Текст
                    Л. Майкл Холл
ПО МОЕМУ ВЕЛЕНИЮ,
ПО МОЕМУ ХОТЕНИЮ!
Системное НЛП: психотехника успеха
Москва
ACT • Астрель
2006


УДК 159.9 ББК 88.3 Х72 L. Michael Hal! NLP: GOING МЕТА Advanced Modeling Using Meta-Levels Научный редактор И. Ефимова Холл, М. Х72 По моему велению, по моему хотению! Системное НЛП: психотехника успеха /Л. Майкл Холл; пер. с англ. У. Сапци- ной. - М.: ACT: Астрель, 2006. - 509, [3] с: ил. ISBN 5-17-033765-5 (ООО «Издательство ACT») ISBN 5-271-12285-9 (ООО «Издательство Астрель») ISBN 1-8990001-16-3 (англ.) Наше сознание обладает уникальной способностью — рассуждать о самом себе, создавать высшие логические уровни и с их помощью структурировать жизненный опыт и отношение к окружающему. Доктор Холл познакомит вас с психотенологией составления правильных, экологичных моделей стратегии, и самое интересное в том, что приобщиться к ним может каждый, ибо в каждом человеке самой природой заложен тот персональный компьютер, который просчитает для вас ваш особенный путь к успеху, здоровью и процветанию! УДК 159.9 ББК 88.3 Общероссийский классификатор продукции ОК-005-93, том 2; 953000 - книги, брошюры Санитарно-эпидемиологическое заключение № 77.99.02.953.Д. 00 1056.03.05 от 10.03.2005 Подписано в печать 20.12.2005. Формат 84x108/32. Усл. печ. л. 26,88. Тираж 5 000 экз. Заказ № 3352. Холл Майкл Л. По моему велению, по моему хотению! Перевод с английского У. Сапциной Зав. редакцией Т. Минеджян Технический редактор Т. Тимошина Корректор И. Мокина Компьютерная верстка Л. Быкова ООО «Издательство Астрель». 129085, Москва, пр-д Ольминского, За ООО «Издательство ACT». 170000, Россия, г. Тверь, пр-т Чайковского, д. I9A, оф. 214 Наши электронные адреса: www.ast.ru; Е- mail: astpub@aha.ru Отпечатано с готовыхдиапозитивов в ОАО «Рыбинский Дом печати» 152901, г. Рыбинск, ул. Чкалова, 8. ISBN 5-I7-033765-5 (ООО «Издательство ACT») ISBN 5-271-12285-9 (ООО «Издательство Астрель») ISBN 1-8990001-16-3 (англ.) © 1997 L. Michael Hall © ООО «Издательство Астрель». Перевод на русский язык, 2005
ОГЛАВЛЕНИЕ Предисловие 6 Вступление 19 Часть I. Стратегии моделирования 25 Глава I. Моделирование с применением НЛП 26 Глава 2. Модель стратегии НЛП 45 Глава 3. Стратегии моделирования 63 Часть II. Следующий шаг. Переход на мета-уровень: сложное моделирование с применением мета-уровней 91 Глава 4. Зачем вводить в моделирование мета-уровни? .... 93 Глава 5. Логические уровни: что это такое? 107 Глава 6. Модели логических уровней 128 Глава 7. Логические уровни обучения 173 Глава 8. Уровни абстракции Коржибски 195 Глава 9. Уровни результатов и убеждений Дилтса 219 Глава 10. Уровни восприятия 252 Глава 11. Уровни состояний 279 Глава 12. Системное НЛП: мета-наслоение сознания 318 Часть III. Совершенствование стратегий с применением мета-уровней 343 Глава 13. Объединение мета-уровней со стратегиями 344 Глава 14. Выявление и анализ множественных уровней ... 366 Глава 15. Использование: ресурсы мета-уровней 398 Глава 16. Проектирование мета-уровней 441 Глава 17. Внедрение мета-уровневых состояний 476 Эпилог 500 Приложение А. Соединение уровней 505 Приложение В. Логические уровни по Иммануилу Канту .... 507 Библиография 508 Об авторе 511 Другие книги Л.М. Холла 512
БЛАГОДАРНОСТИ Исследование моделирования в НЛП и нейросеманти- ке - постоянно развивающийся процесс. На сегодняшний день мы лишь слегка затронули вопрос возможностей моде- лирования чужого опыта. Эта работа, написанная в 1997 го- ду и исправленная для настоящего издания, представляет собой фундамент для дальнейших исследований. Данное руководство по сложному нейросемантическому моделиро- ванию позволяет подняться на еще одну ступеньку. Работая над этой книгой, я опирался на таких титанов, как первые исследователи моделирования в НЛП: Ричард Бандлер, Джон Гриндер и Роберт Дилтс. Вместе с тем я вос- пользовался более ранним опытом основателей нейролинг- вистики, а именно Альфреда Коржибски и Грегори Бейтсо- на, что очевидно из самого текста. Я обязан и многим другим людям, оказавшим позитив- ное влияние на мои представления о моделировании, и сре- ди них особенно: Доктору Карлу Ллойду, профессору университета Джорджа Фокса, который не только четверть века был моим другом, но и заставлял постоянно двигать- 4
Благодарности ся дальше, обеспечивая развитие по целому спектру научных вопросов. Доктору Бобби Боденхеймеру, в соавторстве с кото- рым я написал много книг и при одобрении которого мы закладывали основы сферы нейросемантики. Без постоянной поддержки Боба многие из моих проек- тов в моделировании так и не удалось бы осущест- вить. Доктору Мартину Робертсу — бизнесмену, писателю, издателю уэльского «Crown House», консультанту по НЛП, специалисту по моделированию, который по- дарил мне много часов незабываемых бесед по этому вопросу. Дени Бриду, консультанту по НЛП и нейросемантике в Англии, писателю, оказавшему мне профессио- нальную и личную помощь по изучению процессов моделирования по Коржибски и ряда вопросов ней- росемантики. Особую признательность выражаю Черил Баффа и Рите Пасур — за многочасовую вычитку и правку великого мно- жества ошибок и опечаток.
ПРЕДИСЛОВИЕ Это книга о моделировании. О благоговении, которое вы- зывает опыт некоторых людей, и стремлении выяснить, как им удается достичь такого мастерства в своем деле. Движу- щая сила моделирования — любопытство, желание постичь суть мастерства и добиться его. Именно эти стремления вдохновляли автора книги. Кроме того, это книга о развитии и расширении сферы действия моделирования в НЛП. По замыслу, она продол- жает разговор с того места, на котором заканчивается пер- вый научный труд по НЛП. Создатели НЛП (в число кото- рых входят Ричард Бандлер, Джон Гриндер, Лесли Каме- рон-Бандлер и Джудит Делозье) доверили Роберту Дилтсу (1980 г.) написать книгу «Нейролингвистическое программи- рование: исследование структуры субъективности, том /». В этой работе показано, как с помощью мета-состояний рассматриваются стратегические модели НЛП и решаются более широкие и общие вопросы в процессе моделирова- ния. При этом представлен особый вид моделирования. Дени Бриду обратил на него мое внимание осенью 1998 года, когда вместе с доктором Филлипом Ноланом пригла- 6
Предисловие сил меня на семинар «Объединение моделей: НЛП и общая се- мантика». Поскольку мы вместе разрабатывали некоторые процессы составления ментальных карт и конструирования для «Науки и душевного здоровья» (1933—1994 гг.), Дени от- метил, что структуры Коржибски придают моделированию «неожиданный оборот». Осознав это, я снова ощутил при- лив интереса к разработке программы, над которой работал Коржибски, и к тому роду моделирования, которое вытека- ло из его труда. Много лет подряд я повторял, что тренинги дополнили мои исследования в сфере моделирования — в них вошли математические модели для моделирования, со- циологические модели, теория игр, нечеткая логика и т.д. Здесь я придерживался определенных в работе Вудсмол- ла различий между видами и уровнями моделирования. Уай- атт называл их «моделирование-I» и «моделирование-II». Моделирование-I: Выявление паттерна и перенос. Та- кая разновидность моделирования выявляет пове- денческий паттерн, результатом которого являются некие навыки, способности и опыт. Она объясняет паттерны поведения в сфере навыков, то есть что де- лает эксперт для того, чтобы добиться того или иного результата. Эта модель дает нам характеристики, про- цедуры и процессы, которые позволяют человеку до- стичь желаемого. Моделирование-II: Моделирование моделирования-I. Здесь акцент сделан на том, как именно эксперт выполняет свою задачу. При таком моделировании мы сосредотачиваем внимание на процессах, необ- ходимых для выявления паттернов, из которых складывается сущность моделирования-I. Мы уде- ляем особое внимание убеждениям и ценностям, которые создают фреймы, управляющие экспертом 7
Предисловие и его моделированием. К ним относятся фреймы мета-программ, мета-состояния, контекстуальные состояния и т.п. НЛП возникло как итог моделирования-I. Его создали общими усилиями доктор Джон Гриндер и Ричард Бандлер, взявшись за изучение речевых паттернов Фрица Перлса и Вирджинии Сатир. Ричард обладал даром подражания ре- чи, интонации, языковым паттернам Перлса и Сатир, а Джон занимался составлением трансформационной грам- матики, извлекая из речи языковые структуры. Наконец они определили, что именно делали виртуоз- ные терапевты, производя на пациентов «магическое воз- действие». После полного приключений путешествия в сферу моделирования они опубликовали «Структуру ма- гии» (1975—1976 гг.). В этой книге была представлена первая модель НЛП и одна из основных методик моделирования в НЛП — мета-модель. Эта лингвистическая модель в качест- ве одной из трех основных мета-составляющих попала к нам как инструмент, необходимый для моделирования структуры реальности человека. Мета-модель позволяет нам получить представление о модели мира конкретного человека и лучше понять, как этот человек приобретает конкретный субъективный опыт. На первых этапах развития НЛП Ричард продемонст- рировал поразительные подражательные способности, имитируя языковые паттерны гештальт-терапии и семей- ной психотерапии. Этого результата он добился, часами, просиживая в наушниках и слушая бесконечные аудиоза- писи Фрица, а позднее наблюдая за Вирджинией лично и слушая ее. Так был выявлен мощный инструмент и про- цесс моделирования — имитация. Чтобы пользоваться им, требуется научиться различать описательный и оценоч- 8
Предисловие ный уровни того, что мы видим и слышим в окружающем мире. Этим объясняется акцент, который в НЛП сделан на сенсорное восприятие. Моделирование не удается нам, если мы мысленно разговариваем сами с собой, видим свои воображаемые картины, слышим собственный му- зыкальный фон. Чтобы осуществлять процесс моделиро- вания, требуется «лишиться этого рассудка и прийти в чувство». НЛП начинается не с моделирования-II. Даже сейчас у нас нет модели того, как мыслили, чувствовали, верили Фриц, Вирджиния или Милтон. Моделирование на таком уровне возникло спустя некоторое время. Задумавшись о самом процессе моделирования, Бандлер и Гриндер начали изучать его предпосылки, механизмы, паттерны и т.д. Об этом они написали в книге «НЛП, том 1». То, что Бандлер и Гриндер не начинали с моделирования моделирования (моделирования-И), становится очевидно, стоит задать следующие вопросы: Какой стратегией пользовался Перлс при работе с пациентами? Какая стратегия позволила Сатир «творить чудеса» при работе с семьями? Какая стратегия описывает навыки калибровки Эриксона и применение гипнотических речевых пат- тернов? Каким образом эти виртуозы принимали решение о том, когда и чем пользоваться? Размышляя об этом, Вудсмолл (1990 г.) писал: «Короче говоря, если НЛП — побочный продукт моделирования Эриксона, Перлса и Сатир, почему мы так и не поняли, как они действовали? Мы узна- ли только, что.они делали. Это означает, что мы мо- 9
Предисловие жем имитировать мощные паттерны, которыми пользовались они, но не знаем, как они изначально создавали эти паттерны и пользовались ими. Отсю- да очевидно, что та часть НЛП, которая является побочным продуктом моделирования — побочный продукт моделирования-I, а не моделирования-II» (с 3). Поскольку НЛП возникло как продукт моделирования- I, костяк НЛП составляет объяснение и кодификация пат- тернов и процедур, изначально выявленных Бандлером и Гриндером у Перлса, Сатир и Эриксона. Это открытие под- твердило их гениальность и позволило нам пользоваться их наследием. Это наследие — обобщенные ими основные ком- поненты модели НЛП, а именно: • Репрезентативный системный язык, VAK или четыре компонента. • Речевые оценочные ключевые ориентиры, или линг- вистические маркеры. • Нейрологические оценочные ключевые ориентиры (глаза, тело, жесты, дыхание). • Якорение, навязывание ритма и лидерство, дополнен- ная НЛП Т.О.Т.Е.-модель и т.д. Со временем появились и другие компоненты модели НЛП: паттерны изменения убеждений, определение значе- ния и изменение, мета-программы, состояния, фреймы и рефрейминг, логические уровни, мета-состояния и т.д. Пользуясь первой моделью моделирования, стратеги- ческой, многочисленные разработчики, теоретики и практики НЛП начали осваивать навыки моделирования- II. При этом они прибегли к моделированию, для чего ис- кали экспертов в различных областях и применяли способ НЛП для структурирования субъективного опыта. Это по- 10
Предисловие могло им выявлять, вскрывать, программировать и пере- программировать, устанавливать и применять модели со- вершенства и опыта. Появлялось все больше и больше конкретных паттернов, касающихся различных аспектов человеческого опыта. В их число вошли модели здорового питания, снижения и поддержания веса, поддержания физической формы, общения, противостояния, отстаива- ния своей позиции, родительских обязанностей, управле- ния, творчества, стрельбы, катания на лыжах и подводно- го плавания, лечения аллергии и фобий, преодоления по- следствий давних травм. Список можно продолжать до бесконечности. Моделирование на уровне моделирования-II отнюдь не описывает простой процесс. Возможно, в магии конкретно- го совершенства, интересующего нас, и вправду есть струк- тура, но это не значит, что мы неизменно находим простую или несложную структуру, управляющую им. Иначе нам не понадобилось бы так напряженно учиться находить, опи- сывать и раскрывать суть этой «магии». О сложности моде- лирования Вудсмолл (1990 г.) писал: «Моделирование — невероятно сложный, трудный, замысловатый процесс. Это возможно, но нелегко. Будь он легким, в мире было бы гораздо больше экс- пертов. Причина существования такого незначитель- ного количества моделей улучшения опыта — не от- сутствие интереса, а отсутствие способностей и ком- петентности» (с. 6). Во многом эта сложность объясняется тем, как эксперт наслаивает один на другой уровни мыслей, эмоций и пред- ставлений, создающих глубокий разум. Разобраться в этом сознании с насыщенной текстурой можно с помощью мета- уровней мета-состояний. 11
Предисловие Высшая сложность множественных уровней С моделью мета-состояний я столкнулся, изучая про- цесс моделирования в 1994 году (Холл, 1995, 1996, 2000 гг.). Изучив работы других теоретиков о способности быстро восстанавливаться, я решил побеседовать с несколькими людьми, обладающими высокой восстановительной способ- ностью (стойкостью). Эти люди наделены свойством быст- ро оправляться после неудач. Их можно согнуть, но не сло- мать. Они не смиряются. Останавливать их бесполезно. Ра- но или поздно они поднимаются, отряхиваются и идут дальше. Более того, даже травмирующие события (изнаси- лования, войны, ограбления, избиения и т.д.) не травмиру- ют их. Мне хотелось узнать их стратегии. • Что мешает им смириться с неудачей раз и навсегда? • Что позволяет им каждый раз выпрямляться? • Как им удается извлекать уроки из трудного и болез- ненного опыта? • Как им удается придерживаться позитивной, правиль- ной, достойной позиции, несмотря на поражения и не- удачи? • Что дает им силы предпринимать «еще одну попытку»? • Что помогает им избегать травмы даже в случае трав- матических событий? Применяя все свои знания о работе стратегий, я взялся проанализировать Нейролингвистические процессы, участ- вующие в стратегии стойкости. Однако после сбора инфор- мации я обнаружил, что не могу отобразить этот процесс в линейном виде. Мне пришлось возвращаться назад и под- ниматься вверх, переходить на мета-уровни, чтобы принять во внимание сопутствующие убеждения и ценности — кри- терии, определяющие решения, способствующие решени- 12
Предисловие ям высшего уровня, представления, референтные фреймы, которыми пользовались эти люди, и фреймы этих фреймов. Покончив с этим делом, я смог приступить к описанию мо- дели по мета-уровням, чтобы структурировать и програм- мировать «абстракции второго порядка», «абстракции тре- тьего порядка» и т.д. по Коржибски. Так появилась модель мета-состояний (Холл, 1995, 1996 гг.). Отчасти это еще больше усложнило процесс моделиро- вания. От создателя модели потребовалось принять во внимание структуры высшего уровня, упорядочить мысли о мыслях, чувства, вызванные чувствами, и многочислен- ные принципы системного мышления. Но, с другой сто- роны, процесс моделирования упростился: появилась воз- можность «проредить» уровни и разобраться в том, что происходило в Нейролингвистической системе. Позднее я обнаружил сходные модели, одновременно возникшие в различных отраслях когнитивной психологии, — к приме- ру, в мета-познании (1977 г.). Это означает, что построение паттернов, которое наблюдается на первичном уровне опыта, происходит в рамках высших структур построения паттернов. В данной книге я следовал традиции дополнения и пре- образования нашей модели моделирования, схематично до- бавляя мета-уровни, описанные моделью мета-состояний, в наши представления о человеческих стратегиях. Разработ- ка процесса НЛП-моделирования с мета-уровнями пока- зывает необходимость перехода на мета-уровни, чтобы про- следить субъективность на высших логических уровнях. Это позволяет нам связать воедино все мета-уровневые фе- номены как контексты высших уровней (и контексты кон- текстов), в рамках которых действуют стратегии опыта. Они выражены различными терминами и фразами: 13
Предисловие Мета-программы: фильтры восприятия Мнения: подтверждение мыслей о мыслях Убеждения: мнения о наших мнениях Сфера представлений: основы знаний Пресуппозиции: предпосылки, подразумевающие фреймы Ценности и критерии: мнения о значимости и важ- ности Состояния по поводу состояний: мета-состояния, аб- стракции второго и третьего порядков Решения: желания, выбор, воля Ожидания: предчувствия последствий Идентификация: самоопределение Намерения: задачи, цели, результаты Все они отражают и основной предмет НЛП, и новые разработки. Они относятся к тому, что изначально присутст- вовало в НЛП и окружало нас, — к высшим уровням (убеж- дениям, ценностям, нейрологическим уровням Дилтса, по- рядку убеждений Гордона и т.д.). Но вместе с тем все пере- численное присуще новым разработкам, в которых обеспечен более распространенный и гибкий способ кон- цептуализации и размышлений о мета-уровнях. Целую гла- ву я посвятил обширному труду Роберта Дилтса, разрабаты- вающего системы многочисленных логических уровней. В этой главе рассматриваются его оригинальные разработки, особенно модель нейрологических уровней. Но поскольку эта модель представляет собой статичную иерархию уров- ней, ей недостает гибкости, чтобы принять во внимание не- линейность и изменчивость мета-познания. Мета-уровни разума не статичны и жестки, они не имеют иерархической структуры. Они изменчивы, пластичны и функционируют как голограмма. 14
Предисловие Со времен возникновения НЛП основатели этой отрас- ли ссылались на логические уровни. В особенности НЛП прочно связано с логическими уровнями познания Бейтсо- на (1980: 158-160, 212). В этой книге я обратился к исследо- ваниям Бейтсона, чтобы проанализировать его ценные мысли по поводу мета-уровней. Кроме того, я уделил большое внимание еще одному «дедушке» Нейролингвистического тренинга, человеку, кото- рый ввел в обращение этот термин, — Альфреду Коржиб- ски. Коржибски разработал первую модель того, как наша Нейролингвистическая система (процессы психофизичес- кого абстрагирования или моделирования) получает «ин- формацию» о какой-либо территории от органов чувств и составляет наши нейрологические и лингвистические кар- ты этой территории. Наряду с Бейтсоном и Коржибски, Роберт Дилтс (1983 г.) внес существенный вклад в наши представления о мета-уровнях. Он писал о первых опытах широкого приме- нения логических уровней в НЛП. Первые 78 страниц «Кор- ней» (написанных в 1976 г.) — первый перевод на язык НЛП уровней абстрагирования Коржибски, а также анализ тру- дов Грегори Бейтсона. В то же время глубина и сложность этой работы, несомненно, не способствовали ее популяр- ности и включению в состав НЛП. Одной из задач, которые я ставил перед собой, было разъяснение и популяризация трудов Роберта. По мере развития НЛП как функциональной модели чело- века в первые 25 лет после возникновения теории появля- лись многочисленные системы логических уровней. Я вы- явил и описал десяток таких моделей (глава 5). Кроме того, я привел список других наборов уровней, входящих в сферу НЛП, но не удовлетворяющих критериям «логических». 15
Предисловие Насколько мне известно, глава о логических уровнях — на данный момент единственная публикация, позволяющая получить некоторое представление о критериях, примени- мых к мета-уровням. Чтобы понять структуру субъективного опыта, надо знать не только горизонтальное направление, в котором развивается психофизика этого субъекта, но и его переме- щения по вертикали. ТОТЕ-модель анализа стратегии, ис- следующая репрезентации, мета-программы, «субмодаль- ности» этого человека и т.д., служит нам инструментом для составления первого списка отличий. Чтобы получить второй комплект отличий, необходимо принять во внимание такие феномены, как мета-уровни, саморефлексивное сознание, системное мышление и абстрак- ции второго и третьего порядков. Разработав в 1994 году мо- дель мета-состояний на основе «уровней абстрагирования» Коржибски и логических уровней познания Бейтсона, здесь я рассматриваю применение рефлексивной и рекурсив- ной модели в психофизической системе. При этом у нас по- является гораздо больше существенных отличий, необходи- мых для отслеживания сознания в процессе поиска «струк- туры субъективного опыта». И наконец, приближаясь к завершению этой книги, я попытался учесть некоторые соображения из области моде- лирования, которые доктор Мартин Робертс ввел в него в статьях, опубликованных в «Rapport». He навязываем ли мы моделирование, между тем как некоторые пропагандируют НЛП как магический ключ к каждой личности? «Все, на что способен один человек, под силу каждому». Роберте (1998, 1999 гг.) высказал беспокойство о том, что НЛП ликвидиру- ет базовые знания. Мартин поставил несколько вопросов ребром. Если нам будет известна стратегия полетов пилота, 16
Предисловие его процессы VAK, убеждения, ценности и т.д., хватит ли нам всего этого, чтобы попросить пилота передать нам уп- равление самолетом? Неужели нам не придется спрашивать: «Что нам абсолютно необходимо знать обо всех этих прибо- рах?» И как быть с тренингом вестибулярной системы, бла- годаря которому пилот обладает чувством равновесия? Если вы обратили внимание на термин «субмодальнос- ти» в кавычках, он подчеркивает еще одну грань модели НЛП, которой требует модель мета-состояний (Холл, 1998 г.). Когда мы с Бобом Боденхеймером приступили к повтор- ному анализу этой модели, мы еще не знали, что в конце концов усомнимся в правильности приставки «суб» в слове «субмодальность». Но именно это и произошло. Мы обна- ружили, что никакого «суб» — другими словами, низшего логического уровня — не бывает. В нашем распоряжении свойства, грани, компоненты, элементы, переменные и различия репрезентаций всех составляющих органов чувств. Однако эти репрезентативные отличия не образуют «суб», то есть подуровень. Скорее, они существуют как не- отъемлемая часть репрезентаций. И в той же мере, в какой нам необходим переход на мета-уровень, чтобы хотя бы вы- явить эти отличия, оказалось (и неудивительно), что требу- ется переходить на мета-уровень, чтобы сместить, изменить и преобразить структурное отличие. Что это означает в терминах моделирования? Это означает, что «различие, которое составляет разни- цу» (Бейтсон), возникает не на некоем предполагаемом «суб»-уровне, а на мета-уровне. И это не должно вызывать удивления. НЛП давно отделило Содержание от Структу- ры. Кроме того, с самого начала стало ясно, что мы имеем дело со структурой на мета-уровне. Но это совсем другая ис- тория. О ней можно прочесть в книге «Структура совершен- 17
Предисловие ства: разоблачение мета-уровней субмодальностей» (Боден- хеймер и Холл, 1999 г.). Все это показывает, как НЛП в качестве модели моделей (моделирование-II) продолжает производить процесс мо- делирования и расширяться. Так и должно быть. Основате- ли предвидели это. «Сама модель Нейролингвистического программиро- вания постоянно меняется, преображается и совер- шенствуется» (1980 г., с. 201). И вот теперь НЛП переходит на мета-уровень и приступа- ет к сложному моделированию с применением мета-уровней. Л. Майкл Холл Постскриптум: Семинары по нейросемантическому моделированию я начал проводить в 1999 году, собранный с их помощью ма- териал лег в основу этой книги. Руководство для тренингов, «Сложное нейросемантическое моделирование», служит текс- том для наших семинаров по нейросемантическому моде- лированию.
ВСТУПЛЕНИЕ Доктор Грэхем Доуз, инструктор по НЛП, Лондон Еще один труд Майкла Холла! У этого парня книги вы- летают из компьютера одна за другой. Всякий, кто умеет бе- гать, может и читать, но надо уметь бегать очень быстро, чтобы поспеть за Холлом. Этот человек знает секрет страте- гии турбореактивного литературного творчества. Слова так и сыплются из-под его пальцев. Сначала этот фонтан прозы забил со страниц журнала «Точка отсчета» — в нем опубликовали статьи об осново- положниках НЛП, таких как Бейтсон и Коржибски (рабо- ты обоих подробно рассматриваются и в этой книге). За- тем Холл увлекся историей перемен, статьями о мыслите- лях и терапевтах, которые «подошли вплотную к открытию НЛП». А затем последовал резкий качествен- ный скачок: разогнавшись, Холл приступил к публикации материалов, которые легли в основу его модели мета-со- стояний. Эта бешеная гонка привела к выходу в свет книг Холла — около дюжины. Многие другие еще не опублико- ваны, рукописи ждут только появления издателя, который «причешет» их, «оденет», откроет перед ними дверь и вы- пустит в большой мир. 19
Вступление В «Модели мета-состояний» Холл выдвигает предполо- жение, что мы испытываем состояния по поводу наших со- стояний, и что многие состояния, которые тревожат нас, — результат путаницы рекурсивных петель. К примеру, нас что-то тревожит. Избавиться от этого ощущения мы не мо- жем. Мы чувствуем себя глупо из-за этого беспокойства, потом досадуем на себя за глупость, потом волнуемся за свою иммунную систему и в конце концов теряем власть над собой. Но тот же самый процесс можно обратить себе на пользу. Осознание, что мы находимся в таком состоянии, спо- собно спровоцировать желание добродушно посмеяться над собой, а оно, как мета-состояние, меняет качество со- стояний низшего уровня. Модель мета-состояний, привле- кая внимание к рекурсивному элементу сознания, его пре- имуществам и опасностям, увеличивает ценность критиче- ского вопроса: «Полезно ли для меня то, как я сейчас мыслю/чувствую?» (основной вопрос любой практики са- моуправления). В конечном итоге, делая акцент на наши взаимоотношения с собой, модель мета-состояний приво- дит к вопросу: «Как с собой обращаться?» В этой книге мы познакомимся с теоретическим НЛП — отраслью, которой обычно пренебрегают, почти запрещен- ной в столь практической сфере. НЛП пропагандируют на утилитарной, прагматичной платформе, представленной сторонниками инструментализма. Теорию отвергают в пользу моделей, выбирая из них только «действующие». Эта поляризация — наследие времен, когда теория считалась от- ражением абсолютной реальности. Сама парадигма давно потерпела крушение, но в ее обломках по-прежнему про- должают рыться. Теория больше не описывает нерушимую Реальность. Это концепция, порожденная человеком. Со 20
Вступление своей историей. С набором сопутствующих предпосылок. Такая же реальная, как все остальное. С современной точки зрения, модели выглядят настоль- ко же догматичными представлениями «о том, как устроен мир», как и любая теория. Вероятно, более плодотворным является различие между теорией для понимания и теорией для действия. Теория для понимания почти не предлагает руководства к действию (отсюда и критическое отношение НЛП к теории), в то время как теория для действия всегда опирается хотя бы на нечеткую теорию для понимания. Ра- зумеется, НЛП предназначено для действия, но оно широ- ко пользуется теоретическими ресурсами (например, отли- чиями, концепциями, взаимоотношениями между ними, классами и категориями, иерархической структурой, под- тверждающими процедурами и т.д.). Для специалистов по НЛП модели — это мы. Соберите модели, а затем разделите их, чтобы создать что-либо но- вое, — такова сущность теории. То, что поддерживает в ней жизнь. НЛП — мятущийся дух, поле боя и игры моделей; с их помощью мы прядем ниточки, за которые потом будем дергать, управляя собой. Неудивительно, что таким образом НЛП является многомодельным подходом. Ядро НЛП поч- ти ничего не содержит. Большинство методик, если рассма- тривать их как выражения потенциальных моделей челове- ческого поведения и изменений, указывают в разные сторо- ны. Модель якорения отличается от модели частей, а она, в свою очередь, отличается от модели стратегий, отличаю- щейся от модели изменения истории, которая отличается от модели субмодальностей, и т.д. Так мы соотносим все раз- розненные модели человеческого поведения и изменений и можем применить их все в ходе одного вмешательства — этим и объясняется характер НЛП как «открытой теории». 21
Вступление В этой книге Холл обращается к модели стратегий как первой и самой изученной в процессе моделирования (хотя она лишь отдаленно напоминает созданные Ричардом Бандлером и Джоном Гриндером модели Фрица Перлса, Вирджинии Сатир и Милтона Эриксона). Выразив сомне- ние, основанное на неадекватном применении мета-уров- ней, Холл берет нас в путешествие по Логическим уровням во всех многочисленных проявлениях, в которых они ока- зывают влияние на НЛП и становятся его частью — от Бейт- сона, Коржибски и Дилтса до собственной модели мета-со- стояний Холла, — делает небольшой крюк в сторону, чтобы рассмотреть вопрос о том, какой уровень считается логиче- ским, а также разобраться в путанице, которая возникает, когда логический тип находится на уровне. (К счастью, описания — понятие растяжимое, и моделями и концепци- ями можно с успехом пользоваться и без соблюдения швей- царской точности.) Таким образом, создается основание для объединения модели стратегий и модели мета-состоя- ний, поскольку одно и другое дополняют карту опыта и воз- можности изменений. Воспользуется ли читатель этим предложением, зависит от личных предпочтений и прист- растий, а к чему это приведет, в том числе и для НЛП в це- лом, покажет время. Но было бы ошибкой полагать, что ус- пех этой книги как вклада в НЛП всецело определяется именно таким результатом. Холл — чрезвычайно вдохновляющий автор, неважно, согласны вы с ним или нет. Он с явным удовольствием оку- нается в поток НЛП, изменчивые отличия завораживают его, как ребенка — кубики, с их помощью он создает новые конструкции и опровергает фреймы. Главным образом он занимается надстройкой этажей, переходя на мета-уровни. (В сущности, он рассмотрел столько моделей НЛП, проана- 22
Вступление лизировав их с точки зрения мета-состояний, что возника- ет опасение, как бы модель мета-состояний не приобрела известность как «модель, которая поглотила НЛП».) Идеи так и пощёлкивают, укладываясь точно на свои места, как костяшки в китайском домино. Игра началась. Появился тот, кто готов высказаться по любому вопросу. Читателю предлагаются новые идеи и перспективы — ради развлече- ния и в то же время для того, чтобы стимулировать его мы- шление. Это значительный вклад в любую нервную систе- му. Пошевели извилинами, детка! С каждой новой книгой модель мета-состояний быстро обогащается. Это все равно что наблюдать за ростом крис- таллов. Здесь, к примеру, Холл добавил принцип перехода мета-состояний в первичные состояния. Это придало им материальности. Если эти состояния имеют приставку «ме- та-», это еще не значит, что они уводят нас прочь, вверх, к нереальному, обособленному и абстрактному. Обрушившись до первичного состояния, они ощущают- ся как боль на множестве уровней, и в этом ощущении нет ничего абстрактного. В этой книге вы также найдете увлекательное исследова- ние природы абстракций высшего уровня, а знакомые кон- цепции, такие как «личность» и «эго», получат неожидан- ное уточнение. Язык занимает центральное место в модели мета-состояний; интерпретируя его влияние на опыт, Холл описывает его как мета-репрезентативную систему (статус, который он некогда имел в ранних 4-, 5- и 6-компонентных комплексах). И действительно, мыслители вроде Умберто Матураны и Франциско Варелы наверняка заявили бы, что язык — наша единственная репрезентативная система (под- разумевается, что НЛП придется отказаться от заложенной основателями метафоры разума как компьютера). 23
Вступление Делая акцент на инструментарий, энтузиасты НЛП за- частую превращаются в рабов методик. «Не сиди сложа ру- ки, делай хоть что-нибудь!» И вправду, есть опасение, что НЛП растаскают на методики для применения во всевоз- можных сферах, а генеративное дробное уравнение НЛП останется высохшей, всеми позабытой оболочкой. Уже сейчас существуют разные определения НЛП: как науки о структуре субъективного опыта, как установки и методологии, оставляющей за собой шлейф методик, или как практической гносеологии. Предлагаю еще одно. В об- щую картину НЛП вписывается, как путешествие в мир опыта. Это открывает перед нами практически безгранич- ные возможности. Мы, люди, в избытке располагаем опы- том. В сущности, опыт — все, что у нас есть. Он делает чело- века человеком. Некоторые считают, что опыт уже колони- зирован, даже обжит и занят быстро разрастающимся мегаполисом Уверенности. Но Уверенность — допущение, не подходящее для НЛП, где опыт — новая территория, ран- чо, простирающееся до самого горизонта. С горсткой жи- лищ, несколькими враждующими бандами, табунами ди- ких мустангов и почти полным отсутствием признаков ци- вилизации. Майкл Холл выезжает на просторы этого ранчо с лассо и возгласами «йохо!». Грэхем Доуз, Лондон, сентябрь 1997 г.
Часть I СТРАТЕГИИ МОДЕЛИРОВАНИЯ
Глава 7 Моделирование с применением НЛП НЛП: Идентификация элементов субъективности «Карта - это еще не территория». Коржибски, 1933 г. Обращаясь к Нейролингвистическому программирова- нию, мы вступаем на неизученную и манящую территорию «науки о структуре субъективности». Осознание структу- ры — вот что является движущей силой НЛП как модели. На поверхностном уровне, с которым сталкивается боль- шинство людей, НЛП — «управление собственным моз- гом». Но в его основе и на более высоком уровне находится когнитивно-поведенческая модель, берущая начало в ког- нитивном движении, которое стремится проанализировать схему и структуру опыта. Именно этот теоретический компонент НЛП заставляет нас искать ответы на основные вопросы о том, как функци- онируют человеческие существа: • Как «работают» люди? • Как осуществляются наши Нейролингвистические процессы? • Что позволяет нам приобретать опыт так, как это дела- ем мы? • Почему мы мыслим и чувствуем так, а не иначе? • Чем объясняются «формулы» успеха и/или фиаско? 26
Моделирование с применением НЛП • Что требуется, чтобы в жизни было больше любви, ра- дости, покоя, успеха, общения, юмора и совершенст- ва? • Как мне «управлять своим мозгом» и делать это более эффективно? Основные аспекты НЛП Изучая НЛП, мы познакомимся с тремя самыми важны- ми компонентами нашего повседневного опыта: неврологи- ей (нервной системой), речью и программированием. Нейро- лингвистическое программирование как модель функцио- нирования человека описывает динамические изменения в нашей психофизической системе и их взаимодействие как систему. Эта динамика взаимодействия и «правила», управ- ляющие ею, образуют нашу Нейролингвистическую «мо- дель мира». Важно ли это? Безусловно. Имеет значение то, что мы по-настоящему начинаем уп- равлять своим мозгом и собственными состояниями. Эти навыки оказывают влияние на все. В конце концов, карта нашей модели мира порождает наши эмоции, поведение, представления, общение и т.д. Сложите все это и получите ключевые факторы, определяющие само качество нашей жизни и нашего опыта. Неврология Неврология — наука о том, как наш организм, нервная система, физиология и другие материальные составляющие участвуют в обработке информации, помогают нам ориен- тироваться в мире, порождают наши состояния, а затем — поведение, вызванное этими состояниями. Корень «невро» (или «нейро») говорит о том, что наша способность рассуж- 27
Стратегии моделирования дать, приобретать опыт, абстрагироваться и мыслить зало- жена в нашем теле как организме-в-окружающей-среде. Лингвистика Лингвистика — наука о том, как мы пользуемся символа- ми для отображения окружающего мира. Мы имеем дело с миром не напрямую, а опосредованно, через символы. Вну- треннее отображение мы создаём с помощью различных систем символов (например, слов, предложений, метафор, жестов, математических формул, музыки, живописи и т.д.). Это позволяет нам перейти от примитивного, свойственно- го животным, общения на уровне сигналов к применению развернутых символов для общения, свойственного людям. Программирование Программирование описывает форматы, процессы, ме- тоды, паттерны, модели, парадигмы и пр., с помощью кото- рых мы организуем нашу нейролингвистику с пользой для себя. Само слово «программирование» относится к тому, как мы упорядочиваем и структурируем информацию, что- бы реагировать конкретным образом. Это описание дает общее представление о сфере НЛП. Модель НЛП применяет все три аспекта опыта в процессе моделирования структуры опыта. В первой главе будут рас- сматриваться элементы субъективности. Факторы, состав- ляющие неотъемлемую сущность этой модели, — продукты моделирования-I. Во второй главе я намерен развить теорию на основе мо- дели НЛП, представив общее описание самой модели стра- тегий — моделирования-Н. При этом у меня появится воз- можность подвести итог тем ключевым различиям, которые управляют моделированием. И на этой основе мы сделаем 28
Моделирование с применением НЛП следующий шаг в развитии НЛП — перейдем к мета-уровням и сможем использовать более высокие уровни мышления. Для этого понадобится иметь четкое представление о «ло- гических уровнях» как мета-уровнях, и использовать это представление для осуществления сложного моделирова- ния. НЛП - модель моделей Модель НЛ П возникла как эксперимент по моделирова- нию совершенства, достигнутого человеком. Один линг- вист (доктор Джон Гриндер) и студент, изучающий компью- терное программирование и математику (Ричард Бандлер), объединили усилия, чтобы разобраться в структуре опыта трех виртуозов коммуникации. Все началось с рассмотре- ния качественных навыков, которые Фриц Перлс и Вирд- жиния Сатир демонстрировали при терапевтическом обще- нии с пациентами. На первый взгляд казалось, что они тво- рят чудеса. «Как им это удается?» Моделируя их навыки и паттерны, Бандлер и Гриндер (1975 г.) создали базовую модель не подвергавшихся анали- зу моделей, которые определяли реакции, поведение и речь Перлса и Сатир. Ричард и Джон назвали эту модель модели «речевой мета-моделью в психотерапии». Так и начало раз- виваться НЛП. К задаче моделирования оба основателя НЛП подошли с запасом знаний, который позволял им мыслить терминами разложения сложных примеров поведения и лингвистичес- ких паттернов на все более мелкие составляющие. Приняв на вооружение эту позицию, они приступили к поиску ком- понентов человеческой субъективности. В итоге они обнару- жили элементы субъективности в сенсорной репрезентатив- 29
Стратегии моделирования ной системе (RS). Они пользовались сенсорными модаль- ностями (например, визуальной, слуховой, кинестетичес- кой, обонятельной и вкусовой) как строительным материа- лом субъективного осознания. Затем они поставили ряд насущных для моделирования вопросов: • Как все это действует? • Как действует любой субъективный опыт (например, терапевтической коммуникации, мотивации вставать по утрам), сохраняющий ценность в условиях отрица- тельной обратной связи? • Что происходит сначала, что потом? Задаваясь этими вопросами, они приступили к составле- нию последовательности обнаруженных элементов. Таким образом, установка на моделирование способствовала от- крытиям. Если наш Нейролингвистический «биокомпью- тер» (психофизический аппарат обработки информации) «запрограммировать» так, чтобы мы демонстрировали по- ведение, характерное для совершенства, что же будет со- ставлять внутреннюю структуру последовательностей сен- сорных репрезентативных систем? Этот вопрос породил модель стратегий (глава 2). Философия и гносеология НЛП Установка на моделирование вызывает один важный во- прос, вопрос о процессе, хотя задать его можно по-разному: Как это работает ? Откуда ты это знаешь ? Откуда тебе известно, что делать дальше? Каким тебе представляется все это? Эти вопросы акцентируют неотъемлемую конструкти- вистскую гносеологию НЛП. Из какого источника пришли 30
Моделирование с применением НЛП эти идеи в НЛП? Во-первых, из работы инженера Альфре- да Коржибски и из сферы, в которой он был первопроход- цем, - общей семантики (ОС). Гносеология — наука о том, что мы знаем, как мы знаем то, что знаем, и как мы можем узнать то, что знаем. Альфред Коржибски (1933—1994 гг.) коротко выразил эту мысль в своем самом известном вы- сказывании: «Карта — это не территория». То, что мы знаем и испытываем «внутри» (то есть то, что составляет внутренний субъективный опыт), радикально отличается от того, что существует «снаружи» (то есть от территории). Наши внутренние опыт и знания служат по отношению к территории картой. Она может отображать территорию, соответствовать ей, символизировать ее, но территорией при этом не является. Эти два феномена (кар- та и территория) существуют на разных уровнях. Они отно- сятся к двум разным измерениям «реальности». Вместе мы называем их «субъективным» и «объективным» уровнями опыта. Что это значит? Размышляя над этим вопросом, Дилтс, Бандлер, Гриндер и Делозье (1980 г.) отмечали, что мы не оказываем непосредственного воздействия на мир. «Скорее, мы действуем посредством закодированных интерпретаций окружающего мира, полученных на основании сведений, поступающих от нашей сенсор- ной репрезентативной системы — посредством визу- альных образов, звуков, запахов, вкусов и ощущений. Информация о нашем внутреннем мире (как и о вну- тренних состояниях) принимается, приводится в по- рядок, обобщается и передается по внутренней сис- теме нервных проводящих путей, наивысшая точка которой — мозг, наш центральный биокомпьютер. Затем обработанная информация преобразуется с по- 31
Стратегии моделирования мощью внутренних стратегий обработки, своих для каждого индивидуума» (с. 3—4). Мы действительно «действуем», и действуем напрямую. Но не на окружающий мир, а на наши карты этого мира. Модели, которые мы строим, чтобы жить в этом мире, тре- буют выявления и представления двух вещей: 1) Набора структурных элементов: кода. 2) Синтаксиса: порядка и структуры. Структурные элементы — это строительный материал, или кубики для игры, а синтаксис — набор правил или ука- заний о том, каким образом следует складывать эти кубики. Как конструктивистская гносеология, НЛП имеет об- щий с западными научными моделями фундамент в сфере сенсорного опыта и преобразования переменных внешнего мира в переменные решений (Дилтс, 1980 г., с. 8—9). Таким образом, оно сосредотачивает основное внимание на фор- ме, а не на содержании. От прочих моделей его отличает включение наблюдателя в состав модели (1980 г., с. 10). При этом НЛП применяет системный подход к психофи- зической системе. Оно исследует то, каким образом мозг со- здает (или строит) внутренние репрезентации (IR), тем са- мым порождая состояния нашего сознания. Наши психо- физика, культура, язык и пр., в сущности, образуют сложную экологическую систему, в которой ни один из компонентов не действует обособленно от остальных. Конструктивизм означает, что мы имеем дело не с терри- торией («реальностью» за пределами нашей нервной систе- мы), а с самостоятельно построенной нами внутренней ре- альностью. Так как же мы познаем «реальность»? Двумя способами. Первым из них Коржибски называл модель со- ответствия истине, имея в виду, что наши модели должны структурно соответствовать территории. Вторым способом 32
Моделирование с применением НЛП он называл практическую модель истины. Это означает, что нам необходима модель, обеспечивающая эффективную ориентацию. Даже если карта не строго соответствует тер- ритории (мы можем отображать ее метафорами, мифами, поэзией и т.д.), она облегчает нам приобретение опыта и при этом приводит нас туда, где мы находим что-либо по- лезное. Компоненты субъективности Начнем анализ с сенсорных репрезентативных систем (PC). Ясно, что мы «думаем» или отображаем информацию в сенсорных модальностях зрения, слуха, ощущений, обоня- ния и вкуса. С помощью сенсорных аппаратных средств (то есть глаз, ушей, внутренних ощущений, тактильной чувстви- тельности) мы вводим данные извне и таким образом строим карту «большого мира». Затем мы «думаем», как применить эти зрительные-слуховые-осязательные формы, чтобы отоб- разить то, что мы видим, слышим, чувствуем и пр., и создать нашу репрезентативную карту. Мозг пользуется чувствами (сенсорными модальностями), чтобы создавать модальности сознания. Без них мы не можем мыслить. Эти компоненты составляют саму форму наших мыслей в отличие от их содер- жания. Поскольку мы обрабатываем информацию в сенсор- ных каналах, обозначим PC следующим образом: V— визуальные (образы, картины) А - слуховые или аудиальные (звуки, шумы) At — слуховые тональные (звуки) К — кинестетические (осязательные и внутренние ощущения организма) О — обонятельные (запах) G - вкусовые (вкус) М — двигательные 33
Стратегии моделирования PC могут обращаться либо к внешним, либо к внутренним источникам данных. Будем обозначать это индексами е (внешний) или i (внутренний) — например, V (визуальная внутренняя PC). PC может также обращаться за запомнен- ной информацией, сохраненной нервной системой (r), или созданной в воображении (с). r — запомненная информация (VAK) с — созданная информация (VAK) i — внутренний источник информации е — внешний источник информации (аптайм, сен- сорное сознание) Но это еще не все. Поскольку мы способны обдумывать наши репрезентации и создавать репрезентации репрезен- таций, мы переходим еще на один высший уровень созна- ния. Мы делаем это, пользуясь языком как системой симво- лов. Чтобы указать, что у нас есть мета-репрезентативная система, состоящая из символов высшего уровня (то есть слов, языка, абстракций), с помощью которых мы строим карты концепций, мы вводим еще одно обозначение: Ad — слуховая цифровая PC (язык, слова, обращения к себе) И это еще не все. Мы можем пользоваться образами, символами, схемами и т.д. как символами, заменяющими концептуальные идеи (к примеру, весы как символ правосу- дия) и для работы с визуальной цифровой PC. Vd — визуальная цифровая PC (визуальная система образов высшего уровня) Мы можем поступать тем же образом с ощущениями, чувствами, прикосновениями, движениями, жестами (ки- нестетика), создавая кинестетическую цифровую PC. Кd — кинестетическая цифровая PC (применение ощу- щений и жестов для обозначения концепций) 34
Моделирование с применением НЛП Посредством всех этих PC мы представляем информа- цию самим себе заново. Это означает, что наше внутреннее «мышление» вырастает и надстраивается на наших внешних сенсорных модальностях (например, VAK и всех высших уровнях применения символов и языка). Они обеспечивают нас несколькими инструментами для построения карт мира, с помощью которых мы ориентируемся на территории. Поскольку в нашем строительном материале закодиро- ван опыт (поведение, убеждения, эмоции, значения, поня- тия), мы пользуемся этими PC, чтобы различать внутрен- нюю и внешнюю среду, а также кодировать дальнейший опыт. Исследуя PC, Бандлер и Гриндер отметили еще кое- что. Большинство людей отдают предпочтение одной из PC: одни — визуальной, другие — слуховой, третьи — кине- стетической, четвертые — языковой. Отсюда вытекает веро- ятность слишком интенсивного применения излюбленной PC в ущерб остальным. Позднее Бандлер и Гриндер обнаружили еще одну об- ласть внутри границ PC. Первоначально названные «праг- маграфиками» Тоддом Эпстайном, позднее эти отличия по- лучили название «субмодальностей». Их рассматривали в связи с суб-элементами в каждой сенсорной модальности, с конкретными качествами или свойствами PC. He так давно мы (Холл и Боденхеймер, «Структура совершенства», 1999 г.) обнаружили, что эти отличия, особенности, аспекты, компоненты, элементы и. качества не относятся к «суб»- уровню, или низшему логическому уровню. Чтобы выявить эти отличия и работать с ними, нам приходится переходить на мета-уровень. Значит, это скорее мета-модальные отли- чия, чем «суб»-отличия. В чем заключается значение и важность этих отличий? Они обеспечивают мозг конкретной информацией для 35
Стратегии моделирования сортировки, кодирования и создания фреймов опыта. На уровне, где мы выявляем и сортируем эти различия (то есть на мета-уровне), мы обнаружили место, соответству- ющее идее Бейтсона о «различии, которое составляет разницу». Так у нас появилась возможность менять внут- реннюю кодировку программы поведения. Как правило, эти отличия мы не оцениваем осознанно. Но мы можем без труда осознать их, просто фиксируя эти качества на- шей PC. С точки зрения моделирования, мета-сфера, в которой мы выявляем и преобразуем репрезентативные отличия («субмодальности»), посвящает нас в секреты понимания «различий, которые составляют разницу» для самого раз- нообразного опыта. Поскольку это мета-уровневое пони- мание позволяет нам быстро менять саму структуру опыта, репрезентативные отличия играют важную роль в его структуре. В конечном итоге, мы форматируем и программируем наше поведение, навыки и умения в процессе комбиниро- вания и выстраивания последовательностей репрезентатив- ных отличий. Так создаются наши поведенческие «страте- гии». Мы называем обработку раздражителей с помощью последовательности внутренних репрезентаций «стратеги- ей». Работая над стратегией, мы сосредотачиваем внимание на процессах расшифровки и повторной шифровки поведе- ния, превращения его в эффективные и пригодные для пе- редачи последовательности, состоящие из репрезентаций. При этом мы пользуемся формулами или индукциями: сна- чала видим картину, потом проговариваем себе соответст- вующие слова в тональности и с громкостью X... Таким об- разом мы форматируем новые, более совершенные способы функционирования. 36
Моделирование с применением НЛП Составление карты: создание карт для освоения территории Три процесса моделирования показывают, как мы внут- ренне составляем карту мира, чтобы создавать свои про- граммы. Эти процессы — итог того, как мы преобразуем проявления энергии на территории и отображаем их внутри нашей нервной системы. К этим трем процессам моделиро- вания относятся исключение (упущение), обобщение (ге- нерализация) и искажение. Исключение (упущение) Мы исключаем что-либо потому, что просто не можем обработать все миллиарды битов информации, обрушиваю- щихся на нашу нервную систему каждую секунду. Нам не 37 «Субмодальности» Репрезентативные отличия Визуальные - Яркость - Фокус -Цвет - Размер - Удаленность - Контраст - Движение - Направление - Передний план/Задний план - Расположение Аудиальные - Высота звука - Непрерывность или прерывис- тость (цифро- вой/тональный) - (Связность/Не- связность - Темп - Громкость - Ритм - Длительность - Удаленность - Чистота Кинестетические - Давление - Расположение - Протяженность - Форма - Текстура - Температура - Движение - Продолжитель- ность - Интенсивность - Частота
Стратегии моделирования хватает сенсорных механизмов для ввода всех имеющихся данных. Наши глаза воспринимают только небольшой уча- сток светового спектра. Уши реагируют на звуковые волны лишь в узком частотном диапазоне. В этих двух случаях мы имеем дело не с реальностью напрямую, а опосредованно, через мозг и нервную систему. Мы улавливаем лишь не- большую долю имеющихся образов, звуков, ощущений, за- пахов и вкусов. При этом мозг оберегает нас с помощью из- бирательного восприятия. Но эта функция исключения представляет проблему, когда мы упускаем необходимую или просто важную информацию. Хаксли (1954 г.) писал, что эта функция мозга и нервной системы предназначена, «чтобы оберегать нас от растерян- ности и подавленности, которые может вызвать нескончае- мый поток в целом бесполезной и лишней информации, отсекать большую часть сведений, которые мы бы в против- ном случае воспринимали и могли вспомнить в любой мо- мент... Чтобы облегчить биологическое выживание, снаб- жать разум информацией следует через ограничительный клапан мозга и нервной системы. Из этой воронки должна вытекать только тонкая струйка осознаний, которые помо- гают нам выжить на этой планете» (с. 23, курсив Холла). Далее он же описывал наш опыт, связанный с «миром усеченного сознания», как выраженный и «запечатленный» языком (с. 24). Миллер (1956 г.) в одном классическом труде утверждал, что предел вместимости сознания — 7+/-2 единиц информа- ции. Поскольку этот предел серьезно ограничивает позна- ние, нам приходится привыкать к предположениям, позна- нию, или к «программам», позволяя нашему «подсозна- нию» запускать их. Когда мы привычно следуем известному ментальному паттерну, он ускользает за пределы осознан- 38
Моделирование с применением НЛП ного сознания, чтобы мы могли хранить его и пользоваться им бессознательно (Дилтс, 1980 г., с. 53-54). Что это за явление, которое мы называем сознанием? Ос- нователи НЛП описывают сознание как «неотъемлемое свойство деятельности нервной системы». У Дилтса и др. сказано, что репрезентация достигает сознания только при определенной интенсивности. При таком пределе сознания (7 плюс-минус 2 единицы информации за один раз, где «единица» с точки зрения сознания относится к созданию паттернов опыта, который еще не стал бессознательным) опыт, переходя в состояние ТОТЕ, ускользает от сознания, а у сознания появляется возможность заниматься другими вещами. Обобщение (генерализация) При чрезмерном изобилии данных нам приходится про- изводить обобщения, чтобы суммировать паттерны. Мы обобщаем, чтобы упростить мир, — посредством введения категорий, организации, абстрагирования и познания выс- ших уровней. При обобщении мы разделяем на категории предметы, имеющие сходные функции, структуру, сущ- ность и т.д. Мы ищем гештальты смысла, формы значений й синтез информации, чтобы создавать обобщения. Мы вы- сматриваем паттерны и когда обнаруживаем, что какое-ли- бо событие повторилось один или два раза, зачастую прихо- дим к выводу, что перед нами паттерн. Это позволяет нам экономить время и силы, благодаря чему мы можем следить за обновлениями постоянно меняющегося мира и вносить поправки в карту. С помощью синтаксиса, контекста, фор- мы, значения и т.д. мы придаем бесконечно разнообразно- му миру смысл и упорядоченность. Таким способом мы строим собственную реальность — наши модели мира. 39
Стратегии моделирования Искажение Исключая и обобщая данные при построении моделей, мы неизбежно допускаем искажения. Ничего не искажать мы не можем. Даже наши органы чувств искажают воспри- ятие. Сначала мы исследуем территорию через фильтры восприятия. После «установки программ» наша репрезен- тативная система «решает» перейти на высший логический уровень (уровень концепций) с убеждениями, ценностями и позициями (искажения высшего уровня). Сам процесс изучения возможностей иногда неразрыв- но связан с искажением. Придавая смысл или ценность че- му-либо, мы сталкиваемся с еще одним видом искажения. Этот аспект процесса моделирования сам по себе не хорош и не плох, он просто отражает то, как наша нервная систе- ма воспринимает, обрабатывает и упорядочивает данные. В окружающем мире цвет не существует. Он возникает при взаимодействии проявлений энергии в электромагнитном поле и тем, как их обрабатывают наша нервная система и органы зрения. Наше ощущение цвета возникает как иска- жение нервной системы, вызванное палочками и колбочка- ми сетчатки глаза. Все виды искажений (от восприятия первичного уровня до убеждений, ценностей, парадигм, концепций и т.д. выс- шего уровня), в свою очередь, организуют нас. Структура искажений психологически определяет наше «я» и лич- ность. От нее зависит, как мы мыслим, воспринимаем, чув- ствуем, оцениваем, верим и действуем. Таким образом, на- шим картам присущи рекурсивность и рефлексивность. Они задают фреймы высшего уровня, которые служат ат- тракторами в самоорганизующейся системе. Этим объяс- няется, как со временем они «формируют» нас по своему 40
Моделирование с применением НЛП подобию. Убеждения и ценности, вытекающие из нашей карты, вводят нас в осознанные состояния, которые, в свою очередь, определяют, идентифицируют, мотивируют и упо- рядочивают нас. Так возникает наша конкретная форма «личности». («Структура личности», Холл, Боденхеймер, Бодштат и Хамбер, 2001 г.). Нейролингвистическое моделирование и его итог - стратегические карты Каков результат всех этих исключений, обобщений и ис- кажений? Мы создаем нашу личную, специфическую внут- реннюю карту мира. Она обеспечивает нас личной парадиг- мой, с помощью которой мы ориентируемся на территории. Этим объясняется, почему все люди такие разные, несмот- ря на сходство строения нервной системы и опыта. Стано- вится понятно, почему мы действуем, чувствуем и реагиру- ем именно так, а не иначе. Теперь нам даже ясно, как очень умные люди порой совершают глупейшие поступки. Если наша внутренняя карта не соответствует внешней реально- сти, мы ведем себя глупо и бессмысленно — с точки зрения тех, кто не пользуется нашей картой. Поскольку наши воображаемые карты служат внутрен- ними программами, которые управляют восприятием, по- ведением, общением, навыками, состояниями и т.д., мы не- избежно действуем в мире в соответствии с нашими карта- ми. Если карты заставляют нас упускать что-то важное, слишком поспешно обобщать принципы, правила, убежде- ния, второпях принимать решения, слишком искажать дей- ствительность, эти самые программы или стратегии орга- низуют и мотивируют нас чрезвычайно непродуктивным образом. 41
Стратегии моделирования Эти процессы и познание мы назвали «стратегиями» или «моделированием-I». Управляя мозгом и нервной систе- мой, структурируя и организовывая, исключая, обобщая, искажая и т.д., мы приучаем мозг к определенным «марш- рутам». Так задаются направления, подкрепляются страте- гии (как последовательность PC), помогая нам ориентиро- ваться. Именно этот смысл заключен в высказывании «у каждого опыта есть внутренняя структура». Даже у не- упорядоченных состояний, таких как безумие, расте- рянность, промедление, стресс и т.д., есть конкретный сенсорный план, управляющий ими. «Стратегии» — все- го лишь официальное название того, что происходит в нашей голове и нервной системе при демонстрации оп- ределенного поведения. К этой категории относится как микроповедение (мысли, эмоции, убеждения, ценно- сти, состояния и т.д.), так и макроповедение (навыки, опыт, общение и т.д.). Кстати, само слово «поведение» относится как к его «макро»-, так и к «микро»-проявлениям. Любое поведе- ние (познание, запоминание, мотивация, выбор, обще- ние, изменение и т.д.) — результат систематического упо- рядочивания последовательностей сенсорных репрезен- таций. Выводы • Феномены, которые мы называем «разумом», «лично- стью» и человеческой субъективностью, состоят из оп- ределенных компонентов. Модель НЛП описывает эти компоненты с точки зрения сенсорных и лингвистиче- ских систем, с помощью которых мы создаем себе соб- ственные референты. 42
Моделирование с применением НЛП • Как модель, включающая все компоненты субъектив- ности, НЛП дает представление о необходимых ингре- диентах, которые нам необходимо понимать и рабо- тать для их выявления. • Моделирование — просто составление какой-либо карты, с целью выяснить, как действует тот или иной элемент. Моделирование облегчает процесс составле- ния карт, дает возможность обновлять, уточнять, изме- нять их. При этом у нас появляются новые структуры опыта и повышается качество жизни.
МОДЕЛИРОВАНИЕ • Поиск, анализ, отождествление и уточнение струк- туры совершенства. • Составление карты конкретных поступков, навыков, убеждений, фреймов разума и фреймов высшего уровня, которые помогают демонстрировать совер- шенство. • Выявление «магии» высшего уровня, которая управ- ляет опытом в самоорганизующейся системе. • Выявление последовательностей с целью воспроиз- ведения структуры опыта. • Анализ всех высших нейросемантических фреймов матрицы нашего мозга, которые сообщают о «пра- вилах» игр.
Глава 2 Модель стратегии НЛП Моделирование моделирования (моделирование-II) Происхождение и описание Изначально НЛП появилось как модель выявления и пе- реноса паттернов. Оно представляло собой то, что мы те- перь называем моделированием-I. Джон Гриндер и Ричард Бандлер основали это направление как мощный синтез все- го разнообразия «магических» паттернов Перлса, Сатир и Эриксона. Создатели НЛП поначалу ставили перед собой только один вопрос: каким образом эти виртуозы-терапев- ты творили чудеса? Гриндер и Бандлер объединили силы и привлекли к ра- боте паттерны рефрейминга Вацлавика, Уикленда, Джексо- на и Фиша в группе MRI, а также мета-паттерны Бейтсона и Коржибски, чтобы создать новый комплекс представле- ний о психологии человека и более масштабный способ мо- делирования. Исходные формулировки вы найдете в «Структуре магии», в первом и втором томах. Заняв мета-позицию па отношению к речевым паттер- нам трех виртуозных терапевтов, Джон и Ричард начали с постановки вопросов мета-уровня, касающихся мысленной модели этих специалистов. Их реакции и вербальная де- монстрация позволили предположить, что эта модель дей- 45
Стратегии моделирования ствовала на высшем уровне. Поэтому были сформулирова- ны вопросы из сферы моделирования-II: • Как уловить, закодировать, воспроизвести и осущест- вить перенос человеческих навыков и способностей? • Как эти и другие эксперты выполняли свою работу? • Какие убеждения лежат в основе их опыта? • Какие мета-программы, ценности, критерии, правила и т.д. облегчают приобретение опыта, свойственного гению? Рассуждая таким образом, Гриндер и Бандлер наконец задумались о том, как эксперты изначально создавали и ге- нерировали свои мощные паттерны. Если сознание прохо- дит по определенному маршруту, создавая различные ре- презентации, каким образом человек, занятый построени- ем модели, повторяет этот мысленный маршрут шаг за шагом, чтобы воспроизвести изначальный процесс? Моделируя процессы мышления Перлса и Сатир (а за- тем и Эриксона), Бандлер и Гриндер начали с сенсорных элементов субъективности (VAK), с помощью которых мы кодируем «мысли». Они пользовались сенсорными репрезен- тативными системами, а также отличиями этих систем. Та- ким образом они применили компоненты субъективности, чтобы вернуться к собственному внутреннему «экрану со- знания» и обратиться к непрекращающемуся процессу ре- презентации и ее кодирования. В этом случае они пользовались когнитивной моделью (ТОТЕ) и несколькими исходными предпосылками, поза- имствованными у Миллера, Прибрама и Галантера. Пред- полагалось, что любое поведение (навыки, опыт, умение) управляется из внутренней структуры. Человеческий опыт не возникает в отсутствие некоей формы или структуры. Если внутренние репрезентативные системы состоят из со- 46
Модель стратегии НЛП бранных нами ингредиентов и сочетаются, образуя наш опыт (в том числе склад мышления, эмоции, поведение, личностные качества и т.д.), тогда как эти ингредиенты свя- заны друг с другом? Каким принципам и взаимоотношени- ям подчиняются их порядок, последовательность, количе- ство, время и т.д.? Размышляя об этом, мы переходим в сфе- ру стратегий, которую называем моделированием-II. Фундамент моделирования в НЛП начинается с модели стратегий. Именно поэтому я посвятил ей всю главу. Но мо- дель стратегий подробно описана в первом томе «Нейро- лингвистического программирования», а здесь я ограничусь экскурсом в историю предмета и опишу его аспекты, кото- рые сохранили жизнеспособность после более чем чет- вертьвекового применения. Все это поможет лучше понять, какие мыслительные процессы участвуют в стратегиях с применением НЛП. Для этого я задаюсь важными вопроса- ми: • Как основатели НЛП изначально подошли к созданию модели стратегии для отслеживания маршрутов созна- ния? • В каких еще науках и сферах они черпали сведения? Жила-была однажды модель «раздражитель-реакция»... На заре существования современной психологии, на ру- беже XX века, между собой соперничали за право первенст- ва несколько новых моделей «разума» и «личности». Вильгельм Вундт в Германии и его американский попу- ляризатор Тичнер представили академическую модель, ко- торой оставался один шаг до НЛП, поскольку основной ак- цент был сделан на сенсорные системы. Но Вундт не терпел прикладные науки. Он считал клинические исследования 47
Стратегии моделирования недостойными его и изо всех сил старался придать своей модели исключительно теоретический характер. Вундт и структурализм (такое название получила эта школа) доби- вались, чтобы психология оставалась «наукой умозаключе- ний». Сегодня многие компоненты этой модели стали не- отъемлемой частью множества направлений психологии. Зигмунд Фрейд из Вены объединил «практическую на- уку» медицину с «изящным искусством» мифологии и мес- меризмом (гипнозом) и создал отдельную школу психоана- лиза. В основу его модели легло буйное, примитивное, не- управляемое подсознательное, исполненное сексуальности, агрессии, ненависти, бунтарства и т.д. Кроме этого подсоз- нательного, Фрейд постулировал еще два компонента лич- ности. Первым стало сознательное «эго» («я»), рациональ- ный «разум», действующий в соответствии с «принципом реальности» и приводящий принцип реальности в соответ- ствие с ним, — чтобы обуздать дикие и примитивные стрем- ления подсознательного. Следующая категория — супер-эго, или сверх-«я», сознание. По мере того как в него заклады- ваются правила, принятые в семье, культуре, в обществе, в рабочей обстановке, оно накладывает все больше ограниче- ний на иррациональное и абсолютно эгоистичное внутрен- нее подсознательное. Фрейд и психоаналитики, даже нео- психоаналитики, поставили перед собой цель сделать пси- хологию «наукой о подсознании». Джон Уотсон и бихевиористы имели иную точку зрения. Они высказали следующее предположение: поскольку не существует эмпирического способа проанализировать вну- тренний «черный ящик» разума или сознания, подобные вопросы незачем рассматривать в процессе создания фун- даментальной психологии. И они полностью переориенти- ровали ее как «науку о поведении». Постепенно укрепляя 48
Модель стратегии НЛП свои позиции в 20-х, 30-х, 40-х и 50-х годах XX века, бихе- виоризм (или теория познания) занимался популяризацией теории S—R (раздражитель-реакция) человеческой субъек- тивности. Теория «раздражитель-реакция» (S—R) описывает дейст- вия человека исключительно в терминах обусловленного по- ведения. «Эти раздражители вызывают такую-то реакцию». «Это нарушение пищеварения обусловлено теми и теми конкретными факторами». Бихевиористы пользовались этой моделью, чтобы моде- лировать, как человек «учится» реагировать или вести себя тем или иным образом. Во многом опираясь на основопо- лагающие труды Павлова из России, эта модель обрела двух особенно удачливых популяризаторов в лице Джона Уотсо- на в начале века и Б.Ф. Скиннера — в середине. Миллер, Га- лантер и Прибрам (1960 г.) писали: «Сэр Чарльз Шеррингтон и Иван Петрович Павлов — два человека, несущих, вероятно, почти всю полноту ответ- ственности за то, что в представлении психологов человек превратился в совокупность рефлексов «раздражитель-ре- акция» (с. 23). Модель «раздражитель-реакция» развилась и превратилась в Т.О.Т.Е. По мере возникновения все новых проблем с бихевио- ристской моделью несколько ученых попытались ее пере- осмыслить. Одним из них был Толмен. В начале 30-х годов он попытался сделать модели «раздражитель-реакция» «внутривенное вливание». Известных психологов, таких как Эдвард Толмен, постепенно перестал устраивать «чер- ный ящик». Он ввел промежуточную переменную (или I.V. — 49
Стратегии моделирования эта аббревиатура совпадает с английской, означающей «внутривенно») между раздражителем и реакцией. В статье «Когнитивные карты у крыс и человека», опубликованной в «Психологическом журнале» (1948 г.), он писал: «[Мозг] гораздо больше напоминает кабину штурма- на, чем представлялось ранее. Раздражители, которые допускаются в нее, не связаны с соответствующими ре- акциями простым переключением. Входящие импульсы обрабатываются и подвергаются анализу в этой кабине и преобразуются в приблизительную когнитивную карту окружающей среды. Именно эта приблизительная кар- та, на которой указаны пути, маршруты и взаимоотно- шения со средой, в конечном итоге определяет, будет ли животное демонстрировать какую-либо реакцию, и если да, то какую». Классический ответ Ноэма Хомски (1956 г.) Скиннеру относительно источников и сущности языка в человечес- ком сознании нанес бихевиоризму смертельный удар. В то же время Хомски разработал собственную революционную лингвистическую модель — трансформационную граммати- ку. Эта теория опровергла лингвистику Блумфилда и прева- лировала пару десятилетий. В век информации, компьютеров и кибернетических си- стем началась так называемая когнитивная революция Джорджа Миллера и др. (1956 г.). Миллер, Галантер и При- брам представили миру классический анализ, который по- мог заполнить вакуум, оставшийся после кончины бихеви- оризма, — труд «Планы и структура поведения» (1960 г.). Выйдя за рамки простой бихевиористской модели «раз- дражитель-реакция» и рефлекторной дуги, авторы приме- нили разработанную ими модель Т.О.Т.Е. (в дальнейшем — просто ТОТЕ). Эта модель представляет собой схему дейст- 50
Модель стратегии НЛП вий для отслеживания человеческой субъективности, начи- ная е раздражителей и далее, в процессе внутренней обра- ботки данных. При этом наблюдается определенная после- довательность реакций: проверка или проба (Testing) —дей- ствие (Operating) — проверка или проба (Testing) — выход (Exiting). • Проверка (Testing): сначала человек должен проверить раздражитель с помощью внутренних моделей (пла- нов, ожиданий, мыслей, идей, парадигм). • Действие (Operating): если человек не получил того, чего хотел, следует действовать. Человек предпринимает действия, чтобы изменить либо раздражитель, либо свою внутреннюю карту. • Проверка (Testing): далее следует еще одна проверка. Человек тестирует результат на соответствие или его отсутствие. При несоответствии цикл повторяется. • Выход (Exiting): если соответствие обнаружено, чело- век выходит из программы. Таким образом, Миллер и др. адаптировали модель «раз- дражитель-реакция» и дополнили ее так, чтобы точнее представлять, какие процессы происходят в «черном ящи- ке» разума. На примере обеих моделей, как простой «раз- дражитель-реакция», так и ТОТЕ-модели, мы видим фун- даментальный принцип процесса моделирования. Обе на- чинаются с раздражителя, или стимулятора, в некоем текущем состоянии и прослеживают процесс, в ходе кото- рого человек приобретает новую, иную и лучшую реакцию, приходя к более желаемому состоянию. Модель ТОТЕ служит обновлением модели рефлектор- ной дуги «раздражитель-реакция» прежде всего благодаря введению двух чрезвычайно важных элементов в моделиро- вание человеческого опыта: обратной связи и результата. 51
Стратегии моделирования 52 Уточненная модель ТОТЕ представляет собой внешнюю форму внутренней последовательности, которую запускает раздражитель. Проверка относится к условиям, с которыми придется иметь дело в ходе действия, прежде чем возникнет реакция. На этапе обратной связи система меняет некий ас- пект раздражителя или внутреннее состояние человека, что- бы удовлетворять условиям проверки. Дилтс и др. (1980 г.) сравнил действие модели ТОТЕ с настройкой радио. «Когда вы настраиваете громкость радиоприемника или стереопроигрывателя, вы постоянно тестируете (проверяете) громкость, слушая ее. Если звук слишком тихий, вы действуете, поворачивая регулятор по часовой стрелке. Если вы перестарались и звуки стали оглуши- тельными, вы действуете, поворачивая регулятор против часовой стрелки, чтобы приглушить звуки. Добившись желаемой громкости, вы выходите из программы «наст-. 3) Ресурсы, необходимые для перехода от текущего состояния к желаемому Рис. 2.1 «В результате действий на этапе тестирования возни- кает обратная связь, мы имеем дело с рекурсивным цик- лом. Простейшим способом представить это рефлексив- ное действие в виде схемы, отличной от классической рефлекторной дуги, можно, как на рис. [2.1]». 1) Текущее состояние Раздражитель 2) Итоговое состояние Реакция
Модель стратегии НЛП ройка громкости» и поудобнее устраиваетесь в. кресле, чтобы продолжить чтение. Что обозначают стрелки на схеме? Что переходит из од- ной рамки в другую вместе с ними? Рассмотрим три вари- анта ответа: энергия, информация и контроль» (с. 27). Основатели когнитивного движения в психологии Мил- лер, Галантер и Прибрам разрабатывали модель ТОТЕ с це- лью выявления потока информации в системе. Для этого они пользовались методом измерения информации, со- зданным Норбертом Винером и Клодом Шенноном. Затем рассматривалась концепция «контроля» в системе. А имен- но, информацию описывали как «набор инструкций», кон- тролирующих реакции или поведение. «Есть мнение, что на рис. [2.2] по стрелкам переме- щается нечто неосязаемое, что иногда называют контро- лем. Стрелки могут обозначать только последователь- ность. Эта концепция чаще всего возникает, когда речь заходит о компьютерах, где контроль над действиями машин осуществляется путем передачи одной инструк- ции за другой, пока машина не выполнит весь список указаний, составляющих программу. Представьте, что вы ищете в книге конкретную тему. Вы открываете указатель и находите эту тему. Когда вы просматриваете все страницы, приведенные в указателе, можно сказать, что этот список цифр контролирует ваше поведение, и контроль переносится от одной цифры к другой, пока весь список не будет обработан. Перенос контроля можно обозначить, нарисовав между номера- ми страниц стрелки, но сами стрелки будут иметь совсем не те два значения, что были упомянуты выше» (с. 30). На этапе «действия» стадии «проверки» мы обнаружива- ем соответствия или несоответствия. Адекватна ли наша 53
Стратегии моделирования карта мира (идеи, ожидания, желания и т.д. у нас в голове) нашему опыту, относящемуся к этому миру? Если эти два элемента не соответствуют друг другу, мы снова возвраща- емся к первому этапу проверки. Когда мы находим соответ- ствие карты опыту, мы выходим из программы. Эта модель также показывает, как важно постоянно применять ресурсы к текущему состоянию, чтобы достичь нового итогового со- стояния. Мы продолжаем действовать в зависимости от различия между картой и территорией. Успех достигается неоднократным тестированием текущих состояний и жела- емых результатов, а потом — оценкой и применением ре- сурсов, пока мы не приведем два состояния в соответствие. Таким образом, предварительным логическим условием модели ТОТЕ является достижение совершенства в поведе- нии посредством следующих элементов: 1) выявления будущей цели — чего мы хотим; 2) наличия сенсорного и поведенческого доказательства тому, что ключевая информация свидетельствует именно о достижении цели; 3) ряда действий, процедур и выборов, при помощи ко- торых мы можем достичь цели. Бандлер и Гриндер не изобрели модель стратегии и не создали ее на пустом месте. Они взяли модель ТОТЕ и до- полнили ее сенсорными репрезентативными системами. Моделирование совершенства В НЛП мы обычно сосредотачиваем внимание на дости- жении совершенства, а не патологии (недостатка). Но это не единственный возможный вариант. Иногда структура кон- кретной патологии как ничто другое помогает понять спо- собности психофизической системы конкретного человека. Как правило, мы стремимся к ресурсам в виде опыта (твор- 54
Модель стратегии НЛП Рис. 2.2 честву, мотивации, памяти, решениям, убеждениям, уве- ренности и т.д.). Тем самым мы предлагаем человеку созда- вать все новые внутренние ресурсы. Отсюда вытекает ос- новная стратегия достижений: «Вспомнив момент, когда вы во всей полноте пользова- лись своими личными ресурсами и потенциалом, перене- ситесь в этот момент, чтобы заново пережить этот опыт». К общим вопросам достижения относятся: Вопросы о триггерах: • Как вы узнаете, когда начинается процесс?.. (про- цесс мотивации, принятия решения, познания) 55 Проверка Текущее состояние проверки Выход Проверка громкости звука стерео- приемника входной сигнал Сенсорный Сравнение с желаемым итоговым состоянием Выход (Несоответствие) (Соответствие) (Несоответствие) Действие Действие Для оценки применить ресурсы к 'текущему состоянию Повернуть регулятор в ту или другую сторону
Стратегии моделирования • Что дает вам понять, что вы готовы к?.. Вопросы о действиях: • Что вы делаете в первую очередь? • Что происходит с вами вначале? • Что вы предпринимаете, когда не уверены, что до- стигли цели? Вопросы о проверках: • Какие сравнения вы проводите? • Как вы узнаете, что удовлетворяете своим критериям? Вопросы о моменте выбора: • Что указывает, что вы завершили действие? • Что дает вам понять, что пора переходить к чему- либо другому? • Что позволяет вам понять, успешно вы справились с действием или нет? • Как вы узнаете, что закончили процесс? Теперь применим все это к стратегии познания. Сначала попросим конкретного человека задуматься о моменте или ситуации, когда он усвоил что-либо очень хорошо, быстро и надолго. Затем зададим ряд вопросов. Вопросы о действиях: Что происходит, когда вы чему-то учитесь? Что вы делаете, готовясь чему-либо научиться? Что вы предпринимаете, чтобы быстро чему-нибудь научиться? Что вы делаете, когда не уверены, что достигли своих критериев? Вопросы о проверках: Что показывает, что вы успешно и быстро чему-ни- будь научились? Как вы узнаете, что быстро научились чему-нибудь? Как вы проверяете, что достигли желаемого результата? 56
Модель стратегии НЛП Вопросы о принятии решения: Как вы узнаете, когда успешно научились чему-либо быстро и эффективно? Что позволяет вам понять, что вы еще не закончили чему-либо учиться? Что подсказывает вам, что пора браться за что-то другое? Когда вы не уверены в том, что успешно освоили что- либо, как вы это понимаете? Предположим, мы хотим проследить стратегию нейро- лингвистики (психофизической системы) человека, кото- рый способен выполнить задачу, неприятную с точки зре- ния окружающих. Как выявить эту стратегию? Начнем с общих расспросов об опыте, чтобы человек начал оценивать это состояние. «Как вам удается заставить себя выполнить такую не- приятную задачу — чистить унитаз, убирать мусор, соби- рать налоги и т.д.? Вспомните тот момент, когда вы убеждаете себя сделать то, за что не хотите браться, но все-таки беретесь, притом без особого напряжения и от- вращения... Думая об этом, скажите, как вы это делаете. Какие образы, интонации, слова и т.д. вы используете, убеждая себя сделать то, что вам неприятно?» Один человек, с которым я беседовал, видел ситуацию со стороны, создавал конструктивный образ самого себя, совершающего тот или иной поступок, а потом быстро «пе- рематывал пленку» вперед, до самого конца. Затем он со- здавал внутреннюю картину желаемых результатов и вы- званных ими ощущений — вплоть до радости. После про- смотра этого внутреннего фильма у него возникало позитивное ощущение напряжения мышц и тепла. Он слы- шал, как чей-то голос деловито произносил: «Просто возь- 57
Стратегии моделирования Мысленно проследите за собственными Нейролингвис- тическими реакциями. Например, в тот момент, когда тре- буется встать утром и приняться за работу. Вам когда-ни- будь случалось создавать ощущение беспокойства, стресса и лишаться мотивации, необходимой для работы? Какой код VAK управляет этой программой? Один человек объяс- нял: «Я говорю себе, что могу поваляться еще несколько минут, и продолжаю лежать. Время идет, мне все отчетливее представляется, как я являюсь на работу с опозданием. Ког- да эта картина становится огромной, мне приходится вы- скакивать из постели, чтобы избавиться от негативных ощущений». Из дополненной модели ТОТЕ получились стратегии Таким способом основатели НЛП выявляли, разрабаты- вали или отшлифовывали стратегическую модель, взяв за основу модель ТОТЕ когнитивных психологов, разработав- ших ее как более усовершенствованную модель «раздражи- тель-реакция». Это наглядный пример принципа связи вре- мен Коржибски. Гриндер и Бандлер не изобретали заново колесо, а воспользовались ранними открытиями и на них построили теорию. Модель ТОТЕ служит основной формой 58 Выход Выход ми и сделай!» Услышав этот голос, мой собеседник просто вставал и брался за дело.
Модель стратегии НЛП описания конкретной последовательности поступков. Она описывает последовательность действий, образующих функциональную единицу поведения, обычно остающуюся за порогом сознания. Называя этот процесс Нейролингвистической стратеги- ей, Дилтс, Бандлер, Гриндер, Бандлер-Камерон и Делозье (1980 г.) построили модель НЛП по шаблону ТОТЕ. При этом они дополнили и обогатили ТОТЕ репрезентативны- ми компонентами: сенсорными репрезентативными систе- мами, отличиями сенсорных модальностей («субмодально- стями»), информацией для визуальной оценки, лингвисти- ческими предикатами и пр. С помощью этих компонентов можно научиться выявлять неосознанную стратегию, заяко- ривать вместе элементы, осуществлять рефрейминг значе- ний и таким образом разрабатывать и внедрять новую стратегию. Новые дополнения гораздо точнее сформирова- ли модель моделирования совершенства, поскольку позво- лили дальше и глубже заглянуть в «черный ящик». В то же время язык новой модели гораздо более богат и точен. Так НЛП усовершенствовало модель ТОТЕ. Было пока- зано, как мы производим проверки и действуем в терминах сенсорных систем и точных отличий этих систем. Основа- тели НЛП дали новое определение условиям проверки и дей- ствиям, как происходящим посредством репрезентативных систем, значительно изменив к лучшему модели «раздра- житель-реакция» и ТОТЕ. Например, некий человек может сравнить запомненные внешние и внутренние визуальные признаки (Ve/Vi), чтобы что-либо проверить. «Похоже ли это написание слова на то, каким оно мне запомнилось и каким должно быть?» Тот же процесс может происходить с участием кинестетической (Кe/Кi) или слуховой (Ае/Аi) систем. Соответствие (за ко- 59
Стратегии моделирования торым следует выход из программы) или несоответствие (после которого приходится снова возвращаться в цикл программы) также показаны как проверенные с помощью одной из репрезентативных систем. В этой модели проверка может происходить между дву- мя хранящимися в памяти или созданными репрезентаци- ям. Проверена может быть яркость, размер, цвет и пр. репрезентации. Определенному ощущению, звуку или зри- тельному образу может понадобиться достичь определен- ного порогового значения, прежде чем сигнал будет доста- точным для выхода из программы. Поскольку большинство людей отдают предпочтение какой-то одной репрезентативной системе, мы говорим о главенстве PC, объясняя, как мы пользуемся нашей самой значимой PC, проводя проверки и совершая действия. За- частую мы продолжаем делать это, даже когда PC работает не очень эффективно и даже когда она создает трудности и ограничения. Благодаря усовершенствованной модели стратегии НЛП мы обнаружили, что эффективность моделирования неред- ко зависит от соответствия PC задаче (например, визуаль- ной PC — написанию слов, слуховой — музыке). В сущнос- ти, при проведении анализа ТОТЕ и PC это единственная цель. Поиск PC, наиболее соответствующей этапам ТОТЕ, — вот что позволяет нам максимально быстро добиться жела- емого результата. Такие решения мы называем элегантны- ми. В итоге модель стратегии обеспечивает нас новым ак- центом и мотивацией, касающимися PC. Она позволяет нам воспринимать применение всех своих PC как ресурсов для улучшения процесса учебы и работы. Рассмотрим, стратегию грамотного письма. Фонетичес- кая стратегия включает последовательность Ае -> Аi/Ае/Аr 60
Модель стратегии НЛП Выводы • Термин «стратегия» в НЛП относится к репрезентатив- ным этапам — от исходного раздражителя из внешнего мира до итоговой реакции нашей нервной системы. Основатели НЛП позаимствовали модель ТОТЕ ког- Понять, правильно на- писано слово или нет 61 Выход Услышать звучание слова и представить себе, как оно пи- шется Проверка: сравнить с визуальной ре- презентацией обра- за слова Если слово написано неправильно, вернуть- ся назад и вызвать другой визуальный образ Грамотное письмо по модели ТОТЕ Рис. 2.3 (услышать слово — мысленно произнести его — сравнить с тем, как оно звучит, и с хранящимися в памяти правилами произношения и т.д.). Но поскольку визуальное кодирова- ние английского языка не соответствует фонетическим правилам, люди, которые пользуются визуальной стратеги- ей грамотного письма, обычно демонстрируют лучшие ре- зультаты, чем те, кто применяет слуховые стратегии. Стра- тегия мысленного произнесения прекрасно подходит для демонстрации навыков чтения вслух, но для письма она оказывается неэффективной. Типичная визуальная страте- гия грамотного письма включает набор действий, показан- ный на рис. [2.3].
Стратегии моделирования нитивистов и дополнили ее репрезентативными эле- ментами. • Стратегия эксперта представляет собой модель, с по- мощью которой человек достигает какого-либо резуль- тата, однако моделирование — это не просто выявле- ние стратегии. И все-таки почти всегда моделирование начинается с работы над стратегией. • Чудо выявления стратегии заключается в том, что она обеспечивает доступ в «черный ящик» человеческого опыта. Отслеживая реакции психофизической систе- мы, мы понимаем, каким образом человек добивается совершенства.
Глава 3 Стратегии моделирования Начало моделирования Преподнося стратегии как способ размышлять, анали- зировать и следить за «разумом», модель стратегии НЛП да- ет возможность описывать структуру опыта. Дилтс и др. (1980 г.) делают вывод по стратегиям и их анализу в следую- щих словах: «Все наше внешнее поведение контролируется внут- ренними стратегиями. У каждого из нас есть определен- ный набор стратегий для того, чтобы убедить себя утром встать с постели, чтобы передать часть обязанностей подчиненным, учиться и учить, проводить деловые пе- реговоры и так далее» (с. 26). Анализируя последовательность и состав стратегии пу- тем ее разложения (ТОТЕ) на составные компоненты ре- презентаций, мы обнаруживаем их порядок или последова- тельность. При этом мы прослеживаем действия и психо- физические реакции, а также поэтапные движения мозга, поскольку он занимается репрезентацией информации и приводит в действие нервную систему, накапливая опыт. Модель ТОТЕ ставит нас в известность, что в этом процес- се происходит проверка на входе, предпринимаются дейст- 63
Стратегии моделирования вия в зависимости от репрезентаций, возможно, неодно- кратный возврат к первому этапу проверки — вплоть до вы- хода из программы после получения желаемого результата. Репрезентации можно сравнить с функциями кнопоч- ного телефона. Чтобы устроить запланированную вечерин- ку, мы должны нажать кнопки с цифрами на телефоне в оп- ределенной последовательности. Чтобы дозвониться до конкретного человека, нам предстоит перебирать цифры в строго определенном порядке. Точно так же нам приходится выстраивать упорядочен- ную последовательность внутренних репрезентаций, чтобы добиться конкретных результатов. Они зависят и от кно- пок, которые мы нажимаем, и от порядка, в котором они нажаты. Если мы вводим последовательность репрезента- тивных действий (увидеть это, услышать то, почувствовать другое и т.д.), откуда вытекает оценка психически-эмоцио- нальных ресурсов, это означает, что мы смоделировали структуру конкретного опыта. Кроме того, ошибочные стратегии возникают, когда мы применяем ценные стратегии не в том контексте. Стратеги- ческую последовательность, которая творит чудеса, помо- гая достичь неких результатов и совершить конкретные по- ступки, можно применять и добиваться успеха, но если об- ласть применения выбрана неправильно, эта стратегия способна создать трудности и ограничения. Так происхо- дит, когда мы применяем слуховую стратегию, чтобы гра- мотно писать, или визуальную — для устного чтения. В сфе- ре стратегий могут возникать и другие проблемы. В нас по- рой просыпается непреклонность или тяга к чрезмерным обобщениям. Мы зацикливаемся на стратегиях, повторяем одни и те же действия, не выходя из программы. Это на- блюдается при некоторых фобиях. Порой мы создаем бес- 64
Стратегии моделирования полезные стратегии — например, когда не выдерживаем и срываемся из-за мелочей, спешим с выводами, действуем, не подумав, принимаем на свой счет чужие ошибки и т.д. Мы ошибаемся при строительстве стратегии, прислушива- ясь к ненужной информации от другой PC. Искусство стратегий Выявление последовательности действий мозга с целью дальнейшего воспроизведения опыта предполагает наличие множества навыков. Поскольку стратегия позволяет по- нять, в каком направлении мы мыслим и как реагируем на события, для достижения таких же результатов мы должны по меньшей мере • Выявлять и замечать стратегии • Выделять и расшифровывать стратегии • Прерывать и менять стратегии • Разрабатывать новые стратегии и/или перерабаты- вать старые • Внедрять стратегии и разрабатывать планы внедрения • Применять стратегии в различном контексте Эти навыки моделирования предполагают развитое со- знание и внимание к знакам и ключевой информации, ука- зывающим на действие стратегии. Навыки высшего уровня понадобятся нам, чтобы управлять выявленной стратегией. К таким навыкам относятся якорение, рефрейминг, наст- ройка и т.д. Подразумевается и способность проводить сравнительный анализ стратегий. Благодаря этому мы учимся разрабатывать более эффективные стратегии. Мы анализируем стратегии, чтобы неосознанные про- цессы становились осознанными. Конечно, когда поведе- ние приобретает статус ТОТЕ, его сигнальный уровень на- ходится вне досягаемости для сознания. Это означает, что 65
Стратегии моделирования мы уже не фиксируем детали каждого этапа, и нам понадо- бятся все навыки, чтобы выявить неосознанные стратегии. Как правило, даже люди, пользующиеся конкретной стра- тегией, не разделяют ее на этапы. Специально для таких случаев НЛП создало искусство калибровки в зависимости от ценности ключевой информации, сенсорные специфи- ческие предикаты, общие типы конституции, паттерны ды- хания и др. Общий паттерн выявления стратегии Предположим, вам нужен рецепт изумительного блюда. Что вам понадобится, чтобы приготовить эту бесподобную еду? Во-первых, конкретные сведения о том, какие ингре- диенты взять, в каком количестве, в каком порядке смеши- вать их, при какой температуре готовить и пр. Так и с выяв- лением и применением структуры субъективного опыта с целью создания опыта совершенства. Далее представлен основной паттерн выявления стратегии. 1) Начните с установления позитивного фрейма для взаи- мопонимания. «Как здорово это у вас получается! Вы не могли бы и меня научить это делать?» «Предположим, мне предстоит прожить один день вашей жизни. Как это сделать?» 2) Оцените состояние. Человека необходимо полностью ассоциировать с навыком или состоянием. Чтобы правильно выявить стратегию, может понадобиться вернуть его в то мес- то, где интересующее вас поведение наблюдается в естественных условиях. В контексте, в условиях при- 66
Стратегии моделирования вязки к местности (например, за пишущей машин- кой) легче заметить реакцию. Или же можно выявить состояние, воспроизведя контекст частично (напри- мер, интонацией, жестами, инсценировкой и др..). 3) Усильте состояние. В процессе выявления вам понадобится повысить интенсивность состояния, усилить его. Это очень по- лезно: чем более отчетливое состояние вы создадите, тем более ярким будет опыт, с которым вам придется иметь дело. Кроме того, у вас появится шанс пра- вильнее оценить состояние. 4) Изучите тонкости и нюансы. «Как вы это делаете?» Если человек осознает особен- ности своей стратегии, он ответит на этот вопрос. Ес- ли нет, необходимо попросить продемонстрировать стратегию в действии. Выявлению стратегии способ- ствуют наводящие вопросы, с помощью которых со- беседнику предлагается выполнить задачу (реально или мысленно), требующую применения конкретной стратегии. • У вас бывали случаи, когда возникало желание что- либо сделать? • Когда вы в последний раз ощущали естественную и мощную мотивацию? • Как вы ощущаете состояние исключительного при- лива творческих сил? • Вы когда-нибудь оказывались в ситуации, когда ощущали небывалое вдохновение? Как правило, оценочные вопросы относятся к воспо- минаниям о пережитом. 67
Стратегии моделирования • Как это ощущалось? • Как вы это сделали? • Когда это вам удается особенно хорошо? • Что вам необходимо, чтобы сделать это? • Что происходит, пока вы это делаете? • Когда это случилось в последний раз? Такие вопросы побуждают внутренне оценивать ре- презентации и погружаться в воспоминания, кото- рые содержат «глубинную структуру» или рамки опыта. Для описания этого процесса в НЛП приме- няется термин из трансформационной грамматики «трансдеривационный поиск» (ТДП). Им назван «уход в себя» в поисках референтов. Эти референты образуют нашу систему отсчета (референтную сис- тему), с помощью которой мы соотносим и понима- ем окружающий мир. Все мы участвуем в процессе ТДП, чтобы в чем-либо разобраться, отреагировать на раздражители, воссоздать наши состояния и опыт. При выявлении стратегии мы пользуемся ТДП, чтобы помочь кому-либо вернуться к фунда- менту структуры и выяснить, каким образом созда- валась уникальная структура этого опыта, то есть конкретная карта. Обращаясь к модели мета-состояний (глава 9), мы пользуемся другой метафорой. Вместо того чтобы представлять, как мы «погружаемся» в глубинную структуру (метафора глубины), мы применяем мета- фору высоты. Что касается терминов, затем мы рас- суждаем о «погружении» и переходе вверх, на мета- уровни и фреймы, составляющие структуру наших референтов. Вместо «глубинной структуры» мы гово- рим о фрейм-структуре разума. В референтном про- 68
Стратегии моделирования цессе участвуют уровни или слои. Мы говорим о «по- гружении» с целью оценки наших референтных фреймов и всей системы фреймов внутри других фреймов. Это позволяет нам выявить все контексту- альные фреймы или фреймы мета-уровня как «мыс- ли» высшего уровня — категории, классификации, абстракции, убеждения, парадигмы и др. 5) Проводите калибровку в состоянии аптайма. Выявление и вычленение стратегии требует макси- мального внимания и сосредоточенности на внеш- ней ключевой информации. При этом мы эффек- тивно проводим калибровку, то есть настройку на состояние, наблюдая, как наш собеседник демонст- рирует стратегию. Ввиду психофизической связи люди обычно сопровождают действиями разговоры о проблемах, результатах и опытах. Поэтому, наст- роившись на такое «воспроизведение», вы сможете заметить, как ваш собеседник проходит последова- тельность репрезентаций, приобретая конкретный опыт. 6) Добивайтесь от собеседника уточнений. Если вы не разобрались в стратегии с помощью наво- дящих вопросов, попросите собеседника подробно рассмотреть ту или иную часть стратегии. Детальный разбор одного этапа может также помочь оценить другие репрезентации, неразрывно связанные с ним. 7) Изучайте содержание на мета-уровнях. Поскольку стратегии действуют как чисто внешняя структура, нам понадобится переход на мета-уровни, 69
Стратегии моделирования чтобы разобраться в процессах создания структуры стратегии. Это не дает нам зацикливаться на содер- жании. Расшифровка скоростных стратегий При расшифровке стратегий основную проблему пред- ставляет то, что в процессе моделирования, модификации или применения приходится учитывать их скорость. И, как правило, она нарастает стремительно! Можно ли в таком ускоренном темпе выявить отдельные компоненты после- довательностей? Проблема скоростных стратегий особенно остро стоит в тех случаях, когда стратегии достигают статуса бессозна- тельной модели ТОТЕ. Чтобы выявить каждый этап, нам приходится либо развивать свои способности замечать бы- стрые и незначительные изменения поведения, либо искус- ственно замедлять процесс, задавая уместные вопросы. • Что произошло вначале и позволило вам творчески по- дойти к этой ситуации? • Что произошло непосредственно перед этим? • А что случилось до этого события? Таким образом мы продолжаем с помощью вопросов воз- вращаться назад, пока не найдем первые внешние раздра- жители, которые привели в действие стратегию. При этом понадобится задать вопросы, пользуясь нижеперечислен- ными категориями отличий. Они помогут вам расшифро- вать стратегии. 1) Предикаты В процесс выявления стратегий «как вы это делаете», о которых идет речь, входит буквальное описание того, что мы делаем. Наши предикаты зачастую выявляют PC, которая 70
Стратегии моделирования организует наш опыт. [Предикаты — это прилагательные, глаголы, наречия и описательные слова, которые помогают определить, что мы утверждаем (предицируем).] Комбина- ции предикатов обычно указывают на паттерны синестезии, как в приведенных ниже примерах. Здесь нам вновь при- дется переходить на мета-уровни, чтобы заметить форму и структуру содержания. «Это выглядит неудобно» (V-K). «Звучит как живописное место» (А-V). «Не смотрите на меня с таким тоном», (V-А). «Звучит пугающе» (А-К). 2) Оценочные сигналы Поскольку все поведенческие макро- и микрофункции представляют собой трансформацию внутренних невроло- гических процессов и, следовательно, несут информацию об этих процессах, наше поведение дает представление об организации нашей нервной системы. Поэтому Бейтсон го- ворил об избыточности речи и поступков. Собирая инфор- мацию (совершая поступки), мы пользуемся различными сознательными и бессознательными трансформациями. Чаще всего мы не осознаем подавляющее большинство ре- презентаций, проходящих через нашу нервную систему в циклах выполнения стратегий. Но наши визуальные оце- ночные сигналы говорят об этом незаметном внутреннем поведении. Обычно взгляд, обращенный куда-то вверх или просто в пустоту, свидетельствует об обращении к зрительной зоне коры головного мозга. Взгляд, который движется из сторо- ны в сторону по горизонтали, говорит об аудиальной (слу- ховой) оценке, а задумчиво опущенные глаза — о кинесте- тической. Прочие отличия касаются двух полушарий мозга. 71
Стратегии моделирования У типичных правшей (людей, лучше владеющих правой ру- кой) память закодирована в левом полушарии, а воображе- ние — в правом; у левшей все наоборот. 3) Логические вопросы Спросите себя, имеет ли смысл последовательность стратегии. Если ваш собеседник пропустил какие-то этапы, начните задавать вопросы, которые заставят его вернуться назад, к самому началу стратегии, или к пропущенным компонентам. • Что первым дало вам понять, что в этой ситуации у вас есть мотивация? • Что вы сделали перед этим? • Чем это было вызвано? В конце концов вы найдете исходные внешние раздра- жители, которые привели в действие стратегию, а затем шаг за шагом выявите весь процесс — подробное описание по- строения опыта. 4) Система обозначений стратегии Имеется в виду язык, который позволяет нам описывать процесс отслеживания движений сознания. «Я слышу сигнал будильника, смотрю на него и выклю- чаю. Потом снова ложусь и ощущаю, как удобна постель. Наконец внутренний голос говорит: «Если не встанешь, то опять уснешь и опоздаешь». И мне представляется мо- мент опоздания на работу. Мне становится неприятно, я го- ворю себе: «В следующий раз будет только хуже», а потом увеличиваю картину того, что мне предстоит, если я опоз- даю, и испытываю еще более неприятные чувства. Когда они становятся достаточно сильными, я встаю». Этот про- цесс можно обозначить следующим образом: 72
Возврат к началу цикла (цикл) Выход Выход Выход «Я представляю то, что мне предстоит сделать днем, и испытываю радость. Приятные образы заставляют меня по- кинуть постель. А если у меня намечено неприятное дело, я думаю о том, как чудесно будет, когда я с ним покончу». Стратегии моделирования «Я чувствую тепло и говорю себе: «Пора вставать». Голос спокойный, тон ровный. Когда голос становится особенно отчетливым и громким, я настораживаюсь». (Аналоговое усиление громкости и высоты) Разработка стратегий Мы пользуемся стратегиями, чтобы в первом приближе- нии создавать модель конкретного опыта или набор навы- ков. Обычно мы сначала находим человека, способного до- биваться желаемого результата, а затем уточняем стратегию со всеми ее компонентами. Если некий человек обладает со- вершенной стратегией чтения и изучения литературы, мы строим модель структуры этого навыка. Зачастую бывает, что один и тот же человек имеет навыки совершенства в одной сфере, но ему не достает даже базовой стратегии в другой. Например, ценитель литературы, прекрасно понимающий ее, может не иметь никаких писательских способностей. 73
Стратегии моделирования Работая со стратегиями, мы понимаем, что некоторые из них неэффективны, а другие были бы гораздо более дейст- венными, если бы мы модернизировали их или дополнили некоторыми ресурсами. Часто случается, что мы разрабаты- ваем для наших стратегий лучшие проверки и действия, просто следя за тем, чтобы в них присутствовали все компо- ненты PC. Что вы слышите вокруг? На что похож этот звук? Что вы слышите мысленно? Что вы видите вокруг? Опишите тональность этого диалога Опишите громкость Какие образы вам представляются? Что вы ощущаете по отношению к этим образам? Какие свойства присущи этим образам? Какие запахи вы чувствуете? Как реагирует на все это ваш организм? Какой вкус вы чувствуете? При разработке стратегии мы стремимся понять, как надо мыслить, обрабатывать информацию, чувствовать и реагировать, и поэтапный анализ помогает нам воспроиз- водить желаемый опыт. При этом мы выстраиваем репре- зентативные компоненты в конкретные последовательно- сти, которые играют более важную роль в достижении ре- зультатов, нежели просто разум. Таким образом подчеркивается значение осознания шагов, необходимых для перехода от исходного раздражителя к опыту. Кроме того, у нас появляется возможность выбирать, как изме- нить стратегические программы. Моделирование страте- гии опыта таким образом выявляет структуру нашего субъективного опыта. 74
Стратегии моделирования Разработка новых, более эффективных стратегий Модель стратегии дает нам возможность модифициро- вать процессы разработки с целью достижения конкретных результатов — для человеческого «проектирования» (термин Коржибски, 1921 г.). При разработке стратегии наша цель — достижение желаемых результатов, устранение проблем, модификация громоздких и неэффективных стратегий, ог- раничение применения стратегий, которыми мы злоупо- требляем, помещение стратегий в соответствующий кон- текст, проведение проверок и др. Чтобы стратегии имели удачную форму, в их разработку должны входить все необ- ходимые проверки и другие действия. К примеру, чтобы модифицировать стратегию недоста- точной приспособленности человека, слишком поглощен- ного внутренней обработкой данных, мы должны произво- дить больше внешних проверок. Если человек боится пуб- личных выступлений, можно разработать этап стратегии для оценки состояния расслабленности, комфорта и само- иронии в качестве поддерживающих ресурсов. В ходе раз- работки мы встраиваем в стратегию маркеры контекста и точки принятия решений, чтобы управлять Нейролингвисти- ческими процессами. Создание таких сигналов позволяет нам различать контексты. Чтобы разработать стратегию для конкретной задачи, мы должны сначала определить, какие виды различий нам понадобятся. Какая PC нам необходима для сбора инфор- мации? Достаточно ли развита та PC, которая нам нужна? Понадобится ли нам ломать паттерн синестезии или моди- фицировать его, чтобы он нам не мешал? Сколько репети- ций нам нужно, чтобы освоить новую последовательность? 75
Стратегии моделирования Как правило, добротная стратегия включает следующие компоненты: (1) Вид информации, необходимой для ввода и об- ратной связи, и PC, которой она нужна. (2) Виды проверок, отличий, обобщений, связей, не- обходимых для обработки информации. (3) Конкретные действия и достижения, необходи- мые для получения желаемого результата. (4) Самая эффективная и целесообразная последова- тельность для тестирования и действий. (5) Выявление репрезентации желаемого результата. Вдобавок к критериям, с которыми мы сравниваем репрезентации текущего состояния с желаемым, они вносят свой вклад в процесс проверки и действий. (6) Экологический контроль. Не нарушит ли процесс личную и организационную экологию? При модели- ровании мы всегда стараемся убедиться, что новая стратегия не конфликтует с остальными. (7) Мета-результаты. Они служат организующими правилами для всей стратегии, поскольку она опре- деляет поведение в соответствии с общими целями (например, безопасностью, выживанием, защитой, улучшением, адаптацией). Применение стратегий Какое поведенческое значение будет иметь любой кон- кретный опыт в нашей жизни? Чем он будет служить — ре- сурсом или препятствием? Все зависит от того, как мы при- меняем этот опыт и в каком контексте это происходит. Творчество проявляется в том, как мы пользуемся разными стратегиями в различных контекстах. Такое творческое применение моделей придает нам сил, чтобы мы могли 76
Стратегии моделирования преобразовывать то, что называем «препятствиями» в од- ном контексте, в «ресурсы». При этом у нас пополняется ассортимент реакций и появляется шанс извлечь все воз- можное из любой ситуации. Одна широкая область применения стратегий — расши- фровка последовательностей этапов PC, которыми пользу- ется человек для «обработки информации», и применение их для общения с этим человеком. Выявляя особенности мышления, восприятия, решений данного человека, мы можем подстроиться к его последовательности мышления и действий. Это заметно обогатит наше общение с ним. По- скольку мы не можем реагировать на собственный способ обработки информации, коммуникация будет иметь макси- мальный эффект. Такое общение «имеет смысл» для данно- го человека, оно соответствует его стилю обработки инфор- мации, само общение становится убедительным и значи- мым. Например, предположим, что мы нашли человека, стра- тегия принятия решений которого связана с каким-либо зрительным образом, а потом — с беседами с самим собой, пока они не вызывают определенные чувства (V -> Аi,d -> Кi -> Выход). Мы могли бы применить эту последователь- ность, чтобы упорядочить нашу информацию. Стратегия соответствует ее Нейролингвистической структуре. Мы по- говорим с этим человеком, четко излагая свою мысль, заду- маемся о ней, продолжая вести с собой мысленный разго- вор, и выявим чувства, которые испытываем по отношению к нему. Того же результата можно добиться невербальными средствами, незаметно помогая человеку создать подходя- щие визуальные оценочные позиции. Эти невербальные маневры, как правило, способствуют общению и делают его 77
Стратегии моделирования более эффективным. Шифровка информации таким спосо- бом, чтобы она соответствовала мыслительным процессам слушателя, обеспечивает коммуникации максимальное со- ответствие модели мира этого человека. Если мы не можем не реагировать на наши внутренние процессы, тогда проникновение в чужой мир и выявление чужих стратегий шопинга, принятия решений, мотивации, применения ресурсов, проактивности и др. повышает нашу способность успешно общаться и убеждать. В этом и заклю- чается практическая ценность работы со стратегиями. Они помогают нам управлять, общаться, выстраивать отноше- ния, понимать, тренировать, оказывать влияние, продви- гать на рынке, продавать и т.д. Нам больше не понадобится существовать в мире, строя догадки или приписывая окружающим наши стратегии мо- тивации, принятия решений, убеждений и др. Мы можем просто войти в «реальность» другого человека, открыть ее для себя, а потом закодировать наши мысли и предположе- ния наиболее подходящим для него способом. В сфере пси- хотерапии, продаж и обучения мы прежде всего стремимся в ходе диалога понять модель мира собеседника. Затем мы можем облегчить этому человеку процесс изменений, по- купки или понимания, в зависимости от его целей и задач. При этом мы действуем в соответствии с реальностью, по- строенной этим человеком, проявляя уважение к ней. Этот процесс выявления, анализа и применения чужих стратегий позволяет нам проявлять уважение к ним. Мы получаем возможность общаться, поддерживать отноше- ния, мотивировать и др., поскольку изначально имеем представление о модели мира, которой пользуется наш со- беседник. Благодаря этому общение получается бесконф- ликтным. 78
Стратегии моделирования Технологии внедрения стратегии В данном случае внедрить стратегию — значит заставить ее функционировать естественно и автоматически, «встро- ить» в наше поведение как целостный агрегат, чтобы все этапы действий были взаимосвязаны. Как мы этого добиваемся? Существует несколько спосо- бов. Мы можем внедрять стратегии с помощью якорения, повторения компонентов стратегий (новых реплик из диа- логов, жестов, гримас и др.), с помощью чужого опыта при воспроизведении стратегии (в играх, фильмах, метафорах) или путем изменения состояний. (1) Якорение Внедрить стратегию можно, выбрав якорь для какой-ли- бо репрезентации или состояния, а затем введя этапы стра- тегии и отработав их последовательность. Якорение обычно помогает быстро «пройтись» по всем этапам стратегии. При якорении последовательности мы связываем ее с некими контекстовым раздражителями, чтобы стратегия приводилась в действие при первом же появлении внешних маркеров. Выявить этапы стратегии можно с помощью рас- спросов и наблюдений. Мы можем заякорить все реакции одним и тем же якорем. Предлагая кому-либо «вспомнить момент по-настоящему мощной мотивации...», мы осуще- ствляем якорение мотивационной реакции, а позднее при- меняем этот якорь в новом контексте, чтобы привести в действие стратегическую последовательность для создания у человека мотивации в этом новом контексте. Паттерны синестезии автоматически выполняются по- сле создания, затем мы можем заякорить их и привязать к другим ситуациям. Таким способом можно модицифиро- 79
Стратегии моделирования вать неоправданно длинную стратегию и обойти лишние и ненужные циклы. У одного человека имелась громоздкая и неэффективная стратегия принятия решений. Он тратил на размышления це- лые дни, откладывал решения и в конце концов упускал воз- можности. Обнаружив это, он приходил в волнение и злился на себя за то, что потерял столько времени впустую. Модифи- цируя эту стратегию, этот человек принял во внимание «упу- скание возможностей и потерю времени» (Аd -> К-). «Что вы чувствуете при завершении стратегии, когда ду- маете о потерянном времени и упущенных возможностях?» Выявив это состояние, мы сможем заякорить его. Затем остается только задать вопрос: «Когда вы только начинаете обдумывать одно из решений... какие чувства вы испытаете, вызвав ощущение потерянного времени и упущенных воз- можностей?» Постановка этого вопроса и закрепление якоря позволи- ли человеку приводить его в действие раньше, в более про- дуктивный момент, а также изменить стратегию и получить мотивацию принятия решения в более ранний момент. С тех пор этот человек пользовался новой стратегией как ресур- сом, чтобы проверять свой график и принимать сигналы не- гативных ощущений: «Пора принимать решения!» (2) Инструкции Если внимательно прислушиваться к набору инструк- ций, четко представляя себе весь процесс, этого достаточ- но, чтобы внедрить стратегию. С точки зрения нейролинг- вистики этот прием срабатывает потому, что слова служат якорями для репрезентаций референтов. Теперь понятно, почему мы часто обнаруживаем в себе различные внедрен- ные стратегии — их дали нам в виде набора инструкций. 80
Стратегии моделирования (3) Репетиции Когда мы репетируем процесс, мы пользуемся оперант- ным методом формирования условных рефлексов, чтобы внедрить стратегию. Попросту говоря, это репетирование каждого репрезентативного этапа до тех пор, пока он не превратится в доступную в любой момент целостную про- грамму. Для развития визуальной системы мы упражняемся в создании и удерживании образов, мысленно фотографи- руем их, закрываем глаза, чтобы воспроизвести мысленно, снова сравниваем и т.д. В конце концов у нас развивается способность создавать и запоминать внутренние «мыслеоб- разы». (4) Репетирование паттернов синестезии Это еще один способ внедрять стратегии путем репети- ций. Даже если некоторые паттерны синестезии могут ка- заться непривычными или недостаточно разработанным, уп- ражнения помогают добиться репрезентативной гибкости. А -> К: Мысленно слушая слова, обращайте внимание на ощущения, которые они вызывают. Выявите один набор ощущений, затем снова прислушайтесь к словам и обрати- те внимание на следующие ощущения. Повторяйте до тех пор, пока не соберете семь разных ощущений. К -> А: Выберите ощущения, наиболее подходящие к тем или иным словам, произносимым мысленно, и поста- райтесь с помощью ощущения вызвать семь звуков. «При- близьтесь к этому ощущению и дайте ему превратиться в звук». Выберите один из звуков, пусть он создаст внутрен- ний визуальный образ. Внедрять стратегии можно также путем частичного нало- жения друг на друга оценочных ключевых сигналов Нало- жение V-К: «Посмотрите вниз и вправо, расфокусируйте 81
Стратегии моделирования взгляд, дыша часто и неглубоко, потом создайте образ». По- вторяйте эту процедуру до тех пор, пока переход не будет проходить легко и без задержек. Потом проведите якорение. (5) Игры Если мы превратим в игру чтение «написанных» в возду- хе слов, то сместим акцент на внешнюю форму, то есть на написание, а не на смысл слов. Это позволит нам сосредо- точиться на том, что делать и когда, куда девать голову и глаза, когда пользоваться чувствами и образами и др. При таком фрейминге репетиции проходят веселее, в форме иг- ры, снижая уровень стресса обучающегося. Таким образом внедрение проходит легче и сохраняется дольше. (6) Прекращение Когда мы видим хорошо освоенный и привычный пове- денческий паттерн, бессознательная компетентность возни- кает потому, что проводящие нервные пути достаточно за- крепились. Этот паттерн выполняется автоматически, регу- лярно, систематически и неосознанно. Зачастую прежде чем внедрить новый паттерн поведения, нам приходится преры- вать старую стратегию, чтобы она не вмешивалась в процесс. Именно при этом происходит прекращение состояния и латтерна. Существует множество способов прекратить со- стояние или стратегию. Можно применить перегрузку, то есть дать больше информации, чем может воспринять чело- век. Естественные ситуации перегрузки возникают, к при- меру, в шумных местах, когда «мы не слышим, как думаем». То же самое происходит, когда человек чувствует себя так хорошо (или настолько плохо), что не знает, как ему быть и что сказать («захлестнули чувства»). Примерно то же быва- ет, когда кто-то «ошеломлен красотой» или «одурманен за- 82
Стратегии моделирования пахом». Перегрузка прерывает стратегию, не дает ей завер- шить цикл. Мы прерываем стратегию, меняя ее путем ввода кон- кретной информации. При этом репрезентативная после- довательность меняется, становится отличной от последо- вательности выполняющейся стратегии. Шум может так сильно помешать нам, что стратегия прервется, когда мы потеряем мысль. Если кто-то или что-то помешает поступ- лению оценочных сигналов, выполнение стратегии будет прекращено наверняка. К примеру, так случается, если не- истово размахивать руками перед лицом человека, который пытается визуализировать что-либо. Подобно этому, когда мы просим чем-то подавленного человека сесть прямо, высоко держа голову, вдохнуть пол- ной грудью, расправить плечи, широко открыть глаза и улыбнуться, обычно этих действий бывает достаточно, что- бы прекратить депрессивную стратегию. Унылая поза и тя- желое дыхание обычно способствуют стратегии депрессии, поникшие плечи служат ориентиром для полной кинесте- тической оценки. Еще один набор паттернов прекращения содержит стра- тегию «растягивания». Чтобы осуществить его, от результа- тов стратегии вернитесь обратно к ней. Обладатель страте- гии обязательности считает, что «должен» что-то предпри- нять, когда представляет себя выполняющим некую задачу. У него имеется структура Vс — Монеизбежность: «Если я это вижу, я должен это сделать». Мы можем «растянуть» эту стратегию, ввести в нее цикл, предложив нашему собесед- нику представить, как он НЕ выполняет ту же самую задачу. Основная цель всех этих методик прекращения страте- гии — добиться, чтобы выполнение текущей стратегии оста- новилось. Мы применяем этот способ, чтобы создать воз- 83
Стратегии моделирования можность модификации и внедрить более продуктивную стратегию. Новые отличия стратегий Какой вклад вносят отличия НЛП и модели стратегии в наше понимание структуры субъективности и моделирова- ние? Какие новые озарения, методики, паттерны, процессы и навыки возникают благодаря применению НЛП в модели ТОТЕ? 1) Сенсорная информация обрабатывается в «черном ящике» Уточняя каждый этап модели ТОТЕ с помощью сенсор- ных репрезентаций, НЛП позволяет нам лучше понять, что мы делаем внутри «черного ящика» и что обозначают стрел- ки на схеме модели ТОТЕ. В ходе проверок и действий мы пользуемся сенсорными системами, чтобы вводить, отобра- жать, обрабатывать и выводить информацию. Мы собираем информацию и получаем обратную связь с внутренней и внешней средой. Мы создаем карту такой информации, оп- ределяя последовательности репрезентаций. Так возникают наши внутренние паттерны. 2) Сознание обладает внутренней системной рефлексив- ностью Мы строим свой субъективный опыт, обрабатывая полу- ченную информацию. По мере применения внутренних сенсорных репрезентаций и лингвистических репрезента- ций мы отмечаем на карте Нейролингвистические инструк- ции для своей нервной и психофизической систем. На пер- вый план выступает взаимодействие психофизической сис- темы как кибернетической. Кроме того, становится ясно, в, 84
Стратегии моделирования какой степени наши мышление и эмоции создают продук- ты, которые позднее превращаются в раздражители для на- шего мышления и чувствования. 3) Карта всегда отличается от территории Стратегии существуют только «внутри» нашей нервной системы как карта территории. Они не являются террито- рией и не могут стать ею. Такой «реальностью» стратегии не обладают. Стратегии совместно пользуются нейросеманти- ческой «реальностью» и выражают ее («значение», внедрен- ное в организм). Следовательно, стратегии нереальны. То есть нереальны снаружи, зато «реальны» внутри, как описа- ния наших процессов. Зная это, мы можем остановить вы- полнение последовательности или прервать репрезента- ции, как будто они нам надоели, словно непрерывные. Стратегии существуют только как освоенные способы функционирования, а не врожденные качества. Мы можем изменить любую карту, которая плохо нам служит. 4) Изменчивость ведет к гибкости Кибернетическое определение изменчивости говорит, что в любой целостной системе взаимодействия тот эле- мент, который имеет наиболее изменчивое поведение, в ко- нечном итоге станет самым распространенным, часто вы- бираемым и значительным элементом. Гибкость реагирования (и изменчивость) обеспечивает нам больший выбор. Чем выше гибкость, тем у нас больше возможностей преуспеть. Многие затруднения в стратеги- ях — результат неадекватных или неэффективных проверок или критериев принятия решений. Конечно, при чрезмер- ной гибкости мы рискуем стать неразборчивыми. Но если гибкость слишком низка, разборчивость повышается, и мы 85
Стратегии моделирования теряемся в потоке фактов, не имеющих отношения к кон- кретному решению. Однако чем лучше мы контролируем детали содержания наших репрезентаций, тем успешнее управляем результатом. Важный аспект гибкости при настройке — замена созда- ваемых внутренне репрезентаций на репрезентации из внешних источников, и наоборот. Поскольку внутренний и внешний опыт передается по одним и тем же нервным пу- тям, мы можем подменить один другим. «Представьте, как бы вы почувствовали себя, если бы могли сделать следующее...» Этим объясняется, как мы можем разрабатывать новые стратегии с применением нейролингвистики в воображении. 5) Причинная необходимость приводит к «элегантному» моделированию Стратегия называется элегантной, когда мы упростили ее, оставив только элементы, имеющие причинную значи- мость. При элегантном моделировании мы отсекаем слож- ности поведения, чтобы выявить условия и отличия, «необ- ходимые и достаточные» для достижения желаемого ре- зультата. Элегантность в данном случае относится не к изяществу, вкусу, красоте и др., а к простоте. 6) К «механизмам» наших нервных цепей относятся сине- стезии Когда последовательности репрезентаций включают взаимосвязанную сетевую активность нервной системы, мы называем эти перекрестные связи «синестезией» (Дилтс, 1980 г., с. 23). Этим объясняется, к примеру, то, что мы «слышим резкий звук, и нам становится неуютно» (А -> К). Еще один пример пересечения входящей информа- 86
Стратегии моделирования ции — «вид крови» и связанное с ним «ощущение тошноты» (V -> К). Дилтс и др. отмечали, что «паттерны синестезии составляют немалую долю процесса, при котором человек чему-либо придает значение». Синестезия — явление мгновенной связи одной PC с другой, при котором активность в одной PC провоцирует активность в другой. Стратегия действует посредством яко- рения каждой репрезентации в цепи с предшествующей. Установка якорей между PC создает синестезию. Дополнительно, поскольку язык выполняет функцию нашей крупнейшей и самой изощренной системы якоре- ния, мы можем использовать слова (например, «собака», «тепло», «любовь») как визуальные и слуховые якоря для создания синестезий. Невербальные якоря также эффек- тивны, поскольку они зачастую действуют за пределами со- знания. Якорем может служить тон, высота звука, темп ре- чи, тональные модуляции, гримасы и жесты. Очевидно, что здесь важную роль играет контекст. Якорением можно пользоваться и для создания нового опыта. Поскольку опыт, созданный внутренне, передается по тем же нервным путям, что и внешний опыт, воображе- ние порождает яркие и связные репрезентации VAK и та- ким образом строит новый нейрологический опыт. 7) Программирование совершенства означает неосознан- ную компетентность Стратегия «обучения езде на велосипеде» — пример тому, как мы разрабатываем «программы», стремясь эффективно ориентироваться на территории. На первый взгляд задача кажется колоссальной. Приходится одновременно выпол- нять множество дел: удерживать равновесие, крутить педа- ли, рулить и смотреть, куда рулишь, слушать советы и др. 87
Стратегии моделирования Практика позволяет нам рационализировать этот процесс. Отшлифовывая конкретные навыки, адаптируясь к ним, мы учимся пользоваться ими, не задумываясь. В конце кон- цов эта программа начинает работать, вообще не требуя внимания. В такой момент мы говорим, что достигли состо- яния неосознанной компетентности. 8) Структура поведения включает внутренние процессы В последовательность внутренних репрезентативных функций, порождающую поступки, входит структура про- цессов, а не предметы. Однако большинство «учений» дела- ют акцент не на структуру, а на содержание. В школе мы не учимся грамотно писать, поскольку этим процессом руко- водит учитель. А большинство учителей только говорят: «Запомните, как пишутся эти слова, — в пятницу диктант». Они не объясняют структуру стратегии, которой пользуют- ся те, кто пишет наиболее грамотно. «Внимательно посмотрите на слово и мысленно представьте его себе. Закройте глаза и постарайтесь уви- деть его... Откройте глаза, снова посмотрите на слово... Посмотрите, как оно выглядит, когда написано правиль- но, и создайте в себе ощущение «правильного написа- ния». Теперь закройте глаза и мысленно воспроизведите это слово...» 9) Отличия совершенства возникают при сопоставлении и сравнении Сравнение различных стратегий позволяет нам обнару- жить ключевой ингредиент в структуре совершенства. Если у кого-то появилась проблема, мы можем провести анализ со- поставления стратегии, которой этот человек пользуется для решения творческих задач, и стратегии, которая создает про- 88
Стратегии моделирования блемы. Как отличаются эти последовательности? Что есть в творческой стратегии и чего недостает проблематичной? Предположим, человеку не достает мотивации. Мы мо- жем выявить его мотивационную стратегию, а затем страте- гию, которая вызывает «чувства немотивированности». Как последняя стратегия отличается от той, с помощью которой человек мотивирует себя? Мысля терминами анализа сопо- ставления, мы можем провести человека по этапам страте- гии, которая поможет ему преуспеть. 10) Настройка — «дорога, вымощенная желтым кирпи- чом», в чужой внутренний мир Когда мы пользуемся чужой стратегией как структурой коммуникации, мы получаем представление об окружаю- щем мире в чужом стиле. Так возникают связь и доверие — фундамент для влияния. Когда мы производим настройку, общаясь на основе модели этого человека, мы подстраива- емся к его внутренним процессам. Успешную настройку преодолеть почти невозможно. При этом связь становится результатом нашей способности наблюдать, понимать и применять стратегии. 11) Путем рефрейминга можно менять стратегии Рефрейминг позволяет нам менять форму и структуру репрезентации и то, как она функционально вписана в си- стему. Придавая новые значения и фреймы, мы- преобразуем строительный материал в ресурсы. Таким образом, мы не- сем ответственность за значения, которые придаем раздра- жителям. Рефрейминг перестраивает значения, чтобы мы могли создавать фреймы, где все компоненты системы ра- ботают совместно. Мы подвергаем компоненты рефрей- 89
Стратегии моделирования мингу, чтобы все они служили достижению одного и того же мета-результата. Для этого необходимо признание ас- пектов системы как ценных ресурсов. Согласившись с не- соответствием или возражением, мы превращаем его в цен- ный ресурс, обеспечивающий обратную связь, необходи- мую для улучшения нашей стратегии. Здесь мы используем все, что нарушает работу нашей стратегии, — эти помехи выполняют роль ценной обратной связи. Выводы • Модель стратегии, сформулированная Дилтсом и др. (1980 г.), дополнила модель ТОТЕ Миллера и его кол- лег (1956 г.). Дилтс и остальные создали обновленную и дополненную версию старой модели «раздражитель- реакция», которая применялась в бихевиоризме и тео- рии познания. От нее НЛП досталась линейная внеш- няя форма для отслеживания и составления карты структуры субъективного опыта. • Пользуясь дополненной НЛП моделью ТОТЕ, Бандлер, Гриндер, Дилтс и многие другие практики НЛП начали моделировать поведение гениев прошлого и современ- ности. Они создавали модели навыков и поведения тех, кто многого добился и демонстрировал виртуозное мас- терство. Стремясь открыть «Стратегии гениев» (Дилтс, 1994, 1995 гг.), они искали совершенство в сферах тера- пии, гипноза, продаж, спорта, бизнеса, управления и др. • Бандлер сделал вывод о сущности моделирования в НЛП: «НЛП — позиция, подкрепленная методикой, оставляющей за собой шлейф техник». Теперь, зная эту подоплеку, мы имеем все необходимые компоненты для перехода на мета-уровень и добавления логических уровней к стратегической модели. 90
Часть II СЛЕДУЮЩИЙ ШАГ ПЕРЕХОД НА МЕТА-УРОВЕНЬ: СЛОЖНОЕ МОДЕЛИРОВАНИЕ С ПРИМЕНЕНИЕМ МЕТА-УРОВНЕЙ «До тех пор, пока у человека нет какого-либо плана учебы, ни- чего не произойдет. Для запоминания субъект должен обладать за- гадочным свойством, называемым «намерением учиться». При наличии такого намерения возникает неуклонный и медленный прилив воли. Намерение учиться означает, что субъект выполняет «план для формирования плана», которым руководствуется при вспоминании... Важно иметь план, чтобы создавать реакцию вспоминания или воспроизведения; как правило, но не во всех случаях, план невозможен без намерения учиться, то есть без вы- полнения мета-плана для построения плана, который будет уп- равлять вспоминанием... Важно не только намерение осуществить план, но и само его осуществление» (с. 129-130). «Эти мета-планы, планы для формирования других планов — свойства сложных систем» (с. 173). «Это мета-план, поскольку он оперирует объектами, которые сами являются планами. Может ли быть так, что у всех планов есть мета-планы, которые пишут их, и так далее, до бесконечности? Или у этой цепочки есть эвристическое завершение? Похоже, эв- ристические планы находятся в этой регрессии так далеко, как только можно зайти, поскольку методы, применяемые для обна- ружения новых эвристических планов, сами по себе являются эв- ристическими планами» (Миллер, Галантер, Прибрам, 1960 г., с. 175).
Центральная позиция моделирования открывает «разум и сердце», то есть суть моделирования, а именно: «НАУЧИ МЕНЯ, КАК ЭТО ДЕЛАТЬ!» «Предположим, мы с вами поменяемся местами на один день, у вас появится выходной. Что мне надо знать, чтобы успешно вас заменить?»
Глава 4 Зачем вводить в моделирование мета-уровни? Когда речь заходит о моделировании экспертного опыта в терминах НЛП, первым обширным трудом по этому во- просу можно назвать книгу «НЛП: изучение структуры субъ- ективного опыта» (1980 г.). Дилтс, Бандлер, Гриндер, Банд- лер-Камерон и Делозье как основатели этой сферы взяли модель ТОТЕ Миллера, Галантера и Прибрама («Планы и структура поведения», 1960 г.) и дополнили ее. Как когни- тивные теоретики и психологи создали саму модель ТОТЕ, взяв за основу бихевиористскую модель «раздражитель-ре- акция», так и создатели НЛП сделали еще одно обновление этой модели. В чем ценность этих постоянно развивающихся моделей? Прежде всего, эти образцы моделей позволяют нам со- здавать потоки человеческих Нейролингвистических мик- ро- и макропоступков и реакций, порожденных изначаль- ным раздражителем или спровоцированных вплоть до фи- нального опыта. При этом модель дает нам возможность изучить внутренность «черного ящика» разума и эмоций. В итоге НЛП, обогатившее модель ТОТЕ, наделило нас способностью рисовать картину потока человеческой субъ- 93
Следующий шаг ективности. Это не значит, что НЛП — «конец истории». Сюда еще можно многое добавить, но с тем, что мы имеем, мы готовы сделать следующий шаг. При этом мы теперь в состоянии уточнить структуру опыта и патологии. Следующий шаг • Чего по-прежнему недостает в модели ТОТЕ, допол- - ненной НЛП? • Чем нам следовало бы дополнить эту модель? • Какие еще аспекты можно обогатить моделированием? На самом деле недостает еще очень многого — того, о чем мы еще не знаем, форм, которые нам все еще нужны, чтобы как следует отражать и воспроизводить опыт. Например, куда в модели ТОТЕ поместить убеждения, представления и решения? Как они вписываются в поток субъективного опыта? Именно потому, что все они действу- ют как фреймы мета-уровня, мы находим мета-уровни, ко- торых недостает в образцах моделей. Действие модели стратегий направлено в основном ли- нейно и горизонтально. Я говорю в основном, потому что модель стратегий не включает мета-реакцию. В нее входят системные процессы обработки циклов обратной связи. Однако мета-реакции, а также циклы обратной связи мы найдем уже на следующем линейном этапе моделирования. С точки зрения моделирования модель стратегий пред- назначена для работы с Нейролингвистическими процесса- ми линейным способом, и, вероятно, именно по этой при- чине ей свойственно пренебрегать высшими, или мета- уровнями. Это обобщение порождает исключения. Среди тех, кто занимался моделированием, такие специалисты, как Уайатт Вудсмолл, ввели в моделирование фреймы выс- шего уровня — ценностей, убеждений, мета-программ и др. 94
Зачем вводить в моделирование мета-уровни? Другие, подобно Джону Макуиртеру, доказали важность во- проса «почему?» в процессе моделирования. Макуиртер осо- бенно подчеркивал значение исследования причин, моти- ваций, ценностей и убеждений как движущих сил страте- гии. Дэвид Гордон ввел в моделирование «убеждения» посредством «ряда убеждений». Чтобы моделировать эти высшие мета-уровневые грани субъективного опыта и обогащать сам процесс создания модели, необходимо развить модель моделирования так, чтобы сместить акцент на мета-уровни. Это означает в пер- вую очередь то, что нам придется: • Исправить и восстановить некоторые вопросы «поче- му?» в моделировании. • Культивировать понимание мета-уровней и преобра- зование их в модель в виде внутренних контекстов для стратегии. • Развить мета-понимание логических уровней и того, как мета-состояния или фрейминг связан с переходом на высшие уровни и включает в себя низшие. • Внедрить модель мета-состояний в нашу модель моде- лирования, чтобы двигаться не только вперед, но и вверх. • Применять вертикальную модель, охватывающую и циклы обратной связи, и циклы прямой связи, при- чинные цепи «если — то», контексты внутри контекс- тов, объединение Нейролингвистических и нейросе- мантических состояний и многое другое. Владения «почему» Когда Бандлер и Гриндер основали НЛП с мета-моде- лью, прежде всего они акцентировали внимание на том, как что работает. Отсюда и исходное применение указатель- 95
Следующий шаг ных вопросов Коржибски: что, когда, где, кто, как, кото- рый и др. Чему первые строители моделей противились все- ми силами, так это вопросу «почему». Но почему? Поскольку Бандлер и Гриндер обнаружи- ли, что психология чрезвычайно отягощена всевозмож- ными «почему» и бесчисленными теориями, объясняю- щими, почему люди были такими, какими они были, и психо-археологией, они не желали иметь ничего общего с тем, что называли «психотеологией». Все это привело к общему запрету на вопросы типа «почему». Многие, если не все, практики НЛП были достаточно хорошо обучены, чтобы не задавать подобных вопросов, и даже считали их «вредными». Доктор медицины Деннис Чонг (1993 г.) за- шел так далеко, что официально оформил этот запрет в своей в общем превосходной книге «Не спрашивайте, по- чему». В целом это довольно оправданный подход. В конце концов, работая с моделью моделей и моделью моделирова- ния, мы стремимся научиться ориентироваться прежде все- го в том, как что работает, и научиться различать факторы, обуславливающие процесс работы, а не теоретизировать на темы «почему». Указательные вопросы обращают наше внимание на процесс, а не на его содержание. Особенно да- леко они уводят нас от «почему» этого содержания. В духе концентрации внимания на вопросе «как?» и самом процес- се мы задаем множество вопросов о процессе в стремлении выявить структуру субъективного опыта. • Как вы это делаете? • Как вы узнаете, что чувствуете радость или подавлен- ность? • Как вы узнаете, когда это надо делать? И когда не де- лать? 96
Зачем вводить в моделирование мета-уровни? • Если я захочу повторить этот опыт эффективного ли- дерства, что я должен думать, как мыслить, чувство- вать, выбирать и пр.? Сместив акцент с теоретических вопросов «почему?» на вопросы процесса, Бандлер и Гриндер ориентировали эту сферу, подчеркивая значение процесса и структуры. Но при этом они дистанцировались от того самого мощного и про- никающего влияния содержания, на которое указывают во- просы «почему?». • Почему вы ощущаете подавленность? • Почему вы привели себя в такое состояние? • Почему вы никак не можете избавиться от этого наст- роения? • Почему вы всегда мешаете себе, когда все складывает- ся удачно? Зачем нужен запрет на вопрос «почему?» Запрет на подобные вопросы обусловлен важной причи- ной. Ее можно обнаружить, просто расспрашивая, что про- исходит, если мы задаем вопросы «почему?» по отношению к проблемному состоянию. Почему вы такой? Почему вы не сдали этот экзамен? Почему вы впали в депрессию? Чаще всего вопрос «почему?» отнюдь не побуждает объ- яснять наши проблемы и проблемные состояния. Он за- ставляет задуматься о причинах этого опыта, причинах, на которые можно сослаться и осудить. А когда мы приводим причины, объяснения, осуждения и др., эти фреймы выс- шего уровня придают значимость нашим проблемным со- стояниям. Вопросы «почему?» также заставляют наш мозг обращаться в прошлое — к тем моментам, когда возникли 97
Следующий шаг проблемы, или к опыту, который породил неудачные карты и таким образом усилил склонность к обобщениям, а не умерил ее. Кроме того, этот вопрос подразумевает еще один фрейм, а именно: «Если бы я только понял, откуда что взя- лось, выяснил происхождение случившегося, я смог бы преодолеть его и оставить позади». Но это предположение не всегда справедливо. Традиционная психология со времен Зигмунда Фрейда оперировала этими предположениями. «Осознанному пониманию источника проблем при- суща способность исцелять». «Понимание само по себе целительно». «Проблему нельзя преодолеть, не разобравшись в ее причинах». «Где есть подсознательное, должно быть и эго». Безусловно, понимание причин, процессов, влияющих факторов, источников и др. иногда играет исцеляющую роль для нашего разума и чувств. Если на вопрос «почему?» мы отвечаем, демонстрируя глубокое понимание и способ- ность предпринять эффективные действия, тогда этот во- прос пробуждает творчество и находчивость. «О, так вот почему я так думал и чувствовал!» «А, теперь ясно, откуда эти мысли, чувства и опыты! Теперь я вижу, что сделал несколько ошибочных вы- водов на свой счет и на счет других людей, и я при- шел к ним на основании неадекватной информа- ции». Порой осознание приносит облегчение и даже преобра- жение. Но так бывает не всегда. Пожалуй, даже редко. Го- раздо чаще поиск ответа на вопрос «почему?» создает ак- цент на проблеме, сильнее привязывая нас к ней и к негативно- му состоянию. С точки зрения нейролингвистики это 98
Зачем вводить в моделирование мета-уровни? логично. В конце концов, спрашивая «почему?», мы пред- лагаем собеседнику объясниться и осудить свой опыт. Это увлекает его в себя, где он предпринимает трансдериваци- онный поиск в истории и в модели мира. В конце концов исходный опыт собеседник воспринимает так, словно тот объясняет, почему у нас возникло именно такое понимание ситуации, а не иное. При этом он еще крепче привязывает- ся к тем самым референтным фреймам, которые создали проблему. Мало того, у мозга есть характерная особенность: он изо- бретает ответы так же легко, как находит. Поставьте перед сознанием вопрос, и мозг примется за работу: начнет формулировать ответ на этот вопрос — даже если этот вопрос отравляющий, риторический, ошибочный и'др. Пока вы не научите мозг отвечать не на все вопросы (на- выки мета-вопросов), он будет действовать, исходя из пред- положения: «На этот вопрос непременно существует ответ». Каковы особенно опасные и отравляющие вопросы, искать ответы на которые не стоит и пытаться? Почему я такой глупый ? Почему у меня все не ладится ? Почему я замужем за таким мерзавцем ? Почему я всегда мешаю самому себе? Задайте эти вопросы мозгу, не подготовленному к во- просительным фреймам и мета-фреймам, и он немедленно примется искать и создавать ответы. Но при этом мозг не- вольно примет все допущения в вопросах и сосредоточится на простых объяснениях! [Кстати, это наглядный пример важности построе- ния и управления нашим мета-мозгом с полезными ме- та-осознаниями типа: «Мне вовсе незачем принимать 99
Следующий шаг каждый вопрос за чистую монету. Можно усомниться в ценности вопроса еще до того, как я начну искать на не- го ответ! Я могу решать, какие вопросы помогают вы- явить полезную информацию».] Подход к моделированию в НЛП построен на целом ря- де противоположных предположений: • Нам незачем понимать источник или происхождение проблемы, чтобы решить ее. Сломанную кость можно срастить, понятия не имея, как и почему пациент упал с лестницы. • Нам необходимо понимать только внутреннюю струк- туру и процессы опыта, узнать, как они действуют, чтобы пользоваться ими. • Осознав, как мы осуществляем такое поведение, кото- рое не помогает нам достичь долгосрочных целей, мы можем отказаться от него и попробовать что-нибудь новое в надежде преуспеть. • Мы преодолеваем ограничивающие паттерны, сосре- дотачивая внимание на том, чего хотим, — на желае- мых результатах. • Чем больше мы даем мозгу сигналов о конкретных особенностях наших желаемых результатов, тем лучше мы программируем себя на поиск решения. • Гибкость сиюминутных реакций позволяет нам оце- нить ресурсы, когда мы захотим продвинуться дальше. Подчеркивая все это с самого начала, НЛП занимает негативную позицию по отношению к вопросам «поче- му?». Однако это обстоятельство имеет нежелательные по- следствия. Какие ограничения создает запрет на вопросы «почему?». Он порождает глубинную неприязнь к любому поиску любой причинной обусловленности, даже системной. 100
Зачем вводить в моделирование мета-уровни? Он заставляет забыть о том, что существуют разные виды «почему?» и вынуждает полагать, что все они одинаковы. Многим этот запрет мешает моделировать мета-уров- ни «почему?», которые определяют контексты и мно- жественные взаимосвязи встроенных контекстов, где создается опыт. Этот запрет влечет за собой девальвацию объясне- ний, причинной обусловленности, влияющих факто- ров, теории и др. Многочисленные разновидности «почему?» Что касается самого вопроса «почему?», мы можем вы- делить несколько разновидностей. Это значит, что далеко не все вопросы, в которых есть слово «почему», обязатель- но вызывают одну и ту же реакцию. Вопросы бывают раз- ными, в том числе и очень полезными, здоровыми и умест- ными. Некоторые из них необходимы для полноты карти- ны при моделировании опыта. «Почему?» о причинной обусловленности/источнике Почему вы ведете себя (чувствуете, думаете) именно так? Почему вы испытываете такие чувства при возникно- вении триггера? «Почему?» об объяснениях Почему вы так строго судите себя? Почему этот паттерн повторяется в том контексте? Почему этому опыту присущи такие свойства или по- следствия? «Почему?» о телеологии/результатах (итоги, желаемые ре- зультаты) 101
Следующий шаг Почему вы так делаете? (то есть: чего вы стремитесь достичь, поступая именно так? С какой целью?) Почему вы к этому стремитесь? «Почему?» о ценности/значении (ценности, референтные фреймы, убеждения) Почему вы это делаете? (то есть: в чем заключается ценность этого для вас?) Почему вы считаете это важным и существенным? Неприятие причинной обусловленности Запрет на вопрос «почему?» также порождает общее от- вращение к изучению причин. Некоторые люди, прошед- шие тренинги по НЛП, настолько нетерпимы к объяснени- ям, что не в состоянии выслушивать рассказ собеседника о его проблемах или подробно изучать его проблемное состо- яние. Они приняли запрет так буквально и всерьез (что сов- сем не соответствует духу НЛП), что раздражаются, даже когда им приходится иметь дело с чьей-либо историей, включающей историческое содержание. Они рвутся впе- ред, стремятся выдавать решения и вмешиваться в процесс исцеления, даже не попытавшись настроиться на модель мира собеседника. На другом полюсе мы видим более сбалансированный подход к некоторым феноменам. Линии времени, включая реимпринтинг Роберта Дилтса. Эти паттерны НЛП отли- чает более вдумчивый подход к «былым» источникам трудностей и боли (например, к прежним убеждениям, ре- шениям, опыту и др.). Они даже пользуются процессом ТДП для отслеживания случаев ошибок на карте, касаю- щихся «я», достоинства, собственной значимости, цели, судьбы и др. 102
Зачем вводить в моделирование мета-уровни? Применение «почему?» путем введения мета-состояний В следующей, пятой главе мы исследуем смысл и значе- ние логических уровней НЛП и обратимся к модели мета- состояний (Холл, 1995 г.). Позднее я посвящу целую главу этой модели (глава 11). Эта модель позволяет нам вводить в процесс моделирования вопросы «почему?» о телеологии, результатах, объяснениях, причинной обусловленности и Ценности/значимости. Любопытно, что этот подход соответствует новейшим моделям в сфере лингвистики. Фоконнье (1987 г.) развил идею ментальных пространств, которой Лакофф (1987 г.) и Лангакер (1987, 1991 гг.) воспользовались, разрабатывая когнитивную лингвистику. Уходя все дальше от упразднен- ной модели старой трансформационной грамматики Хом- ски (1956, 1965 гг.), они постулировали лингвистику и грам- матику, основанные на «олицетворении» того, как на самом деле мыслят люди и как отображают информацию, пользу- ясь ментальными пространствами. Постепенно обнаружи- вая неадекватность и аномалии старой модели, Лакофф и Джонсон (1980, 1987, 2000 гг.) отошли от трансформацион- ной и генеративной грамматики и выдвинули на первый план новые факторы: роль метафоры, метонимии и образа в концептуализации, прототипы категории (в отличие от формальных, классических аристотелевских категорий), когнитивные сферы знания и др. Что все это значит? Все это указывает на принцип НЛП, касающийся фрей- мов и фреймов над фреймами как контекстов, внутри кото- рых возникает «значение». Другими словами, речь идет о мета-уровнях. Вслед за Бейтсоном мы осознаем, что значе- 103
Следующий шаг ние зависит от контекста. «Контексты определяют и обу- славливают значение». Иначе говоря, нам необходимо знать не просто репрезентацию данных, стратегию какого бы эксперта мы ни моделировали с применением визуаль- ных, слуховых или кинестетических систем, и даже не отли- чительные особенности и качества репрезентаций. Кроме того, нам понадобится знать мета-контекст, в котором на- блюдаются такие репрезентации. Необходимо определить и сферу знания — убеждения, ценности, представления и др. Все это уводит нас вверх, в область процессов мета-уровней (или мета-состояний, рис. [3.1]). С этими мета-уровнями я столкнулся в моделировании, исследуя опыт стойкости. Составив некоторое представле- ние о «территории» людей, оправившихся после драматиче- ских событий, я стремился выявить стратегию многочис- ленных лиц, которые демонстрировали способность стойко выпрямляться после трагедий. Расшифровывая их страте- гии и стараясь понять их, я постоянно ловил себя на том, что перехожу на мета-уровни, пытаясь понять, как устроена их нейролингвистика. Все это привело к обнаружению ме- та-состояний. У людей, наделенных стойкостью, имеются не просто мысли и чувства, которые привели их к изначальному со- стоянию стойкости. Они располагают сложной системой мыслей и чувств по поводу других мыслей и чувств, у них есть психофизические состояния, относящиеся к другим психофизическим состояниям. Распознавая эти мета-уров- ни состояний (которые мы обычно называем «ценностя- ми», «убеждениями», референтными фреймами, концепту- альными категориями, ментальными контекстами, абст- ракциями и др.), я также понял, почему простое воспроизведение этих мыслей и чувств на первичном уров- 104
Зачем вводить в моделирование мета-уровни? не (первом уровне структуры стратегии) вряд ли сработает, если навязать ему кому-нибудь, умолчав о структурах мета- уровня. Вся эта система работает благодаря мета-уровням. Она задает высшие фреймы разума и тем самым извещает мышление и чувства о первичном уровне. Рис. 4.1 Мета-уровни Убеждения Ценности Представления Объяснения Мета-уровень Первичный уровень Внутренние репрезентации в конкретной последовательности Эксперт Событие в мире Выводы • Не понимая, почему человек поступает так, как он по- ступает, не разобравшись в ценностях, убеждениях и представлениях, которые управляют его поведением 105
Следующий шаг (будь то навыки, опыт, проявление личных талантов и др.), мы не можем получить полное представление об опыте. Необходимо знать не только то, что отображает человек, но и как он кодирует эту информацию в ре- презентативных модальностях VAK и какими мета- программами пользуется, сортируя детали, которым следует уделить внимание. Нам надо знать мета-уров- ни «почему?». • Понимание фреймов мета-уровней и фреймов над фреймами (контекстов и контекстов, относящихся к другим контекстам), в рамках которых человек живет, дышит, мыслит и действует, одинаково важно для мо- делирования. Для этого нам необходимо перейти на мета-уровни. Мы обращаемся к мета-уровням этого человека и выявляем отличия мета-уровня, связанные с его фреймами ценностей, убеждений, предположе- ний и др. • В этом процессе мы работаем с «логическими уровня- ми» абстракций и получаем информацию о том, как действует психологика другого человека. «Почему?» имеет значение. • Почему вы считаете это важным? • Почему это так важно для вас? • Почему вы так настойчиво приобретаете этот опыт? • Почему вы убеждены, что к людям надо относиться с уважением? • Почему вы не даете себе сосредоточиться на проблеме?
Глава 5 Логические уровни: что это такое? Что мы подразумеваем под «логическими уровнями»? Логические уровни, определяемые опытным путем В преддверии формирования следующего этапа в НЛП, а именно перехода на мета-уровни и их применение на бо- лее сложном этапе моделирования, нам прежде всего необ- ходимо исследовать значение, смысл и ценность того, что подразумевается под «логическими уровнями». Для этого и написана данная глава. Здесь мы сначала дадим определе- ние логическим уровням и рассмотрим то, что мы подразу- меваем, когда речь идет о таких уровнях. Все это создаст фрейм для конкретных систем логических уровней, кото- рые возникают в НЛП и которые мы будем изучать в после- дующих главах. В этой главе мы коротко рассмотрим десяток моделей логических уровней, занимающих центральное место в сфере НЛП. Изучая эти модели, мы будем неоднократно за- даваться следующими вопросами: • Что мы подразумеваем под «логическими уровнями» или «логическими типами»? • Как работают или функционируют эти уровни? • Как логические уровни взаимодействуют друг с дру- гом? 107
Следующий шаг • Насколько ценными являются представление о логи- ческих уровнях и работа с ними? • Какое применение имеет знание о логических уровнях в бизнесе, терапии, управлении, ведении переговоров, личной жизни, здоровье, обучении и др.? • Какие метафоры облегчают понимание логических уровней? • Как можно научиться в разговоре обращаться к «логи- ческим уровням»? В НЛП можно найти гораздо больше моделей логичес- кого уровня, чем перечислено здесь (можно найти и такие, о которых я никогда не слышал), но мы ограничимся рас- смотрением следующих. 1. Уровни обучения (Бейтсон) 2. Уровни абстракций (Коржибски, общая семанти- ка, Дилтс) 3. Уровни структуры мозга (Дилтс) 4. Уровни результатов (Дилтс и др., Шмидт, Юинг) 5. Уровни убеждений или нейрологические уровни (Дилтс) 6. Уровни мета-модели (Ричард Бандлер, Эрик Робби) 7. Уровни состояний, мета-состояний (Холл) 8. Уровни обработки информации (Бандлер/Грин- дер, Холл) 9. Уровни ценностей (иерархия) (Джеймс и Вуд- смолл, Андреас и Андреас) 10. Мета-программы как уровни сортировки и обра- ботки (Бандлеры, Бейли и Росс, Вудсмолл й Джеймс, Холл и Боденхеймер) 11. Уровни внимания (Гриндер и Делозье) 12. Уровни сознательной и бессознательной компе- тентности 108
Логические уровни: что это такое? Что мы подразумеваем под «логическими уровнями»? Сама идея «логических уровней» и представление о них в НЛП восходят ко временам двух основоположников-тео- ретиков — Альфреда Коржибски (1933 г.) и Грегори Бейтсо- на (1972 г.). К ним следует также причислить Роберта Дилт- са (1983, 1990 гг.), который определил место логических уровней, поскольку много и подробно писал о них и изучал множество моделей логических уровней. Дилтс (1991 г.), в сущности, дал четкое и краткое опреде- ление структуры, сущности и функции логических уровней по отношению к друг другу. «Нашему мозгу, речи и системам восприятия прису- щи естественные иерархические структуры, или уровни опыта. Задача каждого уровня — организация и управление информацией на более низком уровне. Любое изменение на верхнем уровне неизбежно отразится на нижних; изме- нение на низшем уровне может оказать влияние на верх- ние уровни, но не во всех случаях» (Дилтс, Эпстайн, Дилтс, 1991 г., с. 26; курсив Холла). «Логические уровни — внутренняя иерархическая структура, в которой каждый последующий уровень в психологическом смысле более всеобъемлющ и влияте- лен» (1990 г., с. 217, курсив Холла). В этих определениях Роберт Дилтс указал несколько ключевых особенностей логических уровней, отличающих их от уровней других видов. Далее я выделил пять таких ком- понентов, которые позволят нам приступить к формули- рованию операционального определения логических уровней. 1. Иерархические структуры опыта. 109
Следующий шаг 2. Высшие уровни, организующие информацию низ- ших уровней и управляющие ею. 3. Модуляционный эффект системы обязательно на- правлен вниз. 4. Модуляционный эффект системы не обязательно направлен вверх. 5. Действие высших уровней отличается большим ди- апазоном и силой воздействия, нежели действие низших уровней. О логических уровнях Джон Гриндер (1987 г.) писал: «...структура какой-либо организации — пример ло- гических уровней. В любом контексте разговора о чело- веке в обществе, в семье, в группе и, наконец, в племени речь идет о логических уровнях организации. Следова- тельно... взаимоотношения определяют логические уровни» (с. 75). Койн (1985 г.) отмечал то же самое в связи с недавними исследованиями «детерминантов уровня, на котором существует фрейм деятельности и того, как эта деятельность может быть изменена... Предварительные эксперименты пока- зали: когда фрейм действия существует и на высшем уровне («скучная жизнь»), и на низшем («целыми днями смотрю телевизор»), возникает тенденция преобладания фрейма высшего уровня, причем фрейм низшего игно- рируется» (с. 339). Далее Койн цитирует социопсихолога Вегнера, который говорил, что «когда люди задумываются о деталях своих действий, они становятся особенно восприимчивыми к об- щему смыслу того, что они делают». Чтобы получить «логические уровни», нам необходимы ряды уровней (два или более) с действиями, совершаемы- 110
Логические уровни: что это такое? ми относительно друг друга в определенном предписан- ном порядке. Таким образом, они образуют иерархичес- кую систему (точнее, голоархическую). Мы имеем «логи- ческие» уровни, если высший уровень (находящийся вы- ше другого) «неизбежно и предсказуемо» (или «логически») управляет, влияет, модулирует, организует и контролирует более низкий уровень. Отсюда вытекает об- щий принцип: в системе логических уровней высшие уровни всегда и неизбежно управляют низшими. Если же йдеи, классификации, категории, обобщения, убеждения, цен- ности высшего уровня не управляют деталями, мыслями, эмоциями низшего, тогда, по определению, идея высшего уровня не является реальным референтным фреймом чело- века, о котором идет речь. А что мы подразумеваем под «уровнем»? Каверзный во- прос. Каверзный потому, что когда у нас есть всего один уровень, мы вообще не воспринимаем его как уровень — только как первичное состояние. В таком случае все огра- ничивается первичным опытом. Первый уровень созна- ния — первичное состояние, мысли, эмоции и реакции ко- торого относятся к чему-либо, существующему в нашем мире. Строго говоря, «уровень» — это «горизонтальная или ровная линия поверхности». Когда мы ментально и эмоци- онально создаем эту поверхность, наша энергия прямой ли- нией устремляется к находящемуся перед нами объекту. Мы на первом уровне. Мы думаем не о нашей мысли, а только о предмете, который находится перед нами. В роли прила- гательного уровень указывает на то, что ни одна из частей системы не находится выше остальных. На первом уровне все компоненты существуют на одной и той же линии со- знания. Каждый находится на одном и том же горизонталь- ном уровне. 111
Следующий шаг Модель стратегий НЛП — превосходный пример ряда компонентов (отличий репрезентативной системы), суще- ствующих на одном и том же уровне. Каждый из этих ком- понентов означает отдельный этап в процессе, который приводит к конечному результату. Мы реагируем на раздра- житель, думая, чувствуя и действуя тем или иным образом. Рассмотрим стратегию грамотного письма как ряд гори- зонтальных перемещений, включающих концепцию и ре- акцию. Это прямой паттерн 1, 2, 3, 4, 5. 1) Сначала мы вводим информацию о слове — через визуальную либо слуховую систему. 2) Затем мы реагируем, создавая визуальную репре- зентацию этого слова. 3) Мы сравниваем визуальную репрезентацию с ви- зуально запомненным образом. 4) Мы проверяем сравнение кинестетически, чтобы выяснить, «правильное» оно или «неправильное». Как оно ощущается — верно или неверно? Подхо- дит или не подходит? Если нет, мы снова возвра- щаемся к первым этапам. 5) Если все правильно, мы выходим из программы и пишем или произносим одну за другой буквы слова. В этом процессе мы движемся по горизонтали, шаг за шагом, на одном и том же уровне — по крайней мере, такое создается впечатление. На самом же деле ощущение на чет- вертом этапе (К+/-) относится не к первичным, а к ощуще- ниям мета-уровня (Kmeta), которые мы в НЛП иногда на- зываем «эмоциями». Это ощущение, которым мы пользу- емся для оценки сравнения. Итак, первые пять перечисленных выше действии отно- сятся к началу формулировки определения и представлени- 112
Логические уровни: что это такое? ям о «логических уровнях», но ими это представление не исчерпывается. Чтобы углубить его, приведем две цитаты. Первая взята у Роберта Дилтса, вторая — у Грегори Бейтсо- на. Читая их, обратите внимание, как они дополняют пер- вые пять элементов нашего операционального определения «логических уровней». Роберт Дилтс писал: «Логическая типизация наблюдается там, где есть раз- рыв непрерывности (в противоположность непре- рывности, как в иерархических структурах) между классификационными уровнями. Примеры таких разрывов можно найти: а) в математике, где класс не может быть членом само- го себя, и один из его членов не может быть классом. б) в логике, в решении классического логического парадокса «это утверждение — ложь» (если утвержде- ние верное, это ложь, а если это ложь, значит, оно верное и так далее). Истинная ценность этого ут- верждения в том, что она относится к иному логиче- скому типу, чем само утверждение. в) в поведении, где правила подкрепления рефлекса при изучении животных имеют совершенно иную природу, чем правила для процесса проверки, кото- рый применяется в ходе исследований» (1983 г., с. 24). «Информацирнное воздействие между уровнями и типами называется обратной связью и является, ве- роятно, самой важной отличительной особенностью кибернетических систем» (1983 г., с. 39). «Различия одного или разных логических типов, вза- имодействующих на разных уровнях (иерархических или логических соответственно), приводят к модуля- ции различия на низшем уровне» (с. 49). 113
Следующий шаг Цитату из Грегори Бейтсона я привожу по тексту, предо- ставленному его дочерью, Мэри Кэтрин Бейтсон (1987 г.). Цитируя отца, она адресует читателя к словарю терминов. Вот что она пишет о логических типах: Логические типы: Ряды примеров в следующем порядке: 1. Имя — это не названный предмет, а иной логичес- кий тип, более высокий, чем названный предмет. 2. Класс — это другой логический тип, выше, чем его составляющие. 3. Издаваемые запреты, или осуществляемый кон- троль; показания домашнего термостата относятся к более высокому логическому типу, чем показания термометра. 4. Слово «перекати-поле» принадлежит к тому же ло- гическому типу, что и «куст» или «дерево». Это не на- звание вида или рода растений — скорее, название класса растений, членов которого объединяет опре- деленный тип роста и распространения. 5. «Ускорение» относится к более высокому логичес- кому типу, чем «скорость» (с. 209—210). Благодаря этой дополнительной информации мы теперь можем дополнить первые пять ключевых компонентов ло- гических уровней. Эти две цитаты помогут нам углубить представление и уточнить операциональное определение логических уровней, в которое войдут следующие пункты: Операциональное определение логических уровней: 6. Между уровнями существует разрыв. 7. При построении логических уровней следует при- нимать во внимание связь, которая возникает между ними. Если мы не делаем этого, возникает парадокс. Он не существует «в мире». Этот парадокс возникает и существует как «разум», стремящийся рассортиро- 114
Логические уровни: что это такое? вать и понять смешанные явления с разных логичес- ких уровней. 8. Иерархические логические уровни функциониру- ют как система, поэтому высшие уровни не только возникают из низших, но и обеспечивают последним обратную связь, поставляют в систему информацию и, следовательно, оказывают «влияние» на низшие уровни. Так создается рекурсивность в логических уровнях. 9. Как в кибернетической системе, поскольку инфор- мация движется вверх по логическим уровням, возни- кают новые особенности, не существующие на низших уровнях. Этим явлениям на высших уровнях прису- ща, выражаясь системным языком, саммитивность (от «саммита» — вершины). Другими словами, возни- кающее свойство существует не только как сумма со- ставляющих частей, но и как новые свойства и каче- ства, появляющиеся внутри системы «со временем». 10. Рефлексивность относится к одной из новых осо- бенностей логических уровней. У живых организмов она выражается в саморефлексивности или самосо- знании. . 11. Как система с функцией обратной связи, логи- ческие уровни действуют посредством саморефлек- сивности, вся система в целом становится киберне- тической. Она превращается в «систему, которая обращается к самой себе и меняет себя» (Дилтс, 1990 г., с. 33). Этот список отличительных особенностей логических уровней дает нам операциональное определение. И не толь- ко его. Список показывает, как наш опыт становится чрез- вычайно сложным и многослойным благодаря «логическим 115
Следующий шаг уровням». Когда мы поднимаемся на один уровень, мы ока- зываемся на уровне более высокого класса, который вклю- чает предшествующий уровень как члена этого класса. В этом смысле уровень и становится «логическим» (по сути дела, психо-логическим). Эти представления еще раз под- тверждают исходные предпосылки логических уровней в НЛП, возникших из теории систем, семейных систем, ки- бернетики, рекурсивности и др. He-логические уровни При прочтении описания особенностей логических уровней становится ясно, что не каждый список уровней представляет собой систему логических уровней. Мы час- то составляем списки с несколькими уровнями, но между ними нет «логической» связи. Другими словами, принад- лежность низшего уровня к членам класса высшего не яв- ляется неизбежной и предсказуемой. Так, наш список критериев, относящихся к логическим уровням, может оказать помощь в разделении уровней на те, которые функционируют как простые списки, или «кучи», и те, ко- торые функционируют системно, как системы логических уровней. Рассмотрим, к примеру, список ценностей. Такие уровни могут перемещаться вниз и вверх по шкале абстракций, оказываться высшими или низшими, но взаимосвязь меж- ду ними характеризуется отсутствием «логики». Предполо- жим, мы попросили кого-то составить список ценностей и получили следующий список: успех в бизнесе, здоровье, любовь супруга и детей, чест- ность, друзья, развлечения, сотрудничество. Не все эти компоненты существуют на одном и том же уровне. И уровни не образуют «логическую» систему. 116
Логические уровни: что это такое? Рис. 5.1 He-логические уровни Список ценностей Сотрудничество Развлечения Друзья Честность Любовь Здоровье Успех в бизнесе Уровни, которые необходимы человеку, чтобы достичь со- вершенства в бизнесе, — совсем другой пример не-логичес- ких. Некоторые из них действительно могут иметь логичес- кую связь друг с другом, вписываться в общую систему или не соответствовать ей (к примеру, задача НЛП — не настраивать- ся на клиентов и не действовать в состоянии находчивости; институт Кови угрожает судебным процессом, а не «пытается прежде разобраться»). Поддерживают ли эти уровни друг дру- га? Или они находятся в состоянии конфликта и войны? Обслуживание клиентов Качественный менеджмент продукта (или услуги) Финансирование бизнеса Культура компании Уровни управления Абсолютно замечательный список уровней, «логически» не связанных друг с другом, приведен Эриком Робби в его «Уровнях внутреннего диалога». Этот набор уровней разли- чает виды и уровни внутреннего разговора (диалога). С ним я впервые столкнулся, проходя тренинг у Бандлера: список был представлен как упражнение для развития калибровки под различные уровни («Дух НЛП», 2000 г.). 1. Повторение наизусть (алфавита, стихотворения, текста присяги, того, что уже заучено, и поэтому на- ходится в стадии бессознательной адаптации). 117
Следующий шаг 2. Вспоминание (сами слова или проверка «что же он хотел сказать?»). 3. Споры (с собой, обычно одним голосом, путая аргу- менты и последовательность реплик). 4. Формулирование (новой проблемы, нового контекс- та или новой структуры и др.). 5. Расположение по порядку или его изменение (сквоз- ной темы, первичной навязчивой мысли или вирту- ального вопроса, родительских запретов, сюжетных поворотов и др.). 6. Поддержание мира в движении (как у Кастанеды, в противоположность «остановке мира»). 7. Предчувствование (чего ожидать, обращение вни- мания на то, что вскоре произойдет). Еще один полезный список уровней, не связанных друг с другом так, чтобы высшие не действовали «вроде как» низшие, взят из «уровней развития». Зинк и Врича (1995 г.) опубликовали его в «Мире НЛП», разработав в соответст- вии с картами развития, предложенными Бейтсоном, Юн- гом, Маслоу, Пиаже, Эриком Эриксоном и Кеном Уилбе- ром. Этот список уровней развития действует во времени как процесс взросления, поэтому «преждевременная под- верженность воздействию высшего уровня может быть опасной» (с. 21), следовательно, важно различать, на каком уровне сознательно действует тот или иной человек. Уровни 5.2 Характерные особенности 1. Проявления импуль- сов и эмоций 2. Проявление силы и контроля Направлен на достижение Основные потребности Безопасность, зашита, порядок 118
3. Конформизм 4. Индивидуализм 5. Созерцание и возвы- шение 6. Оценка 7. Единство и целост- ность Одобрение общества Адекватная самооценка Свобода, постоянство Последовательность, ре- ализованность Гармония Список так называемых «логических» уровней, «Логиче- ские уровни терапии» (см. рис. 5.3) применяется в некото- рых тренингах НЛП (приведенный здесь я обнаружил в конспектах Тэда Джеймса). Эта модель предназначена спе- циально для «терапевтического процесса на основе логиче- ских уровней». Однако уровни, расположенные над низши- Рис. 5.3 Так называемые «логические» уровни терапии 5. Отказ от субмодальностей стратегии 4. Отделение от управляю- щего компонента 3. Объединенная стратегия С-Е Чтение мыслей/Времен- ное действие 2. Приобретение паттерна 1. Получение причинно- следственной связи (С—Е) и модальных операторов возможностей МОР Прохождение всего пути до предела Выход «Научи меня делать это» Временное содействие Как ты это делаешь? Когда ты это делаешь? Как ты понимаешь, что пришло время это сделать? Мета-модель Текущая проблема 119 Логические уровни: что это такое?
Следующий шаг ми, не функционируют как класс, в котором низший уро- вень — член. И высшие уровни не воздействуют на низшие, как раздражители или абстракции, связанные с ними. Пра- вильнее было бы назвать этот список терапевтической «стратегией» подхода к терапевтическому процессу. Но яс- но одно: эти уровни не относятся к логическим. Если мы структурно применим критерии «логики» к этой модели и этим уровням, мы сразу поймем, что они не взаимосвязаны друг с другом, как члены класса — с классом. Текущая проблема не служит членом мета-модели (две- надцать лингвистических отличий определяют членов это- го класса). Следовательно, отличия причинно-следствен- ной связи и чтения мыслей на третьем уровне не функцио- нируют как класс с мета-моделью как членом. На самом деле все наоборот, поскольку С—Е (причинно-следственная связь) и М—R (чтение мыслей) существуют как составляю- щие мета-модели. Однако если перевернуть эту модель уровней «вверх ногами» и сместить некоторые компонен- ты, мы сможем построить модель логических уровней, как показано на рис. 5.4. Все это представляет собой стратегию терапии с приме- нением модели НЛП. В стратегии мы первым делом выяв- ляем текущую проблему. При этом мы вместе с клиентом выясняем, каким образом эта проблема укладывается в мо- дель мира клиента. Пользуясь классическим фреймом «вре- менная работа» Бандлера (отличным фреймом моделирова- ния), мы побуждаем клиента научить нас «приобретать та- кие проблемы». «Предположим, я хочу на день заменить вас, чтобы вы отдохнули от своих проблем. Покажите, как прожить этот день вашей жизнью». 120
Логические уровни: что это такое? Рис. 5.4 Перестроенные уровни терапии Мета-модель языка Объясните мне, как вы приобрели этот навык или преодолели проблему Как вы относитесь к ней и отображаете ее? Какова ваша стратегия ее создания? Причинно-следст- венный вопрос: как вы это делаете? Когда вы это делаете? Как вы узнаете когда надо это делать? 2. Перемещение по горизонтали от симп- тома до модели мира человека, которая по- родила проблему или ограничение Вопросы о репрезентативной системе Как вы отображаете причину? Как вы отображаете следствие? Как вы отображаете «подходящее время»? Как только мы составим четкое представления о процес- сах создания карт, которыми пользуется клиент, приобретая проблему (мета-программы и мета-состояния), мы исполь- зуем мета-модель как инструмент логического уровня, чтобы изучить уровни значений внутри поверхностных структур- ных заявлений клиента. При таком применении мета-моде- ли мы помогаем клиенту разработать более подробную, усо- вершенствованную карту для ориентирования в мире. Это происходит «как по волшебству»: мы побуждаем клиента вспомнить события, которые привели к возникновению первой карты. При этом различные карты и конструкции теряют форму, приобретают новую, исчезают совсем. (Об этом мы подробно говорили в «Репликах разума», 1997/2000 гг. и «Магии общения», 2001 г., ранее выходив- шей под названием «Секреты магии», 1998 г.] 121 1. Начало с симптома, проблемы, ограничения Ваша модель мира Текущая проблема
Следующий шаг Уровни и «логические уровни» в НЛП В НЛП мы постоянно обращаемся к понятию уровней и логических уровней: и в общих, и в конкретных случаях. И неудивительно! Поскольку само НЛП существует как мета- модель, модель других моделей, очень важно понимать и различать это. Коржибски уделял этому вопросу большое внимание. Он ввел понятие «структурного дифференциала», чтобы помочь первым исследователям 30-х и 40-х годов разработать «созна- ние абстракции» — то есть осознание того, что мы создаем мысленные карты и как мы применяем при этом абстрагиро- вание. Такое осознание (мета-осознание или внимание) иг- рает существенную роль и в науке, и в душевном здоровье. По этой причине Коржибски стремился помогать людям развивать нейрологическое осознание того, что «каким бы ярлыком мы ни снабдили тот или иной опыт, ярлык — это еще не сам опыт» («Карта — это еще не территория»). Он да- же разработал процесс для «тренинга в тишине», считая, что тот поможет научиться отличать карту от территории. Математическая теория «классов» (Уайтхед и Расселл, 1910 г.) представляет различные уровни классов или катего- рий и показывает коренное различие между уровнями и ме- та-уровнями. Сегодня многие математики утверждают, что с появлением теории множеств необходимость в теории классов отпала. По их мнению, теория множеств лучше описывает парадоксы, к которым изначально обратились Уайтхед и Расселл. Но это не умаляет ценность модели ло- гических типов для дифференциации классов и компонен- тов классов, базовой структуры логических уровней. Если у нас есть набор групп из 30 предметов, что про- изойдет с точки зрения логики, когда у нас соберется 122
Логические уровни: что это такое? 30 групп? Станут ли они 31-й группой оттого, что в них по 30 предметов? Правило мета-уровней гласит, что мы не мо- жем определять мета-уровень как часть самого класса. «Сам класс не может быть членом класса». При этом уровни сме- шиваются или путаются. При смешивании или перепуты- вании уровней возникает нелогичный класс логики и появ- ляется концептуальная категория, которую мы называем «парадоксом». Рис. 5.5 Ментальная система «логических уровней» содержит в своей структуре члены или классы. Перемещение вверх и вниз по уровням описывает общее направление мышления, рассуждения и «образования блоков», которое мы называем дедуктивным или индуктивным мышлением. При индуктивном мышлении мы «укрупняем блоки» за счет деталей множества членов и абстрагируемся, ре- зюмируя и обобщая известную категорию или класс. Мы делаем это, выявляя общие свойства и помечая их как относящиеся к «классу», к которому принадлежат все члены. При дедуктивном мышлении мы «разукрупняем бло- ки», переходя от абстракций и конкретных свойств клас- са к членам, которые составляют этот класс. Так мы опи- сываем общий логический уровень. См. рис. 5.6 и 5.7. 123 Классификация Члены Группы с тридцатью предметами
Следующий шаг Расселл утверждал, что класс не может быть членом са- мого себя. Сам класс слонов не имеет хобота, не ходит на четырех ногах и не охватывает реального слона. Эти кон- кретные детали принадлежат всему классу. Они не описы- вают сам термин, относящийся к классу, и не применяются к нему. Джон Гриндер (1987 г.) объяснял это так: «В этой области Грегори [Бейтсона] вдохновлял Рас- селл, который в своем блестящем труде «Principia Mathematica», написанном совместно с Уайтхедом, что- бы избежать известных парадоксов, ввел мета-правило для теории множеств, которое гласит, что никакое мно- жество не может быть членом самого себя» (с. 106). Рис. 5.6 Блоки при движении вверх и вниз по шкале От специфичного к абстрактному Высшие уровни абстракции Середина Низшие уровни деталей Это мета-правило настолько же справедливо, когда класс состоит не из предметов, а из идей, понятий и сигна- лов. Класс команд не содержит команд и не может объяс- нить, что делать. Бейтс говорил: «Если «закрой дверь» — это команда, то «слушай мою команду» — мета-команда. Армейское выражение «это приказ» — попытка подкрепить данную команду, придав 124
Логические уровни: что это такое? ей вид высшего логического типа» (Дональдсон, 1991 г., с. 60). Рис. 5.7 — видоизмененная схема, которую мы с Бобом Боденхеймером опубликовали в «Понимании людей» (1997 г.). На ней показано то, что можно было бы назвать струк- турами интуиции. То есть существуют два вида интуиции: • Дедуктивная интуиция/Способность улавливать общий принцип и переходить на уровень деталей, чтобы при- менять общий принцип к конкретным ситуациям. • Индуктивная интуиция. Способность переходить на бо- лее высокий уровень в поиске значений, связей и вза- имоотношений между деталями. В случае перехода вверх, к высшим уровням абстрак- ций, язык становится механизмом, позволяющим нам под- няться на другой уровень. Вот почему речевые отличия, закодированные в так называемой «модели Милтона», приводят нас к похожему на транс языку и опыту. При пе- реходе вниз по шкале абстракций, к конкретным деталям, язык опять-таки выступает в роли механизма. Но в этом случае мы пользуемся им иначе. Вместо того чтобы обоб- щать, исключать и искажать, мы добиваемся максималь- ной точности и детальности. Поэтому и пользуемся вопро- сами мета-модели. Абстракции высшего уровня как таковые (как классы, категории, концептуальные конструкции) существуют на другом уровне, в отличие от их членов на низшем уровне. Члены, существующие на нижнем уровне, представляют еобой «вместилища для некоего вещества». Если эти вмес- тилища — бутылки, то члены их множества — бутылки колы, молочные бутылки, детские бутылочки, пивные и др. Здесь же мы видим бутылки из стекла, глины, пластика, бумаги, камня, дерева и др. И кроме того, древние бутылки, совре- 125
Следующий шаг Рис. 5.7 Шкала специфичности/абстракции Мета-детализация МЕТА Общая картина/Абстракции «Ускоряющий» процесс Абстракции мета-уровня Мета-программы и мета-состояния «И что это значение означает для вас?» «Какой идеей, убеждением, примером это описывается ?» «С какой целью ?..» «Какие намерения вы вкладываете в?..» «Что это значит для вас?» «Тормозящий» процесс Применение указательных вопросов о мета-модели для достижения большей точности «Какие примеры или референты есть в вашем распоряжении ?» «Что конкретно вы подразумеваете под?..» СПЕЦИФИЧЕСКАЯ ДЕТАЛИЗАЦИЯ 126
Логические уровни: что это такое? менные бутылки, сюрреалистические бутылки, воображае- мые бутылки и т.д. Выявляя все больше отличий, мы спускаемся еще на уровень — на подуровень, где можем рассортировать и раз- делить члены множества на класс «стеклянных бутылок», класс «битых бутылок» и пр. Но на этом подуровне или пер- вичном уровне мы не располагаем лингвистической катего- рией «бутылка». Она относится к высшему логическому уровню и описывает абстракцию, не существующую эмпи- рически, — только концептуально и лингвистически. «Бу- тылка» как слово, ярлык, термин, концепция не обозначает ни один из членов этого класса. Оно описывает сам класс. Выводы • Такой «вещи», как «логический уровень», не существу- ет. Вы никогда не споткнетесь об него по пути из гос- тиной в кухню. Этот термин относится не к предметам, а к процессам — к процессам нашего мышления. • «Логические уровни» возникают и существуют как ментальные конструкции, относящиеся к членим и классам, к разделению на категории, к напластовани- ям мыслей с целью создания уровней разума. • Логические уровни существуют: они существуют в уме и появляются как способ послойного распределения мыслей и чувств. Они создают наши ментальные и эмоциональные категории и таким образом оказывают заметное влияние на наши идеи и эмоции.
Глава 6 Модели логических уровней Системы «логических уровней» Определив «логические уровни» в предыдущей главе как способ ментального наслоения одних идей на другие, мы готовы рассмотреть многочисленные модели НЛП, вклю- чающие «логические уровни». Как модель уровней, НЛП уделяет им огромное внимание — отслеживает их, различа- ет, перемещается по уровням вверх и вниз, отличает уровни опыта и производит с ними много других операций. Если это относится к НЛП в целом, значит, это еще более спра- ведливо для моделей НЛП, применяющихся для моделиро- вания, — в этом мы убедимся в последующих главах. Рассмотрим слово фрейм в НЛП. Мы говорим о «фрей- минге» как установке контекста или значения для взаимо- действия, о «дефрейминге» как разрушении этих значений, «рефрейминге» с целью придания новых значений с других точек зрения, «префрейминге» (Болстад, 1996 г.) как фрей- минге перед вводом контекста и «аутфрейминге» (Холл, 1996 г.), как о возвышении над всеми фреймами и установ- ке мета-фрейма. Чтобы дополнить представление о логических уровнях, в этой главе я привел несколько моделей логических уровней. 128
Модели логических уровней (В сущности, ни одна из них в нынешнем виде полностью не охватывает логический уровень в том виде, который я описал в этой главе и в главе 9.) 1. Уровни обучения (Бейтсон) 2. Уровни абстракций (Коржибски, общая семантика) 3. Уровни структуры мозга (Дилтс) 4. Уровни результатов (Дилтс и др., Шмидт, Юинг) 5. Уровни убеждений или нейрологические уровни (Дилтс) 6. Уровни мета-модели (Ричард Бандлер, Эрик Робби) 7. Уровни состояний, мета-состояний (Холл) 8. Уровни обработки информации (Бандлер/Грин- дер, Холл) 9. Уровни ценностей (иерархия) (Джеймс и Вуд- смолл, Андреас и Андреас) 10. Мета-программы как уровни сортировки и обра- ботки (Бандлеры, Бейли и Росс, Вудсмолл и Джеймс, Холл и Боденхеймер) 11. Уровни внимания (Гриндер и Делозье) 12. Уровни сознательной и бессознательной компе- тентности Логические уровни обучения Грегори Бейтсон (1972 г.) уделил много внимания сорти- ровке сигналов, мета-сигналов и мета-метасигналов, вмес- те с коллегами изучая шизофрению, игровой, неигровой, ритуальный и прочие субъективные опыты, в которых фи- гурировали логические типы. Специально для работы Бейт- сон создал иерархическую систему классов обучения. Ос- нователи НЛП привели эту модель в «НЛП, том I», рассма- тривая применение стратегий в сфере обучения (с. 158-160). 12?
Следующий шаг В этой модели Бейтсон выделил нулевое обучение — простое принятие сигнала, обучение-I, при котором некто осваивает те или иные изменения при получении сигнала, обучение-II, при котором изучается процесс обучения. Мы учимся, принимая сигналы. На этом уровне обучения мы рефлексивно знаем то, что мы знаем. Это явление Бейтсон назвал «вторичным обучением». На стадии обуче- ния-III мы меняем сами принципы и посылки обучения, чтобы усвоить обучение-III. Бейтсон даже постулировал возможность обучения-IV, однако высказал мнение, что в настоящее время человеческие существа не в состоянии дойти до этой стадии, а он сам не может конкретизиро- вать ее сущность. Эту иерархическую структуру обучения Бейтсон строил на фундаменте теории логических типов, позаимствован- ной у Расселла и Уайтхеда (1910 г.). Пользуясь такой иерар- хией обучения, или «порядков обучения», он исследовал процесс обучения на разных уровнях и фиксировал завися- щие от уровней изменения в этом процессе. Описание Бейтсон начал с нулевого обучения, когда на- ша реакция не меняется, — мы просто «принимаем сигнал» (с. 248). Затем он перешел к изменению реакции. На этой стадии мы связываем новые раздражители со старым пат- терном раздражителя-реакции. В результате новый раздра- житель начинает провоцировать условную реакцию. Мы «учимся реагировать поступками на условные раздражите- ли» (с. 171). На следующем по порядку уровне мы узнаем о «контек- стах материального поощрения или избегания», а также об «изменениях в обучении-I»: «Примерами служат всевозможные классические эксперименты, связанные с обучением: опыты Павлова, 130
Модели логических уровней материальное поощрение, обусловленное избегание, механическое запоминание...» (с. 249). Поднявшись еще на один уровень вверх, мы видим «обучение, которое означает изменения в обучении второ- го порядка». Другими словами, мы учимся учиться, «учим- ся учиться принимать сигналы». На четвертом уровне мы имеем дело с «изменениями в процессах изменений, отно- сящихся к обучению-III». «Происходит ли обучение чело- веческих существ на этом четвертом уровне, неизвестно» (с. 249). (На последующих рисунках символ @ заменяет слова «относящийся к».) Рис. 6.1 Уровни обучения Обучение-IV: Обучение-III: Обучение-II: Вторичное обучение Обучение-I: Первичное обучение: Нулевое обучение Обучение изменению процессов, связанных с обучением-III Обучение учебе Обучение Обучение новой реакции Принятие сигнала Ввиду обширности этой модели я посвятил ее рассмот- рению большую часть следующей главы. В ней же вы най- дете дополнение модели уровней обучения Бейтсона. 131
Следующий шаг Логические уровни неврологических абстракций Коржибски описал «уровни абстракций», указав, как мы абстрагируем и (резюмируем) проявления энергии в «боль- шом мире», за пределами нашей нервной системы (рис. 6.2). На первом уровне абстрагирование от мира происхо- дит посредством наших сенсорных рецепторов, мы переда- ем эту «информацию» в нашу нервную систему. Наше «по- нимание» на этом уровне «опережает слова». Оно представ- ляет собой мешанину того, что действительно существует, с тем, что в состоянии зафиксировать наши сенсорные ре- цепторы. Затем мы снова абстрагируемся, обрабатывая абстракт- ный материал в отдельных зонах коры головного мозга, в виде сенсорных репрезентаций (VAK). Там создается наша нейрологическая карта полученной информации. Затем процесс абстрагирования повторяется: мы создаем нашу первую лингвистическую карту нейрологической карты, состоящей из слов, основанных на информации органов чувств (Ad). А мы опять абстрагируемся — от этих слов, что- бы сделать оценку. И этот процесс повторяется неоднократ- но, с применением все большего количества оценочных слов, пока мы не попадаем в место «за пределами слов». Эта модель выявляет два основных и отличных друг от друга уровня, а именно: мир снаружи и мир внутри нашей нервной системы. Бейтсон различал их как «мир матери- ального, сил и воздействий» (плерома) и «мир коммуника- ции, информации, сигналов и организации» (креатура). Снаружи находятся предметы и события, которые мы мо- жем (по крайней мере, на макро-уровне) отождествить с 132
Рис. 6.2 Уровни абстракций Модели логических уровней За пределами мира слов Лингвистические карты Нейрологические карты «Реальность» Территория за пределами «Реальность» за пределами нервной системы И пр. Оценочные слова Оценочные слова Оценочные слова Слова на основании данных органов чувств (Аd) Сенсорные репрезентации (V.A.K.O.G.) Сенсорные рецепторы До слов эмпирическими описаниями, построенными на сенсорных данных. Внутри у нас есть значения и фреймы, субъективный мир, в который легко вписываются толкования, убеждения, выводы, идеи и концепции. Внутри находится мир, кото- рый мы строим, — в отличие от данного нам мира, находя- щегося снаружи. Неспособность четко различать эти уровни, территорию снаружи и карту внутри, может привести к «идентифика- ции» и различным формам душевного расстройства. 133
Следующий шаг «Относительность» логических уровней Эти модели показывают нам важное различие, касаю- щееся уровней, которые действуют в «логической» связи друг с другом. Когда у нас есть что-либо на «логическом уровне» по отношению к чему-то другому, оно занимает родственную позицию, а функции высшего уровня служат фреймом для низшего. Высший уровень отличает относи- тельность к низшему уровню. Высшие уровни функциони- руют как абстракции, относящиеся к низшим. Они связаны как класс с его членом, как категория с элементами, кото- рые она включает, как контекст с содержанием, как обоб- щение с конкретными деталями. Благодаря этому у нас появляется возможность протес- тировать логические уровни. Действительно ли данный уровень занимает «относительную» позицию по отноше- нию к низшему? Сообщает ли он нам что-нибудь о низшем уровне? Каким образом? Бейтсон (Дональдсон, 1991 г.) отмечал значение слова «относительно» (или «об») в связи с уровнями разума. Он говорил, что оно вообще не имеет значения, когда мы при- меняем его к материальному миру. «Идеи — это не палки и не камни. Между ними суще- ствуют любопытные взаимоотношения. Можно иметь идеи об идеях. Но нельзя иметь камни о камнях. В сущ- ности, слово «об» не имеет значения в материальном мире. «Об» — слово, которое может что-то значить толь- ко в мире идей. Это взаимоотношения, не существую- щие в плероме, в физической вселенной. И поскольку в голове у нас есть идеи об идеях, это может вызвать неве- роятную путаницу. Думаю, это одна из причин, по кото- рым люди размышляют... чтобы во всем разобраться или 134
Модели логических уровней распутать клубок, возникающий потому, что у нас есть идеи об идеях» (с. 277). Уровни Нейролингвистической обработки Как модель моделей само НЛП существует как система логических уровней. В конце концов, оно сортирует и раз- деляет «ментальную» неврологическую обработку, инфор- мации на нескольких уровнях. В середину схемы (рис. 6.3) я поместил центральную модель НЛП - модель сенсорных репрезентативных сис- тем (PC). Эта модель была создана объединенными усили- ями Ричарда Бандлера и Джона Гриндера. Репрезентатив- ные системы предполагают чрезвычайно специфическую форму рассуждений о «мыслях» и их компонентах (VAK, или 4-компонентной модели, и отличительных особеннос- тях каждой системы, ошибочно называемых «субмодаль- ностями»). Репрезентативные системы стали для психологии чем- то совершенно новым и позволили проследить «структуру субъективности». Бейтсон в своем введении к «Структуре магии, том 1» отмечал огромное значение понимания мо- дальностей сознания с точки зрения «чувств». Помещение сенсорных модальностей — визуальной, слуховой, кинесте- тической, обонятельной и вкусовой — во главу угла модели удивило и обрадовало Бейтсона. На верхнем уровне схемы (уровень 3) мы видим мета- модальность языка — шестое чувство в НЛП, или Аd. Когда мы составляем карту территории мира, создавая внутрен- ние образы, звуки и ощущения с помощью неврологичес- ких репрезентаций, следующим этапом становится лингви- стическая карта территории, когда мы подбираем слова к репрезентациям первого уровня. Поскольку язык служит 135
Следующий шаг сигналами о сигналах, он сам действует как явление мета- уровня. До того, как выяснилось, что надо перейти на мета- уровень даже для выявления так называемой «субмодаль- ности» и тем более для ее изменения или преобразования, мы обозначали «субмодальности» как подуровень модаль- ностей. Теперь нам известно, что эти представления оши- бочны, как и сам термин. Не существует никакого «суб»- уровня в отличиях, особенностях, компонентах, качествах, процессах, элементах сенсорных модальностей. Эти струк- турные аспекты репрезентаций VAK имеют отношение не к содержанию, а к структуре — а структура существует на высшем уровне. Нам необходимо перейти на мета-уро- вень, чтобы выявлять эти отличия и работать с ними («Структура совершенства: разоблачение мета-уровней суб- модальностей», 1999 г.). Область «субмодальностей» была обнаружена через не- сколько лет после появления НЛП, хотя модель указывала на их существование с самого начала. Первой публикацией, затронувшей эту тему, стали «Терапевтические метафоры» Дэвида Гордона (1978 г.). Следующим про субмодальности упомянул Бандлер, создавая их модель в книге 1984 года «Магия в действии». Еще подробнее о них написано в книге Бандлера под редакцией Андреаса, опубликованной в 1985 году: «Для разнообразия используйте свой мозг». В НЛП по- явилась совершенно новая область, а вместе с ней — новые паттерны, озарения, представления и технологии. Приме- няя «субмодальности», впоследствии мы смогли различить такие похожие паттерны, как «рассечение», «рефрейминг», «изменение личной истории» и др. Эти репрезентативные отличия («субмодальности») на- водят практиков на мысль о возможности перехода к более 136
Модели логических уровней мелким отличиям. Поскольку при этом отличия помеща- ются на низший уровень, при исследовании этого вопроса была применена метафора «строительных кубиков» и пост- роения молекул. Но на практике зачастую приходилось от- ступать от содержания и даже от содержания VAK, чтобы заметить различные особенности и компоненты. Вы видите эту картину в цвете или черно-белой? Картина видится вам четкой или размытой? Где находится этот образ? Близко к вам или далеко? Откуда исходит звук? Каков тон голоса, который вы слышите? И т.д. Теперь нам известно, что для этих процессов высшего уровня требовался переход на мета-уровень. И когда речь заходила о репрезентативных отличиях, образы станови- лись крупнее, ярче и ближе, меняли тональность и звучали, как Элмер Фадд и Дональд Дак, или сексуально и чувствен- но, они действовали сверху и вводили совершенно новый фрейм. Вот что происходит на самом деле при так называе- мом «смещении субмодальностей». Мы выбираем отличие (близко/далеко, ярко/тускло, громко/тихо и др.) и смещаем репрезентации в его сторону. Мы качественно меняем обра- зы и звуки. Так возникает новый фрейм. Какой фрейм вы задаете, когда отодвигаете картину подальше от себя, так, что ее почти не видно? Что означает для вас расстояние? А яркость? А голос Баге Банни? То, что Тодд Эпстайн сначала назвал «прагмаграфикой», а Ричард Бандлер — «субмодальностями», мы теперь имену- ем репрезентативными отличиями или мета-модальностя- ми. В терминологии Бейтсона «различие, которое составля- ет разницу» возникает на высших уровнях. Благодаря этим репрезентативным отличиям в сенсорных системах, будь 137
Следующий шаг они цифровыми или аналоговыми, мы создаем коды, кото- рые информируют нервную систему, что надо чувствовать, как реагировать и как себя вести. Это обеспечивает нам не- посредственный доступ к отличиям и фреймам, а они поз- воляют эффективнее «управлять нашим мозгом» и, следо- вательно, нервной системой. Уровни обработки информации Над неврологической и языковой репрезентативными системами находится мета-область (см. рис. 6.3 и рис. 6.4). НЛП исследовало ее как сферу гипнотической речи и опы- та, транса, метафоры и др. Мы перемещаемся в нее путем «укрупнения», абстракций следующего уровня и перехода на мета-уровень. Эти описания позволяют нам подняться над континуумом специфичности и работать с феноменами мета-уровня: убеждениями, ценностями, критериями, фреймами, предположениями, метафорами, повествовани- ями и др. Различные мета-уровневые технологии в НЛП, позволя- ющие нам эффективно работать в этой области, включают паттерны линии времени, паттерн визуально-кинестетиче- ской диссоциации, экологические проверки, языковые от- личия в модели Милтона, процесс преобразования ядра, изменение мета-убеждений, рефрейминг и др. Даже когда мы работаем с мета-уровнями, именно внут- ренние репрезентации, содержащие наши мысли, пред- ставления и идеи, неизменно вводят нас в разные психофи- зические состояния. Но когда это происходит на мета-уров- не, они порождают состояния, которые рефлексивно обращаются к другим состояниям. Так у нас возникают со- стояния по поводу других состояний (боязнь страха, спо- 138
Модели логических уровней Рис. 6.3 Модель обработки информации в НЛП Язык высших абстракций (модель Милтона) Лингвистика (сигнал мета-уровня) Аd Оценочный язык «Субмодальности» — точнее, мета-модальности Специфические качества и отличия каждой репрезентативной системы Сенсорный язык МОДАЛЬНОСТИ Сенсорные репрезентации (нервная система) Визуальные/Слуховые/Кинестетические/Обонятельные/ Вкусовые репрезентации койствие по поводу гнева, радость от обучения, любовь, связанная с любовью, и др.), или мета-состояния. В этой мета-сфере модель мета-состояний (1995—2000 гг.) объясняет многие озарения и процессы, давно приме- нявшиеся на этих уровнях. Понятными становятся сущно- сти, принципы и отличия этой области, а также те, которые обуславливают взаимосвязь между высшими и низшими уровнями. Нам давно известно, что высшие логические уровни управляют низшими и контролируют их. Модель мета-состояний помогает проявиться этим процессам рабо- ты мета-уровня. Модель мета-состояний вписывается в ос- тальные модели НЛП, располагаясь выше уровня репрезен- тативных систем и обуславливая мета-феномены. 139
Следующий шаг «Логические уровни» состояний Состояния по поводу состояний (или мета-состояния) объясняют всю важность неосознанных фреймов, которы- ми обусловлены наши исходные жизненные предпосылки. Эта модель объясняет представления Бейтсона о мета-уров- нях, а именно о том, какое значение имеют не только слова или синтаксис структуры. Значение возникает и в более широком контексте, в котором появляются слова и син- таксис. Оно заключено в мета-фреймах, в которых подоб- ные символы выполняют свою функцию. Этим объясняет- ся, почему и как техника мета-состояний оказывает такое глубокое и стойкое воздействие на изменения. Недавно все это привело к разработке модели мета-терапии. Рис. 6.4 Логические уровни Техники Мета-состояния (состояния по поводу состояний, предположения, мета- фреймы, парадигмы, убеждения, цен- ности, повествования) Мета-модель, линия времени, визу- ально-кинестетическая диссоциа- ция, экологические проверки, модель гипноза. Милтона, эмоциональная работа, преобразования ядра, изме- нение мета-убеждения, рефрейминг Изменение убеждений, рефрейминг, визуальная оценочная информация, настройка, лингвистические марке- ры, смещение репрезентативных от- личий, сравнительный анализ с опытом Лингвистика (сигнал мета-уровня) Оценочный язык Сенсорный язык МОДАЛЬНОСТИ Сенсорные репрезентации Визуальные/Слуховые/Кинестетичес- кие/Обонятельные/Вкусовые репре- зентации (Нервная система), навыки управле- ния состоянием, якорение (с тригге- рами VAK), уничтожение якорей 140
Модели логических уровней Эта модель объясняет многие «недочеты» НЛП. Чем можно объяснить неэффективность методик НЛП при ра- боте с некоторыми людьми? Помимо тех, кто не сумел со- здать приемлемые условия для проверки или недостаточно хорошо знаком с моделью (Йегер, 1985 г., с. 193—196), мно- гие практики стремились работать с опытом мета-уровня, пользуясь методиками первичного состояния. Как видно, они пытались разрешить проблему не на том логическом уровне. К примеру, чтобы проверить кинестетическое якорение, им могло потребоваться оценить «состояние» клиента, а оно включало не только простые первичные уровни, но и мета-уровни. Если исследователь предлагает собеседнику войти в сложное и многослойное состояние — такое, как стойкость, проактивность, самооценка и др., работать при- ходится с мета-состоянием с его множеством слоев рефлек- сивного сознания. При попытке установить якорь первич- ного состояния (кинестетическое прикосновение к руке или колену) без достаточных процессов мета-состояний (установки фреймов) они невольно обрекают эксперимент на фиаско. Неудачей заканчиваются многочисленные случаи, когда клиент достигает мета-состояния, а исследователь вводит только якоря первичного состояния. Здесь ошибка заключа- ется не в якорении, оценке состояния или концептуализа- ции НЛП, а в путанице с уровнями. Когда исследователь просит собеседника выйти из состояния, а спустя некоторое время (несколько минут или на следующей неделе) попы- таться задействовать сенсорный якорь, неизбежно оказыва- ется, что якорь не вызывает мета-состояние. Меня удивило бы, если бы подопытный мог его достичь! Но такие неуда- чи — далеко не сюрприз для всех, кто знаком с работой на мета-уровнях. Ничего не зная о мета-уровнях и мета-состо- 141
Следующий шаг яниях, неопытный исследователь не получит предсказанной реакции и, естественно, придет к поспешному и необосно- ванному выводу, что «якорение НЛП неэффективно». Почему же эта процедура не срабатывает? Или, выражаясь точнее, как человек построил опыт та- ким образом, что процедура почти всегда будет давать сбой? Главная проблема в этом случае — допущенная исследо- вателем путаница с логическими уровнями. Исследователь создал ситуацию для работы с феноменами мета-уровня, но пользуется только процедурами и методиками первичного уровня. Не сумев различить логические уровни, исследова- тель не получает тех результатов, которые обещает модель. Такой процесс обречен с самого начала. В общем случае нельзя якорить мета-состояния так, как мы якорим первич- ные состояния. Как другая разновидность состояний, мета- состояния действуют совершенно особым образом. Пер- вичные состояния мы якорим визуальными образами, зву- ками и ощущениями (VAK), теми же механизмами, которые обуславливают эти первичные состояния и управляют ими (репрезентации первичного уровня). Но для мета-состоя- ний (феноменов мета-уровня) нам понадобятся мета-меха- низмы (язык, лингвистика высшего уровня, символы, мета- форы, процессы транса и др.), чтобы наиболее эффективно заякорить такие состояния. Когда мы имеем дело со слож- ным, многослойным сознанием, включающим саморе- флексивность, мы действуем на высшем по сравнению с ба- зовыми модальностями уровне. Это меняет работу на ука- занном уровне. Можно ли якорить мета-состояния кинестетически? Да, конечно. Обычно для этого требуются некоторое старание и язык. Модель мета-состояний резко разграничивает первичные и мета-состояния. Одно из основных отличий — то, как 142
Модели логических уровней сенсорные модальности (визуальные, слуховые и кинесте- тические) управляют первичными состояниями и обуслав- ливают их. В отличие от них, мета-состояниями мы обычно управляем не с помощью образов, звуков и ощущений, а языком. Первичные состояния обычно относятся к территории за пределами нашего организма, они действуют как адап- тивные состояния, необходимые для выживания в мире. В отличие от них, мета-состояния (состояния по поводу со- стояний) относятся к предыдущим внутренним картам. Они опираются на абстракции низшего уровня, создавая абстракции высшего — «я», «время и пространство», нрав- ственность (хорошо/плохо, верно/неверно), взаимоотно- шения, ценности, убеждения, «эмоции» и др. Поскольку мета-состояния относятся к предыдущим конструкциям «я», в них задействовано рекурсивное и саморефлексивное сознание, которое позволяет нам думать о наших мыслях (мета-мышление), испытывать чувства по поводу чувств (мета-эмоции), говорить о разговорах (мета-коммуника- ция) и пр. Насколько мне известно, среди исследователей НЛП только Роберт Дилтс писал о различии якорения на первичных и мета-уровнях. В труде о применении НЛП Дилтс (1983 г.) пользовался логическими уровнями обучения Бейтсона (обучение-1, II и III) и связывал якорение с этими уровня- ми. Обратите внимание, как Роберт различает якоря, кото- рые возникают на первичных уровнях опыта, и якоря мета- уровней: «Следовательно, якоря можно ввести во все эти про- цессы. Якоря, применяющиеся при формировании обу- чения-I (обучения в привычном представлении), назы- ваются условными раздражителями. 143
Следующий шаг Эти типы раздражителей якорят конкретную пове- денческую реакцию или программу (при включении зе- леной лампочки или при сложении чисел). Эти якоря составляют содержание поведения. Обучение-II включает изменение содержания пове- дения (условные реакции) в различных контекстах. Дру- гими словами, обучение-II — форма поведения. Якоря, стимулирующие изменение в состоянии сознания (фор- ма обработки) человека, называются маркерами контек- ста» (часть III, с. 51). На первичном уровне мы запускаем процесс нейрологи- ческого обучения, заботясь о том, чтобы внешние раздражи- тели провоцировали VAK-реакцию или языковую реакцию (Ad). Однажды установленный, якорь обуславливает нашу реакцию так, что она не меняется. Позднее, при появлении внешнего триггера, мы сразу и автоматически переходим в соответствующее состояние и демонстрируем требуемую ре- акцию. На этом уровне якоря как условные раздражители действуют, как в более приемлемой версии классической те- ории Павлова, но в применении к НЛП. Здесь мы якорим, как отмечали Дилтс и Бейтсон, «содержание». Но когда мы устанавливаем якорь на мета-уровне, на уровне обучения-II, где мы учимся учиться, мы якорим про- цесс структуры обучения. На мета-уровнях мы якорим фрейм или контекст. Дилтс вслед за Бейтсоном называл эти якоря «маркерами контекста». Маркер контекста (сигнал, триг- гер, намек, слово и др.) извещает вас о референтном фрей- ме, согласно которому вы действуете, оценивая контекст, или о фрейме, который провоцирует другой процесс, вы- полняющий функцию якоря метатуровня. Из чегo состоят эти маркеры контекста или якоря мета- уровня? В основном из слов. К примеру, термины и фразы в 144
Модели логических уровней сфере мета-программ содержат много маркеров контекста (лингвистических маркеров) об обработке и сортировке ме- та-уровня. Это справедливо и для большинства номинали- заций, оценочных терминов, терминов, относящихся к классам и категориям, сложных эквивалентов, описываю- щих мета-фреймы значений, термины причинно-следст- венной связи и др. Все они определяют якоря мета-уровня — якоря, которые содержат в себе мета-уровень — слуховой цифровой репрезентативной системы (см. главу 9 «Уровни результатов и убеждений Дилтса», чтобы подробнее узнать о якорении контекста или мета-уровня). Роберт пишет о различных логических уровнях якорей: «Условные раздражители и маркеры контекста широ- ко применяются в Нейролингвистическом программи- ровании, чтобы помочь клиенту войти в терапевтически измененное состояние или развить его» (Дилтс, 1983 г., часть III, с. 51-52). Как Бандлер выявил сферу «субмодальностей» (репре- зентативных отличий) и открыл совершенно новую область для точной настройки моделей и методик НЛП, то же самое сделала и модель мета-состояний. При переходе к мета-сфе- рам эта модель обеспечивает нам способ организации наше- го мышления, понимания и реагирования. Мета-состояния позволяют нам организовывать многочисленные паттерны НЛП, разработанные для смены убеждений, преобразова- ния ядра, выявления и сдвига ценностей, гипноза и пр. Вдобавок, предоставляя нам возможность работать ме- тодически с многослойным и сложным сознанием, эта мо- дель уточняет процессы, с помощью которых мы можем действовать на мета-уровнях и между ними. Объясняя мно- гочисленные способы взаимодействия состояний друг с другом, эта модель дает возможность разобраться в таких 145
Следующий шаг явлениях, как ослабление и усиление состояния, прерыва- ние, спутанность, парадокс, искажение, отрицание, юмор, диссоциация и т.д. Как работает модель мета-состояний? Что ею управляет? Поднявшись на высший уровень (мета-уровень), мы приступаем к процессу «абстрагирования на высших уров- нях» (общая семантика). Это пульс модели мета-состояний. Сам процесс применения одного психофизического состо- яния для другого переводит нас выше, к абстракциям вто- рого, третьего и прочих порядков. С каждым переходом мы создаем еще один высший уровень разума, расширяем со- знание. Мы начинаем с базового психофизического состояния, состоящего из внутренних, репрезентаций и физиологии (двум проторенным путям к состоянию). Затем мы перехо- дим на более высокий логический уровень и абстрагируем- ся от мыслей и чувств этого уровня. При этом возникает но- вая конструкция — состояние по поводу состояния, или ме- та-состояние. Состояние высшего уровня связано с состоянием низшего и относится к нему. В то же время, по- скольку состояние высшего уровня находится выше, оно включает в себя состояние низшего уровня. Так возникает новый вид субъективности. В первичных состояниях наши мысли-чувства и физиология относятся к некоему внешнему содержанию: «Я боюсь Джона, когда он сам на себя не похож». При построениях мета-уровня наше мета-состояние от- носится к низшему уровню, к состоянию, расположенному внизу. В мета-состояниях, как состояниях по поводу состо- яний, мы смещаем логические уровни, рекурсивно обраща- ясь к предыдущим состояниям. «Я боюсь собственного страха». 146
Модели логических уровней «Мне отвратителен мой гнев». В соответствии с операциональным определением, ме- та-состояние - состояние сознания над, за пределами и/или o (мета) любом другом состоянии сознания, порядок абст- ракции о другом порядке, или абстракция второго порядка. Это реакция на наши реакции, мысль по поводу мысли. Поскольку «относительность» мета-уровней отражается на них самих, структуры мета-уровней развиваются рекур- сивно и порождают систему логических уровней. Эта систе- ма возникает по мере того, как сознание отображает себя и мы учимся учиться, думаем о своих мыслях, вербально вы- ражаем наш язык и т.д. При этом не только возникает но- вый уровень сложности человеческого опыта — создается качественное изменение. В системе взаимодействий появ- ляются цепочки, причинно-следственные связи и механиз- мы обратной связи. Все это становится совершенно новым видом реальности, отличающимся от тех, которые значатся в наших списках. Джон Гриндер (1987 г.) утверждал, что рекурсивность или рефлексивность логических уровней — одна из отличи- тельных особенностей человеческих существ. «Я считаю, что одна из трех характеристик, отличаю- щих нас от прочих живых существ и, к худу или к добру, делающая нас на этой планете господствующим ви- дом, — рефлексивное первичное внимание. Или, точнее, первичное внимание может моделировать не только вто- ричное, но и себя. Это явление называется рефлексивным сознанием. ...два вида первичного внимания — рефлексивное, в момент диссоциации, и создающее репрезентации, ко- торые включают репрезентации самого человека, кото- рый их создает...» (с. 277, курсив Холла). 147
Следующий шаг Логические уровни убеждений («нейрологические» уровни) Набор уровней, которые у нас особенно часто ассоции- руются с именем Роберта Дилтса, — «нейрологические уровни». Он ввел их в НЛП много лет назад, с тех пор их широко применяют в самых разных контекстах: творчества, гениальности, решения проблем, терапии, изменения убеждений, в системном НЛП, лидерстве, обучении, тре- нингах и др. Эта модель так развилась, что многие, слыша слова «логические уровни», считают ее единственной подоб- ной моделью НЛП. Эта модель так называемых «нейрологических уров- ней» — самый полезный набор отличий, относящихся к убеждениям о различных аспектах жизни. Он имеет множе- ство практических применений и функций как превосход- ный проверочный список, когда требуется перечислить ключевые мета-уровни, обуславливающие нашу жизнь. Од- нако при всем этом модель не представляет собой истинную иерархическую систему логических уровней. Потому, что ее уровни не подпадают под определение «логических». «Ней- рологические уровни» не пройдут тест, если мы применим к ним ранее определенные критерии для «логических уров- ней». Они не функционируют логически, как члены в рам- ках классов. Вудсмолл (1996 г.) предложил несколько проблематич- ных факторов с этим списком в качестве модели. Одна из проблем, не позволяющих этой модели действовать как иерархии «логических уровней», — тот факт, что окружаю- щая среда больше поведения. Хотя поведение может влиять на окружающую среду, поведение не управляет средой и не модулирует ее. Среда не принадлежит к членам класса пове- 148
Модели логических уровней Рис. 6.5 Нейрологические уровни 6. Почему? (Большое) Духовный Бог/Вселенная 5. Кто? Предназначение Личность 4. Почему? Мотивация/Значение Убеждения/Ценности 3. Как? (Малое) Процесс/Стратегия/План Способности 2. Что? Действия/Реакиии Поведение 1. Где? Возможности/Ограничения Окружающая среда Когда? дение. Бессмысленно относить среду к членам этого класса. Между средой и поведением такой взаимосвязи нет. Система логических уровней не складывается. Если же убрать среду, список получится более логическим и упорядоченным. В «логических уровнях» Бейтсона обучение нитью про- ходит через всю систему и объединяет ее. Обучение как кон- цепция управляет всеми уровнями. А какая нить объединя- ет этот список? Вудсмолл отмечал, что этот список очень полезен для запоминания всего, что относится к убеждениям. В него входит ряд убеждений разных видов. С помощью этого спи- ска можно запоминать указательные вопросы (где, когда, кто, что, почему и др.). Но системой логических уровней он не является. Подробнее о логических уровнях рассказано в главе 5. Логические уровни результатов Еще одна модель логических уровней НЛП — модель уровней результатов. Впервые она появилась в «НЛП, том /». Дилтс и др., обсуждая роль успешно сформированных результатов в процессе разработки стратегий, рассмотрели «логику результатов», результаты результатов (1980 г., с. 210) и «мета-результаты» (с. 211). 149
Следующий шаг «Один из самых важных вопросов, которые следует задать себе, разрабатывая стратегию или выбирая ре- зультат, таков: «Не нарушит ли это личную или органи- зационную экологию?» Убедитесь, что стратегия, кото- рую вы разрабатываете, не воздействует напрямую на другие стратегии, которыми пользуется клиент... Любой конкретный результат существует в контексте результатов высшего порядка, организующего принципа или «мета-результата» системы (то есть индивидуума или организации). Мета-результат — то, что организует пове- дение системы с точки зрения общих целей, таких как со- хранение и выживание, рост и эволюция, защита, улучше- ние, адаптация и т.д. самой системы. Чтобы быть эколо- гичным, любой результат или стратегия должны вносить свой вклад в эти базовые результаты» (с. 211—212). Авторы также пользуются идеей «мета-результатов» для объяснения сущности рефрейминга: «Основная цель рефрейминга — создать структуру фреймов, в которой все части системы будут служить до- стижению одних и тех же мета-уровней... принимая и признавая все аспекты системы (позитивные или нега- тивные) как ценные ресурсы в соответствующем кон- тексте» (с. 243). Шмидт и Юинг (1991 г.) представили эту модель как состоящую из класса результатов на мета-уровне, первич- ном уровне, суб-уровне и уровне свидетельств результата (рис. 6.6). В следующей главе мы рассмотрим ценность этой моде- ли для бизнеса и менеджмента, при руководстве группой, с целью достижения различных результатов и результатов этих результатов. Она приводит к нескольким ценным вме- шательствам НЛП. 150
Модели логических уровней Рис. 6.6 Уровни результатов Мета-результат(ы) (воображаемые объекты, цель жизни) Результат - Результат - Результат - Результат Суб-результат — Суб-результат — Суб-результат — Суб-результат Свидетельства Свилетельства Свидетельства Свидетельства Свидетельства Мета-модель как система логических уровней Если поначалу в мета-модель языка (1975 г.) не входила формулировка «логических уровней», то впоследствии это было сделано. На рис. 6.7 представлена мета-модель — рес- труктурированная и переформулированная в соответствии с более обширными уровнями лингвистических единиц, которые управляют низшими уровнями. Кто предложил эту мета-модель, мне неизвестно. Впервые я услышал о ней на тренинге и с тех пор ввел в собственные конспекты для тре- нингов (Холл, 1989 г.). Эти конспекты в конце концов ста- ли книгой «Дух НЛП» (1996—2000 гг.). Позднее я обнару- жил, что Стивен Ланктон еще в 1980 году пользовался этой же моделью в «Практической магии» (с. 54). Он разделял операционные и «логические уровни» мета- модели, но уделил им всего пару абзацев. Я воспользовался ими, чтобы пересмотреть мета-модель 25 лет спустя в «Ма- гии общения» (2001 г., ранее «Секреты магии», 1998 г.). 151
Следующий шаг Рис. 6.7 Операциональные уровни мета-модели В таком виде мета-модель показывает, как сам язык со- держит «логические уровни». У нас есть слова-классы или категории: «люди», «игра», «преступление», «развлечение» (неопределенные существительные), которые мы затем мо- жем уточнить с помощью других слов («бросать мяч», «вры- ваться в дом», «взбираться на гору»). Представьте себе, что кто-то говорит: «Я хочу прекра- тить промедление». Какие вопросы можно задать, чтобы получить наибольшие дозы информации? Предположим, вы воспользуетесь квантификатором общности. «Вы всегда медлите?» Ваш собеседник может ответить: «Нет». Но допустим, что вы задали вопрос о маркерах кон- текста. 152 ПРЕСУППОЗИЦИИ Скрытые убеждения, скрытые ментальные конструкции ИСКАЖЕНИЯ Фильтры, ценности/убеждения, смысловые конструкции ОБОБЩЕНИЯ Абстракции, выводы УПУЩЕНИЯ Детали
Модели логических уровней «Как вы определяете, когда медлите?» В ответе на этот вопрос доза информации будет больше. Если задать атрибутивный вопрос: «Как вы узнаете, что медлите? Что подсказывает вам это?», информации будет еще больше. Можно обратиться к комплексной эквивалентности: «Что означает для вас промедление?» Или к модальному оператору: «В ваших силах прекра- тить это?», «Что вам мешает?», «Вы когда-нибудь прекра- щали промедление?» Или к причинно-следственной свя- зи: «Как я могу помочь вам прекратить промедление?» Вопросы мета-модели предлагают человеку установить связь со своей полной лингвистической моделью мира — с тем, что в трансформационной грамматике называется «глубинной структурой», а в сфере мета-состояний — фрей- мами мета-уровня (то есть фреймами истории и референта- ми прошлого). Такие вопросы задают несколько указаний для сознания: разрешить проблему, найти важную инфор- мацию, заново составить карту недостающих участков и др. Возможно, понадобится восстановить пропущенные ком- поненты, из-за чего карта стала неполной. Или перейти к новым и более полезным обобщениям. Так или иначе, мы задаем ориентацию самим процессом сбора информации. Найдите для себя самый обширный логический уровень мета-модели, задавая вопросы: Какая часть мета-модели даст мне самую детальную информацию? Какая часть даст мне самую общую информацию? Какие вопросы приведут к сбору самой полезной структурной информации? Эти вопросы помогут вам понять, что структурировать модель можно, переходя от маленьких компонентов к са- 153
Следующий шаг Рис. 6.8 Операциональные уровни мета-модели Пресуппозиции мым крупным (слова, термины, фразы, предложения, убеждения и др.). Что касается уровней и «логических уровней», у нас есть три основных классификации или категории: упущения, обоб- щения и искажения с различными лингвистическими отли- чиями/паттернами в каждой из них. Если задуматься о поряд- 154 Обычный порядок представления Операциональные уровни от самого большого до наименьшего Пресуппозиции УПУЩЕНИЕ: Упущение — Простое — Сравнительное Неуточненный референтный индекс Неуточненное существительное Неуточненный глагол Номинализация Сложные эквивалентности Заявления о чтении мыслей Заявления о причинно-следственной связи Потерянные последовательности Воздействуют на искажения Воздействуют на обобщения воздействует на ОБОБЩЕНИЕ Квантор общности Модальные операторы — Возможность/Невозможность - Необходимость/Делание Обобщенный референтный индекс (глаголы/существительные) воздействует на Обобщенный референтный индекс Модальные операторы (Возможность/Невозможность) (Необходимость/Желание) Кванторы общности Воздействует на упущения Номинализации Неуточненные существительные Неуточненные глаголы Неуточненный референтный индекс Сравнительные упущения Простые упущения ИСКАЖЕНИЕ Потерянная последовательность Чтение мыслей Сложные эквивалентности Причина и следствие воздействует на
Модели логических уровней ке и относительных размерах этих категорий, тогда получает- ся, что упущения входят в обобщения, а те — в искажения. Размышляя о мета-модели с точки зрения «логических уровней», мы приходит к другим вопросам, которые играют свою роль в моделировании. С какого уровня мета-модели мне следует начать? Надо ли начинать с самых больших и всеобъемлющих уровней и постепенно переходить ниже? К какой информации надо обращаться, пользуясь мета- моделью для получения высококачественной информации? Задавая эти вопросы, мы можем выявить и развить пред- ставление об уровнях, которые воздействуют друг на друга в мета-модели. При этом мы получаем возможность рассорти- ровать информацию и отделить важное от второстепенного. «Логические уровни» мета-модели позволяют нам реа- гировать на структурные и семантические неправильности языка от самых больших уровней (пресуппозиции, искаже- ния) до наименьших (упущения). Зачем нам это? Затем, что нам известно: большие уровни воздействуют на меньшие. Рис 6.9 155 Планета, движущаяся по орбите Ветровые потоки Самолет Пассажиры
Следующий шаг Рис. 6.10 Пример с самолетом создает яркий образ. Самолет «воз- действует» на всех пассажиров, находящихся в нем, по- скольку пассажиры существуют в пространстве, ограничен- ном самолетом. Точно так же ветровые потоки «воздейству- ют» на самолеты, влияя на их маршруты. Если под пассажиром подразумеваются лингвистические отличия упущения, то под самолетом — обобщения, под ветром - искажения, а под движением планеты по орбите — пресуп- 156 12. Ps: пресуппозиции 11. С—Е: причинно-следственные заявления (причинные слова, глаголы в настоящем времени) 10. CEq: сложные эквивалентности (приравнивание элементов разных логических уровней) 9. MR: чтение мыслей (проецирование наших галлюцинаций и концепций на других) 8. LP: потерянные последовательности (составитель карты заблудился или что-то упустил) ПАТТЕРН ИСКАЖЕНИЙ ПАТТЕРН ОБОБЩЕНИИ 7. GRI: обобщенный референтный индекс (ярлыки) 6. МО: модальные операторы (необходимость/желание, невозможность/возможность) 5. UQ: кванторы общности ПАТТЕРН УПУЩЕНИЙ 4. NOM: номинализации (глаголы, превращающиеся в существительные — процессы в предметы) 3. UV: неуточненные глаголы 2. URI: неуточненный референтный индекс (неуточненные существительные) 1. Упущения: простые и сравнительные
Модели логических уровней позиции. Так мы постепенно начинаем понимать, каким образом большие уровни воздействуют на низшие. Все низ- шие уровни существуют в пределах высших и больших. В мета-модели паттерны больших уровней способны поднимать и переносить по горизонтали нижележащие уровни. На низших уровнях, оперирующих небольшими объемами информации, мы имеем дело преимущественно со словами (неуточненными существительными и глагола- ми, простыми упущениями и др.). Когда мы переходим на более высокие уровни, объем информации увеличивается и единицей информации становятся предложения (потерян- ные последовательности, чтение мыслей, причинно-след- ственная связь, сложные эквивалентности). Поднимаясь по уровням этой модели (если они болез- ненно сформированы), мы встречаем все более сложные формы душевных болезней. Введение в мета-модель понятия размер единиц информа- ции дает нам возможность пользоваться ею как системой «логических уровней». При этом становится очевидной по- следовательность действий при общении с клиентом. Пред- положим, он объясняет терапевту: «У меня депрессия». Ес- ли терапевт начнет с наименьшего уровня и спросит: «Из-за чего?», то получит содержание и детали. Вероятно, инфор- мация окажется не самой полезной. Но обратите внимание, что произойдет, если терапевт спросит: «Как вы это делае- те? Покажите мне, что происходит у вас в голове и в орга- низме в целом, из-за чего вы чувствуете депрессию». Сущность абстракций высшего уровня На сенсорном уровне у нас находятся описания и на- блюдения - фактический, эмпирический язык, которым мы можем подтвердить истинность или ложность сигналов, 157
Следующий шаг полученных от органов чувств. Когда же мы абстрагируем- ся от этого уровня, мы создаем классификационные слова. Эти абстракции высшего порядка отображают более ста- тичную «реальность» в отличие от динамических изменений абстракций низшего порядка. Зеленый перец «является» овощем до тех пор, пока мы вносим его в эту категорию. Поскольку классификации показывают, как мы манипули- руем нашими символами, а не самими объектами, они со- храняются, пока мы не решаем изменить их.. Это придает «всеобщность», статичную сущность и даже безвремен- ность таким терминам. Вайнберг (1959—1993 гг.) писал: «Мы можем делать всеобщие заявления по поводу выс- ших уровней абстракции потому, что нам не мешает невер- бальный мир... В чисто математической системе понятия истинно и ложно неприменимы — только действительно и недействительно. Истинно и ложно принадлежат к уровню описаний и фактических заявлений. Их можно определить только путем наблюдений и, конечно, не с полной досто- верностью. Термины «действительно» и «недействительно» относятся к набору взаимосвязей и служат мерилом посто- янства системы символов» (с. 78—79). На высшем уровне мы видим концептуальную реаль- ность, вербальную реальность, семантическую (смысловую) реальность и т.д. Такие виды реальности радикально отли- чаются от сенсорной, эмпирической реальности низших уровней. Высшие уровни возникают из некой выстроенной «логики», поскольку «логика» существует именно на них. Опять процитируем Вайнберга: «Является ли сенсорное существование более «реаль- ным», чем вербальное? Это все равно, что рассуждать о существовании, пользуясь качественными терминами, вроде твердости или цвета. Но это не означает, что абст- 158
Модели логических уровней ракции низшего и высшего порядков — продукты дея- тельности нервной системы. Абстракции высшего по- рядка включают в некоторой степени различные виды нервных цепей, клеток и другие психофизиологические механизмы, отличающиеся от механизмов низшего по- рядка, поэтому и продукты различаются. Но и те, и дру- гие являются одинаково реальными продуктами нерв- ной системы» (с. 92). Это означает, что когда мы поднимаемся в мир мета- слов (абстракций высшего уровня), можно ожидать появле- ния новых свойств, которые не существуют (и не могут су- ществовать) на низших уровнях. Переход к мета-словам со- здает ощущение статичной, весомой и перманентной реальности. Здесь при составлении карт мы достаточно упускаем и обобщаем, чтобы создать более надежный и бе- зопасный мир (концептуально). Здесь мы можем стабили- зировать наш мир и избавиться от ощущения потоков низ- ших уровней. Конечно, за это искажение нам приходится платить — мы теряем постоянно меняющийся мир отличий. Так создаются жесткие нейросемантические значения. «Застывшая вселенная» на высших уровнях развенчива- ет миф о неизменяемости феномена. Когда мы плохо со- ставляем карты таких реальностей, у нас возникает ощуще- ние зашоренности, ограниченности, обреченности, беспо- мощности. Мы строим токсичное концептуальное семантическое состояние на фундаменте всеобщности, подразумеваемой в мета-словах. Как работают «логические уровни»? Рассматривая действие «логических уровней», Грегори Бейтсон (1972 г.) подробно описал, как «мета-сигналы не- изменно модифицируют сигналы низшего уровня». 159
Следующий шаг Почему? Потому, что высший уровень связан, является значимым, организует и управляет низшим состоянием. В нервной си- стеме человека он возникает как абстракция низшего со- стояния. Это происходит потому, что «класс» включает бо- лее высокие абстракции, чем «члены» этого класса. И класс, наряду с другими классами, может затем состоять из членов следующего по порядку уровня или категории. В этой связи Коржибски выявил удивительный, загадоч- ный и мощный феномен, который мы называем саморе- флексивным сознанием. Сам термин относится к процессу моделирования, в ходе которого мы размышляем о наших предшествующих мыслях и эмоциях (или репрезентация) и создаем новые, дополнительные мысли и эмоции. Все это происходит в сфере лингвистики и репрезентаций. Так воз- никают феномены мета-познания, мета-осознания, мета- коммуникации, мета-комментариев и др. Способность сознания рекурсивно размышлять о самом себе позволяет нам переходить на мета-уровни. При этом у нас появляются мысли и чувства о предыдущих мыслях и чувствах. Таким образом сознание и опыт действуют рекур- сивно, поэтому их действия приобретают качества систе- мы — появление, обратную связь, прямую связь, циклы и др. Рассмотрим состояние гнева. У вас появились злобные мысли и гневные эмоции из-за Джона, который вмешива- ется в вашу работу. Вы пришли в первичное состояние гне- ва. Пока все идет хорошо (точнее, плохо). Атеперь посмот- рим, что произойдет, если в своих сердитых мыслях и чувст- вах вы рефлексивно обратитесь к самому этому состоянию. Вы разозлитесь на свою злость. Появятся новые осложне- ния. Возникнет новый гештальт субъективного опыта. Час- то, но не всегда, когда состояние рекурсивно обращается к 160
Модели логических уровней другому состоянию, оно создает систему с замкнутым цик- лом. При этом возникает эффект самоподкрепления, само- ценности и сбывающегося пророчества. Мы получаем то, чего и ожидали. Публикаций по НЛП, в которых рассматривался бы во- прос рефлексивности, существует очень мало. Редкое ис- ключение — труд Гриндера и Делозье (1987 г.). В контексте выявления предпосылок для личной одаренности Джон и Джуди различают «первичное» и «вторичное» внимание, саморефлексивное сознание и ссылку на себя. «Отметим, что в этот класс парадоксов обычно вхо- дит ссылка на себя. Это результат моделирования перво- го внимания, без отсылки к кибернетическому циклу первого/второго внимания» (с. 104). «Состояния рефлексивного первичного внимания у людей в чистом виде не существует — такого, чтобы в любой момент времени t1 отображало всю неврологиче- скую деятельность организма. Такие состояния рефлек- сивного первичного внимания, как правило, не охваты- вают репрезентацию «репрезентера» этого класса репре- зентаций в репрезентациях, хотя репрезентации предыдущего «репрезентера» в них могут входить...» (с. 105-106). «Дон Штайни привел забавный пример теоремы неза- вершенности из «Летающего цирка Монти Пайтона». Два члена труппы Пайтона бредут по безлюдной пустыне. У них кончилась провизия и вода. Лежа на песке рядом, они раз- мышляют, как они оказались в таких стесненных обстоя- тельствах. Вдруг один из них замечает рядом еще одного члена труппы: «Постой-ка! А кто за камерой?» Двум только что умиравшим в безлюдной пустыне людям отвечает опе- ратор. Спустя некоторое время объединенные скудные за- 161
Следующий шаг пасы двух первых умирающих и оператора кончаются, но тут кто-то вновь задает вопрос: «А кто за камерой?»... и так до бесконечности и тошноты» (с. 107). Уровни внимания Джон Гриндер (1987 г.) рассмотрел феномен «внимания» в работе, написанной в соавторстве с Джудит Делозье «Черепа- хи до самого низа: предпосылки личной одаренности». Сознание и подсознание авторы назвали «первичным» и «вторичным вниманием». Анализируя структуру и функции паттерна ви- зуально-кинестетической диссоциации, Джон писал, что этот паттерн включает сдвиги «логического уровня», при ко- торых происходит отдаление от контекста, и его обработка начинается заново, посредством рефлексивного первого внимания, а потом наблюдается переход на еще один выс- ший логический уровень и возвращение к контексту. «...клиента просили создать и взять в фокус репрезен- тации, в которые входила репрезентация «репрезенте- ра». Это особое состояние мы назвали «рефлексивным первым вниманием»... внезапно клиент испытал оше- ломляющее чувство облегчения: вместо того чтобы иметь дело непосредственно с образами и звуками змей, он, как режиссер в воображаемом театре (при поддерж- ке заякоренного состояния находчивости), предлагал новый класс реакций, наблюдал за ними и прислуши- вался к ним, оценивал их эффективность и эстетику и, с помощью базовых навыков НЛП, выбирал и внедрял новое поведение. В условиях доступности такого состо- яния рефлексивного первичного внимания жизнь пре- вращается в игру в шахматы. Пока у человека есть необходимые базовые навыки, он в буквальном смысле программирует сам себя...» (с. 190). 162
Модели логических уровней «Итак, обмен между диссоциацией и мудростью не- обходим, только если обе останутся на одном и том же логическом уровне. Доступ на следующий, высший ло- гический уровень предполагает возможность возвраще- ния к контексту мудрости референтов. Чтобы с пользой рассуждать о сдвигах логического уровня и осуществле- нии таких сдвигов, необходима точная репрезентация феноменов внимания» (с. 191). Самый низший (или первичный) уровень внимания охватывает животное осознание — «тип сознания, слиш- ком тесно связанный с сенсорным миром, — то, что от- личает нас от сумасшедших». Следующий уровень — рефлексивное первичное внима- ние или сознание, которым мы пользуемся, обращаясь к нашим репрезентациям. «Внимание — действие, опреде- ленное структурой и находящееся на более высоком логи- ческом уровне, нежели структура, которую оно объясняет». Но поскольку можно «совершить мета-шаг, мы зано- во отображаем происходящее так, словно режиссер и ав- тор постановки... Мы достигаем мета-положения, под- нявшись на логический уровень репрезентаций и пре- вращая прежний контекст, на который реагировали, в один из компонентов большого фрейма — театра». Таким образом, мы можем поменять контекст иЛи окружение и стать создателем нашего собственного кон- текста (с. 191-196). Уровни осознанной и неосознанной компетентности Эти уровни описывают развитие или стадии, которые мы обычно проходим в процессе освоения и развития но- вых навыков. 163
Следующий шаг Рис. 6.11 1) Неосознанная некомпе- тентность 2) Осознанная некомпе- тентность 3) Осознанная компетент- ность 4) Неосознанная компе- тентность 5) Осознанная компетент- ностьнеосознанной компе- тентности Некомпетентный и не подозревающий об этом Умный и достаточно сознательный, чтобы признавать состояние некомпетентности Развитие достаточных навыков и понима- ние процесса компетентных действий Адаптация к навыкам, пока компетент- ность не выпадает из поля осознания и не переходит в стадию автоматизма Состояние для обеспечения осознанного достижения экспертного состояния Движение по стадиям компетентности Изучая любое дело или дисциплину, мы проходим ста- дии развития компетентности. Все начинается с некомпе- тентности, когда у нас нет никаких навыков, и мы даже не подозреваем, что у нас их нет. В этом блаженном неведении мы остаемся неосознанно некомпетентными. Не существует ни самой дисциплины, ни обучения, ни развития навыков, ни трудностей. Мы будто живем в райском саду, блаженные и счастливые. Мы не обладаем навыками, не сталкиваемся с трудностями и не можем войти в сферу совершенства. Затем появляется осознание. Мы видим свет и осознаем, что перед нами целый новый мир волнения, навыков, опы- та и знания. Мы откусили от запретного плода с «дерева по- знания добра и зла». При этом возникло беспокойство, дав- ление, дистресс, неприятные ощущения. Теперь мы осо- знанно некомпетентны. Мы впервые столкнулись с 164
Модели логических уровней ограничениями реальности, связанные с достижением ком- петентности, с работой, процессом, борьбой, трудностями. Мы чувствуем растерянность, неполноценность, беспо- мощность, нам кажется, что мы тупы и не способны в этой сфере ни на что. И это правда. На этой стадии осознанной некомпетентности многих подмывает сбежать обратно в «сад неведения и невиннос- ти». Большинству людей неприятно чувствовать себя не- компетентными. А если мы запускаем программы сравне- ния, перфекционизма, нетерпения, то можем прийти в со- стояние самооценки. «Ненавижу такие унижения», «Да что со мной такое, если я даже этого не могу?», «Почему это на- столько трудно?», «С этим мне никогда не справиться». Нам кажется, что «унижения», через которые приходит- ся пройти, чтобы освоиться в новой сфере, слишком вели- ки, а роль подмастерья в новой сфере ошеломляет, вселяет растерянность и страх. В этот момент многие идут на по- пятный. Двигаться вперед они отказываются. У них не сло- жились прочные взаимоотношения с самим обучением, при котором неудачные попытки и даже мнимые неудачи рас- сматриваются как обратная связь. Они не умеют давать се- бе шанс — возможность расти, развиваться, совершенство- ваться. Они слишком сурово судят и оценивают себя. Если бы они проявили больше доброты и терпения, ценили себя и радовались каждому достижению! Но если мы упорно трудимся на этой второй стадии, то рано или поздно добираемся до удивительной, чудесной третьей. В состоянии осознанной компетентности мы чув- ствуем себя прекрасно. Дисциплина кажется нам легкой и приятной. Мы достигли некоего уровня компетентности и радуемся ему, как навыкам, уверенности в себе и продолжа- ющемуся развитию. Мы практикуемся в науке или искусст- 165
Следующий шаг ве. Мы знаем наше дело и добросовестно выполняем его. И хотя нам известно, что нам надо еще многому научиться, мы радуемся достигнутому уровню мастерства. Рис. 6.12 Уровни компетентности Осознанная компетент- ность-2 Неосознанная компетент- ность Осознанная компетент- ность Осознанная не- компетент- ность Неосознанная некомпетент- ность Невежест- во/Блажество Никакого зна- ния, навыков и мастерства Мучительное осознание не- полноценности Самосознание Отсутствие на- выков и мас- терства «Труд- но», «Тяжело» Легкость дис- циплины Уверенность Адекватность Растущее мас- терство Навыки «Пара пустяков» Мастерство Интуитивные навыки Адаптация Запрограмми- рованность Высшее знание навыков и мас- терства Наставник- виртуоз В конце концов это дело становится настолько привыч- ным, что мы перестаем сознавать, как и что делаем и что знаем. Просто знаем — и все. Когда наше занятие выпадает из сферы осознания, мы переходим на следующий уровень развития — к неосознанной компетентности. Теперь та же дисциплина представляется нам «парой пустяков». Мы вос- принимаем ее как нечто беспроблемное. Свою работу мы можем выполнить, не подключая сознание. Программы компетентности уже встроены в нашу нервную систему. Те- перь мы работаем «интуитивно». В навыках появился такой 166
Модели логических уровней элемент, как «внутреннее знание» (интуиция). Мастерство становится несомненным. На уровне неосознанной компетентности мы видим мас- теров и экспертов. Однако эксперты, как правило, не в со- стоянии объяснить свой опыт. Они просто делают свое де- ло, и все. Они утратили осознание того, как они это делают. Что же дальше? Переход на новый и более сложный уро- вень осознанной компетентности в неосознанной компе- тентности. Здесь мы вновь начинаем осознавать компе- тентность, видим ее структуру, форму и процесс. Теперь мы имеем возможность учить других людей. Какова ценность «логических уровней»? Обычно переход на более высокий мета-уровень мыслей и чувств помогает нам увидеть картину в целом, рассматри- вать ее более объективно, мыслить глубже и модулировать низшие уровни. Передвижение вверх также позволяет нам синтезиро- вать свои ресурсы, что препятствует их распаду на враждую- щие элементы (см. паттерн 4 в главе 13 о применении). Аб- страгирование на высших логических уровнях дает возмож- ность управлять осознанием низших уровней, их состояниями и опытом; изменения, введенные с высших уровней, становятся общими изменениями и распростра- няются на всю систему. Понимание структуры «логических уровней» необходи- мо, чтобы различать все эти уровни так, как мы различаем «субмодальности». При этом у нас появляется способность уточнять различия, которые составляют разницу, — на мета- уровне. Понимание структуры «логических уровней» позволяет понять саму суть научной авантюры. Большинство читате- 167
Следующий шаг лей этой книги уже знакомы с правилом, согласно которо- му нельзя подтвердить научную гипотезу с помощью индук- тивных процедур. Утверждения низшего типа могут проти- воречить утверждениям высшего, но никогда не подтверж- дают их. Приходится пользоваться утверждениями высшего логического типа, а не описательными заявления- ми низшего уровня, чтобы выдвигать и объяснять гипотезы. Принимая во внимание «логические уровни», мы пони- маем взаимодействия, отношения, абстракции, а также учимся успешнее действовать в мире. Бейтсон объяснял: «Без выявления контекста ничто нельзя понять. На- блюдаемые действия совершенно бессмысленны, если не причислены к классу «игры», «манипуляции» или лю- бому другому. Но контексты — не что иное, как мысли- тельные категории» (Дональдсон, 1991 г., с. 76). Такие слова-»классы» не существуют на том же уровне, что и конкретные описательные поступки и действия, к ко- торым они относятся. Кто-то абстрагировался от них, про- извел оценку и перешел на более высокий «логический уро- вень». Когда мы высыпаем кучу кусочков мозаики на стол, мы видим множество беспорядочно разбросанных фигурок не- правильной формы. Что мы делаем в первую очередь? Классифицируем кусочки и группируем их. Другими слова- ми, пользуемся высшими уровнями, чтобы организовывать низшие и управлять ими. Сначала мы занимаемся установ- кой референтного фрейма для «складывания мозаики». Вве- дя такой фрейм, мы эффективнее производим сортировку деталей [в «Структуре совершенства» (1999 г.) мы вводим этот процесс и концепцию под названием мета-детализа- ции]. Сначала формируются широкие категории: кусочки, образующие края мозаики, кусочки голубого неба и голу- 168
Модели логических уровней бой воды, кусочки, составляющие изображение дома, и др. Для этой цели мы разрабатываем таксономические катего- рии. Они обуславливают наши действия и направление движения, верно? Затем медленно и терпеливо мы переходим от хаоса к стадиям порядка, от случайности к структуре. Мы выкла- дываем фрейм (т. е. рамку) мозаики и начинаем собирать ее с какого-нибудь из углов. При этом мы двигаемся все быс- трее и быстрее. Иногда целые фрагменты из нескольких ку- сочков вдруг укладываются на место. Оставшиеся задачи выступают на первый план нашего восприятия, становятся более четкими и ясными. В конце концов находят свои ме- ста даже последние, никуда не встающие кусочки. Понимание «логических уровней» помогает нам отли- чать описание от оценки. Для НЛП и общей семантики одним из постулатов является различие между этими понятиями. Описательный анализ проводится на первичном уровне эмпирических описаний «вижу-слышу-чувст- вую». Оценочные или умозаключительные утверждения вы- ходят за рамки простых наблюдений и относятся к раз- мышлениям, суждениям, сравнениям, анализу и др. Оценка получается неправильной, когда мы что-либо оцениваем, но считаем наши утверждения не чем иным, как «констатацией фактов» (или описаниями). Оценивая, но не сознавая, что мы перешли на высший логический уро- вень (в мир мета-слов), мы приходим к различным формам душевного нездоровья (догматизму, ограниченности, иска- женной оценке, неуместным обобщениям и т.д.). Мы мо- жем оценивать фактические, описательные утверждения как «истинные» и «ложные» (соответствующие или несоот- ветствующие фактическим). Но это не оценка и не вывод. 169
Следующий шаг Мы можем судить о них или подтверждать их только в том, что касается вероятности. В общей семантике это привело к «тренингу в тиши- не» — акценту, сделанному на отличие логического уровня между репрезентацией и оценкой. В НЛП мы достигаем со- стояния «остановки мира», чтобы оценить необъяснимые отличия суждений и первичного описательного уровня. Неумение распознавать эти отличия заставляет людей действовать, воспринимать, чувствовать и верить, как буд- то язык и есть опыт, а не способ описания опыта. Эта ошиб- ка в определении категории логического уровня влечет за со- бой путаницу уровней или отождествления (по Коржиб- ски). В этом случае люди считают, что их слова реальны. И наконец, понимание логических уровней позволяет нам мыслить системно. Бейтсон неоднократно утверждал, что пока мы не научимся мыслить циклами и соблюдать це- лостность цепочек, мы будем видеть только часть дуги ок- ружности и рано или поздно столкнемся с серьезными трудностями. Разрешаем парадоксы Осознавая наличие логических уровней как функций «разума», мы получаем возможность эффективно разре- шать парадоксы. Рассмотрим известный парадокс с ци- рюльником. В одной деревне живет цирюльник, который бреет каж- дого мужчину, который не бреется сам. Бреет ли цирюльник себя? Если мы решим, что все это описание относится к одно- му уровню, получится парадокс. Но парадокс исчезает, как только мы понимаем, что словом «цирюльник» назван класс или категория, а не конкретный человек. Этот «ци- 170
Модели логических уровней рюльник» (оценка, а не конкретное описание) может вы- звать и другие искажения. В этой классификации человек не принадлежит к другим классификациям (цирюльник ни- когда не выступает в роли клиента?). Классификация суще- ствует как застывший факт (а не изменчивая абстракция, созданная человеком). Принимая во внимание «логические уровни», предлага- ем следующие решения: 1) В этой деревне цирюльником может быть женщина. 2) Пока мужчина бреет клиента, он действует как ци- рюльник, когда же он прекращает работу, он ста- новится человеком, который бреет себя. Относя классовый термин «цирюльник» к тому же уров- ню, что и бреющихся людей, мы видим, что получилась пу- таница и бессмыслица. Это и есть парадокс. Представление о «логических уровнях» помогает решать много так называемых дихотомий. Благодаря этому пони- манию мы анализируем и решаем дихотомии, которые ты- сячелетиями не давали людям покоя. Рассмотрим дихото- мию о гедонисте и негедонисте (эгоизм/альтруизм). Когда мы путаем два разных уровня абстракции и считаем, что оба понятия относятся к одному уровню, возникает отождеств- ление и неразрешимое противоречие. На первичном уровне мы стремимся к тому, что прият- но, хорошо и желательно. Но мы. можем отвергнуть этот уровень с более высокого. Так мы подвергаем себя кратко- временным мучениям и делаем это охотно. Мы делаем это ради длительного удовольствия, достижений, благ, убежде- ний и др. Именно поэтому мы ходим к дантисту и соглаша- емся на операции. Поэтому мученик на костре отказывает- ся отречься от своих убеждений. Все это мы совершаем с более высокого уровня. На этом высшем уровне мы видим, 171
Следующий шаг понимаем, верим, ценим и т.д. то, что гораздо важнее для нас. На этом уровне мы также действуем, как гедонисты. Мы в данном случае стремимся реализовать значения, цен- ности и убеждения, создающие психологические «блага». Выводы • НЛП, как дисциплина мета-уровня, существует в виде системы «логических уровней». Оно предлагает модель того, как мозг и нервная система обрабатывают ин- . формацию на разных уровнях. Эта модель позволяет нам распознавать лингвистические концепции разных уровней и работать с ним. • В НЛП есть множество суб-моделей, описывающих процессы обучения, достижения результатов, состоя- ний, ценностей, выполнения мета-программ на раз- личных уровнях: Зная, какую роль «логические уров- ни» играют в нервной системе, лингвистике, человече- ском опыте, мы получаем возможность сделать следующий шаг — подняться на мета-уровень, продол- жая исследовать структуру субъективности.
Глава 7 Логические уровни обучения Грегори Бейтсон о мета-уровнях «Вся наука о поведении и весь анализ ментальных процессов рискуют сесть в галошу, если пренебрегут логическими типами». (Бейтсон) «Лучшей похвалой, какой я когда-либо удостаивался от Бейтсона, было заявление о том... что НЛП — набор инструментов обучения-III...» (Джон Гриндер, 1987г., с. 221) Хотя для НЛП моделирование мета-уровней — новинка, на самом деле оно имеет давнюю и славную историю. Грегори Бейтсон моделировал мета-уровни шизофрении, игры и многих других аспектов опыта задолго до основания НЛП. При этом Бейтсон (1972 г.) сформулировал много ключевых мета-функций. На основе исследований и теорий он создал модель обучения, охватывающую модель мета-уровней и оказавшую огромное влияние на всю сферу НЛП. Моделируя вместе с коллегами шизофрению, Бейтсон сформулировал довольно запутанную теорию шизофрении, чтобы объяснить «безумное» мышление, чувства, язык и поведение людей, страдающих этим чрезвычайно стран- ным ментальным нарушением. Бейтсон и остальные заме- тили, что именно на первичном уровне мысли и эмоции больного не имеют смысла. По отношению к этому уровню кажется, что человека раздирают противоречия. Тогда уче- 173
Следующий шаг ные и задумались о причинах этого характерного «безу- мия». • Что происходит при шизофрении? • Как она вписывается в другие уровни? • Имеет ли она смысл на другом уровне? Бейтсон и остальные в конце концов пришли к выводу, что при этой болезни наблюдается смешение уровней и пу- таница пациента при отходе от одного уровня с целью его объяснения. В результате у пациента возникает неспособ- ность эффективно функционировать на мета-уровнях. Уче- ные отметили, что структура мета-уровней препятствует па- циенту, запрещает ему «переходить на мета-уровни» и рас- путывать эту мета-неразбериху. Шизофреник не в состоянии дать мета-объяснения по поводу запутанной си- туации. Этот мета-запрет «встроен» в путаницу. В этой главе я сосредоточил внимание исключительно на Бейтсоне, его модели логических уровней обучения, ис- следовании шизофрении, путанице, дельфинах, мирах- близнецах креатуре и плероме, объяснениях «различий» в мире креатуры как «попадающих на карту», фигурирующей здесь логике, системе и системном мышлении и многом другом. Несмотря на свою явную абстрактность и акаде- мизм, эти отличия играют решающую роль в моделирова- нии с применением мета-уровней и потому заслуживают нашего внимания. Работа Бейтсона Исследуя природу, причину и качества шизофрении, Бейтсон (1972 г.) изучал контексты обучения, при которых возникают такие странные мысли и чувства. Он пришел к выводу, что шизофреник не распознает и не различает сиг- налы разных логических типов. Шизофреник делает такие 174
Логические уровни обучения ошибки в категориях логических уровней, не распознавая функции мета-уровней. При этом происходит «отсутствие мета-коммуникативного фрейминга», который мы обычно замечаем в таких состояниях сознания, как сон, однако оно характеризует коммуникацию шизофреника, когда он бодрствует (с. 190). Другими словами, шизофреник слышит сигнал, но не знает порядок этого сигнала. И поскольку он не знает, на каком уровне появляется сигнал, ему неизвестно, с каким сигналом он столкнулся и что с ним делать. Это не дает ему понять, как разобраться в собственном разуме и как реаги- ровать. В итоге получается мета-коммуникативная путани- ца. Пациент теряет способность ориентироваться. В этой обучающей среде растерянность препятствует развитию способности различать типы (уровни) сигналов. В работе «К вопросу о теории шизофрении», уже признан- ной классической и основополагающей, Бейтсон писал: «Наш подход основан на той части теории коммуни- каций, которую Расселл назвал теорией логических ти- пов. Основной тезис этой теории заключается в том, что есть разрыв между классом и его членами. Класс не мо- жет быть членом самого себя, и ни один из членов не яв- ляется классом, поскольку термин, применяющийся для класса, находится на другом уровне абстракции, относит- ся к другому логическому типу, нежели термины, приме- няющиеся для членов класса. Хотя в формальной логи- ке предпринята попытка преодолеть разрыв между клас- сом и его членами, мы утверждаем, что в психологии реальной коммуникации этот разрыв постоянно и неиз- бежно зияет, и априори следует ожидать возникновения патологий в человеческом организме при появлении не- которых конкретных паттернов разрыва в общении ма- 175
Следующий шаг терии и ребенка. Мы считаем, что эта патология в своем крайнем проявлении будет иметь характерные симпто- мы, приводящие к шизофрении» (с. 202—203). Поскольку шизофреники не различают логические уровни, они не могут «определить свое место» среди людей. Особенно они не могут найти себя во взаимоотношениях с эмоционально значимым и/или влиятельным лицом, тем более когда получают от таких лиц противоречивые сигна- лы. По мнению Бейтсона и его коллег, шизофреники суще- ствуют в относительном и концептуальном мире, который не дает им переходить от мета-уровней к референтным фреймам, в рамках которых возникают сигналы. Так они оказываются заперты на первичном уровне и лишены мар- керов контекста, необходимых, чтобы знать, «как понять» события, в ходе которых происходит передача сигнала. И они чувствуют себя «умалишенными». Они получают сиг- налы «да» и «нет», но выявить несоответствие не могут. Сигналы дисгармонируют друг с другом. В итоге шизофре- ники решают эту проблему путем расщепления личности. Представьте себе человека, живущего в мире, где он по- лучает целые ворохи факсов и десятки электронных писем, но никакой мета-информации о том, кто их посылает, о це- лях отправителя, временных фреймах, темах, адресах и т.д. В такой ситуации неизбежно возникает растерянность. «Кто это послал?» «Когда это пришло?» «К чему все это относится?» «Как мне это воспринимать?» «Имеет ли это отношение ко мне?» Если отсутствие обратного адреса на факсе вызывает у нас растерянность, представьте, какой будет эта растерян- ность, если мы начнем получать новые факсы и письма, 176
Логические уровни обучения противоречащие первым, а потом другие, противоречащие вторым, и т.д. Добавьте к этой неразберихе структуру, кото- рая не позволяет перейти на мета-уровень и попросить от- правителя объяснить, в чем дело. В конце концов мы попа- даем в замкнутый рекурсивный цикл, мир, откуда невоз- можно выбраться. Поскольку этот разрыв в формальных логических уров- нях проявляется при таких коммуникационных модально- стях, как юмор, игра, не-игра, фантазия, таинство, мета- фора и др., понимание, как взаимодействуют сигналы и ме- та-сигналы, позволяет нам понять этот разрыв и преодолеть его. Другими словами, мы не просто посылаем сигналы друг другу: мы посылаем сигналы о наших сигна- лах (мета-сигналы), чтобы объяснить, как нас следует по- нимать и какие сигналы мы шлем. Такие мета-сигналы по- являются на высших логических уровнях и относятся к бо- лее высокому логическому типу, чем сигналы, которые они проясняют. И этот фрейм сигналов и поступков «приобрета- ет значительную сложность» у нас, людей, однако «наш лексикон все еще недостаточно развит, чтобы описать та- кое различие» (с. 203). Грегори Бейтсон, Дон Джексон, Джей Хейли и Джон Уикленд провели начальный анализ и на его основе постро- или свою теорию шизофрении. В работе под названием «Те- ория путаницы» они объяснили, в чем заключается суть па- тологии шизофрении. Она не только охватывает сигналы и мета-сигналы, взаимоотношения, сигналы страха и/или опасности, а также противоречивые сигналы любви и/или безопасности, но и самое важное — третичные сигналы об этих сигналах, приказывающие не спрашивать пояснений. «Третичный негативный запрет не позволяет жертве покинуть эту сферу» (с. 207). 177
Следующий шаг При всей этой сложной взаимосвязи каким будет типич- ный результат такого структурного взаимодействия сигналов? «Мы полагаем, что у пациента наблюдается наруше- ние индивидуальной способности различать логические ти- пы при возникновении запутанной ситуации» (с. 208, курсив Холла). Шизофреники живут в постоянном состоянии мета- путаницы. Неудивительно, что они кажутся «сумасшедши- ми». Им недостает способности различать логические уровни. Они живут в. мире, где путаница уровней создает отождествления (Коржибски), поэтому шизофреники принимают символы, знаки, метафоры и др. за сами «пред- меты». Это обрекает их на постоянные ошибки в определе- нии категорий логических уровней. Все это дает нам уникальную картину человеческой субъективности. Этой картине присущи свойства, выходя- щие за рамки модели ТОТЕ. Здесь мы видим формы субъ- ективности, включающие одну из самых ярких патологий и дисфункций — шизофрению. Кроме того, мы видим формы субъективности, охватывающие самые острые удовольст- вия и творчество, а именно юмор, игру, творчество, ритуал, поэзию, метафору и др. Бейтсон предложил общую струк- туру для всего этого, взяв за основу внутреннюю форму. Он показал, как каждый элемент оказывает влияние на струк- туру логических уровней. В сущности, мы не в состоянии понять, выявить, моде- лировать или воспроизвести такой человеческий опыт, не понимая и не применяя логические уровни, фреймы и ме- та-фреймы, сигналы и мета-сигналы и др. Следовательно, для воспроизведения подобного опыта мы должны работать с мета-уровнями. Это означает следу- ющее: 178
Логические уровни обучения При отсутствии в нашей стратегии мета-позиции или мета-перемещения мы не в состоянии точно моделиро- вать те формы человеческой субъективности, которые охватывают слои обучения, касающегося обучения, мыслей о мыслях, состояний по поводу состояний и т.д. Уровни обучения В контексте изучения шизофрении и того, как человек «учится» думать, чувствовать и вести себя, как полагается ши- зофренику, Бейтсон развил теорию об обучении и его уров- нях. Концепцию обучения он заимствовал из теории обуче- ния (бихевиоризма) и упростил ее с целью выявления «изме- нений в поведении организма в ответ на данный сигнал» (с. 247). Начнем с опытов Павлова, в которых собака слышит звуковой сигнал, но постоянной реакции не демонстрирует. В этом случае собака ничему не «учится». Ничто не связы- вается и не ассоциируется у нее с сигналом звонка. Это ну- левое обучение. После серии опытов, в ходе которых соба- ка получала мясо сразу после звукового сигнала, у нее начи- налось слюноотделение всякий раз, когда она слышала звонок. Это обучение-I. «Можно допустить, что животное начало придавать звонку какой-то смысл или значение. Появилось изме- нение» (с. 247). С точки зрения Бейтсона, симптомы шизофрении пред- ставляли собой особый случай гносеологической ошибки. Че- ловек «научился» реакции, и в собственном контексте она имеет абсолютно ясный смысл (обучение-1). Но на более широком уровне она бессмысленна. Мета-позиция так и не появилась, распознавания логических уровней и того, как эти уровни обуславливают референтные фреймы, не про- изошло. 179
Следующий шаг К тем же выводам Бейтсон пришел в ходе работы с дельфинами. Он обратил внимание на сущность обучения в экспериментальной работе и на контексты такого обуче- ния. Проанализировав обучение учебе у животных и чело- века в экспериментальном контексте, Бейтсон смог опи- сать процесс «приобретения мудрости подопытного». Это обучение-П. Но когда экспериментатор ставил млекопита- ющее подопытное в другие условия, не соответствующие тем, которые прежде имели смысл, это неизбежно приво- дило к серьезным проблемам и недостаточной адаптации подопытного. Обучение животного обучению в контексте обучения («мудрость подопытного») переводило животное на мета- уровень осознания «маркеров контекста» и его «правил». Так появлялось обучение-III. Животное вело себя так, слов- но осознало, что: «эти сигналы и ключевая информация сообщают мне, что в этом контексте мой экспериментатор хочет, чтобы я перевернулся, играл, продемонстрировал новый поступок и др.». Когда же экспериментатор «сбивает животное с толку» так, что ни одна из реакций уже не относится к «правиль- ным» (то есть поощряемым), животное в конце концов ус- ваивает различные формы поведения, которые мы назы- ваем «экспериментальным неврозом». Это позволяет предположить, что животное находится в состоянии мета- путаницы и не знает, как это достояние укладывается в рамки реальности и как из него выйти. На мета-уровне оно понимает, что «ничего не получается». Селигман и его коллеги (1975, 1990 гг.) назвали это мета-уровневое обуче- ние «научением беспомощности». 180
Логические уровни обучения Логические уровни обучения Чтобы выстроить иерархическую структуру «обучения», Бейтсон сосредоточил внимание на слове «изменение» и объяснил процесс с точки зрения изменений и изменений изменений. «В теории чистой коммуникации иерархические ступе- ни могут быть сооружены путем последовательного приме- нения слова «мета». Тогда наша иерархическая структура будет состоять из сигнала, мета-сигнала, мета-метасигнала и так далее... Добавятся и другие сложности, редкие в клас- сической физике, но распространенные в человеческом об- щении: например, сигнал (или мета-сигнал) может отно- ситься к взаимосвязи сигналов разных уровней» (с. 248). Пользуясь «логическими уровнями» (позаимствованны- ми у Расселла и Уайтхеда, 1910—1913 гг.), Бейтсон выделил классы обучения. Затем он расположил их в определенном порядке, так что каждый сигнал высшего порядка занимал положение «мета-сигнала» по отношению к предыдущему. На нулевом уровне мы видим специфичность реакции, которая не меняется через обратную связь или коррекцию (с. 293). Здесь мы просто «принимаем сигнал». Нельсон Зинк (1994 г.) утверждает, что этот уровень описывает: «поведение машины или робота, или же низшей фор- мы жизни — например, растений. Эти системы или орга- низмы следуют духу и букве инструкций или указаний, которые получают или содержат». На уровне обучения-I происходит изменение в специ- фичности реакции — мы корректируем ошибки согласно предложенному набору альтернатив. «Я слышу гонг и понимаю, что уже двенадцать часов. Я иду обедать. Гонг можно рассматривать как ответ на вопрос, 181
Следующий шаг заложенный в мою память в ходе предыдущего обучения второго порядка, а единичное событие (получение этой то- лики информации) — как компонент обучения» (с. 248, кур- сив Холла). Это обучение происходит, когда мы связываем (ассоци- ируем, якорим) новые раздражители со старыми, чтобы но- вые вызывали все ту же реакцию. Мы «учимся реагировать на условные раздражители поступками» (с. 171). В обуче- нии-I возникает предположение насчет контекста. «Определение обучения-I подразумевает, что звонок (раздражитель) один и тот же в оба момента времени». «В отсутствие допущения, что контекст повторяется (и гипотезы, что для организмов, которые мы изучаем, последовательность опыта реально прерывается таким образом), отсюда следовало бы, что все «обучение» от- носится к одному типу — а именно к нулевому... Мы бы утверждали, что без повторяющегося контекста тезис вместе с общей концепцией «обучения» завел нас в ту- пик» (с. 288-289). Действительно ли для классификации одних и тех же раз- дражителей требуется разная информация? Иногда мы обра- щаем внимание на «маркер контекста», сигнал, а в других случаях распознаем сигнал с помощью собственной класси- фикационной системы. На стадии обучения-II происходит обучение способу «акцентирования событий» (с. 300). В предыдущей цитате (Бейтсон, с. 248) я выделил курси- вом фразу «вопрос, заложенный в мою память в ходе преды- дущего обучения второго порядка». Иначе говоря, то, чему мы учимся, не задерживается на первичном уровне. Вместо этого вся усвоенная информация поднимается (выражаясь языком метафор) и наверху начинает действовать как опре- деляющее контекст обучение. Как обучение обучению, оно 182
Логические уровни обучения порождает состояние готовности видеть и чувствовать не- что определенное. [Мы могли бы описать это по-разному: как «мысль в глубине разума», которая затем создает фон для знаний, как концептуальное состояние, как высший референт- ный фрейм и др.] В НЛП существует несколько способов описания аспек- тов обучения-II. Один из них — описание их как мета-про- грамм (методов и фильтров для сортировки) и убеждений (мета-пониманий), с помощью которых мы рассматриваем события в окружающем мире. Мы акцентируем события с помощью заранее закодированных фильтров. Обучение, которое мы рефлексивно применяем к нашему мышлению и чувствам, превращается в наши фильтры восприятия или программы восприятия. При этом уменьшается количество «новых различий», поступающих к нам от органов чувств. Для обучения-III поднимаемся еще на один уровень. Мы поднимаемся туда, где есть «научения, составляющие измене- ния в обучении второго порядка» (то есть изменения убежде- ний, изменения в кодировании времени, изменения в наших мета-программах, изменения в фильтрах восприятия и др.). Бейтсон называл все это обучением обучению. Позднее он пи- сал, что ему следовало бы ввести термин «третичное обучение». Под ним он подразумевал «обучение обучению принимать сиг- налы». Это относится ко всем изменениям, при которых чело- век «ожидает, что структура мира будет такой-то, а не другой». Бейтсон описал эту разновидность обучения как состав- ляющую высшего обучения, иногда возникающую в психо- терапевтическом процессе. Здесь меняются основные пред- положения и допущения, касающиеся жизни, — «я», про- шлого, будущего, судьбы, предназначения, мужественности, женственности и др. 183
Следующий шаг Рие. 7.1 Уровни обучения по Бейтсону Креатура - Мир коммуникаций Обучение-IV: Обучение-III: Обучение-II: вторичное обучение Обучение-I: протообучение Нулевое обучение Обучение изменению процессов, связанных с обучением-III Обучение обучению Обучение Обучение новым реакциям Принятие сигнала Плерома Материальный мир На уровне обучения-IV мы имеем «изменения в процес- сах изменений, относящихся к обучению-III». Что из этого может следовать? Бейтсон к этому вопросу не обращался. Он писал: «Существует ли у человеческих существ обучение этого четвертого порядка — неизвестно» (с. 249). Позднее на вопрос об этом он сказал, что постулировал существование четвертого уровня, чтобы модель получилась открытой и оставляла простор для дальнейших размышлений (рис. 7.1, символ @ означает «мета»). Для Бейтсона мир коммуникаций радикально отличается от материального мира. Он подчеркнул это, смещая акцент на тот факт, что «обучение», как изменение в восприятии, суще- ствует как «реальность» в мире коммуникаций, и что внешнее 184
Логические уровни обучений событие к этому миру не относится. В него могут проникнуть только сигналы (нейро-физиологические послания). Внешний мир Бейтсон именовал термином плерома, а внутренний мир коммуникаций, информации, организа- ции и др. — термином креатура. Разделение этих двух «ми- ров» (реальностей) обеспечивало ему основу для различе- ния логических уровней. «Само событие или сам объект не могут попасть в этот мир и, следовательно, в этой степени являются не- реальными. И наоборот, сигнал не имеет реального ана- лога в ньютоновском мире: здесь он низведен до звуко- вых волн или чернил в принтере... нет вещей, соответст- вующих мысли и опыту, — только сигналы...» (с. 250). Логические типы Теория логических типов, заимствованная Бейтсоном у Расселла и Уайтхеда, гласит, что «никакой класс в формальной математике или логи- ке не может быть членом самого себя; класс классов не может быть одним из классов, которые являются его членами, имя — это не сам предмет, который его но- сит...» (с. 280). На первый взгляд все это банально и очевидно, но когда мы путаем типы или отождествляем феномены двух разных уровней, мы совершаем «ошибку логической типизации». При этом мы действуем так, словно не знаем разницы меж- ду «поеданием меню» и применением меню для заказа ужи- на (карта/территория Коржибски и отождествление отли- чий). Подчеркивая с точки зрения мета-перспективы сим- метрию логической типизации, Бейтсон писал: (а) «Класс стульев — тот же порядок абстракции (то есть тот же логический тип), что и класс не-стульев; да- 185
Следующий шаг лее (б), если этот класс стульев не стул, значит, соответ- ственно, класс не-стульев — не не-стул» (с. 280). Но если мы нарушаем эти правила формальной логики, предупреждает он, мы тем самым создаем парадокс и иска- жаем логику. Для Бейтсона это процесс играет центральную роль в генезисе наших теоретических представлений о ши- зофрении. Конструкции «если - то»: логическое и временное Бейтсон воспользовался как примером классическим парадоксом «критский лжец», чтобы показать разницу меж- ду двумя формами «то»: логическим и временным. «Если Эпименид был прав, говоря, что все критяне лжецы, и он был критянином, был ли он сам лжецом или нет? Если он был лжецом, значит, он не лгал. Если он не был лжецом, значит, неверно, что все критяне лжецы, и так далее». Теперь рассмотрим слово «значит» (замена «то») в этом парадоксе. Если да, то нет. Если нет, то да. Если «то» логическое, парадокс существует, но если «to» причин- но-следственное и временное, противоречие исчезает. Такую же последовательность имеет электрическая цепь дверного звонка. Если цепь замкнута, то приводит- ся в действие электромагнит, размыкающий цепь. Если цепь разомкнута, то магнит не приводится в действие, и цепь снова замкнется. Если цепь замкнулась, то в дейст- вие приводится электромагнит, и цепь опять разрывает- ся, и так далее. Мы получаем колебания, а парадокс «ес- ли да, то нет, если нет, то да» содержит реальное времен- ное «то» (Дональдсон, 1991 г., с. 181). Здесь Бейтсон вводит два вида референтов для единствен- ного слова «то». Временное «то» — «время», введенное в по- 186
Логические уровни обучения следовательность действий или событий, поэтому когда про- исходит одно событие, оно влечет за собой действие, тем са- мым провоцируя другое событие, и т.д. В результате мы полу- чаем систему, содержащую временные связи «если — то». [«Время» здесь относится не к концептуальному «времени» или субъективному «времени», а к событиям, действиям, отсюда физическое «время».] «Вводя время во взаимосвязь «если — то», мы видим, что классическая логика становится устаревшей. Но это не значит, что теперь мыслить невозможно. Это значит, что классическая логика плохо имитирует такую связь. Мы часто спрашиваем: «Могут ли компьютеры имити- ровать логику?» Но компьютеры пользуются причинно- следственной взаимосвязью «если — то»: «Если этот транзистор включает тот транзистор, то происходит то или это». Это причинно-следственное «если — то», вре- мя в нем не участвует» (Дональдсон, 1991 г., с. 182). Здесь Бейтсон описывает физическую вселенную, где происходят события, и когда происходит одно событие, оно оказывает воздействие и влияние на другое событие или по- следовательность событий. Все это относится к материаль- ному миру, к силам, действиям, событиям и последователь- ностям. «Этот раздражитель вызывает или провоцирует ту реакцию». Так у нас появляется причинное «то», охватываю- щее истинное «время». [В «Линии времени», 1997 г., такой вид «времени» описан как первичное состояние.] Теперь переместимся в другой мир — мир мыслей, комму- никации и организации. В этом мире никаких «предметов» нет. Это мир идей — сигналов, информации, репрезентаций. «Я постоянно убеждаюсь, что то, что мы описываем, это вторичная репрезентация того, что существует на са- мом деле. Что это такое на первичном уровне, мы не 187
Следующий шаг знаем. Мы туда не попадаем. «Ding an sich» [кантовская «вещь в себе»] всегда и неизбежно оказывается вне дося- гаемости» (Дональдсон, 1991 г., с. 182). «Разум не содержит предметов, свиней, людей, аку- шерок, жаб и так далее — только идеи (то есть новые от- личия), информацию о «предметах», неизменно заклю- ченных в кавычки. Подобно этому, разум не содержит времени и пространства, только идеи «времени» и «про- странства» (1976 г., с. 141). Только в этом мире идей и репрезентаций и идей об иде- ях мы имеем логическое «то», Компьютер действует по принципу причинно-следственной связи. Значит, чтобы функционировать, компьютерам необходимо реальное при- чинное/временное «то» (то есть «если происходит это собы- тие, оно вызывает то событие»). Какое отношение все это имеет к нашему разговору? От- сюда следует, что когда мы пользуемся компьютерами, что- бы имитировать логические «если — то», «то» становится временным (реальная «причина» взаимосвязи событий). «Если я нажму на этот выключатель, тогда (почти немед- ленно) загорится лампочка». Однако, как указывал Бейтсон, логическое «если — то» не содержит такого «времени». В утверждении «если три стороны одного треугольника равны трем сторонам друго- го треугольника, то и треугольники равны», у нас нет при- чинно-следственного «времени». Из этого Бейтсон делает вывод: «Если в момент времени(1) утверждение критянина верно, то в момент времени(2) оно неверно, если оно не- верно в момент времени(2), то верно в момент(З) и так далее...» Противоречия нет, только логическое «если — то» нарушено» (Дональдсон, 1991 г., с. 204). 188
Логические уровни обучения Здесь Бейтсон пользовался взятым из общей семантики приемом обозначения различных моментов времени с помо- щью верхних индексов 1,2,3. При этом он выдвинул ряд ут- верждений, действующих горизонтально на одном и том же уровне. «Теперь верно». «Теперь неверно». «Теперь верно». Чтобы ввести логическое «если - то», мы решаем так на- зываемый парадокс, применяя отличие «класс/члены». «Ут- верждение критянина, что все критяне лжецы, функциони- рует на мета-уровне как утверждение, уровня класса о всех других утверждениях членов класса критян». Рис. 7.2 Мета-уровни утверждений Логическое «если — то» не имеет отношения к последова- тельности событий («время») и к тому, как одни физические силы приводят в движение другие физические силы («при- чина»). Оно относится к репрезентациям (идеям) и к тому, как идея может рекурсивно обратиться к самой себе (идеи об идеях), поэтому с точки зрения логики неизбежно и предсказуемо относится к себе (или к другим идеям) преды- 189 Класс Мета-утверждение об утверждениях критянина (не самореферентное) Член «Все критяне лжецы»
Следующий шаг дущего уровня. Здесь появляется «относительность». Воз- никают абстракции (или размышления) второго порядка. Здесь цепи разума, силы или воздействия не провоцируют «ментальные» события. Вместо этого такие события прово- цируются различиями. По Бейтсону, это и есть главное и уникальное отличие между плеромой и креатурой. В плеро- ме мы видим события, силы, влияния и др. А в креатуре — ничего подобного, только отличия (новое о разнице). «Я понял, что передается от территории карте, то есть от внешнего мира мозгу, — новое о разнице. Если в терри- тории нет различий, сказать о карте нечего... Далее я уви- дел, что у любой карты есть правила о том, какие разли- чия территории должны быть отмечены на карте» (с. 199). Если новое о разнице — только один аспект, передающий- ся от территории карте, тогда течение «мысли» включает разницу и способы ее отображения и кодирования. Джудит Делозье писала об этом так: «Минимальная един.ица разума — различие. Откуда поступает новая информация? От различия, точно так же, как глубокое понимание — от сходных образов. Но- вый класс информации возникает из синтеза двух раз- ных описаний» (с. 35). В НЛП мы говорим о таких «различиях» как о модально- стях и репрезентативных отличиях («субмодальностях»). Кроме того, мы пользуемся терминами «двойные» и «трой- ные описания». С самого возникновения тренингов для специалистов по НЛП мы учимся проводить сравнитель- ный анализ опытов, чтобы выявлять, а потом работать с различиями, чтобы научиться различать. Мы узнаем, что та- кое различие существует не в буквальном смысле, а репре- зентативно, в виде «идей», которые мы кодируем иначе, чем всю остальную информацию. 190
Логические уровни обучения «Первичные данные об опыте — различия. Из этих дан- ных мы строим гипотетические (всегда гипотетические) идеи и картины внешнего мира. Сообщение о различиях — са- мая элементарная идея, неделимый атом мысли. Различия, которые по каким-то причинам не отмече- ны, это не идеи» (с. 188). Мы не только можем описать различия терминами ре- презентативного кодирования, но и описать эти различия, определяя при этом уровень или порядок абстракции на- шей идеи. Идея страха, которую мы абстрагируем от пред- мета, события или человека из реального мира, — абст- ракция первого порядка, которую мы кодируем в выбран- ных модальностях и отличиях. Но идея страха по поводу нашего страха представляет собой абстракцию второго порядка, которая переводит нас на высший логический уровень — уровень, относящийся к низшему определен- ным образом и содержащий больше новой информации о различиях. Мета-концептуальные представления о знании Когда мы обучаемся обучению, узнаем о знании, разви- ваем идеи об идеях и т.д., мы переходим от первичного со- стояния к высшим логическим уровням концептуализации. Разрабатывая когнитивные теории, Пиаже проводил экспе- рименты, чтобы определить, когда у ребенка развивается способность строить иерархические структуры, включаю- щие классы. Недавно другие исследователи подвергли со- мнению его методики и выводы. «Некоторые работы Пиаже создают впечатление, будто он вводил, изменения в реальную репрезентатив- ную способность ребенка. Если дети в буквальном 191
Следующий шаг смысле слова не отображали линейные порядки или классовые включения, тогда трудно понять, как они могли научиться этому; в этом изменении подразумева- лись некие механизмы взросления. В других работах Пи- аже пишет о мета-концептуальном развитии: ребенок осознает знание, умозаключение или обучение. Мета- концептуальные представления — важный аспект зна- ний ребенка о людях, часть теории разума детей; они ус- ваиваются таким же образом, как любые другие знания» (Ошерсон и Смит, 1992 г., с. 156). Уровни плеромы и креатуры В последней работе, написанной совместно с дочерью Мэри Кэтрин Бейтсон (1987 г.), Бейтсон вновь обращается к вопросу логических уровней. Он делает различие между «миром неживых вещей» (сил, физических воздействий, химических реакций и др.) — плеромой, и миром живых ор- ганизмов, характеризующихся общением, информацией и организацией — креатурой. В плероме не существует описания, имени, класса, сиг- нала и др. Только в мире живых существ, креатуре, мы на- ходим классы, отличия, сигналы. Затем Бейтсон задает вопрос: «Какие элементы уровня плеромы отражены на карте креатуры?» На него он дает уже ставший классическим ответ: «Новое о различении... раз- личия, которое составляет различение». «На всем протяжении креатуры логические типы иг- рают важную роль, но на синтаксис влияет и путаница с логическими типами. Подозреваю, что смешения и про- тиворечия логических типов, ограниченные лингвисти- ческой коммуникацией, функционируют иначе, чем те, которые прослеживаются в других типах коммуникации. 192
Логические уровни обучения Вот почему путаницы, создающие патологию, всегда включают нелингвистические и контекстуальные эле- менты» (с. 189). Этому высказыванию Бейтсон противопоставляет дру- гое: «Мир неживой материи, плерома, описанный зако- нами физики и химии, сам не содержит описания. Ка- мень не реагирует на информацию и не пользуется за- претами, информацией, методом проб и ошибок в со- здании внутренней структуры. Чтобы реагировать, демонстрируя поведение, камень должен иметь в себе энергию, как живые организмы. Тогда он перестанет быть камнем. На камень влияют «силы» и «воздейст- вия», но не различия» (с. 18). Признавая существование этих уровней, Бейтсон при- шел к выводу, что структура, и только структура, обеспечи- вает нас нашим единственным механизмом для выживания на враждебной территории. Однако структура действует как «уплощенная, абстрактная версия «истины» — так на сним- ке человек выглядит очень маленьким и плоским, если пе- репутать его с территорией. Если мы знаем только структу- ру, а не территорию, тогда для эффективного управления логическими уровнями нам необходимы механизмы, с по- мощью которых мы моделируем территорию, осуществляем индукцию, дедукцию и абдукцию в сфере сознания и навы- ков, относящихся к мета-уровням. Выводы • Грегори Бейтсон научил нас «переходить на мета-уров- ни» и признавать существование логических уровней в феномене субъективности. У него НЛП позаимствова- ло первую модель логических уровней — уровни обуче- 193
Следующий шаг ния. Он моделировал обучение на множестве уровней, прослеживая стадии обучения и изменений. • Бейтсон применил мета-коммуникацию для установки фреймов и мета-фреймов, выявил ее значение для ду- шевного здоровья и эффективности совершения мета- перемещений с целью ориентирования в мире комму- никации. С помощью этого процесса мы отступаем от системы, чтобы оценить ее, понять и преобразить. • Посредством мета-перемещения Бейтсона мы можем отступить в сторону и адаптироваться к новой позиции восприятия — к мета-перспективе.
Глава 8 Уровни абстракции Коржибски Нейрологические мета-уровни Альфреда Коржибски «Карта - это еще не территория» (с. 58) «...ярлык — это не объект... объект — не событие. Ряд многопорядковых характеристик, которые мы приписываем ярлыку, по определению не охватывает все характеристики...» (с. 417) «Осознание абстрагирования» — психо-логическая позиция по отношению ко всему нашему абстрагированию на всех уровнях, поэтому она включает скоординированную работу организма в целом» (с. 426) «Введение языка «различений абстракций другого порядка» в структурном смысле оправдано и физиологически естественно, поскольку оно описывает с точки зрения порядка деятельность нервной системы» (с. 429) В поисках ответа на вопрос, откуда взялось НЛП, все карты, с которыми мы сверяемся, приводят нас к интеллек- туальному наследию «Общей семантики» Коржибски, Именно из нее взяты многочисленные фундаментальные идеи НЛП и терминология. Это особенно справедливо для самых базовых предпосылок НЛП, задающих его основную гносеологию. Я говорю об абсолютной разнице между кар- той и территорией и классической сжатой формулировке этой разницы: «Карта — это не территория». 195
Следующий шаг Это высказывание принадлежит Альфреду Коржибски, оно задает структурный фрейм для его исследований, кото- рый он называл только содержанием знаний. Это гносеоло- гическое понимание понимания и природы человеческого сознания продолжает служить базовым принципом как в об- щей семантике, так и в НЛП. Это же высказывание объясняет, почему мы занимаемся моделированием. Потому, что мы не воздействуем и не мо- жем воздействовать на мир (территорию) напрямую и не- медленно. Мы можем оказывать на него лишь косвенное влияние, посредством наших ментальных карт мира. Пря- мых путей наша нервная система не предусматривает. Нам приходится преодолевать ограничения и запреты абст- рактной природы нашей нервной системы. Карта и территория: составление карты территории Коржибски основал общую семантику на гносеологиче- ской аналогии и отличии карты и территории. При этом он выделил два главных уровня, которые мы чаще всего назы- ваем «объективной» и «субъективной» реальностью. Кор- жибски утверждал, что старые языковые карты (которые он называл «аристотелевскими») создают путаницу в уровнях и кодируют или программируют душевное нездоровье чело- века. Чтобы лучше адаптироваться к реальности, нам необ- ходимо создавать карты, точнее отражающие различия между уровнями абстрагирования. Коржибски объяснял этот референтный фрейм следующими словами: «Карта — это не территория, которую она отображает, но если карта точна, она имеет структуру, сходную со структурой территории, потому и оказывается полез- ной... Размышляя о нашем языке, мы обнаруживаем, что 196
Уровни абстракции Коржибски в лучшем случае его следует воспринимать как карты. Слово — это yе объект, который оно обозначает; языки демонстрируют особую саморефлексивность, поэтому мы можем анализировать языки лингвистическими средствами... Архаичный язык-карта приводит нас к се- мантическим катастрофам, поскольку навязывает и ото- бражает неестественную структуру... Поскольку слова — не предметы, которые они обозначают, структура, и только она, становится единственным связующим зве- ном между нашими вербальными процессами и эмпири- ческими данными. ...Слова — это не предметы, о которых мы говорим... А если слова — не предметы, и карты — не территории, значит, существует только одна возможная связь между объективным миром и лингвистическим миром — структура, и только структура. Полезность карты или языка зависит исключительно от степени сходства структур эмпирического мира и карты или языка. Все языки имеют некую структуру... и мы неосознанно изме- няем мир, внося в него структуру языка, которым поль- зуемся... (с. 58—60). Если карта не является территорией, то нам приходится пользоваться языком, метафорами и символами как карта- ми реальности. Это обращает наше внимание на характер соответствия, связи и структуры во взаимоотношении меж- ду нашими ментальными моделями и самим миром. Все де- ло в том, что символы (то есть слова, образы, концепции и др.) и «реальность» существуют на разных логических уров- нях. Мы ошибаемся с категориями, когда путаем логичес- кие уровни. Вот почему нам необходимо различать «реаль- ность» слов и «реальность» их референтов. Слова указыва- ют на территорию, заменяют ее и символизируют, но они не 197
Следующий шаг идентичны территории. Наши мечты об отпуске — это не отпуск. Положение осложняет и то, что и территория не всегда является именно той самой территорией. Она продолжает меняться. Ни одно событие не остается одним и тем же, по- скольку на субмикроскопическом уровне реальности все находится в движении. Поэтому обозначение предметов на карте как «тех же самых» или применение концепции «оди- наковых» карт неоправданно. Все реальное «течет и меняется». Эти процессы продол- жаются всегда. Поэтому, раз мы живем в мире процессов, вечно пребывающем в движении, нам необходимо отражать процессы и изменения в нашей ментальной модели мира. Но наш язык почти не отражает их. И не только не отражает, но и имеет тенденцию к прямой противоположности — при- данию картам статичности. Это происходит потому, что в большинстве языков основную роль играют существитель- ные и номинализации (отвлеченные понятия) —лингвисти- ческие отличия, которые придают процессам качества ста- тичности, неподвижности и постоянства. Поэтому, пользу- ясь языком «предметов», который овеществляет процессы, мы ошибочно запечатлеваем на карте мир процессов. Чтобы противодействовать этой тенденции, Коржибски ввел понятия индексирования и временных обозначений. С их помощью мы можем описывать для себя и других собы- тия, не отождествляя их. Коржибски отмечал, что идентич- ность, абсолютное сходство, не существует и не может су- ществовать. Такой вещи, как идентичность или тождест- венность, не бывает. «Все, с чем мы имеем дело на объективных уровнях, отображает процесс, изменяющийся все «время», — не- важно, насколько он быстрый или медленный; следова- 198
Уровни абстракции Коржибски тельно, принцип или предпосылка, что «все идентично себе», неизбежно не соответствует действительности» (с. 194). Эта абсолютная уникальность каждой «вещи» и каждого процесса заставляет задуматься о самом простом слове, су- ществующем во всех языках, а именно о глаголе «быть» и одной из его форм «есть» или «является». В сущности, ни- какого «есть» нет. Статичное «наличие» не отражает или не символизирует то, что существует в мире. Соответственно, в общей семантике (ОС) различают два применения глаго- ла «быть» (есть, является, являются и т.д.), что создает Ней- ролингвистические проблемы. (1) «Есть» идентичности. «Он есть мужчина». «Он есть глупец» и т.п. Это ука- зывает, как мы отождествляем один уровень с другим, а затем приравниваем их как идентичные («одинако- вые»). Но этого явления не существует и не может су- ществовать. «Одинаковости» нет во внешнем мире. Поэтому вместо того чтобы пользоваться словом идентичности «есть», мы можем передать смысл, об- ращаясь к ментальному процессу классификации. «Я классифицирую его как мужчину, глупца, демокра- та». Или «я отношу ее к эгоисткам, женам, республи- канкам». Это означает, что такие ярлыки не сущест- вуют на одном уровне с реальным живым, дышащим человеком. Мы применили обобщение до «класса» на высшем логическом уровне, чтобы создать статичные репрезентации. (2) «Есть» предикации. Такими предикациями (или утверждениями) мы заяв- ляем, что некое качество или свойство, возникающее либо исключительно внутри нас, либо в результате 199
Следующий шаг взаимодействия с неким объектом, существует «в большом мире». Затем мы проецируем его наружу. «Этот стул есть голубой», «он есть такой милый» и др. Рассмотрим утверждение «эта книга есть коричне- вая». Здесь качество «коричневости» не существует снаружи по отношению к человеку, который видит книгу. Палочки и колбочки сетчатки этого человека вносят существенный вклад в этот процесс. «Корич- невость» возникает при взаимодействии объекта (проявлений его энергии) и наших сенсорных рецеп- торов, а также нашей оценки. Вместо этого не соот- ветствующего действительности и избыточного уп- рощения мы можем указать на сложность взаимодей- ствия. «Я воспринимаю эту книгу как коричневую. Мне она видится коричневой». Известно изречение общей семантики: «О какой бы вещи мы ни говорили, что она «есть» — она не «есть» (с. 35). Наше высказывание отображает наше обозначение, наименова- ние, классифицирование, оценку и составление карты. Как таковое, оно существует на более высоком логическом уровне по отношению к самому предмету. «Карта — это не территория». Она принадлежит к другому виду и уровню ре- альности, поскольку возникает в процессе конструирова- ния концептуальной и лингвистической реальности. Эти две формы «есть» наносят огромный семантический ущерб. Когда мы пользуемся ими, то отображаем на карте представления и оценки, не соответствующие действитель- ности. Затем, учитывая природу нашей психофизической структуры, мы демонстрируем неадекватные реакции (эмо- ции, оценки, речь, поступки и др.). В некотором смысле «есть» идентичности присутствует в мета-модели НЛП как сложная эквивалентность. Это 200
Уровни абстракции Крржибски лингвистическое отличие описывает уравнивание внешне- го поведения (ВП) с неким внутренним состоянием (ВС). Хотя они существуют на разных логических уровнях, мы уравниваем их и, следовательно, путаем уровни. «Когда он говорит со мной таким тоном (ВП), я знаю, что он лжет (ВС), следовательно, он есть лжец». «Когда она так смотрит на меня (ВП), я знаю, что она испытывает ко мне неприязнь (ВС)». То же самое проявляется в убеждениях идентичности, когда мы берем феномены поведения (роли, работу, опыт), феномены опыта (взаимоотношения, травмы, успех и др.), феномены мысли (убеждения, ценности, решения, пред- ставления, идеи и др.), а затем приравниваем их к абстрак- ции высшего логического уровня («я»). «Я есть демократ». «Я есть водопроводчик». «Я есть христианин». «Я есть политик». «Я есть отец». «Я есть ребенок родителей-алкоголиков». Две другие формы «есть» не наносят такого семантичес- кого ущерба. (3) «Есть» существования. «Где есть она?» «Она есть рядом с тем деревом». Эту форму «есть» легко заменить каким-нибудь глаголом в настоящем времени: «Она стоит рядом с тем дере- вом». А фразу «вот есть ключи!» можно перестроить, дополнив подходящим глаголом: «Ключи лежат у ме- ня на ладони». (4) «Есть» вспомогательного глагола. «Я есть держащий ключи». «Он есть приходящий се- годня вечером». Поскольку это «есть» не несет смыс- ловой нагрузки, но уточняет второй глагол, оно не создает семантических проблем, как в остальных случаях. 201
Следующий шаг Д.Дэвид Бурленд-младший (1991, 1994 гг.) разработал прием, названный «Е-штрих», помогающий устранить опасные «есть». Помечая в английском языке штрихом формы глагола «быть» (есть, был, были и др.), мы реже по- падаемся в вышеупомянутые лингвистические ловушки. Применяя «Е-штрих», я написал несколько книг, а потом перешел на методику «Е-выбор», которая помогает устра- нять только «есть» идентичности и предикации. Логические уровни нейрологической абстракции Изучая то, как мы осуществляем процесс составления карт (моделирования) мира, преображая его в модели в на- шей нервной системе и мозге, Коржибски описал «уровни абстракции». Термином «абстрагирование» он пользовался в ключевой фразе о том, как мы получаем информацию из мира и создаем абстракции. Абстрагирование резюмирует процессы моделирования, которые в НЛП называются упу- щением, обобщением и искажением. Сначала мы делаем это нейрологически, затем — концептуально. Что существует в «большом мире», за пределами нашей нервной системы, нам неизвестно. И знать, что там, мы ни- как не можем. Ко внешним воздействиям на наши органы чувств (глаза, уши, кожу, язык, внутреннее ухо, внутренние органы и др.) относятся различные проявления энергии — электромагнитный спектр, звуковые волны, перемещения и др. После стимуляции энергией мы переходим к абстра- гированию. Мы делаем выводы на основании тех проявле- ний энергии, которые воспринимаем посредством сенсор- ных рецепторов в органах чувств, и создаем нейрологичес- кое «ощущение», или карту события или опыта. В процессе 202
Уровни абстракции Коржибски взаимодействия мы строим нейрологическую карту, которая дает нам «ощущение» мира. У нас есть «ощущения» света, звука, ощущений, вкуса, прикосновений, запахов и др. (рис. 8.1). Абстрагируясь от мира посредством сенсорных рецепто- ров, мы поставляем «информацию» в нашу нервную систему. На этом уровне наши «представления» существуют в орга- низме и нервной системе «раньше слов». Эти «знания» о «большом мире» составляют невербальный уровень, не поддающийся осознанию. Далее, мы опять абстрагируемся посредством обработ- ки абстрагированного материала в отдельных зонах коры головного мозга и нервной системы, создавая сенсорные репрезентации (VAK). Здесь мы создаем вторую нейроло- гическую карту предшествующей информации. На этом уровне у нас есть «ощущение» внутренних видений (обра- зов, картин), звуков, ощущений, запахов и вкусов. У нас в голове или нервной системе нет в буквальном смысле внутренних картин, звуков, голосов, запахов и пр. — толь- ко нейроны и биохимические реакции, приводящие в действие различные проводящие нервные пути и нейрот- рансмиттеры. Видения, звуки, ощущения у нас есть толь- ко феноменологически. Мы пользуемся своими ощущения- ми как моделью для репрезентации внешнего мира. Так у нас возникает внутреннее «ощущение» мира. Мы не осо- знаем неврологические процессы, порождающие эти аб- стракции. Возможно, на этом уровне мы испытываем сенсорные модальности репрезентации, но не осознаем их. Мы не осо- знаем существование наших образов, звуков и ощущений. Поэтому следующий уровень абстрагирования включает осознание наших VAK-отображений. 203
Следующий шаг Дальнейшее абстрагирование поднимает нас на следую- щий уровень, где мы создаем первую лингвистическую кар- ту нейрологической карты. Здесь мы составляем карту слов, основанных на сенсорной информации (Аd), — эмпиричес- ких слов типа «вижу-слышу-чувствую». Эти эмпирические слова служат картой VAK-карты неврологического ощуще- ния территории. Абстрагирование продолжается. Опираясь на сенсор- ную информацию, мы поднимаемся выше и абстрагируем- ся, создавая оценки, представления, сравнения, озарения, убеждения и др. К этим оценочным словам относятся на- ши выводы, заключения и суждения. Здесь мы пользуемся большим количество абстрактных слов, чтобы перейти на следующий логический уровень. Если раньше речь шла о Джоне, Джиме и Джо, то теперь о «мужчинах» — более вы- сокий логический уровень. Но этот «классификацион- ный» термин не относится к тому, что существует в мире. Как слово-класс, он относится к нашим оценкам и абст- ракциям, к тому, как мы мыслим и структурируем свои представления. И так далее, и тому подобное: мы абстрагируемся, при- меняя все больше оценочных слов. Мы делаем это потому, что на каком бы уровне мы ни абстрагировались, мы можем отступить (или подняться вверх) еще на один уровень и ска- зать другие слова о предыдущих. Процесс абстрагирования можно продолжать вплоть до уровня, на котором уже не су- ществует слов. Здесь, в отличие от низшего, «до-словного» уровня, где мы столкнулись с проявлениями энергии в до- лингвистической форме, мы поднялись так высоко, что ис- черпали весь запас слов и символов и уже не в состоянии описать наши представления с помощью своих ограничен- ных и примитивных инструментов (рис. 8.1). 204
Уровни абстракции Коржибски Рис. 8.1 Уровень за пределами слов и т.д. «Реальность» за пределами нервной системы Количественная сфера «Реальность» Внешняя территория Абстрагирование как семантическое упражнение Поскольку мы пользуемся нервной системой, чтобы со- здавать абстракции, нашу реальность можно назвать «се- мантическим классом жизни». «Значения» относятся прежде всего к нейрологическим и концептуальным связям с пред- 3,05 Уровень мета-языковых концепций Оценочные слова Лингвистические карты Оценочные слова Оценочные слова Уровень языка Слова на основе сенсорной информации Нейрологические карты (Осознанное абстрагирование) Уровень до слов Сенсорные репрезентации (V.A.K.O.G.) (Неосознанный и невыразимый словами уровень чистого сенсорного опыта) Сенсорные рецепторы
Следующий шаг метами. Этим объясняется, как мы «создаем значения» (или карты) событий и жизненного опыта. Что означает «огонь» на низшем уровне абстракций? Все зависит от предшествующего опыта столкновений дан- ного организма с подобными явлениями и от того, как этот человек абстрагируется от явления огня нейрологически и концептуально. Если при взаимодействии этого человека с огнем всегда возникали ощущения тепла, приятных запа- хов, приготовленной пищи и т.п., тогда эти абстракции в его нервной системе и концептуальных представлениях (VAK и слова, убеждения, ценности) об «огне» будут пере- давать и отражать тепло, комфорт, удовольствие и пр. Если другой человек когда-то сильно обжегся, естест- венно, его абстракции и концепции, зафиксированные в нервной системе, семантизированы со значениями «боль, рана, плохо, опасность» и т.д. Опыт первого уровня, ожог, теперь ассоциирует огонь как событие с «болью, раной, опасностью» и пр. Когда этот человек обращается к такой связи событий, она переходит на более высокий уровень и становится внутренним ментальным контекстом этого че- ловека, или референтным фреймом. Что же означает «огонь» на самом деле? Ничего. За пре- делами нервной системы он ничего не значит. Но в пределах нервной системы и мозга конкретного человека он может иметь целый спектр значений. Все зависит от индексации этих значений, от времени, обстоятельств и т.д., от абстраги- рования и карт конкретного человека, касающихся огня. И опять-таки, «значение» не существует в нематериаль- ном виде и его нет в большом мире. Это не значит, что мы не можем поместить «значение» в этот мир. Мы можем. Можем разработать «общие значения» и пользоваться ими, чтобы управлять нашими взаимоотношениями и общест- 206
Уровни абстракции Коржибски венной жизнью. Затем можно выстроить системы значе- ний, подобные лингвистике и культуре, придать этим зна- чениям внешнее выражение. Мы проявляем наши значе- ния в социальной форме: в виде законов, зданий, школ, церквей и др. Однако само значение существует только вну- три, в нервной системе, поскольку является результатом абстракций нашей нервной системы в определенный мо- мент времени и в связи с конкретным событием. Значение возникает в психофизической системе и пото- му является значимым. Когнитивные лингвисты Джордж Лакофф и Марк Джонсон (1980, 1987 гг.) назвали это «во- площением». Мы создаем значения в мире, пользуясь на- шей нервной системой в соответствии с «видом организма», который нам достался. А за пределами этого организма и его функций мы создаем базовые ориентационные метафоры. Пользуясь терминологией Бейтсона, можно сказать, что значение существует в креатуре, а не в плероме. Этим объ- ясняется, что мы имеем в виду, говоря «слова ничего не зна- чат» в нематериальном виде. События не несут присущего им «значения». Ничто ничего не значит само по себе. Что- бы выявить значение чего-либо, мы должны указать на это нечто тому, кто создает значения. Это означает что и для кого? Когда это имеет для них такое значение? В каком месте это имеет такое значение? Мы осуществляем процесс семантизации, пользуясь на- шей нервной системой и мозгом, чтобы составлять карты реальности и создавать символы мира. На каждом уровне процесса абстрагирования мы порождаем символы. Затем мы живем согласно этим символам. Такие символы помога- ют нам ориентироваться в событиях «большого мира». Мы создаем символы, относящиеся к нашему опыту, как карти- 207
Следующий шаг ны, звуки, ощущения и слова, которые, в свою очередь, да- ют нам возможность обмениваться информацией (нашими картами) друг с другом, передавать их из поколения в поко- ление. Так возникает наша способность создавать «связь времен» (Коржибски, 1921 г.). Проблемы зачастую возникают с нашим умением се- мантизировать и абстрагироваться, применяя символы. Мы умеем жить согласно нашим символам территории и при- выкаем к ним настолько, что забываем, что по сути они символы. Когда это происходит, мы перестаем различать символы и реальность. Мы не можем отличить карту реаль- ности от самой территории. Когда мы путаем лингвистиче- ские символы с территорией, мы отождествляем (или пута- ем) вещи, существующие на разных логических уровнях. Коржибски неоднократно отмечал, что при этом мы поль- зуемся своей нервной системой так, как это делают живот- ные. Мы перестаем применять слова как символы — они становятся сигналами (или «сигналами настроения», Бейт- сон, 1979 г.). Это означает, что мы воспринимаем слово, будто оно и есть референт, а карта есть территория. Они уже не заменяют и не обозначают некий референт — терри- торию, они сами являются референтом. Так возникает то, что Коржибски назвал семантическими реакциями. Как семантическая форма жизни, мы неизбежно созда- ем символы и пользуемся ими. Мы реагируем на свой мир в соответствии с нашими картами. В жизни мы ориентируем- ся по концептуальным картам (моделям) мира. Но мы зло- употребляем этим приемом, когlа перестаем проверять, со- ответствует ли территория нашим картам. У нас даже может появиться вредная привычка судить о территории по на- шим картам. Так возникает структура неконтролируемых галлюцинаций. Применение в качестве фильтра исключи- 208
Уровни абстракции Коржибски тельно карт свидетельствует о слишком продолжительном -пребывании на мета-уровне. При длительном проявлении оно гарантирует плохую приспособленность к жизни в ми- ре. Поначалу возникают душевные расстройства, а если сверки с реальностью так и не начались, мы в конце концов становимся душевнобольными. Симптомы душевного расстройства начинаются с се- мантической реакции. Мы реагируем на лингвистическое значение, которое сами создали, воспринимая символ как внешнюю реальность. Этим объясняется динамика патоло- гических семантических реакций, возникающих при не- врозах и психозах. Но поскольку мы функционируем как семантическая форма жизни, наша натура неизбежно опи- рается на семантику. Что можно предпринять в этом слу- чае? Как пользоваться нашей способностью к абстрагиро- ванию более здоровым способом? Мы можем развивать осо- знанное абстрагирование. , С точки зрения нейролингвистики, большинство людей, обращающихся к терапевту, беспокоит то, как получилось, что они эмоционально убедились в полном соответствии слов «тому или иному» объекту. Они приписывают словам «совер- шенно ошибочную ценность и убедительность, которой у них не может быть» (с. 418). После этого человек уже не спраши- вает о значениях, он подразумевает «реальность» слов. «Для него слова — эмоционально перегруженные, овеществленные семантические фетиши, как для перво- бытного человека, который верил в «магию слов». Услы- шав что-нибудь необычное, он незамедлительно демон- стрирует, семантическую реакцию, означающую «я с ва- ми не согласен» или «я вам не верю» (с. 418). Это язык душевно нездорового человека. Такая языковая структура и карты в конце концов приведут к плохой адaп- 209
Следующий шаг тации. Пользуясь структурным дифференциалом, мы мо- жем сознательно научиться пользоваться своей нервной си- стемой при абстрагировании и моделировании. Такие Ней- ролингвистические приемы действуют как одна из форм преобразования языка и, следовательно, ремоделирования. [См. в «Репликах разума» подробное обсуждение процесса придания значений.] Дифференцирование структуры Коржибски считал главным Нейролингвистическим ре- шением развитие осознанного абстрагирования отличий кар- ты/территории и осознания уровней абстрагирования. Что- бы проводить такие тренинги, он разработал схему струк- турного дифференциала, а потом изобрел процессы (например, «тренинг в тишине»), позволяющие людям вне- дрить эту карту/территорию и различия уровней абстраги- рования в свою нервную систему. Они позволяют выявлять уровни абстрагирования и дают возможность изучить их опытным путем. Дифференциал начинается с события, из которого кто-нибудь путем абстрагирования выводит неко- торые свойства (объектный уровень), из которых кто-то ме- тодом абстрагирования выявляет другие свойства и т.д. (цепь событий). Коржибски писал: «Как только у нас появляется порядок, мы приступа- ем к дифференцированию и получаем порядки абстрак- ций. Когда мы начинаем абстрагироваться, мы устраня- ем «всеобщность» — семантический фундамент иденти- фикации. Абстрагируясь, мы абстрагируемся в разных порядках и таким образом создаем порядок, устраняя бесполезные неопределенности. Когда мы производим различения, различие становится отрицанием идентич- ности. Научившись различать объективный и вербаль- 210
Уровни абстракции Коржибски ный уровень, мы учимся «тишине» на не передаваемых словами объективных уровнях и так вводим самую по- лезную нейрологическую «отсрочку», заставляем кору головного мозга выполнять ее естественную функцию. Когда мы умеем различать объективный и вербальный уровни, структура становится единственным связую- щим звеном между двумя мирами. Это приводит к поис- ку сходства структуры и связей...» (с. 404). Путем осознанного абстрагирования мы приходим к «осо- знанию, что в нашем процессе абстрагирования мы упускаем некоторые характеристики» (с. 416). Мы начинаем пони- мать, как появляются упущения при создании ментальных карт. Когда нам недостает этого понимания, мы отождеств- ляем миры, путая слова с предметами и чувствами. При этом мы теряем способность правильно делать оценки, а они, в свою очередь, влияют на нашу адаптацию к реальности. Составление карт для ориентировочных уровней В общей семантике эта модель кратко описана приве- денными ниже утверждениями. Существуют также различ- ные лингвистические методики для улучшения процесса составления карт и семантизирования. Эти процессы и от- личия играют особенно важную роль, когда нам необходи- мо моделирование с применением мета-уровней. • Эта карта не существует как территория. • На этой карте не показана вся территория. Никакой «полноты» не существует; мы всегда упускаем ряд ха- рактеристик. • Эта карта отображает себя. Карты могут и должны со- ответствовать себе. Поэтому мы можем развивать осо- знанное абстрагирование. 211
Следующий шаг Рис. 8.2 Структурное различение Событие Уровень объектов Уровень описаний Уровень выводов Уровень обобщений Прочие уровни 212
Уровни абстракции Коржибски • В «большом мире» территория постоянно меняется. Реальность сама существует как процесс и процессы процессов — «пляска энергии». • В составление карты территории входит индексирова- ние данных, мест,.лиц и т.д. Верхние и нижние индек- сы в формулах помогают нам отразить на карте отли- чия и избежать бесполезных обобщений. • К составлению карты территории часто относится процесс разделения взаимосвязанных аспектов. Мы дела- ем это, чтобы устранить «атомизмы», и получаются «психофизическая система», «нейролингвистика», «пространственно-временное» и т.д. • При составлении карты территорий в кавычки берутся слова нескольких порядков, действующие на множестве уровней абстрагирования. • Чтобы составить карту территории, почаще пользуй- тесь сокращениями «и т.д.», чтобы дать понять тем, кто будет пользоваться картой, что мы очень многое упустили! • Составление карты территории сокращает искажения, помечая штрихом в английском языке слово «есть» иден- тичности и «есть» предикации. • Чтобы эффективно пользоваться картой, задайтесь во- просом, кто составил эту карту, когда, как, при каких обстоятельствах и т.д. При этом карта не восприни- мается как абсолютная и данная свыше, она отражает потерянные последовательности. Многопорядковые слова . Коржибски стал создателем еще одного Нейролингвис- тического инструмента — многопорядковости. Он отражает лингвистическое отличие, не введенное изначально в мета- 213
Следующий шаг модель; но я предложил ввести его позднее (Холл, 1992, 1996 гг.), а потом применил в «Секретах коммуникации» (2001 г.), ранее публиковавшихся как «Секреты магии». Многопорядковость описывает язык мета-уровней. Поскольку мы абстрагируемся на несколько уровней от уровня сенсорной информации, одни и те же слова, приме- няемые на разных уровнях абстрагирования, приобретают особую разновидность «деформации». Как номинализации, а затем как «слова-классы», они превращаются в категории для классификации объектов. Это означает, что они страдают от «деформаций», характерных для упущений и обобщений. Номинализированное слово выступает на множестве разных уровней и функционирует двусмысленно по отношению к уровню применения. Как таковое, слово имеет только самый неясный и общий смысл. Не указав его уровень, мы не в со- стоянии понять, что подразумевал под этим словом собесед- ник. Он забыл указать, к какому уровню относится это слово. Итак, слова, применимые на разных уровнях, мы назы- ваем многопорядковыми. Многопорядковые слова очень на- поминают номинализации, в которых часто (или обычно) процесс превращается в статичную «вещь». К таким важным и основным словам относятся: да, нет, истинно, ложно, реальность, причина, след- ствие, соглашение, разногласие, предложение, номер, отношение, порядок, структура, абстракция, характери- стика, любовь, ненависть, сомнение и т.д. Основная характеристика таких терминов заключается в том, как на разных уровнях абстракции они передают раз- личные значения. Следовательно, конкретного значения у них нет. Их значение определяется контекстом. Значением таких слов управляет контекст, а не симво- лическое определение. И поскольку контекст определяет 214
Уровни абстракции Коржибски смысл, следует выявить контекст (или уровень), от которо- го зависит значение того или иного слова. В процессе раз- вития осознанного абстрагирования нам необходимо это понимание многопорядковости и инстинктивное семанти- ческое представление о стратификации знания и многопо- рядковости. Проблемы возникают, когда нам не удается выявить многопорядковые термины. Эта путаница с порядками абст- ракций неизбежно приводит к бесконечным спорам о том, «что на самом деле значит слово...»: «На самом деле оно оз- начает...» Такие споры предполагают наличие некоего абсо- лютного стандарта значения, и это значение заложено в са- мом слове, а не в том, кто пользуется словом в определен- ном контексте. Посредством осознанного абстрагирования мы также распознаем нереальность слов, значение которых заложено непосредственно в них. Сами по себе слова ничего не значат. «Значение» возникает как личный атрибут значения в рамках нервной системы того, кто придает слову значение. Слова (внешний раздражитель) в лучшем случае служат для значения «транспортными средствами» (внутренняя концептуализация). Это позволяет нам быстрее распозна- вать двусмысленные или бесконечно значимые термины и сразу ставить концептуализационные вопросы. «В каком конкретном контексте оно применяется?», «Как вы пользу- етесь этим словом в таком контексте?» Мы, создатели моделей, не можем не составлять мен- тальные карты мира. Мы строим внутренние «модели ми- ра», панорамы, парадигмы и др., а потом пользуемся ими, чтобы ориентироваться в реальности. Кроме того, мы по- рождаем абстракции абстракций и так далее. Этот процесс «саморефлексивного сознания» способствует рефлексив- 215
Следующий шаг ности. Он позволяет нам оперировать различными логиче- скими уровнями, развивать осознание этого процесса и ре- флексивно понимать его. Коржибски (1933 г.) писал: «Эта саморефлексивность языков вызывает серьез- ные затруднения, которые можно разрешить только с помощью теории многопорядковости» (с. 58, курсив /Холла). Теория многопорядковости Коржибски изложена в «На- уке и душевном здоровье»: в структурном дифференцирова- нии, осознанном абстрагировании, «тренинге в тишине», в контекстуальной теории значений и т.д. Последняя отно- сится к утверждению, что значение действует как функция позиции в логической структуре. «Когда и писатель, и читатель распознают многопо- рядковость, ищут значение в контексте и различают по- рядки абстракций, на которые указывает контекст, пу- таница невозможна» (Эванс, 1983 г., с. 42). Как лингвистическое отличие, многопорядковость предлагает нам удобный инструмент для различения мета- уровней и ориентации в значениях этих уровней. Кроме то- го, она показывает, как можно сместить логические уровни языка, не меняя слова, а именно пользуясь «одним и тем же словом» для множества уровней. Мы можем применять и применяем один и тот же термин для разных уровней абст- ракции. Опасность заключается в том, что мы не всегда за- мечаем смену логического уровня. Поскольку многопорядковость чрезвычайно важна, я приведу примеры многопорядковых слов (глава 11): «нена- висть», «красота», «эмоции» и чувства, «время», «эгоистич- ность» и т.д. В главе 12 я воспользовался многопорядковос- тью как лингвистическим инструментом для расшифровки 216
Уровни абстракции Коржибски мета-уровневых структур. Там вы найдете множество при- меров многопорядковости, которые можно уловить только благодаря настройке. Выводы • Моделирование в НЛП обращается к гносеологии об- щей семантики, рассматривая отличие карты от терри- тории. Это самое базовое представление о различии между миром и нашими ментальными/нейрологичес- кими картами объясняет ценность и сущность нейро- лингвистических процессов. Оно отделяет реальность, существующую «в большом мире», за пределами нерв- ной системы, от Нейролингвистических карт, которые мы строим «внутри», отображая на них территорию. • Исследователь Коржибски предложил концептуальное понимание того, как наша нервная система создает аб- стракции на различных уровнях и многоуровневые карты. При этом моделировании процессов моделирова- ния он описал, как сознание переходит на высшие уровни (мета-уровни), порождая абстракции второго, третьего и т.д. порядков. Кроме того, Коржибски на- звал язык мета-уровней многопорядковыми терминами и предположил, что нашему душевному здоровью (и, следовательно, лучшей адаптации в мире) способству- ет «осознанное абстрагирование» на различных уровнях.
ДВА ВИДА УРОВНЕЙ МОДЕЛИРОВАНИЯ МОДЕЛИРОВАНИЕ I Выявление и перенос паттерна Выявление навыка, опыт, поведение Определение особенностей работы паттерна Уточнение необходимых отличий и процедур, позволяющих воспроизвести мастерство МОДЕЛИРОВАНИЕ II Моделирование моделирования I Выявление фреймов разума, состоя- ний и мета-состояний эксперта Уточнение структур мета-уровней - убеждений, ценностей, решений, представлений, намерений, мета- программ, идентификаций, концепций и др.
Глава 9 Уровни результатов и убеждений Дилтса «Логические уровни» Роберта Дилтса Из трех ученых, сыгравших решающую роль в разви- тии НЛП и теории логических уровней, — Альфреда Кор- жибски, Грегори Бейтсона и Роберта Дилтса — продолжа- ет работу только один. Как и теоретики прошлого, Роберт Дилтс внес огромный вклад в теорию логических уровней в НЛП и разработал многочисленные модели с мета-уров- нями. В этой главе я сосредоточил внимание на научном на- следии Дилтса — так же, как рассматривал наследие Бейтсо- на и Коржибски. Предметом нашего изучения здесь станут две модели логических уровней. Первая исследована в кни- ге, написать которую Бандлер и Гриндер поручили Робер- ту — «НЛП, том 1» («McClendon», 1989 г., с. 103). В этой ра- боте описана фундаментальная модель мышления с точки зрения результатов, которые являются основой для рефрей- минга и аутфрейминга. Вторая модель очень распространена в НЛП и уже вне- сла огромный вклад в эффективное изменение и анализ паттернов. Несмотря на это, я рискнул раскритиковать од- ну из ее сторон — а именно то, что в строгом смысле слова 219
Следующий шаг ее нельзя отнести к моделям «логических уровней». Отва- жившись на этот дерзкий шаг, я ничуть не хотел умалить заслуги Роберта. Я предложил перестроить эту модель нейрологических уровней убеждений, чтобы она стала еще эффективнее, особенно для моделирования с применением мета-уровней. [После написания этой главы я подготовил еще две дополнительных статьи по той же теме — «Другие логиче- ские уровни» и «Мета-состояния и логические уровни». Их можно найти на веб-сайте www.neurosemantics.com.] Логические уровни результатов Начнем с НЛП-модели логических уровней, известной как «уровни результатов». Эта модель взята из «НЛП, том /». Дилтс и др. описали роль правильных результатов в про- цессе планирования и обсудили «последовательность ре- зультатов» — результатов после результатов (1980 г., с. 210), а также «мета-результаты» (с. 211). «Один из самых важных вопросов, которые следует задать себе, планируя стратегию или выбирая резуль- тат, — «не нарушит ли он личную или общественную экологию?» Убедитесь, что запланированная вами стра- тегия не оказывает непосредственного влияния на дру- гие стратегии клиента... Любой конкретный результат создается в контексте результатов высшего порядка, организующего принципа или «мета-результата» системы (то есть личности или организации). Мета-результат — то, что организует пове- дение системы с точки зрения общих целей, таких как сохранение и выживание, рост и эволюция, защита, со- вершенствование, адаптация системы и пр. Чтобы счи- таться экологичным, любой результат или стратегия 220
Уровни результатов и убеждений Дилтса должны вносить свой вклад в эти базовые результаты» (с. 211-212). Дилтс и основатели НЛП пользовались моделью мета- результатов, объясняя структурную природу рефрейминга как вмешательства НЛП. «Основная цель рефрейминга — создать структуру фрей- мов, в которой все части системы будут направлены на до- стижение одних и тех же мета-результатов... принимая и признавая все аспекты системы (позитивные и негативные) как ценные ресурсы системы, в данном контексте» (с. 243). При этом возникает референтный фрейм соглашения высшего уровня. Затем мы пользуемся этим фреймом со- глашения, чтобы управлять процессами переговоров одно- го человека, семьи или организации. Мы вводим конкрет- ные результаты для каждого отдельного человека в группе «в связи с мета-результатами, о которых договорились все стороны» (1980 г., с. 275). «Стремление к тому, чтобы у всех сторон была одна и та же цель, немедленно создает фрейм остального взаи- модействия (аутфрейм на мета-уровне). Когда все сторо- ны согласны попытаться достичь одного и того же ре- зультата, их конфликты подвергаются рефреймингу с точки зрения конкретных деталей, и вам остается только успешно построить команду... Всякий раз, столкнувшись с разногласиями, обращай- тесь к мета-результатам, чтобы восстановить положитель- ную структуру фреймов» (с. 275, 277). Позднее Гэри Шмидт и Лара Юинг (1989 г.) подробнее рассмотрели эту модель на семинаре «НЛП в бизнесе». Они представили ее как класс результатов на мета-уровне, пер- вичном уровне, суб-уровне, а затем — как свидетельства ре- зультата (рис. 9.1). 2:21
Следующий шаг Рис. 9.1 Уровни результатов Мета-мета-результат (Общая цель) 2) Мета-результат — Мета-результат (Представления, задачи) Выявление результатов Свидетельство Свидетельство Свидетельство Свидетельство Свидетельство «Чего вы хотите добиться, проводя семинар по комму- никативным навыкам?» — спросил я у старшего менеджера предприятия, который пригласил меня приехать и провес- ти «какой-нибудь коммуникационный тренинг». «Я хочу, чтобы мои подчиненные лучше общались друг с другом и с нашими клиентами». «А что вы подразумеваете под словом «лучше»?» «Хочу, чтобы они яснее выражались, говорили то, что думают, а не то, что, по их мнению, хотят слышать собе- седники, хочу, чтобы их реже понимали неправильно». «Значит, один из результатов, которого вы ждете от тре- нинга, — ваши подчиненные научатся яснее выражаться, второй — будут свободнее выражать свои мысли и чувства, никому не угождая... Я правильно вас понял?» «Да, ясность и уверенность в себе. У нас слишком много людей, страдающих ложной скромностью; только 222 Результат — Результат — Результат Суб-результат — Суб-результат — Суб-результат — Суб-результат
Уровни результатов и убеждений Дилтса спустя какое-то время мы выясняем, что они имели в виду на самом деле». «И вы хотите свести до минимума количество конфлик- тов такой прямотой и откровенностью». «Да. Сейчас у нас слишком много коммуникацион- ных проблем, в которых люди обвиняют друг друга». «И эти взаимные обвинения создают для вас пробле- мы?» «Само собой. Наши сотрудники всегда винят друг друга. Это создает атмосферу недоверия». «Следовательно, еще одним результатом тренинга должно стать сокращение числа взаимных обвинений и повышение чувства ответственности в процессе коммуни- кации». «Да». «И вы хотите добиться всего этого во время тренинга — научить людей ясно выражаться, развить у них уверенность в себе, приучить к откровенности и снизить количество конфликтов, прекратить обвинения и повысить ответст- венность. Я правильно вас понял?» «Да, именно так». «Я ничего не упустил из того, что вы ждете от этого тре- нинга?» «Нет. Все точно». «А теперь разрешите задать вам вопрос. Представьте, что все ваши сотрудники усвоили модель коммуникации, стали ответственными, откровенными и научились ясно выра- жать свои мысли. Они говорят открыто, предоставляют не- обходимую и достаточную информацию, делают это вдум- чиво, в спокойном состоянии... Когда они начнут делать все это, конфликты и обвинения исчезнут, все изменится... что все это будет значить для вас?» 223
Следующий шаг «Для меня?,. У меня возникнет ощущение, что все наши сотрудники стали командой — игроками в одной команде, и... вы об этом спрашиваете?» «Именно. Так я получаю более полное представление о том, чего вы ждете от тренинга и каковы ваши конечные цели». «Ну, мне требуется сотрудничество, работа в команде и...» «Что это даст вам?» «Ну, работать станет гораздо приятнее, все будут ощу- щать всестороннюю поддержку...» « И что это даст вам?» «Я понял, к чему вы клоните! (смеется)... Все сопер- ничество прекратится, и мы станем командой, в которой побеждает каждый». Рис. 9.2 Создание атмосферы работы в команде, где побеждает каждый Приятная обстановка - Поддержка Сотрудничество Дух команды Ясность выражений Уверенность в себе, прямота Меньше конфликтов, сотрудничество, общение Меньше обвинений, ответственность «Теперь, когда вы сами поняли, чего добиваетесь, объяс- ните, как вы намерены определять, что мы достигли первых результатов — ясности, уверенности в себе, снижения коли- чества конфликтов, ответственности вместо обвинений. 224
Уровни результатов и убеждений Дилтса Перечислите доказательства по одному, объясните их в тер- минах «вижу-слышу-чувствую», которые мы можем запи- сать на видео- и аудиопленку и понять наверняка, что ваши сотрудники научились ясно выражаться». Мы начали обсуждать уровни результатов со среднего уровня, выясняя, к чему стремится менеджер. Составив пол- ный список целей, мы поднялись на мета-уровень. Мы спро- сили, что даст лично менеджеру достижение конкретной це- ли. Посредством таких вопросов мы наконец переходим к высшим целям и ценностям — его мета-мета-результату. Оттуда мы снова возвращаемся на средний уровень и на- чинаем спускаться вниз, к уровню свидетельств. Если ин- формации слишком много, цели можно разделить на суб- цели, а потом получить критерии свидетельств для каждой. «Нейрологические» уровни Роберт Дилтс (1990 г.) предложил структуру уровней, ко- торые ныне известны под названием «нейрологических». В своей превосходной работе «Изменение систем убеждений с помощью НЛП» Роберт разработал эти уровни на основании данных исследований Бейтсона и назвал труды Бейтсона источником его модели. Он проницательно показал, как убеждения действуют «на других уровнях, в отличие от по- ступков или способностей», и при этом «не меняются со- гласно тем же правилам» (с. 8, курсив Холла). Процессы из- менений, преобразования и коммуникации действуют по- разному, в соответствии с разными «логиками», когда речь заходит о различении логических уровней. Это понимание играет решающую роль в работе с изменением убеждений. Роберт отмечал: поскольку убеждения существуют на более высоком логическом уровне, нежели окружающая среда, способности и поступки, убеждения не описывают 225
Следующий шаг реальность. По крайней мере, они не относятся к чему-ли- бо реальному, существующему во внешнем мире плеромы. «Убеждение — это не реальность. Убеждения заменя- ют нам знания о реальности. Убеждения относятся к предметам, которых никто не знает в реальности» (с. 9). Это означает, что наши убеждения функционируют как карты высшего уровня, уточняющие наши концептуальные конструкции и оценочные выводы (обобщения) о предме- тах. Они не составляют эмпирические репрезентации и описания вещей, наблюдающихся на первичном уровне об- разов, звуков, ощущений, запахов и др. Мы развиваем убеждения как концептуальные конст- рукции о классах, категориях и абстракциях. Мы строим убеждения о таких концепциях, как «время», «цель», «судь- ба», «я», «человечество» и т.д. Мы не можем увидеть, услы- шать, почувствовать и попробовать на вкус эти феномены. Они не существуют на том уровне эмпирической реальнос- ти, который Бейтсон назвал плеромой, а Кант — сенсибиль- ным (чувственным) миром. Они существуют на высшем ло- гическом уровне, которому Бейтсон дал название креатуры, а Кант - интеллигибельного (мира знаний), сферы «чисто- го знания». Этим объясняется, почему наши убеждения так мощно воздействуют на наши способности и поведение, модулируют их: они существуют на более высоком логичес- ком уровне и, следовательно, создают фреймы (осуществ- ляют процесс аутфрейминга) наших способностей, поведе- ния, целей и др. Этим убеждение отличается от мысли. И мысли, и убеждения содержат репрезентации (то есть образы, звуки, ощущения и слова), но мы можем думать о множестве вещей и генерировать еще больше мыслей, не считая их убеждениями. Мы можем читать, понимать и да- 226
Уровни результатов и убеждений Дилтса же иметь всеобъемлющее представление об идеях, в кото- рые не верим, или когда-то верили, но потом перестали. Убеждение — нечто гораздо большее, чем просто мысль. Итак, чем различается мысль и убеждение? Уровнем, на котором они действуют. Мысли начинают- ся на первичных уровнях и появляются на высших (термин «мысль» — многопорядковый). Убеждения включают мета- уровневую конструкцию — подтверждающую мысль или чувство и подтверждение насчет идеи. Значит, убеждение — это мысль, подтверждающая другую мысль. Мысль, о кото- рой вы не думаете в рамках референтного фрейма «под- тверждения», не может быть квалифицирована как «убеж- дение». Дилтс (1990 г.) также указывал, что убеждение действует как «обобщение» таких не-эмпирических реальностей, как причинно-следственные связи, смысловые отношения, огра- ничения (с. 20—22). Поскольку при этом убеждения переме- щаются на два логических уровня вверх, становится понятно, как они могут порождать «сбывающиеся пророчества». Каким образом это происходит? Мысли, подтверждающие и придающие вес другой «мысли», действуют на мета-уровне и осуществляют аут- фрейминг «мыслей» низшего уровня. Так задается фрейм и ментальный или концептуальный контекст для нашего «мышления» первичного уровня. При этом убеждения дей- ствуют или функционируют как сетка восприятия для того, как мы видим мир, для наших ожиданий, критериев, пред- ставлений и т.п. Когда такие «мысли» высшего уровня действуют, как на- ши референтные фреймы, у нас появляется направленность мета-уровня «видеть» все вокруг в соответствии с нашим убеждением и не замечать то, что не вписывается в это 8* 227
Следующий шаг убеждение. Как наш «навес сознания» (см. главу 11), убеж- дение будет обуславливать и наши карты восприятиями концептуальные карты реальности. Оно будет действовать как аттрактор в самоорганизующейся системе, чтобы всегда находить себе подтверждения в мире. Рис. 9.3 Уровни убеждений Мета-уровень Мета-уровень Первичный уровень Убеждения Обучение/Условия Предпосылки События в мире Человек (мысли и чувства) Окружающая среда Способности Идентичность Демонстрируя интерес к вопросам здоровья и медици- ны, Роберт выявил три по-настоящему разрушительных (токсичных) убеждения, которые создают для человека все- возможные ограничения. Эти три токсичных убеждения имеют отношение к: • Результатам: Безнадежность «Это все равно не подействует!» • Способности: Беспомощность «Этого я не переживу!» • Идентичности: Недостойность «Этого я не заслуживаю!» 228
Уровни результатов и убеждений Дилтса Поскольку все эти вредные убеждения служат знаниями мета-уровня, необходимо изменить их, если мы хотим по- строить более конструктивные карты (с. 22—23): Не перехо- дя на мета-уровни, Дилтс предложил выход в своем объяс- нении, что такое убеждения. «Чем отчетливее я вижу это, тем острее чувствую, что, вероятно, не справлюсь!» Это пример того, как убеж- дения влияют на визуализацию. Способность к визуализа- ции — функция способностей, но смысл визуализации придает именно убеждение» (с. 26). В этом примере человек пользуется своими мыслями и чувствами, содержащими языковые значения (например, причинно-следственное заявление о бессилии и беспомощ- ности, «чем отчетливее... тем острее»), чтобы разобраться в своих «способностях». Это убеждение в неспособности от- носится к концепции о другой концептуализации (способ- ности) и заменяет ее. А конструкции высшего уровня всегда управляют и организуют опыт первичного уровня. Говоря другими словами, если человек верит, что он не сможет сде- лать что-либо, он этого не сделает. Рис. 9.4 229
Следующий шаг Таким образом, значения, которые мы придаем концеп- циям (способности, идентичности, цели и др.), действуют как относящиеся к ним «убеждения». Эти значения дейст- вуют на мета-уровне. Посредством своих убеждений мы пользуемся обобщениями, чтобы классифицировать обоб- щения и конкретные сенсорные поступки. Наши убежде- ния функционируют как классификационные категории — нам на благо или на горе. Убеждение «фиаско» Демонстрируя изменение убеждений, Дилтс (1990 г.) предложил женщине (Линде) подумать о прошлых «фиас- ко», которые по-прежнему были ей помехами (с. 27). В от- вет она задумалась о том, как безуспешно пыталась сбро- сить вес. Задавая этот вопрос, Роберт элегантным способом предложил собеседнице подняться на два логических уров- ня—к «убеждениям» о «истории» событий, когда она не смогла достичь какой-либо цели. Затем Дилтс описал «ощущения» Линды, пользуясь метафорой молекулы синестезии, в которой все репрезен- тации (VAK, Аd) сбились в кучу, смешались и слиплись, образовав молекулу. Чтобы разрушить эту синестезию, Дилтс попросил Линду неторопливо обдумать и проана- лизировать ее из мета-положения и во всем разобраться, расставив репрезентации по местам для визуальной оцен- ки (с. 29-31). Очевидно, отчасти ее речевые описания кинестетики, образов, звуков и др. — действовали на мета-уровне. Линда отметила, что с ее негативными ощущениями связан кри- тический голос (К"). [Здесь слово «связан» поднимает нас на более высокий логический уровень.] Поэтому Роберт предложил ей попробовать «новый голос» (с. 34), которому 230
Уровни результатов и убеждений Дилтса затем [не описывая его относительно старого К-] он придал новый тон. Произошел сдвиг, и Роберт предложил Линде изучить в новом состоянии прежние образы (с. 35). При этом он заставил нелингвйстические мысли и чувства (но- вый тон) воздействовать с мета-позиции на низший уро- вень (с. 37). «Когда мы пользуемся субмодальностями, чтобы сместить мета-сигнал, мы можем по своему желанию из- менить значение того же самого содержания» (с. 37). Роберт писал, что убеждение содержит «некую комбина- цию или синестезию ощущений» (с. 42), но не представлял себе молекулу как содержащую логические уровни, хотя и подразумевал таковые в паттерне изменения убеждений, которым пользовался. Он заставил Линду совершить не- сколько мета-перемещений и воздействовать различными мыслями и чувствами (в форме VAK и в лингвистической форме) на первичный уровень. «Вот некий прошлый опыт; если я смотрю только на него, он имеет одно значение, но если я рассматриваю его в связи со своим результатом, я узнаю нечто иное» (с. 44). Отметим в этом утверждении, что более абстрактные мысли и чувства, связанные с концепцией «взаимоотноше- ний с результатом», привели Линду к переходу на логичес- кий уровень. Перемещаясь по уровням абстрагирования, она продолжала размышлять и применяла мысли и чувства высшего уровня к «прошлому опыту» низшего. Затем, словно подтверждая результаты удивительного и элегант- ного маневра, Роберт ввел собеседницу в мета-состояние другим способом: «Потом я спросил: «Существует ли некая другая цель, которой вы наверняка сможете достичь в буду- щем?» (с. 46) 231
Рис. 9.5 Ее прежнее мета-состояние Новое мета-состояние Следующий шаг Рассмотрим этот вопрос с применением мета-уровней. В нем Дилтс предложил Линде представить себе «будущее событие» (концепцию), в условиях которого она уверена (уверенность мыслей и чувств, концепция уверенности в своем «я»), что добьется желаемого. Это мощное ресурсное состояние. В нем достигаются мысли и чувства, связанные со способностью человека приблизиться к позитивному результату. Воспользовавшись этим вселяющим уверен- ность состоянием и применяя его к условиям, в которых Линда прежде потерпела фиаско (не преуспела, но чему-то научилась), Роберт заставил это состояние воздействовать на них. Затем, вербально связывая его с репрезентациями VAK, Роберт попросил Линду привести все «суб-модально- сти» (репрезентативные отличия) желаемого результата (то есть снижения веса) в соответствие с мыслями и чувствами (Т—F), которые у нее имелись, когда она была уверена в до- стижении некоей будущей цели (например? покупке ново- го дома). «Фиаско» «Уверенность в себе» «Я» Способность достичь цели Действия, связанные со снижением веса Состояние мыслей и чувств «провала» Снижение веса
Уровни результатов и убеждений Дилтса А теперь рассмотрим структуру этого терапевтического вмешательства. Дилтс привел ее мысли и чувства к позитивно- му референту (состоянию уверенности в достижении будущих целей), заякорил его и оказал воздействие на референт там, где Линде требовалось чувство уверенности. Затем он заякорил его на новый референт. При этом склеилась новая «молекула убеж- дений» из всех имеющихся репрезентаций (мыслей и чувств). Переход к мета-убеждениям Одно из свидетельств тому, что в НЛП «логическими уровнями» мы не пользуемся постоянно и методично, — ме- тафоры, применяемые для их описания. Они возникают в нашем языке, когда мы говорим о логических уровнях. Дилтс проиллюстрировал это утверждение, неоднократ- но описывая высшие уровни убеждений, отождествления и духовности с помощью метафор «очень глубокий уровень» (с. 56), «еще глубже» (с. 59), «как выявить «ядро» убежде- ний» (с. 70) и т.д. Я обратил на это внимание еще в ранних работах о процессе трансформации ядра (Холл, 1995 г.). Ког- да мы «абстрагируемся» или «переходим на мета-уровни», я предложил шире пользоваться языком логических уров- ней — переходить «выше», обращаться к «мета-фреймам», «мета-перспективам», «мета-убеждениям» И т.д. Глубинная психология уходит «глубоко внутрь», в темные неизученные бездны подсознания. И наоборот, предложение думать и го- ворить о «переходе на более высокие уровни» уводит нас к «высшей психологии» (термин Виктора Франкля). Вверх или вниз. Мысли высшего уровня или более глу- бинные мысли. Чувства высшего уровня или более глубин- ные чувства. Все эти выражения — метафоры. Лакофф и Джонсон (1980 г.) обратили внимание на то, что они функ- ционируют как базовые ориентационные метафоры, возни- 233
Следующий шаг кающие из «типа организма (тела), который мы имеем». Мы не можем сказать, как именно следует говорить об этих ве- щах. И тот, и другой способ просто предлагают свою карту наслоений мыслей и чувств. Под сомнением остается толь- ко полезность. Какой из способов отображения на карте по- лезнее? Какой позволяет нам отслеживать и моделировать сознание так, чтобы мы совершенствовали свои умения? Лакофф и Джонсон также отметили, что все метафоры имеют ограничения. Они относятся к тем аспектам, которые мы невольно притягиваем вместе с метафорой, не собираясь делать этого — коннотации за пределами денотатов. Разра- батывая модель мета-состояний, я предпочитал развивать ее вверх, а не вниз, пользовался метафорой высоты. Это приве- ло к появлению таких терминов, как «переходить на мета- уровни», «высшие уровни», «высшие и низшие» и т.д. Применяя все это к убеждениям, мы сознаем, что убежде- ния обычно действуют за пределами осознания. Чтобы поль- зоваться метафорой высоты, мы говорим, что убеждения действуют как более широкие и высокие фреймы или контек- сты над нами. Неудивительно, что мы их не замечаем. Вмес- то них мы замечаем содержание на первичном уровне. Пере- ходя вверх, чтобы разобраться в кодировании наших убежде- ний, мы вдруг обнаруживаем, что очутились в сфере обобщений. Неудивительно, что мы теряемся и сбиваемся со следа в погоне за собственными убеждениями (Дилтс назы- вал это явление «затуманенный экран», с. 71—72). У нас могут возникнуть затруднения с отслеживанием убеждений на пути вверх — из-за убеждений высшего уров- ня, препятствующих осознанию или исследованию. Дилтс назвал это явление «ложный след» и предположил, что вну- тренняя несовместимость создает ложную информацию, чтобы сбить нас со следа. Анализируя логические уровни, я 234
бы назвал это функционированием на одном уровне. У нас появилось табу на знание (рис. 9.6). Оно вызывает у нас разлад с самим собой, поскольку на одном уровне мы хотим что-то знать, а на более высоком чувствуем, что знать это нам запрещено. Обычно такие убеждения развиваются из табу, внедренных еще в детстве. «Нельзя задавать так много вопросов». «Любопытному нос прищемили». «Опасно хо- теть все знать: у тебя будет нервный срыв, как у тети Сюзи». Уровни результатов и убеждений Дилтса Рис. 9.6 Мета-уровень Первичный уровень Отслеживание убеждений при движении вверх также со- здает проблемы ввиду особенностей функционирования языка абстракций и оценок. А именно: достаточно поста- новки вопроса высшего логического уровня, чтобы побу- дить человека создать ответ на этот вопрос. Большинство вопросов — это не просто вопросы. Они дают указания моз- гу и задают высшие фреймы. Вот почему процесс выявле- ния часто оказывается и процессом установки. Для этого достаточно спросить, и даже если до вашего вопроса ответа не существовало, теперь он может появиться. Дилтс назы- вает это видение «рыбалкой в мечтах» (с. 74—75). 235 Запрет на... «не думай, не чувствуй, не действуй...» Человек, приобретающий опыт в связи с... События в мире барьер эго, который препятствует осознанию, создавая неосознанный барьер)
Следующий шаг Все это подчеркивает силу и опасность неправильно по- ставленных вопросов высших логических уровней. Западая в голову, такие вопросы побуждают человека устремляться вверх и создавать бесполезные значения. Рассмотрим при- мер воздействия такого токсичного вопроса. Не отвечайте на него. Если вас будет подмывать ответить — воздержитесь. Просто обратите внимание на структуру вопроса. «Когда вы думаете о том, сколько раз брались за дело и ничего не добивались, и это создавало вам лишние проблемы, не кажется ли вам с каждым разом, что вы обязательно потерпите фиаско, и не возникает ли у вас желания вообще не браться за дело?» В наших мета-убеждениях присутствуют не только убеж- дения, касающиеся объектов и событий мира и различных концепций, но и убеждения, относящиеся к убеждениям, и так далее. Так возникает система убеждений. Роберт обра- тил на это внимание: «Чтобы изменить убеждение, не обязательно избав- ляться от его содержания — иногда достаточно просто изменить связи» (с. 77). Например, предположим: мы считаем, что нам «не сле- дует так углубляться в мысли» и что «опасно слишком по- гружаться в философствование». Здесь мы имеем запрети- тельные мысли и чувства по поводу наших мыслей и чувств. Если мы совершим мета-перемещение на высший уровень и задумаемся по поводу экологии этих табуированных убеждений, мы перестроим связи. «Хорошо ли служат нам такие представления о некоторых мыслях, как эти табу?» Подобно этому, мы можем принять мысли о табуировании мыслей - просто произойдет сдвиг системы. Мы не можем не общаться. Не можем не оказывать влияние. Не можем не давать установки, даже «просто беседуя» друг с другом. 236
Уровни результатов и убеждений Дилтса Применение мета-уровней при работе с убеждениями и системами убеждений В очень длинной третьей главе (с. 69—148) и чрезвычай- но подробном примере с Карлой (с. 77—114) Роберт работа- ет с мета-уровнями и в конце концов пользуется силой «меч- та-позиции» (с. 118—1.19), Все это он проделывает, применяя более сложную версию паттерна изменения истории, а именно реимпринтинга с линиями времени, диссоциации V—К и сдвиги «субмодальностей». Здесь я предложу более короткий и элегантный паттерн. В него входят мета-переме- щения и мета-состояния по отношению к бесполезным со- стояниям и убеждениям, создающим для Карлы проблемы. Карла выразила свои затруднения фразой: «Когда мне «надо», я не могу» (с. 78). В качестве метафоры она исполь- зовала мысленный образ револьвера. Она терялась, не чув- ствуя, что ей позволено делать то, что ей хочется. Вследст- вие этого она попалась на «крючок» и что бы ни пыталась сделать, когда ей хотелось (то, что доставляло ей удовольст- вие — живопись, театр, игра и т.д.), «крючок» опять оттас- кивал ее в положение «табу» (с. 80). Она хотела, но не мог- ла (см. рис. 9.7). По мере выявления ее репрезентаций Роберт выяснил, что на первичном уровне Карла ощущает удовольствие (со- стояние удовольствия), на следующем чувствует себя «не так» и стыдится своего удовольствия. Так зарождается базо- вый конфликт. Но еще более сложным и запутанным он ста- новится, когда у Карлы возникают мысли и чувства по пово- ду табу, которое запрещает ей даже знать и говорить о своем стыде и удовольствии (мета-мета-состояние, или фрейм). Система убеждений, управляющих ее нынешними эмо- циями и поступками, возникла преимущественно из мета- 237
Следующий шаг фрейма убеждения, которое запрещает Карле «сознательно относиться» к своем опыту (с. 81). Этот «дракон» мета-со- стояния неосознанно побуждает ее «попытаться сделать вид, что она не делает то, что ей нравится», продолжая жить в большом мире, — несомненно, запутанный и сложный способ ориентировки! Вдобавок у Карлы имелся еще один референтный мета- фрейм, организующий остальные: «Ты не имеешь права знать или говорить...» «Я не знаю. Я не имею права знать... Я не имею пра- ва говорить, что я знаю... Я никогда не узнаю, потому что мне не позволено. Если я знаю, значит, я совершила предательство и не знаю, в чем я ошиблась. Я делаю вид, будто ничего не знаю» (с. 86). Рис. 9.7 Система убеждений мета-уровня Карлы Мета-мета- уровень Мета-состояние Первичный уровень: Состояние отождествления «Ты не имеешь права знать... говорить...» «Не знай этого!» «Не говори об этом!» Состояние табу/ Состояние запрета Состояние стыда: «Это плохо!» Неосознанный барьер Событие Девочка Мысли и чувства об удовольствии Контекст анализа 238
Уровни результатов и убеждений Дилтса Общая конфигурация гештальта, возникающего из этих уровней над уровнями, включает неосознанный барьер между состоянием стыда и состоянием желания (он обозначен штриховой линией), поэтому Карла теряется, ощущает не- способность узнать, а потом осознанное знание не дает ей действовать и т.д. Если это описание и модель «проблемы», тогда каким же будет решение? Роберт успешно ввел Карлу в мета-состоя- ние, объявив ей, что «штука», которая проделывает с ней все это, — «часть вас самой» (с. 92). Говоря это, он предпо- лагал, что Карла признает и примет ее. Структурно он пред- ложил Карле войти в состояние принятия состояния табу, отождествления и стыда. «Поскольку все это составляет часть вас, нам необхо- димо это немедленно признать... То, что принадлежит вам, преследует вас повсюду...» (с. 101). Затем Роберт предложил Карле поискать ресурсы. На это она ответила, что если бы могла «верить в свои силы...» (с. 109, еще одно мета-состояние). Оно относится к вере в свои силы — к способности устанавливать пределы удоволь- ствий и знать, когда удовольствия переходят границы доз- воленного (рис. 9.8). Объективное событие прошлого, которое таким образом отразилось на карте, произошло, когда некий молодой че- ловек слишком далеко зашел в сексуальных отношениях с Карлой, которая в то время была еще ребенком. Это побу- дило ее сделать некоторые выводы (создать обобщения) о себе, о смысле «удовольствия», позволении сознавать его, мучительности стыда, который она ощущала, и т.д. В итоге Карла установила несколько мета-фреймов, сурово ограни- чив себя. На их основе она разработала репрессивный стиль адаптации, у нее развился страх перед осознанием, внут- 239
Следующий шаг ренние табу и конфликты с некоторыми видами опыта, мы- шление и реакции типа «или-или» («или выстрелю себе в голову, или пристрелю их!», с. 79) и т.п. Несомненно, она сделала с этой картой все, что могла, и тем не менее поро- дила несколько токсичных способов составления карт и «состояния-драконы». Рис. 9.8 Мета-состояния, которые помогли Карле найти ресурсы Более высокий мета-уровень: Мета-состояние: Первичный уровень: «Субъективная реальность» (с. 117) этих мета-фреймов полностью сместилась, когда Роберт применил мета-по- 240 Состояние принятия, состояние доверия Признание реальности и встреча с ней Вера в свои силы и способности Состояние осознания, состояние силы Осознание событий Действия Способность устанавливать пределы и личные границы Событие Состояние удовольствия Девочка
Уровни результатов и убеждений Дилтса зицию. С ее помощью он создал контекст, который затем подверг экологической проверке (с. 140) вместе с осталь- ной структурой, оценил ресурсы высших логических уров- ней (с. 121 — 122) и «примирил» Карлу с ее прошлым, а так- же привлек новые ресурсы к воздействию на первичные уровни. Ресурсы на различных мета-уровнях (поступки, способ- ности, убеждения, идентичность, миссия) помогают по- нять, как обращаться к этим высшим логическим типам и с их помощью оказывать влияние на низшие уровни, что- бы действовать более находчиво. Роберт привел собствен- ные рассуждения в этом примере: «На этой стадии мы уз- наем, какие ресурсы нам необходимы. А вам могут понадо- бится ресурсы на всех уровнях» (с. 122). С этими мета-ресурсам и мы можем ввести в мета-состояние наше более молодое «я» в памяти или перевести в категорию «мета» другое важное состояние (например, применив пат- терн изменения истории). С помощью экологической проверки мы осуществляем контроль качества полученного результата. Если новое со- стояние управляет другими состояниями, тогда оно подни- мается над всеми мета-уровнями и, если можно так выра- зиться, «удерживает на плаву» мета-состояние. Оно так же обеспечивает контекст или пространство, в которое мы мо- жем (концептуально) войти, чтобы оценивать наши оценки (Холл, 1995 г., с. 55). «Затем мы привносим новые ресурсы в ситуацию из прошлого и помогаем человеку понять: «Вот какое ре- шение я принял. Было ли оно самым уместным? Этого ли решения требовали все обстоятельства в целом? Или я принял его потому, что мои взгляды и ресурсы в то вре- мя были ограничены?» (с. 140). 241
Следующий шаг Нейрологические уровни Модель «нейрологических уровней» Дилтса состоит из шести чрезвычайно полезных пунктов списка. Большин- ство пунктов в нем - убеждения, поэтому он представляет собой проверочный список убеждений. Мы можем рас- сматривать его как ментальные и эмоциональные ресур- сы, которые действуют на различных мета-уровнях, меняя поведение. У нас есть убеждения, относящиеся к нашим способностям, ценностям, идентичности, миссии, духов- ности и др. «На этой стадии мы узнаем, какие ресурсы нам необ- ходимы. А нам могут понадобится ресурсы на всех уров- нях» (Дилтс, 1990 г., с. 122) Однако структура этих уровней (в нынешнем виде) не удовлетворяет критериям логических уровней. Этим уровням недостает структуры «логических» уровней, когда каждый по- следующий уровень «в психологическом отношении более широк и оказывает более заметное влияние» (1990 г., с. 217), Пользуясь критериями самого Дилтса, согласно которым в логических уровнях высшие уровни управляют низшими, мы видим, что этот набор уровней не работает «логически». Рис. 9.9 Нейрологические уровни 6. Почему? (Большое) 5. Кто? 4. Почему? (Малое) 3. Как? 2. Что? 1. Где? Когда? 1. Духовность 2. Миссия 3. Мотивация/ 4. Процесс/ Стратегия 5. Действия/ Реакции 6. Возможности/ 7. Ограничения 1. Бог/Вселенная 2. Идентичность 3. Убеждения/ Ценности 4. Значения 5. Способности 6. Поведение 7. Окружающая среда 1. Передача 2. Миссия 3. Разрешение/ 4. Мотивация 5. Направление 6. Действия 7. Внешний контекст 242
Уровни результатов и убеждений Дилтса Вудсмолл (1996 г.) указал на несколько проблематичных факторов в связи с этим списком «логических уровней». Иерархией логических уровней он не является в том числе потому, что «Окружающая среда» относится к более широ- кому феномену, чем «Поведение». Хотя поведение может влиять на окружающую среду, поступки не управляют сре- дой и не модулируют ее, как подразумевает термин «логиче- ские уровни». Поэтому список не является системой. Если же исключить «Окружающую среду», мы приблизимся к ло- гическому, упорядоченному списку, в котором каждый по- следующий уровень обуславливает, управляет и модулирует предыдущий, и каждый более высокий уровень является «в психологическом отношении более широким и оказывает более заметное влияние» (Дилтс, 1990 г., с. 217). Окружающую среду мы не можем отнести к членам класса «Поведения». У нее нет такой взаимосвязи с поведе- нием. «Поведение» не может быть в психологическом отно- шении «более широким и влиятельным», чем «Окружаю- щая среда». В логических уровнях Бейтсона обучение выполняет роль связующей нити, которая проходит через всю систему и объединяет ее. Обучение «управляет» всеми уровнями. Но Вудсмолл спрашивает: «Какая нить проходит через данный список?» Вудсмолл отмечает, что этот список очень полез- но держать в памяти на случай, если понадобится переби- рать различные виды убеждений. Кроме того, он может слу- жить памяткой указательных вопросов (где, когда, кто, что, почему и т.д.). Но холистической системой логических уровней он не является. «Каждый из этих разных уровней приводит в дейст- вие более глубинные убеждения нейрологической «це- пи» (с. 210). 243
Следующий шаг Следовательно, таблица на рис. 9.10 отображает нейро- логические уровни. Рис. 9.10 Уровни и нервная система 6. Духовный I. Голографический I. Нервная система в целом 5. Идентичность 2. Иммунная система 2. Глубинные жизненные функции 4. Убеждения 3. Вегетативная нервная и эндокринная система 3. Способности система 3. Бессознательные реакции 2. Поведение 4. Кора головного мозга (пульс, расширение зрачков и 1. Окружающая 5. Двигательная система т.д.) среда 6. Периферическая 4. Полусознательные действия нервная система (движения глаз, осанка и т.д.) 5. Сознательные действия (пирамида и мозжечок) 6. Ощущения и рефлексы Управляет ли высший уровень «Поведения» низшим уровнем «Окружающей среды» согласно этой системе? Действительно ли сознательная деятельность нашей двига- тельной системы управляет и организует периферическую нервную систему ощущений и рефлексов? Может быть, следует поменять порядок? Позднее Роберт преобразил эту таблицу в «примеры ут- верждений о разных логических уровнях» (рис. 9.11). Для этой модели выбраны следующие примеры. Рис. 9.11 Нейрологические уровни и рак 5. Идентичность «Я — жертва рака» 4. Убеждение «Это напрасная надежда: не мириться с неизбежным» 3. Способность «Я не могу чувствовать себя нормально» 2. Поведение «У меня опухоль» 1. Окружающая среда «Рак убивает меня» Обратите внимание еще раз: на нижнем уровне мы име- ем оценочное утверждение с обобщением высшего уровня 244
Уровни результатов и убеждений Дилтса (номинализация, «рак»). «Рак убивает меня». Но над этим утверждением в таблице мы видим простое декларативное утверждение, сделанное на основании сенсорной информа- ции. «У меня опухоль». Какое утверждение отображает бо- лее высокий логический уровень? Очевидно, нижнее: «Рак убивает меня». И опять-таки я предлагаю изменить поря- док, чтобы высший уровень включал низший. Поведение происходит внутри окружающей среды. В еще одном примере Роберт приводит следующую таб- лицу. «Следующее утверждение указывает на различные уров- ни мышления того, кто стремится к цели, связанной со здо- ровьем» (с. 211). Рис. 9.12 Уровни и здоровье 5. Идентичность «Я - здоровый человек» 4. Убеждение «Если я здоров, я могу помогать окружающим» 3. Способность «Я знаю, как оказывать влияние на мое здоровье» 2. Поведение «Иногда я придерживаюсь здорового образа жизни» I. Окружающая среда «Это лекарство меня исцелило» Этот набор утверждений ближе к логическим уровням, где почти конкретная деталь или предмет («это лекарство») воздействует на человека и исцеляет его. Но в этой фразе «это лекарство» служит скорее номинализацией, а глагол (принятие конкретного лекарства) исчезает. Здесь «лекар- ство» обозначает класс предметов, но ничего не конкрети- зирует (например, лечение аспирином). Ниже уровня Поведение должны располагаться уровни суб-поведение или микро-поведение, которые составляют класс «Поведение». Но мы поместили здесь «Окружающую среду», то есть более широкий феномен оказался ниже кон- 245
Следующий шаг кретного поведения. И опять-таки поступки всегда наблю- даются в контексте некоей ситуации окружающей среды. В последней главе книги, где говорится об «Изменении систем убеждений с помощью НЛП», мы видим еще один на- глядный пример одаренности Роберта Дилтса. Мне кажет- ся, здесь Роберт столкнулся с проблемой, напрямую свя- занной с нейрологическими уровнями, и внес в систему по- правку. Рис 9.13 Импринты и стадии развития интеллекта В последнюю схему (рис. 9.13) Роберт ввел линию вре- мени — прошлое, настоящее и будущее человека наряду с психосоциальными стадиями развития, взятыми из Тимоти Лири (с. 133-134), и объединил их со своими нейрологиче- скими уровнями. Но при этом оказался упущенным уро- вень окружающей среды (с. 135). Эта последняя схема го- 246 Логические уровни Прошлое Настоящее Стадии развития Будущее Поведение Биологический импринт Эмоциональный импринт Способности импринт Интеллектуальный импринт Социальный Убеждения Эстетический импринт Идентичность Мета-импринт Духовный
Уровни результатов и убеждений Дилтса раздо ближе к истинной иерархии логических уровней. В ней я вижу лишь несколько проблематичных аспектов. 1) Туманность термина «способности». Подчеркивает ли он «потенциал» или реальную «способ- ность» к чему-либо? Если он относится к способности, зна- чит, это поведение, т.е. реальные поступки. Этим термином была бы описана не конкретная способность: будь то спо- собность говорить, мыслить, чувствовать, вести себя, стро- ить отношения и др. — но по крайней мере реальные по- ступки или действия. Если же он означает потенциал, то уводит нас в сферу внутренних ментально-эмоциональных ресурсов, стратегий (ментальных карт) внутри человека. В модели мета-состояний я отобразил их как члены одного класса, а именно как компоненты, составляющие класс психофизических состояний сознания. Рис. 9.14 Психофизическое состояние Компоненты состояния Проявления состоянии 2) Туманность «убеждений». В НЛП мы анализируем компоненты «убеждений» с точ- ки зрения модели VAK и языковых «мыслей» (Аd), которые 247 Разум: VAK и языковые модальности Человек Речь, поведение Организм: физиология, нервная система
Следующий шаг объединяются и порождают «эмоции» (оценочные движе- ния нашей физиологии). Идеи объединяются в процессе адаптации и наслаиваются одни на другие, пока мы оцени- ваем и подтверждаем их. Некоторым идеям мы говорим «да». Это подтверждает их и создает более прочные конст- рукции, формирующие наши «убеждения». Этим отличается внутренняя репрезентация, или «мысль», от убеждения. Обе включают «знание». Но убеж- дения — развитые мысли и убеждения о значимости и под- твержденности других мыслей. Чтобы разубедить себя в чем-то, мы начинаем с первичного уровня репрезентаций (мыслей). Затем мы обращаемся к мысли мета-уровня, чтобы добиться опровержения. Мы говорим тому, в чем разубеждаемся, мета-нет («Структура совершенства», 1999г.). Роберт высказал немало ценных мыслей о природе убеждений как мета-фреймов (фреймов о наших фрей- мах). Он описал убеждения как установление «фрейма, ко- торый определяет, как отныне все будет истолковано» (1990 г., с. 133). Поскольку убеждения функционируют как мысли о мыслях на высшем логическом уровне, убеждение, как по- вторял Дилтс, «не относится к реальности». Убеждения от- носятся к идеям — идеям значения, причины, способности, «я», миссии, времени и т.д. Другими словами, убеждения действуют на более высоком уровне подтвержденных мыс- лей о различных категориях и концепциях. В таком случае Убеждения и Способности нарушают ло- гику этой модели. Если под способностями мы подразуме- ваем «потенциал», значит, перед нами убеждение. У нас есть убеждение насчет того, что мы «имеем способность» совер- шить в будущем (времени). У нас есть мысли о возможное- 248
Уровни результатов и убеждений Дилтса тях и ожиданиях в связи с будущим развитием. Это ради- кально отличается от критерия уже имеющейся в наличии способности. Кроме того, возникают проблемы с Убеждениями и Идентичностью в этой модели. Ибо наша «идентичность» состоит из наших убеждений о концепции нашего «я» как личности. Таким образом, Идентичность и Способность функционируют как члены класса Убеждений. Значит, убеждение-в-нашем-убеждении-о-нашей-идентичности и цели создаст уровень под названием Духовность. Преобразование нейрологических уровней Рискуя показаться слишком дерзким, я все-таки хочу внести несколько предложений по изменению нейрологи- ческих уровней — так, чтобы они функционировали как си- стема логических уровней. Роберт годами применял эту мо- дель, моделируя и создавая многочисленные процессы, до- казывающие ее ценность и силу. Остается только применить точную настройку. Схема на рис. 9.15 - неболь- шая переформулировка, в которой сохранены все уровни Роберта, но в другом порядке. Начиная с первичного уровня, мы видим отличия Пове- дения, Способностей и Окружающей среды. Поведение вы- текает из первичного состояния как его проявление. Оно указывает на нейро-лингвистическое состояние человека. Одни поступки мы относим к макро-поведению, другие — к микро-. Поступки могут быть вербальными, менталь- ными, эмоциональными, жестами, действиями организ- ма в целом. В новом варианте схемы я расположил Способности вну- три первичного состояния как внутреннее неврологическое 249
Следующий шаг наследие человека. Такие способности передаются генети- чески, в ДНК, как и обобщенные человеческие способнос- ти, которые мы можем культивировать и развивать. Они го- ворят о нашем потенциале человеческих существ и прису- щей нам способности реагировать. Здесь мы видим, что я расположил Окружающую среду первого уровня как непосредственный контекст, в кото- ром мы приобретаем любой опыт первичного уровня. Это состояние возникает в некоторое время и в некоторой культуре. На первом мета-уровне над первичным состоянием мы видим три мета-состояния, или мета-фрейма. • Концептуальные представления и чувства о способно- стях нас как человеческих существ. • Концептуальные конструкции о бытии человеческого существа — «я», живущего во времени, и • Концептуальные представления о нашем «назначе- нии» и «смысле» во вселенной (то есть наши «духов- ные» представления). Эти мысли о мыслях образуют наш референтный фрейм об этих категориях наших способностей, идентичности и цели. Затем, над этим уровнем, мы видим еще один мета- уровень — составленный нашими убеждениями о нашем первом уровне мета-состояний. Здесь мы видим мысли и чувства о подтвержденности, о слове «Да!», сказанном нашим концепциям. И все эти мета-уровни действуют пластично или гибко, поскольку мы можем иметь убеж- дения по поводу убеждений, ощущение цели в связи с на- шей идентичностью, идентичность по нашим убеждени- ям и т.д. 250
Уровни результатов и убеждений Дилтса Рис. 5.15 Преобразованные нейрологические уровни Мета-уровень Убеждения Мета-уровень Способности как человека Идентич- ность «я» Цель, смысл и т.д. Существо- вание во «времени» Первичный уровень Окружающая среда К событиям Поведение Умения/В мире Навыки/Способности Выводы • Никто в НЛП не работал с логическими уровнями по- дробнее, шире и глубже, чем Роберт Дилтс. Он разра- ботал многочисленные модели логических уровней: нейрологические уровни в структуре мозга, нейроло- гические уровни, мета-позиция, уровни результатов. • Модели нейрологических уровней не удовлетворяют критериям системы логических уровней, однако их легко можно надстроить и дополнить. Здесь предложе- на критика модели нейрологических уровней и способ приведения ее в соответствие критериям. При этом у нас появляется еще один инструмент для моделирова- ния на мета-уровнях.
Глава 10 Уровни восприятия Сфера мета-программ Книга, описывающая «переход на мета-уровни в НЛП», не будет полной без главы о модели мета-программ. Эти фильтры восприятия не только объясняют, как мы видим и воспринимаем мир в процессе обработки информации, но и указывают на степень, в которой мысли высшего уровня могут так внедриться в нашу нервную систему, что будут ка- заться присущими нам от рождения, перманентными, не- отъемлемой частью «темперамента». Однако ключевое сло- во здесь «казаться». Как вы вскоре обнаружите, эти мнимо внутренние программы были усвоены и развиты — и имен- но поэтому их можно менять и преобразовывать. Происхождение мета-программ Мета-программы как модель НЛ П созданы Лесли Каме- рон-Бандлер, когда она. вместе с Ричардом Бандлером ана- лизировала классические паттерны НЛП. Уайтт Вудсмолл (1988 г.) описал процесс создания модели во время написа- ния Лесли «учебника НЛП». В этой работе она столкнулась с трудностями. Она обнаружила, что иногда паттерны не действуют, и задумалась, почему. «От чего зависит, когда и у 252
Уровни восприятия кого действуют паттерны?» «Если паттерн направлен на до- стижения конкретного результата, почему иногда он Н Е ра- ботает?» «Что влияет или может влиять на паттерны?» Все это помогло Лесли и Ричарду найти различные фильтры восприятия или мета-форматы (сейчас называе- мые мета-программами), которые и создавали проблемы. Вначале кодирующие мета-программы этих фильтров ис- пользовали исключительно в терапии. Позднее Роджер Бейли и Росс Стюарт разработали и эти мета-программы для бизнеса. Затем Уайтт Вудсмолл объе- динил их с индикатором Майерса-Бриггса, потом вместе с Тедом Джеймсом с помощью модели Майерса-Бриггса привел первый список мета-программ в классической кни- ге « Терапия линии времени» (1988 г.). Мета-программы — это те программы, которые действуют на мета-уровне содержания мышления и относятся к устрой- ствам сортировки восприятия или паттернам, с помощью ко- торых мы воспринимаем, уделяем внимание информации, вводим и обрабатываем внешние раздражители. Введение мета-уровней в модель мета-программ, пришедшие после мета-модели, стало второй моделью НЛП в мета-области — и инструментом для моделирования. Оно позволило нам рас- познать динамичное структурирование, с помощью которо- го эксперты приобретают новые навыки и способности. По определению мета-программы относятся к програм- мам над стратегическими программами конкретного содер- жания — чтения, письма, родительских обязанностей, пере- говоров, решения проблем, проявления творческих способ- ностей и т.д. Эти высшие и более бессознательные программы функционируют как наши программы сорти- ровки и восприятия, которые обуславливают (или создают фрейм), как и зачем мы сортируем. Как процессы мета- 253
Следующий шаг уровня, они функционируют в роли операционной системы для обработки информации, определяя, каким образом мы обрабатываем информацию. Они создают стиль обработки нашей информации. Есть программы, которые управляют программами низшего уровня. Поэтому они играют реша- ющую роль, когда мы хотим смоделировать способ воспри- ятия эксперта в той или иной сфере. Ваши мета-программы «чтения» Рассмотрим, к примеру, типичную стратегию «чтения». Мы начинаем с раздражителей — слов в визуальной внеш- ней форме. То есть мы видим такие слова: «Маленький пятнистый бело-рыжий котенок яростно дерется с псом...» Затем мы берем эти полоски чернил на бумаге и с их по- мощью якорим (или вызываем триггерную реакцию) внут- ренних репрезентаций референтов, чтобы мы могли видеть, слышать, чувствовать, обонять и осязать их на «экране на- шего разума». Сознательно или неосознанно мы задаем се- бе вопрос: «К чему относятся эти слова?» И мы отвечаем на него, оценивая референты прошлого и строя внутренние репрезентации для нашего кинотеатра, состоящие из различных комбинаций кодов VAK. Таким образом мы «придаем смысл» словам. В итоге чтение ока- зывается эффективным: с помощью слов мы создаем внут- ренние фильмы. Пока мы это делаем, происходят другие события. На ме- та-уровне мы пользуемся различными форматами для обра- ботки информации. Эти форматы мы называем мета-про- граммами. Вероятно, самая центральная из всех мета-программ — наши сенсорные репрезентативные системы (VAK). Какой 254
Уровни восприятия мета-программой, с точки зрения сенсорных модальнос- тей, вы пользовались, чтобы обрабатывать эти слова? Вы видели маленького пятнистого котенка? Слышали, как он дерется с псом? Чувствовали какие-нибудь запахи? Ощуще- ния? Вы пользовались соответствующей сенсорной систе- мой? Или всеми системами? Или же предпочитали одну, пренебрегая другими? Есть ли в какой-нибудь из ваших си- стем репрезентативные изъяны? Еще одна мета-программа — Соответствие/Несоответ- ствие. Она сортирует явления по сходству/различию и обу- славливает наше внимание при чтении. Когда вы читаете, проверяете ли вы соответствие текста тому, что вам уже из- вестно? Или ищете различия? Обращаете ли вы внимание на то, что отличается от того, что вам уже известно? На уровне мета-обработки в процессе поиска соответствий вы- является сходство. В процессе поиска несоответствий — различия. Эти стили мышления — когнитивные паттерны, дейст- вующие на мета-уровне на содержание информации, то есть на то, что мы читаем. На мета-уровне они обуславлива- ют то, как мы читаем, чему уделяем внимание, а также виды мыслительных процессов, к которым мы обращаемся при чтении. Эти реакции и виды обработки также существуют в виде континуума. Мы можем проводить подробную и приблизи- тельную сортировку. Можем делать ее на противоположных концах континуума. Или же можем применять сортировку сбалансированно и гибко, с помощью гибкости сознания выявлять то соответствие, то несоответствие, пользоваться визуальной системой, потом переключаться на слуховую. Осознавая степень или интенсивность данной мета-про- граммы, можно проследить за тем, как она обуславливает 255
Следующий шаг чей-либо стиль сортировки. Если человек привычно зло- употребляет мета-программой и постоянно находится на одном из концов континуума, значит, он управляет мета- программой. Посередине держатся люди, которые обычно не поддаются крайним реакциям. Как правило, они прояв- ляют большую гибкость сознания при выборе программы. Мета-программы и «индивидуальности» В разговоре о мета-программах почти немедленно вста- ет вопрос об «индивидуальности». Возникают многочис- ленные вопросы: Как связаны мета-программы и «индивидуальность»? Являются ли наши мета-программы тем же самым, что и наша «индивидуальность»? Если нет, в чем разница? Прежде всего, очевидно, что паттерны мета-уровня, уп- равляющие нашим стилем мышления (то, чему мы уделяем внимание, как мы сортируем информацию и др.), не могут не влиять на наш опыт о себе как о «личности» и на наше ощущение своего «я». Кроме того, они оказывают решаю- щее воздействие на наши эмоции — на то, как мы чувству- ем, как и что ценим, каких состояний достигаем, как гово- рим и ведем себя и др. Если мы связываем эти процессы в широком смысле с номинализацией «индивидуальности», мы сознаем их как компоненты поведения. Другими словами, мы восприни- маем себя как «индивида», имеющего «индивидуальность», которую мы демонстрируем с помощью своей способности мыслить (рассуждать, представлять, оценивать, верить и т.д.), чувствовать (ощущать, дорожить, ценить), говорить (беседовать, в том числе с собой) и вести себя (действовать, реагировать, общаться и т.п.). 256
Уровни восприятия Лингвистические отличия мета-модели дают нам по- нять, что слово «индивидуальность» выступает в роли но- минализации. Как таковое оно скрывает ряд процессов. Некий глагол или набор процессов был превращен в суще- ствительное, «индивид», и это псевдосуществительное но- минализировалось в «индивидуальность». Что скрывает глагол, скрытый в этих терминах? Какие процессы мы номинализировали, воспользовав- шись ими? Поскольку слово индивидуальность относится к «орга- низации отличительных черт характера, позиций или привычек» (Уэбстер), скрытый глагол должен иметь смысл «действовать как индивид» или «как персона». Термин «персона» заимствован из латыни, где он означал в том числе и маску, которую актеры надевали в гречес- ком и римском театре, изображая некий персонаж. Это давнее значение термина поможет нам обнаружить про- цесс внутри номинализации высшего порядка. Что такое процессы? • Характерные способы действия человека, когда он мыс- лит, убеждается, оценивает, чувствует, общается, дей- ствует, поддерживает связь и т.д. • Общий гештальт, возникающий из всех конкретных стилей реакции человека при мышлении, чувствова- нии, речи и поведении. • Общая конфигурация мета-уровней восприятия, сор- тировки и удаления информации — мета-программы человека. • Общая конфигурация мета-уровней фреймов челове- ка, которые описывают убеждения, оценки, отожде- ствления, представления, решения, намерения и т.д. — мета-состояния. 257
Следующий шаг Такое представление об «индивидуальности» избавляет нас от недоразумений, которые так легко и заманчиво воз- никают при номинализации. Когда мы превращаем «инди- видуальность» в предмет, хуже того — во внутреннюю сущ- ность, мы ошибочно думаем о нем как о материальной, не- изменной и «реальной» вещи. А она таковой не является. Деноминализация «индивидуальности» позволяет нам при- знать, что этот многопорядковый термин относится к ком- бинации наших программ содержания (стратегий), которы- ми мы пользуемся в жизни, играя наши роли, и в нашем процессе структурирования информации (мета-програм- мы, мета-состояния). Недавно мы посвятили этому пред- мету целую работу. [«Структура личности: моделирование «личности» с применением НЛП и нейросемантики», Холл, Боденхеймер, Болстад и Хамблетт, 2001 г.] Что касается уровней функционирования (то есть про- грамм содержания и мета-программ), любое поведение или реакция, которые часто повторяются, в конце концов ус- кользают от сознания и начинают повторяться бессозна- тельно. Если это происходит с осознанными программами содержания — например, печатания на машинке, вождения машины, игры в мяч, при демонстрации навыков общения, дружелюбном поведении, чтении и т.д. — тогда что же тво- рится с более неосознанными мета-программами? Такая неосознанность мета-уровня увеличивает силу и стабиль- ность программ. Когда у нас множество «характеристик функционирова- ния и мышления» действуют на бессознательном уровне, мы ощущаем их как материальные, реальные и стабильные. Почему? Потому, что мы в них не сомневаемся. Мы просто принимаем их. Мы начинаем мыслить и чувствовать в свя- зи с нашей «индивидуальностью», как с чем-то постоян- 258
Уровни восприятия ным, не подверженным изменениям. И поскольку все это близко к тому, как мы ощущаем свой «темперамент» (еще одна номинализация, которая относится к нашему «складу ума» или ментальному стилю), мы обычно начинаем думать о них как о встроенных и перманентных. Но термин «тем- перамент» просто относится к внешним проявлениям разу- ма, к «конкретным отличительным ментальным и физичес- ким чертам». Списки мета-программ в целом совпадают со списком, составленным Лесли Камерон-Бандлер, Бейли и Стюар- том, а затем — Вудсмоллом и Джеймсом (1988 г.). Время от времени в него добавляются новые мета-программы. В книге «Дух НЛП» (1996—2000 гг.) я писал, что они возника- ют, когда мы совершаем переход мета-уровня к содержа- нию нашего мышления. Так мы создаем мета-уровни. Я от- сортировал шесть категорий мета-программ. Это категории обработки: темпераментная, ментальная, эмоциональная, относительная и коммуникационная. Мета-программы превратились в мета-уровни обработки. Каждая из этих ме- та-программ функционирует как класс мета-программ. Мы с Бобом Боденхеймером (1997 г.) разработали более подроб- ную модель, переосмыслив мета-программы с точки зрения логических уровней в «Понимании людей», где пользовались многочисленными отличиями из области когнитивной психологии (см. рис. 10.3 в конце главы). Мета-процессы, или уровни мета-программ Поскольку эти процессы наблюдаются на уровне над первичным повседневным уровнем содержания мышления и реакций, они относятся скорее к структуре восприятия, чем к содержанию того, что мы воспринимаем. Мета-про- граммы выполняют роль функций мета-уровня. Откуда они 259
Следующий шаг берутся? Они возникают (и действуют) как материализо- ванные мета-состояния, «вросшие» в мышцы. То есть они «влились в наши глаза» и стали нашим способом смотреть на мир. Категории на рис. 10.1 и 10.3 предполагают, что у нас су- ществует широкий спектр способов создавать паттерны или структуру нашего внешнего опыта. Мы составляем карты опыта когнитивно, эмоционально, конативно, коммуника- тивно, концептуально или семантически, тем самым разра- батывая наш личный «стиль» (то есть нашу «индивидуаль- ность»). Рис. 10.1 Мета-программы как система логических уровней Так наш усвоенный и культивированный стиль состав- ления паттернов развивается в мета-уровневую «реаль- ность» (выстроенную субъективную реальность), имына- 260 Мета-мета-уровень: — Стиль концептуализации/семантизации Мета- уровень Стиль эмоций Стиль выбора Стиль комму- никации » Стиль познания Первичный уровень: Обработка информации События в мире
Уровни восприятия чинаем обращаться к нему по поводу обработки всей ин- формации (столкновения и опыт, см. рис. 10.1). Наш при- вычный стиль выбора мы также применяем к каждому сво- ему выбору. На этом мета-уровне мы имеем опыт этого ста- бильного феномена — нашей «индивидуальности» или «темперамента». На этом уровне онсуществует. Существует так, как будто мы научились типичным образом структури- ровать наше восприятие и реакции. Источник мета-программ Если по определению мета-программы действуют на ме- та-уровне, находящемся над нашим первичным уровнем мыслей и чувств по поводу вещей, существующих в мире, тогда неудивительно, что эти мета-программы связаны с мета-состояниями. Но каким образом? Каковы взаимоот- ношения между мета-состояниями и мета-программами? Мета-состояния образуют фундамент мета-про- грамм. Мета-программы — результат перевода мысли или чувства в мета-состояние с помощью других мыслей или чувств. Так мета-программы становятся овеществленны- ми мета-состояниями, состояние более высокого уровня входит в привычку и «встраивается» в мышцы. Мета-программы начинаются как мета-состояния. Эти паттерны восприятия возникают как психофизическое со- стояние, составленное из конкретных мыслей, эмоций и физиологических проявлений. В итоге мы так часто пользу- емся ими по умолчанию, интенсивно, потому, что нам «приходится» (нам так приказано или, наоборот, запреще- но), что они превращаются в первичный (и даже единствен- ный) способ функционирования наших психофизических нервных проводящих путей. Они «встраиваются» в нашу мышечную систему. Становятся нейрологическими. В сущ- 261
Следующий шаг ности, в ранних описаниях мета-программ их иногда назы- вали «нейрологическими видами». Нетрудно вообразить, как это происходит. Например, представим себе, что мы выросли в доме, где нас учили «смотреть на вещи в целом». Или же это был стиль мышле- ния, который чаще всего демонстрировали наши родители. Или мы испытывали боль в виде унижений или оскорбле- ний, когда слишком вдавались в детали. В таком контексте довольно легко и естественно научиться думать и обрабаты- вать информацию, глядя на вещи в целом, мыслить глобаль- но, ставить общий гештальт превыше конкретных деталей. Могло быть и наоборот. Возможно, нам постоянно по- вторяли: «Будь внимательнее к мелочам!» И мы научились вникать во все мельчайшие подробности. Пока мы делали это месяц за месяцем и год за годом, такое мышление неиз- бежно приучило нас к детализации (или глобализации). А если оно действовало и помогало нам преуспеть в жизни, мы научились ценить такое мышление. Мы могли даже прийти к выводу вроде: «Такой уж я человек: мне от приро- ды присуще внимание к деталям». Все это — описание типичного случая возникновения склада мышления, или холистического психофизического состояния сознания, а также его превращения в мета-со- стояние. Мы пользовались им сначала осознанно, потом по умолчанию, позволили ему стать нашим образом мышления и чувствования и наконец стали применять его рефлектор- но ко всему процессу мышления. Так это состояние превра- тилось в наш паттерн восприятия, или мета-программу. Зная, как возникают мета-программы, мы получаем модель размышлений о том, что происходит с мета-состо- янием в этом процессе. Приводя в действие рефлексив- ный механизм разума, чтобы отобразить наши мысли и 262
Уровни восприятия чувства в нашем мышлении, мы строим структуры состоя- ний, касающихся других состояний. Затем рефлексивное мышление воздействует на самое ядро нашей способности совершать мета-переходы на высшие логические уровни с помощью наших мыслей и эмоций. Рефлексивно думая о наших мыслях, мы поднимаемся на еще более высокие уровни (концептуально). Другими словами, мы продолжа- ем наслаивать мета-уровни мыслей и чувств над мыслями и чувствами. Однако вся эта конструкция представляет собой не про- сто слои, как подразумевает метафора. В отличие от лука с его постоянными слоями чешуек или матрешек, вложен- ных одна в другую, состояния разума и эмоций динамичны. Они продолжают развиваться. Они текучи и потому всегда находятся в движении. Управляя присущим нам способом нашими нервными проводящими путями (Соответст- вие/Несоответствие; Варианты/Процедуры; Глобаль- ное/Конкретное и др.), мы задаем процесс обработки ин- формации способом, привычным нашим нервной системе и мозгу. Эти высшие уровни срослись с низшими. Одни влились в другие. В конце концов у нас остается только пер- цептивный референтный фрейм — более богатый и полный, чем просто восприятие. Наш репрезентативный фрейм ка- чественно определяется более высоким состоянием. Оно становится нашим стабильным состоянием, в котором мы смотрим на мир. Именно так наши мета-состояния превра- щаются в мета-программы. Предположим, некий человек злоупотребляет мета-со- стоянием глобального мышления и в то же время не уделя- ет внимания детальному, конкретному мышлению. В том же состоянии, в котором наблюдается конкретный паттерн мышления и восприятия (мета-программа), есть и состоя- 263
Следующий шаг ние осознания (мета-состояния). Мы можем сказать, что этот человек находится в глобальном состоянии. При этом он будет оценивать мысли и чувства конкретного состояния. Можно сказать, что он пришел в состояние или очутился в положении провидца, он видит картину в целом, рассужда- ет с философской позиции и т.д. Можно также сказать, что он действует согласно мета- программе глобальности. Если такое повторяется регуляр- но, мы скажем, что мета-программа глобальности обычно обуславливает его действия. Затем нам понадобится вос- пользоваться этой мета-программой, чтобы настроиться на восприятие реальности, свойственное этому человеку. Мета-программы возникают, когда мы придаем состоя- нию ценность. Когда мы верим в важность глобальной пер- спективы, мы осуществляем аутфрейминг первого состоя- ния (глобального) с помощью ценности. Кроме того, мы можем строить эту программу, обращая ее к самой себе (глобальное о глобальном), радоваться по поводу глобаль- ного мышления, бояться чрезмерной конкретики, недолюб- ливать или презирать детали и др. Существует великое мно- жество способов строительства мета-программ из различ- ных структур мета-состояний. Что происходит, когда мы злоупотребляем структурой мета-состояний? Возникает мета-программа. Многократное повторение любой структуры мета-со- стояния приводит к созданию привычного мета-состоя- ния, или мета-программы. Иногда эти мета-структуры становятся новой категорией — состоянием гештальта. В ранних книгах о мета-состояниях я описывал их как «навес сознания». Это выражение, «навес сознания», было спосо- бом описания, как специфические мета-состояния могут так всецело поглощать (метафорически) все другие наши 264
Уровни восприятия состояния, что создается (если можно так выразиться) це- лая, ментальная атмосфера (или контекст). Мета-состоя- ния становятся такими проникающими, что, подобно воз- духу, просачиваются повсюду, поступают вместе со всей входящей информацией и исходящим восприятием во все наши представления, опыты, воспоминания, предвкуше- ния и т.д. Тогда такие «навесы сознания» превращаются в саму ткань нашей ментальной и эмоциональной жизни. В последнее время я сменил метафоры. От «навеса» я пере- шел к «матрице», описывая идею мета-состояний как встроенных фреймов, связанных с фреймами, а общую конфигурацию — как матрицу наших фреймов («Игры фреймов», 2000 г.). Итак, мета-программы возникают из мета-состояний. Мета-программы — встроенные или овеществленные мета-состояния. И чем больше мы ценим, верим, дорожим, находим преимущества и идентифицируемся с мета-состо- янием, тем увереннее создаем мета-драйвер. Появление драйвера мета-программы означает, что это состояние и его «программа» восприятия, сортировки и об- работки информации стали нашей управляющей по умол- чанию. Она превратилась в наш «образ бытия» в мире. Конечно, это значит, что программа служит присущим только нам способом создания «индивидуальности». (Кста- ти, поскольку «индивидуальность» — не вещь, а набор про- цессов», мы говорим о ней как о том, что мы делаем. При этом действие и процесс в рамках концепции выдвигаются на первый план, а сама концепция становится более измен- чивой и легче трансформируемой.) В драйвере мета-программы мы видим наши первичные состояния, встроенные в более широкий контекст, состав- ленный из мета-состояний, образующих мета-программу. 265
Следующий шаг Рассмотрим случай, когда мета-программа несоответствия становится драйвером мета-программы. Здесь мы имеем дело с когнитивным типом восприятия, сортировки по от- личиям, встроенным в различные высшие состояния. Чело- век, несомненно, верит, что это важное и ценное действие. Это способ «быть собой», «думать по-своему», «не подчи- няться», «не выслушивать, что делать и как думать» и пр. Вероятно, он встроен в другие фреймы или состояния выс- шего уровня: вот кто я такой; я должен поступать так; вос- поминания о родителях или учителях вынуждают меня дей- ствовать, как они учили; вот что происходит, стоит только пойти на компромисс и т.д. Моделирование любого конкретного человека, имею- щего выраженную склонность к поиску несоответствий, даст другие структуры для данного гештальта. Но основной принцип заключается в том, что в каждой мета-программе можно найти слои мета-состояний в рамках еще более вы- соких мета-состояний, которые поддерживают, придают подтвержденность и создают смысловую структуру. О мета- состояниях мы говорим, что они всегда являются «подразу- меваемыми фреймами». То есть, какое бы состояние мы не применяли к другому состоянию и тем самым наращивали один уровень разума на другом, существует множество под- разумеваемых фреймов, которые мы не выявляем, а просто предполагаем. Совместите все это, и получатся структуры мета-состоя- ний, которые вырастают в мета-программы и «навесы», или «матрицы» сознания. Как единая синергетическая сила, они служат всепроникающей психологической силой, ко- торая присутствует во всех аспектах нашей жизни. Они оп- ределяют и строят для нас мета-уровневые структуры «ре- альности». 266
Уровни восприятия Мета-состояние/ Мета-программирование «Оценка» Вы все уяснили? Да, понимаю, это слишком замыслова- то, но в следующей главе мы во всем разберемся. А пока приведем пример практического применения. Для него я выбрал состояние, которое обычно считается в НЛП мета- программой, притом довольно важной — ссылку на себя. Начнем с состояния ссылки на себя. Это означает, что вы ощущаете себя как свой собственный разум, эмоции, голос и поступки. Мы не родились такими. В сущности, мы родились без каких-либо из перечисленных отличий. При рождении у нас не было ощущения своего «я», гра- ниц или отличий. Мы появились на свет недифференци- рованными. Поэтому поначалу для нас было все едино. Затем мы начали открывать глаза и пользоваться органа- ми чувств, отмечая различия и в конце концов отделяя се- бя от матери, семьи, дома и т.д. Так мы растем, становим- ся индивидуальностью, автономным человеческим суще- ством. Мы узнаем, что наши мысли — наши, наши эмоции — наши собственные, и то же самое справедливо для поступков и слов. А теперь представим себе, что произойдет, если встроить все состояния в ссылку на самого себя. Предположим, вы на- чали с вопроса: что я думаю о том или об этом? Что я чувст- вую? Что говорю? Что хочу предпринять? Что могу сделать? Допустим, вы перенесли это состояние ссылки с себя, со своих ценностей и представлений, с мнений и выборов на все первичные опыты, мысли, эмоции и поведение. Что, ес- ли включить все убеждения о себе, окружающих, мире, ва- шей идентичности, жизненном предназначении и т.д. в та- кого рода ссылки на себя? 267
Следующий шаг Рис. 10.2 «Навесы» сознания и мета-программы Привычное мета-состояние Привычное мета-состояние Повседневные мысли и чувства События в мире Как только ссылки на себя становятся вашим высшим референтным фреймом, высшим мета-состоянием и ме- та-программой, они вбирают в себя всю вашу жизнь. В них вместится ваше чувство ответственности, способ- ность делать выбор и управление мозгом. Они станут са- мой канвой вашей реальности. Обвинения будут практи- чески невозможны. Пассивность, беспомощность, реак- тивность — все эти состояния станут совершенно чуждыми, вы будете сталкиваться с ними крайне редко. Затем принадлежность ваших реакций будет действовать в самом ядре ваших фильтров восприятия для мышления и чувствования. Она станет одной из ваших постоянных характерных черт, систем убеждений и склонностей при ориентации в мире. 268
Уровни восприятия Ценность мета-программ Ценность мета-программ заключается в том, что мы мо- жем разрабатывать эффективные способы мышления и превращать их в компоненты наших программ, выполняю- щихся по умолчанию. Это позволяет нам лучше пользо- ваться своей нервной системой и мозгом, программы ста- новятся нашим образом бытия в мире. Знания направляют- ся по кратчайшему пути, мышцы напрямую связаны с высшими уровнями разума. Все это мы можем делать осознанно и намеренно. Мо- жем разработать и установить новые мета-программы из со- стояний разума, которые, как мы уже выяснили, наиболее полезны, практичны, мощны и наполнены ресурсами, не- обходимыми для управления нашим мозгом. Только представьте себе! Теперь, когда мы знаем, откуда берутся мета-программы, мы можем целенаправленно раз- рабатывать их, чтобы иметь ментальные и эмоциональные преимущества в том, что касается конкретной сферы опы- та, и внедрять их как мета-состояния, а потом — как мета- программы. Как только эта цель будет достигнута, с помо- щью этих мета-состояний мы сможем задавать фреймы высшего уровня, способствующие процессам овеществле- ния. Так мы выбираем высшие «навесы» или «матрицы», и они становятся компонентами самой структуры нашего со- знания. Свыкаясь с состояниями и мета-состояниями на высших логических уровнях, мы избавляемся от необходи- мости всякий раз находить доступ к конкретному фрейму разума. Он превращается в ресурсное состояние, создаю- щее саму ментально-эмоциональную и концептуальную ат- мосферу, в которой мы живем и на основании которой дей- ствуем. Нам больше никогда не понадобится далеко ходить 269
Следующий шог за ней — потому что мы ее и не покидаем. Она автоматиче- ски служит неизменным и упорядоченным способом бытия в мире. Она действует просто как элемент нашей структуры сознания, такой же естественный, как способность видеть, слышать, чувствовать и обонять. Мы можем проделывать все это даже для состояний ра- зума, которые не считаются в НЛП мета-программами. На- пример, допустим, у вас никогда не было доступа к состоя- нию уважения к людям, уверенности в себе, внимательного отношения к окружающим, вдумчивого составления карт мира и т.д. Допустим, одно из них (или любое другое ре- сурсное состояние) стало вашим «навесом сознания». Что означает эта перемена для вас? В какой мере вы будете при этом обладать ресурсами? При этом концептуальная конструкция и ощущение (как программа мета-уровня) просто функционирует как фрейм разума каждый раз, когда вы просыпаетесь утром. Оно уп- равляет всем вашим мышлением и чувствованием, всеми эмоциями, языком и реакциями. Или, если вы станете вос- приимчивым к различным контекстуальным сигналам, — будет действовать только при определенных условиях. Про- грамма будет даже управлять вашим ощущением идентич- ности. Она «станет» вами. Этим объясняются значение и си- ла мета-уровневых процессов и то, как они выступают в ро- ли самых крупных структур субъективного опыта. Выявление наших «навесов» Поскольку мы - форма жизни, пользующаяся символа- ми и обладающая рефлексивным сознанием, у нас уже есть многочисленные мета-состояния, мета-программы, «наве- сы сознания» и гештальт-состояния. С ними мы никогда не расстаемся. 270
Уровни восприятия Вы знаете свои состояния? Насколько легко вы распознаете их у окружающих? Природа нашего саморефлексивного сознания такова, что мы способны только создавать такие структуры; они и становятся тем, что мы называем своей «индивидуальнос- тью». Все, что мы думаем и чувствуем, мы немедленно ото- бражаем и таким образом развиваем мышление и чувство- вание. Проблему представляет не сам процесс, а содержание, которое мы вносим в него. Как правило, у большинства лю- дей не развиты мета-состояния или мета-программы оцен- ки, принятия, уважения, достоинства или других ресурсов. Чаще всего люди строят мета-состояния презрения, вины, страха, гнева, ужаса, скептицизма, пессимизма и т.д. Как саморефлексивные личности, которые уже создали мысли о наших мыслях и неизбежно адаптировались к мыслям и чувствам, мы уже исходим из многих «навесов сознания». Поэтому мы должны сначала найти такие конструкции и оценить их нейро-лингвистическую экологию. Затем, по- сле выявления, придется решить, какие из них уничтожить, лреобразовать, обновить или построить заново. Представление о том, как мета-программы естествен- ным образом перерастают в мета-состояния, объясняет, по- чему нам так трудно иметь дело с такими мета-уровневыми конструкциями. Представьте себе, что вы пытаетесь помочь кому-то, кто действует на основании первичного состояния или мета-состояния, встроенного в «матрицу-навес» песси- мизма. Такой человек будет пропускать все, что вы скажете и сделаете, сквозь фильтр пессимизма. «Это все равно не поможет!» «Вы слишком оптимистично настроены, а мы живем в реальном мире!» 271
Следующий шаг Как можно в этом случае найти способ произвести положительный эффект? Все оптимистичные, обнаде- живающие и ободряющие предложения, которые мы вносим на первичном уровне, здесь наверняка будут ис- кажены и пропущены через мета-пессимизм нашего со- беседника. Если нам трудно иметь дело с человеком, первичное со- стояние которого — пессимизм, и если попытки прервать это состояние разума, «встряхнуть» собеседника — серьез- ная задача, что же происходит, когда пессимизм проявляет- ся на мета-уровне? А если у этого человека имеется мета- программа пессимизма? Зависящие от нашего состояния обучение, память, восприятие и др. будут испорчены на первичном уровне. Но положение заметно осложняется, когда мы исходим из мета-состояния пессимизма и имеем в распоряжении целую матрицу фреймов (или мета-состоя- ний), выполняющих роль «навеса сознания». В такой структуре пессимизм будет присутствовать повсюду и слу- жить набором фильтров. В результате мы видим перед со- бой неподдающегося упрямца. Однако наладить с ним контакт все-таки возможно. Мы можем распознать эту мета-программу и выяснить, как она стабилизировалась и распространилась на мета- состояния. При этом мы сначала заметим «состояние- дракона», а потом применим различные способы «убива- ния» и «укрощения дракона». Несмотря на то что этот образ мышления стабилизировался на мета-уровнях в виде перманентных и статичных структур, все они по- прежнему представляют собой ментальные карты и должны постоянно обновляться, чтобы не обветшать окончательно. (См. «Убить дракона: драконы для принцев», 2000 г.). 272
Уровни восприятия Изменение мета-программ Можно ли изменять мета-программы? Или переклю- чаться с одной программы на другую, или переключать чу- жие программы? Разумеется, можно! В конце концов, мета-программы — не предметы и не существа, а способы обработки информации. Значит, усвоен- ные и структурированные мета-уровневые процессы. Сле- довательно, как паттерны мышления они представляют со- бой мета-уровневую структуру сознания, освоенный чело- веком способ поставлять данные паттерну своего мышления. Мета-программы ничего не говорят о том, как человек структурирует мышление. Мы всегда можем изменить свои паттерны как динамич- ные, непрекращающиеся процессы структурирования мыс- лей и чувств. Это занятие может потребовать времени и сил. Может понадобиться опытный терапевт, но все-таки ре- зультат будет достигнут. Как правило, необходимо то, что мы называем «когнитивной силой», или «силой «я». Изме- нение мета-программ, которые стали частью нервной сис- темы и мышц, порой требует большой решимости и упорст- ва. Трансформация обычно оказывается более эффектив- ной, если сначала проверить готовность человека к изменениям, его мотивацию и разрешение. В своем труде об изменении систем убеждений Роберт Дилтс (1990 г.) применял мета-позицию, чтобы изменять мета-программы. При этом пациенту предлагалось вер- нуться в прошлое по линии времени, в момент перед тем, как был получен опыт или принято решение, породившее определенный стиль мета-программирования. С этой пози- ции пациенту предлагался доступ к новым ресурсам и убеж- 273
Следующий шаг дениям. Мета-позиция над мета-программой обеспечивала пространство для сдвига репрезентативных отличий («суб- модальностей»), построения усовершенствованных убеж- дений об идентичности, ре-импринтинга, изменения исто- рии и т.д. Все это помогало изменить мета-программы. «В некотором смысле контекст ре-импринтинга ста- новится средством для изменения паттернов мета-про- граммы и видов сортировки. Например, можно легко побудить человека очутиться в определенном времени или переместиться на определенное время, ближе или дальше к какой-либо точке, перенести настоящее в про- шлое, прошлое в будущее или настоящее в будущее. Можно побудить собеседника провести сортировку по своему «я», по окружающим или по контексту» (с. 137). Разговор об изменении мета-программ этим не исчер- пывается. Паттерны вы найдете в «Терапии линии времени» (1988 г.) Вудсмолла и Джеймса, в «Линии времени» Боденхеймера и Холла (1997 г.) и «Линии времени» и «Понимании людей». Мета-программы в моделировании Это описание модели мета-программ позволяет понять, какую роль играют указанные процессы в любой стратегии. Выявление и выделение подробного описания последова- тельности репрезентативных шагов стратегии — мета-уров- невых отличий мета-программ — неизменно играет решаю- щую роль. Не зная, не выявляя и не обнаруживая управля- ющие мета-программы эксперта в определенном проявлении опыта, мы будем лишены возможности вы- явить критические элементы стратегии. Нам придется пе- рейти на мета-уровень к мета-программам, чтобы полно- стью смоделировать структуру опыта. 274
Уровни восприятия Нередко случается, что мета-программирование (или со- здание паттернов) сознания обуславливает стратегию совер- шенства. Оно объясняет, как последовательность репрезен- таций становится моделью, которая обеспечивает нас указа- ниями для воспроизведения конкретной структуры опыта. Зная, что некий человек составляет внутреннюю карти- ну, но не зная ее размер (глобальный или конкретный), или понимая, что этот человек пользуется картиной для сравне- ния, выявляя сходство или различие, мы все равно не будем иметь представления о множестве «различий, составляю- щих разницу» стратегии. Выводы • Мета-программы существуют на логическом уровне над осознанной обработкой информации. Эти стили создания паттернов говорят о стилях сортировки и процессах, которыми мы научились пользоваться, раз- мышляя о предметах. Таким образом, эти программы преимущественно находятся за пределами сознания (выше), но остаются достижимыми для него. • Мета-программы возникают из привычных мета-состо- яний, овеществленных со временем. Понимая, как мы создаем наши мета-программы, мы можем менять их. • Выше и за пределами традиционного перечня мета-про- грамм НЛП (которые представляют собой только уро- вень над содержанием) находятся программы, которые по отношению к предыдущим относятся к категории «мета». Есть и программы более высокого уровня, управ- ляющие другими нашими ментальными программами. • Зная структуру мета-программ, мы имеем возмож- ность и моделировать, и проектировать совершенство в коммуникации, спорах, понимании и др. 275
Рис. 10.3 Пять категорий мета-программ и мета-мета-программы 276 Следующий шаг Обработка Когнитивная/Перцеп- тивная #1 Размеры Общее/Конкретное Детальное/Глобальное #2 Отношения Соответствие/Несоот- ветствие Одинаковое/Разное #3 Репрезентативные системы VAKO Аd #4 Сбор информации Аптайм/Даунтайм #5 Гносеологический критерий Сенсоры/Интуиция #6 Категории восприя- тия Черно-белое/Континуум Скептицизм #7 Сценарий мышления Наилучший/Наихудший Оптимистичный/Песси- мистичный #8 Долговечность Проницаемость/Непрони- цаемость Ощущения Эмоциональные/Сома- тические #13 Эмоциональность Пассивность/Агрессив- ность/Диссоциация #14 Референтный фрейм Внутренний/Внешний Ссылка на себя/Другие ре- ференты #15 Эмоциональное со- стояние Ассоциированное/Диссо- циированное Чувствование/Мышление #16 Соматические реак- ции Активные/Рефлектив- ные/Неактивные # 17 Убедительность/До- стоверность Выглядит, звучит, чувст- вуется правильно Имеет смысл #18 Эмоциональное на- правление Единое/ Множественное #19 Эмоциональность Отсутствие динамиз- ма/Динамизм Выбор Конативный/Волевой #20 Направление моти- вации К предмету/От предмета Приближение/Избегание #21 Конативная адапта- ция Варианты/Процедуры #22 Адаптация Суждение/Восприятие Контроль/Дрейф #23 Модальные операто- ры Необходимость/ Возможность/Желание Кнут/Пряник #24 Предпочтения Люди/Места/Предметы #25 Адаптация к ожиданиям #26 Оценка покупки Цена/Удобство Качество/Время #27 Ответственность Чрезмерная/ Недостаточная Сбалансированная
#28 Сортировка убеди- тельности окружающих Недоверчивость/Доверчи- вость #9 Качество внимания На экране/Не на экране #10 Философские на- правления Почему/Откуда взя- лось/Решения #11 Сортировка структу- ры реальности Аристотелевская/Неари- стотелевская (Статика/Процесс) # 12 Сортировка каналов коммуникации Вербальные-цифро- вые/Невербальные-анало- говые/Сбалансированные Реагирование Выход/Поведение #29 Подзарядка батареек Экстроверт, амбиверт, интроверт #30 Принадлежность/Управление Независимость/Игрок команды/Руково- дитель #31 Коммуникативная роль Обвинитель, миротворец, отвлекающий, вычислитель, нивелировщик #32 Общая реакция Адекватная/Неадекватная Конкуренция/Сотрудничество Полярность/Мета #33 Соматическая реакция Активная/Рефлексивная/Обе/ Неактивная Концептуализация/ Семантизация Категории Канта #40 Ценности Список ценностей #41 Темперамент Сильная воля/Покладистость #42 Самооценка Высокая/Низкая #43 Уверенность в себе Конкретные навыки #44 Собственный опыт Тело, разум, эмоции, роли, выборы 277 Уровни восприятия
Следующий шаг #34 Предпочтения в работе Предметы/Системы/Люди/ Информация #35 Сравнение Качественное/Количественное #36 Источник знаний Моделирование/Концептуализация Опыт/Авторизация #37 Осуществление/Завершение Завершение/Незавершение #38 Социальная презентация Изощренная-артистичная/Подлинная- бесхитростная #39 Сортировка иерархической доми- нанты Власть/Принадлежность/Достижения #45 Целостность Противоречивые несоответствия/ Гармония #46 Времена «времени» Прошлое/'Настоящее/Будущее #47 «Временной» опыт В тот же момент/Спустя некоторое время #48 «Временная» оценка Последовательная/Случайная #49 Сила «я» Стабильна/Нестабильна #50 Нравственность Сильная/Слабое супер-эго #51 Сортировка причинности Беспричинная, линейная причинно-следственная (ПС), мульти-ПС, личная ПС, внешняя ПС, магическая, корреляция
Глава 11 Уровни состояний Саморефлексивное сознание Сферы мета-состояний НЛП появилось, когда два автора моделей построили модель лингвистических паттернов, которыми пользова- лись три виртуоза-терапевта (Перлс, Сатир и Эриксон). Бандлер и Гриндер (1975 г.) описали ее как «мета»- модель по отношению к языку, которым они пользовались, отсле- живая внутренние карты терапевтов. Так в НЛП возникла первая мета-сфера, мета-модель. Спустя несколько лет к ней прибавилась вторая — мета- программы (Бандлер и Камерон-Бандлер, 1982 г.). По- скольку мета-модель использовала язык как проводящий путь в субъективный опыт, мета-программы применяли стили восприятия как способ отслеживания стиля или ре- жима обработки и сортировки информации, присущего то- му или иному человеку. Так возникли две мета-парадигмы в «черном ящике» разума. Прошло еще несколько лет, и появилась третья мета- сфера, где применялись состояния и уровни — модель мета- состояний. Мета-состояния как модель относились к геш- тальт-опыту, который мы ощущаем, когда наше рефлексив- ное мышление и чувствование применимо к самому себе и 279
Следующий шаг создает слои нейро-лингвистических состояний. В этой главе я кратко рассмотрю эту третью мета-сферу НЛП, модель, которая привела к разработке нейросемантики. Модель мета-состояний Модель мета-состояний (Холл, 1995 г.) выросла непо- средственно из принципа абстрагирования, который Кор- жибски сформулировал в общей семантике, назвав «абстра- гированием на высших уровнях». Это «абстрагирование» соответствует выражению из НЛП «переход на мета-уровень». Совершая концептуальный переход на более высокий логический уровень, мы создаем абстракции второго, третьего и т.д. порядка (по Коржибски). Применяя эти мета-перемещения к нашим психофизи- ческим (нейро-лингвистическим) состояниям и восприни- мая итоговый опыт как состояние сознания на каждом уров- не, мы получаем модель, которая вводит концепцию мета- состояний. В сущности, каждый дополнительный уровень обогащает первичное состояние, делает его изменчивым и динамичным. Модель мета-состояний начинается с базово- го психофизического состояния, состоящего из внутренних репрезентаций и физиологии (двум основным путям к со- стоянию). Потом мы переходим на более высокий логичес- кий уровень и абстрагируемся от низшего. Так мы создаем новую конструкцию — состояние, относящееся к состоя- нию, или мета-состояние. При этом возникает новая отно- сительность на мета-уровне. Сознание относится уже не к внешнему большому миру, а к внутреннему миру мыслей и чувств. С каждым прыжком по рефлексивным уровням об- щее психофизическое состояние становится более много- слойным, дополненным высшими и более концептуальны- ми состояниями. 280
Уровни состояний Этот процесс способствует новому виду субъективности. В первичных состояниях наши мысли, чувства и физиоло- гические проявления выстраиваются в соответствии с не- ким внешним содержанием. Наше сознание обращено на- ружу. Оно обращено на явления за пределами самого себя. «Я боюсь Джона, когда он чего-нибудь требует». «Мне нравится этот великолепный закат». Напротив, при наличии мета-уровней наше мета-состо- яние направлено к низшему уровню, к состоянию, распо- ложенному ниже (или к какой-либо грани, продукту или процессу этого состояния). «Я боюсь своего страха». «Мой гнев вызывает у меня отвращение». В мета-состоянии, как со