Текст
                    E H И A
И НСТИТУТ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ
к. н. ТНТАРИНОВЯ
ОЧЕРКИ
ПО ИСТОРИИ АНГЛИИ
1640—1815 гг.
fe'.
Издательство ИМО
М о с к в а—1 9 58

ПРЕДИСЛОВИЕ ) исто еволю1 )бое в —исто; __ Предлагаемые вниманию читателя «Очерки по истории Англии 1640—1815 гг.» представляют собой попытку дать юлее или менее последовательное изложение важнейших обытий английской истории этого периода и их оценку с 1Озиций марксизма-ленинизма. Советские историки главное внимание обычно уделяли (зучению английской буржуазной революции 40-х годов CVII в., оставляя в стороне позднейшую историю плоть до XIX века. Это объясняется прежде всего тем, [то историков-марксистов привлекают важнейшие момен- ы в развитии классовой борьбы той или иной страны. Английская революция вызывала особый интерес, так как >ыла первой буржуазной революцией, имевшей всемир- ю-историческое значение- Поэтому особенно важно было щть объективный марксистский анализ этой революции и фотивопоставить его многим тысячам страниц, написан- 1ых буржуазными авторами разных стран или очень одно- сторонне или в чрезвычайно тенденциозных тонах. Начиная с XVII века, когда появилась первая работа об английской революции, написанная Кларендоном \ славой правительства реставрации, и до нашего времени характерной чертой всей дворянско-буржуазной историо- графии было прежде всего то, что историки обращали главное внимание на политическую сторону революции, искали ее причины в чисто политических и даже религи- озных конфликтах2. Все они интересовались главным об- разом конституционно-политическими последствиями ре- 1 Н. Е. Clarendon, The History of the Rebellion and Civil Wars in England, begun in the year 1641, vv. I—VI, Oxford, 1888. 2 Более подробный обзор историографии английской буржуазной эволюции см. «Английская буржуазная революция XVII века» под д. Е. А. Кос минского и Я. А. Левицкого, т. 2, Изд-во 3 СССР, 1954. 3
волюции, а не теми громадными социально-экономически- ми сдвигами, которые произвела эта, хотя и незавершен- ная, революция. Многие авторы1 (Д. Юм, Г. Галлам, Т. Маколей, Р. Гнейст, Дж. Тревельян и др-) видели ос- новную причину революции 40-х годов XVII в- в полити- ческой недальновидности Стюартов, которая-де и привела к возникновению конфликта между короной и парламен- том. Да и самую-то революцию большинство буржуазных историков сводило к столкновению парламента с королем, сознательно игнорируя классовую борьбу и участие в ней народных масс. Ряд историков 2 (например, Гардинер, а также его уче- ник Фере) рассматривал эту революцию как чисто рели- гиозный конфликт. (Однако, наряду с этим; Гардинер и Фере много сделали для изучения проблемы в целом, со- брав громадный фактический и документальный материал по истории всего периода революции). Многие историки (например, Ф- Гизо3; Дж. Тревельян и др.) утверждали, что английская революция была кон- 1 D. Hume, The History of England from the Invasion of Julius Caesar to the Revolution in 1688, vv. I—VIII, L., 1786; H. Hal- 1 a m, The Constitutional History of England from the Accession of Henry VII to the Death of George II, L., 1881; Th. B. Macaulay, The History of England from the Accession of James Second, vv. I— VI, L., 1913—1910; T. Б. Маколей, История Англии от восшест- вия на престол Якова II, Собр., соч., т. VI—XI, СПб., 1861 —1865; Р. Гнейст, История государственных учреждений Англии, М., 1885; G. М. Trevelyan, England under the Stuarts, N. Y., 1905; Q. M. Trevelyan, The English Revolution 1688—1689, N. Y., 1939; G. M. Trevelyan, English Social History, L., 1946. 2 S. R. Gardiner, History of England from the Accession of James I to the Outbreak of the Civil War 1603—1642, vv. I—X, L., 1894—1896; S. R. Gardiner, The First Two Stuarts and the Puri- tan Revolution 1603—1660, L., 1876; S. R. Gardiner, History of the Great Civil War (1642—1649), vv. I—IV, L., 1886; S. R. Gardiner, History of the Commonwealth and Protectorate (1649—1656), vv. I— III, L., 1894—1901; «The Constitutional Documents of the Puritan Revolution (1625—1660)», ed. by S. R. Gardiner, Oxford, 1906; G. H. Firth, The Last Years of the Protectorate, 1656—1658, vv. I— П, L., 1909; G. H. F i r t h, Oliver Cromwell and the Rule of the Puri- tans in England, N. Y., 1900. 3 E. P. J.G u i z о t, Histoire de la revolution d’Angleterre depuis 1’avenement de Charles I-er jusqu’au retablissement des Stuarts 1625— 1660, vv. I—VI, 1854—1856; Ф. Гизо, История английской револю- ции (ч. 1, История Карла I с восшествия на престол до смерти; ч. 2. История английской республики и Кромвеля), тт. 1—3. СПб., 1868. 4
сервативной по своему характеру, а потому и целью ее бы- ло не установление нового строя, не захват власти бур- жуазией и обуржуазившимся дворянством, а защита ста- рых, исконных привилегий парламента, нарушенных коро- лем. Большинство буржуазных историков считает казнь ко- роля и установление республики величайшим несчастьем. В то же время почти все буржуазные исторические рабо- ты дают положительную оценку Кромвелю за его полити- ку, выражающуюся в (подавлении народных движений и создании основ могущественной колониальной империи. Такова оценка деятельности Кромвеля в работах Мако- лея, Тревельяна, Элтона, Вильямсона и др. Ч Почти все буржуазные историки противопоставляют революции 40-х годов переворот 1688 года, который ха- рактеризуют как счастливейшее событие в истории Ан- глии, как «Славную революцию», как начало новой эры и важнейший этап на пути к прогрессу и совершенствова- нию, по которому, по их мнению, непрерывно движется Англия. Многие из этих историков даже само слово «ре- волюция» относят только к 1688 году, а события 40-х го- дов именуют мятежом или, в лучшем случае, «граждан- ской войной»1 2. В трудах английских буржуазных историков народные движения периода революции по существу совершенно иг- норируются. В обширных монографиях левеллеры и дигге- ры иногда упоминаются буквально в нескольких строках, и о них по существу почти ничего не говорится. Очень мало внимания уделяют буржуазные ученые по- рабощению и ограблению Ирландии английскими колони- заторами. Так, например, Кэртер и Мирс, посвятив этому вопросу всего одну страницу из 1024 страниц «Истории Британии», констатируют, что одна треть населения Ирландии погибла от войны и от голода и что 2/з ирланд- ских земель перешли в руки англичан. Но тут же успоко- ительно замечают, что «кромвелевские землевладельцы женились на ирландских вдовах (о том, по чьей вине ир- ландки стали вдовами, авторы умалчивают.—К.Т.), и их дети скоро забыли свою английскую религию и своих 1 Elton, Imperial Commonwealth, L., 1945. J. A. Williamson, A Short History of British Expansion, L., 1941. 2 T. P. Ta s w ell - Lan g m e ad, English Constitutional History, L., 1905. 5
предков. Ирландия осталась ирландской, она также оста- лась католической» Ч По мнению этих авторов, все обсто- яло благополучно- Все перечисленные выше тенденции в трактовке ан- глийской революции сохраняются в буржуазной историо- графии по сей день, но наряду с ними за последнее время в зарубежной историографии появились и иные тенден- ции, развиваемые в трудах прогрессивных историков. К их числу можно отнести Мортона, Холореншоу2. Сами назва- ния работ этих авторов говорят о принципиально ином подходе к основным вопросам история Англии. Характе- ризуя английскую революцию, они прежде всего подчерки- вают, что это была буржуазная революция, период обо- стренной классовой борьбы, и уделяют большое внимание движению народных масс — левеллеров и диггеров. Это ле значит, конечно, что работы этих авторов лишены недо- статков. Так, например, Холореншоу недостаточно анали- зирует социальный состав левеллеров, а диггеров рас- сматривает как представителей подлинно коммунистиче- ских взглядов. Мортон преувеличивает революционность индепендентов, идеализирует Кромвеля, мало говорит об Ирландии 3. Но при всех недочетах труды этих авторов представ- ляют собой значительный шаг вперед по сравнению с бур- жуазной историографией. Тенденциозному освещению английской революции в буржуазной историографии противостоят работы совет- ских историков. Уже в 1925 году появилась работа А. Е Кудрявцева L За ней последовали работы историков В. Ф. Семенова, В. М. Лавровского, С. И. Архангельского, А. С. Самойло, И. Л. Попова-Ленского, Г- Р. Левина, Я. А. Левицкого, 1 Е. И. Carter and R. A. F. М е а г s, A History of Britain, Ox- ford, 1937, p. 528. 2 A. L. Morton, A People’s History of England, L., 1948; (А. Мортон, История Англии, ИЛ, 1950 1; A. L. Morton, The En- glish Utopia, L., 1952; A. L. Morton §nd G. Tate, The British Labour Movement, 1770—1920, L., 1950;H. Holorenshaw, The Levellers and the English Revolution, L., 1939; Г. Холореншоу, Левеллеры и английская революция, ИЛ, 1947. 3 В изучении истории Ирландии также появились прогрессивные тенденции. См. Т. А/ Д'ж е к с о н, Борьба Ирландии за независимость, ИЛ, 1949. 4 А. Е. Кудрявцев, Великая английская революция, Изд-зо «Прибой», Л., 1925. 6
М. А. Барга, Ю. М. Сапрыкина В 1954 году появилась большая коллективная работа под редакцией академика Е. А. Косминского и Я. А. Левицкого — «Английская бур- жуазная революция XVII века», суммирующая все дости- жения советской исторической науки в области разработки этой важнейшей проблемы английской истории- Большую ценность представляют также труды С. И. Ар- хангельского по вопросам аграрного законодательства- Для трудов советских историков по английской ре- волюции характерно стремление вскрыть подлинные, клас- совые причины революции, показать ее движущие силы, проанализировать ее социально-экономические результаты. Советские историки опираются при этом на тот вклад, ко- торый внесли в изучение английской революции К. Маркс, Ф. Энгельс и В. И. Ленин, неоднократно в своих трудах касавшиеся различных сторон этой проблемы. Истории Англии в XVIII веке в советской историогра- фии посвящено значительно меньше работ. Здесь, помимо глав учебников для вузов 2, дающих очень краткую харак- теристику этого периода, работ В. М. Лавровского о пар- ламентских огораживаниях Л. А. Никифорова о русско- 1 В. Ф. Семенов, Великая английская революция (в книге Н. М. Пакуль и В. Ф, Семенов, Ранние буржуазные револю- ции, Издательское общество «Огонек», 1931). Ему также принадле- жит ряд статей по различным вопросам английской революции; В. М. Л а вр о веки й—главы XI—XV во втором томе учебника «История средних веков», Соцэкгиз, 1939; С. И. Архангельский, Аграрное законодательство английской-резолюции, ч. 1—2, Изд-во АН СССР, 1935—1940. Ему же принадлежит ряд статей, главным об- разом по истории крестьянских движений в период революции и по внешней политике; А. С. С а м о й л о, Английские колонии накануне революции («Исторический журнал», 1945 г., № 1—2); Колониальный вопрос в дипломатии Кромвеля («Известия АН СССР», Серия ис- тории и философии, 1945, т. 2, № 4); И. Л. Попов-Ленский, Лильберн и левеллеры, Изд-во «Московский рабочий», 1928; Г. Р. Левин, Вопрос о всеобщем избирательном праве на Путпей- ской конференции, «Ученые записки Л ГИИ», т. 62, 1948; Я. А. Ле- вицкий, ИндепенденДская республика и майское восстание левел- леров в армии в 1649 году, «Ученые записки МОПИ», т. 16, вып. 1, 1950; М. А. Барг, Кромвель и его время, Учпедгиз, 1950; Ю. М. Са- прыкин, К вопросу об отношении левеллеров к борьбе классов за землю, «Вестник МГУ», Серия обществ, наук, вып. 2, № 4, 1951. 2 «История средних веков», т. 2, Соцэкгиз, 1939; и «Новая исто- рия», т. 1, Господитиздат, 1951. 3 В. М. Лавровский, Парламентские огораживания об- щинных земель в Англии XVIII—начала XIX вв., Изд-во АН СССР, 1940. 7
английских отношениях в начале XVIII века 1 и диссерта- ции Л. А- Кавериной о классовой борьбе в период про- мышленного переворота 1 2, советскими историками сделано еще очень мало. В русской дореволюционной исторической науке при характеристике XVIII века наибольшее внимание уделя- лось главным образом финансово-экономическим вопро- сам. (Исключением является курс лекций Г. Вызинского 3 по политической истории Англии XVIII века). В этой об- ласти был создан ряд ценных работ (М. М- Алексеенко, И. Озеров, И. Янжул, П. Гензель, И. Кауфман)4, Однако проблемы социально-экономического развития Англии, классовых взаимоотношений, создания и расширения Британской колониальной империи почти не затрагива- лись- , В зарубежной, особенно английской и американской, литературе значительному периоду в истории Англии — XVIII веку посвящено большое число работ. В них рас- сматривается история промышленного переворота, полити- ческие события в Англии этого периода, вопросы внешней политики и расширения колониальной империи* Лишь очень немногие работы затрагивают проблемы, связанные с классовой борьбой и положением трудящихся города и деревни, но зато большое число работ посвящено изучению жизни и деятельности английских королей. Для большинства авторов, изучающих экономическую историю Англии XVIII века и, в частности, аграрную и промышленную революции (Аштон, Брентано, Клэпхем, Курт, Кэннингем, Дитц, Мередит, Селлей, Тревельян и 1 Л. А. Никифоров, Русско-английские отношения при Пет- ре I, Госполитиздат, 1950. 2 Л. А. Каверина, Обострение классовой борьбы в Англии в начальный период промышленного переворота, М., 1952. (Рукопись диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук находится в библиотеке им. В. И. Ленина). 3 Г. Вызинский, Англия в XVIII столетии, ч. 1—2, СПб., 1860—1861. 4 М. М. Алексеенко, Государственный кредит. Очерк нара- стания государственного долга в Англии и Франции, Харьков, 1872; И. Озеров, Подоходный налог в Англии, М., 1898; И. Янжул, Опыт исследования английских косвенных налогов, Акциз, М., 1874; П. Гензель, Налог с наследства в Англии, М., 1907; И. И. Ка- уфман, Государственный долг в Англии с 1688 по 1890 год, СПб., 1893. 8
др.) ? характерно стремление преуменьшить бедствия ан- глийского народа в XVIII веке и изобразить разбитие Ан- глии как постоянное и почти безболезненное движение на - пути к прогрессу. О большинстве этих работ можно ска- зать то же самое, что говорил о работах ученых так назы- ваемой «манчестерской школы» академик Е- А. Крсмин- ский, а именно: эти историки «стараются отодвинуть на- чало капиталистического развития промышленности воз- можно дальше назад, возможно больше растянуть период промышленного переворота, утрачивающего в их изобра- жении революционный характер»1 2 3. Отдавая должное этим историкам за большой труд по собиранию ценного фактического материала, характери- зующего процесс экономического развития Англии, нельзя в то же время не отметить значительную тенденциозность их работ, доходящую нередко до прямого искажения исто- рической действительности. Так, например, Курт утвер- ждает, что продажа земли йоменами приводила не к ухуд- шению, а к улучшению их положения. Он, вопреки фак- там, утверждает, что даже в начале XIX века йоменство не только было многочисленным, но и процветало Селлей, касаясь аграрной революции, говорит, что процесс улучшения земледелия шел в Англии довольно медленно главным образом из-за осторожности и консер- вативности фермеров. А такие причины, как дороговизна новых способов земледелия, отсутствие у крестьянства не- обходимых средств и главное—неуверенность в сохране- нии земли, которой значительная часть крестьянства вла- дела на правах держания и которая в любой момент мог- 1 Т. S. Ashton, An Economic History of England, N. Y., 1954; T. S. Ashton, Iron and Steel in the Industrial Revolution, L., 1924; Л. Брентано, История хозяйственного развития Англии, т. 3, Гос- издат, 1930; J. Clapham, A Concise Economic History of Britain, Cambr., 1949; W. H. B. Court, A Concise Economic History of Britain, Cambr., 1954; W. Cunningham, The Growth of English Industry and Commerce in Modern Times, Cambr., 1892; F. C. Dietz, An Economic History of England, N. Y., 1942 ; H. O. Meredith, Out- lines of the Economic History of England, L., 1908; W. T. Selley, England in the Eighteenth Century, L., 1949; G. M. Trevelyan, English Social History, L., 1946. 2 E. А. Кос минский, Английский рабочий в эпоху промыш- ленного переворота. См. «Архив Маркса и Энгельса», т. 3, Госиздат, 1927. стр. 433. 3 W. Н. В. Court, A Concise Economic History of Britain, Cambr., 1954, p. 23.
-ла быть отобрана лордом, он ставит на последнее место1'. Лишь в очень общей форме он отмечает, что огоражива- ния причинили ущерб беднейшему населению Англии. Аштон, характеризуя период промышленного перево- рота, стремится замазать остроту классовых противоречий и утверждает, что положение английских рабочих на фаб- риках стало гораздо лучше, чем было в домашней про- мышленности- Он отрицает связь быстрого развития ан- глийской промышленности с эксплуатацией колоний и -прибылями от работорговли 1 2 3. Плумб 31 утверждает, что XVIII век был для трудящих- ся классов Англии веком значительного повышения их уровня жизни. Не далек от него и Тревельян, который ут- верждает, что фабрика, сделав якобы более доступным ряд товаров, улучшила тем самым положение рабочего и деревенского коттера. При этом не упоминается о том, что коттер потерял возможность прирабатывать ремеслом в то же самое время, когда он потерял возможность поль- зоваться общинным пастбищем, что заставило его идти на '’фабрику или в батраки. Тот же Тревельян объясняет эко- номическую отсталость Ирландии в XVIII веке (которую сознательно держали на положении аграрного придатка ^Англии) тем, что «социальные и расовые особенности на этом острове не благоприятствовали экономическому пере- вороту, и вместо промышленной и сельскохозяйственной революции здесь были хроническое истощение и частый голод»4. Признавая, что аграрная революция привела к уменьшению числа независимых землевладельцев и к рос- ту числа безземельных батраков, Тревельян тем не менее утверждает, что в результате огораживаний положение деревенской бедноты не стало хуже, чем раньше, и харак- теризует XVIII век, как счастливую эпоху в жизни Ан- глии 5. К числу немногих работ о положении трудящихся масс в XVIII веке относятся работы супругов Гэммонд6. Эти 1 W. Selley, England in the Eighteenth Century, L., 1931, p. 202. 2 T. S. Ashton, An Economic History of England, N. Y., 1954, -pp. 125—129. *• 3 J, H. Plumb, The First Four Georges, L., 1957, p. 31. 4 G. M. Trevelyan, English Social History, L., 1946. 5 Ibid., pp. 378—380. 6 J. L. Hammond and B. Hammond, The Skilled Labourer, L., 1920; J. L. Hammond and B. Hammond, The Town Labourer, L., 1925; J. L. Hammond and B. Hammond, The Village Labou- rer, L., 1920. 10
работы написаны на основании большого архивного мате- риала и дают много данных о процедуре парламентских огораживаний, об условиях труда на фабриках, о луддиг- ском движении и по ряду других вопросов- Но при этом авторы не делают каких-либо обобщений, чтобы не под- черкивать остроту классовых противоречий, которые они, будучи фабианцами, стремятся замазать. Те авторы, которые пишут о политической истории Ан- глии (Хэнт, Лодж, Лидем, Робертсон, Бродрик, Кэртер, Вильямс, Брук и др-)1, как правило, сводят все к более или менее последовательному изложению взаимоотноше- ний короны, правительства и парламента, почти не затра- гивая вопросов о социально-экономических переменах и народных движениях. Характерна в этом отношении работа Робертсона, в которой такому важному событию, как восстание англий- ского военного флота в 1797 году, уделено ровно полстра- ницы 1 2 3. Основное, что привлекает внимание этих авторов,— противодействие вигов абсолютистским стремлениям Геор- га III и борьба против революционной и наполеоновской Франции. Многие работы написаны в форме биографий отдель- ных политических деятелей \ Ряд авторов уделил основное внимание проблеме соз- дания и расширения Британской империи- К их числу от- носятся: Д. Сили, Элтон, Вильямсон, Вудвард и др.4 Об- щей чертой большинства работ по колониальной политике 1 W. Hunt, The History of England (1760—1801), L.. 1905; R. Lodge, The History of England (1660—1702), L., 1912; J. H. L e- adem, The History of England (1702—1760), L., 1912; C. G. Ro- bertson, England under the Hanoverians, L., 1912; G. С. В г о d г i c and J. K. Fotheringham, The History of England, L., 191 h E. H. Carter and R. A. F. Mears, A History of Britain, Oxford, 1937; B. Williams, The Whig Supremacy (1714—1760), Oxford, 1942; J. Brooke, The Chatham Administration (1766—1768), L., 1956. 2C. G. Robertson, England under the Hanoverians, L., 1912, p. 383. 3 См„ например, M. Ashley, Marlborough, N. Y., 1956. 4 Д. P. Сили, Расширение Англии, СПб., 1903; Е 11 о n, Imperial Commonwealth, L.. 1945; J. A. Williamson, A Short History of British Expansion, L., 1941, J. A. Williamson, Great Britain and the Empire, L., 1944; W. H. Woodward, A Short History of the Expan- sion of the British Empire (1500—1930), Cambr., 'S41.
Англии является стремление оправдать все насилия, до- пускавшиеся английскими захватчиками, и убедить чита- телей в том, что народы колониальных стран сами, из-за лени и невежества, не способны управлять своей страной. Эту точку зрения выдвигал еще Маколей, писавший о населении Бенгалии: «Никогда, быть может, не существо- вало народа более подготовленного к чужеземному игу и природою и привычками»1. Эту же точку зрения прово- дят и современные защитники британского империализ- ма, изображающие английскую колониальную экспансию, как благодеяние англо-саксонской расы в отношении на- родов колоний, «приобщаемых» таким путем к англий- ской «свободе». (Вильямсон, например, характеризует XVIII век в Англии, как век свободы)* 2. Сили утвержда- ет, что Англия господствовала над Индией только в ин- тересах самой Индии 3 Клэпхем объясняет и оправдывает английскую коло- ниальную экспансию ссылкой на быстрый рост английско- го населения, для которого-де было недостаточно ресурсов самой Англии 4, Элтон, вопреки фактам, в самых идилли- ческих тонах описывает нравы и обычаи служащих Ост-Индской компании, утверждая, что всем им была свойственна большая религиозность и что за их проступ- ки (точнее было бы говорить о преступлениях), в част- ности за обиды, нанесенные местному населению, они под- вергались строгим наказаниям 5. В этом же духе Вудвард пишет об отношении английских колонизаторов к индей- скому населению Америки, утверждая, что права местных племен строжайшим образом охранялись английскими за- конами. Этот же автор приводит любопытную таблицу о способе приобретения Англией различных владений. Об объективности Вудварда наглядно свидетельствует то, что значительную часть английских колониальных владе- ний он помещает под рубрики «по договору», «путем по- купки», «путем заселения» и гораздо меньшую—под руб- J Т. Б. Маколей, Лорд Клайв, Собр. соч., т. IV, СПб., 1862, стр. 32. 2 J. A. Williamson, Great Britain and the Empire L., 1944, pp. 38—39. 3 Д. P. Сили, Расширение Англии, СПб., 1903, стр. 148—151. 4 J. Clapham, A Concise Economic History of Britain, Cambr.5 1949, pp. 185—186. 5 Elton, Imperial Commonwealth, L, 1945, pp. 82—85. 12
рику «путем завоевания»1. Бенгалию он считает приобре- тенной «путем дара от Моголов», Австралию—«путем ко- лонизации», а Сьерра-Леоне, по его определению, «уступ- лена англичанам туземцами», при этом ничего не говорит- ся об истреблении местного населения, о борьбе с други- ми колониальными державами и т. п. Большинство буржуазных авторов рисует всю исто- рию Британской империи, как оплошную идиллию, где не было ни острых классовых столкновений в самой метро- полии, ни насилия и угнетения со стороны колонизаторов в колониях. Тенденциозность большинства этих работ особенно на- стоятельно требует от советских историков разработки с марксистских позиций важнейших проблем истории Ан- глии XVIII века. 1 W. Н. Woodward, A Short History of the Expansion of the British Empire (1500—1930), Cambr., 1941, pp. 6—8.
Глава I ЭКОНОМИЧЕСКИЕ И ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ АНГЛИЙСКОЙ БУРЖУАЗНОЙ РЕВОЛЮЦИИ XVII ВЕКА Английская буржуазная революция 40-х годов XVII в. рассматривается советскими историками как рубеж, от- деляющий средневековье от периода новой истории евро- пейских стран. Советские историки-марксисты начинают изучение новой истории европейского общества именно с английской революции в силу того значения, которое име- ла эта революция не только для дальнейшего развития самой Англии, но и для развития других стран- Английская буржуазная революция не только устано- вила в самой Англии буржуазный строй, не только рас- чистила путь для развития английского капитализма, но оказала большое влияние на развитие всего европейского общества. Как и революция 1789 года во Франции, ан- глийская революция была, по определению Маркса, рево- люцией европейского масштаба. Обе эти революции.«пред- ставляли не победу определенного класса общества над старым политическим, строем; они провозглашали поли- тический строй нового европейского общества. Буржуа- зия победила в них; но победа буржуазии означала тогда победу нового общественного строя, победу бур- жуазной собственности над феодальной»1. Ускорив процесс развития капитализма в самой Англии, английская буржуазная революция объективно способ- ствовала ускорению развития капитализма и в ряде дру- 1 К. М а р к с, Буржуазия и контрреволюция, К- М а р к с и Ф. Энгельс, Соч,, т. 6, стр. 115. 14
гих стран, хотя субъективно английская буржуазия и стре- милась этому помешать, желая занимать монопольное? положение в сфере промышленности и торговли и в эк- сплуатации колоний. Но сам ход экономического развития Англии неизбежно приводил к тесным связям с другими странами. Эти связи с наиболее развитой капиталистиче- ской страной, какой была, особенно в XVIII веке, Англия, не могли не оказаться на экономике этих стран. Оказали влияние на другие страны . и политические> идеи, господствовавшие в Англии со времен революции. Конституционная монархия, установившаяся в Англии в. конце XVII века, казалась в XVIII веке (а в некоторых странах и в XIX веке) политическим идеалом для тех буржуазных политических деятелей, которые уже не хо- тели мириться с господством феодально-абсолютистской! монархии, но еще не осмеливались мечтать о буржуазной республике. Это многостороннее влияние английской буржуазной революции, толчок, который она дала процессу экономиче- ского и политического развития ряда стран, ускорив созре- вание в них капиталистических отношений,—все это дает нам основание считать ее началом нового периода в исто- рии европейского общества- Буржуазная революция произошла в Англии в 40-х го- дах XVII в. Какие же причины привели к этой ре- волюции? Всякая революция происходит тогда, когда дальнейшее развитие созревших в обществе новых производительных сил становится невозможным при сохранении прежних производственных отношений. Буржуазная революция «начинается обычно при наличии более или менее готовых форм капиталистического уклада, выросших и созревших еще до открытой революции в недрах феодального обще- ства» С Задачей буржуазной революции является не построе- ние новой экономики, а захват власти и приведение ее в соответствие с уже имеющейся буржуазной экономикой. Естественно поэтому, что для рассмотрения вопроса об английской революции XVII века прежде всего надо по- знакомиться с тем, что представляла собой Англия нака- нуне революции, каковы были те элементы нового канита- --------- ' . "у 1 И. В. Сталин, к вопросам ленинизма, Соч., т. 8, стр, 21. *
/листичеакого уклада, которые уже созрели в недрах ее экономики, и каковы были те феодальные путы, которые связывали дальнейшее развитие страны. Одновременно следует выяснить, чем определялась своеобразная расстановка классовых сил в английской революции Ч Сравнивая английскую революцию с французской бур- жуазной революцией XVIII века, Маркс подчеркивал, что во Франции буржуазия выступила в союзе с народом против монархии, господствующей церкви и всего дворян- < ства, а в Англии она выступила в союзе не только с наро- . дом, но и с частью дворянства—против монархии, господ- ствующей церкви и старого феодального дворянства2- Не имея четкого представления о причинах этого своеоб- разного союза, трудно понять ход и результаты англий- ской буржуазной революции. Промышленное развитие Англии в начале XVII века Накануне революции Англия была страной аграрной. Из 4,5 миллионов ее населения около 75% составляли сельские жители3. Но это не означало, что в Англии от- сутствовала промышленность. Металлургическая, камен- ноугольная и текстильная отрасли уж'е достигли в это время значительного развития, и именно в промышленной сфере, особенно в текстильной промышленности, наиболее ^отчетливо проявлялись черты нового капиталистического уклада. В Англии были довольно большие запасы железной руды. Особенно богат был рудой Глостершир. Обработка руды велась главным образом в графствах Чешир, Суссекс, Герифордшир, Йоркшир, Сомерсетшир. В значительных размерах осуществлялась добыча и обработка медной руды. Англия имела также большие запасы угля—глав- ным образом в графстве Нортумберленд. Каменный уголь в качестве топлива еще не применялся в металлургии, но широко использовался в быту (особенно в Лондоне). По- 1 И&тория английской буржуазной революции и ее предпосылок хорошо освещены в ряде работ советских историков, и поэтому в данной работе дается только краткий очерк этих вопросов. 2 К. Маркс, Буржуазия и контрреволюция, К. М а р к с и Ф. Энгельс, Соч., т. 6; стр. 114. 3 См. F. G. Dietz, Ап Economic History of England, N. V., 1942, p. 179. 16
требность в угле и для внутреннего потребления и для вывоза за границу была очень велика, И в металлургической и в каменноугольной промыш- ленности в XVII веке уже имелось немало довольно круп- ных мануфактур, где работали наемные рабочие и суще- ствовало разделение труда. При всей важности этих от- раслей промышленности, они, однако, еще не стали в то время основными в английской экономике. Наиболее распространенной в Англии отраслью про- мышленности была текстильная, особенно производство шерстяных тканей. В большей или меньшей степени оно существовало во всех графствах. Многие графства специа- лизировались на производстве одного-двух сортов материи. Наибольшее распространение шерстяная промышленность получила в Глостершире, Вустершире, Уилтшире, Дорсет- шире, Сомерсетшире, Девоншире, западном Райдинге (йоркшир) и в восточной Англии, где было сильно разви- э то овцеводство. 1 Льняная промышленность развивалась главным обра- зом в Ирландии, где имелись подходящие для выращива- ния льна климатические условия. — В XVII веке появилась хлопчатобумажная промышлен- ность, сырье для которой привозилось из Леванта, Смир-. - ны и с острова Кипр. Центром этой отрасли стал Ман- честер. В текстильной промышленности существовало значи- \ тельное разнообразие организационных форм производ- vL ства. В Лондоне и во многих старых городах еще сохра- Ггнялись ремесленные цехи с их средневековыми правила- ми, тормозившими свободное развитие промышленности. J В сельских местностях и в тех населенных пунктах, где *рне было цехов, работало большое число самостоятельных , д мелких ремесленников, причем в сельских местностях они, схкак правило, сочетали ремесло с земледелием. ДИ . Но наряду с цехами и мелкими ремесленниками посте- I пенно складывалась новая форма организации производ- \ ства—мануфактура, являвшаяся переходной фор- мой от мелкого производства ремесленников к крупной капиталистической промышленности. В XVII веке в Ан- глии уже существовала централизованная мануфактура. , Но в большинстве отраслей промышленности преоблада- ющей являлась так называемая рассеянная мануфактура, связанная с обработкой 2 К. Н. Татарипоза t :' 17
предпринимателю. Иногда рабочие пользовались и ин- струментами хозяина. Это уже не были прежние самосто- ятельные ремесленники. Они превращались, по существу, в наемных рабочих, подвергающихся капиталистической эксплуатации, хотя в ряде случаев они еще сохраняли крошечный клочок земли, служивший дополнительным источником средств к существованию. Кадры мануфактур- ных рабочих вербовались из числа обезземеливаемых и разоряемых крестьян. Английская деревня в начале XVII века Английское крестьянство, еще составлявшее в начале XVII века большинство населения, не было однородным по своему социальному, юридическому и экономическому положению. Хотя все крестьяне, за редким исключением, обладали личной свободой (с конца XIV в. в Англии уже не было крепостной зависимости) и вели самостоятельное хозяйство, но их земля, которой фактически пользовалось большинство крестьян, номинально считалась собственно- стью феодала. Основными группами крестьян являлись фригольдеры (freeholders), копигольдеры (copyholders) и коттеры (cotters). Фригольдеры, потомки свободного, сохранявшегося в Англии даже в период крепостного права, крестьянства, были наиболее зажиточным элементом деревни. К своему участку—фригольду, которым они могли свободно распо- ряжаться, фригольдеры нередко приарендовывали или да- же прикупали соседние участки, округляя свои владения- Из среды фригольдеров вербовались местные должност- ные лица—-констебли, старосты и т. п. Они же, обладая необходимым избирательным цензом,—40 шиллингов го- дового дохода—участвовали в выборе депутата от граф- ства в парламент- Копигольдер—лично свободный—не имел собствен- ной земли. В его руках была лишь «копия» с записи в протоколах манориальной курии 1 о том, что он или его предок был допущен к владению землей на правах держа- ния. Земля его принадлежала лорду, который, кроме то- 1 Манориальная курия—поместный суд, в котором разбирались все дела копигольдеров. 18 V
го, являлся для копигольдера и судьей. Держания по копии бывали различной продолжительности—от наследствен- ных до краткосрочных, на несколько лет. При перемене держателя или при -продлении срока прежнего держания копигольдер должен был уплачивать лорду плату за до- пуск к держанию. Имущественное положение копиголь- дера было значительно хуже, чем у фригольдера, так как часть полученного от земли дохода он отдавал лорду в качестве ренты. Среди копигольдеров, как и среди фригольдеров, про- исходила довольно быстрая имущественная дифференци- ация. Небольшая часть фригольдеров и копигольдеров, постепенно богатея, образовала зажиточную верхушку английского крестьянства, сословие так называемых йо- менов (yeomanry). Йомены покупали участки земли у лорда или у разоряющихся мелких фригольдеров и ино- гда по своим доходам могли соперничать с мелким по- мещиком-сквайром \ Большая же часть копигольдеров и мелких фригольдеров постепенно разорялась. Третью категорию английского крестьянства состав- ляли коттеры, пользовавшиеся лишь приусадебным уча- стком в 3—4 акра 1 2. А так как этот крошечный участок не мог прокормить семью коттера, то и ему и членам «его семьи приходилось либо идти в батраки, либо занимать- ся ремеслом. Коттеры, как и копигольдеры, не пользовались изби- рательными правами. Помимо всех перечисленных форм землепользования, связанных еще с прежними, феодальными условиями, в XVII веке уже нередко встречалась и обычная аренда капиталистического типа (leasehold). Среди арендаторов были и дворяне, и купцы, и разбогатевшие ремесленни- ки, и зажиточные йомены. Однако число таких арендато- ров росло гораздо медленнее, чем число малоземельных коттеров и совсем обезземеленных крестьян, вынужден- ных батрачить или работать на владельца мануфактуры. Основная масса обезземеленных крестьян появилась в результате узурпации крупными феодалами общинных земель и сгона крестьян с участков, «на которые кресть- 1 Эсквайр (сквайр)—нетитулованный, но богатый дворянин. 2 1 акр равняется 0, 4 га. 2* , 19
яне имели такое же феодальное право собственности, как и сами феодалы»1. С XV века захват и огораживание общинных земель становились все более частым явлением, в связи с воз- росшим во Фландрии спросом на английскую шерсть. Громадные участки земли превращались в пастбища. Для крестьянской бедноты это означало разорение. Из таких-то разоренных крестьян и пополнялись ряды про- мышленных и сельскохозяйственных рабочих. Мелкие фригольдеры и копигольдеры, лишившись возможности пользоваться общинными землями в каче- стве пастбища, а иногда потеряв и пахотную землю, не- редко превращались в преследуемых законом бродяг1 2. Процесс обезземеливания английского крестьянства, процесс лишения непосредственных производителей средств производства и существования, одновременное накопление денег в руках узурпаторов-лордов и состав- ляли в Англии в XVI и в начале XVII веков основу про- цесса первоначального накопления 3 4. Политика огораживаний соответствовала интересам того дворянства, которое вело собственное большое хо- зяйство и нуждалось в батраках, а также отвечала ин- тересам промышленников, обеспечивая их мануфактуры дешевой рабочей силой. По мере увеличения прослойки людей, насильствен- но лишенных земли, в Англии расширялся внутренний рынок, так как прежние производители сельскохозяйст- венных продуктов превращались в потребителей. Это приводило к росту цен на продукты питания, что усили- вало наступление лордов на права крестьян, так как крупное производство в сельском хозяйстве становилось все более выгодным делом. Многие продукты (пшеница, овсяная мука, масло, мясо и др.) в первой половине XVII века стоили в три раза дороже, чем во второй по- ловине XVI века \ Расширение крупными землевладельцами своего хо- зяйства, стремление повысить его доходность требовали 1 К. Маркс, Капитал, т. 1, Госполитиздат, 1952, стр, 723, 2 Всякого человека, передвигавшегося по дорогам Англии в по- исках работы, рассматривали и преследовали как бродягу. 3 Позднее значительную роль стало играть и ограбление коло- ний, 4 См. J. Е. Т. R о g е г s’ A History of Agriculture and Prices in England, v. V, Oxford, 1887, pp. 787—789. 20
перехода к новым методам земледелия, а это вело к ко- ренной ломке установившихся в деревне обычаев и к новым узурпациям крестьянской земли. — Практиковавшаяся система черезполосного располо- жения крестьянских и помещичьих участков и обычай превращать пахотные земли после снятия урожая в па- стбища, на которые могли выгонять свой скот все жите- ли данной деревни, приводили к принудительному сево- обороту. При старой системе трудно было перейти к че- тырехполью, нельзя было применять искусственное травосеяние, вводить в обиход новые культуры, особенно корнеплоды. Поэтому те земледельцы, которые хотели применять новые, более эффективные методы ведения хо- зяйства, прежде всего стремились сконцентрировать свои владения и сделать их путем огораживания недоступны- ми для соседей. Все это крупные землевладельцы произ- водили за счет крестьян, что вело к разорению многих мелких фригольдеров и копигольдеров и способствовало увеличению слоя безземельных коттеров и батраков. По- ложение последней категории обезземеленных крестьян было особенно тяжелым потому, что оплата сельскохо- зяйственных рабочих составляла лишь 60—70% оплаты других категорий рабочих и рост заработка батраков намного отставал от роста цен на предметы первой необ- ходимости 1. Тяжелым бременем ложилось на крестьян, особенно копигольдеров, стремление лордов увеличить размеры феодальной ренты. Стремление же это в XVI—XVII ве- ках было особенно сильным у всех крупных землевла- дельцев в связи с тем, что в результате так называемой «революции цен»1 2 реальная ценность феодальной ренты, получаемой лордом в фиксированных обычаем размерах, все время падала. И английское дворянство повсеместно стремилось заменить обычную ренту так называемой «улучшенной» (т. е. повышенной). 1 Зарплата сельскохозяйственных рабочих в первой половине XVII века возросла на 50—55% по сравнению со второй половиной XVI века, а цены за это время возросли на 200—300%. См. J. Е. Т. Rogers, A History of Agriculture and Prices in England, v. V, Oxford, 1887, p. 792. 2 «Резолюция цен»—значительное повышение цен на все товары, происшедшее в XVI веке в результате большого притока в Европу золота и серебра, добытого в Америке путем как ограбления местно- го населения, так и разработок рудников драгоценных металлов. 21
Наступление английского дворянства на права и собственность крестьян встречало упорное сопротивление со стороны последних. Крестьяне нередко выступали против своих угнетателей с оружием в руках, причем в XVII веке в крестьянских выступлениях уже звучали но- ты протеста против господства дворянства как класса. Такие крестьянские выступления, как движение «болот- ных людей»1 в Лестершире и Бекингемшире (1607 г.), говорили о широком и все нарастающем недовольстве крестьян существующим экономическим и политическим положением. Проникновение капитализма в сельское хозяйство приводило к обострению противоречий между англий- ским крестьянством, с одной стороны, и лордом и круп- ными арендаторами — с другой, а также к расхождению интересов различных групп внутри крестьянства. Общим для всего крестьянства было стремление ограничить пра- ва лордов. Но если зажиточные фригольдеры хотели главным образом ограничить произвол лорда в отноше- нии общинных земель, так как присвоение лордом этих земель задевало их экономические интересы, то копи- гольдеры стремились прежде всего избавиться от власти лорда и получить землю в полную собственность. Котте- ры же хотели не только уничтожения феодальных прав лорда на землю, но стремились получить клочок земли за счет возврата присвоенных лордом крестьянских зе- мель. Стремление уничтожить власть феодалов в деревне, общее, хотя и по разным причинам, для всех слоев ан- глийского крестьянства, привело его в 40-х годах XVII в. к выступлению против монархии Стюартов, защищав- шей интересы феодалов. Английское дворянство в нача- ле XVH века Дворянство в Англии было неоднородным. Наряду с прежним феодальным дворянством, существовавшим за счет получаемой с держателей феодальной ренты, имелось так называемое новое дворянство, пополнявшееся в зна- чительной степени выходцами из других сословий, так 1 Это движение было направлено против присвоения лордами заболоченных участков, которые ранее использовались крестьянами, и было подавлено вооруженной силой. 22
как в Англии не было строгих сословных перегородок. В ряды английского дворянства вливались богатые купцы, владельцы мануфактур и даже зажиточные йомены, при- обретавшие большие земельные участки \ В то же вре- мя младшие сыновья многих дворянских семей в связи с тем, что титулы и большую часть земельных владений на- следовал старший сын, нередко искали источников дохо- да в сфере торговли и промышленности. Зачастую дворя- не принимали участие в заморских торговых предприяти- ях, состояли членами торговых или промышленных ком- паний. (Новое дворянство отличалось от старого феодально- го V по методам получения, и по размерам дохода от своей земельной собственности, и по самому характеру этой собственности. Его доход составлялся не из фео- дальной ренты с копигольдеров, а из арендной платы мелких и крупных арендаторов и из барышей, приноси- мых эксплуатацией батраков на господских полях. Это также приводило к сближению интересов нового дворян- ства и буржуазии и наложило свой отпечаток на эконо- мическое развитие и на политическую историю Англии. Как отмечал Маркс, «этот связанный с буржуазией класс крупных землевладельцев... находился, в отличие от французского феодального землевладения 1789 г., не в противоречии, а, наоборот, в полном согласии с усло- виями существования буржуазии. Земельные владения этого класса представляли на деле не феодальную, а буржуазную собственность. Эти землевладельцы, с од- ной стороны, поставляли промышленной буржуазии не- обходимые для существования мануфактур рабочие ру- ки; а с другой стороны, были способны придать сельско- му хозяйству направление, соответствующее состоянию промышленности и торговли. Отсюда общность интере- сов землевладельцев с интересами буржуазии, отсюда их союз с ней»1 2. 1 Получение определенного дохода с земельной собственности (40 ф. ст. в год) давало право на получение рыцарского звания. Но посвящение в рыцари было сопряжено с расходами не только на по- ездку в Лондон, ко двору, но и на уплату взноса в королевскую казну, и поэтому далеко не все землевладельцы стремились к полу- чению рыцарского звания. 2 К. М а р к с, Рецензия на работу Гизо—«Почему удалась ан- глийская революция?» (К. Маркс иФ. Энгельс, Соч., т. 7, стр. 222). 23
/ Возникновение нового типа крупных землевладель- цев относится главным образом к середине XVI века, когда после разрыва короля Генриха VIII в 1534 году с католической церковью началась массовая распрода- жа церковных земель. Эти земли покупались и дворя- нами-землевладельцами, стремившимися расширить свое хозяйство, и буржуазией, в связи с'тем, что земля, по мере роста хлебного и шерстяного рынков, становилась все более выгодным помещением капитала. К тому же владение землей подымало социальный престиж. В отличие от старых земельных владений, считавшихся феодальными держаниями, за которые дворянин был обя- зан нести рыцарскую службу королю, эти новые владения были свободны от подобной феодальной связи с королев- ской властью, так как приобретались они не на основе королевского пожалования. —-для нового дворянства была характерна известная оппозиционность в отношении трона, тогда как старое дворянство проявляло в XVII веке верноподданнические чувства. Оппозиционность обуржуазившегося дворянства объяснялась тем, что оно не хотело допускать вмешатель- ства короны в свои дела и становиться в положение фео- дального вассала короля. Недовольно было новое дворян- ство и тем, что все командные политические посты находи- лись в руках старого дворянства. Различия в экономическом положении привели скоро к различиям в политических взглядах, и в начале XVII века английское дворянство и экономически и полити- чески разделилось на две группы. И лишь в одном отношении дворянство было еди- ным — в отношении к английскому крестьянству, что и позволило старому и новому дворянству найти общий язык, когда в ходе революции появилась угроза их соб- ственности. Английский дворянин был не только круп- ным землевладельцем, но обладал и значительной судеб- ной и политической властью. Дворянство занимало по- сты шерифов, мировых судей, командовало местной ми- лицией и т. п. Оно составляло опору и было орудием ко- ролевской власти на местах. Это-то привилегированное положение и позволяло лендлордам безнаказанно сго- нять крестьян с земли, так как на них некуда и некому было жаловаться. Они сами представляли власть на местах, и они же заполняли парламент. 24
Английская торговля в начале XVII века Уже в XVII веке в английской экономике^значитель- ную роль играла внешняя торговля, тогда как внутрен- няя, дававшая меньшие барыши, меньше привлекала куп- цов.Существовала даже теория, провозглашавшая вну- треннюю торговлю экономически маловыгодной для го- сударства, так как она не увеличивала количество денег в стране. С точки же зрения тогдашних меркантилистов \ богатство государства определялось количеством имев- шихся в стране наличных денег. Отсюда стремление к развитию внешней торговли и особенно к превышению эк- спорта над импортом, так как оно вело к увеличению в стране запасов золота и серебра. В связи с этим запре- щался вывоз из Англии сырья (особенно сырой шерсти) и устанавливались высокие таможенные пошлины на им- портные промышленные товары. Подобные меры, принятые для защиты от иностран- ной конкуренции, привели к быстрому росту внешней торговли Англии. Об этом говорит, хотя бы, значитель- ное увеличение доходов от таможенных пошлин, взима- емых с экспортируемых товаров,—с 143 тыс- ф. ст. в- 1613 году до 323,5 тыс. ф. ст. в 1624 году и почти до 5Q0 т!гс. ф- ст. к 1640 году1 2. Внешняя торговля велась по < преимуществу моно- польными компаниями (Московской, Восточной, ведшей торговлю со скандинавскими странами, Левантской и Ост-Индской). Уже самый перечень названий торго- вых компаний показывает, что английские купцы про- никали в Малую Азию и в Московское государство, в Индию и в северную Европу. Компании ревниво охра- няли свои монопольные права и не допускали к торгов- ле купцов, не входивших в число их членов. Сосредото- чение внешней торговли в руках нескольких лондонских компаний способствовало росту значения Лондона, ко- 1 Меркантилизм—экономическое учение и экономическая поли- тика, в основе которых лежало представление, что источником богат- ства является сфера обращения, а не сфера производства. Мерканти- листы считали, что благосостояние государства зависит от накопления в стране золота и серебра, и поэтому стремились установить преоб- ладание вывоза товаров над ввозом. 2 J. Е. Т. R о £ е г s. A History of Agriculture and Prices in England, v. V, Oxford, 1887, p. 155—156. 25
горый становился не только административным, но и торгово-промышленным центром. У Англии были торговые связи с Испанией, Португа- лией, Канарскими и Азорскими островами, Вест-Индией, Бразилией, Левантом, Венецией, Францией, Фландрией, Гамбургом, Ригой, Московским государством. Вывозили туда ткани, кожи, пшеницу, масло, сыр, свинец, олово, рыбу и т. п. Ввозили вино, фрукты, растительное мас- ло, соль, мыло, специи, коленкор, сахар, ковры, хлопок, золото, серебро, жемчуг, ценные породы деревьев, фар- фор, смолу, лен, коноплю, деготь, сало, воск, канаты и т. д? Барыши, получаемые участниками торговых компа- ний, вызывали зависть купцов, не входивших в их состав, что нашло отражение в появлении фритредерских тео- рий, требовавших уничтожения монопольных прав во внешней торговле. И купцы-монополисты и их противни- ки обращались для защиты своих интересов к прави- тельству, от которого ждали и защиты от иностранной конкуренции. Правда, в начале XVII века главный конкурент анг- лийских купцов времен Елизаветы — Испания — уже не представлял собой особой опасности, особенно после разгрома Армады (1588 г.). Но Франция, и особенно Голландия, доставляли много неприятностей английским купцам. Абсолютная монархия Стюартов Еще в период правления Тюдоров (1485—1603 гг.) в Англии установилась абсолютная монархия. Сохраня- лась она и при Стюартах, но между абсолютизмом Тю- доров и Стюартов было большое различие. Многие бур- жуазные ученые 1 2 говорят, что Тюдоры были дальновид- ны, проницательны, проводили умную политику и поэ- 1 См. С. И. Архангельский, Аграрное законодательство ве- ликой английской революции, Изд-во АН СССР, 1935, стр. 30—31. 2 См., например, Т. В. Macaulay, Critical and Historical Essays, Contributed to the Edinburg Review, L., 1850, pp. 223—225; T. В. Ма- са u 1 a y, History of England from the Accession of James the Se- cond, v. I, Leipzig, 1849, pp. 66—68; F. W. Tickner, A Social and Industrial History of England, N. Y. — L., 1930, 321—322; E. H. Car- ter and R. A. F. Mears, A History of Britain, Oxford, 1937, pp. 314, 434—446; P. Г н e й с т, История государственных учреждений Англии, М., 1885, стр. 528, 633. 26
J тому прекрасно ладили с подданными. Стюарты же бы- ли в Англии пришельцами, не отличались особым умом, - были деспотичны, политически близоруки и поэтому вос- становили против себя подданных. Будь они поумпее, может быть, и революции не произошло бы. Такое объ- яснение нас, конечно, удовлетворить не может. Марксистско-ленинское учение о государстве говорит нам о том, что государство возникает на определенной ступени исторического развития для того, чтобы «дер- жать в узде противоположность классов» и, как прави- ло, является «государством самого могущественного, экономически господствующего класса»1. «В виде исключения, — указывает Энгельс, — встре- чаются, однако, периоды, когда борющиеся классы до- стигают такого равновесия сил, что государственная власть на время получает известную самостоятельность но отношению к обоим классам как кажущаяся посредница между ними. Такова абсолютная монархия XVII и XVIII веков, которая уравновешивает друг против дру- га дворянство и буржуазию...»1 2. Маркс говорит, что «абсолютная монархия возникает в переходные периоды, когда старые феодальные сосло- вия приходят в упадок, а из средневекового сословия горожан формируется современный класс буржуазии, и когда ни одна из борющихся сторон не взяла еще верх над другой»3. Период правления Тюдоров был именно таким пери- одом, когда феодалы уже ие могли сохранять свою власть в прежних формах, а буржуазия еще не могла установить свое господство. При Тюдорах положение старой родовой феодальной знати сильно пошатнулось. Это явилось следствием уничтожения многих знатных родов в междоусобной войне в конце XV века и упроче- ния положения короля за счет конфискации земель и имущества побежденных противников. При Тюдорах стала появляться новая знать — выходцы из среднего дворянства и верхушки складывающейся буржуазии. 1 См, Ф. Энгельс, Происхождение семьи, частной собствен- ности и государства (К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. XVJ, ч. 1, стр. 147). 2 Т а м ж е. ’ И 3 К. Маркс, Морализирующая критика и критизирующая мо- раль (К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. 4, стр. 306). 27
Она поддерживала короля, от милостей'которого в зна-* чительной мере зависела. Тюдоров поддерживала такжеЬ буржуазия — суконщики, купцы, зажиточные ремеслен-f ники — все те, кто был заинтересован в прекращении! гражданских войн и феодальных междоусобиц, подрыч вающих промышленность и торговлю. В сильной коро- левской власти буржуазия видела защитницу от произ- вола крупных феодалов. В свою очередь, королю для укрепления его позиций нужна была поддержка со сто- роны буржуазии, которая к этому времени стала уже довольно сильным в экономическом отношении классом. В то же время буржуазия не могла еще угрожать коро- левской власти. На политическую власть она еще не: претендовала. Поэтому, исходя из своих собственных, интересов, корона поддерживала буржуазию. Королев- ская власть «покровительствовала торговле и промыш- ленности, одновременно поощряя тем самым возвышение класса буржуазии, и видела в них необходимые условия как национальной мощи, так и собственного великоле- пия»1. В своей внешней политике Тюдоры защищали инте- ресы английской буржуазии, ведя борьбу с ее главным врагом — Испанией. Победа над Испанией была для английской буржуазии необходимым условием процве- ‘ тания, так как Испания являлась собственницей бога- тейших колоний и опасной соперницей в торговле. Ис- панский королевский двор был центром феодальной ре- акции в Европе. Ведя борьбу с Испанией, английская . буржуазия и новое дворянство одновременно боролись и против тех, кто в самой Англии поддерживал феодаль- ную реакцию, прежде всего против старой католической знати. И Тюдоры поддерживали буржуазию, не предви- дя того, что по мере усиления она станет претендовать на политическую власть и тяготиться королевской опе- кой. Таким образом, мы видим, что буржуазия и новая знать были заинтересованы в наличии сильной королев- ской власти. В этом! скоро оказалась заинтересованной и старая феодальная знать—недавний противник коро- левской власти. Государственный аппарат насилия и 1 К. Маркс, Морализирующая критика и критизирующая мо- j раль, К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. 4, стр. 308. 28
| принуждения был нужен господствующей верхушке для защиты от поднимавшегося народного движения. / Эта общая заинтересованность всех привилегирован- 1 ных слоев населения позволила королевской власти уси- | лить свое могущество. Устойчивости абсолютной монар- ; хии при Тюдорах, хотя она и была формой господства ! феодального класса, способствовало отсутствие в тот ; период острых противоречий между английским дворян- ством и буржуазией. Это объяснялось отчасти наличием многих общих интересов у этих классов в Англии, но главным образом тем, что в XVI веке производительные > силы страны еще могли развиваться в рамках старых . производственных отношений. Английский абсолютизм в - XVI—XVII веках имел ряд отличий от классического ’ французского абсолютизма. Важнейшими из них были: - 1) сохранение парламента, 2) отсутствие постоянной ар- [ мии1 и 3) значительное влияние местных органов управ- [ ления, при известной слабости центрального бюрокра- Ё тического аппарата. Все это в какой-то степени ограни- [ чивало власть английского короля. i Сохранение Тюдорами парламента объяснялось тем, что парламент не представлял тогда силы, сколько-ни- будь оппозиционной монархии. Представители феодаль- . ной знати, нового дворянства и буржуазии в парламен- те в силу своей заинтересованности в сильной королев- ской власти не оказывали сопротивления се политике, ; тем более, что во многом эта политика отвечала их : интересам. • Что касается армии, то островное положение Англии требовало наличия большого и сильного флота, но поз- воляло обходиться без постоянной армии, которая была одним нз важнейших орудий абсолютной монархии во * Франции. Известная слабость централизованного чиновничьего аппарата в Англии объяснялась отчасти нежеланием за- девать интересы провинциального дворянства, из среды которого издавна вербовались шерифы, мировые судьи и другие должностные лица на местах, а отчасти—сооб- ражениями чисто финансовыми. Выборные представите- 1 В мирное время в Англии существовала милиция—народное ополчение. Для этого в каждом графстве отбиралось определенное количество мужчин, которых собирали на короткое время в летние ^месяцы для военного обучения. : 29 в- *
ли власти не получали жалованья, тогда как на содер-' жание назначенных чиновников пришлось бы тратить значительные суммы. Таково было положение англий- ской монархии в XVI веке. В первой половине XVII века, уже при Стюартах, экономическое развитие страны привело к значительным изменениям в соотношении классовых сил. Абсолютная монархия, отражавшая и защищавшая интересы фео- дального класса, стала уже несовместимой с новыми ус- ловиями. Экономическое развитие Англии достигло той ступе- ни, когда стало необходимым завершение процесса ее капиталистического преобразования. Абсолютная монар- хия, будучи сама продуктом феодализма и стремясь со- хранить основы феодальных отношений, не могла вы- полнить это требование- Более того, она стала тормо- зом для дальнейшего капиталистического развития страны. Это привело к неизбежным столкновениям меж- ду королевской властью и новым дворянством и бур- жуазией. Преувеличенное представление Стюартов о своих правах и привилегиях еще более обострило эти столкновения. Яков I, вступивший на английский престол в 1603 го- ду1, неоднократно заявлял, что король не обязан подчи- няться законам, что он «является верховным властите- | лем над всей страной, ...является господином над вся- ким лицом, которое в ней обитает», и имеет «право жизни и смерти над каждым из обитателей».1 2 Эти аб- солютистские идеи поддерживались англиканской цер- ковью и феодальной знатью, которые в усилении власти короля видели гарантию сохранения своего экономиче- ского и политического могущества. Имея перед глазами пример французских королей, Стюарты продолжали тюдоровскую политику широкого вмешательства королевской власти в различные сферы жизни страны. В изменившихся условиях они действова- ли прежними методами, но, к своему большому изумлению 1 После смерти Елизаветы Тюдор прямых потомков Генриха VIII не осталось, и престол перешел к потомкам его сестры. Мать Яко- ва— Мария Стюарт—была внучкой сестры Генриха VIII. Отцом Якова был шотландский король Яков V. 2 «Законодательство английской революции 1640—1660», Сост. Н. П. Дмитриевский, Изд-во АН СССР, 1946, стр, 7. 30
и неудовольствию, натолкнулись на довольно упорное со- противление. Это сопротивление в начале их царствова- ния по форме носило робкий, верноподданнический харак- тер, но чем дальше, тем оно становилось упорнее и откро- веннее. К концу 30-х годов XVII в. Стюарты увидели, что и парламент, и судебные органы, и даже вооруженные си- лы страны (милиция и флот) все чаще высказывают не- довольство политикой правительства. Особенно замет- ным было недовольство в парламенте. Английский парламент Английский парламент в XVII веке состоял из палаты лордов и палаты общин. Палата лордов не избиралась, в ней были представлены пэры светские, занимавшие места на правах наследования, и духовные, получавшие доступ в палату в связи с занятием какой-либо высшей церковной должности. Большая часть членов этой пала- ты получила свои титулы и назначения от Стюартов, и поэтому Стюарты могли надеяться на их поддержку1. В палате общин дело обстояло несколько иначе, так как она была выборным органом. И хотя депутаты этой палаты отнюдь не являлись подлинными представителя- ми английского народа, но в то же время они меньше зависели от правительства, чем члены палаты лордов. Выборы в палату общин производились на основе зако- на 1430 года, предоставлявшего избирательное право в графствах мужчинам, достигшим 21 года и получающим не менее 40 шиллингов годового дохода с земельной собственности 1 2. В городах, имеющих право на представительство в парламенте, круг избирателей ограничивался обычно верхушкой городского населения. Право быть избран- ным формально ничем не ограничивалось, но фактиче- ски социальный состав представителей графств совер- шенно точно определялся постановлением, изданным еще в середине XV века. «Представителями графств 1 Титул баронета, например, можно было купить у Стюартов за 1000—1200 ф. ст. См F. W. Т i с k п е г, A Social and Industrial History of England, N. Y.—L., 1930, p. 356. 2 Это значило, что копигольдеры, арендаторы, коттеры и батраки избирательным правом не пользовались. См. Р. Гнейст, История государственных учреждений Англии, М., 1885, стр. 437. 31
могут быть избираемы только наиболее уважаемые лич- ности между рыцарями и между теми из эсквайров и джентльменов’, которые имеют право на возведение в рыцарское достоинство, но отнюдь не такие, ко- торые имеют лишь звание йомена»1 2 (разрядка моя.—К. Т,). Другими словами, в период Стюартов от графств в парламент избиралось среднее и крупное дворянство — как старое, феодального склада, так и новое, обуржуазившееся. В выборах депутатов от графств практически участвовала лишь незначительная часть избирателей, так как у мелких фригольдеров не было ни времени, ни средств для поездки на выборы, производившиеся обычно в столице графства. От городов чаще всего избирались также дворяне, жившие либо в самом городе, либо по соседству с ним. Фактически палата общин состояла из земельных собственников и той части буржуазии, которая в какой- то мере была связана с землевладением. По мере того, как интересы нового дворянства и буржуазии стали рас- ходиться с ^интересами феодальной монархии и феодаль- ного дворянства, в парламенте нарастала оппозиция, отражавшая растущее недовольство правительством вне стен парламента. Недовольство Стюартами в стенах парламента и вне его находило свое отражение и в других звеньях прави- тельственного аппарата. Даже судебный аппарат, ком- плектовавшийся по правилу «судья занимает свое место до тех пор, пока это угодно королю», в 20—30-х годах XVII в. проявлял известную оппозиционность. Далеко не все дела в судах стали решаться в соответствии с желаниями правительства. Недовольство политикой пра вительства проявлялось и во флоте. Финансовое положение прави- тельства Государственные доходы отождествлялись в то время с казной короля, как верховного сюзерена феодального общества. Но у короны имелось сравнительно немного по- стоянных источников дохода- Наиболее надежными из них были коронные земли. Но со времени Тюдоров коронные 1 Джентльмен—небогатый и нетитулованный сельский дворянин. 2 См. Р. Г н е й с т, История государственных учреждений Ан- глии, М., 1885, стр. 438. 32
земли постепенно распродавались а денежные поступ- ления с остальной части, не уменьшаясь номинально, уменьшались реально, в связи с обесцениванием денег. Вторым важным источником поступления денег были та- моженные пошлины. Остальные источники дохода были случайны. К их числу относились: продажа монополий, продажа должностей, принудительное возведение в ры- царское достоинство и штраф за уклонение от этой чести. Нередко прибегали к сбору «добровольных» пожертвова- ний, к продаже королевских лесов и т. д. Но и этих средств не хватало 2. Правительство чаще стало прибегать к займам, кото- рые рассматривались как частный долг короля. Коро- левский долг быстро возрастал. Тюдоры задолжали око- ло 400 тыс. ф. ст., а долг Стюартов в 30-х годах превы- шал уже миллион 31- Воскрешение различных феодальных поборов с королевских вассалов не могло существенно пополнить казны, но вызывало определенное недоволь- ство у части дворянства. У Тюдоров был еще один источник, из которого они, по мере надобности, могли черпать средства—парла- ментские субсидии 4|, то есть разрешение парламента на сбор какого-либо налога в определенных парламентом размерах. При Стюартах парламент стал давать субси- дии неохотно, в небольших размерах, а иногда и вовсе не давал. Парламент видел, что вотированные субсидии расходуются не на государственные нужды, а на личные прихоти короля и его семьи, на подарки фаворитам и фавориткам, на дорогостоящие и неудачные войны. И но- вое дворянство и буржуазия были недовольны как внут- ренней, особенно финансовой и религиозной, так и внеш- 1 Яков I и Карл I продали земель более чем на 1 200 000 ф. ст. (См. F. С. Dietz, An Economic History of England, N. Y., 1942, p. 246). 2 Средний доход королевской казны при Якове I был от 400 000 до 500 000 ф. ст. в год. (£м. G. М. Trevelyan, England under the Stuarts, N. Y., 1905, p. 107). В 1641 году с помощью всевозможных ухищрений Стюартами бы- ло получено 862 000 ф. ст. (См. F. С. Dietz, An Economic His- tory of England, N. Y., 1942, p. 255). 3 См. E. H. Carter and R, A. F, Mears, A History of Bri- tain, Oxford, 1937, p. 439. 4 В 1624 году было дано субсидий всего на 278 000 ф. ст., в 1628—на 275 000 ф. ст. (См. Е. G. D ietz, An Economic History of England, N. Y., 1942, p. 245). 3 К- H. Татаринова 33
ней политикой правительства и поэтому не хотели ее оплачивать. Внешняя политика первых Стю- артов Уже первый шаг Якова I во внешнеполитической обла- сти вызвал большое раздражение- Едва вступив на пре- стол, Яков I поспешил заключить мирный договор с Испа- нией (1604 г.). Несмотря на то, что договор заключался после ряда поражений Испании, в частности гибели Арма- ды, правительство не использовало эти преимущества и не включило в договор выгодную для английской буржуа- зии статью о нраве торговать с испанскими колониями. Сближение с феодально-католической Испанией шло вразрез с интересами новых общественных слоев Англии, но правительство и феодальное дворянство были заинте- ресованы в союзе с реакционной абсолютистской Испа- нией. В 1614 году Яков I начал переговоры о браке своего сына Карла с испанской инфантой. Этот брак, по его пред- ставлению, должен был поправить финансовые дела коро- ны, так как ожидаемое богатое приданое дало бы возмож- ность хоть на некоторое время избежать зависимости в финансовых вопросах от парламента. Англо-испанский союз должен был также содействовать укреплению абсо- лютистских порядков в Англии. Когда в 1618 году в Германии началась Тридцати- летняя война между Протестантской унией и Католиче- ской лигой, то английское правительство далеко не сра- зу выступило на помощь Протестантской унии, хотя ее глава — Фридрих Пфальцский — был не только едино- верцем, но и зятем английского короля. Вмешательство в Тридцатилетнюю войну на стороне протестантов против феодально-католической группиров- ки, возглавляемой австрийскими и испанскими Габсбур- гами, означало бы разрыв с Испанией,; а Яков I по- прежнему стремился сохранять дружественные отноше- ния с ней и продолжал переговоры о брачном конт- ракте. Лишь в 1623 году переговоры были прерваны. Но вместо того, чтобы начать морскую войну против Испа- нии, отрезать ее от колоний в Новом свете и разгромить ее флот, к чему стремилась английская буржуазия, пра- вительство решило вмешаться в войну непосредственно 34
на континенте, сблизившись для этого с Францией и Гол- ландией1. При этом союз с Францией должен был стать династическим в результате брака Карла с французской принцессой Генриэттой-Марией. Сближение с Францией и отправка на Рейн двенадцати тысяч англичан, из ко- торых большая часть погибла от голода и болезней, бы- ли последними мерами Якова I в области внешней поли- тики1 2. В 1625 году на престол вступил Карл I. Его внешняя политика также не отличалась большой популярностью. Широкое недовольство вызвало бракосочетание Карла с француженкой-католичкой, так как это угрожало усиле- нием влияния реакционного католического дворянства. Затем, когда в 1627 году Англия отказалась от союза с Францией и попыталась выступить на помощь гугено- там Ла-Рошели, экспедиция под командой Бекингема оказалась -настолько бесславной, что вызвала новый взрыв негодования. В 1629 году Англии пришлось за- ключить мир с Францией. Нарушив договоренность с Данией, Швецией и Голландией о совместных действиях в Тридцатилетней войне, Карл, опасаясь шведского вли- яния в Европе, отозвал флот из Балтийского моря и в 1630 году заключил с Испанией Мадридский договор. Война для Англии закончилась бесславно. Германские протестанты были брошены на произвол судьбы, вопрос о торговле англичан в Вест-Индии опять остался откры- тым. Правительство по-прежнему продолжало пренебре- гать интересами торговой буржуазии. Это отражалось на состоянии флота, игравшего не- маловажную роль в проведении внешней политики. При Елизавете I (1556—1603 гг.) Англия владела самым сильным военным флотом, но в XVII веке, когда нача- лось усиленное строительство кораблей во Франции и в Нидерландах, Англия стала отставать. Против Армады в 1588 году Англия выставила 34 корабля, а к 1641 году число кораблей в английском флоте достигло всего лишь 42 3. 1 Морская воина против самой Испании была начата лишь в 1625 году, так как правительство не стремилось к войне и затягива- ло ее начало. 2 G. М. Trevelyan, England under the Stuarts, N. Y., 1905, pp. 132—133. 3 Г. Д. Тра йл ь, Общественная жизнь Англии, т. IV, М., 1897, стр. 41. 3* 35
В морском ведомстве царили крайние злоупотребле- ния и казнокрадство. Положение матросов, несмотря на то, что флот являлся предметом национальной гордости англичан, было весьма тяжелым. Их кормили тухлыми продуктами, не выплачивали своевременно жалованье. Не удивительно, что личный состав флота приходилось пополнять путем принудительных наборов. Чтобы поднять английский военный флот на прежнюю высоту, нужны были, прежде всего, день- ги, а как раз в них Стюарты испытывали постоянную нужду. Расхождение интересов феодального государства, ко- торое пытались сохранить Стюарты, с интересами бур- жуазии и обуржуазившегося дворянства явно сказыва- лось и в колониальной политике, или, вернее, в бездей- ствии английского правительства в колониальном вопросе. Колониальная политика Англии в начале XVII века В XVI веке в Англии вопрос «*о приобретении собст- венных колоний еще не поднимался, так, как для этого не было ни достаточных капиталов, ни достаточного ко- личества свободных людей. Английское купечество до- вольствовалось торговлей с испанскими колониями и не претендовало на их завоевание, считая это рискованным делом1. В XVII веке положение изменилось. Торговля с ис- панскими колониями стала испытывать значительные трудности, так как по мирному договору 1604 года пра- во англичан на такую торговлю не было закреплено. В свою очередь, захват испанских колоний после разгро- ма Великой Армады в 1588 году стал казаться более легким делом. Колонии начали привлекать английскую буржуазию по ряду причин. Для развивающейся английской про- мышленности был нужен рынок сбыта, где английским товарам не угрожала бы иностранная конкуренция. Вла- дения в Америке и в Индии дали бы английской бур- 1 Испания в XVI веке владела большей частью колониального мира того времени, 36
жуазии возможность получать баснословные барыши от торговли колониальным сырьем. Наконец, господ- ствующие классы Англии надеялись переправить в колонии часть экспроприированного крестьянства, так как увеличение этого слоя населения в Англии внушало им серьезную тревогу. Ввиду происпанской политики Якова I буржуазия не могла рассчитывать на поддержку правительства в ко- лониальном вопросе. Но это не остановило экспансии. Проникновение в Индию было совершено купцами, объединившимися в 1600 году для борьбы со своими голландскими конкурентами в Ост-Индскую компанию, которая получила от правительства монополию на тор- говлю с Индией. Вытеснить'голландцев англичане сра- зу не смогли и довольствовались пока лишь созданием факторий в Сурате (западный берег Индии), Мадрасе (восточный берег Индии). На территории Африки в Гам- бии к этому времени была также основана английская фактория. Больший успех ожидал англичан в Америке, где в XVII веке были громадные неосвоенные пространства, номинально принадлежавшие Испании. В 1607 году чле- ны только-; что созданной Виргинской компании основа- ли Джеймстаун. Участие короны ограничилось только выдачей хартии на организацию компании (за что она получила немалую мзду), но когда стало ясно, что ком- пания получает большие барыши, то король в 1623 го- ду аннулировал хартию и превратил Виргинию в коро- левскую колонию1. В 1610 году была образована компа- ния лондонских купцов для эксплуатации рыбных и лес- ных богатств Ньюфаундленда. В 1612 году была учреж- дена компания для колонизации Бермудских островов. Все эти компании создавались на основании королев- ской хартии, которая определяла форму политического устройства новых колоний. Исполнительную власть осу- ществлял избранный членами компании губернатор, вер- ховная законодательная власть принадлежала англий- скому парламенту. Но фактически все решения принима- лись собранием пайщиков. Именно пайщики компании составляли привилегированную верхушку, эксплуатиро- вавшую остальное население колоний. 1 См. Н. Е. Eger ton, A Short History of British Colonial Policy (1606—1909), L, 1941, p. 34. 37
Наряду с компаниями, основателями колоний висту- пали и эмигранты-пуритане, не имевшие никакой коро- левской хартии. Так, в 1620 году сотня сектантов, при- бывших в Америку, основала колонию Новый Плимут. В таких колониях устанавливалась система самоуправ- ления и выборной администрации. Суверенитет метропо- лии признавался лишь формально, да и то не всегда. Несмотря на наличие представительных учреждений, эти колонии отнюдь не имели подлинно демократическо- го характера, который им приписывают апологеты «анг- лосаксонских свобод». Население колоний делилось на две большие группы. Привилегированную группу со- ставляли те, кто приехал в колонии на собственный счет и обладал определенными средствами. Это были коло- низаторы, уже имевшие навыки капиталистической эк- сплуатации и людей и природных богатств, что прежде всего сказалось в отношении к коренному населению Америки. Местные индейские племена истреблялись, а земли их захватывались англичанами. Но не только ин- дейцы были жертвами английских колонизаторов. Они эксплуатировали и часть английских переселенцев — так называемых «кабальных слуг»- В число таких белых ка- бальных слуг, составлявших вторую группу населения колоний, входили должники, выкупленные предприимчи- выми дельцами из долговой тюрьмы и переправленные за океан. Попадали в число кабальных слуг и бедняки, не имевшие средств к существованию в Англии и уез- жавшие искать счастье за океаном. Чтобы оплатить рас- ходы по переезду, они отдавали себя на известный срок в кабалу тому, кто их субсидировал. Положение таких белых рабов отличалось от положения рабов-негров, привозимых из Африки для работы на плантациях, толь- ко тем, что их рабское состояние не было вечным (хотя иногда кабальный слуга умирал, не успев отработать свой долг и получить свободу). Однако, уплатив кабаль- ный долг, такой слуга должен был идти в батраки к своему же хозяину, так как не имел средств для веде- ния самостоятельного хозяйства. Наличие белых кабаль- ных слуг ясно говорит о том, что с самого начала в ко- лониях существовала резкая классовая дифференциация. Экономическое неравенство приводило к политическому и социальному неравноправию. Поэтому говорить о ка- кой-то «всеобщей демократии» в английских колониях 38
не приходится. Это была демократия для зажиточной верхушки белого населения. Разрыв с Испанией в середине 20-х годов способст- вовал оживлению колониальной экспансии, так как от- пала боязнь дипломатических осложнений. Приближен- ные короля стали открыто оказывать покровительство различным компаниям, за что получали от них опреде- ленную долю в прибылях. Захват новых территорий (Массачусетс, Коннекти- кут, Род-Айленд и др.) позволял тысячам английских переселенцев перебираться за океан, за которым многие надеялись разбогатеть и, в ряде случаев, спастись от религиозных и политических преследований. Правитель- ство Стюартов по-прежнему не оказывало существенной поддержки колониальным захватам, чем вызывало не- довольство в кругах буржуазии и нового дворянства. Религиозные течения и полити- ка первых Стюартов От Тюдоров Англия унаследовала англиканскую церковь, основанную в 1534 году, после разрыва с Ри- мом, когда главой англиканской церкви был объявлен английский король. Римский папа потерял не только власть над английским духовенством, но и доходы, прино- симые английской церковью. Правительство уничтожило монастыри и конфисковало монастырские земли. Одновре- менно некоторые догматы католической религии были за- менены протестантскими1. Однако по существу мало что изменилось от разрыва с католицизмом. Англиканская церковь, как и католическая, осталась церковью аристо- кратической, ее главной задачей являлось обслуживание интересов господствующего феодального класса. Это предопределило и внешнее сходство в положении духо- венства, отдельных обрядах и пр. В новой церкви богослужение шло на английском языке. Духовенство получило право вступать в брак. Церковники по-прежнему противопоставлялись осталь- ному населению. Сохранились крестное знамение, особая 1 Важнейшим из догматических изменений было отрицание так называемого «пресуществления», то есть учения о том, что хлеб и вино во время обряда причащения превращаются в тело и кровь Христову. По англиканскому вероисповеданию обряд причащения становился простым напоминанием о Тайной вечере. 39
одежда для священников, музыка во время богослуже- ния, расписные стекла в церквах и т. п. В англиканской церкви остался епископат, причем епископы назначались обычно из представителей знатных семей. Англиканское духовенство использовало правитель- ственный аппарат для надзора за своей паствой. Сбор основного источника дохода церкви — десятины обеспе- чивался правительственными агентами. Естественно, что духовенство не только всеми силами поддерживало ко- ролевскую власть, от которой оно зависело, но и для укрепления собственного престижа преувеличивало мо- гущество своего главы. Церковь внушала народу, что королевская власть происходит от бога, что король—на- местник божий на земле и что, следовательно, все уч- реждения страны, например парламент или суд, имеют власть лишь постольку, поскольку им предоставил ее король. Всякое противодействие королю считалось недо~ пустимым и приравнивалось к богохульству. Подобные идеи находили полную поддержку и одоб- рение у Стюартов и старой феодальной знати, но в кру- гах, причастных к секуляризации монастырских земель и в связи с этим опасавшихся возврата католицизма, особенно в кругах средней и мелкой буржуазий, эти идеи встречали совсем иной прием. Уже при Тюдорах Англия не была единой в религи- озном вопросе. Произошло не только разделение на ка- толиков и англикан. В рядах самих англикан скоро по- явились разногласия. Вновь созданная англиканская церковь устраивала далеко не всех. Разногласия в религиозной сфере отражали усилив- шиеся экономические и политические противоречия меж- ду различными слоями населения. Англиканская церковь была церковью феодального класса и поэтому не могла удовлетворить буржуазию.^Англиканская церковь была дорогостоящей церковью. На великолепные храмы, на роскошную одежду духовенства и на его содержание (особенно высшего) тратились большие средства, взи- мавшиеся в форме десятины с населения. Это ухудшало материальное положение трудящихся слоев населения и уменьшало прибыли буржуазии не только прямым, но и косвенным образом. Деньги, на которые население мог- ло бы покупать товары, обогащая этим буржуазию, шли на содержание тунеядцев-священников. К тому же со- 40
блюдение всех церковных обрядов и многочисленных праздников отнимало много времени, а буржуазия и тогда уже считала, что «время — деньги». Новому, под- нимавшемуся классу была нужна новая, дешевая цер- ковь. Тесная связь англиканской церкви с абсолютиз- мом еще более усиливала оппозицию буржуазных эле- ментов по отношению к господствующей церкви. Буржуазия находила поддержку в массовом недо- вольстве широких слоев. Англиканская церковь — идео- логическая опора феодальной эксплуатации и произво- ла—вызывала всеобщую ненависть. Это нашло яркое от- ражение в разногласиях о роли церкви, ее устройстве и по ряду догматических положений. Противники англиканской церкви стремились очистить, ее от всех остатков католицизма. Поэтому их называли пуританами (plirus — чистый). Пуритане, в сущности, являлись английскими кальвинистами, и их догма «от- вечала требованиям самой смелой части тогдашней бур- жуазии» Идеи Кальвина вполне соответствовали пред- ставлениям буржуазии о политическом и экономическом устройстве общества. Краеугольный камень его рели- гии — учение о предопределении каждого к спасению или гибели — освящал активную практическую деятель- ность человека. Так как никто не знает, к чему он пред- определен, то каждый, надеясь на предопределение к спасению, должен всей своей жизнью оправдывать это. Успех его на поприще избранной деятельности будет свидетельствовать об его избранности. Эта теория о наилучшем исполнении своих обязан- ностей представляла двойное удобство. Она не только оправдывала стремление буржуа к обогащению, но и давала ему возможность требовать безропотного пови- новения со стороны рабочих, которые, трудясь на него, тоже «следовали своему призванию». Объединяемые общим стремлением заменить англи- канскую церковь новой, более дешевой, простой и не свя- занной с монархией, пуритане, однако, не были едино- душны в вопросах устройства этой новой церкви и раз- делялись на две большие группировки — пресвитериан и индепендентов. К пресвитерианам примыкала крупная, 1 Ф. Энгельс, Введение к брошюре «Развитие социализма от утопии к науке», К. ЛА а р к с и Ф. Энгельс, Соч., т. XVI, ч. 2, стр. 297. 41
отчасти средняя буржуазия и богатое новое дворянство. Среди индепендентов преобладали представители сред- ней и мелкой буржуазии, среднего и мелкого нового дворянства и городской бедноты. Социально-экономичес- кие различия между этими группировками сказывались в расхождении религиозных взглядов. Более умеренные по своим взглядам пресвитериане, считая вредным существование духовенства, противопо- ставляемого остальным верующим, все же говорили о ^необходимости избрания в каждой общине старейшины (пресвитера) и проповедников (министров) из среды са- ’мих верующих. Собрание пресвитеров (консистория) должно было руководить всеми церковными делами в государстве. Пресвитеры и проповедники избирались обычно из среды наиболее зажиточной буржуазии, само экономическое процветание которой свидетельствовало якобы о ее «избранности». Такая организация церкви должна была способствовать усилению позиций буржуа- зии и в религиозной области, что не могло не сказаться и на ее роли в обществе. Пресвитериане стремились к созданию церкви влиятельной и не зависимой от госу- дарства, так как в условиях английской абсолютной мо- нархии подчинение церкви государству означало ее под- чинение интересам феодальных элементов. Индепенденты были более радикальны как в вопро- сах догматики, так и в вопросах церковного устройства. Они были непримиримы к обрядам англиканского бого- служения. Основное значение они придавали проповеди, а не таинствам (причащение, крещение и т- д.). Они вы- ступали против создания единой, центральной власти в церкви и считали наилучшим устройством создание ма- леньких, независимых* (independent) общин, где старей- шина выбирался бы только на год и при том нес ответ- ственность перед общиной. Они были против избрания особых проповедников, так как у истинной церкви все являются избранными святыми и поэтому проповедывать может каждый, на кого снизойдет вдохновение. Мелкая буржуазия хотела избавиться от подчинения крупной буржуазии и в религиозной области. Стремление к сво- бодной конкуренции, к уничтожению привилегий моно- польных компаний отражалось и в религиозной сфере — в идее о независимых и равноправных религиозных об- щинах. -42
Нарастание политической и религиозной оппозиции в стране заставляло теснее сплотиться англиканскую цер- ковь и престол. Они стремились к взаимной поддержке и укреплению авторитета друг друга. Церковный и бюро- кратический аппараты действовали согласованно в це- лях принуждения всех инакомыслящих (религиозно и по- литически) к повиновению. Государственный и церков- ный аппарат обрушился в первую очередь на индепен- дентов, которые в силу своего социального положения были более радикальными в своих требованиях к церкви. Пресвитериане казались менее опасными и по своему классовому составу—все-таки это были зажиточные слои населения — и по своим идеалам, которые легче было примирить с англиканством. Но и они подвергались го- нениям. Такая политика со стороны Стюартов объясня- лась прежде всего политическими соображениями, так как демократический строй пуританской церкви был не- совместим с королевским абсолютизмом. Правительство , понимало, что уничтожение епископата чревато уничто- ; жением и королевской власти: «...Где уже и царство бо- j жие республикапизировано, могли ли там земные царст- | ва оставаться верноподданными королей, епископов и ? феодалов-помещиков?...»1. Именно эти опасения лежали в основе религиозной политики английского правитель- ства. Борьба с религиозной оппозицией особенно усилилась при Карле I, надежным помощником которого был ар- хиепископ Лод. В 1625 году Лод издал декларацию, за- прещавшую всякое уклонение от официально принятого религиозного учения и даже какое-либо обсуждение от- дельных положений англиканского вероучения. В 1629 году была ограничена, а в 1633 году вообще запрещена деятельность пуританских проповедников^/Действия пра- вительства были подкреплены репрессивными мерами. Непослушных подвергали церковным и уголовным нака- заниям. Религиозные преследования вызвали массовую эмиграцию, отчасти в Голландию, но главным образом в Америку. За десятилетие перед революцией в Новую Англию эмигрировало более 20000 пуритан1 2, бежавших 1 Ф. Энгельс, Введение к брошюре «Развитие социализма от утопии к науке», К- Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. XVI, ч. 2, стр. 297. 2 G. М. Trevelyan, Social History of England, L., 194G, p. 209. 43
из страны, которая, по их мнению, возвращалась к като- лицизму. Это мнение не было лишено основания, так как в обрядах англиканской^церкви постепенно усилива- лись элементы католицизма" И правительство явно на- чинало покровительствовать католикам, так как с фео- дальным католицизмом у абсолютной монархии было больше общего, чем с буржуазным пуританизмом. Религиозная политика королевского правительства, затрагивавшая интересы широких кругов населения, спо- собствовала нарастанию массового недовольства в стране. Однако наибольшее возмущение вызывала эко- номическая политика Стюартов, их постоянное вмеша- тельство в экономическую жизнь страны. Оппозицион- ные настроения в парламенте из умеренно оппозицион- ных постепенно перерастали в революционные. Взаимоотношения правитель- ства и парламента Уже депутаты первого созванного Стюартами в 1610 году парламента настойчиво напоминали королю, что парламент и его депутаты имеют такие «права и воль- ности», нарушение которых со стороны короля является беззаконием. Особенно настаивал парламент на соблю- дении депутатской неприкосновенности. Постоянные споры о прерогативах короны и парла- мента касались не только политической, но и экономиче- ской сферы. Особенно резкие возражения встречали по- пытки правительства в фискальных целях вмешиваться в торгово-промышленную жизнь страны. Парламент на- стаивал на своем праве устанавливать размеры тамо- женных пошлин и отказывался утверждать повышение пошлин, предложенное правительством. В связи с утвер- ждением пошлин не раз поднимался вопрос о приорите- те палаты общин в налоговой сфере. Палата общин, не- довольная тем или иным мероприятием правительства, отказывалась вотировать дополнительные субсидии, а без ее согласия сбор всякого налога считался незакон- ным. Разгневанные упорством палаты общин Яков I и Карл I не раз ее распускали, но нужда в финансах вскоре заставляла их вновь созывать парламент и вы- прашивать у него субсидии. В целях пополнения казны правительство прибегало к займам, к взиманию «добро- 44
вольных подарков»1, к широкой продаже титулов и т. д. Особенное недовольство вызывала продажа патентов на монопольное занятие какой-либо отраслью промыш- ленности или торговли, так как уровень экономического развития страны требовал уже полной свободы конку- ренции. Буржуазии в Англии, как и в других странах, свободной конкуренции приходилось добиваться при по- мощи революции 1 2. Парламентская оппозиция этого периода по форме была строго лояльной по отношению к королевской вла- сти. Выступления ораторов оппозиции носили вернопод- даннический характер. Парламентские притязания аргу- ментировались ссылками на прошлое. Но тем не менее оппозиция все нарастала. Столкновения с Карлом I на- чались с его вступления на престол в 1625 году, когда парламент вотировал королю доход от таможенных пош- лин только на один год и к тому же еще подверг резкой критике политику правительства и королевского фаво- рита Бекингема. За это парламент в том же 1625 году был распущен. Однако нужда в деньгах в связи с конти- нентальной войной заставила правительство уже в фев- рале 1626 года вновь созвать парламент, но и он оказал- ся столь же непокорным и уже в июне был распущен. Положение страны тем временем значительно ослож- нилось. Англия, не кончив еще войны с Испанией, ввя- залась в войну с Францией, что потребовало огромных финансовых затрат. В 1626 году эти расходы попыта- лись покрыть путем принудительного займа со всех слоев населения. Полученные средства ушли на войну с Францией, в частности на неудачную экспедицию Бекин- гема, предпринятую в помощь ла-рошельским гугенотам. Вновь пришлось обращаться к парламенту. Произвольное взимание налогов, неудачная внешняя политика, религиозные преследования — все это усили- вало оппозиционные настроения, что сказалось и на со- ставе нового парламента. Во главе парламентской оппо- зиции стали представители нового дворянства: Кок, Эли- 1 Только за один 1610 год было получено свыше 50 000 ф. ст. в виде таких «подарков». См. М. М. Алексеенко, Государствен- ный кредит. Очерк нарастания государственного долга в Англии и Франции, Харьков, 1872, стр. 79. 2 См. К. Маркс и Ф. Энгельс, Немецкая идеология, Соч., т. 3, стр. 60. 45
ст, Пим1. В парламенте в еще более резкой форме встал вопрос об устранении и о предании суду всесильного королевского фаворита — герцога Бекингема. Но Карл? был непреклонен. Бекингем проводил как раз ту полити- ку, которая соответствовала интересам абсолютной мо- нархии, хотя вожди оппозиции и изображали его, как. врага английского королевства. Парламент обратился к королю со специальной Петицией о праве1 2. В ней парла- мент «всеподданнейше просил» об устранении ряда зло- употреблений, но по существу в Петиции резко осужда- лись важнейшие мероприятия правительственной поли- тики. Парламент просил в Петиции прекратить практику взимания каких-либо сборов или налогов без согласия парламента, не расквартировывать больше солдат и ма- тросов на постой к частным гражданам и не подвергать никого в мирное время суду по законам военного време- ни. Силы оппозиции были' настолько значительны, что королю, скрепя сердце, пришлось согласиться, и 17 ию- ля 1628 г. Петиция стала статутом3 4- Надежды на то, что вместе с этим прекратятся все злоупотребления, оказались, конечно, неосновательными. Король и не собирался выполнять требования, изло- женные в Петиции, и вскоре закрыл сессию. В переры- ве между парламентскими сессиями был убит Бекин- гем. После его смерти обнаружилось со всей очевидно- стью, что дело было совсем не в нем. Устранение все- сильного фаворита мало что изменило в королевской политике Ч Карл не хотел, да по существу и по мог из- менить свою политику. Это особенно ярко проявилось во время парламентской сессии, открытой в январе 1629 года. По решению парламента доход от таможен- ных пошлин вотировался правительству только на один год. Парламент вновь подверг критике религиозную по- литику правительства. Король ответил на это указом 1 Эдуард Кок был ранее главным судьей королевства, Джон Эли- от— командовал флотилией графства Девоншир, Джон Пим был сквайром из Средней Англии. 2 См. «Законодательство английской революции 1640—1660 гг», Изд-во АН СССР, 1946, стр. 21—24. 3 Статут—законодательное постановление, одобренное не только парламентом, но и королем. 4 На смену Бекйнгему скоро появился новый всесильный фаво- рит—Томас Уентворт, перешедший из рядов парламентской оппози- ции на сторону короля и получивший титул графа Страффорда. 46
2 марта 1629 г. о роспуске парламента. Наступил пери- од длительного беспарламентского правления. Действия всех парламентов, созывавшихся в период с 1604 года по 1628 год, наглядно показали, что наи- большую и все возраставшую оппозицию в первую оче- редь вызывали мероприятия правительства в экономиче- ской и религиозной областях. Характерной чертой всех, даже самых резких высту- плений оппозиционеров, таких, как Пим, Элиот и др.,, являлось отсутствие в них республиканских тенденций. Оппозиция все еще считала, что монархия может быть, сохранена прй условии, если король перестанет злоупо- треблять своими правами и нарушать права парла- мента. Понадобилось еще одиннадцать лет для того, чтобы представители нового дворянства и буржуазии в парла- менте поняли, что ограничить королевский произвол од- ними петициями невозможно. Внутренняя политика Стюартов и создание революционной ситуации Распустив в 1629 году парламент, правительство^ осталось без денег. Королевский долг возрастал с каждым годом. Нуждаясь в деньгах и не желая больше созывать парламент, правительство, используя силу ко- ролевской прерогативы, решило самостоятельно изыс- кивать источники дохода. Именно эти попытки и уско- рили гибель монархии Стюартов, так как они были вос- приняты новым дворянством и буржуазией как угроза их собственности. А эти классы решительно не -желали мириться с бесцеремонным хозяйничанием короля в их: кошельке. Экономическое положение страны к концу 20-х го- дов XVII в. было напряженным. В связи с войной в Ев- ропе сократилась торговля, что вызвало безработицу и: застой в ряде отраслей промышленности, в частности в шерстяной. Тажелое положение еще более усугублялось, неурожаями 1629—1631 годов. Мировые судьи ряда графств сообщали в эти годы о возрастающих бедстви- ях населения’. Правительство получало многочисленные 1 См. Е. Lipson, Economic History of England, v. Ill, L., 1931, p. 311. 47?
жалобы от населения. Так, текстильные рабочие графств Эссекс и Суффолк писали в 1631 году, что «они (кто в прежние времена содержал достойным об- разом свои семьи) теперь находятся в такой нищете.., что вынуждены продавать свои постели, прялки и рабо- чие инструменты из-за недостатка хлеба»1. Положение трудящихся ухудшалось также и в свя- зи с дальнейшим ростом цен на предметы первой необ- ходимости. Пшеница, стоившая в первые десятилетия XVII века 1 ф. 15 ш. 3,5 п. квартер, в третьем десятиле- тии стоила уже 2 ф, 3 ш. 7,5 »п.; бобы с 19 ш- 2 п. под- нялись до 1 ф. 33/4 п.; мука — с 2 ф. 6 ш. 23/4 п. до 2 ф. 9 ш. 2 п. и т. д.1 2 Это особенно тяжело отражалось на безземельном или малоземельном крестьянстве, а также на городской бедноте, то есть на тех, кто вынуж- ден был все покупать на рынке. Все больше станови- лось в Англии людей, которые не в состоянии были су- ществовать без благотворительной помощи. С конца 20-х годов усилились волнения среди город- ских рабочих, занятых в ремесленных мастерских. Уси- ление народного возмущения сказывалось и в отказе ря- да крестьян и ремесленников уплачивать произвольные налоги, хотя за такой отказ грозила отправка на воен- ный корабль, а иногда даже смертная казнь. Среди ма- тросов также все чаще наблюдались случаи дезертирст- ва и неповиновения офицерам. Однако отдельные выступления крестьян, городской бедноты и матросов не переросли еще в 20-х годах в ре- волюцию. Массы еще не поняли необходимости перево- рота. Их стихийные выступления против отдельных угне- тателей еще не превратились в общее восстание против короля и существующего порядка. Парламент же, не- смотря на свою оппозиционность королю, не стремился, в силу своего классового состава, призвать массы к ре- волюции. Сквайры и буржуа, сидевшие в парламенте, все еще надеялись добиться необходимых уступок от ко- ролевской власти мирным путем, без участия масс. Да и уступок добивались они для себя, в интересах собст- венного беспрепятственного экономического развития, а 1 Е. Lipson, Economic History of England, v. Ill, L., 1931, ,p. 258. 2 Г. Д. T p а й л ь, Общественная жизнь Англии, т. 4, М., 1897, стр. 111. 48
отнюдь не для народных масс. Поэтому не было и речи о призыве к восстанию против королевской власти. Они лишь хотели заменить абсолютистский режим ограни- ченной монархией. Об установлении республики в этот период не говорили даже самые крайние из парламент- ских оппозиционеров. Королевская власть была по- прежнему нужна как защита господствующих классов от народных масс.. Некоторое оживление в торговле и промышленности, наступившее в начале 30-х годов, возможность исполь- зовать в своих интересах события на континенте—снаб- жение воюющих держав товарами и финансами — не- сколько ослабили оппозицию имущих классов. Пользу- ясь этим, правительство решило действовать «напро- лом». Проводниками этой политики явились архиепи- скоп Лод и граф Страффорд. Все обещания соблюдать Петицию о праве были на- рушены. Продолжались аресты и приговоры без суда. Солдаты по-прежнему содержались за счет населения. Усилились гонения на пуритан. Архиепископ Лод все более откровенно стремился приблизить англиканство к католицизму, который гораздо больше подходил для абсолютной монархии. Но абсолютизм оказался бессиль- ным в религиозной области и лишь значительно расши- рил круг, оппозиционеров своей открыто реакционной политикой. Еще менее соответствовала потребностям времени экономическая политика правительства. Если еще при Якове политика продажи монополий вызывала много нареканий, то при Карле она значительно усилилась и свелась, по сути дела, к почти полному прекращению свободной конкуренции. В это время были монополизи- рованы производство и продажа почти всех товаров широкого потребления: мыла, соли, табака, пива, сель- дей, масла, полотна, хмеля, пуговцц, очков, гребней, кир- пича, стекла, пороха, булавок, угля, железа, вина, ко- жи, игральных карт и т. п. Это обогащало отдельных монополистов, охотно плативших за такие патенты боль- шие суммы в казну и дававших значительные взятки придворным, которые помогали им получить такой па- тент. Но это лишало остальную буржуазию ее «закон- ной» доли прибыли. Для правительства же продажа мо- нополий была немаловажным источником дохода. Пра- 4 К. Н. Татаринова 49
вительство и само пробовало выступать в роли монопо- листов, монополизировав, например, производство квас- цов и серебряных нитей. Все это усиливало недовольство буржуазии. Дело было не только в потере известной доли прибыли. Сама продажа патентов различным монополиям и дальнейшие «подарки» со стороны этих компаний обогащали прави- тельство, уменьшали его зависимость от парламентских субсидий, давали ему возможность субсидировать при- дворное дворянство. Система монополий была, по суще- ству, одной из форм вненалогового косвенного ограбле- ния буржуазии в пользу феодального класса. Покрови- тельство Стюартов монополиям вызывало недовольство и английского народа, так как существование монополь- ных компаний приводило к повышению цен на товары и снижению заработной платы. Лишь немногие мероприятия правительства отвечали интересам буржуазии. Главным образом это были зако- ны, ограничивавшие или прямо, запрещавшие эксплуа- тируемым классам бороться за лучшие условия суще- ствования. Такие меры, как подтверждение драконов- ских законов о бедных, изданных при Елизавете Тюдор, помогали предпринимателям и крупным землевладель- цам находить более дешевую рабочую силу. Но в большинстве случаев и внутренняя и внешняя политика Стюартов не соответствовала интересам все более крепнущих буржуазных элементов, так как про- водилась в интересах феодалов и феодальной монархии. Ряд мер правительства прямо затрагивал интересы но- вого дворянства. Так, в 1630 году был издан закон о том, что все землевладельцы с доходом выше 40 ф. ст., не явившиеся при вступлении Карла I на престол для посвящения в рыцари, подвергаются штрафу. Это дало правительству 100 000 ф. ст., но одновременно усилило недовольство в рядах мелких и средних сквайров1. Сильное недовольство вызывала среди дворян практика королевской опеки над землями несовершеннолетних наследников, так как за время опеки «опекаемое» име- ние часто совершенно разорялось. В 1640 году, напри- 1 См. М. М. Алексеенко, Государственный кредит, Очерк нарастания государственного долга в Англии и Франции, Харьков, 1872, стр. 82. 50
мер, доход Палаты опеки составил 84 000 ф. ст., что поч- ти равнялось доходу с личных земель короля.1 Большое число крупных землевладельцев затронул закон 1634 го- да о розыске коронных земель, главным образом лесов, перешедших некогда к частным лицам. Владельцам та- ких участков пришлось выплачивать правительству громадные штрафы (по 20—30 тыс. ф. ст.), даже если эти участки отошли к ним 2—3 столетия тому назад. Крупные феодалы были заинтересованы в сохране- нии сильной королевской власти, но они вовсе не хоте- ли содержать государственный аппарат за свой счет. Поэтому даже в их среде появились недовольные эле- менты. Затрагивали интересы землевладельцев, особенно но- вого дворянства, и штрафы за производимые ими ого- раживания. Такая политика штрафов, ничем не помогая крестьянам, затрудняла, однако, внедрение новых спо- собов хозяйства в земледелии. Все в тех же фискальных целях правительство при- бегло в 1635 году к мере, которая затронула все слои населения, особенно бедноту. Из архивной пыли был вы- тащен Закон о корабельной подати, модернизированный соответственно возросшим потребностям правительства. Подать должны были теперь уплачивать не только жи- тели прибрежных графств, как раньше, а все население Англии. Указ о сборе этой подати был прямым нару- шением подписанной Карлом I Петиции о праве- Первый раз сбор корабельной подати не встретил особенно за- метного сопротивления, но повторение его на следую- щий год привело к массовым отказам от уплаты этой подати и к ряду громких судебных процессов. Корабель- ная подать усилила оппозиционный лагерь. Эта подать, как и другие не утвержденные парламентом поборы, воспринималась не только как нарушение прав парла- мента, но и как прямой грабеж со стороны правитель- ства. Общее недовольство существующим режимом усугуб- лялось к концу 30-х годов еще и тем, что начавшееся, было, в начале десятилетия, некоторое оживление тор- гово-промышленной деятельности к концу десятилетия 1 F. С. Dietz, An Economic History of England, N. У., 1942, p. 247. 4*- 51
вновь ослабело. Это явилось следствием понижения по- купательной способности континентальных стран в связи с разрухой, вызванной продолжавшейся Тридцатилетней войной. Другой причиной было расширение системы мо- нопольных компаний, что тормозило развитие торговли и промышленности и приводило к разорению мелкой буржуазии. Экономические затруднения, недовольство королевской политикой и религиозные преследования приводили к значительной эмиграции мелкой и средней буржуазии, что также неблагоприятно сказывалось на развитии английской промышленности, особенно сукон- ного производства1. Длительное беспарламентское правление Карла I показало буржуазии и новому дворянству, что прави- тельство не собирается считаться с их интересами. И де- ло здась было не в капризе короля, а в социально-по- литической сущности абсолютной монархии. Станови- лось очевидным, что дальнейшее управление страной старыми методами идет вразрез с развивающимися эко- номическими отношениями. Управлять по-старому было нельзя, а управлять по-новому правительство Стюартов было не в состоянии. Налицо был явный кризис «вер- хов»— один из элементов революционной ситуации. Изменились и настроения народных масс. Нараста- ющий правительственный кризис втягивал в политику все более широкие слои населения. Затрагивая самые насущные интересы, он толкал народ на борьбу. Крестьяне видели, что их надежды получить защиту правительства против огораживателей не оправдывают- ся. Правительство лишь тогда наказывало штрафом огораживателей, когда это было ему нужно для попол- нения казны. Поэтому случаи самочинной расдравы с огораживателями участились и в конце 30-х годов при- няли довольно значительные размеры, особенно в Лин- кольншире и Кембриджшире1 2. Одновременно с выступлениями против своих непо- средственных угнетателей — лордов, крестьяне все чаще 1 В. Ф. Семенов, Великая английская революция (в книге Н. М. Па куль и В. Ф. Семенов, Ранние буржуазные револю- ции, Издательское общество «Огонек», 1931). 2 А. Е. Кудрявцев, Великая английская революция, Изд-во «Прибой», 1925, стр. 43. 52
отказывались уплачивать подати правительственным сборщикам. Застой в промышленности и торговле опять резко ухудшил положение городской бедноты, ремесленников, подмастерьев и учеников и усилил их недовольство су- ществующими порядками. Значительная часть населения подвергалась религи- озным преследованиям, что также вызывало враждеб- ное отношение к правительству. К концу 30-х годов правлением Стюартов были не- довольны и трудящиеся слои населения, и буржуазия, и даже значительная часть дворянства. По мере того, как часть сельских сквайров перестраивала свое хозяйство на капиталистический лад, их интересы также расходи- лись с интересами такого чисто феодального учрежде- ния, каким была абсолютная монархия. Опорой коро- левской власти оставалось лишь старое феодальное дво- рянство и англиканское духовенство. Таким образом, не только «низы», то есть народные массы, но даже часть эксплуататорских классов — бур- жуазия и новое дворянство — не хотели жить по-старо- му. Налицо были все признаки революционной ситуации. В этих условиях чрезвычайно обострившегося эконо- мического и политического кризиса абсолютная монар- хия получила толчок извне, с которым она оказалась уже не в состоянии справиться. Восстание в Шотландии В 1637 году вспыхнуло восстание на родине Стюартов, в Шотландии. Шотландия, соединенная с Англией с 1603 го- да личной унией, резко отличалась от Англии по своему экономическому, .политическому и религиозному разви- тию. Да и сама Шотландия не представляла собой еди- ного целого в экономическом и социальном отношениях. В горной Шотландии (Highlands) преобладало кельт- ское население и сохранялся еще клановый строй. Глав- ным занятием горцев были охота и скотоводство. Уро- вень их жизни был очень низким. Большое число гор- цев, не имея возможности обеспечить свое существова- ние на родине, уезжало на континент Европы и превра- щалось в наемных солдат иностранных держав. В гор- ной Шотландии было еще очень сильно влияние католи- ческой церкви. 53
Население южной Шотландии состояло из кельтов и англосаксов. Здесь больше развиты были торговля и промышленность, сильно развито земледелие, выше об- щая культура. Но с англичанами у жителей южной Шотландии было почти так же мало общего, как и у горцев. Англичане зачастую относились к шотландцам весьма презрительно. Между ними были также религи- озные различия. В южной Шотландии еще в середине XVI века утвер- дился кальвинизм, причем пресвитериане стали господ- ствовать не только в церкви, но и в государстве. На сто- рону новой пресвитерианской церкви сразу же встало большинство шотландских дворян, так как это дало им возможность поделить между собой богатства старой церкви. В отличие от Англии, власть короля в Шотлан- дии не была абсолютной. Ее сильно ограничивал весьма бдительный надзор со стороны заправил (светских и ду- ховных) пресвитерианской церкви, то есть со стороны верхушки шотландского дворянства. Стюарты считали существовавший в Шотландии ре- лигиозный и политический строй опасным для королев- ской власти и хотели приблизить его к английскому. Они стремились стать в Шотландии такими же неогра- ниченными монархами, какими были в Англии. Зная, что англиканская церковь является надежным союзни- ком монархии, а пресвитерианская — ее врагом, Карл I, по совету своих приближенных, решил навязать Шот- ландии англиканскую религию с большой дозой католи- цизма. С этой целью в 1636—1637 годах было предписано заменить традиционный шотландский молитвенник но- вым, составленным Лодом и приближавшим богослуже- ние к католическому. Попытка торжественного введения этого молитвенника 23 июля 1637 г. послужила толчком для взрыва давно накопившегося недовольства. Недо- вольство абсолютистской политикой правительства, оскорбление национальных и религиозных чувств — все слилось в один поток. Движение охватило всю страну и все слои населения. В начале 1638 года был создан по- сословный комитет, который стал, фактически, шотланд- ским правительством. Участники движения подписали документ, получивший название «Ковенанта» (Cove- nant— соглашение). В Ковенант были включены и обя-
зательства об охране истинной церкви и жалобы на всякие новшества, угрожающие истинной вере и свобо- де. Не имея достаточных сил для борьбы, английское правительство согласилось на созыв Ассамблеи (вер- ховного органа шотландской церкви) и шотландского парламента. Собравшаяся осенью 1638 года Ассамблея провела ряд решительных мер. Она упразднила новый молитвенник, епископат и т. п. Тогда разгневанное английское правительство, видя бессилие своих словес- ных распоряжений, сделало попытку привести непокор- ных шотландцев к повиновению силой. Но превосход- ство шотландцев оказалось настолько явным, что дело даже не дошло до боя и правительство вступило в пе- реговоры, которые в июне 1639 года закончились Бервик- ским соглашением. Король обещал амнистию, предостав- ление больших полномочий Ассамблее в религиозных де- лах, а парламенту—в светских и т. д. Но это соглашение было непрочным. Обе стороны продолжали готовиться к дальнейшей борьбе. Шотландцы, воспользовавшись на- тянутостью англо-французских отношений, вступили в переговоры с Ришелье- Страффорд тем временем при- водил в порядок восьмитысячную армию в Ирландии и вы- нудил ирландский парламент предоставить ему значитель- ные субсидии для борьбы с шотландцами. Не видя дру- гого способа достать необходимые средства для борь- бы с шотландцами, Карл решился после одиннадцати- летнего перерыва созвать английский парламент. Правительство надеялось, что угроза, нависшая со стороны Шотландии, затронет национальное самолюбие англичан и парламент охотно вотирует нужные суммы, после чего можно будет его вновь распустить. Эти рас^ счеты оказались ошибочными. Созванный в апреле 1640 года так называемый «Короткий парламент» по- требовал прежде устранить все допущенные правитель- ством злоупотребления. В парламенте многие высказы- вались за прекращение борьбы с Шотландией, а вовсе не за ее возобновление. Не надеясь уже на получение денег и не желая иметь дело с организованной оппози- цией, правительство через три недели распустило пар- ламент. Кое-как сколоченная королевская армия двину- лась на север. Но шотландцы опередили ее, и встреча произошла на английской территории. Заняв беспрепятственно Ныо- 55
касл, шотландцы обратились к королю с мирными пред- ложениями, требуя большой контрибуции и рассмотре- ния шотландских жалоб английским парламентом, а не королевским правительством. Не имея боеспособной ар- мии, король согласился на переговоры. По условиям перемирия правительство обещало уважать все шот- ландские политические и религиозные свободы и упла- тить большую сумму за очищение шотландцами Нор- тумберленда. До уплаты этой суммы шотландская ар- мия оставалась в Ньюкасле. Но денег было взять негде. Прибегать к займам было бесполезно, так как прави- тельство уже потеряло всякий кредит, а вводить новые налоги было опасно. В этой напряженной обстановке усилились требова- ния созвать парламент. Созыв парламента был реко- мендован рядом английских лордов, а население Лон- дона подало подписанную 10 тысячами человек петицию о созыве парламента1. Даже часть духовенства совето- вала королю созвать парламент. Правительство пыталось ограничиться полумерой — созывом «великого совета» из лордов. Но этот совет не мог дать денег, и избежать созыва парламента не уда- лось. Указ о созыве парламента свидетельствовал о явной слабости правительства. Эту первую капитуляцию пра- вительства перед своими политическими противниками можно рассматривать как начало английской револю- ции. 1 В. Whitelock, Memorials of the English Affairs, v. I Ox- ford, 1853, p. 105.
Глава II НАЧАЛО БУРЖУАЗНОЙ РЕВОЛЮЦИИ И ПЕРВАЯ ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА Начало деятельности Долгого парламента 3 ноября 1640 г. состоялось открытие парламента», вошедшего в историю под названием Долгого. 294 депута- та этого парламента были членами только что распущен- ного Короткого парламента1. По своему социальному составу это был дворянский парламент. Не только в, палате лордов все ее члены — 123 светских и 26 духов- ных лордов — принадлежали к крупному дворянству, но и в палате общин из 500 с лишним депутатов более 180 были рыцарями, около 80 имели титулы виконтов или баронетов, а остальные принадлежали к разряду эсквайров1 2. Прямых представителей буржуазии — куп- цов и промышленников—было мало (около 70). Их чис- ло увеличилось лишь впоследствии, на дополнительных выборах, когда в парламент попали даже некоторые за- житочные йомены. Такой состав сказался, конечно, и на деятельности парламента. Для первых лет его работы характерно полное отсутствие республиканских стрем- лений. Парламент не собирался уничтожать монархию,, а хотел лишь подчинить ее своему влиянию. В первые же дни своего существования парламент возбудил обвинение против Страффорда, которого счи- тал ответственным за многие злоупотребления послед- 1 R. N. Kershaw, The Elections for the Long Parliament,, 1640; «English Historical Review», 1923, v. 38, № 152. 2 D. Brunton and D. H. Pennington, Members of the Long Parliament, Cambr., Mass., 1954, pp. 4, 57, 200—224, 226—245. 57
них лет. 11 ноября 1640 г. лидер оппозиции Пим пере- дал это обвинение палате лордов. Привлечение к суду Страффорда являлось открытым вызовом правитель- ству, так как означало, по существу, осуждение всей его политики. Судебный процесс под разными предлога- ми откладывался и начался только в марте 1641 года. Король надеялся, что за это время обстановка изменит- ся. Но атмосфера продолжала сгущаться. Дело было не только в решимости парламента добиться ограниче- ния королевской власти, но и в усилении выступлений народных масс. А это движение давало о себе знать все сильнее как в Лондоне, так и в провинции. В парламент поступали жалобы от крестьян против огораживаний и — в еще большем числе — жалобы по- мещиков по поводу крестьянских выступлений. В пети- циях, подаваемых землевладельцами в палату лордов, говорилось об уничтожении крестьянами изгородей, за- хвате помещичьего имущества и т. п.1 Крестьяне неред- ко выступали вооруженными, и в ряде случаев местные власти не могли помешать им. Еще более ощутимым бы- ло движение лондонских масс, которые внимательно сле- дили за каждым шагом парламента и не только помо- гали ему, но часто и подталкивали его своими выступ- лениями на более решительные действия. События по- следних лет: долгое беспарламентское правление, коро- левский деспотизм, произвольные поборы, усиление ре- лигиозных преследований и все большее приближение англиканства к католичеству, война с шотландскими пресвитерианами — все это способствовало тому, что недовольство масс начинало принимать характер возму- щения политикой правительства в целом, а не только угнетением со стороны отдельного лендлорда или пред- принимателя. _В декабре 1640 года палата общин сделала первый шаг к ограничению фискальных прав короля и в специ- альной резолюции объявила незаконным сбор корабель- ной подати. В феврале 1641 года парламент принял акт, ограничивший права короля в отношении самого парламента2. Акт предусматривал, что перерыв между 1 «Законодательство английской революции 1640—1660 i г.», Изд-во АН СССР, 1946, стр. 248—249. 2 «The Constitutional Documents of the Puritan Revolution (1625—1660)», ed. by S. R. Gardiner, Oxford, 1906, pp. 144—155, ^58
роспуском одного парламента и созывом нового не должен превышать трех лет. Теперь нельзя было распу- скать парламент или прерывать его заседания без соб- ственного согласия парламента, раньше, чем через 50 дней после начала его работы. В этом акте сказалось стремление парламента положить конец попыткам бес- парламентского правления и поставить корону в боль- шую зависимость от парламента. В марте—апреле 1641 года внимание парламента и лондонцев было сосредоточено на начавшемся процессе Страффорда. Палата общин обвиняла его в государст- венной измене, но по английским законам государственной изменой считалось . только преступление, направ- ленное против личности короля. В данном случае это определение не подходило, так как Страффорд действо- вал с ведома и одобрения короля. Чтобы выйти из за- труднения, палата общин решилась издать специаль- ный закон (Bill of Attainder), то есть закон о парла- ментском осуждении виновного в государственной изме- не, по которому Страффорд объявлялся государствен- ным изменником не за преступление против короля, аза «попытку ниспровергнуть основные и древние законы королевства Англии и Ирландии»1. Лорды не сразу ре- шились утвердить этот билль. Население Лондона воз- бужденно требовало вынесения приговора? В парламент была подана петиция с жалобами на экономический застой в стране. Подписавшие ее 20 000 лондонцев ви- дели спасение от этого в ликвидации того напряженно- неопределенного состояния, которое создалось в стране в связи с отсрочкой решения по делу Страффорда. 3 мая тысячные толпы встретили пэров около Вестминстера и потребовали приговора Страффорду1 2. Через день на ули- цы вышла уже и городская милиция, так как возникли слухи о подготовке правительством военного переворо- та. Общее возбуждение подогревалось опасениями ино- странного вмешательства. Лорды, напуганные Движе- нием масс, опасностью военного переворота и иностран- ного вмешательства, несмотря на противодействие коро- ля, решились, наконец, 8 мая утвердить смертный при- 1 «The Parliamentary History of England», ed. by Cobbett, v. II, L, 1807, pp. 764—765. 2 B. W h i t e 1 о c k, Memorials of the English Affairs, v. I, Ox- ford, 1853, p. 130. 59
говор Страффорду. Однако приговор не мог быть при- веден в исполнение без утверждения его королем. Видя, что король откладывает утверждение приговора, в дело вмешались лондонцы, уже успевшие вооружиться. Тол- па окружила парламент и дворец и не расходилась больше суток. Королю пришлось подчиниться. 9 мая он утвердил билль, а 12 мая Страффорд был казнен. ' 10 мая королю пришлось утвердить билль о том, что существующий парламент не может быть распущен без согласия последнего1, в июне — осудить свою собствен- ную налоговую политику, утвердив акт о том, что ника- кие субсидии, пошлины, подати не могут взиматься без согласия парламента, в том числе и корабельная по- дать, и что постоянные доходы короля ограничиваются только доходами с королевского домена1 2. В отношении судей королю пришлось обещать, что они будут занимать свои должности до тех пор, «пока будут хорошо вести себя», то есть будут вне зависимо- сти от королевского произвола (раньше они занимали должности, «пока будет угодно королю»). Звездная па- лата и Высокая комиссия уничтожались совсем3. Уни- чтожено было право церковных судей применять какие- либо светские наказания. Принудительное посвящение в рыцари было запрещено. /Однако среди множества мер и резолюций, принятых парламентом в 1641—1642 годах, не нашли себе места такие вопросы, как вопрос об общинных землях, об ус- ловиях копигольда, о размере заработной платы город- ских и деревенских рабочих. С самого начала парла- мент использовал то влияние, которым он пользовался благодаря поддержке народных масс, лишь в своих классовых целях. Уже на первом этапе революции, еще до начала граж- данской войны, обнаружились разногласия между парла- ментом и народными массами- В самом парламенте на- метилось разделение на два лагеря. Особенно ясно это проявилось при обсуждении петиции об отмене епископата (так называемой «Петиции о кор- 1 «The Constitutional Documents of the Puritan Revolution (1625—1660)», ed. by S. R. Gardiner, Oxford, 1906, pp. 158—159. 2 Ibid., pp. 159—162. 3 Звездная палата—чрезвычайный суд по политическим преступ- лениям, а Высокая комиссия—по религиозным. 60
не и 'ветвях»)1, поданной парламенту 11 декабря 1640 г. и содержавшей свыше 15 тыс. подписей1 2. Пети- ция перечисляла многочисленные злоупотребления выс- шего духовенства и требовала упразднения высших ду- ховных должностей. Такие требования были далеко не единичным явлением3, поэтому парламенту пришлось поставить этот вопрос на обсуждение. Но внесенный в мае 1641 года билль об отмене епископата встретил сильное сопротивление. Многие депутаты вполне откро- венно выражали свои опасения4. Так, один из депута- тов говорил, что введение равенства в церкви повлечет за собой равенство и в государстве. В выступлении дру- гого отмечалось, что уступка народу в вопросе о духо- венстве приведет к тому, что народ потребует затем уничтожить власть и светских землевладельцев, так.как он страдает не только от притеснений со стороны еписко- пов, но и со стороны лендлордов. Тесная связь между феодальной и церковной иерар- хией была ясна многим депутатам. Поэтому за уничто- жение епископата высказалось лишь незначительное большинство палаты общин. Палата лордов билль не утвердила, поэтому он не был принят. В то же время страх перед усилившимся крестьянским движением при- вел к тому, что палата лордов предписала администра- ции графств самым решительным образом5 расправ- ляться «со всякими мятежами и незаконными сбори- щами», не останавливаясь перед применением военной силы. Если аграрные волнения пугали землевладельцев, то 1 Под корнем и ветвями подразумевалось высшее и среднее ду- ховенство и всякого рода церковные суды и учреждения, имевшие большую власть и вмешивавшиеся не только в религиозные вопросы, но и в светские дела. Текст петиции см, по «The Constitutional Docu- ments of the Puritan Revolution (1625—1660)», ed. by S. R. Gardi- ner, Oxford, 1906, pp. 137^144. Основные статьи этой петиции см. «Конституции и законодательные акты буржуазных государств XVII—XIX вв.» , Госюриздат, 1957, стр. 29—33. 2 В. W h i t е 1 о с k, Memorials of the English Affairs, v, I, Ox- ford, 1853, p. 114. 3 Тот же Уайтлок на стр. 115 своих мемуаров упоминает о ряде подобных петиций из других районов. 4 «The Parliamentary History of England», ed. by С о b b e 11, v. П, L., 1807, pp. 822—828. 5 «Законодательство английской революции 1640—1660 гг.», Изд-во АН СССР, 1946, стр. 249—250. 61
крупная буржуазия Лондона начала опасаться выступ- лений городской бедноты. Наметившиеся в парламент- ском лагере разногласия попыталось использовать пра- вительство. Оно решило привлечь для борьбы против парламента шотландских феодалов, и с этой целью -в августе 1641 года Карл отправился в Шотландию. Но реальных результатов переговоры не дали. Осенью 1641 года у правительства появилась надежда исполь- зовать в своих интересах уже не шотландцев, а ирланд- цев, поднявших в октябре 1641 года восстание против английского господства. Восстание в Ирландии Начало завоевания Ирландии англичанами отно- сится к XII столетию. С< этого времени завоеватели на- вязывали ирландцам английские порядки и английскую систему управления. В 1494 году королевский намест- ' ник в Ирландии Пойнингс издал закон, сводивший на нет вообще всякую самостоятельность Ирландии, Все законы, принятые английским парламентом, распрост- ранялись Отныне и на Ирландию, а ирландский парла- мент мог обсуждать лишь те законопроекты, которые уже были одобрены правительством в Лондоне. Эта политика полного подчинения Ирландии усилила - сопротивление ирландцев. В XVI веке там вспыхивает ряд восстаний под руководством ирландских аристокра- тов. При вооруженном подавлении таких восстаний, анг- ’ лийские войска- сгоняли ирландцев с земли, превращая их в бесправных арендаторов. К процессу насильствен- ного обезземеливания ирландского населения присоеди- нился с 30-х годов религиозный гнет, так как правитель- ство пыталось насильственно навязать католической Ир- ландии англиканскую церковь. Это вызвало новую вол- ну восстаний, подавление которых сопровождалось но- выми земельными конфискациями. Борьба ирландцев против Англии приобретала на- ционально-религиозный характер. Английское прави- тельство для укрепления своих позиций в Ирландии стремилось заселить ее, особенно район Олстера (Север- ная Ирландия), англичанами и шотландцами, изгоняя оттуда ирландцев. Владельцами конфискованных земель, становились английские дворяне и компании лондонских купцов. На льготных условиях они предоставляли анг- 62
лийским поселенцам земельные участки в долгосрочную> аренду. Это создавало в Олстере слой зажиточного анг- лийского крестьянства. Политика вытеснения ирландцев продолжалась и при Стюартах. Земли отбирались не только у крестьян, но часто и у дворян, под предлогом их нелояльности к правительству. Любой проступок или несвоевременная уплата налогов служили предлогом’для конфискаций;. Правительство не останавливалось и перед подлогом. Все остатки старого кельтского кланового устройства страны уничтожались как «варварство». Но уничтожая старинное кельтское право, правительство не создавало взамен другого, так как «английское право лишь в той мере распространялось на ирландцев, в какой это было выгодно английскому правительству»1. При этом «цивилизаторская» деятельность англичан сопровождалась ^чудовищными жестокостями, подчас почти поголовным истреблением жителей. , Господствующие классы Англии обращались с Ир- ландией, как с колонией, препятствовали ее самостоя- тельному промышленному развитию. Советники Якова 1 говорили: «Если мы сами будем содействовать установ- лению в стране (Ирландии) порядка и-благонравия, то она вскоре приобретет силу, значение и богатство. В ре- зультате этого ее население станет чуждаться Англии, оно бросится в объятия какой-нибудь иноземной держа- вы или, возможно, превратит свою стр а н у в независимое с ам'о стоятельное государ- ство»1 2 (разрядка моя. — К- Т.). 1 В результате земельных , захватов к 40-ым годам XVII в. значительная часть ирландской территории пе- решла в руки английских и шотландских колонизаторов. ♦ Обезземеливание ирландских землевладельцев, превра- щение их в батраков на фермах англичан или в кабаль- ных арендаторов, экономический гнет, к которому при- - соединялся религиозный, национальный, политический,— все это создало в Ирландии достаточное'количество го- рючего материала, готового вспыхнуть в любую минуту. В 30-х годах XVII в. ненависть ирландцев к своим .поработителям достигла особенной остроты. Это объяс- нялось изощренной жестокостью и беззастенчивостью 1 «Архив Маркса и Энгельса», т. X, Госполитиздат, 1948, стр. 255. 2 Там же, стр. 159. 62
политики, которую проводил в Ирландии наместник граф Страффорд- Его чиновники вмешивались во все области жизни ирландцев, вплоть до семейных дел. Придерживаясь девиза «разделяй и властвуй», Страф- форд не только не стремился ослабить национально-рели- гиозную вражду хмежду коренным населением и англий- скими . поселенцами, но, наоборот, разжигал ее, ,мешая этим их сплочению и делая обе стороны зависимыми от поддержки со стороны королевского правительства. Отъезд Страффорда в Англию и вести, приходившие оттуда о борьбе парламента с королем, дали толчок к взрыву недовольства в Ирландии.''Восстание, начавшее- ся в октябре 1641 года, охватило весь остров. Восстав- шие предъявили ряд требований: отмена акта Пойнинг- са, уравнение католиков в политических правах, возвра- щение ирландцам отнятых у них земель и т. д. Они соз- дали свою организацию—Генеральную ассоциацию ка- толиков-конфедератов, в которую вошли не только като- лики-ирландцы, но и католики-англичане Присоедине- ние к восставшим ирландцам англичан-католиков, живу- щих в Ирландии, было вызвано самим Долгим парла- ментом, принявшим* два акта, прямо направленных про- тив них. Один из этих актов предусматривал, что для покрытия расходов, связанных с подавлением .ирланд- ского восстания, у всех католиков должно быть конфис- ковано и распродано 2,5 млн. акров земли. Второй акт требовал искоренения католицизма в Ирландии.. Эти-то акты и заставили англичан-католиков примкнуть к вос- станию, чему до сих пор мешали их ненависть к ирланд- цам и трусость, свойственная имущим классам Г - Для .большинства населения Ирландии король казал- < х <я в этот момент менее страшным врагом, чем англо- шотландские поселенцы и их союзники в парламенте. Но это не значило, что ирландцы были приверженцами Стюартов.; В манифесте, выпущенном ими в 1643 го- * ду, прямо было сказано: «Мы можем .надеяться толь-, ко- на свои войска и на свою храбрость. Если одо-' леют круглоголовые 1 2, то мы потеряем все. Если же вос- 1 См. «Архив Маркса и Энгельса», т. X, Госполитиздат, 1948, стр. 166. 2 «Круглоголовые» — прозвище, данное роялистами сторонникам парламента за их короткую стрижку. «Кавалеры»—прозвище рояли- стов за их длинные локоны. >54
торжествует король, то нам не будет лучше, чем в 1641 году. Но если мы соберем значительные силы и зару- чимся заграничной помощью, то победившей стороне придется считаться с нами»1. Однако восставшие не пошли по пути объединения с оппозиционными элементами в Англии, с Долгим пар- ламентом. Победа парламента грозила полным уничтожением католической церкви в Ирландии, так как парламент не скрывал своей ненависти к ней. Это была бы победа тех самых слоев англичан, которых ирландцы считали своими непосредственными .и наихудшими врагами. По- этому восставшие и не думали объединяться с англий- ской оппозицией. В-свою очередь и английский парламент отнесся к восстанию отнюдь не сочувственно. Если восстание шот- ландских пресвитериан было для многих англичан вос- станием единЪверцев, то восстание ирландцев рассматри- валось как восстание «нечестивых папистов», поэтому даже в народных массах оно не встречало ' сочувствия. Надеяться на сочувствие высших классов совсем не при- ходилось, так как потеря Ирландии означала бы для них потерю ирландских имений. Король хотел использовать ирландцев в своих целях, но вовсе не собирался предоставлять им за это какие-то права. Он надеялся, что парламент охотно предоставит ему армию и деньги для подавления восстания, которые можно будет использовать для расправы с самим пар- ламентом. Однако вожди, оппозиции разгадали этот план и отказались предоставить королю армию и деньги. Но и парламент не стал формировать такую армию. Со- бытия в самой Англии принимали такой оборот, что за- дача расправы, с ирландцами на долгое время отодвину- лась на второй план. Дело шло к открытому разрыву между парламентом и королем. Разрыв парламента с королем Парламент решил предъявить королю новый документ, требовавший покончить с прежними злоупотреблениями правительства и предоставить большие права парламенту. 1 См. А. Н., Савин, Лекции по истории английской революции, Соцэкгиз, 1937, стр. 346. О к. Н. Татаргнопа 65
Первого декабря этот документ—Великая Ремонстрация1— обсуждался парламентом. При его обсуждении вновь об- наружилось, что в парламенте нет единодушия. Многие депутаты нашли требования Ремонстрации чрезмерны- ми, [особенно такие, как требование назначать на все высшие должности лишь тех лиц, «которым парламент имел основание доверять», требование установить су- дебную и политическую ответственность министров, то есть согласовывать их действия с парламентом и т. д- -Считая это слишком большим ограничением королев- ской прерогативы, значительная часть депутатов не под- держала Ремонстрации, и она прошла большинством всего в одиннадцать голосов. К Ремонстрации прилага- лась петиция, в которой парламент просил лишить епис- копов права заседать в парламенте, сократить их чрез- мерные полномочия по отношению к населению, ликви- дировать все притеснения в области религии, введенные епископами, устранить излишние церковные обряды, ук- репить одну истинную веру против папистов, удалить из королевского совета всех сторонников прежних злоупот- реблений. Особо оговаривалась просьба воспретить от- чуждение каких бы то ни было конфискованных земель в Ирландии, из которых впоследствии можно было бы возместить издержки, которые бы возникли в связи с подавлением ирландского восстания. Другими словами, парламент уже в 1641 году планировал новое ограбле- ние Ирландии. Король не дал определенного ответа на Ремонстра- цию и завязал переговоры с ирландцами. Опасения, что король призовет в Англию «полчища ирландских собак», как называли ирландских повстанцев парламентские джентльмены, оттолкнули от него многих колеблющих- ся. В стране усиливались антикатолические настроения, а так как многих епископов рассматривали как скры- тых католиков, то усилились и требования об уничтоже- нии епископата вообще или хотя бы об удалении всех епископов из парламента. В ноябре 1641 года в парла- мент поступила петиция об удалении епископов из пар- 1 См. «Конституции и законодательные акты буржуазных госу- дарств XVII—XIX вв.», Госюриздат, 1957, стр. 40—49. Полный текст Ремонстрации см. пп «The Constitutional Documents of the Puritan Revolution (1625—1660)», cd. by S. R. G а г d i n e r, Oxford, 1906, pp. 202—232. 66
ламента с 20000 подписей. В декабре лондонское насе- ление встретило епископов у здания парламента враж- дебной демонстрацией. Дело дошло до столкновения лон- донцев с офицерами-роялистами. Видя нарастание недовольства, правительство реши- ло арестовать руководителей парламентской оппозиции и тем самым обезглавить враждебный лагерь. Парла- мент обратился к городским властям и администрации Сити с просьбой о помощи. 3 января 1642 г. король по- требовал от парламента выдачи пяти его депутатов по обвинению в государственной измене (Пима, Гемпде- на, Гэзильриджа, Голлиса и Строда). Палата отказа- лась их выдать. Тогда король перешел к решительным действиям и 5 января во главе большого военного отря- да лично явился в парламент, чтобы арестовать этих депутатов. Предупрежденные депутаты скрылись в Сити, и королевский план провалился. По дороге в парламент королю пришлось встретиться с толпой лондонцев, на- строенных отнюдь не дружелюбно1. Население и лондон- ская милиция готовы были силой защищать парламент- ские вольности. Напряженность'обстановки в Лондоне продолжала нарастать. Население вооружалось. Не только из окрестностей Лондона, ио и из отдаленных графств приходили известия о готовности . населения придти на помощь парламенту1 2. 10 января 1642 г. Карл бежал из революционного Лондона, надеясь собрать в провинции необходимые ему силы. Неизбежность вооруженного столкновения сторонни- ков короля и парламента, таким образом, стала очевид- ной. Разделение Англии на два ла- геря Вооруженная борьба между роялистами и сторонника- ми парламента началась не сразу. Обе стороны собирали силы для борьбы. Король решил во что бы то ни стало отменить все вырванные у него уступки, а парламент уже 1 Уайтлок в своих мемуарах несколько раз упоминает о беспо- рядках. петициях и враждебности лондонцев. См, В. W h i t е 1 о с к, Memorials of the English Affairs, v. I, Oxford, 1853, pp. 155,156—158. 2 «The Parliamentary History of England», ed. by Cobbett, v. II, L., 1807, pp. 1029, 1049—1050, 1073—1076, 10'86. 5* 67
не мог идти ни на какие соглашения с королем, поскольку все усиливающееся движение народных масс требовало от него решительных действий Ч В процессе подготовки обеих сторон к неизбежному столкновению происходило разделение страны на два лагеря — королевский и парламентский. В этом разме- жевании сил ясно отразились различия в экономике от- дельных районов Англии. Наиболее развитые в экономи- ческом отношении районы юго-восточной Англии во гла- ве с Лондоном примкнули к парламенту. Отсталые рай- оны северо-востока и северо-запада Англии пошли за королем. Но различия лагерей не ограничивались, есте- ственно, этим географическим размежеванием. Основ- ными быЛи социальные и религиозные противоречия . между сторонниками обеих партий. На сторону короля встало старое феодальное дво- рянство, особенно крупные феодалы северо-запада. Сре- дн роялистов преобладали англикане и было довольно много католиков. На стороне короля оказалось и англи- канское духовенство. Парламент -поддерживали: буржуазия — крупная, средняя и мелкая, городская беднота, новое обуржуа- зившееся дворянство, главным образом пресвитериане и индепенденты. Буржуазные элементы нашли в кальви- низме «готовую боевую теорию»1 2. Они хотели демокра- тизировать не только церковное, но и государственное v устройство. Крестьянство, отсталое и неорганизованное, не сра- зу достаточно ясно осознало необходимость активного участия в начавшейся борьбе ^ежду парламентом и ко- ролем. На первых порах значительная часть крестьян принимала участие в этой борьбе лишь в качестве на- емников, ' завербованных как в королевскую, так и в парламентскую армии. И лишь в ходе войны крестьянст- во, проникнувшись надеждой на то, что победа парла- мента принесет ему землю., стало более активно и соз- нательно участвовать в этой борьбе, став главной дви- 1 См. В. Ф. Семе н о в, «Памфлетная война» Долгого парла- мента с Карлом I, «Ученые записки МОПИ», т, XVI, вып. 1, 1950, стр. 6. 2 Ф. Энгельс, Введение к брошюре «Развитие социализма от утопии к науке», К- Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. XVI, ч. 2, стр. 297. 68
жущей силой революции. А в скором времени именно крестьянство юго-восточной Англии составило основную боевую силу парламентской армии и обеспечило ей по- беду. Указанное размежевание сил не было абсолютным. Например, среди верхушки лондонской буржуазии были заметны роялистские тенденции, объяснявшиеся тем, что эта верхушка опасалась усилившегося движения город- ских низов. Кроме того, часть наиболее крупной буржу- азии побаивалась за судьбу своих монополий, получен- ных от короля, и если и не становилась прямо на его сторону, то стояла во всяком случае за скорейшее за- ключение мира с ним. Но основная масса, в том числе и крупная буржуазия лондонского Сити, все же встала на сторону парламента. Большим преимуществом парламентского лагеря бы- ло присоединение к нему флота. Наличие флота позво- лило в дальнейшем быстро перебрасывать войска и. ве- сти внешнюю торговлю, а также обеспечило поддержку парламентскому лагерю со стороны тех кругов буржуа- зии, которые были связаны с внешней' торговлей. Формирование парламентской и королевской армий В течение нескольких месяцев обе стороны готови- лись к войне. В июле 1642 года палата общин приняла постановление о создании армии. Во главе армии парла- мент поставил одного из умеренно оппозиционных ари- стократов лорда Эссекса. К сентябрю 1642 года в ар- мии насчитывалось уже около 24000 солдат,1. Помимо этого парламент сформировал еще две армии под коман- дой Уорика и Ферфакса, численностью свыше 20 тыс. че- ловек. Офицеры этих армий комплектовались главным образом из рядов дворянства. Рядовой состав пополнял- ся за счет отрядов местной милиции юго-восточных графств и завербованных в армию крестьян. В июле 1642 года Карл I издал прокламацию, в которой призы- вал всех подданных к «подавлению мятежа графа Эссек- са», а 22 августа официально объявил парламенту войну. Уже в первые два месяца стали сказываться слабые и сильные стороны обеих армий. По сравнению с парла- 1 В. White lock, Memorials of the English Affairs, v. I, Ox- ford, 1853, p. 191. 69
ментской армией у короля была сильнее кавалерия, со- стоявшая в основном из дворян, с юности привыкших к верховой езде и обращению с оружием. В королевской пехоте имелось много солдат, участвовавших ранее в континентальных войнах. Многие феодалы приводили с собой своих слуг, также умевших обращаться с оружи- ем (лесничие, егери и др.). Слабыми сторонами королевской армии являлись от- сутствие дисциплины и недостаток финансовых средств. Денег часто не хватало даже на боеприпасы и обмун- дирование, не говоря уже о продовольствии. Это вело к грабежу населения, упадку дисциплины и деморализа- ции армии. Парламентская армия была более многочисленной и лучше снабжена всем необходимым, однако на первом этапе гражданской войны она потерпела ряд серьезных поражений. Начало гражданской войны Первое крупное столкновение двух армий произошло 23 октября 1642 г- при Эджгилле (в Уорвикшире), но оно не дало решительной победы ни одной йз сторон. В этом сражении ярко выявились и превосходство королевской кавалерии и стойкость парламентской пехоты. Весной 1643 года три королевские армии начали на- ступление на Лондон, но оно не увенчалось успехом ввиду того, что северная и западная армии короля не захотели вести войну за пределами своих графств. От- сутствие слаженности и дисциплины в королевской ар- мии избавило Лондон от грозившей опасности, но поло- жение продолжало оставаться напряженным. Летом 1643 года королевская армия захватила Бристоль, на- несла тяжелое поражение парламентской армии Фер- факса в Поркшире и начала осаду Глостера (в графст- ве Глостершир). В Лондоне обострилась внутренняя борьба. Появились сторонники немедленного мира с королем на любых условиях. И'сторонники и противни- ки мира вели усиленную агитацию. Парламент осаж- дали многочисленные делегации, одни из которых требо- вали мира, другие—решительной борьбы с королем Г В самом парламенте также не было единства. 1 «The Parliamentary History of England», ed. by С о b b e 11, v. Ill, L., 1807, pp. 43—44. 70
К концу 1643 года королевская армия добилась больших успехов. Она захватила пять северных графств, Уэльс, почти все западные графства, Оксфордшир и Бер- кшир в центральной части Англии, то есть около 3/5 всей английской территории. И хотя наиболее экономически развитые и наиболее густо населенные графства нахо- дились еще в руках парламента, его положение было тя- желым. В начале 1644 года положение сторонников парла- мента несколько улучшилось. Отчасти этому способство- вало заключение в сентябре 1643 года с Шотландией «Торжественной лиги и Ковенанта». Согласно этому до- говору1, пресвитерианство не только сохранялось в Шот- ландии, но вводилось и в Англии. В начале 1644 года, согласно договору, шотландские войска перешли границу и начали вытеснять роялистов из северных графств. В январе парламентской армии удалось освободить город Гулль. В битве при Марстон- Муре (около Йорка) в июле 1644 года роялисты потер- пели тяжелое поражение. Это еще не было решительным переломом в ходе военных действий, но все же показало парламентской армии, что победа над королем воз- можна. Причины временных неудач парламентской армии Временные поражения парламентской армии, в ос- новном определялись причинами политического харак- тера. Дворянско-буржуазный состав парламента накла- дывал отпечаток на все его действия. В постановлении палаты общин в июле 1642 года о создании парламент- ской армии говорилось, что она формируется «для безо- пасности личности короля, защиты обеих палат и тех, кто повинуется их повелениям, и для охраны истинной религии, законов, свободы и мира королевства»1 2. Поста- новление отражало двойственность позиции парламента в тот период. С одной стороны, парламент готовился во- евать с королем, с другой, опасаясь дальнейшего раз- вития революции, боялся признать это. Значительная 1 «The Constitutional Documents of the Puritan Revolution (1625—1660)», ed. by S. R. Gardiner, Oxford, 1906, pp. 267—271. 2 J b i d., p. 26 L 71
часть депутатов парламента все еще надеялась уладить конфликт мирным путем и избежать гражданской вой- ны, влекущей за собой в перспективе дальнейшее углуб- ление революции. Нерешительность парламента сказалась и на харак- тере формирования его армии и на ведении военных действий. В официальном составе парламентской армии почти не встречались выходцы из народа. Высшие ко- мандные посты занимали представители аристократии — граф Эссекс, лорд Манчестер, граф Бедфорд и др. Сред- ний офицерский состав также принадлежал к родовито- му дворянству, отдельные представители которого вста- ли на сторону парламента. Естественно, что у предста- вителей английской аристократии разногласия с коро- левской властью были не настолько значительны, чтобы желать полного поражения короля. Короля, по их мне- нию, надо было лишь припугнуть, чтобы сделать его сговорчивее, его власть следовало несколько ограничить, но монархию сохранить. Подобные взгляды приводили к тому, что командующие предпочитали держаться оборо- нительной тактики и наступательные действия вели очень нерешительно. В то же время солдаты парламентской армии еще недостаточно ясно представляли себе цели борьбы, не прониклись идеей о необходимости решительной победы. Парламентская армия еще не сформировалась в спло- ченную и дисциплинированную военную силу. Наиболее проницательные члены парламентской пар- тии пришли к выводу, что решительного перелома в войне можно добиться лишь при условии коренной ре- организацией- армии на основе упорядочения ее снабже- ния, замены части командного состава и создания, пре- жде всего, хорошей кавалерии. Кромвель и реформа парла- ментской армии Реформа парламентской армии в значительной степе- ни связана с деятельностью Оливера Кромвеля. Кром- вель был среднего достатка .сквайром из Кембриджши- ра. В 1628 году его избрали в парламент от города Геп- тингдона, а затем и мировым судьей в Гентингдоншире. В 30-х годах он переехал в Кембриджшир. Здесь Кром- вель приобрел популярность среди окрестного кресть- 72
янства, заступившись за его общинные права перед од- ним из лордов. Он избирался в Короткий и в Долгин парламент. Активная деятельность Кромвеля началась с возникновения военных действий. Он сформировал две- роты волонтеров в Кембридже, истратив на это часть своего состояния Ч В октябре 1642 года его назначили капитаном в армии Эссекса 2, а в начале 1643 года по его предложению началось объединение отдельных графств в ассоциации для борьбы с королем. Из этих ассоциаций особенно удачной оказалась Восточная, в комитет которой входил сам Кромвель. Уже в 1644 го- ду Кромвель перестроил свою кавалерийскую часть по новому образцу. Он посадил своих кавалеристов на выносливых ко- ней и научил их двигаться сомкнутыми рядами, колено к колену/ полагаясь больше на силу их удара, чем на быстроту натиска. Его отряд умел совершать по коман- де необходимые маневры и перестроения и сражаться как всей массой, так и отдельными эскадронами. Его ка- валеристы набирались главным образом не из люмпен- пролетариата, а из фригольдеров и копигольдеров. Об отряде Кромвеля говорили, что большинство его сол- дат—фригольдеры и их сыновья, которые сознательно участвуют в войне, и так как они хорошо вооружены, то в сражениях стоят твердо, как один человек, и ата- куют очень решительно 3. Именно этому кавалерийскому отряду парламент- ские войска были в значительной мере обязаны своей по- бедой при Марстон-Муре, а его командиру — многими дальнейшими успехами революции. Д декабре 1644 го- да, когда возник вопрос о необходимости реорганизации армии, именно Кромвель сформулировал его наиболее четко, заявив, что если армия не будет организована по- иному, а война не будет вестись более решительно, то* народ не захочет терпеть дальше и заставит парламент принять позорный мир Ч (Кромвель учитывал недоволь- ство затянувшимися военными действиями, которое уже начало сказываться среди населения). Кромвель гово- 1 «The Writings and Speeches of Oliver Cromwell», ed. by- W. C. Abbott, v. I, Cambr., 1937, p. 193. 2 I b i d., p. 201. 3 I b i d., p. 216. 4 Ibid., p. 314.
рил, что надо избавить нацию от того кровопролития, которому она подвергается, и скорее покончить с войной, иначе народ возненавидит само имя парламента и бу- дет считать, что его члены нарочно затягивают войну, чтобы дольше сохранить власть В конце января 1645 года палата общин, а в февра- ле палата лордов приняли план, предложенный Кром- велем. Вновь создаваемая армия, так называемая «Но- вая модель», должна была представлять собой единое войско, в отличие от прежних разрозненных отрядов, подчиненное единому командованию и имеющее единый бюджет. «Новая модель» состояла из 10 полков кавале- рии по 600 человек, 12 полков пехоты по 1200 человек, полка драгун в 1 000 бойцов, то есть всего насчитывала свыше 20 тыс. солдат. На ее содержание выделялось 56000 ф. ст, в месяц1 2. Главнокомандующим этой армией был назначен Фер- факс, а его ближайшим помощником — Кромвель. Боль- шие перемены были произведены в среднем командном составе. Там появилось много офицеров, выдвинувшихся из народа. Так, полковник Хьюсон был раньше сапож- ником, полковник Прайд — извозчиком, полковник Фокс — котельщиком и т. д. Отличалась новая армия от старой и своим рядовым составом. Сознание целей борьбы было здесь гораздо яснее. Новая армия считала, что на ней лежит задача освобождения страны от тирании, и это поднимало ее значение в ее собственных глазах. Упорядоченный бюд- жет и налаженная система снабжения облегчили борьбу с грабежами и разбоем со стороны парламентской ар- мии, тогда как солдаты королевской армии по-прежнему мародерствовали, озлобляя этим население. «Новая модель» стала не только армией, но и поли- тической партией индепендентов: она стала партией ре- волюционного крыла средних классов. Окончание первой гражданской войны Все эти изменения сразу же сказались на ходе воен- ных действий. Перемена руководства армии отразилась 1 «The Writings and Speeches of Oliver Cromwell», ed. by W. C. Abbott, v. 1, Cambr., 1937, p. 314, 2 Ibid., p. 327.
на ее стратегии. Новые командиры не только не избе- гали решительных встреч с королем, но, напротив, поста- вили своей целью разбить его главные силы. Решающая встреча произошла 14 июня 1645 г. в битве при Нэзби, в графстве Нортгэмптон. Королевская армия была раз- бита наголову, и хотя самому Карлу удалось бежать,' но в плен попало 5000 солдат, была захвачена вся артил- , лерия, большое количество боеприпасов. В оставленной на поле боя канцелярии королевской армии были обна- ружены важные бумаги, изобличающие Карла в пере- реговорах с ирландцами и иностранными державами об оказании ему помощи для борьбы с парламентом. Опу- бликование этой переписки способствовало росту анти- роялистских настроений. Битва при Нэзби предрешила исход борьбы. Справиться с отдельными частями коро- левской армии, дезорганизованными поражением при Нэзби, для «Новой модели» уже не составляло труда. Разгром отряда Монтроза, состоявшего из шотланд- ских горцев, разрушил надежды короля на помощь со стороны горных кланов Шотландии. Разбили его сами шотландцы, стоявшие на стороне парламента. В мае 1646 года, когда парламентские войска осади- ли Оксфорд — военную резиденцию короля, Карл бежал в Шотландию. Гражданская война фактически закон- чилась, так как шотландцы отказались выступить против парламента и вступили с ним в переговоры. За 400000 ф. ст. шотландцы передали короля в руки парламент- ских уполномоченных, которые 1 февраля 1647 г. пере- везли Карла в замок Холмби. С окончанием первой гражданской войны окончился первый этап революции, на котором общая цель: стрем- ление уничтожить абсолютную монархию и власть фео- дального дворянства — объединяла английский народ, буржуазию и новое дворянство. Деятельность Долгого парла- мента в период граждан- ской войны Гражданская война создала сложную обстановку, потребовавшую от парламента активной деятельности во всех областях жизни. В разрешении стоящих перед ним задач Долгий парламент опирался на помощь созданных им многочисленных комитетов. Одной из таких задач бы-
ла финансовая проблема и связанные с ней экономические вопросы. а) Финансовые мероприятия парла- мента. На первых порах парламент получал необхо- димые средства за счет различных подписок, носивших часто полупринудительный характер и проводимых под различными предлогами среди населения. Наряду с этим парламент прибегал к займам у частный лиц и торговых компаний, особенно в Сити, под большие проценты (10% и больше). Обеспечением под эти займы должны были стать те земли, которые впоследствии были бы отобра- ны у ирландцев или английских роялистов. Перспекти- ва обладания этими землями в будущем заставляла кре- диторов крепче держаться за парламентскую партию и желать ее победы. Но это были случайные источники де- нежных поступлений. Нужны были постоянные источни- ки дохода. По предложению лидера антикоролевской партии Пима в июле 1643 года был введен акциз, то есть косвенные налоги на предметы потребления. Перво- начально он рассматривался как временная мера и вво- дился только на 3 года, но затем он так и не был отме- нен. Для наблюдения за сбором акциза было создано в Лондоне особое «управление акциза». Сначала в список товаров, подлежащих акцизу, были включены предметы роскоши, затем список все расширялся, и в январе 1644 года в него» были включены мясо, соль, кролики, го- луби. К 1647 году акциз в среднем давал 330000 ф. ст. ежегодно С Но и этого дохода не хватало для удовлетворения всех военных и хозяйственных нужд. Буржуазия и но* вое дворянство, заседавшие в парламенте, решили по- полнять государственный бюджет за счет своих полити- ческих противников. Уже в октябре 1642 года парламент решил наложить секвестр на доходы «преступников, под- нявших оружие за короля» (делинквентов). В марте 1643 года парламент издал ордонанс, по которому соб- ственность всех, кто прямо или косвенно поддерживал короля, подлежала секвестру. Разрешалось в семье ос- тавлять только *4 часть дохода. Секвестр имений роя- листов продолжался в течение всей гражданской войны, 1 См. И. Я нж ул, Опыт исследования английских косвенных налогов. Акциз, М., 1874, стр. 14—17. 76
В случаях, когда роялисты оставляли королевскую пар- тию, секвестр заменялся штрафом, так называемой «композицией». Этими указами о секвестрах феодальной земельной собственности и композициях буржуазия по- полняла государственный бюджет и подрывала основу экономического и социального влияния своих врагов — феодалов. Все перечисленные меры — от частных займов до секвестра земель роялистов — способствовали быстрому обогащению буржуазии. ‘ Буржуазия, сидевшая в парламенте, заботилась толь- ко о своих интересах, что особенно заметно сказывалось в вопросе о монополиях. Накануне революции монопо- лии служили мишенью для большинства оппозиционных выступлений. Казалось, что, придя к власти, парламент прежде всего уничтожит ненавистные монополии. Фор- мально в ноябре 1640 года было принято постановле- ние, чтобы «все прожектеры и монополисты, кто бы они ни были, а равно лица, имеющие какое-нибудь участие или имевшие такое участие в каких-либо монополиях.., лишаются права... заседать в названной палате»1. На деле далеко не все монополисты были исключены из парламента. Что касается ликвидации монополий, то были отмене- ны лишь те, которые возникли при Карле I, а все прежние торговые компании сохранили свои монопольные привиле- гии. Многие члены парламента были слишком сильно за- интересованы в этих привилегиях, чтобы отменить их це- ликом. б) Аграрное законодательство Дол- гого парламента. Аграрное законодательство Долгого парламента проводилось прежде всего в инте- ресах нового дворянства. Парламент встал на защиту огораживаний. В парламентских протоколах неоднократ- но встречаются постановления об охране прав огора- живателя и наказании тех, кто препятствует огоражива- нию. В ряде случаев палата постановляла, что «шериф.., его помощник и местные мировые судьи... обязаны, применив все силы обозначенного выше граф- ства, подавить, укротить, успокоить и предо- 1 «Законодательство английской революции 1640—1660 гг.», Изд-во АН СССР, 1946, стр. 258. 77
твратить... всякого рода мятежи, сборища и незаконные собрания...»1 (разрядка моя. — Т.), В феврале 1646 года было издано постановление об отмене так называемых рыцарских держаний, что озна- чало превращение дворянских держаний, обязанных службой королю, в совершенно свободную от феодаль- ных связей с короной собственность 1 2- Это постановление отвечало интересам дворянства и новых владельцев сек- вестрованных рыцарских держаний. При этом все кре- стьянские повинности и обязательства сохранялись в полной силе. В этом случае, как и во всех других, по- пытки крестьян нарушить помещичьи интересы кара- лись во время революции так же сурово, как и прежде. в) Политика Долгого парламента в религиозном вопросе. Такой же узкоклассовой была религиозная политика Долгого парламента. Пер- вые шаги его в этой области имели чрезвычайно роб- кий характер. Значительная часть членов парламента выступила против отмены церковной десятины. Дело за- ключалось не в том, что члены парламента боялись на- рушить традицию или нанести ущерб духовенству. Глав- ное было в том, что еще со времени секуляризации XVI века получателями десятины во многих случаях стали светские феодалы. В результате продаж епископских земель в период революции число светских‘получателей десятины еще более возросло. Позиция парламента в вопросе о десятине объяснялась боязнью его членов по- кушением на феодальные права духовенства создать прецедент в отношении светского землевладения. Поэто- му-то, несмотря на самые настоятельные требования .масс, десятину так и не отменили3. Медленно проводи- лись отдельные акты, ограничивающие юрисдикцию церковных судов, запрещающие духовенству вмешивать- ся в светские дела и т. п. В частности, под давлением на- рода епископы были удалены из парламента еще в фев- рале 1642 года, но упразднение епископата затянулось до 1646 года. Внутренний строй англиканской церкви, по 1 См. «Законодательство английской революции 1640—1660 гг.», Изд-во АН СССР, 1946, стр. 249. 2 «The Constitutional Documents of the Puritan Revolution (1625—1660)», ed. by S. R. Gardiner, Oxford, 1906, p, 290. 3 M. James, The Political Importance of the Tithes Controversy in the English Revolution 1640—1660, «History», v. XXVI, No 101,194L 78
существу, остался неприкосновенным. Еще осенью 1641. года палата лордов, где преобладали англикане, пред- писала, чтобы богослужение всюду совершалось по ан- гликанскому обряду. Но англиканство соблюдалось уже не так строго даже и в это время. Проповеди пресви- териан совершались во многих местах уже совершенно открыто, хотя более левые течения еще подвергались преследованиям. Но и эти преследования уже не носили прежнего ожесточенного характера. Вскоре в связи с за- ключением «Лиги и Ковенанта» с Шотландией, чтобы обеспечить помощь шотландцев, парламент должен был официально признать пресвитерианство. Пресвитериан- ские старейшины приняли сразу же повелительный тон, сразу же начали вмешиваться во многие гражданские дела и т. д. Пресвитерианская буржуазия старалась за- крепить свое господство не только в политической, но и в религиозной области, вызывая этим недовольство как у англикан, так и у индепендентов. Экономическое положение Ан- глии к концу гражданской войны Гражданская война привела в расстройство хозяйст- венную жизнь Англии. Разделение страны па два лагеря нарушило нормальные экономические связи между граф- ствами. Большие города, и в первую очередь Лондон, снабжавшиеся за счет привозных продуктов, особенно страдали от этого. Недостаток сырья приводил к застою и безработице в промышленности. Многие продукты стали дороже из-за нарушения регулярного подвоза и в связи с сокращением их производства в сельском хозяйстве, ко- торое также испытывало большие трудности в связи с разорением крестьянского хозяйства и убылью рабочих рук. Экономические бедствия усилили недовольство пар- ламентом и всем ходом событий как со стороны городской бедноты, так и в деревне. В городе это недовольство выливалось в многочис- ленные демонстрации народа. Иногда демонстранты вы- ступали за мир с королем, так как война разоряла стра- ну. Но чаще раздавались требования более решительных действий и скорейшего разгрома короля- Политика пере- говоров с королем расценивалась как измена делу ре- волюции. 79
В сельских местностях, наряду с непрекращающейся классовой борьбой между крестьянами и помещиками за сохранение старинных крестьянских прав на общин* ные земли, за сохранение прежнего размера ренты, воз- никло новое, очень своеобразное движение, так называ- емое «движение клобменов» («дубинщиков»). Движение клобменов Движение это возникло и получило наибольшее раз- витие в юго-западной Англии, особенно в Дорсетшире, Уилтшире, Сомерсетшире и отчасти в соседних с ними графствах. Большинство клобменов были деревенскими жителями, но участвовали в движении и горожане. Руко- водство движением находилось в руках зажиточных и привилегированных слоев населения, что, несомненно, сказывалось и на его характере. Клобмены не имели об- щей политической программы, но главная цель их движе- ния была повсюду одинаковой—охрана своего имущества и жизни против грабежа и насилий со стороны обеих ар- мий. Клобмены при всяком удобном случае подчеркивали свой нейтралитет, хотя не всегда строго его соблюдали/ Они заявляли: «Наше намерение—идти средним путем; сохранить нашу личность и имущество от насилия и гра- бежа, ни с кем не соединяться и никому не противодей- ствовать, пока через ответ на нашу петицию мы не уви- дим, кто враг того счастливого мира, которого мы дей- ствительно желаем»1. Возникновение этого движения на юго-западе было связано с развертыванием в этом районе военных дейст- вий летом 1645 года. Общее число клобменов во всех графствах было очень значительно — до 50 000 человек, -однако совместно они не выступали, а действовали группами, насчитывающими в ряде случаев от 1 000 до 15 000 человек. Клобмены были вооружены не только дубинами, но также алебардами, старыми мушкетами, пиками, охотничьими ружьями и т. п. Они не стреми- лись к наступательным действиям против кого-либо. Клобмены хотели прекращения разорительной войны и не раз подавали об этом петиции. Поскольку же война 1 См. С. И. Архангельский, Движение клобменов в эпоху английской революции, «Средние века», т. II, Изд-во АН СССР, 194(5, стр. 366. S0
не прекращалась, не складывали своего оружия и клоб- мены, несмотря на изданную парламентом 23 августа 1645 г. декларацию о запрещении всяких объединений и собраний с оружием в руках. Парламент подавил выступления клобменов с по- мощью военной силы. Отсутствие организационной спло- ченности и общей четкой программы, различие экономи- ческих интересов из-за разношерстности состава клобме- нов— все это помогло правящим кругам парламента, опасавшимся всякого самостоятельного выступления на- рода, справиться с движением клобменов. Способство- вал прекращению движения и наступивший перерыв в гражданской войне. Но этот же перерыв позволил выявиться тем проти- воречиям, которые к этому времени накопились внутри парламентского лагеря. Назревал конфликт не только внутри парламента, но и между парламентом и армией, конфликт, в котором политические и социальные противоречия были тесно связаны с религиозными разногласиями. Назревание этого конфликта свидетельствовало о том, что закончился первый этап революции — этап, на котором представители мелкой буржуазии и народных масс еще не выдвигали своих самостоятельных требова- ний- Начинался второй этап революции, на котором борьба против общего врага — абсолютной монархии и феодального дворянства — переплеталась с борьбой вну- три революционного лагеря, с попытками народных масс и мелкой буржуазии углубить революцию. 6 К. Н. Татаринова
Глава III ПРОТИВОРЕЧИЯ ВНУТРИ РЕВОЛЮЦИОННОГО ЛАГЕРЯ. ВТОРАЯ ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА Противоречия между пресви- терианами и Индепендента- ми в Долгом парламенте Долгий ‘парламент и в первые дни своего существо- вания был далеко не единодушен во многих наиболее важных вопросах, . а гражданская война и вызванные ею изменения в жизни страны привели к появлению ря- да новых противоречий и обострили старые. Состав парламента в течение гражданской войны по- степенно менялся. Часть его членов, особенно из палаты лордов, перешла на сторону короля, который в 1644 го- ду открыл свой собственный парламент в Оксфорде. Не- которые депутаты совсем отстранились от политической деятельности. Места выбывших членов палаты общин заполнялись путем дополнительных выборов \ а верх- няя палата не пополнялась, и число ее членов дошло до смехотворной цифры, не превышающей десятка. Естест- венно, что это способствовало потере ее влияния, в то время как влияние палаты общин возрастало. Обновле- ние значительной части состава палаты общин в связи с новыми выборами сопровождалось серьезными качест- венными изменениями. Среди новых членов преобладали представители менее знатных фамилий, было много офи- церов парламентской армии. Старые члены парламента 1 Всего за годы гражданской войны было выбрано 275 новых членов. См. D. Brunton and D. Н. Pennington, Members of the Long Parliament, Cambr., Mass., 1954, p. 187. 82
постепенно отходили вправо. Верхушка пресвитериан- ского дворянства и буржуазии готова была пойти на со- глашение с королем. Для правого крыла революция, в сущности, у_же_ за- кончилась и оставалось лишь закрепить ее завоевания. Экономическая мощь главного противника — феодаль- ного дворянства — была подорвана секвестрами и ком- позициями. Значительная часть феодальных земельных владений перешла в руки крупной пресвитерианской буржуазии. Пресвитерианство стало государственной религией. Дальнейшее развитие революции крупная бур- жуазия считала ненужным и опасным, у Отсюда полити- ка бесконечных переговоров с королем, начиная с 1642 года, .когда парламент, уже ведя войну с королем, про- должал заверять его в своих верноподданнических чувст- вах. Переговоры продолжались и в последующие годы. Захват в плен короля в начале 1647 года казался право- му крылу чрезвычайно удобным моментом для урегу- лирования всех вопросов и прекращения борьбы. Левое, индепендентское крыло, к которому примыка- ла большая часть новых членов парламента, выбранных в момент подъема революции, смотрело на дело иначе. Для него революция еще не была закончена. Еще су- ществовали монополии, считавшиеся порождением коро- левского произвола. Еще не удалось добиться свободной конкуренции. Еще существовали некоторые феодальные пережитки, мешавшие среднему сквайру вести хозяйст- во по-новому и извлекать из него максимум выгоды. Средняя и мелкая буржуазия и новое дворянство виде- ли, что на их долю -перепадает не так уж много выгод, и поэтому считали необходимым продолжать решитель- ную борьбу против короля. К этому основному противоречию между правым и левым крылом парламента прибавлялись религиозные различия. Индепенденты не хотели мириться с претен- зиями пресвитериан на монополию в церковной области и требовали религиозной терпимости. И в этом, как и во многих других вопросах, парламентские индепенден- ты не чувствовали себя одинокими. Они еще составляли в парламенте меньшинство, но меньшинство уже весьма внушительное. Кроме того, за ними стояла армия, где индепендентские взгляды находили множество сторон- ников. 6* " 83
Парламент и армия, Джон Лильберн Когда король оказался в руках парламента и весной 1647 года была взята ’последняя роялистская крепость, перед парламентом встал вопрос—что делать дальше? Как следует поступить с королем, какую форму правления надо установить, как распорядиться с армией? Разрешение этих важнейших вопросов при наличии существенных противоречий внутри самого парламента было делом далеко не легким. Сторонников полного уни- чтожения королевской власти в это время было еще не- много, но и сторонников полного восстановления власти короля в прежнем ее объеме также почти не было. Да- же правое крыло парламента хотело в известной мере ограничить власть короля, чтобы не дать ему возмож- ности отнять то, что было завоевано в ходе борьбы. Карл же пользовался этой неопределенностью во взглядах членов парламента и, в свою очередь, пытался посеять раздор между армией и парламентом. Несмотря на это, парламент решил прежде всего из- бавиться не от короля, а от своей собственной армии, завоевавшей победу над королем. Армия казалась опас- ной, так как ее политические и религиозные взгляды и ’экономические требования были гораздо левее взглядов и требований парламента. Парламент решил распус- тить армию. Эту меру легко можно было оправдать ссыл- ками на многие петиции, поступавшие в парламент и требовавшие роспуска армии для облегчения тяжелого налогового бремени. Таким образом, устранение армии — своего возможного в будущем противника — выглядело, как забота об общественном'благе. При этом парламент даже не собирался погасить свою огромную задолжен- ность перед армией. К весне 1647 года армии было не- доплачено жалованье за несколько месяцев, всего около 330 000 ф. ст.1 Этот долг парламент решил покрыть вы- дачей особых обязательств (debentures), которые долж- ны были быть оплачены тогда, когда у государства по- явится для этого возможность. Чтобы не столкнуться с недовольством демобилизованных солдат, предполага- лось часть из них сразу же завербовать в армию, пред- 1 См. А. Н. Сави н, Лекции по истории английской революции, Соцэкгиз, 1937, стр. 299. 84
назначенную для подавления продолжавшегося ирланд- ского, восстания. ' Эти решения встретили сопротивление как со сторо- ны солдат, так и со стороны офицеров. В армии появи- лось намерение идти на Лондон и там поговорить с но- воявленными тиранами. И рядовой и офицерский состав армии начал понимать необходимость создания какого- то организационного центра, который бы мог отстаивать интересы армии перед парламентом. В конце апреля 1647 года большинство солдат выбра- ло своих представителей, так называемых агитаторов. Совместные заседания всех полковых представителей 7—16 мая 1647 г. положили начало Совету солдатских агитаторов. На этих заседаниях многие члены Совета прямо указывали, что парламент злоупотребляет имею- щейся в его руках властью, превращает ее в тиранию. Парламенту пришлось пойти на ряд уступок. Он согла- сился на уплату демобилизуемым солдатам двухмесяч- ного жалованья в счет долга. Было принято постановле- ние об изыскании средств для уплаты долга солдатам и о сохранении стажа за солдатами, бывшими до армии учениками в каких-либо корпорациях. Эти уступки дол- жны были, по мнению парламента, удовлетворить ар- мию и ослабить влияние радикальных идей, распростра- нения которых парламент очень боялся. Эти идеи были связаны с именем Д. Лильберна. Джон Лильберн родился в 1618 году в семье мелко- го помещика. Некоторые его , родственники занимались торговлей, и сам Джон в юности был отдан в ученики к богатому торговцу сукном. В дальнейшем он и сам не раз пытался заниматься торгово-промышленной деятель- ностью; но не очень удачно. Лильберн был пуритани- ном, противником англиканской церкви. В 1638 году за продажу книги, направленной против епископата, Лилъ- берн был арестован. В тюрьме он написал ряд прокла- маций, в которых обличал судебный произвол. Освобо- дили его из тюрьмы уже при Долгом парламенте. С са- мого начала гражданской войны Лильберн предложил парламенту свои услуги и получил небольшой офицер- ский чин в пехотном полку. В одной из битв 1642 года он попал в плен к роялистам и был приговорен к смер- ти, но, благодаря вмешательству парламента, в 1643 го- ду был обменен на несколько роялистов. Очутившись на 85
свободе, Лильберн вновь вернулся в армию. За прояв- ленную во многих сражениях отвагу он в мае 1644 года получил чин драгунского подполковника. Во время пребывания в армии взгляды Лильберна еще более определились. Он написал ряд памфлетов, в которых обрушился на пресвитерианский парламент за его политику, не соответствующую интересам народа. Он возмущался нетерпимостью пресвитериан в религиозном вопросе, протестовал против сохранения монополий. Многочисленные памфлеты и постоянные нападки Лиль- берна на парламент привели к тому, что в 1646 году он был арестован и приговорен к штрафу в 4 000 ф. ст., се- . ми летнему заключению в Тауэре и лишению права за- нимать после этого какую-либо должность Но и в заключении Лильберн не прекратил своей деятельности. Многие памфлеты Лильберна распространялись его сторонниками в армии. Его взгляды находили отраже- ние в подаваемых в парламент петициях. Так, весной 1647 года в парламент была подана петиция1 2, которая изобличала парламент в нарушении вольностей и при- вилегий англичан и требовала принятия ряда мер — уничтожения десятины, освобождения из тюрем долж- ников, отмены монополий, борьбы с дороговизной. Ав- торы петиции требовали, чтобы верховная власть при- надлежала палате общин, а король и лорды были ли- шены права вето, требовали религиозной терпимости и политического равноправия для всех сектантов, дешево- го судопроизводства и ведения дел в суде на англий- ском языке, то есть формулировали те требования, кото- рые выдвигали Лильберн и его сторонники, получившие наименование левеллеров (т. е. уравнителей)- Парла- мент арестовал нескольких делегатов, принесших пети- цию в парламент, а петицию приказал сжечь рукой па- лача. Распространение подобных взглядов в армии испуга- ло парламент. Было ясно, что армия не была удовлетво- рена уступками, сделанными в мае 1647 года. Поэтому решили с роспуском столь ненадежной армии поторо- питься и назначили начало расформирования на 1 июля 1 Орг пробыл в тюрьме до августа 1648 года. 2 «Leveller Manifestoes of the Puritan Revolution», ed by D. Wo 1- fe and Ch. Beard, N. Y., 1944, pp. 135—141. 86
1647 г. Однако армия выступила против этого решения. Офицерский и рядовой состав были в вопросе о роспу- ске армии довольно единодушны. Кромвель и ряд дру- гих командиров, видя, что посредничество между арми- ей и парламентом уже невозможно, встали на сторону армии. Не доверяя парламенту и опасаясь его сговора с королем, армия решила захватить короля в свои ру- ки. 2 июня 1647 г, по приказу Кромвеля кавалерийский отряд Джойса доставил короля в армейский лагерь в Нью-Маркет1 (Кембриджшир). После захвата короля тон армии сразу изменился. На общеармейской сходке 5 июня, состоявшейся около Нью-Маркета, солдаты и офицеры подписали «Торжест- венное обязательство»1 2, в котором дали обещание не допускать роспуска армии до тех пор, пока не будут удовлетворены все ее требования и пока не будут полу- чены надежные гарантии, что и на будущее время все «свободнорожденные члены английского народа» будут избавлены от произвола и насилия. В этом документе солдаты подчеркивали, что они являются не простыми наемниками, а «свободными людьми английского наро- да, сознательными защитниками основных прав и воль- ностей народа». Было также решено создать общеармей- ский совет. В него должно было войти все высшее командование, а также по два офицера и по два солда- та от каждого полка3. Под давлением обстоятельств парламент вынужден был идти на новые уступки, пытаясь одновременно со- брать силы для борьбы с армией. Зная, что акциз на мясо и соль вызывал особенное возмущение народа, 1 Опасения тайного сговора между парламентом и королем бы- ли не лишены основания. Еще в январе 1647 года пресвитерианские пэры предлагали королю восстановить его на престоле, если он предоставит парламенту на 10 лет власть над милицией и на 3 года введет пресвитерианство, 2 См. «Puritanism and Liberty. Being the Army Debates (1647— 1649) from the Clarke Manuscripts», ed. by A. S. W о о d h о u s e, L., 1938, pp. 401—403. 3 Народные массы Лондона, Норфолка, Суффолка, Бекингемшира, Гертфордшира и других районов Англии поддерживали армию и в своих петициях парзаменгу требовали удовлетворения нужд армии и протестовали против ее роспуска. См. «The Parliamentary History of England», ed. by С о b b e 11, v. HI, L., 1807, pp. 601, 602, 611—613, 633—636, 657—660. 87
парламент согласился на его отмену. Одновременно пар- ламент призвал армию передать короля в его руки и спокойно, отойти от Лондона. Но армия не согласилась. На сходке в Трипло-Хиз (около Кембриджа) армия за- явила, что она не собирается переделывать государст- венный строй, но требует, чтобы парламент предоставил английским гражданам подлинную свободу. Только при этом условии армия давала согласие на свой роспуск. Армия все еще верила, что пресвитерианский парламент может и-будет защищать интересы не только крупной буржуазии и дворянства, но и широких народных масс. 15 июня Совет армии направил парламенту «Деклара- цию армии»1. ' Это был своего рода набросок конституции. Авторы «Декларации» вновь заявляли, что армия — не войско наемников, готовых служить любому тирану, а призва- на парламентом защищать «права и вольности народа». «Декларация» требовала проведения некоторых еще весьма умеренных реформ: роспуска Долгого парламен- та, установления трехлетнего срока парламентских пол- номочий, лишения кброля права распускать парламен- ты. Армия требовала права подачи петиций, огражде- ния религиозной свободы. Подозревая, не без основа- ния,. правящую верхушку в различных злоупотребле- ниях, армия говорила о необходимости ввести контроль общественного мнения над государственным хозяйством, о необходимости публикации финансовых отчетов. Ар- мия потребовала вывода из состава парламента одиннад- цати наиболее ненавистных членов палаты общин. Тем временем армия; постепенно подходила к Лондо- ну. Ее приближение сделало парламент более сговорчи- вым. Одиннадцать членов палаты общин были удалены из парламента. Одновременно. покинули парламент и ряд других членов — пресвитериан, что дало большинст- во ипдепендентам. Изменения в составе парламента сделали его взаи- моотношения с армией более мирными. Армия согласи- лась отступить от Лондона, пока комиссия из представи- телей армии и парламента будет договариваться по всем основным вопросам. 1 «Puritanism and Liberty», ed. by A. S. P. W о о d h о u s e, L., 1938. pp. 403—409. 88
Отступление армии от столицы сейчас Же было ис- пользовано ее противниками, которых возглавляло купе- чество Сити. В своем обращении к лондонскому населе- нию, главным образом к лондонским подмастерьям (зна- чение поддержки со стороны народа было им достаточно г ясно), купцы говорили, что застой в торговле и промыш- ленности, вызванный гражданской войной, давно бы пре- кратился, если бы мятежная армия не мешала восста- новлению порядка. Крупная буржуазия хотела спрово- цировать лондонское население на выступление против армии, и ей удалось вызвать несколько внушительных демонстраций мелкобуржуазных и люмпен-пролетарских. у элементов Лондона. 26 июля толпа, спровоцированная пресвитерианами, ворвалась в здание парламента и потребовала возвра- щения изгнанных депутатов-пресвитериан. После этого большинство членов парламента—-индепспдентов бежало под защиту армии, а оставшиеся пресвитериане объяви- ли себя единственным настоящим парламентом. События в Лондоне заставили армию вновь поспешить к столице. Многочисленные петиции, получаемые армией из разных графств, показывали ей, что народ на ее стороне1. Чув- ствуя за собой поддержку народа, армия делалась все решительнее. Видя свое полное бессилие, пресвитерианский парла- мент сдался без боя, и 6 августа 1647 г. армия вступи- ла в Лондон. Торжество армии над пресвитерианским парламентом было полным. Ферфакс был назначен ко- мендантом города, все постановления пресвитерианского парламента, принятые с 26 июля по 6 августа, отмене- ны, а их инициаторы подвергнуты наказанию, так же как инициаторы мятежа 26 июля. Пресвитерианский лондон- ский городской совет и милиция были реорганизованы, а лорд-мэр и несколько олдерменов отданы под суд. Противоречия в армии. Офи- церские и солдатские про- екты конституции После победы армии над парламентом в ее собствен- ных рядах все более отчетливо выявлялись внутренние противоречия. Уже само существование в Совете армии 1 См., например, «The Parliamentary History of England», ed. by - Cobbett, v. Ill, L„ 1807, pp. 633—636. яс
офицерского и солдатского советов говорило об извест- ном противопоставлении этих двух организаций друг другу./Дело не только в том, что одни были командира- ми, а другие подчиненными. Расхождения вытекали из различного социального положения в прошлом. Резуль- таты только что окончившейся гражданской войны были далеко не одинаковы для солдат и для офицеров. Ар- мейская служба оторвала солдат от их обычных заня- тий, от семьи, от хозяйства, нередко разоренного войной. Для офицеров же война стала источником обогащения. Невыплата жалованья солдатам и замена его так .на- зываемыми «обязательствами» (debentures) разоряла солдат, но обогащала офицеров. Нуждаясь в деньгах, солдаты часто отдавали за бесценок эти «обязательст- ва», по 3—4 шиллинга за фунт стерлингов, а офицеры затем получали по скупленным обязательствам большие участки земли. Кроме того, многие офицеры получали большие земельные участки непосредственно от парла- мента. Пока эти приобретения не были закреплены по- бедой армии над парламентом, в армии существовало некоторое единство, но с достижением победы офицеры стремятся приостановить дальнейшее развитие револю- ции и закрепить достигнутые результаты в конституци- онных документах. Другими словами, средняя буржуа- зия и обуржуазившееся дворянство, из рядов которых и происходила большая часть индепендентского офицер- ства, считала для себя опасными дальнейшие перемены в существующих порядках, а мелкая буржуазия и трудя- щиеся слои населения, не получив еще почти ничего, не хотели останавливаться на достигнутом этапе револю- ции. Когда общая цель — подчинение парламента—была достигнута, то сразу же начали сказываться назревшие разногласия. Эти разногласия ясно обнаружились уже при обсуждении в конце июля 1647 года предложенного генералом Айртоном проекта конституции. Содержание этого документа — «Пункты предложе- ний, выдвинутые армией»1 можно разбить на три части. Часть пунктов предусматривала ряд конкретных мер, вызванных недавними событиями, и имела временный ха- 1 «The Constitutional Documents of the Puritan Revolution (1625—1660)», ed. by. S. R. Gardiner, Oxford, 1906, pp. 316—326. '90
рактер: роспуск существующего парламента и выборы нового, ограничение на 10 лет прав короля в военных и финансовых вопросах, временное отстранение от поли- тической жизни активных роялистов и т- п. Во второй части проекта содержались требования о более глубоких конституционных преобразованиях и в третьей—требования экономического характера. Авторы считали необходимым внести ряд постоянных изменений в политическое устройство. По их мнению, парламент впредь должен был созываться раз в два года и засе- дать не менее 120 и не более 240 дней (этим хотели предотвратить возможность преждевременного роспуска его королем и попытки парламента незаконно продлить свои полномочия). Авторы считали, что выборы членов палаты общин должны распределяться по всем графст- вам пропорционально тем налогам, какие они вносят в общую сумму государственных платежей и сборов, и что право выбора должно быть отнято от-незначительных и пришедших в упадок городов и передано крупным граф- ствам. Эта реформа должна была исправить то зло, ко- торое причиняло право короля жаловать мелким горо- дам право парламентского представительства с целью увеличить свое влияние в парламенте. Авторы настаи- вали на установлении свободы прений в парламенте, стремясь предотвратить этим расправу правительства с оппозиционными депутатами. Права короля ограничивались и в отношении мест- ных властей. Назначения на должности мировых судей и шерифов впредь должны были производиться королем из числа кандидатов, предложенных присяжными каждого графства,. Право короля замещать по своему усмотрению высшие государственные должности также было ограни- чено— он должен был выбирать одного из трех канди- датов, представленных ему парламентом. Духовенство.должно было быть лишено права навя- зывать гражданам англиканство или пресвитерианство и налагать какие-либо светские взыскания. Судопроиз- водство должно было быть упрощено и удешевлено. Наконец, в этом документе содержалось требование о немедленном уничтожении акциза на предметы пер- вой необходимости, а в дальнейшем и на остальные то- вары, об отмене всяких монополий и стеснений в торгов- ле, об установлении равномерности в сборе поземельно- 91
го налога по всей Англии, о замене десятины каким- либо другим способом содержания духовенства и об изыскании средств для уплаты задолженности армии и государственных налогов. В целом данный проект конституции отражал, несом- ненно, интересы буржуазии и нового дворянства.,, Он предусматривал предоставление избирательных прав лишь плательщикам прямых налогов, то есть людям с известным состоянием, сохранял монархию и палату лор- дов, лишь ограничив несколько их права. Проект преду- сматривал усиление позиций буржуазных представите- лей в парламенте. Именно эти-то пункты и составляли основу документа, тогда как ряд других требований, главным образом экономических, был включен лишь для того, чтобы придать «Пунктам предложений» видимость демократичности и обеспечить этим поддержку со сто- роны солдат. Однако многие солдаты не были удовле- творены. подобной программой и особенно тем, что власть короля ограничивалась недостаточно, в то вре- мя как парламентское представительство строилось на принципе налогового обложения, а не численности на- селения. В противовес этой офицерской программе солдаты 15 октября выдвигают свою — «Дело армии»1. В отли- чие от «Пунктов предложений», здесь подчеркивалось, что источником всякой власти в государстве является не король, а народ, который устанавливает основные за- коны, не подлежащие отмене даже со стороны парла- мента, хотя за палатой общин и признается вообще пол- нота власти. Авторы считали необходимым зафиксиро- вать английскую конституцию в письменном виде. В от- личие от офицерской программы, здесь говорится об установлении всеобщего избирательного права для мужчин1 2. Очень важным отличием этой программы было требование уничтожения всех произведенных огоражи- ваний и возвращения крестьянам отнятых общинных зе- мель. Это требование отвечало интересам крестьян. Ряд 1 См. «Puritanism and Liberty. Being the Army Debates (1647— 1649) from the Clarke Manuscripts», ed. by A. S. P. Woodhouse,' L, 1938, pp. 429—436. 2 Даже наиболее радикальные конституционные проекты этого времени не предусматривали предоставления политических прав женщинам. 92
других требований — отмена монополий и десятины, от- , менй акциза на предметы первой необходимости (при . сохранении его на дорогие импортные товары); упроще- \ ние судопроизводства и т. п. совпадали с «Пунктами п предложений». «Дело армии» отражало, несомненно, взгляды иных социальных слоев, нежели «Пункты предложений». Не- смотря на известную умеренность выдвинутых требова- ний и отсутствие стремлений к установлению республи- ки, уничтожению частной собственности или хотя бы крупного землевладения, «Дело армии» объективно от- ражало интересы не только мелких собственников горо- да и деревни, но и широких народных масс. И уже сам факт выдвижения солдатами самостоятельной програм- мы показал офицерам, что раскол в армии зашел очень далеко и что в армию проникли новые идеи — идеи ле- веллеров. Влияние левеллеров, отстаивающих идею политиче- ского равенства, еще яснее чувствовалось в новом доку- - менте — «Народное соглашение», который солдаты по- дали общеармейскому совету 28 октября 1647 г.1 В от- личие от «Дела армии», этот документ затрагивал лишь политические вопросы, но ставил их гораздо решитель- нее. Уже во вступительных словах говорилось об об- щих правах и вольностях, принадлежащих всем граж- данам. Требуя распределения парламентского предста- вительства на основе численности населения, «Народное соглашение», по сути дела, ставило вопрос о всеобщем избирательном праве. «Соглашение» подчеркивало, что «полномочия... представителей нашего народа подчине- ны лишь избирателям и простираются, независимо от согласия или содействия какого-либо лица или лиц, на установление и управление должностей и судов, и наз- начение, увольнение и надзор за чиновниками и долж- ностными лицами всякого ранга, на объявление войны и заключение мира, на заключение договоров с иностран- ными державами и вообще на все права, которые изби- ратели не удержали за собой». К числу таких вопросов, в которых и парламент не имеет власти, относятся ре- лигиозный и военный. Парламент не может принуждать 1 «Leveller Manifestoes of the Puritan Revolution», ed. by D. Wolfe and Ch. Beard, N. Y., 1944, pp. 225—234. 93
людей к исповеданию какой-либо определенной религии и принудительно вербовать в армию. В словах о неза- висимости парламента от «какого-либо лица или лиц», по существу, хотя и в завуалированной форме, говорит- ся о необходимости уничтожения монархии и провозгла- шения республики. В «Соглашении» говорилось, что все издаваемые за- коны должны быть обязательными для всех, вне зависи- мости от происхождения или положения, тем самым подчеркивался принцип политического равноправия всех граждан. В заключение было ясно сказано, что все это — прирожденные права английского народа, которые народ решил удерживать до последней возможности про- тив всякого противодействия1. Конференция в Путни Так как «Пункты предложений» очень резко отли- чались от «Народного соглашения» и «Дела армии» в ряде разделов, то для детального обсуждения их реши- ли устроить армейскую конференцию. Она состоялась в последних числах октября и первых числах ноября 1647 года в одной из церквей Лондонского предместья— Путни. В конференции, наряду с офицерами и солдата- ми, принимали участие и штатские лица — представите- ли лондонских левеллеров. Прения носили весьма бур- ный характер и касались наиболее существенных вопро- сов—«избирательного права и организации верховной власти государства 1 2. Уже на первом заседании 28 октяб- ря агитаторы обвиняли «грандов» (как называли офице- ров) в угодничестве перед королем. Заседание 29 октяб- ря показало наличие совершенно противоречивых точек зрения по вопросу об избирательном праве 3 Представители левеллеро«в — Петти, Рейнсборо, Уайльдмаи и др. доказывали, что все граждане дол- жны пользоваться правом голоса, потому что никто не обязан подчиняться власти того правительства, в обра- зовании которого он не участвовал. Им возражали Айр- 1 «Leveller Manifestoes of the Puritan Revolution», ed. by D. Wolfe and Ch. Beard, N. Y., 1944, p. 228. 2 «Puritanism and Liberty...», ed. by A. S. P. W о о d h о u s e, L.,. 1938, pp. 1 — 124. 3 Ibid., pp. 59—63. 94
тон, полковник Рич, Кромвель. Айртон утверждал, что избирателями могут быть лишь те граждане, которые имеют землю или занимаются торговой или промышлен- ной деятельностью, то есть те, кто, по его словам, имеет постоянный и прочный интерес в королевстве. Айртон прямо высказывал опасение, что точка зрения естествен- ного права о равенстве людей приведет к упразднению частной собственности. Айртона поддерживал полков- ник Рич, который говорил, что может случиться так, что большинство сумеет упразднить собственность, издав закон, устанавливающий равенство в имуществе. На это Петти возражал, что, напротив, всеобщее избиратель- ное право является единственным способом сохранения этой собственности и что левеллеры вовсе не против соб- ственности. Кромвель пытался предложить компромис- сное решение: предоставить право голоса значительному числу наследственных копигольдеров. Но он решительно^ выступил против предоставления избирательных прав слугам и лицам, получающим пособие по бедности1. Возражая Айртону и другим сторонникам значительного имущественного ценза, агитатор Сексби говорил, что ты- сячи солдат жертвовали своей жизнью в борьбе против короля, а теперь им говорят, что они не имеют никаких прав, так как не имеют собственности. Но солдаты не хотят отказываться от своих прирожденных прав1 2. Однако левеллеры все же пошли на некоторые уступ- ки и согласились с мнением Кромвеля, что слуги и лица, пользующиеся пособием, не должны иметь права голо- са. Уже в этом сказывалась мелкобуржуазная ограни- ченность левеллеровской программы. Они защищали лишь права собственников. Пусть самых мелких, ио собственников. Уступка левеллеров сделала воз- можным создание примирительной комиссии из 18 офи- церов и агитаторов от 5 полков, которой поручили согла- совать программы левеллеров и индепендентов. Однако деятельность комиссии не дала ожидаемых результатов, так как разногласия были слишком велики, а текущие события еще сильнее обострили их. Заседание 1 ноября носило еще более бурный характер, чем предыдущее. 1 «Puritanism and Liberty...», ed. by A. S. P. Wood house, L.< 1938, p. 73. 2 I b i d., pp. 69—70.
Главным вопросом в этот день был вопрос о правах ко- роля и палаты лордов. Левеллеры резко высказали свои мнения. Капитан Аллен заявил, что ближайшей задачей сейчас является упразднение права вето, принадлежав- шего раньше королю и лордам Кромвель пытался из- бежать обсуждения столь важных и острых вопросов. Он предложил представить вопрос о соответствующем образе правления для английского государства на об- суждение парламента, также как и решение вопроса о праве вето короля и лордов1 2. Агитатор Сексби прямо говорил о ненужности монар- хии, утверждая, что сам бог обрек королевскую власть на гибель3. Левеллер Уайльдман, не требуя упраздне- ния королевской власти, настаивал на лишении короля права вето. Он говорил, что, согласно своей присяге, при- носимой при коронации, король обязан издавать те за- коны, которых желает народ. Следовательно, они долж- ны признаваться законами ранее, чем поступят к нему. Они являются законами, которые король должен утвер- дить, и поэтому считаются законами прежде, чем посту- пили к королю. Уайльдман настаивал на сосредоточе- нии полноты власти в руках палаты общин 4'. Его взгля- ды встретили яростное сопротивление Айртона, который считал, что законы должны представляться на утверж- дение короля 5. Решение всех этих вопросов также было передано согласительной комиссии, но при этом возник вопрос, кто же будет утверждать выработанный ею проект консти- туции? Гранды считали, что это право принадлежит пар- ламенту, а левеллеры — народу. Попытка левеллеров созвать общеармейский митинг для принятия «Народно- го соглашения» натолкнулась на решительное сопротив- ление «грандов» во главе с Кромвелем. На заседании Совета армии 8 ноября 1647 г. грандам удалось одер- жать верх. Кромвель обрушился с резкой речью на ле- веллеров, обвиняя их в стремлении насадить анархию. 1 «Puritanism and Liberty...», ed. by A. S. P. Woodhouse, L., 1938, p. 96. 2 Ibid., pp. 96—98. з Ibid., pp. 102—103. 4 Ibid., p. 109. 5 Ibid., p. 122.
По его предложению, поддержанному офицерами-инде- пендентами, солдатские агитаторы и делегаты от млад- ших офицеров должны были вернуться к своим полкам и там дожидаться общеармейского митинга. Этим мя- тежный элемент удалялся из Совета армии. Пересмотр конституции был поручен комиссии, состоявшей теперь только из офицеров. Конференция в Путни еще раз весьма отчетливо по- казала, что между индепендентской буржуазией и новым дворянством, с одной стороны, и мелкобуржуазными и демократическими слоями городского и деревенского населения — с другой, имелись серьезные разногласия по вопросу о политическом строе. Индепенденты стре- мились к установлению конституционной ограниченной монархии, а левеллеры настаивали на упразднении мо- нархии, считая, что иначе уничтожение феодальных по- рядков не может быть полным. Попытка левеллерского вос- стания Изменение состава Совета армии не означало пре- кращения борьбы. Изгнанные из Совета армии левелле- ры не думали сдаваться и усилили в полках агитацию за принятие «Народного соглашения». Взаимоотношения между индепендентским офицерством и левеллерской солдатской массой еще больше обострились, когда стало известно, что 11 ноября Карл бежал на остров Уайт. Левеллеры прямо обвиняли «грандов» в поощрении коро- ля к возобновлению борьбы. И хотя королю не удалось получить свободу, так как он был вскоре задержан, но уже самый факт его бегства вселял большую тревогу. В связи с этим и перед индепендентами и перед левелле- рами встали новые задачи. Первым надо было привести в повиновение армию, чтобы иметь готовые силы на слу- чай возобновления войны со стороны короля и пресви- териан, победы которых индепенденты отнюдь не хо- тели допускать. Левеллеры же опасались, что «гранды» вступят в переговоры с королем и тем самым все надеж- ды на завоевание «прирожденных прав свободного ан- гличанина» будут уничтожены. Обе стороны готовились к схватке. Чтобы не допускать самочинного выступления всей армии, командование решило устроить полковые собрания в различных местах, с тем чтобы поодиночке 7 К, Н. Татариноза 97
заставить полки подписать особое обязательство, требо- вавшее беспрекословного подчинения начальству. Одно- временно было обещано проведение некоторых полити- ческих реформ—скорый роспуск Долгого парламента, расширение избирательного права, изменение в распре- делении депутатских мест и т. п. Чтобы подкупить сол- дат, было обещано удовлетворить некоторые специфичес- ские солдатские нужды — уплатить задержанное жало- ванье, улучшить снабжение армии и пр. Первый сбор пяти полков был назначен на 15 нояб- ря около Уэра, в графстве Гертфорд. Для начала были выбраны полки, на послушание которых можно было рассчитывать, так как влияние левеллеров в них чувст- вовалось не особенно сильно. Однако в назначенное вре- мя в Уэр явились не только вызванные пять полков, но и два других. Первые согласились подписать требуемое обязательство, а два полка потребовали немедленно при- нять «Народное соглашение». Шапки солдат этих пол- ков были украшены экземплярами «Соглашения» и ло- зунгами «Свобода народу, права солдатам»1. К выступ- лению солдат примкнули и некоторые офицеры — Рейн- сборо, Роберт Лильберн (брат Джона Лильберна) и др~ Попытки этих полков добиться принятия «Народного со- глашения» не встретили достаточной поддержки в дру- гих полках и благодаря этому командованию удалось быстро подавить это движение. Угрозами и посулами Кромвель добился раскола в восставших полках и выда- чи наиболее активных участников неудавшегося восста- ния. Один из них, Ричард Арнольд, был тут же рас- стрелян- Подавив активное движение левеллеров и добившись подчинения армии, индепенденты решили изменить свою политику, так как над страной нависла угроза новой вой- ны с королем, в которой нельзя было бы обойтись без помощи со стороны левеллеров. Кромвель лаже объя- вил, что в общем он готов присоединиться к «Народному соглашению». На молитвенном собрании в Виндзоре 22 декабря произошло официальное примирение «гран- дов» с левеллерами. «Гранды» пошли на уступки и со- гласились не только вернуть в армию всех офицеров, арестованных за участие в ноябрьском выступлении, но 1 «The Writings and Speeches of Oliver Cromwell», ed. by W. C. Abbott, v. I, Cambr., 1937, p. 560. 98
даже назначить одного из левеллеровских вождей, пол- ковника Рейнсборо, начальником флота. Однако на вос- становление Совета армии «гранды» не пошли, и заме- нили его чисто офицерским советом. Агитаторы могли теперь собираться только по полкам. Политическое и экономическое положение Англии в 1647— 1648 годах и вторая граж- данская война Уступчивость «грандов» объяснялась тем, что им ста- ло известно о переговорах пресвитерианского парламен- та с королем, что грозило индепендентам потерей всех их завоеваний. Однако король, надеясь на подготовлявшееся высту- пление роялистов и на помощь шотландских феодалов, с которыми он заключил тайный договор, пообещав им сделать пресвитерианскую церковь господствующей, от- казался принять предлагаемые парламентом условия. Тогда 3 января 1648 г. парламент под давлением армии издал постановление о прекращении всяких дальнейших переговоров. Открытая борьба могла вспыхнуть с часу на час. На- пряженность политической обстановки усиливалась вследствие тяжелого экономического положения в стране. Годы 1646—1651 были вообще очень тяжелыми в связи с плохими урожаями, а 1648 год был особенно голод- ным. Цены на продовольственные товары сильно вы- росли1. В связи с неопределенностью политического по- ложения возникла почти полная торговая депрессия. Все это вызывало недовольство в народе. Народ был недоволен и налоговой политикой парламента и много- численными злоупотреблениями со стороны членов пар- ламента своим положением. Волнения часто возникали в связи со взиманием акциза на предметы первой необ- 1 Если сравнить цены 1640 года и цены 1649 года, то обнару- жится значительное возрастание: Пшеница Ячмень Овес Мясо Масло 1640 г. 43 ш. 11,5 п. 26 ш. 15 ш. 1 п. 3 ш. 5 ш. 6 п. 1649 г. 65 ш. 6 п, 34 ш. 8 и. 19 ш. 3 н. 4 ш. 1 п. 7 ш. 2 п. См. J. Е. Т. Rogers, A History of Agriculture and Prices in England, v. V, Oxford, 1887, pp. 270, 351, 375. Цены на пшеницу, ячмень и овес указаны за квартер (около 281 литра). Цена на мясо дана за stone (6,3 яг), за масло—за дю- жину фунтов. 7*
ходимости. Летом 1647 года Ферфакс предписал всем военным властям на местах «немедленно подавлять, где окажутся, волнения или бесчинства или незаконные сбо- рища, направленные в оппозицию комиссионерам или иным чиновникам акциза или против их действий, и во- обще помогать последним»1. В многочисленных памфлетах, появлявшихся в эти годы, помимо жалоб на переживаемые бедствия, содер- жались нередко и нападки на членов парламента. Так, автор одного из памфлетов разоблачал присвоение чле- нами парламента больших сумм из казенных денег. «Если бы вы захотели, то могли бы предоставить всем право явиться в комиссию независимых людей... и там раскрыть, какие суммы и ценности ваши же члены и за- ведующие секвестром сосредоточили в своих руках. И таким путем вы могли бы изыскать не один миллион для уплаты государственных долгов»1 2. В армию и парламент продолжали поступать пети- ции из различных графств с требованием реформ. Так, «благонамеренные граждане Норфолка» требовали в марте 1648 года 3, чтобы никого из делинквентов не наз- начали впредь ни на какие должности, чтобы десятина была отменена, а священники получали по 100 ф. ст. в год, чтобы школы и университеты были подвергнуты чистке, а суды были упрощены и удешевлены, чтобы землю можно было приобретать в полную собствен- ность, а феодальная присяга была ликвидирована, чтобы все налоги были отменены, а армии уплатили жалова- ние за счет имущества делинквентов и т. д. Аналогич- ные петиции подавали граждане Лейстершира и других графств. Общее недовольство, вызванное голодом и экономи- ческими трудностями, во многих местах использовалось роялистскими агентами для привлечения населения на сторону короля. В марте и апреле 1648 года в различ- ных районах страны вспыхнули роялистские восстания, в которых иногда участвовали и крестьяне. В Лондоне 1 См. И. Я н ж у л, Опыт исследования английских косвенных налогов, Акциз, М., 1874., стр. 19. 2 См. А. Е. Кудрявцев, Великая английская революция, Изд-во «Прибой», 1925, стр. 124. 3 См. «Законодательство английской революции 1640—1660 гг.», Изд-во АН СССР, 1946, стр. 105. 100
происходили роялистские манифестации с протестами против политики парламента, которая до сих пор не да- ла народу облегчения и обещанных благ. Все это сви- детельствовало о широком недовольстве. В конце апреля роялисты захватили город Норич (в графстве Норфолк). Волнения охватили флот, стояв- ший у кентских берегов. Одновременно восстали кент- ские дворяне-роялисты. Восстание во флоте представля- ло большую опасность. Туда приехал принц Уэльский, вокруг которого стали сплачиваться роялисты. Положе- ние осложнялось тем, что шотландские пресвитериане, выполняя свой тайный договор с Карлом, начали насту- пление с севера. На этот раз на стороне короля высту- пила и часть крупного английского пресвитерианского дворянства и буржуазии. Крупное дворянство и буржуа- зия на этом этапе революции оказались в одном лаге- ре со старыми роялистами, так как и те и другие не хо- тели допускать уничтожения монархии. В создавшейся обстановке—восстания в Уэльсе, Кен- те, мятеж во флоте и наступление шотландской армии — решено было разбить врагов по частям, не давая им объединиться. Ферфакс и Айртон отправились в Кент, а Кромвель — в Уэльс. К концу августа 1648 года Фер- факсу удалось взять последний и наиболее важный оп- лот роялистов на юго-востоке — город Колчестер. Ско- ро удалось подавить и восстание во флоте. К этому времени Кромвель уже покончил с рояли- стами Уэльса и отправился навстречу шотландцам. Хо- тя армия англичан была гораздо малочисленнее, Кром- вель блестящим маневром захватил шотландцев врас- плох. В сентябре 1648 года его армия уже взяла Эдин- бург. Вскоре армии Ферфакса и Кромвеля направились обратно в Лондон, так как гражданская война факти- чески закончилась, а приходившие из Лондона известия заставляли спешить. Пока армия была занята подавлением роялист- ских восстаний, парламент решил восстановить свое ут- раченное могущество. Прежде всего было восстановлено пресвитерианское большинство благодаря тому, что мно- гие депутаты-индепенденты ушли с армией. Затем парла- мент возобновил переговоры с королем. Переговорам, однако, не суждено было закончиться каким-либо дого- вором, так как этому помешало возвращение армии. 101
Под влиянием успехов парламентской армии во вто- рой гражданской войне в Лондоне вновь усилились ле- вые течения. Выросло влияние левеллеров. Их взгляды нашли свое выражение в петиции лондонцев, поданной парламенту 11 сентября 1648 г.1 и по существу повто- рявшей пункты «Народного соглашения». Петиционеры протестовали против переговоров с королем и требовали обеспечить верховенство палаты общин. В области со- циальных реформ петиция требовала отмены всех моно- полий в торговле и промышленности, уничтожения всех произведенных огораживаний общинных земель и бо- лот. Классовая ограниченность и непоследовательность левеллеров наиболее ярко раскрывались в одном из пунктов петиции, гласившем, что будущие парламенты не должны допускать упразднения собственности и уравнения имущества. Этот пункт ясно говорил о том, как далеки от истины те, кто считает левеллеров прин- ципиальными противниками частной собственности. Они, по сути дела, в социальных вопросах даже и не «левел- леры», то есть не «уравнители», так как они выступали против уравнения имущества. Они требовали лишь по- литического равенства, да и то с оговорками, исключаю- щими слуг и пауперов. Петиция лондонцев была не единичным явлением. Аналогичные петиции поступали в парламент из разных мест. Рост влияния левеллеров в стране заставил «гран- дов» и после окончания второй гражданской войны со< хранять союз и считаться с левеллерами, так как только с их помощью можно было добиться окончательной по- беды. С этой целью 16 ноября, когда армия находилась уже недалеко от Лондона, по предложению Айртона офицерским советом была принята так называемая «Ре- монстрация армии»1 2, в которой армия не только осуж- дала всякие переговоры с королем, но и требовала суда над ним и отмены наследственной монархии. В осталь- ном «Ремонстрация» повторяла главные пункты левелле- рской программы. Через несколько дней «Ремонстра- цию» передали в парламент. Так как рассчитывать на 1 См. «Puritanism and Liberty...», ed. by A. S. P. Woodlious e, L., 1938, pp. 338—342. 2 Ibid., pp. 456—465. 102
сговорчивость существующего парламента, очевидно, было невозможно, то офицерский совет решил изменить его состав и изгнать оттуда изменников общему делу. Для проведения такой «чистки» необходимо было всту- пление армии в Лондон. Вернувшись в Лондон, индепендентская верхушка армии приступила к решительным действиям. 6 декабря 1648 г. отряд полковника Прайда занял все входы в здание парламента, а сам Прайд проверял по списку всех приходивших членов парламента и удалял пресвите- риан. Таким образом «вычистили» более 90 депутатов. Некоторые члены парламента после этой чистки и сами перестали ходить на заседания, так что в парламенте оста- лось менее сотни членов, по преимуществу индепенден- тов, взгляды которых совпадали со взглядами армии 1 Тем не менее вопрос о привлечении короля к суду обсуж- дался еще почти целый месяц и лишь после отказа Кар- ла I от всяких переговоров 28 декабря 1648 г. в палату общин было внесено предложение о предании короля суду за измену государству, за развязывание гражданских войн, за нарушение законов и свобод английского народа. Индепендентская палата общин одобрила это предло- жение, но палата лордов единогласно его отвергла. Хотя в палате лордов оставалось к этому времени всего 16 че- ловек, но по существовавшим конституционным обыча- ям обойтись без их согласия было нельзя. Надо было или отказаться от суда над королем или нарушить кон- ституцию. Но отказаться от суда было невозможно. Слишком настойчиво требовали этого вооруженные пред- ставители английских народных масс, составлявшие ос- новную силу армии. Отказ от суда угрожал безопас- ности не только самого парламента, но и офицерской верхушки. И индепендентский парламент под угрозой но- вого подъема народного движения решил пойти на на- рушение конституции. 4 января 1649 г. палата общин приняла знаменитое постановление о верховенстве палаты общин 1 2. В этом постановлении еще не говорилось о республике. Оно еще 1 Эти остатки парламента получили в народе насмешливое проз- вище «охвостья». 2 См. «Законодательство английской революции, 1640—1660 гг.», Изд-во АН СССР, 1946, стр. 119. 103
допускало сохранение королевской власти и палаты лор- дов, но в то же время подчеркивало ограниченность их прав. Источником всякой законной власти объявлялся народ, а высшей властью в государстве — избранники народа в лице палаты общин, решение которой имело силу закона даже без согласия короля и палаты лордов. Другими словами, нижняя палата сосредоточила в сво- их руках всю государственную власть и объявила себя подлинной представительницей всего английского на- рода. На основании постановления 4 января 1649 г. палата общин, приняв 6 января «Акт о создании верховного су- да», уже не стала посылать его на утверждение лор- дов, а приступила к формированию суда из 135 человек, среди которых были и специалисты-юристы, и члены парламента, и генералы, и высшие офицеры, и предста- вители крупной лондонской буржуазии. 20 января начался суд над королем. В обвинитель- ном акте и в речи председателя суда Брэдшоу, произне- сенной в конце процесса, подчеркивалось, что королю дана была ограниченная власть для того, чтобы он уп- равлял народом согласно законам страны и для блага народа. Однако король попытался захватить неограни- ченную власть и установить тиранию, для чего не оста- новился даже перед ужасами гражданской войны. Этим он совершил тяжелое преступление против английского народа. Брэдшоу решительно возражал тем, кто оспа- ривал законность подобного суда над королем. Он ут- верждал, что король, как и всякий английский гражда- нин, обязан подчиняться тем законам, которые издает парламент, так как именно парламент и народ создают законы, и парламент стоит выше закона. Однако пыл- кие речи Брэдшоу убеждали далеко не всех членов суда. Часть из них открыто возражала ему, другие оказывали пассивное сопротивление, отказываясь от участия в су- дебных заседаниях. Среди последних был и главноко- мандующий парламентской армией Ферфакс. Боязнь столь решительных мер, боязнь ответственности за выне- сение смертного приговора королю, боязнь, что уничто- жение монархии послужит толчком к дальнейшим поли- тическим и социальным потрясениям, — все это привело к тому, что при вынесении 27 января смертного пригово- ра Карлу I в суде было лишь 67 членов, единогласного 104_______________________________________
решения которых добились с трудом. Подписали же при- говор только 52 члена суда. Приговор гласил: «Карл: Стюарт, как тиран, изменник, убийца и враг доброго на- рода этой нации, будет подвергнут смертной казни через обезглавливание»1. 30 января 1649 г. приговор был при- веден в исполнение. Известие о казни короля было встречено с негодова- нием в кругах роялистов и с неодобрением в кругах круп- ной пресвитерианской буржуазии и крупного дворянст- ва. Но в рядах армии и в английском народе эту меру рассматривали как акт справедливости и как первый шаг к дальнейшим преобразованиям. В отличие от Кромвеля и грандов, которые считали казнь короля кульминационным пунктом революции, после которого должен наступить период спокойного освоения достигну- тых завоеваний, солдатская масса армии и левеллеры вне армии стремились к дальнейшему углублению рево- люции. Казнь короля и фактическое упразднение монархии 1 2 знаменовали окончание второго этапа революции. На этом этапе, благодаря участию масс и под их непосред- ственным давлением, была достигнута общая цель, сто- явшая перед революционным лагерем. Абсолютная мо- нархия и господство феодального дворянства были уни- чтожены. На смену им пришла буржуазная республика. Начался третий этап в истории английской буржуазной революции. Первый и второй этапы английской буржуазной ре- волюции имели общую основную цель, сводившуюся к уничтожению абсолютной монархии и господства фео- дального дворянства. Третий этап ознаменован борьбой народных масс за превращение буржуазной республики в буржуазно-демократическую. 1 «The Constitutional Documents of the Puritan Revolution; (1625—1660)», ed. by S. R. Gardiner, Oxford; 1906, p. 380. 2 Фактически монархия была уничтожена 4 января, в лень провозглашения палаты общин верховной властью в государстве, но формально акт об упразднении королевской власти был принят лишь. 17 марта 1649 г.
Глава IV АНГЛИЙСКАЯ РЕСПУБЛИКА Установление республики Как показали ближайшие события, республика, за- воеванная народом в 1649 году, была буржуазной рес- публикой, в рамках и при посредстве которой буржуа- зия и новое дворянство стремились не только использо- вать в своих интересах все завоевания революции, но и подчинить себе народные массы Англии. В свою оче- редь, народные массы делали попытки демократизиро- вать революцию, углубить ее, добиться дальнейшего ра- дикального политического переустройства общества и проведения серьезнейших социальных преобразований. Борьба этих двух тенденций проходила через весь пери- од существования Английской республики. Под влиянием требований народа в течение февраля — марта 1649 года был принят ряд актов, оформивших но- вое политическое устройство страны. 6 февраля 1649 г. палата общин высказалась (44 го- лосами против 29) за уничтожение палаты лордов, как учреждения бесполезного, но в то же время опасного, а 19 марта упразднение палаты лордов стало законом 7 февраля палата вынесла решение о судьбе коро- левской власти 1 2, которое гласило, что так как королев- ское звание бесполезно, тягостно и опасно для свободы, общественной безопасности и интересов английской на- ции, то его следует упразднить, для чего должен быть 1 «The Constitutional Documents of the Puritan Revolution (1625—1660)», ed. by S. R. Gardiner, Oxford, 1906, pp. 387—388. 2 Ibid., pp. 384—387. 106
издан соответствующий акт. Этот акт и был издан 17 марта 1649 г. Упразднение монархии и палаты лордов потребовало внесения и других серьезных изменений в государственный строй Англии. Исполнительная власть актом от 13 февраля 1649 г.1 была передана специально созданному Государственно- му совету. В состав этого Совета парламент назначил 41 человека из своей среды, что сделало Государствен- ный совет органом, ответственным перед парламентом. Совету предоставлялись весьма обширные полномочия. Он должен был руководить вооруженными силами и внешней политикой страны. Он должен был довершить борьбу с роялистской контрреволюцией и проводить в жизнь решения парламента. Совет должен был добить- ся подчинения Ирландии и других местностей, еще не приведенных к покорности. В его компетенцию входило снабжение всем необходимым армии и флота, введение налогов, принятие мер для развития торговли Англии и ее владений. Совет должен был содействовать разви- тию английских колоний и т. д. Поскольку членами Государственного совета были члены парламента, то вся законодательная и исполни- тельная власть сосредоточилась, по существу, в руках одних и тех же лиц — в руках представителей инде- пендентской буржуазии и нового дворянства. Положение нового правительства было непрочным, так как политика индепендентов вызывала недовольство и справа (со стороны роялистов и пресвитерианской крупной буржуазии) и слева (со стороны демократиче- ских слоев населения). А напряженность экономической и политической обстановки в стране, не уменьшившаяся и после окончания второй гражданской войны, делала положение правительства особенно сложным. Роялисты еще не были полностью усмирены даже в самой Англии, а в Ирландии и Шотландии происходили* открытые восстания. Можно было с минуты на минуту ожидать вооруженного вмешательства со стороны ка- кой-либо из иностранных держав, при дворах которых роялисты вели активную работу. Все это усугублялось тяжелой хозяйственной разрухой. 1 «The Constitutional Documents of the Puritan Revolution (1625—1660)», ed. by S. R. Gardiner, Oxford, iC-06, pp. 381—333.
Экономическое положение стра- ны после окончания второй гражданской войны Экономическое положение страны было тяжелым и перед началом второй гражданской войны. Вторая гражданская война еще сильнее увеличила дороговиз- ну и общий упадок торговли. Петиция общинного совета Лондона парламенту живо характеризовала экономиче- ское состояние страны, создавшееся в результате вто- рой гражданской войны, указывая на застой в торговле и промышленности, на затруднение с подвозом продо- вольствия в Лондон, на растущую безработицу. Не без тревоги авторы петиции отмечали, что «бесчисленное ко- личество бедняков, существование которых зависит от работы в производстве, нуждаясь в труде и хлебе, ско- ро станет мятежным во всех частях королевства»1. Окончание второй гражданской войны мало измени- ло положение, так как продолжались военные действия в Ирландии и Шотландии и не наладились еще торго- вые связи с иностранными государствами. Напротив, Франция осенью 1649 года запретила ввоз английских шерстяных и шелковых тканей, что причинило серьез- ный ущерб английской суконной промышленности. А упа- док суконкой промышленности гибельно отразился на сельским хозяйстве, так как снизился спрос на сырую шерсть, и овцеводство, в связи с этим, переживало кри- зис. В условиях общей экономической разрухи положение народных масс было особенно тяжелым. Многие кресть- янские семьи в ходе гражданской войны разорились и вынуждены были искать заработка в городе, пополняя ряды безработных. Те, кто сохранил свои земельные участки, должны были платить ренту или арендную пла- ту, а урожая им едва хватало для существования семьи* так что продавать было нечего. В мемуарах одного из известных индепендентов — Уайтлока — есть много записей, свидетельствующих о тяжелом положении населения. Так, в апреле 1649 года он фиксировал: «Комитеты и мировые судьи Кембер- ленда удостоверяют, что в графстве имеется 30 000 се- 1 С. И. Архангельский, Аграрное законодательство вели- кой английской революции, т. I, Изд-во АН СССР, 1935, стр. 234 108
мейств, которые не имеют ни зерна на посев, ни зерна для пропитания и не имеют денег для их покупки»1. Рабочие и ремесленники, обреченные на безработицу, не имели денег на покупку необходимых продуктов, тем более, что цены к концу 40-х годов значительно возро- сли, а заработная плата повысилась очень мало. Если средняя недельная плата в 1641 —1642 годах была около 7 шиллингов, то в 1648—1649 годах, в момент наивыс- шего подъема цен, она достигала всего 9 шиллингов, то есть в то время, как цены на продукты по сравнению с 1641 —1642 годами поднялись на 40—50%, прирост за- работной платы составлял около 30% 2. Матросы лишились заработка из-за сокращения тор- говли, солдатам все еще не были уплачены старые дол- ги. По выражению одного памфлетиста, в это время «среднего достатка люди стали бедняками, а те, кто раньше были бедняками, теперь находятся на краю ги- бели»3. Движение левеллеров Такое положение не могло не привести к обострению социальных и политических противоречий, что нашло свое отражение в новом подъеме движения левеллеров. Этот подъем проявлялся в различных формах — от опу- бликования различных памфлетов и подачи петиций Долгому парламенту до восстания в армии. Особенно активной стала пропагандистско-публицистическая дея- тельность Лильберна. Уже в конце февраля 1649 года Лильберн издал памфлет «Разоблачение новых цепей Англии, или серьез- ные опасения части народа относительно республики»4. В памфлете подвергались критике действия Долгого парламента. Лильберн настаивал на ежегодном переиз- брании членов парламента, на ограничении их полномо- 1 Цит. по Я. А. Л евицк и й, Индепендентская республика и майское восстание левеллеров в армии в 1649 году, «Ученые записки МОНИ», т. XVI, вып. I, М., 1950, стр. 28. 2 См. J. Е. Т. Rogers, A History of Agriculture and Prices in England, v. V, Oxford, 1887, pp. 270, 351, 375, 664. 3 Цит. по В. Ф. Семенов, Великая английская революция, Из- дательское общество «Огонекж 1931, сгп. 171. - См. «The Leveller Tracts, 1647—1653», ed. by W. Haller and G. D a v i e s, N. Y., 1944, pp. 156—170. Русские перевэ,, Дж. Лиль б e p н, Памфлеты, Соцэкгиз, 1937, стр, 47—66. 100
чий в ряде вопросов, на запрещении членам парламента совмещать депутатские полномочия с занятием какой- либо военной или гражданской должности. Лильберн го- ворил о необходимости «уничтожить общеизвестные и тягостные нужды, как-то: десятины.., акцизы и пошли- ны.., патенты.., все существующие монопольные компа- нии торговцев...». Он утверждал, что уничтожение тор- говых и промышленных монополий и восстановление сво- боды торговли дало бы работу тысячам бедняков, кото- рые сейчас вынуждены умирать с голоду. Он настаивал на сокращении чиновничьего аппарата, так как это дало бы возможность уменьшить налоговое бремя. Выдвигал он и такие требования, как снижение судебных расхо- дов, установление свободы печати. Постоянный Государ- ственный совет он предлагал заменить краткосрочными комитетами и решительно требовал, чтобы никогда больше не восстанавливались королевская власть и па- лата лордов. Этот памфлет встретил горячее сочувствие как среди гражданской бедноты, так и в армии. В армии разверну- лась агитация за восстановление Совета армии, что на- шло свое выражение в петициях, подаваемых Совету офицеров. Распространенность подобных настроений ис- пугала офицерство, и оно решительно запретило солда- там всякие собрания, а право подачи петиции было со- хранено лишь за полком в целом и притом лишь своему командиру. Однако самостоятельные выступления сол- дат продолжались. В одном из памфлетов, написанном пятью солдатами, гранды-офицеры открыто обвинялись в незаконном захвате власти: «У нас теперь новый ко- роль и новые лорды, и монархия стала более абсолют- ной, чем раньше»1. В конце марта 1649 года /появился новый памфлет Лильберна — «Вторая часть разоблачения новых це- пей Англии» 1 2, в котором он говорил о необходимости со- звать новый парламент, так как существующий уже не является подлинным собранием народных представите- лей, Лильберн требовал восстановления Совета армии. 1 «Leveller Manifestoes of the Puritan Revolution», ed. by D. Wilfe and Ch. Beard, N. Y., 1944, p. 372. 2 «The Leveller Tracts, 1647—1653», ed. by W. Haller and. G. Da- vies, N. Y., 1944, pp. 171—189. Pycrviru перевод см. Дж. Лиль- берн, Памфлеты, Соцэкгиз, 1937, стр. 67—94. 110
Он писал, что даже ряд мер, проведенных грандами и: парламентом и имеющих как будто бы в виду общее благо, на деле проведен лишь с целью захватить власть. Да и проведены-то эти меры — «чистка» Прайда, казнь короля и т. п-— без согласия народа. Парламент увидел в этом памфлете призыв к военно- му мятежу и отправил Лильберна и его соавторов — Уолвина, Овертона и Принса — в Тауэр, причем Кром- вель выступил по этому поводу с очень резкой речью, в которой заявил, что если Государственный совет не со- крушит левеллеров, то они сокрушат Совет Г Но арест вождей левеллеров лишь усилил недоволь- ство действиями индепендентского правительства. Пар- ламент был засыпан петициями, требующими освобож- дения Лильберна. Под петициями стояли десятки тысяч подписей. Тюремная стена не заглушала голосов Лильберна и его друзей. Они и в тюрьме не прекратили своей дея- тельности. 14 апреля 1649 г. они опубликовали «Мани- фест полковника Джона Лильберна, мистера Уильяма Уолвина, мистера Томаса Принса и мистера Ричарда Овертона... и других, обычно (хотя и несправедливо) именуемых левеллерами»1 2. Этот документ убедительно вскрывал всю мелкобур- жуазную ограниченность Лильберна и его сторонников. Прежде всего они заявили, что не только не являются сторонниками уравнения имущества, но считают вред- ными всякие попытки ввести подобное уравнение и что они стремятся к тому, чтобы каждый мог беспрепятст- венно пользоваться своей собственностью. Не хотели они уравнять людей и по их общественному положению, считая, что различия по сословиям и общественному по- ложению нужны для сохранения в народе должного ува- жения и повиновения. Этот «Манифест» явился ответом на различные об- винения, выдвигавшиеся против левеллеров индепендент- ской буржуазией- Их обвиняли не только в стремлении уничтожить собственность, но и в стремлении к анархии, 1 «The Writings and Speeches of Oliver Cromwell», ed, by W. C. Abbott, v. II, Cambr., 1939, p. 41. 2 «The Leveller Tracts, 1647—1653», ed. by W. H a 11 e r and G. Da- vies, N. Y., 1944, pp. 276—284. Русский перевод см, Дж. Лиль- бери, Пслфлетьи Содэкп-в, 1937, стр. 94—107.
в безбожии, в приверженности к роялизму и т. п. Все это нужно было для того, чтобы скомпрометировать идеологов левеллеров и само левеллерское движение и оттолкнуть от него мелких собственников города и де- ревни. Авторы «Манифеста» понимали это и потому-то с такой горячностью опровергали эти обвинения. Опуб- ликование «Манифеста» являлось не тактическим ходом, а выражением подлинных взглядов левеллеров, которые представляли в первую очередь интересы той мелкой буржуазии, которая и в революции-то приняла участие именно для сохранения своей собственности от посяга- тельства со стороны феодального государства. Наиболее полно социально-политические взгляды ле- веллеров были выражены в опубликованном 1 мая 1649 г. новом варианте «Народного соглашения»1. Этот документ определял права и полномочия парламен- та как в политической, так и в экономической областях. Парламент должен был состоять из 400 избираемых депу- татов. В число избирателей могли входить все мужчины с 21 года, за исключением лиц, находящихся в услужении, и активных роялистов. Такое ограничение круга избирате- лей ясно говорило о мелкобуржуазной сущности поли- тических стремлений идеологов левеллеров. Парламент должен был избираться только на один год, и никто не мог быть избран депутатом парламента два раза под- ряд. Стремление избавиться от правления Долгого пар- ламента сказывалось не только в указании срока пре- кращения его полномочий (август 1649 г.), но и в спе- циальной оговорке, что члены этого парламента не мо- гут стать депутатами следующего 1 2. Не упоминая прямо о республике, которая еще не была провозглашена офи- циально, «Народное соглашение», по существу, отверга- ло и королевскую власть и палату лордов, устанавли- вая, что «полномочия народных представителей должны осуществляться без согласия или содействия какого-ли- бо другого лица или лиц...»3. 1 См. «The Leveller Tracts, 1647—1653», ed. by W. Haller and 'Davies, N. Y., 1944, pp. 318—328.'Д^ский исрсвзд см. Дж. Д ил ь- б е D н, Памфлеты, Соц-жгиз, 1937, стр. 107—120. ' 2 Ibid., р. 321. з Ibid., р. 323.
Авторы этого варианта «Соглашения», как и в пер- вом варианте, говорили о необходимости ограничить власть парламента в вопросах религии и военной служ- бы. Парламент также, по их мнению, не должен был вмешиваться в назначение духовных лиц, так как следу- ет предоставить «прихожанам каждого отдельного при- хода полную свободу избирать духовных лиц по своему усмотрению, а также на тех условиях и за то вознаграж- дение, как они найдут по добровольному соглашению нужным установить... Предусматривается, что избран- ным может быть лишь тот, кто имеет право быть избран- ным в число народных представителей»1. Парламенту, по мнению автора, не следовало также вмешиваться и в назначение лиц местной гражданской власти. Населе- ние само должно было выбирать членов местной адми- нистрации сроком на один год. Ряд пунктов «Соглашения» касался экономических вопросов. Основным положением являлось то, что «не должно быть во власти народного представительства уравнивать имущества людей, разрушать собственность или делать все вещи общими»1 2. Этот параграф, также как и ряд других, показывал, на каких классовых пози- циях стояли идеологи левеллеров. Параграф, запрещающий парламенту издавать зако- ны «с целью воспрепятствовать или помешать какому- либо лицу или лицам торговать или вести торговые опе- рации в.каком-нибудь месте за морями»3’, ясно обнару- живал, что мелкая буржуазия стремилась законодатель- ным путем подорвать позиции своих конкурентов-купцов, входивших в торговые компании. Экономические интересы не только мелкой буржуа- зии, но и других слоев английского народа затрагива- 1 «The Leveller Trachts, 1647—1653», ed. by W. Haller and G. Davies, N. Y., 1944, p. 326. В этом пункте интересно сочетание стремления к установлению свободы совести с желанием обеспечить себе духовное наставничество по наиболее сходной цене. Причем ссылка на обязательность для ду- ховного наставника обладания избирательным цензом говорит о том, что Лильберн и его соратники не допускали даже мысли, что бед- няк может обладать душевными, умственными и нравственными ка- чествами, необходимыми для духовного пастыря. 2 «The Leveller Trachts, 1647—1653», ed. by W. Haller and G. Davies, N. Y., 1944, p. 327. 3 I b i d., p. 325. 8 К. Н. Татаринова 113
лись в параграфах о налогах. Авторы «Соглашения» считали необходимым прекратить взимание акциза и десятины и заменить их подоходным налогом, взимае- мым пропорционально движимому и недвижимому иму- ществу каждого. По существу этот проект «Народного соглашения» был проектом установления демократической буржуаз- ной республики, проектом буржуазно-демократической конституции, и поэтому встретил горячее сочувствие английского народа. Восстание левеллеров в армии Новый вариант «Народного соглашения» был со- чувственно встречен в армии, в которой все сильнее про- являлось недовольство политикой индепендентского пар- ламента. Поводом для нового солдатского выступления послужило известие об отправке войск в Ирландию. Солдаты отказывались ехать в Ирландию и продолжали требовать выплаты задержанного парламентом жало- ванья. Одновременно с волнениями в армии в Лондоне, ко- торый по-прежнему оставался центром революционных событий, все чаще подавались массовые петиции, тре- бовавшие освобождения Лильберна и его товарищей1. Опасаясь объединения мятежных солдат с лондонскими левеллерами, офицеры решили вывести часть полков из Лондона1 2. Однако солдаты одного 'из полков отказа- лись подчиниться приказу до тех пор, пока их требова- ния не будут удовлетворены. Для наказания участников мятежа был создан военно-полевой суд, приговоривший пятерых солдат к смерти. Среди приговоренных к смер- ти был левеллер Роберт Локиер — солдат, сражавшийся против короля с самого начала гражданской войны. Мужественное поведение Локиера, даже на месте казни призывавшего солдат к борьбе за свободу, при- 1 В апреле такие петиции подали лондонцы. Под одной из них 10 тыс. подписей. Отдельную петицию подали несколько сот женщин. В мае жители Лондона, Эссекса, Суффолка подали петиции с требо- ванием отмены десятины и установления свободы совести. См. В. W h i t е 1 о с k, Memorials of the English Affairs, v. Ill, Oxford, 1853, pp. 6—7, 15, 17, 20—22, 27. 2 «The Writings and Speeches of Oliver Cromwell», ed. by W. C. Abbott, v. II, Cambr., 1939, pp. 59—61. 114
влекло к Нему симпатии широких слоев лондонского на- селения и вызвало взрыв негодования против произвола властей. Похороны Локиера превратились во внушитель- ную демонстрацию против парламента и «грандов»-ин- депендентов. В начале мая 1649 года, после опубликования «На- родного соглашения», движение в армии усилилось и стало внушать серьезную тревогу парламенту и команд- ному составу. На западе несколько полков отказались идти в Ирландию. Движение распространилось на полки, расположенные в Бекингемшире. Восставшие установи- ли между собой связь и решили объединиться в городе Бэнбери (Оксфордшир), где находился отряд участника восстания капитана Томпсона, входивший в состав полка, в котором раньше служил Локиер Б В манифесте «Знамя Англии поднято», выпущенном 6 мая, Томпсон потребо- вал провести в жизнь последний вариант «Соглашения», наказать виновников казни Арнольда и Локиера, осво- бодить Лильберна и других левеллеров и т. д. Другие восставшие полки также издали декларации, в которых писали, что не допустят установления новой тирании «грандов». Попытки восставших объединить свои силы не увен- чались успехом, так как правительство предприняло ре- шительные меры для подавления восстания. 9 мая 1649 года в Гайд-парке (Лондон) Кромвель устроил военный смотр. Солдаты вышли на смотр с левеллерской эмбле- мой — зелеными лентами. Опасаясь, что эти полки так- же примкнут к восстанию, правительство предприняло ряд маневров. Кромвель пообещал солдатам, что «На- родное соглашение» будет осуществлено, новый парла- мент созван и задержанное жалованье выплачено. Благодаря этим обещаниям удалось уговорить сол- дат подчиниться, и 10 мая они под командованием Фер- факса и Кромвеля выступили в поход для подавления восстания в других полках. Карательная экспедиция разгромила восставших, и только 2 эскадрона под командованием Томпсона смог- ли пробиться к Нортгемптону. Они временно захватили 1 Подробнее о восстании левеллеров в армии см. статью Я. А. Левицкий, Индепендентская республика и майское восста- ние левеллеров в армии в 1649' году, «Ученые записки МОПИ», т. XVI, вып. 1, 1950. 8* 115
город, но вскоре потерпели поражение от правитель- ственных войск. Сам Томпсон был убит в сражении. За- хваченных в плен восставших предали военному суду и нескольких из них расстреляли. Восстание армейских левеллеров было, таким обра- зом, подавлено. Индепенденты торжествовали новую по- беду, но на этот раз — над своими недавними союзни- ками, а их бывшие противники — пресвитерианское ку- печество Сити — встречали возвращавшихся после по- давления восстания Кромвеля и Ферфакса, как героев и спасителей страны. Однако народ в Лондоне встретил их отнюдь не восторженно. Движение торжественной процессии сопровождалось насмешками и даже оскорб- лениями, а события в других районах страны показыва- ли, что левеллерское движение еще не прекратилось. Летом 1649 года волнения продолжались в Ланка- шире, Девоншире, Ярмуте и др. Движение дербиширских углекопов за повышение заработной платы приобрело политический характер: углекопы потребовали принятия «Народного соглашения». Осенью вновь вспыхнули волнения в армии. В Окс- форде солдаты, арестовав своих офицеров, выдвинули требования о принятии «Народного соглашения», восста- новлении Совета армии, уничтожении десятины и упла- те жалованья. Восстание вскоре было подавлено, так как не нашло поддержки среди других полков. В конце октября 1649 года по решению правительст- ва были вновь арестованы Лильберн, Уолвин, Принс и Овертон, выпущенные летом 1649 года на поруки.- Их обвинили в государственной измене и в подстрекатель- стве к мятежу. Правительство надеялось, что, выдвинув и доказав такое обвинение, оно раз и навсегда избавится от бес- покойного Лильберна. Однако этот расчет не оправдал- ся. Во время суда Лильберн опроверг все предъявлен- ные ему обвинения и сумел расположить к себе при- сяжных, признав лишь их имеющими действительную судебную власть, а вовсе не судей. 26 октября присяж- ные вынесли решение — «не виновен», которое было встречено бурной демонстрацией всех присутствующих в зале. Не менее шумно выражало свое одобрение оправдательному приговору и лондонское население. Го- род был даже иллюминирован в честь этого события. 116
В начале ноября Лильберна, Принса, Овертона и Уол- вина освободили1. Анализ памфлетов Лильберна показывает, что он и его ближайшие сторонники мало внимания уделяли ин- тересам крестьян. Между тем у крестьян, наряду с за- интересованностью в таких вопросах, как политическое равенство, религиозная терпимость, уничтожение акци- за, отмена десятины и т. п., были и свои конкретные ин- тересы и нужды. В первую очередь это было стремление получить землю в свою полную собственность. Это при- вело к появлению в 1648—1649 годах еще ряда левел- лерских памфлетов, часто анонимных, отражавших глав- ным образом интересы крестьян. Одним из таких документов был появившийся в де- кабре 1648 года памфлет «Свет, воссиявший в Бекин- гемшире»1 2. В нем религиозные рассуждения и многочис- ленные ссылки на священное писание переплетались с мыслями о классовом характере государства и причинах социального неравенства. Первоначально, говорили ав- торы памфлета, бог создал всех людей равными и сво- бодными. Это состояние людей сохранялось до тех пор, пока один из них, руководимый своекорыстными побуж- дениями, не огородил участок земли, чтобы присвоить себе его в частную собственность. Отсюда-то и возникло рабство одних и господство других. Его причиной яви- лась частная собственность и прежде всего — собствен- ность на землю. Захватчики боялись потерять свое на- грабленное имущество и для защиты создали государ- ственную власть во главе с королем. «Кому нужен у нас король?»—спрашивается в памфлете. Ответ пока- зывает, что авторы сумели разобраться в классовой сущности королевской власти. Король нужен лишь бо- гатым, адвокатам, лордам, баронам, так как без короля они не могли бы сохранить свои привилегии. Народу 1 Это был последний значительный триумф Лильберна. В даль- нейшем он, разочаровавшись в индепендентской республике, но так и не решившись призвать народ к вооруженной борьбе против гос- подства крупной и средней буржуазии, постепенно отошел от актив- ной политической борьбы и стал последователем одной из многочис- ленных тогда мистических сект. Уход в мистику еще раз наглядно показал мелкобуржуазную ограниченность Лильберна и его после- дователен. 2 «British Pamphleteers», ed. by G. Orwell and R. Reynolds, v. I, L., 1948, p. 75—80. 117
же король вовсе не нужен. Для того, чтобы восстано- вить права народа, надо уничтожить короля и лордов Ч Авторы не только подвергли критике существующий политический и социальный строй Англии, но и указы- вали, какими должны быть основные черты нового по- рядка. Это должна быть республика, управляемая на- родными избранниками, мудрыми и богобоязненными старейшинами. В республике должно было установиться социальное и политическое равенство. Все должны были одинаково работать и пользоваться плодами своего тру- да. Каждый должен был иметь лишь столько, сколько ему нужно на прожитие. Уничтожить в Англии нищету, считали авторы, вполне возможно, так как в Англии много свободных земель — коронных и епископских, ко- торые надо раздать неимущим, вместо того чтобы уве- личивать при их помощи богатства отдельных лиц, как это делал парламент. Использование таких свободных земель не было бы покушением на частную собствен- ность. Памфлет нашел живой отклик среди многочисленного разоряющегося английского крестьянства и вскоре (че- рез 3—4 месяца) появилось продолжение памфлета «Новый свет, воссиявший в Бекингемшире», где еще рез- че подчеркивалось, что изменение политического строя— падение монархии—должно сопровождаться и социаль- ными переменами: уничтожением всех социальных при- вилегий дворянства и буржуазии. Эти памфлеты с гораз- до большим основанием можно назвать левеллерскими, чем памфлеты Лильберна, так как в них действительно проповедуется идея политического и социального урав- нения людей, от чего Лильберн решительно отказывался. Однако вопрос об уничтожении частной собственности не ставился и здесь. Диггеры Идеи социального и политического равенства, распре- деления свободных земель среди бедноты и т. д. нашли еще более полное выражение, не только теоретическое, но и практическое, в движении так называемых «истин- ных левеллеров», или иначе—«диггеров» (копателей). 1 Это было написано еще до уничтожения монархии и даже до суда над королем. См. Э. Бернштейн, Общественное движение в Англии XVII века, СПб., 1899, стр. 147—150. 118
1 В марте месяце 1649 года в графстве Серри (юго- восточная Англия) была составлена «Декларация бед- ного угнетенного люда Англии»1. Ее подписали 46 че- ловек, во главе с Уильямом Эверардом и Джерардом Уинстенли. В «Декларации» отмечалось, что причиной «всех войн, кровопролития, воровства и порабощающих законов, которые держат народ в нищете», является частная собственность. «Земля не была создана специ- ально для вас, — говорилось в обращении к лордам,— чтобы вы были господами ее, а мы — вашими рабами, слугами и нищими, но она была сотворена, чтобы быть общим жизненным достоянием для всех, невзирая па лица», а завладели ею лорды «путем убийства и воров- ства». Поэтому; отмечалось в «Декларации», в настоя- щее время из общинных земель извлекают выгоду лишь лорды и богатые фригольдеры, «а бедные люди, кото- рые по имени владеют общинными землями, имеют в них самую малую долю». >** Авторы «Декларации» говорили, что «купля и прода- жа есть великий обман, посредством которого грабят и крадут землю друг у друга; он делает одних — лорда- ми, других — нищими; одних — правителями, других — управляемыми». «Декларация» напоминала парламенту о нарушении им своего обещания сделать свободным английский на- род, жертвовавший имуществом и жизнью в борьбе про- тив короля. В отличие от левеллеров,/'Уинстенли и другие авто- ры «Декларации» уже признавали частную собствен- ность на землю большим злом и говорили о том, что она не является вечной категорией. Но они еще не при- зывали к ее насильственному уничтожению, а лишь меч- тали об ее исчезновении в результате осуществления фантастическо-утопических проектов переустройства об- щества. Их стремления сводились к тому, чтобы вер- нуть всем людям те привилегии, которые были дарова- ны человечеству в момент его создания. Не посягая на чужую земельную собственность, они предлагали начать обработку общинных земель и пустошей, надеясь, что, увидев справедливость их намерений, собственники сами откажутся от своих земель и имущества. 1 См. Дж. Уинстенли, Избранные памфлеты, Изд-во АН СССР, 1950, стр. 83—100. 119
8 апреля 1649 г. несколько человек во главе с Эверар- дом начали вскапывать землю на холме Св. Георгия, около местечка Кобгем в графстве Серри Г Инициаторы движения надеялись, что к ним быстро присоединятся тысячи людей. Сообщение об этих событиях вызвало тревогу в Го- сударственном совете. Движение решено было подавить силой, но офицер, посланный с этим поручением, увидев, что речь идет о 30—40 мирных поселянах, ограничился тем, что велел Эверарду и Уинстенли явиться для объяс- нения к Ферфаксу. В разговоре с Ферфаксом Эверард и Уинстенли повторили то, что было сказано в «Деклара- ции». Убедившись, что диггеры не собираются начинать вооруженную борьбу, правительство пока оставило их в покое. /В конце апреля диггеры опубликовали свой пам- флет— «Знамя, поднятое истинными левеллерами, или строй общности, открытый и предлагаемый сынам чело- веческим»1 2. В этом документе опять подчеркивалось, что земля создана для общего блага, а человеку была дана власть лишь над зверями, птицами и рыбами, «но вна- чале не было произнесено ни единого слова о том, что одна ветвь человечества будет править другой». Корыс- толюбие и эгоизм привели к появлению собственности, к появлению купли-продажи и к превращению одних лю- дей в господ, а других — в слуг и рабов. Диггеры не только заявляли, что «в Англии не будет свободного народа до тех пор, пока бедняки, не имею- щие земли, не получат разрешение вскапывать и обраба- тывать общинные земли и жить в таком же достатке, как и лендлорды...», но и разъясняли беднякам, «что они не смеют работать за плату ни на какого лендлорда, ни на тех, кто возвысился над другими, ибо своими труда- ми они создали тиранов и тиранию; отказываясь же ра- ботать на них за аренду, они снова низвергнут их». Диггеры объявляли парламенту, что «хотят сохранить всеобщую вольность и свободу». Достигнуть этого они стремились не силой оружия, а совместной обработкой земли без наемного труда. Их первым шагом на пути к 1 В. Whitelock, Memorials of the English Affairs, v. Ill, Ox- ford, 1853, pp. 17, 19. 2 Дж. Уинстенли, Избранные памфлеты, Изд-во АН СССР, 1950, стр. 47—81. 120
цели являлось намерение «вскопать холм Георгия и пустоши, прилегающие к нему, посеять хлеб и добывать наш хлеб совместно в поте лица»^>* Не встречая первое время серьезного противодейст- вия, диггеры продолжали начатую ими практическую деятельность, но вскоре столкнулись с сопротивлением соседних землевладельцев, которые мешали им работать, портили посевы, разрушали дома, калечили скот. Идеи диггеров о политическом и имущественном равенстве, об отказе от работы на землевладельцев были глубоко враждебны зажиточным собственникам и в то же время могли найти отклик у деревенской бедноты. Именно по- этому крупные землевладельцы стремились как можно скорее покончить с движением диггеров. Диггеры искали защиты в парламенте, но потерпели неудачу. Парламент, правительство и суд встали на сто- рону их противников. Суд наложил на диггеров высокий штраф, а Государственный совет выслал против них от- ряд солдат, который разрушил все их дома. От имени диггеров Уинстенли обратился в Государ- ственный совет с протестом,1 в котором решительно от- вергал всякие обвинения диггеров в стремлении к на- сильственным действиям. Он подчеркивал, что диггеры имеют мирные намерения и обрабатывают землю лишь затем, чтобы люди, доведенные до нищеты, имели доста- точно средств к существованию. Уинстенли писал: «...Мы знаем, что Англия не может быть свободной республи- кой до тех пор, пока бедные простые люди не получат свободного пользования и выгоды от земли..-». «Мы хо- тим получить от вас только свободу работать и пользо- ваться плодами наших трудов». Государственный совет не обратил никакого внима- ния на эти жалобы, и разоренные кобгемские диггеры вынуждены были прекратить свою деятельность, хотя их вожди и пытались в 1650 году оживить движение при помощи сбора пожертвований, проводимого на дело диггеров в различных графствах. Движение диггеров не ограничилось одним Кобге- мом. В марте 1650 года копатели появились в Уэллинг- боро (Нортгемптоншир), где их число было весьма зна- чительно. Они распахали пустующие земли и просили 1 См. Дж. Уинстенли, Избранные памфлеты, Изд-во АН СССР, 1950, стр. 125—133. 121
Государственный совет закрепить эти земли за ними. В ответ Совет приказал местным мировым судьям ра- зогнать диггеров, а зачинщиков предать суду. Возникали очаги движения в Кенте, Глостершире и ряде других графств, но они не имели массового характера, были разрозненными и в конечном счете движение прекрати- лось. В различных декларациях диггеров 1649-—1650 годов цели их движения формулировались лишь в самых об- щих чертах. По этим документам трудно составить пред- ставление— каким же мыслили диггеры будущее обще- ство? Лишь в 1652 году появился документ, дававший набросок той картины, которую должно было представ- лять собой справедливое общество. Это была своеобраз- ная диггеровская утопия, нарисованная наиболее после- довательным и ярким выразителем диггеровских взгля- дов — Джерардом Уинстенли. Сам Уинстенли называл этот документ программой республиканского правления., «Закон свободы, изложенный в виде программы, или восстановление истинной системы правления»1 на- чинался с обращения к Кромвелю, которого Уинстенли убеждал в необходимости изменения характера полити- ческих учреждений в соответствии с волей народа. Он подчеркивал, что Кромвель и офицеры победили короля лишь с помощью простого парода. Так как в борьбе уча- ствовали все, то и плоды победы должны достаться всем. Уинстенли предлагал установить в новом обществе всеобщее избирательное право для всех лиц, достигших 20 лет1 2. Пассивное избирательное право должно было предоставляться лишь при достижении сорокалетнего возраста. Все должностные лица в подлинно республи- канском обществе, по мнению Уинстенли, должны были переизбираться ежегодно, так как долгое пребывание У власти портит людей. Уинстенли предлагал уничтожить десятину и фео- дальные поборы, а также привилегии имущих слоев на- селения — духовенства и лордов. Земли, отнятые у коро- ля и епископов, Уинстенли предлагал передать в общее пользование. Он доказывал, что в будущем обществе 1 Дж. Уинстенли, Избранные памфлеты, Изд-во АН СССР, 1950, стр. 179—359. 2 За исключением земельных спекулянтов и сторонников монар- хии. , 122 ------------------------------------------
один человек не должен быть богаче другого, так как богатство является результатом эксплуатации и приво- дит к дальнейшему ее усилению. Выступая против экс- плуатации, Уинстенли осуждал духовенство, которое затемняет сознание людей и оправдывает угнетение на- рода. Совершенно отрицая частную собственность на землю, Уинстенли признавал частную собственность на предметы потребления каждой семьи. Много внимания/он уделил вопросу о том, что пред- ставляет собой истинная свобода, и пришел к выводу, что «истинная республиканская свобода заключается в свободном пользовании землей. Истинная свобода там, где человек получает пищу и средства для поддержания жизни...». Уинстенли выступал за мелкий, домашний характер производства в новом обществе, но допускал при этом существование общественных мастерских. Решительно выступив против купли-продажи, Уинстенли предложил ввести следующий способ распределения материальных благ: непосредственные производители сдают продукты своего труда в общественный магазин и получают отту- да необходимые для себя продукты. Уинстенли предла- гал ввести всеобщее обучение, включить в программу преподавания науки и ремесла и сделать школы общест- венными. Уинстенли считал, что в новом обществе могут со- вершаться различные преступления, и в связи с этим предусматривал ряд наказаний. Самым тяжелым пре- ступлением, влекущим за собой смертную казнь, Уин- стенли считал торговлю, особенно торговлю землей. До- пускалась лишь общественная внешняя торговля, по- скольку Англия не сможет обойтись только плодами своей земли. г В трактате Уинстенли,^рисующем весьма подробно строй идеального,^ его точки зрения, общества, нет ни слова, призывающего к борьбе за осуществление этого идеала, к насильственному уничтожению частной собст- венности, а также политического и социального нера- венства. Подобное утопическое изображение идеального об- щественного строя присуще многим революционным по- пыткам еще не сложившегося класса ]. 1 См. Ф. Энгельс, Развитие социализма от утопии к науке, К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. XV, стр, 509. 123
Диггеры считали, что если им удастся показать хо- роший пример и начать постепенное переустройство об- щества, то потом крупные собственники сами последуют их примеру и откажутся от своей собственности в об- щую пользу. Но для того, чтобы диггеры могли начать свою деятельность, они, по мнению Уинстенли, нужда- лись в помощи Кромвеля, и они не сомневались, что Кромвель эту помощь окажет. Надежды диггеров на возможность мирного переустройства общества, на до- бровольный отказ собственников от их собственности и эксплуататоров от эксплуатации были, конечно, абсолют- но беспочвенными и свидетельствовали об их политиче- ской незрелости. Идеалы диггеров были не коммунистическими, а при- митивно уравнительскими. Но иными в тот период они и быть не могли, так как подлинно научная коммунистическая идеология — идео- логия пролетариата с высокоразвитым классовым само- сознанием. Диггеры же выражали интересы предпроле- тариата, пролетаризирующейся деревенской и город- ской бедноты. В XVII веке в условиях развития капитализма и борьбы за буржуазную демократию идеи диггеров были прогрессивными. Выступая прежде всего против частной собственности на землю и эксплуатации со стороны зем- левладельцев, диггеры, по существу, выдвигали требо- вания о наиболее полном уничтожении феодальных от- ношений в деревне. Если их надежды на мирное исчез- новение частной собственности на средства производства были утопичны, то их требования о лишении лордов всех их привилегий (политических и социальных) были вполне реальны и отвечали интересам развивающегося буржуазного общества. Выдвигая эти требования, иде- ологи диггеров опирались на теорию естественного пра- ва и обычно аргументировали свои положения ссылка- ми на Библию, но за этой оболочкой скрывалось еще не вполне осознанное, уже не буржуазное, а пролетарское требование уничтожения не только классовых привиле- гий, но и самих классов Б В то же время диггеры проявляли и большую поли- тическую наивность, о которой говорила не только ре- 1 См. Ф. Энгельс, Анти-Дюринг, Госполитиздат,1951, стр. 100 124
лигиозная оболочка их требований, но и надежды на по- мощь со стороны Кромвеля, означавшие непонимание диггерами классовой сущности победившей индепен- дент-ской партии. Они, как и левеллеры, не понимали, что интересы буржуазной партии индепендентов, то есть интересы среднего обуржуазившегося дворянства, круп- ной и средней буржуазии, зажиточных йоменов и само- стоятельных ремесленников, расходились с интересами городской мелкой буржуазии, а также деревенской и городской бедноты. Причины поражения движения левеллеров и диггеров Правда, индепенденты провозгласили республику и казнили короля, но они были вынуждены это .сде- лать под давлением народных масс. «.'.Исключительно благодаря вмешательству... йоменри и плебейского эле- мента городов борьба была доведена до последнего ре- шительного конца, и Карл I угодил на эшафот»1./ Само требование установления республики было выдвинуто не индепендентской буржуазией, а левеллерами, пред- ставлявшими интересы весьма широких кругов народа, для которых установление республики было логическим завершением завоеванной ими победы над королем. Индепенденты, вынужденные' провозгласить респуб- лику, хотя в душе они предпочли бы конституционную монархию, отнюдь не собирались сделать ее подлинно демократической, как этого ожидали народные массы. С первых же шагов внутренняя и внешняя политика ин- депендентского парламента ясно обнаружила его стрем- ление использовать республику в интересах буржуазии и нового дворянства и сделать ее только б у р ж у а з - н о й, даже не буржуазно-демократической республикой. Естественно поэтому, что все требования, выдвигав- шиеся народными массами о социальном или хотя бы политическом равенстве, встречали решительный отпор со стороны нового правительства. И буржуазия, и но- вое дворянство стремились к сохранению и даже расши- рению своих социальных и политических привилегий. Народные массы попытались своим активным вмеша- 1 Ф. Энгельс, Введение к брошюре «Развитие социализма от утопии к науке», К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. XVI, ч. 2, стр. 2Р7.. 125
тельством подтолкнуть правительство к углублению ре- волюции, к установлению демократической республики. Об этом свидетельствовали и восстания в армии, и дви- жение истинных левеллеров (диггеров), и волнение сре- ди углекопов, и горячее сочувствие народных масс чет- вертому варианту «Народного соглашения». Но они все же оказались не в состоянии совершить новую револю- цию, свергнуть господство индепендентов и установить подлинно демократическую республику. Левеллеры и диггеры ожесточенно критиковали в своих памфлетах индепендентскую республику и требовали полного уни- чтожения всех остатков феодализма и проведения ряда крупных политических и социальных преобразований в интересах народных масс, но они не смогли повести мас- сы на новую революцию. В чем же причина того, что в 1649 году в Англии не произошла новая революция и не была установлена демократическая республика? В 1648—1650 годах, в период наивысшего подъема движения левеллеров и диггеров, в Англии не было ре- волюционной ситуации. Правящая партия, то есть ин- депенденты, только что одержала победу и еще не пе- реживала кризиса. А в лагере эксплуатируемых не было четкого сознания необходимости переворота и единства цели и действия. Левеллерское движение, в основном мелкобуржуаз- ное, было довольно пестрым по своему социальному со- ставу. Здесь имелись мелкобуржуазные элементы и го- рода и деревни. В свою очередь, и те и другие тоже не были однородны по своему составу. В городе левелле- ров поддерживал мелкий лавочник, ремесленник и дру- гие представители мелкой городской буржуазии.} Это были мелкие хозяйчики, завидовавшие более богтт4ым и негодовавшие, если ущемлялись их собственные права и интересы. Они были собственниками и за эту собствен- ность готовы были биться на смерть. К городским ле- веллерам примыкали и те, кто еще не стал хозяйчиком, но надеялся «выбиться в люди» и приобрести неболь- шой капитал,— подмастерья, ученики и т. п. Они чувст- вовали себя обиженными, но и не хотели коренного об- щественного переустройства. Они желали лишь, чтобы им не мешали стать такими же собственниками, как их хозяева. Пока они не имели собственности, они были 126
более радикальны в своих требованиях, чем первая группа. Была в городе и третья группа левеллеров — зарож- дающийся пролетариат, наемные рабочие в мастерской или мануфактуре. Эта группа, конечно, нуждалась не только в политическом, но и в социальном переустрой- стве общества. Но это был лишь зарождающийся пролетариат.; Он еще не выдвигал своей оформленной программы,*еще не противопоставлял своих классовых интересов интересам собственников, хотя бы и мелких. Он лишь поддерживал и придавал размах тому движе- нию, которое сулило какие-то перемены, хотя идеологи этого движения совсем и не намеревались защищать интересы наемных рабочих и даже не собирались в сво- их проектах конституции предоставлять им избиратель- ные права. Но так как левеллеры выдвигали общедемо- кратические требования: отмену налогов, десятины, уде- шевление и упрощение судов, религиозную свободу и т. п., в удовлетворении которых были заинтересованы и наемные рабочие, то они оказывали левеллерскому движению свою поддержку. лСреди деревенских левеллеров также не было един- ства интересов. Интересы фригольдеров, копигольдеров и коттеров не всегда совпадали. Как и у городских ле- веллеров, требования отменить десятину, ввести религи- озную терпимость и т. д. были всеобщим^ Но в то время как зажиточные йомены были бы удо- влетворены ограничением прав дворянства в отношении захвата общинных земель и получением возможности приобретать секвестрованные земли (для чего нужна бы- ла продажа их мелкими участками), копигольдеры и коттеры нуждались в первую очередь в полной ликвида- ции всех феодальных привилегий и связанных с ними всевозможных последствий, обременительных для широ- ких слоев крестьянства. Все эти разнообразные категории левеллеров готовы были бороться за свои интересы и боролись за них. «Именно «левоблокистская тактика», именно союз го- родского «плебса» (= современного пролетариата) с демо- кратическим крестьянством придавал размах и силу анг- лийской революции XVII, французской XVIII века»1. 1 В. И. Ленин, Принципиальные вопросы избирательной кам- пании, Сон., т. 17, стр. 373. 127
Однако мелкобуржуазность участников левеллер- ского движения и разнообразие их интересов лишали движение необходимой сплоченности и силы. Городской мелкой буржуазии и крестьянству, составлявшему ос- нову парламентской армии, были одинаково свойствен- ны колебания и нерешительность, которые и сказались в решительный момент, когда в армии сделали попытку поднять восстание против пндепендентской респуб- лики. Вожди восстания не смогли повести за собой более широкие массы, хотя недовольных было много не только в армии, но и вне ее. Недовольство существующим ре- жимом тлело повсюду среди широких масс населения, но оно так и не вспыхнуло общим могучим костром, способным уничтожить все препятствия, стоящие на пу- ти установления демократической республики. Это от- сутствие сплоченности дало возможность господствую- щим классам в мае 1649 года подавить восстание в ар- мии, являвшееся последней значительной попыткой до- биться установления демократической республики. Мелкобуржуазная верхушка движения была напуга- на появлением более радикальных течений. Она всячес- ки от них открещивалась. Отсутствие внутреннего един- ства, преобладание мелкобуржуазной идеологии, нере- шительность в постановке и разрешении ряда важней- ших вопросов, в частности. аграрного (кроме уничтоже- ния огораживаний левеллеры не требовали ничего), при- вели к упадку левеллерского движения. От него посте- пенно отошли и городские рабочие, и деревенские бат- раки, и коттеры. Лишившись опоры в массах, оно ока- залось обреченным на гибель. С другой стороны, инде- пендентам это движение казалось слишком левым, и они пользовались всеми способами, чтобы его подавить. Они обвиняли левеллеров и в роялизме, что отталкивало от левеллеров многих искренних республиканцев, и в коммунизме, в стремлении уничтожить частную собст- венность, что привело к отходу от движения наиболее зажиточных элементов. Лишившись опоры среди бедноты и поддержки за- житочной части своих сторонников, левеллерское дви- жение, гонимое, к тому же, индепендентами, сошло на нет. Индепенденты вышли победителями из борьбы с левеллерами. Но, как показали ближайшие события, по- 128
беда скоро обернулась против самих победителей и при- вела к гибели буржуазной республики. (Движение диггеров, как и движение левеллеров, так- же*"окончилось неудачей, хотя оно и было более одно- родным, чем левеллерское. В число диггеров входили городская и сельская беднота, обезземеленное крестьян- ство. Сравнительно небольшой размах движения диггеров объяснялся несколькими причинами. Движение началось лишь в 1649 году, когда народ уже устал от бурных со- бытий предшествовавших лет. Часть бедноты к это- му времени вообще разочаровалась в политической борьбе видя тщетность всех предпринятых ранее усилий. К тому же движение диггеров, более радикальное по своим целям, чем левеллерское, было, однако, менее революционным по своим методам^ Если левеллеры предприняли несколько попыток восстания для защиты своих прав, то диггеры ограничились мирной пропаган- дой. Уже одно это обрекло движение на неудачу. Но были и другие причины неудачи движения. Пред- ставители городской бедноты, предшественники проле- тариата, не составляли в движении большинства и не играли в нем руководящей роли, тем более, что проле- тариат еще не только не осознал себя классом^ но еще и не сформировался как класс. Большинство в движе- нии диггеров составляла сельская беднота, разоренное крестьянство — класс, который не способен выступать как руководитель движения. Фактически, подлинного руководства у диггеров не было. Сама крайность целей диггеров — упразднение частной собственности — оттал- кивала не только сколько-нибудь зажиточные элементы города и деревни, но и значительную часть неимущих. Общество без частной собственности казалось слишком непривычным и малопривлекательным для тех, кто еще вчера был мелким собственником или надеялся стать им завтра. Политическое сознание английской бедноты еще не было подготовлено для восприятия идей, выдвигав- шихся диггерами. Неслучайно, что главный вред движению вначале причиняло не столько правительство, сколько сами же деревенские жители. Не только лорды, но и фригольде- ры и зажиточные копигольдеры увидели в диггеровском 9 К. Н, Татаринова 129
учении большую опасность для себя. И именно опасе- ния за сохранность собственности, заставившие их спло- титься для борьбы с диггерами и призвать на помощь государственный аппарат, и ускорили поражение дигге- ров. Подавление ирландского вос- стания Одержав победу над представителями английского народа — левеллерами и диггерами—индепенденты еще не могли торжествовать полную победу. Предстояло еще сокрушить восстание ирландского и шотландского народов- В 1649 году, когда гражданские войны в Англии бы- ли закончены и монархия свергнута, Долгий парламент получил, наконец, возможность «заняться» Ирландией, где все еще продолжалось восстание, начавшееся в 1641 году. Несмотря на изменение состава парламента за счет удаления пресвитериан и англикан и преоблада- ния в нем индепендентов, парламент по-прежнему отно- сился враждебно к Ирландии. Приказ, отданный еще в 1641 году главнокомандующему английской армией в Ирландии, в сущности оставался в силе и в 1649 году. В этом приказе главнокомандующему предписывалось: «Наносить вред, убивать, сдирать кожу и уничтожать всеми средствами и способами, какие только он сможет применить, всех упомянутых мятежников, их привержен- цев и пособников, ...города и дома, в которых находят- ся или находились эти мятежники и где они получали помощь и приют, а также все хлебные поля и луга в этих местностях, убивая и истребляя всех живущих там людей, способных носить оружие>Д Установившийся в Англии политический строй встре- чал сопротивление в Ирландии не только со стороны ир- ландцев, но и со стороны большинства английских и шотландских колонистов-пресвитериан, которых вовсе не устраивало торжество индепендентов. Лишь незначи- тельная часть населения оставалась верна парламенту. Пестрота состава восставших сказалась на характере движения. «...Англо-ирландцы и ирландцы отстаивали 1 «Архив Маркса и Энгельса», т. X, Госполитиздат, 1948, стр. 258. 130
не одно и то же; англо-ирландцы стремились только спасти свою жизнь, имущество и свободу вероиспове- дания, а ирландцы добивались помимо того еще и на- циональной независимости и возвращения своих преж- них владений»1. Парламент решил принимать срочные меры и назна- чил Кромвеля, который сам говорил о необходимости вооруженной расправы с ирландцами, командующим армией, предназначенной для подавления восстания. Отправить армию в Ирландию оказалось, как мы ви- дели, не так просто, так как командованию пришлось сначала подавить левеллерское восстание в самой ар- мии, но все же 15 августа 1649 г. Кромвель высадился в Ирландии с десятитысячной армией. Он осадил важ- ную крепость Дрогеду, где был трехтысячный гарнизон, и после отказа восставших сдаться взял крепость штур- мом. О расправе с захваченным гарнизоном Кромвель писал, что пленным не давали пощады. «Мы предали мечу всех; я не думаю, чтобы их уцелело более 30 че- ловек. Этих мы сошлем на Барбадос»1 2. При штурме другой крепости — Уэксфорда — опять было перебито около 2 000 человек. Карательные экспедиции на остро- ве продолжались долго. Лишь к началу 1651 года вос- стание было окончательно подавлено Айртоном и Флит- вудом, сменившими Кромвеля. Но и после своего пора- жения ирландцы продолжали партизанскую войну. Покорение Ирландии сопровождалось беспощадным истреблением населения и полным опустошением мно- гих местностей. Ввиду этого многие ирландцы эмигри- ровали за границу. Население Ирландии, которое в 1641 году доходило до полутора миллионов, в 1652 го- ду составляло лишь 850 000, причем 150 000 из них бы- ло английскими поселенцами 3. Английскому правительству нужны были деньги. От- тягивать расплату с армией и уплату государственных долгов было уже невозможно. Все это должна была компенсировать побежденная Ирландия. С 1650 года парламент приступил к конфискациям и продаже захва- 1 «Архив Маркса и Энгельса», т. X, Госполитичлат, 194^, стр. 166. 2 «The Writings and Speeches of Oliver Cromwell», ed. by W. C. Abbott, v? II, Gambr., 1939, p. 124. 3 А. Мортон, История Англии, ИЛ, 1950, стр. 222. 9* 131
ценных у ирландцев земель. В августе 1652 года эта по- литика была превращена в систему посредством изда- ния «Акта об устроении Ирландии»1. По этому акту на- селение Ирландии делилось на ряд категорий, по отно- шению к которым, в зависимости от степени участия в восстании, предусматривались соответствующие меры наказания. Не только прямые участники восстания, но даже те католики, которые «не проявили своей предан- ности английскому парламенту», подлежали суровому наказанию. Наименьшей мерой наказания была конфис- кация V5 всего имущества. У более активных повстан- цев конфисковали до 1 2/з имущества, а их самих подвер- гали изгнанию. Самых же упорных противников англи- чан приговаривали к смертной казни и к полной конфи- скации имущества. В том случае, когда конфискация имущества была частичной, оставшуюся долю передавали семье осужден- ного, при этом делалась очень существенная оговорка, что «соответственные по своему размеру участки могут быть отведены в таких местах Ирландии, в каких пар- ламент найдет нужным это сделать, в целях более проч- ного установления мира в этой нации»2. Подобное «устроение» дало в руки английского пра- вительства огромные земельные площади — свыше 7 млн. акров пахотной и пастбищной земли 3 4. Почти все земли в более плодородных провинциях — в Олстере, Мэнстере и Лейнстере — были у ирландцев отняты. Те ирландцы, которым сохранили часть земли, переселя- лись в наименее плодородную область—Коннаут (За- падная Ирландия). Таких переселенцев было свыше 50 000 человек < Мало того, что их насильственно сгоня- ли с насиженных мест, лишали имущества (часть они теряли из-за невозможности перевезти с собой), давали меньшие по размеру и худшие по качеству участки зем- ли, но их и на новом месте не оставляли в покое и под- вергали худшим издевательствам, чем это имело место до английской революции. Многие ирландцы, бывшие 1 См. «Законодательство английской революции 1640—1660 гг.», Изд-во АН СССР, 1946, стр. 158—160. 2 Там ж е, стр. 159. 3 См. «Архив Маркса п Энгельса», т. X, Госполнтиздат, 1948, стр. 261. 4 А. Н. Сави и, Лекции по истории английской революции, Соцэкгиз, 1937, стр. 351. 132
прежде мелкими и средними землевладельцами, теперь совершенно разорились и превратились в батраков. Когда огромные земельные богатства оказались в ру- ках парламента и переселение, точнее — высылка ир- ландцев, в основном завершилось, осенью 1653 года был издан «Акт об удовлетворении», согласно которому должно было совершаться распределение ирландских земель. Часть земель пустили в открытую продажу, дру- гая часть пошла на погашение задолженности прави- тельства перед армией, составлявшую свыше 1,5 млн. ф. ст.1 Солдатское жалованье было очень невелико1 2, поэто- му и сумма правительственного долга каждому солдату составляла 10—15 ф. ст. За эту сумму солдату предо- ставляли несколько акров земли. Офицеры же в это время получали участки в сотни акров, так как значи- тельный размер жалованья позволял им скопить в сво- их руках большое количество долговых обязательств правительства. Многие офицеры получали безвозмездно дополни- тельные участки и, кроме того, скупали долговые обя- зательства и земельные участки у солдат. Большинство солдат не стало заниматься хозяйством на полученной земле и продавало свои участки или право на них. Эта операция в значительной мере способствовала обогаще- нию офицеров. Участки скупались не только офицерами, но и всякого рода дельцами и спекулянтами, которые, кроме того, приобретали земли и непосредственно у пра- вительства. Возможность широкой и беззастенчивой земельной спекуляции способствовала примирению крупных купцов и землевладельцев с Кромвелем и ин- депендентами. Покорение Ирландии и грабеж ирландских земель имели чрезвычайно важные и далеко идущие послед- ствия для самой Англии. Хотя массового переселения англичан в Ирландию не произошло и мелких колони- 1 А. С. Самойло, Ограбление Ирландии Англией в 50-е годы XVIJ века, «Ученые записки МОПИ», т. XVI, вып. 1, 1950, стр. 74. 2 Пехотинец получал 1 ш. в неделю, кавалерист 2 ш. 6 п. В то же время член парламента получал 4 ф. ст. (английский фунт стер- лингов равняется 20 шиллингам, 1 шиллинг равен 12 пенсам). См. М. М. Алексеенко, Государственный кредит. Очерк нарастания государственного долга в Англии и Франции, Харьков, 1872, стр. 86. 133
стов из числа бывших солдат там появилось сравнитель- но немного, но часть солдат все же извлекла известные материальные выгоды из ирландского поход'!. Особенно же значительные выгоды получило в Ирландии офицер- ство. В Ирландии появилась новая земельная аристо- кратия, английская по национальности, протестантская по религии и буржуазная по методам хозяйничанья. Ирландский поход превратил парламентскую армию из революционной в контрреволюционную.. Те солдаты и офицеры, которые недавно еще не жалели жизни в борь- бе против тирании Стюартов, стали поработителями другого народа, боровшегося за свою национальную и политическую независимость. Из защитника прогресса армия стала защитником самых реакционных интере- сов, стала соучастником величайшего преступления — порабощения одного народа другим. Это не могло не обострить на многие десятилетия национальной вражды между ирландцами и англичанами. «На примере ирландской истории можно видеть, ка- кое это несчастье для народа, если он поработил другой народ, — писал Энгельс в одном из писем к Марксу. — Все английские подлости имеют свое происхождение в ирландском Pale (так называлась в период завоевания Англией Ирландии часть Ирландии, уже захваченная англичанами.—К. Т.) ...во всяком случае для меня не- сомненно, что дела и в Англии приняли бы иной оборот, если бы не было необходимости господствовать по-воен- ному в Ирландии и создавать новую аристократию»1. Появление этой новой аристократии в Ирландии ока- зало большое влияние на ход ближайших событий. «В самом деле, ведь английская республика при Кром- веле в сущности разбилась об Ирландию»1 2. В этом случае еще раз подтвердилось, что «бытие определяет сознание». С изменением экономического и социального положения английской буржуазии, превра- тившейся в земельную олигархию, изменилось и ее от- ношение к революции и республике. Еще недавно рево- 1 Ф. Энгельс, Письмо Марксу от 24 октября 1869 года, К. М а р к с и Ф. Энгельс, Об Англии, Госполитиздат, 1952, стр. 444. 2 К. Маркс, Письмо Л. Кугельману от 29 ноября 1869 года, К. Маркс и Ф. Энгельс, Об Англии, Госполитиздат, 1952, стр. 446. 134
люционная, она стала оплотом реакции не только в Ирландии, но и в самой Англии. Она стремилась к уста- новлению сильной власти, которая бы обеспечила со- хранность этих новых земельных богатств. И она спо- собствовала сначала установлению диктатуры Кромве- ля, а затем и реставрации Стюартов. Ограбив ирландцев и лишив их национальной и по- литической независимости, господствующие классы анг- лийской буржуазной республики превратили затем Ир- ландию в источник дешевых продуктов и сырья, в сель- скохозяйственный придаток Англии. Подавление шотландского вос- стания Одновременно с завоеванием Ирландии английское правительство начало подавление восстания в Шотлан- дии. После второй гражданской войны, разбив шотланд- скую армию, возглавлявшуюся правыми пресвитериана- ми, Кромвель вступил в переговоры с левым крылом шотландских пресвитериан и помог им придти к власти. Но добрососедские отношения между Англией и Шот- ландией удержались недолго. Утвердившееся господство индепендентов и казнь ко- роля оттолкнули шотландских пресвитериан, которые боялись усиления английского господства над Шотлан- дией. Шотландский парламент осудил казнь короля и вступил в переговоры с Карлом Стюартом, сыном Кар- ла I, обещая ему помощь в восстановлении его на пре- столе при условии, что он примет Лигу и Ковенант. Карл согласился на условия шотландцев и в 1650 году высадился в Шотландии, где вскоре у него образовалась значительная армия, готовая начать войну с Английской республикой. Собрал значительную армию и английский парламент, хотя все же вдвое меньшую, чем шотланд- ская. Командование было поручено вернувшемуся из Ирландии Кромвелю. В начале шотландцам удалось оттеснить Кромвеля в горы и поставить его в затруднительное положение, но Кромвель сумел выскользнуть из западни и 3 сентября разгромил шотландцев в битве при Денбаре. Но борьба на этом не кончилась. К весне 1651 года шотландцы собрали новую армию, и Карл решил двинуться в Анг- 135
лию, рассчитывая на поддержку англичан-роялистов. Его расчет не оправдался. Роялистские симпатии были не так распространены, как он рассчитывал, а то об- стоятельство, что Карл появился во главе шотландцев, к которым у англичан была национальная вражда, еще усугубившаяся в результате недавней политики насиль- ственного навязывания Ковенанта, оттолкнуло от него большинство роялистов. Когда Карл двинулся из Шот- ландии в Англию, то вслед за ним выступила находив- шаяся в Шотландии армия Кромвеля. Кромвель настиг Карла около Вустера и 3 сентября 1651 г. совершенно уничтожил его армию. Самому Карлу с трудом удалось бежать во Францию. Независимость Шотландии после этого поражения была утрачена. Победители подчеркнули это, сорвав в Эдинбурге государственный герб и повесив на висели- цу шотландскую корону. В 1654 году был издан ордо- нанс об объединении Англии и Шотландии, по которому «весь народ Шотландии признается объединенным, со- ставляющим одно свободное государство с Англией, а в каждом парламенте, заседающем в дальнейшем в ука- занном свободном государстве, тридцать лиц призы- ваются и представляют интересы Шотландии». Самостоя- тельный шотландский парламент уничтожался. Ордо- нанс включал ряд мер экономического и социального характера. Были отменены все пограничные пошлины, что способствовало росту экономических связей между Англией и Шотландией. Выгоды из этого извлекали главным образом англичане, так как у них и промыш- ленность и торговля находились на более высокой сту- пени развития, нежели у шотландцев. Вводилась единая налоговая система. Одним из важнейших последствий подавления шотландского восстания было изменение зе- мельных отношений. Земли, конфискованные у вождей шотландских кланов, поступали затем в продажу или жаловались кому-либо из приближенных Кромвеля. Эта земля становилась частной собственностью нового вла- дельца, и члены клана теряли всякое право на нее. Эта мера одновременно и подрывала влияние и могущество вождей шотландских кланов и превращала шотландско- го крестьянина в арендатора либо вообще оставляла его без земли, вынуждая тем самым искать заработка в городе или деревне в качестве батрака. 136
Политическое законодательство периода республики Ведя упорную борьбу со всеми, кто пытался пошат- нуть устои буржуазной индепендентской республики, Долгий парламент, одновременно не прекращал и зако- нодательной деятельности в экономической и политиче- ской областях. 19 мая 1649 г. парламент принял акт об установле- нии в Англии республики1. Вслед за этим был издан акт о том, что отныне будет считаться государственной из- меной не только восстание против существующего пра- вительства и подстрекательство армии к мятежу, а так- же всякое выступление против Государственного сове- та, но даже простое заявление, что палата общин не яв- ляется верховной властью английского народа. Так как в парламент все время поступали петиции о необходимости проведения ряда реформ в области права, то парламент создал специальный комитет для более детального рассмотрения этого вопроса. Этот ко- митет работал несколько лет и представлял парламенту различные проекты частичных реформ гражданского и уголовного права. Эту затяжку с реформами в области права многие современники объясняли тем, что юристы были заинтересованы в сохранении очень сложного и за- путанного уголовного и гражданского права, в котором без их помощи никто не мог разобраться. Оказание же такой помощи приносило юристам изрядные доходы- Де- ло же было, конечно, не в злокозненных замыслах юрис- тов, а в том, что господствующие классы не стремились, к радикальному перевороту в области права. Для них было выгоднее и безопаснее, говорит Энгельс, «удер- жать большую часть форм старого феодального права, вместив в них буржуазное содержание и даже прямо придав буржуазный смысл феодальному имени»* 2. В тех же случаях, когда это соответствовало интере- сам правящих кругов, парламент был достаточно опера- тивен при проведении законов. Так, уже осенью 1649 го- да был издан акт, направленный против всяких печат- ] «The Constitutional Documents of the Puritan Revolution (1625—1660)», ed, by S. R. Gardiner, Oxford, 1906, p. 388. 2 О. О n г .'1 ь с, .Тидвиг Фепеобах, К. At ао кс и Ф Энгельс, Соч., 7. XIV, с-:р. 672 1.37
ных выступлений оппозиции и требовавший от всех ти- пографщиков и владельцев печатных станков залог в 300 ф. ст. и двух поручителей 1. На печатание всякого памфлета, книг и газет требовалось разрешение специ- ального чиновника. Экономическое законодатель- ство периода республики Классовый характер Долгого парламента ясно ска- зался и в его законодательстве по экономическим вопро- сам. В парламент непрерывно поступали петиции об от- мене акциза, но акциз остался. Петиционеры требовали уничтожения десятины, однако десятину продолжали взимать. Но зато правительство тщательно заботилось о процветании английской торговли и промышленности. Актом 1 августа 1650 г. был создан специальный со- вет из нескольких назначенных комиссаров для руковод- ства торговлей английского государства. Специальными актами правительство регулировало различные отрасли экономики. Так, были изданы акты о правилах торговли зерном и мукой, о производстве камвольных тканей и т. п. Для упорядочения кредитно-ростовщических опера- ций был проведен акт, запрещавший взимание свыше 6% за одолженный капитал. Этот акт был проведен, ко- нечно, в интересах торговой и промышленной буржуа- зии, которая нуждалась в подобных займах для расши- рения своих торговых оборотов или своего производства. Для увеличения количества драгоценных металлов в стране парламент в 1651 году подтвердил прежние свои постановления о свободном ввозе в Англию слитков и монеты. Для поддержания английской промышленности парламент запретил вывоз из Англии сырой шерсти и ввоз ряда товаров, например шляп и лент. Несмотря на прежние разговоры о недопустимости монополий в тор- говле, парламент подтвердил права Ост-Индской компа- нии на монопольную торговлю с Ост-Индией, так как многие члены парламента были лично заинтересованы в процветании этой компании. Рост числа безработных, связанный с застоем в промышленности, внушал боль- 1 См. «Законодательство английской революции 1640—1660 гг.», Изд-во АН'СССР, 1946, стр. 145. 138
шую тревогу парламенту: И тревога эта не была лишена оснований. Революционные выступления масс в 1647— 1649 годах вполне оправдывали подобные опасения/По- этому парламент в 1647 году, а затем повторно, в 1649 году, издал акты «О постоянной поддержке и пре- доставлении работы бедным...»1."Вторая часть заглавия этого акта очень напоминала знаменитое законодатель- ство Елизаветы и гласила: «И о наказании бродяг и других беспорядочных лиц в пределах Лондона и его предместий». «Поддержка бедных», согласно этому акту, состояла в том, что специально созданному комитету предоставлялось «право возводить рабочие дома... для приема, оказания помощи и устройства бедных на рабо- ту и исправительные дома... для наказания бродяг, праздношатающихся и нищих...». Отказавшихся идти в эти рабочие дома предписывалось подвергать наказа- нию, как бродяг.' Венцом политики защиты интересов буржуазной Ан- глии явился «Акт об увеличении торгового флота и по- ощрении мореплавания английской нации» (иначе «На- вигационный акт»), изданный 9 октября 1651 г.2- Со- гласно этому акту, все товары и продукты, вырабаты- вавшиеся или произраставшие в Азии, Африке и Амери- ке, можно было ввозить в Англию и ее колонии лишь на английских кораблях, с английским экипажем. Все то- вары, производимые или произрастающие в Европе, можно было привозить или на английских кораблях или же на кораблях той страны, где данный товар произ- водится. Англичанам запрещалось также ввозить това- ры из какого-либо пункта, где данный товар не произво- дится и куда он попал через каких-то посторонних по- средников. Особо оговаривалось, что ввоз в Англию всех рыбных продуктов разрешался лишь в том случае, если рыба поймана английским судном. Вывоз рыбных продуктов из Англии также должен был производиться лишь на английских кораблях. Погрузка товаров на английские корабли в пунктах, непосредственно не про- изводящих данный товар, разрешалась лишь в случаях тор- говли с Левантом и Ост-Индией. Относительно каботаж- ного судоходства вводились те же ограничения, что и 1 См. «Законодательство английской революции 1640—1660 гг.», Изд-во АН СССР, 1946, стр. 281—282. - 1 л ?i и; е, стр. 26/—270. 139
для дальнего. Иностранцам не разрешалось перевозить продукты или товары из одного английского порта в другой. Исключению из общего правила подлежали слитки драгоценных металлов, ввоз которых ввиду важ- ности этого товара разрешался на любых кораблях.. Значение этого акта было вполне ясно для современ- ников. Хотя ни одно иностранное государство здесь не было названо, но для всех было очевидно, что острие этого акта направлено против главной тогда соперницы Англии—Голландии. Английская буржуазия надеялась этим путем выйти из создавшегося тяжелого экономиче- ского положения и, подорвав торговую мощь Голлан- дии, положить в свой карман ее торговые прибыли. / Аграрное законодательство Политика Долгого парламента отвечала интересам буржуазии и нового дворянства не только в области торговли. Этим же интересам не в меньшей степени со- ответствовала и его политика в аграрном вопросе. ~ Еще в период гражданской войны нужда в деньгах толкнула парламент на секвестр епископских, коронных и делинквентских земель. Доходы с секвестрованных зе- мель шли в пользу государства, но распродаже эти зем- ли вначале не подвергались. Первый акт о продаже епископских земель был из- дан лишь в 1646 году, а о продаже земель деканов, ка- ноников и других духовных лиц—лишь в 1649 году. В 1650 году эти акты были еще раз подтверждены. «Акт о продаже владений, маноров и земель, ранее при- надлежавших бывшему королю, королеве и наследному принцу» появился лишь в 1649 году, уже после казни короля. Земли делинквентов, то есть сторонников коро- ля, парламент распродавал лишь частично, издавая в 1651 —1652 годах отдельные акты с точным перечнем лиц, имения которых подлежали продаже. В одном из этих актов было 74 фамилии, в другом — 29, в треть- ем—6781. 'Земли остальных роялистов или продолжали эксплуатироваться государством, которое сдавало их в аренду, или же делинквенты выкупали их у государства, уплатив так называемую композицию.\ 1 См. «Законодательство английской революции 1640—1660 гг.», Изд-во АН СССР, 1946, стр. 245—247. 140
Все акты о продаже конфискованных земель, изда- ваемые Долгим парламентом, предусматривали пример- но одинаковый порядок и условия продажи. Прежде всего делалась оговорка, что если данное имение имеет какие-либо обязательства перед каким-либо лицом (ес- ли это не король и не делинквент), то покупатель име- ния должен выполнять все эти обязательства по отно- шению к третьему лицу. Это должно было обеспечить неприкосновенность существовавших экономических от- ношений при переходе владения в другие руки. Другой важной чертой большинства этих актов было то, что формально они предоставляли преимущественное право покупки земли ее непосредственному держателю. Это, как будто бы, охраняло интересы копигольдеров и арен- даторов. Но на деле это было далеко не так. Во-первых, это преимущество давалось лишь на срок в 30 дней. Во-вторых, земля оценивалась в сумму десятикратного годового дохода с нее, причем при составлении акта о продаже покупатель должен был сразу же уплатить 50% всей суммы, а остальное в течение следующих 6 месяцев. Эти два условия фактически лишали мелко- го держателя возможности приобрести землю, так как в течение 30 дней он в большинстве случаев не мог найти нужную сумму и земля переходила в другие руки. Ряд актов о распродаже конфискованных земель специально оговаривал права государственных кредиторов. Деньги, данные ими взаймы государству, засчитывались в счет уплаты за покупаемую землю, а иногда им предоставля- лось и преимущественное право покупки земель (после непосредственных держателей). Такие условия продажи (причем, как правило, земля продавалась крупными участками), привели к тому, что арендаторов и держа- телей среди покупателей было немногим больше 6%. Главную же массу покупателей составляли: лондонская, буржуазия (38%), офицеры (20%), дворянство (17%)1.' К покупателям переходили вместе с землей и все привилегии, права и обычаи, которыми пользовались прежние владельцы данного имения. Это создавало в деревне своеобразное сочетание буржуазной собствен- ности с феодальными правами над местным населением. 1 См. С. И. Архангельский, Аграрное законодательство ан- глийской революции 1640—1660 гг., т. II, Изд-во АН СССР, 1940. стр. 255. 141
В случае покупки церковной земли новый владелец при- обретал не только землю со всем к ней относящимся имуществом, но также право на получение десятины и церковных сборов, право на рекомендации и назначения на духовные должности и т. п. К новым владельцам переходила и судебная власть прежних собственников в пределах их имений. \ Переход земли к новым владельцам совершался в эти годы не только в связи с распродажей конфиско- ванных земель, но также и благодаря множеству част- ных продаж. Многие роялисты, которые должны были бы заплатить очень большую композицию для возврата своих секвестрованных земель, сами продавали свои имения полностью или частично. Как отражались все эти перемены на мелких арен- даторах, копигольдерах, коттерах? Как мы видели, их права охранялись парламентом чисто формально. Все наиболее насущные крестьянские нужды — отмена фео- дальных повинностей и судебной власти лорда, отмена десятины, запрещение огораживаний и т. д., удовлетво- рены не были. Правда, в положении крестьянства про- изошли за это время значительные изменения, но эти изменения, являющиеся результатом совершавшихся пе- ремещений земельной собственности, лишь ухудшили положение основной массы английского крестьянства. До революции в английской деревне существовало несколько видов денежной ренты—так называемая ста- рая рента, то есть рента в том виде, как она платилась до революции цен XVI века, рента «улучшенная», то есть старая рента, которая была несколько повышена с учетом изменений, происшедших в XVI веке в связи с революцией цен и, наконец, рента, приближавшаяся к капиталистической. Преобладала «улучшенная рента», которая, однако, значительно отставала от рыночной. Устойчивости ренты способствовала долгосрочность дер- жаний, многие из которых давались на 3—4 жизни. Перемещение земельной собственности привело к пе- ременам в размерах и характере рент. Новые собствен- ники или крупные арендаторы, заплатив большую по- купную или арендную плату, хотели, конечно, как мож- но скорее не только вернуть себе эту сумму, но и при- умножить ее. Сделать это можно было за счет повыше- ния платежей, вносимых непосредственными держателя- 142---------------------------------------------------
ми. И ренты сразу же резко поднялись, что привело к ухудшению положения крестьянской массы. Положение мелких землевладельцев ухудшалось и в том случае, если новый собственник находил более выгодным вести собственное хозяйство. Тогда он просто не возобновлял договоров с мелкими арендаторами, и они, лишившись своих участков, вынуждены были наниматься в батраки или искать заработка в городе. Перемена собственника часто способствовала фактическому ослаблению, а иног- да и исчезновению феодальных отношений, поскольку в этом был заинтересован землевладелец, но решительной отмены их английская революция не совершила? Все за- конодательство Долгого парламента было направлено на защиту интересов крупных землевладельцев, интересы же основной держательской массы не нашли в нем ме- ста. Более того, боясь подъема революционного движе- ния со стороны народных масс, Долгий парламент осла- бил борьбу со своим недавним противником — феодаль- ным дворянством, пошел на сохранение многих его при- вилегий с тем, чтобы укрепить ряды господствующих классов на случай столкновения с народными массами. Этот же страх перед народными массами заставил ин- депендентов остановиться на полпути в борьбе буржуа- зии за свободную конкуренцию, пойти на соглашение с крупными монополистами-пресвитерианами и сохранить многие монополии. Колониальная политика республики В интересах крупной торговой, индепендентской и пресвитерианской буржуазии проводилась и колониаль- ная политика парламента. До установления республики Долгий парламент стремился укрепить связи с колония- ми путем предоставления им торговых льгот. В 1644 го- ду он издал ордонанс 1 о том, что для успешного разви- тия плантаций Новой Англии «все продукты и товары,, которые будут вывезены каким-нибудь купцом ... из ан- глийского королевства в Новую Англию... или же будут из нее вывезены в английское королевство.., освобожда- ются от платежа или взимания пошлин, сборов налогов 1 См. «Законодательство английской революции 1640—1660 ггл\. Изд-во АН СССР, 1946, стр. 272—273. 143
и взысканий... как в английском королевстве, так и в Новой Англии...». Этот ордонанс был дополнен ордонан- сом 1647 года, который предусматривал, что колонии должны вести торговлю на английских кораблях, то есть являлся предвестником Навигационного акта и важным этапом в развитии взаимоотношений между различными частями будущей Британской империи. Большое значение, придававшееся парламентом ко- лониям, ясно хотя бы уже из того, что ряд важнейших его постановлений затрагивал вопрос о колониях. Уже в акте о создании Государственного совета (13 февраля 1649 г.) новому органу поручалось «содействовать бла- госостоянию всех заграничных плантаций и факторий, принадлежащих английскому государству или какому- либо из граждан этого государства»1. Правительство стремилось поставить колонии на службу государству. В Акте о поощрении торговли (1 августа 1650 г.) комиссарам особо поручалось «обсу- дить вопрос об английских плантациях в Америке или где-либо в другом месте и подавать советы относитель- но того, как ими можно управлять наилучшим обра- зом и сделать их наиболее полезными для государства и как можно увеличить количество или улучшить каче- ство производимых ими товаров настолько, чтобы (если это возможно) эти плантации могли одни снабжать английское государство всем необходимым для его потребносте й»1 2 (разрядка моя.—А. 7\). Наконец, Навигационный акт все время подчерки- вал, что вся торговля не только с самой Англией, но и со все?ли ее колониями должна вестись только на анг- лийских кораблях. Английское купечество и судовла- дельцы стремились монополизировать всю торговлю со своими колониями, но это наталкивалось на сопротив- ление плантаторов, которые считали для себя более вы- годным, чтобы англичанам приходилось конкурировать с иностранными купцами. Преодолевать сопротивление колоний парламенту приходилось не только в экономической, но и в полити- ческой области. 1 «Законодательство английской революции 1640—1660 гг.>\ Изд-во АН СССР, 1946, стр. 123. 2 Та м же, стр. 263—264. ' 144
Правда, в пуританской, по преимуществу, Новой Ан- глии население симпатизировало парламенту, хотя и не оказывало ему активной помощи в борьбе с королем. В южных же колониях (где среди плантаторов-аристо- кратов было много англичан-роялистов) к парламенту от- носились с явной неприязнью. Экономическое процветание колоний вызывало у них стремление к большей политической независимости от метрополии, с одной стороны, а с другой — способство- вало тому, что политическая власть в колониях все бо- лее сосредоточивалась в руках наиболее богатых коло- нистов. После начала революции некоторые колонии перестали платить ренту своим лордам-собственникам. Так было в Мэриленде, на Барбадосе и в других ме- стах. Попытки колоний освободиться от власти лордов- собственников, узаконенной королем, не означали, одна- ко, что там сильны были антироялистские настроения. Напротив, когда до колоний дошло известие о казни ко- роля, то ряд колоний— Виргиния, Мэриленд, Барбадос и Бермудские острова, заявили о признании Карла II1. Республику признала лишь Новая Англия. Такое отношение к республике объяснялось тем, что колонисты боялись упрочения господства буржуазии в Англии, так как это усилило бы их зависимость, и по- литическую и экономическую, от метрополии. И бли- жайшие события показали, что эти опасения не были лишены оснований. Уже то, что наблюдение за колония- ми было поручено Государственному совету, говорило о намерении правительства подчинить колонии строго- му контролю. Ту же тенденцию мы видим в акте 1650 го- да о поощрении торговли. Когда в метрополии стало известно о признании рядом колоний королевских прав Карла II (что парламент расценил как мятеж), то было решено применить к мятежным колониям самые строгие меры экономического и военного характера. 3 октября 1650 г. парламент принял акт о запрещении торговли с Барбадосом, Виргинией, Бермудами и Антигуа (Малые Антильские острова) не только английским, но и ино- странным кораблям. Этот же акт уточнял и расширял полномочия Государственного совета в отношении коло- 1 Elton, Imperial Commonwealth, L., 1945, p. 59. 10 К, и. Татаринова 145
ний. Ему давалось право назначать туда губернаторов и других должностных лиц, посылать, в случае необхо- димости, торговые и военные корабли и задерживать все суда, торгующие с этими колониями без разрешения английского правительства. Для выполнения последнего решения был принят ряд мер военного характера, а для приведения колоний к покорности туда осенью 1651 го- да была отправлена военная эскадра. Ей удалось до- вольно скоро выполнить возложенную на нее задачу, и уже осенью 1652 года парламент рассматривал вопрос о капитуляции восставших колоний1. Колонии были вынуждены признать Навигационный акт, хотя это и шло вразрез с их экономическими инте- ресами. Но сила была на стороне метрополии, и коло- нии должны были формально подчиниться единой си- стеме, установленной для всех английских владений. Фактически же колонии часто нарушали правила Нави- гационного акта, особенно когда дело касалось торгов- ли с Голландией. Внешняя политика республики Международное положение Англии к моменту про- возглашения республики было довольно сложным, не- смотря на то, что в период гражданской войны европей- ские державы не прибегали к прямой интервенции, на- деясь, что победа в конечном итоге будет на стороне короля, а междоусобная борьба ослабит Англию. После казни короля и провозглашения Английской республики европейские державы поняли, что Англия по-прежнему представляет собой силу, с которой надо считаться. Престиж молодой республики стал быстро подниматься. Ее старые противники — Испания и Фран- ция— стремились заручиться поддержкой республики в борьбе, которую они вели между собой. И Испания, оплот религиозной и политической реакции, первая из всех дер- жав признала республику, опередив в этом отношении свою соперницу—Францию. Испанский посол в Англии Алонсо Карденья сразу же после объявления республи- ки вступил с ней в тайные переговоры. В декабре 1650 года Мадрид дал своему послу уже официальные пол- J Elton, Imperial Commonwealth, L., 1945, p. 59. 146
номочия и новые верительные грамоты на имя респуб- лики. Так как это было первое признание Английской республики извне, то прием верительных грамот Кар- денья был организован парламентом с большой торже- ственностью. Ради укрепления союза с Англией Испа- ния смотрела сквозь пальцы на торговлю английских купцов со своими колониями. Союз этот был нужен Испании главным образом для борьбы против Франции. Она хотела, чтобы Англия вмешалась в междоусобную войну во Франции и поддержала принца Конде. В слу- чае войны с Францией Испания обещала предоставить Англии большую субсидию и помочь в отвоевании у Франции Кале. Сближение Англии с Испанией вызвало опасения французского правительства. Мазарини писал в 1651 году Анне Австрийской: «...Нужно ...опасаться, чтобы испанцы, вступив в тесный союз с англичанами,— о чем они теперь сильно хлопочут—не помешали им по- мириться с нами и не побудили их, если не начать с на- ми открытую войну, то, по крайней мере, дать им силь- ную помощь против нас. Таким образом, не остается ни- какого сомнения, что следует ныне же войти в пере- говоры с Английской республикой и признать за ней ти- тул, которого она желает».1 Через различных посредников, не прибегая пока к официальным посольствам, Мазарини пытался оторвать Англию от Испании. Он обещал не только не поддержи- вать больше притязаний Карла II, но и помочь Англии отвоевать у Испании Дюнкерк. Но Англию это не удов- летворяло. Она требовала не только немедленного при- знания республики, но и возмещения убытков, причинен- ных французскими каперами английскому судоходству. Не имея опытных профессиональных дипломатов, так как старые дипломаты примкнули к роялистам, а но- вые еще не появились, Английская республика умело использовала сложившуюся обстановку. Ее агенты, вед- шие дипломатические переговоры, не только сумели вос- становить торговые и дипломатические отношения с от- дельными странами, но и добились при этом ряда усту- пок от этих стран. Установив дипломатические отноше- ния с Испанией, Англия, однако, не торопилась заклю- чать с ней союз и продолжала переговоры с Францией. 1 С.м. документы, пру'-зедгш'ые в ре'оте Ф. Гизо, История ан- глийской революции, т. II, ч. 2, СПб., 1868, стр. 240—242. 10* 117
В конце 1652 года Франция отправила в Англию официального представителя, соглашаясь не только при- знать Английскую республику, но и удовлетворить пре- тензии английских судовладельцев, потерпевших от французского каперства. Но Англия и здесь не торопилась связывать себя обе- щаниями, продолжая политику лавирования между Ис- панией и Францией. В отношении Португалии Английская республика сразу повела очень решительную политику. Воспользо- вавшись пребыванием в лиссабонском порту нескольких роялистских кораблей под командованием принца Рупер- та, английский парламент приказал блокировать Лис- сабон и потребовал от Португалии выдачи английских кораблей1. Так как Португалия отказалась выдать эти корабли, то летом 1650 года началась война. Она про- должалась до 1654 года и окончилась полной победой Англии и заключением чрезвычайно выгодного для нее мирного договора1 2. Этот договор положил начало той зависимости Португалии от Англии, которая характерна и для наших дней. Англичане совершенно вытеснили из Португалии своих соперников голландцев и получили не только право свободной торговли в португальских ко- лониях в Вест-Индии и Бразилии, но и право на льгот- ные пошлины на ввозимые туда товары. Англия не ограничилась подрывом голландского вли- яния в Португалии, она нанесла Соединенным провин- циям прямой удар. Голландия находилась в это время в зените своего могущества. Дешевизна голландского фрахта способствовала тому, что большинство европей- ских купцов предпочитало пользоваться именно гол- ландскими кораблями. Голландия монополизировала не только всю португальскую торговлю и большую часть ост-индской, но и почти всю балтийскую. А это было очень чувствительно для Англии, которая нуждалась в торговле с прибалтийскими странами прежде всего для развития кораблестроения. Именно оттуда она получала мачтовый лес, смолу, пеньку. По договору Голландии с Данией через Зунд могли беспошлинно проходить лишь 1 См. С. И. Архангельский, Внешняя политика Оливера Кромвеля, «Исторический журнал», 1943 г., № 5—6, стр. 50. 2 «The Writings and Speeches of Oliver Cromwell», ed. by W. C. Abbott, v. Ill, Cambr., 1945, pp. 915—925. 148
голландские корабли, что касается других стран, то их корабли облагались такими (высокими пошлинами, что было гораздо выгоднее перекупать товары се- верных стран у Голландии, чем ездить за ними самим. Англичане сталкивались с голландцами даже у са- мых берегов Англии, где голландцы беспрепятственно ловили рыбу в английских водах, а потом перепродава- ли ее самим же англичанам. Все это привело к тому, что английская буржуазия прежде всего потребовала от правительства сокрушения торговой мощи Голландии. Это сказалось в акте 1650 года о запрещении иностран- цам торговать с английскими колониями, что чувстви- тельно задело голландские интересы. Нанеся этот удар, Англия решила прибегнуть к переговорам. В феврале 1651 года в Голландию с этой целью было отправлено специальное посольство. Когда голландцы во время пе- реговоров сказали, что они готовы заключить с Англией договор о дальнейшем укреплении дружбы, англий- ские послы заявили, что Англия предлагает заключить союз более тесный, чем когда-либо существовавший. В пользу такого союза говорило, по уверениям англи- чан, то, что обе страны придерживались протестантизма и, таким образом, их союз был бы ударом по католициз- му. Но еще больше послы подчеркивали экономические выгоды этого союза. Однако Голландия поняла тайный смысл этих переговоров. Англия путем заключения тес- ного союза попросту хотела прибрать к рукам все гол- ландские колонии. Переговоры окончились безрезультатно. Тогда анг- лийская буржуазия нанесла новый удар — был издан Навигационный акт. Это сразу сказалось на голландской торговле, так как англичане действовали очень энергич- но и часто захватывали корабли, нарушавшие Навига- ционный акт; при этом они часто захватывали даже гол- ландские корабли, везущие французские товары, на том основании, что отношения с Францией у Англии были довольно враждебными. Это подрывало и торговые отно- шения Голландии с Францией. Голландия потребовала от Англии отмены Навигаци- онного акта, а так как это требование было отклонено, то дело дошло до военных действий, которые начались с обеих сторон в июне 1652 года. 149
В начале войны англичане понесли ряд потерь в Средиземном море и в Ламанше. Голландцам удалось совершить небольшую десантную операцию в районе Суссекса. Но в дальнейшем ходе войны сказался ряд преимуществ Англии. Военный флот обеих сторон был почти одинаков, однако большая численность голланд- ского торгового флота усложняла его охрану. Военные действия нарушали торговые операции Голландии, ко- торые составляли основу ее могущества. Это значитель- но ухудшило ее экономическое положение. Что касается Англии, то нарушение ее торговых связей гораздо мень- ше сказывалось на ее экономике. В этом случае сказа- лось главное преимущество Англии, заключающееся в том, что она была не только торговой, но и промышлен- ной страной. Видя свои неудачи, голландцы уже в 1653 году на- чали переговоры о мире. Мирные переговоры тянулись очень долго. Договор был заключен лишь в апреле 1654 года ’. Согласно договору, обе стороны лишались права торговать с колониями другой стороны. Кроме то- го, Голландия признала Навигационный акт и должна была возместить ущерб, который был нанесен голланд- цами англичанам в 1623 году во время нападения на острова Амбоин (Молуккские острова). Может показаться странным — почему Англия пре- кратила военные действия, сложившиеся для нее доводы но удачно, и не подвергла Голландию полному разгрому. Причина этого заключается в том, что внутреннее поло- жение Англии требовало прекращения войны. Как и в Голландии, военные действия на морях при- вели к нарушению английской торговли — не только внешней, но и внутренней. Это привело к нехватке про- дуктов и повышению цен. Морская война требовала значительного усиления флота, а его строительство и содержание требовали громадных средств 2. В это же время Англия вела еще войну против Португалии и, фактически, против Франции. 1 «The Writings and Speeches of Oliver Cromwell», ed. by W. C. Abbott, v. Ill, Cambr., 1945, pp. 897—909. ~ В 1653—1654 годах расход на армию составил свыше 1,5 млн. ф. ст. и на флот—свыше 1000000 ф. ст. Между 1649 и 1654 готами было построено 147 военных судов. См. М. Р. Ashley, Financial and Commercial Policy under the Cromwellian Protectorate, L., 1934, pp. 47, 155. 150
Увеличение налогового бремени, вызванное военными расходами, и торговые затруднения, приводившие к за- стою в промышленности, обострили экономическое поло- жение в стране и усилили недовольство народных масс политикой Долгого парламента, все еще державшего власть в своих руках. Разгон Долгого парламента Народ был недоволен и аграрной политикой, и все растущими налогами, и отсутствием обещанной полити- ческой и религиозной свободы. Нарастали противоречия и между различными груп- пами господствующих классов. Между «Охвостьем» и офицерством кромвелевской армии шла борьба за власть. Недовольны были политикой «Охвостья» и те круги пресвитерианской буржуазии и дворянства, кото- рые в период второй гражданской войны встали на сто- рону короля и теперь подвергались конфискациям и по- литическим притеснениям. Пресвитерианское духовенст- во было недовольно усилением религиозного влияния ин- депендентов. Недовольство политикой «Охвостья» нарастало, та- ким образом, почти во всех слоях населения. Составля- лись многочисленные петиции, требовавшие роспуска Долгого парламента и избрания нового. Стремление парламента усилить свою власть и прод- лить свои полномочия с каждым днем вызывало все большее недовольство в массах. Это сказалось и в неко- тором оживлении левеллерского движения и особенно в движении так называемых «людей пятой монархии», или «миленариев», которые в форме религиозного уче- ния о наступлении «тысячелетнего царства Христова» выражали свои стремления к социальному переустройст- ву общества ’. 1 Состав этой религиозной секты был довольно пестрым. Глав- ный костяк составляли разоряющиеся мелкобуржуазные слои город- ского населения. «Пятую монархию», которая должна была сменить собой четвертую — римскую (до этого миленарии насчитывали егце 3 монархии—вавилонскую, персидскую и македонскую), они пред- ставляли в виде некоего союза свободных религиозных общин, где не будет угнетения и где все будут равны между собой, В «Охвостье» они видели ту силу, которая препятствует наступлению «царства Христова" и поэтому требовзти его устранения. 151
Очень заметным было недовольство среди офицеров. Одни считали, что «Охвостье» распоряжается слишком самовольно и оттесняет офицеров победоносной армии на второй план. Другие боялись, что недовольство, вы- зываемое политикой «Охвостья», может привести к но- вому подъему революционной волны и хотели предот- вратить это установлением более сильной власти. Единого мненид по вопросу о наилучшей форме прав- ления для Англии в среде офицеров не было. Это стало особенно ясно после созванного Кромвелем в декабре 1651 года совещания высших офицеров. Сам Кромвель заявил, что, по его мнению, «государственное устройство с некоторыми чертами монархической власти, если это может быть сделано с сохранением наших прав, как анг- личан и как христиан, было бы очень эффективно»1. Но совещание разошлось, так и не придя ни к какому ре- зультату 1 2. Как показали ближайшие события, Кромвель решил использовать широкое и все растущее недовольство Дол- гим парламентом и избавиться от «Охвостья», мешавше- го ему сосредоточить всю власть в своих руках. Высту- пить против Долгого парламента раньше он не мог, так как долгое время этот парламент все же пользовался значительной популярностью. Это был парламент, на- чавший и завершивший борьбу против монархии. От не- го народные массы надеялись получить и политические и экономические блага. К 1653 году парламент не только лишился своего былого влияния, но и стал предметом открытых нападок со стороны разочаровавшегося в нем народа. В то же самое время престиж Кромвеля был очень велик. Он был не только удачливым и смелым полко- водцем. Его знали как организатора победы над рояли- стами. Индепендентские и даже пресвитерианские зем- левладельцы и буржуазия ценили его за подавление народных выступлений, за покорение Ирландии, принес- шее им громадные прибыли, за разгром роялистов. Значительная часть армии и народа видела в нем не только решительного борца против Стюартовской монар- 1 «The Writings and Speeches of Oliver Cromwell», ed. by W. G. Abbott, v. II. Cambr., 1939, p. 507. 2B. Whitelock, Memorials of the English Affairs, v. Ш> Oxford, 1853, p. 374. 152
хии, но и человека, способного в нужный момент отка- зываться от классовых предрассудков. Было известно» что он заступился за крестьян, у которых лендлорд хо- тел отнять землю. Именно он выдвигал никому не извест- ных людей, без титулов и состояний, на командные по-* сты в армии. Он проявлял большую, по тем временам, веротерпимость. Он критиковал поведение членов Долго- го парламента и в решительный момент конфликта меж- ду армией и парламентом встал на, сторону армии. И хотя по существу он был вынужден к этому обсто- ятельствами и своим стремлением покончить сщресви- терианским парламентом, но народные массы сочли его в тот момент защитником их интересов-. Он, наконец, выступил в качестве Робеспьера англий- ской революции, решившись на казнь короля, и народ не мог тогда предвидеть, что он же будет и Наполеоном этой революции *. Хотя расправа с левеллерами сильно подорвала пре- стиж Кромвеля в глазах народа, но нападки Кромвеля на «Охвостье», ненавистное народу, способствовали вос- становлению его популярности. Это позволило Кромвелкх до конца своих дней оставаться фактическим главой Английской республики. Опираясь на народное недовольство, делая вид, что он полностью солидаризируется с народом, особенно с армией, Кромвель решил покончить с Долгим парламен- том. В одном из своих выступлений он заявил, что у ар- мии, действительно, есть основания смотреть на членов парламента с негодованием. «Я хотел бы, чтобы для этого было меньше оснований, но, в действительности, их гордость, честолюбие, алчное домогательство захва- тывать все почетные и доходные места для себя и своих друзей.., медленность в делах, явное намерение увекове- чить себя и сохранить власть в своих руках.., скандаль- ная жизнь некоторых, наиболее видных между ними — все это дает народу слишком много оснований выска- зываться против них и негодовать на них...»* 2. Парламент оставался глух ко всем требованиям о его роспуске и не собирался отдавать власть кому бы то ! См. Ф. Энгельс, Положение Англии. Восемнадцатый век, К- Маркс и Ф. Энгельс, Сон., т. 1, стр. 602. 2 «The Writings and Speeches of Oliver Cromwell», ed. by W. C. Abbott, v. II, Cambr., 1939, p. 589. 153
ни было. В апреле 1653 года он вновь занялся, не спе- ша, обсуждением проекта избирательной реформы и ре- шил установить высокий избирательный ценз. 20 апреля; воспользовавшись отсутствием на заседании Кромвеля, парламент принял постановление о продлении своих пол- номочий и пополнении своего состава не путем народ- ных выборов, а путем кооптации тех лиц, которых будет угодно выбрать самому парламенту. Это постановление ускорило ход событий и офицер- ский Совет во главе с Кромвелем решил прибегнуть к силе. С отрядом мушкетеров Кромвель отправился в парламент. Оставив солдат у дверей, он вошел в зал за- седаний и приказал спикеру покинуть его место. Увидев, что некоторые из депутатов собираются возражать, Кромвель позвал солдат и приказал им выгнать депута- тов, после чего двери парламента были заперты. Как го- ворил потом сам Кромвель, «ни одна собака не тявкнула в защиту парламента», так как почти все слои населе- ния, за исключением узкого круга лиц, тесно связанных с парламентом, были по тем или иным причинам недо- вольны его политикой. Разгоняя в своих личных интере- сах парламент. Кромвель объективно выполнял волю английского народа 1. В тот же день Кромвель разогнал и орган исполни- тельной власти — Государственный совет. Через день Кромвель и Совет офицеров опубликовали декларацию о причинах роспуска Долгого парламента. В деклара- ции 1 2 указывалось, что в результате побед, одержанных английским народом над своими врагами, парламент мог установить подлинную свободу в области и граж- данских и духовных дел. Но, к большому огорчению на- рода, парламент не торопился с этим делом. Народ об- ратился за помощью к армии, которая, уступая прось- бам народа, несколько раз обращалась к парламенту с соответствующими петициями. Парламент оставался глух ко всем увещеваниям. Тогда армия была вынужде- на, хотя и с большим сожалением, положить конец это- му парламенту. 1 К. Марк с, Контрреволюция в Берлине, К. Маркс и Ф. ЭяТел ь с, Соч., т. 6, стр. 11. 2 «The Constitutional Documents of the Puritan Revolution {1625—1660)», ed. by S. R. Gardiner, Oxford, 1906, pp. 400—404.
Совет офицеров решил, что верховная власть должна быть вручена богобоязненным и честным лицам. Был создан временный Государственный совет из 9 офицеров и 4 штатских лиц, но в ближайшее же время должно было быть созвано новое представительное собрание. Деятельность Малого Парла- мента Тот способ, которым составлялось это собрание, трудно было назвать выборами. Кромвель, совместно с Советом- офицеров, дал предписание всем индепендент- ским церковным общинам в графствах наметить канди- датов в депутаты. Этот список был просмотрен и- не- сколько изменен Советом офицеров и лично Кромвелем, и таким образом возник новый парламент. Депутатам было послано «приглашение» явиться 4 июля 1653 г. в Вестминстер. Причем в этом «пригла- шении», посланном за подписью Кромвеля, недвусмыс- ленно говорилось, что депутаты назначены Советом офицеров и что они не должны уклоняться от своих обя- занностей *. Всего было назначено 144 члена 1 2. Этот парламент, известный под именем Малого или Бербонского (по имени одного из лучших его орато- ров—лондонского продавца кож Бербона), значительно отличался по своему социальному и религиозному со- ставу от «Охвостья». В него входили лишь индепенден- ты различных оттенков и «люди пятой монархии», то есть представители средней и мелкой буржуазии и ново- го дворянства. Ни крестьянство, ни городские трудящие- ся массы в Малом парламенте не были представлены. Но не было в нем и феодального дворянства и крупной пресвитерианской буржуазии, что делало его более ле- вым и радикальным, чем «Охвостье». Перед Малым парламентом сразу же стал ряд за- дач, не разрешенных Долгим парламентом. Разрешения этих задач требовали интересы мелкой и особенно сред- ней буржуазии, и с первого дня своего существования — 4 июля 1653 года — Малый парламент активно взялся за работу, разделившись для этого на ряд комитетов. 1 «The Constitutional Documents of the Puritan Revolution (1625—1660)», ed. by S. R. G а г d i n e r, Oxford, 1906, p. 405. 2 «The Writings and Speeches of Oliver Cromwell», ed. by W. C. Abbott, V. Ill, 1945, p. 51.
Прежде всего было решено упорядочить финансовое положение страны, и парламент издал акты о расследо- вании всех доходов казначейства и о введении строгой отчетности по всем статьям государственного бюджета. Был изменен порядок сбора косвенных налогов — вместо сдачи их на откуп, что приводило к получению откуп- щиками громадных барышей и к ущербу для казны, сбор акциза возлагался теперь на чиновников казначейства. Эти меры дали некоторый эффект, но провести дру- гие мероприятия в этой области не удалось из-за разногласий в самом парламенте, где образовалось пра- вое и левое крыло. Первое представляло главным обра- зом интересы крупного землевладения, а второе — инте- ресы средней и мелкой буржуазии. Разногласия между правым и левым крылом парла- мента тормозили его работу. Особенно бурно обсужда- лось предложение об упразднении десятины. Защитники десятины оказались в большинстве, и она не была отме- нена \ Права церкви были урезаны лишь принятием за- кона о гражданском браке, взамен церковного, и о пере- даче мировым судьям права регистрации рождения и смерти. Долго обсуждали бербонцы вопрос о реформе суда канцлера, являвшегося очень дорогим и медлительным— некоторые процессы продолжались в этом суде по не- сколько десятилетий, но решения так и не приняли. Был поставлен, но также не разрешен вопрос о реформе сво- да законов. Вопрос о реформе права стоял в тесной связи с аграрным вопросом, так как правовые отноше- ния в аграрной области затрагивали интересы очень большого числа жителей Англии. Но и здесь не все со- циальные группы одинаково нуждались в реформах. Малый парламент предполагал отменить феодальную присягу для копигольдеров и заменить ее простым при- знанием копигольдера, что он держит землю от данного лорда. Все поборы, которые лорд взимал в произволь- ных размерах при переходе копигольда в Другие руки, должны были смениться уплатой определенной суммы, равной годовой ренте за данный участок. Но самый ко- пигольд, как форма держания земли, сохранялся, несмО- 1 См. статью М. James, The Political Importance of the Tithes Controversy in the English Revolution 1640—16G0, «History», v. XXVI, No 101.
тря на многочисленные требования копигольдеров о его отмене. Деятели Малого парламента не стремились про- извести коренной переворот в аграрных отношениях, а хотели лишь кое-что подправить в старом земельном праве в интересах новых земельных собственников бур- жуазного типа. Но и эти скромные реформы не были проведены в жизнь. Не был разрешен и вопрос о цер- ковном устройстве. Правые депутаты стояли за сохра- нение государственной церкви при допущении и других церковных организаций. Левые же хотели уничтожения государственной церкви. Когда стало ясно, что договориться внутри парламен- та по всем спорным вопросам не удастся, правое крыло решило обратиться за внепарламентской поддержкой. Найти ее было легко, так как проекты реформ, обсуж- давшиеся парламентом, вызывали недовольство и беспо- койство среди офицеров, юристов и духовенства. Не только феодальному дворянству и крупной буржуазии, но и Кромвелю Малый парламент казался слишком ле- вым. Кромвелю нужно было иметь послушное, орудие для вотирования бюджета, а не собрание реформаторов. Оппозиционные элементы в парламенте и вне его объединились и решили добиться роспуска парламента. 12 декабря 1653 г. один из членов правого крыла внес предложение о самороспуске и передаче всей власти Кромвелю. Все депутаты правого крыла поддержали это предложение и покинули зал. Оставшиеся в зале были изгнаны солдатами. Малый парламент прекратил свое существование. За полгода его деятельности произошел большой сдвиг вправо в политических настроениях буржуазии, нового дворянства и самого Кромвеля. Появились стремления к замене республики сильной единоличной властью. Эти настроения нашли отражение в событиях, после- довавших за «самороспуском» парламента, когда по до- говоренности с Кромвелем Совет офицеров на следую- щий же день представил Государственному совету про- ект конституции под названием «Орудие управления»’, а 1 «The Constitutional Documents of the Puritan Revolution <1625—1660)», ed. by S. R. Gardiner, Oxford, 1906, pp. 405—417. Русский перевод документа см. «Конституции и законодательные ак- ты буржуазных государств XVII—XIX вв.», Госюриздат, 1957, •стр. 86—95. 157
уже 16 декабря 1653 г. на основании этой конституции Кромвель был провозглашен пожизненным лордом-про- тектором республики. Так закончился третий этап английской буржуазной революции, этап, на котором классы-победители — бур- жуазия и новое дворянство — пожинали плоды победы, завоеванной народными массами Англии. В то же время интересы народных масс не только не учитывались, но всякая попытка заявить об этих интересах решительно и беспощадно подавлялась. Именно страх перед воз- можным подъемом народного движения послужил одной из важнейших причин перехода от республики к про- текторату. 158
Глава V АНГЛИЯ В ПЕРИОД ПРОТЕКТОРАТА Переход от республики к протекторату был, по су- ществу, первым шагом на пути к реставрации монархии. Господствующие классы Англии все больше и больше испытывали потребность в установлении сильной власти. Республиканская форма правления представлялась им все менее надежной и желательной. Размах левеллер- ского движения в 1649 году, движение диггеров, посто- янные известия о признаках недовольства в различных частях Англии—все это заставляло опасаться за сохран- ность своих приобретений, за незыблемость существую- щих политических порядков и социальных отношений. С другой стороны, вызывали опасения и непрекращаю- щиеся интриги роялистов, стремившихся взять реванш, что для буржуазии и нового дворянства означало поте- рю и всех земельных приобретений и политической власти. В протекторате видели нечто среднее между уже не- желательной республикой и еще нежелательной рестав- рацией Стюартов. Английская буржуазия уже в ту эпо- ху стремилась прибегать к компромиссному решению наиболее острых вопросов. Установление диктатуры Кром- веля Установление протектората означало на деле уста- новление военной диктатуры Кромвеля. «Орудие управ- ления»1 гласило, что верховной властью Английской рес- 1 «The Constitutional Documents of the Puritan Revolution (1695— 1660)», ed. by S. R. Gardiner, Oxford, 1906, pp. 405—417. 159
публики является лорд-протектор и народ, представлен- ный в парламенте, а исполнительной властью — протек- тор и Государственный совет в составе не менее 13 и не более 21 человека. Лорд-протектор избирался Государственным советом,, и его звание было пожизненным, но не наследственным. Ему предоставлялось право назначения должностных лиц, право помилования преступников (кроме обвиняе- мых в государственной измене). Формально исполнительная власть протектора сильно ограничивалась Государственным советом, без согласия которого протектор не мог распоряжаться воо- руженными силами, объявлять войну и заключать мир и т. п. Но так как протектор имел решающий голос при замещении вакантных мест в Государственном совете, то фактически не протектор зависел от Совета, а Совет подчинялся протектору. Раз в три года протектор должен был назначать вы- боры парламента, который не мог быть распущен ранее чем после пяти месяцев заседаний со дня созыва. В пар- ламент должно было входить 400 депутатов от Англии и по 30 от Шотландии и Ирландии. Конституция точно определяла количество депутатов, избираемых отдель- ными районами, причем многие мелкие местечки были лишены права представительства, а их места были пе- реданы графствам и более крупным городам. Право го- лоса получили все обладатели имущества в 200 и более ф. ст. Высокий избирательный ценз красноречиво гово- рит о том, что авторы «Орудия управления» не собира- лись делать парламент подлинно народным представи- тельством. Как правило, билли парламента должны были утвер- ждаться протектором. «Орудие управления» определяло численность армии, размер сумм на ее содержание и суммы на покрытие расходов правительства. Для взима- нии экстраординарных 'сумм требовалось разрешение парламента. В религиозном вопросе новая конституция формально допускала широкую веротерпимость, разре- шая исповедовать христианство в любой форме, за ис- ключением католичества и англиканства. В этом ясно сказывался классовый характер конституции. Религия классового врага — феодального дворянства — стави- лась вне закона. 460
Еще ярче истинный характер «Орудия управления» обнаружился в пункте, закреплявшем права собствен- ности новых землевладельцев, а среди авторов консти- туции таких землевладельцев было много. Хотя формально власть протектора и ограничивалась в ряде случаев парламентом и Советом, но по существу установление протектората было установлением военной диктатуры. Со стороны буржуазии и близкого к ней обуржуазив- шегося дворянства военная диктатура Кромвеля встре- тила благосклонный прием, так как в ней они видели га- рантию прочности всех приобретений, сделанных ими в период революции. Они надеялись, что Кромвель суме- ет защитить их и от народного недовольства и от опас- ности реставрации Стюартов. За эту защиту буржуазия готова была не только предоставить Кромвелю обшир- ные права, но даже провозгласить его королем. В какой же мере Кромвелю удалось оправдать воз- лагавшиеся на него надежды в своей практической дея- тельности? Внутренняя политика протек- тората 3 сентября 1654 г., как это было предусмотрено «Ору- дием управления», открылись заседания нового парла- мента. Хотя состав его не совсем удовлетворял Кромве- ля (среди депутатов оказались и тайные роялисты и не- сколько непримиримых республиканцев), но он надеял- ся найти с ними общий язык. В речи при открытии пар- ламента протектор подчеркнул1, что основной задачей нового парламента является проведение ряда умерен- ных реформ для блага нации, причем парламент не должен нарушать сложившихся социальных отношений, не должен упразднять сословные различия и пытаться «приравнять арендатора к собственнику». Против этого депутаты не возражали, но, к негодо- ванию Кромвеля, некоторые из них пытались ограничить власть протектора и передать всю верховную власть парламенту, то есть самим себе. В ответ Кромвель гнев- но заявил, что определение полномочий протектора на- ходится вне компетенции парламента и потребовал от 1 «The Writings and Speeches of Oliver Cromwell», ed. by W. C. Abbott, v. Ill, Cambr., 1945, pp. 434—443.. SI К. H. Татзриповл 161
депутатов подписания присяги на верность протектору, республике и основам конституции L Около 240 депута- тов подписали присягу, а остальные, отказавшиеся от присяги, были удалены из парламента1 2. В столкнове- ниях Кромвеля и парламента отражалась борьба между верхушкой офицерства, превратившейся в результате зе- мельных конфискаций в слой крупных землевладельцев и стремившихся сохранить всю власть в своих руках, и более широкими дворянско-буржуазными кругами, не желавшими отстраняться от власти. Видя ненадежность парламента, Кромвель решил ус- корить его роспуск, в то же время формально не нару- шая конституции. Он решил обязательный пятимесячный срок заседаний парламента исчислять не по календар- ным, а по лунным месяцам, что дало ему возможность распустить парламент уже 22 января 1655 г. После роспуска парламента Кромвель выступил с гневными упреками по адресу депутатов, обвиняя их в полной бездеятельности, которой-де воспользовались враги республики. «Неустройство и раздоры, распри и недовольство... увеличились за эти пять месяцев ваших заседаний боль- ше, чем за несколько предшествовавших лет. Есть так- же основания предполагать возобновление в будущем бедствий этой нации ее врагами, внешними и внутрен- ними» 3. Такими врагами, по словам Кромвеля, являлись роя- листы и левеллеры. Кромвель, лицемерно выступая в ка- честве защитника народа, не без основания, однако, гово- рил об усилившемся движении со стороны демократиче- ских слоев населения и о том, что роялисты вновь на- чали поднимать голову. Население было недовольно ре- жимом военной диктатуры и своекорыстной политикой парламента, не заботившегося об удовлетворении насущ- ных нужд народа. Это народное недовольство было той почвой, на кото- рой произрастали различные демократические движения. Оживилась деятельность оставшихся левеллеров, кото- рые ради борьбы с Кромвелем не останавливались даже 1 «The Writings and Speeches of Oliver Cromwell», ed. by W. C. Abbott, v. Ill, Cambr., 1945, pp. 451—463. 2 Ibid., p. 467. 3 I b i d., pp. 582—590. 162
перед сближением с роялистами. Они совместно готови- ли, правда безуспешно, террористические акты против Кромвеля. Усиленные гонения на сторонников «пятой монархии» затруднили существование этой секты, но на смену ей появилась новая — квакеры1. К этой секте .примкнуло много республиканцев, недовольных тем, что Англия все более приближалась к монархии. Квакеры обвиняли Кромвеля в стремлении захватить власть и уничтожить республику. Смелые обличитель- ные речи квакеров и их проповедь религиозной свободы способствовали их популярности среди городской мел- кой буржуазии. Быстрое увеличение этой секты показа- лось правительству опасным, и на квакеров обрушились, как ранее на миленариев, жестокие репрессии — аресты, штрафы, бичевание у позорного столба и т. п. В этих ус- ловиях квакерам приходилось проповедовать свои идеи с большой осторожностью, и их политическая актив- ность постепенно стала ослабевать. Из многих мест приходили сообщения о роялистских заговорах. Один из них был раскрыт в феврале 1655 го- да 1 2. Англия была наполнена агентами Карла II, кото- рые нередко встречали сочувственный прием у населе- ния. Рост недовольства в массах и оживление деятель- ности монархистов привели к дальнейшей концентрации политической власти, опирающейся на поддержку воен- ной силы, в одних руках. Идти на открытое нарушение 1 Квакеры проповедовали полную религиозную свободу и унич- тожение всех обрядовых формальностей. Они отрицали официальную церковь, отказывались от всяких присяг, от уплаты десятины и от несения военной службы. В этом отражался их протест против су- ществующих порядков. Но в своей деятельности они отнюдь не были последовательны и, отстаивая свободу для себя, они, в то же время часто мешали на- сильственным путем совершению богослужения людям иных религи- озных взглядов. В середине XVII -века квакеры интересовались не только «внутренним просветлением» отдельного человека (хотя и тог- да они называли себя «друзьями внутреннего света»), но вмешива- лись и в политическую жизнь. Впоследствии, когда мелкая буржуазия окончательно убедилась в невозможности добиться для себя социально-политического равен- ства с господствующими классами, квакеры отказались от всякой ак- тивной борьбы и превратились в чисто религиозную секту, проник- нутую мистическими настроениями. 2 «ТЬе Parliamentary History of England», ed. by С о b b e 11, v. Ill, L., 1897, p. 1477. H:; 193
конституции Кромвель еще не рисковал. Но, пользуясь тем, что конституция давала возможность отсрочить вы- боры нового парламента (после роспуска парламента 22 января 1655 г.) до сентября 1656 года, Кромвель фак- тически уже в 1655—1656 годах стал править едино- лично. Вся его внутренняя политика была направлена на укрепление позиций, завоеванных в период революции буржуазией и новым дворянством. Он беспощадно по- давлял все возникавшие демократические движения и одновременно перешел в наступление против роялистов. Был издан специальный акт, по которому все организа- торы раскрываемых заговоров приговаривались к смерт- ной казни или к изгнанию с конфискацией имущества. Все явные роялисты, даже не замешанные в заговорах, подвергались арестам, а часть доходов с их имений кон- фисковалась. Заподозренные в роялизме, но не уличен- ные в этом должны были вносить штраф в размере 10% годового дохода1. Таким образом, ведя борьбу с роялистами, Кромвель не только продолжал подрывать их экономическое благосостояние, но одновременно по- полнял казну, постоянно нуждавшуюся в деньгах. Для укрепления установленного политического режи- ма и для борьбы с революционными и контрреволюцион- ными выступлениями Кромвель усилил военно-полицей- ский надзор в стране. В апреле 1655 года вся Англия была разбита на 12 округов1 2, во главе с особыми гене- рал-майорами, которые должны были наблюдать за дисциплиной в войсках, подавлять всякие мятежи, обес- печивать безопасность путей сообщения, наблюдать за поведением лиц, недовольных правительством, и препят- ствовать их собраниям. Инструкция3 обязывала генерал- майоров не допускать лошадиных бегов, петушиных боев, травли медведей и тому подобных развлечений, так как под прикрытием таких сборищ может возникнуть мятеж. Генерал-майоры должны были помогать сборщикам на- логов. В распоряжении генерал-майоров была специаль- но созданная конная полиция, с помощью которой они 1 «The Parliamentary History of England», ed. by С о b b e 11, v. Ill, L., 1807, p. 1478. 2 Ibid., p. 1478. 3 «The Writings and Speeches of Oliver Cromwell», ed. by W. C. Abbott, v. Ill, Cambr., 1945, pp. 844—848. 164
осуществляли бдительный надзор за населением. Не уди- вительно, что генерал-майоры сразу же вызвали общую ненависть своей деятельностью. Это сказалось и на настроении депутатов парламен- та, открывшегося 17 сентября 1656 г. Хотя генерал-майо- ры потратили немало труда, чтобы обеспечить избрание вполне надежных лиц и хотя, кроме того, после провер- ки «богобоязненности» депутатов из парламента было исключено свыше 100 ненадежных лиц1, все же парла- мент проявил некоторую оппозиционность, что прежде всего сказалось на судьбе самих генерал-майоров, дол- жность которых в конце 1656 года пришлось упразднить. Затем парламент подверг существенному пересмотру «Орудие управления» и представил Кромвелю проект но- вой конституции под названием «Смиренная петиция и со- вет»1 2. Коренное отличие новой конституции состояло в том, что она предусматривала восстановление монархии и палаты лордов. Предлагая Кромвелю королевский ти- тул, значительная часть депутатов хотела покончить с республикой, казавшейся им опасной, не прибегая при этом к реставрации Стюартов. Возможность стать основателем новой династии ка- залась Кромвелю очень заманчивой, но принять это предложение он все же не решился, так как его главная опора—офицерская верхушка — высказалась решитель- но против восстановления монархии 3. Остальные пункты конституции — восстановление верхней палаты из лиц, назначенных протектором,, увеличение государственного бюджета, ограничение власти Государственного совета в пользу протектора и парламента — были Кромвелем одобрены. Но согласие между протектором и парламентом дли- лось недолго. Влияние Кромвеля в палате общин ослаб- ло, особенно после перехода его ближайших сторонни- ков в верхнюю палату и попыток палаты общин расши- рить свои полномочия. 1 «The Writings and Speeches of Oliver Cromwell», ed. by W C. Abbott, v. IV, Cambr., 1947, pp. 281. 2 «The Constitutional Documents of the Puritan Revolution (1625—1660)», ed. by S. R. Gardiner, Oxford, 1906, pp. 447—459. 3 «The Parliamentary History of England», ed. by С о b b e 11, v. Ill, L, 1807, pp. 1499—1500. 165
Видя, что парламент не является более его послуш- ным орудием, Кромвель 4 февраля 1658 г. распустил его и в последние месяцы своей жизни вновь вернулся к ре- жиму открытой военной диктатуры. Экономическая политика про- тектората Экономическая политика протектората, имевшая яр- ко выраженный буржуазный характер, способствовала росту недовольства системой протектората со стороны народных масс. В период протектората появилось особенно много но- вых крупных землевладельцев, так как к продаже зе- мель, конфискованных во время гражданской войны, прибавилась еще раздача земель, отнятых у ирландцев. Интересы этих землевладельцев как дворянского, так и чисто буржуазного происхождения и защищало прави- тельство протектората. Именно в их интересах в 1656 году был принят акт об упразднении палаты феодальных сборов, подтверж- давший соответствующий акт Долгого парламента. Этот акт1 отменял «всякого рода опеки, платежи, взи- маемые при передаче владения... наследнику.., принесе- ние вассальной присяги, плату за допуск во владение-..». Но этот же акт снова подчеркивал, что все ренты и дру- гие платежи, причитающиеся лордам, должны вноситься по-прежнему. Другими словами, этот акт освобождал от всяких феодальных пут крупное землевладение, но сохра- нял их в силе для мелких держателей, подтверждая тем самым, что революция ничего не дала именно тому клас- су, который обеспечил ее победу,— крестьянам. Если акт об уничтожении феодальных сборов был проведен в интересах нового дворянства и той части буржуазии, которая вложила свои капиталы в сельское хозяйство, то «Акт о содействии вывозу различных то- варов, которые производятся, произрастают и изготов- ляются в английском государстве»* 2, принятый осенью 1656 года, защищал интересы торговой и промышленной ’ См. «Законодательство английской революции 1640—1660 гг.», Изд-во АН СССР, 1946, стр. 200. 2 Там ж е, стр. 273—274. 166
буржуазии. По этому акту для отдельных товаров уста- навливались льготные условия вывоза. В число таких то- варов входили: быки, мерины, говядина, свинина, масло, сыр, пшеница, рожь, горох, бобы, ячмень, овес, пиво, све- чи, телячьи шкуры (без шерсти), оружие и т. п. Размеры пошлин на все эти товары определялись в зависимости от того, кто их вывозил. Для иностранных купцов пошлины были выше. С той же целью—обеспечить дальнейшее развитие промышленности и торговли — правительство протекто- рата создало специальный совет по всем делам торгов- ли из представителей от наиболее крупных торгово-про- мышленных центров. Приняло правительство и ряд мер для дальнейшего развития английского судоход- ства. Разрешение на льготный вывоз сельскохозяйственных продуктов приносило выгоды не только торговой бур- жуазии, но и крупным землевладельцам, которые вели свое хозяйство применительно к рыночному спросу. Ин- тересам этих же кругов отвечала и политика правитель- ства в области огораживаний. Они не только не запре- щались, но в ряде случаев поощрялись правительством, а все попытки крестьян противодействовать огоражива- ниям своими силами подавлялись столь же сурово, как и прежде. Колониальная политика про- тектората Колониальная политика также проводилась протек- торатом в интересах торгово-промышленных кругов. Когда началась война с Голландией, то правительство решило использовать обстановку, чтобы расширить анг- лийские колониальные владения за счет Голландии. Бы- ло решено захватить ее колонию в Северной Америке— Новые Нидерланды. Однако пока английская эскадра добиралась до Америки, война с Голландией окончи- лась, и захват Новых Нидерландов так и не был осуще- ствлен. Но эскадра все же прибыла в Америку не зря. С ее помощью была захвачена французская колония Акадия, хотя между Англией и Францией официально были мирные отношения. Более важным было другое колониальное предприя- 167
тие этих лет—вест-индская экспедиция для захвата ис- панских колоний в Вест-Индии. Для этого было снаря- жено много военных судов и выделено 3 000 солдат? В конце 1654 года эта экспедиция отплыла из Англии, держа курс на Барбадос—самую богатую из вест-инд- ских колоний Англии, где решено было пополнить со- став экспедиции колонистами. События показали, что экспедиция была подготовле- на плохо1 2 и не имела четкого плана действий. Попытка взять весной 1655 года Эспаньолу окончилась неудачей и экспедиция направила свои действия против плохо защищенной Ямайки, которую и захватила. Ценность этого завоевания обнаружилась не сразу, так как охотников селиться там было мало. Но в даль- нейшем Ямайка, как и другие вест-индские колонии, ста- ла приносить громадные прибыли. Захватом Ямайки правительство еще раз доказало, что оно является верным защитником интересов буржуа- зии, помогая осуществлению ее агрессивных стремлений и военными и административными мерами. По распо- ряжению правительства военный флот пресекал все по- пытки других держав торговать с английскими колония- ми, а в самих колониях правительство насаждало своих послушных чиновников. Вест-индские колонии привлекали господствующие классы Англии не только своими богатствами, но и воз- можностью переселения туда неблагонадежных элемен- тов из метрополии. Ссылка в колонии политических про- тивников существующего режима практиковалась уже и в период гражданских войн, а в период протектората она приняла массовый характер. Значительная часть высылаемых англичан, шотландцев и ирландцев попада- ла в колониях в положение кабальных слуг, то есть по- просту—белых рабов. Эту особую форму колониально- го рабства «свободолюбивые» английские купцы сумели превратить в важный источник своих доходов. Торговля белыми рабами значительно возросла. 1 «The Writings and Speeches of Oliver Cromwell», ed. by W. C. Abbott, v. Ill, Cambr., 1945, p. 530. 2 По словам Элтона, в Вест-Индию была послана не столько армия, сколько вооруженная толпа. См. Elton, Imperial Common- wealth, L., 1945, p. 66. 168
Внешняя политика протек- тората Вест-индская экспедиция привела не только к увели- чению барышей английской буржуазии, но она привела и к войне с Испанией. Период лавирования между Ис- панией и Францией окончился, хотя Англия этого и не желала. В Англии надеялись, что, несмотря на отправ- ку вест-индской экспедиции, все же удастся избежать участия во франко-испанской борьбе. Еще в период подготовки этой экспедиции^ Англия потребовала от Мадрида признания за англичанами пра- ва на беспрепятственную торговлю с испанскими коло- ниями в Вест-Индии и освобождения английских купцов в Испании от суда инквизиции^ Протектор надеялся, что* Испания удовлетворит эти требования из страха перед возможным англо-французским союзом. Но протектор ошибся.IИспания отвергла эти требования. В октябре 1655 года началась война.j,Отношение к войне не было одинаковым у различных слоев английского населения. За войну с Испанией говорила традиция, так как Испа- ния .считалась исконным врагом Англии. Это была бы война с наиболее реакционной католической державой и победа над ней означала бы серьезную победу проте- стантизма в Европе. За войну с Испанией стояла та часть буржуазии, которая была связана с колониальной торговлей и хотела получить доступ к вест-индским ко- лониям Испании. За войну с Испанией было и то, что Испания была в это время сильно ослаблена, и победа над ней, сулящая богатую добычу, казалась легкой. За войну с Испанией высказывались моряки военного фло- та, которые надеялись разбогатеть путем захвата ис- панских кораблей, груженых драгоценными металлами и колониальными товарами. vHo многие высказывались и против войны с Испа- нией. Прежде всего этой войной были недовольны куп- цы, торговавшие с самой Испанией, промышленники, ко- торые вырабатывали большое количество мануфактуры для Испании и импортировали испанскую шерсть, рыбо- промышленники, так как значительная часть английско- го улова шла обычно в Испанию, моряки торгового фло- та, многие из которых лишались работы в связи с пре- кращением торговли с Испанией, ремесленники, занятые* 169
в шерстяной промышленности, так как прекращение вы- воза английских тканей в Испанию создавало значи- тельную безработицу. Уже в самом начале войны английские купцы писа- ли Кромвелю: «Продажа наших товаров будет затруднена, если не прекратится совсем, так как, когда испанцы во вражде с какой-либо нацией, они издают строгие законы против ввоза -в их владения каких-либо товаров этих стран»1. Несмотря на то, что в стране было много недоволь- ных войной с Испанией, она все же началась. Победила буржуазия, связанная с колониями и не желавшая от- казываться от Вест-Индии, победил Кромвель, надеяв- шийся, что эта война принесет большие барыши англий- ской казне. Сыграли некоторую роль и политические соображе- ния: война с Испанией должна была привести к союзу с ее врагом—Францией, а в этом случае Карл II, нахо- дившийся во Франции, должен был бы ее покинуть и искать убежища и помощи в Мадриде. Связь же с Мад- ридом скомпрометировала бы Карла II и уменьшила число сторонников реставрации. Война с Испанией, та- ким образом, должна была не только обеспечить Анг- лии новые колониальные владения, но и упрочить поли- тическое положение республики. Вполне понятно, что приближение войны с Испани- ей ускорило ход англо-французских переговоров^Отъезд испанского посла из Лондона совпал с подписанием в конце ноября 1655 года договора с Францией Ч Офици- ально это был торговый договор, которым устанавлива- лась свобода торговли и прекращалось каперство меж- ду обеими странами. Секретные же статьи договора пре- дусматривали оказание взаимной военной и финансовой помощи, предоставление религиозной свободы англичанам во Франции, изгнание из Франции Карла Стюарта и наи- более видных английских роялистов-эмигрантов, а из Англии—представителей принца Конде. Ч/Весной 1657 года этот договор был дополнен новым, 1 2 1 См. С. И. Архангельский, Аграрное законодательство английской революции, т. II, Изд-во АН СССР, 1940, стр. 24—25. 2 «The Writings and Speeches of Oliver Cromwell», ed. by W. C. Abbott, v. Ill, Cambr., 1945, pp. 930—938. 170
прямо говорившим о совместных военных действиях ко- торые и начались в 1657 году и продолжались со стороны Франции до 1659 года, когда был подписан Пиренейский мир, а со стороны Англии война закончилась уже после реставрации.^ Дипломатическая деятельность протектора не огра- ничилась переговорами с Францией и Испанией. Очень выгодные для Англии мирные договоры с Португалией и Голландией были также заключены именно в период протектората. Значительные успехи одержала англий- ская дипломатия и в вопросе о сношениях с северными державами. Для республики было очень важно установить дру- жественные отношения с прибалтийскими государства- ми, так как оттуда в Англию привозили хлеб, лес, пень- ку и т. п. Но для развития торговли с этими странами необходимо было добиться свободного прохода через Зунд. Первой согласилась (весной 1654 года) подписать до- говор с республикой Швеция1 2. Договор обеспечивал обеим сторонам право свободной торговли. Еще более важным был договор с Данией, заключенный в сентябре 1654 года и дававший Англии право прохода через Зунд на таких же льготных условиях, какими до сих пор пользовались голландцы 3. Этот пункт договора Кромвель особенно подчерки- вал перед парламентом 4. В конце 50-х годов Англия столкнулась с опасностью потерять те преимущества, которые ей были обеспечены договорами со Швецией и Данией. Начавшаяся в 1657 году датско-шведская война очень мешала английской торговле и внесла ряд осложнений в английскую эконо- мику. Дании оказывали помощь Голландия, Бранденбург, Габсбурги и Московское государство. Эта коалиция бы- ла очень опасной для торговых интересов Англии. Кром- вель открыто указывал на эту опасность парламенту: 1 См. С. И. Архангельский, Англо-французская война с Испанией, «Вопросы истории». 1947 г,. № 2, стр. 58. 2 «The Writing's and Speeches of Oliver Cromwell», ed. by W. C. Abbott, v. Ilf, Cambr., 1945, pp. 911—915. 3 Ibid., pp. 925—930. 4 I b i d., p. 441. 171
«Если они смогут выключить нас с Балтийского мо- ря и стать его господами, то где будет наша торговля, откуда вы возьмете материалы для кораблестроения, бу- дете ли вы способны бороться за ваше право на море или защищаться против иностранного вторжения в ва- шей собственной земле?»1. Протектор попытался уменьшить грозящую опас- ность и оказать дипломатическое воздействие на одного из противников Швеции для ослабления антишведской коалиции. Этим противником было Московское государ- ство. Обстановка, однако-, не благоприятствовала дипло- матическим планам Кромвеля, так как англо-русские от- ношения в этот момент были довольно натянутыми. Мо- сковское правительство, узнав о- революционных событиях в Англии, лишило английскую Московскую компанию тех торговых привилегий, которыми она пользовалась с XVI века. После получения известия о казни Карла I в Москве был издан указ, вообще ограничивший право анг- личан на торговлю одним Архангельском, да и то с упла- той больших пошлин. Царь Алексей Михайлович отказал- ся признавать Английскую республику и продолжал под- держивать сношения с сыном казненного короля, оказы- вая ему некоторую помощь хлебом. В 1654 году Кромвель отправил в Москву Уильяма Придо с поручением добиться свободной торговли и раз- решения на ввоз товаров из Архангельска в глубь стра- ны 1 2- Принят этот посол был не слишком ласково. Мос- ковское правительство своим приемом подчеркивало, что оно не считает протектора законным преемником Кар- ла I. Переговоры о торговых льготах успеха не имели. Тщетны были все усилия Придо, все его напоминания3 о той помощи, которую-де Англия оказывала Москве. Рус- ские дипломаты прямо указывали, что вся эта помощь бы- ла со стороны Англии совсем не бескорыстной и что имен- но за нее и получали английские купцы право свободной, беспошлинной торговли, да, кроме того, и Москва часто 1 См. С. И. Архангельский, Аграрное законодательство английской революции, т. II, Изд-во АН СССР, 1940, стр. 27. 2 См. С. И. Архангельский, Дипломатические агенты Кромвеля в переговорах с Москвой, «Исторические записки», Изд-во АН СССР, 1939, № 5, стр. 120, 3 Установление дипломатических и торговых связей между Ан- глией и Россией относится к середине XVI века. 172
оказывала помощь Англии различными товарами, прода- вая их по низкой цене, без всякой выгоды для себя ’. Москва подчеркнула свое отрицательное отношение к республике тем, что почти одновременно с Придо прини- мала посла Карла II и отправила с ним Карлу на 40 тысяч рублей хлеба и пушнины 1 2. В 1657 году в Москву был отправлен новый посол — Бредшоу — с поручением не только добиться возобновле- ния прежних привилегий для англичан, но и отвлечь Мо- скву от антишведской коалиции, так как Англия не хотела разгрома Швеции. Эти поручения выполнить послу не удалось, так как его под благовидными предлогами даже не пустили в Москву. Указ 1649 года не был отменен и после реставрации. Московское правительство не хотело ни допускать уси- ления иностранного торгового капитала в государстве, ни подчинять свою внешнюю политику чужим интересам. Смерть Кромвеля и крушение системы протектората После роспуска парламента в феврале 1658 года Кромвель стал править единолично. Экономическое и политическое положение к этому времени опять стало напряженным, и задачи, вставшие в связи с этим перед протектором, были весьма сложными как в области вну- тренней, так и внешней политики. Напряженность вну- треннего положения вызывалась рядом причин, одной из которых был начавшийся в 1658 году период длительно- го голода, вызванный неурожаями. Второй причиной был рост налогов, вызванный военными расходами. Война с Испанией привела к застою в ряде отраслей экономики, что отражалось на ремесленниках, рабочих, матросах, крестьянах. Кратковременное улучшение, наступившее в положении трудящихся классов в середине 50-х годов, сменилось к 1658 году новым ухудшением. В 1658 году по сравнению с 1654 годом цена на пшеницу выросла более чем вдвое, на мясо — на 25% 3. 1 См. С. И. Архангельский, Дипломатические агенты Кромвеля з переговорах с Москвой, «Исторические записки». Изд-во АН СССР, 1939, № 5, стр. 130. 2 Та м же. стр. 131. 3 М. Р. Ashley, Financial and Commercial Policy under the Cromwellian Protectorate, L., 1934, p. 177. 173
v Завоевательная внешняя политика приводила к серь- езным финансовым затруднениям. К 1658 году государ- ственный долг республики превысил 1,5 млн. ф. ст. С Кре- дит правительства пошатнулся. Не хватало денег на со- держание армии. ^Тяжелое положение создавалось и в городе и в де- ревне. Отовсюду раздавались жалобы на экономические бедствия. На съезде мировых судей Девоншира говорили о тяжелом налоговом гнете, об упадке торговли, о разо- рении многих жителей/Все это «вызывало такие беспо- рядки, которые немало смутили и расстроили» мировых судей- Аналогичные заявления поступали из Кента и Ланкашира от самых различных слоев насе- ления 1 2. Недостаток средств правительство протектората ча- стично, как известно, пыталось пополнить за счет рояли- стов, причем в число лиц, облагаемых особым налогом или совсем лишаемых земель, попадали как «кавалеры» периода первой гражданской войны, так и пресвитери- ане, ставшие на сторону короля во второй гражданской войне. Естественно, что такая политика протектората вызывала возмущение со стороны «этой категории круп- ных землевладельцев, и они только и выжидали удоб- ного момента для сведения счетов с ненавистным режи- мом и его главой — Кромвелем. При жизни Кромвеля, престиж которого все еще был значителен, особенно в армии, его противники не реша- лись действовать открыто, и казалось, что установив- шийся политический режим может просуществовать дол- го. Но как только Кромвель умер — 3 сентября 1658 г. — все накопившиеся противоречия, усиленные тяжелым экономическим положением в стране, сразу же стали проявляться. Своим преемником Кромвель назначил своего сы- на—Ричарда Кромвеля, не имевшего ни способностей, ни популярности, ни энергии отца. Приход нового протекто- ра к власти вначале не встретил какого-либо противо- действия. Одни не считали его опасным и готовы были временно допустить его правление, пока не будет все 1 М. Р. Ashley, Financial and Commercial Policy under the Cromwellian Protectorate, L., 1934, p. 45. 2 См. С. И. A p x а п г с л ь c i; п й, Л тарное законодательство английской революции, г. II, Изд-во ЛИ СССР, 1940, стр. 28. 174
подготовлено для реставрации, других устраивало, что главой правительства стал не военный человек и, следо- вательно, можно было ожидать, что режим военной дик- татуры кончился. Что режим Кромвеля кончился, стало очевидным по- чти сразу после его смерти. Государственный совет, ос- тавшийся в наследство Ричарду, стремясь расширить социальную базу правительства, сразу же уничтожил из- бирательную систему, утвержденную при Кромвеле, и дал предписание о созыве нового парламента на основе старой избирательной системы. В январе 1659 года этот парламент собрался, и сразу же стало ясно, что недо- вольство режимом протектората назрело и со стороны республиканцев и со стороны роялистов. Оба лагеря, будучи недовольными протекторатом по совершенно различным причинам, сходились в одном — в недовольстве той ролью, которую еще продолжала иг- рать армия. В свою очередь, и армия была недовольна новым правительством. Отношения между Советом офи- церов и парламентом приняли настолько враждебный характер, что парламент заставил Ричарда Кромвеля издать приказ о роспуске Совета офицеров 1. Но Совет офицеров не подчинился распоряжению про- тектора и в ответ на него потребовал роспуска парла- мента. Офицерская верхушка, превратившаяся в годы респуб- лики и протектората в слой крупных землевладельцев, не хотела не только уступать кому бы то ни было свою власть, но даже и делиться ею с кем-нибудь. Так как за офицерами стояла армия, то победа на этот раз оказалась на их стороне, и 22 апреля 1659 г. протектор распустил парламент, а вскоре и сам отказал- ся от власти. После этого Совет офицеров вступил в пе- реговоры с республикански настроенными депутатами распущенного парламента о необходимости установле- ния какой-то более прочной власти, нежели власть Ри- чарда Кромвеля. Переговоры закончились соглашением о созыве де- путатов разогнанного в 1653 году «Охвостья», и 6 мая 1659 г. от имени Совета офицеров была составлена дек- ларация, приглашавшая всех членов Долгого парламен- 1 «The Parliamenary History of England», ed. by Cobbett, v. Ill, L„ 1807, p. 1544—1545. 175
та, заседавших в нем с 1648 года до 20 апреля 1653 г.1, возвратиться к исполнению своих обязанностей и при- вести в порядок общественные дела государства 1 2. На это приглашение откликнулось около 90 человек, и заседания Долгого парламента возобновились. Но ока- залось, что и «Охвостье», воскрешенное с помощью ар- мии, не захотело мириться с ее господством, и отноше- ния между ними быстро испортились. Правда, когда в июле 1659 года вспыхнуло открытое восстание роялистов в Честере (в графстве Чешир), то армия и парламент объединились для его подавления 3, но разногласия между ними, особенно по вопросу о фор- ме правления государства, не исчезли. Высшие офицеры стояли за избрание постоянного сената, соединенного с палатой представителей, надеясь играть там главную роль. Но даже в самой армии не все поддерживали по- добные стремления. Армия, находившаяся в Шотландии и Ирландии, бы- ла недовольна той ролью которую играла армия, нахо- дившаяся в Англии. Вокруг генерала Монка, командую- щего английской оккупационной армией в Шотландии, начинали группироваться недовольные. Раздоры в ар- ми усиливали позицию ее противников в парламенте. Многие требовали отставки ряда высших офицеров и пе- редачи верховной власти законодательному собранию, избранному народом. В ответ армия в октябре 1659 года вновь разогнала парламент и направила войска на север для борьбы с Монком. Для управления государством Совет офицеров из- брал Комитет безопасности, в который вошли как депу- таты-республиканцы Долгого парламента, так и пред- ставители армии. Но и внутри Комитета тоже не было единства. Крайние меры, предлагаемые республиканца- ми, натолкнулись на противодействие офицеров. Суще- 1 Оговорка о 1648 годе была неслучайна. Офицерская верхушка хотела иметь дело лишь с теми депутатами, которые остались в пар- ламенте после изгнания из него пресвитериан, то есть с небольшой группой индепендентов, с которой, казалось, было легче найти об- щий тык, 2 В. Whitel о с k, Memorials of the English Affairs, v. IV, Oxford, 1853, pp. 343—344. 3 «The Parliamentary History of England», ed. by Cobbet t, w. Ill, L., 1807, p. 1560. 176
ствовало опасение, что «армия возьмет дело в свои руки и будет управлять при помощи меча или установит ка- кую-либо форму правления, вредную для прав и вольно- стей народа»1. Созыв этого Комитета имел, в сущности, чисто фор- мальный характер, так как Совет офицеров по-прежне- му оставлял за собой решение вопроса о форме будуще- го государственного устройства и сам разрабатывал проект будущей конституции. Когда стало известно, что Монк усилил свою армию, пользуясь бездействием посланного против него генера- ла Ламберта, Совет офицеров решил вернуть к власти «Охвостье», и в конце декабря 1659 года остатки пар- ламента снова собрались. Но и это не усилило позиции Совета офицеров. Поэтому, пользуясь все возрастающей непопулярностью Совета, Монк решил действовать на- пролом. В начале 1660 года он перешел шотландскую грани- цу и, почти не встречая сопротивления, 3 февраля вошел в Лондон 1 2. Уверяя «Охвостье» в своей преданности, Монк, тем не менее, первым делом позаботился об изменении его состава, пригласив занять свои места всех депута- тов, изгнанных некогда Прайдом. Эта мера сразу же создала пресвитерианское большинство в парламенте, тем более, что многие индепенденты после этого сами покинули парламент. Утвердив полномочия Монка, этот парламент 16 марта 1660 г. принял решение о саморос- пуске -и назначил на 25 апреля созыв нового парламента 3. Тем временем генерал Монк вступил в переговоры с Карлом II. В результате этих переговоров Карл II опуб- ликовал 4 апреля 1660 г. «Бредскую декларацию»4; ко- торая должна была стать платформой, объединяющей различные слои общества для осуществления реставра- ции Стюартов. Декларация обещала всеобщее прощение тем подданным, которые в течение сорока дней после опубликования этой декларации прибегнут к королев- ской милости и прощению и публично проявят свои на- 1 В. W h i t е 1 о с k, Memorials of the English Affairs, v. IV, Oxford, 1853, pp. 367—368. 2 Ibid., p. 393. 3 Ibid., p. 402. 4 «The Constitutional Documents of the Puritan Revolution (1625—1660)», ed. by S. R. Gardiner, Oxford, 1906, pp. 465—467. 12 К. H. Татаринова 177
мерения. Декларация провозгласила свободу совести. Еще более важным было обещание, что все споры отно- сительно имуществу приобретенных в период воины кем- либо из подданных путем пожалования или покупки, будут решаться парламентом, «который может лучше всего обеспечить справедливое удовлетворение всем за- интересованным лицам». В благодарность за помощь, оказываемую генералом Монком и его армией, Карл обещал, что солдатам и офицерам армии Монка будет незамедлительно выплачено задержанное жалованье, и они будут приняты на службу к королю на тех же усло- виях, на каких они служат сейчас. Собравшийся 25 апреля новый парламент (именовав- ший себя конвентом 1 и состоявший главным образом из представителей крупной пресвитерианской буржуазии, тайных и явных роялистов и представителей правого крыла индепендентской средней буржуазии), уже 1 мая вынес постановление «что, согласно древним и основным законам английского королевства, правительство состоит и должно состоять из короля, лордов и общин»1 2. 8 мая парламент единогласно' постановил, «чтобы его королевское величество соизволило прибыть в самое короткое время к своему парламенту и приступить к ис- полнению обязанностей королевского звания»3. Причины реставрации Чем же можно объяснить, что реставрация монархии не встретила ожесточенного сопротивления, что никто не встал на защиту республики? Почему буржуазия не только допустила реставрацию монархии, но даже спо- собствовала ей? Основная причина этого состоит в том, что у респуб- лики не было достаточно широкого и прочного социаль- ного базиса. Английская революция 40-х годов XVII в. была революцией буржуазной, а «буржуазная револю- 1 По английской конституции, до революции право созыва парла- мента принадлежало только королю, поэтому собрание представи- телей, созванное не по королевскому повелению, не называли парла- ментом. 2 См. «Законодательство английской революции 1640—1660 гг.», Изд-во АН СССР, 1946, стр. 219. 3 Т а м же. 178
ция не может сплотить вокруг буржуазии на сколько- нибудь длительный период миллионы трудящихся и экс- плуатируемых масс именно потому, что они являются трудящимися и эксплуатируемыми...»1. В самом деле, что дала эта революция крестьянству или городским трудящимся, которые составляли основ- ную массу населения? Крестьяне не получили земли, не были избавлены от остававшихся еще феодальных повинностей, не получи- ли так же, как и городская беднота, никаких политиче- ских прав. А ведь именно крестьянство привело рево- люцию к победе, так как оно составляло основное ядро победоносных войск Кромвеля. Но ни фригольдеры, за немногими исключениями, ни копигольдеры, ни, тем бо- лее, коттеры ничего не получили от республики, а эко- номические последствия завоеванной ими победы при- вели в дальнейшем к их разорению. Не получили ничего и трудящиеся слои населения в городе, хотя они, наряду с крестьянством, способствова- ли тому, что «борьба была доведена до последнего ре- шительного конца, и Карл I угодил на эшафот»1 2./ Этим слоям населения незачем было поддерживать буржуазную республику, так как захватившая власть буржуазия ничего для них не сделала. Более того, пере- мещение земельной собственности в результате конфис- каций и распродажи земель роялистов зачастую приво- дило к ухудшению положения крестьян./Появление но- вых собственников вело к усилению эксплуатации, так как сопровождалось повышением ренты. Не облегчила республика и налогового гнета, кото- рый одинаково задевал и городскую и деревенскую бед- ноту. Напротив, налоги все возрастали, так как актив- ная внешняя политика буржуазного правительства тре- бовала все новых и новых расходов. Число товаров, об- ложенных ненавистным акцизом, с каждым годом уве- личивалось. Сохранялась не менее ненавистная и обре- менительная десятина. Все это объясняет, почему, завоевав буржуазной рес- публике победу, крестьянство и городской предпролета- 1 И. В. Сталин, К вопросам ленинизма, Соч., т. 8, стр. 22. 2 Ф. Энгельс, Введение к брошюре «Развитие социализма от утопии к науке», К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. XVI, ч. 2, стр. 297. 12*179
риат не оказали ей в дальнейшем прочной поддержки. Действительность быстро уничтожила все их иллюзии и показала, что ждать от буржуазного правительства улуч- шения своего экономического и политического положе- ния бесполезно. Разочаровавшись в той республике, которую они по-7 могли создать, народные массы города и деревни, одна- ко, не смогли превратить ее в подлинную демократичес- кую республику, так как не было класса, способного воз- главить борьбу народа. Крестьянство по самой своей классовой сущности не способно было возглавить новую революцию, а «пролетариат и не принадлежавшие к буржуазии слои городского населения... еще не сос- тавляли самостоятельно развитых классов или частей класса»1. Поэтому выступления этих слоев населения не были организованными, не имели четкой программы и не име- ли успеха. В тех случаях, когда такая программа наме- чалась, она имела чисто утопический характер, подобно манифестам диггеров. Разочарование масс в революции было использовано роялистами, заявлявшими, что возврат короля улучшит положение народа, так как король — «истинный отец на- рода», тогда как теперешнее республиканское прави- тельство эгоистически думает лишь о собственных ин- тересах. Успеху подобной агитации способствовало ухуд- шение в конце 50-х годов экономического положения страны. Народные массы не встали в 1660 году на защиту рес- публики, так как она им ничего не дала. Но на защиту республики не встала и буржуазия, по- лучившая от этой республики очень много. Ведь именно буржуазия дала в Англии первый тол- чок революции 1 2. Ведь именно она начала борьбу «про- тив монархии, против феодального дворянства и против господствующей церкви»3' и, казалось бы, в ее интересах 1 К. Маркс, Буржуазия и контрреволюция, К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч, т. 6, стр. 114. 2 См. Ф. Энгельс, Введение к брошюре «Развитие социализма от утопии к науке», К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. XVI, ч. 2, стр. 297. 3 К. Маркс, Буржуазия и контрреволюция, К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. 6, стр. 114. 180
I отстоять свои завоевания и не допустить реставрации, не допустить возвращения к власти дворянства- А между тем идея реставрации.в 1660 году не только не встретила сопротивления со стороны большей части английской буржуазии, -но, более того, была горячо поддержана. Зна- чительная часть буржуазии активно способствовала ре- ставрации монархии. На ' протяжении бурного двадцатилетия середины XVII века можно отчетливо проследить, как все время росло правое крыло буржуазии. Сначала почти вся анг- лийская буржуазия выступила против королевской вла- сти, затем крупная пресвитерианская буржуазия стала искать компромисса с роялистами. Продолжали револю- цию средняя индепендентская и мелкая левеллерская буржуазия. Но и их союз был непрочен. По мере обога- щения средней буржуазии, по мере превращения части ее в слой крупных землевладельцев индепенденты стано- вились все умереннее в своих требованиях и все больше расходились с левеллерами. Встав у власти, индепенденты, уже ослабленные сво- им разрывом с левеллерами, всей своей дальнейшей по- литикой еще более расширили пропасть не только между собой' и трудящимися слоями населения, но и между собой и мелкой буржуазией. По мере своего обогащения индепенденты, особенно после ограбления Ирландии, все в большей степени ста- новились представителями интересов крупной буржуа- зии и крупных землевладельцев и проводили всю поли- тику в интересах этих кругов, отталкивая тем самым от себя те слои, которые вначале были их опорой. Лишившись массовой опоры, республика в послед- ние годы могла существовать лишь в форме военной диктатуры, поддерживаемая армией и личным прести- жем Кромвеля. Но такое положение не могло длиться долго, и смерть Кромвеля послужила толчком, от кото- рого рассыпалось все это, уже давно шатавшееся, соору- жение. Перед господствующими классами встал вопрос — что же делать дальше? Какая форма правления будет с наи- большей полнотой гарантировать сохранность всех при- обретенных благ? Пойти на удовлетворение требований демократичес- ких слоев — превратить Англию в буржуазно-демокра- 181
тическую республику, английская буржуазия не хотела, так как опасалась массовых народных выступлений, представлявших известную угрозу ее политическим при- вилегиям и (что было еще опаснее) собственности. Для английской буржуазии революция был^ давно закончена и по пути ее дальнейшего углубления идти она не хотела. Другой путь приводил к реставрации монархии. Этот путь угрожал потерей политических привилегий, завое- ванных в ходе революции, но давал надежду на сохране- ние завоеванных в ходе революции экономических пози- ций. Поэтому буржуазия считала, что с феодальным дворянством и монархией договориться можно. С точки зрения буржуазии второй путь был не толь- ко меньшим злом. Реставрация монархии сулила воз- можность справиться со всякими демократическими дви- жениями, использовав для этого государственный аппф. рат монархии. Реставрация монархии представляла возможность оформить тот компромисс между крупным землевладе- нием и крупной буржуазией, начало которому было по- ложено еще до революции и который был упрочен в хо- де революции. Ведь самую-то революцию английская буржуазия начала в союзе с новым дворянством, против монархии и феодального дворянства, в союзе, возникшем еще до революции. Этой же общностью интересов нового дворянства и буржуазии объясняется в значительной мере и реставра- ция 1660 года. К этому времени эта общность стала еще большей, так как, с одной стороны, значительная часть крупной и средней буржуазии сама стала обладательницей земель- ной собственности, особенно после подавления ирланд- ского восстания, а с другой стороны — уцелевшее1 фео- дальное дворянство начинало постепенно приспосабли- ваться к новым условиям, переходить к новым формам эксплуатации своих владений, сближаясь с новым дво- рянством и чисто буржуазными собственниками. Все аграрное законодательство Долгого парламента и протектората, особенно такая мера, как отмена ры- царских держаний, было выгодно не только новым бур- жуазным, но и прежним, феодальным, землевладельцам 182
и примиряло их до некоторой степени с усилением поли- тического влияния буржуазии. Общность экономических интересов способствовала сближению их политических интересов. И буржуазии и дворянству была нужна власть, которая могла бычобес- печить. их дальнейшее процветание. Разногласия, сущест- вовавшие между этими социальными группами, быстро отошли на второй план, когда в конце 50-х годов воз- никла угроза нового подъема движения народных масс. Именно боязнь этого подъема революционной волны и была одной из важнейших причин заключения компро- мисса с дворянством и облегчила реставрацию Стю- артов. В результате революции установилось временное со- ответствие между производственными отношениями и производительными силами, что и помогло быстрому раз- витию капитализма в Англии, характерному для после- дующего ее развития; Это не значит, однако, что английская буржуазная революция XVII века полностью разрешила все задачи, стоявшие перед ней. Всякая буржуазная революция все- гда бывает ограниченной. «Буржуазии выгодно, чтобы буржуазная революция не смела слишком решительно все остатки старины, а оставила некоторые из них, т. е. чтобы эта революция была не вполне последовательна, не дошла до конца, не была решительна и беспощадна.., чтобы необходимые преобразования в буржуазно-демо- кратическом направлении произошли медленнее, посте- пеннее, осторожнее, нерешительнее.., чтобы эти преобра- зования как можно меньше развивали революционной самодеятельности, инициативы и энергии простона- родья...»1. В английской революции все это проявилось особенно заметно. Она не уничтожила полностью феодальных отношений, помещичьей власти, цехов, монополий. Она не дала политических прав трудящимся массам населе- ния. Она не обеспечила религиозной свободы. Но несмотря на ограниченность английской буржу- азной революции она имела громадное прогрессивное значение не только для Англии, но и для всего мира. 1 В. И. Лени н, Две тактики социал-демократии в демокра- тической революции, Соч., т. 9, стр. 34. 183
Эта революция создала в стране условия, которые в скором времени привели к исчезновению остатков фео- дальных отношений и замене их буржуазными, к превра- щению копигольдеров феодального общества в арендато- ров буржуазного общества, к замене цехов сначала ма- нуфактурой, а затем и фабрикой и т. д. Эта революция не только расчистила путь для разви- тия капиталистических отношений в самой Англии, но дала толчок в этом направлении и другим странам. Развитие английской философской и политической мыс- ли в послереволюционные десятилетия оказало громад- ное влияние на формирование взглядов деятелей фран- цузского Просвещения, то есть способствовало идеологи- ческой подготовке французской буржуазной революции 1789 года. Английская буржуазная революция стала одной из важнейших предпосылок промышленной революции в самой Англии, а затем эта промышленная революция оказала влияние и на другие страны, которые стали смотреть на Англию как на образец для подражания не только в области технических усовершенствований, но и в методах капиталистической эксплуатации и организа- ции производства. Английская буржуазная революция является событи- ем мирового значения, и ею обычно датируется начало новой истории. В то же время по своим результатам она была ограниченной. Наличие общих интересов у англий- ской буржуазии и значительной части английского дво- рянства привело к своеобразной расстановке классовых сил в революции, когда против монархии, господствую- щей церкви и феодального дворянства буржуазия высту- пила в союзе не только с народом, но и с новым дво- рянством. Именно эти общие интересы усилили ограни- ченность английской революции, позволили английской буржуазии избежать в ряде случаев революционного уничтожения старых порядков и приспособить эти поряд- ки к своим интересам путем компромисса. Это стремление английской буржуазии не допустить продолжения и углубления революции и привело к ком- промиссу 1660 года — к реставрации монархии Стюар- тов.
Глава VI РЕСТАВРАЦИЯ СТЮАРТОВ И ПЕРЕВОРОТ 1688 года Политика правительства в пер- вые годы реставрации В конце мая 1660 года Карл II появился в Англии уже как законный монарх, а не как представитель мя- тежных роялистов. Но, тем не менее, ему сразу же дали почувствовать, что торжественная встреча, устроенная королю роялистами, вовсе еще не означает восстановле- ния всех королевских прав в их прежнем объеме. Карлу сразу же дали понять, что его не считают «королем по божественному праву», что он является королем с раз- решения вполне земных сил —• лендлордов и буржуазии, представленных в парламенте, и, главное, что это разре- шение может быть в любую минуту взято назад. Тот самый парламент, который призвал Карла II на престол, прежде всего потребовал от короля подтвержде- ния прежних своих привилегий, особенно приоритета в вопросах финансовой и налоговой политики. Король со- гласился с требованиями парламента. Королю пришлось примириться и с тем, что Палата феодальных сборов1, уничтоженная в период револю- ции, так и не была восстановлена. Это говорило о том, что возвращение Карла II на престол не означало полной реставрации прежнего положения и могущества короля даже по отношению к его собственным сторонникам — крупным землевладельцам. Крупные феодалы не поже- лали восстановления своих прежних феодальных обязан- 1 Палата феодальных сборов или Палата опеки (Court of Wards and Liveries) — учреждение, собиравшее различного рода платежи с дворян, считавшихся держателями земель от короля. 185
ностей по отношению к короне, и королю пришлось до- вольствоваться некоторой материальной компенсацией за утерю прав сюзерена. Парламент 1660 года подтвер- дил полное уничтожение вассальных отношений между королем и феодалами h Маркс писал об этой сделке землевладельцев с коро- ной: «Во время реставрации Стюартов земельные собст- венники провели в законодательном порядке ту узурпа- цию, которая на континенте совершилась везде без вся- ких законодательных околичностей. Они уничтожили феодальный строй поземельных отношений, т. е. сброси- ли с себя всякие повинности по отношению к государст- ву, «вознаградили» государство при помощи налогов на крестьянство и остальную народную массу, присвоили себе современное право частной собственности на помес- тья, на которые они имели лишь феодальное право...»1 2. Пришлось королю примириться и с тем, что парла- мент сразу же ограничил размер королевских доходов определенной суммой — 1 200 000 ф. ст. в год- Так как собственных земель у короля почти не осталось, то эта сумма была главным его доходом 3 4. Эта сумма выплачи- валась парламентом королю за счет английского наро- да. Составлялась она главным образом из различных та- моженных пошлин и из акциза на пиво и другие напит- ки С 1662 года был введен особый «поочажный» или «печной» налог (hearth money), сбор с которого также шел на уплату королевского «жалованья»5. Дополни- тельные субсидии парламент вотировал редко. Вернувшиеся вместе с Карлом к власти крупные зем- левладельцы-роялисты попытались вернуть основу свое- го влияния — свои земельные владения. Королевские и церковные земли, которые перешли в другие руки в ре- зультате конфискации и последовавшей затем распрода- 1 См. «Законодательство английской революции 1640—1660 гг.», Изд-во АН СССР, 1946, стр. 310—313. 2 К. Маркс, Капитал, т. I, Госполитиздат, 1952, стр. 727. 3 Коронные земли после реставрации давали лишь 50 000 ф. ст. См. J. С1 а р h a m, A Concise Economic History of Britain, Cambr., 1949, p. 288. 4 Предложение взыскивать ее с бывших владельцев рыцарских держаний было отклонено парламентом. 5 Этот налог собирался в размере 2 шиллингов с очага и давал, в среднем, 200 000 ф. ст. в год. См. М. М. Алексеенко, Государ- ственный кредит, Харьков, 1872, стр. 90. 186
жи этих земель, вернуть было сравнительно нетрудно, так как здесь речь шла об отмене мероприятий насиль- ственного характера. Но значительная часть земель рояли- стов была продана в период революции самими владель- цами, то есть был совершен добровольный акт купли-про- дажи, причем большая часть этих земель попала в руки пресвитерианской буржуазии, которая теперь тоже находи- лась в лагере роялистов. Это еще больше осложняло по- ложение. Признать такие сделки незаконными роялист- ское дворянство не решилось и вынуждено было согла- ситься на компромиссное решение. Было решено, что все земли, подвергавшиеся кон- фискации в период революции, возвращаются их преж- ним владельцам, но земли, которые в период революции были проданы самими владельцами, остаются в руках покупателей ’.Ив этом вопросе полного возврата к до- революционным порядкам не произошло, да и не могло произойти в силу общности интересов крупных земле- владельцев и верхушки буржуазии. Эта общность инте- ресов сказалась и в ряде других решений первого пар- ламента реставрации. В 1660 году был подтвержден и расширен Навигационный акт, охранявший интересы торговцев и судовладельцев. К тексту 1651 года были добавлены пункты, специально касавшиеся торговли с Московским государством и запрещавшие ввоз русских товаров на иностранных кораблях. Запрещался также вывоз из английских колоний в иностранные государст- ва ряда товаров—сахара, табака, хлопка, индиго и т. п., но ввоз иностранных товаров в колонии из иностранных портов запрещен не был. Акт 1660 года устанавливал, что не меньше 3/4 экипажа корабля, перевозящего това- ры из Англии в колонии и обратно, должно состоять из англичан. Позднее акт 1660 года дополнялся рядом но- вых статей 1 2. 1 См. «Законодательство английской революции 1640—1660 гг.», Изд-во АН СССР, 1946, стр. 309. 2 В 1663 году было добавлено, что корабли не только должны быть собственностью англичан, ио и должны быть построены во владениях английского короля. В 1664 году была сделана попытка запретить привоз иностранных товаров в колонии непосредственно из иностранных портов, без захода в Англию. В 1672 готу были уста- новлены пошлины для ряда товаров, пеоевозимых из одной колонии в лоугую. См. Н. Е. Eger ton, A Short History of British Colonial Policy'(1606—1909), L., 1941, p. 62. >87
Расширение Навигационного акта способствовало росту (относительному и абсолютному) тоннажа англий- ского флота. В 1663 году тоннаж английских кораблей, выходящих из английских портов, вдвое превышал тон- наж иностранных. Только через Лондон было вывезено товаров на 2 с лишним млн. ф. ст. (к 1668 году эта сум- ма удвоилась)1. Навигационные акты увеличивали барыши англий- ской буржуазии и способствовали усилению влияния Англии на международной арене. Ряд других экономических мер парламента также обеспечивал интересы тех слоев, на которые опиралось правительство. В этом же направлении действовал так называемый «кавалерский» парламент, созванный в 1661 году на ос- нове старой, дореволюционной избирательной системы. Хотя парламент состоял главным образом из роялист- ской земельной аристократии, тем не менее он защищал интересы не только землевладельцев, но и буржуазии, так как сама земельная аристократия в значительной ме- ре изменила свой характер и по методам хозяйства на- чала сближаться с буржуазией. Поэтому такие меры парламента, как поощрение хлебного экспорта, покрови- тельственное отношение к огораживателям, запрещение вывоза сырья за границу и ввоза многих заграничных товаров,— соответствовали интересам и землевладель- цев и буржуазии. Отвечал их общим интересам и акт 1662 года об оседлости 1 2. Этот акт, по- словам его авторов, был издан «для блага бедных, для исправления тунеядцев и бродяг и для надлежащего обеспечения работой тех, кто имел право на пособие в своем приходе»3. Па деле он давал право церковным попечителям и надзирателям за бедны- ми высылать с помощью мирового судьи всякого не- имущего пришельца. Фактически этот закон навечно прикреплял бедняка к месту его рождения, что было вы- годно крупным землевладельцам, нуждавшимся в батра- ках, и владельцам мануфактур, нуждавшимся в надом- 1 Е. Lipson, Economic History of England, v. Ill, L., 1931, p. 139. 2 См. «Законодательство английской революции 1640—1660 гг.», Изд-во АН СССР, 1946, стр. 319—320. з Т. Р о д ж е р с, История труда и заработной платы в Англии с XIII по XIX век, СПб., 1899, стр. 358—359. 188
вых рабочих. Не имея возможности искать работу в дру- гом месте, рабочий должен был соглашаться на любую предложенную ему плату1. Интересам развивающейся буржуазии, которую уже тяготили прежние меркантилистские традиции, отвечал акт 1663 года, разрешивший вывоз из Англии денег и драгоценных металлов. Все это говорило о том, что в экономической области реставрация не привела к полно- му восстановлению дореволюционных отношений и по- рядков. Иначе обстояло дело в политической области. Здесь ре- акция была более значительной. Обещанная Бредской дек- ларацией амнистия фактически не была осуществлена. Роялисты жестоко расправлялись со своими политически- ми противниками, особенно принадлежавшими к более ле- вым направлениям. Не только участники суда над Кар- лом I, но и все активные республиканцы подвергались же- стоким преследованиям. Многие были казнены, еще больше было брошено в тюрьмы. Наиболее ожесточенно преследовались «люди пятой монархии». Поднятое ими в 1661 году в ответ на преследования восстание 1 2 под руко- водством бондаря Томаса Веннера было жесточайшим об- разом подавлено, и репрессии не только против сторонни- ков этой секты, но и против других сектантов были уси- лены. Нарушило правительство обещанную той же деклара- цией свободу совести, издав серию актов, фактически по- ставивших пуритан вне закона- Политическая и религиозная реакция почти не затро- нула крупной буржуазии 3 4 и поэтому не нарушила ком- промисса между земельной аристократией и буржуазией. Такие акты, как акт 1661 года ф запрещавший подачу массовых петиций королю или парламенту, в одинаковой 1 Этот акт дал также возможность выселить из Лондона боль- шое число пришлых бедняков (плативших менее 10 ф. ст. в год за жилище) и тем самым ослабить «мятежный элемент» Лондона, См, Ch. Knight, The Popular History of England, L., v. IV, p. 276. 2 M. Beloff, Public Order and Popular Disturbances, 1660— 1714, L., 1938, p. 35. 3 Многие представители крупной буржуазии уже в период вто- рой гражданской войны примкнули к роялистам, да и с англиканской церковью они быстро нашли общий язык. 4 См. «Законодательство английской революции 1640—1660 гг.», Изд-во АН СССР, 1946, стр. 318—319. 189
степени отвечал интересам обоих классов, так как оба класса одинаково боялись всяких проявлений народного возмущения и стремились предотвратить какие-либо мас- совые демонстрации. Первые шаги реставрированной монархии в области внешней политики не шли вразрез с интересами крупной буржуазии. Брак Карла II с дочерью португальского ко- роля усилил зависимость Португалии от Англии. В каче- стве приданого новая королева принесла крупный торго- вый порт в Индии — Бомбей, а также крепость на Среди- земном море — Танжер и 800 тыс. ф. ст- Б Этот династический союз еще более укрепил положение английских купцов в португальских колониях и поэтому получил одобрение со стороны торговой буржуазии- Обре- менительная для Англии война с Испанией была прекра- щена путем издания Карлом II односторонней декларации о прекращении военных действий. Так как Ямайка и Дюн- керк не были возвращены Испании, то буржуазия одобри- ла и эту меру. Прекращение войны с Испанией позволило распустить постоянную армию, и у короля к 1662 году осталось только 5 тыс. войска в качестве личной гвардии. Это сокращало расходы на армию и лишало короля воен- ной силы, оставлять которую в его руках считали небезо- пасным. Внутренняя и внешняя политика в 1660—1667 годах Компромисс 1660 года, однако, оказался недолговеч- ным. Не вся земельная аристократия оказалась способной найти общий язык с буржуазией. Та часть ее, которая не сумела вернуть своих владений или приспособиться к но- ным хозяйственным условиям и которая лишилась вследст- вие этого прочной материальной базы, стремилась попол- нить свои доходы за счет казны и получить доходную при- дворную должность- Для этих аристократов усиление ко- ролевской власти было нужно по двум причинам. Во-пер- вых, они надеялись, что сильный король сумеет уничто- жить все изменения, произведенные революцией, и вернет их владения. Во-вторых, усиление королевского влияния усиливало бы значение ближайшего окружения короля. 1 R. Lodge, The History of England from the Restoration to the Death of William III (1660—1702), L., 1912, p. 21. 190
Поэтому эти круги многочисленной придворной аристокра- тии стремились воскресить абсолютизм прежних королей. Это неминуемо должно было привести к новым конфлик- там. Правительство, созданное после реставрации Стюар- тов, столкнулось со значительными финансовыми трудно- стями. После ликвидации протектората остался правительст- венный долг в 2,5 млн. ф- ст. 1 К этой сумме добавились частные долги Карла II, сделанные в 40—50-х годах на сумму около 3 млн. ф. ст. Кроме того, необходимо было расплатиться с республиканской армией, для того чтобы иметь возможность распустить ее. Большие суммы требо- вались не только на ежегодную субсидию королю, но и на возмещение убытков многим роялистам. Чтобы помочь правительству выйти из этих финансо- вых затруднений, парламент провел ряд чрезвычайных мер. Было разрешено провести одиннадцать помесячных сборов ( monthly assesment ), которые давали примерно по 70 тыс- ф. ст.1 2. Был разрешен сбор подушной подати ( poll-tax ), размеры которой устанавливались в зависимо- сти от сословного и имущественного положения платель- щика 3 4. Подушная подать дала около 400 тыс. ф. ст. (по другим данным лишь 250 тыс.) А В 1662 году был введен уже упоминавшийся печной налог. Парламент на первых порах вотировал эти чрезвычай- ные налоги довольно охотно и не осуждал политические и религиозные меры правительства, но в английском народе уже в первые годы реставрации были заметны сильные признаки недовольства- В ноябре 1661 года некий капитан Аткинсон сообщал о заговоре против короля с целью принудить его исполнить 1 См. М. М. Алексеенко, Государственный кредит, Харьков, 1872, стр. 86. 2 Та м же, стр. 90. 3 Например, герцог платил 100 ф. ст., джентльмен, расходующий в год 100 ф. ст., платил 5 ф. ст., расходующий 5 ф. ст. платил 1 шиллинг. Акт токмо определял, сколько должен платить врач, судья, шериф, член ремесленной гильдии и т. д. Это обложение не было прогрессивно-подоходным. См. J. Е. Т. R о g е г s, A History of Agriculture and Prices in England, v. V, Oxford, 1887, p. 165. 4 См. И. Янжул, Опыт исследования английских косвенных на- логов. Акциз, М., 1874, стр. 37; М. М. Алексеенко, Государ- ственный кредит, Харьков, 1872, стр. 90. 191
обещания, данные в Бреда: «полная свобода совести, уничтожение акциза, очажного сбора и других тягостей, лежащих на народе»1. В 1663 году поступили сообщения о заговорах (в Йор- ке, Ланкастере, Ноттингеме и других местах), вызванных религиозными и политическими причинами 1 2. В феврале 1664 года правительству донесли, что «некто Ральф Пот- тер подговаривает различных лиц восстать против короля за то, что он не исполнил обещания, данного в Бреда, не трогать совести, уничтожить акциз... и т. д.»3. Признаки народного недовольства политикой реставри- рованных Стюартов не исчезли и в последующие годы 4, когда первые признаки недовольства начали проявляться и в парламенте 5. Первая трещина в отношениях между пра- вительством и парламентом появилась из-за финансовых затруднений правительства, так как расходы короля стали значительно превышать вотированную ему сумму. Парла- мент не возражал против дополнительных налогов (падав- ших, к тому же, на плечи английского народа) в тех слу- чаях, когда считал правительственные расходы целесооб- разными. Но с течением времени становилось все более очевидным, что громадные суммы расходовались королем на личные прихоти или на ведение неудачных, а иногда и вредных для Англии войн. Тысячи фунтов тратились на оплату придворных музыкантов, егерей, аптекарей, по- сыльных и других людей, часто совершенно бесполезных. 1 См. И. Янжул, Опыт исследования английских косвенных налогов. Акциз, М., 1874, стр. 35. 2 М. В el off, Public Order and Popular Disturbances (1660— 1714), L., 1938, pp. 35—36. 3 См. И. Я и ж у л, Опыт исследования английских косвенных на- логов. Акциз, М., 1874, стр. 36. 4 В 1668 году происходят серьезные волнения лондонских под- мастерьев, в ходе которых участники движения открывали тюрьмы. Волнения продолжались несколько дней. В основе их лежало недо- вольство политическим положением. В 1670 году происходят новые волнения в Лондоне, направленные против импорта французских промышленных товаров. См. М. В е 1 о f f, Public Order and Popular Disturbances (1660—1714), L, 1938, pp. 30—31. 5 Ультрароялистский парламент 1661 года к концу своего 18-лет- него существования превратился в довольно оппозиционное, хотя и не слишком радикально настроенное, учреждение. Этому, правда, способствовало то, что за 18 лет несколько раз производились до- полнительные выборы на освободившиеся места и персональный со- став парламента таким образом несколько изменился. 192
Десятки тысяч шли на подарки фаворитам и фавориткам1. Все это стало вызывать недовольство даже среди части господствующих классов 1 2. Установление династического союза с Францией 3 по- влекло за собой подчинение английской внешней политики французскому двору. Это выразилось в продаже Франции в 1662 году Дюнкерка — опорного пункта Англии на кон- тиненте. Эта сделка дала Карлу не только 2 млн. ф. ст.4, но и возможность некоторое время обходиться без обраще- ния за субсидией к парламенту, однако отношения анг- лийского общественного мнения и к Франции и к самому Карлу II не улучшила. В 1665 году Англия начала войну против Голландии, Парламент охотно вотировал большую субсидию на борь- бу с этим старым торговым и колониальным соперником. В ходе войны в 1666 году на стороне Голландии выступи- ла Франция, не желавшая в этот момент ее разгрома 5. Англии было трудно противостоять флоту двух держав, и Карл II вступил в тайные переговоры с Людовиком XIV. Они договорились, что обе стороны не будут вступать в 1667 году в какие-либо союзы, противные интересам дру- гой стороны, что французский флот не будет помогать Голландии, а Карл предоставит Франции свободу дейст- вий в Испанских Нидерландах- С Голландией, после того, как голландские корабли появились на Темзе, пришлось заключить летом 1667 года Бредский мирный договор. Обе стороны сохранили свои прежние владения и, кроме 1 В 1681 году только одна Фаворитка—Луиза де-Керуайль полу- пила свыше 136 000 ф. ст. См Ch. Knight, The Popular History of England, v. IV, L.( p. 325. 2 Отражением этого недовольства было принятие в 1665 году специального Appropriation Act, согласно которому сумма, воти- рованная парламентом на ту или иную цель, могла быть выдана казначейством лишь по получении специального приказа, указываю- щего, что деньги пойдут именно на эту цель. А в 1666 году была создана специальная комиссия для проверки—действительно ли сум- ма, отпущенная на ведение войны с Голландией, была израсходова- на по назначению. См. Т. Р. Т a s w е 11-L a n g m е a d, English Constitutional History, L., 1905, pp. 485—488. 3 Сестра Карла II стала женой герцога Орлеанского, брата французского короля. 4 См. Е. Н. Carter and R. A. F. М е а г s, A History of Bri- tain, Oxford, 1937, p. 495. 5 См. N. J a p i k s e, Louis XIV et la Guerre Anglo-Hollandaise de 1665—1667, «Revue Historique», 1908, t. 98, No 5. 13 к. H. Татаринова 193
того, Англия удержала захваченный ею Новый Амстердам (будущий Нью-Йорк), а Голландия —Суринам (в Южной Америке) и Полерун (Pulo Run— в Индийском океане, западнее Новой Гвинеи)1. Война 1665—1667 годов привела к новым финансовым затруднениям и вызвала волнения. В январе 1667 года из- за неуплаты жалованья восстали матросы в Уоппинге, в июле 1667 года по этой же причине вышли из повиновения матросы на корабле «Счастливое возвращение» и на ряде других, что дало возможность голландцам нанести англий- скому флоту серьезный удар 1 2. Бедствия лондонского населения в эти годы резко воз- росли, сначала из-за эпидемии чумы в 1665 году, а затем из-за грандиозного пожара 1666 года. Народное недоволь- ство усиливалось и вследствие религиозной политики пра- вительства и парламента, проводимой в начале 60-х годов. С 1661 года правительство Кларендона издало ряд ак- тов по религиозным вопросам, фактически запрещавших свободу совести. Так, «Акт о корпорациях» 1661 года тре- бовал от всех должностных лиц муниципалитетов приня- тия причастия по англиканскому обряду3. В 1662 году от всех диссидентов 4 потребовали подчинения основным по- ложениям англиканской церкви. Затем были запрещены публичные молитвенные собрания, кроме англиканских, а их участники подлежали тюремному заключению и даже ссылке в Америку 5. От всякого духовного лица требова- лось признание основных догматов англиканской церкви. Священники должны были присягнуть королю, как главе церкви, и должны были признать, что вся- кое сопротивление королю недопустимо так же, как недопустимы какие-либо попытки изменить что-либо в церковном и государственном устройстве. Около 20% все- го английского духовенства отказалось сделать этипризна- 1 См. G. Clark, The Later Stuarts, 1660—1714, Oxford, 1955, p. 68. 2 Cm. Ch. Knight, The Popular History of England, v. IV, L., p. 297. 3 См. T. P. T a s w el 1-L an gm e a d, English Constitutional History, L., 1905, p. 492. 4 Диссиденты—все те, кто не признавал догматов англиканской церкви. Т. Р. Т a s w е 11 - L a n g m е a d, op. cit., р. 495 5 См. Т Р. Taswell-Langmead, op. cit., р. 496. 194
ния и было изгнано из своих приходов Такой массовой расправы с духовенством Англия еще не видела. Все эти акты не были следствием простого религиозно- го фанатизма. Они имели определенные политические це- ли. «Кавалерский» парламент хотел ослабить влияние ин- депендентской и пресвитерианской буржуазии. Во многих городах и местечках муниципалитеты нахо- дились в руках пресвитериан и индепендентов, и «Акт о корпорациях» означал отстранение буржуазии от всякого влияния на местах и замену их роялистски настроенным англиканским дворянством. Кроме того, не следует забы- вать, что теперешние религиозные противники были недав- но и политическими противниками. Лозунгом «кавалерско- го» парламента было — «никогда вновь!», то есть парла- мент не хотел допускать повторения каких-либо выступле- ний как против церкви, так и против короны и социально- экономических позиций землевладельцев. Правительство же поддерживало эту религиозную нетерпимость парла- мента в своих политических целях. Преследование дисси- дентов парламентом и правительством усиливало разно- гласия между парламентом и индепендентской буржуа- зией и позволяло использовать сложившуюся обстановку для усиления королевской власти. В 1665 году религиозные преследования усилились. Был издан так называемый «пятимильный акт», запре- щавший всем неприсягнувшим священникам, под угрозой штрафа в 40 ф. ст., приближаться к своему прежнему при- ходу и к имеющим муниципалитет городам ближе чем на 5 миль1 2. Преследованиям подвергалось не только духо- венство. Аресты и штрафы распространялись и на светских лиц неангликанского вероисповедания. В ряде мест притес- нения ремесленников, которые были по преимуществу пу- ританами, пагубно отразились на состоянии промышленно- сти. Участились случаи эмиграции из-за религиозных пре- следований. Даже некоторые государственные деятели жа- ловались, что религиозные преследования серьезно меша- ли торговле 3. 1 Эти священники получили наименование нонконформистов (не- присягнувших), как и все, кто отказывался от принесения подобное присяги. 2 См. Т. Р. Т a s w е 11-L a n g m е a d, English Constitutional History, L., 1905, p. 496. 3 G. M. Trevelyan, English Social History, L., 1946, p. 253. 13* 195
Преследования не затрагивали непосредственно те слои населения, которые были представлены в «кавалер- ском» парламенте, но постепенно часть членов парламен- та стала замечать, что проводимая правительством рели- гиозная политика обостряет народное недовольство и мо- жет привести к народным волнениям. Эти опасения, так же как неудачная война 1665—1667 годов и новые фи- нансовые затруднения, привели к появлению недовольст- ва в парламенте, что способствовало падению Кларен- дона. Появление в парламенте партий тори и вигов На смену министерства Кларендона пришла к власти придворная камарилья, известная в истории Англии под именем CabalВременное торжество узкого круга придворной аристократии усилило недовольство в парла- менте. Способствовало этому и поведение самого Кар- ла II- Скандальные любовные похождения короля не только подрывали престиж монарха в глазах пуритански настроенных англичан, но, что было гораздо важнее, стоили государству очень дорого, так как требовали до- полнительных субсидий. Нарастание недовольства среди многих членов парла- мента привело в конце 60-х годов к образованию двух партий—правительственной и оппозиционной. Длительное существование «кавалерского» парламента способствовало сплочению этих партий, так как за 18 лет депутаты пре- вратились в профессиональных политических деятелей. Относительное постоянство состава депутатов способство- вало и другому явлению — развитию коррупции. Однако уже к концу 60-х годов правительству, несмотря на широ- ко практикуемые подкупы депутатов, не всегда удавалось получать в парламенте необходимое большинство. Образовавшиеся политические партии получили вско- ре название — тори (tory) и виги (whig)1 2. 1 Это название возникло из первых букв фамилий членов этого правительства—Клиффорд, Арлингтон', Бекингем, Ашлей и Лаудер- даль. 2 Ториями называли ирландских партизан-католиков. Английские тори получили это прозвище за свою поддержку Стюартов, все боль- ше склонявшихся к католицизму. Вигами, или вигаморами, называли шотландских пресвитериан. Среди английских вигов было много приверженцев этой церкви. 196
Каков был социальный состав этих партий? Основную опору партии тори (правительственной) со- ставляло среднепоместное дворянство (сквайры), которое лишилось в период революции части своих земель, а для наиболее рациональной эксплуатации оставшихся земель не имело ни свободных средств, ни навыков- Возглавляла торийскую партию та часть земельной аристократии, которая оказалась в таком же положении, как и сквайры. Для сторонников этой партии усиление ко- ролевской власти означало усиление и упрочение собствен- ного политического влияния и экономического благососто- яния. По своим религиозным взглядам тори были, по пре- имуществу, англиканами, и это обеспечивало им поддерж- ку англиканской церкви. Состав вигов был более сложным. К партии вигов примыкало новое дворянство, которому так завидовали то- рийские сквайры. Это дворянство, став в 40-х годах на сторону революции, не только сохранило благодаря этому свои земельные владения, но и увеличило их. В состав партии вигов входили также купцы, финан- систы, крупные предприниматели и наиболее могуществен- ная часть земельной аристократии. Вигов поддерживала средняя городская буржуазия- По религиозным взглядам виги состояли глазным об- разом из пуритан различных направлений. Виги отнюдь не были республиканцами и вовсе не со- бирались уничтожать королевскую власть. Они лишь хо- тели, чтобы королевское правительство проводило полити- ку не только в интересах узкого круга торийской земель- ной аристократии, но и в интересах всего дворянства и буржуазии. В известной мере виги были большими рояли- стами, чем сами тори, так как виги хотели расширить со- циальную опору короля, а это способствовало бы упроче- нию его позиций. Но признавая необходимость королев- ской власти, виги не хотели рассматривать ее как нечто божественное по своему происхождению. Они считали бо- лее удобным иметь дело с конституционным королем, ко- торый был бы связан определенным договором с «наро- дом» (т. е- с самими вигами) и подчинен контролю пар- ламента, как представителя этого «народа». Однако Карл, поддерживаемый своими торийскими сторонниками, про- должал проводить политику в интересах наиболее эконо- мически отсталых и политически реакционных кругов дво- 197
ряН'Ства. Его меры во внутренней и внешней политике про- должали вызывать все растущее недовольство как в пар- ламенте, так и за его стенами. Парламент был встревожен абсолютистскими стремле- ниями короля и зависимостью от Франции в вопросах внешней политики. Правительство Кабали (1667— 1674 гг.) поддерживало короля в его стремлении усилить свою власть, так как это отвечало интересам реакционной феодальной знати. По настоянию правительства парламент повышал ста- рые и вводил новые налоги для покрытия все растущих расходов двора. Характерной чертой налоговой политики этого времени являлось то, что вводились и увеличивались те налоги, ко- торые не затрагивали интересов землевладельцев, а пада- ли на народные массы и на буржуазию. Это не удивитель- но, так как в парламенте преобладали именно землевла- дельцы В 1668 году были увеличены размеры акциза на пиво, некоторые вина, уксус, кофе, чай и введен акциз на им- портные вина. В 1671 году акциз на эти товары был еще более увеличен1 2. В 1670 году был введен прямой на- лог на доходы от горнодобывающих предприятий (1 шил- линг с фунта), на заработную плату (2 шиллинга с фун- та) , на движимое имущество и на капиталы королевских банкиров и кредиторов 3. Введение налогов, отчасти затрагивавших буржуазию, вовсе не означало, что парламент отказался от защиты ее интересов-. Так, парламент принимал меры для дальнейше- го развития шерстяной промышленности, не только были подтверждены законы, запрещавшие вывоз сырой шерсти и ввоз готовых шерстяных товаров, но издавались законы 1 В интересах землевладельцев же в 1671 году был введен за- кон, запрещавший всем фригольдерам (не говоря уже о копиголь- дерах) с доходом менее 100 ф. ст. в год (а таких среди йоменов бы- ло большинство) убивать дичь даже на своей земле. Охота на дичь становилась, таким образом, исключительной привилегией крупных землевладельцев. G. М. Trevelyan, English Social History, L., 1946, p. 279. 2 См. И. Я h ж у л, Опыт исследования английских косвенных на- логов. Акциз, М., 1874, стр. 37—38. 3 См. М. М. Алексеенко, Государственный кредит, Харьков, 1872, стр. 91. 198
о принудительном ношении шерстяной одежды английски- ми гражданами Но это не могло компенсировать буржуазию за все уве- личивающиеся поборы, и она смотрела на правительство с все большим неодобрением. Это недовольство разделяла и та часть дворянства, которая экономически была связа- на с буржуазией. Недовольство затронуло даже банкиров Сити после того, как в 1672 году правительство, оказав- шееся вновь в трудном финансовом положении, объявило о снижении процента, который уплачивался банкирам по королевскому займу 2. Недовольство также вызывало, не только в кругах буржуазии, но и в кругах дворянства, проявленное правительством намерение воскресить в Ан- глии католицизм. Ненависть к католицизму в самых различных слоях английского населения имела глубокие социальные и по- литические причины. Если для широких слоев населения возврат католициз- ма означал усиление королевского абсолютизма, новые ре- лигиозные преследования и усиление экономического и религиозного гнета со стороны церкви, то у господству- ющих классов Англии были еще дополнительные причины не желать восстановления католицизма. Многие крупные землевладельцы, владения которых состояли из земель, приобретенных во время реформации XVI века, боялись восстановления католицизма, «при котором они, разуме- ется, должны были бы вернуть все награбленные ими быв- шие церковные земли, в результате чего семь десятых всей земельной площади Англии переменило бы своих вла- дельцев...»31. Не устраивал католицизм торговую и промышленную буржуазию, которая не была связана с землевладением, так как католицизм совершенно не подходил для ее дея- тельности \ 1 В 1667 году был проведен закон, обязывающий хоронить по- койников в шерстяных саванах, а в 1678 году было решено, что «все члены парламента должны носить шерстяную одежду с начала но- ябре до конца марта». См. Е. Lipson, Economic History of En- gland, v. Ill, L., 1931, p. 45—46. 2 См. И. И. Кауфман, Государственный долг Англии с 1688 по 1890 год, СПб., 1893, стр. 15. 3 К. Маркс, Рецензия на книгу Гизо—«Почему удалась ан- глийская революция?», К. Маркс иФ. Энгельс, Соч., т. 7, стр. 221. 4 Т а м же. 199
В свою очередь, Стюарты стремились восстановить ка- толицизм отнюдь не из моральных побуждений. В католи- ческой церкви, которая всегда была оплотом реакционней- ших стремлений европейских монархов, Стюарты наде- ялись найти верного и могущественного союзника в борь- бе за восстановление попранной королевской прерогативы. Дело было здесь не столько в различии религиозных дог- матов, сколько в различии политической и классовой сущ- ности католической и англиканской церквей. Попытки ко- роля ввести в Англии некоторую религиозную терпимость, под флагом которой католики получили бы известное ре- лигиозное и политическое равноправие, встречали реши- тельный отпор не только со стороны англиканского парла- мента, но даже со стороны преследуемых диссидентов, ко- торые предпочитали подвергаться гонениям, нежели до- пустить воскрешение католической церкви. Чтобы помешать правительству Кабали воскресить ка- толицизм, англиканский парламент провел в 1673 году так называемый Test act. Этот акт требовал от каждого, кто занимал военную или государственную должность, прися- ги в том, что он признает короля главой церкви и отрица- ет пресуществление. Принесение присяги должно было сопровождаться причащением по англиканскому обряду Г Внешняя политика правительства 1667—1679 годов Не меньшие разногласия между парламентом и прави- тельством вызывала внешняя политика правительства.. После окончания в 1667 году войны с Голландией Англия заключила Тройственный союз с Голландией и Швецией 1 2, встретивший одобрение в Англии. Однако он не мог быть прочным, так как между Голландией и Англией не прекра- щалось торговое соперничество. Этим воспользовался Лю- довик XIV и вновь вступил с Карлом II в переговоры, обе- щая ему субсидию за разрыв Тройственного союза- Пере- говоры велись в глубокой тайне, и подписание в июне 1670 года Дуврского трактата3, который превращал Ан- 1 Акт этот просуществовал до 1829 года, когда была проведена эмансипация католиков. (См. «Законодательство английской револю- ции 1640—1660 гг.», Изд-во АН СССР, 1946, стр. 322—326). 2 См. П. Эйри, Реставрация Стюартов и Людовик XIV, от Вестфальского до Нимвегенского мира, СПб., 1896, стр. 136—137. 3 Там же, стр. 158—159. 200
гЛию в союзницу Франции в ее борьбе с Голландией, яви- лось полной неожиданностью как для участников Трой- ственного союза, так и для английского парламента. За английскую помощь Карл получил единовременно: 150 тыс. ф. ст. и по 225 тыс. ежегодно в продолжение войны. Помимо военной помощи Англия должна была еще заключить с Францией торговый договор. Несколько ста- тей этого трактата, о которых знали даже не все члены: правительства, предусматривали меры, которые должны были предпринять договаривающиеся стороны для восста- Явления в Англии католицизма- Весной 1672 года Англия и Франция начали войну про- тив Голландии. Несмотря на ряд военных неудач, Гол- ландия упорно сопротивлялась. Участие Англии в войне оказалось менее активным и действенным, чем это было предусмотрено в Дуврском трактате. В парламенте и в Сити считали теперь Францию гораздо более серьезным врагом, чем Голландию, и поэтому парламент отказался в 1672 году вотировать субсидии на войну с Голландией. Оставшись без средств и подвергаясь все более резким нападкам парламента, правительство Кабали было вынуж- дено заключить в феврале 1674 года мир с Голландией. Голландия согласилась салютовать английскому флагу в территориальных водах Англии, уплатить 800 тыс. крон и оставить за Англией все ее завоевания вне пределов Ев- ропы- Англия же обязалась не оказывать помощи врагам Голландии Но парламент считал последнее условие не- достаточным и настаивал на оказании активной -помощи Голландии против Франции. Так как правительство объяв- лять войну Франции не хотело, то парламент стал требо- вайгроспуска армии, не соглашаясь иначе давать королю, субсидии. Правительству Кабали пришлось уйти в отставку. Но- вое правительство было возглавлено графом Денби, кото- рый также представлял реакционные круги, но отличался от -членов правительства Кабали своей ненавистью к ка- толицизму. Скоро стало очевидно, что приход к власти Денби ни- чего не изменил ни во внутренней, ни во внешней полити- ке. Будучи сторонником расширения королевской преро- гативы, Денби старался уменьшить влияние парламента 1 R. Lodge, The History of England, L., 1.912, p. 124. 201
Чтобы избежать противоречий между правительством^ парламентом, он подкупал депутатов, а когда и это не помогало, то прибегал к отсрочке парламентских сессий. Для того, чтобы не обострять отношений с парламентом, правительство в отдельных вопросах шло навстречу инте- ресам буржуазии. Ко второй половине XVII века относится усиление ан- гло-французского экономического соперничества, которое особенно обострилось со времени появления во Франции Кольбера, стремившегося поднять французскую промыш- ленность путем ограничения иностранного импорта. На со- кращение английского экспорта во Францию палата общин ответила в 1675 году решением запретить ввоз француз- ских товаров, если Франция не снизит пошлины на англий- ские товары. Это решение было принято в ответ на соот- ветствующие петиции английских мануфактуристов Г В 1678 году эта угроза была приведена в исполнение— был запрещен импорт из Франции вин, уксуса, льняных тканей, сукна, шелка, соли и бумаги, так как импорт этих товаров «истощает казну королевства» 2. Но это отнюдь не означало, что правительство решило изменить свой внешнеполитический курс и пойти на раз- рыв с Францией- За спиной парламента король продолжал вести тайные переговоры с Людовиком XIV, окончившие- ся в 1676 году соглашением, по которому Карл II обязал- ся отсрочить созыв очередной сессии парламента до лета 1678 года, а Людовик XIV должен был платить ему по 100 000 ф. ст. ежегодно 3. Отсрочка парламентской сессии была нужна французскому двору в связи с тем, что ан- глийский парламент настаивал на вмешательстве Англии в продолжавшуюся франко-голландскую войну на схроне Голландии Ч к Е. Lipson, Economic History of England, v. Ill, L., 1931. p. 103. 2 ibid ,p. 104. 3 Cm. R. L о d e e, The History of England (1600—1702), L., f§!2, p. 136. 4 Могущество Голландии клонилось к упадку, и поэтому она ста- ла менее опасным противником, нежели Франция, стремившаяся иг- рать первую скрипку в Европе. Кроме того, в случае потери Голлан- дией ее независимости дельта Рейна оказалась бы в руках Франции, что значительно усилило бы могущество Франции на континенте. Захват Антверпена Францией означал бы резкое возрастание воен- ной опасности для Англии. 202
•*' Тайна этого соглашения была, однако, довольно скоро раскрыта, и разоблачение сношений короля с Францией привело к падению правительства Денби. Его падение бы- ло ускорено тем, что в этот момент распространилось со- общение о заговоре католиков против короля1. Но и приход к власти лидера парламентской оппозиции Шефтсбери не внес резких перемен во внешнюю политику. Парламент продолжал настаивать на войне с Франци- ей- Его усилия поддерживал штатгальтер Голландии Виль- гельм Оранский. Карл начал колебаться, но Людовик во- время предложил ему новую субсидию за сохранение дру~ жественного нейтралитета 2, и континентальная война без вмешательства Англии закончилась в 1679 году Нимвеген- ским миром. Не только профранцузская внешняя политика прави- тельства, но и недостаточная поддержка своей буржуазии в завоевании новых колониальных владений вызывали не- довольство буржуазии и обуржуазившегося дворянства. Колониальная политика 60—80-х годов XVII в. Английская буржуазия, видя, что могущество Голлан- дии клонится к упадку, хотела выступить в качестве на- следника ее колониальных владений и не допустить уси- ления французского влияния в заокеанских землях. Одна- ко правительство не хотело идти на конфликт с француз- ским двором, у которого оно было на содержании, и поэ- тому далеко не всегда помогало своей буржуазии в дости- жении ее агрессивных целей. Те успехи, которых буржуа- зия в это время достигла вне Англии, были главным обра- ---г— >---- 1 Некий Отс, бывший прежде сам католиком-иезуитом, заявил, что тайная иезуитская конгрегация собралась 24 апреля в лондонской таверне «Вела51 лошадь» и подготовила планы убийства короля и восстановления в Англии католицизма. Этому заявлению поверили очень легко, так как в обществе хорошо знали, что наследник пре- стола—брат короля Яков, герцог Йоркский—является католиком, и приход его к власти, в случае убийства Карла II, означал бы более активную реставрацию католицизма. Хотя при дворе знали, что «папистский заговор» является плодом воображения Отса, но взрыв негодования был столь силен, что ни король, ни его министры не ре- шились ему противодействовать. В течение нескольких месяцев в стране шли многочисленные процессы по делам людей, якобы заме- шанных в этом заговоре. 2 R. Lodge, The History of England (1660—1702), L., 1912, p. 149. 203
зом делом ее собственной (предприимчивости и не опира- лись на активную помощь правительства. Напротив, вместо того, чтобы помочь своей буржуазии в борьбе за новые колонии, Карл II вернул Франции Акадию, захваченную в период протектората- Но английская буржуазия и без помощи правительства расширила и укрепила свои коло- ниальные владения. В интересах буржуазии постепенно проводилась известная централизация административного управления империи. В 1675 году комитет Lords of Trade стал, по существу, предшественником современного Colo- nial Office1. Интересы колоний все больше подчинялись интересам метрополии. Территория колониальных владений Англии в Северной Америке в эти годы значительно расширилась. В 1667 году Англия получила от Голландии территорию Новых Нидер- ландов. В 60-х годах появились колонии—Северная и Южная Каролина. (В числе их собственников были, меж- ду прочим, Кларендон и Шефтсбери)1 2 3 4. В 1670 году была основана компания Гудзонова залива, захватившая соот- ветствующий район. В 1681 году на территории, «подарен- ной» Карлом II Вильяму Пенну (вместо уплаты 16000 ф. ст. долга), была основана Пенсильвания. Интерес английской буржуазии к этим краям станет вполне понятным, если вспомнить, что в 80-х годах XVII в. американские и вест-индские колонии экспортировали раз- личных товаров на сумму почти в 1 млн. ф. ст- Среди этих товаров были: сахар, табак, хлопок, пушнина, рыба, им- бирь, красители, какао' и др- Кроме того, в колонии выво- зилось более чем на 300 тыс. ф. ст. товаров, производимых в метрополии Не теряла времени английская буржуазия и в Г1ндии- Монополия Ост-Индской компании была официально ут- верждена еще в 1657 году5. В 60—80-х годах началось превращение этой торговой компании в орган имперской 1 Elton, Imperial Commonwealth, L., 1945, p. 68. - Тесный контакт между министрами и высшими придворными, с одной стороны, и торговыми и финансовыми кругами Сити, с другой, был обычным явлением. Е. Н. Carter and R. A. F. Mears, A History of Britain, Oxford, 1937, pp. 520—521. 3 E. H. Carter and R. A. F. Mears, A History of Britain* Oxford, 1937, p. 522. 4 F. W. T i c k n e r, A Social and Industrial History of England* N. Y. — L., 1930, p. 351. 5 Elton, Imperial Commonwealth, L., 1945, p. 81. 204
администрации. Уже в 1661 году специальная хартия рас- ширила юрисдикцию компании на всех англичан на Во- стоке и дала компании право набирать войско и строить укрепления. В 1668 году компания получила от Карла II Бомбей Г "’Именно в 60-х годах XVII в. купцы английской Ост- Индской компании стали из простых коммерсантов превра- щаться в завоевателей, подчиняющих себе территории, на которых они еще так недавно имели лишь отдельные торговые фактории 1 2. 'Английская Ост-Индская компания, представлявшая собой чрезвычайно замкнутую корпорацию, владевшую монополией на торговлю с Индией, умело использовала войны для вытеснения своих голландских конкурентов из Индийского и Тихого океанов. Победы Англии в этих вой- нах способствовали подрыву могущества Голландии- Гол- ландия, как господствующая торговая страна, не смогла противостоять Англии, стране не только торгового, но и промышленного капитала, и это облегчило задачу англий- ских купцов в их борьбегза колонии. Борьба с Голланди- ей за влияние шла не только в Индии, но и в Турции и в Африке. В Турции обе стороны старались получить от сул- тана наиболее выгодные капитуляции и этим подорвать торговлю соперника. В Африке борьба шла не только за добычу золота, но главным образом за господствующее положение в торговле «живым товаром». Именно к пери- оду реставрации относится начало массового вывоза аф- риканских негров на английские плантации на Барбадосе и Ямайке 3 Постепенно дешевый негритянский труд стал вытеснять труд белых «кабальных слуг», а работорговля оказалась одной из доходнейших отраслей торговли. Борьба за колонии шла не только с Голландией, но и с Францией- Англо-французские интересы сталкивались главным образом в Америке, где англичане переманивали 1 Elton, Imperial Commonwealth, L., 1945, p. 82. 2 За период 1657—1691 годов средний ежегодный дивиденд пай- щиков составлял около 25%. См. J. A. W i 11 i a m s о n, A Short History of British Expansion, L., 1941, p. 308. 3 В 1663 году была основана компания для работорговли во главе с герцогом Йоркским. Среди пайщиков компании были также королева-мать и королева-супруга. Позднее эта компания была пре- образована в Королевскую африканскую компанию. См. Н. Е. Eger- tion, A Short History of British Colonial Policy, L., 1941, p. 95. 205
в свои колонии (в качестве рабочей силы) французских иммигрантов-гугенотов, предоставляя им свободу совести. Английская буржуазия стремилась не только к захвату новых владений, но и к выкачиванию все больших бары- шей из старых—Шотландии и Ирландии. При этом гос- подствующие классы руководствовались старым принци- пом—«разделяй и властвуй» Стремление полностью подчинить Шотландию и Ирлан- дию английскому влиянию было общим как для англий- ской буржуазии, так и для королевского правительства. Буржуазия приветствовала запрещение вывоза шотланд- ских товаров в английские колонии, так как это освобож- дало ее от лишних конкурентов. Но религиозная политика короля в этих областях вызывала недовольство буржуа- зии. Пресвитерианская и индепендентская буржуазия была недовольна восстановлением в Шотландии епископата и жестокими преследованиями шотландских ковенанторов. В Ирландии правительство проводило политику неко- торого покровительства католикам (не возвращая, одн-1ко, отнятых у них земель), что выбывало недовольство не только пресвитерианской буржуазии, но и англиканского дворянства. Это недовольство лишь отчасти умерялось пре- доставленной возможностью продолжать ограбление кре- стьянства. Корыстолюбие господствующих классов Англии не знало предела, и они не довольствовались преступлени- ями, уже совершенными в отношении Ирландии. После ре- ставрации монархии политика хозяйственного разорения Ирландии была продолжена в торговой и промышленной областях. До 1660 года не существовало законодательных помех для ирландской торговли, не было особых пошлин на ввоз в Англию ирландских товаров. С периода рестав- рации началось систематическое законодательное ограни- чение ирландской торговли. Актом 1660 года ирландские шерстяные товары, ввози- мые в Англию, были обложены большой пошлиной, а вы- воз их в другие страны был вообще запрещен. Этот акт не только лишил работы десятки тысяч ирландских ткачей, но и убил ирландское овцеводство. Вслед за этим были 1 Секретарь по делам Шотландии Лаудердаль выражал надеж- ду, что шотландцы восстанут и тогда он сможет привести в Шот- ландию ирландских католиков, чтобы они перерезали друг другу горло. См. Е. Н. Carter and R. A. F. Mears, A History of Britain, Oxford, 1937, p. 494. 206
уничтожены другие отрасли скотоводства. Опасаясь кон- куренции со стороны ирландских скотоводов, английские