того мнения, что необходимо отступить под угрозой лопни го уничтожения. Однако куамато прибегли к своей обычной тактике и, отрезав колонну от Кунене, взяли ее в “мешок" < большим трудом Падрелу удалось вырваться из “мешке понеся при этом значительные потери2. Он поспешил ш ступить в Хумбе и демобилизовал всех “вспомогательных солдат. Потеряв всякую надежду на успех, Падрел 1 авгус 1 Jose Pereira do Nascimento. A expedição ao Cuamatu em 1891 “Portugal em Africa", №143, novembro 1905, p. 600 2 Jose Pereira do Nascimento. Op. cit.; Pelissier R Resistance, t. I, p 6li' C da Cunha e Vasconcelos. Um soldado de Africa: Paulo Amado de M*in Ramalho e Vasconcelos. 1864-1926. Lisboa, 1942. 264
■l 1 НУ 1 г. вышел из Хумбе и вернулся на плато Уила. Он мцмргся резкой критике со стороны властей в Луанде за В, viiо не сумел захватить Лухуну, действовал неосторож- ■В и авантюрно и угодил в западню овамбо. Таким обрами, попытка португальцев перейти на левый берег Кунене ■I‘примерно наказать” восставших овамбо в 1891 г. окон- 1|нп<1сь безрезультатно. | В 1891 г. две немецкие миссии Рейнского миссио- UltpcKoro общества были учреждены в Нгива - сердце страны куаньяма. Южнее границы в Ондонга обосновалась сия финских лютеран. В августе 1892 г. была открыта И#моцкая миссия в Омупанда. Португальские власти, (грнмясь укрепить свою социальную опору на юге, продолжали переселенческую политику. В 1892 г. на плато Уина были поселены переселенцы с о-ва Мадейры. С 1884 no I892 г. на плато были расселены 1247 португальцев. Вместе с бурами в четырех переселенческих центрах на «пито (Хумпата, Паланса, Са да Бандейра, Шибиа) к 1892 | насчитывалось 2000 белых1. Несмотря на то, что готтентоты подписали в 1884 г. г. португальцами мирный договор, они возобновили против них военные действия в 1889 г. Они осмелились даже угнать быков, принадлежащих шефе де конселью в Хумпа- тв, хотя там был размещен эскадрон кавалеристов. После того они напали на племена, лояльные к португальцам. ЧI обы объяснить возобновление их набегов, многие португальские авторы высказывают мнение, что миграцию гот- юнтотов на север вызвали карательные акции германских войск в Юго-Западной Африке. Неубедительность этой ючки зрения станет очевидной, если принять во внимание, что немцы имели в это время на своих территориях значительно меньше солдат (250 человек), чем португальцы на юге Анголы. В действительности готтентоты переправились на правый берег Кунене по чисто традиционным мо¬ ' Pelissier R. Resistance, t. I, p. 614. 265
тивам с целью угона скота. Готтентоты стали подлинник грозой для португальцев благодаря своему искус ни устраивать засады, которое вошло в поговорки. Артур *■ Пайва высказывал мнение, что их невозможно разбил» Пи. кавалерийского полка численностью 600 человек1. В ил» ние месяца (январь-февраль 1893 г.), португальские ком перисты и буры под руководством Артура де Пайва, мри водили карательные операции против готтентотов, н*< >• при этом ощутимые потери (погибло 30 человек). В концм концов готтентотам пришлось отступить и вернуть 500 и* лов скота2 3. В 1897 г. вспыхнуло новое восстание в Хумбе, гк>М| чившее название "война быков”. Причиной восстания ниин ся тяжелый экономический кризис на юге Анголы, вызинт ный эпизоотией “бычьей чумы”. Эта эпизоотия, всньи нувшая в 1895 г. к северу от Замбези, опустошила рил районов Южной Африки и была одной из причин восстании матабеле (март 1895 г.) и шона (июнь 1895 г.) против «и глийских колонизаторов. Затем эпидемия перебросилась и германскую Юго-Западную Африку. Там была проведший массовая вакцинация скота, принадлежавшего немецким скотовладельцам, но скот, принадлежавший гереро, Own брошен на произвол судьбы и половина его погибла'1 У л нав об этом, португальские власти запретили переправу через р. Кунене (эту меру трудно было осуществить ни практике) и распорядились о массовой вакцинации скол» Поскольку в середине 1897 г. эпизоотия “бычьей чумы распространилась севернее Кунене и возникла угроза распространения на плато Мосамедиша и Хумбе, всюду были созданы посты вакцинации. ( В Хумбе была направлена бригада по вакцинации охраняемая ротой драгунов (151 кавалерист и 4 офицерш 1 Sousa Dias G. О Tenente Quintino Rogado. Lisboa, 1957. 2 Ibid 3 Wills A. J The History of Central Africa. 2nd ed., L.t 1967, p 153. 266
I начале октября бригада и рота драгунов под командовавшим капитана Эужениу да Силва прибыли в Хумбе. Как Пшют Белу де Алмейда, “эти меры были плохо приняты Мычниками Хумбе, которые, будучи невежественными, не Помяли их пользы и даже думали, что с помощью вакцины ИК-'вжают чумой, поскольку видели, что некоторые из вакцинированных быков также “пали" Местный вождь вначале дан согласие на вакцинацию своих быков, но советники и Иарейшины отговорили его, утверждая, что “белые хотят Прибегнуть к магии” и пошлют войска, которые должны его разбить. Такую же позицию заняли вожди в Китеве, Кафу, Кямба и других местах. Между тем происходил массовый падеж скота. Быки гибли тысячами. В Уила из 25.000 голов (клалось лишь 1000. Воспользовавшись паникой, царившей в африканских селениях, португальские солдаты начали совершать грабежи, вымогательства и насилия, принявшие массовый и повсеместный характер. Доведенные до отчаяния гамбос жители Жамба Камуфати убили в декабре 1897 г нисколько португальцев (в том числе графа Алмостера - потомка Помбала) в отместку за убийство женщины- африканки1. Известие о гибели графа Алмостера вызвало Пурную реакцию в Португалии и широко дебатировалось в прессе. Упоминавшийся вождь Хумбе (его имя источники по сообщают) отказался выполнить требование португальских властей наказать виновных. 18-24 января 1898 г гам- гюс, возглавляемые этим вождем, осадили форт Хумбе, разгромили торговые фактории, и прервали все коммуникации, связывавшие Хумбе с плато Уила. Характерной юртой этого восстания явилась межплеменная солидар¬ ' Ьелу де Алмейда так описывает эти события: “Состояние враждебности и возбуждения среди мухумбес быстро перешло в открытый мя- н>ж, когда они узнали, что взвод драгунов под командованием графа Лммостера был перебит мухумбес в связи с неосторожностью двух дра- Iунов, которые, подойдя в поисках воды к деревне соседней с их лагером в Жамба Камуфати, застрелили находившуюся там женщину’ 267
ность в борьбе против колонизаторов. На помощь к ымПт пришли куамато: столь типичные для подобных воссияний элементы племенной разобщенности и местного сен-цт тизма отступили перед осознанием общих интересов (Цщ бы против завоевателей. Охваченные страхом, тип <н Луанды в спешном порядке снарядили карательную .но и» дицию По словам Белу де Алмейды, целью экспедиции было “отомстить за истребление взвода драгунов фяф* Алмосгера, наказать виновных и усмирить мятежный ренин Хумбе"1. Командующим экспедицией был назначен Apiyp де Пайва. В конце января 1898 г. он двинулся с плато Уиии в Хумбе с большим войском, в котором, по сведениям Ьвм, де Алмейды, было 24 офицера, 28 унтер-офицеров и ш< ников, 518 солдат, 398 белых и африкански- “вспомогательных” солдат, 873 носильщиков и 100 лоти дей. Кроме того, Артур де Пайва имел 5 артиллериискт орудий, 54 “бурских повозки” и походный госпиталь2. Марш колонны проходил в тяжелых условиях, в м> зон дождей, по бездорожью. Колонна постоянно подверы лась нападениям африканцев, среди солдат начались эпи демии, которые значительно уменьшили их численное и. Белу де Алмейда в связи с этим пишет: “Все марши и еря жения постоянно проводились гтод проливными дождями причем солдаты часто стояли по колено в воде и имени дело с врагом, намного превосходящим их по численноеш санитарное состояние войск день ото дня ухудшалось и болезни наносили чувствительные потери...”3. (От болям ней умерло 74 белых из 300)4. Когда 14 февраля 1898 г. колонна Артура де Паймм подошла к Хумбе, в ней было 200 белых и 337 африкан ’ Bello de Almeida Op. cit., p. 24. ‘ Ibid., p. 25. Другие источники дают несколько иные данные относи тельно численности и состава экспедиции Артура де Пайва. 3 Ibidem. 4 Ibid., р. 24. 268
*и< солдат, 160 “вспомогательных" белых солдат, 17 офи- Португальцы по своему обыкновению сожгли вокруг •умбе все “мятежные” деревни. В первой битве с чишжниками” 16 февраля было убито 116 африканцев, 'мигганцы пытались преградить карателям путь, устроив >4п:шы из колючих ветвей деревьев, но, преодолев их, кошма 23 февраля вошла в крепость. Хотя африканцы еще \ я« месяца подвергали крепость осаде, им в конечном мяче пришлось отступить. В марте Артур де Пайва 1< мирил” весь левый берег Кукулувара от Хумбе до Кафу1. В апреле ему удалось сломить сопротивление по- » ынческих отрядов в Кафунтука и Донгвена. В июне военные действия прекратились. Был избран новый вождь •умбе - ставленник португальских властей. После этого ^|чур де Пайва ушел из Хумбе. оставив там небольшой •1|)мизон. Итоги восстания, продолжавшегося не менее 10 мисяцев, были трагичными для африканцев. Артур де Пай- ям имел в определенном смысле основания написать: “Мы •кшагаем, что спокойствие в Хумбе будет сохраняться дол- "> ибо, если преступление было велико, то и наказание *|.ню соответствующим”. Общие потери африканцев неизвестны, возможно "Ни потеряли более 800 воинов. Почти все деревни в Хум- *чч были сожжены. Сотни пленных были угнаны на плато, к куда многих отправили в качестве “законтрактованных” мп плантации какао на о. Сан-Томе. Португальцы потеряли |м боях и от болезней) более 100 человек, 23 были ранены, 4 исчезли. Командующий экспедицией Артур де Пайва умер в сентябре 1900 г. в море от малярии, которой он за- полел еще в Хумбе2. В 1904-1915 годах на юге Анголы португальские ко- нонизаторы столкнулись с наиболее сильным сопротивле¬ ' Pelissier R. Resistance, t. I, p. 622. I’elissier R. Resistance, t. I, p. 624. 269
нием за весь долгий период завоевания страны. Э"> >> противление было им оказано жившими в южных район*, отличавшимися необычайной отвагой и воинственно! н племенами овамбо - куаньяма и куамато. Как пишет I1 lit лисье в течение по крайней мере 11 лет (1904-191*- * Ангола с точки зрения метрополии сводилась к двум пот тиям 1) ссыльные и 2) бесконечная война на Юге. Ном ■ победы Моусинью де Албукерки в Мозамбике Юг Анн ни стал для информированной Португалии единственным i* графическим местом, где она имела колониальные нр* блемы... Одним словом, Юг стал Тонкином, Мадагаскаром Суданом и Марокко вместе взятыми для Португалии, t о явшей у ворот своего колониального Ренессанса”1 В 1929 г. один португальский офицер утвержд*' Не было такого уголка в Португалии, где бы не говоримо . Куамато, Куаньяма, Наулила, Куангаре - названиях, пн, крешавших в памяти недавние акции, заставлявшие )|>»н* тать то от восторга, то от отчаяния всю страну”2. Растущие тенденции к объединению военных ущ лий и консолидации народов Южной Анголы в 6opi.fi* ■ завоевателями, накапливание опыта такой борьбы, а иной* использование огнестрельного оружия позволили афри канцам в начале XX в. оказывать сравнительно эфф*» тивное сопротивление колонизации. Вплоть до 1906 г си к португальские попытки пересечь Кунене неизменно терм* ли неудачу. Хотя по переписи 1900 г. на юге Анголы насми тывалось 3948 белых (из них 450 буров), они не чувствоин ли себя хозяевами страны и предпочитали не выходить hi фортов. В то же время куамато и куаньяма не только бмми абсолютными хозяевами в междуречье Кунене - Кубам)и но то и дело нападали на португальские форты западне* Кунене3. Они выработали эффективную тактику борьбы i 1 Ibid., р. 582 2 Ibidem. 3 Pelissier R. Campagnes militaires p 79 270
Ъиугальцами, состоявшую главным образом в устройстве Мкщ Хорошо зная местность и умело используя ее преимущества, они прятались среди деревьев, откуда открыли ружейный огонь по противнику, а затем вводили в бой «цьергард, который завершал сражение ножами и копьями обезопасить себя от внезапных атак португальцев •ши создавали оборонительные сооружения, строя на- •тнщие крепости вокруг эмбала (жилища вождей) Применим могла служить крепость в Мулондо, окруженная рвом, «•отколом и земляным валом со специальными амбразу- рвми и располагавшая внутренними укреплениями и реду- ■'•МИ В 1904 г. португальская армия потерпела одно из «•мых позорнейших поражений во всей истории колони- |т,ных войн в Африке. 271
ОБЩЕСТВЕННАЯ ЖИЗНЬ В АНГОЛЕ В КОНЦЕ Х1Д НАЧАЛЕ XX в. 40-е - 50-е годы XIX в. характеризовались пробу* дением национального самосознания в среде и рождавшейся ангольской интеллигенции. В 30-е годы мн<| давлением буржуазно-либеральных кругов, получимши. значительные позиции в верхнем эшелоне власти в Погну галии, была осуществлена серия реформ, открывших пун, развитию капитализма в метрополии и колониях В 1 B:in i был опубликован декрет об отмене работорговли, за ми* последовал ряд законов, запрещавших рабство и дя,**- принудительный труд. Правда, в колониях это закончи тельство, подготовленное и опубликованное в Лиссабон* к значительной степени оставалось на бумаге, так как nopiy гальские колонисты и власти всячески уклонялись oi выполнения на практике. Все же капиталистическое разми тие, хотя и медленно, но прокладывало себе дорогу н лониях. Во второй половине XIX в. происходит формироми ние новых социальных сил в Анголе. Появляется африкян ская мелкая буржуазия. Ее составляют африканцы и мунм ты, имеющие тесные контакты с европейским населениям и в культурном отношении резко отличающиеся от массы коренного населения колонии. Эта мелкая буржуазия за нималась главным образом • мелкокапиталистическии предпринимательской деятельностью в сфере горнодобм вающей промышленности, транспорта и торговли. Пояаи лись первые наемные рабочие, рассеянные по мелким м» родскИм промышленным и торговым предприятиям. В in же время в Анголе зарождалась пока еще очень малочис ленная, но активная национальная интеллигенция. Она состояла из государственных служащих, адвокатов, учтя лей, журналистов и т. п. Эта интеллигенция, раньше другие слоев населения осознавшая необходимость борьбы за 272
н (рождение африканской культуры, за восстановление »м|)онных национальных прав ангольского народа, резко и ,.wpi ично заявила о себе в середине XIX в. Этому способ- | повали либеральные реформы губернатора маркиза Са Ьандейры и, в частности, изданный им в 1856 г. декрет . (.нободе печати Неудивительно поэтому то уважение, ..нпрое питали ангольские интеллектуалы к этому реформа ору Са да Бандейра разрешил открыть в Луанде типо- 1<«и|>ию и издавать газеты, практически не подлежавшие шшролю со стороны официальной цензуры. Начался дли- •аиьный период “свободной прессы”, продолжавшийся до и»,’;.’ г Он характеризовался официальной португальской (пиитикой лишь эфемерной цензуры. Однако, как правиль- ||н отмечает Д. Л. Уилер, “при так называемой либеральной монархии в период царствования королей Луиша I и м|»муша I и при I Республике (1910-1926 гг.) власти редко мпмчали по поводу ангольской прессы, ссылали редакто- ••(•II и журналистов Но по сравнению с политикой, проводившейся после 1926 г., период 1867-1922 гг был действи- iniibHO фазой “свободной прессы”, когда были опубликова- и прочитаны публикой первые протесты ангольских ас- имиладуш”* 1 Деятели этой первой фазы ангольского национа- ии.1ма в большинстве своем были мулатами Они работали нюрками в португальской администрации, адвокатами или «урналистами. Большинство из них закончили по меньшей мире начальную школу в Анголе, а несколько учились даже » Лиссабоне. Многие приобрели обширные знания путем '.вмообразования. Некоторые были политическими ссыльными из Португалии2. ' Wheeler D. L Origins of African Nationalism in Angola. - Protest and «distance in Angola and Brazil. Comparative Studies Berkley, Los Angeles, I . 1972, p. 70. Ibid , p. 71. 273
На первой фазе ангольского национализма сущи ствовали три главных формы выражения протеста и опии зиции колониальным властям: журналистика, ассоциации > администрация Журналистика ограничивалась главны* образом прессой Луанды но после 1880 г. были оснояшн газеты и в других городах История печати в Анголе начинается с публикации первого номера официального бюллетеня - “Болетинь Же рал да провинсиа де Ангола” 13 сентября 1845 г. Бюшм тень имел чисто официальные функции и стал эмбриомпм правительственной газеты отражавшей политические * экономические интересы социальных слоев, тесно амиям ных с колониальными властями Хотя бюллетень бып iifi ганом главным образом европейской элиты, в его редакции наряду с европейцами было и несколько африканцем h этом правительственном бюллетене наряду с официят. ными документами помещались статьи и эссе по вопросам колониальной доктрины и экономики, особенно торгопми сельского хозяйства и промышленности, рассказы пум* шественников по Анголе, пасторские послания и предпт ■ ния епископа Анголы и Конго, прозаические, а иногда и стихотворные литературные произведения, торговые опм явления и уведомления об аукционах1. В 1855 г. появилась первая газета “А Аурори (“Утренняя заря”), в которой печатались материалы, отра жавшие точку зрения властей Появление в Анголе неофициальной, так наэм ваемой “свободной” печати датируется 1866 г., когда Урбя ну де Кастру и Алфреду Мантуа основали еженедельник А Сивилизасау да Африка португеза” 6 декабря 1866 г аы шел в свет первый номер этого еженедельника, который имел собственную типографию. Еженедельник отражям интересы недовольной политикой колониальных властей образованной части европейских поселенцев, выступавши* 1 Castro Lopo de. J. Para a Historia do jornalismo em Angola Luanda, 1WV 274
1« ускоренное капиталистическое развитие Анголы. Осно- цш или этого органа печати надеялись превратить его в •рибуну для обмена мнениями по вопросу о том, как улучши ib систему административного управления и ускорить момомическое развитие, особенно в сфере торговли, промышленности, сельского хозяйства “португальской” Афри- 1*, прежде всего Анголы и Сан-Томе. Формулируя задачу и программу еженедельника, они писали в передовой статье первого номера: “Когда глубокоуважаемый старец, блес- нмций генерал, прославившийся в битвах за свободу, популярный человек с благородным сердцем, грудь которого украшают ордена за верность, услуги, отвагу и патриотизм, знаменитый маркиз Са да Бандейра издал 1 октября 1856 ■ декрет о свободе печати в заморских территориях, он посеял здесь, на земле Анголы семена ее прогресса Боже, благослави ее и оплодотвори! Что мы предлагаем? Мы хотим водрузить над этой громадной территорией знамя прогресса, соорудить трибуну для дискуссий, открыть жопезную дорогу мыслей, создать телеграф обмена мнениями, запустить могущественнейшую и продуктивнейшую машину современной цивилизации - то есть основать печать”1 На протяжении короткого периода своего существо- мания (с 1866 по 1869 год) “А Сивилизасау да Африка пор- | угеза” из номера в номер становилась все более и более радикальной, в ней печатались статьи, призывавшие к полной и подлинной отмене рабства, резко критиковавшие произвол и злоупотребления колониальных властей. Кри- (ическая направленность еженедельника, боевой, непримиримый тон публикуемых в нем статей вызвали крайнее раздражение и беспокойство властей, увидевших в нем распространителя опасной “крамолы”. Уже на следующий юд после его основания генерал-губернатор сообщал в Ниссабон: “... считаю своим долгом уведомить Ваше Пре- носходительство, что “А Сивилизасау" продолжает публи¬ ' I rvedosa С. Roteiro da Literatura angolana Lisboa, 1979, p 26 275
ковать статьи, подрывающие общественный порядок и вынужден буду приказать закрыть типографию и прием • новить публикацию этой газеты. Общественное спомш ствие не может и не должно зависеть от милости этого ми слыханно мятежного и крамольного листка, составляемо!! тремя авантюристами, которые, хотя им никто не придмш значения, владея этим листком, могут все приобрести ш потеряв ничего, а их безрассудные, наглые и неуместный статьи могут привести к любым последствиям”1. В декабре 1867 г. по приказу начальника полиции была закрыта типография и приостановлена публикации * 'Сивилизасау”, но через месяц под давлением общеспши ности типография была вновь открыта, а запрет на ежен* дельник снят. Однако основатели и руководители гатим Урбану де Кастру и Алфреду Мантуа были в декабре 1 иг г арестованы и брошены в тюрьму. Они остались кш и после отмены запрета на газету и продолжали из тюрьмы руководить ее изданием. Урбану де Кастру ( полное имо Антониу Урбану Монтейру де Кастру, умер в Луанде в д* кабре 1893 г.) был оппозиционно настроенным журим листом и писателем, выдающимся представителем пер*" го поколения ангольской интеллигенции. По словам ист рика ангольской журналистики Ж. К. Лопу, Урбану д< Кастру “был энергичным журналистом, обладавшим остриц наблюдательностью, и в то же время подлинным мастером прозы,... превосходившим по культурному уровню многи* занимавшихся тогда журналистикой в Анголе. Будучи очень способным прозаиком, Урбану был также замечи тельным поэтом-лириком и сатириком. Он был, наконец талантливым человеком, писавшим изящно, обладавшим особым темпераментом журналиста и писателя и умевшим просто, ясно и весомо излагать колониальные и другие ее просы...”2 1 Ibid , р 71 2 Ervedosa С Op cit., р. 27 276
Урбану де Кастру смело и бескомпромиссно выступим против рабства и работорговли, против лихоимства и жм-.праведливостей, творившихся колониальной админи- ■ фацией. Он был решительным борцом против расизма и поднимал свой голос в защиту человеческого «|нлоинства и прав чернокожего населения Анголы, попи- инимых белыми колонизаторами. Отвечая расистам, нверждавшим, что африканцев необходимо принуждать к ФУду из-за их “врожденной лени” и “развращенности”, он писал в “А Сивилизасау”: “Не говорите, повторяем, что • пободный черный не работает. Разве нет в этих муссе- «иш, в этих предместьях Бенго сотен свободных черных - и дольщиков, работающих на землевладельцев?”1 Идеи урбану де Кастру, его нравственный облик и жизненные принципы, а также его неутомимая борьба в защиту спра- мпдливости оказали большое влияние на многих современников. В своей борьбе против рабства, расизма, за челове- мское и национальное достоинство африканцев Урбану де кястру не был одинок. У него были единомышленники, реши гельно выступившие против поднятой “свободной прес- ши" кампании клеветы против “черного туземца” из-за его нежелания стать покорным орудием, предназначенным тужить быстрому обогащению европейских колонистов. ■ нвечая на клеветническую статью в газете “А провинсиа”, мГжинявшую африканца в лени и отсутствии культуры, гати а “Комерсиу де Ангола” писала: “Как будто бы существуют только черные трудящиеся, в то время как мы •наем много черных чиновников различных учреждений, тужащих департаментов, офицеров, бакалавров, медицинских работников, священников, торговцев, собственников, земледельцев и даже министров. Разве можно об этих 11 iuerra Н. Prefacio. Antonio de Assis Júnior. Relato dos acontimentos de utila Tando e Lucala. Lisboa, 1980, p. 14. 277
цивилизованных черных говорить так же, как и о нецивими зованных?’’1 Алфреду Мантуа (полное имя Алфреду Жулиу К*ц> тез Мантуа) умер в Луанде в 1895 г., став жертвой наочйн ного случая с огнестрельным оружием. Извещая об этим совет муниципальной палаты Луанды сообщал: "выражяйм соболезнование в связи с кончиной гражданина Алфред» Мантуа одного из основателей свободной печати в Антон* который уже в “Сивипизасау д 'Африка португеза" и *• "Вердади" (газетах, которые он блестяще редактирован' боролся за возвеличение родины и моральное развши* этой провинции"2 “А Сивипизасау” явилась сигналом для целой ctpwr подобных инициатив Появилось множество газет и журив лов но большая часть из них имела крайне эфемерную жизнь До конца XIX в на территории Анголы было оснпме но 59 периодических изданий, в том числе 49 (83%) ■> Луанде, 2 - в Бенгеле, 1 - в Катумбела и 1 - в Амбриии Продолжительность публикации этих органов печати быт» весьма различной - от 1-2 номеров до нескольких десяти летий (газета “У Меркантил” выходила 27 лет)3. Из гаэтм выходивших в 60-е - 70-е гг. XIX в. особенно выделяю»?»' три: “У Комерсиу” (основана в 1867 г.), "У Меркантил" (197п г.) и “У Крузейру ду Суп" (1873 г.)4. В этих газетах сотруд ничали европейцы и африканцы. Среди европейцев, работавших в этих газетах, мы деляется фигура Алфреду Трони (1845 - 1904 гг ). Он ро 1 Ibidem ’ Castro Lopo de J Algumas Coisas sobre jornalismo Luanda, 1965 ’ “Jornal de Angola", 25 XI, 1977. a Последняя примечательна в том отношении, что она первой выступим» с пропагандой республиканских взглядов Она положила начало ряди калькой националистической традиции в период “свободной прессы' >• боролась с проколониалистскими газетами, поддерживавшимися «ерм пейскими поселенцами (Wheeler Op. cit., р 72 ) г 278
дипся в Португалии, окончил Коимбрскии университет, поручив диплом бакалавра права а с 1873 г и до самой ••млрти жил в Луанде. Он основал и редактировал газеты 'Жорнал де Луанда” (1878 г) Мукуарими" (слово, означающее на языке кимбунду болтун") 1888 г. и “Уш кон- ммьюш де лешти” (1891 г) Завоевав репутацию популярною и энергичного журналиста. А Трони опубликовал в 1НИ2 г. в лиссабонских газетах “Диариу да манья" и Жорнал ду комерсиу и даш колониаш” роман “Нга Мутури который был переиздан в виде книги только в 1973 г ’ Эта •мига, выдвинувшая автора в ряд крупнейших ангольских писателей XIX - начала XX в., представляет собой в то же лромя важный историко-социологическии документ о жизни Луанды той эпохи Действие романа развертывается в Пуанде второй половины XIX в. Главная героиня Ига Муту- |1И, еще будучи девочкой, продается в рабство к белому •гияину. Затем автор прослеживает все перипетии ее не- ппгкой судьбы, рассказывая о том. как Нга Мутури стала •киной купившего ее белого, а затем вдовой В ткань пове- • тования вплетено много маленьких истории, которые дают как бы срез всех социальных слоев, знакомя читателя ■; административно-судебными институтами, общественной жизнью, семейными отношениями, африканскими традициями, религией, мировоззрением, моральными устоями различных страт луандского общества. А. Трони подвергаем уничтожающей критике культурную ассимиляцию, выры- иающую африканца из привычной среды и осуждающую ого на отчуждение в среде, к которой ему трудно адаптироваться. А. Трони занимал ряд довольно высоких постов в колониальной администрации - работал генеральным секретарем провинции Сан-Томе, затем высокопоставленным чиновником на островах Зеленого Мыса, судьей в Бенгеле и попечителем по специальным вопросам в Луанде. При¬ ' I rony A. Nga Muturi Lisboa, 1973 279
обретя широкую популярность и снискав всеобщую любим и уважение благодаря блестящему уму и образован! и и н< человеколюбию, борьбе против рабства и за национш» ные права коренных жителей, будучи автором прави1«м» ственной инструкции, решительно заявившей об ошмн* рабства, Трони был избран в 1878 г. подавляющим бомь шинством голосов депутатов от Анголы в кортесы в м*ч»- полии. Уведомляя об этом генерал-губернатора. предсадн тепь избирательной комиссии писал: “Счастлив сообщи и провинции об избрании защитника ее интересов парламентом и общественными властями... Убежден, чн- его поведение в качестве депутата будет таково, что будущих выборах он снова будет переизбран, ибо ею и* брание обусловлено его интеллигентностью, инициал* ностью, совершенным знанием колоний, здравым смьи лом, активностью, огромной начитанностью, коими он oft падает, и теми упорными исследованиями, которые он im _ л_ я 1 дет. Однако несмотря на столь лестную характерна ж-у правительство не утвердило кандидатуру Трони и анмуми ровало результаты выборов. Причиной этого были опгюаи ционные радикальные взгляды и деятельность этого ан гольского националиста. Учитывая его популярность в Ли голе, они решили перевести его в Лоренсу-Маркиш Ли фреду Трони был немедленно освобожден от всех свои» общественных обязанностей, его адвокатская контора » Луанде была закрыта. Однако А. Трони отказался покинул Луанду и опубликовал заявление об этом в газете “Жорнап де Луанда”. Эти события ускорили внезапную смерть л Трони 25 июля 1904 г., когда ему было 59 лет. Ангольский исследователь К. Эрведоза дает cnt дующую характеристику А. Трони: “Как адвокат он быи профессионально честным и ревностным в защите интер* сов своих доверителей, а как политик он был человеком 11 Ervedosa С. Op. cit, р 29-30. 280
iMor>ro времени, не избежавшим личных и политических •инфликтов в журналистских кампаниях, в которых обнаружим,m моральное и интеллектуальное превосходство. Будучи несколько лет председателем торговой ассоциации и муниципальной палаты, он проявил прекрасные способ- <••101 и гражданина и адвоката, человеколюбие и благород- шо. сделавшие его чрезвычайно популярным в Луанде и нискавшие ему всеобщую любовь европейцев и африкан- <1*п во всей провинции Ангола”1. Радикализм А Трони. неприятие им существующих •ппониальных порядков и его энергичная борьба против рабства и несправедливостей позволяют считать его одним из основателей передовой ангольской журналистики, публицистики и литературы. В 1881 г. появилась первая газета, в которой уча- • I повали только мулаты и африканцы, - “У эко де Ангола”. • >t ui ставила своей задачей “защищать и охранять интере- • ы Анголы”2. Эта газета положила начало целой серии но- иых органов так называемой африканской печати, изда- мпишихся как на кимбунду, так и на португальском языке: “У Фугуру де Ангола” (1882), “У фарол ду лову” (1883), “У ара- yiy африкану” (1889), “Муенеши” (1889), “У дезастри” 11В89), “Мукуарими”, “У полисиа африкану” (1890) и др. м,1иболее выдающимися фигурами первого поколения ан- тпьских журналистов были Арантиш Брага, Жозе де Фоники Перейра, Маттозу да Камара, Саллиш Алмейда, Соуза Мэшаду, Жуан Антониу де Магальяинш, Педру Феликс М,1шаду, Жуан де Пинью, Кордейру да Матта, Мамеди де имнт’Ана и Палма, Силвериу Феррейра, Рибейру Ка- сгелбранку, Аполинариу Ван-Дунень и Пайшан Франку. В вышеупомянутых газетах, особенно выходящих на кимбунду, ангольские журналисты получили возможность полее откровенно выражать свои националистические ' Ibid., р. 30. ’ "Jornal de Angola*, 25. XI, 1977. 281
взгляды, причем они могли теперь обращаться к массным» африканской аудитории. Воодушевляемые радикальным) идеями, циркулировавшими тогда в Португалии, они mi ступали на страницах африканской прессы с резкой крин* кой колониальных порядков, произвола, коррупции, на справедливостей, творимых португальской ад министр» р ей Именно в этих газетах впервые были сформулирован требования создания африканских политических органы заций. которые защищали бы национальные интересы он гольцев Так 13 мая 1882 г. в газете “У футуру де Англии была опубликована статья журналиста и адвоката мулам Фонтиша Перейра, в которой он предложил создать ассн циацию "сыновей страны” для обсуждения требований и прав ангольской "национальности”. Его коллега мулат Кар луш да Силва выступил 17 марта 1889 г. в газете “У apnyiy африкану” с предложением учредить ассоциацию или пи1, для защиты интересов ангольцев1. В то же время африкян ская пресса развернула кампанию за изучение подлинник истории и культуры Анголы, фальсифицировавшихся пор тугальскими авторами. Эта кампания сыграла большущ роль в духовном развитии народа. Как отмечает россии ский литературовед Е А Ряузова, “выявление истинны» корней и источников развития отечественной культуры способствовало росту народного самосознания”2. Особенно большой популярностью пользовании, статьи Жозе де Фонтиша Перейра (1823-1891 гг.). Этот вы дающийся ангольский журналист, писатель и адвокат не всегда вписал свое имя в историю освободительного дви жения как один из зачинателей ангольского национализме как один из первых ангольцев, поднявших знамя борьбы ta независимость. Фонтиш Перейра родился от смешанного брака пор тугальца и африканки в Луанде. Ему удалось получить хо 1 Wheeler D. L. Origins of African Nationalism, p 73. 2 E А. Ряузова Португалоязычные литературы Африки М , 1972, с 1Г*г« 282
iHiiuee образование и стать адвокатом. Будучи ревностным •«ноликом, вначале он был лояльным к португальским шкистям “ассимиладу”. Начав заниматься журналистской лоигельностью, он выступил с рядом статей, оправды- имших португальскую колониальную экспансию и жесто- методы “замирения" африканских племен. В одной из нвгей он восхвалял деятельность Генри Стэнли и французских миссионеров и выражал сожаление, что Португа- пии не удалось распространить свое господство на побережье Конго и “замирить” непокорные племена в Дембуш ГУ футуру де Ангола”, 15 апреля 1882 г) Хотя он критико- м«п некоторые аспекты португальской колониальной попишки, он по существу оставался лояльным к властям журналистом. Однако ежедневно наблюдая произвол насилия и дискриминацию, чинимые португальцами в отношении миренного населения, все чаще задумываясь о характере и последствиях европейской колонизации Африки, Перейра мал пересматривать свои взгляды. В его душе зрел про- |«ст против существующего строя, который становился все более сознательным и оформленным. Он начал публико- магь статьи в радикальной африканской прессе, атакуя колониальные власти и вскоре приобрел у них репутацию анфан террибль” и опасного и умного противника В этот период Перейра выступил как оппозиционный журналист, сюронник реформ административной системы в колониях к) своих статьях он подвергал беспощадной критике различные аспекты португальского правления, в том числе использование принудительного труда, отправку африканских рабочих на Сан-Томе, нехватку школ, условия содержания заключенных в тюрьмах, дискриминацию на всех уровнях против непортугальцев. Однако будучи республиканцем, Перейра ограничивался лишь критикой отдельных сгорон колониализма и требовал общественных реформ, которые бы улучшили положение в колониях. В 1883-1890 гг. имела место дальнейшая эволюция нзглядов Перейры, и он превратился из умеренного реслу- 283
бликанца, требовавшего лишь устранения отдельных им роков колониальной системы и улучшения условий жин» африканцев, в непримиримого противника колониализм* .. борца за независимость. Одна из главных тем, которую Перейра развивал во многих своих работах, заключал»» о том, что отсутствие образования в Анголе было сознании, ной и предумышленной целью колонизаторов, а не реэуш. татом отсталости и бедности метрополии Эта выдвинут» им концепция “фальшивой цивилизации” была ра:н»ии< позже африканскими националистами в начале XX » Перейра писал в 1886 г.: "Португальцы не поощряют обр* зование, поскольку понимают, что сын Анголы, узнавши* ее жестокие обычаи, может провозгласить независимей; и своей страны”1. Перейра утверждал, что ангольцы потеряли cent» "национальность” под гнетом португальского господств* р статье, опубликованной в “У арауту африкану” 6 январи 1890 г., он задавал вопрос; почему ангольцы должны праздновать 250 летие освобождения Португалии от w панского господства, если сами они лишились независи мости на 100 лет раньше?2 Оценивая результат, "цивилизаторской” деятельности Португалии, Перейра пи сал в газете “Фарол ду лову”; “Какие блага приобрела Ли гола под португальским правлением? Самое горестно» рабство, издевательства и полнейшее невежество. Худшв» из всего - колонисты, ленивые, высокомерные, с ничто» ными интересами и еще меньшими знаниями... Сыновьям колоний разрешено играть незначительную роль только когда они нужны португальцам, чтобы выбрать депутатами шайку негодяев... Сыновья колонии, обладающие необхо димыми качествами, постоянно вынуждаются уступать должности крысам, которых нам присылают из Португалии Последние не используют своих знаний, чтобы цивилиэо 1 "О Futuro de Angola", 10. XI. 1886. 2 Wheeler D. L. Op. cit., p. 77. 284
•ли. народ, к коему не питают никакого уважения, что видим из распространенной поговорки: “с черным и мулатом >|*ньзя договориться”1 В своих статьях, полных ярких метафор, намеков, нпроумия и сарказма, Перейра бичевал цинизм, жесто- имс'ь и коррупцию колониальных администраторов. Эти наиьи принесли ему любовь, восхищение и уважение comi пчественников и жгучую ненависть со стороны властей, подвергших его преследованиям и унижениям Он был ли- 1И0Н работы, обвинен в государственной измене, его пыта- иись запугать и подвергнуть остракизму. В ответ на гонения Перейра усилил антипортугальскую кампанию. В ста- mux, написанных в начале 1890 г., он даже поддержал Ан- I пию в колониальном споре с Португалией из-за африканских территорий и призывал ее правительство взять Антону под свой суверенитет Обнаруживая политическую наивность, он полагал, что английское колониальное правлении может быть более гуманным, чем португальское. Он писал в “У арауту африкану” 20 января 1890 г.: “Никто не удивится, если иностранцы, понимающие все это (слабость Португалии - А. X.), попытаются взять португальские зем- ми. остающиеся в девственном состоянии... чтобы эксплуа- (ировать их и цивилизовать туземцев, сделав их полезными гражданами для себя и остального человечества. Со своей стороны мы советуем этим иностранцам не терять времени на обсуждение в Европе дел, сулящих им выгоду н Африке, им нужно лишь обратиться к жителям Африки, естественным хозяевам собственных земель и заключить с ними все необходимые договоры о торговле и взаимной протекции. Если они сделают это, их примут с распростершей объятиями, ибо известно, что мы ничего не ждем от Португалии, кроме обманов и рабских оков - единственного средства, которым она старается подчинить туземцев и довести их до звероподобного состояния! Поэтому мы за¬ ' Guerra Н. Prefacio, р. 15. 285 .
являем, что не верим ни в добрые намерения, ни в иск|>»н ность португальской колониальной партии, члены которой крокодилы, вопиющие, чтобы приманить свои жертвы Мц знаем их слишком хорошо. Пусть они убираются вон!"' Оставшись без средств к существованию, гонимы*» властями и травимый официальной прессой, Ф. Перемри умер в 1891 г Этот мужественный, благородный и талей» ливый журналист был самым радикальным из всех ангоиц ских националистов. В отличие от других националист*» 80-х - 90-х годов он полностью порвал с колониализмом »» вступил на путь борьбы с ним. Его блестящие по форм* »» глубокие по содержанию произведения оказали огромном влияние на современников (в том числе и на умеренны» ассимиладуш), и служили источником вдохновения дли 0».» лее поздних поколений борцов за независимость. Они обеспечили Ф. Перейре то почетное место, которое он ла нял в первом ряду духовных отцов ангольской революции Выдающейся фигурой в истории передовой ангоп*. ской журналистики и литературы был Жоакин Диаш Кор дейру да Матта (1857-1894). Вдохновленный деятель ностью швейцарского миссионера, антрополога, нахо лившегося на службе американского правительства Эли Шателэна, написавшего ценное исследование по ангопь ской этнографии и лингвистике1 2, Кордейру да Матта стро милея побудить соотечественников к “изучению ангольски* традиций и языка кимбунду”3. Будучи филологом, этногр* фом, Журналистом и поэтом, он издал ряд научных трудом и литературных произведений. Наиболее важным из ни* является вышедшая в 1891 г. книга “Народная философия в ангольских пословицах”, в которой было собрано боле* 700 пословиц и загадок, записанных в районе Луанды4, во 1 Wheeler D. L. Op. cit., р. 77. 2 Héli Chatelain Contas populary de Angola. Lisboa. 1964 (1ed, 1897). 3 Ряуэова E. А. Цит. соч., с. 153 4 Cordeiro da Matta. Philosophia popular em provérbios angolenses. Lisbon. 1891. 286
■падении к этой работе К. да Marra призывал ангольцев по м«ре сил и возможностей способствовать развитию ан- •ппьской литературы: "Мы просим наших соотечественни- м.ж посвящать несколько часов досуга исследованиям, в члорых заинтересована Ангола, чтобы создать нашу ли- щратуру... Поэтому, мои соотечественники, чего бы вам ло ни стоило, какие бы жертвы ни пришлось приносить, посвящайте несколько часов досуга основанию нашей отечественной литературы”1. К. да Матта был автором многочисленных и различных работ, в которых проявился его редкий талант в обнести поэзии, прозы, филологии, истории, педагогики, этнографии и журналистики. Часть его рукописей утеряна. Не дошла до нас также объемистая книга его стихов Ьезумства” (1857-1887 гг). Лишь несколько из этих стихов пыли опубликованы. Из них особенно известно двуязычное иихотворение “Киколо” (1888 г ), отражающее культурный дуализм автора. Будучи глубоким знатоком родного языка. К да Матта составил первую грамматику языка кимбунду (I892 г.) и первый кимбунду - португальский словарь Он опубликовал также две книги по педагогике и "Историю Ан- юлы”. Как прозаик он написал два романа, рукописи которых, к сожалению, потеряны. Его талант журналиста проявился в ряде статей, опубликованных в У арауту африка- ну” и “У фарол ду пову”2. Человек незаурядных способностей, подлинный энциклопедист, даровитый писатель, этнограф, филолог, историк и журналист К да Матта может по праву считаться одной из самых выдающихся фигур ангольского просвещения конца XIX в. В 1886 г. в Луанде стал выходить литературный «женедельник “У сертан”. В передовой статье авторы писали: "Политика и торговля уже имеют защитников своих интересов. Мы рассматриваем литературу... не только как ' Ibid., nota priambular. Ervedosa C. Op. cit., p. 33-37 287
стимул для тех, кто обладает богатством души и ума, ни и как приятное и безобидное времяпрепровождение, ира шивающее и делающее сносными долгие и скучные иям*. ра . Но “У сертан”, как и большинство публикации пин времени, имел очень короткую жизнь - вышло лишь ч». номера еженедельника В 90-х годах в прессе Луанда сильно и ярко заявила о себе новая группа молодых ш. теллектуалов, самыми выдающимися представитеп**м.. которой были П. Франку и Ф. Кастелбранку. Главным пун» том программы националистов 90-х годов было распри странение образования среди соотечественников. Один hi видных деятелей этого движения А. Силвериу Феррейр * писал, что ’’оно было начато юношами, еще не имевшими имени в литературном мире и среди луандийской эли tu которые думали об образовании: “это их культ, их идеям “Плеяда энергичных юношей, - сообщает Феррейра. • под нялась однажды, движимая прискорбным зрелищем, щ крывавшимся их взору, и решила работать для земли. и> породившей, пропагандируя и сея просвещение”2. Говоря о националистах 90-х годов, историк К Эр ведоза писал: “Все они были под сильным влиянием либи рализма, нашедшего убежище в Португалии и выразит лей в лице ее лучших мыслителей и трибунов, и постанимн свой талант на службу Просвещению, Справедливости и Свободе”3. Эти юноши мечтали о создании нового справедпи вого и свободного общества, в котором не будет расовой перегородок, невежества и религии. Будучи атеистами, они преклонялись перед гением В. Гюго. Но самой характерной чертой деятельности поколения националистов 90-х годом был культ знания, которое они рассматривали как главный * I1 Ibid., р. 37. I Ibid., р. 46. ’ Ervedosa С Roteiro da Literatura Angolana. Lisboa, 1979, p 48 288
лпмютель общественного прогресса, как основу будущего сального общества. О том, какой представлялась им |!«*пльная модель будущего общественного устройства, о •морой они мечтали и за которую боролись, можно судить in следующим словам Силвериу Феррейры: ■: 1г.вобожденное от оков человечество сможет двигаться к <1 и п рессу без расовых предубеждений и религиозных IV нм. видя предназначение человеческого разума в сме- >11.14 духовных начинаниях, склоняясь перед памятью Гюго и мичностью Жункейруша. Оно будет иметь лишь одну вену Знание, а над алтарями поместит портреты великих борцов за интеллектуальное развитие. Философы будут Ппиее гуманными, мыслители более преданными принципу «"fipoTbi. Исчезнут таверны и откроются лаборатории, <щрьмы уступят место школам, повсюду будет водружено Hinoe знамя с единственным девизом: “Наука и мир”. Мир в дпревне и в городе, в странах, в мире и особенно в сознании!”1 Зародившись как реакция на жестокий политический и культурный гнет, движение интеллектуалов 90-х годов мнило своей целью возрождение национального самосо- Щ.1НИЯ, просвещение и воспитание ангольского народа и • п.1дание общества, лишенного каких-либо расовых, рели- 1Иозных предрассудков. Важнейшей своей задачей они митали пробуждение и воспитание в ангольском народе Ш.ЮОКИХ чувств гражданственности и ответственности за '.удьбы своей родины. “Мы недостойны века просвещения, и котором родились, - писал С. Феррейра, - каждый должен иоредать другим все, что знает, чтобы те, кто устраивает )ясады в ночи невежества, раз и навсегда поняли, что стадо баранов исчезает. Либо граждане, либо лизоблюды”2. Самой выдающейся и яркой фигурой среди этого поколения 90-х годов был Педру да Пайшан Франку. Один ' Ibid., р. 49. ' Ibidem. 289
из современников оставил нам следующий его порт pin “Низенький, упитанный, с живыми глазами, широким лбпм выдававшим талант, нервный и вспыльчивый, как все Они городные сердца, одержимые страстью, а он питает дш страсти - к знанию и к свободе Редкий талант рассказчи ка. проницательный и яркий ум. сердце патриота, неоОи чайная воля, неодолимая любовь к литературе, сильями гений, и мощная рука художника! . Трудности жизни никы да не могли вызвать у него душевного смятения. Глубокий мыслитель, он предпочитает шумному обществу одиночи ство, в котором живет, и прежде всего исследовательски* занятия"1. Пайшан Франку имел весьма радикальные взгляды и был сторонником насильственного разрушения г.у ществующего строя Его можно считать первым социм листом в Анголе, так как он верил и страстно стремился н>< только к независимости, но и к переустройству ангольскою общества на основе социалистических принципов. Это си личало его от других деятелей поколения 90-х годов, кою рые были прежде всего националистами, выступавшими :«•« независимость, но не ставившими вопрос о социальной трансформации в плане уравнения прав всех классов Пайшан Франку был не только знаменитым журналистом руководителем альманаха “Луз и кренса”, но и аы дающимся писателем, автором блестящего романа “История одной измены”. Незадолго до своей внезапной и преждевременной смерти он объявил о том, что законниц следующие работы: “Очаги эпидемий, люди и факгы “Гибель Анголы и цезаризм и диктатура - пособие к и<. тории деспотизма в Анголе и знаменитых бандитов (революционная брошюра)”. Анализируя "Историю одной измены”, литературовед Ф. де Оливейра писал: “Мы 69.1 колебаний считаем его как писателя одним из самых ода ренных из всех африканцев, когда-либо посвящавших себя 1 Ervedosa С. Op. cit., р 48 290
итературной деятельности в Анголе. Обладая динамиче- * ним стилем, даром разящей иронии и меткостью слова, он • юит на уровне португальских полемистов... Мы видим тя- миение автора к событиям недавней истории, особенно к | низанным с борьбой за свободу и улучшение положения d метенных классов. Он часто упоминает события, связанные с борьбой рабочих в Европе. Хотя он заявляет, что его мечтой была только свобода, независимо от того, какой режим ее вводит, его симпатии бесспорно принадлежат | мциалистическим доктринам и он выражает многократно повторяемое высокопарное восхищение народом’1 В 1902 г. под руководством Пайшана Франку был '•публикован первый номер альманаха Луз и кренса” ГСвет и вера”), в котором были помещены литературные произведения местных авторов - рассказы, стихи, эссе по ангольской истории и этнографии, биографические очерки, и также переводы текстов европейских революционных писателей - В. Гюго, Гомиша Леала и Г Жункейруша ;1десь же были шарады и загадки, предназначенные для полезного интеллектуального времяпровождения. В предисловии к сборнику Пайшан Франку написал следующие снова, свидетельствующие о самостоятельности и рево- июционном, боевом характере его философских и политических позиций: “Следует сказать, что этот скромный труд, и, как легко догадаться, плод многих усилий, подвергнется люсловию и нападкам своры посредственностей и жалких интриганов, которые, едва научившись читать, вряд ли его поймут и никогда его не оценят Пусть так, но мы продолжим свой путь под аплодисменты людей, думающих так же, как и мы. Если нам не хватает знаний, необходимых для проведения работы такого рода, зато у нас более, чем достаточно доброй воли и любви к исследованиям, которым мы себя посвятили... Мы хотим света, много света, ибо там, где нет света, нет поступков, - говорит один вели¬ ' Ervedosa С. Op. cit, р. 54. 291
чайший и справедливый гений. Мы хотим потока сын* Света, который бы осветил пещеры, где обитают социшш ные тигры. Света, чтобы двигаться по широкой дороге, о* дущей к Будущему”1. Верные своим идеалам просвещения, справедпи вости и свободы, авторы сборника настаивали на необдг- димости открытия лицея в Луанде и развивали идею реи них ангольских националистов о том, что культурная «и сталость и невежество африканцев - результат сознатепь ной политики метрополии. А. Силвериу Феррейра писеп “Ощущается отсутствие лицея, который покончил бы с не вежественным человеком, но этот последний • именно и> что нужно белым... Нет такого учебного заведения, где гг. товили бы рабочих-токарей, слесарей, плотников и лит ей щиков”2. В следующем году Пайшан Франку издал второй и последний номер “Луз и кренса”, на титуле которого эна чился девиз: “Порядок через свободу, свободу через спра ведливость”. Значительную часть этого номера альманахе составили стихи ангольских поэтов - лирическая поэзии Жоржи Роза и стихи социальной направленности Лоуренсу ду Карму Феррейра. Второй номер этого альманаха Оми примечателен еще в том отношении, что в нем открыт*• говорилось о том, что предоставление политической неэа висимости - это идеал и всеобщее требование ангольской, народа. Об этом писал, в частности, сам Пайшан Франку и статье, озаглавленной “Паразитические умы”: “На послед них всеобщих выборах автор этих строк был секретарем президиума... В числе бюллетеней оппозиции 6t>in«> несколько, в которых было написано “автономия”. Чтение первого и последующих вызвало восторг в зале, все лице сияли от радости, многие улыбались. “Автономия! Автомо мия!” - скандировали в зале. Просто, но многозначительно 1 Ibidem. 2 Guerra Н. Prefacio, р 16. 292
Один отставной кавалерист, влиятельное лицо среди негодяев провинции, воскликнул. "Но кто даст нам здесь чшономию?”. Автономия - это всеобщее желание. Она прекрасна и ее хотят все, даже те, кто наживаются на ны- шпиней ситуации. Однако те, кто могли бы законным путем I «действовать ее достижению, не хотят даже пошевелить пальцем. Плохо, что они ничего не делают, но хуже всего, •но они ничего не позволяют делать”1. Ту же идейную и политическую платформу, что и “Луз и кренса” имел журнал “Энсайуш литерариуш” (выходил раз в полгода). Его иозглавлял Франсишку Кастелбранку. В 1901 г. в газете “Газета де Луанда” была опубликована расистская негрофобская статья, справедливо расцененная передовой ангольской общественностью как оскорбительная и посягающая на достоинство африканцев. .)га статья вызвала необычно бурную и резкую реакцию |.реди ангольских интеллектуалов. Ее выражением явился, и частности, опубликованный в том же году том, озаглавленный “Голос Анголы, вопиющий в пустыне”. Он был coei авлен из статей, опубликованных в прессе Луанды в 1889-1901 гг. Из соображений безопасности статьи в газе- I.1X и в томе не были подписаны. Историк Жулиу де Кастру Попу в результате кропотливых исследований установил «шторов всех вошедших в том статей. Само название тома должно было, по мысли его составителей, выразить изоляцию ангольских ассимиладуш и в то же время смелость iex, кто бросил вызов колониальному обществу. Авторы статей писали о растущем расизме в Анголе, выражали возмущение оскорбительной статьей в Газета де Луанда”, развивали концепцию пжецивилизации” и отрицали “цивилизаторскую миссию” португальских поселенцев, которые сами имели низкое образование и были всецело поглощены жаждой обогащения. “ В то время, как правительство, по крайней мере в ' Ervedosa С. Roteiro, р. 51 293
теории провозгласило равенство всех рас, в общественны» клубах Луанды занимают места лишь “избранные”, а дм» ассимиладуш туда вход запрещен”, - писали авторы сбор ника1. Авторы требовали реформы просвещения, видя и этом ключ к общественному прогрессу. Следует подчеркнуть, что в “Голосе свободы" о> четливо звучит социальный мотив, его авторы выступаю < не только против расовой дискриминации, но и против со циального неравенства и эксплуатации. Вероятно, это пар вое ангольское сочинение, в котором слово “эксплуатация используется так часто. Следующий отрывок дает интар претацию экономического механизма португальского прав пения в Анголе: “Кто не знает, что черный, даже самый на цивилизованный - обязательный элемент, даже незаманн мый в местах, где невозможно поселение европейцев? Км< может игнорировать тот факт, что без труда черных ни од но судно не могло бы здесь выйти из порта со своим гру зом?... Если черный еще необразован,' так только потому что он орудие, приобретенное для варварского труда"2. Ангола, пишут авторы, “была землей черного чегю века”, а не португальцев и “освобождение” Анголы неиа бежно, несмотря на португальскую политику3. Следуя тра диции таких писателей, как Фонтиш Перейра, авторы под черкивают, что не верят в возможность улучшения порту гэльского правления.’ Португальский контроль плох, по и> мнению, прежде всего потому, что португальцы не осу ществляют того, что они проповедуют. “Португалия, заво* вавшая колонию более 400 лет назад, ничего не сделаю*) для прогресса страны, ни в хозяйственной, ни в культур ной, ни в моральных сферах. Народ доведен до зверопо добного состояния... Это преступление насилия против ци вилиэации, приведшее эту богатейшую колонию к деграда 1 “Voz d'Angola-Glamando no Deserto”, p. 23. 2 Ibid., p. 32-33. 3 Ibid., p. 68. 294
кии... Только пренебрежением ее правителей можно объяснить такое положение дел”1. Особенно яростно и страстно обрушивают авторы юма всю силу своего таланта и аргументов на теорию о цивилизаторской миссии” португальцев. Они определяют португальскую цивилизацию как синоним слов “грабеж, мпустошение, продажа, пытки, убийства”2. Самым подходящим они считают слово “лжецивилизация”. А. Жозе де Иасименту писал в сборнике: “в числе причин, более дру- I их мешающих прогрессу этой провинции, фигурируют идеи этих лжецивилизаторов, которые смотрят на туземных белого, черного, мулата с презрением... Чтобы ликвидировать это предубеждение, в высшей степени мешающее социальному прогрессу, необходимо, чтобы пра- пительство запретило проявлять столь дикие и варварские чувства, объявив, что ни один из классов, содействующих общему благу общества, не может быть презренным, а, напротив, все они достойны уважения за свои услуги”3. В то же время для авторов “Голоса Анголы” характерны идеи примитивного руссоизма, воспевание ранних форм ангольской государственности, идеализации африканского “дикаря”. В пылу острой полемики они впадают в другую крайность, симпатизируя патриархально- племенному строю и трибализированному африканцу. Даже в большей мере, чем у Фонтиша Перейры, невежественный черный" превращается в их статьях в благородного дикаря”. Этот идеализированный портрет огражает их стремление подчеркивать приоритетность сохранения “африканской личности”. Один из авторов с восторгом отзывается о тех африканцах, которые предпочли тюрьму принудительному труду в Анголе “ради сохранения ' Ibid., р. 80. ' Ibid., р. 81. ' Ervedosa С. Op. clt., р. 58. 295
своей личности”1. В этот период наиболее передопы» представители ангольской интеллигенции стали ощущии необходимость создания легальных организаций, «ым, лающих за предоставление “туземцам” прав граждан ОП»» значился переход к новой более высокой стадии формири вания антиколониальных национальных сил, когда патрип ты стали переходить к созданию пока еще легальных при светительных организаций, во многом содействовавши» пробуждению национального самосознания ангольскпш народа. Первой организацией такого рода была Ангольсням литературная ассоциация. Ее основателем был Ayry« • » Силвериу Феррейра. Журналист Теофилу Жозе да Кош in вспоминал: “Основание этой чисто ангольской ассоциации продиктованное возвышенными целями, главной из кош рых было просвещение народа Анголы, было блестящим апофеозом, о котором сохранились самые приятные «ми поминания. В ней участвовали многие, и она вела широку»- просветительную работу. Там можно было услышать, м» знаменитый журналист Арсениу де Карпу восторженно и безоговорочно одобрял деятельность Силвериу Феррви ра”. Далее тот же автор вспоминает: “На следующий двш. после основания Мануэл Аугусту душ Сантуш и А. Силы» риу Феррейра посетили в крепости Сан Мигел знаменитою ангольца, тогда капитана кавалерии К. А. Ботелью де Вы конселуша. Тот, будучи тронут, предложил им фото своею отца, тоже ангольца, судьи К. Ботелью де Васконселушл сказав: “Чувствую, что не могу принять ваше предложи ние... Арсениу расхваливал мне ваши речи, особенно твои (он указал на Силвериу). Дарю вам для вашего помещении портрет моего отца, нашего соотечественника"2. Члены ассоциации - молодые литераторы, журим листы и ученые собирались в доме одного из них в старом 1 “Voz d Angola”, р 20. 2 Ervedosa С Op. cit., p 53 296
.«.«inane Ингомботас в Луанде. Их общественно- ширатурная деятельность была подчинена задаче воспи- «пия в ангольском народе гражданского чувства любви к седине и пробуждения национального самосознания и на- рпнальной гордости. С этой целью члены ассоциации нмкомили широкие массы с историей Анголы и особенно с 'mi м рафиями и деятельностью выдающихся сынов анголь- мно народа. Один из руководителей ассоциации Теофилу ■Ki |.ю да Кошта писал о себе, что он “счел необходимым 1>«гютать, чтобы познакомить наш народ, народные мас- м с ангольскими знаменитостями - писателями, воинами художниками, ораторами, историками и поэтами - их •1<лине мало, но они станут своевременным и достаточным «м очником вдохновения и гордости, если опубликовать их *’-ио1 рафии...’’1. О необходимости воспитания гражданских lyncTB и ответственности перед своим народом писали и .ijiyivie ангольские патриоты. Назначенный в 1912 г губернатором Анголы энергичный и тщеславный Нортон де Матуш осуществил адми- ик.гративную реформу; он ввел новое территориальное /«имение и подготовил постепенную замену военной администрации гражданской. Были введены новые единицы административного деления - конселью и сиркунскрисоинш I«место прежних дистриктов и капитаний - мор). Губерна- шру должен был помогать назначаемый им правитель- ■ шенный совет. Нортон де Матуш добился от португаль- ■ кого парламента издания Закона от 15 августа 1914 г., миорый дал губернаторам колоний и Правительственным • цветам широкие полномочия. В 1908 г. в Анголе была создана семинария-лицей, «.1иавшая среднее религиозное образование. В 1918 г. ноэникло несколько светских средних учебных заведений и Пыл поставлен вопрос об открытии Центрального лицея дня выпускников этих училищ. 1 Ibid., р. 52. 297
АНГОЛА В ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЕ. Природные богатства Анголы и слабость ПортугА лии поощряли захватнические аппетиты других империа листических держав. Германия настаивала на передай# португальских колоний. В Англии либералы во главе с: ши нистром иностранных дел Э. Греем и консерваторы во ша ве с Бонаром Ло поддерживали территориальные пратаи зии Германии в Африке. Английские правящие круги при держивались мнения, что не следует мешать усилении! Германии в Африке за счет Португалии. Сама Англия par считывала воспользоваться надвигающейся гермами португальской войной для того, чтобы завладеть югом Ми замбика, в частности Лоренсу-Маркишем. В1913 г. Англии и Германия подписали секретное соглашение о раздел» им лониальных владений Португалии, по которому к Германии должна была отойти значительная территория. Однако острое межимпериалистическое соперничество крупны* европейских держав по-прежнему позволяло Португалии лавировать и играть на противоречиях между ними и оставаясь в стороне от борьбы главных колониальны* хищников, сохранять свои владения. Когда разразилась I мировая война, правительсган в Лиссабоне, опасаясь, что Португалия может рассматри ваться Германией как союзница Англии, дало понять Лом дону, что хотело бы сохранять нейтралитет. 2 августа 19 М г. посол Португалии в Лондоне Тейшейра Гомиш беседо вал с заместителем министра иностранных дел Велико британии сэром Э. Кроу и сообщил ему об этих намереии ях своего правительства. Чтобы обосновать невозмож носгь' участия Португалии в войне, португальский диппо мат ссылался на плохую подготовку войск, тяжелую фи нансовую ситуацию в стране и на другие причины. В конца концов ему удалось убедить Э. Кроу согласиться с точкой зрения Лиссабона. Об этом свидетельствует его телеграм ма португальскому министру иностранных дел (2 августа 298
Hi 14 г.): “Сэр Эйр Кроу думает, что Португалия должна со- •||.<инять нейтралитет, но этот вопрос будет специально изучим и нам вскоре сообщат мнение английского правитель- II на Он не считает, что существует особая срочность в in'll,явлении нами нейтралитета... Он думает, что стремлений Германии причинить неприятность Англии приведет к мкой-либо неприятной неожиданности для нас...”* 1. Однако уже вечером 3 августа Э. Кроу по поручению министра иностранных дел Э. Грея телеграфировал министру иностранных дел Португалии: “Английское прави- «•ньство просит португальское правительство воздержать- | м от какого-либо объявления нейтралитета”2. Для того, mi «бы рассеять страхи лиссабонского правительства в отношении последствий такого шага, Форин офис направля- и| ему декларацию о том, что “в случае, если Германия «покует какое-либо португальское владение, правительств Его Величества будет считать себя связанным статями договора об англо-португальском союзе. Пока что английское правительство будет удовлетворено, если пор- lyi anbCKoe правительство воздержится от объявления ней- фалитета. В случае, если правительство Его Величества сочтет в будущем необходимым обратиться к португальскому правительству с какой-либо просьбой, несовместимой с нейтралитетом этого последнего, оно будет с,сыпаться на союз как оправдание такой просьбы”3. Таким образом Англия недвусмысленно дала понять, что она требует от Португалии быть готовой вступить и войну, как только Лондон обратится к Лиссабону с просьбой “несовместимой с нейтралитетом" последнего. Вышеприведенные факты наглядно показывают, что к этому времени Португалия уже фактически отказалась от ' Augusto Casimiro. Naulila. Lisboa, 1922, p. 3. ' Ibid,, p. 4. 1 Ibidem 299
самостоятельной политики и оказалась в полной замни* мости от своего “старейшего союзника” - Англии. 4 августа 1914 г. Англия вступила в I мировую нпин, 7 августа был созван португальский парламент (конгр«и ■ i на котором президент Совета Бернардину Машаду ornam, следующую декларацию: “Вскоре после провозглашение республики все государства поспешили заявить нам . своей дружбе, а одно из них - Англия о своем союзе i . своей стороны мы всегда делали все, чтобы соответспш вать этой дружбе... не забывая об обязанностях, ищи. кающих из союза, которые мы добровольно на себя юч ли...” . После сессии парламента 7 августа юридичесн.» положение Португалии осталось тем же, каким было и д. этого. Она имела статус союзника Великобритании И*, скольку Англия была противником Германии в войне, i. следовательно и Португалию Германия рассматривала м» своего врага. Португалия в этот период положила в ос.мои, своей политики формулу, которая впервые появилась и телеграмме министра иностранных дел Фрейре де Андре ди послу в Париже (21 августа): “условный нейтралитет Однако фактически позиция Португалии не бынн позицией нейтралитета, хотя бы даже "условного" ю. была позиция безусловной поддержки империал истиной, и го союзника - Англии, схватившегося с другим империям стическим хищником Германией. Все португальские пори., в Европе и в Азии оказались в этот период в распоряжении Лондона. Когда 22 августа 1914 г. в Лиссабоне стало hj вестно о том, что губернатор Ньясаленда просил помощи от губернатора Мозамбика в случае, если начнется немец кое наступление, немедленно была направлена телегркм ма португальскому послу в Лондон о том, что губернатру Мозамбика приказано предоставить в распоряжение пи 11 Augusto Casimiro. Op. cít., p 5. 300
шичан столько войск, сколько они попросят' Но англий- щии губернатор так и не попросил помощи у губернатора Мозамбика Вскоре, однако, стало ясно, что Лондон не собирается выполнять обещаний, которые он дал 3 августа ш 14 г (“В случае, если Германия атакует какое-либо пор- lyifjnbCKoe владение”, Англия обещала придти на помощь шюзнику). Ссылаясь на нехватку войск и средств, Грэй информировал 26 августа 1914 г. правительство Лиссабону что “в случае какой-либо атаки Германии на португальские владения, Англия защитит их, атаковав германские морские силы, но она не может в настоящее время взять |м себя ответственность за сухопутные границы колоний и 11ортугалии”2 24 августа 1914 г. германские войска начали военные действия против Португалии, напав на португальский пост Мазиуа на правом берегу р. Ровума в Мозамбике. Совет министров Португалии принял решение о выделении крупных ассигнований на военные расходы. С помощью этих финансовых средств были организованы две поенные экспедиции в Африку: одна в Мозамбик (к его семерной границе) под командованием полковника Массано до Аморим, а другая - в южную Анголу под начальством подполковника Алвиш Росадаша3. 10 сентября 1914 г. экспедиция Росадаша в составе 82 офицеров и 1482 солдат ги плыла из Лиссабона, провожаемая овациями, цветами, патриотическими песнями и теплыми напутствиями тысяч празднично одетых людей, собравшихся на набережной и |,1ПОлнивших улицы столицы. Лиссабону было хорошо известно о страстном желании Германии захватить юг Анголы. С целью осущест¬ ' Ibid . р. 13. Ibid , р. 15. ' José Ribeiro da Costa Junior Brancos e pretos na ocupação do Sul de Angola Luanda, 1971, p. 172. 301
вления этих экспансионистских планов немецкий tnuii* консул Шосс организовал линию постов (в Уамбо, Какондя Лубанго, Шибиа), где находились склады продовольсыин для транспортировки его в ЮЗА для немецкой армии I* ким образом, германское командование готовило амкин ский вариант “рейда Джеймсона”, причем эта подготовь велась по точно такой же схеме1 2 Видимо, не были литом* оснований и подозрения португальских властей, что Ш<«. использует некоторых буров для сбора разведывательно** информации на территории между плато Уила и ЮЗА' 8 сентября 1914 г., воспользовавшись в качесы*. предлога актами бандитизма овамбо, генерал-губернии >ii Нортон де Матуш декретировал введение чрезвычайнми- положения в дистрикте Уила. 18 октября он отдал прика* всем пограничным постам сохранять осторожный ней щи литет, не провоцировать врага на враждебные дейстмнн но в случае необходимости контратаковать и разоружай, любые немецкие войска, которые решатся перейти грамм ЧУ3- 15 октября, когда Алвиш Росадаш сконцентрирован свои войска на плато Уила, администратор района Оуокн (на территории германской колонии в ЮЗА) Шульц-Иена * двумя немецкими лейтенантами, сержантом и перевод1 ж ком-датчанином Женсеном и 10 солдатами-африканцами вошли на “португальскую” территорию, чтобы вступить » контакт с комендантом Хумбе и начать переговоры *.*п обеспечении связи ЮЗА с портами юга Анголы. Когда .ты немецкая миссия подошла к р. Кунене, она отправила чо рез брод в Калуэке в португальский пост Донгвена эмисса ра Курта Редера, чтобы сообщить'о своем прибытии и местонахождении, а также передать письмо для админм 1 Augusto Casimiro. Op. cit., p. 64, 67. 2 Jose A. Alves. Roçadas. Relatorio sobre as Operações, Lisboa, 1914, p 65. 3 Augusto Casimiro. Op. cit., p. 71- 302
• 1|>атора Хумбе, в котором Шульц просил его о встрече. Ту просьбу Шульц направил ему через двух португальских нндат, которые утром 17 октября появились в его лагере1. Пока Шульц ждал ответа из Хумбе, капитан-мор нпямато отдал приказ командиру эскадрона драгунов прапорщику Серену, находившемуся в Отокеро, “захватить и исюружить немецкое войско..., находящееся на нашей •ерритории в 12 км. от Наулина”2 18 октября Серену во и iene отряда драгунов выехал из Отокеро и вскоре прибыл и матерь немецкой миссии. На вопрос Серену, какова цель немцев, Шульц ответил: “Я прибыл в поисках одного де- мортира и, кроме того, я хочу говорить с властями Хумбе, иобы добиться разрешения на проход в Лубанго”3. Серену •иделил Шульца и двух офицеров от остальных, объявив им о намерении доставить их в Квамато. Шульц протесто- iiíiii, отказываясь ехать в Квамато, так как хотел ехать в '.умбе. Завязался спор, кончившийся тем, что Серену прислал драгунам открыть огонь, в результате чего Шульц и цмл немецких офицера были убиты. Значительную роль в ном инциденте сыграло видимо неумение переводчика. Но свидетельству Э. Машадо (этого автора Р. Пелисье назвал “великим разрушителем мифов”), “правда состоит в him, что д-р Шульц, его офицеры и прапорщик Серену, го- порившие лишь на своих собственных языках, не могли ибщаться, так как переводчик Женсен не мог быть посредником. Он плохо говорил по-португальски. Мы должны придти к заключению, что конфликт между Серену и д-ром Шульцем был вызван неумением этого плохо понимающего переводчика. Когда прапорщик Серену упомянул и капитан-море Квамато, Женсен решил, что он находится п Наулила. Он и перевел в этом смысле, поэтому д-р Шульц и его товарищи твердили, что поедут в Наулила, ' Machado Е. No sul de Angola. Lisboa, 1956, p. 10. 'Augusto Casimiro. Op. cit., p. 72. ' Ibidem. 303
будучи убеждены, что встретят там капитан-мора. Тощи почему Серену приказал открыть огонь? ...Это объяснит фраза, приписываемая 13-15 португальским свидетелем давшим показания в одних и тех же словах: “Тогда д р Шульц вскинул карабин, щелкнул затвором, и пристамнп ствол к груди прапорщика"1. Германское правительство использовало этот имци дент как долгожданный предлог для вторжения в Анголу В течение нескольких дней и ночей все немецкий телеграфные посты в ЮЗА передавали срочные сообщи ния об “убийстве” Шульца и его товарищей. Германским пресса, смакуя подробности, изображала инцидент к.и “западню”, сознательно подстроенную португальскими властями. На судебном процессе по делу об убийстве Шульцл в Лозанне (1928 г.) немецкая сторона так объясняла при чины германской интервенции в Анголу Губернатор Заищ вскоре после того, как он был проинформирован об инци денте в Наулила, приказал в течение нескольких ночей им редать в четкой форме на все немецкие телеграфист посты сообщение об убийстве д-ра Шульца-Иена и дну его товарищей. Такое же сообщение, будучи направлено также правительству Анголы, служило предписанием пир тугальским властям дать объяснения и вернуть двух плен ных - Женсена и Киммеля. Не получив никакого ответ немецкая сторона решила осуществить правосудие ли своему”2. Генерал-губернатор Анголы Нортон де Матуш по.чд нее вспоминал: “Правительство Анголы не имело никакою понятия о телеграфных сообщениях, упоминаемых в но мецких показаниях на процессе в Лозанне по арбитрам^ между Португалией и Германией. Оно и не могло от иметь, поскольку в то время в Анголе не было возможно 1 Machado Е. Op. cit., рр. 65, 66, 67 2 Ibid., р. 93 304
ной принимать телеграфные сообщения. 12 ноября 1914 | и получил в Луанде сообщение от министра колоний, из- тмцающее меня, что английское правительство перехва- 1ИМО радиограмму, отправленную из Виндхука в Берлин, | ообщающую, что “Франк двигается против португальцев”. ■ И) этом сообщении я тотчас же известил Росадаша”* 1. Немцы решили нанести внезапный удар там, где его мпньше всего ждали. 31 октября по приказу губернатора Митца немецкие войска, выйдя из Гроотфонтайна, спуститесь вниз вдоль р. Кубанго и истребили гарнизон пограничного форта Квангар Им помог соба Ауанга2. Услышав о продвижении немецких войск, форты Бунжо, Самбил, Ди- рико. Мукуссо были спешно покинуты их гарнизонами еще до прибытия немцев и вскоре были захвачены противником 12 ноября в Луанде стало известно, что в южные районы Анголы двигается немецкая армия (38 офицеров, 450 немецких солдат, несколько буров, 150 африканских солдат, 6 артиллерийских орудий и 2 пулемета) под начальном губернатора ЮЗА майора Франка. Это был очень опытный и искусный военачальник, ставший знаменитым Гшагодаря своим “победам" над восставшими гереро. Среди овамбо существовала легенда о том, что он неуязвим дня пуль, в которую верило большинство жителей ЮЗА3 Ьпагодаря этому в Берлине считали его наиболее подходящим и даже незаменимым командующим немецкими поисками, вторгшимися в Анголу Росадаш, назначенный к этому времени губернатором Уила, сконцентрировал свои войска в Лубанго. В его распоряжении было 112 офицеров, около 3000 солдат, 2 артиллерийских орудия и 6 пулеметов. Росадаш отправил разведчиков в районы Куаньяма и Кунене-Шела, откуда ' Ibid., р. 94 I duardo de Noronha Em redor de Africa Porto, 1915, p 381, Augusto casimiro. Op. cit, p 85 1 Augusto Casimiro Op. cit., p 110 305
немцы могли пройти к Порту-Алешандри и Мосамедишу ь также в ЮЗА, чтобы узнать о намерениях германского к" мандования, позиции пограничных племен ит. п.1. Росадаш разделил свои войска на два отряда • од ному пол командованием майора Салгаду было поруч#м> охранять брод у Калуэке, другой, включавший в с*о» основные силы Росадаша, находился на левом берегу К у нене около форта Наулила. Главной целью обоих было н<- допускать перехода немцев через реку Кунене. Имап» к. разведывательная информация о том, что Франк нам«р*)> атаковать Наулила, Донгвена и Хумбе. На сторону немцев перешел враг португальце* вождь куамато Сихетекела, войска которого двигали! i. вместе с Франком. Росадаш тоже включил в свое воин-, воинов-куамато и этот его шаг имел для него роковые п<* следствия. На рассвете 18 декабря колонна Франка напала м« отряд у Наулила2. Во время начавшейся битвы куамаш включенные в португальское войско, все, как один, пара шли на сторону Сихетекела, оголив передовые позиции Росадаша3. Тактические ошибки Росадаша, неумелое ко мандование, слабая подготовленность солдат из метропм лии обусловили поражение португальской армии. 18 да кабря 1914 г. впервые после поражения в Кабинде го французской эскадры в 1784 г. португальская армия столп нулась с регулярными европейскими войсками в Ангола и потерпела поражение. Наулила - это черная дата в и( тории португальского колониализма. Росадаш выну>кд*м был отдать войскам приказ об отступлении на другой 6©p*t Кунене через брод Шикуэнда. Потери португальцев сосг* вили: 3 бфицера, 54 белых и 12 африканских солдат убм 1 Ibid., р. 93. 2 Подробное описание битвы при Наулила см. Augusto Casimiro. Op <:il p. 155-188. S Ibid., p 169. 306
н.1ми и 5 офицеров, 61 европейский и 10 африканских сол- .11п ранеными, 37 человек попали в плен1. Хотя Франку удалось отбросить португальцев, понижение немецких войск было не блестящим. Они потеряна и битве 60% всего личного состава. Сам майор Франк »1ып ранен (пуля, задев лицо, пробила плечо). Отступление 'щргугальских войск он расценивал как попытку заманить немцев в засаду2. Не желая рисковать, Франк предпочел ни преследовать противника. Росадаш эвакуировал португальские форты на правый берег Кунене. Сразу же после окончания битвы 18 де- •н(')ря Росадаш отдал войскам приказ двигаться к Хумбе. И принял это решение, - объяснял он в официальном рапорте, - из-за крайней необходимости прибыть в Хумбе мнньше противника, мобильность которого была исключи- •пмьно велика”3. Из Хумбе Росадашу пришлось отступить дяпеко на север. Положение португальских войск было крайне тяже- мым Практически они не контролировали уже весь юг Ан- м)пы вплоть до линии Касинга-Лубанго. Нортон де Матуш мк оценивал в одном из докладов сложившуюся обстанов- ку “Общая ситуация на юге Анголы представляется мало идохновляющей. Разрушенную линию фортов вдоль ниж- 1М9ГО Кубанго ... можно считать несуществующей и полнос- н.ю потерянной для нашей оккупации вплоть до линии Куши - форт Кубанго-Касинга и, следовательно, подорван наш престиж в огромном районе, находящемся к северу и мостоку от р. Кубанго, что с дипломатической точки зрения мавит нас в сложное положение, ибо, когда воюющие государства соберутся на мирную конференцию, Германия мп преминет отстаивать свои неоспоримые права, приоб¬ ' Iloilo de Almeida. Meio século de lutas no Ultramar Lisboa, 1937, p. 89; Augusto Casimiro. Op. cit., p. 197. Augusto Almeida. Op. cit., p. 169. Machado E. Op. cit., p. 200. 307
ретенные силой оружия на территорию, которой они м» долго домогалась и которую завоюет. А с военной точим зрения это открывает для немцев и язычников, кот(>|н.н- всегда были нашими врагами, путь для вторжения по 1<у банго что представляет постоянную угрозу не только пм шеупомянутой линии форт Куши - Кубанго - Кассинга ни и Бенгельской железной дороге и районам Каконда и Jlyftmt го... В долине Кунене ситуация не лучше. Мы потеряли и» и< нашу оккупацию к югу от 16-й параллели”’ Ситуация на юге Анголы для португальских колони заторов крайне осложнилась также в связи с тем, что oi ступление Росадаша проходило на глазах у африканцяп куамато и куаньяма. Их вожди были прекрасно осведоми» ны о поражении португальских войск и о том, что они о mi тились далеко на север. Миф о непобедимости португднп, цев развеялся как дым Едва португальские солдаты г и нули форты на юге страны, как куамато напали на неском!. ко из них и взорвали форт Росадаш. В течение двух дням (18-19 декабря) куамато освободились от своих угнеклг* лей и вновь обрели независимость. Им досталось мнит оружия из арсеналов, брошенных португальцами при ми спешном отступлении. Говоря об этом, Нортон де Maiym сообщал в уже упоминавшемся докладе. “Ситуация, сш данная восставшими или находящимися в состоянии гм тентного мятежа язычниками, делает картину еще болям мрачной. Против нашего господства восстали не толы»! мухумбес, куамато, донгонас и эвале, но почти все язычнм ки Анголы стали проявлять беспокойство, дерзкое непови новение и неподчинение тотчас же после первых известии о наших поражениях и трудностях”1 2. Когда в Португалии узнали о поражении при Наупи ла и отступлении Росадаша на север, там в спешном пи рядке стали формировать новый экспедиционный Kopnyi 1 Ibid., р 96 2 Ibid . р 97, 98 308
vi роза лишиться колонии Ангола рассматривалась в Лис- | ибоне как вполне реальная По свидетельству Б. де Алмонды. возникла срочная необходимость послать сильную жспедицию из метрополии на юг Анголы не только для mio. чтобы противостоять новому вторжению германских поиск, но и для того, чтобы усмирить восставшие районы”1. В феврале 1915 г. Росадаш был смещен и генерал- |убернатором Анголы и главнокомандующим был назначен м'нерал Перейра де Эса. Бывший военный министр, проданный в армии стальным генералом”, он был первым н 'нералом, посланным в Анголу для руководства военными операциями Высадившись 21 марта 1915 г в Луанде, но- иыи генерал-губернатор все свои усилия сосредоточил на нойне на юге страны Он ввел в Анголе чрезвычайное положение и сформировал беспрецедентную по численности армию, предназначенную для борьбы против немцев и мятежников”. По сведениям Б де Алмейды, в ней насчи- 1ывалось 218 офицеров. 4936 солдат, 593 вспомогательных” солдат, 18 арторудий, 28 тяжелых пулеметов, 406 бурских повозок, 812 лошадей, 1247 быков, /3 верблюда и т п 2 Летом 1915 г., когда Перейра де Эса проводил совещание штабных офицеров на военном посту Гамбуш, пришло известие, которое было воспринято португальцами i: неменьшим энтузиазмом, чем в свое время “манна небесная” - последователями Моисея. Наступление южноафриканских войск, оккупировавших в мае Виндхук и оттеснивших германские вооруженные силы на северо-восток, заставило их согласиться на капитуляцию 9 июля 1915 г.3 Португальцы, таким образом, без всяких усилий со своей стороны избавились от самого сильного и грозного врага. Но у них оставался другой враг • восставшие народы ' Bello de Almeida. Op. cit, p. 93. Ibid., p. 94. ' История германского колониализма в Африке, М., 1983, с. 224 309
южной Анголы. Перейра де Эса двинулся со своей огром ной армией на юг к Хумбе. Ничего не известно о реакции Мандуме и Сихетекела на приближение португальски* войск. Перейра де Эса оценивал потенциальные сипы “мятежников” в 80-100 тыс. человек. (За несколько месяцем до этого два миссионера и 4 торговца представили план атаки против куаньяма, которые, по их оценке, имели 20м тыс. воинов, вооруженных 15.000 ружей (в том числе 800м усовершенствованных). Они составили список “советником Мандуме (Калола, Аугусту, Инжукума и др ), подлеЖащи* “уничтожению”1. 7 июля без какого-либо сопротивления Перейра д* Эса овладел Хумбе и 12 августа двинулся оттуда на юг к форту Квамато. Сихетекела оказал сопротивление, но они было сломлено значительно лучше вооруженными порту гэльскими войсками. 15 августа Квамато был снова закни чен португальцами. Окрыленный легким успехом, Перейр* де Эса вторгся в земли куаньяма. Но здесь его ждало гор» кое разочарование. Мандуме прибег к обычной тактик» куаньяма, устраивая засады португальцам. В Китаве отряд под начальством капитана С. Роби угодил в “мешок куаньяма. По свидетельству участника этих событий Кошт* Жуниора, С. Роби, увйдев свой отряд окруженным воинами Мандуме, “приказал переводчику передать обращение г* нерала,Перейры де Эса, суть которого состояла в том, что он, командующий войсками, прибывшими из метрополии чтобы помешать немцам вторгнуться на юг Анголы, желаат мира с язычниками, поэтому он надеется, что они мирно отнесутся к реоккупации территории, покинутой немцами Ответом на это обращение был выстрел в спину перевод чика, который был убит. Храбрый С. Роби выхватил писто лет, повернулся, но не успел выстрелить, так как второй 1 Pelissier R. Résistance et revoltes eri Angola (1845-1941). Orgeval, 19711, t. I, p. 694. 310
иыстрел убил его”1. Неся большие потери под огнем куаньяма, отряд отступил в Мулондо. Узнав об этом, Перейра де Эса во главе войска из ?700 солдат и обоза вышел с целью “примерно наказать” Мандуме. Вождь куаньяма поручил оборону границ своих .юмель ближайшему соратнику и любимцу Калоло. Тот контратаковал 17 августа войска Перейра де Эса. Порту- |,чльцы, перестроившись в свой излюбленный боевой порядок - каре, двинулись к прудам, но, к своему величайшему огорчению, обнаружили, что они высохли. Попытки пропиться к колодцам не дали результата, так как, по свиде- юльству Кошта Жуниора, “куаньяма защищали их стойко I8 и 19-го августа, пока не были вынуждены их покинуть”2 I8 августа крупный отряд португальцев опять попал в мешок” куаньяма, которые укрывшись за термитниками и деревьями, убили 16 (в том числе 1 офицера) и ранили 30 (6 офицеров) португальцев3. Основные силы Перейры де Эсы-были окружены в двух днях марша от Хумбе. Мандуме сделал явные пр