istoria0003
istoria0004
istoria0005
istoria0006
istoria0007
istoria0008
istoria0010
istoria0011
istoria0012
istoria0013
istoria0014
istoria0015
istoria0016
istoria0017
istoria0018
istoria0019
istoria0020
istoria0021
istoria0022
istoria0023
istoria0024
istoria0025
istoria0026
istoria0027
istoria0028
istoria0029
istoria0030
istoria0031
istoria0032
istoria0033
istoria0034
istoria0035
istoria0036
istoria0037
istoria0038
istoria0039
istoria0040
istoria0041
istoria0042
istoria0043
istoria0044
istoria0045
istoria0046
istoria0047
istoria0048
istoria0049
istoria0050
istoria0051
istoria0052
istoria0053
istoria0054
istoria0055
istoria0056
istoria0057
istoria0058
istoria0059
istoria0060
istoria0061
istoria0062
istoria0063
istoria0064
istoria0065
istoria0066
istoria0067
istoria0068
istoria0069
istoria0070
istoria0071
istoria0072
istoria0073
istoria0074
istoria0075
istoria0076
istoria0077
istoria0078
istoria0079
istoria0080
istoria0081
istoria0082
istoria0083
istoria0084
istoria0085
istoria0086
istoria0087
istoria0088
istoria0089
istoria0090
istoria0091
istoria0092
istoria0093
istoria0094
istoria0095
istoria0096
istoria0097
istoria0098
istoria0099
istoria0100
istoria0101
istoria0102
istoria0103
istoria0104
istoria0105
istoria0106
istoria0107
istoria0108
istoria0109
istoria0110
istoria0111
istoria0112
istoria0113
istoria0114
istoria0115
istoria0116
istoria0117
istoria0118
istoria0119
istoria0120
istoria0121
istoria0122
istoria0123
istoria0124
istoria0125
istoria0126
istoria0127
istoria0128
istoria0129
istoria0130
istoria0131
istoria0132
istoria0133
istoria0134
istoria0135
istoria0136
istoria0137
istoria0138
istoria0139
istoria0140
istoria0141
istoria0142
istoria0143
istoria0144
istoria0145
istoria0146
istoria0147
istoria0148
istoria0149
istoria0150
istoria0151
istoria0152
istoria0153
istoria0154
istoria0155
istoria0156
istoria0157
istoria0158
istoria0159
istoria0160
istoria0161
istoria0162
istoria0163
istoria0164
istoria0165
istoria0166
istoria0167
istoria0168
istoria0169
istoria0170
istoria0171
istoria0172
istoria0173
istoria0174
istoria0175
istoria0176
istoria0177
istoria0178
istoria0179
istoria0180
istoria0181
istoria0182
istoria0183
istoria0184
istoria0185
istoria0186
istoria0187
istoria0188
istoria0189
istoria0190
istoria0191
istoria0192
istoria0193
istoria0194
istoria0195
istoria0196
istoria0197
istoria0198
istoria0199
istoria0200
istoria0201
istoria0202
istoria0203
istoria0204
istoria0205
istoria0206
istoria0207
istoria0208
istoria0209
istoria0210
istoria0211
istoria0212
istoria0213
istoria0214
istoria0215
istoria0216
istoria0217
istoria0218
istoria0219
istoria0220
istoria0221
istoria0222
istoria0223
istoria0224
istoria0225
istoria0226
istoria0227
istoria0228
istoria0229
istoria0230
istoria0231
istoria0232
istoria0233
istoria0234
istoria0235
istoria0236
istoria0237
istoria0238
istoria0239
istoria0240
istoria0241
istoria0242
istoria0243
istoria0244
istoria0245
istoria0246
istoria0247
istoria0248
istoria0249
istoria0250
istoria0251
istoria0252
istoria0253
istoria0254
istoria0255
istoria0256
istoria0257
Текст
                    УЧЕБНИК ДЛЯ ВУЗОВ
Новая история
стран Азии
и Африки
XV1-XIX века


УЧЕБНИК ДЛЯ ВУЗОВ__ Новая история стран Азии и Африки ХУ1-Х1Хвека В 3 частях Под редакцией доктора исторических наук, профессора А.М. Родригеса Часть 3 Рекомендовано Министерством образования и науки Российской Федерации в качестве учебника для студентов высших учебных заведений Москва ЛУЛГА НИ ТАРНЫЙ\ издательский/ V___ центр/ ~~ — — — __ ^ВЛАДОС 2010
УДК 94(54 6)“654”(075.8) ББК 63.3(0)5(5+6)я73 Н72 ' Авторский коллектив: Ацамба Ф.М., профессор — гл. 1, § 1; Родригес А.М., доктор исторических наук, профессор — гл. 1, § 2,3,4,7; Галкина Е.С., кандидат исторических наук — гл. 1, § 5,6; Белоусова КА., кандидат исторических наук, доцент — гл. 2, § 1; Киселев КА., доктор исторических наук — гл. 2, § 2; Орлов В.В., кандидат исторических наук, доцент — гл. 2, § 3,4,5,6,7; Горшков В.Н., кандидат исторических наук, доцент — гл. 3 Н72 Новая история стран Азии и Африки. XVI—XIX вв. : учеб- ник для студ. высш. учеб, заведений / [А.М. Родригес и др.]; под ред. А.М. Родригеса :вЗч. — М. : Гуманитар, изд. центр ВЛАДОС, 2010. — Ч. 3. — 511 с. ISBN 978-5-691-01237-2. ISBN 978-5-691-01366-9(4. 3). Авторы учебника в свете новейших достижений исторической науки рассматривают важнейшие события и проблемы истории стран Азии и Африки в Новое время, предлагают оригинальную хроноло- гию Нового времени, анализируют основные тенденции обществен- ного развития стран Азии и Африки в указанный период. Настоящий учебник издается в трех частях. В третьей части представлена история арабских стран Азии и Африки, а также ис- тория Африки. УДК 94(5+6)“654”(075.8) ББК 63.3(0)5(5+6)я73 © Коллектив авторов, 2004 © ООО «Гуманитарный издательский центр ВЛАДОС». 2004 © Серия «Учебник для вузов» и серийное оформление. ООО «Гуманитраный издательский центр ВЛАДОС», 2004 ISBN 978-5-691-01237-1 © ISBN 978-5-691-01366-1(4. 3)
Содержание Глава 1. Арабские страны Азии (продолжение)................5 § 1. Ирак в составе Османской империи ................5 § 2. Саудовская Аравия ............................. 53 §3. Кувейт........................... '........... 72 §4. Бахрейн...................................... 78 § 5. Катар ...................................... 92 § 6. Оман ......................................... 100 §7. Йемен......................................... 115 Глава 2. Арабские страны Африки ........................ 126 §1. Египет........................................ 126 § 2. Судан ...................................... 154 § 3. Ливия: Триполи, Киренаика и Феццан ........... 171 § 4. Алжир......................................... 195 § 5. Тунис ........................................ 232 § 6. Дальний Магриб (Марокко)....................... 256 / § 7. Приатлантическая Сахара (Мавритания) ......... 280 Глава 3. Африка ........................................ 293 § 1. Цивилизационные образования в Африке южнее Сахары. XVI—XIX вв.......................... 293 § 2. Открытие европейцами побережья Тропической Африки. Эпоха работорговли........................ 332 § 3. Колониальный захват Тропической Африки........ 350 §4. Колониальный раздел Западной Африки .......... 358 § 5. Колониальный раздел Западной экваториальной Африки ........................................... 376 3
Содержание § 6. Колониальные захваты в Восточной Африке........ 381 §7. Колониальная экономическая эксплуатация .,..... 388 § 8. Формирование системы колониального управления . 397 § 9. Антиколониальная борьба народов Тропической Африки. Последняя треть XIX в..................... 401 §10. Становление идеологии национального освобождения. 2-я половина XIX в................................ 421 §11. Южная Африка XVI—XIX вв....................... 437 § 12. Эфиопия XVI—XIX вв............................ 457 §13. Либерия XIX в................................. 492 § 14. Мадагаскар XVI—XIX вв......................... 502 4
и т .м Глава Арабские страны Азии 11 । Н Ирак в составе Ж S Я Османской империи1 Включение Ирака в состав Османской империи. Турецко-персидские войны Ирак представлял один из важных объектов в турецко-пер- сидских завоевательных устремлениях,. Исключительно вы- годное стратегическое положение этой страны с выходом в персидский залив издавна привлекало внимание внешних завоевателей. Огромное значение имели мировые торговые пу- ти, проходившие через Ирак и соединявшие Восток и Запад. Открытие морского пути вокруг Африки и португальские завоевания, ограничившие возможности мусульманского купечества на морях, в какой-то мере усилили значение ка- раванных путей и обострили борьбу за господство на этих путях. С 1407 г. до начала XVI в. Ирак входил в состав государст- ва. Ак-Коюнлу1 2, которому приходилось вести борьбу как с Ос- манами, так и с Сефевидами. В 1508 г. Сефевиды положили конец правлению династии Ак-Коюнлу и завоевали ее владе- ния, включая Ирак. Сефевиды в Ираке проявили крайнюю нетерпимость как к суннитскому, так и к христианскому населению, разруша- ли суннитские святыни, притесняли у лама, суфиев, а также христианское духовенство. Кызылбашским племенам были предоставлены лучшие земли и пастбища, что значительно 1 При написании главы использованы материалы, содержащиеся в тру- дах В.Б. Луцкого, Б. Силагадзе, А.С. Тверитиновой, Л.Н. Котлова, М.С. Мейера, Ю.М. Рудакова. 2 Государство Ак-Коюнлу с центром в Диарбекире просуществовало с 1378 г. по 1508 г. Завоевано Сефевидами. 5
Глава 1. Арабские страны Азии ущемляло интересы местных землевладельцев и арабских кочевых и полукочевых племен. В города Ирака заселяли персов, повсеместно стали вне- дрять персидский язык в ущерб арабскому. Дискриминационная политика Сефевидов вызвала недо- вольство практически всех слоев населения Ирака, это недо- вольство нашло выражение в многочисленных антисефевид- ских восстаниях. Первые восстания начались в районах, насе- ленных курдами, правители которых обладали до сефевидов значительной автономией. В 1514 г. некоторые курдские кня- жества перешли под покровительство Османского султана, со- хранив при этом свой автономный статус. В 1515 г. началось крупное восстание в Верхней Месопотамии, которое возглав- ляли представители знатных курдских родов. Особенность данного восстания заключалась в том, что в нем широкое учас- тие приняли ассирийцы-христиане. Повстанцы освободили от кызылбашей ряд городов, однако силы были неравны и пов- станцы дважды обратились к султану Селиму I с просьбой о покровительстве. В 1516 г. Порта откликнулась на просьбу и объявила о покровительстве над Верхней Месопотамией. После победы повстанцев весь Северный Ирак оказался под властью Османов. В центральных и южных областях Ирака, которые еще ос- тавались под властью сефевидов, одно за другим происходи- ли антииранские выступления. В 1529 г. повстанцам удалось захватить Багдад, при этом население города поддержало их и в Стамбул была отправлена делегация с просьбой о помощи и принятии страны под покровительство Порты. Только в 1533 г. султану Сулейману Великолепному (1520—1566) удалось начать свою первую персидскую кам- панию и послать против сефевидов 140-тысячную армию. Ле- том 1534 г. османские войска заняли сефевидскую столицу Тебриз, куда прибыл султан Сулейман, затем турки двину- лись на юг. На территории Ирака армию Сулеймана встречали как освободительницу. В декабре 1534 г. османский султан в Багдаде принимал посланцев от городов Центрального Ирака, от бедуинских племен, которые заверяли его в своей преданности. В стране был восстановлен религиозный мир, представители различных религиозных общин получили сво- боду отправления культа. Как суннитским, так и шиитским святыням было пожаловано крупное вакуфное имущество. 6
§ 1. Ирак в составе Османской империи В 1534 г. были образованы Багдадский и Мосульские эйале- ты\ В 1535 г. султан Сулейман вернулся в Стамбул. В 1538 г. в столицу Османской империи было отправлено посольство от правителя Басры Рашида ал-Мугамиса. Сул- тан благосклонно принял послов и назначил ал-Мугамиса по- жизненным правителем Басры и ее округа. Вскоре правите- ли Луристана, Хузистана, Байрейна, аль-Катифа, княжеств Неджд и Нижнего Евфрата стали вассалами Порты. Эти кня- жества первоначально сохраняли свою независимость. Одна- ко в 1546 г. Южный Ирак был превращен в Османский эйалет с центром в Басре. Тем самым Османская империя получила возможность противостоять португальской экспансии и из- влекать значительные доходы с таможни Басры. В Басре турки создали мощный флот, но не смогли поколе- бать морское могущество Португалии. Власть Порты была распространена и на восточное побе- режье Аравийского полуострова, здесь был создан эйалет аль-Хас. В 1550 г. турки захватили аль-Катиф, важнейший опор- ный пункт Португалии на Персидском заливе, однако удер- жать его не смогли, а португальцы взорвали свои укреп- ления. В своей борьбе против Османской империи Сефевиды обра- щались за помощью к португальцам, однако две турецко-пер- сидские войны 1548—1549 гг. и 1554—1555 гг. окончились победой Османов. Сефевиды были вынуждены отказаться от своих притязаний на Ирак и признать его частью Османской империи. Права османов на Ирак были закреплены в мирном договоре, заключенном в Амасии в мае 1555 г. В целом вековая борьба между Османами и Сефевидами за- кончилась только в 1638 г. победой Османской империи. Необ- ходимо отметить, что вплоть до официального разграничения в середине XIX в., с участием представителей России и Анг- лии, постоянно происходили пограничные конфликты. 1 Эйалет турецкая транслитерация арабского слова палат, что озна- чает область, провинцию. Эйалет — самая крупная военно-административ- ная единица в Османской империи во главе с бейлербеем (бей беев), имев- шим звание везира и титул паши. Исходя из последнего обстоятельства эйалеты часто называли пашалык. В 1864 г. эйалеты были переименова- ны в вилайеты во главе с вали. 7
Глава 1. Арабские страны Азии Османская система управления По мере включения Ирака в состав Османской империи бы- ли созданы следующие эйалеты: Багдадский, Басрийский, Мосульский и последний в 1554 г. Шахризурский с центром в городе Киркуке. Статус эйалетов, их внутреннее устройст- во, их права и обязательства были определены в специальных канун-наме (книга законов или законоположение), составлен- ных османскими властями с учетом местных особенностей, сложившихся отношений и институтов, а также положений обычного права. Во главе каждой области стояли бейлербеи, назначаемые из Стамбула, которые получали двух- или mpex- бунчужный1 ранг и титул паши. Ниже на иерархической лест- нице стояли государственные чиновники, тоже назначаемые непосредственно из Стамбула и подчинявшиеся центрально- му ведомству. По всем эйалетам были расквартированы янычарские корпуса, командующих которыми — ага на- значали также из Стамбула. Паши осуществляли одновременно административную власть и функции главнокомандующего. В распоряжении па- шей были части регулярных султанских войск, а также мест- ные вспомогательные отряды. Например, в 1535 г. в Ираке было оставлено 35 тысяч османских войск, в числе которых была 1 тысяча янычар. Во второй половине XVI в. только в Багдадском эйалете в различных крепостях были разме- щены около 12 тысяч янычар и других солдат, а багдадский паша имел в своем распоряжении еще 3 тысячи вооружен- ных воинов. В случае необходимости османские власти прибегали к по- мощи ополчения кочевых племен. 4 Основными официально провозглашенными обязанностя- ми правителей эйалетов были: безусловное соблюдение инте- ресов центральной власти, обеспечение порядка и спокойствия во вверенной провинции, забота о развитии земледелия, ре- месла, торговли, о безопасности на торговых путях и, главное, о боеспособности подчиненных ему войск. Для выполнения всех этих сложных задач в распоряжении паши был целый 1 Бунчук — знак отличия — пучок конского хвоста, прикрепленный к древку с золоченым шаром. По числу пучков можно было определить ранг того или иного должностного лица. 8
§ 1. Ирак в составе Османской империи штат помощников, советников различных рангов, главным из этого штата были кетхуда1 или заместитель паши, кото- рый во время военных действий мог вместо него командовать войском эйалета; дефтердар, в ведении которого были финан- сы, налоговые поступления в казну и монетное дело, диван эфенди управлял делами провинциального дивана. Диван про- винции выполнял не только совещательные, но частично и контрольные функции. Значительную роль в управленческой системе в Ираке иг- рали янычарские ага — командующие янычарских корпу- сов, расквартированных в различных городах или крепостях. Ага всех янычар назначался султаном и подчинялся только султану. Административно-правовой статус иракских эйалетов, ус- тановленный османскими властями, был.различным. Эйалеты Басры и Восточной Аравии пользовались опреде- ленной автономией. Однако в них были расквартированы сул- танские войска. Годовой доход с этих провинций поступал непосредственно в султанскую казну. Из этих доходов в казне местных правителей оставалось годовое содержание правите- лей и жалованье для гарнизона войск. Относительная самостоятельность эйалета Басра объясня- лась тем, что центральное правительство опасалось укреп- ления позиций португальцев в этом регионе и предпочло предоставить Басре полунезависимый статус и тем самым со- хранить для империи вторую по значению после Суэца воен- но-морскую базу на южных границах. Что же касается правителей Басры, то они, в свою очередь, надеялись в недалеком будущем стать торговыми посредни- ками между Портой и Индией и противостоять португаль- цам , которые к концу XIV в. полностью контролировали во- ды Персидского залива. Эйалет Басра был разделен на 20 санджаков1 2, из них в 8 санджаках были тимары и зеаметы, а в остальных их не было, и сохранялись местные институты феодального 1 Кетхуда — перс. Арабский вариант кяхъя. В современном арабском языке кяхья означает также управляющего и эконома. 2 Первоначальное значение турецкого слова «санджак» и арабского «ли- ва» — знамя, флаг. Второе значение — административная единица в Ос- манской империи. Санджак и лива можно приравнять к уезду. 9
Глава 1. Арабские страны Азии землевладения. Владельцы тимаров и зеаметов должны были выставить 980 всадников в феодальное войско, эмиры кочевых племен 3520, а общее число достигало 4500 воинов. Кроме того, имелись и отряды, состоявшие на жаловании. В эйалете Мосул было 6 санджаков. Из них 2 были учрежде- ны оджаклыки1 — наследственные земельные владения эми- ров кочевых племен, данные за их службу и повиновение сул- тану. Эти санджаки пользовались административной самостоя- тельностью, а во время похода выступали со своим войском и должны были подчиняться главе эйалета. Оджаклыки не мог- ли быть отняты у их владельцев и переходили по наследству из поколения в поколение. В остальных трех санджаках была сис- тема тимаров и зеаметов. Зеаметы и владельцы тимаров долж- ны были представлять 990 всадников. Общая численность войск эйалета Мосул составляла 2000 человек. Багдадский вилайет был разделен на 20 санджаков, из них в 8 санджаках были тимары и зеаметы, владельцы которых были обязаны представлять 980 воинов. Общая численность войска эйалета равнялась 4500 человек.Из 32 санджаков эйа- лета Шахризор система тимаров была распространена на 6 санджаков. Владельцы тимаров и зеаметов должны были представить 590 воинов, а общая численность войска состав- ляла 3000 человек. Автономные курдские и бедуинские эмираты входили в со- став соответствующих эйалетов как наследственные санд- жаки. Одна их характерных черт османской административной системы состояла в том, что провинции были независимы друг от друга и каждая непосредственно подчинялась централь- ной власти в Стамбуле. В то же время Порта могла всегда вне- сти изменения в административное устройство тех или иных территорий. В зависимости от политических обстоятельств число провинций или санджаков менялось, происходило ук- рупнение или даже упразднение некоторых административ- ных единиц. Османская система управления не допускала политической консолидации исторически сложившихся регионов, чем обес- печивалась централизация империи. В то же время Порта 1 «Оджаклык» или «юрдлук» (тур.). Оджак — очаг, страна, отчизна, жилище, дом. Оджаклык (ист.) — владение, жалуемое за заслуги. 10
§ 1. Ирак в составе Османской империи обеспечила за собой право использовать войска одного эйале- та, против другого, если возникала такая необходимость, При установлении своей власти турки-османы учитывали ту этно-конфессиональную ситуацию, которая сложилась в Ираке в течение веков. Население Ирака отличалось крайней неоднородностью и в этническом, и в конфессио- нальном смысле. Здесь соседствовали, сотрудничали, дружи- ли, временами враждовали представители многих этничес- ких групп — арабы, курды, персы, турки, ассирийцы, евреи, армяне и приверженцы многих религий — мусульмане-сун- ниты и шииты, христиане, иудеи, иезиды, сабии и др. Мно- гие жители Ирака свободно говорили на трех-четырех язы- ках. Это было обычным делом. Если ^.рабы и курды в значительной мере имели места компактного расселения, то другие были рассеяны по разным эйалетам. Например, в се- редине XIX в. в городе Киркуке из общего числа 530 домов курдам принадлежало 210, в деревне же Ханыкине из 216 домов только 5 принадлежали евреям, в остальных жили му- сульмане, в деревне Хаджи-Кара, из 420 домов в 20 прожи- вали евреи. Иногда в какой-нибудь дальней деревне среди мусульман проживали всего 2—3 армянские семьи. В Мо- сульском эйалете, в лива Мосул и в трех ее районах прожи- вали 31451 жителей, из них мусульмане составляли 21 195 (67,4%), христиане и иудеи 6867 (21,8%), а иезиды 3389 (10,8%). В других эйалетах соотношения могли быть други- ми, но не было ни одного эйалета и ливы, где бы не прожи- вали представители этноконфессиональных меньшинств. Права меньшинств ограждались системой миллетов и со- ответствующими религиозными институтами. Для шиитов Ирак обладал особым значением, т. к. здесь находились самые главные шиитские святые места — Неджеф и Кербела, куда устремлялись тысячи шиитов из всех стран мира на совершение обряда паломничества. Многие везли в гробах своих покойников, чтобы захоронить их в святой зем- ле. В середине XIX в. ежегодно, в течение целого года эти города посещали около 65 тысяч человек паломников-шии- тов, главным образом из Ирана. В общественной и духовной жизни иракских эйалетов важ- ную роль играли исламские институты разных уровней, мечети, Мадраса, суфийские братства, объединения сейидов и шерифов — истинных потомков пророка Мухаммада или 11
Глава 1. Арабские страны Азии людей, претендовавших на происхождение от «Дома проро- ка», — со своими главами накиб-ал-ашраф. Стоит особо выделить роль шариатских судей-кади, али- мов и даже рядовых служителей культа. В связи с тем, что до середины XIX в. судопроизводство велось главным образом на основе шариата и образование было религиозным, то идео- логическая атмосфера в значительной степени определялась усилиями деятелей религиозного культа и религиозными институтами. В одном Багдаде было 40 соборных мечетей и 5 Мадраса, множество квартальных мечетей и начальных коранических школ. Кроме того, в Ираке действовали круп- ные суфийские шарика: Кадирийа, Рифаийа, Бекташийа и др., которые имели свои ответвления во всех эйалетах. В Ираке находилось множество священных захоронений, гробниц, как мусульманских, так и христианских и иудей- ских святых. Нередко какой-то одной священной гробнице поклонялись приверженцы всех трех религий, проявляя при этом изрядную долю синкретизма. Все эти святыни обслужи- вались немалым числом персонала и содержались за счет об- щественных благотворительных фондов. В административной системе Османской империи в обяза- тельном порядке учитывалось значение и роль институтов и обычаев, сложившихся в иной этно-религиозной среде для предотвращения и избежания возможных конфликтных си- туаций. Аграрные отношения Установление власти османских султанов в Ираке'сопро- вождалось не только перестройкой административной струк- туры, но и изменениями в аграрных отношениях, в системе налогообложения. При упорядочении поземельных отноше- ний османские власти использовали старые кадастры, но в то же время провели по эйалетам новые переписи земель для лучшего учета всех объектов налогообложения. На иракские эйалеты частично была распространена сис- тема тимаров и зеаметов и во многих санджаках появились новые землевладельцы — турецкие сипахи. В Ираке были ликвидированы некоторые прежние феодаль- ные институты, незаконными были объявлены владения 12
§ 1. Ирак в составе Османской империи икта, чем были подорваны основы мамлюкской системы, от- менены некоторые повинности крестьян, выполняемые ранее в пользу различных должностных лиц, были снижены став- ки отдельных налогов. Все эти изменения были записаны в канун. Например, по законоположению ливы- Мосул, состав- ленному в 1574—1595 гг., было дано определение меры зем- ли. Низшей мерой земельной площади был признан дёнюм1, равный 40 шагам в длину и в ширину, а полный надел кресть- янина — чифтлик1 2, на землях высшего качества, которые орошались и ежегодно засеивались, был равен 80 дёнюмам, а на землях среднего качества чифтликом считался надел, рав- ный 100 дёнюмам. На земле худшего качества чифтлик был равен 150 денюмам. Все эти разъяснения относились к засе- ваемой земле. Законоположение обязывало крестьян, прикрепленных к определенному наделу, не производить обработки земли в другом месте, оставив при этом свою необработанной. В этом случае с них взимали двойной налог. Однако если крестьянин полностью обеспечивал обработку своей земли и производил посевы в другом месте, то с него не должны были взимать два раза поземельный налог. Из доли урожая он платил, видимо, единовременный налог за дополнительно обработанный учас- ток: с земли лучшего качества по 1 акче3 с двух дёнюмов, а с худшей земли по одному акче с трех дёнюмов. Плату за обработку пустошей не взимали в случае, если крестьянин выполнил все свои обязательства перед землевла- дельцем. Если кто-либо из крестьян оставлял свой надел невозде- ланным по неуважительным причинам, то он обязан был пла- тить соответствующий налог, размер которого зависел от пло- щади земли и колебался от 75 до 300 акче. Налог брали также, правда, в меньшем размере, с попав- ших в бедность земледельцев, не обработавших свой надел. Холостые сыновья земледельца должны были платить — от 1 Совр. донюм (дунам) = 0,25 га или 0,913 кв. м. 2 Чифтлик (чифт, араб. перс. Джуфт — пара) — надел земли, который могли обработать пара волов в течение дня. 3Акче — мелкая серебряная монета, отчеканенная в 1328 г. при султа- не Орхане (1326—1359); первоначальное содержание 1,154 г при пробе 90%. К XVII в. обесценилась в 6 раз при пробе 50% . 13
Глава 1. Арабские страны Азии 6 до 12 акне, этот последний налог можно рассматривать как одну из форм подушного обложения мусульман. Османские власти проявили заботу об обеспечении обра- ботки всех пригодных для посевов земель с целью получения с них дополнительных доходов. Однако самовольная обработ- ка земли без соответствующего документа не разрешалась. Были определены ставки денежных налогов. С мусульман, которые имели полный надел, взимали 50 акче в год, а с пол- надела — 25 акче, кроме того, за каждым домом было записано 3 дня барщины и каждый день оценивали в 2 акче. В законоположении записано: «Или пусть заставляют от- рабатывать 3 дня барщины, или пусть берут деньгами». Что касается натуральных платежей, то, в случае, когда брали налог с орошаемых земель из доли урожая, то ушр со- ставлял, как правило, в общем, ’/4 часть всего урожая, бехре1 V15 урожая. Ушр поступал в пользу владельца земли, а бехре — владельца воды. Эти соотношения были установлены еще при иранском владычестве, а турки их сохранили. Доля взимае- мого урожая зависела от культуры, например: после обмера урожая на гумне близ деревни определяли */ , V6 и J/7 часть от каждого вида зерна: пшеницы, ячменя и прочего. Если же крестьяне не могли доставить весь свой урожай к деревне, то обмер происходил прямо в поле. Крестьяне делали вороха в пяти, шести, семи местах, и владелец земли должен был выбирать из них по одному. При этом жители деревни долж- ны были найти дом или амбар для хранения доли землевла- дельца и после этого были вольны поступать с собственным урожаем по своему усмотрению. Налоги взимали и со скотоводческих племен. С местных племен ливы Мосул взималась 1 овца с каждой сотни, а с при- шлых — еще одна овца. Скотоводы также платили налог за зимовку, если они зимовали не на своей земле, — 1 овцу с 300 овец. В законоположении сказано: «Если на земли, за которыми закреплен налогресми кышлак (налог на зимовку), будет при- гнано извне стадо овец и оставлено там на зимовку, то пусть будет взята одна овца. Временем зимовки считается период (наибольшей) стужи. На чьей земле в это время они будут 1 Бехре — налог за пользование источником воды для орошения или оросительным каналом. 14
§ 1. Ирак в составе Османской империи находиться, тот и берет... Взимает только тот, на чьей земле происходила зимовка. В стаде же 300 овец». Налогами были обложены ульи, мельницы, огородные культуры, плодовые деревья, виноградники, хлопковые поля. В книге законов Сулеймана Кануни записано: «Как в городе, так и в провинции с виноградника пусть берут десятину». С каждого улья взимали по 2 акче. С мельницы, действующей круглый год, — 60 акче, если меньше, то соответственно уменьшался налог. Существовал особый налог за невесту. Его взимал тот зем- левладелец, чьимрайатом был отец невесты. Когда выдавали замуж девушку, то платили 60 акче, за вдовую женщину — 30 акче. Причем половина этих денег принадлежала земле- владельцу, половина шла правителю санджака. Вышедшие замуж становились райапгами того землевладельца, на чьей земле проживали их мужья. В законоустановлении также со- держатся постановления о взимании штрафов, о наказании за потраву посевов, о рыночных и ввозных пошлинах. Привлекает внимание тот факт, что некоторые старые пла- тежи и повинности были отменены или смягчены. Во всех законоположениях провозглашается необходимость справед- ливого обращения с подданными и смягчения налогового бре- мени. Особый раздел в законоположении был посвящен подуш- ной подати с не-мусульман и в нем отмечалось, что ранее взи- маемые суммы были слишком велики и что облагали несо- вершеннолетних мальчиков и даже многих умерших лиц, что сборщики налогов на свои подарки или за подписи судьи взи- мали незаконные поборы и, как следствие, «разорено было множество деревень». Предписывалось — впредь не допус- кать подобных действий. Пересмотрены были повинности, устанавливаемые вла- дельцами земли для возмещения своих расходов. В законе сказано: «По старым записям во время обмера урожая земле- владельцы и люди правителя санджака брали корм для 5 или 10 лошадей, и таким образом ослабляли райатов. Так как это было противно закону, оно было отменено». Но вместе с тем записано, что до тех пор, «пока деревня не произведет обмера урожая, необходимо выдавать корм одной лошади сипахи и кормить одного человека». Значит эта повинность снижена в 5—10 раз. 15
Глава 1. Арабские страны Азии Был отменен специальный налог с овец-маток, взимавший- ся до установления власти османов, а налог с взрослых буйво- лов был уменьшен наполовину. Упорядочение системы землевладения и налогообложения, уменьшение размера некоторых налогов имело своей целью сохранить платежеспособность податного населения, обес- печить регулярные поступления налогов в казну и прочность господства турок-османов. В османский период в Ираке существовали следующие ка- тегории земельной собственности и землевладения: 1. Мири — земли, подлежавшие государственному налого- обложению, они составляли самую значительную часть обра- батываемых земель, с них поступали в казну основные де- нежные фонды и натуральные платежи. 2. Хассы — земли, предоставляемые в условное владение высшим государственным чиновникам. 3. Мульки — частные владения отдельных феодалов, за- нимали незначительную часть обрабатываемых земель. 4. Тамары и зеаметы, владельцы которых сипахи несли воинскую повинность и в зависимости от доходности своих участков выставляли определенное число воинов. 5. Собственность общин. 6. Мелкокрестьянская собственность. 7. Собственность племен (кочевых, полукочевых и полу- оседлых). 8. Вакфы - собственность, дарованная или предоставлен- ная на определенный срок религиозным учреждениям, обще- ственным сооружениям. В Османской империи вакфы занимали такое важное место, что было учреждено специальное ведомство, которое обязано бы- ло контролировать расходование средств, поступавших с вакуф- ной собственности, проверять исправность документации об учреждении благотворительных фондов, работу попечителей вакфов, время от времени проводить инспекцию на местах. Так как вакуфная земельная собственность была разбросана по раз- ным эйалетам и даже по разным городам и деревням, было слож- но осуществлять эффективный контроль над расходованием значительных фондов. Это создавало условия для различных злоупотреблений со стороны попечителей. Вакфы были различных категорий, например, во многих деревнях Ирака были земли, завещанные священным городам 16
§ 1. Ирак в составе Османской империи Мекке и Медине, доходы с них шли на организацию ежегод- ного паломничества, на поставки в эти города продовольст- вия, значительных сумм денег. Эти фонды были выделены особо, и ими управляло ведомство государственных вакфов. Вакфы учреждались в пользу отдельных мечетей, Мадраса ко- ранических школ, на содержание гробниц мусульманских святых, а также суфийских обителей. > Помимо общественных, существовали и личные гакфы, да- рованные служителям исламского культа, алимам, препода- вателям Мадраса, имамам, проповедникам, чтецам Корана в мечетях, смотрителям гробниц. Условия пользования доходами вакфов могли быть раз- личными, но обычно 3/4 доходов шло в пользу соответствую- щего учреждения, которому они были завещаны, 1/4 часть выдавалась учредителю. Необходимые работы но содержанию в порядке, по обработке завещанных земель должны были обеспечивать попечители каждого вакфа, которые были под- отчетны властям. В тех районах Ирака, где разведение финиковой пальмы было основной отраслью земледелия, хозяева финиковых плантаций или садов в качестве вакфа выделяли одно или не- сколько деревьев и в этом случае они сами обеспечивали уход за этими деревнями. В конце XVIII в. вакфы в Багдадском эйалете составляли 20% обрабатываемых земель, в эйалете Басра — 15%, в Мосульском — 15%. О Шахризурском эйалете нет обобщенных сведений, од- нако источники содержат данные о наличии обширных вакфов и в этом эйалете. Вся вакуфная собственность была освобожде- на от государственного налогообложения. В связи с этим казна недополучала огромные суммы, но в случае добросовестной ра- боты попечителей вакфов государство снимало с себя заботы о содержании многих общественных учреждений. В первые десятилетия своего правления турки-османы, как и в других завоеванных арабских провинциях, установили систему эманет, когда налоги с крестьян собирали змины — государственные чиновники, которые получали из казны фик- сированное жалование. Однако уже в XVI в. постепенно стала внедряться система откупов, когда с торгов продавали право сбора налогов тем, кто мог заплатить за это больше. Откуп- ная система могла служить хорошим средством быстрой мо- билизации наличных денег Гв.о.-ана же требовала строжайшего 17
Глава 1, Арабские страны Азии контроля за теми суммами, которые присваивали откупщи- ки. Откупа стали приобретать все, кто обладал деньгами: землевладельцы, военные, купцы, служители культа, шейхи племен, бейлербеи провинций. Система, предоставив казне необходимые суммы, отдавала и земли, и крестьян в полное распоряжение откупщикам. В 1695 г. султан Мустафа II ввел систему маликане — пожизненных откупов и поставил тем самым государственную казну в полную зависимость от вла- дельцев маликане. Доля, присваиваемая откупщиками за их услугу государству, определялась уже ими самими. Власти не могли ни установить жесткого контроля над действиями откупщиков, ни призвать их к порядку, и казна теряла значительные поступления. В связи с этими переменами произошли важные измене- ния и в землепользовании: крестьяне из наследственных вла- дельцев земли постепенно стали превращаться в бесправных арендаторов, испольщиков или издольщиков, полностью за- висящих от землевладельца-откупщика. На севере Ирака земли находились в руках курдских беков, которые возглавляли племена. Беки были крупными земельны- ми собственниками. Их владения достигали порой нескольких десятков тысяч гектаров. В необходимых случаях они постав- ляли воинов и платили дань наместникам турецкого султана. В центральном Ираке господствовали арабские феодалы. Они были крупнейшими землевладельцами. Турки-османы на центральный Ирак частично распространили турецкую сис- тему феодального землевладения. На юге Ирака в значительной мере сохранялись патриар- хальные отношения, здесь земли принадлежали арабским племенам и представляли их коллективную собственность. Многие племена постепенно переходили на оседлость, сочетая обработку земли с кочевым или отгонным скотоводством. Ту- рецкие власти пытались ликвидировать коллективную собст- венность племен на землю. Общинные земли были объявлены государственной собственностью, их передавали во владение родовой верхушке. Обязанности шейхов племен турки-осма- ны стремились превратить в наследственную должность, тре- бующую утверждения властей. Кроме того, на юге сложились крупные арабские феодаль- ные семьи, владевшие огромными земельными массивами и обязанные в своем возвышении новым властителям. 18
§ 1. Ирак в составе Османской империи Мероприятия османских властей, направленные на вмеша- тельство во внутренние дела племен, на привлечение на свою сторону их верхушки, встречали сопротивление рядовой мас- сы бедуинов и полуоседлых. Неоднократно кочевники и по- лукочевники отказывались платить налоги, поднимались на борьбу, как против своих новых феодалов, так и турецких вла- стей « Таким образом, восстания племен на юге Ирака превра- тились в один из важнейших и постоянно действующих фак- торов внутриполитической жизни страны. Племена в общественно-политической и экономической жизни иракских эйалетов Деление значительной части общества в иракских ©нале- тах по племенному принципу унаследовано от древности и Средневековья. Племена кочевые, полукочевые, частично оседлые или занимавшиеся отгонным скотоводством представ- ляли органическую часть населения этой страны. Однако еще в XVI—XVII вв. прибывали новые племена из Неджда, из Хид- жаза, осваивали пастбища, оставались здесь навсегда и ста- новились уже коренными жителями. Некоторые иракские племена откочевывали на лето или на зиму в другие эйалеты Османской империи, а были такие, которые в сезон пере- кочевок шли на территории, принадлежавшие сефевидскому Ирану. В свою очередь, персидские племена на время прибы- вали на пастбища в пределах Османской империи. В Ираке практически не было уголка, жители которого не имели бы тесного общения с племенами, характер этих общений зависел от множества факторов: природных, этно-конфессиональных, экономических или политических. Естественно, сложившаяся в иракских условиях взаимозависимость и оседлых и кочев- ников обеспечивала определенный уровень стабильности об- щей обстановки, если не появлялись чрезвычайные обстоя- тельства, нарушавшие эту стабильность. По видам хозяйственной деятельности племена делились на следующие группы: 1) «чистые» бедуины, которые зани- мались разведением верблюдов и лошадей, частично мелкого рогатого скота; 2) главным образом овцеводы; 3) группа пле- мен, которые разводили буйволов, — естественно, от этого за- висел характер их расселения. Хозяева буйволов предпочитали 19
Глава 1. Арабские страны Азии селиться в районах, где много воды и особенно болот. И сте- пень оседания, и степень занятий земледелием тоже зависели от основного вида хозяйства. На практике занятия отдельных таиф (родов) одного и того же племени могут быть чрезвычай- но разнообразными. В Багдадском эйалете к середине XIX в. проживало 14 пле- мен, крупнейшим из них было племя бану-лам, которое со- стояло из 24 таиф и занимало 11470 домов, расселены они были на обоих берегах Тигра, 2 таифы занимались разведе- нием верблюдов и мелкого рогатого скота, 18 таиф разводили буйволов и частично занимались земледелием, выращивали рис, пшеницу, ячмень, кукурузу, некоторые из этих таиф да- же провели множество каналов для орошения своих полей на обоих берегах реки Турсак. Данному племени были подвласт- ны три деревни, с которых оно получало */5 урожая и, кроме того, с двух из них по 8000 пиастров в год «дымовой повинно- сти» с каждой. Раньше племя бану-лам управлялось одним шейхом, из- бираемым членами племени, однако багдадский паша вмешал- ся во внутренние разногласия, возникшие среди соплеменни- ков, и сам назначил двух шейхов, которые решали все дела. Начиная с 80-х годов XVIII в. и до середины XIX в. часть та- иф этого племени откочевала в Иран. Как отмечал чиновник османской администрации, в 1848—1852 гг. секретарь комис- сии по турецко-персидскому разграничению Хуршид-эфенди, одни «вследствие ссоры с шейхом», другие «вследствие чрез- вычайных распрей или гонимые голодом». Что касается иран- ских властей, то они, желая удержать прибывавших на по- стоянное жительство, задабривали их разными мерами, хотя небольшое число ушедших возвратилось в Ирак. С тех таиф этого племени, которые остались под властью Турции, багдадское казначейство получало 800 тыс. пиаст- ров «ежегодной откупной суммы», половину вносили таифы, расселенные на левом берегу Тигра, другую — те, кто занима- ли и обрабатывали земли на правом берегу реки. Племя бану-лам обладало значительной военной силой. Из других племен, населявших Багдадский эйалет, стоит выделить два отдела племени шаммар-шаммар-джерба и шам- мар-тога. 9 таиф племени шаммар-тога, состоявшие из 2020 домов, занимали левый берег Тигра от Кут аль-Амары до Диалы, 3 таифы были бедуинские, пасли жеребцов, кобыл, 20
§ 1. Ирак в составе Османской империи верблюдов, две занимались и верблюдоводством и овцеводст- вом. Остальные разводили мелкий рогатый скот, волов и час- тично пахали землю. Одна из таиф этого племени по непол- ным данным могла выставить 300 человек конницы и 1000 человек пеших воинов. Шейхи племени все без исключения избирались из бедуинской таифы. Племя шаммар-джерба включало 9 таиф и 34500 домов, по словам исторического ис- точника: «Все они класса бедауи, а имущество их состоит из овец, верблюдов, жеребцов, кобыл. У них нет постоянных мест жительства, ни пахотных полей, большей частью кочуют они или между Мосулом и Багдадом, или по берегам реки Хабур в Джазире и других местах». Хуршид-эфенди относил это племя к числу «неуправи- мых», а бану-лам он считал «более или менее смирным». Шаммар-джерба обладал значительным военным потен- циалом и мог выставить на поле боя 3400 конных и 8200 пе- ших воинов’. Значение племен не ограничивается их боеспособностью, в основном они заняты скотоводством и частично земледели- ем. Все потребности городов Багдадского эйалета в мясомо- лочной продукции, в сырье для ремесленного производства обеспечивались племенами. Они же принимали активное учас- тие как во внутренней, так и во внешней торговле, снабжая купеческие караваны вьючными и верховыми животными. Кроме того, они поставляли на экспорт в Индию и другие стра- ны чистокровных арабских коней. Некоторые племена поку- пали для собственного потребления сельскохозяйственную продукцию, а некоторые доставляли на рынки Багдада, Бас- ры, Мосула пшеницу, ячмень и рис. Отдельные племена или их таифы владели финиковыми плантациями, или были круп- ными откупщиками. По этнической принадлежности большинство племен бы- ли арабскими, но среди них встречаются и курдские племена. Одна из важных характеристик этих племен заключалась в том, что они говорили на нескольких языках: на арабском, курдском, турецком и персидском, настолько тесные были взаимосвязи между ними и со всем обществом. Некоторые под- властные Османской империи племена кочевали на пастбища 1 По другим племенам Багдадского эйалета имеются разрозненные све- дения, которые трудно свести к общему знаменателю. 21
Глава 1. Арабские страны Азии в Иран, а персидские племена пригоняли свой скот в Багдад- ский эйалет. Эйалет Басра был местом обитания 11 крупных племен, наиболее могущественными из которых были племя каб и со- юз племен Мунтафик. Коренные жители населенного пунк- та Мухаммера, расположенного недалеко от Басры на правом берегу реки Карун, принадлежали к арабскому племени каб. Мухаммера возникла в начале XIX в., прежде на этом мес- те было несколько хижин феллахов. Таким образом, интенсив- ный процесс оседания различных таиф племени каб начался только в XIX в. Одна таифа этого племени в середине XIX в. могла выставить на поле боя 6 тыс. стрелков, хотя, по дан- ным источников, ружья были не у всех. Область Мухаммеры, ее земледельческие хозяйства государством были отданы на откуп. По условиям откупа 2/3 собранных сумм передавались в казну, а 1/3 оставалась феллахам. Однако племя каб овладе- ло этими откупами силой и изменило принцип раздела дохо- дов: половина сборов была оставлена феллахам, а половина делилась между главным шейхом племени и старейшинами отдельных таиф. Таким образом, казна эйалета лишилась значительных поступлений. Захват племенами объектов на- логообложения, главным образом земельных владений, по- лучил довольно широкое распространение, и власти прак- тически были бессильны бороться с этим обстоятельством и были вынуждены считать захватчиков уже землевладель- цами. Хуршид-эфенди писал, что присваиваемая часть ка- зенных доходов шла, «во-первых, Хаджи Джаберу, старшине колена Мухейсин кабского племени, одному из числа овла- девших насильственно страной и признаваемому, поэтому зем- левладельцем». Во-вторых, племенам, входившим в состав каб, принадлежали финиковые плантации, населенные пунк- ты на островах. Сбор фиников с этих мест оценивался при- мерно в 2 млн пиастров, из которых казна не получала ни- чего. Эти земли «также захвачены силою двумя упомяну- тыми племенами, которые разделили их между собою как хотели». Племя каб и все его таифы были подвластны Османской империи и управление всеми их делами были в руках паши эйалета Басры, однако после вторжения войск Керим-хана Зенда в 1841 г. и учиненного им разгрома и разорения племя было вынуждено разделиться на две части. Одна осталась 22
§ 1. Ирак в составе Османской империи в Мухаммере и его окрестностях, другая вместе с главным шейхом всего племени переселилась в Феллахию, принадле- жавшую персидским владениям. В силу того, что «вся сила племени основана на их преданности и послушании шейхам, избранным из среды семейств, которых спокон века призна- ют они почетнейшими, то повиноваться власти этих шейхов вошло у них в обыкновение». По этой причине все дела, свя- занные с племенами и таифами каб, оставшимися на Ос- манской территории, правители Басры решали только после согласования своих действий с главным шейхом племени. Главный шейх поддерживал дружественные, лояльные отно- шения как с турецкой, так и с персидской стороной, получая и от турок, и от персов торжественное одеяние к новому году, а от персидской стороны и жалованье. Некоторым шейхам, оставшимся в турецких владениях, персидское правительст- во присвоило титул ханов. Со своей стороны главный шейх преподносил персидским властям в качестве подарка значительные суммы, которые он уплачивал из доходов, получаемых с фиников Мухаммеры и других земель, из податей, уплачиваемых с других посевов, из доходов своего шейхства и, наконец, из доходов с тамо- женных пошлин. Попытки правителей и Багдада, и Басры насильственно подчинить себе племена каб не увенчались успехом. Некото- рые таифы стали обращаться к Ирану за покровительством, а иранские власти стали заявлять территориальные притяза- ния к эйалету Басра. Племя каб почти полностью оседлое, большинство членов племени занималось крестьянским трудом, но, по словам ис- точника, «люди этого аширета склонны вообще и привыкли к безграничной свободе». Здесь есть доля преувеличения, т. к. крестьянский труд не предоставляет никому безгра- ничной свободы. Союз племен Мунтафик состоял из двух подразделений — собственно мунтафик и подвластных ему племен. Главные подразделения этого племени состояли из трех племен, 66 таиф, 5300 душ мужского пола. Остальные таи- фы, находящиеся под властью Мунтафик, в качестве поддан- ных и живших на обоих берегах Евфрата и в Джезире, со- стояли из 64 таиф, и общая численность населения достигла примерно 33 тыс. человек. 23
Глава 1. Арабские страны Азии В союзнических отношениях с племенным объединением Мунтафик находилось племя аз-зафир. Оно состояло из чис- тых кочевников и могло выставить 3 тыс. бойцов. Члены племени не владели никаким недвижимым имуществом, раз- водили верблюдов, лошадей, мелкий рогатый скот. В своих перекочевках или набегах иногда доходили до окрестностей Мосула. Шейхи Мунтафик ежегодно дарили своим союзни- кам большое количество пшеницы, фиников и другой про- дукции земледелия. Кроме того, вождям раздавали почетную одежду. В случае необходимости призывали на помощь воен- ные силы союзников. Общей сложности союз племен Мунта- фик мог выставить 15—18 тыс. воинов. Вожди мунтафиков принадлежали к древнему и почитае- мому племени аш-шабиб и примерно в начале XVII в. вышли из Хиджаза (или из Неджда, по другой версии) и поселились в Ираке на территории трех племен, которые враждовали между собой и не могли согласиться ни на одну кандидатуру на пост главного шейха. Видимо, в выборе главного шейха значительную роль сыграло то обстоятельство, что вожди при- шлого племени аш-шабиб были сильные, богатые, окружены почетом, и местные племена отдали им эту важную долж- ность. Согласно исторической традиции с этого момента все эти племена стали называть — муттафик, что означает — «объединенные». В обиходе стали называть мунтафик. Племя аш-шабиб делилось на 8 таиф, и члены каждой ста- новились по выбору шейхами, а их избрание утверждалось правителями Багдада и Басры. Шейх Мунтафик являлся полновластным повелителем под- ведомственных ему племен и таиф. Самой большой населенный пункт, принадлежавший шей- хам племенного союза Мунтафик, — это городок Сук аш-Шу- юх, расположенный на правом берегу Евфрата. В городке было около 800 каменных домов, шейхи владели также несколь- кими деревнями. Племена, подвластные. Мунтафик, имели, обширные паль- мовые насаждения, в междурядье пальм сеяли пшеницу, ячмень, рис, кукурузу и другие культуры. Значительную часть своей продукции после удовлетворения собственных по- требностей и создания необходимых запасов продавали в Ба- гдаде, Басре и в других местностях, коней у них покупали барышники, жившие в Сук аш-Шуюхе и затем через Басру 24
§ 1. Ирак в составе Османской империи отправляли в Индию. Многие таифы разводили мелкий рога- тый скот и буйволов. Главные шейхи мунтафикских племен, облеченные вла- стью правителями Багдада и Басры, отдавали на откуп казен- ные повинности с пальмовых плантаций и с пахотных полей. Один из откупов, принадлежавший в середине XIX в. племени Мунтафик, включал в себя 14 населенных пунктов.. В эйалете Мосул, собственно мосульские племена жили по деревням и могли считаться оседлыми, в источниках упоми- нается только одна тайфа, которая кочевала, но она частично занималась и земледелием: «занимается произращиванием небольшого количества хлебов и огородной зелени». Из курд- ских племен упоминается племя гергерийе, жившее в шатрах в окрестностях старого Мосула. Мосульский эйалет посещали тайфы племени аназа, но они, как отмечается в источнике, «.. .то с миром приходят сюда покупать провиант и продавать своих лошадей, то вносят в край разбой и опустошение. Пра- вители смотрят на все дела их сквозь пальцы и поблажают им». Видимо, власти были не в состоянии справляться со свое- волием такого могущественного племени. По наблюдениям Хуршида-эфенди часть жителей Мосула склонялась к обыча- ям бедуинов, а часть к обычаям оседлых и они говорили на разных наречиях арабского языка. В Шахризурском эйалете обитало 8 племен. 4 из них входи- ли в союз, которьш возглавляло племя аль-убейд — наиболее крупное и могущественное из их числа. «Это было бедуинское племя, разводившее верблюдов, овец, жеребцов, кобыл, круп- ный рогатый скот и получавшее значительные доходы от сво- его основного занятия. Оно занимало земли на пространстве более чем 400 квадратных миль. Однако земледелием никто не занимался. Нередко племя это нападало на караваны, на почту, путешественников и грабило их. Правителям эйалета стоило больших трудов подчинить его. Один из багдадских пашей в начале XIX в. в течение пяти лет (1802—1807 гг.) пытался усмирить их, призвав на помощь другие племена. Это было излюбленным методом властей. «Условившись с аширетом Шаммар-аль-Джерба, направил его против аль- убейдов, которые были побиты; имущества их расхищены и рассеяны, старшины взяты заложниками. С тех пор, гово- рят, аль-Убейдский аширет несколько поунялся». Некоторые тайфы нередко сами искали сильных покровителей, спасаясь 25
Глава 1 Арабские страны Азии от притеснений как со стороны своих вождей, так и со сторо- ны официальных властей. Одна из тайф племени алъ-убейд когда-то подчинялась не- посредственно багдадским властям, «но, укрываясь от при- теснений багдадских вали, притеснений, бывших в порядке того времени, она прибегла к покровительству аль-убейдско- го аширета» (в источнике речь идет о временах Дауда-паши). Союзные или подведомственные племена жили по-разному. Каждое подразделение занималось своим традиционным де- лом, одно из них обрабатывало земли, другое даже не имело определенного места пребывания: то кочевало по эйалетам Мо- сула, Шахризора, Багдада, то уходило в пустыню. В середине XIX в. союз, возглавляемый племенем алъ-убейд, представ- лял серьезную военную силу, включая все тайфы и союзные племена, состоял из 14200 чел. мужского пола, способных но- сить оружие, само племя алъ-убейд могло выставить 800 кон- ных и 6200 пеших воинов, 3 союзные и подведомственные племена — 1500 конных и 3700 пеших. Конные воины были вооружены копьями и мечами, пешие — саблями, коротки- ми пиками и палицами, из них «разве один человек на сто имеет ружье», тем не менее, для этого времени, ополчение заставляло считаться с собой. Племя джаф было разделено на 2 части, одна была рассе- лена в Зохабе, другая в Сулеймании и поэтому называлась джаф-и-сулейманийе: оно состояло из 24 таиф, заселяло 4100 домов, к 1852 г. все эти таифы управлялись не шейхами, а тремя беями, назначаемыми султанскими властями. При перекочевках они посещали персидские владения, а проведя там летние месяцы, возвращались в Шахризур. В первые де- сятилетия XIX в. эти таифы владели небольшими пахотны- ми полями, и если урожая с этих полей не хватало во время летних или зимних кочевий, то недостающие продукты они покупали. Однако вскоре они стали возделывать поля в мес- тах своего зимнего и летнего пребывания. В зависимости от местонахождения земельных владений тайфы племени джаф выполняли определенные повинности. Если поля, обрабаты- ваемые ими, были в турецких владениях и имели хозяев, то джафы платили им налоги и выполняли все повинности, если же они пользовались свободными землями, то никому ничего не платили. Что касается персидских владений, то они не вы- полняли никаких повинностей. 26
§ 1. Ирак в составе Османской империи В связи с тем, что джафы приобретали земли в разных мес- тах, некоторые поля в Шахризорской равнине превращались в залежи и не обрабатывались в течение долгого времени. Племя это платило правителям Сулеймании «дымовую по- дать» — с каждого дома около 90 пиастров, вносимых два раза в год — весной и осенью. Общая сумма этой подати со- ставляла 35 тыс. пиастров. Хотя в казну племя больше ничего не вносило, но беи собирали еще с таиф в свою пользу раз- личные суммы. В случае неповиновения они подвергали ослушавшиеся таифы различным наказаниям, нападали на них, используя военные силы других таиф, расхищали их имущество. За свои незаконные действия беи не несли ника- кой ответственности. > Курдское племя илъ-и-гаваре (ястлтл® из 13 таиф, занима- ло 2650 домов. Эти таифы почти полностью перешли на осед- лый образ жизни, поселились деревнями, что усложняло их обложение казной, т. к. менялся их статус. Все таифы дан- ного племени в своих перекочевках переходили в персид- ские владения, затем возвращались назад. Сбор податей с не- которых таиф был отдан на откуп знатным лицам из Сулей- мании. Таифы эти частично занимались земледелием, но главное их занятие — разведение овец и коз. Выращивали они и ло- шадей, однако их лошади не могли сравниться с арабскими скакунами. Ремесленные занятия для них также имели под- собное значение. Из шерсти коз и овец изготавливали самое необходимое, ткали разного рода ковры без ворса и с ворсом, молитвенные коврики для продажи, и черные шатры, пере- метные сумы, арканы для собственного употребления. Арабское племя билъбас состояло из 11 таиф, ему принад- лежало 75 деревень, свыше 3 тыс. домов, занимало проме- жуточное положение между Османской империей и Ираном. Официально находясь в подданстве Османской империи неко- торые таифы этого племени при решении внутриплеменных вопросов, некоторые таифы обращались к персидским вла- стям и даже пытались перейти под покровительство Ирана. В таких случаях нередко Османские паши пытались силой удержать такие таифы в своем подчинении, дело доходило до кровопролития, но паши не всегда добивались успеха. Пер- сидские власти оказывали большое влияние на таифы данно- го племени, в конфликтных ситуациях поддерживали их 27
Глава 1. Арабские страны Азии и всячески привлекали на свою сторону. Расположение таиф на границе с Ираном облегчало вмешательство иранских вла- стей во внутриплеменные распри. Племена в системе политических отношений в пределах той или иной административной единицы проявляли себя по- разному. Существовала взаимная объективная заинтересован- ность и властей, и рядовой массы племен в мирном разре- шении возникавших конфликтов, и эта заинтересованность выражалась во взаимных уступках. При насильственных за- хватах вождями племен пригодных к обработке или обрабо- танных земель власти, как правило, признавали их законны- ми землевладельцами. При этом взамен шейхи обязывались соблюдать лояльность, выплачивали в казну незначительные суммы. Подчинение одних племен другим, более могущественным, не носило постоянного характера, племена могли сами менять своих покровителей, или же власти вмешивались в эти отно- шения и по своему усмотрению делили какое-то племя меж- ду двумя покровителями, как это было во времена правления Дауда-паши. Провинциальные власти признавали вождей союзов пле- мен последней инстанцией при решении любых дел, связанных с положением в том или ином племени — членом данного сооб- щества. Характер уступок зависел всегда от конкретной ситуа- ции, от соотношения сил. Однако примерно до 60—70-х годов XIX в. в большинстве случаев официальные власти шли на уступку притязаниям? племен. Серьезные изменения в жизни кочевых племен, т.н. «чис- тых бедуинов», были обусловлены развитием транспортных средств, появлением железных дорог, пароходных линий и в связи с этим падением роли караванной торговли, и расту- щими потребностями городов в мясомолочной продукции, в сырье для прядильного и ткацкого производства. В Ираке кризис кочевого хозяйства смягчался в какой-то мере оседанием племен на землю, т. к. здесь были пригодные для освоения свободные земли и не ощущался земельный голод. Османское правительство стремилось перевести на оседлый образ жизни кочевые племена с тем, чтобы более эффективно осуществлять контроль над ними, а также использовать их силы для освоения новых, ранее не возделываемых земель. 28
§ 1. Ирак в составе Османской империи Оседание племен на землю хотя и признавалось как положи- тельный момент, и поощрялось властями, однако было связано с появлением дополнительных трудностей в управлении под- властными областями, Коренным образом менялся как юри- дический, так и налоговый статус осевших на землю людей, и необходимо было своевременно зафиксировать эти изменения в официальной документации на законодательном уровне. Кроме того, бывшие кочевники надолго сохраняли свое ми- роощущение, обычаи, привычки и трудно привыкали к новым условиям оседлой жизни. Во главе оседающих племен стояли шейхи, которые на сво- ей территории осуществляли законодательные, судебные и ис- полнительные функции. Вождь племени или союза племен владел дружиной, многочисленными слугами, которые оп- лачивались членами племен. Кроме тогц, в пользу шейха по- ступали средства от племен данников, .отчисления с промы- слов, средства на прием гостей, на содержание различных должностных лиц. К оседлому образу жизни скорее переходила рядовая мас- са членов племени, а родоплеменная верхушка дольше вела кочевой образ жизни, сохраняя при этом крупное скотоводчес- кое хозяйство, обширные земельные владения и господство над осевшими соплеменниками. При оседании родоплеменная верхушка проводила распре- деление обрабатываемых земель между рядовыми членами или отдельными частями племени. В Ираке шейху племени выделялась одна треть или даже половина распределяемых земель. В результате вожди племен становились крупными землевладельцами. Бедуинские районы не облагались регулярными государст- венными налогами и сохраняли в той или иной мере самостоя- тельность. Например, бедуины обладали еще одной важной при- вилегией: они не подпадали под действие законов о воинской повинности, когда эти законы были провозглашены. Племена из области Шаммар и Неджда фактически были полностью самостоятельны и независимы, но члены племени амарат анейза и руалла, которые ежегодно откочевывали в оседлые районы Ирака и Сирии при посещении городов должны были платить все полагающиеся пошлины и подати, иногда с них взимались также налоги поголовья скота и дру- гие сборы. 29
Глава 1. Арабские страны Азии Внутриполитическая ситуация. Усиление позиций местных правителей. Возвышение мамлюков Важным фактором, воздействующим на политическую си- туацию в Ираке, были время от времени возникавшие проти- воречия между Ираном и Османской империей. Хотя в 1555 г. Иран официально признал власть турок над Ираком, в XVII в. возобновились иранские притязания на эту область. Сефевиды снарядили военный поход против турок, и в 1623 г. их войсками были захвачены Багдад, Мосул и Шах- ризор; и два раза в 1624 и в 1625 гг. иранские войска безус- пешно пытались завладеть Басрой. В свою очередь Порта неоднократно предпринимала уси- лия отвоевать у Ирана захваченные территории, и только в 1638 г. Багдад был возвращен Османской империи. В сен- тябре 1639 г. между Турцией и Ираном был подписан мир- ный договор, в котором подтверждено возвращение Ирака в состав Османской империи. Это перемирие дало возможность туркам заняться внутри- политическими проблемами иракских эйалетов. Вся вторая половина XVII в. прошла в борьбе османских властей за укрепление своих позиций перед лицом усилив- шихся центробежных тенденций в подвластных иракских провинциях, например: в Басре еще в 1616 г. возвысился род Сиябов, представители этого рода купили пост бейлербея эйа- лета Басры за 40 тысяч пиастров1 и держали его до 1661 г. Паши из рода Сиябов пытались использовать ирано-турецкие противоречия и при реальной угрозе своему господству обра- щались за помощью даже к португальцам. Нестабильность османских позиций в Южном Ираке усу- гублялась частыми восстаниями бедуинских племен, потеряв- ших многие свои прежние привилегии и вольности. До конца XVII в. весь Южный Ирак был охвачен непрерывными вос- станиями крупных бедуинских племен мунтафик, и зубайд, пытавшихся захватить власть в эйалете Басра. 1 Пиастр — серебряная монета, европейское название турецкого ку- руша, содержащая в XVIII в. примерно 120 акче или 60 пара (пара — мел- кая серебряная монета в Египте с первоначальным содержанием 1,28 г серебра). 30
§ 1. Ирак в составе Османской империи Влияние племен усилилось настолько, что в течение ко- роткого времени на посту губернатора Басры находился Маа- пи — шейх племени мунтафик. Его свергли представители 11 лемени ховеиза, признавшие сюзеренитет Ирана и утвердив- шие в качестве вали шахского ставленника. Только после подписания в 1699 г. Карловицкого мира у Порты появилась возможность перебросить войска из Евро- пы на Восток и снарядить две экспедиции. Одна из них под предводительством багдадского паши в 1701 г. была направ- лена в Басру; в результате подавлено восстание жителей Бас- ры и несколько позднее усмирен весь Юг. Несмотря на эти важные события до начала XVIII в. сул- танским властям удавалось более или менее успешно контро- лировать ситуацию в иракских провинциях, сдерживать цент- робежные тенденции, усмирять мятежников, противостоять внешней агрессии. Положение коренным образом меняется в XVIII в. В этот । триод сказывается общее ослабление Османской империи как в экономическом, так и в военном отношениях. В арабских провинциях усиливается антиосманская оппозиция, которая зачастую принимает характер открытого противостояния. В XVIII в. османские султаны оказались вынужденными из- менить первоначальные, принципы, положенные в основу управ- ленческой системы. С одной стороны, их вынуждали к этому, поражения в войнах в Европе, с другой — постоянная угроза нападений на иракские провинции со стороны Ирана. Посте- пенно практически сходит на нет независимость пашей друг от друга и прямое их подчинение султану. Отдельные правители налетов стремятся объединить под своей властью весь иракский регион, всеми средствами добиваются от Порты продления сро- ка своего правления и становятся независимыми царьками. В 1704 г. султан Ахмед II (1703—1730) назначил на пост багдадского паши Эйюб Хасан-пашу, албанца родом, по- лучившего хорошее образование в Стамбуле и выделявшего- ся в своей среде незаурядными способностями. С этого време- ни изменяется характер системы политического управления в целом Ираком со стороны Порты. Это выразилось в том, что почти прекратилась практика назначения и смещения мест- ных пашей центральным правительством, сам Эйюб Хасан- паша свой пост занимал в течение 20 лет и практически осно- вал собственную династию. Русский консул А. Адамов писал 31
Глава 1. Арабские страны Азии по этому поводу: «...Появление в Багдаде Хасана-паши зна- менует собой начало второго периода истории Ирака под ту- рецким владычеством. Багдадские паши, объединив под своей властью северный и южный Ирак, а также всю Месопотамию с Южным Курдистаном стали почти независимыми от Кон- стантинополя вершителями судеб этой обширной окраины»1. Кроме того, Эйюб Хасан-паша и его сын и преемник Ахмед- паша организовали мамлюкскую гвардию и тем самым под- готовили условия для становления и развития режима мам- люков. Часто мамлюки были не купленными невольниками, а поступали на службу добровольно, приезжая к своим родст- венникам из Грузии и других районов Закавказья. Вскоре мамлюки составили не только военную, но и административ- ную элиту. Их главные предводители нередко становились управляющими делами, заместителями пашей и приобрета- ли большой опыт в делах правления и власть. Эйюб Хасан-паша создал собственный административный ап- парат, включавший ведомство внутренних дел, казначейство и канцелярию. По его приказу была открыта специальная шко- ла, в которой обучались мальчики-невольники — главным образом из числа грузин и «черкесов». По окончании школы выпускники-мамлюки или кюлемены назначались на ответст- венные посты в гражданских и военных службах. Эти кюлемены1 2 1 Адамов А. Ирак Арабский. Бассорский вилайет в его прошлом и на- стоящем. С.-Пб., 1910. С. 326. В политической истории Ирака в новое время А. Адамов выделил три периода: 1. 1534—1704 гг. — этот период характеризуется прямой воен- ной экспансией, внедрением экономических моделей Порты и укрепле- нием управленческого аппарата провинций, строго подчиненного цент- ральному правительству. 2. 1704—1831 гг. — определяется ослаблением власти центрального правительства, выходом на первый план мамлюк- ской гвардии местных пашей, закреплением за ними главенствующих по- зиций в административной системе. В этот период Ираком непосредственно управляли мамлюки. 3. 1831—1918 гг. — восстановление турецкого гос- подства в Ираке, ослабление власти местных правителей. Проникновение иностранного капитала. 2 Кюлемен, по содержанию то же самое, что мамлюк. Само слово, воз- можно, турецкого происхождения от «колемен», «коле» — означает раба, приставка «мен» или усиливает основное содержание слова, или же при- дает ему обобщающий характер. В современном Большом турецко-русском словаре (М., 1998) записано Колемен, ист. — войска, состоящие из рабов. 32
§ 1. Ирак в составе Османской империи и гвардия из них стали постепенно мощным противовесом янычар, поставленных изначально вне сферы влияния турец- ких пашей и, следовательно, потенциально ограничивавших власть последних. По словам грузинского исследователя ВТ. Силагадзе, при дворе багдадского губернатора зародилось и постепенно раз- вилось ядро мамлюков, быстро захвативших и укрепивших свои позиции благодаря своим способностям, воинской доб- лести и верности патрону1. В войне 1683—1699 гг. со «-священной лигой», объединив- шей интересы Австрии, Польши, Венеции и России, Осман- ская империя потерпела поражение, потеряв значительные территории в Европе и налоговые поступления с них; все это осложнило внутриполитическое и экономическое положение империи. Все еще оставалась угроза военного вторжения со стороны Ирана. В этих неблагоприятных условиях османские власти оказались вынуждены уступить настоятельным прось- бам Эйюб Хасан-паши об объединении под его началом про- винций Мосул, Басра и Шахризор. Весь этот процесс завер- шился к 1715 г. Отныне все должностные назначения в Ираке санкциони- ровались багдадским правителем, только по его распоряже- 1 шю ответственные лица назначались или смещались со своих постов. Налоги, собираемые в объединенных эйалетах шли не в стамбульскую казну, а поступали в распоряжение каз- начейства в Багдаде. Из Багдада только часть денег перечис- лялась в Стамбул. Остальными деньгами по своему усмотре- нию распоряжался багдадский паша. Таким образом уже в первые десятилетия XVIII в. Ирак представлял значительную по своим размерам провинцию, с хорошо налаженным административным аппаратом и бое- способным войском, которое формально входило в состав Османской империи, но пользовалось большой степенью ав- тономии. В войне с Ираном 1724 г. иракская армия почти са- мостоятельно вела военные действия. После смерти Эйюб Ха- сан-паши, ему наследовал сын Ахмед, который правил в 1724—1734 и 1736—1747 гг. Перерыв в его правлении был вызван тем, что в войне с Ираном он проявил себя слишком 1 Силагадзе Б. Ирак в период правления мамлюков (1749—1831 гг.). Тбилиси, 1975. С. 113. (На груз. яз.). 2 9-720 33
Глава 1. Арабские страны Азии самостоятельно. За это Стамбулом он был отстранен от управ- ления Ираком и отправлен в Алеппо, а единый иракский эйа- лет был поделен на две самостоятельные провинции: Багдад- скую и Басрскую. Однако новое вторжение иранских войск вынудило Порту немедленно вернуть в 1736 г. в Багдад Ахме- да-пашу, где он правил самостоятельно еще 11 лет. В 1747 г. Ахмед-паша скончался, и Порта сделала безус- пешную попытку назначить на пост багдадского паши своих ставленников. За 1747—1748 гг. в Багдаде сменилось 3 прави- теля, ни один из назначенных Стамбулом лиц не удержался у власти. Действия стамбульских властей, направленные на вос- становление в Ираке прямого турецкого правления, встречали резкое недовольство местного населения и враждебно настро- енных мамлюков. Гвардейцы и горожане оказали сопро- тивление ставленнику Стамбула и добились официального назначения на пост багдадского паши Сулеймана — зятья и кяхью Ахмед-паши. Переводчик российского посольства в Стамбуле Буидий писал о нем как о «бунтовщике Сулейман- паше»и что «Порта Оттоманская отчаявшись (иметь) владе- ния в тех краях, не упоминает ни о Вавилоне, ни о Басре, ниже о Керкюте». На пост паши Багдада Сулейман-паша Абу Лейла был на- значен в 1749 г. (годы правления 1749—1761). Он был пер- вым османским правителем Багдада, вышедшим из рядов мамлюкской гвардии. Российский консул в Басре А. Адамов так оценивал прав- ление Сулейман-пащи Абу Лейла: «Покровительство Рагиба- паши, ставшего в 1755 г. великим визиром, дало возможность Сулейман-паше спокойно управлять Ираком до самой его смерти. Правление этого продолжателя рода (он был зятем Ахмед-паши) и политики Ахмед-паши оказалось настоящим благоденствием для Ирака»1. После смерти Сулеймана-паши в 1761 г. в Ираке сложи- лась нестабильная внутриполитическая ситуация, продолжав- шаяся до конца 70-х годов XVIII в. В эти годы центральное правительство пыталось противостоять мамлюкам, несколько раз назначало на пост паши Багдада своих ставленников, но они все правили непродолжительное время. Внутриполитиче- ская ситуация осложнялась и конфликтом с Ираном. 1 Адамов А, Указ соч. С. 375. 34
§ 1. Ирак в составе Османской империи В 1780 г. к власти в Багдаде пришел Буюк Сулейман, кото- рый правил вплоть до 1802 г. Правление Буюк Сулеймана оз- наменовалось укреплением господства мамлюков. В руках мамлюкских предводителей оказались почти все ключевые посты в стране, им же достались самые крупные земельные владения. Буюк Сулейман добился относительного спокойст- вия в стране, подавив выступления курдских племен и бедуи- нов. При нем строились защитные сооружения городов, ар- сеналы, мосты, новые базары, были предприняты широкие восстановительные работы по реставрации мечетей и дворцов. (Сравнительное спокойствие и развитие страны было наруше- но ваххабитским вторжением. Ваххабиты стремились ов- ладеть Ираком, но ограничились захватом и разграблением священного города шиитов Кербелы в 1801 г. Под властью Буюк Сулеймана Ирак продолжал формально подчиняться Порте, но при этом составлял автономную часть Османской империи. Правившие в стране паши из числа гру- зинских мамлюков-кюлеменов проводили самостоятельную политику, зачастую не согласуй свои действия с центральным правительством в Стамбуле. После смерти Буюк Сулеймана в 1802 г. в Ираке участи- лись феодальные распри, и началась ожесточенная борьба за власть, в которую активно вмешивались персидские правите- ли, курдские беки и вожди кочевых племен. Наконец в 1812 г. к власти в Ираке пришел Саид-паша, сын Буюк Сулеймана, который правил до 1817 г. Эти годы заполнены новыми фео- дальными неурядицами и бесплодными попытками Порты покончить с сепаратизмом и своеволием иракских кюлеменов. В 1817 г. Саид-Пашу сменил Дауд-паша, который самовласт- но правил Ираком в течение 14 лет. Грузин по национально- сти, Дауд (Давид) родился приблизительно в 1774 г. (есть н другая версия — 1767) в Нижнем Картли в семье Георгия и Марии Манвелашвили, которые были крепостными кресть- янами князей Орбелиани. В 5 или 6 лет Дауд был похищен и продан в рабство и в 12 лет, уже обращенный в ислам, был подарен Буюк Сулейману и отдан в школу мамлюков. В школе он освоил военное дело, отлично овладел арабским, персид- ским и турецким языками, изучил литературу и мусульман- c. кое богословие. По окончании школы Дауд получил свободу и последовательно занимал должности хранителя печати и хазнедара правителя. Буюк Сулейман выдал за него дочь 35
Глава 1 Арабские страны Азии замуж. Однако после смерти Буюк Сулеймана Дауд попал в опалу и стал муллой в мечети Абд аль-Кадира, где препода- вал в медресе. В 1807 г. Дауд возвращается к светской дея- тельности и при различных правителях Багдада занимает должности дефтердара и кетхуды. Он завел обширные связи среди местных у лама и активно вербовал себе сторонников среди кюлеменов. Опираясь на поддержку этих влиятельных слоев общества, он стал пашой объединенных провинций Баг- дад, Шахризор и Басра. Дауд сохранял тесную связь с родиной. Через грузинских купцов, посещавших Багдад узнал адрес родителей, которые переехали в Тбилиси. В 1818 г. к нему приехали братья, один из которых остался при нем и принял ислам, но не сделал карьеры. Дауд приложил много усилий к освобождению сво- их родителей от крепостного состояния, переписывался с гене-’ ралом А.П. Ермоловым. Мать, брат, сестра и члены их семей были освобождены в 1820 г. В архивах сохранились грамоты, сохранились также письмо Дауда к матери и заграничный пас- порт его зятя. Потомки рода Дауда живы и ныне. Политика Дауд-паши была направлена на создание в Ира- ке сильного, самостоятельного государства. Подобно египет- скому паше Мухаммеду Али, он провел ряд преобразований и реформ. Прежде всего, Дауд-паша упразднил в Ираке при- вилегии иностранных купцов и их агентуры, установил на импортные товары высокие пошлины. Тем самым был нане- сен решительный удар в первую очередь по интересам анг- лийской Ост-Индской компании. В ответ на противодействие Ост-Индской компании, которая ввела свой военный флот в Шатт аль-Араб и прервала сообщение между Басрой и Багда- дом, Дауд конфисковал товары этой компании и осадил ее багдадскую резиденцию. Все учреждения Ост-Индской ком- пании были закрыты, и ее служащие покинули Ирак. В ответ англичане организовали торговую блокаду Ирака, прекратился ввоз продовольствия и вывоз местных товаров. В конечном счете, это привело к восстановлению привилегий Ост-Индской компании и ее агентов. Более того, Дауд-пашу вынудили возместить стоимость нанесенного компании ущер- ба. Попытка обеспечить интересы местного купечества за- кончилась неудачей. Стремясь централизовать Ирак под своей властью, Дауд- паша боролся с сепаратизмом местных феодалов и племен. 36
§ 1. Ирак в составе Османской империи Он подавлял восстания племен, смещал неугодных ему шей- хов и ставил во главе арабских племен своих приверженцев. С наибольшими трудностями Дауд-паша столкнулся в борьбе за подчинение Курдистана. Сопротивление курдских беков османским властям активно поддерживалось иранским шахом. В 1821 г. Дауд-паша орга- низовал экспедицию против бека, назначенного персами пра- вителем Курдистана, но войска Дауда потерпели поражение от объединенных сил курдов и Ирана. Тогда Дауд обрушился с ре- прессиями против персов, проживавших в других областях Ира- ка, конфисковал их имущество, кроме того, изъял богатства, принадлежавшие шиитскому духовенству Кербелы и Неджефа. Эти меры обострили турецко-иранский конфликт и послужили одной из причин войны между Ираном и Османской империей в 1821—1823 гг. В соответствии с заключением между Портой и Ираном Эрзурумским соглашением (март 1823 г.) Иракский Курдистан остался в руках османских пашей. Воспользовавшись относительной стабильностью поли- тического положения в Ираке, Дауд-паша приступил к вос- становлению экономики на управляемых им территориях. В Ираке было начато широкое строительство оросительных систем, каналов и артезианских колодцев. Необходимые ма- шины и оборудование Дауд-паша выписывал из Англии. Ин- тенсивные работы ио восстановлению старых и возведению новых оросительных систем дали существенный толчок раз- литию сельского хозяйства. Быстрыми темпами шло ожив- ление «мертвых» земель, что ощутимо увеличило общую площадь обрабатываемых полей. Возросла урожайность ос- новных возделываемых зерновых культур. Были созданы благоприятные условия для дальнейшего освоения новых тех- пических культур: табака, индиго, хлопка, сахарного трост- ника. Наметившийся общий подъем сельского хозяйства по- служил базой для увеличения темпов развития ремесленного производства. Только в Багдаде в 20-е годы XIX в. насчитыва- лось около 12 тысяч ткацких станков. Дауд-паша по образцу Мухаммеда Али установил монополию на скупку и экспорт основных видов продукции Ирака: пшеницы, ячменя, фини- ков, соли и др. Для перевозки этих товаров были приобрете- 1 гы морские и речные торговые суда. Принятые меры позволили Дауд-паше значительно поднять доходы иракской казны. Существенная часть средств была 37
Глава 1. Арабские страны Азии употреблена на строительные работы, военные и культурные мероприятия, В Багдаде, Басре и других городах были по- строены мосты, базары, общественные школы и библиотеки. По инициативе Дауда в Багдаде была создана типография. Опыт войны с Ираном убедил Дауд-пашу в необходимости организации регулярной армии по европейскому образцу. Но- вые воинские формирования обучались европейскими, глав- ным образом английскими, инструкторами. Дауд обзавелся современной артиллерией и построил в Багдаде арсенал, от- вечавший всем требованиям тогдашней военной техники. Ядро армии Дауда составляли войска общей численностью в 30 тысяч человек. При необходимости паша мог привлечь для ведения военных действий 100 тысяч человек, включая иррегулярные части и ополчения племен. Воспользовавшись поражением Порты в русско-турецкой войне 1828—1829 гг., Дауд-паша попытался добиться неза- висимости подвластной ему страны. Он отказался оплатить часть контрибуции, возложенной на Порту согласно Адриа- нопольскому миру 1829 г., проявив тем самым прямое не- подчинение стамбульским властям. Порта объявила Дауд-па- шу мятежником и в 1830 г. организовала вторжение в Ирак войск вассального паши Алеппо. Хотя Дауд тщательно под- готовился к войне с Портой и имел в своем распоряжении все необходимые для этого ресурсы, исход конфликта был решен иными обстоятельствами. Катастрофическое наводнение, не- урожай и эпидемии подорвали мощь Ирака. Чума 1831 г. уничтожила почти всю армию Дауда и войска паши Алеппо практически без сопротивления заняли опустошенную и ис- тощенную страну. Дауд-паша был низложен и выслан из Ира- ка. Режим кюлеменов был уничтожен, и в Ираке восста- новлена прямая власть Порты. Дауд-паша еще почти 20 лет занимал высокие посты на правительственной службе и умер в 1851 г. в Медине. После ликвидации династии мамлюков-кюлеменов Ирак оказался в крайне тяжелом положении. Страна была охвачена хозяйственной разрухой. Многие поля и сады были заброше- ны, сократились посевные площади. Торговля испытывала за- стой. В течение 20 с лишним лет Ирак не мог оправиться от последствий чумы. Новые паши Багдада, назначаемые Портой, были бессиль- ны справиться с сопротивлением племен и местных феодалов. 38
§ 1. Ирак в составе Османской империи Ирак вновь был охвачен непрерывными восстаниями пленен и междоусобными войнами. Османы вели изнурительную борьбу с курдскими власти- телями, не желавшими признавать власть пашей. Каратель- ные экспедиции в северные районы Ирака следовали одна за другой, но кровавые расправы над мятежниками не приноси- ли желаемых результатов. Попытки установить прямое ту- рецкое управление в Курдистане неизменно вызывали все но- вые и новые восстания. Несмотря на частичные победы, власть османов в курдских районах по-прежнему оставалась при- зрачной, но на остальной территории Ирака с 1831 г. турки османы восстановили свое господство. Ирак в 30-е гг. — второй половине XIX в. Реформы танзимата в Ираке В1831 г. в Ираке была ликвидирована власть наследствен- ных правителей — выходцев из мамлюкской среды и было восстановлено прямое управление османских султанов ирак- скими эйалетами. Возобновилась практика назначения пашей из Стамбула. Однако реальным влиянием они обладали в пре- делах незначительной территории, главным образом, в адми- нистративных центрах своих провинций, в районах с преиму- щественно оседлым населением. Племена практически не подчинялись пашам и отстаивали свои привилегии, нередко с оружием в руках. Сказывались и последствия чумы, пора- зившей Ирак в начале ЗО-х годов XIX в. В этих условиях ре- формы танзимата, провозглашенные в 1839 г. гюльханей- ским хатт-и-шерифом, распространялись на Ирак медленно и с большим опозданием по сравнению с другими провинция- ми Османской империи. В целом же воплощение в жизнь основных принципов танзимата и разработка конкретных законодательных актов заняли почти три десятилетия. Реформаторы провозгласили принцип полной неприкосно- венности жизни, имущества, чести и равенства всех поддан- ных Османской империи перед законом, независимо от про- исхождения и религиозной принадлежности. Этот принцип имел огромное значение для обеспечения нормального сосуще- ствования и сотрудничества в Османском обществе всех слоев 39
Глава 1. Арабские страны Азии населения особенно иноэтнических, иноконфессиональных групп и мусульманского большинства. Уравнение в правах мусульман и не-мусульман фактичес- ки означало конец системы миллетов, разложение которой началось со времени проникновения первых западноевропей- ских и американских христианских миссионеров и косвенно- го или прямого вмешательства держав в религиозную поли- тику Османской империи. В первые же годы реформ была упразднена разница в обло- жении земель мусульман и не-хиусульман. С 1850 г. сбор джи- зьи был передан в ведение старшин немусульманских общин, они же должны были осуществлять передачу собранных сумм в государственную казну. Джизъя не была отменена. Но она была изъята из ведения государственных чиновников. Еще в 1834 г. при Султане Махмуде были установлены следую- щие ставки джизьи: с богатых 60 пиастров, с людей среднего достатка 30 и с бедных 15 пиастров в год. Эти ставки и были оставлены в силе. Одна из основных забот деятелей танзимата заключалась в обеспечении финансовых поступлений в казну и главным препятствием они видели повсеместное распространение иль- тизама — откупной системы. В 1840 г. была провозглашена отмена системы откупов, были аннулированы все откупные контракты и было объявлено, что налоги должны собирать государственные чиновники — эмины. Фактически ничего но- вого в этом указе не было, при завоевании арабских стран османские завоеватели в XVI в. отменили систему икта и вве- ли систему эманет. Однако уже в XVII в. повсеместное рас- пространение получила система откупов — илътизамов, а в конце этого века были учреждены пожизненные-рткупа — маликяне. Государственный чиновник, назначенный в качестве сбор- щика налогов, должен был организовать на местах перепись населения, опись земель или организовать налогообложение с учетом возможностей каждого налогоплательщика. Однако первые неудачи с проведением в жизнь этого зако- на, когда в казну поступило намного меньше денег, чем при откупах, и возникшие в связи с этим финансовые затрудне- ния вынудили правительство в 1847 г. продлить действие от- купной системы на пять лет. То же самое было с маликяне. В свое время Мехмед II (1808—1839) запретил предоставление 40
§ 1. Ирак в составе Османской империи пожизненных откупов пашам провинций, но после его смер- ти эта практика была восстановлена. В Иракских провинциях все объекты налогообложения бы- ли отданы на откуп , и в ильтизам была превращена даже чисть вакфной собственности. Так как владельцами откупов выступали сами паши, крупные землевладельцы, вожди мо- гущественных племен, крупные купцы, проведение в жизнь пикона об отмене откупов встречало непреодолимые, препят- ствия и откупная система с теми или иными изменениями дожила до XX в. Реформаторы не решались затронуть вакуфное имущест- по, между тем в некоторые годы в целом по империи общая । умма доходов с вакфов в три раза превосходила все поступ- "ия в государственную казну от поземельного налога. Целый ряд законов был направлен на укрепление централь- ной власти, на дальнейшую централизацию империи, науси- игпие ее военной мощи, на прямое подчинение провинциаль- ых правителей центру. Из полномочий пашей была изъята поенная власть, был принят закон об отделении гражданской ни; ети от военной. Этот закон в Ираке был выполнен только п I848 г., когда функции вали были отделены от обязанно- стей командующего 6 корпусом турецкой армии, образован- ном в этом же году. Важные изменения необходимо было произвести в военной жизни. Хотя решение об отмене военно-ленной системы и о ли- пдации янычарского корпуса было принято еще в 1826 г., ре- п| । тизация армии не была доведена до конца. В 1843 г. была введена всеобщая воинская повинность со пеком службы В 5 лет (в последующие годы срок службы был увеличен). Она была распространена только на часть терри- тории Ирака и только в 1870 г. Действию этого закона не под- in /кали племена, они отвоевали для себя эту привилегию. 11ринятый в 1864 г. закон о вилайетах был также направ- ит п на дальнейшую централизацию власти, на полное под- 1 пение провинциальных правителей центру, на ограничение их самостоятельности. Закон установил новое администра- тивное деление — на вилайеты вместо эйалетов, соответ- ственно были изменены и низовые административные еди- ницы. Согласно данному закону, вали — глава вилайета ли- шился судебной власти, права распоряжаться налоговыми 41
Глава 1. Арабские страны Азии поступлениями. Этими средствами ведал специальный чинов- ник дефтердар (казначей), назначенный Портой. Вали обла- дали лишь исполнительной властью, их прерогативы и обя- занности заключались в обеспечении сбора налогов согласно законам, организация общественных работ, контроль за дея- тельностью административного аппарата как в центре вилай- ета, так и на местах. Они были обязаны обеспечить безопас- ность на дорогах, соблюдение общественного порядка. В их распоряжении находились отряды милиции, а в случае необ- ходимости они могли использовать армейские части. Административный аппарат вали состоял из начальника кан- целярии, начальников отделов сельского хозяйства и торговли, представителей различных министерств. Все они получали фиксированное жалование из государственной казны и были государственными чиновниками, а не членами личной свиты правителя, как это было раньше. При вали создавались консуль- тативные советы — меджлисы, в состав которых избирались и мусульмане (4 человек) и немусульмане (3 человек). В городах были созданы муниципалитеты, которые долж- ны были ведать общегородскими делами (соблюдение поряд- ка, благоустройство улиц, забота о санитарном состоянии, строительство больниц и т. д.). Эта мера должны была спо- собствовать ограничению власти крупных землевладельцев в городе. До 30—40-х годов XIX в. города входили в состав крупных ленных владений (хассы и зеаметы), а после отмены военно-ленной системы были подчинены местным админист- ративным властям, но не имели муниципалитетов. Членами муниципалитетов могли быть избраны горожане, платившие ежегодно не менее 120 пиастров налога, а быть избирателя- ми — 40 пиастров. Ликвидация внутренних таможен в 1861 г. способствова- ла развитию торговли и интенсификации экономических свя- зей между различными районами империи и отдельных ре- гионов. В 1864 г. судебная власть была отделена от администра- тивной, в целом же судебная реформа коснулась только ком- мерческого и уголовного права. Гражданские дела были ос- тавлены в ведение шариатских судов. В Ираке первым был образован Багдадский вилайет вали которого был назначен Ахмед Мидхат паша, которому было поручено осуществление здесь танзиматских реформ. 42
§ 1. Ирак в составе Османской империи Мидхат-паша в Ираке Мидхат-паша (1822—1883) был выдающимся государст- венным деятелем Османской империи — вождь турецкого кон- ституционного движения и автор Османской конституции 1876 г. Турецкое правительство предоставило ему исключи- тельные полномочия и в 1869 г. назначило его в должности вали Багдада и одновременно командующим шестым корпу- сом. В его руках сосредоточилась вся полнота военной и граж- данской власти в пределах Ирака, хотя по законам танзимата военная власть была отделена от гражданской. Мидхат-паша провел ряд административных и культурных реформ. Еще в 1864 г. в Турции был принят закон о вилайетах, который отделял судебную власть от административной, учреж- дал выборные суды и привлекал население к участию в местном управлении. Мидхат-паша притупил к его осуществлению в Ира- ке. Он создал новые суды, учредил муниципальные советы в горо- дах («баладнл») и основал новые школы. При Мидхат-паше откры- ты первая средняя школа для мальчиков с модернизированной программой (1870 г.), военное училище (1872 г.) и первая боль- ница. При нем в Багдаде в 1869 г. начала выходить первая офици- альная газета, печатавшаяся на арабском и турецком языках. Много внимания он уделял расширению финиковых план- таций и посевных площадей под зерновые и технические куль- туры, состоянию оросительных систем. Предметом его особой заботы было строительство путей со- общения. Он расширил паровую навигацию по Тигру и соз- дал правительственное пароходство. После открытия Суэцко- го канала он организовал морские пароходные линии между Басрой с одной стороны, Стамбулом и Лондоном — с другой. Он проектировал продлить судоходство вверх по Тигру до Мо- сула и вверх по Ефрату до района Алеппо, для чего намечалось провести землечерпательные работы. По его инициативе бы- ла построена верфь в Басре. Мидхат-паша намеревался так- же организовать промышленную добычу нефти в Мосульском округе и покрыть Ирак железными дорогами. Он усиленно работал над проектом «Ефратпской железной дороги», однако успел закончить только линию Багдад—Казымейн длиной 12 км, по которой был пущен паровой трамвай. Своей основной задачей Мидхат-паша считал полное под- чинение Ирака центральному правительству, преодоление 43
Глава 1. Арабские страны Азии сепаратизма крупных феодальных кланов, сопротивления пле- мен централ изаторской политике. Он ввел в Ираке воинскую повинность и требовал от племен, чтобы они поставляли рекру- тов. Он обложил племена налогами и требовал неуклонной их выплаты. Эта политика Мидхата вызвала уже в 1869 г. большое восстание арабских племен, которое было подавлено. Однако Мидхат-паша понимал, что одними репрессиями не удастся сломить сопротивление племен. Поэтому он решил привлечь на свою сторону феодально-племенную верхушку, заинтересовать ее «в мирной эксплуатации» крестьянства. По примеру некоторых своих предшественников он всячески по- ощрял процесс оседания племен на землю и приступил к рас- продаже государственных земель шейхам племен. В порядке применения земельного закона 1858 г. он за сравнительно небольшую плату стал продавать государственные земли (фор- мально без предоставления полных прав собственности) быв- шим держателям тамаров и заметов, купцам, а главное — шейхам племен. Все эти лица становились владельцами неред- ко крупных массивов земель. Верховным собственником этих земель оставалось государство, которое передавало право пользования новым владельцам на основе специальных доку- ментов («many»), выдаваемых при продаже. Крупным мероприятием Мидхат-паши, направленным на укрепление турецкой власти в этом районе, было завоевание Кувейта и аль-Хасы (1871 г.). Эти области были выделены в особую административную единицу (санджак Неджд), зави- севшую от турецких правителей Ирака. Реформы МидхаФ-паши были направлены на реорганиза- цию управления Ираком, на обеспечение тесной связи с со- седними провинциями и центром империи. Хотя преемники Мидхата-паши, переведенного в 1871 г. в Адрианополь, пы- тались следовать его линии, но большинство намеченных им реформ осталось на бумаге, в связи с отсутствием финансо- вых средств на их осуществление. Социально-экономические процессы. Проникновение иностранного капитала Накануне реформ танзимата в Ираке отсутствовала про- мышленность в современном понимании, ремесленное про- изводство ограничивалось удовлетворением потребностей 44
§ 1. Ирак в составе Османской империи оседлого земледельческого и кочевого и полукочевого населе- ния. Здесь производили хлопчатобумажные и шерстяные тка- ни, шали, ковры, кожевенные изделия, сбрую и скобяные товары. Значительное место занимала переработка сельско- хозяйственного сырья для внутреннего потребления. Более или менее крупные предприятия мануфактурного типа гото- вили товары на экспорт. Среди них можно выделить ду- бильные заводы в Багдаде, мастерскую по изготовлению па- пиросной бумаги в Мосуле, частные верфи по строительству парусных речных судов в Басре, шерстомойные предприятия, принадлежавшие английским компаниям. Сезонная работа по упаковке фиников для последующего их вывоза занимала до 25 тысяч человек, но по окончании сезона эти люди были вынуждены возвращаться в деревню или пополнять ряды безработных, ищущих случайных зара- ботков. Военному ведомству принадлежали довольно крупные предприятия в Багдаде и Басре. В целом в результате наплы- ва европейских фабричных товаров сокращалось местное про- изводство. В Ираке некоторое развитие получили добывающие про- мыслы, здесь вручную кустарным способом добывали сырую нефть, занимались добычей соли, квасцов и других минера- лов. Угольщики с гор доставляли в города древесный уголь. Нефть сравнительно широко применяли как для отопления, так. и для освещения в домах. В годы правления Мидхата-паши было налажено освеще- ние улиц Багдада с использованием нефти. В развитии добы- вающих промыслов активное участие принимали и кочевые племена. 60-е годы XIX в. в экономике Ирака наступило некоторое оживление. Развитию внутренней и внешней торговли в зна- чительной мере способствовала отмена внутренних таможен в 1861 г. В этот период повысился спрос на мировых рынках на сельскохозяйственную продукцию. В связи с этим в Ираке стали расширять площади обрабатываемых земель, восста- навливать сады и расчищать пахотные поля. Значительные работы были предприняты по строительству дамб и плотин, восстановлению оросительных систем. Переориентация сельскохозяйственного производства на экспорт способствовала росту площадей под экспортными 45
Глава 1. Арабские страны Азии культурами и увеличению производства этих культур. По со- общениям российского консула в Басре А. Адамова, за 10 лет в 1786 -1896 гг. в Ираке в пять раз увеличились площади, занятые финиковыми плантациями. Среднегодовое производ- ство фиников с 60-х годов XIX в. к первому десятилетию XX в. возросло втрое. За эти же годы внешнеторговый оборот ирак- ских вилайетов увеличился в 12 раз. Ирак стал поставлять на мировой рынок зерно и финики и начал покупать зарубежные промышленные товары. Кроме того, Багдад и Басра служили крупными транзитными пунк- тами, через которые шли товары соседнего Ирана. Подъем торговли вызвал необходимость развития транс- портных средств. Начиная с 1862 г., турецкое правительство установило регулярные пароходные рейсы по Тигру между Багдадом и Басрой. В том же году была образована англий- ская компания Линча, которая также установила судоходст- во по зтому маршруту. В свою очередь Басра имела морское сообщение с портами Персидского залива и Индии. Багдад был связан телеграфом со Стамбулом, Тегераном, Басрой и Индией. Серьезное влияние на хозяйственную деятельность ското- водческих племен оказали, помимо общих для всей империи факторов, и развитие транспортной инфраструктуры, строи- тельство железных дорог, развитие колесного транспорта, на- лаживание регулярного речного и морского судоходства. В связи с этим в скотоводческом хозяйстве постепенно умень- шается значение верблюдов и, следовательно, уменьшается их поголовье. При этом значительно увеличивается доля овец, коз и крупного рогатого скота. Соответственно произошла переориентация верблюдоводческих племен, ускорение про- цесса перехода их на оседлый образ жизни. В конце XIX в. увеличилось значение арабских провинций Османской империи как рынков сбыта европейских про- мышленных товаров и поставщиков необходимого сырья. На Сирию, Ирак и Палестину приходилось примерно четверть импорта и около пятой части экспорта Османской империи, наибольшую роль в этой торговле играла Англия. Англо-французская борьба за Ирак, развернувшаяся в на- чале XIX в. окончилась победой Англии, которая обладала здесь давними и прочными позициями. Французским аген- там не помогло даже то обстоятельство, что они установили 46
§ 1. Ирак в составе Османской империи связь с некоторыми пашами, оказывали им помощь в рефор- мировании армии. Для Англии Ирак представлял значительный интерес в си- лу своего географического положения на путях в Индию. Еще в конце XVIII в. английская Ост-Индская компания устроила регулярные почтовые рейсы через Ирак. Почту доставляли из Бомбея в Басру на пароходах, а оттуда ее перевозили через Багдад и Алеппо в Стамбул по суше на быстроходных верблю- дах. Этим путем ведали представители Ост-Индской компа- нии в Багдаде и Басре. В 1809 г. англичане добились изгнания из Ирака француз- ской миссии. Однако в том же году возник конфликт между багдадским пашой Кючпок Сулейманом и представителями Ост-Индской компании, в результате которого они должны были покинуть Багдад. Но уже в 1810 г. в Басре и Багдаде были восстановлены фактории Ост-Индской компании. С та- кими же результатами закончилась борьба Дауда-паши с Ост- Индской компанией, После победы над Мухаммедом-али Анг- лия значительно укрепила свои позиции в Ираке и в районе Персидского залива. В английских колониальных кругах об- суждался даже проект колонизации Ирака, и планировалось направить туда избыточное население из Индии. Последняя четверть XIX и начало XX в. отмечены интенсив- ным проникновением иностранных монополий в Ирак. Морской и речной транспорт, банковское дело внешняя торговля, обра- батывающая промышленность перешли под контроль европей- ских, в основном английских, капиталистов. Скупку у крестьян Ирака солодкового корня, его подго- товку на экспорт и вывоз монополизировала смешанная ту- рецко-американская компания. В 1903 г. английские торговые фирмы Басры, изменив сис- тему и срок поставок фиников на экспорт, добились того, что многие местные купцы обанкротились. В Басре страховые операции осуществляли две английские компании и представитель крупного французского страхово- го общества. Речное судоходство по Тигру, Евфрату и Шатт аль-Арабу оставалось в руках английской компании Линча, было уста- новлено регулярное морское сообщение между Индией и пор- тами Персидского залива. В 90-е годы в Ираке действовали около 10 иностранных транспортных компаний. Англичане 47
Глава 1. Арабские страны Азии провели в Ираке телеграфные линии. В 80-х годах XIX в. в Багдаде и Басре обосновались отделения Оттоманского бан- ка, основанного на английском капитале. В начале XX в. анг- лийская компания полностью монополизировала судоходст- во по Тигру. Англичане не были безраздельными хозяевами в Ираке. Им приходилось вести борьбу с капиталистами Франции, Бельгии, Италии. Однако их главным конкурентом выступил германский империализм. Немецкие юнкеры и капиталисты проектировали широкую колонизацию азиатских провинций Османской империи, мечтали превратить Ирак в житницу Германии и ее хлопко- вую плантацию. Германское проникновение осуществлялось по военным, экономическим и политическим каналам. Немецкие капиталисты ясно представляли все трудности, связанные с завоеванием ими в будущем иракского рынка, где почти полностью господствовали англичане. Они на- деялись на высокое качество и дешевизну своих товаров, на смекалку немецких купцов, наконец, на дружественные от- ношения Германии с Османской империей. В конце XIX — начале XX в. были открыты немецкие консульства в Багдаде, Басре и Мосуле. Германское консульство в Багдаде вело энергичную кам- панию по активизации немецко-иракских связей, всячески пропагандируя перспективы местного рынка. Однако их раз- витие шло довольно медленно из-за узости местного рынка, который был не в состоянии поглощать в большом количест- ве европейскую промышленную продукцию. Германию не меньше интересовали природные ресурсы Ирака: во-первых, возможность проведения обширных ме- лиоративных работ и превращение Месопотамии в сырьевую базу — житницу Германии и колоссальное пастбище, где бы паслись миллионы голов овец, для поставки шерсти и мяса. Немецкие ученые инженеры, параллельно с английскими и другими специалистами провели серьезные исследования по оценке площади плодородных почв и возможностей созда- ния широкой системы оросительных сооружений. Несколько немецких компаний занимались анализом почв в долинах Тигра и Евфрата, и пришли к благоприятным выводам о пер- спективах для выращивания хлопка. Однако на официаль- ный запрос султана о возможности проведения работ по 48
§ 1. Ирак в составе Османской империи сооружению оросительных систем Германия не дала ответа. Инициатива была перехвачена англичанами. Не меньший накал англо-германского соперничества был связан с изучением потенциальных экономических возмож- ностей нефтеносных районов Ирака и организации здесь до- бычи нефти. К концу XIX — началу XX в. Германии удалось добиться наибольшего влияния на турецкое правительство. В 1903 г. немцы подписали контракт на строительство багдад- ской железной дороги, по этому соглашению Германия по- лучила право на разработки полезных ископаемых в полосе шириной 20 км по обе стороны железнодорожного полотна. Это была крупная победа немецкого капитала. По мнению как отечественных, так и западных ученых, в то время еще не полностью осознавалась в политических и экономических кругах важность нефтяных ресурсов для развития той или иной страны. Тем не менее, в 1902 г. две крупнейшие паро- ходные компании «Гамбург—Америка» и «Северогерманский Ллойд» перевели часть своих судов на нефтяное топливо. В конце 1880-х годов немцы основали в Ираке крупней- шую транспортную компанию по строительству Багдадской железной дороги, имевшей как экономическое, так и страте- гическое значение. Путем строительства этой транспортной артерии Германия рассчитывала овладеть подступами к Кав- казу, Ирану и Индии. Однако решительное сопротивление анг- ло-французских капиталистов тормозило продвижение гер- манских монополий на Ближний Восток. К началу Первой мировой войны общая протяженность построенной дороги со- ставила всего лишь 160 км. Англо-германское соперничество в Ираке завершилось под- писанием конвенции, согласно которой Великобритания со- храняла определенное преимущество в нефтедобыче и навига- ции, а Германия обеспечила себе господствующее положение в строительстве железных дорог и приобрела крупные кон- цессии в речном судоходстве и нефтедобыче. Большую роль в экономике страны играла внешняя тор- говля, которая в основном шла через Басру. Главную статью экспорта составляли финики и зерновые. В импорте основное место занимали текстильные товары, хлопчатобумажные, шелковые и шерстяные ткани. Англия занимала первое место в экспорте и импорте Ира- ка. В начале XX в. из общего числа судов, которые посетили 49
Глава 1. Арабские страны Азии порт Басру 77% принадлежали Англии, 14% другим европей- ским державам, а только 6% плавали под османским флагом. В городах и портах страны находились конторы крупных ев- ропейских, в основном английских, фирм. Представители этих фирм устанавливали цены на все экспортируемые това- ры. Установление монопольных цен на импортируемые и экс- портируемые товары и на фрахт давали европейским компа- ниям огромные прибыли. Компания «Братья Линч» устано- вила цены на фрахт грузов из Багдада в Басру, превышавшие стоимость провозки грузов от Лондона до Басры. Английский уголь, продаваемый в Ираке был в 6 раз дороже, чем в самой Англии. В начале XX в. на Англию приходилось примерно две трети иракского импорта; около трети иракского экспор- та шло в Англию и английские владения в Индии. Активную деятельность в Ираке развернула французская табачная мо- нополия «Режи». Эта монополия имела в Ираке свыше 30 от- делений. В Ираке ремесленное производство не выдерживало кон- куренции с изделиями европейской фабричной промышлен- ности. В то же время ничтожная покупательная способность иракского крестьянства сужала внутренний рынок. Помимо экономической европейские державы осуществля- ли и идеологическую экспансию в Ираке. Европейские консульства в Басре и Багдаде помимо защи- ты интересов своих соотечественников осуществляли покро- вительство над христианским населением иракских вилайе- тов. Эти права за консулами были признаны Берлинским трактатом в 1878 г. Тем самым осуществлялось вмешатель- ство в отношения местных властей со своими подданными. Важную роль в политическом и идеологическом проник- новении в арабские вилайеты играли миссионерские организа- ции. На территории иракских вилайетов действовали миссии иезуитов, лазаритов, кармелитов, доминиканцев, капуцинов августинцев, женских монашеских организаций, которые к концу XIX в. создали сеть благотворительных учреждений и школ. Руководство над ними осуществляли римский папа через вавилонский архиепископат. Среди протестантских миссий наибольшим влиянием об- ладали миссия епископа Кентерберрийского, Миссионерско- го общества англиканской церкви и арабская миссия Голланд- ской реформистской церкви США. Последняя обосновалась 50
§ 1. Ирак в составе Османской империи в Южном Ираке и имела отделения в других частях Осман- CKoii империи. Миссионерских школ особенно много было в Багдадском вилайете. Вмешательство иностранных миссий в дела несторианской общины в Мосуле стало причиной раскола и вооруженных столк- новений между приверженцами разных групп этой общины. Хотя законы танзимата были призваны внести важные из- менения в социально-экономической жизни всей империи, в общественном строе Ирака господствовали феодальные от- ношения. Земельный закон 1858 г. и последующие дополнения к не- му превратили земли категории many в объект купли и про- дажи, при этом общинная и общеплеменная собственность фактически объявлялась незаконной. Любая земля, не обра- ботанная в течение двух лет, могла сдаваться правительством в аренду. Многие общие земли полукочевых племен Тигра и Евфрата были закреплены в официальном порядке как земли родопле- менных вождей, городской знати, купцов и крупных чинов- ников. Экспроприации подверглись и оседлые крестьянские общины, в вилайетах Багдада, Басры и Мосула. В Мосульском вилайете богатые горожане вынуждали крестьян-собственни- ков продавать им свои земли за бесценок и становились круп- ными землевладельцами. Несмотря на официальную отмену от- купов, система илътизама процветала: например, в вилайете Басра к началу XX в. откупщики контролировали на 28,6% сбо- ра прямых налогов, а в Багдадском вилайете они же осуществ- ляли сбор 48% всех налогов. На положение крестьян отри- цательное влияние оказывали платежи по внешним долгам им- перии. В Ираке, как и по всей империи, с 1881 г. действовали от- деления Управления оттоманского долга, собиравшие неко- торые виды налогов как с сельских жителей, так и с горожан. Из собранных сумм почти 80% выделяли в пользу кредиторов и вывозили из страны. Система монокультур суживала производство жизненно- важных продуктов земледелия за счет однобокой специали- зации целых районов. В Южном Ираке финики практически превратились в единственную товарную сельскохозяйствен- ную культуру. 51
Глава 1. Арабские страны Азии В районах, где требовалось искусственное орошение, оро- сительная система не претерпела сколько-нибудь значитель- ного развития. Везде применялись примитивные водоподъ- емные сооружения, приводимые в движение или рукой, или силой животных. Не осуществлялся эффективный государ- ственный контроль или же контроль на уровне вилайета над водами таких крупных рек, как Тигр и Евфрат. В период па- водков затоплялись обширные сельскохозяйственные районы. По сведениям российского консула А. Адамова в 1896 г. в Среднем и Южном Ираке в результате наводнений погибло и было повреждено около 2 млн пальмовых деревьев, затоп- лены значительные площади земель, занятых под посевы зер- новых и других сельскохозяйственных культур. Огромные площади плодородных земель не обрабатыва- лись, так как османские правители страны не обладали дос- таточными средствами для этих работ. Иракское крестьян- ство находилось под гнетом помещиков, сосредоточивших в своих руках обширные земельные владения. Крупнейшими землевладельцами были османские султаны. Султану Абдул- Хамиду II принадлежало в Багдадском вилайете 30% , а в ви- лайете Басра — 40% всей обрабатываемой земли. Многие крестьяне свои наследственные и общинные земли нередко передавали под покровительство ведомства султанских уде- лов, чтобы избежать посягательства чиновников, откупщи- ков, вождей кочевых племен на свои права. От светских фео- далов не отставало и мусульманское «духовенство». Большую роль в эксплуатации крестьян играли вожди племен. Круп- ными землевладельцами были главы христианских и других религиозных общин. 52
1 Л>' Саудовская Аравия Северная и Центральная Аравия до возникновения первого Саудовского государства J Государство Саудидов возникло в Аравии в XVIII в. в резуль- тате движения мусульманских реформаторов-ваххабитов. Это государство охватило большую часть аравийского полуострова (центральные, северные и восточные области, носившие древ- ние названия Неджд, Хиджаз и Эль-Хаса).*Со времен пророка Мухаммеда и до появления ваххабизма Аравия не знала еди- ной власти, стабильности и мира. На протяжении веков она бы- ла раздроблена на мелкие и мельчайшие оазисы-государства или их объединения, кочевые племена или их конфедерации. Эко- номическая разобщенность отдельных оазисов и племен, этих самостоятельных хозяйственных единиц, и размеры пустынно- го полуострова, где островки человеческой жизни были порой разделены сотнями километров, действовали как факторы децентрализации. Объединению также препятствовали племен- ные и местнические различия аравийского населения, диалек- тальные особенности языка, пестрота и противоречивость рели- гиозных верований и представлений. Огромную роль в истории Аравии сыграло то обстоятельство, что на территории Хиджаза находятся священные города исла- ма Мекка и Медина, являвшиеся на протяжении столетий цент- рами ежегодного хаджа (паломничества) миллионов «правовер- ных» со всего мира. Религиозные обстоятельства способствовали тому, что в Мекке и некоторых других районах Хиджаза еще с X в. установилась власть шерифов (шарафа — честь) — прави- телей, претендовавших на происхождение от пророка Мухамме- да, через его внука Хасана сына Али и Фатимы. Борьба различ- ных группировок, представители которых претендовали на такое происхождение и власть, составляла внутреннюю политическую историю Мекки до завоевания арабских стран турками. Мусульманские империи, возникавшие и распадавшиеся на Ближнем и Среднем Востоке, прямо или косвенно оказы- вали воздействие на Аравию. Начиная с XVI в. постоянным 53
Глава 1. Арабские страны Азии фактором аравийской политики стали турки. Вскоре после захвата ими Египта наступила очередь Хиджаза, Йемена, Элъ- Хасы и других районов Аравии. При этом огромное значение для последующей истории мусульманского мира имело то, что вхождение в Османскую империю священных городов Хид- жаза позволило турецким падишахам принять также титул религиозного главы всех мусульман — халифа. В отдельные области Аравии были назначены представители турецкой администрации — паши. Небольшие турецкие гарнизо- ны временами находились в Мекке, Медине, Джидде и некоторых других пунктах. Из Стамбула в Мекку и Медину посылали отдель- ных чиновников. Все же власть турок в «сердце Аравии» Хиджазе была больше номинальной, и местные правители во внутренних делах, как правило, пользовались широкой автономией. В Мекке удерживали власть соперничающие кланы шери- фов, которые посылали паше Египта и султану деньги и доро- гие подарки. Но Мекка была особым городом и жила за счет паломников и благотворительных пожертвований мусуль- манского мира. Могущественные султаны и благочестивые мусульмане жертвовали на содержание мечетей, на создание каналов и вообще на благотворительные цели. Часть этих де- нег оседала в городе и нередко попадала в казну шерифов. Мекка была важной, но слишком отдаленной провинцией для турок, чтобы они смогли удержать ее под прямым господ- ством, и в ней предпочитали сохранять местных правителей. Для политических интриг Порты всегла были наготове ше- рифские семьи, жившие в Стамбуле. На рубеже XVI—XVII вв., в период смут и волнений, охва- тивших Османскую империю, Центральная и Восточная Ара- вия обрела фактическую независимость от турок, хотя наме- стники Багдада и Басры вплоть до конца XVII в. продолжали оказывать влияние на ход событий в Эль-Хасе и Неджде. Возникновение ваххабитского учения. Первое государство Саудидов Аравийское общество в XVIII в. В начале XVIII в. Аравийский полуостров не имел единой государственной организации. Его население — как бедуины 54
§ 2. Саудовская Аравия степей, так и оседлые земледельцы оазисов — распадалось на множество племен. Разъединенные, враждующие между со- бой, они непрестанно вели междоусобные войны из-за паст- бищ, из-за стад, из-за добычи, из-за источников воды.,. И так как эти племена были поголовно вооружены, то междоусоби- цы принимали особенно ожесточенный и затяжной характер. Феодально-племенная анархия кочевых районов дополня- лась феодальной раздробленностью оседлых районов. Почти в каждом селении и городе был свой наследственный прави- тель; вся оседлая Аравия представляла собой груду мелких и мельчайших феодальных княжеств. Подобно племенам, эти княжества не прекращали междоусобиц. Структура феодального общества Аравии была довольно сложной. Власть над кочевыми племенами принадлежала шей- хам. В иных племенах шейхи еще избирались бедуинской мас- сой, но в большинстве своем они уже стали наследственными правителями. Наряду с этой феодальной аристократией пустыни и возглавляемыми ею свободными, «благородными» племена- ми существовали «вассальные», подчиненные племена, а также зависимое оседлое и полуоседлое население. В городах и зем- ледельческих районах феодальная знать (например, шерифы, сейиды.) и богатое купечество противостояли мелким торговцам, ремесленникам и феодально зависимому крестьянству. Классовые отношения феодального общества опутывались в Аравии патриархально-родовыми отношениями и осложня- лись наличием рабства, которое было сравнительно широко распространено как у кочевников, так и у оседлых. Неволь- ничьи рынки. М^кки, Хуфуфа, Маската и других городов снаб- жали аравийскую знать большим числом рабов, использовав- шихся в быту и на тяжелых работах. Города и селения Аравии постоянно подвергались разори- тельным бедуинским набегам. Набеги и междоусобицы вели к разрушению колодцев и каналов, к истреблению пальмо- вых рощ. С этим надо было покончить — того властно требо- вали насущные экономические потребности оседлого населе- ния. Отсюда вытекала тенденция к объединению мелких кня- жеств Аравии в одно политическое целое. Общественное разделение труда между оседлым и кочевым населением Аравии влекло за собой растущий обмен земле- дельческой продукции оазисов на животноводческую продук- цию степей. Кроме того, и бедуины степей, и земледельцы 55
Глава 1. Арабские страны Азии оазисов нуждались в таких привозимых извне полуострова товарах, как хлеб, соль, ткани. Вследствие этого рос обмен, росла караванная торговля между Аравией и соседними странами — Сирией и Ираком. Но феодальная анархия и бе- дуинские разбои тормозили развитие торговли. Вот почему потребности растущего рынка (так же как и необходимость развития поливного земледелии) толкали княжества Аравии к политическому объединению. Наконец — и это было также важным стимулом для объеди- нения — феодально-племенная раздробленность Аравии облегчала иностранным завоевателям захват полуострова. Без особого сопротивления турки заняли в XVI в. красноморские области Аравии: Хиджаз, Асир и Йемен. Начиная с XVI в. анг- личане, голландцы и португальцы создали свои базы на вос- точном побережье Аравии. В XVIII в. персы захватили аль-Ха- су, Оман и Бахрейн. Только Внутренняя Аравия, окруженная кольцом пустынь, оставалась недоступной для захватчиков. Поэтому в приморских областях Аравии объединительное движение приняло форму борьбы с иноземными захватчика- ми. В Йемене оно возглавлялось зейдитскими имамами и уже в XVII в. завершилось изгнанием турок. Имамы сосредоточили в своих руках всю населенную (горную) часть страны. В Хиджа- зе турки сохранили лишь номинальную власть; реальная власть принадлежала арабским духовным феодалам — шерифам. Из Омана персы были изгнаны в середине XVIII в.; с Бахрейна — в 1783 г.; там также утвердились арабские феодальные дина- стии. Напротив, во Внутренней Аравии, в Неджде, где не при- ходилось бороться с внешними врагами, объединительное дви- жение приняло наиболее четкую и последовательную форму. Это была борьба за единство арабских племен, за централизацию княжеств Неджда, за собирание «земель аравийских» в одно целое, что, впрочем, также предполагало антиосманскую на- правленность. В основу этой борьбы была положена новая рели- гиозная идеология, названная ваххабизмом. Ваххабитское учение Основоположником ваххабитского учения был недждий- ский богослов Мухаммед ибн Абдальваххаб из оседлого пле- мени бану тамим. Он родился в 1703 г. в Уямне (Неджд). Его 56
§ 2, Саудовская Аравия отец и дед были улемами. Так же, как и они, готовясь к ду- ховной карьере, он много путешествовал, бывал в Мекке, Ме- дине, по некоторым сведениям, даже в Багдаде и Дамаске. Всюду он изучал богословие у виднейших улемов, принимал активное участие в религиозных диспутах. Возвратясь в на- чале 1740-х годов в Неджд, он выступил перед своими соро- дичами с проповедью нового религиозного учения:. Он обру- шился с резкой критикой на распространенные среди арабов остатки первобытных верований, на почитание фетишей — скал, камней, источников, деревьев, на пережитки тотемизма, на культ святых. Хотя формально все арабы исповедовали ислам и считали себя мусульманами, фактически в Аравии существовало множество местных племенных религий. Каж- дое арабское племя, каждая деревня имели свои фетиши, свои верования и обряды. Это многообразие религиозных форм, обусловленное примитивным уровнем общественного разви- тия и раздробленностью Аравии, было серьезным препятстви- ем на пути к политическому единству. Этому религиозному полиморфизму Мухаммед ибн Абдальваххаб противопос- тавлял единую доктрину — таухид (т. е. «единение»). Фор- мально он не создавал новых догматов, но лишь стремился восстановить среди арабов религию ислама в ее первоначаль- ной коранической «чистоте». Большое место в учении ваххабитов отводилось вопросам морали. Последователи этого учения, выросшие в суровых ус- ловиях пустыни, должны были соблюдать строгую простоту нравов, граничащую с аскетизмом. Они запрещали пить вино и кофе, курить табак. Они отвергали всякую роскошь, за- прещали петь и играть на музыкальных инструментах. Они выступали против излишеств, против половой распущенно- сти. Не случайно поэтому ваххабитов назвали «пуританами пустыни». Само название — «ваххабиты» — распространилось в Европе с легкой руки великого путешественника И. Букхард- та, посетившего Аравию в 1814—1815 гг., сами же последо- ватели учения назвали и называют себя «единобожники» или просто «мусульмане» и никогда — «ваххабиты». Видимо, этим они еще раз хотят подчеркнуть чистоту своей веры. Ваххабиты боролись с пережитками местных племенных культов, разрушали гробницы, запрещали магию, ворожбу. Вместе с тем, их проповедь была направлена против официаль- ного, по их мнению, «отюреченного» ислама. Они выступали 57
Глава 1. Арабские страны Азии против мистицизма и дервишизма, против тех форм религи- озного культа, которые были у турок и которые вырабатыва- лись веками. Они призывали беспощадно бороться с отступ- никами от веры — персами-шиитами, османским султаном- лжехалифом и турецкими пашами. Антитурецкая направленность ваххабизма имела конечной целью изгнание турок, освобождение и объединение арабских стран под знаменем «чистого» ислама. Объединение Неджда Во главе объединительного движения стали феодальные пра- вители небольшого недждийского княжества Даръийя — эмир Мухаммед ибн Сауд (умер в 1765 г.) и его сын Абдальазиз(1765— 1803), принявшие ваххабитское учение и в 1744 г. вступившие в союз с Мухаммедом ибн Абдальваххабом. С тех пор в течение сорока с лишним лет их последователи вели упорную борьбу за объединение Неджда под знаменем ваххабизма. Они подчиня- ли себе одно за другим феодальные княжества Неджда; они при- водили к повиновению одно за другим бедуинские племена. Иные селения подчинялись ваххабитам добровольно; другие — наставлялись «на путь истинный» оружием. К 1786 г. ваххабизм одержал полную победу в Неджде. Мел- кие и некогда враждовавшие между собой недждийские княже- ства образовали сравнительно крупное феодально-теократиче- ское государство во главе с династией Саудидов. В 1.791 г., после смерти основателя ваххабизма Мухаммеда ибн Абдальваххаба, саудидские эмиры объединили в своих руках светскую и духов- ную власть. Победа ваххабизма в Неджде и возникновение саудовского государства не создавали нового общественного строя, не вы- двигали к власти новый общественный класс. Но они в конеч- ном счете ослабляли феодальную анархию и раздробленность Аравии, и в этом было их прогрессивное значение. Однако ваххабиты еще не сумели создать централизован- ное государство с четкой административной организацией. Во главе покоренных городов и селений они оставляли прежних феодальных правителей — при том условии, что те принима- ли ваххабитское учение и признавали ваххабитского эмира своим сюзереном и духовным главой. Поэтому ваххабитское 58
§ 2. Саудовская Аравия государство было в XVIII в. крайне непрочным. Оно потря- салось постоянными феодальными и племенными мятежа- ми. Не успевали ваххабитские эмиры присоединить к своим владениям один округ, как начинался мятеж в другом. И вах- хабитским войскам приходилось метаться по всей стране, жес- токо расправляясь повсюду с «вероотступниками». Борьба ваххабитов за Персидский залив В конце XVIII в. ваххабитское государство, объединившее под своей властью все провинции Неджда, перешло от оборо- ны к наступлению. В 1786 г. ваххабиты совершили свой пер- вый набег на побережье Персидского залива — на область аль- Хасу. Семь лет спустя, в 1793 г., эта область была завоевана ими. Так начался период ваххабитских завоеваний за преде- лами Неджда. После смерти АбдальазИза ими руководил эмир Сауд (1803—1814), создавший большое арабское государст- во, объединившее почти весь Аравийский полуостров. Вслед за аль-Хасой ваххабиты распространили свое влия- ние по всему Персидскому заливу. В 1803 г. они заняли Бах- рейн и Кувейт; к ним присоединились города так называемого Пиратского побережья, располагавшие сильным флотом. На- селение внутренних районов Омана в своей значительной час- ти также приняло ваххабизм. Напротив, правитель Маската сейид Султан, вассал Анг- лии, решил сопротивляться ваххабитам, против которых он выступил со своим флотом в 1804 т. Эта попытка закончилась для него плачевно: флот и султан погибли. Но его сын Саид по наущению Ост-Индской компании продолжал борьбу. В 1806 г. Ост-Индская компания послала свой флот в Пер- сидский залив и вместе с кораблями своего маскатского васса- ла блокировала ваххабитское побережье. Борьба закончилась временным поражением ваххабитов. Они были принуждены вернуть находившиеся в плену английские корабли, обяза- лись уважать флаг и собственность Ост-Индской компании. С тех пор английский флот постоянно оставался в Персид- ском заливе, сжигая ваххабитские города, пуская ко дну их корабли. Но действия англичан на море не могли поколебать преобладания ваххабитов на суше. Все аравийское побережье залива по-прежнему находилось в их руках. 59
Глава 1. Арабские страны Азии Борьба ваххабитов за Хиджаз Одновременно с борьбой за побережье Персидского залива ваххабиты стремились присоединить к своему государству Хиджаз и побережье Красного моря. Начиная с 1794 г. они из года в год совершали набеги на степ- ные окраины Хиджаза и Йемена, захватывали расположенные близ границы оазисы, обращали в свою веру пограничные пле- мена. В 1796 г. шериф Мекки Галиб (1788—1813) выслал про- тив ваххабитов свои войска. Война продолжалась три года, и неизменно ваххабиты наносили поражения шерифу. На их стороне было моральное превосходство: четкая организация вой- ска, железная дисциплина, вера в правоту своего дела. Кроме того, они имели многочисленных сторонников в Хиджазе. Мно- гие хиджазские феодалы, убежденные в необходимости единст- ва Аравии — правители Таифа и Асира, шейхи ряда племен, брат самого шерифа, — примкнули к ваххабизму. К 1796 г. на сторону ваххабитов перешли все племена Хиджаза, кроме одно- го. Побежденный шериф должен был признать ваххабизм орто- доксальным течением ислама и уступить ваххабитам земли, фак- тически завоеванные ими (1799 г.). Но ваххабиты в своем стрем- лении к единству Аравии не могли ограничиться этим. После двухлетней передышки они возобновили борьбу с мекканским шерифом. В апреле 1803 г. они захватили Мекку. С усердием принялись они истреблять все проявления фетишизма и идоло- поклонства. Кааба была лишена своего богатого убранства; моги- лы «святых» были разрушены; муллы, упорствовавшие в старой вере, были казнены. Эти меры вызвали восстание в Хиджазе, и ваххабитам пришлось временно эвакуироваться из страны. Однако уже в 1804 г. они захватили Медину, а в 1806 г. вновь взяли и разграбили Мекку. Весь Хиджаз был присоединен к их государству. Теперь оно протянулось от Красного моря до Пер- сидского залива. Оно включало в свои пределы почти весь полу- остров: Неджд, Шаммар, Джауф, Хиджаз, аль-Хасу, Кувейт, Бахрейн, часть Омана, Йеменскую и Асирскую Тихаму. Даже в тех частях полуострова, которые не были заняты ваххабита- ми, — во внутреннем Йемене и в Хадрамауте — они имели мно- жество сторонников; их влияние было решающим. Объединив почти всю Аравию, ваххабиты стремились те- перь включить в свое государство другие арабские страны, прежде всего Сирию и Ирак. 60
§ 2. Саудовская Аравия Борьба ваххабитов за Ирак и Сирию Еще основоположник ваххабизм а Мухаммед ибн Абдаль- ваххаб мечтал об освобождении арабов Сирии и Ирака от ту- рецкого гнета. Он не признавал турецкого султана халифом. Он считал всех арабов братьями и призывал их к единству. В дни его проповеди, когда вся Аравия представляла собой аморфную массу племен и княжеств, охваченных междоусоб- ной борьбой, идея всеарабского единства была далекой уто- пией. Но в начале XIX в. Аравия была объединена; и теперь, казалось, наступало время претворить эту утопию в жизнь. Одновременно с первыми набегами на Хиджаз ваххабиты начали действия на границах Ирака. Здесь они не сумели дос- тигнуть больших успехов. Правда, они громили войска багдад- ских пашей каждый раз, когда те покидали родную почву и втор- гались на полуостров. Но на территории Ирака ваххабиты не завоевали ни одного города или селения. Здесь им пришлось ограничиться лишь набегами и сбором дани. Даже самый круп- ный набег — на Кербелу (апрель 1801 г.), — прогремевший на весь мир, закончился безрезультатно. Уничтожив сокровища шиитских мечетей Кербелы, ваххабиты вернулись назад в свои степи. После объединения Аравии, в 1808 г., ваххабиты органи- зовали большое наступление на Багдад, но оно было отражено. Так же безрезультатны были их походы на Дамаск, Алеппо и другие города Сирии. Им удавалось собирать дань с этих горо- дов; но они не смогли закрепиться здесь. В Сирии и в Ираке ваххабиты сражались не хуже, чем в Омане или в Хиджазе. Они были так же организованны, дисциплинированны, храбры, так же горячо верили в свою правоту. Но в Аравии они встречали поддержку племен и пе- редовых элементов феодального класса, так как потребность в единстве страны объективно назрела, коренилась в услови- ях экономического развития; и в этом был секрет их побед. Для объединения же Сирии и Ирака с Аравией еще не было объективных предпосылок; жители Сирии и Ирака рассмат- ривали ваххабитов как чужеземных завоевателей и оказыва- ли им сопротивление, всеарабское единство было такой же далекой утопией в дни ваххабитских походов на Багдад и Да- маск, как и в те дни, когда ваххабитское движение только зарождалось. Но зато реальным результатом полувековой борьбы ваххабитов была единая Аравия. 61
Глава 1. Арабские страны Азии Завоевание Аравии египтянами. Начало войны с ваххабитами Таким образом, на заре XIX столетия воинственному эми- рату Саудидов, используя цепи интриг и кровавую агрессию, удалось присоединить к себе Хиджаз. Объединив под своей эгидой почти всю Аравию, ваххабиты достигли не только во- енной и политической победы. С утверждением в священных землях ислама решительные правители молодого государст- ва стали претендовать на религиозное лидерство во всем му- сульманском мире. Известие о взятии ваххабитами Мекки в 1803 г. и Медины в 1804 г. повергло османские власти в панику и уныние. Османов беспокоило не столько насильственное отторжение от их «Бо- гом хранимого» государства бедных полупустынных земель — это наносило их престижу и духовному авторитету сокрушитель- ный удар. Ведь в той мере, в какой падал в глазах миллионов правоверных престиж Сиятельной Порты, в такой же увеличива- лось значение и могущество новых покровителей Мекки и Ме- дины — Саудидов. Вот почему османские султаны рассматри- вали растущее ваххабитское государство как серьезную угрозу своему господству, особенно в арабских странах. Однако все их попытки подавить ваххабизм были безре- зультатны. Занятая внутренними распрями, балканскими войнами и противостоянием с Россией, Порта не могла выде- лить большую армию для борьбы с ваххабитами. Единствен- ная реальная возможность разгромить ваххабитов заклю- чалась в привлечении к этой «богоугодной миссии» Мухам- меда Али — могущественного вассала Османского султана и правителя Египта. < Утвердившись во власти в 1805 г., новый османский паша Египта приступил в первую очередь к решению насущных задач — укреплению основ своего будущего безраздельного могущества, ликвидации соперников, борьбе с мамлюкской оппозицией, защите Египта от британских притязаний, ин- тенсивным внутренним реформам. Поэтому самовластный вассал не сразу откликнулся на просьбу своего султана, но с конца 1809 г. Мухаммед Али вплотную занялся аравийскими делами и начал серьезную подготовку военной экспедиции. Желание Порты было не главной и не единственной при- чиной, толкнувшей практически независимого правителя 62
§ 2. Саудовская Аравия Египта на долгую и дорогостоящую кампанию в Аравии. Его глобальные планы включали создание собственной арабо-му- сульманской империи. Поэтому завоевание Хиджаза с его свя- щенными городами должно было стать важнейшим шагом в осуществлении этой геополитической сверхидеи. 3 сентября 1810 г. паша созвал диван^ и посланник султа- на Иса-ага в торжественной обстановке зачитал указ, о высту- плении египетских войск в Хиджаз. Однако сама экспедиция началась лишь спустя год, летом 1811 г. Во главе армии еги- петский паша поставил своего шестнадцатилетнего сына Ту- сун-бея, приставив к нему многоопытных советников. В авгу- сте 1811 г. часть войск была направлена в Западную Аравию морем с целью захвата при помощи десанта порта Янбо, а ка- валерия во главе с Тусуном выступила туда же по суше. На исходе 1811 г. сухопутные войска соединились с морскими частями, после этого Тусун повел египетскую армию на Меди- ну. Решающее сражение произошло в декабре 1811 г. у селе- ний Манзалат ас-Сафра и Джадида на пути в Мекку. Египет- ская армия, насчитывавшая 8 тысяч человек, была наголову разгромлена, потеряв более половины состава. Лишь увлечен- ность ваххабитов ограблением покинутого противником лаге- ря избавила египетскую армию от поголовного уничтожения, и остатки войск Тусуна с трудом добрались до Янбо. Неудачи первых месяцев войны не лишили египтян уве- ренности в своих силах. Вынужденную передышку они ис- пользовали для разложения ваххабитского тыла. Египетские агенты, не жалея денег и щедрых обещаний, сумели создать опору в хиджазских городах и привлечь на свою сторону шей- хов крупнейших бедуинских племен. При их поддержке они со свежими силами, прибывшими из Египта, перешли в на- ступление. В ноябре 1812 г. египтяне овладели Мединой, н январе 1813 г. взяли Мекку, город-оазис Таиф и ключевой красноморский порт Джидду. По поводу поступавших из Ара- вии благоприятных вестей в Каире устраивались пышные щазднества, фейерверки и иллюминация. Мухаммед Али был осыпан драгоценными подарками, а его сын Тусун получил ранг паши Джидды. Однако даже после этих впечатляющих успехов положение египетской армии нельзя было назвать благополучным. Она несла огромные потери, причем не столь- ко в ходе военных действий, сколько из-за смертности в ре- зультате непрекращающихся эпидемий, нестерпимой жары 63
Глава 1. Арабские страны Азии и голода. Когда египетский паша уже не досчитывался 8 ты- сяч человек, а ваххабиты усилили натиск на Хиджаз, осади- ли Медину и развернули партизанскую войну на египетских коммуникациях, Мухаммед Али принял решение лично воз- главить свои войска в Аравии. Мухаммед Али в Аравии (1813—1815 гг.) Мухаммед Али понимал, что если он не одержит в Аравии решительной победы, его положение в Египте пошатнется. Нисколько не обескураженный преследующими его неуда- чами, он начал предпринимать решительные меры для продолжения кампании. Дополнительными податями были обложены египетские феллахи, новые, подкрепления, боепри- пасы, снаряжение поступили в Джидду, ставшую главным армейским складом. Прибыло несколько сот конников из чис- ла ливийских бедуинов, преданных паше. На руку египет- скому правителю сыграла смерть энергичного эмира Сауда в мае 1814 г. Новым ваххабитским лидером стал Абдалла. В конце 1814 г. — начале 1815 г. ваххабиты сконцентри- ровали у Басальи большую армию. Здесь в январе 1815 г. про- изошло сражение, победу в котором одержало войско Му- хаммеда Али. Затем войсками паши были захвачены Ранья, Биша и после утомительного перехода египтяне вышли на красноморское побережье и овладели Кунфудой. В результа- те решительных действий превосходящих сил Мухаммеда Али ваххабиты были разгромлены в Асире и в стратегически важных районах между Хиджазом и Недждом. Это был серь- езный удар по могуществу ваххабитов на юге. Однако в мае 1815 г. Мухаммеду Али пришлось срочно покинуть Аравию и выехать в охваченный волнениями Египет. Весной 1815 г. был подписан мир. По условиям договора Хиджаз перешел под управление египтян, а ваххабиты сохра- нили за собой только районы Центральной и Северо-Восточной Аравии — Неджд и Касым. Эмир Абдалла дал формальное обещание подчиняться египетскому губернатору Медины и признал себя вассалом турецкого султана. Он также обязал- ся обеспечить со своей стороны безопасность хаджа и вернуть сокровища, похищенные ваххабитами в Мекке. 64
§ 2. Саудовская Аравия Однако условия мира изначально не устраивали ни вахха- битов, считавших их унизительными, ни Османского султа- на, жаждавшего полного разгрома Саудидского эмирата, ни самого Мухаммеда Али, который уже добился побед, «сво- рачивая ковер аравийских пустынь». Разгром ваххабитского государства В 1816 г. кровопролитная война в Аравии возобновилась. В Хиджаз была послана египетская армия, которую сопрово- ждали иностранные военные инструкторы. Во главе ее был поставлен приемный сын Мухаммеда Али-Иб^агим, полко- водец, обладавший железной волей. Он решил во что бы то ни стало, ценой каких угодно потерь, проникнуть в сердце, вах- хабизма — во внутреннюю Аравию и раздавить ваххабитское движение в самом его очаге. В течение двух лет войска Ибра- гима осаждали один за другим важнейшие центры провин- ций Касыма и Неджда. Они превращали цветущие оазисы в пустыню, разрушали колодцы, рубили пальмы, сжигали дома. Кому удавалось спастись от разящего египетского ору- жия, тот погибал от голода и жажды. При приближении еги- петских войск.население поднималось с насиженных мест и искало спасения в отдаленных оазисах. В 1817 г. в результате массированного наступления егип- тяне взяли укрепленные поселения Эр-Расс, Бурайду и Унай- зу. В начале 1818 г. они вступили в Неджд, взяли город Шакру и в апреле 1818 г. подошли к Диръие — сильно укрепленной столице ваххабитов, расположенной в центре каменистой пус- тыни Неджда. Наступил последний акт трагедии первого Сау- довского государства Аравии — битва за Диръию. Ваххабиты стекались туда для участия в последнем сражении. Собрались все, для кого ваххабизм и преданность дому Саудидов были делом жизни. 15 сентября 1818 г. после пятимесячной осады Диръия па- ла. Египтяне не оставили там камня на камне, и она исчезла с географических карт. Ваххабитский эмир Абдалла сдался на милость победителей и был казнен в Стамбуле. Во всех го- родах Неджда срыли укрепления. Египтяне торжествовали победу, и, казалось, ваххабитское государство было похо- ронено навсегда. В городах покоренного Неджда и Хиджаза 3 Э-720 65
Глава 1. Арабские страны Азии обосновались египетские гарнизоны. Но завоевателям так и не удалось подавить силы сопротивления и прочно укрепить- ся в стране. Горы и пустыни Аравии служили убежищем для недовольных и являлись очагами ваххабитских восстаний. Египтяне в Аравии (1818— 1840 гг.) В результате египетского завоевания почти вся Аравия во- шла формально в состав Османской империи; на деле она при- надлежала теперь Египту. Хиджаз был превращен в египетскую провинцию, здесь правил египетский паша, назначенный Мухаммедом Али. По его же усмотрению назначались и смещались шерифы Мек- ки, власть которых стала призрачной. Неджд управлялся египетскими наместниками. С назначен- ным Ибрагимом эмиром Машари, младшим братом казненного Абдаллаха, никто не считался. Страна была разорена и испыты- вала страшные бедствия. Повсюду царили голод и запустение. Усилились феодально-племенные раздоры. В Шаммаре, Касыме и других районах местные династии сохранили значительную долю автономии и лавировали между египетскими властями и мятежными ваххабитскими эмирами из династии Саудидов, которые не прекращали борьбы с оккупантами. Едва Ибрагим покинул Неджд, как в 1820 г. в Даръийе вспыхнуло ваххабитское восстание во главе с одним из родст- венников казненного эмира. Восстание было подавлено. В сле- дующем, 1821 г. ваххабиты восстали вновь — на этот раз более успешно. Во главе восстания стоял двоюродный дядя казнен- ного эмира — Турки (1821—1834). Он сверг поставленного египтянами правителя и восстановил ваххабитское государст- во. Свою столицу он перенес из разрушенной Даръийи в хорошо укрепленный Рийад (приблизительно в 1822 г.). Высланные против ваххабитов египетские войска погибли от голода, жа- жды, эпидемий и партизанских набегов. Мухаммед Али был вынужден ограничить оккупацию Неджда районами Касыма и Шаммара. Весь остальной Неджд был очищен от египет- ских гарнизонов. Восстанавливая свои прежние владения, ваххабиты изгна- ли в 1827 г. египтян из Касыма и Шаммара, а спустя три го- да, в 1830 г., вновь заняли аль-Хасу. 66
§ 2. Саудовская Аравия В том же 1827 г. шериф Мекки поднял антиегипетское вос- стание, но неудачно. Египтяне, потерявшие Неджд, сумели подавить это восстание и удержаться в Хиджазе. Греческие и сирийские дела отвлекали внимание Мухам- меда Али от Аравии. Однако после завоевания Сирии он ре- шил вернуть себе Неджд. В противовес Турки он выдвинул в качестве претендента на ваххабитский престол некоего Ма- шари ибн Халеда, который в 1834 г. с помощью египтян ов- ладел Рийадом, убил эмира Турки и сел на его место. Однако торжество победителя длилось недолго. Через два месяца сын и наследник Турки эмир Фейсал смелым налетом захватил Рийад, расправился с Машари и провозгласил себя главой вах- хабитского государства. Эта неудача не обескуражила Мухаммеда Али. Он решил во что бы то ни стало довести дело до конца, вторично поко- рить Неджд и выйти к Персидскому заливу. В 1836 г. круп- ная египетская армия во главе с Хуршид-пашой вторглась в пределы Неджда. Длительная и упорная борьба закончилась победой египтян. В 1838 г. эмир Фейсал был взят в плен и отправлен в Каир. Египтяне овладели Рийадом, аль-Хасой, Катифом и даже попытались захватить Бахрейн. Второе египетское вторжение в Неджд и оккупация аль- Хасы обострили и без того напряженные отношения с Англи- ей и были одной из причин Восточного кризиса 1839—1841 гг. Втянутый в серьезный международный конфликт, Мухаммед Али в 1840 г. был вынужден отозвать свои войска и очистить Аравию. Этим воспользовались ваххабиты, которые свергли эмира Халеда, привезенного в обозе Хуршид-паши, и восста- новили свою власть в Рийаде. Аравия после 1840 г. Второе государство Саудидов (1843—1865 гг.) После того как египтяне покинули Аравийский полуост- ров, страна вновь распалась на ряд областей. Но это были уже не мелкие города-государства (такая раздробленность сохра- нилась лишь в Хадрамауте и кое-где у Персидского залива), а сравнительно крупные феодальные объединения. На Красном море это были Хиджаз и Йемен; во Внутренней Аравии — ваххабитский Неджд, Касым и Шаммар; на Персидском 67
Глава 1. Арабские страны Азии заливе — Оман. За исключением Омана и Южной Аравии, все остальные районы полуострова формально находились под турецким суверенитетом. Однако Турция держала свои гар- низоны лишь в главных городах Хиджаза и в портах Тиха- мы. За пределами этих городов турецкие паши не имели ни- какой власти. На деле все феодальные государства Аравии были независимы от Порты. В Хиджазе реальная власть принадлежала, как в былые времена, шерифам Мекки. В Неджде возродилось ваххабит- ское государство. Оно охватывало почти всю Внутреннюю Ара- вию, а также аль-Хасу. Только феодалы и купцы Касыма сопротивлялись ему, отстаивая свою независимость. В то же время на севере Неджда образовался новый эмират — Шам- мар. С течением времени он окреп и вступил в борьбу с Не- дждом за гегемонию в Северной Аравии. Во главе восстановленного саудовского государства встал эмир Фейсал (1843 г.), бежавший из египетского плена. В сравнительно короткий срок ему удалось восстановить фак- тически распавшийся эмират. Правда, до прежнего могуще- ства было далеко. В 1846 г. обессиленная страна признала даже турецкий сюзеренитет, обязавшись выплачивать 10 ты- сяч талеров ежегодно в качестве дани. Далеко не были вос- становлены и прежние границы ваххабитского государства. Под властью риадского эмира находились лишь собственно Неджд и аль-Хаса. Стремление Саудидов восстановить свою власть в Касыме втянуло их в затяжную борьбу с Хиджазом. Мекканских ше- рифов отнюдь не устраивала перспектива ваххабитского гос- подства в этом важнейшем торговом центре Аравии, Да и са- мо купечество Касыма было против ваххабитской власти. Оно быстро богатело на развивающейся аравийской торговле. Ка- сымские купцы сосредоточили в своих руках значительную долю растущего товарообмена как между различными облас- тями Аравии, так и с соседними арабскими странами. Касым- ские купцы тяготились феодальными поборами и суровыми обычаями ваххабитского государства. Они выступали за са- мостоятельность своих городов-государств. Благодаря под- держке мекканских шерифов население Касыма в конечном счете успешно отражало все ваххабитские походы. В 1855 г. Фейсал даже признал независимость Анейзы и Бурейды. Дальнейшие попытки Саудидов подчинить себе касымские 68
§ 2. Саудовская Аравия города ничего не давали. Лишь временами им удавалось при- нудить их к уплате дани. В Восточной Аравии ваххабиты встречали противодейст- вие Англии. Они дважды пытались овладеть своими старыми позициями на берегах Персидского залива (1851—1852 гг. — Западный Оман, 1859 г. — Катар) и оба раза были отражены английским флотом. Наконец, в 1866 г. по англо-недждий- скому договору Саудиды отказались от попыток распростра- нить власть на Договорный Оман и Бахрейн и ограничились получением с них дани. Внутренняя жизнь возрожденного ваххабитского государ- ства была проникнута духом воинствующего фанатизма. Ре- лигиозная нетерпимость достигла крайних пределов. В сере- дине XIX в. в Неджде действовал особый трибунал ревнителей веры, который строго карал за нарушение религиозно-быто- вых предписаний. Провинившихся штрафовали и подверга- ли тяжелым телесным наказаниям. Новому государству ваххабитов не хватало внутренней сплоченности. Центральная власть была слаба. Племена под- нимали оружие не только друг против друга, но и против эмира. После смерти Фейсала (1865 г.) феодально-племенной сепаратизм дополнился династическими распрями. Наслед- ники Фейсала, который поделил Неджд между тремя стар- шими сыновьями, начали ожесточенную борьбу за едино- личную власть. Борьба претендентов и феодально-племенные междоусоби- цы ослабляли и без того непрочное ваххабитское государст- во. Этим не преминули воспользоваться турки, захватившие аль-Хасу, и шаммарские эмиры, которые боролись с Сауди- дами за гегемонию в Северной Аравии. К 1870 г. риядский эмират распался. Рост Шаммарского эмирата Среди феодальных государств, на которые распалась Ара- вия после ухода египтян, особое значение приобрел Шаммар- ский эмират. Его столицей был город Хаиль. Утвердившаяся здесь еще в 30-е годы XIX в. новая династия Рашидидов вос- пользовалась ослаблением Неджда, чтобы укрепить свою власть. Рашидиды признавали вассальную зависимость от 69
Глава 1. Арабские страны Азии Неджда, но в середине XIX в. эта зависимость стала чисто но- минальной. Как и Неджд, Шаммар был ваххабитским госу- дарством. Однако в отличие от Неджда правители Шаммара проводили политику широкой религиозной терпимости. Шаммарские эмиры Абдаллах (1834—1847) и особенно его сын Талал (1847—1868) много сделали для развития торгов- ли и ремесла. Талал построил в Хайле рынки и склады, поме- щения для лавок и мастерских. Он приглашал в город купцов и ремесленников как из соседних аравийских областей, так и из Ирака. Он наделял их всевозможными льготами и при- вилегиями. Религиозная терпимость привлекала купцов и паломников. Караваны, шедшие из Ирака, изменили тра- диционные маршруты и стали проходить в Мекку через Ха- иль, минуя фанатичный Неджд. Талал заботился об их безо- пасности. Он целиком прекратил разбои на дорогах, подчинил себе бедуинские племена и заставил бедуинов платить нало- ги. Он покорил также ряд оазисов (Хайбар, Джоуф и др.), сместил непокорных феодалов и назначил всюду своих пра- вителей. Рост торговли, политика эмира Талала привели к централизации и укреплению Шаммара. Рийадские эмиры с недовольством смотрели на рост своего могущественного вассала. В 1868 г. Талал был вызван в Рий- ад и там отравлен. Однако его государство продолжало суще- ствовать и, пользуясь поддержкой турок, вступило в борьбу с Рийадом за гегемонию во Внутренней Аравии. Джебель-Шаммар достиг пика своего могущества в прав- ление Мухаммеда Ааль Рашида (1871 —1897). В 1870-х годах были завоеваны Эль-Аль и селения в Вади-Сирхан вплоть до границ Вади-Хаурана. Продолжившийся упадок Риядского эмирата и союз с Портой позволили Мухаммеду вначале рас- пространить свою власть на города Касима, а в 1884 г. во время обострения борьбы внутри семейства Саудидов стать прави- телем всей Центральной Аравии. На весь остаток XIX в. Джебель-Шаммар как бы перехва- тил власть у эмирата Саудидов. Однако этот эмират не смог сыграть роль устойчивого государственного объединения. Ос- нованный на преобладании шаммаров, он рассматривался дру- гими группами населения не как надплеменная общеаравий- ская власть, а как орудие для господства одной племенной конфедерации над другими. Попадая в конце XIX в. во все большую зависимость от Османской империи, Джебель- 70
§ 2. Саудовская Аравия Шаммар становился проводником турецкого влияния на по- луострове, поэтому недовольство и возмущение аравийских арабов турецким правлением и политикой распространялись на хаильских эмиров. Великобритания, укрепляясь на побе- режье Персидского залива и препятствуя турецким попыт- кам восстановить утраченные позиции, стала поддерживать соперников Джебель-Шаммара. Наконец, после смерти Му- хаммеда Ааль Рашида правящая семья, погруженная в рас- при, не смогла выдвинуть ни одного сильного и энергичного правителя. А вот в клане утративших власть и земли Сауди- дов в 1880 г. родился очередной внук бывшего эмира Фейсала Абдальазиз. С юных лет, проживая в эмиграции в Кувейте, он стал готовить себя к роли будущего вождя. На грани XIX и XX столетий он возглавил клан в борьбе за создание третье- го государства Саудидов — Королевства Саудовской Аравии. 71
Кувейт (Курейн) в XVI—XVII вв. К началу нового времени северо-восток Аравийского полу- острова (где позже возникнет эмират Кувейт) носил название Курейн. Там властвовали шейхи могущественных местных арабских племен бени халед, бени хаджар, бени мутейр, бени кааб и др. В начале XVI в. в районе Персидского залива появились первые европейские колонизаторы — португальцы. Обладая преимуществом в вооружении, они покорили Бахрейн и все западное побережье Залива, однако подчинить Курейн, насе- ление которого объединилось вокруг племени бени халед, пор- тугальцам не удалось. В борьбе против колонизаторов вожди бени халед опирались на поддержку Османской империи, ко- торая стремилась вытеснить Португалию из района Залива и установить там собственное господство. Тем не менее, на протяжении XVI в. шейхам племени бени халед удавалось сохранить независимость эмирата Курейн и от посягательств турок, хотя последние оккупировали несколько раз его тер- риторию и соседние с ним районы. В начале XVII в. ситуация в Курейне значительно ослож- нилась вследствие начавшегося проникновения в Персидский залив новых европейских захватчиков — Англии, Франции и Голландии, пришедших на смену Португалии. Кроме того, притязания на этот район выдвинул и сефевидский Иран. В результате борьбы между этими державами, закончившей- ся разделом Залива на «сферы влияния», Курейн в середине XVII в. попал под контроль турок и был включен вместе - с восточноаравийской областью Эль-Хаса, Южным Ираком и Бахрейном в состав басрийского вилайета Османской им- перии (впоследствии на этом факте основывались претензии на Кувейт со стороны властей Ирака). Турецкая оккупация не означала полной ликвидации самостоятельности эмирата 72
§ 3. Кувейт Курейн, В годы правления шейха Баррака аль-Хамида (1669—1682) эмират значительно окреп. В 1680 г. был осно- ван укрепленный портовый городок Эль-Кувейт, который в дальнейшем дал название всей стране. После смерти Бар- рака в годы правления его брата шейха Мухаммеда аль-Ха- мида (1682—1691) арабские племена Курейна предприняли попытку изгнать турецких захватчиков со своей территории, но потерпели поражение и вновь были вынуждены признать власть османских султанов. Возникновение эмирата Кувейт При шейхе Саадуне аль-Хамиде (1691 —1722) в эмирате Курейн установились политическая стабильность и экономи- ческое процветание. В 1716 г. в Курейн прикочевало в поис- ках новых пастбищ племя бени атбан, покинувшее родные места в Неджде. Именно с бени атбан и связывается начало истории современного Кувейта. Такие крупные роды племени бени атбан, как ас-Сабах, алъ-Халифа и алъ-Джалахима, по- селились в городке Эль-Кувейт. Переход этих родов к оседло- сти в совершенно новом для них месте был далеко не легким. Отношения между пришельцами и коренными жителями с самого начала были напряженными. Положение усугубилось тем, что после смерти Сааду на аль-Хамида в годы правления шейхов Али аль-Хамида (1722—1736) и Сулеймана аль-Ха- мида (1736—1752) в эмирате началась ожесточенная борьба за власть, в которой приняли участие все племена, ранее подчинявшиеся бени'халед, Одновременно участились набеги со стороны арабских племен, населявших соседние с Курен- ном районы. Эти факторы предопределили падение в середине XVIII в. эмирата Курейп и исход племени бени халед в Эль- Хасу. Среди глав ведущих родов племени бени атбан возникли разногласия, в результате которых род аль-Халифа переко- чевал на полуостров Катар, а род алъ-Джалахима вернулся в глубь Аравии. В Кувейте остались род ас-Сабах и ряд менее значительных родов (аз-Заид, алъ-Муавида, алъ-Гапим., аль- Халид и др.). Первый избранный правитель Кувейта шейх Сабах ибн Джабер ас-Сабах (1756—1762) на основе объединения всех 73
Глава 1. Арабские страны Азии племен, проживавших па территории современного Кувейта, создал эмират Кувейт. При этом значительная часть населе- ния государства сосредоточилась в городе Эль-Кувейте и его окрестностях. В 1760 г. вокруг города была построена стена. К тому же времени относятся первые упоминания европей- цев о Кувейте как о важном морском торговом пункте. В последней четверти XVIII в. Кувейту неоднократно при- ходилось отстаивать независимость в борьбе с ваххабитами, которые сформировали крупное войско и под знаменем «свя- щенной войны» за «чистоту ислама» обрушились на побе- режье Персидского залива. Ваххабиты сумели захватить Эль-Хасу, Оман и Бахрейн. В 1793 и 1797 гг. они предприня- ли завоевательные походы против Кувейта. Однако благодаря решительному сопротивлению местного населения Кувейт не был включен в состав создаваемого государства Саудидов. В тот период в районе Персидского залива активизирова- лись англичане, которых Кувейт давно привлекал своим выгодным географическим положением. Первое судно анг- лийской Ост-Индской компании появилось в Эль-Кувейте в 1776 г. В следующем году англичане, воспользовавшись внеш- неполитическими трудностями Кувейта, добились от эмира Абдаллы ибн Сабах ас-Сабаха (1762—1812) согласия на уста- новление дружественных отношений с Англией. В 1793 г. в Эль-Кувейте была основана первая английская фактория. Захватнические действия в районе Персидского залива анг- личане обосновывали необходимостью защиты от французов своих колониальных владений в Индии. Поводом для этого послужил египетский поход Наполеона (1798—1801). Анг- лия начала создавать в зоне Залива сеть опорных пунктов и морских баз. Еще одной причиной активности британской политики в регионе было быстрое возвышение государства Саудидов. Его выход к побережью Залива ставил под угрозу интересы Ост-Индской компании, стремившейся монополи- зировать торговлю с Ираном и подчинить своим интересам арабские княжества. В первой половине XIX в. Англия спровоцировала в рай- оне Персидского залива целую серию локальных войн, в ко- торых принимали участие ваххабиты, египтяне, иранцы, пра- вители арабских княжеств. В результате англичане сумели навязать некоторым княжествам неравноправные договоры, например, в 1839 г. договор с Маскатом, к которому затем 74
§ 3. Кувейт присоединились правители Бахрейна, и договор 1853 г. с шей- хами Пиратского берега, после чего этот район стал имено- ваться Договорным Оманом. Кувейт длительное время оставался в стороне от этих со- бытий, умело уклоняясь от предложений Англии о заклю- чении договора и не идя на соглашения ни с ваххабитами, ни с турками, ни с иранцами. Особенно сильному нажиму ку- вейтские шейхи подвергались со стороны Великобритании и Османской империи, в состав которой формально входил Кувейт (современные кувейтские историки пытаются отсто- ять факт лишь духовного подчинения Осмаским халифам). В частности, в 1859 г. британский политический резидент Персидского залива (Ост-Индская компания была ликвидиро- вана в 1858 г. и делами этого района занимались уже британ- ские колониальные власти в Бомбее) вновь поставил перед кувейтским эмиром Сабахом ибн Джабером ас-Сабахом (1859— 1866) вопрос об официальном оформлении «союзных» отноше- ний, после того как английский флот оказал ему действенную помощь в отражении Саудидов. Кувейтский правитель вновь от- ветил решительным отказом. Более того, пришедший ему на смену эмир Абдалла ибн Сабах ас-Сабах (1866—1892) принял в 1871 г. участие в турецкой военной кампании против Саудидов, в результате которой османы захватили все побережье Персид- ского залива. В награду за содействие и лояльность кувейтский эмир был щедро награжден и официально признан наместни- ком султана в Кувейте. Однако ставка кувейтских эмиров на Турцию оказалась несостоятельной. Османская империя всту- пила в полосу глубокого социально-экономического и политиче- ского кризиса, внешним проявлением которого было поражение турок в войне с Россией (1877—1878). В этих условиях англичане вынудили турецкого султана Абдул Хамида признать за ними роль «гаранта порядка» в Персидском заливе, были подписаны новые вассальные договоры Англии с Бахрейном и Катаром. На повестке дня вновь встал вопрос о Кувейте. Положение ос- ложнилось тем, что с начала 1880-х годов Кувейт оказался в центре внимания Германии, Франции, России, стремившихся также получить доступ к Персидскому заливу. Германия с по- мощью Османской империи получила в 1888 г. концессию на строительство железной дороги Берлин—Багдад—Эль-Кувейт. Не желая потерять монопольное влияние в зоне Залива, Англия вновь усилила нажим на Кувейт. 75
Глава 1. Арабские страны Азии Установление британского протектората Воспользовавшись осадой Эль-Кувейта войсками Ибн ар- Рашида, эмира Джебель-Шаммара и врага Саудидов, анг- личане вынудили эмира Мубарака ибн Сабах ас-Сабаха (1896—1915) согласиться на установление британского конт- роля над Кувейтом. 23 января 1899 г., был заключен тайный англо-кувейтский договор. Этот документ обязывал Мубара- ка и его преемников не допускать на территории эмирата пре- бывания агентов или представителей иностранных держав без согласия английского правительства. Эмиру также не разре- шалось продавать, передавать в аренду и предоставлять в виде концессии какую-либо часть своей территории правительст- вам или подданным иностранных держав без санкции на то Великобритании. Со своей стороны англо-индийские власти установили Мубараку ежегодную субсидию в 15 тыс. рупий (1 тыс. ф. ст.) и согласились с требованием эмира, чтобы дого- вор действовал на всей территории, принадлежавшей Мубара- ку, включая те земли, которыми в тот момент распоряжались подданные других держав. Англия взяла на себя обязатель- ство защищать территорию эмирата. Этот пункт фактически превращал Кувейт в английский протекторат. Англо-кувейтское соглашение вскоре стало достоянием гласности и привело в 1901 г. к «кувейтскому кризису», вы- званному нежеланием Англии согласиться с намерением Гер- мании довести до Эль-Кувейта Багдадскую железную дорогу. Германия ответила резким протестом, который поддержали Франция и Россия. Под их давлением Порта двинула в район Нижнего Евфрата войска. Англия ответила направлением к берегам Кувейта военной эскадры, дав понять, что йе на- мерена поступаться своими интересами в Кувейте. Вскоре в сентябре 1901 г. британское правительство вынудило Порту подписать англо-турецкое компромиссное соглашение о ста- тус-кво в Кувейте. Турция сохранила формальный суверени- тет над Кувейтом, а Англия подтвердила свои права на эми- рат, обретенные по договору 1899 г. Однако соглашение не положило конец «кувейтскому кризи- су». В декабре 1901 г. Порта в ультимативной форме потребова- ла от Мубарака подтвердить неотъемлемую принадлежность Ку- вейта Османской империи, согласиться на размещение в стране турецкого гарнизона, учреждение таможни, контролируемой 76
§ 3. Кувейт османскими чиновниками, и т. д. Кувейтский эмир отклонил требование Абдул Хамида. В сложившейся критической си- туации Англия в соответствии с договором 1899 г. высадила в Кувейте десант. Возникла угроза англо-турецкого столкнове- ния. Однако в результате переговоров в декабре 1901 г. стороны договорились сохранить статус-кво в Кувейте. Тем не менее, британская экспансия в эмирате и в целом в районе Персидского залива продолжалась. Осенью 1903 г. ви- це-король Индии лорд Керзон, совершая инспекционную поезд- ку по Персидскому заливу, демонстративно посетил Кувейт, чем дал понять Германии, Франции и России, что Англия готова отстаивать свои права на Кувейт. Эта поездка, в ходе которой Керзон побывал также в Маскате, Шардже, Бендер-Аббасе, Бу- шире и на Бахрейне, красноречиво свидетельствовала о стрем- лении британских властей превратить Персидский залив в «анг- лийское озеро». В английских правительственных кругах его даже стали называть «керзоновским озером». 77
Борьба западных стран, Османской империи и Ирана за преобладание в Бахрейнском архипелаге в XVI—XVI! вв. Бахрейнский архипелаг расположен в средней части Пер- сидского залива {Арабский залив у всех арабских народов, а на Западе во второй половине XX в. чаще всего просто Залив), у аравийского побережья в центре бухты Бахрейн. Расположенный в центре бухты Бахрейнский архипелаг включает в общей сложности более 30 островов и островков. Накануне нового времени (1487 г.) Бахрейн был захвачен султаном Омана, и под его властью он находился до начала XVI в., т. е. до появления в районе Персидского залива пер- вых европейцев. Пионерами колониальных захватов в райо- не Персидского залива были португальцы. В 1507 г. они за- хватили Маскат и Новый Ормуз, в 1515 г. проникли в Пер- сидский залив и покорили население всех бывших владений Ормуза, включая Бахрейн. Бахрейнцы мужественно защища- лись; они брались за оружие в 1517, 1521, 1529, 1534 гг. (при поддержке турок), но неизменно терпели поражение. После- дующие десятилетия были заполнены борьбой Португалии с Османской империей за господство в районе Персидского залива. На рубеже XVI—XVII вв. стало очевидным, что гос- подству Португалии пришел конец. Против нее выступали и Османская империя, и сефевидский Иран, и европейские конкуренты — Великобритания и Нидерланды. В 1602 г., обеспечив себе поддержку британской Ост-Инд- ской компании, начал наступление могучий правитель Ирана шах Аббас I (1588—1628). Борьба, целью которой был захват Ормуза и Бахрейна с последующим установлением контроля над всем районом Персидского залива, затянулась. Только в 1623 г. персам удалось овладеть Ормузом, а в 1648 г. испа- но-португальцы навсегда были изгнаны из района Персидско- го залива. Бахрейн попал под контроль Ирана. 78
§ 4. Бахрейн Иранская колонизация тяжело отразилась на Бахрейне: острова обезлюдели, населенные пункты были разрушены, оазисы зачахли; ничто не напоминало о тех временах, когда здесь сходились торговые пути. Попытка местных жителей в 30-х годах XVII в. с оружием в руках отстоять свои интере- сы ничего не дала. Во второй половине XVII в. район Персид- ского залива стал объектом борьбы, в которой приняли учас- тие Англия, Франция и Нидерланды; Ирану осталась роль свидетеля столкновения сильнейших. К началу XVIII в. Анг- лия обосновалась в Басре, Франция — в Бендер-Аббасе, Ни- дерланды — на острове Кешм; Бахрейн остался за Ираном. Борьба Ирана и Омана за Бахрейн (XVIII в.) Раздел района Персидского залива на «сферы влияния» всколыхнул местные арабские племена. Начало XVIII в. было ознаменовано вооруженными выступлениями против ино- странной колонизации, а также иранского владычества. В этих условиях началось возвышение Омана. В 1717 г. оман- ский султан Ибн Сейф II, воспользовавшийся политическим кризисом, охватившим сефевидский Иран при шахе Султан- Хусейне (1694—1722), захватил все аравийское побережье Персидского залива, включая Бахрейн. К 1720 г. Оман уста- новил контроль над всеми коммуникациями в Персидском и Оманском заливах. В течение 20 лет султанат Оман господ- ствовал в районе Персидского залива. Бахрейн, Ормуз, Кешм и другие острова были использованы им как опорные пункты в борьбе с Ираном. Только в 40-х годах XVIII в., когда Иран был вновь объ- единен усилиями Надир-шаха (1736—1747), власть оманско- го султана в районе Персидского залива пошла на убыль. В 1736 г. Надир-шах выбил из Бахрейна оманцев и присоеди- нил архипелаг к Ирану. Реставрация иранского господства на Бахрейне сопровождалась столь жестокими репрессиями, что местные жители восстали. Восстание было поддержано арабскими племенами Катара и Эль-Хасы и завершилось из- гнанием персов. Поражение не обескуражило Надир-шаха. Получив помощь от Англии, он в 1737—1738 гг. разгромил оманцев, а затем и вооруженные отряды жителей аравийского побережья 79
Глава 1. Арабские страны Азии Персидского залива. Бахрейн вновь был захвачен персами. Однако и после этого воля арабов к борьбе не была сломлена. В 1741 г., когда султан Ахмед ибн Сайд поднял восстание и изгнал персов из Омана, арабские племена всего побережья взялись за оружие. Очень скоро персы были отовсюду выби- ты, и от завоеваний Надир-шаха остался только Бахрейн. По- пытка Надир-шаха вернуть потерянное окончилась в 1744 г. провалом, несмотря на помощь Англии. Персы понесли поражение и, в конце концов, были вынуждены покинуть Бахрейн. Около десяти лет Бахрейн сохранял относительную неза- висимость, находясь под управлением местных шейхов. Но в 1753 г. он опять подвергся нападению персов. На сей раз оккупация Бахрейна персами оказалась долговременной. Во многом это объяснялось тем обстоятельством, что центром Ирана, объединенного при Керим-хане (1760—1779), стал Шираз, находящийся поблизости от побережья Персидского залива. При Керим-хане Бахрейн был колонизирован. К началу 60-х годов XVIII в. вся его экономическая жизнь контролиро- валась и определялась персами, поселившимися на его тер- ритории. Опираясь на Бахрейн, РСерим-хан планировал захват всего района Персидского залива. Однако предпринятая им попытка завоевать район Персидского залива с суши, путем организации похода через Басру вдоль аравийского побере- жья, успеха не имела. В 1779 г. Керим-хан умер. В Иране вспыхнула борьба за власть, в ходе которой персы покинули Басру. Влияние Ира- на в районе Персидского залива стало быстро ослабевать. В 1783 г. персы были изгнаны из Бахрейна — последнего их оплота в этом районе. С потерей Бахрейна закончился период борьбы Ирана за господство в Персидском заливе, который длился более 170 лет. Колонизация Бахрейна бени атбан и закладывание основ современного государства (XVII! в.) Начало истории современного Бахрейна принято связывать с появлением на побережье Персидского залива арабов пле- мени бени апгбан, руководимых такими крупными родами, 80
§ 4.Бахрейн как аль-Халифа, ас-Сабах, алъ-Джалахима. Пока еще труд- но сказать, почему арабы бени атбан, входившие в состав пле- менного союза анайза, в самом начале XVIII в. покинули Неджд и переселились на побережье Персидского залива. Из- вестно лишь, что здесь они, .заручившись покровительством вождя племени бени халед шейха Садун аль-Хамида (1691— 1722), поселились в небольшом приморском населенном пунк- те Курейн (ныне Эль-Кувейт). Переход арабов бени атбан на оседлый образ жизни был далеко не легким. Напряженными были отношения между пришельцами и коренными жителями побережья; отношения с арабскими племенами юга Ирака и запада Ирана отличались крайней враждебностью. Положение дел усугублялось раз- ногласиями, возникшими между шейхами бени атбан. В ре- зультате род аль-Халифа покинул Курейн .-и перекочевал на полуостров Катар, а род алъ-Джалахима ушел в глубь Аравии. Попав на полуостров Катар в середине 60-х годов XVIII в., подразделение племени бени атбан, руководимое родом алъ- Халифа, обосновалось в поселке Зубара, на северо-восточном побережье бухты Бахрейн. Здесь оно закрепилось, приспо- собившись к новым условиям жизни. Однако в 70-х годах XVIII в. между ним и местными кочевыми племенами воз- никли распри и шейхи аль-Халифа в поисках выхода из за- труднительного положения обратили внимание на соседний Бахрейнский архипелаг. В середине 70-х годов правитель Зубары шейх Мухаммед бен Халифа аль-Халифа (1767—1780) добился от Керим-ха- на, крайне заинтересованного в приобретении союзников сре- ди арабов, аренды на Бахрейн сроком до 1782 г. Так арабы бени атбан, являвшиеся мусульманами-суннитами, впервые появились на Бахрейне, где основная масса населения состоя- ла из мусульман-шиитов. После смерти Керим-хана жители Бахрейна восстали и изгнали пришельцев. Но в 1780 г. арабы бени атбан вновь захватили Бахрейн. Глава карательной экс- педиции шейх Ахмед бен Мухаммед аль-Халифа и его брат правитель Зубары шейх Халифа бен Мухаммед аль-Халифа объявили себя соправителями нового шейхства Бахрейн (1780—1782). После смерти брата шейх Ахмед бен Мухаммед аль-Халифа стал единоличным правителем шейхства (1782— 1796). Он фактически явился родоначальником бахрейнской 81
Глава 1. Арабские страны Азии династии шейхов аль-Халифа, которые доныне сохранили свою власть на архипелаге. Упрочение власти шейха Ахмеда происходило в весьма сложных условиях. Против него плели интриги оставшиеся в Зубаре члены рода аль-Халифа, не пожелавшие признать его независимость; местное население встретило его как за- воевателя и не спешило с признанием; извне угрожали вах- хабиты, которые в 1795 г. овладели побережьем Эль-Хасы. В конце концов шейху Ахмеду и его приближенным пришлось бежать в Зубару; здесь шейх Ахмед вскоре умер. Наследовав- шим ему соправителям Зубары и Бахрейна шейхам Сальма- ну бен Ахмед аль-Халифа и Абдаллаху бен Ахмед аль-Хали- фа (1796—1825) не сразу удалось вернуть себе архипелаг. Это в значительной степени объяснялось тем, что на Бахрейне в конце XVIII — начале XIX в. как бы скрестились интересы Маската и Омана, недждского государства Саудидов, Осман- ской империи, Ирана, наконец, Англии и Франции. Бахрейнский архипелаг, начиная с 1795 г., в течение 15 лет переходил из рук в руки. Только в 1810 г. шейхам аль-Хали- фа удалось вновь и на этот раз окончательно утвердить здесь свою власть. В это время Персидский залив стал объектом британской экспансии. Англичане, ваххабиты и египтяне на Бахрейне. Формы английского колониального присутствия (XIX в.) Стремясь к установлению в районе Персидского залива сво- его господства, Англия в начале XIX в. спровоцировала здесь целую серию локальных войн. Так, в 1800—1803 и 1805—1806 гг. султан Маската и Омана по наущению британских советников провел две морские операции против ваххабитов и их союзни- ков — шейхов Пиратского берега; в итоге в 1806 г. англичанам удалось навязать последним соглашение, которое обязывало их рассматривать Англию как «вечного» союзника. Позднее, в 1808 и в 1809 гг., объединенный англо-оман- ский флот совершил налеты на Бахрейн и изгнал оттуда вах- хабитов; их попытка вернуть себе архипелаг была пресечена новыми действиями объединенного флота в 1810—1811 гг. В результате были установлены «союзные отношения» с шей- хами аль-Халифа. 82
§ 4. Бахрейн В 1813 Г- против ваххабитов начал военные действия наме- стник Египта Мухаммед Али. В 1815 г. египетские войска, руководимые его сыном Ибрахимом, нанесли ваххабитам тяжелое поражение, а в 1817—1818 гг. разгромили их. Еги- петские войска вышли к побережью Персидского залива. Тре- бование англичан оставить побережье Эль-Хасы было отверг- нуто Ибрахимом, который, заручившись поддержкой шейхов Пиратского берега, готовился к выступлению против султа- на Маската и Омана. Англичане пошли на крайние меры. В1819 г. они разгроми- ли объединенный флот шейхов Пиратского берега и высади- ли на подвластной им территории десант. Ибрахиму пришлось отказаться от похода, а затем он и вовсе ушел-с побережья Персидского залива. Англичане широко использовали достигнутый успех. В 1820 г. они навязали шейхам Пиратского берега и Бахрей- на так называемый Генеральный договор о мире, который фак- тически поставил тех в прямую зависимость от Ост-Индской компании. Выполнение соглашения стало контролироваться специальным британским политическим резидентом Персид- ского залива, обосновавшимся в Бендер-Бушире (Иран). В 1821 г. ваххабиты во главе с Саудидами вновь взялись за оружие. Они изгнали египтян из Аравии. В 1830 г. они поя- вились на побережье Эль-Хасы. «Пуритане пустыни» не стали навязывать местным жителям свои религиозные догмы; вме- сто этого они выступили с призывом к объединению в борьбе с «неверными» — англичанами. Их поддержали все недоволь- ные агрессивными действиями Ост-Индской компании. В ре- зультате англичане практически лишились тех «исключи- тельных прав», которые им давал договор 1820 г. В районе Персидского залива завязалась ожесточенная борьба между Англией — с одной стороны, ваххабитами и их союзниками — с другой. Борьба развивалась с переменным успехом. Но союз ваххабитов с местными шейхами не был прочным. Правителей Пиратского берега, Катара и Бахрей- на явно тяготили навязанные им обязательства, особенно уп- лата дани правителю Неджда. На Бахрейне, где правили шейхи Абдаллах бен Ахмед аль- Халифа и Халифа бен Сальман аль-Халифа (1825—1834), недовольство было столь велико, что им пришлось в 1833 г. отказаться от платежей в пользу Саудидов. Подобного рода 83
Глава 1. Арабские страны Азии инциденты обострили отношения между союзниками. В ито- ге Ост-Индской Компании в 1835 г. удалось склонить мест- ных шейхов подписать так называемое Первое морское согла- шение, которое практически восстанавливало «исключитель- ные права» Англии в районе Персидского залива. Правитель Бахрейна шейх Абдаллах бен Ахмед аль-Халифа (1834— 1843) не поставил свою подпись под указанным соглашени- ем, открыто приняв сторону ваххабитов. Последствия этого шага оказались весьма тягостными. В1838 г. ваххабиты потерпели поражение от войск Мухам- меда Али; египтяне захватили побережье Эль-Хасы и присту- пили к подготовке вторжения на Бахрейн. Действия египтян вызвали недовольство в Тегеране, где Бахрейнский архипе- лаг традиционно считался иранской территорией; в резуль- тате острова были оккупированы иранскими войсками. Шейх Абдаллах обратился за помощью к Англии, чей флот курсировал в Персидском заливе ввиду англо-иранского кон- фликта из-за Герата (1838—1841). Англичане, разумеется, выступили «в защиту» суверенитета Бахрейна. По настоянию из Лондона Мухаммед Али в 1840 г. отозвал свои войска с побережья Эль-Хасы; вслед за тем персы оставили Бахрейн. От шейха Абдаллаха англичане потребовали присоединения к соглашению 1835 г. Его попытка затянуть переговоры ничего не дала. Когда же стало известно о том, что он вошел в тайные сношения с персами, его участь была решена: по настоянию британского политического резидента Персидского залива шейх Абдаллах был лишен власти и главой Бахрейна стал шейх Мухаммед беи Халифа аль-Халифа (1843—1867). Переворот в Манаме был первой попыткой англичан непо- средственно воздействовать на внутриполитическую жизнь шейхства Бахрейн. Результатом ее стало присоединение Бах- рейна к договору 1847 г., который заменил собой все предшест- вовавшие соглашения Англии с правителями шейхств Вос- точной Аравии. Договор 1847 г. настолько упрочил положение Англии в Восточной Аравии, что вскоре после его ратификации парламентом британский политический резидент Персидского залива официально предложил шейху Мухаммеду признать про- текторат Англии над Бахрейном. Вопреки ожиданиям прави- тель Бахрейна постарался уклониться от британской «опеки». Он начал переговоры с губернатором Фарса и турецким прави- телем Басры. Переговоры ничего не дали. 84
§ 4. Бахрейн В конце концов, британское правительство односторонним актом объявило о введении «благожелательного надзора» над островами и их населением, что по существу означало про- возглашение протектората с той лишь разницей, что пока пра- ва Англии на Бахрейн никем не признавались, кроме самих англичан. Шейху Мухаммеду и его окружению ничего не оставалось делать, как смириться, тем более что вскоре «благожелатель- ный надзор» Англии распространился на все «союзные» ей шейхства Восточной Аравии (включая Маскат и Оман). От- ныне Англия брала на себя «бремя» по поддержанию в этом районе мира и порядка; в ее компетенцию вошли надзор за внешними связями местных шейхств и их экономическим раз- витием. Во второй половине XIX в. Англия постаралась закрепить за собой господство в районе Персидского залива. К числу наи- более значительных актов этого периода следует отнести дого- вор о «вечном мире», заключенный британским правитель- ством с шейхами Договорного Омана (с 1853 г. так стали называть «Пиратский берег»). Подписанный в начале мая 1853 г. договор предоставлял британскому резиденту право карать любых «нарушителей» мира в Персидском заливе. В сочетании с договором 1847 г. этот документ утверждал под- судность шейхов Договорного Омана главе британской поли- тической администрации. Шейх Мухаммед отклонил предложение присоединиться к договору 1853 г. Однако на сей раз, он столкнулся с непре- клонной волей колонизаторов. Надеяться на помощь извне не приходилось: Иран был поглощен борьбой против бабид- ского движения (1848—1852), а затем новым конфликтом с Англией из-за Герата (1856—1857); Османская империя увязла в кризисе, вызванном Крымской войной (1853—1856); Маскат и Оман давно сами утеряли возможность действовать самостоятельно. В результате шейху Мухаммеду и его советникам из числа старейшин рода аль-Халифа пришлось уступить. В середине мая 1856 г. они подписали с Англией новый договор. Хотя договор 1856 г. официально именовался договором «о более эффективных мерах по ликвидации работорговли», он ут- верждал те же нормы взаимоотношений между Англией и Бахрейном, какие ранее были утверждены между Англией 85
Глава 1. Арабские страны Азии и Договорным Оманом. Кроме того, Англия выговорила себе и экономический контроль над Бахрейном (в частности, пра- во на самостоятельную эксплуатацию жемчужных отмелей). Полная зависимость Бахрейна от Англии стала реальным фактом, хотя британские власти при каждом удобном случае подчеркивали, что они «признают и уважают» суверенитет шейхства и рассматривают шейха Мухаммеда только как сво- его «союзника». «Союзные отношения» практически означали участие Бах- рейна во всех политических акциях Англии в районе Персид- ского залива. Первым свидетельством этого явились события конца 50-х годов XIX в. Период правления враждебного англичанам ваххабитско- го эмира Фейсала ознаменовался ожесточенной борьбой за гос- подство в Аравии между сторонниками Саудидов и правите- лей Шаммара Рашидидов. Первые временно одержали победу и в 1859 г. захватили Эль-Катиф. Отсюда они решили нанести удар по Бахрейну, ставшему оплотом британского колониа- лизма в районе Персидского залива, и с этой целью офици- ально поддержали свергнутого шейха Абдаллаха. Попытка захвата архипелага не удалась. В ответ англичане при поддержке шейха Мухаммеда ок- купировали порт Даммам. Бахрейн оказался втянутым в войну; более того, он был вовлечен в конфликт с Османской империей, считавшей Даммам «наследным владением султа- на», и с Ираном, порицавшим любые сепаратные действия Бахрейна как части своей территории. Шейх Мухаммед, встревоженный недовольством подданных, решил смягчить отрицательные последствия своего участия в военных операциях англичан. В 1860 г. он направил шаху Ира- на секретное послание, в котором выразил готовность признать себя губернатором Бахрейна, если с него будет снята британ- ская «опека». В Иране, воевавшем в это время с Англией из-за Герата, послание было встречено холодно; зато в Бомбее, куда была доставлена его копия, оно вызвало серьезное беспокойство. По указанию из Лондона бомбейское правительство соста- вило текст англо-бахрейнской конвенции, которую шейх Му- хаммед был вынужден подписать в конце января 1861 г. Кон- венция 1861 г. подтверждала все ранее заключенные между Англией и Бахрейном договоры и соглашения и возлагала на шейха Бахрейна ряд новых обязательств. 86
§ 4. Бахрейн Ему запрещалось нарушать «мир и спокойствие» в районе Персидского залива, принимать участие в междоусобных кон- фликтах, заниматься пиратством. Все конфликты с соседни- ми шейхствами он обязывался передавать на рассмотрение британскому политическому резиденту. Английским поддан- ным разрешалось жить в шейхстве; их статус определялся утвержденным конвенцией режимом капитуляций. В эконо- мической части конвенция провозглашала приоритет Англии во внешней торговле Бахрейна, подтверждала ее право на са- мостоятельную эксплуатацию жемчужных отмелей. Со своей стороны Англия брала на себя обязательство оборонять Бах- рейн от «внешней агрессии». Практически это означало при- знание за Англией права, в любой момент направлять к Бах- рейну боевые корабли с десантными войсками, учреждать там военные базы с гарнизонами. Реально Бахрейн потерял суверенитет, но шейх Мухаммед, видимо, не понимал этого. В 1863 г. возник катаро-бахрейн- ский территориальный конфликт; в 1867 г. он перерос в воо- руженную борьбу. Обе стороны считали ее внутренним делом и не пожелали обращаться за содействием к британскому по- литическому резиденту Персидского залива. В конце концов, последний получил предписание «навести порядок» в Вос- точной Аравии. Поскольку Бахрейн явно одерживал победу, в глазах англичан его вина была более серьезной. В итоге в конце 1867 г. шейх Мухаммед был отстранен от власти. Правителем Бахрейна стал шейх Али бен Халифа аль-Ха- лифа (1868—1869). Под диктовку британских «советников» шейх Али подтвердил все положения конвенции 1861 г., а в сентябре 1868 г. поставил свою подпись под мирным бах- рейнско-катарским договором. При этом британский резидент склонил правителя Катара к признанию «союзных отноше- ний» с Англией, от чего он уклонялся все минувшие годы. Новое вмешательство Англии во внутренние дела Бахрей- на вызвало возмущение. С протестом выступил Иран. Во многих шейхствах Восточной Аравии началось движение в поддержку изгнанного шейха Мухаммеда, который бежал в Эль-Катиф и там установил связи с представителями Ос- манской империи. В самом Бахрейне вспыхнуло восстание; в январе 1869 г. шейх Али, один из его сыновей и наиболее активные сторонники были убиты; повстанцы во главе с при- бывшим на Бахрейн шейхом Мухаммедом утвердились 87
Глава 1. Арабские страны Азии в Манаме и Мухарраке. Но в сентябре 1869 г. к Бахрейну подошла британская эскадра. Манама подверглась бомбар- дировкё, десант морской пехоты завершил операцию. Шейх Мухаммед и четыре его ближайших сподвижника были схва- чены, вывезены в Бомбей и заключены там в крепость. Пра- вителем Бахрейна стал шейх Иса бен Али аль-Халифа (1869— 1932). Экспансия Англии на Бахрейне осложнила положение в районе Персидского залива. Среди арабских племен Вос- точной и Южной Аравии участились антианглийские выступ- ления. Иран опротестовал действия Англии. Активизировала свои действия Османская империя, войска которой в 1870 г. оккупировали Эль-Хасу, а в 1871 г. — полуостров Катар. Лон- дон не отступил. В середине 1871 г. он официально уведомил правительства европейских стран о том, что английский пар- ламент решил установить протекторат над Бахрейном. Далеко не все правительства выразили согласие признать эту акцию законной. Тем не менее, Бахрейн вошел в состав крупнейшей в мире колониальной империи. На островах началось движение неповиновения, которое получило поддержку как Османской империи, так и Ирана. В 1874 г. бахрейнцы восстали, но восстание было вскоре подав- лено британскими войсками. В 1875 г. волнения возобнови- лись. Правительство Британской Индии направило к Бахрей- ну эскадру и издало приказ о постоянном пребывании в его территориальных водах английских военных кораблей. Од- новременно оно начало переговоры с шейхом Исой. Правитель Бахрейна принял британские требования, но дело затянулось из-за беспорядков на Бахрейне. Только в де- кабре 1880 г. шейх Иса поставил свою подпись под «Первым исключительным соглашением». Новое соглашение запреща- ло правителю Бахрейна вступать в переговоры с третьей дер- жавой, допускать на острова торговых и иных представителей европейских стран, давать согласие на учреждение в шейхст- ве дипломатических или торговых представительств, раз- решать открывать здесь угольные станции для снабжения неанглийских судов топливом. По всем важнейшим политиче- ским вопросам правитель Бахрейна обязан был консультиро- ваться с правительством Англии через ее представителей на местах. Специальный документ подтвердил исключительные права Англии во внешней торговле Бахрейна, в эксплуатации 88
§ 4. Бахрейн его природных богатств. Фактически это был договор о при- знании шейхом Бахрейна британского протектората. В данном случае Англия уделила основное внимание не пре- тензиям Турции или Ирана на Бахрейн, а угрозе проникнове- ния на архипелаг европейских конкурентов. В этом был свой смысл: Иран отнесся к очередной акции Англии очень вяло; переживавшая кризис Турция и вовсе отступила, передав Анг- лии «все полномочия» по поддержанию «порядка» в Персид- ском заливе; в то же время Германия, Франция, США, Россия и Нидерланды не скрывали интерес к району Персидского за- лива и прилегавшим к нему странам. Объективными усло- виями усиления конкурентной борьбы держав на Ближнем и Среднем Востоке, в частности в районе Персидского залива, были мировые кризисы 1882 и 1890 гг. и усиление процесса неравномерности развития капитализма. Англия в это время утеряла промышленную монополию, ус- тупив первенство сначала США, затем Германии. Почувствовав силу, немцы начали наступление: в 1891 г. состоялись немецко- турецкие переговоры о продлении Анатолийской железной до- роги до Багдада. Одновременно стал ощущаться возрастающий интерес к Персидскому заливу у России и Франции. Лондон отреагировал укреплением позиций в районе Пер- сидского залива. В 1888—1889 гг. англичане расширили свои «исключительные права» в экономической жизни Бахрейна (в частности, подчинив своему контролю местную таможню); в марте 1891 г. они заставили султана Маската и Омана под- писать соглашение, означавшее признание им британского протектората; в марте 1892 г. по их настоянию правитель Бах- рейна шейх Иса подписал «Последнее исключительное согла- шение». В соответствии с соглашением 1892 г. Бахрейн полностью лишался самостоятельности. Его правитель обязывался «не уступать, не продавать, не закладывать и не отчуждать иным способом любую часть своей территории никому, кроме бри- танского правительства». Соглашение 1892 г. представляло собой часть коллективного договора, подписанного несколь- кими месяцами ранее правителями Договорного Омана и Ка- тара. Англия превращала Восточную и Южную Аравию в ко- лонию по системе «разделяй и властвуй». Подвластные ей шейхства, султанаты и т. д. были изолированы друг от друга, и между ними были посеяны семена раздора; все они были 89
Глава 1. Арабские страны Азии поставлены во враждебный лагерь по отношению к Ирану и Турции, а также к государству Саудидов. Возможные спор- ные вопросы между протекторатами и перечисленными стра- нами должны были решаться только с помощью Англии. Бахрейн в конце нового времени И все же полностью изолировать район Персидского зали- ва Англии не удалось. Во второй половине 90-х годов XIX в. здесь стали появляться иностранные представительства, сю- да зачастили торговые и даже военные корабли европейских государств. Продолжали выдвигаться проекты строительст- ва железных дорог к побережью залива. Все это заставляло Лондон проводить жесткую политику. Поскольку проекты строительства железнодорожных маги- стралей чаще всего предусматривали доведение их до Кувей- та, англичане в 1895 г. оказали на правителя Кувейта шейха Мухаммеда ибн Сабах ас-Сабаха (1892—1896) давление, с тем, чтобы он согласился на «союзные отношения», т. е. практически на признание британского протектората. Шейх Мухаммед отказался подчиниться диктату англичан. В 1896 г. он был свергнут. Власть в Кувейте перешла к шейху Мубара- ку ибн Сабах ас-Сабаху (1896—1915). Самоуправство британ- ских колонизаторов вызвало протесты (особенно со стороны Германии), но они упорно продолжали проводить в жизнь « оборонительные » мероприятия. В частности, англичане навязали правителю Бахрейна шейху Исе в апреле 1898 г. запрет участвовать в торговле ору- жием, подобные обязательства были вынуждены подписать правители Катара и Договорного Омана. Одновременно анг- личане принимали все меры к тому, чтобы упрочить надзор за протекторатами, в число которых в 1899 г. вошел и Ку- вейт. Во всех событиях, происходивших в районе Персидского залива на рубеже XIX—XX вв., Бахрейну уделялась особая роль. Это объяснялось тем, что Бахрейн уже входил в систе- му «обороны» британской колониальной империи наряду с Гибралтаром, Мальтой, Кипром, Суэцем, Аденом, Сокотрой, Сингапуром. До 1900 г. представители британской политиче- ской администрации осуществляли контроль над Бахрейном 90
§ 4. Бахрейн в основном методом инспекционных наездов; с 1900 г. Ма- нама стала местом постоянного пребывания британского политического агента, в руки которого постепенно начали переходить бразды правления шейхством. На территории ар- хипелага была создана военно-морская база; здесь же были расквартированы военные подразделения Британской Индии. Пользуясь этим, англичане прибрали к рукам транзитную торговлю шейхства, засели в местном таможенном управле- нии, захватили все фрахтовые операции, сделали практиче- ски невозможным учреждение на Бахрейне любых иностран- ных представительств и добились максимального упрощения формальностей, связанных с открытием здесь представи- тельств английских торговых и финансовых*компаний. По- следние использовали Бахрейн в роли торгово-транзитного центра, через который стали проникать на рынки государст- ва Саудидов, Ирана и Ирака. Политическое закабаление Бахрейна и его экономическое ограбление сильно осложнили отношения между англичана- ми и местным населением, численность которого в 1900 г. оценивалась в 70 тысяч человек. Колониальной администра- ции и раболепствующей перед ней местной правящей элите все чаще и чаще приходилось обращаться к авторитету бри- танской военщины, когда возникала необходимость поддер- жать «порядок». С 1904 г. решение всех вопросов не только внешней, но и внутренней политики (исключая религиозные) перешло в компетенцию британского политического резидента Персид- ского залива. Грань XIX и XX столетий ознаменовалась в райо- не Персидского залива резким обострением антианглийских настроений, серьезным недовольством английской политикой в Аравии, Иране и Турции; обострением межимпериали- стической борьбы за гегемонию в Персидском заливе, ареной для которой стали и острова Бахрейнского архипелага. 91
|< ? Катар История Катара до XVI в. Впервые страну «Катар» упоминает в своих трудах рим- ский историк Плиний Старший (I в. н. э.). Однако история цивилизации на этом полуострове уходит в гораздо более древ- ние времена. Благодаря выгодному географическому положе- нию на пересечении морских торговых путей, полуостров Ка- тар был заселен еще в глубокой древности. Археологические находки свидетельствуют о существовании там высокоразви- той культуры с конца IV тыс. до н. э. Засушливый пустын- ный климат не был благоприятен для развития земледелия1. Жители полуострова издревле занимались ловлей жемчуга, всегда были отменными моряками и торговцами, совершали далекие плавания вдоль берегов Аравийского полуострова и Ирана. Населяли Катар те же семитские племена, которые жили по всему аравийскому побережью Персидского залива. Находки на Катаре, Бахрейне и в Абу-Даби говорят о тесных связях Восточной Аравии с цивилизациями от Междуречья до долины Инда. После нескольких миграционных потоков из южной и цен- тральной частей Аравийского полуострова к концу I тыс. до н. э. Катар был населен уже кочевыми арабским племенами и входил в одно из первых арабских государств (Харакена), которое поддерживало торговые отношения со странами Юж- ной Аравии, Месопотамии и Индии. В дальнейшем Харакена распалась на мелкие княжества, попавшие в IV в. н. э. в зави- симость от Сасанидского Ирана. В VII в. жители Восточной Аравии приняли ислам и вошли в состав Арабского халифа- та. При Омейядах Катар с его портовыми городами (Аль-Би- да, Зубара и др.) стал одним из центров арабской торговли. 1 В Катаре пригодно для земледелия только 10% земель. 92
§ 5. Катар В X в. начался процесс распада Халифата, и от него отдели- лось государство карматов с центром на Бахрейне, которое при- соединило Катар, а также ряд земель на Восточноаравийском побережье. В XI в. государство карматов вступило в затяжной кризис, за которым последовал распад. Бывшие его владения стали причиной споров и вооруженных конфликтов между ха- лифатом Аббасидов и Оманом, что негативно отражалось на эко- номике прибрежных торговых центров. В XIII в. большинство княжеств Восточной Аравии попало в зависимость от Омана, а Катар, сохранивший свою самостоятельность, переживал эко- номический упадок и междоусобицы. В 1320 г. Катар и другие эмираты на южном побережье Персидского залива были за- хвачены шейхом Ормуза. В свою очередь, Ормузское государст- во распалось во 2-й пол. XV в., не выдержав напора Османской империи. Между Османской империей и княжествами Залива были установлены отношения данничества. Продолжительные междоусобицы, переходы от одного сюзерена к другому, а так- же нестабильная обстановка на берегах Персидского залива в целом замедляли социально-экономическое и политическое развитие Катара, создав почву для его захвата иноземцами. Катар в XVI—XVII вв. Начало XVI в. считают переломным периодом в истории Восточной Аравии. Именно тогда на южном побережье Пер- сидского залива в качестве колонизаторов появились европей- цы. В 1507 г. португальская армада вошла в Ормузский залив и менее чем за месяц установила контроль за всем Аравий- ским побережьем. Спустя 10 лет португальцы утвердились в Бахрейне и Катаре. Но Османская империя, вступавшая тогда в период своего расцвета, не стала так просто уступать районы, входившие в сферу ее влияния. В 1536 г. турецкий султан Сулейман Законодатель изгнал португальцев из Ка- тара. Через 10 лет, в 1546 г., турки взяли Басру и вступили в войну против Португалии за Персидский залив. Эта борьба велась с переменным успехом до конца XVI в., крайне нега- тивно сказываясь на экономике Катара: сократилась торгов- ля, пришли в упадок ремесла, которые все больше заменяла борьба против неверных, принявшая облик пиратских нале- тов на португальские и другие западные корабли. 93
Глава 1. Арабские страны Азии Европейские конкуренты португальцев — англичане и гол- ландцы — появились в районе Персидского залива в конце XVI в. Играя на противоречиях между Португалией и Ира- ном, в 1623 г. англичане руками Сефевидов изгнали порту- гальцев из их главного опорного пункта — Ормуза. Во 2-й половине XVII в. из Персидского залива были вытеснены гол- ландцы, и к концу века Англия начала покорение Восточной и Юго-Восточной Аравии. В свете таких событий в 1669 г. Турция официально объя- вила Неджд, Катар и прилегающие к ним территории своими владениями. Власть Османской империи была номинальной, ибо контролировать столь обширные и далекие от центра тер- ритории было чрезвычайно трудно. Ощутимым турецкое вла- дычество было только на побережье. Установление британского господства на побережье Восточной Аравии в XVIII -1-й половине XIX в. Значительно большее влияние на полуостров Катар и при- брежные территории оказывал Оман, к началу XVIII в. пре- вратившийся в крупнейшую морскую державу юга Персид- ского залива. К 1720-м годам правители из оманской династии аль-Йариби подчинили себе всю Юго-Восточную и Восточную Аравию, включая Катар. До конца XVIII в. Оманский имамат с переменным успехом препятствовал проникновению в Вос- точную Аравию иностранцев, в первую очередь англичан. В конце XVIII — начале XIX в., по мере упадка Ирана и Османской империи, а также разделения Омана на Внут- ренний Оман и Маскат, Британия активизирует свои дейст- вия на берегах Персидского залива. Тем временем на аравийском побережье Залива произош- ли некоторые изменения. В 1766 г. на полуостров Катар миг- рировало из Кувейта племя бану атбан, которое завладело полуостровом. В 1783 г. ветвь бану атбан аль-Халифа окку- пировала Бахрейн (также на Бахрейн переселились и другие катарские племена). При этом другая часть племени Бану Ат- бан осталась в Катаре. Заключив союз с ваххабитами, новые владыки побережья совместно с местными шейхами с новой силой развернули пиратские нападения на корабли англичан, стремясь изгнать конкурентов в торговле из Персидского 94
§ 5. Катар залива. Именно в результате этих набегов побережье Вос- точной Аравии получило в английских источниках название «Пиратский берег». Проводя политику экспансии, ваххабиты к началу XIX в. распространили свое воздействие по всей этой территории и к 1803 г. господствовали в Катаре, Бахрейне, Кувейте и княжествах Пиратского берега, а также имели влияние на арабские племена иранского побережья Залива. Англичане пытались завязать союзнические отношения с ваххабитами, однако последние ответили отказом и объяви- ли священную войну против неверных, открыто заявив тем самым свои претензии на господство в Персидском заливе. Эти планы вошли в противоречие и с интересами Маската, правитель которого Султан бин Ахмад в 1798 г. заключил договор с Англией. Начало XIX в. было отмечено,постоянны- ми военными стычками между племенами Пиратского берега и англо-маскатским флотом. Удача сопутствовала то одной, то другой стороне, пока в 1808 г. маскатские силы не были разбиты у берегов Бахрей- на и Катара. Это повлекло за собой большие потери для бри- танской Ост-Индской компании, которой Маскат предостав- лял режим наибольшего благоприятствования. Теперь же ее торговые суда захватывались, а фактории были блокирова- ны. Британские колониальные власти Индии срочно предос- тавили дополнительные силы и вступили в открытое проти- востояние с арабскими племенами. В 1809 г. вооруженный по последнему слову техники англо-маскатский флот нанес со- крушительное поражение ваххабитам и племенам побережья. Но до окончательного разгрома ваххабитскоепиратских» сил было еще далеко. В 1814—1816 гг. племена снова взяли под свой контроль навигацию в Персидском заливе и блокирова- ли доступ туда кораблей Ост-Индской компании. Большую тревогу Англии вызвало известие о разгроме вах- хабитов Мухаммедом Али и его полководцами на юге и восто- ке Аравии, а также о быстром продвижении египетских войск к Персидскому заливу. Восстановление османского влияния в зоне Залива казалось руководству Ост-Индской компании и правительству Англии гораздо большей угрозой, чем пират- ская вольница. Было решено предотвратить эту перспективу любыми средствами. В 1818 г. в Персидский залив на помощь ост-индским силам была направлена огромная военная эскад- ра, и в 1819 г. объединенный англо-индийский флот уничтожил 95
Глава 1. Арабские страны Азии морские силы противника. Были штурмом взяты опорные пункты арабов: Рас аль-Хайма, Шарджа, У мм аль-Кайван и Дубай. Разгром Пиратского берега был окончательным. Итогом мирных переговоров после окончания операции стал «Генеральный договор о мире», заключенный в январе 1820 г. между Англией и шейхами Пиратского берега. Договор обязывал «дружественных арабов» согласовывать с британ- ским резидентом1 свои коммерческие и прочие дела, помогать британским властям в борьбе с пиратством и работорговлей; виновники провоцирования военных действий объявлялись «врагами рода человеческого» с надлежащими последст- виями. Так англичане под прикрытием «борьбы с пиратст- вом» установили контроль над навигацией и торговлей в зоне Персидского залива. Фактически Договор 1820 г. был первой ступенью на пути превращения княжеств Персидского зали- ва в британские колонии. Но не все властители региона поставили подписи под Гене- ральным договором. Шейхи Катара уклонились от присоеди- нения к договору (формально Катар оставался частью Осман- ской империи). Не поставили они свою подпись и под «Первым морским соглашением», заключенным между Британией и Пиратским берегом в 1835 г., которое расширило контроль- ные функции Англии, закрепив за ней надзор за морскими промыслами (в том числе и ловлей жемчуга). Усиливая свое влияние на побережье Восточной Аравии, британцы подписывали все новые договоры с местными пра- вителями, которые постепенно увеличивали английское при- сутствие в регионе: в 1843 г. — «О прекращении военных дей- ствий на море», в 1847 г. — «О борьбе с работорговлей», в 1853 г. — «Договор о вечном мире». Последний документ утверждал фактическую подсудность шейхов Восточной Ара- вии официальному представителю Британии, английский военный флот получал право на постоянное пребывание в За- ливе и осуществление карательных операций. За проявлен- ную покорность Пиратский берег был официально переиме- нован в Договорный Оман (хотя местные жители назвали свою страну ас-Сир). В то же время правители Катара, Бахрейна и Кувейта не подписали договор 1853 г. 1 В ранг британского резидента в 1820 г. был возведен торговый пред- ставитель Ост-Индской компании. 96
§ 5. Катар Катар во 2-й половине XIX в.: между Британией и Османской империей Упорное нежелание катарских шейхов вступать в какие- либо отношения с Англией объясняется во многом тем влия- нием, которым продолжали пользоваться в этой стране вахха- биты. Формальная зависимость от Порты давала возможность ссылаться при этом на международную правовую практику. В 1-й половине XIX в. Англия мирилась с таким положением дел: контроль над странами Персидского залива нужен был ей прежде всего для обеспечения безопасности морских пу- тей в Индию. Но ситуация резко изменилась к 1860-м годам, когда роль Персидского залива возросла в связи со строительством Суэц- кого канала — нового, кратчайшего пути в Индию и на Даль- ний Восток. Египет был политически слабой страной, которая могла попасть под власть какой-либо европейской державы. Соответственно, первой задачей Британии стало овладение ка- налом. Одновременно необходимо было ускорить создание опорных пунктов в регионе, чтобы обезопасить свои владе- ния в дальнейшем. Поскольку Катар формально был турец- ким, Англия с тревогой наблюдала нарастание зависимости Порты от Германии, которая к тому же планировала строи- тельство Багдадской железной дороги. Захватив Катар, Гер- мания получила бы не только стратегический пункт в За- ливе, но и плацдарм для продвижения в глубь Аравийского полуострова. Контроль над Центральной Аравией с ее мусуль- манскими святынями давал огромные политические преиму- щества. Таким образом, катарская проблема срочно требовала решения и только одного — добиться протектората Англии над Катаром. Для проникновения в Катар британцы применили несколь- ко иные методы, чем в других странах Восточнохз Аравии. Это было обусловлено откровенным нежеланием властей Катара иметь какие-либо дела с Англией, а также особенностями об- раза жизни племен полуострова. В XIX в. основным занятием большой массы населения — племен внутренних районов Катара — было кочевое и полу- кочевое скотоводство при невозможности земледелия из-за природно-климатических условий. К середине XIX в. на по- луострове не было единого правителя, но реальной властью 4 3-720 97
Глава 1. Арабские страны Азии обладали шейхи самого многочисленного и сильного племени Бану Хаджар. В хозяйственном плане Катар зависел от Бах- рейна, который экспортировал на полуостров большую часть потреблявшихся там сельскохозяйственных продуктов и сы- рья. Помимо экономической зависимости, Катар имел и сильные племенные связи с островом. Поскольку многие племена, населявшие Бахрейн, в прошлом мигрировали из Катара, шейх Бахрейна считал часть катарских племен свои- ми подданными. Шейхи Катара это признавали и даже вы- плачивали в Бахрейн ежегодную дань. Чтобы заставить самого влиятельного катарского шейха Мухаммада бин Тани подписать договор о протекторате, бри- танцы использовали особые отношения между Катаром и Бах- рейном, на котором позиции Англии были гораздо прочнее. В 1868 г. Англия спровоцировала вооруженный конфликт между Бахрейном и Катаром, в результате которого Мухам- мад бин Тани был вынужден подписать неравноправный дого- вор. Согласно этому документу, катарский шейх был обязан не выступать против Англии и передавать спорные вопросы, возникающие между Катаром и соседними княжествами, на рассмотрение британского резидента в Персидском заливе. Но все же форма подчиненности была значительно меньшей, чем зависимость соседних княжеств. Эти действия Англии обострили ее отношения с Османской империей. В 1871 г. Катар вновь был оккупирован Портой. Мухаммад бин Тани с готовностью признал турецкий сюзере- нитет, понимая, что зависимость останется формальной. В течение 1871 г. турецкие гарнизоны разместились по всему аравийскому побережью вплоть до границ Договорного Ома- на. Захваченная территория была провозглашена «Не дждским санджаком» Османской империи. Англия, в то время уже ставшая главным акционером Ком- пании Суэцкого канала (1875 г.), не оставляла попыток подчинить Катар. Англо-индийские власти, контролируя Бах- рейн и шейхства Договорного Омана, всячески обостряли конфликты этих государственных образований с Катаром, воз- буждали антитурецкие настроения внутри страны, вплоть до организации выступлений против господства Порты. Однако новый шейх Бану Хаджир Касем бин Мухаммад не ск лонен был подписывать какие-либо новые договоры с Англией, хоть и позволял себе лавировать между Англией и Портой. Сумев 98
§ 5. Катар объединить враждовавшие доселе племена, Касем проводил самостоятельную политику и в отношении Османской импе- рии. Например, в конце 1890-х годов шейх в течение полутора лет вел с Англией переговоры о возобновлении договора 1868 г. Переговоры, однако, завершились лишь тайной договоренно- стью, по которой Касем обещал ориентироваться на «советы» англичан, а те, в свою очередь, брали обязательство поддер- жать шейха в случае открытого выступления против Турции. До своей кончины в 1913 г. Касем оставался верен избранному курсу и не согласился на английский протекторат. 99 I
§6 Оман История Омана до XVI в. Территория Омана издревле являлась одним из центров формирования цивилизаций. Наиболее ранние памятники ма- териальной культуры в Омане датируются концом III — началом IV тыс. до н. э. По данным археологии и письменных источников, в III тыс. до н. э. население внутреннего Омана (в источниках — страна Маган) вело активную торговлю ме- дью и оловом с шумерскими городами-государствами, а потом и с Аккадским царством. Известно, что оманские купцы про- ложили морской путь в Индию, заходили в порты Китая, Ин- донезии, Сомали, Мадагаскара. Находясь на пересечении тор- говых путей между Месопотамией, Индией и Африкой, Оман того периода стал неотъемлемой частью Древнего Востока. В середине VI в. до н. э. Оман был захвачен персами и пре- вращен в одну из провинций державы Ахеменидов. Персы активно участвовали в хозяйственной жизни региона и прив- несли систему ирригационных каналов, способствовавшую развитию земледелия. С этого же времени начинается мигра- ция на территорию Магана арабских племен. Миграционные процессы не прекращались до первых вв. н. э. и привели к арабизации Омана, которая сопровождалась постепенным выдавливанием персов. Еще при жизни пророка Мухаммада, в 630-х годах население Омана стало частью исламского мира. Новая религия идеаль- но отвечала потребностям сплочения арабов в борьбе против господства Сасанидского Ирана. После изгнания персов Оман стал частью Арабского халифата, достаточно удаленной от Багдада и экономически развитой, чтобы правители Омана имели возможность вести самостоятельную политику, в том числе и религиозную. С конца VII — начала VIII в. оманские племена придерживались ибадитского учения (направление 100
§ 6. Оман хариджизма), противостоящего официально!! доктрине хали- фата. Такое религиозное воплощение приняло стремление местных вождей к самостоятельности. После многих крово- пролитных конфликтов сначала с Омейядами, затем с Абба- сидским халифатом, оманцы завоевали возможность суще- ствования под началом избранной ими идеологии и власти имамов, что, однако, сопровождалось клановой и племенной борьбой за правящие позиции. В результате внутренних рас- прей политический центр региона переместился из внутрен- него Омана на побережье, в город Сохар, который превратился в крупный морской порт. Моряки Сохара стали основными посредниками в торговле между берегами Персидского зали- ва, Индией и Восточной Африкой, на территории которой оманцы владели торговыми факториями и даже целыми райо- нами (например, остров Занзибар был владением Омана и управлялся ибадитским султаном). Однако конец процветанию оманских городов положило взаимодействие двух факторов: во-первых, непрекращающая - ся борьба династий и кланов за власть и источники доходов; во-вторых — нарастающая нестабильность в регионе. Сначала вторжение на Ближний Восток мамлюкских правителей Егип- та, затем тюрок-селъждуков и, наконец, монголов подорвали традиционные экономические связи между странами бассей- на Индийского океана и Восточным Средиземноморьем. Эко- номика Омана, в основе которой была торговля, понесла огромный ущерб, который стал еще более ощутим после обра- зования Османской империи. Оман под властью португальцев (XVI —1-я половина XVII в.) Расширение Османской державы было связано с постоян- ными войнами, которые прервали на время торговлю по Be ликому Шелковому пуши, связывавшую Восток с Западом. После захвата турками Константинополя в 1453 г. европейцы были вынуждены искать новые торговые пути в Азию. Тяжелое экономическое положение и постоянные междо- усобицы значительно облегчили проникновение европейских держав на земли Омана. В 1507 г. португальская армада под началом адмирала Альфонсо де Альбукерка встала на рейде 101
Глава 1. Арабские страны Азии мыса Ра’с аль-Хадд. Менее чем за месяц португальцы, грабя и разрушая прибрежные города, подчинили все побережье и ушли в Персидский залив для дальнейших завоеваний. В ряде городов были оставлены гарнизоны, а остров Ормуз был превращен в основную базу португальцев. Межплемен- ные разногласия не позволили Оману организовать достой- ную оборону от захватчиков. В результате оккупированным оказалось не только побережье, но и владения Омана в Вос- точной Африке. Проникать во Внутренний Оман португаль- цы не стали, поскольку их держава рассматривала Оман лишь в качестве транзитного пункта на пути в Индию, не находя выгоды в подчинении глубинных территорий. Основным конкурентом Португалии в борьбе за этот важ- ный стратегический пункт стал Иран, возродившийся под вла- стью Сефевидов. Опорная база португальцев на оманском по- бережье стала важным негативным фактором в истории Ира- на, традиционно проводившего торговые операции через Оман. Португальцы возвели ряд укреплений для защиты от иранской угрозы (крепости Джаляли и Мирани), но сохра- нить свои позиции не смогли по причине малочисленности гарнизонов и отдаленного положения метрополии. Между тем, шах Ирана Аббас I, поддерживавший тесные связи со многими европейскими государствами, договорился с Англи- ей о военной помощи (кораблями) для решения португаль- ской проблемы. За эту помощь английская Ост-Индская ком- пания получила от Аббаса I право беспошлинной торговли и ряд других привилегий'. В итоге португальцы были изгна- ны с острова Ормуз, уступили Ирану большую часть своих владений и сосредоточились вокруг города Маската, через ко- торый продолжали вести торговлю. В то же время местному купечеству, морякам и корабле- строителям, потерявшим значительную часть доходов в свя- зи с португальской экспансией, удалось объединиться с пле- менной верхушкой Внутреннего Омана, также пострадавшего экономически от господства европейцев. Победы Ирана про- демонстрировали местным жителям слабость португальских гарнизонов. В 1624 г. большинство племен избрали имамом Омана Насера бин Муршида бин Султана аль-Йариби, кото- рый начал успешные военные действия против европейцев. Но клановая борьба за власть не прекращалась. На протя- жении всего правления Насер был вынужден подавлять 102
§ 6. Оман многочисленные мятежи, что отвлекало значительные силы от борьбы с португальцами. В1643 г. Насер аль-Йариби захватил важнейший с экономи- ческой и стратегической точки зрения Сохар. В 1645 г. имам решился на экстраординарный дипломатический шаг: он обратился к руководству Ост-Индской компании с предло- жением организовать в освобожденном городе штаб-кварти- ру. Это были первые контакты Омана и Англии, и они дали ощутимые результаты. К тому времени Ост-Индская ком- пания уже обладала значительным военным присутствием и экономическим влиянием в регионе, имея вооруженные эскадры в Персидском заливе и закрепившись на западном побережье Индии. Так португальцы фактически оказались в блокаде. п В 1649 г. войска имама осадили Маскат,, и только смерть Насера помешала капитуляции португальских сил. В 1650 г. Маскат был взят новым имамом, племянником Насера Сул- таном бин Саифом аль-Йариби. После этого Султан заставил сдаться военачальников в крепости Мирани, а в 1652 г. пор- тугальцы были выдворены с островов Занзибар и Пемба. Этим завершилось полуторавековое португальское присутствие в Омане. Образование Оманской морской державы Период правления Султана бин Сайфа был временем ста- бильности и быстрого экономического роста. На время прекра- тились межплеменные распри, развивалось сельское хозяй- ство, ремесло и, главное, торговля. Почти сразу после взятия оманцами Маската, купечество приступило к действиям, на- правленным на доминирование на всем восточноафриканском побережье. Эта активность подготовила основу для эконо- мической и политической экспансии Омана в Заливе и в Ин- дийском океане в целом. Через Маскат, ставший торговым центром Омана, прохо- дили товары из Индии, Йемена, стран Персидского залива, Восточной Африки. Фрукты, финики, рыба, чистокровные скакуны пользовались большой популярностью как внутри страны, так и на рынках соседних государств и приносили значительные прибыли купцам оманского побережья. Помимо 103
Глава 1. Арабские страны Азии этого, б Маскате взималась пошлина со всех проходящих араб- ских кораблей — в качестве платы за защиту от пиратов. Первые правители династии аль-Йариби последовательно проводили политику не только экономической, но и военно- политической экспансии. В правление Султана бин Сайфа, а также его сыновей Балараба. бин Султана (1679—1692) и Сайфа бин Султана (1692—1711) в состав Оманской дер- жавы были включены территории от Восточной Африки до Бахрейна, включая территорию княжеств на южном берегу Персидского залива. В 1718—1720 гг. оманцы захватили ряд островов у иранского побережья Залива, включая остров Кышм, Оманские корабли нанесли ряд поражений флоту анг- лийской Ост-Индской компании и практически закрыли для англичан вход в Персидский залив. Межклановая война и иранская оккупация. Крах династии аль-Йариби Однако процветание было недолгим. Уже при Султане бин Саифе II (1711—1719) правящая династия оказалась перед лицом существенных внутренних проблем. Основа их была заложена, когда Султан бин Сайф I передал престол своему сыну, а последующие правители продолжили практику пере- дачи власти по наследству. Закрепление принципа наследо- вания было насущной необходимостью в государстве, кото- рое стремительно превращалось в мощную морскую империю и нуждалось в укреплении власти. Но это не соответствовало порядкам религиозного течения ибадитов, согласно которым имам должен проходить процедуру избрания, и давало повод для борьбы как между членами правящей семьи, так и между племенами. Данная проблема постепенно вызревала в годы стабильности и благополучия, чтобы проявиться при первых неудачах династии. Само процветание Иарибов, большие отчисления на строи- тельство дворцов и предметы роскоши не соответствовали иба- дитским представлениям о необходимой скромности прави- теля и вызывали недовольство религиозной элиты, традици- онно обладавшей в Омане огромным влиянием. Власть же има- мов, действовавших в интересах развивающейся торговли, об- ретала все более светских характер и опиралась на приморские 104
§ б. Оман купеческие круги. Противоречия обнаружились при первом экономическом затруднении, вызванном непомерными затра- тами на строительство крепости аль-Хазм, и после смерти Сул- тана бин Сайфа II в 1719 г. раскрылись в многолетней войне между кланами и племенами. Два наследника — Моханн и Саиф бин Султан II — получили одинаковые права на пре- стол, причем одного из них избрали племена, а другого — ре- лигиозные лидеры. Последовала ожесточенная борьба за власть в клане Йарибов. Многократные перевыборы имама не прекратили войну, но привели к обесцениванию этого титу- ла. В 1723 г. силы одной из сторон пополнились племенем низар, вождем которого был Мухаммад бин Насыр аль-Гари- фи. На другую сторону встало племя йеменского происхож- дения бану хина. Вступление в борьбу таких влиятельных группировок раскололо общество на два стана: Гафири и Хинауи. В противоборстве стороны поочередно прибегали к услу- гам иранских войск, не принимая в расчет, что империя На- дир-шаха имеет свои интересы в регионе. В 1738 г. иранцы уже «без приглашения» вторглись в ослабленный клановой борьбой Оман, сопровождая свое нашествие погромами и жес- токостями по отношению к местным жителям. Набег был отбит силами одного из претендентов — Сайфа бин Султана II. Но внешняя опасность не остановила междоусобную войну. Более того, через некоторое время сам Сайф призвал иранцев на помощь, оказавшись блокированным в Маскате войсками Султана бин Муршида, его основного соперника в то время. Иранские войска освободили Сайфа, но Маскат взяли под свой контроль, после чего захватили другой жизненно важный для оманцев порт — Сохар. Помимо Омана, под властью иран- ских войск находились такие крупные стратегические и тор- говые центры, как аль-Хаса и Бахрейн. В результате братоубийственной войны в 1743 г. Оман ли- шился обоих основных претендентов на власть. Положение осложнялось иранской интервенцией. Сопротивление иран- цам возглавил бывший губернатор Сохара Ахмад бин Саид Аль Бу Саид, который сумел сохранить за собой значитель- ную часть прибрежной территории. Воспользовавшись внут- ренними трудностями Надир-шаха и применив военную хит- рость, Ахмад бин Саид возвратил утраченные земли и уничто- жил иранский гарнизон. После этих событий популярность 105
Глава 1. Арабские страны Азии и авторитет Ахмада бин Саида стали столь велики, что в 1749 г. он обрел титул имама. Так на смену аль-Йариби пришла но- вая династия Бу Саидов, правящих и в настоящее время. Социально-экономическое и политическое развитие Омана во 2-й половине XVIII в. Ахмад бин Саид (1749—1783) достиг вершин власти в труд- ный период. Многолетняя междоусобная война и опусто- шительные иранские нашествия привели экономику Омана в состояние упадка. Торговле и мореходству был нанесен ог- ромный ущерб, многие земли, составлявшие морскую импе- рию, потеряны. Свое правление Ахмад бин Саид начал с усмирения оппо- зиционных племен, которое он произвел с помощью африкан- ских рабов и белуджей. Тогда же были предприняты меры к восстановлению влияния в Восточной Африке, из которой вновь стали поступать налоги от работорговли и дань от пле- мен суахили. Ань Бу Саиду удалось наладить взаимовыгодное сотруд- ничество с Османской империей. Имам предоставил туркам свой флот для борьбы с иранским правителем Керим-ханом Зендом, а Османская империя отдала Аль Бу Саиду право та- моженных сборов в богатой Басре. Это дало Оману большую прибыль, тем более что ранее Ахмад бин Саид установил мо- нополию на торговлю кофе между Йеменом и Ираком. Во внешней политике имам занимал антибританскую позицию, с 1776 г, поддерживая дружеские связи с правителями госу- дарственного образования Майсур в Южной Индии. Между Майсуром и Оманом был заключен антибританский военно- политический союз. Имам имел небольшую, но боеспособную армию, сильней- ший неевропейский флот в Персидском заливе и Аравийском море. К моменту смерти Ахмада бин Саида Оман вновь стал активным фактором в международных отношениях стран бас- сейнов Красного моря и Персидского залива. Пользуясь раздробленностью Ирана, наступившей после смерти Надир-шаха, один из преемников имама Султан бин Ахмад установил контроль над важными стратегическими пунктами северного побережья Залива — Бендер Аббасом 106
§ 6. Оман и Ормузом, а в 1784 г. основатель Белуджистана Келат На- сыр II передал ему в дар район Гвадара в Оманском заливе. Внутренняя политика первых Бу Саидов Династия Бу Саидов стала строить отношения с элитами общества на иных основах и опираться на иные силы, чем аль-Йариби. Ахмад бин Саид, крупный купец и судовладе- лец, пришел к власти на фоне широкой популярности, но при поддержке влиятельных торговых кругов, не опираясь на тра- диционные религиозные и племенные структуры. Интересы торговых кланов перекрыли по силе влиянии племенной и религиозный факторы. Это было естественным итогом в го- сударстве, которое основные доходы получало от таможенных сборов. Этим объясняется и тот факт, что никто из Бу Саидов, кроме Ахмада и его первого преемника, не принимал титул имама. Они называли себя сейидами, а после 1861 г. ввели титул султанов. I Постепенная, в течение нескольких веков, концентрация экономической и политической жизни Омана в прибрежных районах породила серьезную проблему, которая обозначилась уже при первых Бу Саидах. Внимание к глубинным районам страны стало незначительным, что дало местным вождям воз- можность добиваться самостоятельности. Периодические де- марши внутренних племен пресекались переговорами либо силовым вмешательством. Сохранились и межплеменные противоречия, и недоволь- ство религиозной элиты принципом наследования власти. Это ярко проявилось после смерти Ахмада бин Саида, когда из- бранный имамом его сын Саид проявил себя слабым и безыни- циативным правителем. Во время восстаний, организованных его младшими братьями Кайсом и Султаном, Саид отказался от реальной власти в пользу своего сына Хамада, которому удалось расправиться с оппозицией. Формально Саид продол- жал считаться имамом и проживал в столице имамата Руста- ке. Хамад же утвердился в Маскате, фактически создав там свое государство и сосредоточившись на проблемах междуна- родной торговли. Усилия Хамада бин Саида были направлены на процветание этого направления. Купцам и морякам были ! созданы самые благоприятные условия: защита от пиратства, . 107
Глава 1, Арабские страны Азии унифицированное и невысокое таможенное обложение (сначала 6,5% стоимости товара, потом 5%). В то же время племена внутреннего Омана стали проводить самостоятель- ную политику, и имамат как единое государство реально пе- рестал существовать. Разделение Омана. Маскат в правление Султана бин Ахмада и начало английской экспансии После смерти Хамада бин Саида в 1792 г. вновь началась кровопролитная борьба за власть, которая завершилась раз- делением Омана. По договору, заключенному в Бирке в 1793 г., имаму Саиду отошел Рустак, его брату Кайсу — Сохар, а Сул- тан бин Ахмад закрепился в Маскате. Агенты Ост-Индской компании оказали деятельное содействие разделению Омана, а также избранию Султаном бин Ахмадом Маската в качестве столицы его государства. Англичане всячески поддерживали имперские амбиции правителя Маската Султана, который ну- ждался в союзниках в борьбе за восстановление морской дер- жавы, а также в непростых отношениях с имаматом Оман и внутренними племенами. Сначала Султан пытался лавировать между Англией и дру- гими колониальными державами. Теплые отношения завяза- лись с Францией, переживавшей в это время революцию, а потом и триумф Наполеона. Контакты с Францией шли через остров Маврикий, который был важнейшим пунктом работор- говли. Ост-Индская компания видела в лице Франции потен- циального конкурента на просторах Индийского океана. Оман же мог стать удачным перевалочным пунктом для Наполео- на, если бы он осуществил штурм Индии. Кроме того, весьма реальным становился тройственный союз Франции, Омана и Майсура (Франция периодически была союзником Майсу- ра, а французские офицеры помогали укреплять майсурскую армию). Поэтому Англия вынуждена была активизировать свои действия. В 1798 г. Англия смогла заключить с Маскатом первый в Персидском заливе договор. За денежную субсидию и обе- щание помощи в решении региональных проблем Султан бин Ахмад обязался: признать преимущественное право Ост-Инд- ской компании на торговлю и навигацию в заливе; держать 108
сторону Англии в международных делах; содействовать фло- ту Англии в борьбе с флотом Франции; отказывать поддан- ным Франции в пребывании на территории Маската. Но в то время Англия не планировала захвата территории Омана; анг- личане лишь защищали свои торговые пути в Индию, кото- рые подвергались французской угрозе. Слишком явное стремление Султана к гегемонии в регионе имело в итоге негативные последствия для Омана. В 17'99 г. Султан совершил поход против правителей Бахрейна, в кото- рых видел конкурентов, и принудил их платить транзитную пошлину и дань. Когда в 1801 г. Бахрейн задержал выплаты, туда снова была направлена экспедиция. Такая жесткая поли- тика послужила причиной обращения Бахрейна за помощью в эмират ад-Диръия, который под знаменами ваххабизма объ- единил многие племена Центральной Аравии. Ваххабиты изгнали маскатцев, подчинив Бахрейн государству Саудидов, а также заставив Султана бин Ахмада платить дань саудовско- му эмиру. В Маскате был размещен саудовский гарнизон. Вто- рая попытка Маската нанести удар по ваххабитам в 1804 г. завершилась разгромом маскатских сил и гибелью Султана бин Ахмада. Оманская «империя» Сейида Саида бин Султана Смерть Султана породила вакуум власти и политический кризис в стране. За два года смуты Маскат утратил почти все острова в Персидском заливе, а внутри страны усиливалось влияние ваххабитов. Для исправления положения Ост-Инд- ская компания направила в Оманский залив свою эскадру. При поддержке англичан новым правителем в 1806 г. стал Сейид Саид бин Султан, который смог нормализовать ситуа- цию внутри Омана. В правление Сейида Саида в Рустаке умер последний имам Омана Саид. Нового имама избирать не ста- ли: потребность в имамате исчерпала себя. Это обстоятель- ство способствовало утверждению абсолютной власти Сейида Саида не только в Маскате, но и в Омане в целом. Сейид Саид при активном сотрудничестве с Англией вер- нул Маскату и ряд позиций в Персидском заливе. В 1806 г. англо-маскатский флот блокировал Пиратский берег. Шей- хам было навязано соглашение, по которому они признавали 109
Глава 1. Арабские страны Азии Англию своим «вечным союзником» и обязывались чтить пра- ва и собственность Ост-Индской компании. Конечно, данный договор далеко не знаменовал покорение Пиратского берега, но именно тогда были заложены основы системы британского господства в Восточной Аравии. И Маскат стал верным союз- ником Англии в проведении этой политики, в борьбе с мест- ными племенами и ваххабитами. С помощью англичан Сейид Саид надеялся покончить с пи- ратской вольницей на побережье, захватить новые территории и ограничить влияние ваххабитов в Восточной Аравии. Бри- танский флот действительно помог Сейиду Саиду в 1819 г. рас- правиться с пиратами; опорный пункт пиратов — Ра’с аль- Хайма — перешел к Маскату. Но на этом «равноправное сотрудничество» закончилось: Англия заключила договоры с прибрежными племенами и уже не имела необходимости действовать против них совместно с правителем Маската. Та- ким образом, планы, которые Сейид Саид связывал с Англи- ей, не реализовались. Более того, британцы стали оказывать на него все большее давление, требуя запретить работорговлю в Персидском за- ливе, которая приносила немалый доход (соответствующий договор был заключен в 1822 г.). С другой стороны, францу- зы систематически топили маскатские торговые суда. Эти фак- торы вызывали недовольство тех социальных слоев, на кото- рые опирался Сейид Саид. Племена внутреннего Омана воз- лагали на него всю ответственность за иноземное вторжение и искали кандидатов на престол имама из своей среды. Влия- тельное и многочисленное племя бени бу али, контролировав- шее несколько стратегических портов, восприняло ваххабизм и сотрудничало с Саудидами. И в этом случае Сейид Саид прибег к военной помощи британцев. Теряя поддержку насе- ления, правитель Маската все больше зависел от Англии. В 1854 г. он был вынужден передать Англии под военную ба- зу главный остров архипелага Куриа-Муриа. Ухудшилось и экономическое положение в Маскате. Го- род-порт потерял значительную часть доходов после запрета работорговли. Кроме того, к середине XIX в. резко возрос ев- ропейский импорт промышленных товаров, который значи- тельно подорвал местное ремесленное производство и торгов- лю. Транзитная торговля практически полностью перешла под контроль европейского капитала. 110
§ 6. Оман Последний правитель Оманской региональной империи, Сейид Саид, прозванный потом Великим, смог до конца своей жизни сохранить формальную независимость и единство го- сударства. Но его правление совпало с периодом, когда ара- вийское побережье Персидского залива все больше стало ин- тересовать европейцев не только как транзитный пункт на восток, айв качестве потенциальной колонии. Экономиче- ская отсталость, слабое развитие государственных институ- тов, постоянно тлеющие межплеменные конфликты являлись благодатной почвой для экспансии капиталистических держав, в первую очередь Англии, которая уже обеспечила себе суще- ственное коммерческое и финансовое присутствие в Омане. Оман во 2-й половине XIX в. Установление британского господства Открытая британская экспансия развернулась через неко- торое время после смерти Сейида Саида (1856 г.). Его наслед- ники, не без участия английских агентов, в 1861 г. разделили государство на два независимых султаната — в Маскате и в Занзибаре. Таким образом Англии удалось фактически положить конец Оманской державе. Потеря благополучного и доходного Занзибара, центра работорговли и производства специй, негативно сказалась на экономике Маската. Междо- усобицы усилились; попытки правителя Маската Сувайни бин Саида подавить сепаратные устремления своих братьев и дру- гих родственников-вассалов дали противоположные резуль- таты. Правитель Рустака Кайе поднял мятеж, который был под- держан саудовцами. Союзные силы мятежников и ваххабитов захватили внушительную территорию. Сувайни, терявший го- род за городом, обратился за поддержкой к англичанам. По- лучив помощь финансами и современным оружием, Сувайни начал успешно отвоевывать земли у саудовцев. Однако окон- чательной победе помешала смерть Сувайни от рук собствен- ного сына Салима, поддержанного ваххабитами. Салим бин Сувайни также не смог удержаться у власти. В 1868 г. Маскат был захвачен Аззаном, сыном рустакского правителя Кайса. Новый султан стал добиваться объедине- ния и восстановления могущества Омана. Лучшей основой для 111
Глава 1. Арабские страны Азии консолидации общества Аззан счел возрождение теократии. Он провозгласил себя имамом, и большая часть племен при- знала его в этом качестве. Такая политика не снискала под- держки британцев; прекратилось поступление финансовой и военной помощи из Англии. Однако отсутствие поддержки побудило Аззана действовать жестко и энергично. Он сумел подавить племенные противоречия и в 1869 г. изгнал из стра- ны саудовцев.» вернул ряд территорий, утраченных в преды- дущие правления. Но в элите Омана не было единства по поводу восстановле- ния имамата. Сформировалась оппозиция, которую возгла- вил Турки, брат Сувайни бин Саида. Заручившись финансо- вой поддержкой Занзибара, Турки бин Саид склонил на свою сторону несколько влиятельных племен. Началась вооружен- ная борьба, и в январе 1871 г. имам Аззан был убит в бою. Нового султана признали не все племена Омана. Он ока- зался правителем только в прибрежной полосе от Маската до Сохара. Экономика побережья переживала тогда не лучшие времена. Причиной тому стали постоянные междоусобицы, а также последствия запрета работорговли. Экономический кризис стал питательной средой для развития религиозной и племенной оппозиции. В правление Турки Маскат постоян- но подвергался атакам ибадитских формирований, боровших- ся за восстановление имамата. Активизировались и сепара- тистские настроения племенных вождей. Не имея достаточной поддержки внутри страны, Турки вынужден был просить во- енную и финансовую помощь у Англии в гораздо больших объемах, чем его предшественники. Иностранные субсидии использовались Турки для укрепления власти и территори- ального расширения своей державы. В частности, к 1888 г. он установил контроль над стратегически и экономически важным Дофаром. За время правления Турки англичане значительно рас- ширили свое присутствие в Маскате. Фактическое вхождение Омана в систему британского косвенного управления было отмечено символическими жестами англичан. Маскатский владыка стал рыцарем индийского Ордена звезды, гроссмейсте- ром которого был вице-король Индии. И тогда же англо-ин- дийское правительство официально заявило о гарантиях прав- ления Турки. Однако британская поддержка маскатского сул- тана имела четкие границы. Англия не была заинтересована 112
§ б. Оман в восстановлении единого Омана, поэтому субсидии получали и оппозиционные силы — ровно настолько, чтобы султан не стал достаточно сильным для выхода из-под британского кон- троля. Внутренний Оман при таком содействии все больше отдалялся от центра. Племена внутренних районов начали из- бирать имамов, в то время как в Маскате правил султан. Но в целом совместными усилиями Турки и англичан ситуация была стабилизирована. Турки бин Саид умер в 1888 г. Его наследник Фейсал стал первым правителем в истории династии Аль Бу Саид, при- шедшим к власти мирным путем. Новый султан проявил себя как не слишком дальновидный политик, что в итоге дало бри- танцам возможность окончательно войти в Маскат на правах метрополии. Этому немало способствовали попытки Фейсала привлечь в страну другие державы — Германию и Францию и использовать противоречия между ними. Британской дипломатии удалось вытеснить немцев из Ома- на. В 1891 г. султану Маската был навязан секретный дого- вор, по которому Великобритания окончательно устанавли- вала протекторат над Маскатом. Фейсал обязался, в частно- сти, «за себя, своих наследников и потомков не уступать, не продавать, не закладывать и не потворствовать иной форме оккупации владений или части владений Маската и Омана никому, кроме британского правительства». При подписании договора немалую роль сыграла дезинформация о «француз- ской угрозе» независимости Маската (так была представлена попытка Франции получить угольную базу в районе Бендер- Иссы). Такая форма соглашения стала нормой и навязывалась впо- следствии всем шейхствам Восточной Аравии. В 1892 г. та- кой договор с Англией были вынуждены заключить правите- ли Договорного Омана. В 1895 г. в Омане разразился политический кризис, основ- ными причинами которого стали сепаратистские настроения внутренних районов страны, а также недовольство племенных вождей откровенно проанглийской политикой Фейсала. Мя- тежные племена захватили Маскат, и султан бежал в порт Джаляли. Обращение за помощью к британским агентам не дало результата: так Англия «наказывала» Фейсала за отказ прекратить продажу огнестрельного оружия племенам на афганско-индийской границе. Тогда султан обратился 113
Глава 1. Арабские страны Азии к французам. За поддержку Фейсал предоставил французско- му флоту базу в Бендер Джисса близ Маската, нарушив та- ким образом договор 1891 г. Ответ Британской империи на этот демарш последовал быстро. В 1899 г. султану был предъ- явлен ультиматум: либо французы выдворяются из Бендер Джисса, либо дворец султана будет бомбардирован самым жес- токим образом. Фейсал уступил англичанам, ибо выбора у не- го фактически не было. Политический кризис 1895 г. стал причиной существенно- го экономического ослабления государства. В сложившейся обстановке султан вновь вынужден был обратиться к помощи Англии. Это привело к господству англо-индийского казначей- ства в финансах страны. Вследствие этих событий авторитет султана внутри страны резко снизился, и власть Фейсала дер- жалась только на английской поддержке. В XX в. Оман вступал уже в качестве протектората Брита- нии, практически во всем политически и экономически зави- севшего от метрополии. 114
§7 Формирование государства Территория Йемена простирается на юге Аравийского по- луострова и в настоящее время на большей ее части распола- гается Йеменская Республика, образовавшаяся в 1990 г. в ре- зультате слияния Йеменской Арабской Республики и Народной Демократической Республики Йемен. С севера пределы исто- рического Йемена ограничивались областями Хиджаз, Неджд, Йемама, песчаной пустыней Руб эль-Хали и зеленой прибрежной полосой Хадрамаутом (последний впоследствии также часто считался частью Йемена). С запада и юга сушу окружают воды Красного и Аравийского морей. С древних времен Йемен являлся наиболее плодородной частью засушливого Аравийского полуострова. Кроме того, по его территории, включая стратегически важные порты, проходили важнейшие торговые коммуникации, в том числе и знаменитый «путь благовоний». Будучи на заре истории колыбелью древнейших цивилиза- ций, в позднее Средневековье Йемен представлял конгломерат раздробленных и враждебных друг другу феодальных владений. Важным следствием средневековья стали события конца IX в., приведшие к идеологическому разрыву с ослабленной арабской империей Халифатом и оказавшие впоследствии серьезнейшее влияние на весь ход исторического развития страны. В 898 г. в городе Саада укрепился имам (религиозный глава) шиитской секты зейдитов аль-Хади Яхья бен Хусейн, положивший начало династии зейдитских имамов Йемена. Период, предшествовавший новому времени, характеризо- вался существованием на территории Йемена мелких, враж- довавших друг с другом государств (одним из крупнейших было государство Тахиридов). Однако это совпадало с извест- ным подъемом экономики и культуры страны. Вновь повы- силось значение торговых путей, ведущих через Аравию из Европы в бассейн Индийского океана. Порт Аден на некоторое 115
Глава 1. Арабские страны Азии время стал одним из самых оживленных торговых центров на этом мировом пути. В стране процветали ремесла. В горах добывались золото, серебро и полудрагоценные камни. Путе- шественники, посетившие в это время Йемен, отмечали вы- сокий уровень развития экономики и культуры. Начало нового времени. Первое турецкое завоевание В XVI в. в бассейне Индийского океана и на Ближнем Вос- токе произошли события, оказавшие большое влияние на дальнейшую историю Йемена. В 1504 г. у берегов страны поя- вились корабли португальских конкистадоров, пытавшихся установить свое господство на Красном море и на всем Индий- ском океане. В результате разгорелась ожесточенная борьба между Португалией и египетскими мамлюками, поддержан- ными венецианцами. В этой борьбе войска египетского султа- на Кансуха в 1515 г. оккупировали остров Камаран, затем при поддержке зейдитских имамов разгромили государство Тахиридов ив 1517 г. заняли Таизз, Ибб, Раду, Дамар и всю йеменскую Тихаму. Однако мамлюки недолго пользовались плодами победы. В 1516 г. вооруженные силы нового, более грозного завоевателя — османского султана — разгромили го- сударство мамлюков и прочно утвердились в Египте. Мам- люкские отряды в Йемене, оставшись один на один с воин- ственными йеменскими племенами, были вскоре выбиты из горных областей и отступили в район Забида. После захвата Египта в борьбу за Йемен вступила Осман- ская империя. В 1538 г. турецкий флот подошел к стенам Аде- на. Последний тахиридский правитель города, прибывший на борт флагманского корабля приветствовать «союзников» в борьбе против гяуров-португальцев, был повешен единовер- цами-турками на корабельной рее. Турецкие янычары, тор- жественно встреченные в городе, перебили охрану, вырезали членов тахиридской династии и разграбили казну. Укрепившись в Адене, турки пытались нанести поражение португальскому флоту и уничтожить таким образом порту- гальскую монополию на торговлю с Индией. Однако порту- гальский флот, хотя и понес ощутимые потери, смог устоять. Одновременно турецкие войска начали сухопутные операции против независимых йеменских племен и зейдитского имама. 116
§ 7. Йемен В 1547 г. из Адена на север выступила сильная турецкая ар- мия. Используя превосходство в силах и неизвестное до того в Йемене огнестрельное оружие, турецкие войска в том же году заняли Сану, всю Тихаму и значительную часть горных областей страны. Имам Яхья Шарафаддин укрепился в рай- онах Каукабан и Суля. Дальнейшее продвижение захватчиков было задержано, а затем в том же году зейдитские племена разгромили их около Суля. В 1568 г. сын имама Яхьи Шара- фаддина — имам Мутаххар (1558—1573) подступил к Сане и нанес туркам новое поражение; осажденные турецкие вой- ска с трудом вырвались из города. Вскоре Мутаххар занял Таизз и Аден. В руках турок оставался только район Забида. В 1569 г. на помощь разбитым турецким войскам прибыли подкрепления. Соединившись с забидским гарнизоном, они начали новую опустошительную войну, во время которой де- сятки йеменских городов и селений были разрушены. Через год турки вернули себе Сану. И снова зейдитский имам укре- пился в неприступных горах Северного Джебе ля. Только по- сле смерти имама Мутаххара, когда турки захватили в плен его преемника, по всей стране был установлен турецкий конт- роль. Султанский наместник добился провозглашения има- мом своего ставленника, который стал также светским прави- телем-вассалом в округе Каукабан. В стране был установлен диктат присланных из Стамбула наместников. События XVI в. нанесли Йемену непоправимый удар. В ре- зультате открытия морского пути вокруг Африки почти пре- кратилась транзитная торговля через Аравию между Европой и Индией; цветущий портовый город Аден пришел в запусте- ние. Непрерывные войны опустошили страну. Особенно тяже- лым было турецкое завоевание. Опустели когда-то цветущие города и даже целые земледельческие области. Захирели про- славленные центры науки и искусства. В результате страна была отброшена в своем историческом развитии на несколько веков назад. Йеменский имамат Турецкое владычество в Йемене продолжалось недолго. Грабительская политика пашей вызывала все растущее сопро- тивление йеменского народа. Поднятое в конце XVI в. восстание 117
Глава 1. Арабские страны Азии против турецкого ига возглавил зейдитский имам аль-Ман- сур Касем бен Мухаммад. Началась изнурительная для окку- пантов партизанская война, приведшая к сокрушительному поражению в 1613 г. турецких войск в битве около Эль-Куф- ля. Северный Джебель был полностью освобожден. Турки с трудом удержали Сану и районы к югу от нее. В 1620 г. после смерти Касема имамом был избран его сын аль-Муайяд Мухаммад, который продолжил освободительную войну. Его войска в 1638 г. осадили Сану, в битве под ее сте- нами наголову разгромили турок, и заняли город. Вскоре, вся территория Йемена от пределов Хиджаза до Адена была осво- бождена от турок. В руки имама перешли даже прибрежные острова Камаран и Фарасан. Остатки разбитых турецких войск бежали морем в Египет. Зейдитские имамы стали единовластными правителями на территории всего Йемена. Их власть в первой половине XVII в. распространялась на Тихама, Джебель, Асир, Южный Йемен, включая Аден, и значительную часть Хадрамаута. На корот- кие периоды их суверенитет признавали также племена Дофара в Омане. В стране на какое-то время установилось относитель- ное спокойствие, открылись определенные возможности для подъема хозяйства, торговли и культуры. Отбив несколько по- пыток западноевропейских держав навязать свой диктат Йемену или отдельным его районам, имамы завязали с этими держава- ми весьма оживленные прямые торговые отношения. В Мохе были открыты фактории голландских, французских, англий- ских купцов. Особенное значение в экономических связях Йеме- на с Европой и Османской империей приобрел в это время экс- порт кофе, который с конца XVI — начала XVII в. занял видное место среди товаров международной торговли. Однако период относительной стабилизации, некоторого оживления хозяйственной и культурной жизни Йемена в годы правления первых имамов независимого Йемена — Касема, Мухаммеда, аль-Мутаваккиля Исмаила (1644—1676) продол- жался недолго. Имамат оставался непрочным объединением племен и разобщенных экономически районов. Власть има- мов держалась на их личном авторитете и на силе их воо- руженных отрядов. С изгнанием турок исчезли те причины, которые привели под их знамена население всего Йемена, а скромные достижения в области хозяйства не могли создать условий для более прочного сплочения страны. 118
§ 7. Йемен Среди феодальных группировок различных областей има- мата вновь усилились центробежные тенденции; племена были недовольны попытками имамов наладить систему регу- лярного налогообложения. В результате против зейдитских имамов начались выступления и восстания, В ряде районов появились лжеимамы. В правление имама аль-Махди Мухам- мада (1687—1718) против центральной власти восстал!! пле- мена хамдан, бени хушейш, бени харис. Восстания продол- жались и при его преемниках. Этими восстаниями восполь- зовались крупные феодалы, в первую очередь — на окраинах имамата. В 1728 г. отказался признавать власть имамов наме- стник Лахеджа. Вышли из повиновения южные окраинные районы имамата — Яфа, Аулаки, Аудалн, Дала и некоторые другие. Подобный же процесс несколько позднее начался и в север- ной части страны. Брат имама, наместник Таизза, отказался в середине XVIII в. признать центральную власть. В 1758 г. стал независимым от имамата и правитель округа Худжарии. Во второй половине XVIII в. наместник имама в Асире шериф города Абу Ариш возглавил независимое феодальное княже- ство. Власть шерифов Абу Ариша распространилась на всю йеменскую Тихаму, кроме округа Мохи. В 1772 г. началось антиимамское восстание непосредственно в районе его столи- цы Саны. С большим трудом имам аль-Махди Аббас (1748— 1775) разгромил восставших. Несколько раньше он смог вос- становить свою власть в округах Таизза и Худжарии. Но эти временные успехи только несколько задержали необратимый процесс распада имамата. В конце XVIII — начале XIX в. имамы пользовались ре- альной властью лишь в Сане и непосредственной близости от нее. Государственные дела вершили имамские везиры, кото- рыми обычно становились наиболее могущественные феода- лы. Характерно, что эти вазиры могли не подчиняться воле имама, причем последний был не в состоянии их смещать. Влиятельные вожди племен часто вмешивались в дела госу- дарственного управления и боролись между собой за право управлять страной от имени имама. Имамы, превратившиеся в бессильных марионеток в руках соперничавших феодаль- ных клик, умирали обычно от рук убийц. В начале XIX в. Йемен стал объектом опустошительных набегов отрядов центрально-аравийского ваххабитского 119
Глава 1. Арабские страны Азии султаната. Шериф Абу Ариша Хамуд примкнул к ним, и со- юзники вторглись в те немногие районы, которые егце остава- лись под властью имама. Попытки имама аль-Мансура Али (1775—1809) оказать сопротивление полностью провалились после того, каг: собранные им ополчения племен перешли на сторону противника, а имамские гвардейцы подняли против него мятеж.. В разгар ваххабитских набегов против имама вы- ступили племена бакцлъ и хашед, осадив его в Сане. В ре- зультате имам аль-Мансур Али был низложен, после чего в Йемене наступил период раздоров и кровавых междоусо- биц. Самозванные правители, вершившие власть от имени имамов, быстро сменяли друг друга, опустошая государствен- ную казну. Различные племена и феодальные клики выдви- гали собственных имамов, которые отчаянно боролись друг с другом за власть в стране. Серьезный экономический и политический ущерб имамату нанесло иностранное вмешательство. В конце XVIII в. в Йемене и всей Юго-Западной Аравии активизировала свою экспансио- нистскую деятельность английская Ост-Индская компания. Под предлогом борьбы с египетской экспедицией Бонапарта анг- лийский флот в 1799 г. оккупировал остров Перим, где была создана военно-морская база. (Вскоре, правда, она была эвакуи- рована, так как остров оказался неудобным для этой цели.) В 1802 г. английская колониальная администрация в Индии заключила неравноправный договор с правителем Лахеджа, по которому Ост-Индская компания получила важные торговые привилегии в порту Аден. В Мохе англичане получили право на открытие своего морского госпиталя. Использовав в качестве предлога незначительный инцидент в Мохе, британские власти в Индии в 1819 г. послали к бере- гам Йемена военно-морскую эскадру, в результате чего има- му был навязан договор, по которому англичане имели право содержать в Мохе свой гарнизон, британские подданные по- лучали право экстерриториальности, на товары английского производства снижались пошлины. Правда, договор не был ратифицирован. Одной из причин этого было то обстоятель- ство, что в Юго-Западной Аравии в это время появилась но- вая политическая сила, приведшая к изменению всей обста- новки в этом районе. В 1819 г. после разгрома ваххабитского государства в при- брежные районы Йемена вступили войска турецкого вассала — 120
§ 7. Йемен египетского паши Мухаммеда Али, которые легко разбили разрозненные отряды местных феодальных властителей. В хо- де нескольких экспедиций в 1820-х и 1830-х годах египет- ские войска заняли всю йеменскую Тихаму и район Таизза. Имам Саны был вынужден формально признать суверенитет Османской империи и дать обязательство выплачивать Му- хаммеду Али, как ее представителю, ежегодную дань .. Одна- ко в 1840 г. Мухаммед Али в результате военного поражения в Сирии был вынужден эвакуировать свои войска из Йемена. Страна снова превратилась в арену ожесточенных феодаль- ных междоусобиц. Шериф Абу Ариша опять захватил всю йеменскую Тихаму и установил в ней режим грабительских поборов с населения, в первую очередь с купечества примор- ских городов. Горожане, спасаясь от непосильных поборов, в большом количестве покидали страну. Именно в этот не- продолжительный период в окончательное запустение пришел когда-то процветавший порт Моха. Попытки имамов восстановить свое влияние в Йемене ни к чему не привели. Они не имели достаточных сил, чтобы при- остановить экспансию шерифа Абу Ариша в Тихаме или под- чинить действенному контролю многочисленные племена, претендовавшие на самостоятельность. Только в Джебеле, осо- бенно северном, имамы еще сохраняли какое-то влияние. Что касается Южного Йемена, то здесь после эвакуации египет- ских войск имамам пришлось столкнуться с англичанами. Ис- пользовав стремление Османской империи ослабить непо- корного Мухаммеда Али, Англия получила согласие султа- на, который считал себя сюзереном Йемена, на оккупацию Адена. В январе 1839 г. под предлогом наказания местных племен, обвиненных в ограблении индийского судна, англий- ский морской десант штурмом захватил город и установил в нем колониальный режим. Имам отказался признать новый статут Адена, а также последовавшие за этим договоры об английском протекторате над южнойеменскими княжества- ми. Но принять каких-либо действенных мер против англий- ской экспансии в Южном Йемене имамы не могли. Все их внимание было занято борьбой с непокорными феодалами в Северном Йемене. Борьба шла с переменным успехом вплоть до 1849 г., но, в конце концов, имамские войска были разби- ты, и власть имама вновь оказалась ограниченной горными районами. 121
Глава 1. Арабские страны Азии В 1849 г. в йеменские междоусобицы вмешался турецкий султан. Вали (губернатор) Джидды во главе значительного от- ряда высадился в Ходейде и изгнал из южной Тихамы шерифа Абу Ариша. Имам Мухаммад бен Яхья, надеясь с турецкой помощью подавить мятежные племена, поспешил признать османский суверенитет и договорился о вступлении турецких войск в Сану. Однако жители города подняли восстание, под- держанное населением окружающих районов, и принудили турецкие войска спешно отступить в Тихаму. Имам Мухам- мад бен Яхья, обвиненный в предательстве, был арестован и низложен. Но и новый имам очень быстро был свергнут. В течение трех лет в Сане сменилось пять имамов. В Сааде, Эль-Ахнуме и других районах также были провозглашены имамы. Усилились сепаратистские выступления вождей пле- мен. Имамат доживал последние годы в обстановке полного политического и экономического развала. Второе турецкое завоевание Развязка наступила в 1872 г. После открытия Суэцкого ка- нала в 1869 г. Османская империя получила возможность установить прямые морские связи со своими аравийскими владениями. Это дало ей возможность активизировать свою захватническую политику на всем Аравийском полуострове, в том числе и в Йемене, куда была направлена сильная во- енная экспедиция. Прибывшие войска, соединившись с гар- низонами в Тихаме, начали наступление на Джебель. Населе- ние, уставшее от непрерывных войн и грабежей, равнодушно смотрело на падение имамата. Без сопротивления турецкие солдаты вступили и в Сану. Первоначально турецкий губернатор провозгласил единст- венной целью турок установление в стране порядка и безо- пасности. Действительно, в результате жестоких каратель- ных экспедиций турецкие войска смогли ослабить остроту межплеменных столкновений и подавить разбойничьи набе- ги многочисленных феодалов. Укрепив свое положение, тур- ки стали создавать аппарат местного управления, подчинен- ного непосредственно стамбульскому правительству. Местные чиновники, занимавшие различные посты в органах управ- ления имамата, были уволены, и на их место поставлены 122
§ 7. Йемен чиновники, прибывшие из Турции. Влиятельным сановникам имамского режима были выделены государственные пенсии, но никакого влияния на дела государственного управления они уже оказывать не могли. Последних! имам независимого Йемена аль-Мутаваккиль Мухсин бен Ахмад укрылся е го- рах Эль-Ахнум, где и умер в 1878 г. Одновременно с захватом имамата турецкие войска'окку- пировали и другие йеменские районы. Еще в 1870 г. они раз- громили последнего правителя Абу Ариша, который сдался победителям и был ими казнен. Утвердившись в Северном Йемене, турки попытались распространить власть Османской империи и на территории княжеств Южного Йемена, нахо- дившихся под английским протекторатом. В 1872 г. турец- кие войска вступили в пределы Лахеджского султаната и дру- гих княжеств. Несколько племен заявили 6 признании ими турецкого сюзеренитета. Однако в Южном Йемене турки не добились успеха. Их вторжение вызвало немедленные и эффективные контрмеры со стороны англичан. Английский военно-морской флот про- вел внушительную демонстрацию. Из Адена на помощь лахеджскому султану и другим «союзным» князьям были вы- сланы значительные сухопутные силы. После ряда диплома- тических представлений перед правительством султана Анг- лия добилась вывода турецких войск с территории подчинен- ных ей южнойеменских княжеств. Но англо-турецкий спор о сферах влияния в Юго-Западной Аравии продолжался и в дальнейшем, временами принимая весьма резкие формы. Овладев страной и установив в ней, за исключением райо- нов Крайнего Севера, режим централизованной администра- ции, турецкие власти пытались приравнять Йемен к остальным провинциям Османской империи. В отдаленный Йеменский вилайет съезжались любители легкой наживы из числа ту- рецких чиновников; в государственном аппарате процветали взяточничество, казнокрадство, подкуп и фаворитизм. Немно- гочисленные представители местного грамотного населения принимались на государственную службу с большим трудом. Турецкая администрация оказалась в стране чужеродным те- лом; она слепо проводила указания центральных органов вла- сти и совершенно не принимала во внимание особенности ново- го османского владения. Попытки отдельных представителей турецкой администрации привлечь для нужд управления 123
Глава 1. Арабские страны Азии страной местное население встречали резкий отпор со сторо- ны центральных властей. В области экономики турецкие власти интересовались Йеменом почти исключительно с точки зрения возможности выколачивания из населения налогов и поборов. Лишь в райо- не Салифа была организована разработка соляных залежей. Однако экономической отдачи для страны это предприятие не принесло, поскольку все доходы от него уплывали в Стам- бул. В начале XX в. французская компания начала строить порт в Ходейде и железную дорогу из Ходейды в Сану. Позд- нее, во время итало-турецкой войны 1911—1912 гг., постро- енный участок дороги был разрушен итальянцами, а затем разобран местным населением. Внутриполитические мероприятия турецких властей Йеме- на были сконцентрированы на попытках использовать в инте- ресах укрепления имперского влияния феодальную верхушку страны, в первую очередь зейдитских имамов. Влиятельным шейхам племен, богословам и духовным лидерам были выде- лены солидные пенсии и дарованы почетные титулы. Однако при этом турецкие власти стремились предотвратить всякую возможность с их стороны влиять на дела государственной администрации. Им отводилась роль бессловесных марионе- ток, освящающих своим авторитетом бесконтрольные дейст- вия турецких должностных лиц. В 1878 г. после смерти имама Мухсина бен Ахмада вали смог добиться того, что ’зейдитским имамом был избран аль- Хади Шарафаддин бен Мухаммад, интересы которого были сосредоточены главным образом в сфере богословия и куль- товых обрядов. Шарафаддин бен Мухаммад не делал даже попытки каким-то образом вмешиваться в политические во- просы и вполне устраивал турецкие власти. Султанское пра- вительство выделило новому имаму значительную ежегодную субсидию и, прикрываясь его именем, активно проводило ме- роприятия по укреплению своей власти в стране. Грабительская политика турецких наместников с первых дней оккупации Йемена встретила сопротивление местного населе- ния. Отдельные племена в различных районах страны неодно- кратно поднимали восстания против налогового грабежа, ущем- ления прежних свобод племен, бесчинств турецкой солдатни. После смерти имама Шарафаддина бен Мухаммада е 1890 г. его преемником был избран популярный проповедник из 124
§ 7. Йемен города Сана аль-Мансур Мукаммад бен Яхья Хамидадцин, ставший родоначальником династии будущих правителей не- зависимого Йемена. По своим взглядам он мало отличался от своего предшественника, но его проповеди, выдержанные в духе правоверного зейдизма, воспринимались населением Северного Йемена как выступления против официальной духовной доктрины Османской империи; тем самым они за- ложили основу для антитурецкого сплочения зейдитскйх пле- мен. Группировки племенных вождей и зейдитских богосло- вов, избравших его имамом, связали это избрание с началом антитурецкого выступления. Новый имам невольно стал: ге- роем борьбы против иноземного ига. Он тайно бежал из Саны и укрылся в горах северо-западного Джебеля. " В 1891 г. восставшие племена осадили Хадджу, Амран и подошли к Сане. Восстание вскоре распространилось на все зейдитские районы. Только в шафиитских областях турки сохраняли относительно эффективный'контроль; однако и здесь, в частности в Тихаме, неоднократно вспыхивали вос- стания. Скоро положение турок в стране стало критическим. В 1892 г. Порта послала в Йемен новые воинские подкреп- ления. Карательная экспедиция, выступив из Ходейды, с боя- ми пробилась к Сане. По пути ею было разрушено около 300 йеменских селений. В результате зверских расправ восстание к 1897 г. было локализовано в горном районе вокруг Саады и Хадджи, где местные племена упорно отражали попытки ту- рецкого командования восстановить контроль турецкой ад- министрации. В других же районах страны к концу XIX в. власть турок была восстановлена, но совсем ненадолго: в 1904 г, разразится новая антитурецкая война и будет она длиться семь лет. 125
£ Глава Арабские страны Африки Завоевание Египта турками В XVI в. большинство арабских стран было завоевано ту- рецкими феодалами и включено в состав Османской империи. В числе первых, кто утратил свою политическую независи- мость, был Египет, господство в котором находилось в руках мамлюков. Мамлюки — своеобразная военно-феодальная каста, орга- низованная изначально в качестве султанской гвардии из пленных или купленных рабов и ставшая с течением времени самостоятельной силой. Во главе начальников мамлюкских отрядов, беев, стоял султан, резиденция которого находилась в Каире. Мамлюкские султаны или беи, в основном выходцы из числа гвардейских военачальников, не имели законных на- следников, поэтому преемниками мамлюкского султана или бея как правило становились не их потомки. Мамлюкские ди- настии были недолговременными, а не имевшие легитимной защиты потомки султанов быстро низвергались очередным усилившимся мамлюком. Ряды мамлюков по-прежнему по- полнялись за счет захваченных, купленных или завербован- ных выходцев с Кавказа — черкесов, грузин, абхазов. Среди мамлюков встречались и добровольцы — представители раз- личных национальностей Европы. Но мамлюкам никогда не мог стать египетский араб. Господство мамлюков характеризовалось нещадной экс- плуатацией феллахов и бедуинов при игнорировании нужд сельского хозяйства, что особенно пагубно отражалось в рай- онах поливного земледелия, где система искусственного оро- шения требовала постоянного внимания. Постоянное уси- ление податей также приводило к сокращению сельскохозяй- ственного производства, к ухудшению положения населения и к росту недовольства среди феллахов и бедуинов. Эти фак- торы облегчали турецким феодалам завоевание Египта. 126
§ 1. Египет Вначале мамлюки оказывали турецкой армии довольно упорное, хотя и безуспешное сопротивление. Новый султан Туман-бей, бывший раб, стал преемником Кансу Гурии, по- гибшего в битве в Северной Сирии летом 1516 г. По его при- казу на границе пустыни был построен укрепленный воен- ный лагерь, который, однако, турки обошли. Планируя оста- новить турок на подступах к Каиру, Туман-бей приобрел у венецианцев 80 пушек, которыми, как оказалось, мамлюки не умели пользоваться. Вступив в Каир в начале 1517 г. и не встретив сопротивле- ния, турецкая армия Селима I подвергла грабежу египетскую столицу. Мамлюкские отряды отступали до Верхнего Егип- та, где были окончательно разгромлены турками. Туман-бей, выданный Селиму египетскими бедуинами, был повешен в Каире. Следствием завоевания Египта стало установление турец- кого господства в Хиджазе, священной для мусульман стране, центре паломничества, который полностью зависел от продо- вольственных отношений с Египтом. Перекрыв продовольст- венное снабжение Хиджаза, правители Египта могли в любое время вызвать в стране голод, что неизбежно повлекло бы за собой волнения как среди паломников, так и среди местного населения, которое в основном существовало за счет доходов от паломников. Поэтому с переходом Египта под турецкое гос- подство, Хиджаз неизбежно разделял его судьбу. В год завое- вания Египта Селим I получил ключи от мекканского храма Каабы, главной святыни мусульман, и среди прочих титулов получил почетное двание «слуга обоих святых городов», т. е. Мекки и Медины. Много позже, во второй половине XVIII в., в период распада Османской империи, была создана легенда о том, что аббасидский халиф Аль-Мотаввакиль, состоявший в придворном штабе мамлюкского султана в Каире, передал турецкому султану Селиму I титул и прерогативы халифа всех мусульман. Египет под турецким господством Установление турецкого господства не внесло существен- ных изменений в общественный строй Египта. Населению приходилось выдерживать двойной гнет — как мамлюкских, 127
Глава 2. Арабские страны Африки так и турецких феодалов. Мамлюкские беи и высшее мусуль- манское духовенство по-прежнему составляли верхний слой класса феодалов. Турки оставили значительную долю власти в руках беев, владевших крупными поместьями: еще в год завоевания Египта Селим I признал за 24 беями их прежние права на владение землями и подтвердил их привилегии. Правил Египтом от имени султана турецкий паша, которого султан назначал на пост сроком на 1 год, хотя обычно этот срок увеличивался до 2 и 3 лет. Местопребыванием паши служил Ка- ир. Паша правил с помощью дивана из министров и окружал себя гвардией из янычаров и мамлюков. Высшим командирам этой гвардии он раздавал во владение земли, ранее принадле- жавшие мамлюкским султанам, и назначал их на различные административные посты. Таким образом турецкие феодалы пы- тались создать себе опору в завоеванной стране. Несмотря на то, что за прежним господствующим классом сохранялись земельные владения и феодальные привилегии, власть турецкого паши фактически ограничивалась Каиром и его окрестностями. Каирский паша превратился в посред- ника между турецким султаном и египетскими феодалами. Его основной (а нередко и единственной) обязанностью стала доставка податей в султанскую казну. Уже в первые годы турецкого господства появились при- знаки народного недовольства, выражавшиеся в волнениях и восстаниях в различных районах страны. В1525 г. турецкий султан Сулейман Кануим направил своего фаворита Ибрахи- ма-пашу в Египет для «наведения порядков». Ибрахим, при- быв во главе большого вооруженного отряда, провел ряд ка- рательных экспедиций. В Египте был введен составленный при Сулеймане I свод законов — «канун-наме», определивший формы землепользования, права, землевладельцев, а также статус городов, ремесла и торговли. Свод подтвердил прикре- пление крестьян к земле. В соответствии с принципом феодально-государственной собственности на землю все орошаемые и возделываемые зем- ли считались собственностью турецкого султана. Фактически- ми же владельцами земли были феодалы — мулътазимы, которые получили ее во владение от каирского паши как представителя султана. В качестве мультазимов выступали мамлюки различных рангов, арабские шейхи, т. е. предста- вители бедуинских племен и их родственники, командиры 128
§ 1. Египет турецкого войска, а также местные купцы и ростовщики. Раз- меры земельной собственности, а также ее доходы варьирова- лись: от владения целыми округами с сотнями деревень и не- сколькими городами до одной деревни. Главной обязанностью мультазима по отношению к госу- дарству было взимание государственных податей («мири») с феллахов и передача этих податей паше. Деревенские старос- ты или особые сборщики, стоявшие на службе мультазима, собирали эти подати, которые взимались как в денежной, так и в натуральной форме. Ежегодная подать султану с населе- ния Египта первоначально была установлена в 600 тысяч пиа- стров, не считая сборов натурой. Мультазим отвечал своими земельными владениями за не- своевременный или неполный взнос податей паше. Непремен- ным условием передачи владения мультазима по наследству являлась уплата наследником высокой пошлины. Помимо «мири», мультазим собирал с зависимых от него феллахов различные другие подати и сборы. Фактически на- ходясь вне контроля в своих владениях, мультазимы остав- ляли в распоряжении феллаха такую часть продукта, которая позволяла феллаху и его семье едва сводить концы с концами. Площадь общинных земель, находившаяся во владении тру- дящегося населения деревни, постепенно сокращалась. Кро- ме того, при переходе феллахского земельного надела по наследству, наследники умершего должны были платить крупную денежную сумму, что они не всегда были в состоя- нии сделать. При невнесении такой суммы надел земли пере- ходил к мультазиму. Кроме податей и сборов, мультазимами практиковались различные формы барщины. Предоставляя феллахам сырье, мультазимы заставляли феллахов изготов- лять для них пряжу и ткани. Во владениях крупных мульта- зимов стала практиковаться и барщина на полях, особенно там, где выращивались культуры, являвшиеся предметами вывоза на внешние рынки. Такая политика жесткой эксплуатации и закрепощения не- посредственных производителей египетскими и турецкими феодалами вызывала дальнейшее обнищание феллахов, разо- рение сельского хозяйства и общий упадок производитель- ных сил в Египте. Упадок Египта с установлением турецкого господства про- явился не только в сельском хозяйстве, но и в ремесленном 5 Э-720 129
Глава 2. Арабские страны Африки производстве, причем наряду с довольно быстрым сокращени- ем ремесленного производства, т. е. уменьшением количества наблюдалось ухудшение и качества ремесленной продукции. Па- дение производства объяснялось главным образом резким уси- лением налогового гнета, неизбежным результатом чего было уменьшение платежеспособного спроса со стороны горожан и крестьян. Хозяйство откатилось к натуральным формам. Экономический упадок Египта был обусловлен также и тем, что произошло сокращение торговли Египта с Индией и Ин- донезией вследствие появления португальских торговых и пиратских кораблей в Индийском океане и в Красном море. Падение ввоза товаров из этих стран в Египет, через который обычно большая часть их транзитом направлялась в Европу, привело к разорению многих египетских купцов и к значи- тельному уменьшению доходов феодалов, лишившихся тамо- женных поступлений. Кроме того, в результате открытия и перемещения новых морских путей (в Индию и Америку) торговля Египта дошла до ничтожных размеров. Египет в XVH—XVHI вв. Упадок Османской империи отразился и на положении арабских стран, входящих в ее состав. Власть султана в Егип- те оставалась в значительной степени номинальной. В рассматриваемыйпериод в экономическом развитии стра- ны наблюдались некоторые новые явления. В ряде отраслей промышленности, особенно в отраслях, работающих на экс- порт, начался переход к мануфактуре. В некоторых городах, в том числе в Каире, Махалла-Кубре, Розетте, Кусе, Кине были основаны мануфактурные предприятия, изготовлявшие хлопчатобумажные, шелковые и льняные ткани. Сотни наем- ных рабочих были задействованы на каждой из таких ма- нуфактур. На крупнейшей мануфактуре в Махалла-Кубре постоянно работало от 800 до 1000 человек. Наемный труд при- менялся также на маслобойных и сахарных заводах. К концу XVIII в. в Каире насчитывалось 15 тысяч наемных рабо- чих и 15 тысяч ремесленников. Иногда феодалы вместе с саха- розаводчиками открывали предприятия в своих поместьях. Высшее духовенство, управители вакуфов часто становились владельцами мануфактур, ремесленных мастерских и лавок. 130
§ 1. Египет Хотя техника производства была еще примитивной, разде- ление труда внутри мануфактур благоприятствовало повыше- нию его производительности и увеличению производимого продукта. Однако существовали и негативные факторы, замедляю- щие развитие капиталистических отношений в Египте. Пре- жде всего, собственность купцов, владельцев мануфактур и ремесленных мастерских не была ограждена от посяга- тельств пашей и беев. Кроме того, огромные налоги, поборы, контрибуции и просто вымогательства разоряли торговцев и ремесленников. Режим капитуляций обеспечивал привиле- гированное положение европейских купцов и торговцев и, на- оборот, вытеснял местных купцов из наиболее прибыльных отраслей торговли. Внутренний рынок был также слаб и узок из-за нещадной эксплуатации крестьянства. В сельском хозяйстве, однако, также наблюдались зачат- ки капиталистических отношений. Крестьянское хозяйство все более втягивается в рыночные связи. На полевых работах находит свое применение наемный труд. В некоторых райо- нах, особенно в дельте Нила, рента-налог приняла денежную форму. По описаниям иностранных путешественников конца XVIII в. на городских рынках Египта проходила оживленная торговля. Крестьяне свозили сюда сельскохозяйственную про- дукцию: зерно, овощи, скот, масло, сыр, шерсть, домашнюю пряжу и покупали взамен продукты городского производст- ва: ткани, одежду, домашнюю утварь, металлические изде- лия. Торговля велась и на деревенских рынках. Развивались торговые связи между различными районами страны. Современники свидетельствовали, что в середине XVIII в. из южных районов Египта вниз по Нилу, к Каиру и в область дельты шли корабли с сахаром, бобами, зерном, льняными тканями, льняным маслом, а в обратном направ- лении двигались грузы с сукном, мылом, солью, рисом, ме- дью, железом, свинцом. Наряду с внутренними росли и внешнеторговые связи. В XVII—XVIII вв. основными статьями экспорта Египта были хлопчатобумажные и льняные ткани, кожа, сахар, нашатырь, а также рис и пшеница. Египет вел торговлю не только с Евро- пой, но и с соседними странами: Сирией, Аравией, Магрибом (Алжиром, Тунисом, Марокко), Суданом, Дарфуром. Через Египет проходила внушительная часть транзитной торговли 131
Глава 2. Арабские страны Африки с Индией. В конце XVIII в. 5 тысяч купцов в одном только Каире занимались внешней торговлей. Развитие торговли неуклонно влекло за собой эксплуата- цию крестьянства. К старым налогам и повинностям добав- лялись новые. Мультазимы взимали с феллахов налоги для уплаты дани Порте, на содержание армии, местных властей, деревенской администрации и религиозных учреждений, не считая поборов на собственные нужды, а также большого количества других поборов, взимаемых часто без всяких ос- нований. Кроме налогов, установленных государством, сущест- вовали различные поборы, основанные на обычае. Французский исследователь XVIII в. Эстев насчитал свыше 70 налогов, со- бираемых с крестьян одной из египетских деревень. По пово- ду поборов, основанных на обычае, Эстев писал, что «доста- точно, чтобы сумма была собрана 2—3 года подряд, чтобы ее затем требовали на основе обычного права». Такая эксплуатация крестьянства вызывала восстания про- тив мамлюкского господства. Мамлюки, равнодушные ко всему, кроме войн и политических интриг, постепенно пре- образовывались в весьма расчетливых дельцов; к середине XVIII в. они составляли не менее половины всех мультазимов. В середине XVIII в. произошло восстание бедуинов, которые оттеснили мамлюкских мультазимов из Верхнего Египта. Вос- стание было подавлено только к1769г.В1778г. произошло крупное восстание феллахов в округе Танта, также подавлен- ное мамлюками. Несмотря на то, что мамлюки формально являлись васса- лами Порты, они твердо удерживали власть в своих руках, а власть турецких пашей, присылаемых из Стамбула, была фиктивной. В 1769 г., во время русско-турецкой войны, мам- люкский правитель Али-бей поднял восстание, провозгласил независимость Египта от Османской империи и вскоре при- нял титул «султана Египта и обоих морей». Командующий русским флотом в Эгейском море А. Орлов оказал некоторую поддержку Али-бею, что помогло последнему успешно сопро- тивляться турецким войскам. Хотя восстание и было подавле- но, а сам Али-бей убит, власть мамлюкских беев не ослабла. Междоусобная вражда мамлюкских феодалов тяжело отражалась на экономическом положении Египта. Произвол мамклюкских беев, жесточайшая эксплуатация крестьян и ремесленников вызывали усиливавшееся недовольство 132
§ 1. Египет в стране. В Египте началось народное движение против ту- рецкого господства и мамлюкских феодалов, которое было воз- главлено шейхами известной каирской мечети аль-Азхар. По их призыву летом 1795 г. купцы и ремесленники Каира за- крыли свои лавки и мастерские. Мамлюкские беи оказались вынужденными начать переговоры с шейхами и обещать ос- тановить насилия и притеснения, а также отменить незакон- ные поборы и налоги. Египет в XIX веке Экспедиция Наполеона в Египет Франция, потерявшая в XVIII в. свои колонии в Индии и в Западном полушарии, перешедшие к Англии, пыталась возместить эти потери активной политикой в восточной части Средиземноморья. Несмотря на сильные позиции, противни- ком Франции оставалась Англия. Стремясь нанести Англии удар и подорвать ее колониальное могущество, правительст- во Директории решило подготовить военную экспедицию для завоевания богатейших английских владений в Индии. По- скольку путь в Индию пролегал через арабские страны, была поставлена задача овладеть Египтом. Предпринятая Наполе- оном Бонапартом экспедиция в Египет (1798—1801 гг.) была попыткой осуществить эту политику с помощью военной си- лы. Овладение Египтом должно было содействовать успехам французской торговли с Востоком, дать новые рынки для французских товаров. При Наполеоне был даже разработан проект Суэцкого канала, не получивший осуществления. В июле 1798 г. французские войска под командованием На- полеона высадились в Александрии. Как уже говорилось, фак- тически власть в Египте принадлежала тогда не туркам, а мам- люкским беям. В сражении у пирамид французы разгромили мамлюков и вступили в Каир, оккупировав значительную часть страны. Несмотря на эти победы, французам не удалось удержаться в Египте. Хотя Наполеон изображал себя борцом против угнетения страны мамлюками и говорил, что он «уважает Аллаха, его пророка и Коран» больше, чем мамлюки, французы обложили города и деревни Египта данью, которая превышала поборы 133
Глава 2. Арабские страны Африки мамлюков. В октябре 1798 г. в Каире произошло антифран- цузское восстание. Мечеть аль-Азхар вновь явилась центром народного восстания, которое Наполеон с трудом подавил. Уничтожение французских кораблей английским флотом генерала Нельсона в сражении при Абукире (1798 г.) лишило французскую армию возможности получать подкрепление и снабжение из Франции. Франции оказывали сопротивле- ние и местные силы. Турецкий султан Селим III объявил Франции войну и, заключив в начале 1799 г. союз с Россией и Англией, двинул свои войска через Сирию для наступления против французов. Пытаясь опередить турок, ранней весной 1799 г. основные силы экспедиционной армии французов вторглись в южную Сирию и осадили крепость Акку, но после двухмесячной бес- плодной осады французам пришлось вернуться в Египет. Вскоре Наполеон Бонапарт уехал во Францию, передав коман- дование войсками генералу Клеберу. Несмотря на частичные военные успехи французов, их положение в Египте ухудша- лось. Росло народное возмущение против французов. В марте 1800 г., во время развернувшегося недалеко от Каира сраже- ния между французской и турецкой армиями, жители столицы вновь подняли восстание, уничтожив сравнительно неболь- шой французский гарнизон. Генерал Клебер был убит. В тече- ние месяца повстанцы сопротивлялись французским войскам, осаждавшим Каир. В сельской местности бедуины и феллахи развернули партизанскую войну против французов. В авгу- сте 1801 г., активизировав свои действия, мамлюки, турки и англичане заставили французов покинуть Египет. Возвышение Мухаммеда Али После эвакуации французских войск из Египта в стане по- бедителей — между англичанами, мамлюками и турками — начались раздоры. В 1803 г. под давлением Франции анг- лийские войска были выведены из Египта. По условиям Амьенского мирного договора Египет был возвращен турецко- му султану. Несмотря на это, Англия и Франция пытались удержать свои позиции в Египте, опираясь на две разные груп- пировки мамлюков. С 1802 по 1804 г. между мамлюкскими беями и Турцией не прекращалась борьба за власть. 134
§ 1. Египет Новый период в истории Египта связан с именем началь- ника албанского корпуса, входившего ранее в состав турец- кой армии, Мухаммеда Али. Албанский корпус был на- правлен в Египет для борьбы с Наполеоном. В 1803 г. при его содействии в Каире утвердилось господство мамлюков. Одна- ко в 1804 г., в ответ на попытки мамлюков возродить старые порядки, в Каире вспыхнуло восстание, возглавил которое Му- хаммед Али. Он вступил в контакт с шейхами аль-Азхара, которые, не имея военной организации, в свою очередь были заинтересованы в поддержке албанского корпуса. Восставшие разрушили дворец мамлюкского бея Османа Бардиси и из- гнали мамлюков из города. Каирские шейхи провозгласили nanioii Египта правителя Александрии ХерШйда, а его замес- тителем — Мухаммеда Али. После четырехмесячной обороны города Мухаммед Али вытеснил мамлюков в Верхний Египет. Между тем Хуршид возобновил прежние поборы; его солдаты-турки грабили ка- ирцев. В апреле 1805 г. против Хуршида началось восстание горожан, поддержанное Мухаммедом Али. После изгнания Хур- шида, каирские шейхи избрали Мухаммеда Али пашой Египта, а турецкое правительство было вынуждено санкционировать это назначение. Вскоре власть его стала фактически неограниченной. Мухаммед Али продолжил борьбу с мамлюками. Во время англо-турецко11 войны 1807 г. англичане высадили в Алек- сандрии десант. Но Мухаммед Али разбил и вынудил капиту- лировать английские войска. После этого мамлюкские фео- далы согласились сложить оружие. Усиление Египта при Мухаммеде Али Фактическая независимость Египта от Османской империи, ликвидация господства мамлюкских феодалов создали бла- гоприятные условия для экономического развития страны. Кроме того, Египет и раньше в этом отношении стоял значительно выше других арабских территорий Османской империи и Анатолии. Реформы, предпринятые Мухаммедом Али, способствовали усилению Египта, который достиг замет- ных успехов в экономическом и культурном развитии. Хотя непосредственным мотивом, побудившим правителя Египта к реформам, была необходимость располагать достаточно 135
Глава 2. Арабские страны Африки сильной, вооруженной и обученной по-европейски армией, его реформаторская деятельность охватила различные сферы со- циальных отношений, экономики, культуры и государствен- ного управления. Одной из важнейших стала аграрная реформа, которая хо- тя и отвечала интересам египетских помещиков и купцов, для своего времени была прогрессивна. Большая часть земель крупных помещиков из числа мамлюков была отобрана в каз- ну, а египетские феллахи впредь должны были работать не на отдельных помещиков, а на государство. Часть конфискован- ных, а также вновь орошенных земель Мухаммед Али передал своим приближенным. В деревнях земли были разделены меж- ду феллахами из расчета 3—5 федданов (1 феддан = 0,42 га) на взрослого работника. Формально крестьянин считался вла- дельцем своего участка. Однако он обязан был платить высо- кую ренту-налог, которая теперь непосредственно поступала в казну, а остальную продукцию сдавать по ценам, которые устанавливались властями. 60 дней в году феллах должен был отрабатывать различные государственные повинности. Такая система непосредственной феодальной эксплуатации кресть- ян государством действовала до конца 1820-х годов. В даль- нейшем Мухаммед Али стал раздавать земли вместе с сидящи- ми на них феллахами офицерам и чиновникам. Этой реформой Мухаммед Али, с одной стороны, нанес удар по мамлюкам, а с другой, способствовал формированию новой землевла- дельческой знати. Кроме того, были экспроприированы так- же земли духовенства (вакфы), которые были переведены на государственное обеспечение. Аграрная реформа вызвала недовольство духовенства и мамлюкской знати. В 1811 г. Мухаммед Али окончательно уничтожил привилегированное положение мамлюкских фео- далов, ликвидировав почти всех мамлюкских беев. Помимо осуществления собственно аграрной реформы, Му- хаммед Али обратил внимание на развитие земледелия. В це- лях расширения посевной площади и для орошения полей Нижнего Египта была осуществлена постройка новых оро- сительных каналов и плотины севернее Каира. При Мухам- меде Али площадь орошаемых земель увеличилась на 100 ты- сяч федданов. Посевная площадь возросла с 2 млн федданов в 1821 г. до 3,1 млн в 1833 г. Это увеличило посевные площади в полтора раза и способствовало развитию культуры хлопка. 136
§ 1. Египет Кроме хлопка было уделено отдельное внимание развитию других товарных культур, таких как льна, сахарного трост- ника и индиго. Мухаммед Али ввел «монополию внешней тор- говли» сельскохозяйственными продуктами; крестьяне долж- ны были разводить определенные культуры и продавать свою продукцию государству по установленным ценам. Для этой цели правительство ввело ряд монополий на скупку сельско- хозяйственных и ремесленных изделий и сдавало эти мо- нополии откупщикам. Таким образом были получены средст- ва, необходимые для проведения других реформ. Необходимо отметить, что положение народных масс при Мухаммеде Али оставалось крайне тяжелым. Восстания, вспыхивавшие вре- мя от времени, сурово подавлялись. " Военная реформа была нацелена на усиление военной мощи страны. С помощью европейцев, главным образом, французов, Мухаммед Али создал армию по европейскому образцу. Обучение войск происходило под руководством французских, а также египетских офицеров, прошедших подготовку в спе- циальных военных училищах. Новая армия была снабжена современной артиллерией. Мухаммед Ани также положил нача- ло флоту. К1830 г. египетская армия, состоявшая из 150 тысяч человек, и флот, насчитывающий 32 корабля, по своим боевым качествам превосходили армию и флот турецкого султана. Военная реформа повлекла за собой создание ряда промыш- ленных предприятий. Были построены чугуноплавильный, оружейные и пороховые заводы, литейно-механические мас- терские, текстильные мануфактуры. На верфях Александрии строились военные корабли. Почти все промышленные пред- приятия принадлежали государству, но небольшая часть являлась собственностью отдельных лиц или сдавалась им в аренду. К 1840 г. на предприятиях промышленного типа работало 35 тысяч рабочих, К фабрикам прикрепляли работ- ников в порядке принудительного набора. По европейскому образцу была также реорганизована фи- нансовая система и государственный аппарат. Были созданы министерства (военное, финансов, торговли, просвещения и пр.). Египет был поделен на семь провинций (мудирии) во главе с губернаторами, которые подчинялись центральному правительству. Принимались меры по развитию просвещения, поощрению достижений европейской науки и техники. При Мухаммеде 137
Глава 2. Арабские страны Африки Али были открыты светские начальные и средние школы, а так- же четырехлетние специальные учебные заведения, в которых принимались выпускники средних школ: медицинское, вете- ринарное, административное, механическое, сельскохозяйст- венное, лингвистическое, музыкальное. Появились военные училища. На арабский язык переводились европейские учеб- ники и научная литература. Мухаммед Али приглашал к себе на службу французских инженеров, юристов, учителей, врачей. Вошла в практику посылка молодых египтян для обучения в Европу; была основана первая типография, а в 1828 г. стала выходить первая египетская газета. Любопытно, что сам Му- хаммед Али научился читать в возрасте сорока лет. Сравнение реформ Мухаммеда Али с проводимыми преоб- разованиями, предпринимавшимися в то же самое время в Турции (реформы Селима III и Махмуда И, первый период танзимата), показывает, что реформы в Египте были намно- го более результативны. Успех реформ Мухаммеда Али объ- яснялся в значительной степени тем, что их целью было не укрепление Османской империи, а создание египетского госу- дарства. Хотя сам Мухаммед Али и его ближайшее окруже- ние этнически были чужды египетским арабам (новые по- мещики по происхождению были турки, черкесы, албанцы, курды и т. п.), его политика объективно была направлена на создание сильного и независимого Египта. Внешняя политика Египта при Мухаммеде Али Реформы послужили основой укрепления власти Мухам- меда Али и выдвинули Египет в число ведущих и наиболее развитых стран Востока. Эти обстоятельства укрепляли Му- хаммеда Али в его надежде образовать арабскую империю и даже завоевать Стамбул, захватив султанскую власть. В 1811 —1818 гг. по просьбе султана Махмуда II Мухам- мед Али вел войну против арабских племен Неджда, что в Центральной Аравии, выступавших под знаменем ваххабиз- ма за создание объединенного государства в Аравии. В войне против ваххабитов было заинтересовано и египетское купече- ство, которое несло значительные убытки из-за прекращения торговли, связанной с паломничеством в Мекку, после ее захвата ваххабитами. Война в Аравии оказалась тяжелой 138
§ 1. Египет и затяжной: понадобилось семь лет, чтобы сломить ваххабит- ские войска. Аравия вернулась в состав Османской империи, но на деле была оккупирована Египтом. Неджд и Хиджаз теперь стали управляться египетскими наместниками. Му- хаммед Али назначал и смещал шерифов — правителей Мек- ки. Йемен, хотя и сохранил свою самостоятельность, но его имам был обязан выплачивать Египту ежегодную дань, В начале 1820-х годов в результате трехлетней войны Му- хаммед Али подчинил себе Судан. Хотя он был формально включен в состав Османской империи, в действительности Су- дан стал египетским владением. Египетские войска подавили греческое восстание. В результате этого похода султан при- знал остров Крит владением египетского паши. После поражения Турции в войне с Россией 1828—1829 гг. Мухаммед Али решился на открытую борьбу против султана; предлогом к ней он использовал невыполнение султаном обещания вознаградить его за подавление греческого восста- ния. В 1831 г. египтяне под командованием сына Мухаммеда Али, Ибрахима-паши вступили на территорию Сирии и Ли- вана, а через год, взяв Киликию и горные проходы Тавра, вступили в пределы Анатолии. В декабре 1832 г. в битве у города Конья турки были разгромлены, а великий везир — командующий турецкой армией - взят в плен. Египтяне про- двигались дальше на запад. В различных частях Турции вспы- хивали восстания, что крайне ухудшило и без того нелегкое положение правительства султана. Султан обратился за помощью к Англии, но встретил отказ. Франция открыто поддерживала Мухаммеда Али, стремясь укрепить свои позиции на Ближнем Востоке. Тогда султан Турции Махмуд II был вынужден принять помощь, предло- женную ему Россией. Царское правительство приняло такое решение, исходя из следующих соображений. Возвышение но- вого государства на обломках Османской империи, далеко иду- щие планы египетского паши и военные успехи Египта тре- вожили Россию. Кроме того, революционная Франция взяла бы на себя ведущую роль, что ни в коей мере не соответство- вало интересам царской России. Россия сначала решила оказать посредничество, отправив в Турцию и Египет миссию во главе с генералом Муравьевым с предложением прекратить войну, Миссия, однако, потерпе- ла фиаско; Ибрахим-паша продолжал наступать. 139
Глава 2. Арабские страны Африки Тогда Турция обратилась к русскому послу с просьбой на- править в Константинополь черноморскую эскадру, а также корпус русских войск. Узнав об этом, Мухаммед Али прекра- тил наступление. В феврале 1833 г. обещанный контингент русских войск прибыл на Босфор, что сильно обеспокоило западные держа- вы. Они потребовали отвода русских войск и выдвинули пред- ложение о необходимости непосредственных переговоров ту- рецкого правительства с Мухаммедом Али. Мухаммед Али успешно использовал дипломатическую борьбу Англии, Франции и России, которая обострилась в свя- зи с пребыванием русской эскадры в турецких водах и высад- кой десанта. Франция поддержала требование Мухаммеда Али о передаче Сирии, Палестины и Аданского пашалыка Египту. В ответ на это Англия направила к Александрии эс- кадру, задачей которой было не допустить переброски еги- петских войск в Сирию. Прибытие нового русского десанта на Босфор и известие о предстоящем переходе Дуная русским 30-тысячным корпу- сом вынудили как Мухаммеда Али, так и турецкое правитель- ство форсировать переговоры. По соглашению, заключенному в мае 1833 г. в ставке Ибрахима-паши, городе Кютахья, в управ- лении египетского паши были переданы Сирия, Палестина, Адана, а в свою очередь Мухаммед Али должен был формально признать власть султана. Соглашение являлось временной пе- редышкой, поскольку не удовлетворяло ни султана, ни египет- ского пашу, однако военные действия были прекращены. 8 июля 1833 г. Россия и Турция заключили между собой союзно-оборонительный договор, названный по наименова- нию места расквартирования русский войск — Ункяр-Искеле- cuucKUM. Договор был заключен на 8 лет. Россия обязывалась обеспечить существование, сохранение и полную независи- мость Турции, снабжать ее в случае войны таким количест- вом войск, какое обе стороны признают необходимым. В от- дельной секретной статье, приложенной к договору, Турция освобождалась от оказания России такой же военной помо- щи, определенной договором, но обязывалась вместо того по требованию России закрывать Дарданеллы для всех иностран- ных военных кораблей. Одновременно предполагалось, что Босфор будет открыт для прохода военного флота России как союзницы Турции. 140
§ 1, Египет Ункяр-ИскелесиИский договор знаменовал собой небывалое усиление позиций России на Ближнем Востоке. В то же самое время он вызвал большие возражения у Франции и Англии, однако противоречия, разделявшие их на тот период, не по- зволили им выступить вместе против России. Поскольку Мухаммед Али отказался распространить на Египет торговые льготы, полученные Англией у Турции, со- гласно подписанной в 1838 г. конвенции, отношения Египта и Англии обострились. Умело разжигая вражду между сул- таном и египетским пашой, Англия толкала Турцию на вой- ну с Египтом, полагая, что последний потерпит поражение от обученной немецкими инструкторами турецкой армии. Анг- лия преследовала также цель ослабить, а по возможности — ликвидировать влияние Франции в Египте и не допустить во- зобновления русско-турецкого договора' 1833 г. В итоге летом 1839 г. начались военные действия между турецкими и египетскими войсками. 24 июня 1839 г. в Север- ной Сирии при Низибе египетская армия одержала решитель- ную победу. Турецкий флот перешел на сторону Мухаммеда Али. В это же время умер султан Махмуд II, его преемником стал его 16-летний сын Абдул-Меджид. Мухаммед Али уви- дел в этом новую возможность захватить власть в Османской империи. Англия выступила с инициативой заключить конвенцию, чтобы помешать России действовать в Турции согласно до- говору 1833 г. 15 июля 1840 г. в Лондоне была заключена конвенция между Россией, Англией, Австрией и Пруссией с одной стороны и Турцией — с другой стороны об оказании турецкому султану коллективной помощи в его борьбе про- тив египетского паши. Францию не пригласили принять учас- тия в конвенции. Лондонская конвенция торжественно объявила, что дер- жавы согласились наблюдать за поддержанием целостности и независимости Османской империи. В случае нападения Му- хаммеда Али на Турцию, державы, заключившие конвенцию, по приглашению султана должны будут защищать Босфор и Дарданеллы, равно как и Константинополь. В особой статье конвенции указывалось, что эта мера «нисколько не нарушит древнего правила Османской империи, по которому военным судам иностранных держав всегда было возбраняемо входить 141
Глава 2. Арабские страны Африки в проливы Дарданелл и Босфора». Мухаммеду Али было пред- ложено признать верховную власть султана. Мухаммед Али отказался принять ультиматум, в результате чего англо-австрийский флот обстрелял Бейрут и другие порты Сирии. Против Мухаммеда Али в Сирии началось восстание, что заставило его освободить территорию страны. После угроз Англии начать бомбардировки Александрии Мухаммед Али при- нял требования держав: он признал над собой верховную власть султана, сохранив в качестве наследного владения Египет и Су- дан. Кроме того, он обязался сократить армию, уничтожить су- достроительные верфи и распространить на Египет действия анг- ло-турецкой торговой конвенции 1838 г. В январе 1841 г. Мухаммед Али был вынужден возвратить перешедший на его сторону турецкий флот. Таким образом, Англия подготовилась к будущему захва- ту Египта. Франция в этой ситуации не решилась на военное столкновение и пошла на соглашение с державами. Тем не менее, признавая, что конвенция 1840 г. — явле- ние временное, а также, что при заключении международного соглашения по восточному вопросу нельзя обойти Францию, новое английское правительство после отставки французского премьера Тьера, который пытался сопротивляться английской политике в египетском вопросе, задумалось о необходимости заключения нового международного соглашения о Египте и проливах. Такое предложение было сделано Франции в це- лях противодействия России. Новая конвенция была подписана 13 июля 1841 г. Англи- ей, Россией, Австрией, Пруссией, Францией и Турцией. По ее условиям иностранные военные суда всех держав ле имели права проходить через проливы. В порядке исключения сул- тан имел право выдавать разрешение на проход легких воен- ных судов, состоящих в распоряжении посольств дружествен- ных Турции держав. Таким образом, Россия в результате игры английской ди- пломатии потеряла все выгоды Ункяр-Искелесийского догово- ра 1833 г., лишившись права проводить свои военные корабли через проливы, которые фактически перешли под коллектив- ный контроль европейских держав. Что касается Франции, то ее влияние в Египте заметно ослабло. Таким образом, кон- венция 1841 г. была одной из причин дальнейшего обострения восточного вопроса. 142
§ 1. Египет Проникновение иностранного капитала в Египет. Развитие капиталистических отношений Мухаммед Али, экономически усиливая мощь страны, раз- вивая национальную промышленность, проводя политику про- текционизма, тем самым не допускал экономического закабале- ния Египта и превращения его в колонию Европы. Преемники Мухаммеда Али старались в основном продолжать его политику, но вынуждены были ослабить государственное вмешательство в экономическую жизнь. Земледелец получал право распоряжать- ся продуктами своего труда, отменены были (юридически, но далеко не фактически) рабство и работорговля. Египет получил право заключать займы и некоторые международные договоры, К середине 70-х годов XIX в, последствия втягивания страны в мировое капиталистическое хозяйство были налицо. Капиту- ляция Мухаммеда Али в 1840 г. и распространение действия англо-турецкой торговой конвенции 1838 г. на Египет привели к отмене существовавших ранее торговых монополий. Шел про- цесс внедрения экспортных культур, прежде всего, хлопка. Толчком к развитию хлопководства послужила также и граж- данская война в Северной Америке 1861—1865 гг., временно приостановившая ввоз американского хлопка в Европу. Развивалась промышленность по первичной обработке сельскохозяйственной продукции. Было построено несколь- ко сахарных заводов. В 1860—1870-х годах в Египте шло уси- ленное железнодорожное строительство, было прорыто до 13 тысяч км оросительных каналов, переоборудовались порты. Развитию товарно-денежных отношений способствовали и изменения аграрного законодательства. Были разрешены передача земли по наследству, ее продажа и сдача в аренду. Была отменена круговая порука при сборе налогов. Нату- ральные налоги были теперь заменены денежными. Частная собственность на землю формировалась как помещичья и мел- кокрестьянская. Среди помещиков стали преобладать муль- тазимы из египетских арабов, скупавших землю. Происходил процесс складывания новых классов — нацио- нальной буржуазии и рабочих. Однако развитие капитализ- ма сдерживалось феодальными отношениями в деревне и все возраставшим проникновением иностранного капитала, кото- рый наносил удар прежде всего по отсталой государственной промышленности. Государственные предприятия в условиях 143
Глава 2. Арабские страны Африки свободной конкуренции оказались нерентабельными. Рабо- чие, вчерашние феллахи, насильно задействованные в произ- водство, работать не хотели и нередко портили дорогостоящие машины. В страну хлынули английские товары. Иностранный капитал оказывал также крайне неблагоприятное воздейст- вие на финансовую систему. При преемниках Мухаммеда Али многие государственные предприятия, а также дорогостоя- щие учебные заведения были закрыты. В 1851 г. англичане получили выгодную концессию на строительство железной до- роги от Александрии к Каиру и Суэцу. В 1855 г. французский инженер Фердинанд Лессепс получил разрешение {фирман} на образование «Всеобщей компании для прорытия Суэцкого канала», соединяющего Средиземное и Красное моря. Египетское правительство являлось пайщиком этой кампании. Англия, для которой впоследствии канал при- обрел огромнейшее значение, сначала противодействовала пред- приятию: она опасалась, что канал подорвет обширную тор- говлю, которую она вела через Суэцкий перешеек с Передней и Южной Азией, установит независимый от нее путь в Индию и отдаст контроль над всем Египтом Франции, которая оттуда сможет наступать через Сирию на Ирак (Месопотамию) и даль- ше. Тем не менее, в 1859 г. работы начались, и через 10 лет канал был построен, оставаясь собственностью французской ком- пании. Для строительства канала рабочие набирались в прину- дительном порядке из египетских феллахов — ежемесячно по 60 тысяч. От непосильного труда и эпидемий погибло, по дан- ным египетских историков, 120 тысяч человек. Строительство Суэцкого канала {хедив Исмаил настоял на участии Египта как государства в сооружении канала, и его строительство обошлось Египту более чем в 450 млн фр.), пор- тов и дорог требовало крупных капиталовложений, причем капиталами снабжали Египет, главным образом Англия и Франция. Между этими двумя странами борьба за установле- ние своего господства над Египтом приобрела особо напряжен- ный характер в 1869 г., после открытия Суэцкого канала. Эко- номическая зависимость Египта от европейских государств становилась все более сильной. В 1863 г. государственный долг Египта достиг 16 млн ф. ст.; выплата одних только процентов поглощала значительную часть доходов страны. Займы гаран- тировались основными доходными статьями египетского бюд- жета. 144
§ 1. Египет Социально-экономические сдвиги отразились и на поли- тическом положении Египта. Внук Мухаммеда Али — Исма- ил, правивший в 1863—1879 гг., получил от султана в 1867 г. титул вице-короля или хедива (по-персидски «повелитель»). Этим актом египетский правитель был поставлен выше всех других пашей Османской империи. В 1866 г. Исмаил учредил представительную палату (или па- лату нотаблей), имевшую совещательные функции. Она стала послушным орудием в руках хедива. По словам А.И. Герцена, «Египет въехал на верблюде в эру парламентаризма». После небольшой паузы, вызванной поражением Мухамме- да Али, реформы в области культуры и образования были про- должены. Были восстановлены старые школы, открыто много новых. Число школ увеличилось с 185 в 1863 г. до 4685 в 1875 г. Число учеников начальных и средних школ достигло 10 тысяч. Открылись музеи арабского искусства, египетских древностей, Национальная библиотека, оперный театр, появились научные общества. Единственным официальным языком в Египте стал арабский. Возрос интерес к арабской истории и литературе. Начали выходить газеты и журналы. Все это дало толчок к фор- мированию буржуазно-национальной идеологии. Хотя вмешательство западных держав и отбросило Египет назад, в 1860—1870-х годах наблюдался некоторый рост сель- скохозяйственного производства, появились новые промыш- ленные предприятия. Египетские мультазимы расширили производство и экспорт товарных культур — хлопка и сахар- ного тростника. Проводилось строительство железных дорог. Был существенно увеличен порт Александрии. Несмотря на то, что Египет вступил на путь капитали- стического развития, по-прежнему преобладали феодальные методы эксплуатации крестьянства, а национальная буржуа- зия была еще очень слаба. Кроме того, все более усиливалась экономическая и финансовая зависимость Египта от капита- листических стран Европы. Экономическое закабаление Египта В ноябре 1875 г. в результате объявленного Османской импе- рией финансового банкротства курс египетских ценных бумаг катастрофически упал. Используя эти крупные финансовые 145
Глава 2. Арабские страны Африки затруднения Египта, английское правительство в 1875 г. купи- ло у египетского хедива — всего за 4 млн ф. ст. — принадлежав- ший ему огромный пакет акций компании Суэцкого канала, что сделало Англию фактически главным владельцем столь важно- го для нее участка пути в Индию и в тихоокеанские страны. Финансовое положение Египта в результате продажи акций канала не поправилось. К 1876 г. сумма египетского долга со- ставила 94 млн ф. ст., из которых только 6 млн было израсходо- вано на нужды Египта. 16 млн было истрачено на строительство Суэцкого канала, 50 млн пошло на уплату процентов по долгам, 22 млн досталось европейским банкирам в виде комиссионных. В 1876 г. правительство хедива, доведенное до банкротства, вы- нуждено было прекратить платежи. Финансовая миссия, которая была направлена в Каир анг- лийским правительством, составила доклад о тяжелом финан- совом положении Египта и предложила установить над стра- ной иностранный контроль. После долгих англо-египетских споров хедиву пришлось согласиться на учреждение особой Комиссии египетского долга, куда должны были поступать суммы, идущие на погашение долга и на уплату процентов. Во главе кассы стали четыре иностранных комиссара — пред- ставители Франции, Англии, Италии и Австро-Венгрии. Анг- лийский и французский контролеры получили право ведать доходами и расходами Египта, что означало иностранный фи- нансовый контроль над страной. Налоговый гнету а также неурожай и эпизоотия 1878 г., вызвавшие голод в стране, сильно обострили внутриполи- тическое положение в Египте. Египетское правительство про- сило у своих европейских кредиторов отсрочки платежей, но получило отказ. Хедив согласился на образование кабинета во главе с Нубаром-пашой, известным своими проанглий- скими симпатиями. Кабинет получил название европейского', посты министра финансов и министра общественных работ были предоставлены англичанину и французу. Министры-иностранцы взимали с феллахов тяжелые нало- ги, а также повысили обложение помещичьих земель. В февра- ле 1879 г. они уволили 2,5 тысяч египетских офицеров, а ос- тальным сократили наполовину жалованье, что ускорило вспышку возмущения в армии, которая вылилась в демонстра- цию офицеров. Толпа возмущенных офицеров захватила пре- мьер-министра и министра финансов Вильсона, которые были 146
§ 1, Египет объявлены заложниками. Воинские части отказались выступить против взбунтовавшихся офицеров. Только после того, как хедив Исмаил обещал отменить приказ об увольнениях и сокращении жалованья офицерам, заложники были отпущены, а задержав- шие их офицеры разошлись по домам. Выступление офицеров было встречено сочувствием у населения. В апреле 1879 г. хедиву было направлено подписанное более чем 300 улемами, пашами, беями и офицерами обращение с требо- ванием немедленного устранения иностранцев из правительства. Даже очень умеренное Собрание представителей присоединило свой голос к протесту против создавшегося положения. Хедиву Исмаилу пришлось удалить из кабинета министров иностран- цев и издать конституцию. Новый кабинет был составлен толь- ко из египтян — во главе с Шерифом-пашой. Однако в ответ на удаление иностранцев из правительства Англия и Франция до- бились от турецкого султана смещения Исмаила и высылки его из страны. Вместо него хедивом был назначен его сын — Тев- фик, который был готов пойти на все требования кредиторов. Он восстановил англо-французский контроль над финансами и уменьшил численность египетской армии до 18 тысяч человек. Национально-освободительное движение В стране все чаще открыто проявлялось недовольство: все- властие иностранцев оскорбляло национальные чувства егип- тян. Во главе национально-освободительного движения стали представители молодой египетской национальной буржуазии, интеллигенция, офицерство, прогрессивная часть духовенст- ва, патриотически настроенные помещики. Все они объедини- лись под лозунгом «Египет для египтян» и в 1879 г. создали первую в Египте политическую партию Хизб-улъ ватин (На- циональная партия или Партия родины). В мае 1880 г. группа офицеров выступила против препят- ствий, чинимых в продвижении по службе офицеров-египтян, принудительного использования солдат на трудовых работах и систематической задержки жалования. В начале 1881 г. офицеры каирского гарнизона во главе с пол- ковником Ахмедом Араби направили египетскому прави- тельству петицию, которая содержала требование отставки военного министра и расследования произведенных им повы- шений в чинах. Араби, выходец из феллахов, был талантливым 147
Глава 2. Арабские страны Африки и энергичным деятелем Хизб-уль-ватан. Понимая значение армии как единственной организованной силы в Египте, он пы- тался найти поддержку среди крестьянства. В феврале 1881 г. солдаты под командованием офицеров-патриотов захватили зда- ние военного министерства и арестовали военного министра. Успешные действия группы Араби вызвали страх у пра- вительства и его иностранных советников. Предпринятая попытка удалить из Каира патриотически настроенные пол- ки, не увенчалась успехом. Ватанисты потребовали отставки кабинета, выработки конституции и увеличения египетской армии. Вооруженное выступление армии в сентябре 1881 г. заставило хедива принять все требования ватанистов. Эти события усилили тревогу Англии и Франции. Диплома- тическим путем Англия и Франция попытались организовать турецкую интервенцию в Египте. Когда эти планы провали- лись, Франция выдвинула проект установления совместного англо-французского военного контроля над Египтом. Одна- ко, Англия, стремившаяся к самостоятельному захвату и конт- ролю над Египтом, отказалась принять это предложение. Тем временем образованное после сентябрьского восстания новое правительство Шерифа-паши решило провести выборы в парламент (на основе весьма ограниченного избирательного закона 1866 г.). Шериф, крупный помещик, представлявший умеренно-либеральные помещичьи элементы, стремился лишь к незначительным, чисто внешним изменениям политического строя Египта. В парламент прошли большей частью ватанисты. Их требованием было то, чтобы будущая конституция давала бы парламенту право контролировать хотя бы ту часть государ- ственного бюджета, которая не предназначалась для погашения государственного долга. Проект конституции, который был вы- работан Шерифом-пашой, предоставлял парламенту в этом во- просе лишь совещательные права. На открывшейся 26 декабря 1881 г. сессии большинство депутатов египетского парламента высказало недовольство этим проектом. Араби выдвинул пред- ложение об образовании нового кабинета. После сентябрьских событий 1881 г. страна была охвачена невиданным ранее политическим подъемом. В городах про- исходили многолюдные митинги, стали выходить новые пат- риотические газеты. В деревне раздавались призывы к разде- лу помещичьих земель. Крестьяне отказывались платить арендную плату помещикам и долги ростовщикам. 148
§ 1. Египет В январе 1882 г. хедиву была передана совместная англо- французская нота с требованием распустить парламент и пресечь деятельность Араби. Однако, несмотря на это давление, египет- ский парламент в начале февраля добился отставки правитель- ства Шерифа-паши. Ахмед Араби вошел в новый кабинет в ка- честве военного министра. Жители Каира поддержали Араби: в городе были организованы многочисленные собрания. Новый кабинет принял проект конституции, предусматривавший ут- верждение бюджета правительством совместно с парламентской комиссией (кроме той части, которая была предназначена для погашения государственного долга). Также правительство раз- работало программу буржуазных реформ. Англия и Франция предприняли попытку подкупа Араби. Однако этот ход потерпел неудачу, и 25 мая 1882 г. хедиву была вручена нота с требованием отставки кабинета, высылки Араби из страны и удаления из Каира видных ватанистов. В знак про- теста против грубого иностранного вмешательства националь- ное правительство подало в отставку. Это вызвало такие серьезные волнения в Каире и Александрии, что хедиву Тевфику пришлось 28 мая восстановить Араби на посту военного министра. Радикалы во главе с Араби, выступая с антииностранными лозунгами, стали очищать страну от европейской «заразы». Были закрыты кафешантаны, рестораны и оперные театры, восстанавливались традиционные нормы ислама. Араби полу- чил поддержку и со стороны турецкого султана Абдул-Хами- да, который присвоил ему титул паши. Напряжение в стране усиливалось. Под лозунгами борьбы с неверными стали под- ниматься крестьяне. Оккупация Египта Англией В июне 1882 г. в Константинополе была созвана конферен- ция по египетскому вопросу. Английские делегаты были вы- нуждены присоединиться к протоколу, который обязывал все европейские страны не прибегать к аннексии или оккупации египетской территории. Однако командир английской эскадры, стоявшей на Алек- сандрийском рейде, вице-адмирал Сеймур, не дожидаясь утверждения протокола конференции, направил военному губернатору Александрии провокационное требование. Оно 149
Глава 2. Арабские страны Африки заключалось в том, чтобы египтяне прекратили производив- шееся ими строительство фортов. Английский ультиматум, врученный 10 июля 1882 г. предлагал выполнить это требо- вание в 24 часа. 11 июля английский флот подверг Александрию ожес- точенной 10-часовой бомбардировке. Затем сухопутные анг- лийские войска, насчитывавшие 25 тысяч человек, высади- лись на берег и заняли горящий город. Французы уклонились от участия в военных действиях. Все европеизированные слои египетского общества бежали в Александрию под защиту английской эскадры. Вскоре сюда же прибыл хедив Тевфик, предав интересы своего народа. В Каире был образован Военный совет, созвано Чрезвы- чайное собрание из представителей знати, духовенства и офи- церов-ватанистов для управления страной и организации ее обороны от британской агрессии. Началось открытое проти- востояние. Хедив сместил Араби, объявив его мятежником. В ответ на это Араби заявил, что считает хедива заложником иностранцев, «пленником англичан». Чрезвычайное собрание объявило хедива Тевфика низложенным и назначило Араби главнокомандующим вооруженными силами. Крестьянские массы активно участвовали в войне. В ар- мию записывались добровольцы. Выдвигались требования конфискации поместий феодалов, перешедших на сторону врага. Однако Араби не пошел на издание соответствующего закона. Ватанисты боялись развертывания народной войны, они считали, что война должна вестись только египетской ре- гулярной армией против английской армии. В распоряжении Араби находилось около 19 тысяч регу- лярных войск и 40 тысяч новобранцев. Египетская армия обладала внушительным количеством боеприпасов и воору- жения, в том числе около 500 пушек. Был разработан страте- гический план обороны Египта. Однако этот план имел серь- езные недостатки. Военно-стратегический просчет Араби состоял в том, что он не укрепил зону Суэцкого канала, посчитав, что англичане не нарушат конвенцию о нейтрализа- ции канала. Были и другие соображения: Араби не решился вывести канал из строя (предполагалось прекратить подачу питьевой воды). Кроме того, серьезная ошибка Араби заклю- чалась в том, что он поручил важнейшие оборонительные по- зиции недисциплинированным отрядам бедуинов, вождей 150
§ 1. Египет которых англичане сумели подкупить. Не посчитавшись с нейт- рализацией Суэцкого канала, англичане перебросили в Порт- Саид и Исмаилию войска из Индии, обеспечив таким образом наступление на Каир с двух направлений. Английские войска прорвали растянутый и ослабленный изменой бедуинских вождей фронт. 13 сентября 1^82 г. вой- ска Араби потерпели поражение у Тель-аль-Кебира. Попыт- ка Араби организовать оборону Каира с помощью основных сил египетской армии, находившихся на севере, была сорвана предателями. Они помогли англичанам вступить в Каир, что произошло 14 сентября. Вслед за этим англичане оккупиро- вали всю страну. Араби был арестован, предан суду и выслан из Египта на Цейлон. В Египте на тот период еще не сложилось силы, способной противостоять иностранному вмешательству. Национальная буржуазия была слаба и склонна к компромиссам, рассчиты- вая с их помощью добиться расширения своих прав. Феодаль- ные элементы, примкнувшие к Араби, в самый напряжен- ный момент борьбы с английскими оккупантами стали на путь открытого предательства. Все эти факторы обусловили пора- жение национально-освободительного движения и облегчило превращение Египта в английскую колонию. Учитывая сопротивление держав, особенно Австрии и Фран- ции, Англия не решилась на официальное включение Египта в состав Британской империи. Формально Египет сохранил особый статус и по-прежнему считался автономной частью Османской империи. Согласно изданному в 1883 г. Органиче- скому закону взамен прежнего национального парламента, были созданы Законодательный совет и Генеральное собра- ние, представлявшие только наиболее зажиточные слои и очень ограниченные по своей компетенции. Вся исполни- тельная власть оказалась сосредоточенной в руках англий- ского генерального консула, сохранявшего полный контроль над деятельностью кабинета во главе с премьер-министром и опиравшегося на оккупационную армию. Реальная власть сохранялась за английскими колонизаторами, но сам факт существования как законодательной палаты, так и кабинета министров был призван подчеркнуть, что Египет имеет осо- бый статус. Между Францией, вынужденной отказаться от расшире- ния своих интересов и влияния в Египте, и Англией создались 151
Глава 2. Арабские страны Африки натянутые отношения. Окончательно Франция признала ис- ключительное положение Англии в Египте только в 1904 г. в обмен на признание Англией аналогичного положения Фран- ции в Марокко. В период английской оккупации Египта с большой остротой стоял вопрос о Судане. В 1881 г. в Судане началось движение против подпавшего под иностранное владычество Египта, ко- торый при Мухаммеде Али и его преемниках присоединил значительную часть Судана. Во главе движения стал Мухха- мед-Ахмед, объявивший себя лшхдщ т. е. «избавителем», при- званным восстановить чистоту ислама и создать «царство правды». Приверженцы махди нанесли египетским войскам ряд поражений, и почти весь Судан стал независимым. По- терпели поражение и попытавшиеся вернуть Судан оккупи- рованному ими Египту англичане (1885 г.), причем был убит их главнокомандующий генерал Гордон. Лишь с 1896 г. возоб- новились активные военные действия англичан, возглавляв- шиеся Китченером (с 1882 г. он был главнокомандующим — «сердаром» — вооруженными силами Египта); эти действия привели в 1898 г. к покорению всего Судана. Судан, однако, не был восстановлен как египетская провинция, а в начале 1899 г. по англо-египетскому договору для него установлен был режим англо-египетского кондоминиума (совместного владения) с преобладающим влиянием англичан. Вопрос о задолженности Египта продолжал стоять с преж- ней остротой. Оплата, долгов поглощала до четверти всей про- дукции Египта, и бремя их почти целиком падало на крестьян. Английское управление было заинтересовано в расширении посевов хлопка, в улучшении способов его хранения и пере- возок, что, в свою очередь, потребовало расширения оро- сительной сети, сооружения плотин и водоемов, постройки новых линий железных дорог, переоборудования Александрий- ского порта, устройства складов и др. За период с 80-х годов XIX в. до 1907 г. экспорт хлопка возрос с 8. млн до 30 млн фун- тов стерлингов. Хлопководство велось, однако, хищнически- ми методами: земля истощалась, росло засоление почв. По- пытки создания хлопчатобумажных фабрик были сведены на нет англичанами, которые ввели специальный налог на лю- бые изделия из хлопка, изготовляемые в Египте. Если произ- водство хлопка всячески стимулировалось, то это происходи- ло за счет других культур. Расширение хлопковой площади 152
§ 1. Египет повлекло за собой сокращение посевов табака и хлеба; Египет вынужден был ввозить хлеб, недешево обходившийся населе- нию. Для оросительных работ крестьяне должны были нести трудовую повинность. Режим капитуляций, предусматривав- ший налоговые, судебные и иные привилегии для подданных 15 иностранных государств, вызывал недовольство широких слоев египетского народа. Однако активное внедрение иностранного, в основном анг- лийского капитала, после 1882 г. способствовало убыстрению развития страны. К числу мер, осуществленных в 1880-х го- дах, относятся частичная отмена принудительных работ, от- мена (как общее правило) телесных наказаний.: В конце XIX в. промышленные рабочие исчислялись уже почти полумиллио- ном человек, из них чуть меньше половины были европей- цами. В Египте снова появились разгромленные ранее внешние атрибуты европеизации: клубы, рестораны, салоны; работа- ли телеграф, телефон, кинематограф, университеты, издатель- ства. Общество было разделено на две группы: сторонников вестернизации, в основном лиц с европейским образованием, и сторонников, отстаивавших нормы ислама. Эта часть была наиболее близка широкрму населению страны, традиционно- му по сути, и недовольному колонизацией страны. К концу XIX в. в Египте начало зарождаться рабочее, профсоюзное и социалистическое движение, однако его представителями в основном были выходцы из Европы. Коренное египетское население втягивалось в это движение весьма медленно. 153
В средние века на территории современного Судана (некогда провинции Византии) существовали христианские государства, крупнейшим из которых была Донгола. В 1275 г. египетский султан Бейбарс вторгся в столицу Донголы Макурию и посадил на престол своего ставленника принца Шансу. Позже, в 1317 г., египтяне свергли последнего царя-христианина Донголы и за- менили его родственником, принявшим ислам. В последующий период происходила быстрая «арабизация» и «исламизация» Нубии (древнейшее название Судана), хотя вплоть до второй по- ловины XV в. в долине Нила выше области Донголы сохраня- лись очаги христианства. Судан в XVI— начале XVII в. Арабы-бедуины, заселившие степи и саванны Судана, спо- собствовали распространению ислама, арабской культуры и на- родного арабского языка. За несколько столетий Судан резко поменял свой культурный облик, складывавшийся тысячеле- тиями. Однако бедуины не могли стать ядром новой политической системы. В этой роли выступали политические элиты двух пло- дородных областей с земледельческим населением — Фунг в Эль- Гезире и Дарфур на западе. Столицей Фунга был город Сеннар, по имени которого государство, возникшее здесь в начале XVI в. (традиционная дата — 1504 г.), стало называться Сеннаром, или Сеннарским султанатом. Центральное положение в нем занима- ли фунги — арабоязычный земледельческий этнос сложного про- исхождения. Княжества, образовавшиеся ранее на территориях Алвы, нильской Нубии и народа беджа, одно за другим подчини- лись фунгам, а племена суданских арабов должны были выби- рать между подданством Сеннара, Дарфура или Египта. 154
§ 2. Судан Когда Египет в 1617 г, захватили турки, границей между их империей и султанатом Сеннар стал район у третьего по- рога Нила, тем самым к 1519 г. собственно Нубия была разде- лена пополам. Что касается района красноморских портов, то он составил особую турецкую провинцию Суакин. Сеннарский султанат, занимавший крупнейшую часть тер- ритории Судана, представлял собой конгломерат княжеств, наследственные правители которых находились в вассальной зависимости от царя (султана) Сеннара. Наиболее важным из вассальных владений был Дарфур. Некоторые княжества (например, Тегали в горах Нуба) оставались независимыми. Султан правил с участием назначаемого им совета вель- мож, членами которого были наместники провинций, глав- нокомандующий армии, начальник султанской гвардии, вер- ховный судья и др. Совет собирался от случая к случаю. Наряду с ним посто- янным совещательным органом при султане был тайный со- вет из четырех сановников. Ядро армии Сеннара составляли отряды воинов-невольников; часть из них образовала гвар- дию султана, другие расселялись вдоль границ области Фунг. В столице размещалась конница фунгов, лошадей и оружие для которой обеспечивало государство за счет дани с вассаль- ных владений. В случае необходимости армия пополнялась вспомогательными отрядами из вассальных княжеств и пле- мен, сражавшихся на конях и верблюдах. В Дарфуре также существовали совет вельмож и тайный совет., пользовавшийся несравненно большим влиянием, чем первый. Армия пред- ставляла собой соединение полка воинов-невольников, конных отрядов арабских племен и пеших ополчений негроидных на- родов центральных и западных областей государства. На всей территории Сеннара, Дарфура и их вассальных вла- дений существовал единый письменный арабский язык и дей- ствовали общие основы мусульманского законодательства (шариат), дополнявшиеся обычным правом и указами мест- ных правителей. Верховному судье подчинялись местные судьи, которые назначались из сословия исламских законо- ведов-факихов. Из других арабских стран в Судан (сначала в Нубию, а затем в Эль-Гезиру) проникали проповедники су- физма — члены братств Кадирийя, Хат-мийя, Шадылийя и др. В середине XVII в. нубиец Идрис ибн Арбаб стал руко- водителем местного отделения братства Кадирийя в долине 155
Глава 2. Арабские страны Африки Голубого Нила. Основанная им «святая деревня» Айлафун, кустодами (правители и вероучители) которой после его смерти стали его потомки, превратилась в один из центров суданского ислама, стала местом паломничества мусульман. В Нубию, Сеннар и Дарфур переселялись образованные, му- сульмане из других стран Африки и Азии. В городах при мечетях, в «святых деревнях» существовали школы, в кото- рых преподавались Коран, сунна, исламское право, суфизм и литературный арабский язык. В этот период Сеннар и Донгола были крупнейшими горо- дами Сеннарского султаната и всей Северо-Восточной Аф- рики. Под несомненным влиянием исламской цивилизации в султанате появились сравнительно высокие формы феодаль- ного землевладения. Султан дарил светским и духовным лицам и мечетям большие участки земли, освобождал их от уплаты налогов и других повинностей. Вместе с тем в соци- альной структуре султаната сохранялось немало элементов, унаследованных от христианского Средневековья и древнего мероитского периода. Период становления Сеннарского султаната закончился при султане Дакиие (1569—1586), который приступил к ре- формированию судебной и административной системы моло- дого государства. Политическую историю Сеннара определяло его геополи- тическое положение у южных границ Османской империи и на путях, которые вели из нее в Эфиопию и Борну — две другие африканские империи. С Османской империей и Эфио- пией он поддерживал преимущественно мирные отношения. В царствование Бади I Сид ал-Кома (1611—1641) между Сеннарским султанатом и Эфиопией велись военные действия, но в дальнейшем между двумя государствами установились в основном мирные, дружественные отношения. В1632 г. эфи- опских! император Фасиледэс заключил союз с султаном Сен- нара, турецким наместником Суакина и.другими мусульман- скими правителями. При султане Бади II Абу-Дугна (1642—1677) в столице был сооружен обширный дворец и построена большая мечеть. В стране установился внутренний мир, прекратились мятежи племен. Султан совершал походы в юго-западном направле- нии — в верховья Белого Нила, Тегали и горы Нуба. Захвачен- ных пленников он расселял вдоль границ в укрепленных 156
§ 2. Судан деревнях, расположенных на расстоянии 6—8 км одна от другой. В это же время в Кордофане воцарился султан Мухаммад Джунгул, неудачливый претендент на престол Дарфура. Он стал основателем местной династии султанов Мусабаат, ко- торые в своей политике лавировали между Сеннаром и Дар- фуром. На севере Сеннара владычество фунгов также пошат- нулось. В 1659—1660 гг. союз «арабизированных» нубийцев Шангин (район пятого нильского порога) отделился от Сен- нара, подав пример Донголе. Резко сократилась поставка ло- шадей из Нубии, что подрывало мощь султана. Усилился и Дарфур. При султанах Сулеймане Солонге (1570—1637), Мусе (1637—1682), Ахмаде Буккуре (1682— 1722) и Мухаммеде Давра (1722—1732) он достиг расцвета. Солонг завоевал Кордофан и подчинил.себе арабские племена вплоть до границ Сеннара на востоке. Буккур нанес пораже- ние Вадаи (нынешний Чад). В горах Марра близ некрополя султанов Дарфура он построил каменную мечеть, В период расцвета правители фунгов вели строительство мечетей со школами при них, приглашая ученых из-за границы. Судан в XVIII—XIX в. Присоединение Судана к Египту В конце XVII — начале XVIII в. и в Сеннаре, и в Эфиопии уже вполне обозначился кризис центральной власти. Два сла- беющих монарха — султан Бадиг IV Абу-Шиллук (1723— 1762) и император Иясу II (1730—1755) — вступили в войну между собой, в результате которой султанская власть при- шла в полный упадок, и монархическое правление, перешло к династии везирей Хамадж. Ее фактическим основателем был Мухаммад Абу-л-Кайлак Камтур (1710—1776), главный организатор победы фунгов над эфиопскими войсками и за- воеватель Кордофана. Сильнейшим и богатейшим из государств Судана стал Дар- фурский султанат. Торговля Дарфура во много раз превыси- ла сеннарскую. Захват невольников для продажи стал важ- ной целью походов дарфурских войск и набегов арабских кочевых племен, однако большая часть рабов переправлялась через Дарфур транзитом из стран, лежащих к западу и юго- западу от него. 157
Глава 2. Арабские страны Африки Султан Дарфура Мухаммад Тираб (1752—1785) вновь по- корил Кордофан. Правившая здесь на протяжении трех по- колений династия Мусабаат пыталась лавировать, используя соперничество между Дарфуром, Сеннаром и Тегали. Неболь- шое горное царство Тегали (южный сосед Кордофана и номи- нальный вассал Сеннара) переживало расцвет в царствование султана Исмаила Мухаммада (1705—1773), покорившего об- ширные территории на севере и востоке от собственно Тегали. В 1820—1822 гг. началась египетская экспансия. Армия правителя Египта Мухаммеда Али, которой командовал его сын Исмаил-паша, завоевала весь Северный и Центральный Судан. Сопротивление оказали лишь немногие племена судан- ских арабов, до того успешно сопротивлявшиеся фунгам, — шаигия, джамуийя и некоторые более мелкие. Правитель Кордофана также пытался оказать сопротивление, трехты- сячному корпусу Мухаммеда Хусрау, зятя Мухаммеда Али, но был разбит в единственном сражении; войска Хусрау без боя взяли Эль-Обейд и другие города Кордофана. В декабре 1822 — июле 1823 г. Мухаммед Хусрау подавил всякое со- противление, сжигая города, деревни, посевы, истребив око- ло 50 тысяч человек. В 1826 г. Мухаммед Али назначил хукумдаром (генерал- губернатором) Сеннара Али Хуршида, получившего задание создать там большое доходное колониальное владение. В 1828—1830 гг. Хуршид, возглавив военные экспедиции, подчинил племена дичка, горные, этносы суданско-эфиопско- го пограничья. Лишь население (хадандава) царства Шиллук продолжало сопротивление до 1844 г., когда оно было потоп- лено в крови. До 1864 г. организованное сопротивление тур- кам оказывало Тегали. Пленных солдат-суданцев султан Умар старался привлечь на свою сторону и включить в свои войска. Продвижению турецко-египетских войск способствовали работорговцы. Они проникали во все области, населенные пи- лотскими племенами, кроме нынешней Кении. Нередко ос- нованные ими фактории становились правительственными опорными пунктами. В некоторых случаях работорговцы ста- новились начальниками военных пунктов и даже администра- торами более высокого ранга. Одним из них был крупнейший работорговец аз-Зубейр, который в 1872 г., вооруженной си- лой подчинив себе, других работорговцев, был утвержден в должности губернатора вновь образованной провинции 158
§2. Судан Бахр-эль-Газаль. В 1874 г. он расширил территорию провин- ции за счет Дарфура и расположенных к западу от него султа- натов Масалит, Тама, Гимр и Суда, а затем вторгся в пределы Вадаи. Обеспокоенный усилением аз-Зубейра хукумдар Исмаил Айюб добился отозвания его в Каир (1877 г.); аз-Зубрйра на- правили в составе египетского корпуса на русско-турецкую войну. Самым доходным из традиционных «промыслов» в Египет- ском Судане была работорговля. Если раньше караваны из Дарфура и Сеннара доставляли в Египет 9 тысяч невольников и 2—3 тысячи вывозили морем через Суакин, то в 1825 г. хукумдар отправил в распоряжение Мухаммеда Али 40 тысяч невольников, а в 1839 г. — в 5 раз больше. Часть пленников оставляли в Судане для продажи. При Али Хуршиде захват рабов стал одной из главных целей военных походов. Поощрение работорговли и прямое участие в ней являлось важным направлением политики турецких властей в южных областях Судана. Вдоль их границ велся регулярный захват людей под видом охоты на слонов. Ее организовывали круп- ные работорговцы. В середине XIX в. царь шиллуков запре- тил работорговлю, хотя и платил турецким правителям дань людьми. Его преемник подтвердил этот запрет, но был сверг- нут с престола и убит сторонниками работорговли. Противниками работорговли выступали, в частности, ка- толическая церковь, отдельные группы знати на юге страны. В конце 70-х годов XIX в. под давлением европейских держав каирское правительство вынуждено было запретить работор- говлю. Но провести это решение в жизнь было трудно без об- щественной поддержки в Египетском Судане. Социально-экономическое развитие Судана в XIX в. В период Османской империи территория нынешнего Су- дана впервые стала единым государством (хотя культурное ядро на этой территории существовало со времен Куша-Ме- роэ). Подвергшиеся «арабизации» и «исламизации» племена были очень различны по уровню культурного и обществен- ного развития. Их объединяло лишь недовольство турецко- египетским режимом. Но еще до турецкого завоевания 159
Глава 2. Арабские страны Африки большинство населения этих территорий подвергалось экс- плуатации, будь то в развитом феодальном обществе Донго- лы или в раннефеодальном царстве Шиллук и княжествах занде, алур, ачоли, анюак, но турецкая администрация дове- ла феодальный гнет до предела и дополнила его систематиче- ским грабежом. При сборе налогов осуществлялся принцип круговой пору- ки. При этом местная администрация и традиционные вожди присваивали себе по меньшей мере столько же, сколько шло правителям Египта и Османской империи. За короткий срок у населения были конфискованы запасы драгоценных метал- лов, Такие экзотические товары, как гуммиарабик, слоновая кость, которые раньше продавались, теперь изымались в фор- ме налогов. Турецко-египетские чиновники насильно принуж- дали окрестных крестьян к труду в своих имениях. Лучших мастеров, набранных за плату, вероломно заковывали в ко- лодки и отсылали в Хартум. В 1847—1848 гг. была построена и пущена в эксплуата- цию фабрика для промывки золотого песка в области Берта (на границе с Эфиопией). Для нее в России были подготовле- ны молодые египетские специалисты. Но вскоре эта фабрика была закрыта. Крайне медленно и непоследовательно созда- валась система современных коммуникаций. Лишь в 1875 г. началось строительство железной дороги на. Крайнем Севере Судана, в Вади-Хальфе, которая соединялась с египетской железнодорожной линией и шла в обход нильских порогов. Более успешно развивался речной и морской транспорт. По Нилу и главным его притокам начали ходить пароходы, в Хар- туме были построены доки, куда доставлялась из Египта судовая техника, здесь же строились крупные деревянные и металлические барки. В 1878 г. на хартумских доках под руководством английских инженеров работали около 200 че- ловек, в большинстве выпускников местной католической школы. В 1857 г. на Красноморском побережье Судана была основана частная пароходная компания «Маджидийя», вла- девшая четырьмя пароходами, которые перевозили паломни- ков из Суакина в аравийскую Джидду и обратно, а также в Суэц. В 1864 г. на смену ей пришла компания ^Азизийя», имевшая восемь пароходов, которые регулярно перевозили пассажиров и грузы между Суакином и Суэцем. В 1870 г. эта компания была преобразована в государственную. Почта 160
§ 2. Судан в Судане появилась как частное (итальянское) предприятие, но с течением времени стало государственным ведомством. Примером бесхозяйственности турецко-египетских властей может служить Суакинская гавань. В течение тысячелетия Суакин являлся главным морским портом страны, расцвет его пришелся на середину XIX в. В 1860 г. губернатор прика- зал укрепить городскую цитадель и перестроить свой дворец, используя для этого поднятые со дна моря коралловые глы- бы. Коралловая крошка попала в гавань, кораллы прижились и стали размножаться. С течением времени коралловые ри- фы погубили порт. Упадок же торговли и городской жизни в Суакине стал следствием развала экономики в целом, а так- же установления государственной монополии на торговлю ос- новными товарами, которые теперь централизованно выво- зились через Хартум и Нубию в Египет. Введенная феодальная система управления страной состоя- ла из двух подсистем: традиционной (в племенах, деревенских общинах, княжествах) и бюрократической турецко-египетско- го типа. Последняя была неустойчива: границы провинций часто менялись, одно время было ликвидировано генерал-гу- бернаторство, наместникам разных рангов не давали подолгу засиживаться на одном месте. Египетский Судан как коло- ния феодальной страны не мог не попасть под финансовую зависимость от капиталистической Европы. Таким образом, в Судане складывалось раннеколониаль- ное общество феодального типа. Его верхушку составляли пришельцы с севера: мусульмане («турки»), левантинцы и ев- ропейцы. При этом под «турками» подразумевались как разноязычная Османская администрация, так и столь же этнически не однородная египетская агентура, хедива; под левантинцами — промышляющие в Судане жители соседних государств мусульманского и христианского вероисповеда- ния, в том числе греки, армяне и пр.; а под европейцами — непосредственно разнообразная колониальная агентура капи- талистических стран, в том числе колониальные чиновники, торговцы, моряки, миссионеры и т. д. Каждая из этих трех групп делилась на. национальные общины, кланы, а также группы сторонников того или иного влиятельного лица. Сре- ди «турецкой» элиты все время происходила скрытая, а порой и открытая борьба между отдельными группировками, напри- мер, черкесами и албанцами, «новаторами» и консерваторами. <• :> /20 161
Глава 2. Арабские страны Африки Ее представители по-разному относились к европейским и ле- вантинским компрадорам, египтянам и другим «чужакам». Но по отношению к коренному населению все они держались как «белая раса господ», презиравшая и унижавшая «черных туземцев». Но постепенно в верхнем социальном слое появ- лялись отдельные арабо-суданцы, сохранявшие связь со свои-; ми племенами. В начале 80-х годов XIX в. в Судане образовался значитель- ный (численностью в несколько десятков тысяч) слой смешан- ного турецко-африканского и европейско-африканского на- селения. В южных провинциях, населенных нилотскими и центральноафриканскими этносами, белая верхушка была особенно малочисленна, а средние административные долж- ности занимали нубийцы и арабо-суданцы, они же составляли массу торговцев. Своеобразную группу населения составляли бродячие торгов цы-джелл ябы, происходившие из различных арабских и нубийских областей. Разнородные по своему происхождению и социальному облику суданские городские слои были все, хотя и в разной степени, недовольны засильем европейцев, произволом адми- нистрации, колониальным положением страны. Особенно ве- лико было недовольство ремесленников, разорявшихся из-за наплыва иностранных товаров; торговцев, вытеснявшихся ев- ропейскими и левантинскими купцами; солдат, месяцами не получавших жалованья; всего мусульманского населения, которым впервые за много веков управляли иноверцы — хри- стиане или выходцы с Кавказа и Балкан, лишь недавно принявшие ислам и продолжавшие следовать многим христи- анским обычаям. Все прежние противоречия — между крестьянами, полу- оседлыми и кочевыми скотоводами, пастухами и знатью, жи- телями деревень и горожанами, разными племенами и этни- ческими группами — отступали на второй план перед главным противоречием между всеми угнетенными суданцами, с од- ной стороны, и «союзом» хедивской администрации с белой компрадорской буржуазией — с другой, причем обе эти силы выступали как агенты европейского капитала. В Судане начало зарождаться освободительное движение, направлен- ное против «белых» угнетателей, которое приняло религиоз- ную форму сначала суфийского, а затем махдистского дви- жения. 162
§ 2. Судан В период турецко-египетского правления в северных и цент- ральных областях Судана со своими учениями начали вы- ступать суфийские братства (тарикаты): Ансарийя, Мад- жзубийя, Хатмийя, Исмаилийя, Идрисийя, Самманийя, Тиджанийя^ а также ответвления Хадирийи. Деятельность различных миссионеров была частью общего идейного броже- ния в стране. Недовольство мусульман (не исключая турков) вызывало появление на ключевых административных постах и на самой вершине пирамиды власти европейцев-христиан, а также евреев. Еще при Мухаммеде Али в Судане отдельные европейцы и христиане-левантинцы назначались начальни- ками над мусульманами. В 1869 г. С.У. Бейкер первым из англичан получил звание паши и был назначен генерал-гу- бернатором Экваториальной провинции, которую ему еще предстояло завоевать. И действительно,; он создал огромную провинцию — Египетский Судан. Губернаторами других круп- ных провинций также были назначены европейцы, в частности британский генерал Ч.Дж. Гордон в 1874 г. занял должность генерал-губернатора Экваториальной, провинции. В 1876 г. Гордона сменил американец Х.Г. Праут, но через два года он был отозван в Египет, а Ч.Дж. Гордон в 1877 г. стал генерал- губернатором всего Египетского Судана. В последующие годы он назначил несколько европейцев на посты руководителей пароходства, телеграфа, почты, госпиталей и пр. Правление Гордона и его окружения в Египетском Судане, как и «европейского кабинета» в Египте, воспринималось ара- бами, нубийцами, беджа и другими мусульманскими народа- ми как тирания неверных. Волнения 1877—1879 гг. стали первыми зарницами грозного махдистского восстания. Вес- ной 1877 г. на борьбу с турками поднялись фуры Дарфура, во главе которых встал Харун, близкий родственник бывшего султана. Лозунгом движения было восстановление незави- симого государства фуроа, на престол которого претендовал Харун. Но уже в июне правительственные войска, во главе которых встал сам Ч.Дж. Гордон, разбили повстанцев. В июле 1878 г. началось наиболее опасное для турецко-еги- петского режима восстание суданских арабов в юго-западных провинциях. Его возглавил Сулейман, сын аз-Зубейра. Учитывая его влияние, Гордон назначил Сулеймана вице-гу- бернатором Шакки, затем губернатором Бахр-эль-Газаля. На этом посту он не выполнил требования генерал-губернатора 163
Глава 2. Арабские страны Африки покончить с работорговлей, был смещен, но отказался пови- новаться. В июле 1879 г. Сулейман и девять других вождей повстанцев сдались в плен, но на следующий день были рас- стреляны якобы при попытке к бегству. Расстреливали и куп- цов, доставлявших в зону восстания оружие в обмен на рабов. Эти действия губернатора вызвали общее недовольство. В июле 1879 г. новый египетский хедив Мухаммед Тауфик отозвал Ч.Дж. Гордона в Каир. Государство махдистов (1885—1898) В обстановке социальной нестабильности и возбуждения, подогреваемого известиями о событиях в Египте, где уси- лилось национальное движение, и ожидания хиджры (1882 г.), в августе 1881 г., в дни Рамадана, на острове Аба (Белый Нил) выступил с проповедью шериф (т. е. потомок пророка Мухаммеда) Мухаммед Ахмед ибн Абдаллах. Он объявил себя Махди (мусульманским мессией, явившимся, чтобы устано- вить на земле царство справедливости) итгризвал мусульман к священной войне с неверными. К последним он причислял и турок. Активное участие в подготовке восстания принял Аб- даллах, будущий махдистский халиф, поступивший в учени- ки к Мухаммеду Ахмеду и ставший впоследствии его преем- ником. Весной 1883 г. началось восстание племен динка, за кото- рыми последовали другие народности. В мае на борьбу подня- лись беджа, которыми руководил эмиссар Махди — богатый суакинский купец Осман Дигна. Англия решила воспользоваться отделением большей час- ти Судана от Египта, чтобы здесь единовластно утвердиться. Англичане добились «временного» вывода египетских войск, на смену которым пришли британские войска, и назначения Ч.Дж. Гордона хукумдаром с чрезвычайными полномочия- ми. Это было расценено как вызов суданцам-мусульманам. 5 января 1885 г. перед махдистами капитулировал гарнизон Омдурмана, а через 20 дней махдисты штурмом взяли Хар- тум. К апрелю 1885 г. англо-египетские войска оставили всю суданскую долину Нила до Вади-Хальфы. В результате победы махдистского восстания Судан стал независимым теократическим государством, структура 164
§ 2. Судан которого определялась Кораном. Его столицей стал Омдур- ман. Махдисты называли себя бедняками или дервишами (фу кара). Воспевание дервишского аскетизма и послушания ассоциировалось с жесткой экономией и дисциплиной, необ- ходимыми в военное время. Махди приказывал беречь лоша- дей, необходимых для кавалерии. На лошадях запрещалось перевозить грузы и даже ездить в мирное время, но запрет мотивировался кораническим требованием скромности и не- допустимости роскоши. Женщинам запрещалось носить золо- тые украшения; все золото надлежало сдать в казначейство. Были ограничены брачный выкуп, расходы на погребение и пр. Вводилось единообразие в одежде: джубба, белые шта- ны, рубаха, тюрбан, сандалии. Запрещалось носить одежду турецкого и египетского типа, пить алкогольные напитки, курить табак, исполнять турецкую и египетскую музыку, использовать турецкий алфавит. Однако на многие техниче- ские новшества запрет не распространялся, поскольку при- знавалась их полезность для укрепления государства. От «турок» и европейцев остались артиллерия, способ изготов- ления пороха, кирпичей, чеканка монет и пр. Еще в 1883 г. Махди объявил о конфискации всего имуще- ства «турок» и христиан. Их земли, как и бывший государст- венный земельный фонд, были переданы в ведение казначей- ства и освобождены от налогов. Эти земли жаловались родст- венникам, приближенным, наиболее отличившимся воинам правителя; при халифе Абдаллахе — родственникам и сопле- менникам последнего. На этих землях трудились крестьяне, получая участки.на правах издольной аренды. Суданцы-зем- левладельцы, в том числе крупные феодалы, вожди племен и сельские общины, сохранили свои владения и привилегии; принадлежащие им земли они также сдавали в аренду кре- стьянам. Махди отверг предложение распределить всю зем- лю между теми, кто ее обрабатывает, обязав их платить ренту непосредственно в казну. Налоги с населения собирали уполномоченные, при Махди получавшие твердое жалованье (при «турках» они оставляли себе часть собранных налогов). В последние годы правления халифа Абдаллаха при сборе налогов отмечались злоупотреб- ления. После победы восстания феодальный характер махдистско- го государства стал явным. Махдисты узаконили рабство 165
Глава 2. Арабские страны Африки и работорговлю. Часть рабов, принадлежавших «туркам» и европейцам, сумела освободиться, но большинство остались у прежних хозяев. Халиф Абдаллах пополнял армию раба- ми. Для этого же южные племена обязывались платить дань людьми. Многие рабы, главным образом женщины, продава- лись на аукционах для пополнения государственной казны. Чтобы предотвратить сопротивление недовольных, махдисты разоружили бедуинов и землевладельцев под предлогом сбо- ра оружия для армии. Махди умер 22 июня 1885 г.; в Омдурмане была воздвиг- нута его гробница. 20 сентября того же года на празднике Ид алъ-адха почти вся верхушка махдистов и массы народа при- несли клятву верности халифу Абдаллаху. Все мусульмане должны были совершать паломничество в Омдурман к гроб- нице Махди взамен хаджа в Мекку, Медину и Иерусалим. Была запрещена любая критика высказываний и деяний Махди и его халифов, нарушавшие запрет карались смертью. Запрещались любые иносказательные или мистические толко- вания Корана, а также все суфийские братства как вносящие раскол в исламскую общину и искажающие учение ислама. Это отбросило в оппозицию даже лояльных махдистам суфиев. Многие улемы, получившие образование в Египте и Аравии, покинули Судан. Что касается ордена Хатмийя, то он с самого начала призывал к борьбе с махдизмом и в 1883—1885 гг. оказывал вооруженное сопротивление войскам махдистов. Объективная политическая обстановка в Судане, как и по- литика халифа, обусловила изоляцию махдистского государст- ва в мире. Меры махдистского правительства, установившего государственную монополию на торговлю рабами, гуммиара- биком, золотом, слоновой костью и некоторыми другими то- варами, установление 10-процентного коранического налога на товары сверх таможенных сборов и, наконец, порча моне- ты — все это способствовало резкому сокращению торговли. Масса торговцев-джеллябов разорилась. Халиф Абдаллах доверял лишь своим соплеменникам — баггара, особенно выходцам из родного племени тааиша, а внутри него — клану джубарат, из которого происходил сам. Часть баггара была переселена в окрестности Омдурмана и в Эль-Гезиру. Им были предоставлены пастбища для выпа- са боевых коней и скота, для чего земли конфисковывались у земледельческих племен, члены которых были вынуждены 166
§ 2, Судан покидать родные места или оставаться в качестве арендато- ров-издольщиков. Постепенно все правители областей (кроме нескольких окраинных) были заменены на баггара, к которым переходили и другие государственные должности. В 1893 г. часть Омдурмана была обнесена стеной. Для ее строительства привлекались крестьяне в порядке трудовой повинности. Внутри находились дворец халифа, дома высших сановников, гвардии баггара и солдат-невольников. После подавления заговора шерифов и донгольских вое- начальников и купцов (ноябрь 1891 г.) все родственники по- койного Махди, шерифы, египтяне и донгольцы были удалены с государственной службы и из армии, а арабы, не принадле- жащие к племенам баггара, перемещены на Периферию, в по- граничные районы, где были сформированы четыре армии: западная (в Дарфуре), северная (в Нубиц), восточная (близ Красноморского побережья) и юго-восточная (на границе с Эфиопией). Содержание этих огромных армий, а также поддержка ста- рых (традиционных) и новых (баггарских) феодалов ложились тяжелым бременем на слабую экономику Судана. В неуро- жайные 1888—1889 гг. страну поразили голод и эпидемии. Правительство халифа Абдаллаха пыталось контролировать торговлю зерном и организовало доставку его в Омдурман из Эль-Гезиры и царства Шиллук. В 1889 г. началось массовое бегство голодающих жителей в Египет. Некоторые знатные люди в Нубии, Бербере и стране беджа установили тайные связи с хедивскими властями, обещая помощь в случае всту- пления египетских войск на их территорию. Вспыхнули пер- вые восстания бедуинских племен и неарабских этносов про- тив режима баггара. Особое значение имели отношения махдистского государ- ства с Эфиопией. В 1884 г. при формальном участии Египта англичане заключили с эфиопским императором Иоанном IV договор, по которому Эфиопия обязывалась помочь Египту вывести свои пограничные гарнизоны, осажденные махдиста- ми, а Египет уступал Эфиопии некоторые земли на террито- рии нынешней Эритреи. Эфиопские войска прорвали осаду махдистов и вывели гарнизоны из Галлабата и Эль-Джиры. Это положило начало длительной войне, опустошавшей по- граничные области обоих государств. В начале 1888 г., когда войска эфиопского императора были оттянуты в Эритрею, 167
Глава 2. Арабские страны Африки махдистская армия напала на Эфиопию, заняла и разграбила крупнейший город Гондэр, сожгла много селений и церквей, и с огромной добычей и массой пленных возвратилась в Судан. В ответ на попытки императора Иоанна IV договориться о совместном сопротивлении европейским колонизаторам ха- лиф Абдаллах выдвинул ультимативное условие обратиться в ислам. В 1889 г. эфиопский император двинул свою армию на Судан, но при штурме пограничной Мэтэмы был убит; его войско отступило. Новый император Эфиопии Менелик и правители провин- ций Годжам и Тыграй направили халифу Абдаллаху более десяти посланий с предложениями мира, дружбы, развития торговли, заключения союза против англичан и итальянцев. В конце концов, сторонам удалось достичь соглашения, не зафиксированного в официальных документах. Когда халиф пожаловался эфиопскому послу на своего мятежного вассала — правителя пограничной с Эфиопией области Бел а-Шойгу ль и попросил усмирить его, эфиопские войска в феврале 1898 г. заняли эту область и присоединили ее к Эфиопии. В марте 1896 г. 10-тысячный экспедиционный корпус бри- танских и египетских войск под командованием генерала Г. Китченера выступил из Вади-Хальфы на юг Судана. Он имел на вооружении артиллерию, скорострельные винтовки и пулеметы, еще неизвестные в Африке, а также канонерки. Для снабжения корпуса методично (по километру в день) в глубь Судана прокладывалась железная дорога. В несколь- ких сражениях этот корпус уничтожил войска махдистов и штурмом взял Омдурман. Гробница Махди была разрушена победителями, его прах выброшен в Нил. Потерей независимости закончился махдистский период истории Судана. Однако он оказал огромное влияние на все последующее развитие страны. Мощное воздействие махдиз- ма испытали и другие африканские страны — до Северной Нигерии и Сомали. Установление англо-египетского кондоминиума Через неделю после захвата Омдурмана, 8 сентября 1898г., британский генерал Г. Китченер направил подразделение в Фашоду, куда еще в июле прибыл отряд начальника 168
§ 2. Судан французской военной экспедиции в Экваториальной Африке капитана Маршана. Инцидент в Фашоде едва не привел к кон- фликту между Британией и Францией. Однако до войны дело не дошло. Произошла встреча Китченера с Маршаном, и под давлением Парижа в октябре 1898 г. Маршан уступил анг- лийским притязаниям. 18 января 1899 г. в Каире премьер-министр Египта Муста- фа Фахми-паша и британский генеральных! консул Эвелин Кромер подписали «Соглашение о совместном управлении Су- даном» («О кондоминиуме»). С этого момента страна получила официальное название «Англо-Египетский Судан». Высшая военная и гражданская власть в Судане перешла к генерал- губернатору, назначаемому декретом хедива по рекоменда- ции британского правительства, который не мог быть смещен без согласия Лондона. Генерал-губернатор, совмещавший свою должность с должностью главнокомандующего воору- женными силами страны (сирдар), облекался широкими вла- стными полномочиями; имел право законодательной инициа- тивы, контролировал деятельность всех административных органов. Египетские законы действовали в Судане лишь с санкции генерал-губернатора. Некоторые свои действия он должен был согласовывать с Лондоном. Например, проекты бюджетов, займы, а также некоторые другие акты подлежа- ли утверждению в соответствующих инстанциях Британии. Соглашение о кондоминиуме санкционировало военное положение, которое было введено британской военной адми- нистрацией годом раньше на всей территории Судана, за ис- ключением провинции Суакин. Режим капитуляций, ставший весьма обременительным для англичан, подлежал упраздне- нию. Консульские представители европейских держав не мог- ли быть аккредитованы в Судане без официального согласия Лондона. В это же время Великобритания добилась от Франции фор- мального отказа от всяких претензий на долину Нила и бри- танскую Уганду. В виде компенсации Франция получила «право» на весь бассейн озера Чад, а также территорию сул- таната Вадаи. К началу XX в. власть в Судане принадлежала в основном военным — английским и египетским, а также крупным анг- лийским чиновникам, составлявшим костяк «суданской по- литической службы». Администрация состояла из генерал- 169
Глава 2. Арабские страны Африки губернатора, главного ревизора, главного судьи, секретаря по административным вопросам, финансового и юридического секретарей, а также директоров департаментов — экономики и торговли, налогов, ирригации, сельского хозяйства и ле- сов, общественных работ, образования, здравоохранения и др. Все эти посты занимали англичане. В административном плане страна была разделена на шесть провинций (мудирий): Бербер, Донгола, Кассала, Сеннар, Фа- шода и Хартум. Столицей Англо-Египетского Судана стал Хартум, где позже были построены дворец генерал-губерна- тора, военные казармы и здания банков. Туда из Омдурмана были переведены все административные учреждения. Сменивший в 1899 г. Китченера на посту генерал-губерна- тора Судана Ф.Р. Уингейт взял курс на сотрудничество с «ту- земными властями» — оппозиционной махдистам суданской феодальной аристократией. Ей было передано местное само- управление, а также вменено в обязанность поддерживать тра- диционные правовые институты, несколько видоизмененные на европейский манер. В дальнейшем на гражданскую служ- бу стали принимать также бывших махдистских военачаль- ников и кади. Поддержание спокойствия в Судане обеспечива- ли подразделения египетской армии, командные должности в которой занимали британские офицеры. Английские войска совершили рейд в южные провинции Судана — Бахрзль-Газаль и Экваториальную. В последую- щие восемь лет англичанам удалось ослабить волну вооружен- ного сопротивления фуров, динка и нубийцев. Между тем цар- ства Такали и Шиллук сохраняли формальную независимость; не были лишены власти князьки занде, анюак, ачоли и дру- гих этнических образований Южного Судана. Восстановило свою автономию царство Дарфур, куда в 1898 г. из Египта прибыл внук последнего султана Али Динар. Он признал власть генерал-губернатора Судана и согласился выплачивать администрации кондоминиума денежный налог. Период кон- доминиума стал новым и в целом негативным этапом разви- тия суданского общества. Установив фактически колониаль- ный режим, англичане превратили страну в источник сырья (прежде всего хлопка) для фабрик Лондона, Манчестера и Бир- мингема. 170
Ливия: Триполи, Киренаика и Феццан Положение Ливии в начале XVI в. Османское завоевание Историко-географический термин «Ливия» в его современ- ном значении был создан в конце XIX в. итальянскими учены- ми, которые позаимствовали его из античной географии. Древ- ние называли Ливией всю Северную Африку. Итальянцы же применили это понятие для обозначения областей, располо- женных между Тунисом и Египтом — Триполитании на севе- ро-западе, Киренаики на северо-востоке и Феццана на юге. В средние века Киренаика тяготела к Египту, Триполитания была связана с Тунисом, а Феццан — пустынная область — веками существовал обособленно от побережья. Уровень общественно-экономического развития Ливии был ниже, чем соседних Египта и Туниса. В своей основе ливий- ское общество было родоплеменным. Статус племени зависел от его военной силы и древности происхождения. В XVI в. Ливию населяли как свободные, так и вассальные племена. На протяжении веков основным занятием населения оста- валось кочевое и полукочевое скотоводство на общинных землях и земледелие в оазисах и в прибрежной полосе. Хозяй- ство ливийских племен было почти полностью натуральным, а ремесло в городах было развито слабо. Узость внутреннего рынка не благоприятствовала укреплению хозяйственных связей между прибрежными городами и внутренними райо- нами. Исторические судьбы трех ливийских земель соединились лишь в XVI столетии. Оно вошло в историю Ливии как эпоха европейской военной экспансии. В 1610 г. Триполи был за- хвачен испанской армией, а через 20 лет был передан испан- цами рыцарям Мальтийского ордена. Мальтийцы же, за- ключив союз с хафсидским правителем Туниса, заметно при- умножили «испанский дар» — в 1530—1540 гг. они смогли овладеть всей западной частью побережья Триполитании. 171
Глава 2. Арабские страны Африки Местные арабские и берберские племена неизменно оказы- вали захватчикам сопротивление. Однако, будучи не в силах освободить Триполи от христиан, триполийцы в 1519—1520 гг. обратились за помощью к османскому султану Селиму I. Пади- шах, заинтересованный после захвата Египта (1517 г.) в даль- нейшем укреплении турецких позиций в Северной Африке, вскоре отправил в Триполи небольшой воинский корпус во главе с Мурад-агой. В 30-х—40-х годах XVI в., когда осман- ские притязания на власть получили поддержку в Алжире и Тунисе, Стамбул активно развернул борьбу с испанцами и за Триполи. В 1551 г. османские войска, флот и местные племена вынудили мальтийский гарнизон города к капиту- ляции. Вскоре турки, действуя под флагом освобождения му- сульманских народов от иноземного ига, присоединили к им- перии всю Триполитанию и Киренаику, а позднее и Феззан. Прямое турецкое управление. Режим деев в Триполи (1Q03—1711 гг.) После турецкого завоевания исторические территории Ли- вии были объединены в наместничество (эйалет) Триполи. Неустойчивость османской власти и постоянная угроза со стороны европейских государств заставила турок спешно ор- ганизовать администрацию новой провинции и разместить в ней вооруженные силы. Уже при первом наместнике Мурад-аге (1551—1555 гг.) в Триполи появился янычарский корпус (оджак), разделен- ный на роты (орт-ы) по 100 человек. Как было принято в им- перии, янычары рекрутировались из населения Малой Азии (Анатолии) и христиан Восточного Средиземноморья. В Три- поли, как и везде, они пользовались различными льготами и привилегиями: находились на полном обеспечении осман- ского правительства (Порты), сами избирали своих команди- ров, защищали свои корпоративные интересы при помощи военного совета (дивана), имели право жениться на местных женщинах, а в свободное от службы время могли заниматься ремеслами и торговлей. Янычарам была присуща смелость и решительность, однако их дисциплина оставляла желать лучшего, чему способствовала частая сменяемость командно- го состава — от низшего звания (дея) до высшего (аги). 172
§ 3. Кувейт Второй наместник Триполи Доргут-паша, сменивший Му- рад-агу в 1555 г,, заложил основы триполийского флота как ударной военной силы эйалета. Турецкие корабли, базировав- шиеся в Триполи, не только защищали ливийское побережье от европейских корсаров, но и участвовали в нападениях на приморские районы Испании и Италии совместно, с флотом османской метрополии. Сам Доргут-паша — знаменитый кор- сар и флотоводец — при поддержке триполийского и тунис- ского флотов стал в середине XVI столетия подлинным вла- стелином западной акватории Средиземного моря. Участие в морской войне приносило большие доходы как турецкой ад- министрации Триполи, так и местной корпорации (тарифе) корсарских капитанов, поэтому османские власти уделяли особое внимание кораблестроению, снаряжению, снабжению флота и укомплектованию его экипажей. При Мураде и Доргуте сложилось и административное де- ление приморской части эйалета. Оно соответствовало тради- ционной османской схеме: эйалет делился на области (санд- жаки) Триполи, Мисурату и Бенгази, а области делились на уезды (кады), которые, в свою очередь, дробились на районы (нахии), В областях, крупных уездах и стратегических пунк- тах находились небольшие гарнизоны, состоявшие из янычар. В их обязанности входило обеспечение безопасности и сбор налогов. Янычарские гарнизоны, расположенные далеко друг от друга и нерегулярно поддерживавшие связь с Триполи, осу- ществляли весь объем османской власти на местах. В глубин- ных районах эйалета (Киренаика, Феззан) власть турок была сугубо формальной. Здесь наместники предпочитали сохра- нять вековые институты арабских и берберских племен. Они оставляли на местах старых вождей и правителей, избегали вмешиваться в межплеменную вражду, всячески привлека- ли на свою сторону как вождей и старейшин (шейхов) пле- мен, так и знатных лиц городов. На первых порах установление османских порядков спо- собствовало оздоровлению хозяйства Триполитании и Кире- наики. Прекращение войн с испанцами и стабилизация внут- реннего положения в эйалете позволили местным жителям вернуться в разрушенные селения. Восстанавливались колод- цы и ирригационные сооружения, стали возделываться за- брошенные за годы войны поля. В середине XVI в. Триполи вернул себе статус крупного средиземноморского порта — 173
Глава 2. Арабские страны Африки перевалочного пункта транссахарского торгового пути и рын- ка работорговли. Однако уже в 70-х годах XVI столетия внутренняя обста- новка в эйалете заметно ухудшилась, поскольку управление Триполи постепенно перешло из рук пашей к командирам янычарского оджака и лидерам пиратского сообщества. Уже преемники Доргута, погибшего при осаде Мальты (1565 г.), были вынуждены считаться в своих решениях с янычарско- пиратской вольницей. А после того как султан Мурад III упразднил особое «прифронтовое» положение североафри- канских владений и преобразовал их в обычные провинции (1587 г.), власть периодически сменяемых наместников-па- шей оказалась уже чисто номинальной. Назначавшиеся из Стамбула паши, как правило, не пользовались престижем и авторитетом в стране, а те из них, кто был неугоден яны- чарам, физически уничтожались. В этих условиях привиле- гированное янычарское войско играло преобладающую роль в управлении Триполи. При фактически бесконтрольном управлении эйалетом зло- употребления и произвол турецкой администрации достигли к концу XVI в. наивысших пределов. В эту эпоху сбор нало- гов с городов и племен, проводившийся два раза в год, неиз- менно превращался в грабительскую военную кампанию, со- провождавшуюся насилием, поборами, вымогательством и притеснениями. Постоянная угроза безопасности личности и имущества вновь ввергла в упадок торговлю и ремесла, а население нередко было вынуждено бросать родные места и перебираться за пределы эйалета. Местные же духовные лидеры (мурабиты), племенные вожди и всякого рода аван- тюристы использовали недовольство триполийцев турецки- ми порядками, преследуя свои политические цели и стремясь к подчинению соседних племен. На этом общественно-политическом фоне в 1603 г. в эйале- те Триполи произошел военный переворот, в результате кото- рого к власти пришел Сафар-дей. Этот янычарский вожак от- странил присланного из Стамбула пашу и выказал открытое неповиновение Порте. Несмотря на то, что в 1614 г. турецкий флот под командованием Халиль-паши силой восстановил османский порядок в Триполи, верхушка местных янычар и в дальнейшем неоднократно узурпировала власть. В первой четверти XVII в. в эйалете Триполи, так же как в Алжире 174
§ 3. Кувейт и Тунисе, установился режим деев — избираемых янычар- ским оджаком военных правителей. На протяжении XVII в. отношения триполийских деев с османской метрополией были нестабильны и противоре- чивы. В эту эпоху Стамбул уже не имел достаточно сил для того, чтобы постоянно контролировать действия избранного янычарами дея, и все более терял власть над отдаленным се- вероафриканским владением. Однако турки вовсе не намере- вались предоставить деям Триполи свободу действий и при- мириться с их неограниченной властью. Такая независимость наносила ущерб целостности империи и расшатывала основы турецкого владычества на Средиземном море. Поэтому свои права на Триполи Порта периодически подтверждала посыл- кой к берегам эйалета военных кораблей и расправой над очередным деем. В этом случае в Триполи одновременно пра- вили новый дей и наместник султана. Однако как только ту- рецкий флот возвращался в Стамбул, янычарская вольница начиналась вновь, а роль наместника сводилась к представи- тельским функциям. Компромисс между Стамбулом и Триполи был найден уже в середине XVII в. и состоял в том, что правящие деи стреми- лись заручиться поддержкой Высокой Порты, заслужить бла- госклонность султана и получить официальное назначение на должность его наместника в эйалете. К такому решению их подталкивала выраженная неустойчивость дейского режима Триполи по сравнению с такими же режимами в Тунисе и Ал- жире. В основе этой нестабильности лежали бедность и низ- кий уровень экономического развития Триполитании. Кроме того, янычарский корпус и пиратская корпорация здесь были малочисленнее и слабее, чем в Алжире и Тунисе, и поэтому не могли так же успешно отстаивать свою независимость от империи, как это делалось в других странах Северной Афри- ки. Наконец, деи Триполи вынуждены были постоянно вести морскую войну с европейскими державами, стремившимися навязать эйалету свои условия торговли и мореплавания, и в этой войне могли рассчитывать только на поддержку Ос- манского государства. За 108 лет правления деев в Триполитании сменилось 25 правителей. Несмотря на попытки некоторых из них ста- билизировать положение дел (создать военные формирования из местного населения, ограничить всевластие янычар, 175
Глава 2. Арабские страны Африки урегулировать отношения прибрежных и глубинных облас- тей, обеспечить безопасность торговли), этот период характе- ризуют главным образом смуты, мятежи, борьба жителей городов и бедуинских племен против высоких налогов, взи- мавшихся янычарами. XVII в. явился для Триполи эпохой междоусобиц, раздиравших свободные племена эйалета, и вре- менем вражды между корпорацией корсарских капитанов и корпусом янычар, по очереди претендовавших на абсолют- ное господство в стране. Во второй половине XVII в. частая смена деев еще в большей степени ухудшила внутреннее по- ложение. Ослабленная мятежами турецкая администрация уделяла основное внимание корсарству, которое вело к быст- рому обогащению. К началу XVIII столетия деи уже не счита- лись ни с интересами страны, ни с сюзеренитетом Османской империи. Они не проявляли никакой заботы о внутреннем по- ложении в эйалете и были заняты в основном организацией военных действий на море и на суше. В силу этих обстоя- тельств в эпоху деев Триполи и Киренаика переживали эко- номический упадок, культурное оскудение и социальную дез- ориентацию. Правление династии Караманли Становление династии Караманли В первые годы XVIII в. распад османских порядков в эйа- лете способствовал возрождению местных традиций общест- венной и политической жизни. Их основными носителями в Триполи были представители своеобразной этнической про- слойки — «кулугли», потомки от браков турок с арабскими женщинами (араб, кулугли от тур. кул-оглу, букв, «сын раба [государева]», т. е. сын государственного служащего). Будучи арабами по языку и культуре, они несли военную службу, сочетая ее с занятиями земледелием и ремеслом. Эта привиле- гированная группа населения была связана кровными узами с местными жителями и противопоставляла себя янычарам, сохранявшим турецкий язык и обычаи. На рубеже XVII—XVIII вв. в обстановке янычарского свое- волия, анархии и смут отряды кулугли стали в Триполи су- щественным противовесом дестабилизации общественной 176
§ 3. Кувейт жизни. Их командир Ахмед Караманли в начале XVIII в. по- вел борьбу за отстранение от власти турецких ставленников, а затем открыто выступил против янычар при поддержке беду- инских племен и населения Триполи. Свергнув дея Махмуда Абу Мувейса, Ахмед 28 июля 1711 г. организовал военный переворот, в ходе которого было истреблено более 300 янычар- ских командиров. Отказавшись принять наместника Порты, энергичный и честолюбивый военачальник в 1713—1716 гг. подчинил себе Киренаику и Феззан и тем самым объединил под своей властью всю страну. Богатые дары османскому сул- тану и петиции населения с просьбой назначить Ахмеда на- местником вынудили Порту признать сложившееся положе- ние дел. В 1722 г. Ахмед Караманли официально вступил в должность представителя империи в Триполи с присвоением ему титулов бейлербея и наши. В результате бурных потрясений начала XVIII в. эйалет Триполи стал самостоятельным государством, правители ко- торого лишь номинально признавали верховную власть Стам- була и вполне самостоятельно проводили как внутреннюю, так и внешнюю политику. Новое общественно-политическое устройство эйалета сложилось уже при основателе династии Ахмеде Караманли (1711—1745 гг,). Социальную опору ди- настии составили общины воинов-кулугли, из которых фор- мировались крупные воинские части. Янычарский же оджак был расформирован и потерял военное значение. Со свобод- ными арабскими племенами Караманли старались поддержи- вать союзнические отношения. Как Ахмед, так и его преемни- ки придавали большое значение религии: восстанавливали шариатские суды, ликвидированные при янычарах, оказы- вали почтение мусульманским духовным лидерам (мураби- там) и религиозным братствам. Хотя в управлении эйалетом сохранились османские традиции, переход власти в руки ку- лугли стимулировал арабизацию правящей группировки. По примеру хусейнидского Туниса Ахмед установил в Триполи монархический режим и добился от Порты наследственной передачи власти в эйалете. Внутренняя жизнь раннего государства Караманли была наполнена заговорами и междоусобицами. За 34 года правле- ния Ахмеду Караманли пришлось подавить более 20 восста- ний и мятежей. Установление военной деспотии, укрепление администрации и ужесточение налоговой системы вызывали 177
Глава 2. Арабские страны Африки попытки оставшихся янычар вернуть себе былые привилегии. Однако уставшее от постоянных войн население было пассив- но, и янычарские бунты не имели широкой поддержки. По- этому к концу правления Ахмеда Караманли на территории эйалета Триполи сложилось уже вполне централизованное го- сударство с сильным административным аппаратом, армией и флотом. Это позволило основателю династии не только обес- печивать безопасность страны и установить порядок в ее внут- ренних районах, но и гарантировать постоянное поступление доходов, основными источниками которых являлись покро- вительство корсарству, участие в транссахарской торговле, сбор дани с европейских государств и налогов с населения внутренних районов. Все это подняло престиж правителя Три- поли и позволило ему укрепить не только свою власть, но и независимость по отношению к другим государствам. Контакты Триполи с Османской империей строились на двойственной основе. С одной стороны, Ахмед Караманли счи- тал себя независимым от Стамбула и без согласия султана заключал договоры о мире с европейскими странами — Францией (1729 г.), Англией (1716 и 1730 гг.), Голландией (1728 г.), Австрийской империей (1726 г.). С другой стороны, он понимал, что без защиты Османской империи как вовне, так и внутри страны, он не смог бы добиться стабильности и долго продержаться у власти. Поэтому он неизменно вы- плачивал Порте дань и признавал религиозный авторитет сул- тана как халифа всех правоверных. При преемнике Ахмеда Мухаммеде Караманли (1745— 1754 гг.) Ливия достигла наибольшего расцвета. Укреплялись вооруженные силы, были построены собственные судоверфи, развивалось сельскохозяйственное производство, росло число кустарно-ремесленных мастерских. Триполи и другие города на побережье благоустраивались, воздвигались новые город- ские стены, строились школы и мечети. Общественная и куль- турная жизнь городов заметно оживилась. Хотя официальным языком эйалета по-прежнему считался турецкий, в правящих кругах стали широко пользоваться и арабским, который со временем был уравнен с ним в правах. Однако все эти положительные сдвиги были обусловлены своего рода инерцией долгого и успешного правления Ахмеда Караманли. К концу правления Мухаммеда Караманли, не особенно утруждавшего себя управлением государством, его 178
§ 3. Кувейт власть над корсарами ослабела, а в 1752 г. против него был орга- низован заговор моряков-албанцев {арнаутов), служивших на корсарских кораблях. Этот мятеж, оказался верхушечным и не имел успеха, но третий из правителей династии — Али Кара- манли (1754—1793 гг.) постоянно сталкивался с попытками янычар и корсаров вернуть утраченные позиции. Оппозицион- ные Караманли силы во второй половине XVIII столетия уже не опасались открыто ориентироваться на Порту. В 80-х годах XVIII в. в Ливии развернулся экономический и общественный кризис. Недостаток товаров, рост цен и сти- хийные бедствия (голод 1784 г. и последовавшая за ним чума 1785 г.), финансовые затруднения власти и непоследователь- ная политика Али поставили режим Караманли на грань ката- строфы. Возобновившаяся вольница янычар привела к росту междоусобиц, к грабежам и нападениям на дорогах страны и ослаблению торговли. Участились столкновения между пле- менами. В этих условиях знатные лица эйалета и командиры янычар усилили борьбу за власть. В Триполи образовались две политических группировки: одна из них стремилась заме- нить власть Али прямой администрацией Османской импе- рии, другая же — энергичным правителем из числа его сыно- вей. Сыновья же Али, жаждавшие занять трон отца, в свою очередь, предались заговорам и интригам. На этом фоне Пор- та решилась на силовую реставрацию своего прямого управ- ления в Триполи. В1793 г. греческий авантюрист-ренегат Али Джезаирли при поддержке всего лишь 300 наемников сверг правящую династию и вынудил Али Караманли с сыновьями бежать в Тунис. Однако воссозданная турками атмосфера ре- прессий и террора быстро вынудила триполийских кулугли вновь присягнуть династии в лице младшего из сыновей Али Караманли — Юсуфа. В январе 1795 г. при помощи тунис- ских подкреплений он смог взять Триполи и восстановить в эйалете прежние порядки. Эйалет Триполи в правление Юсуфа Караманли (1795—1832 гг.) Придя к власти, Юсуф Караманли постарался наладить от- ношения с османской метрополией. Уже в 1796 г. он добился от султана Селима III фирмана, в котором был официально 179
Глава 2. Арабские страны Африки признан наместником в эйалете Триполи. Несмотря на тра- диционный обмен дарами с султаном и признание духовной власти Османской династии, Юсуф-паша лишь внешне ори- ентировался на Порту. Он прекратил высылать налоговые по- ступления в распоряжение Стамбула, а арабский язык при нем заменил турецкий в качестве официального языка двора и триполийского государства. Пользуясь периодом упадка политического и военного мо- гущества Османской империи при Селиме III (1789—1808 гг.) и Махмуде II (1808—1839 гг.), Юсуф на протяжении своего правления стремился всемерно укрепить господство династии Караманли и ввести в эйалете жесткий режим своей личной власти. В начале XIX в. он решительно повел борьбу с воль- ностью племен Киренаики и правителей Феззана. В 1815 г. богатые рынки Феззана подпали под его контроль; в дальней- шем же Юсуф-паше удалось распространить свое влияние вдоль трасс транссахарской торговли вплоть до озера Чад. По- скольку племена и местные вожди неизменно отстаивали свое независимое положение с оружием в руках, Юсуф Караман- ли еще в начале правления серьезно озаботился состоянием армии и администрации эйалета. В начале XIX в. правитель Триполи располагал 10 ты- сячами всадников и 40 тысячами пехотинцев. Основу трипо- лийского войска по-прежнему составляли общины кулугли, охотно служившие Юсуфу за освобождение от налогов и дру- гие привилегии. Заметную роль в рядах армии также играли арабские племенные ополчения, которые паша использовал для карательных экспедиций против враждебных ему пле- мен. Однако боеспособность армии оставляла желать лучше- го — вооружение было устаревшим, организация неэффек-' тивной, а снабжение попросту отсутствовало. Стремясь компенсировать эти недостатки, Юсуф-паша вновь начал нанимать на службу янычар. В этом он разошел- ся с османской метрополией, где в начале XIX в. был взят курс на ликвидацию янычарского корпуса и реорганизацию армии по европейскому образцу. В условиях периферийного эйалета янычары еще смогли, будучи профессиональными во- енными, сцементировать разношерстную армию паши и улуч- шить ее боевую подготовку. Однако, опасаясь мятежей яны- чар, Юсуф-паша пользовался их услугами в ограниченном масштабе. Он тщательно подбирал командный состав отрядов, 180
§ 3. Кувейт а руководство военными экспедициями доверял лишь своим детям. Кроме того, не имея средств для постоянного содержа- ния армии, паша Триполи формировал войско только на случай боевых действий. Непостоянной армии он противопос- тавил специальные регулярные части (аш-шавишия), которые предназначались для охраны дворца и общественного поряд- ка в столице. Благодаря этим мерам триполийский правитель мог вполне положиться на свое войско. Наряду с укреплением армии этот выдающийся представи- тель династии Карамаыли восстановил работу административ- ного аппарата. При нем окончательно оформились принципы его организации: правитель решал текущие дела на еже- дневных заседаниях совета (дивана), в который входили ко- мандующий флотом, министр финансов, командир янычар, градоначальник (шейх) и судья (кади) столицы эйалета. Для обсуждения важных вопросов Юсуф-паша приглашал на за- седания дивана знатных горожан и вождей племен. Подра- жая османским султанам, Юсуф ввел пост первого министра (кабир алъ-вузара) и министра иностранных дел. Важное ме- сто в администрации Караманли занимал наследный принц (бек), командовавший войсками эйалета и отвечавший за без- опасность и порядок в стране, а также за сбор налогов. На местах администрация набиралась из племенных вождей, ко- торым по необходимости присылались в помощь войска из столицы. Экономическое благосостояние эйалета Триполи в правле- ние Юсуф-паши несколько увеличилось в силу ликвидации раздробленности страны, ограничения власти племенных вождей, установления безопасности на торговых трассах. На- чальный период правления Юсуфа Караманли совпал с рас- цветом торговли эйалета Триполи с Европой, Левантом и государствами Северной Африки. Активное участие дома Караманли в средиземноморской и транссахарской торговле и высокие налоги, поступавшие с таможен, являлись основ- ным источником доходов эйалета. Шерсть, кожи, золотой песок, хлопок, пряности и табак из Центральной Африки встречались в ливийских портах с тонкой английской пря- жей, зеркалами и стеклом из Венеции, европейскими тканя- ми, оружием и инструментами. Однако ливийская торговля носила преимущественно транзитный характер. Засушливый климат, скудость и неравномерность выпадения осадков, 181
Глава 2. Арабские страны Африки а также примитивность орудий земледелия способствовали господству в стране натурального хозяйства. В силу этого эко- номические связи между немногочисленными городами эйа- лета с его внутренними районами были незначительными. Лишь в Триполи, Бенгази, Мисурате и Мурзуке было срав- нительно развито ремесленное производство грубошерстных тканей и ковров, ювелирных украшений, изделий из кожи, холодного оружия. Вмешательство иностранных держав в дела Ливии Годы правления Юсуфа Караманли ознаменовались актив- ным военно-торговым соперничеством европейских держав и США в средиземноморском бассейне. Стратегическое зна- чение североафриканских владений Османов заметно возросло после победы Великой французской революции 1789—1794 гг. Усиление колониальной экспансии Франции на периферии Османской империи немедленно столкнуло амбиции Парижа с интересами Британии, которым, в свою очередь, угрожало стремительное развертывание американской внешней торгов- ли на европейских и североафриканских рынках. В столь сложной обстановке внешняя политика Юсуф-па- ши предопределялась текущей конъюнктурой и была непо- следовательной. Сначала правитель Триполи поддержал Францию в ходе египетской экспедиции Наполеона 1798— 1801 гг. и презрел объявление войны этой державе, провоз- глашенное османским султаном Селимом III. После того, как английская эскадра адмирала Нельсона уничтожила фран- цузский флот при Абукире (1798 г.), Триполи стал главным звеном связи между французским гарнизоном Мальты и экс- педиционным корпусом в Египте. Профранцузские симпатии Юсуфа охладил лишь обстрел Триполи английским флотом (1799 г.) и захват Мальты англичанами (1800 г.). Затем три- полийские корсары содействовали уже Британии в ее по- пытках сдержать американскую торговую экспансию в Сре- диземноморье. Несмотря на заключенный в 1797 г. мирный договор с США, Юсуф-паша развернул в 1800—1801 гг. се- рию нападений на американские торговые суда, что привело стороны к морскому противостоянию в 1801 —1804 гг. В хо- де англо-американской войны 1812—1814 гг. Юсуф-паша 182
§ 3. Кувейт формально сохранял нейтралитет, но на деле вновь поддер- живал действия английского флота. Новый этап силового воздействия держав Запада на Ли- вию начался после окончания наполеоновских войн. Разгром Франции и передача ее флота союзникам оказали двойст- венное влияние на внешнюю политику Юсуф-паши. .С одной стороны, ослабление позиций Франции в Средиземноморье лишило его возможности маневрировать между двумя сопер- ничающими державами. Уже на Венском конгрессе (1815 г.) и конгрессе в Экс-ла-Шапелле (1818 г.) европейские прави- тельства решили совместно положить конец магрибинскому корсарству. С другой стороны, общее усиление военно-мор- ского флота Англии и захват англичанами Мальты изменили соотношение сил на Средиземном море в пользу Европы. К началу 30-х годов XIX в. Юсуф-паша смог содержать только 20 боевых кораблей, на вооружении которых имелось 136 пу- шек. При этом Триполи испытывал серьезную нехватку кора- бельного леса и квалифицированных кораблестроителей, а расширение флота за счет захвата и покупки европейских судов становилось все более проблематичным. В этих условиях посылка европейских эскадр для нанесе- ния ударов по Триполи оказалась наиболее эффективной ме- рой по пресечению корсарской активности. В 1816 г. в Трипо- ли прибыла английская эскадра Эксмауса, ав1818г. — еще одна английская и французская эскадра. Под жерлами их пу- шек Юсуф-паша был вынужден пойти на значительные ус- тупки: он запретил своим корсарам посягать на европейскую торговлю и порабощать христианских пленников, подписал ряд навязанных ему договоров о дружбе с малыми государст- вами Европы, освободил несколько сотен невольников-хри- стиан. Морской разбой триполийцев продолжался еще десять лет после конгресса в Экс-ла-Шапелле, но его объектами слу- жили только суда малых европейских государств (Швеция, Дания, Сардиния, королевство обеих Сицилий, Папская об- ласть, Неаполь). В конце 1820-х годов Юсуф-паша лишился и этого источника дохода, поскольку правительства Англии и Франции взяли на себя защиту интересов этих европейских стран. Эта «защита» позволяла оказывать давление на Юсуф- нашу, владения которого расценивались в Европе как удоб- ный плацдарм для проникновения в центральную часть Аф- риканского континента. 183
Глава 2. Арабские страны Африки Восстановление прямого турецкого управления Вмешательство иностранных государств в дела эйалета и вынужденный отказ от корсарства лишили Триполи важ- ного источника доходов. Пополнение казны за счет налогов было нестабильным, в то время как расходы Юсуф-паши не- прерывно росли. Ухудшавшееся экономическое положение страны вело к нехватке средств для содержания армии, фло- та и административного аппарата. В 20-х годах XIX в. оборо- нительные сооружения Триполи пришли в негодность, а их бронзовые орудия были проданы европейцам. Крупные бое- вые корабли, которые являлись главной силой государства Караманли, были также проданы. Оставшиеся суда не пред- ставляли серьезного препятствия для иностранных флотов, тем более, что и для них не хватало боеприпасов. Финансовое положение эйалета обострялось нехваткой наличных средств. В этих условиях Юсуф-паша принял ряд экстренных мер для восполнения государственной казны и спасения своей вла- сти. Он прибег к внешним займам, ввел монополию на тор- говлю зерном, продуктами ремесла, а также на закупки для армии и флота. Наконец, правитель Триполи нашел источник доходов в систематической порче монет: его казначейство вы- водило из оборота золотые и серебряные монеты, а вместо них чеканило новые с большим содержанием меди. С дефицитом же наличности Юсуф Караманли пытался справиться при по- мощи карточек-расписок, по которым долги центрального правительства погашались шейхами городов. Перечисленные меры были слабо продуманы и не только не способствовали оживлению экономической жизни, а, наоборот, привели сначала к застою, а затем и к полному упадку и без того слабой триполийской торговли. В конце 20-х годов XIX в. де- нежная система эйалета была подорвана и стоимость монет рез- ко менялась даже в течение одного дня. Вопреки ожиданиям Юсуф-паши, монополия на торговлю негативно отразилась на экономическом положении Триполи. Система же карточек-рас- писок в условиях кризиса не срабатывала, и правители городов постоянно запаздывали с погашением долгов Юсуфа. В 1830 г. финансовые трудности заставили пашу запродать урожай раз- личных районов на несколько лет вперед. Одновременно триполийский правитель попытался ввес- ти чрезвычайные налоги на своих подданных, что вызвало 184
§ 3. Кувейт массовое возмущение в эйалете и восстания кочевых племен. Наконец, в 1832 г., стремясь выплатить долги европейским государствам, Юсуф-паша замахнулся на права привилеги- рованного сословия кулугли — главной опоры династии. Впер- вые за всю историю Караманли он осмелился распространить на них налоги. Кулугли, всегда поставлявшие воцнов в ар- мию вместо уплаты податей, немедленно подняли вооружен- ный мятеж в пригородах столицы и вынудили пашу отречься от власти. Финансовый кризис дополнился политическим. Отречение Юсуф-паши вызвало распри в правящей семье. В Триполи сложилось несколько военно-политических груп- пировок, и их борьба за власть сокрушила остатки авторите- та династии. Неповиновение арабских племен, подрывные действия европейских держав, снабжавших противников ору- жием, захватнические планы бея соседнего Туниса — все это склонило Стамбул к решению покончить с династией Кара- манли и возвратить Триполи под прямое управление Осман- ской империи. Порта, только что потерявшая Алжир и Гре- цию, не намеревалась упускать эйалет из своих рук. В 1835 г. в «помощь» сыну Юсуф-паши Али, так и не справившемуся с объединением Триполи, была выслана экспедиция под ко- мандованием Мустафы Наджиб-паши. Прибыв в Триполи 28 мая 1835 г., Мустафа с почестями принял Али на флаг- манском корабле, где и арестовал его вместе с его родствен- никами. В тот же день богословы (алимы) и знатные люди (аяны) Триполи принесли Мустафе Наджиб-паше клятву как назначенному султаном губернатору (вали). Так династия Ка- раманли былаювергнута без единого выстрела, не считая ар- тиллерийского салюта. Легкость, с которой Стамбул отстранил от власти династию Караманли, никоим образом не затеняла обстановку недоверия, окружавшую турок на всей территории эйалета, теперь реорга- низованного в вилайет. Местные вожди воспринимали как семейство Караманли, так и османских управителей как чуже- земцев, узурпировавших контроль над страной. Поэтому они отстаивали свою независимость и от новой администрации, а при удобном случае сами стремились захватить власть. На протяжении 30-х годов XIX в. османским наместникам в Триполи удалось установить свое управление только в горо- дах и на плодородных землях побережья. Внутренние полу- пустынные районы вилайета и горы Киренаики продолжали 185
Глава 2. Арабские страны Африки пользоваться фактической независимостью. Их население не платило налогов и не признавало турецкой власти. Попытки же османских вали разместить свои гарнизоны в глубине тер- ритории встречали ожесточенное сопротивление местных пле- мен. Превосходство в организации и вооружении все же не позволяло турецкой регулярной армии подавить подвижные кавалерийские отряды повстанцев, которые применяли так- тику партизанской войны. В силу этого обстоятельства, а так- же опасного для империи турецко-египетского конфликта (1831—1840 гг.) губернаторы Триполи проводили в 30-х годах гибкую политику. Они стремились стабилизировать положе- ние в вилайете мирными средствами, устанавливали друже- ственные отношения с вождями племен и шли им на уступки с тем, чтобы завоевать симпатии населения. Братство Сенусийя в общественной жизни Ливии На протяжении 40-х — 50-х годов XIX в. в Киренаике воз- никли первые обители (завии) мусульманского братства Се- нусийя, вскоре ставшего самым значительным религиозно- политическим движением в триполийском вилайете. Это брат- ство основал алжирец берберского происхождения Мухаммед бен Али ас-Сенуси (1787—1859). Начав создание общины сво- их последователей в Аравии, он в 1843 г. построил первую обитель в Киренаике, а в 1856 г. вместе с учениками обосно- вался южнее — в оазисе Джагбуб. Воззрения Мухаммеда ас-Сенуси сочетали мистические идеи с элементами ваххабизма — оппозиционного Стамбулу течения в исламе той эпохи. Стремясь примирить исламский мистицизм (суфизм) и нормативный ислам, Мухаммед ас-Се- нуси выдвигал в качестве идеала организацию и деятельность ранней мусульманской общины. Залогом восстановления пер- воначальной жизненности и силы исламского вероучения он считал аскетический образ жизни, порицание богатства и рас- точительства, беспрекословное соблюдение положений Кора- на и отказ от более поздних наслоений и нововведений в исла- ме. Негативно относясь к западной цивилизации, Мухаммед ас-Сенуси подвергал острой критике реформаторскую дея- тельность Мухаммеда Али в Египте и либеральные нововве- дения в османской Турции. Обличая «приспособленчество» 186
§ 3. Кувейт официальных служителей ислама к новшествам властей, он обращался к широко распространенному в Северной Африке обрядовому комплексу «народного ислама». Сенуситы успеш- но использовали высокий авторитет «святых»-мурабитов и мусульманских мистиков-сг/фиее среди кочевников: завии братства являлись центрами местных культов «святых», но одновременно представляли собой лишь звенья единой суфий- ской организации. Мессианская идея возрождения былой славы и мощи мусульман, заложенная в учении Мухаммеда ас-Сенуси, воспринималась в широких кругах триполийско- го общества как призыв к неповиновению турецким оккупан- там и недопущению иностранного влияния. Основную массу последователей сенуситскогб движения со- ставляли кочевники и крестьяне отдаленных районов вилайе- та. Братство обращалось в первую очередь к племенам, а не к городам, находившихся под властью турецкой администра- ции. Сам Мухаммед ас-Сенуси удачно приспособил свою дея- тельность к племенной организации. Его эмиссары выступили в качестве посредников между племенами, которые крайне нуж- дались в мире и стабильности. Пассивность турецких властей, не уделявших внимания пустынной периферии, сделала се- нуситские обители единственной силой, способствовавшей объединению страны. Создание завий братства позволяло пле- менным лидерам постепенно преодолевать многолетнюю обо- собленность племен, враждебность между кочевым и оседлым населением, разобщенность и противоречивость местных рели- гиозных верований. Укрепляя безопасность караванных путей и земледельческих^ поселений, шейхи Сенусийи содействовали как оживлению транссахарской торговли, так и местного обме- на между оседлыми жителями оазисов и городов и кочевым на- селением. Наконец, в XIX в. завии оказались единственным очагом поддержания арабо-берберских культурных традиций на обширной территории вилайета Триполи. В итоге между братством сенуситов и бедуинским обществом быстро установилась гармония: обители создавались племена- ми и сельскими общинами, которые считали их «своими» ин- ститутами, а с середины XIX столетия все чаще происходило сращивание семей глав (шейхов) завий с племенными верхуш- ками. Распространению влияния сенусизма на племена способ- ствовало также создание хорошо продуманной организацион- ной структуры, сложившейся при основателе братства. 187
Глава 2. Арабские страны Африки Опорными пунктами этой структуры стали дервишескиё обители, подчиненные единому руководству Мухаммеда ас- Сенуси. При их закладке сенуситы принимали во внимание природно-географические, политико-экономические и воен- но-стратегические соображения: обители располагались та- ким образом, чтобы по возможности взять под контроль наи- более значительные племена и маршруты паломничества в Мекку. Как правило, сенуситские центры создавались на караванных путях, а также на побережье небольших морских заливов, где можно было контролировать торговлю вилайета. Все завии строились в отдалении от административных центров турецких властей; тем не менее места их расположе- ния выбирались так, чтобы они могли служить выгодными опорными пунктами в случае обороны. Завии часто обноси- лись укреплениями, вооружались и постоянно поддержива- ли связь между собой. Выбор участка для строительства так- же определялся пригодностью окружавшей его территории для занятия сельским хозяйством. Завии сенуситского брат- ства, возникшие первоначально как религиозные и админист- ративные центры, со временем превратились б земледельче- ские поселения и торговые пункты. Обычно завия состояла из специального дома, где проживал ее шейх, зданий для гос- тей, заместителя шейха и учителя. Здесь же располагалась мечеть, кораническая школа, жилища для слуг, склады для хранения провизии и обслуживания караванов, торговые лавки, постоялый Дрор для приезжих. Территория завии считалась священной (харам): на ней обеспечивалась безопас- ность, не разрешалось применять оружия, затевать ссоры и т. д. Обрабатываемые земли завий не могли продаваться и были закреплены за ними навечно. Сенуситы часто способ- ствовали переходу кочевников к оседлости, побуждая их к занятию земледелием и садоводством. При преемнике основателя братства Мухаммеде аль-Мах- ди ас-Сенуси (1859—1901 гг.) деятельность сенуситов приоб- рела широкий размах. Опираясь на сеть многочисленных завий (более 100 к концу XIX в.), они стали ведущей общест- венной силой в Киренаике, а затем распространили свое влия- ние на восток и юго-восток — в Феззане, Египте, на западе Судана, — а также на Аравийском полуострове и в Тунисе. Стремясь усилить позиции Сенусийи в Присахарье и избежать вмешательства турок и европейских колонизаторов в дела 188
§ 3.Кувейт братства, Мухаммед аль-Махди постепенно перемещал адми- нистративный центр братства из Джагбуба вглубь Африки — в оазисы Куфра (1895 г.), а затем в Гуро (1899 г.). В 60-х — 80-х годах XIX в. военно-политическая и религиозная ор- ганизация братства настолько укрепилась, что на ее основе сложилась своеобразная теократическая держава, автоном- ная от османских властей. Ее вождь — глава братства — об- ладал абсолютной религиозной и светской властью. При нем был учрежден консультативный совет, который занимался финансовыми и административными вопросами, а также внешними сношениями. Вскоре утверждение в братстве все- общей податной повинности привело к созданию государст- венной казны и других звеньев бюрократического аппарата. В конце XIX столетия крепкая военно-религиозная органи- зация надежно обеспечивала власть сенуситской знати над племенами и оазисами Киренаики и Феззана. Сложно и неоднозначно складывались отношения сенуси- тов с османскими властями. Несомненно, движение сенуситов возникло как оппозиция режиму турецкого правления и ус- пешно боролось с турками за господство во внутренних райо- нах вилайета. Мухаммед ас-Сенуси жестко критиковал Стам- бул за утрату Алжира (1830 г.) и мало верил в способность Османов сплотить исламский мир в борьбе с «неверными». Наконец, сенуситское движение преследовало цель создать могущественное мусульманское государство, в силу чего его лидеры негативно относились к притязаниям Стамбула на роль «старшего брата». Однако при всех религиозно-политических разногласиях с турками сенуситские вожди неизменно проводили гибкую политику по отношению к ним, стараясь не допустить обост- рения отношений с Османской империей. Они не отказы- вались платить ежегодную дань Высокой Порте, упоминали имена османских султанов в пятничных молитвах, поддер- живали личные контакты и переписку с турецкими намест- никами. Со своей стороны, турки, не питая иллюзий насчет симпатий ас-Сенуси, предпочитали привлечь его на свою сто- рону, а не вести с его сторонниками изнурительную борьбу. Еще в 1856 г. Порта официально признала сенуситское братство, а при султане Абдул-Хамиде II (1876—1909 гг.) лидеры Сенусийи уже расценивались в Стамбуле как влия- тельные союзники. Взаимовыгодный характер турецко- 189
Глава 2. Арабские страны Африки сенуситского союза объяснялся тем, что турецкая админи- страция и верхушка братства были кровно заинтересованы в подчинении племен вилайета, для чего были готовы соеди- нить военную силу турецкой армии и морально-религиозное влияние сенуситов. Совпадение интересов Стамбула и шей- хов Сенусийи обнаружилось и во внешнеполитической сфе- ре: используя идеологию панисламизма для противостояния европейскому проникновению, Абдул-Хамид II поддерживал идею создания мусульманского государства, способного про- тивостоять христианским колонизаторам, Однако сенуситы отказали султану в отправке своих ополчений на фронт рус- ско-турецкой войны 1877—1878 гг., не выступили против Франции, которая оккупировала Тунис в 1881 г., и не поддер- жали, вопреки просьбе Стамбула, антианглийское движение махдистов в Судане. Преследуя свои религиозно-политиче- ские цели, они содействовали османскому правительству только в тех его устремлениях, которые отвечали интересам братства. Реформы танзимата в вилайете Триполи (1839-1876 гг.) Укрепление позиций братства сенуситов во внутренних районах вилайета совпал по времени с проведением реформ танзимата в Османской империи. Эти реформы имели целью реорганизовать государственное и административное устрой- ство империи, ввести в общественную жизнь нормы европей- ского права, упорядочить налогообложение. Наведение порядка в вилайете Триполи началось вскоре по- сле провозглашения Гюлъханейского xamm-u шерифа (1839 г.), положившего начало реформам танзимата. Османский султан Абдул-Меджид смог уделить внимание своему отдаленному владению только после усмирения мятежного египетского па- ши Мухаммеда Али (1840 г.). В 1843 г. Киренаика была вы- делена в отдельную область (мут-асаррифию), управляемую от имени султана. В самом же вилайете Триполи были созда- ны новые административные единицы (ливы, кады и муди- рияты), во главе которых турецкий губернатор поставил пре- данных ему представителей арабо-берберского населения. На всех уровнях власти были введены совещательные советы из 190
§ 3. Кувейт племенных вождей и городской знати, а в тех населенных пунктах, где не было турецких гарнизонов, создавались во- инские подразделения из местных жителей. Для обеспечения безопасности на дорогах была введена контрольно-пропуск- ная система. Несмотря на произвол и коррупцию, в целом присущие ту- рецкой администрации, первые реформы танзимата сглади- ли наиболее острые противоречия между турками и местным населением. Передача части властных полномочий арабо-бер- берским вождям ослабила недовольство триполийцев, а тя- желая эпидемия холеры (1850 г.) подорвала мощь племен- ных повстанческих отрядов. Усилению позиций османских властей в Триполи способствовала также экспансионистская политика Франции в Северной Африке, проводившаяся Луи- Наполеоном с 1848 г. Опасаясь за целостность территории вилайета, Порта быстро наращивала в нем свою воинскую группировку. К 1851 г. ее численность достигла 10 тысяч пе- хотинцев, 1,5 тысячи кавалеристов и 5 батарей артиллерии. В итоге властям Триполи удалось надолго сбить волну высту- плений, направленных против османского присутствия. Главная идея танзимата в Триполи — управлять местным населением его же руками — получила развитие в ходе вто- рого этапа реформ, начавшегося с издания султаном Абдул- Меджидом хатт-и хумаюна в 1856 г. В соответствии с обще- имперским законом о вилайетах в 1865 г. в Триполитании была осуществлена административная реформа. В ходе ее му- тасаррифия Киренаика, управляемая из Стамбула, получила еще большую самостоятельность от губернатора Триполи, а на всех уровнях администрации были созданы органы само- управления — административные советы (меджлисы), а в го- родах — муниципалитеты (балядии), В 1869 г. в вилайете была введена новая судебная система, состоявшая из мировых су- дов, судов первой инстанции и апелляционных судов; также была впервые внедрена система прокурорского надзора за дея- тельностью судов и администрации. На протяжении 60-х го- дов турецкие власти, реализуя положения имперского земель- ного кодекса 1858 г., упорядочили в вилайете систему земле- владения, более четко провели различия между различными категориями земель: частными (мулък), государственными (мири), вакуфными (мевкуфе) и общественными (матруке), а также начали регистрацию земельных участков. В 1860-х — 191
Глава 2. Арабские страны Африки начале 1870-х годов губернаторы Триполи уделяли немалое вни- мание совершенствованию финансовой системы, сбора налогов и оживлению экономики вилайета. Благодаря их усилиям в Три- политании было организовано массовое культивирование олив- кового дерева, основана типография (1861 г.) и первая газета « Тараблюс алъ-Гарб», установлена почтовая и телеграфная связь между городами, переоборудованы порты Триполи и Бенгази, размещены новые гарнизоны в Киренаике и Феззане для борь- бы с нападениями кочевников на караваны. Реформы танзимата в Триполи ознаменовали собой усиле- ние интереса турецкой администрации к разрешению проблем политической и экономической жизни страны. Их проведение способствовало укреплению безопасности караванных путей и земледельческих поселений, ослаблению раздробленности вилайета, оживлению его хозяйственной и культурной жизни, развитию института частной собственности в патриархальном обществе. Благодаря им население Триполи смогло познако- миться с новейшими техническими и культурными достиже- ниями Европы. Вместе с тем преобразования танзимата затронули только прибрежные густонаселенные районы вилайета, в которых ту- рецкая администрация оставалась стабильной. Жители внут- ренних районов продолжали следовать своим традиционным обычаям и для них реформы свелись в основном к мероприя- тиям административного порядка; насаждение же частной собственности племенной верхушки на общинные земли ока- залось искусственным и преждевременным. Эффективность реформ снижалась также вследствие некомпетентности и кор- румпированности турецких чиновников. Наконец, знакомст- во с европейскими новшествами еще слабо отразилось в этот период на образе жизни триполийцев. Настроения европофо- бии, распространенные в вилайете, порождали выраженное нежелание населения приобщаться к достижениям «невер- ных» — даже при помощи турок-мусульман. Ливия в конце XIX в. В 80-х — 90-х годах XIX столетия вилайет Триполи пред- ставлял собой последний оплот турецкого присутствия в Аф- рике. К его границам уже вплотную подступали владения 192
§ 3. Кувейт европейских держав — Франции, захватившей Тунис в 1881 г., и Англии, оккупировавшей Египет в 1882 г. Огромная и не- устроенная территория вилайета, покрытая степями и пус- тынями, не имела для Европы особой экономической цен- ности. Тем не менее Триполи был весьма привлекателен для колониальных метрополий, поскольку представлял собой удобную базу для завоеваний в Африке, располож.енную в начале кратчайшего пути в глубь материка. В конце XIX в. особую активность в притязаниях на Три- поли проявило правительство Италии. Экономическая, фи- нансовая и военная слабость этого молодого государства да- вала ему мало шансов при разделе сфер влияния с опытными британскими и французскими колонизаторами. Считая себя «обделенным» при разделе Африки, итальянское правитель- ство всячески добивалось «компенсации» для себя в виде тер- риториальных приобретений на североафриканском побе- режье. В Риме придавали большое стратегическое значение захвату Триполитании, поскольку обладание ею давало воз- можность угрожать как французским позициям в Тунисе и в районе озера Чад, так и английскому присутствию в Егип- те и Судане. Готовясь к проникновению в Триполитанию, правительство Италии провело в конце 80-х годов XIX в. солидную дипло- матическую подготовку. В 1887 г. Италия путем заключения двусторонних соглашений получила от Англии, Германии, Ав- стро-Венгрии и Испании фактическую санкцию на захват Три- поли. Хотя война с Эфиопией 1894—1896 гг. отвлекла итальян- ские правящие круги от планов военной экспедиции в Север- ную Африку, Италия в 90-х годах XIX в. активно развернула культурное и экономическое проникновение в свою будущую колонию. Резко возрос ввоз на триполийские рынки итальянских то- варов. Крупнейший итальянский банк «Банко ди Рома» от- крыл в городах Триполитании свои филиалы, которые помимо банковских операций занимались скупкой земель, расширя- ли сеть торгово-промышленных компаний, финансировали ] годрывную деятельность итальянских спецслужб против ту- рецкого правления. Итальянские пароходства монополизиро- вали сообщение между Триполитанией и Европой. В вилайете выли созданы католические духовные миссии и европейские школы, которые итальянские власти рассматривали как 7 ;> 720 193
Глава 2. Арабские страны Африки лучшее средство установления своего влияния в стране. Нако- нец, в самой Италии возникла обширная литература о Трипо- литании, Киренаике и Феззане, которые итальянские геогра- фы под единым термином «Ливия» называли «обетованной землей» и «естественно принадлежащей итальянцам терри- торией». Всевозраставшая внешняя угроза со стороны христиан- ского Запада вызвала в вилайете Триполи общественно-пат- риотический подъем. В конце XIX в. вековая враждебность местного населения к туркам уступила место новому чувст- ву — осознанию мусульманской общности в противостоянии «неверным». Пробуждение арабского национализма в вилай- ете произошло не в силу реакции против османского господ- ства (как в странах Арабского Востока), а при сотрудничестве с турецкой властью. Триполийские патриоты (Сулейман аль-Баруни, Ибрагим Сираг ад-Дин и другие) верили в воз- можность сплочения арабов перед лицом Европы за счет укрепления политических и духовных связей с османской мет- рополией. Они также надеялись на дипломатическую и воен- ную поддержку со стороны Турции в случае захвата Триполи. Сходных взглядов придерживались и шейхи Сенусийи, все более лояльно относившиеся к падишаху Османской импе- рии — халифу всех мусульман. Турецкая администрация с опаской относилась к активиза- ции арабского патриотизма и подавляла деятельность нацио- налистов, если они выступали не только с антизападных, но и с антиосманских позиций. Так, в 1883 г. были репрессиро- ваны триполийские просветители, выступавшие за расшире- ние автономии арабских вилайетов, а в 1897 г. был закрыт арабский еженедельник «Ат-Таракки» («Прогресс»), пропа- гандировавший либеральные ценности в младотурецком ду- хе. Вместе с тем, турки старались использовать патриотиче- ские настроения населения. Например, в 1880-х годах были организованы добровольные работы по ремонту бастионов кре- пости Триполи; в годы наибольшей внешней опасности на- селению раздавалось оружие; наконец, из местных жителей были сформированы резервные войска. Но, несмотря на все меры, принимаемые властями вилайета, Османская империя в конце XIX в. оказалась перед реальной угрозой потери сво- его триполийского владения. 194
Алжир Алжир в начале XV! в. Испанская оккупация В конце XV в. династия Зайянидов (Абдальвадидов), пра- вившая в Среднем Магрибе с XIII в., растеряла свою власть «изнурительной борьбе с присахарскими кочейниками и более (‘ильными соседями — тунисскими Хафсидами и мароккан- скими Меринидами. К началу XVI в. Зайяниды еще удержи- вали свои позиции в Западном Алжире, но большая часть страны представляла собой пеструю мозаику княжеств, пле- менных территорий, земель духовных лидеров-мурабитое и портовых городов-государств, мало связанных друг с дру- гом. Бесконечные усобицы постепенно привели в упадок тор- говлю, земледелие, ремесла и градостроительство Алжира. В первом десятилетии XVI в. центральная часть Магриба была сильно разорена. Экономическая активность и общественная ?кизнь были сосредоточены на побережье, тогда как в горах и степях присахарской глубинки расселение местных жите- лей было разреженным. Вместе с тем, потерявший единство и обнищавший Алжир, по-прежнему, имел в Европе репутацию воинственной стра- ны. После победы Реконкисты в Испании (1492 г.) алжир- ское корсарство резко прибавило в размахе и ожесточении. Мавры-андалусцы составили в это время основную ударную силу корсаров. Стремясь отомстить испанцам-католикам, по- правшим их интересы и изгнавшим их с родных мест, они придали пиратскому промыслу характер «священной войны». Алжирские корсары захватывали корабли европейских дер- жав, обращали в рабство их команды и пассажиров и даже нападали на прибрежные селения, порты и острова Испании и Италии. Поджоги и разграбления испанского и итальян- ского побережий наносили немалый ущерб торговле и безопас- ности христиан. Впрочем, каталонские, генуэзские и си- цилийские корсары не оставались в долгу, и в конце XV в. 195
Глава 2. Арабские страны Африки освобождались от налогов, бесплатно получали хлеб, мясо и оливковое масло, а прочие продукты покупали по специ- ально установленным для них очень низким ценам. Кроме жалованья янычарам полагалась доля добычи от пиратства. Наконец, янычары не подлежали обычному мусульманскому суду, а наказания для них назначали их командиры. В силу этих привилегий алжирские янычары ощущали себя высшей кастой общества со своими неписаными законами и обычая- ми. Янычарское войско состояло только из пехоты. Оно было вооружено огнестрельным оружием, кинжалами и саблями (ятаганами), и размещалось в хорошо обустроенных казар- мах. Традиционная «форма» янычар состояла из открытой куртки с рукавами, полотняных штанов, схваченных на поя- се куском ткани, и заломленной двурогой шапки (тортора) из цветного сукна. Эта одежда отличала их от всадников (спа- яй), которые набирались из местных жителей и не имели янычарских привилегий. Внутри оджака царил дух боевого товарищества, взаимовыручки и подчеркнутого равенства: янычары жили отдельно от своих семей, питались из общего котла, сами избирали командиров (ага), которые вместе с вы- борными от солдат составляли войсковой совет (диван) и пред- ставляли их интересы перед бейлербеем. Допуск в янычарский корпус был закрыт для местных жителей, да и их сыновья, родившиеся в Алжире, не могли вступать в ряды оджака. По- этому в Алжире, в отличие от других арабских стран, янычар- ское войско пополнялось из Малой Азии и не подверглось ара- бизации. Корпорация пиратов — сподвижников Барбароссы — го- раздо в меньшей степени сохранила турецкий облик. Мало в ней было также арабов и берберов. Большинство алжирских пиратов XVI—XVII вв. были выходцами из Южной Италии, с Сицилии и Корсики. Все они отступили от католичества и, став мусульманами, оказались, по меткому замечанию со- временника, «турками по профессии». Крупные доходы от грабежа и продажи рабов, а также высокий престиж пират- ского промысла под флагом джихада придавали корсарам особую значимость в жизни Алжира и умножали зависть янычар. В корсарских кругах действовала своеобразная де- мократия: судовые команды подчинялись своим капитанам (ра’исам), а сообщество ра’исов выступало на местной поли- тической сцене как единая сила. 200
§ 4. Алжир В XVI в. авторитет вождей заставлял алжирских пиратов уважать приказы Стамбула и их войска не раз отличились в сражениях османского флота с «неверными». Презирая яны- чар, которых они за грубость и буйство прозвали «анато- лийскими быками», корсары последовательно поддерживали бейлербеев, всегда приходивших к власти из их среды. Пи- ратские экипажи, отличавшиеся мужеством и сплоченностью, всячески противостояли финансовым и политическим притя- заниям оджака. Только в 1568 г. ра’исы по просьбе бейлербея все же допустили вербовку новых корсаров из янычар. Эта мера, направленная на смягчение отношений оджака и та’ифы, обострила конкуренцию внутри пиратского сообщества и спо- собствовала его размыванию. Непрерывное соперничество янычар и корсаров придавало алжирской политической системе XVI в. крайнюю нестабиль- ность. Так, сын Хайраддина Хасан-паша трижды становился бейлербеем (1544—1552, 1557—1561, 1562—1567 гг.) и три- жды терял свою власть, причем причины его отставок весьма показательны: первый раз Порта отозвала его из-за интриг французского посланника в Стамбуле; второй раз разъярен- ные его политикой янычары обвинили его е измене и отпра- вили в столицу под конвоем; в третий раз, отличившись при осаде турками Мальты (1565 г.), Хасан (как и его отец) был назначен командующим всем османским флотом. Нередко янычары выдвигали своих претендентов на власть и свергали назначенных в Стамбуле бейлербеев, либо пытались помешать новым назначенцам исполнять свои обязанности. Пиратское сообщество реагировало на это встречными силовыми выпа- дами в адрес янычарских ага. Частые смены бейлербеев, за- говоры, политические убийства и казни мало способствовали укреплению османской власти в Алжире. Некоторое спокойствие в стране установилось только при осйлербее Ульдж Али (1568—1587 гг.). Уроженец Калабрии, попавший в плен и 14 лет томившийся на турецких галерах, ок освободился ценой перехода в ислам. Новый бейлербей хо- рошо знал Алжир, где провел многие годы своей жизни. Не- смотря на доставлявшую ему много беспокойства кожную болезнь, он активно и искусно управлял своей нестабильной провинцией. С тем, чтобы несколько умерить буйства янычар, Ульдж Али противопоставил им вспомогательные силы из берберских племен Кабилии. Довольно требователен был он 201
Глава 2. Арабские страны Африки Западное Средиземноморье было охвачено почти непрерыв- ной морской войной. В первом десятилетии XVI столетия в пиратские пред- приятия европейцев и магрибинцев вмешалось испанское государство. Военная дезорганизация и политическая раз- дробленность Алжира немало поощряли объединителя Ара- гона и Кастилии Фердинанда II к «африканскому крестовому походу». Разгром мусульманского оплота в Испании — Гранад- ского эмирата (1492 г.) — сделал эти планы реальностью. Уже в 1505 г. испанские солдаты взяли штурмом Мерс-эль-Кебир — лучшую якорную стоянку алжирского побережья, в 1508 г. — захватили крупный порт Оран, а в 1510 г. — пиратскую республику в Беджайе. В эти же годы испанцы принудили несколько портов Алжира (Тенес, Деллис, Шершель, Моста- ганем) регулярно платить дань. Наконец, захватив неболь- шой островок в море напротив города Алжир, испанцы построили на нем крепость Пеньон и заблокировали этот круп- ный корсарский порт. Казалось бы, честолюбивые устремления Фердинанда II ис- полнились: всего за несколько лет Испания овладела основ- ными пунктами приморского Алжира, а крупные убежища корсаров были захвачены или уничтожены. Однако вскоре события Итальянских войн отвлекли внимание мадридского двора от Африки, и испанская экспансия в Алжире приоста- новилась. Завоевателям пришлось довольствоваться «огра- ниченной оккупацией»: захваченные порты они превращали в крепости (пресидиос), охраняемые гарнизонами; предместья же оставались в руках местных вождей. Находясь в постоян- ной осаде алжирцев при посредственном снабжении, испан- цы были способны только совершать набеги на земли сосед- них племен. Хайраддин Барбаросса. Правление бейлербеев (1518-1587 гп) Население прибрежной части Алжира в своих стремлени- ях освободиться от испанского присутствия, активно поддер- живало действия корсаров-мусульман, поднявших знамя «священной войны». Среди последних наибольшим автори- тетом в то время пользовался османский «борец за веру» (гази) 196
§ 4. Алжир Арудж, обосновавшийся на тунисском побережье. Выходец из греко-славянской семьи с острова Митилини (Лесбос), он в начале XVI в. перенес свою деятельность в Западное Среди- земноморье. Здесь, уничтожая испанские корабли и вывозя тысячи морисков с Пиренейского полуострова в Магриб, Арудж снискал славу «грозы христиан». К нему начали сте- каться сотни авантюристов, а его эскадра насчитывала более 20 кораблей. Еще в 1512 г. он попробовал отобрать у испан- цев Беджайю, но потерпел неудачу — при штурме ему ото- рвало ядром руку. Через два года он захватил Джиджелли, ав1516г.по призыву жителей города Алжира вступил в него со своими отрядами. Укрепив свои позиции в столице, Арудж начал устанавливать контроль над побережьем и внутренни- ми районами страны. Свергнув зайянидского султана Абу Хамму III, однорукий корсар ненадолго подчинил своей неук- ротимой воле запад Алжира. Однако его триумф был непроч- ным и кратковременным: в 1518 г. он был осажден испанца- ми в Тлемсене, а при попытке прорвать осаду после отчаян- ного сопротивления был убит. После гибели Аруджа корсарские команды в Алжире при- знали первенство его брата — Хайраддина, прозванного Бар- бароссой (Рыжебородым). Положение Хайраддина поначалу было затруднительным. Испанцы по-прежнему оккупирова- ли побережье, а жители приморских городов устали от бес- чинств пиратов и уже видели в них не столько защитников от посягательств Испании, сколько заурядных авантюристов. Тогда Хайраддин, проявив прозорливость и политическое чутье, принял важнейшее решение, предопределившее как • го жизненный путь, так и судьбу Алжира. Он обратился за помощью к Османской империи. В начале XVI в. Османское государство одержало большие победы и сделало огромные территориальные приобретения в Европе и на Ближнем Востоке. В Средиземноморье у Османов оыло множество интересов, но на их пути неизменно стояла другая крупная держава региона — объединенная Испания. Два гиганта не смогли мирно ужиться в пределах средизем- номорского бассейна, и между ними вскоре развернулась ожесточенное соперничество за торговые пути и политическое влияние. С первых лет испано-османского противостояния оно оыло ярко окрашено духом религиозного конфликта ка- толичества и ислама, а одним из главных его фронтов стало 197
Глава 2. Арабские страны Африки побережье Северной Африки. В этих обстоятельствах Стам- бул всячески стремился использовать «священную войну» (джихад) для того, чтобы закрепиться на новых землях в Се- верной Африке. Поэтому султан Селим I Явуз (Грозный) бла- госклонно принял клятву верности Хайраддина, пожаловал ему титул «бей над беями» (бейлербей) и прислал в Алжир крупный янычарский корпус (оджак), а также военные ко- рабли, артиллерию и солидную финансовую помощь. Опираясь на присланных ему янычар и военный флот, Бар- баросса планомерно подчинил себе большую часть страны. Не всегда ему сопутствовал успех. В 1520 г. его воинство было раз- бито в Кабилии хафсидской армией и предприимчивому корса- ру пришлось временно укрыться в Джиджелли. Однако в 1522— 1525 гг. он вновь покорил предгорья Кабилии и центральную часть побережья, а в 1529 г,, выполнил обещание покойного Аруджа, взяв штурмом крепость Пеньон и освободив столицу Алжира от испанского контроля. Затем он перестроил и укре- пил столичный порт, превратив его в свой бастион для дальней- шей борьбы с испанцами. Ему не удалось изгнать противника только из Орана и Тлемсена, где по-прежнему правили, уже в качестве испанских марионеток, эмиры Зайяниды. Зато в 1534—1535 гг. отважный корсар вмещался в династийные рас- при тунисских Хафсидов и ненадолго присоединил к своим владениям северное побережье Туниса. Наряду с военными кам- паниями на суше Хайраддин прославился и дерзкими военно- морскими выпадами. За время своего правления в Алжире (1518—1536 гг.) он направил к берегам Испании семь экспеди- ций, в ходе которых вывез в Алжир и Тунис около 70 тысяч насильно обращенных в христианство мусульман-андалусцев (морис ков). Позже спасенные Хайраддином мориски заметно со- действовали восстановлению алжирских крепостей, производ- ству оружия и снаряжению алжирского флота. В 30-х годах XVI в. высокий авторитет Хайраддина в Ал- жире и его талант флотоводца привлекли к нему внимание Стамбула. Еще в 1533 г. османский султан Сулейман I на- значил его капудан-пашой (главнокомандующим) имперско- го флота, но Хайраддин, занятый тунисскими делами, выехал в османскую столицу только через три года. Новому бейлер- бею Алжира Хасан-аге (1536—1543 гг.) пришлось осенью 1541 г. отражать грандиозную экспедицию испанского коро- ля и императора «Священной Римской империи» Карла V 198
§ 4. Алжир Габсбурга, насчитывавшую 516 кораблей. Карла V, лично воз- главившего вторжение, сопровождали его лучшие полковод- цы — герцог Альба и завоеватель Мексики Фернандо Кортес. Под началом императора было 12 тысяч моряков и 24 тысячи солдат. Однако испанское воинство сразу же было обращено алжирцами в бегство, а проливные дожди сделали предме- стья алжирской столицы непроходимыми. В итоге Карл V предпочел вернуться к европейским делам и всего через две недели экспедиции испанская армада отчалила от негосте- приимных алжирских берегов. Вскоре испанцам пришлось заметно потесниться и в западном Алжире. Следующий бей- лербей — сын Хайраддина Барбароссы Х^сан-паша (1544— 1552 гг.) энергично довершил предприятия своего отца. Он блокировал Оран, а в 1551 г. взял Тлемсен, покончил с Зайя- нидами и установил надежный контроль над алжиро-марок- канской границей. Таким образом, территория Алжира была объединена под формальным сюзеренитетом Стамбула. Толь- ко сам порт-крепость Оран и его округа оставались испанским владением до конца XVIII в. При Хайраддине и его преемниках сложилась военно-по- литическая организация алжирского государства, не претер- певшая глубоких изменений вплоть до начала XIX столетия. Бейлербей назначались непосредственно османским султаном и действовали как абсолютные повелители алжирского при- морья . Они не были связаны мнением представительного ор- гана (дивана) и осуществляли права сюзерена в отношении пашей Туниса и Триполи. Постепенно влияние бейлербеев рас- пространилось и на глубинные районы страны, где они также взимали налоги. Их верность Стамбулу была высока и в XVI в. Алжир действительно был частью Османской империи. Доби- ваясь милостей султана, бейлербей отправляли в имперскую столицу значительные суммы и получали взамен континген- ты янычар, боевые корабли, порох и военное снаряжение. Опору власти бейлербеев составляли две постоянно сопер- ничавшие силы — янычарское войско (оджак) и корпорация пиратов (та’ифа). Янычары, прибывавшие в Алжир, обычно набирались из низов населения Анатолии (Малой Азии). Служба в Север- ной Африке превращала вчерашних турецких поденщиков и портовых грузчиков в привилегированных воинов империи. Их особое положение подчеркивалось множеством льгот: они 199
Глава 2. Арабские страны Африки и к своим соратникам — пиратским капитанам, которые, не- долюбливая его за ум и властность , прозвали его Али алъ-Фар- таш (Али Шелудивый). Во внешней политике новый бейлербей стремился главным образом присоединить центральную и южную части Туниса к Алжиру. Повторяя приключения Барбароссы на востоке Магриба, Ульдж Али в 1569 г. перенес джихад на тунисскую территорию и изгнал из города Тунис Хафсидов. Вскоре ему пришлось, однако, оставить Тунис и выступить со своей эс- кадрой к берегам Греции. Разгром турецкого флота корабля- ми Священной лиги при Лепанто (1571 г.) возвысил Ульджа Али до поста главнокомандующего: в ходе этой грандиозной морской битвы он не только проявил чудеса храбрости, но и спас за счет ловкого маневра немалую часть турецких галер. Занимаясь восстановлением османского флота и подготовкой реванша над испанцами в Тунисе, он лишь изредка наведы- вался в Алжир. Вместо него в стране управляли его доверен- ные заместители, выбранные им из корсарской среды. Когда Ульдж Али скончался в преклонном возрасте в 1587 г., османский султан Мурад III отозвал его заместителя, упразд- нил пост бейлербея и включил Алжир в стандартные рамки османской государственности. Теперь в Средний Магриб на- значались периодически сменяемые наместники-паши. Таким образом, для Стамбула Алжир перестал быть бастионом «свя- щенной войны» и формально превратился в обычную провин- цию (эйалет), хотя и’отдаленную от имперской столицы. Алжирские смуты XVII в. Становление режима деев . Отмена поста бейлербея вовсе не способствовала упрочению дисциплины в алжирской провинции. Напротив, замена кор- сарских выдвиженцев временными чиновниками привела, лишь ко все большей самостоятельности Алжира в пределах империи. Уже первым пашам, сменившим Ульджа Али, при- шлось довольствоваться ролью парадного, но почти без- властного правителя. Контроль над боровшимися за власть янычарами и пиратами мог удержать в своих руках только авторитетный и сильный лидер, хорошо знакомый обоим со- обществам — наподобие Хайраддина или самого Ульджа Али. Однако паши, не имевшие^ связей среди местных вождей, 202
§ 4. Алжир вынуждены были предоставить конкурентов самим себе и ра- ди сохранения своего поста и жизни налаживать «взаимо- понимание» с ними. В итоге политическая история Алжира XVII столетия представила собой бесконечную цепь кризисов власти, мятежей и убийств. В начале XVII в. упразднение поста бейлербея позволило янычарам взять долгожданный реванш над корсарами. Паша после своего приезда из Стамбула сразу же попадал в янычар- ское окружение; его принимали с большой пышностью и по- селяли во дворце Дар ас-Султан. Однако на деле его полно- мочия с каждым годом ограничивались. Сначала паша еще разделял власть с диваном янычар, который для «удобства» паши собирался непосредственно в его резиденции Дженина, расположенной в центре дворцовых садов. Затем янычарский диван выступил как последняя властная инстанция. Пашам вскоре осталось лишь право утверждать его решения и пред- посылать своим распоряжениям формулу «Мы, паша и диван непобедимого войска Алжира...». К середине XVII в. янычарский корпус, насчитывавший 22 тысячи воинов, отобрал у пашей последние прерогативы (уплату жалованья, кадровые решения, верховную судебную власть) и оставил им только почетный титул. В 1659 г. воен- ный предводитель янычар (ага) взял на себя все функции пра- вителя Алжира, осуществляя их с помощью дивана. Сосре- доточение власти в руках аги оказалось крайне неудачным ходом, поскольку присущее янычарам стремление к демокра- тии заставило их переизбирать командира оджака каждые два месяца. Еслй ага подчинялся решению дивана, преемст- венность власти постоянно нарушалась; если же он пытался сохранить за собой власть, то неминуемо сталкивался с мяте- жом. При таком положении дел убийство старого аги при пере- даче власти оказалось почти неизбежной политической проце- дурой: первые же четыре аги, получившие от паши «согласие» на правление, были вскоре убиты коллегами-янычарами. Несостоятельность янычар как лидеров Алжира проявилась настолько быстро, что уже в 1671 г. пиратская та’ифа смогла вернуть себе власть. В этом году корсарские капитаны-рахисы спровоцировали очередной мятеж янычар против аги, а после его свержения самостоятельно избрали нового руководителя — дея, который получил пожизненную власть из рук очередного паши. Избрание дея не только в янычарской среде оказалось 203
Глава 2. Арабские страны Африки спасительным компромиссным решением: уже в 1689 г. нового дея впервые избирал совместный диван янычар и ра’исов. При- мирение противников заметно стабилизировало положение дел в стране и одновременно полностью обесценило статус паши. В 1711 г. десятый дей Баба Али Шауш просто выслал из Алжи- ра нового посланца Порты и убедил Стамбул пожаловать это зва- ние ему самому. Одновременно Алжир перестал выплачивать султану регулярную дань. Анархия и постоянный передел власти, раздиравшие верхуш- ку алжирского эйалета на протяжении всего XVII в., не поме- шали Алжиру претендовать на главенство в регионе. Это бурное столетие ознаменовалось частыми столкновениями алжирских властителей с шерифскими султанами Марокко и тунисскими беями из дома Мурадидов. После Ульджа Али алжирские турки уже не рисковали предъявлять прямые притязания на Марок- ко. Однако постоянные интриги при посредстве религиозных братств и поддержка восставших против Алауитов племен ста- ли излюбленными средствами Алжира в борьбе с Шерифской империей за первенство в Магрибе. Так, в 60-х годах XVII в. турки усердно поддерживали корсара Гайлана, создавшего на северо-западе Марокко настоящую пиратскую республику. Но особенно острый конфликт между Алжиром и Марокко развер- нулся в конце XVII