Оглавление
Введение
ГЛАВА I. РАССТАНОВКА СИЛ НА БЛИЖНЕМ И СРЕДНЕМ ВОСТОКЕ И ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА СТРАН РЕГИОНА В 40—50-е ГОДЫ
Палестинская проблема
Палестинская война 1948—1949 годов и ее воздействие на межарабские отношения
Турция и империалистические военные блоки
Особенности внешней политики Ирана
ГЛАВА II. АНТИИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКИЕ ТЕНДЕНЦИИ ВО ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКЕ АРАБСКИХ СТРАН В 50-е ГОДЫ
Тройственная агрессия 1956 года против Египта и арабские страны
Две тенденции в борьбе за арабское единство
ГЛАВА III. ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА АРАБСКИХ СТРАН В 60-е ГОДЫ
Отношение арабских стран к революции 1962 года в Йемене
Палестинская проблема накануне израильской агрессии 1967 года
Демократические преобразования в Египте и Сирии и их внешняя политика накануне израильской агрессии 1967 года
Роль ООП в борьбе за восстановление прав арабского народа Палестины в конце 60 — начале 70-х годов
ГЛАВА IV. ПРОБЛЕМА БЛИЖНЕВОСТОЧНОГО УРЕГУЛИРОВАНИЯ ВО ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКЕ АРАБСКИХ СТРАН В 70-е ГОДЫ
Эволюция внешней политики Египта в начале 70-х годов и ее воздействие на расстановку сил на Арабском Востоке
Арабо-израильская война 1973 года и ее итоги. Женевская мирная конференция
Международное признание ООП
Синайское соглашение 1975 года
Гражданская война в Ливане в 1975—1976 годах и политика арабских стран
Региональные и международные аспекты проблемы ближневосточного урегулирования в конце 70 — начале 80-х годов
ГЛАВА V. СДВИГИ ВО ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКЕ ТУРЦИИ И ИРАНА В 60—70-е ГОДЫ
Кризис шахского режима в Иране и его внешней политики
Заключение
Примечания
Текст
                    ВНЕШНЯЯ

ПОЛИТИКА
І СРЕДНЕГО
ВОСТОКА
ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА

РАЗВИВАЮЩИХСЯ

СТРАН


ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА РАЗВИВАЮЩИХСЯ СТРАН ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА СТРАН БЛИЖНЕГО
 И СРЕДНЕГО ВОСТОКА
ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА РАЗВИВАЮЩИХСЯ СТРАН (В ПЯТИ КНИГАХ) ОБЩИЕ ПРОБЛЕМЫ И МЕТОДОЛОГИЯ ИССЛЕДОВАНИЯ ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА СТРАН АЗИИ ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА СТРАН БЛИЖНЕГО И СРЕДНЕГО ВОСТОКА ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА СТРАН АФРИКИ ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА СТРАН ЛАТИНСКОЙ АМЕРИКИ МЕЖДУНАРОДНЫЙ РЕДАКЦИОННЫЙ
 СОВЕТ СЕРИИ: В. Вольский (СССР), Р. Вюнше (ГДР), A. Глинкин (СССР),
 Анат. Громыко (СССР),
 JI. Дворжак (ЧССР), Г. Мирский (СССР), Е. Примаков (СССР), Е. Прокопчук (ПНР) —
 координатор проекта, B. Талаш (ВНР), Е. Тарабрин (СССР), Я. Цесар (ЧССР), А. Чичеров (СССР).
ИНСТИТУТ ВОСТОКОВЕДЕНИЯ АН СССР
 ИНСТИТУТ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ ГДР
 ПОЛЬСКИЙ ИНСТИТУТ МЕЖДУНАРОДНЫХ ВОПРОСОВ
 ИНСТИТУТ ВОСТОКОВЕДЕНИЯ ЧССР ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА СТРАН БЛИЖНЕГО
 И СРЕДНЕГО ВОСТОКА Ответственные редакторы:
 А. А. КУЦЕНКОВ А. И. ЧИЧЕРОВ МОСКВА «МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ» 1984
ОТ МЕЖДУНАРОДНОГО
 РЕДАКЦИОННОГО СОВЕТА Серия «Внешняя политика развивающихся
 стран» включает пять книг—’коллективных мо*
 нографий: «Общие проблемы и методология ис¬
 следования», «Внешняя политика стран Азии»,
 «Внешняя политика стран Ближнего и Среднего
 Востока», «Внешняя политика стран Африки» и
 «Внешняя политика стран Латинской Америки».
 В написании этих фундаментальных трудов при¬
 нимал участие широкий круг ученых из госу¬
 дарств социалистического содружества. Ими
 предпринята попытка объективного анализа на
 основе марксистско-ленинской методологии тео¬
 ретических аспектов внешней политики и практи¬
 ческой деятельности развивающихся стран на
 международной арене. Книги, входящие в эту
 серию, служат определенным итогом интеграции
 усилий ученых, представляющих различные науч¬
 ные дисциплины, с целью раскрытия некоторых
 закономерностей современных международных:
 отношений. Работа по подготовке серии осуществлялась
 международными рабочими группами, созданные
ми в рамках Проблемной комиссии многосторон¬
 него сотрудничества академий наук социалисти¬
 ческих стран «Экономика и политика развиваю¬
 щихся стран». С инициативой проведения данно¬
 го исследования выступил Польский институт
 международных вопросов в Варшаве. На нее
 горячо откликнулись и проявили к ней активный
 интерес научные институты СССР, ГДР, ЧССР,
 ВНР. Идея работы и ее основные принципы яви¬
 лись предметом обсуждения на многих междуна¬
 родных научных симпозиумах и конференциях. Основная работа по окончательной подготовке
 книг к печати проделана советскими учеными.
 Первая из перечисленных выше книг подготов¬
 лена в Институте мировой экономики и между¬
 народных отношений АН СССР, вторая и третья
 книги — в Институте востоковедения АН СССР,
 четвертая — в Институте Африки АН СССР и
 пятая — в Институте Латинской Америки АН
 СССР. Общее научное руководство осуществлял Меж¬
 дународный редакционный совет, в состав кото¬
 рого входили представители всех научных цент¬
 ров, принимающих участие в реализации програм¬
 мы исследований. Предлагаемая читателям серия не претендует,
 разумеется, на исчерпывающее рассмотрение за¬
 тронутых проблем, тем более, что речь идет о
 находящихся в развитии процессах, о событиях
 настоящего времени. Во всех книгах серии, несмотря на их концеп¬
 туально единый характер, сохранен авторский
 подход к исследуемым проблемам. Международ¬
 ный редакционный совет надеется, что увидев¬
 шая свет серия будет полезной для широкого
 круга читателей, интересующихся растущей ролью
 развивающихся стран в современном мире.
ББК 66.4(07)
 В60 РЕДАКЦИОННАЯ КОЛЛЕГИЯ: Л. Куценкоа (отв. редактор), А. Чичеров (отв. редактор), А. Демь¬
 яненко, Г. Мирский (СССР), Р. Исмаилова, X. Мардек (ГДР),
 Е. Прокопчук, Б. Нетецка-Ягелло (ПНР), И. Музикарж, П. Пучик
 (ЧССР). АВТОРСКИЙ КОЛЛЕКТИВ: Р. ИСМАИЛОВА, X. МАРДЕК, Э. РЁМЕР (ГДР) Б. НЕТЕЦКА-ЯГЕЛЛО, Е. ПЕТРОВСКИ (ПНР) А. ДЕМЬЯНЕНКО (СССР) И. МУЗИКАРЖ, 3. МЮЛЛЕР, П. ПУЧИК (ЧССР) В написании главы V принимала участие
 И. ИВАНОВА (СССР) В подготовке рукописи к изданию принимали участие:
 Г. Милославский, О. Столярова, Е. Мелкумян;
 научное редактирование — А. Демьяненко,
 ученый секретарь издания — Е, Мелкумян. _ 0803000000—047 В КБ—52—3—1983 003(01)—84 © «Международные отношения», 1984
ОГЛАВЛЕНИЕ Введение ГЛАВА I. РАССТАНОВКА СИЛ НА БЛИЖНЕМ И СРЕДНЕМ
 ВОСТОКЕ И ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА СТРАН РЕГИОНА
 В 40—50-е ГОДЫ Борьба народов арабских стран за национальное освобож¬
 дение (1945—1951 гг.) Палестинская проблема Палестинская война 1948—1949 годов и ее воздействие на межарабские отношения Турция и империалистические военные блоки Особенности внешней политики Ирана ГЛАВА II. АНТИИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКИЕ ТЕНДЕНЦИИ
 ВО ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКЕ АРАБСКИХ СТРАН
 В 50-е ГОДЫ Египетская революция 1952 года и борьба арабских стран
 против военных блоков на Ближнем и Среднем Востоке
 Тройственная агрессия 1956 года против Египта и арабские
 страны Две тенденции в борьбе за арабское единство ГЛАВА III. ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА АРАБСКИХ СТРАН
 В 60-е ГОДЫ Кувейтский вопрос Отношение арабских стран к революции 1962 года в Йемене 9 21 21 39 50 58 65 71 71 83 93 114 114 121 7
Палестинская проблема накануне израильской агрессии 1967
 года 130 Демократические преобразования в Египте и Сирии и их
 внешняя политика накануне израильской агрессии 1967 года 142
 Борьба прогрессивных арабских режимов за ликвидацию по¬
 следствий израильской агрессии 1967 года 417
 Роль ООП в борьбе за восстановление прав арабского народа
 Палестины в конце 60 — начале 70-х годов 152 ГЛАВА IV. ПРОБЛЕМА БЛИЖНЕВОСТОЧНОГО УРЕГУЛИРОВАНИЯ
 ВО ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКЕ АРАБСКИХ СТРАН
 В 70-е ГОДЫ 159 Борьба за политическое урегулирование ближневосточного
 конфликта в конце 60 — начале 70-х годов 159 Эволюция внешней политики Египта в начале 70-х годов и
 ее воздействие на расстановку сил на Арабском Востоке
 Арабо-израильская война 1973 года и ее итоги. Женевская
 мирная конференция Международное признание ООП *99 Синайское соглашение 1975 года 204 Гражданская война в Ливане в 1975—1976 годах и политика
 арабских стран 210 Региональные и международные аспекты проблемы ближне¬
 восточного урегулирования в конце 70 — начале 80-х годов 221 ГЛАВА V. СДВИГИ ВО ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКЕ ТУРЦИИ
 И ИРАНА В 60—70-е ГОДЫ 246 Эволюция внешней политики Турции 246 Кризис шахского режима в Иране и его внешней политики 259 Заключение 272 Примечания 279
ВВЕДЕНИЕ Страны Ближнего и Среднего Востока 1 расположе¬
 ны на стыке трех континентов, образуемом Восточной и
 Юго-Восточной Европой, Африкой и Азией. Через Ближ¬
 ний и Средний Восток проходят основные сухопутные,
 морские, воздушные коммуникации, играющие боль¬
 шую роль в мировых экономических связях. В системе
 морских коммуникаций важное значение имеют Среди¬
 земное море, проливы Босфор и Дарданеллы, а также
 Суэцкий канал и Баб-эль-Мандебский пролив, соединя¬
 ющие Средиземное море с Красным морем и Индийским
 океаном. Освободившиеся страны Ближнего и Среднего Вос¬
 тока имеют богатый и многолетний опыт и традиции
 борьбы против колониального господства, в результате
 которой они завоевали политическую независимость.
 Значительную группу этих стран объединяют общие це¬
 ли преодоления колониального наследия и изменения
 неравноправного положения в международном разделе¬
 нии труда. Страны Ближнего и Среднего Востока являются об¬
 ладателями и поставщиками на мировой рынок целого
 ряда важных видов минерального и сельскохозяйствен¬
 ного сырья. Первостепенное значение для социально-
 экономического развития стран региона и для нормаль¬
 ного функционирования мирового капиталистического
 хозяйства имеют нефть и газ этого региона. 9
В недрах Ближнего и Среднего Востока залегает
 2/з разведанных запасов нефти и более Ч4 природного
 газа мировой капиталистической системы. Доля Ближ¬
 него и Среднего Востока в мировой добыче нефти (без
 стран социалистического содружества) составила к кон¬
 цу 70-х годов около 60%. За счет добываемой в этом
 районе нефти Западная Европа покрывает более 60%
 своей потребности в нефтепродуктах, Япония — 90—
 95%. За истекшее десятилетие транснациональные кор¬
 порации (ТНК) Соединенных Штатов заметно увеличи¬
 ли вывоз нефтепродуктов из стран Ближнего и Средне¬
 го Востока, значительную часть которых они экспорти¬
 руют в третьи страны, а частично используют для удов¬
 летворения потребностей многочисленных военных баз
 США, расположенных в бассейне Средиземного моря и
 в акваториях Индийского и Тихого океанов. В ходе длительной борьбы за право распоряжаться
 собственными минеральными ресурсами нефтедобываю¬
 щие страны Ближнего и Среднего Востока осуществили
 национализацию и экспроприацию собственности меж¬
 дународных нефтяных монополий, долгое время безна¬
 казанно грабивших их основное национальное богат¬
 ство. Одной из наиболее характерных черт общественно-
 политического развития стран Ближнего и Среднего Во¬
 стока является господствующая в них многоукладность
 социально-экономической структуры. Современные об¬
 щества стран региона переживают бурный процесс со¬
 циальной стратификации, который происходит в услови¬
 ях сильного воздействия традиционных докапиталисти¬
 ческих отношений и институтов. Абсолютное большинство населения, проживающего
 в странах региона, исповедует ислам. Конституции всех
 мусульманских стран признают ислам в качестве госу¬
 дарственной религии. Однако ислам не является гомо¬
 генной религией. Приверженцы ислама придерживают¬
 ся одного из двух главных направлений, существующих
 в этой религии: суннизма и шиизма, каждое из которых,
 в свою очередь, распадается на различные школы, тече¬
 ния, секты, ордена и т. п. Взаимодействие и столкнове¬
 ние представителей разных направлений, школ и тече¬
 ний в исламе создают своеобразную религиозно-полити¬
 ческую ситуацию, которая, накладываясь на социально-
 экономические и политические отношения в отдельных
 странах или на межгосударственные отношения во всем 10
регионе, ускоряет или сдерживает прогрессивные тен¬
 денции общественно-политического развития, углубля¬
 ет или ослабляет противоречия, лежащие в основе раз¬
 личных конфликтов как на страновом, так и на регио¬
 нальном уровнях. Многие страны Ближнего и Среднего Востока полу¬
 чили в наследие от эпохи колониализма целый ряд не¬
 решенных проблем и спорных вопросов, связанных с
 экономической слаборазвитостью, несоответствием по¬
 литических институтов власти потребностям внутренне¬
 го развития общества в новых исторических условиях, а
 также с национально-этническими и межрелигиозными
 отношениями, погранично-территориальным разграниче¬
 нием и т. д. В условиях усиления в 70-е годы социально-классо-
 вых факторов в национально-освободительном движе¬
 нии народов Ближнего и Среднего Востока, а также воз¬
 росшего уровня интернационализации процессов обще¬
 ственного развития в странах региона неразрешенные
 проблемы и спорные вопросы служат в одном случае
 поводом, а в другом — причиной возникновения острых
 политических и социальных конфликтов, переходящих в
 вооруженные столкновения и даже войны, которые соз¬
 дают нестабильную обстановку в отдельных странах и
 перманентную напряженность в регионе. К числу проб¬
 лем, требующих незамедлительного разрешения, отно¬
 сится проблема комплексного урегулирования ближне¬
 восточного конфликта, который в настоящее время за¬
 трагивает в большей или меньшей степени интересы всех
 стран Ближнего и Среднего Востока и создает реаль¬
 ную угрозу международной безопасности. Общность исторических судеб народов и стран Бли¬
 жнего и Среднего Востока, традиции борьбы за нацио¬
 нальное освобождение, стремление к ликвидации коло¬
 ниального наследия, единый для большинства стран про¬
 тивник — в лице империализма — в борьбе за социаль¬
 ный прогресс явились объективной основой центростре¬
 мительной тенденции в развитии политических, эконо¬
 мических, культурных и других отношений между стра¬
 нами региона. Так, еще в 1945 году на конференции
 арабских государств в Каире была создана Лига араб¬
 ских государств (ЛАГ). Устав ЛАГ, по форме представ¬
 ляющий собой международный договор, определил ос¬
 новные задачи Лиги, которые сводятся к установлению
 тесных отношений между государствами — членами 11
ЛАГ, выработке и проведению единой политической ли¬
 нии на международной арене, защите их независимости
 и суверенитета, обсуждению проблем, затрагивающих
 интересы арабских государств. Важное значение в дея¬
 тельности Лиги придается также сотрудничеству в обла¬
 сти экономики, финансов, транспорта, культуры, граж¬
 данства, виз. Упрочению антиимпериалистической солидарности и
 сближению позиций арабских стран по ряду вопросов их
 международно-политической деятельности способство¬
 вало участие нефтедобывающих государств в деятель¬
 ности региональной и международной организации
 стран — экспортеров нефти. В 1968 году нефтедобыва¬
 ющие страны Арабского Востока объединились в Орга¬
 низацию арабских государств — экспортеров нефти
 (ОАПЕК). Почти все нефтедобывающие страны Ближ¬
 него и Среднего Востока, которых к концу 70-х годов
 насчитывалось 15 (вместо 7 в 1960 г.), являются члена¬
 ми Организации стран — экспортеров нефти (ОПЕК),
 созданной в 1960 году. Благодаря коллективным усили¬
 ям членов ОПЕК нефтедобывающие государства смог¬
 ли добиться в 70-е годы пересмотра концессионных сог¬
 лашений, ранее предоставлявших односторонние преи¬
 мущества международным нефтяным монополиям, изме¬
 нить систему расчетных платежей за добываемую нефть,
 осуществить полную или частичную экспроприацию
 собственности иностранного капитала в нефтедобываю¬
 щей промышленности, расположенной на территории
 этих стран. В результате нефтедобывающие страны
 Ближнего и Среднего Востока стали обладателями не
 только уникальных природных ресурсов, но и значитель¬
 ных финансовых средств, приток которых обеспечива¬
 ется экспортом нефтепродуктов. Региональное сотрудничество стало важной формрй
 объединения усилий стран Ближнего и Среднего Восто¬
 ка для защиты их национального суверенитета. Мусуль¬
 манские страны региона составляют костяк Организа¬
 ции Исламская конференция (ОИК), региональной ор¬
 ганизации, созданной в 1969 году и включающей 41 стра¬
 ну и Организацию освобождения Палестины (ООП).
 Государства — члены ОИК, объединенные по принципу
 конституционного признания ислама в качестве государ¬
 ственной религии, выступают за упрочение исламской
 солидарности, развитие разносторонних связей и сотруд¬
 ничества между мусульманскими странами, призывают 12
к борьбе против расовой дискриминации и колониализ¬
 ма, за мир и безопасность, а также заявляют о своей
 поддержке законных прав арабского народа Палестины. Участие стран Ближнего и Среднего Востока в дви¬
 жении неприсоединения и в целом ряде международных
 организаций придает международное значение их борь¬
 бе за укрепление своей национальной независимости,
 против агрессивной политики израильских сионистов и
 империалистических кругов. Разносторонняя помощь стран социалистического со¬
 дружества явилась важным условием завоевания или
 сохранения независимости государствами Ближнего и
 Среднего Востока. Расширение экономических, полити¬
 ческих, культурных и прочих связей со странами соци¬
 ализма способствовало укреплению политически неза¬
 висимого статуса государств Ближнего и Среднего Вос¬
 тока и утверждению их в качестве полноправных субъ¬
 ектов международных отношений, что, в свою очередь,
 позволило им принимать все более активное участие в
 решении общемировых' проблем. Уже на этапе борьбы
 за политическую независимость выработанные страна¬
 ми Ближнего и Среднего Востока позиции по отноше¬
 нию к целому ряду важнейших проблем современности
 показали, что в своем большинстве они встали на сторо¬
 ну демократических и прогрессивных сил мира, высту¬
 павших за ликвидацию колониализма и расизма, за не¬
 распространение и запрещение ядерного оружия, за лик¬
 видацию угрозы новой мировой войны, обуздание гонки
 вооружений и т. д. Используя в начале 70-х годов благоприятные усло¬
 вия разрядки международной напряженности, а также
 опираясь на поддержку социалистических стран, прог¬
 рессивные арабские страны выступили с инициативой
 обсуждения в рамках ООН вопроса об изменении не¬
 равноправных экономических отношений между разви¬
 вающимися и индустриально развитыми странами.
 В результате усилий развивающихся государств, актив¬
 но поддержанных странами социалистического содру¬
 жества, ООН приняла в декабре 1974 года Декларацию
 об установлении нового международного экономическо¬
 го порядка, Программу действий, а также Хартию эко¬
 номических прав и обязанностей государств. Принятые
 международным сообществом документы подтверждали
 принцип мирного сосуществования, неразрывную связь
 сохранения мира и разоружения с экономическим раз¬ 13
витием, осуждали колониализм, неоколониализм, расо¬
 вую дискриминацию и апартеид. - Большинство стран региона поддерживает диплома¬
 тические, политические, экономические и культурные
 связи с капиталистическими государствами. Наиболее
 тесные отношения с западным миром имеют нефтедобы¬
 вающие страны Персидского залива, а также страны
 Ближнего Востока, идущие по капиталистическому пу¬
 ти развития. К концу 70-х годов значительно усилились
 интеграционные связи между отдельными странами
 Персидского залива и индустриально развитыми госу¬
 дарствами Запада в области валютно-финансовых отно¬
 шений, в вопросах военно-технического сотрудничества
 и т. д. Между отдельными странами региона и империа¬
 листическими государствами существуют договорные
 военно-политические отношения. В рамках НАТО Тур¬
 ция, например, связана военно-политическими обяза¬
 тельствами с капиталистическими государствами — чле¬
 нами Североатлантического пакта. После заключения
 Египтом в Кэмп-Дэвиде (март 1979 г.) под эгидой Сое¬
 диненных Штатов сепаратного мирного договора с Из¬
 раилем американская администрация активно пытается
 вовлечь АРЕ в реализацию своих милитаристских пла¬
 нов на Ближнем Востоке. Проявлением военно-полити-
 ческого сотрудничества отдельных стран региона с им¬
 периалистическими государствами, в первую очередь
 США, следует считать и соглашения о создании на тер¬
 риториях этих стран американских военных баз, а так¬
 же опорных пунктов «сил быстрого развертывания»
 (СБР). ' Вместе с тем отношения с капиталистическими госу¬
 дарствами имеют и другую сторону, связанную со стрем¬
 лением стран Ближнего и Среднего Востока упрочить
 государственный суверенитет и обеспечить твердые га¬
 рантии независимого политического и экономического
 развития без вмешательства в их внутренние дела со
 стороны империалистов, израильских сионистов и дру¬
 гих реакционных сил. Империалистические круги, и в первую очередь Сое¬
 диненные Штаты, стремятся сохранить Ближний и Сред¬
 ний Восток в орбите экономических и военно-политичес-
 ких интересов капитализма, главным образом амери¬
 канского, подорвать национально-освободительное дви¬
 жение, ликвидировать прогрессивные режимы и изоли¬
 ровать страны этого района от Советского Союза идру- 14
гих стран социалистического содружества. Силы импе¬
 риализма стремятся использовать Ближний и Средний
 Восток в качестве плацдарма против Советского Союза
 и других стран социалистического содружества, против
 национально-освободительных движений на африкан¬
 ском континенте и в Азии. На протяжении всей послевоенной истории на Ближ¬
 нем и Среднем Востоке не снижается острота противо¬
 борства между империализмом и связанными с ним си¬
 лами местной реакции, с одной стороны, и национально-
 освободительным движением — с другой. Борьба за на¬
 циональную независимость, против сил агрессии и экс¬
 пансионизма в этом регионе наталкивается на яростное
 контрнаступление империалистических сил, стремящих¬
 ся к сохранению своего военно-политического и эконо¬
 мического контроля над Ближним и Средним Востоком. События, происходящие на Ближнем и Среднем Вос¬
 токе, вызывают большой интерес читательской аудито¬
 рии к литературе, анализирующей проблемы этого ре¬
 гиона. За последние 15—20 лет востоковеды Советского
 Союза и ряда стран социалистического содружества соз¬
 дали целый ряд фундаментальных научных трудов, ос¬
 вещающих с марксистско-ленинских позиций те или
 иные вопросы сложных и противоречивых процессов со¬
 циально-политического развития как отдельных стран
 Ближнего и Среднего Востока, так и региона в целом. В 70-е годы на внешнюю политику стран Ближнего
 и Среднего Востока особенно заметное воздействие ста¬
 ли оказывать социальные факторы, что свидетельству¬
 ет о качественно новом этапе борьбы народов региона
 за национальную независимость. В результате усиления
 социально-классовой и идейно-политической дифферен¬
 циации в национально-освободительном движении про¬
 граммы и лозунги политических партий, общественных
 организаций и правящих режимов стран Ближнего и
 Среднего Востока, унаследованные от прежнего этапа
 борьбы за политическую независимость, стали напол¬
 няться новым содержанием. У представителей разных
 социальных сил в этих странах было, естественно, не¬
 одинаковое представление о путях развития собствен¬
 ных стран, а также о средствах и путях достижения про¬
 возглашенных внешнеполитических целей. В результате
 столкновения и взаимодействия разнородных и разно¬
 характерных социальных сил и традиционных институ¬
 тов внешняя политика стран Ближнего и Среднего Вос¬ 15
тока утратила ту степень однозначности, которая была
 свойственна ей на этапе общенациональной борьбы за
 независимость и государственный суверенитет. Во внеш¬
 ней политике ряда стран региона стали проявляться ко¬
 лебания вправо и влево, забегания вперед и стремитель¬
 ные отступления назад, в результате которых возросло
 негативное воздействие центробежных тенденций на
 внутрирегиональные отношения. Кроме того, на современном этапе на внешнюю по¬
 литику стран Ближнего и Среднего Востока гораздо
 больше, чем прежде, стали влиять глобальные между¬
 народные факторы, что способствовало появлению но¬
 вых тенденций в их внешней политике и усложнению
 международных отношений в регионе. В этих конкретно-исторических условиях стала обна¬
 руживаться недостаточность и страноведческих исследо¬
 ваний, и общепроблемных работ по Ближнему и Сред¬
 нему Востоку для объяснения сложных и на первый
 взгляд противоречивых процессов во внутриполитичес¬
 кой жизни стран региона, закономерностей их прелом¬
 ления и отражения во внешней политике этих стран.
 В этой связи авторский коллектив настоящей работы, в
 состав которого вошли представители ГДР, ПНР, СССР
 и ЧССР, и предпринял попытку комплексного исследо¬
 вания внешней политики стран Ближнего и Среднего
 Востока. Авторы использовали такие фундаментальные труды
 по национально-освободительному движению и между¬
 народным отношениям, как второе переработанное из¬
 дание многотомной коллективной монографии, подго¬
 товленной в Институте востоковедения АН СССР,—
 «Зарубежный Восток и современность», коллективное
 исследование, выполненное сотрудниками Института ми¬
 ровой экономики и международных отношений,—«Раз¬
 вивающиеся страны: закономерности, тенденции, пер¬
 спективы», а также труды К. Брутенца, Б. Гафурова,
 Г. Кима, Н. Симония, В. Тягуненко, С. Тюльпанова,
 Р. Ульяновского (СССР), Р. Вюнше, JI. Ратмана (ГДР),
 Е. Прокопчука (ПНР), J1. Дворжака (ЧССР) и др. Большое значение имели коллективные исследования
 и индивидуальные монографии социологического, при¬
 кладного и политологического характера, посвященные
 частным или общим проблемам социального развития
 стран Ближнего и Среднего Востока и региона в целом.
 К числу таких работ следует отнести прежде всего кол¬ 16
лективную монографию, подготовленную Институтом
 востоковедения АН СССР, «Великий Октябрь и акту¬
 альные проблемы арабского мира»; труды С. Алиева*
 И. Беляева, А. Демина, Е. Дмитриева, Г. Мирского*
 Е. Примакова (СССР), М. Роббе, М. Кшешковяк,
 Г. Бартелл (ГДР), Ф. Выходила (ЧССР). Авторы глав и разделов настоящей работы стара¬
 лись максимально использовать труды ученых и публи¬
 цистов, материалы периодики, а также официальные
 издания министерств, ведомств, партий и общественных
 организаций рассматриваемых стран. Привлечение ши¬
 рокого круга различных материалов, изданных по дан¬
 ной проблематике в Соединенных Штатах и странах За¬
 падной Европы, позволило значительно расширить ин¬
 формативную и источниковедческую базу исследования. Географические рамки исследования охватывают в
 первую очередь арабские государства — участники кон¬
 фликта с Израилем, а также те страны арабского мира*
 включая Северную Африку и Персидский залив, во вне¬
 шней политике которых арабо-израильский конфликт
 занимает большой удельный вес. Значительное место в
 монографии отведено внешней политике Египта, зани¬
 мавшего до конца 60-х годов лидирующее положение в
 национально-освободительном движении народов араб¬
 ских стран. Помимо арабских стран в работе анализи¬
 руется внешняя политика Турции и Ирана. Хронологически настоящее исследование охватыва¬
 ет послевоенные годы до начала 80-х годов. В основу тематического деления работы на главы по¬
 ложен хронологически-проблемный принцип. В первой
 главе делается упор на расстановку сил в регионе, а
 также на факторы, которые, по мнению авторов, оказы¬
 вали решающее воздействие на формирование независи¬
 мой внешней политики арабских стран сразу после вто¬
 рой мировой войны. Вместе с тем усиление после Пале¬
 стинской войны 1948—1949 годов антиимпериалистичес¬
 ких настроений на Арабском Востоке вынуждало
 империалистические государства, стремившиеся с по¬
 мощью создания военно-политических блоков удержать
 Ближний и Средний Восток в орбите своих военно-поли-
 тических и экономических интересов, уделять особое
 внимание Турции и Ирану, использовать в качестве опо¬
 ры и орудия реализации своих планов агрессивный, экс¬
 пансионистский курс правящих кругов Израиля. Усилению антиимпериалистических тенденций во 17
внешней политике арабских стран и прямо связанному
 с этим провалу блоковой политики империализма на
 Арабском Востоке в 50-е годы посвящена вторая глава
 исследования. Данная глава охватывает период между
 июльской революцией 1952 года в Египте и выходом
 республиканского Ирака из Багдадского пакта в
 1959 году. В третьей главе показаны основные направления
 внешней политики арабских стран в 60-е годы, ознаме¬
 новавшиеся целым рядом важных событий и процессов
 на Ближнем и Среднем Востоке, которые оказали прин¬
 ципиальное воздействие на внешнюю политику стран
 региона. Борьба арабских народов за справедливое и всеобъ¬
 емлющее ближневосточное урегулирование с учетом на¬
 циональных прав арабского народа Палестины стала
 одним из главных направлений их внешней политики в
 70-е годы. Учитывая приоритетное положение комплек¬
 са проблем ближневосточного урегулирования, в пер¬
 вую очередь во внешней политике арабских стран, а так¬
 же степень интернационализации конфликта в этот
 период, влиявшей как на межарабские отношения, так и
 на отношения арабских стран с внешним миром, автор¬
 ский коллектив выделил эти вопросы в отдельную главу. Наконец, заключительная глава посвящена внешней
 политике Турции и Ирана в 60-е и 70-е годы. Особенность настоящей работы заключается в том,
 что она готовилась к изданию в пятитомной серии «Вне¬
 шняя политика развивающихся стран». Внешняя поли¬
 тика Израиля, государства, не относящегося к развива¬
 ющемуся миру, не являлась отдельным объектом данно¬
 го исследования. В то же время, стремясь избежать уп¬
 рощенного подхода к анализу тех или иных внешнепо¬
 литических действий арабских государств, которые сле¬
 дует квалифицировать в ряде случаев в качестве ответ¬
 ной реакции с их стороны на агрессивные или провока¬
 ционные акции израильских сионистов, авторы соответ¬
 ствующих разделов и частей монографии широко ис¬
 пользовали материалы по внешней политике Израиля. Двоякого рода сложности для авторов исследования
 представляла палестинская проблема. С одной стороны,
 сам палестинский вопрос, являющийся стержневым в
 ближневосточном конфликте, представляет собой ком¬
 плексную проблему — и в силу различий в подходе
 арабских государств к справедливому решению палес¬ 18
тинской проблемы, и в результате взаимодействия раз¬
 ных сил, составляющих Палестинское движение сопро¬
 тивления (ПДС). Трудности другого рода были обус¬
 ловлены исследовательской направленностью тома, пос¬
 вященного внешней политике стран Ближнего и Средне¬
 го Востока. При строгом следовании тематической за¬
 данное™ исследования палестинская проблема могла
 бы рассматриваться всего лишь как один из факторов
 или направлений внешнеполитической деятельности
 арабских государств. Однако такое подчиненное поло¬
 жение палестинской проблемы можно считать оправ¬
 данным только до 1969 года, когда на смену политичес¬
 ким руководителям ООП во главе с А. Шукейри, высту¬
 павшим за разрешение палестинской проблемы только
 усилиями арабских государств, пришли радикально на¬
 строенные представители палестинских арабов, делав¬
 ших основной упор на борьбу самого арабского народа
 Палестины за восстановление своих прав. Именно после
 1969 года в деятельности Организации освобождения
 Палестины стала усиливаться тенденция к самостоя¬
 тельности в отношениях с арабскими государствами, а
 после признания ООП в 1974 году Организацией Объе¬
 диненных Наций в качестве законного представителя
 арабского народа Палестины — и в международных от¬
 ношениях. Превращение ООП из фактора внешней по¬
 литики арабских государств в самостоятельный субъект
 и объект межарабских и международных отношений
 ставило авторов соответствующего раздела исследова¬
 ния перед необходимостью обращения к генезису пале¬
 стинской проблемы, к эволюции Организации освобож¬
 дения Палестины, без чего затрудняется понимание как
 позиции арабских государств по палестинской пробле¬
 ме, так и политического курса ООП в отношении араб¬
 ских стран. Авторы работы исходили из того, что при всем раз¬
 нообразии условий и конкретных форм развития, влия¬
 ющих на формирование внешней политики стран Ближ¬
 него и Среднего Востока, существуют основополагаю¬
 щие процессы, обусловленные возросшей социально-по¬
 литической дифференциацией национально-освободитель¬
 ного движения, а также противоборством двух проти¬
 воположных общественных систем на мировой арене —
 капитализма и социализма. Сквозь призму именно этих
 процессов, в значительной степени определяющих ха¬
 рактер общественного развития стран Ближнего и Сред¬ 19
него Востока, авторский коллектив и пытался проана¬
 лизировать те новые тенденции и повороты в их внеш¬
 ней политике, которые оказались труднопредсказуемы¬
 ми в предшествующие десятилетия. При этом авторский
 коллектив ни в коей мере не претендует на исчерпыва¬
 ющее рассмотрение всех затронутых вопросов или проб¬
 лем внешней политики стран Ближнего и Среднего Во¬
 стока. Редколлегия и авторы книги выражают глубокую
 благодарность всем организациям и отдельным лицам,
 оказавшим содействие своими советами и рекомендаци¬
 ями при подготовке рукописи к изданию.
ГЛАВА I РАССТАНОВКА СИЛ НА БЛИЖНЕМ
 И СРЕДНЕМ ВОСТОКЕ
 И ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА СТРАН РЕГИОНА
 В 40—50-е ГОДЫ Борьба народов арабских стран за национальное
 освобождение (1945—1951 гг.) Внешняя политика арабских стран после второй ми¬
 ровой войны отражала сложность и противоречивость
 их внутреннего социально-экономического и политичес¬
 кого развития. На внешнюю политику арабских госу¬
 дарств большое воздействие оказывали и новые между¬
 народные условия, характеризовавшиеся, с одной сторо¬
 ны, подъемом демократического к национально-освобо¬
 дительного движения, ростом могущества и междуна¬
 родного авторитета Советского Союза, а с другой —
 усилением агрессивности империалистических госу¬
 дарств, которые всеми средствами стремились помешать
 развитию национально-освободительных революций, не
 допустить сужения сферы капиталистического господ¬
 ства. Для исторических судеб народов Ближнего Востока
 особое значение имела победа Советского Союза над
 гитлеровской Германией в годы Великой Отечественной
 войны. Ликвидация Советской Армией угрозы вторже¬
 ния германского вермахта на Ближний Восток и уста¬
 новления там фашистского «нового порядка» создала
 благоприятные условия для борьбы народов региона за 21
независимость, национальный и государственный суве¬
 ренитет, за равноправное участие в международной
 жизни. Статья 1 Устава Лиги арабских государств, создан¬
 ной в начале 1945 года, гласила, что «в Лигу арабских:
 государств входят независимые арабские государства*
 подписавшие настоящий договор» К 22 марта 1945 г. Ус¬
 тав ЛАГ подписали делегаты Сирии, Трансиордании,
 Ирака, Саудовской Аравии, Ливана и Египта. 5 мая 1945 г. к ЛАГ присоединился Йемен. К концу второй ми¬
 ровой войны из 21 арабского государства и ООП, сос¬
 тавляющих сегодняшний Арабский Восток, только 7 наз¬
 ванных выше стран являлись независимыми. Однако
 независимость большинства из них носила ограничен¬
 ный и формальный характер ввиду «особых отношений»
 с Англией или Францией. По англо-египетскому договору 1936 года на терри¬
 тории Египта и Судана находились британские войска.
 Наличие английских военных баз и войск на территории:
 Ирака предусматривал англо-иракский договор 1930 го¬
 да. «Независимость» Трансиордании, остававшейся до» 1946 года под мандатным управлением Англии, обеспе¬
 чивалась английским военным присутствием на террито¬
 рии страны, а также постоянными финансовыми субси¬
 диями, которые Лондон предоставлял монархическому
 режиму Хашимитов. Франция, заявившая в 1941 году о согласии на пре¬
 доставление независимости Сирии и Ливану и взявша я
 в декабре 1943 года обязательство «уважать независи¬
 мость обоих государств, передать им функции государ¬
 ственного управления и постепенно вывести свои вой¬
 ска», всячески саботировала осуществление двумя стра¬
 нами права на национальный суверенитет. Арабские государства, являвшиеся по терминологии
 Устава ЛАГ независимыми, представляли собой много¬
 укладные общества. Преобладание докапиталистичес¬
 ких укладов, патриархальные пережитки и традиции
 родоплеменных связей оказывали сдерживающее воз¬
 действие на развитие буржуазных отношений собствен¬
 ности. От соотношения укладов, степени влияния тради¬
 ционализма зависел динамизм внутреннего развития от¬
 дельных стран и общий уровень их политической и со¬
 циально-экономической зрелости. Если, например,,
 в Египте, наиболее развитом к концу второй мировой
 войны арабском государстве, капиталистический уклад. 22
уже имел прочную основу для своего развития, то Йе¬
 мен, в котором господствовали феодальные и родопле¬
 менные отношения, оставался крайне отсталым средне¬
 вековым государством. В пяти арабских странах из семи, ставших учредите¬
 лями Лиги арабских государств, существовали монархи¬
 ческие режимы, социальной опорой которых являлись
 крупные феодалы-землевладельцы, родоплеменная
 знать, религиозная верхушка, а также тесно связанные
 с ними представители других привилегированных соци¬
 альных слоев. Внешняя политика монархических госу¬
 дарств была направлена прежде всего на упрочение соб¬
 ственных режимов, которые обеспечивали им господству¬
 ющее положение. Поэтому, пойдя на учреждение Лиги,
 лидеры этих государств одним из условий отношений
 друг с другом в рамках этой организации поставили не¬
 зыблемость существующих режимов. В ст. 8 Устава
 ЛАГ обращалось внимание на то, что «каждое государ¬
 ство— член Лиги уважает режим, существующий в дру¬
 гих государствах — членах Лиги. Оно обязуется не пред¬
 принимать действий, имеющих целью изменить режим
 власти в другом государстве». Английские правящие круги, вынужденные в разных
 исторических условиях и под воздействием разных об¬
 стоятельств предоставить формальную независимость
 Египту (1922 г.), Ираку (1930 г.), Трансиордании
 (1946 г.), сохранили тем не менее сильные рычаги эко¬
 номического и военно-политического влияния на внут¬
 реннюю и внешнюю политику этих стран. В свою оче¬
 редь, силы, составлявшие опору монархических режи¬
 мов в Египте, Ираке, Трансиордании, стремясь сохра¬
 нить свое господствующее положение, продолжали ори¬
 ентироваться на тесные отношения с Англией. В начале 1946 года египетское правительство Сидки,
 выражавшее интересы феодально-бюрократической и
 компрадорско-банковской верхушки, пошло на перего¬
 воры с Англией о пересмотре договора 1936 года. Анг¬
 лийская сторона заявляла о готовности эвакуировать
 свои войска из Египта в течение трех последующих лет
 в случае принятия египетским правительством ряда ус¬
 ловий. В частности, Англия настаивала на создании сов¬
 местного англо-египетского совета обороны, предостав¬
 лении ей права ввода своих войск в Египет в том случае,
 когда правительство Англии усмотрит угрозу для безо¬
 пасности Египта. Англия добивалась также создания на 23
территории Египта своих баз и согласия Египта на во¬
 енное сотрудничество, если Англия окажется в состоя¬
 нии войны со странами, примыкающими к Египту. Не¬
 смотря на массовые выступления египетского народа с
 требованием о прекращении переговоров и отказа or
 условий, практически ущемляющих национальный суве¬
 ренитет страны, правительство Сидки подписало дого¬
 вор с Англией 25 октября 1946 г.2 В интересах укрепления своего положения в стране:
 феодально-монархическая верхушка Трансиордании за¬
 ключила в 1946 году англо-трансиорданский договор*
 который формально провозглашал Трансиорданию неза¬
 висимым королевством. Вместе с тем в соответствии с
 договором Англия сохраняла на территории Трансиор¬
 дании свои войска и военные базы. Английские офице¬
 ры возглавили армию страны и ее генеральный штаб.
 Арабский легион, основная опора и ударная сила мо¬
 нархического режима, оставался под командованием
 английского генерала Глабб-паши и содержался на сред¬
 ства британского казначейства 3. В ответ на усиление массового движения в Ираке,,
 требовавшего отмены англо-иракского договора 1930 го¬
 да, связывавшего страну с империалистической полити¬
 кой Великобритании на Ближнем и Среднем Востоке,,
 правительство Салеха Джабра пошло на подписание-
 нового договора с Англией. Статья 5 англо-иракского
 договора, подписанного 15 января 1948 г. в Портсмуте*
 аннулировала договор 1930 года. Однако специальные
 приложения к договору на практике ставили Ирак в
 еще большую зависимость от Англии, чем это было
 прежде. Военные базы в Хаббании и Шуайбе продолжа¬
 ли оставаться в руках английских офицеров и специа¬
 листов. В соответствии с новым договором предусматри¬
 валось создание специального совместного военного со¬
 вета, ответственного за разработку планов обороны
 Ир ака. Англии предоставлялось право вводить свои вой¬
 ска, то есть оккупировать Ирак не только во время вой¬
 ны, но и в случае «угрозы ее возникновения» 4. Особенности государственного становления Саудов¬
 ской Аравии и Йемена, ставших независимыми раньше
 других арабских стран, наложили отпечаток на основ¬
 ные направления их внешней политики в послевоенные
 годы. Стремление саудитов объединить вокруг себя со¬
 перничавшие аравийские племена, кланы и группиров¬
 ки привело к созданию в 1932 году централизованного 24
монархического государства — королевства Саудовская
 Аравия. Эта борьба проходила под знаком преодоления
 местнических тенденций, во многом обусловленных по¬
 литикой соседних с Саудовской Аравией арабских стран
 и британских империалистов, заинтересованных в сохра¬
 нении раздробленной Саудовской Аравии. После того
 как Саудовская Аравия стала независимым централи¬
 зованным государством, ее правители попытались осла¬
 бить влияние внешних сил, оказывавших дестабилизи¬
 рующее воздействие на государственную структуру.
 Вместе с тем отношения с внешним миром рассматри¬
 вались правящей семьей Ас-Саудов как важный фактор
 укрепления монархических основ государства. В этой
 связи Саудовская Аравия, продолжая оставаться заин¬
 тересованной в ослаблении британского влияния на
 Арабском Востоке, пошла на установление во время
 второй мировой войны и постепенное расширение после
 войны экономических и политических отношений с Сое¬
 диненными Штатами, рассматривая их в качестве проти¬
 вовеса влиянию Англии 5. Феодально-монархический Йемен, завоевавший свою
 независимость после первой мировой войны в борьбе
 против британских колонизаторов, стремился поддержи¬
 вать такие отношения с внешним миром, которые бы
 обеспечивали его независимое существование. В усло¬
 виях, когда во время второй мировой войны и после ее
 окончания стало возрастать давление Англии на юге
 Аравийского полуострова, отношения Йемена с незави¬
 симыми арабскими странами стали приобретать важное
 значение для борьбы за сохранение национального су¬
 веренитета страны. Не случайно, что среди требований
 послевоенной программы реформ «свободных йемен¬
 цев» — организации, возникшей в 1944 году из числа оп¬
 позиционно настроенных представителей аденской ин¬
 теллигенции, были отказ от принципа «добровольной
 изоляции» и развитие отношений со странами арабского
 мира 6. Наряду с отношениями с арабскими странами, зани¬
 мавшими в послевоенные годы приоритетное положение
 во внешней политике Йемена, монархический режим
 пошел на осторожное расширение связей с США. Классовая сущность монархических режимов Егип¬
 та, Ирака, Трансиордании, Саудовской Аравии и Йеме¬
 на лежала в основе как центростремительных, так и
 центробежных тенденций в их отношениях друг с дру¬ 25
гом. Общность цели по сохранению монархических ре¬
 жимов делала правителей этих стран союзниками в
 борьбе против демократических сил, прежде всего ком¬
 мунистических и рабочих партий, являвшихся наиболее
 последовательными борцами за национальное и соци¬
 альное освобождение; против радикально настроенных
 и даже умеренных представителей буржуазных слоев и
 интеллигенции, активно или осторожно добивавшихся
 расширения буржуазно-демократических прав и свобод.
 Общность целей по сохранению монархий сделала воз¬
 можным и создание Лиги арабских государств, посколь¬
 ку незыблемость существующих режимов была оговоре¬
 на как одно из условий создания ЛАГ в ее Уставе; для
 первых лет деятельности ЛАГ была характерна ее ан¬
 тикоммунистическая направленность, что было обуслов¬
 лено доминированием в ней монархических режимов и
 влиянием Великобритании на внутреннюю и внешнюю
 политику ее членов. Так, в результате решений, принятых
 на конференции монархов и президентов арабских госу¬
 дарств в Иншасе (май 1946 г.) и на сессии Лиги араб¬
 ских государств в Блудане (Сирия, июнь 1946 г.), в ря¬
 де стран — членов Лиги был объявлен «поход против
 коммунизма» 7. Общность целей ряда государств по сохранению мо¬
 нархий с помощью (в большей или меньшей степени)
 империализма проявилась и в том, что в Уставе ЛАГ
 отсутствуют какие-либо положения антиимпериалисти¬
 ческого характера. «Основатели Лиги думали о прими¬
 рении, соглашении и сосуществовании с империализмом*
 а не о сопротивлении ему,— пишет Э. Тума.— Поэтому
 в Уставе Лиги, в обоих приложениях к нему отсутство¬
 вал призыв к тому, чтобы покончить с империализмом
 как основным препятствием на пути к независимости
 тех арабских стран, которые ее еще не обрели, а также
 на пути к осуществлению подлинного и всеобщего един¬
 ства» 8. Консерватизм монархических режимов в арабских:
 государствах — членах ЛАГ проявился и в их отноше¬
 нии к попытке антимонархического государственного пе¬
 реворота в Йемене в 1948 году. Пользуясь большинст¬
 вом в ЛАГ, они провели через нее решение об оказании
 помощи Йемену с целью сохранения там монархии 9. Несмотря на наличие общих целей, связанных в ос¬
 новном с сохранением монархических устоев в арабском
 мире, каждый из арабских режимов преследовал и свои 26
собственные интересы. Стремление одних монархий к
 усилению своего влияния в арабском мире создавало ре¬
 альную перспективу ослабления других. Возникавшие
 на этой почве противоречия усиливали центробежные
 тенденции в отношениях арабских стран. Еще в 30-е годы не без наущения извне эмир Транс¬
 иордании Абдаллах выступил с инициативой создания
 объединенного государства «Великая Сирия», в состав
 которого должны были войти Сирия, Ливан, Трансиор¬
 дания и часть Палестины 10. Престол «Великой Сирии»
 намерен был занять сам трансиорданский эмир. В годы
 второй мировой войны, когда среди арабских государств
 усилилась тенденция к созданию Лиги арабских госу¬
 дарств, Абдаллах, поддерживаемый Англией, продол¬
 жал добиваться реализации плана объединения назван¬
 ных государств под его монаршим управлением. В об¬
 становке активизации сил, выступавших за арабское
 единство, трансиорданский правитель был готов под¬
 держивать их в том смысле, в каком они могли облег¬
 чить ему занять трон «Великой Сирии». Абдаллах отводил «Великой Сирии» центральное
 место в процессе объединения арабской нации в рамках
 единого государства. В его понимании «Великая Сирия»
 с Дамаском в качестве столицы и места резиденции пра¬
 вительства являлась историческим и территориальным
 центром всей арабской нации. «Нет такого понятия, как
 более великая Сирия или менее великая Сирия,— заяв¬
 лял Абдаллах.— Есть только одна страна, которая на
 западе простирается до Средиземного моря, на севере
 граничит с Турцией, на востоке с Ираком, на юге с Хид-
 жазом. И этой страной является Сирия» п. В первые годы после создания ЛАГ Абдаллах, теперь
 уже король Иордании *, еще больше активизировал
 свою деятельность, чтобы заручиться согласием араб¬
 ских стран на создание «Великой Сирии». У себя в стра¬
 не он добился от законодательного совета решения в
 поддержку «сирийского единства» и заявил, что это ре¬
 шение является незыблемым принципом и что ни одна
 часть «сирийского района» не имеет права отказаться от
 него самостоятельно. Великодержавные амбиции иорданского короля и
 практические шаги по их осуществлению вызвали недо¬ * С 25 мая 1946 г. Трансиордания стала называться Иорданией. 27
вольство в арабских странах, особенно в тех, которые
 должны были оказаться подданными хашимитского мо¬
 нарха. Широкие народные массы Сирии и Ливана, до¬
 бившиеся при поддержке мировой демократической
 общественности вывода англо-французских войск с тер¬
 риторий своих стран, категорически возражали против
 перспективы оказаться включенными в государственное
 объединение во главе с Абдаллахом, тесно связанным с
 английским империализмом. Национальную буржуазию
 Сирии и Ливана также не устраивало развитие, зависи¬
 мое от династических интересов короля Абдаллаха и
 имперской политики Великобритании. Против иорданских планов создания «Великой Си¬
 рии», поддерживаемых Великобританией, выступали и
 другие арабские страны. Среди них, в частности, были
 Саудовская Аравия и Египет. Препятствовать возмож¬
 ному усилению династии Хашимитов стало в послевоен¬
 ные годы одним из традиционных принципов внешней
 политики Саудовской Аравии. Монархический Египет
 возражал против усиления династии Хашимитов, так
 как в этом случае значительно осложнялась реализа¬
 ция его собственных амбиций на роль лидера арабского
 мира, к чему египетский король Фарук усиленно стре¬
 мился в последние военные и первые послевоенные ГО¬
 ДЫ 12. Арабской страной, постоянно поддерживавшей «ве¬
 ликосирийские» планы эмира Абдаллаха, был монархи¬
 ческий Ирак. Правители этой страны, принадлежащие
 к одной с иорданским королем династии Хашимитов,
 приветствовали инициативы Абдаллаха, так как с их ре¬
 ализацией они связывали планы усиления собственного
 влияния в арабском мире. В 1943 году, когда в арабских странах обсуждались
 планы и возможности создания ЛАГ, премьер-министр
 Ирака Нури Саид предложил свой план достижения
 арабского единства, получившего название «Благодат¬
 ный полумесяц» 13. План Нури Саида, выражавшего ин¬
 тересы династии Хашимитов и правящего режима в Ира¬
 ке, учитывал предложения Абдаллаха по созданию «Ве¬
 ликой Сирии» и развивал их дальше. Считая возмож¬
 ным и необходимым объединение Сирии, Ливана, Палес¬
 тины и Трансиордании в рамках «Великой Сирии» на
 унитарных или федеративных началах, Нури Саид ре¬
 комендовал создать Арабскую лигу в составе Ирака и
 «Великой Сирии». В созданную таким образом Араб¬ 28
скую лигу, по мнению иракского премьера, могло всту¬
 пить любое другое арабское государство. План «Благодатный полумесяц» получил энергичную
 поддержку со стороны Англии, рассчитывавшей с его
 помощью укрепить свои позиции на Арабском Востоке,
 а также проанглийских сил в регионе, охватываемом
 планом «Благодатного полумесяца», в лице крупных
 землевладельцев, шейхов племен, представителей кла¬
 новой и религиозной верхушки. Решительный протест против планов Нури Саида
 выразило руководство национально-освободительного
 движения в Сирии, Ливане, широкие трудящиеся массы
 этих стран, а также Палестины и Ирака. Коммунисты
 арабских стран разоблачили проимпериалистический
 характер объединительных планов режимов, господство¬
 вавших в Ираке и Иордании. Национальная буржуазия Сирии и Ливана, как и в
 случае с планом Абдаллаха, отвергала идею поглоще¬
 ния их стран «великим мусульманским государством».
 Лидеры националистического блока Сирии, например,
 категорически возражали против превращения их стра¬
 ны в провинцию большого государства во главе с Ха-
 шимитами из Аммана и Багдада м. По причинам, о ко¬
 торых говорилось выше, против плана «Благодатного
 полумесяца» выступили Египет и Саудовская Аравия. Противоречия, возникавшие в отношениях между
 арабскими странами в связи со стремлением одних ре¬
 жимов добиться усиления своих позиций за счет ослаб¬
 ления позиций других, не могли не отразиться на созда¬
 нии и характере деятельности Лиги арабских госу¬
 дарств, особенно на начальном этапе. С точки зрения противников усиления Хашимитов,
 Арабская лига, в случае ее создания по схеме Нури Са¬
 ида, давала бы политические преимущества странам-
 инициаторам планов «Великой Сирии» и «Благодатного
 полумесяца». Поэтому на подготовительной стадии уч¬
 реждения ЛАГ и выработки Устава Лиги основные уси¬
 лия отдельных арабских стран, например Саудовской
 Аравии и Йемена, были сосредоточены на том, чтобы,
 оставив в стороне вопросы политического сотрудничест¬
 ва и тесного союза между арабскими странами, основ¬
 ное внимание уделить проблемам экономических и куль¬
 турных связей между ними. Эта позиция нашла свое отражение в Уставе ЛАГ.
 В ст. II, где сформулированы политические цели Лиги, 29
говорится о том, чтобы «сделать более тесными отноше¬
 ния» между государствами — членами ЛАГ, «согласо¬
 вывать их политическую активность», стремиться к «бо¬
 лее тесному сотрудничеству и к защите их независимо¬
 сти и суверенитета» и «в делом отстаивать интересы
 арабских стран». С учетом структуры отдельных госу¬
 дарств, а также ранее существовавших в них условий
 жизни эта же статья предусматривала сотрудничество
 арабских стран в экономической, культурной и социаль¬
 ной областях. Экономический аспект взаимоотношений
 арабских стран выступал в качестве основной цели
 ЛАГ, а условием достижения этой цели являлась, как
 уже отмечалось, «координация политических усилий»
 членов ЛАГ. Однако возможности «координации поли¬
 тических усилий» существенно ограничивались содержа¬
 нием статей 5 и 7 Устава. Статья 5 предусматривала,
 что в случае разногласий между двумя государствами—
 членами Лиги обязательным для них является решение
 ЛАГ, но только в том случае, если они оба согласятся
 прибегнуть к ее арбитражу. Статья 7 констатировала,
 что обязательными для всех членов Лиги будут только
 единогласно принятые решения. Что же касается реше¬
 ний, принятых большинством, то обязательными они яв¬
 ляются только для тех государств, которые с ними сог¬
 ласны 15. Разобщенность членов ЛАГ в первые годы ее орга¬
 низационного становления ограничивала возможности
 Лиги эффективно противодействовать проискам импе¬
 риализма и сионизма, что со всей очевидностью прояви¬
 лось в ходе Палестинской войны 1948—1949 годов. После второй мировой войны национально-освободи¬
 тельная борьба становится важным фактором общест¬
 венного развития арабского мира. Движение народов за
 национальное освобождение стало представлять собой
 такую силу, с которой все больше приходилось считать¬
 ся правящим кругам арабских стран при проведении
 ими как внутренней, так и внешней политики. Нацио¬
 нально-освободительное движение на Арабском Востоке
 вынуждало и империалистические державы маневриро¬
 вать, прибегать к компромиссам. Вместе с тем они за¬
 частую использовали и военную силу, чтобы удержать
 этот район в политической и экономической системе
 капитализма. Наиболее последовательным защитником интересов
 антиимпериалистической борьбы народов региона были 30
коммунистические и рабочие партии, которые еще в годы
 второй мировой войны выступили инициаторами движе¬
 ния солидарности с СССР и другими странами антифа¬
 шистской коалиции. В 1941 году вышла из подполья и действовала в ле¬
 гальных условиях вплоть до 1948 года Компартия Си¬
 рии и Ливана. Коммунисты этих стран повели активную
 борьбу за достижение подлинной независимости, фор¬
 мально провозглашенной в 1941 году. Борьба всех на-
 ционально-патриотических сил привела к тому, что в
 декабре 1943 года генерал Катру от имени французского
 Комитета национального освобождения подписал с пра¬
 вительствами Сирии и Ливана соглашение, в соответст¬
 вии с которым Франция брала на себя обязательство
 уважать независимость обоих государств, передать им
 функции государственного управления и постепенно вы¬
 вести свои войска. Декларация о независимости Сирии и Ливана позво¬
 лила этим странам в середине 1943 года создать нацио¬
 нальные законодательные органы. Однако вся экономи¬
 ческая и политическая* жизнь по-прежнему контролиро¬
 валась французскими властями. Вопреки данному обе¬
 щанию Франция не собиралась после окончания войны
 выводить войска из этих стран. В мае 1945 года фран¬
 цузское правительство заявило, что выведет свои войска
 из Сирии и передаст национальному правительству кон¬
 троль над сирийской армией лишь при условии согласия
 правительства Сирии на заключение договора с Фран¬
 цией, гарантирующего последней «особые интересы и
 права». Одновременно Франция высадила в Бейруте до¬
 полнительные войска. Действия французских империалистов вызвали мас¬
 совые протесты и демонстрации со стороны населения,
 которые переросли в вооруженную борьбу против окку¬
 пантов. В ответ на это Франция подвергла артиллерий¬
 скому обстрелу и бомбардировке с воздуха ряд сирий¬
 ских городов, что повлекло за собой крупные столкно¬
 вения между французскими частями и населением в Да¬
 маске, Халебе, Хаме. Агрессивные действия французских империалистов
 вызвали решительное осуждение со стороны мировой
 прогрессивной общественности. Правительство Совет¬
 ского Союза призвало великие державы принять сроч¬
 ные меры, направленные на прекращение военных дей¬
 ствий и мирное урегулирование конфликта 16. 31
Однако принятию таких мер воспрепятствовала Анг¬
 лия, решившая воспользоваться затруднительным поло¬
 жением Франции, чтобы еще больше ослабить ее пози¬
 ции в странах Леванта, а сами страны втянуть в орби¬
 ту британских экономических и военно-политических ин¬
 тересов. Английское правительство заявило, что берет
 на себя ответственность за поддержание порядка в Си¬
 рии и на этом основании потребовало от Франции пере¬
 дачи ей всей полноты власти в Сирии и Ливане. Англии
 удалось добиться того, что французские гарнизоны бы¬
 ли выведены из ряда городов Сирии и заменены анг¬
 лийскими. В опубликованном вслед за этим 22 декабря
 1945 г. англо-французском соглашении о Сирии и Лива¬
 не оба государства заявили о своем намерении «в инте¬
 ресах мира и процветания, обеспечения безопасности и
 спокойствия стран Ближнего и Среднего Востока» про¬
 извести постепенную эвакуацию войск только из Сирии,
 но сохранить их в Ливане 17. Англо-французский сговор за счет национальных ин¬
 тересов Сирии и Ливана вызвал новую волну возмуще¬
 ния в этих странах. Правительства этих стран, не до¬
 бившись удовлетворения своих требований путем пере¬
 говоров, 4 февраля 1946 г. обратились в Совет Безопас¬
 ности ООН с жалобой на действия Англии и Франции.
 Право Сирии и Ливана на полную независимость все¬
 цело поддержал Советский Союз. Представитель СССР
 заявил о необходимости «удовлетворить требование Си¬
 рии и Ливана о том, чтобы было вынесено решение Со¬
 вета Безопасности об общей немедленной и одновремен¬
 ной эвакуации французских и британских войск из Си¬
 рии и Ливана» 18. Позиция, занятая представителями Англии, Франции
 и Соединенных Штатов, не позволила Совету Безопас¬
 ности принять решение, отвечающее интересам народов
 Сирии и Ливана. Однако дальнейшее нарастание борь¬
 бы национально-патриотических сил двух стран, опи¬
 равшихся на поддержку и солидарность прогрессивных
 сил мира, за вывод англо-французских войск из Сирии
 и Ливана заставило империалистические круги Англии
 и Франции пойти на уступки. 17 апреля 1946 г. завер¬
 шилась эвакуация иностранных войск из Сирии, а
 31 декабря — из Ливана. Эта победа, как отмечается в
 программе сирийских коммунистов, явилась результа¬
 том упорной борьбы различных национальных сил си¬
 рийского арабского народа, в том числе рабочего клас¬ 32
са, его коммунистической партии и широких слоев на¬
 циональной буржуазии, а также следствием поддержки
 и солидарности братских арабских народов и сил соци¬
 ализма во всем мире во главе с дружественным Совет¬
 ским Союзом 19. После второй мировой войны стали еще решительнее
 выступать за ликвидацию военных баз и вывод с терри¬
 тории страны войск Великобритании демократические и
 национально-патриотические силы Ирака. В обстановке
 усиления антиимпериалистической борьбы и роста внут¬
 ренней оппозиции официальному курсу монархического
 режима правящие круги Ирака вынуждены были разре¬
 шить легальную деятельность нескольких партий, кото¬
 рые объединяли в своих рядах представителей нацио¬
 нальной буржуазии, интеллигенции и рабочего класса.
 Появление на политической арене Ирака легальных пар¬
 тий и развернутая ими деятельность дали дополнитель¬
 ный импульс делу активизации массового движения за
 подлинную независимость и за отмену англо-иракского
 договора 1930 года. В первых рядах борцов за освобож¬
 дение страны от господства британского империализма
 выступали иракские коммунисты. На первом съезде Иракской коммунистической пар¬
 тии (ИКП), состоявшемся в апреле 1945 года, была
 принята программа партии — Национальная хартия.
 Среди задач, поставленных программой, были борьба за
 национальную независимость Ирака и других арабских
 стран, создание подлинно демократического правитель¬
 ства, способного обеспечить экономический и социаль¬
 ный прогресс. В программном документе ИКП нашли
 отражение интересы трудящихся города и деревни, ин¬
 теллигенции, национальной буржуазии и угнетенных
 национальных меньшинств. Для ее успешного выполне¬
 ния иракские коммунисты призвали к сплочению всех
 патриотических сил и созданию в стране единого нацио¬
 нального фронта. Принципиальные положения Нацио¬
 нальной хартии стали той основой, на которой строилось
 в дальнейшем единство действий всех прогрессивных сил
 страны 20. Заключение 15 января 1948 г. в Портсмуте нового
 англо-иракского договора, ставившего Ирак в еще более
 зависимое положение от Англии, вызвало массовые на¬
 родные выступления, которые вскоре переросли в воору¬
 женные столкновения с полицией и войсками. В борьбе
 против Портсмутского договора участвовало больше 2—154 33
300 тыс. человек. Иракские коммунисты вместе с пред¬
 ставителями Партии национального освобождения, На¬
 родной партии, левого крыла Национально-демократиче-
 с.кой партии и Демократической партии Курдистана
 создали Комитет национального сотрудничества, кото¬
 рый сыграл важную роль в координации выступлений
 народных масс в столице и других городах страны 21. Размах национального движения против Портсмут¬
 ского договора, острота борьбы между сторонниками и
 противниками англо-иракского сотрудничества на его
 основе привели к падению правительства Салеха Джаб-
 ра, подписавшего этот договор. В сложившейся в стране
 обстановке иракский парламент на объединенной сес¬
 сии сената и палаты депутатов единогласно проголосо¬
 вал за резолюцию, отвергавшую Портсмутский договор.
 «Грандиозные народные выступления, в результате кото¬
 рых потерпел провал новый англо-иракский договор, —
 писал генеральный секретарь СКП Халед Багдаш,—
 нанесли сильный удар по британским планам... имев¬
 шим целью укрепление политических, военных и эконо¬
 мических позиций империализма на всем Арабском Вос¬
 токе» 22. Активные выступления антиимпериалистических сил
 Египта в послевоенные годы не позволяли монархиче¬
 скому режиму этой страны осуществлять в полном объ¬
 еме внешнеполитические акции, отвечавшие классовым
 интересам правящей группировки. Многочисленные забастовки, демонстрации и митин¬
 ги, проходившие под лозунгами вывода английских
 войск из долины Нила (с территории Египта и Судана),
 вынудили правительство Нукраши 20 декабря 1945 г.
 обратиться к лейбористскому кабинету с предложением
 о пересмотре договора 1936 года. Предварительно добившись замены Нукраши на пос¬
 ту премьер-министра послушным британской админи¬
 страции Исмаилом Сидки, представителем феодально¬
 бюрократической и компрадорско-банковской верхушки
 Египта, Лондон выдвинул такие условия нового догово¬
 ра, которые, в случае их принятия, в еще большей сте¬
 пени, чем договор 1936 года, ставили бы Египет в воєн-
 но-политическую зависимость от Англии23. Готовность
 правительства Сидки подписать с Великобританией до¬
 говор о совместной обороне вызвала широкое недоволь¬
 ство в Египте, новый подъем антиимпериалистической
 борьбы. В феврале 1946 года был создан Национальный 34
комитет рабочих и учащихся Египта (НКРУ), который
 стал организационным центром антиимпериалистическо¬
 го фронта, объединившего представителей рабочего
 класса, городских средних слоев, интеллигенции и на¬
 циональной буржуазии. В нем также были представлены
 и коммунистические группы. В начале июня НКРУ при¬
 звал все объединенные в нем силы 11 июля, в день 64-й
 годовщины английской оккупации Египта, принять уча¬
 стие во всеобщей забастовке и антианглийской демон¬
 страции. Вопреки широкому недовольству народных масс пра¬
 вительство Сидки подписало в октябре 1946 года дого¬
 вор с Англией, который в основном включал в себя
 условия, ранее выдвинутые английской стороной 24. Но¬
 вый договор ставил вооруженные силы Египта и саму
 страну в прямую зависимость от военно-политической и
 экономической стратегии британского империализма на
 Ближнем и Среднем Востоке. Договорное обязательство английской стороны о вы¬
 воде войск из долины Нила к 31 марта 1947 года, со
 всей территории страны — к 31 декабря 1947 года не
 могло успокоить египетский народ. Сообщение о новом
 англо-египетском договоре вызвало массовое недоволь¬
 ство среди городского и сельского населения Египта.
 В движении протеста, носившем четко выраженный ан¬
 тиимпериалистический характер, участвовали представи¬
 тели рабочего класса, студенчества, интеллигенции, мел¬
 кой и средней буржуазии, а также других слоев египет¬
 ского общества. Активную роль в антиимпериалисти¬
 ческой борьбе народов Египта в этот период играли
 коммунисты страны, которые смогли придать народным
 выступлениям организованный характер и выдвинуть
 лозунги борьбы за мир, дружбу с Советским Союзом, от¬
 каз от подписания военных договоров и присоединения
 к военным блокам 25. Широкий размах борьбы египетского народа против
 кабального договора с Англией вынудил правительство
 Сидки уйти в отставку, а египетский парламент — отка¬
 заться от ратификации договора с Англией. Усиление антиимпериалистического движения в Егип¬
 те накануне и особенно после подписания договора вы¬
 звало большое беспокойство в Лондоне, для которого
 договор с Египтом играл важную роль в реализации
 планов создания неоколониальной военно-политической
 системы Британской империи на всем Ближнем и Сред¬ 2* 35
нем Востоке. Стремясь сбить накал антиимпериалисти¬
 ческой борьбы в Египте, английские правящие круги ста¬
 ли маневрировать. Летом 1946 года, когда полным ходом
 шли переговоры с Египтом о заключении нового догово¬
 ра, Лондон поспешил заявить о том, что до конца 1946
 года штаб-квартира английских вооруженных сил на
 Среднем Востоке будет переведена из Каира в Фаидг
 расположенный в зоне Суэцкого канала 26. Вслед за
 этим английские войска, размещавшиеся в Каире, Алек¬
 сандрии и других районах долины Нила, были переди¬
 слоцированы в зону канала. Поэтапный отвод войск был
 завершен в марте 1947 года. Антиимпериалистическое движение в 1946 году, в ко¬
 тором участвовали представители различных социаль¬
 ных слоев египетского общества, помешало монархиче¬
 скому режиму и британским колонизаторам заключить
 неравноправное военно-политическое соглашение, за¬
 креплявшее зависимое положение Египта от Англии. После Палестинской войны 1948—1949 годов, обнару¬
 жившей слабость и гнилость полуколониального монар¬
 хического Египта, в стране усилилось недовольство офи¬
 циальным правительственным курсом. К концу 1950 го¬
 да размах народных антиправительственных демонстра¬
 ций приобрел такие размеры, что правительство Нах-
 хаса, сменившее кабинет Сидки, было вынуждено ввес¬
 ти чрезвычайное положение в Каире, Александрии и
 Порт-Саиде. Главными лозунгами народных масс в этот
 период были: ликвидация англо-египетского договора
 1936 года и немедленная эвакуация английских войск
 из зоны Суэцкого канала. Правительство Наххаса нача¬
 ло переговоры с английскими властями о прекращении
 действия договора 1936 года, сохранявшего свою силу в
 связи с тем, что, как уже упоминалось, египетский пар¬
 ламент отказался ратифицировать англо-египетский до¬
 говор, подписанный 25 октября 1946 г. Отсутствие каких-
 либо конкретных результатов в течение 16 месяцев пе¬
 реговоров с английской администрацией вызвало новую
 волну массового недовольства деятельностью правящего-
 режима. Политика правительства Наххаса стала подвер¬
 гаться резкой критике и со стороны руководителей по¬
 литических партий Египта. Стремясь избежать дальнейшего обострения полити¬
 ческого кризиса в стране, правительство Наххаса внес¬
 ло в первой половине октября 1951 года на рассмотрение
 парламента законопроекты о денонсации договора 1936 36
года, а также двух соглашений об англо-египетском кон¬
 доминиуме над Суданом, заключенных еще в 1899 году.
 15 октября 1951 г. члены египетского парламента едино¬
 гласно проголосовали за принятие этих законопроектов.
 Король Фарук немедленно утвердил решение парламен¬
 та. Одновременно правительство Египта отклонило про¬
 ект договора «о взаимной обороне», который 13 октября
 1951 г. был предложен ему представителями Англии,
 США, Франции и Турции 27. Денонсация египетским парламентом договора 1936
 года лишила английскую администрацию правовой ос¬
 новы для пребывания их войск в Египте и послужила
 новым стимулом для борьбы народных масс за немед¬
 ленный вывод английских войск. Рабочие крупных го¬
 родов Египта организовали партизанские отряды и ста¬
 ли на путь вооруженной борьбы против английских
 войск, располагавшихся в зоне Суэцкого канала. Таким
 образом, зона Суэцкого канала стала ареной вооружен¬
 ной антиимпериалистической борьбы египетского наро¬
 да, которая, несмотря на чрезвычайные меры официаль¬
 ных властей, одновременно расшатывала устои и монар¬
 хического режима, ускоряла его падение. Важной чертой национально-освободительного дви¬
 жения на Арабском Востоке после второй мировой вой¬
 ны являлось активное участие в нем национальной бур¬
 жуазии. Патриотически настроенные буржуазные круги
 Сирии и Ливана участвовали в широких народных дви¬
 жениях за национальный суверенитет, добивались выво¬
 да англо-французских войск с территорий своих стран.
 Египетская буржуазия поддерживала требования народ¬
 ных масс о ликвидации договора 1936 года. Буржуазия
 Ирака использовала возможности легальной деятельнос¬
 ти партий и организаций с тем, чтобы добиваться лик¬
 видации неравноправного англо-иракского договора
 1930 года. Под давлением буржуазных партий и орга¬
 низаций ряда арабских стран представители арабских
 государств, собравшиеся в 1944 году в Александрии для
 обсуждения возможностей и перспектив создания Лиги
 арабских государств, внесли в проект Устава ЛАГ по¬
 ложение, которое призывало государства — члены орга¬
 низации не проводить политики, противоречащей духу
 Устава ЛАГ. Учитывая то обстоятельство, что ряд араб¬
 ских монархий был связан с отдельными империалисти¬
 ческими державами военно-политическими договорами,
 включение такого положения приобретало антиимпериа- 37
диетическую направленность. В конечном счете под дав¬
 лением именно этих арабских государств данное поло¬
 жение из согласованного текста Устава было изъято 2®. Классовые интересы арабской буржуазии делали ее
 непоследовательным союзником рабочего класса и дру¬
 гих трудящихся слоев города и деревни в борьбе за
 национальное освобождение. По мере укрепления своих
 политических позиций, а также в случае возникновения
 угрозы им национальная буржуазия из союзника трудя¬
 щихся масс, участвовавших в национально-освободитель¬
 ной борьбе, превращалась в их противника. Например,
 египетская буржуазия, поддерживавшая требования
 рабочих и других трудящихся слоев о ликвидации до¬
 говора 1936 года, отказалась от участия на их стороне в
 вооруженной борьбе против монархических сил и анг¬
 лийских войск. Это обстоятельство в значительной сте¬
 пени облегчило правительству Сидки возможность по¬
 давления с помощью террора и репрессий народных вы¬
 ступлений в 1946 году. В основной своей массе
 египетская буржуазия не участвовала и в партизанской
 войне 1951—1952 годов. Национальная буржуазия стран Леванта, опасавшая¬
 ся, что дальнейшее усиление антиимпериалистической
 борьбы народных масс может создать угрозу ее позици¬
 ям, в 1945—1946 годах неоднократно пыталась мирно
 договориться с правительствами Англии и Франции о
 выводе ими своих войск из Сирии и Ливана. Когда же
 это не дало желаемых результатов, она предпочла учас¬
 тию в антиимпериалистической борьбе на стороне на¬
 родных масс вынесение вопроса о выводе войск Англии
 и Франции с территории Ливана и Сирии на рассмотре¬
 ние Совета Безопасности. Такой же тактики в отноше¬
 нии ликвидации договора 1936 года придерживалась еги¬
 петская буржуазия, когда правительство Наххаса в те¬
 чение 16 месяцев пыталось прийти к приемлемому
 компромиссу с Англией. Непоследовательность национальной буржуазии, обу¬
 словленная ее классовой природой, снижала эффектив¬
 ность развернувшейся национально-освободительной
 борьбы и ограничивала возможности национально-пат¬
 риотических сил активно влиять на внешнюю политику,
 с тем чтобы она отвечала национальным интересам
 арабских стран. 38
Палестинская проблема Палестинская проблема стала одним из самых ост¬
 рых вопросов международной жизни на Ближнем Вос¬
 токе уже в первые послевоенные годы. Острота борьбы
 между разными силами, прямо или косвенно связанными
 с вопросом о Палестине, была предопределена характе¬
 ром мандатного управления этой территорией, которое
 с 1920 года осуществляла Великобритания, а также тем
 местом, которое занял этот вопрос в системе межараб¬
 ских отношений и в межимпериалистической борьбе за
 господство на Ближнем Востоке. Политика английской колониальной администрации в
 Палестине в период между двумя мировыми войнами по¬
 родила острые политические и экономические противо¬
 речия между арабскими народными массами, с одной
 стороны, сионистской и арабской буржуазией — с дру¬
 гой. Рост иммиграции евреев и укрепление их экономи¬
 ческих позиций в Палестине привели к обострению про¬
 тиворечий между еврейской и арабской буржуазией и
 помещиками. Английская администрация в Палестине
 использовала все эти противоречия для разжигания ара¬
 бо-еврейской вражды на национальной почве, чтобы та¬
 ким образом помешать развитию в стране единого ан¬
 тиимпериалистического движения и тем самым упрочить
 свое господствующее положение в Палестине 29. Такая линия английского правительства в палестин¬
 ских делах неизбежно вызывала дальнейший рост на¬
 пряженности в отношениях двух этнических групп пале¬
 стинского общества. Отдельные выступления представи¬
 телей арабских масс населения против британской адми¬
 нистрации и сионистской колонизации Палестины в
 начале 20-х годов стали принимать к концу этого же
 десятилетия характер народной борьбы, переросшей в
 охватившее территорию всей Палестины вооруженное
 восстание 1929 года, которое было подавлено англий¬
 скими войсками. 1930—1933 годы были свидетелями но¬
 вого подъема национально-освободительной борьбы, ха¬
 рактеризовавшегося наряду с прочим и усилением рабо¬
 чего движения в Палестине. С помощью грубой военной
 силы и демагогических обещаний о созыве законодатель¬
 ного собрания, расширении демократических свобод в
 стране, а также об ограничении еврейской иммиграции
 в Палестину и др. британским властям удалось пода¬
 вить и эти выступления народных масс. Отказ Англии 39
от выполнения обещаний, резкое обострение с середины
 30-х годов противоречий внутри палестинского общества
 предопределили вооруженное выступление широких на¬
 родных масс Палестины в 1936—1939 годах против ко¬
 лониальной администрации. Неспособность британских представителей в Палести¬
 не с помощью оккупационных войск и сионистских фор¬
 мирований подавить вооруженную борьбу палестинских
 арабов вынуждала Лондон, с одной стороны, перебра¬
 сывать дополнительные контингенты войск из Египта и
 с Мальты, а с другой — прибегать к тактическому поли¬
 тическому маневрированию, чтобы сбить накал борьбы.
 В частности, с этой целью была создана королевская ко¬
 миссия во главе с лордом Пилом, изучавшая в конце
 1936 года обстановку в Палестине. Комиссия вынуждена
 была признать несостоятельность мандатной системы уп¬
 равления в Палестине и рекомендовала в случае отмены
 мандата разделить подмандатную территорию на не¬
 сколько территорий с различным международным стату¬
 сом 30. Ставшие достоянием гласности рекомендации комис¬
 сии Пила вызвали новую вспышку вооруженной борь¬
 бы в Палестине и решительные протесты со стороны
 Ирака, Египта, Сирии и других арабских стран, высту¬
 павших за предоставление Палестине независимости в
 качестве арабского государства. Предложения комиссии Пила об отказе от мандат¬
 ной формы управления Палестиной и разделе страны от¬
 вергли и сионисты, стремившиеся к реализации «сио¬
 нистского проекта» на всей территории Палестины. В этих условиях Великобритания, надеясь найти
 удовлетворяющее ее собственные интересы компромис¬
 сное решение, поспешила созвать в феврале 1939 года
 так называемую «конференцию круглого стола». Для
 участия в работе конференции были приглашены лиде¬
 ры арабских политических партий Палестины, делегации
 Египта, Ирака, Саудовской Аравии, Йемена, Трансиор¬
 дании, а также представители Еврейского агентства.
 Британская сторона предложила участникам конферен¬
 ции план создания по истечении 10 лет единого арабо¬
 еврейского государства. План предусматривал также со¬
 кращение еврейской иммиграции в Палестину и ограни¬
 чения на приобретение евреями палестинских зе¬
 мель31. Однако и эти предложения англичан ни на
 йоту не продвинули решение проблемы, поскольку араб¬ 40
ские и сионистские представители занимали столь раз¬
 личные позиции, что исключалась любая возможность
 достичь какого бы то ни было компромисса. После провала «конференции круглого стола» бри¬
 танское правительство опубликовало «Белую книгу», из¬
 вестную также как «меморандум Макдональда». Соглас¬
 но новому британскому плану Еврейскому агентству
 предоставлялось право осуществления ограниченной ев¬
 рейской иммиграции в Палестину в течение последующих 5 лет, по истечении которых решение вопроса о дальней¬
 шей иммиграции должно было вновь стать предметом
 обсуждения. Арабская сторона категорически отвергла этот план
 решения палестинской проблемы. Все политические пар¬
 тии Палестины, несмотря на программные разногласия,
 разделявшие их по многим вопросам, оказались едины¬
 ми в своих требованиях «о безусловной независимости,
 свободе и сохранении арабского характера Палести¬
 ны» 32. Резкие возражения в отношении этих планов встре¬
 тила Великобритания и со стороны сионистов. Распола¬
 гая большими финансово-экономическими, военно-поли¬
 тическими, организационными и прочими возможностя¬
 ми, которые при английском покровительстве сионисты
 создали в период между двумя мировыми войнами, они
 стали ориентироваться на поглощение всей Палестины. В мае 1942 года в отеле «Билтмор» (Нью-Йорк) все¬
 общая внеочередная конференция сионистов приняла
 программу, в соответствии с которой «двери Палестины
 открываются для еврейской иммиграции.., на Еврейское
 агентство возлагается контроль за иммиграцией, и оно
 наделяется полномочиями, необходимыми для освоения
 страны, включая незаселенные и малокультивируемые
 земли. Палестина должна стать еврейской общиной (ев¬
 рейским содружеством) и частью нового демократиче¬
 ского мира» 33. В мае 1945 года Еврейское агентство пошло еще
 дальше и потребовало от британской администрации:
 «1) немедленного решения о создании единого и недели¬
 мого еврейского государства в Палестине, 2) предостав¬
 ления Еврейскому агентству права контроля за иммигра¬
 цией, 3) предоставления международных кредитов для
 размещения и устройства в Палестине первого миллио¬
 на иммигрантов» 34. Стремление сионистов к установлению контроля над 41
всей Палестиной, о чем недвусмысленно свидетельство¬
 вали резолюции конференций сионистских лидеров, ис¬
 пользовалось определенными арабскими кругами для
 оправдывания своей линии на включение Палестины в
 сферу своего контроля. Еще в 1943 году Нури Саид, вы¬
 двинувший план создания «Благодатного полумесяца»,
 старался доказать выгоды своего плана, наряду с про¬
 чим, и с точки зрения вклада, который этот план мог
 внести в решение палестинской проблемы. По мнению
 Нури Саида, его план должен был снять опасения ара¬
 бов в отношении того, что они станут меньшинством в
 еврейском государстве. По мнению иорданского короля Абдаллаха, притя¬
 зания сионистов на Палестину служили дополнительным
 аргументом в пользу осуществления его плана «Великой
 Сирии». Иорданский монарх старался убедить арабский
 мир, что в случае создания «Великой Сирии» будет по¬
 ложен конец сионистской экспансии в Палестине 35. Подходы Ирака и Трансиордании к разрешению па¬
 лестинской проблемы, которые отражали их стремление
 к расширению своих сфер господства в арабском мире,
 ослабляли общий фронт арабских государств — членов
 ЛАГ, декларировавших свою готовность добиваться
 «справедливого решения палестинской проблемы». Если
 для Ирака и Трансиордании «справедливое решение па¬
 лестинской проблемы» означало одну из возможностей
 создания «Благодатного полумесяца» или «Великой Си¬
 рии», то Египет и Саудовская Аравия считали решение
 палестинской проблемы справедливым лишь в том слу¬
 чае, если оно исключало возможность усиления динас¬
 тии Хашимитов. Таким образом, подходы двух основных
 среди арабов направлений относительно «справедливого
 решения» одной и той же проблемы содержали в себе
 два взаимоисключающих начала. А это, в свою очередь,
 до поры до времени предоставляло британской админи¬
 страции возможности политического маневрирования для
 достижения компромиссного соглашения с заинтересо¬
 ванными сторонами. Кроме того, притязания на Пале¬
 стину (в той или иной форме) со стороны феодально¬
 монархических режимов Ирака и Трансиордании исполь¬
 зовались сионистами в качестве оправдания собственных
 планов в отношении Палестины. Достижение единого среди арабских государств под¬
 хода к справедливому решению палестинской проблемы
 осложнялось и в результате непоследовательной и про¬ 42
тиворечивой политики Высшего арабского комитета, вы¬
 ступавшего от имени палестинских арабов. Усиление во второй половине 30-х годов борьбы пале¬
 стинских арабов, активизация деятельности обществен¬
 ных организаций и политических партий в пользу пре¬
 доставления независимости Палестине привели к созда¬
 нию в 1936 году Высшего арабского комитета, в состав
 которого вошли представители шести арабских полити¬
 ческих партий Палестины. Высший арабский комитет
 принимал активное участие в организации всеобщей
 арабской забастовки в 1936 году. Одним из главных ло¬
 зунгов Комитета в этот период был призыв ко всем
 слоям арабского населения организовать всенародное
 сопротивление сионистской колонизации и добиваться
 полной независимости Палестины. Выступление Высшего арабского комитета на сторо¬
 не палестинских борцов за ликвидацию мандатной си¬
 стемы в Палестине сразу же поставило его в оппозицию
 к британской администрации, первоначально предоста¬
 вившей комитету юридический статус политически само¬
 стоятельного института, подобный тому, которым поль¬
 зовалось Еврейское агентство36. В 1937 году деятель¬
 ность Высшего арабского комитета была объявлена не¬
 законной и запрещена, а его руководители арестованы.
 В 1942 году Высший арабский комитет возобновил свою
 деятельность в новом составе. Его возглавили предста¬
 вители традиционно влиятельных семейных кланов Па¬
 лестины: Хуссейни, Нашашиби, Хади, Даджни и др., ко¬
 торые еще во времена Османской империи занимали
 привилегированное положение в Палестинском вилайе¬
 те. Наибольшим влиянием пользовался клан Хуссейни.
 Представители этого клана занимали руководящие пос¬
 ты в Высшем арабском комитете, в Верховном ислам¬
 ском совете, в националистических партиях Палестины,
 позволявшие им, особенно с конца 30 — начала 40-х го¬
 дов, оказывать сильное воздействие на политическую
 жизнь палестинских арабов. Утверждение представителей упомянутых кланов в
 качестве «выразителей» национальных интересов пале¬
 стинских арабов происходило на фоне массовых репрес¬
 сий и террора против демократических и национально¬
 патриотических сил палестинских арабов, к которым ак¬
 тивно прибегала британская администрация в 1936—
 1939 годах. Сотни палестинских патриотов были убиты
 в эти годы, тысячи брошены в тюрьмы и концлагеря. 43
С помощью массового террора британская администра¬
 ция в Палестине смогла подавить восстание 1936—
 1939 годов и физически уничтожить наиболее последо¬
 вательных революционно-демократических руководите¬
 лей и активных участников национально-освободитель¬
 ного движения палестинских арабов. «Тех сил и руково¬
 дителей,, которых палестинские арабы лишились в 1936—
 1939 годах,— отмечает западногерманский историк В. Хольштейн,— палестинцам недоставало в 1948 году
 для решающей борьбы против сионистских притязаний
 на Палестину» 37. Карательные акции британских властей против рево¬
 люционно-демократических представителей палестинско¬
 го освободительного движения способствовали укрепле¬
 нию господствующего положения знатных палестинских
 семей и увеличили их возможности влиять на политиче¬
 скую жизнь Палестины. Утвердившись в положении по¬
 литических лидеров, представители родовой знати все¬
 ми средствами препятствовали усилению демократиче¬
 ских тенденций в национально-освободительном движе¬
 нии палестинских арабов, видя в них источник опасности
 для своего классового господства. «Арабские лидеры,
 которые отвергают статус подданных в палестинском
 государстве и считают самих себя правомочными наслед¬
 никами мандатной администрации, не решаются созда¬
 вать в арабской общине систему самоуправления. Не же¬
 лая подвергать риску свое положение, они не считают
 нужным проводить демократические выборы в Высший
 арабский комитет или создавать партии на основе воле¬
 изъявления народа» 38, — отмечалось в отчете англо-аме¬
 риканской комиссии по палестинской проблеме в 1946
 году. Руководство Высшего арабского комитета, исходя из
 своих классовых интересов, не отказывалось от возмож¬
 ности достижения выгодного ему решения палестинско¬
 го вопроса путем реформ, проводимых британской адми¬
 нистрацией в Палестине. Например, заместитель предсе¬
 дателя Высшего арабского комитета Джамиль аль-Хус-
 сейни, разъясняя членам смешанной англо-американской
 комиссии позицию Комитета по вопросу о будущем ста¬
 тусе Палестины, хотя и настаивал на отмене мандата,
 все же не требовал немедленного вывода из страны анг¬
 лийских войск. Такую же позицию уполномоченные Выс¬
 шего арабского комитета, как и представители Египта,
 Трансиордании и Ирака, занимали на лондонских кон¬ 44
ференциях в 1946—1947 годах, созванных по инициативе
 Англии для рассмотрения палестинской проблемы. Бо¬
 лее того, арабская сторона в названном составе не воз¬
 ражала и против сохранения особых полномочий в Па¬
 лестине за британским верховным комиссаром в течение
 «определенного периода» 39. Воздействие перечисленных выше противоречий обу¬
 словливало неуклонное обострение обстановки в Пале¬
 стине в первые послевоенные годы. Соединенные Штаты,
 стремившиеся к усилению своего влияния в Палестине,
 поспешили этим воспользоваться. В августе 1945 года
 президент Г. Трумэн предложил Англии допустить в Па¬
 лестину 100 тыс. евреев. Уклонившись от принятия пред¬
 ложения Г. Трумэна из-за опасения еще больше обо¬
 стрить отношения с арабами, британское правительство
 К. Эттли пошло на создание совместной англо-американ-
 ской комиссии для комплексного изучения палестинско¬
 го вопроса. Рекомендации комиссии, опубликованные в
 мае 1946 года, сводились к продлению действия мандата,
 отмене въездных ограничений для еврейских иммигран¬
 тов в Палестину и снятию запрета на продажу земли ев¬
 реям 40. С рекомендациями совместной англогамериканской
 комиссии по палестинской проблеме не согласились ни
 арабы, ни сионисты. Не были они приняты и самим бри¬
 танским правительством. Совет Лиги арабских государств обсуждал результа¬
 ты работы совместной англо-американской комиссии по
 палестинской проблеме на заседаниях, состоявшихся в
 Блудане в июне 1946 года. Его участники отвергли ре¬
 комендации англо-американской комиссии и рассмотрели
 меры, которые в этой связи надлежало предпринять
 арабским государствам. Официальная реакция сионистов на рекомендации
 англо-американской комиссии по палестинской проблеме
 также была отрицательной. Сионистов не устраивало
 сохранение мандатного режима управления Палестиной,
 так как это противоречило политическому курсу «билт-
 морской программы» на превращение Палестины в «ев¬
 рейское содружество». Великобритания, столкнувшаяся с негативной реак¬
 цией как арабов, так и сионистов, попыталась сделать
 еще один шаг в расчете добиться приемлемого компро¬
 мисса. В конце 1946 года в Лондоне была организована
 конференция с участием арабских и сионистских пред¬ 45
ставителей. Хотя сионисты присутствовали неофициаль¬
 но, они категорично выступали за раздел Палестины.
 Делегация арабских государств добивалась согласия
 Лондона на провозглашение независимости Палестины.
 Английские правящие круги, отказываясь принять усло¬
 вия как арабов, так и сионистов, предложили такой план
 административного устройства Палестины, который со¬
 хранял за Лондоном «ответственность в форме опеки».
 После того, как это предложение не нашло поддержки
 у участников конференции, Англия выдвинула так на¬
 зываемый «план Бевина», в соответствии с которым
 арабское и еврейское население Палестины получало ав¬
 тономию, а английский комиссар приобретал право «за¬
 щиты национальных меньшинств»41. Но и эта британ¬
 ская инициатива в палестинском вопросе не получила
 поддержки заинтересованных сторон. Неспособностью английской дипломатии найти при¬
 емлемое решение палестинского вопроса в очередной раз
 попытались воспользоваться США. В октябре 1946 года
 президент Трумэн вновь предложил Лондону разрешить
 въезд в Палестину 100 тыс. евреев. При этом Соединен¬
 ные Штаты брали на себя обязательство оказать фи¬
 нансовую помощь иммигрантам. Не желая допускать усиления американского влия¬
 ния на развитие событий в Палестине, Лондон и на этот
 раз уклонился от предложения Соединенных Штатов.
 С другой стороны, все более теряя контроль над обста¬
 новкой в Палестине, английское правительство решило
 передать палестинский вопрос на рассмотрение ООН.
 Оно рассчитывало использовать механизм голосования
 ООН в свою пользу и продлить мандат на Палестину. На открывшейся 28 апреля 1947 г. специальной сес¬
 сии Генеральной Ассамблеи ООН обнаружились остро¬
 та и непримиримость противоречий по палестинской
 проблеме. Великобритания стремилась свести работу сессии
 лишь к принятию решения о создании специальной ко¬
 миссии по подготовке вопроса о Палестине для рассмот¬
 рения его на II очередной сессии Генеральной. Ассамблеи
 ООН. Отношение арабских стран к рассмотрению палестин¬
 ского вопроса на этой сессии ООН основывалось на ре¬
 золюции, принятой Советом ЛАГ 24 марта 1947 г., ко¬
 торая гласила, что главной целью усилий всех арабских
 стран — членов ЛАГ «является возможное достижение 46
независимости Палестины как арабского государства».
 СССР, высказавшись за отмену английского мандата,
 отмечал, что законные интересы арабского и еврейского
 народов Палестины могут быть наилучшим образом за¬
 щищены путем создания независимого двуединого демо¬
 кратического арабо-еврейского государства. Члены анг-
 ло-американского блока, имевшего большинство в ООН,
 с этим не согласились. На заседании сессии 15 мая 1947 г. было принято ре¬
 шение о создании специальной комиссии для изучения
 палестинского вопроса, в которую вошли представители
 11 стран. 6 сентября 1947 г. доклад специальной комиссии по
 Палестине был рассмотрен на II сессии Генеральной Ас¬
 самблеи ООН. В своем докладе комиссия выражала
 единодушное мнение о необходимости прекращения в
 кратчайший срок действия мандата и предоставления
 независимости Палестине. Однако мнения членов комис¬
 сии разошлись по вопросу будущего государственного
 устройства Палестины. Один из планов, предложенных
 сессии, предусматривал раздел страны на арабское и
 еврейское государства с выделением Иерусалима в осо¬
 бую административную единицу со специальным между¬
 народным статусом под контролем ООН. Отмеченный
 план предполагал объединение обоих государств и
 Иерусалима в экономический союз. Второй план предусматривал создание единого
 федеративного государства, объединяющего арабское и
 еврейское население страны, со столицей в Иеруса¬
 лиме. Представители арабских стран и Высший арабский
 комитет отвергли оба плана. По их мнению, первый на¬
 рушал территориальную целостность Палестины, а вто¬
 рой в большей степени соответствовал интересам сио¬
 нистов. Арабские страны предлагали план такого госу¬
 дарственного устройства, которое бы «уважало права и
 учитывало потребности всех граждан и меньшинств Па¬
 лестины». В ходе дискуссий по докладу комиссии советские
 представители настаивали на необходимости прекраще¬
 ния действия английского мандата на Палестину, на
 выводе из страны британских войск и отказе империа¬
 листических держав от каких бы то ни было форм
 вмешательства в палестинские дела. По мнению совет¬
 ской стороны, только в этом случае, а также при условии 47
демократического государственного устройства Пале¬
 стины могло быть обеспечено сотрудничество и мирное
 сожительство арабского и еврейского народов Палести¬
 ны. Руководствуясь принципом нрава наций на самооп¬
 ределение и интересами международной безопасности,
 представители СССР в ООН выступали за создание в
 Палестине двуединого арабо-еврейского федеративного
 государства, в котором арабы и евреи пользовались бы
 равными правами42. Принципиально иным было отношение ведущих импе¬
 риалистических держав к решению палестинской проб¬
 лемы. Соединенные Штаты и Англия были едины в том,
 чтобы по возможности отстранить Советский Союз от
 участия в решении палестинского вопроса. Так, они от¬
 клонили предложение СССР о включении в специаль¬
 ный комитет ООН по Палестине пяти постоянных чле¬
 нов Совета Безопасности, сделанное советской стороной
 при обсуждении на сессии Генеральной Ассамблеи ООН
 в мае 1947 года вопроса о создании этого комитета43.
 Общее для США и Англии стремление к ограничению
 возможностей участия СССР в решении палестинской
 проблемы стало в последующем одним из основопола¬
 гающих принципов ближневосточной политики Соеди¬
 ненных Штатов. Вместе с тем как США, так и Англия при решении
 палестинского вопроса занимали такую позицию, кото¬
 рая должна была обеспечить их стратегические интере¬
 сы на Ближнем и Среднем Востоке. Английские правя¬
 щие круги отказывались принять план создания на тер¬
 ритории Палестины еврейского и арабского государств,
 так как в перспективе не видели реальных возможностей
 для установления эффективного контроля над ними. Со¬
 гласие с планом раздела означало бы для Лондона со¬
 кращение сферы его влияния на Ближнем Востоке, а с
 этим никак не хотели мириться правящие круги метро¬
 полии. Соединенные Штаты, для которых сразу после вто¬
 рой мировой войны резко возросло значение Ближнего и
 Среднего Востока в глобальной военно-политической и
 экономической стратегии, стремились к усилению свое¬
 го присутствия в этом регионе. С образованием еврейско¬
 го государства во главе с сионистами, которым Соеди¬
 ненные Штаты оказывали эффективную экономическую
 помощь и морально-политическую поддержку, Вашинг¬
 тон связывал далеко идущие планы усиления своих по¬ 48
зиций не только в Палестине, но и на всем Ближнем
 Востоке. Поэтому поддержка сионистских планов была
 определяющим мотивом ловедения представителей США
 при обсуждении палестинской проблемы в ООН. Вместе
 с тем интересы, связанные с усилением своего влияния
 на Арабском Востоке, занимавшем в отношении сиони¬
 стов резко негативную позицию, заставляли американ¬
 ских дипломатов всячески маневрировать и предлагать
 различные планы будущего устройства и развития Па¬
 лестины. Специальный комитет по Палестине одобрил 25 но¬
 ября 1947 г. план раздела Палестины, который 29 но¬
 ября большинством голосов был принят Генеральной
 Ассамблеей ООН. В соответствии с резолюцией 181 от
 29 ноября 1947 г. на бывшей подмандатной территории
 Палестины должны были быть созданы два государст¬
 ва— еврейское (площадь 14,1 тыс. кв. км, 56% террито¬
 рии, население 1008 800 человек) и арабское (площадь
 11,1 тыс. кв. км, 43% территории, население 758 520 че¬
 ловек), предлагалось также отдельно выделить между¬
 народную зону, охватывающую Иерусалим и его окрест¬
 ности (1% территории, население 205230 человек). Срок
 окончания английского мандата и вывода из Палестины
 британских войск был определен до 1 августа 1948 г., а
 провозглашение независимости обоих государств преду¬
 сматривалось осуществить не позднее 1 октября
 1948 г.44 Обсуждение палестинской проблемы в ООН в нояб¬
 ре 1947 года, а также голосование по резолюции 181
 продемонстрировали принципиальное различие в подхо¬
 де к решению этого сложного вопроса со стороны Совет¬
 ского Союза и империалистических государств. Импери¬
 алистические круги Запада стремились к такому реше¬
 нию палестинской проблемы, которое позволило бы им
 сохранить контроль над Палестиной и использовать ее
 в качестве плацдарма для борьбы против национально-
 освободительных движений на Арабском Востоке. Не видя возможности для создания независимой дву¬
 единой Палестины, за что выступал СССР, а также счи¬
 тая, что действительно демократическое решение палес¬
 тинской проблемы путем образования арабского и
 еврейского государств не противоречит принципу права
 наций на самоопределение, Советский Союз проголосо¬
 вал за резолюцию 181. Позиция Советского Союза при
 голосовании в ООН по этой резолюции носила беско¬ 49
рыстный, последовательный и принципиальный харак¬
 тер, так как она учитывала конкретную обстановку и в
 Палестине, и в ООН в связи с обсуждением палестин¬
 ской проблемы45. Палестинская война 1948—1949 годов
 и ее воздействие на межарабские отношения В соответствии с резолюцией 181 Генеральной Ас¬
 самблеи ООН была создана специальная комиссия по
 Палестине, на которую возлагалась задача передачи
 исполнительной власти от страны-мандатария еврейско¬
 му и арабскому государствам, а также администрации
 Иерусалима. Однако работа комиссии была парализова¬
 на усилиями британской администрации, не желавшей
 содействовать практическому осуществлению резолюции
 181, деятельности комиссии препятствовали также сио¬
 нистское руководство, стремившееся к увеличению тер¬
 ритории, которая должна была отойти к еврейскому го¬
 сударству, и руководители арабских государств, доби¬
 вавшиеся провозглашения «независимой Палестины, как
 арабского государства». Еще до образования государства Израиль сионис¬
 ты стали осуществлять политику захвата участков и
 районов Палестины, наиболее важных со стратегической
 точки зрения. Так, с помощью террористических акций и
 грубой военной силы сионисты вынудили арабов поки¬
 нуть города Яффа, Лида, Беэр-Шева, Акра, Рамла, Бей-
 сан и другие населенные пункты, которые по решению
 ООН отходили к арабскому государству46. Побуждая к бегству или физически уничтожая ара¬
 бов— жителей Палестины, сионистские военные форми¬
 рования интенсивно расширяли территорию фактичес¬
 кого господства будущего израильского государства.
 Главная задача, подлежавшая первоочередному реше¬
 нию на этом этапе государственного оформления, как
 открыто заявили сионисты, заключалась в максималь¬
 ном «очищении захваченных территорий от арабского
 населения». Еврейским агентством было создано специальное
 бюро по ведению психологической войны, деятельность
 которого была направлена на то, чтобы «сеять панику
 среди палестинского населения, побуждая их .покидать
 обжитые места»47. Варварское истребление в апреле
 1948 года всех жителей деревни Дейр-Ясин, осуществ¬ 50
ленное члеиами террористических организаций «Иргун»
 и «Штерн», призвано было, как об этом цинично заяв¬
 ляли сионистские лидеры, сыграть важную роль в деле
 эффективного расширения «жизненного пространства»
 для будущего государства Израиль. «Без Дейр-Ясина
 не было бы создано государство Израиль»48, — писал
 бывший руководитель организации «Иргун», в недавнем
 прошлом премьер-министр Израиля М. Бегин. К момен¬
 ту провозглашения государства Израиль из 13 крупных
 операций по захвату арабских территорий 8 были осу¬
 ществлены на территориях, которые по решению ООН
 отводились арабскому палестинскому государству. Сразу после принятия ООН резолюции 181 Полити¬
 ческий комитет Лиги арабских государств провел ряд
 заседаний для обсуждения мер, которые «следовало
 принять в создавшейся обстановке». В результате в де¬
 кабре 1947 года было решено в целях противодействия
 разделу Палестины создать под эгидой ЛАГ Армию
 освобождения Палестины (АОП) или, как ее еще назы¬
 вали, «армию спасения»- из числа добровольцев — граж¬
 дан арабских стран, входящих в ЛАГ. На заседании По¬
 литического комитета ЛАГ 17 февраля 1948 г. было ре¬
 шено «откликнуться на обращение Высшего арабского
 комитета об оказании эффективной помощи арабскому
 народу Палестины». Тем временем сионистские лидеры прилагали все уси¬
 лия, чтобы с помощью военного давления, шантажа и
 угроз максимально «очистить» земли, переходившие поо,
 их контроль, от местного арабского населения, сам факт
 присутствия которого мешал реализации сионистской
 идеи создания «однонационального» государства. В январе 1948 года в Палестину была направлена
 Армия освобождения Палестины (около 3 тыс. добро¬
 вольцев), а 15 мая, на следующий после провозглашения
 государства Израиль день, на территорию Палестины
 вступили регулярные войска Египта, Сирии, Ливана,
 Иордании (с участием Арабского легиона). Правитель¬
 ства этих стран, а также Саудовской Аравии и Йемена
 объявили войну Израилю. Таким образом, экспансионистский курс сионистов,
 направленный на увеличение территории еврейского го¬
 сударства за счет арабской части Палестины, политика
 Англии и США, пытавшихся удержать контроль над Па¬
 лестиной, а также позиция арабских государств, намере¬
 вавшихся не допустить раздела Палестины и осуществле¬ 51
ния резолюции 181, привели к тому, что сразу после про¬
 возглашения государства Израиль (в ночь с 14 на 15 мая
 1948 г.) вспыхнула война между арабскими государст¬
 вами и Израилем. Действия арабов, как считает арабский исследова¬
 тель ближневосточного конфликта В. Халиди, явились
 логическим и неизбежным ответом на планы сионистов
 по захвату и оккупации арабских территорий, а также
 единственным средством остановить поток беженцев и
 предотвратить потерю всей Палестины49. Частично араб¬
 ской стороне этого удалось добиться, ибо, как откровен¬
 но заявлял И. Аллон, ставший в 70-е годы министром
 иностранных дел в правительстве Рабина, «іне будь втор¬
 жения арабских армий, ничто не могло бы остановить
 Хагану (военные формирования сионистов. — Авт.) от
 оккупации всей Палестины»50. Военные действия в Палестине на начальном этапе
 развивались в пользу арабских государств. Уже к концу
 мая Арабский легион занял центральную область Палес¬
 тины, включая старую часть Иерусалима, Иерихон, Ра-
 маллах. Иракские войска вступили на территорию окру¬
 гов Наблус, Дженин, Туль Карам, а египтяне заняли
 Беэр-Шеву. В связи со сложившейся в Палестине обстановкой
 Совет Безопасности ООН провел ряд заседаний, в ре¬
 зультате которых были приняты решения о прекращении
 военных действий в Палестине. Спустя несколько дней после официально объявлен¬
 ного перемирия (11 июня 1948 г.) премьер-министр
 Израиля Бен Гуриоїн заявил в кнессете, что, во-первых,
 резолюция ООН 181 от 29 ноября 1947 г. мертва, во-вто¬
 рых, конфликт с арабами будет разрешен с помощью
 силы, и в-третьих, палестинские беженцы не должны
 вернуться обратно51. Для .практического осуществления
 этих программных установок Израиль в спешном порядке
 произвел перегруппировку и доукомплектование войско¬
 вых частей, сосредоточив их на главных стратегических
 направлениях. Полученные за время перемирия извне
 вооружение и техника позволили Израилю повысить бое¬
 способность своей армии. В соответствии с решениями ЛАГ, принятыми нака¬
 нуне Палестинской войны, вступление армий арабских
 государств на территорию Палестины рассматривалось
 как временная мера, необходимая для того, чтобы не
 допустить выполнения резолюции ООН о разделе Палес¬ 52
тины и добиваться создания «независимой Палестины
 как арабского государства». Тем не менее сразу же с наступлением перемирия
 трансиорданский король Абдаллах отправился в поездку
 по арабским странам, стремясь добиться их согласия
 на присоединение контролируемой Арабским легионом
 Центральной Палестины к Иордании. Однако Абдаллах
 не нашел поддержки со стороны большинства арабских
 стран. За время перемирия Израилю удалось существен¬
 но укрепить свою армию вооружениями, было сформиро¬
 вано несколько дополнительных бригад. В это время спе¬
 циальный посредник ООН в Палестине Ф. Бернадотт
 выдвинул свои предложения по урегулированию кон¬
 фликта52. После консультаций с обеими сторонами он
 выступил за создание экономического объединения в со¬
 ставе Трансиордании и подмандатной Палестины, в ко¬
 тором интересы Израиля и арабского государства были
 бы представлены центральным советом. Затем, учитывая
 сложившуюся военную ситуацию, Ф. Бернадотт предло¬
 жил, чтобы Негев вошел в состав арабского государства,
 а Галилея стала частью Израиля. Иерусалим, по плану
 Ф. Бернадотта, должен был войти в арабское государст¬
 во при условии «защиты последним святых мест». Не¬
 смотря на попытки Ф. Бернадотта продлить перемирие,
 израильское правительство, накапливавшее силы для но¬
 вого наступления, отвергло предложения посредника
 ООН, и 8 июля военные действия возобновились. За не¬
 сколько дней боев израильтянам удалось занять почти
 весь север, за исключением 300 кв. миль в Галилее.
 18 июля было объявлено о втором прекращении огня, и
 Ф. Бернадотт выдвинул новые предложения, содержав¬
 шие параграфы о возвращении арабских беженцев и о
 предоставлении автономии еврейской общине в Иеруса¬
 лиме. Израильское руководство вновь категорически от¬
 вергло предложения посредника ООН. Для Бен Гуриона
 и его сторонников, сделавших ставку на территориаль¬
 ную экспансию, выдвинутый Ф. Бернадоттом план был
 абсолютно неприемлем, тем более, что им уже удалось
 к тому времени установить свой военный контроль в рай¬
 онах, которые Ф. Бернадотт предлагал включить в со¬
 став арабского государства. Кроме того, Бен Гурион от¬
 крыто заявлял о намерении превратить Иерусалим в сто¬
 лицу Израиля. 17 сентября 1948 г. террористы из группы
 «Штерн» убили Ф. Бернадотта и находившегося с ним
 французского наблюдателя. 53
В условиях резкого обострения военной обстановки
 империалистические государства проводили политику,
 соответствовавшую интересам усиления их политическо¬
 го влияния в Палестине. Соединенные Штаты, хотя и с оговорками, первона¬
 чально склонялись к поддержке «плана Бернадотта».
 Англия в период перемирия прилагала большие дипло¬
 матические усилия, чтобы заручиться поддержкой этого
 плана со стороны арабских стран. Однако последовавшее
 в середине октября развитие событий на арабо-израиль¬
 ском фронте привнесло новый элемент и в межарабские
 отношения, и в подход империалистических держав к
 перспективе разрешения палестинской проблемы. 15 октября 1948 г. израильские войска, нарушив пере¬
 мирие, перешли в наступление против египетских частей
 в Негеве и к началу ноября нанесли им серьезное пора¬
 жение. Часть египетских войск была окружена в палес¬
 тинском городе Фаллудже. Основные силы египетской
 армии вынуждены были отступить в Газу. В последую¬
 щем израильская армия, развивая наступление в Неге¬
 ве, вступила на территорию Египта. Таким образом, во¬
 енные действия Израиля на этом участке фронта завер¬
 шились поражением египетской армии. В конце октября 1948 года израильские войска вторг¬
 лись на территорию Ливана, что фактически привело к
 выходу этой страны из антиизраильского фронта араб¬
 ских государств. К концу декабря 1948 года Израиль
 оккупировал значительную часть территории Палестины*
 отходившей в соответствии с резолюцией 181 к палестин¬
 скому арабскому государству. После успешного наступления Израиля в Негеве Сое¬
 диненные Штаты решительно выступили против «плана
 Бернадотта» в его первоначальном варианте. Президент
 Трумэн, рассчитывавший на поддержку американскими
 сионистами своей кандидатуры на предстоящих прези¬
 дентских выборах, заявил, что Соединенные Штаты под¬
 держат только такие территориальные изменения в Па¬
 лестине, с которыми согласится Израиль. Кроме того»
 США предложили внести поправки в «план Бернадотта»*
 которые не устраивали Англию и были ею отклонены.
 В конечном счете возможность достижения компромисса
 США и Англией в палестинском вопросе, как показали
 дальнейшие события, находилась в прямой зависимости
 от хода военных действий на арабо-израильском фронте. После вступления израильских войск на территорию 54
Египта оголился левый фланг Арабского легиона. Под
 угрозой оказались палестинские территории, которые
 удерживал Арабский легион, и порт Акаба. Кроме того,
 возникла реальная возможность вступления израильских
 войск на территорию самой Иордании. Монархический
 режим Иордании, предупреждая возможность .потери
 контролируемых Арабским легионом территорий араб¬
 ской части Палестины, поспешил согласиться на прекра¬
 щение военных действий. 7 января 1949 г. военные дей¬
 ствия в Палестине были прекращены. В конце января
 Великобритания заявила о дипломатическом признании
 Израиля, а двумя днями позже Соединенные Штаты
 признали Иорданию. Эти дипломатические акции двух
 империалистических держав свидетельствовали о дости¬
 жении ими компромисса в отношении раздела Палес¬
 тины. Судя по всему, результаты войны не устраивали из¬
 раильское правительство, которое рассчитывало на бо¬
 лее значительное территориальное расширение. В конце
 декабря 1948 года израильские войска вторглись на еги¬
 петскую территорию в районе Синая с целью захвата
 Газы. Совет Безопасности принял резолюцию, требую¬
 щую немедленного вывода израильских войск и прекра¬
 щения огня. Израильское правительство было вынужде¬
 но подчиниться. В течение первой половины 1949 года были подписа¬
 ны временные соглашения о перемирии между Израи¬
 лем и арабскими государствами: с Египтом — 24 февра¬
 ля, с Ливаном — 23 марта, с Иорданией — 3 апреля и с
 Сирией — 20 июля. Остальные арабские государства в
 переговорах по заключению соглашения о перемирии
 участия не принимали. Эти соглашения носили временный характер и не оп¬
 ределяли окончательного территориального урегулиро¬
 вания. После поражения в палестинской войне в арабском
 мире стали нарастать антиимпериалистические настрое¬
 ния, которые усиливали центростремительную тенден¬
 цию в их отношениях друг с другом. Это, в частности,
 проявилось в попытках ЛАГ улучшить координацию
 военно-политических усилий своих членов. Так, в ответ
 на предложения Англии и США образовать под их эги¬
 дой военный союз Политический комитет ЛАГ 30 ок¬
 тября 1949 г. принял решение о выработке договора
 коллективной безопасности арабских стран. 13 апреля 55
1950 г. совет ЛАГ одобрил проект договора о совместной
 обороне и экономическом сотрудничестве арабских
 стран, известного также как Пакт коллективной безо¬
 пасности арабских стран53. Росту антиимпериалистических настроений среди
 арабских государств способствовала консолидация уси¬
 лий США, Англии и Франции с целью сохранения своих:
 позиций на Ближнем Востоке. В конце мая 1950 года
 эти страны выступили с тройственной декларацией, &
 которой заявили о «гарантиях» существующих границ и
 линий перемирия на Арабском Востоке54. В ответ на тройственную декларацию империалисти¬
 ческих государств Совет Лиги арабских государств
 17 июня 1950 г. принял решение о вступлении в силу
 Договора о совместной обороне и экономическом сот¬
 рудничестве. Свои подписи под этим договором постави¬
 ли представители Египта, Сирии, Ливана, Саудовской
 Аравии и Йемена. Усилению солидарности арабских государств способ¬
 ствовала и политика экспансионизма израильских сио¬
 нистов, которые стали на путь вооруженного захвата
 территорий Палестины, отходивших в соответствии с
 резолюцией 181 Генеральной Ассамблеи ООН к арабско¬
 му государству. Основным принципом отношения большинства араб¬
 ских государств к Израилю, сформировавшимся в ходе
 Палестинской войны 1948—1949 годов, стал принцип
 непризнания этого государства и отказа от установления
 мира с ним. Резолюция Совета Лиги арабских госу¬
 дарств, принятая 1 апреля 1950 г., запрещала любому
 арабскому государству — члену Лиги «вступать в пере¬
 говоры о заключении одностороннего мира или какого-
 нибудь другого политического, военного или экономичес¬
 кого соглашения с Израилем, а также устанавливать с
 ним мир или заключать соглашения». В соответствии с
 этой резолюцией любое государство, нарушившее ее*
 «должно быть исключено из Лиги арабских государств а
 соответствии со ст. 18 Устава Лиги»55. Резолюция Со¬
 вета ЛАГ от 13 апреля 1950 г. предусматривала допол¬
 нительные санкции в отношении государства, не выпол¬
 няющего решение Лиги о непризнании Израиля. К их
 числу относились прекращение политических и консуль¬
 ских отношений с таким государством, прекращение с
 ним торговых, экономических, финансовых и прочих от¬
 ношений 56. 56
Негативизм арабских стран в отношении Израиля
 подкрепляла агрессивная политика израильских правя¬
 щих кругов в регионе. Сионистские лидеры, сделавшие
 ставку на достижение военного превосходства над объе¬
 диненными силами арабских государств, которое, по их
 замыслу, должно было заставить арабов смириться с
 фактом существования Израиля, постоянно санкциони¬
 ровали военные рейды на арабские территории. Эти аг¬
 рессивные акции были не только направлены на дальней¬
 шие территориальные захваты, но и официально преду¬
 сматривались в случае «любого неблагоприятного» для
 Израиля изменения внутриполитической ситуации в со¬
 седних странах. К числу факторов, усиливших центробежную тенден¬
 цию в межарабских отношениях после Палестинской
 войны, относилась и политика Иордании. Стремление
 режима Абдаллаха присоединить к Трансиордании вос¬
 точную часть Палестины, а также его курс на расчле¬
 нение Палестины путем двустороннего соглашения с Из¬
 раилем вызвали резкое недовольство большинства араб¬
 ских государств — членов ЛАГ. После решения иорданского парламента от 23 апре¬
 ля 1950 г. о создании Иорданского хашимитского коро¬
 левства с включением в него Восточной Палестины по
 просьбе Египта был созван Совет ЛАГ для рассмотрения
 этого вопроса. Лига арабских государств предприняла попытку до¬
 стижения приемлемого компромисса. Была принята резо¬
 люция, в которой говорилось, что удержание Иорданией
 части Палестины было «вынужденной мерой по практи¬
 ческим соображениям», что Иордания «будет осуществ¬
 лять опеку над этим районом до тех пор, пока не будет
 достигнуто окончательное урегулирование палестинского
 вопроса»57. Иордания согласилась с проектом резолю¬
 ции, который после этого был принят абсолютным боль¬
 шинством членов Совета. Однако компромисс между Иорданией и остальными
 членами ЛАГ не устранял противоречий, лежавших в
 основе отношений между ними. Каждый из членов ЛАГ
 стремился использовать сложившуюся обстановку в
 своих собственных интересах. Эти противоречия, со
 всей остротой проявившиеся во время Палестинской
 войны 1948—1949 годов, облегчили израильским сионис¬
 там возможность захвата части территории Палестины,
 отходившей по решению ООН к арабскому государству. 57
Они же были использованы монархическим режимом
 Иордании для присоединения восточной части Палести¬
 ны. Межарабские противоречия использовали и империа¬
 листические державы, которые стремились к сохранению
 и расширению своих позиций на Ближнем Востоке. Турция и империалистические военные блоки После второй мировой войны реакционные силы
 Турции оказали решающее воздействие на отход страны
 от кемалистских принципов дружбы, добрососедства и
 единства взглядов на «обеспечение мира и спокойствия
 во всем мире»58, которые в предвоенные годы определя¬
 ли характер советско-турецких отношений. После раз¬
 грома советскими войсками основных сил фашистского
 блока стал постепенно складываться союз реакционной
 буржуазно-помещичьей верхушки Турции с американ¬
 ским империализмом. С целью оправдания политическо¬
 го курса, чуждого национальным интересам страны,
 правящие круги Турции усилили клеветническую кам¬
 панию против СССР, голословно заявляя об угрозе со
 стороны Советского Союза. Одновременно, опираясь на
 политическую поддержку Соединенных Штатов и Велико¬
 британии, турецкое руководство отклонило предложения
 СССР о пересмотре конвенции по режиму проливов59. Антисоветизм и антикоммунизм во внутренней и внеш¬
 ней политике руководства послевоенной Турции сопро¬
 вождался ростом военно-политических и экономических
 связей этой страны с империалистическими государства¬
 ми. В первые послевоенные годы турецкие руководители
 ориентировались на Великобританию. Однако уже в
 марте 1947 года Турция обратилась к Соединенным
 Штатам с просьбой о финансовой помощи, мотивируя
 эту просьбу тем, что Турция является «оплотом против
 большевизма» и «бастионом антикоммунизма» на Ближ¬
 нем Востоке60. США, стремившиеся вытеснить Велико¬
 британию из этого района, быстро откликнулись на ту¬
 рецкую просьбу. Конгресс США в мае 1947 года принял
 закон о предоставлении Турции (а также Греции) в те¬
 чение 15 ближайших месяцев 400 млн. долл. В июле 1947 года было подписано американо-турец¬
 кое соглашение о предоставлении Турции займа в разме¬
 ре 100 млн. долл. (90 млн. — на вооружение турецкой
 армии, 10 млн. — на развитие военной промышленности
 и совершенствование военно-экономической инфраструк¬
 туры) для «обеспечения ее свободы и независимости». 58
Спустя год дополнительное соглашение, распространив¬
 шее на Турцию действие «плана Маршалла», открыло
 дорогу в Турцию американскому капиталу, который
 вскоре сумел поставить экономику этой страны в пря¬
 мую зависимость от Соединенных Штатов. Расходование турецкими властями полученных от
 США займов и других видов материальной ломощи
 главным образом на военные нужды, с одной стороны, и
 усиление грабительской деятельности американских
 компаний в экономике страны — с другой, вели к неук¬
 лонному росту внешнеторгового дефицита и инфляции
 внутри страны. Пытаясь покрыть дефицит, турецкие
 власти были вынуждены прибегать к новым займам, ко¬
 торые, в свою очередь, увеличивали внешний долг, до¬
 стигший в 1950 году 0,8 млрд. турецких лир. И чем сла¬
 бее становилась Турция, тем сильнее оказывали давле¬
 ние США, понуждавшие ее к выполнению функций под¬
 ручного американского империализма. Так, летом 1950 года турецкое правительство направило армейскую
 бригаду численностью в несколько тысяч в Корею, кото¬
 рая вместе с американской военщиной участвовала в
 борьбе против КНДР. Эта и другие демонстрации верно¬
 сти делу Запада в защите «свободного мира» от «комму¬
 нистической угрозы» ускорили вступление страны в Се¬
 вероатлантический пакт. По рекомендации совета НАТО
 Турция и Греция были приняты в октябре 1951 года в
 члены этого империалистического блока. В соответствии с организационной структурой НАТО
 Турция и Греция вошли в состав восточной части юж¬
 ноевропейского командования. Восточное Средиземно¬
 морье занимает чрезвычайно важное положение во всей
 блоковой системе империализма. Две из средиземномор¬
 ских стран — членов НАТО имеют общие границы со
 странами социализма. Протяженность границы Турции
 с СССР составляет 591 км и 200 км — с Болгарией. Про¬
 тяженность границы Греции с социалистическими стра¬
 нами, расположенными на Балканах, составляет 928 км.
 Вступление Турции в НАТО позволяло этому блоку
 контролировать подступы к Дарданеллам. К 1952 году турецкие власти предоставили Соединен¬
 ным Штатам право пользования военными базами Тур¬
 ции, большинство из которых после модернизации переш¬
 ло в непосредственное подчинение командования амери¬
 канской стратегической авиации. Кроме того, США по¬
 строили в Турции ряд новых военных баз, расположен¬ 59
ных вблизи границы Советского Союза и Болгарии.
 В результате Соединенные Штаты стали располагать в
 Турции военно-техническим комплексом, необходимым
 для решения задач, определявшихся, после провала в
 Корее американской «доктрины сдерживания», «доктри¬
 ной массированного возмездия», то есть нанесения по
 противнику серии ядерных ударов средствами стратеги¬
 ческой авиации. Восточное Средиземноморье имело для империализ¬
 ма важное значение и в плане борьбы против арабского
 национально-освободительного движения. В этом отно¬
 шении Турция, а также Израиль рассматривались Ва¬
 шингтоном как самые надежные союзники США на
 Ближнем Востоке. Стремясь форсировать создание на Ближнем и Сред¬
 нем Востоке военного блока, США, Англия, Франция и
 Турция 13 октября и 10 ноября 1951 г. обратились к
 арабским странам с предложением об учреждении так
 называемого «средневосточного командования»61. Пред¬
 ложение было направлено Египту, Ираку, Сирии, Сау¬
 довской Аравии, Ливану, Иордании, Йемену и Израилю.
 План создания «средневосточного командования» пред¬
 полагал единое командование, в распоряжении которого
 должны были находиться вооруженные силы, военные
 базы, аэродромы и порты стран, входящих в эту воен¬
 ную группировку, а также обязательство каждого члена
 «командования» разрешать войскам союзников вступать
 на свою территорию в случае возникновения критичес¬
 кой ситуации. Деятельность «командования» должна
 была осуществляться во взаимодействии с НАТО. Тур¬
 ции, занимавшей важное стратегическое положение, от¬
 водилась роль ударной силы в «оборонительной системе
 свободного мира». Однако это предложение вызвало резко отрицатель¬
 ную реакцию со стороны арабских стран. Большой резо¬
 нанс в арабском мире вызвала нота Советского прави¬
 тельства правительствам ряда арабских стран, в которой
 были вскрыты действительные причины выдвижения по¬
 добного плана военной организации, а также опасность,
 которую этот план, в случае его реализации, нес араб¬
 ским народам62. Империалистические державы, не желавшие отка¬
 заться от идеи военного объединения стран Ближнего и
 Среднего Востока под своим контролем, в 1952 и
 1953 годах выдвинули новые планы создания военного 60
блока в этом регионе. Активным поборником реализа¬
 ции этих планов выступала Турция. «Отрабатывая» дол¬
 ги, .правящая верхушка Турции в то же время рассчи¬
 тывала занять господствующее положение в планируе¬
 мом американскими империалистами ближневосточном
 блоке. Однако турецким «толкачам» планов создания
 военного блока противостояли сильные антиимпериалис¬
 тические настроения в арабском мире. Участие Турции в НАТО, ее активность в деле созда¬
 ния агрессивных блоков в регионе, направленных про¬
 тив СССР и национально-освободительного движения,
 развитие отношений с Израилем — все это обусловлива¬
 ло проявление недоверия, а порой и враждебности к
 Турции со стороны ряда государств Ближнего и Средне¬
 го Востока. Особое недовольство арабского мира вызывала эво¬
 люция политической линии Турции в отношении Израи¬
 ля. В 1947 году при голосовании в ООН по вопросу о
 разделе Палестины и создании на ее территории еврей¬
 ского и арабского государств Турция поддержала по¬
 зицию арабских стран. После подписания соглашений о
 предоставлении ей американской помощи и последую¬
 щего резкого крена внешней политики страны в сторону
 США Турция изменила свою позицию по палестинской
 проблеме. В марте 1949 года она официально признала
 Израиль, став первым государством региона и единст¬
 венной мусульманской страной, сделавшей такой шаг.
 В декабре этого же года Турция обменялась с Израилем
 дипломатическими представителями, а в июле 1950 года
 между двумя странами было подписано торговое согла¬
 шение. Эти шаги, а также весьма активное развитие на
 протяжении 50-х годов турецко-израильских отношений
 повлекли за собой ухудшение отношений Турции с боль¬
 шинством арабских государств. В середине 1953 года Соединенные Штаты выступили
 с инициативой организации военного блока стран так
 называемого «северного яруса», куда, по их замыслу*
 должны были войти страны Ближнего и Среднего Вос¬
 тока, расположенные вдоль границ Советского Союза
 или находящиеся в непосредственной от него близости.
 В число таких стран в первую очередь включались Тур¬
 ция, Иран, Пакистан. Первым шагом на пути к созданию военного блока
 «северного яруса» было подписание 2 апреля 1954 г. в
 Карачи военного договора между Турцией и Пакиста¬ 61
ном. Сфера действия договора распространялась на эко¬
 номические, культурные, политические отношения двух
 стран, а также предусматривала консультации и со¬
 трудничество по вопросам взаимной обороны, производ¬
 ства оружия и военно-технического оснащения армий
 двух стран. Как отмечала турецкая .пресса, заключенный
 договор положил начало созданию средневосточного во¬
 енного союза, «способствующего расширению системы
 НАТО». В целях укрепления оси Анкара — Карачи Со¬
 единенные Штаты 19 мая 1954 г. заключили соглашение
 с Пакистаном «о взаимопомощи и обороне». Следующим шагом на пути сколачивания блока бы¬
 ло вовлечение в него Ирака. Осенью 1954 года во время
 переговоров между премьер-министром Турции Менде-
 ресом и иракским премьер-министром Нури Саидом бы¬
 ла достигнута договоренность о создании «фронта безо¬
 пасности» на Ближнем Востоке с участием этих двух
 стран. 24 февраля 1955 г. в Багдаде состоялось подпи¬
 сание турецко-иракского военного пакта о «взаимном со¬
 трудничестве» сроком на 5 лет, который явился основой
 Багдадского пакта. 4 апреля 1955 г. к турецко-иракско-
 му военному договору присоединилась Англия, 23 сен¬
 тября— Пакистан, а 3 ноября — Иран. Окончательное
 оформление Багдадского пакта произошло 21—22 нояб¬
 ря 1955 г. в Багдаде. Тогда же были созданы и основные
 органы этого блока, главными из которых были военный
 комитет и экономический совет63. Соединенные Штаты формально не вошли в Багдад¬
 ский пакт, несмотря на то, что активно содействовали
 его созданию. Для этого было несколько причин. С од¬
 ной стороны, Багдадский пакт после вступления в него
 Великобритании становился не совсем таким, каким
 его хотел бы видеть Вашингтон. В определенном смысле
 Англия перехватила, а точнее сказать, попыталась пере¬
 хватить американскую инициативу с целью противодей¬
 ствия усилению американского влияния. С другой сто¬
 роны, вступление США в состав этого блока, ввиду его
 большой непопулярности в арабском мире, могло бы
 ограничить политическую маневренность Вашингтона в
 отношениях со странами региона. Соединенные Штаты
 не стали .полноправным членом Багдадского пакта пото¬
 му, что они не хотели исключать возможного в будущем
 восстановления хороших отношений с Египтом и други¬
 ми арабскими странами. Поэтому лишь в той степени,
 в какой это отвечало политическому прагматизму аме¬ 62
риканских правящих кругов, США пошли на участие в
 работе экономического совета и военного комитета
 Багдадского пакта. В то же время, видя его непрочность,
 Вашингтон делал основной упор на двусторонние отно¬
 шения со странами Ближнего и Среднего Востока —
 членами пакта. В 1959 году США возобновили или под¬
 писали заново двусторонние «соглашения о сотрудни¬
 честве» с Ираном, Пакистаном и Турцией. Участие Турции в Багдадском пакте сопровождалось
 усилением антисоветизма и антикоммунизма во внешне¬
 политической линии турецких руководителей и ростом
 агрессивности по отношению к национально-освободи¬
 тельному движению на Ближнем Востоке. Проимлериалистическая политика турецких правя¬
 щих кругов особенно наглядно проявилась весной 1955 года на конференции афро-азиатских стран в Бан¬
 дунге. Выступивший на конференции глава турецкой деле¬
 гации заместитель премьер-министра Турции Ф. Р. Зор-
 лу, муссируя тезис о «коммунистической опасности», пы¬
 тался поставить под сомнение политику неприсоедине¬
 ния к военным блокам и убедить неприсоединившиеся
 страны в необходимости объединения в союзы и блоки,
 подобные НАТО и СЕАТО. В ходе работы комитетов конференции, особенно по¬
 литического комитета, произошло размежевание участ¬
 ников на сторонников тесного союза с Западом и сторон¬
 ников, значительно более многочисленных, самостоя¬
 тельного и независимого курса во внешней политике. Первую группу возглавили Турция, Ирак, Пакистан,
 вторую — Индия и Египет. В центре внимания конферен¬
 ции оказались многочисленные дискуссии между пред¬
 ставителями Турции и Индии, пользовавшейся сильной
 поддержкой представителя Египта. Премьер-министр
 Индии Дж. Неру в речи, вызвавшей большой полити¬
 ческий резонанс, подверг резкой критике главный тезис
 турецкой делегации о необходимости участия в блоках,
 подобных НАТО. Турция, отстаивавшая идею присоединения к воен¬
 ным блокам и выступавшая на конференции в роли ад¬
 воката интересов Запада, оказалась в меньшинстве, и
 ее позиция вызвала отрицательное отношение у боль¬
 шинства афро-азиатских стран — участниц конферен¬
 ции в Бандунге. Недоверие к Турции со стороны неза¬ 63
висимых афро-азиатских стран усилилось еще больше,
 когда некоторое время спустя уже сам Зорлу откровен¬
 но признал, что Турция приехала в Бандунг исключи¬
 тельно «под нажимом Запада» и «как его адвокат»64. Позиция Турции во время суэцкого кризиса 1956 го¬
 да, когда империалистические державы с оружием в ру¬
 ках посягнули на независимость Египта, обострила и без
 того натянутые отношения Турции с этой страной, а так¬
 же с другими арабскими странами, проявившими соли¬
 дарность с действиями правительства Г. А. Насера.
 Турция выступила против решения египетского прави¬
 тельства о национализации Всеобщей компании Суэцко¬
 го канала — законного акта Египта, одобренного боль¬
 шинством стран Азии и Африки, а также прогрессивны¬
 ми и демократическими силами мира. Турция оказалась
 одной из немногих стран, поддерживавших англо-фран-
 ко-израильскую агрессию против Египта в октябре —
 ноябре 1956 года. Так, сразу после нападения на Египет
 Англии и Франции турецкая газета «Ватан» писала:
 «Оккупация Суэцкого канала является действием, на¬
 правленным на спасение человечества... Мы от души
 будем приветствовать переход Суэцкого канала в руки
 нашего лагеря»65. Пытаясь оправдать позицию Турции во время суэцко¬
 го кризиса, турецкие газеты и государственные деятели
 ссылались на необходимость защиты Ближнего Востока
 от «коммунистической угрозы». Вместе с тем саму кон¬
 фликтную ситуацию на Ближнем Востоке, возникшую в
 результате тройственной агрессии против суверенного
 Египта, турецкие официальные власти пытались исполь¬
 зовать в качестве средства давления на страны региона,
 которые, по их мнению, можно было бы привлечь в воен¬
 ные блоки. Демонстративная солидарность Турции с агрессора¬
 ми, не нашедшая поддержки даже среди союзников Тур¬
 ции по Багдадскому пакту, способствовала сближению
 -позиций арабских стран на антиимпериалистической ос¬
 нове, дальнейшей политической изоляции Турции в со¬
 обществе независимых афро-азиатских стран. В последующие годы турецкие власти принимали де¬
 ятельное участие в организации заговоров и провокаций
 против Сирии. Одним из первых государств на Ближнем
 и Среднем Востоке Турция признала «доктрину Эйзен¬
 хауэра», которая, по многочисленным заявлениям турец¬
 ких официальных лиц, «развивала принципы, лежащие в €4
основе Багдадского пакта». Летом 1958 года Турция ока¬
 зала содействие Англии и Соединенным Штатам в орга¬
 низации интервенции против Ливана и Иордании.
 В частности, для переброски своих войск из Западной
 Германии в Бейрут Соединенные Штаты использовали
 военно-воздушную базу НАТО в Турции Инджирлик. Интеграция Турции в империалистическую систему
 военных блоков, интенсивно осуществлявшаяся в после¬
 военные годы, имела настолько отрицательные послед¬
 ствия, что это дало основание турецкому исследователю
 Т. Атаева сделать вывод о том, что страна «потеряла
 уважение народов этого района» (Ближнего и Средне¬
 го Востока)66. Усиленное строительство на территории Турции аме¬
 риканских военных баз и других военных объектов,
 проводимый правительством демократической партии
 курс на поддержку агрессивных блоков, продолжение
 политики гонки вооружений, обострявшей международ¬
 ные отношения, — все это способствовало дальнейшему
 ухудшению отношений Турции с рядом государств
 Ближнего и Среднего Востока, создавало реальную уг¬
 розу делу мира и безопасности в регионе, отрицательно
 сказывалось на отношениях Турции с СССР и другими
 социалистическими странами. Вместе с тем антинарод¬
 ная и антинациональная внешняя политика правящей
 верхушки Турции явилась одной из основных причин
 обострения внутриполитической обстановки и межпар¬
 тийной борьбы, сделавшей неизбежным государственный
 переворот 27 мая 1960 г., в результате которого прави¬
 тельство демократической партии было отстранено от
 власти. Особенности внешней политики Ирана Наряду с общей расстановкой сил в мире, сложив¬
 шейся к концу второй мировой войны, на внешнюю поли¬
 тику Ирана в послевоенные годы оказывали воздействие
 также и изменения, происходившие в общественном раз¬
 витии страны. Еще в ходе второй мировой войны в Иране усилилось
 движение за демократизацию общественной жизни стра¬
 ны. Важную роль в этом процессе играла созданная в
 1941 году Народная партия Ирана (НПИ), которая
 объединяла в своих рядах представителей рабочих и пе¬
 редовой интеллигенции. «Народная партия Ирана,— 3—154 65
отмечает советский востоковед Е. Орлов, — сумела спло¬
 тить вокруг себя профсоюзы рабочих, создать союзы мо¬
 лодежи, крестьянский союз, женскую организацию. Она
 объявила борьбу с реакцией, за полную реализацию
 всех свобод, предоставленных иранскому народу кон¬
 ституцией, за осуществление демократических ре¬
 форм» 67. Правящая верхушка Ирана, выражавшая интересы
 помещиков, вождей племен, буржуазии (компрадорского
 типа), армейского руководства, сразу после второй ми¬
 ровой войны повела активную борьбу против демократи¬
 ческого и национально-патриотического движения. Опи¬
 раясь на активную финансовую и политическую поддер¬
 жку Соединенных Штатов и Англии, шахский режим
 осенью 1946 года лодавил национально-демократическое
 движение в Иранском Азербайджане и Иранском Курди¬
 стане, развернул широкую кампанию репрессий против
 Народной партии Ирана и других демократических сил.
 В 1949 году иранские власти запретили деятельность
 НПИ, и она вынуждна была уйти в подполье. Тогда ак¬
 тивизировались политические группировки националь¬
 ной буржуазии, объединившиеся в 1949 году в Нацио¬
 нальный фронт во главе с М. Мосаддыком. Весной 1951 года в Иране было сформировано новое правитель¬
 ство Национального фронта, которое возглавил М. Мо-
 саддык. Это правительство, опираясь на поддержку па¬
 триотических сил страны, стало предпринимать шаги
 по ликвидации Англо-иранской нефтяной компании
 (АИНК) и национализации нефтяной промышленности. Отказ Соединенных Штатов и Англии пойти на ус¬
 тупки в вопросе о нефти способствовал активизации на¬
 родного движения в Иране, которое «все более напол¬
 нялось новым содержанием, приобретало новые демо¬
 кратические черты и направляло острие борьбы против
 шахского режима и его основной политической опоры —
 крупных землевладельцев»68. Иранская реакция, напу¬
 ганная размахом народного движения, в союзе с
 американским империализмом подготовила и осущест¬
 вила в августе 1953 года государственный переворот.
 Новое правительство во главе с генералом Ф. Захеди
 взяло курс на укрепление монархического режима и ус¬
 тановление тесного сотрудничества с западными госу¬
 дарствами, в первую очередь с США. В 1954 году было
 подписано соглашение об иранской нефти с Междуна¬
 родным нефтяным консорциумом, в который вошли круп¬ 66
нейшие нефтяные компании Запада69. В конце 1955 го¬
 да Иран вступил в Багдадский пакт, а в 1959 году было
 подписано американо-иранское военное соглашение. Отношения Ирана с Советским Союзом, опиравшие¬
 ся на традиции добрососедства предшествующих лет, в
 определенном смысле представляли самостоятельное
 направление во внешней политике иранского государст¬
 ва. В конце 1950 года иранские власти ответили на
 инициативы Советского государства, направленные на
 улучшение отношений с Ираном, и подписали (4 нояб¬
 ря 1950 г.) торговое соглашение с СССР о возобновле¬
 нии торговли на основе договора от 25 марта 1940 г.
 В это же время начались советско-иранские переговоры
 по пограничному вопросу и ряду других проблем, реше¬
 ние которых отвечало интересам обеих сторон70. Развитие отношений с Советским Союзом, в частнос¬
 ти ирано-советской торговли, отвечало национальным
 интересам Ирана и поэтому встречало поддержку со
 стороны реалистически мыслящих представителей поли¬
 тических и деловых круг.ов страны. Улучшению ирано-советских отношений служило под¬
 писание в начале декабря 1954 года соглашения об уре¬
 гулировании пограничных и финансовых вопросов меж¬
 ду СССР и Ираном71. Советский Союз продолжал курс на поддержание
 добрососедских отношений с Ираном и после его вступле¬
 ния в Багдадский пакт. Принципиальный подход СССР,
 не подверженный колебанием политической конъюнкту¬
 ры, к расширению экономических и культурных связей
 со своим южным соседом способствовал осуществлению
 в 1955—1957 годах демаркации и редемаркации государ¬
 ственной границы между Советским Союзом и Ираном.
 В 1957 году в Москве был подписан Договор о режиме
 советско-иранской границы, о порядке урегулирования
 пограничных инцидентов и конфликтов. В этом же году
 СССР и Иран подписали соглашение о взаимных товар¬
 ных поставках на трехлетний период и соглашение по
 вопросам транзита, представлявшее иранской стороне
 возможность вывоза в Европу своих товаров и ввоза от¬
 туда товаркой продукции через территорию Советского
 Союза72. Реализации больших возможностей развития ирано¬
 советских отношений препятствовала усилившаяся эко¬
 номическая и военно-политическая зависимость страны
 от американского империализма. Например, ирано-аме¬ 67
риканское военное соглашение от 5 марта 1959 г. свело
 на нет существо переговоров между Ираном и Совет¬
 ским Союзом, которые были начаты в декабре 1958 го¬
 да, о заключении договора о дружбе и ненападении сро¬
 ком на 20 лет. В рассматриваемый период важное место во внешней
 политике Ирана занимали отношения со странами —
 участницами арабо-израильского конфликта. Сразу
 после второй мировой войны ближневосточная политика
 Ирана носила ясно выраженную проарабскую направ¬
 ленность, что в значительной степени было обусловлено
 характером тогдашних отношений между Ираном и
 Англией. При голосовании в Генеральной Ассамблее
 ООН резолюции 181 от 29 ноября 1947 г. иранские
 представители, поддерживавшие арабские страны, от¬
 вергли план раздела подмандатной Палестины на ев¬
 рейское и арабское государства. «Иранцы считают,—
 отмечалось в это время в иранской прессе, — что ООН
 должна создать в Палестине арабское государство, в
 котором должны быть обеспечены права еврейскому
 меньшинству»73. Сразу после начала Палестинской войны 1948—
 1949 годов иранские власти откликнулись на призывы
 руководителей отдельных арабских стран об оказании
 помощи палестинским беженцам. В стране был создан
 комитет по оказанию помощи палестинским беженцам,
 который, как следовало из сообщений иранской прессы,
 уже в конце августа 1948 года стал оказывать финан¬
 совую и материальную поддержку изгнанным со своих
 мест палестинцам. Однако уже в первые послевоенные годы вследствие
 роста в Иране американского влияния в ближневосточ¬
 ной политике Ирана стали появляться новые моменты.
 Во второй половине 1949 года иранское руководство
 предприняло шаг с целью установления неофициальных
 контактов с Израилем, что привело к открытию в Теге¬
 ране бюро Еврейского агентства. Деятельность сионис¬
 тов на территории Ирана, активно поддерживаемых
 американцами и проимпериалистическими силами само¬
 го Ирана, способствовала тому, что в марте 1950 года
 иранские власти признали Израиль де-факто. После прихода к власти правительства М. Мосадды-
 ка антиимпериалистическая направленность его дея¬
 тельности сказалась и на отношении Ирана к Израилю.
 Незадолго до государственного переворота 19 августа 6Ş
1953 г. бюро Еврейского агентства было закрыто, а от¬
 ношения с Израилем в значительной степени заморо¬
 жены. При правительстве Ф. Захеди деятельность сио¬
 нистского представительства в Иране была возобновле¬
 на, более активными и разносторонними стали и отно¬
 шения с Израилем. Представители израильской раз¬
 ведки «Моссад» совместно с сотрудниками ЦРУ участ¬
 вовали в создании шахской службы безопасности
 САВАК. После заключения Ираном в октябре 1954 го¬
 да соглашения с Международным нефтяным консорциу¬
 мом Израиль стал получать иранскую нефть, что позво¬
 лило ему, как следовало из осторожных сообщений
 иранской прессы, создать стратегические запасы, необ¬
 ходимые для обеспечения потребностей войск, участво¬
 вавших в тройственной агрессии против Египта в кон¬
 це 1956 года74. Хотя и неофициальные, но все более расширявшиеся
 отношения Ирана с Израилем вызывали отрицательную
 реакцию со стороны арабских стран. Сразу же после
 признания Ираном Израиля де-факто в 1950 году на
 страницах арабской прессы, стали появляться статьи с
 критикой действий шахского руководства. «Рассчиты¬
 вая на американскую помощь, — писала 10 сентября
 1957 г. египетская «Аль-Ахбар», — Иран отошел от
 арабских стран». Ставшие достоянием гласности сведе¬
 ния о поставках иранской нефти Израилю обострили
 отношения шахского Ирана даже с консервативными
 режимами арабского мира. Находясь в марте 1957 года^
 с официальным визитом в Саудовской Аравии, шах был
 вынужден, стремясь как-то ослабить антииранские на¬
 строения в арабских странах, усиленно отрицать факт
 поставки нефти Израилю. Балансирование между Израилем и арабскими стра¬
 нами придавало ближневосточной политике шахского
 Ирана двойственный и противоречивый характер. Так,
 решение египетского правительства о национализации
 Суэцкого канала, его твердость и решимость, отстоять
 завоевания революции 1952 года от посягательств агрес¬
 соров были с одобрением встречены широкими слоями
 иранского общества. Учитывая это, официальные власти
 Ирана вынуждены были публично солидаризоваться с
 действиями Египта в вопросе национализации Суэцкого
 канала. Но вместе с тем в Иране была запрещена пуб¬
 ликация материалов, осуждающих действия Великобри¬
 тании, а в ходе тройственной агрессии иранские власти 69
продолжали поставлять нефть Израилю. Во время теге¬
 ранской, а затем и багдадской конференций Багдадско¬
 го пакта (в ноябре 1956 г.) представители Ирана и Тур¬
 ции фактически оправдывали действия Англии, что
 нашло свое отражение в итоговом коммюнике75. Июльская революция 1958 года в Ираке вызвала
 большое беспокойство в Тегеране. Шахский двор опа¬
 сался, что ликвидация проимпериалистической монар¬
 хии в Ираке изменит соотношение сил во всем регионе
 в пользу прогрессивных режимов и послужит стимулом
 для усиления борьбы национально-демократических
 сил в самом Иране. В этих условиях шах стал открыто
 заявлять о возможности установления дипломатических
 отношений с Израилем. Демонстративный поворот в
 сторону Тель-Авива сопровождался усилением пропа¬
 гандистской кампании против прогрессивных арабских
 режимов, главным образом против ОАР. Ближневосточная политика шахского режима вызы¬
 вала все возрастающее беспокойство в арабском мире,
 которое достигло своего апогея сразу после появления
 в иранской прессе в июле 1960 года сообщений о реше¬
 нии правительства Ирана установить дипломатические
 отношения с Израилем. В ответ на этот шаг иранских
 властей ряд арабских государств заявил о своем реши¬
 тельном протесте, а правительство ОАР 26 июля 1960 г.
 объявило о разрыве дипломатических отношений с Ира¬
 ном. Из опасения оказаться в политической изоляции
 на Ближнем и Среднем Востоке Тегеран поспешил зая¬
 вить о своем отказе от дипломатического признания Из¬
 раиля. Однако отсутствие официальных дипломатичес¬
 ких отношений с Тель-Авивом не являлось серьезным
 препятствием на пути расширения ирано-израильских
 связей. Отмеченные выше особенности ближневосточной по¬
 литики Ирана, ее все более заметная ориентация на си¬
 лы империализма и сионизма неизбежно вели к усиле¬
 нию противоречий между шахским режимом и нацио¬
 нально-освободительными движениями на Ближнем
 Востоке.
ГЛАВА II АНТИИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКИЕ ТЕНДЕНЦИИ
 ВО ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКЕ
 АРАБСКИХ СТРАН В 50-е ГОДЫ Египетская революция 1952 года и борьба
 арабских стран против военных блоков
 на Ближнем и Среднем .Востоке Июльская революция 1952 года в Египте смела мо¬
 нархический режим короля Фарука, положила начало
 новому этапу в истории страны, оказала революциони¬
 зирующее воздействие на другие арабские страны. По
 своему характеру она была национально-освободитель¬
 ной, антиимпериалистической и антифеодальной. Сразу после революции всю полноту государственной
 власти взял Совет руководства революции (СРР), кото¬
 рый вскоре провозгласил программу, предусматривав¬
 шую «ликвидацию господства империализма, феодализ¬
 ма, освобождение страны от контроля монополий, уста¬
 новление социальной справедливости, создание здорово¬
 го демократического общества, организацию сильной
 национальной армии»1. В сентябре 1952 года был обнародован закон об аг¬
 рарной реформе в Египте, который предусматривал изъ¬
 ятие королевских земель и излишков земельной соб¬
 ственности у помещиков. Земельная реформа способ¬
 ствовала привлечению на сторону революции малозе¬
 мельных и безземельных крестьян Египта. Вместе с тем
 земельная реформа создавала предпосылки для ослабле¬
 ния могущества земельных собственников, которые на¬
 кануне революции «образовали экономическую олигар¬
 хию, пользовавшуюся чрезвычайно сильным нолитиче- 71
ским влиянием в стране»2. В свою очередь, ослабление
 экономического и политического влияния феодально-по¬
 мещичьих кругов, которые своим привилегированным
 положением в египетском обществе в значительной сте¬
 пени были обязаны многолетней военно-политической
 поддержке со стороны Великобритании, облегчало борь¬
 бу новой власти против английского военного присут¬
 ствия в Египте. Военные позиции, которыми Великобритания распо¬
 лагала в Египте накануне июльской революции 1952 го¬
 да, были гарантированы англо-египетским договором
 1936 года. К началу 50-х годов Англия имела в зоне Су¬
 эцкого канала крупную военную базу, где в рассматри¬
 ваемый период времени дислоцировалось более 80 тыс.
 британских военнослужащих, большое количество бое¬
 вых и транспортных самолетов, танков и артиллерии.
 Здесь же размещались аэродромы и склады материаль¬
 ного и боевого снабжения британских войск на Ближнем
 и Среднем Востоке. Выдвинутая руководством египетс¬
 кой революции программа эвакуации английских войск
 включала три основных положения: отказ от заключения
 с Англией какого-либо военного союза, отказ от любой
 формы совместной обороны на Ближнем Востоке, дву¬
 сторонние переговоры для достижения полной эвакуации
 английских войск из зоны Суэцкого канала3. Настойчивость, с которой революционное правитель¬
 ство добивалось вывода английских войск с территории
 Египта, а также возобновление и расширение партизан¬
 ской войны в зоне Суэцкого канала заставили Англию
 начать в апреле 1953 года официальные переговоры, ко¬
 торые по истечении полутора лет завершились подписав
 нием 19 октября 1954 г. англо-египетского договора.
 Договор регулировал правовые вопросы пребывания
 английских войск в зоне канала и предусматривал их
 вывод в течение 20 месяцев со дня подписания. 13 июня
 1956 г. последнее подразделение английских войск поки¬
 нуло Порт-Саид. «Сегодня мы добились полной незави¬
 симости,— говорил Г. А. Насер на массовом митинге
 18 июня, когда официально истекал срок действия до¬
 говора с Англией от 19 октября 1954 г. — Победа, к ко¬
 торой стремились поколения наших земляков, стала дей¬
 ствительностью»4. Вывод британских войск из зоны Суэцкого канала
 укрепил положение и авторитет новой революционной
 власти, которая становилась более свободной в проведе¬ 72
нии независимой внутренней и внешней политики, опре¬
 делявшейся программой египетской революции. Первые попытки идеологического обоснования основ¬
 ных направлений и принципов внешней политики Египта
 после революции нашли отражение в книге Г. А. Насера
 «Философия революции»5. Г. А. Насер обращал внима¬
 ние на три круга проблем, которые оказались в центре
 внешнеполитической деятельности руководства страны
 сразу после июльской революции. К их числу относи¬
 лась, во-первых, проблема отношений Египта с арабски¬
 ми государствами на основе «арабского национализма и
 арабского единства». Составным компонентом этих отно¬
 шений являлся и палестинский вопрос. Второй круг
 проблем, связанных с географической принадлежностью
 Египта к африканскому континенту, предусматривал
 развитие торгово-экономических связей страны с афри¬
 канскими государствами и установление более тесных
 отношений с национально-освободительным движением
 африканских народов. Третий круг вопросов охватывал
 связи Египта с мусульманскими странами на основе ис¬
 лама как фактора внешней политики. Отношения Египта с арабскими странами строились
 на традиционной двусторонней основе и в рамках Лиги
 арабских государств. Интенсификация межарабских свя¬
 зей в начале 50-х годов способствовала борьбе арабских
 стран против блоковой политики империалистических
 держав и связанных с ними консервативных режимов,
 стремившихся сдержать развитие национально-освобо¬
 дительных революций на Ближнем Востоке. Учитывая
 стратегическую важность Египта для своекорыстных це¬
 лей ближневосточной политики империализма, Соединен¬
 ные Штаты и Великобритания сразу после июльской
 революции прилагали немалые усилия для вовлечения
 Египта в планируемые военные блоки. В мае 1953 года
 Дж. Ф. Даллес, один из инициаторов создания антисо¬
 ветской «оборонительной организации Ближнего и Сред¬
 него Востока», предложил египетскому руководству при¬
 соединиться к ней. «Советский Союз удален от нас на
 6 тысяч километров, у нас никогда не было с ним ника¬
 ких трудностей, — заявил Г. А. Насер в ответ на пред¬
 ложение Дж. Ф. Даллеса. — Советский Союз никогда на
 нас не нападал и никогда не оккупировал нашу терри¬
 торию. У Советского Союза никогда не было военных баз
 в Египте, тогда как англичане находятся на нашей тер¬
 ритории уже 70 лет»6. 73
Египетское руководство, таким образом, недвусмыс¬
 ленно показало, что антисоветская направленность пла¬
 нируемой военной организации абсолютно неприемлема
 для Египта и что попытки запугать эту страну мнимой
 советской угрозой не могут скрыть империалистическую
 сущность блоковой политики. В интервью американско¬
 му корреспонденту в августе 1954 года Г. А. Насер вы¬
 разился вполне определенно: «Я принципиально против
 каких бы то ни было военных пактов, в которых участву¬
 ют Соединенные Штаты и Великобритания. Арабские
 народы против таких пактов и рассматривают их как
 форму скрытого колониализма». Египетское правитель¬
 ство отказалось также вести переговоры о своем уча¬
 стии в «оборонительной организации» и после вывода
 английских войск из зоны канала7. По мере того как Вашингтон терял надежды скло¬
 нить Египет к вступлению в военные группировки, он все
 большее внимание стал уделять Ираку. Повороту Соеди¬
 ненных Штатов в сторону монархического Ирака благо¬
 приятствовали и изменения, происшедшие в верхнем
 эшелоне иракского руководства в сентябре 1953 года.
 Пришедшая тогда к власти в Ираке группировка во гла¬
 ве с Фадылем аль-Джамали начала переговоры с США
 о расширении экономических и политических связей
 между двумя странами, стала высказываться в поддерж¬
 ку плана создания военного блока на Ближнем Востоке
 и участия в нем арабских стран8. Египетское руководство выступило с осуждением та¬
 кого курса монархического Ирака и в очередной раз
 призвало народы арабских стран к бдительности против
 происков империализма, стремящихся «расколоть араб¬
 скую нацию» и подчинить Ближний Восток своему влия¬
 нию. Главнокомандующий египетскими вооруженными
 силами, сделавший заявление в связи с планируемым
 проимпериалистическим военным блоком на Ближнем
 Востоке, напомнил об опасности иностранного военного
 присутствия в регионе, которое угрожает национальному
 суверенитету всех арабских стран9. Попытки западных держав добиться от египетского
 правительства согласия на присоединение к планируемо¬
 му военному блоку на Ближнем Востоке были обречены
 на провал. Причина этог-а заключалась не только в край¬
 не отрицательном отношении к идее о блоках со сторо¬
 ны «свободных офицеров». Предложение Египту о при¬
 соединении к создаваемой империализмом военно-поли¬ 74
тической группировке не находило поддержки в самых
 разных слоях египетского общества. Для многих египтян,
 особенно тех, которые с оружием в руках боролись за
 вывод английских войск из зоны Суэцкого канала, воен¬
 ные блоки под эгидой Запада были равнозначны ино¬
 странному военному присутствию, лишавшему страну
 национального суверенитета. «С помощью военного бло¬
 ка американский империализм хочет изолировать Еги¬
 пет и помешать ему проводить подлинно независимую
 политику»10, — писал известный египетский историк Абд
 ар-Рахман ар-Рафии. Учитывая общественное мнение
 страны и опираясь на него, революционное правитель¬
 ство Египта заняло твердую позицию против участия
 арабских стран в планируемых империалистами военных
 блоках на Ближнем и Среднем Востоке. В мае 1954 года уполномоченный египетского прави¬
 тельства министр национальной ориентации С. Салим
 совершил поездку в Ливан, Саудовскую Аравию и Си¬
 рию, в ходе которой он убеждал руководителей этих
 стран в необходимости объединения усилий для успешно¬
 го противодействия блоковой политике империализма. Сообщение об итогах турецко-иракских переговоров,
 проходивших в январе 1955 года, вызвало новую волну
 недовольства и протестов в арабском мире против сепа¬
 ратных действий Ирака — члена Лиги арабских госу¬
 дарств. Египет выступил инициатором созыва Совета
 Лиги арабских государств для обсуждения положения,
 сложившегося в связи с намерением Ирака заключить
 ирако-турецкий пакт. Совет Лиги, заседавший с перерывами в январе и
 феврале 1955 года, обнаружил остроту и непримири¬
 мость противоречий среди его членов в подходе к плани¬
 руемому западными державами военному блоку, к ира-
 ко-турецкому договору и к проблеме арабского единства
 в целом. Показательным в этом отношении было обсуж¬
 дение на одном из последних заседаний Совета проекта
 резолюции, внесенного представителями Египта и Сау¬
 довской Аравии, который содержал призыв к арабским
 государствам не присоединяться к ирако-турецкому до¬
 говору, не участвовать в военных блоках под западным
 контролем, объединить усилия арабских стран для ук¬
 репления собственной обороны на принципах и условиях
 Пакта коллективной безопасности 1950 года11. Однако
 этот проект не был принят. Угрозы Нури Саида расколоть Лигу арабских госу¬ 75
дарств, не прекращавшиеся шантаж и давление импе¬
 риалистических государств привели к тому, что на по¬
 следнем заседании Совета Лиги 6 февраля только Еги¬
 пет, Саудовская Аравия и Йемен остались на своих
 позициях и решительно осудили ирако-турецкий пакт и
 антиарабскую позицию правительства Нури Саида. Отсутствие общей позиции арабских стран в отноше¬
 нии созданного на Ближнем Востоке военного блока,
 равно как и реакция на вступление в этот блок Ирака,
 отражали расстановку социально-политических сил в
 арабских странах и соотношение сил в арабском мире
 в целом, на которое все большее воздействие оказывали
 империалистические державы. Вместе с тем борьба ши¬
 рокой общественности ускоряла темпы развития нацио¬
 нально-освободительного движения на Ближнем Востоке
 и усиливала происходившие в отдельных странах Ближ¬
 него Востока процессы социально-политического разме¬
 жевания, в частности в Египте. Классовые интересы египетской буржуазии и фео?
 дально-помещичьих кругов, хотя и ослабленных аграр¬
 ной реформой, но продолжавших представлять большую
 экономическую и политическую силу, делали их объек¬
 тивными союзниками тех представителей египетского ру¬
 ководства, которые стремились не к дальнейшему углуб¬
 лению революционного процесса, а к его торможению.
 Особые надежды египетская буржуазия связывала с ге¬
 нералом Нагибом, ставшим 18 июля 1953 г. первым пре¬
 зидентом Египетской Республики. Отношение генерала Нагиба к событиям, происходив¬
 шим в стране после июльской революции, основыва¬
 лось, как он сам говорил, на понимании «нашего дви¬
 жения не как революции, а как возрождения»12. Много
 позже М. Нагиб откровенно признавал, что свою основ¬
 ную задачу видел в том, чтобы «предотвратить возмож¬
 ность усиления и обострения классовых противоречий»13.
 В плане внешнеполитической ориентации Египта сторон¬
 ники М. Нагиба выступали за сотрудничество с Западом
 и допускали возможность компромисса с Соединенными
 Штатами в вопросах военного сотрудничества. М. Нагибу и его окружению противостояли нацио¬
 нально-патриотические силы, группировавшиеся вокруг
 Г. А. Насера. «Если на этом этапе не следовать правиль¬
 ной ориентации, — подчеркивал Г. А. Насер в марте 1955 года, — то мы не сможем осуществить цели револю¬
 ции и прийти к обществу, в котором господствует высо¬ 76
кий жизненный уровень, не сможем создать сильную на¬
 циональную экономику и промышленность»14. Борьба двух основных социальных сил, по-разному
 понимавших цели и задачи египетской революции, завер¬
 шилась победой сторонников Г. А. Насера, которые, ис¬
 ходя из основополагающих идеологических установок ре¬
 волюции, решительно выступали против создания воен¬
 ных блоков на Ближнем Востоке. Острая внешнеполитическая борьба, в особенности
 по вопросам о выборе пути общественного развития и
 внешнеполитической ориентации, в этот период харак¬
 теризовала ситуацию в большинстве арабских стран. Так, в Сирии в первой половине 50-х годов разверну¬
 лась борьба против реакционного режима А. Шишекли,
 в результате которой его клика в феврале 1954 года бы¬
 ла отстранена от власти. Видную роль в этой борьбе за
 восстановление демократических институтов сыграли
 Коммунистическая партия Сирии и Ливана, Партия
 арабского социалистического возрождения (ПАСВ), об¬
 разованная в 1954 году в результате слияния Партии
 арабского возрождения и Арабской социалистической
 партии, а также профсоюзы и другие общественные ор¬
 ганизации. Парламентские выборы 1954 года упрочили положе¬
 ние сторонников национальной независимости. Большой
 победой демократических сил Сирии явилось избрание
 депутатом парламента генерального секретаря Компар¬
 тии Сирии и Ливана X. Багдаша. Коммунисты Сирии и
 Ливана выступали за укрепление национального суве¬
 ренитета, против создания на Ближнем Востоке военных
 блоков и присоединения к ним Сирии. Партия арабского
 социалистического возрождения, одним из программных
 лозунгов которой было «объединение арабских стран в
 единую арабскую нацию», категорически отвергала лю¬
 бую форму союза с реакционными режимами и, в част¬
 ности, военного объединения с монархическим Ираком. Иным было отношение к идее «военного и политиче¬
 ского слияния» с Ираком части буржуазных национали¬
 стов и традиционно консервативных сил сирийского об¬
 щества, которые, как выяснилось из опубликованных
 после иракской революции материалов, еще до установ¬
 ления в Сирии диктатуры Шишекли выступали за «союз¬
 ные отношения» с Ираком. В обстановке усиления борьбы демократических сил
 за национальный суверенитет политическим деятелям 77
Сирии, выражавшим интересы сторонников сближения с
 Ираком в экономической и военно-политической облас¬
 тях, приходилось маневрировать. Это, в частности, про¬
 явилось в действиях сирийского премьера Фариса аль-
 Хури, участвовавшего в заседании сессии Совета ЛАГ
 в январе 1955 года в Каире. Фарис аль-Хури осудил во¬
 енные блоки, сколачиваемые империалистами на Ближ¬
 нем Востоке, заявил о нежелании Сирии присоединяться
 к ним, но не осудил, как этого требовала резолюция ко¬
 миссии по иностранным делам сирийского парламента,
 принятая накануне его отъезда в Каир, намерение Ира¬
 ка заключить военный договор с Турцией. В ответ на это
 сирийский парламент выразил недоверие правитель¬
 ству Фариса аль-Хури и потребовал его отставки. Вновь
 сформированное правительство национального единства
 во главе с Сабри аль-Асали сразу же заявило, что оно
 будет выступать против вовлечения арабских стран в им¬
 периалистические военные группировки15. Дальнейшее
 усиление антиимпериалистических тенденций во внеш¬
 ней политике Сирии привело, несмотря на сильное дав¬
 ление внутренней и внешней реакции, к подписанию
 20 октября 1955 г. договора об обороне с Египтом. Напряженная внутриполитическая ситуация в Иор¬
 дании также во многом была обусловлена обострением
 борьбы сторонников и противников присоединения Иор¬
 дании к военным блокам, создававшимся на Ближнем
 и Среднем Востоке. Летом 1954 года прогрессивные си¬
 лы Иордании объединились в Национальный фронт и
 выдвинули программу, которая предусматривала отмену
 договора 1948 года с Англией, вывод английских войск,
 ликвидацию соглашения с США о помощи по «4-му пунк¬
 ту программы Трумэна». В октябре этого же года, не¬
 смотря на обстановку террора, в которой проходила из¬
 бирательная кампания, представители Национального
 фронта были избраны в парламент страны, а оппозици¬
 онные партии получили в сумме около ’/4 мандатов. Вы¬
 боры заложили основу для дальнейшего развития анти¬
 империалистической борьбы. Оппозиция Национальному фронту, отстаивавшая в
 первую очередь интересы феодально-монархической вер¬
 хушки, выступала за продолжение договорных отноше¬
 ний с Англией, расширение связей с Соединенными Шта¬
 тами, присоединение Иордании к ближневосточному во¬
 енному блоку. С участием в военном блоке сторонники
 монархического режима связывали надежды на получе- 78
ниє от западных держав дополнительных финансовых
 средств, материально-технической помощи. Кроме того,
 членство в блоке позволяло укрепить армию, оставав¬
 шуюся главной опорой монархической власти. В свою
 очередь, Англия была готова пойти навстречу многим
 пожеланиям иорданского руководства при условии его
 согласия на присоединение к военному блоку1б. В декабре 1955 года в ответ на заявление правитель¬
 ства Хазза аль-Маджали о готовности Иордании присое¬
 диниться к ирако-турецкому военному договору в стране
 вспыхнуло вооруженное восстание. Восставшие выступа¬
 ли в поддержку программы Национального фронта.
 Патриотически настроенные офицеры, образовавшие в 1954 году по египетскому примеру организацию «Сво¬
 бодные офицеры», требовали избавить армию от англий¬
 ского засилья. Король Хусейн «оказался не в состоянии
 противодействовать воле народных масс»17 и 2 марта
 1956 г. сместил с постов командующего Арабским легио¬
 ном и начальника генерального штаба иорданской армии
 английского генерала Глабб-пашу. Вместо него был на¬
 значен иорданский офицер Абу Нувар, хорошо извест¬
 ный в то время своими антизападными настроениями. Борьба национально-патриотических сил Иордании
 за демократизацию общественной жизни и неприсоеди¬
 нение к военным блокам предопределила победу Нацио¬
 нально-социалистической партии на парламентских вы¬
 борах 21 октября 1956 г. Новое правительство, сформи¬
 рованное 25 октября, возглавил лидер партии Сулейман
 Набулси. Правительство Набулси объявило программу,
 предусматривавшую аннулирование англо-иорданского
 договора 1948 года, ликвидацию на территории Иорда¬
 нии английских военных баз, вывод из страны всех анг¬
 лийских войск, оппозицию Багдадскому пакту и уста¬
 новление дипломатических отношений с Советским Сою¬
 зом. «Благодаря этому революционному подъему, — пи¬
 шет видный деятель Коммунистической партии Израиля
 Э. Тума, — Иордания избежала вступления в агрессив¬
 ный Багдадский пакт. Перед ней открылся путь к сбли¬
 жению с арабскими государствами, враждебными этому
 пакту»18. Важное место во внешнеполитической программе но¬
 вого правительства отводилось отношениям с арабскими
 странами, в первую очередь с теми, которые выступали
 против империалистического вмешательства во внутрен¬
 ние дела стран региона и отказывались участвовать в 79
военных блоках. В конце 1956 года правительство На¬
 булси подписало соглашение с Сирией и Египтом о соз¬
 дании объединенного командования, призванного коор¬
 динировать военные усилия трех стран в случае вовлече¬
 ния одной из них в вооруженный конфликт. В Ираке вступление в Багдадский пакт происходило
 в условиях острой внутриполитической борьбы. К сере¬
 дине 50-х годов соотношение сил в стране было далеко
 не в пользу сторонников вступления Ирака в военный
 блок. Правящей верхушке во главе с Нури Саидом при¬
 шлось прибегнуть к целому ряду антиконституционных
 мер, чтобы это соотношение изменить в свою пользу.
 Так, в августе 1954 года правительство издало декрет о
 лишении иракского подданства, предоставивший влас¬
 тям право лишать коммунистов иракского гражданства.
 В соответствии с декретом о профсоюзах в стране были
 распущены профсоюзы. По декрету об ассоциациях за¬
 прещалась деятельность политических и общественных
 организаций. На основании декрета о печати было за¬
 прещено издание большинства газет и журналов19. Антидемократические меры внутри страны, а также
 угрозы Нури Саида расколоть ЛАГ в том случае, если
 она будет препятствовать вступлению Ирака в военный
 блок, позволили иракской реакции подписать военный
 договор с Турцией, а затем стать членом Багдадского
 пакта. Однако непопулярность этих шагов сделала еще
 более непреодолимой пропасть, разделявшую правящую
 верхушку Ирака и многочисленных противников участия
 страны в навязываемых империализмом военных блоках.
 Разрешение противоречий между двумя лагерями стало
 возможно лишь в результате ликвидации в скором вре¬
 мени режима Нури Саида и выхода Ирака из Багдадско¬
 го пакта. В борьбу против создания на Ближнем Востоке воен¬
 ных блоков и участия в них арабских стран включались
 независимые государства различной ориентации. Саудов¬
 ская Аравия и Йемен поддержали Египет, решительно
 выступивший против создания проимпериалистического
 военного блока на Ближнем Востоке и осуждавшего на¬
 мерение монархического Ирака подписать военный дого¬
 вор с Турцией. После того как ирако-турецкий договор
 стал свершившимся фактом, Саудовская Аравия пошла
 на подписание 27 октября 1955 г. с Египтом двусторонне¬
 го военного договора, в соответствии с которым были
 созданы высший совет в составе министров иностранных 80
дел и обороны, военный совет и объединенное военное
 командование. В апреле 1956 года к египетско-саудов¬
 скому военному договору присоединился Йемен. Важной
 вехой в борьбе арабских стран против проимпериалисги¬
 ческих военных блоков на Ближнем Востоке была встре¬
 ча глав государств Египта, Сирии и Саудовской Аравии,
 проходившая в Каире в начале марта 1956 года. Главы
 государств продемонстрировали единство мнений отно¬
 сительно того, что «арабская нация должна придержи¬
 ваться политики неприсоединения.., арабская нация
 должна сама защищать арабскую родину и безопасность
 и быть вне иностранных блоков»20. Антиимпериалистические и антиблоковые настроения
 в арабском мире в середине 50-х годов оказались на¬
 столько сильными, что сделали возможным координацию
 военно-политических усилий трех государств с различ¬
 ными режимами и противоречивыми интересами. Вместе
 с тем на политике Саудовской Аравии в это время ска¬
 зывались нежелание, как и в первые послевоенные годы,
 допускать усиление хашимитской династии в Багдаде, а
 также обострение противоречий с Англией в споре из-за
 оазиса Бурайми21. Что касается позиции Йемена, то на нее влияли силь¬
 ные антианглийские настроения в йеменском обществен
 стремление королевского режима заручиться солидар¬
 ностью и эффективной поддержкой арабских стран в слу¬
 чае конфликта с Англией. Борьба арабских государств против проимпериали¬
 сгических блоков на Ближнем Востоке во многом обу¬
 словила их решение участвовать в работе первой кон¬
 ференции афро-азиатских стран в Бандунге в апреле 1955 года. Путь, который привел арабские страны в Бан¬
 дунг, был общим для многих афро-азиатских государств.
 Единое стремление к преодолению унаследованной от ко¬
 лониализма вековой отсталости, общий враг в лице им¬
 периализма являлись той объективной основой, на кото¬
 рой они вырабатывали общие или сходные принципы
 внутренней и внешней политики, отстаивали завоеванную
 независимость. Одним из общих внешнеполитических принципов, ко¬
 торый получал все большее распространение во внешней
 политике стран Азии и Африки и который сплачивал их
 на антиимпериалистической основе, стало неучастие в
 военных блоках. Активные выступления независимых
 стран против участия в проимпериалисгических военных 81
блоках в конечном счете привели к появлению такой
 важной межгосударственной формы сотрудничества,
 как движение неприсоединения. В работе конференции в Бандунге приняли участие
 представители 9 арабских государств: Египта, Сирии,
 Ирака, Иордании, Ливана, Саудовской Аравии, Йемена,
 Ливии и Судана. Кроме того, своих делегатов направили
 освободительные движения стран Магриба, боровшие¬
 ся против французского колониального господства. Еги¬
 петскую делегацию в Бандунге возглавлял Г. А. Насер,
 который принял самое деятельное участие в работе над
 итоговыми документами конференции. По предложению Г. А. Насера, поддержанного боль¬
 шинством делегатов, принцип мирного сосуществования,
 вокруг которого разгорелись острые дебаты, грозившие
 сорвать конференцию, был изложен в компромиссной
 формулировке. Она фиксировала необходимость «жить
 в мире сообща» и подчеркивала, что «право индивиду¬
 альной и коллективной защиты не должно быть исполь¬
 зовано в интересах великих держав»22. Конференция в Бандунге имела важное историческое
 значение для освободившихся государств Азии и Афри¬
 ки, которые отстаивали свои права на национальный
 суверенитет и независимое развитие. «Мы одобрили де¬
 сять принципов, принятых в прошлом году в Бандунге,—
 говорил Г. А. Насер на народном митинге в Александрии
 24 июля 1956 г., — и договорились о взаимном сотрудни¬
 честве в деле борьбы за ослабление международной на¬
 пряженности, о развитии равноправных отношений меж¬
 ду государствами. Десять принципов Бандунга говорят
 о том, что все нации мира имеют право свободного выбо¬
 ра политического и экономического строя и, откинув все
 страхи и подозрения, руководствоваться принципами
 взаимного доверия и доброжелательства, жить в мире и
 добрососедстве, не вмешиваться во внутренние дела друг
 друга, честно сотрудничать, а споры разрешать мирным
 путем»23. Одобренные конференцией принципы способствовали
 укреплению национального самосознания и дальнейшему
 росту национально-освободительного движения в араб¬
 ском мире, его сплочению в борьбе против империализ¬
 ма, колониализма и неоколониализма. Следование этим
 принципам выдвинуло Египет в авангард национально-
 освободительной борьбы народов арабских стран. Позиция египетского правительства, которое поддер¬ 82
жало право суданского народа на самоопределение, во
 многом способствовала провозглашению Судана в янва¬
 ре 1956 года республикой. Египет одним из первых араб¬
 ских государств пришел на помощь народам Магриба,
 поднявшимся на борьбу против французского колони¬
 ального господства. Активная и последовательная под¬
 держка Египтом и другими арабскими странами освобо¬
 дительной борьбы народов Туниса, Марокко и Алжира
 содействовала завоеванию этими странами независи¬
 мости. Как отмечает египетский историк Сарват Окаша, еги¬
 петская революция явилась революционизирующим фак¬
 тором в жизни арабских народов. Политика Г. А. Насе¬
 ра, отражавшая национальные чаяния арабов, ускорила
 процессы национального и социального освобождения в
 арабском мире. Солидарность арабских стран с незави¬
 симой политикой египетского руководства особенно ярко
 проявилась в ходе борьбы за национализацию Всеобщей
 компании Суэцкого канала. Тройственная агрессия 1956 года против Египта
 и арабские страны Борьба Египта и ряда арабских государств против
 военных блоков на Ближнем Востоке способствовала
 усилению антиимпериалистических тенденций в их внеш¬
 ней политике и послужила основой политического сбли¬
 жения многих из них. Арабские страны, не желавшие
 участвовать в проимпериалисгических военных блоках,
 встали на путь консолидации собственных военно-поли¬
 тических усилий для противодействия силовому давле¬
 нию Запада. Антиблоковая политика арабских стран,
 кроме того, сблизила их с теми странами Африки и Азии,
 для которых неучастие в проимпериалисгических воен¬
 ных группировках становилось важным принципом их
 внешней политики. Усиление антиимпериалистических тенденций во
 внешней политике арабских стран, на стороне которых
 был Египет — ведущее арабское государство, вызывало
 большое беспокойство у правящих кругов Запада. Отказ
 арабских государств от участия в военных блоках всту¬
 пал в противоречие с долгосрочными интересами импе¬
 риалистических держав, преследовавших наряду с воен-
 но-политическими и экономические цели. Неоколониаль- 83
ная стратегия послевоенного империализма была на¬
 правлена на сохранение бывших колоний в системе ми¬
 рового капиталистического хозяйства и использование
 их в качестве поставщика минерального и сельскохозяй¬
 ственного сырья, дешевой рабочей силы, а также рынка
 сбыта западных товаров. Военно-политическим блокам
 под эгидой Запада как раз и отводилась роль инструмен¬
 та, призванного обеспечить «нормальное», в буржуазном
 понимании, функционирование системы неоколониальной
 эксплуатации. Неоколониальная сущность ближневосточной поли¬
 тики США, Англии, Франции и других ведущих капита¬
 листических государств находила свое выражение в тех
 средствах политико-дипломатического давления и эконо¬
 мического принуждения, которыми они широко пользо¬
 вались, добиваясь согласия арабских государств на уча¬
 стие в планируемых ими блоках. По мере того, как США
 и Англии не удавалось с помощью политических средств
 втянуть Египет и Сирию в Багдадский пакт, они все
 большую ставку делали на экономический шантаж и дав¬
 ление по отношению к этим странам. Так, накануне трой¬
 ственной агрессии Англия более чем в 6 раз, а Франция
 почти в 4 раза сократили размеры закупок хлопка, яв¬
 лявшегося основным продуктом египетского экспорта и
 главным источником получения иностранной валюты24. Политическим и экономическим по своему характеру
 был отказ США, Англии и Международного банка ре¬
 конструкции и развития (МБРР) от финансирования
 строительства Асуанской плотины. С сооружением круп¬
 нейшего гидроэнергетического комплекса на реке Нил
 египетское правительство связывало планы подъема це¬
 лого ряда отраслей народного хозяйства, что, в свою
 очередь, должно было создать предпосылки для незави¬
 симого экономического развития Египта. Империалистические государства прекрасно понима¬
 ли важность Асуанской плотины для подъема экономики
 Египта и укрепления его политической независимости,
 но именно это противоречило их собственным планам.
 Поэтому в ответ на просьбу Египта об оказании финан¬
 совой помощи для реализации проекта строительства
 Асуанской плотины западные державы и МБРР выдви¬
 нули, по выражению Г. А. Насера, такие «драконовские»
 условия, которые, в случае их принятия, лишали египет¬
 ское правительство прерогатив власти в области эконо¬
 мики, финансов и внешней торговли. Когда же Египет 84
отклонил эти условия как несовместимые с его статусом
 суверенного государства, Запад отказался финансиро¬
 вать асуанский проект. Нежелание империалистических держав оказать по¬
 мощь Египту было связано не только с тем, чтобы на¬
 казать его за отказ от участия в военном блоке. Эконо¬
 мические санкции против Египта и Сирии, поддерживав¬
 шей антиимпериалистические действия Каира, были
 нужны западным державам, чтобы вызвать трудности в
 развитии народного хозяйства, усилить недовольство
 трудящихся масс тяжелым экономическим положением,
 ослабить социальную базу республиканского режима в
 Египте и тем самым или заставить правительство Насера
 принять условия Запада, или ускорить его падение. Египетское правительство отвергло условия империа¬
 листических держав, так как они противоречили основ¬
 ным принципам египетской революции, провозглашен¬
 ным республиканским режимом 25 марта 1955 г. В соот¬
 ветствии с этими принципами правительство Насера
 избрало курс на независимое развитие, демократизацию
 социально-экономической и политической жизни и повы¬
 шение обороноспособности как важного средства сохра¬
 нения национального суверенитета25. В сложных условиях политического давления и не¬
 объявленной экономической блокады Египет пошел на
 установление и расширение торгово-экономических свя¬
 зей с Советским Союзом и другими социалистическими
 странами. В течение 1955 года правительство Насера
 подписало соглашения с ЧССР, ГДР, СССР и Румыни¬
 ей. Осуществление этих соглашений привело к резкому
 увеличению египетского экспорта в социалистические
 страны: с 25,5 млн. египетских фунтов в 1952 году до
 38,5 млн. египетских фунтов в 1955 году. К 1955 году до¬
 ля социалистических стран в товарообороте увеличилась
 до 15,6% против 13,5% в 1952 году26. Расширение торгово-экономических связей Египта с
 социалистическими странами позволило ему прорвать
 экономическую блокаду, организованную империалиста¬
 ми, а стало быть — свести на нет эффективность эконо¬
 мического давления и шантажа. Такой поворот событий
 вызвал еще большее недовольство империалистических
 держав и израильских сионистов. Их не устраивала
 «неконтролируемая» политика республиканского режи¬
 ма, показывавшего всему арабскому миру и другим осво¬
 бодившимся странам пример использования сотрудниче¬ 85
ства со странами социализма в интересах эффективной
 антиимпериалистической борьбы. Империалистические круги и сионисты Израиля
 стали ужесточать свою политику по отношению к Егип¬
 ту, дополнив ее средствами военно-силового воздействия.
 Так, в нарушение условий египетско-израильского согла¬
 шения о перемирии от 1949 года израильские подразде¬
 ления вторглись в начале 1955 года на территорию Егип¬
 та и захватили важную в стратегическом отношении де¬
 милитаризованную зону в районе деревни Аль-Ауджа.
 Построив к сентябрю 1955 года оборонительные и форти¬
 фикационные сооружения, Израиль установил полный
 контроль над захваченным участком. Одновременно с
 этими мерами Израиль отказался сотрудничать со Спе¬
 циальной комиссией ООН и не допустил ее в захвачен¬
 ную зону. Следующим разбойничьим актом израильских терро¬
 ристов было нападение на египетскую территорию в ночь
 с 1 на 2 ноября 1955 г., в результате которого египетская
 сторона потеряла 50 человек убитыми и 40 ранеными.
 На очередное обращение представителей ООН вывести
 войска из захваченного района и не мешать Специальной
 комиссии в ее деятельности по нормализации обстановки
 на этом участке линии египетско-израильского разгра¬
 ничения власти Тель-Авива ответили категорическим от¬
 казом. В феврале 1955 года Израиль предпринял нападение
 на египетский военный лагерь в Газе, которое, по словам
 генерала Вернса, начальника штаба органа ООН по
 наблюдению за выполнением условий перемирия
 (ОНВУП), привело к резкому обострению обстановки на
 Ближнем Востоке. В конце этого же года израильские
 войска совершили нападение на территорию Сирии. В условиях нарастания напряженности в отношениях
 с Израилем египетское руководство оказалось перед не¬
 обходимостью усиления обороноспособности своей стра¬
 ны. На очередное обращение Египта к Соединенным
 Штатам, которые незадолго до этого сами предлагали
 свои услуги в вопросе военных поставок, Вашингтон вы¬
 двинул условия, выполнение которых ставило под конт¬
 роль США вооруженные силы Египта. В сложившейся
 ситуации египетское правительство, стремившееся к со¬
 хранению национального суверенитета, обратилось с
 просьбой о военных закупках к социалистическим стра¬
 нам. В сентябре 1955 года были подписаны соответ¬ 86
ствующие соглашения о поставках Египту оружия Совет¬
 ским Союзом, Чехословакией и Польшей27. «Политика Советского Союза на Ближнем Востоке
 становилась важнейшим политическим фактором в райо¬
 не, — отмечали советские ученые И. Беляев и Е. Прима¬
 ков. — Египетская национально-освободительная рево¬
 люция теперь могла вырваться из жестокой необходи¬
 мости пользоваться лишь межимпериалистическими про¬
 тиворечиями и биться в англо-американских политиче¬
 ских тисках, когда выбор ограничивался по существу
 ориентацией на одну из двух — трех держав Запада. Бы¬
 ла сорвана монополия Америки и Западной Европы на
 поставки оружия и военной техники развивающимся
 странам. Этот акт имел колоссальные политические по¬
 следствия»28. Потерпели провал и планы международной реакции,
 связанные с дестабилизацией внутренней обстановки в
 Сирии, оказанием давления на ее внешнеполитический
 курс. Следуя примеру Египта, Сирия пошла на расшире¬
 ние торгово-экономических связей с Советским Союзом.
 Двустороннее соглашение, заключенное в ноябре 1955 го¬
 да, обеспечивало Сирию надежным рынком сбыта сель¬
 скохозяйственной продукции и изделий легкой промыш¬
 ленности, а также поставками необходимых товаров29. Морально-политическая, экономическая и военно¬
 техническая помощь Советского Союза укрепила пози¬
 ции Египта и Сирии, их решимость в проведении неза¬
 висимого внутреннего и внешнеполитического курса.
 Свое конкретное выражение это нашло прежде всего в
 акте национализации египетским руководством Всеоб¬
 щей компании Суэцкого канала, о чем заявил Г. А. На¬
 сер в своем выступлении на массовом митинге в Алек¬
 сандрии 26 июля 1956 г. Пытаясь воспрепятствовать проведению египетским
 правительством национализации канала, представители
 США, Англии и Франции повели энергичную кампанию
 за «интернационализацию». Суэцкого канала. Предло¬
 женный государственным секретарем США Дж. Ф. Дал¬
 лесом план «интернационализации» предусматривал соз¬
 дание международного органа по управлению Суэцким
 каналом, в котором руководящая роль отводилась пред¬
 ставителям американского капитала. Египетское правительство отвергло предложение за¬
 падных государств, стремившихся изъять канал из веде¬
 ния его законного хозяина — Египта. Более того, в одном 87
из своих выступлений в середине сентября президент
 Насер заявил, что если иностранные суда войдут в зону
 Суэцкого канала без разрешения египетской админи¬
 страции, то это будет квалифицироваться как нарушение
 суверенитета Египта. Империалистические государства, исчерпав средства
 экономического, политического и дипломатического воз¬
 действия на Египет и не добившись желаемого резуль¬
 тата, стали на путь подготовки и осуществления прямой
 военной агрессии. «Всем важнейшим интересам Запада
 на Среднем Востоке будет нанесен непоправимый
 урон, — писала 7 августа 1956 г. «Нью-Йорк геральд
 трибюн», — если Насер не получит соответствующего
 урока». Военные представители Великобритании и Франции,
 а также военная верхушка Израиля разработали
 совместный план агрессии, которую должен был начать
 Израиль с последующим присоединением к нему Англии
 и Франции под предлогом защиты «свободы судоходства
 по Суэцкому каналу». По замыслу агрессоров, в резуль¬
 тате их совместных действий должен был пасть демокра¬
 тический режим Насера и обеспечен переход власти в
 Египте к проимпериалистическим кругам30. Участие Израиля в тройственной агрессии против
 Египта было обусловлено стремлением его правящей
 верхушки с помощью вооруженного насилия ликвидиро¬
 вать режим Насера, осуществить аннексию сектора Газа
 и Синайского полуострова, открыть Тиранский пролив,
 блокированный для израильских судов после на¬
 падения Израиля на Газу, и в конечном счете с позиции
 силы добиться официального признания Израиля на ус¬
 ловиях, продиктованных сионистами. 29 октября 1956 г. Израиль развернул боевые дей¬
 ствия на суэцком и исмаильском направлениях, 31 ок¬
 тября— на приморском. Одновременно военно-морские
 подразделения Англии и Франции блокировали Египет
 с моря. 31 октября после отказа египетского правитель¬
 ства принять ультиматум Англии и Франции о передаче
 под их контроль зоны Суэцкого канала авиационные
 соединения двух государств подвергли ожесточенной
 бомбардировке военные и гражданские объекты Египта. 5 ноября высадкой воздушных и морских десантов на
 обоих берегах канала началось вторжение англо-фран¬
 цузских войск. Египетский народ проявил твердость и решимость 88
отстаивать свой национальный суверенитет. Республи¬
 канская власть сумела сплотить вокруг себя представи¬
 телей самых разных слоев египетского общества для
 отражения агрессии империалистов и их израильских
 союзников. Политика правительства Насера, осущест¬
 вившего смелый акт национализации Суэцкого канала,
 пользовалась поддержкой огромного большинства насе¬
 ления страны. Г. А. Насер, учитывавший в своей полити¬
 ке место и роль духовенства в общественной жизни стра¬
 ны, а также влияние религии, которому было подвержено
 абсолютное большинство населения, использовал это об¬
 стоятельство для мобилизации народных масс на борьбу
 против агрессоров. Большой эффект, например, имела
 речь Г. А. Насера 2 ноября 1956 г., с которой во время
 пятничного богослужения он обратился к большому ко¬
 личеству верующих, собравшихся в мечети Аль-Азхар.
 Многие из собравшихся отправились после богослуже¬
 ния добровольцами на фронт. Египетский народ проявил
 высокое мужество на синайском фронте, а также при за¬
 щите Порт-Саида. Прогрессивные силы мира во главе с Советским Сою¬
 зом полностью поддержали правое дело египетской ре¬
 волюции и решительно потребовали немедленного пре¬
 кращения агрессивных действий против Египта, суверен¬
 ным правом которого было объявить своей собственно¬
 стью свое национальное богатство — Суэцкий канал.
 Особое значение в этом отношении имело обращение
 Советского Союза к правительствам стран — участниц
 агрессии от 5 ноября 1956 г. Англии и Франции ничего не оставалось, как после
 получения этого обращения Советского Союза, заключи¬
 тельная часть которого содержала строгое предупрежде¬
 ние о том, что «...мы полны решимости применением си¬
 лы сокрушить агрессоров и восстановить мир на
 Востоке», отвести свои войска 31. Решительная позиция Советского Союза, занятая им
 в период суэцкого кризиса, резолюция Совета Безопас¬
 ности ООН о прекращении военных действий в зоне Су¬
 эцкого канала, поддержка правого дела египетского на¬
 рода всей прогрессивной мировой общественностью
 привели к провалу тройственной агрессии. 22 декабря 1956 г. был завершен отвод англо-французских войск из
 Египта, 7 марта 1957 г. свои войска с египетской терри¬
 тории вывел Израиль. Провал тройственной агрессии имел важные послед¬ 89
ствия для развития событий во всем ближневосточном
 регионе. В ходе агрессии Египет, Сирия, Иордания и
 Саудовская Аравия разорвали дипломатические отноше¬
 ния с Англией и Францией, Ирак — с Францией. Боль¬
 шое революционизирующее воздействие как на арабские
 страны, так и на государства Азии и Африки в целом
 имел тот факт, что правительство Насера не только на¬
 ционализировало Всеобщую компанию Суэцкого канала,
 но и проявило большую и принципиальную твердость в
 защите своих национальных интересов. Как отмечают ученые ГДР, «победа в борьбе против
 тройственной агрессии явилась наивысшим достижением
 прогрессивного развития Египта после июльской рево¬
 люции 1952 года. Революционный режим смог укрепить
 свое положение внутри страны и на международной
 арене»32. Провал суэцкой авантюры имел еще один очень важ¬
 ный аспект, оказавший большое влияние на дальнейшее
 развитие революционного процесса в арабском мире.
 Активная поддержка правого дела египетского народа
 со стороны социалистических стран, в особенности Со¬
 ветского Союза, наглядно продемонстрировала всем стра¬
 нам, отстаивавшим свой национальный суверенитет, что
 в союзе с миром социализма они способны нанести по¬
 ражение сильному противнику — объединенным силам
 империализма и местной реакции. «Во время нашей
 борьбы за сохранение своей независимости и националь¬
 ного суверенитета, против империалистической агрес¬
 сии, — отмечает египетский исследователь Ш. А. аш-Ша-
 фии, — было доказано на деле, что на нашей стороне
 стоит великая сила в лице народа и правительства круп¬
 нейшего государства в мире»33. «К прекращению огня
 привели не уговоры, не морализирования, не усилия аме¬
 риканской дипломатии и даже не опасения по поводу
 сокращения запасов нефти, — вынужден был позже при¬
 знать крупный банкир Диллон, который во время трой¬
 ственной агрессии был американским послом в Пари¬
 же,— а... весьма резко сформулированные советские
 предостережения»34. Как результат роста дружественных чувств к Совет¬
 скому Союзу широких народных масс в арабских стра¬
 нах после тройственной агрессии отношения между Со¬
 ветским Союзом, Египтом и другими арабскими страна¬
 ми стали приобретать все более многосторонний и тесный
 характер, в частности в торгово-экономической области. 90
Уже в 1956 году Советский Союз превратился в круп¬
 нейшего импортера египетского хлопка. В январе 1957 года было подписано новое советско-египетское тор¬
 говое соглашение, которое предусматривало рост товаро¬
 оборота в два раза. В конце января 1958 года между
 СССР и Египтом было подписано первое соглашение об
 экономическом и техническом сотрудничестве, открыв¬
 шее новую яркую страницу в экономическом развитии
 Египта. Несмотря на различные перипетии внутренней
 политики страны, правительство Насера твердо придер¬
 живалось курса на подписание соглашения о сотрудни¬
 честве с Советским Союзом в сооружении важнейшего
 Асуанского гидроэнергетического комплекса: СССР со¬
 гласился оказать помощь ОАР в строительстве двух оче¬
 редей этого комплекса — высотной Асуанской плотины,
 мощнейшей гидроэлектростанции в Асуане и линий элек¬
 тропередач, связывающих ее с Нижним Египтом35. В де¬
 кабре 1958 года было подписано соглашение о предо¬
 ставлении Советским Союзом помощи Египту для соору¬
 жения первой очереди, а. в августе 1960 года — второй
 очереди Асуанской плотины. Сотрудничество с Советским Союзом и другими стра¬
 нами социалистического содружества имело важное
 значение для утверждения курса на независимое разви¬
 тие Египта, создавало благоприятные условия для уси¬
 ления антиимпериалистических тенденций в его внешней
 политике. Национализация Суэцкого канала положила начало
 радикальному пересмотру политики руководства Египта
 в отношении иностранного капитала. В ответ на трой¬
 ственную агрессию и экономическую блокаду со стороны
 империалистических держав правительство Г. А. Насера
 в ноябре 1956 — январе 1957 годов секвестрировало, а
 затем и «египтизировало», то есть превратило в египет¬
 ские акционерные компании более 500 английских,
 500 французских и смешанных компаний и банков36. Действия империалистических держав накануне аг¬
 рессии, сама агрессия и ее исход оказали воздействие на
 процессы внутреннего развития и в других арабских го¬
 сударствах, на характер межарабских отношений. Пра¬
 вительство Сулеймана Набулси разорвало 31 октября 1956 г. дипломатические отношения с Францией, уста¬
 новило строгий контроль над английскими военными ба¬
 зами на территории Иордании. Для отражения возмож¬
 ного нападения Израиля на Иорданию по просьбе иор¬ 91
данского правительства на территорию страны были
 введены воинские подразделения Сирии и Саудовской
 Аравии. В январе 1957 года в Каире был подписан так
 называемый Пакт арабской солидарности, в соответ¬
 ствии с которым Египет, Сирия и Саудовская Аравия
 согласились оказывать Иордании ежегодную финансо¬
 вую помощь взамен английских субсидий. Правительство
 Набулси, опираясь на каирское соглашение, расторгло
 13 марта 1957 г. англо-иорданский договор 1948 года, за¬
 креплявший политическую зависимость Иордании от
 Англии. В июле этого же года по требованию правитель¬
 ства Набулси английские войска покинули территорию
 Иордании. Борьба египетского народа, поддержанного всеми
 прогрессивными силами мира, за защиту своих нацио¬
 нальных интересов оказала революционизирующее воз¬
 действие как на внутреннюю, так и на внешнюю полити¬
 ку многих арабских стран. Сирийский народ выступил в
 поддержку решения египетского правительства о нацио¬
 нализации Суэцкого канала. После нападения на Египет
 Англии, Франции и Израиля Сирия стала на сторону
 братской арабской страны — жертвы империалистиче¬
 ской агрессии. Собравшийся 1 ноября сирийский парла¬
 мент принял решение о предоставлении в распоряжение
 Египта своих вооруженных сил и о выполнении в полном
 объеме обязательств, вытекавших из условий договора с
 Египтом. На следующий день Сирия разорвала диплома¬
 тические отношения с Англией и Францией и объявила
 страну на военном положении. В стране стали формиро¬
 ваться отряды Добровольцев для отправки на египетский
 фронт. В авангарде движения солидарности с борьбой
 египетского народа шли сирийские коммунисты37. Поддержку Египту в его справедливой борьбе против
 агрессоров оказала и Саудовская Аравия. Тогдашний
 король Сауд выразил готовность предоставить в распо¬
 ряжение Египта военную помощь. В знак протеста про¬
 тив нападения Англии и Франции на Египет саудовские
 власти разорвали дипломатические отношения с этими
 странами и наложили эмбарго на поставки им сырой
 нефти. Кроме того, Саудовская Аравия оказала финан¬
 совую помощь Египту. На сторону боровшегося Египта встали и народы
 княжеств Персидского залива, требовавшие прекраще¬
 ния иностранного вмешательства во внутренние дела
 арабских стран. Движение солидарности с Египтом в 92
этом районе арабского мира перерастало в антиимпериа¬
 листическую борьбу местного населения, требовавшего
 ухода английских колонизаторов из зоны Персидского
 залива. Борьба египетского народа против тройственной аг¬
 рессии Англии, Франции и Израиля нашла широкий от¬
 клик в Ираке. Эти события оказали большое воздей¬
 ствие и на обстановку внутри страны, и на положение
 Ирака в арабском мире. Кампания солидарности ирак¬
 ского народа с Египтом вылилась в конце ноября 1956 года в общенациональное выступление в Ираке,
 охватившее многие города и районы страны. Народные
 массы требовали от властей разрыва дипломатических
 отношений с империалистическими агрессорами, выхода
 Ирака из Багдадского пакта, участие в котором рас¬
 сматривалось как национальный позор, оказания эффек¬
 тивной помощи Египту в его борьбе за независимость38. Реакционный режим вынужден был пойти на уступки
 и заявил о готовности Ирака оказать Египту необходи¬
 мую помощь, о разрыве дипломатических отношений с
 Францией и об отказе иракской стороны участвовать в
 заседаниях совета Багдадского пакта, на которых будут
 присутствовать представители Англии39. Провал тройственной агрессии против Египта еще
 больше усилил антиимпериалистические тенденции во
 внешней политике арабских стран, которые наглядно
 убедились в том, что гарантом их безопасности являют¬
 ся не проимпериалисгические военные блоки, создавае¬
 мые Западом для борьбы против мифической «коммуни¬
 стической угрозы», а консолидация собственных, араб¬
 ских экономических и военно-политических усилий, а
 также помощь и поддержка со стороны всех демократи¬
 ческих сил мира и, главным образом, стран социалисти¬
 ческого содружества. Две тенденции в борьбе за арабское единство Провал агрессии против Египта, предпринятой Анг¬
 лией, Францией и Израилем при активном участии Со¬
 единенных Штатов, солидарность народов арабских
 стран со справедливой борьбой египтян, а также их не¬
 желание присоединяться к проимпериалистическому
 Багдадскому пакту свидетельствовали о существенном
 изменении соотношения сил на Ближнем Востоке не в
 пользу империализма. Тенденция к консолидации араб¬ 93
ских стран, к сплочению и согласованию их военно-поли¬
 тических и экономических усилий, а также к расшире¬
 нию политических и торгово-экономических связей со
 странами социализма и в особенности с Советским Сою¬
 зом вступала в очевидное противоречие со стратегией
 империалистических держав на Ближнем и Среднем
 Востоке, стремившихся к подчинению этого района сво¬
 ему господству. В национализации египетским прави¬
 тельством Суэцкого канала империалистические держа¬
 вы видели угрозу одному из важных для них стратеги¬
 ческих районов, через которые проходили сухопутные,
 морские и воздушные коммуникации. Отказ Египта от
 западных условий финансирования асуанского проекта,
 с одной стороны, и его твердое намерение построить
 гидроэнергетическое сооружение на реке Нил, с другой,
 создавали в глазах империалистических держав преце¬
 дент «неконтролируемой» политики республиканского
 режима. В фокусе такой политики могли оказаться раз¬
 личные области хозяйственной деятельности, представ¬
 лявшие «жизненные интересы» для финансово-банков¬
 ских и военно-промышленных кругов стран Запада. Одной из сфер таких интересов на Ближнем и Сред¬
 нем Востоке были его природные ресурсы, в первую оче¬
 редь нефть и газ. Если в 1939 году западные монопо¬
 лии добыли в этом регионе 15,9 млн. т нефти, в 1950 го¬
 ду— 86,6 млн. т, то к 1956 году — уже 172,6 млн. г, что
 соответствовало 20,6% всей нефтедобычи капиталистиче¬
 ского мира 40. Исключительно благоприятные условия
 добычи ближневосточной нефти, дешевая рабочая сила,
 в избытке имевшаяся в нефтедобывающих странах, мо¬
 нопольно высокие цены на конечные нефтепродукты
 приносили международным нефтяным монополиям ог¬
 ромные прибыли, составившие по приблизительным под¬
 счетам только в 1955 году почти 2 млрд. долл.41 Огромные запасы нефти, обнаруженные в недрах
 Ближнего и Среднего Востока, сделали этот регион од¬
 ним из главных объектов экспансии американского ка¬
 питала после второй мировой войны. Нефтяные магнаты
 США использовали любую возможность для расшире¬
 ния своей предпринимательской деятельности в ближ¬
 невосточных странах. Об этом свидетельствуют следую¬
 щие данные. Накануне второй мировой войны размер американ¬
 ских капиталовложений в нефтедобывающую промыш¬
 ленность ближневосточных стран не превышал 100 млн. 94
долл. К 1955 году этот показатель возрос до 1,5 млрд.
 долл. и, продолжая увеличиваться, составил к 1957 году
 39% всех зарубежных капиталовложений США в неф¬
 тедобывающую промышленность 42. В обстановке ослаб¬
 ления военно-политического господства Англии и Фран¬
 ции на Ближнем Востоке Соединенные Штаты повели
 еще более решительную борьбу за установление соб¬
 ственной монополии на нефтяные богатства региона. По¬
 этому, перейдя после провала тройственной агрессии к
 открытой конфронтации с национально-освободительны¬
 ми движениями и революциями в арабских странах,
 Соединенные Штаты повели активную борьбу за ближ¬
 невосточную нефть. Программа ближневосточной политики, отражавшая
 экономические и военно-стратегические интересы амери¬
 канского империализма, получила официальное юриди¬
 ческое закрепление в послании президента Эйзенхауэра
 конгрессу США от 5 января 1957 г. Эта программа и по¬
 лучила в последующем название «доктрины Эйзен¬
 хауэра». Исходным положением послания американского пре¬
 зидента служило обвинение Советского Союза в стрем¬
 лении «добиваться господства на Ближнем Востоке»,
 имеющем якобы жизненно важное значение для страте¬
 гических, экономических и прочих интересов США и их
 союзников. Ссылаясь на «всемирную ответственность»
 США за положение дел в мире, Д. Эйзенхауэр потребо¬
 вал от конгресса предоставления ему права оказывать
 военную и экономическую помощь странам Ближнего и
 Среднего Востока, а также использовать американские
 вооруженные силы в этом районе в любой момент, кото¬
 рый он сочтет необходимым. Свои программные требова¬
 ния президент США обосновывал необходимостью за¬
 щиты стран Ближнего и Среднего Востока от угрозы
 агрессии или самой агрессии со стороны «мирового ком¬
 мунизма» или стран, находящихся под «контролем ми¬
 рового коммунизма», опасность которой якобы возросла
 в связи с возникшим после поражения Англии и Фран¬
 ции «политическим вакуумом» в регионе. Сразу после провозглашения программы установле¬
 ния американской гегемонии на Ближнем Востоке Ва¬
 шингтон развернул энергичную кампанию за признание
 ближневосточными странами «доктрины Эйзенхауэра».
 Со специальной миссией на Ближний и Средний Вос¬
 ток в марте 1957 года отправился бывший председатель 95
комиссии по иностранным делам палаты представите¬
 лей конгресса США Д. Ричардс, который в администра¬
 ции Д. Эйзенхауэра занял пост помощника президента
 по проблемам Ближнего Востока. Американский упол¬
 номоченный посетил 15 стран, расположенных на огром¬
 ном пространстве от Марокко до Пакистана и от Гре¬
 ции до Эфиопии включительно. В каждой стране, где
 побывал Д. Ричардс, он обещал, в случае признания
 «доктрины Эйзенхауэра», американскую помощь в раз¬
 мере 120 млн. долл.43 Однако как «доктрина Эйзенхауэра», так и миссия
 специального уполномоченного американского президен¬
 та по проблемам Ближнего Востока вызвали резко от¬
 рицательное отношение со стороны большинства араб¬
 ских стран. Посылка о якобы возникшем в регионе «по¬
 литическом вакууме» унижала национальное достоинство
 народов арабских стран, не желавших, как пишет совет¬
 ский востоковед Л. И. Медведко, считать себя «пустым
 местом»44. Эта посылка, кроме того, усиливала подо¬
 зрительность арабских стран относительно действитель¬
 ных намерений Соединенных Штатов, стремившихся ус¬
 тановить вместо английского и французского американ¬
 ское господство на Ближнем Востоке. «Все, кто думает,
 что арабский народ согласится с американским влияни¬
 ем взамен английского и французского, глубоко ошиба¬
 ются, — писала каирская «Аль-Ахрам»,— ...арабы не до¬
 пустят того, чтобы их страны стали ареной иностранного
 влияния, холодной войны и агрессий. Что же касается
 «вакуума», то его заполнят сами арабы...» 45 У большинства политических и общественных деяте¬
 лей арабских стран не нашло поддержки и главное по¬
 ложение доктрины, в основе которого лежало стандарт¬
 ное обвинение СССР или «мирового коммунизма» в яко¬
 бы готовящейся с их стороны агрессии против ближне¬
 восточных государств. По мнению прогрессивной араб¬
 ской общественности, ссылки на угрозу агрессии со сто¬
 роны государств, якобы находящихся под контролем
 «мирового коммунизма», понадобились американским
 реакционным кругам для того, чтобы заранее оправдать
 собственные акты агрессии против тех арабских госу¬
 дарств, которые военно-политическому союзу с Западом
 предпочли независимую внешнюю политику и отказа¬
 лись присоединиться к Багдадскому пакту 46. Египет и Сирия, сумевшие с помощью Советского
 Союза и других социалистических стран защитить в се¬ 96
редине 50-х годов свою политическую независимость, ре¬
 шительно отвергали домыслы об «угрозе агрессии», яко¬
 бы исходящей от СССР. «После второй мировой войны
 мы видели, что Советский Союз поддерживал нас всякий
 раз, когда возникала угроза нашей свободе,— заявил
 Г. А. Насер в беседе с американскими журналистами.—
 Общественное мнение не может поверить вам (амери¬
 канцам.— Авт.), когда вы пытаетесь доказать враждеб¬
 ность СССР к Египту»47. «Миру в арабских странах не
 угрожает никакая русская опасность,— отмечала сирий¬
 ская пресса. — Наоборот, единственным искренним дру¬
 гом арабов был Советский Союз, который вместе с дру¬
 гими социалистическими странами помог Египту отра¬
 зить агрессию» 48. Движение протеста против американской ближневос¬
 точной политики, проводимой в соответствии с «доктри¬
 ной Эйзенхауэра», приняло в арабских странах массо¬
 вый характер. Активную роль в разоблачении империа¬
 листической сущности этой политики, клеветнических
 измышлений о наличии «коммунистической угрозы»
 арабскому миру сыграли ‘ коммунисты арабских стран.
 В специальном обращении к народу Сирии в середине
 января 1957 года сирийские коммунисты предостерегали
 от той угрозы миру и безопасности в регионе, которую
 представляла собой «доктрина Эйзенхауэра», преду¬
 преждали об опасности прямого военного вмешательст¬
 ва американских вооруженных сил в дела ближневосточ¬
 ных стран. В обращении говорилось и то, что экономи¬
 ческая помощь в рамках «доктрины Эйзенхауэра»
 преследует цель привязать арабские страны к капита¬
 листическим государствам, помешать им налаживать
 нормальные экономические отношения друг с другом и
 с внешним миром. Сирийские коммунисты призывали к
 расширению сотрудничества со странами социализма —
 единственным гарантом мира и безопасности во всем
 мире, к сплочению арабских народов для активной борь¬
 бы против всех заговоров империализма 49. Борьба широких народных масс против новых проис¬
 ков империализма, которые он пытался прикрыть
 «доктриной Эйзенхауэра», находила выражение и в по¬
 литике правящих арабских режимов. Так, 10 января 1957 г. со специальным заявлением относительно «докт¬
 рины Эйзенхауэра» выступило правительство Сирии, ко¬
 торое решительно отвергло империалистический прин¬
 цип вмешательства в дела ближневосточных стран под 4—154 97
предлогом защиты от «коммунистической угрозы», счи¬
 тая его противоречащим Уставу ООН, назвало «теорию
 о вакууме» искусственной и необходимой Соединенным
 Штатам для оправдания своих агрессивных намерений
 в отношении арабских государств. В заявлении указы¬
 валось, что источником угрозы для арабов является не
 «международный коммунизм», а империалистические
 державы 50. Решительный протест против «доктрины Эй¬
 зенхауэра» выразило республиканское правительство
 Египта, заявив 8 января 1957 г., что судьба мира и бе¬
 зопасности на Ближнем Востоке зависит не от США или
 какой-либо другой державы, а от «самих арабов, осо¬
 знавших свою историческую ответственность» за поло¬
 жение дел в регионе 51. Принципы и положения «доктри¬
 ны Эйзенхауэра» осудило и иорданское правительство во
 главе с С. Набулси. На состоявшихся в январе и в феврале 1957 года
 встречах руководителей арабских стран была подчерк¬
 нута приверженность их участников делу неприсоедине¬
 ния к военным блокам на Ближнем Востоке, выражено
 стремление к укреплению арабской солидарности с
 целью противодействия агрессивным планам Соединен¬
 ных Штатов. Руководители арабских стран отказались
 признать «доктрину Эйзенхауэра», рассматривая ее как
 посягательство на их национальный суверенитет, они
 осудили агрессивную политику Израиля против Египта
 и приняли решение об оказании помощи народу Йемена
 в его справедливой борьбе против английских колони¬
 заторов. В этих целях Египет, Сирия, Саудовская Ара¬
 вия и Иордания 19 января подписали соглашение о пре¬
 доставлении Амману финансовой помощи «взамен анг¬
 лийской» и в ответ на согласие Иордании разорвать
 договор с Англией 52. Большую поддержку народам и правительствам араб¬
 ских стран, отказывавшимся признать «доктрину Эйзен¬
 хауэра», оказала принципиальная позиция Советского
 Союза. «Выступление Эйзенхауэра противоречит прин¬
 ципам и целям ООН и таит в себе серьезную угрозу ми¬
 ру и безопасности в районе Ближнего и Среднего Восто¬
 ка,— говорилось в специальном заявлении ТАСС 13 ян¬
 варя 1957 г. — Советский Союз, стремясь оказать
 содействие народам, борющимся за укрепление своей
 национальной независимости, выражает готовность раз¬
 вивать с ними всестороннее сотрудничество на принци¬
 пах равноправия и взаимной выгоды» 53.
Совместная борьба арабских стран против неоколо-
 ниальной политики американского империализма на
 Ближнем и Среднем Востоке привела к тому, что только
 участники Багдадского пакта, включая Ир^к, а также
 Израиль, Ливан и Ливия заявили об официальном при¬
 знании «доктрины Эйзенхауэра». Таким образом, в целом Соединенным Штатам не
 удалось добиться признания арабскими странами «докт¬
 рины Эйзенхауэра». Более того, совместные выступле¬
 ния арабских стран против этой доктрины усилили цент¬
 ростремительную тенденцию в их внешней политике.
 Так, резко негативная позиция, занятая Египтом и Сири¬
 ей в отношении «доктрины Эйзенхауэра», с одной сто¬
 роны, и возрастание угрозы извне по отношению к этим
 двум государствам, с другой, способствовали сближению
 их позиций и повышению уровня координации военно¬
 политических усилий. После серии встреч в Каире во
 второй половине февраля 1957 года между министрами
 иностранных дел Египта и Сирии стороны согласились
 создать единое представительство двух стран в между¬
 народных организациях, а также объединенное командо¬
 вание вооруженными силами «для совместной защиты
 национальных интересов» 54. Соединенные Штаты, столкнувшиеся с отказом боль¬
 шинства арабских стран признать «доктрину Эйзенхауэ¬
 ра», стали на путь поэтапного достижения целей своей
 неоколониальной ближневосточной политики. Вашинг¬
 тон взял курс на усиление позиций монархических араб¬
 ских режимов, готовых к сотрудничеству с империали¬
 стическими державами, и в частности с США, и одно¬
 временно усилил борьбу против республиканских
 правительств, выступавших за независимую внешнюю
 политику и против военно-политического сотрудничества
 со странами Запада в любой форме. Предметом особого
 внимания США стала монархическая Иордания, в кото¬
 рой демократическая деятельность правительства С. На-
 булси вызывала растущее беспокойство сил местной ре¬
 акции. За время пребывания у власти правительство С. На-
 булси осуществило ряд мер, способствовавших демокра¬
 тизации общественной жизни внутри страны, сближению
 с арабскими государствами на антиимпериалистической
 основе и выходу Иордании из политической изоляции на
 ближневосточной арене, расширению контактов с внеш¬
 ним миром и ослаблению зависимости от Англии. Опи¬ 4* 99
раясь на политическую солидарность и материальную
 помощь Египта, Сирии и Саудовской Аравии,' преду¬
 смотренные соглашением 19 января 1957 г., правитель¬
 ство Набулси вступило в феврале этого же года в пере¬
 говоры с Англией о прекращении действия договора
 1948 года и об окончательном выводе английских войск,
 размещенных на территории Иордании. В соответствии
 с иордано-английским соглашением, подписанным 13 фев¬
 раля 1957 г., срок действия договора 1948 года заканчи¬
 вался не позднее 1 апреля 1957 г., а в течение после¬
 дующих шести месяцев английские войска должны были
 быть эвакуированы из Иордании 55. Политика правительства Набулси все сильнее вхо¬
 дила в противоречие с интересами монархического ре¬
 жима Иордании. Феодально-монархические круги не пре¬
 кращали усилий, направленных на смену кабинета и
 удаление с правительственных постов наиболее демокра¬
 тических представителей. В начале февраля король
 Иордании опубликовал послание к правительству На¬
 булси, в котором, вне всякого сомнения, просматрива¬
 лось недовольство короля действиями Набулси на внеш¬
 неполитической арене56. Не располагая реальными
 возможностями для замены правительства Набулси ле¬
 гальным путем, представители королевского двора всту¬
 пили в контакт с американским посольством и попроси¬
 ли Соединенные Штаты о помощи. Заручившись согла¬
 сием Вашингтона, иорданская реакция стала готовиться
 к наступлению на демократические силы страны. К ак¬
 тивным действиям они перешли сразу после того, как
 правительство Набулси заявило в начале апреля о го¬
 товности установить дипломатические отношения с Со¬
 ветским Союзом и признать КНР. 10 апреля 1957 г.
 сторонники монархии вынудили кабинет Набулси уйти
 в отставку. На территории страны было введено воен¬
 ное положение и начались массовые репрессии против
 демократических и патриотических сил Иордании. Мо¬
 нархический режим распустил все политические партии
 и запретил деятельность прогрессивного Студенческого
 союза. Жестоким преследованиям подверглись иордан¬
 ские коммунисты. Ликвидация в Иордании демократического режима
 стала результатом сговора монархического двора с ад¬
 министрацией Белого дома. Активное участие в органи¬
 зации переворота в стране принимали американский по¬
 сол в Аммане Мэллори и военный атташе Суини. 24 ап¬ 100
реля 1957 г. Вашингтон заявил, что сохранение «неза¬
 висимости и целостности Иордании является жизненно
 важным» для американских интересов, и на этом осно¬
 вании предоставил иорданскому королю помощь в раз¬
 мере 10 млн. долл., направил из Италии в Бейрут сое¬
 динения шестого американского флота «на случай отра¬
 жения коммунистической агрессии», а также передал
 монархическому режиму большую партию оружия 57. На стороне иорданской монархии в борьбе против
 национально-освободительных сил оказалась и Саудов¬
 ская Аравия. В соответствии с указанием из Эр-Рияда в
 прямое подчинение короля Иордании перешли две брига¬
 ды саудовской национальной гвардии, которые находи¬
 лись на территории этой страны со времени тройствен¬
 ной агрессии. И если в ответ на реакционные действия
 иорданских властей, расцененные в арабском мире как
 «противоречащие интересам арабской национальной по¬
 литики», Сирия и Египет отказались предоставить Ам¬
 ману финансовую помощь в соответствии с соглашением
 от 19 января 1957 г., то саудовское руководство пере¬
 числило свою долю ежегодных субсидий. Тенденция к сближению Саудовской Аравии и Иор¬
 дании, обозначившаяся в ходе иорданских событий ле¬
 том 1957 года,' отвечала интересам империалистических
 держав. Более тесные отношения двух монархических
 держав, взявших курс на расширение экономических и
 военно-политических отношений с США, ослабляли эф¬
 фективность арабской солидарности и отрицательно ска¬
 зывались на антиимпериалистической борьбе ближневос¬
 точных стран. Воспользовавшись изменениями в саудов¬
 ско-иорданских отношениях, Соединенные Штаты уси¬
 лили свою активность по созданию так называемого
 союза трех королей — монархов Саудовской Аравии,
 Иордании и Ирака. Идею такого союза руководство
 США выдвинуло одновременно с провозглашением
 «доктрины Эйзенхауэра» и обсуждало ее с королем
 Саудом во время его визита в США в январе 1957 года,
 то есть сразу после совещания глав арабских государств.
 Король Саудовской Аравии прямо не отвергал амери¬
 канские предложения по созданию триединого монар¬
 хического союза, но и не высказывал своего одобрения
 этих предложений. Рассчитывая добиться сближения
 между Саудовской Аравией и Ираком, Вашингтон при¬
 гласил в Соединенные Штаты в феврале этого же года
 наследного принца Ирака Абдул Иллаха. Однако неод¬ 101
нократные переговоры заинтересованных сторон не при¬
 близили их к практической реализации предложений
 США. Следующий раунд переговоров относительно соз¬
 дания «союза трех королей» состоялся во время визита
 короля Сауда в Ирак уже после иорданских событий.
 Но и эта встреча не привела к монархическому объеди¬
 нению, которого так добивались Соединенные Штаты и
 Великобритания. Наряду с курсом на объединение ряда арабских кон¬
 сервативно-монархических режимов Соединенные Штаты
 и их союзники по НАТО ужесточали свою политику по
 отношению к тем арабским государствам, которые наи¬
 более последовательно боролись против иностранного
 вмешательства в дела региона и разоблачали «доктрину
 Эйзенхауэра» как новую форму военного блока, с по¬
 мощью которого империалисты намеревались сохранить
 свое господство на Ближнем Востоке. Одной из первых арабских стран, подвергшихся си¬
 ловому воздействию США, оказалась Сирия. И это не
 случайно. Во время тройственной агрессии Сирия твердо
 и последовательно проводила курс на оказание мораль¬
 но-политической и материальной помощи Египту. Пре¬
 доставив в распоряжение египетского правительства свои
 вооруженные силы, Сирия фактически выступила еди¬
 ным с Египтом фронтом против Англии, Франции и Из¬
 раиля. Уже в ходе агрессии сирийские рабочие взорвали
 в начале ноября несколько насосных станций нефтепро¬
 вода «Ирак петролеум компани», проходившего по тер¬
 ритории Сирии, и продемонстрировали таким образом
 полную солидарность с борющимися египтянами. На со¬
 стоявшемся в середине ноября совещании глав арабских
 государств сирийские представители поддержали все
 предложения египетской стороны, направленные на ко¬
 ординацию дипломатических и военно-политических уси¬
 лий арабских государств для противодействия экспан¬
 сионистским устремлениям империалистических держав.
 Сирия выступала энергичным поборником арабского
 единства, рассматривая его как важное средство анти¬
 империалистической борьбы и укрепления национально¬
 го суверенитета арабских стран. В ходе совместной борьбы против военных блоков на
 Ближнем Востоке, агрессии со стороны Англии, Франции
 и Израиля против Египта и за ликвидацию последствий
 империалистического разбоя в зоне Суэцкого канала
 Сирия и Египет стали проводить такой внешнеполити¬ 102
ческий курс, который стал оказывать революционизи¬
 рующее воздействие на весь арабский мир. Ломая в оп¬
 ределенном смысле традицию предубежденного отноше¬
 ния к миру социализма, обе эти страны пошли на
 установление и расширение торгово-экономических от¬
 ношений с Советским Союзом и другими странами со¬
 циалистического содружества. На глазах у всего араб¬
 ского мира быстрая и не связанная ни с какими унизи¬
 тельными условиями помощь Советского Союза помогла
 Египту и Сирии преодолеть или успешно преодолевать
 экономические трудности, искусственно созданные импе¬
 риалистическими державами. Антиимпериализм во внешней политике Сирии вызы¬
 вал большое беспокойство у западных стран еще и по¬
 тому, что он опирался на весьма солидную социальную
 поддержку внутри страны. Свидетельством этого было
 создание в конце 1956 года в Сирии широкого антиимпе¬
 риалистического Национального фронта, объединившего
 в своих рядах представителей прогрессивных националь¬
 но-патриотических сил. .Принятая Национальным фрон¬
 том Хартия национальных действий выдвигала требова¬
 ния решительной и последовательной борьбы против им¬
 периалистического вмешательства во внутренние дела
 страны, против заговоров, террора, и провокаций, осуще¬
 ствлявшихся силами внутренней и внешней реакции, со¬
 держала конкретные предложения, направленные на де¬
 мократизацию различных сторон общественной жизни.
 Важной организующей и цементирующей силой Нацио¬
 нального фронта явилась Коммунистическая партия Си¬
 рии, которая вела решительную и последовательную
 борьбу против внутренней реакции в лице феодалов и
 крупной буржуазии. Усиление антиимпериалистических тенденций во внут¬
 ренней и внешней политике Сирии значительно осложня¬
 ло осуществление Вашингтоном планов установления
 неоколониальных порядков на Арабском Востоке и по¬
 служило одной из причин того, что, как пишет извест¬
 ный советский востоковед академик Е. М. Примаков,
 «Сирия стала первым «опытным полем», на котором
 США подвергли испытанию свою новую ближневосточ¬
 ную тактику» 58. Летом 1957 года сотрудники американского посольст¬
 ва в Дамаске и представители спецслужб США на
 Ближнем Востоке развернули большую активность по
 подготовке государственного переворота в Сирии. Осо- 103
бую ставку Вашингтон делал на находившиеся в оппози¬
 ции распущенную национально-социальную партию и
 правое крыло народной партии, выражавшие интересы
 крупной буржуазии и готовые к тесному экономическо¬
 му и военно-политическому союзу с Западом. Однако
 план переворота, предусматривавший приход к власти
 наиболее реакционных представителей указанных партий
 и офицерского корпуса, дискредитированных службой у
 бывшего диктатора Шишекли, провалился. Заговор был
 раскрыт. Переориентация внешнеполитического курса
 Сирии в сторону империалистического Запада и глав¬
 ным образом США не удалась. В сирийской прессе бы¬
 ли опубликованы материалы, разоблачавшие закулисную
 и подрывную деятельность американских официальных
 лиц. Это явно не устраивало Вашингтон, и он поднял
 шумную пропагандистскую кампанию о «сползании Си¬
 рии к коммунизму», о ее «нетерпимости к Западу», о
 превращении Сирии «в орудие СССР» и т. д., стремясь
 за ширмой этой лживой кампании прикрыть собствен¬
 ные неблаговидные действия. Утверждения о прокоммунистическом характере ре¬
 жима Сирии понадобились американской пропаганде
 также и для того, чтобы оправдать в глазах обществен¬
 ности подготовку вооруженной интервенции против Си¬
 рии, которую США собирались осуществить с помощью
 тесно связанного с ними турецкого правительства Мен-
 дереса. План нападения на Сирию был разработан в
 августе 1957 года во время визита в Турцию помощника
 государственного секретаря США J1. Гендерсона. Этот
 план предусматривал ликвидацию «коммунистической
 угрозы» в Сирии, в том числе с помощью вооруженного
 вторжения на территорию этой страны. По распоряже¬
 нию генерального штаба турецкие войска стали зани¬
 мать исходные позиции вдоль сирийской границы. Пря¬
 мым следствием нарастания напряженности на границе
 явились случаи вооруженных столкновений, участились
 вторжения турецких самолетов в воздушное простран¬
 ство Сирии. Военные приготовления Турции и демонстрация си¬
 лы кораблями шестого американского флота вызвали
 резкое обострение обстановки на Ближнем и Среднем
 Востоке. В этих сложных условиях Советский Союз об¬
 ратился к турецкому правительству со специальным по¬
 сланием, в котором говорилось, что «при возникновении
 военных действий против Сирии и развязывании войны 104
на Ближнем и Среднем Востоке Турция могла бы, не¬
 сомненно, только пострадать в результате участия в по¬
 добной агрессии, а ее позиции в этом районе были бы
 неизбежно подорваны». Советский Союз обращал вни¬
 мание турецкой стороны и на опасный характер расче¬
 тов на возможность локализации военной авантюры про¬
 тив Сирии 59. Однако Турция, подстрекаемая союзниками по НАТО,
 в первую очередь США, предолжала сосредоточивать
 войска на сирийской границе и провоцировать погра¬
 ничные вооруженные столкновения. Учитывая опасность
 агрессивного курса Турции для мира на Ближнем и
 Среднем Востоке, Советский Союз предложил государ¬
 ствам — членам ООН оказать Сирии немедленную во¬
 оруженную помощь для пресечения агрессии Турции
 против Сирии, если она отважится на такой шаг. Со сво¬
 ей стороны, СССР заявил о готовности «своими воору¬
 женными силами участвовать в подавлении агрессии и
 наказании нарушителей мира» 60. В обстановке нагнетания антисирийской истерии и
 военных приготовлений Турции, подталкиваемой импе¬
 риалистическими державами, состоялась серия совеща¬
 ний представителей объединенного египетско-сирийского
 командования, созданного в соответствии с договором об обороне между двумя странами от 20 октября 1955 г.
 В ходе этих совещаний, проходивших в сентябре 1957 го¬
 да, были разработаны конкретные меры по оказанию
 Египтом экстренной помощи Сирии в случае агрессии со
 стороны Турции 61. В середине октября 1957 года, когда
 напряженность на сирийской границе достигла особой
 остроты, в порт Латакия прибыл отряд египетских воен¬
 ных кораблей, доставивший первый контингент египет¬
 ских войск для участия в оборонительных действиях Си¬
 рии в случае турецкого нападения. О своей солидарнос¬
 ти с Сирией заявили многие другие арабские страны. Чем реальнее становилась угроза иностранной воен¬
 ной интервенции против Сирии, тем решительнее высту¬
 пали против нее прогрессивные силы Ближнего Востока
 и всего мира. В результате обсуждения на XII сессии
 Генеральной Ассамблеи ООН положения, создавшегося
 в связи с угрозой безопасности Сирии, Соединенные Шта¬
 ты и Турция оказались в полной изоляции. И хотя Тур¬
 ция до конца 1957 года еще продолжала настаивать на
 своих территориальных претензиях к Сирии, а военные
 корабли США — маневрировать вдоль побережья Вос¬ 105
точного Средиземноморья, американская пропаганда
 была вынуждена прекратить антисирийскую кампанию. Действия империалистической и ближневосточной
 реакции, направленные на то, чтобы с помощью силы
 или угрозы ее применения задержать процессы прогрес¬
 сивного развития отдельных арабских стран, помешать
 их взаимному сближению и объединению на антиимпе¬
 риалистической основе, изолировать от мировой систе¬
 мы социализма, разносторонняя помощь которой стано¬
 вилась все более важным фактором независимого раз¬
 вития арабских стран, привели к прямо противополож¬
 ным результатам. «Показательным и характерным для
 нашего времени является то, что в период всех потрясе¬
 ний, которые испытывала Сирия, национально-освободи¬
 тельное движение в стране не только не остановилось на
 своем начальном этапе,— пишет генеральный секретарь
 ЦК Сирийской коммунистической партии Халед Баг-
 даш,— но постепенно делало конкретные шаги по пути
 осуществления экономических и социальных преобразо¬
 ваний. В частности, были национализированы все пред¬
 приятия общегосударственного значения, которые нахо¬
 дились под контролем иностранного капитала» 62.К кон¬
 цу 1957 года государство стало собственником всех
 отраслей экономики, ранее принадлежавших иностран¬
 ному капиталу. Укреплению политической независимости Сирии и
 решению важнейших экономических проблем способст¬
 вовало расширение политических и торгово-экономиче-
 ских связей с Советским Союзом. В октябре 1957 года
 в Дамаске было подписано соглашение об экономиче¬
 ском и техническом сотрудничестве между СССР и Си¬
 рией. В соответствии с этим соглашением советская сто¬
 рона брала обязательство оказать помощь Сирии в
 строительстве желёзных дорог, электростанций, ороси¬
 тельных систем, проведении геологоразведочных работ
 и т. д. 63 Жесткое силовое давление, оказанное Соединенными
 Штатами на Сирию в соответствии с «доктриной Эйзен¬
 хауэра», не принесло желаемых результатов. Вашингто¬
 ну не удалось изолировать эту страну и переориентиро¬
 вать ее внешнеполитический курс в сторону военно-по-
 литического и экономического сближения с Западом.
 Более того, непрекращавшееся давление на Сирию и
 угроза вторжения на ее территорию ускорили сближе¬
 ние Дамаска с Каиром и образование ОАР. Объедине¬ 106
ние Египта и Сирии явилось очевидным признаком про¬
 вала американского плана установления нового неоко-
 лониального порядка на Ближнем Востоке с помощью
 «доктрины Эйзенхауэра». При проведении антисирий-
 ской политики Соединенные Штаты не смогли заручить¬
 ся и поддержкой консервативных арабских режимов, ко¬
 торые в момент провозглашения новой американской
 доктрины проявили известную сдержанность и заняли
 выжидательную позицию. Провозглашение в феврале 1958 года Объединенной
 Арабской Республики стало важным событием для все¬
 го Ближнего Востока. В обстановке постоянного после
 второй мировой войны империалистического вмешатель¬
 ства в дела региона объединение двух независимых
 арабских стран было воспринято в арабском мире как
 важный шаг на пути к достижению арабского единства,
 способного эффективно противостоять диктату Запада и
 сохранить политическую независимость расположенных
 в этом регионе государств. Образование ОАР послужило
 дополнительным стимулом для усиления борьбы за на¬
 циональное освобождение арабских народов, все еще на¬
 ходившихся в зависимости от империалистических дер¬
 жав. Образование ОАР ускорило процесс поляризации
 социально-политических сил как в отдельных арабских
 странах, так и на всем Ближнем Востоке. Объединение Египта и Сирии, происходившее в усло¬
 виях наступления на позиции иностранного капитала в
 этих странах, расширения сферы деятельности демокра¬
 тических институтов и общественных организаций, а так¬
 же развития экономических, культурно-политических и
 военно-технических связей с социалистическими страна¬
 ми, вызвало большое беспокойство со стороны монар¬
 хических арабских режимов и империалистических госу¬
 дарств. Арабские монархии, опасавшиеся за прочность
 своих режимов, и империалистические державы, доби¬
 вавшиеся сохранения арабских стран в орбите капита¬
 листического влияния, стали испытывать общую заин¬
 тересованность в консолидации усилий для борьбы про¬
 тив независимых республиканских государств. В ответ
 на создание ОАР империалистические державы пред¬
 приняли очередную попытку объединения арабских го¬
 сударств консервативно-монархической ориентации. После провала в начале 1957 года американских пла¬
 нов создания так называемого союза трех королей ак¬
 тивную роль в попытках объединения монархических го¬ 107
сударств Ближнего и Среднего Востока стала играть
 Англия. При посредничестве и активном участий пред¬
 ставителя министерства иностранных дел Англии У. Хей-
 тера 14 февраля 1958 г. была провозглашена так назы¬
 ваемая Хашимитская арабская федерация, представляв¬
 шая собой ирако-иорданский союз64. Декларация о
 создании этой федерации предусматривала единое дип¬
 ломатическое представительство за рубежом, создание
 единой «арабской армии», а также координацию меро¬
 приятий, необходимых для осуществления обороны двух
 стран. По настоянию английской стороны главой феде¬
 рации был объявлен король Ирака Фейсал И, премьер-
 министром — Нури Саид, а начальником генерального
 штаба «арабской армии» — иракский генерал Ареф. Та¬
 ким образом, главная роль в этом монархическом союзе
 отводилась иракскому режиму, тесно связанному с анг¬
 лийским империализмом. Сразу после провозглашения ирако-иорданской феде¬
 рации представители двух монархий и правящих кругов
 Англии развернули лихорадочную деятельность по рас¬
 ширению числа участников этого объединения за счет
 включения в него государств и протекторатов Персид¬
 ского залива. Однако Саудовская Аравия, которой было
 сделано предложение вступить в федерацию, ответила
 отказом, увидев в этом объединении «прежнюю хаши¬
 митскую угрозу» своим интересам, и заявила о нейтра¬
 литете по отношению к ирако-иорданскому союзу и
 ОАР. Не удалось сторонникам Хашимитской арабской
 федерации добиться присоединения к ней и протектора¬
 тов Персидского залива. Что касается самой федерации,
 то она становилась все более нежизнеспособной. Про¬
 возглашенные в официальных документах военно-поли¬
 тическая интеграция двух членов союза, координация их
 внешнеполитической деятельности, а также налажива¬
 ние экономического сотрудничества или вовсе не осуще¬
 ствлялись, или происходили чрезвычайно медленно. При¬
 чиной тому были острые ирако-иорданские и англо-аме-
 риканские противоречия. Иракский режим видел в федерации удобный спо¬
 соб поглощения гораздо более слабой Иордании, с чем
 по понятным причинам не мог согласиться Амман. Сое¬
 диненные Штаты готовы были поддерживать это объеди¬
 нение лишь в той степени, в какой оно могло быть ис¬
 пользовано для борьбы с национально-освободительным
 и антиимпериалистическим движениями на Арабском 108
Востоке. В то же самое время Хашимитская арабская
 федерация, тесно связанная с Англией, не в полной ме¬
 ре соответствовала американским планам установления
 собственной гегемонии на Ближнем Востоке. Центробеж¬
 ные силы, превращавшие ирако-иорданский союз во все
 более аморфное объединение, в конечном счете привели
 к его распаду во время революции в Ираке. Создание этой федерации, тесно связанной с импе¬
 риалистическим Западом, способствовало еще большей
 дискредитации феодальных монархий в глазах араб¬
 ской общественности и одновременно росту популярнос¬
 ти антиимпериалистических и национально-патриотиче-
 ских лозунгов ОАР. Влияние объединения Египта и
 Сирии в большей или меньшей степени стало сказывать¬
 ся как на внутренней, так и на внешней политике боль¬
 шинства независимых арабских стран. Образование
 ОАР, в частности, активизировало процесс поляризации
 сил внутри ливанского общества, что нашло свое выра¬
 жение во внешней политике Ливана. Для правящих кругов Ливана во главе с президен¬
 том К. Шамуном был характерен проимпериалисгиче¬
 ский курс во внутренней и внешней политике. Ливан был
 единственной арабской страной, которая во время трой¬
 ственной агрессии против Египта не поддержала санкции
 большинства арабских государств против Англии и
 Франции. Правительство К. Шамуна отказалось разо¬
 рвать дипломатические и торговые отношения с Фран¬
 цией. Развернутая вслед за этим по всей стране анти¬
 коммунистическая кампания подготовила почву для
 официального признания правительством «доктрины Эй¬
 зенхауэра». Расширение торгово-экономических отно¬
 шений с Соединенными Штатами способствовало быст¬
 рому притоку американского капитала в Ливан. Бейрут¬
 ский порт постепенно стал превращаться в место стоянок
 кораблей шестого американского флота. Проимпериа-
 листический курс режима К. Шамуна, противоречащий
 национальным интересам, вызвал мощное движение про¬
 теста, в котором участвовали представители самых раз¬
 ных социальных слоев и групп населения страны. Недо¬
 вольство политикой режима К. Шамуна выражали ли¬
 деры различных политических партий, представители
 духовенства, интеллигенции и других социальных слоев.
 В ходе антиимпериалистических выступлений и движе¬
 ния протеста против политики К. Шамуна ряд полити¬
 ческих партий, группировок и организаций (группировки 109
Р. Караме, А. Яффи, X. Уэйни и др., Прогрессивно-со¬
 циалистическая партия, партия Конституционный блок,
 БААС) объединились в Национальный фронт. Лозунга¬
 ми фронта были: сближение с арабскими странами, по¬
 литика нейтралитета, ослабление империалистического
 вмешательства во внутренние дела Ливана, отказ от
 «доктрины Эйзенхауэра». Представители Национально¬
 го фронта категорически возражали против намерения
 К. Шамуна внести такие изменения в конституцию, ко¬
 торые позволили бы ему сохранить президентский пост
 на второй срок. Лидеры мусульманского духовенства и
 маронитской общины выступали против усиления аме¬
 риканского влияния в стране. Ливанские коммунисты высказались в поддержку
 программных лозунгов Национального фронта. В декла¬
 рации, с которой ЛКП выступила накануне парламент¬
 ских выборов в конце марта 1957 года, содержался при¬
 зыв к созданию «...в интересах родины тесного союза
 между всеми патриотическими силами и деятелями, не¬
 зависимо от их партийной принадлежности и политиче¬
 ских взглядов, а также безотносительно к различиям
 между ними по внутриполитическим вопросам, ради спа¬
 сения Ливана от опасности, которой его подвергают ли¬
 ца, находящиеся у власти» 65. Проимпериалистический курс режима К. Шамуна
 пользовался поддержкой национально-либеральной пар¬
 тии, партии «Катаиб» и ряда реакционных группировок.
 Обстановка ограничения демократических прав и сво¬
 бод, в которой проходили выборы, принесла сторонни¬
 кам К. Шамуна большинство мест в парламенте. Заяв¬
 ление же К. Шамуна о его твердом намерении остаться
 на второй президентский срок вызвало массовое недо¬
 вольство, предопределившее политический кризис в
 стране. После убийства 7 мая 1958 г. представителя нацио¬
 нально-патриотических сил Ливана редактора газеты
 «Телеграф» Насиба Метни обстановка в стране обостри¬
 лась еще больше. Оппозиция режиму К. Шамуна возло¬
 жила ответственность за убийство на правительство и
 призвала всех участников Национального фронта ко все¬
 общей забастовке, которая в течение короткого срока
 охватила главные города страны — Бейрут, Триполи,
 Сайду и др. После вооруженных столкновений с поли¬
 цией 9 мая в Триполи забастовка переросла в восста¬
 ние, которое быстро перекинулось на многие города и 11Q
районы Ливана. Восстание приняло народный характер,
 в нем участвовали представители не только мусульман¬
 ской, но и христианской общины. 12 мая восстание
 вспыхнуло в Бейруте. Восставшие подвергли обстрелу
 районы столицы, в которых укрылись члены правитель¬
 ства К. Шамуна и поддерживавшие его силы. Режим К. Шамуна, находившийся на грани падения,
 обратился за помощью к США. Вашингтон направил к
 берегам Ливана соединения шестого американского фло¬
 та, насчитывавшие в своем составе 74 боевых и вспомо¬
 гательных судна с 45 тыс. человек личного состава на
 борту. Одновременно США и Англия решили использо¬
 вать механизм Багдадского пакта. На состоявшемся
 17 мая 1958 г. в Багдаде совещании военной комиссии
 Багдадского пакта было решено оказать поддержку ре¬
 жиму К. Шамуна. Иракское правительство начало вер¬
 бовку «добровольцев» для отправки в Ливан и защиты
 его от «коммунистического проникновения». В мае —
 июне 1958 года руководство Ирака перебросило в Ливан
 на самолетах около тысячи иракских солдат и офицеров. Согласие иракского правительства увеличить мас¬
 штабы военной помощи режиму К. Шамуна и меро¬
 приятия, осуществлявшиеся в этой связи, ускорили ре¬
 волюционный взрыв в самом Ираке. Воинские части, го¬
 товившиеся для отправки в Иорданию с их последую¬
 щим использованием для интервенции в Ливане, повер¬
 нули оружие против монархического режима в собствен¬
 ной стране. «На рассвете 14 июля подразделения
 20-й бригады Арефа штурмовали королевский дворец.
 В течение нескольких часов все было кончено. «Черный
 режим» развалился от одного удара. Вся правящая вер¬
 хушка погибла: король Фейсал и его дядя, бывший ре¬
 гент Абдул Иллах, а также все остальные члены коро¬
 левской семьи были расстреляны на ступенях дворца.
 Нури Саид бежал, но спустя два дня был растерзан
 толпой на улице» 66. В результате совместных действий армии и народа
 власть в стране перешла в руки руководства революци¬
 ей, которое 14 июля провозгласило Ирак независимой
 республикой. Республиканская власть заявила о вернос¬
 ти Ирака принципам Устава ООН, решениям Бандунг¬
 ской конференции, о своем твердом намерении укреп¬
 лять связи с братскими арабскими странами и устано¬
 вить дипломатические и экономические отношения со
 странами Запада и Востока на принципах равенства, 111
взаимной выгоды и невмешательства во внутренние де¬
 ла других стран 67. На следующий день иракское руко¬
 водство заявило о выходе Ирака из Хашимитской араб¬
 ской федерации и об отказе от обязательств предыду¬
 щего режима по отношению к Ливану. Иракская революция, еще более изменившая соотно¬
 шение сил на Арабском Востоке в пользу национально-
 освободительного движения, поставила под удар как ин¬
 тересы антинародных режимов в отдельных арабских
 странах, так и интересы империалистических держав на
 Ближнем Востоке. Президент Ливана К. Шамун и ко¬
 роль Иордании Хусейн обратились к правительствам
 США и Англии с просьбой о помощи. Воспользовавшись
 этим обращением как предлогом для интервенции, Сое¬
 диненные Штаты начали 15 июля высадку своих войск
 в Ливане и довели их численность в течение нескольких
 дней до 20 тыс. Осуществив интервенционистскую акцию
 по отношению к Ливану, Соединенные Штаты «впер¬
 вые довели до конца использование механизма доктри¬
 ны Эйзенхауэра»68. Великобритания, предварительно
 согласовавшая свои действия с Соединенными Штатами,
 17 июля оккупировала Иорданию. Высадка американских войск вызвала среди нацио-
 нально-патриотических сил Ливана новую вспышку не¬
 довольства проимпериалистической политикой режима
 К. Шамуна. Национальный фронт повел решительную
 борьбу как против внутренней реакции, так и против
 американских интервентов. Коммунисты Ливана заявили
 о том, что ливанский народ «не сложит оружия и не
 прекратит борьбы до тех пор, пока не будет сформиро¬
 вано демократическое правительство, которое... откажет¬
 ся от доктрины Эйзенхауэра» 69. ЛКП требовала немед¬
 ленного прекращения американского вмешательства во
 внутренние дела страны. Солидарность с борьбой ливанского народа против
 американской интервенции выразили арабские страны, и
 в первую очередь ОАР. Большую поддержку народам Ливана, Иордании и
 других арабских стран, выступавших за немедленное
 прекращение вмешательства США и Англии в дела Ли¬
 вана и Иордании и за вывод всех войск, находящихся
 на территории этих стран, оказал Советский Союз. Вы¬
 ступая на общей дискуссии в ходе XIII сессии Генераль¬
 ной Ассамблеи ООН, министр иностранных дел СССР
 А. А. Громыко подчеркнул: «Немедленный вывод войск 112
США и Великобритании с Ближнего Востока — вот пер¬
 вое и непременное условие того, чтобы этот район пере¬
 стал быть дымящимся вулканом, который постоянно уг¬
 рожает залить лавой многие страны, а возможно и весь
 мир. Пока американские солдаты находятся в Ливане, а
 английские — в Иордании, мира на Ближнем Востоке
 нет и не будет, и было бы опасным заблуждаться на
 этот счет» 70. Осуждение интервенционистских акций США и Ве¬
 ликобритании социалистическими странами, арабскими
 государствами, многими демократическими обществен¬
 ными организациями в конечном счете вынудили Ва¬
 шингтон и Лондон отступить. 25 октября 1958 г. Соеди¬
 ненные Штаты завершили отвод своих войск с ливан¬
 ской территории, а 2 ноября закончилась эвакуация
 английских войск с территории Иордании. Официальный
 отказ ливанского правительства в декабре 1958 года от
 обязательств в связи с «доктриной Эйзенхауэра» подвел
 итог недолговечному существованию неоколониальной
 доктрины американского .интервенционизма на Ближнем
 Востоке, разделившей участь развалившегося Багдад¬
 ского пакта. Борьба демократических и национально-патриотиче¬
 ских сил арабских стран против империалистического
 вмешательства в их внутренние дела, а также против по¬
 пыток реакционных арабских режимов реставрировать в
 союзе с империализмом старые порядки увенчалась в
 конце 50-х годов значительными успехами. Эта борьба
 сыграла важную роль в утверждении во внешней поли¬
 тике ближневосточных государств принципов неприсое¬
 динения к военным блокам, антиимпериалистической со¬
 лидарности, расширения экономического и политическо¬
 го сотрудничества со странами социалистического
 содружества. После выхода в 1959 году республиканско¬
 го Ирака из Багдадского пакта окончательно провали¬
 лись усилия империалистических держав по созданию
 военного блока, который должен был объединить араб¬
 ские государства на антикоммунистической и антидемо¬
 кратической основе.
ГЛАВА III ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА АРАБСКИХ СТРАН
 В 60-е ГОДЫ Кувейтский вопрос В 50-е годы внешнеполитическая деятельность араб¬
 ских стран, направленная на отказ от участия в проим¬
 периалисгических военных блоках, а также против воен¬
 ного вмешательства западных держав в их внутренние
 дела, создала благоприятные условия для усиления
 борьбы за национальное освобождение стран региона,
 продолжавших оставаться в той или иной зависимости
 от колониальных держав. С начала 60-х годов в эту
 борьбу все активнее стали включаться народы Персид¬
 ского залива. Будучи ко времени окончания второй мировой войны
 одной из самых отсталых стран Арабского Востока, Ку¬
 вейт на рубеже 50—60-х годов превратился в крупный
 нефтедобывающий центр Ближнего и Среднего Востока.
 Если в 1946 году в Кувейте было добыто только 800 тыс. т
 сырой нефти, то в 1952 — уже 36,6 млн., в середине
 50-х годов — 54,8 млн. и в 1960 году — 69,5 млн. т1.
 Стремительный рост добычи нефти обусловил быстрое
 развитие нефтедобывающей промышленности и связан¬
 ных с ней отраслей экономики страны, ускорил форми¬
 рование рабочего класса. Представители рабочих, мест¬
 ной интеллигенции, нарождавшейся национальной бур¬
 жуазии и других слоев кувейтского общества, выступав¬
 ших против империализма и существования в Кувейте
 иностранных военных баз, объединились в 1954 году в 314
так называемый Национальный комитет сторонников
 мира. Созданная в этом же году Демократическая лига
 Кувейта выступила с требованием созыва учредитель¬
 ного совета для выработки конституции, прекращения
 вмешательства Англии и США во внутренние дела стра¬
 ны, ликвидации британского протектората. При всем различии взглядов на будущее Кувейта
 среди различных социальных групп, участвовавших в
 движении национального освобождения, их объединяло
 стремление к ликвидации в Кувейте статуса британско¬
 го протектората. Чтобы избежать полной потери своих
 позиций в Кувейте, Англия была вынуждена пойти на
 частичные уступки. Так, в 1958 году Кувейту было пре¬
 доставлено право участия в работе некоторых между¬
 народных организаций. В январе 1960 года английская
 администрация разрешила Кувейту открыть свои пред¬
 ставительства в некоторых арабских странах. В апреле
 этого же года Кувейту, оставшемуся в так называемой
 стерлинговой зоне, был разрешен выпуск собственных
 денежных знаков. В мае кувейтская администрация по¬
 лучила право юрисдикции над иностранцами, проживаю¬
 щими в Кувейте 2. Соглашаясь на уступки национально-освободитель¬
 ным силам Кувейта, Лондон одновременно принимал
 меры, которые должны были помешать дальнейшему
 ослаблению военно-политического влияния Англии в этой
 стране и на юге Аравии. С этой целью английские пра¬
 вящие круги активизировали свою деятельность по уч¬
 реждению федерации княжеств Аравийского полуостро¬
 ва, в которую были намерены включить и Кувейт. Одна¬
 ко этот план Англии, а также практические шаги по его
 осуществлению вызвали еще большее недовольство ку¬
 вейтской общественности, требовавшей предоставления
 независимости. Правящие круги Кувейта, стремясь ослабить давле¬
 ние антиимпериалистической оппозиции, вынуждены бы¬
 ли поставить перед Англией вопрос об отказе от догово¬
 ра 1899 года, регулировавшего неравноправные отноше¬
 ния двух сторон. В результате продолжительных
 переговоров обеим сторонам удалось 19 июня 1961 г.
 прийти к соглашению о прекращении действия договора
 1899 года как «устаревшего и несовместимого с суве¬
 ренитетом и независимостью Кувейта». Кувейт был объ¬
 явлен независимым государством. Это явилось большой
 победой антиимпериалистических сил и создавало бла¬ 115
гоприятные условия для участия страны в решении ре¬
 гиональных и международных проблем. 20 июня Кувейт
 обратился в Лигу арабских государств с просьбой о
 принятии его в эту организацию. Однако сразу же после завоевания независимости
 Кувейту пришлось столкнуться с трудностями, создавае¬
 мыми противниками его независимого развития. Англия,
 вынужденная согласиться с независимостью Кувейта,
 стремилась, однако, сохранить за собой возможность
 вмешиваться в дела этой страны. Правовой основой для
 этого должен был служить договор между правитель¬
 ствами Англии и Кувейта от 26 июня 1961 г., который
 предусматривал «поддержание отношений между двумя
 странами в духе тесной дружбы», «проведение консуль¬
 таций между правительствами по вопросам, затраги¬
 вающим интересы друг друга», а также готовность Анг¬
 лии «прийти на помощь Кувейту в случае, если его пра¬
 вительство попросит о такой помощи» 3. Великобритании
 нужен был только повод, чтобы, основываясь на указан¬
 ных положениях договора, привести в действие свой во-
 енно-политическин механизм вмешательства в дела Ку¬
 вейта. И такой повод представился уже при подписании
 договора. Ирак, имеющий общую границу с Кувейтом, отказал¬
 ся признать суверенитет этой страны. В официальном
 заявлении правительства А. К. Касема от 26 июня 1961 г.
 говорилось о «наследственном праве» Ирака на Кувейт,
 основанном на том, что еще во времена Османской им¬
 перии Кувейт административно являлся частью Басрско-
 го вилайета 4. В специальном меморандуме от 28 июня,
 направленном иракским правительством в ЛАГ, Ирак
 привел аргументы в пользу своих притязаний на Кувейт
 и категорически возражал против рассмотрения вопроса
 о приеме Кувейта в Лигу арабских государств в качест¬
 ве суверенного государства. В ответ на заявление ирак¬
 ского руководства правительство Кувейта ввело в стра¬
 не чрезвычайное положение и обратилось за помощью к
 ООН и Англии. Великобритания, получившая повод для вмешатель¬
 ства, заявила об отсрочке вывода английских войск и
 судов ВМФ Англии из порта Эль-Кувейт. Командование
 английских военно-морских сил в Персидском заливе
 получило ириказ Лондона быть готовым «для оказания
 помощи Кувейту». 1 июля в Кувейт стали прибывать
 дополнительные контингенты английских войск. 116
Таким образом, ирако-кувейтский конфликт относи¬
 тельно самостоятельности и независимости кувейтского
 государства послужил поводом для усиления Англией
 своего военно-политического присутствия в Кувейте, что
 в конечном счете ограничивало те суверенные права Ку¬
 вейта, с которыми Лондон согласился 19 июня 1961 г.
 В свою очередь, действия Англии явились причиной воз¬
 никновения так называемого кувейтского вопроса, гро¬
 зившего перерасти в более широкий конфликт с вовле¬
 чением в него стран Ближнего Востока, а также госу¬
 дарств Запада. Реакция арабских стран и западных государств на
 события, связанные с Кувейтом, отражала их позицию
 но вопросу о предоставлении Кувейту независимости, а
 также о возможности империалистического вмешатель¬
 ства в дела Ближнего Востока. Правительство ОАР в
 официальном заявлении 28 июня 1961 г. призвало араб¬
 ские страны исходить из интересов арабского единства,
 а не пытаться решать спорные вопросы сегодняшнего дня
 ссылками на конвенции и договоры, заключенные араба¬
 ми или чужеземцами в далеком прошлом. Король Сау¬
 довской Аравии назвал притязания Ирака «странными
 и вызывающими сожаление». Посол Саудовской Аравии
 в Багдаде заявил иракскому правительству, что любая
 агрессия против Кувейта со стороны Ирака будет рас¬
 сматриваться как агрессия против Саудовской Аравии.
 С согласия кувейтского правителя Саудовская Аравия
 начала 1 июля вводить контингенты своих войск на тер¬
 риторию Кувейта. Английское правительство, ссылаясь на положения
 договора от 26 июня 1961 г., оправдывало свои действия
 необходимостью предотвращения угрозы суверенитету
 Кувейта со стороны Ирака, ставшей, по утверждениям
 английской стороны, особенно реальной после того, как
 Ирак стал концентрировать войска вдоль границы с Ку¬
 вейтом. Противоречия между сторонниками и противниками
 независимости Кувейта с особой остротой проявились
 в начале июля во время обсуждения кувейтского вопро¬
 са в Совете Безопасности ООН. Представитель Англии
 пытался убедить участников обсуждения, что английские
 войска покинут территорию Кувейта лишь тогда, когда
 «правитель (этой страны. — Авт.) сочтет, что угроза
 независимости Кувейта перестала существовать» 5. Формальная позиция Англии в кувейтском вопросе 117
нашла свое выражение в проекте резолюции, который
 английский представитель 7 июля 1961 г. внес на рас¬
 смотрение Совета Безопасности. В заключительной час¬
 ти английского проекта предлагалось «...призвать все
 страны уважать независимость и территориальную це¬
 лостность Кувейта, побуждать всех заинтересованных к
 сотрудничеству в деле сохранения мира и спокойствия
 в районе, внимательно наблюдать за происходящими
 событиями» 6. Однако в проекте ничего не говорилось о
 выводе британских войск из страны. Делегация OÂP выступила за предоставление неза¬
 висимости Кувейту на основе самоопределения и выра¬
 зила уверенность в том, что разногласия между двумя
 арабскими странами могут быть урегулированы «в рам¬
 ках Лиги арабских государств и в соответствии с араб¬
 скими принципами и традициями». Основное требование
 представителей ОАР сводилось «к немедленному выводу
 с арабской территории всех иностранных войск, чье при¬
 сутствие неприемлемо для арабского мира». Поэтому,
 «руководствуясь стремлением помочь двум братским
 странам — Кувейту и Ираку в разрешении их трудно¬
 стей», ОАР предложила Совету Безопасности свой проект
 резолюции, который содержал призыв к разрешению
 вопроса мирными средствами и немедленному выводу
 британских войск из Кувейта7. Советский Союз поддержал предложение египетской
 делегации и высказался против английского проекта
 резолюции как отвечающего целям сохранения британ¬
 ского военного присутствия в Кувейте. Результаты голосования в Совете Безопасности ООН
 показали, что ни один из проектов, в силу выявившихся
 разногласий, не может собрать необходимое число голо¬
 сов. В создавшейся ситуации председательствующий об¬
 ратился ко всем заинтересованным сторонам «воздер¬
 жаться от любых действий, могущих осложнить обста¬
 новку». Лига арабских государств сыграла важную роль в
 отстаивании права Кувейта на независимость. 20 июля
 1961 г. Совет ЛАГ принял резолюцию о принятии Кувей¬
 та в состав этой организации и оказании содействия в
 том, что касалось вступления Кувейта в ООН. Кроме то¬
 го, Совет Лиги призвал правительство Кувейта «принять
 все необходимые меры для скорейшего вывода с терри¬
 тории страны английских войск», а правительство Ира¬
 ка — «не прибегать к силе для осуществления аннексии 118
Кувейта». Вместе с тем Совет Лиги обратился ко всем
 арабским странам «оказать эффективное содействие в
 деле сохранения независимости Кувейта» и обязал гене¬
 рального секретаря ЛАГ «принять все необходимые ме¬
 ры для выполнения настоящей резолюции» 8. Представители ЛАГ посетили Кувейт и на месте оз¬
 накомились с обстановкой. Для обеспечения суверените¬
 та Кувейта от посягательств извне общеарабская орга¬
 низация в августе 1961 года приняла решение о создании
 арабских объединенных сил безопасности и введении
 их на территорию Кувейта. В состав этих объединенных
 сил вошли подразделения Саудовской Аравии, Судана,
 ОАР и Иордании. Командующим объединенными сила¬
 ми был назначен саудовский генерал Абдаллах аль-Иса
 как представитель страны, воинский контингент которой
 ло численности превышал все остальные. Правовой ос¬
 новой для создания объединенных сил, статуса их пре¬
 бывания на территории Кувейта, материального обеспе¬
 чения, а также сроков окончания их функций послужили
 соглашения между ЛАГ и Кувейтом, с одной стороны,
 Лигой и странами, .направлявшими контингенты войск в
 Кувейт, с другой. Ввод арабских объединенных сил на
 территорию Кувейта был осуществлен с 10 сентября по
 3 октября 1961 г. Решения ЛАГ по обеспечению суверенитета Кувейта
 н практические меры, предпринятые в этом направле¬
 нии, послужили основанием для официального обраще¬
 ния правителя Кувейта к Англии с просьбой о выводе
 ее войск с кувейтской территории. В создавшихся усло¬
 виях Англии ничего не оставалось, как начать отвод
 своих войск. В течение декабря 1961 года свой контингент из со¬
 става объединенных сил ЛАГ в Кувейте вывело прави¬
 тельство ОАР, в январе 1963 года то же самое сделали
 Саудовская Аравия и Иордания. Пребывание в Кувейте
 суданских подразделений, выполнявших главным обра¬
 зом контрольно-наблюдательные функции на ирако-ку-
 вейтской границе, стало излишним после прихода к влас¬
 ти в Ираке правительства Бакра, согласившегося при¬
 знать независимость Кувейта, и они были также выведе¬
 ны из Кувейта. Принятие Кувейта в 1963 году в ООН явилось при¬
 знанием его независимости международным сообще¬
 ством. Приобретение Кувейтом независимости открыло пе¬ 119
ред страной перспективу активного участия в политиче¬
 ской и экономической жизни как на региональном, так
 и на международном уровне. Будучи членом ЛАГ, Ку¬
 вейт выступал посредником в разрешении конфликта в
 Йемене, в урегулировании положения в Южной Аравии.
 Кувейтское руководство предприняло ряд мер для нор¬
 мализации отношений с соседними государствами, в
 частности в вопросе установления границ континенталь¬
 ного шельфа в Персидском заливе. Участие Кувейта с
 1964 года в движении неприсоединения способствовало
 расширению его экономических и политических связей
 со странами Азии и Африки. В 1966 году кувейтское
 правительство стало увеличивать экономическую по¬
 мощь развивающимся странам. Стоимость объектов,
 строительство которых в 15 странах финансировал Ку¬
 вейт только в 1966 году, составляла около 1 млрд. долл.
 В том же году правительство Кувейта приняло решение
 об увеличении капитала кувейтского Фонда экономиче¬
 ского развития арабских стран со 100 до 250 млн. ди¬
 наров. Действия ЛАГ по предотвращению иностранного во¬
 енного вмешательства в дела Кувейта продемонстриро¬
 вали возросший уровень арабской солидарности. Если
 во второй половине 50-х годов антиимпериалистическая
 направленность внешней политики арабских государств
 сделала возможной согласованность действий между
 отдельными арабскими государствами, то борьба за пре¬
 кращение военного присутствия Великобритании в Ку¬
 вейте стала общим делом арабского мира. Несомненно, что в практических действиях отдельных
 арабских стран, выступавших за совместные акции ара¬
 бов в рамках ЛАГ в целях защиты суверенитета Кувей¬
 та, нашли отражение особые интересы правивших в них
 режимов. Саудовская Аравия, например, уже 1 июля 1961 г., то есть еще до принятия Лигой соответствующе¬
 го решения об оказании коллективной помощи Кувейту,
 ввела на территорию этой страны свои воинские под¬
 разделения. В данном случае действиями Саудовской
 Аравии руководила, наряду с прочими важными факто¬
 рами, монархическая солидарность с правящей в Кувей¬
 те династией. Поэтому в той степени, в какой коллек¬
 тивные усилия арабских стран соответствовали интере¬
 сам Саудовской Аравии в получении Кувейтом независи¬
 мости при сохранении в нем монархического режима,
 она готова была их поддерживать. 120
В тех случаях, когда солидарность арабских стран
 с борьбой за независимость народов, находившихся под
 колониальным гнетом, вступала в противоречие с мо¬
 нархическими установками Саудовской Аравии, она, учи¬
 тывая соотношение сил в регионе, а также собственные
 возможности, из противника неоколонизаторов могла
 становиться их союзником. Наиболее наглядным приме¬
 ром в этом плане были действия и политика Саудовской
 Аравии в отношении Северного Йемена после установ¬
 ления в стране республиканского режима. Отношение арабских стран к революции
 1962 года в Йемене В результате антимонархических революционных со¬
 бытий в Йемене 26 сентября 1962 г. была провозглашена
 Йеменская Арабская Республика. В стране были соз¬
 даны органы республиканской власти в составе Совета
 революционного командования, Президентского совета
 и Совета министров. В руководящие органы йеменской
 Арабской Республики вошли представители всех сил,
 находившихся в оппозиции к прежнему режиму: «сво¬
 бодные офицеры», часть торговой буржуазии, связанная
 с эмиграцией, политические группировки, выступавшие
 против монархии, а также политические эмигранты. Руководство революцией, взявшее власть в свои ру¬
 ки, обратилось к йеменскому населению с «Манифестом 26 сентября 1962 г.», в котором провозглашалась лик¬
 видация абсолютистской единоличной власти, иностран¬
 ного влияния в Йемене и монархической формы правле¬
 ния страной. Новая власть декларировала «установле¬
 ние республиканского демократического исламского ре¬
 жима на основе социальной справедливости в рамках
 единого государства, выражающего волю народа и осу¬
 ществляющего его требования» 9. Во внешнеполитической части манифеста представи¬
 тели новой власти подтверждали свою приверженность
 «арабскому национализму» и объявляли конечной целью
 своей политики «создание единого арабского государст¬
 ва, основанного на народных, демократических принци¬
 пах». Новая республиканская власть заявила о своей
 солидарности со всеми арабскими странами, решимости
 содействовать укреплению Лиги арабских государств,
 установить и расширять экономические отношения со 121
всеми без исключения странами мира, в первую очередь
 с освободившимися странами. Манифест подтверждал
 приверженность ИАР политике неприсоединения, прин¬
 ципу невмешательства во внутренние дела других стран,
 готовность выполнять требования Устава ООН, поддер¬
 живать дружеские отношения со всеми государствами,
 признающими свободу и независимость ИАР 10. 2 октября Совет революционного командования
 (СРК) официально информировал глав аккредитован¬
 ных в Йемене дипломатических миссий о свержении мо*
 нархии и обратился к ним с просьбой о признании рес¬
 публиканского режима, заявив о готовности соблюдать
 все подписанные ранее соглашения с иностранными го¬
 сударствами. (До революции 1962 г. Йемен имел дипло¬
 матические отношения с членами Лиги арабских госу¬
 дарств, а также с Советским Союзом, КНР, США, Анг¬
 лией, Италией и Эфиопией.): ОАР была первой арабской страной, заявившей
 (29 сентября) о дипломатическом признании республи¬
 канского режима в Йемене. Вслед за ОАР Йеменскую
 Арабскую Республику признали Ирак, Сирия, Ливан,
 Судан, Тунис, Алжир. Монархические режимы Марокко,
 Ливии и Кувейта воздержались от признания новой вла¬
 сти в Сане. Негативную позицию в отношении республи¬
 канского режима в Йемене заняли Саудовская Аравия
 и Иордания, которые вошли в официальные отношения
 с так называемым королевским правительством в из¬
 гнании. К концу 1962 года ЙАР признали более 30 госу¬
 дарств, в числе которых были все социалистические
 страны, а также Соединенные Штаты, ФРГ, Италия,
 Австралия, Канада,, Индия и др. Великобритания воздер¬
 жалась от признания ЙАР под надуманным предлогом,
 что республиканский режим «не располагает необходи¬
 мыми средствами для осуществления контроля над зна¬
 чительной частью территории страны» п. Дипломатические успехи в борьбе молодой республи¬
 ки за свое признание на международной арене нашли
 свое отражение в решении Генеральной Ассамблеи ООН,
 которая 20 декабря 1962 года утвердила абсолютным
 большинством голосов (73 — за, 4 — против, 23 — воз¬
 держались) верительные грамоты республиканского пра¬
 вительства, а не так называемого правительства в из¬
 гнании 12. Первые практические шаги новых органов власти бы¬ 122
ли направлены на сплочение йеменского народа для до¬
 стижения целей, провозглашенных революцией. Совет
 революционного командования Йемена старался учиты¬
 вать и использовать наличие традиционных религиозных
 и племенных институтов, игравших в условиях низко¬
 го уровня общественного развития Йемена чрезвычайно
 важную роль. С целью преодоления местничества, огра¬
 ничивавшего политические и практические возможности
 республиканского режима, временная конституция ЙАР
 большое внимание обращала на необходимость прекра¬
 щения вражды между зейдитами и шафиитами — двумя
 самыми крупными и влиятельными религиозно-племен-
 ными группами в жизни йеменского общества. В инте¬
 ресах объединения йеменской нации и укрепления рес¬
 публиканского режима СРК принял решение о создании
 единой йеменской армии вместо трех, существовавших
 при имамате. Как показало последующее развитие событий, пер¬
 вые решения новой власти и практические шаги по их
 осуществлению имели важное значение для упрочения
 завоеваний революции. Вместе с тем объективные усло¬
 вия, а также ряд субъективных факторов общественного
 развития ЙАР осложняли или ограничивали возможнос¬
 ти нового режима по эффективному решению вопросов,
 связанных с консолидацией йеменской нации. Этим не
 преминули воспользоваться противники республикан¬
 ской власти как в самом Йемене, так и за его преде¬
 лами. Сразу после революции республиканскую власть под¬
 держали в основном шафиитские районы страны, распо¬
 ложенные южнее условной линии между городами Ибб
 и Зейдия. В северных и северо-восточных районах стра¬
 ны о приверженности новому режиму заявили главным
 образом города, в которых находились воинские части,
 верные республиканцам. Представители традиционных
 политических сил в лице племенной знати, мусульман¬
 ских улемов, а также влиятельной прослойки сейидов
 занимали позицию выжидательного нейтралитета. Зейдитские племена Северного и Северо-Восточного
 Йемена, пользовавшиеся при монархическом режиме це¬
 лым рядом, привилегий, не спешили определять свое от¬
 ношение к республиканскому режиму. В соответствии с
 традициями зейдитские племена воспринимали йемен¬
 ских имамов как своих духовных предводителей, без¬
 грешных и неспособных совершать дела, «неугодные бо¬ 123
гу». Поэтому бегство свергнутого имама Мухаммеда от
 республиканских повстанцев, а затем его появление в
 Северном Йемене способствовали усилению среди зей-
 дитских племен оппозиционных и враждебных настрое¬
 ний к республиканскому режиму. Находясь на погранич¬
 ной с Саудовской Аравией территории Северного Йеме¬
 на, имам Мухаммед и его сторонники развернули орга¬
 низованную вооруженную борьбу против республикан¬
 ской власти. Важную роль в определении позиции пле¬
 мен на севере Йемена, ставших под знамена свергнутой
 династии, сыграла финансовая поддержка со стороны
 Саудовской Аравии. Крупные суммы денег, переданные
 шейхам племен как через йеменских монархистов, так
 и непосредственно эмиссарами Саудовской Аравии, об¬
 легчили свергнутому имаму возможность объединения
 вокруг себя внушительных сил зейдитских племен для
 организованной вооруженной борьбы за реставрацию
 монархии в Йемене. Деятельность контрреволюционных сил, которым Сау¬
 довская Аравия оказывала все возраставшую морально-
 политическую и финансовую помощь, вызвала негатив¬
 ную реакцию со стороны прогрессивных режимов араб¬
 ского мира. Уже 1 октября 1962 г. президент Г. А. На¬
 сер, отвечая на угрозы Саудовской Аравии и Иордании
 осуществить интервенцию для восстановления в Йемене
 принципа легитимизма, заявил, что ОАР будет противо¬
 действовать «любой иностранной интервенции в Йемен». Готовность ведущей страны арабского мира оказать
 помощь республиканскому режиму в борьбе против сто¬
 ронников восстановления в Йемене монархии имела
 важное значение для республиканской власти в Сане. 3 октября 1962 г. правительство ИАР в телеграмме на
 имя президента ОАР заявило о сохранении в силе До¬
 говора о совместной обороне и сотрудничестве от 21 ап¬
 реля 1956 г. и подтвердило свое намерение соблюдать
 положения этого договора. Об этом же заявило и пра¬
 вительство Г. А. Насера. С другой стороны, республиканское правительство
 Йемена предпринимало шаги в целях нормализации от¬
 ношений со своим северным соседом. Однако, несмотря
 на призывы правительства ИАР к Саудовской Аравии
 нормализовать двусторонние отношения на основе не¬
 вмешательства во внутренние дела друг друга, послед¬
 няя продолжала наращивать объем всесторонней по¬
 мощи йеменским контрреволюционерам. 124
Перед лицом усиления вмешательства в дела ЙАР
 внешних сил, создававших угрозу реставрации в стране
 монархического режима, правительство ОАР пришло на
 помощь республиканскому режиму Северного Йемена.
 Как следовало из сообщений египетской прессы, с пер¬
 вых чисел октября правительство Г. А. Насера стало
 направлять в ЙАР оружие, военную технику и подраз¬
 деления египетских войск. В первой половине октября
 численность египетского контингента составила 3 тыс.
 человек, а к февралю 1963 года возросла до 20 тыс. Ссылаясь на тот же самый договор от 21 апреля 1956 г., и Саудовская Аравия, со своей стороны, продол¬
 жала увеличивать помощь йеменской контрреволюции,
 группировавшейся вокруг свергнутой династии. 6 но¬
 ября 1962 г. саудовское руководство, обвинив Египет в
 якобы имевшем место вторжении его боевых самолетов
 в воздушное пространство Саудовской Аравии и даже в
 бомбардировке нескольких саудовских деревень, разо¬
 рвало дипломатические отношения с ОАР. Вместе с Саудовской Аравией активную помощь
 йеменской контрреволюции оказывала Иордания. Уже в
 начале октября 1962 года в Эр-Рияд прибыла иордан¬
 ская делегация для обсуждения вопросов, связанных с
 координацией военных, дипломатических и экономиче¬
 ских отношений между двумя странами и с созданием
 объединенного командования. В опубликованном 1 ок¬
 тября 1962 г. саудовско-иорданском коммюнике говори¬
 лось о проведении политики единства и сотрудничества
 в политической, военной и культурной областях. Спустя
 два дня после разрыва Эр-Риядом дипломатических от¬
 ношений с ОАР Саудовская Аравия и Иордания объ¬
 явили об установлении между двумя странами военного
 союза в рамках «соглашения о единстве». В ответ на наращивание двумя монархическими ре¬
 жимами военно-политических усилий в целях свержения
 республиканского строя в Йемене ОАР и ЙАР подписа¬
 ли 10 ноября договор о совместной обороне сроком на
 пять лет 13. Революция 1962 года в Йемене, а затем и граждан¬
 ская война, развязанная монархической контрреволюци¬
 ей, выявили наличие двух подходов к йеменским собы¬
 тиям со стороны арабских государств. Одной позиции
 придерживались прогрессивные арабские режимы во
 главе с ОАР, другой — монархические режимы Саудов¬
 ской Аравии и Иордании. 125
Активную помощь контрреволюции оказывали Англия
 и Соединенные Штаты, которых страшило революциони¬
 зирующее воздействие внутренних процессов в Йемене
 на ситуацию на Аравийском полуострове. Американские
 офицеры обучали отряды контрреволюционеров владе¬
 нию автоматическим оружием, а американские самолеты
 с военно-воздушной базы в Дахране осуществляли пере¬
 броску в Северный Йемен сторонников монархии, воору¬
 жения и техники 14. Два подхода со стороны арабских стран к революции
 в Йемене отражались и на деятельности ЛАГ в связи
 с йеменскими событиями. В конце сентября 1962 года, то есть вскоре после
 революции в Йемене, генеральный секретарь Лиги по¬
 лучил обращение от республиканского правительства с
 просьбой о созыве Совета ЛАГ для рассмотрения «во¬
 проса об агрессии против законного правительства
 ИАР». С подобной же просьбой обратилось и так назы¬
 ваемое йеменское правительство в изгнании. Ввиду раз¬
 ного подхода арабских стран к признанию ИАР, а так¬
 же «ввиду неопределенности обстановки внутри Йеме¬
 на» (как в официальных документах ЛАГ характеризо¬
 вались события в Йемене) большинство членов Лиги
 пришло к мнению «о нецелесообразности в этих условиях
 проводить заседание Совета Лиги». К концу марта 1963 года, когда состоялась 38-я оче¬
 редная сессия Совета Лиги, абсолютное большинство
 арабских стран признало Йеменскую Арабскую Рес¬
 публику. Учитывая это, участники сессии Совета Лиги,
 несмотря на возражения Саудовской Аравии, признали
 полномочия представителей ИАР и представительство
 республиканского правительства в ЛАГ. На очередной, 40-й сессии Совета Лиги, состоявшейся
 в сентябре 1963 года, представитель ИАР обратился в
 ЛАГ с просьбой оказать содействие в деле нормализа¬
 ции отношений между йеменской Арабской Республикой
 и отдельными государствами — членами Лиги, а также
 в «восстановлении экономической и социальной струк¬
 туры» ИАР. В ответ на это обращение Совет Лиги при¬
 нял 19 сентября резолюцию, которая призывала все
 арабские страны оказать ЙАР всяческую помощь и под¬
 держку, в том числе на международной арене. Резолю¬
 ция указывала на необходимость восстановления мира и
 стабильности на территории Йемена и нормализации от¬
 ношений между братскими арабскими странами 15. 126
Эта резолюция получила одобрение большинства
 участников заседания. Представитель Саудовской Ара¬
 вии воздержался от голосования, а представитель Иор¬
 дании высказался за нее в принципе, но отказывался
 называть Йемен республикой, поскольку его прави¬
 тельство не признало режим в Сане. Председателем Совета и генеральным секретарем
 ЛАГ была создана так называемая комиссия мира, ко¬
 торая совершила серию визитов в ЙАР, Иорданию и
 Саудовскую Аравию для того, чтобы «перекинуть мост
 дружбы» между конфликтующими сторонами. Предста¬
 вители трех названных арабских стран, которые встре¬
 чались с членами этой комиссии, заявляли о своей го¬
 товности содействовать восстановлению мира и стабиль¬
 ности на территории Йемена. Однако было очевидно, что
 Саудовская Аравия и Иордания с нормализацией обста¬
 новки в Йемене связывали свои собственные цели, ко¬
 торые ограничивали или исключали вовсе возможность
 достижения взаимоприемлемого компромисса. В этих
 условиях посреднические усилия «комиссии мира» не
 могли дать реальных результатов по установлению мира
 в Йемене и помешать резкому обострению обстановки в
 стране осенью 1963 года. По инициативе президента ОАР Г. А. Насера вопрос
 о положении в Йемене и об отношениях в связи с этим
 между арабскими странами стал предметом обсужде¬
 ния на совещании глав арабских государств, состояв¬
 шегося в январе 1964 года в Каире. В ходе дискуссий,
 возникших при обсуждении межарабских проблем, ко¬
 роль Саудовской Аравии выразил готовность прийти к
 взаимопониманию с йеменскими республиканцами. Од¬
 нако йемено-саудовские переговоры, состоявшиеся во
 время совещания, не дали желаемых результатов. Каж¬
 дая сторона отстаивала свои интересы и не желала идти
 на уступки. Они договорились лишь о том, чтобы про¬
 должить переговоры в будущем. Положительным для республиканского режима ре¬
 зультатом работы совещания в Каире явилось согласие
 Иордании признать ЙАР. Эволюция политической линии
 иорданского руководства в отношении республиканского
 режима в Йемене демонстрировала нечто большее, чем
 просто расхождение позиций с Саудовской Аравией в
 йеменском вопросе. Отход короля Хусейна от активного
 участия в военной интервенции против республиканского
 Йемена фактически сводил на нет значимость «соглаше¬ 127
ния о единстве», заключенного в 1962 году между
 Саудовской Аравией и Иорданией. Если учесть, что
 двустороннее иордано-саудовское соглашение, преду¬
 сматривавшее возможность присоединения к этому со¬
 глашению других арабских государств, могло бы быть
 основой консервативно-монархического объединения
 арабских стран вместо развалившейся Хашимитской
 арабской федерации и в противовес ОАР, то, следова¬
 тельно, терпела провал очередная объединительная ини¬
 циатива местной и империалистической реакции, на¬
 правленная против прогрессивного и демократического
 развития арабских стран. Общеарабские поиски политических путей разреше¬
 ния йеменского вопроса были продолжены во время со¬
 вещания глав арабских государств в сентябре 1965 года
 в Александрии. На состоявшихся переговорах между
 Г. А. Насером и наследником престола Саудовской Ара¬
 вии Фейсалом была достигнута договоренность о посред¬
 ничестве двух стран в урегулировании конфликта между
 йеменскими монархистами и республиканцами. В авгус¬
 те 1965 года Египет и Саудовская Аравия сделали еще
 один шаг в сторону урегулирования конфликта в Йеме¬
 не. 24 августа 1965 г. в Джидде между президентом
 Г. А. Насером и Фейсалом, ставшим к этому времени
 королем, было подписано соглашение по йеменскому во¬
 просу. Соглашение содержало ряд положений, выполне¬
 ние которых могло сыграть важную роль в деле норма¬
 лизации обстановки в Северном Йемене. Саудовская
 Аравия брала на себя обязательство о «немедленном
 прекращении всех действий, связанных с военной по¬
 мощью или использованием саудовской территории для
 действий против Йемена». В свою очередь, Египет дол¬
 жен был начать осуществление 23 ноября 1965 г. эва¬
 куации своих войск из ЙАР и завершить ее в течение
 10 последующих месяцев. Кроме того, соглашение пре¬
 дусматривало «немедленное прекращение вооруженных
 столкновений» в Йемене и создание смешанной саудов¬
 ско-египетской комиссии для контроля за выполнением
 этого положения 16. Вскоре после этого состоялась предусмотренная сау¬
 довско-египетским соглашением конференция представи¬
 телей республиканцев и монархистов Северного Йемена
 для обсуждения вопросов, связанных с будущим государ¬
 ственным устройством страны. Однако ни одна из конф¬
 ликтующих сторон не собиралась идти на уступки дру¬ 128
гой. Переговоры закончились безрезультатно, и военные
 действия возобновились. Военный конфликт в Йемене приобретал затяжной
 характер, чему в немалой степени способствовало вме¬
 шательство во внутренние дела этой страны Саудовской
 Лравии и империалистических держав, главным образом
 Соединенных Штатов и Англии. Саудовская Аравия рез¬
 ко увеличила размеры помощи, которую монархисты ис¬
 пользовали для приобретения военной техники и снаря¬
 жения у США и Англии. Вмешиваясь во внутрийеменские дела, империали¬
 стические державы, в первую очередь США, стремились
 измотать режим Саны и помешать ему превратиться в
 революционизирующую силу на юге Аравийского полу¬
 острова. Кроме того, конфликт отвлекал значительные
 материальные и людские ресурсы Египта, необходимые
 для углубления социально-экономических процессов
 внутри страны и ведения эффективной борьбы против
 экспансионистской политики Израиля. Обострение напряженности в Йемене и маневры Сау¬
 довской Аравии, стремившейся изменить соотношение
 сил в ИАР в пользу промонархических группировок,
 усилили центробежные тенденции в отношениях между
 арабскими странами. Правительства Туниса и Иорда¬
 нии, ранее признавшие республиканский режим в Север¬
 ном Йемене, заявили об отказе признавать ИАР. Гражданская война, охватившая Йемен, превращала
 эту страну в арену борьбы за выбор пути общественного
 развития. Республиканцы ЙАР, опиравшиеся на соли¬
 дарность и поддержку прогрессивных арабских режи¬
 мов, и в первую очередь ОАР, смогли отстоять завоева¬
 ния революции 1962 года и не допустить реставрации
 монархического режима. Однако действия сил монархи¬
 ческой контрреволюции, получавших большую помощь
 от Саудовской Аравии и империалистических кругов За¬
 пада, оказывали дестабилизирующее воздействие на об¬
 становку в йеменской Арабской Республике и осложня¬
 ли отношения между арабскими странами. Обострявшие¬
 ся в связи с йеменскими событиями противоречия между
 арабскими странами ослабляли единство арабского ми¬
 ра, ограничивали его возможности эффективно противо¬
 действовать проискам империализма и сионизма на
 Ближнем Востоке. 5—154 129
Палестинская проблема накануне израильской
 агрессии 1967 года Палестинская проблема была и остается ключевой
 в ближневосточном конфликте. Борьба арабского народа
 Палестины за свое право на самоопределение, нацио¬
 нальную независимость и суверенитет, за создание соб¬
 ственного государства имеет длительную историю. Как известно, война между Израилем и арабскими
 государствами в 1948—1949 годах не позволила выпол¬
 нить резолюцию 181 Генеральной Ассамблеи ООН о
 создании на территории бывшей подмандатной Палести¬
 ны двух государств — еврейского и арабского. В резуль¬
 тате оккупации Израилем территорий, которые в соот¬
 ветствии с этой резолюцией отходили к палестинскому
 государству, палестинские арабы оказались расколоты¬
 ми, разъединенными, а большая их часть изгнана за пре¬
 делы своей родины. «Первые годы после войны 1948—
 1949 годов характеризовались временным спадом осво¬
 бодительной борьбы палестинцев» 17. После Палестинской войны многие тысячи предста¬
 вителей арабского народа Палестины были вынуждены
 покинуть родные места и в качестве беженцев рассе¬
 литься в ряде арабских государств. К июню 1964 года
 общее число палестинских беженцев составило 1247 тыс.,
 а к середине 1967 года оно возросло до 1345 тыс.18 Рост числа палестинских беженцев явился результа¬
 том целенаправленного курса сионистского руководства
 Израиля на постепенное вытеснение арабского населе¬
 ния, который осуществлялся с помощью механизма во¬
 енно-административного управления, регулируемого по¬
 ложениями действовавшего в условиях военного времени
 чрезвычайного закона 1945 года и «закона о безопас¬
 ных зонах», принятого кнессетом в 1949 году. Это чрез¬
 вычайное законодательство дополнялось рядом других
 постановлений и законоположений, регулировавших в
 интересах израильских правящих кругов самые разные
 сферы общественной жизни населенных арабами райо¬
 нов. При этом следует иметь в виду, что если чрезвы¬
 чайное законодательство официально распространялось
 на территории, захваченные Израилем в ходе войны
 1948—1949 годов, то под действие законов, регламенти¬
 ровавших так называемые гражданские стороны жизни,
 подпадали как арабское меньшинство (около 12%) на¬
 селения той территории, которая решением ООН о раз¬ 130
деле Палестины выделялась для собственно Израиля,
 так и арабы территорий, присоединенных к Израилю в
 ходе Палестинской войны. К числу таких «универсаль¬
 ных» законов в первую очередь следует отнести законы
 об отсутствующих владельцах, о сроке давности, о при¬
 обретении земель в интересах населения и другие им по¬
 добные, которые создавали правовую основу для пере¬
 распределения земельных фондов по национальному
 признаку 19. Израильское законодательство, поставленное на служ¬
 бу экспансионизма и гегемонизма, гибко реагировало на
 изменения реальной действительности и в случае «не¬
 обходимости» быстро дополняло уже существовавшие
 законы новыми. Оккупационный режим лишал местное население
 элементарных прав и демократических свобод. До офи¬
 циальной отмены чрезвычайного законодательства в 1966 году арабское население, в первую очередь из чис¬
 ла проживавшего в так называемых зонах безопасности
 (в приграничной с Газой и Западным берегом Иордана
 полосе шириной 10 км)у имело крайне ограниченные воз¬
 можности передвижения. Жители «зон безопасности» не
 могли получить работу за пределами района прожива¬
 ния. Они обязаны были регулярно регистрироваться в
 полицейских участках. В случае возникновения «угрозы
 интересам национальной безопасности» Израиля их иму¬
 щество могло быть конфисковано, а они сами депорти¬
 рованы без объяснения причин 20. Израильские руково¬
 дители рассматривали систему военно-административно-
 го управления как «эффективный инструмент контроля
 за поведением и жизнью арабов на оккупированных тер¬
 риториях» 21. Несмотря на все переживаемые ими лишения, пале¬
 стинские беженцы, нашедшие временный приют в сосед¬
 них арабских государствах, не теряли надежду обрести
 вновь свою родину. «Самым примечательным обстоя¬
 тельством, которое характеризует духовное состояние бе¬
 женцев и которое влияет на политику ближневосточных
 государств,— сообщал в 1953 году генеральный комис¬
 сар Ближневосточного агентства ООН по организации
 работ (БАПОР), — является их стремление вернуться в
 страну» 22. В отчете этого агентства за 1965 год отмеча¬
 лось, что «в чувствах беженцев, о которых сообщалось в
 предыдущих докладах, ничего не изменилось. По их мне¬
 нию, их нация оказалась разрушенной, и в результате 5* 131
произвола население лишилось своих естественных прав.
 Их чаяния вернуться на родину... остаются неизмен¬
 ными» 23. Категорическое нежелание Израиля признавать резо¬
 люцию 194 и другие резолюции ООН, подтверждав¬
 шие право палестинских беженцев на возвращение до¬
 мой или получение компенсации за утраченную собст¬
 венность, усиливало решимость палестинских арабов
 бороться против их дискриминации сионистами Израиля.
 Таким образом, именно расистская и экспансионистская
 политика руководства Израиля, полностью игнорирую¬
 щая права и чаяния палестинских арабов, вызвала к
 жизни их сопротивление. Первые организации Палестинского движения сопро¬
 тивления стали возникать уже в 1947—1948 годах, ког¬
 да против сионистских террористических организаций
 (до создания государства Израиль) выступила группи¬
 ровка «Священная борьба». Независимо от нее действо¬
 вала другая группа — «Герои возвращения». С началоТй
 50-х годов стало складываться Движение арабских на¬
 ционалистов, в котором активное участие принимали па¬
 лестинские арабы. К середине 50-х годов возникли первые немногочис¬
 ленные группы палестинских партизан. Жестокие мето¬
 ды, практикуемые израильскими оккупационными влас¬
 тями, заставляли палестинских арабов браться за ору¬
 жие. Наглядным примером в этом плане является воз¬
 никновение и деятельность нелегальной организации
 «Аль-Ард» («Земля»). В 1952 году на захваченной Израилем территории,
 которая должна была отойти по решению ООН к араб¬
 скому государству, возникла Лига писателей. В эту ор¬
 ганизацию вошли представители патриотически настро¬
 енной интеллигенции из числа палестинских арабов,
 выступавших тогда только в защиту интересов арабско¬
 го меньшинства в Израиле. На базе Лиги писателей в 1957 году был создан Арабский фронт, вскоре переиме¬
 нованный в Демократический народный фронт. Новая
 организация стала издавать, хотя и нерегулярно, газе¬
 ту «Аль-Ард». На страницах этой газеты палестинские
 патриоты выступали за предоставление арабам, прожи¬
 вавшим в Израиле, равных с другими гражданами прав
 и демократических свобод. В 1958 году израильские-
 власти запретили деятельность организации, арестовали
 ее руководителей и закрыли газету. Оставшиеся на сво¬ 132
боде члены организации создали нелегальную организа¬
 цию «Аль-Ард», которая поставила своей целью воору¬
 женным путем «защищать и гарантировать свои закон¬
 ные права, в том числе на самоопределение» 24. В 1956 году, в период временной оккупации израиль¬
 скими войсками сектора Газа, на его территории воз¬
 никла организация «Движение за национальное осво¬
 бождение Палестины». Члены этой организации считали,
 что с помощью ООН нельзя решить палестинскую проб¬
 лему. По их убеждению, арабские страны были также
 не в состоянии эффективно помочь палестинским арабам
 в деле восстановления их законных прав, поскольку они
 сами являлись жертвами агрессии империалистических
 государств и Израиля. В этой связи «Движение за на¬
 циональное освобождение Палестины» выступало за то,
 чтобы дело разрешения палестинской проблемы пале¬
 стинские арабы взяли в свои руки. В 1958 году в Ливане был опубликован информаци¬
 онный бюллетень этой организации, озаглавленный «На¬
 ша Палестина». Он содержал программу организации,
 основной целью которой провозглашалась «борьба за
 освобождение родины с оружием в руках». В 1958 году
 местом нахождения руководства организации стал Ку¬
 вейт. В этом же году организация стала называться
 ФАТХ *. В 1962 году было создано военное крыло орга¬
 низации— «Аль-Асифа» («Буря»). Первую.успешную во¬
 оруженную операцию против израильских захватчиков
 «Аль-Асифа» провела 1 января 1965 г., и с тех пор эта
 дата считается днем рождения палестинской революции. До израильской агрессии 1967 года ФАТХ представ¬
 ляла собой небольшую, насчитывавшую несколько сот
 членов, нелегальную организацию. Росту политической активности палестинцев в конце
 50-х и начале 60-х годов способствовали те изменения
 в общественной жизни арабских стран, которые проис¬
 ходили после провала тройственной агрессии Англии,
 Франции и Израиля против Египта, краха «доктрины
 Эйзенхауэра», решительно отвергнутой абсолютным
 большинством арабских государств, и победы алжирско¬
 го народа в многолетней борьбе за независимость. Ус¬
 пехи арабских стран в борьбе против колонизаторов и
 происков империализма, в которой они опирались на под¬ * ФАТХ — арабская аббревиатура полного названия организации
 «Движение за национальное освобождение Палестины». 133
держку Советского Союза, других социалистических
 стран, прогрессивных сил Арабского Востока и всего
 мира, ускорили рост национального самосознания ара¬
 бов и палестинцев как их неотъемлемой части. Арабский
 народ Палестины и его политические лидеры не могли
 в этих условиях не прийти к выводу «о необходимости
 самостоятельного организационного оформления пале¬
 стинского национально-освободительного движения, о
 важности выдвижения таких политических лозунгов, ко¬
 торые, будучи по своему характеру отражением обще¬
 арабской борьбы против империализма и внутренней
 реакции, вместе с тем отстаивали бы национальные ин¬
 тересы палестинского народа» 25. Усилению борьбы арабского народа Палестины за
 восстановление своих прав способствовали и изменения
 в подходе к палестинской проблеме со стороны арабских
 стран. После Палестинской войны 1948—1949 годов боль¬
 шинство палестинских беженцев осело в Иордании и в
 секторе Газа, перешедшем под административный конт¬
 роль Египта. Несколько сот тысяч поселились в Ливане
 и Сирии, часть беженцев оказалась в Ираке. К июню
 1964 года из общего числа беженцев (1247 тыс.) в Иор¬
 дании проживало 671 тыс., в секторе Газа — 289 тыс., в
 Ливане—155 тыс., в Сирии—131 тыс.26 Накануне
 израильской агрессии 1967 года количество беженцев в
 названных странах еще больше увеличилось. В Иорда¬
 нии их стало 723 тыс., в Газе — 316 тыс., в Ливане —
 160 тыс., в Сирии — 145 тыс.27 Части беженцев удалось раствориться в общей массе
 населения принявших их стран. Так, в Ираке и Египте
 в 1967 году уже не было официально зарегистрирован¬
 ных беженцев, хотя после войны 1948 года в каждой из
 этих стран их насчитывалось по нескольку тысяч. Одна¬
 ко подавляющая масса беженцев влачила жалкое су¬
 ществование в палаточных лагерях, Главным источником
 существования для многих семей, находившихся в таких
 лагерях, были скудные выделяемые БАПОР пайки, ко¬
 торых едва хватало только на то, чтобы не умереть с
 голоду. Несмотря на постоянные лишения и нужду, палестин¬
 ские беженцы решительно отвергали планы израильско¬
 го руководства и поддерживавших их в этом западных
 держав, направленные на то, чтобы палестинские бежен¬
 цы остались на территориях приютивших их стран на по¬ 134
стоянной основе. По ряду политических и социально-
 экономических причин такой способ разрешения пале¬
 стинской проблемы был неприемлем и для государств,
 на территории которых оказались палестинские бежен¬
 цы, и для самих беженцев. В случае согласия арабской
 стороны с этими планами возникал выгодный для Изра¬
 иля, как и для любого другою агрессора, и опасный для
 арабских государств — жертв агрессии международно¬
 правовой прецедент. Главное же — закрывался вопрос
 об осуществлении неотъемлемых прав целого народа —
 арабского народа Палестины. Судьба палестинских арабов, лишившихся в резуль¬
 тате израильской агрессии своей родины, не могла ос¬
 тавлять равнодушными арабские страны, особенно в ус¬
 ловиях, когда руководство Израиля откровенно заявля¬
 ло о своем стремлении к созданию «Великого Израиля».
 Претензии сионистов на арабские территории неодно¬
 кратно являлись предметом обсуждения в ООН. В ряде
 резолюций Организация Объединенных Наций осудила
 политические установки . израильского руководства на
 продолжение политики экспансионизма 28. Агрессивные акции израильских сионистов против
 соседних арабских стран, в частности военные операции
 против египетского военного лагеря в Газе, резко уси¬
 лили антиизраильские настроения в арабском мире. Со¬
 юз Израиля с Англией и Францией, отчетливо проявив¬
 ший свою неоколониалистскую сущность в тройственной
 агрессии, явился «последним толчком для радикализа¬
 ции арабов» 29. Израильский экспансионизм с середины
 50-х годов стал представлять реальную опасность непо¬
 средственно для самих арабских государств. Как отме¬
 чал в мае 1956 года Г. А. Насер, «заговор против араб¬
 ской нации привел к потере Палестины, а теперь плетут¬
 ся заговоры против арабских стран» 30. В конкретно-исторических условиях борьбы арабских
 стран против израильского экспансионизма и агрессий
 со стороны империалистических держав палестинская
 проблема превратилась в составной элемент межараб¬
 ской политики. Борьба за ее справедливое решение ста¬
 ла частью борьбы за обеспечение независимости и суве¬
 ренитета арабских стран. Поскольку в этот период в
 авангарде национально-освободительного движения на
 Ближнем Востоке шел Египет, палестинская проблема
 нашла наиболее отчетливое отражение в его внешней
 политике. 135
ОАР была первой арабской страной, которая весной
 1959 года вынесла на рассмотрение ЛАГ вопрос о соз¬
 дании органа, выражающего интересы палестинских ара¬
 бов. В этой связи каирская пресса писала о необходи¬
 мости «признания палестинцев и принадлежащих им.
 естественных прав на самостоятельность» 31. После мно¬
 гочисленных обсуждений палестинского вопроса было
 решено создать специальную комиссию ЛАГ в составе 5 человек для разработки плана разрешения палестин¬
 ской проблемы. Участники обсуждения пришли к едино¬
 душному мнению о том, что «возвращение палестинцев
 на свою родину является первоочередным условием лю¬
 бого решения ближневосточного конфликта» 32. Что же
 касается практических действий в палестинском вопро¬
 се, то каждый из членов Лиги предпочитал следовать
 собственным курсом. В июне 1959 года в Египте была создана специаль¬
 ная комиссия, которой надлежало «разработать основ¬
 ные направления активной политики по палестинской
 проблеме». В соответствии с предложенным комиссией
 планом в Газе, находившейся после войны 1948—1949 го¬
 дов под административным контролем Египта, были
 созданы органы палестинского самоуправления. Вскоре
 после этого по инициативе . правительства ОАР было
 провозглашено создание Палестинского национального
 союза, основная задача которого заключалась в том,
 чтобы «мобилизовать палестинцев для освобождения
 Палестины». С конца 50 — начала 60-х годов правительства ОАР
 и Ирака стали предпринимать попытки создания воен¬
 ных формирований из числа палестинцев, проживавших
 в Египте, в районе Газы и в Ираке. Ирак имел свою собственную «палестинскую про¬
 грамму». Иракское правительство Касема, исходя из то¬
 го, что, по его убеждению, права на Палестину были
 «незаконно узурпированы», выдвигало требования созда¬
 ния Палестинской республики, в которую первоначально
 должны были войти Газа и Западный берег, а затем
 и «освобожденная от израильского гнета оставшаяся
 часть Палестины» 33. Планы и практические действия арабских государств,
 направленные на решение палестинской проблемы, на¬
 талкивались на противодействие иорданских национали¬
 стических групп в той мере, в какой они противоречили их
 классово обусловленным политическим устремлениям34. 136
Многочисленные проекты решения палестинской пробле¬
 мы, выдвигавшиеся в первой половине 60-х годов араб¬
 скими государствами, отражали различия в их подходе
 к этому вопросу35. Они определялись комплексом факто¬
 ров: сказывались особенности социально-политической
 ориентации режимов, борьба за лидерство в арабском
 мире, конкретная роль, которую играла та или иная
 арабская страна в противодействии израильской агрес¬
 сивной политике. Вместе с тем в целом отношение арабов
 к палестинской проблеме, безусловно, свидетельствовало
 об их серьезной озабоченности судьбой палестинцев,
 ставших первыми на Арабском Востоке жертвами изра¬
 ильского экспансионизма. Планы разрешения палестинской проблемы были
 предметом обсуждения на совещании глав арабских
 государств в январе 1964 года в Каире, в результате
 которого было принято решение предоставить организа¬
 ции Палестинское единство, созданной незадолго до это¬
 го, статус «представителя палестинского народа» и наде¬
 лить ее функциями «политической и военной организа¬
 ции», с тем чтобы она смогла «взять на себя ответствен¬
 ность за освобождение Палестины». Кроме того,
 участники совещания в верхах приняли решение о соз¬
 дании специального фонда, средства которого предназна¬
 чались на формирование Армии освобождения Палести¬
 ны (АОП) 36. Растущие усилия арабских стран по разрешению па¬
 лестинской проблемы благоприятствовали развитию на¬
 ционально-освободительного движения самого палестин¬
 ского народа. В конце мая 1964 года в арабском секто¬
 ре Иерусалима состоялась первая сессия Национального
 совета Палестины, в которой участвовали представители
 палестинцев из Иордании, Сирии, Ливана, Ирака, эми¬
 ратов Персидского залива и сектора Газа. Совет принял
 решение о создании Организации освобождения Пале-
 стины (ООП) и утвердил Национальную хартию. Хар¬
 тия (ст. 4) объявляла всех палестинцев членами ООП, а
 палестинский народ — ее основой. В статье 26 хартии
 признавалась ответственность Организации освобожде¬
 ния Палестины за освободительное движение палестин¬
 ского народа. Национальный совет Палестины принял
 также решение о создании АОП 37. Конференция глав арабских государств, состоявшая¬
 ся в сентябре 1964 года в Александрии, официально при¬
 знала ООП «как основу палестинского сообщества». 137
По словам президента Г. А. Насера, создание ООП
 «явилось самым эффективным результатом в деятель¬
 ности арабских конференций на высшем уровне». Организация освобождения Палестины стала участ¬
 вовать в работе Лиги арабских государств. В отдельных
 арабских и развивающихся странах — в Египте, Ираке,
 Сирии, Ливане, Индии и др., наиболее активно поддер¬
 живавших палестинцев, были открыты представительст¬
 ва ООП. Во исполнение решений первой сессии Националь¬
 ного совета Палестины и совещаний арабских госу¬
 дарств на высшем уровне одновременно в Египте, Сирии
 и Ираке началось формирование Армии освобождения
 Палестины. В течение 1965 года были созданы три бри¬
 гады общей численностью около 12 тыс. человек. Создание ООП ознаменовало новый этап в развитии
 Палестинского движения сопротивления (ПДС), кото¬
 рый характеризовался тенденцией к сплочению сил
 ПДС, постепенной выработкой руководством Органи¬
 зации освобождения Палестины собственных курса и
 программы действий, направленных на разрешение па¬
 лестинской проблемы. Оно способствовало повышению
 значения палестинской проблемы «не только как одного
 из определяющих аспектов всей проблемы ближневос¬
 точного урегулирования, но и как революционизирую¬
 щего момента для всего арабского национально-освобо¬
 дительного движения». Борьбе палестинского народа за восстановление сво¬
 их прав благоприятствовало то, что более активные
 усилия по разрешению палестинской проблемы стали
 предпринимать страны Азии и Африки. Это было обу¬
 словлено рядом обстоятельств. В результате сложного
 процесса взаимодействия политических, социальных,
 демографических и прочих факторов палестинские бе¬
 женцы оказались в самых разных странах Азии и Аф¬
 рики. По данным Экономического и социального совета
 ООН, «сотни палестинцев, зарегистрированных в качест¬
 ве беженцев.., работали во всех арабских государствах
 от Средиземного моря до Индийского океана». Из дан¬
 ных, которые приводит палестинский исследователь
 Ильяс Хури, следует, что уже в 1961 году сотни и тыся¬
 чи выходцев только с Западного берега реки Иордан
 находились также в неарабской Азии и неарабской Аф¬
 рике. Участие палестинцев в политической и социально-
 экономической жизни новых стран их пребывания опре¬ 138
деленным образом сказывалось на формировании об¬
 щественного мнения в этих странах и соответственно на
 их отношении к палестинской проблеме. Борьба палестинского народа за восстановление сво¬
 их прав и борьба народов стран Азии и Африки против
 колониальных и неоколониальных форм отношений вза¬
 имно дополняли друг друга. В условиях усиления объ¬
 единительных тенденций на региональной или межреги¬
 ональной основе в процессе борьбы стран Азии и Афри¬
 ки против колониализма и империализма требования о
 справедливом решении палестинской проблемы станови¬
 лись составным компонентом политических программ на¬
 циональных движений за независимость. «Накануне
 египетской революции, — пишет палестинский исследо¬
 ватель Анис Сайег, — «азиатский блок» арабских госу¬
 дарств оказался вовлеченным в палестинскую пробле¬
 му в большей степени, чем африканский континент»38.
 Уже на I конференции независимых афро-азиатских го¬
 сударств в Аккре (апрель 1958 г.) ее участники обрати¬
 лись с призывом ко всему миру добиваться справедли¬
 вого решения вопроса о Палестине. Конференция Орга¬
 низации солидарности народов Азии и Африки
 (ОСНАА), состоявшаяся в Конакри в апреле 1960 года,
 охарактеризовала Израиль как государство, которое
 «проводит экспансионистскую империалистическую по¬
 литику неоколониализма»39. Конференция этой органи¬
 зации в 1964 году приняла решение о создании специ¬
 ального Комитета борьбы палестинского народа. В ра¬
 боте этого комитета активное участие принимала ООП. С начала 60-х годов палестинская проблема стала
 находить свое отражение в документах движения не¬
 присоединения. На конференции неприсоединившихся
 стран в Белграде в 1961 году была принята декларация,
 в которой осуждалась политика империализма на
 Ближнем Востоке. Участники конференции высказались
 в пользу «полного восстановления арабского народа
 Палестины во всех его правах, согласно положениям
 Устава и резолюциям ООН»40. На II конференции не¬
 присоединившихся стран (Каир, 5—10 октября 1964 г.)
 была принята Программа мира и международного со¬
 трудничества, в которой участники конференции не
 только выразили поддержку «полного претворения в
 жизнь всех прав арабского народа Палестины на свою
 родину и его неотъемлемого права на самоопределе¬
 ние», но и заявили «об оказании всемерной поддержки 139
арабскому народу Палестины в его освободительной
 борьбе против колониализма и расизма»41. Что касается Советского Союза, то его отношение к
 палестинской проблеме являлось логическим и последо¬
 вательным продолжением принципиального курса, на¬
 правленного на ее мирное и всеобъемлющее урегулиро¬
 вание, которое рассматривалось в тесной связи с необ¬
 ходимостью установления прочного и длительного мира
 на Ближнем Востоке. Так, еще в апреле 1955 года пра¬
 вительство СССР выступило с инициативами по вопро¬
 су мирного урегулирования палестинской проблемы на
 взаимоприемлемой основе, учитывавшей необходимость
 справедливого удовлетворения национальных интересов
 всех заинтересованных сторон42. В феврале 1957 года Советский Союз предложил
 проект совместного заявления Советского Союза, Вели¬
 кобритании, США и Франции, основывавшийся на поло¬
 жениях Устава ООН и на принципах Бандунгской кон¬
 ференции применительно к обстановке на Ближнем
 Востоке. Советский Союз предлагал указанным государ¬
 ствам взять на себя обязательства использовать для до¬
 стижения мира на Ближнем и Среднем Востоке исклю¬
 чительно мирные средства, не вмешиваться во внутрен¬
 ние дела стран данного региона, ликвидировать там
 свои военные базы. Империалистические государства,
 как известно, отклонили предложение Советского Союза. В совместном коммюнике, принятом в 1958 году во
 время визита в Советский Союз правительственной де¬
 легации ОАР, говорилось, что обе стороны осуждают
 попрание прав палестинского народа. В таких докумен¬
 тах, как советско-йеменское коммюнике (март 1964 г.),
 советско-египетское совместное заявление (май 1964 г.),
 обращалось внимание на необходимость решения па¬
 лестинской проблемы в соответствии с резолюциями
 ООН, а также с учетом законных и неотъемлемых
 прав палестинских арабов. Совместное советско-сирий¬
 ское коммюнике в апреле 1966 года подтверждало со¬
 лидарность обеих сторон с палестинскими арабами, вы¬
 ражало поддержку их законным правам «в справедли¬
 вой борьбе против сионизма, используемого империа¬
 листическими силами для усиления напряженности на
 Ближнем и Среднем Востоке»43. В совместном советско-
 иракском коммюнике (август 1966 г.) была выражена
 поддержка Советским Союзом «законных и неотъем¬
 лемых прав арабского народа Палестины.., справедли¬ во
вой борьбы и предпринимаемых усилий арабских госу¬
 дарств против агрессивных происков, направленных на
 то, чтобы использовать палестинскую проблему для уси¬
 ления напряженности на Ближнем Востоке»44. Новые аспекты палестинской проблемы в конкрет¬
 но-историческом контексте изменений, происходивших в
 арабском мире в первой половине 60-х годов, вынужда¬
 ли поддерживавшие израильских сионистов империа¬
 листические круги США прибегать к маневрированию
 и демонстрировать в декларативной форме готовность
 решать палестинский вопрос. Одним из проявлений по¬
 добного подхода явилась инициатива, с которой в янва¬
 ре 1963 года выступила американская администрация,
 предложившая для разрешения проблемы палестинских
 беженцев поэтапный «план Кеннеди», рассчитанный на
 10 лет. В соответствии с этим планом Израиль должен
 был принять и разместить на своей территории 10%
 всех палестинских беженцев. То же самое предстояло
 сделать арабским странам с 90% оставшихся палестин¬
 ских беженцев. План предусматривал, что участниками
 переговоров по разрешению проблемы палестинских бе¬
 женцев должны были быть сами Соединенные Штаты и
 Израиль, в то время как ни палестинцы, ни арабские
 страны не могЛи участвовать в таких переговорах, так
 как они не признавали Израиль45. Барьер, искусственно воздвигавшийся Соединенными
 Штатами между палестинскими арабами и арабскими
 странами, с одной стороны, и Израилем, с другой, делал
 американские предложения по урегулированию пробле¬
 мы беженцев нереалистичными, а потому и обреченны¬
 ми на провал. Более того, недемократичная основа для
 переговоров по проблеме беженцев, предлагавшаяся в
 рамках «плана Кеннеди», отвечала интересам израиль¬
 ской и американской реакции, саботировавшей как
 справедливое решение палестинской проблемы, так и
 политическое урегулирование отношений между Израи¬
 лем и арабскими странами. Резко отрицательное отношение арабских государств
 и палестинцев к «плану Кеннеди», а также возражения
 Тель-Авива против него как не обеспечивающего «безо¬
 пасность Израиля» послужили для американских про-
 израильских кругов предлогом для усиления своей дея¬
 тельности в целях расширения объема финансовой и
 военно-технической помощи США израильским сионис¬
 там. В свою очередь, усиление с американской помощью 141
экономического и военного потенциала Израиля повы¬
 шало агрессивность сионистов Тель-Авива в отношении
 палестинских арабов и арабских государств, поддержи¬
 вавших палестинцев, и обостряло обстановку на Ближ¬
 нем Востоке. Демократические преобразования в Египте
 и Сирии и их внешняя политика накануне
 израильской агрессии 1967 года В начале 60-х годов правительства Египта и Сирии
 провели целый ряд социально-экономических мероприя¬
 тий, которые, несмотря на выход Сирии из ОАР в сен¬
 тябре 1961 года, способствовали укреплению курса
 прогрессивного развития в этих двух арабских государ¬
 ствах. Ломка унаследованной от колониального прошло¬
 го хозяйственной структуры осуществлялась на путях
 индустриализации и создания государственного сектора
 как основы некапиталистического развития. С начала
 60-х годов в Египте стала осуществляться национализа¬
 ция банков, страховых компаний, транспорта, внешне¬
 торговых организаций, основных предприятий горнодо¬
 бывающей и обрабатывающей промышленности. Взятый
 руководством республики курс на индустриализацию
 страны способствовал диверсификации экономики. За
 1952—1967 годы в промышленность Египта было вложе¬
 но 1029 млн. египетских фунтов, что составляло 33%
 всех капиталовложений в экономику. За это же время
 было построено 830 новых промышленных объектов,
 причем 36 крупных проектов осуществлено при прямом
 содействии СССР. Осуществление индустриализации по¬
 зволило заложить основы современного промышленного
 производства, создать совершенно новые по сравнению
 с дореволюционным Египтом отрасли промышленности:
 станкостроение, электротехнику, нефтехимию и т. д. Демократическим преобразованиям в социально-эко¬
 номической сфере отвечал и прогрессивный внешнеполи¬
 тический курс правительства Г. А. Насера. Националь¬
 ная хартия, принятая в мае 1962 года, провозглашала
 необходимость активной борьбы за мир и разоружение,
 которые рассматривались как условие успешного про¬
 тивоборства с империализмом и колониализмом. В со¬
 ответствии с генеральной линией миролюбивой внешней 142
политики Египетская республика выступала за ликви¬
 дацию иностранных военных баз на территории стран
 Азии и Африки, оказывала необходимую помощь араб¬
 ским и африканским народам в их освободительной
 борьбе. Правительство Насера активно поддержало алжир¬
 скую революцию, решительно выступило в защиту суве¬
 ренитета йеменской Арабской Республики. Египет все
 больше превращался в центр антиимпериалистической и
 революционной борьбы народов Ближнего Востока и
 Африки. Каир стал местом частых встреч представите¬
 лей арабских и других развивающихся государств. По инициативе президента Г. А. Насера состоялась
 серия арабских совещаний в верхах. Непосредственной
 причиной первой такой встречи, проходившей в январе
 1964 года в Каире, явилась необходимость координации
 усилий арабских государств для противодействия агрес¬
 сивной политике Израиля. Главы 13 арабских госу¬
 дарств согласовали на этой встрече общеарабскую по¬
 зицию в связи с намерением Израиля в одностороннем
 порядке отвести в пустыню Негев .воды реки Иордан. Усиление антиимпериалистических тенденций во
 внешней политике арабских стран нашло свое выраже¬
 ние в резолюции конференции, призывавшей ликвидиро¬
 вать империалистические военные базы на арабской
 земле и положить конец колониальным и проимпериа-
 листическим режимам в Африке. Участники каирской
 конференции, несмотря на определенные различия их
 взглядов, смогли договориться о прекращении или смяг¬
 чении конфликтов, раскалывавших арабский мир. Так,
 была достигнута договоренность между Алжиром и Ма¬
 рокко об урегулировании пограничного спора, нормали¬
 зованы отношения между ОАР и Марокко, между ОАР
 и Иорданией, между ОАР и Саудовской Аравией. Растущее стремление народов арабских стран к спло¬
 ченности и согласованности действий в борьбе за свое
 национальное освобождение и независимость прояви¬
 лось и на двух последующих конференциях глав араб¬
 ских государств, состоявшихся в Александрии (сентябрь
 1964 г.) и в Касабланке (сентябрь 1965 г.). Кроме рас¬
 смотрения мер противодействия израильскому проекту
 отвода вод реки Иордан, руководители государств и пра¬
 вительств арабских стран приняли решение о координа¬
 ции и консолидации их усилий по экономическому раз¬
 витию арабских государств. С этой целью Египет и Ку¬ 143
вейт учредили так называемый Арабо-африканский
 банк, а с 1 января 1965 г. вступило в силу соглашение о
 создании «Арабского общего рынка». Решения предшествующих конференций глав араб¬
 ских государств, призывавшие арабский мир продол¬
 жать борьбу против колониализма и империализма, со¬
 здали благоприятные условия для принятия на третьей
 конференции в Касабланке Пакта арабской солидарнос¬
 ти, существенно дополнившего Устав Лиги арабских го¬
 сударств. Внешняя политика Египта, занимающего положение
 связующего звена между Ближним Востоком и Север¬
 ной Африкой, играла чрезвычайно важную роль в акти¬
 визации национально-освободительной борьбы африкан¬
 ских стран, усилении антиимпериалистической направ¬
 ленности в политике завоевавших независимость госу¬
 дарств Африки. Стремление независимых африканских
 государств к объединению усилий в целях противодей¬
 ствия империалистическому диктату и решения задач
 национального развития привело к созданию в мае 1963 года Организации африканского единства (ОАЕ). Важное значение для борьбы народов Африки за ликвидацию колониальной системы на африканском
 континенте имела II конференция глав государств и
 правительств африканских стран, проходившая летом 1964 года в Каире. Активное участие в проведении этой
 конференции принимал Г. А. Насер, который в своем вы¬
 ступлении призвал африканские страны усилить борьбу
 против колониализма, крепить единство и сплоченность
 стран Африки, Азии и Латинской Америки. Одним из важных направлений внешнеполитической
 деятельности арабских стран, и в особенности Египта, в
 60-е годы стало их участие в движении неприсоедине¬
 ния. В июле 1961 года по инициативе египетского руко¬
 водства в Каире собрались представители 22 стран,
 которые выработали определение политики неприсоеди¬
 нения и приняли решение о созыве конференции неприсое¬
 динившихся стран в Белграде. В основу политики
 неприсоединения были положены принципы мирного сосу¬
 ществования, солидарности неприсоединившихся госу¬
 дарств.с народами, борющимися за национальную неза¬
 висимость, и отказа от участия в каких бы то ни было
 военных союзах, чреватых «вовлечением в конфликты
 между Востоком и Западом». В соответствии с вырабо¬
 танным на конференции определением неприсоединив- 144
шейся считалась страна, которая, наряду с прочим, не
 имела на своей территории иностранных военных баз,
 созданных с ее- согласия. Принципы определения поли¬
 тики неприсоединившихся стран, выработанные каир¬
 ским совещанием, нашли свое отражение в основных до¬
 кументах белградской конференции неприсоединивших¬
 ся стран (сентябрь 1961 г.). В документах белградской конференции представи¬
 тели 24 афро-азиатских стран и наблюдатели от стран
 Латинской Америки заявили о своей решимости бороть¬
 ся за мир, всеобщее и полное разоружение, против ко¬
 лониализма и расизма. Участники конференции высту¬
 пали за ликвидацию отсталости освободившихся стран,
 полное уничтожение колониализма и требовали прекра¬
 щения вмешательства, империалистических держав во
 внутренние дела стран Азии, Африки и Латинской Аме¬
 рики. Делегаты высказались в поддержку освободитель¬
 ной борьбы алжирского народа и потребовали предо¬
 ставления Алжиру независимости, а также вывода
 французских войск из Туниса. Особое внимание в при¬
 нятой на конференции декларации обращалось на необ¬
 ходимость восстановления законных прав палестинско¬
 го народа. Возрастание в международной жизни роли незави¬
 симых стран Африки и Ближнего Востока нашло отра¬
 жение в работе II конференции глав государств и пра¬
 вительств неприсоединившихся стран (Каир, 1965 г.), в
 которой участвовали представители 13 арабских госу¬
 дарств (по сравнению с 9 на белградской конференции). В подготовке и проведении каирской конференции са¬
 мое деятельное участие принимал Г. А. Насер. Участни¬
 ки конференции выступили с декларацией «Программа
 мира и международного сотрудничества», содержание и
 дух которой свидетельствовали о значительном усиле¬
 нии антиимпериалистической направленности движения
 неприсоединения. Курс социалистической ориентации и усиления анти¬
 империалистического содержания египетской революции
 создавали основу для разносторонних отношений Егип¬
 та со странами мировой системы социализма. В более
 тесном сотрудничестве с Советским Союзом и другими
 социалистическими странами правительство Египта ви¬
 дело залог успешного осуществления проводимых в
 стране прогрессивных социально-экономических преоб¬
 разований. 145
В 60-е годы заметных успехов в социально-экономи¬
 ческом развитии добилась и Сирийская Арабская Рес¬
 публика. Под давлением левого крыла Партии арабско¬
 го социалистического возрождения (ПАСВ), находив¬
 шейся у власти с марта 1963 года, в Сирии были нацио¬
 нализированы банки и страховые общества, в том числе
 иностранные, принят новый закон об аграрной реформе.
 В результате национализации под контроль государства
 были взяты все крупные и часть средних промышленных
 предприятий. К концу 1965 года на долю государствен¬
 ного сектора приходилось 67% валовой промышленной
 продукции, а в 1972 году — 69%. Успешно развивались
 различные отрасли обрабатывающей промышленности,
 энергетика, а также такая важная для экономики стра¬
 ны отрасль, как горнодобывающая (главным образом
 добыча нефти и фосфоритов). В марте 1965 года Сирия
 объявила о расторжении всех концессионных договоров
 с иностранными нефтяными компаниями и стала пер¬
 вым арабским государством, взявшим под свой контроль
 нефтяное хозяйство. Во внешнеполитической деятельности сирийское ру¬
 ководство придерживалось принципов антиимпериали¬
 стической солидарности, арабского единства, неприсо¬
 единения и сотрудничества с социалистическими стра¬
 нами. В ноябре 1966 года Сирия и Египет заключили
 соглашение о совместной обороне, которое предусматри¬
 вало координацию политических и военных действий в
 случае, если одна из стран подвергнется агрессии. Кро¬
 ме того, оба государства договорились о сотрудничестве
 в области экономики, культуры и информации. Осуще¬
 ствляемая руководством Сирии программа социально-
 экономических преобразований, направленных на укреп¬
 ление государственного сектора национальной экономи¬
 ки, сопровождалась серьезным ослаблением возможно¬
 стей для деятельности иностранных компаний, находив¬
 шихся на территории Сирии. Расширение сотрудничества со странами социалисти¬
 ческого содружества способствовало созданию в Египте
 и Сирии экономических и политических предпосылок не¬
 капиталистического развития и помогало им эффектив¬
 но противодействовать массированному давлению
 империализма. Успехи Египта и Сирии в социально-эко¬
 номическом развитии способствовали росту их между¬
 народного авторитета и влияния на другие отряды на¬
 ционально-освободительного движения. 146
Борьба прогрессивных арабских режимов
 за ликвидацию последствий израильской агрессии
 1967 года 5 июня 1967 г. Израиль, опиравшийся на поддержку
 и помощь американского империализма и международ¬
 ного сионизма, совершил нападение на Египет, Сирию
 и Иорданию. Расчет израильских сионистов строился на
 том, чтобы нанести удар по национально-освободитель¬
 ному движению в арабских странах, добиться подрыва
 прогрессивных режимов в Египте и Сирии, осуществить
 территориальную экспансию. Используя внезапность нападения и массированные
 удары с воздуха, израильским войскам удалось захва¬
 тить обширные арабские территории: Синайский полу¬
 остров (Египет), Западный берег реки Иордан, находив¬
 шийся до этого под временным управлением Иордании,
 сектор Газа, район Голанских высот (Сирия). Всего под
 израильской оккупацией оказалось около 170 тыс.
 кв. км с населением свыше 1 млн. человек. 22 ноября 1967 г. Совет Безопасности ООН принял
 резолюцию 242 о политическом урегулировании ближ¬
 невосточного конфликта, которая предусматривала вы¬
 вод израильских войск со всех оккупированных араб¬
 ских территорий и обеспечение территориальной непри¬
 косновенности и политической независимости каждого
 государства в этом районе. Однако правительство Из¬
 раиля саботировало выполнение этого решения Совета
 Безопасности ООН, а затем и официально объявило, что
 оно не выведет свои войска на линии перемирия, суще¬
 ствовавшие до начала июньской агрессии. Особенно большие потери в результате израильской
 агрессии понес Египет. Нанесенный Египту экономиче¬
 ский ущерб, включавший расходы на оборону, изъятие
 из народнохозяйственного комплекса оккупированных
 на Синае нефтепромыслов, убытки от закрытия Суэцко¬
 го канала, полное или частичное разрушение ряда про¬
 мышленных предприятий и объектов, составил 360 млн.
 египетских фунтов, или около 20% всей доходной части
 государственного бюджета. В итоге израильской окку¬
 пации Синайского полуострова Египет лишился около
 70% всего производства нефти (в 1966 г. — 6,5 млн. г),
 значительных источников марганца, фосфатов, никеля,
 хрома, вольфрама и каменного угля. В результате аг¬
 рессии от Сирии оказалась отторженной территория об¬ 147
щей площадью около 600 кв. км, включая Эль-Кунейтру
 и Голанские высоты. Экономика Сирии тоже понесла
 большие потери. Израильская агрессия против трех арабских стран
 не привела, вопреки надеждам империалистических и
 сионистских кругов, к капитуляции арабов — напротив,
 она укрепила объединительные тенденции в арабском
 мире. На совещании арабских стран в верхах (Хартум, ав¬
 густ— сентябрь 1967 г.) было принято решение об ока¬
 зании Египту, Сирии и Иордании финансовой помощи,
 которую предоставили Саудовская Аравия, Кувейт и
 Ливия. Вместе с тем военное поражение арабских стран в
 результате агрессии Израиля усилило брожение в среде
 буржуазии и бюрократической верхушки, в первую оче¬
 редь в Египте и Сирии. В Египте, например, значитель¬
 ная часть военного руководства и руководящего звена
 гражданской бюрократии стала выступать против нека¬
 питалистического пути развития страны. Реакционный
 блок из бывших крупных капиталистов, феодальных и
 полуфеодальных элементов, а также религиозно-полити¬
 ческие фанатики повели активное наступление на насе-
 ристов. Однако этим силам, стремившимся к ликвидации
 прогрессивных завоеваний египетской революции, проти¬
 востояли сторонники углубления процесса демократиза¬
 ции экономической и социально-политической жизни
 страны, расширения связей между органами государст¬
 венной власти и широкими народными массами, объеди¬
 нения всех национально-патриотических сил для быст¬
 рой ликвидации последствий агрессии. Президенту Насеру, опиравшемуся на революционно-
 демократические силы Египта, удалось ликвидировать
 попытку правых сил изменить политику страны. 30 мар¬
 та 1968 г. правительство Г. А. Насера провозгласило
 «программу 30 марта», предусматривавшую мобилиза¬
 цию всех сил и средств страны для борьбы за ликвида¬
 цию последствий израильской агрессии и дальнейшее
 углубление социально-экономических реформ. Прове¬
 денный 2 мая 1968 г. всенародный референдум одоОрил
 выдвинутую Насером программу действий. Меры египетского правительства, направленные на
 реализацию положений «программы 30 марта», включа¬
 ли осуществление (с 1969 г.) третьего по счету ограни¬ 148
чения размеров землевладения, расширение и укрепле¬
 ние государственного сектора (в 1970 г. на его долю
 приходилось 76,4% всей промышленной продукции стра¬
 ны) при одновременном некотором расширении роли
 частного сектора как в промышленности, так и в торгов¬
 ле, в целях «стимулирования роста товарного производ¬
 ства». Правительство принимало меры к ускоренному
 завершению строительства Асуанского гидроэнергетиче¬
 ского комплекса (закончено в январе 1971 г.), увеличе¬
 нию производственных мощностей Хелуанского метал¬
 лургического комбината, расширению производства
 нефти. К ликвидации последствий израильской агрессии и
 укреплению прогрессивного курса развития приступила
 и Сирия. Было возобновлено прерванное войной осуще¬
 ствление экономических проектов и проведение земель¬
 ной реформы. Так, к июню 1968 года было экспропри¬
 ировано почти 1,3 млн. га земельных излишков у круп¬
 ных землевладельцев, из них 85% было распределено
 среди малоземельных или безземельных крестьян. Ши¬
 рокий размах приняло создание сельскохозяйственных
 кооперативов и государственных ферм. Сирийское руководство осуществило ряд мер по де¬
 мократизации общественной жизни страны. Так, в апре¬
 ле 1968 года был разработан законопроект об упорядо¬
 чении деятельности профсоюзов, а в июне вынесен на
 народное обсуждение проект закона о местном самоуп¬
 равлении. Правительство Сирии предприняло шаги для укреп¬
 ления связей с другими арабскими государствами —
 Египтом, Ираком, Алжиром и др. После израильской агрессии во внешней политике
 арабских стран стали отчетливо проявляться две проти¬
 воборствующие тенденции: с одной стороны, линия на
 упрочение и всемерное развитие отношений дружбы и со¬
 трудничества с Советским Союзом и другими социали¬
 стическими странами, а с другой — курс на соглашатель¬
 ство с империализмом, на выхолащивание антиимпериа¬
 листического содержания борьбы арабских народов, а
 в ряде случаев — и на прямое поощрение антикоммуниз¬
 ма и антисоветизма46. Поддержка социалистических стран, прежде всего
 Советского Союза, всех миролюбивых и демократиче¬
 ских сил явилась важным условием, позволившим прог¬
 рессивным режимам в арабских странах укрепить свои 149
позиции, усилить экономический потенциал и междуна¬
 родный авторитет. Агрессия Израиля в июне 1967 года
 и последующие события со всей очевидностью показали,
 кто является истинным другом арабских народов, а
 кто — врагом. Советский Союз и другие социалистические страны
 всегда поддерживали и поддерживают справедливую
 борьбу арабского народа за мирное политическое урегу¬
 лирование ближневосточного конфликта в интересах
 всех народов, населяющих этот регион. В ходе июньской
 агрессии Советский Союз потребовал от Израиля немед¬
 ленного прекращения военных действий, предупредив,
 что в противном случае СССР совместно с другими ми¬
 ролюбивыми государствами предпримет необходимые
 для этого меры. 10 июня 1967 г. Советский Союз, а затем и другие
 социалистические государства (Болгария, Венгрия,
 Польша, Чехословакия и Югославия) разорвали дипло¬
 матические отношения с Израилем. Одновременно со¬
 циалистические страны предприняли практические шаги,
 направленные на то, чтобы помочь арабским государст¬
 вам ликвидировать последствия израильской агрессии и
 восстановить их обороноспособность. В течение июня —
 июля 1967 года советская правительственная делегация
 посетила Египет, Сирию и Ирак, где были согласованы
 меры по ликвидации последствий израильской агрес¬
 сии. По предложению Советского Союза летом 1967 года
 была созвана чрезвычайная специальная сессия Гене¬
 ральной Ассамблеи ООН. Глава советской делегации,
 выступая на сессии, решительно осудил израильских аг¬
 рессоров и их покровителей и заверил международное
 сообщество, что «Советский Союз предпримет со своей
 стороны все зависящие от него меры как в ООН, так и
 вне рамок этой организации с тем, чтобы добиться лик¬
 видации последствий агрессии и содействовать налажи¬
 ванию прочного мира в этом районе»47. Дипломатическая и экономическая поддержка социа¬
 листическими государствами борьбы арабских стран за
 ликвидацию последствий израильской агрессии и уста¬
 новление справедливого и стабильного мира на Ближ¬
 нем Востоке в значительной мере способствовала укреп¬
 лению связей и развитию сотрудничества между ними.
 Важным условием развития этого сотрудничества яви¬
 лось прогрессивное социально-экономическое развитие и 150
антиимпериалистический курс внешней политики этих
 стран. Сотрудничество арабских стран с мировой социали¬
 стической системой принимает разнообразные формы,
 зависящие от целого ряда объективных и субъективных
 факторов. Особо важное значение для государств, бо¬
 рющихся за независимое, прогрессивно-демократическое
 развитие, имеет экономическое сотрудничество. С большинством арабских стран Советский Союз и
 другие страны социалистического содружества имеют
 соглашения об экономическом и техническом сотрудни¬
 честве, которые регулируют характер и масштабы тор¬
 гово-экономических и других жизненно важных для мо¬
 лодых государств связей. Особо следует отметить, что
 политику социалистических стран по отношению к араб¬
 ским народам определяют не временные и конъюнктур¬
 ные соображения, а принципиальный курс на оказание
 помощи народам, борющимся за свою свободу и незави¬
 симость, на основе полного равноправия, взаимного при¬
 знания суверенных прав и невмешательства во внутрен¬
 ние дела друг друга. При экономическом и техническом содействии социа¬
 листических стран в государствах Арабского Востока по¬
 строено и строится около 400 промышленных и других
 объектов. Экономическая помощь социалистических
 стран направлена прежде всего на развитие производи¬
 тельных сил развивающихся государств, что, как пока¬
 зывает опыт социалистического строительства, является
 непременным условием независимого экономического
 развития. Например, экономическое сотрудничество Египта с
 социалистическими странами позволило республике со¬
 здать или укрепить основные отрасли промышленности в
 рамках государственного сектора, осуществить строи¬
 тельство таких ключевых объектов, как Асуанская пло¬
 тина, расширить производственные мощности металлур¬
 гического комбината в Хелуане, освоить целинные и за¬
 лежные земли, произвести электрификацию 4700 дере¬
 вень и подготовить более 50 тыс. необходимых для этого
 специалистов. Экономическое сотрудничество Советского Союза с
 Ираком касалось главным образом нефтяной промыш¬
 ленности и ирригации. При содействии СССР был соо¬
 ружен первый национальный нефтепромысел Ирака в
 Северной Румейле, проложен нефтепровод до порта Фао. 151
Таким образом, впервые в своей истории Ирак получил
 возможность разрабатывать национальные природные
 ресурсы своими собственными силами. Это помогло ирак¬
 скому правительству осуществить 1 июня 1972 г. нацио¬
 нализацию «Ирак петролеум компани» и положить ко¬
 нец господству иностранного капитала в эксплуатации
 национальных богатств страны. Развивающееся в многообразных формах экономиче¬
 ское и техническое сотрудничество социалистических
 стран и Сирии стало важным фактором реконструкции
 ее национальной экономики. С помощью Чехословакии
 и при содействии Советского Союза был построен пер¬
 вый в Сирии нефтеперерабатывающий завод, положив¬
 ший конец монополии западных компаний в снабжении
 страны нефтепродуктами. Сооружение с помощью Советского Союза первой
 очереди гидротехнического комплекса на Евфрате обес¬
 печило Сирии более 1,5 млрд. kôtJh. электроэнергии, то
 есть удвоило ее производство. С помощью водохранили¬
 ща, созданного плотиной, увеличилась и площадь оро¬
 шаемых земель. Большое значение имела советская по¬
 мощь в создании учебного центра по подготовке кадров
 для обслуживания Евфратского гидроузла, а также ква¬
 лифицированных рабочих и специалистов для промыш¬
 ленности и транспорта. Успешно развивалось экономическое сотрудничество
 социалистических стран с Алжиром, Народной Демокра¬
 тической Республикой Йемен и т. д. Роль ООП в борьбе за восстановление прав
 арабского народа Палестины в конце 60 — начале
 70-х годов В результате агрессии Израиля в 1967 году еще боль¬
 ше обострились противоречия между израильскими сио¬
 нистами и народами арабских стран, включая арабский
 народ Палестины. Особую остроту приобрела палестин¬
 ская проблема, без решения которой было невозмож¬
 ным достижение справедливого и прочного мира на
 Ближнем Востоке. В ходе израильской агрессии и сразу после нее ок¬
 купированные территории вынуждены были покинуть
 почти полмиллиона человек, в том числе 110 тыс. бежен¬
 цев 1948 года, ставших, таким образом, беженцами вто¬
 рично48. По данным БАПОР, в 1970 году число офици¬ 152
ально зарегистрированных палестинских беженцев сос¬
 тавило почти 1,5 млн. человек. После израильской агрессии 1967 года в деятельнос¬
 ти палестинских организаций начался качественно но¬
 вый этап, который характеризовался активным включе¬
 нием в борьбу за восстановление национальных ппав
 большого количества палестинских арабов. Палестин¬
 ские организации стали превращаться в массовые анти¬
 империалистические движения, борющиеся против окку¬
 пации, за восстановление национальных прав арабского
 народа Палестины. По сравнению с 1965—1967 годами,
 когда происходило организационное оформление Палес¬
 тинского движения сопротивления, в 1967—1969 годах
 численность вооруженных сил ПДС увеличилась во мно¬
 го раз, а степень обеспеченности оружием, материаль¬
 но-техническими и финансовыми средствами возросла
 примерно в 300 раз 49. Наряду с количественными происходили серьезные
 качественные изменения ПДС, касавшиеся главным об¬
 разом организационных военно-политических и идеоло¬
 гических основ борьбы палестинских арабов за свое на¬
 циональное освобождение. После израильской агрессии 1967 года стала очевидной несостоятельность политико¬
 идеологической доктрины тех сил ПДС, группировав¬
 шихся вокруг председателя Исполкома ООП А. Шукей¬
 ри, которые основным условием решения палестинской
 проблемы считали победоносную войну арабских госу¬
 дарств против Израиля. Нежизненными оказались так¬
 тика и стратегия ООП во главе с А. Шукейри. Авантю¬
 ризм, демагогия, беспринципность в выборе союзников
 как в арабском мире, так и за его пределами, словесный
 экстремизм нанесли Организации освобождения Палес¬
 тины большой вред. Заявления А. Шукейри, призывав¬
 шие к ликвидации израильского государства, «ничего
 кроме вреда ПДС не приносили, так как очень ловко
 использовались израильской верхушкой для подготовки
 и оправдания очередных акций против арабов, и палес¬
 тинцев в том числе»50. С военным поражением армий
 арабских стран в 1967 году «фактически потерпела бан¬
 кротство и доктрина Шукейри»55, который вскоре вы¬
 нужден был уйти в отставку. Анализ причин поражения арабских стран в 1967 го¬
 ду, а также деятельности ООП в период гегемонии
 А. Шукейри убеждал палестинцев в необходимости са¬
 мостоятельных действий, расширения массовой базы Па¬ 153
лестинского движения сопротивления, совершенствова¬
 ния структуры ПДС, сплочения палестинских организа¬
 ций на антисионистской и антиимпериалистической осно¬
 ве. К изменению характера деятельности ПДС в новых
 условиях побуждали и социально-политические измене¬
 ния, происходившие в арабских странах, расширение со¬
 трудничества прогрессивных арабских режимов со стра¬
 нами социалистического содружества, которое станови¬
 лось важным фактором независимого развития освобо¬
 дившихся стран. Переоценка палестинцами идеологических, организа¬
 ционных и военно-политических принципов деятельности
 ПДС способствовала превращению многочисленных па¬
 лестинских организаций в массовое, общенародное па¬
 лестинское движение. И это не замедлило сказаться на
 характере и формах деятельности ООП. С 1968 года в авангарде ПДС стало ФАТХ, насчиты¬
 вавшее в это время около 15 тыс. человек. Выдвижению
 ФАТХ на передовые рубежи в Палестинском движении
 сопротивления способствовали и большой опыт воору¬
 женной борьбы против израильских агрессоров, и реали¬
 стическая политическая платформа этой организации,
 позволившая ей «сплотить на этой основе значительные
 массы палестинцев, находившихся под идеологическим
 воздействием различных арабских стран и политических
 течений»52. Руководящая роль ФАТХ в ПДС была за¬
 креплена на V сессии Национального совета Палестины
 (НСП) в феврале 1969 года, на которой ФАТХ получил
 33 места в НСП (из 106), а Я. Арафат (руководитель
 ФАТХ) был избран председателем Исполкома ООП. Новое руководство ООП заявило о своем стремлении
 добиваться единства ПДС и выдвинуло лозунг «Осво¬
 бождение Палестины — путь к арабскому единству».
 В июне 1969 года Арабский фронт освобождения, нахо¬
 дящийся под влиянием Ирака, вошел в ООП. Вскоре к
 ООП присоединились Фронт палестинской народной
 борьбы, Народный фронт освобождения Палестины, На¬
 родная организация за освобождение Палестины. Политической консолидации палестинских организа¬
 ций, вошедших в состав ООП, способствовали и военные
 успехи палестинских патриотов в борьбе с израильским
 агрессором. Важным событием в истории ПДС была
 победа, одержанная палестинскими формированиями
 21 марта 1968 г. под Караме (в долине реки Иордан)
 над регулярными соединениями израильской армии. 154
К осени 1970 года главные силы ПДС насчитывали око¬
 ло 50 тыс. человек, а численность народной милиции
 почти 30 тыс.53 За 1965—1969 годы силами ПДС было
 проведено около 6 тыс. военных операций. В конце 60 — начале 70-х годов вооруженные мето¬
 ды рассматривались ПДС в качестве главного и решаю¬
 щего средства борьбы за восстановление прав арабского
 народа Палестины. Однако уже в начале 70-х годов наи¬
 более реалистически мыслящие политики из руководства
 ООП стали обращать внимание на ограниченные воз¬
 можности военного пути в достижении целей палестин¬
 ской революции. В новых условиях, характеризовавших¬
 ся борьбой стран социализма и прогрессивных сил мира
 за материализацию разрядки международной напряжен¬
 ности, за политическое урегулирование ближневосточно¬
 го конфликта с учетом интересов всех сторон, игнориро¬
 вание политических методов справедливого решения па¬
 лестинской проблемы вступало в явное противоречие
 как с глобальной тенденцией мирового, общественного
 развития, так и соотношением сил на Ближнем Востоке
 и возможностями самого ПДС. Реальное положение
 дел в мире, на Ближнем Востоке и в ПДС побуждало
 палестинцев по-иному взглянуть на методы борьбы за
 восстановление своих национальных прав. Этот поворот
 в общественном сознании палестинских арабов нашел
 выражение в одной из резолюций VIII сессии НСП
 (в марте 1971 г.), которая, подчеркнув важность воору¬
 женной борьбы, обращала также внимание на необходи¬
 мость использования других форм борьбы. Следующим
 шагом в этом направлении было создание в августе
 1973 года при непосредственном участии Исполкома
 ООП Палестинского национального фронта (ПНФ).
 Фронт объединил палестинцев, проживающих на окку¬
 пированных территориях Западного берега реки Иордан
 и сектора Газа, для борьбы с израильскими агрессора¬
 ми. Программа ПНФ предусматривала использование
 всех доступных средств, включая военные, политические
 и пр.54 Росту международного авторитета ООП и ее полити¬
 ческого веса в арабском мире способствовал принципи¬
 ально новый подход ее руководства к выбору союзников
 в борьбе за национальное освобождение палестинцев.
 С начала 70-х годов в деятельности ООП получила раз¬
 витие тенденция к установлению и расширению полити¬
 ческих связей с прогрессивными силами на Арабском 155
Востоке и в мире. В лице коммунистических и рабочих
 партий арабских стран и всего мира, стран социалисти¬
 ческого содружества и мировой прогрессивной общест¬
 венности арабский народ Палестины обрел верных союз¬
 ников в борьбе за свое национальное освобождение. Так, начиная с VIII сессии НСП в работе этого ор¬
 гана участвуют представители иорданских коммунистов.
 На совещании коммунистических и рабочих партий в
 Москве в июне 1969 года первый секретарь ЦК Иордан¬
 ской компартии Фуад Нассар, говоря о борьбе палес¬
 тинцев, подчеркнул, что «борьба арабского народа Па¬
 лестины также является борьбой законной и священной,
 ибо ее цель — изгнание захватчиков-оккупантов и воз¬
 вращение территорий, узурпированных Израилем с
 1948 года вопреки решениям ООН, возвращение изгнан¬
 ников к родным очагам и осуществление права народа
 Палестины на самоопределение на территории своей ро¬
 дины. Иорданская компартия будет продолжать борьбу
 вместе с иорданским и другими народами против изра¬
 ильской агрессии, она поддерживает борьбу арабского
 народа Палестины, поддерживает его законное сопро¬
 тивление захватчикам, его борьбу за возвращение сво¬
 их узурпированных прав»55. Активная поддержка Палестинского движения сопро¬
 тивления со стороны Советского Союза и стран социа¬
 листического содружества сыграла важную роль в деле
 международного признания ООП. В «Заявлении о по¬
 ложении на Ближнем Востоке» Центральных Комитетов
 коммунистических и рабочих партий и правительств
 СССР, ПНР, ГДР, ЧССР, ВНР и НРБ, опубликованном
 27 ноября 1969 г., подчеркивалось: «Вместе с другими
 вопросами должен быть справедливо решен и вопрос об
 обеспечении законных прав и интересов арабского наро¬
 да Палестины, который ведет мужественную националь¬
 но-освободительную антиимпериалистическую борьбу»56. Принципиальная позиция Советского Союза в отно¬
 шении ближневосточного урегулирования, учитывающая
 коренные национальные интересы палестинского народа,
 способствовала установлению тесных контактов и разно¬
 сторонних связей между СССР и ООП. О том, какое
 большое значение придавала ООП дружбе и сотрудни¬
 честву с СССР в борьбе за восстановление националь¬
 ных прав палестинцев, свидетельствуют неоднократные
 высказывания руководителей ПДС о том, что Советский
 Союз является большим другом арабов, борющихся за 156
ликвидацию последствий израильской агрессии 1967 го¬
 да. Визит в Советский Союз в начале 1970 года делега¬
 ции ООП заложил основу прочных и дружественных со-
 ветско-палестинских отношений. Важную роль в развитии отношений между двумя
 сторонами сыграла принципиальная позиция СССР, ко¬
 торую он занял во время иорданских событий в 1970 го¬
 ду, вылившихся в бессмысленную братоубийственную
 войну. Военные успехи отрядов ПДС, организационные и
 программные изменения в деятельности ООП отражали
 несомненные достижения арабского народа Палестины
 в его борьбе за национальное освобождение. Массовый
 характер ПДС превращал палестинские организации в
 силу, с которой все больше приходилось считаться и Из¬
 раилю, и реакционным арабским режимам, проявляв¬
 шим при определенных условиях готовность «поторго¬
 вать» палестинской проблемой в интересах получения
 собственной политической выгоды. Усиление Палестин¬
 ского движения сопротивления не оставляло равнодуш¬
 ными и империалистические державы, главным образом
 США. Подавление национально-освободительных и ре¬
 волюционно-демократических сил на Ближнем и Сред¬
 нем Востоке рассматривалось американским империа¬
 лизмом в качестве важного условия сохранения страна¬
 ми Запада своего экономического и политического
 влияния в регионе. С целью ослабления Палестинского движения сопро¬
 тивления и арабского единства' империалистическая
 агентура спровоцировала летом 1970 года вооруженные
 столкновения между частями иорданской армии и палес¬
 тинскими партизанами, находившимися на территории
 Иордании. Возникшие в Иордании вооруженные столкно¬
 вения были нужны Соединенным Штатам и Израилю
 для приведения в действие совместного плана, предус¬
 матривавшего нападение Израиля на Сирию и высадку
 американских морских пехотинцев в Иордании. Как это
 уже не раз имело место в прошлом, успеху запланиро¬
 ванной американо-израильской операции должны были
 содействовать корабли шестого американского флота. Советский Союз выступил в защиту палестинцев, за
 скорейшее прекращение братоубийственной войны.
 «Конфликт в Иордании ставит под угрозу коренные ин¬
 тересы Иордании, Палестинского движения сопротивле¬
 ния, интересы национально-освободительного движения 157
арабских народов и может быть на пользу только вра¬
 гам арабских народов, — говорилось в опубликованном
 20 сентября 1970 г. заявлении ТАСС.— Положение в
 Иордании и вокруг нее вызывает глубокую озабочен¬
 ность в Советском Союзе, у всех друзей дела свободы и
 независимости арабских народов»57. Решительные дейст¬
 вия, предпринятые Советским Союзом по дипломатиче¬
 ским и политическим каналам, сыграли важную роль в
 предотвращении империалистической интервенции в
 Иордании с целью полной ликвидации Палестинского
 движения сопротивления. • Росту международного авторитета ООП, выражав¬
 шей интересы арабского народа Палестины, способство¬
 вала дальнейшая интернационализация палестинской
 проблемы, которая выдвинулась в центр внимания раз¬
 личных международных организаций и движений. III конференция глав государств и правительств непри-
 соединившихся стран, проходившая в Лусаке (8—
 10 сентября 1970 г.), приняла специальную резолюцию о Ближнем Востоке, в которой делегаты конференции
 заявили «о полном уважении неотъемлемых прав араб¬
 ского народа Палестины», о поддержке борьбы палес¬
 тинского народа за национальное освобождение58. В конце 60 — начале 70-х годов в связи с продолже¬
 нием израильским руководством экспансионистского и
 агрессивного курса палестинская проблема неоднократ¬
 но становится предметом обсуждения в ООН. Так, в де¬
 кабре 1969 года Генеральная Ассамблея ООН приняла
 резолюцию, в которой выразила сожаление по поводу
 отказа израильских властей от репатриации или выпла¬
 ты компенсации палестинским беженцам и обратила
 внимание Совета Безопасности на политику Израиля на
 оккупированных территориях. В декабре 1970 года Ге¬
 неральная Ассамблея в очередной раз признала право
 народа Палестины на самоопределение и призвала Из¬
 раиль предпринять немедленные шаги к возвращению
 беженцев. В декабре 1971 года Генеральная Ассамблея
 продлила мандат БАПОР и осудила действия израиль¬
 ских властей по разрушению жилищ и изгнанию бежен¬
 цев из сектора Газа, призвала Израиль прекратить
 практику аннексий оккупированных территорий. В де¬
 кабре 1972 года Генеральная Ассамблея со всей реши¬
 мостью потребовала от Израиля отказаться от полити¬
 ки, в результате которой нарушаются права человека на
 оккупированных территориях59.
ГЛАВА IV ПРОБЛЕМА БЛИЖНЕВОСТОЧНОГО
 УРЕГУЛИРОВАНИЯ ВО ВНЕШНЕЙ
 ПОЛИТИКЕ АРАБСКИХ СТРАН
 В 70-е ГОДЫ Борьба за политическое урегулирование
 ближневосточного конфликта в конце 60 — начале
 70-х годов В конце 60 — начале 70-х годов развитие разрядки
 международной напряженности ограничивало возмож¬
 ности использования военного фактора как средства раз¬
 решения межгосударственных противоречий. На перед¬
 ний план все отчетливее выдвигались невоенные факторы
 взаимоотношений стран друг с другом. Однако улучше¬
 ние международной обстановки происходило не гладко,
 а в условиях упорной борьбы с силами войны и реакции.
 Империализм, вынужденный приспосабливаться к новым
 реальностям международной жизни, не изменил своей
 агрессивной сущности. Он не отказывался от применения
 военной силы в тех случаях, когда возникала угроза су¬
 щественного подрыва его позиций в тех или иных регио¬
 нах мира. Эскалация военно-политической напряженно¬
 сти на Ближнем Востоке, остановившая распространение
 разрядки на этот регион, является убедительным тому
 свидетельством. Еще в ходе израильской агрессии 1967 года арабские
 государства вынуждены были, защищая свои суверенные
 права, прибегнуть к использованию разнообразных, в
 том числе и невоенных, методов и средств. Одни араб¬
 ские страны разорвали дипломатические отношения с
 Соединенными Штатами и Великобританией, другие
 объявили эмбарго на поставки нефти в США, Велико- 159
британию и ФРГ. Совещание глав арабских государств
 в Хартуме (1967 г.) продемонстрировало солидарность
 арабского мира, его решимость вести борьбу за ликви¬
 дацию последствий израильской агрессии. Решения хар¬
 тумской конференции не могли не отразиться на приня¬
 тии Советом Безопасности ООН в ноябре 1967 года ком¬
 промиссной резолюции 242. Резолюция 242 обращала
 внимание «на недопустимость приобретения территорий
 посредством войны» и содержала требование «о выводе
 израильских войск с территорий, оккупированных во
 время недавнего конфликта». Кроме того, резолюция
 предусматривала за каждой страной Ближнего Востока
 право на «существование в безопасных и признанных
 границах», свободу судоходства по международным пу¬
 тям (Тиранскому проливу и Суэцкому каналу), а так¬
 же справедливое решение палестинской проблемы1. В тех конкретно-исторических условиях, когда была
 принята резолюция 242, она представляла собой наибо¬
 лее приемлемый вариант ближневосточного урегулиро¬
 вания и поэтому нашла поддержку у демократических и
 прогрессивных сил Арабского Востока и всего мира.
 Так, в марте 1968 года министерство иностранных дел
 ОАР официально информировало генерального секрета¬
 ря ООН о готовности своего правительства пойти на вы¬
 полнение всех пунктов резолюции 242. Примеру Египта
 последовали Иордания и Ливан. Изменил свою позицию
 и ряд других арабских государств, которые ранее от¬
 стаивали в отношении Израиля так называемый прин¬
 цип «трех нет»: ни мира, ни переговоров, ни признания.
 ^Сирийское руководство, как об этом 22 февраля 1971 г.
 заявил президент X. Асад, рассматривало политическую
 борьбу за ближневосточное урегулирование как важный
 фактор «в числе вспомогательных средств вооруженной
 борьбы»2. В 1970 году Египет, Иордания и Ливан высказались
 в поддержку миссии специального представителя гене¬
 рального секретаря ООН Г. Ярринга, призванной спо¬
 собствовать выполнению резолюции 242 Совета Безопас¬
 ности ООН, в то время как Израиль фактически ее бло¬
 кировал. 7 августа Г. Ярринг направил генеральному
 секретарю ООН У. Тану письмо, в котором указывал,
 что целью миссии является достижение соглашений об
 установлении мира между вовлеченными в ближневос¬
 точный конфликт странами, и что «для облегчения зада¬
 чи по содействию достижению соглашения стороны будут 160
строго соблюдать, начиная с 7 августа и по крайней ме¬
 ре до 1 октября, резолюцию Совета Безопасности о пре¬
 кращении огня». В ноябре 1970 года правительство
 Египта согласилось с продлением на три последующих
 месяца прекращения огня в зоне Суэцкого канала (срок
 прекращения огня истекал 5 ноября 1970 г.), а 2 февра¬
 ля 1971 г. президент А. Садат заявил о согласии про¬
 дления прекращения огня еще на один месяц. В середине января 1971 года постоянный представи¬
 тель ОАР при ООН Эль-Заят вручил Г. Яррингу доку¬
 мент ОАР о политическом урегулировании ближневосточ¬
 ного конфликта. Египетская сторона в очередной раз об¬
 ратила внимание на то, что наиболее существенным эле¬
 ментом прочного и справедливого мира на Ближнем
 Востоке является вывод израильских войск с террито¬
 рий, оккупированных после 5 июня 1967 г., а также
 справедливое решение проблемы палестинских беженцев
 на основании соответствующих резолюций ООН. После консультаций с заинтересованными сторонами
 Г. Ярринг направил 8 февраля 1971 г. Египту и Израи¬
 лю меморандум, в котором призывал обе стороны к при¬
 нятию следующих шагов: «Израилю — вывести воору¬
 женные силы с оккупированных территорий ОАР, а
 ОАР — вступить в мирное соглашение с Израилем и со¬
 гласиться со справедливым урегулированием проблемы
 беженцев при условии возможного удовлетворительного
 определения всех других аспектов мирного соглашения».
 В документе Г. Ярринга предусматривалось также обя¬
 зательство сторон по достижению договоренностей о со¬
 зданий демилитаризованных зон и о практических мерах
 безопасности в районе Шарм-эш-Шейха в целях гаран¬
 тирования свободы судоходства через Тиранский пролив,
 а также о свободе судоходства 3. Правительство Египта 15 февраля 1971 г. дало поло¬
 жительный ответ на все предложения Г. Ярринга. В за¬
 ключительной части ответа ОАР указывалось, что спра¬
 ведливый и прочный мир не может быть достигнут без
 полного осуществления резолюции Совета Безопасности
 242 и вывода израильских войск со всех территорий, ок¬
 купированных после 5 июня 1967 г.4 Готовность руководителей ряда арабских стран до¬
 биться политическим путем справедливого урегулирова¬
 ния ближневосточного конфликта имела важное значе¬
 ние. Она ограничивала для израильских экспансионис¬
 тов возможности маневрирования с целью сорвать любые 6—154 1G1
мероприятия, направленные на комплексное политичес¬
 кое урегулирование ближневосточного конфликта. Она
 также содействовала укреплению связей национально-
 патриотических сил арабских стран с мировой прогрес¬
 сивной общественностью, выступавшей за разрядку меж¬
 дународной напряженности и отказ от войны как средст¬
 ва разрешения межгосударственных противоречий. Значительному усилению тенденции в сторону урегу¬
 лирования ближневосточного конфликта политическими
 средствами способствовала деятельность прогрессивных
 сил мира. Без активного участия этих сил, и в первую
 очередь стран социализма, не могла бы появиться на
 свет резолюция 242, требовавшая незамедлительной лик¬
 видации последствий израильской агрессии. В декабре 1968 года Советский Союз поддержал инициативу
 Г. А. Насера, предложившего свой план-расписание вы¬
 полнения резолюции 242. По согласованию с президен¬
 том Г. А. Насером Советское правительство затем пред¬
 ложило свой план-расписание ближневосточного урегу¬
 лирования, который предусматривал поэтапный вывод
 израильских войск с захваченных в 1967 году террито¬
 рий, прекращение состояния войны между арабскими
 странами и Израилем после вывода израильских войск,
 достижение договоренности по всем конкретным аспек¬
 там урегулирования, установление границ, включая воп¬
 рос о создании демилитаризованных зон, обеспечение
 свободы судоходства по международным путям, спра¬
 ведливое решение проблемы палестинских беженцев5. В январе 1969 года Советское правительство поддер¬
 жало инициативу Франции о проведении четырехсторон¬
 них консультаций на уровне постоянных представителей
 четырех великих держав в Совете Безопасности с целью
 изыскания путей для выполнения резолюции 242 и обес¬
 печения деятельности специального представителя гене¬
 рального секретаря ООН на Ближнем Востоке посла
 Г. Ярринга. В коммюнике о первой встрече 3 апреля 1969 г. сообщалось, что все ее участники признали поло¬
 жение на Ближнем Востоке серьезным и требующим
 срочного решения, заявили о поддержке резолюции Со¬
 вета Безопасности 242 и миссии Г. Ярринга. Обсуждение проблемы ближневосточного урегулиро¬
 вания на сессиях Генеральной Ассамблеи ООН, особен¬
 но на XXV и XXVI, продемонстрировало заинтересован¬
 ность большинства делегаций в скорейшем установлении
 мира на Ближнем Востоке. Активную поддержку право¬ 162
му делу арабских народов оказали делегации стран —
 участниц движения неприсоединения. Проект резолю¬
 ции, внесенный группой неприсоединившихся стран на
 рассмотрение XXVI сессии Генеральной Ассамблеи
 ООН, содержал осуждение проводимой Израилем поли¬
 тики на оккупированных территориях, заявлял о недо¬
 пустимости территориальных приобретений с помощью
 силы или угрозы ее применения, а также «о полном ува¬
 жении неотъемлемых прав арабского народа Палести¬
 ны». Кроме того, проект резолюции выражал поддерж¬
 ку специальному представителю генерального секретаря
 ООН по осуществлению резолюции 242 и осуждение об¬
 струкционистской политики Израиля в отношении «уси¬
 лий, направленных на установление мира, основанного
 на справедливости». Несмотря на категорическое несо¬
 гласие израильского министра иностранных дел А. Эба-
 на с этим проектом, за него проголосовали 57 делегаций
 (при 16 против и 39 воздержавшихся). 0 своем требовании «немедленного и безусловного
 вывода израильских войск со всех арабских территорий,
 оккупированных с июня 1967 года», заявили участники IV конференции глав государств и правительств непри¬
 соединившихся стран в Алжире (5—9 сентября 1973 г.).
 Резолюция о положении на Ближнем Востоке и палес¬
 тинской проблеме, принятая на конференции, подтверди¬
 ла «полную и эффективную поддержку Египта, Сирии и
 Иордании в их законной борьбе за возвращение любы¬
 ми средствами оккупированных территорий»6. Усилиям арабских народов по ликвидации тяжелых
 последствий израильской агрессии 1967 года способство¬
 вали дальнейшие успехи национально-освободительного
 движения в арабском мире, достигнутые в годы разряд¬
 ки международной напряженности. 1 сентября 1969 г. в Ливии произошел государствен¬
 ный переворот, который возглавила группа молодых ар¬
 мейских офицеров. В результате революции был уничто¬
 жен королевский режим, а Ливия провозглашена Ливий¬
 ской Арабской Республикой. Государство возглавил Со¬
 вет революционного командования, который взял курс
 на демократизацию ливийского общества, на проведение
 независимой внешней политики. В 1970 году были ликвидированы военные базы, на¬
 ходившиеся на территории Ливии. Основным внешнепо¬
 литическим принципом Ливийской Арабской Республи¬
 ки был провозглашен «позитивный нейтралитет». Совет 6* 163
революционного командования заявил об активном учас¬
 тии Ливии в общеарабской борьбе против империализма
 и израильской агрессии. Новая власть выражала свою
 приверженность «единству целей арабской освободитель¬
 ной борьбы» и заявляла о своей ответственности «за
 дальнейшее развитие арабской борьбы ради победы, ра¬
 ди возвращения Палестины»7. Правительство Ливийской
 Арабской Республики выразило готовность сотрудни¬
 чать со всеми государствами в рамках Организации
 Объединенных Наций, Лиги арабских государств и Ор¬
 ганизации африканского единства, проводя политику по¬
 зитивного нейтралитета. Главным направлением внеш¬
 ней политики Ливии стала борьба против империализма
 и сионизма вместе со всем арабским миром. Ливийское
 руководство заявляло «об отсутствии каких-либо проб¬
 лем, которые могли бы помешать развитию тесных,
 взаимовыгодных и дружественных отношений с социа¬
 листическими странами»8. Революционно-демократические события происходили
 и на юге Аравийского полуострова. 22 июня 1969 г. ре¬
 волюционно-демократическому крылу в Национальном
 фронте Южного Йемена удалось взять власть в свол ру¬
 ки. С этого дня страна стала называться Народной Де¬
 мократической Республикой Йемен. Поворотным пунк¬
 том в жизни молодой республики был V съезд Нацио¬
 нального фронта (1972 г.), который выдвинул програм¬
 му борьбы за осуществление задач национально-демок-
 ратической революции. Демократический Йемен стал
 проводить активную внешнюю политику, направленную
 против колониализма, империалистической агрессии и
 вмешательства во внутренние дела других государств,
 отстаивающих свои суверенные права, на установление
 прочного /И справедливого мира в регионе и во всем ми¬
 ре. Особое место в системе международных связей
 НДРИ стали занимать социалистические страны. Революционно-демократические изменения в НДРИ и
 антимонархические настроения в Саудовской Аравии,
 проявившиеся в попытке антимонархического переворо¬
 та в июне 1969 года, не могли не сказаться на развитии
 событий в соседнем султанате Оман. Оман долгое вре¬
 мя играл важную роль в обеспечении Лондоном импер¬
 ских интересов «к востоку от Суэца». Однако к концу
 60 — началу 70-х годов Великобритания основательно
 увязла в бесперспективной колониальной войне в Дофа-
 ре — юго-западной провинции Омана. 164
Группы национально-патриотической молодежи, под¬
 нявшиеся на вооруженную борьбу за освобождение
 страны от британского колониального господства, пре¬
 вратились со временем в боевую организацию — Народ¬
 ный фронт освобождения Омана. Программа фронта
 провозглашала изгнание колонизаторов, национализа¬
 цию добычи нефти, ликвидацию феодализма, создание
 независимого демократического государства. К 1970 го¬
 ду силы Народного фронта освобождения Омана и ок¬
 купированного Арабского залива сумели установить
 контроль над всей горной частью Дофара, стали осуще¬
 ствлять программу развития освобожденных районов. Нарастание национально-освободительной борьбы на
 всем Ближнем Востоке вынуждало Лондон отказаться
 от сохранения прежних форм господства во всем районе
 «к востоку от Суэца». Плебисцит, проведенный на Бах¬
 рейне в 1970 году, продемонстрировал стремление по¬
 давляющего большинства населения к независимости
 своей страны. В 1971 году Бахрейн был объявлен неза¬
 висимым государством. В конце того же года Велико¬
 британии пришлось вывести свои войска с территории
 Договорного Омана. В начале декабря 1971 года было
 провозглашено создание независимого государства Объ¬
 единенные Арабские Эмираты (ОАЭ), в состав которого
 вошли княжества Абу-Даби, Дубай, Шарджа, Эль-Фуд-
 жайра, Умм-эль-Кайвайн Аджман. В следующем году к
 новому государственному образованию присоединилось
 княжество Рас-эль-Хайма. 6 декабря 1971 г. ОАЭ стали
 членом Лиги арабских государств, а 9 декабря были
 приняты в ООН. В этом же месяце между ОАЭ и Совет¬
 ским Союзом была достигнута договоренность об уста¬
 новлении дипломатических отношений. Образование в бассейне Персидского залива трех но¬
 вых независимых арабских государств привносило но¬
 вый элемент в расстановку сил в этом районе. Несмотря
 на то, что Лондон продолжал держать в своих руках до¬
 вольно мощные рычаги давления на новые государства,
 последние не собирались выполнять роль подопечных
 британской короны. Статус политически самостоятель¬
 ных государств повышал возможности их независимого
 развития и во внешнеполитической деятельности, что, в
 свою очередь, способствовало ослаблению механизма
 «взаимозависимости», с помощью которого Лондон рас¬
 считывал сохранить контроль над районом Персидского
 залива. 165
Важные политические изменения происходили и в
 странах, расположенных в центре арабского мира. В но¬
 ябре 1970 года произошла смена партийного и государ¬
 ственного руководства в Сирии. Власть перешла в руки
 военного руководства ПАСВ во главе с X. Асадом.
 В первом официальном заявлении временного регио¬
 нального руководства ПАСВ были провозглашены зада¬
 чи «коррекции внешней и внутренней политики», «спло¬
 чения всех прогрессивных сил народа... в направлении
 создания прогрессивного национального фронта под ру¬
 ководством ПАСВ»9. В 1972 году такой фронт был соз¬
 дан, в него вошли представители Партии арабского
 социалистического возрождения, Сирийской коммуни¬
 стической партии, Арабского социалистического союза и
 некоторых других партий. Принятая фронтом хартия
 провозглашала курс на демократизацию общественной
 жизни страны, углубление социально-экономических за¬
 воеваний сирийского народа, укрепление государствен¬
 ного сектора в экономике, развитие кооперирования
 сельского хозяйства. Внешняя политика Сирийской Арабской Республики
 основывалась на принципах укрепления сотрудничества
 со всеми демократическими и прогрессивными силами в
 борьбе с империализмом и колониализмом, за ликвида¬
 цию последствий израильской агрессии 1967 года. В июле 1970 года в Ираке вступила в силу новая
 временная конституция, которая провозглашала Ирак
 народно-демократической республикой, стремящейся к
 созданию «единого арабского государства и установле¬
 нию социалистического строя». Обнародованная в нояб¬
 ре 1971 года Хартия национальных действий подчерки¬
 вала «неприемлемость для Ирака капиталистического
 пути развития». Хартия подчеркивала необходимость
 создания единого фронта прогрессивных партий и пат¬
 риотических сил Ирака на основе общих задач борьбы
 против империализма, сионизма и реакции; призывала
 к укреплению отношений с социалистическими страна¬
 ми 10. Конец 60-х годов ознаменовался возникновением ка¬
 чественно новой обстановки и для Палестинского движе¬
 ния сопротивления. Цели восстановления своих прав
 палестинский народ мог осуществить только в результа¬
 те активной борьбы с израильскими экспансионистами,
 империалистами и местной реакцией. Тот факт, что те же
 самые силы стояли и на пути народов арабских стран, 166
стремившихся к национальной, социальной и экономиче¬
 ской независимости, еще больше способствовал увязке
 разрешения палестинской проблемы с целями националь¬
 но-освободительных революций. Это находило выраже¬
 ние не только в декларациях пришедших к власти в ряде
 арабских стран революционно-демократических или
 патриотических группировок, но и в их практической
 деятельности. Так, вскоре после революции в Ливии специальным
 декретом Совета революционного командования (от
 10 января 1970 г.) был создан так называемый специ¬
 альный фонд, предназначавшийся для использования в
 целях «борьбы за освобождение территорий, находящих¬
 ся под сионистским контролем». Разностороннюю по¬
 мощь Палестинскому движению сопротивления оказыва¬
 ли и другие арабские страны. Естественно, что масшта¬
 бы экономической помощи и морально-политической под¬
 держки со стороны отдельных государств определялись
 как соотношением сил, влиявших на формирование
 внешней политики этих стран, так и степенью социаль¬
 но-политической зрелости движущих сил национально-
 освободительных революций. Но и при разном уровне
 понимания конечных целей палестинской революции со¬
 лидарность со справедливой борьбой народа Палестины
 имела антиимпериалистическую и антисионистскую на¬
 правленность, способствовавшую сплочению арабских
 стран. Солидарность арабского мира с борьбой палестин¬
 ского народа за свое национальное освобождение про¬
 явилась, в частности, во время сентябрьских событий 1970 года в Иордании. В знак протеста против действий
 иорданской реакции, которая при поддержке Израиля
 и США развязала братоубийственную войну с Палес¬
 тинским движением сопротивления на территории Иор¬
 дании, Ирак и Сирия закрыли свои границы с Иорда¬
 нией, Алжир разорвал с нею дипломатические отноше¬
 ния, а Кувейт и Ливия отказались предоставить Амману
 финансовую помощь, которую они оказывали на основа¬
 нии решения хартумской конференции (1969 г.) «в ка¬
 честве компенсации за потери в июньской войне». При
 активном содействии прогрессивных арабских госу¬
 дарств, а также благодаря личному вкладу Г. А. Насера 27 сентября 1970 г. в Каире была достигнута договорен¬
 ность о прекращении кровопролития в Иордании. Революционно-демократические преобразования в 167
ряде арабских государств содействовали активизации
 освободительных процессов на африканском континенте.
 По мере нарастания национально-освободительной борь¬
 бы в африканских странах отношение «черного конти¬
 нента» к положению дел на Ближнем Востоке станови¬
 лось важным позитивным фактором в политике араб¬
 ских государств. В 1967 году только пять стран Африки
 выразили солидарность с арабами, ставшими жертвой
 израильской агрессии, и только одна Гвинея пошла на
 разрыв дипломатических отношений с Израилем. Но
 уже со следующего года Организация африканского
 единства (ОАЕ) начинает рассматривать ближневосточ¬
 ную проблему как общеафриканскую и выражать соли¬
 дарность с арабскими странами. В 1970 году ОАЕ заяви¬
 ла о том, что выполнение резолюции 242 Совета Бе¬
 зопасности ООН не может быть частичным. В 1972 году
 она призвала всех своих членов оказывать полную под¬
 держку Египту. В 1973 году ОАЕ выразила готовность
 применить санкции против Израиля, «коллективные и
 индивидуальные, как экономического, так и политиче¬
 ского характера», в случае отказа Тель-Авива вывести
 войска с оккупированных территорий11. К концу 1973 го¬
 да уже 19 африканских государств разорвали диплома¬
 тические отношения с Израилем, а к концу 1974 года их
 сохранили только Малави, Лесото, Свазиленд и Маври¬
 кий. Многие члены ОАЕ резко ограничили или полностью
 прекратили торгово-экономические связи с Израилем
 Укреплению позиций ближневосточных стран в их
 борьбе против израильского агрессора и поддерживав¬
 ших его сил империалистической реакции способствова¬
 ла постоянная и разносторонняя помощь стран социали¬
 стического содружества. XXIV съезд КПСС подтвердил неизменность под¬
 держки Советским Союзом правого дела арабских наро¬
 дов, подвергшихся агрессии, и курса на политическое
 урегулирование. В принятом 8 апреля 1971 г. заявлении
 «За справедливый и прочный мир на Ближнем Востоке»
 съезд призвал «совместными усилиями обуздать изра¬
 ильских агрессоров, заставить их уважать общепризнан¬
 ные нормы международной жизни и законные права
 арабских государств, вывести свои войска с захваченных
 арабских территорий»13. Конкретным шагом на пути уп¬
 рочения арабо-советских связей стали договоры о дружбе
 и сотрудничестве Советского Союза с Египтом и Ира¬
 ком, подписанные соответственно 27 мая 1971 г. и 9 ап¬ 168
реля 1972 г. Эти договоры предусматривали сотрудниче¬
 ство сторон в сохранении и развитии социально-эконо¬
 мических завоеваний их народов, обмен опытом во всех
 областях экономики, науки и культуры 14. В конце 60 — начале 70-х годов благоприятные меж¬
 дународные условия, создавшиеся в результате процесса
 разрядки международной напряженности, позволили
 нефтедобывающим государствам перейти в решительное
 наступление против господства «нефтяного империализ¬
 ма» в экономике своих стран. На протяжении десятилетий нефтедобывающие госу¬
 дарства Ближнего и Среднего Востока вели упорную
 борьбу за восстановление суверенных прав на свои при¬
 родные ресурсы. Осуществление этой задачи являлось
 важнейшим условием независимого экономического раз¬
 вития освободившихся стран, которое, в свою очередь,
 создавало предпосылки для преодоления унаследован¬
 ной от эпохи колониализма хозяйственной, научно-тех¬
 нической и культурной отсталости. Борьба нефтедобы¬
 вающих государств за национализацию своих природ¬
 ных ресурсов прошла несколько этапов, которые вклю¬
 чали пересмотр концессионных соглашений, предостав¬
 лявших односторонние преимущества международным
 нефтяным монополиям, изменение системы расчетных
 платежей за добываемую нефть, полную или частичную
 экспроприацию собственности иностранного капитала в
 нефтедобывающей промышленности, расположенной на
 территориях этих стран. В соответствии с решением алжирских властей, пос¬
 ледовавшим после израильской агрессии 1967 года, го¬
 сударственная компания СОНАТРАК стала осуществ¬
 лять поэтапную национализацию нефтедобывающей про¬
 мышленности. После того, как в июне 1970 года была
 национализирована собственность ряда международных
 нефтяных компаний («Шелл», «Мобил» и др.), доля
 СОНАТРАК в общей добыче алжирской нефти состави¬
 ла 31%. В результате же мероприятий, осуществленных
 алжирским правительством в течение 1971 года, госу¬
 дарство контролировало около 75% нефтедобычи. Совет революционного командования Ливийской
 Арабской Республики к середине 1974 года поставил под
 государственный контроль около 70% всей добываемой
 в стране нефти. Ряд мер по национализации нефтедобы¬
 вающей промышленности был осуществлен и в Иране. Борьба арабских стран, в особенности тех, где у влас- 169
ти находились национально-патриотические силы, за на-
 ционализацию нефтедобывающей промышленности со¬
 провождалась расширением и укреплением сотрудниче¬
 ства с СССР и другими социалистическими государст¬
 вами, что позволяло им успешно противостоять неоко¬
 лониалистскому диктату империалистических держав. Эволюция внешней политики Египта в начале
 70-х годов и ее воздействие на расстановку сил
 на Арабском Востоке Успехи национально-освободительного движения на¬
 родов арабских стран, достигнутые в конце 60 — начале
 70-х годов в политической и экономической областях, за¬
 кладывали солидную основу как для дальнейшего про¬
 движения по пути социально-экономического развития,
 так и для достижения всеобъемлющего справедливого
 ближневосточного урегулирования. Однако мир на
 Ближнем Востоке не был установлен. Обструкционизм
 израильских сионистов и американских империалистов
 свел на нет усилия и инициативы сторонников мирного
 урегулирования конфликта на Ближнем Востоке. Большой вред делу борьбы за всеобъемлющее урегу¬
 лирование арабо-израильского конфликта нанесла бес¬
 принципная, капитулянтская политика египетского пре¬
 зидента А. Садата и поддерживавших его курс арабских
 реакционных кругов, сделавших главную ставку в уста¬
 новлении мира на Ближнем Востоке на Соединенные
 Штаты. «Изменения, происходящие в последнее время
 на Ближнем Востоке, — пишет член Политбюро ЦК Еги¬
 петской компартии Н. Камил, — во многом обусловлены
 той эволюцией, которая начала совершаться в Египте
 сразу после прихода А. Садата к власти»15. Трансформация революционно-демократических за¬
 воеваний Египта и эволюция его внешней политики, про¬
 исходившие при активном воздействии нового президен¬
 та, стали возможны в результате совокупности объек¬
 тивных и субъективных, внутренних и внешних факторов
 развития АРЕ после смерти Г. А. Насера. Уже во вто¬
 рой половине 60-х годов на арену политической жизни
 Египта выступила оппозиция прогрессивным преобразо¬
 вательным реформам «свободных офицеров». В состав
 оппозиции входили представители кулачества, городской
 буржуазии, паразитировавшей главным образом в сфере 170
услуг, влиятельных кругов так называемой бюрократи¬
 ческой буржуазии, функционеров Арабского социалисти¬
 ческого союза (АСС), которые, используя свое служеб¬
 ное положение в государственном аппарате, нажили не¬
 малые состояния 16. Среди недовольных характером дея¬
 тельности революционных демократов во главе с
 Г. А. Насером были и традиционные эксплуататорские
 классы в лице помещиков и капиталистов, которым в
 большей или меньшей степени удалось сохранить свое
 влиятельное положение в обществе. Открытое противо¬
 борство этих двух направлений во внутренней и внеш¬
 ней политике Египта в конце 1967 — начале 1968 года
 завершилось, как отмечалось выше, победой сторонни¬
 ков Г. А. Насера. Благодаря широкой поддержке курса, проводимого
 революционными демократами под руководством
 Г. А. Насера как в собственной стране, так и на Араб¬
 ском Востоке в целом, прогрессивным силам Египта уда¬
 лось преодолеть сопротивление оппозиции и вывести
 страну на путь некапиталистического развития. Однако
 сказывались объективные трудности, связанные в том
 числе с тем, что Египет входит в систему мирового капи¬
 талистического хозяйства, с определенной непоследова¬
 тельностью в действиях революционных демократов,
 ошибками руководства страны. За годы египетской рево¬
 люции в стране так и не была создана жизнеспособная
 политическая организация, которая могла бы возглавить
 революционный процесс и повести страну к намеченным
 целям. Поэтому, как считает К. Брутенц, «приход к
 власти А. Садата имел роковые последствия для прог¬
 рессивной ориентации Египта»17. Оказавшись у власти, А. Садат не мог рассчитывать
 на поддержку сторонников и последователей Г. А. На¬
 сера. Об этом свидетельствовала реакция с их стороны
 на ряд решений, принятых им сразу после того, как он
 стал президентом, без предварительного обсуждения и
 согласования в руководстве АСС. Так, А. Садат издал
 в декабре 1970 года декрет о прекращении практики сек-
 вестрирования земли и имущества за политические пре¬
 ступления, дал «гарантии безопасности» частному секто¬
 ру и т. д. Ослабление политических сил, оппозиционно настро¬
 енных в отношении политики А. Садата, подрыв их по¬
 зиций в руководстве страны становились для нового пре¬
 зидента непременным условием сохранения за собой 171
власти. В ходе событий 15 мая 1971 г., получивших по
 терминологии нового режима название «исправительно¬
 го движения», из АСС, органов государственной власти,
 пропаганды и информации были устранены наиболее по¬
 следовательные насеристы, представители левых и
 марксистов. После реорганизации в июне — июле 1971 года АСС
 и профсоюзов руководство этих организаций почти на
 80% состояло из сторонников А. Садата. В июле 1971 года А. Садат провозгласил так назы¬
 ваемую Программу национальных действий, которая по¬
 вторяла ряд положений Хартии 1962 года, выдвигала в
 качестве основной задачи страны необходимость скорей¬
 шей разработки и принятия постоянной конституции.
 В программе указывалось также на необходимость обес¬
 печения приоритета экономических институтов над по¬
 литическими и усиления роли частного сектора в эконо¬
 мике Египта. Новая конституция, опубликованная в сен¬
 тябре 1971 года, расширила полномочия президента и
 фактически превращала египетское государство в пре¬
 зидентскую республику. Конституция 1971 года, фор¬
 мально закреплявшая за Народным собранием статус
 высшего законодательного органа, оставляла за прези¬
 дентом право принятия декретов, имеющих силу закона.
 Провозглашение новой конституцией шариата источни¬
 ком законодательства фактически подрывало основы ус¬
 тановившейся системы юридических норм и создавало
 предпосылки для пересмотра законов, изданных после
 революции 1952 года. Стремясь ^ослабить демократические силы египетско¬
 го общества и установить выгодную для себя социаль¬
 но-политическую обстановку в стране, А. Садат начал
 снимать ограничения на деятельность запрещенных
 раньше организаций и отдельных лиц. С ноября 1971 го¬
 да из тюрем стали освобождаться «братья-мусульмане»,
 было разрешено возвращение в страну политических
 эмигрантов и принято решение о восстановлении их в по¬
 литических правах. Предпринятые А. Садатом меры привел/и, как показа¬
 ли результаты выборов в Народное собрание (27 октяб¬
 ря— 3 ноября 1971 г.), к резкому изменению классового
 состава высшего органа государственной власти в поль¬
 зу буржуазных элементов, что не замедлило сказаться
 на его деятельности. Под давлением правого большинст¬
 ва в парламенте в апреле 1972 года был снят секвестр с 172
земли и имущества 1200 ранее репрессированных поме¬
 щиков и капиталистов. Помещики получили право на
 получение компенсации за конфискованные у них из¬
 лишки земли. Используя президентскую власть, Садат стремился
 создать юридические и политические условия для фор¬
 сированного развития капиталистических отношений, за¬
 конодательно закрепить господствующее положение сво¬
 ей опоры — кулацко-помещичьей прослойки в египетской
 деревне. Но чем больше законодательно оформленных
 прав получали буржуазия, помещики, кулаки и обслу¬
 живающий интересы этих слоев бюрократический аппа¬
 рат, тем сильнее становилось их влияние на главу ис¬
 полнительной власти. Садат все больше и больше отхо¬
 дил от принципов внутренней и внешней политики, опре¬
 деленных июньской революцией 1952 года. В условиях острых политических и социально-эконо¬
 мических противоречий египетского общества, острота
 которых усугублялась отсутствием прогресса в решении
 задач по ликвидации последствий израильской агрессии,
 политический курс нового президента приобретал все бо¬
 лее непоследовательный и противоречивый характер. Устранив в результате «исправительного движения»
 своих политических противников, выступавших за укреп¬
 ление разносторонних связей с Советским Союзом,
 А. Садат вместе с тем подписал 27 мая 1971 г. Договор о дружбе и сотрудничестве между СССР и АРЕ. И хо¬
 тя, как пишет М. Хейкал, «подписывая договор, А. Са¬
 дат думал о том, как он его разорвет», египетский пре¬
 зидент вынужден был пойти на такой шаг, поскольку до¬
 говор всецело отвечал национальным интересам Египта.
 «Я добивался заключения договора с Советским Сою¬
 зом, — заявил А. Садат в Народном собрании 2 июня 1971 г., — так как Советский Союз всегда был нашим
 искренним другом и оказывал нам бескорыстную по¬
 мощь»18. Договор о дружбе и сотрудничестве между Совет¬
 ским Союзом и АРЕ не только подводил итог многогран¬
 ным отношениям между двумя странами, но и намечал
 перспективы развития двусторонних связей. Вместе с тем сразу же после подписания договора с
 Советским Союзом антисоциалистические убеждения
 египетского президента вылились наружу. А. Садат при¬
 нял деятельное участие в кровавой антикоммунистиче¬
 ской расправе, развязанной в июле 1971 года в Судане. 173
Антикоммунистические акции в Судане, отвечавшие
 интересам международной и местной реакции, встретили
 осуждение прогрессивных сил арабского мира. Напри¬
 мер, тогдашний президент Алжира X. Бумедьен заявил,
 что «эти репрессии представляют собой ошибку и от¬
 нюдь не служат интересам арабской нации»19. Осужде¬
 ние в арабском мире действий А. Садата в связи с су¬
 данскими событиями не могло не повлиять на политиче¬
 скую линию нового президента Египта. В сообщениях
 печати, опубликованных в связи с пребыванием в Егип¬
 те делегации Коммунистической партии Советского
 Союза во главе с секретарем ЦК КПСС Б. Н. Понома¬
 ревым, которая участвовала в работе Всеобщего нацио¬
 нального конгресса Арабского социалистического союза,
 особо подчеркивалось, что любые проявления антиком¬
 мунизма служат лишь осуществлению империалистиче¬
 ских целей в районе Ближнего Востока20. «Включение
 такого положения в совместный советско-египетский до¬
 кумент в тот момент, — пишет Е. Примаков, — имело
 большое значение, так как сужало возможности манев¬
 рирования внутриегипетских и внешних реакционных
 сил, заинтересованных в ослаблении египетско-совет¬
 ских отношений»21. Стремясь укрепить свои позиции в политическом тор¬
 ге с США, летом 1972 года А. Садат принял решение от¬
 казаться от помощи советских военных специалистов.
 Отказ египетского президента от помощи советских во¬
 енных специалистов, рассматриваемый в контексте отно¬
 шений с СССР в это время, был связан с тем, что, как
 пишет Е. Примаков, «приняв решение, направленное на
 частичное урегулирование при полном игнорировании
 интересов других арабских стран и палестинцев, Садат
 не мог рассчитывать на поддержку СССР». Ослабление ограничений на деятельность в прошлом
 оппозиционных сил Египта позволило режиму Садата
 легализовать отношения с реакционными и антидемок¬
 ратическими режимами на Ближнем и Среднем Восто¬
 ке. После восстановления в августе дипломатических
 отношений с Ираном усилился процесс сближения меж¬
 ду шахом и А. Садатом. В августе 1971 года шах Ира¬
 на заявил, что между Ираном и ОАР устанавливаются
 «новые дружественные отношения»22. Об этом свидетель¬
 ствовала, в частности, реакция Египта на захват Ира¬
 ном в конце 1971 года трех островов в Ормузском про¬
 ливе. Хотя, как известно, многие арабские страны выра¬ 174
зили резкое осуждение этой акции шахского Ирана, а
 Ирак разорвал с ним дипломатические отношения, пози¬
 ция Египта выразилась лишь в предложении Ирану вы¬
 вести свои войска с этих островов. Более того, выступив¬
 ший в начале 1972 года посредником в урегулировании
 ирано-кувейтского конфликта тогдашний министр иност¬
 ранных дел Египта настоятельно рекомендовал своему
 кувейтскому коллеге «придерживаться в отношении Ира¬
 на более умеренного курса»23. Развитие двусторонних египетско-иранских отноше¬
 ний привело к тому, что уже после октябрьской войны
 шахский Иран подписал ряд соглашений и протоколов об экономическом сотрудничестве с Египтом на сумму 1 млрд. долл., предоставив заем на развитие и рекон¬
 струкцию египетской экономики в сумме 750 млн. долл.
 и товарный кредит на 100 млн. долл.24 Контрреволюционный характер практических дейст¬
 вий режима А. Садата в области внутренней и внешней
 политики не мог не вызвать симпатии у короля Саудов¬
 ской Аравии Фейсала, прибывшего в июне 1971 года в
 столицу ОАР. Во время встреч с А. Садатом король
 Фейсал согласился увеличить финансовую помощь Егип¬
 ту, предоставив в дар 30 млн. ф. ст., и, кроме того, со¬
 гласился отправить на египетско-израильский фронт под¬
 разделение саудовской армии как символ поддержки во¬
 енных усилий Египта. Стремясь после смерти президента
 Г. А. Насера завоевать позицию неоспоримого лидера в
 арабском мире, саудовский король Фейсал расширил
 программу ранее объявленной «священной войны» за
 освобождение Иерусалима включением в нее требования об уходе Израиля со всех оккупированных в 1967 году
 арабских территорий25. Активизация на новой основе отношений Египта с
 консервативными и реакционными режимами происходи¬
 ла при одновременном изменении характера связей ре¬
 жима А. Садата с революционно-демократическими и
 прогрессивными силами на Ближнем и Среднем Восто¬
 ке. Действия А. Садата в связи с возобновлением бра¬
 тоубийственной войны в Иордании существенно отлича¬
 лись от тех, которые в подобной же ситуации предприни¬
 мал президент Г. А. Насер. А. Садат не последовал
 примеру других арабских стран, которые или порвали
 дипломатические отношения с Иорданией, или прекрати¬
 ли оказывать ей помощь. Более того, А. Садат не посчи¬
 тал необходимым скрывать, что он сохранил дипломати¬ 175
ческие отношения с Иорданией, так как считал короля
 Хусейна «посредником для связей с Соединенными Шта¬
 тами». В выступлении 7 марта 1971 г. А. Садат называл два
 обязательных условия разрешения ближневосточного
 конфликта: вывод израильских войск со всех оккупиро¬
 ванных арабских территорий и обеспечение законных
 прав народа Палестины. Своими практическими дейст¬
 виями А. Садат демонстрировал, какую смысловую на¬
 грузку несут провозглашенные им лозунги. В апреле 1972 года в Каире состоялась чрезвычайная сессия На¬
 ционального совета Палестины, на которой обсуждался
 так называемый «план Хусейна». Для участия в работе
 сессии А. Садат пригласил бывшего председателя Ис¬
 полкома ООП А. Шукейри. Одновременно с этим он
 предпринял попытки сближения с невходящими в ООП
 так называемыми умеренными палестинцами из числа
 состоятельной палестинской верхушки Западного берега.
 Демонстративно игнорируя Организацию освобождения
 Палестины, А. Садат стремился оказать давление на ее
 лидеров, чтобы добиться от них и большей «умереннос¬
 ти» в программных требованиях, и признания резолю¬
 ции ООН 242. В случае согласия руководства ООП с по¬
 зицией А. Садата в палестинском вопросе египетский
 президент мог считать устраненным одно из главных
 препятствий на пути к сепаратным переговорам с Израи¬
 лем. О том, что А. Садат уже в 1972 году серьезно счи¬
 тался с возможностью исключить ООП из переговоров
 об установлении мирных отношений с Израилем, свиде¬
 тельствует и его предложение в сентябре 1972 года о
 создании палестинского правительства в изгнании, в со¬
 став которого должны были войти палестинцы, прожи¬
 вающие в Египте. Попытка египетского президента ма¬
 нипулировать в своих интересах палестинской проблемой
 была сразу же понята руководством ООП, которое рас¬
 ценило политическую линию А. Садата в палестинском
 вопросе как «желание уйти от жизненно важной пробле¬
 мы ближневосточного урегулирования» 26. Сближение А. Садата с консервативными арабскими
 режимами, в частности с Саудовской Аравией, усилива¬
 ло центробежные тенденции в отношениях Египта с про¬
 грессивными арабскими странами. 18 сентября 1972 года
 руководители Ливии и Египта подписали соглашение о
 слиянии двух стран в одно государство в течение одного
 года и о создании единого политического руководства. 176
Обе стороны решили провести 1 сентября 1973 г. в двух
 странах референдум для утверждения этого соглашения.
 В процесс подготовки к объединению двух государств
 на всех этапах активно вмешивалась Саудовская Ара¬
 вия. По мере приближения сроков референдума король
 Фейсал усилил нажим на А. Садата, добиваясь его отка¬
 за от соглашения 18 сентября 1972 г. В мае 1973 года
 Фейсал пообещал А. Садату финансовую помощь в слу¬
 чае отказа от объединения с Ливией. А после визита еги¬
 петского президента в Эр-Рияд, в конце августа 1973 го¬
 да, где Саудовская Аравия, Кувейт, Абу-Даби и Катар
 пообещали А. Садату помощь в размере 500 млн. ф. ст.
 для закупок вооружений, он, как отмечала ливийская
 пресса, окончательно отказался от идеи объединения27. Расхождения между двумя странами стали все силь¬
 нее выступать наружу. 23 июля 1973 г. Муамар Кадда¬
 фи заявил, что точка зрения Ливии в отношении борьбы
 с израильским агрессором полностью расходится с по¬
 зицией А. Садата. Что же касается А. Садата, то, как
 пишет С. Товмасян, «он методично тормозил подготовку
 к референдуму, обрек на бездеятельность комиссии по
 объединению и ждал удобного повода — либо по обсто¬
 ятельствам, либо, еще лучше, по инициативе ливийской
 стороны,— чтобы скомпрометировать ливийский ре¬
 жим» 28. По мере отхода А. Садата от демократических завое¬
 ваний египетской революции усиливался процесс сбли¬
 жения Египта со странами Запада, и в первую очередь
 с Соединенными Штатами. В марте 1971 года ознако¬
 мительную поездку в Египет совершил Д. Рокфеллер.
 В следующем году в Каире побывал президент Между¬
 народного банка реконструкции и развития Р. Макна¬
 мара. В ходе встреч с египетским руководством прези¬
 дент МБРР обсуждал меры по поощрению деятельности
 западных монополий не только в области разведки и до¬
 бычи нефти, но и в других отраслях, вопросы создания
 смешанных компаний и банков с участием западного
 капитала и местных частных предпринимателей и др.
 Египет стал получать беспроцентные кредиты Междуна¬
 родной ассоциации развития, общий объем которых за
 1970—1973 годы составил 130 млн. долл.29 Однако меры по расширению деятельности местного
 частного капитала и привлечению в Египет западных
 инвесторов не только не уменьшали трудности и острые
 противоречия экономического развития страны, но и по¬ 177
рождали новые. Рост инфляции и безработицы вызывал
 массовое недовольство местного населения. Увеличение
 задолженности АРЕ в связи с получаемой от западных
 стран и международных кредитных организаций по¬
 мощью, которая по данным Организации экономическо¬
 го сотрудничества и развития составила на конец 1971
 года 1304 млн. долл., ограничивало возможности внеш¬
 ней торговли Египта. Отрицательное воздействие на египетскую экономи¬
 ку частного местного и иностранного капитала вынуж¬
 дало режим А. Садата продолжать, а в ряде случаев
 расширять торгово-экономические связи с социалисти¬
 ческими странами. Так, в декабре 1971 года Египет под¬
 писал соглашение об экономическом и научно-техниче-
 ском сотрудничестве с Румынией, торговый протокол с
 ГДР. В феврале 1972 года правительство Болгарии, идя
 навстречу потребностям египетского народа, предоста¬
 вило Египту долгосрочный кредит. В марте этого же
 года между Болгарией и Египтом было подписано тор¬
 говое соглашение. Стремясь ослабить воздействие острых кризисных яв¬
 лений, а также предупредить возможность развала эко¬
 номики Египта, режим А. Садата был вынужден поддер¬
 живать, а в ряде случаев идти на расширение торговых
 и технико-экономических связей с Советским Союзом,
 охватывавших такие важные отрасли народного хозяй¬
 ства, как машиностроение, энергетика, судостроение, ра¬
 диотехническая промышленность, нефтяная, химико-фар¬
 мацевтическая, текстильная. В 1974 году было заверше¬
 но строительство первой очереди Хелуанского металлур¬
 гического комбината, мощность которого достигла
 900 тыс. т стали в год. В 1975 году вступил в строй алю¬
 миниевый завод мощностью в 100 тыс. т металла в год.
 На промышленные объекты, построенные с помощью
 СССР, во второй половине 70-х годов приходилось
 100% египетского производства кокса, агломерата, хо¬
 лоднокатаного листа, металлообрабатывающих станков,
 свыше 60% стали, свыше 50% электроэнергии, около
 30% переработки нефти 30. Воздействие перечисленных выше факторов, соотно¬
 шение которых постоянно менялось, придавало полити¬
 ке режима Садата еще более зигзагообразный характер.
 Показательным в этом отношении был подход египет¬
 ского президента к проблеме ближневосточного урегу¬
 лирования, занимавшей ведущее положение во внешней 178
политике Египта. Борьба народов арабских стран, втом
 числе Египта, за ликвидацию последствий израильской
 агрессии 1967 года приняла в начале 70-х годов столь
 массовый характер и достигла такой степени остроты,
 что политические руководители ближневосточных стран
 были вынуждены, в ряде случаев против своего жела¬
 ния, усилить активность в деле достижения справедли¬
 вого мира на Ближнем Востоке. Корыстный подход к ближневосточному конфликту,
 практические действия, связанные с ним, приобрели
 особо важное значение в политике Садата. И это есте¬
 ственно, так KâK в условиях роста экономической и по¬
 литической нестабильности, характеризовавшей внутрен¬
 нее развитие Египта в начале 70-х годов, представи¬
 тели разных групп и слоев населения связывали с
 установлением мира на Ближнем Востоке надежды на
 улучшение своего экономического и социального поло¬
 жения. В обстановке все усиливавшегося давления со
 стороны демократических и национально-патриотических
 сил, а также недовольства буржуазно-помещичьих сло¬
 ев египетского общества, добивавшихся ничем не огра¬
 ниченной свободы частнопредпринимательской деятель¬
 ности, достижение даже частичного успеха на пути про¬
 движения к урегулированию конфликта позволило бы
 А. Садату расширить социальную базу нового режима и
 укрепить его положение. Не удивительно поэтому, что
 американо-израильские предложения о возможности
 урегулирования конфликта между Египтом и Израилем
 без учета интересов других сторон конфликта, в том чис¬
 ле арабского народа Палестины, сразу же привлекли
 внимание президента А. Садата. Одно из предложений двустороннего «урегулирова¬
 ния» основывалось на так называемом «плане Даяна», о
 котором в Каире стало известно в конце 1970 года.
 «План Даяна» предусматривал частичный отход изра¬
 ильских войск, расположенных на восточном берегу Су¬
 эцкого канала. Израильский министр обороны считал,
 что вывод израильских войск с узкой полосы вдоль вос¬
 точного берега Суэцкого канала может быть предметом
 переговоров с Египтом. По «плану Даяна» оккупирован¬
 ный Западный берег реки Иордан и оставшаяся часть
 Синайского полуострова будут оставаться мощным ко¬
 зырем Тель-Авива в политическом торге с Египтом от¬
 носительно дальнейшей нормализации двусторонних от¬
 ношений. Отвод израильских войск, по мнению Даяна, 179
позволит Египту подготовить канал к открытию, а во¬
 зобновление навигации по Суэцкому каналу будет до¬
 полнено таким политическим соглашением, «которое
 выведет Египет из конфликта» без подписания мирного
 договора. Основные положения «плана Даяна» вызвали, как
 отмечает американский исследователь истории ближне¬
 восточного конфликта У. Квандт, у официальных пред¬
 ставителей египетского правительства большой интерес.
 О положительном отношении к предложениям израиль¬
 ского министра обороны со стороны нового режима в
 Египте свидетельствовало и интервью А. Садата амери¬
 канскому корреспонденту А. Борчгрэйву, в котором еги¬
 петский президент впервые заявил о готовности при¬
 знать Израиль и заключить с ним мир. Очередным подтверждением готовности А. Садата к
 двусторонним переговорам с Израилем явилась так на¬
 зываемая мирная инициатива египетского правительст¬
 ва, с которой оно выступило 4 февраля 1971 г. Действи¬
 тельным инициатором «мирной» инициативы, как это те¬
 перь хорошо известно, был сам египетский президент,
 который, повторяя отдельные положения «плана Даяна»,
 настаивал на частичном отводе Израилем своих войск
 с восточного берега Суэцкого канала, что позволило бы
 начать работы по восстановлению этого водного пути.
 В случае принятия Тель-Авивом этого предложения
 египетская сторона соглашалась продлить предусмотрен¬
 ное планом У. Роджерса соглашение о прекращении ог¬
 ня в зоне Суэцкого канала с трех до шести месяцев,
 восстановить дипломатические отношения с США и, ис¬
 пользуя посредничество посла Ярринга, подписать мир¬
 ный договор с Израилем 31. Египет, кроме того, предла¬
 гал произвести отвод израильских войск из зоны кана¬
 ла в период перемирия на основании плана-расписания,
 принятого ООН и составленного в соответствии с резо¬
 люцией 242. В интервью американскому журналу «Ньюсуик», дан¬
 ном А. Садатом несколько дней спустя, он уточнил ха¬
 рактер предложений Египта, значительно уменьшив при
 этом количество ранее выдвинутых условий. Под «час¬
 тичным израильским отходом», разъяснил А. Садат,
 подразумевается отход израильских войск в северо-вос-
 точной части Синая. Перемирие должно быть ограни¬
 ченным во времени, так как, по мнению А. Садата, бес¬
 срочное перемирие лишит его возможности оказывать 180
давление на Израиль и дело не сдвинется с мертвой
 точки. Суэцкий канал должен быть готовым к возобнов¬
 лению судоходства по истечении 6 месяцев с начала
 очистных работ. Израильские суда не будут иметь пра¬
 ва прохода по каналу до тех пор, пока Израиль не вы¬
 полнит условий, вытекающих из резолюции 242, то есть
 пока Израиль не освободит оккупированные арабские
 территории и не разрешит проблему беженцев 32. Предложения А. Садата об урегулировании конфлик¬
 та на двусторонней основе, не согласованные предвари¬
 тельно с руководством АСС и МИД Египта, вызвали не¬
 довольство партийных функционеров и чиновников ве¬
 домства иностранных дел, усмотревших в действиях
 нового президента готовность к закулисному торгу с
 США и Израилем. Устранение в мае 1971 года демократической оппо¬
 зиции в партийном и государственном руководстве, вы¬
 ступавшей против инициатив Садата в ближневосточном
 урегулировании, казалось, открывало новому президенту
 более широкие перспективы для координации своей по¬
 литики с Вашингтоном в деле ближневосточного урегу¬
 лирования. Однако состоявшиеся в мае 1971 года пере¬
 говоры с У. Роджерсом не дали А. Садату желаемых ре¬
 зультатов. Американская сторона не отказывалась от
 посреднических услуг в двусторонних египетско-израиль-
 ских переговорах, но конкретных обязательств относи¬
 тельно того, чтобы оказать давление на Израиль, не
 брала. В свою очередь, израильские власти, передавшие
 через американского посредника Дж. Сиско ответ на
 инициативу А. Садата, не соглашались «ни в настоящем,
 ни в будущем связывать частичный вывод своих войск
 из зоны Суэцкого канала с уходом на границы 4 июня
 1967 г.»33 Складывавшаяся ситуация осложняла и без того не¬
 прочное положение А. Садата и вынуждала его нара¬
 щивать активность в деле достижения ближневосточного
 урегулирования. 26 июля 1971 г. в день годовщины еги¬
 петской революции А. Садат заявил о том, что 1971 год
 станет «решающим годом». В случае невозможности до¬
 стижения ближневосточного урегулирования политиче¬
 скими средствами Египет, по словам президента, вынуж¬
 ден будет обратиться к оружию 34. Параллельно с публичными декларациями о неиз¬
 менном стремлении Египта добиваться освобождения ок¬
 купированных Израилем территорий и «восстановления 181
чести арабской нации», рассчитанными на население соб¬
 ственной страны и прогрессивные силы мира, А. Садат
 продолжал линию закулисного торга с Соединенными
 Штатами. Поэтому 1972 год, объявленный А. Садатом,
 как и предшествующий, «решающим», не приблизил ре¬
 жим Садата, делавшего большую ставку на США, к
 урегулированию конфликта даже на этой двусторонней
 основе. Соединенные Штаты, заверявшие в ходе закулисных
 переговоров уполномоченных Египта в готовности содей¬
 ствовать установлению мира на Ближнем Востоке и ока¬
 зать с этой целью необходимое давление на Израиль,
 продолжали оказывать экономическую, военно-техниче¬
 скую и морально-политическую поддержку сионистам
 Тель-Авива. Разносторонняя помощь Соединенных Шта¬
 тов способствовала усилению агрессивности израильских
 сионистов, совершивших летом 1972 года серию воору¬
 женных провокаций против Ливана и Сирии. Солидар¬
 ность Вашингтона с политикой Тель-Авива выразилась
 и в том, что при обсуждении в Совете Безопасности ООН
 этого вопроса представитель США отказался поддер¬
 жать резолюцию, осуждавшую нападение израильских
 войск на Сирию и Ливан. В 1973 году США использо¬
 вали право вето в отношении резолюций Совета Безо¬
 пасности ООН, так или иначе осуждавших практику
 израильских сионистов. Несмотря на очевидный антиарабский и произраиль-
 ский характер политики США на Ближнем Востоке, ре¬
 жим Садата продолжал искать пути к сближению с
 Вашингтоном и демонстрировать готовность пойти на
 большие уступки ради установления «мира» в регионе
 с помощью и учетом интересов США. Роль активного посредника в закулисном египетско-
 американском торге стала играть Саудовская Аравия.
 Так, еще в конце 1970 года в Каире побывал родствен¬
 ник короля Фейсала Камаль Адхам, который в разгово¬
 ре с А. Садатом заявил, что Белый дом «беспокоит при¬
 сутствие русских» в Египте и это мешает саудовцам за¬
 ставить американцев играть более активную роль в про¬
 цессе урегулирования35. Что касается Соединенные
 Штатов, то они, как об этом заявил Г. Киссинджер,
 стремились «выставить русских и добиваться такого уре¬
 гулирования, в результате которого укрепились бы уме¬
 ренные, а не радикальные режимы» 36. Поэтому в годы,
 объявленные А. Садатом «решающими», основная цель. 162
американской дипломатии, по словам У. Квандта, за¬
 ключалась в том, чтобы убедить А. Садата, что «присут¬
 ствие русских является препятствием для возвращения
 ему Синая» зт. А. Садат пошел на отказ от помощи советских воен¬
 ных специалистов, но обещанного Синая не получил.
 Президент Р. Никсон в своем личном послании назвал
 действия А. Садата «важным шагом» и пообещал
 «сконцентрировать внимание на Ближнем Востоке по
 окончании выборов в США и после завершения перего¬
 воров по Вьетнаму» 38. Отказ израильского руководства от переговоров о
 всеобъемлющем урегулировании, демонстративное нара¬
 щивание военной мощи и строительство военных поселе¬
 ний, происходившие на фоне ухудшения экономического
 положения в Египте и ограничения демократических
 прав и свобод, усиливали в стране недовольство полити¬
 кой А. Садата. В конце 1972 — начале 1973 года по
 стране прокатились массовые студенческие волнения.
 Бейрутская газета «Ан-Н^хар» опубликовала в начале 1973 года открытое письмо египетских писателей к
 А. Садату, в котором выдвигались требования, направ¬
 ленные против режима личной власти президента. Писа¬
 тели настаивали на том, чтобы «ничто не утаивалось от
 народа», чтобы было введено, всеобщее военное обучение.
 Письмо содержало требования покончить с изоляцией
 армии от народа, с деятельностью тайной полиции, на¬
 ционализировать собственность американских компаний
 на территории Египта, совместно с другими арабскими
 странами выступить против политики США на Ближнем
 Востоке. Колонизация Израилем оккупированных во время аг¬
 рессии 1967 года арабских территорий вызвала протес¬
 ты большинства арабских стран, и в первую очередь тех,
 которых эта колонизация непосредственно касалась.
 В апреле 1973 года король Хусейн обратился к прави¬
 тельствам арабских стран с призывом «...сорвать ужас¬
 ный израильский план, направленный на то, чтобы ли¬
 шить арабов их земельной собственности на оккупиро¬
 ванных территориях». В это же время руководители трех
 стран: Египта, Сирии и Иордании обратились к гене¬
 ральному секретарю ООН К. Вальдхайму с посланием,
 в котором обращали внимание «на настойчивость изра¬
 ильских оккупационных властей в вопросе изменения
 физического, географического и демографического ха¬ 183
рактера оккупированных арабских территорий» и выра¬
 жали протест против «...изгнания арабского населения с
 оккупированных территорий, являющегося следствием
 создания поселений и поглощения Израилем оккупиро¬
 ванных территорий». В обстановке усиления агрессивности Израиля в реги¬
 оне, пользовавшегося всесторонней поддержкой правя¬
 щих кругов США, ни одна арабская страна не могла
 считать себя в безопасности. Арабский мир выражал за¬
 конное возмущение и тревогу по поводу провокационной
 политики и практики Тель-Авива39. Так, в ответ на заяв¬
 ление М. Даяна о неосуществимости планов палестинцев
 на создание палестинского государства, сделанное им в
 конце июня 1973 года, Иордания и Иран в совместном
 коммюнике «выразили беспокойство по поводу ухудше¬
 ния положения на Ближнем Востоке» и заявили о том*
 что «оккупация территорий, принадлежащих определен¬
 ным арабским государствам, с применением силы явля¬
 ется серьезным нарушением международного права и
 создает угрозу безопасности региона и миру во всем
 мире». Развивающиеся страны в своем большинстве оказа¬
 лись на стороне арабов, продолжавших, по их убежде¬
 нию, оставаться жертвами израильской агрессии. Неко¬
 торые из африканских государств, которые в конце 60—
 начале 70-х годов поддерживали отношения (особенно
 экономические и в области культуры) с Израилем, пы¬
 тались выступить в роли посредников для нормализации
 арабо-израильских отношений. Однако столкнувшись с
 «заносчивым высокомерием Тель-Авива», они вынужде¬
 ны были признать бесплодность своих попыток и по¬
 рвать дипломатические отношения с Израилем накану¬
 не или во время арабо-израильской войны 1973 года.
 Росту недовольства большинства африканских госу¬
 дарств экспансионистской политикой Тель-Авива способ¬
 ствовали также разносторонние отношения, существовав¬
 шие между израильскими сионистами и расистами на
 юге Африки. На стороне арабских государств, боровшихся за лик¬
 видацию последствий израильской агрессии 1967 года,
 было и общественное мнение мусульманских стран Азии.
 Правящие круги ряда исламских государств, особенно
 таких как Иран, Турция и Пакистан, испытывая сильное
 давление со стороны большинства населения, симпати¬
 зировавшего справедливой борьбе арабских стран и 184
арабского народа Палестины, вынуждены были офици¬
 ально осуждать политику аннексий, которую продолжа¬
 ли проводить израильские сионисты. Так, в марте 1972 года конференция министров иностранных дел му¬
 сульманских государств в Джидде приняла по инициа¬
 тиве короля Фейсала единодушное решение о создании
 за счет взносов этих стран специального фонда для борь¬
 бы с израильским агрессором и за освобождение «свя¬
 щенного города Иерусалим». Поддержка мусульманскими странами справедливой
 борьбы народов арабских стран за установление мира
 на Ближнем Востоке находила широкий отклик среди
 освободившихся стран, демократических и прогрессив¬
 ных сил мира. Так, IV конференция неприсоединившихся
 стран в Алжире (5—9 сентября 1973 г.) приняла специ¬
 альную резолюцию по Ближнему Востоку и палестин¬
 ской проблеме, в которой подтвердила «полную и эф¬
 фективную поддержку Египта, Сирии и Иордании в их
 законной борьбе за возвращение любыми средствами
 оккупированных территорий» 40. Важным фактором борьбы арабских государств за
 ликвидацию последствий израильской агрессии 1967 го¬
 да, справедливое ближневосточное урегулирование с
 учетом интересов всех сторон конфликта была внешне¬
 политическая деятельность стран социалистического со¬
 дружества во главе с Советским Союзом, которые не
 прекращали усилий, направленных на достижение все¬
 объемлющего урегулирования и обеспечение подлинного
 мира на Ближнем Востоке. Таким образом, накануне октябрьской войны 1973 го¬
 да обозначились два подхода к решению проблемы
 ближневосточного урегулирования. Один отражал реши¬
 мость народных масс Египта и других арабских стран,
 столкнувшихся с категорическим нежеланием израиль¬
 ских сионистов возвратить незаконно оккупированные
 арабские территории, стать на путь вооруженной борь¬
 бы за ликвидацию последствий израильской агрессии
 1967 года. Война с Израилем, становившаяся неизбеж¬
 ным следствием обструкционистской политики и прак¬
 тики израильских сионистов, воспринималась широкими
 народными массами арабских стран как справедливая
 борьба за восстановление национальных, государствен¬
 ных и суверенных прав. На стороне народов арабских
 стран, боровшихся за ликвидацию последствий израиль¬
 ской агрессии 1967 года, были и народы освободившихся 135
стран, и представители мировой прогрессивной общест¬
 венности. Иным было отношение к этой проблеме со стороны
 египетского президента и тех сил внешнего мира, с чьей
 помощью он стремился удержаться у власти. А. Садат
 стремился использовать предстоящую войну для дости¬
 жения тех целей внутренней и внешней политики, реа¬
 лизация которых оказалась невозможной на предвоен¬
 ной стадии. «Египетский режим, — пишет арабский ис¬
 следователь октябрьской войны 1973 года Магди Камаль
 аль-Масри,— пытался выйти из кризисной ситуации
 внутри страны с помощью ограниченной войны» 41. Эти два подхода к предстоящей войне предопредели¬
 ли характер и последствия военных действий в ходе ок¬
 тябрьской войны 1973 года. Арабо-израильская война 1973 года и ее итоги.
 Женевская мирная конференция В 1973 году арабские государства, убедившись втом,
 что мирное решение ближневосточного конфликта най¬
 дено быть не может из-за нежелания Израиля вернуть
 оккупированные территории и поддержки его позиции
 со стороны США, перешли к вооруженным действиям
 против израильских агрессоров. 6 октября 1973 г. вооруженные силы Египта и Сирии
 атаковали израильские войска, расположенные на окку¬
 пированных ими территориях арабских стран. В заявле¬
 нии Советского правительства, опубликованном 8 октяб¬
 ря в связи с возобновлением военных действий, указы¬
 валось, что «ответственность за нынешнее развитие со¬
 бытий на Ближнем Востоке и их последствия целиком
 и полностью ложится на Израиль и те внешние реак¬
 ционные круги, которые постоянно потворствуют Израи¬
 лю в его агрессивных устремлениях» 42. В первый же день войны вторая и третья египетские
 армии, оснащенные советской военной техникой и обу¬
 ченные советскими военными специалистами, форсирова¬
 ли Суэцкий канал и мощными ударами взломали считав¬
 шуюся неприступной оборонительную «линию Барлева»
 на восточном берегу. Сирийская армия развивала так¬
 тический успех на Голанских высотах. Результаты пер¬
 вых дней войны развеяли миф о непобедимости израиль¬
 ских вооруженных сил и неспособности арабов дать от¬
 пор агрессорам. Заметно возросшая боевая мощь араб¬ 186
ских армий продемонстрировала утрату Израилем абсо¬
 лютного военного превосходства. «Перед нами уже дру¬
 гая армия», — вынужден был признать М. Даян 43. Руководствуясь общими принципами социалистиче¬
 ской внешней политики, а также заботой о справедли¬
 вом мире и безопасности всех стран Ближнего Востока,
 Советский Союз оказал в этот период большую помощь
 вооруженным силам Египта и Сирии, поставляя этим
 странам в срочном порядке, по воздуху и морем, новей¬
 шие виды вооружений, необходимые для боев с агрес¬
 сором. 11 октября 1973 г. послы Египта, Сирии, Ирака,
 Алжира и Иордании от имени всех аккредитованных в
 Москве арабских представителей выразили министру
 иностранных дел СССР А. А. Громыко глубокую благо¬
 дарность за неоценимую всестороннюю помощь и под¬
 держку в борьбе против империалистической агрессии,
 в отстаивании арабскими странами своей свободы и не¬
 зависимости 44. Роль и значение Советского Союза в де¬
 ле защиты интересов народов арабских стран и поддерж¬
 ки их справедливой борьбы против израильского агрес¬
 сора вынужден был признать и А. Садат. Позиция
 Советского Союза во время октябрьской войны 1973 го¬
 да была, по словам египетского президента, позицией
 «истинных друзей; которые пришли к нам на помощь в
 самые ответственные и трудные для нас дни» 45. Военным успехам Египта и Сирии на начальном эта¬
 пе войны способствовала солидарность с ними большин¬
 ства арабских стран. Вместе с армиями Египта и Сирии
 против агрессора сражались воинские части и подразде¬
 ления Ирака, Марокко, Саудовской Аравии, Алжира,
 Кувейта, Туниса, Судана и Иордании. Ливия направила
 на арабо-израильский фронт медицинский персонал. Важную роль в деле достижения успеха по ликвида¬
 ции последствий израильской агрессии 1967 года при¬
 званы были сыграть предпринятые в этот период дипло¬
 матические усилия арабских государств. Послы арабских
 стран, аккредитованные в ряде западноевропейских го¬
 сударств и США, посетили соответствующие ведомства
 иностранных дел и проинформировали их о положении
 дел на арабо-израильском фронте и об отношении своих
 стран к происходящему. От имени неприсоединившихся
 стран Алжир направил письмо генеральному секретарю
 ООН, в котором осуждалась агрессия Израиля против
 Египта и Сирии. Политические и дипломатические уси¬
 лия сторонников ликвидации последствий израильской 187
агрессии 1967 года способствовали дальнейшему углуб¬
 лению изоляции Израиля на международной арене. Эффективную помощь Египту и Сирии оказали араб¬
 ские нефтедобывающие государства. 17 октября 1973 г.
 министры по делам нефти государств — членов ОПЕК,
 собравшиеся в Кувейте, приняли решение использовать
 нефть в качестве политического оружия. В частности,
 нефтедобывающие государства постановили сократить
 добычу нефти на своих территориях на 5% по сравне¬
 нию с уровнем предыдущего месяца, а в каждый после¬
 дующий месяц уменьшать добычу еще на 5% до тех
 пор, пока «территории, оккупированные Израилем в
 1967 году, не будут возвращены их законным владель¬
 цам, и до тех пор, пока не будут восстановлены права
 палестинского народа» 46. Алжир, Ливия, Ирак предла¬
 гали национализировать имущество американских неф¬
 тяных компаний и изъять из банков США арабские
 вклады, а также прекратить поставки нефти в США и
 Голландию, которые активно поддерживали Израиль.
 Что касается Ирака, то уже на другой день после нача¬
 ла войны с Израилем он национализировал имущество
 американских и голландских компаний в оставшейся
 единственной иностранной концессии на иракской тер¬
 ритории — «Басра петролеум», а также акции компании
 «Партэкс», связанной с голландским капиталом, «в знак
 протеста против враждебной позиции правительств
 США и Голландии в отношении освободительной борь¬
 бы арабов» 47. Монархические правительства Саудов¬
 ской Аравии и Кувейта возражали против радикально¬
 го предложения о национализации и отстаивали прин¬
 цип сокращения нефтедобычи и установления эмбарго
 на ее поставку в страны, поддерживающие Израиль.
 Вскоре к Ираку, объявившему бойкот на поставки неф¬
 ти «прямым пособникам Израиля», присоединились все
 остальные нефтедобывающие страны Арабского Вос¬
 тока. Военные успехи Египта и Сирии на начальном этапе
 октябрьской войны 1973 года, военно-техническая и по¬
 литическая помощь Советского Союза и стран социали¬
 стического содружества, активная поддержка правого
 дела египетского и сирийского народов всем арабским
 миром привели к тому, что на Ближнем Востоке произо¬
 шло, выражаясь словами американского еженедельника
 «Тайм», «неожиданное изменение политических реаль¬
 ностей». 188
Однако с 15 октября 1973 г. развитие боевых дейст¬
 вий на египетско-израильском фронте стало приобретать
 направление, которое в конечном счете привело к окру¬
 жению находившейся на южном фланге фронта третьей
 египетской армии и блокаде города Суэца. Как показы¬
 вают факты, изменения, происшедшие во второй поло¬
 вине октября 1973 года в положении воюющих сторон,
 в значительной степени были предопределены тем поли¬
 тическим курсом, которым еще до войны следовал еги¬
 петский президент. Принимая решение о возобновлении военных дейст¬
 вий против Израиля, А. Садат стремился к достижению
 на поле боя таких результатов, которых он не смог до¬
 биться в закулисном торге с американцами на предвоен¬
 ной стадии и которые позволили бы ему укрепить свое
 положение в стране. Двойственная и противоречивая политика А. Садата
 отражалась на характере боевых действий египетской
 армии. На начальном этапе военных действий египет¬
 ские войска сумели добиться успеха. Форсировав Суэц¬
 кий канал и овладев «линией Барлева», вторая и третья
 египетские армии закрепились на восточном берегу ка¬
 нала и создали благоприятные условия для развития
 тактического успеха египетской армии в направлении
 перевалов на Синае. Однако наступления в сторону пе¬
 ревалов так и не последовало. 8 октября сводки с фрон¬
 та тоном победных реляций сообщали о продвижении
 египетских войск на глубину до 15 км. «К концу второ¬
 го дня войны египтяне все еще не продвинулись дальше
 6—10 миль от канала,— пишет Мартин ван Гревельд.—
 Это удивительно, если учесть, что из-за отсутствия
 должной координации контратаки израильских войск на
 Синае не приносили успеха и мало что могло удержать
 победоносных египтян от дальнейшего продвижения
 вглубь» 48. 9 октября Г. Киссинджер по каналу секретной связи
 предложил египетской стороне «прекратить огонь на мес¬
 тах», то есть на линиях, которые занимали противодей¬
 ствующие стороны. Однако А. Садат, как пишет М. Хей-
 кал, считая свою позицию выигрышной, предложил от¬
 вести израильские войска на линию 4 июня 1967 г.49
 Вместе с тем египетская армия так и не вышла на гра¬
 ницы той полосы вдоль восточного берега Суэцкого ка¬
 нала, освобождение которой представлялось А. Садату
 чрезвычайно важным с политической точки зрения. 189
На египетско-израильском фронте Садатом была
 объявлена «оперативная пауза», которая связала дей¬
 ствия египетских войск, создала благоприятные условия
 для концентрации военных усилий Израиля на сирий¬
 ском направлении. Не случайно поэтому М. Хейкал пи¬
 шет, что сирийская сторона не может простить Садату
 «оперативной паузы в тяжелые для нее дни». В то же
 время пассивность Садата и как следствие — ничем не
 оправданное «топтание» египетских вооруженных сил в
 узкой полосе вдоль восточного берега Суэцкого канала
 позволили США активно вмешаться в события на Ближ¬
 нем Востоке. Заинтересованность же США в этом ста¬
 новилась все более очевидной, поскольку действия араб¬
 ских государств вступали во все большее противоречие
 с интересами экономической и военно-политической экс¬
 пансии Соединенных Штатов на Ближнем Востоке. Стремясь осуществить ближневосточное урегулирова¬
 ние «по-американски», США пытались использовать кри¬
 зисную ситуацию на Ближнем Востоке для ослабления
 всех участвующих в военных действиях сторон, хотя по
 разным причинам и в разной степени. По словам Г. Кис¬
 синджера, которые были переданы в последующем
 М. Хейкалу тогдашним министром иностранных дел Сау¬
 довской Аравии Омаром Саккафом, «Египет и Израиль
 должны сначала обескровить друг друга, и лишь после
 этого можно будет достичь какого-либо урегулирова¬
 ния» 50. Соединенные Штаты рассчитывали получить воз¬
 можность оказывать на них соответствующее давле¬
 ние и установить такую систему отношений с каждым
 из них, которая позволила бы уже после прекращения
 огня направить арабо-израильские переговоры в русло
 американских интересов. «Если бы Г. Киссинджеру уда¬
 лось не допустить решительной победы ни одной сторо¬
 ны, тогда бы он мог манипулировать результатами во¬
 енных действий для начала переговоров и в конце кон¬
 цов для улаживания арабо-израильского конфликта»,—
 так характеризует тактическую линию США в период
 военных действий в октябре 1973 года американский
 исследователь Р. Шихан 51. Если основываться на официальных заявлениях, то
 в начале боевых действий Соединенные Штаты исходили
 из того, что, как выражался Г. Киссинджер, «арабы в
 очередной раз разобьют себе нос», так как Израиль
 «уже в течение ближайших 48 часов сможет контрата¬ 190
ковать»52. Но, как показали события, Израиль оказал¬
 ся не в состоянии противодействовать наступательному
 порыву арабских армий. Уже «в конце третьего дня
 войны стало ясно, — признает Р. Никсон,— что израиль¬
 тяне переоценили свои силы для достижения быстрой
 победы» 53. Переоценили возможности Израиля и сами
 США. Уже через несколько дней после начала войны
 Г. Киссинджер заявил: «Если битва не будет остановле¬
 на в разумный период времени, события выйдут из-под
 контроля» 54. Как уже отмечалось, 9 октября Соединен¬
 ные Штаты предложили египетской стороне прекратить
 огонь на местах. Отказ Египта принять американское
 предложение явился формальным поводом для принятия
 высшим американским руководством в этот же день ре¬
 шения «в принципе» об оказании помощи Израилю.
 Действительная же причина состояла в ином: неблаго¬
 приятном для Израиля положении на фронтах. 12 октября премьер-министр Израиля Г. Меир обра¬
 тилась к Соединенным Штатам с призывом осуществить
 «немедленные, прямые и .массированные поставки по
 воздуху оружия и снаряжения». В противном случае,
 говорилось в телеграмме, Израиль вынужден будет пой¬
 ти на принятие условий о прекращении огня на местах.
 Дав положительный ответ на телеграмму Тель-Авива,
 Вашингтон убедил израильского посла Диница, чтобы
 Израиль не соглашался с прекращением огня на местах,
 поскольку, по мнению американцев, прекращение огня
 в условиях определенных успехов арабских армий не
 позволяло надеяться на то, что арабские страны или
 одна из них примет принцип прямых переговоров с Из¬
 раилем и американское посредничество, в чем США ви¬
 дели свою главную цель. Вашингтон стал принимать лихорадочные усилия по
 обеспечению Израиля самым современным оружием, с
 тем чтобы дать ему возможность перейти в контрнаступ¬
 ление. «Мы будем наводнять Израиль оружием до тех
 пор, пока не создадим новую реальность» 55, — сказал
 Г. Киссинджер. По воздушному мосту, установленному
 между США и Израилем, стали осуществляться «немед¬
 ленные, прямые и массированные поставки» американ¬
 ского оружия. Кроме того, Пентагон передал израиль¬
 скому командованию информацию, полученную с амери¬
 канского спутника, которая указывала на недопустимый
 в боевых условиях разрыв между египетскими полевыми
 армиями 56. 19î
15 октября 1973 г. израильское военное руководство
 ввело в образовавшуюся брешь между второй й третьей
 египетскими армиями в районе Деверсуара и Абу-Сул-
 тана оперативное подразделение, которое, преодолев
 Горькие озера, захватило плацдарм на западном берегу
 Суэцкого канала. Уже 16 октября об этом прямо заяви¬
 ла Г. Меир в своем выступлении в кнессете: «...B этот
 день и в этот час наши подразделения действуют на за¬
 падном берегу Суэцкого канала» 57. К 20 октября там
 уже были сосредоточены 4 танковые, механизированная
 и парашютная бригады. Находившаяся на восточном бе¬
 регу третья египетская армия оказалась в окружении,
 возникла реальная угроза блокады Суэца. Реакция президента А. Садата на возникшую ситуа¬
 цию выразилась в том, что 16 октября, выступая в На¬
 родном собрании, он заявил о готовности Египта пойти
 на «прекращение огня при условии немедленного выво¬
 да израильских войск со всех оккупированных террито¬
 рий на линию 4 июня 1967 г., созыва международной
 конференции в рамках ООН, расчистки и открытия Су¬
 эцкого канала» 58. В этот же день он направил началь¬
 ника генерального штаба C. X. Шазли в район Девер¬
 суара для осуществления мер по уничтожению «просо¬
 чившихся сил противника». Ретроспективно оценивая действия Садата в этот пе¬
 риод, можно сказать, что он сознательно закрывал гла¬
 за на серьезную опасность, нависшую над третьей ар¬
 мией и городом Суэцем, и продолжал настаивать на том,
 что согласится на прекращение огня лишь при условии,
 если Израиль выведет свои войска на линию 4 июня
 1967 г., по крайней мере на египетском участке кон¬
 фронтации. Главное, чего добивался Садат,— это пря¬
 мое вовлечение в политические маневры по арабо-изра-
 ильскому урегулированию Соединенных Штатов. Эта линия отчетливо проявилась и во время советско-
 египетских переговоров, проходивших с 16 по 19 октяб¬
 ря в ходе визита в Каир Председателя Совета Минист¬
 ров СССР А, Н. Косыгина. И хотя обмен мнениями меж¬
 ду сторонами выявил со всей определенностью «заинте¬
 ресованность египетского руководства в скорейшем
 прекращении военных действий» 59, А. Садат категори¬
 чески отказывался согласиться с прекращением огня на
 местах. Когда в связи с продолжающимся расширением
 израильского плацдарма на западном берегу Суэцкого
 канала глава Советского правительства, как об этом в 192
последующем написал сам А. Садат, указал на опас¬
 ность, «нависшую над Каиром», египетский президент
 заявил, что он «не согласится с прекращением огня до
 тех пор, пока не будет завершена последняя стадия его
 военного плана» 60. При двойственности и противоречивости, которые
 характеризовали действия президента Египта, трудно
 сказать, какую последнюю стадию своего военного пла¬
 на он имел в виду. Факты, приводимые М. Хейкалом,
 свидетельствуют о том, что высшие военно-политические
 инстанции блокировали инициативные действия армей¬
 ских офицеров, пытавшихся эффективно противодейство¬
 вать «просачиванию» противника в тыл третьей египет¬
 ской армии. Вполне вероятно, что до определенных пре¬
 делов «новая реальность», которую израильтяне
 создавали на суверенной территории Египта, не противо¬
 речила интересам режима А. Садата, рассчитывавшего
 на американское вмешательство и на возможность США
 оказать давление на Израиль. Когда же израильские
 войска почти окружили третью египетскую армию и соз¬
 дали угрозу блокады Суэца, а Соединенные Штаты не
 только не препятствовали, но и всячески содействовали
 им в этом, А. Садату не оставалось ничего иного, как
 «от имени египетского народа» в ночь на 20 октября
 обратиться к советскому послу за содействием в дости¬
 жении прекращения огня. 20—21 октября в Москве на состоявшихся перегово¬
 рах советских руководителей с Г. Киссинджером были
 намечены пути к миру в этом районе. Действуя в согла¬
 сии с арабскими государствами, Советскому Союзу уда¬
 лось добиться того, что 22 октября Совет Безопасности
 принял предложенный СССР и США проект резолюции,
 в котором сторонам предлагалось немедленно прекра¬
 тить огонь и после этого перейти к переговорам с целью
 установления справедливого и надежного мира на Ближ¬
 нем Востоке на основе известной резолюции 242 Совета
 Безопасности от 22 ноября 1967 г. С этой целью непо¬
 средственно вовлеченные в конфликт стороны должны
 были немедленно начать переговоры «под соответствую¬
 щей эгидой». «Таким образом, впервые в истории ара-
 бо-израильского конфликта при активной роли Совет¬
 ского Союза решение о прекращении огня удалось непо¬
 средственно связать с проблемой ликвидации общих
 причин конфликта. Эта резолюция по существу намети¬
 ла контуры содержания будущего урегулирования» 61. 7—154 193
Однако Соединенные Штаты, проголосовавшие за
 принятую Советом Безопасности резолюцию 338, и Из¬
 раиль, обязавшийся выполнять ее положения, не соби¬
 рались в действительности придерживаться буквы и ду¬
 ха этой резолюции. Ко времени принятия Советом Бе¬
 зопасности резолюции 338 израильские части на
 восточном берегу Суэцкого канала не успели замкнуть
 кольцо вокруг третьей египетской армии. С точки зре¬
 ния американских интересов в ближневосточном урегу¬
 лировании это означало, что «новая реальность», о ко¬
 торой говорил Г. Киссинджер, еще не была создана.
 «Весь трюк заключался в том, — пишет У. Квандт об
 американской тактике в этом вопросе,— чтобы достичь
 прекращения огня в нужный момент». Поэтому США
 стремились, если прибегнуть к словам биографа Г. Кис¬
 синджера Р. Валериани, полностью использовать в сво¬
 их интересах все возможности, связанные с создавшей¬
 ся ситуацией 62. Израильские руководители, заручившиеся предвари¬
 тельным одобрением Г. Киссинджера, который на обрат¬
 ном пути из Москвы сделал остановку в Тель-Авиве,,
 продолжили военные действия. По свидетельству араб¬
 ского исследователя И. Саад эд-Дина, Киссинджер ис¬
 пользовал обстановку, чтобы после принятия резолюции
 338 дать Израилю зеленый свет для развития военного
 успеха с целью усиления позиций на предстоящих пере¬
 говорах 63. Не прошло и трех часов со времени вступле¬
 ния в силу решения о прекращении огня, как израиль¬
 ские войска уже развернули новое наступление вдоль
 западного берега канала на Суэц, стремясь одновремен¬
 но отрезать третью египетскую армию от путей снабже¬
 ния продовольствием, питьевой водой, боеприпасами и
 медикаментами. Продолжение Израилем военных дейст¬
 вий вынудило Совет Безопасности 23 октября собраться
 для рассмотрения вопроса о невыполнении резолюции
 338 и принять резолюцию 339, в которой Совет «подтвер¬
 дил свое решение о немедленном прекращении всякого
 огня и всех военных действий и потребовал, чтобы вой¬
 ска были возвращены на те позиции, которые они зани¬
 мали в момент, когда прекращение огня вступило в си¬
 лу». Совет Безопасности также предложил генеральному
 секретарю ООН «принять меры к немедленному направ¬
 лению представителей Организации Объединенных На¬
 ций для наблюдения за соблюдением прекращения огня
 между войсками Израиля и Египта» °1. 194
Несмотря на это, Израиль продолжал военные дей¬
 ствия, пытаясь путем применения силы добиться укреп¬
 ления своих политических позиций в ходе предстоящих
 переговоров с арабской стороной. 24 октября Советский
 Союз предупредил Израиль о самых тяжелых последст¬
 виях продолжения агрессивных действий в нарушение
 имеющихся решений Совета Безопасности ООН. Прин¬
 ципиальная политика СССР содействовала одобрению
 Советом Безопасности новой резолюции об отводе войск
 на позиции 22 октября и создании под руководством Со¬
 вета Чрезвычайных сил ООН для Ближнего Востока,
 которые были направлены на египетско-израильский
 фронт с целью обеспечения прекращения огня. «Имен¬
 но инициатива СССР и нажим с его стороны,— вынуж¬
 ден был признать 3. Бжезинский,— ускорили заключе¬
 ние перемирия, которое помешало Израилю усилить свои
 политические позиции при помощи военных действий»65. Однако в ответ на действия Советского Союза и Ор¬
 ганизации Объединенных Наций, направленные на пре¬
 кращение кровопролития на Ближнем Востоке и обуз¬
 дание израильского агрессора, президент США Р. Ник¬
 сон в ночь на 25 октября приказал привести вооружен¬
 ные силы США, включая размещенные за границей, в
 состояние «боевой тревоги и повышенной боеготовнос¬
 ти»; эта акция была рассчитана на то, чтобы предотвра¬
 тить неблагоприятное для США изменение в соотноше¬
 нии сил на Ближнем Востоке. Несколько лет спустя, когда Г. Киссинджер уже не
 являлся официальным представителем американской
 администрации, он прямо заявил: «Я считаю, что не мо¬
 жет быть и речи об ослаблении напряженности в усло¬
 виях, когда геополитический баланс изменяется в ущерб
 нам... и демонстрирует неспособность США влиять на
 события. Это деморализует тех лидеров в различных
 частях мира, чья безопасность зависит от дружбы с Сое¬
 диненными Штатами» 66. Приведение вооруженных сил США в состояние по¬
 вышенной боевой готовности являлось в то же время
 тактическим приемом Вашингтона, позволявшим Соеди¬
 ненным Штатам искусственно перевести ближневосточ¬
 ный конфликт в плоскость конфронтации двух великих
 держав на глобальном уровне. Наконец, введением по¬
 вышенной боевой готовности Вашингтон хотел продемон¬
 стрировать Западной Европе, Японии и другим потреби¬
 телям ближневосточной нефти, что США ни перед чем 7* 195
не остановятся, чтобы защитить Запад от «произвола»
 стран — экспортеров нефти. Дипломатическая и политическая активность США,
 на словах выражавшая якобы стремление Вашингтона
 к скорейшему прекращению огня, в действительности
 преследовала другие цели. С самого начала военного
 конфликта США спекулировали на необходимости уста¬
 новления перемирия, чтобы упрочить военные и полити¬
 ческие позиции Израиля, включая сохранение за ним
 всех оккупированных территорий. В течение октября и ноября 1973 года в ООН посту¬
 пил целый ряд заявлений и деклараций от правительств
 и международных организаций, требовавших принятия
 неотложных и эффективных мер для установления спра¬
 ведливого и прочного мира на Ближнем Востоке. В об¬
 ращении Всемирного совета мира, например, содержался
 настоятельный призыв к Организации Объединенных
 Наций «принять меры с тем, чтобы заставить Израиль
 выполнить ее резолюцию и применить против Израиля
 санкции, если он откажется сделать это». Члены Ассо¬
 циации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН) так¬
 же направили заявление с призывом к справедливому
 и эффективному урегулированию в соответствии с резо¬
 люцией 242. Сьерра-Леоне и Гана информировали гене¬
 рального секретаря ООН о том, что они разорвали ди¬
 пломатические отношения с Израилем. 29 октября Мав¬
 рикий передал список более чем 30 африканских
 стран — членов ОАЕ, разорвавших дипломатические от¬
 ношения с Израилем после июня 1967 года. Дания от
 имени девяти членов Европейского экономического со¬
 общества направила генеральному секретарю ООН заяв¬
 ление, призывающее к скорейшему урегулированию
 ближневосточного конфликта на основе резолюции Со¬
 вета Безопасности 242. Мировая общественность, народы всех стран требо¬
 вали быстрейшей ликвидации опасного очага междуна¬
 родной напряженности на Ближнем Востоке. С этим не
 могли не считаться США. «Соединенные Штаты теряют
 контроль над событиями,— признавался Г. Киссинджер
 во время одной из встреч с израильским руководством
 после октябрьской войны — и нам приходится приспо¬
 сабливаться к этой реальности» 67. Пытаясь оправдать свою помощь и поддержку агрес¬
 сору, американская администрация повела атаку на на¬
 биравший в то время силу процесс международной раз¬ 196
рядки. «Мы будем препятствовать любой попытке ис¬
 пользовать разрядку для ослабления наших союзников,
 мы предпримем ответные действия,— говорил Г. Кис¬
 синджер,— если процесс разрядки напряженности будет
 использован в качестве ширмы для нагнетания конф¬
 ликтов в опасных с международной точки зрения рай¬
 онах» 68. Одновременно с этим лицемерным заявлением
 США осуществляли широкую поставку оружия Израи¬
 лю, поощряли его на продолжение агрессии с целью
 довершения окружения третьей египетской армии. Как
 считали в Вашингтоне, окружение израильтянами треть¬
 ей египетской армии позволяло Соединенным Штатам
 взять на себя «обязательства» перед А. Садатом дебло¬
 кировать окруженную армию и тем самым «спасти»
 Египет. Американские должностные лица довели до све¬
 дения А. Садата, что США берут на себя гарантию то¬
 го, что третья армия «не будет уничтожена и не умрет
 с голоду». Эти американские гарантии практически оз¬
 начали и гарантию сохранения режима А. Садата, де¬
 лавшего основную ставку на США в вопросе ближне¬
 восточного урегулирования. Сложившаяся в результате действий Соединенных
 Штатов обстановка в арабо-израильском конфликте
 обеспечивала Вашингтону возможности для оказаний
 давления на Египет и Израиль с целью установления
 перемирия. В последние дни октября 1973 года нахо¬
 дившиеся в Вашингтоне министр иностранных дел Егип¬
 та И. Фахми и премьер-министр Израиля Г. Меир при¬
 шли к соглашению с американской администрацией от¬
 носительно мер по соблюдению условий прекращения
 огня. Уже тогда были согласованы основные положения
 первого, достигнутого при посредничестве США египет¬
 ско-израильского соглашения — так называемые «6 пунк¬
 тов Киссинджера» или «египетско-израильский протокол
 о мерах по выполнению решения Совета Безопасности
 338 о прекращении огня». Этот протокол был подписан 11 ноября 1973 г. представителями военного командова¬
 ния Израиля и Египта. Посредничество Соединенных Штатов в египетско-из¬
 раильских договоренностях относительно прекращения
 огня опиралось на стремление египетской и израильской
 сторон к сепаратному урегулированию, что не могло не
 сказаться на деятельности подготовляемой тогда Же¬
 невской мирной конференции по Ближнему Востоку. 18 декабря 1973 г. постоянные представители СССР 197
и США в ООН одновременно вручили генеральному сек¬
 ретарю ООН согласованные со сторонами конфликта
 письма одинакового содержания относительно проведе¬
 ния Женевской конференции по Ближнему Востоку.
 Конференция открылась 21 декабря 1973 г. В работе
 конференции участвовали представители Египта, Иорда¬
 нии, Израиля, а также СССР и США в качестве ее со¬
 председателей. Сирия не направила своих представите¬
 лей в Женеву, сохранив право присоединиться к работе
 конференции позднее. Советский Союз, постоянно отстаивавший принцип
 всеобъемлющего и справедливого ближневосточного
 урегулирования с участием всех заинтересованных сто¬
 рон, рассматривал конференцию как механизм, призван¬
 ный выработать взаимоприемлемые договоренности, ко¬
 торые легли бы в основу прочного и справедливого мира
 на Ближнем Востоке. Министр иностранных дел СССР
 А. А. Громыко в своем выступлении на конференции
 подчеркнул, что любое решение конференции должно
 содержать «четкие и ясные обязательства о выводе
 войск Израиля со всех оккупированных в 1967 году тер¬
 риторий». Он указывал, что «новые столкновения на
 Ближнем Востоке будут иметь место и впредь, если не
 устранить коренные причины царящей здесь напряжен¬
 ности», для чего «необходимо неукоснительно провести
 в жизнь основополагающий принцип международной
 жизни — принцип недопустимости приобретения терри¬
 торий путем войны». «Конференция,— заявил А. А. Гро¬
 мыко,— должна заложить прочный фундамент для мир¬
 ного сосуществования, отношений добрососедства меж¬
 ду всеми государствами и народами Ближнего Восто¬
 ка» 69. Механизм Женевской конференции позволял выра¬
 ботать условия урегулирования на Ближнем Востоке.
 Однако этому воспрепятствовала позиция руководителей
 Израиля, Египта и Соединенных Штатов, которые пред¬
 почли маневрирование в направлении достижения час¬
 тичных решений. 18 января 1974 г. на 101-м километре
 дороги Каир—Суэц было подписано египетско-израиль¬
 ское соглашение о разъединении войск в районе Суэцко¬
 го канала. В отличие от второго соглашения, заключен¬
 ного в сентябре 1975 года, оно еще не имело ярко выра¬
 женного сепаратного характера. Документы о разъеди¬
 нении сирийских и израильских войск были подписаны 5 июня 1974 г. 198
Американская дипломатия проявила большую актив¬
 ность в деле достижения частичных соглашений между
 сторонами конфликта вместо всеобъемлющего ближне¬
 восточного урегулирования. В этой связи советское руко¬
 водство обращало внимание на то, что «сами по себе
 такие частичные меры, как, например, уход оккупантов-
 с той или иной части захваченной арабской территории
 и возвращение ее арабам, полезны, но только в том слу¬
 чае, если они представляют собой шаги к скорейшему
 действительному мирному урегулированию, а не исполь¬
 зуются как предлог для замораживания ситуации в це¬
 лом, для оттягивания мирного урегулирования, для ос¬
 лабления единства арабских стран» 70. Жизнь подтвердила правильность позиции Советско¬
 го Союза. Неоднократные «челночные» поездки государ¬
 ственного секретаря США Г. Киссинджера по ближне¬
 восточным столицам в 1973—1975 годах, его перегово¬
 ры с конфликтующими сторонами и новые попытки
 ограничить решение ближневосточной проблемы лишь
 частичными мерами хотя и давали какие-то временные
 результаты, создавая иллюзию движения к урегулиро¬
 ванию, в то же время порождали новые противоречия,
 возводили новые препятствия на пути к справедливому
 и прочному миру на Ближнем Востоке. Международное признание ООП В результате арабо-израильской войны 1973 года, а
 также с началом работы Женевской мирной конферен¬
 ции по Ближнему Востоку сложились условия, которые
 могли стать основой для выработки всеобъемлющего
 ближневосточного урегулирования с учетом интересов
 всех сторон конфликта, в том числе арабского народа
 Палестины. Палестинская проблема, будучи стержневой
 во всем комплексе ближневосточного конфликта, оказа¬
 лась в центре внимания как сторонников, так и против¬
 ников всеобъемлющего урегулирования. За справедливое урегулирование конфликта на Ближ¬
 нем Востоке с учетом интересов палестинских арабов,а
 также с участием в процессе урегулирования ООП вы¬
 ступали страны социалистического содружества, араб¬
 ские государства, освободившиеся страны — участники
 движения неприсоединения и различные международ¬
 ные организации. Точка зрения Советского Союза была
 изложена в заявлении министра иностранных дел СССР 199
A. A. Громыко, с которым он выступил 21 декабря 1973 г. на открытии Женевской конференции по Ближне¬
 му Востоку: «Наша позиция ясна и последовательна от
 начала и до конца — мир и безопасность для всех наро¬
 дов этого района. Это подразумевает, естественно, что
 будет обеспечена справедливость в отношении арабско¬
 го народа Палестины. Его права должны быть огражде¬
 ны. Само собой разумеется, что палестинская проблема
 не может рассматриваться и решаться без участия пред¬
 ставителей арабского народа Палестины» 71. Советский
 Союз настаивал на соблюдении законных прав палестин¬
 цев и на полноправном участии Организации освобожде¬
 ния Палестины в работе конференции. На состоявшемся 28 ноября 1973 г. в Алжире сове¬
 щании в верхах главы арабских государств пришли к
 согласию о необходимости координации своих действий
 в деле достижения справедливого и прочного мира на
 Ближнем Востоке на основе освобождения оккупиро¬
 ванных земель и восстановления прав арабского народа
 Палестины. Конференция глав мусульманских госу¬
 дарств, проходившая 23 февраля 1974 г. в Лахоре, при¬
 няла ряд резолюций, в которых мусульманские страны
 заявляли о своей «полной и эффективной поддержке
 Египта, Сирии, Иордании и палестинского народа в их
 законной борьбе за освобождение всех оккупированных
 территорий любыми средствами», о принятии всех мер,
 необходимых для того, чтобы «заставить Израиль не¬
 медленно и без всяких условий освободить территории,
 оккупированные в июне 1967 года...» Главы мусульман¬
 ских государств призывали все страны использовать
 любые средства для поддержки народа Палестины в его
 борьбе против сионизма, расизма и сионистских поселе¬
 ний на арабской земле и за полное восстановление прав
 палестинских арабов. Участники лахорской конференции
 признали «Организацию освобождения Палестины в ка¬
 честве единственного законного представителя палестин¬
 ского народа в его справедливой борьбе» 72. Политический курс арабских государств на поддерж¬
 ку прав арабского народа Палестины, а также призна¬
 ние ООП единственным законным представителем пале¬
 стинцев был подтвержден на рабатском совещании
 глав государств и правительств арабских государств
 (октябрь 1974 г.). Участники совещания в Рабате под¬
 твердили законность права палестинского народа на ро¬
 дину и самоопределение, «на создание при полной под¬ 200
держке других арабских стран независимой националь¬
 ной власти под эгидой ООП в качестве единственного
 законного представителя палестинского народа на той
 части палестинской территории, которая будет освобож¬
 даться от израильской оккупации» 7П. Политика стран социализма, арабских государств и
 всего мусульманского мира, направленная на всеобъем¬
 лющее справедливое урегулирование конфликта с уче¬
 том интересов арабских государств — жертв израильской
 агрессии и арабского народа Палестины, а также при¬
 знание ООП в качестве единственного законного пред¬
 ставителя палестинцев наталкивались на обструкцио¬
 низм и противодействие израильских сионистов и поддер¬
 живавших их американских империалистов. Поведение
 представителей Израиля и США во время работы Женев¬
 ской мирной конференции по Ближнему Востоку, а так¬
 же практическая деятельность Вашингтона и Тель-Авива
 демонстрировали их нежелание выполнить резолюции
 ООН по установлению мира на Ближнем Востоке, при¬
 знать право палестинцев на восстановление законных
 прав, а ООП — в качестве единственного законного
 представителя арабского народа Палестины. Правящие круги США и Израиля, отказывавшиеся
 признавать ООП и право палестинцев на создание соб¬
 ственного государства, использовали в качестве предлога
 отсутствие единства в ПДС по вопросам будущего уст¬
 ройства палестинского государства и участия в мирной
 конференции, призванной способствовать политическому
 урегулированию ближневосточного конфликта с учетом
 интересов всех сторон конфликта, и палестинцев в том
 числе, их расхождения во мнениях относительно резо¬
 люции 242. За приоритет вооруженной борьбы против
 Израиля как главного средства разрешения палестин¬
 ской проблемы выступали многие организации ПДС на¬
 кануне октябрьской войны 1973 года. Сторонники такого
 способа достижения целей ПДС исключали возможность
 мирных средств урегулирования конфликта на Ближнем
 Востоке и восстановления национальных прав палестин¬
 цев. Вместе с тем уже с начала 70-х годов среди части
 палестинских организаций стало высказываться мнение
 относительно использования и политических средств для
 разрешения палестинской проблемы с учетом реальных
 условий и возможностей ПДС. Так, о возможности «соз¬
 дания независимой национальной власти на любой части
 территории Палестины, которая будет освобождена», в 201
августе 1973 года говорил Н. Хаватме, генеральный сек¬
 ретарь Демократического фронта освобождения Палес¬
 тины, одной из основных организаций, входящих в ООП.
 О признании необходимости поиска реалистического и
 конструктивного решения палестинской проблемы свиде¬
 тельствовало и заявление одного из руководителей
 ФАТХ Абу Айяда, сделанное им в интервью газете
 «Монд» в январе 1974 года. Еще большему повороту к
 реалистическим методам урегулирования конфликта на
 Ближнем Востоке и решения палестинской проблемы
 как его части способствовали результаты арабо-израиль-
 ской войны 1973 года. Именно в ходе октябрьской вой¬
 ны, продемонстрировавшей неспособность ни одной из
 конфликтующих сторон с помощью военной силы добить¬
 ся осуществления поставленных целей, резко возросло
 значение политических средств урегулирования, которые
 сделали возможным прекращение военных действий и
 созыв Женевской мирной конференции по Ближнему
 Востоку. Этот процесс нашел отражение в решениях
 XII сессии НСП, проходившей в Каире в июне 1974 го¬
 да. В числе 10 программных пунктов, одобренных участ¬
 никами сессии, НСП провозглашал принцип необходи¬
 мости установления палестинской национальной власти
 на любой территории, освобожденной от оккупации.
 Кроме того, XII сессия НСП признала важность исполь¬
 зования политических средств борьбы для восстановле¬
 ния национальных прав арабского народа Палестины. XII сессия НСП положила начало новому этапу в
 развитии ПДС, а ее решения во многом содействовали
 росту авторитета ООП и международному признанию
 этой огранизации в качестве законного представителя
 палестинских арабов. В августе 1974 года Совет ЛАГ
 принял решение добиваться включения в повестку дня
 очередной XXIX сессии Генеральной Ассамблеи ООН па¬
 лестинского вопроса и приглашения для его обсуждения
 представителей ООП. Инициативы арабских государств нашли понимание
 и поддержку со стороны прогрессивных сил мира. Рост
 международного авторитета Палестинского движения
 сопротивления, упомянутые решения алжирского, лахор¬
 ского, рабатского совещаний создали благоприятные ус¬
 ловия для всестороннего обсуждения палестинской проб¬
 лемы на XXIX сессии Генеральной Ассахмблеи ООН. 14 октября 1974 г. Генеральная Ассамблея ООН 105 го¬
 лосами против 4 приняла решение о приглашении ООП 202
для участия в обсуждении палестинской проблемы в ка¬
 честве законного представителя палестинского народа. В итоге обсуждения палестинской проблемы 22 нояб¬
 ря 1974 г. Генеральная Ассамблея ООН подавляющим
 большинством голосов приняла резолюцию, которая под¬
 тверждала неотъемлемые правы палестинского народа
 на самоопределение без вмешательства извне, на нацио¬
 нальную независимость и суверенитет, на возвращение
 к своим покинутым очагам и имуществу. В резолюции,
 кроме того, обращалось внимание на то, что палестин¬
 ский народ является одной из главных сторон в установ¬
 лении справедливого и прочного мира на Ближнем Вос¬
 токе, и признавалось его право на восстановление своих
 национальных прав всеми средствами в соответствии с
 целями и принципами Устава ООН. Другая резолюция,
 принятая в этот же день, предоставила ООП статус по¬
 стоянного наблюдателя при ООН и ее организациях 74. Резолюции ООН по палестинскому вопросу явились
 большой победой всех прогрессивных сил мира. При¬
 знание ООП в качестве законного представителя араб¬
 ского народа Палестины способствовало росту между¬
 народного авторитета ООП. В 1975 году она получила
 статус наблюдателя в ОАЕ, в 1976 году стала полно¬
 правным членом движения неприсоединения. XXX сессия Генеральной Ассамблеи ООН приняла
 ряд резолюций, имевших важное значение для перспек¬
 тив решения палестинской проблемы. В одной из них
 Генеральная Ассамблея ООН осудила сионизм как фор¬
 му расизма и расовой дискриминации, выразившихся в
 систематическом нарушении Израилем национальных
 прав арабского народа Палестины. В двух других резо¬
 люциях Генеральная Ассамблея подтвердила неотъем¬
 лемые права палестинского народа, создала специаль¬
 ный комитет по их осуществлению и пригласила ООП
 принять участие во всех обсуждениях и конференциях
 по Ближнему Востоку, проводимых под эгидой ООН,
 включая Женевскую мирную конференцию. Совет Безо¬
 пасности пригласил в декабре 1975 года представителя
 ООП на заседание по вопросу о провокациях Израиля
 против Ливана. В июне 1976 года Комитет по осущест¬
 влению неотъемлемых прав палестинского народа реко¬
 мендовал Совету Безопасности составить расписание
 вывода израильских войск с захваченных в июне 1967 го¬
 да территорий. Вето США помешало одобрению этой ре¬
 золюции. 203
Росту международного авторитета ООП в значитель¬
 ной степени способствовала принципиальная и твердая
 позиция Советского Союза в поддержку статуса ООП в
 качестве единственного и законного представителя араб¬
 ского народа Палестины. Так, в соответствии с догово¬
 ренностью, достигнутой в ходе визита представителей
 Исполкома ООП в СССР (лето 1974 г.), в 1976 году в
 Москве было открыто представительство Организации
 освобождения Палестины. Признание СССР справедли¬
 вой борьбы палестинцев за восстановление своих нацио¬
 нальных прав, а также ООП в качестве единственного и
 законного представителя арабского народа Палестины
 сыграло большую роль в расширении международных
 связей этой организации. К середине 1979 года ООП
 была официально признана более чем 100 государства¬
 ми Европы, Азии, Африки и Латинской Америки. Воз¬
 растанию удельного веса ООП в международных отно¬
 шениях на Ближнем Востоке способствовало предостав¬
 ление Организации освобождения Палестины статуса
 постоянного члена Лиги арабских государств и наделе¬
 ние ее всеми правами, которыми пользуются страны
 ЛАГ. Расширение внешних связей, а также признание ООП
 в качестве единственного законного представителя араб¬
 ского народа Палестины придало палестинской пробле¬
 ме большое международное значение. Синайское соглашение 1975 года Демократическим и национально-патриотическим си¬
 лам в арабском мире, добивавшимся справедливого
 ближневосточного урегулирования и стремившихся к
 установлению равноправных политических и экономиче¬
 ских отношений со всеми странами, противостояли кон¬
 сервативные или «умеренные» режимы, интенсивно раз¬
 вивавшие экономические, политические, военно-техниче¬
 ские и прочие связи с индустриально развитыми
 странами Запада. Капиталистическая ориентация социально-экономиче¬
 ского и политического развития Египта, которую сти¬
 мулировала политика «открытых дверей», обусловливала
 растущую зависимость этой страны от западных держав.
 Например, после 1973 года значительно ускорилось про¬
 никновение нефтяных компаний США в Египет. С 1973 204
по 1978 год Народное собрание АРЕ утвердило 45 согла¬
 шений с 30 иностранными компаниями, главным обра¬
 зом американскими («Эссо», «Мобил ойл» и др.). В ию¬
 ле 1974 года между Египтом и США были подписаны
 межправительственные соглашения, призванные активи¬
 зировать деятельность американского капитала в Егип¬
 те: о гарантиях американских капиталовложений в Егип¬
 те, об экономической помощи США Египту в сумме
 250 млн. долл. и т. д. По просьбе Египта в 1975/76 фи¬
 нансовом году США ассигновали ему в виде помощи
 750 млн. долл. По объему выделенных АРЕ займов и
 кредитоб за период с 1968 по 1978 год США заняли ли¬
 дирующее место среди индустриально развитых капита¬
 листических государств. Еще в 1972 году Европейское экономическое сооб¬
 щество заключило торговое соглашение с Египтом сро¬
 ком на 5 лет, которое предусматривало снижение пош¬
 лин на импорт сельскохозяйственной продукции из Егип¬
 та, а последний, в свою очередь, вдвое снижал пошли¬
 ны на импорт промышленной продукции из стран
 «Общего рынка». В 1976 году ЕЭС подписало соглаше¬
 ние о кооперации с Египтом, Иорданией и Сирией,
 предусматривавшее осуществление на совместных нача¬
 лах ряда проектов по налаживанию производства, раз¬
 витию науки и техники, а также сотрудничество в таких
 сферах, как охрана окружающей среды, рыболовство,
 разработка полезных ископаемых и т. д. В роли своеобразного координатора деятельности
 иностранного капитала в Египте и других арабских стра¬
 нах выступали МБРР, МВФ и другие международные
 институты, тесно связанные с крупнейшими промышлен¬
 ными компаниями мировой системы капитализма. Так,
 в 1977 году по инициативе МБРР была создана «кон¬
 сультативная группа для Египта», в состав которой во¬
 шли 15 стран, выступавших в роли основных кредито¬
 ров АРЕ, и 12 международных организаций 75. В соот¬
 ветствии с рекомендациями этой группы перед
 египетским руководством ставилась задача осуществле¬
 ния реформ, направленных на полную перестройку эко¬
 номической структуры страны и «создание еще более
 благоприятных внутриполитических условий для ино¬
 странных инвесторов». Важную роль в придании последовательного харак¬
 тера политике «либерализации» в Египте сыграла Сау¬
 довская Аравия. Она, как и Кувейт, являлась ведущим 205
кредитором Египта. От этих стран АРЕ получала в
 1973—1975 годах около 1 млрд. долл. ежегодно 76. Еще до октябрьской войны 1973 года в ряде своих
 программных заявлений, особенно на заседаниях все¬
 мирной мусульманской лиги, король Саудовской Аравии
 Фейсал подчеркивал, что современному мусульманскому
 миру противостоит «триединый противник в лице ком¬
 мунизма, империализма и сионизма». Своей практиче¬
 ской деятельностью он демонстрировал редкое посто¬
 янство в том, что касалось борьбы с коммунизмом в са¬
 мом широком смысле этого .слова. Король Фейсал
 приложил немало усилий к тому, например, чтобы
 А. Садат отказался от помощи советских военных спе¬
 циалистов. После того, как это произошло, саудовский
 журнал «Аль-Ямама», выражавший мнения кругов, близ¬
 ких к официальным властям Саудовской Аравии, при¬
 ветствовал действия А. Садата. Такая позиция правящих кругов Саудовской Аравии
 резко контрастировала с позицией большинства других
 арабских стран, которые высоко оценивали интернацио¬
 налистский и бескорыстный характер советской помощи
 накануне и во время войны 1973 года, содействовавшей
 значительному повышению экономического и оборонного
 потенциала ряда арабских стран и позволившей в ко¬
 нечном счете нанести удар по доктрине абсолютного пре¬
 восходства израильской армии на Ближнем Востоке.
 Саудовская Аравия была вынуждена учитывать мнение
 народных масс арабских государств. В обстановке при¬
 знания в арабском мире значения помощи СССР Сау¬
 довская Аравия присоединилась к остальным членам
 Лиги арабских государств, выразившим благодарность
 Советскому Союзу за оказанную помощь. Резолюции
 лахорской конференции глав мусульманских государств 1974 года, в которой Саудовская Аравия принимала ак¬
 тивное участие, носили антиимпериалистический и анти-
 сионистский характер. Тупиковая ситуация в урегулировании по американ¬
 ской схеме усиливала напряженность в арабском мире,
 обостряла противоречия в отдельных арабских странах
 между сторонниками и противниками ориентации толь¬
 ко на США в деле ближневосточного урегулирования. Негативное отношение, разделяемое большинством
 арабских стран, к поэтапной дипломатии Г. Киссиндже¬
 ра, которая не способствовала и не могла способство¬
 вать установлению мира на Ближнем Востоке, привело 206
к тому, что в марте 1975 года Лига арабских государств
 признала провал поэтапного урегулирования. Вступивший после убийства Фейсала на престол Сау¬
 довской Аравии Халед в заявлении от 24 мая 1975 г.
 дал понять, что Саудовская Аравия может признать су¬
 ществование Израиля при условии вывода израильских
 войск со всех оккупированных территорий и признания
 права палестинских арабов на создание собственного
 государства. Он в то же время выразил надежду на то,
 что возобновление миссии Г. Киссинджера может спо¬
 собствовать установлению мира на Ближнем Востоке.
 Поддержка новым саудовским руководством курса на
 сепаратное урегулирование облегчила режиму А. Садата
 возможность прорыва дипломатической и политической
 блокады со стороны арабских государств, в которой он
 оказался в связи с упомянутым решением ЛАГ. К достижению какого-либо частичного соглашения с
 Израилем А. Садата вынуждали политические и соци¬
 ально-экономические противоречия, возникшие в Египте
 в результате проведения политики «открытых дверей»,
 ослабления связей с социалистическими странами и уси¬
 ления ориентации на Запад. Политика «открытых две¬
 рей», широковещательно провозглашенная А. Садатом в
 качестве средства разрешения социально-экономических
 трудностей, в действительности привела к созданию ус¬
 ловий для укрепления позиций паразитических слоев и
 частнокапиталистического сектора в экономике страны.
 Вместе с тем представители местного и иностранного ка¬
 питала в Египте не проявляли особого желания вкла¬
 дывать свои капиталы в промышленные проекты, кото¬
 рые бы способствовали упрочению экономического по¬
 тенциала страны, созданию новых рабочих мест и т. д.
 Не оправдывался' расчет и тех, кто выступал за тесное
 сближение Египта с Западом, в частности с США. «Сое¬
 диненные Штаты не построили ни одного завода и не
 собираются делать этого,— заявил корреспонденту
 «Юманите» один из сторонников курса, проводившегося
 президентом Г. А. Насером. — Когда я спросил Рокфел¬
 лера, может ли он нам помочь выбраться из такого по¬
 ложения, он ответил, что они (американцы. — Авт.)
 вкладывают капиталы лишь в том случае, когда увере¬
 ны, что будут получать прибыль в размере от 50 до
 100% от суммы вложенных капиталов, а если Египет не
 может обеспечить таких условий, то ему нечего рассчи¬
 тывать на американцев» 77. 207
Увеличение количества безработных, рост цен и инф¬
 ляция усиливали социальную напряженность внутри
 страны. На новый курс египетского руководства рабочие
 отвечали забастовками в Хелуане, Махалле и других
 местах. Ряды недовольных пополнялись представите¬
 лями мелкой и средней буржуазии. «Политика «откры¬
 тых дверей»,— отмечалось в прогрессивной арабской
 печати,— не смогла решить задачу освобождения от сио¬
 нистской . оккупации египетских и арабских земель и
 способствовала ухудшению условий жизни египетских
 трудящихся при одновременном чудовищном обогаще¬
 нии кучки капиталистов» 78. Ухудшение внутренней обстановки в Египте беспокои¬
 ло Вашингтон, который понимал, что падение режима
 А. Садата явится серьезным ударом по американским
 позициям на Ближнем Востоке. Американская диплома¬
 тия форсировала свои усилия по заключению так назы¬
 ваемого «синайского соглашения», которое было подпи¬
 сано 4 сентября 1975 г. - В соответствии с этим соглашением Египет обязался
 не предпринимать военных действий против Израиля и
 открыть Суэцкий канал для израильских грузов. В об¬
 мен на это Израиль «уступал» узкую полосу красномор¬
 ского побережья и нефтеносный район Абу-Рудайс. На
 перевалах Митла и Гиди создавались посты электронно¬
 го наблюдения, обслуживаемые американскими специа¬
 листами. Соглашение запрещало ввод египетских войск
 на территорию, которую освобождал Израиль. В арабских странах и в мире это соглашение было
 расценено как выход А. Садата из общеарабского фрон¬
 та борьбы с израильской агрессией. «Египетско-израиль¬
 ское соглашение есть не что иное, как часть плана изо¬
 ляции арабского национально-освободительного движе¬
 ния от его верных союзников — сил прогресса и социа¬
 лизма — в битве против империализма, сионизма, за
 экономическое развитие и социальный прогресс»,— отме¬
 чалось в совместном заявлении представителей Ирак¬
 ской коммунистической партии и Коммунистической пар¬
 тии Египта 79. «Мы никогда не пойдем на такие перегово¬
 ры, которые вел Египет. Мы не согласимся подписать
 сог