Текст
                    атеистические
чтения сборник


атеистические чтения
5 Церковь отделяется от государства... путешествие в мир науки 13 Интуиция и творчество 21 На пути к познанию природы жизни 35 Этапы формирования общества 51 Мракобесие в XX столетии 53 Эстафета мечты 61 В битве за человеческую жизнь 67 Поэтическая страница 69 Как конструируют живое? 75 Выдающиеся естествоиспытатели о религии 77 Тайна за семью печатями атеизм и религия: страницы истории 89 У истоков французского атеизма 99 Мертвого имя назвать... 109 Конфуций, Шан Ян и другие 125 Восточные мудрецы о вере и неверии 127 Королевство золотых слез 141 Миф о Кецалькоатле и испанское завоевание Мексики 157 Страницы юмора 159 Парадоксы и курьезы одного царствования 169 Откуда пришло слово? нравы, обычаи, верования 179 Во что верили древние евреи?
атеистические чтения сборник Москва Издательство политической литературы 1988 189 Буддизм в Шри Ланке 195 По следам кельтских богов 205 Одолень-трава 209 Боги древних майя 223 В мире мудрых мыслей 225 Хранит тайга языческие тайны факты разоблачают 241 "Моральное большинство": пропаганда и деятельность 251 Поэтическая страница 253 "Божье дело" 260 Скандал в "божьем городе" 263 Тевтонский орден: анахронизм или?.. против предрассудков и суеверий 279 В чем кроется чародейская сила? 289 Поэтическая страница 291 Места проклятые или благословенные? культура и религия 303 Христианство и языческая культура 311 Цинь Шихуан и его гробница 325 Поэтическая страница 327 Правда о православных монастырях 338 Зарубежный калейдоскоп
ББК 86 А92 Художники A. А. Лебединский, B. С. Любаров Атеистические чтения: Сборник. — А92 М.: Политиздат, 1988. — 343 с, ил. Большой популярностью пользуется у советских читателей иллюстрированное еже- годное издание "Атеистические чтения". Из материалов первых десяти выпусков этого издания в 1981 г. был подготовлен и выпущен в свет сборник "Атеистические чтения", вызвавший огромный интерес. Идя навстречу многочисленным просьбам чита- телей, редакция подготовила второй сбор- ник, куда вошли лучшие материалы, опуб- ликованные в последующих выпусках еже- годника. Книга рассчитана на самые широкие кру- ги читателей. 0400000000-245 А 079 (02)-88 76-88 ББК 86 © ПОЛИТИЗДАТ, 1988
Церковь отделяется от государства С августа 1917 года до осени 1918 года в Москве заседал Всероссийский поместный собор православной церкви. Центральный музей Революции СССР располагает некоторыми материалами о работе собора и деятельности православных церковников в первые годы после революции. Эти материалы показывают реакцию руководства Русской православной церкви на первые декреты молодой Советской республики, свидетельствуют о том, что собор превратился в настоящий штаб религиозного антисоветского движения. Ниже публикуется очерк журналиста Михаила Филатова о некоторых событиях первых месяцев существования Советской власти, написанный на основе этих материалов. К свержению самодержавия в феврале 1917 года церковь, как известно, отнеслась сравнительно спокойно: доходы ее не по- страдали — это главное, не утратила она и позиций в духовной и социальной сферах, а в политику духовенству открыто вмеши- ваться вроде бы и не к лицу. Зато с первого дня победы Великой Октябрьской социали- стической революции служители церкви вдруг проявили повышенный интерес к по- литическим событиям и активно подклю- чились к контрреволюционной деятельно- сти. Это и понятно. Ведь Октябрь разгромил и уничтожил начисто классовую и государ- ственную опору православной церкви, со- здал условия для духовного освобождения масс. Петроград, Смольный. Вечером 25 октября 1917 года здесь от- крылся исторический Второй съезд Сове- тов. Республика обнародовала свои первые декреты — о мире, о земле. В эти же дни в Москве заседал собор представителей православной церкви. В от- вет на первые декреты Советской власти собор принял решение: отлучать от церкви всех посягнувших на ее "священное иму- щество", в том числе и на землю. Со стра- ниц своих печатных органов, с амвонов цер- ковь обрушила град клеветы на участников Октябрьского вооруженного восстания. Тут и легенды о расправах со служителями культа всех рангов, и выдумки об истребле- нии святынь. В длинных коридорах Смольного затеря- лась комната №75, где разместился Коми- тет по борьбе с саботажем и контрреволю- цией. Сюда стекались материалы первых дел, которые республика вела против бан- дитов, хулиганов, саботажников и... цер- ковников. Руководитель этого комитета, высокий человек с осунувшимся от бес- сонницы лицом, большевик В. Д. Бонч- Бруевич принимал таких же усталых, как и он, перепоясанных пулеметными лентами людей. Они озабоченно докладывали о не- прекращавшихся контрреволюционных вы- ступлениях священников, приносили про- кламации, которые призывали верующих бороться с "безбожной" Советской властью. Антисоветские воззвания подписывались именем патриарха Тихона. Многочисленные заговоры духовенства против Советской республики в первые, самые трудные месяцы ее существования приняли настолько ожесточенный характер, что рабоче-крестьянскому правительству пришлось вплотную заняться и религиоз- ным вопросом. 11 (24) декабря 1917 года - день, как всегда, загруженный у Владимира Ильича Ленина до предела. Утром — обстоятель- ная беседа с рабочими Донбасса, днем — заседание ЦК. Вечером Ленин председа- тельствовал на заседании Совнаркома, где рассматривался вопрос о переходе церков- ноприходских школ в ведение Народного 5
комиссариата просвещения, об ускорении отделения церкви от государства. 16(29) и 18(31) декабря 1917 года ВЦИК и СНК утвердили два декрета: о рас- торжении брака и о гражданском браке, о детях и о ведении книг актов состояния. Гражданский брак стал обязательным, цер- ковный же был объявлен частным делом людей. Все духовные учреждения, которые до этого осуществляли регистрацию бра- ков, рождений и смерти, должны были сдать регистрационные книги в соответ- ствующие городские, уездные и волостные земские управы. Собор по-своему "откликнулся" и на эти декреты. Патриарх Тихон объявил граждан- ский брак прелюбодеянием, а требование декрета сообщать статистические справки и сведения гражданским властям распо- рядился считать для причтов необязатель- ным. Противодействие духовенства любому постановлению Советской власти стало в те месяцы повседневным явлением. Оно при- нимало такие формы, которые смутили да- же некоторых представителей буржуазии. Когда появилось послание патриарха Тихо- на об отлучении от церкви всех, общавших- ся с большевиками ("...заклинаем верую- щих чад православной церкви с таковыми извергами рода человеческого не вступать в какое-либо общение..."), газета кадетов "Наш век" от 21 января 1918 года обеспо- коенно писала: "Итак, война открыта. Суровая, беспо- щадная, как все религиозные войны... Во- круг церкви начнут собираться не только "верные чада", свято почитающие церковь... но и чисто политические элементы..." Автор статьи убеждал духовенство действовать осторожнее. В ,Дерковных ведомостях" последовал разъяренный ответ: "Напомним нашим мягкотелым либера- лам, очевидно еще недостаточно наученным грозными уроками последнего времени, что отлучение — институт не средневековый только, а и апостольский и общецерков- ный". Так "смиренные" слуги церкви подтал- кивали русскую буржуазию на более реши- тельные действия против ненавистной им власти. 31 декабря 1917 года газеты опубликова- ли проект декрета Совета Народных Комис- саров по вопросу об отделении церкви от государства. 10 января 1918 года в Смольный было доставлено письмо, подписанное петроград- ским митрополитом Вениамином. Он угро- жал восстанием: "Волнения могут принять силу стихийных движений... оно (волне- ние. — М. Ф.) рвется наружу и может вы- литься в бурных движениях и привести к очень тяжелым последствиям. Никакая власть не сможет удержать его". На послании митрополита В. И. Ленин написал: "Очень прошу коллегию при ко- миссариате юстиции поспешить разработкой декрета об отделении церкви от государ- ства". Это распоряжение В. И. Ленин сделал 19 января (1 февраля) 1918 года, а на дру- гой день он председательствовал на заседа- нии Совнаркома. Перед Лениным среди других неотложных бумаг лежал документ: "Декрет о свободе совести, церковных и религиозных обществах". Это был еще только проект закона, и Владимир Ильич, продолжая внимательно слушать выступав- ших, вносил исправления в лежавший перед ним текст, составленный видным юристом профессором М. А. Рейснером. Первый пункт проекта: "Религия есть частное дело каждого гражданина Россий- ской Республики" — Ленин заменил: "Цер- ковь отделяется от государства". К треть- ему пункту сделал примечание: "Из всех официальных актов всякое указание на ре- лигиозную принадлежность или непринад- лежность граждан устраняется". К послед- нему, тринадцатому пункту, где указыва- лось, что "все имущество существующих в России церковных и религиозных обществ объявляется народным достоянием", Влади- мир Ильич добавил: "Здания и предметы, предназначенные специально для богослу- жебных целей, отдаются по особым поста- новлениям местной или центральной госу- дарственной власти в бесплатное пользо- вание соответственных религиозных об- ществ". Особое одобрение Ленина получил девятый пункт декрета: "Школа отделяет- ся от церкви". В "Церковных ведомостях" собор сде- лал по этому вопросу такое распоряжение: 6
Декрет Совета Народных Комиссаров. Об отделении церкви от государства и школы от церкви. 1. Церковь отделяется от государства. 2. В пределах Республики запрещается издавать какие-либо местные законы или постановления, которые бы стесняли или ограничивали свободу совести, или устанавливали какие бы то ни было преимущества или привилегии на основании вероисповедной принадлежности граждан. 3. Каждый гражданин может исповедывать любую религию или не исповедывать никакой. Вся- кие, праволишения, связанные с исповеданием какой бы то ни было веры или неисповеданием ни- какой веры, отменяются. 4. Действия государственных и иных публично-правовых общественных установлений не со- провождаются никакими религиозными обрядами или церемониями. 5. Свободное исполнение религиозных обрядов обезлечивается постольку, поскольку они не нарушают общественного порядка м не сопровождаются посягательствами на права граждан Совет- ской Республики. Местные власти имеют право принимать все необходимые меры для обезпечения в этих случаях общественного порядка и безопасности. 6. Никто не может, ссылаясь на свои религиозные воззрения, уклоняться от исполнения своих гражданских обязанностей. Изъятия из этого положения, под условием замены одной гражданской обязанности другою, в каждом отдельном случае допускаются по решению народного суда. 7. Религиозная клятва или присяга отменяется. В необходимых случаях дается лишь торжественное обещание. 8. Акты гражданского состояния ведутся исключительно гражданской властью: отделами записи браков и рождений. 9. Школа отделяется от церкви. Преподавание религиозных вероучений во всех государственных и общественных, а также част- ных учебных заведениях, где преподаются общеобразовательные предметы, не допускается. Граждане могут обучать и обучаться религии частным образом. 10. Все церковные и религиозные общества подчиняются общим положениям о частных обще- ствах и союзах и не пользуются никакими преимуществами и субсидиями ни от государства, ни от его местных автономных и самоуправляющихся установлений. 11. Принудительные взыскания сборов и обложения в пользу церковных и религиозных об- ществ, равно как меры принуждения или наказания со стороны этих обществ над их сочленами, не допускаются. 12. Никакие церковные и религиозные общества не имеют права владеть собственностью. Прав юридического лица они не имеют. 13. Все имущества существующих в России церковных и религиозных обществ объявляются на родным достоянием. Здания и предметы, предназначенные специально для богослужебных целей, отдаются, по осо- бым постановлениям местной или центральной государственной власти, в бесплатное пользование соответственных религиозных обществ. Председатель Совета Народных Комиссаров Ульянов (Ленин)
"Начальствующие и учащиеся в духовно- учебных заведениях должны сплотиться с родителями учащихся и служащими в союзы (коллективы) для защиты учебных заведений от захвата и для обеспечения дальнейшей их деятельности на пользу церкви..." Обращение собора к народу призывало: "Всякое участие как в издании сего враж- дебного церкви узаконения (декрета об отделении церкви от государства и школы от церкви. — М. Ф.), так и в попытках про- вести его в жизнь несовместимо с принад- лежностью к православной церкви и навле- кает на виновных лиц православного испо- ведания тягчайшие кары вплоть до отлуче- ния от церкви". И далее: "Собор призывает весь народ православный... сплотиться во- круг храмов и монастырских обителей для защиты попираемой святыни". Едва декрет об отделении церкви от го- сударства появился в печати, церковные власти стали организовывать по всей стра- не крестные ходы, чтобы разжечь религи- озный фанатизм и настроить верующих против Советов. Один из петроградских архиереев обратился к В. Д. Бонч-Бруеви- чу с просьбой разрешить крестный ход. Председатель Комитета по борьбе с сабота- жем и контрреволюцией предупредил архие- рея, что ответственность за возможные антисоветские выпады во время этой про- цессии полностью несет церковное руковод- ство. После такого предупреждения церков- ники не решились на открытое выступле- ние во время крестных ходов ни в Москве, ни в Петрограде. Но 15(28) февраля 1918 года патриарх Тихон обратился с посланием к духовенству и верующим, в котором при- зывал звонить в набат и оказывать сопро- тивление всем мероприятиям Советской власти. Это послание патриарха привело к множеству кровавых столкновений по всей стране. "Готовьте печатные машины!" Под та- ким заголовком-призывом журнал "Цер- ковные ведомости" в феврале 1918 года опубликовал статью некоего протоиерея Иоанна Янсона. "Как противостоять боль- шевикам, как совершить подвиг? — вопро- шал церковник и тут же отвечал: — Одними проповедями сделать это невозможно. Нуж- но энергично действовать и печатным сло- вом. Поэтому необходимо по всем монас- тырям и приходам, где только возможно, заводить хотя бы самые простые печатные машины, чтобы на них можно было изготов- лять сотни тысяч и миллионы поучительных листков... Из ревнующих о славе божией найдутся и наборщики и наборщицы. Кто не знает этого дела, научится... Будем все до- бывать хотя самые простые печатные маши- ны; устроим свою бумажную фабрику, свою словолитню, где изготовляют буквы, шрифты, клише... Итак, работать, работать днем и ночью..." Контрреволюция лихорадочно собирала силы. Один из ее органов в Москве — черно- сотенный листок "Фонарь" от 12 (25) марта 1918 года возвестил в статье "Единствен- ный путь": "Наш путь... единственный — путь параллельной организации воинской русской мощи и воссоздания национального самосознания... реальными условиями яв- ляются для нас помощь Америки и Япо- нии..." Газета, которая уповала на контрре- волюционный мятеж и интервенцию, в тот же день по постановлению Советского правительства была закрыта. Однако цер- ковники успели в своей печати горячо одобрить антинародный призыв: "Трудно оспаривать основательность этих мыслей, если не надеяться на чудо". Сама церковь не надеялась на чудесное возвращение прежних порядков; она соби- рала все антисоветские элементы, приводи- ла в боевую готовность собственные силы из монахов и монахинь 550 мужских и 475 женских монастырей, из 50 тысяч священ- ников и 15 тысяч диаконов. Во многих храмах и монастырях тайно устанавливались печатные машины, свози- лось туда и оружие. Так, летом 1918 года участников антисоветского мятежа в Ярос- лавле в изобилии снабдил оружием местный монастырь. С началом интервенции и гражданской войны служители церкви создали свои пол- ки "Иисус Христос" и "Пресвятая богоро- дица". Но это был уже следующий шаг в контрреволюционной "деятельности" цер- кви. Так сопротивление церкви мероприя- тиям Советской республики привело ее на путь вооруженной борьбы с народом, взявшим судьбу России в свои собствен- ные твердые руки. 8
После разгрома интервентов и бело- гвардейцев церковники далеко не сразу перешли на путь лояльности к диктатуре пролетариата. В 1921 году, когда страшный голод, ох- вативший Поволжье, уносил в могилу мил- лионы жертв, церковь оставила без внима- ния просьбу государства оказать материаль- ную помощь голодающим. В связи с этим пришлось издать декрет об изъятии части церковных ценностей. И тут патриарх Тихон призвал верующих к активному противо- действию реализации этого декрета... Совет- ское государство вынуждено было подверг- нуть репрессиям некоторых церковников, но, разумеется, не за их религиозные убеж- дения, а за откровенно антисоветскую дея- тельность. Открыто контрреволюционная и антина- родная позиция руководства Русской пра- вославной церкви вызывала возмущение не только рядовых верующих, но и части духовенства. Успехи социалистического строительства, культурной революции при- вели к массовому отходу трудящихся от религии, влияние церкви стало быстро падать. На формирование атеистических и антицерковных настроений масс большое воздействие оказали также разоблачение церковных святынь (вскрытие мощей) и антирелигиозная пропаганда, которую со знанием дела вели многие деятели Комму- нистической партии. Под давлением народных масс часть высшего и приходского духовенства пере- смотрела свое отношение к Советской власти. Это вынудило патриарха Тихона в 1923 году открыто заявить о своем от- казе от антисоветской деятельности. К тому времени за счет верующих и ду- ховенства, которые стояли на стороне Со- ветской власти, стали увеличиваться ряды так называемых обновленцев — своеобраз- ной оппозиции внутри православной церк- ви. С 1922 года они выступали (во главе с митрополитом А. И. Введенским) против контрреволюционной деятельности церков- ного руководства, провозгласили лояль- ность обновленческой церкви по отноше- нию к Советскому государству. На своих поместных соборах (1923 и 1925 гг.) об- новленцы разработали программу, которая сводилась к разрыву со старыми, дворян- ско-бюрократическими традициями Рус- ской православной церкви. По существу, впервые обновленцами были сформулиро- ваны принципы функционирования религии и церкви в условиях социализма1. Под давлением верующих с такой про- граммой вынужден был согласиться преем- ник Тихона патриарший местоблюститель (с 1925 г.) митрополит Сергий. В 1927 году он вместе с шестью членами синода высту- пил с декларацией, в которой призывал ве- рующих и духовенство быть верными граж- данами Советского Союза не за страх, а за совесть. Эта декларация встретила поддерж- ку верующих и духовенства. Оценивая поворот церкви в сторону лояльности к Советскому государству, Е. М. Ярославский отмечал: "...миллионы рабочих и крестьян, не порвавших еще с религией и церковью, в то же время яв- ляются пламенными защитниками социа- листического строя. Если бы митрополит Сергий поступил иначе, трудящиеся расце- нили бы это как измену по отношению к Советскому Союзу"2. Свобода совести граждан СССР, их право на отправление религиозных культов и на ведение антирелигиозной пропаганды были в 1936 году подтверждены Конституцией СССР. Это же зафиксировано и Конституци- ей (Основным Законом) Союза Советских Социалистических Республик, принятой на внеочередной седьмой сессии Верховного Совета СССР девятого созыва 7 октября 1977 года (статья 52). Принимая и проводя в жизнь первые пра- вовые акты, регламентирующие отношения между Советским государством и религиоз- ными организациями, в том числе и Русской православной церковью, Советское прави- тельство неизменно опиралось на широкие народные массы и на ленинские указания по данному вопросу. В этом и заключался "секрет" успешного решения религиозной проблемы в нашей стране. 1 Обновленчество как течение прекратило сущест- вование вскоре после Великой Отечественной вой- ны 1941 — 1945 годов, когда обновленческое духо- венство со своими приходами возвратилось в ло- но Русской православной церкви. 2 Цит. по: Куроедов В. А. Религия и церковь в со- ветском обществе. М., 1984, с. 76. 9
путешествие в мир науки Это удивительный мир. Мир загадок и тайн, которые раскрываются в лабораториях ученых, в кропотливых исследованиях неутомимых искателей. Увлекательный мир научных открытий, выдающихся достижений современной физики, химии, биологии и других наук, раскрывающих тайны мироздания. В этот мир мы зовем тебя, читатель. Много интересного предстоит тебе узнать в путешествии, которое ты начинаешь. Много материалов о научных поисках ты встретишь на страницах "Атеистических чтений".
Интуиция и творчество Сегодня, когда необычайно возросла роль личностных качеств во всех сферах общественного производства, которое, говоря словами К. Маркса, все более и более превращается в экспериментальную, предметно воплощаемую науку, а следовательно, требует не бездумного, механического выполнения людьми своих обязанностей, но обязательно творческого подхода к делу, вполне естествен огромный интерес к проблеме творческого мышления, существенным моментом которого является загадочная интуиция. Все выдающиеся ученые, писатели, композиторы отмечали существенную роль "интуитивного озарения" в своем творчестве. Вот высказывание по этому поводу нашего современника, создателя волновой теории материи Луи де Бройля: "Воображение, позволяющее нам представить сразу часть физического мира в виде наглядной картины, выявляющее некоторые ее детали, интуиция, неожиданно раскрывающая нам глубины реальности в каком-то внутреннем прозрении, не имеющем ничего общего с тяжелым силлогизмом, являются возможностями, органически присущими уму; они играли и повседневно играют существенную роль в создании науки... Наука, по существу рациональная в своих основах и по своим методам, может осуществлять свои наиболее значительные завоевания лишь путем внезапных скачков ума, когда проявляются способности, освобожденные Путешествие в мир науки от оков старого рассуждения: их называют воображением, интуицией, остроумием". Сложность и во многом еще непознанность процессов интуиции дает, по мнению некоторых западных исследователей, основание для сближения науки с религией. Так, известный физикохимик М. Поляни, который занимался изучением особенностей интуитивного (или, говоря его словами, "молчаливого") знания, пишет, что, поскольку "молчаливое знание" содержится и в науке, и в религиозной вере, постольку "наше знание природы имеет прямое отношение к нашим религиозным верованиям. Наука и религия вовсе не являются противоположными областями, а имеют общую основу". Подобных высказываний, где делаются попытки использовать интуитивную "составляющую" процесса творческого мышления для доказательства "родства" науки и религии, можно привести немало. В 1979 году редакция обратилась к академику Б. М. Кедрову с просьбой ответить на ряд вопросов о природе и сущности интуиции, о ее роли в творчестве, в совершении открытий, о механизме "работы" интуиции. Каков взгляд философов-марксистов на проблему интуиции, которая, как показы- вает история науки, присуща творческому мышлению? Элемент "бессознательности", непроизволь- ности в научном творчестве всегда давал основания для различного рода мистичес- ких представлений. Ведь, как подчеркивал В. И. Ленин, "познание человека не есть (respective — не идет по) прямая линия, а кривая линия, бесконечно приближаю- щаяся к ряду кругов, к спирали. Любой отрывок, обломок, кусочек этой кривой линии может быть превращен (односто- ронне превращен) в самостоятельную, це- лую, прямую линию, которая (если за де- ревьями не видеть леса) ведет тогда в боло- то, в поповщину (где ее закрепляет классовый интерес господствующих клас- сов)" (Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 29, с. 322).
Примитивное представление о боге или более утонченное о какой-то высшей силе, стоящей над человеком и решающей за него задачи, с которыми он не может справиться, имеет гносеологические корни именно в не- решенных задачах науки и общественной жизни. Нужна либо твердая уверенность в том, что человек может рано или поздно решить все встающие перед ним задачи на основе познания законов природы, общественной жизни и духовной деятельности, — тогда эта гносеологическая предпосылка отпада- ет; либо же такой уверенности нет, и вот тогда-то и появляется "творец", который "решает" их на каком-то сверхчеловечес- ком, сверхъестественном уровне. История свидетельствует о том, что с прогрессом научного знания происходит последовательное сужение плацдарма для религиозных "решений" и постоянное рас- ширение возможностей объяснения самых загадочных явлений микромира, происхож- дения жизни, эволюции Вселенной на основе познания естественнонаучных закономерно- стей. То же самое верно и в отношении жиз- ни общества, объективные законы развития которого, открытые марксизмом, полно- стью исключают вмешательство божествен- ной силы, провидения. Огромная роль слу- чайностей, множество сложных и трудно выявляемых факторов общественного раз- вития создавали раньше впечатление, что какая-то таинственная сила направляет историческое развитие человечества. В дей- ствительности же — это блестяще доказано марксизмом — и в общественной жизни все сводится к действию объективных закономерностей. Но есть еще сфера духовной деятельно- сти, сфера творчества, где человек проявля- ет свой высший потенциал как существо сознательное, мыслящее, способное созда- вать новое. И, как мне кажется, сегодня именно в этой сфере исследователь, не веря- щий в безграничную мощь человеческого разума, может еще увидеть вмешательство сверхъестественных сил, так как действи- тельно многие процессы человеческого творчества из-за их крайней сложности до сих пор остаются необъясненными и до конца не понятыми. Ведь именно в наи- более сложных для рационального объяс- 14 нения сферах познания в каждый истори- ческий период были особенно сильны пози- ции идеализма и религии. Один из видных математиков XX века А. Пуанкаре, который занимался изучением проблем научного творчества, изучением пу- тей, идя по которым ученый приходит к со- зданию нового, то есть к открытию, писал: " Что же такое открытие в математике? Оно состоит не в том, чтобы создавать новые комбинации из уже известных математиче- ских фактов. Это мог бы сделать любой, но таких комбинаций было бы конечное число, и абсолютное большинство из них не пред- ставляло бы никакого интереса. Творить - это означает не создавать бесполезных ком- бинаций, а создавать полезные, которых ничтожное меньшинство. Творить — это уметь распознать, уметь выбирать". И хотя этот отбор совершается интуитивно, бес- сознательно, А. Пуанкаре делает существен- ную оговорку: "Есть еще одно замечание по поводу условий этой бессознательной работы: она возможна или, по крайней мере, плодотворна лишь в том случае, когда ей предшествует и за ней следует сознатель- ная работа... Эти внезапные вдохновения происходят лишь через несколько дней со- знательных усилий, которые казались абсо- лютно бесплодными, когда предполагаешь, что не сделано ничего хорошего, и когда кажется, что выбран совершенно ошибоч- ный путь. Эти усилия, однако, не являются бесполезными, как это думают; они пусти- ли в ход бессознательную машину, без них бы она не пришла в действие и ничего бы не произвела". А коль скоро процесс науч- ного творчества неразрывно связан не толь- ко с сознательными, но и с интуитивными моментами, то не лишен ли в своей основе смысла вопрос о поисках закономерностей этого процесса? Если мы присмотримся к тому, как прихо- дят к своим высшим творческим достиже- ниям художники, поэты, ученые или изобре- татели, то заметим, что это всегда сопро- вождается экзальтацией, отрешенностью. Именно в этом состоянии, когда высшее напряжение всех интеллектуальных сил че- ловека направлено только в одну точку, и решается внезапно задача, которая перед Путешествие в мир науки
ним стояла. Когда же задача, которая каза- лась ранее неразрешимой и непосильной, решена, ученый, как правило, не может объяснить, как он нашел путь, приведший к ее решению. Характерна в этом отноше- нии история открытия периодического за- кона Менделеевым. В день, когда было сде- лано это открытие, он должен был выехать из Петербурга по делам, не имеющим ни- чего общего с периодическим законом. И как раз в тот момент, когда все было го- тово к отъезду, у Менделеева внезапно ро- дилась идея будущей системы элементов, а точнее, родился принцип систематизации элементов по их атомным весам. Обратим внимание на очень важное обстоятельство. Открытие периодического закона нача- лось, казалось бы, в самый неблагоприят- ный момент. Менделеев сидел буквально на чемоданах и торопился на поезд, стре- мясь покончить со всеми делами, не имев- шими отношения к его отъезду. С момента же появления мысли о новом принципе си- стематизации элементов Менделеев (и это вполне понятно, надо только представить себя на его месте!) прилагал все усилия, чтобы как можно скорее, в предельно ко- роткий срок, довести начатое открытие до конца и все же успеть уехать из Петер- бурга. В результате создался невероятный "цейтнот", когда приходилось делать "хо- ды" почти молниеносно, один за другим. В таком своеобразном "цейтноте" нача- лось и протекало до конца все открытие. Оно было завершено (Менделеев успел да- же отослать экземпляр таблицы элементов для набора в типографию) в течение одного- единственного дня. Можно (и не без основа- ний) полагать, что, если бы у него не было такого дефицита времени, открытие перио- дического закона потребовало бы гораздо большего срока и не протекало бы столь стремительно и напряженно. Таким обра- зом, то, что первоначально казалось небла- гоприятной для открытия обстановкой, на деле обернулось самым благоприятным фактором и лучшим стимулом для ускоре- ния работы творческой мысли: мысль уче- ного как бы выхватывала из множества возможных путей и способов дальнейшего своего движения вперед только такие, ко- торые оказывались наиболее рациональны- ми, не останавливаясь подолгу на вопросах Путешествие в мир науки второстепенного характера или на том, что могло увести в сторону от совершаемого открытия. Изучая огромный архив Менделеева (а Дмитрий Иванович отличался тем, что со- хранял абсолютно все бумаги), нам удалось проникнуть в творческую лабораторию уче- ного и как бы присутствовать при разверты- вании работы его мысли. При этом перед на- ми раскрывалась и психологическая сторо- на творческого процесса, причем в наиболее напряженный его момент — момент совер- шения великого открытия. Я рассказал более или менее пространно о великом творческом акте выдающегося русского ученого, который нам в свое вре- мя удалось реконструировать для того, что- бы была понятна основа моей убежденности в следующем: я абсолютно уверен, что, как и все остальное в природе, психические про- цессы, совершающиеся в нашем мозгу, под- чинены строгим законам. Но эти законы не являются простой копией законов внеш- него мира, а имеют свою специфику. Поэто- му заранее обречены на неудачу попытки прямо выводить законы нашего мышления, сознания и особенно творческой деятельно- сти из известных уже законов природы и общественной жизни. Эта специфика связа- на, в частности, с работой интуиции. Нет ни одного творческого акта, который бы про- ходил без участия интуиции. А следователь- но, решение задачи о закономерностях развития нашего мышления, особенно в мо- мент творческого акта, неотделимо от по- знания законов действия интуиции. Это сложный вопрос, где мы должны противо- поставить идеалистическим концепциям свою материалистическую точку зрения. Академик И. Павлов вспоминал, что од- нажды, когда у него возникла трудность в объяснении какого-то явления, он создал соответствующую теорию. При этом он за- помнил исходную точку и конечный пункт — решение, а вот весь процесс от момента по- становки задачи и до нахождения решения у него не остался в памяти. Именно этот процесс, не зафиксированный в сознании, И. Павлов и назвал интуицией. Но дело здесь обстоит сложнее: И. Павлов не мог забыть хода создания своей теории, этот процесс не выпал из памяти ученого, он просто туда и не попадал, ибо это не был 15
акт формального логического мышления, когда строятся силлогизмы, делаются вы- воды и фиксируется весь ход рассуждений этап за этапом. Видимо, есть какие-то дру- гие способы познания, которые вполне за- кономерны, имеют объективную основу, но являются особыми, отличными от при- вычных приемов формальной логики. Разумеется, конечный результат твор- ческого процесса, например открытие ново- го закона природы, не зависит от пути, ка- ким он достигается: очищенное от всего случайного, привходящего, от всего субъек- тивного, связанного с особенностями лич- ности данного ученого, найденное зерно истины уже выступает как зерно объектив- ной истины, не зависящей от человека и человечества. Однако сам ход постижения истины может быть чрезвычайно прихотли- вым, неожиданным, извилистым, так как он зависит от одновременного действия множества самых различных факторов и случайных обстоятельств психологического и социального характера. А отсюда важный вывод для всех, кто занимается анализом творческих процессов: такой анализ требу- ет применения целого комплекса наук — логики, психологии, истории, естествозна- ния и других. Лишь комплексный подход дает возможность изучить историю откры- тия в его целостности и конкретности. Известно, что в процессе творческого мыш- ления ученого рано или поздно неизбежно наступает момент, когда его мысль как бы закрепляется на определенной ступени по- знания и не может перейти на более высо- кую ступень. Это не зависит ни от индиви- дуальности ученого, ни от природы изучае- мого объекта. Каким образом ученым уда- ется преодолевать этот "барьер", лежащий на пути к новым открытиям? В какой сте- пени изучен механизм этого явления? Я попытаюсь выдвинуть посильное объясне- ние. Давайте прежде всего вспомним, что при всяком изменении вещи что-то в ней обязательно сохраняется от предыдущего состояния: так осуществляется преемствен- ная связь между различными последова- тельными ступенями развития. То же самое верно и по отношению к сфере духовной жизни человека. Здесь так- 16 же в процессе поступательного движения человеческой мысли обнаруживается мо- мент относительной устойчивости, более или менее длительный период сохранения достигнутой ступени познания. И поэтому развитие научной мысли происходит не по непрерывно восходящей линии, а ступене- образно. Пока не исчерпана в той или иной мере уже достигнутая ступень познания — а мера эта зависит от множества обстоя- тельств и факторов, — мысль ученых рабо- тает только в направлении максимального использования ранее достигнутой стадии. Из этого следует вывод, что должен сущест- вовать особый познавательно-психологиче- ский механизм, который препятствует стремлению мысли ученого "перескочить" на более высокую ступень. Очевидно, такой механизм, если он действительно сущест- вует, возникает у человека автоматически и удерживает научную мысль на данной сту- пени познания в течение определенного вре- мени. Если позволительно такое сравнение, то я бы уподобил его шорам, которые на- деваются на глаза лошади, чтобы она не за- мечала того, что происходит по сторонам, а видела лишь одну лежащую прямо перед ней дорогу. На первой стадии своего функционирова- ния этот предполагаемый механизм играет важную позитивную роль: он обеспечивает глубокое знание изучаемого предмета. Но у него должна быть и другая особенность. Если такой механизм возникает автомати- чески, то и тогда, когда данная ступень по- знания уже полностью исчерпана, его дейст- вие остается таким же автоматическим, безостановочным и идущим в однажды вы- бранном направлении. Продолжим начатое сравнение: лошадь не может догадаться, что на ее глаза надеты шоры, тем более что она уже к ним привыкла и попросту не за- мечает их. Поэтому она и не подозревает о существовании другого пути, кроме то- го, по которому она идет. Подобным же об- разом предполагаемый познавательно-пси- хологический механизм из формы развития научного познания превращается в его тор- моз, искусственно задерживая мысль уче- ного на ранее достигнутой ступени. И чтобы выйти на новую ступень позна- ния, мысль ученого должна преодолеть действие этого механизма. В преодолении Путешествие в мир науки
познавательно-психологического "барьера" и состоит суть научного открытия. Каждый из нас может вспомнить множе- ство случаев возникновения барьера в мыс- лительной деятельности при самых обычных условиях. Типичный пример здесь — мате- матические головоломки, когда "подсказ- ка" вдруг открывает путь к их решению. Но когда речь идет о научном открытии или техническом изобретении, то ведь реше- ния задачи никто не знает. И здесь роль "подсказки" выполняет случайно возника- ющая ассоциация, способная каким-то обра- зом, часто совершенно неожиданно, связать различные области действительности на ос- нове существующей между ними аналогии, которая иногда является чисто внешней. Так, химик Ф.-А. Кекуле вспоминал, что задачу о выяснении кольцевой структуры бензола он решил, наблюдая с империала лондонского омнибуса, как сцеплялись между собой обезьяны, сидевшие в клетке в зоопарке. Подобных примеров, когда слу- чайно возникшая ассоциация подсказывает решение задачи, история научных открытий знает достаточно много. Во всех этих случаях ассоциация, воз- никшая в результате случайного пересече- ния двух необходимых, но совершенно не- зависимых друг от друга рядов событий, давала возможность преодолевать барьер, сложившийся в результате закрепления мысли на ранее достигнутой ступени позна- ния. Таким образом, случайная ассоциация становится своеобразным "трамплином" для решения научной или технической 'за- дачи, способом преодоления того барьера, который заслоняет собой нужное решение. Обычно интуицию определяют как нелоги- ческую (или внелогическую) форму умст- венной деятельности человека. В других оп- ределениях подчеркивается, что интуиция - это подсознательная работа человеческого интеллекта. И в самом деле, человек, в го- лове которого интуиция сделала свое дело, то есть навела его на верную идею, не может сам объяснить, как это произошло. Каков же "механизм" интуитивного процесса? Я уже говорил, что случайная ассоциация, наталкивающая на решение той или иной на- учной задачи, возникает в месте пересечения Путешествие в мир науки двух независимых друг от друга необходи- мых рядов событий. Конечно, для человека, мало посвящен- ного в тайны и "механизмы" научного твор- чества, это может показаться и нередко ка- жется каким-то чудом. Однако ничего чу- десного здесь нет. Во-первых, без предшест- вующего, иногда очень длительного и мучи- тельного размышления и поиска ученого или изобретателя никакая интуиция не мо- жет дать плодотворного результата. И толь- ко тогда, когда проведена подготовитель- ная работа мысли (в смысле поисков нуж- ного решения), интуиция может "сработать" и привести к положительному результату. Согласитесь, что сцепляющихся обезьян наблюдали тысячи людей. Но подсказать структуру молекулы бензола это в общем- то обыденное явление могло лишь специа- листу-ученому, и притом тогда, когда им была уже осознана научная задача и прове- дено, хотя и безрезультатно, более или ме- нее длительное исследование в направлении ее решения. Во-вторых, интуиция как фор- ма непосредственного умозаключения имен- но в силу этой своей особенности и не мо- жет быть объяснена. Всякое объяснение предполагает указания на звенья, опосре- дующие наши выводы и умозаключения. Здесь же таких опосредующих звеньев нет. Поэтому в данном случае объяснение в обычном смысле просто оказывается не- возможным. В-третьих, работа интуиции мо- жет частично или даже полностью ускольз- нуть из памяти самого человека, особенно если внешний толчок к возникновению ассоциации был несущественным, неярким, незапоминающимся. В таком случае у чело- века в его сознании сохранится лишь сам момент внезапного "озарения", а внешний повод, вызвавший его, останется вообще незафиксированным. Таким образом, работа интуиции явля- ется лишь одним моментом, причем, как правило, очень коротким в длинной цепи событий, связанных с творческой поиско- вой деятельностью научной или изобрета- тельской мысли человека. Выделению же этого момента из всей мыслительной цепи способствует его исключительная яркость и напряженность, свойственные кульмина- ционному пункту развития творческой дея- тельности человека. 17
Сегодня для нас есть еще достаточно много непознанного в работе интуиции. И это совершенно естественно: необъяснен- ные в каждый данный исторический момент явления были, есть и будут. Дело в другом. Если какое-то явление природы существу- ет, то рано или поздно (об этом свидетель- ствует история науки) оно получит свое естественнонаучное объяснение. И хотя гносеологическая основа для существова- ния религии и идеализма остается, но с каж- дым шагом науки вперед убежденность в верности материализма и материалистиче- ского объяснения явлений природы, обще- ственной жизни и процессов человеческого мышления все более крепнет. Вы коснулись проблемы интуиции и совер- шенно справедливо отметили, что она лишь один из моментов в той большой интеллек- туальной цепи, которую мы именуем науч- ным творчеством. И вероятно, проблему интуиции нельзя успешно решить, не зани- маясь решением общей задачи — созданием теории научного творчества, и в частности психологических аспектов этого процесса? Безусловно. Сегодня усилия многих иссле- дователей сосредоточены на психологии научного творчества, которая является важ- нейшей частью новой дисциплины, получив- шей название "психология науки", точнее, "психология научной деятельности". Срав- нительный анализ психологической, логиче- ской и историко-научной сторон одного и того же открытия показывает не только их взаимную связь, но и имеющиеся между ними существенные различия. Историко-научные исследования совер- шенно однозначно свидетельствуют, что ре- альный путь открытия, как это ни странно, очень часто ускользает впоследствии от ав- торов. Конечная информация авторов от- крытий о том, что ими сделано, иногда очень сильно отличается от того, что на самом деле происходило в процессе их тру- да, то есть от того, как было сделано само открытие. И мне кажется, что психологи, которые работают с живыми учеными, при известных обстоятельствах получают менее достоверные сведения о процессах научного открытия, чем историки науки, оперирую- щие архивными документами. 18 Во всяком случае, ясно, что отдельные творческие акты и процессы научного от- крытия могут быть чрезвычайно необычны- ми и неожиданными, протекать с различны- ми творческими "взрывами" и внезапными, на первый взгляд необъяснимыми зигзага- ми. Все это не должен игнорировать ни пси- холог, ни историк науки. И конечно же нельзя думать, что если нам известен итог открытия, то тем самым мы знаем и самый процесс развития мысли ученого, привед- ший к этому итогу. В определенной мере соотношение между логикой, историей науки и психологией на- учного творчества можно уподобить соотно- шению между выстроенным зданием и леса- ми, в которые оно было "одето" в процессе строительства. Подобно тому как жилец видит здание, полностью освобожденное от строительных лесов, так и в науке перед мысленным взором исследователей пред- стает лишь один логически обработанный результат творческого акта ученого, а весь извилистый путь, который вел к научному открытию, исчезает из поля зрения. Строительные леса, которые окружают здание, пока оно строится, — это историко- научная и психологическая стороны процес- са, именуемого научным открытием. Гото- вое здание, очищенное от лесов, — это логи- ка науки, отражающая объективную истину в том виде, в каком она входит в науки, будучи освобожденной от всего субъектив- ного, привнесенного извне в ходе научного открытия. "Леса", с помощью которых она была найдена, остаются в архивах, а также в памяти тех, кто вел научный поиск. Иногда перед современными исследова- телями, изучающими историю научных от- крытий, встает задача: видя готовую по- стройку, определить, каким путем она воз- водилась в свое время. Разумеется, если ученый жив, то он сам может рассказать о сделанном открытии. Однако даже в этом случае перед исследователем возникают большие трудности. В самом деле, как показал наш опыт работы над менделеев- ским научным наследием, может случиться так, что сам ученый не в состоянии правиль- но воспроизвести ход своего открытия. Нередко конечная фаза открытия заслоняет предыдущие и в памяти ученого стираются не только детали, но даже весь ход и самое Путешествие в мир науки
направление работы его мысли в ходе со- вершаемого открытия. И, увы, в таком слу- чае реальная история открытия заменяется идеализированной и выправленной истори- ей. Таков источник появления различных анекдотов и легенд, которые, как показы- вает анализ архивов ученых, часто совер- шенно не соответствуют действительности. Мне думается, что в данном случае ситу- ация несколько напоминает ту, что склады- вается во время установления врачом диаг- ноза болезни: врач выслушивает больного, но не ограничивается лишь расспросом. Свое главное внимание он направляет на объективные показатели, которые только и дают возможность поставить окончатель- ный диагноз. Можно предположить, что и при изучении психологии научного творчества субъектив- ные свидетельства ученого надо определен- ным образом дополнять объективными све- дениями: ведь человек, делающий научное открытие, находится в состоянии творчес- кого порыва, когда с особенной силой рабо- тает интуиция, не поддающаяся вообще ни- какому контролю со стороны того, в чьей голове она совершает свою работу. Такое состояние очень далеко от обычного, когда человек может спокойно следить за разви- тием своих мыслей и фиксировать каждый шаг интеллектуального процесса. Поэтому вряд ли можно ожидать от человека, кото- рый в момент совершения научного откры- тия часто переживает молниеносную смену одного этапа развития мысли другим, у ко- торого одновременно приведены в движе- ние все духовные силы, что он сможет за- помнить или зафиксировать весь калейдо- скоп чувств, догадок, озарений, подсказан- ных внезапно ожившей интуицией. Не толь- ко в этот момент, но и впоследствии он сможет осознать лишь отдельные, отрывоч- но запечатлевшиеся моменты совершавше- гося в нем бурного творческого процесса. Так, по крайней мере, нам представляется картина открытия периодического закона Менделеевым. Неоценимую услугу для будущего ис- следователя научного творчества здесь мо- гут оказать записи, которые делал ученый в момент открытия, ибо в них фиксируют- ся определенные стадии развития процесса научного открьГтия. Но как подсказать Путешествие в мир науки ученому, чтобы он в момент открытия де- лал такие записи? И будет ли он их делать, если этого не требует сам ход творческого процесса? В связи с тем что многое забывается самими авторами открытий, а многое по- том искажается свидетелями и современни- ками выдающихся научных свершений, пе- ред психологами, изучающими психологию научного творчества, встает важная задача: установить, что именно забывается, выпада- ет из поля зрения ученого после совершения открытия, что принимается им за более ве- роятное или даже за истинное течение про- цесса открытия. Видимо, психологу вместе с историком науки надо составить гипотетический вари- ант "сценария" открытия на основании име- ющихся сведений о нем. А затем, уже зная, в каком направлении действительный ход научного открытия мог быть идеализиро- ван, надо наметить возможные пути рестав- рации действительного хода процесса. После этого историку науки и психологу предсто- ит самое сложное — сформулировать вопро- сы, которые помогли бы автору открытия вспомнить то, что на самом деле происходи- ло в момент открытия. Одним словом, речь должна идти о раз- работке научного метода проведения подоб- ных психологических и вместе с тем истори- ко-научных исследований. Историки науки и психологи должны поступать так же, как естествоиспытатель, который не просто фотографирует то, с чем он встречается в природе, а испытывает природу, выведы- вает у нее ответы на интересующие его вопросы. Современная научно-техническая револю- ция властно требует возрастания интеллек- туального потенциала общества, повьпиения эффективности проводимых исследователь- ских работ. Один из путей решения этих сложных задач — познание тонких механиз- мов самого процесса научного творчества, тех наиболее типичных путей, идя по кото- рым мысль исследователя приходит к от- крытию нового. И вместе с тем познание сферы творческого мышления еще больше сузит круг не объясненных наукой явлений, на которых паразитируют религия и идеа- лизм. Интервью провел А. Лепихов
На пути к познанию природы жизни Библейское сказание о сотворении богом живого мира, включая и человека, в течение трех дней занимает в "священной книге" иудеев и христиан всего несколько десятков строк. Для появления на земле "души живой" достаточно было воли и слова "всевышнего". Таким образом, вопрос о природе живого решался здесь однозначно. Но шло время, человечество поднималось все выше и выше по ступеням познания окружающего мира и самого себя. В ходе этого познания стало ясно, что все в природе далеко не так просто, как повествует об этом Библия. И одной из самых трудных для науки задач оказалась задача проникновения в тайны живого. Как понимает сущность жизни современная биология? С этим вопросом мы обратились в 1981 году к Герою Социалистического Труда, лауреату Государственных премий академику Владимиру Александровичу Энгельгардту, возглавлявшему в то время Институт молекулярной биологии АН СССР. Ниже публикуется беседа с В. А. Энгельгардгом. Путешествие в мир науки 1. ЖИВОЕ И НЕЖИВОЕ - В ЧЕМ РАЗЛИЧИЕ? Как известно, существует много опреде- лений жизни. Есть ли среди них такое, кото- рое в наибольшей мере отражает сущность явления? К сожалению, до сих пор четкого опреде- ления жизни не существует. Трудность заключается в том, что сегодня мы пока еще не можем достаточно точно ответить на вопрос, казалось бы, более простой, ко- торый, естественно, должен быть решен раньше, чем может пойти речь о природе жизни: где проходит граница между живым и неживым? Вот несколько примеров, иллюстрирую- щих возникшие здесь в настоящее время пе- ред наукой затруднения. Предположим, что у собаки отрезана голова. Ясно, что эта со- бака мертва. И тем не менее сердце ее, если искусственно пропускать через него кровь, может еще долго биться совершенно так же, как билось при жизни. Больше того, как мы теперь знаем, это сердце можно переса- дить другой собаке и та будет жить. Значит, организм может умереть, но части его при этом остаются живыми. Спустимся значительно ниже по уровням биологической организации — к миру мик- робов и возьмем одноклеточный микроор- ганизм. Он живет в условиях кислородного дыхания, но при отсутствии кислорода не погибает, а начинает черпать нужную ему энергию за счет процессов брожения!. Клет- ка эта по существу ведь перестала дышать. Жива она или нет? Ответ ясен: она жива, но функции живого осуществляются в ней по- иному. Более того, мы можем даже полно- стью разрушить такую клетку, например под высоким давлением выжать из нее то, что экспериментатор называет клеточным соком, однако и этот сок будет продолжать расщеплять сахар и образовывать спирт и углекислоту, т. е. сбраживать органические вещества так же, как это делала живая клет- ка. Что же, полученный сок живой? Ответ и тут на первый взгляд как будто ясен: нет, 1 Брожение - процесс расщепления органических веществ при помощи ферментов, в ходе которого освобождается энергия, необходимая для жизне- деятельности микроорганизмов. 21
не живой. Но это лишь на первый взгляд. Ведь ученые пока еще не установили точно, в какой именно момент наш живой объект перестал быть живым. Всем известно о существовании вирусов. Проникнув в клетку, вирусная частица раз- множается, в результате чего в большинстве случаев наступает гибель клетки и вышед- шие из нее вирусные частицы могут зара- зить новую клетку. Вне клетки вирусная частица не проявляет ни одного из тех свойств, которые мы считаем обязательны- ми признаками живого: в ней не происхо- дит никаких процессов обмена веществ, она не дышит, не может двигаться, не может размножаться, не реагирует ни на какие воздействия. С полным правом один из круп- нейших биологов современности, У. Стенли, образно охарактеризовал парадоксальные свойства вирусов: в клетке вирус ведет се- бя как живое существо, а вне клетки он мертв, как камень. Ту же примерно мысль высказал ранее микробиолог Г. А. Надсон: вирус — это то ли вещество, обладающее свойствами существа, то ли существо со свойствами вещества. С точки зрения химической природы по своему составу многие простейшие виру- сы действительно могут рассматриваться как вещество, ибо они состоят всего из двух компонентов: белка и нуклеиновой кислоты. Формально они могут быть отне- сены к хорошо известной химикам катего- рии химических соединений — нуклеопро- теидам. Но если так обстоит дело с точки зрения химической, то совсем иначе получа- ется в биологическом плане: вирусы — это не что иное, как внутриклеточные паразиты, а понятие "паразит" неразрывно связано с представлением о живом объекте, сущест- вующем за счет другого, тоже живого, объ- екта. В мире неживой природы мы парази- тизма не знаем. Так на всех уровнях биологической орга- низации — от нуклеопротеида, каковым может явиться вирус, и до человеческого организма — мы неизменно сталкиваемся с невозможностью однозначно провести границу между живым и мертвым. Мы пока не располагаем таким определе- нием понятия "жизнь", которое охватило бы все стороны явления и объяснило бы его сущность исходя из привычных, уже извест- 22 ных нам понятий. Вот почему мы сегодня должны остановиться на том общем опреде- лении, которое гласит: жизнь — это качест- венно более высокая, чем физическая и хи- мическая, форма существования материи, но включающая в себя эти последние. При таком определении сразу же возникает вопрос: в чем же состоит более высокое ка- чество этой формы существования материи, чем эта форма превосходит прочие? Превосходство, о котором идет речь, выра- жается в различных аспектах. Многообразие химических компонентов и сложность хи- мического строения подавляющего боль- шинства органических соединений в огром- ной степени превосходит все, что известно в неживой природе. То же самое справедли- во и в отношении динамики, т. е. многооб- разия и быстроты протекания превращений материи. Эти процессы в живых системах на много порядков превышают наблюдае- мые в неживом мире. Однако, сколь ни важ- ны приведенные признаки, гораздо большее значение принадлежит упорядоченности, как наиважнейшему качеству всего живо- го. Именно в способности живого создавать порядок из хаотического теплового движе- ния молекул состоит наиболее глубокое, коренное отличие живого от неживого. Здесь живой объект, не нарушая законов, дейст- вующих во всей природе, вступает в антаго- низм с ними. Можно сказать, что вместо того, чтобы пассивно подчиняться закону природы, жизнь обеспечивает возможность активного противодействия этому закону, подобно тому как, поднимая тяжелый пред- мет, мы не нарушаем закона тяготения, но противодействуем ему. Тенденция к упорядоченности, к созда- нию порядка из хаоса есть не что иное, как противодействие принципу возрастания эн- тропии1, т. е. второму началу термодина- 1 Энтропия - физическая величина, характери- зующая тепловое состояние тела или системы тел. При всех процессах, совершающихся в замкнутых системах, она или возрастает (необратимые про- цессы) , или остается постоянной (обратимые про- цессы) . Согласно второму началу термодинамики, все процессы в замкнутых системах совершаются таким образом, что энтропия системы увеличива- ется. Путешествие в мир науки
мики. Отсюда вытекает следствие первосте- пенной важности: живые объекты должны представлять собой открытые системы — быть способными взаимодействовать с ок- ружающей средой, обмениваясь с ней энер- гией. Именно этим и устраняется противо- речие, порождаемое якобы нарушением второго начала термодинамики: уменьше- ние энтропии, возникающее в изолированно взятом живом объекте, на самом деле со- провождается ее возрастанием в системе "живой объект — среда" и, следовательно, никакого нарушения второго начала на са- мом деле не происходит. Мы можем сказать, что жизнь представля- ет собой совокупность некоторого количе- ства начал, из которых каждое, взятое в отдельности, не определяет собой жизни, но при отсутствии хотя бы одного из них жиз- ни быть не может. Что же подразумевается под этими началами? Во-первых, в основе жизни лежит сочетание трех потоков: вещества, энергии и инфор- мации. И хотя эти потоки качественно раз- личны, они сливаются в некое единство, со- ставляющее динамическую основу жизни. Нуклеиновые кислоты играют ведущую роль в осуществлении потока информации, а поток вещества и поток энергии обуслов- лены свойствами белков, в первую очередь их каталитической активностью. Следует особо подчеркнуть, что инфор- мация всегда связана с тем или иным мате- риальным носителем. Вот почему поток ин- формации неразрывно связан с потоками вещества и энергии. И если без потока ин- формации невозможна жизнь, то без нук- леиновых кислот невозможно движение этого потока. Поэтому нуклеиновые кисло- ты наряду с белками являются обязатель- ными компонентами живых систем. Именно существование этих трех пото- ков является обязательным условием для того, чтобы решить, принадлежит данная система к числу живых или не принадлежит. 2. ИЗ ИСТОРИИ МОЛЕКУЛЯРНОЙ БИОЛОГИИ Стремительные успехи молекулярной био- логии по праву можно сравнить с достиже- ниями космонавтики или ядерной физики. Путешествие в мир науки Расскажите, пожалуйста, об истории моле- кулярной биологии. Ведь Вы - свидетель рождения этой науки. Возникновение молекулярной биологии бы- ло кульминационным моментом длительно- го процесса познавания явления жизни сред- ствами химии и физики. Пути развития химического подхода к изучению живых объектов слишком хоро- шо известны, чтобы здесь нужно было кон- кретизировать отдельные этапы; достаточно просто перечислить имена выдающихся уче- ных, заложивших фундамент нынешней биохимии, таких, как Л. Пастер и Ф. Вёлер, Ю. Либих и Э. Фишер, у нас А. Н. Бах и В. С. Гулевич, С. П. Костычев, А. Н. Лебедев и многие другие. В период формирования и расцвета хими- ческого подхода к изучению живого мира основное внимание исследователей было сосредоточено на двух задачах: возможно более полном выяснении химического со- става живых объектов и изучении обмена веществ — тех превращений, которым под- вергаются составные части организмов. По сравнению с обширным материалом, накопленным к концу прошлого и в первой четверти нынешнего столетия на путях хи- мических исследований органического ми- ра, чисто физические подходы развивались несравненно медленнее. Если в области хи- мии можно было говорить о систематиче- ском наступлении на широком фронте, то в области физических подходов дело огра- ничивалось отдельными обособленными эпизодами. Наиболее ярким примером яв- ляются работы Г. Гельмгольца, раскрывшие, по крайней мере в первых очертаниях, фи- зические основы зрения. Объектом изуче- ния у Г. Гельмгольца был глаз человека. Другие ученые исследовали сетчатку глаза как образование, ответственное за фоторе- цепцию — восприятие световых лучей. Сле- дующим шагом было сосредоточение внима- ния на элементах сетчатки - палочках и колбочках, затем последовал еще более глубокий уровень, фактически достигший молекулярного, — изучение в работах Дж. Уолда фотохимических превращений зрительного пигмента. Физическим фактором, участвующим в биологическом процессе, в работах Г. Ге- 23
льмгольца был свет, лучистая энергия. В это же время биологическая функция света ста- ла предметом изучения в работах К. А. Ти- мирязева по фотосинтезу растений, когда была установлена зависимость между коли- чественным эффектом фотосинтетического акта и спектральными свойствами хлоро- филла. Резкий перелом в развитии биологиче- ской науки наступил тогда, когда намети- лось внутреннее объединение двух обособ- ленно развивавшихся исследовательских направлений, из которых одно имело толь- ко химический характер, а другое — чисто физический. Именно концепции физической химии оказались особенно плодотворными для глубокого проникновения в свойства и функции живого. Новый подход характе- ризовался тем, что изучение объектов и яв- лений живого мира стало базироваться на результатах химических и физических ис- следований. Так постепенно из первоначаль- но разрозненных, нередко случайных фраг- ментов зародилась в виде законченной системы физико-химическая биология. Фи- зико-химическая биология стала непосред- ственным истоком следующего этапа в изу- чении живого мира — нынешней молекуляр- ной биологии. Пожалуйста, расскажите о становлении оте- чественной физико-химической биологии. Не будет преувеличением сказать, что огром- ная заслуга в развитии физико-химической биологии в нашей стране принадлежит вы- дающемуся исследователю, организатору и пропагандисту науки Николаю Константи- новичу Кольцову. Он стал признанным соз- дателем экспериментальной биологии в на- шей стране, творцом многих школ и направ- лений в целом ряде ее отраслей. Октябрьская революция открыла перед наукой в нашей стране невиданные прежде горизонты и возможности. С особенной си- лой это сказалось на судьбах физико-хими- ческой биологии, и Николаю Константино- вичу Кольцову выпало на долю сыграть тут решающую роль. Уже в самые первые, особенно тяжелые для молодой Советской республики годы Н. К. Кольцову было поручено важное и трудное дело: организовать и возглавить 24 первый в нашей стране специализированный исследовательский центр — Институт экспе- риментальной биологии. С начала своего существования этот институт встал на путь развития именно физико-химического на- правления, пронизывая им даже такие раз- делы, которые в то время казались еще мало доступными для соответствующей перестройки: биологию развития, генетику, эндокринологию, морфологию. Институт сразу же стал центром сосредо- точения наиболее талантливых, преданных науке молодых сил нашей страны. Не будет преувеличением сказать, что подавляющая часть ученых, составивших первый эшелон нашей отечественной физико-химической биологии, а тем самым явившихся прямы- ми предшественниками будущих рядов молекулярных биологов, — все они так или иначе были связаны с кольцовским ин- ститутом, были его прямыми питомцами или, даже работая уже в стороне от него, поддерживали с ним теснейшую научную связь. Необычайно плодотворная научно-орга- низационная работа, создание костяка ис- следовательских кадров, закладка фунда- мента, на котором выросла и развилась экспериментальная биология с ее наиболее выраженным, определяющим обликом, ка- ким является физико-химическая биоло- гия, — все это огромная, неоценимая заслу- га Н. К. Кольцова. Но это лишь одна сторо- на его деятельности. Не менее важной для развития науки является его собственная исследовательская работа. Направления ее были многочисленны и разнообразны, но со- вершенно необычайным было замечательное научное предвидение Н. К. Кольцова, поис- тине пророческая интуиция, проявленная в его ставших классическими трудах о строе- нии и принципах функционирования хромо- сом1 . Ведь именно тем, что было установ- лено существование "наследственных моле- кул", и обусловилось рождение молекуляр- ной биологии, прежде всего молекулярной генетики. 1 Хромосомы — структурные элементы ядра клет- ки, содержащие ДНК, в которой заключена наслед- ственная информация организма. В виде четких структур хромосомы различимы под микроско- пом только во время деления клеток. Путешествие в мир науки
Основой современной концепции моле- кулярных механизмов наследственности (кодирования и осуществления наследст- венной информации) остаются два поло- жения: во-первых, о двунитчатой структуре ДНК (часто структуру ДНК сравнивают с винтовой лестницей); во-вторых, о принци- пе биосинтеза белка в клетке как механиз- ме репродукции генетической информации. В схеме, которую дал Н. К. Кольцов, мы видим двунитчатую структуру "наследствен- ной молекулы". В чем ее отличия от нашего сегодняшнего представления? Отличие одно: у Кольцова речь идет о белковой линейной молекуле. Однако Н. К. Кольцов и здесь проявил поразительную дальновидность. Он говорил о том, что предлагаемая им схема в своей химической части далека от завер- шения, более того, весьма спорна. Время внесло в нее лишь одну поправку: на место линейной белковой молекулы встала линей- ная полинуклеотидная цепочка ДНК. А что касается второго постулата, то, как говорил Н. К. Кольцов, воспроизведение на- следственной молекулы совершается на ос- нове "затравки**. Тут вообще никаких по- правок не приходится делать. В этой мысли полностью содержится представление о мат- ричном синтезе, этой наиболее фундамен- тальной, характерной черте всего биологиче- ского химизма. Именно в существовании этого механизма, не обнаруживаемого ни в каких известных нам в неживой природе химических процессах, и видим мы сегодня специфику химии живых систем. 3. КЛЕТКА И БИОСИНТЕЗ БЕЛКА Владимир Александрович, не могли бы Вы познакомить читателя более подробно с те- ми удивительными молекулами, которые Вы много раз упомянули, а также с тем, что сегодня известно о клетке, генетическом коде и биосинтезе белка? В 1665 году английский физик Роберт Гук опубликовал сочинение под названием "Микрография, или некоторые физиологи- ческие описания мельчайших тел, сделанные посредством увеличительных стекол**. Сре- ди многих наблюдений, описанных им, было одно, ставшее историческим: Роберт Гук описал клетку и впервые назвал ее этим Путешествие в мир науки именем. "Вщество пробки, — писал он после разглядывания среза пробки под микроско- пом, — наполнено воздухом... Этот воздух полностью заключен в небольших коробках, или клетках, отделенных друг от друга". Через двести лет после открытия клетки немецкий ботаник Шлейден и зоолог Шванн установили, что все живое состоит из кле- ток, и создали клеточную теорию. Клетка, согласно их теории, — это единица, общая для всего живого. Так же как химические элементы состоят из атомов, живые орга- низмы состоят из огромного числа клеток. Клетки очень похожи друг на друга, даже если они взяты от разных биологических видов, родов или типов живых организмов. Поэтому стало очевидным, что необходимо изучать клетку вообще, независимо от орга- низма, которому она принадлежит, так как сведения, полученные о ней, можно будет отнести ко всему живому миру. Первые исследователи представляли клетку наполненной прозрачным вещест- вом, похожим на желе, которое наделялось всеми таинственными свойствами жизни и было названо протоплазмой. Потом было обнаружено, что во всех клетках есть круг- лое или овальное тело — его назвали ядром. И у клетки и у ядра были открыты оболоч- ки — мембраны. Изобретение электронного микроскопа помогло обнаружить целый мир ультра- структур клетки, о существовании которых еще совсем недавно никто и не подозревал. Цитоплазма (так стали называть протоплаз- му) оказалась пересеченной так называемой эндоплазматической сетью. В электронном микроскопе она напоминает кружевную ткань. В этой сети как бы запутались груп- пы крошечных круглых частиц, связанных друг с другом или одиночных, — рибосом. Маленькие овальные или палочковидные тельца, которые удается разглядеть только в самый сильный микроскоп, получили на- звание митохондрий. Отделить одни части- цы, или, как их теперь называют, органел- лы, от других помог замечательный и очень простой метод центрифугирования. Поместив клетку в какую-нибудь жид- кость, можно осторожно разрушить кле- точную мембрану. Тогда все находящиеся в ней органеллы (митохондрии, ядро, рибо- сомы и т. д.) выйдут в окружающую среду. 25
Если все это сильно взболтать, то самые тяжелые и плотные частицы скоро осядут на дно, а те, что легче, еще долго будут ос- таваться во взвешенном состоянии. Можно ускорить процесс оседания частиц, если привести сосуд, в котором находится жид- кость, во вращательное движение. Центро- бежная сила заставит частицы переместиться к той части сосуда, которая наиболее удале- на от центра вращения. Причем чем больше скорость вращения, тем скорее осядут час- тицы. На этом принципе и работает центри- фуга. Можно центрифугировать со строго подобранной скоростью и таким образом осадить (т. е. получить отдельно) сначала клеточные ядра, как более тяжелые, затем митохондрии и, наконец, рибосомы. Таким способом было установлено, что митохонд- рии в 50—100 раз мельче ядер, а рибосомы примерно в 60 раз мельче митохондрий. Электронный микроскоп помог рассмот- реть строение клеточных органелл, а метод центрифугирования — разделить их, с тем чтобы изучить химический состав. С помощью электронного микроскопа в клетке были открыты загадочные струк- туры, названные аппаратом Гольджи (по имени итальянского физика Камилло Гольд- жи, впервые увидевшего их). Аппарат Гольджи — это полые, похожие на блюдца диски, расположенные один над другим. Назначение их пока точно неизвестно, возможно, в них образуется ДНК. Митохондрии, о которых уже говорилось, оказались сложными образованиями, похо- жими на клетки внутри клетки, со своими мембранами и собственными ДНК. Средняя по величине клетка содержит около 1000 митохондрий. Внутренность этих удлинен- ных телец напоминает модель океанского лайнера в разрезе. В цитоплазме митохонд- рии могут двигаться, скользить, извиваться, постоянно разделяясь и объединяясь, обра- зуя замысловатые структуры. Их назначе- ние — производить энергию для всех реак- ций, идущих в клетке. Митохондрии — это ее "силовые станции", поставляющие 90 про- центов используемой клеткой энергии. Мембрана, окружающая клеточное содер- жимое, не является для него простым меш- ком. Она обладает сложным строением и способна использовать различные механиз- мы для того, чтобы пропустить внутрь клет- 26 ки одни молекулы и выбросить за ее пре- делы другие. Интенсивные исследования клеточных мембран в последние годы в до- статочной мере сумели раскрыть механизм проникновения молекул через мельчайшие поры мембран. Маленькие тельца — лизосомы, по-види- мому, состоят из оболочки, заключающей жидкость с мощными разрушительными ферментами. Лизосомы — крошечные сани- тары клетки. Они уничтожают все вредные соединения, удаляют "шлаки", не пригод- ные более, вышедшие из строя митохонд- рии, высвобождают питательные вещества внутри клетки, защищают ее, уничтожая вторгшиеся бактерии или чуждые белки. Ферменты лизосом способны ускорять рас- пад белков, углеводов, нуклеиновых кис- лот, органических соединений серы и фос- фора. Оболочки лизосом не растворяются под действием собственного едкого содер- жимого, и это любопытное явление еще предстоит объяснить. Почти все процессы, происходящие в клетке, контролируются ее ядром. Оно не- сет в себе наследственные признаки клетки и "ответственно" за ее воспроизведение. Главную роль во всех процессах, идущих в живой клетке, играют молекулы белков и нуклеиновых кислот. Особенностью строе- ния и белков и нуклеиновых кислот являет- ся то, что они молекулы-полимеры. Нам знакомы полимеры, существующие в нежи- вой природе (например, синтетические во- локна). Полимер — длинная цепь, состоя- щая из отдельных групп атомов — мономе- ров. В молекуле белка мономерами служат аминокислоты, точнее, их остатки. Чем боль- ше этих остатков входит в состав молеку- лы, тем больше может образоваться различ- ных "сортов" данного вещества, или, как называют их биохимики, изомеров. Белки иногда состоят из нескольких сот амино- кислотных остатков, которые могут быть по-разному расположены в пространстве, т. е. белки образуют бесконечное количе- ство различных изомеров. Общее число хи- мически и физически различающихся бел- ков в любом живом организме достигает нескольких тысяч. Все многообразие форм жизни обусловлено существованием многих миллионов форм различных белков, каж- дый из которых в своем роде уникален. Путешествие в мир науки
В живой клетке большинство белков яв- ляются ферментами — биологическими ка- тализаторами, ускоряющими химические реакции в сотни, тысячи раз. В любой клет- ке несколько тысяч ферментов, каждый из которых ускоряет только свою реакцию, так как ферменты строго специфичны. Ясно, что для понимания процессов, идущих в жи- вых организмах, надо знать, как устроены белки и как они выполняют свои функции. Помимо белков-ферментов есть много дру- гих белков, образующих различные органы и ткани. Волосы и ногти состоят из белка кератина; сухожилия, кости и кожа — из коллагена. Гемоглобин, окрашивающий кровь в красный цвет и способный перено- сить кислород из легких к тканям, — тоже белок. И гормоны — химические регулято- ры клеточных процессов — белки. Таким образом, белки в живых организмах выпол- няют множество различных функций, хотя все они построены из двадцати аминокис- лот. Роль белков столь значительна, что можно с уверенностью сказать: природа лю- бой живой клетки определяется главным образом белками, входящими в ее состав. А значит, и природа живого организма, состоящего из клеток, также определяется белками. Для каждого вида животных или растений характерны определенные белки, одинаковые для всех представителей данно- го вида. И вместе с тем у разных видов один и тот же белок неодинаков. Например, гемоглобин лошади сильно отличается от гемоглобина собаки или человека. Откуда же в клетках такое разнообразие белков, как они образуются? Важнейшей особенностью живых клеток яв- ляется их способность к самовоспроизведе- нию. Вновь образующаяся клетка должна получать от родительской (или — при поло- вом размножении — от двух клеток: мате- ринской и отцовской) своеобразную "инст- рукцию", обусловливающую появление оп- ределенного организма или клетки. От клет- ки к клетке передается огромное количест- во сведений, или, как теперь принято гово- рить, информации, о биосинтезе всех необ- ходимых белков и о времени этого биосин- теза. Где в клетке хранится эта информация? Где "напечатаны" те указания, копии кото- Путешествие в мир науки рых должны передаваться потомкам клетки или организма из поколения в поколение? В каком виде она передается и как "запи- сана"? Ученые и мыслители прошлого предлага- ли много чисто умозрительных гипотез. Предположение о передаче признаков по наследству, основанное на экспериментах, впервые высказал Грегор Мендель. Мендель предположил, что в самой клет- ке находятся какие-то наследственные фак- торы, которые могут вступать в различные комбинации, причем число этих комбина- ций подчиняется определенным математиче- ским закономерностям. К этим выводам Мендель пришел в 1865 году. Мендель, естественно, не мог предвидеть, что откры- тые им закономерности станут основанием для совершенно новой ветви биологии — молекулярной генетики (науки о наследст- венности, изучающей ее на молекулярном уровне). На сообщение Менделя об его экс- периментах и выведенных из них законо- мерностях никто при его жизни не обратил внимания. Только через 16 лет после смерти Менделя, в 1900 году, обнаружили его статью "Опыты над растительными гибрида- ми*', опубликованную в 1886 году в мало- известном провинциальном издании — тру- дах Брюннского общества естествоиспыта- телей. Ее открыли почти одновременно и независимо друг от друга три ботаника: Корренс (Германия), Чермак (Австрия) и Де Фриз (Голландия). И никому до тех пор не известное имя Менделя становится все- мирно знаменитым. Правда, не везде оди- наково отнеслись к открытию Менделя. И это понятно: ведь исследователи ничего еще не знали о тех механизмах клетки, от которых зависит передача наследственной информации. Без объяснения этих механиз- мов оставалась неполной эволюционная тео- рия Ч.Дарвина: невозможно представить, как происходит эволюция, ничего не зная о возникновении, передаче и закреплении полезных для вида признаков. Поэтому законы, открытые Г.Менделем, и их раз- витие имели огромное значение для эволю- ционного учения. Ответ на вопрос о том, как передается наследственная информация, был получен лишь спустя почти полвека. В 70-х годах прошлого столетия процесс деления клетки был прослежен и подробно 27
описан. Микроскоп позволил заметить то, что происходит во время деления с клеточ- ным ядром: его оболочка исчезает, как бы растворяясь, содержимое превращается в палочковидные, способные хорошо окраши- ваться тельца — хромосомы ("хромос" — цвет, "сома" — тело). Каждая из хромосом удваивается, точнее, достраивает свою ко- пию из имеющегося в клетке химического материала. Поэтому при делении во вновь образовавшуюся клетку попадает такое же количество хромосом, какое было в мате- ринской, таким образом, их число в клет- ках каждого вида все время остается посто- янным. Хромосом в клетках всегда четное число, строго определенное для клеток каж- дого вида. Например, в клетках тела челове- ка их 46. Если при каждом клеточном делении каждая хромосома делится и ее половинки отходят к полюсам клетки, значит, она со- держит жизненно важные структуры, или, как их условно назвали, гены ("ген" — бук- вально "начало"). Эти структуры должны быть расположены по длине хромосом, ина- че они делились бы не вдоль, а поперек. В той клетке, с которой начинается развитие каж- дого многоклеточного организма, — в опло- дотворенной яйцеклетке (зиготе) "записа- но" с помощью генов огромное количество признаков будущего организма — от тончай- ших деталей обмена веществ до цвета волос и глаз. Все это передается из поколения в поколение. Причем эта "запись" с большим трудом поддается изменениям. Три замечательных процесса — деление клеток, образование половых клеток и оп- лодотворение сохраняют постоянство числа и структуры хромосом в каждой клетке любого растения и животного. От однокле- точных простейших организмов до человека эти процессы идут одинаково. И у простей- ших, и у человека в хромосомах есть одно и то же вещество, хранящее в своей струк- туре наследственную информацию — инфор- мацию о синтезе белков. Это ли не лучшее доказательство единства происхождения всего живого на земле от примитивных форм жизни и доклеточных предбиологиче- ских систем? В 1896 году швейцарский биохимик Фридрих Мишер впервые сделал биохими- ческий анализ клеточных ядер. Ему удалось 28 выделить из ядер необычное, содержащее фосфор вещество. Мишер назвал это веще- ство нуклеином (от слова "нуклеос" — ядро). Позже Мишер получил нуклеин в чистом виде и определил в нем содержание азота, фосфора, углерода, кислорода и во- дорода. А еще позже выяснили, что нукле- ин — это кислота. Сначала ее назвали нуклеи- новой, а потом дезоксирибонуклеиновой, или сокращенно ДНК. Вплоть до середины 40-х годов ее почти не исследовали. Лишь немногие ученые предполагали, что ДНК может иметь отношение к наследственно- сти. Большинство считало главным в этом деле белок (в состав хромосом входит и белок и ДНК). В 1944 году американский исследователь Эвери выделил чистую ДНК из пневмококков (бактерий, вызывающих воспаление легких). У него было два штам- ма этих бактерий. Условно их можно обо- значить буквами А и В. ДНК была взята от штамма А и перенесена в сосуд, в котором находился штамм В. ДНК штамма А про- никла в клетки бактерий штамма В, и произошло удивительное превращение: все бактерии штамма В и все их последующие поколения превратились в бактерии штам- ма А. Таким образом, выходило, что можно изменить наследственность, если ввести одну ДНК без каких-либо следов белка. Биологией заинтересовались физики с мировым именем — Нильс Бор, Эрвин Шре- дингер, Макс Дельбрюк. Они попытались ответить на такой вопрос: не свойственны ли живым организмам какие-то особые фи- зические закономерности, неизвестные в не- живой природе? Речь шла не о пресловутой жизненной силе, которой наделяли все жи- вое виталисты. Подразумевались явления, еще неизвестные физике. Исследования подтвердили мысль о том, что есть связь между структурой молекул и биологиче- скими функциями. Следовательно, чтобы разгадать тайну ДНК, надо было прежде всего понять ее структуру. Еще до того, как удалось это сделать, стало ясно, что ДНК, если она в действительности отвечает за передачу и хранение наследственной ин- формации, должна делиться пополам, быть способной воспроизводить себя из этих половинок и управлять биосинтезом белка. В 1952 году, учитывая данные рентгено- структурного анализа, полученные амери- Путешествие в мир науки
А -ДНК B-ДНК Z-ДНК Три типа двойной спирали (объемные молекулы ДНК). Получены рентгеноструктурным методом. Синий - углерод, голубой — азот, красный — кислород, желтый — фосфор, зеленый - бром. Путешествие в мир науки 29
канским исследователем М. Уилкинсом и его сотрудницей Р. Френклин, их соотечест- венник Джеймс Уотсон и английский физик Френсис Крик предположили, что молекула ДНК представляет гигантскую (в масштабе молекул) двойную спираль — наподобие витого электрического шнура или винтовой лестницы. Д. Уотсон и Ф. Крик построили модель части спирали ДНК, фотографии которой теперь широко известны. Если мысленно раскрутить спираль ДНК, ее вид действительно будет напоминать лестницу. Боковые стороны образованы углеводно-фосфатными цепями, а четыре основания — аденин, тимин, гуанин и цито- зин, — соединенные попарно, образуют пере- кладины. Участок любой из перекладин, состоящий из углевода, фосфата и основа- ния, называют нуклеотидом. Причем более крупный аденин всегда в паре с небольшим тимином, а большой гуанин — с маленьким цитозином. Поэтому на всем протяжении "лестница" ДНК имеет одинаковую ширину. В каждой хромосоме спиральные нити ДНК лежат вдоль нее, словно стебли в сно- пе. В каждой хромосоме не менее 10 000 молекул ДНК. В каждой молекуле ДНК 20 000 нуклеотидов. Вес ДНК из одной половой клетки человека равен всего лишь 4х10-12 грамма. Если бы можно было извлечь цепочки ДНК из всех клеток тела человека, развернуть и соединить вместе, то полученная нить протянулась бы через всю Солнечную систему. А цепоч- ки ДНК из одной клетки тела человека, раскрученные и соединенные вместе, вытя- нулись бы в метр. После того как была выяснена необыч- ная, спиральная структура ДНК, благодаря которой ее длинные цепи способны умещать- ся в хромосомах клеточного ядра, стало по- нятно, как она удваивается, создает свою точную копию. Это происходит следующим образом: во время клеточного деления ДНК раскручивается, расходится на две совершенно одинаковые половинки, каж- дая из которых достраивает себе подобную из имеющегося в клетке химического ма- териала. Опять напротив аденина становит- ся тимин, а напротив гуанина — цитозин. Эксперименты подтвердили, что гипотезы о строении и "размножении" ДНК справед- ливы. Особенность ее строения дала воз- 30 можность предположить, что генетическую информацию кодируют тройки оснований (их стали обозначать начальными буквами: А, Т, Г, Ц). Согласно расчетам получалось, что код должен быть тройной, для того что- бы четыре основания А, Т, Г, Ц могли за- шифровать биосинтез белков из двадцати аминокислот. Основания А, Т, Г, Ц могут располагаться в молекуле ДНК в самой различной последовательности. От порядка их расположения в ДНК и зависит тот код, с помощью которого зашифрован биосин- тез различных белков. В настоящее время код разгадан для всех двадцати аминокис- лот: совершенно точно известно, какие тройки оснований кодируют каждую из них. Под единицей наследственности — геном — стали понимать часть ДНК, руководящую биосинтезом одного или нескольких бел- ков. Стало понятно, как в клетке происходит сам процесс биосинтеза белка. Оказалось, что у ДНК есть помощники. ДНК находится в ядре, а биосинтез происходит в цитоплаз- ме клеток, в рибосомах. Значит, сведения, закодированные в ДНК, должны быть пере- несены в рибосомы, где происходит сборка белковых молекул. Переносит информацию информационная рибонуклеиновая кислота и-РНК. Она синтезируется на разных участ- ках ДНК, ее цепь короче и одинарная, а не двойная. При своем рождении и-РНК "спи- сывает" с ДНК информацию о биосинтезе одного или нескольких белков. Она появ- ляется на том или ином участке ДНК в за- висимости от того, каких белков в клетке не хватает в данный момент. То есть тут регуляция процесса биосинтеза осуществля- ется по принципу обратной связи: клетка не станет синтезировать избыточное коли- чество какого-нибудь одного белка. Клетка сама автоматически регулирует свои по- требности в зависимости от меняющегося химического состава. Как только и-РНК появляется, она выходит из ядра через поры ядерной мембраны в цитоплазму и блужда- ет в ней до тех пор, пока не найдет несколь- ко свободных рибосом. Затем она прикреп- ляется к ним (в электронном микроскопе рибосомы, скрепленные и-РНК, выглядят как бусины, нанизанные на нить) и служит своеобразной матрицей, по которой долж- на печататься белковая молекула. Путешествие в мир науки
На эту матрицу другие помощники ДНК, маленькие транспортные РНК (т-РНК), доставляют аминокислоты, причем для каж- дой из двадцати аминокислот существует свой носильщик — строго определенная т-РНК, соответствующая ей по структуре. Помимо этих двадцати тружениц есть еще двадцать ферментов, управляющих присоединением каждой из аминокислот к своей т-РНК, есть также ферменты, акти- вирующие сборку всей белковой молеку- лы. В отсутствие ферментов эти реакции вообще не идут. Пять-шесть рибосом, актив- но участвующие в синтезе, связанные одной нитью — и-РНК, принято называть полисо- мой. Полагают, что каждая рибосома полисо- мы прокатывается вдоль и-РНК. Достигнув дальнего конца, она соскальзывает с цепи, и в этот момент в цитоплазму выходит вновь синтезированная молекула белка. За- тем молекула белка занимает характерное ей положение в пространстве — самопроиз- вольно скручивается в клубок, форма кото- рого бывает только у данного белка. Процесс биосинтеза, генетический код, структура ДНК — все это настолько стройно и красиво выглядит, что не хочется допус- кать возможность каких-либо ошибок и не- точностей в этих замечательных творениях природы. Однако, если бы этих ошибок не было, невольно могла бы показаться справедливой мысль о великой мудрости какой-то высшей силы. Не так все совер- шенно, как кажется на первый взгляд. Впрочем, так это и должно быть в естествен- ном, а не сверхъестественном мире. При самовоспроизведении молекулы ДНК быва- ют "опечатки". Ошибки в генетическом коде называют мутациями. Иногда они происходят самопроизвольно, в других случаях — под действием внешних факто- ров: химических веществ, радиации. Мута- ции приводят к биосинтезу новых, несвой- ственных клетке белков и поэтому — к по- явлению новых признаков. 4. НОВЕЙШИЕ ОТКРЫТИЯ В 1970 году два американских ученых, Д. Балтимор и X. Темин, одновременно и независимо друг от друга сделали выдаю- щееся открытие. Оказалось, что с помощью Путешествие в мир науки особого фермента, ревертазы, может осу- ществляться обратный перенос информа- ции - от РНК к ДНК. В природе существуют вирусы, наследст- венная информация которых записана не в ДНК, а в РНК. Это — своеобразное исклю- чение из правил. РНК-содержащий вирус каким-то образом умудряется влиять на наследственный аппарат клетки, заставляя ее перестроить свою работу, отказаться от синтеза своих белков, а взамен синтезиро- вать вирус-специфические белки. Если можно было представить, как ДНК- содержащий вирус, попав в клетку, подчи- няет ее своему влиянию, присоединяя свою ДНК к ДНК клетки, то оставалось совер- шенно неясным, как это осуществляет РНК- содержащий вирус. Никем еще не наблюдал- ся обратный перенос информации — от РНК к ДНК. Изучая РНК-содержащие вирусы, вызы- вающие злокачественный рост, заметили, что виновник образования опухоли в ней не обнаруживается. Но клетки остаются рако- выми, это в них закреплено наследственно. Каким образом это происходит, остава- лось неясным до открытия обратного син- теза. Теперь на этот вопрос можно дать следующий ответ: РНК-со держащий вирус, проникнув в клетку, с помощью ревертазы создает ДНК, которая и объединяется с ге- нетическим материалом клетки. Мы не знаем ни одного факта в области молекулярной биологии, который вызвал бы столь большой интерес, затронул столь важные проблемы и разработка которого принесла бы за короткий срок столь значи- мые результаты, как открытие ревертазы. Самое непосредственное отношение это открытие имеет к трем научным областям теоретического и важнейшего практическо- го характера. Эти области — так называе- мая центральная догма молекулярной био- логии, проблема злокачественного роста и генная инженерия. Френсис Крик сформулировал "централь- ную догму" всей молекулярной биологии — представление о том, что поток генетиче- ской информации всегда направлен от ДНК к синтезируемой на ней м-РНК. А эта послед- няя, в свою очередь, служит матрицей для синтеза белка: ДНК - м-РНК - белок 31
Открытие обратной транскрипции внесло изменение в эту формулу. Обнаружилось, что в некоторых случаях первый этап об- ратим и формула должна быть записана иначе: ДНК = м-РНК - белок Следует подчеркнуть, что второй этап всегда остается незыблемым, т. е. из белка в нуклеиновые кислоты информация ни- когда не переносится. Именно здесь са- мой химической природой процесса нало- жен действительно непреодолимый запрет. Это положение имеет принципиальное зна- чение. Ревертаза оказалась фактором, тесней- шим образом связанным с вирусно-генети- ческой теорией рака, предложенной Л. А. Зильбером в 50-е годы и сейчас практи- чески общепринятой. Выяснено, что при повреждении ревертазы вирусы теряют спо- собность к опухолеродному действию. Тем самым круг проблем оказался связанным с онковирусологией, с проблемой молеку- лярных механизмов превращения нормаль- ных клеток в раковые, с проблемой диаг- ностики и профилактики рака. Одно из направлений исследований об- ратной транскрипции — разностороннее изу- чение свойств ревертаз, выделенных из разных опухолеродных вирусов, в том числе вирусов из клеток человека. Можно ли блокировать действие ревертазы? Есть все основания считать, что осуществление такой блокировки с помощью специальных ингибиторов — веществ, подавляющих ак- тивность фермента, — открыло бы прямой путь к предотвращению, а возможно, и к лечению лейкозов сельскохозяйственных животных и птиц, а в дальнейшем — чело- века. На этом пути еще предстоит много рабо- тать, однако достигнутые в последние годы успехи обнадеживают, вселяют уверенность в том, что страшная болезнь, бич челове- чества, наконец будет побеждена. Среди многих достижений молекулярной биологии самым впечатляющим было осу- ществление ферментативным путем вне ор- ганизма ("в пробирке'*) синтеза гена, ко- дирующего синтез глобина (белок крася- щего пигмента крови — гемоглобина). Син- тез гена был осуществлен в Институте мо- лекулярной биологии АН СССР. Эта работа 32 открывает новые возможности в изучении химического строения генетического мате- риала живых существ. Сейчас мы вправе надеяться, что синтезированные гены в бу- дущем смогут заменить поврежденные гены растений, животных и человека. С помощью методов генной инженерии со временем удастся исправлять ошибки природы. На- пример, если бы больному диабетом уда- лось пересадить" нормальный ген, коди- рующий синтез инсулина, и такой бы ген заработал, это могло бы радикально решить проблему диабета — болезни пока неизлечи- мой. Ферментативный синтез генов к настоя- щему времени осуществлен в ряде стран и является одним из крупнейших достиже- ний современной биологии на пути мате- риалистического познания и истолкования явлений жизни. Лет тридцать назад гены были неуловимы. Мало того, что сейчас разгадан наследственный код, записанный в них, в воле человека выделить или синте- зировать нужный генетический материал. В недалеком будущем можно будет соеди- нить его с нужным участком ДНК клетки, внедрить в клетку и заставить функциони- ровать в составе новой клетки. Эти задачи ставит перед собой генная инженерия. Поскольку материальной основой генов, этих элементарных единиц наследственно- сти, являются молекулы ДНК, то можно говорить не только о генной, но и о моле- кулярной инженерш!. Молекулярная инженерия наряду с на- деждами вызывает опасения. Известно, что ряд зарубежных ученых отказался от даль- нейших исследований в этой области. Не бу- дет ли человечество наказано за слишком смелые попытки проникнуть в сокровенные тайны жизни? Центральная задача генной инженерии может быть охарактеризована одной фразой: внесение новых генов в существующий ген- ный набор организма или, в более редких случаях, избирательное удаление каких- либо генов из такого набора. Следствием этого станет изменение, со всеми вытекаю- щими отсюда последствиями, определенных наследственно передаваемых свойств орга- низма.. А последствия эти в принципе могут быть либо хорошими, либо весьма нежела- тельными и даже чрезвычайно опасными Путешествие в мир науки
(этим и объясняется двойственность в оцен- ке генетической инженерии). На одном полюсе — предупреждение или излечение наследственных болезней, возни- кающих в результате отсутствия или нару- шения какого-либо гена (тут генная инже- нерия открывает возможность введения недостающего гена или замены неполно- ценного полноценным). Но на другом полюсе — опасность, что искусственно будут созданы такие формы вредоносных генов, которые окажутся способными, размножаясь вместе со своим новым хозяином — бактериальной клеткой (а именно на определенных бактериях пока ведет свои исследования генная инженерия), внедряться в генный аппарат высших орга- низмов, вплоть до человека. И это могло бы принести с собой неисчислимые бедствия. Выражением такого рода опасений яви- лось привлекшее внимание молекулярных биологов выступление группы американ- ских ученых, в том числе лауреата Нобелев- ской премии Дж. Уотсона, одного из созда- телей модели двойной спирали ДНК, адре- сованное Национальной академии наук США и опубликованное в научных журналах — "Нэйчур" в Англии и "Сайенс" в США. Лейтмотивом этого обращения является предложение наложить запрет на некоторые работы, связанные с экспериментами по переносу генетического материала из одно- го организма в другой. Ученые призвали воздержаться от подобных экспериментов до тех пор, пока не будет точно определе- но, насколько последствия их могут быть опасными для всего живого, или пока не бу- дут разработаны надежные методы, .предот- вращающие эти последствия. К таким исследованиям относятся опыты по внесению в бактериальную клетку гене- тической информации, сообщающей ей ус- тойчивость к антибиотикам, опыты по "привязыванию" целой ДНК или ее фраг- ментов из онкогенных вирусов к само- стоятельно воспроизводящейся ДНК виру- сов или же бактериальных плазмид и т. д. Не подлежит сомнению, что привлечение широкого внимания к проблемам, затрону- тым в обращении ученых, является весьма своевременным и необходимым. Беседу записала В. Г. АСТАХОВА. Путешествие в мир науки
Этапы формирования общества Среди вопросов, издавна волнующих человечество, одним из сложнейших, бес- спорно, является вопрос о его собственном происхождении и родословной. История не знает народа, который не рисовал бы в той или иной форме — чаще всего мифиче- ской — картину своего появления на Земле. Согласно Библии — священной книге иудеев и христиан — бог создал человека по образу и подобию своему на шестой день сотворения мира и благословил его обладать землей и владычествовать над всеми животными. Аборигены Австралии были уверены, что происходят от разных животных, например от крыс, черепах, а индейцы, населявшие юго-запад современ- ной Канады, вели свою родословную от выдры; но это не такая выдра, какие существуют сейчас, говорили индейцы, предок-выдра был человек-выдра, он мог менять облик человека на облик выдры и вновь обращаться в человека. В разных точках земного шара, у народов с разной культурой существовали и различные взгляды на происхождение человечества. Чтобы получить достоверные сведения о том, как возникло человечество, нужно обратиться к целому комплексу наук, прежде всего к археологии, антропологии, этнографии. Редакция попросила доктора исторических наук Б. А. Фролова рассказать нашим читателям, как в соответствии с новейшими данными этих наук выглядит процесс сгановления человечества. Ниже публикуется его статья. Путешествие в мир науки Еще в трудах философов Древней Греции и Древнего Рима мы находим утверждения о том, что первым людям приходилось вес- ти тяжелую жизнь, затрачивая все силы на поиски пищи. Простейшие потребности, связанные с обеспечением себя пищей, теп- лом, толкали древнейших людей на исполь- зование огня, изобретение орудий, жилищ, одежды, писал в своей поэме "О природе вещей" древнеримский поэт и философ Лукреций Кар. По Лукрецию, первые ору- дия человек изготовлял из камня, потом нашел медь и употребил ее для той же цели, еще позже стал делать орудия из железа. Таким образом, история делится на эпоху камня, меди (бронзы) и железа. Это деле- ние мы найдем сейчас в любом учебнике истории, но еще полтора века назад оно оставалось гипотезой, догадкой, не более. Правда, к началу XIX века естествознание начинает накапливать неопровержимые до- казательства длительного развития природы задолго до того момента, к которому Библия относила "сотворение мира". Но кто мог отважиться распространить этот вывод и на "венец творения'', на чело- века? Во Франции археолог Буше де Перт (1788—1868 гг.) обнаружил в глубоко- залегающих слоях почвы камни со сле- дами грубой оббивки и доказал, что это орудия древнейших людей. В пещерах Бельгии, глубоко под землей, местный учитель Шмерлинг нашел рядом ископае- мые кости людей и давно вымерших зве- рей. Аналогичные находки дает исследова- телям земля Англии и других стран. Много- численные данные и наблюдения геологов, палеонтологов, археологов уже не оставля- ют сомнения в том, что люди жили на Земле десятки и сотни тысячелетий назад, исполь- зуя камень в качестве основного материала для изготовления своих орудий труда. Это — первый и самый длительный период человеческой истории, который подразделя- ется на эпоху палеолита, или древнекамен- ный век, когда орудия труда производились способом оббивки камня, и эпоху неолита, или новокаменный век, когда каменные орудия начали шлифоваться. В 1871 году вышла в свет книга Чарлза Дарвина "Происхождение человека", где на огромном фактическом материале (дан- 35
ных анатомии, физиологии, зоологии, па- леонтологии, археологии, географии) дока- зано, что человек выделился из животного мира и имел, по-видимому, общих предков с современными человекообразными обезь- янами. Значит, и внешний облик людей, и их психика не всегда были такими, как сей- час, а менялись, проходили последователь- ные ступени в своей эволюции. Идеи Дарвина, как ранее идеи Буше де Перта, Шмерлинга и их сторонников, встре- тили и яростных противников, и горячих последователей. Среди последних был гол- ландский врач Эжен Дюбуа. Вдохновленный логической силой дарвиновской трактовки родословной человечества, он решил искать промежуточную ступень между обезьяной и человеком и на острове Ява в начале 90-х годов прошлого века нашел кости ископае- мого существа, соединявшего признаки че- ловека и обезьяны, т. е. питекантропа, что по-гречески означает "обезьяночеловек". О другой ступени в процессе становления человека ученые могли судить по останкам неандертальца (по названию местечка Неан- дерталь в Германии, где в 1856 году была сделана первая находка). Неандерталец был ближе к современному человеку, чем пите- кантроп и синантроп (т. е. китайский чело- век) , костные остатки которого в изобилии найдены в ходе раскопок близ Пекина (Чжоукоудянь) в конце 20-х годов XX века. Облик первобытных людей и следы их трудовой деятельности сами по себе еще не- достаточны для воссоздания законченной картины возникновения человечества. Необ- ходимо знать, какие связи и отношения существовали между отдельными индивида- ми, превращая их совокупность в общество людей, в человеческое общество. Еще античные мыслители отмечали отли- чие обычаев соседних ("варварских") наро- дов от строя жизни, господствовавшего в античном обществе. В эпоху великих гео- графических открытий европейцы соприкос- нулись с еще более удивительным миром племен и народов, отставших в своем раз- витии. Сбор и обобщение сведений о таких "первобытных" народах открыли возмож- ность реконструировать общественную жизнь древнего человечества. Наиболее удачной попыткой на этом пути явился труд американского этнографа и историка Льюи- са Генри Моргана "Древнее общество" (1877 г.). В нем показана важная роль кол- лективной собственности как в производст- венной жизни, так и в семейно-брачной ор- ганизации и в других сферах жизни перво- бытного общества. Начальной и основной "клеточкой" общественного устройства был род, сперва материнский, затем отцовский. Таким образом, в XIX веке наметились важнейшие контуры картины, позволяю- щей представить возникновение и первона- чальное развитие человечества. В обобще- нии накопленных фактов и в разработке методологии дальнейших исследований в области первобытной истории важнейшая роль принадлежит работам Энгельса "Роль труда в процессе превращения обезьяны в человека" (1873—1876 гг.) и "Происхожде- ние семьи, частной собственности и государ- ства" (1884 г.), в которых дается последо- вательная диалектико-материалистическая трактовка процессов происхождения чело- века и общества. Ф. Энгельс показал, что в основе этих процессов лежало развитие производительных сил и производственных отношений. Труд, писал Энгельс, — это "пер- вое основное условие всей человеческой жизни, и притом в такой степени, что мы в известном смысле должны сказать: труд создал самого человека" (Маркс К., Эн- гельс Ф. Соч., т. 20, с. 486). Далее Энгельс подчеркивает стимулирующую роль в ант- ропогенезе членораздельной речи — специ- фического, свойственного лишь человече- скому обществу средства общения индиви- дов. "Сначала труд, а затем и вместе с ним членораздельная речь явились двумя самы- ми главными стимулами, под влиянием которых мозг обезьяны постепенно превра- тился в человеческий мозг" (с. 490). Объяснение закономерностей развития человечества на самых ранних его стадиях с позиций диалектического материализма выдержало испытание временем. Оно позво- ляет правильно понять открытия и находки последних трех десятилетий, которые вы- звали лавину комментариев с самых разных точек зрения. Первыми в ряду этих открытий стоят на- ходки английского археолога Луиса Лики и его супруги Мэри Лики в Олдовайском ущелье, прорезавшем пустынные степи Вос- точной Африки на границе республик Тан- зании и Кении. В разрезах геологических от- ложений Олдовайского ущелья сохранились следы последовательного развития нашей планеты примерно за последние 2 млн. лет. В одном из самых нижних слоев, возраст которого 1 млн. 500 тыс. лет, лежал череп ископаемого африканского обезьяночело- века (зинджантропа) и примитивнейшие каменные орудия — галька с редкими сле- дами грубой оббивки. Зинджантроп и окру- жавшие его галечные орудия оказались на целый миллион лет старше питекантропа с острова Ява, которого до 1959 года ученые считали первым обезьяноподобным человеком, начавшим изготовлять камен- ные орудия. Но самое удивительное было впереди. В 1960 году, углубившись еще на 60 см, Лики обнаружил кости ископаемо- го существа, более близкого к человеку, чем зинджантроп. Возраст этого существа,
названного презинджантропом, достигал 1 млн. 750 тыс. лет. Рядом с его останками лежали галечные орудия — заостренные сколами булыжники, более совершенные, чем те, что сопутствовали зинджантропу. Это последнее обстоятельство побудило ис- следователей дать презинджантропу еще одно название — Homo habilis, т. е. человек умелый. Но... можно ли называть его чело- веком? Археологи сейчас единодушны в том, что первой и важнейшей гранью, отделяю- щей человека от животных, является из- готовление орудий, целенаправленная тру- довая деятельность. Олдовайские находки отвечают этому условию: они показывают, что в эпоху существования презинджантро- па изготовлялись простейшие орудия. Более того, остатки костей презинджантропа обна- ружены рядом с широким кругом, выло- женным по краю булыжником, который, по предположениям некоторых исследова- телей, мог служить защитой от ветра. Для определения места ископаемых ос- танков в схеме антропогенеза антропологам чрезвычайно важны биологические показа- тели: объем мозга, строение кисти руки, приспособленность ног к прямохождению. Презинджантроп имел мозг объемом 680 куб. см. Это значительно меньше, чем у неандертальца и современного человека (1400—1500 куб. см), и даже меньше, чем у питекантропа (около 900 куб. см), но гораздо больше, чем у современных выс- ших обезьян, которые в среднем имеют мозг объемом около 500 куб. см. В этом отношении презинджантропу уступали и зинджантроп (530 куб. см) и австралопи- теки, которые до олдовайских находок считались ближайшими предшественниками питекантропов в животном царстве: они ходили на двух ногах, им было знакомо употребление палок и дубин для выкапы- вания съедобных корней и охоты на жи- вотных; объем мозга австралопитеков — не более 600 куб. см. Презинджантроп как бы "вклинился" в ряд наших предков между австралопи- теками и питекантропами. Его ноги, близ- кие по строению к ногам современного человека, обеспечивали ему вертикальную походку. Кисти рук были уже приспособле- ны к тому, чтобы не только хватать палки для обороны и нападения, но и выделывать, ударяя камнем по камню, орудия впрок. Австралопитеков, как и зинджантропа, видимо, нужно считать теперь боковой ветвью на основном стволе эволюции чело- века. Не исключено, что презинджантроп охотился помимо дичи и на своих дальних родственников — австралопитеков, зинд- жантропов — и тем ускорил их исчезнове- ние из числа обитателей Земли. Мы не располагаем пока достаточным фактическим материалом для всесторонней реконструкции общественной жизни пре- зинджантропа. Можно с уверенностью ска- зать, что она была сложнее стадной жизни современных человекообразных обезьян. Ведь изготовление орудий из камня — трудного в обработке, но прекрасного по сохранности материала — связано не с "сиюминутными" потребностями, а с весьма отдаленными от момента создания орудия целями. Далее, обращает на себя внимание факт, что техника оббивки кам- ня у презинджантропа единообразна, а это предполагает следование определенному об- разцу, определенной сумме приемов, кото- рые индивид может узнать лишь в условиях общества, обладающего уже специальными средствами передачи такого рода инфор- мации представителями одного поколения следующим поколениям. Ловкость и изобретательность обезьян общеизвестна. В специально поставленных экспериментах высшие обезьяны проделы- вают операции, похожие на простейшие
трудовые действия человека. В естествен- ных условиях, в стаде, они могут быть еще более изобретательными. Недавние длитель- ные наблюдения за шимпанзе, живущими на воле в тропических лесах Африки, пока- зали, что шимпанзе сами (а не по воле экс- периментатора) собирают палки и несут их на многие десятки метров, чтобы с их по- мощью разорять гнезда термитов. Гориллы, павианы и шимпанзе коллективно охотятся на довольно крупную дичь, например на зайцев, и питаются их мясом. В стаде шим- панзе можно увидеть калек, которые живут вместе со здоровыми особями благодаря действующим в стаде нормам взаимопо- мощи. Видимо, эти черты стадной жизни были в какой-то степени свойственны и тем группам приматов, от которых несколь- ко миллионов лет назад пошли линии эво- люции к современным людям и к современ- ным высшим обезьянам: человек ведет свою родословную не только от наиболее изобретательных, но и от наиболее общест- венных по своему образу жизни млекопи- тающих того времени. И все же нет такого стада обезьян, где бы от поколения к поко- лению усложнялись способы использова- ния орудий, а тем более их изготовления. А коллективы потомков презинджантро- пов с этой задачей уже справлялись. От их галечных орудий — к рубилам, которые де- лал питекантроп, затем — к режущим, рубя- щим, скребущим орудиям неандертальца, далее — к разнообразным наборам камен- ных и костяных орудий кроманьонца (че- ловека современного типа), наконец — к современной технике пролегает единая дорога прогресса в производстве, в самой основе общественных отношений, в фун- даменте жизни человеческого общества. В начале этой дороги, насколько нам уда- лось заглянуть в глубь тысячелетий (вер- нее, миллионолетий), стоят ископаемые гоминиды типа презинджантропов. Там на- чинается предыстория человечества. Со времен презинджантропа в истории жизни на Земле начался новый этап: наряду с биологическими законами, дотоле в ос- новном и определявшими судьбы населе- ния планеты, стали укрепляться и действо- вать законы социальные. Вначале сфера их действия была незначительна, человечество долго преодолевало в себе наследие своих 40 животных предков. Сама организация кол- лективов у древнейших людей сохраняла многие черты стадной жизни высших живот- ных. Первоначальное человеческое общест- во обычно называют сложным термином "первобытное человеческое стадо". Прибав- ление слова "человеческое" подчеркивает высокий уровень и своеобразие его органи- зации. В нашей науке никогда не ставился знак равенства между сообществом, орга- низацией ископаемых гоминид (формирую- щихся людей) и стадной организацией жи- вотных. Теперь же, в свете новых открытий, объединение формирующихся людей пред- стает перед нами в еще большей степени наделенным типично человеческими общест- венными свойствами. Удревнение первобыт- ного человеческого стада на миллион лет — это, разумеется, не просто механическое прибавление огромного отрезка времени к процессу формирования человека и об- щества. Дело в том, что на протяжении всего периода существования первобытного человеческого стада в среде 'формирую- щихся людей накапливаются предпосылки новых физических и общественных изме- нений. Первобытное человеческое стадо пред- ставляло собой, по-видимому, довольно устойчивое объединение из нескольких де- сятков (чаще всего двух-трех) взрослых индивидов, совместными усилиями добы- вающих собирательством или охотой пищу. Они могли устраивать длительные стоянки, возводя искусственные сооружения для за- щиты от непогоды. На стоянке можно было поправить прежние орудия охоты и изгото- вить новые. Конечно, останавливаться надолго можно было лишь в местах, обеспеченных водой, изобилующих растительностью и дичью. Значит, первобытное человеческое стадо умело уже хорошо ориентироваться в усло- виях местности, не исключено, что оно ис- пользовало для разведки таких мест и по- ходов за дичью определенных индивидов, наиболее здоровых и трудоспособных. Воз- можности объединения первобытных чело- веческих стад между собой в более крупные коллективы были ограниченны: из-за слож- ностей добывания пищи и слабой техниче- ской оснащенности крупный коллектив просто не смог бы себя прокормить. Путешествие в мир науки
Особые трудности встают перед учены- ми, пытающимися представить себе харак- тер семейно-брачных отношений в перво- бытном человеческом стаде. Одни исследо- ватели, проводя аналогию с некоторыми современными высшими обезьянами, рису- ют эти отношения в виде так называемой "гаремной семьи", во главе которой стоит самый сильный самец, а остальные самцы, входящие в эту семью, не участвуют в про- изводстве детей. Согласно другой точке зрения, первобытное человеческое стадо не знало каких бы то ни было ограничений в этой сфере; в нем господствовали неупо- рядоченные половые отношения. Вопрос этот еще далек от окончательного решения, хотя и связан с важнейшей сферой борьбы социального и биологического начал. Необходимо подчеркнуть, что первобыт- ное человеческое стадо за более чем милли- он лет своего существования претерпело значительные изменения, накопление кото- рых привело к следующей ступени перво- бытного общества — родовой общине, или родовому строю. Обычно считают, что граница между этими ступенями соответ- ствует границе между нижним (древним) и верхним (поздним) палеолитом, границе между последним типом формирующегося человека — неандертальцем и человеком современного типа — Homo sapiens. Это значит, что первобытное человеческое стадо уступило место родовой общине около 40 тыс. лет назад. Но процесс этого пере- хода был гораздо более длительным и очень сложным. В эпоху первобытного человеческого ста- да, в отличие от всех последующих истори- ческих эпох, не только развивались техни- ка, орудия, хозяйственные отношения лю- дей, но довольно существенно менялся и физический облик человека. Биологические факторы эволюции (приспособление к сре- де, естественный отбор и т. п.) играли еще -значительную роль. Одно из важнейших археологических от: крытий последнего времени сделано близ Будапешта. Венгерский археолог Л. Вертеш в стоянке Вертешсёлёш обнаружил костные остатки древнейших обитателей Европы — обезьяноподобных людей типа питекантро- па в окружении, более 4 тыс. изделий из камня и остатки кострища. В совокупности Путешествие в мир науки с другими находками это открытие позво- ляет утверждать, что формирующиеся люди на этой стадии были уже далеко не прими- тивными. Около 600 тыс. лет назад они на- селяли Африку, Азию, Европу и вели осед- лый образ жизни в долговременных стой- бищах. Они уже пользовались огнем и уме- ли охотиться на крупных животных: сло- нов, носорогов, зубров, лошадей. Об этом красноречиво свидетельствуют результаты раскопок стойбищ Торральба и Амброна в центральной Испании. Во Франции обна- ружены следы строительства простейших жилых сооружений, относящихся к ашель- ской1 эпохе, т. е. к эпохе питекантропов. Таким образом, значительно удревняются элементы довольно ' сложной социальной организации первобытного общества, на- шедшие отражение как в коллективной охоте, так и в коллективном строительст- ве и долговременной эксплуатации жилищ. Еще лет пятьдесят назад казалась неверо- ятной сама идея о строительстве долговре- менных жилищ в палеолите. Люди этой эпо- хи представлялись ученым в виде орды, которая изредка находила пристанище в естественных гротах, пещерах или просто под открытым небом. Именно советские археологи в 20-е годы нашего века ввели в мировую науку неоспоримые доказатель- ства существования долговременных жи- лищ в позднем палеолите, описали их ха- рактер, конструкцию, разработали методи- ку их выявления. Первые открытия были сделаны в разных точках нашей страны: С. Н. Замятиным и П. П. Ефименко — в стоянках Гагарино и Костенки на Дону, М.М. Герасимовым — в стоянке Мальта на Ангаре, В. А. Городцовым — в стоянке Ти- моновка на Десне. В 30—50-х годах к этому прибавилась масса новых открытий и на- блюдений на территории СССР, речь о кото- рых пойдет ниже. Позднепалеолитическое долговременное жилище довольно слож- ной конструкции под открытым небом стало теперь неотъемлемым элементом на- ших представлений о жизни людей в конце ледниковой эпохи. В 1959 г. — новое от- крытие, получившее международный резо- нанс: в стоянке Молодова-1 на Днестре, 1 От названия населенного пункта во Франции, у которого сделаны первые находки. 41
в Западной Украине, известный советский археолог А. П. Черныш обнаружил остатки жилища мустьерской эпохи (100-40 тыс. лет назад). Что же представляло собой это жилище, сделанное руками неандертальцев? Крупными костями мамонта было выло- жено кольцо, заключающее около 40 кв. м площади. Видимо, на этой окружности ук- реплялись жерди, соединявшиеся вверху, и полученный каркас обтягивался шкурами зверей (жерди и шкуры не сохранились, но такую конструкцию А. П. Черныш восстано- вил по расположению костей и по аналогии с конструкцией позднепалеолитических жи- лищ) . Северная часть жилища имела допол- нительную пристройку. Интересно, что имен- но на обращенной к северу половине жили- ща его обитатели обрабатывали кремневые заготовки, чтобы превратить их в орудия: здесь сосредоточены все "отходы производ- ства", а на противоположной, южной поло- вине — готовые орудия. Возможно, это сви- детельствует об определенном разделении труда внутри коллектива неандертальцев. Толщина культурного слоя в жилище, оби- лие кострищ — их осталось 15 на полу жили- ща — говорят о длительном пребывании в нем группы первобытных охотников. В та- ком "доме" из костей и шкур было тепло даже в суровые зимы ледниковой эпохи. Строителей и обитателей такого жилища лишь с большой долей условности можно называть "первобытным человеческим ста- дом". Их уже, по-видимому, объединяли узы, связанные с осознанием в той или иной форме кровного родства, хотя расцвет родовой общины наступил лишь через мно- го тысячелетий, в позднем палеолите. Не- которые исследователи отводят коллекти- вам неандертальцев особое, промежуточное, место между первобытным человеческим стадом и родовым строем людей современ- ного типа. Для этого имеются веские осно- вания. Археологические находки показывают прежде всего значительный прогресс произ- водственной деятельности в мустьерскую эпоху. Предшественники мустьерца знали несколько типов орудий, основные из них — рубило и скребло. В мустьерской "кремне- вой индустрии" ученые выделяют 62 типа орудий. Мустьерцы знали во много раз больше, чем их предшественники, способов и приемов воздействия на природу, эти приемы были гораздо сложнее, чем в преж- ние эпохи. Никогда ранее люди не добывали охотой так много крупных животных — мамонтов, носорогов, бизонов, медведей, никогда не продвигались так далеко на север — до Полярного круга, о чем свиде- тельствуют последние открытия мустьер- ских памятников на севере СССР. Прогресс в производственных и хозяйст- венных сферах был таков, что мустьерский человек (неандерталец) уже, видимо, мог отрываться от непосредственных забот о пище, тепле и благополучии общины, по- глощавших все физические и умственные силы его предшественников. В сознании неандертальца затеплились и стали разви- Орудия мустьерской эпохи. Реконструкция одного из древнейших жилищ (стоянка Терра Амата, Франция). ваться мысли о жизни и смерти, о судьбах человека и его ближайшего окружения — животного мира. Смерть сородича волнова- ла общину неандертальцев. Покойника по- гребали с соблюдением определенного ри- туала: его клали головой на запад или на восток, с каменным ножом или каким-либо другим оружием, окружали костями живот- ных, иногда накрывали лопаткой мамонта или каменной плитой. Одно из самых яр- ких и лучших по сохранности свидетельств мустьерского погребального обряда обна- ружено А. П. Окладниковым в гроте Те- шик-Таш (Узбекская ССР). Здесь могилу мальчика-неандертальца окружали расстав- ленные по кругу рога горного козла — ос- новного объекта охоты местных обитате- лей. Обобщая подобные находки мустьер- ских погребений, А. П. Окладников пока- зал, сколь широкий круг представлений отразился в этих ритуалах: Вселенная с че- тырьмя сторонами света; Солнце — источ- ник жизни, тепла, света; культ промысло- вого зверя как одно из конкретных выра- жений культа природы; наконец, почитание самого человека, живущего после своей смерти в делах и памяти сородичей. В этих представлениях реальное переплеталось с фантастическим, наглядное — с иллюзор- ным. Сейчас уже обнаружено много следов действий мустьерцев, которые невозможно
объяснить непосредственными практиче- скими целями: в альпийских пещерах Дра- хенлох и Петерсхеле они складывали че- репа медведей в специально устроенные каменные ящики; в пещере Регурду (Фран- ция) в устроенной ими кольцевой опа- лубке из каменных глыб захоронены кости пещерного медведя; в пещере Базуа (Ита- лия) , в 400 м от входа пещеры, неан- дертальцы метали куски глины в сталаг- мит, напоминающий своими очертаниями зверя... Вещественные следы духовной жизни мустьерцев говорят об определенных успе- хах анализирующей и обобщающей работы их ума, об установлении в их сознании опре- деленной абстрактной картины связей и от- ношений между объектами окружающего их мира природы. Вместе с тем в этих сле- дах проявляется явная слабость мустьерцев перед лицом природных стихий, их неуме- ние понять и объяснить всеобщую взаимо- связь явлений природы и отсюда — надежда на магическую силу обрядов, помогающих якобы привлечь и убить зверя и способст- вующих будто бы после погребения костей съеденной добычи размножению, "воспроиз- водству" этого животного; погребая соро- дича, неандертальцы стремились обеспечить его возможную будущую жизнь (если тако- вая предполагалась, то она ничем не отли- чалась от привычной жизни охотничьей общины мустьерцев) "жильем" и самыми необходимыми охотнику запасами. Перед нами древнейшие свидетельства борьбы рациональных и иррациональных элементов в сознании человека, еще не сформировав- шегося окончательно. В мустье зародилась и еще одна сфера деятельности, захватывавшая эмоции, чув- ства древних людей, в которой можно ви- деть зачатки первобытного искусства. Об этом свидетельствуют многочисленные кус- ки красной охры, которые археологи нахо- дят в стойбищах мустьерцев. В гроте Пеш де л'Азе (Франция) куски охры затачивали в виде карандашей, в других стоянках их просто растирали в порошок, которым затем окрашивали тело, шкуры, одежду. Во французском гроте Ля Ферраси найдена каменная плита, на которой мустьерцы на- несли охрой пятна и полосы. В этом же гро- те и в пещере Мустье найдены трубчатые 44 кости, на которые неандертальцы наносили резцом серии параллельных линий, создавая простейшие орнаменты, а возможно, и ведя таким образом счет. Симметрия и ритмика этих нарезок лишь очень отдаленно напо- минает о стремлении к симметрии и ритму, которое обнаруживается в обработке ка- менных орудий ашельской и мустьерской эпох: творческая фантазия мастера придала им самостоятельное значение, не имеющее прямой утилитарной цели, но отвечающее определенному порядку и плану абстракт- ной мысли, а главное — красоту, радующую глаз. Цвет и линия, ритм и симметрия — совершенно новая страница в реальном знании формирующихся людей об окружаю- щем их мире и одновременно первые стра- ницы в истории изобразительного искусства и знаковой графики. Итак, мустье — эпоха крупных достиже- ний в технике и строительстве, время освое- ния необитаемых ранее пространств, появ- ления простейших элементов (конечно, в самом их зародыше) естествознания, ма- тематики, искусства, магической обряд- ности. Все эти достижения в материальной и духовной жизни человечества к концу эпохи мустье, это поступательное движение общества невозможно объяснить побуди- тельным действием только биологических факторов. Грубо говоря, от нарезок на кости не станешь сытым, добыть пищу мож- но и без красной охры. Никуда бы не уйти первобытным людям от уровня австралопи- теков, если бы не работал новый катализа- тор — общественные потребности, социаль- ные закономерности, действовавшие в груп- пах формирующихся людей все с большей силой. Охота на гигантских животных, со- оружение жилища могли быть успешными лишь при хорошей организации коллектив- ных усилий, и это, конечно, сплачивало группу. Но и выделка простейшего рубила по одному образцу предполагает определен- ное разделение труда — по возрастным и половым признакам. Лишь от представи- телей старшего поколения молодежь могла узнать о приемах, способах и образцах выделки орудий и их применении. В свою очередь, на молодых, здоровых мужчин ло- жилась главная забота по обеспечению кол- лектива мясо.м, шкурами, сухожилиями Путешествие в мир науки
для шитья одежды и т. п. Благодаря такому разделению труда возможно было сущест- вование в коллективах неандертальцев сла- бых стариков и калек. В пещере Шанидар (Ирак) найден скелет 50-летнего неандер- тальца, который утратил правую руку за- долго до смерти. Глубокий по тем време- нам старик и к тому же калека, он не мог бы просуществовать без постоянной помо- щи молодых сородичей. И тут уже, возмож- но, действовали не только чувства сострада- ния, сознание необходимости заботиться о слабых, но и почитание старика как хра- нителя многообразного, сложного опыта прежних поколений — общественного опыта, общественных достижений. Но, по-видимо- му, в эпоху мустье немало было случаев и прямо противоположных, когда животный эгоизм подавлял в индивидах общественное начало, вспыхивали ссоры, кровавые столк- новения... Дошедшие до нас остатки матери- альной культуры неандертальцев не дают возможности восстановить достоверно по- добные случаи, но предполагать их можно. Тем не менее все прочнее укоренялись в недрах первобытной общины черты, сплачи- вавшие родственников нескольких поколе- ний в единый коллектив, который приобрел со временем форму родовой общины, ха- рактеризующей следующий этап истории первобытного общества. Как уже говорилось, общественная тру- довая практика формировала и внешний облик человека. Неандерталец, сохраняя еще в чертах лица, осанке, походке отдель- ные черточки животного, достиг объема мозга, какой имеют в среднем современные люди, — около 1500 куб. см. Правда, мозг неандертальца по своему строению отличат- ся от мозга современного человека. Важней- шее отличие, на которое указывают антро- пологи, — слабое развитие у неандертальцев лобных долей головного мозга. Лобные доли регулируют и координируют наше по- ведение в особенно сложных видах деятель- ности, которые требуют решения сложных задач, выбора и оценки абстрактных идей и целей; они руководят общественным пове- дением, в частности, затормаживают такие побуждения, которые могут быть осуждены обществом. Разрастание лобных долей до пропорций, которыми характеризуется мозг современного человека, отвечало тем усло- Путсшествие в мир науки виям, в которые ставили человека все более сложные социальные связи и производст- венные отношения. Поздний палеолит — эпоха расцвета родо- вого строя. В кремневой индустрии появляются новые способы обработки и новые типы орудий (некоторые исследователи выделя- ют до 92 типов орудий в позднем палеоли- те). Широко используются новые материа- лы для изготовления оружия и инструмен- тов: кость, рог, бивень мамонта. Уже изве- стны составные орудия (например, трубча- тая кость, в паз которой вставлены кремне- вые лезвия) и первые механизмы — копье- металки, приспособления для метания дро- тиков на большие расстояния. Вызывают изумление тончайшие костяные иглы для шитья одежды, совершенно симметричные листовидные наконечники копий и дроти- ков, сделанные из кремня. Но самое изумительное — это, конечно, изобразительное искусство позднего палео- лита. До нас дошло более 10 тыс. изображе- ний, и это, конечно, лишь небольшая часть художественных сокровищ, созданных людьми позднего палеолита. Древнейшие из всех изображений найде- ны во французском гроте Ля Ферраси. Это гравировки на кусках камня и кости, вос- производящие (еще крайне грубо и неуме- ло) фигуры зверей; рядом со зверями схе- матичные изображения знаков женского пола. Скорее всего первобытный художник выразил таким образом жизненно важную для палеолитического охотника идею — идею непрерывного размножения промыс- ловых животных, дающих пищу, материал для строительства жилищ, шитья одежды, изготовления костяных орудий. Француз- ские ученые обычно видят в таких древ- нейших анималистических композициях до- казательства существования в позднем палеолите магических обрядов: охотники рисовали на костяных пластинах, а позднее и на стенах гротов, пещер тех зверей, на ко- торых они собирались охотиться, и "убива- ли" эти изображения дротиками, надеясь на столь же удачный исход будущей реальной охоты; но, хорошо понимая, что они сокра- щают поголовье промысловых зверей и как бы "рубят сук, на котором сидят", те же охотники спешили задобрить души убитых 45
зверей и,р исуя их телесные оболочки, моли- ли животных "плодиться и размножаться". Отсюда следовал вывод о связи палеолити- ческих рисунков и росписей с магическими обрядами и колдовскими церемониями, в которых присутствовали уже зачатки анимизма и фетишизма, а также тотемизма (в фигурах полулюдей-полужив от ных, воз- можно, изображены мифические предки и герои, через которых человеческий коллек- тив состоит в родстве с определенным ви- дом животных). Многие советские ученые в той или иной мере согласны с такой интерпретацией па- леолитических изображений, но считают ее недостаточной. Как уже говорилось, советские археоло- ги разработали новую методику раскопок палеолитических поселений, целью которой является проникновение в общественную жизнь их обитателей. В 20—30-е годы нашего века В. А. Городцов в Тимоновке на р. Дес- не, П. П. Ефименко в Костенках-1 и С. Н. За- мятнин в Гагарино на Дону, М. М. Гераси- мов в Мальте и А. П. Окладников в Бурети на р. Ангаре, Г. П. Сосновский и Н. К. Ауэр- бах на Афонтовой горе на Енисее, К. М. По- ликарпова в Елисеевичах на Десне, А. Н. Ро- гачев и П. И. Борисковский в стоянках Кос- тенковско-Боршевского района на Дону вскрыли остатки древних жилищ. В после- военные годы в стоянках Костенковско- Боршевского района, на Десне, Днестре, Ангаре, Енисее эти работы развернулись еще шире. Они позволили выявить неизвест- ные ранее важные стороны быта и жизни охотничьих общин ледниковой эпохи. В ре- зультате ученым всего мира стало ясно, что в позднем палеолите существовали долговременные жилища с достаточно слож- ным внутренним устройством. Эти жилища имели очаги различного назначения, хозяй- ственные ямы, ямы-кладовые и другие усо- вершенствования, делавшие, очевидно, бо- лее благоустроенным быт людей позднего палеолита по сравнению с бытом мустьер- цев. Особенно подробно следы палеолитиче- ских строений изучены и обобщены в рабо- тах А. Н. Рогачева. Важнейшее значение для разработки на- шей темы имело установление того факта, что в позднем палеолите люди строили уже не отдельные жилища, а целые поселки — 46 до 10—11 жилищ разного размера, как, на- пример, в стоянке Павлово в ЧССР. Даль- нейшие исследования позволили ориентиро- вочно установить число обитателей такого поселка и продолжительность проживания первобытной общины в подобных поселках. Так, по данным С. Н. Бибикова, в стоянке Мезин на Десне на протяжении 23 лет стояла одна община, размещавшаяся в 5 жилищах; средняя численность ее составляла около 35 человек. Для позднего палеолита это был сравнительно небольшой охотничий коллек- тив, в это время размеры общин могли дос- тигать и 100—125 человек. Такие охотничьи общины, ведя по преи- муществу оседлую жизнь, могли совершать и далекие переходы, которые мы теперь измеряли бы тысячами километров. При небольшой плотности населения в ту эпоху (например, на территории Крымского по- луострова жило всего 3—4 общины, на- считывавшие в целом не более 200 чело- век) одна община не часто встречалась с другой. В одних случаях такие встречи проходи- ли без существенных последствий, и малень- кие человеческие группы продолжали дви- гаться по суровым тундрам и лесостепям, каждая своим путем. В других случаях — по-видимому, когда природные условия и обилие дичи благоприятствовали этому, — общины долгие годы жили в близком сосед- стве одна с другой. За это время порой ус- певало смениться не одно поколение людей, но каждая община весьма консервативно сохраняла свои традиции в изготовлении орудий и украшений, в характерных орна- ментальных узорах, в стиле изображения животных и человека. Интересно, что число таких мирно соседствовавших в одном районе родовых общин обычно равнялось двум. А это уже очень важный факт с точки зрения этнографии. Ведь установлено, что, например, простейшие формы более высо- кой общественной организации — типа пле- мени — образовывались, как правило, пу- тем объединения именно двух родовых общин. Таким образом, есть основания по- лагать, что предпосылки перехода к племен- ной организации назревали уже в конце эпохи палеолита. Однако памятники материальной и ду- ховной культуры позднего палеолита по- Путешествие в мир науки
зволяют говорить с полной достоверностью лишь о господстве в это время высших ста- дий родовой организации. Точная фиксация при раскопках деталей жилищ и находок в них позволила совет- ским археологам впервые точно определить условия, в которых встречались произведе- ния искусства, и прежде всего статуэтки женщин — фигурки "Венер" палеолита. Эти последние археологи находили, как прави- ло, сериями, семействами, нередко в осо- бых помещениях, устроенных внутри жили- ща, поблизости от очагов. Отсюда следует, что художественные произведения, в частно- сти изображения, играли, по-видимому, важную роль в жизни и представлениях оби- тателей палеолитических поселений. Теперь уже просто невозможно видеть в них лишь плоды минутного вдохновения, каприза, забавы. Так, в жилище Костенок-1. по подсчетам З.А.Абрамовой, найдено 102 изделия, представляющие собой или целые статуэт- ки, или их обломки и фрагменты. Из них 76 лежали в ямках и углублениях, а 26 — на поверхности земляного пола древнего жилища. Некоторые фигурки были как бы спрятаны или заботливо прикрыты костя- ми, камнями, орудиями, кусочками охры. Почему же обитатели Костенок. да и многих других подобных жилищ, обнаруженных на огромной территории от Байкала до Пире- неев, так заботились об изображениях жен- щины? Несомненно, женщина тогда была важнейшим объектом почитания, хотя кон- кретные формы этого почитания восстано- вить нелегко. Причина появления многочисленных изо- бражений женщины, связанного, вероятно, с культом женщины, лежит в сфере обще- ственных отношений. Роль женщины у оби- тателей позднепалеолитических поселений была особенно велика в ряде отраслей хо- зяйства. Так, на женщине лежала обязан- ность обеспечивать кровнородственный коллектив, обитавший в одном из жилиш или в поселении в целом, плодами растений, семенами диких злаков и цветов, шедших в пищу, — в общем вся та деятельность, которую исследователи обычно определяют общим термином "собирательство". Далее, женщина, занимаясь приготовлением пищи, становилась хранительницей домашнего Путешествие в мир науки очага — того почти постоянно горящего огня, который уже тогда, очевидно, воспри- нимался как символ единства коллектива. Эти обстоятельства в значительной мере определяли положение женщины. Они со- здавали вокруг нее атмосферу почитания, еще более усиливавшуюся по мере осозна- ния того факта, что. с женщиной связано будущее коллектива — производство и воспитание потомства. Ведущая роль жен- щины в воспитании усугублялась и тем, что она, как мы можем судить по данным этно- графии, была хранительницей традиций кол- лектива, тех культов, легенд и мифов, кото- рые складывались в среде первобытных охотников и собирателей в процессе позна- ния ими природы и выработки достаточно стойких форм общественных отношений. Все сказанное выше подтверждает справед- ливость вывода о важном значении в рас- сматриваемый период матриархальных форм управления коллективом. В 1934 году советский археолог С.Н.За- мятнин предложил первую в мире расшиф- ровку сложной палеолитической компози- ции, состоящей из нескольких обособлен- ных барельефов, находившихся в гроте Лос- сель (Франция). Центральные барельефы изображали мужчину, бросающего дротик, и лань. Вокруг этих изображений располага- лись рельефные фигуры женщин; они как бы помогают охотнику и поощряют его в промысле. В этой композиции нашло выра- жение реальное и мнимое (магическое) вли- яние женщины даже на сугубо мужской труд — охоту. Трудно переоценить роль женщины в на- коплении и сохранении знаний о процессах и явлениях окружающего мира, добывае- мых в ходе общественной практической деятельности первобытных коллективов. Эпоха позднего палеолита была длитель- ным периодом в истории человеческого общества, но ее конец был предопределен целым рядом объективных причин. Эти причины находились прежде всего в окру- жающем человека мире. Высокое развитие охоты благодаря, в частности, совершенст- вованию охотничьего оружия (копий, копье- металок, дротиков, а может быть, и стрел), а также улучшению организации крупных облавных и загонных охот вело, естествен- но, к уменьшению поголовья животных 47
ледниковой эпохи. В то же время стабиль- ная обеспеченность коллектива продуктами охоты и собирательства, которая была свойственна эпохе оседлых поселений, вела к заметному росту населения. Эти обстоя- тельства оказали значительное давление на общественную структуру в тот момент, когда климат стал постепенно изменяться. Животные ледникового периода исчезали не только потому, что их истреблял чело- век. К вымиранию их вели изменения в при- роде, связанные с отступлением ледника. На смену господствовавшим в тундровых и лесотундровых ландшафтах мамонтам и носорогам, частично бизонам, некоторым разновидностям дикой лошади приходит более мелкая и подвижная дичь, характер- ная для современных природных условий. Все это в совокупности потребовало рез- ких изменений в способах и средствах охо- ты. Отступление ледника расширяло охот- ничий ареал. Человечество начинает неук- лонно двигаться на север вслед за ледни- ком. Охотничьи коллективы, находящиеся в постоянном движении, организуются уже иначе, чем оседлые общины позднего па- леолита. Удельный вес мужского труда возрастает и в самом процессе добывания продуктов питания, и в налаживании быта общины. Ведь строителями поселков были мужчины, а строить новые жилища приходи- лось часто. Коллективы эпохи мезолита (так называется эта подвижная пора исто- рии первобытного человечества) становятся более мелкими. Материальная культура рез- ко меняется. На смену тяжелому каменно- му, костяному и, очевидно, деревянному оружию позднего палеолита пришло легкое, в основном метательное охотничье снаря- жение, которое обеспечивало более надеж- ное поражение мелкой быстро движущейся дичи даже при охоте в одиночку. Кроме то- го, не следует забывать, что бродячий мезолитический охотник вынужден был всегда иметь при себе полный набор охот- ничьего снаряжения и поэтому по возмож- ности облегчал его. Заметное ослабление охотничьих тради- ций палеолита, ненадежность охотничьего промысла и нестабильность пищевых ресур- сов в эпоху мезолита заставляли людей того времени искать новые производительные хозяйственные формы. Расширившийся гео- графический кругозор, постоянно возрас- тавшие знания о природе позволили челове- честву в эту переходную эпоху эмпириче- ским путем нащупать те основные разно- видности хозяйства, которые определили развитие общества на многие тысячелетия вперед. Такими основными формами хозяй- ства стали скотоводство и земледелие. Первое выросло на базе охоты, второе — из примитивного собирательства. Разумеется, эти перемены отразились на общественных отношениях. Несмотря на то что собирательство относилось полностью к сфере женского труда, а также несмотря Бизон. Альтамира. 48 Путешествие в мир науки
на то что, видимо, женщина принимает на себя весь труд по воспитанию молодняка прирученных и одомашниваемых животных (овца, коза, крупный рогатый скот, свинья), главенствующая роль в коллективах пере- ходит к мужчинам. В первоначально внутренне равноправ- ных коллективах постепенно выделяется социальная группа, функцией которой ста- новится война, грабежи, разбой. Общины начинают порабощать одна другую, исполь- зуя свой военный и хозяйственный потен- циал. Объединяются группы общин, между которыми уже нет равенства и равноправия, но когда это равноправие исчезает вовне, Охота на мамонта в эпоху палеолита. то и внутри общины-победительницы созре- вают такие условия, которые ведут к ее разложению. Начинается история классово- го общества... Но путь к образованию классов был долог и отнюдь не прямолинеен. Недавно появилось яркое свидетельство того, что и в позднепалеолитическое время общественные отношения не вполне отвеча- ли нашим представлениям о классическом родовом строе с его выборными принципа- ми, когда все общественные должности за- нимались на определенные сроки, когда право на должность подтверждалось побе- дой в обрядовых состязаниях, борьбой, как это, в частности, было у многих народ- ностей, изученных этнографами, и даже Путешествие в мир науки 49
сохранялось в качестве пережитка на на- чальных этапах истории Древнего Египта, где фараон через определенные промежутки времени выступал в ритуальных состязани- ях, являя свое могущество и подтверждая свое право на власть. Новые факты являются указанием на то, что какие-то моменты в отношении ко взрослому могли переноситься на детей. В найденном известным советским архео- логом О. Н. Бадером на стоянке Сунгирь под г. Владимиром погребении позднепалео- литического времени при двух детских кос- тяках были обнаружены предметы, кото- рые заведомо не могли принадлежать де- тям, похороненным в данной могиле. Тако- вы прежде всего огромные копья из бивня мамонта, которые дети не только не могли использовать по назначению, но и вряд ли даже смогли бы поднять. Кроме того, в этом детском погребении обнаружено мно- жество разного рода украшений, покрытых резным орнаментом. Невдалеке от детской могилы находилась могила взрослого муж- чины, похороненного в богатом убранстве и с подобными же украшениями. Обе могилы принадлежали, как можно полагать по близ- кому их размещению и сходству ориентиро- вок, каким-то близким родственникам раз- ных поколений. Здесь же были обнаружены и следы погребений без инвентаря. Все это, вместе взятое, и особенно факт помещения в детскую могилу предметов, которые ни- как не могли принадлежать им лично, а мог- ли лишь быть от кого-то унаследованы, за- ставляет совершенно по-иному посмотреть на характер общественных отношений в од- ном из северных коллективов позднепа- леолитических охотников, ибо эти факты, в частности, могут рассматриваться как свидетельство о наследовании символов власти и тем самым позволяют предпола- гать возможность в столь древнее время передачи власти по наследству. Это кажется неожиданным, но в конце концов не так уж невероятно, если не забывать о тех особых условиях, в которые попадало, двигаясь на север, древнее население. Впрочем, других аналогичных фактов, относящихся к эпохе верхнего палеолита, не наблюдается. Многие известные нам погребения на стоянках Вос- точной Европы и в других местах почти ли- шены инвентаря. Уже в позднем палеолите появляются первые существенные признаки обществен- ного разделения труда, основанного не толь- ко на распределении обязанностей по полу и возрасту, но и на чисто производственных основаниях. Это в первую очередь выража- лось в различном качестве производствен- ного инвентаря, обнаруживаемого на одной и той же стоянке. Пожалуй, наиболее ярко это явление прослеживается по памятникам первобытного искусства. Так, рассматривая женские статуэтки, происходящие с одной стоянки, например Костенок-1 или Гагари- но, можно видеть в них помимо индивиду- альных признаков натуры также и опреде- ленные элементы творческого почерка, на основании которых можно с уверенностью утверждать, что производство этих изделий находилось в руках немногих квалифици- рованных профессионалов. Но в то же вре- мя стойкость канонов в исполнении жен- ских образов на протяжении всего позднего палеолита свидетельствует о какой-то очень глубокой не только обрядовой и культо- вой, но и художественной преемственности, охватывающей всю эту многотысячелетнюю эпоху в границах от побережья Атлантики до Байкала. Такая преемственность возмож- на лишь при наличии стойких общественных связей внутри коллективов, связей настоль- ко прочных, что они не только способство- вали созданию каких-то определенных мат- риархальных культов, но и обеспечивали непрерывное однолинейное развитие изде- лий, сопутствующих этим культам. Такая стойкая общественная организация без ад- министрирования и бюрократии, которые обеспечивали сохранение и даже застой тра- диций в обществах типа древневосточных монархий, довольно хорошо изучена этно- графами — это родовой строй, эпоха гос- подства которого не прерывалась в течение десятков тысячелетий. Во многих районах Старого Света период родового строя за- канчивался на глазах у писателей и ученых античного времени, оставивших очень кра- сочные описания и этой формы общест- венного устройства, и ее распада, много- образно согласующиеся в целом с откры- той археологами яркой картиной перво- бытных культур древнего человечества, расцветших задолго до начала библейской хронологии. Путешествие в мир науки
МРАКОБЕСИЕ В XX СТОЛЕТИИ Наверное, многих читателей поразит факт, что в американском штате Луизиана решением законодательного собрания штата в школьные программы включены обязательные уроки "божественного сотворения мира", цель которых показать "несостоятельность эволюционной теории Дарвина". Побывавший на одном из таких уроков корреспондент венской газеты "Прессе" Вольфганг Койдл рассказывает, как учащихся убеждают, что мир был создан богом 26 октября 4004 года до рождества Христова, что господь сотворил человека из "праха земного...". Ну а что касается дарвинизма, то он просто объявляется дьявольским учением, придуманным... коммунистами. Так в XX столетии в крупнейшей капиталистической стране при попустительстве государственной власти насаждается средневековое мракобесие.
Об извечном стремлении человека преодолеть старость и смерть. о современных достижениях науки в борьбе за продление молодости и жизни людей рассказывает кандидат философских наук И. В. Вишев в статье ..Эстафета мечты"
Эстафета мечты С тех самых времен, когда на планете на- шей появился человек, в нем вспыхнуло, чтобы уже никогда не угаснуть, страстное желание долгой и счастливой жизни. Чело- век рождается для жизни, а не для смерти. Заветная мечта людей словно эстафетная палочка передавалась от поколения к поко- лению. И вот теперь она оказалась в наших руках. Многое в мире зависит от того, как мы ею распорядимся. Но может быть, нынешний этап этой эста- феты ничем принципиально не отличается от предшествующих и уйдет в прошлое, так и не реализовав сокровенные чаяния людей? Или сегодня, благодаря появлению новых возможностей, уже пробил час осуществле- ния мечты? Чтобы попытаться ответить на эти вопросы, нужно хотя бы мельком огля- нуться назад и посмотреть, как люди пыта- лись решить эту проблему задолго до нас. Ведь недаром говорят: без прошлого нет настоящего и будущего. Когда же возникла у людей мечта о дол- гой, вечной жизни, когда появилась у чело- века идея личного бессмертия? К сожале- нию, сегодня очень трудно дать исчерпываю- щий ответ на этот вопрос. Ведь до сих пор не решена еще достаточно надежно и обще- значимо проблема начала человеческой ис- тории. С достаточной определенностью можно лишь сказать, что эта идея (довольно слож- ная и отвлеченная) заняла прочное место в человеческом сознании с возникновени- ем у людей религиозных представлений. Путешествие в мир науки При этом свойство бессмертия приписыва- лось только богам, но отнюдь не людям. Иные воззрения сложились значительно позже. Вот как представляли себе существова- ние сонма бессмертных древние шумеры: "Далеко на юге, посреди Нижнего моря, от- куда по утрам подымается лучезарный Уту, в безбрежных владениях премудрого Энки поднялся из волн остров Дильмун. Это был счастливый уголок земли"1. Над ним ни- когда не сгущались тучи, чистый и прозрач- ный воздух едва колыхался, тишину нару- шал лишь отдаленный прибой. Короче го- воря, там царили мир и тишина. И далее в шумерском эпосе говорится: "Райский остров был населен племенем бессмертных. Внешним видом напоминали они людей, но обладали вечной жизнью. Они не знали, что такое болезнь и дряхлость. Среди них не было ни одной вдовы и ни одного вдовца. Они не знали, что такое головная боль и глазные болезни. Женщина достигала пре- клонного возраста, но оставалась юной и свежей. Мужчина становился все старше и старше, но не чувствовал себя стариком. Де- вушки не знали, что такое ежемесячные очи- щения, женщины не знали, что такое родо- вые муки. Ни один обитатель Дильмуна не пересекал реки, обтекающей подземный мир. Ни один жрец не ходил вокруг покой- ника, оплакивая его, ни один певец не воз- глашал жалобных песен по умершим у стен города, населенного племенем бессмерт- ных". Итак, по представлениям древних, важнейшими чертами счастливой жизни были нерушимый мир, могучее здоровье, неувядаемая молодость и бессмертие. Но ведь речь здесь идет о существах, лишь похожих на людей. А что же сами лю- ди? И на этот счет у древних существовали вполне ясные и определенные представле- ния. О сотворении людей в том же шумер- ском эпосе сказано словами праматери все- го сущего Намму, обращенными к ее сыну Энки: "Сотвори людей, которые будут сла- бее богов и безропотно станут на них рабо- тать". Как рассказывается дальше, Энки, хотя и не сразу, "добился удачи и слепил сильных и разумных мужчин и женщин, 1 РедерД. Г. Мифы и легенды древнего Двуречья. М., 1965, с. 42. 53
во всем подобных богам. Только бессмер- тия они были лишены и должны были сми- ренно и безропотно служить великой семье богов и богинь". Таким образом, обречен- ность на тяжелый труд, болезни и лишения, старость и смерть — вот что прежде всего от- личает, по представлениям древних шуме- ров, людей от богов. И человек бессилен что-либо здесь изменить. В вавилонском эпосе рассказывается о том, что легендарный герой Гильгамеш, поверженный в глубокую печаль кончиной своего друга, пустился на поиски бессмер- тия. Однако отважившемуся на трудное и опасное предприятие герою было заявле- но: "Бессмертия, которого хочешь, ты не отыщешь! Когда род людской создавали боги, смерть они приказали роду людскому и в своих руках жизнь сохранили". Поэто- му люди должны довольствоваться радо- стями короткой земной жизни (в загроб- ное блаженство тогда еще никто не верил). Впрочем, древние считали, что могут быть счастливые исключения. Из того же эпоса мы узнаём, что волею богов двум людям — Утнапиштиму и его жене было прижизненно даровано бессмертие. Но Гиль- гамешу рассчитывать на такой дар не при- ходилось: у него не было божественного по- кровителя. Однако герой не ушел с пустыми рука- ми. Утнапиштим дал ему волшебное расте- ние, о котором Гильгамеш говорит так: "Ур- Эа, растение это весьма знаменито, из-за него человек получает дыхание жизни. Я возьму его в крепкий У рук, поделю средь сограждан, имя его — "Старик становится юным". Я его съем в Уруке и юношей ста- ну". Но чтобы благополучно доставить до- мой это растение, Гильгамеш должен был бодрствовать шесть дней и семь ночей. Что- бы отогнать сон и преодолеть усталость, Гильгамеш, встретив на своем пути коло- дец, спустился в него и омылся водой из него. Оказавшаяся поблизости змея почу- яла запах растения, подползла и утащила его. "Гильгамеш возвратился, крикнул проклятье, сел потом и заплакал". Так закончился поход героя за юностью и бес- смертием. Образ коварной змеи переносит нас мысленно к библейским текстам, которые свидетельствуют, что подобные воззрения 54 были и у древних иудеев. Согласно библей- ской легенде, первые люди — Адам и Ева, вкусив по наущению змея запретных пло- дов с древа познания добра и зла, стали рав- ными богу и могли найти в раю "дерево жизни" и стать бессмертными. Чтобы этого не произошло, бог изгнал их из рая и обрек на тяжелое земное существование. "И ска- зал господь бог: вот, Адам стал как один из нас, зная добро и зло; и теперь как бы не простер он руки своей, и не взял также от дерева жизни, и не вкусил, и не стал жить вечно... И поставил на востоке у сада Едем- ского херувима и пламенный меч обращаю- щийся, чтобы охранять путь к дереву жиз- ни" (Бытие, 3:22, 24). Итак, дорога к дереву жизни, дающему бессмертие, была надежно закрыта, а все люди, следовательно, обречены на смерть. Вот так понимали древние причину чело- веческой смертности и всего, что с нею свя- зано. Да и современные проповедники рели- гии и верующие утверждают, что "смерть че- ловека не есть установленная дань природе, а лишь дань греху", т. е. следствие грехопа- дения первых людей, что "смерть — случай- ное и неестественное явление в человечест- ве". Один из баптистских проповедников пишет, например: "Горе, болезни, страда- ния, мучения и сама смерть — только послед- ствия греха". Понятно, что такие установки отнюдь не ориентируют на решение средст- вами современной науки и проблемы старе- ния и продления жизни людей. Но вернемся к древним. Уж раз, по их представлениям, бессмер- тие людям было заказано, оставалось одно: довольствоваться радостями сравнительно долгой и счастливой жизни. Тот, кому она выпадала на долю, рассматривался в качест- ве объекта божественного благорасположе- ния. Вот как комментируется в Библии кончина одного из мифических праотцев: "И скончался Авраам, и умер в старости доброй, престарелый и насыщенный жиз- нью, и приложился к народу своему" (Бы- тие, 25:8). Это было лучшее, на что человек мог рассчитывать при условии божественно- го внимания к нему. И люди стремились к этому на протяжении многих столетий. Человеческое общество тем временем продвигалось вперед по пути своего разви- тия: совершенствовались орудия производ- Путешествие в мир науки
ства, происходило дальнейшее разделение труда, накапливались знания. И вместе с тем углублялись классовые антагонизмы, уси- ливалось угнетение человека человеком. Сложилось рабовладельческое общество. К этому времени мышление человека до- стигло новых ступеней в развитии способно- сти к абстрагированию. Стали вырабаты- ваться более сложные и отвлеченные поня- тия. С одной стороны, открывались новые возможности познания мира, но с другой — и новые возможности заблуждений. Так, на- пример, на более ранних стадиях развития человечества "душу" толковали, так ска- зать, натуралистично, как нечто телесное, что отразилось, например, в древнейших книгах Библии, где говорится: "...душа вся- кого тела есть кровь его" (Левит, 17:14). Теперь ее стали понимать отвлеченнее, как нечто бестелесное, обладающее различными сверхъестественными свойствами, в частно- сти бессмертием. Такое представление о ду- ше характерно и для возникшего в I веке христианства. Страдания в земной жизни стали рассматривать как необходимую пла- ту за наследование царства божия в по- смертном существовании. Здесь нет нужды подробно останавли- ваться на перипетиях формирования и раз- вития религиозной иллюзии бессмертия. До- статочно сказать, что, спекулируя на завет- ной мечте людей о долгой и счастливой жиз- ни, богословы создали учение о загробном воздаянии, являющееся до сих пор мощным идеологическим оружием устрашения масс, в котором прямо были заинтересованы экс- плуататоры всех сортов. Религия же превра- тилась в апологию смерти, ибо богословы стали утверждать, будто смерть является благодатным моментом в жизни человече- ской души, так как открывает вожделен- ную возможность соединения с божеством. Если последовательно придерживаться этой точки зрения, то любое противодействие смерти следует рассматривать как великий грех, поскольку оно отдаляет этот момент. Закономерный прогресс общества, неук- лонно развивающееся научное знание нано- сили удар за ударом по религиозной кон- цепции бессмертия. Они обусловили наступ- ление нового этапа борьбы за осуществле- ние сокровенной мечты человеческой о дол- гой и счастливой жизни. Этот этап был свя- Путешествие в мир науки зан с распространением материалистических идей в объяснении явлений природы и в по- нимании самого человека — его физическо- го строения и психики. Церковное учение о вечной жизни за гробом было подвергну- то беспощадной критике. Но это был лишь первый, хотя и очень важный, шаг на новом пути. Наука только начинала накапливать необходимые для борьбы за продление жиз- ни человека данные, да и господствовавшие социальные условия отнюдь не способство- вали успешному решению этой задачи. В противоположность учению церкви о всемо- гуществе бога, материалисты XVII—XVIII веков разрабатывали идею о всемогуществе природы, приписывая ей вечные и неизмен- ные законы, действующие якобы с непре- ложной необходимостью, фатально. И уж коли старение и смерть подчиняются осо- бым законам природы, значит, так тому и быть и того не миновать. Приведем несколь- ко высказываний по этому поводу знамени- того французского материалиста XVIII века Поля Гольбаха. Так вот он отстаивал,напри- мер, утверждение, согласно которому в при- роде все необходимо, ничто из того, что в ней находится, не может действовать иначе, чем оно действует1. Исходя из этого убеж- дения, П. Гольбах писал в том же сочине- нии: "Если жизнь — благо, если необходимо любить ее, то столь же необходимо покинуть ее; и разум должен приучить нас принимать с покорностью веления рока"2. Стоит ли се- товать на "безжалостную" природу? Фило- соф так отвечает на этот вопрос: "Не будем жаловаться на суровость ее: она заставляет нас подчиниться закону, от действия кото- рого не исключено ни одно из существ на свете... Раз все рождается и погибает, все изменяется и уничтожается, раз рождение какого-нибудь существа является первым шагом по направлению к его смерти, то раз- ве мыслимо, чтобы человек со своей хруп- кой организацией, со всеми своими столь подвижными и сложными частями был изъ- ят из действия всеобщего закона, согласно которому обитаемая нами твердая земля изменяется, превращается и, может быть, уничтожается!" 3 См.: Гольбах П. Система природы. М., 1940, с. 46. Там же, с. 155. Там же, с. 156. 55
Задумавшись над приведенными словами, многие, наверно, согласятся с этим выдаю- щимся мыслителем. В самом деле, ведь все люди умирают, уж такова природа с ее зако- нами, следовательно, глупо предъявлять ей какие-то претензии. И все-таки давайте По- дождем чуть-чуть с окончательными вывода- ми. Сейчас же отметим только, что филосо- фы-материалисты XVIII века смело отказа- лись от религиозных иллюзий и обратились к реальной действительности, а ведь именно на этом пути и лежит истина. Вместе с тем они утверждали, что поскольку личное бес- смертие невозможно, ибо старость и смерть неизбежны, то нужно стремиться лишь к бес- смертию в памяти потомков, заслуженному благородными делами и самоотверженным служением людям. Это была единственно честная и мужественная позиция, поныне со- храняющая свое высокое значение. Диалектический материализм связал творческое начало не с богом и не со стихий- но изменяющейся природой, а с человеком, единственным существом, обладающим со- знанием и потому способным целенаправ- ленно познавать и преобразовывать мир со- гласно своим собственным интересам, не отменяя при этом законы природы. Так, по законам природы человеку не дано летать. Но человек изобрел летательные аппараты и полетел, а теперь даже проник в космос, преодолев действие закона тяготения с по- мощью закона реактивного движения. И мы к этому уже успели привыкнуть. Благодаря научно-техническому прогрессу люди до- стигли невиданных успехов в познании ок- ружающего мира и поставили себе на служ- бу многие законы и силы природы. Но есть область, менее всего изученная. Это сам че- ловек, его физиология и психика, его физи- ческие и духовные возможности. Однако, судя по всему, ныне настало время проник- нуть и в тайны природы человека, в частно- сти в тайну сохранения молодости и ради- кального продления жизни. Ф. Энгельс отмечал, что "вечные законы природы также превращаются все более и более в исторические законы"1. Это поло- жение имеет исключительно важное методо- логическое значение, оно является могучим стимулом преобразовательной деятельности 1 Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 20, с. 553. 56 человека и вселяет оптимизм в ученых, ре- шающих проблему борьбы со старением и фатально следующей за ним смертью. Ныне открываются неведомые ранее перспективы в борьбе за долгую и счастливую жизнь. Ведь не только законы природы опреде- ляют сроки наступления старости у людей и продолжительность их жизни. Важней- шую роль играют здесь социальные усло- вия их существования, господствующий общественный строй. Социальный прогресс не только улучшает материальные условия жизни масс, но и создает новые возможно- сти для развития науки — развития во имя человека и для блага человека. История нашей Родины и других социалистических стран красноречиво доказывает правиль- ность этого положения. Без успехов в об- ласти социалистического и коммунистиче- ского строительства, следствием которых является неуклонное повышение матери- ального и культурного уровня жизни тру- дящихся, без постоянной заботы социа- листического государства и Коммунистиче- ской партии о здравоохранении народа не- возможно было бы реально ставить и ре- шать вопросы, связанные с увеличением продолжительности человеческой жизни и борьбой со старостью. И не случайно именно в нашей стране имеются в этой области зна- чительные достижения. Следует отметить существование в на- стоящее время в советской науке двух основных подходов к решению интересую- щей нас проблемы. Говоря об этих подходах, известный со- ветский геронтолог В. В. Фролькис пишет: "В первом из них исследователи стремятся замедлить темп текущего старения и тем самым увеличить возможные сроки жиз- ни"1. Об этом направлении, которое можно было бы назвать традиционным, классиче- ским, уже рассказывалось в "Атеистиче- ских чтениях" (1970, вып. 4). Автор опуб- ликованной в этом издании статьи А. В. Ко- лосов писал: "Ученые ищут пути к реше- нию вопроса: как сохранять людям в ста- 1 Фролькис В. В. Биологические предпосылки уве- личения продолжительности жизни. - Геронтоло- гия и гериатрия. Ежегодник, 1975. Биологические возможности увеличения продолжительности жиз- ни. Киев, 1976, с. 12. Путешествие в мир науки
роста здоровье, силы, возможность полно- кровно жить и творчески трудиться, как отодвигать старость". Из приведенных вы- сказываний видно, что ученые, разрабаты- вающие это направление, ставят своей целью лишь замедлить старение, оттянуть наступ- ление глубокой старости, короче говоря, добиться того, чтобы старение и старость протекали, так сказать, в "чистом" виде, без патологических осложнений. Старение и старость они считают при этом, как ког- да-то Поль Гольбах и другие ученые, неиз- бежными. Такая постановка проблемы до поры до времени не вызывала серьезных сомнений и возражений. Ведь живут же люди без ка- кого-либо вмешательства со стороны меди- ков и биологов и 150, и 160 лет, а некото- рые и дольше. Кроме того, известно, что в XX столетии средняя продолжительность жизни людей в развитых странах возросла более чем в два раза. Следовательно, мож- но, не вмешиваясь радикально в природу человека, продлить его индивидуальное бы- тие. Сложилось даже впечатление, будто этот процесс будет продолжаться подобным же образом всегда, прибавляя "годы к жиз- ни и жизнь к годам". Однако действитель- ность не замедлила внести в такие представ- ления существенные коррективы. Возникло, например, сомнение: возмож- но ли добиться обычными средствами того, чтобы все люди смогли достигать возраста долгожителей? Ведь последние — своего рода феномены, исключительное явление. Можно и нужно, разумеется, исследовать образ жизни долгожителей и сверхдолгожи- телей и пропагандировать его, поскольку все это способно помочь другим людям сохранить здоровье и прожить дольше. Од- нако совершенно ясно, что таким путем не- возможно добиться того, чтобы большинст- во людей достигало сверхдолголетия. Для достижения этой цели, судя по всему, нуж- ны иные, радикальные средства. Эта мысль все настойчивее овладевала умами исследователей, чему способствова- ли и другие, очень важные обстоятельства. Дело в том, что, вопреки оптимистическим ожиданиям (предполагалось, что средняя продолжительность жизни достигнет к 1980 году примерно 85 лет), рост средней про- должительности жизни в последние годы Путешествие в мир науки во многих странах затормозился, а кое-где даже наметилось попятное движение. Кроме того, достигнутые в борьбе за продление жизни людей успехи породили некоторые негативные явления. К их числу в первую очередь относится значительное "постаре- ние" населения, что порождает целый ряд проблем, которые нельзя недооценивать, а тем более игнорировать. Справедливости ра- ди следует отметить, что еще тогда, когда эти и другие проблемы не встали практически в полный рост, высказывались сомнения: а стоит ли уж так рьяно бороться за продле- ние жизни, если все это сводится по существу к продлению периода старости, стоит ли так долго жить стариком, превратившись в бал- ласт для общества? Подобные сомнения (правда, в отрицательной форме) только лишний раз подтверждают тот факт, что традиционные пути и средства продления жизни во многом уже исчерпали себя, во многом, но, конечно, далеко не во всем. Так, победа над сердечно-сосудистыми и раковыми заболеваниями, несомненно, при- ведет не только к увеличению лет на де- сять средней продолжительности жизни, но и к продлению периода продуктивной деятельности у части людей, и это особенно важно. Трудности, с которыми приходится стал- киваться науке в борьбе за продление жиз- ни человека, возникающие на этом пути осложнения, подобные тем, о которых сей- час говорилось, не только не гасят порыва научного поиска в этой области, но, напро- тив, усиливают его, подогревают энтузиазм исследователей, зовут на активное изыска- ние новых путей и средств продления жизни и молодости людей. Борьба за достижение этой заветной мечты человечества стала программным требованием КПСС, под- тверждаемым от съезда к съезду, и требова- нием государства развитого социализма, закрепленным Конституцией СССР (статья 42). Все это является еще одним ярким сви- детельством реального гуманизма нашего общества. Наряду с дальнейшим совершенствовани- ем социальных условий бытия людей, раз- витием медицинской науки и других тради- ционных средств продления жизни все большее значение придается второму на- правлению научного поиска в этой области, 57
с которым ныне связываются главные надежды и перспективы. В. В. Фролькис ха- рактеризует его следующим образом: "Во втором (подходе) исследователи стремятся заменить, восстановить, нормализовать на- рушенный блок, звено в цепи биологическо- го процесса и тем самым как бы вернуть к прошлому состояние организма. Этот под- ход часто называют омоложением, ювенаци- ей"1. Не случаен и примечателен последний термин, который подчеркивает правомер- ность вывода о том, что в настоящее время уже сложился новый предмет исследова- ний — ювенология, наука о способах сохра- нения и возвращения молодости. Ее страте- гическая цель заключается в том, чтобы пре- дупредить, предотвратить старение, удержав организм на оптимальном уровне его жиз- недеятельности, т. е. добиться того, чтобы люди жили долго, оставаясь полными фи- зических и интеллектуальных сил и возмож- ностей. Этой цели можно достигнуть, лишь последовательно преодолевая видовой пре- дел жизни людей, обусловленный их генети- ческой программой, сложившейся в ходе стихийной эволюции природы. Преодолеть же его прежними средствами не представ- ляется возможным. Приоритет в новой постановке проблемы и ее разработке принадлежит советской науке. Сегодня еще слишком рано говорить о каких-то конкретных результатах подоб- ных исследований. Однако ученые с доста- точным основанием выражают уверенность в том, что видовой предел жизни людей шаг за шагом будет преодолеваться. Залогом успеха здесь служит тот факт, что видовой предел человеческой жизни, который до не- давнего времени представлялся чем-то не- зыблемым, навсегда "установленным" при- родой, оказался подвижным, "податли- вым". Опыты на ряде видов растений и на- секомых показывают, например, что под целенаправленным воздействием на гене- тическую программу жизнедеятельности ор- ганизма соответствующих средств и прие- мов увеличивалось их "ювенальное состоя- 1 Фролькис В. В. Биологические предпосылки уве- личения продолжительности жизни. - Геронтоло- гия и гериатрия. Ежегодник, 1975. Биологические возможности увеличения продолжительности жиз- ни, с. 12-13. 58 ние", продолжительность жизни в целом . Конечно, речь пока идет о растениях, насе- комых, рыбах и других видах животных, а не о человеке, который нас прежде всего волнует и интересует. Но результаты, уже полученные на представителях живой при- роды, с которой человек связан неразрыв- ными узами, делают данный научный поиск оправданным и чрезвычайно обнадежива- ющим. Итак, на повестке дня — изменение человека как данной биологической сис- темы. Это звучит пока непривычно и вос- принимается как нечто фантастическое. "Человек способен на великие дела, — писал выдающийся русский естествоис- пытатель И. И. Мечников, один из осново- положников борьбы со старостью и смер- тью. — Вот почему следует желать, чтобы он видоизменил человеческую природу и превратил ее дисгармонии в гармонии. Од- нако только воля человека может до- стичь этого идеала"2. Условия же для ре- альной постановки этой задачи перед на- укой создались только в самое последнее время, в эпоху научно-технической рево- люции, когда достижения молекулярной биологии, генной инженерии, макро- и микрохирургии, ювенологии, кибернетики и других отраслей науки открыли новые перспективы развития указанного направ- ления научного поиска, борьбы со старени- ем и смертью. В 1973 году была создана Международ- ная ассоциация по искусственному увели- чению видовой продолжительности жизни людей. Советские ученые принимают актив- ное участие в работе этой ассоциации. Ею было принято обращение ко всем ученым мира, в котором, в частности, говорилось: "Сейчас наступил переломный момент в соз- нании людей и истории человечества, откры- вающий перспективу радикального (на де- сятки, а в дальнейшем и сотни лет) увеличе- ния продолжительности жизни людей. Сей- час наконец созрело понимание принципи- альной возможности и реальности быстрого 1 См.: Коган А. Б., Остроумова Л. Е. О некоторых моделях пролонгирования жизни. - III Всесоюз- ный съезд геронтологов и гериатров. Киев, 1976, с. 112. 2 Мечников И. И. Этюды оптимизма. М., 2-е изд., 1909, с. 277. Путешествие в мир науки
создания средств искусственного радикаль- ного отдаления естественных видовых сро- ков наступления старости и смерти у тех, кто еще не достиг старческого периода жиз- ни, и создания средств омоложения уже со- старившихся людей"1. Обращение нашло широкий отклик. Такого рода исследова- ния развернулись и в нашей стране. В декабре 1978 года в Москве под эгидой Института общей генетики АН СССР был проведен симпозиум, на котором его участ- ники сделали несколько десятков докла- дов, посвященных различным аспектам этой проблемы. Так, академик Н. П. Дубинин от- мечал : "Возможны два основных пути отда- ления видовых сроков наступления старо- сти и смерти: искусственное изменение на- следственно закрепленной генетической программы, определяющей видовую про- должительность жизни организмов; приме- нение химических и физических средств на- правленного воздействия на развитие про- цессов старения на более высоких уров- нях". Цель этих исследований была сформу- лирована Л. В. Комаровым следующим об- разом: "Проблема должна решаться шаг за шагом путем удержания на уровне оптиму- ма, т. е. на уровне показателей только что созревшего организма, все большего и боль- шего числа отклоняющихся по мере старе- ния характеристик". Иными словами, за- дача сводится к тому, чтобы не допустить старения организма, удержав его на уровне наилучших жизненных параметров. На этом симпозиуме привлекла к себе внимание эколого-генетическая теория старения, раз- рабатываемая Г. Д. Бердышевым и Б. Ф. Ва- нюшиным, которая "рассматривает старе- ние как сложный, многоступенчатый про- цесс, имеющий двойственную природу: с од- ной стороны, скорость старения определяет- ся запрограммированными, генетическими механизмами, с другой — в процессах старе- ния большую роль играют экологические, случайные повреждения. Генетические фак- торы определяют видовую скорость старе- ния и продолжительность жизни, экологиче- ские — обусловливают индивидуальные ва- 1 Rejuvenation. Official journal of the International Association on the Artificial Prolongation of the Hu- man Specific Lifespan. September 1973, vol. 1, N 1, p. 1. Путешествие в мир науки риации этих признаков"1. Уже из тех докла- дов, о которых мы упомянули, видно, на- сколько широк, многопланов и сложен фронт борьбы со старением и смертью. Неудивительно поэтому, что состоявший- ся в декабре 1980 года второй симпозиум по той же теме не смог предложить доско- нально проверенных, общепринятых и прак- тически применимых уже сегодня действен- ных средств пролонгирования жизни чело- века. Рассматриваемая проблема является прежде всего биологической. Именно био- логам в творческом содружестве с предста- вителями других отраслей науки суждено сказку о долгой и всегда молодой жизни превратить в быль. "Задача увеличения про- должительности жизни людей, — отмечают советские исследователи Т. В. Карсаевская и А. Т. Шаталов, — находит свое резюмиро- ванное выражение в постановке проблемы практического бессмертия. Эту проблему можно отнести к ряду проблем, отражаю- щих новые потребности общества, которые обрели свое место в современной науке". И те же авторы указывают: "Исследование проблемы практического бессмертия, по мнению выдвигающих ее энтузиастов, мо- жет стать предметом новой науки "иммор- тологии"2, т. е. науки о бессмертии. В мире, в котором мы живем, все конечно, кроме самого этого мира. И поэтому человек ни- когда не сможет достигнуть абсолютного бессмертия. Ведь люди могут погибнуть, например, от какой-нибудь земной или кос- мической катастрофы и каждый отдельный человек — от несчастного случая. Однако в силах человеческих на много лет отсро- чить смерть, наступающую вследствие старе- ния, значительно раздвинуть временные пределы индивидуального бытия людей. Че- ловечество никогда не останавливается на достигнутом, у эстафеты человеческой меч- ты не может быть финиша. Она устремлена в бесконечность. Человечество, добиваясь успехов в борьбе со смертью, никогда не прекратит этой борьбы. 1 Искусственное увеличение видовой продолжи- тельности жизни. I симпозиум. Тезисы докладов. М., 1978, с. 3,9,24. 2 Карсаевская Т. В., Шаталов А. Т. Философские аспекты геронтологии. М., 1978, с. 36, 39.
В битве за человеческую жизнь О создании аппарата, позволившего современным медикам осуществлять "чудо" оживления организма и хирургические операции на сердце, и о его изобретателе, замечательном советском исследователе С. С. Брюхоненко рассказывается в очерке журналистки И. Жерневской Воскрешение Лазаря. Альберт Оуватеру 1460 г. Путешествие в мир науки "ИСТОРИЧЕСКИЙ" ПАЦИЕНТ 27 ноября 1957 года — особая дата в исто- рии отечественной медицины. Главные дей- ствующие лица этого дня — известный хи- рург Александр Александрович Вишнев- ский, его проверенная операционная брига- да и Слава Ф., одиннадцатилетний мальчик с тем особым выражением лица, которое свойственно ребенку, лишенному подвиж- ного детства. Врожденный дефект сердца. Тут не побегаешь, не поиграешь. Болезнь и ее губительные для всего организма послед- ствия приняли такую форму, что надежду давала лишь операция. Она началась в полдень. Больной под нар- козом. Вскрыта грудная полость, там опера- ционное поле, там живое, бьющееся сердце, влажное, розовато-лиловое сердце, опоясан- ное сетью извилистых сосудов. Ему нужна помощь, нужно устранить анатомический дефект, создать сердцу благоприятный ре- жим работы. Вот уже десять минут, как остановлено сердце. Оно не прогоняет кровь, и кровь не проходит свой живительный путь через легкие. Но катастрофы нет. Приборы со- общают об удовлетворительном состоянии пациента. Человек создал надежную за- мену и сердцу и легким, "вынес" их за пределы организма. По искусственной си- стеме сосудов кровь исправно совершает кругооборот, ритмично расправляется и спадает баллон искусственных легких. Ра- ботает АИК — аппарат искусственного кровообращения. Операция проходит по плану и заканчивается успешно. Начиналась эра современной сердечно-сосудистой хи- рургии. ...Через несколько месяцев после опе- рации Славу Ф. представили членам Мос- ковского хирургического общества. Его рассматривали, расспрашивали придирчиво, основательно. Проводив аплодисментами "исторического" пациента, члены общества направили приветственную телеграмму Сер- гею Сергеевичу Брюхоненко, в которой поздравляли его "с практическим осуществ- лением его теоретических и эксперимен- тальных данных". Ведь родоначальником современных АИКов был автожектор1 1 Слово образовано от "автомат" и "инъектор". 61
Брюхоненко. Первый в мире аппарат ис- кусственного кровообращения был не прос- то новым прибором, созданным по прин- ципу действия организма человека. Он зна- меновал собой открытие советской науки, перешагнувшее государственные границы, обогатившее материалистическое биологи- ческое мышление. НУЖНА ЖИВАЯ МОДЕЛЬ! В 1917 году, когда бывший военный врач С. С. Брюхоненко приступил к работе в здравотделе Сокольнического Совдепа Москвы, от инфекционных заболеваний по- гибало больше народа, чем на фронтах. Ма- лярия, холера, тифы носили тогда характер эпидемий. Многие тысячи людей страдали от изнуряющей сыпнотифозной лихорадки. Брюхоненко задался вопросом: что значит это состояние — сопротивление ли организма инфекции или срыв его физиологического равновесия? В Ермаковском госпитале, где он прак- тиковал, у больных сыпным тифом обна- ружили еще и холеру. Вначале она проявля- ла себя тем, что прерывала обычное течение сыпняка, снижая температуру до нормаль- ной и даже улучшая общее состояние боль- ного. Затем холера давала типичную карти- ну заболевания. Это явление, по-видимому, объяснялось тем, что холера сопровождает- ся понижением свертываемости крови, тог- да как при сыпном тифе она повышается. Напрашивалось предположение: не облегчат ли тифозную лихорадку лекарства, понижа- ющие свертываемость крови? Фамилия больного была Штосе. Озноб, длившийся уже пять суток, отнимал у него последние силы, изводил головными боля- ми. Брюхоненко безуспешно испробовал на этом больном действие нескольких проти- восвертывающих веществ, пока не остано- вился на лимоннокислом натрии (с его помощью еще в начале нашего века удава- лось осуществить транспортировку и пере- ливание крови). Раствор его ввели в вену больного. Озноб и лихорадка усилились, но через три часа температура упала, а че- рез несколько дней больной пошел на по- правку. Дальнейшие наблюдения показали, что благодаря применению лимоннокислого 62 натрия сокращалась продолжительность бо-, лезни, стало меньше осложнений, меньше смертельных исходов. Но что происходит при этом в организме человека? Освобож- дает ли временное понижение свертывае- мости крови организм от инфекции? Только опытная проверка, эксперимент могли дать ответ на эти вопросы. Не остав- ляя лечебной работы, Брюхоненко перехо- дит в химико-фармацевтический институт, где получает лабораторию, а с нею возмож- ность экспериментировать. Лабораторные опыты позволили Брюхо- ненко выстроить следующую схему. Возбу- дитель болезни изменяет физико-химиче- ские свойства организма, вызывает частич- ный распад клеток крови, образующих ве- щество (он предположил, что это тромбин крови), которое возбуждает температурный центр головного мозга и вызывает лихора- дочную реакцию. Эта схема требовала проверки. Брюхонен- ко убедился в том, что, нейтрализуя тром- бин, можно значительно понизить темпера- туру подопытных животных. Но получен- ные данные нельзя было считать прямым доказательством правильности его предпо- ложения, даже если вводить тромбин в со- суды, питающие мозг. Ведь и в этом слу- чае действовал фактор взаимного влия- ния внутренних органов и систем. Чтобы получить необходимые аргументы в под- тверждение выдвинутой схемы, нужно под- водить тромбин непосредственно к цент- ру терморегуляции в головном мозгу, т. е. ставить опыты на изолированной го- лове животного. Но голова должна быть живой! НАЧАЛЬНЫЕ ВЕХИ НА ПУТИ К ОЖИВЛЕНИЮ Еще в 1812 году французский физиолог Легаллуа решился высказать свои сообра- жения по поводу того, как он представляет себе смерть человека. Казалось бы, что тут рассуждать? Много веков господствовала поддерживаемая религиозным учением схе- ма: божественная душа расстается с телом, сердце останавливается, дыхания нет... Но Легаллуа предположил, что смерть — это не единовременный акт, это процесс, кото- рый имеет свою продолжительность и не сразу охватывает все системы организма. Путешествие в мир науки
Открытия последующих десятилетий пока- зали правоту и плодотворность идеи Легал- луа. Стало ясно, что она может иметь важ- ные теоретические и практические послед- ствия. Вот некоторые даты и факты. 1828 год. Нагнетая кровь в сосуды умер- шей мышцы, удалось вызвать ее сокра- щение. 1848 год. Таким же способом была (пусть ненадолго) восстановлена работоспособ- ность почки. 1858 год. Французский физиолог Броун- Секар оживил с помощью трубок и шприца, используя насыщенную кислородом кровь, голову собаки через 10 минут после оста- новки дыхания. Голова двигала глазами и мускулами целых пятнадцать минут! В 1887 году русские исследователи И. П. Павлов и Н. Я. Чистович впервые смог- ли наблюдать деятельность вынесенного за пределы организма сердца теплокров- ного животного. Двенадцать часов под- ряд трудилось кроличье сердце на съез- де физиологов в Турине. Демонстриро- вавший его английский врач Локк питал его искусственной смесью, близкой по сво- ему минеральному составу к сыворотке крови. Начало нашего века принесло подлинную сенсацию в этой области. 3 августа 1902 го- да русский ученый А. А. Кулябко впервые в мире заставил биться сердце через 19 ча- сов 20 минут после смерти человека. Изоли- рованное и оживленное сердце функциони- ровало несколько часов. Таким образом, наука со всей очевидно- стью подтверждала факт огромной важно- сти: ткани и органы, искусственно постав- ленные в условия, близкие к природным, способны выполнять свое назначение. Эта научная истина, родившаяся из смелого эксперимента, шла вразрез с религиозными представлениями. Результаты опытов по оживлению быстро становились достоянием общественного мнения, способствовали рас- пространению материалистических взгля- дов, подрывая авторитет религии и церкви. Недаром 193-я статья цензурного устава прямо выделяла в этом плане медицинскую литературу: "По отношению к медицин- ским книгам в особенности наблюдать сле- дует, чтобы вольнодумство и неверие не употребили некоторые из них орудием к по- Путешествие в мир науки колебанию или, по крайней мере, к ослабле- нию в умах людей неопытных достоверно- сти священнейших для человечества истин, таковых, как духовность души... и высшее определение к будущей жизни". Не только к ослаблению, но к прямому подрыву "священнейших истин" вели и ра- боты Сергея Сергеевича Брюхоненко, ибо они нацелены были на святая святых — центральную нервную систему, т. е. голов- ной и спинной мозг человека. ДОСТУПНО ЛИШЬ БОГАМ Опыты лабораторного оживления проходили успешно со всеми органами, кроме мозга. Для него не могли найти ни условий искус- ственного сохранения, ни способов функци- онального восстановления. А между тем ре- шение этого вопроса имело не только прак- тическое, но и важное теоретическое зна- чение, поскольку касалось проблем, свя- занных с сущностью жизни и смерти как физиологических состояний. Брюхоненко писал: "Если бы восстановление угасшей функции нервной системы оказалось прин- ципиально возможным, так же, как это возможно для других органов и тканей, оживление "мертвого" организма не пред- ставлялось бы утопической мечтой, выхо- дящей за пределы научного мышления". А такая мечта действительно издавна существовала в воображении человека и но- сила фантастический, религиозно-мифоло- гический характер. Способностью возвра- щать к жизни человека, уже переступивше- го последнюю земную черту, люди наделяли прежде всего богов. Таков Асклепий, бо- жественный врачеватель древних греков, своим искусством возвращавший жизнь даже мертвым. Таковы боги-целители всех религий. Христос, сын бога и земной женщины, согласно евангельской легенде, воскресил Лазаря на четвертый день после смерти. В Коране, религиозной книге мусульман, рас- сказывается о том, что Аллах с легкостью владел искусством воскрешения людей и животных. Одного маловера он умертвил на сто лет, а потом вернул к жизни. Затем он на глазах воскресшего (имени его Коран не называет) "поднял кости его осла и одел их мясом". 63
Но напрасно искать в религиозных тек- стах, повествующих о воскрешении умер- ших, хоть крупицу реального, конкретного знания. Христос, например, возвращая к жизни Лазаря, обратился за поддержкой к своему небесному отцу и после этого гром- ко крикнул: — Лазарь! Выходи! И тот вышел из пещеры, с головы до ног обернутый погребальными холстами. Что и говорить, описанные в "священ- ных" книгах методы оживления не уклады- ваются в рамки научного мышления. Тем большей славы достойны люди, которые осмелились подступиться к тому, что до- ступно было лишь богам. ЦЕЛЬ И СРЕДСТВА Цель, которую поставил перед собой Сер- гей Сергеевич Брюхоненко, дерзкая, а по мнению скептиков, просто недостижимая, толкала мысль на поиски, побуждала к ре- шительным действиям. Шел 1920 год. В стране была разруха, народ страдал от голо- да и эпидемий, продолжалась гражданская война. Но само время, взорвавшее старый мир с его религиозными устоями, раскре- постившее сознание, выдвигало новые, ре- волюционные задачи во всех областях жиз- ни и людей, которым эти задачи были по плечу. К ним относился и С. С. Брюхоненко, решивший создать механическую систему, полностью заменяющую работу сердца и легких. Что же требовалось для осуществления этой идеи, для создания аппарата искусст- венного кровообращения? По мере того как сама идея обретала все более отчетли- вые контуры, обозначались и основные эта- пы поисков, обещавших привести к ее прак- тическому решению. Прежде всего нужно было найти раствор, который обладал бы всеми свойствами крови, необходимыми для поддержания жизни в изолированной от тела голове животного; затем сконстру- ировать аппарат, воспроизводящий замкну- тый круг кровообращения, который созда- вал бы нормальное давление крови в искус- ственных артериях и венах; наконец, нужно было разработать методы и найти средства подключения головы животного к искусст- венной системе кровотока. 64 Чем заменить кровь? Брюхоненко тща- тельно проанализировал опыт своих пред- шественников: он изучил действие и со- левых растворов (с ними добился успеха Кулябко), и дефибринированной крови, т. е. крови, лишенной свертывающего на- чала (ее использовал в прошлом веке фран- цуз Броун-Секар). Но остановил свой вы- бор на... самой крови. Однако перевод животного с естественного на искусствен- ное кровообращение требовал введения в кровь противосвертывающего вещества. Но какого? Испытанный самим Брюхоненко лимоннокислый натрий здесь не годился. Проверив множество препаратов, Брюхо- ненко и его сотрудники неожиданно обнару- жили нужное им свойство во французском препарате, предназначенном для лечения сонной болезни. Когда развернулась работа по конструи- рованию самого аппарата, потребовалось знание законов математики, физики, физио- логии. Брюхоненко вникал в них до тон- костей, согласуя, увязывая между со- бой. Он совершал и преодолевал ошибки, испытывал радость творческих озарений. Он освоил специальность токаря, слесаря, электротехника, стеклодува, проник в сек- реты гальванопластики, фарфорового про- изводства. Особые требования идея искусственного кровотока предъявляла к системе диафраг- мальных насосов, которым предстояло за- менить работу сердечной мышцы. Конструк- ция аппарата, обеспечившего нагнетатель- ную работу в рукотворной системе кровооб- ращения, стоила его создателям немало бес- сонных ночей. Трудности усугублялись и тем, что не хватало необходимых материалов; части аппарата приходилось изготовлять из подручных средств. Вот как описывает одну из первых моде- лей аппарата искусственного кровообра- щения сам С. С. Брюхоненко: "Мне вспо- минается одна из моделей, которая пред- ставляла собой хаотическое нагроможде- ние металлических и стеклянных частей, укрепленных на одном штативе. Винты нарезались из обычных гвоздей с при- паянными на них монетами. Как дета- ли использовались медицинские шприцы, электрические звонки, химическая посуда и т. п.". Путешествие в мир науки
Тем не менее первое испытание автожек- тора было проведено уже в 1924 году. Оно подарило его создателям надежду на успех: признаки жизни (пусть слабые) удалось сох- ранять в изолированной голове животного в течение получаса, пока аппарат не вышел из строя. Следующие модели автожектора уже обладали более надежным в действии принципом автоматического управления. Аппарат состоял из стеклянного резервуа- ра с несвертывающейся кровью, системы ре- зиновых трубок и насосов. Под нужным давлением обогащенная кислородом кровь нагнеталась в сосуды головы животного и, пройдя свой путь в мозге, отсасывалась че- рез систему трубок, попадая в ту часть при- бора, который выполнял функции легких. В самых первых моделях автожектора ис- кусственных легких еще не было, их заме- няли настоящие легкие собаки-донора, под- ключенные к механической системе крово- тока. Именно такой автожектор увидели уча- стники II Всероссийского съезда патолого- анатомов в 1925 году. А через три года группа Брюхоненко добилась ощутимого успеха: в автожекторе работали механические легкие! АВТОЖЕКТОР ДЕРЖИТ ЭКЗАМЕН 1 июня 1928 года в одной из аудиторий Московского университета совершилось не- бывалое — оживление отделенной от тела головы собаки. В переполненном зале было тихо, только шумели моторы автожектора, приводя в движение кровь, да слышалось шипение механических легких. Еще дейст- вовал наркоз, под которым проходила опе- рация, однако жизнь головы проявлялась и в таком состоянии. Касание роговицы глаза — и веко животного мигает, щурится. Вскоре глаза его приобретают блеск, ухо отдергивается в ответ на щипок, горящая лампа заставляет голову зажмурить глаза. Она способна проглотить кусочек сыра, вы- талкивает языком смоченную горьким рас* твором вату. "Опыт производит феерическое впечатле- ние. Открытие С. С. Брюхоненко дало по- истине блестящие результаты", — писал в га- зете "Правда" профессор А. А. Кулябко, сам познавший все сложности "оживленче- Путешествие в мир науки ской" работы. Однако никто не мог тогда предвидеть, к чему приведет дальнейшее развитие событий. НЕ ПРОСТО НАУЧНЫЙ ФАКТ Когда Брюхоненко только приступил к реа- лизации своей идеи о замене сердечно-сосу- дистой системы животного аппаратом искус- ственного кровообращения, скептики су- лили ему провал. Они справедливо указыва- ли на неустойчивость центральной нервной системы, отличающейся повышенной чувст- вительностью ко всякого рода нарушениям. Однако факты, полученные в эксперимен- тах с автожектором, свидетельствовали в пользу того, что мозг, как и другие орга- ны, таит в себе потенциальную возможность продолжать основные процессы обмена в искусственно созданных благоприятных условиях. Это открытие позволило начать теорети- ческую и практическую работу по оживле- нию мертвого организма. Опытам группы Брюхоненко решили придать большой размах. Была создана ЛЭТ — Лаборатория экспериментальной те- рапии. В ней исследовались процессы умира- ния и оживления. Протоколы многочислен- ных опытов говорят о том, сколь разносто- ронне они изучались. В этой лаборатории Брюхоненко и его помощникам удавалось возвращать к жизни животных через 24 ми- нуты после агонии, но ученый не считал та- кой срок предельным. ЛЭТ дала начало солидному научно-иссле- довательскому институту эксперименталь- ной физиологии и терапии — с лаборатория- ми, операционными, мастерскими, вивари- ем. Здесь совершенствовались автожекторы, разрабатывались новые методы и выискива- лись дополнительные возможности оживле- ния организмов на основе искусственного кровообращения. Сергей Сергеевич Брюхо- ненко и его соратник по работе над авто- жектором физиолог Сергей Ионович Чечу- лин получили степень докторов медицины. Им обоим эта ученая степень была присвоена без защиты диссертации, настолько очевид- ной была огромная роль их исследователь- ской и изобретательской работы для даль- нейшего развития науки и формирования новых направлений практической медицины. 65
Еще в 1926 году, работая над статьей "Ис- кусственное кровообращение целого орга- низма (собаки) с выключенным сердцем", Брюхоненко обращался к заманчивой и ма- ло изученной тогда проблеме — возможности операций на самом сердце. Автожектор по- мог здесь выяснить многое, в том числе сте- пень выносливости сердца. В лаборатории Брюхоненко был проведен интересный экс- перимент. К системе кровообращения подо- пытного животного было подключено ис- кусственное сердце, и в зависимости от условий опыта исследователи получили возможность менять режим деятельности природного и рукотворного сердец. Когда ослабевало или останавливалось сердце жи- вотного, на помощь ему приходил автожек- тор. В ходе этого эксперимента было дока- зано, что сердце может возобновлять свою работу после значительного перерыва. Такие выводы и наблюдения легли в фундамент будущей сердечной хирургии. Автожектор обеспечил открытый доступ к сердцу. Оно предстало перед глазами ме- диков исключенным из сферы естественно- го кровообращения, а это создавало реаль- ную возможность для осуществления хи- рургических методов его лечения. В 30-х годах в тесном сотрудничестве с коллективом С. С. Брюхоненко работал из- вестный хирург профессор Н. Н. Теребин- ский. Он по достоинству оценил возмож- ность автожектора, способного взять на се- бя "насосную" функцию сердца. Экспери- ментируя на собаках, он искусственно соз- давал разные типы пороков сердца, раз- личные модели анатомических нарушений в нем, а затем искал возможности наилуч- шего их устранения. Эти исследования про- должались тринадцать лет и дали теорети- ческие и практические результаты огромной важности. МОГ ЛИ ВОСКРЕСНУТЬ ЛАЗАРЬ? Еще в прошлом веке знаменитый француз- ский физиолог Клод Бернар (1813—1878) призывал медиков отказаться от традици- онных религиозных представлений, о сущно- сти смерти, разобраться в ее таинственных механизмах, ибо только так можно глубже постигнуть загадки жизни. Для современ- ной науки бездыханное тело не является 66 еще неоспоримым доказательством наступ- ления смерти. В наше время при наличии определенных условий медики решительно вступают в борьбу со смертью, когда та, как они говорят, "необоснованна". Восста- новлением жизненных функций организма занимается ныне специальная отрасль меди- цины — реаниматология. Общепринятым в наше время стало поло- жение о том, что смерть вовсе не одномо- ментный акт, а поэтапный процесс, который охватывает одну за другой системы тканей и органов. Природой отпущено лишь не- сколько минут для того, чтобы при наличии определенной совокупности условий при- остановить и, если возможно, преодолеть процесс угасания жизни. Данный период и данное состояние организма получили на- звание клинической смерти. Возможность "оживления" организма, находящегося в состоянии клинической смерти, обусловле- на сохранением в тканях обменных процес- сов. С угасанием этих процессов наступает биологическая смерть, при которой восста- новление жизненных функций уже невоз- можно. Раньше всех выходит из строя цент- ральная нервная система, мозг. Клетки его тканей отмирают уже через несколько ми- нут после остановки сердца. Таким обра- зом, с научной точки зрения евангельская легенда о воскрешении Христом Лазаря на четвертый день после смерти совершенно неправдоподобна... У каждой профессии есть свой "звездный час". Свои звездные мгновения дано пере- живать и медикам, борющимся за человече- скую жизнь. С чем можно сравнить удовлет- ворение, которое чувствуют люди, творя- щие чудо возвращения жизни? Этим чудом человечество обязано не сверхъестествен- ным силам, а беззаветному труду многих поколений исследователей. Научным принципам, открытиям и изо- бретениям Сергея Сергеевича Брюхоненко суждена долгая и плодотворная жизнь. Рас- сказывают, что создатель автожектора, бу- дучи уже тяжело больным, анализировал свое состояние, изучал его. Даже из собст- венного угасания стремился он извлечь кру- пицы знания, чтобы оставить их тем, кто будет после него. С. С. Брюхоненко скон- чался в 1960 году. В 1965 году его труды были отмечены Ленинской премией. Путешествие в мир науки
Сергей ПОЛИКАРПОВ Человек мечтал во все века В мире побывать потустороннем Гостем И, торопко возвратившись, Рассказать доподлинно собратьям, Как и что. И есть ли в мире бог... Даже из могильных казематов Вырваться порою удается Узникам... Какой тюремщик мрачный - Бог, - Живым не выпустивший сроду Смертного на свет ни одного! О! Как видно, есть чего страшиться Богу!.. Знать, Нерону и Атилле, Как всем живым и присным торквемадам, Невмоготу тягаться со всевышним Было б в обречении живых! Если б человек сумел однажды В мире побывать потустороннем Гостем или узником случайным И, оттуда вырвавшись на волю, Рассказать доподлинно собратьям О палачской боговой конторе, - Люди бы давно забыли к богу Тракты все И потайные тропы, И давно б изобрели бессмертье!
Как конструируют живое ? Словосочетание "генетическая инженерия" все чаще появляется на страницах научных и научно-популярных книг и журналов. Ус- пехи в конструировании живого, достигну- тые при помощи этого новейшего научного метода, поистине поразительны, а откры- вающиеся перед ним перспективы — фантас- тичны. Решение сложнейших проблем окружа- ющей среды, создание высокоэффективных безотходных технологий, резкое увеличение урожайности сельскохозяйственных куль- тур, синтез лекарственных препаратов для лечения опаснейших недугов — вот далеко не полный перечень задач, которые можно решить в обозримом будущем, применяя методы генетической инженерии. Это — еще одно яркое доказательство беспредельных возможностей познания человеком окружа- ющего мира и самого себя и могущества его творческих, созидательных сил. С рядом вопросов, касающихся появле- ния генетической инженерии как метода научного исследования, его сущности, прак- тических задач, решаемых с помощью это- го метода, перспектив его развития, редак- ция обратилась к Герою Социалистического 1 Генетическая (или генная) инженерия - раздел молекулярной биологии, связанный с целенаправ- ленным конструированием новых, не существую- щих в природе сочетаний генов. Основана на извле- чении из клеток какого-либо организма гена или группы генов, соединении их с определенными мо- лекулами нуклеиновых кислот и внедрении по- лученных гибридных молекул в клетки другого организма. Путешествие в мир науки Труда, лауреату Государственной премии СССР, академику-секретарю отделения био- химии, биофизики и химии физиологичес- ки активных соединений АН СССР Алек- сандру Александровичу Баеву. Ниже публи- куется интервью с ним. - В каком разделе биологической науки, на ваш взгляд, достигнуты в наше время наи- более крупные успехи? — Без сомнения, в генетике. Сегодня мы с вами являемся свидетелями того, что биоло- гия становится все более мощным средст- вом изменения мира для удовлетворения насущных нужд людей. Наглядный пример тому - рождение био- технологии, способной организовать произ- водство, где используются принципы биоло- гических реакций. Здесь уже есть о чем рассказать читателю. Скажем, хорошо известно, что из нефти с помощью дрожжей получают кормовой бе- лок. Используя микроорганизмы, произво- дят ферменты, фармацевтические препара- ты, витамины. Известно также, что физио- логически активные вещества, имеющиеся в женьшене, раувольфии или снотворном ма- ке, выделяют не только из соответствую- щих растений, но и из клеток, выращивае- мых в искусственных условиях. Подобные эксперименты ведутся и с клетками живот- ных. Правда, последние более прихотливы, их труднее культивировать, но есть все ос- нования надеяться, что и тут скоро можно будет говорить об эффективной практичес- кой отдаче. От генетической инженерии ждут реше- ния целого ряда фундаментальных проблем общей генетики, молекулярной биологии да и биологии в целом. Назову лишь неко- торые из них. Это проблема изменения ви- дов, изучение обмена генетической инфор- мацией между представителями различных генетических групп, познание строения и функционирования того, что называется геномом (т. е. совокупность генов орга- низма) . Речь здесь идет о проникновении в тайну тайн живой природы, которая волну- ет специалистов самых различных областей современной биологии. Прикладные, практические результаты генетической инженерии лежат буквально 69
на поверхности. Среди них, например, раз- работка способов получения человеческого инсулина, белков крови, ферментов и дру- гих веществ. Необычайно увлекательна и задача синтеза иммунных антител для ле- чения заразных заболеваний, в том числе и вирусных. Причем все эти препараты могут быть получены в практически неогра- ниченном количестве. Еще грандиознее по своим масштабам была бы задача обеспечения культурных растений полным набором генов, которые позволят им усваивать азот непосредст- венно из воздуха. Успех здесь сулил бы на- чало настоящей революции в сельском хо- зяйстве. Но пока мы далеки от таких воз- можностей. Ну а открывающиеся перед исследователями возможности борьбы с наследственными болезнями человека?! Это воистину вдохновляющая перспектива. - Александр Александрович! Из того, что было сказано, ясно, что с помощью мето- дов генетической инженерии исследователь может, вводя в клетку новую генетическую информацию, вмешиваться в существую- щую генетическую программу и таким об- разом получать организм, измененный в со- ответствии с заранее поставленной целью. Но как это делается? С помощью каких "инструментов "? - Роль инструментов играют здесь фермен- ты, имеющиеся во всех живых клетках. Од- ни, так называемые рестриктазы, "рассека- ют" молекулы ДНК в строго определен- ных участках на куски, а другие, лигазы, обладают способностью "сшивать" эти кус- ки. После того как такие ферменты были выделены из клеток и очищены, создание искусственных генетических структур из научной мечты стало технически выполни- мой операцией. Генетическая инженерия не принесла с собой нового видения биологических явле- ний, новых познавательных идей, не потре- бовала ломки сложившихся теоретических представлений. Но с ее появлением откры- лись совершенно новые возможности про- 1 Имеющаяся в клетке нуклеиновая (дезокси- рибонуклеиновая) кислота, содержащая наследст- венную программу организма. 70 никновения в глубины процессов, происхо- дящих в живых системах, ибо был найден, говоря образно, ключ к наглухо запертой двери. Чисто технический шаг — открытие фрагментирующих и сшивающих фермен- тов - привел к необыкновенному расши- рению границ познания. За годы существования генетической ин- женерии было разработано множество ранее неизвестных специальных методов исследо- вания. И то, что в природе составляет при- вилегию целого организма, в современной лаборатории стало операцией, выполнимой в пробирке, на уровне молекул и клеток. С геном обращаются ныне без мистического благоговения, как с обычным фрагментом ДНК, который выделяют из природных ис- точников или синтезируют. Рекомбинация, то есть сочетание генов в новую структуру, проводится в пробирке, по плану экспериментатора. Стали возмож- ными направленные мутации, когда в мик- робную клетку вводят или создают в ней чуждые для нее гены. Сегодня ученые уже добились того, что в результате такого вме- шательства клетка начинает производить совершенно несвойственный ей продукт — чужеродный ген навязывает ей свой тип обмена веществ. Таким образом, например, уже получают человеческий инсулин, сома- тотропин — гормон человеческого роста, другие вещества. Принципиально важно и то, что в этих экспериментах случай — главный фактор эволюции живого — отступает на второй план, а превалирует замысел и эксперимен- тальное искусство исследователей. Совсем в недалеком прошлом наука располагала только одним способом по- вышения продуктивности микроорганиз- мов, выведения тех или иных их разновид- ностей — селекцией. Путем напряженной и длительной работы из множества мутан- тов отбирались те, что обладали нужными для человека особенностями. Но естествен- ным путем мутанты появляются случайно и не так часто. Понятно, что и свойства их нельзя заранее программировать. Теперь же в принципе реальны любые сочетания фрагментов ДНК, независимо от их происхождения, величины, строения, функции. В рекомбинантную молекулу ДНК исследователи обязательно включают Путешествие в мир науки
так называемый вектор-фрагмент ДНК, со- общающий ей способность к умножению и к синтезу белков — конечных продуктов деятельности генетической системы. Этот синтез происходит уже в клетке-хозяине, куда вводят гибридную молекулу. Гибри- дизация молекул позволяет преодолевать те барьеры скрещивания, которые поставила природа, чтобы предотвратить смешение биологических видов. - Вы мельком упомянули, что методами ге- нетической инженерии получен соматотроп- ный гормон, тот, что у человека и других млекопитающих вырабатывается гипофи- зом - небольшой железой, расположен- ной в основании мозга, и регулирует рост. Но вы не сказали, что эта работа была вы- полнена коллективом исследователей во главе с вами. Чем вы руководствовались, когда выбирали этот объект для генно- инженерного синтеза, и как проходила эта работа? — Выбор соматотропного гормона в каче- стве объекта для синтеза определялся прежде всего значимостью этого белка. Дело в том, что соматотропный гормон связывается с рецепторами клеточных мем- бран; этим приводится в действие весь механизм клеточного обмена. Одной из болезней, вызванных недостат- ком гормона роста, является гипофизарная карликовость. При этой болезни не только прекращается рост, но и происходят резкие нарушения обмена веществ, а человек в бук- вальном смысле слова становится инвали- дом. Кроме этой, ярко выраженной, формы соматотропной недостаточности существуют и другие формы заболевания, так или иначе связанные с гормоном роста. До последнего времени источником ле- чебного препарата соматотропного гормона были только гипофизы, извлеченные из тру- пов. Из одного гипофиза можно было по- лучить лишь 4—5 миллиграммов лечебного препарата — это недельная лечебная доза. Больные же должны пользоваться им в те- чение многих лет — до достижения возраста, когда рост естественным путем прекраща- ется. Кроме того, этот гормон очень эффек- тивен при лечении ран, ожогов, переломов, так как стимулирует рост клеток. Путешествие в мир науки Эти обстоятельства и послужили основа- нием для того, чтобы в 1981 году в рамках комплексной программы по биотехнологии была начата работа по получению человечес- кого гормона роста методами генетической инженерии. В ней участвовали институты АН и АМН СССР, Министерство медицин- ской промышленности и Главмикробио- пром СССР. В работе по получению гена со- матотропина в Институте молекулярной биологии принимали участие доктор биоло- гических наук К. Скрябин, научные сотруд- ники П. Рубцов, А. Поседанян, П. Свердло- ва, лаборанты В. Чугеева и О. Федоров. Хо- тел бы сразу отметить главную особенность проведенной генно-инженерной разработки: мы не пошли по пути химического синтеза гена, а избрали биологические способы его получения. Способы сложные, даже хитро- умные в некоторых своих частях, но, как выяснилось, очень эффективные. Они при- вели нас к желаемой цели1. Это было подлинное конструирование мо- лекулы, которое отличалось свободой выбо- ра средств для осуществления намеченных генетических превращений и высокой эф- фективностью. Причем — и мне хотелось бы обратить на это особое внимание — эф- фективность в генетической инженерии не- сколько иное понятие, чем, скажем, в хи- мии. Ведь даже если получена одна нужная молекула из миллионов и миллиардов, то ее можно отобрать и, размножаясь, она со временем даст нам нужное количество ве- щества: здесь вступают в силу несвойствен- ные чистой химии закономерности — биоло- гические. - Когда мы говорим о генетической инже- нерии, то неизбежно возникает вопрос: могут ли с помощью ее методов быть соз- даны новые организмы? 1 В силу особенностей выбранного пути генети- ческого конструирования был получен, строго говоря, не природный гормон, а его аналог. Син- тезированный гормон по своим физиологическим свойствам ничем не отличается от природного. Испытания, проведенные на Каунасском заводе эндокринных препаратов, показали, что один миллиграмм препарата, полученного в Инсти- туте молекулярной биологии, содержит 1,5 меж- дународной единицы активности. Для стандарт- ного препарата эта величина равна 1 единице на миллиграмм. 71
— Это, действительно, традиционный вопрос всех журналистов. Ну, чтобы вас совсем раззадорить, скажу о книге, которую мне довелось не так давно прочитать. Это роман некоего Д. Рорвика "По его образу и подо- бию". Сюжет его таков. Бездетный миллио- нер решает обзавестись собственной генети- ческой копией — клоном. Он находит гене- тика, который получает от какой-то женщи- ны яйцеклетку, разрушает ее ядро и вводит туда ядро из клетки миллионера. От прием- ной матери рождается мальчик — копия мил- лионера, который одновременно является его сыном и братом-близнецом. Хотя хле- стко написанная книга Д. Рорвика была да- же предметом разбирательства в сенате США, она является дешевым вымыслом. Но вот само появление подобных книг конечно же уже знамение нашего времени. На ваш вопрос сегодня можно дать ут- вердительный ответ, но с существенными оговорками. Клонирование высших животных, то есть получение генетически идентичных потом- ков из одной клетки, пока удается только у земноводных. У млекопитающих клони- рование сталкивается с огромными трудно- стями. К тому же, в отличие от лягушек, оплодотворенные яйцеклетки которых раз- виваются в воде, для развития эмбрионов млекопитающих требуется мать, хотя бы приемная. Что же касается растений, то здесь важ- ный шаг к управлению природными про- цессами был сделан, когда ученые научи- лись получать генетически измененные рас- тения в обход традиционного полового скрещивания. Иными словами, в качестве родителей в этом случае выступают не только гаметы (половые клетки), а сома- тические клетки. Делают это так: с помо- щью специальных ферментов разрушают жесткие полисахаридные оболочки клеток, заставляя такие "голые" клетки (их назы- вают протопластами) или их части сливать- ся друг с другом. Из возникающих таким образом клеток-гибридов получают клеточ- ные клоны, которые в свою очередь могут дать жизнь целому растению. Однако все это не имеет прямого отно- шения к решению основной задачи генети- ческой инженерии — созданию, как вы вы- разились, "новых организмов". Наши пред- ставления о структурной основе регуляции генетических процессов еще очень несовер- шенны. В бактериальную клетку или клет- ку высшего организма пока можно вводить только ограниченное число генов. А значит, и природа этой клетки меняется лишь в оп- ределенной степени. А вот возможность вводить в клетку чу- жеродную информацию, относящуюся не только к другому виду, но и к другому типу, коренным образом меняет положение. Кишечная палочка , например, содержащая 1 Кишечная палочка - бактерия, обитающая в кишечнике животных и человека; классический объект микробиологических и молекулярно-ге- нетических исследований. работающие гены человека, бесспорно, но- вый организм. Это вторжение в доселе за- претную область не может не производить глубокого впечатления, тем более что гене- тическая инженерия — совсем молодая при- кладная наука. Кажется невероятным тот короткий срок, за который она смогла найти дорогу к практике, — всего лишь за одно десяти- летие. Этот темп объясняется самой исто- рией возникновения генетической инжене- рии. Эта новая ветвь биологии не родилась, подобно Афродите, из морской пены. Ее фундамент — опыт, накопленный генети- кой, биохимией, энзимологией, молеку- лярной биологией и цитологией, т. е. весь тот идейный и методический арсенал био- логии, который верно служил исследовате- лям ранее. Не нужно было коренным об- разом пересматривать взгляды на природу и характер наследственных процессов. Это был, так сказать, шаг вперед по проложен- ной тропе. Поэтому здесь так легко было предви- деть практическую отдачу. Как уже было сказано выше, с помощью методов генети- ческой инженерии уже получено несколько физиологически активных белков. Такие препараты можно производить в неограни- ченных количествах, и они должны быть очень дешевы. Но это, разумеется, не все. Генетичес- кая инженерия позволяет получать клетки- сверхпродуценты. Они уже поставляют нам ряд ферментов и множество аминокислот. В перспективе генетическая инженерия может избавить работников сельского хо- зяйства от забот об азотных удобрениях. Как известно, способностью усваивать азот из воздуха обладают только микроорганиз- мы, свободно живущие в почве или обитаю- щие в клубеньках бобовых растений. Очень заманчиво решить вот какую задачу — уси- лить фиксацию азота там, где она обычно происходит, и более того — создать ее у тех растений, где она в естественных условиях не наблюдается, например у пшеницы, под- солнечника или сахарной свеклы. Теорети- чески это не исключено, так как весь комп- лекс из 17 генов азотофиксации удается перенести в лабораторных опытах от одной бактерии к другой. Намечается и иной, не столь прямой путь. Может быть, не очень разумно пытаться вводить гены, заимство- ванные у азотофиксирующих бактерий, в другие растения. Дело в том, что фиксация азота требует значительных энергетических затрат. И поэтому введение генов нитроге- назы (то есть ферментной системы, обес- печивающей азотофиксацию) в отлаженную тысячелетиями физиологическую машину растительной клетки может и не привести к быстрому успеху. Исследователи предла- гают создать новые растения — симбионты, которые могли бы "ужиться" с растениями, лишенными собственных бактерий — постав- щиков азота. В Институте физиологии рас- тений АН СССР и в МГУ уже ведутся (и не без успеха) работы в этом направлении. Внимание исследователей должно быть Клонирование высших животных пока удается только у земноводных.
обращено прежде всего на злаки и подсол- нечник. Было бы очень заманчиво умень- шить дозы вносимого в почву минераль- ного азота и восполнить хотя бы некото- рую его часть за счет совместной деятель- ности азотфиксирующих бактерий и са- мого растения. Интерес именно к азотным удобрениям вполне объясним: на их про- изводство приходится до 30 процентов энергетических затрат в промышленности, работающей на сельское хозяйство. Возрастает роль генетической инженерии и при получении традиционных органичес- ких веществ. Ведутся работы по выделению генетического материала из микроорганиз- мов, превращающих органические вещества в метан. Если выделенные гены ввести в анаэробные микробы, способные разрушать целлюлозу, то возникает возможность прев- ращать сельскохозяйственные отходы в ме- тан. Введение соответствующих генов поз- воляет также наладить производство фер- ментов, масел, химического сырья, напри- мер фурфурола и ксилитола (исходных материалов для получения пластмасс), вак- цин и многочисленных лекарственных пре- паратов . Думаю, что специалисты по генетической инженерии скоро окажутся в положении химиков-синтетиков, которые давным-дав- но отошли от "образцов", заготовленных природой, и создали огромный мир орга- нических соединений, по праву считающих- ся исключительным творением человечес- кого разума. - С какого времени развиваются исследо- вания по генетической инженерии в нашей стране и как вы оцениваете достижения в этой области? — Серьезную работу в этом направлении можно, на мой взгляд, исчислять с 1974 го- да. Хотя еще до этого были сделаны опре- деленные шаги по развитию генетической инженерии, но действительный перелом на- ступил после постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР "О мерах по уско- рению развития молекулярной биологии и молекулярной генетики и использованию их достижений в народном хозяйстве". Это постановление не только стимули- ровало прогресс экспериментальной биоло- гии, но и способствовало рождению целого ряда новых направлений в физико-химиче- ской биологии, которые определяют ее ны- нешнее лицо. За истекшие годы были ор- ганизованы специальные лаборатории и ин- ституты, подготовлены кадры молодых, та- лантливых ученых, а развитию новейших направлений был придан размах, соответ- ствующий их значению для науки и народ- ного хозяйства. Сегодня можно смело сказать: любая ген- но-инженерная задача нам по плечу. Все, что сделано специалистами по генетической инженерии в любой стране мира, есть и у нас. Синтезированы работоспособные гены нейропептидов и гормонов. Получены сверхпродуценты аминокислот. Налажено производство ферментов, необходимых для операций генетической инженерии. Разра- ботаны способы промышленного получе- ния интерферона, испытываются инсулин и ростовой гормон человека. Ведутся инте- реснейшие работы в области биотехнологии иммунитета. Открыт путь получения вак- цин высокой активности. Быть может, именно здесь путь к созданию вакцины про- тив рака. На очереди — получение целого ряда ис- кусственных ферментов. В отличие от преж- них, они будут долговечными, не боящими- ся тепловых воздействий и достаточно де- шевыми, во всяком случае таков наш за- мысел . Сегодня генетическая инженерия стала тем орудием, которое используют тысячи ученых — биологов, биохимиков, биоорга- ников, изучающих живую материю на моле- кулярном уровне. Но, как и всякий науч- ный метод, она может и должна развивать- ся на основе глубоких фундаментальных исследований, которые в конечном счете позволят неизмеримо увеличить область реальных практических приложений гене- тической инженерии. Главная конечная цель всех мер, прини- маемых в нашей стране для развития фун- даментальных исследований в биологии (помимо решения чисто познавательных задач), — закладка прочной основы для практических нововведений в различных областях медицины и сельского хозяй- ства. Беседу вел Анатолий ЛЕПИХОВ Путешествие в мир науки
Тайна за семью печатями Развитие плода в чреве матери и рождение человека — одна из величайших и сокровеннейших тайн природы. Все, что с ней связано, испокон веков окружалось множеством суеверий. Разные народы придумывали самые невероятные ответы на неизбежно возникавшие здесь "почему?". Придумывали, ибо достоверные знания в этой сфере долгое время оставались для них недоступными. С вопросами, касающимися истории и современного состояния науки о жизни до рождения — эмбриологии, редакция обратилась к заведующему кафедрой гистологии и эмбриологии Крымского ордена Трудового Красного Знамени медицинского института доктору медицинских наук, профессору А. И. Б ру си лов с к ому. Путешествие в мир науки - Как и когда появилась эмбриология, где следует искать ее истоки, каковы основные этапы ее развития? — Истоки эмбриологии теряются в глубо- кой древности, и дату ее рождения устано- вить практически невозможно. Вероятно, первые попытки объяснить рождение чело- века появились вместе с появлением на зем- ле Homo sapiens. Разум первобытного че- ловека уже пытался проникнуть в тайну тайн жизни. Результаты многовековых на- блюдений людей в этой области нашли свое отражение в древних медицинских трак- татах. Так, в "Книге жизни" древних ин- дийцев — "Аюр-веда" — записано, например, что на третьем месяце развития у челове- ческого плода можно различить руки, ноги и голову, а на четвертом — туловище и сердце; на шестом у него появляются во- лосы, ногти, кости, сухожилия и вены, а на седьмом — все остальное. Все твердые ча- сти плода — от отца, все мягкие — от ма- тери; на восьмом месяце от матери плод получает жизненную силу. В "Аюр-веде" можно прочесть также, что для возникнове- ния зародыша необходимы четыре главные стихии — огонь, земля, вода и воздух. Не обойтись также без семени отца и крови ма- тери. Избыток семени обусловливает рож- дение мальчика, избыток женского начала — девочки. Количественным равенством начал объясняли рождение близнецов. Мысли о человеческой жизни до рожде- ния становятся серьезнее, гипотезы смелее и обоснованнее у великого врача античного мира Гиппократа (ок. 460 — ок. 370 гг. до н. э.). В сочинениях "Афоризмы", "О приро- де женщины", "О семимесячном плоде", "О сверхоплодотворении" и "О природе ре- бенка" он не только сумел систематизиро- вать знания, накопившиеся к его времени, но и пополнить их собственными наблюде- ниями. Отдал дань эмбриологии и другой вели- кий авторитет во многих областях знания — Аристотель (384—322 гг. до н. э.). Аристотель долго, изо дня в день, следил за развитием зародыша в курином яйце и впервые увидел, как в расплывчатых очер- таниях его постепенно намечаются и обо- собляются отдельные части тела будущей взрослой птицы. 77
Как и почему растет зародыш? Чем пи- тается? Чем зародыши одних животных от- личаются от зародышей других? Эти вопро- сы интересовали мыслителя, но найти на них ответа он не мог. Последователем Аристотеля в Риме был один из виднейших врачей древности, не- пререкаемый авторитет в медицине вплоть до XV-XVI веков - Гален (ок. 130 - ок. 200 гг.). Он внес свой вклад и в эмб- риологию, впервые выделив четыре стадии в развитии зародыша. В период средневековья любое исследо- вание природы строго порицалось церко- вью. Однако свет мысли погасить было не- возможно. Наступившее Возрождение при- несло ряд новых имен, сказавших свое сло- во в науке об индивидуальном развитии организма. В XV и XVI веках отдельные ис- следования, проводившиеся в разных стра- нах, иногда ярким лучом высвечивали то, что веками было скрыто от глаз человека. Гениальный Леонардо да Винчи интере- совался очень многим, в том числе разви- тием зародыша. Он считал, что изучение анатомии человека нужно начинать с мо- мента зачатия, а затем проследить, "на ка- кой ступени находится ребенок и способ, каким он питается, и рост его, и какой промежуток между одной его стадией и другой". И уже совсем современно звучат сегод- ня следующие утверждения Леонардо да Винчи, которым более 500 лет: "Вены ре- бенка разветвляются не в веществе матки его матери, но в плаценте, которая слу- жит как бы сорочкой, одевающей матку изнутри, с которой последняя связана, но не соединена непосредственно с помо- щью ворсинок". И действительно, позже было доказано, что кровь плода нигде не смешивается с кровью матери и что ворсин- ки плаценты контактируют со стенками матки, но не вросли в нее намертво. Он опи- сал расположение плода. Его интересовали особенности строения плаценты человека и сосуды, проходящие по пуповине. Наиболее удобным и доступным объек- том для эмбриологических исследований является куриный зародыш. Тысячи наблю- дений и экспериментов были сделаны на нем, начиная с Аристотеля, множеством ис- следователей. Первое, правда весьма несо- 78 вершенное, описание развития цыпленка в яйце принадлежит голландскому анатому Койтеру и относится к концу XVI века. Прославленный английский анатом и врач XVII века Уильям Гарвей проследил развитие зародышей млекопитающих и цып- ленка в яйце, начиная от таких ранних ста- дий, которые не были известны его предше- ственникам. Он верно понял значение двух составных частей яйца — белка и желтка: и тот и другой потребляются по мере роста за- родыша. Он подметил то, чего не замечали раньше, — небольшое пятнышко на желтке, имеющееся в каждом яйце, и догадался, что это и есть начало начал цыпленка. Им же была предложена теория эпигене- за для высших позвоночных животных. Эпи- генез подразумевал постепенное возник- новение частей зародыша в процессе разви- тия, когда они появляются одна после дру- гой. Одновременно с развитием идет рост органов, возникают новые признаки, кото- рых не было на более ранних ступенях. Теория эпигенеза Гарвея была новой ве- хой в эмбриологии. Но и Гарвей, и те уче- ные, что позже, в XVIII веке, принимали эпи- генез, сходились в одном: движущей силой развития зародыша является либо "живот- ная теплота", либо душа. В конце XVII века биологи все шире ста- ли применять в своих исследованиях мик- роскоп. Он помог увидеть, что строение жи- вых существ несравненно сложнее, чем это представлялось ранее. Сложность строения организма даже на ранних стадиях разви- тия привела итальянского ученого Марчелло Мальпиги (1628—1694 гг.) к мысли, что процесс развития не может быть эпигене- зом. Мальпиги предположил, что и в яйце, и в семени заключен готовый организм, ча- сти которого позже развернутся, как ле- пестки из бутона цветка. Развитие-развер- тывание, противопоставленное эпигенезу (возникновению структур из бесструктур- ного начала), было поддержано в конце XVII века голландским ученым Яном Свам- мердамом и достигло своего расцвета в на- чале XVIII века. Сторонников гипотезы о готовом орга- низме, заключенном в яйце, стали называть овистами (от ovum — "яйцо"), а учение о наличии в яйце предобразованных частей будущего организма — преформизмом. Путешествие в мир науки
К овистам принадлежали итальянцы Маль- пиги и Валлиснери, француз Бонне, голлан- дец Сваммердам, немец Геллер и ряд дру- гих европейских ученых. Были ученые, считавшие, что зародыш заключен в сперматозоиде. К ним, анималь- кулистам (от animalculum — "зверек" — так прежде называли сперматозоид), принадле- жали голландский исследователь Антони Левенгук, впервые увидевший под микро- скопом сперматозоид, французские ученые Бургаве и Андри, соотечественник Левенгу- ка Гартсуккер и другие. Преформизм был доведен до логическо- го конца в XVIII веке итальянским биоло- Леонардо да Винчи. Зародыш в чреве матери. гом Антонио Валлиснери (1661—1730 гг.). Ему принадлежат следующие умозаключе- ния: если в яйце содержится уже готовый организм, то в нем также должны заклю- чаться яйца, из которых каждое имеет в се- бе еще более миниатюрный организм, и так далее до бесконечности. Таким образом, в самом первом яйце заключались все по- следующие поколения, вложенные одно в другое, — своеобразная биологическая мат- решка. Так как первым яйцом (сотворен- ным всевышним) обладала прародительни- ца рода человеческого Ева, то она и заклю- чала в себе весь род людской до скончания века... Можно ли вообразить что-нибудь неле- пее? Путешествие в мир науки 79
Однако взгляды Валлиснери разделялись большинством биологов его времени, а спо- ры между ними велись лишь о том, что именно является носителем зародыша — яйцо или сперматозоид. Может быть, вовсе не Ева, а Адам носил в себе все последую- щие поколения? Спор между преформистами и эпигене- тиками не утихал целое столетие. Принять точку зрения первых значило отрицать раз- витие вообще. Если же прислушаться к мне- нию вторых, сразу возникнет ряд вопросов: из чего разовьются органы зародыша, когда первоначально их нет? Почему они появятся в определенном месте? Отчего те, а не дру- гие? Время от времени появлялись отдель- ные открытия, но все-таки ни одно из них не было решающим шагом к истине. Эмбриологи XVIII века в основном вы- полнили задачу подробного изучения тех из- менений формы, которые сопровождают развитие организма из яйца. Было необхо- димо сделать следующий шаг и заняться изучением причин, вызывающих эти изме- нения. Середина XIX века ознаменовалась появ- лением сравнительной эмбриологии. А ко- нец столетия принес рождение еще одной ее области — экспериментальной эмбриологии. Лишь ее успехи, а также биохимические и генетические исследования уже XX столетия привели к тем замечательным результатам, которыми эмбриология может гордиться сегодня. - Известно, что у многих народов плацента ("детское место ") и пуповина пользовались особым почитанием. Например, в Древнем Египте во время торжественных шествий впереди фараона несли знамя с изображе- нием его царственной плаценты. Чем можно это объяснить и какова роль плаценты по данным современной эмбриологии? — Люди очень давно заметили, что "детское место" и пуповина неразрывно связаны с тайной рождения ребенка, и, будучи не в состоянии правильно понять эту связь, считали эти образования обиталищем души человека. Много примеров, подтверждаю- щих справедливость нашего заключения, содержится в книге английского этнографа Дж. Дж. Фрэзера "Золотая ветвь". 80 По убеждению туземцев из Квинсленда, часть духа ребенка остается в его "детском месте". Поэтому бабушка уносила плаценту и зарывала ее в песке. Вокруг места, где она закапывалась, втыкали несколько веточек и связывали их сверху. Таинственное божест- во Анжеа (благодаря которому, как вери- ли, происходит зачатие) якобы приходило на отмеченное место, брало остаток духа ребенка и уносило в одно из своих логовищ (в дерево, расселину скалы, лачугу), и там дух пребывал несколько лет, до той поры, пока божество Анжеа не вселяло его в но- вого, только что появившегося на свет мла- денца. Сходный обычай был у маори — у зары- того в землю "детского места" сажали мо- лодое деревце. Если оно росло, то это было "тогу о ранга" — знамение жизни для ребен- ка. Если оно зацветало, это предвещало ему благополучие, если увядало, родители жда- ли всяких бед и несчастий. "Многие европейцы до сих пор верят, — писал Фрэзер в 1911 году, — что судьба лич- ности так или иначе связана с судьбой пу- повины или "детского места". Так, в при- рейнской области Баварии пуповину на некоторое время заворачивают в кусок старого холста, а затем, в зависимости от пола ребенка, разрезают на части или про- тыкают, чтобы мальчик вырос умелым работником, а девочка — хорошей швеей. В Берлине повивальная бабка обычно от- дает высушенную пуповину отцу ребенка со строгим наказом бережно хранить ее; ведь пока она сохраняется в целости, ребе- нок будет жить и здравствовать" (Дж. Фрэ- зер. Золотая ветвь. М., 1983, с. 45). Конечно, все эти представления выгля- дят с точки зрения современной эмбриоло- гии крайне наивными, но они отражают уро- вень знаний людей давно минувших истори- ческих эпох. Значение плаценты в полном объеме ста- новится ясным только теперь. Состояние ее в такой степени отражает особенности пло- да, что плаценту образно называют его ви- зитной карточкой. Через плаценту осуществляется связь между плодом и организмом матери. Связь эта всесторонняя — обеспечивается и струк- турный контакт тканей (благодаря струк- туре этого органа), и обмен информацией. Путешествие в мир науки
В составе плаценты два слоя — материн- ский, возникающий из измененной слизи- стой оболочки матки, и плодный, представ- ляющий орган плода, его вместилище. На поверхности плодного вместилища есть много выростов, образующих так называе- мый ворсинковый хорион, похожий на вет- вящееся дерево. Кустики ворсинок погру- жены в материнскую кровь, омывающую их в кровяных лакунах. Именно здесь осуще- ствляется обмен информацией между орга- низмами матери и плода, но кровь матери и плода нигде не смешивается, их разделяет тканевый барьер, первый барьер, который нужно преодолеть плоду еще до рождения. Все питательные вещества поступают к пло- ду через этот барьер из крови матери. До сих пор еще не выяснено до конца, в каком виде они к нему поступают — неизменен- ном или переработанном структурами пла- центы. С увеличением срока беременности проницаемость плацентарного барьера воз- растает, становясь максимальной к 33—35-й неделе. Большой интерес представляет изучение обмена белков между организмом матери и плодом. Дело в том, что в период бере- менности рядом сосуществуют разнородные по белкам организмы. Это происходит во- преки законам иммунологической несовме- стимости. Разгадка тайны этого уникаль- ного явления кроется скорее всего в осо- бенностях тканей плаценты и их способно- сти ликвидировать белковый конфликт. Многие белки для плода синтезирует сама плацента. С увеличением срока беременно- сти в крови плода содержание белка нара- стает, но не достигает уровня его содержа- ния в материнской крови. Жировые вещества плаценты принимают участие в выработке ее гормонов. Задача гормонов плаценты чрезвычайно важна: они обеспечивают развитие плода. Плацента по- ставляет гормоны и в организм матери, и в организм плода. В тканях плацентарного барьера содер- жится много микроэлементов. Например, кальция в них в 100 раз больше, чем в моз- гу. По-видимому, это связано с большой потребностью плода в кальции, который необходим для роста костей. В ходе беременности увеличивается ко- личество железа, поступающего в ткани Путешествие в мир науки плаценты из материнского кровотока. Тка- ни плаценты накапливают соединения желе- за и при его недостатке у плода направляют их к нему. То же самое происходит с соеди- нениями меди и кобальта. Плацента участ- вует также в обмене витаминов, она служит еще и органом дыхания плода: через нее из крови матери к плоду поступает кис- лород. Изучение генетических особенностей пла- центы позволило задолго до родов ставить диагнозы хромосомных болезней и болез- ней обмена веществ. Вот почему и стали называть ее визитной карточкой плода. - Верно ли, что неродившийся младенец способен ощущать разного рода внешние воздействия и реагировать на них? Если это так, то когда проявляются у плода первые признаки психической деятельности мозга? — Уже на третьей неделе внутриутробной жизни у зародыша появляется утолщение в области средней части наружного зароды- шевого листка, так называемая нервная пластинка. Именно из нее сначала образует- ся желобок, потом нервная трубка, из ко- торой развиваются все отделы центральной нервной системы. У четырехнедельного за- родыша можно обнаружить три мозговых пузыря, зачатки глаз и спинного мозга. Несколько позже готовы все отделы цент- ральной и периферической нервной систе- мы, хотя головной мозг еще будет разви- ваться на протяжении многих лет жизни. Тем не менее функционировать органы центральной нервной системы плода начи- нают еще в утробе матери. На многие воз- действия извне плод способен реагировать совершенно определенным образом. Как об этом узнали? Шведский фотограф Леннарт Нильсон с помощью особой аппаратуры сумел снять на пленку развитие зародыша человека в утробе матери. Рассказ об этом звучит как фантастика: "...Пять месяцев. Человек весит около фунта и проявляет свой дурной или хоро- ший нрав. Он уже слышит громкие крики из шумного мира, в котором живет его мать, по-своему их пугается или, напротив, если характер у него агрессивный, сер- дится и грозит. Он уже чутко реагирует 81
на мамины настроения и, по-видимому, на ее нежные слова и ласки... Шесть месяцев — человеку уже тесно в маме, и он готовится покинуть ее. Пово- рачивается вниз головой — так удобнее выбраться... Семь месяцев — плод открывает глаза! И хотя там, где он живет, очень темно, смотрит, не смыкая век, словно не терпит- ся ему увидеть красочные картины, кото- рые скоро откроет перед ним жизнь..."1 Строгие научные исследования показали значение высшей нервной деятельности в развитии зародыша. Все его движения в ут- робе матери обусловлены деятельностью органов нервной системы. Хватательный рефлекс, так хорошо развитый у новорож- денных, впервые проявляется в возрасте 11 с половиной недель. Сосательный — в 13 недель. Плод жмурит глаза в 17 недель, делает дыхательные движения в 20 недель. Запись электрических импульсов мозга плода на последних месяцах внутриутроб- ной жизни показала, что у него есть такая же смена ритмов, которая характерна для состояния сна, т. е. две фазы сна, сменяю- щие одна другую: "медленный сон" — со спокойными медленными волнами на запи- си и "быстрый сон" — с мелкими частыми зубчиками и быстрыми движениями глаз. Французский физиолог Мишель Жувэ предположил, что в фазах "быстрого сна" у неродившегося младенца "проигрывают- ся" те безусловные рефлексы, с которыми он появляется на свет. Но это гипотеза, про- верить которую весьма сложно. В возрасте семи недель зародыш челове- ка уже имеет все составные части глаза. К этому же времени у него развиваются уши. Сначала появляются слуховые пузырь- ки, затем все компоненты наружного, сред- него и внутреннего уха. После этого он не только воспринимает звуки, но и отвечает на них толчками в переднюю стенку живота матери. Двухмесячный эмбрион уже обладает тактильной чувствительностью. Он реаги- рует на давление, отстраняясь от него, на боль, на прикосновения к подошвам его ног. 1 Акимушкин И. Занимательная биология. М., 1972, с. 90-91. 82 В течение третьего месяца на его языке закладываются вкусовые почки — орган вкуса. Ученые заметили, что плод сохраняет по- ложение в матке независимо от изменений положения тела матери по отношению к центру тяжести Земли. Вестибулярный ап- парат внутреннего уха начинает функциони- ровать уже у шестимесячного плода. С его помощью он сохраняет равновесие и быстро восстанавливает изменившееся положение тела. - Появление на свет близнецов, их "одина- ковость" всегда удивляет и вызывает к ним какое-то особенное отношение. Как объяс- няет современная наука этот феномен? Путешествие в мир науки
— Прежде чем ответить на ваш вопрос, мне хотелось бы сказать, что рождение сразу двух или более младенцев, так похожих друг на друга, связывалось в старину (ви- димо, в силу своей необычности) с дейст- вием сверхъестественных сил. И поэтому самим близнецам приписывались сверхъ- естественные свойства. Считалось, например, что дети-близнецы могут каким-то образом влиять на погоду. У некоторых индейских племен был обычай заставлять близнецов обращаться с молит- вой к дождю и ветру: "Утихомирься ты, ду- новение близнецов!" Люди верили, что каж- дое желание близнецов выполняется. Баронги, негры банту, живущие в Юго- Восточной Африке, называют мать близне- Схематическое изображение зародыша человека в возрасте около 26 дней. (Из книги Л. Барта "Эмбриология" ) Путешествие в мир науки цов "тило" ("небо"), а самих близнецов — "детьми неба". В период засухи мать близ- нецов их самих (или их могилы в священ- ной роще) кропит водой — это обряд вы- зывания дождя. Могила близнецов всегда должна оставаться влажной, их обычно по- гребают вблизи озера. Если усилия вызвать дождь оказываются тщетными, значит, кто- нибудь из близнецов похоронен в сухом месте. Тогда колдун советует выкопать ему могилу поближе к озеру, близнеца немед- ленно в нее переносят. В наше время вряд ли кто-нибудь скло- нен видеть в рождении близнецов нечто не- обычное. Но вопрос, почему рождаются близнецы, для науки еще не совсем ясен. Как правило, после оплодотворения в ор- ганизме женщины происходят нейрогормо- нальные изменения, препятствующие созре- ванию новых яйцеклеток. В результате чего развивается лишь один зародыш. Иногда (закономерности этого явления еще не выявлены) на первых стадиях дроб- ления яйца бластомеры (клетки зародыша) расходятся, каждый из них может дать нача- ло двум или более самостоятельным орга- низмам. Тогда речь идет об однояйцевых близнецах, они всегда одного пола: либо мальчики, либо девочки. Однояйцевые близ- нецы очень похожи. Но случается, что в организме женщины происходит созревание сразу нескольких яйцеклеток, и тогда рождаются разнояй- цевые близнецы. Такие близнецы могут быть разнополыми, и сходство между ними такое же, как между обычными братьями и сестрами. Разнояйцевые близнецы не всег- да появляются на свет одновременно. Иног- да второй рождается месяц спустя после первого. Известен случай (в Индии) рож- дения второго близнеца через 45 дней после первого. У "истинных" близнецов — одинаковый набор генов. У них поэтому отсутствует барьер тканевой несовместимости и хорошо удаются пересадки органов от одного к дру- гому. Они болеют нередко одинаковыми болезнями и часто живут примерно одина- ково долго. В Калифорнии несколько лет назад жен- щина подала в суд иск для определения отцовства родившихся у нее близнецов. В крови детей исследовали 40 белков 83
и доказали, что двое близнецов произошли от разных мужчин. Регистрация таких случаев ведется эмбриологами с начала XIX века. Специалисты знают около де- сяти случаев этого редкого феномена, на- званного сверхоплодотворением. Причины одновременного созревания сразу нескольких яйцеклеток точно устано- вить не удалось. Возможно, в каждом кон- кретном случае они разные. Тем не менее исследователям удалось нащупать здесь оп- ределенные закономерности. Например, если женщина уже восемь раз рожала и ей 35—39 лет, то у нее, оказывается, есть наи- больший шанс стать матерью разнояйцевых близнецов. Несколько меньший шанс у жен- щины такого же возраста, но родившей на Плод в 4 месяца улыбается из-под прозрачной внутренней мембраны. В 5 месяцев человек уже умеет сосать палец. 84 Путешествие в мир науки
одного ребенка меньше, и т. д. Считают так- же, что способность рожать разнояйцевых близнецов наследуется и передается от мате- ри к дочерям. Однако, повторяю, выявление глубин- ных причин появления близнецов — дело будущего. — Издревле бесплодие считалось прокляти- ем. Сколько исковерканных судеб, сколько распавшихся семей на его счету! Его пыта- лись преодолевать с помощью магических обрядов, всевозможных "волшебных" сна- добий, долгих молитв и богатых жертвопри- ношений. Каковы успехи современной эмб- риологии в борьбе с бесплодием ? — Причины бесплодия бывают разные. Соот- ветственно различны и шансы его излече- ния. Сразу же следует сказать, что беспло- дие, вызванное хромосомными аномалия- ми, неизлечимо. Наиболее распространенная причина женского бесплодия, поддающаяся лечению, — трубная непроходимость и неко- торые нарушения функции яичника. Беспло- дие мужчин, возникшее в результате нару- шения функций нейроэндокринной систе- мы, также поддается лечению. Но если муж- чина страдает неизлечимым бесплодием (когда в сперме вообще отсутствуют спер- матозоиды), то на помощь семье может прийти такое достижение, как искусствен- ное оплодотворение. Метод искусственного оплодотворения применяется в Чехословакии, Болгарии, Италии, ФРГ, ГДР, во Франции и в США. Это один из методов терапии бесплодного бра- ка. В частности, в нашей стране его методи- ка разрабатывалась известным гинеколо- гом, профессором И. Жорданиа и с успехом применялась им в Институте физиологии и патологии женщины (Тбилиси). Это было в начале 60-х годов. Профессор И. Жорданиа ввел сперму, полученную от всесторонне проверенных доноров, трем женщинам. Де- ти — две девочки и один мальчик — роди- лись здоровыми, во всех отношениях нор- мальными. Другой метод — оплодотворение вне ор- ганизма взятой у женщины оперативным путем яйцеклетки. Вслед за оплодотворе- нием производится пересадка раннего заро- дыша в матку той же женщины, у которой Путешествие в мир науки была взята яйцеклетка, или другой (тогда осуществляется так называемое "замещен- ное материнство"). Английские врачи Патрик Стептоу и Ро- берт Эдвардс проводили исследования по оплодотворению вне организма в течение 12 лет. Лесли Браун, которой к моменту операции было 32 года, страдала беспло- дием из-за непроходимости маточных труб на протяжении девяти лет. В 1977 году у нее с помощью специального метода (лапаро- скопии) была получена зрелая яйцеклетка, которую оплодотворили в приборе половы- ми клетками мужа. Вне организма зародыш жил два с половиной дня, затем на стадии восьми бластомеров его пересадили в матку матери. На шестнадцатой неделе беремен- ности произвели дородовую диагностику хромосом плода и установили, что разви- вается нормальная девочка. 25 июля 1978 года с помощью кесарева сечения родилась живая и вполне нормальная девочка весом 2700 г. Оба описанных выше метода преодоле- ния бесплодия поставили ряд неожиданных проблем, юридических и моральных. В Анг- лии появились статьи, в которых поднимал- ся вопрос: можно ли после пересадок заро- дыша, если он был получен от гамет доно- ров (донорами могут быть и мужчины, и женщины), считать ребенка законнорожден- ным? Пока юристы и социологи ломают го- лову над этой проблемой, дети "из колбы" продолжают благополучно рождаться на ра- дость родителям. Весь смысл нашей беседы о жизни до рождения в том, чтобы жизнь после рожде- ния ничем не омрачалась. Наука борется за то, чтобы люди могли жить с верой во все- могущество и добро свободного человече- ского гения, о котором так замечательно сказал Максим Горький: "Вот снова величавый и свободный, под- няв высоко гордую голову, он, медленно, но твердыми шагами идет по праху старых предрассудков, один в седом тумане за- блуждений, за ним — пыль прошлого тяже- лой тучей, а впереди стоит толпа загадок, бесстрастно ожидающих его. Они бесчислен- ны, как звезды в бездне неба, и Человеку нет конца пути!" Беседу записала В.АСТАХОВА
атеизм и религия: страницы истории Древние говорили: "История - это наука жизни", подчеркивая тем самым факт существования связи между прошлым, настоящим и будущим. Не зная прошлого, невозможно понять настоящее н предвидеть грядущее, другими словами, нельзя проникнуть в подлинную сущность явления. Это относится к развитию общества в целом и отдельных социальных явлений, к которым принадлежат, в частности, религия и церковь. Многие религиозные организации стараются ныне представить в наиболее выгодном для них свете историю религии и деяния церкви, приукрасить или оправдать их в глазах современных людей. Однако исторические факты говорят сами за себя. Приглашаем наших читателей совершить экскурсию в прошлое, далекое и близкое, с тем чтобы ознакомиться с некоторыми важными этапами извечной борьбы между светом и тьмой, невежеством и знанием, духовным гнетом и свободомыслием, религиозным и научным мировоззрениями.
О трагической жизни французского философа-материалиста, атеиста, революционного демократа и утопического коммуниста Жана Мелье и его бессмертном произведении "Завещание" рассказывается в статье-кандидата философских наук С. В. Юровского
У истоков французского атеизма 16 февраля 1762 года великий французский просветитель Франсуа Вольтер писал свое- му ревностному поклоннику — поэту графу д'Аржанталю: "...но Вы ничего не сказали мне о дьявольской книге этого кюре Жана Мелье: это произведение, крайне необхо- димое демонам, превосходный катехизис Вельзевула. Знайте, что это очень редкая книга, это сокровище'.' Речь идет здесь о зна- менитом "Завещании" Жана Мелье (1664— 1729). Ж. Мелье вошел в историю общественной мысли как решительный и последователь- ный атеист, как один из ранних выразите- лей материализма во Франции XVIII века. Он имел мужество и добросовестность от- речься от религиозных заблуждений во имя торжества науки и прогресса. Его книга, созданная в 20-х годах XVIII столетия, пре- восходно отражает политическое и духов- ное брожение умов эпохи, которая предше- ствовала французской буржуазной револю- ции 1789-1793 годов. Лейтмотивом "Завещания" является жгучая, испепеляющая ненависть его автора к царившей в мире несправедливости, кри- тика "сильных мира сего" — всякого рода духовных и светских властителей. Критика религии во Франции накануне буржуазной революции была вызвана к жизни исторической необходимостью разру- шить влияние католической церкви как од- ного из столпов феодального строя. В ряде стран Европейского континента к середине XVIII века, как указывал Ф. Энгельс, "раз- Атеизм и религия: страницы истории витие среднего класса, буржуазии, стало уже несовместимо с феодальной системой, поэтому феодальная система должна была пасть. Но крупным интернациональным центром феодальной системы была римско- католическая церковь... Прежде чем начать успешную борьбу против светского феода- лизма в каждой стране и в отдельных его сферах, необходимо было разрушить эту его центральную священную организацию" (Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 22, с. 306). Именно это обстоятельство и обусловило напряженную борьбу идеологов поднима- ющейся французской буржуазии против религии и церкви. Борьба передовых французских мыслите- лей против клерикализма явилась своеоб- разной идеологической подготовкой надви- гавшейся во Франции буржуазной револю- ции 1789—1793 годов. "Философская рево- люция, — подчеркивал Ф.Энгельс, — пред- шествовала политическому перевороту" (Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 21, с. 273). У истоков этой революции стоял и скром- ный французский священник, один из пер- вых утопических коммунистов Жан Мелье. На страницах своего замечательного тво- рения он не только заклеймил угнетателей в лице королей, феодалов и их духовных пастырей, но и страстно призывал народные массы к беспощадной и решительной борь- бе за торжество свободы и счастья людей труда. "У вас есть все необходимые средст- ва и силы, — подчеркивал Жан Мелье, обра- щаясь к народным массам, — чтобы осво- бодиться и превратить в рабов самих своих тиранов; ибо ваши тираны, какими могу- щественными и страшными они ни пред- ставляются, не могут иметь никакой власти над вами без вас самих; все их величие, все их богатство, все их силы и все их могуще- ство — только от вас. ...Объединись же, народ, если есть у тебя здравый ум; объединитесь все, если у вас есть мужество освободиться от своих об- щих страданий! Поощряйте все друг друга к такому благородному, смелому и важно- му делу!" В "Завещании" Мелье высказал пожела- ние, чтобы "все сильные мира и знатные господа были перевешаны и удавлены пет- лями из кишок священников". Данный афо- ризм великолепно передает умонастроение 89
революционных слоев французского обще- ства, мироощущение народных масс, дума- ми и чаяниями которых жил Мелье. Его жизненный и творческий путь не от- личается особо яркими событиями. Жан Мелье родился 15 июня 1664 года в деревне Мазерни в Шампани в семье ткача. Перво- начальное образование он получил у мест- ного священника, который и определил его в Реймскую духовную семинарию. В 1689 году он стал приходским священником в Эт- репиньи, в Шампани, где и прожил почти без- выездно до самой смерти. Общение с про- стыми людьми на многое открыло глаза Мелье. Как справедливо отмечают исследо- ватели творчества Мелье, трагедия его жиз- ни заключалась в том, что, будучи священ- ником, он вынужден был проповедовать то, что с годами становилось чуждым его убеж- дениям и чувствам. Современники отме- чают, что Мелье вел замкнутый и уединен- ный образ жизни. Свой досуг он посвящал чтению любимых авторов, а доходы, полу- чаемые с прихожан, отдавал бедным и нуж- дающимся крестьянам. В 1716 году с цер- ковной кафедры он осудил некоего сеньо- ра де Тули, проявившего крайнюю жесто- кость в отношении крестьян Этрепиньи. Столь смелое выступление Мелье в защиту угнетенных было с гневом встречено рейм- ским архиепископом. Будучи весьма старательным и добросо- вестным в исполнении священнических обя- занностей, Жан Мелье никогда и ни с кем не делился своими сомнениями относитель- но религии, которую он проповедовал. Меж- ду тем глубокий анализ Библии, внима- тельное изучение латинских и греческих классиков от Гомера и Овидия до Лукре- ция Кара включительно, обстоятельное зна- комство с философскими трудами таких выдающихся мыслителей, как Р.Декарт и Мишель Монтень, а главное, страстное же- лание быть полезным своему народу при- вели скромного провинциального кюре к полному и категорическому отрицанию религии, воинствующему материализму и атеизму. Став на позиции материалистического мировоззрения, разделяя идеи утопическо- го социализма, презирая религию, в кото- рой он усматривал лишь грубое суеверие и обман, Мелье в течение всей жизни мучился 90 от двойственности своего положения: ведь он вынужден был проповедовать этот обман народу. Лишь в конце жизни эти душевные страдания прорвались наружу. Обращаясь к свой бывшей пастве, Мелье писал в "Заве- щании": "Я видел и познал ошибки, за- блуждения, бредни, безумства и злодеяния людские. Я почувствовал к ним ненависть и отвращение. Я не осмелился сказать об этом при жизни, но я скажу об этом по крайней мере умирая и после смерти. Пусть знают, что я составляю и пишу настоящий труд, чтобы он мог служить свидетельством истины для всех тех, кто его увидит и про- чтет, если им будет угодно". Есть основания предполагать, что Мелье, как об этом рассказывал Вольтер, испы- тывая крайнее отвращение к окружающей его действительности, намеренно заморил себя голодом. Он скончался на 65-м году своей многотрудной жизни, оставив людям "Завещание" — произведение огромной взрывной силы и жизнеутверждающего оп- тимизма. Как справедливо заметил советский ис- следователь жизни и творчества Жана Ме- лье Б. Ф. Поршнев, "генезис мировоззре- ния Жана Мелье следует искать не столько в книгах, сколько в настроениях народных масс Франции" {Поршнев Б. Ф. Жан Мелье и народные истоки его мировоззрения. М., 1965, с. 34). И действительно, социальной основой формирования мировоззрения ав- тора "Завещания" явилась напряженная классовая борьба народных масс против светской и духовной власти. Десятилетия, предшествовавшие созданию, а затем и пуб- ликации книги Мелье1, были насыщены сти- хийными бунтами и многочисленными вос- станиями крестьян против старого, феодаль- ного, порядка, а значит, и против господст- вовавшей церкви. Органическая связь феодалов и церков- ников не была случайным фактом общест- венной и политической жизни Франции ка- нуна буржуазной революции, ибо церковь тогда выступала в качестве "высшей санк- ции феодального строя" (Ф. Энгельс). 1 Книга Мелье появилась в 30-х годах XVIII в. в рукописных списках; в 1762 г. были опублико- ваны извлечения из книги Мелье, сделанные Воль- тером. Полный текст "Завещания" впервые напе- чатан лишь в 1864 г. Атеизм и религия: страницы истории
Она была серьезным тормозом на пути прогресса. Религия во Франции кануна ре- волюции "была синонимом жестокосердия и тайных козней" (Морлей Дж. Дидро и эн- циклопедисты. М., 1882, с. 108). Этим об- стоятельством и определялась напряженная борьба идеологов французской буржуазии, ставшей в конце XVIII века во главе рево- люционно настроенных масс, против рели- гии во всех ее проявлениях. Словно предчувствуя приближение новой эпохи в истории человечества, Жан Мелье созданием своего "Завещания" внес значи- тельный вклад в решительную битву про- тив всяческого средневекового хлама, про- тив крепостничества в учреждениях и иде- ях, во имя торжества лучшего будущего человечества. Чтобы правильно осмыслить значение ве- ликого труда Жана Мелье, необходимо прежде всего определить философское кре- до его автора. Критикуя в своем "Завеща- нии" религию и богословие, Мелье одно- значно выразил и убедительно обосновал свою философскую позицию. Опираясь на учения таких философов, как Эпикур, Лукреций Кар, Р.Декарт, П. Гассенди, М. Монтень, Мелье развил даль- ше материалистические традиции философ- ской мысли. Его с полным правом можно отнести к той славной плеяде мыслителей, которая, по словам Ф. Энгельса, настойчиво стремилась объяснить окружающий мир, исходя из него самого. Определяющим тезисом материализма Мелье является положение о том, что окру- жающий мир — бытие реальное, что он пред- ставляет собой объективную действитель- ность, вечно существующую и ни в каких потусторонних силах не нуждающуюся. Из этого следует, что материализм Мелье орга- нически связан с атеизмом. Он писал: "...са- ма материя и есть бытие в целом, которое только от себя самого может иметь свое существование и свое движение; раз вы это предположите, у вас имеется ясный принцип, который может не только сразу устранить все трудности, противоречия и нелепости, вытекающие из системы сотво- рения мира, но он может открыть также легкий путь к познанию и физическому и нравственному объяснению всех вещей природы". Атеизм и религия: страницы истории Таким образом, Мелье пришел к выводу, что материя, время, пространство и законо- мерности явлений природы не могли быть кем-то созданы и что все это можно объяс- нить только исходя из вечного существова- ния самой природы. "Мы воочию видим, — подчеркивал он, — что существует мир, т. е. небо, земля и бес- конечное множество вещей, которые как бы заключены между небом и землей; в этом никто не может сомневаться на разум- ных основаниях, если только ему не угодно изображать из себя последователя Пиррона и сомневаться решительно во всем; а это уже означало бы закрывать глаза на все внушения человеческого разума и идти со- всем вразрез со всяким естественным чув- ством (sentimens de la nature)". Мелье ут- верждал, что, признавая материю в качестве первопричины существования объективного мира, рассматривая окружающую действи- тельность как вечное бытие природы, мы имеем возможность объяснить происхожде- ние всех вещей. Мелье, таким образом, дал материалистическое истолкование мира, сво- бодное от всякой теологии. Отстаивая пер- вичность и вечность материи, Мелье реши- тельно отрицал какое бы то ни было рели- гиозно-идеалистическое толкование мира. В противоположность теологам и идеа- листам, Мелье рассматривал материю в ка- честве первоосновы всех вещей. Согласно Мелье, материя — это нечто протяженное и распространенное везде и повсюду. Она в самой себе заключает источник своего су- ществования и своего движения. Последнее Мелье квалифицировал как атрибут мате- рии. "Материя, — подчеркивал он, — сама по себе существует, сама от себя получает свое движение и действительно есть первопричи- на всех вещей". Однако природа материи рассматрива- лась Мелье в духе метафизического матери- ализма. Она представлялась ему качествен- но однородной, состоящей из неизменных мелких частиц, которые в результате меха- нического сочетания образуют различные тела природы. В духе метафизического материализма Мелье решал вопрос и о времени и прост- ранстве как формах существования мате- рии. Время с точки зрения материалисти- ческой теории Мелье не есть ни духовная, 91
ни материальная субстанция. Оно не явля- ется также ничем. Время существует, оно имеет определенные свойства и доступно измерению. Время, в истолковании Мелье, суть длительность, которая не имеет ни начала, ни конца, и потому оно несотворимо и неуничтожимо. Время неразрывно связано с пространст- вом. Последнее квалифицируется Мелье как протяженность, заключающая в себе множество тел, предметов природы. Про- тяженность безгранична. Разумеется, исходя из механистических представлений об окру- жающем мире, Мелье не мог раскрыть ис- точники движущейся материи. Но, во вся- ком случае, он был убежден, что и здесь апелляция к богу едва ли может быть по- лезной. Возникновение новых вещей в раз- витии природы, по мысли Мелье, есть ре- зультат различных комбинаций элементов материи, результат ее движения. Все в природе, считал Мелье, совершает- ся отнюдь не преднамеренно, не фатально, а по естественным законам движения мате- рии. Примечательно, что, будучи далеким от понимания того обстоятельства, что новые качества в развитии материального мира являются результатом перехода одних форм движения материи в другие, и не умея еще объяснить возникновение такого свой- ства высокоорганизованной материи, как сознание, мышление человека, Мелье, одна- ко, категорически утверждал, что материя едина. Он подчеркивал единство души и те- ла. То, что мы называем душой, по мнению Мелье, представляет собою лишь некоторое количество очень тонкой, легкой и подвиж- ной материи, способной к ощущению. Яв- ляется ли, однако, эта способность свойст- вом всякой материи или же только особым образом организованной? Данная проблема, как свидетельствует история французского материализма, занимала и таких мыслите- лей, как Гольбах, Гельвеций, Дидро. В ре- шении ее они во многих отношениях шли от Мелье. Сам же Мелье представлял себе природу сознания следующим образом: "Это именно не материя мыслит, а именно это человек или животное, состоящее из материи, мыслит, пьет, ест, спит, и, так как части камня или куска железа могут в ре- зультате своих различных превращений стать мясом и костями и составить органи- 92 ческое живое тело, они могут, следова- тельно, образовать человека или какое- нибудь другое животное, способное к ощу- щениям и сознанию" (цит. по кн.: Ver- niere Paul Spinoza et la pensee francaise quant la revolution. Paris, 1957, p. 368). Иначе говоря, Мелье рассматривал мерт- вую и живую природу в качестве единого целого. На этом основании он полагал, что жизнь могла возникнуть путем имманент- ного развития из единой субстанции. Он рассматривал жизнь как свойство материи, возникающее в результате внутренних дви- жений своеобразных частиц ее и без всякого вмешательства так называемых таинствен- ных, сверхъестественных сил, которые на самом деле не существуют. Мелье категорически отвергал телеологи- ческий взгляд на природу. В противополож- ность последнему, он утверждал причинную обусловленность явлений окружающего ми- ра, принцип необходимости. Правда, буду- чи механистическим материалистом, он не мог понять, что то или иное явление может иметь свои причины и в то-же время не быть необходимым. Богатство взаимосвязи при- родных, а тем более общественных явлений оставалось еще для Мелье книгой за семью печатями. Важно, однако, подчеркнуть, что истолкование Мелье принципа причинной обусловленности явлений, даже без учета случайности и диалектического соотноше- ния необходимости и случайности, подры- вало идеалистический и религиозный взгля- ды на мир. В своих философских исканиях Мелье много внимания уделял вопросам познания действительности. Он не только считал по- знание вещей и явлений возможным, но и прямо связывал его с разумом и ощущения- ми. "...Все, что мы видим, — говорил он, — все, что мы чувствуем и познаем, есть бес- спорно только материя. Отнимите у нас глаза. Что мы увидим? Ничего. Отнимите у нас уши. Что мы будем слышать? Ничего. Отнимите у нас наши руки, что будем мы осязать? Ничего, разве только очень несо- вершенно другими частями тела. Отнимите у нас голову и наш мозг, что мы будем мыслить? Что мы будем познавать? Ни- чего". Таким образом, даже беглый анализ ос- новных принципов философского кредо Атеизм и религия: страницы истории
Мелье показывает, что исповедуемый им философский материализм при всей его ис- торической ограниченности носил ярко вы- раженный атеистический характер. Атеистические воззрения Жана Мелье представляют собою феномен исключитель- ный. Жан Мелье поставил перед собой задачу в меру своих сил и возможностей раскрыть людям глаза на все те заблуждения, суе- верия и предрассудки, которые мешают им изменить мир, улучшить свою жизнь. Он мечтал о лучшем будущем тружеников зем- ли. Считая религию одним из серьезнейших препятствий на пути реализации этой мечты, он подверг ее всесторонней критике, а слу- жителей церкви — носителей религиозного мракобесия — пригвоздил к позорному столбу истории. Жан Мелье решительно выступил против утверждения богословов о том, что религия якобы является божественным установле- нием. Касаясь вопроса о возникновении ре- лигиозного сознания, Жан Мелье в духе ти- пичного просветительства утверждал, что любая религия является следствием неве- жества и идолопоклонства, результатом об- мана трудящихся масс со стороны эксплуа- таторов — "сильных мира сего". Мелье подчеркивал: "Все это выдумано... хитры- ми и тонкими политиками... поддержано и закреплено законами государей и сильных мира сего, которые воспользовались этими выдумками для того, чтобы с их помощью легче держать в узде народ и творить свою волю..." Мелье был далек от понимания социаль- ных и гносеологических корней возникно- вения религии, но социальную функцию ре- лигии он чувствовал всеми фибрами своей большой души. Именно под этим углом зре- ния он и рассматривал социальную направ- ленность всякого рода религиозных заблуж- дений и иллюзий. Он первым из мыслителей Франции ясно увидел, что в утверждении господства поработителей народных масс важную роль играют не только короли и феодалы, но и церковь, являвшаяся духов- ным оплотом феодального строя и абсолю- тизма. Чутьем страстного поборника народ- ной свободы он улавливал реакционную сущность религиозной идеологии и справед- ливо усматривал в ней один из источников Атеизм и религия: страницы истории
неисчислимого множества злодеянии, на- правленных против трудящихся масс. Мелье с особой силой подчеркивал органическую связь религии и политической власти. "Ре- лигия поддерживает даже самое дурное пра- вительство, — писал он, — а правительство в свою очередь поддерживает даже самую нелепую, самую глупую религию". Мелье отчетливо понимал, что, стремясь усилить господство абсолютизма, реакцион- ные силы феодального общества всячески стремились укрепить связь религии с поли- тикой. Отсюда все нарастающая с каждой новой страницей "Завещания" ненависть ее автора как к духовным, так и к свет- ским властям. Именно под этим углом зрения Мелье срывал все и всяческие маски с носителей так называемого "духовного благочестия". "Священники призывают, — писал он, — свою паству под страхом проклятия и веч- ных мук повиноваться начальству, князьям и государям, как власти, поставленной от бога. В свою очередь государи заботятся о престиже священников, наделяют их жир- ными бенефициями и богатыми доходами, поддерживают их в призрачных, пустых и шарлатанских функциях их богослужения и заставляют народ считать святым и свя- щенным все, что они делают и чему они учат, — все это прикрывается благовидным предлогом религии и служения богу". Реакционную сущность религиозной иде- ологии Мелье видел прежде всего в том, что она освящает тиранию и оправдывает нера- венство, усиливая, таким образом, соци- альное и духовное порабощение народных масс. Оправдывая несправедливость, царя- щую в условиях феодального общества, и возбуждая в тружениках земли ложные на- дежды на счастье в загробном мире, религия и церковь внушают людям труда чувства покорности и смирения. Религия и церковь настолько тесно сплелись с основами обще- ственного и политического строя феодаль- ной Франции, что отделить их друг от друга было невозможно. И поскольку силы ста- рого строя, считал Мелье, живут одной жизнью, постольку они и должны вместе погибнуть. Эти мысли Жана Мелье о взаи- моотношении политики и религии пред- ставляются нам весьма оригинальными и ценными. Значимость их становится еще бо- 94 лее очевидной, если сопоставить взгляды на религию Мелье и его великого современни- ка Франсуа Вольтера. Хорошо известно, что Вольтер, Далам- бер, Жан-Жак Руссо склонялись в своих воззрениях по вопросам религии к деизму. В истории французской прогрессивной мы- сли деизм Вольтера выступает как проме- жуточный этап на пути от господства во Франции и других странах Западной Евро- пы средневековой теологии к материализ- му и атеизму. Страстно выступая против католической церкви ("Раздавите гади- ну!" — требовал Вольтер), он в то же время считал, что для народа необходимо сохра- нить религию. Именно эта тенденция Воль- тера нашла яркое выражение в его знаме- нитом афоризме: "Если бы бога не было, надо было бы его выдумать". Характери- зуя своеобразие вольтеровской критики религии, Г. В. Плеханов остроумно заметил: "Вольтер в своей борьбе против "Tinfame" щадил "верховное существо" и только ста- рался образумить его. Он был конституцио- налистом в делах религии. Могущество бо- га он хотел ослабить вечными, истолковы- ваемыми "философами" законами приро- ды" (Плеханов Г. В. Избр. философск. про- изв. М., 1956, т. 2, с. 72). Французские материалисты, оказавшиеся "в небесных делах ярыми республиканца- ми", пошли значительно дальше Вольтера. Лучшие из них, начиная с Жана Мелье и кон- чая такими мыслителями, как Дидро и Ла- метри, Гельвеций и Гольбах, сделали из своей критики религии более смелые, более глубокие, подлинно атеистические выводы. "Они гильотинировали бога задолго до доб- рого доктора Гильотина. Они ненавидели его как личного врага. Этот своенравный, мстительный и жестокий деспот приводил в возмущение их благороднейшие чувства как людей и граждан" (Плеханов Г. В. Избр. философск. произв., т. 2, с. 72). Начало этому гильотинированию бога по- ложил Жан Мелье. В его "Завещании" осо- бое место занимают страницы, посвященные критике христианства, иудаизма и других религий. Жан Мелье развенчивает претензии бого- словов на "истинность" и "вечность" суще- ствования христианской религиозной си- стемы. Он обстоятельно разбирает главные Атеизм и религия: страницы истории
догматы и таинства христианской религии, такие, как учение о троице, о грехопадении, об искуплении, таинство причащения и т. д. Срывая все и всяческие маски с христиан- ства как якобы оригинальной и "безукориз- ненной" в своих основах религиозной систе- мы, Мелье убедительно показал, что христи- анская религия по сути своей недалеко ушла от идолопоклонства и во многих отно- шениях сближается с иудаизмом. Типичным примером может служить мессианизм, пе- решедший в христианство из иудаизма. Сопоставляя христианство с религиозны- ми взглядами так называемых язычников, Мелье подчеркивал, что "римские христо- поклонники", по существу, не имеют мо- рального права осуждать язычников за то, что те поклонялись идолам, изготовляемым из дерева, меди, камня, гипса и т. д. Конеч- но, подчеркивал Мелье, может быть, и спра- ведливо подвергать святость подобного ро- да божеств соответствующей критике. "Но почему же они сами (то есть христопоклон- ники. — С. Ю.) так глупы и безумны, что делают то же самое и сами почитают бес- сильных идолов или фигурки из теста, кото- рые в некотором смысле еще меньше, чем идолы из золота и серебра?" Мелье писал: "Они видят у своих братьев-язычников бе- зумие их идолопоклонства, но в то же вре- мя совсем не замечают в самих себе гораздо большего безумия, большего идолопоклон- ства, большего суеверия". Жан Мелье показал, что в христианстве нет ничего рационального, а потому и сколь- ко-нибудь полезного людям. Поистине, под- черкивал он, "нельзя себе представить более смешного, более нелепого, чем то, чему учит и чему заставляет верить эта религия". И какую бы сторону христианства мы ни взяли, какой бы догмат его мы ни подвер- гали критике разума, несостоятельность этой религии, впрочем, как и других рели- гиозных систем, обнаруживается с новой силой и убедительностью. Так, ложность христианства, его истори- ческую обреченность Мелье усматривал, в частности, в "призрачности" и "вздорности" христианских "пророчеств", в иллюзорно- сти и несостоятельности пресловутых "обе- щаний" Иисуса Христа, в антигуманистиче- ском по своему содержанию нравственном идеале христианской религии и т. д. Атеизм и религия: страницы истории Полагая, что Иисус Христос был истори- ческой личностью, Мелье характеризует его как человека, недостойного уважения, называет его "ничтожным, низким и пре- зренным". Такие источники христианско- го вероучения, какими являются еван- гелия, нашли в лице Мелье своего кате- горического и беспощадного критика. Есть основания утверждать, что среди атеис- тов нового времени он первый обратил внимание на кричащие противоречия, содержащиеся в евангельском изложении учения Христа. Мелье писал, характери- зуя это учение: "С одной стороны, он (то есть Христос. — С. Ю.) говорил, что пришел для спасения людей, для того, чтобы взыс- кать и спасти все погибшее... А с другой стороны, он говорил, что пришел ослепить тех, кто хорошо видит; что вовсе и не сле- дует думать, будто он пришел принести мир на землю, — он пришел зажечь на зем- ле пламя войны". Комментируя эти изре- чения Христа, Мелье отмечал: "Нужно быть сумасбродом и сумасшедшим, что- бы вести такие речи и произносить такие проповеди, противоречащие одна другой и совершенно уничтожающие одна дру- гую". Острая критика христианства, содержа- щаяся в книге Мелье, во многих отношени- ях не потеряла своего значения и в наше время. Его положение о том, что христиан- ство в своей сущности является концент- рацией "низкого" и "жалкого" фанатизма, показывает всю несостоятельность христи- анской идеологии как якобы высшего "достижения", преисполненного особой мудростью и добродетелями. Абсурдность учения христианства, писал Мелье, проявляется особенно ярко, когда знакомишься с описанием так называемых "чудес" и "пророчеств", а также с различ- ными легендами и преданиями, которыми переполнены книги "священного писания". Мелье квалифицирует чудесное как непо- нятное, чуждое человеческому разуму, как химеру. Обнажив действительный смысл чудес, с помощью которых сторонники христианства насаждают веру в боже- ственность Христа, Мелье остроумно за- метил: "Кто из наших христопоклонни- ков, даже из самых религиозных и убеж- денных среди них, дерзнет приказывать 95
горам передвинуться с места на место или деревьям сорваться с земли и броситься в море и при этом будет уверен, что пока- жет людям исполнение этого приказа? Не- сомненно, ни один человек в здравом уме не возьмется за это. А между тем их бог и всемогущий Христос сказал им определен- но, что, если они имеют веру, хотя бы вели- чиной с горчичное зерно, для них не будет ничего невозможного, если они скажут де- реву: сорвись и ввергнись в море, — оно по- слушается их". Нелепость подобного рода "чудес", как справедливо полагал Мелье, очевидна. Они находятся в кричащем противоречии с объ- ективными законами природы. Вот почему, усматривая в явлениях окружающего мира лишь объективную цепь причин и следствий, Ж. Мелье, а вслед за ним и все французские материалисты и атеисты XVIII века катего- рически отвергали подобного рода "чудеса". Они тем самым подчеркивали объектив- ность тех процессов, из которых складыва- ется жизнь природы, и полную несостоя- тельность идеи бытия бога. Особое место в "Завещании" Мелье за- нимает критика христианской морали, акту- альность которой сохраняется и в наши дни. Дело в том, что современные богосло- вы и священнослужители всячески под- черкивают органическую связь религии с моральными принципами, определяющими взаимоотношение между людьми. Более того, они пытаются утверждать, что вне ре- лигии якобы нет и не может быть никакой морали. Именно в этой связи мысли Жана Мелье относительно определяющих особен- ностей христианской морали представля- ют исключительную ценность. Мыслитель блестяще развенчал и поныне культиви- руемую "христопоклонниками" преслову- тую христианскую "добродетель". Мелье считал, что претензия церкви на то, что хри- стианская "добродетель" является основой основ морали, не выдерживает никакой критики. Обращает на себя внимание та часть "За- вещания", которая посвящена критике "главных заблуждений" христианской мо- рали. Мелье констатирует три таких за- блуждения. Первым из них является ут- верждение о том, что якобы "совершенная добродетель и высшее благо и польза чело- 96 века полагаются во взыскании скорбей и страданий согласно правилам их божествен- ного главы Иисуса Христа, который гово- рил, что блаженны нищие, блаженны плачу- щие, блаженны алчущие и жаждущие, бла- женны терпящие гонения за правду". Второе заблуждение христианской мора- ли Жан Мелье усматривал в том, что она "осуждает как преступления и пороки, до- стойные вечных наказаний, не только дей- ствия, но и мысли, желания и влечения пло- ти, крайне необходимые для поддержания, сохранения и умножения человеческого ро- да". Наконец, третье заблуждение этой мо- рали состоит в том, что "она одобряет и ре- комендует соблюдать известные правила и как бы определенные предписания, явно на- правленные к ниспровержению справедли- вости и естественной природы (подчеркну- то мною. — С. Ю.) и в то же время к благо- приятствованию злым и угнетению добрых и слабых". Справедливость выводов Мелье под- тверждается историческим опытом челове- чества. Хорошо известно, что на протяжении многих веков своего развития христиан- ская религия, впрочем, как и другие рели- гиозные системы, неоднократно оправдыва- ла всякого рода преступления, направлен- ные против человечества. Жан Мелье катего- рически утверждал, что скорби и страдания, голод и жажда, оскорбления и гонения про- тиворечат природе человека. И поэтому нет оснований соглашаться с принципом непро- тивленчества, который утверждает христи- анская мораль. Мелье особо подчеркивал несостоятельность этого принципа: "Нельзя руководиться в жизни этими правилами мо- рали, которые так противоречат естествен- ному праву, здравому разуму, правде и ес- тественной справедливости и даже хороше- му и законному управлению". Мелье считал вполне естественным нена- видеть зло, ненавидеть и тех, которые не- справедливо причиняют его людям. Осуж- дение Мелье принципа непротивления злу насилием со всей очевидностью свидетель- ствует, что в своей критике религии он по- шел дальше многих своих современников. Мелье настаивал на том, чтобы давать кате- горический отпор злу и ненавидеть его. Христианской морали мыслитель противо- поставлял мораль народной революции. Он Атеизм и религия: страницы истории
полагал, что угнетение должно быть унич- тожено, зло должно получить соответствую- щий отпор и наказание. Только на этом пути, считал Мелье, возможно установление той естественной добродетели, которая спо- собна принести людям труда подлинное сча- стье и свободу. Критика христианской морали у Мелье органически связывается с осуждением со- циальной несправедливости, с которой он сталкивался на каждом шагу и которую оправдывала христианская религия. Он пи- сал, что существует "огромное неравенст- во (disproportion) между различными со- стояниями и положениями людей; одни как бы рождены только для того, чтобы деспо- тически властвовать над другими и вечно пользоваться всеми удовольствиями жиз- ни; другие, наоборот, словно родились только для того, чтобы быть нищими, не- счастными и презренными рабами и всю свою жизнь изнывать под гнетом нужды и тяжелого труда". Жан Мелье не мог примириться с социаль- ным неравенством и социальной несправед- ливостью. Он мечтал о лучшем будущем для всех людей труда, исходя при этом из следующего положения, сформулированно- го им на страницах "Завещания": "Все люди равны от природы. Они все в равной сте- пени имеют право... на свою естественную свободу и свою долю в земных благах, все должны заниматься полезным трудом, чтобы иметь необходимое и полезное для жизни". Глубоко обнажив противоречия между народом и "сильными мира сего", Мелье призывал народ объединиться и окончатель- но сбросить с себя иго тиранического гос- подства князей и царей, ниспровергнуть "все троны несправедливости и нечестия". Более того, мечтая о грядущем комму- нистическом обществе, Мелье так представ- лял себе его торжество: это будет общество, где люди будут жить сообща, где все блага станут доступны каждому, где все будут трудиться и любить друг друга, как братья, где восторжествует мир и взаимопомощь, где будут устранены любые проявления несправедливости и социального неравен- ства. Это будет общество, в котором вос- торжествуют принципы разума и гума- низма. Атеизм и религия: страницы истории Именно под таким углом зрения Мелье решал вопрос и о судьбах религии. Он од- ним из первых в истории атеистической мысли стремился определить пути преодо- ления религии. Мыслитель был глубоко убежден в том, что "люди не всегда будут в отношении религии слепы, как теперь. Быть может, в один прекрасный день у них откроются глаза, и они, хотя и поздно, увидят, что заблуждались. Тогда они с не- годованием и презрением отбросят все, че- му поклонялись с таким религиозным рве- нием, и всем этим сектам, построенным на заблуждении и обмане, придет тогда позор- ный конец". И хотя Мелье, подобно другим атеистам домарксовой эпохи, не знал и не мог еще знать условий, предопределяющих торже- ство материалистического мировоззрения, но он был глубоко уверен в том, что рели- гия — этот конгломерат химер и заблужде- ний — превратится когда-нибудь в духов- ную окаменелость минувших времен. Мелье считал, что определяющим прин- ципом поведения членов грядущей комму- ны будет не религиозная добродетель, ко- торая всегда утверждала лишь иллюзорное счастье, а чувство взаимной любви и взаим- ного благожелательства. Конечно, в опреде- лении им путей коммунистического преоб- разования общества много наивного и уто- пичного. Но в целом его утопический ком- мунизм выражал думы и чаяния угнетен- ных трудящихся масс Франции, и потому в истории французской общественной мыс- ли XVIII столетия он, несомненно, являет- ся одним из самых прогрессивных явле- ний. Мировоззрение Жана Мелье, его фило- софские и атеистические взгляды, ярко и убедительно изложенные им в "Завеща- нии", оказали огромное влияние на всю последующую философскую мысль Фран- ции и других стран Европы. Единственное произведение Мелье может быть с полным правом отнесено к числу бессмертных тво- рений "старых атеистов" XVIII столетия, о которых В. И. Ленин писал в своей знаме- нитой статье "О значении воинствующего материализма" и которые он рекомендовал тщательно изучать и пропагандировать во имя торжества марксистского философ- ского материализма. 97
Мёртвого имя назвать... К. ДЕРОШ-НОБЛЬКУР "Мертвого имя назвать — все равно что вер- нуть его к жизни" — говорят многочислен- ные погребальные надписи, обнаруженные археологами в Египте. Они словно заклина- ют каждого, кто проходит мимо погребе- ния, остановиться и помянуть усопшего. Не было в Древнем Египте наказания страш- нее, чем наказание забвением... И тем не менее от полного забвения име- на многих выдающихся деятелей Древнего Египта — ученых, полководцев, поэтов, дип- ломатов, скульпторов и царей — спасла лишь археология. Благодаря археологам современный мир узнал и о Тутанхамоне — последнем фараоне династии Тутмосов (Но- вое царство, середина П тысячелетия до нашей эры), имя которого и изображения были уничтожены на всех памятниках вско- ре после его смерти". В ноябре 1922 года англичане лорд Кар- нарвон, финансировавший раскопки, и архе- олог-энтузиаст Говард Картер обнаружили гробницу Тутанхамона. Их находки были поистине сенсационными: они пролили свет на один из интереснейших периодов в исто- рии Древнего Египта, ознаменованного, в частности, религиозной реформой фараона Аменхотепа IV (Эхнатона). Стремясь подорвать политическое и эко- номическое могущество жречества и под- держивавшей его землевладельческой зна- ти, Аменхотеп IV отменил культ прежних богов Египта, закрыл их храмы, лишив та- ким образом жрецов доходов, и ввел культ единого божества Атона (Солнечного Дис- Атеизм и религия: страницы истории ка), объявив себя его верховным жрецом и приняв имя Эхнатон (Угодный Атону). В своей реформаторской деятельности Аменхотеп IV опирался на средние слои на- селения, которые вскоре разочаровались в нем и перестали его поддерживать. Недо- вольство в стране вызывали и внешнепо- литические неудачи фараона-реформатора. К концу жизни Эхнатон был вынужден, видимо, пойти на уступки фиванскому жре- честву и старой знати. Таким образом, попытка установления единобожия потер- пела крах. Реакция окончательно востор- жествовала при его преемнике — Тутанха- моне. Эхнатон был проклят жрецами, а его имя стиралось со всех памятников. О находках из гробницы Тутанхамона и о бурных событиях, современником и уча- стником которых был этот фараон, расска- зывается в вышедшей в Англии книге Крис- тианы Дерош-Ноблькур "Тутанхамон" (Лон- дон, 1972), фрагменты из которой публику- ются ниже. Это была эпоха Нового царства, когда еги- петская цивилизация достигла небывалого расцвета. Фараон Тутмос III, среди эпите- тов которого значилось, что он "семнадца- тикратный победитель азиатов", оставил своим наследникам огромную империю, имевшую обширные владения в Азии и Африке. Однако после двухсот лет процве- тания в стране стали появляться признаки упадка. Именно на это время приходится царствование Аменхотепа IV (ок. 1372— 1354 до н. э.), непосредственного предшест- венника Тутанхамона на троне египетских фараонов, попытавшегося провести беспре- цедентную в истории религиозную реформу. Необходимо отметить, что Египет того времени имел довольно обширный пантеон богов, которые почитались в многочислен- ных храмах и святилищах. Фиванский бог Амон становится главным, династическим богом, а жрецы, отправляющие культ этого бога, — заметной силой в государстве1. Нет 1 Амон первоначально почитался лишь в Фивах как бог плодородия. С возвышением Фив (II ты- сячелетие до н. э.) стал почитаться как главный бог всего Египта. Под именем Амона-Ра был отож- дествлен с древним богом Солнца Ра. Его супру- гой считалась местная богиня Мут, а сыном — бог Луны, Хонсу. Вместе они составляли так называе- мую фиванскую триаду. 99
сомнения в том, что великий завоеватель Тутмос III не смог бы стать фараоном, если бы не помощь жрецов в его борьбе за власть со своей теткой — царицей Хатшепсут. Одна- ко наступил момент, когда и он был вынуж- ден выступить против ненасытных жрецов и напомнить им о существовании другого бога, самого могущественного из всех, — Солнца. Смерть помешала осуществить ему задуманную религиозную реформу. Его внук, выполняя волю великого деда, завер- шил в самом центре святилища Амона стро- ительство обелиска, являющегося симво- лом бога Ра-Горахти — революционной ре- лигиозной идеи восходящего солнца. Однако власть фиванских жрецов была еще велика. Они продолжали возводить на трон и низвергать фараонов, сознательно используя для этого бесконечную междо- усобицу Тутмосидов. Аменхотеп IV (Эхнатон) — одна из са- мых примечательных фигур в истории Древ- него Египта. Его часто называют "самым великим мистиком античности", царем-ере- тиком. По разным причинам он ощущал, что пришло время противостоять могуще- ственному фиванскому богу Амону, проти- воречивость культа которого затрудняла понимание религиозной идеи и была на ру- ку только многочисленному жречеству. Для населения "этой самой благочестивой из всех стран" Амон был всевидящ и неви- дим и являлся людям в облике обожествля- емого фараона, изображаемого сидящим между богиней Мут и богом-ребенком Хон- су, в головном уборе, напоминающем по форме ступу с двумя перьями — символом божественного происхождения. Потребность в новой религии ощущалась как необходимость устранить противоречие между далеким "непознаваемым" богом и его персонификацией в виде золоченого идола. Нужен был возвышенный и в то же время простой и доступный для понимания каждого символ. Им стал Солнечный Диск, Атон — видимый облик скрытого божества, который в дневное время появлялся как солнце "в имени Ра", а в ночное время его воплощением был Осирис. Эта еретическая реформа была начата Аменхотепом IV в бытность его еще на- следным принцем. Идея о ее проведении не могла возникнуть без соответствующего 100 Амон в образе барана, охраняющий фараона. влияния со стороны ближайшего окруже- ния в малькатском дворце — резиденции фараонов. Официальное возведение Аменхотепа IV в ранг фараона-соправителя проходило в праздничной обстановке накануне юбилей- ных торжеств в честь Аменхотепа III, его отца. Тридцатилетний юбилей правления фа- раона назывался "праздник Сед" и отмечал- ся как праздник бога, который после окон- чания посвященных ему мистерий должен был как бы возродиться на небосклоне. В соответствии с церемонией фараону пола- галось имитировать свою смерть — напоми- нание об имевшем место в доисторическом Египте обряде ритуального убийства вождя, предупреждающего появление в его облике признаков старости и дряхлости. Фараон появлялся в одеянии Осириса. По египет- ской мифологии, за смертью Осириса сле- довало появление его сына Гора. И так же как восходил на небосводе Гор, фараон вновь являлся присутствующим после сво- ей мнимой смерти, символизируя этим как бы начало нового цикла. Его сын, Аменхотеп IV, уже возведенный в ранг со- правителя, стоял рядом как воплощение молодых сил старшего фараона. С первых же официальных актов юного фараона начинается цепь странных и захва- тывающих событий, говоря о которых уче- ные чаще всего прибегают к догадкам. Атеизм и религия: страницы истории
Богиня Бает с головой кошки. Бог Анубис с головой шакала. Бог Тот с головой ибиса. Атеизм и религия: страницы истории Именно в это время Аменхотеп IV выра- жает желание посвятить богу Восходящего Солнца — Ра-Горахти строящийся к востоку от центрального карнакского святилища новый храм и стать его верховным жрецом. В соответствии со своей теологической по- зицией юный фараон в посвящении подчер- кивает видимый образ боже.ства: "Ра-Горах- ти, ликующий на небосклоне в имени своем как Шу (солнечный свет), который есть Атон (Солнечный Диск)". Реформаторские устремления молодого фараона коснулись также и искусства. В его окружении появляется молодой скульптор Бак, сын главного царского скульптора Мена, известного своим безупречным сти- лем и вкусом. Классический стиль, который требовал идеализации человеческих форм, чтобы с помощью сложного художественно- го синтеза передать идею царственности, должен был уступить место абсолютному, в чем-то даже грубому реализму: только тогда, когда камень перестанет искажать правду, искусству окажется по силам задача передать реформаторскую идею божествен- ного воплощения. Бесспорно, такая реформа могла быть осуществлена только с согласия и при под- держке очень влиятельных сил. Нововведе- ния Аменхотепа IV повлекли за собой ог- ромные изменения, касающиеся многих слоев древнеегипетского общества. Великие замыслы фараона предполагали упростить религиозную практику, которая стала непо- нятна большинству населения; примирить людей с богом, поскольку последний изоб- ражался как сфера, сияющая равно над всеми; провозгласить то, что жрецам было известно еще "со времен богов", а именно что люди равны от рождения и только "не- праведные поступки делают их разными"; объединить людей, являющихся как бы одним из многих проявлений жизни, и на- помнить им о тесной взаимосвязи между человеком, живой и неживой природой; искоренить магическую практику, мешаю- щую духовному развитию человека. Одновременно Аменхотеп стремился ос- вободить людей от жестких рамок тради- ций, расширить их кругозор и заставить глядеть дальше предписаний, полностью определявших их мышление в течение мно- гих веков. В первые три года своего 101
соправления Аменхотеп IV вместе со свои- ми сторонниками, преимущественно из числа новой знати, проводил коренную ломку традиций. Одним из важнейших ме- роприятий этого периода является утверж- дение разговорного языка в качестве языка официальных документов. Вряд ли стоит сомневаться в том, что такие серьезные изменения в жизни госу- дарства могли произойти только в годы соправления, когда старший фараон нахо- дился в своей фиванской резиденции и продолжал руководить государством через своих приближенных. Это позволило моло- дому фараону с помощью своих родствен- ников и верных друзей основать новый город и там посеять семена реформы. Дух нового постепенно утверждался и в Фивах. Для своего эксперимента Аменхотеп IV выбрал место в 15-м номе Верхнего Египта, недалеко от города Гермополя, в котором почитался бог мудрости Тот. Всего несколь- ко лет потребовалось молодому реформа- тору, чтобы на пустом месте на восточном берегу Нила вырос сказочный город двор- цов и маленьких домиков, утопающих в пышной зелени. Он назвал его Ахетатон — Небосклон Атона. Сейчас это место извест- но как Тель эль-Амарна. Четырнадцать ве- личественных стел, вырубленных на отвес- ных скалах, определяли границы новой столицы, включая сельскохозяйственные угодья, которые должны были кормить ее население. Первые три стелы датируются четвертым годом совместного правления. Это около них Аменхотеп IV принес публичную клят- ву никогда, ни при каких обстоятельствах не пересекать границ этого "чистого места". Он также поклялся, что никто, даже его жена, прекрасная царица Нефертити, не смо- жет заставить его искать другое место для поклонения Атону. В новом городе он при- казал построить пять святилищ, два двор- ца (для фараона и царицы) и приступил к строительству гробниц для себя, Нефер- тити и принцессы Меритатон. Одновременно с царскими гробницами строились также гробницы для верховного жреца бога Ато- на, других духовных и светских сановников города, а также для священного быка Мневиса. 102 Бесспорно, что место для гробниц было умышленно выбрано на восточном берегу Нила, тогда как традиционно некрополи размещались на западном берегу реки, где, как полагали, исчезает солнце вместе с мертвыми, которые благодаря исполне- нию ритуалов Осириса якобы вновь ожива- ют после длительных и таинственных пре- вращений. Фараон-еретик решительно бо- ролся со всеми проявлениями того, что он считал магией. Создание новой догмы было связано также с переосмыслением функций, припи- сываемых богине Маат, дочери бога Ра. Она была центральной фигурой древне- египетского пантеона; в функции ее входи- ла защита царской власти, справедливости и правопорядка. Любой подрыв авторитета этой богини мог быть расценен как поку- шение на самое сущность верховной власти. Однако Аменхотеп IV пошел на это пере- осмысление, поскольку главным для него было устранить анахронизм старых понятий и привести их в соответствие с духом вре- мени. Маат символизировала не только право- порядок. Дочь бога Ра, порождение солнца, она также почиталась как "дыхание жизни" и, возможно, как "свет". Еще раньше Амен- хотеп III в своем тронном имени и в назва- нии нескольких построенных по. его прика- зу храмов старался подчеркнуть именно это свойство богини. К четвертому году своего царствования Аменхотеп IV уже сформулировал основы своего реформаторского учения. Централь- ным в нем было стремление выразить с по- мощью новых образов те идеи, которые за- костенели в своих архаических формах. Со- держание же их при этом оставалось практи- чески неизменным. Он не только сделал официальным разговорный язык, но и внедрил смелый, натуралистический и легко понимаемый символизм для выражения своих религиозных принципов. Зимой шестого года царствования Амен- хотеп IV провозгласил себя Эхнатоном, т. е. "Слугой Атона" или "Угодным Атону", и в своей золоченой, колеснице проследовал к одиннадцати новым стелам, высеченным на западных и восточных скалах для обозна- чения границ молодой, но грандиозной сто- лицы. После соответствующих жертвопри- Атеизм и религия: страницы истории
ношений он вновь поклялся никогда не переступать границ своего города. По-видимому, старшая ветвь правящей династии относилась с симпатией к начина- ниям Эхнатона. Две последние дочери Амен- хотепа III получили имена Анхесенпаатон и Бакетатон — явно в честь атонистическо- го религиозного эксперимента. В то же время нет оснований считать, что религия, связанная с богом Амоном, на этом этапе подвергалась каким-либо преследованиям, поскольку один из ближайших родствен- ников старшего фараона занимал немало- важный пост среди амонистического жре- чества, а карнакский храм Амона продол- жал процветать. Не прекращалось также строительство храмового комплекса Атона в Карнаке. К моменту рождения Тутанхамона, ко- торое можно отнести к 34—35 году правле- ния фараона Аменхотепа III, Фивы, тради- ционная столица Египта, были образцовым городом, переживавшим апогей своего рас- цвета. Город был открыт для различных восточных влияний и поддерживал контак- ты практически со всем известным тогда египтянам миром. Еретический город Ахе- татон представлял собой квинтэссенцию фиванской цивилизации, где царили мир и процветание, способствовавшие беспреце- дентному развитию искусства. Знать и сред- ние слои в этом городе жили в несравнен- ной роскоши, и даже простой народ полу- чил некоторое облегчение. Аскетизм, отли- чавший прежние нравы, был забыт: по торжественным случаям мужчины надева- ли большие, искусно завитые парики, а женщин украшали длинные искусственные косы (среди модниц Ахетатона пользо- вался также популярностью короткий круг- лый нубийский парик, который привлекал своей экзотичностью). Мужчины и женщи- ны носили свободные, спадающие склад- ками полотняные одежды с широкими рукавами, часто отделанными бахромой или элегантными бантами. Сандалии украша- лись тиснением по коже или позолотой. В архитектуре тоже наблюдалось безудержное стремление к роскоши. Тутанхатон (так Тутанхамона назвали при рождении) в сопровождении своих ро- дителей — Аменхотепа III и одной из его жен, о личности-которой ученые до сих пор Атеизм и религия: страницы истории спорят, впервые появляется в Ахетатоне в возрасте примерно трех лет. Примечатель- но, что нет ни одного изображения Тутан- хамона и других принцев, относящегося к периоду Ахетатона. Похоже, что законы Атона (или другие ритуальные соображе- ния) запрещали изображать царских детей мужского пола, тогда как многочисленные принцессы часто фигурируют в художе- ственных композициях, возвеличивая жен- скую линию царской фамилии. В соответствии с традицией того време- ни, Тутанхамон в четыре года начал регу- лярные занятия вместе с другими детьми знати в учреждении, которое дошло до нас под названием Кап. О том, что такое Кап, известно мало, однако можно с определен- ной уверенностью предположить, что это была своего рода военная школа, создан- ная для воспитания детей нубийских кня- зей, которые появлялись при дворе после каждой карательной экспедиции египетских фараонов в землю Вават или Куш. Несмот- ря на строгую дисциплину Капа, эти "сы- новья мятежников" были окружены долж- ным вниманием и обучались вместе с деть- ми фараона. Благодаря тому что они по- лучали прекрасное по тому времени об- разование, их ждала карьера при дворе наместника в Нубии или в армии фараона. Многие из них, как давние товарищи по дет- ским играм, так и оставались в свите сыно- вей фараона или становились в свою очередь воспитателями Капа. Они играли заметную роль в стране. В рассматриваемый нами период нубий- цы имели значительное влияние при дворе и не могли не иметь отношения к проводив- шимся грандиозным реформам. Пока Тутанхамон изучал положенные ему по рангу науки, показывая при этом значительные успехи, в стране нарастало беспокойство и имелась реальная угроза восстания как в Ахетатоне, так и в Фивах. После смерти Аменхотепа III и второй дочери Эхнатона перед городом Атона встали серьезные проблемы. Прежде всего вся страна подвергала сомнению право Эхнатона на трон. В Фивах считали, что трон Аменхотепа III принадлежит Тутанхамону. Вокруг него группировались и жрецы Амо- на, которые, кроме того, как полагают, старались завоевать симпатии прекрасной 103
Нефертити. Не закончив строительства па- вильона, посвященного Атону, в Карнаке, Эхнатон поспешил начать яростное наступ- ление против всех богов Египта, особенно Амона, чьи жрецы представляли реальную угрозу его власти и идеалам. От дельты Нила до границ с Суданом он разослал рабочих, которые разрушали ста- туи богов, уничтожали их имена, высечен- ные на камне, и более того — уничтожали в текстах слово "бог*', употребленное во множественном числе. Исключение составляла богиня Маат, дочь Ра. Эхнатон всегда оказывал ей долж- ное почтение, подчеркивая новый смысл, которым он наполнял это божество, и по- читая ее как "дыхание божественной жиз- ни", двойника бога Шу, который оживлял все сущее. Эхнатон продолжал царствовать в основ- ном благодаря эффективности репрессивно- го аппарата и пассивности армии, которая не выступала против фараона, но и не вела военных действий на границах в защиту его владений. На пятнадцатый год своего правления Эхнатон перестал появляться с Нефертити на улицах Ахетатона. Более одиннадцати лет эта чета была символом идеологиче- ской реформы, которую фараон пытался распространить на всю страну. Возникало впечатление, что солнечный диск с лучами, которые заканчивались крохотными челове- ческими ладонями, держащими иероглиф — символ жизни, перестает светить даже над венценосной четой. Неожиданно Нефертити примыкает к партии Тутанхамона, — возможно, в пред- чувствии бед, которыми грозила стране про- должающаяся ересь. Именно на этот период приходится самая беспощадная борьба Эх- натона с проявлениями магии, а его дворец украшается яркими плитками с изображе- ниями цветов, взлетающих диких уток (которые перестали отождествляться с де- монами) и молодых бычков на фоне весе- лого леса. С этого времени странная ситуация скла- дывается в южной части Ахетатона — Мару- Атон, где фараон-еретик поселяется вместе с принцем Сменхкара, который считается сыном Аменхотепа III и одной из его жен, возможно Ситамун. Он женит этого молодо- 104 го человека на своей старшей дочери Мери- татон и каждому из них дает имя Неферне- фруитен (Прекрасная красота Атона) — одно из двух имен, ранее принадлежавших Нефертити. Изображения Меритатон появ- ляются вместо портретов Нефертити. Нефертити в это время обосновывается в северной части города, во дворце, извест- ном под названием Хат-Атон (замок Атона). Это пышно орнаментированный дворец, в развалинах которого были обнаружены самые красивые "натуралистические" панно из всех, которые когда-либо были найдены в Египте. Фараон изображается теперь в компании со своим соправителем (который приходил- ся ему одновременно и братом), что позво- Знаменитая золотая погребальная маска фараона Тутанхамона. Атеизм и религия: страницы истории
лило некоторым исследователям предпола- гать между ними отношения, приписывае- мые Адриану и Антиною. Некоторые ученые считают, что разрыв Эхнатона с Нефертити в этот период был еще не окончательным и что царица, скры- вая свою ненависть к новому соправителю, старалась убедить его в необходимости поездки в Фивы, где все уже было готово для его убийства. Однако это скорее отно- сится к категории догадок. Ясно лишь то, что два соправителя в Ахстатоне старались сохранить последние нити, связывающие их с Фивами. Было ли это отчаянной попыткой примириться со жречеством династического бога? Или, быть может, этого требовали ритуальные соображения, поскольку Сменх- кара имел больше оснований претендовать на трон, чем малолетний Тутанхамон? Ка- кова бы ни была подлинная причина этого шага, примирительный жест в сторону Фив был сделан, и свидетельством тому являет- ся фиванский храм, связанный с именем Сменхкара и датированный третьим годом его правления. Это, однако, не мешало Сменхкара продолжать поклоняться Атону, чему также есть подтверждение. Внешнеполитическая деятельность госу- дарства, раздираемого внутренними распря- ми, была нарушена. Если Маху, глава ре- прессивного аппарата, еще был способен защищать столицу Эхнатона от набегов бедуинов и антиправительственных выступ- лений внутри города, то Туту, отвечавший за внешнеполитическую деятельность, прос- то перестал отвечать на письма о военной помощи, поступавшие от союзников Египта в Азии, несмотря на то, что многим из них еще можно было помочь. Кроме того, как показывает сохранившаяся на глиняных табличках переписка, соседи Египта пред- почитали сноситься с окружением Тутан- хамона в южной столице и избегали кон- тактов с еретиком в Ахетатоне. Это уже было признаком скорой политической смерти Эхнатона. Однако развязку ускорила его физиче- ская смерть. Сменхкара и Эхнатон умерли в один и тот же год, примерно на семнадца- том-восемнадцатом году правления послед- него. Некоторые специалисты считают, что Эхнатону в то время было 47 лет. Сущест- вует также теория, утверждающая, что Атеизм и религия: страницы истории Эхнатон умер в возрасте 25—26 лет. Это значит, что он начал свою грандиозную реформу в возрасте всего девяти лет! Та- кое утверждение кажется маловероятным. Нет единого мнения и о месте погребения великого реформатора, как нет свиде- тельств того, что он нарушил клятву, дан- ную своему городу. Нефертити после смерти Эхнатона про- должала владеть дворцом в северной части Ахетатона, и имеются свидетельства частого пребывания в нем Тутанхамона. Известно также, что он оставался с Нефертити еще несколько лет и женился на ее третьей доче- ри, Анхесенпаатон (Анхесенамон), которая приходилась ему также племянницей и бы- ла по крайней мере на два года старше него. Годом раньше она родила дочь от своего отца, брак с которым был заключен, когда ей было всего одиннадцать лет. В Фивах Нефертити имела сильную под- держку в лице ее предполагаемого отца Эйе, который впоследствии сменит на троне Ту- танхамона, и „царской няньки" Тей, кото- рая сохраняла огромное влияние при дворе. Их совместную деятельность можно рас- ценивать как попытку обеспечить прямое наследование трона и тем самым спасти Египет от возможной религиозной войны и кровавого преследования сторонников Атона. Эти опасения были более чем обос- нованны, поскольку после смерти Амен- хотепа III Эхнатон впал в крайний мисти- цизм, с одинаковой легкостью отдавая распоряжения уничтожать и богов, и жре- цов, служащих этим богам. В этой дея- тельности он был настолько активен, что по прошествии некоторого времени его уже называли не иначе как „великий него- дяй". Случилось так, что с самого начала де- вятилетний Тутанхамон оказался пешкой в большой политической игре, где все сто- роны устраивала молодость будущего фа- раона, а значит, и возможность получить по- больше выгод для себя. Чтобы хотя бы внешне будущий фараон выглядел как подобает "Быку Египта", мальчика, как уже говорилось, женили на принцессе крови, чье божественное проис- хождение уже было должным образом подтверждено недавним браком со своим венценосным отцом. 105
После обряда обручения Тутанхамона и Анхесенпаатон Фивы стали готовиться к ко- ронации нового фараона. Для этой цели был выбран город Мем- фис, где огромное количество людей стре- милось в короткий срок уничтожить следы унижения, которому подвергались храмы после смерти Аменхотепа III, однако вре- мени было действительно мало, и многие деревянные двери храмов^ украшенные медью и золотом, продолжали хранить следы огня. С непокрытой головой, босиком, в одной скромной набедренной повязке, маленький мальчик во главе процессии вступил в храм, чтобы выйти из него фараоном. Сначала его ожидал обряд очищения. Будущий-фараон вошел в неглубокий четырехугольный бас- сейн, углы которого символизировали деле- ние мира на четыре части, как того требова- ла древняя литургия Гелиополя. Из четырех сосудов на него полились струи священной воды, несущей, как считалось, божествен- ную жизнь и делающей потомка царей до- стойным встречи с богами. Исключительно сложный ритуал собст- венно коронации кончался встречей с до- черью Амона — богиней в образе кобры, носящей титул "великой чародейки". Боги- ня устремлялась навстречу будущему фа- раону, обвивала его голову и поднимала над ней свою. Тутанхамон, который зара- нее был посвящен в смысл всех движе- ний, таким впечатляющим образом офици- ально провозглашался наследником пре- стола. Считалось, что движениями жрицы, исполняющей роль богини, руководит не- видимая рука Амона. Затем следовало возложение многочис- ленных атрибутов власти. Получив тронное имя Небхепрура, Тутан- хамон вернулся в Малькату, где его ждала юная жена и где теперь запрещалось даже произносить имя Эхнатона. От имени фарао- на страной практически распоряжался вое- начальник Хоремхеб. Тутанхамон проводил время в посеще- нии храмов, не забывая при этом храм еретического бога Атона в Карнаке. Пожа- луй, это единственный фараон, который в таком возрасте и за такое короткое вре- мя сумел построить или заложить такое большое количество храмов и святилищ. 106 Когда было объявлено о смерти Тутанха- мона, последовавшей, вероятнее всего, пос- ле болезни, вся страна, как того требовал обычай, погрузилась в траур. Похоже, что в годы правления Тутанха- мона Атон и Амон сосуществовали без яв- ных трений. Официально Амон был объяв- лен верховным богом Египта, тогда как Атон еще продолжал оставаться таковым на деле. Эйе, сменивший Тутанхамона на троне, запретил всякое проявление религи- озной нетерпимости и осквернение святи- лищ Атона. Его скорая смерть (есть основа- ния полагать, что он был в исключительно почтенном возрасте) наконец открыла Хо- ремхебу дорогу к трону. Захватить власть Хоремхебу помогли жрецы Амона. Чтобы как-то упрочить свое положение на троне, Хоремхеб женился на сестре Нефертити, Мутнеджмет, которая везде изображалась в сопровождении двух карлиц. Эта женитьба тем не менее не заставила Хоремхеба чтить память своих предшествен- ников, и вскоре он приступает к уничтоже- нию всего того, что хоть как-то напоминало о них. Эта планомерная работа проводилась в два этапа: сначала он вставлял свое имя вместо имен Тутанхамона и Эйе на храмах и памятниках, создававшихся по их распо- ряжению, а затем начал разрушать изобра- жения ненавистных предшественников, обезглавливая статуи и соскабливая настен- ную роспись. С той же ужасающей плано- мерностью он уничтожал и преследовал тех, кто так или иначе служил "ереси". Невзирая на то что Тутанхамон был пер- вым, кто вновь подчинился династическо- му богу, Хоремхеб с каким-то фанатизмом продолжал вычеркивать имя последнего Тутмосида, умудрившись стереть его даже в официальном списке фараонов Египта. Однако старания Хоремхеба оказались тщетными: мы знаем имя этого фараона, потому что неизвестный скульптор высек его на камне и скрыл под слоем золоченой штукатурки. Боги оказались милостивы к Тутанхамону, о котором сказано, что он "провел свою жизнь, делая лики богов". На этом кончается первая в истории и самая странная попытка распространить мо- нотеистическую религию. Перевел с английского К. П. ЛУКЬЯНЕНКО "Манифест" солнечного культа в Амарне. Царская чета с тремя принцессами, под благотворным влиянием диска.
Конфуций, Шан Ян и другие Конфуцианство — одна из самых древних сохранившихся до нашего времени религий — на протяжении многих веков играла огромную роль в истории Китая, а также прилегающих к нему стран, в частности Кореи и Вьетнама. Влияние ее (прямое или косвенное) на некоторую часть населения этих государств не изжито до конца и в наше время. Мы обратились к доктору исторических наук Э. О. Берзину с просьбой рассказать о Конфуции и других мыслителях Древнего Китая, учения которых оставили свой след в идеологии и культуре этой страны. История Китая на протяжении более чем двух тысяч лет вплоть до середины XX в. была на редкость богата самыми различны- ми потрясениями. Могущественные импе- рии Китая неоднократно распадались из-за междоусобных войн, поглощались чужезем- ными завоевателями или сметались победо- носными крестьянскими восстаниями, воз- носившими на трон "крестьянских импера- торов". И тем не менее каждый раз доста- точно быстро в стране восстанавливалась все та же специфическая государственная структура, сложившаяся в Китае оконча- тельно при династии Хань, пришедшей к власти в конце III в. до н. э., вместе с при- сущей ей духовной культурой, регламенти- ровавшей все стороны жизни китайцев и служившей основным рычагом воздействия правящих классов на народные массы. Глав- ной составной частью этой культуры была конфуцианская религия. Западные ученые часто утверждают, что конфуцианство было не религией, а просто моральным учением. Действительно, мно- гими чертами — отсутствием верховного антропоморфного бога, отсутствием специ- ального сословия священников — конфуци- анство не похоже на другие религии. И тем не менее конфуцианство — рели- гия. Ее специфические черты вызваны тем, что она входила в качестве важнейшего эле- мента в надстройку над базисом Древнего (и средневекового) Китая, который значи- тельно отличался от базиса древних обществ Европы и Ближнего Востока. Китай был огромной страной, в древности почти полно- стью изолированной географическими барь- ерами от других регионов. Как экономиче- ски самодовлеющий регион, Китай уже в глубокой древности имел тенденцию к объ- единению в одно политическое целое. После объединения Китая под властью одного им- ператора и уничтожения восходящей к ро- до-племенному строю знати государствен- ный аппарат оказался лицом к лицу с мно- гомиллионной армией крестьян, эксплуата- ция которых происходила путем сбора ренты - налога. Подобные предельно упрощенные эконо- мические отношения не могли бы долго существовать, если бы они не были замаски- рованы иллюзорными представлениями о том, что чиновники являются не захребегни- Атеим и религия: страницы истории 109
ками, а отцами народа, которые заботливо пекутся о его благе. Такую иллюзию в дока- питалистических обществах может давать только религия. И поэтому каждый чинов- ник в Китае был не только администрато- ром, но и своего рода жрецом, выполняв- шим "благодетельные для народа обряды". И наиболее подходящей религией для систе- мы такого рода в Китае оказалось именно конфуцианство. Система конфуцианских ценностей, впи- тывавшаяся китайцами, как говорится, с молоком матери, оказывала немалое влия- ние на стабильность социального устройства старого Китая. Но, прежде чем эта духовная система окончательно сложилась и была принята на вооружение правящими классами Китая, прошло три века, на протяжении которых в ожесточенной идеологической борьбе сталкивались точки зрения десятков мысли- телей, каждый из которых предлагал свой рецепт наилучшего устройства материаль- ной и духовной жизни общества. Начало кризиса старой раннеклассовой религии Китая относится к VII—VI вв. до н. э. и совпадает с началом железной революции в этой стране, резко изменив- шей характер экономики Древнего Китая. Стремительный рост производительных сил, развитие товарно-денежных отношений, подъем городов — все эти экономические изменения неизбежно должны были повлечь за собой изменения политические и идео- логические. Развитие ремесел, увеличение предметов роскоши, ставших доступными правящим классам, обострило погоню за прибавочным продуктом, возросла эксплу- атация крестьянства. В самой деревне под влиянием роста товарно-денежных отно- шений происходит расслоение на бедных и богатых общинников. Постепенно прекра- щаются ежегодные переделы земли, уравни- вавшие владение этим основным средством производства. Богатые общинники расши- ряют свои земельные наделы за счет бед- няков, у которых вскоре, по образному выражению летописца, "не остается доста- точно земли, чтобы воткнуть шило". Без- земелье и растущие налоги влекут за собой массовое бегство крестьян. В поисках луч- шей доли одни устремляются в города, другие пополняют ряды разбойников. В ле- 110 тописях появляются первые упоминания о крестьянских восстаниях, а в 520 г. до н. э. зарегистрировано первое восстание с участием ремесленников, которые тоже подвергались усиленной эксплуатации. Тяжелое положение трудящихся масс усугублялось постоянными войнами, кото- рые в это время раздирали Китай. За пери- од примерно в четверть тысячелетия, кото- рый охватывает летопись "Чунцю" (722— 481 гг. до н. э.), только 38 лет были мирны- ми. Из примерно 150 государств, на кото- рые к началу этого периода распадался Ки- тай, в ходе 1200 войн было уничтожено и аннексировано ПО. Среди уцелевших к концу периода 22 государств выделилось семь наиболее крупных хищников (царства Цинь, Чу, Вэй, Чжао, Хань, Янь и Ци), кото- рые повели между собой еще более ожесто- ченную борьбу за господство над всей стра- ной в последующий период китайской исто- рии, который получил выразительное на- звание "Чжаньго" — "Эпоха сражающихся царств" (480—221 г. до н. э.). Погоня за властью и богатством разру- шила все традиционные связи внутри китай- ского общества. Сыновья убивали отцов, братья ополчались на братьев. Китайские ле- тописи этого периода пестрят именами ца- рей, которых отправили на тот свет нетерпе- ливые наследники. Богатые родственники больше не помогали бедным, как этого тре- бовала традиция. По мнению многих, насту- пил конец времен, и даже религия не могла дать ответа, почему все так происходит. При династии Чжоу, пришедшей к власти в Китае в XI в. до н. э., верховным божест- вом считалось безличное, но всевидящее Не- бо. По представлениям древних китайцев, оно управляло всем ходом событий во Все- ленной, а его первосвященником и един- ственным представителем на земле был император, носивший титул Сына Неба. Но к VII в. до н. э. чжоуские императоры полностью утратили свою власть над Кита- ем. С ними никто уже всерьез не считался за пределами их домена, который сократил- ся до размеров незначительного княжества. Неспособность Сыновей Неба поддерживать хотя бы элементарный порядок в стране по- влекла за собой и падение авторитета Неба. В книге народных песен "Шицзин", сложив- шейся в основном к VI в. до н. э., появля- Атеизм и религия: страницы истории
ются прямые обвинения в адрес жестокого и несправедливого Неба. В одной из песен "Шицзин" говорится: Велик ты, Неба вышний свод! Но ты немилостив и шлешь И смерть и глад на наш народ, Везде в стране чини шь грабеж! Ты, Небо, в высях сеешь страх, В жестоком гневе мысли нет; Пусть те, кто злое совершил, За зло свое несут ответ, Но кто ни в чем не виноват — За что они в пучине бед? Видный политический деятель VI в. до н. э. Цзы Чань вообще отрицал необходи- мость приносить жертвы Небу. "Далеко не- бесное дао (дао — путь. — Э. Б.), близко лишь человеческое дао, — говорил он. — Как можно знать то, чего нельзя постиг- нуть... Это лишь праздные слова". Составной частью китайской религии первой половины I тысячелетия до н. э. был культ предков. В обязанность пред- ков, ставших духами, входила постоянная забота об их живущих на земле потомках. Но вера в эту заботу также была серьезно подорвана в VII—VI вв. до н. э. В древней китайской летописи "Цзоцжуан" приводит- ся целый ряд скептических высказываний о духах предков. Так, в уста чиновника Ши Иня из царства Го здесь вложено такое ка- тегорическое высказывание: "Государство идет к процветанию, если правитель слуша- ет народ, и гибнет, если он слушает духов". "Счастье и несчастье зависят от самого че- ловека", - вторит ему историограф импе- раторов Чжоу Шу Син. Кризис древней религии в Китае был в самом разгаре, когда здесь начал свою проповедь Конфуций1. Он родился в 551 г. до н. э. на востоке Китая, в царстве Лу, в семье представителя обедневшей боковой ветви местного аристократического рода. Он рано остался сиротой и должен был про- биваться в жизни собственными силами. В молодости Конфуций занимал незначи- тельную чиновничью должность хранителя амбаров и, будучи человеком без богатства и связей, не мог рассчитывать на сколько- 1 Конфуций - перешедшая в русский язык лати- низированная форма китайского имени Кун-цзы или Кун Фу-цзы, в переводе означающего "почтен- ный учитель Кун". Атеизм и религия: страницы истории нибудь заметную карьеру. Окружавшая его действительность производила на него са- мое отталкивающее впечатление, и он все свое свободное время посвящал изучению китайской древности, бывшей, по его мне- нию, "золотым веком", когда в стране ца- рил идиллический порядок и все (и верхи и низы) были вполне довольны своим по- ложением. Уже в 30 лет Конфуций создал свою школу, в которой стал проповедовать "возврат к древности". Идеальные нормы человеческого обще- жития, за восстановление и вечное сохране- ние которых следует неустанно бороться, были, по мнению Конфуция, выработаны в эру правления мифических императоров Яо, Шуня и Юя, а также в начале правления династии Чжоу, когда у власти стояла на- следственная аристократия, четко отделен- ная от "простого народа". Самая краткая формулировка учения, созданного Конфуцием, содержится в его ответе Цзин-чуну (царю государства Ци) на его вопрос, как управлять государством. Конфуций сказал: "Государь должен быть государем, сановник — сановником, отец — отцом, сын — сыном"-. Его мысль сводилась к тому, что все, что сместилось со своих традиционных мест в результате кризиса VII—VI вв. до н. э., должно вернуться на свои места. Но как это сделать? В центре социальной утопии, созданной Конфуцием, стоял идеальный руководи- тель — цзюнь цзы (благородный муж). Цзюнь цзы в представлении Конфуция был челове- ком, воспитавшим в себе основное, необ- ходимое для руководителя качество — жэнь. Этот многозначный термин наиболее точно переводится на русский язык словом "человеколюбие". В своих поучениях, со- средоточенных в небольшой книге "Лунь- юй" ("Суждения и беседы"), Конфуций 109 раз прибегает к этому термину, всесто- ронне его растолковывая. Так, в 17-й главе "Луньюй" на вопрос ученика Цзы-чжана, что такое жэнь, Конфуций ответил: "Тот, кто способен проявлять в Поднебесной пять качеств], является человеколюбивым". Цзы-чжан] спросил о них. [Кун-цзы] от- ветил: "Почтительность, обходительность, правдивость, сметливость, доброта. Если че- ловек почтителен, то его не презирают. Если человек обходителен, то его поддерживают. ill
Если человек правдив, то ему доверяют. Если человек сметлив, он добивается успе- хов. Если человек добр, он может использо- вать других". В другой раз на вопрос "Что есть жэнь?" Конфуций ответил: "Не делай человеку то- го, чего не желаешь себе. И тогда исчезнет ненависть в государстве, исчезнет ненависть в семье". О том, как справедливый руково- дитель должен обращаться с народом, гово- рится в 20-й главе "Луньюй": "Учитель ска- зал: "Цзюнь цзы... должен уметь так исполь- зовать труд [народа], чтобы он не гневался [на вышестоящих]". Иными словами, цзюнь цзы должен быть для народа хорошим, добрым хозяином, который не дерет с него последнюю шкуру и не доводит его до восстания. В этом преж- де всего и заключалось человеколюбие Кон- фуция. Не понимая, что классовое общество всегда держится на насилии, он предлагал заменить все ужесточавшуюся в практике китайских государств VII—VI вв. до н. э. систему наказаний методом убеждения. В 12-й главе "Луньюй" говорится: Цзи Кан-цзы спросил Кун-цзы об управлении государством: "Как вы смотрите на убий- ство людей, лишенных принципов, во имя приближения к этим принципам?" Кун-цзы ответил: "Зачем, управляя государством, убивать людей? Если вы будете стремиться к добру, то и народ будет добрым. Мораль благородного мужа подобна ветру. Мораль низкого человека (простолюдина. — Э. Б.) подобна траве. Трава наклоняется туда, ку- да дует ветер". Сами простолюдины, по мне- нию Конфуция, не способны были ни до- стигнуть морального совершенства, ни осо- знать целей, к которым их направляют ру- ководители. Народ способен только слепо подражать "лучшим", и в качестве примера для под- ражания Конфуций выбрал простейшую ячейку общества — семью. Для Китая этого времени была характерна большая семья, состоявшая из нескольких поколений род- ственников, проживавших совместно. В та- кой семье существовала четкая иерархия родителей и детей, старших и младших бра- тьев. Понятия почитания родителей (сяо) и старших братьев (ди) заняли центральное место в учении Конфуция. Если все госу- дарство сверху донизу организовать как 112 одну большую семью во главе с верховным отцом-государем, считал Конфуций, это бу- дет вполне понятно простому народу и све- дет на нет все классовые антагонизмы. Ибо, как сказал ученик Конфуция Ю-цзы, повто- ряя, разумеется, мысль своего учителя: "Мало людей, которые, будучи почтитель- ными к родителям и уважительными к стар- шим братьям, любят выступать против вы- шестоящих. Совсем нет людей, которые не любят выступать против вышестоящих, но любят сеять смуту". Поскольку основная часть поучений Кон- фуция касается чисто светских вещей, мно- гие западные исследователи утверждали, что Портрет Конфуция. Атеизм и религия: страницы истории
конфуцианство является не религией, а лишь моральным учением. Действительно, Конфуций на первый взгляд мало и неохот- но говорил на религиозные темы. Так, на- пример, однажды его ученик Цзы Лу спро- сил о том, как служить духам. Учитель отве- тил: "Не научившись служить людям, мож- но ли служить духам?" Цзы Лу добавил: "Я осмелюсь узнать, что такое смерть?" Учи- тель ответил: "Не зная, что такое жизнь, можно ли знать смерть?" Можно привести еще несколько примеров того, как Конфу- ций уклонялся от бесед о потустороннем мире. Но это отнюдь не значит, что он был равнодушен к проблемам религии. Напро- тив, он явно считал эти проблемы величе- ственной тайной, непостижимой для смерт- ных и поэтому не подлежащей обсуждению. Не вникая в тонкости религиозной тео- рии, Конфуций в то же время большое зна- чение придавал религиозной практике. "Кун-цзы, — говорится в "Луньюй", - при- носил жертвы предкам так, словно они бы- ли живые; приносил жертвы духам так, словно они были перед ним". Согласно Конфуцию, полноценный бла- городный муж должен был не только обладать жэнь (человеколюбием), но и в совершенстве знать ли и юэ. Термин ли обычно переводится словом "правила", термин юэ — словом "музыка", но эти крат- кие определения нуждаются в дальнейшей расшифровке. Музыка здесь понимается не в современном, светском значении этого слова, а как совокупность ритуальной му- зыки и танцев, в которых каждая нота и жест имели глубокое символическое зна- чение. Малейшее искажение их могло на- нести непоправимый вред совершению культа. А так как в Древнем Китае не было жреческой касты как таковой и отправле- ние культа входило в обязанности каждого чиновника, естественно, что цзюнь цзы - идеальный чиновник должен был в совер- шенстве знать музыку. Ли включали в себя в широком смысле правила поведения на все случаи жизни. Как пишет советский китаевед Л. С. Ва- сильев, "в любой момент жизни, на любой случай, в счастье или несчастье, в горе или радости, при рождении и смерти, назначе- нии на службу или поступлении в школу - словом, всегда и везде существовали стро- Атеизм и религия: страницы истории го фиксированные и обязательные прави- ла поведения". Впоследствии, уже при ди- настии Хань (III в. до н. э. — III в. н. э.), ученики Конфуция свели все эти правила внешней учтивости и церемоний (получив- шие на Западе специфическое название "китайские церемонии") в единый свод "Лицзи". Правила (ли), как обруч, стягива- ли китайское общество, не позволяя нико- му (от рядового человека до императора) отступить ни на шаг от заданных норм. Центральной же частью ли был тщательно разработанный ритуал. Именно религия была, по мнению Конфуция, тем связую- щим звеном, которое соединяло все нор- мы поведения в обществе в единую строй- ную систему, а воля Неба была высшей санкцией этих норм поведения, продикто- ванных якобы "совершенномудрыми" пра- вителями древности, сумевшими угадать волю Неба. Сам Конфуций также считал себя про- водником воли Неба, который открывает современникам забытые ими "вечные исти- ны". "Небо породило во мне доброде- тель", — говорил он. Однажды, окружен- ный врагами, угрожавшими его жизни, он воскликнул: "Если бы Небо в самом деле хотело, чтобы культура погибла, оно не дало бы мне, позднорожденному смертно- му, к ней причаститься. Если же Небо не хочет погубить культуру, что могут мне сделать куанцы?" Таким образом, система упорядоченного общества, созданная Конфуцием, в конеч- ном счете освящалась волей Неба. В своде правил ли Небо постулировало нормы пове- дения в идеальном обществе Конфуция. Но эти нормы были лишь исходным пунк- том политической практики, конкретных решений, которые должен был принимать правитель и которые также должны были соответствовать воле Неба. Истолкователя- ми воли Неба в этом случае, по мнению Конфуция, должны были быть именно цзюнь цзы — мудрые советники правителя, в задачу которых входило не только на- ставление народа, но и наставление царя1. 1 Практически конфуцианские советники, придя к власти, истолковывали волю Неба на основе "небесных знамений". Если деятельность царя им не нравилась, они объявляли любое астрономиче- ское или атмосферное явление "зловещим". 113
В дошедших до нас высказываниях Конфу- ция, которые пестрят требованиями покор- ности государю, он указывает только одно средство воздействия на монарха — увеще- вание. Это совпадает с общим принципом учения Конфуция - правление только ненасильственными методами. Однако жив- ший в V в. до н. э. оппонент Конфуция Мо-цзы (об учении которого будет сказано далее) обвинил Конфуция в том, что "он потратил свой ум и знания на то, чтобы распространять зло, побуждать низы бун- товать против верхов, наставлял сановни- ков, как следует убивать правителей". На первый взгляд это выглядит клеве- той. Однако слова Мо-цзы вполне подходят к высказываниям жившего столетием поз- же него ученика Конфуция Мэн-цзы (372— 289 гг. до н. э.). Вот он прямо говорил о праве сановников изгонять и даже убивать погрязших в грехах и преступлениях царей. Эта необычная для древнего и средневеко- вого мира концепция логически вытекает из сложившегося в Китае, видимо, еще до Конфуция представления о "мандате Неба" (мин) на право правления, которое Небо предоставляет добродетельному правителю и может отнять у недобродетельного. В уче- нии Конфуция, представлявшем государ- ство и Вселенную как одну большую семью, этот тезис получил дополнительное обо- снование. Если монарх — верховный отец на земле, то по отношению к Небу он — сын. Сын же, от которого отрекся отец, становился по конфуцианским понятиям вне общества. Убить такого выродка было бы похвальным действием. Таким образом, Мэн-цзы высказал то, что в потенции содер- жалось в учении самого Конфуция. Разумеется, даже Мэн-цзы не считал, что право на восстание против монарха (т. е. право решать, отвернулось ли Небо от пра- вителя) принадлежит народу. Такое реше- ние могли принять только обладавшие необ- ходимой суммой знаний благородные му- жи — цзюнь цзы — идеальные чиновники, интеллектуальная элита, стоявшая в центре конфуцианской социальной системы и конт- ролировавшая и верх и низ этой системы. Учение Конфуция уже при его жизни ста- ло широко известно в Китае. По преданию, у него было три тысячи учеников, некото- рые из их числа занимали видные государст- 114 Злые духи 72 звезд. Китайский народный лубок. Атеизм и религия: страницы истории
Бронзовая утварь, использовавшаяся древними китайцами для жертвоприношений. венные посты. Сам он на рубеже VI—V вв. до н. э. был приглашен на службу царем Лу и в течение нескольких лет даже был фак- тически руководителем этого царства. Но внедрить свою систему здесь ему не уда- лось. Порвав с царем Лу, он в течение более 13 лет странствовал по Китаю, предлагая свои услуги разным дворам, но нигде не на- шел признания. Разочарованный, он вернул- ся в Лу, где вскоре после этого (в 479 г. до н. э.) умер в возрасте 73 лет. Неудача Конфуция была предопределена не только утопическим характером его уче- ния. (Он сам был вынужден на практике отказаться от ненасильственных методов консолидации классового государства и, бу- дучи министром в Лу, казнил своего поли- тического противника Шаочжэн Мао.) Глав- ной причиной неуспеха было то, что прог- рамма Конфуция не удовлетворяла вполне ни один из социальных слоев, боровшихся в это время за власть в китайском обще- стве. Атеизм и религия: страницы истории 115
Жаба — учитель конфуцианской премудрости. Народный лубок. Вьетнам. Здесь жаба как божество "самому Небесному властителю родня". Он оттолкнул от себя правителей тем, что хотел поставить их под контроль совет- ников. Он оттолкнул от себя наследствен- ную знать тем, что требовал назначать на должности не по признаку происхождения, как это обычно делалось до сих пор, а по признаку образованности и морального пре- восходства. Он оттолкнул от себя и "но- вых богачей" (разбогатевших крестьян, купцов и ремесленников), которые полага- ли, что их богатство дает им право на учас- тие в управлении1, потому что они для него оставались простолюдинами. А простолю- дин- ("сяо жэнь" — "низкий человек"), по мнению Конфуция, чтившего порядки древ- ности, никогда не может быть уравнен с аристократом. Когда в 513 г. до н. э. в цар- стве Цзинь был издан свод законов, единых для всех жителей этого государства, Кон- фуций был глубоко возмущен. "Что за го- сударство без различных порядков для бла- городных и простолюдинов?!" — восклик- нул он. Существует мнение, что Конфуций допускал социальную мобильность, прини- Огношение Конфуция к богатству и наживе бы- ло резко отрицательным. "Благородный муж, - говорил он, - думает о морали; низкий человек думает о том... как бы извлечь выгоду". И в дру- гом месте: "Тот, кто стремится познать правиль- ный путь, но стыдится плохой одежды и пищи, тот недостоин того, чтобы с ним вести беседу". мая в свою школу бедняков, способных заплатить за уроки лишь связкой вяленого мяса. Но эта "связка вяленого мяса" не может быть серьезным аргументом. Ее мог принести и обнищавший аристократ. Идея доступности образования, а следовательно, и чиновничьей карьеры для всех, несомнен- но, проникла в конфуцианство гораздо позже. Впервые ее высказал, видимо, Сюнь- цзы в III в. до н. э. Если бы она принадле- жала Конфуцию, полемика с ним его идей- ных противников не вменяла бы ему в вину принцип неравноправия. Единственный социальный слой, который мог бы извлечь некоторую выгоду из уче- ния Конфуция, был тот, к которому при- надлежал он сам, — обедневшие боковые ветви аристократических родов. Именно из них в VII—VI вв. до н. э. рекрутировалось низовое чиновничество, именно обедневшие аристократы странствовали из царства в царство, предлагая свои услуги местным правителям и иногда достигая высоких постов. Но этот слой не имел перед собой будущего. Экономически маломощный, он не мог в одиночку бороться за власть в стране и был обречен на слияние с выход- цами из простонародья, что и произошло в последующие века. До нас не дошли сочинения противников учения Конфуция в VI — начале V в. до н. э., хотя они, несомненно, уже существовали в это время. Но идеологическая борьба в Китае, разгоревшаяся после смерти Кон- фуция и продолжавшаяся в течение почти 116 Атеизм и религия: страницы истории
трех веков, представлена большим количе- ством памятников. Среди учений, противо- стоявших конфуцианству в V в. до н. э., наиболее видное место занимало учение Мо-цзы (ок. 479-381 гг. до н. э.). Мо-цзы был выходцем из ремесленни- ков. Место его рождения неизвестно, но наи- более вероятно, что он был земляком Кон- фуция и родился в царстве Лу. Близость Мо-цзы к социальным низам была причиной того, что он особенно обостренно ощущал разрастание социального кризиса, начавше- гося во времена Конфуция. Положение на- родных масс продолжало ухудшаться, и конца этому не было видно. "Большие го- сударства нападают на маленькие, — писал с горечью Мо-цзы, — большие семьи одоле- вают маленькие, сильные угнетают слабых, умные строят козни против глупых и знат- ные кичатся своим превосходством над низкорожденными''. Все это, по мнению Мо-цзы, противоес- тественно, потому что противоречит воле Неба. "Небо желает, чтобы люди помогали друг другу, — учил он, — чтобы сильный помогал слабому, чтобы люди учили друг друга, чтобы знающий учил незнающего, чтобы люди делили имущество друг с дру- гом... Если следовать воле Неба, прекло- няться перед ней, проводить ее до конца во всех делах Поднебесной, то в правосу- дии и управлении страной будет порядок, весь народ будет жить в согласии, в стране будет изобилие предметов потребления, на- род, все простолюдины будут иметь одежду и пищу, люди будут жить в покое и без го- рестей". Для достижения этих целей надо прежде всего отказаться от беспрекословного сле- дования обычаям древности, которого тре- бовал Конфуций. Ведь все древнее было когда-то новым, изобретено кем-то впер- вые, а изобретатель нового, когда бы он ни жил, всегда неизмеримо выше слепого подражателя. Для приведения пораженно- го недугом общества в порядок Мо-цзы провозгласил новый принцип в отноше- ниях между людьми. Основой их должны стать не семейные узы, как учил Конфу- ций, а "всеобщая любовь". Все люди в стране должны любить друг друга незави- симо от родственных уз, и тогда наступит социальная гармония. Деление на управ- Атеизм и религия: страницы истории ляющих и управляемых сохранится, но это будет лишь нормальным разделением труда, одинаково почтенного во всех его проявлениях. Административный аппарат будет формироваться не только из арис- тократов, как у Конфуция, но из всех людей, обладающих соответствующим та- лантом. "Если земледелец, ремесленник или тор- говец проявит недюжинные способности, — говорит Мо-цзы, — то его должно выдви- нуть, наделить высоким чином и жаловань- ем, дать ему дело соразмерно его способ- ностям и выделить ему в подчинение лю- дей". Набранное по такому демократиче- скому принципу руководство должно поза- ботиться о том, чтобы весь народ воспринял принцип "всеобщей любви". Для этого Мо- цзы предлагает два метода. Первый — убеж- дение (внушить людям, что их любовь к ближнему и дальнему окупится встречной любовью к ним самим и их родственни- кам). Второй - принуждение (надо разра- ботать систему наград и наказаний, чтобы любить людей стало выгодно, а вредить им — невыгодно). Далее, надо ввести строжайшую эконо- мию расходов на непроизводительные це- ли — изъять предметы роскоши, запретить разорительные похоронные обряды и "му- зыку" (т. е. связанные с музыкой дорого- стоящие религиозные обряды). Наконец, надо положить конец войнам, раздирающим Китай. Для достижения последней цели Мо- цзы, не дожидаясь поддержки правителей, сам предпринял практические меры. Из сво- их многочисленных учеников он создал спа- янную железной дисциплиной организацию, члены которой посвящали все свое время изучению искусства фортификации и дру- гих методов оборонительной войны. Эта организация не раз предлагала свои услуги малым царствам, подвергшимся агрессии, и в ряде случаев действительно отражала нападение. Но система Мо-цзы так и не распространилась в Китае. Правители не спе- шили предоставить ему свои государства для проведения социального эксперимента. Антивоенная пропаганда не могла найти у них сочувствия в момент, когда борьба за гегемонию в Китае между семью главными государствами вступила в решающий пе- риод. Концепция "всеобщей любви", отказа 117
от роскоши и забота о трудящихся были чужды правящим классам. В то же время, несмотря на то что Мо- цзы в какой-то мере отражал интересы ни- зов, он обращался со своей проповедью не к народным массам, а к правителям, стре- мясь осуществить свою утопию силами бюрократической деспотии. И хотя фор- мально в его системе все занятия были одинаково почетны, чиновнику полагался гораздо более жирный кусок, чем всем остальным. "Бели титул и положение умело- го (чиновника. - Э. Б.) недостаточно высо- ки, — писал Мо-цзы, — народ не испытывает к нему почтения. Если его оклад недоста- точно жирен, народ ему не доверяет. Если его приказы нерешительны, народ его не боится". Подобные формулировки не мог- ли привлечь к учению Мо-цзы народные низы, и, хотя его школа продолжала суще- ствовать до III в. до н. э., ее влияние после его смерти сошло на нет. Третья идеологическая школа, действо- вавшая в Китае в этот кризисный период, получила название школы легистов (за- конников), потому что она во главу угла ставила писаный, единый для всех закон в противовес традиционному обычному пра- ву, входившему в комплекс ли конфуци- анцев. Согласно этому устному праву, арис- тократов нельзя было судить по тем же меркам, что и простолюдинов. Как говори- лось в конфуцианском трактате "Ли-цзи", "наказания не опускаются до высокопо- ставленных, ритуал не поднимается до про- столюдинов". По мере падения роли наслед- ственной аристократии этот принцип стано- вился все более архаическим. Первым легистом принято считать Гуань Чжуна, бывшего первым министром в цар- стве Ци при царе Хуань-гуне (685—643 гг. до н. э.). Гуань Чжун провел в Ци ряд важ- ных реформ, укрепивших государство. К сожалению, его сочинения, так же как и ле- гистов, действовавших в VI—V вв. до н. э., до нас не дошли. Приписываемый Гуань Чжуну трактат "Гуаньцзы" был составлен лишь в IV в. до н. э. Тем не менее некото- рые основные положения трактата, видимо, содержат подлинные высказывания Гуань Чжуна. К ним явно восходит формулиров- ка: "Законы — отец и мать народа". В дру- гих местах эта мысль развивается: "Прави- 118 тель и чиновники, высшие и низшие, знат- ные и подлые — все должны следовать за- кону. Это и называется великим искус- ством правления". Принцип равенства перед законом распространяется, по мысли Гуань Чжуна, не только на всех подданных, но и на монарха. "Закон стоит не под, а над го- сударем. Сам правитель обязан выполнять его директивы". Принципы, выдвинутые Гуань Чжуном и его непосредственными последователями, носили прогрессивный характер. Но в уче- ниях легистов более позднего времени, из которых наиболее ярким был Шан Ян (390— 338 гг. до н. э.), этот культ закона превра- тился фактически в свое отрицание. Шан Ян происходил из обедневшего аристократического рода царства Вэй. Смо- лоду он получил обширное образование и был хорошо знаком с учениями Конфу- ция, Мо-цзы и ранних легистов. Как многие представители его социального слоя, он не нашел применения своим силам на ро- дине и вынужден был странствовать, пред- лагая свои услуги иноземным государям. (Цари в борьбе с местной наследственной аристократией предпочитали чужаков, не имевших в их царстве связей и потому целиком зависевших от правителей.) Шан Яну удалось заинтересовать своим учением правителя царства Цинь — Сяо Гуна (361 — 338 гг. до н. э.), и тот доверил ему прове- дение реформ в своем государстве. Это был первый случай, когда новое философ- ское учение в Древнем Китае было претво- рено в жизнь, и притом на первый взгляд с огромным успехом. Благодаря рефор- мам Шан Яна государство Цинь стало самым могущественным в стране и после целой серии войн в последней четверти III в. до н. э. объединило Китай в единую империю. В чем же заключалось учение Шан Яна? Прежде всего, он решительно отверг кон- цепцию Конфуция об управлении на основе личного примера. "Человеколюбивый мо- жет быть человеколюбивым к другим лю- дям, — писал Шан Ян, — но он не может за- ставить людей быть человеколюбивыми. Справедливый может любить других людей, но он не может заставить людей любить друг друга. Отсюда становится ясным, что одного человеколюбия или справедливости Атеизм и религия: страницы истории
еще недостаточно для того, чтобы добиться хорошего управления Поднебесной". Если Конфуций считал, что основной дви- гатель человека — совесть, то Шан Ян считал вслед за Мо-цзы, что основной двигатель че- ловека — стремление к выгоде и страх нака- заний. Система наград и наказаний, бывшая у Мо-цзы одним из двух рычагов, которыми регулируется общество, становится у Шан Яна единственным средством наведения по- рядка. При этом роль наказаний неизмери- мо выше роли наград. "В стране, добившей- ся владычества в Поднебесной, на каждые девять наказаний приходится одна награ- да, — утверждает Шан Ян, — в стране, обре- ченной на гибель, на каждые пять наказаний приходится пять наград*'. При этом размер наказания не зависит от преступления. На- казания должны быть тяжкими даже за самый малый проступок. Законы должны быть доведены до сведения каждого и из- ложены так ясно, чтобы их мог понять са- мый тупой человек. Обсуждение законов запрещается. Даже тех, кто хвалил его зако- ны, Шан Ян ссылал на дальние окраины. За- коны не писаны для одного монарха; он яв- ляется их единственным источником и в лю- бой момент может их заменить новыми. Только жесточайшие наказания с неболь- шой добавкой наград могли, согласно Шан Яну, истребить в стране порок и утвердить добродетель, и только постоянная подготов- ка к войне и ведение наступательных войн могли привести к созданию общества без войн. Впрочем, это мирное общество Шан Ян относил в неопределенно далекое буду- щее (когда весь обитаемый мир подчинится одному монарху). Идеалом же трактата Шан Яна является государство, постоянно и успешно воюющее. Пожалуй, во всей ми- ровой литературе нельзя найти столь страст- ной апологии войны, как у Шан Яна. "Если страна бедна и в то же время направляет свои усилия на войну, то яд появляется в стране противника... и она несомненно ста- нет могущественной, — пишет он. — Если страна богата и в то же время ни с кем не воюет, то яд появляется внутри этой стра- ны... и страна несомненно ослабеет". Но для успешного ведения войны (за мировое гос- подство в конечном счете) нужна "унифи- кация" страны, сосредоточение всех усилий на "едином". В-понятие "единого" у Шан Атеизм и религия: страницы истории Яна входили только два занятия — война и земледелие. Все же остальные занятия (тор- говля, ремесло, интеллектуальный труд) считались в лучшем случае второстепенны- ми, а в идеале — ненужными. "Видя, что правитель почитает землепашцев и воинов и презирает ораторов и людей, занимающих- ся ремеслами, презирает странствующих ученых, — писал Шан Ян, — люди устремятся к Единому, и тогда семьи их обогатятся, а сами они прославятся в государстве". Эта мысль в разных вариациях проходит красной нитью через весь трактат Шан Яна. Чтобы понять такую своеобразную форму- лировку "единого" у Шан Яна, необходимо сперва рассмотреть расстановку социальных слоев в современном ему Китае. В рамках древнекитайских государств этого времени ведущую роль все еще иг- рала наследственная аристократия, претен- довавшая на разделение власти с царем. Все важнейшие должности в государстве и соответствовавшие им ранги знатности пе- реходили, как правило, по наследству к старшим сыновьям верхушки аристократи- ческих родов (патронимии). Главы аристо- кратических патронимии обладали патриар- хальной властью над всеми членами патро- нимии, составлявшими от нескольких сот до нескольких тысяч человек. Рядовые чле- ны этих патронимии, хотя сами уже не были причастны к власти, служили социальной опорой аристократической верхушки. Такие же огромные патронимии сущест- вовали и в деревне, охватывая иногда не- сколько крестьянских общин. И несмотря на разделение внутри них на богатых и бед- ных, патронимические связи здесь были сильны, позволяя крестьянским общинам противостоять власти как единое целое. В городах, населенных в основном ре- месленниками и торговцами, выходцами из деревни, патронимические связи были слабее, но здесь сложился уже новый тип социальных связей. Городские простолюди- ны начали сознавать себя как единое целое, противостоящее государственной машине, у руля которой стояли аристократы. Бога- тые горожане начали претендовать на учас- тие во власти. В то же время усилилась роль социальных низов — безземельных кресть- ян, перебравшихся в город, где они корми- лись случайными заработками, или ставших 119
наемными работниками в горнодобываю- щей промышленности. "Буйное" городское население не раз создавало серьезную угро- зу для правящих верхов. Особым и довольно влиятельным слоем в китайском обществе IV в. до н. э. стала интеллигенция (прежде всего конфуциан- цы и монеты), которая также претендова- ла на участие во власти, предлагая преоб- разовать общество по тому или иному рецепту. Шан Ян поставил перед собой цель разор- вать все связи внутри этих слоев, чтобы его идеальному государству противостояло общество, в котором существовала бы только одна связь: верховная власть — отдельный подданный, отдельный человек, несоизмеримо малый по сравнению с госу- дарственной машиной. Для этого он прежде всего покончил с на- следственной властью аристократии. В ре- зультате его реформ в царстве Цинь в сере- дине IV в. до н. э. право аристократов на наследование должностей и рангов знатно- сти было уничтожено. Новые ранги знатно- сти (числом 20) и соответствующие им должности теперь жаловались только за за- слуги (прежде всего военные). Далее он разорвал социальные связи внутри деревни. С переделами земель внутри общины было окончательно покон- чено, и за богатыми общинниками были официально закреплены захваченные ими явочным порядком земли. В трактате Шан Яна содержится подлинный гимн частной собственности. "Когда сто человек гонятся за одним зайцем, — пишет он, — они дела- ют это отнюдь не из желания разделить его на сто частей, а лишь потому, что никто не установил своих прав на этого зайца. И наоборот, если даже весь рынок будет на- воднен продавцами зайцев, то и вор не по- смеет украсть зайца, ибо право собственно- сти на него уже установлено". Противопо- ставив богатых общинников бедным, Шан Ян в то же время раздробил общину как автономную единицу. Низовой ячейкой общества он сделал группу всего из пяти дворов, связанную круговой порукой как в отношении уплаты налогов, так и поставки солдат в войско. Более того, он позаботился о том, чтобы эти дворы не были бы слишком крупными. Взрослым 120 Портрет Шан Яна. сыновьям было запрещено жить вместе с отцом и вести вместе с ним одно хозяй- ство. Иной была политика Шан Яна в городах. Здесь он выступил решительным противни- ком частной собственности. Из-за этого ви- димого противоречия в учении легистов среди китаеведов уже много лет идет спор, поддерживали они или подавляли частную собственность. Между тем для Шан Яна и его последователей частная собственность была благом, когда она могла расколоть деревню, и злом, когда она становилась экономической базой для политической ак- тивности горожан, наиболее беспокойного элемента китайского общества. Именно по- этому городские ремесла и торговля, со- гласно учению Шан Яна, — "второстепен- ные" занятия по отношению к войне и зем- леделию (куда включалось и домашнее тка- чество), а тех, кто обогащается ("получает двойную прибыль"), занимаясь ими, надо беспощадно подавлять, вплоть до обраще- ния в рабство. Чтобы обессилить ремес- ленников и торговцев, Шан Ян предлагал резко повысить пошлины, ввести государ- ственную монополию на земные недра и водоемы (т. е. на сырье) и в то же время ввести монополию на торговлю зерном и другими основными продовольственными товарами. Третьей задачей государственной власти Шан Ян считал уничтожение интеллигенции Атеизм и религия: страницы истории
Сцена сражения ( V-III вв. до н. э.). Атеизм и религия: страницы истории 121
и культуры, носителем которой она явля- лась. Смысл этой меры он объясняет в сво- ем трактате с полной откровенностью. "Ес- ли люди глупы, — писал он, — их легко при- нудить к тяжкому труду, а если умны, то принудить нелегко". И в другом месте: "Если на тысячу человек, посвятивших се- бя земледелию и войне, приходится всего лишь один, знающий Шицзин ("Книга пе- сен". - Э. Б.) и Шуцзин ("Книга преда- ний". — Э. Б.) и являющийся умным орато- ром, вся тысяча станет лениться пахать и воевать... Если в государстве есть десять паразитов: Шицзин, Шуцзин, ли, музыка, добродетель, почитание старых порядков, человеколюбие, бескорыстие, красноречие, острый ум (здесь Шан Ян перечисляет кон- фуцианские духовные ценности. — Э. Б.), то правитель не найдет ни одного чело- века, которого он смог бы использовать для обороны или наступательной войны. Государство, в котором стремятся уста- новить хорошее управление с помощью этих десяти паразитов, будет расчленено, как только явится враг; а если враг не явится, оно непременно будет бедным". Шан Ян был первым государственным дея- телем в Китае, предложившим сжечь все книги. Разрозненное население страны должно было стать, согласно учению Шан Яна, по- датливым материалом в руках правителя. Всякое сопротивление его воле подавля- лось свирепыми наказаниями, а частные собственники, избежавшие экспроприации со стороны правительства, втягивались в государственную систему благодаря вве- денной Шан Яном системе продажи рангов знатности1 и становились ее составной ча- стью. В то же время Шан Ян позаботился и о том, чтобы "винтики" административного аппарата — чиновники не могли бы объеди- няться между собой, образуя новый соци- альный слой, угрожающий власти деспота- монарха. Для этого была создана тщательно продуманная система слежки и доносов. "Независимо от того, является ли сообщав- ший знатным или человеком низкого проис- 1 Согласно летописям, один ранг знатности в Цинь- можно было купить за 1000 даней (30 т) зерна, в то время как урожай, собираемый в среднем крестьянском хозяйстве, составлял 150 даней. 122 хождения, — пишет Шан Ян, - он полностью наследует должность, ранг знатности, поля и жалованье того старшего чиновника (о проступке которого он сообщил правите- лю. — Э. Б.)". Общий смысл реформ Шан Яна он сам выразил в краткой формулировке: "Если народ обессилен, государство могуществен- но, когда же народ могуществен, государ- ство бессильно". Практически одновременно с учением Шан Яна в Китае появились первые тракта- ты еще одной философской школы — дао- сов, взгляды которой были диаметрально противоположны учению легистов, но в то же время отвергали и философские систе- мы конфуцианцев и моистов. Основатель этой школы полулегендарный Лао-цзы, по преданию, жил в VI в. до н. э. и был стар- шим современником Конфуция. Однако приписываемая ему книга "Дао дэ цзин" ("Книга о дао (пути) и дэ (добродетели)") была написана не ранее IV в. до н. э. В этой книге выдвигается совершенно новый прин- цип управления государством — принцип "недеяния". Чем меньше правитель вмеши- вается в дела страны, тем лучше, а в идеале он не должен вмешиваться в них вообще, и тогда вернется "золотой век" прошлого, когда еще не было цивилизации, но и не было насилия над людьми. "Пусть государство будет маленьким, а население редким, — говорится в "Дао дэ цзин". — Если в государстве имеются раз- личные орудия, не надо их использовать. Пусть люди до конца своей жизни не ухо- дят далеко от своих мест. Если в государст- ве имеются лодки и колесницы, не надо их употреблять. Даже если имеются воины, не надо их выставлять. Пусть народ снова начи- нает плести узелки и употреблять их вместо письма. Пусть его еда будет вкусной, одея- ние красивым, а жизнь радостной. Пусть со- седние государства смотрят друг на друга, слушают друг у друга пение петухов и лай собак, а люди до самой старости и смерти не посещают друг друга". Даосы чутко уловили связь между по- явлением "роскоши", т. е. прибавочного продукта, и появлением эксплуатации че- ловека человеком и разорительных войн. "Если дворец роскошен, то поля покрыты сорняками и хлебохранилища пусты, — Атеизм и религия: страницы истории
говорится в "Дао дэ цзин". — Знать одева- ется в роскошные ткани, носит острые ме- чи, не удовлетворяется обычной пищей и накапливает излишние богатства. Все это называется разбоем и бахвальством. Оно является нарушением дао (правильного, нормального пути развития общества и Все- ленной. — Э. Б.)". Отвергая террор легистов, даосы в то же время отвергали и учения конфуцианцев и моистов как порождение все той же по- рочной цивилизации. Более того, даосы считали, что все эти три направления мыс- ли, враждуя между собой, в то же время служат одному делу. "Ньше... обезглавлен- ные лежат друг на друге, закованные в шей- ные и ножные колодки толкаются друг о друга, приговоренные ожидают своей оче- реди у плахи, — писал даосский философ IV в. до н. э. Чжуан-цзы. — А между зако- ванными в наручники и колодки стали появляться конфуцианцы и монеты, расха- живающие на цыпочках, размахивающие руками. О ужас! О позор! О бесстыдство! А нам и неведомо было, что их мудрость, их знания служат наручникам и колодкам; их справедливость служит ошейнику". В противовес конфуцианскому "благо- родному человеку" (цзюнь цзы) Чжуан- цзы создал образ "настоящего человека". Это человек из народа, как правило стоя- щий в самом низу социальной лестницы, нищий, часто изуродованный палачами, но полный внутреннего достоинства. Он с ве- личайшим презрением относится и к царю, и к его вельможам и отвергает всякое со- трудничество с властями. Его идеал — спо- койная жизнь вдали от цивилизации, на ло- не природы, фактически слияние с ней. "На- стоящий человек" Чжуан-цзы пассивен. Он отвергает классовое государство, но не бо- рется с ним. Однако именно из даосской школы вышли идеологи крестьянского вос- стания, потрясшего Китайскую империю во II в. н. э. Последовательно отвергая все институты современной им цивилизации, ранние даосы отвергали и религию. Так, философ Ян Чжу (395—335 гг. до н. э.), получивший прозви- ще безбожника, решительно отрицал загроб- ную жизнь, культ предков, религиозные це- ремонии. "При жизни отличаются друг от друга умные и глупые, знатные и низкие, — Атеизм и религия: страницы истории Основатель даосизма Лао-цзы верхом на буйволе покидает пределы Китая. Старинная китайская книжная гравюра. 123
писал он, — в смерти же одинаковы тем, что все смердят и разлагаются; гниют и исчеза- ют". Именно в даосской школе впервые в Китае сложилась материалистическая ми- ровоззренческая система. Отвергая божест- венное Небо, даосы источником всего счита- ли Дао, которое в их представлении было изначальной бескачественной материальной субстанцией и порождало все вещи. Вещи же состояли из мельчайших "семян", кото- рые можно отождествить с атомами. Дао- сы рассматривали смерть как перегруппи- ровку этих семян, так что человек или часть его становился, скажем, крылом ласточки или печенью зайца. Чжуан-цзы также раз- работал свою теорию происхождения чело- века из более низких биологических видов. Человек, по его мнению, произошел от ло- шади. Расцвет учения даосов знаменует собой высшую точку идеологической борьбы в Китае. В последующие века, когда оказа- лось, что классовое общество, которое они отрицали, продолжает существовать, в даос- ской школе начинают преобладать мистиче- ские течения, а ее мудрецы сосредоточива- ются на поисках личного бессмертия. Итак, мы рассмотрели четыре основные течения в идеологической борьбе в Китае VI—III вв. до н. э. Какому же из них было суждено победить? Как оказалось, ни одно- му. Правда, легистам в III в. до н. э. уда- лось вроде бы добиться значительных успехов в осуществлении своих идеалов. В 221 г. до н. э. ученик легистов, правитель царства Цинь, Ин Чжэн после серии крово- пролитных войн объединил наконец Китай и принял титул Цинь Шихуан-ди. "Мы будем титуловаться Шихуан-ди — первый власти- тель-император, — заявил он, — а последую- щие поколения властителей пусть именуют- ся в порядке счета — Эр-ши — второй, Сань- ши — третий, и так до десятитысячного по- коления..." Но рассчитанная на десять тысяч поколе- ний империя Цинь просуществовала только четырнадцать лет, хотя Цинь Шихуан-ди вы- полнил все предписания Шан Яна и его уче- ников. В стремлении к "унификации" госу- дарства он приказал сжечь все книги в стра- не (кроме книг по прикладным наукам — астрономии, агрономии и т. п.) и закопал живьем 460 конфуцианских ученых. Гигант- ская административная машина Цинь Шиху- ан-ди охватила своими щупальцами все сто- роны жизни в Китае, наказания были изо- бильны, а награды крайне редки. Малейшее сопротивление новой власти подавлялось с неслыханной жестокостью. За вину одного человека уничтожалось население целых районов. И все же империя Цинь Шихуан-ди пала через два года после его смерти в ре- зультате мощнейшего крестьянского вос- стания. Народ не принял власти, основанной на голом насилии. Крестьянский вождь Лю Бан, вознесенный волной восстания на трон, основал династию Хань, которая, в отличие от своей предшественницы, продержалась у власти около пяти веков. Своей стабильностью новая власть была в огромной мере обязана тому, что приняла на вооружение синтетическую идеологиче- скую систему, сочетавшую в себе те элемен- ты конфуцианского и легистского учений, которые отвечали требованиям жизни. Ос- новы этой системы заложил живший в сере- дине III в. до н. э. конфуцианец Сюнь-цзы, а окончательное завершение она получила у конфуцианца Дун Чжуншу (II в. до н. э.). Система эта сохранила название конфуци- анства, однако во многих отношениях она была полным отрицанием первоначального учения Конфуция. В основе ее лежал легист- ский принцип "наград и наказаний", иными словами, мощнейший административный ап- парат для подавления народных масс был полностью сохранен. Однако к этому адми- нистративному зданию был пристроен кон- фуцианский фасад, все гуманистические ло- зунги Конфуция были бережно сохранены. Иллюзия патриархальной власти, заботя- щейся о народе, сочеталась с выдвинутым Мо-цзы принципом равных возможностей. Каждый подданный империи в принципе мог сдать экзамены по конфуцианской на- уке и, получив ученую степень, занять лю- бое место в административной системе вплоть до самого высокого. Для тех же, кого реформированное конфуцианство не вполне удовлетворяло, власть допускала исповедание даосизма, разумеется, в его мирной, нереволюционной форме. Таковы были итоги идеологической борьбы в Древнем Китае, в значительной мере определившей своеобразие развития страны. Атеизм и религия: страницы истории
^Utv Вашу ложь не приемлю, я — не лицемер, Поклоняюсь я истине — лучшей из вер. Я один, но неверным меня не считайте, Ибо истинной веры я первый пример. * * * Чтоб от раскаянья себя в последний час избавить, Трудись, старайся на земле лишь добрый след оставить. Не полагайся, что потом, назавтра будет время, Когда ты сможешь все грехи и глупости исправить. ИБН СИНА Шепнуло небо тайно мне в минуту вещего прозренья: "Веленья гневные судьбы, ты думаешь, мои веленья? Когда бы властно было я во всех деяньях бытия, Я прекратило бы давно свое бесцельное круженье!" Когда б я был творцом — владыкой мирозданья, Я небо древнее низверг бы с основанья И создал новое — такое, под которым Вмиг исполнялись бы все добрые желанья. ОМАР ХАЙЯМ Требовать, чтобы люди учились, и утверж- дать, что есть судьба, — это все равно что приказать человеку уложить волосы и тут же сбить с него шапку... Почитать судьбу не имеет смысла. Если пренебрегать судьбой, то беды не будет. МО-ЦЗЫ Познанием разум гордится, высокое слово приняв, Когда суесловием, ложью он брезгует гордо — он прав! НАСИР ХОСРОВ
Имя польского писателя Зенона Косидовского хорошо известно советскому читателю. В нашей стране переведены его книги "Когда солнце было богом", "Библейские сказания", "Сказания евангелистов". Ниже публикуется небольшой отрывок из повести 3. Косидовского "Королевство золотых слез".
Королевство золотых слёз Тема ее — трагическая история захвата испанскими конкистадорами государства перуанских инков Тауантинсуйу, пленение путем подлого обмана короля инков Атауальпы и его казнь. Опираясь на письменные источники и результаты археологических исследований, 3. Косидовский знакомит читателя с обычаями и религией древнего Перу, показывает пособническую роль католической церкви в истреблении и порабощении испанскими завоевателями коренных народов Центральной и Южной Америки. ОСКОРБЛЕНИЕ БОГОВ Писарро1 выделил Атауальпе в качестве ре- зиденции один из дворцов и позволил ему жить там с королевским размахом в окру- жении ближайших родственников, придвор- ных и слуг. Для себя лично король выбрал комнату, выкрашенную в красный цвет. В ней он мог без помех принимать поддан- ных и делегации со всей страны. Находясь в неволе, он не утратил ни сво- ей гордости, ни высокомерия. Государствен- ные сановники должны были часами проста- ивать у дверей его покоев в ожидании при- ема. Когда же их допускали к его особе, они входили босыми, с камнем на спине в знак покорности, падали плашмя и полз- ли к его стопам на четвереньках. Король едва удостаивал их взглядом и отдавал приказания жестким, хрипловатым голо- сом. Атауальпа тщательно следил за тем, что- бы сохранять блеск своей личной жизни. Обслуживаемый роем женщин, он ел только из золотых и серебряных тарелок. Остатки его трапез тотчас сжигались, чтобы никто из подданных не прикоснулся к ним своими устами. Ежедневно король менял свое одея- ние. Даже самые драгоценные вещи из тон- чайшей и мягчайшей шерсти он надевал лишь раз, после чего их убирали навсегда в особый сундук. Если по отношению к подданным Атау- альпа выдерживал дистанцию, подобающую божественному сыну солнца, то в общении с испанцами он был разговорчивым, вежли- вым, почти веселым. С улыбкой рассказы- вал им разные истории из своей жизни. Пи- сарро навещал его ежедневно и нередко вместе с ним обедал. Часто приходил к нему и отец Вальверде и пробовал обратить его в католическую ве- ру. Их беседы, которые велись через пере- водчика, не дали, однако, никаких результа- тов. Когда речь зашла о святой троице, Атау- альпа заметил не без гордости, что и в рели- гии инков существует троица богов, в кото- рую входят Виракоча, бог Инти и он сам 1 Писарро, Франсиско (1470/75-1541) — испан- ский конкистадор. Участвовал в завоевании Пана- мы и Перу, разграбил и уничтожил государство инков — Тауантинсуйу, основал г. Лиму. Погиб в борьбе с другими конкистадорами. 127
как сын последнего. Однажды монах толко- вал ему о христианс- ких добродетелях сми- рения и любви к ближ- нему. Король был без- мерно удивлен и слег- ка язвительно ответил: — Я не вижу, чтобы вы проявляли эти доб- родетели по отноше- нию друг к другу. По- чему же мы должны быть более послушны вашим богам, чем вы, их приверженцы? В какой-то момент отцу Вальверде пока- залось, что Атауальпа начинает колебаться в своей вере. С печаль- ным выражением лица король сказал, что очень обижен на своих богов. — Почему? — с тай- ной надеждой спросил монах. — Потому что они обманули меня и мое- го отца. Когда мой родитель Уайна Капак заболел и попросил у них через жрецов со- вета, как ему лечиться, они приказали ему вы- купаться в море. Он послушался их и вско- ре после этого умер. Когда вы пришли в нашу страну, они уверяли меня, что я одер- жу над вами победу. И вот что со мной случилось. Боги не могут ошибаться, они могут только лгать. И поэтому я на них обижен. — Но, может, твои боги — вовсе не боги, а злые духи, от которых надо отречься? — Если ты так считаешь, то мне остается признать, что именно злым духам нашей страны вы обязаны своей победой, потому что благодаря их обману я попал в ваши руки. По-видимому, бог белых людей за- ключил перемирие со злыми духами; но разве после этого он может быть добрым богом? Атауальпа — "божественный сын солнца". Вальверде открыл рот от изумления и в этот день уже не пробовал больше обра- щать короля в свою веру. Атауальпа не терял еще надежды на то, что дела его примут счастливый оборот. Он рассчитывал на освобождение со стороны своего вождя Руминави, стоявшего во главе сильной армии недалеко от Кахамарки. Од- нако проходили дни и недели, а Руминави даже не давал знать о себе, хотя мог без вся- ких затруднений прислать гонца. Наконец пришло известие, которое по- вергло Атауальпу в отчаяние. Руминави ока- зался предателем. Руминави, которого он осыпал наградами и почестями, не только 128 Атеизм и религия: страницы истории
бросил его на милость врагов, но и повер- нул оружие против своего монарха и благо- детеля. Он объявил себя королем, затем заманил к себе родственников Атауальпы, делая вид, что стремится защитить их от ис- панцев, и зверски всех убил. [...] С этого времени во дворце Атауальпы во- царились страх и подавленность. Король по- грузился в невеселые мысли, тревожась о своем будущем. Он лихорадочно искал спо- соб вернуть себе свободу, и наконец ему показалось, что он напал на счастливую идею. Он попросил передать Писарро, что хочет сообщить ему нечто чрезвычайно важное. Испанский военачальник не заставил себя долго ждать. Сосуды с изображением перуанских божеств. Король посмотрел на него покрасневши- ми от бессонных ночей глазами и спросил: — Готов ли белый вождь предоставить мне свободу за выкуп? — За выкуп? - повторил пораженный Пи- сарро. Но, поразмыслив мгновение, ухмыль- нулся и с легкой издевкой в голосе доба- вил: — За выкуп, говоришь. Ну, хорошо, какой же выкуп ты предлагаешь мне? Атауальпа подошел вплотную к стене, приподнялся на носки и, вытянув вверх правую руку, сказал: — Я наполню комнату до этой высоты зо- лотыми вещами и добавлю, кроме того, два раза по стольку же серебра. Атеизм и религия: страницы истории Писарро остолбенел от удивления. Ком- ната, в которой они находились, была шири- ной в пять с половиной метров, а длиной — в семь; высота же, указанная королем, до- стигала по меньшей мере двух с половиной метров. Он знал уже, конечно, что страна инков богата золотом и серебром, но даже в самых смелых мечтах не мог себе предста- вить столько драгоценного металла. Обретя дар речи, он наклонился, поднял с пола вы- павший из очага уголек и жирной чертой обозначил на стене высоту, указанную Атау- альпой. — Если в течение двух месяцев ты напол- нишь комнату до этой черты, — заявил он, — я отпущу тебя на свободу и снова возведу на трон. — Какую ты дашь мне гарантию, что сдер- жишь слово? — Мое слово свято, — возмутился Писар- ро. — Впрочем, секретарь составит договор, а мы подпишем его крестиками. Такой до- кумент прочен, как стена. Атауальпа разослал по стране курьеров с приказом тотчас же прислать ему все золо- то и серебро, которое имелось в храмах и дворцах. Спустя три недели в Кахамарку стали приходить караваны лам, груженных со- кровищами. Среди них были вещи порази- тельной красоты, которые даже у невежест- венных конкистадоров вызывали восхище- ние. Кубки, бокалы, вазы, тарелки, парад- ное оружие инков — все это вносилось в 129
комнату Атауальпы и сбрасывалось прямо на пол. Испанцы, ошеломленные зрелищем та- ких небывалых сокровищ, порой сомнева- лись, сон это или явь. Они наблюдали го- рящими от алчности глазами, как росла гора из золота и серебра. И несмотря на то что караваны прибывали ежедневно, они торопили Атауалыгу и обвиняли его в том, что он намеренно тормозит выполнение договора. Действительно, выкуп поступал все мед- леннее. То ли все изделия из золота и сереб- ра были уже вывезены, то ли кто-то препят- ствовал сбору выкупа. Атауальпе трудно было судить об этом. Позднее выяснилось, что часть вины за задержку выкупа лежала на жрецах из Куско, Пахакамака и священных островов Титикака. Они были непримиримыми вра- гами Атауальпы и потому не выполнили его приказ. Статуи богов и королей, а также священные эмблемы солнца в форме ог- ромных круглых щитов из золота жрецы закапывали в землю или бросали в озеро. Среди других сокровищ исчезла без следа и знаменитая цепь, которую У айна Капак при- казал выковать в ознаменование рождения своего первенца. И поныне живет среди пе- руанцев легенда, что она лежит на дне озера Уркос. Спустя 40 лет после описываемых событий слухи о скрытых сокровищах как будто бы подтвердились: в горах Вилька- пампа был найден огромный золотой диск солнца, украшенный жемчугом и изумруда- ми. В 1572 году вице-король Перу Францис- ко де Толедо послал его в дар испанскому королю Филиппу II. Когда два месяца уже прошли, а выкуп поступал все медленнее, Писарро в гневных словах обвинил Атауальпу, что он намерен- но затрудняет выполнение договора. Ко- роль был в подавленном состоянии духа, ибо понял, что подданные перестали ему подчиняться и отдали его на произвол бе- лым завоевателям. Он оправдывался, как мог, и объяснял задержку выкупа естест- венными трудностями, которые караваны вынуждены были преодолевать по дороге в Кахамарку. В доказательство своей доб- рой воли король предложил Писарро по- слать в Куско и Пахакамак его людей, а он, Атауальпа, готов снабдить их королевской 130 Франсиско Писарро - завоеватель Перу, Город Кахамарка. охранной грамотой и разрешением на сбор золота. Писарро принял предложение. Он послал в Пахакамак своего единоутробного брата Эрнандо с 20 всадниками, выделив для по- мощи ему двух офицеров — Мигуэля де Эстете и Ксераса, которому мы обязаны описанием этой экспедиции. Доставку сокровищ в столицу Писарро доверил храброму конкистадору Мартину де Могуесу, под началом которого нахо- дились три рыцаря. От Кахамарки до Пахакамака было всего каких-нибудь 160 км. Но дорога шла снача- ла через снежные горы, а затем поворачива- ла в приморскую низину, где стояла тропи- ческая жара. В высоких Андах конкистадоры забо- левали снежной болезнью, у них начались галлюцинации. То они видели среди снегов стаи розовых фламинго, то вдоль ледяной дороги вырастали высокие пальмы. Однажды всем в отряде Эрнандо одно- временно показалось, что у них началась снежная болезнь, потому что они увидели посреди дороги какой-то холмик, который сверкал на солнце каскадом золотых и се- ребряных искр. Руководитель экспедиции выехал вперед, чтобы выяснить, действи- тельность ли это или плод больного вообра- жения. Оказалось, что у дороги отдыхал караван индейцев, который вез огромное количество золотых и серебряных предме- тов для выкупа Атауальпы. Носильщики раскинули лагерь в близлежащем овражке, а сокровища оставили в открытых корзи- нах на дороге. И это они сверкали на солн- це, приведя в замешательство испанцев. По мере приближения к Пахакамаку ме- стность становилась все более обжитой. До- рогами и тропинками шли группы палом- ников, набожных индейцев. Все чаще по- падались городки и деревни, тонущие в зелени садов. Испанцев всюду встречали гостеприимно и сердечно, отводили им удобные квартиры, обильно снабжали едой. Пахакамак, резиденция самого главного бога перуанцев, раскинулся над морем в прекрасной и плодородной долине, по ко- торой извивалась речка Лурин. Это был огромный, с размахом построенный город с просторными площадями, широкими ули- цами и великолепными зданиями. Самой примечательной в нем была возвышающая- ся над всеми остальными строениями пира- мида, сооруженная из миллионов кирпичей и украшенная фресками, изображающими
птиц. У подножия ее окружала высокая сте- на, а на склонах располагались построенные амфитеатром жреческие монастыри и хозяй- ственные помещения. Крутые лестницы ве- ли на самую вершину, где в туче беспрерыв- но кричащих морских птиц виднелся седой храм бога Пахакамака — невидимого твор- ца всего сущего, "Великого духа", имя которого было настолько свято, что никто не отваживался его произносить. Сотни, если не тысячи лет шли в город бесчисленные поколения перуанских палом- ников. Некоторые тратили на это путешест- вие последние силы, чтобы умереть в тени святыни. Поэтому у подножия пирамиды образовалось огромное кладбище, насчиты- вающее миллионы могил. Другие жаждали получить совет у оракула. Но чтобы удосто- иться такого совета, нужно было принести жрецам ценные дары и, соблюдая строгий пост, ждать у ворот в стене 20 дней. Отряд испанской кавалерии всполошил толпу паломников. Объятые суеверным страхом, индейцы расступались перед лоша- дьми, уверенные, что видят какие-то незем- ные создания. Эрнандо направился прямо к нижним во- ротам святыни, находящимся у подножия пирамиды. Путь ему преградила группа оде- тых в белое жрецов, которые заклинали его не переступать священного порога. Испанцы, не поняв ни слова из речи жре- цов, бесцеремонно оттолкнули их и, оста- вив у ворот лошадей, поднялись по лестни-. це на вершину пирамиды. Перед воротами храма, раскинув руки, стоял верховный жрец — седой старик, одетый в шитые золотом одежды. Один из конкистадоров грубо оттолкнул его локтем и повалил на землю. В этот момент все ощутили подземный толчок. Индейцы, убежденные, что бог Па- хакамака таким способом выразил неудо- вольствие по поводу осквернения своего дома, пали ниц и со слезами причитали: — Господин наш, отец наш, смилуйся над нами! Испанцы же, напротив, торжествовали, расценив землетрясение как протест дьяво- ла, который почувствовал, что его власти угрожают приверженцы истинной религии. Они попытались сейчас же ворваться в храм, но его врата, сделанные из очень твердого 132 Перуанское божество с птичьими крыльями за спиной. Золото, инкрустированное бронзой. дерева и украшенные богатой мозаикой из горного хрусталя, бирюзы и корала, никак не поддавались. Не обращая внимания на украшения, ис- панцы стали колотить по вратам приклада- ми, требуя, чтобы их впустили, но им отвеча- ло только глухое эхо от ударов. Тогда они взялись за топоры и стали прорубать от- верстие, тогда как верховный жрец зала- мывал руки и молил бога покарать свято- татцев . Проникнув наконец в храм таинственно- го божества, испанцы принялись оглядывать Атеизм и религия: страницы истории
его и были страшно разочарованы. Это было сумрачное, лишенное всяких украшений по- мещение. В самом далеком и самом темном месте стояла деревянная статуя мужчины в длинных, ниспадающих одеждах. Потрес- кавшееся и почерневшее дерево, а также примитивный характер резьбы свидетель- ствовали, вне всякого сомнения, что идол насчитывал немало сотен лет. Вопреки протестам и стенаниям индейцев Эрнандо приказал вытащить статую из хра- ма и разрубить ее на куски топорами. А на месте, где стоял идол, установили крест, на- скоро вытесанный из досок. После этого конкистадоры принялись грабить прилегающие к святыне здания, что, Храм солнца. впрочем, и было главной целью их экспеди- ции. Однако захваченные трофеи совершен- но не отвечали их ожиданиям. То, что уда- лось собрать испанцам, составляло значи- тельную ценность, но и отдаленно не напо- минало легендарные богатства, которыми славилась святьшя Пахакамака. Не вызыва- ло сомнения, что жрецы, предупрежденные о намерениях чужестранцев, успели заранее спрятать их в безопасном месте. В ярости испанцы подвергли пыткам жрецов и санов- ников города, но так и не принудили их вы- дать сокровища. Солдаты в поисках золота обшарили все закоулки, раскапывали даже могилы и разоряли дома. Эрнандо заметил, что деревянные части храма сколочены зо- лотыми гвоздями, и приказал их вытащить, собрав таким образом 625 кг золота. [...] Атеизм и религия: страницы истории 133
В это самое время Мартин де Могуес с тремя солдатами находился на пути к Кус- ко. Благодаря полученной от Атауальпы охранной грамоте испанцы совершали это трудное путешествие не без комфорта. Це- лая армия носильщиков, сменяясь через несколько километров, несла их на вы- стланных шкурами носилках. В городах и деревнях население радушно приветствова- ло их как посланцев Виракочи. В самом Куско их приняли как богов; горожане вы- сыпали на улицы и встречали их радостны- ми возгласами, забрасывая цветами. Город и его богатства повергли испанцев в изумление. Несмотря на то что большин- ство сокровищ было уже вывезено в счет выкупа Атауальпы, а часть их припрятали жрецы, святыня все еще сверкала золотом и серебром. Конкистадоры не решились тронуть осыпанные драгоценностями мумии королей, но зато полностью "очистили" все здания от золотых и серебряных украше- ний. Особую алчность возбудил в них золотой карниз, украшавший наружные стены храма солнца Кориканчи. Чтобы сорвать этот кар- низ, согнали местных ремесленников и си- лой принудили их выполнить приказ. С го- родскими сановниками, протестовавшими против такого грабежа, испанцы держали себя высокомерно и нагло. Дошло до того, что в один из дней они ворвались в мона- стырь "солнечных дев" и учинили там наси- лие. Никто не смел им в этом воспрепятство- вать, боясь навлечь на себя гнев Атауальпы. Оказалось, что карниз состоял из 700 зо- лотых плашек, каждая из которых весила от 2 до 5 кг. Всю эту фантастическую добы- чу погрузили на спины 200 лам. Караван пустился в обратный путь и прибыл в Каха- марку без всяких приключений. СМЕРТЬ АТАУАЛЬПЫ Мартин де Могуес привез из Куско наряду с золотом и серебром и необычную добы- чу — дочь короля Уайны Капака и единоут- робную сестру Атауальпы княжну Уаилиас Нусту. Франсиско Писарро, ослепленный ее красотой, решил взять ее в жены. Впрочем, в этом своем решении он руководствовал- ся и политическими соображениями, по- скольку родство с королевским домом 134 Перуанский портретный сосуд. Вызывание дождя. Атеизм и религия: страницы истории
Приношение ламы в жертву богу Солнца. Перуанская мумия. могло в немалой степени помочь ему поко- рить страну. Атауальпа охотно дал свое со- гласие на этот брак, надеясь, что Писарро, став его шурином, будет к нему более бла- гожелательным. Монахини подготовили избранницу к кре- щению и, приняв ее в лоно католической церкви, нарекли донной Инес. Вскоре после этого состоялось торжественное бракосоче- тание. Молодых приветствовали радостные крики солдат, оружейный салют, звук воен- ных труб. В свадьбе принимали участие Ата- уальпа и многие индейские сановники. В этот день им казалось, что наступили едине- ние и братание с испанцами, что брак девуш- ки королевской крови с белым вождем принесет свободу плененному королю и но- вое процветание его государству. После окончания свадебных торжеств Писарро стал разрабатывать план дальней- ших захватов страны инков. Но свободу его действий связывал огромный выкуп Атау- альпы, состоящий из множества трудных для транспортировки предметов из золота и серебра. Уступая нетерпеливому желанию подчиненных, Писарро решил выступить в поход после раздела выкупа. Во избежание споров при разделе нужно было переплавить все предметы в слитки одинакового веса. Со всех окрестностей со- гнали в город индейских ремесленников, искусных в обработке металлов. На город- ской площади запылали костры под тигля- ми: статуи, вазы, тарелки, кубки, представ- лявшие собой огромную художественную ценность, переплавлялись в одинаковые слитки золота и серебра. Сокровища, при- сланные для выкупа Атауальпы, были столь велики, что их переплавка заняла целый месяц, при этом ремесленники работали
днем и ночью. Американский археолог С. Лотроп подсчитал, что в соответствии с нынешней покупательной способностью выкуп можно было бы оценить в 200 млн долларов. Однако раздел добычи, несмотря на все принятые меры, не обошелся без скандала. На площади и в домах раздавались крики и вспыхивали ссоры, дело доходило до драк. Индейцы наблюдали эти сцены с удив- лением. Они не могли понять, почему белые воины так яростно борются за металл, кото- рый имеет лишь ритуальную и декоратив- ную ценность. Порядок же раздела добычи был следую- щий. Прежде всего отложили пятую часть, предназначенную королевской казне, затем подходили по одному офицеры и солдаты, чтобы получить свою долю согласно рангу и боевым заслугам. В дневниках конкистадо- ров сохранились достаточно подробные дан- ные, сколько кто получил. Например, каж- дый конник стал обладателем 40,45 кг зо- лота и 81 кг серебра, а пехотинец должен был довольствоваться половиной того, что получал кавалерист. Писарро и второй ис- панский военачальник — Альмагро получи- ли огромное состояние, которое в пересчете на современную валюту составляло миллио- ны долларов. Солдаты, ошеломленные этим внезапно свалившимся на них богатством, ударились в азартные игры. Днем и ночью они играли в кости; золото и серебро с удивительной легкостью переходили из рук в руки. Одни проигрывались до нитки, другие же сказоч- но обогащались. Франсиско Писарро и Альмагро постано- вили незамедлительно отправить в Испанию принадлежащую королю долю вместе с ра- портом, в котором требовали для себя но- вых привилегий. Сопровождать сокровища доверили Эрнандо Писарро. Перед тем как пуститься в путь, Эрнандо пошел проститься с Атауальпой, к которо- му искренне привязался. Король находился в большой тревоге за свою судьбу: ему ни- как не удавалось склонить Писарро выпол- нить договор и вернуть ему свободу. Он горько жаловался на враждебное отношение к нему Альмагро и королевского казначея Рикельма, старика, который заслужил "сла- ву" законченного изверга. 136 — Ты уходишь надолго, - сказал король на прощание Эрнандо. — Для меня это - большое горе. Когда вернешься, меня уже, наверное, не будет в живых. Эрнандо утешал его, как мог, уверяя, что испанцы не собираются лишать его жизни. Вскоре после отъезда Эрнандо начал рас- пространяться слух, что индейцы готовятся к восстанию. В поджигательской деятельно- сти обвинили Атауалыту. По этим слухам, в Кито якобы уже стояло наготове стоты- сячное войско, а в Кахамарку будто бы спе- шили 30 тыс. дикарей с Амазонки, призван- ных верными Атауальпе инками. Нетрудно было найти источник этих тре- вожных слухов. В обозе испанцев служило много индейцев, часть которых являлись непримиримыми врагами Атауальпы; они- то и распускали эти сплетни. Писарро поспешно привел свои войска в полную боевую готовность. Город день и ночь охранялся сторожевыми постами, во все концы были высланы отряды разведчи- ков, лошади стояли под седлами, солдаты спали в полном вооружении, а сам Писарро часто просыпался по ночам, чтобы обойти посты и прислушаться, не приближается ли неприятельская армия. Несколько дней прошло в таком напря- жении. Солдаты постепенно теряли терпе- ние. Подбиваемые Альмагро и Рикельмом, они собирались толпами у дома Писарро и гневно требовали осудить на смерть Атау- альпу, который доставляет им столько хлопот. Писарро решил поговорить с Атауальпой, прежде чем предпринять какие-нибудь шаги против него. — Я относился к тебе, как к брату, — уп- рекал он Атауальпу, — а ты готовишь про- тив меня предательство. Король печально улыбнулся и спокойно ответил: — Ты, наверное, насмехаешься надо мной. Разве я — не твой пленник? Разве могу я го- товить против тебя заговор? Ведь я стал бы первой его жертвой. Спокойный ответ короля сбил Писарро с толку. Не зная, как поступить дальше, он собрал офицеров на военный совет. Боль- шинство высказалось за смертную казнь для Атауальпы. Писарро, по сути дела, был Атеизм и религия: страницы истории
доволен результатами голосования: его уже давно терзал вопрос, что делать со своим венценосным пленником. О возвращении ему свободы не могло быть и речи прежде всего потому, что король сразу же, конеч- но, призвал бы свой народ к восстанию. С другой стороны, он не хотел возить Атау- альпу с собой по стране, живя в постоянном страхе, что его пленник как-нибудь совер- шит побег или будет отбит верными ему индейцами. После военного совета агитация среди солдат за смертную казнь Атауальпы полу- чила новый размах, и Писарро "почувство- вал себя вынужденным" создать судебную комиссию, которая бы подготовила обвини- тельный акт против Атауальпы. Для сохра- нения видимости объективности работы трибунала были назначены прокурор, за- щитник и свидетели. Обвинительный акт готовился в неверо- ятной спешке. Короля обвинили, в частно- сти, в том, что он незаконно захватил трон, что убил своего единоутробного брата Уас- кара, что занимался чужеложеством, буду- чи многоженцем, что пытался подбить народ на восстание против испанцев и что разбаза- ривал государственное имущество, щедро одаривая своих родственников и фавори- тов. Никто даже не потрудился прочесть Атау- альпе этот "документ", мало того, обвиняе- мого даже не допустили к судебному разби- рательству. В то время как он находился в своем заточении, понимая, что в соседней комнате решается его судьба, испанцы для успокоения собственной совести разыграли комедию судопроизводства. Назначенные защитники не пытались оп- ровергнуть обвинительный акт, они только просили о милосердии для короля. Нако- нец судьи удалились на совещание. Они. не старались выяснить, виновен Атауальпа или нет, их волновал лишь вопрос, какие вы- годы или какие неприятности могут вы- текать для испанцев из его казни. В конце концов они вынесли смертный приговор — сожжение на костре. Экзекуция должна была состояться вечером того же дня. Судьи, не желая брать исключительно на себя ответственность за смерть короля, со- звали собрание солдат и предложили им приговор для утверждения. Маленькая груп- Атеизм и религия: страницы истории Атауальпа под стражей. пка честных испанцев отчаянно протестова- ла против приведения приговора в исполне- ние, указывая, что Атауальпа ничем не про- винился, что выдвинутые против него об- винения основаны только на непроверен- ных сплетнях, что суд не имел права выно- сить смертный приговор и что обвиняемого следует отправить в Испанию, ибо только испанский король может решить его судь- бу. Однако при голосовании большинство высказалось за немедленное приведение приговора в исполнение. Судьи направились к Атауальпе, чтобы объявить ему о смертном приговоре. Плен- ный король, обычно сдержанный и высоко- мерный, впервые дрогнул. Глаза его напол- нились слезами. — Что я сделал вам плохого, что вы так со мной поступили? 137
Обращаясь к Писарро, он сказал с уко- ром: — И такую судьбу уготовил мне человек, который получил от моего народа столько доказательств дружбы и доброжелательно- сти, которого я дарил уважением и осыпал золотом. Ты же уверял меня, что белые лю- ди не нарушают договоров, что они держат свое слово. И вот как ты сдержал свое сло- во, вождь! Испанцы слушали эти укоры, опустив го- ловы. На лицах некоторых судей отразились стыд и замешательство. Писарро же резко повернулся и быстро вышел в соседнюю комнату. Видя смущение испанцев, Атауальпа на минуту поддался иллюзии, что его дело не совсем проиграно. Поэтому он умолял ис- панцев даровать ему жизнь, клянясь не толь- ко отдать им полностью свой выкуп, но и удвоить его. Судьи терпеливо выслушали его и, не ответив ни слова, удалились. В ком- нату короля вошли солдаты и начали зако- вывать его в тяжелые цепи. Тем временем Атауальпа справился со своим волнением, снова обрел невозмутимость и с высоко- мерным презрением наблюдал за действия- ми своих палачей. О начале экзекуции возвестили звуки фанфар. Посреди городской площади сло- жили костер из поленьев и хвороста, со Собор в Куско, построенный на фундаменте дворца королей инков. 138 Атеизм и религия: страницы истории
столбом в центре. К этому столбу будет привязан приговоренный. В дрожащем све- те факелов показалась вдруг фигура Атау- альпы. Его сопровождал отец Вальверде, держа перед собой распятие и вполголоса читая заупокойную молитву. Увидев божественного сына солнца, ин- дейцы со стенаниями рухнули на землю. Их била дрожь от суеверного страха. Атауальпа остановился и, как бы пробуждаясь от оце- пенения, с горечью посмотрел на них. Он вдруг болезненно осознал, что никто из его подданных не шевельнул пальцем, чтобы за- щитить его, что он остался один в своем го- сударстве, отданный в руки бородатых па- лачей, которые через минуту бросят его в костер. С трудом справившись с чувством отчая- ния, он ускорил шаги и ступил на костер. Два палача заломили назад его руки и привязали его к столбу. Рядом с костром стоял их подручный с горящим факелом в руке, чтобы по знаку поджечь хворост. Наступил момент приведения пригово- ра в исполнение. Тогда отец Вальверде в по- следний раз призвал короля отречься от ложных богов и принять крещение. Он заве- рил Атауальпу, что, если тот согласится, казнь через сожжение будет заменена гарро- той, т. е. удушением. Самым ужасным для Атауальпы было то, что его поглотит огонь. Ибо он верил, что (как и другие короли) когда-нибудь вер- нется на землю. Но это произойдет только в том случае, если его тело будет забальза- мировано и посажено на трон в храме бога солнца. Видя возможность избежать посмертного исчезновения, Атауальпа решил принять крещение. Доминиканец, счастливый тем, что ему удалось вырвать душу короля из когтей дьявола, окропил Атауальпу святой водой и окрестил Хуаном, так как казнь совершалась в день святого Иоанна Крести- теля. Король обратился с просьбой к Писар- ро, чтобы тот позаботился о его семье и что- бы позволил похоронить его в Кито, где покоились его предки. Завершив свои последние земные дела, он со стоическим спокойствием ожидал каз- ни. Палач накинул на шею приговоренному петлю и стал сноровисто затягивать ее с по- мощью небольшой палочки. Атеизм и религия: страницы истории Труп казненного короля всю ночь лежал на площади, и только под утро его -унесли в собор. В этот же день в соборе было со- вершено торжественное отпевание. Писарро, Альмагро и остальные офицеры появились в трауре. Отец Вальверде в проповеди уве- рял верующих, что Атауальпа отправился в рай, так как умер христианином. Во время богослужения в собор с рыда- ниями и причитаниями ворвались сестры и наложницы Атауальпы, намереваясь ото- брать его тело, чтобы забальзамировать его и похоронить согласно верованиям инков. Конкистадоры с трудом вытолкали обезу- мевших от горя женщин за двери собора. Вопреки воле Атауальпы его похоронили на только что заложенном в Кахамарке ка- толическом кладбище. Однако уже на сле- дующую ночь индейцы выкрали его останки и в торжественном шествии унесли их в Ки- то. Изменник Руминави устроил Атауальпе пышные похороны, надеясь таким образом завоевать доброе отношение к себе со сто- роны тамошних племен и укрепить свое господство над северными территориями. Останки короля спрятали от испанцев, и поныне их не удалось отыскать. Среди ин- дейцев живет легенда, что Атауальпа сидит на золотом троне в одной из бесчисленных андийских пещер и ждет момента, когда страна инков снова станет свободной и он сможет вернуться на трон своих предков. Время стерло из памяти поколений его пре- ступления и окружило его сияющим орео- лом героического мученичества. Перевод с польского Т. ТРИФОНОВОЙ
Миф о Кецалькоатле и испанское завоевание Мексики История человечества знает немало гран- диозных потрясений и катастроф, которые обрушивались на те или иные страны и континенты. И тем не менее в эпоху средневековья трудно найти событие более драматическое, чем то, которое произошло с аборигенами Центральной и Южной Америки, испытавшими на себе все ужасы чужеземного завоевания. В считанные десятилетия их страны превратились в гигантскую колонию двух могущественных держав Старого Света — Испании и Португалии. Европейцы безжалостно разрушали цветущие города, обрекали на гибель народ и бесценные сокровища индейской культуры, Уже к середине XVI в. самобытные и яркие цивилизации, созданные индейцами Мексики и Перу, были насильственно уничтожены конкистадорами (от испан- ского слова "конкиста" — "завоевание", "конкистадор" — "завоеватель"). "Культура метафор и чисел (имеется в виду культура ацтеков. — Ред.), — пишет известный мексиканский историк и философ М. Леон-Портилья, — была разрушена оружием железа и огня. Она исчезла как сон: ученые были уничтожены, рукописи сожжены, а скульптуры и дворцы превращены в груды бесформенных камней". Каковы же были движущие силы конкисты? Что побуждало жителей далекой европейской страны Испании бросать свои дома и привычные занятия и пускаться Атеизм и религия: страницы истории с риском для жизни на утлых суденышках в безбрежные просторы океана? "Участники конкисты, — отмечает советский исследователь И. Р. Григулевич в своей книге "Крест и меч" (1977 г.), — стремились побольше добыть золота и других ценностей в колониях, завладеть землями, поработить местное население, заставить его работать на себя. Эти подлинные цели конкисты маскировались и облагораживались христианской проповедью о спасении душ индейцев... Миссию идеологического камуфляжа выполняла церковь... В заморских владениях она оправдывала богословскими аргументами колониальный грабеж, порабощение и угнетение коренного населения". В ходе конкисты и сразу же после ее завершения в Испании появилось немало документов, воспомина- ний и хроник, посвященных этой теме. Среди их авторов — прежде всего сами конкистадоры, а также первые католические монахи-миссионеры, королевские чиновники, уцелевшие пред- ставители индейской знати, официальные летописцы. Казалось бы, при таком обилии источников все основные события конкисты уже освещены, а исторический фон, на котором они происходили, успешно воссоздан. Однако приходится констатировать, что и на долю современных исследователей остается еще немало нерешенных и спорных вопросов. С некоторыми проблемами, относящимися к истории завоевания испанцами государства ацтеков в Мексике, знакомит читателей доктор исторических наук В. И. Гуляев.
ВСТРЕЧА ДВУХ МИРОВ. КОРТЕС И МОНТЕСУМА 7 ноября 1519 г. отряд Кортеса торжествен- но вступил в Истапалапан — южное пред- местье островной столицы ацтеков Теночти- тлана. Встреча превзошла ожидания испан- цев. "В каких дворцах нас разместили! — восторженно восклицает солдат-летописец Берналь Диас. — Как они обширны, как хорошо выстроены из прекрасного камня, кедра и других душистых деревьев, с чу- десными комнатами, с просторными двора- ми под навесами из хлопчатобумажной ткани. Осмотрев все это хорошенько, мы вышли в огороды и сады, да такие чудес- ные, что не насмотришься, не нагуляешь- ся... Можно было наблюдать, как большие Кортес. челны проходят из озера в сады по ка- налам..." На следующий день с первыми лучами солнца все испанцы были уже на ногах. Повинуясь призывному сигналу трубы, солдаты торопливо разбирали оружие и привычно строились в походную колонну: по четыре человека в ряд. У всех было приподнятое настроение. Приближались ре- шающие минуты. Удастся ли чужеземцам без боя войти по узкой дамбе в великолеп- ную столицу ацтеков? Там, впереди, на сверкающей глади об- ширного озера Тескоко, отчетливо выри- совывались очертания громадного города, с его бесчисленными храмами, дворцами, ступенчатыми пирамидами и садами. Над Теночтитланом всходила заря нового дня — 3 Кечальи, 8 Эхекатль, 1 Тростник эры науа, или 8 ноября 1519 г. по европейскому лето- счислению. "Мы шли, — вспоминает Берналь Диас, - по дамбе, которая здесь шириной в 8 шагов и прямиком ведет в Мехико... Дамба была полна людей... так что мы с трудом прокла- дывали себе дорогу сквозь толпу. Полны народа были также башни, храмы и пиро- ги, прибывающие со всех сторон... Мы не верили глазам своим. С одной стороны, на суше, — ряд больших городов, а на озе- ре — ряд других, и само озеро покрыто чел- нами, и на дамбе много мостов, перебро- шенных через каналы, и перед нами вели- кий город Мехико, а нас — только четыре сотни солдат!.." Правда, здесь солдат-летописец забывает упомянуть о двух "несущественных" дета- лях. Во-первых, за спиной четырех сотен испанцев находилось вполне надежное при- крытие из 10 тыс. союзных индейских вои- нов — тлашкальцев, тотонаков, уэмоцинков и др. Во-вторых, судя по всему, никто и не собирался воевать пока с пришельца- ми. Ацтеки готовили им торжественную встречу. По большой улице, в которую упира- лась дамба, навстречу испанцам двигалась пышная процессия. "...Посреди толпы ин- дейских вельмож, — пишет американский историк Уильям Прескотт, — предшествуе- мых тремя государственными сановника- ми, несшими золотые жезлы, показался царский паланкин, горящий полированным Атеизм и религия: страницы истории
золотом. Его несли на плечах вельможи, а балдахин, усеянный драгоценностями и украшенный серебряною бахромою, под- держивали над ним четыре ассистента того же сана. Они были босы и шли медлен- ным, мерным шагом, опустив глаза в землю..." Увидев чужеземцев, Монтесума (более правильно — Мотекухсома) вышел из па- ланкина и направился дальше пешком по дорожке из красивых тканей, которую расстилали перед ним проворные сановни- ки. Император опирался на плечи двух ближайших своих советников и родствен- ников: Куитлахуака — правителя Истапала- пана и Какамацина — правителя Тескоко. Встреча Кортеса и Монтесумы. Донья Марина переводит разговор. В свою очередь находившийся в голове своего отряда Кортес соскочил с лошади, галантно снял шляпу и, широко улыбаясь, двинулся навстречу грозному тлатоани (ацтекское слово — "правитель", букваль- но — "оратор"). Мгновение спустя предста- вители двух разных миров наконец взгля- нули друг другу в глаза. Вся парадоксальность ситуации состояла в том, что лицом к лицу встретились два исторических персонажа, принадлежавших к абсолютно разным эпохам. Встреча Мон- тесумы и Кортеса выглядит столь же неве- роятной, как, например, встреча Гильга- меша с Иваном Грозным или Тутанхамона с Карлом XII. И тем не менее все происхо- дившее было реальностью. Детали этой Атеизм и религия: страницы истории удивительной встречи мы знаем благодаря нескольким очевидцам. Мотекухсома Шокойоцин (Монтесума II) - девятый правитель Теночтитлана, вступивший на престол в 1502 г. Императору ацтеков было около 40 лет. Черты лица этого высокого, пропорцио- нально сложенного человека, с более свет- лой, чем у других соплеменников, ко- жей отличались правильностью и мягко- стью. Судя по отзывам современников, Мон- тесума был смелым и энергичным правите- лем, искусным полководцем, очень обра- зованным человеком — он имел значитель- ные познания в области астрономии, исто- рии, философии и ораторского искусства. За 17 лет своего довольно беспокойного царствования (1502—1519 гг.) Монтесума не раз демонстрировал свои способности и на поле брани, и на политическом попри- ще. И если правитель ацтеков до сих пор во многих исторических трудах выглядит коварным и подозрительным тираном, же- стоким и суеверным властителем, предав- шим свой народ, то это результат ловкой интриги Кортеса, не только уничтожив- шего главу — тлатоани — ацтеков физиче- ски, но и очернившего его в глазах совре- менников. "В тот роковой день, во вторник, 8 ноя- бря 1519 года... два человека стояли друг против друга, глядя прямо в глаза. Но глаза мексиканца были крохотными озер- цами, которым вскоре предстояло высох- нуть под палящим солнцем иной цивилиза- ции, тогда как во взоре Кортеса искрилось безбрежное море", - писал известный мек- сиканский историк Сальвадор Мадариага. Действительно, перед лицом европейских завоевателей непрочное, раздираемое внут- ренними противоречиями государство ацте- ков исторически было обречено. А пока два человека внимательно изуча- ли друг друга. Но вот Кортес сделал шаг вперед. С видом знатного гранда, раздаю- щего неслыханные богатства, конкистадор протянул Монтесуме нитку дешевых бус из цветного стекла. И было нечто символи- ческое в том, что в обмен на эти жалкие побрякушки он получил от ацтекского правителя два золотых ожерелья тончайшей работы. 143
"Когда Кортес, — вспоминает Берналь Диас, — приблизился к Монтесуме, каждый из них низко поклонился другому. Мон- тесума приветствовал нашего капитана, а Кортес с помощью доньи Марины (инди- анка — переводчица и возлюбленная Кор- теса. — В. Г.) в ответ пожелал ему доброго здоровья... Затем вынул ожерелье, сделан- ное из разноцветных граненых бус... и по- весил его на шею великому Монтесуме, но когда он попытался обнять императора, то был удержан двумя ацтекскими вель- можами, которые посчитали это оскорбле- нием своего государя... После этого Мон- тесума приказал двум своим родственни- кам, которые помогали ему, — правителям Тескоко и Истапалапана — проводить нас до наших жилищ..." Дальнейшее развитие событий хорошо известно: пленение императора ацтеков ис- панцами, их грабежи и насилия в Теночтит- лане, восстание жителей города, бегство и разгром чужеземцев в "ночь печали". И, наконец, трехмесячная осада мексикан- ской столицы конкистадорами, а потом окончательное подчинение страны власти испанского короля. Но что же произошло за те шесть меся- цев, которые отделяют момент высадки Кортеса на побережье Веракруса от его триумфального вступления в Теночтитлан? Как объяснить тот поразительный факт, что сравнительно небольшая армия испанцев и их союзников, не встречая сопротивления, свободно вошла в неприступную столицу ацтеков? В чем причина пассивности ацтек- ского правителя и его двора? ПЕРВЫЕ ИЗВЕСТИЯ Вышитая хитрым многоцветным узором циновка, закрывавшая вход во внутренние покои дворца Монтесумы, слегка приоткры- лась — и два рослых воина дворцовой стражи ввели, а точнее, втащили бессильно повисшего на их руках изможденного че- ловека в рубище простолюдина. У самого ложа изумленного тлатоани человек рух- нул на колени и забормотал, с трудом выго- варивая слова спекшимися от жажды гу- бами: "О великий повелитель! Я — уроже- нец местности Миктланкуаухтлы и прибыл сюда с берегов великого моря. У нас слу- 144 Боевое снаряжение испанцев. чилось там невероятное! Не далее чем не- сколько дней назад я видел, как по морю плавает большая гора, не приставая к суше. И поскольку никто никогда не видел ни- чего подобного, а нам поручено охранять эту часть побережья, то я немедля поспешил сюда рассказать о случившемся". Обеспокоенный столь необычным изве- стием, Монтесума решил немедленно отпра- вить на побережье Веракруса специальную миссию, с тем чтобы проверить на месте достоверность слов простолюдина. И когда несколько дней спустя миссия вернулась в Теночтитлан, возглавлявшего ее жреца немедленно вызвали в царские покои. "О господин и повелитель, — начал жрец, застыв в смиренной позе перед троном тлатоани, — это правда, что туда, на побе- режье великого моря, пришли какие-то неведомые люди и занялись рыбной ловлей с помощью удилищ и сетей. Затем, сев в одну небольшую лодку, они поплыли в море, к двум громадным башням и скрылись внутри их. И людей этих было около 15 человек... Один — в разноцвет- ной одежде, такой безобразной, другие — полураздетые, с платками на голове, с Атеизм и религия: страницы истории
очень белой кожей, белее, чем наша, и все с длинными бородами и волосами почти до ушей". Так 15 апреля 1519 г. Монтесума впер- вые узнал о появлении в восточных преде- лах его обширного государства каких-то таинственных белолицых и бородатых пришельцев, вынырнувших словно приз- раки из голубых просторов океана. Но кто они? С какой целью явились? Первона- чально никаких разумных объяснений столь необычному факту найти не удава- лось. Не помогли здесь и толпы всевозмож- ных магов, колдунов и звездочетов, спешно призванных во дворец. Но вот после озна- комления со старыми рисуночными кни- гами и преданиями Монтесума вспомнил древнюю легенду о тольтекском боге, правителе Кецалькоатле, уплывшем в море на восток от Мексики на волшебном плоту из змей: он обещал однажды вернуться и вновь занять царский трон в Туле-Толлане, столице тольтеков (руины города находят- ся на территории современного мексикан- Боевое снаряжение ацтеков. Атеизм и религия: страницы истории ского штата Идальго). Согласно книгам пророчеств, это событие должно было про- изойти в год 1 Тростник, который повто- рялся каждые 52 года. Высадка Кортеса на мексиканское побережье пришлась как раз на год 1 Тростник. Не вернулся ли это Кецалькоатль, думали ацтеки, вместе с такими странными "плавучими домами"? И не были ли богами эти белолицые чуже- земцы? Если здесь действительно были замеша- ны какие-то непонятные божественные си- лы, то каждый дальнейший шаг во взаимо- отношениях с пришельцами требовал осо- бой осмотрительности. По приказу Монте- сумы сановники из ближайшего к месту высадки селения Куэтлаштлан посетили лагерь Кортеса, чтобы выведать дальнейшие намерения пришельцев. Индейцы принесли с собой щедрые дары — фрукты, початки маиса, птицу и украшения из низкопробно- го золота. С помощью своих переводчи- ков — доньи Марины и Херонимо де Аги- ляра — Кортес объяснил посланцам ацтеков, что испанцы — христиане, вассалы импе- ратора дона Карлоса, величайшего правите- ля на земле, который имеет у себя в подчи- нении множество могущественных царей, и что они прибыли в эту страну по его при- казу, поскольку до него уже много лет до- ходили слухи о ней и о великом государе, который ею правит. Кроме того, ловкий конкистадор заверил простодушных тузем- цев в том, что у него есть важное послание испанского короля, которое он должен вручить лично Монтесуме, а для этого ис- панцам необходимо побывать в столице ацтекского государства. Во время беседы местные художники точно и быстро изобразили на бумаге кораб- ли, лошадей, пушки и самих чужеземцев, их диковинные одежды и бороды. Заметив это, Кортес решил лишний раз продемонстриро- вать индейцам свое могущество. По его сигналу внезапно грянули залпы медных пушек, и тяжелые ядра со свистом вреза- лись в лесную чащу, сокрушая на своем пути и могучие древесные стволы, и раски- дистые ветви. Затея удалась на славу. Испу- ганные индейцы попадали со страху на зем- лю, пораженные громовыми раскатами орудийных выстрелов и их разрушительной силой. 145
Прощаясь, ацтек- ский сановник Тендиле (так называет его Бер- наль Диас) обратил вни- мание на железный шлем одного из конки- стадоров, очень похо- жий, по его словам, на головной убор главно- го божества ацтеков — бога войны Уицилопо- чтли. Не растерявшись, Кортес тут же вручил шлем индейцу, но по- просил вернуть его че- рез какое-то время на- полненным золотым песком, с тем чтобы узнать, отличается ли золото здешней страны от золота испанских рек. Кроме того, в дар правителю Теночтитла- на посылалось несколь- ко наспех собранных вещей: деревянный рез- ной стул, шапка крас- ного сукна с медальо- ном из поддельного зо- лота, нитка стеклян- ных бус и пара простых рубашек из голланд- ского полотна. Несколько дней спустя все эти вещи вместе с рисунками лежали перед Монтесумой. Теперь он распо- лагал наконец самой достоверной информа- цией о заморских пришельцах. И поскольку правитель Теночтитлана не был ни абсолют- ным монархом, ни главой гигантской империи, как это любили и любят утверж- дать некоторые исследователи, то он немед- ленно созвал Большой совет тройственной лиги. Ее основу составлял союз трех горо- дов-государств: Теночтитлана, Тескоко и Тлакопана. Только такой представительный орган и был правомочен обсуждать наибо- лее важные вопросы. Монтесума попросил собравшихся вельмож высказаться отно- сительно просьбы чужеземцев и решить, пускать их в столицу или же силой выдво- рить за пределы государства. Мнения при- город Теночтитлан. сутствующих разделились. Брат тлатоани Куитлахуак считал, что испанцев ни в коем случае не следует пускать в Теночтитлан. Правитель Тескоко — Какамацин, напротив, предлагал встретить белолицых пришельцев со всеми подобающими почестями, посколь- ку, согласно обычаю, ацтеки всегда друже- ски принимали посланцев других государей, в том числе и им враждебных. Если же чужеземцы имеют какие-то дурные намере- ния, то в городе, слава богу, вполне доста- точно воинов, чтобы победить любого врага. После бурных дебатов большинство членов совета высказались в поддержку мнения Какамацина. Роковое решение было при- нято. Но Монтесуме хотелось до конца проверить и версию о "возвращении 146 Атеизм и религия: страницы истории
Кецалькоатля". И потому он отправляет в Веракрус специальное посольство с бо- гатыми подарками, среди которых нахо- дился и полный костюм бога Кецалькоатля (в том числе маска, нагрудное украшение и браслеты из нефрита и бирюзы). Послы получили, согласно свидетельству испанского монаха Бернардино де Саагуна, тщательно разработанные инструкции от своего повелителя. Император якобы ска- зал буквально следующее: "Наш господин Кецалькоатль прибыл. Идите и встречайте его. Слушайте, что он скажет вам, с вели- чайшим вниманием. Эти сокровища, кото- рые вы должны вручить ему от моего име- ни, являются божественными украшениями, принадлежащими ему одному". Посольство сопровождала большая груп- па знахарей, колдунов и звездочетов, кото- рым было поручено "околдовать" Кортеса и заставить его уйти из Мексики назад. Сре- ди них выделялся человек по имени Кин- тальбор, по внешности — точная копия пред- водителя конкистадоров (портрет Кортеса еще ранее был доставлен Монтесуме). Со- гласно законам магии, все, что происходит с двойником, должно случиться вскоре и с оригиналом. Через некоторое время, нахо- дясь в лагере испанцев, Кинтальбор заболел (видимо, специально зараженный какой-то тяжелой болезнью, с тем чтобы заболел и Кортес и, испугавшись, уплыл на своих ко- раблях восвояси). Вскоре перед походным шатром Кортеса появилась пышная процессия послов Монте- сумы. Молча расстелив у входа несколько циновок, они не спеша стали раскладывать перед конкистадорами драгоценные подар- ки. У испанцев при виде этих сокровищ раз- горелись глаза. "Первым было круглое блюдо, — вспоминает Берналь Диас, — раз- мером с тележное колесо с изображением солнца и различными резными фигурами, все из чистого золота. По словам взвеши- вавших его людей, оно стоило 10 тыс. золо- тых песо. Вторым было круглое массивное блюдо из серебра с изображением луны, даже большего размера, чем первое, очень ценная вещь. Третьим был шлем, доверху наполненный золотым песком, на сумму не менее чем 3 тыс. песо. Затем появилось 20 золотых уточек великолепной работы, несколько украшений в виде фигурок со- Атеизм и религия: страницы истории бак, ящеров и обезьян, 10 ожерелий очень тонкой работы, несколько подвесок, дюжи- на стрел и маленький лук, два жезла в пол- метра длиной — все из чистого золота. Были там головные уборы из красивых зеленых перьев, веера из того же материала, 30 кип тонких хлопчатобумажных тканей и мно- жество других вещей, которые я не могу вспомнить..." Послы поцеловали землю у ног Кортеса и, окурив его и всех окружающих аромат- ным дымом благовоний из глиняных жаро- вен, изложили ответ Монтесумы: импера- тор выражал чужеземцам чувство искрен- ней дружбы и готов был принять их в сто- лице. Таким образом, уловка Кортеса с несу- ществующим посланием от великого госу- даря сыграла свою роль. Испанцы оконча- тельно убедились в том, что в глубинных районах Мексики находится обширная и бо- гатая золотом страна, правитель которой не собирается пока открыто выступить против них с оружием в руках. Оставалось лишь найти способ подчинить эту страну. И об- стоятельства вскоре предоставили его. ПОД ЛИЧИНОЙ КЕЦАЛЬКОАТЛЯ. ОТ ВЕРАКРУСА ДО ЧОЛУЛЫ Уже первые недели пребывания испанцев в Веракрусе выявили одну поразительную особенность. Местные индейцы — тотона- ки — оказали чужеземцам самый сердечный прием. Находясь в полной зависимости от Монтесумы и терпя всяческие притеснения от его чиновников и солдат, тотонаки уви- дели в лице заморских пришельцев своих союзников в борьбе против ацтеков. Толь- ко теперь Кортес понял, какое могучее ору- жие для исполнения его дерзких планов послала ему судьба. Все племена и народы на окраинах обширного ацтекского госу- дарства буквально стонали от тяжелых поборов и даней в пользу владык Теночтит- лана и лишь искали удобного случая, чтобы выступить с оружием в руках против своих угнетателей. И все же конкистадор отдавал себе от- чет в том, что, прежде чем идти на столи- цу ацтеков через труднодоступные горные хребты, нужно было создать опорную базу на побережье для связи с испанскими 147
колониями на Кубе и Бити. "Как только мы заключили этот договор о союзе с пра- вителями двадцати или более селений то- тонаков, которые взбунтовались теперь против Монтесумы... — пишет Берналь Диас, — мы решили с их помощью немед- ленно основать город Вилья-Рика-де-ла- Вера-Крус ("Богатый город истинного крес- та") на равнине, в двух километрах от селе- ния Куэтлаштлан". В течение нескольких недель, будто по мановению волшебного жезла, на пустын- ных берегах бухты вырос настоящий испан- ский город — с церковью на главной площа- ди, арсеналом, рынком и домами поселен- цев, чинно выстроившимися под прямым углом к улицам. Одновременно была воз- ведена и крепость, пушки которой надежно защищали все подходы к городу: и со сто- роны моря, и со стороны суши. Теперь можно было подумать и о походе на Теночтитлан. 16 августа 1519 г. Кортес покинул гостеприимную страну тотонаков и отправился на северо-запад, туда, где видне- лись на горизонте голубоватые вершины гор Тлашкалы. В этом далеком и опасном походе он мог рассчитывать пока только на четыре сотни пеших испанских солдат с шестью орудиями, 15 кавалеристов и не- сколько тысяч союзных индейских воинов из Семпоалы. Но Кортес уже твердо знал, что в самом ближайшем будущем силы ис- панцев неизмеримо возрастут: его союзни- ками и друзьями готовы были стать все покоренные ацтеками племена и народы. Первоначально конкистадоры двинулись к Тлашкале — небольшому государству индейцев-науа. Этот маршрут был избран ими не случайно. Кортес действовал по со- вету правителя тотонаков, заверившего предводителя испанцев в том, что храбрые и воинственные тлашкальцы, будучи смер- тельными врагами ацтеков, во многом облегчат отряду завоевателей поход на Те- ночтитлан. Так оно и случилось. Верховный совет Тлашкалы, состоявший из четырех важ- нейших сановников, отвергнув предостере- жения юного вождя Шикотенкатля, решил встретить конкистадоров как союзников и друзей. "Тотчас же отправились на встречу с ними правители Тлашкалы, — говорится в одной индейской хронике XVI в. — Они 148 несли с собой пищу: индюков, яйца, тонкие белые лепешки... "Вы утомились, господа наши... Вы устали, придите и ступите на нашу землю: вся Тлашкала будет вашим домом. Город Орла, Тлашкала, будет ва- шим домом". Получив в Тлашкале солидное подкреп- ление — 6 тыс. отборных воинов, армия Кортеса двинулась дальше — к Чолуле, священному и древнему городу, знамени- тому по всей Мексике благодаря своему ве- ликолепному храму в честь бога ветра и воздуха Кецалькоатля, а также богатством своих жрецов и правителей. Чолула подчи- нялась Монтесуме, хотя и сохранила извест- ную самостоятельность в вопросах внут- реннего управления. У городских ворот конкистадоров с по- четом встретили высшие сановники Чолу- лы, разместившие весь отряд Кортеса в удобных комнатах на территории главного храма. А союзников испанцев оставили на квартирах в пригородной зоне. На третий день пребывания в городе Кортес обвинил его жителей в заговоре и измене и осуществил одно из самых же- стоких злодеяний в истории конкисты. По его приказу правители и сановники Чолулы были собраны во дворе храма Кецалькоатля и затем их живьем бросали в огромный кос- тер, разведенный у подножия ступенчатой пирамиды. Вслед за этим конкистадоры и их тлашкальские союзники окружили плотным кольцом весь город и принялись убивать и грабить его жителей. Кровавое побоище длилось почти три дня. По самым скромным подсчетам, тогда погибло не ме- нее 5 тыс. горожан. Единственной целью этого злодеяния, если не считать грабежа, было, видимо, стремление Кортеса сломить и запугать индейское население Мексики перед решающим броском на Теночтитлан. Вполне естественно, что ловкий конкиста- дор и здесь постарался снять с себя вину, обвинив во всем самих чолульцев, которые отказались якобы снабдить испанцев про- довольствием и замыслили с помощью Монтесумы уничтожить в ближайшее время незваных гостей. "Не учини мы расправы, — откровенно признается Берналь Диас, — наша жизнь была бы в великой опасности со стороны отрядов мексиканских (ацтекс- ких. — В. Г.) и чолульских воинов... Рас- Атеизм и религия: страницы истории
права, раз она была произведена, явилась хорошим делом: индейцы Новой Испании (Мексики. — В. Г.) увидели и поняли, что их идолы злы и лживы, так как все их обе- щания не сбылись..." В помещении главного храма Чолулы был торжественно водружен христианский крест, а языческие боги низвергнуты со сво- их пьедесталов. Ограбив и спалив дотла этот некогда богатый город, испанцы двинулись дальше в глубь страны. До столицы ацтеков остава- лось менее 80 км. Будучи неплохим поли- тиком, Кортес никак не мог понять, почему столь могущественный правитель, как Мон- Расправа в Чолуле. Уацилпочти - бог войны и главный бог ацтеков. Атеизм и религия: страницы истории 149
тесума, в распоряжении которого находятся десятки тысяч воинов и почти неисчерпае- мые материальные ресурсы, до сих пор хра- нит странное молчание и не предпринимает активных мер, чтобы не допустить чужезем- цев в свою столицу. Конкистадор просто не верил в искренность дружеских чувств какого-то "варварского царька". Каждый миг он ждал коварного удара в спину. И потому заставлял своих солдат спать по ночам не раздеваясь, с оружием в руках. Но проходили дни, до главного города ацтеков было рукой подать, а вокруг по-прежнему все оставалось спокойным. Лишь у самого порога ацтекской столи- цы, в Койоакане, произошло еще одно со- бытие, имевшее самое прямое отношение к легенде о Кецалькоатле. Четыре индей- ских мудреца — последователи и знатоки культа бога Кецалькоатля — вышли на- встречу испанцам, неся с собой свои древ- ние иероглифические книги, хранившие зна- ния многих и многих поколений. Но кон- кистадоры не стали их даже слушать: они натравили на бедных старцев своих свире- пых собак. Убежать и спастись удалось лишь одному. Остальных псы разорвали в клочья. Затем Кортеса встретило вблизи Теноч- титлана еще одно посольство Монтесумы, принесшее с собой драгоценные подарки, сделанные преимущественно из золота. К тому времени коренные обитатели Мексики уже давно разобрались в том, чего ищут в их краях белолицые чужеземцы. Разобра- лись и по достоинству оценили алчность христианского воинства. "Они дали испанцам фляги из золота, — гласит Флорентийский кодекс индейцев- науа, — флаги из перьев кецаля и золотые ожерелья. И когда они дали им это, счастье выражали лица испанцев, они возрадова- лись, они были в восхищении. Словно обезь- яны, хватали они золото, раскачиваясь от удовольствия, как будто оно их преобра- зило и озарило ярким светом их сердца. Поскольку ведь это истина, что они стремят- ся к нему с неизъяснимой жаждой. У них раздулось от него брюхо, они рвутся к не- му, как голодные'*. В последний момент, обеспокоенный дра- матическими событиями в Чолуле и убийст- вом трех мудрецов - знатоков культа Кецалькоатля, Монтесума вновь собрал 150 своих вельмож на совет, с тем чтобы решить, следует ли пускать в столицу столь алчных и жестоких людей, каковыми показали себя пришельцы. Ореол "сынов Кецалькоатля", окружавший когда-то конкистадоров, те- перь сильно поблек и исчез: становилось все более очевидным, что к городу прибли- жался опасный и беспощадный враг. Но советники Монтесумы оставались непре- клонными. Их словно загипнотизировали слова тескоканского правителя Какамацина о необходимости принять послов чужезем- ного государя. Путь на Теночтитлан был открыт. ГИБЕЛЬ ИМПЕРИИ Полный успех задуманного Кортесом пред- приятия — беспрепятственный вход в прак- тически неприступную островную столицу ацтеков и необъяснимо пассивное, но неиз- менно дружеское отношение Монтесумы к пришельцам — всегда потрясал воображе- ние исследователей. В этом событии все было необычно и загадочно. Объяснить его могло лишь одно чудо. И в самом деле, "горсть искателей счастья... смогла прибыть к берегам могущественной империи, насе- ленной храбрым, воинственным племенем, и, вопреки неоднократным запрещениям монарха той империи, проложить себе путь в самый центр ее!.. Это факт почти чудес- ный, почти сверхъестественный, единствен- ный в своем роде в истории мира". Написавший эти восторженные слова че- ловек — американский историк У. Прес- котт — не дает здесь еще своего объяснения выявленным "чудесам". Но были люди — и до и после него, — которые без всяких колебаний решили, что сам "необычный" характер успехов Кортеса в Мексике и по- разительно быстрая гибель ацтекской импе- рии связаны лишь с одним фактом: Монте- сума, следуя какому-то старому пророче- ству и древним легендам о Кецалькоатле, поверил в то, что на берег Веракруса выса- дился не враг и завоеватель, а сам бог с его сторонниками; а с богами, как известно, воевать бессмысленно. Отсюда и весь ход дальнейших событий. Итак, Монтесума и Кортес встретились у входа в Теночтитлан, обменялись подар- ками и, произнеся подобающие столь ис- Атеизм и религия: страницы истории
торическому событию речи, направились ко дворцу, где должны были разместиться конкистадоры. Что же случилось потом? Если верить словам Кортеса, император ацтеков, поселив своих многочисленных "гостей" в обширных покоях старого двор- ца, спокойно удалился в свою резиденцию, расположенную неподалеку. То же самое утверждает и "бесхитростный рубака" Бер- наль Диас. Оба конкистадора почти слово в слово говорят о том, что рискованный план пленения правителя Теночтитлана был осуществлен лишь неделю спустя после прибытия испанцев в город как ответная мера на нападение ацтекского отряда на гарнизон Веракруса. С другой стороны, многочисленные ав- торы (Лас Касас, Чимальпахин, Саагун) категорически отвергают эту версию. Из их сообщения недвусмысленно вытекает, что Монтесума и его приближенные были схвачены испанцами сразу же по прибытии в старый дворец. Все высшие сановники ацтекского государства, и в их числе сам тлатоани, оказались в западне. Коварный план конкистадора увенчался полным ус- пехом: самая могущественная держава оказалась обезглавленной и потеряла вся- кие шансы на победу. Ни Монтесума, ни его приближенные не подозревали, что станут жертвами вероломных чужеземцев уже в первые часы их пребывания в Теноч- титлане. Теперь, имея в руках столь влиятельных заложников, Кортес мог смело дикто- вать свою волю и ацтекам, и остальной Мексике. Кортес считал, и не без основания, что ацтеки, пока тлатоани и другие их высшие сановники находятся в плену, побоятся открыто выступить против испанцев. В слу- чае же смерти Монтесумы предполагалось разжечь междоусобную борьбу за трон и посадить на него одного из ставленников Кортеса. Следовательно, живой или мерт- вый, Монтесума был весьма удобным поли- тическим инструментом в борьбе за господ- ство испанцев над Мексикой. Но для того, чтобы оправдать себя в гла- зах короля и всей Испании, Кортес идет на еще более гнусный шаг: он искусно и терпеливо рисует в "Письмах Карлу V" фантастический портрет своего антипода — Атеизм и религия: страницы истории Монтесумы. Он изображает его всемогущим императором никогда не существовавшей в действительности империи, верховным правителем феодальной державы, бесчис- ленного сонма вассалов и сеньоров евро- пейского толка, которых никогда и в по- мине не было в государстве ацтеков, деспо- том, коварным, подозрительным и жесто- ким, приказы которого заставляли окру- жающих трепетать от страха, человеком суеверным и колеблющимся, доверяющим больше таинственным небесным знамениям и предсказаниям жрецов, нежели фактам реальной жизни. И этот красочный портрет, написанный бесспорно опытной рукой мас- тера политической интриги, произвел долж- ное впечатление. Кортеса великодушно про- стили за все его злодеяния на мексиканской земле не только король, но и многие про- свещенные умы Европы. Еще бы, ведь речь шла о победоносном наступлении носителей святой христианской веры на один из мрач- нейших оплотов язычества. Насквозь фальшива в "Письмах" и сцена "добровольной" передачи власти Монтесу- мой в пользу испанского короля. "Несколько дней спустя, — пишет кон- кистадор в своем послании Карлу V от 30 октября 1520 г., — упомянутый Монте- сума созвал всех правителей близлежащих городов и земель, и, когда они собрались, он послал сказать мне, чтобы я пришел туда, и после моего прибытия заявил им следующее: "Братья и друзья мои, вы зна- ете, что уже прошло много времени с тех пор, как ваши отцы и деды стали поддан- ными моих предков и моими, и всегда вы видели от меня хорошее обращение... а вы делали то, что обязаны делать... верные вас- салы; и также, я полагаю, вы знаете от ва- ших предков о том, что мы не являемся коренными жителями этой земли, что они пришли сюда из очень дальней страны, их привел сеньор, который здесь нас покинул и вассалами которого все мы были... И он сказал, что когда-нибудь вернется или при- шлет кого-нибудь с такой силой, которая заставит нас подчиниться его власти. Вы хорошо знаете, что мы всегда ждали этого; и, судя по тому, что сказал нам этот ка- питан (Кортес. — В. Г.) о том правителе и господине, который прислал его сюда, и, судя по стороне света, откуда он прибыл, 151
я уверен, что это и есть тот сеньор, которо- го мы ожидали... И с этих пор и впредь вы должны повиноваться этому великому правителю, поскольку он и есть ваш настоя- щий господин, а вместо него вы повинуй- тесь пока этому капитану; дань, которую вы платили мне, и услуги, которые вы делали мне до сих пор, платите и делайте ему, потому что я сам должен платить нало- ги и исполнять все, что он мне прикажет..." И все это он говорил плача, испуская горь- кие вздохи... И точно так же все те сеньоры, которые ему служили, заплакали так, что какое-то время не могли дать ответа. И я уверяю Ваше величество, что среди испан- цев, присутствовавших там, не было ни одного человека, который не чувствовал бы к нему огромного сострадания". На этом выступлении, приписываемом Кортесом ацтекскому правителю, стоит ос- тановиться несколько подробнее. Ведь речь идет о важном политическом документе. Одним росчерком пера ловкий конкистадор подводил прочную моральную и юридиче- скую базу под свои захватнические устрем- ления в Мексике. Весьма удобным оказался акт "добровольной" передачи власти Монте- сумой в руки чужеземцев и для испанского короля: тем самым он получал право на владение почти всей мексиканской терри- торией. Надо ли говорить, что дарствен- ная речь" Монтесумы была такой же гру- бой фальшивкой, как и знаменитая булла императора Константина в пользу римско- го папы. Тлатоани ацтеков не мог созвать своих сановников и вождей, поскольку большинство из них находилось вместе с ним в плену. Неужто он был столь наив- ным человеком, чтобы после всего случив- шегося в Чолуле и Теночтитлане с ним и его подданными поверить на слово чужеземно- му авантюристу, будто тот — посланец дале- кого и могущественного монарха и имеет от него специальное письмо? Больше того, так и не увидев этого пресловутого посла- ния из-за океана, тлатоани вдруг доброволь- но признает себя вассалом испанского коро- ля и ввиду отсутствия оного передает власть "письмоносцу" Кортесу. Что же касается религиозно-идеологиче- ских причин этого странного поступка, которые приводит конкистадор в своем втором послании Карлу V, то они тоже вы- 152 глядят далеко не бесспорными. Фигура "владыки мира", или "повелителя вселен- ной", обрисованная Кортесом, совершенно чужда политическим и социальным взгля- дам населения древней Мексики. Этот "по- велитель вселенной", вассалами которого якобы являлись все местные индейцы, явно порожден чисто заокеанскими религиозны- ми воззрениями "мессианского" толка. В Мексике, как и в других развитых облас- тях доколумбовой Америки, где основной формой территориально-политического де- ления выступали город-государство ("ном") или объединение из нескольких городов- государств, а в сфере религии господствова- ли многочисленные городские божества, еще вчера считавшиеся племенными, не бы- ло и не могло быть ни единого или всей Мексики правителя, ни единого универсаль- ного бога в духе Христа. СТРАННЫЕ ПРЕВРАЩЕНИЯ БОРОДАТОГО БОГА Еще меньше оснований связывать этого таинственного "повелителя вселенной" с бо- гом Кецалькоатлем из индейских мифов. Показательно, что ни Кортес, ни Берналь Диас ни разу не упоминают имени Кецаль- коатля, хотя они оба не прочь щегольнуть при случае своими познаниями: конкиста- доры попросту не знали этого мифа. Для Кортеса "повелитель вселенной" был не бо- гом, а земным правителем, который привел когда-то ацтеков и другие племена науа в Центральную Мексику, а теперь вернулся с востока обратно. Отождествление кортесовского "повели- теля вселенной" с богом Кецалькоатлем — дело рук последующих поколений испан- ских летописцев, главным образом служи- телей католической церкви. Цель этой ком- бинации до удивления проста — подкрепить права Испании на мексиканские земли ссылками на индейские же предания и ми- фы и одновременно ускорить христианиза- цию основной массы индейцев. В действительности такой знаток мек- сиканской истории, каким был, по всеоб- щему признанию, Монтесума, никак не мог утверждать, что именно Кецалькоатль (будь то бог или человек) привел ацтеков с восто- ка, из дальних краев, в долину Мехико. Атеизм и религия: страницы истории
Ни в одном доколумбовом предании, ни в одном древнем рисуночном кодексе Ке- цалькоатль не связывается с миграцией предков ацтеков. Они пришли в долину Ме- хико не с востока, а с запада, ведомые не Кецалькоатлем, а богом войны Уицилопочт- ли. И уж совсем нелепыми выглядят позд- нейшие европейские домыслы по поводу внешнего облика Кецалькоатля. В некото- рых писаниях колониального периода этого бога изображают белокожим и бородатым проповедником милосердной, всем понят- ной религии, весьма похожей на христианст- во. Среди его регалий якобы часто встреча- ется католический крест. На этой основе, как грибы после дождя, рождались всевоз- можные гипотезы о ранних плаваниях евро- пейских миссионеров и рыцарей через Атлантику к берегам Нового Света и о том, что Кецалькоатль — это не кто иной, как один из христианских апостолов, принес- ший свет истинной веры на американский континент за много веков до Колумба. По словам ранних испанских авторов, Кецалькоатль всегда выступает как белоко- жий и бородатый персонаж, приплывший в Мексику с востока и впоследствии туда же удалившийся, но с обещанием обяза- тельно вернуться в один прекрасный день и час. Повсюду, где Кецалькоатль ступал на мексиканскую землю, он насаждал среди местных племен ростки цивилизации — учил их письменности, земледелию, обработке металлов, ремеслам. В этих же трудах Кецалькоатль с бородой и с "крестом" на щите. Кодекс Маглиабекчиано. XVI в. Кецалькоатль — бог ветра, без бороды. Кодекс Борбоникус. XVIв. Атеизм и религия: страницы истории 153
утверждается, что легенда о возвращении Кецалькоатля сильно облегчила Кортесу завоевание могущественного государства ацтеков, так как Монтесума принял пред- водителя конкистадоров за вернувшегося бога и без боя сдал ему свою столицу. "Все варианты данного предания, — пи- шет историк С. Гордон (США), — говорят о белых людях с бородами, которые пере- секли Атлантику и сделали фундаменталь- ный вклад в дело передачи достижений культуры Средиземноморья в Мезоамерику и некоторые области Южной Америки". Чарлз Боланд из США утверждает в свою очередь, что легенда о Кецалькоатле свя- зана с проникновением в Америку монахов, бежавших от нашествия норманнов из Ис- ландии в неизведанные просторы океана около 1000 г. н. э. В стране тольтеков (Мексика) предводитель европейских мо- реплавателей был обожествлен индейцами, став их богом Кецалькоатлем. "Он, — продолжает Ч. Боланд, — ввел среди индей- цев новую, более гуманную религию, без человеческих жертвоприношений, научил местных жителей земледелию и ремеслам. Потерпев неудачу в своих религиозных и политических начинаниях, Кецалькоатль ушел от тольтеков на побережье Мексикан- ского залива и там исчез, обещав вернуться в годовщину своего рождения — в год "Се Акатль" тольтекского календаря. Его пророчество совпало с появлением Кортеса в 1519 г. - в год "Се Акатль" по ацтек- скому календарю, и это помогло конкиста- дорам быстро победить Монтесуму". В свою очередь мексиканец Франсиско Абадиано отождествляет Кецалькоатля с древнескандинавским божеством Вотаном и считает это достаточным, чтобы говорить о плаваниях норманнов в Мексику. Бсть точки зрения, которые связывают происхождение легенды о Кецалькоатле с появлением у берегов Нового Света ко- рабля из Ирландии (плавание святого Брен- дана в VI в. н. э.), из Норвегии (X—XI вв. н.э.), из Восточного Средиземноморья (фи- никийцы — I тысячелетие до н. э.; шумеры — III тысячелетие до н. э.). Но, пожалуй, самую необычную версию на этот счет выдвинул недавно глава одной религиозной секты из США Поль Хансон. Он утверждает, что Кецалькоатль — это сам Иисус Христос, при- 154 бывший со своими приверженцами в Аме- рику сразу же после своего чудесного вос- кресения. Абсолютно о том же говорится и в священной книге мормонов. Таким образом, загадочную персону древнемексиканского божества использова- ли и используют для доказательства самых разных, подчас взаимоисключающих взгля- дов о влиянии ранних цивилизаций Старого Света на доколумбову Мексику. КЕЦАЛЬКОАТЛЬ: БОГ И ЧЕЛОВЕК Вокруг фигуры Кецалькоатля накопилось сейчас столько всевозможных домыслов, догадок и более чем смелых гипотез, что порой не только простому читателю, но и специалисту трудно разобраться в этом бумажном море, отличить строго проверен- ные факты от ловких выдумок. В настоящее время можно считать твер- до установленным, что в доколумбовой Мексике среди индейцев языковой группы науа существовало представление по мень- шей мере о двух Кецалькоатлях. Один из них — Се Акатль Топильцин-Кецалькоатль, видимо, лицо историческое: так звали од- ного из тольтекских правителей Тулы (Толлана), жившего в X в. По преданию, после ожесточенной борьбы за трон с сопер- никами из другой группировки знати и жрецов Топильцин потерпел поражение и вынужден был бежать со своими сторон- никами на юго-восток, на побережье Мекси- канского залива. С именем Топильцина- Кецалькоатля связывают начало тольтек- ского вторжения на территорию майя — полуостров Юкатан и горную Гватемалу — в X в. У майя этот персонаж был известен под именем Кукулькан, что означает "Пер- натый Змей", т. е. точная калька имени Кецалькоатль. Народ Кецалькоатля, тольтеки, был многоопытным средь народов. Все им давалось легко и просто: камень бесценный они гранили, золото плавили и отливали, дивные делали украшенья из птичьих перьев они. Эту сноровку в трудах каждодневных, многообразье искусств и ремесел, все их уменье, всю их мудрость им Кецалькоатль дал... Атеизм и религия: страницы истории
Были тольтеки очень богаты, было еды у тольтеков вдоволь: тыквы - как говорит преданье — были толстыми и большими; толстыми и большими были, как жернова, початки маиса; а амаранта пышные стебли были подобны высоким пальмам - таким, что впору на них взбираться, впору влезать на них... Были тольтеки очень богаты, счастливы были они безмерно, грусти и нищеты не знали, были полны добра их жилища, им голод неведом был... Но Кецалькоатля, жившего с ними, маги не раз, говорят, пытались ложью привлечь к человеческим жертвам - чтобы людей убивал. Он не хотел - он любил тольтеков, племя свое не хотел губить он... И говорят, разъярились маги, в них закипела лютая злоба, стали они над ним издеваться и насмехаться над ним. И колдуны и маги грозились, что изведут его и уничтожат, чтобы ушел он, чтобы исчез он, - так и произошло. В год Тростника, в первый год, он умер. Так, говорят, все это случилось: он удалился, ушел на землю черного цвета и красного цвета - ушел умирать туда. В год Тростника, в первый год, он пламя сам раздул и сам себя сжег он, место, где он горел, пылая, теперь Пепелищем зовут. И говорят, что, когда сгорел он, в воздух пепел его поднялся, пепел увидеть слетелись птицы, те, что летают высоко в небе: гуакамайя, синяя птица, радужная красно-синяя птица, желто-коричневая и другие. Едва лишь пламя костра погасло, взвилось Кецалькоатля сердце, неба достигло и там осталось. И, говорят старики, это сердце утренней стало звездой. Второй Кецалькоатль — синкретическое божество науа, бог воздуха и ветра, изо- бретатель письменности, ремесел и земле- делия, покровитель знаний. Именно с этим божеством и связывают ранние испанские хронисты и некоторые современные ав- торы легенду о возвращении бородатого 155
и белокожего бога, так облегчившую Кор- тесу захват Теночтитлана. Если Кецалькоатль и "повелитель все- ленной" из "Писем" Кортеса — одно и то же лицо, как утверждают многие авторы начиная с XVI века, то его нельзя считать богом. Речь идет о земном человеке, могу- щественном правителе былых времен, на что прямо указывает сам завоеватель Мек- сики. В таком случае мы должны, видимо, сопоставить Кецалькоатля с тольтекским правителем Топильцином. Однако ни в од- ной индейской летописи не говорится, что он был первым или последним царем Ту- лы: Се Акатль Топильцин — один из многих представителей династии тольтекских вла- дык, существовавшей с IX по XII в. н. э. Не мог быть Топильцин-Кецалькоатль и ос- нователем "империи" ацтеков, поскольку ацтеки-теночки пришли в долину Мехико лишь в XIII в. Таким образом, нужно счи- тать Мотекухсому полным невеждой и глупцом, чтобы приписать ему странное решение добровольно передать власть по- сланцам какого-то тольтекского правителя, умершего 600 лет назад! Если же, вопреки собственным утверж- дениям Кортеса, допустить, что он подра- зумевал под "повелителем вселенной" не человека, а бога Кецалькоатля, то и здесь имеются самые серьезные возражения. Ни в одном из индейских документов или преданий, ни в одном рисуночном ко- дексе доколумбовых времен нет упомина- ний о том, что бог Кецалькоатль вернется в страну с востока и вновь получит в ней верховную власть. Нигде, кроме поздней- ших писаний испанских хронистов и мона- хов, нет данных о том, что бог Кецалько- атль имел светлые волосы, белую кожу и необычайно высокий рост. Кецалькоатль у ацтеков никогда не был главным божест- вом, хотя и занимал достаточно почетное место в их пантеоне. Один из знатоков ацтекской культуры, американский ученый Джордж Вайян, как бы подводя итог дискуссии о Кецалькоатле, пишет: "Монахи решили использовать этот миф (миф о Кецалькоатле. — В. Г.) как доказательство того, что апостол Фома посетил в свое время Мексику и обратил в христианство жителей, затем вновь вер- нувшихся к язычеству. Стремясь оправдать 156 завоевание, монахи придавали огромное значение мифу о белокуром боге, обещав- шем при прощании со своим народом вер- нуться к нему с востока по морю. Однако Кецалькоатль из летописей древней Мекси- ки никогда не был белокурым. Его обычно изображали с черной бородой и раскрашен- ным лицом, если только он не был пред- ставлен в обличье бога ветров в маске Ээкатла" (в виде утиного клюва. - В. Г.). И наконец, последнее. Даже если допу- стить, что индейцы Мексики действительно верили в то, что с высадкой Кортеса на по- бережье Веракруса в страну вернулся бог Кецалькоатль, то это могло сыграть извест- ную роль лишь для первоначального, "мир- ного" проникновения конкистадоров в глу- бину мексиканской территории. Но и в этом случае на ход самой конкисты миф не ока- зал бы никакого существенного влияния. Тем более нельзя считать его решающим фактором в гибели государства ацтеков. Можно напомнить, что после "ночи печали", когда наголову разбитый Кортес вынужден был бежать из Теночтитлана, потеряв всю свою артиллерию и две трети солдат, ацте- ки получили все шансы на успешное сопро- тивление захватническим планам испанцев. Парализующее воздействие легенды о воз- вращении милосердного бога на умы и серд- ца индейского населения страны окончилось. Пришельцы из-за океана оказались не бога- ми, а земными человеческими существами, и притом вполне уязвимыми. Их, как показали события "ночи печали", можно было и ранить и убить. Теперь борьбу за господство в Анахуаке приходилось начи- нать заново. И, на первый взгляд, ацтеки имели здесь все преимущества: их враги на- ходились в самом бедственном положении, почти без оружия, пороха и лошадей. Но происходит непонятное. Вскоре Кортес во главе многочисленного нового войска (ис- панцы и их индейские союзники) осаждает Теночтитлан и после отчаянной трехмесяч- ной борьбы берет его штурмом. Объяснение этому следует искать не в мифах и преданиях, а в реальных фактах. Испанцам обеспечила быструю победу под- держка всех угнетенных Теночтитланом ин- дейских племен и народностей, а также огромное превосходство в вооружении, так- тике и наличие кавалерии. Атеизм и религия: страницы истории
Великий итальянский художник Рафаэль Санти часто получал заказы на каптины от церкви. Однажды ему заказали написать апостолов Петра и Павла. Когда работа была завершена, к художнику пожаловал сам кар- динал. Он долго рассматривал картину, при этом с лица его не сходила недовольная гримаса. — Тела нарисованы правильно, — изрек он наконец, — одежда тоже, но почему у них такие красные лица? — Они покраснели от стыда, глядя, как вы правите церковью и наро- дом, — ответил художник. О "РЕЛИГИОЗНОМ РВЕНИИ" ЭДИСОНА Известный американский изобретатель Томас Эдисон ежедневно посе- щал церковь, поэтому окружающие были убеждены, что он глубоко ве- рующий человек. Каково же было их удивление, когда стала известна истинная причина "религиозного рвения" изобретателя! Дело в том, что церковь находилась по дороге между домом Эдисона и его мастерской: зимой он заходил в храм божий, чтобы согреться, а летом — чтобы охла- диться. Что же касается религии, то к ней Томас Эдисон был совершенно равнодушен. БОТАНИК И РАЙСКОЕ ЯБЛОКО Немецкий ботаник Карл Геббель посетил однажды ателье своего друга- художника, и тот показал ему свою последнюю картину, которая назы- валась "Грехопадение". Ученый внимательно рассмотрел произведение искусства и сказал: — К сожалению, в нее вкралась ошибка. — Что-нибудь неправильно в Адаме или Еве? — спросил художник. — Дело не в них, а в яблоке. Этот сорт создан всего восемьдесят лет назад.
На протяжении всей истории государства Российского папство предпринимало усилия, направленные на увеличение влияния католической церкви в России. Это осуществлялось и явно и тайно. В первую очередь, конечно, делались попытки добиться благосклонного отношения к католицизму представителей правящих классов, прежде всего царского двора. Иногда такие происки кончались полным провалом и агенты Ватикана изгонялись за пределы России, иногда же их деятельность находила благоприятную почву Так было, например, в царствование Павла I (1796-1801 гг.). Об этом рассказывает писатель Еремей Парнов.
Парадоксы и курьёзы одного царствования На санкт-петербургском монетном дворе отштамповали новую партию серебряных рублевиков. Дело, казалось бы, вполне обыденное. И в том, что император Павел Петрович, подражая великому прадеду, по- велел расположить четыре вензельных лите- ры "П" в виде креста, тоже ничего достой- ного удивления не содержалось. Однако на размышления, притом самого серьезного характера, наводил реверс. "Не нам, не нам, а имени твоему", — возвещала чеканка. Это был девиз католического военно- монашеского ордена тамплиеров1. Рыцар- ские фантазии и ставшие притчей во языцех романтические склонности государя грози- ли далеко завести издерганную произволом страну. Судя по всему, начинался рыцар- ский балаган, маскарад, от которого изряд- но попахивало католической контррефор- мацией. 1 Тамплиеры (храмовники) - орден, основанный французскими рыцарями в Иерусалиме в 1119 г. для защиты паломников и завоеванных кресто- носцами государств от мусульман. Папство ис- пользовало тамплиеров для борьбы с ересями и народными восстаниями. После провала кресто- вых походов орден обосновался в Европе, глав- ным образом во Франции. Опасаясь роста могуще- ства тамплиеров и стремясь захватить их колос- сальные богатства, французский король Филипп IV Красивый возбудил против ордена инквизицион- ный процесс. В 1310 г. обвиненные в ереси рыцари во главе с магистром ордена были сожжены, а имущество ордена перешло в королевскую казну. В 1312 г. папа римский Климент V упразднил ор- ден тамплиеров. Атеизм и религия: страницы истории Чутким к малейшим указаниям на изме- нение политического курса дипломатам и всякого рода секретным агентам новенькие серебряные кружочки послужили важным знаком. Слухи насчет иезуитов, якобы наби- равших все большее влияние при дворе, сра- зу обрели недвусмысленное подтверждение. Сами иезуиты, обычно крайне осторожные и скрытные, на этот раз не сочли нужным их опровергнуть. Папский нунций граф Лаврентий Литта платил золотом за новенькие рублевики. Нумизматические новинки были спешно отправлены с курьером в Ватикан. Под натиском победных наполеоновских армий рушились не только троны. Ветер ре- волюции погнал, как перекати-поле, из стра- ны в страну, казалось бы, всесильных иезуи- тов. Окна монастырей и коллегиумов, отме- ченных эмблемой пылающего сердца, зако- лачивались. Европа брезгливо стряхивала с себя липкую паутину наушничества, доно- сов и злостных интриг. Но возведенное Иг- натием Лойолой величественное строение Общества Иисуса не так легко было разру- шить. Слишком глубок и прочен оказался фундамент этого невидимого здания. И ког- да в политике первого консула обнаружи- лось явное стремление к авторитарной вла- сти, иезуиты увидели в этом благоприят- ный для себя знак. Судьба давала Обществу Иисуса шанс поправить свои дела. В таких условиях и русский монарх мог пойти зна- чительно дальше Екатерины, приютившей вместе с обломками роялистской знати тай- ных миссионеров ордена. Любой ценой сле- довало окружить Павла своими людьми и, искусно играя на тайных струнах его души, осторожно повернуть русскую политику в нужную Ватикану сторону. Действия иезуитов в России были подчинены двум взаимоувязанным целям: упрочению като- лического влияния вообще и отрыву Рос- сии от англо-австрийской коалиции в част- ности. Католическая, или "латинская", как ее называли, партия, представленная при дворе магнатами Илинским, Потоцким, Чарто- рыйским и Радзивиллом, приложила все старания, чтобы изобразить римско-като- лическую иерархию в качестве наилуч- шего олицетворения монархического прин- ципа. 159
На первых порах все эти происки остава- лись без ответа. Воспитанник московского митрополита Платона, Павел стойко при- держивался православия. Он исправно го- вел во все четыре поста, исповедовался, причащался и подолгу стоял на коленях перед иконостасом в спаленке гатчинского дворца. Впрочем, прагматично настроенные поли- тики отнюдь не намеревались отвратить все- российского самодержца от греко-право- славной веры. Речь могла идти лишь о неко- торой перестановке акцентов. О том, что такое вполне достижимо, сви- детельствовала хотя бы встреча Павла (тог- да еще наследника престола) с папой рим- ским во время путешествия цесаревича по Европе. Из доверительной беседы с рим- ским первосвященником Павел вынес са- мое отрадное впечатление, которое не мог- ло не сказаться на его отношении к католи- честву вообще. Не составляло секрета и то, что архиепископ католической церкви в Рос- сии Сестренцевич пользовался особым рас- положением наследника. Став императором, Павел недвусмысленно дал понять, что эти его привязанности — не в пример прочим — отличаются завидным постоянством. Осы- панный знаками монаршего благоволения, Сестренцевич был возведен в митрополиты. Наконец, можно было сделать определен- ную ставку и на нашедших приют при рус- ском дворе членов французской королев- ской семьи. Ставка делалась и на подрастаю- щее поколение. Нахлынувшие в Россию эмигранты-иезуиты обосновались в домах знати, сделавшись наставниками юноше- ства. И все же положение ордена в России бы- ло довольно неопределенным. Император не выказывал по отношению к нему ни рас- положения, ни неприязни. На бестактный вопрос одного не в меру рьяного защитника интересов Общества Иисуса, пекущегося о расширении сети коллегиумов, Павел дал исчерпывающий и предельно краткий ответ: — Что было, то и сохраню. Словно резолюцию наложил... Пришлось отступиться. Внешне как бы соперничая с иезуитами, а на самом деле дуя в одну дуду, не устава- ли домогаться монарших милостей и маль- 160 тийские рыцари1, также осевшие в России при матушке Екатерине. Великая мастерица отыскивать нужных именно в данную мину- ту союзников, царица вошла в тайные пере- говоры с тогдашним великим магистром ордена де Роганом и заручилась его под- держкой против общего врага — Оттоман- ской империи. С началом активных воен- ных действий на суше и на морях принц де Роган направил рыцарский флот, предводи- тельствуемый бальи Флякслянденом, на со- единение с русской эскадрой, которой командовал граф Орлов. Лишь под давлением Людовика XV, при- грозившего конфисковать орденское иму- щество на всех подвластных Франции терри- ториях, великий магистр был вынужден от- казаться от активных акций. Однако он пе- редал русскому правительству все карты и планы, которые были заготовлены для вос- точных походов. Питая к ордену политические симпатии, Екатерина передала их сыну, чьей настоль- ной книгой стало сочинение аббата Ферто, повествующее о славной истории первейше- го в христианском мире военно-духовного братства. Воспитанный в духе восторженного пре- клонения перед рыцарской верностью и че- стью, Павел до конца жизни остался верен этой романтической привязанности. Не успел Павел взойти на престол, как бальи мальтийского ордена граф Литта, брат обосновавшегося в Петербурге папско- го нунция Лаврентия Литты, поспешил на- нести новому монарху поздравительный ви- зит. В Северной Пальмире граф чувствовал себя как дома, ибо уже состоял ранее на русской службе, удостоившись контр- адмиральского чина. При дворе к нему обращались по-свойски: Юлий Помпеевич. 1 Мальтийские рыцари (госпитальеры, иоанниты) - католический монашеский орден, основанный в XII в. в Палестине. Название от латинского hos- pitalia - "гостеприимство". Орден содержал госпи- таль (дом для паломников) св. Иоанна (отсюда другое его название - иоанниты). С 1530 по 1798 г. резиденцией ордена являлся остров Маль- та, и сам орден стал известен под названием маль- тийского. С 1834 г. резиденция ордена находится в Риме. В наше время он объединяет преимуще- ственно представителей европейской аристокра- тии и деятельность его носит реакционный полити- ческий характер. Атеизм и религия: страницы истории
По причине полной неспособности к мор- скому делу, а также из-за незнания рус- ского языка, что, конечно, затрудняло ус- пешное командование галерным флотом, его пришлось уволить в отставку. Однако то было в прошлое царство- вание. Ныне наступали совсем иные времена. Посол мальтийского ордена Джулио Помпео Литта имел торжественный въезд в Петербург 27 ноября 1797 года от Калинки- ных ворот. Кортеж состоял из четырех при- дворных карет и 36 обычных экипажей, за- битых нахлынувшими в Россию мальтийца- ми. Литта успел уже освоиться с морозами, поскольку провел несколько недель в Гат- чине, где его принимал государь. Обсужда- лись финансовые дела великого приорства Волынского, учрежденного при Екатерине. В черной мантии с белым восьмиконеч- ным крестом Юлий Помпеевич Литта выгля- дел необычайно импозантно. Рядом с ним в карете на парчовых подушках сидели пер- вые сановники империи — князь Юсупов, Валуев. Все были преисполнены сознанием исключительности переживаемого момента. Момент и впрямь был необычайным. Ка- толический рыцарский орден — весть о том разнеслась повсеместно — искал защиты у православного государя, готовясь вступить чуть ли не в вассальную зависимость. Даже видавшие виды иностранные послы, не го- воря уж о русском духовенстве и вельмо- жах старого закала, отказывались верить своим глазам. Многое из того, что представляется не- ожиданным, внезапным и даже таинствен- ным, проистекает из подспудных течений исторического процесса, питаемых сугубо прагматическими ключами. Действия Павла теряют мистичность и становятся до предела понятными в обще- политическом контексте. Тяготение Павла к мальтийцам — поми- мо личной склонности государя к средневе- ковым рыцарским ритуалам — во многом было продиктовано политическими причи- нами. Изгнание ордена из революционной Франции, а затем захват Наполеоном рези- денции ордена — острова Мальты сделали его естественным союзником самодержа- вия в борьбе против врагов внешних и внут- ренних. Атеизм и религия: страницы истории 4 января 1797 года царь подписывает конвенцию об учреждении в России ордена Иоанна, в которой, в частности, "подтверж- дает и ратифицирует за себя и преемников своих на вечные времена, во всем прост- ранстве и торжественнейшим образом заве- дение помянутого ордена в своих владени- ях". Стоит обратить внимание на этот все- ленский размах: "во всем пространстве", "на вечные времена"... Великому приорству Волынскому госу- дарственная казна предоставила годовой доход в размере 300 тыс. злотых, тоже сво- бодный "навсегда от всяких вычетов". По- литический акт обретал черты волшебной мистерии. С чисто иезуитской сметкой мальтийцы поспешили воспользоваться бла- гоприятной конъюнктурой. Павлу был под- несен странноватый для России титул "про- тектора религии мальтийских рыцарей", и православный государь с готовностью при- нял его. На состоявшейся в Зимнем дворце церемонии Литта приблизился к трону и поднес дары, хранившиеся доселе в сокро- вищнице: крест знаменитого гроссмейстера ордена Ла-Валетта и мощи святого Иоанна. Высшего орденского знака отличия—Маль- тийского креста — были удостоены импе- ратрица и все члены высочайшей фамилии. После этого Павел уже в качестве про- тектора сам вручил Мальтийский крест принцу Конде, посвященному в великие приоры, князьям А. Б. Куракину и А. А. Без- бородко, нареченным почетными бальи, и командорам: польским магнатам А. Чарто- рыйскому, К. Радзивиллу, французскому эмигранту Сен-При и прочим. Обойденные придворные завидовали и начинали интриговать. Глухо роптало духо- венство. Братья Литта спешили развить успех. По своим каналам, а также через русского пос- ла в Риме Лизакевича им удалось склонить папу Пия VII к беспрецедентному решению. Под давлением обстоятельств новый папа соглашался передать славнейший из католи- ческих орденов гроссмейстеру иного веро- исповедания. Католик Буонапарте пугал его куда больше, чем православный Павел Ро- манов. Когда все было надлежащим образом со- гласовано, в гостеприимно распахнутые во- рота Гатчинского дворца въехала нарочито 161
запыленная карета с гербом мальтийско- го приорства. Печать "дальних странствий" лежала на сопровождающих ее экипажах и всадниках. Лошади выглядели измученны- ми. По крайней мере им надлежало казаться таковыми. Преклонив у подъезда колени, печальные кавалеры в черных иоаннитских плащах смиренно обратились к вышедшему навст- речу шталмейстеру. — Кто живет в этом замке? — спросил Юлий Помпеевич, разыгрывая этакого стран- ствующего рьщаря, проделавшего длинный и трудный путь среди песков пустыни. — Его величество Павел, самодержец всея Руси и защитник религии мальтийских рыцарей, — последовал ответ. — Благоволите, мессир, передать, что мы повергаем к стопам его величества нашу смиренную просьбу о приюте. — Пустить их! — последовал приказ. "Владелец замка", превосходно осведом- ленный обо всех тонкостях ритуала, пове- лел препроводить депутацию в парадные покои и благосклонно выслушал несусвет- ную чушь, которую нес Юлий Помпеевич: — Вы видите перед собой скромных ры- царей святого Иоанна Иерусалимского, сир. Странствуя по Аравийской пустыне и увидя замок, мы узнали, кто тут живет... Эта речь и вся сцена, словно заимствован- ная из рыцарского романа, закончилась официальным предложением. Приятно взволнованный император при- нял поднесенный ему почти опереточный титул. — Русский Дон-Кихот! — воскликнул На- полеон, узнав, кто стал великим магистром. Поддержав гонимых, буквально подве- шенных в воздухе рыцарей, Павел и вправ- ду продемонстрировал классический донки- хотский комплекс. Благородно, трогатель- но, но ведь и смешно. Есть основания полагать, что меткое за- мечание первого консула Франции явилось реакцией на весть отнюдь для него не неожи- данную. Ведь операция с Мальтой была частью интриги, задуманной хитроумным Тал ей рано м лишь для того, чтобы поссорить Россию с Англией. Высадившись на острове, Наполеон едва ли надеялся удержать его на- долго. Англичане, чей перевес на море был очевиден, вскоре отвоевали Мальту, бросив 162 тем самым вызов новоиспеченному грос- смейстеру. Антифранцузская коалиция в итоге окончательно распалась. Это была плата за средневековые побрякушки: маль- тийскую корону, жезл, орденскую печать и рыцарский меч! Действо коронования нового гроссмей- стера мальтийского ордена тем не менее бы- ло совершено с подобающей пышностью в тронной зале Зимнего дворца, где собра- лись сенат, синод и вся придворная кама- рилья. Мальтийский крест осенил двуглаво- го имперского орла, а к длинному перечню царских званий, заканчивающемуся словом "и прочая", добавился еще один титул. Со- хранился указ, подписанный Павлом: "Про- кламацией), учиненную пред нами ноября в 29-й день, приняв мы на себя титул вели- кого магистра, издревле столь знаменитого и почтения достойного ордена святого Иоан- на Иерусалимского, высочайше повелеваем Сенату нашему включить оный в император- ский титул наш, предоставляя Синоду поме- стить оный по его благоусмотрению". Салю- товали пушки, парадировали войска, ноч- ные небеса полыхали фейерверком. Число командорств мальтийского ордена в империи разрослось чуть ли не до сотни, появилось ни с чем не сообразное "россий- ско-православное" приорство. Кавалергар- ды надели малиновые супервесты с восьми- конечным крестом, на дверцы император- ского экипажа спешно наляпали тот же знак. Бывший дворец графа Воронцова на Са- довой, где разместился капитул, переимено- вали в "замок", на Каменном острове по- строили странноприимный дом с церковью Иоанна Крестителя, где служило обедни ка- толическое духовенство. Для придворных не было выше и лестнее отличия, чем маль- тийский крестик. И напротив, лишение зва- ния мальтийского кавалера означало пол- нейшую опалу. Юлий Помпеевич стал бли- жайшим советником царя. Он получил командорство в 10 тыс. руб. ежегодного дохода, а главное — стал наместником вели- кого магистра. В таком звании он имел воз- можность оказывать серьезное влияние на ход государственных дел в России. Создава- лось впечатление, что гигантская держава стала заморской территорией маленького рыцарского островного государства, окку- Атеизм и религия: страницы истории
пированного к тому же чужеземным вой- ском, и готовится переменить веру. Злые языки даже уверяли, будто Павел нацелил- ся на ватиканский престол и только ждет удобного случая, чтобы сменить Пия. В ат- мосфере экзальтированного ожидания ка- ких-то роковых перемен растворились гра- ницы возможного. С чуткостью художника уловил дух этой эпохи великий Державин и выразил его в таких пророческих строках: Скользим мы бездны на краю, В которую стремглав свалимся... Тлетворный воздух занемогшей в гнету- щем ожидании столицы дышал истерией. Вместе с торжественной мессой, вместе с одеждами эпохи крестовых походов и па- ладинами, бодро месящими чухонскую грязь, распространялся флюид мистицизма. В изысканном Павловске, на туманных полянах парка, погруженного в сыворотку белых ночей, взвились вдруг девять "маль- тийских костров"! В "свод небес зелено- бледных" летели золотые искры. Исконное чародейство Европы вырвалось на просторы русской колдовской Ивановой ночи. Ах, эти томительные часы летнего солн- цестояния, эти огни "великого шабаша", зажженные, однако, не ради ведьм. Павел, которому оставалось менее двух лет жизни, чувствуя; как сжимается роковое кольцо заговоров, вдруг истово поверил, что риту- альное пламя защитит от измены и злонаме- ренных умыслов. Он слепо верил в мистиче- скую силу костров, на которых крестонос- цы сжигали во времена оны свои окровав- ленные бинты. Нет необходимости вспоминать о послед- них годах Павла I. После его смерти "от апоплексического удара... в висок", как остроумно была перефразирована офици- альная версия, существование ордена в Рос- сии стало бесперспективным. Александр I наотрез отказался от мальтийских регалий, оставив за собой лишь титул протектора, а в 1817 году мальтийский орден и вовсе объявили несуществующим в пределах Рос- сийской империи. Не в пример рыцарям, затеявшим в Рос- сии шумный карнавал, иезуиты действовали без лишнего шума. Руководствуясь прави- лом "поспешай-медленно", они неуклонно Атеизм и религия: страницы истории шли к своей цели. Общество Иисуса, при- выкшее мыслить в масштабах эпох, терпе- ливо плело вокруг Павла свои безотказные сети и выжидало своего часа. После коронации в Москве Павел решил возвратиться в Петербург не прямой доро- гой, а через Белоруссию. Надо полагать, что на эту мысль навлек его Нелединский. Во всяком случае, именно он занял место в экипаже его величества, когда император- ский поезд в сопровождении гвардии вы- ехал из Москвы. В Орше, приняв парад семеновцев и пре- ображенцев, Павел, как всегда неожиданно, решил осмотреть местные достопримеча- тельности. Н