Текст
                    ВПАДОС
УЧЕБНИК ДЛЯ ВУЗОВ

УЧЕБНИК ДЛЯ ВУЗОВ НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ СТРАН ЕВРОПЫ И АМЕРИКИ XX век В трех частях Под редакцией А.М. Родригеса и М.В. Пономарева Часть 3 1945-2000 Рекомендовано Министерством образования Российской Федерации в качестве учебника для студентов высших учебных заведений Москва ВЛАДОС ИМПЭ им. А.С. Грибоедова 2001
ББК 6ХЗ(П)6я7-< \/ Н72 Научно-методическая программа Министерства образования Российской Федерации «Научное и научно-методическое обеспечение функционирования системы обучения» Авторы: Л.А. Макеева, доц., канд. ист. наук — глава 2, § 3, 4, 5; глава 4. М.В. Пономарев, доц., канд. ист. наук — глава 3. К.А. Белоусова, канд. ист. наук — глава 1. В, Л, Шаповалов, канд. ист. наук — глава 2, § 6. Новейшая история стран Европы и Америки. XX век: Учеб, для Н72 студ. высш. учеб, заведений. В 3 ч. / Под ред. А.М. Родригеса и М.В. Пономарева. — М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 2001. — Ч. 3:1945-2000.-256 с. ISBN 5-691-00606-1. ISBN 5-691-00867-6(111). Учебник посвящен истории стран Европы и Америки в 1945—2000 гг. В разделах рассматриваются основные тенденции развития стран Северной, Южной и Восточной Европы, а также Латинской Америки. Данная книга является частью учебно-методического комплекта «Новая и новейшая исто- рия зарубежных стран». ББК63.3(0)6я73 ISBN 5-691-00606-1 ISBN 5-691-00867-6(111) Зллектив авторов, 2001 /манитарный издательский 1тр ВЛАДОС», 2001 © Серийное оформление обложки. «Гуманитарный издательский центр ВЛАДОС», 2001
ОГЛАВЛЕНИЕ Глава 1. «Малые страны» Западной Европы и страны Северной Европы в 1945—2000 гг..............4 § 1. «Малые страны» Западной Европы (Австрия, Швейцария, Бельгия, Нидерланды, Люксембург)...........4 § 2. Страны Северной Европы (Финляндия, Швеция, Норвегия, Дания, Исландия).............................18 Глава 2. Страны Южной Европы в 1945—2000 гг.........30 § 3. Италия.............................;....30 § 4. Испания.................................59 § 5. Португалия............................ 81 § 6. Греция..................................87 Глава 3. Страны Восточной Европы в 1945—2000 гг.....96 § 7. Страны Восточной Европы после Второй мировой войны................96 § 8. Восточноевропейский социализм: становление общественной модели и попытки ее модификации.....................111 § 9. Проблемы постсоциалистического развития стран Восточной Европы..............153 Глава 4. Страны Латинской Америки в 1945—2000 гг....191 § 10. Латинская Америка в 40—50-е гг........191 § 11. Кубинская революция...................200 §12. Латинская Америка в 60-е гг...........212 §13. Латинская Америка в 70-е гг...........228 § 14. Латинская Америка в 80—90-е гг........240 Рекомендованная литература.........................253 1* 3
ГЛАВА 1 «МАЛЫЕ СТРАНЫ» ЗАПАДНОЙ ЕВРОПЫ И СТРАНЫ СЕВЕРНОЙ ЕВРОПЫ В 1945—2000 гг. § 1. «Малые страны» Западной Европы в 1945—2000 гг. (Австрия, Швейцария, Бельгия, Нидерланды, Люксембург) «Малые страны» Западной Европы после Второй мировой войны Послевоенное развитие «малых стран» Европы складывалось по-разному в силу их разной судьбы в годы войны. Австрия была первой страной, пЪд- вергшейся гитлеровской агрессии, и пропаганда о принадлежности австрийцев к расе господ не мог- ла не отложить отпечаток на сознание народа. Кро- ме того, на ситуацию в стране оказывало огромное влияние присут- ствие четырех держав-победительниц. Швейцария, остававшаяся всю войну формально нейтральной, не только не была свидетелем военных потрясений и не понесла материального ущерба, а, наобо- рот, пожинала преимущества своего особого положения. А вот по- ложение Бельгии, Нидерландов и Люксембурга, прошедших через длительную оккупацию фашистской Германией, сложилось схожее. В течение 10 послевоенных лет на положение в Австрии, на по- литику ее правительства и позиции политических партий, на на- строения населения оказывала влияние четырехсторонняя оккупа- ция страны. Сразу после освобождения Восточной Австрии в апреле 1945 г. войсками СССР началось восстановление австрийской государ- ственности. Христианско-социальная партия появилась на поли- тической арене под новым названием: Австрийская народная партия (АНП). Она отказалась от преемственности с ХСП, связанной с австрофашистским режимом, но сохранила ориентацию на идеи солидаризма, патриотизм и христианские ценности. Социал-демо- кратическая партии была воссоздана также под новым названием: Социалистическая партия Австрии (СПА) и стала ведущей силой послевоенной Австрии. Эти партии начали создавать органы мест- ной власти, правительства земель (Нижней Австрии, Бургенланда 4
и Штирии) и Временное правительство, возглавляемое канцлером К. Реннером (СПА) и политическим советом. 27 апреля Временное правительство приняло декларацию о не- зависимости Австрии, в которой говорилось, что аншлюс, навязан- ный в 1938 г. австрийскому народу, объявляется недействительным и все обязательства, возложенные на австрийцев по отношению к Германии, аннулируются. Кроме того, был принят ряд законов де- мократического характера и касающихся вопроса денацификации. Эти действия Временного правительства встречали поддержку со стороны советского руководства. Правительства западных держав — США, Англии и Франции — всячески игнорировали Временное правительство, опасаясь (и не без основания) консолидации демократических сил и чрезмерного влияния Советского Союза. Не без помощи западных оккупацион- ных властей на конференции представителей земель было принято решение о проведении парламентских выборов в ноябре 1945 г. В результате выборов глава Временного правительства К. Реннер был избран президентом Республики и образовалось коалицион- ное правительство АНП и СПА. Формирование политики этого пра- вительства в большой мере формировалось в органах Союзничес- кой комиссии по Австрии — Союзническом совете и Исполнитель- ном. комитете. Если в 1946 г. Союзнический совет принимал согласованные ре- шения в духе политики антигитлеровской коалиции, как, к приме- ру, решение о денацификации государственного аппарата Австрии, о расформировании военных и полувоенных австрийских и немец- ких организаций в стране и пр., то с началом «холодной войны» западные оккупационные державы все больше переходили к сабо- тажу и срыву соглашений. Допускались нарушения контрольного соглашения в вопросах денацификации и демократизации Австрии, фактически не была проведена демилитаризация военной промыш- ленности страны. Особенно остро встал вопрос о «перемещенных лицах», т.е. иностранцах, оставшихся после войны в западных стра- нах, среди которых было немало активных нацистов. Таким лицам, в нарушение контрольного соглашения, австрийское правительство под защитой западных оккупационных держав предоставило граж- данство. С одной стороны, западные державы саботировали рести- туцию имущества, награбленного гитлеровцами и подлежащего воз- врату СССР и другим странам, с другой — они содействовали воз- вращению германским монополиям их имущества в Австрии. Таким образом, Союзническая комиссия превратилась в фор- мальный орган, а линия западных держав во многом ориентирова- ла политику австрийского правительства. 5
Вследствие того, что Австрия мало пострадала во время войны, экономика ее была восстановлена довольно быстрыми темпами. Кроме того, этому способствовал план Маршалла. Политика лиди- рующей партии СПА была направлена на создание системы «соци- ального партнерства» на производстве, особой модели государ- ственного регулирования, развитой системы социального обеспе- чения, что оказалось весьма эффективным для стабилизации экономического положения уже к середине 50-х гг. Важное место в политической жизни Австрии занимала про- блема заключения державами антигитлеровской коалиции Госу- дарственного договора с Австрией. На протяжении нескольких лет оставался нерешенным ряд вопросов: о «перемещенных ли- цах», предупреждении милитаризации и долгах Австрии. Пред- ложения о решениях этих и других вопросов поступали попере- менно от западных держав, Советского правительства и полити- ческих сил Австрии, однако в силу известных причин они попеременно отклонялись. В конечном итоге на совещании ми- нистров иностранных дел в 1954 г. в Берлине представитель Ав- стрии заявил, что «Австрия не имеет никаких намерений присое- диниться к каким-либо военным союзам». Для СССР вопрос о невключении Австрии в НАТО или какие-либо другие военные блоки был принципиальным. Советское правительство пошло на двусторонние переговоры с Австрией, которые состоялись в Моск- ве в апреле 1955 г., а 15 мая 1955 г. во дворце Бельведер в Вене представители СССР, США, Англии, Франции и Австрии подпи- сали Государственный договор о восстановлении независимой и демократической Австрии. В сентябре 1955 г. оккупационные войска вышли из страны. 26 октября Национальный совет Австрии принял федеральный конституционный закон о постоянном нейтралитете страны, что обязывало Австрию не вступать ни в какие военные союзы, не допускать на своей территории иностранных военных баз. 6 де- кабря четыре великие державы заявили о признании австрий- ского нейтралитета. 14 декабря Австрия была принята в члены ООН. Из периода Второй мировой войны швейцарская экономика вышла с совершенно нетронутым производственным аппаратом. Хотя в годы войны предприятия легкой промышленности и турис- тический бизнес переживали не лучшие времена, все предприятия, связанные с выполнением заказов для воюющих стран, а именно: металлообрабатывающая, машиностроительная, химическая отрас- ли — работали на полную мощность. Кроме того, за счет ослабле- ния конкурентов увеличился экспорт Швейцарии. 6
Особенности конституционного устройства Швейцарии заклю- чаются в выделении большой роли местным органам самоуправле- ния (кантонам). Каждый кантон пользуется широкими правами: имеет свое правительство и парламент. Поэтому основной чертой политической жизни страны является децентрализация. Парламент состоит из двух палат: верхней — Совета кантонов и нижней — На- ционального совета. У власти в течение всего послевоенного периода стояла коали- ция четырех партий: Радикально-демократической, Консерватив- но-католической, Партии крестьян, ремесленников и бюргеров и Социал-демократической партии. Все эти партии имели пример- но одинаковое число мест в Национальном совете и были представ- лены почти одинаково в правительстве — Федеральном совете, что предопределило отсутствие серьезной оппозиции в стране. Швейцария и после войны сохраняла нейтралитет во внешней политике. По этим причинам она не вступила в ООН, однако ста- ла членом ЮНЕСКО и других специализированных организа- ций ООН. Бельгия достаточно быстро оправилась после войны, что объяс- няется не только тем, что она мало пострадала от военных действий и фашистской оккупации, но и усиленной эксплуатации Конго. Еже- годно из Конго монополия выкачивала до 10 млрд бельг.фр. Прода- жа стратегического сырья, добываемого в Конго, а именно урана, меди, кобальта, промышленных алмазов, приносила дополнитель- ный доход. Нидерланды пострадали от войны значительно больше, чем Бель- гия. Фашисты вывезли из страны ряд заводов, а также угнали на принудительные работы около 500 тыс. голландцев. Трудное эко- номическое положение усугублялось потерей колониальных владе- ний в Индонезии (до войны эксплуатация этих владений составля- ла до 1 /3 национального дохода страны), а начатая война за восста- новление голландского господства в этом районе стала требовать новых крупных расходов. Несмотря на такую ситуацию, Голландия уже к 1948 г. превзошла довоенный уровень промышленного и сель- скохозяйственного производства. Это можно объяснить успешным экспортом продукции сельскохозяйственного производства, на ко- тором специализировалась страна, а также усиленным проникно- вением американского капитала (на смену английского) в голланд- ские сферы производства. Люксембург, несмотря на свои небольшие размеры, входил в первую десятку стран в мире по выработке чугуна и стали, более 90 % их производства шло на экспорт. 91 % производства черных металлов принадлежал крупнейшему сталелитейному концерну что 7
говорит о высокой степени концентрации капитала. В металлурги- ческой промышленности, дававшей более половины национально- го дохода, было занято более половины рабочих. Такое однобокое развитие экономики поставило Люксембург в сильную зависимость от внешнего мира. Во внутриполитической жизни стран Бенилюкса с первых пос- левоенных лет ведущие позиции заняли консервативные партии: Социально-христианская партия в Бельгии, Католическая партия в Голландии и Христианско-социальная народная партия в Люк- сембурге. В оппозиции к ним стояли социал-демократические и ли- беральные партии, которые временами входили в состав правитель- ственных коалиций. Однако в целом страны Бенилюкса занимали позиции политического традиционализма и находились под влия- нием Римско-католической церкви. Внешняя политика стран Бенилюкса была обусловлена целым рядом внешних и внутренних факторов. В 1945—1949 гг. особое влияние на положение этих стран оказало то, что их политика была в большой мере подчинена интересам США и Англии, ко- торые говорили о странах Бенилюкса как об «образце западно- европейского сотрудничества». Большая зависимость стран Бе- нилюкса от внешнего мира и заинтересованность в привлечении иностранных капиталов, вначале английского, обусловило подпи- сание правительствами Бельгии, Нидерландов и Люксембурга еще в сентябре 1944 г. соглашения об унификации таможенных пошлин, а в 1948 г. они объединились в свой собственный таможенный союз. В этом же году вместе с Англией и Францией они подписали Брюс- сельский пакт о создании Западного союза (с 1954 г. Западноевро- пейский союз). Начало «холодной войны», включение стран Бенилюкса в план Маршалла и антикоммунистическая волна, охватившая Западную Европу, предопределили выбор политики «атлантизма». В апреле 1949 г. страны Бенилюкса вошли в Организацию Североатланти- ческого договора. Интересно, что с этой целью из конституции Люксембурга была изъята статья о нейтралитете. Что касается колониальной политики, то в 1945 г. Нидерланды при поддержке США и Англии развязали колониальную борьбу в Индонезии. Война продолжалась до 1949 г. и не принесла победы колонизаторам, вследствие чего голландское правительство было вынуждено признать независимость Индонезии. Тенденции экономического и политического развития стран Бенилюкса, наблюдавшиеся в послевоенный период и окончатель- но оформившиеся в начале 50-х гг., в значительной степени опре- делили положение этих стран во второй половине XX в. 8
Особенности социально- экономического и политического развития «малых стран» Западной Европы во второй «Большая коалиция», созданная в Австрии в 1949 г., в которую вошли две ведущие партии, АНП и СПА, просуществовала до 1966 г., причем АНП всегда выдвигала федерального канцлера, а СПА — вице- канцлера. Все послевоенные годы президентами Австрии были социалисты. В 1956 г. на политичес- кой арене появилась новая партия — Австрийская партия свободы (АПС), национально-либеральная половине партия с неонацистским уклоном. Xх в- Осуществляя политику «социального партнер- ства» с АНП, Социалистическая партия Австрии была вынуждена уступать давлению со стороны своего партнера по правительствен- ной коалиции по ряду важных вопросов. Так, в вопросе о передаче нефтяной промышленности Австрии англо-американским компа- ниям позиция АНП одержала верх, и в декабре 1959 г. важнейшие позиции в нефтяной промышленности страны были переданы анг- ло-американским концернам. В 1960 г. при обсуждении законопро- екта о пенсиях СПА снова капитулировала. Что касается экономического развития, то в 50—60-х гг. Авст- рия делала значительные успехи в совершенствовании структуры общественного производства. Более быстрыми темпами начали раз- виваться добыча и переработка нефти и газа, химическая промыш- ленность, точное машиностроение, электроника. Необходимо отме- тить, что циклические ухудшения экономической конъюнктуры, кризисные явления в некоторых областях промышленности, осо- бенно в 70—80-х гг., носили в Австрии более сглаженный характер, нежели в других западноевропейских странах, а социальные послед- ствия не были столь резки. Экономическое укрепление буржуазии приводил Австрийскую народную партию к сдвигу вправо. Одновременно наметилась тен- денция в СПА к проведению более самостоятельной политики. Кри- зисы в правительстве АНП/СПА к середине 1960-х гг. приобрели хронический характер. В частности, летом 1963 г. разногласия по «делу о Габсбургах» привели к победе СПА: Национальный совет принял их резолюцию об отказе О. Габсбургу, отпрыску монархи- ческой династии, в предоставлении австрийского гражданства. В марте 1966 г., воспользовавшись преимуществом, полученным в Национальном совете на выборах, лидеры АНП предъявили СПА ультимативные условия коалиции, которые были отвергнуты пос- ледней. После 20-летнего существования политической коалиции АНП и СПА было создано однопартийное правительство Народ- ной партии. Период в четыре года, в течение которых у власти на- ходилась АНП, возглавляемая Й. Клаусом, был отмечен значитель- 9
ным оздоровлением внутриполитической жизни страны. СПА про- водила в это время политику «умеренной оппозиции», проводя и далее идею социального партнерства. После выборов в Национальный совет в 1970 г. СПА впервые образовала самую многочисленную фракцию. Победа на выборах позволила председателю СПА, Бруно Крайскому, сформировать однопартийное правительство. С 1970 по 1983 г. Б. Крайский, вид- ный государственный деятель Австрии, сыгравший большую роль в подготовке Государственного договора, — генеральный канцлер Австрии. В 1983 г. с утратой абсолютного большинства на выборах в Национальный совет Крайский объявил о своей отставке. Его преемник Ф. Зиновац сформировал коалиционное правительство с Австрийской партией свободы (АПС). Таким образом, кабинет СПА/АПС располагал 107 мандатами, а оппозиционная австрий- ская народная партия (АНП) — 81. 1986 год связан для Австрии со скандалом по поводу обвинения бывшего генерального секретаря ООН, заместителя председателя АНП, Курта Вальдхайма Всемирным еврейским конгрессом в том, что он во время Второй мировой войны, будучи членом нацистской партии, активно участвовал в военных преступлениях, совершен- ных на Балканах в отношении партизан. В 1988 г. международная комиссия историков, которой прави- тельство Австрии поручило разобраться в военном прошлом пре- зидента, представила результаты своего расследования. Комиссия не нашла доказательств участия главы австрийского государства в военных преступлениях, но все же решительно осудила его дей- ствия во время войны. Несмотря на обвинения, Вальдхайм во вто- ром туре президентских выборов набрал абсолютное большинство голосов по сравнению со своим соперником, социалистом Куртом Штайрером, и стал президентом. Возможно, избирателей привлек новый лозунг АНП в связи с этим скандалом: «Мы, австрийцы, выберем того, кого хотим». Скандал отразился на отношениях меж- ду СПА и АНП, а в ноябре 1990 г. на выборах победила СПА. Швейцария в 50-е гг. вышла на 11—12 место в мире по объему промышленного производства. На долю промышленности прихо- дилось примерно 47 % валового национального продукта и около 95 % стоимости швейцарского экспорта. Из более 2 млн самодеятель- ного населения свыше 1 млн составляли индустриальные рабочие. Несмотря на высокую степень концентрации капитала, основ- ная доля промышленного производства приходилась на мелкие и средние предприятия. Экономика Швейцарии очень тесно связана с мировым рынком. В 1959 г. по внешнеторговому обороту надушу населения Швейца- 10
рия стояла на втором месте в мире. Главными торговыми партнера- ми Швейцарии были страны Западной Европы. Огромную роль и особое место в экономике страны занимает туристический бизнес, который уже в 50-х гг. значительно окреп. Другой примечательной чертой Швейцарии является стабильная банковская система. Постоянный нейтралитет страны и консерва- тизм ее внутренней политической жизни издавна привлекали в эту страну капиталы. Швейцарские банки получают колоссальные до- ходы, одновременно это косвенно благоприятствует экономичес- кому развитию страны. Конец 50-х гг. был назван «периодом процветания». Однако во время производственного и финансового подъема появились чер- ты «перегрева экономики». В 1964 г. ‘правительство приняло ряд чрезвычайных декретов, которые, по сути, были олицетворением первого вмешательства государства в частное предпринимательство в истории страны. Был искусственно сужен приток иностранного капитала, ограничены возможности получения предпринимателя- ми банковских кредитов, право на строительство новых (производ- ственных) объектов и расширение существующих площадей. Эти меры коснулись в основном мелкого и среднего предприниматель- ства, однако какой-либо оппозиции в стране не сложилось. Более того, рабочих и служащих призывали не добиваться повышения зарплаты и сокращения рабочей недели, которая была одной из са- мых продолжительных (47—50 часов). К концу 60-х гг. «антиперегревные меры» были отменены. Все эти годы у власти в Швейцарии продолжала находиться коали- ция четырех партий (трех буржуазных и Социал-демократическая). В середине 60-х гг. возникли ультраправые группировки: «Бди- тельность» во французской части Швейцарии и «Движение против засилья иностранцев» в немецкой. Проблема иностранной рабочей силы в целом являлась весьма острой. Ввоз иностранной рабочей силы увеличился в связи с быстрым расширением производства и туризма, однако показатели условий труда и быта, оплата труда, социальное страхование и пр. были значительно ниже, чем у швей- царских граждан. Шовинистические настроения вылились в то, что под лозунгом «спасения швейцарцев от поглощения их иностран- цами» депутат парламента Шварценбах, поддерживаемый ультра- правыми группировками, потребовал в 1968 г. удалить из страны 300 тыс. иностранных рабочих (из 800 тыс.). Официальные круги не поддержали это мероприятие, так как удаление такого количе- ства рабочих не могло не отразиться на экономике страны. Другим острым внутриполитическим вопросом в 50—60-х гг. было равноправие женщин. Весьма примечательно, что Швейца- 11
рия (за исключением Лихтенштейна) оставалась последней стра- ной Европы, где женщина была лишена основного политического права. Женщины не имели права не только избирать и быть избран- ными в общегосударственный парламент и в органы местного са- моуправления, но и принимать участие в кантональных и обще- швейцарских референдумах. В 1958 г. предложение о равноправии женщин было вынесено на референдум. Разумеется, референдум был проведен с участием одних мужчин и предложение не прошло. Против политического равноправия женщин жестко выступали клерикальные круги. Только в трех кантонах сторонники женского равноправия одержали победу. В конце 60-х гг. еще в нескольких кантонах женщины были допущены к участию в референдумах, но не в кантональных выборах. 1 марта 1969 г. 3 тыс. женщин органи- зовали «поход на Берн». Требования, выдвигаемые ими, заключа- лись в уравнении их в политических правах, в возможности зани- мать любые должности, в доступе к высшему и специальному обра- зованию, а также к ликвидации неравенства женщин в оплате труда. Страны Бенилюкса в своем экономическом развитии в 50— 60-х гг. сделали значительный рывок. Однако модернизация про- изводства, его структурная перестройка, вступление стран в Общий рынок вызвали социальную напряженность и рост рабочего дви- жения. Вступление Бельгии в ЕЭС усилило неравномерность развития различных отраслей промышленности. Из-за конкуренции вслед за ухудшением положения в хлопчатобумажной, цинковой и судо- строительной отраслях настал черед угольной промышленности. Бельгийский уголь не конкурировал с более дешевым заграничным, что привело в 1959 г. к необходимости закрытия ряда шахт. Нача- лось забастовочное движение. В конце 1960 г. в так называемой «ве- ликой стачке» участвовало более 1 млн трудящихся. Она была на- правлена против «единого закона» («закона нищеты») правитель- ства Г. Эйскенса, предусматривавшего увеличение налогов, сокращение ассигнований на социальные нужды, замораживание зарплат и пр. в целях выведения из кризиса ряда отраслей промыш- ленности. Забастовочное движение продолжалось все десятилетие, причем в нем наметилась тенденция к совместным действиям сна- чала отраслевых объединений Всеобщей федерации труда и Кон- ференции христианских профсоюзов, а затем и самих профцент- ров. Мировой экономический кризис середины 70-х гг. еще боль- ше обострил внутриполитическую ситуацию. В этих условиях потерявшая свою популярность Социально-христианская партия, находившаяся у власти в коалиции со сменяющими друг друга Ли- беральной партией (с 1961 г. — Партия свободы и прогресса) и Бель- 12
гийской социалистической партией, попыталась пересмотреть свою политику. Еще на II Ватиканском соборе (1962—1965), одним из острых вопросов которого было обновление церкви, главы бельгий- ского и нидерландского епископатов выступали за приспособление католицизма к новым условиям, последовательную реализацию принципов солидаризма и демократии. СХП пыталась реализовать эти идеи, выдвинув программу «социального программирования», которая заключалась в применении практики консультаций проф- союзов, предпринимателей и правительства. Другим важным вопросом в начале 60-х гг. явился националь- но-языковой вопрос. На протяжении десятилетий франкоязычные валлоны находились в привилегированном положении, чему спо- собствовал и тот факт, что южная, валлонская часть страны с шах- тами и сталелитейными заводами была богаче фламандского севе- ра. Однако в последние десятилетия эти отрасли потеряли былое значение, а на первый план стал выступать север с его развиваю- щейся легкой и электронной промышленностью. Фламандцы до- бились еще в 1929 г. того, что фламандский язык был признан вто- рым официальным языком. Причиной же новых споров явилось неравномерное распределение капиталовложений, основной поток которых устремился во Фландрию, благодаря чему экономика Фландрии развивалась в два раза быстрее. В свою очередь, усиле- ние фламандского национализма вызвало реакцию валлонов. В 1966 г. студенты фламандского факультета Лувенского уни- верситета потребовали, чтобы обучение велось только на фламанд- ском языке. Национально-языковая проблема вызывала серьезные разногласия между партиями. В конце 1970 г. был проведен ряд конституционных реформ, закреплявший существование трех куль- турных сообществ (французского, фламандского и немецкого) и четырех лингвистических районов (три названных и двуязычный Брюссель). Изменения в конституции предусматривали также со- здание трех региональных органов власти с широкими полномочи- ями: для Фландрии, Валлонии и Брюсселя, однако фактически та- ковых создано не было. Только в 1988 г. бельгийский парламент при- нял ряд законов, которые превращали страну в федеративное государство. А в 1993 г. была принята поправка к первой статье кон- ституции о федеративном устройстве государства, в соответствии с которой усилилась самостоятельность обеих частей страны — Вал- лонии и Фландрии. Мнения об этом акте расходятся: некоторые политики считают его логическим следствием длительного процесса правового урегулирования фламандцев и валлонов, другие полага- ют, что поправка — это шаг на пути к расколу страны. Символом единства страны остается монархия. 13
Несмотря на отказ от помощи по плану Маршалла в 1952 г. и сильное наводнение 1953 г; экономика Голландии быстро стаби- лизировалась. В сталелитейной, нефтехимической и станкострои- тельной отраслях появились крупные предприятия, ориентирован- ные на экспорт. К концу 1960 г. довоенный уровень промышленно- го производства был превзойден более чем в 2 раза. В Голландии получило применение государственно-монополи- стическое регулирование экономики, которое выражалось в еже- годном планировании бюджетной и финансовой политики, про- граммах регионального развития, проектов в области экологии и урбанизации. Расширение промышленного производства, в частности, объяс- нялось фактором сбыта продукции на внешних рынках (в важней- ших отраслях экономики экспортировалось от 22 до 50 % продук- ции). Начиная с 60-х гг. развитию новых отраслей промышленнос- ти способствовал сбыт их продукции на рынках ЕЭС, хотя для Нидерландов крупнейшими торговыми партнерами оставались США и Англия. Большое значение для Нидерландов имели международные свя- зи голландских монополий. Так, огромную роль в жизни страны играли четыре международных концерна: «Ройял датч-Шелл» (ан- гло-голландская нефтяная компания), «Юнилевер» (англо-голланд- ский концерн по производству маргарина, мыла и технических жи- ров), АКЮ (голландско-германская компания по производству ис- кусственного шелка; с 1969 г. АКЗО) и голландско-американский концерн «Филипс». Необходимость в капиталовложениях объясняла предоставле- ние государственных субсидий иностранным компаниям (с 1967 г.) при создании новых предприятий, при этом американский капитал занимал доминирующее место. v Процессы концентрации и централизации производства в связи с усилением западноевропейской интеграции происходили в хими- ческой, металлообрабатывающей и текстильной отраслях, а также в банковской сфере. В сельском хозяйстве был взят курс на свободный междуна- родный рынок. Это вело, с одной стороны, к массовому разорению мелких хозяйств, а с другой — к интенсификации и проникнове- нию высокоразвитых технологий в эту сферу В ЕЭС Нидерланды занимали первое место по экспорту целого спектра сельскохозяй- ственной продукции (животноводство, овощеводство, садоводство, цветоводство). Во внутриполитической сфере наиболее сильные позиции зани- мала Католическая народная партия (КНП), опиравшаяся в своей 14
деятельности как на католическое духовенство, так и на государ- ственных чиновников. Программа КНП, базировавшаяся на поло- жениях папских социальных энцикликах, заявляла о перерожде- нии капитализма в «народный капитализм», выступала за «систе- му участия в прибылях», ратовала за «гармонический союз» рабочих и работодателей. Второй по влиянию была Партия труда (ПТ), программа кото- рой была во многом схожа с программой КНП. Внутриполитическая жизнь была достаточно неустойчива, что выражалось в частой смене кабинетов, пока не было сформиро- вано объединение в избирательную федерацию «Христианско-де- мократическая акция», куда вошли три партии: КНП, протестант- ские Антиреволюционная партия и Христианско-исторический союз. Эта федерация выдвинула идею «третьего пути между со- циализмом и капитализмом» — такого социального устройства, в котором рыночная экономика сочеталась бы с «принципиаль- ными основами демократического государства и плюралистичес- кого общества». Новая конституция 1983 г. подтвердила курс пра- вящих партий. Основой экономики Люксембурга оставалась черная металлур- гия. По добыче руды и выплавке чугуна и стали на душу населения Люксембург прочно удерживал первое место в мире. Поскольку потребление продукции металлургической промышленности внут- ри страны не превышало 1—4 %, то соответственно 96—99 % шло на экспорт. Однобокость экономики и ее экспортный характер уси- лили зависимость Люксембурга от иностранного капитала, особен- но от американского и западногерманского. 60—70-е гг. характеризуются расширением банковской деятель- ности в стране, что было связано с развитием западноевропейской интеграции. Христианско-социальная народная партия (ХСНП), программа которой фактически не отличалась от других клерикальных партий Бенилюкса, оставалась ведущей партией Люксембурга. Коалиции ХСНП чередовались попеременно с Люксембургской социалисти- ческой рабочей партией (ЛСРП) и Демократической партией (ДП). Несмотря на то что лидирующая ХСНП и другие сторонники «атлантизма» и верности НАТО выступали за сохранение воин- ской повинности, в 1967 г. палата депутатов приняла закон об уп- разднении обязательной воинской повинности и формировании армии из добровольцев. В целом же внутриполитическая ситуация в Люксембурге отли- чалась большей стабильностью, что, безусловно, связано с одним из самых высоких уровней жизни в Западной Европе. 15
Международное Страны Бенилюкса всеми силами продолжали под- положение держивать все проекты углубления западноевро- «малых стран» пейской интеграции. Они вошли в Европейское Европы объединение угля и стали (ЕОУС) с момента его ос- нования в 1951 г. В 1955 г. конференция министров иностранных дел стран ЕОУС приняла «Меморандум Бенилюкса» о принципах экономической интеграции, который был составлен по проекту гол- ландского министра Бейена. В 1957 г. было образовано Европей- ское экономическое сообщество (ЕЭС). Брюссель и Люксембург стали столицами Единой Европы, разместив ряд ее учреждений и организаций. В этом же году три страны создали Экономический союз для согласования своей сельскохозяйственной политики. Не- обходимо отметить, что «европеизм» означал не только экономи- ческую интеграцию, но и укрепление военно-политического союза стран Бенилюкса. Однако наряду со стремлением к укреплению своих позиций в Европе путем интеграции, страны Бенилюкса оставались верны- ми принципам «атлантизма». «Атлантическая» ориентация наиболее четко прослеживается в Бельгии, в столице которой располагаются военные штабы НАТО. Верная принципам НАТО, она отправила в Корею свои войска. В июле 1962 г. правительство Бельгии заключило с правительством США соглашение о сотрудничестве в области атомного оружия и так называемой «совместной обороны». Безусловно, одним из факторов, позволившим Бельгии провести военную интервенцию в Конго, была «дружба» с США. Однако война 1960—1963 гг. за- кончилась для Бельгии безрезультатно. 1960-е гг. стали свидетелями борьбы между сторонниками «ат- лантизма» и «европеизма», наиболее острые формы которой прояви- лись в Голландии и Люксембурге. Никогда ранее вопросы войны и мира не приобретали такой актуальности. Проамериканская вне- шняя политика привела к участию Голландии в «холодной войне». После выхода Франции из военной организации и отказа Люксем- бурга от размещения у себя в стране штаб-квартиры командования вооруженными силами НАТО в Европе, она «поселилась» в Бель- гии. В 1968 г. под нажимом общественности Нидерланды и Люк- сембург подписали Договор о нераспространении ядерного оружия. На внешнюю политику Швейцарии и Австрии оказывал влия- ние их статус нейтралитета. «Постоянный нейтралитет» был одним из факторов, который принес Австрии политическую стабильность и экономическое благосостояние. Улучшились отношения с СССР. Территория страны все чаще становилась местом международных встреч. 16
Благодаря своему нейтральному статусу возросло значение Швейцарии как европейского центра деятельности ООН. В Жене- ве находится Европейское отделение ООН, штаб-квартира Всемир- ной организации здравоохранения, Международной организации труда и еще целого ряда крупнейших организаций мира. Определенное давление извне и устремления правящих кругов делали внешнюю политику Швейцарии не всегда однозначной. В частности, возникла тенденция «гибко» толковать политику ней- тралитета, что обосновывало право на военное сотрудничество с го- сударствами-членами НАТО. Так, швейцарская армия сотруднича- ла с армиями стран НАТО в подготовке военных кадров и стандар- тизации вооружений, а в швейцарских городах были размещены филиалы ряда западных фирм, выполнявших заказы НАТО по про- изводству вооружения. В 60-е гг. Швейцария стала проявлять интерес к укреплению отношений со странами Западной Европы, в частности, она сбли- жается с другими нейтральными странами — Австрией и Швецией. Еще в мае 1960 г. Швейцария и Австрия вошли в Европейскую ассоциацию свободной торговли (ЕАСТ), созданную в качестве аль- тернативы ЕЭС. В отличие от последней, ЕАСТ являлась чисто эко- номической организацией, исключавшей создание наднациональ- ных институтов. Однако в те годы Австрия и Швейцария были только сторонни- ми наблюдателями нового этапа западноевропейской интеграции, предложенного французским президентом Ж. Помпиду. Страны Бенилюкс активно участвовали в развитии этих идей, в частности, под руководством премьер-министра Люксембурга Вернера был составлен проект валютно-экономического союза стран ЕЭС, а ко- миссия под руководством бельгийца Давиньона разработала кон- цепцию политической интеграции. Этим проектам удалось реализоваться значительно позже, по- скольку мировой экономический кризис 70-х гг. приостановил пре- образования ЕЭС. С середины 80-х гг. Бенилюкс снова самым ак- тивным образом включается в новый этап европейской интеграции. Они поддержали подписание Маастрихтского договора в 1991 г., в котором были согласованы принципы, в соответствии с которы- ми будет строиться Европейский союз. С конца 80-х гг. Австрия и Швейцария стали проявлять интерес к проблемам европейской интеграции, что выразилось, в частно- сти, в их более активном участии в деятельности Совета Европы и Организации экономического сотрудничества и развития. Заин- тересованности этих стран в этих проблемах способствовал дого- вор 1991 г. между ЕЭС и ЕАСТ о создании Европейского экономи- ческого пространства. ' 17
В январе 1995 г. Австрия стала полноправным членом Евро- пейского сообщества. Что касается Швейцарии, то на референду- ме в декабре 1992 г. швейцарцы небольшим большинством голо- сов (50,3 %) высказались против присоединения страны к буду- щей объединенной Европе. Преимущества политики формального нейтралитета, которым обладала Швейцария, настолько импони- ровали населению, что в 1986 г. швейцарцы вновь проголосовали против вступления в ООН. Правящие же круги, заинтересованные в сохранении собственного конституционного механизма и непри- косновенности, настороженно относятся даже к сотрудничеству с другими странами в гуманитарной и правовой сферах. С боль- шим трудом и только в 1992 г. парламент ратифицировал Между- народный пакт 1966 г. об экономических, социальных и культур- ных правах человека. § 2. Страны Северной Европы (Финляндия, Швеция, Норвегия, Дания, Исландия) Вторая мировая война нанесла сравнительно не- большой ущерб странам Северной Европы. Боль- ше всего жертв и разрушений пришлось на запо- лярную часть Норвегии — следствие немецкой так- тики «выжженной земли» при отступлении. Страны Северной Европы после Второй мировой войны Весь Скандинавский регион испытывал после войны сходные хозяйственные трудности: инфляция, изношенность оборудова- ния и жилого фонда, нехватка предметов первой необходимости (особенно в Норвегии), безработица. Различалась степень эконо- мического развития отдельных частей этого региона — от рыбо- ловно-аграрной Исландии и аграрно-индустриальной Дании до индустриально-аграрных Норвегии и самой развитой Швеции. Что касается уровня развития государственно-монополистичес- кого капитализма, то наиболее высоким к началу 50-х гг. он был в Швеции и Норвегии, значительно ниже в Дании и тем более в Исландии, где крупная промышленность все еще почти полнос- тью отсутствовала. В течение послевоенных лет правительства стран Северной Ев- ропы сохраняли значительную долю экономической регламентации военного времени, а именно: контролировали внешнюю торговлю, распределение сырья, направление капиталовложений и уровень цен. Карточная система на дефицитные импортные товары, а под- час и экспортные дожила до 50-х гг. 18
В политическом отношении Северная Европа сохранила дово- енную организацию. В Финляндии и Исландии утвердился респуб- ликанский строй. В соответствии с соглашением о перемирии, подписанным меж- ду Финляндией, с одной стороны, СССР и Великобританией — с другой, в стране были распущены фашистские организации, от- менены чрезвычайные законы военного времени, из тюрем и лаге- рей вышли антифашисты. Началось утверждение нового курса во внешней и внутренней политике Финляндии. Наряду с Социал-де- мократической партией и Аграрным союзом важную роль стал иг- рать Демократический союз народа Финляндии (ДНСФ), образо- ванный в октябре 1944 г. По инициативе ДСНФ было заключено соглашение между тремя крупнейшими фракциями нового парла- мента — ДСНФ, Социал-демократической партией и Аграрным союзом, на основе которого в апреле 1945 г. было сформировано правительство демократического сотрудничества (второе прави- тельство Паасикиви). Схожая партийная структура образовалась и в Исландии, кото- рая добилась независимости в 1944 г. Единая социалистическая партия Исландии, объединявшая коммунистов и леЬых социалис- тов, была относительно самой сильной из коммунистических партий региона. В Швеции, Дании и Норвегии сохранились монархии. Хокон VII Норвежский и Кристиан X Датский пользовались большим лич- ным авторитетом после событий Второй мировой войны. Однако их политическая значимость падала, особенно в последний период их правления. При их преемниках Улафе V и Маргарите II, а также с восшествием на шведский престол Густава VI власть скандинав- ских монархов свелась к осуществлению номинальных представи- тельских функций. Тем не менее королевские особы неизменно пользовались уважением и авторитетом у своих сограждан. В Швеции послевоенная расстановка партийно-политических сил была определена еще парламентскими выборами 1944 г. В ос- новной палате риксдага социал-демократы получили абсолютное большинство. Однако в 1947 г. после непопулярной волны государ- ственного регулирования и роста оппозиции в лице буржуазной Народной партии успех выборов был за последней, хотя кабинет оставался социал-демократическим. Осенние парламентские выборы 1945 г. в Дании принесли успех буржуазной аграрной партии Венстре (Левая). На смену ко- алиционному «правительству освобождения» пришло однопар- тийное правительство партии Венстре во главе с ее лидером К. Кристенсеном. Другой ведущей партией была Социал-демо- 19
критическая, которой после выборов 1947 г. было поручено сфор- мировать кабинет. В 1945 г. в освобожденной Норвегии англо-американское коман- дование вручило высшую власть вернувшемуся из Лондона эмиг- рантскому правительству Ю. Нюгорсволла, которое, в свою очередь, передало ее временному правительству из политических лидеров как эмиграции, так и движения Сопротивления. Временное прави- тельство возглавил новый председатель Норвежской рабочей партии (социал-демократической) Э. Герхардсен. Вследствие осен- них парламентских выборов 1945 г. Норвежская рабочая партия получила абсолютное большинство мест в стортинге и сформиро- вала однопартийное правительство. Таким образом, партийная система стран Северной Европы под- верглась минимальным изменениям по сравнению с довоенным пе- риодом. Потерпели поражение и ушли с политической арены наи- более радикальные националистические движения. Под влиянием общего в мире сдвига влево как следствия победы над фашизмом и подъема рабочего движения в северных странах были проведены различные прогрессивные реформы. Социал-демократические и аграрные партии сохранили свое прежнее влияние. Наметилось сближение программных установок всех ведущих политических сил, что привело в будущем к преемственности государственной политики, а отсюда к определенной стабильности скандинавских обществ. Внешнеполитическая ориентация североевропейских стран в итоге Второй мировой войны существенно изменилась. Они от- казались от довоенной политики изоляционизма, хотя подписание ими Устава ООН не означало полного разрыва с политикой нейт- рализма. Они претендовали на роль связующего звена между Вос- током и Западом, заявляя о своем намерении держаться вне бло- ков. Несмотря на экономическую и идейно-политическую ориен- тацию на англосаксонские страны, сложившуюся исторически, сразу после окончания войны страны Северной Европы стремились наладить отношения с Советским Союзом. В 1946 г. были продле- ны и подписаны вновь торговые отношения с СССР. С началом «холодной войны» страны Северной Европы были фактически поставлены перед выбором. Летом 1947 г. ими был при- нят план Маршалла (кроме Финляндии). Образование Западного союза, усиление антикоммунистической кампании толкнули три Скандинавских государства — Швецию, Норвегию и Данию — на создание тройственного оборонительного союза. Однако между Норвегией и Швецией существовали политические разногласия: Норвегия считала необходимым придерживаться проамериканской 20
ориентации союза, а Швеция — нейтральной. Одновременно, пока велись переговоры по одному союзу, Западные державы вовлекали Скандинавские страны в Североатлантический блок. В итоге 4 ап- реля Дания, Норвегия и Исландия стали соучредителями НАТО, хотя и с «базовыми оговорками», означавшими, что территории трех стран не будут в мирное время использоваться для размещения ино- странных вооруженных сил. Швеция сохранила верность тра- диционной политике нейтралитета и не вступила в НАТО, ограни- чившись наряду с другими Скандинавскими странами вступлени- ем в 1949 г. в консультативный Европейский совет. Экономическое и социально- политическое положение стран Северной Европы во второй половине XX в. К началу 50-х гг. задачи восстановления народного хозяйства и преодоления послевоенных экономичес- ких трудностей были в основном решены. Экономи- ческое развитие всех стран Северной Европы, кро- ме Исландии, приобрело стабильность. Решающую роль в этом сыграло восстановление жизненно важ- ных для этого района внешнеторговых связей. Скандинавские страны в значительной мере об- новили оборудование своих промышленных предприятий, все виды транспорта, была проведена механизация и электрификация сель- ского хозяйства. В экономике стран наметились важные структур- ные сдвиги: снизилась доля сельского, лесного хозяйства, рыболов- ства в национальном продукте; в промышленности увеличилась доля производства средств производства. Экспортные отрасли как ведущие в экономике оставались лидирующими по темпам роста и уровню технической оснащенности. В начале послевоенного десятилетия были отменены меры пря- мой регламентации хозяйственной жизни, вызванные послевоен- ной нехваткой твердой валюты. Именно в 50-е гг. система государ- ственно-монополистического капитализма обрела свой современ- ный вид, прежде всего в Швеции и Норвегии. Хозяйственное регулирование приняло преимущественно косвенный характер — через налогообложение, кредитную и инвестиционную политику го- сударственной власти, а также с помощью экономических программ, необязательных, однако, для частного сектора. Частный сектор был решающим в промышленности всех стран Северной Европы. Ускорились процессы концентрации производства и капитала, а также их интернационализация. ' Государственное предпринимательство в странах Европейско- го Севера имело скромный объем по сравнению с государствен- ным предпринимательством Англии, Франции, Италии. В Шве- ции, например, доля государства в общем выпуске промышлен- 21
ной продукции составляла лишь 5—6 %. Однако вследствие высо- кого уровня налогов фактическая доля национального продукта, присваиваемая и распределяемая государственной властью, была в Скандинавских странах одной из самых высоких в капиталис- тическом мире. Укреплению системы ГМК в регионе Северной Европы способ- ствовало также участие в Организации европейского экономичес- кого сотрудничества (ОЕЭС), Европейском платежном союзе (ЕПС), региональном Северном совете. Из опыта стран Общего рынка была позаимствована практика роста косвенных доходов с оборота и на добавленную стоимость. В 60-е гг. темпы промышленного роста превышали средние по- казатели по Западной Европе в целом. Объем продукции обраба- тывающей промышленности, главной отрасли их экономики, по- чти удвоился. По средним размерам годового национального про- дукта на душу населения страны Северной Европы превзошли все капиталистические страны, кроме США. По улову рыбы и морс- ким перевозкам они удерживали одно из первых мест в капиталис- тическом мире. Социально-классовая структура стран Северной Европы почти не менялась. Наиболее многочисленный класс составляли рабочие. Второй по величине, хотя и классово неоднородной, социальной группой были служащие — наемные работники нефизического тру- да. В целом прослеживалась следующая тенденция: масса лиц, жив- ших на зарплату, росла абсолютно и относительно, а масса самоде- ятельных мелких предпринимателей, особенно в сельском, лесном и рыбном хозяйстве, сокращалась. Даже в наименее индустриализированной Исландии доля ры- баков, фермеров и их рабочих сократилась за 1960—1970 гг. с 23 до 17 % самодеятельного населения. Примечательной чертой стал ус- коренный рост численности и доли работников, занятых в государ- ственном и коммунальном управлении, здравоохранении, народном просвещении, научных учреждениях и социальном обеспечении. Расстановка основных политических сил во всех странах реги- она оставалась примерно прежней. В Швеции, Норвегии, Дании и Финляндии социал-демократы сохраняли за собой позиции ве- дущих партий, получая на выборах от 30 до 50 % голосов. В Ис- ландии на первое место выходила консервативная Партия неза- висимости. Внутренняя политика правящих партий проводилась под лозун- гом «демократического социализма», или мирного «врастания» капитализма в социализм. На самом же деле Северная Европа пред- ставляла собой вариант государственно-монополистического капи- 22
тализма, который включал: преимущественно косвенное регулиро- вание национальной экономики государством при опоре на соб- ственные финансовые средства; развитую систему государственного обеспечения, финансируемую в основном государством, а также частными предпринимателями; принятие важнейших экономичес- ких решений правительством с участием наиболее влиятельных общенациональных организаций, представляющих различные со- циальные группы населения; периодическую регламентацию от- ношений труда и капитала, в первую очередь темпов роста заработ- ной платы для разных отрядов рабочих и служащих, посредством общенациональных отношений между центральными организаци- ями предпринимателей и профсоюзов. Однако в каждой североев- ропейской стране имелись свои особенности. В Норвегии уровень капиталовложений был одним из самых высоких на Западе — в среднем около 35 % валового национально- го продукта. Большая роль уделялась развитию крупной промыш- ленности, в числе прочего можно отметить усиленное строитель- ство электростанций. Тоннаж торгового флота Норвегии с 1959 до 1970 г. вырос с 10 млн до 20 млн брутто-тонн и занимал четвертое место в мире. Увеличен экспорт целлюлозно-бумажной, электро- металлургической и электротехнической продукции. Вообще экс- портный характер экономики был выражен очень резко: на 1970 г. экспорт товаров и услуг составил 48 % валового продукта. Жиз- ненный уровень норвежцев к исходу 50-х гг. значительно вырос. Львиная доля национальных богатств страны находилась в руках буржуазной верхушки — у 91 семьи судовладельцев, промышлен- ных и лесных магнатов, директоров банков и крупных адвокатов. Раньше, чем в других западноевропейских странах, в Норвегии ста- ли разрабатываться программы (четырехлетние) развития эконо- мики. В целом экономическое развитие Норвегии было более рав- номерным и устойчивым, чем в других северных странах. В то же время в Норвегии сильнее всего ощущалась зависимость от иност- ранного капитала. На 1970 г. удельный вес иностранного капитала, сосредоточенного в основном в экспортных отраслях промышлен- ности, оценивался в 25 %. Особенностями датского развития экономики, а также и ее труд- ности проистекали из преимущественно аграрного характера ее экспорта. Вывоз сельскохозяйственных продуктов затруднялся как аграрным протекционизмом других западноевропейских стран, так и относительно низкими мировыми ценами на эти продукты. Это вело к хроническому отрицательному сальдо текущего торго- вого и платежного баланса Дании и иностранной задолженности датских банков. Ситуация стала исправляться к концу 50-х гг. 23
В 1958—1959 гг. соотношение мировых цен на промышленное сы- рье и на сельскохозяйственные продукты изменилось в пользу Да- нии: первые стали падать, вторые стабилизировались. Кроме того, и внутри страны наметились социально-экономические сдвиги. Датским фермерам удалось добиться увеличения объема продук- ции почти в 1,5 раза при сокращении рабочей силы на 25 %. Осво- бодившиеся рабочие руки перешли в промышленность. При этом преимущественное развитие получили высокопроизводительные отрасли, такие, как судостроение, дизелестроение, электроника, про- изводство холодильного оборудования, пищевых концентратов, ле- чебных препаратов и пр., т. е. к началу 60-х гг. можно говорить о превращении Дании из аграрно-индустриальной в индустриаль- но-аграрную страну. При этом в Дании раньше, чем в других стра- нах, сложился агропромышленный комплекс. Исландия, страна высокоразвитого специализированного рыб- ного хозяйства, ориентированного на внешние рынки, отличалась крайней неровностью своего экономического развития. Именно крайняя зависимость от стихийного фактора — улова рыбы и от мировых цен на нее — делала хозяйственную жизнь Исландии весьма неустойчивой. В 60-х гг. была сделана попытка преодолеть такую однобокость экономики: с помощью крупных иностранных инвестиций была усилена разработка гидроэнергоресурсов, а в 1967 г. стал строиться алюминиевый завод — фактически первый шаг к созданию тяжелой промышленности на острове. К 70-м гг. по величине валового национального дохода на душу населения Ис- ландия вошла в число наиболее развитых стран мира, хотя это мож- но объяснить таким фактом, как низкая плотность населения. В середине 50-х гг. в экономическом развитии Финляндии про- изошел перелом: в 1955 г. объем промышленного производства был наивысшим за всю предшествовавшую историю страны. На первое место во внутреннем рынке стали выходить машиностроительная и судостроительная отрасли промышленности. К 1970 г. Финлян- дия обогнала многие страны Западной Европы как по общим тем- пам экономического развития (рост валового национального про- дукта составил в среднем 5 % в год), так и по темпам роста про- мышленного производства (примерно 7 % в год). Это во многом объяснялось тем, что на внешних рынках сохранялся высокий спрос на лесобумажные товары, что позволило Финляндии за счет воз- росших валютных поступлений от экспорта этой продукции финан- сировать расширение и модернизацию производственных мощно- стей в других отраслях промышленности. Нельзя не отметить также благотворную роль в экономическом подъеме советско-фин- ляндских отношений. 24
«Шведская На фоне общей сбалансированности экономичес- модель» кого развития североевропейского региона особен- но выделялись успехи Швеции. Термин «шведская модель» возник в связи со становлением Швеции как одной из самых развитых в социально-экономическом отношении государств. Он появился в конце 60-х гг., когда иностранные наблюдатели стали отмечать ус- пешное сочетание в Швеции быстрого экономического роста с об- ширной политикой реформ на фоне относительной социальной бес- конфликтности в обществе. Этот образ успешной Швеции особен- но сильно контрастировал с ростом социальных и политических конфликтов в окружающем мире. В самом широком смысле «шведская модель» — это весь комп- лекс социальноэкономических и политических явлений и процес- сов в стране с ее высоким уровнем жизни и большим охватом соци- альной политики. Однако этот термин используется в различных значениях и семантике в зависимости от угла зрения. Некоторые отмечают смешанный характер шведской экономики, сочетающей рыночные отношения и государственное регулирование, преобла- дающую частную собственность в сфере производства и обобще- ствление потребления. Уже в 20—30-е гг. в Швеции начали складываться специфичес- кие черты социал-реформистской модели ГМК. Эти черты оказа- лись созвучны цели построения «государства всеобщего благоден- ствия», что означало такое распределение материальных благ, ко- торое бы уменьшило социальное неравенство общества, его поляризацию. Доля налогов вместе с предпринимательскими от- числениями в пенсионный фонд достигла в 1970 г. 46 % валового национального продукта, а государственные расходы — до 70 %. Такие средства позволили создать эффективную систему социаль- ного обеспечения, которая охватила все слои населения вне зави- симости от классовой принадлежности и уровня доходов. Так, пен- сии выплачиваются всем шведам с 66 лёт. С 1963 г. больничное по- собие выплачивалось на 2/3 за счет работодателей и государства и лишь на 1 /3 за счет страховых взносов трудящихся. В целом на нужды министерства здравоохранения и социального обеспечения в 50—70-е гг. приходилось более четверти государственного бюд- жета, министерства образования — почти седьмая часть, тогда как на министерство обороны — двенадцатая часть. Другая характерная черта послевоенной Швеции — специфика отношений между трудом и капиталом на рынке труда. На протя- жении многих десятилетий важной частью шведской действитель- ности была централизованная система переговоров о заключении коллективных договоров в области заработной платы с участием 25
мощных организаций профсоюзов и предпринимателей в качестве главных действующих лиц, причем политика профсоюзов основы- валась на принципах солидарности между различными группами трудящихся. Интересно, что массовые забастовки, как и массовые увольне- ния, возможны лишь в период перезаключения коллективных тру- довых договоров и проводятся с предварительного предупрежде- ния. Таким образом, интересы производства не страдают. Еще один способ определения «шведской модели» исходит из того, что в шведской политике явно выделяются две доминирую- щие цели: полная занятость и выравнивание доходов. Политика выравнивания доходов в области распределения заработной платы сводится к следующему: рабочий получает одинаковую зарплату за одинаковый труд в любом секторе производства, что не приво- дит к повышению конкурентоспособности предприятия за счет эк- сплуатации трудящихся. В области же налогов разница между окончательными доходами разных категорий населения после уп- лат не должна превышать соотношения Г.2. В Швеции действи- тельно была достигнута почти полная занятость, в том числе и в середине 70-х гг. она сохраняла исключительно низкий уро- вень безработицы, когда в большинстве развитых капиталистичес- ких стран эта проблема встала особенно остро. Крайне интересна политика государства по отношению к безработным. Если в других странах Запада на пособия по безработице идет до 70 % ассигнова- ний, то в Швеции только 30 %. Остальные средства идут на пере- подготовку кадров, и именно на это государство делает упор, а так- же на образование и материальную помощь учащимся. Таким образом, «шведская модель» исходит из следующего: государство не вмешивается в производственную деятельность предприятия, но регулирует социальные издержки рыночной эко- номики особой социальной политикой на рынке труда. Необходим максимальный рост производства частного сектора и при этом как можно большая функция государства в распределении, потребле- нии и перераспределении национального дохода в целях повыше- ния жизненного уровня населения. Несмотря на большие успехи Швеции, имелся и ряд издержек: цены росли быстрее, чем в большинстве других стран ОЭСР, а ВВП увеличивался медленнее, почти не росла производительность тру- да. За полную занятость пришлось заплатить скромным экономи- ческим ростом и инфляцией. В 80-е гг. эти процессы усугубились. Если в 60—70-е гг. «шведская модель» изучалась политологами и экономистами всего мира как один из вариантов «третьего пути» развития капитализма, то в 80-е гг. в связи с кризисными явления- 26
ми в самой Швеции и возобладанием неоконсервативной доктри- ны на Западе, она стала вызывать все большую критику. Особенно критиковалась «уравнительная политика», что, считалось, приво- дит к ослаблению «стимулов интенсивно работать и экономить». Швеции, как и другим Скандинавским странам, трудно при- знать, что их модель, дающая гарантированность и стабильность жизни, дала сбой. Сохранение в будущем двух основных целей «шведской модели» — полная занятость и равенство — потребует новых методов, которые должны соответствовать новым услови- ям. Дискуссионным остается и следующий вопрос: сохранятся ли особые положительные черты «шведской модели» в будущем, или же эта модель соответствовала лишь особым условиям послево- енного времени? Внешняя В начале 50-х гг. стремление Скандинавских стран политика стран к сотрудничеству в масштабе всей Северной Евро- Северной пы усилилось. В 1952 г. по инициативе датского Европы правительства была создана консультативная ре- гиональная организация, которая состояла из депутатов парламен- тов и представителей правительств сначала четырех, а с 1955 г., включая Финляндию, пяти государств. Новая организация полу- чила название Северного совета. Совет заседал ежегодно открыто и поочередно в столице одной из стран-участниц и вырабатывал рекомендации по сотрудничеству стран и заслушивал сообщения о реализации такого сотрудничества. Формально Северный совет не ограничивал себя обсуждением каких-либо вопросов, однако из- начально негласно вопросы военной политики и проблемы взаи- моотношений Скандинавских стран с великими державами не рас- сматривались. Северный совет ускорил унификацию законодатель- ства и судопроизводства стран-участниц, устранил препятствия к передвижению рабочей силы между ними (общий северный ры- нок рабочей силы с 1954 г.), наладил сотрудничество в области воз- душного сообщения и иного транспорта, в сфере науки и культуры. Наименьшие успехи сотрудничество Скандинавских стран сде- лало в чисто экономической области. Несмотря ца повышающийся товарооборот между этими странами, таможенные барьеры все же сохранялись. Неоднократные попытки создания таможенного со- юза не вышли за стадию переговоров. Однако в конце 1959 г. — в ответ на создание замкнутого Общего рынка (ЕЭС) — в Сток- гольме была учреждена Европейская ассоциация свободной торгов- ли (ЕАСТ), объединившая семь стран, в том числе Швецию, Нор- вегию и Данию. В 1961 г. к ЕАСТ примкнула в качестве ассоциа- тивного члена Финляндия, а в 1970 г. — Исландия. В конце 60-х — 27
начале 70-х гг. сложилось своего рода северное содружество наций, подкрепленное подписанием в 1962 г. Хельсинкского соглашения. Это содружество достигло значительной реальной всесторонней ин- теграции при сохранении разной внешнеполитической ориентации. Фактически создание Северного совета являлось альтернатив- ной политикой стран Северной Европы на попытку полной интег- рации их в различные международные организации. На протяже- нии послевоенных десятилетий Скандинавские страны пытались выработать свою внутреннюю политику. Так, членство этих стран в НАТО ограничивалось проблемами безопасности без антиком- мунистической истерии. Мало того, они не раз протестовали про- тив агрессивных действий США в мире. Позиция Скандинавских стран в ООН также резко контрастировала с позицией США и дру- гих западных держав, например, в вопросах о приеме новых чле- нов, о восстановлении прав Китая в ООН, о вооруженном конф- ликте 1956 г. и кризисе 1958 г. на Ближнем Востоке и пр. Такая позиция представителей Скандинавских стран на миро- вой арене была обусловлена тем, что внутри Северного региона не прекращались массовые выступления против разных событий и яв- лений мирового масштаба: ядерного оружия и его испытаний, аме- риканской агрессии в Корее и Вьетнаме, вступления в Общий ры- нок, баз НАТО, колониализма, расизма, возрождения германского милитаризма. В то же время практически все страны Северной Европы при- ветствовали развитие международных связей в гуманитарной, пра- вовой, экономической сферах, а также в вопросах безопасности. Они стали активными участниками Совета Европы и Организации эко- номического сотрудничества и развития, а также в организации Со- вещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (первое засе- дание СБСЕ состоялось в Хельсинки в 1975 г.). Одним из активных организаторов СБСЕ был президент Финлян- дии Урмо Кекконен, который занимал свой пост с 1956 по 1982 г. (его миролюбивая внешняя политика и забота о добрососедских от- ношениях с СССР и тем самым сохранение независимой политики Финляндии вызвала такую симпатию у избирателей, что в 1973 г. был издан особый закон, продливший срок его полномочий, а в 1978 г. вновь 82 % избирателей проголосовало за него). Если в первые послевоенные десятилетия успешное социально- экономическое развитие стран Северной Европы служило опорой для независимой и альтернативной внешней политики, то кризис- ные явления 70-х гг. заставили руководство стран Северной Евро- пы пересмотреть свою политику по отношению к интеграционным проблемам. В 1972 г. Дания вошла вместе с Великобританией 28
и Исландией в ЕЭС. В это же время такое же приглашение получи- ла Норвегия, но проведенный референдум не принес победу сто- ронникам интеграции. Только в 1995 г. Швеция и Финляндия ста- новятся полноправными членами ЕЭС. Этот шаг вызвал внутри стран протест, что неудивительно вследствие многолетней привер- женности этих стран к самостоятельной политике. Так, норвежские избиратели после решения правительства о вступлении страны в Единую Европу, вновь высказались против этого решения. Таким образом, перед странами Северной Европы встала про- блема выбора. С одной стороны, разочарование в вечности «швед- ской модели», надежда на новое процветание благодаря европей- ской интеграции, с другой, боязнь потерять политическую самосто- ятельность, утратить преимущества протекционистской экономи- ческой политики заставляют Североевропейский регион вновь искать свое место в международной системе отношений.
ГЛАВА 2 СТРАНЫ ЮЖНОЙ ЕВРОПЫ В 1945—2000 гг. § 3. Италия Переход Поражение Италии во Второй мировой войне на- к республике несло итальянцам большую моральную травму. Страна находилась в состоянии хаоса. Послевоенная ситуация ос- ложнялась тем, что страна потеряла одну треть национального бо- гатства, 330 тысяч погибли и 85 тысяч были ранены. По окончании войны остро ощущался недостаток продуктов питания, процветала спекуляция и черный рынок. Инфляция приобрела огромные раз- меры, безработица охватила 2 млн человек. Территория страны была оккупирована англо-американскими войсками. Такой ценой запла- тила Италия за участие в войне. Вместе с тем итальянцы приобрели опыт борьбы с фашизмом, а характер и традиции движения Сопротивления наложили свой отпечаток на развитие демократии первых послевоенных лет. Партии рабочего класса, игравшие ведущую роль в антифашист- ском Сопротивлении, стали массовыми (компартия насчитывала свыше 1,5 млн членов, социалистическая партия — 0,7 млн) и име- ли большой политический вес. Между левым и правым полюсами, в центре политической шкалы находилась еще одна массовая партия (свыше 1 млн чел.), имевшая заслуги в Сопротивлении — Христи- анско-демократическая партия (ХДП)1 . С учетом традиций Сопротивления наметилось сотрудничество этих партий и в первые послевоенные годы, хотя практически всем 1 ХДП была основана в 1943 г. на базе католической Народной партии «По- полари», созданной в 1919 г. Термин «христианская демократия» принадле- жал итальянскому священнику дону Луиджи Стурцо, основателю Народ- ной партии. Текст программы ХДП был опубликован 25 июля 1943 г. в день падения Муссолини. 30
было понятно, что бороться против фашизма с оружием в руках было легче, чем договориться о создании нового итальянского об- щества. Итальянцы успели отвыкнуть от буржуазно-либеральной демократии, попранной фашистским режимом Муссолини. Кипе- ли политические страсти, шли поиски ответа на вопрос, какой быть Италии и какими станут новые пути ее развития. Наибольшего на- кала приобрела борьба вокруг вопроса о форме правления в стране. J3 мае 1946 г. король Виктор Эммануил ITT предпринял маневр — отрекся от престола в пользу своего сына принца Умберто II, про- звашшпипадьянцами «майским королем». С крахом фашизма изменилось отношение итальянцев к монар- хии, прежде положительное, а по окончании войны негативное из- за поддержки, оказанной монархией фашистскому режиму Муссо- лини. В обществе крепли республиканские настроения, но было до- статочно сторонников и у монархии, особенно среди либералов, части христианских демократов и, конечно, монархистов. В июне состоялся референдум о форме государственного правле- ния, который отличался исключительно высоким процентом голо- совавших, в том числе впервые участвовавших в голосовании жен- щин. За установление республики было подано на 2 млн голосов больше. «Майский король»-Умберто II .объявил подсчет голосрвьге- верным и отказался покинуть страну. В ответ на это состоялись гран- . диозные'демонстрации протеста, правительство подтвердило пра- вильность результатов референдума, и Умберто Потребившему на троне около месяца, не оставалось ничего иного, как признать волю большинства народа и навсегда покинуть родину. Италия стала рес- публикой. Одновременно с референдумом прошли выборы в Учредитель- ное собрание, по их результатам лидер,ХДП Альчиде Де Гаспери стал премьер-министром. Де Гаспери (1881 — 1954) — один из об- щественных деятелей Италии, обладавших в то время несомнен- ными качествами общенационального политического лидера. Он был высокообразованным человеком, антифашистом, его деятель- ность и богатый жизненный опыт позволили ему стать видной фи- гурой в католическом движении и приобрести решающий автори- тет главы христианских демократов. В соответствии с антифашист- ским духом Сопротивления Де Гаспери, сторонник межклассового характераХД П и консенсуса с другими ведущими партиями, сфор- мировал коалиционное правительство из представителей различ- ных партий, в том числе социалистов и коммунистов. Пост замес- тителя председателя Совета министров и министра юстиции полу- чил генеральный секретарь массовой в то время компартии 31
Пальмиро Тольятти, популярный и авторитетный политический деятель1. Избранное одновременно с референдумом Учредительное собра- ние, 80% участников которого составляли депутаты-антифашисты, приступило к выработке конституции. Депутатам потребовалось на это 272 дня, утвержденная ими в декабре 1947-г. новая конституция вступила в силу 1 января 1948 г. В результате послевоенной расста- новки политических сил конституция Италии стала одной из самых демократических конституций развитых стран. Согласно положе- ниям конституции в Италии запрещалось восстановление в какой бы то ни было форме распущенной фашистской партии, а лицам, занимавшим при фашизме ответственные посты, в течение пяти лет после принятия конституции запрещалось голосовать и быть из- бранными в органы государственной власти. Отменялись дворян- ские титулы, членам и потомкам Савойской династии запрещалось пребывание на территории страны, а их собственность переходила к государству. Первые статьи конституции содержали основные го- сударственные принципы — провозглашение Италии демократичес- кой республикой, основанной на труде, и признание неотъемлемых прав человека и их гарантии. К таким правам относились, в частно- сти, права на общественное достоинство, на нерушимость свободы личности и равенство всех перед законом. Провозглашался отказ от войны «как орудия посягательства на’свободу других народов и как способа разрешения международных конфликтов». Часть I текста конституции состояла из статей о правах и обязанностях граждан1 2. За всеми гражданами признавалось право на труд и поощрение «ус- ловий, которые делают это право реальным». Вводился принцип рав- ной оплаты за равный труд, право на еженедельный отдых и еже- годный оплачиваемый отпуск, на социальное обеспечение. Призна- валась свобода профсоюзов и право на стачку. По конституции устанавливались лвя_вида собственностц,— го- сударственная и частная В отдельных случаях, предусмотренных 1 Когда в июле 1948 г. состоялось покушение на Тольятти (среди бела дня в него стрелял молодой сицилиец), то развернувшаяся в знак протеста не- бывалая по размаху всеобщая забастовка охватила почти 7 млн чел. 2 Здесь определялись основные демократические права и свободы, в том чис- ле свобода совести, право и обязанность родителей содержать, обучать и вос- питывать детей, даже внебрачных, обязательное и бесплатное 8-летнее на- чальное обучение, свобода науки и искусства и свобода их преподавания, охрана здоровья как основного права личности и гарантия бесплатного ле- чения для неимущих, право на свободное выражение своих мыслей и непод- цензурность печати. 32
законом, определялось, что «частная собственность может быть отчуждаема в общественных интересах при условии вознагражде- ния за убытки», по закону предусматривалось также установление предельных размеров земельной собственности. Часть II конституции определяла регламент органов государ- ственной власти на основе принципа разделения властей. Глава го- сударства — президент избирается парламентом на 7 лёт из числа граждан, достигших 50-летнего возраста. Президент обладает ши- рокими полномочиями: назначает председателя Совета министров, а также пять пожизненных сенаторов из граждан, прославивших родину выдающимися заслугами; направляет в парламент прави- тельственные законопроекты, распускает парламент, назначает ре- ферендум, издает декреты, имеющие силу закона, является главно- командующим вооруженными силами и объявляет по решению пар- ламента состояние войны. Правительство состоит из председателя и министров, назначаемых президентом по предложению предсе- дателя, и подконтрольно парламенту. Парламент состоит из Пала- ты депутатов и Сената республики, имеющих равные законодатель- ные функции и избираемых всеобщим прямым голосованием на 5 лет на основе пропорционального принципа. Помимо парламен- та, право участвовать в законодательном процессе имеет итальян- ский народ. Конституция предусматривает народную инициативу в форме референдумов — петиционных (внесение законопроектов от имени 50 тыс. избирателей) и отлагательных («народное вето» на отмену закона от лица 500 тыс. избирателей). Устойчивое влияние конфессиональной традиции в стране при- давало большое значение вопросу о взаимоотношениях церкви и государства. Статья 7 определяла, что «государство и католичес- кая церковь независимы и суверенны в принадлежащей каждому из них сфере», их отношения базируются на Латеранских догово- рах 1929 г. (согласно которым церковь сохраняет влияние на об- ласть семейного законодательства и школьного образования). Такая формулировка означала определенный компромисс между левыми партиями и христианскими демократами. Конституция 1947 г. установила административно-территориальное,деление стра- ны на 20 областей, 93 провинции и около 8 тыс. общин. Важным политическим событием первых послевоенных лет ста- ло подписание В феврале 1947 г. R Париже мирного договора СОЮЗ- ников сЛДталией. Согласно договору а Италии распускались фа- шистские организации, определялись границы, подтверждалось на- казание военных преступников, выводились оккупационные войска, запрещалось размещение военных баз на итальянской территории, определялись репарации в пользу СССР (100 млн долл.), Югосла- 2 Родригес, ч. 3 ’
вии (125 млн долл.), Греции (105 млн долл.), Албании (5 млн долл.) и Эфиопии (25 млн долл.). Италия отказывалась от своих колоний и уступала в пользу Югославии часть Хорватии, возвращала Гре- ции Додеканесские острова (Южные Спорады) в Эгейском море. Триест, находившийся под контролем англо-американских военных властей, становился свободным городом под контролем ООН (спу- стя 7 лет, в 1954 г. по соглашению с Югославией и союзниками Три- ест был передан Италии). К концу 1947 г. англо-американские вой- ска и их военная администрация покинули итальянскую террито- рию. Мирный договор предоставил Италии право содержать собственные вооруженные силы, необходимые для обороны, чис- ленностью 250 тыс. солдат и офицеров. Личный состав ВМС и ВВС ограничивался по 25 тыс. человек. Италии запрещалось иметь под- водные лодки, авианосцы и торпедные катера. В социально-экономическом плане перед Италией стояла акту- альная и сложная задача — восстановить разрушенное войной на- родное хозяйство, переведя его на мирное производство, провести демобилизацию и трудоустроить демобилизованных. С этой целью в люне 1948 г. было подписано американо-итальянское соглашение о предоставлении Италии помощи по плану_Маршалла сроком на 2 года. Общий объем поставок (продукты питания и промышлен- ное оборудование) по плану Маршалла составил 1,5 млрд долл. В то же время политическая цена американской помощи — это на- жтшна премьера Де Гаспери для устранения из правительства пред- ставителей левых партий. Всем было понятно, что из-за разницы в конечных целях партий, входивших в правительство, сотрудниче- ство между ними не могло продолжаться долго. Однако именно на- жим извне ускорил распад этого сотрудничества, хотя поводом к этому послужили внутренние события: в 1947 г. банда мафиози стреляла в участников первомайской демонстрации рабочих на Си- цилии. Это вызвало кризис и роспуск правительства. В состав но- вого правительства Де Гаспери коммунисты и социалисты включе- ны не были. Лидер социалистов Пьетро Ненни с горечью отмечал, что чем дальше, тем больше итальянские внутренние дела будут за- висеть от внешних факторов — Ватикана и Соединенных Штатов. Заместителем премьер-министра был назначен Джузеппе Сарагат, лидер правого крыла социалистов, вышедший со своими сторонни- ками из состава социалистической партии и возглавивший социал- демократическую партию (ИСДП), выступавшую против сотруд- ничества с коммунистами. Антикоммунистическую линию поддер- жал Ватикан, издавший декрет об отлучении коммунистов от церкви. В первые послевоенные годы организационно оформилось нео- фашистское движение. Несмотря, на то что итальянский фашизм 34
потерпел сокрушительное поражение и по новой конституции зап- рещалось восстановление в какой бы то ни было форме распущен- ной фашистской партии (раздел II, п. XII), определенные группы итальянского общества сохранили симпатии к фашизму и воспри- нимали его крах с сожалением. К числу сторонников фашизма от- носились некоторые монополисты, военные и чиновники (занимав- шие, как правило, высокое положение в годы диктатуры Муссоли- ни), часть мелкой буржуазии^ В декабре 1946 г. была основана неофашистская партия Итальянское социальное движение (ИСД). Ее возглавили Дж. Альмиранте, а затем А. Микелини. Программа ИСД содержала положения об установлении фашистской корпора- тивной системы, о социальной защите граждан, об антимарксизме, об активной «имперской» внешней политике. Иногда среди членов партии возникали тактические разногласия, приводившие к фрак- ционной борьбе, но в целом ИСД держала курс на легальную поли- тическую деятельность и консолидацию неофашистов с правора- дикальными либерально-монархическими кругами. В итальянском истеблишменте ИСД относилась к числу малых партий, электорат которых на парламентских выборах обычно не превышал 6 %. Весной 1948 г. состоялись выборы в парламент. Шла большая политическая игра. Неофашисты набрали всего 2 % голосов. За блок коммунистов и социалистов проголосовала 1/3 избирателей, а хри- стианские демократы победили с блеском, набрав почти половину голосов и став крупнейшей и господствующей партией в парламен- те. Де Гаспери, оказавшийся в зените елавытгуспеха, сформировал свое пятое правительство, большинство членов которого принад- лежали к ХДП. Началась эра правления ХДП. хдп у власти Получив руководящие позиции в политической об- ласти, христианские демократы возглавили процесс восстановления экономики. Основу для этого заложила финансовая помощь США, в том числе по плану Маршалла, на реализацию ко- торого на рубеже 40—50-х гг. было ассигновано 3,2 млрд долл. Кроме того, для восстановления и дальнейшего развития экономики исполь- зовались различные средства, главными из которых стали государ- ственно-монополистическое регулирование в форме государствен- ного сектора, государственное финансирование и кредитование, хо- зяйственный протекционизм (ассистенциализм, от итал. assistenza — помощь). Мощные инвестиции в экономику сделали крупнейшие итальянские монополисты-олигархи Аньелли, Пирелли, Орландо, Пезенти, Мардзотто, Ферруцци и др. Низкие цены мирового рынка на сырье и энергоносители, использование в производстве достиже- ний научно-технической революции, сдерживание роста зарплаты 2* 35
(реальная зарплата увеличилась на 8,9%, а производительность тру- да на 40%) и участие Италии в европейской экономической интегра- ции (в 1952jJ4t3ttwct иступила в Общий рынок) дополнили форми- рование условий не только для восстановления экономики, но и для небывалого экономического взлета, названного итальянским «эко- номическим чудом». В 50-е — начале 60-х гг. высокие темпы-роста экономики привели к увеличению национального дохода Италии почти вдвое. Сложился сильный государственный сектор, охватив- ший инфраструктуру и базисные, стратегически важные отрасли хозяйства. Руководящую роль в госсекторе играл Институт про- мышленной реконструкции (ИРИ) — государственный холдинг, со- зданный еще в 1933 г. и ставший в послевоенное время крупней- шим хозяйственным комплексом. Мощный государственный сек- тор, а также крупный частный сектор во взаимодействии со средним и малым бизнесом осуществляли структурную перестройку эконо- мики в условиях практического отсутствия полезных ископаемых. Италия не скупилась на покупку передовых импортных патентов в области передовой техники. Экспортируя за пределы страны «лиш- ние» рабочие руки, страна в больших масштабах привлекала «встречный поток» иностранных инвестиций из стран ЕС и США. Интенсивный приток зарубежных инвестиций способствовал быс- трому росту итальянской экономики. В то же время крупные на- циональные предприниматели в основном за счет субподрядов и кооперации смогли включить в систему монополистического про- изводства многочисленный мелкий бизнес. Кроме того, из-за низ- ких издержек на рабочую силу широко использовался (и использу- ется до сих пор) потенциал «теневой экономики». При этом одной из негативных сторон существования «теневой экономики» стало внедрение в ее структуру преступного бизнеса мафии. Таким образом, экономический курс ХДП, базировавшийся на так называемой «политике роста», стимулируемый низкими из- держками производства при благоприятной внешней конъюнкту- ре, позволил добиться устойчивых высоких показателей в ходе ус- коренной индустриализации. В Италии на протяжении 50—60-х гг. складывалась модель развития, характерная для стран Южной Ев- ропы, т.е. модель ускоренного «догоняющего» развития. При этом «итальянский вариант» был ближе к развитым странам Запада, чем другие государства южноевропейской периферии. Качественным следствием быстрого экономического роста стало превращение Италии в индустриальную державу, побежденная страна вошла в семерку лидирующих государств. Экономические перемены привели к политическим и соци- альным сдвигам, изменились потребительские стандарты, жизнен- 36
ный уклад и мышление итальянцев. При этом цена «экономичес- кого чуда» означала неравномерность и цикличность экономичес- кого развития, зависимость от иностранных капиталовложений и импортных технологий, отставание сельского хозяйства, мигра- цию сельского населения в города {1,8 млн чел.) и, следовательно, увеличение безработицы, обострение жилищной и транспортной проблем, медленный рост зарплаты. Особенно серьезной оставалась проблема Юга ~~ -Региональная отсталость Юга (шести южных областей и остро- вов Сицилии и Сардинии) исторически являлась болевой точкой Италии, была результатом диспропорции в размещении произво- дительных сил. В начале 50-х гг. доля южных районов ^ сельском хозяйстве страны составляла 33,2 %, промышленности — 15,1 %. Значительно более низкой, чем на Севере, была производительность труда. Вместе с тем глубина проблемы состояла не только в эконо- мической отсталости, но и в ее значительном влиянии на соци- альную и политическую области. В районе Юга, занимающего 43% территории страны, проживало свыше 1/3 населения Италии, а доход на душу населения составлял в 50-е гг. около половины от уровня остальной части страны. Уровень безработицы в южных районах был в два раза выше, чем в северных. Представляя собой район огромного аграрного перенаселения, безработицы и нище- ты, откуда эмигрировали на заработки в северные области страны и за рубеж сотни тысяч человек (80% от общего числа итальянских эмигрантов), Юг получал из государственного бюджета вдвое боль- ше, чем давал. Исторически сложившаяся слаборазвитость Юга, социальная и культурная отсталость населения, преступное влия- ние мафии на все стороны жизни препятствовали общему эконо- мическому росту страны. С созданием в 1950 г. Кассы Юга — государственного фонда спе- циального долговременного финансирования отсталых районов началась широкая и постоянная государственная политика разви- тия Юга. Дополнительным источником стало финансирование хо- зяйства южных областей через смешанные предприятия. В правительственной политике сформировались два основных подхода к решению этой проблемы. Сначала в основу практическо- го курса была положена концепция о формировании предпосылок самостоятельного развития экономики Юга. Поэтому значитель- ные инвестиции направлялись сюда для развития сельского хозяй- ства, инфраструктуры, а затем и промышленности. Через несколь- ко лет выявились слабые стороны концепции «автономности», она была пересмотрена, и в 1956 г. принимается идея, выраженная в «плане Ванони» (один из функционеров ХДП). Смысл ее сводил- 37
ся к ускорению развития экономики Юга посредством ее включе- ния в общую экономическую систему Италии. Практическое вопло- щение этой идеи в жизнь в 60—70-е гг. осуществил «левый центр». Финансовый поток, составивший в 70-е гг. около 50% всех госу- дарственных инвестиций, позволил создать в южных областях та- кие отрасли тяжелой индустрии, как металлургия и машинострое- ние. Юг превратился из аграрного в индустриально-аграрный. Вме- сте с тем рядом с развитыми областями продолжали соседствовать зоны упадка. Поскольку развитие Юга осуществлялось за счет средств, по- ступающих с Севера, то более сильный партнер диктовал свои ус- ловия игры, сохранялась модель зависимого развития южных рай- онов. Юг развивался в интересах Севера. Современники констати- ровали, что итальянцев-южан «не покидает ощущение, что все и всегда решается вне Юга, за спиной его населения и местных го- сударственных институтов». Огромные финансовые затраты на «южную политику» за 40 лет принесли довольно скромные результаты. Разрыв в уровне жизни населения удалось сократить лишь на 10 %, многие семьи продол- жают существовать за счет денежных переводов эмигрировавших родственников. Высокие темпы прироста населения не позволяют решить проблему занятости. Трудности преодоления исторически сложившегося территориального дуализма сопряжены еще и с тем, что перераспределение капиталовложений с Севера на Юг не мо- жет возрастать бесконечно, Северу самому нужны средства. В силу этого обстоятельства сокращение разрыва между Севером и Югом в обозримые исторические сроки представляется проблематичным. С Югом была связана еще одна проблема — аграрная. Поэтому важнейшей мерой правительства ХДП стала аграрная реформа, ко- торой предшествовало небывалое по размаху движение крестьян и арендаторов за захват пустующих земель крупных землевладель- цев. Под нажимом массового движения правительство христианс- ких демократов в соответствии со статьей 44 конституции в 1950 г. приняло закон об аграрной реформе, в основу которого был поло- жен проект министра сельского и лесного хозяйства А. Сеньи. По закону около 8 тысяч крупных землевладельцев должны были про- дать государству излишки своей земли. В созданный таким обра- зом фонд поступили также земельные участки некоторых крупных компаний и государственные земли. В дальнейшем земля из этого фонда путем жеребьевки продавалась нуждавшимся крестьянам в рассрочку на 30 лет. И хотя аграрная реформа не смогла удовлет- ворить всех безземельных и малоземельных крестьян, все же нема- лая их часть (около 200 тыс.) улучшила свое положение. 38
Внешнеполитический курс христианских демократов строился на приоритете ценностей западной цивилизации и был ориентиро- ван на США. Италия участвовала в создании НАТО, на ее террито- рии были размещены воинские формированияипггабы НАТО. Итальянское правительство подписало с США соглашение «о вза- имной помощи в целях обороны», по которому американская сто- рона поставляла в Италию вооружение, а итальянская сторона пе- редала в пользование США базы ВМС и ВВС. С критикой проаме- риканского внешнеполитического курса ХДП выступала левая оппозиция, главным образом социалисты и коммунисты. ХДП, занимавшая в политическом истеблишменте Италии цент- ристскую позицию, сочетала в своем правительственном курсе как элементы социального консерватизма, так и меры социального ма- неврирования. Под напором массовых выступлений ХДП иногда шла на уступки трудящимся в вопросах, касавшихся социальной сферы. В то же время в ряде случаев ответом правительства на эти выступления становились расправы с демонстрантами и репрессии, в которых особенно усердствовали специальные отряды моторизо- ванной полиции (челере). Это способствовало накоплению оппо- зиционного потенциала. На очередных парламентских выборах в 1953 г ХДП не смогла преодолеть 50%ч*ый рубеж. Де Гаспери ушел в отставку и через гол умер. Уход Де Гаспери не мог не ска- заться на политической линии этой партии. К власти рвались дру- гие люди. В ХДП ослабло влияние правого крыла (гасперистов) и усилилось левое течение, предложившее коалицию с социалис- тами. Однако в целом возобладала центристская фракция во главе с политическим секретарем ХДП Аминторе Фанфани, неоднократ- но формировавшем правительства в~50-е, 60-е и ЗСРеТп Левый центр Весомые успехи в развитии народного хозяйства (1963—1976) в период «экономического чуда» 50-х — начала 60-х гг., а также преобладающее влияние ХДП в политической жиз- ни обусловили пересмотр политического курса других партий Ита- лии, в первую очередь ее левых партий — ИСП и ИКП. Руковод- ство ИСП во главе с Пьетро Ненни эволюционировало вправо: от- казавшись от статуса оппозиционной партии, оно взяло курс на приход к власти и прекратило сотрудничество с коммунистами. Компартия приняла стратегию «итальянского пути к социализму», означавшего активную массовую борьбу против монополий, при- влечение на свою сторону всех антимонополистических сил и по- степенный, мирный переход к социализму. ХДП учитывала боль- шой вес левых партий в обществе и рост их электората. Намерева- ясь «приручить» стремившуюся_к власти ИСП и использовать 39
поддержкусо^стороны-социал-демократов (ИСДП1 ХДП намети- ла сблйжёниёГсними — стратегию «левого центра» с целью укре- пить свои позиции в обществе1. Левоцентризм предполагал не толь- ко сотрудничество ХДП с левыми партиями в парламенте и прави- тельстве, но и принятие христианскими демократами некоторых требований левых партий (кроме компартии). Стратегия левого центра как союз со «светскими» партиями была рассчитана хрис- тианскими демократами на длительную перспективу. Тем более что папа римский Иоанн XXIII, сменивший умершего реакционера Пия XII (1958), фактически не препятствовал утверждению новой стратегии христианских демократов. В энциклике Иоанна XXIII «Пацем ин террис» («Мир на земле») содержались призывы к миру и сотрудничеству различных политических течений. В обострив- шейся между обновленцами и консерваторами борьбе по проблеме приспособления церкви к настроениям масс рбновленцы одержа- ли верх. Это продемонстрировали решения Вселенского собора («детища» Иоанна XXIII), первая сессия которого состоялась осе- нью 1962 г., вторая — через год. В свою очередь, частые правительственные кризисы означали, что «эра» монопольного правления ХДП подходила к концу.-В-4962 г. съезд ХДП утвердил стратегию левого центра, и христианский де- мократ А. Фанфани сделал первую попытку ее реализации, сфор- мировав правительство из представителей ХДП, социал-демокра- тов и республиканцев. С 1963 г. в левоцентристских правительствах стала участвовать Итальянская социалистическая партия. Во гла- ве этих правительств в 1963—1968 и 1974—1976 гг. стоял извест- ный итальянский политический деятель Альдо Моро, христиан- ский демократ, сторонник сотрудничества с левыми партиями, че- ловек твердых моральных принципов, не замешанный ни в одном грязном скандале. А. Моро (1916—1978) закончил университет по специальности «юриспруденция», стал доктором по философии права, участвовал в войне. Глубоко верующий человек Моро рабо- тал в молодежной Федерации университетских католиков, затем в ХДП. Рано начав политическую карьеру, во многом благодаря сво- ему высокому интеллектуальному потенциалу и таким качествам, как настойчивость, терпение, гибкость и корректность, он стал по- литиком крупного масштаба, партийным лидером уровня Де Гас- пери. Заслугой Моро следует признать смену стратегии ХДП: от центризма при Де Гаспери к левоцентризму при Моро. Понимая, что в силу значительного авторитета у итальянцев левых партий, 1 Такому курсу способствовала неудача ХДП опереться на правые, в том чис- ле неофашистские, силы в 1960 г. (правительство Ф. Тамброни). 40
в том числе коммунистов, без их участия невозможно решить ни- каких более или менее крупных общенациональных задач, Альдо Моро, несмотря на открытое сопротивление консервативной части ХДП, стал сторонником сотрудничества не только с социалистами, но и с коммунистами. Оставаясь при этом патриотом христианской демократии, он был убежден, что ХДП ни при каких условиях не должна терять своей политической гегемонии. Правительство левого центра осуществило ряд реформ. В 1962 г. была национализирована важная отрасль экономики — электро- энергетическая промышленность. В результате создавалось силь- ное государственное «Национальное объединение электроэнерге- тической промышленности». Крупные частные компании, чья соб- ственность подлежала национализации, получили от государства солидную компенсацию и смогли инвестировать полученные сред- ства в другие отрасли. В 1965 г. вводилось обязательное для госсек- тора программирование, с 1967 г. начал действовать национальный 5-летний план. При этом директивы государственных планов не были обязательными для частного сектора. Реформа системы об- разования распространяла конституционный принцип о бесплат- ном и обязательном обучении учащихся на учеников неполной сред- ней школы в возрасте до 14 лет. Весьма результативными оказа- лись завоевания рабочих. Они добились повышения заработной платы, ликвидировались зональные различия в уровне зарплаты, вводилась 40-часовая рабочая неделя в промышленности, расши- рялись права профсоюзов, улучшалось пенсионное обеспечение. В то же время левый центр столкнулся в своей деятельности с ухудшением экономической ситуации: время «экономического чуда» истекло, темпы роста итальянской экономики замедлились, упав в середине 60-х гг. до кризисной отметки, а в 1974—1975 гг. Италия оказалась в тисках мирового экономического кризиса. Осо- бую остроту приобрело несоответствие структуры и механизма воспроизводства и распределения национального дохода, увеличи- лись трудности снабжения экономики из-за роста мировых цен на сырье и топливо. Усиление активности профсоюзов и рост стачеч- ной борьбы изменили социально-экономическую обстановку в стра- не. Экономические трудности проявились в отраслевых структур- ных и циклических кризисах различной глубины и продолжитель- ности, в расстройстве торгового и платежного балансов и дефиците госбюджета. Кризисные потрясения ставили правительство и предпринима- тельские круги перед необходимостью смены экономической стра- тегии, вынуждали их заимствовать передовые методы модерниза- ции у более развитых стран Запада. Элита итальянского бизнеса 41
стремилась сохранить страну в числе семи развитых мировых дер- жав. В то же время модель экстенсивного развития экономики Италии еще не исчерпала полностью свой потенциал, поэтому с середины 70-х гг. на повестку дня встала задача постепенного вы- теснения экстенсивного пути новыми, высокотехнологичными про- цессами. Поскольку быстрый разрыв с прежней экономической мо- делью был невозможен, то обозначившееся перспективное перепле- тение старого и нового курсов нарушало поступательный ритм развития итальянской экономики, приводило к замедлению тем- пов ее роста, к чередованию скачков и топтания на месте. Итальян’ ская экономика, не осуществив внутренней перестройки, оказалась в 70-е гг. (и находится по этой причине до сих пор) в неблагоприят- ном положении на мировом рынке. Неравномерность экономичес- кого развития негативно отражалась на трудовых отношениях и со- циальной сфере. Сокращение занятости и непрекращавшийся рост стоимости жизни вызвали подъем социального протеста. Особенностью заба- стовочной борьбы во второй половине 60-х и 70-е гг. стал массовый характер действий при высокой активности трудящихся и втягива- нии в борьбу новых слоев, помимо рабочих, — студентов, служа- щих, чиновников, учителей, врачей, пенсионеров, занимавших ра- нее пассивную позицию. Забастовочная борьба итальянцев за улуч- шение условий труда и жизни была интенсивнее и масштабнее, чем в других странах капиталистического мира. В 1968 г. произошел бурный всплеск студенческой борьбы не ^только за реформу уни- верситетов, но и под антикапиталистическими лозунгами. Студен- тов поддержали профсоюзы и компартия. В 1968 и 1969 гг. состоя- лись две крупнейшие общенациональные забастовки за проведение пенсионной реформы и решение жилищной проблемы. Правитель- ство пошло на уступки, выделив значительные средства на строи- тельство «народных квартир». «Жаркой осенью» 196Sr.f выступая за_более благоприятные условия новых коллективных договоров, бастовали несколько миллионов человек. В результате в мае 1970 г. был принят Статут прав трудящихся, оформивший положение профсоюзов на предприятии и ограничивший возможность пред- принимателей на увольнение рабочих. В 1974 г, конституционный суд Италии был вынужден признать законность забастовок с соци- ально-политическими требованиями. Достижения забастовочной борьбы вызвали рост рядов профсоюзов и увеличение их влияния. С 1969 г. практика встреч и переговоров между профсоюзами и пра- вительством становится постоянной. ^Д970тглевые^илыдобились успеха в принятии закона, разре- шавшего развод, а вТЭ74~тгна-референдуме по этому вопросу от- 42
стояли законность разводов, в то время как церковь считала брак нерасторжимым. Таким образом, правительство левого центра шло на существенные уступки, выполняя основные требования забас- товщиков. Политический Уступки левого центра трудящимся, особенно пос- экстремизм ле «жаркой осени» 1969 г., экономические трудно- и терроризм сти> маргинализация и безработица вызвали ответ- ную реакцию праворадикальной оппозиции. Активизировались нео- фашистские группировки и организации, численность которых увеличилась до 30. Крупнейшими из них стали «Новый порядок», «Национальный авангард» и особенно «Национальный фронт», ко- торый возглавлял князь Ю.В. Боргезе — бывший фашистский во- енный преступник, имевший связи с крупными финансистами, же- стокий, безжалостный и фанатичный человек, прозванный «черным князем». Увеличилось число неофашистских террористических ак- ций (взрывов, нападений на активистов и помещения левых организаций) в соответствии с «графиком», разработанным на со- брании в г. Падуя (1969). Целью ультраправого («черного») терро< ризма стало создание такой обстановки в стране, при которой воз- можен государственный переворот или, как минимум, «наведение порядка». Курс ультраправых назывался «стратегией напряженно- сти», началом которой можно считать взрыв бомбы в здании Сель- скохозяйственного банка в Милане на площади Фонтана в декабре 1969 г. (16 человек убитых и около 100 раненых). Площадь Фонта- на символически стала сигналом национального бедствия — терро- ризма. После этой трагедии наиболее крупными террористически- ми актами стали столкновения неофашистов с полицией и войска- ми и баррикадные бои, продолжавшиеся несколько месяцев в г. Реджо-ди-Калабрия в 1970—1971 гг.; разгром помещений всех политических партий в г. Аквила в марте 1971 г.; раскрытие загово- ра «Национального фронта» Боргезе против республики, взрыв бомбы во время митинга в Бреше в мае 1974 г., при котором погиб- ло 8 чел., взрыв поезда близ Болоньи в августе 1974 г., стоивший жизни 12 пассажирам. Во главе неофашистского движения оставалась партия ИСД, численность которой возросла в первой половине 70-х гг. до 400 тыс. человек. В этот период неофашисты успешно выступали и на выборах. Например, в 1972 г. они смогли получить 56 мест (из 630) в палате депутатов и 26 мест (из 315) в сенате итальянского парламента. Рассчитывая на респектабельных обывателей (так на- зываемый «фашизм в двубортном пиджаке»), ИСД объединилась с остатками монархистов, завоевав на определенное время положе- 43
ние четвертой по значению партии страны, которая с 1973 г. стала называться «Итальянское социальное движение — Национальные правые силы» (ИСД—НПС), руководителем которой вновь изби- рается Джорджо Альмиранте. Успеху ИСД способствовала поддержка части мелкой и средней буржуазии Севера, недовольной ростом массового рабочего движе- ния. Однако подлинно массовую базу ИСД приобрела в начале 70-х гг. среди жителей городских предместий, люмпен-пролетари- ата, маргинальных слоев Юга, где в 1972 г. за нее голосовало около 1 /3 избирателей. Успехи неофашистов связывались не в последнюю очередь и с расширением финансового потока из национальных и зарубежных источников в их адрес. Помимо мелкого бизнеса, нео- фашистские организации спонсировались крупными итальянски- ми предпринимателями (Пезенти, Монти и др.). Часть средств по- ступала из банков Франции, Испании, Португалии, США. Всерьез обеспокоенные экспериментом левого центра, масштабами социаль- ной борьбы и солидными завоеваниями трудящихся, влиятельные предпринимательские круги Италии не скупились на помощь нео- фашистам, при участии которых они пытались дестабилизировать обстановку и убедить рядовых граждан в необходимости смены ли- берального правительственного курса на режим «сильной власти». Однако преступления фашистов, бесспорно, компрометирова- ли их. На выборах 1976 г. ИСД потеряла почти 1/3 голосов, полу- ченных на предыдущих выборах. Как следствие, в ИСД обостри- лись внутренние противоречия, которые привели партию к раско- лу и ослаблению. Этому способствовали также аресты и процессы над участниками заговоров и террористических актов, проведен- ные в середине 70-х гг. Но, как правило, попустительство влиятель- ных политических сил приводило к скандально мягким или даже оправдательным приговорам на этих процессах1. И все же с срррдины70-х гг «черный» террор правых радикалов начал отходить на второй план, уступая место «красному» террору левых радикалов. Молодежный характер левого экстремизма связан с размахом студенческого движения 1967—1968 гг. Весной 1968 г. студенческие волнения охватили все 36 университетов Италии. Студенты выступили против устаревшей и недемократичной сис- темы высшего образования, но вскоре скептицизм и отрицание любых авторитетов придали движению массовый бунтарский ан- тикапиталистический характер. По всей стране прокатились демон- страции, произошли схватки с полицией, захватывались здания, ус- 1 Было арестовано лишь 20 активистов неофашизма, снята депутатская не- прикосновенность с Альмиранте, запрещена организация «Новый порядок». 44
танавливались контакты студентов с рабочими. Возникшие в то время левацкие группы («Непрерывная борьба», «Рабочая власть», «Движение трудящихся за социализм», «Манифеста»), как прави- ло, занимали политически наивные позиции, искренне веря в то, что ведут «революционную» борьбу. Жажда перемен толкала мо- лодежь на поиски соответствующей тактики, в которой насилие и террор в то время пока не укоренились. «Криминализация инакомыслия» и смыкание ее с обычной пре- ступностью («стреляю, значит, Существую», «ворую, значит, зара- батываю») произошли во второй половине 70-х гг., когда молодежь разочаровалась в утопических планах «поколения 1968 г.» и избра- ла тактику террора. В 1977 г. уже было известно 97 «ультралевых» террористических групп, выступавших под «красным», «революци- онным» знаменем. Наиболее опасными левоэкстремистскими тер- рористическими подпольными организациями стали так называе- мые «красные бригады», возникшие еще в сентябре 1970 г.1 Они выступали за эскалацию насилия и превращение буржуазно-демо- кратического государства в репрессивное и авторитарное государ- ство, в котором можно было бы развязать гражданскую войну. «Крас- ные бригады» начали похищение людей с политическими целями, не брезговали они и требованием выкупа. В конце 70-х гг. жертвами «красных бригад» пали политики и судьи, католические деятели, предприниматели, журналисты, полицейские чины. Однако наибо- лее жестокой и вызывающей акцией стало похищение и убийство А. Моро (см. ниже). Экстремизм попирал правовые нормы государ- ства и фактически превращался в уголовную преступность. «Наципналкная На фоне активизации экстремистских, террористи- солидарность» ческих организаций и мафии заметно выросла ак- (1976—1979 гг.) тивность левых сил. На областных и муниципаль- ных выборах 1975 г. неофашисты потеряли часть электората, а ле- вые партии опередили центристов и правых. По-прежнему высокий авторитет и массовость Итальянской компартии оставались очевид- ной реальностью политической жизни страны середины 70-х гг. От- носительное большинство избирателей рассматривало И КП как силу, способную защитить демократию и отразить наступление пра- вых. По инициативе генерального секретаря И КП Энрико Берлин- гуэра на съезде партии, состоявшемся в 1975 г., коммунисты при- 1 Программные идеологические положения «красных бригад», по их собствен- ному признанию, базировались на марксизме-ленинизме, идеях маоизма и китайской культурной революции, на опыте городской герильи. Абсолю- тизировалось насилие, понимавшееся как справедливость. Во главе органи- зации стоял бывший лидер студенческого движения Ренато Курчио. 45
няли тактику «исторического компромисса», означавшую сотруд- ничество не только с социалистами, но и с католиками. Парламент- ские выборы в июне 1976 г. принесли максимальный за все после- военное время успех левым силам: коммунисты и социалисты вме- сте получили больше голосов, чем христианские демократы. За ХДП проголосовало всего на 4,4% избирателей больше, чем за коммуни- стов. Это был триумф компартии и лично Берлингуэра. Итоги выборов показали, что любое правительство без поддержки ком- мунистов обречено на неудачу. Левый центр распался. Новое пра- вительство было составлено только из представителей ХДП. Пре-_ мьер^министрлм стал-опытный политический деятель христиан- ский демократДжулио Андреотти (рол.1Я19). Андреотти вырос в семье политиков-католиков, был личным другом папы Павла VI, начал политическую карьеру при поддержке Де Гаспери. Андреот- ти назначался министром во многих правительствах и семь раз был премьер- министром. Его называли хитрым старым боевым конем христианских демо- кратов. В 50-е гг. он входил в правое крыло партии, в 60-е — поддержал левый центр, в 70-е — сначала поддержал, а затем способствовал провалу тактики «исторического компромисса» с коммунистами. Коммунисты совместно с другими левыми и республиканскими партиями образовали в парламенте «коалицию воздержавших- ся» — блок депутатов, поддерживавших правительство Андреотти. В 1976—1979 гг. правительство ХДП осуществляло политику-<на- цибнальнбГсолидарности». УчастиеЗсоммунистов в парламент- ском'ббльпшнстве-пиЗволяло им влиять на политику правитель- ства путем периодических взаимных консультаций. В 1977 г. шесть партий, включая ИКП, подписали с правительством Андреотти про- граммное соглашение о мерах по стабилизации экономики, борьбе с терроризмом и др. В рамках программы были проведены мероп- риятия, позволившие Италии преодолеть негативные последствия мирового кризиса 1974—1975 гг., принять закон о трудоустройстве молодежи. Это означало ослабление дискриминации коммунистов в политической жизни страны. Поддержка правительства ХДП левыми партиями вызвала раз- дражение правых и недовольство левых экстремистских террорис- тических групп, которые совершили очередной акт политического бандитизма. Утром 16 марта 1978 г.1 террористы «красных бригад» всего за ^минут-беспрецятственно расстреляли 5 человек охраны и похитили председателя ХДП Альдо Моро. В последующие дни они прятали его в качестве заложника. Правитель- ство решило занять «позицию твердости» и не идти на переговоры с террори- 1 В этот день парламент должен был решить вопрос о доверии правительству, которое опиралось на поддержку левых партий. 46
стами. Почти 35 тыс. человек ежедневно участвовали в поисках Моро, в том числе полторы тысячи военных день и ночь несли боевое дежурство, а поли- ция и спецслужбы обыскивали дом за домом. Общество охватило чувство тре- воги и одновременно возмущения бессилием госаппарата и связями террори- стов с высокопоставленными чиновниками и крупными предпринимателя- ми. В конце концов, спустя 54 дня, наполненных поисками и ожиданиями, изрешеченный пулями труп А. Моро нашли в багажнике красного «рено», оставленного в центре Рима, неподалеку от здания парламента на полпути между штаб-квартирами ХДП и компартии. Жестокая акция, проведенная немногочисленными (несколько сот членов) террористами «красных бригад»,стала оскорбительным вызовом для всех и показала степень бессилия и разложения гос- аппарата. В ответ на это злодеяние по призыву крупнейших проф- союзов была объявлена всеобщая забастовка, в которой участвова- ли более 16 млн итальянцев, протестовавших против терроризма и демонстрировавших готовность защитить демократию. Бесчеловеч- ность, проявленная террористами, значительно уменьшила число их последователей и сочувствовавших им. Новая волна терроризма захлестнула Италию на рубеже 70— -^&0-х гг., произошли очередные покушения, политические убийства и другие акты насилия. Только в 1980 г. было совершено 1200 тер- рористических акций. Среди них — взрыв бомбы, заложенной тер- рористами 2 августа 1980 г. на вокзале в Болонье, в результате ко- торого погибло 85 человек и более 200 ранено. (Всего с 1969 по 1980 г. зарегистрировано 7866 террористических актов, в результа- те которых погибло 362 человека, ранено 4530 человек.) Произошел качественный скачок в мафиозных структурах: ухо- дил в прошлое кодекс чести мафии, санкционировавший убийство лишь в случае необходимости и запрещавший убийство женщин. Сицилийская и еще более жестокая калабрийская ветви мафии, продвигаясь на Север, убирали все преграды, убивая тех, кто пря- мо или косвенно стоял на их пути. В то же время неотъемлемой чертой политической жизни Ита- лии становилась коррупция, все громче звучали связанные с ней скандалы. В 1978 г. по подозрению в коррупции и неуплате налогов был обвинен президент страны, член ХДПДж. Леоне, его обвиняли также в причастности к взяткам, полученным от американского авиа- концерна «Локхид». Леоне подал в отставку, а президентом впервые был избран член ИСП, активный участник партизанского движения Сопротивления 82-летний Алессандро Пертини, пользовавшийся заслуженной и искренней популярностью как персона, воплотившая в себе лучшие черты итальянского национального характера. Боль- шой резонанс получило дело масонской ложи «П-2» («Пропаган- да-2») — заговор высших должностных лиц против республики. 47
Политика «национальной солидарности», по сути, перестала выполнятБСяППшваре J979 г. компартия покинула парламентское бол ыттинствоиперешла в оппозицию правительству ХДП. Объяв- ленные президентом Пертини новые досрочные парламентские выборы в июНе 1979 г. показали, что христианские демократы и осо- бенно коммунисты потеряли часть голосов избирателей, хотя ком- партия сохранила роль мощной оппозиции, с которой нельзя не считаться. ИКП отказалась от тактики «исторического компромис- са» и приняла новую формулу «демократической альтернативы», предполагавшей создание коалиции из левых партий, способной в борьбе за власть соперничать с ХДП. Социалисты, социал-демо- краты и радикалы, напротив, улучшили свои позиции. Это внуша- ло определенные надежды, поэтому И СП не поддержала формулу «демократической альтернативы», выдвинутую коммунистами. Италия Общественно-политическая жизнь Италии 80-х гг. в В0-е гг. характеризовалась сохранением политической не- стабильности. В парламенте страны по-прежнему отсутствовало устойчивое большинство, продолжалась практика коалиционных парламентских и правительственных формирований. Роспуски парламента и внеочередные выборы его нового состава, как и в 70-е гг., проводились досрочно. Отдельные законы оставались на бумаге и не выполнялись. Настроения разочарования и полити- ческой апатии, неверие в возможности партий, в том числе левых, усилились. Росло число наркоманов и других жертв мафии. Тер- роризм и коррупция превратились в постоянный фактор полити- ческой жизни. В 1980 г. было создано правительство из представителей пяти партий: христианских демократов, социалистов, социал-демокра- тов, либералов и республиканцев. Христианские демократы по-пре- жнему возглавляли правительства. Вместе с тем внутри ХДП про- должали существовать различные течения. Лидер ХДП Ч. Де Мита предлагал вернуться к линии Альдо Моро и повернуть курс ХДП влево, усилив борьбу с коррупцией. Правое крыло партии в лице А. Фанфани не поддержало это предложение. В то же время в Итальянской социалистической партии, третьей по значению политической партии страны, произошли перемены. -Бенедетто (Беттино) Кракси, ставший политическим секретарем партии в 1976 е, взял курена приход социалистов к власти и поста- вил перед собой цель стать первым в истории страны премьер-ми- нистром социалистом. В своей брошюре «Социалистическое еван- гелие» Кракси заявил об отсутствии у социалистов перспектив со- трудничества с коммунистами и поддержал тезис о высоком 48
экономическом потенциале частного предпринимательства в усло- виях политического плюрализма. В 1983 г. социалисты вышли из правительства, премьер Фанфа- ни, не получив вотума доверия в парламенте, подал в отставку. Ире- зидент Пертини распустил парламент и назначил досрочные выбо- ры, в результате которых ХДП потеряла более 5% голосов избира- телей, а ИСП улучшила свои позиции. Христианским демократам пришлось уступить место премьер-министра. С 1983 по 1987 г. пятипартийное правительство впервые в исто- рии Италии возглавлял социалист, сильный и властный человек, сторонник культа «двойной морали» Б. Кракси. Стратегический курс правительства состоял в том, чтобы выйти из нового цикли- ческого кризиса 1980—1983 гг., используя неолиберальные рыноч- ные методы в интересах неоконсервативных предпринимательских кругов. Большое значение приобрел вопрос о дальнейшем исполь- зовании государственного сектора, в котором сосредоточено более 3/4 добывающей промышленности, добыча чугуна, свыше полови- ны сталелитейной, 70% судостроительной и 2/3 электромеханичес- кой промышленности, почти вся инфраструктура страны. Новый подход к госсектору предусматривал частичную приватизацию и ликвидацию убыточных государственных предприятий. Прави- тельство наметило передачу в частные руки нестратегических пред- приятий в обрабатывающей промышленности и сельском хозяйстве. В то же время в стратегических базисных отраслях, входивших в госсектор, планировалось провести технологическую реконструк- цию и усилить наукоемкие производства. Кроме того, на повестку дня вышла задача стабилизации платежного баланса, «разбаланси- рованного» дефицитом внешней торговли. Особым направлением политики кабинета Кракси стала «жесткая экономия», главным об- разом за счет трудящихся: было ограничено действие «скользящей» шкалы заработной платы (регулирующей рост зарплаты в зависи- мости от роста стоимости жизни) и сокращены расходы на здраво- охранение, социальное обеспечение и просвещение. В то же время правительство Кракси несколько ограничило влияние като- лической церкви на школу и семейное законодательство, повело бо- лее энергичную борьбу с терроризмом и мафией: были введены чрез- вычайные меры, расширявшие полномочия полиций и судебных ор- ганов (проведение повальных обысков, увеличение сроков предварительного заключения и др.). В целом консервативный сдвиг вправо первой половины 80-х гг. в Италии происходил в условиях большей, по сравнению с други- ми странами активности левых сил. Например, в 1980—1982 гг. по всей стране бастовали 42 млн человек, т.е. вдвое больше, чем в США, 49
Великобритании, Франции, ФРГ и Японии вместе взятых. Особый накал приобрело антивоенное движение в связи с размещением аме- риканских крылатых ракет на Сицилии. Развернулось движение «зеленых» в защиту окружающей среды. Соперничество между со- циалистами и христианскими демократами выливалось в частые правительственные кризисы. В то же время консервативный пово- рот в Италии отличался от других стран меньшими масштабами приватизации и сохранением высокого удельного веса и лидирую- щих позиций госсектора. В экономическом отношении на рубеже 8(Ъг-90-х гг Италия ста- новится развитой индустриальной державой, занимающей пятое место в капиталистическом мире по производству ВВП. Передо- выми отраслями ее экономики остаются машиностроение (4-е мес- то в капиталистическом мире по выпуску различных станков) и автомобилестроение (бесспорный лидер — высокотехнологичный концерн ФИАТ). Италия, в экономике которой действует свыше 1200 фирм с участием иностранных инвесторов, сама экспортиру- ет собственные капиталы за рубеж1. Важными статьями итальян- ского экспорта являются сельскохозяйственная техника и химика- ты, транспортные средства и промышленное оборудование, мебель и стройматериалы, швейные изделия и обувь, электротехника и медицинская аппаратура, фрукты и вина. Быстрый рост индуст- рии туризма стимулирует развитие строительства и пищевой про- мышленности, обеспечивает рост занятости населения в этой перс- пективной сфере. Доля туризма в ВВП и валютные доходы от ту- ризма имеют устойчивую тенденцию к возрастанию. Италия является традиционным экономическим партнером России, 3/4 объема российского импорта в Италию составляют энергоно- сители — нефть, нефтепродукты, природный газ, каменный уголь. Однако в итальянской экономике сохранялись (и сохраняются в наши дни) негативные явления прошлых лет. К ним относятся региональные (север—юг) и межотраслевые диспропорции, высо- кие темпы роста стоимости жизни, безработица, большие затраты на импорт сырья и энергоносителей, зависимость от более передо- вых стран в области высоких технологий. Уровень мировых техно- логий в условиях глобализованной экономики напрямую зависит от состояния научно-исследовательской работы (НИР). В Италии 80—90-х гг. сокращены ассигнования на НИР и отсутствует эффек- тивный контроль за ее результатами. Между государственными 1 Наиболее крупные шаги в этой области — покупка олигархом Берлускони пятого канала испанского телевидения; приобретение ФИАТом акций фран- цузской и английской автомобильных фирм; внедрение «Оливетти» в груп- пу лидирующих производителей электроники и др. 50
и частными отраслями не существует органической связи в отно- шении НИР и распространения новейших достижений науки. Структурное преобладание мелких и средних предприятий сводит на нет серьезную исследовательскую деятельность, так как пред- приятия неохотно вкладывают деньги в НИР (например, в 1991 г. доля затрат на НИР составляла 1,4 % от ВВП). Продолжают оста- ваться актуальными и проблемы планирования. Глобализация ми- ровых рынков ведет к необходимости долгосрочного и крупномас- штабного планирования, в то время как нестабильность парламент- ского большинства в Италии вынуждает правительство строить свою работу на основе краткосрочных планов. Нестабильность и контрастность общественно-по- Италия литической жизни Италии в 90^гг. усилилась, в 90-е гг. Острые политические кризисы заканчивались уме- ренными компромиссными результатами. Радикализм и неприми- римость политического поведения итальянцев контрастировали с терпимостью и консерватизмом их сознания. Динамика электората свидетельствовала о том, что в начале 90-х гг. выросло влияние социалистов, а влияние коммунистов сни- зилось. В условиях краха социализма в Восточной Европе руковод- ство И КП выступило с инициативой преобразовать компартию в массовую партию левых сил. компартии в начале -4991-г. в ее рядах произошел раскол. Многие предпочли забыть о заслугах партии в утверждении и защите демократии в Италии, о том, что в недалеком прошлом за нее голосовало от 1/4 до 1/3 избирателей. Мало вспоминали и о крамольной репутации ИКП как неортодоксальной участницы международного коммунистичес- кого движения, выдвинувшей идею еврокоммунизма. В итоге боль- шая часть коммунистов (около 2/3 членов) образовала Демокра- тическую партию левых сил (ДПЛ). Секретарем ДПЛ с 1994 г. является-Массимо Д’Алема, бывший лидер молодежного комму- нистического движения и редактор ежедневной газеты компартии «Унита». ДПЛ влилась в ряды европейского социал-демократичес- кого движения. Меньшая часть бывшей ИКП (членов которой на- зывали сталинистами) создала партию Коммунистическое возрож- дение. Возглавил партию ветеран комдвижения Фаусто Бертинот- ти. Однако, несмотря на стыдливое размежевание с «непопулярным прошлым», бывшие коммунисты в 90-е гг. продвигались во власть не так легко, как бы им этого хотелось. Трудные времена настали и для Христианско-демократической партии. Еще в начале 90-х гг. ХДП руководила страной в коалиции с другими партиями, закрывая доступ к власти коммунистам. Эту 51
ситуацию назвали неустойчивым равновесием. Однако на протя- жении 90-х гг. ХДП постепенно утратила роль господствующей партии. Общественно-политические события, происходившие в стране, способствовали этому. В начале 90-х гг. Италию потрясла новая серия скандалов, в которых оказались замешаны как госу- дарственные чиновники, так и ведущие политики. В феврале 1992 г. был арестован директор миланского приюта для престаре- лых М. Кьеза. В ходе следствия обнаружилось, что многие промыш- ленные компании переводили деньги чиновникам и функционерам различных политических партий, включая христианских демокра- тов, социалистов, социал-демократов и коммунистов, для получе- ния престижных постов, государственных заказов и прочих выгод. Выяснялось, что коррупция превратилась в прочную и эффектив- ную систему получения взяток за каждую сделку, причем государ- ство выступало в качестве заинтересрванной стороны. Становилось ясно, что одним из потенциальных источников махинаций являет- ся избирательная система, основанная на принципе пропорциональ- ного представительства. На повестку дня выдвигался вопрос о его замене на мажоритарный принцип. Тем временем политические скандалы все больше свидетельство- вали о связях государственных служащих с организованной преступ- ностью. С арестом М. Кьезы в Италии развернулась общенациональ- ная кампания «Чиетые руки». Группа работников прокуратуры го- рода Милана (так называемых магистратов), придерживавшихся в основном левых взглядов, начала колоссальный процесс, в ходе которого по обвинению в коррупции и связях с мафией было арес- товано несколько тысяч человек, в том числе ряд известных пред- принимателей, функционеров из крупных и малых партий и пред- ставителей высших эшелонов власти. Это была беспрецедентная операция, не имевшая аналогов в судебной практике и получившая широкий международный резонанс. рывшему премьер-министру, одному из столпов христианской демократии Д. Андреотти было предъявлено обвинение в незакон- ном партийном финансировании, связях с мафией и заказном убий- стве. Обвинения были настолько серьезны, что Андреотти доброволь- но согласился на отмену своей депутатской неприкосновенности и был заключен под стражу. Операция «Чистые руки» политически уничтожила другого бывшего премьер-министра, лидера социали- стов Б. Кракси. После 16-летнего пребывания на посту главы ИСП он ушел в отставку. Спасаясь от тюрьмы, Кракси покинул страну и находился в изгнании в Тунисе, где и умер в 2000 г. Несмотря на политизированный характер и отдельные злоупот- ребления, разоблачительная кампания «Чистые руки» прошла до- 52
статочно эффективно и имела важные политические последствия. В Италии возник новый вид политической борьбы: борьба с кор- рупцией приобрела политический характер. Главным результатом стало нарушение и без того неустойчивой политической стабильно- сти и разрушение послевоенной партийно-политической системы. Доминировавшая в управлении страной более полувека влиятель- нейшая центристская ХДП не выдержала разоблачительных некри- тических потрясений. Для христианских демократов сократились возможности распределения государственных средств и, следова- тельно, уменьшилась массовая база партии. Сокращался ее электо- рат, стремительно падал авторитет лидеров, обострялась внутри- партийная борьба. Падению влияния ХДП способствовало и то, что в массовой психологии населения, особенно молодежи, снизилась роль католической традиции. И хотя Италия продолжает оставать- ся одной из самых католических стран мира, все же интенсивность воздействия церкви на менталитет итальянцев уменьшилась. Таким образом, в последнем десятилетии XX в. ХДП потеряла свое влия- ние и под ударами операции «Чистые руки» распалась (1994) на так называемую Народную партию, которая ориентируется на блок с левыми силами, и Христианско-демократический центр, который намерен входить в правые коалиции. Народная партия, в свою оче- редь, еще раз раскололась на три части и несколько группировок. Например, одна из группировок, возглавляемая мэром г. Палермо, бывшим христианским демократом Л. Орландо, вместе с движе- нием «зеленых» преобразовалась в партию под названием «Сеть», действующую на Сицилии. Одна из целей этой партии — борьба с мафией. Другие политические партии страны постигла та же участь — шквал обвинений в финансовой нечистоплотности практически смел с политической арены республиканцев, либералов и социал- демократов, входивших ранее в состав коалиционных правительств. Политический центр в лице ХДП перестал быть точкой опоры для этих партий при составлении правительственных комбинаций. Изменения в истеблишменте, в частности ослабление ХДП и компартии, привели к своеобразному политическому вакууму, ко- торый удалось заполнить правым партиям и отчасти ДПЛ. Выдвижение правых партий на лидирующие позиции стало но- вым явлением в политическом маркетинге 90-х гг. Правая полити- ческая группировка Лига Севера вохдаве-с-Умберто Боссагдридер^ живалась mhphusl что проблема Юга является источником всех бед для Италии и особенно для Севера. Для взглядов сторонников Лиги характерны поэтому сепаратистские настроения. Руководство при- держивается популистской тактики. Основной электорат Лиги со- 53
средоточен, естественно, в северных областях страны1. Лига Севера придерживается курса на коалицию с другими правыми партиями. Еще одно движение правого толка — неофашистское — преврати- лось в середине 90-х гг. в респектабельного участника политичес- кой борьбы. Его возглавил Джанфранко Фини, член молодежного движения ИСД, считавшийся идейным наследником Дж. Альми- ранте и ставший лидером партии «Итальянское социальное дви- жение — Национальные правые силы» (ИСД—НПС). Дистанци- руясь от фашистского прошлого, Фини порвал с ортодоксами нео- фашизма и в течение 1993—1995 гг лрробряяпвял эту партию в постфашистский Национальный альянс, готовый стать полити- ческим компаньоном других правых и центристских партнеров. Главным действующим лицом правоцентристских сил стала со- здэнлАя^^ООЗ^партия «Вперед, Италия». Эта партия претендует на роль центра, хотя, по сути, представляет собой общенациональ- ную сеть клубов в поддержку своего лидера. Организатором и ли- дером партии«Вперед, Итяпид» является С. Р^рпускоии СильВио^Берлусжони, юрист по образованию, благодаря своим личным качествамтгиспользуя умение обходить неудобные для него положения зако- на, сделал состояние, став одним из богатейших людей Италии. Берлускони считают хорошим бизнесменом, одержимым агрессивным предприниматель- ским духом. Ему принадлежат, в частности, три крупнейших частных телека- нала страны, сеть супермаркетов, большое число строительных компаний, крупнейший издательский дом «Мондадори», имеющий контрольный пакет акций 30 ведущих итальянских газет, а также футбольный клуб «Милан». Ра- зумеется, превращение сына простого банковского служащего во владельца финансовой империи не могло пройти мимо внимания правоохранительных органов. В разное время Берлускони обвиняли в отмывании денег, неуплате’ налогов, связях с мафией, подкупе политических деятелей, судей и сотрудни- ков налоговой полиции. Однако медиамагнат отвергал любые обвинения, объясняя их происками и нападками политических противников, якобы за- видующих его благосостоянию. Правовую неуязвимость Берлускони обеспе- чивали его собственные адвокаты высокой квалификации, но намного боль- шую поддержку он получал от связей с влиятельными политическими деяте- лями. Например, Б. Кракси, на счета которого переводились деньги Берлускони, замял скандал о причастности Берлускони к тайной масонской ложе «П-2». Будучи премьер-министром Кракси декретировал либерализа- цию телекоммуникаций, разрушившую монополию государства на телевеща- ние, что превратило Берлускони в хозяина трех телеканалов, охватывавших свыше 40% телеаудитории. В то же время деятельность Берлускони продолжа- ла оставаться в поле зрения органов правопорядка. Почувствовав угрозу оче- редных расследований в ходе кампании «Чистые руки», он сыграл ва-банк — принял решение прийти к власти. 1 На выборах 1992 г. Лига Севера добилась внушительных успехов, получив 55 мест (против 1) в парламенте и 25 мест (также против 1) в сенате. 54
Берлускони создал предвыборный блок «Альянс Свободы», в котором вокруг его партии «Вперед, Италия» объединилисьнео- фашистский Национальный альянс и правая политическая груп- пировка Лига Севера. Новая коалиция победила на выборах в мар- те 1994 г., набрав 58% голосов. О принципиально иной, по сравне- нию с предшествовавшими десятилетиями политической ситуации свидетельствовал тот факт, что на фоне убедительной победы пра- вого центра особенно заметным стало резкое падение престижа дру- гих, некогда влиятельных партий: за ХДП проголосовало всего 11% избирателей (против 31,7% в начале операции «Чистые руки»), за социалистов — 2,2% (против 14,5% на предыдущих выборах). В ре- зультате победы Альянса Свободы правые получили абсолютное большинство в Палате депутатов (301 мандат). С 21% полученных на выборах голосов партия «Вперед, Италия» стала лидером^ Бер- лускони в мае 1994 г был назначен премьер-министром. Премьеру Берлускони помимо решения экономических задач предстояло также уравновесить двух других участников Альянса Свободы, конфликтовавших между собой. Прошло 7 месяцев с мо- мента назначения Берлускони, когда Лига Севера вышла из право- центристской коалиции, разбив парламентское большинство, — в декабре 1994 г. премьер-министр был вынужден подать в отстав- jcyJB общественном мнении поднялась волна с целью ограничить телевизионную империю Берлускони до одного канала и устранить его рекламную монополию. Берлускони уцелел, но тут же оказался втянутым в скандал о коррупции, затронувший его младшего брата и директоров принадлежащей ему компании «Фининвест», через которую он контролировал большинство итальянских частных те- леканалов и имел монополию на телерекламу. Берлускони предстал перед судом по обвинению в коррупции и махинациях с налогами, а также за поддержку сепаратизма Лиги Севера и неофашистского Национального альянса. Ему припомнили и противозаконное фи- нансирование избирательной кампании Кракси. Трижды суд выно- сил обвинительный приговор, но избежать тюремного заключения Берлускони помогали его адвокаты. После отставки медиамагната с поста премьер-министра прези- дент О. Л. Скальфаро в январе 1995 гГПору чил минисгруфйнансов в бывшем правительстве Берлускони технократу Ламберто Дини, работавшему в свое время в МВФ и потому известному в междуна- родных финансовых кругах, сформировать беспартийное прави- тельство. Основной целью правительства Дини стало оздоровле- ние финансовой системы страны. Однако уже в октябре в ходе ра- боты над бюджетом будущего года одержимые реваншем «Вперед, Италия» и Лига Севера поставили в парламенте вопрос о вотуме 55
недоверия этому правительству. Поддержка левых партий нена- долго спасла правительство Дини, но в январе 1996 г. оно ушло в отставку ~ ---- '"''ТТоследовавшие в апреле того же года выборы с небольшим пре- имуществом перед правоцентристской коалицией Берлускони вы- играл левоцентристский блок «Оливковое дерево», в котором до- минировали экс-коммунисты из ДПЛ. Основателем и лидером бло- ка стал профессор экономики Романо Проди, связанный ранее с христианскими демократами, известный не только в итальянских, но и европейских деловых кругах. Его правительство оказалось бо- лее устойчивым и проработало 2,5 года. Однако осенью 1998 г. пос- ле бурных парламентских дебатов по бюджету Р. Проди подал в отставку. По поручению президента новое коалиционное левоцен- тристское правительство возглавил экс-коммунист (член Демокра- тической партии левых сил) 49-летний Массимо Л’Адема. ставший первым В ИСТВрииНтаЛИИ бывшим УпюгмуПП^тппреким партийным функционером, пришедшим к власти. Он возглавлял кабинет 18 месяцев. Правящей коалиции левых (Р. Проди и М. Д’Алема) за пять лет деятельности (1996—2001) удалось пополнить государственную казну на 60 млрд долл, за счет выручки от приватизации предприя- тий госсектора. С созданием 1 млн рабочих мест была сокращена безработица. Реформа вооруженных сил ввела службу по контрак- ту, отменив воинскую повинность. В системе европейских эконо- мических отношений Италиявключена в группу стран, переходя- щих на единую валюту евро. Вместе с тем большое количество со- циальных обещаний левых осталось на бумаге. В крупных городах выросла преступность, у граждан по-прежнему отсутствовало чув- ство личной безопасности, сохранялась и боязнь наплыва иммиг- рантов из Албании и бывшей Югославии. В то же время определён- ным образом изменился климат общественного мнения страны — перестал действовать эффект операции «Чистые руки», дамоклов меч юстиции миновал многих предпринимателей, в том числе Бер- лускони, был оправдан в суде Д. Андреотти, умер в эмиграции Б. Кракси. Все эти обстоятельства повлияли на ход политических событий весной 2000 г. Обозначился поворот вправо. В апреле 2000 г. в 15 областях из 20 состоялись частичные адми- нистративные выборы в местные органы самоуправления. Правая оппозиция, недовольная «полукоммунистическим режимом» Д’Алемы, дала бой своим политическим противникам. Лидер пра- воцентристского «Полюса свободы» (куда входит ряд партий и дви- жений, в первую очередь «Вперед, Италия» и Национальный аль- янс) Берлускони, вновь объединился с федералистами из Лиги Се- 56
вера и развернул бурную предвыборную агитацию. Церковь при- звала верующих отдать голоса за кандидатов правых сил. В резуль- тате правые одержали победу в 8 областях, включая все северные промышленно развитые области. В этой ситуации Массимо Д’Алема, только недавно заявлявший, что «левые пришли к власти надолго», признал поражение и вру- чил президенту республики прошение об отставке. Президент JCA. Чампи (избранный в 1999 г.) назначил переходное правитель- ство технократов и предложил возглавить его министру казначей- ства, бюджета и экономического планирования социалисту Джу- лиано Амато. Журналисты называют известного экономиста и политического деятеля Дж. Амато за особое чутье «тонким гос- подином». В прошлом он был одним из руководителей Итальян- ской социалистической партии и ближайшим соратником Б. Крак- си. В наследство, доставшееся новому премьеру, входил вопрос об изменении избирательного закона на базе отказа от принципа про- порциональной системы выборов. На повестке дня оставался и воп- рос о совершенствовании законодательства по такой проблеме, как отмывание денег, достигшей в Италии неприемлемых масштабов. И хотя отмывание денег считается преступлением и карается по статье Уголовного кодекса лишением свободы на срок от 4 до 12 лет и штрафом от 2 до 30 млн лир, все же эффективность борьбы с этим пороком не высока. Между тем через год Италию ожидали очередные парламент- ские выборы. Наметившийся в 2000 г. правый поворот становился все заметнее. Воодушевленный успехом~своей коалиции на выбо- рах в органы местного самоуправления (весной 2000 г.) Берлуско- ни создает новый альянс «Дом Свобод» и запускает его на предвы- борную орбиту весной 2061 г. В новый альянс вошли все те же дей- ствующие лица — «Вперед, Италия», претендующая на роль центра, и правые — Национальный альянс и Лига Севера. На избиратель- ную кампанию была брошена вся мощь империи Берлускони. Ис- пользовались новейшие политические технологии, учитывающие неверие итальянцев в законы и институты власти и их разочарова- ние в политике левых. На этом фоне левоцентристская коалиция «Оливковоедерево» Ф. Рутелли выглядела малоубедительно. Пред- выборные программы соперников различались между собой не су- щественно, оба блока выступали за благополучие своей страны, предлагали меры для ликвидации экономического отставания Ита- лии и намечали политические реформы. Тем не менее большинство избирателей Д3^ая-2001 г. отдали голоса за «Дом Свобод» Берлус- кони. Итальянцы, давно переставшие уважать закон, проголосова- ли за гонимого этим законом Берлускони, исходя из соображения, 57
что если он сумел так хорошо все сделать для себя, то, конечно, он способен помочь и стране. Им показалось, что легко обходящий за- коны и постоянно присутствующий на телеэкране преуспевающий шоумэн выступает за что-то принципиально новое, когда заявляет о разрыве с политикой прошлого. По итогам выборов коалиция «Дом Свобод» получила болыпин- ство парламентскЯхмест: Зб7Диз 630) в Палате депутатов и 177 (из 315) в СейатеГЛевоцентрйстский блок «Оливковое дерево» распо- лагает 248 депутатскими мандатами, коммунисты — И, осталь- ные — 4. Крупнейшей фракцией парламента оказалась «Вперед, Италия», единственная партия, увеличившая свой электорат (с 21 до 30%) по сравнению с предыдущими выборами. Обладая боль- шинством в обеих палатах парламента, Берлускони теоретически имеет возможность возглавлять правительство полные 5 лет, поло- женных законом1. Вопрос в том, сумеет ли он реализовать данную возможность. Перед новым премьер-министром стоит комплекс проблем, нерешенных его предшественниками. Требует совершен- ствования конституционная система, бюрократизм и коррупция продолжают, оставаться атрибутами власти, остается высоким чис- ло безработных (9%), ждет своего часа школьная реформа, нужда- ется в корректировке налоговая система. С. Берлускони предложил свой вариант решения проблем, изло- жив его в предвыборном документе, названном контрактом. Берлус- кони намерен сократить безработицу на 1,5 млн человек, планирует провести пенсионную реформу, собирается помочь малому бизне- су, предполагает сократить налоги и отменить налог на наследство, обещает бороться против бюрократизма и криминала. В области внешней политики существенных изменений не предполагается. Тайим образом, Италия вступила в XXI век, сохраняя традиции блоковой стратегии. Между властью и обществом вместо прежнего либерального компонента утверждается новый — большой бизнес. В истеблишменте страны произошли значительные изменения, кос- нувшиеся всех политических партий: одни партии прекратили свое существование, другие — раскололись или преобразовались. Пра- вые партии, принимая правила блоковой политической игры, не- посредственно встают у руля руководства страной. Христианская демократия перестала быть монопольным политическим предста- вителем «католического мира». Эту роль пытается принять на себя 1 Ранг премьер-министра и статус депутата Европарламента, в свое время полученный Берлускони, дают ему право иммунитета против возможных судебных обвинений не только со стороны итальянских судей, но и право- судия других стран. 58
партия «Вперед, Италия». Среди левых партий доминирует ДПЛ. В то же время предпринимаютсяПпопытки реанимировать центризм как политическое течение, уравновешивающее левый и правый фланги итальянского истеблишмента. В начале наступившего века в структурах власти сохнаняется механизм чередования коалиций левого и правого центра. 4_____________________— § 4. Испания По окончании Второй мировой войны в Испании Испания в годы еще в течение трех десятилетий продолжала суще- франкизма ствовать приспособившаяся к послевоенной реаль- ности диктатура Франко. Часть испанцев воспринимала каудильо как выдающегося полководца, мудрого государственного деятеля и организатора. Франко продолжал оставаться человеком расчет- ливым и хладнокровным, непреклонным и категоричным, религи- озным и застенчивым, был осторожен и дистанцирован от толпы. В свободное от управления государственными делами время он пи- сал книги, дневники и воспоминания. Культ каудильо, сознательно поддерживаемый самим Франко, стал составной частью ментали- тета испанцев. После краха диктаторских режимов в послевоенном мире Фран- ко предпринял шаги по определению формы правления в Испании и принятию конституционного акта. В июле 1945 г. был обнародо- ван основной закон страны — «Хартия испанцев», в которой опре- делялись основные права и обязанности граждан. Этот документ характеризовался не только чисто декларативной формой, но и формальным содержанием, так как зафиксированные в нем пра- ва на уважение личности, труд, свободное выражение идей, по су- ществу, не гарантировались диктатурой, а демократические свобо- ды могли быть приостановлены в любое время путем введения чрез- вычайного положения как на территории всей страны, так и в ее отдельных районах. В 1947 г. формально был проведен референдум, по результатам которого Франко издал закон о наследовании поста главы государ- ства, согласно которому за ним пожизненно закреплялись титулы «каудильо Испании» и «генералиссимус вооруженных сил». Испа- ния провозглашалась «католическим, социальным и представитель- ным государством», которое, согласно исторической традиции, кон- ституировалось как королевство. Монархия без монарха, или «королевство с незанятым престолом», соединяла в себе черты во- енной диктатуры, католицизма и монархической реставрации. 59
Созданный в соответствии с законом Регентский совет существо- вал номинально, так как лишь Франко мог предложить достой- ную, по его мнению, кандидатуру на королевский престол. Таким образом, вся полнота законодательной, исполнительной, судебной и военной власти, согласно принятым законам, по-прежнему на- ходилась в руках Франко. Политические партии (КПИ, ИСРП, республиканские партии) и профсоюзы (ВСТ, НКТ и др.), поддерживавшие в 1936—1939 гг. Народный фронт, были запрещены, а члены этих организаций были обречены на долгие годы тюремного заключения. Подавлялось не только политическое инакомыслие, но и национальные чувства ка- талонцев, басков, галисийцев. Их автономия времен Народного фронта была упразднена, национальная проблема объявлена несу- ществующей, а националистические движения за автономию ква- лифицировались как преступление против единства испанской нации. Взаимоотношения франкизма и католической религии оп- ределялись конкордатом, подписанным с Ватиканом, об исключи- тельных правах церкви (1953). Однако международное положение франкистской Испании было сложным, страна оказалась в международной изоляции. Потсдам- ская конференция осудила правительство Франко как власть, ус- тановленную с помощью фашистских государств. На этом основа- нии Испании было отказано в приеме в ООН. В 1946 г. Генераль- ная Ассамблея ООН приняла соответствующее решение: лишить франкистскую Испанию права приема в международные организа- ции и рекомендовать странам-членам ООН разорвать с ней дипло- матические отношения. Запад отказал Испании в экономической помощи по плану Маршалла. Со своей стороны Советский Союз «заморозил» ту часть испанского золотого запаса, которую респуб- ликанское правительство Народного фронта разместило в Госбан- ке СССР для оплаты советских военных поставок в годы граждан- ской войны. Все это осложняло не только внешнеполитическое, но и экономическое положение Испании. Сам диктатор был серьезно обеспокоен международной изоля- цией и начал приспосабливать свой режим к изменившейся после- военной обстановке. Помимо названной «Хартии испанцев» и за- кона 1947 г. была распущена фалангистская милиция, упразднено официальное приветствие фалангистов — фашистский салют. Сим- волом единения испанцев стало сооружение величественного ме- мориала в память о жертвах гражданской войны в так называемой Долине павших, куда были перенесены и захоронены останки по- гибших в годы войны республиканцев и франкистов. Сохраняя фашистскую партию «Испанская фаланга» в качестве своей глав- 60
ной политической опоры, Франко в то же время ориентировался на консервативные круги католиков и монархистов. К середине 50-х гг. «Испанская фаланга» перед лицом растущего влияния ка- толического и монархического движения практически развалилась и была реорганизована в «Национальное движение». Прочность диктатуры Франко объясняется не только ее репрес- сивно-карательными функциями. В немалой степени стабильность режима зависела от личных качеств диктатора. Франко обладал уди- вительной способностью политического лавирования между раз- личными группами поддерживавших его сил. То приближая к вла- сти, то удаляя от себя фалангистов, монархистов, аристократов, католиков, технократов, он поддерживал выгодное для себя равно- весие сил между ними. К тому же он умел виртуозно реагировать на перемены в стране и в мире. Тонкое чутье опытного политика не подводило его в критические моменты. На международную изоля- цию 40-х гг. он ответил восстановлением монархии и курсом на ав- таркию. Когда автаркия исчерпала себя, Франко безошибочно по- вернул страну к «открытой экономике». Почувствовав нарастание оппозиционных настроений, он пообещал либеральные реформы. Устойчивости диктатуры способствовало и то, что в течение дли- тельного времени различные оппозиционные силы действовали раз- розненно и несогласованно. В первые послевоенные годы испан- ская республиканская эмиграция питала надежду на то, что с раз- громом фашизма в Европе будет ликвидирована и диктатура Франко1. В 1945—1948 гг. за пределами страны оживилась деятель- ность политэмиграции, а в самой Испании против франкизма раз- вернулось партизанское движение, которое возглавили в основном коммунисты. В ряде провинций партизаны проводили вооружен- ные операции, доставлявшие властям определенное беспокойство. Для разгрома партизанских отрядов диктатура широко использо- вала свой репрессивный аппарат. В целом, несмотря на героизм, партизанская борьба, как позднее признали коммунисты, не соот- ветствовала обстановке, она оставалась изолированной, без поддер- жки других оппозиционных партий и была обречена на поражение. С началом «холодной войны» внешнеполитическое положение Испании изменилось к лучшему. «Великий часовой» Западной Ев- ропы — Франко — был готов к борьбе с коммунизмом, и это совпа- дало с политикой Запада. В ноябре 1950 г. Генеральная Ассамблея ООН отменила резолюцию 1946 г., разрешив международное при- 1 Энергичную деятельность развернуло эмигрантское республиканское пра- вительство во главе с X. Хиралем, созданное в 1945 г. в Мексике и переехав- шее в 1946 г. в Париж. Эмигранты требовали от международной обществен- ности принятия решительных мер против диктатуры Франко. 61
знание франкистской Испании. Таким образом, изоляция Испании была разрушена, началось ее дипломатическое признание ведущи- ми западными странами. В 1953 г. были подписаны испано-амери- канские двусторонние соглашения об обороне, экономической по- мощи и помощи в целях взаимной безопасности. Для этого США арендовали на территории Испании три крупнейшие военно-воз- душные базы (Торрехон, Сарагоса, Морон), где разместились стра- тегические бомбардировщики с ядерным оружием, и военно-морс- кую базу Рота для подлодок с американскими ядерными ракетами «ПоЛарис». Численность американского военного персонала на этих базах составляла около 9 тыс. человек. Договор 1953 г. автоматичес- ки продлевался раз в пять лет. Так, еще не будучи членом НАТО, Ис- пания стала важным связующим звеном между США и европейски- ми странами Североатлантического союза. При жизни Франко США израсходовали на военную и экономическую помощь режиму почти 7 млрд долл. Заметным явлением в политической жизни Испании стал визит президента США Д. Эйзенхауэра в Мадрид в декабре 1959 г. Вместе с тем, Испания была заинтересована в расширении от- ношений с европейскими странами, особенно после создания Обще- го рынка, и предпринимала активные шаги в этом направлении. Экономическое развитие Испании 40—50-х гг. в условиях изо- ляции от мировых рынков базировалось на принципах автаркии. Предстояло восстановить серьезно пострадавшее в годьГграждан- ской войны народное хозяйство. Диктатура стала своеобразным ин- струментом ускоренного развития экономики как в монополисти- ческом, так и в традиционном секторе. Франкизм стимулировал ча- стное предпринимательство и концентрацию производства, применял льготную налоговую политику в отношении крупного ка- питала. В сельском хозяйстве, развивавшемся медленными темпа- ми, сохранялись, по существу, те же проблемы, что и в начале века — безземелье и малоземелье основной массы крестьянства и техни- ко-экономическая отсталость. Государство активно вмешивалось в сельское хозяйство. Оно регулировало цены на сельскохозяйствен- ные продукты, производило ирригационные работы, регулировало отношения между латифундистами и арендаторами, выступало по- средником между производителями зерна и потребителями, доби- валось обеспечения национальной текстильной промышленности собственным испанским хлопком. Лидирующие позиции в экономи- ке и особенно в финансовой сфере занимала так называемая «боль- шая пятерка» крупнейших национальных банков. Установились тес- ные связи между государством и национальными олигархами. К началу 50-х гг. закончился восстановительный период. В 1951 г. была отменена введенная еще в годы Второй мировой войны кар- 62
точная система на основные продовольственные товары. Прирост промышленной продукции составлял в 50-е гг. до 9% ежегодно, а рост ВВП — 4,5 % в год. К концу 50-х гг. доля промышленности в ВВП превысила долю сельского хозяйства. Удельный вес тяже- лой, химической, электроэнергетической, цементной, а также добы- вающих отраслей начал преобладать над традиционными отрасля- ми легкой и добывающей индустрии. Увеличился объем экспорта в европейские и латиноамериканские страны. Испанскому государ- ству принадлежало более 40% средств, вложенных в промышлен- ность и инфраструктуру, особенно солидным было участие государ- ства в таких отраслях, как автомобилестроение, авиационная и военная промышленность. Крупнейшей государственно-монопо- листической структурой стал Институт национальной промышлен- ности, интересы которого сосредоточились практически во всех от- раслях национального производства. В частнопредпринимательском секторе сильные позиции занимали иностранные компании. Эконо- мическому развитию страны способствовали и такие факторы, как избыточная и потому дешевая рабочая сила и хорошая сырьевая база. Недра Испании исключительно богаты разнообразными минераль- ными ресурсами, в особенности рудами черных, цветных и радиоак- тивных металлов, а также нерудными полезными ископаемыми1. В 1959 г. автаркия исчерпала себя, потребовались хозяйствен- ные реформы. Испания взяла курс на «открытую экономику». Ле- том 1959 г. в ходе визита правительственной делегации Испании в США в Вашингтоне был принят план стабилизации испанской экономики с учетом рекомендаций американских экономистов. Предполагалось оздоровление финансовой системы Испании, со- кращение числа неконкурентоспособных предприятий, создание более благоприятных условий для иностранных инвесторов. В ре- зультате увеличилось число крупных внешних источников накоп- ления. Если прежде испанское законодательство разрешало 25%-ное участие иностранного капитала в отраслях испанской экономики, то с 1959 г. эта доля увеличивалась до 50%. Кроме того, в 60-е — начале 70-х гг. развитию индустрии способствовала высокая конъ- юнктура мирового хозяйства и окончательное становление меха- низма государственно-монополистического регулирования. Фран- кизм успешно проводил модернизацию экономики с помощью уп- равленческой и предпринимательской элиты, близкой к светской 1 Рудный потенциал страны занимает в целом 5-е место в капиталистическом мире (по запасам и добыче ртути 1-е место). Здесь сосредоточено более по- ловины мировых запасов пиритов; 50% западноевропейских запасов золо- та, 30% — серебра и столько же вольфрама. 63
католической организации «Опус деи»1, представители которой (на- чиная с 1957 г.) занимали ключевые посты в правительстве и сред- ствах массовой информации и использовали заимствованные из западного опыта методы ГМР. В результате социально-экономической реконструкции 60-х — первой половины 70-х гг. Испания превратилась в индустриально- аграрное государство. Произошли заметные изменения в полити- ческом поведении и массовом сознании испанцев. Традиционный стереотип поведения, основанный на аграрном укладе жизни, ухо- дил на второй план, вытеснялась традиционная крестьянская куль- тура с ее религиозной традицией, уходили в прошлое старые ори- ентиры массовой психологии. Развитие иностранного туризма, при- носившее хороший доход, и эмиграция испанских безработных в другие европейские страны способствовали проникновению и рас- пространению среди испанцев западных стандартов жизни, прин- ципов и ценностей буржуазной демократии. Эти изменения повли- яли на рост оппозиции авторитарному режиму Франко. Оппозиционное франкизму движение продолжало оставаться разрозненным, а деятельность его отдельных течений была по-пре- жнему не согласованной ни в общенациональном, ни в региональ- ном масштабе. Репрессивное законодательство режима тормозило оппозиционную борьбу. Тем не менее на протяжении 50-х— первой половины 70-х гг. оппозиция набирала силу, росли масштабы ее проникновения даже в традиционно профранкистскую среду — цер- ковные и монархические круги. В католических кругах оформилось христианско-демократическое оппозиционное движение, состояв- шее из нескольких партий и организаций («Христианско-соци- альная демократия», «Левая христианская демократия», «Католи- ческое действие» и др.) умеренного и левого направлений. Христи- анские демократы поддерживали идею перехода от диктатуры к монархии, заявляли о необходимости демократических перемен и проведении справедливой социальной политики, отстаивая при этом религиозные морально-этические принципы и традиции. Боль- шинство монархистов, принадлежавших к различным монархичес- ким партиям («Испанский союз», «Монархическая конституцион- ная партия», «Традиционалистский союз») выступали за консти- туционную монархию, многопартийную систему, демократические свободы и экономический прогресс. 1 «Опус деи» («Божье дело») была основана в 1928 г. священником Х.М. Эск- рива де Балагером, в 1947 г. ее признает Ватикан. Деятельность этой орга- низации, в том числе модернизация экономики, была направлена на укреп- ление франкизма. 64
В студенческой среде появились сторонники оппозиционных партий, как левых, так и правых. Возникали различные студенчес- кие союзы. Вступив в конфликт с франкизмом по поводу универ- ситетской реформы, испанские студенты начинали выдвигать ра- дикальные требования против режима. Против студенческих выс- туплений власти не раз использовали полицию, закрывали учебные заведения, преследовали активистов. Испанская интеллигенция, и особенно ее новое поколение, в своем большинстве симпатизиро- вала левым, критиковала франкизм и открыто присоединялась к оппозиции. Националистическое движение каталонцев и басков, оформленное в соответствующие партии, выступало за автономию и в защиту своей национальной культуры, активно участвовало в антидиктаторской борьбе. Репрессии властей подвигли отдель- ные организации, главным образом баскские, на использование тер- рористических методов борьбы. Массовые выступления трудящихся постепенно расшатывали одну из опор франкизма — «вертикальные синдикаты», куда в при- нудительном порядке входило почти все экономически активное население страны. Появившиеся в конце 50-х гг. профсоюзы ново- го типа — «рабочие комиссии» — завоевывали поддержку все боль- шего числа трудящихся. Политические партии рабочих, социалис- тическая (ИСРП) и коммунистическая (КПИ), находившиеся на нелегальном положении, а также анархо-синдикалистская Федера- ция анархистов Иберии (ФАИ) составляли левый фланг оппози- ционного движения. В основу деятельности оппозиционных сил была положена идея . «национального согласия» о ненасильственном переходе от дикта- туры к демократии, объединившая различные течения оппозиции. Однако организационного единства удалось добиться только лево- му флангу. Вокруг ИСРП сложилась коалиция оппозиционных партий, названная «Демократическое согласие». Менее влиятель- ный оппозиционный союз «Демократический совет» возник во- круг КПИ. Таким образом, складывалась оппозиция, выступавшая против франкизма. При этом ее правое крыло намеревалось строго контролировать переход от авторитарной диктатуры к иной форме правления. «Остывание» диктатуры Франко было связано не только с дея- тельностью оппозиции. Такие, традиционно прочные, опоры фран- кизма, как церковь, армия и фалангистское «Национальное движе- ние» постепенно утрачивали свою силу. Реальной поддержкой режима оставались «Опус деи», высшие церковные круги и воору- женные силы. Попытки диктатора либерализовать режим (закон об отмене предварительной цензуры 1967 г., закон о политических 3 Родригес, ч. 3 65
ассоциациях 1973 г. и др.) не привели к ожидаемым результатам. В июле 1969 г. Франко назначает своим преемником на посту гла- вы государства Хуана Карлоса Бурбона, внука свергнутого в 1931 г. короля Альфонсо ХПЁКаудильо начинает постепенно отходить от государственных дел. Часть своих полномочий он передал своему сподвижнику контр-адмиралу Луису Карреро Бланко, который сформировал правительство технократов и фактически обеспечи- вал выполнение экономических и социальных программ. Франко по-прежнему подписывал горы документов, принимал должност- ных лиц и зарубежных гостей, открывал торжества и приемы, при- сутствовал на религиозных праздниках и молебнах, но возраст и пошатнувшееся здоровье престарелого диктатора давали о себе знать. 20 ноября 1975 г. после продолжительной болезни Франко скончался. В Испании начался новый этап политического развития. В пове- стке дня остро обозначился вопрос: сохранятся ли (и как долго) ус- тои франкизма без Франко, или в рамках монархии будут восста- новлены основы буржуазно-демократического строя? Эрозия фран- кизма в последние годы режима давала оппозиции надежду на довольно быструю ликвидацию основных институтов диктатуры. Восстановление 22 ноября 1975 г. принц Хуан Карлос (род. 1938) исторической был коронован, став королем Хуаном Карлосом I государствен- и главой государства. Он заявил, что суть монар- ности хии заключается в союзе короля и его народа. В то же время в правящих кругах не было единства взглядов на вопрос о методах политического управления. Высшая франкистская бюро- кратия (так называемый «бункер»), занимавшая достаточно проч- ное положение во властных структурах, стремилась сохранить ста- тус-кво. «Бункер» тормозил проведение назревших реформ и про- водил жесткий курс на подавление антифранкистской оппозиции, стремясь не допустить к власти представителей ее левого крыла. В Стране разгорелась ожесточенная политическая борьба. Вместе с тем, в кругах олигархии произошла смена лидерства, на первый план выдвинулись ее модернистские группировки — либералы и технократы, ориентировавшиеся на реформы и европейскую ин- теграцию. Эти группировки сменили у власти откровенных консер- ваторов, входивших в состав первого постфранкистского правитель- ства, просуществовавшего несколько месяцев. Новое правительство, созданное под влиянием сторонников «разумных реформ», сфор- мировал и возглавил в июле 1976 г. известный адвокат и полити- ческий деятель Ддольфо^Суарес £род. 1932). В состав правитель- ства вошли политические деятели, обладавшие проницательностью 66
и смелостью, необходимыми для того, чтобы преодолеть раскол об- щества через общее согласие. Глава кабинета министров Суарес ввел в политическую практику такое новшество, как диалог с демокра- тической оппозицией. Он лично встречался, в частности, с лидера- ми социалистов и коммунистов, вернувшимися на родину после долгих лет политэмиграции. Бесспорная заслуга правительства А. Суареса состояла в том, что оно смогло осуществить реформы, которые ликвидировали ос- новы франкизма, установили нормы буржуазной демократии и при- близили правовую систему страны к модели западных стран. В те- чение 1976—1978 гг. было распущено фалангистское «Националь- ное движение» и легализованы политические партии, в том числе ИСРП и КПИ, были амнистированы политзаключенные и ликви- дированы трибуналы, созданные диктатурой для расправы с анти-' фашистами. Произошла смена руководства силовых структур — госбезопасности и полиции. Распускались «вертикальные синди- каты» и узаконивались рабочие профсоюзы. В 1978 г. на общена- циональном референдуме подавляющим большинством голосов была принята новая конституция, отменившая действие франкист- ских законов, закрепившая создание нового государственного строя и положившая начало процессу демократизации. Конституция определяла форму правления испанского государ- ства как парламентскую монархию и объявляла Испанию «соци- альным, правовым и демократическим государством, высшими цен- ностями которого являются свобода, справедливость, равенство и политический плюрализм». Король считается «главой Испанско- го государства, символом его единства и постоянства» (стГ5Б), он также является Главнокомандующим всеми вооруженными сила- ми. В то же время, поскольку король осуществляет лишь «функ- ции, которые ему предоставлены Конституцией и законами», его полномочия достаточно скромны: он не имеет права на законода- тельную инициативу, на ограничивающие меры по отношению к парламенту, не располагает правом вето на утверждение законов. Его политическая инициатива состоит главным образом в выдви- жении кандидатуры Председателя правительства (ст. 62). Факти- чески король санкционирует решения, принимаемые другими орга- нами, в частности правительством и кортесами. Кортесы (двухпа- латный парламент) решают вопросы законодательства, бюджета, наследования престола, регентства и опекунства, контроля. Конт- роль парламента над правительством включает вотум доверия, ре- золюции порицания (похожи на вотум недоверия), комиссии по рас- следованию, право на любую информацию и др. Исполнительная власть принадлежит правительству, ему подчинен весь госаппарат, з* 67
включая органы безопасности. Правительство определяет основные направления внутренней и внешней политики страны, обладает пра- вом законодательной инициативы, объявляет о введении чрезвы- чайного положения. Обширный раздел конституции (ст. 14—38, 43—45, 47, 53) посвящен правам и свободам граждан. Все испанцы равны перед законом и каждый имеет право на жизнь, личную сво- боду, безопасность и неприкосновенность, на честь, личную и се- мейную тайну и доброе имя, на выбор местожительства и свободу передвижения, на политические свободы, на труд, образование, ча- стную собственность и частнопредпринимательскую деятельность, на объединение в профсоюзы и забастовку, на всеобщее свободное, равное, прямое избирательное право с 18 лет. В отличие от эпохи франкизма конституция 1978 г. закрепляет положение об отделе- нии церкви от государства. Успешно проведенные радикальные реформы свидетельствова- ли о смещении реальной власти в сторону либерально-буржуазных кругов, объединившихся вокруг «Союза демократического центра» (СДЦ) во главе с А. Суаресом. Значительную роль в этом процессе сыграл король Хуан Карлос, выступавший за либерализацию и со- здание конституционной монархии. Он предупредил противников реформ, что по важнейшим вопросам последнее слово остается за ним и что никто не вправе искажать его волю, а в случае необходи- мости он может созвать референдум для продолжения в стране не- обходимых реформ. В июне 1977 г. (впервые после 1936 г.) состоя- лись парламентские выборы, к которым было допущено 156 раз- личных партий, что свидетельствовало об огромном подъеме общественно-политической активности после краха франкизма. Итоги выборов показали, что большинство испанцев выступают за полную ликвидацию франкизма и демократизацию страны: победу одержал СДЦ, на второй позиции оказались социалисты, на тре- тьей — коммунисты. В 1979 г. (впервые после 1931 г.) прошли му- ниципальные выборы, где успеха добились те же три партии. По соглашению между социалистами и коммунистами в Мадриде, Бар- селоне, Кордове и ряде других городов были избраны левые аль- кальды (мэры). Парламентские и муниципальные выборы и кон- ституция 1978 г. окончательно покончили с франкистской полити- ческой системой. Одним из весомых достижений переходного периода стала ад- министративная и политическая децентрализация. В годы франкиз- ма Испания была самым централизованным государством Европы, не имевшим автономных областей. Центральное правительство рас- поряжалось 90% государственного капитала. Конституция 1978 г. заложила основы национально-территориального устройства и уп- 68
равления, и к 1983 г. Испания стала государством, состоящим из 50 провинций и 17 автономных областей (национально-территориаль- ных автономий). Автономные области, названные в конституции «автономными сообществами», в том числе Каталония, Страна Бас- ков, Галисия, Андалусия и др., имеют, согласно конституции, соб- ственные органы самоуправления. Местные языки автономных об- ластей признаны официальными наряду с испанским (кастильским). В ведении автономных областей находятся вопросы жилищного хозяйства, общественных работ, инфраструктуры, охраны окружа- ющей среды, здравоохранения, культуры, образования, туризма, спорта. Вместе с муниципалитетами они расходуют более 40% го- сударственного капитала. Особенностью Испании является то, что к числу автономных областей относятся не только отсталые райо- ны (как в других странах), но и высокоразвитые в экономическом отношении области, например Каталония и Страна Басков. В переходный период от диктатуры к демократии особое место занимает вопрос об армии. В годы диктатуры армия была одним из главных столпов франкизма. Во время передачи власти Хуану Кар- лосу вооруженным силам было поручено обеспечить порядок и спо- койствие. В дальнейшем армия в целом сохраняла нейтралитет, но в ее рядах существовали различные течения, сторонники которых различались между собой по социальному происхождению, чину, взглядам и убеждениям. Немногочисленную, но влиятельную часть вооруженных сил составляли ультраправые, стремившиеся сохра- нить франкизм без Франко и выступавшие, по сути, против демо- кратизации. Другая часть армии, тоже немногочисленная, — это офицеры среднего командного звена, как правило, молодые воен- ные специалисты, выступавшие против франкизма, за социально- политические перемены1. Наиболее массовая, умеренно-консерва- тивная часть армии, представленная средним офицерским звеном, поддерживала установленный порядок и подчинялась сначала Франко, а после его смерти королю. Тем не менее в период станов- ления демократии ультраправые силы в армии неоднократно пы- тались вмешаться в политическую жизнь страны с определенными намерениями установить диктатуру «жесткой руки». Так, в январе 1 После победы португальской революции 1974 г. среди этой части вооружен- ных сил Испании по примеру португальских военных создается нелегаль- ный Демократический военный союз (ДВС), члены которого выступали за разрыв с прошлым, против олигархии, за свободную Испанию. Угроза вли- яния ДВС на армию в целом подтолкнула франкистские власти к репресси- ям: руководители организации были арестованы и приговорены к тюремно- му заключению. 69
1977 г. в разгар диалога премьер-министра Суареса с лидерами де- мократической оппозиции, где одним из вопросовТляло признание профсоюзов и компартии, ультраправые развязали террор, нападая на всех, кого они называли «красными», используя убийства, взры- вы, похищения некоторых государственных чиновников. Эти со- бытия, названные «черной неделей», консолидировали испанское общество, король держал под контролем вооруженные силы, пра- вительство отдало приказ об аресте наиболее агрессивных предста- вителей ультраправых. В результате положение нормализовалось, и летом 1977 г. прошли парламентские выборы. Вскоре началась военная реформа, учредившая единое министерство обороны, со- кратившая выслугу лет на 4 года и повысившая довольствие офи- церского состава. Экономический курс в постфранкистской Испании сочетал в себе протекционистский и неолиберальный подходы, его практическим воплощением стали отраслевые программы модернизации и эконо- мическая программа «Пакт Монклоа» 1977 г. (по названию прави- тельственной резиденции в Мадриде) — компромисс между прави- тельством и всеми представленными в парламенте партиями. Все политические силы страны поддержали «Пакт Монклоа», предус- матривавший правила экономической игры, с которыми согласились и предприниматели, и профсоюзы. В соответствии с программами модернизации государство субсидировало такие отрасли промыш- ленности, как судостроительная, текстильная, автомобильная, обув- ная. Щедрые государственные ассигнования направлялись в инф- раструктуру, энергетику, металлургию. Протекционистский курс правительства стимулировал развитие национальных монополий на внутреннем рынке. В то же время «рыночная экономика» Испании развивалась в условиях растущей технологической зависимости от передовых стран. Сохранилась практика экспорта дешевой малоква- лифицированной рабочей силы за пределы Испании (главным об- разом во Францию). В целях технической модернизации широко использовались иностранные инвестиции и кооперация с ТНК, что определило особенности экономической модели. Во внешней политике постфранкистской Испании были наме- чены следующие приоритеты. Испано-американские отношения развивались интенсивно: удельный вес капиталовложений США составил 2/3 объема всех иностранных инвестиций в испанскую экономику. С помощью США модернизировалось производство вооружений и военной техники, продолжали функционировать американские военные базы. Для Испании как европейской страны стали актуальными про- блемы европейской безопасности и сотрудничества, в 1975 г. она 70
участвовала в работе совещания БСЕ в Хельсинки. Подключение Испании к процессу европейской безопасности и сотрудничества рассматривалось внешнеполитическими кругами страны как важ- ное средство преодоления последствий международной изоляции времен франкизма. Испания выступила в роли державы, геополи- тическое положение которой делало ее связующим звеном между континентами (Европой, Африкой и Латинской Америкой). В 1977 г. Испания установила дипломатические отношения с социалистическими странами и Советским Союзом. В 1980 г. в Мадриде состоялось очередное совещание БСЕ. Правоконсерва- тивный поворот 80-х гг. затронул и Испанию. Нейтральная внешне- политическая ориентация второй половины 70-х гг. ушла в прошлое. Страна взяла курс на сближение с ЕЭС и НАТО, рассчитывая по- править дела в экономике и стабилизировать внутриполитическую обстановку. Финансово-промышленные круги Испании стали ори- ентироваться на европейскую интеграцию, и в 1985 г. Испания ста- ла членом Общего рынка. В своей средиземноморской политике Испания стремится к бе- зопасности в зоне Средиземноморья и выступает за сотрудничество прибрежных стран в охране окружающей среды, рациональном ис- пользовании морских богатств, активизации торговли и туристичес- кого бизнеса. Испания зависит от импорта энергоносителей, поло- вину необходимой ей нефти поставляют арабские страны. Это об- стоятельство определяет дружественный характер испано-арабских отношений. В 1976 г. Испания возвратила свое владение Западная Сахара Мавритании и Марокко и поддержала алжирскую идею «Средиземноморье для средиземноморцев». Кроме того, Испания предлагает свое посредничество в урегулировании конфликтов в районе Средиземноморья. Однако как член НАТО Испания ста- новится «натовским авианосцем», контролирующим район Среди- земноморья. Поддерживая «атлантизацию» Средиземного моря, Ис- пания вступает в противоречие с позицией других стран этого суб- региона, выступающих за его демилитаризацию. Еще один аспект средиземноморской политики Испании — это ее спор с Великобри- танией о Гибралтаре — небольшом полуострове на юге Испании с военно-морской и военно-воздушной базами Великобритании, пор- том и центром туризма. (Англия захватила Гибралтар еще в 1704 г. во время войны за «испанское наследство» и владеет им с 1713 г.) В 1967 г. англичане провели в Гибралтаре референдум, и большин- ство его жителей высказалось за британское подданство. Не после- днюю роль в таком решении сыграло то, что в зоне Гибралтара более высокий уровень жизни, чем в Испании. Судьба Гибралтара решает- ся на испано-английских переговорах начиная с 1966 г. Переговоры 71
доныне идут неровно, с переменным успехом, а главное — безрезуль- татно для Испании. Тем не менее Испания твердо и последователь- но продолжает держать курс на возвращение ей Гибралтара. Отношения Испании со странами Латинской Америки уходят корнями в далекое прошлое и носят постоянный, дружественный и интенсивный характер в экономической, научной и культурной областях. Испания вступила на правах наблюдателя в Организа- цию американских государств (ОАГ), начала участвовать в работе Экономической комиссии ООН для Латинской Америки (ЭКЛА). Во многих странах Латинской Америки действуют институты и цен- тры испанской культуры. Если раньше франкизм предпочитал «сер- дечные» отношения со странами с диктаторскими режимами (Стреснера в Парагвае, Сомосы в Никарагуа, Пиночета в Чили), то после 1975 г. Испания начала отдавать предпочтение отношениям с либеральными режимами демохристианской и социал-демокра- тической ориентации. Во время визита премьер-министра А. Суа- реса на Кубу Ф. Кастро высоко оценил поддержку Испании, кото- рая в тяжелых условиях американской блокады не прекратила тор- говых отношений с Кубой. В конце 70-х — начале 80-х гг. состоялись визиты короля Хуана Карлоса I в различные страны Латинской Америки. Гражданский кодекс Испании признал испанское граж- данство за эмигрантами и их детьми, родившимися за границей. Это способствовало активизации деятельности культурных обществ и землячеств многочисленных испанских эмигрантов и их потом- ков практически во всех странах Латинской Америки. Во время англо-аргентинского военного конфликта Испания с трибуны ООН поддержала Аргентину (вызвав неудовольствие М. Тэтчер, которая прервала на время англо-испанские переговоры о Гибралтаре). Ис- пания также оказала помощь революционной Никарагуа, Ф. Гон- салес возглавил Международный комитет в защиту никарагуан- ской революции. В начале 90-х гг. в латиноамериканские страны направлялось 30 % прямых зарубежных капиталовложений Испа- нии, в.конце 90-х — свыше 70 %. Инвестиции Испании, например, в Бразилии уступают ныне лишь США, для ВМС Чили Испания строит 4 новых дизель-электрических субмарины «Скорпен». Идеи «Ибероамерики» получают практическую реализацию. Советско-испанские и российско-испанские связи после уста- новления дипломатических отношений в феврале 1977 г. развива- ются на базе широких и многообразных взаимных интересов — экономических, национальных, культурно-исторических, междуна- родных. В период между первым визитом в СССР министра инос- транных дел Испании М. Ореха Агирре в январе 1979 г. и визитом короля Хуана Карлоса I в Россию в мае 1997 г. происходила норма- 72
лизация двусторонних испано-российских отношений. Заключены торгово-экономические соглашения, расширяются финансово-про- мышленная кооперация, научное и культурное сотрудничество. Россия экспортирует в Испанию нефть и нефтехимическую про- дукцию, пиломатериалы, меха и др. Испания поставляет на россий- ский рынок химические товары, оборудование, кожу, сельскохозяй- ственные продукты. Происходит обмен художественными выстав- ками, поездки деятелей науки и искусства, расширен доступ к богатейшему историко-культурному наследию обеих стран. Испания Внутренняя жизнь Испании начала 80-х гг. отме- в 80-е гг. Чена ростом недовольства правительством СДЦ А. Суареса. Правительство Суареса, действовавшее в сложнейших условиях переходного периода от франкистской диктатуры к де- мократии, подвергалось серьезной критике как слева, так и справа. Концепция Суареса о центре, равноудаленном от франкизма и ком- мунизма, оказалась уязвимой. Левые выступали за необратимость процесса демократизации. Правые считали, что дальнейшее углуб- ление демократизации нежелательно и следует повернуть прави- тельственный курс вправо. В январе 1981 г. Суарес подал в отстав- ку. Более трех недель было неясно, кто возглавит правительство и какие силы будут оказывать на него свое влияние. Правые, осо- бенно в рядах армии, опасались возможного сдвига влево. Военные организовали заговор и подняли путч с целью создания твердого правительства (хунты). 23—24 февраля 1981 г. они заняли здание кортесов, где депутаты обсуждали вопрос о назначении нового пре- мьер-министра. Подполковник гражданской гвардии А. Техеро Молина, командовавший этим захватом, распорядился удерживать депутатов в качестве заложников в течение суток. Другая часть путчистов на короткое время захватила здания Испанского радио и телевидения. Заговорщики доложили королю о своих планах в надежде на его поддержку, однако Хуан Карлос I выступил реши- тельно против. Он обратился к армии с призывом защитить кон- ституционно-демократический путь, который в свое время избра- ло большинство испанцев. В результате армия в целом не поддер- жала заговор, сохраняя конституционную верность королю как главнокомандующему и главе государства. Путч закончился про- валом, заговорщики были арестованы и преданы суду. Авторитет короля в обществе вырос, а в консервативных кругах вооруженных сил, наоборот, упал, правые в армии отныне считали его «изменни- ком». Премьер-министром был назначен представитель предпри- нимательских кругов, инженер по образованию, известный деятель СДЦ Леопольдо Кальво Сотело (род. 1926). 73
Правительство Кальво Сотело приняло меры по борьбе с терро- ризмом, квалифицировав его как уголовное преступление. Но наи- большей активностью отличалась деятельность Кальво Сотело в вопросе о приеме Испании в НАТО. Правительство СДЦ убеж- дало испанцев в том, что вступление в НАТО необходимо для при- влечения иностранных инвестиций, для более эффективной борь- бы с терроризмом, надежной защиты страны от внешней угрозы. Левые партии вели энергичную антинатовскую кампанию: прово- дили многотысячные антивоенные демонстрации, организовывали сидячие забастовки, собирали подписи для проведения референ- дума о пагубности вступления в НАТО. Размах антинатовского движения вызвал опасения правительства в возможном исходе ре- ферендума, поэтому обсуждение вопроса было перенесено в корте- сы. В конце октября 1981 г. большинством всего в 40 голосов кор- тесы вынесли решение направить в Брюссель просьбу о приеме Испании в НАТО. В декабре того же года руководство Североат- лантического блока подписало соответствующий протокол, и в мае 1982 г. Испания стала членом НАТО. Курс правительства был явно непопулярен. Внутри СДЦ уси- лилась борьба между различными течениями, позиции руководства были подорваны, в СДЦ произошел раскол. Выполнив задачу пе- рехода Испании к демократии в рамках переходного периода, СДЦ распался в результате острых внутрипартийных разногласий. В этих условиях правительство Кальво Сотело объявило о роспуске кор- тесов и назначении на октябрь 1982 г. внеочередных парламент- ских выборов. Накануне выборов был раскрыт еще один заговор военных, планировавших установить диктатуру и не допустить к власти левые силы. Заговорщики были арестованы, попытка пе- реворота провалилась, выборы состоялись. С программой «За справедливое и равноправное общество» на выборах победила ИСРП, добившись беспрецедентного в истории Испании большинства в 10 млн голосов и получив в парламенте 202 места из 350. Победа ИСРП означала, что в Испании начался второй этап демократизации под эгидой социалистической партии. В то же время выборы 1982 г. вывели на второе место партию «На- родный альянс»1, ставшую с того времени основной оппозицион- ной партией страны. 1 «Народный альянс» (НА), сложившийся в 1976 г., объединил различные группировки во главе с известными политическими деятелями времен фран- кизма. Лидером альянса стал академик М. Фрага Ирибарне. НА предлагал постепенный переход к демократии, высказывался против легализации ком- партии. Вначале испанцы воспринимали НА как неофранкистскую партию, но в начале 80-х гг. на фоне кризиса и распада СДЦ к альянсу подключилось 74
ИСРП, одна из старейших партий страны, сохраняла образ мас- совой партии, выступающей за интересы рабочего класса, но вмес- те с тем для умеренных избирателей она, после отказа от идей на- учного социализма, представлялась как последовательница тради- ционных ценностей буржуазной демократии, заслуживающая доверия реформистская партия во главе с энергичным лидером Ф. Гонсалесом. Фелипе Гонсалес (род. 1942), юрист по образова- нию, в 60-е гг. возглавлял группу адвокатов, защищавших интере- сы рабочих, в 1974 г. был избран генеральным секретарем ИСРП, известен в кругах международной социал-демократии. Ф. Гонсалес сформировал правительство из умеренных социал- демократов и технократов. В 1984 г. правительство приняло нациог нальный план по электронике и информатике. Согласно плану ис- панский капитал с помощью американских, японских и немецких фирм направлялся на расширение и модернизацию производства интегральных схем и компьютерной техники с целью приобщения к современному уровню информатики и на этой основе переосна- щения других отраслей производства. Технический опыт японских компаний использовался для реорганизации переживавших кри- зис отраслей — судостроения и черной металлургии. С той же це- лью «Фольксвагену» был продан контрольный пакет акций веду- щей государственной испанской автомобильной компании СЕАТ. Участие ТНК в развитии испанской экономики состояло в созда- нии предприятий-филиалов. Например, в начале 80-х гг. в Сараго- се был построен самый современный в Западной Европе сбороч- ный завод компании «Дженерал моторе». Филиалы японских «Нис- сан», «Сони» и других крупных компаний производили широкий ассортимент товаров массового потребления. Во второй половине 80-х гг. Испания вместе с другими западноевропейскими странами приняла участие в научно-исследовательской программе «Эврика» по развитию перспективных технологий в рамках ЕС. Военным приложением «Эврики» с 1989 г. стала программа «Евклид», ос- новной задачей которой было обретение технологической незави- симости в области перспективных разработок вооружений и воен- ной техники и повышение конкурентоспособности западноевропей- ского оружия по сравнению с американским на мировых рынках. В рамках «Евклида» Испания разрабатывает новые композицион- ные материалы для газотурбинных двигателей и облегченной бро- еще несколько правых группировок, и он превратился в крупнейшее поли- тическое объединение правого направления. В 1982 г. за альянс голосовало более 25% избирателей. НА во главе с Фрага Ирибарне выступает за «силь- ное государство», за порядок, за беспощадную борьбу с терроризмом, в за- щиту национальных традиций. 75
ни; участвует в создании разведывательных искусственных спут- ников и их оптоэлектронных и радиолокационных систем, в том числе интегрированной системы радиоэлектронной борьбы; стро- ит ракетный фрегат новейшего образца. Постепенно происходит пе- реориентация военно-промышленного комплекса Испании с США на Западную Европу. Важной отраслью стал иностранный туризм, по его доходам Испания занимает одно из ведущих мест в мире, а ежегодный при- ток туристов превышает численность ее собственного населения. Испания является также одной из крупнейших стран — мировых экспортеров сельскохозяйственной продукции: свежих и консер- вированных фруктов и овощей, вина и рыбы, оливкового масла, а также одним из крупных экспортеров цемента, стали, оборудова- ния легкой промышленности, обуви, одежды, полиграфии. В 80-е гг. правительство Ф. Гонсалеса осуществило серию ради- кальных реформ. Реформа государственного аппарата сократила численность госслужащих, был взят курс на рационализацию ра- боты государственных структур с целью превратить их в эффек- тивный инструмент социальных реформ и демократизации стра- ны. Военная реформа уменьшила численность офицерского корпуса армии, предоставила больше возможностей для продвижения по службе низшим чинам, были предусмотрены меры для установле- ния в какой-либо форме политического контроля над вооружен- ными силами в целях избежать возможности военного переворота. Также была проведена реформа общеобразовательной школы, вве- дена автономия университетов. Ряд законов предусматривал смяг- чение социальной ущемленности миллионов испанцев: вводилась 40-часовая рабочая неделя, увеличивались до 30 дней оплачивае- мые отпуска, повышались пособия многодетным семьям, пенсион- ный возраст снижался до 65 лет, медицинское обслуживание стало доступным практически для всех испанцев. В экономической области правительство социалистов проводи- ло приватизацию государственных предприятий, применяло жест- кие «монетаристские» методы борьбы с инфляцией, усиливало борьбу с финансовыми мошенничествами, наказывало за уклоне- ние от уплаты налогов. Преодолев последствия мирового экономи- ческого кризиса начала 80-х гг., Испания заняла 8-е место в мире по промышленному производству и 5-е среди стран Западной Ев- ропы. Страна смогла создать свой первый искусственный спутник Земли и запустить его с помощью американской ракеты. Ф. Гонса- лес максимально интегрировал испанцев, хотя и на правах бедных родственников, в западное соозничество (НАТО и Общий рынок), а Запад выделил ему рекордную сумму — 500 млрд долл. 76
После вступления Испании в НАТО военная промышленность получила весомый стимул для приведения национальных воо- руженных сил в соответствие со стандартами НАТО. Требова- ние Мадрида об увеличении масштабов американской военной помощи было удовлетворено: в середине 80-х гг. она достигла 500 млн долл, в год. Во второй половине 80-х гг. около 150 компа- ний непосредственно занимались военным производством, объемы которого вывели Испанию на 6—12-е места среди производителей и на 8-е — среди экспортеров оружия в мире. Наиболее уязвимыми параметрами, однако, оставались высокая себестоимость и недоста- точный уровень использования новейших технологий. В 1988 г. Испания начала участвовать в европейской оборонительной струк- туре — Западноевропейском союзе (ЗЕС), став членом Группы во- енного планирования ЗЕС. Военные корабли Испании входят в состав ВМС НАТО и ЗЕС. Во время войны в Персидском зали- ве в зону военных действий был направлен отряд испанских ВМС, однако под давлением общественного мнения правительство Гон- салеса не использовало их в боевых действиях (более 50% испан- цев высказалось против). С 1995 г. Испания включилась в созда- ние «сил быстрого развертывания» ЗЕС, ее механизированная бригада вошла в «еврокорпус», силы которого проводили миро- творческие и гуманитарные операции, участвовали в ликвидации последствий стихийных бедствий. Испанский флот принял актив- ное участие в блокаде адриатического побережья Югославии в 1999 г. Испания Прочная социальная база ИСРП и большинство в конце XX в. мест в парламенте, разумно-взвешенная социаль- но-экономическая политика и оптимальный внешнеполитический курс, отказ от марксизма и традиций испанского социализма обес- печили устойчивость правления социалистов, находившихся у вла- сти 13 лет и 4 месяца. Однако за столь длительный срок постепен- но накопились просчеты, в первую очередь связанные с политичес- кими скандалами по поводу коррупции в высших эшелонах власти. Правая оппозиция выдвинула в качестве альтернативы Ф. Гонса- лесу «Народную партию» (НП). НП — наследница «Народного аль- янса» — правая партия, с середины 90-х гг. объявившая себя цент- ристской и допустившая к руководству представителей нового по- коления испанцев, не испытавших тягот гражданской войны и франкистской диктатуры. Учитывая достаточно высокий удельный вес традиционных кон- сервативных элементов в политической культуре Испании и отго- лоски длительной патерналистской опеки авторитарного государ- 77
ства, церкви и армии над общественным сознанием, можно понять, почему на парламентских выборах в марте 1996 г. испанцы отдали предпочтение Народной партии (НП) и ее лидеру Х.М. Аснару. И хотя перевес составил всего 1,3% голосов, произошел плавный поворот вправо. Хосе Мария Аснар (род. 1953) — сын известного журналиста, окончил юридический факультет, обладает разносто- ронними интересами, интеллектуал, трудолюбивый, прямой, упор- ный и скрупулезный государственный деятель, скромный человек. Правоцентристское правительство Аснара обещало постепенные перемены «без риска». Х.М. Аснар предлагал продолжить либера- лизацию экономики, но с сохранением социальных завоеваний ис- панцев, полученных от ИСРП, обещал снизить уровень безработи- цы, достигшей 22%. Особенность правления НП состояла в том, что она не обладала парламентским большинством, разница с предше- ственниками-социалистами составляла всего 17 мест. Результаты выборов в кортесы 1996 г. показали, что в Испании складывается система доминирования двух основных противоборствующих партий; что приближает ее к классической западноевропейской форме политического устройства. За период своей деятельности с 1996 по 2000 г. правоцентрист- скому правительству Аснара с помощью финансовых вливаний Ев- ропейского союза удалось несколько улучшить общие экономичес- кие показатели и снизить уровень безработицы, самый высокий среди стран ЕС (к 1999 г. было создано 1200 тыс. рабочих мест). В рамках налоговой реформы снижение налогов сопровождалось либерализацией и приватизацией государственных предприятий, предпочтение было отдано частному предпринимательству. Масш- табная приватизация предприятий динамично развивающейся ра- диоэлектронной промышленности повысила обеспечение испан- ских вооруженных сил необходимой электроникой с 2% до 50%. Испания добилась наиболее высоких в Европейском союзе темпов развития, снизился внутренний долг, уменьшилась инфляция. Вы- сокие макроэкономические показатели позволили стране вступить в зону евро. По словам Аснара, инвестиции Испании за границей больше, чем вкладывается иностранного капитала в ее экономику. Вместе с тем доход на душу населения в Испании почти на четверть меньше среднеевропейского, кроме того, около 20% испанцев жи- вут за чертой бедности. Несмотря на это статистика и опросы об- щественного мнения свидетельствуют о том, что жизнь испанцев стала легче. Средняя продолжительность жизни (77,9 лет) — одна из самых высоких в Европе. Правительство Аснара сумело обеспе- чить социальный мир в стране, утихло забастовочное движение, стабилизировалась политическая обстановка. 78
На очередных выборах в кортесы 12 марта 2000 г. большинство испанцев отдали предпочтение именно экономическому и полити- ческому курсу НП: по результатам выборов у НП 183 места в ниж- ней палате парламента, у ИСРП — 123 места. Х.М. Аснар вновь возглавил правительство. Выборы 2000 г. также показали, что в истеблишменте страны про- изошли изменения. С момента восстановления исторической госу- дарственности третьей политической силой в Испании тради- ционно считалась компартия, хотя за нее голосовало в среднем от 7 до 8% избирателей. С 2000 г. у коммунистов и их союзников будет лишь 8 парламентских мандатов (вместо прежних 21). Снижение популярности коммунистов связано не в последнюю очередь с пе- ременами в руководстве: пользовавшийся авторитетом X. Ангита, уступил свой пост амбициозному и прямолинейному догматику Ф. Фрутосу. Таким образом, компартия перешла на 4-е место, 3-е теперь принадлежит коалиции умеренных каталонских национа- листов — «Конвергенция и союз Каталонии». На рубеже XX—XXI вв. заметным дестабилизирующим факто- ром общественно-политической жизни Испании остается пробле- ма баскского сепаратизма. Страна Басков представляет собой вы- сокоурбанизированную индустриальную область с населением 2,5 млн человек (из 40-миллионного населения Испании). Здесь развита горнодобывающая промышленность и обрабатывающие от- расли — металлообрабатывающая (1-е место в стране по производ- ству стали), машиностроительная, электротехническая, химическая, бумажная, текстильная, цементная, пищевая. В Стране Басков, уже имеющей автономию, тем не менее существует сепаратистское на- ционалистическое движение под названием «Страна Басков и сво- бода» (по-баскски ЭТА). Созданная в 1962 г. ЭТА выступала за от- деление от Испании и использовала в своей практике террористи- ческие методы. Баскский терроризм с самого начала исповедовал смесь социалистических идей, ультранационалистических устано- вок и консервативного клерикализма. Он возник в свое время как инструмент борьбы молодых интеллектуалов-басков против дик- татуры Франко под лозунгом «Мы боремся против гнета испан- ского государства в Стране Басков независимо от того, жив Франко или нет». После смерти Франко ЭТА не прекратила вооруженную борьбу. За почти 40 лет вооруженной борьбы басков-террористов от их рук пало 900 человек. Другие, более умеренные национа- листические организации Страны Басков осуждают методы ЭТА, но не осмеливаются идти против нее. Летом 1998 г., прислушавшись к требованиям баскской общественности, ЭТА отказалась от воо- руженной борьбы, перестала убивать и даже объявила о бессрочном 79
перемирии. Оно продолжалось почти полтора года. В это время ис- пользовалась так называемая «кале борока» — терроризм низкой эффективности: различные угрозы в адрес неугодных, уличный ван- дализм, поджоги домов и автомобилей и т.п. Однако накануне пар- ламентских выборов в январе 2000 г. теракты возобновились, снова пролилась кровь. В испанском обществе существует «Пакт Ахуриа Энеа» о еди- ном фронте действий всех политических партий против террорис- тов. Аснар заявил, что его правительство будет продолжать борьбу с терроризмом, т.е. использовать против боевиков ЭТА самые ре- шительные методы. В числе других планов правительства Х.М. Аснара намечается создание франко-испанского судостроительного консорциума. По развитию судостроительной промышленности Испания входит в число ведущих стран мира (5% общемирового тоннажа строящих- ся судов), две трети ее продукции, в том числе военные корабли, идет на экспорт. Планируется дальнейшее сотрудничество с Евро- пей-ским космическим агентством в реализации международных космических программ, в частности по созданию спутника оптичес- кой разведки «Гелиос-2» и спутника-радара «Хорус». Правитель- ство Аснара намерено продолжить реформу армии, сократить ее численность к 2002 г. до 100 тыс. человек, поднять уровень ее тех- нического оснащения и ввести принцип ее профессиональной ком- плектации. Для решения проблемы занятости предполагается со- здать дополнительно 1300 тыс. рабочих мест. Одним из приоритетов внешней политики остается испано-рос- сийское сотрудничество. Об этом говорил Х.М. Аснар во время сво- их визитов в Москву в 1999 и 2001 гг. В июне 2000 г. состоялся ви- зит российского президента В. В. Путина в Испанию. В ходе пере- говоров президент России заявил о признании возросшего веса Испании в международных делах и об особом благоприятствова- нии в российско-испанских отношениях. В течение XX в. Испания, отсталая аграрная южноевропейская периферия, превратилась в высокоразвитую процветающую стра- ну. Это стало возможным благодаря развитию двух основных про- цессов. С одной стороны, авторитарная форма правления времен франкизма после восстановления исторической государственнос- ти уступила место устойчивой демократии в форме конституцион- ной монархйи. С другой — произошла интеграция страны в эконо- мические и политические процессы мирового хозяйства и между- народного сообщества. 80
§ 5. Португалия Политический режим Салазара, официально именовавшийся «новым государством», после Второй мировой войны сохранил свои консервативные, авторитарно-фашистские черты. Он стал самой продолжительной диктатурой в Европе1. По конституции (1933) Португалия называлась «унитарной корпоративной республикой». Законодательная, исполнительная и юридическая власть находи- лись в руках правительства во главе с Салазаром. Из-за преследо- ваний режима все политические партии, кроме коммунистической, находившейся на нелегальном положении, прекратили свое суще- ствование. Базовой экономической моделью вплоть до середины 60-х гг. оставалась автаркия. Солидные колониальные владения (2,1 млн кв. км с населением свыше 15 млн человек), особенно Ан- гола, Мозамбик, Гвинея-Бисау, Острова Зеленого Мыса, Сан-Томе и Принсипи, а также китайская территория Аомынь (Макао) про- должали приносить Португалии устойчивые доходы. До 1/3 золо- товалютных резервов Центрального банка страны поступало из ко- лоний. Идея сохранения колониальной империи была твердым органическим компонентом официальной идеологии режима, а практическая реализация этой идеи состояла в решимости удер- жать колониальные территории под португальским господством любой ценой. Когда в Анголе (1961), Гвинее-Бисау, Островах Зеле- ного Мыса (1963), Мозамбике (1964) вспыхнула антиколониаль- ная вооруженная борьба национально-патриотических сил, Порту- галия развязала против них колониальную войну. Война поглоща- ла примерно половину госбюджета и отвлекала четверть мужского населения, все больше подрывая экономику страны и обостряя со- циально-политическую ситуацию. Для стабилизации экономики правительство Салазара, сознательно нарушая принципы автаркии, прибегало к помощи иностранных инвесторов. Уже не опасаясь иностранных инвестиций, считавшихся прежде «троянским конем», правительство либерализовало правила их регулирования. В ре- зультате в 60-е гг. частный сектор получил инвестиций в 10 раз боль- ше, чем за весь предыдущий послевоенный период. Зарубежные ка- питаловложения укрепляли местный монополистический сектор, разорительная конкуренция которого сильно ущемляла многочис- ленную мелкую буржуазию и подталкивала ее к оппозиционной борьбе. Помимо мелкой буржуазии, в ряды оппозиции входили ра- бочие, студенты, либеральная интеллигенция. 1 Салазар (1889—1970) находился у власти почти 40 лет, сначала в качестве министра финансов с чрезвычайными полномочиями (1928 — 1932), затем с 1932 по 1968 г. был премьер-министром. 81
В первой половине 60-х гг. произошел невиданный в истории «нового государства» натиск оппозиционных сил против режима. Массовые демонстрации рабочих, забастовки батраков южных аг- рарных областей, протест студентов, выступление военных, анти- колониальные манифестации 1961—1963 гг. начинали угрожать стабильности государства. Угроза усилилась в связи с созданием в декабре 1963 г. широкого Патриотического фронта национально- го освобождения, в который вошли представители различных по- литических партий левого, правого и центристского направлений (коммунисты, социалисты, республиканцы, левые католики, конституционные монархисты). В следующем году был сформиро- ван руководящий орган фронта — Центральная патриотическая хунта. Правительство ответило террором, достигшим апогея в 1963—1964 гг. Репрессиям подверглись не только леворадикаль- ные организации, но и все инакомыслящие, в том числе интелли- генция (разгром союза писателей) и представители религиозных сект. В меняющихся условиях диктатор не мог сделать иного стра- тегического выбора кроме террора. С одной стороны, это было свя- зано с возрастом: Салазар заявлял, что будь он моложе всего на 20 лет, он быстро поставил бы ситуацию под контроль, маневрируя между различными коалициями и восстанавливая «белых против белых, черных против черных, и черных и белых друг против дру- га». С другой стороны, по признанию диктатора, он был слишком «привязан к старым идеям». В сентябре 1968 г. у 79-летнего Салазара произошло кровоизли- яние в мозг, что полностью лишило его работоспособности. Несмот- ря на то что усилия медиков почти на 2 года продлили диктатору жизнь, встал вопрос о его политическом преемнике. Салазар нико- го никогда не объявлял своим официальным наследником, поэто- му Государственный совет 17 сентября 1968 г. назначил премьер- министром политического деятеля, правоведа Марселу Каэтану (1906—1980). Главной целью деятельности М. Каэтану было сохра- нение основных устоев диктаторского режима, предусматривалась лишь незначительная «либерализация»: «марселизм» должен был остаться по сути «салазаризмом». Либерализация правительства Каэтану сводилась к незначитель- ным уступкам и реформам сверху. Одиозные фигуры салазаров- ского режима были уволены, «новое государство» переименовано в «социальное», цензура стала называться предварительной про- веркой, новый премьер посетил африканские колонии, появилась регулярная телевизионная передача «Семейные беседы Каэтану». Наиболее значительной мерой стало разрешение создавать свобод- ные профсоюзы рабочих и служащих. В 1970 г. несколько профсо- 82
юзов объединились в крупный общенациональный профцентр Ин- терсиндикал, сыгравший впоследствии немалую роль в политичес- кой борьбе. Вместе с тем португальский фашизм проявил чудеса социально-политического лавирования и незаурядные способнос- ти к адаптации. Экономическая и политическая система, а также корпоративная организация общества в целом остались неизмен- ными. Сохранялся разветвленный аппарат насилия из тайной по- лиции «Генеральной дирекции безопасности» (бывшая ПИДЕ), фа- шистской милиции («Португальский легион»), воинствующих уль- траправых группировок («Братья-инквизиторы» и др.). Преемственность курса Салазара в период 1968—1974 гг. и про- должение колониальной войны стимулировали рост оппозицион- ного движения, использовавшего методы как легальной, так и не- легальной борьбы. Несмотря на запрет деятельности Интерсин- дикала, численность его рядов увеличилась до 0,5 млн человек. Весной 1973 г. прошел конгресс демократической оппозиции, сфор- мулировавший альтернативную фашизму политическую платфор- му: восстановление демократических свобод, ограничение всевла- стия монополий, прекращение колониальных войн, деколонизация. Все более сложными становились отношения между режимом и ка- толической церковью, но наиболее значительные процессы проис- ходили в армии. В 60-е гг. увеличилось число офицеров, вышедших из мелкобуржуазных семей и знакомых с тяжелыми условиями, в которых приходилось жить подавляющему большинству порту- гальцев. В то же время введение обязательной воинской службы для выпускников вузов привело в армию антифашистски настро- енных молодых людей, оказывавших большое влияние на своих со- служивцев. К тому же недовольство вооруженных сил увеличива- лось по мере того, как на армию возлагались карательные функции против мирного населения в колониях. Осенью 1973 г. средние и младшие офицеры, настроенные резко оппозиционно по отношению к правительству Каэтану, создали нелегальную организацию «Движение капитанов». Ее участники поднимали вопрос о том, почему они, а не банкиры, адвокаты и про- мышленники должны умирать во имя продолжения добычи анголь- ских алмазов и нефти. «Движение капитанов» начало подготовку к вооруженному восстанию против режима. «Капитаны» устано- вили контакт с известным боевым генералом Антониу де Спино- лой, выступавшим против колониальной войны и пострадавшим от режима за «вольнодумие». В начале 1974 г. успехи национально- освободительного движения в Мозамбике вызвали растерянность в правительственных кругах, заставляя перебрасывать в колониаль- ную армию все новые подкрепления. «Движение капитанов», пере- 83
именованное в марте 1974 г. в «Движение вооруженных сил» (ДВС), приняло решение возглавить переворот. 25 апреля 1974 г. восставшие войска вступили в Лиссабон и за- няли его стратегические пункты. Правительство Каэтану было свер- гнуто менее чем за сутки и практически бескровно (несколько уби- тых было лишь при штурме штаба политической полиции ПИДЕ). Выступление армии — «революция гвоздик» (вставленная в дуло винтовки гвоздика символизировала всеобщую поддержку народом военных) показала полную бесперспективность и гнилость дикта- туры. Офицеры ДВС создали Совет национального спасения во главе с генералом де Спинолой и приняли Программу. 15 мая 1974 г. де Спинола был провозглашен временным президентом. Совет национального спасения принял ряд мер по повышению жизненного уровня-беднейших слоев населения. Увеличивался на 1 /4 минимум заработной платы, вдвое повышался размер пенсий, вводились пособия для многодетных семей, замораживался рост цен на продукты питания и услуги. Была проведена национализа- ция многих крупных и средних предприятий энергетической, ме- таллургической, машиностроительной, цементной, целлюлозной, табачной индустрии (всего около 300 предприятий). Госсектор охватил не только промышленные предприятия, но и банки и стра- ховые компании. На предприятиях вводился рабочий контроль, формировался демократический синдикализм, 90% рабочих вош- ли в профсоюзы, Интерсиндикал оставался крупнёйшим профцен- тром, возглавлявшимся левыми партиями. Аграрная реформа пре- доставила около 1,2 млн га помещичьих земель в южных округах безземельным крестьянам и батракам, вновь создаваемым госу- дарственным хозяйствам и кооперативам; сельским общинам воз- вращались отчужденные в свое время режимом пустующие зем- ли. Африканским колониям была предоставлена независимость. Таким образом, главной задачей новой власти было преодоление наследия салазаровского режима. После падения диктатуры Пор- тугалия вступила в переходный период, который можно условно подразделить на два этапа. На первом этапе происходил переход от диктатуры к демокра- тическому правлению, шел процесс образования политических партий, была принята конституция и созданы новые органы влас- ти, олигархия была отстранена от непосредственного руководства страной. Аполитичность португальцев времен диктатуры сменилась высокой политической активностью, было образовано свыше двух десятков партий, крупнейшими из которых стали социалистичес- кая (ПСП), народно-демократическая (НДП, два года спустя пере- именованная в социал-демократическую СДП), коммунистическая 84’
(ПКП) и Социально-демократический центр (СДЦ). Особенность ситуации состояла в том, что на первом этапе шла постоянная борьба за лидерство между левыми и правыми партиями, никто не желал идти на компромиссы, большую роль играла армия, особенно ее ле- ворадикальное крыло ДВС, ставшее гарантом примирения^ поряд- ка и демократических преобразований в целом. В то же время пра- вые силы, в том числе в армии, не желавшие сдавать своих позиций после падения диктатуры, предприняли две попытки государствен- ного переворота. Сложившаяся обстановка требовала избрания пре- зидентом такой политической фигуры, которая соответствовала бы интересам различных сил, поэтому первым президентом, получив- шим на выборах 1976 г. большинство голосов, стал военный — из- вестный генерал Рамалью Эанеш. Результаты голосования совре- менники расценивали как обнадеживающие в плане поиска нацио- нального консенсуса и дальнейшего развития демократизации. Правовой базой для стабилизации общественно-политических процессов стала республиканская конституция, принятая в 1976 г. По конституции главой государства является президент республи- ки, он обладает широкими полномочиями: назначает премьер-ми- нистра, является главнокомандующим вооруженными силами стра- ны, председателем Революционного совета (совещательный орган, состоящий из военных, — распущен по новой конституции 1982 г.). Высший законодательный орган власти — Ассамблея республики, избираемая прямым тайным голосованием всеми гражданами с 18 лет. Исполнительная власть принадлежит Совету министров. Кроме того, в конституции 1976 г. содержалось положение о пост- роении социализма, оно было внесено под влиянием революцион- ной эйфории с учетом уже проведенных социально-экономических мероприятий (национализации, аграрной реформы) и базировалось на существовавшей в то время расстановке сил в стране (влиятель- ный левый лагерь, высокий авторитет ДВС). Однако последующая перегруппировка сил в высших эшелонах власти в сторону центра, ослабление позиций левого крыла армии привели к изъятию ста- тей о построении социализма в новой конституции 1982 г. После революции в 1974—1975 гг. в состав правительств входи- ли руководители ДВС, несколько постов занимали коммунисты. Постепенно противостояние различных политических партий на- чинало сглаживаться: на ведущие позиции вышла умеренно-рефор- мистская социалистическая партия (ПСП). В 1976—1978 гг. социа- листы входили в правительство, которое возглавлял основатель и лидер ПСП, правовед, историк и философ Мариу Соареш (род. 1924). Затем политический маятник качнулся от левого цент- ра (социалистов) к правому блоку «Демократический альянс» 85
(1979—1983). В 1983—1985 гг. социалисты и их лидер М. Соареш вернулись к власти и взяли курс на «жесткую экономию». По реко- мендациям Международного валютного фонда правительство Со- ареша провело крайне непопулярные мероприятия: девальвирова- ло национальную валюту (эскудо), увеличило налоги, заморозило заработную плату и ограничило другие социальные программы. Не- довольство большинства португальцев политикой ПСП проявилось на выборах 1985 г., когда социал-демократы получили перевес над социалистами и сформировали коалиционное правительство (СДП; ПСП) во главе с экономистом Анибалом Каваку Силвой. В основу своей деятельности социал-демократы положили стратегию неоли- берализма. Содержанием второго этапа переходного периода стало оконча- тельное утверждение институтов буржуазной демократии. 1986 год стал для страны значимым рубежом. На пост президента впервые после 1926 г. был избран гражданский деятель — популярный по- литик, бывший премьер-министр, генеральный секретарь ПСП М. Соареш. Это означало завершение перехода от диктатуры к де- мократии. В январе того же года Португалия вступила в ЕС. В 1987 г. на выборах в Ассамблею свыше 50% голосов получили социал-де- мократы, впервые сформировавшие однопартийный кабинет (пра- вительство большинства) во главе с А. Каваку Силвой. В 1991 г. социал-демократы повторили свой успех на выборах и вновь обра- зовали правительство большинства. В области экономики преодоление наследия салазаровского ре- жима означало отход от автаркической модели самой отсталой и бедной страны Западной Европы и постепенную интеграцию Португалии в общеевропейскую экономическую систему. Для пре- одоления отсталости левые силы предлагали структурные рефор- мы в рамках госсектора. Госсектор охватывал около 2/3 экономи- ки, причем по конституции 1976 г. запрещалась денационализа- ция крупнейших предприятий. Вступление Португалии в ЕС (1986) стимулировало неокапиталистическую трансформацию госсектора и экономики в целом. «Ползучая денационализация» привела к сокращению госсектора. Пришедшее к власти летом 1987 г. правительство социал-демократов во главе с А. Каваку Силвой продолжило экономические преобразования за счет со- кращения госсектора в интересах крупных предпринимательских кругов. Этот курс получил закрепление в ходе очередного пере- смотра конституции, из которой была изъята статья о необрати- мости национализации (1989). Социал-демократы связывали модернизацию португальской экономики с дальнейшим привлечением иностранных инвестиций 86
и укреплением сотрудничества с ТНК. В результате на многих пор- тугальских предприятиях, оснащенных на современном техноло- гическом уровне и экспортирующих свою продукцию на внешние рынки, выросла доля участия иностранных партнеров (например, на целлюлозно-бумажной фабрике «Кайма» 93% английского ка- питала). Другим важным экономическим мероприятием стала привати- зация. Правительство разрабатывало концепцию приватизации и вело подготовку к ней на протяжении нескольких лет, в итоге была избрана модель «народного капитализма». Взвешенный подход к процессу приватизации, цивилизованные формы ее осуществления и социальная ориентированность обеспечили хорошие результаты. Так, распродажа предприятий госсектора, начавшаяся в 1989 г., принесла в казну 15 млрд долл, (сумму, почти равную внешнему долгу страны), значительная часть средств от приватизации пошла на погашение государственного долга. В начале 90-х гг. приватизи- ровались главным образом банки и страховые компании, с середи- ны 90-х гг. — промышленные компании и предприятия обществен- ного пользования. Покупателями акций разгосударствляемых пред- приятий является гораздо больший процент населения, чем в других странах Европы. С января по июль 1992 г. Португалия председательствовала в ЕС. Как член ЕС страна подписала Маастрихтские соглашения и вошла в систему евро. Ежегодные темпы экономического роста в конце 90-х гг. были стабильными и составляли в среднем 3%, а уровень безработицы — 5% (один из самых низких в ЕС). Несмот- ря на достигнутые к концу XX в. успехи, сохраняется целый ряд трудноразрешимых проблем, таких, как бедность, высокая поляри- зация доходов населения, низкий по сравнению с европейским уро- вень зарплаты, рост преступности, один из самых высоких в Евро- пе уровень неграмотности (до 30%). § б. Греция Греция в период Вторая мировая война завершилась для Греции гражданской з ноября 1944 г., когда последние немецкие части войны покинули территорию страны. В результате воен- ных действий и оккупации Греция понесла тяжелые материальные н людские потери. Более 5,5 % населения погибло, 18 % — осталось без крова. Были выведены из строя все железнодорожные мосты, около 5022 железных и шоссейных дорог. Греция лишилась 84,7 % автомашин и 80,9 % судов торгового флота. Общий материальный 87
ущерб по данным, оглашенным на Парижской мирной конферен- ции, составил 8222 млн долл. Следствием войны н оккупации яви- лось значительное падение объема производства во всех отраслях народного хозяйства, гиперинфляция, дефицит государственного бюджета, рост безработицы и цен. Перед страной стоял целый ряд неотложных задач в экономической сфере: восстановление комму- никаций; обеспечение жильем; предотвращение голода, возрожде- ние производства. Наряду с экономическими трудностями послевоенная Греция столкнулась с тяжелым политическим кризисом. В ходе Второй мировой войны значительно усилились позиции коммунистов и их союзников. Именно эти политические силы стали во главе нацио- нального движения Сопротивления, создав 27 сентября 1941 г. На- ционально-освободительный фронт (ЭАМ). К сентябрю 1944 г. во- енная организация фронта, Греческая Народно-освободительная армия (ЭЛАС), установила контроль над 75 % территории страны. Это вызвало серьезную обеспокоенность у западных стран, прежде всего Великобритании. Последняя рассматривала Восточное Сре- диземноморье в качестве сферы своего влияния. Под давлением Великобритании коммунисты вынуждены были подписать 26 сен- тября 1944 г. Казертское соглашение. По его условиям формирова- лось коалиционное правительство национального единства с учас- тием представителей ЭАМ. Однако ведущие позиции в нем заняли деятели лондонского эмигрантского кабинета. Пост премьер-мини- стра достался главе эмигрантского правительства Г. Папандреу. 4 октября 1944 г. под предлогом борьбы с Германией на территории Греции высадились английские войска. Британское военное при- сутствие сохранялось до 1947 г. В феврале 1945 г. ЭЛАС была разо- ружена и расформирована. Левые партии пошли на такой шаг, по- лучив гарантии проведения демократических реформ и чистки го- сударственного аппарата, полиции и армии от коллаборационистов. Однако на деле роспуск ЭЛАС привел к резкому усилению пози- ции правых и дестабилизации политической обстановки в стране. При содействии Великобритании у власти оказались силы, высту- павшие за реставрацию монархии. 8 апреля 1945 г. был сформиро- ван кабинет во главе с монархистом П. Вулгарисом. Ультраправые вооруженные группировки при поддержке армии и полиции пере- шли к широкомасштабному антикоммунистическому террору. На предприятиях и в учреждениях была проведена кампания по выявлению и увольнению «неблагонадежных»: коммунистов, пред- ставителей других левых партий, деятелей ЭАМ. 31 марта 1946 г. впервые после десятилетнего перерыва в Гре- ции были проведены парламентские выборы. Однако они не носи- 88
ли демократического характера и не отражали реальные симпатии населения. Все левые и большинство центристских партий отказа- лись от участия в них. В результате 306 из 354 мандатов завоевали сторонники монархии. В апреле 1946 г. к власти пришло правитель- ство во главе с лидером монархической Народной партии К. Цал- дарисом. Парламентские выборы послужили отправной точкой к началу гражданской войны. Первые вооруженные столкновения между левыми и монархистами состоялись уже в день проведения выборов. 18 июня 1946 г. в Греции было введено чрезвычайное по- ложение. Сразу после прихода к власти правительство Цалдариса взяло курс на реставрацию монархии. 1 сентября 1946 г. по его инициативе был проведен плебисцит о форме правления. 70 % граждан, приняв- ших участие в голосовании, высказались в пользу монархии. 27 октября 1946 г. король Георг II вернулся из эмиграции и занял трон. За день до этого леворадикальные силы провозгласили созда- ние Демократической армии Греции (ДАГ). 21 декабря 1946 г. они опубликовали манифест, в котором содержались требования всеоб- щей амнистии, вывода английских войск, проведения новых парла- ментских выборов и образования коалиционного правительства с участием всех партий. С конца 1946 г. противоборствующие сторо- ны перешли к полномасштабным боевым операциям на всей терри- тории страны. ДАГ опиралась на помощь СССР и стран «народной демократии». Греческое правительство нашло поддержку у США. 12 марта 1947 г. президент Г. Трумэн заявил, что Греция является страной, находящейся «под непосредственной коммунис- тической угрозой», и поэтому нуждается в американской помощи. 20 июня был подписан греко-американский договор. По его услови- ям США обещали греческому правительству оружие, военных советников, а также кредит в размере 300 млн долл. Гражданская война продолжалась более трех лет. Первоначаль- но успех сопутствовал повстанцам. К концу 1946 г. под контро- лем ДАГюказалась значительная часть страны от северных гра- ниц до Коринфского залива. Однако к середине 1947 г. инициати- ва перешла к правительственным войскам. В октябре 1947 г. против повстанцев был организован так называемый «национальный по- ход». В течение года войска ДАГ были разбиты. 30 августа 1947 г. они покинули территорию Греции. Гражданская война унесла жиз- ни 50 тыс. человек. 100 тыс. коммунистов и их сторонников бежали из страны. Коммунистическая Партия оказалась под запретом. По- зиции левых были подорваны, но и правые партии лишились под- держки населения. 89
Либеральные реформы и диктатура «черных полковников» На проведенных 5 марта 1950 г. парламентских вы- борах победу одержали центристы. Было сформи- ровано правительство во главе с лидером Либераль- ной партии С. Венизелосом. Либералы провели ряд демократических преобразований. Была объявле- на амнистия, ликвидирован созданный в ходе гражданской войны концентрационный лагерь на острове Макронисос, введена новая конституция. В 1952 г. завершилась аграрная реформа, в результа- те которой землю получили 150 тыс. крестьян. Вместе с тем прави- тельству С. Венизелоса не удалось добиться существенных улуч- шений в экономическом положении страны. Парламентские выборы 16 ноября 1952 т. привели к победе мо- нархической партии «Греческий сбор», созданной в 1951 г. Правые находились у власти в течение последующих 11 лет. С середины 50-х гг. в Греции начались реформы, направленные на структурные изменения в экономике страны. Особое значение придавалось раз- витию промышленности, энергетики, туризма. При этом был сде- лан упор на привлечение американского и западноевропейского капитала, усиление экономических и политических связей с Запа- дом. В июле 1961 г. Греция вступила в ЕЭС в качестве ассоцииро- ванного члена. В начале 60-х гг. стало ясно, что предложенные правыми меры не привели к улучшению экономического положения. Неудача ре- форм и проведение репрессивной политики в отношении оппози- ции привели к потере популярности и поражению правых на парла- ментских выборах в ноябре 1963 г. К власти пришел созданный в 1961 г. Союз центра. Его образовали Либеральная партия, Либе- рально-демократическая партия и Демократический союз. Возгла- вил новое объединение Г. Папандреу. Союз центра выступал за демо- кратизацию общества, социальную ориентацию экономики, установление политических и экономических контактов с социа- листическими странами при сохранении дружеских отношений с Западом. Сформированное 8 ноября 1963 г. либеральное прави- тельство ввело бесплатное обучение в средних школах, объявило амнистию политическим заключенным, уменьшило налоги на кре- стьян и подняло закупочные цены на сельскохозяйственную про- дукцию. 28 июня 1964 г. было подписано соглашение с Болгарией, положившее конец взаимным территориальным претензиям. 15 июля 1965 г. в результате конфликта между королем и Г. Па- пандреу правительство подало в отставку. Это привело к расколу Союза центра и потере им парламентского большинства. Полити- ческое поражение либералов повлекло за собой усиление влияния правых и коммунистов. Отставка кабинета Г. Папандреу явилась 90
началом острого политического кризиса, внешним проявлением которого стала «правительственная чехарда». За год и восемь ме- сяцев у власти сменилось пять кабинетов. Кульминацией кризиса стал роспуск 14 апреля 1967 г. царламента. Новые парламентские выборы были назначены на 28 мая 1967 г. Однако они не состоя- лись. В среде военных, недовольных политической нестабильнос- тью, возник заговор. Во главе заговорщиков встали полковники Г. Пападопулос и Н. Макарезос, генерал Г. Зоитакис. В ночь с 20 на 21 апреля 1967 г. военные захватили власть и объявили о введении осадного положения, роспуске партий и общественных организа- ций и запрете собраний и забастовок. Возникший режим получил название диктатуры «черных полковников». Король Константин II отнесся к военному перевороту негатив- но. 13 декабря 1967 г. его сторонники попытались организовать «контрпутч», но потерпели неудачу. В результате король и его се- мья были вынуждены эмигрировать в Италию. Военные установи- ли полный контроль над всеми органами власти. Зоитакис стал ре- гентом. Г. Пападопулос возглавил правительство, а Н. Макарезос получил пост заместителя премьер-министра. Своей главной задачей военные объявили борьбу против ком- мунистической угрозы. За годы диктатуры были арестованы и под- вергнуты тюремному заключению около 40 тыс. коммунистов, уво- лены из армии, полиции и государственного аппарата более 170 тыс. «инакомыслящих». 29 сентября 1968 г. была принята новая кон- ституция, носившая ярко выраженный авторитарный характер. По- мимо борьбы с коммунистами и укрепления государства, военные приступили к проведению широкомасштабных экономических ре- форм. Правительству удалось укрепить позиции национальной ва- люты. В течение 1968—1975 гг. курс драхмы по отношению к дол- лару оставался неизменным. В результате вклады населения в оте- чественные банки возросли более чем в 5 раз. Другой мерой стало расширение льгот в отношении иностранного капитала. Предста- вительства иностранных торговых фирм, действовавших в Греции, были освобождены от налогов. Не облагался налогом также экс- порт сырья и полуфабрикатов. Улучшение инвестиционного кли- мата и укрепление национальной валюты позволило правительству направить значительные средства на развитие наиболее важных от- раслей промышленности: машиностроения, судостроения, строи- тельства и коммуникаций. Второй составляющей реформ стала структурная перестройка аграрного сектора. Правительство списа- ло крестьянские долги, установило минимальные закупочные цены на продукцию сельского хозяйства. По закону 1969 г. греческие сель- хозпроизводители были защищены от иностранных конкурентов 91
высокими таможенными пошлинами. В 1967—1971 гг. была прове- дена так называемая «консолидация земель» — политика, направ- ленная на объединение небольших участков земли путем выкупа мелких крестьянских наделов крупными фермерами за счет льгот- ных займов. Следствием этих мер стало сокращение ввоза продук- тов питания с 15,5 % в 1968 г. до 12,9 % в 1974 г. В стране сформиро- вался строй фермеров, работающих на рынок. Они составляли 5 % сельхозпроизводителей, но при этом вырабатывали более полови- ны товарной продукции сельского хозяйства. Еще одним направ- лением реформ стало развитие туризма, признанного приоритет- ной областью экономики. В 1968—1971 гг. был принят ряд законов, стимулирующих инвестиции в туристический бизнес и снижающих на 50 % налоги с прибыли туристических агентств. За период с 1967 по 1974 г. число иностранных туристов, посетивших страну, увеличилось более чем в два раза. Итогом реформ второй половины 60-х — начала 70-х гг. стало превращение Греции из аграрно-индустриальной в индустриаль- но-аграрную страну. Появились новые отрасли производства: элек- тротехника, производство синтетических материалов, автомати- зация производства. Греческий торговый флот занял первое мес- то в мире по количеству судов и их тоннажу. Средний доход на душу населения за 1967—1972 гг. вырос в два раза и составил 1000 долл, в год. Заработная плата в промышленном секторе уве- личилась на 50 %. Безработица за 1966—1971 гг. сократилась на 77,3 %. Греция превратилась в одну из наиболее динамично раз- вивающихся стран Европы. Несмотря на экономические успехи внутриполитическая обста- новка оставалась нестабильной. В 1972 г. произошло перерожде- ние военной диктатуры в авторитарный режим. Пападопулос со- средоточил в своих руках полномочия регента, премьер-министра, министров иностранных дел, образования и координации. В июне 1973 г. был издан закон об упразднении монархии и провозглаше- нии Греции республикой. Пападопулос занял пост президента. С этого времени он взял курс на так называемую «управляемую де- мократию». Было отменено военное положение, произведена ам- нистия, разрешена деятельность всех политических партий, кроме коммунистической. В октябре 1973 г. был сформирован граждан- ский кабинет. Либерализация режима привела к активизации ле- вых сил. В ноябре 1973 г. произошли волнения студентов Афинс- кого политехнического университета, направленные против прав- ления Пападопулоса и американского военного присутствия. В результате столкновения студентов с полицией и армией погиб- ло несколько десятков человек. Эти события продемонстрировали 92
неэффективность «управляемой демократии» и привели к падению режима Пападопулоса. 25 ноября 1973 г. произошел новый перево- рот под руководством начальника военной полиции генерала Д. Иоаннидиса. Военный режим был восстановлен, демократичес- кие преобразования прекращены. Для укрепления своей власти военная хунта решила прибегнуть к крупномасштабной внешнеполитической акции, целью которой явилось присоединение к Греции Кипра. 15 июля 1974 г. при учас- тии греческих гвардейцев на острове произошел переворот. Прези- дент Кипра архиепископ Макариос, являвшийся противником при- соединения, был свергнут и заменен ставленником афинского правительства Н. Самсоном. Эти действия резко усилили противо- стояние греческого и турецкого населения острова и привели к ок- купации северной части Кипра 36-тысячным турецким экспедици- онным корпусом и провозглашению Турецкой республики Север- ного Кипра. В ответ правительство Греции приказало начать военные действия против Турции. Однако греческая армия отказалась всту- пать в конфликт с союзником по НАТО. По всей стране начались массовые демонстрации противников правящего режима. 23 июля 1974 г. военная хунта вынуждена была передать власть гражданско- му правительству во главе с известным либеральным деятелем К.Ка- раманлисом. Новый кабинет восстановил деятельность конститу- ции 1952 г. за исключением положения о форме правления, ликвиди- ровал концентрационные лагеря, провел чистку государственного аппарата от сторонников военного режима (так называемая «дехун- тизация»). 14 августа 1974 г. Греция объявила о выходе из военной организации НАТО и ликвидации ряда аме- риканских баз на своей территории. Греция во второй половине 70—90-х гг. 17 ноября 1974 г. были проведены первые после де- сятилетнего перерыва парламентские выборы. На них уверенную победу одержала созданная в ок- тябре 1974 г. Караманлисом партия «Новая демо- кратия». Она набрала 54,4 % голосов избирателей. 8 декабря 1974 г. состоялся плебисцит, поставивший точку в спорах о форме госу- дарственного устройства. 69,2 % греков, участвовавших в голосо- вании, высказались за учреждение республики. В соответствии с результатами плебисцита 11 июня 1975 г. была принята новая кон- ституция. В Греции устанавливалась парламентарная республика с усиленной президентской властью. Одной из главных целей пра- вительство Караманлиса провозгласило ликвидацию последствий правления «черных полковников». 15 января 1975 г. был принят закон «О перевороте 21 апреля 1967 г.». Он дал трактовку событи- 93
ям 1967 г. как государственному перевороту против законного пра- вительства. 23 августа 1975 г. суд принял решение о предании Смерт- ной казни Пападопулоса, Паттакоса и Макарезоса, однако приго- вор был заменен пожизненным заключением. Другой целью пра- вительства стало завершение интеграции с Западной Европой — 12 июня 1975 г. Греция обратилась в ЕЭС с просьбой о придании ей статуса полноправного члена организации. В 1981 г. Европейское сообщество удовлетворило греческую просьбу. Во второй половине 70-х гг. экономическое положение страны ухудшилось. Это привело к падению популярности «Новой демо- кратии». В октябре 1981 г. победу на парламентских выборах одер- жала созданная в 1974 г. левоцентристская партия — Всегреческое социалистическое движение (ПАСОК). Его лидер А. Папандреу стал главой правительства. Во внутренней политике ПАСОК вы- ступило за усиление государственного контроля над экономикой и расширение социальной помощи малообеспеченным слоям насе- ления. Во внешней политике основной целью провозглашалось освобождение Греции от американской зависимости. Кабинет А. Па- пандреу находился у власти в течение девяти лет. Правление соци- алистов привело к неоднозначным результатам. Создание обшир- ного государственного сектора, значительное увеличение расходов на социальные нужды привели к росту уровня жизни и сокраще- нию безработицы. Однако оборотной стороной экономической по- литики правительства стала высокая инфляция, достигшая в 1990 г. 25 %. К началу 90-х гг. Греция продолжала оставаться наименее раз- витой страной ЕЭС. Здесь были самые низкие доходы на душу на- селения и самый высокий уровень инфляции. Во внешней полити- ке социалисты взяли курс на конфронтацию с США, выступив с требованием ликвидации американских военных баз. Греко-амери- канский конфликт завершился 9 сентября 1983 г. подписанием со- глашения. По его условиям военные базы сохранялись в течение пяти лет. После истечения этого срока вопрос об их судьбе должен был быть решен окончательно. Соглашение разрешало использо- вание баз только в оборонительных целях. В конце 80-х гг. экономические неудачи, а также серия финансо- вых и политических скандалов привели к падению доверия населе- ния к социалистам. В результате выборов 1989 г. ПАСОК потеряло парламентское большинство. После внеочередных выборов 1990 г. власть окончательно перешла к «Новой демократии», сформировав- шей однопартийное правительство во главе с К. Мицотакисом. В том же году было подписано новое греко-американское соглаше- ние, сохранявшее военные базы на территории Греции. Во внутрен- ней политике кабинет Мицотакиса провел ряд мероприятий, направ- 94
ленных на снижение инфляции, сокращение государственных рас- ходов и уменьшение масштабов «теневой экономики». Были пони- жены ставки налогообложения. Правительство объявило временный мораторий на повышение заработной платы государственным слу- жащим. Значительная часть предприятий государственного секто- ра была приватизирована. Выполнение экономической программы правительства привело к падению темпов инфляции. Однако дру- гие задачи, в том числе увеличение сбора налогов, сокращение ра- бочих мест, выполнены не были. В июле 1993 г. в «Новой демократии» произошел раскол. Ми- нистр иностранных дел А. Самарас вышел из ее рядов и создал соб- ственную партию — «Политическая весна». В сентябре 1993 г. «Но- вая демократия» лишилась парламентского большинства. Раскол в рядах правящей партии позволял социалистам вернуться к влас- ти. На выборах, состоявшихся в октябре 1993 г., они одержали убе- дительную победу и сформировали однопартийное правительство. Новому кабинету А. Папандреу удалось разрешить некоторые проблемы, стоявшие перед экономикой страны. Были уменьшены дефицит бюджета и внутренний долг, сокращена на 5 % инфляция. В то же время наблюдался стабильный рост заработной платы. За 1994—1996 гг. правительство создало 150 тыс. новых рабочих мест. Экономические успехи позволили социалистам добиться повтор- ной победы на парламентских выборах, состоявшихся 22 сентября 1996 г. По итогам выборов ПАСОК получило 162 депутатских ман- дата, его главный конкурент «Новая демократия» — 109 мандатов.
ГЛАВА 3 СТРАНЫ ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЫ В 1945—2000 гг. § 7. Страны Восточной Европы после Второй мировой войны Итоги Второй Втпрпа wtpnmn ппйыа принос па странам Восточ- мировой войны ной Европы огромные экономические и демогфа- фические потери. Разрушения производственной и транспортной инфраструктуры, рост инфляции, нарушение традиционных тор- говых связей и острый недостаток потребительских товаров стали общими проблемами для всех стран региона. Характерно, что наи- болыпие потери понесли в годы воины те государства, которые в предвоенный период находились на^олее высоком уровне соци- ально-экономического развития —ц1олыцгмк>вершенно опустошен- ная в годы нацистской оккупаци!(ГВейгрия\наиболее пострадавшая среди бывших союзников Германии- на яавершаюпгсм этапе войны и в первые годы советской оккупации, ^ехословакия/йспытавшая несколько территориальных разделов. Суммарные потери Польши и Венгрии достигали 40 % национального достояния. Доля же все- го восточноевропейского региона в мировом промышленном про- изводстве снизилась в 2 раза. Таким образом, война не только от- брбПППГвосточноевропейские страны назад в экономической мо- дернизации, но и значительно выровняла уровень их развития?- '^Территориальные изменения, произошедшие в Восточной Евро- пе в результате Второй мировой войны, оказались не столь крупно- масштабными, как в 1918—1920 гг., но тем не менее существенно изменили региональную политическую карту. Правовую основу для них составили решения Крымской (Ялтинской) и Потсдамской кон- ференций, мирные договоры со странами, принимавшими участие г в германском блоке, а также серия двухсторонних договоров вос- точноевропейских стран с СССР, заключенных в lj)44—1946 гг. Мирные договоры с Венгрией, Румынией и Болгарией готовились Советом министров иностранных дел (СМИД) стран-победитель- 96
ниц, созданным в 1945 г. для решения вопросов послевоенного уре- гулирования. Завершилась эта работа в декабре 1946 г., а оконча- тельный текст мирных договоров был подписан 10 февраля 1947 г. ^Париже. Территория Болгарии осталась^ границах на Гянваря^ ^1941 г. Венгфиявернулась к границам 1 января 1938 г., за исключе- нием передачи в пользу Чехословакии небольшого района в окрест- ностях Братиславы. Таким образом, Венгрия утратила территории, полученные в рамках Венских арбитражей 1938 и 1940 гг. (южные районы Словакии были возвращены в состав Чехословацкого го- сударства, Закарпатская Украина перешла в состав СССР, северо- западная Трансильвания вернулась в состав Румынии). Границы— ^!умындщвосстанавливались по состоянию на 1 января 1941 г., т.е. Ьёссарабгши Северная Ьуковинаостались вТоставё СССР. Дбгово- ры также установили размеры и порядок выплаты репараций Румы- нией в пользу СССР, Болгарией в пользу Югославии и Греции, Вен- грии в пользу СССР, Чехословакии и Югославии. По предложению СССР был принят принцип частичного возмещения нанесенного ущербаГ(66 %). В дальнейшем советское правительство сократило рП1шншлппттс1 плате леи ростолпосвропспспг: стран еще на 50 %. Zd более выигрышном положениихжазались восточноевропей- сжи^уд^тгы. участвовавпшА и Ллрк^дротив гитлеровского Оло- ка^-^Полыпа, Чехословакия. Югпг л яви Новые границы Польши были установлены Крымской конференцией и советско-польским 4 договором 1945 г. Польша приобрела бывшие немецкие террито- рии восточнее линий*п6~Одеру и Западной Нейсе, в том числе вер- нула «Данцингский коридор». Западная Украина и Западная Ье7 лоруесияосталйсь в составе СССР. Советское правительство отка- залосьИри л им в Пользу Польши of всех претензий на германское имущество и активы, находящиеся на польской территории, а так- же части германских репараций. Особый советско-чехословацкий договор 1945 г. подтвердил отказ Чехословакии от претензий на За- карпатскую Украину. Остальная территория Чехословакии была восстановлена в границах начала 1938 г. Не удалась попытка совет- ской и югославской дипломатии закрепить права Югославии на спорную территорию полуострова Истрия. По решению Париж- ской конференции 1947 г. здесь была создана «Свободная террито- рия Триест», разделенная Италией и Югославией уже в 1954 г. В кратчайшие сроки была решена одна из наиболее сложных и болезненных послевоенных проблем региона — перемещение на- селения. По решению Потсдамской конференции, подтвержденно- мумирными договорами, немецкое население депортировалось в 1ер~" манию с территории Судетской области Чехословакии, новых земель Польши, а Также из Венгрии и бывшей Восточной Пруссии, вошед 4 Родригес, ч. 3 97
нац щей в состав СССР. Советско-польское соглашение 1945 г. урегу- лировало «обмен населения» между двумя странами. Участники борьбы против нацизма и члены их семей, польской и^врейскоц и, проживавшие на территории СССР, получили пра- в^наоптВЦИ — ^ыбор ИОЛЬСкого или советского гражданства. ОднакТ) одновременно, в соответствии с более ранними договорён* ностями, происходила принудительная взаимная эвакуация насе- ления в приграничных районах Западной Украины и Западной Бе- лоруссии. В порядке оптации был осуществлен обмен населением мржду СССР и приграничных районах. Внутриполитическая обстановка, сложившаяся в восточноевро- пейсКЮГстранах к концу Второй мировой войны, также £ыла весь- гда сложной. Крах профашистских авторитарных режимов, широ- кое участие населения в движении Сопротивления создавали предпосылки для глубоких изменений всей государственно-поли- тической системы. Однако в действительности политизация масс и их готовность к демократическим преобразованиям носила по- верхностный характер. Авторитарная политическая психология не только сохранилась, но^Гукрепйлась в годы войны. Для массового сознания по-прежнему Рыло свойственно желание видеть в госу- дарстве гаранта социальной стабильности и силу, способную в крат- чайшие сроки «твердой рукой» решить стоявшие перед обществом задачи. В лоне авторитарной политической культуры формировалась и бдлыпая часть новой государственной элиты, пришедшей к власти р восточноевропейских^транах. Многие из этих людей посвятили в€кгжизнь борьбе с прежними режимами, прошли через тюрьмы, .каторгу, эмиграцию. Дух борьбы, непримиримого и бескомпромисс- ного отстаивания собственных идеалов стали законом послевоен^4 HOfr политической жизни Восточной Европы. Этому способствова- ло и наследие самой войны, являвшейся столкновением несовмес- тимых общественных моделей, идеологических систем. Поражение национал-социализма оставило лицом к лицу других непримири- мых противников — коммунизм и либеральную демократию. Сто- ронники этих победивших в войне идей получили преобладание в новой политической элите восточноевропейских стран, но это обе- щало в будущем новый виток идеологического противоборства. Ситуация осложнялась также возросшим влиянием национальной идей; сущеывиванием даже в демократическом и коммунистичес2 ком лагерях националистически ориентированных течений. Нацио- нальную окраску получила и возрожденная в эти годы идея агра- ризма, деятельность по-прежнему влиятельных и многочисленных крестьянских партий. 98
Преобразования Разнородный партийный спектр, образовавшийся периода в странах Восточной Европы после войны, и высо- иародной кий накал идеологической борьбы могли стать до- демократии статочной причиной для того, чтобы уже первая волна общественных преобразований оказалась сопряжена с ост- рой конфронтацией всех политических сил. Однако ситуация раз- вивалась совершенно иначе. Налоследнем этапе войны в подавля- ющем большинстве восточноевропейских стран начинается процесс консолидации всех бывших оппозиционных партий и движений, об7 разования широких многопартийных коалиций, получивших назва- ни^Щациональных или Отечественных фронтовГуо мере продви- женияСоветской армии и вооруженных сил Сопротивления на запад к границам Германии эти политические объединения прини- мали всю полноту государственной власти. Болгарский Отечественный фронт, объединивший прокоммуни- стическую Болгарскую рабочую партию, Болгарскую рабочую соци- ал-демократическую партию, аграрный БЗНС и влиятельную поли- тическую группу «Звено», образовался еще в 1942 г. После победы народного восстания в Софии в сентябре 1944 г. было сформирова- но коалиционное правительство Фронта под руководством К. Геор- ргеваия «Чдена» Ияттипняпьнл-ттрмпкратичргкий фрпнт Румынии существовал с сентября 1944 г. Первоначально его основу состави- ли коммунисты и социал-демократы. Но уже в марте 1945 г. коали- ционное правительство возглавил авторитетный лидер Румынского фронта земледельцев П. Грла а после начала конструктивного со- трудничества этого кабинета с монархией в правительство вошли представители «исторических» партий — цэранисты и национал-ли- бералы. В декабре 1944 г. Венгерская коммунистическая партия, со- циал-демократы, Национал-крестьянская партия и Партия мелких сельских хозяев сформировали Венгерский национальный фронт и переходное правительство. После первых свободных выборов в Вен- грии в ноябре 1945 г. коалиционный кабинет возглавил лидер ПМСХ 3. Тильди. Очевидное преобладание левые силы шйгачально полу- чили лишь в Национальном фронте чехов и словаков, созданном в марте 1945 г. Несмотря на активное участие в нем влиятельных политиков из Национально-социалистической партии, словацкой Демократической партии, Народней паотии, руководителем Фрон- та стал коммунист К. ГотвальдГапИрвое коалиционное правитель- ство возглавил социал-демократ 3. Фирлингер. Однако при этом ру- ководство НФЧС вело весьма конструктивный диалог с эмигрант- ским правительством под руководством Э. Бенеша и Я. Массарика. Более сложной была внутриполитическая обстановка в Польше. Острое противоборство созданного в июле 1944 г. в Люблине про- 4* 99
коммунистического Комитета национального освобождения и эмиг- рационного правительства С. Миколайчика, отрытая конфронтация между вооруженными отрядами Армии Людовой и Армии Крайо- вой поставили Польшу на грань гражданской войны. Негативную роль сыграла и активность советских спецслужб — кадры НКВД и СМЕРШа использовались не только для консультирования созда- ваемой польской службы безопасности УБ, но и для прямого пре- следования бойцов Армии Крайовой. Однако в соответствии с ре- шениями Крымской конференции в Польше также начался прпцргг формирования правительства национального единства? В его состав взошли представители Польской рабочей партии (ППР), Польской социалистической партии (ППС), Польской крестьянской партии (ПСЛ), а также Партии людовцев и Социал-демократической партии. В июне 1945 г. кпяпш^лиипе правительство возглавил Э. Осубка- Моравский. В силу тех же решений Крымской конференции начал- ся политический диалог внутренних сил Сопротивления и эмигра- ционных антифашистских сил в Югославии. Национальный коми- тет освобождения, созданный на базе прокоммунистического Национально-освободительного фронта, в марте 1945 г. достиг дого- воренности с эмиграционным правительством Шубашича о прове- дении всеобщих свободных выборов в Учредительную Скупщину (Учредительное Собрание). Безраздельное преобладание проком- мунистических сил сохранилось в этот период лишь в Албании. Причиной столь неожиданного на первый взгляд сотрудниче- ства совершенно разнородных политических сил было единство их задач на первом этапе послевоенных преобразований. Коммунис- там и аграриям, националистам и демократам было совершенно очевидно, что наиболее насущной проблемой является формиро- вание самих основ нового конституционного строя, ликвидация ав- торитарных структур управления, связанных с прежними режима- ми, проведение свободных выборов. Во всех странах был ликвили- рован монархический строй (лишь в Румынии это произошло позже, 'пбСЛе у 1верждения монопольной власти коммунистов). В Югосла- вии и Чехословакии первая волна реформ касалась также решения национального вопроса, формирования федеративной государ- ственности. Первоочередной аядачрй являлось и восстановление разрушенной экономики, налаживание материального обеспечения населения, решение насущных социальных проблем4Д1рцдрите^ ^подобных задууюзвилил отар&кд^ризовать весь эта]Д1Л5-Ч946 как^териоД «народной демократии^>рднако консолидация поли- тических сил была временной.----- Если сама необходимость экономических реформ сомнениям не подвергалась, то методы их проведения и конечная цель стали 100
предметом первого раскола правящих коалиций. По мере стабили- зации экономического по?щжения4федсл12ло определить дальней- шую стратегию рефор^Крестьянские партии^аиболее многочис- ленные и влиятельные i^tot момент (их представители, как указы- валось выше, возглавляли первые правительства в Румынии, Болгарии, Венгрии), не считали необходимым ускоренную модер- низацию, приоритетное развитие индустрии. Они выступали так- же против расширения государственного регулирования экономи- ки. Основной задачей этих партий, в целом выполненной уже на первомэтапеГ реформ, было уничтожение латифундий и проведу ние аграрной реформы в интересах среднего крестьянст Либе^ рально-демократические партииГ^рммунисты и социал-дем ты, несмотря Ий политические разногласия, были едины в ориента- ции на модель «догоняющего развития», стремлении обеспечить рывок своих стран в индустриальном развитии, приблизиться куровню ведущих стран мира. Не имея большого перевеса в от- дёлКнигТи, все вместе они составили мощную силу, способную до- биться изменения политической стратегии правящих коалиций. Перелом в расстановке политических сил произошел в течение 1946 г., когда крестьянские партии были оттеснены от власти. Из- мёйгаия в высших эшелонах государственного управления приве- ли и к корректировке реформаторского курса. Начались осуществ- ление программ национализации крупной промышленности и бан- ковской системы, оптовой торговли, ввод государственного контроля над производством и элементов планирования. Но если коммунисты рассматривали эти реформы как первый шаг на пути к социалистическим преобразованиям, то демократические силы видели в них естественный для послевоенной системы ГМК про- цесс усиления государственного элемента рыночной экономики. Определение дальнейшей стратегии оказывалось невозможным без окончательного идеологического «самоопределения». Нема- ловажным фактором стала и объективная логика послевоенных экономических преобразований. «Догоняющее развитие», уже вы.- шедшее за рамки периода восстановления экономики, продолже- *нйе форсированных реформ В области крупного промышленного Производства, структурно-отраслевой перестройки экономики требовало пгрлмнкгу иннргтипионйых затрат. Достаточных вну~ ренних ресурсов в странах Восточной Европы не было. Эта ситу- ация предопределила неизбежность растущей экономической за- висимости региона от внешней помощи. Выбор должен был быть сделан лишь между Западом и Востоком, а итог его уже зависел не столько от расклада внутренних политических сил, сколько от событий на мировой арене. 101
Цолитическая судьба Восточной Европы явяяпягь- предметом активною обсуждения на крымской и ПотсдамскоиТГОНференциях~~5бюзников.Договор£Н7/ вости, достигнутые в Ялте междуСталиным, Рузвель- • Восточная Европа и начало «холодной воины» том и ЧерчиллемТотразили фактический раздел Европейского контгР нёнтсПи сферы влиянияТТХольша, Чехословакия, Венгрия, Болгария, Румыния, Югославия и Албания составили «зону ответственности»-^ СССР. D дальнейшем советская дипломатия неизменно сохраняла ^Инициативу в ходе переговоров с бывшими союзниками о различных аспектах мирного урегулирования в Восточной Европе. Подписание Советским Союзом двухсторонних Договоров о дружбе, сотрудниче- стве и взаимопомощи (с Чехословакией в 1943 г., с Польшей и Юго- славией в 1945 г., с Румынией, Венгрией и Болгарией в 1948 г.) окон- чательно оформили контуры этих патерналистских отношений. Од- нако непосредственное оформление советского блока происходило не столь стремительно. Болеетого, конференция в Сан-Франциско в _апреле 1945 г. приняла «Декларацию об освобожденной Европе», где СССР, США и-Великобритания в равной степени возлагали на себя ^обязательства по поддержке демократических преобразований во всех странах, освобожденных от нацистов, гарантированию свободы выбо- раихдальнейшегоразвития. В течение последующих двух лет СССР" стремился подчеркнуто следдвать провозглашенному курсу и не фор- сировать геополитический раскол континента. Реальное влияние в восточноевропейском регионе, основанное на военном присутствии и авторитете державы-освободительницы, позволяло советскому пра- вительству не раз предпринимать демарши с целью продемонстриро- вать свое уважительное отношение к суверенитету этих стран. Необычная гибкос^ь^Сталин^ распространилась даже на святая святых — идеологическую область. При полной-поддержке выс- шего партийного руководства академик Е. Варга сформулировал в 1946 г. концепцию «демократии нового типа». Она основывалась на понятий Демократического социализма, строящегося с учетом национальной специфики в освободившихся от фашизма странах. Идея «народной демократии» — общественного строя, сочетающе- го принципы социальной справедливости, парламентской демо^ кратии и свободы личности — действительно была чрезвычайно по- пулярна тогда в странах ВйСТОЧной Европы. Она рассматривалась многими политическими силами как «третий путь», альтернатива индивидуалистическому американизирбванному капитализму и то- талитарному социализму советского образца. Международная ситуация вокруг восточноевропейских стран на- чала меняться с середины 1946 г. На Парижской мирной конферен- ции в августе 1946 г. американская и британская делегации предпри- 102
няли активные попытки по вмешательству в процесс формирования новых правительственных органов в Болгарии и Румынии, а также с^здаиию-осибыхтудебных структур по международному контролю над соблюдением прав человека в странах бывшего гитлеровского ^лока^СО^решительно выступил против подобных предложений, аргументируя свою позицию соблюдением принципа суверенитета востошюевропейскйх держав. Обострение отношений между страна- ми-победительницами стало особенноЪчевидно на III и IV сессиях СМИД, состоявшихся в конце 1У4Ь — начале 1947 г. и посвященных урегулированию.венрее^аАграницах в послевоенной Европе и судь- бе Германии. В^арте 194'7/. в президентском послании Г. Трумэна была провозглашена новая внешнеполитическая доктрина США. Американское руководство объявило о своей готовности оказывать поддержку всем «свободным народам» в противостоянии внешнему Давлению и, самое главное, коммунистической угрозе в любой ее фор- ЗлеТТрумэн заявил также о том, что США обязаны возглавить весь «свободный мир» в борьбе с уже установленными тоталитарными режимами, подрывающими основы международного правопорядка. Провозглашение «доктрины Трумэна», объявившей начало кресто- вого похода против коммунизма, положило начало открытой борьбе сверхдержав за геополитическое влияние в любой точке земного шара. Восточноевропейские страны отпутили ичмрнрнир мр-дг дунарпднпй об- становки уже летом 1947 Г. В этот пррилд ттрлмгулдытти ттррАглппрьхпб условиях предоставления экономической помощи со стороны СШД^ европейским страйДМ ПО плану Маршалла. Советское руководство не тойьКи решшельни отвергло возможность подобного сотрудничества, но и ультимативно потребовало отказаться от участия в проекте Польши и Чехословакии, проявившим явную заинтересованность. Остальные страны восточноевропейского региона предусмотритель- но провели предварительные консультации с Москвой и ответили на американские предложения «добровольным и решительным отказом». СССР предложил щедрую компенсацию в виде льготных поставок сырья и продовольствия. Но предстояло искоренить саму возможность геополитической переориентации Восточной Европы, т. е. обеспечить монопольную власть в этих странах коммунистическим партиям. Образование социалистичес- кого лагеря. Советско- югославский . конфликт Оформление просоветских режимов в странах Во- сточной Европы происходило по схожему сцена- рию. Первым шагом на этом пути стало закрепле- ние курса коммунистических партий на «мирное перерастание национально-демократической рево- люции в социалистическую». Раньше всего соответ- ствующее решение приняла Румынская коммунистическая пар- тия — еще в октябре 1945 г. РКП являлась наиболее слабой в по- 103
литическом отношении из восточноевропейских коммунистичес- ких партий, не была связана с массовым движением Сопротивле- ния. Руководство партии, в составе которого преобладали предста- вители национальных меньшинств, было дезорганизовано конфлик- том ее лидера Г. Георгиу-Дежа с представителями Московского бюро румынских коммунистов А. Паукер и В. Лукой. Кроме того, Геор- гиу-Деж выдвинул обвинение в пособничестве с оккупантами сек- ретарю ЦК партии С. Форису, который был арестован после при- хода советских войск и повешен без судебного решения. Принятие радикальной программы было связано с попыткой заручиться до- полнительной поддержкой советского руководства и не соответ- I ствовало политической ситуации в стране. В большинстве стран востпчмлрнропейского региона решение о переходе к социалистическому этапу общественныхТТрёобрази-1' ваний принималось руководством коммунистических партий уже в 1940 гш не было связано с радикальной перестройкой высших эшелонов государственной власти. В апреле соответствующее ре- шение принял Пленум КПЧ, в сентябре — III съезд ВКП. JB октяб- ре 1946 г. пос ния выборов в Болгарии к власти пришло ^правительство Дймитрова^аявившее о такой же цели, в ноябре о социалиста тации объявил вновь образованный блок польских партий ППР и ППС («Демократический блок»). Во всех этих случаях закрепление курса на социалистическое строитель- ство не привело к эскалации политического насилия и насаждению коммунистической идеологии. Напротив, идея социалистического строительства поддерживалась широким спектром левоцентрист- ских сил и вызывала доверие у самых различных слоев населения. Социализм для них еще не ассоциировался с советским опытом. Сами же коммунистические партии с успехом использовали в эти месяцы блоковую тактику. Коалиции с участием коммунистов, со- циал-демократов и их союзников, как правило, получали очевид- ный перевес при проведении первых демократических выборов — в мае 1946 г. в Чехословакии, в октябре 1946 г. — в Болгарии, в ян- варе 1947 г. — в Польше, в августе 1947 г. — в Венгрии. Исключени- ем стали лишь Югославия и Албания, где на гребне освободитель- ного движения прокоммунистические силы пришли к власти еще в первые послевоенные месяцы. В 1947 г. новые левоцентристские правительства, пользуясь уже открытой поддержкой советской военной администрации и опира- ясь на органы государственной безопасности, создававшиеся под контролем советских спецслужб на основе коммунистических кад- ров, спровоцировали серию политических конфликтов, которые привели к разгрому крестьянских и либерально-демократических 104
партий. Состоялись судебные политические процессы над лидера- ми венгерской ПМСХ 3. Тильди, польской Народной партии С. Миколайчиком, Болгарского Земледельческого Народного Со- юза Н. Петковым, румынской партии цэранистов А. Александрес- ку, словацким президентом Тисо и поддержавшим его руководством словацкой Демократической партии. В Румынии этот процесс со- впал с окончательной ликвидацией монархического строя. Несмот- ря на демонстративную лояльность короля Михая по отношению к СССР, он был обвинен в «поиске опоры среди западных импери- алистических кругов» и выслан из страны. Логичным продолжением разгрома демократической оппозиции стало организационное слияние коммунистических и социал-де- мократических партий с последовавшей дискредитацией, а впо- следствии и уничтожением лидеров социал-демократии. В февра- ле 1948 г. на основе РКП и СДПР была образована Румынская ра- бочая партия. В мае 1948 г. после политической чистки руководства болгарской социал-демократической партии она влилась в Б КП. Спустя месяц в Венгрии ВКП и СДПВ были объединены в Венгер- скую партию трудящихся. Тогда же чехословацкие коммунисты и социал-демократы объединились в единую партию КПЧ. В декаб- ре 1948 г. поэтапное объединение ППС и ППР завершилось обра- зованием Польской объединенной рабочей партии (ПОРП). При этом в большинстве стран региона многопартийность формально не ликвидировалась. Цтак, к 1948—1949 гг. практически во всех странах Восточной Европы политическая гегемония коммунистических сил стала оче- видной. Социалистический строй получил и правовое закрепление. В^апреде 1948 г. была принята конституция Румынской Народной республики, провозглагинтттяя курс на строительство основ социа- лТрмаГОмая того же гола была принята конституция подобного рода в Чехословакии. В 1948 г. курс на социалистическое СЧриитсльство закрепил V съезд правящей Болгарской коммунистической партии, а в Венцмнгначало социалистических преобразований было про- возглашено в конституции, принятой в августе 1949 г. Лишь в Польшедюциалистическая конституция была принята несколько позже <~B~T95j££, но уже «Малая конституция» 1947 г, закрепила диктатуру пролетариата как форму польского государства и осно- вуТзбщёственного строя. " ” Все конституционные акты конца 40-х — начала 50-х гг. основы- вались на схожей правовой доктрине. Они закрепляли принцип на- родовластия и классовую основу «государства рабочих и трудящих- СЯ крестьян». Социядистическад кпнститупипннп-иратювая доктри- на о грицала Принцип разделения властей. В системе государственной 105
власти провозглашалось «всевластие Советов». Местные Советы ста- новились «органами единой государственной власти», отвечающи- ми за проведение в жизнь на своей территории актов центральных органов власти. Из состава Советов всех уровней формировались ис- полнительные органы власти. Исполкомы, как правило, действова- ли согласно принципу двойного подчинения: вышестоящему органу управления и соответствующему Совету. В итоге, складывалась жест- кая властная иерархия, опекаемая партийными органами. При сохранении в социалистической конституционно-правовой доктрине принципа народного суверенитета (народовластия) поня- тие «народ» сужалось до отдельной социальной группы — «трудо- вого народа». Эта группа и объявлялась высшим субъектом^р^то— отношений, подлинным носителем властного суверенитета. Инди- видуальная правосубъектность личное!и фактически отрицалась. Личность рассматривалась как органическая, неотъемлемая часть социума, а ее правовой статус — как производный от статуса кол- лективного социально-правового субъекта («трудового народа» или «эксплуататорских классов»). Важнейшим критерием сохранения правового статуса личности становилась политическая лояльность, рассматривавшаяся как признание приоритета интересов народа над индивидуальными, эгоистическими интересами. Подобный подход открывал путь для развертывания масштабных политических реп- рессий. «Врагами народа» могли быть объявлены и те лица, кото- рые не тдлько осуществляют некие «антинародные действия», но и просто не разделяют господствующие идеологические постулаты. Политический переворот, произошедший в восточноевропеТг7 ских странах в 1947—1948 гг., укрепил влияние СССР в регионе, но еще не сделал его подавляющим. В победивших коммунистических партиях, помимо «московского» крыла — той части коммунистов, которые пришли школу Кпмтлвгтррнал обладали именно советским видением социализма, сохранялось влиятельное ^национальное» крыло, ориентированное пп идеи национального суверенитета и рав- ноправия в отношениях со «старшим братом» (что, впрочем, не ме- лпало многим представителям идеи «национального социализма» рыть более чем последовательными и жесткими сторонниками то- ' элитарной государственности). Для поддержки «правильного» I [олитического курса молодых коммунистических режимов Восточ- I ой Европы советское руководство предприняло ряд энергичных мер. Важнейшей из них стало образование новой международной коммунистической организации — наследницы Коминтерна^ Идея создания координационного центра международного ком- мунистического и рабочего движения возникла в Москве еще до начала активного противостояния у Запада. Поэтому первоначаль- 106
но советское руководство занимало весьма осторожную позицию, пытаясь сохранить имидж равноправного партнера восточноевро- пейских стран. Весной 1947 г. Сталин предложил польскому лиде- ру В. Гомулке выступить с инициативой создания совместного для нескольких коммунистических партий информационного периоди- ческого издания. Но уже летом того же года в ходе подготовитель- ной работы ЦК ВКП (б) занял гораздо более жесткую позицию. Идея конструктивного диалога различных течений международного рабочего движения сменилась стремлением создать трибуну для критики «немарксистских теорий мирного перехода к социализму», борьбы против «опасного увлечения парламентаризмом» и иных проявлений «ревизионизма». В том же ключе прошло в сентябре 1947 г. в польском городе Шклярска-Поремба совещание делегаций коммунистических партий СССР, Франции, Италии и восточноевропейских государств. Совет- ская делегация под руководством А. Жданова и Г. Маленкова актив- но поддержала наиболее жесткие выступления об «обострении клас- совой борьбы» и необходимости соответствующей корректировки курсаг коммунистических партий. С таких позиций выступили В. Го- мулка, руководители болгарской и венгерской делегаций В. Червен- ков и Й. Реваи, а также секретарь КПЧ Р. Сланский. Более сдержан- ными оказались выступления румынского лидера Г. Георгеу-Дежа и югославских представителей М. Джиласа и Э. Карделя. Еще мень- ший интерес у московских политиков вызвала позиция француз- ских и итальянских коммунистов, ратовавших за сохранение курса на консолидацию всех левых сил в борьбе против «американского империализма». При этом ни один из выступавших не предлагал уси- лить политическую и организационную координацию международ- ного коммунистического движения — речь шла об обмене «внутрен- ней информацией» и мнениями. Неожиданностью для участников совещания стал итоговый доклад Жданова, где вопреки начальной повестке дня акцент был перенесен на общие для всех коммунисти- ческих партий политические задачи и делался вывод о целесообраз- ности создания постоянно действующего координационного цент- ра. В итоге, совещание в Шклярска-Поремба приняло решение о со- здании Коммунистического информационного бюро. Правда, памятуя о всех перипетиях, сопровождавших борьбу с троцкистско- зиновьевским и бухаринским руководством старого Коминтерна, и не желая получить в лице Коминформа новою оппозицию в борьбе за единовластие в коммунистическом движенииг^талцЕГпредельно сузил поле деятельности новой организации. Кцминформ должен был стать лишь политической трибуной для представления руководством ВКП(б) «правильного видения путей строительства социализма». 107
В соответствии с испытанными политическими рецептами 20-х гг. Кремль попытался в первую очередь обнаружить потенци- ального противника среди своих новых союзников и примерно на- казать «ослушника». Судя по документам внешнеполитического от- дела ЦК ВКП (б), первоначально в этой роли рассматривался В. Гомулка, опрометчиво выступивший на совещании в Шклярска- Поремба против создания политического координационного цент- ра вместо запланированного совместного печатного издания. Од- нако «польскую проблему» вскоре заслонил более острый конф- ликт с югославским руководством. Гомулка же без дополнительного шума был смещен в 1948 г. с поста генерального секретаря ППР и заменен на более лояльного Кремлю Б. Берута. Югославия на первый взгляд из всех восточноевропейских стран давала наименПциеЗэснования для идеологических разоблачении и политической конфронтации. Еще со времен войны коммунисти- ческая партия Югославии^лрввратттдщ^ в наиболее влиятельную «гиду в стране, а ее лиде^чЦосиф Броз Тит^стал няттионяльнымгр- роем. С января 1946 г. в Югославии была юридически закреплена однопартийная система, началась реализация широких программ н^ттионялияятщи промышленности, коллективизации сельского хо- зяйства. Форсированная индустриализация, проводимая по совет- скому образцу, рассматривалась как стратегическая линия разви- тия национальной экономики и социальной структуры общества. Авторитет СССР в Югославии в эти годы был непререкаем. Первым поводом для возникновения разногласий между совет- скими югославским рукивидывим слали переговоры о спорной тер- ритории Тфйеста в 1946 г. Сталин, не желая тогда обострять отно- шения с западными державами, поддержал планы по компромисс- ному урегулированию этой проблемы. В Югославии это сочли предательством интересов союзника. Возникли ряянпглягия и пп вопросу.пб ]птяйтии СССР п нпсстяновлении и развитии югослав- ской добывающей промышленности. Советское правительство было Готово финансировать половину расходовГноюгославская сторона настаивала на полним финансировании со стороны СССР, внося в качестве своей доли лишь стоимость полезных ископаемых. В ре- зультате экономическая иимищь СССР свелась лишь к поставкам техники и отправке спр.ттиалистов- Но подлиннаяТТричина конф- ликта былал1Ме?^полптиче€ко1^ Все большее раздражение в Мос- кве вызывало стремление руководства Югославии представить свою страну в качестве «особого» союзника СССР,.более значимо- го и влиятельного, чем все остальные члены советскогоблока. Юго- славия рассматривала в качестве зоны своего непосредственного влияния весь Балканский регион, а Албанию — как потенциально- 108
го члена югославской федерации. Патерналистская и не всегда ува- жительная стилистика отношений со стороны советских полити- ков и экономических специалистов, в свою очередь, вызывала не- довольство в Белграде. В особой степени оно усилилось после на- чала в 1947 г. широкомасштабной операции советских спецслужб по вербовке агентов в Югославии и создании там разведыватель- ной сети. С середины 1947 г. отношения СССР и Югославии начали быст- ро ухудшаться. Официальная Москва остро отреагировала на со- вместное^аявление правительств Югославии и Болгарии от 1 авгу- CTa(j947j^o парафировании (согласовании) договора о дружбе и сотрудничестве. Это решение не только не было согласовано с со- ветским правительством, но и опередило ратификацию мирного до- говора Болгарии с ведущими странами антигитлеровской коалиции. Под давлением Москвы югославские и болгарские руководители признали тогда «ошибку». Но уже осенью 1947 Е^гамцежпреткцо- вения в советско-югославских отношениях ста^аттбанский вопрос^ Пользуясь разногласиями в албанском правительстве, В ноябре Югославия выдвинула обвинения в недружественных действиях руководству этой страны. Критика преимущественно касалась ми- нистра экономики Н, Спиру, возглавлявшего просоветское крыло албанского правительства. Вскоре Спиру покончил жизнь самоубий- ством, а югославское руководство, опережая возможную реакцию Кремля, само инициировало обсуждение вопроса о судьбе Албании в Москве. Переговоры, прошедшие в декабре—январе, лишь времен- но снизили накал конфронтации. Сталин недвусмысленно намекал, что в будущем присоединение Албании к Югославской федерации сможет стать вполне реальным. Но требования Тито по вводу юго- славских войск на территорию Албании были жестко отвергнуты. Развязка наступила в январе 1948 г. после обнародования юго- славским и болгарским руководством планов по углублению бал- канской интеграции. Этот проект получил самую жесткую оценку ^советской официальной прессе. В начале февраля «мятежники» были вызваны в Москву. Болгарский лидер Г. Димитров поспешил отказаться от прежних намеренииГТГвиг реакция официального Белграда оказалась более сдержанной. Тито отказался лично отпра- виться на «публичную порку», а ЦК КПЮ после доклада вернув- шихся из Москвы Джиласа и Карделя принял решение отказаться от планов по балканской интеграции, но усилить дипломатический нажим на Албанию. 1 марта произошло еще одно заседание ЦК КПЮ, на котором прозвучала весьма жесткая критикалюзиции со- ветского руководства. Ответом Москвы стало принятое 18 марта решение о выводе из Югославии всех советских специалистов^ 109
\27 марта 1948 г) Сталин направил личное письмо И. Тито, в ко- торомТгуммировались обвинения, выдвинутые в адрес югославской* стороны (впрочем, показательно, что копии его получили и лидеры коммунистических партий других стран-участниц Коминформа). Содержание письма показывает подлинную причину разрыва с Югославией — желание советского руководства наглядно показать, как «не следует"строить социализм». Гито и его соратники упрека- лись в критике универсальности исторического опыта СССР, ра- створении коммунистической партии в Народном фронте, отказе от классовой борьбы, покровительстве капиталистическим элемен- там в экономике. На самом деле к внутренним проблемам Югосла- вии эти упреки не имели никакого отношения — она была избрана мишенью только из-за излишнего своеволия. А вот руководители других коммунистических партий, приглашенные участвовать в публичном «разоблачении» «преступной клики Тито», были вы- нуждены официально признать преступность самой попытки най- ти иные пути строительства социализма. 4 мая 1948 г. Сталин направил Тито новое письмо с приглаше- нием на второе заседание Коминформа и пространным изложени- ем своего видения принципов «правильного» построения основ со- циализма. Речь шла об универсальности советской модели обще- ственных преобразований, неизбежности обострения классовой борьбы на этапе построения основ социализма* и, как следствие, безальтернативности диктатуры пролетариата, политической моно- полии коммунистических партий, непримиримой борьбы с иными политическим силами и «нетрудовыми элементами», приоритете программ форсированной индустриализации и коллективизации сельского хозяйства. Тито, естественно, на это приглашение не от- кликнулся, а советско-югославские отношения оказались факти- чесюцзазорвапьь------------------- НцЛтгором заседании Коминформ^(биюне 1948k, формально посвящеПНим клиилавскиму BOiipocy, окончательна были закреп- лены идеологические и политические основы социалистического лагеря, в том числе право СССР на вмешательство во внутренние дела других социалистических стран и признание универсальнос- ти советской модели социализма. Внутреннее развитие стран Вос- точной Еврсщьы^гньше происходило под четким контролем СССР. "Создание dJ949j) Совета Экономической Взаимопомощи, взявшего на себя функции по координации экономической интеграции со- циалистических стран, и позже ^И9551^) военно-политического блока Организация Варшавского Договора, завершило формиро- вание социалистического лагеря.----------------------------- ПО
§ 8. Восточноевропейский социализм: становление общественной модели и попытки ее модификации Период Переход стран Восточной Европы ппл жесткий кон- «построения троль СССР привел унификации основ их политического развития. Радикальнойзшерке’На социализма» ~~ этот раз подверглось само^ко^мунивтичсское дои - жение. В 1949 — j.952 til во всех странах региона, чя исключением Югославией, прокатилась волна политических процессов и pengec- сий, ликвидировавших «национальное» крыло коммунистических партий и закрепивших власть наиболее ортодоксальных, «промбс- ковских» коммунистов. Парадоксально, но значительную роль в ин- спирировании этих процессов по сфабрикованным уликам сыгра- ли американские спецслужбы. С образованием после войны американского Центрального раз- ведывательного управления восточноевропейский регион стал од- ной из важнейших здн^проведения его операций. Крупнейшей из них стала операция «Расщепляющий фактор», направленная на дис- кредитацию национал-коммунистического крыла правящих партий. Основатель американской разведывательной системы А. Даллес по- лагал, что если «коммунисты-националисты» смогут остаться у вла- сти, то коммунистические режимы в Восточной Европе сохранят под- держку народных масс. Для стратегических же интересов США более приемлемым оказывался вариант прихода к власти ортодок- сальных «москвичей», не имевших достаточного влияния и не спо- собных привести свои страны к стабильности и процветанию. Это могло стать основой для развертывания в врсточноевропейских го- сударствах в будущем и широкого демократического движения вплоть до окончательного уничтожения коммунистических режимов. Для проведения операции «Расщепляющий фактор» ЦРУ вос- пользовалось услугами Йозефа Святло, подполковника польской службы государственной безопасности УБ, предложившего сотруд- ничество английской разведке летом 1948 г. Впоследствии Святло объяснял свой шаг несогласием с советизацией Польши, а также отказом президента Берута поддержать расследование о корруп- ции в X управлении госбезопасности. Это управление, руководи- мое Я. Берманом, отвечало за внутрипартийный идеологический и политический контроль. Святло являлся работником этого управ- ления и сам представил материалы, компрометирующие Бермана. После ареста его главного информатора и недвусмысленного пред- ложения впредь не затрагивать подобные темы, Святло обратился с просьбой о политическом убежище и предложением своих услуг 111
к представителю английских специальных служб. Вскоре ценным агентом заинтересовались американцы. Именно Святло, обладав- ший не только важной информацией, но и реальными рычагами вли- яния стал центральной фигурой подготавливаемой операции. Еще одним ключевым фигурантом операции «Расщепляющий фактор» стал бывший сотрудник государственного департамента США Ноэль Филд. В годы войны он возглавлял Управление уни- тарных служб (УУС), ведавшее эвакуацией и поддержкой полити- ческих беженцев из европейских стран. Благодаря своей работе Филд был знаком со многими представителями левых партий вос- точноевропейских стран. При этом как в Москве, так и в Вашинг- тоне к деятельности Филда относились с определенными опасени- ями. Американцы считали его шпионом Советского Союза из-за связей с европейскими коммунистами, советские спецслужбы были склонны видеть в нем провокатора. Чувствуя опасность, Филд ре- шился переехать в 1948 г. в Восточную Европу. Добравшись до Польши, он вначале безуспешно просил политическое убежище в этой стране, а затем обратился к Я. Берману, к тому времени воз- главившему всю систему госбезопасности Польши, с просьбой по- мочь перебраться в Прагу. Именно этот момент и был использован руководством ЦРУ Святло получил задание довести до сведения своих руководителей в Польше и СССР, что в странах Восточной Европы зреет широкомасштабный антисоветский заговор, цент- ральным звеном которого является Ноэль Филд — главный евро- пейский агент ЦРУ. Святло должен был доказать, что во время вой- ны Филд под прикрытием унитарной миссии провел вербовку мно- гих коммунистических лидеров Польши, Венгрии, Болгарии, Чехословакии, Румынии и Восточной Германии, которые теперь внедрены на самые высокие государственные посты в этих стра- нах. ЦРУ рассчитывало таким образом не только нанести удар как по наиболее опасному крылу в руководстве восточноевропейских коммунистических партий, но и спровоцировать волну политичес- ких репрессий, способных дискредитировать сами коммунистичес- кие режимы в целом. Информация полученная из Польши оказалась чрезвычайно свое- временной для руководства советских спецслужб. К этому времени оно уже имело неофициальное распоряжение Сталина об активиза- ции борьбы против англо-американской агентуры в Европе. К тому же дополнительная проверка фактов о деятельности Филда, прове- денная советскими агентами в Вашингтоне, также оказалась «резуль- тативной» — Даллес позаботился об умелой подаче дезинформации. Было вынесено решение о немедленном уничтожении «троцкистско- титоистского» заговора. И мая 1949 г. Филд был арестован. На доп- 112
росах он не скрывал своих служебных связей с восточноевропейски- ми политиками в годы войны. Филд признал, что являлся в то вре- мя посредником между американскими гуманитарными службами и руководством местных организаций Сопротивления, в том числе и НКОЮ. С учетом специфики «югославского фактора» в разви- тии политической ситуации в 1948—1949 гг. этого оказалось доста- точно для развертывания широкомасштабных репрессий в руковод- стве восточноевропейских коммунистических партий. Первым высокопоставленным лицом, арестованным по «делу Филда», был Тибор Шони, руководитель отдела кадров ЦК ВКП. Но основной целью венгерских спецслужб являлся их недавний руководитель, а в тот период министр иностранных дел Венгрии Ласло Райк, единственный реальный соперник ставленника Моск- вы Матьяша Ракоши. Райк был бескомпромиссным коммунистом и одним из организаторов жесткого подавления демократической оппозиции в Венгрии в 1947—1948 гг. Но советских руководителей не устраивало стремление Райка отстоять идею «национального пути строительства социализма» в Венгрии. Надопросах Шони по- казал, что Райк в октябре 1948 г. ездил на конфиденциальную встре- чу с министром иностранных дел правительства Тито А. Ранкови- чем (на самом деле — с целью убедить югославскую сторону занять более умеренную позицию в отношениях с СССР). Райк был арес- тован в июле 1949 г., а в сентябре того же года состоялся судебный процесс над «американско-титоистскими шпионами». Райк, а так- же Шони и его заместитель Андраш Салаи были приговорены к смертной казни, их «сообщники» — к длительным срокам заклю- чения. Характерно, что все обвиняемые «признали свою вину» на публичном процессе и согласились с приговором. Расследования по «делу Филда» начались тогда же в Польше и Болгарии. Правда, в Польше организовать крупномасштабный политический процесс не удалось. Под подозрением московских коллег из-за связей с Филдом оказался сам руководитель госбе- зопасности Берман, но его спасло заступничество генерального секретаря ПОРП Болеслава Берута. Сам Берут являлся ставлен- ником Москвы и начал «мягкую» чистку руководства ПОРП еще до начала волны репрессий. Поэтому единственным следствием расследования по «делу Филда», проводимого лично Ю. Святло, стал арест в 1951 г. опального В. Гомулки. Но оказалось, что Го- мулка практически неуязвим для политического обвинения. Био- графия его не содержала/шодозрительных» фактов, а глубокое уважение бывших соратников и коллег привело к тому, что никто из арестованных по «филдистскому делу» не дал ни одного обви- няющего показания. Повода привлечь Гомулку к ответственности ИЗ
за государственную измену и организацию антисоветского заго- вора так и не нашлось. В Болгарии, напротив, спецслужбы чрезвычайно быстро органи- зовали «филдистский процесс». Главным обвиняемым стал Трайчо Костов, бывший заместитель премьер-министра, рассматривавший- ся в высших политических кругах Болгарии как преемник Георгия Димитрова. Костов был смещен со своего поста еще в 1948 г. за под- держку идеи балканской конфедерации и связи с югославским ру- ководством. В 1949 г. он был арестован и в декабре вместе с несколь- кими болгарскими экономистами предстал перед судом. Костов был обвинен в связях с английской разведкой и попытках разорвать эко- номические и торговые связи между СССР и Болгарией, стремле- нии свергнуть болгарское правительство с помощью югославов. Но вопреки обычному для «московских процессов» сценарию, Костов и его товарищи не признали себя виновными, отказавшись от всех по- казаний на первом же публичном заседании суда. Смертный приго- вор был вынесен и приведен в исполнение, но резонанс в болгарском обществе оказался очень негативным. Вылко Червенков, возглавив- ший государство и партию после смерти Димитрова в 1949 г., был вынужден приступить к созданию мощной репрессивной системы, полностью переняв сталинский стиль «культа личности». Очень широкий характер приобрели политические репрессии в Чехословакии, стране с давними парламентскими традициями, где идея социализма в наибольшей степени носила демократический характер. В ноябре 1949 г. был арестован Отто Слинг, секретарь партийной организации Словакии. На основании его показаний го- товился процесс о «словацком национализме», но неожиданно в ходе следствия были обнаружены «компрометирующие» матери- алы о секретаре ЦК КПЧ Р. Сланском. Президент Клемент Готвальд попытался приостановить ход расследования, но ситуация уже вы- шла из под контроля руководства страны. Московские спецслуж- бы проявили большую заинтересованность в результативном итоге следствия, а ЦРУ постаралось в максимальной степени направить интерес своих «коллег» именно на фигуру Сланского. С арестом Сланского в ноябре 1951 г. начался новый виток политических про- цессов, которые на фоне разгоравшегося советско-израильского конфликта приняли антисемитский характер. Были арестованы сотни государственных деятелей разного масштаба. Тщательно от- репетированный судебный процесс состоялся в ноябре 1952 г. Сам Сланский признал себя виновным по всем четырем пунктам обви- нения — в шпионаже, государственной измене, саботаже и военном предательстве. Десятерых обвиняемых из тринадцати приговори- ли к смертной казни, троих — к пожизненному заключению. 114
Лишь в Румынии ситуация развивалась по иному сценарию. Ру- ководство РКП сделало все возможное для того, чтобы «филдист- ский след» не распространился на Румынию. В 1952 г. Г. Георгиу- Деж предпринял личные переговоры со Сталиным и Берией. Ру- мынский лидер сумел убедить советских руководителей в своей лояльности и необходимости нанести удар именно по его против- никам — бывшему «московскому крылу» РКП. В июне 1952 г. нача- лась пропагандистская атака на «правоуклонистов». Министр ино- странных дел А. Паукер, министр внутренних дел Т. Джорджеску и министр финансов В. Лука были осуждены. В руководстве Румы- нии усилились позиции «молодого крыла» во главе с А. Дрэгичем и Н. Чаушеску, сторонников «национальной модели социализма». Закрепление у власти в восточноевропейских странах наиболее ортодоксального крыла коммунистического движения, олицетво- рением которого стали Б. Берут, М. Ракоши, В. Червенков, К. Гот- вальд, Г. Георгиу-Деж, привело к резкому форсированию обществен- ных преобразований. По аналогии с процессами, проходившими в СССР в 20—30-х гг., они получили характеристику «построения основ социализма». Это понятие имело важнейшее доктринальное значение. В отличие от иных моделей «догоняющего развития» пе- реход к строительству социализма по советскому образцу предпо- лагал постановку ряда принципиально новых задач. Речь шла о социализации всей общественной структуры в духе марксистско- ленинского классового подхода, в том числе о ликвидации эксплу- атации человека человеком, обеспечении полного преобладания наемного труда и его максимальном обобществлении, переходе к соответствующей структуре форм собственности и соотношению экономических укладов. Экономическая эффективность преобра- зований оказывалась менее значимой по сравнению с их соци- альным и психологическим эффектом — искоренением «нетрудо- вых элементов», закреплением нового типа социальной мотивации, эгалитарных морально-этических ориентаций. Важным критерием успешности таких реформ становился их темп и абсолютные коли- чественные показатели. Именно стремительное, тотальное преоб- разование всей социально-экономической системы общества рас- сматривалось как основа наименее болезненного перехода к более справедливому и эффективному устройству. Те жертвы и потери, которые оказывались сопряжены с подобным революционным рыв- ком, считались неизбежными и оправданными. Основными направлениями экономической политики восточно- европейских коммунистических режимов в конце 40-х — начале 50-х гг. стали индустриализация, национализация промышленности и банковского сектора, начало коллективизации сельского хозяйства, 115
формирование новой управленческой и распределительной системы. Национализация, первоначально осуществлявшаяся в отношении предприятий тяжелой промышленности, уже вскоре распространи- лась практически на все отрасли производства. К началу 50-х гг. доля государственной собственности в промышленности составила по ре- гиону более 90 %. Одновременно разворачивался процесс ускорен- ной индустриализации с приоритетным развитием отраслей группы «А». Как и в свое время в Советском Союзе, преобразования в сель- ском хозяйстве несколько отставали по темпам от индустриализа- ции. Основной формой коллективизации аграрного сектора в эти годы стало формальное кооперирование. Из-за недостатка инвести- ций «коллективизировалась» лишь организация крестьянского тру- да при сохранении прежней технической и технологической базы, свойственной индивидуальному крестьянскому хозяйству. Темпы и масштабы национализации промышленности и коллек- тивизации сельскохозяйственного сектора определялись не кате- гориями экономической эффективности, а прежде всего идеологи- ческими принципами. Провозглашение единственно справедливым и обоснованным дохода от трудовой деятельности оставляло вне закона доходы от частной собственности (производственной эксп- луатации собственного имущества). Правда, многие восточноевро- пейские страны так и не приступили к тотальной ликвидации част- нособственнического сектора в сфере услуг, мелкотоварного обме- на. Но подобная «уступка» рассматривалась в качестве временной практики и не являлась результатом сколько-нибудь серьезной кор- ректировки идеологических подходов. Огосударствление экономи- ческой системы осуществлялось прежде всего за счет централиза- ции системы производственного потребления, распределения ра- бочей силы, фондового рынка. Государство распространило контроль на весь рынок капиталов и ценных бумаг, а затем и пол- ностью ликвидировало в этой сфере частную инициативу. Произо- шел отход от принципов рыночного ценообразования. Внутренние цены стали существенно отличаться от мировых, а их соотношение оказалось в значительной степени искусственным. Планирование экономического развития приобрело жесткий, директивный харак- тер. Оно стало основываться на физических объемах продукции («валовые показатели») и полностью игнорировало реальный де- нежный эквивалент производимой продукции. Создание плановой экономики фактически решило проблему занятости. Но при отсут- ствии безработицы новая экономическая модель не содержала и сколько-нибудь действенных экономических стимулов к труду. Формировалась жестко фиксированная система заработной платы, уровень которой, а также дополнительные формы поощрения (пре- 116
мии, пособия, льготы) в минимальной степени зависели от произ- водительности труда и инициативы работника. Важную роль для определения стратегии общественных преоб- разований в восточноевропейских странах сыграла экономическая дискуссия, проходившая в 1951—1952 гг. в СССР. Итоги ее были под- ведены в книге Сталина «Экономические проблемы социализма в СССР», где полностью отрицалось действие закона стоимости в сфере производства средств производства, хотя и признавалось дей- ствие этого закона в области производства предметов потребления. Тем самым подтверждалась идея о постепенной ликвидации товар- ного производства при социализме. Государственная централизация и тотальное планирование на первый взгляд вполне соответствова- ли марксистской идее о замене стихийной рыночной координации некоей «высшей», более гармоничной в социальном отношении, ко- ординацией общественного производства. Но если Маркс предпо- лагал возможность свободного взаимодействия автономных произ- водителей, то практика строительства «реального социализма» ис- ходила из приоритета объединяющего государственного начала. В результате проведения реформ уже к середине 50-х гг. Восточ- ная Европа достигла небывалых успехов в «догоняющем разви- тии» — был совершен впечатляющий рывок в наращивании эконо- мического потенциала, модернизации социальной структуры. В масштабах региона был завершен переход к индустриально-аг- рарному типу общества. Однако стремительный рост производства сопровождался увеличением отраслевых диспропорций. Создава- емый экономический механизм был во многом искусственным, не учитывающим региональную и национальную специфику. Эконо- мический рост осуществлялся на экстенсивной основе, т.е. за счет все большего вовлечения количества рабочей силы, энергии и сы- рья. Сформировалась «мобилизационная» система экономических отношений, в которой вертикальная командно-административная структура заменяла действие горизонтальных рыночных связей. Ее неизбежным порождением стала бюрократизация экономичес- кого управления, появление проблемы скрытой коррупции. Чрезвычайно низкой оказалась социальная эффективность фор- мируемой командно-административной экономической системы. Восточноевропейские коммунистические режимы пытались в боль- шей или меньшей степени копировать советский опыт решения со- циальных вопросов. Однако ресурсы, находящиеся в их распоряже- нии, были недостаточны. Использование методов, избранных Ста- линым, — сохранение минимального уровня оплаты коммунальных услуг, жилья, городского транспорта, создание бесплатной системы образования и здравоохранения, периодическое снижение цен на то- 117
вары потребления — требовало достаточно больших бюджетных расходов даже с учетом сохранения общего низкого уровня зара- ботной платы. Решать эту задачу одновременно с проведением круп- номасштабных структурных преобразований было практически не- возможно. В результате уже первые годы социалистического строи- тельства вызвали в восточноевропейских странах нарастающее социальное напряжение. Смерть Сталина в 1953 г. и начало поли- тических перемен в СССР стало сигналом для корректировки по- литического fcypca. Политический кризис в Восточной Европе в се- редине 50-х гг. Летом 1953 г. в Москве прошло совещание восточ- ноевропейских коммунистических и рабочих партий, где были освещены некоторые направления политического курса нового советского руковод- ства. Наибольший отзвук политические перемены в СССР нашли в Польше, Венгрии, Чехословакии, ГДР — странах, достигших индустриально-аграрного уровня развития и сформи- ровавших относительно развитую рыночную инфраструктуру уже в межвоенный период. Развертывание социалистических преобра- зований здесь сопровождалось наиболее болезненной ломкой со- циальной структуры, ликвидацией достаточно многочисленных предпринимательских слоев, насильственным изменением приори- тетов социальной психологии. По мере ослабления политического контроля со стороны Москвы в руководстве польской, венгерской, чехословацкой коммунистической партий активизировались сто- ронники корректировки прежнего курса, поиска более гибкой стра- тегии реформ, повышения их социальной эффективности. Обострение социально-политической ситуации в ведущих вос- точноевропейских странах было связано и активизацией подрыв- ных действий извне. В структуре населения здесь по-прежнему были широко представлены группы, ранее связанные с капиталистичес- ким и мелкотоварным укладами. Они наиболее пострадали в пери- од национализации и коллективизации, а также в результате поли- тических репрессий. Являясь носителями альтернативной социаль- ной психологии, с трудом приспособливающиеся к насаждаемой коллективистской ценностной системе, эти слои населения могли стать опорой для развертывания контрреволюционных движений. В то же время в среде польского, венгерского, чехословацкого, вос- точногерманского рабочего класса, более квалифицированного и многочисленного, чем в других восточноевропейских странах, так- же распространялись оппозиционные настроения. Рабочие, в целом позитивно относившиеся к началу социалистических преобразова- ний, болезненно воспринимали уравнительные тенденции в поли- 118
тике новых режимов, сохранение минимального уровня заработной платы. Первым открытым проявлением этих взрывоопасных настро- ений стали массовые выступления протеста в Восточной Германии в июне 1953 г. Спустя считанные дни Совет национальной безопас- ности США рассмотрел вопрос о программе действий в отношении стран Восточной Европы и принял документ под характерным на- званием «Временный план психологической стратегии США по использованию волнений в европейских сателлитах». На его осно- ве 29 июня была издана директива Совета национальной безопас- ности «Цели и акции Соединенных Штатов по использованию вол- нений в государствах-сателлитах». Основным объектом внимания обеих сверхдержав в последующие годы стала Венгрия. Июньский 1953 г. Пленум ЦК Венгерской партии трудящихся произвел весьма радиуалттж.телерестановки в высших эшелонах власти. Занимаемый ХГРакошипост генерального секретаря был ликвидирован. РакошигТзл першим секретарем, а его полномочия оказались значительно сокращены. По рекомендации пленума пре- мьер-министром страны стал Имре Надь. В том же году новое пра- ^ви!ёЛЬСТВО начало Серию весьма радикальных реформ. Более равно- мерным стало распределение инвестиций между отраслями промыш- ленности, что привело к сокращению темпов индустриализации. Правительство отказалось от продолжения насильственного коо- перирования крестьян и ликвидировало задолженность сельхозпро- изводителей по государственным поставкам. Предпринимались меры по повышению хозяйственной самостоятельности прелприя- тий£цельюугипрттияихэкономической активности. Всеэти шаги, а главное попытка правительства Надя перейти к демократизации политического строя Венгрии, начать реабилитацию пострадавших ~~1гходо репрессий и ликвидацию системы чрезвычайного (полицейс- кого) судопроизводства вызвали жесткое сопротивление ортодок- сальной части партийного руководства. В 1955 г. Надь был смещен с занимаемых постов и даже исключен из рядов партии. Но спустя год ситуация вновь изменилась. XX съезд КПСС стал сигналом для но- вого витка борьбы с наследием сталинизма. В июле 1956 г. Ракоши был отстранен от посритержих) секретаря «по состоянию здоровья». Его преемником ста/Э. Гере)так и не сумевший найти способ нор- мализации внутриполитической и социальной обстановки в стране. В начале октября 1956 г. Венгрия оказалась взбудоражена поли- тической реабилитацией и перезахоронением Ласло Райка. Разоб- лачение организаторов репрессий вызвало нарастающее недоволь- ство в самых различных слоях общества. В этот ответственный мо- мент высшее партийное руководство проявило удивительную пассивность (Гере большую часть месяца вообще отсутствовал в Вен- 119
грии). 23 октября в Будапеште начались стихийные манифестации студентов, требующих удаления из правительства сторонников Ра- коши, проведения свободных выборов, возвращения на пост пре- мьер-министра И. Надя и возобновления экономических реформ. ЦК ВНТприцяд ррптение о реабилитации Надя и передаче ему полно- мочий главы правительства. Однако при этом в Будапеште было объявлено чрезвычайное положение, а утром 24 октября введены со- ветские войска. Партийное руководство перешло к Яношу Кадару. 'Возглавив правительство, И. Надь настоял на прекращении на- сильственных акций против демонстрантов и выводе советских войск из столицы. Объявив происходящие события пародпсгДемо- кратичёской"революцией, он солидаризировался с ее участниками и заявил о своей готовности сформировать коалиционное прави- тельство «национального единства». Однако сам Надь в действи- тельности не обладал четкой концепцией реформирования обще- ственного строя Венгрии. Он был недостаточно последовательным политиком, с явными популистскими наклонностями и скорее шел за событиями, чем направлял их. Вскоре правительство полностью утратило контроль над происходящим. Широкое демократическое движение, направленное против крайностей сталинской модели социализма, вылилось в откровенную антикоммунистическую контрреволюцию. Страна оказалась на грани гражданской войны. В Будапеште началась вооруженные столкновения восставших с рабочими дружинами и сотрудниками госбезопасности. Активи- зировалась антисоветская пропаганда. Все большую политическую роль начиналиграть кардинал Миндсенти, поддерживаемый запад- ными политическими кругами. Правительство Надя фактически встало на сторону противников режима, заявив о намерении выйти из Организации Варшавского Договора и закрепить за Венгрией статус центрального государства. В столице и крупных городах на- ’Чалсяфёлый террор>- расправы над коммунистами и сотрудника- ми ГБ. Вэтейхизуедии советское правительство приняло решение о проведении крупномасштабной военной операции пл ппттяп лриню восстания. В ходе предварительных консультаций этот шаг обсуж- дался с представителями польского, чехословацкого, румынского, болгарского и югославского правительств. Основные бои происхо- дили 4—5 ноября в Будапеште. В них погибло Ьб!Гсоветских солдат 'иофицерОН. Венгерские потёрйсоставили 2700 человек. Одновре- менно бежавшие из столицы члены ЦК ВПТ во главе с 5L Кадаром начали формирование нового правительства. К 11 ноября оно при- няло всю полноту власти. Надь и его"ближайшие соратники были преданы суду и казнены. ПартияГпрёпбразоваипая в Венгерскую - содналяетическую-рабоыую^тартию, подверглась чистке. Одновре- 120
менно Кадар заявил и о намерении искоренить все проявления ста- линизма, вызвавшие кризис венгерского общества, добиться более сбалансированного развития страны. Драматично развивались события в Польше. Реализация шес- тилетнего народно-хозяйственного плана 1950—1955 гг., ориенти- рованного на ускоренную индустриализацию страны и жесткие формы коллективизации сельского хозяйства, вызвала нарастаю- щее социальное напряжение в стране. Несмотря на политические перемены в Москве, связанные со смертью Сталина, польское ру- ководство первоначально не стремилось к корректировке прежне- го курса. Более того, в мае 1953 г. были предприняты шаги против католической церкви, в том числе обнародован декрет, обязываю- щий духовенство присягнуть на верность государственной власти. Начались гонения на католические издания, а 25 сентября был ин- тернирован примас Польши кардинал С. Вышинский. В июне 1953 г. был арестован один из крупнейших функционеров ПОРП С. Спы- хальский — явно готовился новый «громкий» политический про- цесс. Состоявшийся в марте 1954 г. II съезд ПОРП занял жесткую позицию по основным политическим и идеологическим проблемам. Ситуацию взорвала серия выступлений по радио «Свободная Европа» небезызвестного полковника госбезопасности Ю. Святло. Отправленный в Западный Берлин для выполнения секретного за- дания, он «исчез», а затем объявился в США. В нескольких радио- передачах и на пресс-конференции Святло подробно рассказывал о деятельности польских служб госбезопасности, а также всех об- стоятельствах «дела Филда». Вскоре Филд и его семья были осво- бождены. После его официальной реабилитации начался пересмотр тысяч дел «филдистов» по всей Восточной Европе. Но реакция польской общественности была исключительно острой. Разоблаче- ния действий спецслужб вызвали и давно назревавший раскол в польском руководстве. Вскоре было расформировано министер- ство общественной безопасности, а вместо него были созданы ми- нистерство внутренних дел и комитет по делам общественной бе- зопасности. 13 декабря 1954 г. из-под домашнего ареста был осво- божден Гомулка. На III Пленуме ЦК ПОРП в 1955 г. разгорелась жесткая дискуссия между сторонниками сохранения администра- тивно-командных методов управления и теми, кто высказывался за демократизацию внутрипартийной жизни, неприятие догмати- зированной советской модели строительства общества социальной справедливости («пулавянами»). Позиции противников сталиниз- ма особенно укрепились в 1956 г. после того, как в феврале в Моск- ве состоялся XX съезд КПСС, а 12 марта в Москве неожиданно скончался Берут. Новый первый секретарь Эдвард Охаб принял 121
решение (вразрез с требованием ЦК КПСС) распространить сте- нограмму XX съезда в партийных организациях всех уровней. На фоне разгоревшейся общественной дискуссии фатальную роль сыг- рали^бытця, произошедшие в Познани. р!8—29 июня 1956 г. у а предприятиях Познани начались стихий- ные выступления рабочих против повышения цен на продоволь- ствие. После прекращения работы колонны забастовщиков напра3" вились в центр города, где располагались партийные и государствен- ные учреждения. 100-тысячная толпа скандировала «Сврбоды и хлеба». Одновременно несколько сотен радикально настроенных людей, главным образом молодежи, совершили нападение на тюрь- му Обезоружив охрану, они выпустили заключенных на свободу и овладели огнестрельным оружием. Вскоре началась перестрелка ~~у зданияТюеводского управления общественной безопасности. Пос- ле прибытия в город воинских частей стихийные выступления были подавлены. В ходе столкновений около 60 человек погибло и 300 оказались ранены. В официальных печатных изданиях события вЛ1ознани были охарактеризованы как результат подрывной дея- тельности «провокаторов и Дру1их агентов империализма». Одна- ко па VII пленуме ЦК 11UPII, состоявшемся в те же дни, Охаб по- пытался связать произошедшее с перегибами прежнего руководства, долговременной нерешенностью социальных проблем. Все большая часть руководства ПОРП начинала видеть выхед-иакризиса в воз- вращении в большую политику опального^. Гомулку. Его автори- тет мог оказаться спасительным для партиТгзатГбгом единства и конструктивного компромисса. Пленум поспешил снять с В. Го- мулки и его соратников политические обвинения. Новое обострение политической ситуации в Польше произошло осенью 1956 г. Радикальные настроения утвердились в Союзе польской молодежи и других молодежныхюрганизациях. Значитель- но активизировались католические круги. В. Гомулка, принимавший участие в заседаниях Политбюро с 12 октября, стал выразителем мнения наиболее умеренной части оппозиции, требующей не столько радикального пересмотра курса на строительство социализ- ма, сколько нормализации отношений с СССР, перехода к болеерав- нещравным отношениям, отказу от слепого копироваЗия советско- го опыта в социально-экономической сфере. В преддверииУПГпйе- нума ЦК ПОРП В. Юмулка был рекомейдован на пост первого секретаря. Он и возглавил драматичные переговорЕГсЪоветской де- летациейГ10отораятте^ф1данно прилетела в Варшаву в день откры- тия пленума -чД9 октября?)В составе этой представительной груп- пы находилисьН.С. Хрущев, Л.М. Каганович, В.М. Молотов, А.И. Микоян. Причем накануне прилета советских руководителей 122
к Варшаве начали продвижение части советских войск. Гомулке уда- лось убедить представителей Москвы в своей политической лояль- ности и в том, что корректировка реформ не затронет основ социа- листического строяГПдИивреМенно во многих польских городах про- ходили многотысячные митинги в поддержку нового партийного руководства. Назначение Гомулки 20 октября первым секретарем ЦК ПОРП было встречено массовым взрывом энтузиазма. Поля- кам импонировало не только опальное прошлое юмулки, не и его попытки предстать в качестве общенационального лидера, ищуще- го компромисс и консенсус в условиях внешней угрозы. Важное зна- чение имело провозглашение нового партийного курса; получившего неофициальное казна нир «шпльскогп пути к социализму»^ Пик политической напряженности в Чехословакии пришелся на начало 50-х гг. Волна репрессий, апогеем которой стал «филдист- ский» процесс над Р. Сланским, продолжилась и после смерти в 1953 г. К. Готвальда. Его преемник А. Новотный санкционировал в 1954 г. судебные процессы над «словацкими националистами» (в числе осужденных тогда оказался, в частности, будущий чехословацкий лидер Г. Гусак) и над группой «экономистов» Й. Голдмана й П. Эй- слера. Но уже в 1955 г. Новотный, верно спрогнозировав конъюнк- туру, инициировал пересмотр ряда приговоров, вынесенных в 1948—1952 гг. Уникально сочетая в себе черты искреннего ком- муниста и опытного политикана, он сумел не допустить раскола высшего партийного руководства и его дискредитации на фоне сен- сационного итога XX съезда КПСС. В конце 50-х гг. в ЦК КПЧ оформилась группа умеренных реформаторов. В феврале 1957 г. Пленум ЦК принял решение о реорганизации системы управления народным хозяйством. Оказались распущены почти все отраслевые министерства. По аналогии с советским опытом вместо них созда- вались областные и региональные совнархозы. Но стратегия рефор- мы не была тщательно продумана и ее потенциал вскоре истощил- ся. Несмотря на значительную децентрализацию управления, не- изменной оставалась административная основа стимулирования производства, ценообразования, распределения трудовых ресурсов. Схожие проблемы переживала в тот период экономика Югославии. Югославский В Югославии, насильственно отлученной от социа- «самоуправ- диетического лагеря и свободной в критике стали- ляющиися низма, корректировка послевоенного политическо- социализм» го курса началась быстрее и сразу же приобрела ра- дикальный, идеологизированный характер. В июле 1948 г. на V съезде КПЮ председатель плановой комиссии Б. Кидрич выступил с обо- снованием новой стратегии реформ. Ключевым фактором следую- 123
щего этапа социалистического строительства Кидрич считал децен- трализацию экономики. Не стремясь к жесткой критике советского опыта, он связывал целесообразность отказа от тотальной национа- лизации, сохранения слоя мелких и средних земельных собственни- ков, обеспечения самостоятельности предприятий и смягчения плановых начал экономического развития лишь с национальной спе- цификой Югославии. В1949—1950 гг. Кидрич развил эти идеи в кон- цепции «план—рынок». Он отстаивал необходимость развития то- варно-денежных отношений при социализме, приоритет «реальных целей» социалистического строительства — улучшения жизни тру- дящихся. В 1950 г. реформаторское крыло КПЮ добилось приня- тия закона о широком вводе рабочего самоуправления. Одновременно, по мере обострения советско-югославских отно- шений, в руководстве КПЮ сформировалось и более радикальное течение. Его возглавил Э. Кардель. В противовес контрпропаганди- стскому образу «советского тоталитаризма» и «диктатуры партии» он выдвинул идею «самоуправляющегося социализма», основыва- ющегося на «все большем соединении государственного аппарата с народными массами». Тито поддержал именно такую идеологизи- рованную версию «югославской модели социализма». VI съезд КПЮ в ноябре 1952 г. окончательно закрепил курс на построение «само- управляющегося социализма». Самоуправление трактовалось как «непосредственная демократия», несовместимая как с жестким эта- тизмом советского типа, так и с представительной демократией за- падного образца. Основными политическими ячейками общества должны были стать местные территориальные единицы и трудовые коллективы. Таким образом, изначальная идея экономической ре- формы с вводом товарно-денежных отношений отошла на второй план, уступив место административно-управленческой реформе с явным идеологическим подтекстом. Этому способствовала и смерть Б. Кидрича в 1953 г. На VI съезде КПЮ был рассмотрен и вопрос об изменении поли- тической роли партии. КПЮ была переименована в Союз комму- нистов Югославии. Новый устав ориентировал деятельность партий- ных организаций на борьбу против бюрократического централизма, закрепление принципа гласности, отказ от директивных методов внутрипартийного управления, рост значимости низовых звеньев. Основным идеологом обновления партийной жизни являлся Мило- ван Джилас. В 1953 г. он стал председателем Союзной народной скуп- щины (федерального представительного органа). Однако попытки сторонников Джиласа последовательно перевести строительство «са- моуправляющегося социализма» в русло политической демократи- зации натолкнулись на сопротивление консервативной части партий- 124
ного руководства. Это крыло СКЮ добилось сохранения в приня- той в 1953 г. новой конституции положения о руководящей полити- ческой роли коммунистической партии (наряду с декларативным тезисом об «отделении партии от государства»). Конституционный закон 1953 г. закрепил также политическую роль органов самоуп- равления — Народных комитетов, избираемых населением террито- риальных единиц, и Вече производителей, избираемых рабочими на соответствующих территориях. Народные комитеты получили в свое распоряжение часть дохода предприятий, располагавшихся на их территории. Органы рабочего самоуправления на предприятиях по- лучили возможность распоряжения частью прибыли, а также право участия в управлении. Вместе с тем сохранился централизованный административный контроль над инвестиционными фондами и це- нообразованием. Июньский 1953 г. Пленум ЦК СКЮ закрепил курс на идеологическую консолидацию самой коммунистической партии. Вскоре Джилас был смещен со всех занимаемых постов и осужден на тюремное заключение. Впоследствии он был депортирован на За- пад. Жесткая политическая линия была закреплена с принятием в 1958 г. Программы СКЮ с концепцией самоуправления. Идея по- степенной ликвидации партийного руководства по мере «отмирания общественных противоречий» соседствовала в ней с отказом от прин- ципа гласности и демократизации внутрипартийной жизни. Восточно- европейские станы в конце 50-х — начале 60-х гг. «Реаль- ный социализм» Кризисные явления, характерные для развития во- сточноевропейского региона в первой половине 50-х гг., оказались «болезнью роста» социалисти- ческой системы. В последующие годы произошла заметная стабилизация социально-экономическо- го и политического положения. Но характер ее су- щественно различался в двух группах восточноевропейских стран. В Чехословакии, Польше, Венгрии, Югославии процесс реформ по- степенно приобрел более сбалансированный характер. В полити- ческой и идеологической сферах достаточно последовательно осу- ществлялась борьба с наследием сталинизма. Фактически было сан- кционировано существование разных экономических укладов, что означало сосуществование государственного и кооперативного сек- торов экономики, а также развитие индивидуальной трудовой дея- тельности. В сельском хозяйстве был совершен переход к реально- му кооперированию — снижен уровень администрирования, уве- личены инвестиции, началось совершенствование технической и технологической базы аграрного производства. Особенно важны- ми эти изменения были для польского и венгерского обществ, ока- завшихся на грани гражданских конфликтов. 125
Наиболее радикальными изменения оказались в Польше. Пра- вительство В. Гомулки предприняло большие усилия для создания нового политического имиджа режима. Уже в 1956 г. был заключен договор о дружбе и сотрудничестве с СССР, подтверждающий прин- ципы полного равноправия, незыблемости территориальных гра- ниц, независимости и суверенности в отношениях двух стран. Го- сударственный долг Польши Советскому Союзу считался погашен- ным за счет дополнительной оплаты за поставки польского угля в 1946—1953 гг., которые осуществлялись тогда по необоснованно низким ценам. СССР предоставлял Польше кредиты для закупки зерна и товаров. Правительство СССР выразило также согласие на продолжение репатриации из Советского Союза поляков, оказав- шихся в годы войны на его территории. Реализация новой полити- ческой линии сопровождалась кардинальными кадровыми переме- нами (в том числе освобождением советского военачальника К. Ро- коссовского с поста министра национальной обороны, назначением новых руководителей политических органов в армии, отказом от скомпрометировавшего себя института военных советников из СССР, заменой руководителей многих воеводских организаций ПОРП). При этом в высшие органы законодательной власти и го- сударственного управления вводились не только представители коммунистической, но и других политических партий. Гомулка по- шел на контакты с католическими группировками разных направ- лений, распорядился об освобождении из мест интернирования примаса Польши кардинала Вышиньского. В сейме была создана фракция беспартийных католиков «Знак». Началась волна реаби- литаций деятелей движения Сопротивления, разнообразных поли- тических группировок и организаций. Важнейшие изменения про- изошли в сельском хозяйстве. Радикальные решения VIII пленума ЦК ПОРП положили начало широкомасштабному восстановлению индивидуальных хозяйств в аграрном секторе. Значительная часть сельскохозяйственных производственных кооперативов была во- обще расформирована в силу массового выхода из них крестьян. Одновременно предпринимались шаги по смягчению бюрократи- ческого давления на развитие промышленности. Уже в 1956 г. сейм ПНР принял закон о рабочих советах на предприятиях. Впервые в практике строительства восточноевропейского социализма был создан специальный орган для публичного обсуждения государ- ственна экономической стратегии — Экономический совет. Радикальные меры по стабилизации социально-экономическо- го и политического положения в стране предпринимало и прави- тельство Я. Кадара в Венгрии. В декабре 1956 г. Пленум ЦК ВСРП принял решение о реорганизации партии на основе сохранения 126
организационного и идеологического единства, но с преодолени- ем «перегибов» и ошибок прошлого. Кадар не допустил разраста- ния волны репрессий. К уголовной ответственности привлекались лишь реальные участники восстания, чья вина была доказана в ходе судебного расследования. Активно велась пропагандистская работа в трудовых коллективах. Несмотря не сложную экономи- ческую ситуацию, власти стремились к проведению более гибкой социальной политики, поэтапному повышению заработной пла- ты. Уже к началу зимы психологическая атмосфера в венгерском обществе начала меняться. Рос и личный авторитет самого Када- ра. В мае 1957 г. Государственное собрание Венгрии заявило о пол- ном восстановлении конституционного порядка. В июне того же года всевенгерская конференция ВСРП подвела итоги произо- шедшим событиям. Рассматривая восстание как контрреволюцию, спровоцированную извне, конференция указала и на вину догма- тически настроенной части руководства, необходимость решитель- ной борьбы с остатками сталинизма. Основными целями ВСРП были провозглашены продолжение социалистического строитель- ства, укрепление рядов самой партии, активизация воспитатель- ной работы в массах. Корректировка стратегии экономических преобразований привела к приостановке ускоренного развития тяжелой индустрии, более сбалансированному инвестированию отраслей народного хозяйства. В конце 50-х гг. приоритет уже от- давался развитию сельскохозяйственного производства. В отличие от польского опыта, венгерское руководство не отказа- лось от широкого кооперирования в аграрном секторе. Но осно- вой его стало не насильственное объединение крестьянских хо- зяйств, а целенаправленное укрепление материально-технической базы кооперативов, их льготное кредитование, отказ от практики обязательных государственных поставок. Эти меры позволили в кратчайшие сроки создать достаточно эффективную систему аг- рарного производства социалистического типа. Совершенно по-иному развивались события в Румынии, Болга- рии, Албании. Уже во второй половине 50-х гг. они образовали свое- образный «второй эшелон» восточноевропейских социалистичес- ких стран. Отличительной чертой социально-экономического и по- литического развития этих государств стал более жесткий вариант социалистического строительства. Правящие режимы не предпри- нимали каких-либо попыток смягчить социальные последствия реформ, сбалансировать отраслевое развитие, соотнести динамику индустриализации с решением социальных проблем. Причиной подобных тенденций было явное отставание Румынии, Болгарии, Албании в процессе модернизации от других восточноевропейских 127
стран — наименьшее развитие институтов гражданского общества, сохранение авторитарной политической культуры, недостаточная социальная мобильность, преобладание традиционных групп насе- ления и их консервативной психологии. Процесс обобществления производства здесь шел на основе традиционной социальной струк- туры, с сохранившимися естественными социально-психологичес- кими формами коллективизма. «Пролетаризация» населения вос- принималась значительно спокойнее. Отсутствовал достаточно многочисленный предпринимательский слой, способный стать ре- альной альтернативой огосударствлению экономики. Таким обра- зом, широкой общественной оппозиции сталинистским методам со- циалистического строительства в этих странах не возникло. Наиболее радикальный вариант подобного развития событий продемонстрировала Албания, вставшая на путь полной самоизо- ляции. Возглавивший в 1954 г. ЦК Албанской партии труда Энвер Хаджа приступил к разработке концепции «особого албанского пути» построения социализма (она получила название «энвериз- ма»). Под лозунгом «особого пути» в стране насаждался жесткий авторитаризм в политической сфере, была приостановлена индуст- риализация и сохранена преимущественно аграрная система обще- ственного производства. Сохранив культ личности Сталина, албан- ское руководство даже пошло на полный разрыв с СССР в 1961 г., а затем и на выход из ОВД. В итоге «албанский путь» стал символом наиболее консервативной, патриархальной модели социализма. Румынский лидер Г. Георгиу-Деж и его преемник Н. Чаушеску избрали похожий способ укрепления социализма в своей стране. В Румынии сформировалась чрезвычайно жесткая система подав- ления инакомыслия. Служба государственной безопасности «Се- куритате» обладала полной вседозволенностью. В то же время рас- тущему консерватизму в политике руководства РКП придавался вид возвращения к национальным истокам, укрепления независи- мости Румынии. Уже с конца 50-х гг. Румыния нарочито обособля- ется на международной арене от СССР (характерно, что при этом любое фрондерство руководителей Румынии и Албании не вызы- вало большой тревоги в СССР, так как прочность социализма в этих странах не подвергалась сомнениям). В румынской эконо- мике сохранялась жесткая централизованная модель, связи с вне- шним рынком, в том числе и с СЭВ, были предельно ограничены. Но в отличие от Албании курс на «догоняющее развитие» и широ- кую индустриализацию в 60-х гг. был сохранен. Источником для поддержания темпов развития стали диспропорции в отраслевой структуре — приоритет тяжелой индустрии при полном упадке про- изводства товаров народного потребления, а также щедрая финан- 128
совая поддержка стран Запада, поощрявших внешнеполитическую независимость авторитарного режима Чаушеску. В 70-х гг. Румы- ния даже получила статус развивающейся страны и режим наиболь- шего благоприятствования в'экономических отношениях с США. Сумма долга Международному банку реконструкции и развития и ведущим странам Запада достигла уже тогда 11 млрд долл. Болгарская модель «консервативного социализма» также отли- чалась определенной спецификой. Политические процессы середи- ны 50-х гг. копировали здесь события, происходившие в Москве. Осенью 1953 г. Политбюро ЦК БКП осудило сталинистские мето- ды руководства В. Червенкова и вынудило его отказаться от поста генерального секретаря. Апрельский 1956 г. Пленум ЦК БКП вы- нес решение о полном искоренении культа личности Червенкова. Однако «оттепель» оказалась ложной. Новый лидер Тодор Живков не сумел преодолеть нарастающую волну карьеризма, приспособ- ленчества, поразившую партийное руководство. Серьезных попы- ток осмыслить опыт первых лет социалистического строительства не предпринималось. При отказе от глубоких внутренних реформ ставка делалась на дальнейшее сближение с СССР, демонстрацию полной политической лояльности, максимальную интеграцию бол- гарской экономики в советскую. Эффективность подобной полити- ки была немалой — при всех стратегических просчетах в развитии болгарской экономической системы, явных перекосах в ее отрасле- вой структуре и чрезмерной зависимости от внешних рынков сырья и сбыта, долгое время удавалось сохранить достаточно высокие тем- пы развития и стабильный уровень жизни населения. В то же время в долговременной перспективе такая роль «экономического сател- лита» грозила самыми серьезными осложнениями. Итак, на рубеже 50—60-х гг. восточноевропейские страны, всту- пившие на путь социалистического строительства и вынужденные изначально ориентироваться на единую модель подобных преоб- разований, основанную на советском опыте, образовали две груп- пы, существенно отличавшиеся по динамике и приоритетам соци- ально-экономического развития, сочетанию реформаторской и консервативной стратегии в политике правящих режимов. Одна- ко вне зависимости от наметившегося раскола все страны региона подошли в начале 60-х гг. к важному рубежу в своем развитии. В документах правящих партий это получило соответствующее иде- ологическое оформление — было декларировано завершение стро- ительства «основ социализма». «Съезд победившего социализма» прошел в Болгарии уже в 1958 г. (VII съезд БКП). В 1960 г. о завершении строительства основ социализма заявил III съезд Ру- мынской рабочей партии, в 1962 г. — VIII съезд ВСРП. В федера- 5 Родригес, ч. 3 129
тивных восточноевропейских странах завершение первого этапа со- циалистического строительства было закреплено на конституци- онном уровне. В 1960 г. состоялось принятие социалистической конституции Чехословацкой Советской Социалистической Респуб- лики, в 1963 г. — Социалистической Федеративной Республики Югославии. Провозглашение завершения строительства «основ социализма» в восточноевропейских странах и перехода к новому этапу разви- тия социализма носило прежде всего идеологический, доктриналь- ный характер. Однако подобный вывод опирался и на вполне объек- тивные основания. К ним можно отнести завершение создания ос- нов промышленной индустрии и крупномасштабной аграрной реформы, достижение полного преобладания наемного труда в со- циальной структуре общества, формирование новой, социалисти- ческой интеллигенции. Тем самым в восточноевропейских странах завершился не только начальный период социалистического стро- ительства, но и важный этап модернизации общества. Дальнейшие преобразования могли быть связаны уже с переходом от индустри- ально-аграрной к индустриальной модели развития, совершенство- ванием отраслевой структуры экономики. На смену насильствен- ной пролетаризации населения пришло естественное самовоспро- изводство основных социальных групп, связанных с наемным трудом. Важнейшие изменения произошли и в общественной пси- хологии. В активную жизнь вступило поколение, воспитанное уже после войны, для которого «досоциалистический» период был уже почти историей. Тем самым объективная возможность консерватив- ной контрреволюции практически была исчерпана. Социалистичес- кие режимы вступили в период политической стабилизации. Од- нако все эти факторы отнюдь не свидетельствовали о полном вос- приятии советской модели. Что же представлял собой «реальный» восточноевропейский социализм? Тоталитарная коммунистическая модель, сформировавшаяся в СССР, не только базировалась на идеологических принципах мар- ксизма, но и отражала специфику исторического развития России. Утверждение большевистского видения социализма в других стра- нах являлось в значительной степени искусственным и было воз- можно прежде всего при условии прямого военно-политического присутствия или влияния Советского Союза. Объектом «экспорта коммунизма» стали страны, находящиеся на переходной стадии развития от традиционного к индустриальному обществу, приняв- шие «догоняющую» модель развития. Противоречия ускоренной модернизации общественного строя создали здесь основу для при- внесения тоталитарной идеологии, формирования отдельных ин- ГЗО
статутов тоталитарной государственности. Но реальным результа- том синтеза внутренних и внешних факторов развития стало фор- мирование не классической тоталитарной, а скорее авторитарной общественной системы — «левого авторитаризма». За внешними атрибутами тоталитарности советского образца просматривались достаточно традиционные прогрессистские диктатуры, не опираю- щиеся на массовое политическое движение и ориентирующиеся скорее на решение прагматичных задач экономического развития и политической стабилизации, нежели на воспитание «новой лич- ности», самоотречение во имя «великой цели». К тому же, чем мень- шим было прямое влияние СССР, чем глубже шли процессы разло- жения самой советской системы, тем больше восточноевропейский социализм приобретал специфические черты, соответствующие национальным особенностям тех или иных стран, специфике и уров- ню их развития. «Реальный социализм» приобретал все более яв- ный региональный и национальный характер. К началу 60-х гг. восточноевропейские страны оказались перед необходимостью выбора дальнейшего пути развития. После перво- го шока и эйфории от слома сталинизма пришло время серьезного анализа жизнеспособности социализма в условиях «оттепели», ког- да исчезла или ослабла возможность прежних силовых, террорис- тических методов социальной мобилизации, быстро утрачивался массовый энтузиазм и вера в коммунистические идеалы. По мере формирования индустриальной экономической базы, роста связан- ных с нею социальных слоев, их внутренней дифференциацией, ес- тественного развития институтов гражданского общества, соответ- ствующих изменений в социальной психологии правящие комму- нистические режимы оказались перед необходимостью выработать новую стратегию. Объективно существовало два возможных пути: либо попытка перейти к строительству «социализма с человечес- ким лицом», сделав ставку на повышение эффективности эконо- мической системы и рост реального уровня жизни, используя для интенсификации реформ естественную социальную дифференци- ацию и потенциал новых социальных групп (при сохранении по- литических атрибутов коммунистических режимов), либо блоки- рование развития гражданского общества жестким политическим диктатом, сохранение монолитности социальной структуры при отказе от дальнейших экономических реформ. Выбор прежде всего зависел от объективной готовности той или иной страны к даль- нейшему продолжению форсированной модернизации и фактичес- ки был уже сделан в конце 50-х гг. Новое десятилетие еще больше углубляет наметившийся раскол Восточной Европы на два внут- ренних субрегиона. 5* 131
Попытки 60-е гг. стали наиболее благоприятным периодом реформирова- для реформирования социалистической модели в ния социалиста- веДущИХ странах Восточной Европы. Объективной ческой системы. ПрИЧИНОй активизации общественных преобразо- весна» вании было постепенное исчерпание потенциала экстенсивного экономического развития. Ранее постоянное наращивание человеческих, финансовых, сырьевых ре- сурсов в основных отраслях обеспечивалось не только идеологи- чески обусловленными приоритетами политики, но и объективны- ми особенностями процесса индустриализации, а также модерни- зации сельского хозяйства. Радикальная перестройка всей экономической инфраструктуры, основанная на массированных ка- питаловложениях, сопровождающая ее мощная волна урбанизации, а также помощь извне создали возможность стремительного «рас- ширяющегося» развития экономики на протяжении полутора де- сятилетий. Но к началу 60-х гг., когда восточноевропейские страны перешли на стадию индустриально-аграрного развития и соответ- ствующие структурные преобразования в целом завершились, ис- точники для экстенсивного наращивания экономической мощи ока- зались исчерпаны. Созданная же жесткая мобилизационная эконо- мическая модель не обладала эффективными механизмами дальнейшего саморазвития. Уже «хрущевская оттепель» середины 50-х гг. дала первый тол- чок для попыток найти более действенные формы экономического регулирования. Но тогда они оказались сопряжены не столько с от- казом от базовых принципов командно-административной систе- мы, сколько с видоизменением методов административного конт- роля и стимулирования. Половинчатость таких реформ стала очевидной в 60-х гг. Противостояние группировок в высшем поли- тическом руководстве СССР, завершившееся приходом к власти Л. Брежнева, обеспечило на несколько лет уникальную возможность развертывания творческой дискуссии о дальнейших путях разви- тия, осуществления весьма радикальных преобразований не толь- ко в области управления, но и в сфере трудовых отношений, обме- на и потребления. Важную роль в стимулировании этих процессов сыграла реформа Совета Экономической Взаимопомощи, осуще- ствленная в 60-х — начале 70-х гг. СЭВ как экономическая интеграционная система, по сути, на- чал функционировать лишь с 1959 г., когда был принят его устав. В 1962 г. на Софийской сессии СЭВ были сформулированы основ- ные принципы международного социалистического разделения труда — специализация и координация. Деятельность СЭВ должна была обеспечить равномерное развитие всех стран социалистичес- 132
кого содружества. Поэтому специализация осуществлялась не толь- ко в зависимости от наличия природных ресурсов или сравнитель- ных расходов на производство того или иного товара. Стратегичес- кой задачей оставалась координация экономического развития стран СЭВ вплоть до формирования единого межрегионального народно-хозяйственного комплекса. В 1971 г. на Бухарестской сессии СЭВ была принята Комплекс- ная программа сотрудничества, направленная на углубление эко- номической интеграции, что должно было привести к равномерно- му распределению производства различных видов продукции меж- ду партнерами. Для регулирования межгосударственных расчетов в 1964 г. был создан Международный банк экономического сотруд- ничества (МВЭС). Тогда же был произведен переход от прежней практики клиринговых расчетов (взаимозачетов) к многосторон- ним платежам на основе новой расчетной единицы — переводного рубля. Переводный рубль не имел хождения внутри стран. Его эмис- сия осуществлялась МВЭС в форме платежей за товары и услуги или путем предоставления кредита. При этом поступление пере- водных рублей в платежный оборот и дальнейшее их обращение между странами осуществлялось только в безналичном порядке по банковским счетам. В тот же период в рамках СЭВ значительно расширилась практика предоставления инвестиционных кредитов. Наряду с долгосрочными государственными кредитами широко стало практиковаться предоставление коммерческих кредитов на сроки от 5 до 10 лет для закупки машин, оборудования и некото- рых потребительских товаров. В 1970 г. начал деятельность Меж- дународный инвестиционный банк (МИБ) — банк долгосрочного и среднесрочного кредитования стран-членов СЭВ. Его основной задачей стало кредитование капитального строительства. Преобла- дающая часть кредитов банка направлялась в топливно-энергети- ческий комплекс, машиностроение, на развитие транспорта. Трансформация системы межгосударственных экономических отношений в рамках социалистического содружества могла прине- сти реальный эффект лишь в сочетании с реформой всей системы воспроизводства. Наряду с СССР подобные попытки предприни- мались в 60-х гг. в ряде ведущих восточноевропейских стран — Вен- грии, Чехословакии, Польше, Югославии. В Польше преобразова- ния оказались наименее масштабными. Здесь еще не был исчерпан потенциал успешной реформы второй половины 50-х гг., принес- шей значительный подъем сельского хозяйства и обеспечившей более сбалансированное развитие промышленности. При этом В. Гомулка тщательно избегал любых идеологических новаций, опи- раясь на бюрократические методы управления. Исследования 133
польских экономистов в области моделирования рыночных отно- шений в условиях социалистической плановой экономики (в част- ности, работы В. Бруса и авторов из школы экономической кибер- нетики О. Ланге) не получили практического применения. Неоднозначными оказались и результаты новой экономической реформы в Югославии. Эта страна первой в послевоенной Восточ- ной Европе получила возможность использовать для наращивания темпов развития помощь крупнейших западных государств. Совет- ско-югославский конфликт стал поводом для активизации эконо- мических и гуманитарных связей США и их союзников с опальной социалистической страной. Уже к середине 50-х гг. американские инвестиции в югославскую экономику достигли 1,5 млрд долл. Пос- ле нормализации отношений с СССР Югославии удавалось искус- но лавировать между двумя военно-политическими блоками, сохра- няя статус неприсоединившейся страны и получая серьезную эко- номйческую поддержку с обеих сторон. Значительно снизился и идеологический пафос реформаторства в Югославии. Внедрение модели «самоуправляющегося социализма» все в большей степени рассматривалось именно в контексте экономических преобразова- ний. Выработке их дальнейшей стратегии был посвящен VIII съезд СКЮ, состоявшийся в 1964 г. В преддверии VIII съезда СКЮ ряд югославских экономистов выступили с предложением крупномасштабной экономической ре- формы, основанной на последовательном внедрении принципа хо- зяйственной самостоятельности предприятий, либерализации цено- образования, расширении масштабов кооперативной и индивиду- альной трудовой деятельности. Однако в ходе съезда возобладала иная точка зрения, по-прежнему связывающая экономическое раз- витие с дальнейшей децентрализацией административного механиз- ма управления. В ходе экономической реформы, развернувшейся с 1965 г., была ликвидирована практика государственного дотирова- ния предприятий, банкам предоставлены права самоуправляющихся организаций. Основным источником роста авторы реформы счи- тали распространение принципа самоуправляющегося социализма на федеральную систему, уменьшение прерогатив «центра» в эко- номической сфере. Предполагалось, что экономическая самостоя- тельность субъектов федерации будет способствовать развитию наиболее рентабельных форм производства, а отказ от политики «выравнивания», т.е. дотирования одних регионов за счет других, обеспечит ускоренный экономический рост наиболее развитых рес- публик и в конечном счете всей федерации. Стремление к перено- су принципа самоуправления на федеративную систему привело к пересмотру основ национальной политики СКЮ. Национальный 13^
фактор общественных отношений, замалчивавшийся на протяже- нии предыдущих лет, был «легализован» идеологически. На VIII съезде впервые был обнародован национальный состав ЦК СКЮ, в частности И. Броз Тито впервые заявил о своей принадлежности к хорватской народности. Против федеральной реформы выступи- ла группа высших государственных и партийных деятелей под руко- водством Александра Ранкевича («централисты»). Однако после кадровой чистки в 1965—1966 г. их сопротивление было преодолено. Реформа второй половины 60-х гг. в Югославии активизировала экономические процессы, но привела с росту негативных тенден- ций. Децентрализация административного управления, не обуслов- ленная глубокими структурными преобразованиями в экономике, привела к росту влияния не рабочих коллективов, а региональных административно-технократических группировок. Децентрализо- ванные государственные фонды, переданные системе самоуправле- ния, оказались под контролем узких управленческих групп в про- изводственных и торговых организациях, банках. Эти группы нача- ли оказывать давление на государственные органы. Возникла тенденция к сращиванию возникавшей технократическо-управлен- ческой элиты с государственно-партийным аппаратом. Причем в республиках это сращивание происходило по национальному принципу. Усиление роли региональных элит значительно затруд- нило проведение скоординированной федеральной экономической политики. В 1964 г. был отменен невыполненный 5-летний план раз- вития, а во второй половине 60-х гг. принять новый так и не уда- лось. Значительно осложнилось положение слаборазвитых респуб- лик и возросло их отставание в уровне хозяйственного развития. В то же время ослабление плановых начал в руководстве экономи- кой и внедрение рыночных принципов привели к росту социальной дифференциации в обществе, экономической эмиграции в развитые страны, росту безработицы в стране. По данным официальной ста- тистики, в 1971 г. в СФРЮ было более 300 тыс. безработных, а чис- ло эмигрантов достигло почти 700 тыс. В начале 70-х гг. стало очевидно, что реформа вновь зашла в ту- пик. Югославское руководство после смерти Тито в 1970 г. пред- приняло попытку вдохнуть жизнь в идею самоуправления. В 1971 г. были приняты конституционные поправки об усилении прямого рабочего контроля на производстве для преодоления администра- тивного давления и опасности коррупции. Новая конституция 1974 г. закрепила инициативу трудовых коллективов («систему объединенного труда») как основу экономического развития стра- ны. В развитие этого положения в 1976 г. был принят закон «Об объединенном труде». Но результат этих преобразований оказался 135
незначительным. Темпы социально-экономического развития Юго- славии в конце 60-х — начале 70-х гг. заметно снизились. Именно в это время главный идеолог концепции «самоуправляющегося со- циализма» Эдвард Кардель признал в книге «Основные причины и пути конституционных изменений»: «Возможно мы возлагали слиш- ком большие надежды на то, что само рабочее самоуправление и пра- во голосования в самоуправленческих организациях автоматически решит все проблемы, и в связи с этим недооценивали необходимость создания единой твердой системы экономических отношений». На более глубокой научной основе строилась экономическая реформа в Венгрии и Чехословакии. Ведущую роль в разработке ее стратегии сыграли талантливые экономисты Реже Ньерш (Венг- рия) и Ота Шик (Чехословакия). Их предложения во многом пере- кликались с опытом советской реформы 1965 г. и получившей при- знание в СССР теорией «оптимального плана» (в основу ее легли разработки экономико-математической школы Л. Канторовича, В. Новожилова и В. Немчинова). Концептуальную основу рефор- мы составила идея синтеза планового характера социалистической экономики и закона стоимости, стихийно распределяющего ресур- сы между отраслями в условиях частной собственности. При этом ход дискуссии и принимаемые решения носили чрезвычайно идео- логизированный характер. Предвзятость в оценке западного опыта помешала объективно разобраться в причинах гибкости и эффек- тивности рыночных механизмов по сравнению с плановой эконо- микой. В частности, не анализировалась роль мотивации потреби- телей, значение устойчивого роста благосостояния граждан для развития экономической системы, соответствующие формы эконо- мического регулирования. Целью экономической реформы в Венг- рии и Чехословакии (как и в СССР в 1965 г.) стало прежде всего усиление мотивации производителей и повышение эффективнос- ти управления за счет внедрения элементов товарно-рыночных от- ношений в плановую экономику. В Чехословакии дискуссия о путях экономической реформы началась уже в 1963 г. Комиссия под руководством О. Шика сфор- мулировала ключевые ориентиры предстоящих преобразований — ликвидация жесткого директивного планирования, определение производственных планов с учетом рыночного спроса, ликвидация монополии отдельных предприятий, частичная либерализация це- нообразования, ввод прогрессивного налогообложения. Изменение фонда заработной платы предполагалось поставить в зависимость от системы хозрасчета. В октябре 1964 г. Политбюро ЦК КПЧ одоб- рило концепцию реформы, а в 1965 г. была начата эксперименталь- ная апробация ее отдельных элементов. Политический кризис 136
в СССР, связанный с приходом к власти Л.И. Брежнева, заставил чехословацкое руководство замедлить ввод нового экономического механизма. К тому же на XIII съезде КПЧ, состоявшемся в 1966 г., обострилась дискуссия между консервативной частью Политбюро и радикальными реформаторами, ратовавшими за углубление пре- образований и осуществление демократизации политического строя страны. Брежнев, возглавлявший советскую делегацию на съезде, неофициально поддержал внутрипартийную оппозицию в КПЧ — в ней он видел противовес влиянию А. Новотного, поддерживав- шему до последнего момента хорошие отношения с Хрущевым и не спешившему проявлять лояльность к новому советскому лидеру Съезд принял решение начать переход на новые принципы плани- рования и управления в рамках всей национальной экономической системы с 1 января 1967 г. Помимо первоначальных проектов была введена новая система инвестирования, согласно которой основным источником должно было стать самофинансирование предприятий. Предприятия получили право заниматься любой формой деятель- ности, свободно входить и выходить из состава крупных комбина- тов, самостоятельно устанавливать прямые связи со смежниками. Предполагалось, что в течение 17 лет предприятия выкупят свои капитальные активы и государственное регулирование приобретет лишь косвенный характер. В 1968 г. началась комплексная экономическая реформа и в Вен- грии. Ее особенностью стало санкционирование дальнейшего раз- вития кооперативной и частной форм собственности. Частный сек- тор, помимо сельского хозяйства получил развитие в сфере услуг, строительстве, мелкой торговле, в ресторанном бизнесе. Но в целом концепция реформы, разработанная под руководством Р. Ньерша, предусматривала прежде всего повышение эффективности государ- ственного сектора экономики за счет перехода предприятий на са- мофинансирование и хозрасчет. Для усиления заинтересованности трудовых коллективов в росте производительности труда устанав- ливался новый порядок формирования фонда заработной платы. Предприятия получили право распоряжаться прибылью. После уп- латы налогов остаток прибыли оставался в распоряжении предпри- ятий и делился в установленной пропорции на инвестиционный и премиальный фонды. Был отменен потолок роста заработной пла- ты. В механизме ценообразования в большей степени были задей- ствованы рыночные механизмы спроса-предложения. Были диффе- ренцированы фиксируемые и свободные цены. Предполагалось, что количество фиксируемых цен должно было поэтапно сокращаться. Свободные цены уже в 1968—1970 гт. охватили в Венгрии 3/4 опто- вых цен на продукцию обрабатывающих отраслей и 1/4 розничных 137
потребительских цен. Государственное планирование приобрело преимущественно рекомендательный характер. Главной функцией государственного планирования становится не текущее регулиро- вание экономического развития, а обеспечение крупных инвести- ционных проектов. Если ранее финансирование плановых капи- тальных вложений осуществлялось в безвозвратном порядке, то в рамках реформы расширилась практика долгосрочного кредито- вания государственных капитальных вложений. Постепенно их фи- нансирование из бюджета дополнялось выдачей ссуды под процент (хотя на долю централизованного распределения инвестиций по- прежнему приходилось не менее 80 %). Это фактически означало уход части капитальных вложений из-под плана. Если экономический аспект реформ был практически одинаков в Венгрии и Чехословакии, то ее политические результаты оказались совершенно разными. Венгерский лидер Я. Кадар принципиально избегал идеологизации реформ, в их проведении исходил из сообра- жений практической целесообразности и экономической эффектив- ности. Подобную позицию занимал и А. Новотный. Однако в начале г. молчаливом поощрении Брежнева в Чехословакии про- изошла смена высшего руководства. Январский Пленум ЦК-КЦЧ утвердил на посту первого секретаря КПЧ АлександшГДубчека у которого с Брежневым сложились достаточно близкие, поЧ1идру- жеские отношения. Сам Дубчек не принадлежал к числу горячих сторонников реформ, однако отличался склонностью к компромис- сам, легко поддавался внешнему влиянию. Уход Новотного и кон- формизм Дубчека позволили наиболее радикальным членам чехос- ловацкого руководства в течение нескольких месяцев придать ре- формам совершенно новый характер. Переломным моментом стало принятие «Программы действий КПЧ» в апреле 1968 г. В ней были отражены идеи дальнейшей демократизации как экономической, так и социально-политической сферы, отказа от однопартийной систе- ~мы ицризнания пролетариата гегемоном общества. Таким образом, речь ужешла о глубокоТГрёфорМе самоймодели социализма — фор- мировании системы «социализма с человеческим дштпч». Дейгтшу? нового"руководства КПЧ получили широкую поддержку интелли- генции, студенчества. Атмосфера плюрализма и гласности чрезвы- чайно активизировала прессу, превратив ее в реальную обществен- но-политическую силу. И хотя, в отличие, от венгерских событий 1956 г., угрозы для самого социалистического строя в Чехослова- кии не было, все эти события вызвали большую тревогу в Кремле. Идеологическая монолитность системы оказалась под угрозой. Военное вторжение армий стран-участниц Варшавского Дого- вора в августе 1968 г. остановило развитие «опасных тенденций» 138
в Чехословакии. Окончательное решение о проведении военной опе- рации было принято на расширенном заседании Политбюро ЦК КПСС 16 августа. Руководители ГДР, Болгарии Венгрии и Плпыпи одобрили его спустя два дня. Войска ОВД были введены на терри- торию Чехословакии в ночь на 21августа с четырех направлений' Наиболее крупная группировка была передислоцирована из При- карпатского военного округа СССР, к ней подключалась воздуш- но-десантная дивизия С аэродромов Польши. Группы десантников сразу же взяли под контроль важнейшие государственные и партий- ные объекты в Праге. Чехословацкая армия получила приказ свое- го ^командования не оказывать сопротивления. В первый же день операции чехословацкое руководство во главе с А. Дубчеком было" арестовано и вывезено в Москву. —Каких-либо крупных военных столкновений на территории Че- хословакии не произошло. Тем не менее за весь период пребыва- ния войск ОВД (до 17 декабря 1968 г.) погибли 94 чехословацких гражданина, тяжелые ранения получили 345 граждан. Решитель- ной была политическая реакция чехословацкого общества. Уже 21 августа состоялся XIV чрезвычайный Высочанский (Высочаны — район Праги) съезд КПЧ. Его делегаты осудили акцию союзных войск, но не поддержали требования о провозглашении нейтрали- тета ЧССР и выходе ее из ОВД. Среди населения крупных городов ширилось пассивцое сопротивление. Распространялись листовки, действовали передвижные и подпольные радиостанции, жесткой оставалась позиция чехословацких средств массовой информации. В этой ситуации советские руководители попытались придать пе- реговорам в Москве видимость официальных. Чехословацкую де- легацию возглавил лояльный Кремлю президент ЧССР Л. Свобо- да. Большую роль в достижении компрошщсасыграл и замести- тель председателя правительства(^ставТусак^В принятом по итогам переговоров Московском протЭколе под’хберждались гаран- тии вывода войск ОВД с территории Чехословакии и содержалось признание апрельской «Программы действий» КПЧ, но объявля- лись недействительными решения XIV съезда КПЧ и состоявшие- ся на нем выборы ЦК. Состоявшийся 31 августа в Праге Пленум ЦК КПЧ подтвердил эти решения. Поскольку Дубчек и большинство лидеров реформаторского крыла КПЧ остались первоначально на своих постах, то подобный итог конфликта с СССР был воспринят в Чехословакии едва ли не как победный. Но уже в начале 1969 г. стало очевидно, что в руко- водстве КПЧ складывается урыло под ру- ководством Г. Гусака. На апрельском Пленуме ЦК КПЧ он был из- бран первым секретарём партии (Дубчек получил пост посла в Тур- 139
ции). Гусак — словак по национальности, один из наиболее замет- ных деятелей коммунистического движения, пострадавших от реп- рессий в первые годы правления Новотного, воспринимался мно- гими как фигура, сравнимая с Кадаром, способная стать своеобраз- ным политическим буфером в отношениях с СССР. Но новый чехословацкий лидер избрал более жесткий вариант постреформен- ного отката. Уже в 1969 г. началась критика рыночной экономичес- кой реформы И иос тененное ее сворачивание. Руководство партий подверглось «мягкой чистке». После прошедшего в 1971 г. нового Xl V съезда К11Ч Гусак был утвержден в восстановленной должно- сти генеральдо^^кретаря, началось быстрое усиление его лич- ной власти(У197эд^ он стал и президентом страны. Деятельность любой идеологической оппозиции жестко пресекалась, хотя в эко- номической политике нового режима сохранились некоторые идеи из арсенала реформаторов середины 60-х гг. «Пражская весна» стала символом нереализованной альтернативы в истории социализма. Период В начале 70-х гг. в восточноевропейских странах за- « застоя». вершается волна реформ, связанных с поиском мо- Польскии делей социализма, адекватных национальным осо- кризис конца бенностям. Итоги предшествующих лет оказались 70-х — начала 80-х гг. неоднозначны. В большинстве стран региона был совершен значительный рывок в «догоняющем-рая- витии», достигнут значительный (ио динамике) рост уровня жиз- йи. Социалистические страны обеспечивали к этому времени 1/3 ' мирового промышленного производства, 1/4 мирового националь- ного валового дохода. Правда, при этом на них приходилось лишь 10 % мировой торговли. Для преодоления столь явной замкнутости экономических систем в социалистическом лагере в 70-х гг. был взят курс на интенсификацию межгосударственных экономических свя- зей. Большую роль сыграла реализация принятой в 1971 г. Комплек- сной программы дальнейшего углубления и совершенствования эко- номической интеграции в рамках СЭВ. Однако наряду с явными до- стижениями становился очевидным процесс сворачивания реформ, нарастания консервативной волны. Начинается период «застоя». Понятие «застоя» как особой стадии развития мировой социа- листической системы и отдельных стран, принадлежавших к ней, достаточно многогранно. «Застой» — это символ приостановки ре- форм, своеобразная политическая пауза, ОТКАЗ от ппистг пп тгпппртпрн- но новых решений назревших проблем. При этом период «застоя» совпал с пафосной идеологической кампанией внедрения тезиса о «развитом социализме» как высшей ступени социалистического строительства (в Румынии официально было даже закрепленоосо- 140
бое название этого периода — «золотая эпоха Чаушеску»). Одно- временно «застой» породил достаточно сильное диссидентское дви- жение, которое поставило вопрос о несовместимости социализма и демократии, об отсутствии гласности и свободы личности как глав- ных причинах неудачи любых преобразований, их половинчатости. «Застой» привел и к росту политической апатии в массах, разоча- рованности и инертности, идеологического цинизма, порожденно- го ритуальностью, фальшью политического поведения человека в таком обществе. Наконец, «застой» способствовал началу корро- зии государственной элиты, усилению крименогенности, коррум- пированности в высшей административно-управленческой и партийной сфере. В чем же причины такого радикального измене- ния в развитии социалистических стран? На решение о приостановке реформ, безусловно, повлиял фак- тор растущей «закрытости» партийно-государственной элиты — на протяжении 15—20 лет у власти находился относительно узкий круг людей. Руководство остро нуждалось в «новой крови», новых иде- ях. Но сложившийся аппаратный механизм кадровой политики, корпоративность каждого эшелона власти, фильтрация служебной и политической информации аппаратом на пути следования к выс- шим должностным лицам препятствовали этому. По мере старения высшего эшелона власти усиливался и естественный, психологи- ческий консерватизм правящей элиты. Как советский, так и вос- точноевропейские режимы тех лет получили впоследствии назва- ние «геронтократия» — власть старцев. СуТцествовала группа причин, заставивших поддержать приос- тановку реформ и ту часть правящих кругов, которая сохраняла спо- собность рассуждать здраво и профессионально. За несколько лет реформы «рыночного социализма» подошли к качественному ру- бежу. Их первая волна касалась, главным образом, сферы обмена и потребления. Основным источником роста стало изменение управ- ления производством, а не его технико-технологической базы. Важ- ную роль сыграла активность динамичных социальных групп, ко- торые получили возможность повысить уровень жизни в условиях «социалистического рынка». Но меры по усилению мотивации к труду не сопровождались глубокой перестройкой форм собствен- ности. Распространенной практикой оставались административное распоряжение валютными средствами, жесткая регламентация внешней торговли, государственный контроль над ценообразовани- ем, бюрократическое перераспределение государственных средств между предприятиями, сохранение на высших постах в руководстве предприятий и банков ставленников партийно-государственной «номенклатуры». В результате, прослойка динамичных и предпри- 141
имчивых работников, откликнувшихся на новаций, оставалась по- прежнему в зависимости от административной системы. По мере углубления реформаторского процесса становилась очевидной не- обходимость освобождения новой системы управления производ- ством от бюрократической опеки, перехода от санкционированного государством расширения рыночного сектора к его самостоятель- ному развитию, децентрализации и коммерсализации капитально- го инвестирования, правового оформления нового типа отношений работодателей с наемными рабочими. Формирующийся экономи- ческий механизм объективно нуждался в распространении рыноч- ных отношений на базовые сферы общественного производства — в формировании негосударственного рынка капиталов, ценных бу- маг и рабочей силы. Но отказ от государственной монополии в этих вопросах означал крах самого социализма, его конвергенцию, а фак- тически и растворение в капиталистической системе. Важным фактором, обусловившим отказ от углубления реформ, стало и состояние самого общества. Рыночные механизмы активи- зировали те социальные группы, которые являлись потенциальной оппозицией правящим режимам. Эмансипация экономического поведения личности одновременно означала ее духовное раскрепо- щение, уход из-под жесткой опеки идеологической системы. В то же время растущая имущественная дифференциация, рост цен, не- избежно сопровождавший либерализацию ценообразования, вызы- вали недовольство широких групп населения. Под угрозой оказа- лись базовые для коммунистической идеологии принципы равен- ства и солидарности, социальные идеалы эгалитаризма. Оказавшись перед выбором между саморазрушением системы и ее консервацией, коммунистическое руководство восточноевро- пейских стран избрало второй путь. Интенсивность предыдущих реформ, особенности государственной стратегии, избранной ранее в той или иной стране, уже не играли особой роли. Механизм «за- стоя» оказался одинаков для всего региона. И все эти режимы, вне зависимости от политических особенностей и стадии экономичес- кого развития, были обречены на близкий крах — искусственно бло- кируя развитие общества, они оказались противопоставлены ему. Внутренний потенциал сохранения социалистической системы в странах Восточной Европы был почти исчерпан. В этот период, как никогда, судьбы социализма оказались связаны с прямым по- литическим и экономическим влиянием СССР. Символом насиль- ственной консолидации социалистического лагеря стало оформле- ние «доктрины Брежнева». Становление идеологической концепции «коллективной ответ- ственности за судьбы социализма», призванной обосновать право 142
на вмешательство во внутренние дела социалистических стран во имя сохранения целостности общественного строя, произошло еще на фоне чехословацкого кризиса 1968 г. В западной советологии она получила название «доктрины Брежнева», или «доктрины ограниченного суверенитета». Необходимость закрепления прин- ципа коллективной ответственности диктовалась не столько изме- нением геополитической обстановки, сколько противоречивыми итогами реформаторского десятилетия. Экономические, соци- альные и даже политические условия развития восточноевропей- ских стран становились тогда все более разнообразными. Советс- кое руководство пыталось восстановить пошатнувшееся единство социалистического лагеря. В выступлениях Брежнева летом—осе- нью 1968 г. настойчиво повторялся тезис о приоритете классовых, интернациональных интересов, общих закономерностей развития социалистического строя. Так, 3 июля 1968 г. в речи на митинге со- ветско-венгерской дружбы в Кремлевском дворце съездов Бреж- нев подчеркнул: «Мы, коммунисты, строим социализм и коммунизм каждый у себя, в своей стране, и видим в этом свою первоочеред- ную обязанность. Но мы в то же время интернационалисты по сути своих убеждений, по воспитанию, по велению сердца, и нам не мо- гут быть и никогда не будут безразличны судьбы социалистическо- го строительства в других странах, общее дело социализма и ком- мунизма на земле». На варшавской встрече (14—15 июля 1968 г.) руководства пяти стран ОЁД он утверждал, что «существуют об- щие принципы социалистического строительства, сформулирован- ные классиками марксизма-ленинизма, которых длттжны прндар=_ живаться все сопиялистичрсуир страны» Через год после вторже- ния в Чехословакию в Москве состоялось последнее в истории международное совещание коммунистических и рабочих партий. В его основном документе суть классового подхода усматривалась в примате интересов борьбы «за установление социалистической власти, каков бы ни был путь для достижения этой цели». Закрепление «доктрины Брежнева» и уроки подавления граждан- ского движения «пражской весны» стали еще одним важным факто- ром нарастания консервативных тенденций в политике восточноев- ропейских режимов в 70-х гг. Однако остановить нарастание кризисных явлений политическими, идеологическими и даже реп- рессивными мерами было невозможно. Прологом приближающего- ся краха восточноевропейского социализма стали кризисные собы- тия в Польше. Уже в 1970 г. былое стабильное положение режима В Гомулки было нар}/шени “стихийными выступлениями рабочих в крупных промышленных центрах. Причиной их стало повышение ngn на продовольствие и потребительские товары при одновремен^ 143
ном «замораживании» уровня заработной платы (такими мерами правительство пыталось бороться с инфляцией). Развязка наступи- ла в декабре 1970 г., когда забастовки на предприятиях и судовер- фях Гданьска, Гдыни, Щецина и Слупска переросли в массовые де- монстрации и погромы партийных и общественных зданий. При по- давлении волнений на Гданьской судоверфи было убито 44 и ранено более 1000 человек. 20 декабря VII Пленум ЦК ПОРП приял реше- ние об освобождении Гомулки и ряда других членов Полит&рро-оъ занимаемых постов. Первым секретарем ПОРП стал Эдв^рдГер^к: Новое польское руководство предприняло энергичные меры по ^улучшению социальной ситуации в стране. Были отменены поста- <^новления о повышении цен, увеличена заработная плата многим категориям работников. V1 съезд ПОРП, состоявшийся в декабре 1971 г.?закрепил новую стратегию государственного развития. Ос- нову ее спгтанияаг идея экономического ускорения, в качестве ос- новного источника которого рассматривалась модернизация обо- рудования польских промышленных предприятий, транспортного парка, масштабное строительство новых объектов в отраслях ко- раблестроения, самолете- и автомобилестроения. Поскольку внут- ренних инвестиционных средств для реализации такой программы в распоряжении польского правительства не было, предполагалось широко использовать иностранные кредиты. Авторы программы рассчитывали, что последующий рос 1 экспорта польских товаров на мировой рынок позволит быстро погасить задолженность. Первоначально реализация программы экономического ускоре- ния принесла впечатляющие успехи. ВНП вырос в Польше на 8 % в 1971 г. и еще на 6 % в 1972—1973 гг. Однако в дальнейшем все более ощутимым грузом становилась внешняя задолженность. Если в 1971 г. долг Польши западным кредиторам составляла 1,1 млрд долл., то к 1975 г. он вырос до 8,5 млрд. Ежегодный рост выплат по долгам превысил 25 % ежегодных доходов по экспорту товаров и услуг. Расчеты на погашение долга за счет прорыва на западный товарный рынок не оправдались. Причина заключалась в повыше- нии себестоимости польских товаров из-за начавшегося нефтяного кризиса, а также опережающего роста заработной платы во многих отраслях. К тому же по политическим соображениям правитель- ство переориентировало часть займов на насыщение внутреннего рынка товарами потребления. Это смягчило на некоторое время со- циальную ситуацию, но не позволило сохранить запланированные масштабы модернизации промышленности. Чрезмерный рост ин- вестиций и значительное расширение импорта отягощали эконо- мику, препятствовали ее эффективному функционированию, по- рождали инфляционные процессы. В результате действия всех этих 144
факторов к середине 70-х гг. в стране вновь начали проявляться сим- птомы социально-политического кризиса. Наиболее заметным свидетельством растущей дестабилизации польского общества стала активизация оппозиционных сил. Осо- бенностью этого процесса, по сравнению с событиями венгерского и чехословацкого кризисов было участие в нем и постепенный вы- ход на первые роли представителей рабочего движения, которое все- гда рассматривалось как наиболее надежная опора правящего ре- жима. Уже в 1976 г. в Польше прокатилась новая волна рабочих выступлений, ставших прологом к образованию организованной рабочей оппозиции. Начало этому процессу положил Комитет за- щиты рабочих (КОР), образованный в сентябре 1976 г. Я. Куронем, А. Михником и Я. Липским для оказания материальной и правовой помощи рабочим и их семьям, пострадавшим за участие в волнени- ях. Позднее комитет получил новое название — Комитет социаль- ной самозащиты (КОС-КОР) и стал координатором оппозицион- ной деятельности в стране. С ним тесно сотрудничали группы сту- денческой молодежи, католические круги, а также эмигрантские организации. Немалую финансовую и организационную помощь польским оппозиционерам оказывали администрация и обществен- ные организации США. Деятельность КОС-КОР первоначально сводилась к акциям социальной солидарности и пропагандистско- просветительской работе. В дальнейшем ее эпицентр сконцентри- ровался вокруг создававшихся с 1978 г. независимых профсоюзов. Несмотря на постоянное нарастание социальной напряженнос- ти, польское руководство не сумело адекватно отреагировать на все более очевидный экономический спад. На состоявшихся в 1975 и 1980 гг. VII и VIII съездах ПОРП господствовали настроения бла- годушия и апатии. Радужная картина процветающей экономики и единодушного одобрения правительственного курса всеми слоя- ми польского общества была взорвана серией рабочих забастовок летом 1980 г. Непосредственным поводом для них стал^еад^ком- мерческих цен на мясо. В июле забастовки были объявлены на 177 предприятиях, в августе — на 750. Центром забастовочного дви- жения стал Гданьск, где 14 августа забастовали сразу 140 предпри- ятий (130 тыс. человек). Забастовочный комит£1_иеещ^судовер- фи под руководством 37-летнего электрик^Леха Валенс/>1 сумел объединить рабочих и организовать всеобщую забастовкуГВ после- дующие дни аналогичные события произошли в Гдыне, Щецине, Эльблонге. Забастовочные комитеты выдвигали преимуществен- но экономические требования, а также выступали за признание сво- бодных профсоюзов, свободу печати, реабилитацию осужденных по политическим мотивам. " 145
Подъем рабочего движения оказался столь масштабен, что пра- вящий режим был вынужден предпринять шаги по обеспечению политического диалога с оппозиционными организациями и поис- ку компромисса. Решения об этом обсуждались на IV и V плену- мах ЦК ПОРП в конце августа 1980 г. К началу сентября состоя- лось подписание протоколов соглашения между правительствен- ной комиссией и крупнейшими забастовочными комитетами. Однако в последующие месяцы накал забастовочного движения не спадал. Его участники все чаще выдвигали политические требова- ния. В хозяйственной сфере многие предприятия добивались от правительства подписания с ними отдельных соглашений, значи- тельно уменьшающих управляемость со стороны центральных и отраслевых органов. Наметился спад производственной дисципли- ны, участились смены неугодных забастовочным лидерам админи- стративных работников и партийных активистов. Все это усугуб- ляло последствия экономического кризиса. На VI пленуме ЦК ПОРП (в сентябре—октябре 1980 г.) на пост Первого секретаря вместо Терека был избран Станислав Каня. Новое руководство сохранило курс на гражданское согласие и по- литический диалог. Одновременно происходила консолидация оппозиции. 17 сентября 1980 г. в Гданьске был утвержден устав не- зависимого межотраслевого профсоюза «Солидарность». Его коор- динационный совет возглавил Л. ВаленсаГАктивную роль в станов- лении «Солидарности» сыграли активисты КОС-КОР, католичес- кие деятели. К концу октября профсоюз насчитывал уже около 8 млн членов, т. е. почти половину всех рабочих и служащих, занятых в государственном секторе. В его ряды все чаще вступали и члены ПОРП. Несмотря на заявления руководителей «Солидарности» о сугубо экономической и социальной направленности их деятель- ности, новый профсоюз сразу же превратился во влиятельную по- литическую силу, в массовое демократическое движение рабочего класса и интеллигенции, направленное на проГИвидейывие КОМЗИД- ни^административной системе. Под эгидой «Солидарности» посте- пенно объединялись политические силы, стремящиеся уже не к из- меНениюГа к демонтажу социалистический ибщеш венной системы? В 1981 г. общественно-политический кризис в Польше достиг своего апогея. В правящей партии усилилась борьба между консер- вативным и реформаторским течениями. Руководство страны не обладало политической волей и достаточными организационными способностями для того, чтобы взять ситуацию под контроль. Пос- ледней попыткой преодолеть кризис ненасильственными мерами стало назначение в феврале главой правительства генерала Войце- ха Ярузельского. Несмотря на сохранение им одновременно поста 146
министра обороны, новый состав правительства был ориентирован на разрешение общественных конфликтов на пути системных эко- номических реформ. Ярузельский обратился к обществу с призы- вом о прекращении всех забастовочных акций на 90 дней, чтобы иметь возможность реализовать программу стабилизации. Для ре- гулирования взаимоотношений с «Солидарностью» был создан спе- циальный комитет во главе с заместителем премьера публицистом М. Раковским. Программа правительства Ярузельского была утвер- ждена на IX чрезвычайном съезде ПОРП в июле 1981 г. Характер- но, что, по данным мандатной комиссии, 56 % делегатов съезда со- стояли в профобъединении «Солидарность». Несмотря на изменения в высших эшелонах власти, руководство «Солидарности» сохранило курс на эскалацию напряженности. Уступки правительства вызывали эйфорию у радикального крыла оппозиции. Требования забастовочных комитетов все больше на- поминали политический шантаж. Массовые забастовки рабочих на предприятиях дополнились «голодными маршами» в городских центрах и студенческими волнениями. После объединения в марте 1981 г. трех независимых крестьянских организаций в Независи- мый профсоюз индивидуальных хозяев «Солидарность» радикали- зировалось и крестьянское движение. Участились случаи захвата земельных участков кооперативов. Состоявшийся в сентябре 1981 г. I съезд «Солидарности» обозначил линию на изменение конститу- ционных принципов Польской Народной Республики, пересмотр внешнеполитических ориентиров, отказ от политической монопо- лии ПОРП. В принятой программе декларировалась необходимость перехода к «самоуправляющейся демократической Польше». Ос- нову экономической системы, согласно программе, должны были составить самоуправляющиеся предприятия. В обстановке нарастающего общественного кризиса Пленум ЦК ПОРП избрал 18 октября 1981 г. первым секретарем Ярузельского. 31 октября сейм ПНР принял постановление, в котором осудил ра- дикальные действия «Солидарности». Было отвергнуто предложе- ния руководства «Солидарности» о переговорах с правительством при условии формирования альтернативного общественного сове- та народного хозяйства, обладающего правом вето в отношении пра- вительственных мероприятий, обеспечения свободного доступа общественных организаций к средствам массовой информации и проведения реформы избирательной системы, правосудия и тер- риториального самоуправления. В ночь с 12 на 13 декабря 1981 г. Государственный совет ПНР принял решение о введении на всей территории Польши военного положения. Всю полноту власти при- нял Военный совет национального спасения под председательством 147
Ярузельского. Его задачей стало обеспечение общественного поряд- ка и создание условий для реализации антикризисной программы. Деятельность общественных организаций (за исключением поли- тических партий правительственной коалиции) временно приоста- навливалась. Радикальные деятели «Солидарности» были интер- нированы. Принятие решения о вводе военного положения осуществлялось в тот момент, когда руководство Польши находилось под двойным давлением — помимо действий «Солидарности» необходимо было учитывать позицию союзников по ОВД. Уже в 1980 г. под эгидой Кремля проводились совещания по «польскому вопросу», на кото- рых часть советского генералитета, а также представители ГДР и ЧССР высказывались за ввод войск на территорию Польши и на- сильственное подавление гражданского движения наподобие собы- тий в Чехословакии. Зимой 1980—1981 гг. на границах Польши было демонстративно проведено учение войск ОВД, длившееся два с половиной месяца. В этот период осуществлялась рекогнос- цировка маршрутов выдвижения войск вглубь польской террито- рии, уточнялись районы их возможного сосредоточения. Вторже- ние было во многом предотвращено решением Ярузельского о вво- де военного положения. Но не менее важным фактором стало понимание многими советскими политиками и военачальниками принципиального отличия польских событий от «пражской вес- ны». Коммунистический режим впервые столкнулся с подлинно няр^ттным сопротивление Восточная НибБАЙ импульс развитие восточноевропейского со- Европа в период циализма получило с началом процесса перестрой- перестройки Ки в СССР. Последний советский лидер М.С. Горба- чев уже в первые месяцы пребывания у власти попытался найти прин- ципиально иные формы отношений со странами социалистического лагеря. Сам «лагерь» получил в программных документах коммуни- стических партий новое название — «социалистическое содруже- ство», что уже само по себе должно было символизировать измене- ние его характера. В октябре 1985 г. на Совещании политического консультативного комитета стран-участниц ОВД в Софии в выс- туплении Горбачева впервые прозвучали новые ориентиры разви- тия социалистической интеграции — интенсификация прямых эко- номических связей, экономические отношения на началах взаимо- выгодное™ и взаимопомощи, преодоление бюрократизма в деятельности структуры СЭВ, отказ СССР от роли «старшего бра- та» и равная, взаимная ответственность членов содружества за судь- бы социализма. В ноябре 1986 г. эти принципы были утверждены 148
на встрече лидеров стран СЭВ, а на XXVII съезде КПСС получили идеологическое обоснование. Однако реализация новой програм- мы социалистической интеграции встретила большие трудности. В СЭВ и ОВД нарастали настроения иждивенчества, стремление стран сократить собственные военные расходы, перейти в товар- ном обмене на мировые цены, сохранив поставки дешевого совет- ского сырья и энергоносителей (нефти и газа). Барьером для ин- тенсификации деятельности СЭВ стала практика государственной монополии внешней торговли, затруднительность прямых произ- водственных связей. Экономическая дезинтеграция «социалисти- ческого содружества» стала прологом к политическому развалу мировой системы социализма. Горбачев не пытался насильственно склонить руководство вос- точноевропейских социалистических стран к проведению таких же реформ, как и в СССР. Решающим аргументом должен был стать успех самой перестройки. В большинстве стран региона — Чехо- словакии, ГДР, Болгарии, Румынии — события в СССР были встре- чены с привычным пиететом, но не стали толчком к реальным внут- ренним преобразованиям. Примеру нового советского лидера по- следовало лишь руководство Польши, Венгрии, Югославии. Здесь во второй половине 80-х гг. была проведена последняя серия реформ, призванных сформировать модель демократического социализма. Однако достигнутые результаты были далеки от ожидаемого. Наиболее радикальной стала экономическая реформа эпохи пе- рестройки в Венгрии. Новая волна преобразований началась здесь еще в 1978 г., когда был взят курс на сдерживание объемов капита- ловложений, ограничение импорта, стимулирование экспорта. С 1982 г. проводилась масштабная кампания по акционированию предприятий. В 1984 г. был объявлен переход к рыночным отноше- ниям в области ценообразования. Наконец, в 1987 г. была принята «Программа оздоровления», предусматривавшая проведение в чрез- вычайно ограниченных масштабах приватизации, привлечение иностранных капиталов, правовое закрепление многоукладное™. Децентрализации подверглась банковская система. Все эти преоб- разования представляли собой постепенный демонтаж командно-ад- министративной экономической системы, но не сопровождались какими-либо политическими изменениями. Вплоть до 1988 г. Ка- дар уверенно контролировал обстановку в стране и не пытался ко- пировать советский опыт в области гласности. Консервативность политического стиля кадаровского руководства обеспечивала со- хранение управляемости социально-экономической сферы, но пре- пятствовала углублению реформ. Опыт акционирования, хозрас- чет и самофинансирование предприятий, относительная свобода це- 149
нообразования оказывались блокированы бюрократическим управ- лением. В систему рыночных отношений включились преимуще- ственно мелкие предприятия, не оказывающие решающего влия- ния на макроэкономические процессы. Значительно возрос тене- вой сектор экономики — в 80-х гг. на него приходилась уже 1/3 совокупного рабочего времени. Предприятия же государствен- ного сектора в новых хозяйственных условиях чаще всего не отка- зывались от экстенсивных методов развития производства. При от- сутствии реальной конкуренции рост эффективности производства подменялся повышением цен, видоизменением ассортимента про- дукции без повышения ее качества. В рамках государственной по- литики сохранялся прежний приоритет — сохранение социальной стабильности, что противоречило глубоким структурным преобра- зованиям. В этих условиях половинчатость государственных пре- образований оказывалась неизбежной. Новый этап экономических преобразований в Польше совпал с выходом из острейшего социально-политического кризиса начала 80-х гг. Общество находилось в сложном психологическом состоя- нии, вызванном вводом военного положения. Начался массовый де- монстративный выход из ПОРП. Часть активистов «Солидарнос- ти» перешла на нелегальное положение. Власти предпринимали как активные меры по раскрытию и подавлению групп сопротивления, так и по нормализации экономического положения. Большую роль сыграли шаги руководства ПОРП по налаживанию отношений с католической церковью. Помощь в осуществлении курса на граж- данское примирение оказывало Патриотическое движение националь- ного возрождения под руководством Я. Добрачиньского. В 1983 г. его деятельность была закреплена в Конституции. В июле 1983 г. военное положение и все ограничения гражданских прав были от- менены. По мере нормализации обстановки в стране польское пра- вительство приступило к следующему этапу реформ. В рамках трех- летней программы стабилизации (1982—1985 гг.) удалось добить- ся превышения экспорта над импортом и частичного погашения внешнего долга. Жесткими мерами была восстановлена производ- ственная дисциплина, пресекались случаи коррупции. Нацио- нальный доход за три года вырос на 15 %. Однако тяжелейшей про- блемой оставалась внешняя задолженность (более 28 млрд долл.). С сокращением импорта возникла напряженность на внутреннем товарном рынке. Уровень инфляции достигал 18 % ежегодно. Начало перестроечной кампании в СССР стало сигналом для активизации польских реформ. В ноябре 1985 г. Ярузельский был назначен Председателем Государственного совета ПНР, а правитель- ство возглавил профессиональный экономист Збигнев Месснер. 150
Политика нового правительства сосредоточилась вокруг попыток сбалансировать процесс ценообразования, повысить эффектив- ность системы хозрасчета и самоуправления предприятий, переори- ентировать государственное планирование на стратегические цели, добиться ликвидации бюрократических барьеров в перераспреде- лении материальных и финансовых средств между экономически- ми субъектами. Особая роль придавалась ужесточению контроля над опережающим ростом заработной платы, пересмотру системы дотаций, распространению рыночных условий на новые сферы про- изводства и социальной инфраструктуры. Началась реформа на- логообложения, основанная на переходе от налога с оборота к на- логу на прибавочную стоимость, укрепление национальной валю- ты, формирование системы акционерных и коммерческих банков. Таким образом, в отличие от венгерской стратегии 80-х гг., осно- ванной на все большей интеграции частного сектора в социалисти- ческую экономику, польская реформа представляла собой наибо- лее последовательную и решительную попытку формирования «со- циалистического рынка». Но уже к 1987—1988 гг. внедрение нового экономического механизма начало утрачивать темпы. Правитель- ству не удалось преодолеть инфляционные тенденции, добиться ста- билизации потребительского рынка и, главное, решить проблему внешнего долга, достигшего 39,2 млрд долл. Причины провала перестроечных реформ как в самом СССР, так и в Восточной Европе чрезвычайно многогранны. Многое зависело от специфики политической ситуации и «запаса прочности» эконо- мической системы в той или иной конкретной стране. Но существо- вали и факторы общего значения. Ключевой идеей первого,этапа перестроечных реформ была не столько политическая демократи- зация, сколько ускорение социально-экономического развития, новый виток «догоняющего» движения. В качестве его основы рас- сматривались более последовательное использование рыночных ме- ханизмов, децентрализация государственного управления экономи- кой, переход на принципы самофинансирования и самоокупаемос- ти производства. Однако с точки зрения мировой практики подобные преобразования являлись явно недостаточными. На фоне глобального экономического кризиса второй половины 70-х гг. на Западе уже формировались контуры совершенно новой постинду- стриальной экономической модели. Она предполагала гибкое ин- новационное развитие технико-технологической базы производства, эффективное сочетание крупного и мелкого бизнеса, переход к ре- сурсо- и энергосберегающим технологиям, складывание единого информационного пространства. Эта модель позволяла значитель- но усилить личностный, психологический фактор в развитии про- 151
изводственной системы, была адекватна новой социальной струк- туре западного общества, в которой классовые факторы уступали место многогранным взаимоотношениям различных страт. Попыт- ка социалистических стран догнать по уровню развития ушедший вперед Запад, сохраняя прежний экстенсивный экономический ме- ханизм, лишь за счет сложной перестройки организационной струк- туры экономики, была обречена на провал. Эта гонка приводила к дальнейшему истощению сырьевой, энергетической, экологической базы. Попытка же перейти к интенсивному экономическому росту, не подкрепленная реальными структурными изменениями, лишь приводила к снижению производительности труда и капитала. Кризисные тенденции в развитии экономики восточноевропей- ских стран коснулись и финансовой сферы. В 80-х гг. значительно обострились проблемы, связанные с инфляцией и внешним долгом. Инфляция была необычным явлением для плановой экономики. Однако ее источники оказались связаны именно с диспропорция- ми существовавшей экономической модели. В результате наруше- ния рыночной динамики спроса и предложения, дотационной прак- тики, бюрократических методов распределения ресурсов и ценооб- разования хронической проблемой социалистической экономики стал дефицит большинства видов потребительских товаров (при относительной дешевизне и доступности многих услуг — комму- нальных, транспортных и т.п.). При осуществлении реформ «ры- ночного социализма», приводящих к дифференциации доходов, у населения образовывалась избыточная денежная масса, не нахо- дившая реализации ни на потребительском рынке, ни в форме ин- вестиций. Эта денежная масса питала черный рынок и теневой сек- тор экономики, а отток средств из официального обращения про- воцировал дополнительную эмиссию со стороны государства. Проблема внешнего долга превратилась на рубеже 70—80-х гг.. в глобальную. В категорию должников попали многие развиваю- щиеся страны третьего мира, которые после получения независи- мости пытались осуществлять на протяжении предшествующих по- лутора-двух десятилетий структурные преобразования и активно прибегали к внешним займам. Большинство восточноевропейских стран, начиная с 60—70-х гг., также активно пользовалось услуга- ми международного финансового рынка. Приток иностранных ка- питалов особенно возрос во второй половине 70-х гг., когда запад- ные банки аккумулировали огромные сверхдоходы стран ОПЕК, резко поднявших цены на нефть. Но лишь небольшая часть полу- ченных займов была использована тогда на развитие производствен- ных мощностей. С начала же 80-х гг., на фоне завершения струк- турной перестройки западной экономики конъюнктура на мировом 152
финансовом рынке существенно изменилась. Процентные ставки значительно возросли, условия кредитования вновь ужесточились. Восточноевропейские страны столкнулись с проблемой обслужи- вания внешнего долга, объем которого за период с 1972 по 1989 г. вырос с 8 до 85 млрд долл. Дефицит платежного баланса удавалось ликвидировать лишь за счет сокращения производственного инве- стирования и снижения уровня потребления. А это не только по- рождало социальную напряженность, но и препятствовало модер- низации наиболее рентабельных отраслей, способных обеспечить в перспективе выплату долгов. Провал экономических реформ эпохи перестройки подвел чер- ту под существованием социализма как мировой общественной си- стемы. Попытка правительственных кругов СССР и ряда восточ- ноевропейских стран активизировать в конце 80-х гг. реформатор- ский процесс за счет демократизации, обеспечения идеологического плюрализма и гласности лишь ускорили развал системы. В этот про- цесс были вовлечены и те страны, руководство которых до после- днего момента отказывалось от корректировки своей политики. Не- двусмысленную роль здесь сыграла советская дипломатия — Гор- бачев морально поддерживал любые оппозиционные движения (включая и открыто сепаратистские в многонациональных государ- ствах) как проявление растущей демократизации. Политизация общества, распад властной системы, дискредитация сложившейся на протяжении последних десятилетий ценностной системы усу- губляли нарастающий экономический кризис и делал крах социа- лизма неизбежным. § Э/Проблемы постсоциалистического развития стран Восточной Европы Крах восточно- Распад социалистической системы был неизбежен, европейского но сценарии смены государственного строя зави- социализма. сели от наследия социалистической эпохи. В тех «Бархатные странах, где в период перестройки активизирова- революции» лись реформы, идеологический плюрализм был наибольшим и коммунистическое руководство сознавало неизбеж- ность происходящих событий, переход совершался более плавно и на правовой основе. ВДольше с 198>8 г. участи л исъ^кциипрдТестаг>о€нотт>ткг лейт- мотивом которьробы л о требование легализовать профобъединение « Солидарность»вод^е‘(ПО^ите^ кую позицию заняло и руководство официальных профсоюзов. Ис- 153
полком Всепольского соглашения профсоюзов даже обратился в сейм с заявлением о вотуме недоверия правительству Месснера. VIII пленум ЦК ПОРП, состоявшийся в августе 1988 г., принял ре- шение о возобновлении диалога с умеренным крылом оппозиции. Спустя месяц правительство возглавил известный публицист М. Ра- ковский, приложивший все силы для организации диалога со всеми конструктивными общественными объединениями. В отличие от своих предшественников Раковский считал принципиально важным сочетание экономических реформ с демократизацией общественного строя. В 1989 г. при поддержке реформаторского крыла ПОРП пра- вительство организовало несколько заседаний круглого стола с уча- стием представителей государственной администрации, ПОРП, об- щественных организаций, католической церкви и профсоюзов. За- ключительные документы круглого стола, подписанные в апреле, закрепили стратегию реформы политической системы. На июнь назначались первые выборы в сейм на альтернативной основе. По взаимной договоренности 60 % депутатских мандатов изначально гарантировалось для ПОРП и ее союзников по коалиции, а осталь- ные 40 % мест отдавались беспартийным депутатам и представите- лям оппозиции. В соответствии с решениями круглого стола в ап- реле был также восстановлен институт президента и учреждена вто- рая палата парламента. Тогда же был изменен закон о профсоюзах, допустивший существование независимых профобъединений. Июньские выборы показали стремительное падение влияния ПОРП и рост популярности оппозиционных движений, в том чис- ле «Солидарности». Новый состав парламента лишь большинством в один голос избрал на пост президента В. Ярузельского Попытка назначения главой правительства министра внутренних дел гене- рала Ч. Кищака встретила решительное противодействие со сторо- ны оппозиции. По призыву Л. Валенсы Объединенная крестьянс- кая партия и «Стронництво демократичное» (чьи представители избирались в сейм в составе правительственного блока) образова- ли коалицию с «Солидарностью». Это создало совершенно новую политическую ситуацию и привело к созданию коалиционного пра- вительственного кабинета под руководством представителя «Со- лидарности» Т. Мазовецкого. Правительство объявило о начале глу- боких экономических и политических преобразований. В частно- сти, уже в октябре была обнародована экономическая программа правительства, составленная Л. Бальцеровичем, с^пъ которой^сво- дилась к немедленному «шоковому» переходу"экономики на рыноч- ные отношения. ЕГДекабре былгГприняты поправки к конституций^ провозгласившие Польшу демократическим правовым государством. Исключались статьи о ПОРП как руководящей политической силе 154
польского общества и социалистическом характере польского госу- дарства, закреплялась многопартийность. В январе 1990 г. XI съезд ПОРП заявил о прекращении деятельности партии. По предложе- нию Ярузельского в ноябре—декабре 1990 г. состоялись внеочеред- ные президентские выборы, принесшие победу Л. Валенсе. Рубежное значение для пплипшрскпт ]3енгрим при- обрела партийная конференция, прошедшая в мае 1988 г. После нее начался процесс обновления высшего партийного руководства и формирование фракций в ВСРП. Наиьт^Аырря^^ным сркрета- рем партии-стаи представитель центристов1£арой ГросТйри актив- ной поддержке «отца» реформы 60-х гг. Р. Ньерша премьер-министр М. Немет начал наиболее радикальные преобразования по внедре- нию рыночных отношений. Еще до ликвидации коммунистическо- го режима его правительству удалось создать негосударственную фондовую биржу, начать тотальную либерализацию ценообразова- ния, ввести конвертируемость национальной валюты. Была ужес- точена политика в отношении нерентабельных государственных предприятий, проведена налоговая реформа, фактически легали- зован весь «теневой» сектор экономики^ Несмотря на рост цен и развитие инфляционных процессов, правительство пошло на самые непопулярные меры — ограничение социальных субсидий, сокра- щение многих целевых бюджетных программ. 1ем самым еще при формальном сохранении коммунистического режима в Венгрии началась «шоковая» экономическая реформа. Одновременно в Вешрии развертывалась и политическая рефор- ма. После февральского 1989 г. Пленума ЦК ВСРП был объявлен курс ,на демократизацию государственного устройства, ввод мно- гопартийности. Государственный министр и член Политбюро ВСРП Ймре Пожгаи возглавил общественную кампанию по переоценке со- бытий 1956 г. Это стало поворотным моментом в изменении обще- ственных настроений в Венгрии. Сопротивление консервативной части руководства ВСПР и двойственная позиция К Гроса лишь спо- собствовали нарастанию кризиса в самой партии. В октябре 1989 г. состоялся внеочередной съезд ВСРП, принявший решение о пре- образовании ее в Венгерскую социалистическую партию. РеФор- маторское крыло’добилось значительного обновления партийной программы, а ортодоксальные коммунисты вместе с частью цент- ристской группировки воссоздали ВСРП. На фоне раскола правя- щей партии новые оппозиционные партии одержали убедительную победу на первых свободных выборах весно1Ц990 rj Фаворитом их стал Венгерский демократический форум, который вместе с хрис- тианско-демократической партией и воссозданной партией мелких хозяев образовал правящую либерально-демохристианскую коали- 155
цию. Лидер ВДФ Йожеф Анталл возглавил правительство. Прези- дентом республики стал Арпад Генц, руководитель второй крупней- шей партии бывшей оппозиции — «Союза свободных демократов», отстаивавшего национально-либеральные идеи. Трансформация государственного строя в Югославии происхо- дила в тесной связи с дезинтеграцией многонациональной федера- ции. На протяжении 80-х гг. развивался острый конфликт между группировками республиканских властных элит — кадрами старой партийной номенклатуры и представителями молодой националь- ной бюрократии этноцентристского толка. Те и другие апеллиро- вали к националистической интеллигенции и широко использова- ли демократические и популистские лозунги. Усилилась критика конституции 1974 г. Новое сербское руководство С. Милошевича требовало восстановить полный суверенитет республики над на- циональными автономными краями Косово и Воеводиной. В Хор- ватии и Словении развивались идеи «асимметричной федерации», в которой эти две республики занимали бы особое положение. Пе- релом наступил в январе 1990 г. На XIV Внеочередном съезде СКЮ делегации Словении и Хорватии заявили о независимости своих Союзов коммунистов и покинули съезд. СКЮ распался на факти- чески независимые республиканские организации (шесть респуб- ликанских и две краевые). Эпицентр власти окончательно переме- стился в республики, к этнократическим кланам. В 1990 г. развер- нулась подготовка выборов в республиканские парламентские органы на альтернативной основе. Устойчивым лейтмотивом поли- тической жизни стали антисербские выступления, ставшие след- ствием изменений федеративных отношений. Словения первой из республик закрепила право на выход из состава Югославии и при- оритет республиканских законов в отношении союзных. В резуль- тате апрельских выборов в Словении и Хорватии коммунистичес- кие партии потерпели поражение. В Словении к власти пришла «Де- мократическая оппозиция Словении» (ДЕМОС), а в Хорватии — «Хорватское демократическое содружество» (ХДС) под руковод- ством Ф. Туджмана, бывшего генерала югославской армии. Вслед за выборами последовало принятие новых конституций, провозг- лашение суверенитета обеих республик, установление приоритета республиканского законодательства над федеральным, изменение государственной символики. Словенская и хорватская государ- ственность более не трактовалась как социалистическая. В ноябре — декабре 1990 г. прошли выборы на многопартийной основе и в остальных четырех югославских республиках. В Сербии еще накануне выборов Союз коммунистов заявил о своем саморос- пуске и вместе с республиканским Социалистическим союзом тру- 156
дового народа создал Социалистическую партию Сербии (СПС). Рост словенского и хорватского сепаратизма дал повод руководству СПС построить политическую программу на основе идеи сохране- ние федерализма под лозунгом «Сильная Сербия в сильной Юго- славии». Жесткая критика прежнего титоистского коммунистичес- кого режима и провозглашение программы рыночных преобразо- ваний принесли партии Милошевича убедительную победу. Со сходными результатами завершились и выборы в Черногории. Союз коммунистов Черногории построил предвыборную программу на жесткой критике любого национализма и шовинизма, на лозунгах построения общества гражданских свобод, эффективной экономи- ки, социальной защищенности. Выборы в Боснии и Герцеговине, а также в Македонии не принесли решающего перевеса ни одной из участвовавших партий. Правительственные органы были сфор- мированы в Боснии и Герцеговине на основе временной коалиции национальных партий сербов, хорватов и мусульман, а председате- лем Президиума был избран мусульманский лидер А. Изетбегович. В Македонии коалиционное правительство было составлено из представителей националистически ориентированной Демократи- ческой партии македонского национального единств^ и реформи- рованного Союза коммунистов Македонии. Последовавший после проведения выборов распад единого кон- ституционного пространства поставил югославское федеральное го- сударство на грань самоликвидации. С конца 1990 г. началась се- рия консультаций на уровне Президиума СФРЮ, а также двусто- ронних встреч республиканских лидеров. Итог этим неудачным попыткам найти компромиссную модель новой юго-славянской го- сударственности подвела встреча шести президентов 6 июня 1991 г. На ней было принято провести в каждой республике рефе- рендум о будущем статусе Югославии. Но уже 26 июня последова- ло согласованное заявление руководства Словении и Хорватии об установлении полного государственного суверенитета этих респуб- лик и выходе их из федерации. В правовом отношении это решение основывалось на итогах референдумов, состоявшихся в Словении и Хорватии еще в конце 1990 г. В ноябре 1991 г. о суверенитете объ- явила Македония, а на территории Боснии и Герцеговины вспых- нул межэтнический конфликт. В этой ситуации руководство Сер- бии и Черногории в конце апреля 1992 г. объявило о создании но- вой федерации — Союзной Республики Югославии, в составе этих двух республик. Достаточно драматично происходила смена государственного строя и в других странах Восточной Европы. «Сигнал» к ним был дан крахом социалистического режима в ГДР осенью 1989 г. Мно- 157
голетний восточногерманский лидер Э. Хонеккер был первым из плеяды старых коммунистических руководителей, кто до последне- го момента препятствовал распаду системы, но был вынужден уступить широкому демократическому движению, перешедшему в открытые акции гражданского неповиновения. Той же «горячей осенью» 1989 г. массовые демонстрации и забастовки смели ком- мунистические режимы в Чехословакии, Болгарии, Румынии. Со- бытия в Чехословакии были впоследствии признаны «классичес- кими» по своему сценарию. 17лоября в Праге состоялась массовая студенческая манифестация в память жертв разогнанной нациста- ми в 1939 г. демонстрации. Неадекватно жесткие меры воздействия, 1 использованные силами правопорядка против наиболее активных манифестантов, спровоцировали взрыв возмущения в наэлектри- зованном обществе. По призыву «Гражданского форума» — объ- единения чешских оппозиционных студенческих, правозащитных и интеллигентских организаций, а также объединенного комитета словацких оппозиционных организаций («Общества против наси- лия») начались акпиигражданского протеста. Апогея они достиг- ли 25 ноября. Поддавлением общественного мнения внеочередной Пленум ЦК КПЧ сместил с поста генерального секретаря партии М. Якеша. Его преемник К. Урбанек представлял реформаторское крыло КПЧ, стремившееся к компромиссу в оппозицией и полной смене прежнего руководства страны. Уже в конце ноября Федераль- ное собрание ЧССР исключило из конституции статью о руково- дящей роли коммунистической партии. В его состав путем рота- ции были введены представители оппозиции, а председателем из- бран герой «пражской весны» А. Дубчек. В декабре 1989 г. с поста президента республики ушел Г. Гусак, а новым президентом Феде- „ралыюе собрание избрало лидера «Гражданского форума>МЗЛаве- да. Правительство под руководством нового премьер-министра М. Чалфы начало подготовку радикальной экономической рефор- мы. Одновременно развернулось активное партийное строитель- ство. В рядах бывшей оппозиции, помимо «Гражданского форума» и «Общества против насилия», сформировались партии национа- листического толка (Чехо- словацкая народная партия, чешская На- ционал-социалистическая партия, словацкая Демократическая партия). Четыре небольшие либеральные партии образовали Рес- публиканскую унию. Дополняли пеструю политическую палитру праворадикальные Республиканская партия (чешская) и Партия свободы (словацкая), партия «зеленых», прогерманская Христиан- ско-демократическая партия, проанглийская Консервативная партия. Общественность была взбудоражена этими процессами. Огромный резонанс получила дискуссия о событиях 1948 г., о вы- 158
воде с территории страны советских войск, о судьбе чехословацко- го федерализма. КПЧ стремительно теряла влияние. Результаты парламентских выборов в июне 1990 г. принесли полную победу бывшей оппозиции. В Болгарии толчок для смены политического строя также был дан «молодым крылом» самой коммунистической партии. Ноябрь- ский 1989 г. пленум ЦК БКП сместил Т. Живкова с занимаемой должности. Генеральным секретарем стал лидер «реформаторов» П. Младенов. Уже^в январе 1990 г. была о^уй^ствлснатгопстпту^^ онная реформа, ликвидировавшая монополию коммунистической партии на власть, закрепившая принцип многопартийности. Мла- денов попытался перевести события в русло «управляемых» ре- форм. Однако в считанные месяцы сложилось мощное оппозици- онное движение, перехватившее у коммунистов инициативу. Основу организованной оппозиции составили объявившие о своем восста- новлении существовавшие еще в середине века партии — социал- демократическая, радикально-демократическая, Болгарский земле- дельческий народный союз. В декабре 1989 г. оппозиционные партии и движения объединились в Союз демократических сил (СДС). В стране началась стремительная поляризация ИолИТИчее- ких сил. Организованные по инициативе СДС в конце 1989 г. мас- совые демонстрации с требованием радикальных демократических перемен вынудили правительство начать подготовку выборов на альтернативной основе. В самой БКП усилилась борьба фракций. В апреле 1990 г. после общепартийного референдума была изменена идеологическая ориентация партии — она стала называться Болгар- ская социалистическая партия. Выборы, прошедшие в июне 1990 г., принесли успех БСП. Решающую роль сыграли результаты выбо- ров в провинции, еще мало охваченной гражданским движением. Оппозиция попыталась взять реванш «на улице». Правительство оказалось под жестким прессингом. Не прекращавшиеся митинги, демонстрации и студенческие забастовки вынудили Младенова уйти с поста президента страны. 1 августа 1990 г. на эту должность был избран известный публицист ЖейюЖел^р, председатель ко- ординационного совета СДС. С образсшаниеКГв декабре 1990 г. ко- алиционного правительства Д. Попова с участием представителей СДС, БСП и БЗНС процесс демонтажа коммунистического госу- дарственного строя завершился. В Румынии падение коммунистической диктатуры сопровожда- лось серьезными военными столкновениями. Поводом к обостре- нию политической ситуации в стране стал расстрел подразделени- ями службы госбезопасности «Секуритате» демонстрации протес - та в городе Тимишоаре 17 декабря 1989 г. В последующие дни 159
волнения начались в Будапеште. Министр обороны В. Миля, отка- завшийся ввести в Тимишоар армейские части, был застрелен се- куристами. Несмотря на объявление в официальных средствах мас- совой информации о самоубийстве министра, армия начала под- держивать повстанцев. С 22 декабря столкновения между военными и сотрудниками «Секуритате» происходили уже по всей стране. Эпицентром восстания стала столица, где многотысячная толпа при поддержке танковых подразделений осадила дом Государственно- го совета. Бои завершились 25 декабря, и в тот же день после имп- ровизированного заседания военного трибунала супружеская чета Чаушеску, властвовавшая в коммунистической Румынии, была рас- стреляна. В результате столкновений погибли более тысячи чело- 1?ек, половййалйкоторых — в Бухаресте, класть перешла к создан- ному в дни восстания Фронту национального спасения (ФНС). В состав его руководства вошли как известные правозащитники, так и опальные бывшие руководители партии и правительства. Председателем ФНС стал Ион Илиеску, входивший в свое время в окружение Чаушеску. Программа ФНС содержала популярные дп^унги — ликвидация однопартийности, установление правовой, демократичёской государственности, организация свободных пар- ТЦаментских и президентских выборов, признание равноправия форм собственности. Илиеску попытался представить свое движе- ние как общенациональное, объединяющее интересы всех слоев ру- мынского общества. С учетом того, что в период правления Чау- шеску в стране отсутствовали малейшие признаки организованной оппозиции, ФНС сразу же завоевал прочные лидирующие пози- ции. Бурный процесс образования новых партий и движений, раз- вернувшийся в последующие месяцы, не изменил ситуацию. Ком- мунистическая же партия была запрещена новым правительством уже в первые дни 1990 г. Возникшая на ее основе Социалистичес- кая партия труда оказалась немногочисленной и идеологически де- зориентированной. Единственными серьезными конкурентами ФСН на выборах в парламент в мае 1990 г. стали воссозданные «ис- торические» партйи — Национал-цэрэнистская (демохристианского толка) и Национал-либеральная, а также выступившая с ними в едином избирательном блоке Социал-демократическая партия. Тем не менее ФСН сумел одержать убедительную победу, а И. Илиеску бкниичбрян на пост президента страны. Позднее всего демонтаж коммунистического режима произошел в Албании. В 1991 г. здесь состоялся X съезд правящей Албанской партии труда, коренным образом изменивший программные уста- новки партии и состав ее руководства. А менее'чем через год после первых свободных выборов к власти пришла оппозиционная Де- 160
мократическая партия. В 1992 г. ее лидер Сали Беришу был избран парламентом на пост президента страны. Эксцессы, сопровождавшие смену государственного строя в Ру- мынии, были исключением из правил. Бескровный характер слома восточноевропейских коммунистических диктатур, стремитель- ность этих событий дали основание назвать их «бархатными рево-^ люциями». Секрет беспрепятственности прихода к власти демо- крагичеекиТсил состоял как в обреченности коммунистических ре- жимов, изживших себя, так и в роли «второго эшелона» правящей элиты. Именно косвенная поддержка партработников среднего зве- на, рвущихся к власти после десятилетий правления «геронтокра- тов», позволила пестрой диссидентской оппозиции оформиться в кратчайшие сроки в мощную политическую силу. «Второй эше- лон» власти инициировал процесс самореформирования правящих партий, а в некоторых случаях и блокировал попытки высших пра- вительственных кругов использовать для сохранения своей власти силы армии и госбезопасности (характерно, что на фоне бурных столичных событий, «на местах» власть переходила к новым поли- тическим силам в спокойной, «рабочей» обстановке). Надежды молодых коммунистических лидеров закрепиться у власти были беспочвенны. Последовавшее за «бархатными рево- люциями» укрепление многопартийной системы, проведение сво- бодных выборов привели к глубокому кризису и упадку коммуни- стического движения. Потребуется несколько лет, чтобы на его об- ломках возродились влиятельные, способные бороться за власть левые партии. Пока же новые правительства были сформированы без участия коммунистов и социал-демократов. Их основу соста- вили коалиции либерально-демократического толка — «Граждан- ский форум» в~ЛехоСЛОвакии, Союз демократических сил в Болга^ рииГ«Фронт национального спасения» в Румынии. Заметную роль в’1тиЛитической жизни стали играть партии христианской ориента- ции, а также националистические движения. В многонациональных государствах, особенно Югославии и Чехословакии, образование нового партийно-политического спектра оказалось связано с нацио- нально-региональными особенностями. Чрезвычайно важным был национальный фактор и в развитии политической обстановки в Прибалтийских республиках СССР. Уже с 1987 — 1988 гг. здесь оформилась сильная демократическая оппозиция, открыто ори- ентированная на восстановление национального суверенитета. Выборы в республиканские Советы народных депутатов в 1989~гГ принесли победу оппозиционным коалициям — Народным фрон- там. Это позволило еще до окончательного распада Советского Союза провозгласить национальную независимость. Страны Бал- 6 Родригес, ч. 3 161
тии — Эстония, Латвия и Литва — получили официальное при- знание мирового сообщества и дальнейшем отказались от какого- либо участия в интеграции с другими республиками бывшего СССР. События августовского путча в Москве и последовавшее за ними изменение государственного строя в СССР в 1991 г. окон- чательно ликввдиролалохаму-возможцость строительства ссиша- лизма по сбЭётскому образцу Восточноевропейский ре1тюнТзос- ^етаповпл гоополитическую самостоятельность. Начался новый 'период в его истории^ Социально- экономические реформы постсоциалис- тического периода Стремительный распад социалистической государ- ственности стал прологом к глубоким социально- экономическим преобразованиям ^странах восточ- ноевропейского региона. Эйфория «бархатных ре- волюций» породила надежды на столь же быстрое решение десятилетиями накапливавшихся про- блем. В массовой психологии доминировало убеждение в том, что коммунизКТнекоГДсГ насилье гвенни BbipWf ЭТОТ регион из лона за- падной цивилизации и теперь надлежит лишь как можно скорее' встать на уже проторенный путь. Для новой политической элиты было несвойственно корректировать стратегию реформ в соответ- ствии с национальной и региональной спецификой, соотносить ее результаты с социальными издержками. Преобладало мнение , что экономические трудности возникают не внутри рыночного меха- низма, а являются результатом государственного вмешательства. Поэтому целесообразность ускоренного построения «капитализма без прилагательных» (по выражению В. Клауса), полного демонта- жа плановой модели и тотального перевода экономического меха- низма на либеральные, рыночные принципы функционирования сомнению не подвергалась. Реальная готовность стран региона к либерализации экономи- ^«стартовая скорость» постсоциалистически5Греформ“бПла весь- мгГрйзличной. Уже последние коммунистические правительства в Венгрии и Польше предприняли достаточно радикальные меры по освобождению ценообразования, отказу от планово-распредели- тельного механизма государственного управления, включению на- циональных экономических систем в мировой финансовый и товар- ный рынок. К аналогичной экономической реформе приступило в конце 80-х гг. и югославское правительство А. Марковича. В дру- гих странах восточноевропейского региона реформаторский процесс блокировался консервативными режимами вплоть до их падения в ходе «бархатных революций». Но если восточногерманская и че- 162
хословацкая экономика обладали мощным потенциалом и в мини- мальной степени были обременены проблемой внешнего долга, то Румыния, Албания, Болгария начали переживать глубокий эконо- мический спад уже в 80-х гг. Тем не менее стратегия постсоциалис- тических преобразований во всех этих странах оказалась совершен- но универсальной. Основой ее стала программа «шоковой терапии». Концепция «шоковой терапии» первоначально разрабатывалась специалистами МВФ и МБРР и была реализована в Турции, Изра- иле, Чили и ряде других стран. Ведущими теоретиками и идеолога- ми «шоковых»'постсоциалистических преобразований в восточно- европейских странах стали Л. Бальцерович, Я. Корнай, В. Клаус, С. Гомулка, Я. Винецкий. Подразумевалось, что первоочередной ме- рой должна была стать макроэкономическая стабилизация, вклю- чавшая_борьбу с инфляцией (ликвидацию избыточной денежной массы, ограничение эмиссии), ужесточение кредитной и налоговой политики, урегулирование внешнйтзадолженнис1и (путем реструкг туризации долгаТТЪтисания части его в условиях демократических реформ). Программа стабилизационных мер опиралась, таким об- разом, на постулаты монетаризма и теории предложения. В каче- стве следующего шага предполагалась тотальнаялиберализация экономики — освобождение ценообразования от йакого-либо цент рализованного1сонтроля, снятие ограничений н области торговли (в том числе экспортно-импортных операций), либерализация фон- дового рынка, системы поставок сырьевых ресурсов, рынка наем- ного труда. Особую важность имело^ормирование коммерческой ^банковской системы, развитие негосударственных финансовых рынков^Все ограничения деятельности частного сектора подлежа- ли отмене. Развитие института частного предпринимательства под- разумевало также введение процедуры банкротства, ликвидацию мо- нополий, отказ от искусственного приоритета тех или иных отрас- лей и видов производства. Большая часть государственного сектора подлежала приватизации. Соответствующим образом пересматри- вались цели и методы государственной экономической политики. Государство переходило к системе косвенного регулирования. Осу- ществлялась коренная реформа социального, налогового, бюджет- ного законодательства. Особенностью восточноевропейских «шоковых реформ» стало сочетание монетарных антиинфляционных и валютных стабилизи- рующих мер с достаточно активной стимулирующей политикой в области доходов. Этот вариант «шоковой терапии» получил в ми- ровой практике название гетеродоксального. Альтернативный ва- риант стабилизации (ортодоксальный) широко использовался в России и большинстве стран СНГ. Он базировался только на валют- 6* 163
но-финансовых монетарных мерах. Специфика восточноевропей- ской политики объяснялась опасением подорвать складывающую- ся рыночную кредитно-денежную систему всплеском инфляции. Но целенаправленная поддержка высокого уровня доходов населения требовала сохранения государственного влияния в экономике, в том числе практики «замороженных» обменных курсов, контроля за ценами и заработной платой, отказа от процедуры банкротств. По- этому применение гетеродоксального варианта «шоковых реформ» ограничивалось лишь самыми первыми этапами преобразований. Все проекты «шоковой терапии» были ориентированы на мак- симальное ускорение либерализации экономики. Прсдполагалось,- что во избежание негативного влияния «отстающих» секторов на уже сложившиеся сегменты рыночной инфраструктуры целесооб- разно осуществлять структурные преобразования одновременно во всех сферах. Ускоренный характер реформ рассматривался также в качестве важнейшего средства преодоления инерционности ого- сударствленной экономики, лоббирования со стороны естествен- ных монополистов, возможных вспышек социального протеста со стороны населения. Наконец, имело смысл в максимальной степе- ни использовать и тот кредит доверия, который новые режимы по- лучили в результате слома коммунистической системы. Следовало учесть, что электорат недолго сможет мириться с трудностями пе- реходного периода, и уже вскоре возможность продолжения реформ окажется в зависимости от их социального эффекта. _Осжшны^преобразования «шоковой терапии» были осуществ- лены в восточноевропеиских^транах на протяжении 1990—1ЫЫ2 гг7 Они привели к двойственным результатам. Радикальная ломка ме- ханизма централизованного планирования и контроля, широкая приватизация, тотальная либерализация ценообразования и внеш- ней торговли, ввод конвертируемости национальных валют, демон- * таж значительной части социальной распределительной системы способствовали стремительному формированию рыночной инфра- структуры. Был ликвидирован дефицит потребительских товаров. В сферу предпринимательской деятельности включилась значитель- I ная часть населения. Однако негативные последствия «шоковой \ терапии» превзошли все самые пессимистические ожидания. По- следовал глубокий спад производства. Валовой национальный про- дукт уменьшился в Болгарии и Румынии на 50 %, в Венгрии и Че- хословакии — на 25 %, в Польше — на 20 %. Безработица в целом по региону охватила более 1/10 трудоспособного населения. Широко распространенным явлением стали частичная занятость, опережа- ющий рост безработицы среди молодежи. Огромные масштабы при- обрела инфляция. Даже ценой жестких монетарных мероприятий 164
восточноевропейским правительствам не удавалось добиться сни- жения инфляции ниже среднегодового уровня 20—40 %. В таких условиях образовывался завышенный уровень номинальных и ре- альных процентных ставок, что ограничивало кредит и мешало эко- номическому оживлению. Инфляционные ожидания становились дополнительным источником неуверенности для бизнеса. Неожи- данной оказалась устойчивость инфляции. Предложение денег на рынке неизменно отставало от индекса потребительских цен, тогда как в мировой практике именно этот фактор являлся решающим для стимулирования инфляционных процессов. Обычные монетарные методы оказывались в данном случае малоэффективными. Результаты первого периода постсоциалистических преобразо- ваний показали, что стратегия «шоковой терапии» базировалась на целом ряде ошибочных постулатов. Ключевым из них можно при- знать прррпттриуу ^упнпмических последствий приватизации и слсР~ ма командно-административного механизма. Приватизация долж- на была обеспечить эффекшвние управление и дополнительные источники финансирования, а также формирование широкого слоя собственников — залог решения многих социально-психологичес- ких проблем. Использовались две модели приватизации. Первый вариант (ваучерный) основывался на свободном распределении го- сударственной собственности среди всего населения. Предусмат- ривалось наделение каждого гражданина ваучером, который мож- но обменять на акции одного из общенациональных фондов — вла- дельцев группы предприятий. Схемы подобной приватизации были разработаны в Чехословакии, Болгарии, Польше и Румынии, но эф- фективно реализованы лишь в Чехии. Выигрышная в идеологичес- ком плане, ваучерная модель не могла создать действительно эф- фективную систему управления. Собственность оказывалась «рас- пылена», а сфера предпринимательской активности существенно сокращалась. Сама же приватизация не приносила дополнитель- ных финансовых сред спз ни предприятиям, ни бюджету. Альтерна- йтвнаямодель приватизации носила коммерческий характер. Ак- ционирование и продажа предприятий осуществлялись выбороч- но. Приватизированные предприятия в этом случае быстро включались в новую систему управления, их деятельность строи- лась на жестких требованиях к рентабельности. Но процесс прива- тизации, а вместе с ним и структурно-отраслевые преобразования растягивались по времени. Иллюзией оказалось и убеждение в том, что смена форм соб- ственности автоматически приведет к созданию инновационного, гибкого производственного механизма, что с падением коммунис- тических режимов господство монополий в экономике естествен- 165
ным образом сменится атмосферой свободной конкуренции. Зача- стую приватизированные предприятия оказались «негосударствен- ными», но еще не становились частными. В условиях либерализа- ционных шоков, инфляционных ожиданий, сложнопрогнозируемой смены схем индексации зарплаты и пенсий, частых (и не всегда объективно мотивированных) скачков валютного курса и цен на отдельные товары предприятия, как частные, так и государствен- ные, склонялись к схожей стратегии — сокращению производства для спекулятивного стимулирования потребительского спроса или повышению цен на продукцию вместо борьбы за снижение ее себе- стоимости и издержек производства. Это, в свою очередь, станови- лось источником устойчивой инфляции. Противоречивые экономические последствия «шоковой тера- пии» дополнялись ее негативными социальными последствиями. Падение уровня жизни, неизбежное при структурных преобразо- ваниях, дифференциацйядоходов и социальная поляризация об- щества воспринимались чрезвычайно болезненно. Среди наиболее уязвимых слоев оказались те группы населения, которые раньше занимали достаточно привилегированное (в том числе и в мораль- ном плане) положение — офицеры, ученые, врачи, учителя. Оказа- лось, что при всем желании перенять западный жизненный стан- дарт большинство населения отнюдь не спешило отказаться от со- циальных гарантий государства и болезненно реагировало на политику жесткой экономии в социальной сфере. Сложные психо- логические проблемы затронули и наиболее преуспевающие слои населения, связанные с бизнесом. В большинстве восточноевропей- ских стран отсутствовали традиции предпринимательской культу- ры, не сложилось четкое правовое пространство рыночных отно- шений. На предпринимательскую деятельность оказывала влияние клановая психология, ориентация на получение доходов любыми, в том числе и полулегальными, средствами. Велика оказалась вол- нэжоррупции, затронувшая все этажи властиГСлой предпринима- телей пока оставался малочисленным, а массовая приватизация в большинстве стран региона не оправдала надежд на стремитель- ное формирование «класса капиталистов». Обострение социальной обстановки, очевидная необходимость корректировки реформаторского курса вызвали перестройку партийно-политического спектра и приход к власти левоцентрист- ских сил. Концептуальную основу обновленной стратегии рыноч- ных преобразований составил так называемый градуалистический подход. Не отрицая важность макроэкономической стабилизации, в том числе и многих аспектов «шоковой терапии», сторонники гра- дуализма указывали на ее социальные издержки и ратовали за бо- 166
лее сбалансированные, постепенные реформы. Более конкретные рекомендации существенно разнились. Представители социал-де- мократических кругов выступали с позиций, близких к классичес- кому кейнсианству, и указывали на необходимость опережающего стимулирования потребительского спроса (Я. Крегель, Э. Мацнер, К. Ласки). Радикальное крыло социалистов опиралось на теорети- ческие выводы О. Ланге и по-прежнему доказывало возможность построения рыночного социализма с преобладанием государствен- ной собственности. Большим влиянием пользовались представи- тели институционалистской школы, получившей распространение на Западе еще в 50—60-х гг. Институционалисты считали привати- зацию и либерализацию ценообразования недостаточной основой для полной реструктуризации экономики. Эффективность реформ, в их представлении, зависела от соотнесения масштабов привати- зационного процесса с развитием всей рыночной инфраструктуры, обеспечения эффективного сочетания государственного и частно- го секторов экономики, сохранение государственного контроля над ценами товаров первой необходимости. Ключевым компонентом всех градуалистических концепций ста- ла идея социализации осуществляемых реформ, уменьшения их издержек, невзирая на увеличение срока реализации и отступле- ние от модели «капитализма без прилагательных». Но столь же об- щим недостатком явилось отсутствие четких ответов на ключевые проблемы, выявленные либерализационными шоками: каково со- отношение между скоростью реформ и их экономической эффек- тивностью, какие методы могут позволить провести реструктури- зацию промышленности без снижения уровня производства и за- нятости, какие источники финансирования могут обеспечить осуществление социальных стабилизационных мер при строгих бюджетных ограничениях и сокращении прямых экономических полномочий государства? Социализация реформ вступала в про- тиворечие и с рекомендациями международных финансовых кру- гов, в том числе экспертов МВФ. Отказ от жесткого монетаризма грозил еще более обострить проблему внешних инвестиций, отсро- чить возможность интеграции в экономическое пространство Ев- ропейского союза. Наибольшее влияние на ход постсоциалистических преобразо- ваний градуалистические концепции оказали в середине 90-х гг. БД993 г. в большинстве стран региона был достигнут тптг терплига Общественные настроения в этот период в наибольшей степени благоприятствовали отказу от либертарных шоковых моделей и социализации формируемого рыночного социализма. Складыва- лась и объективная возможность подобной корректировки — основ- 167
ные структурные изменения завершались, в наиболее рентабель- ных отраслях наметился подъем. Но дрейф реформаторского кур- са «влево» не был радикальным. Во второй половине 90-х гг. стало очевидно, что дилемма «быстрые, шоковые, реформы или медлен- ные, градуалистические» сменяется более четким и целенаправлен- ным выбором приоритетных сфер и направлений реформирования. К ним можно отнести развитие законодательной базы рыночной экономики, осуществление нового этапа приватизации, развитие системы трудовых отношений, бюджетную реформу. Несмотря на интенсивное конституционное строительство, со- провождавшее слом коммунистических режимов, вплоть до 1993— 1994 гг. в большинстве восточноевропейских стран отсутствовала конотворчества в этом направлении в середине 90-х гг. позволило обеспечить защиту прав собственности, сформировать институт контрактных отпоше11ИЙ,"Вбес11ечи1ь правовые основы конкурент- ной среды, формализовать процедуру начала и завершения хозяй- ственной деятельности, в том числе наиболее болезненный рос — основания и порядок банкротства. В итоге, начали склады- ваться стабильные рыночные «правила игры», способствующие сни- жению предпринимательских рисков и привлечению иностранных капиталовложений. В контексте активного правового строительства, охватившего вторую половину 90-х гг., существенные коррективы были внесе- ны и в антимонополистическое законодательство многих восточ- ноевропейских стран. В этом отношении показателен пример Польши, Чехии, Словении, Румынии, где основанием для антимо- нополистических ограничений стало выступать не долевое участие того или иного производителя в отраслевом рынке, а признаки «мо- нополистического поведения» — значительное завышение цен, сни- жение качества продукции, незаконное препятствование вхожде- нию новых конкурентов в рынок и т.п. Подобная практика оказа- лась особенно эффективна в связи с началом в середине 90-х гг. ^нового этапа приватизации. В отличие от периода «шоковой тера- пМСприватизация стала распространяться на базовые отрасли и крупные предприятия, в том числе нерентабельные, отягощен- ные избыточной занятостью, устаревшим оборудованием, большой социальной инфраструктурой. Более широко использовались аук- ционные формы приватизации, жестко пресекалась практика по- лулегальной распродажи государственного имущества, использо- вания государственных средств для некоммерческого финансиро- вания частных фирм. Изменились подходы и к практике массовой ваучерной приватизации. В большинстве стран, где была принята 168
эта модель, ее реализация первоначально оказалась отсрочена — в Польше и Румынии до конца 1995 г., в Болгарии до начала 1996 г. Теперь же ваучерная модель была в значительной степени коммер- ционализирована. Население перестало смотреть на приватизацию как способ распределения общих благ. Показателен референдум, прошедший в Польше в феврале 1996 г., где большинство граждан высказались в поддержку преимущественно платной приватизации, способной обеспечить приток средств в государственный бюджет и реально оздоровить производство. По той же причине во второй половине 90-х гг. значительно сократилась практика «инсайдер- ской приватизации», когда льготные права на выкуп акций имели трудовые коллективы или администрация предприятий. Параллель- но упрощается практика продажи предприятий иностранным ин- весторам. Новым направлением реформаторского процесса во второй по- ловине 90-х гг. стала институциональная модернизация социальной системы. Несмотря на либертарный пафос эпохи «шоковой тера- пии», существовавшая ранее модель социального обеспечения пре- терпела тогда минимальные изменения. Значительно сократилось лишь ее бюджетное финансирование. Подобная ситуация значитель- но усиливала негативные последствия структурных преобразований и вызывала растущее напряжение в обществе. Институциональная реформа социальной сферы подразумевала создание широкой сети негосударственных организаций и фондов, специализирующихся на различных формах социального обеспечения и имеющих смешан- ный порядок финансирования (отчисления работников, предпри- нимателей, потребителей, государства, а также собственная коммер- ческая деятельность). Коммерческие элементы вводились и в дея- тельность государственных страховых и пенсионных фондов. Развитие экономики переходного типа в восточноевропейских странах во второй половине 90 гг. наглядно показало, что практи- чески невозможно найти единый алгоритм подобных преобразова- ний. Несмотря на относительную синхронность реформ и схожесть общей стратегии, они привели к очень разным результатам. Пять стран — ^ехия, Польша, Венгрия, Словакия и Сплоения — сфор-^ мировали группу лидеров. Для них была характерна не только бо- лёе последовательная и целенаправленная реформаторская поли- тика, но и высокая «стартовая скорость» реформ. С1993^1994-гг. во всех пяты гуранах спурянялся уверенный экономический рост. Значительно возросла активность инвесторов (как внутренних, так и внешних), умеренной стала инфляция — от 6,4 % (Словакия) до 18 % (Венгрия). Принципиально важной чертой современного раз- вития стран-инсайдеров восточноевропейского региона стало при- 169
ближение отраслевой структуры к постиндустриальному типу, в том числе быстрое уменьшение роли добывающей промышленности, ус- коренное развитие индустрии услуг, все более органичное включе- ние в мировое и европейское экономическое и информационное пространство. Все эти страны являются наиболее реальными пре- тендентами на вступление в ЕС в начале XXI в. Совершенно иным остается экономическое положение восточ- ноевропейских стран-аутсайдеров, в числе которых оказались Ал- бания, Болгария, Румыния, а также большинство южно-славянских государств. «Прыжок в рынок» оказался слишком тяжелым испы- \ танием для экономических систем, неподготовленных к этому хотя \бы фрагментарными реформами 60 — 80-х гг. Несбалансирован- ность и низкая эффективность «шоковых» экономических преоб- разований вызвали здесь особое обострение социальных проблем й стали причиной политической дестабилизации. В Югославии и Албании общественный кризис приобрел форму гражданской вой- ны. Все эти события еще больше усугубляли отставание от регио- нальных лидеров. Лишь к концу 90-х гг. в экономическом развитии У Румынии, Болгарии, Хорватии наметился позитивный сдвиг. Ал- ) бания, Босния и Герцеговина, Македония, обновленная Югославия, напротив, откатились за черту бедности. Международная напряжен- ность на Балканах, политическая нестабильность в самих странах- аутсайдерах остаются непреодолимым препятствием для разверты- \ вания эффективных преобразований. Г осу дарственно- правовое строительство и проблемы политических отношений На протяжении 1990—1992 гг. практически во всех восточноевропейских странах произошла ради- кальная перестройка политико-правовой системы. Ключевой целью конституционного строительства являлось формирование государства, аналогично- го наиболее зрелым, признанным образцам право- вой демократии. Новый государственный строй основывался на по- литическом плюрализме, гласности, многопартийности, разделении властей, закреплении прав личности. Но при этом практика кон- ституционного правотворчества приобрела двойственный характер. С одной стороны, безусловный приоритет отдается освобождению личности из-под опеки государства, закреплению принципов демо- кратии, законности, рыночной свободы. Конституции рассматри- ваются как высшее олицетворение ценностей, надежд и чаяний общества, избавившегося от угрозы тоталитаризма. С другой — не- обходимость легитимации нового государственного строя предоп- ределила весьма детальную регламентацию в постсоциалистичес- ких конституциях самых различных аспектов общественных отно- 170
шений. В силу неразвитости институтов рыночной экономики, плю- ралистической социальной инфраструктуры и демократической по- литической системы государство пытается взять на себя ответствен- ность за их устойчивое функционирование или даже создание. Кон- ституции оказываются переполнены нормативным материалом, создающим институциональные гарантии в области трудовых от- ношений и социального обеспечения, деятельности профсоюзов и иных ассоциаций, защиты окружающей среды и обеспечения бе- зопасности, гражданских и политических отношений. Конституци- онно закрепляется обязанность государства по защите рыночного характера экономического строя, национального культурного и язы- кового пространства. Тенденция нормативной перегрузки консти- туций угрожает превращением их в декларативные политические манифесты, лишь косвенно отражающие реальный правопорядок. К тому же закрепление в конституциях в качестве безусловно обязательных норм многообразных экономических, политических и социальных принципов, только начавших внедряться в обще- ственные отношения, девальвирует сам конституционный порядок, обесценивает значимость конституции как основного закона. Од- новременно возрастает и значимость прямого регулирования со стороны государства. После кратковременной эйфории тотальной демократизации, со- провождавшей «бархатные революции» и первые шаги по станов- лению постсоциалистической государственности, в большинстве стран Восточной Европы стала очевидной тенденция централиза- ции властной системы. В конституционном праве она отразилась прежде всего в явном преобладании прерогатив главы государства. Лишь в Венгрии и Чехословакии возобладал принцип верховенства парламента. В остальных странах региона закрепился порядок все- народных прямых выборов президента, что обеспечивает главе го- сударства полную независимость от парламента. При наличии чрез- вычайно широких полномочий президенты, как правило, не несут ответственности за свои политические действия. Так, например, конституция Болгарии содержит прямое определение «безответ- ственного правления» президента: «Президент не несет ответствен- ности за действия, совершенные им при исполнении своих функ- ций». В качестве основания для привлечения главы государства к ответственности указываются лишь государственная измена и на- рушение конституции. Схожие статьи содержатся в конституциях Польши, Венгрии, Словакии, Югославии. Еще одной характерной чертой постсоциалистического государственного строительства ста- ла практика «конституционного умолчания», оставляющая те или иные вопросы государственного управления и взаимоотношений 171
ветвей власти без четкого решения. Наиболее частым является «кон- ституционное умолчание» по поводу процедуры импичмента в от- ношении президента, осуществления конституционного правосу- дия, вынесения вотума недоверия правительству со стороны пар- ламента. Синтез либеральных и этатистских принципов является харак- терной чертой не только постсоциалистического государственного строительства, но и всей современной конституционной традиции. Созданные после Второй мировой войны конституции ФРГ, Ита- лии, Австрии, Франции, Испании, Португалии олицетворяют от- каз как от наследия тоталитарной государственности, так и от клас- сического либерального взгляда на личность как самодостаточный феномен. Либерально-этатистская конституционная доктрина опи- рается на понимание неразрывной, диалектической связи индиви- да и общества, важности всех факторов социализации личности и, соответственно, преодолевает жесткие рамки либеральной моде- ли «государства — ночного сторожа». Соответственно расширяет- ся круг конституционно регулируемых общественных отношений и прямые полномочия государственной власти. Эта практика от- ражает не признание самоценности некоего «государственного ин- тереса», а восприятие народа (нации) как реального субъекта, обладающего общими целями, правами и обязанностями. Постсо- циалистический конституционализм отчасти отражает ту же тен- денцию. Но еще в большей степени он связан не с торжеством ли- берально-этатистской идеологической доктрины, а с особенностя- ми переходного периода, сохранением авторитарных черт полити- ческой культуры общества. Постсоциалистической «скрытый авторитаризм» характеризу- ет не столько правовую систему, сколько политические процессы, стилистику властвования новых демократических лидеров. При- шедшая к власти после «бархатных революций» элита уже вскоре оказалась расколота на две группировки. Обнаружились противо- речия между представителями прежней диссидентской оппозиции и выходцами из административного и партийного аппарата, «уп- равленцами». Это противоборство «романтики» и «прагматизма», как правило, завершалось в пользу последнего, но уход из правя- щих коалиций людей, олицетворявших для общественности «со- весть реформ», наносил серьезный моральный урон демократичес- ким силам. К тому же управленческие кадры, кроме своего опыта государственной работы, цепкости и решительности, привнесли в политическую жизнь практику лоббизма, иногда трудно отлича- емого от коррупции, авторитарный стиль руководства. Создаются условия для распространения на систему государственного управ- 172
ления клановых отношений, роста коррумпированности высших эшелонов власти. Помимо стилистики государственного управления «скрытый ав- торитаризм» проявлялся в высокой персонификации политической жизни, значимости фигуры политического лидера в общественной жизни. Показательны возросшие монархические настроения в неко- торых странах региона (так, например, реставрация монархии стала темой оживленной дискуссии в Болгарии весной 1997 г.). Примером радикального проявления авторитарных тенденций можно считать события в Албании в начале 1997 г., когда на гребне широкого обще- ственного движения «обманутых вкладчиков» в стране произошел государственный переворот с переходом власти от одного полити- ческого клана к другому. Лишь вмешательство международных ми- ротворческих сил остановило сползание страны в гражданский хаос. Причиной подобного положения является медленное развитие «жи- вого плюрализма» — реального многообразия гражданских связей, свободы выражения мнений, противоречащих господствующей идеологии. Трудности, вызванные структурными экономическими преобразованиями, массовая маргинализация общества в услови- ях стремительного слома ценностной системы создавали благопри- ятные условия для сохранения «скрытого авторитаризма» как в мас- совом сознании, так и в психологии правящей элиты. Еще одним политическим следствием социально-экономических проблем, сопровождавших «шоковые» реформы, стала активизация левых партий и движений. Реорганизация левой части партийно- политического спектра завершилась уже к 1993—1994 гг. Программ- ные установки обновленной левой оппозиции основывались на идеях социальной амортизации реформ, большего учета националь- ной специфики, отказа от безоглядной ориентации на западную модель развития. В июне 1994 г. победила на парламентских выбо- рах Венгерская социалистическая партия, лидер которой Дьюла Хорн возглавил правительство. В 1993 г. на парламентских выбо- рах в Польше победила коалиция Союз левых демократических сил, а спустя два года ее лидер и глава партии «Социал-Демократия Рес- публики Польша» Александр Квасьневский одержал победу и на президентских выборах. В этот же период, несмотря на жесткий идеологический прессинг, левые силы сумели прийти к власти и в Болгарии, Литве, чуть позднее — в Албании. Стабильным оста- валось их положение в Словакии, Югославии. Изменение политической ситуации болезненно воспринималось либерально-демократическими кругами и становилось предметом ожесточенной борьбы, нередко выходящей за рамки парламентской демократии. Так, например, бывший польский президент Л. Вален- 173
са, проиграв выборы в 1995 г., обвинил своих оппонентов едва ли не в шпионаже в пользу России и попытался организовать с помощью «Солидарности» акции гражданского неповиновения. В Болгарии нападки либеральной оппозиции под спекулятивными антикомму- нистическими лозунгами вызвали в марте 1997 г. правительствен- ный кризис и досрочное проведение парламентских выборов. Но на самом деле активизация левых сил не являлась признаком возрож- дения коммунистической альтернативы. Более того, этот процесс оказался чрезвычайно важным для дальнейшей демократизации об- щества, восстановления сбалансированного партийно-политическо- го спектра, ликвидации угрозы монопольного властвования новой идеологической концепции. Во второй половине 90-х гг. инициати- ва постепенно начала переходить вновь к правоцентристским поли- тическим партиям и движениям. Так, например, в 1998 г. «Солидар- ность» в коалиции с «Союзом свободы» Л. Бальцеровича одержала победу на парламентских выборах в Польше. В том же 1998 г. убе- дительной победой правой оппозиции завершились выборы в Венг- рии. Причем лидером избирательной кампании оказался недавний аутсайдер — Союз молодых демократов во главе с В. Орбаном. В большинстве случаев возвращение правых к власти не сопро- вождалось новым витком идеологической конфронтации. Основой правительственных программ становится прагматизм, технократи- ческие методы решения назревших социально-экономических про- блем. Показателен пример Чехии, где Социал-демократическая партия М. Земана после поражения на выборах 1998 г. тем не менее образовала правительство «парламентского меньшинства». Это ста- ло возможным благодаря сенсационному соглашению между ее ру- ководством и В. Клаусом, лидером Гражданской демократической партии (правопреемницы «Гражданского форума»). «Отец» чеш- ской экономической реформы 90-х гг., радикальный либерал В. Кла- ус предпочел в качестве союзников социалистов нового поколения, а не своих недавних партнеров из Унии свободы и Христианско- демократической партии. Этот альянс, возможность которого была совершенно невероятной еще несколько лет назад, ориентирован на стабилизацию политического положения в стране, последова- тельное решение социальных проблем. С теми же целями румын- ское правительство В. Черби, образованное после победы на выбо- рах 1996 г. правых партий, спустя год было коренным образом ре- формировано и пополнено беспартийными «технократами». Новые тенденции в общественно-политической жизни восточноевропей- ских стран свидетельствуют о постепенном преодолении постсоци- алистического наследия и успешном формировании институтов гражданского общества, плюралистической демократии. 174
Национальный Одной из наиболее острых и болезненных проблей вопрос в пост- социалистичес- кой Восточной Европе. Югославский кризис политического развития постсоциалистических го- сударств Восточной Европы стал национальный вопрос. Саму тенденцию национальной самоиден- тификации, консолидации языкового, культурного пространства различных этнических групп можно считать вполне закономерной в условиях ломки то- талитарной идеологии, поиска новых мировоззренческих ориенти- ров, попыток укрепления позиций региона на международной аре- не. Однако зачастую национальный вопрос переходил из сферы ду- ховного строительства в область политических спекуляций, становился средством создания политического капитала, предме- том межнациональной и межгосударственной розни. Пестрая этно- государственная карта восточноевропейского региона создавала для этого самые благоприятные условия. Правового и политического ре- шения требовала судьба турецкой диаспоры в Болгарии (более 10 млн человек), греческой — в Албании, венгерской — в Словакии, румынской — в Венгрии. В период «бархатных революций» ппшят.=. нулось единство чехословацкой и югославской федераций, сформи- рованных по национальному признаку. Чрезвычайно острой явля- ласьТТроблема русскоязычного населения в странах Балтии. Урегулирование национальных отношений стало важнейшей за- дачей в период постсоциалистического конституционного строи- тельства. В унитарных ПОЛИЭТНИЧеСКИХ ВЛГТЛЧНЛРнрпттАЙгких стра- нах ^Польше, Болгарии, Венгрии. Румынии — были яяулмлдятрпь- но закреплены права национальных меньшинств на сохранение их ^самобытности. Польская конституция устанавливает право каждо- го гражданина н£~сохрянрнир гнлрй няттилня дьной и этнической идентичности. Сходные определения включены в болгарскую ^румынскую консти1уцшг(право каждого развивать свою культу- ру в соответствии со своей «этнической самоидентификацией», право членов национальных меньшинств «сохранять, развивать и выражать свою этническую, культурную, языковую и религиоз- ную идентичность»). Но если польская конституция признает пра- во национальных меньшинств «сохранять свою отличительность», то и болгарская, и румынская конституции уклоняются от закреп- ления каких-либо коллективных прав подобных групп. Болгарская конституция даже запрещает формирование политических партий на этнических основах. Румынская конституция заявляет о необ- ходимости отказаться от защитительных мер национальных мень- шинств, которые нарушают «принцип равенства и отказа от диск- риминации по отношению к другим румынским гражданам»_Бол^- гарская и румынская конституции закрепляют также преобладание 175
языка коренного этноса. Например, в болгарской конституции со- "Держится положение о том, что «болгарский язык является языком Республики» и что «изучение и применение болгарского языка яв- ляется правом и обязанностью каждого болгарского гражданина». В той же конституции восточное православное христианство рас- сматривается как «традиционная религия в Республике Болгарии», что явно противоречит принципу свободы вероисповедания и от- деления церкви от государства. Наиболее демократична r ррптрнии национального вопроса венгерская конституция. Она объявляет на- циональные и этнические меньшинства «синавными элементами государства» и признает право этих групп населения развивать свою культуру, пользоваться родным языком и получать на своем языке образование. Более сложным оказалось решение наттионального вопроса в федеральных госуляргтпду — и Югославии. Обо- стрение национального вопроса в Чехословакии стало очевидным сразу же после «бархатной революции» 1989 г. Широкий обще- ственный резонанс приобрело обсуждение нового названия госу- дарства. Выяснилось, что франкоязычный текст Трианонского договора, учредившего федерацию, содержал название «Чехо-Сло- вакия», тогда как конституция 1920 г. закрепила название «Чехо- словакия». Словацкие политические деятели использовали этот ис- торический казус для постановки вопроса о создании более сим- метричной модели федерации. Новое название государства — Чешская и Словацкая республика, утвержденное в апреле 1990 г., символизировало торжество идеи постепенной децентрализации федеральной государственности. В период подготовки и проведе- ния первых свободных выборов в 1990 г. размежевание чешских и словацких политических сил стало еще более глубоким. Полное преобладание в Чехии «Гражданского форума» отразилось в фор- мировании федеральных органов власти. Представитель радикаль- ного крыла партии В. Клаус стал министром экономики и факти- чески возглавил процесс реформ в стране. В Словакии сильным оставалось влияние левых и националистических партий. Приня- тая в декабре 1990 г. федеральная конституция закрепила первич- ность суверенитета двух республик и значительно сузила прерога- тивы федерального правительства. В последующие полтора года динамика развития двух респуб- лик становилась все более разной. В Чехии успешно была осуще- ствлена широкая приватизация, сохранялся минимальный уровень безработицы, быстро формировалась рыночная инфраструктура, росли иностранные капиталовложения. В Словаки процесс реформ носил менее успешный характер. Словацкая экономика, отягощен- 176
ная непропорционально преобладающей тяжелой индустрией, гро- моздким военно-промышленным сектором не могла быть эффек- тивно реформирована по «плану Клауса». Конверсия ВПК принесла всплеск безработицы. Либерализация ценообразования без успеш- ных структурных преобразований подорвала потребительский ры- нок. К 1992 г. уже 40 % населения республики оказались за чертой бедности. Словацкое правительство В. Мечьяра требовало учесть региональную специфику в ходе реформ и обвиняло Прагу в нару- шении принципа федерализма. В то же время федеральный министр экономики Клаус ратовал за усиление роли Чехии в рамках госу- дарства и даже преобразование федерации на территориальной, а не национальной основе. После победы на выборах 1992 г. в Сло- вакии партии Мечьяра (Движения за демократическую Словакию) и на выборах в Чехии Гражданской демократической партии Клау- са два центра политического влияния окончательно обособились. В 1992 г. последовали 4 раунда переговоров Мечьяра и Клауса, воз- главивших республиканские правительства. Переговоры эти про- шли в достаточно конструктивном стиле — обе стороны быстро до- стигли решения о начале процесса раздела федерации под контро- лем парламента. В июле 1992 г. была принята декларация Словацкого национального совета о суверенитете, хотя по опросам 34 % словаков в этот период еще выступали против раздела (равно как и 44 % чехов). 25 ноября 1992 г. Федеральное собрание ЧСФР большинством в 3 голоса приняло окончательное решение о разде- ле. В кратчайшие сроки была проведена большая работа по подго- товке правовой базы этого процесса. В частности, были приняты Договор о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве, предусматри- вавший механизм государственных консультаций и принцип сво- бодного перемещения лиц на 15 лет, Таможенная уния о свободном перемещении товаров и услуг, комплекс договоров о границах, До- говор о взаимных обязательствах в области труда (о равных усло- виях трудоустройства), Договор о возврате культурных ценностей, закон о разделе федерального имущества и т.д. Граждане Чехосло- вакии получили право выбора гражданства той или другой респуб- лики. 31 декабря 1992 г. «бархатный развод» завершился. Преем- никами федерального государства стали Словацкая республика и Чешская республика. Распад югославского федеративного государства был результа- тпкГкяк лплгпнррменных этнических конфликтов, обеспечивших Балканам репутацию «порохового погреба Европы», так и кризиса модели «самоуправляющегося социализма». Конституция 1974 г. закрепила суверенитет республик и преобладающие экономичен кие прерогативы региональных субъектов. Исключением явилась 177
Сербия^ взаимоотношения которой с автономными краями стали “ЖтгмкТетричными (законы и органы власти республики имели ограниченное действие на территории краев). ИменноСербия ста- ла ареной первого острого этнического конфликта—~в~1981 г. здёСЕ резко актпвнэпривались" сеиар^Гйстские настроения среди албан- ского населения края Косово. В далБниишём; несмотря на времен- iTyk) стабилизацию обстановки в Сербии, проблема межнациональ- ной розни становилась все более очевидной. Этот вопрос обсуж- дался на специальных пленумах ЦК СКЮ в декабре 1987 г. и в июле 1988 г. Однако принятые на них решения остались без последствий. Постепенноштицентр противоречий сосредоточился на взаимоот- ношениях наиболее влиятельных республик — Сербии, Хорватии И Словении. Их прптитглгтлянир имр пп дпублкир исторические клр- ЛПЗб^чдгерничество Сербии и Хорватии^а преобладание в Балкан- ском регионе сочеталось с разной^нёшнеполитической ориента- цией (для Хорватии более традиционен прогерманский курсГдля Сербии — пророссийский). Конфликт имел конфессиональную почву — сербскому православию противостояв хорватский католи- ческий клерикализм. Клериккльни-кашлическая окраска также TibiJia присуща словенскому национализму. Но с 80-х гг. словенские националистические круги делали упор на экономические пробле- мы, подчеркивая высокий уровень словенской промышленности и культуры, образованность населения республики, готовность Сло- вении к быстрой интеграции в западноевропейское пространство. Довым явлением балканской общественно-политической жиз- Ш1£гало зарождение мусульманского национализма. В рамках юго- славского государства лица исламского вероисповедания впервые были определены как самостоятельная социальная группа в 1953 г. (категория «югославов неопределенных» в списках федеральной переписи). С 1961 г. было официально признано существование этнической группы мусульман, а в 1971 г. принадлежность к му- сульманам стала рассматриваться как национальная. Подобная уникальная практика была связана прежде всего со спецификой этнокультурного развития Боснии и Герцеговины, где население раскололось на этнические группы именно по религиозному при- знаку: католики считали себя хорватами, православные — сербами, а мусульмане рассматривали ислам как основной фактор нацио- нальной самоидентификации. Впоследствии к исламской нации стало тяготеть и албанское население края Косово. В период «бархатных революций» этническое противостояние окончательно превратилось в доминанту общественно-политичес- кой жизни югославской федерации. Коммунистическое руководство республик, ищущее выход из кризиса социализма в экономическом 178
и политическом обособлении своих государств, приобрело черты этнополитических клановых элит. Суверенизация республик вД990—1992 гг. не остановила нарастания межнациональной напря- женности. Тлевши1Гдесятилетиями конфликт приобрел фбрМ^ДЕГ крытыхвреннь1х столкновений. Первые выстрелы прозвучали (Г Сло- веТТйП^Еще до окончательного распада федеративного государства словенское руководство взяло курс на создание национальных вое- низированных формирований (отрядов 1еррихориальной обороны)”, разработку планов противодействия частям регулярной югослав- ской армии. 26 июня 1991 г., в день провозглашения независимости, словенские вооруженные силы взяли под свой контроль опорные и таможенные пункты на границах республики, в том числе и гра- ницах с Австрией и Италией. Спустя несколько часов федеральный парламент принял решение о защите государственных гранил. Вы- движение к внешним границам Словении частей югославской ар,- мии было встречено вооруженным сопротивлением местных" отря- дов самообороныхЯвный перевес в вооружении югославских войск не имел большого значения, поскольку федеральное правительство решительно отказывалось признать начало военных действий. В ходе разрозненных стычек югославская сторона потеряла 44 уби- тых, словенская — 3. Правительство Словении официально объяви- ло об агрессии Югославии против суверенного государства. Юю- славские части, передислоцированные к границе республики, ока- зались блокированы гражданским населением. В начале июля при посредничестве представителей ЕС начались переговоры. По их результатам подразделения югославской армии уже к концу месяца были выведены с территории Словении. Причина уступчивости официального Белграда заключалась, с одной стороны, в нежела- нии провоцировать крупномасштабный конфликт, а с другой — по- пыткой предотвратить образование словенско-хорватской коалиции. Сепаратизм хорватского руководства, в том числе нового лиде- 4>а--респубдики Ф. Туджмана, носил более агрессивный характер. В Хорватцт^ткрыто провоцировалась этническая рознь, нагнета- 'тпгггйнтисербская истерия. В^этой ситуации сербское население рес- публики, компактно проживавшее в общинах Книна, Западной и Восточной Славонии, Северной Далмации, Бании и Лики, все ре- шите льнре выступало за создание национальной автономии. В кон- це июля 1990 г. был сформирован Сербский Сабор — представи- тельный орган сербского народа в Хорватии, а также его исполни- тельные органы. Председателем Сабора стал Милан Бабич. По решению референдума, проведенного среди сербского населения, 21 декабря 1990 г. была преро?г.ч^тпрня автономная область Сербс- кая Крайпа. Спустя несколько дней в Загребе была принята и но- 179
вая хорватская конституция, где сербы признавались национальным меньшинством, но не о какой автономии речи не шло. Впоследую- щие месяцы Хорватию захлестнула волна сербофобии, участились террористические акты в отношении сербского населения и служат* щих югославской армии, начались гонения на православную цер- ковь. Весной—летом 1991 г. начались постоянные вооруженные столкновения между хорватской полицией и сербскими отрядами самообороны. Руководство Сербской Крайны взяло курс на выход ^из республики. 12 мая 1991 г. в Себской Крайне был проведен ре- ферендум о присоединении к Сербии, а 16 мая соответствующее решение приняла краевая Скупщина. Поскольку югославское пра- вительство не спешило солидаризироваться с такими действиями, 19 декабря 1991 г. сербские области Хорватии объединились в не- эя*Дсимую Республику Г^рб^ую Кряйну Во второй половине 1991 г. военные действия на границе Хор- ватии и Сербской Крайны приобрели крупномасштабный харак- тер. В них постепенно втягивались и регулярные части югослав ской армии, дислоцированные в сербских областях. Какой-либо яс- ной позиции в отношении этого конфликта у командования федеральной армии не было, но разрозненные действия югослав- ских частей воспринимались правительством Хорватии и полити- ческими кругами западных стран как агрессия со стороны Сербии. Переломным для общественного мнения на Западе стали события октября—ноября 1991 г., когда подразделения югославской армии почти месяц подвергали артиллерийскому обстрелу хорватский укрепленный район у города Дубровник. С этого момента любые действия хорватской армии находили полную моральную поддер- жку на Западе, тогда как Сербия постепенно оказывалась во внеш- неполитической изоляции. В конце ноября 1991 г. хорватская армия предприняла наступ- ление в Западной Славонии. Военные операции сопровождались геноцидом сербского населения. Югославская федеральная армия, оставшаяся без политического руководства и четкого командова- ния, стремительно теряла боеспособность. Сербские лидеры взяли курс на создание собственных вооруженных сил и не стремились к непосредственному вмешательству в хорватские события. В но- ябре 1991 г. Президиум СФРЮ обратился к ООН с просьбой о вводе в зону конфликта миротворческого контингента. «Голубые каски» прибыли в Югославию весной 1992 г., однако, невзирая на присут- ствие миротворцев, хорватские войска осуществили несколько на- ступательных операций в стратегически важных районах Восточ- ной Славонии. Одновременно проводилась модернизация хорват- ской армии. В 1992—1994 гг. благодаря экономической помощи 180
Запада Хорватия истратила более миллиарда долларов на черном рынке вооружений. Официальное перемирие между Крайной и Заг- ребом было заключено при российском посредничестве лишь в мар- 1994 г Но^тоТуПрдяпппптир зптекПТплитические переговоры за - шли в тупик. Стремягн к_радикальному решению «сербского воп- роса» Хорватия вновь развязала военные действия. В мае и августе 1995 г. выходе операций «Блеск»1г^Буря» хорватская армия разгро- мила вооруженные формирования Сербской Крайны. Югославское правительство, равно как и сербские руководители И^гБоснии и Гер- цеговины, фактически заняло нейтральную позицию. Несмотря на декларативные обвинения в адрес Загреба С. Милошевич надеялся локализовать конфликт и не допустить втягивания в него Югосла- вии. Миротворческий контингент ООН начал выводиться с терри- тории Хорватии уже в августе 1995 г. Вслед за военным разгромом Сербской Крайны последовала этническая чистка этой территории и окончательная консолидация хорватской государственности. - Быстро нарушилось хрупкое равновесие в Боснии и Герцегови- не. Лидербоснийских сербов Р. Караджич занимал весьма радикалъ- ную позицию и призывал официальный Белград начать объедине- нйе~всегосербского населения бывшей Югославии 9 января 1992 г. Скупщина сербского народа провозгласила Республику Сербскую Боснию и Герцеговину в качестве федеративной единицы СФРЮ. Но прошедший менее чем через месяц общереспубликанский ре- ферендум высказался за полный суверенитет государства. £ марта, 1992 г. Босния и Герцеговина объявила свою независимость. Му- сульманские лидеры республики форсировали подготовку к воен- ному столкновению с дислоцированными в Боснии и Герцеговине частями югославской армии. Одновременно свою армию начала создавать и Республика Сербская в составе Боснии и Герцеговины. В апрелеД992г. между сербами и мусульманами начались откры-- т^е военныестолКновения. С111А~и Европейский союз вновь обви- нили в разжиганииконфликта Сербию. Руководящие органы СБСЕ ультимативно потребовали от Югославии вывести все войска с тер- ритории Боснии. Соответствующий договор был подписан уже 18 мая. Однако военные действия на территории республики ста- новились все ожесточеннее. Размещенный в Боснии и Герцеговине миротворческий контингент ООН в этой ситуации оказался прак- тически бессилен. До сентября 1993 г. «голубые каски» даже не имели права применять оружие. В республику начали пребывать сербские добровольцы из Югославии и моджахеды из многих му- сульманских стран. Все большую активность проявляли и хорват- ские военные формирования. Конфликт приобрел трехсторонний характер, когда сербы, хорваты и мусульмане сва^дигь 181
бой. Тем не менее «двойной стандарт» в отношении западных стран к событиям в Боснии сохранился. Это проявилось в полной мере в апреле 1993 г., когда в ответ на этнические чистки, проводимые мусульманами в сербских селах, войска сербов подвергли артилле- рийскому обстрелу осажденный город Сребреница. Это стало по- водом для принятия Советом Безопасности ООН резолюции об эко- номических санкциях против Югославии, т.е. страны, формаль- но даже не участвовавшей в конфликте. Администрация США все более откровенно ориентировалась на силовое решение конфлик- та. Авиация НАТО превратила небо Боснии и Герцеговины в свою подконтрольную зону и периодически наносила «превентивные» удары по позициям сербских войск. Военные действия в Боснии с разной степенью активности про- должались на протяжении всего 1993 г. Сербские воска были вы- нуждены отказаться от активных операций и с большим трудом сдерживали наступление мусульман. В начале 1994 г. обстановка существенно обострилась в связи с новым витком хорвато-мусуль- манского противоборства. Более жесткими стали и действия «ми- ротворцев». 7 февраля на базаре в осажденном сербами Сараево сработало взрывное устройство. Погибло более 70 человек. В этой акции были обвинены сербы, хотя доказательств не нашлось. Со- вет НАТО под угрозой авиационных ударов потребовал отвести тяжелое вооружение сербских формирований от города. Ситуацию разрядило неожиданное вмешательство российской дипломатии. В результате достигнутых договоренностей в зоны отвода сербских войск вводились российские миротворческие силы. Угроза усиле- ния позиций России на Балканах заставила официальный Вашин- гтон форсировать усилия по созданию единого антисербского фрон- та в зоне конфликта. В марте 1994 г. при американском посредни- честве была достигнута договоренность о создании в Боснии и Герцеговине хорвато-мусульманской федерации. В действитель- ности это федеративное объединение более походило на переми- рие, но оно существенно изменило стратегическую ситуацию в Бос- нии. Мусульманские войска получили возможность активизировать свои действия против сербов. Зачастую они использовали и такти- ку «вытеснения» миротворческих подразделений ООН, захваты- вая нейтральные зоны. Аналогичные же действия сербов у города Горажде карались налетами авиации НАТО. Во второй половине 1994 — начале 1995 г. военные действия в Боснии сосредоточились вокруг города Сараево, блокированного сербскими войсками, в районах Тузлы и Травника. Весенне-летнее наступление мусульман в Восточной Боснии происходило факти- чески одновременно с хорватскими операциями «Блеск» и «Буря» 182
в Сербской Крайне. Потоки беженцев из Крайны хлынули в Бос- нию. В ответ сербские войска предприняли крупномасштабное на- ступление против мусульманских формирований в Боснии. В рес- публику вновь были введены регулярные части югославской армии. Но инициатива всецело принадлежала руководству боснийских сер- бов, лидер которых Р. Караджич уже мало сверял свои действия с позицией официального Белграда. В августе — сентябре 1995 г. авиа- ция НАТО предприняла беспрецедентные по масштабам налеты на позиции сербской армии. Это в корне изменило обстановку на фрон- те и вернуло инициативу мусульманам. Одновременно американ- ская дипломатия предпринимала усилия по политическому урегу- лированию конфликта. В отличие от предыдущего периода к диа- логу был приглашен лидер Сербии Милошевич. В дальнейшем переговоры стали проводиться по схеме: Сербия — Хорватия — Бос- ния и Герцеговина, где боснийскую сторону фактически представ- ляли мусульманские лидеры республики. Руководство же босний- ской Сербской республики из этого процесса было исключено. В ноябре 1995 г. после трехнедельных переговоров на террито- рии авиационной базы в Дейтоне (штат Огайо) Ф. Туджман, С. Милошевич и А. Изетбегович подписали соглашение о принци- пах урегулирования конфликта. Подразумевалось прежде всего ре- шение военных вопросов — поэтапное прекращение военных дей- ствий, разведение воюющих сторон, разминирование территории и т.п. Лидеры боснийских сербов должны были предстать перед международным трибуналом, созданным по решению ООН. Для политического послевоенного урегулирования основой должна была стать существовавшая конституция независимого государства Босния и Герцеговина. Стороны обязывались организовать свобод- ные выборы, в течение года решить проблему беженцев, осуще- ствить меры по нормализации экономической обстановки. Был под- писан договор о разграничении двух этнических зон в Боснии — хорвато-мусульманской (51 % территории) и сербской (49 % тер- ритории). В ведении единого правительства были сохранены воп- росы внешней политики, координации экономического развития, установления подданства, формирования валютно-финансовой системы. Гарантом реализации дейтонского договора стали «Мно- гонациональные силы по выполнению мирных соглашений» (ИФОР), находящиеся под командованием НАТО и имевшие ман- дат ООН. Их задачей стало обеспечение вывода противоборствую- щих войск из зоны конфликта, контроль над тяжелыми вооруже- ниями, контроль над воздушным пространством региона, оказание поддержки процессу гражданского умиротворения, восстановления транспортной и информационной инфраструктуры. 183
Весной 1996 г. в Брюсселе состоялась Международная конфе- ренция по экономическому восстановлению Боснии и Герцегови- ны. По ее итогам было принято решение о скоординированной фи- нансовой и экономической помощи региону со стороны ЕС, МБРР, США и Японии. Расширил сферу своих действий в Боснии и ОБСЕ. При поддержке международных наблюдателей в сентябре 1996 г. в республике прошли выборы, вновь принесшие пост президента А. Изетбеговичу. Однако окончательно стабилизировать обстанов- ку так и не удалось. Мандат миротворческих сил был продлен, а сами они были переименованы в СФОР — силы по стабилизации. Завершение наиболее острой фазы боснийского кризиса не при- несло окончательного умиротворения Балканскому региону. Уже в 1996 г. стала очевидной постепенная радикализация политичес- кого курса югославского правительства. Основной причиной послу- жила активизация оппозиционных движений в самой Сербии. Одер- жав победу на локальных (промежуточных) выборах в Скупщину, оппозиционный блок «Единство» 77 дней добивался от президента Милошевича признания этого результата. Белград был охвачен ма- нифестациями и массовыми митингами. Это противостояние при- несло оппозиции успех, но в дальнейшем она оказалась фактически расколота соперничеством своих лидеров. В окружении же Мило- шевича значительно укрепились националистически настроенные политики. Большое влияние на правительство приобрела национа- листическая Сербская радикальная партия В. Шешеля. Изменения стали особенно заметны после успешных для Милошевича феде- ральных президентских выборов в июле 1997 г. Имидж миротворца и реформатора постепенно сменялся ролью сторонника сильной и единой Югославии, знакомой по событиям 1989—1990 гг. Уже осенью 1997 г. Милошевич столкнулся с нарастанием цент- робежных тенденций в обновленной федерации. На президентских выборах в Черногории потерпел поражение его ставленник М. Бу- латович. Партия нового лидера республики Мило Джукановича одержала победу в следующем году и на парламентских выборах. Ответом федерального правительства стало назначение Булатови- ча премьер-министром Югославии и начало жесткого давления на черногорское руководство с требованием провести республикан- скую конституционную реформу по образцу СРЮ. Нарастание кри- зиса в сербо-черногорских отношениях было приостановлено лишь в связи с еще более серьезной угрозой — кризисом в Косово. В на- чале марта 1998 г. в автономном крае вспыхнули вооруженные стол- кновения между сербской полицией и боевиками из местной на- ционалистической организации «Армии освобождения Косово» (АОК). Полагая, что участие в процесс боснийского урегулирова- 184
ния обеспечивает Белграду лояльное отношение со стороны Запа- да, Милошевич избрал наиболее жесткий вариант действий. В сущ- ности, курс на свертывание прерогатив косовской автономии был взят значительно раньше. Еще в 1989 г. сербский парламент ликви- дировал «асимметричность» в отношениях с краем, а в 1990 г. в Ко- сово было вообще введено прямое правление. Рост сепаратистских настроений среди албанского населения края в последующие годы сопровождался обособлением умеренной оппозиции — Демократи- ческой лиги Косово под руководством И. Руговы и радикального крыла, опорой которому стала АО К. В 1998 г. сербским силам пра- вопорядка в Косово уже противостояли достаточно многочислен- ные и подготовленные военные формирования. Мартовский кризис 1998 г. подтолкнул Косово к гражданской войне и значительно обострил международное положение Югосла- вии. В вооруженные действия постепенно втягивались и части юго- славской армии. Уже в июне американская администрация вырази- ла озабоченность событиями в Косово и «не исключила» военного вмешательства со стороны НАТО. После ввода в Косово в июле- августе 1998 г. дополнительных подразделений югославской армии с тяжелыми вооружениями США ультимативно потребовали от Бел- града немедленного прекращения боевых действий. Тем не менее операции сербских сил в Косово продолжались до осени. Из края в соседние Албанию и Македонию устремились потоки беженцев. В октябре их численность достигла уже 300 тыс. человек. Лишь под прямой угрозой авианалетов со стороны НАТО югославское руко- водство согласилось начать поэтапный отвод войск и размещение в крае наблюдателей из ОБСЕ. Эти меры лишь временно способ- ствовали нормализации положения в крае. Камнем преткновения стал правовой статус Косово. Сербская сторона принципиально от- казывалась от любых форм расширения косовской автономии, ал- банцы настаивали на самоопределении вплоть до выхода из состава федерации. Международные переговоры, посвященные косовской проблеме, прошедшие в феврале 1999 г. в Рамбуйе, были сорваны неуступчивостью обеих противоборствующих сторон. 24 марта 1999 г. руководство НАТО объявило о срыве полити- ческих переговоров по Косово и своей готовности нанести авиаци- онные удары по военным объектам в Югославии для того, чтобы склонить руководство страны к более конструктивной позиции. Одновременно на территорию Македонии был передислоцирован 11-тысячный контингент войск НАТО. В течение последующих двух месяцев территория Косово и другие районы Югославии подверга- лись ракетно-бомбовым ударам. Одной из мишеней стал и Белград. Параллельно развернулась ожесточенная пропагандистская война, 185
которую Югославия явно проиграла. Впоследствии выяснилось, что официальные лица НАТО и многие средства массовой информации намеренно искажали информацию, представляя картины массового геноцида албанского населения в Косово. Но в период проведения военной кампании общественность в ведущих странах Запада, бе- зусловно, поддерживала антисербские действия. Оказавшись под же- сточайшим политическим и военным прессингом, перед лицом гу- манитарной катастрофы внутри страны югославское руководство было вынуждено пойти на соглашение с НАТО. Важную роль в этот период сыграло и посредничество российской дипломатии. По ре- зультатам переговоров сербские войска в июне 1999 г. были полнос- тью выведены из Косово. Вслед за ними ушло и большинство сербс- кого, еврейского и цыганского населения края. Одновременно в Ко- сово начали возвращаться албанские беженцы. Отряды АОК должны были сдать оружие. Косово перешло под контроль международных миротворческих сил. Территория края была поделена на три зоны — северную, центральную и южную. В их рамках выделены сектора от- ветственности пяти крупнейших стран НАТО (США, Великобрита- нии, Франции, Германии, Италии), а также России. Как показали последующие события, присутствие миротворческих сил не обеспе- чило безопасности сербского населения. В Косово начались этничес- кие чистки — теперь уже антисербские. В самой Сербии окончание военных действий также не принесло стабилизации. Участившиеся выступления оппозиции сменились летом—осенью 2000 г. новым витком сербо-черногорского конфликта. В июле федеральным пра- вительством была осуществлена реформа конституционного устрой- ства. Ее основным компонентом стал переход к избранию президен- та путем всеобщих, прямых выборов (ранее президент избирался парламентом). Первые выборы по новой модели прошли в сентябре 2000 г. Черногорский президент М. Джуканович призвал своих со- граждан бойкотировать их. Федеральное правительство отдало при- каз о передаче избирательных участков в Черногории под контроль армии. В Сербии избирательная кампания вызвала резкую радика- лизацию оппозиционного движения. Его представитель Воислав Коштуница отказался признать результаты первого тура выборов, в ходе которых он опередил Милошевича, но не набрал 50 % голо- сов. Решение Конституционного суда не о пересмотре результатов выборов, а их полной отмене и переносе выборов на 2001 г. вызвало взрыв недовольства оппозиции. В ночь на 6 октября толпы манифе- стантов разгромили здание Народной Скупщины в Белграде. Кон- ституционный суд объявил Коштуницу президентом. Еще до этого решения лидеры ведущих стран Запада поспешили заявить о пора- жении Милошевича и отказе признать иные результаты выборов. 186
Восточная Европа в современной мировой политике События югославского кризиса показали всю глу- бину геополитических противоречий, характеризу- ющих процесс вовлечения постсоциалистической Восточной Европы в мировую политику Неустой- чивый региональный баланс сил, постоянно возоб- новляющееся «местечковое» соперничество, пестрая этническая карта, разная скорость и эффективность экономических преобра- зований, отсутствие устойчивых традиций существования суверен- ной национальной государственности — все эти факторы способ- ствовали росту внешнеполитической уязвимости восточноевропей- ских стран. Большую роль сыграл и психологический комплекс «освобождения из социалистического лагеря», устойчивое недове- рие и даже неприязнь к России как геополитической преемницы тоталитарной империи, надежда заручиться внешней поддержкой и гарантиями против повторного втягивания в сферу влияния не- давнего союзника. Результатом стало стремление восточноевропей- ских стран решать спорные вопросы и проблемы безопасности не путем двустороннего или регионального сотрудничества, а прежде всего за счет поддержки великих держав (что исторически опреде- ляется термином «балканизация»). Особую важность с этой точки зрения имеет прямое самоотождествление многих восточноевропей- ских стран с «Западом», готовность к максимально быстрой интег- рации в западноевропейские или евро-атлантические экономичес- кие, политические, военные структуры. Европейские Сообщества, на основе которых с 1993 г. возник Ев- ропейский союз, изначально заняли чрезвычайно заинтересован- ную позицию по вопросу о судьбе молодых демократических госу- дарств Восточной Европы. Опережая реакцию ОБСЕ и ООН, еще 17 декабря 1991 г. брюссельское совещание министров иностранных дел стран Сообществ приняло Декларацию о критериях признания новых государств в Восточной Европе и на территории Советского Союза. Однако надежды новых восточноевропейских правительств на ускоренную прямую интеграцию в Единую Европу оказались преждевременны. Еще с конца 80-х гг. проблема расширения ЕС ста- ла предметом активных дискуссий. Если Великобритания выступи- ла за приоритет этого направления в развитии Сообществ, то прак- тически все остальные влиятельные члены ЕС ратовали за углубле- ние интеграционного процесса, которое сопровождалось бы поэтапным расширением сначала за счет развитых западноевропей- ских государств и лишь впоследствии стран Восточной Европы. Именно эта позиция и была отражена в Маастрихтском договоре. В отношении восточноевропейских стран ЕС избрал иную стра- тегию — расширение сотрудничества на основе соглашений об ас- 187
социированном членстве. Из восточноевропейских стран первыми такие соглашения с ЕС подписали в 1991 г. Венгрия, Польша и Че- хословакия. Впоследствии они были подписаны еще десятью госу- дарствами региона (включая страны Балтии). Статус ассоцииро- ванного члена предполагает регулярные политические консульта- ции и широкие экономические отношения с союзом, включая установление режима свободной торговли, в перспективе — и пря- мое вступление в ЕС. Соглашения обеспечивают широкий доступ ассоциированных членов к информации о деятельности ЕС, фор- мируют особые механизмы оказания технической и финансовой по- мощи. В 1993 г. ЕС принял окончательное политическое решение о том, что «ассоциированные страны Центральной и Восточной Ев- ропы, желающие того, станут членами Европейского союза». Но сроки вступления были поставлены в зависимость от достижения необходимого уровня экономического и политического развития. Стратегия ЕС по интеграции стран ЦВЕ была конкретизирована на заседании Европейского совета в Эссене (Германия) в декабре 1994 г. Совет выработал комплексную программу мер по подготов- ке стран Восточной Европы к вступлению в союз. Амстердамский договор 1997 г., расширивший многие направления деятельности ЕС, также закрепил линию на последовательную интеграцию ассо- циированных членов. В ходе специального заседания Европейско- го совета в Берлине в марте 1999 г. было зафиксировано, что пять восточноевропейских стран — Венгрия, Польша, Словения, Чехия и Эстония (а также Кипр) — смогут стать полноправными членами ЕС ориентировочно в 2001—2003 гг. Выработка проектов расширения НАТО на Восток была тесно связана со становлением новой стратегической концепции альянса после завершения «холодной войны». Рубежным шагом на этом пути можно считать принятие в 1994 г. концепции многонациональ- ных оперативных сил, предусматривающей возможность формиро- вания коалиционных сил для проведения операций с участием стран НАТО, ЗЕС, а также государств, не являющихся членами данных союзов. Для отработки практических аспектов подобных операций с 1994 г. под эгидой НАТО стала реализовываться комплексная программа военно-политического сотрудничества «Партнерство во имя мира». Новая стратегическая концепция альянса была приня- та в 1999 г. В соответствии с ней НАТО принял на себя обязатель- ства по предотвращению угрозы международной стабильности не только в евро-атлантической зоне, но и за пределами территории государств-членов. Как показали события югославского кризиса, реализация подобной стратегии может осуществляться и в обход ООН и ОБСЕ. 188
В свете изменения стратегических целей и зоны ответственнос- ти НАТО одной из приоритетных задач альянса стало расширение связей со странами — бывшими членами ОВД. Впервые эта задача была поставлена уже в Лондонской декларации 1990 г. и подтверж- дена на встрече министров иностранных дел стран НАТО в Копен- гагене в июне 1991 г. 20 декабря 1991 г. НАТО вместе с 9 государ- ствами Восточной Европы учредил Совет североатлантического сотрудничества — многосторонний консультативный орган, в рам- ках которого начался постоянный политический диалог сторон (в работе его впоследствии приняли участие и многие страны СНГ). С 1994 г. восточноевропейские страны начали принимать активное участие в программе «Партнерство во имя мира». Несмотря на раз- носторонний характер этого сотрудничества (проведение учений для отработки операций по поддержанию мира, поисковых и спа- сательных операций, гуманитарных акций и т.п.), основной целью программы стало обеспечение в долгосрочной перспективе совме- стимости вооруженных сил государств-партнеров и НАТО. Это вызвало нарастающее политическое напряжение в отношениях аль- янса и России. В 1995 г. на фоне дальнейшей разработки проектов расширения североатлантического альянса руководство НАТО выступило с предложением об институционализации политического диалога с Россией. Это позволило сгладить обозначившуюся напряженность и перевести решение проблемы о расширении альянса в более кон- структивное русло. Уже в 1996—1997 гг. начались переговоры с две- надцатью странами Восточноевропейского и Прибалтийского ре- гионов, проявившими интерес к вступлению в альянс (Албанией, Болгарией, Венгрией, Македонией, Польшей, Румынией, Словаки- ей, Словенией, Чехией, Литвой, Латвией, Эстонией). Окончатель- ное решение о «первой волне» вступления в альянс было принято на мадридском саммите НАТО в июле 1997 г. Приглашение всту- пить в НАТО получили три государства — Венгрия, Польша и Че- хия. Соответствующие договоры с ними были подписаны уже 16 декабря 1997 г. В том же 1997 г. была модифицирована и про- грамма сотрудничества с остальными государствами региона. Она получила название «Расширенная программа партнерства ради мира». Ввиду интенсификации деятельности ЕС и НАТО по их поэтап- ному расширению политическая судьба Восточноевропейского ре- гиона на первый взгляд представляется вполне очев