Текст
                    '*
»1 k
. T
111
.. r
„*T*f» r»*«l
Э.А.ЛИХАЧЕВА
ОЛОГИЧЕСКИЕ
ХРОНИКИ
. 1-1й1;.
I-
1
,-^f
i. *
-•I '♦
1
г
I
s
tis
I»»
'.wt •
*%->
л


Российская Академия Наук Институт географии Э.А. ЛИХАЧЕВА ^ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ХРОНИКИ МОСКВЫ Москвв Медив-ПРЕСС, „ ,. 2007' "• ■ '" |и- '
УДК 551.438.5 Книга рекомендована к печати Ученым советом Института географии РАН Ответственные редакторы: доктор географических наук ДА. Тимофеев, кандидат географических наук И.И. Спасская Рецензенты: доктор географических наук О.А. Александровская, кандидат технических наук Г.П. Локшин Лихачева Э.А. Экологические хроники Москвы. — М.: Медиа-Пресс, 2007. 304 с. ISBN-13: 978-5901003176 Москва имеет длительную историю существования и не менее длительную и сложную историю возникновения экологических проблем. Книга состоит из двух частей. Первая — собственно хроники — аналитический обзор истории освоения географического пространства — возникновения и развития города и городской среды, изучения природных условий и экологических проблем Москвы за двести лет. Вторая часть — библиографический справочник, в котором публикации расположены в хронологическом порядке. Отдельно рассмотрены путеводители и библиографические справочники. Книга может быть полезна для развития научных экологических исследований города и как справочный материал для географов и геологов, ландшафтных архитекторов и других специалистов. Книга будет интересна и москвичам, желающим лучше узнать свой город. Содержит 166 страниц текста, 14 рисунков и список литературы на 138 страницах. © Институт географии РАН, 2007 © Лихачева Э.А., 2007 ISBN-13: 978-5901003176 © Оформление ООО «Медиа-Пресс», 2007 Содержание Экологические хроники (введение) 5 О Московских холмах 11 «Лирическая» страничка 25 История освоения территории 27 Средневековье 27 Столица России 34 Река Москва — главный градообразующий компонент 38 Благоустройство города в конце XIX — начале XX вв 42 Москва социалистическая 48 Москва современная 61 Рельеф и геологическая среда (история изучения и современное состояние) 63 «Серая» страничка 79 Гигиенические проблемы городской среды и коммунальное хозяйство 81 Санитарные врачи 82 Климат и атмосфера 92 Питьевая вода и водоснабжение 100 Сток вод, канализация, удаление и утилизация мусора 109 Физические поля 117 Страничка «праздная» 125 Досуг в Москве и окрестностях с пользой и удовольствием 126 Традиции _ 126 Рекреационные ресурсы 134 Охрана природы 141 Мониторинг городской среды 147 Экологические проблемы Москвы (заключение) 161
СОДЕРЖАНИЕ БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПРАВОЧНИК I. Научная и научно-популярная литература: До 1900 года 169 1900-1919 гг. 177 1920-1939 гг. 184 1940-1959 гг. 197 1960-1979 гг. 206 1980-1989 гг. 227 1990-2006 гг. 263 II. Тематические статьи в городских журналах: Гидротехническое строительство и благоустройство города 277 Генеральный план и строительство 279 Озеленение 282 Метрополитен и транспортные коммуникации 284 Охрана окружающей среды 286 III. Справочники и путеводители (историко-архитектурные, туристические, краеведческие и другие) 291 IV. Библиографические справочники 301 Приложение — дискета «Атлас Б.М. Даньшина» Экологические хроники Москвы Памяти моих родителей Валентины Геннадьевны и Александра Михайловича Лихачёвых посвящается ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ХРОНИКИ (Введение] «УХроники — литературное произведение, содержащее историю политических, общественных, семейных событий, а также вообще рассказ о таких событиях» (Ожегов, 1997, с. 869). В то же время «хроники» - это люди, страдающие постоянной затяжной болезнью (там же). Город - это тоже живой организм, и у него, к сожалению, довольно много «хронических болезней» или экологических проблем, связанных в том числе с преобразованиями природных условий города. Многие экологические проблемы имеют глубокую историю. Однако долгое время одни замалчивались, а другие, в силу разобщенности и узкого профилирования научных исследований, не замечались. Как сказал Козьма Прутков: «Многие вещи нам не понятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий» (Козьма Прутков «Плоды раздумий»). А в научном понимании современный город — часть природной, естественной среды. Городская территория, как никакая другая, отличается высокой степенью хозяйственной освоенности. Город, по определению В.В. Владимирова (1988), является «социотехноэкологическим образованием» и представляет уникальное место сосредоточения людей - единственного биологического вида (и вместе с тем социального существа), воздействие которого на природу по своей мощи приближается к природным катастрофическим процессам. Городская среда включает природную среду, в различной степени преобразованную антропогенной деятельностью, но развивающуюся прежде всего по собственным законам, и искусственную - техногенную - среду, созданную из природных веществ трудом и сознательной 5
ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ХРОНИКИ (Введение) волей человека. В более широком смысле в окружающую среду могут быть включены материальные и духовные условия существования и развития общества. Такое понимание возникло в рамках изучения системы «общество — производство — природа», в которой экономические, социальные, технологические и биологические процессы тесно связаны и взаимозависимы. Специфической особенностью городской среды является то, что, испытывая на себе мощное воздействие комплекса техногенных факторов, она сама становится весьма существенным фактором воздействия на человека и природные системы. С развитием города возрастает влияние техногенных факторов, снижается качество городской среды, создается угроза здоровью жителей. Книга состоит из двух частей. Первая — собственно хроники — аналитический обзор истории освоения географического пространства — возникновения и развития города и городской среды, изучения природных условий (физико-географических, инженерно-геологических, экологических), возникновения и развития экологических проблем Москвы за 200 лет. Наша столица расположена на стыке трех крупных физико-географических областей. Север и запад характеризуются волнистым, кое-где холмистым рельефом, обилием поверхностных вод, значительным числом небольших зеленых участков. На юге сохранились массивы широколиственных лесов, поверхность расчленена оврагами и балками. На востоке расположены самые крупные парки: природный национальный парк Лосиный остров, Сокольники, Измайловский, которые еще в XVI в. были заповедными. Ни одна из крупных столиц мира не имеет такого ценного природного окружения, как Москва. На территории ее лесопаркового пояса сохранилось редкое разнообразие растительности, глубокие живописные речные долины, озера, которые придают облику лесопаркового пояса неповторимое своеобразие и очарование. И вслед за А.С. Грибоедовым «...Решительно скажу: едва такая сыщется столица, как Москва». (А.С. Грибоедов «Горе от ума»). Рельеф города обладает большим ландшафтно-градостроительным потенциалом, выгодно отличающим его от многих крупных городов мира. Холмистый рельеф Москвы определяет и специфику московского ландшафта. Ведущую роль в восприятии города играют панорамные зоны в бассейне Москвы-реки и ее притоков, что в совокупности и составляет московское своеобразие. Однако вопрос о городском ландшафте, как считают архитекторы В. Юдинцев и С. Лобачев (1986), возникает обычно, когда обсуждается очередная строительная ошибка. За послед- 6 Экологические хроники Москвы ние полвека таких ошибок накопилось достаточно. Очевидно, что одной из главных ошибок проектировщиков и архитекторов являются восприятие рельефа местности и ландшафта в целом как некоего неразвивающегося, застывшего объекта. В течение многовекового существования города рельеф местности изменялся, преобразовывался в прямом смысле этого слова: засыпались овраги и болота, уничтожались крутые склоны, мелкие речки убирались в коллекторы, спрямлялись русла и укреплялись склоны долин рек Москвы и Яузы. Менялась и направленность рельефообразующих процессов. При длительной эксплуатации территории изменения рельефа происходили не только неоднократно, но и не- однонаправленно. Активность человека нередко приводит к нарушению динамического равновесия природной среды, создавая опасные ситуации. Возникли новые понятия «геоморфологической опасности» и «геологического риска» — угрозы, которые необходимо учитывать при всякого рода конструктивных планированиях. Специфика развития городской (урбанизированной) территории и сложное многоцелевое использование ее определяют и особый круг вопросов и задач исследований. Следует напомнить, что здания, сооружения, асфальтовые покрытия, коммуникации тесно контактируют с рельефом, геологическим субстратом, подземными водами, они взаимодействуют между собой и взаимовлияют друг на друга, образуя сложную природно-техногенную систему. Для ведения рационального хозяйства необходимо как можно более разносторонне и глубоко понять особенности городской географической и геологической сред, выяснить историю их формирования, сущность совершающихся в них ныне процессов. Одним из наиболее важных, можно даже сказать первоочередных, объектов изучения в этом отношении и является рельеф — его история, современные особенности и тенденции развития, также геоморфологические процессы, которые обладают огромным запасом энергии. В данной работе рассмотрены далеко не все проблемы («нельзя объять необъятное»). Цель книги — показать ориентацию и развитие исследований городской среды (городской территории), возникновение экологических проблем Москвы и их развитие в последние 200 лет. За этот период можно проследить эволюцию социальных последствий урбанизации. В начале площадь города составляла около 0,7 км2. В настоящее время Москва вступила в стадию агломерационного развития и формирует экономическую ситуацию на площади, в 20 раз превышающей упомянутую. Древний центр Москвы занимает лишь 1/10 часть города. На остальной территории совсем недавно были загородные усадьбы, дачные поселки, парки, сельскохозяйственные угодья. 7
ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ХРОНИКИ (Введение) В последние 30—35 лет в публикациях акцентируется внимание на негативных геологических процессах и явлениях в городе, связанных с хозяйственной деятельностью общества. Одновременно увеличилось число работ, посвященных охране окружающей среды, вопросам загрязнения атмосферы, подземных и поверхностных вод. Обострилось внимание к социальным проблемам города. Все настойчивее звучат требования ученых о создании сети заказников и охраняемых памятников природы. В настоящее время проблема отдыха населения имеет принципиально иной характер, чем в конце прошлого — начале этого века. Взаимосвязи природной и городской сред все более усложняются. Природу можно сохранить не вопреки урбанизации и не благодаря ей, а лишь преодолев отрицательные последствия и использовав преимущества этого процесса. При этом представляется необходимым регулировать отношения между урбанизацией и природой также и во времени путем эффективного сочетания экономического и экологического планирования с градостроительным проектированием на всех его территориальных уровнях. Создание мониторинга городских земель нацелено на решение этих проблем. Экологически обоснованное использование ландшафта (городской среды в целом) влияет на экономическую эффективность: гарантирует рациональное использование природных ресурсов, минимизацию расходов на создание условий, прямо влияющих на производство, быт и отдых людей, а также обеспечивает реконструкцию и охрану среды, что экономически проявляется в снижении расходов на устранение отрицательных результатов человеческой деятельности и в получении непрямых доходов от здоровой окружающей среды (повышение производительности труда, снижение расходов на лечение «болезней цивилизации», снижение расходов на очистку вод и пр.) (Лихачева, Смирнова, 1994: Маслов, 2002; Курбатова и др., 2004). Рэй Брэдбери в романе «451° по Фаренгейту» пишет: «Люди не должны забывать, что на Земле им отведено очень небольшое место, что они живут в окружении природы, которая легко может взять обратно все, что дала человеку. Ей ничего не стоит смести нас с лица Земли своим дыханием или затопить нас водами океана — просто чтобы еще раз напомнить человеку, что он не так всемогущ, как он думает». Ничто не дается даром! Платежей по выданному нам Природой векселю нельзя избежать. «Он может быть только отсрочен» (Коммонер Б. «Замыкающий круг», 1974, с. 32). Вторая часть книги — библиографический справочник, в котором публикации расположены в хронологическом порядке. Хронологическое расположение публикаций позволяет увидеть, что материал достаточно 8 Экологические хроники Москвы пестрый. Есть и большие перерывы в публикациях по причине закрытости информации или по причине отсутствия социального заказа на разработку темы. Отчетливо просматривается и роль великого редактора, называемого Политикой. Библиографический справочник состоит из четырех разделов. Большую часть объема составляют научная и научно-популярная литература. В списке работ есть весьма ощутимый крен в сторону работ по физической географии, инженерной геологии и геоморфологии, имеющих важное региональное значение для понимания геологической, в том числе и структурно-тектонической, истории развития территории, особенностей формирования рельефа и рыхлых отложений, особенностей развития экзогенных процессов. Это имеет свое объяснение. Автор книги много лет занималась изучением природных условий Москвы, особенно ее рельефа. На основании этих исследований были сформулированы теоретические основы нового научного направления «Геоморфология городских территорий» (Лихачева, 1992). В первой половине XX в. (с 1920 по 1960 гг.) своего рода общественной трибуной, с которой выступали ведущие ученые и исследователи Москвы, хозяйственники и управленцы, были городские журналы «Строительство Москвы», «Городское хозяйство Москвы», «Строительство и архитектура Москвы», «Метрострой». Поэтому было решено вынести список статей в перечисленных журналах в отдельный раздел. Статьи носят нередко броские, как лозунги, названия, отражающие веяния времени, но тем не менее содержат ценную научно-практическую информацию. Путеводитель - одно из наиболее популярных изданий. Вспомните, как активно пользовался Остап Бендер путеводителем по Волге издания тысяча девятьсот двадцать шестого года! Поэтому третий раздел библиографии составляют справочники и путеводители, краеведческие описания Москвы и ее окрестностей. Список далеко не полный, но все-таки представительный. Наибольшее внимание уделено работам, имеющим солидный возраст. Четвертый раздел наиболее краткий. В нем даны некоторые работы, содержащие библиографические справочники. Полагаю, что книга может быть полезной для развития научных экологических исследований на территории города и как справочный материал (банк библиографических данных) для географов и геологов, гидрогеологов, ландшафтных архитекторов и других специалистов - «градоведов». Надеюсь, книга будет полезна планирующим и руководящим организациям при разработке Генеральных планов развития столицы, а также москвичам, желающим расширить круг своих знаний по экологии города. 9
ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ХРОНИКИ [Введение]. 1 Своим приятным долгом считаю выразить признательность моим учителям ГА. Голодковской, Ю.Г. Симонову, ДА Тимофееву и моим коллегам и друзьям за полезные обсуждения проблем, за помощь в подборе библиографического материала, за дружескую поддержку|Е.П. Вагулиной|, Л.В. Бахи- ревой, К.В. Горецкому, Г.П. Локшину, ЕА. Карасевой, ГЛ. Коффу, Е.Б. Смирновой, И.И. Спасской, И.В. Чесноковой, О А. Александровской, АГ. Макаренко и М.П. Жидкову. Я благодарна и руководству Института географии РАН и РФФИ за финансовую поддержку, без которой этот труд не смог бы появиться на свет. С уважением, Э. Лихачева Экологические хроники Москвы Что касается до Москвы, стольного и главного города во всем Великом княжестве, то она весьма заслуживает того, чтобы подробнее поговорить здесь о ней. Имя свое получила она от реки Москвы, которая течет через город в южной его части и обтекает красную стену... А. Олеарий. Описание путешествия в Московию (XVII в.) О МОСКОВСКИХ ХОЛМАХ IVlocKBa расположена в центральной части Восточно-Европейской равнины в междуречье Верхней Волги и Оки, в подзоне хвойно-широколиственных лесов со сравнительно влажным, умеренно континентальным климатом. «Сама Волга касается губернии только на протяжении около 10,5 км по северной границе; другая большая река, Ока, ограничивает губернию с юга на протяжении около 140 км. Кроме нескольких притоков Оки на юге (Нара, Лопасня, Кашира) и Волги на севере (Шоша с Ламой, Сестра с Яхромой), губерния прорезывается, главным образом, сетью рек, относящихся к бассейнам Клязьмы и Москвы-реки, впадающих в Оку. Несмотря на малую величину и водность этих рек, они играли некогда немаловажную роль в качестве путей сообщения, связывающих (при помощи волоков) бассейн Днепра с Владимиро-Суздальской областью и культурные центры юга и запада (Киев, Смоленск, Новгород) с культурным центром среднего Поволжья (Болгарами)...» «...в начале исторической эпохи... леса... покрывали большую часть пространства. Даже центр тогдашнего селения на Москве-реке и склоны кремлевского холма были покрыты лесами, как то доказывают сохранившиеся еще названия: Спас 11
О МОСКОВСКИХ ХОЛМАХ на Бору и Боровицкие ворота в Кремле, Дебрь (или Дербь, Никола Дер- бенский около Мясницкой), замоскворецкие церкви: Иоанна Предтечи и Черниговских чудотворцев под Бором, Дербь на Полянке (церковь Григория Неокесарийского, что в Дербицах). Само название «Кремль» И.Е. Забелин сближает с «Кремь», что в северном областном языке обозначает «бор», растущий среди моховых болот, которые и у Кремля оставили свое имя в улице «Моховая». ...Можно указать на московские урочища: Под-сосенки, Елохово, Под-вязки, Березки, Ольховицы, Марьина роща и др., указывающие на прежнее развитие здесь древесной растительности. Попадается спорадически и дуб, который в прежние времена, в историческую еще эпоху, был, несомненно, более распространен». В качестве доказательства сказанного Д.Н. Анучин ссылается на исторические сведения, что «Иван Калита в 1339—1340 гг. обнес Москву дубовыми стенами. Остатки их были найдены при постройке Нового дворца, в виде больших дубовых стволов, толщиной в отрубе почти в аршин» (Анучин, 1949). О Боровицком, Сретенском, Красном и других холмах (но непременно семи) рассказывали побывавшие в Москве и потрясенные красотой города историки, путешественники, географы XV—XIX вв. Однако следует заметить, что упоминаемые холмы располагались лишь в черте Садового кольца. В конце XIX в., когда к городу, границы которого проходили по Ка- мер-Коллежскому валу, был приписан ряд слобод и дачных поселков, число упоминаемых холмов увеличилось. Но традиционно Москва оставалась «городом на семи холмах». Поэтому в числе главных по-прежнему назывались наиболее крупные формы рельефа, особенно выразительные холмы, реки и семь главных возвышенностей: Кремль; у Тверских ворот — Страстной монастырь; на Покровке — у церкви Успения; «Три горы»; за Яузой — Швивая горка; Лефортово — Введенская гора; Воробьевы горы (Никитин, 1877). Город рос быстро: в середине XVI в. площадь его составляла 0,69 км2, в конце XVI в. — 19,26, к концу XIX в. - 91,25, в 1930 г. - 244,56, в 1941 г. — 326,17 км2. В границах кольцевой автомобильной дороги площадь Москвы составляет 878,7 км2. Город продолжает расти и сейчас (современная площадь — 994,0 км2). И несомненно, что на его территории сегодня можно назвать значительно большее число холмов, прежде всего возвышенные междуречья рек Москвы, Яузы, Сетуни, Химки, Го- родни и др. Москва вместе с пригородной зоной (в радиусе 60—70 км от границ столицы) образует так называемую Московскую агломерацию — самую крупную в России и одну из крупнейших в мире. Пригородная зона 12 Экологические хроники Москвы представляет собой территориально-планировочную единицу. Она состоит из лесопаркового защитного пояса (ЛПЗП), выделенного в соответствии с планом реконструкции Москвы в 1935 г. в целях улучшения санитарно-гигиенического состояния города и создания мест отдыха населения (площадь ее около 180 тыс. га, из них более половины занято лесами и лугами), и внешнего пояса, где выделяется зона городов-спутников. Пригородная зона связана с Москвой производственными, трудовыми, культурно-бытовыми и рекреационными отношениями и рассматривается как единая система расселения с точки зрения экономической, градостроительной и природоохранной политики. В состав зоны входят Мытищинский, Балашихинский, Люберецкий, Ленинский, Одинцовский, Красногорский, Химкинский, Пушкинский, Щелковский, Ногинский, Раменский, Домодедовский, Подольский, Истринский, Солнечногорский районы и северная часть Наро-Фоминского района Московской области. Наша столица расположена на стыке трех физико-географических областей, различающихся по геологическому строению и иным природным показателям; их естественными границами служат реки Сетунь, Яуза и Москва. Западные и северо-западные участки Московской агломерации относятся к Смоленско-Московской возвышенности. Здесь можно выделить три физико-географических района. Можайска-Волоколамская возвышенность — центральная часть Смоленско-Московской возвышенности и Клинско-Дмитровской гряды, верховья р. Истры. Крупные холмы чередуются с древнеозерными заболоченными котловинами. Средние высоты территории — около 200 м аба, максимальные — 270—290 м абс. Елово-широколиственные леса в большинстве своем уже уничтожены. На их месте частично развиты вторичные березовые и осиновые леса. Почвы дерновые, сильно- и среднеподзолистые сформированы на тяжелых и средних суглинках. Достопримечательностью этого района является Сенежское озеро — «самое крупное из озер Подмосковья, исключительно интересно для любителя природы, водного спорта, рыболовства», как сообщалось в одном из путеводителей 30-х годов XX в. Сенежское озеро остается одним из любимых мест москвичей и сейчас, хотя здесь появился другой, не менее притягательный объект для любителей водного спорта — Истринское водохранилище. В районе создан ряд заказников, охраняющих ценные объекты живой природы. Среди них и Бездонное озеро у д. Вертлино (Солнечногорский район), и лесные болота с морошкой и клюквой близ с. Муравьеве которые служат местообитанием редких для области растений, и старый осинник у д. Денежкино, и водоохранные леса долины р. Истры. 13
О МОСКОВСКИХ ХОЛМАХ На Клязьмшско-Учшскойравнине расположена северная часть Москвы. Господствующие формы рельефа здесь сглаженные холмы и ровные поверхности, сложенные рыхлыми отложениями значительной мощности. Средние высоты 150—200 м абс. Для района характерны елово- широколиственные и березовые леса с богатым видовым составом растительности. Дерново-подзолистые почвы сформированы на тяжелых и средних суглинках. В долине р. Клязьмы развиты болотисто-подзолистые почвы. Междуречье Москвы и Яузы выделяют обычно как северную водораздельную поверхность. Территория представляет собой аккумулятивно-эрозионную равнину с абс. отметками 170—190 м (относительные превышения над урезом р. Москвы 35—55 м), где на фоне плоских участков, сложенных флювиогляциальными отложениями, выделяются пологие моренные холмы. Характерны сглаженные формы рельефа с нечетко выраженными, часто заболоченными водоразделами малых водотоков. Уклоны заметно увеличиваются лишь в придолинной части. По одному из наиболее примечательных холмов в центре города (Страстная горка) проходят улицы М. Дмитровка (бывш. Чехова), Новослободская, Бутырская. По водораздельному холму рек Неглинной и Напрудной проходят улицы Октябрьская и Шереметьевская. Здесь можно выделить и ряд мелких холмов: в районе парка Сельскохозяйственной академии им. К.А. Тимирязева, в районе станций метро «Проспект Мира» и «Тургеневская». На моренном плато расположены и районы Бутырского хутора, Останкино, часть Главного ботанического сада РАН. На ныне застроенной территории раньше были поселки пригородно- дачного типа, поля и небольшие перелески, «...район типично земледельческий с травопольно-молочным уклоном. Очень много кирпичных заводов новой постройки (у Окружной, Бескудникова, Лианозова, Лобни, Долгопрудной, Катуар); местность богата кирпичными безвалунными суглинками. Леса главным образом березовые, с примесью дуба. У Хлебникова пейзаж разнообразится рекой Клязьмой». «Лианозово, расположенное в прекрасном смешанном лесу, дачный поселок Владыкино на высоких берегах Лихоборки предлагались как места для отдыха в природе вблизи Москвы»1. «Маленькая речка Яуза, когда-то важный торговый путь, быстро течет среди густых зарослей; на возвышенных берегах ее высятся смешанные ле- 1 Здесь и далее цит. по: Вокруг Москвы: экскурсии. М.: Работник просвещения, 1930; Дачи и окрестности Москвы: справочник-путеводитель. М.: Мосрек- ламсправиздат, 1930. 14 Экологические хроники Москвы са, и ничто не напоминает пыли и шума подмосковного дачного города. На правом берегу Яузы — с. Медведково, одно из самых старых поселений под Москвой. В 1627-1646 гг. Медведково принадлежало кн. Пожарскому». «Достопримечательностями этого района являются усадьба Останкино, совхоз «Бутырский хутор», Тимирязевская сельскохозяйственная академия. Усадьбу Останкино окружает большой «английский» парк; прогулка по нему на речку Каменку, где раскрывается красивая долина, охваченная кругом лесами, — одна из лучших в окрестностях Москвы». «В конце усадьбы совхоза «Бутырский хутор» имеется небольшой пруд, которым пользуются для купания... В совхозе имеется небольшая роща, где с удовольствием можно отдохнуть под раскидистыми деревьями». Сейчас в границы города входят все те дачные поселки, что находились южнее Мытищ и Химок, включая практически весь бассейн р. Яузы и ее притоков Ички, Лихоборки, Чермянки. В этой части города расположились новые жилые районы. На бывшем Бутырском хуторе (ныне это район улиц Руставели, Добролюбова, Яблочкова, Гончарова) и сейчас на том же месте есть маленький пруд. Правда, берега у него из бетона, но рядом расположился небольшой уютный парк — место отдыха жителей этого района. Дворец-музей «Останкино», Ботанический сад, парк Останкино, парк Тимирязевской академии, остатки дубовой рощи около Останкинской телевизионной башни — эти и другие небольшие зеленые островки остались среди довольно плотной застройки севера столицы. На территории Клязьминско-Учинской равнины на реках Клязьме и Уче созданы водохранилища, снабжающие Москву питьевой водой. Здесь же развернута сеть рыболовно-спортивных баз для отдыха москвичей. Этот район знаменит и уникальным местообитанием озерных чаек на оз. Киево в г. Лобне. Это единственная в России крупная популяция озерных чаек в городе. Озеро является государственным заказником. К северо-западу от Москвы на Клинско-Дмитровской гряде расположен район Москвы — Зеленоград — отечественная «Силиконовая долина», который характеризуется древнеледниковым слаборасчлененным, с пологими склонами и рельефом с абс. высотами от 190 до 230 м. На территории Зелено-града отсутствуют крупные речные долины, но отмечаются мелкие эрозионные овражно-балочные формы. Верховья долины р. Сходни — самая значительная форма флювиального рельефа Зеленограда, а приближаясь к Москве, долина становится глубокой (до 20 м и более) и крутосклонной. Звенигородская равнина включает верховья рек Клязьмы, Сходни, Пахры, Десны, Нары, среднее течение р. Москвы. Рельеф равнины слабоволнистый, с отдельными пологими холмами. Поверхность ее сложена 15
О МОСКОВСКИХ ХОПМАХ суглинками. Средние высоты 150—200 м абс. К долине р. Москвы равнина понижается. Около 40% площади занимают сельскохозяйственные угодья, причем преобладают пахотные земли. Сохранились участки ело- во-березовых лесов, небольшие дубравы и сосновые боры. Почвы здесь дерново-подзолистые, на тяжелых и средних суглинках. Этому району принадлежит самая западная часть Москвы. Это бассейн р. Сетуни и правобережье р. Москвы до слияния с Сетунью (Фили, Кунцево и др.) — Кунцевская равнина и левобережье р. Москвы — Красногорская равнина. Обе местности характеризуются мелкохолмистым рельефом, наличием большого количества оврагов и балок, заболоченных западин. Район в начале века был одним из излюбленных мест отдыха. Здесь проводили экскурсии известные ученые — профессора Московского университета А.А. Борзов и А.П. Павлов. Близ Троицкого в подмытом рекой борту было обнаружено интереснейшее обнажение: толща озерных осадков, заключенных между ледниковыми отложениями. Здесь же в 1840-х годах был найден полный скелет мамонта. По левой стороне реки, близ Троицкого, у оврага Гнилуша, при впадении его в р. Москву, имелись обнажения еще более древних морских отложений — юрских глин с характерными белемнитами («чертовыми пальцами») и аммонитами. Лучшее обнажение этих глин было у Студеного оврага между Шелепихой и Мневниками, немного выше устья речки Ходынки. На территории Звенигородской равнины тоже сохранились ценные природные комплексы: живописная долина р. Сторожки в районе Звенигорода, Нарские пруды с окружающими их лесными массивами, живописные участки р. Москвы с сосновыми лесами, многочисленными памятниками архитектуры, садово-паркового искусства, участки разнообразных типов первичных лесов — места обитания редких видов растений и животных. Все они нуждаются в охране. Здесь уже созданы заказники и планируется создание еще целого ряда охраняемых зон. Южные территории Московской агломерации относятся к Москворец- ко-Окской пологоувалистойравнине. Рельеф и геологическое строение территории во многом определяются особенностями развития московской стадии днепровского оледенения, а точнее, южной периферии ледника. Овраги и балки здесь почти всегда имеют длинные и пологие склоны, что свидетельствует о длительном процессе их формирования. Чрезвычайно характерная черта Москворецко-Окской равнины — почти полное отсутствие каких-либо крупных форм рельефа, которые возвышались бы над ее поверхностью. Уплощенные междуречья несут едва уловимые следы ледникового рельефа в виде отдельных невысоких холмов, плоских заболоченных котловин, низин и ложбин стока, не включенных в современную эрозионную сеть. Другая важная особенность рельефа равнины — карсто- 16 Экологические хроники Москвы вые формы, которые, как правило, приурочены к долинно-балочной сети, так как здесь известняки либо выходят на поверхность, либо прикрыты маломощным чехлом рыхлых отложений. В пределах Москворецко-Окской равнины выделяется останец коренного рельефа — это чрезвычайно сильно расчлененная овражно-балочной сетью Теплостанская останцовая эрозионная возвышенность (южная водораздельная поверхность), которая практически целиком входит в границы Москвы и ЛПЗП. В ее пределах можно выделить три подрайона. Первый подрайон — собственно Теплостанская возвышенность (относительные превышения над урезом р. Москвы 130—135 м), сильно расчлененная глубокими долинами, оврагами и балками, представляет наиболее возвышенную часть города. Рельеф носит ярко выраженный холмистый характер. Холмы создают три высотные ступени, которые от реки поднимаются к Теплому Стану. Абсолютные отметки ступеней — 175-180, 190-200, 210-230 м. Теплостанская возвышенность расчленена глубокими эрозионными долинами, балками и оврагами, в которых на склонах нередко наблюдаются оплывины и мелкие оползни. На низкой ступени (на одном из холмов) построено здание Московского Государственного университета им. М.В. Ломоносова. Этот холм — Воробьевы (Ленинские) горы — в числе главных холмов древней Москвы. На холмах средней ступени Теплостанской возвышенности находятся станция метро «Проспект Вернадского» и улица Новаторов, станции метро «Каховская» и «Варшавская», «Бибирево» и «Коломенская». На холмах высокой ступени располагаются Теплый Стан, Ясенево, Профсоюзная улица (от Московской кольцевой автомобильной дороги до улицы Обручева). Район Теплостанской возвышенности характеризуется наибольшей глубиной и густотой расчленения. Максимальные показатели крутизны склонов, глубины и густоты расчленения приурочены к подмываемым р. Москвой склонам (Фили. Воробьевы горы, Коломенское). Однако при большой высоте над урезом р. Москвы (130 м) резко очерченных эрозионных форм мало, да и средние уклоны (1,5—3°) кажутся заниженными. Такая мягкость форм рельефа объясняется бронирующим свойством моренных суглинков (плотных и плохо размываемых), плащом покрывающих Теплостанскую возвышенность. Вот как выглядела местность в 1930-е годы, когда она была еще пригородом: «Окружающий пейзаж поражает своей живописностью. Множество садов делает весной эту местность исключительно привлекательной. Население занимается огородами и садами. Тут и там в ложбинах раскинулись поселения, кое-где мелькают кирпичные трубы подмосковных заводов. Темной массой тянется на юг огромный лиственный лес. Окружающий пейзаж поражает огромными просторами. В Узком и Зна- 17
О МОСКОВСКИХ ХОЛМАХ менском огромные, прекрасно сохранившиеся парки». И далее: «Ленинские горы (бывшие Воробьевы) образуют высокий, холмистый, правый по течению берег Москвы-реки, обрыв Теплостанской гряды и высшую точку города. Многочисленные ручейки падают сверху, со стороны сел Гладышево и Воробьеве Здесь нередко можно натолкнуться на валуны и булыжники — куски финляндских и олонецких скал. Эти камни — следы грандиозных ледников, покрывавших Русскую равнину миллионы лет назад. На Воробьевке и Калужском шоссе находили кости мамонта. В некоторых частях гор наблюдаются оползни». Второй подрайон — Москворецкий эрозионный склон: Орехово-Борисово, Царицыно — участок придолинной равнины, расчлененный широкими оврагами и балками. Абсолютные отметки — 150—200 м. Район активно застраивается. А когда-то в Борисове и Царицыне были фруктовые сады и старый парк, раскинувшийся по берегам огромных прудов. «В XVI в. эта местность под названьем «пустоши Черногрязской» составляла часть Коломенского дворцового хозяйства. Уже при Борисе Годунове на текущей здесь речке Городенке были устроены пруды для разведения рыбы. В настоящее время Коломенское является музеем, в котором собраны материалы по истории его памятников, вещи, найденные при раскопках, и т. д. Осмотр надо начать с галереи Вознесенской церкви, откуда от «царского места» открывается интереснейший вид на широкие излучины реки Москвы, низменный левый берег, Дьяково городище и другие окрестности. После осмотра Коломенского и дьяковской церкви нужно пойти вверх по оврагу, который находится между ними. В нем прекрасно видна размывающая деятельность воды, а около устья — образования «дельты». Овраг пересекает бывший дворцовый фруктовый сад» (Сим, 1937). Третий подрайон — Пахринская равнина (левобережье р. Пахры) — расположен к югу от границы города. Подрайон характеризуется сглаженными мягкими очертаниями рельефа с абсолютными отметками 150—200 м. Это — пригородная зона. Она отличается высокой степенью сельскохозяйственной освоенности (до 60% площади занято сельскохозяйственными угодьями, из них 50—70% — пашней). Однако и здесь сохранились отдельные участки с дубово-липовыми и березовыми лесами. Дерново-подзолистые почвы развиты на тяжелых суглинках. Наибольшей привлекательностью отличается Москворецко-Окская равнина к югу от Москвы, где распространены елово-липовые леса с примесью ясеня и вяза, смешанные леса со значительным участием дуба, липы, ясеня, клена, старые еловые леса с примесью ясеня в Наро-Фоминском районе, дубравы, елово-широколиственные леса, типичные участки широколиственных лесов в Подольском районе. Эти ценные леса и живопис- 18 Экологические хроники Москеы ные ландшафты по р. Наре нуждаются в охране, и их предложено сделать заказниками. По долине правого притока р. Пахры — р. Рожай — традиционно проводятся геологические экскурсии. «От станции Домодедово, — читаем в одном из путеводителей 1930-х гг., — путь идет по дороге, мощенной местным материалом — булыжником (Константинове) и известняком (Никитское). С края высокого берега (22 м) открывается направо (к юго-западу) плоская низина — это заливная терраса р. Рожай, слившаяся далее с такой же террасой р. Пахры. В усадьбе Константинове в конце XIX в. жил известный исследователь Азии Н.М. Пржевальский. Правый берег р. Рожай довольно высокий, левый же низкий, заливной. Берег порос ивняком, ольхой и кустарником. В долине р. Рожай можно встретить типичный оползневой рельеф, выходы юрских морских осадков, фосфориты, ценное минеральное удобрение, железную руду. Обрывы известняков, глыбы, бурные пороги придают речке настоящий горный характер. По берегу — сильные прозрачные родники. В углублениях известняка можно найти прозрачные кристаллы горного хрусталя, кальцита, асбест». Восточная часть Московской агломерации принадлежит Мещерской озерно-ледниковой низменной равнине. Мещерская низменность занимает всю юго-восточную часть Московской низменности. На территории Подмосковной Мещеры господствуют плоские поверхности с неглубокими и широкими древними ложбинами, освоенными современной гидрографической сетью. Днища долин обычно заболочены. Отличительной особенностью Мещеры является большое количество озер. Москва занимает плоское водораздельное пространство Клязьмы и Москвы к востоку от Яузы (Подмосковную равнину, или восточную водораздельную поверхность), включающее ее левобережье и бассейн Пехорки. Пологая равнина с общим уклоном на юго-восток (с отдельными небольшими поднятиями) характеризуется незначительной мощностью четвертичных водно-ледниковых и аллювиальных отложений и неглубоким залеганием дочетвертичных глин и известняков. Средние высоты около 100 м. В городе Москве и ЛПЗП абсолютные отметки несколько выше, но не превышают 140—160 м. Относительные превышения над урезом р. Москвы — 20—40 м. Это районы Кусково, Измайлово, Лосиноостровский парк. Как было сказано выше, рельеф здесь формировался в основном за счет работы талых ледниковых вод, и постоянных и временных водотоков. От собственно Мещерской равнины область отделена низким выступом в коренных породах, который проходит по восточной окраине города и выражен в современном рельефе слабым поднятием, по нему проходит водораздел между Яузой и Пехоркой. На поверхности выступа сохранились остатки меловых отложений. Выступ 19
О МОСКОВСКИХ ХОЛМАХ этот послужил препятствием для активного стока вод во время межлед- никовья. Поэтому здесь, в отличие от Мещерской низменности, сохранились отложения морены днепровского ледника. С поверхности территория перекрыта флювиогляциальными отложениями и представляет собой плоскую равнину, где отмечаются процессы заболачивания (Го- лодковская и др., 1981). Для этого района города характерна наибольшая сохранность первичных лесов — сосновых и широколиственно-сосновых (в пределах Москвы и ЛПЗП — это Лосиноостровский природный парк, который со времен царя Ивана IV Грозного охранялся как «государева заповедная роща»); на восточной границе Московской агломерации отмечаются массивы болот, где в бассейне р. Нерской сохранились участки гнездования птиц водно- болотного орнитокомплекса. Почвы песчаные дерново-подзолистые и бо- лотно-подзолистые, с массивами торфяных болот. Вновь откроем путеводитель 1930-х годов: «Восточная часть Подмосковья является самой низменной и самой бедной в природном отношении частью Подмосковья. Заболоченная равнина с многочисленными мелкими озерками и громадными торфяными массивами, между ними невысокие песчаные гряды, поросшие сосной, — таков однообразный и унылый ландшафт местности. Леса, преимущественно сосновые, характерные для песчаной почвы. Ценным полезным ископаемым являются люберецкие стекольные пески и лыткаринские и Котельнические песчаники. Самые близкие к Москве озера в районе станции Косино. Около села расположены три озера: Белое, Святое и Черное, каждое из них имеет особый облик. Белое озеро — самое большое из трех. Озеро очень глубокое (13,5 м) и очень чистое, только местами развиты прибрежные заросли тростника. Несмотря на близость поселка, охватывающего озеро почти со всех сторон, в нем пока еще водятся лини, окуни, караси, и рыбная ловля идет летом и зимой. Когда-то озеро служило как бы рыбным садком для московских торговцев-охотнорядцев; сюда пускали на откорм стерлядей, судаков, лещей и других рыб. Второе озеро, Святое, наоборот, сильно заболочено... Торфяное болото с сосной окружает озеро кольцом в 150—200 м шириной. Третье озеро — Черное — лежит на низинке за Белым озером и представляет тип водоема почти совершенно заболоченного, жалкий остаток когда-то бывшего здесь озера... Косинским озерам посчастливилось в смысле изучения. С 1920-х годов работает расположенная на берегу Белого озера Косинская биологическая станция». В настоящее время — это один из активно застраиваемых районов. (Рис. 1). Таковы природные условия современной территории Москвы и ее ближайших окрестностей. Однако Москва возникла и долгое время 20 Экологические хроники Москвы развивалась в долине р. Москвы на ее надпойменных террасах. С долиной р. Москвы тесно связано и историко-геологическое развитие водораздельных областей на территории города. Особенность Москвы — «город при реке», наиболее ярко описана Д.Н. Анучиным в статье «Наводнение в Москве в апреле 1908 г.». «Вступая в пределы города, Москва-река образует, как известно, две петли, или излучины, причем то правый, то левый ее берег является высоким. Сначала возвышенности идут по левому борту (Три горы, Воронихина гора, Мухина гора), возвышающиеся до 26—36 м; правый же берег, на котором расположено Дорогомилово, низменный. Этот правый берег, т. е. большая часть Дорогомилова, и далее так называемый Красный луг и Шелепиха и были особенно затоплены. Далее вниз по реке, напротив того, правый берег становится возвышенным, поднимаясь в Воробьевы горы до 30 саж. (более 60 м — примеч. автора), а затем хотя и понижаясь, но оставаясь все-таки довольно высоким до Нескучного сада включительно; левый же берег, охватывающий внутреннюю сторону образуемой здесь рекой излучины, низок; поэтому находящиеся здесь так называемые Лужники с их огородами были залиты почти до стен Новодевичьего монастыря, а также подверглись затоплению прибрежные местности в Хамовниках и близ Остоженки. В дальнейшем своем течении Москва-река образует другую большую излучину (в 13,3 км длиной), на протяжении которой снова является возвышенным левый берег (у храма Христа Спасителя, Кремль — 26,6 м), Котельники, Гончары, Красный холм, Каменщики, Крутицы, тогда как по правую сторону, внутри петли Москвы-реки расположено низменное Замоскворечье, с идущим почти параллельно руслу реки водоотводным каналом. Поэтому здесь, по левому берегу, были затоплены только набережные и нижние части выходящих на эти набережные переулков, тогда как на правой стороне реки разлив (как из главного русла, так и из канала) затопил весь расположенный между этими двумя руслами остров (Болото), все набережные, а также проник и далеко внутрь Замоскворечья, по улицам Полянке, Ордынке, Пятницкой, Татарской. При выходе из пределов города река затопила прилегающие низменные участки около Даниловского и Симонова монастырей и на полях орошения у Чагино. В общем, наводнение распространилось в пределах города на площадь приблизительно в 16 млн кв. м...» (Ану- чин, 1949). Протяженность р. Москвы в пределах современного города 75 км. Она образует здесь шесть крупных излучин, сохраняя при этом субширотное направление, и принимает ряд мелких притоков, наиболее крупные из которых: справа Сетунь, Городня, слева Сходня и Яуза. Всего территорию дренируют 46 водотоков. Протяженность открытых русел около 220 км, а коллекторов свыше 290 км. Общая площадь открытых водоемов 8,5 км2. 21
О МОСКОВСКИХ ХОЛМАХ Москва-река, как и другие реки Московской области, получает питание от талых снеговых вод — 61%, дождевых — 12% и фунтовых — 27%. Вскрывается она обычно около 10 апреля. Средняя продолжительность весеннего половодья 48 дней, наименьшая — 21 день, наибольшая — 85 дней (1896 г.). Наступление ледостава приходится на 19 ноября. В пределах центральной части города река замерзает крайне редко (оказывает влияние сток теплых отработанных вод). Модуль стока в бассейне р. Москвы в среднем составляет 6,2 л/с/км2. Годовой сток составляет 3,4 км3. Наиболее четко выражена в рельефе третья надпойменная терраса. Это равнинное пространство с незначительными колебаниями высот. Относительная ее высота 30—35 м (абсолютная 135—160 м). Поверхность имеет небольшой уклон — 1,5—3°. У бровки высота террасы нередко снижается до 25 м. От более низких террас она отделена, как правило, пологим уступом. На третьей надпойменной террасе расположены Ходынское поле, парк Сокольники, проходит часть Садового кольца (от станции метро «Парк культуры» до станции «Маяковская»), а улица Тверская (бывш. Горького) и Ленинградский проспект проходят практически по тыловому ее шву. Эта терраса наиболее глубоко расчленена эрозионной сетью. Глубина ее расчленения достигает 25—30 м и более, что особенно отчетливо проявляется в припойменных участках, где отсутствуют (или выражены очень слабо) низкие террасы. Примером этого может служить левобережье р. Москвы в районе Краснохолмской и Боровицкой излучин. Здесь терраса пересекается реками Пресней, Бубной, Рачкой, Неглинной, Яузой, Черногрязкой и др. Именно здесь на живописных холмах возникла Москва и легенда о семи ее холмах! Вторая надпойменная терраса (Мневниковская) имеет высоту 12—18 м у бровки и 20—22 м у тылового шва (абс. отм. 130—140 м). Обычно она довольно хорошо выражена в рельефе, и ее фрагменты отмечаются по всей длине реки в черте города. Угол наклона поверхности по большей части не превышает 1,5°. К первой надпойменной террасе она спускается пологим уступом. Однако значительно чаще терраса опирается на поверхность поймы. На второй надпойменной террасе построен Новодевичий монастырь, расположена большая часть застроек Замоскворечья (улицы Шаболовка, Мытная, Люсиновская). Шмитовский проезд проходит по этой террасе, разделенной здесь долинами двух ручьев на три холма. Первая надпойменная терраса (Серебряноборская) в черте города встречается лишь отдельными фрагментами и наиболее выражена в рельефе Серебряноборской и Мневниковской излучин, а также в Замоскворечье (район станции метро «Новокузнецкая»). Относительная высота террасы 8—10 м (абс. отм. 126—130 м). 22 Экологические хроники Москвы Вследствие искусственного расширения русла и поднятия уровня пойма р. Москвы частично затоплена. Относительная высота ее 4 м. Обширные площади поймы сохранились в районах Болотной площади, Лужников, Нагатино-Текстильшиков, Марьина. К уровням поймы и первой надпойменной террасы привязана густая сеть оврагов и балок (сейчас они в большинстве своем уничтожены). Плоские поверхности поймы и террас р. Москвы издавна использовались населением под сельскохозяйственные угодья и строительство и претерпели сильные изменения. Пойма отличается равнинностью, что объясняется засыпкой оврагов, устья которых были привязаны к пойме, и, конечно, поднятием уровня р. Москвы и связанным с этим затоплением поймы. Большая работа по выравниванию поймы проведена путем искусственного насыпания грунта с целью поднятия ее уровня над водами р. Москвы. Значительно снизилась густота расчленения рельефа вследствие затопления поймы и затухания эрозии, а также с заключением некоторых рек в коллекторы. Сильно изменен и рельеф надпойменных террас. В результате хозяйственного освоения придолинной территории были спланированы при- бровочные перегибы, засыпаны овраги и мелкие ручьи. Более всего изменена человеком гидросеть города, включая и главную водную артерию — р. Москву. Изменены и конфигурация берегов, и ширина русла, и глубина реки, и интенсивность русловых процессов. Итак, своеобразие современного городского ландшафта Москвы определяют не семь и даже не дважды семь холмов. Прежде всего, следует назвать главные возвышенности: 1) на севере — Бескудниково, Ново- Архангельское, междуречье Лихоборки и Чермянки (до 185 м абс); 2) на востоке — водораздельный холм Яузы и Пехорки (по нему проходит Московская кольцевая автомобильная дорога и расположен Измайловский комбинат декоративного садоводства, Щитниково, до 177,9 м); 3) на юго-востоке — возвышенность, на которой расположено Орехово- Борисово (до 170—178 м); 4) на юге — Теплостанская возвышенность, на которой расположены районы Ясенево, Теплый Стан, Никулино и др. (максимальная 255,2 м, до 175 м у Ленинских гор, которые являются северной оконечностью возвышенности); 5) на западе — возвышенность, на которой расположились Кунцево (195 м) и Фили (178 м); 6) на северо-западе — междуречье Сходни, Химки и Москвы, известное как район Тушино (170 м); 7) междуречье Яузы, Москвы и Неглинной (до 168 м), разделенное р. Неглинкой на три холма: Страстная горка, Псковская и Напрудный холм. Среди главных исторических холмов, на которых раскинулся центр города, вслед за Н.С. Никитиным (1877) назовем Боровицкий холм (Кремль и Китай-город, 140-145 м, Красный холм, или 23
О МОСКОВСКИХ ХОЛМАХ Швивая горка (район Таганки, 145 м), «Три горы» (Пресня, 150 м), Введенскую гору (Лефортово, 143 м), Варварину горку (район Курского вокзала, 156 м), Псковскую горку (Колхозная, Красные ворота, Лубянская площадь, 150 м); Страстную горку (Пушкинская плошадь, 163 м). А Мартынов. Вид Кремля. 1819 г. Экологические хроники Москвы «ЛИРИЧЕСКАЯ» СТРАНИЧКА V/ юности моей гостеприимный кров! О колыбель надежд и грез честолюбивых! О, кто, кто из твоих сынов Зрел без восторгов горделивых Красу реки твоей, волшебных берегов, Твоих палат, твоих садов, Твоих холмов красноречивых! Д. Давыдов. При виде Москвы, возвращаясь с персидской войны Город — досыта простору! Город — есть на что взглянуть! Город — под гору, да в гору! Так и эдак повернуть! Он не в вытяжку, не стройно, Но широко, но спокойно, На холмах по-барски лег... В. Бенедиктов. Москва 25
ЛИРИЧЕСКАЯ СТРАНИЧКА Москва-река, тебе хвала! В веках ты видела немало. Когда б ты говорить могла, Ты многое бы рассказала. Ты б рассказала нам о том, Как люди начали селиться, За тыном — тын, за домом — дом Росло на берегу твоем Начало будущей столицы. Н. Кончаловская. Наша древняя столица Город чудный, город древний, Ты вместил в свои концы И посады, и деревни, И палаты, и дворцы! Опоясан лентой пашен, Весь пестреешь ты в садах: Сколько храмов, сколько башен На семи твоих холмах! Ф. Глинка. Москва 26 Экологические хроники Москвы Москва-Город прежде всего есть место и жилище, стены и дома; поэтому первая из частных задач предположенного труда заключается в истории постепенного топографического распространения города, начиная с его первопоселенцев, аборигенов этой местности. И. Забелин «История города Москвы» (1905) ИСТОРИЯ ОСВОЕНИЯ ТЕРРИТОРИИ Средневековье \_^вой рассказ начнем с XII в., с основания Москвы, хотя на территории города археологами обнаружены свидетельства и более древних поселений каменного века, отделенного от нас че- тырьмя-шестью тысячелетиями, — в Зарядье и Замоскворечье, в Щукине и Измайлове, в Серебряном бору и у Покровских ворот. Известны и поселения раннежелезного века (дьяковская культура) — Дьяково городище, Кунцевское, Мамоново, Сетуньское, Тушинское и др., — археологические открытия продолжаются. Во время раскопок фундаментов Казанского собора Красной площади и на ул. Ильинке, около ее выхода на Красную площадь, под домонгольским культурным слоем XII—XIII вв. на глубине 3—3,5 м были обнаружены пахотные горизонты X—XI вв. В них были найдены мелкие обломки древесного угля, принадлежащие дубу и ясеню, — остатки лесов, покрывавших Боровицкий холм и выжженных под пашню. В то время города еще не было, существовали села, затем здесь была окраина Москвы. На горизонтальной зачистке по нижней границе пахотного горизонта были обнаружены следы, оставленные лопатой средневековых огородников. На Ильинке огороды Удобрялись золой, вместе с которой в этот пахотно-огородный горизонт попали угли другого состава: определены остатки березы, осины, сосны, ели, яблони и др. На рубеже XII—XIII вв. на территорию Красной площади распространяется Великий посад Москвы, впоследствии обнесенный Китайгородской сте- 27
ИСТОРИЯ ОСВОЕНИЯ ТЕРРИТОРИЙ ной, но огороды и сады существовали здесь и позже (Александровский, Кренке, 1993). Археологические раскопки на Красной и Манежной площадях также обнаружили явные следы пашенной эрозии, относящейся еще к XI-XIII вв. Так, на Манежной площади смытые почвы были найдены на уступе II террасы р. Неглинной поблизости от гостиницы «Националы» на глубине 2,5 м от поверхности. В сторону Александровского сада поверхность исходного рельефа резко падала, и в 30 м к югу на поверхности I террасы реки на глубине 4,5—6 м были обнаружены намытые пахотные почвы, а еще дальше — остатки жилищ XII—XIII вв. Здесь, на берегу р. Неглинной, располагалось поселение, а склоны распахивались, что привело к существенной эрозии почв (мощность смытого слоя до 50 см). История Москвы начинается (и в течение нескольких столетий почти исчерпывается) историей Кремля, потому что первое славянское поселение на территории современного города, несомненно, возникло в сосновом бору на Боровицком холме — на III надпойменной террасе р. Москвы. Это произошло предположительно во второй половине XI века, а первое упоминание о Москве как о резиденции князя Юрия Долгорукого относится к 1147 году в числе «городов», возведенных для укрепления подступов к западным окраинам Суздальского княжества. Через десять лет, в 1156 году, Юрий Долгорукий «заложи град Москьву», т. е. обратил свое поместье-село в небольшую крепость у впадения речки Неглинной в Москву-реку, вероятно, увеличив при этом пространство, обнесенное деревянного оградой. Еще через двадцать лет (в 1177 году) Москву сожгли половцы, приведенные князем Глебом Рязанским. С этого времени и начинается длинная летопись вражеских нападений на Москву и периодических пожаров в ней. Казалось бы, надо уходить с такого несчастного места и искать новое, более спокойное и защищенное, но Москва упорно возрождается из развалин и пепла и с 1328 года становится столицей Московского княжества (Никольский, 1988). На Манежной площади в нижней части культурного слоя обнаружена почва, которая образовалась после большого московского пожара 1493 года. По указу Ивана III вокруг Кремля была создана зона безопасности и запрещено строительство. Отложение культурного слоя прекратилось, и под луговой растительностью началось формирование почвы. Но вскоре строительство вновь возобновилось, и почва оказалась погребенной. Активному развитию города способствовало его положение в центре европейской части России. «При взгляде на карту сперва можно удивиться, что Москва возникла не на Волге или Оке, а на маленькой 28 Экологические хроники Москвы Москве-реке. Первым поводом для основания ее послужило, должно быть, безопасное положение на крутом холме; со стороны реки Кремль выглядит величественным замком, и с сего возвышения открывается широкий горизонт. Но и Москва-река ведь не малая: она годится для судоходства и не очень маленьких судов. Как раз в этом положении между главными реками у Москвы удобная связь во все стороны, в то время как положение городов на Волге и Оке является гораздо более односторонним. Москва была естественной столицей Великороссии, да и для всей восточно-азиатской равнины трудно найти другое место с таким удобным положением, с такими удобными путями сообщения» (Геттнер, 1909). На месте нынешнего шумного, плотно застроенного города с почти сплошным асфальтовым покрытием и небольшими островками растительности было когда-то множество рек, речек, оврагов, холмов, холмиков, отмечалось обилие болот, озер, топей и дремучих лесов. Сначала осваивались холмы — возвышенные участки рельефа, затем — низинные. Широкая долина р. Москвы с дальними видами, плавными холмами и просторными поймами создала прекрасные возможности для организации богатой пространственными композициями русской столицы. Важнейшие ансамбли (городской центр и монастыри) поставлены в «ландшафтных фокусах» — в местах, на которые направлено большинство осей естественной структуры данной местности — водораздельные линии и долины малых рек (Тверской, 1953; Кудрявцев, 1994). По мнению И. Забелина, первоначально Москва возникла в результате заселения района у перевала из долины Москвы-реки в долину Клязьмы, вблизи двух небольших рек — Всходни (Сходни) и Яузы. Верховья Яузы и Сходни близко подходили к этому перевалу и поэтому служили водной дорогой в лесных непроходимых дебрях, соединяя Москву как с западными торговыми путями, так и с торговыми путями юга. Эта точка зрения не объясняет все же причин возникновения крепости на холме, у впадения Неглинной в Москву-реку, так как указанные речные пути проходят в стороне от крепостного холма. Тем не менее, выбор участка для строительства города отнюдь не случаен. Участок этот, расположенный на мысу, или на «стрелке», у слияния рек, — место, защищенное естественными береговыми откосами и оврагами. Для строительства города (града, городища) как оборонительного сооружения лучшего места, чем Боровицкий холм, в современных границах Москвы трудно найти: высокая боровая терраса круто обрывается к р. Москве, с севера и запада холм ограничен болотистой поймой речки Неглинной. С трех сторон — естественные водные преграды. На восточной границе холма был прорыт ров, который заполнялся водами Неглинной. .29
ИСТОРИЯ ОСВОЕНИЯ ТЕРРИТОРИЙ «Попробуем перенестись воображением за триста, четыреста лет назад и проследим то, что подскажут нам мысль и чувство в воссозданном смутном образе того, что когда-то было. Центр средневекового уклада жизни города сосредоточивался в Кремле. Здесь были главные храмы, жил царь, митрополит и самые богатые и властные мужики-бояре; здесь находились приказы на Ивановской площади, где шли суды и расправы. Окруженный со всех сторон водой и рвами, он имел вид неприступного «замка» — как его и называли иностранцы. С юга его замыкала река Москва и двойная стена, со стороны Красной площади — глубокий ров, обложенный кирпичом и наполненный водой по подземной трубе из верхнего Неглинного пруда, находившегося за Воскресенским мостом, там, где теперь площадь перед думой; с запада, на месте теперешнего Александровского сада, — глубокие Неглинские нижние пруды с мостами и мукомольными мельницами при них. Взглянув на Годуновский план Кремля, еще больше убеждаешься в том, какая громадная разница в характере построек между пригородами и собственно городом-кремлем. Там — дерево, солома, здесь же белокаменные златоверхие храмы, крепкие двойные и тройные стены с высокими башнями, каменные дворцы-терема и даже водопровод. По тем незначительным остаткам Кремля, какие уцелели от вандализма честолюбивых чиновников, и судя по гравюре Пикарта начала XVIII века, можно до некоторой степени представить все богатство и красоту тогдашнего Кремля. Если бы он оставался нетронутым даже в том виде, какой имел в начале XVIII века, то это был бы единственный архитектурный памятник средневековья, не уступавший по целостности впечатления острову Сан-Мишель в Бретани.» Аполлинарий Васнецов «Облик старой Москвы». (1922) 30 . Экологические хроники Москвы П. Пикарт. Фрагмент панорамы Москвы от Б. Каменного моста (1707—1708). Панорама состоит из 8 листов общей длиной около 2 метров. Внизу каждый лист имеет изображение московского монастыря (Новодевичий, Донской, Новоспасский и др.)
ИСТОРИЯ ОСВОЕНИЯ ТЕРРИТОРИЙ По-видимому, скат кремлевского холма, обращенный к реке, первоначально был более пологим, чем теперь, и по нему располагались городские дворы. Укрепление края холмов от обвалов началось, вероятно, ужевХ1У-ХУвв. Развитие города шло в направлении освоения повышенных частей рельефа. Древняя Москва, кроме укрепленного Кремля, включала еще множество монастырей. На живописных холмах возникают монастыри- сторожи. Обычно эти холмы представляют собой участки высокой третьей надпойменной террасы рек Москвы и Яузы, которые приобрели вид «холма» благодаря глубоко врезавшимся в поверхность террасы речкам (Неглинной, Ольховца, Черногрязки, Рачки, Пресни, Бубны) и глубоким оврагам. Относительная высота этих холмов не превышает 40 м над урезом р. Москвы (не более 160 м абс). Для города XII—XV вв. эти превышения не только не были помехой, но и имели важнейшее значение при строительстве укреплений. Монастыри-сторожи строились на возвышенных участках и с таким расчетом, чтобы был у них наибольший обзор и наилучшие инженерно-геологические условия. Терраса, сложенная песками, хорошо дренируется, вода на таких холмах не застаивается, следовательно, соблюдались и гигиенические правила: земляные полы и подвалы не подтоплялись и были сухими практически круглый год. В 80-х годах XIII в. по дороге, которая шла от берегов Оки, появилась «сторожа» — Данилов монастырь. На севере Москвы в начале XIV в. возник Петровский монастырь, в 80-х годах XIV в. — Рождественский, в конце XIV в. — Сретенский. Во второй половине XIV в. были построены еще две «сторожи». На востоке на холмах, живописно возвышавшихся над обширными заливными лугами, в княжение Дмитрия Донского был основан Симонов монастырь. Почти одновременно митрополитом Алексием был основан Андроников монастырь, также к востоку от города, на высоком холме над Яузой. Митрополит построил монастырь в память своего благополучного посещения Константинополя. Есть весьма вероятное предположение, что овраг с ручьем, еще недавно протекавшим под самым монастырем, получил свое название Золотой Рожок по имени константинопольской гавани Золотой Рог. К западу от Москвы в 1430 г. был основан митрополичий Новинский монастырь, к которому перешли земельные владения князя Владимира Андреевича. Расположенный на высоком берегу Москвы-реки, защищенный с запада рекой Пресней, он занимал выгодное стратегическое положение между дорогой на Волоколамск и Дорогомиловским перевозом, возле устья Сетуни, т. е. теми двумя дорогами, по которым могла подойти к Москве литовская рать. 32 Экологические хроники Москвы Монастыри составляли четыре линии обороны, сами выглядели как небольшие поселения и визуально были связаны с Кремлем, т. к. располагались по осям водораздельных линий притоков Москвы-реки, впадавших в нее вблизи Кремля (Неглинная, Яуза, Черторый, Рачка), или на высоких берегах излучин Москвы-реки. Пониженные части территории (пойменные террасы) застраивались и заселялись в последнюю очередь, поскольку строительные работы в этих местах были сопряжены с рядом трудностей (обилие болот и заболоченных участков в сочетании с ежегодным затоплением паводковыми водами). Эти территории использовались в основном под сельскохозяйственные угодья. С ростом города возникли и новые оборонительные сооружения. Строится стена Китай-города. Нагорная часть Китай-города, являвшаяся продолжением кремлевского холма, с востока была ограничена болотистой местностью. Здесь вдоль берега Москвы-реки вплоть до Яузы тянулся Васильевский луг, а сама Яуза текла в крутых берегах. С северной и восточной стороны Китай-города был ров, Яуза на восточной границе Китай-города, Москва-река на юге, р. Неглинная — на западе прикрывали Москву от внезапных набегов татарской конницы. Запруженная речка Ольховка образовывала Великий пруд (будущий Красный пруд). Южная часть За- неглименья примыкала к Чертолью — урочищу, расположенному недалеко от впадения Неглинной в Москву-реку и получившему название от ручья Черторый. Между нынешними улицами Тверской и Б. Никитской (Герцена) находился Успеньев овраг. Пересекая теперешнюю Театральную площадь, Неглинная превращала во время половодья значительную часть ее в топь. Отсюда начиналась Петровка, ведущая к стоявшему на крутом восточном склоне Страстной горки Петровскому монастырю. Оборонительный ров вдоль стен Белого города тоже был построен с учетом местных водных артерий. В западной части в ров был спущен ручей Черторый, с северной — протоки Неглинной. По восточной стороне на месте рва были отдельные озерки, питавшиеся речкой Рачкой. Еще в XVI в. расселение перешло черту Земляного города (современного Садового кольца), и в течение XVII в. Москва застраивалась узкими полосами вдоль радиальных дорог. Извилистые линии дорог и спусков к берегу соединяли разные уровни города. Таким образом, элементы застройки вступали в тесное взаимодействие с формами природного рельефа, подчеркивали топографические особенности территории. В начале XVII в. в связи с ожиданием набега татар был возведен грандиозный земляной вал вокруг Москвы по линии современного Садового кольца со рвами с внутренней и внешней сторон. Память об этом земляном вале сохранилась в названиях московских улиц — Крымский вал, Коровий вал, Валовая, Земляной вал, Землянка. 33
ИСТОРИЯ ОСВОЕНИЯ ТЕРРИТОРИЙ I Немецкий путешественник А. Олеарий в своем «Описании путешест- ' вия в Московию...» в 30-х годах XVII в. писал о городе: «Величина его окружности считается до 3 немецких миль, но в прежние времена он был, должно быть, вдвое больше. Матфий из Мехова пишет, что в его время Москва была вдвое больше, чем Флоренция в Тоскане или Прага в Чехии. I Но в 1571 году, во время великого нашествия крымских или перекопских татар, и в другой раз, в 1611 году, поляками, она была совершенно выжже- < | на до самого Кремля». I' Столица России > |> К началу XVIII в. в планировке Москвы сохра- I нялось старинное деление крепостными стенами и земляным валом по современному Садовому кольцу на четыре города: Кремль, Китай-город, Белый город и Земляной. В составе последнего выделялись и особые части — Заяузье (между Яузой и Москвой-рекой) и Замоскворечье (в петле II Москвы-реки и к югу от Кремля). За Земляным городом на 4 версты (ок. |' I 4 км) вокруг лежали городские «выгонные земли», уже значительно застроенные к началу XVIII в. московским и пришлым населением. Древние дороги к Кремлю и Китай-городу из окружавших Москву городов, сел и монастырей давно уже превратились в радиальные улицы протяженностью 2—3 км. Вдоль дорог, продолжавших радиальные улицы, и между ними были расположены слободы и села с ярко выраженной ли- || нейной планировкой: Хамовная слобода — на юго-западе, Дорогомилов- i екая слобода — на западе, Тверская-Ямская — на севере, Красное село — на северо-востоке, Рогожская-Ямская — на востоке, Коломенская-Ямская — на юге. Как радиальные улицы, так и отходяшие от них переулки 'I шли не прямыми линиями, а извилисто, следуя рельефу местности, I обильно рассеченному речками и ручьями с высокими и низкими берегами. Эта извилистость при тогдашнем исключительно конном транспорте была необходима для съезда в долины рек и ручьев и подъема на их крутые берега. Улицы прерывались площадями, пустырями, даже рощами и полями. Вдоль стен Кремля тянулся крепостной ров шириной 17 сажен (ок. 33 м). Набережные вдоль стен Кремля и Китай-города были непроезжими и служили свалками мусора. Белый город пересекался р. Неглинной. На месте нынешних Театральной площади и Александровского сада р. Неглинная расширялась, образуя пруды. У мостов ' действовали мельницы (мельницы на р. Яузе и Ходынке были построены 34 Экологические хроники Москвы еще в XIV в.). Северную стену Китай-города к востоку от Неглинной и восточную его стену окружал старинный неглубокий ров, заполнявшийся талыми, дождевыми и грунтовыми водами, стекавшими с холма, на котором ныне находится Лубянская площадь. Во время войны со шведами в 1707—1708 гг. были произведены земляные работы по укреплению стен Кремля и Китай-города. В ходе строительства р. Неглинная была переведена в ров, расположенный приблизительно там, где ныне решетка Александровского сада, а ее русло засыпано землей, после чего там были возведены бастионы, которые были снесены лишь в 1819-1823 гг. (Фальковский, 1950). К концу XVII в. на территории Москвы и в ее окрестностях существовали кирпичные заводы, пушечные, стеклянный завод в Измайлово (1667—1669). В 1684 г. построена Красносельская плотина, а в 1687—1692 гг. — Большой Каменный мост. В 1690—1691 гг. строятся железный завод на Ходынке, стекольный завод на р. Москве, в 1696—1700 гг. пильные мельницы, суконная фабрика, ружейный завод. В селе Преображенском на р. Яузе возник новый большой Хамовный двор (полотняная мануфактура). Производство приняло широкий размах, причем был введен ряд важнейших новшеств, среди которых отметим применение впервые в текстильной промышленности водной энергии, для чего на Яузе была построена плотина 80 сажен* (более 160 м) в длину и 8 сажен (16 м) в ширину. Берега Яузы в это время быстро заселялись и застраивались, образуя новый промышленный район. В 1690 г. здесь строится пильная мельница, в 1701 г. — кожевенный двор, в 1705—1707 гг. — бумажная мельница в селе Богородском. На Воробьевых горах строится зеркальный завод, использовавший местную белую глину, а у Андреевского монастыря — кирпичные заводы. «Приказ земских дел» ведет работы по благоустройству города. Важным культурно-историческим событием в конце XVII в. стало открытие Славяно-греко-латинской академии в 1686 г. Нельзя не отметить и последующие события XVIII в., которые имеют не менее важное значение: 1706 г. — открыта медицинская школа при 1-м госпитале; 1712 г. — Московская инженерная школа; 1724 г. — по указу Петра I основана Российская Академия наук; 1739 г. — создан план города Москвы арх. И. Мичуриным; 1755 г. — основан Московский Университет (ныне им. М.В. Ломоносова); 1775 г. — разработан Генеральный план Москвы; 1779 г. — основана Землемерная школа; 1779 г. — начато сооружение-водопровода из Мытищ в Москву; 1792 г. — принят устав столичного города Москвы (Фальковский, 1950). 1 сажень = 3 аршинам = 48 вершкам = 7 футам = 84 дюймам = 2,13360 м. 35
ИСТОРИЯ ОСВОЕНИЯ ТЕРРИТОРИЙ Развитие внутренней и внешней торговли в России привело к росту новых промышленных предприятий в Москве. В 1802 г. открывается завод сельскохозяйственных машин. Особенно сильно развивается шелковая промышленность: из 194 шелковых фабрик в 1809 г. 175 находятся в Московской губернии. В 1812 г. в Москве имеется 11 бумагопрядилен, 27 ситцевых фабрик (еще 20 в Московской губернии). Развитие производства повышает запросы к технике и общий интерес к науке. В Московском Университете оживляется научная работа. Начало XIX в., ознаменовавшееся войной с Наполеоном, было для Москвы, как и России в целом, тяжелым временем. Москва, весьма сильно пострадавшая от войны 1812 г., должна была затратить огромный труд на восстановление взорванных кремлевских сооружений, постройку новых фабрик и домов. Эта работа велась при одновременном улучшении общего благоустройства города, с более продуманным архитектурным оформлением вновь возводимых зданий, улицы местами выравнивались, были упорядочены бульвары, площади по Садовому кольцу, пруды и речки. Однако Москва сохраняла прежние черты феодальной столицы — неровные улицы, извилистые коленчатые переулки, одичавшие уединенные сады, пруды. С начала 30-х до 40-х годов XIX в. Москва значительно обустроилась. Промышленные предприятия восстановились. Быстрое развитие капитализма в России после отмены крепостного права вызвало крупные изменения в социальном облике городов. Москва во второй половине XIX в. превратилась в один из важнейших индустриальных центров страны и приобрела типичные черты крупного капиталистического города. Характерной особенностью Москвы в пореформенное время является сравнительно быстрая застройка ее коренной территории в пределах Камер-Коллежского вала и заметное расширение фактической границы города за счет прилегающих к нему окраин. В 1825 г. возникает литейный машиностроительный завод, в 1830 г. — котельный, в 1840 г. — чугунолитейный, в 1847 г. — литейный и механический заводы. С ростом капиталистических форм в промышленности растет потребность в путях сообщения. В 1817 г. строится Московское шоссе до Петербурга, в 1836 г. открываются шоссе до Нижнего, Тулы и других городов. В 1851 г. начинается движение по Петербургско-Московской железной дороге. Еще в 60-х годах XIX в. застроенные участки занимали меньше трети города, и больше половины территории Москвы составляли сады, пруды и реки. Московские пустыри, существовавшие со времен пожара 1812 г., быстро застраивались многоэтажными домами. Уже в 1882 г. пустыри за- 36 Экологические хроники Москвы нимали только 8% земли в пределах Камер-Коллежского вала, а площадь под садами и бульварами сократилась до 16%. Развитие фабрично-заводской промышленности в капиталистической Москве сопровождалось перемещением промышленных предприятий из центра на окраины города. Возникли рабочие кварталы за Преображенской заставой — с. Черкизово, за Семеновской заставой — у Хапиловского пруда; Измайловская и Даниловская мануфактуры, кирпичные заводы за Калужской заставой, на Воробьевых горах, фабрики на Потылихе и др. Промышленные предприятия в Москве располагались неравномерно. Многие из них, нуждаясь в воде, пристраивались по берегам рек Москвы и Яузы. Промышленный характер имело и пригородное кольцо города. В конце XIX — начале XX вв. Москва росла чрезвычайно быстро, что определялось развитием московской промышленности, дальнейшим расширением торговли, превращением Москвы в крупный железнодорожный узел. Во второй половине XIX в. уже на первых порах строительства железных дорог Москва стала их важнейшим центром. Превращение Москвы к началу 70-х годов в главный железнодорожный узел страны еще больше укрепило и расширило ее экономические связи не только с ближайшими, но и с отдаленными губерниями России. Земли под железные дороги отчуждались у города. Порядок их отчуждения немало повредил Москве. Железнодорожные компании за земли расплачивались щедро, и город вынужден был отдавать их вне всяких соображений о планомерной застройке городской территории. В конце концов, головные участки десяти железных дорог вклинились в городскую территорию с беспорядочностью, исправление которой оказывается чрезвычайно трудным до сих пор. Водные пути Москвы для перевозки грузов в XIX в. были непригодны — Москва-река сильно обмелела и была шлюзована лишь к 1880 г. (Карамзин, 1817; Забелин, 1871; Кротков, 1894). На расширение территории Москвы оказало некоторое влияние развитие подмосковных дачных поселков. В конце 80-х годов XIX в. под Москвой насчитывалось свыше 100 дачных поселков: Петровский парк, Петровское-Разумовское, Останкино, Сокольники и т. д. Правильной планировке Москвы мешали многочисленные речки, холмы, овраги, которыми была изрезана ее территория. Между холмами были низины, где застаивалась дождевая вода. Мелкие речушки и ручейки, пересекая город в разных направлениях, текли открыто, образуя болотистые места, некоторые были насыпаны, но в сырое время давали о себе знать. Не только во время ливней, но и во время самых обычных летних дождей наиболее низкие места города покрывались во- 37
ИСТОРИЯ ОСВОЕНИЯ ТЕРРИТОРИЙ дой, затоплявшей подвалы и нижние этажи зданий. Берега рек почти не имели набережных и во время половодий обрушивались вместе с расположенными на них строениями; для сообщения между разделенными водой частями города имелось всего два постоянных моста, расположенных на небольшом расстоянии друг от друга. При всем том надо напомнить, что город занимал достаточно большую плошадь в черте Камер-Коллежского вала. Река Москва — главный градообразующий компонент П ервое краткое описание р. Москвы дано в «Книге к Большому Чертежу», хотя упоминания о гидрологических явлениях на реке (наводнениях, ледовых явлениях) содержатся в летописях начиная с XVI в. К середине XVII в. относятся сведения о регулярных наблюдениях за уровнем Москвы-реки в районе Московского Кремля. С начала XVIII в. гидрологические исследования связаны в основном с решением задач по отдельным видам использования вод, прежде всего судоходства. Первое инженерное обследование р. Москвы и некоторых ее притоков произведено в 20-е гг. XVIII столетия. Чтобы усилить роль Москвы как торгово-промышленного центра, Петр I предполагал соединить Москву-реку с Волгой. План сооружения канала Москва — Волга относится к последним годам царствования Петра I (1721—1722 гг.). Было предложено три варианта. Первый: от Москвы-реки вверх по Яузе до впадения Лихоборки, затем по Лихоборке к Коровьему валу, откуда прокоп в 8 верст до Клязьмы, затем по Клязьме до с. Воскресенского, где предполагался прокоп на протяжении 1,5 версты (1,4 км) до речки Каменки. Далее вниз по Каменке до Волгуши, по Волгуше до Яхромы и вниз по Яхроме до Дмитрова. Проект предусматривал 123 шлюза на протяжении 128 верст (ок. 119 км). Второй: от Москвы-реки до Истры, по Истре до р. Катыш, вверх по Катышу до ручья Подоры. Дальше прокоп длиной в 3,5 версты (3,25 км) до р. Сестры и по Сестре до Рогачевской пристани — 123 шлюза на протяжении 228 верст (212 км). Третий: от Москвы-реки вверх по Яузе до с. Мытищи, из Яузы через Работный буерак надлежало прокопать 8 верст до р. Клязьмы, затем по 38 Экологические хроники Москвы Клязьме до р. Учи, где снова прокоп в 8 верст, далее по Уче в р. Вязь, по Вязи в р. Дубровку, от Дубровки через Быковское болото прокоп в 3 версты (2,8 км) до р. Икши, далее вниз по Икше — в р. Яхрому и по Яхроме до Дмитрова — 41 шлюз на протяжении 103 верст (ок. 96 км). Первый и третий варианты близки к современной трассе канала. Современный канал им. Москвы короче и имеет всего 7 шлюзов. Тогдашний уровень техники не позволял производить большие земляные работы, и поэтому авторы проектов выбирали варианты с наименьшими затратами на земляные работы. В дальнейшем к мысли о постройке канала возвращались неоднократно. Эти исследования возобновились через 100 лет, в результате чего было осуществлено соединение р. Москвы с Волгой через Истру и Сестру в 1844 г., но далее дело не пошло (Нестерук, 1947, 1950; Быков, 1951). Одним из первых гидротехнических сооружений на р. Москве в 1784—1785 гг. был устроен водоотводный канал по старице р. Москвы в целях отвода воды для осмотра устоев Каменного моста, требовавшего исправления. В прошлом наводнения на Москве-реке бывали нередко и приносили значительные бедствия городу. Берега Москвы-реки во многих местах были обнажены от леса, снега таяли бурно, и весенние подъемы воды постоянно переходили в паводки и наводнения. «Относительно весенних разливов, — как пишет Д.Н. Анучин, - мы имеем свидетельства летописей, отмечающих в иные годы опустошительные половодья, а в другие — жалующихся на «сухоту» рек. ...Под 1372 г. в Никоновской летописи записано: «Таж зима вся тепла бысть зело...» Летом «сухомень бысть велика... реки многи пересохша и озера и болота, лесы и боры го- ряху»... В Воскресенской летописи под 1496 г. отмечено: «сия же зима весьми люта бысть, мразы быша велики и снегы, а на весне на Москве и везьде поводь зело велика бысть, и за много лет таковой поводи не помнят»... «В «Записках» Желябужского так описывается половодье Москвы-реки весной 1708 г.: «А морозы были великие, ...также и снега были глубокие; а вода была великая на Москве, под Каменный мост под окошки подходила, и с берегов дворы сносила и с хоромами и с людьми, и многих людей потопила, также и церкви многие и у Ивана-Воин- ственника за Москвою рекою церковь Божию потопило» (Анучин, 1949, с. 315-316). Описание московского весеннего половодья 1702 г. находим и в книге «Путешествие через Московию» Корнелия де Бруина: «Месяц апрель начался такой резкой теплотою, что лед и снег быстро исчезли. Река от такой внезапной перемены, продолжавшейся сутки, поднялась так высоко, как не запомнят и старожилы. Мельницы на Яузе все были весь- 39
ИСТОРИЯ ОСВОЕНИЯ ТЕРРИТОРИЙ ма попорчены; рыбные пруды и низменные места позади домов на далекое пространство были залиты водою, равно как и улицы затоплены, что обыкновенно случается здесь весною, когда тают снега. Немецкая Слобода затоплена была до того, что грязь доходила тут под брюхо лошадям» (в переводе с французского П.П. Барсова книга была издана «к 200-летию рождения Петра Великого» в 1872 г.). В августе 1876 г. река меньше чем за сутки поднялась на 3,5 м. Весенние паводки регулярно разрушали песчаные и глинистые берега у сел Хорошево и Воробьеве, в Крутицах обвалы засыпали речное дно. В годы большого подъема воды река регулярно разрушала береговые сооружения, наносила большой ущерб фабрикам и складам. Уже наводнение 1879 г. покрыло водой 1/7 часть города, но еще большие размеры приняло наводнение 1908 г., нанесшее убыток 20 млн рублей. «Весна 1908 г. ознаменовала себя в России большими разливами рек. Известия о наводнениях шли не только из средней России, но и из южной (с бассейна Днепра). Сильным разливом проявила себя и Москва-река как в пределах города Москвы, так и в других участках своего течения... У Бабьегородской плотины, где средний уровень реки в межень равнялся 1,81 м, в половодье (12—13 апреля) он достиг высоты 10,54 м» (Анучин, 1949). Река и водоотводный канал слились в одно русло шириной 1,5 км. Даже там, где берега были ограждены сравнительно высокими каменными набережными, вода выступила из берегов, затопила проезды и улицы. Была сдвинута в реку подпорная стенка у Кремля. По описаниям современников, набережная приняла вид «круглого мыса», на берегу зиял провал. Только через три года Городская управа начала ремонт этого участка. Всего было укреплено стенками 4,5 км берегов. Сами берега на 15 км были замощены булыжником, на остальных его участках москвичам оставалось либо утопать в грязи, либо задыхаться в пыли. Берега реки были застроены покосившимися нищенскими домишками, река загрязнялась сточными водами, которые спускались в реку многочисленными фабриками и заводами (Сим, 1937). На иллюстрациях в журналах того времени можно видеть улицы Замоскворечья и Дорогомилова, напоминающие венецианские. По переулкам плывут плоты, крыши усеяны москвичами, вынужденными справлять Пасху в столь необычных условиях. Общая длина покрытых водою улиц превысила 90 верст (ок. 84 км), было затоплено 2500 домов с 180-тысячным населением. Площадь, покрытая водой, составила 12,5 млн м2, была затоплена большая часть территории нынешнего Центрального парка культуры и отдыха, и волны плескались около здания Горной академии. Была залита часть территории Новодевичьего монастыря и Большая Ордынка, почти до Казачьего переулка. 40 Экологические хроники Москвы После наводнения 1908 г. наблюдалось резкое снижение уровня половодий. Затем высокие уровни были в 1926 г. (подъем воды на 7,3 м) и в 1931 г. (подъем воды на 6,8 м). В дальнейшем половодья были или с уровнем ниже среднего, или несколько выше его. Этому способствовало укрепление набережных, а также сооружение в верхней части бассейна р. Москвы водохранилищ — Истринского, Можайского, Рузского и Озернинского, которые регулируют сток. Наводнения в Москве создавали и притоки р. Москвы — Яуза и Неглинная (Нестерук, 1947, 1950; Быков, 1951; Блинов, 1987). Гидротехники говорят, что «город сам топил себя паводками». Беспорядочная застройка берегов и многочисленные мосты сужали пойму реки, высокая вода неизменно выходила из берегов. Если за пределами города горизонт воды повышался над нулем до 7,5 м, то в черте Москвы в эти дни вода поднималась до 9 м. Достаточно было воде достигнуть отметки 6,5—7 м над московским нулем (за ноль принималась нулевая отметка рейки у Бабьегородской плотины), и река начинала заливать более низкие, прибрежные районы. При повышении горизонта воды до 8 м затоплялось до 1,5 км2 по берегам; если вода поднималась еще на 50 см, начиналось наводнение. Большие наводнения обычно повторялись через 10 лет. Систематические исследования р. Москвы начались в 70-х гг. XIX в., когда было создано 6 плотин на реке для обеспечения судоходного пути от Москвы до устья реки. У всех плотин были созданы водомерные посты в 1875-1877 гг., а в 1880-1881 гг. - у с. Троице-Лыково и у Бабьегородской плотины. В 1888-1889 гг. была проведена детальная съемка р. Москвы от г. Звенигорода до устья, с проведением нивелировки и промеров глубин. Повторные исследования проводились также в 1910-е и 20-е годы с целью выяснения возможностей переустройства Москворецкой судоходной системы (Москворецкой шлюзовой системе посвящена серия статей Е.М. Порочкина в журнале «Городское хозяйство Москвы», 1977). В 1877-1881 гг. производились измерения скоростей течения и расходов р. Москвы в связи с проектами канализации и водоснабжения г. Москвы, а также для определения мер по борьбе с наводнениями. Первый географический очерк р. Москвы и ее притоков написан членом Московской городской управы В.И. Астраковым в 1879 г. В настоящее время литературы, посвященной Москве-реке и ее притокам, довольно много (см. Библиографический справочник). Гидросеть Москвы очень сильно изменена в процессе градостроительства. В истоках некоторых московских рек были расположены болота и озерки. На пойменных берегах р. Москвы (Дорогомилово, Лужники, Нагатино) было много озер-стариц и болот. С ростом города небольшие ручьи, болота и овраги, препятствовавшие его развитию и благоустрой- 41
ИСТОРИЯ ОСВОЕНИЯ ТЕРРИТОРИЙ 1 ству, постепенно засыпались и исчезали. Более крупные реки перегораживались плотинами и превращались в цепочку прудов, которые с течением времени заполнялись наносами. Застройка Москвы повлекла за собой уничтожение выходов грунтовых вод, а в отдельных случаях и малых рек. На территории современной Москвы (в пределах МКАД) насчитывалось около 800 водотоков, из них половина заключена в подземный коллектор. Из этого количества водотоков только чуть более 100 можно от- I нести к категории рек (Москва: Геология и город, 1997). Судьба трех главных притоков р. Москвы такова: самый крупный при- I ток р. Москвы на территории города — Яуза — река, которой в XIV—XV вв. i отдавали предпочтение перед извилистой Москвой-рекой. К концу XIX в. река сильно обмелела, а в XX в. сток ее пополнен через Лихоборский обводнительный канал водами Химкинского водохранилища. Благодаря повышению уровня реки после постройки плотин и расширению русла до 25 м Яуза стала судоходной от устья до завода «Красный богатырь». Река Пресня брала начало в Горелом болоте. Это болото сейчас засыпано отвалами метростроя. Засыпка долины Пресни и заключение ее в и коллектор было проведено в 1908—1915 гг. Река Неглинная вытекала из Пашенского болота, что за Марьиной ро- II щей (впоследствии его стали засыпать мусором, а в 1930-х годах оно бы- I ло окончательно засыпано отвалами метростроя мощностью 3—5 м). Нег- I линная с притоками и устроенными на ней прудами хорошо видна на плане Москвы 1779 г. В прошлом на Неглинной и ее притоках насчитывалось свыше 20 прудов. В 1819 г. русло Неглинной было заключено в трубу, и в настоящее время речная система находится под землей. Наиболее крупными прудами на Неглинной были Самотечный и Верхний Неглинный пруд на Цветном бульваре, засыпанные во второй половине XVIII в. Пруд на территории нынешней Театральной площади существовал до 1812 г. В 1820—1823 гг. на месте кремлевских прудов на Неглинной был разбит Александровский сад. Благоустройство города в конце XIX — начале XX вв. | D конце 60-х годов XIX в. даже и в центральных i частях Москвы мостовые имелись далеко не везде, а проезжие части II представляли картину полного разрушения и неустройства. Целые райо- | ны города требовали прокладки дренажа. Трубы для стока дождевых вод Экологические хроники Москеы были сделаны в большинстве случаев из дерева, имели крайне примитивное устройство и переполнялись к тому же спускавшимися из обывательских домов нечистотами. В 1874 г. инженер М.А. Попов впервые поднял вопрос об устройстве в Москве канализации для вывода за город сточных вод и об организации их очистки на специальных полях орошения. Площадь зеленых насаждений резко убывала. Капиталистическая Москва отличалась узкими и кривыми улицами, изрезанностью кварталов, неравномерностью застройки центра и периферии. Беспорядочность и запутанность расположения путей сообщения, а также недостаточная ширина многих из них являлась тормозом для возросшего уличного движения. Интенсивная, тесная, местами сплошная застройка центра города большими домами, вырубка зелени, ухудшение санитарных условий в городе - все это ставило на очередь проблемы реконструкции различных частей Москвы. В начале XVII в. А. Олеарий писал: «...Улицы в Москве довольно широки, но осенью и вообще в дождливую погоду ужасно грязны, и грязь там глубокая; поэтому лучшие улицы выложены деревянной мостовой...». Однако замощение мостовых улиц началось приблизительно с середины XIV в. и, конечно, ограничивалось на первое время только главными улицами. Материалом для мостовых служило дерево, для приобретения которого так называемый Земский Приказ собирал со всех жилых мест «мостовые деньги». Английский посол в Москве того времени Д. Флетчер в своем сочинении «О государстве Русском» дал описание тогдашнего способа мощения. По его словам, мостовые устраивались из бревен, обтесанных с той стороны, по которой следовало ездить. Иногда поперек улицы раскладывались просто неотесанные кругляки, но в таком случае поверх их настилались вдоль улиц барочные доски, а на важнейших царских проездах - брусья. Остатки этих мостовых нередко обнаруживаются в наше время при раскопках на главных улицах, причем всегда эти мостовые оказываются лежащими в 2 или 3 яруса, отделенные друг от друга доходяшим до одного аршина и наполненным грязью промежутком; самые древние мостовые почти везде лежат на глубине двух аршин. В 1692 г. велено было мостить улицы камнем. В 1705 г. Петром I был издан указ, возложивший повинность мощения московских улиц на все государство. Согласно этому указу, сбор «дикого камня» был распределен по целой империи. Та же повинность была возложена сообразно промыслам на торговых людей, а занимавшиеся извозом или просто приезжавшие в Москву крестьяне обязывались предъявлять в городских воротах «по три камня ручных, но чтобы меньше гусиного яйца не было». Долго 43
ИСТОРИЯ ОСВОЕНИЯ ТЕРРИТОРИЙ ли собирался таким образом камень — неизвестно, но только и в середине XVIII столетия, т. е. спустя 50 лет после названного указа, каменные мостовые существовали в Москве лишь на самых главных улицах, а деревянные, не говоря уже о многих отдаленных переулках, сохранились даже до вступления в столицу французов. Глину и песок на частных и казенных постройках заготовляли в ближайшем от постройки месте. Равным образом и другие материалы — белый камень, а позднее кирпич — заготовляли «хозяйственным способом». «А камень белый тесаный и неочищенный привозят из тех городов (в которых есть каменоломни) уездные крестьяне». Позднее были организованы «кирпичные сараи» в дворцовом хозяйстве. Дворцовые кирпичные сараи за Андрониковым монастырем в Москве были организованы Аристотелем Фиораванти (Сперанский А.И., 1930). Более просто разрешался вопрос о заготовке в достаточном количестве белого строительного камня. Им были богаты берега Москвы-реки и, возможно, здесь он разрабатывался с давнего времени. В частности, его месторождения были на границах Мячковской волости, издавна входившей в состав владений великого князя Московского (в духовной грамоте Василия Темного 1462 г. с. Мячково упоминается среди сел, завещанных им сыну Юрию). «Для государевой постройки камень ломать и известь жечь можно везде, где бы они не нашлись» — такой наказ был дан князю Звенигородскому. Этим правом пользовались строители Смоленска, доставлявшие известь из Старицы, Рузы и Вельского уезда. Частное производство кирпича в Москве было развито уже в первой половине XVII в. Поставщиком кирпича и особенно черепицы и изразцов на рынок была Гончарная слобода. Были и небольшие частные кирпичные заводы около города: «...в Ратуевом стану Московского уезда около церкви Андрея Стратилата на Москве-реке у Воробьевых круч». После ликвидации Приказа каменных дел кирпичное дело перешло в руки частных лиц, и кирпичные заводы «...оставались в оном попечении самих содержателей, кои заводили их около Москвы в разных местах, смотря не на общественную, но на собственную пользу и выгоду» (песок и глину брали рядом с постройкой). До 1875 г. замощение улиц предоставлено было домовладельцам, которые и вели работы по устройству мостовых за собственный счет, каждый в пределах принадлежащего ему участка. Разумеется, при такой массе хозяев на улицах не могло быть и речи о какой-нибудь определенной и общепринятой в техническом отношении системы мощения. Каждый исправлял и перемащивал свой участок, не соотнося эту деятельность с продольным и поперечным профилем улицы, и старался только «подмоститься» вплотную к соседу, отчего образовы- 44 Экологические хроники Москвы вались на улицах возвышения и впадины, мешавшие движению экипажей и стоку воды по лоткам. В большинстве случаев не обращалось никакого внимания на сортировку камня по величине и качеству, а о защебенке выстланных мостовых мелким гравием или о подсыпке песка под мостовое полотно не могло быть и речи. Вымощенные прямо на земле, мостовые держались сколько-нибудь продолжительное время только в местностях с сухим песчаным грунтом, а в тех кварталах, где верхний слой почвы содержал грунтовую воду, мостовую приходилось переделывать по нескольку раз в год даже при заботливом уходе за ней. В таких местах при устройстве мостовых укладывались сначала доски и бревна, кирпичный щебень, мусор, уголь и зола; затем этот укрепляющий слой покрывался землей, и тогда только настилалось на него полотно. Однако и эти способы укрепления грунта не вели к сколько-нибудь полезным результатам. Московские улицы оставались неудобопроезжими. В 1896 г. был составлен «Исторический очерк инженерных сооружений г. Москвы». Очерк был написан временно работавшим в статистическом отделении Городской управы П.В. Кротковым на основании материалов, доставленных городским инженером М.П. Щекотовым. Принятая в 1875 г. городом в свое заведование огромная площадь мостовых, достигшая 1 150 000 кв. саженей (23 км2), пришла ко времени этой передачи в полное расстройство. Мало того, едва истек один год после перехода замощения улиц в ведение города, как весной 1876 г., после особенно суровой зимы, мостовые пришли уже в окончательное, небывалое расстройство, и отовсюду раздались жалобы на систему городского хозяйства. Приступая к перемощению улиц, Городская управа решила придерживаться следующих правил. Исправление мостовых вести, не иначе как соблюдая все требования, выработанные по этому предмету инженерным искусством и техникой: сплошное перемощение улиц проводить из материалов доброкачественных; камень употреблять соответствующих размеров (от 2,5—4 вершков (10—15 см); возводить полотно с надлежащей подсыпкой песка, с соблюдением правильных профилей, с плотной утрамбовкой и защебенкой мелким гравием. В тех местностях, где по качеству грунта верхнее полотно мостовых не могло быть устойчивым, несмотря на перечисленные приемы мощения, устроить вместо простой двойную мостовую, а там, где слишком высокие грунтовые воды делали непригодным и этот способ, проложить дренаж. Относительно производства работ рекомендовалось придерживаться подрядного способа с шестилетней гарантией исправности мостовых. 45
ИСТОРИЯ ОСВОЕНИЯ ТЕРРИТОРИЙ К этому же времени относится и постройка набережных р. Москвы — Софийской, Раушской, Москворецкой и Кремлевской, в основание которых были поставлены сваи из бутовой кладки. Набережные были облицованы подмосковным песчаником. Высота их составляла от 3,5 до 3,75 сажени (7,5—8 м) над городским нулем, но оставалась угроза их затопления на 0,5 или 0,8 сажени (1—2 м) во время высоких весенних разливов. В 1867 г. строительство и ремонт набережных перешли в ведение города. При возведении береговых сооружений Городская управа столкнулась с разного рода трудностями, тормозившими приведение в полный порядок этой отрасли городского благоустройства. Одно из таких затруднений — невозможность поднять высоту набережных до уровня подъема речных вод во время весенних половодий, поскольку даже самые низменные берега рек Москвы и Яузы были уже не только заселены, но и густо застроены. Наводнения случались довольно часто, угрожая материальному благосостоянию, да и самой жизни горожан. Но предотвратить опасность было практически невозможно. Для этого пришлось бы засыпать целые городские кварталы. Большинство набережных строилось простым и дешевым способом: вместо подпорных стенок — полуторные откосы, а сами откосы вымощены бутом или дикарным околом (необработанным щебнем, камнем) на мху с укреплением подошвы шпунтовыми сваями. Сооружение новых и ремонт старых набережных начались только в 1874 г.: была построена Пречистенская набережная по Москве-реке — на участке между фабрикой Гужона и Лесным переулком, началось строительство набережной на ее левом берегу (постройка этого капитального сооружения сопровождалась замощением берегового проезда), произведен ремонт Москворецкой набережной, пострадавшей от весеннего ледохода. В 1877 г. началось сооружение набережной возле храма Христа Спасителя. Поводом к ее строительству послужило то обстоятельство, что в 1880 г. храм должен был получить окончательную отделку и, естественно, неудобно было оставить в прежнем необустроенном виде окружавшую его местность. Кроме того, потребовалась на реке постоянная иордань (место для водоосвящения на Крещение), а это, в свою очередь, предопределило необходимость основательного укрепления берега и приведения его в опрятный вид. Строительные работы были соотнесены с топографическим планом местности и проводились по проекту инженера Н.М. Левачева. Набережная была снабжена подпорными стенками, облицована гранитом и подмосковным песчаником; тротуар ее был поднят до уровня самых высоких весенних половодий. Кроме реконструкции набережной городские власти взяли на себя еще и обустройство террас и площади вокруг храма, которое началось в 1878 г. и закончено в 1880 г. 46 Экологические хроники Москвы Одновременно с постройкой капитальных сооружений Городской управой проведен был еще ряд работ по реконструкции и ремонту других городских набережных: в 1878 и 1879 гг. исправлена расположенная по правому берегу Москвы-реки Крымская набережная, причем особое внимание обращено было на укрепление опорной дамбы Крымского моста и возвышение береговой полосы, постоянно затоплявшейся полой водой; в 1879 г. укреплена Яузская набережная и капитально отремонтирована часть Москворецкой — между Большим Каменным и Москворецким мостами; в 1880—1881 гг. началось сооружение Серебрянической набережной, расположенной по правому берегу Яузы. В 1887—1888 гг. предпринимается и заканчивается постройка береговой Дербеневской дамбы, расположенной близ Симонова монастыря по правому берегу Москвы-реки. В строительстве такого рода сооружения здесь давно уже чувствовалась необходимость, так как во время половодья быстрым течением реки в этом месте почти каждый год сносились прибрежные постройки. Дамба имела в длину 255 сажен (ок. 500 м). Тогда же была построена на левом берегу Москвы-реки Новоспасская набережная и приведена в благоустроенный вид часть левого берега Водоотводного канала — на участке между Малым Каменным и Чугунным мостами по верхней площадке набережной, поднятой до уровня самых высоких весенних половодий, были разбиты Болотный и Кокоревский бульвары. В 1890 г. была переустроена Бахрушинская набережная, расположенная на правом берегу канала между Малым Краснохолмским мостом и Марковым переулком, в 1891 г. — часть Крымской набережной между Бабьегородским и Морозовским переулками. Наиболее благоустроенным к концу XIX в. оказался Водоотводный канал, где имелось всего 5,5% «неодетых» набережных, 94,5% набережных было покрыто дикарным камнем. За ним по степени благоустройства стоит Москва-река, 2/3 набережных которой совсем «не одеты». На последнем месте в этом ряду — Яуза, где только 6,9% набережных «одето» бутовым камнем. В общей сложности на всех трех водных объектах было построено немногим более 4 км набережных, из которых совсем «не одето» 67,3% (Кротков, 1896). К числу важных мероприятий по благоустройству города в конце XIX в. относится начало постройки раздельной канализации (об этих инженерных сооружениях более подробно см. в главе «Гигиенические проблемы...»), к постройке которой приступили в 1893 г. Первая очередь была открыта в 1898 г., в основном же канализация города была закончена уже при советской власти — в 1924 г.). Несколько слов следует сказать и об архитектурно-строительном благоустройстве, т. к. в конце XIX — начале XX столетия был построен ряд 47
ИСТОРИЯ ОСВОЕНИЯ ТЕРРИТОРИЙ зданий, украшающих столицу и в настоящее время, в том числе «Метрополь» с майоликовым панно по рисунку М.А. Врубеля «Принцесса Греза» и фантастические особняки СП. Рябушинского на М. Никитской, М.Г. Понизовского - на Поварской. В эти годы архитектор Р.И. Клейн завершил строительство великолепного здания музея изящных искусств на Волхонке (об архитектуре Москвы написано довольно много книг. См. раздел «Путеводители»). Начало XX века ознаменовалось масштабными проектами и масштабным строительством. В 1901 г. Общество Рязанско-Уральской железной дороги представило проект, разработанный инженером А. И. Антоновичем, о сооружении в Москве железной дороги для внутренних пассажирских перевозок — метрополитена. Предполагалось построить наземную кольцевую дорогу в пределах города с диаметральным тоннелем между Трубной площадью и ул. Ильинкой и пятью линиями от кольца к центру. Затем проект был пересмотрен при участии инженеров Н.И. Голиневича и Н.П. Дмитриева. В 1902 году инженер и предприниматель П.И. Балинский при участии инженера Е.К. Кнорре разработал и представил Государственной думе новый проект, в котором, в частности, для пересечения р. Яузы, чтобы не нарушать городскую застройку, планировалось проложить монорельсовую дорогу и эстакаду. Проект отличался высоким уровнем инженерных решений, но Дума постановила: «Господину Балинскому в его домогательствах отказать». Не были приняты и последующие предложения К.В. Трубникова и К.К. Рунина, Г.Д. Хофмана, Б.С. Сакулина. Не был одобрен и проект 1922 года, и только проект 1925—30 гг., разработанный группой авторов под руководством В.Л. Николаи, был принят для реализации. В 1903—08 гг. по проекту архитектора П.И. Рашевского была построена Малая Окружная железная дорога (малое кольцо Московской железной дороги), которая стала уникальной транспортной развязкой, не имевшей аналогов в мировой практике. В 1917 году дорога определена в качестве границы города Москвы (Энциклопедия Москва, 1997. С. 457, 477—478). Москва социалистическая D 1926 г. площадь Москвы составляла 233,85 км2. Одновременно с расширением границ города создавались и планы ее реконструкции. Одним из таких планов был проект академика А.В. Щусева о превращении Москвы в город-сад. Эта идея пользова- 48 Экологические хроники Москеы лась популярностью (вспоминаются слова В.В. Маяковского: «Здесь будет город-сад», сказанные не о Москве). Были и другие, менее известные ныне произведения, отразившие мечту о сказочном городе. В одной из книг, вышедшей в 1926 г., приводятся строки из фантастической повести И. Кремнева «Путешествие моего брата»: «Раскидистые купы деревьев занимали собой все пространство почти до самого Кремля, оставляя одинокие острова архитектурных групп. Улицы-аллеи пересекали зеленое, уже желтеющее море. По ним живым потоком лились струи пешеходов, ауто, экипажей. Все дышало какой-то отчетливой свежестью, уверенной бодростью. Несомненно, это была Москва, но Москва новая, преображенная и просветленная». В 1931 г. Москва была выделена из Московской области как самостоятельная административная единица с собственным бюджетом и со своим Исполкомом. К городу были присоединены: Фили (9,25 км2) — в 1931 г., Ростокино (2,02 км2) - в 1932 г., Верхние и Нижние Котлы (9,38 км2) - в 1932 г., земли с. Воробьева (8,61 км2) - в 1932 г., Измайловский парк (12,42 км2) — в 1933 г. После присоединения новых районов площадь Москвы составила 285,2 км2. В 1935 г. было предложено расширить площадь Москвы до 600 км2, «...присоединить Кунцево до Ленино, Измайлово, Петрово-Кусково, Текстильщики, Люблино, Новинки-Нагатино, Терехово, Мневники, Хорошею, Щукино, Тушино, Захарково, Авиагородок, Ховрино, Лихоборы, Медведково и др. с направлением территории на запад, юго-запад и юг, где расположены наиболее здоровые, высокие и удобные территории» (Гольденберг, 1936). Москва строилась, осуществлялись оригинальные и смелые замыслы, хотя было допущено и немало ошибок, в частности, снесено много архитектурных и исторических памятников. Это было время категоричных решений, и слова «отречемся от старого мира» понимались буквально. Как пример строительства на неудобных землях следует привести Дом правительства («Дом на набережной» Ю. Трифонова), построенный по проекту архитектора Б.М. Иофана. В одном из путеводителей 1930-х годов было сказано, что в 1928 г. «...в ненадежный болотистый грунт были забиты первые из 3500 свай, в 1931 г. сдан в эксплуатацию Дом правительства, по своему объему (500 тыс. кубометров) не имеющий аналогов в нашей стране. Эта громада покоится на сваях, которые обошлись вдвое дешевле, чем обычный фундамент (при постройке обычного фундамента в таком фунте пришлось бы углубиться в землю от 9 до 5 м). Высота дома — 45 м. Он имеет до 11 этажей. В доме одно из первых в Москве звуковое кино «Ударник». Дом построен на месте Винносоляного двора, воздвигнутого в XVIII в. архитектором Волковым из школы Ухтомского» (Сим, 1937). 49
ИСТОРИЯ ОСВОЕНИЯ ТЕРРИТОРИЙ Важнейшие довоенные стройки в Москве — это канал Москва — Волга и метрополитен. Гидротехнические мероприятия были направлены на улучшение водоснабжения столицы и на обводнение р. Москвы. Возник ряд водохранилищ в окрестностях Москвы, изменился режим реки, уровень воды, частично изменилась структура гидросети. Появилась новая «техногенная гидросеть» в Замоскворечье (береговой дренаж). Строительство метрополитена, начатое в 1932 г., явилось новым этапом не только в развитии городского транспорта, но и новым этапом в освоении геологической среды города. Только при строительстве первой очереди метрополитена вынутый грунт и завезенные на стройку материалы (гравий, бут) составили 14 млн т. Метрополитен действует в Москве с 1935 г. Для строительства города изыскивались новые участки добычи строительного материала. Залежи суглинков, расположенные у Семеновской заставы, у Калитниковского кладбища и на Ленинских (бывших Воробьевых) горах, продолжали эксплуатироваться для изготовления кирпича. Осваивалась добыча суглинков возле Коломенского, в Верхних и Нижних Котлах, в Черемушках. В черте города (Татарово, Дорогомилово, Андроновка на Яузе) брали известняк. Песок добывался возле Краснопресненского силикатного завода у Шелепихи, возле Люберецкого завода. Песок добывался и на месте Казанского вокзала, и у Южного порта, и в других местах. А.А. Мамуровский сообщает: «Что касается добычи песка, то ее необходимо целиком сосредоточить на р. Москве и в черте города Москвы. Добыча гравия в районах, прилегающих к Северной и Савеловской железным дорогам, начиная с 1937 года, должна сокращаться за счет усиленного развития его на трассе канала Москва — Волга». И далее: «Подземную разработку надо вести под лесопарковой зоной. Абразивные пески в Люберцах» (Мамуровский, 1935). Академик И.М. Губкин предложил добывать известняк в черте города (на Ордынке и на площади Дворца Советов на глубине 40-30 м был обнаружен строительный известняк). Однако добыча белого камня в Москве так и не началась. «Использование залегающих наиболее близко от поверхности земли известняков верхнего карбона (Дорогомиловская и Хамовническая толщи) при подземной добыче в Москве — невозможно вследствие большого непостоянства условий залегания, низкого и неоднородного качества и сильной обводненности известняков. Возможным объектом для подземной добычи известняков являются карбонатные породы среднего карбона толщи Мячковского и Подольского горизонтов. В Москве они залегают на глубине 60-120 м от поверхности земли, а на расстоянии 25-30 км (Мячково, Юсупово, Подольск и др.) выходят на поверхность. Общая мощность карбонатной толщи 60-65 м. Обводнен- 50 Экологические хроники Москвы ность — удельный дебит воды по скважинам 5—7 л/с, временное сопротивление 40-50 до 200-250, реже - 400 кг/см2 и выше. Организация добычи известняка подземным способом в три раза дороже, чем организация добычи их открытым карьером». Такие доводы были приведены в статье С.С. Виноградова и И.Г. Станкевича (1936). А добыча песка и глины в карьерах в черте города и в его ближайших окрестностях продолжалась еще долгое время. Тяжелым периодом жизни для всей страны были годы Великой Отечественной войны (1941-1945). В первые месяцы из Москвы были эвакуированы многие предприятия, научные учреждения, учреждения культуры. В городе формировались новые воинские части, создавались госпитали, строились оборонительные сооружения. Это было время, «...когда бесчисленных солдат своих вдова, по-деревенски выла женская Москва» (Е. Евтушенко). Но уже в конце 1940-х гг. был разработан план строительства города на 1951—60 гг., в которых архитектурными доминантами стали высотные здания (Саушкин, 1961). В послевоенные годы строительство интенсивно проводилось в Измайлове, на Ново-Песчаной улице, в Текстильщиках, Бутырском хуторе, Октябрьском поле, Филях, Богородском и с 1952 г. — в Юго-Западном районе Москвы. В планировочных решениях того времени доминировала прямолинейная сетка улиц и кварталов, игнорирующая естественный рельеф. Аналогичная тенденция сохранялась и в Генеральном плане застройки города. Такой чисто формальный подход привел к неоправданным расходам. В Юго-Западном районе и в Черемушках в проектах не учитывался рельеф местности, неоправданно расточительно перемещались многие тысячи кубометров земли, и во многих случаях глубина заложения подземных коммуникаций достигла 6—8 м. В итоге на Старокаширском шоссе, Новых Черемушках и некоторых кварталах Юго-Запада живописный природный рельеф уничтожался срезками и насыпями — не здания привязывались к местности, а местность к зданиям. Нередко территории, намеченные под первоочередное жилищное строительство, сдавались в аренду для разработки глиняных и песчаных карьеров. В результате такой хищнической разработки был нанесен большой ущерб интересам планировки (районы Хорошевского шоссе, рек Таракановым и Кровянки). Московские архитекторы понимали, что необходимо отказаться от традиционных планировочных принципов и что для территории Москвы с сильно пересеченным рельефом — с ее холмами, долинами, котловинами и оврагами — при проектировании строительства необходимо опираться на естественный рельеф местности. Рельеф территории Юго- Запада живописен и разнообразен. Отсутствие промышленных предприятий и котельных, благоприятное направление господствующих ветров, 51
ИСТОРИЯ ОСВОЕНИЯ ТЕРРИТОРИЙ . т I 1 Ия 1 ' Г •I1 >• *«*Й in? 11491 1 МИ* • »| 1 "* mil i *« ' М 4 •г ч "" III * Г. Манизер. Комсомольская площадь. Экологические хроники Москвы 4 1 * i •mi '1* •3** » •«. 1 Г. Манизер. У Савеловского вокзала.
ИСТОРИЯ ОСВОЕНИЯ ТЕРРИТОРИИ зеленый массив окружающих лесов и, наконец, хорошие геологические и гидрогеологические условия определили санитарные и экономические предпосылки для создания на этой территории большого жилого комплекса. При проектировании и застройке этого района архитекторы стремились создать объемно-пространственную композицию с учетом рельефа, направления господствующих ветров и освещенности. Стремясь к максимальному использованию рельефа как экономического и эстетического фактора, авторы застройки совместно с «группой вертикальной планировки» нашли рациональные и живописные решения планировки для каждого конкретного участка. В некоторых кварталах дома поставлены террасами на разных уровнях с размещением между ними зеленых откосов. В другом случае целый квартал на 4,5 м ниже уровня соседнего. Большая разница в отметках в данном случае использована для строительства полуподвальных гаражей на протяжении почти всей улицы. Характерным примером может служить такое решение застройки кварталов по Киевскому шоссе, где при разнице отметок 13 м и при фронте застройки 500 м дома стоят четырьмя уступами с превышением один над другим на 3,3 м. На некоторых участках рельеф и геологические условия оказывались серьезным препятствием для рационального решения застройки (Москва: Геология и город, 1997; Геоэкология Москвы, 2006). Особенно сложными в этом отношении были кварталы у Калужской заставы (ныне площадь Гагарина). Пересечение трех транспортных магистралей, большие толщи насыпных грунтов, наличие подземных коммуникаций, пересекающих участок в разных направлениях, и, наконец, широкая полоса отвода Окружной железной дороги, идущая поперек будущей площади Гагарина, — все это представляло значительные трудности для планировки. Вертикальная планировка кварталов решена была также с максимальным сохранением сложившегося рельефа. Три магистрали, образующие группы кварталов, расположены на 5—9 м выше внутриквартальных дворов. Эта разница использована для осуществления дополнительных жилых этажей со стороны двора. В XXI век район Калужской заставы вошел с новой усложненной развязкой. В 1953—1956 гг. проводилось строительство спортивного комплекса в Лужниках. Земляными работами Лужнецкая пойма была поднята почти на 4 м, а за счет срезки пород левого берега ширина русла р. Москвы, по данным Ф.В. Котлова (1962), увеличилась до 250 м. В 1960 г. было принято очередное решение об увеличении площади Москвы. Новой его границей стала окружная автомобильная дорога, а площадь достигла 878,7 км2. При застройке новых территорий все активнее стал проявляться метод так называемой свободной планировки. 54 Экологические хроники Москвы Отведенный под застройку Дворца пионеров участок был как будто неудобен: глубокая низина (долина р. Кровянки), перепады рельефа скорее делали его похожим на естественную загородную территорию. Эти свойства и качества, безусловно отрицательные в практике прежнего градостроительства, были восприняты молодыми авторами проекта И.А. Покровским, Ф.А. Новиковым и другими как особенно подходящие для постройки разнообразных зданий архитектурного комплекса Дома пионеров. Низина была превращена в цепь прудов, заканчивающуюся большим озером. На пологих берегах решили соорудить здания спортивного и развлекательного назначения. Архитекторы стремились сохранить природные особенности территории, вписав в нее задуманные ими строения с помощью свободной планировки (Ильин, 1963; Архитектура Москвы, 1977). При создании архитектурного облика Москвы на разных этапах строительства рельеф местности учитывался по-разному. На рубеже XX в. Москва имела простой и ясный принцип ландшафтного построения. Одно-, двух- и четырехэтажные дома относительно равномерно покрывали поверхность рельефа. С высоких точек фоновая застройка воспринималась целостно, хотя и была как бы расчленена зелеными массивами. Преобладали горизонтальные мотивы. На этом фоне городские церкви и монастыри, стоящие на склонах и венчающие холмы, подъемы и причудливые изломы улиц создавали бесконечно многообразные ландшафтно-силуэтные композиции. При этом, естественно, особо выделялась долина реки с широким обзором архитектурных ансамблей: Новодевичий монастырь, храм Христа Спасителя, купол и шпили Кремля, колокольня Ивана Великого, церкви Красной горки, Новоспасский монастырь и т. д. Размещение архитектурных доминант на высоких точках рельефа проводилось с таким расчетом, чтобы их обзор обеспечивался наилучшим образом, создавая единую архитектурно-ландшафтную систему города. В конце XIX — начале XX вв. интенсивно началось строительство доходных домов. Они возводились в центре города и часто не корреспондировались со сложившейся архитектурно-ландшафтной «холмистой» системой застройки. На отдельных участках эффектные элементы рельефа все же подчеркивались. Например, в районе Плющихи — Саввинской набережной естественный склон террасы был удачно утрирован. А в долине р. Неглинной рельеф был несколько снивелирован. Масса доходных домов в Китай-городе и в районе Большой Мясницкой, Лубянки и Кузнецкого моста стала заслоном, сократившим зону обзора архитектурного ансамбля Кремля и Китай-города. И хотя нарушения архитектурно-ландшафтной системы были фрагментарны, су- 55
ИСТОРИЯ ОСВОЕНИЯ ТЕРРИТОРИИ щественно то, что основная застройка стала двухмасштабной. Выделился старый дзух-трехэтажный слой и новый — четырех-семиэтажных строений. «Взаимоотношения» с рельефом и геологической средой усложнились. «Штучная» застройка 20—40-х годов XX в. привела к распространению нового городского «слоя», придав ему более дисперсный и случайный характер, являясь чаще помехой для обзора, чем ландшафтно-доми- нируюшим элементом. Качественный скачок произошел в 1940—1950-х годах. Высокоэтажные проспекты-коридоры визуально закрепили структуру центра. Степень учета рельефа в целом была невелика, хотя разработка проекта строительства Лужников целиком определялась долиной р. Москвы. Совпадение массивов многоэтажных домов с высокими участками естественного рельефа не было закономерным. В одних случаях застройка удачно подчеркивала естественные перегибы рельефа, как, например, «тыловой фронт» Кутузовского проспекта на бровке набережной Тараса Шевченко или полностью совпадающий с бровкой террасы р. Москвы Ленинский проспект. В большинстве же случаев кварталы, оформляющие набережные, закрывали естественные откосы и уклоны рельефа. Фронтом домов был закрыт большой склон у Смоленской набережной, у Фрунзенской набережной и набережной Максима Горького. Высокие дома не согласуются с пойменным «низовым» характером этих территорий. Несогласованность высоты зданий с рельефом на отдельных участках центральной части города увеличилась. Высотные дома, появившиеся в этот период, были попыткой создать в Москве новую систему архитектурных ориентиров. Это было возрождением ландшафтной системы ориентирующих доминант, активно использующих особенности рельефа: пойму р. Москвы, бровки и водоразделы, — хотя три высотных здания из семи имели «низовую» постановку (гостиницы «Украина» и «Ленинградская», жилой дом на Котельнической набережной). И если положение высотных зданий гостиниц вполне оправдывается фиксацией ими изгибов радиальных магистралей, то Котельническая «высотка» полностью заслонила доминировавший в пойме (почти как Боровицкий холм) крутой склон Швивой горки. Высотная фиксация Садового кольца осталась незавершенной, так как три участка в его восточной и южной частях с большими перепадами высот не имеют архитектурных доминант и «тонут» в общей массе застройки. О периоде формирования городского ландшафта конца XX века можно сказать, что у него нет какого-либо четко выраженного направления. При постановке высоких и протяженных домов рельеф практически не учиты- 56 Экологические хроники Москвы вался. В течение более чем двух десятков лет «башни» и «секционные дома» строились там, где снос старых зданий освобождал место. При строительстве уникальных объектов градостроительства требование престижного обзора часто идет вразрез с особенностями рельефа целых районов. Активно концентрируя на себе внимание, эти здания обесценивают и окружающую застройку, и своеобразие городского ландшафта. Так, здание Совета Министров РСФСР закрыло долину р. Пресни с холмистым «контрастным» рельефом (Юдинцев, Лобачев, 1986). Послевоенное строительство до 1960 г. при всех трудностях тоже в большей части не пренебрегало подземным пространством. Немало примеров удачных объемно-планировочных решений объектов постройки тех лет. Так, основаниями всех высотных домов стали подземные железобетонные коробки, полости которых используются для производственных, культурно-бытовых и других целей. К числу удачных решений следует отнести комплекс жилых домов микрорайона «Лебедь» на Ленинградском шоссе, объединенных подземным этажом для стоянки на 300 автомобилей. Широко использовано подземное пространство в жилом районе Северное Чертаново, где под землей размещено 17% от общего объема зданий, в том числе гаражи-стоянки на 3500 автомобилей, что создает удобства для жителей и повышает плотность застройки. Олимпийские игры в Москве (Олимпиада-80) во многом способствовали преображению города в лучшую сторону. Был построен комплекс спортивных сооружений, оснащенный современными информационно- техническими средствами, модернизированы и реконструированы существовавшие спортивные сооружения, построен жилой комплекс на юго-западе Москвы - Олимпийская деревня. В конце 1987 г. Совет Министров СССР принял специальное постановление «О комплексной реконструкции и застройке в период до 2000 г. исторически сложившегося центра г. Москвы» (Юдинцев, 1987). В Москве охраняется государством более 2900 зданий, сооружений, исторических и памятных мест, объектов ландшафтной архитектуры. В пределах Садового кольца созданы 9 заповедных зон, охватывающих территории с наибольшим сосредоточием памятников, при этом сохраняются не только отдельные здания, но и ценные фрагменты планировки и застройки Москвы прошлых веков, что подчеркивает своеобразие города и оказывает позитивное влияние на психологический комфорт жителей города. Интенсивное строительство столицы и все большее внедрение в геологическую среду требуют и более обстоятельных инженерно-геологических исследований, что не всегда выполняется на практике. Так проект детальной планировки (ПДП) Строгина, например, разрабатывался в свое время 57
ИСТОРИЯ ОСВОЕНИЯ ТЕРРИТОРИИ практически без учета информации о развитии провально-карстовых процессов. Без должного геологического обоснования выпускались ПДП Солнцева, Южного Реутова и других территорий. В Крылатском, Ясеневе, Коровине-Фуникове рельеф территории за счет бесконтрольной планировки менялся уже в процессе строительства, а ведь проект был рассчитан на его первоначальный вид. В Крылатском часть домов попала на вновь углубленный карьер (Кофф и др., 1997). Стремление сделать Москву индустриальным центром привело к тому, что в погоне за экономическим эффектом нарушалось законодательство об охране природы, замалчивались факты о неблагоприятной экологической обстановке в ряде районов Москвы и области. Информация о фактическом состоянии среды стала закрытой, а в публикациях Москва оставалась одним из самых чистых и благоустроенных городов мира. В конце концов, количество перешло в качество. Проблема охраны среды встала перед хозяевами города во всей своей неприглядности (Битюкова и др., 1988). В 70—90-е годы прошлого века активизировались исследования в области проектных разработок и поиска управленческих решений по охране и оптимизации городской среды. Только с 1962 по 1979 г. Моссовет принял свыше 60 решений по охране городской среды. Однако комплексный и целенаправленный характер природоохранная деятельность в Москве получила после принятия в марте 1978 г. на сессии Моссовета решения «Об усилении охраны и улучшении состояния окружающей среды» (Курбатова и др., 2004). В 1986 г. образована Межведомственная комиссия по озеленению при Мосгорисполкоме, в 1988 г. в Москве создается служба районных ландшафтных архитекторов (Проблемы комплексного..., 1988). Из научных разработок следует отметить, прежде всего, исследования Института Генплана г. Москвы по осуществлению межведомственной научной программы «Экологические исследования в Москве и Московской области» (Федоров, 1982; Родоман, 1988; Рысин, 1988), а также программу «Экополис», направленную на создание модели «экологически чистого города» (на основе модельных участков поселков Пущино, Косино, Химки), разработанную специалистами МГУ и рядом институтов Академии наук. Среди городов мира Москва — единственный город, развитие которого уже более полувека осуществляется по государственным централизованным документам — Генеральным планам. В научных кругах много говорится о просчетах Генеральных планов развития Москвы 1935 и 1971 гг., в которых в качестве объекта проектирования взят город, искусственно ограниченный от окружающих его поселений. При разра- 58 Экологические хроники Москвы ботке нового Генплана (на 1991—2010 гг.) перспективы развития Москвы рассматриваются не только в границах города, но и в пределах пригородной зоны, включая лесопарковый защитный пояс. Развитие Москвы и пригородной зоны прогнозируется в соответствии с развитием Московской области, Центрального экономического района и страны в целом (Перцик, Хрущев, 1984; Промыслов, 1985; Епископов, Попов, 1987). Город, особенно современный, — это сложный социальный, экономико-географический, архитектурный, инженерно-строительный организм. Компактность — его достоинство. Ценность земли в центре любого города в несколько раз больше, чем на его окраинах. Поэтому хорошие хозяева максимально используют и наземное, и подземное пространство той площади, на которой возводится здание. И наши предки умели ценить землю. Практически во всех жилых, торговых, общественных и других зданиях дореволюционной застройки были подвалы, иногда двухэтажные (например, под зданием Елисеевского магазина). Подвалы эти располагались не только под зданиями, но и под смежной с ними дворовой территорией, образуя большие площади, наподобие так называемого Соляного двора под нынешней площадью Ногина, винных подвалов треста «Арарат» на улице Лубянка (Каммерер и др., 1986). В 1986 г. СИ. Кабакова писала: «Ценность территорий в Москве велика и постоянно возрастает. Комплексная экономическая оценка территорий Москвы составляет в центре около 1 млн руб./га, а в периферийных зонах (Бибирево, Отрадное, Строгино, Бескудниково) — около 700 тыс. руб./га. На расчетный счет нового Генплана 2010 г. эти оценки составят соответственно 3 и более млн руб./га, а в районах размещения нового строительства (Митино, Косино-Жулебино, Бутово, Толстопальцево и др.) — около 700 тыс. руб./га». Средневзвешенная оценка городских земель на период реализации нового генерального плана, по мнению СИ. Кабаковой, должна была составить примерно 1,3 млн руб./га (Кабакова, 1986). Эти расчеты были сделаны 20 лет назад. По данным кадастровой оценки земель г. Москвы, проведенной Московским земельным комитетом в 2004 г., удельный показатель кадастровой стоимости земель в центре города под жилыми домами колеблется от 18 и более до 3 тыс. руб./м2; под объектами административно-управленческими, торговли, общественного питания и бытового обслуживания — от 36 и более до 8 тыс. руб./м2; под скверами, бульварами — от 5-до 0,8 тыс. руб./м2. На окраинах города эти величины по каждому типу земель практически вдвое меньше (стоимость гектара земли соответственно в 1000 раз больше) (Атлас кадастровой оценки земель города Москвы, 2004). Нетрудно заметить, что ценность земель в Москве действительно велика. 59
ИСТСРИЯ ОСВОЕНИЯ ТЕРРИТОРИЙ Для выявления того, как качество городской среды оценивается москвичами, был применен оригинальный метод — анализ статистики внутригородских квартирных обменов. В основу положен показатель порайонного числа обменов с потерей жилплощади, характеризующий степень удовлетворенности москвичей комплексом условий проживания. В результате анализа выяснено, что наибольшее влияние на уровень социальной оценки городской среды оказывают насыщенность территории элементами функционального центра города, транспортно-географиче- ское положение района, его природно-экологическая характеристика и престижность (!). Средняя оценка центральных московских районов уже в 1983 году была существенно выше средней оценки периферийного кольца. Наблюдается также повышение общего уровня оценки в западном и северо-западном секторах Москвы (Васильев, 1983). В качестве экономического механизма, регулирующего развитие и размещение предприятий в городе, предлагается использовать три вида ренты, выплачиваемой за блага, представляемые городским хозяйством (за землю, воду, социальные и технологические преимущества города), и четыре вида санкций за неудобства, ущерб, наносимый предприятиями городу (за грузооборот, за выброс загрязненных стоков, за выброс в атмосферу, за запахи, шумы, вибрацию, выходящие за пределы санитарно- защитной зоны предприятия (Моск. столичный регион, 1988). Предлагается включать в компетенцию районной администрации право на ограничение развития материального производства, если оно наносит ущерб району, на основе налога на деятельность (Вехов, 1991). Важное условие и показатель жизненного уровня — социальная инфраструктура. В развитии городской инфраструктуры Москвы отмечаются серьезные недостатки. Ежегодные потери города из-за отставания в развитии энергетики, водоснабжения и транспорта составляют значительную часть городского бюджета. Отстает в своем развитии городская магистральная дорожная сеть, оставляет желать лучшего ее состояние. Необходимым градостроительным мероприятием, обеспечивающим снижение негативного воздействия на окружающую среду транспортных потоков, является создание в городе современных улиц и дорог. Улично-дорожная сеть Москвы и московской агломерации создавалась в течение длительного исторического периода. Основные ее структурные элементы — радиальные железнодорожные и автодорожные направления — формировались как элементы общесоюзной и региональной транспортной инфраструктуры. Трассировка автомобильных дорог в принципе была заложена в эпоху гужевого транспорта, с помощью которого осуществлялась связь Москвы с Клевом, Новгородом, Псковом и другими городами Древней Руси. Москва отличается чрезвычайно высо- 60 Экологические хроники Москвы кой плотностью магистральных сетей: на периферии города от 1,2 до 1,4 км/км2, внутри Садового кольца — до 3,2 км/км2. Значительное расширение территории Москвы повлекло за собой изменение качественных требований к структуре городской пассажирской транспортной системы. Автобус, троллейбус, трамвай превратились в подвозящий вид транспорта к остановкам внеуличного скоростного транспорта — метрополитена и железных дорог. Несмотря на значительный прирост протяженности линий метрополитена, произошло увеличение среднего времени трудовой поездки живущих и работающих в Москве до 50 минут, для проживающих в пригороде и работающих в Москве — до 87 минут. Развитие транспортной системы не компенсировало увеличение дальности повседневных поездок. Суммарная плотность сети массового скоростного транспорта оказалась значительно ниже нормативной. По протяженности линий метро в расчете на 1 млн жителей Москва все еще стоит на 15-м месте среди 80 городов мира, располагающих этим наиболее прогрессивным видом транспорта. Москва современная \3а всю свою историю существования Москва никогда не меняла свой облик так существенно и быстро, как это происходит на стыке двух тысячелетий! Современный этап (начало XXI века) строительства Москвы можно охарактеризовать следующим образом: модернизация и реставрация зданий в историческом центре с одновременным уплотнением застройки; освоение окраин — создание спальных районов, районов элитного жилья; расширение сети наземного и подземного транспорта (в том числе легкое метро, монорельсовая дорога); модернизация инфраструктуры автомобильных дорог (Московские кольцевые); приватизация жилья и промышленных объектов; активное влияние частного капитала. В настоящее время по степени насыщенности и разнообразию инфраструктуры Москва представляет уникальный мегаполис, где расположено несколько сотен тысяч предприятий, промышленных центров, жилых зданий, многокилометровые сети подземных коммуникаций. Все это создает территориально сосредоточенное воздействие на природный комплекс, рельеф и геологическую среду, вызывая необратимые изменения в 61
ИСТОРИЯ ОСВОЕНИЯ ТЕРРИТОРИЙ их структуре и свойствах. Возникают и опасные процессы, наносящие ущерб городу и населению. Поэтому изучение природной и техногенной сред города, городской искусственно созданной структуры и естественной среды для Москвы остается важнейшей проблемой — город должен представлять целостно организованный по законам архитектуры ландшафт, органическое единство природной и искусственной сред (Москва: Геология и город, 1997; Геоэкология Москвы, 2006). При этом не следует забывать об историко-культурном наследии. В Москве сохранились памятники архитектуры с XIV века (Карта «Москва. Духовное и историко- культурное наследие», 2000; Глушкова, 1999; Битюкова, 2003 и др.). Ж.Делабарт. Пашков дом. 1793 г. 62 Экологические хроники Москвы При рассмотрении проблемы окружающей среды обычно меньше всего внимания уделяют литосфере. А между тем это один из компонентов окружающей среды, от состояния которого во многом зависит правильное решение всей проблемы охраны окружающей среды. Академик Е.М. Сергеев «Город, природа, человек». (1982) РЕЛЬЕФ И ГЕОЛОГИЧЕСКАЯ СРЕДА [история изучения и современное состояние) _D 1925 г. А.А. Борзов писал: «Если мы изучаем географически, например, какую-нибудь подмосковную местность, то, как при анализе всякого ландшафта, мы ставим себе два вопроса: 1) каково то геологическое наследие, над которым работают современные силы, и 2) каковы эти самые силы, то есть каковы характер и ход климатических элементов, определяющих характер поверхностной и глубинной гидрографии, характер процессов выветривания и смыва, переноса и отложения продуктов и т. п.?» (Борзов, 1925). Рельеф - это главный элемент окружающей нас природы, с которым приходится иметь дело при хозяйственном освоении любой территории. Он определяет микроклимат, тип почв, видовой состав и распределение растительного покрова и многое другое. С рельефом местности приходится считаться в сельском хозяйстве, в транспортном строительстве и, безусловно, при планировке и возведении городов. Поэтому началом геоморфологических исследований на территории города можно считать первое изыскание под строительство города-крепости в середине XII в. Серьезные научные исследования рельефа, гидрографии, геологического строения территории города и его окрестностей начались в конце XIX века (работы Д.Н. Анучина, В.И. Астракова, А.П. Иванова, А.Д. Ивановского, С.Н. Никитина, Г.Е. Щуровского и др.). Первое научное описание геологического строения пород, слагающих территорию города, относится к 1860 г. и принадлежит Г.Е. Щуровскому. 63
РЕЛЬЕФ И ГЕОЛОГИЧЕСКАЯ СРЕДА [История изучения и современное состояние) Им была исследована камнеломня в пределах города на левом берегу Яузы. К 1882 году в Москве было пробурено 16 скважин, вскрывших коренные породы (юрские глины и каменноугольные известняки). Бурение проводилось с целью снабжения населения водой. Данные этих скважин и явились первым более или менее систематическим материалом о геологическом строении и гидрогеологических условиях Москвы. К этому же времени относятся и первые работы по инженерной геологии (Киприянов, 1856: Вагнер, 1887; Никитин, 1887; Богословский, 1888; Цебриков, 1895 ). В 1896 г. в журнале «Естествознание и география» была опубликована статья профессора А.П. Павлова «О геологическом характере окрестностей Москвы». Она представляла собой вступительную беседу к экскурсии, организованной Комиссией преподавателей естествознания. Позже, в 1907 г., было издано пособие для экскурсий «Геологический очерк окрестностей Москвы». Экскурсии эти проводились за Дорогомиловской заставой, у Студеного оврага (между Шелепихой и Мневниками), у д. Татарово, на Воробьевых горах. Геологические исследования на территории Москвы так или иначе были связаны с решением практических задач (в частности, с прокладкой водопровода и канализации). Об этом свидетельствует и «Докладная записка Московской Городской Управе...» А.В. Павлова: «Несмотря на то, что на Воробьевых горах геологические исследования производились неоднократно и по поводу геологии этой местности имеются многочисленные указания (в работах Мурчесона, Рулье, Ромера, Траутшольда, Эйхвальда, С.Н. Никитина, А.П. Павлова и др.)... отсутствуют данные о развитых там оползнях, имеющих столь существенное значение в строении этого косогора и столь важные для различных технических мероприятий и сооружений на нем». В результате проведенного исследования были предложены рекомендации по укреплению склона, по устройству наилучшего стока для атмосферных вод и дренированию склона «для устранения на нем отрицательного влияния подземных вод» (Павлов, 1911). Первым опытом подведения итогов изучения Московского края был сборник статей под редакцией В.В. Алехина и К.В. Сивкова «Московский край», вышедший в свет в 1925 г. В книге было дано описание геологии, рельефа и почв Московской губернии. Ряд географических экскурсий в ближайшее Подмосковье (бассейн р. Сетуни, Коломенское-Дьяково) провел профессор А. А. Борзов (в 1925 г. было издано методическое пособие, а в 1930 г. вышел «Очерк геоморфологии Московской губернии»). В 1929 г. при Моспроекте создается Бюро технических изысканий, преобразованное в 1937 г. в Контору технических изысканий. Были начаты работы по изучению тектоники района и петрографическому описанию палеозойских и мезозойских пород. Эти исследования связаны с 64 Экологические хроники Москвы именами крупнейших советских геологов — академиков А.П. Карпинского, В.И. Лучинского, А.Н. Заварицкого. Исключительно большой вклад в изучение геологии Москвы и Подмосковья внес Б.М. Даньшин. С началом проектирования и строительства метрополитена, а затем и канала им. Москвы масштабы геолого-геоморфологических работ существенно увеличились. Проведенные в связи с этим изыскания позволили достаточно ясно представить геологическое строение той части городской территории, что находится в пределах Садового кольца, вдоль трасс первой, второй и третьей очереди метрополитена, а также на ряде участков долины pp. Москвы, Яузы, Химки, Лихоборки, которые изучались в целях обоснования гидротехнического строительства. В этот период начались и планомерные инженерно-геологические изыскания для обоснования жилого строительства, включающие бурение неглубоких (10—15 м) скважин под каждый дом. Разведочные работы проводились Московским геолого-гидрогеодезическим трестом (МГГГТ), Метростроем, Всесоюзным институтом по изучению оснований сооружений (ВИОС), Моспроектом, Бурводтрестом, НИИ строительной гидротехники и инженерной геологии (Гидротехгео) и рядом других организаций. Полученные материалы (Б.М. Даньшин, Н.А. Корчебоков, Е.В. Головина, Ф.П. Саваренский, В.Ф. Мильнер, Р.Б. Лупандин, А.И. Моро, А.И. Дмитриев, А.Е. Гостев, Н.Н. Лущихин и др.) легли в основу геологических, гидрогеологических и инженерно-геологических карт, которые достаточно полно характеризуют городскую территорию в пределах кольцевой железной дороги. К этому времени в Москве было пробурено 10000 разведочных скважин. В 1930-е годы организована Служба инженерно-геологических и гидрогеологических режимных наблюдений, в задачу которой входило наблюдение за изменением уровней и химического состава подземных вод, а также наблюдения за оползневыми процессами на склонах долины р. Москвы (Корчебоков, 1935; Жуков, 1935). В этот период были проведены геолого-геоморфологические исследования на территории города. Было установлено, что местность, на которой расположена Москва, отличается большим разнообразием рельефообразу- ющих условий, а сам рельеф формировался в течение длительного времени и прошел сложный путь развития. По данным бурения, на территории города выявлен рельеф разного возраста и происхождения. Наиболее отчетливо геологические исследования позволили проследить древнюю — доюрскую и дочетвертичную — гидросеть территории Москвы, которая впервые была выявлена коллективом геологов под руководством Б.М. Даньшина в 1936 г. Долины названы по имени тех местностей, в недрах которых были обнаружены эти долины: Главная Московская, Мыти- 65
РЕЛЬЕФ И ГЕОЛОГИЧЕСКАЯ СРЕДА (История изучения и современное состояние] щинская, Тушинская, Ходынская и т. д. Направление долин имеет определенную связь с наклоном слоев и направлением тектонических нарушений. Современная долина р. Москвы имеет асимметричное строение — террасы развиты преимущественно на правом берегу реки. Достаточно четко выделяются три надпойменные аллювиальные террасы и пойма. Долина достигает наибольшей ширины на восточной окраине города, здесь же отмечается и наиболее ярко выраженная ее асимметрия. Самая древняя (третья) надпойменная терраса — Ходынская — является наибольшей; площади, занятые второй надпойменной — Мневниковской — террасой, и особенно первой надпойменной — Серебряноборской, значительно меньше. Пойма р. Москвы тянется практически сплошной полосой вдоль реки. Впервые собственные имена террасам были даны Г.Ф. Мирчинком в «Путеводителе по наиболее типичным разрезам четвертичных отложений окрестностей Москвы» в 1932 г. Этот период исследований геолого-геоморфологических условий г. Москвы ознаменовался выходом в свет книги Б.М. Даныигина и Е.В. Головиной «Москва. Геологическое строение» (1934)1, в которой рассмотрена история исследования геологии г. Москвы, природные условия, рельеф, геологическое строение города (в том числе и культурный слой), гидрогеологические условия. Последняя глава имеет особый интерес, т. к., по существу, представляет первое инженерно-геологическое районирование территории в пределах окружной железной дороги. Выделено 50 участков, которые отличаются друг от друга по комплексу признаков. Вот, например, одно из описаний: «48. Участок Даниловка — Канатчикова дача. Этот участок расположен в условиях сильно пересеченного рельефа, где холмы- останцы 3-й высокой террасы чередуются с глубокими долинами речек. Холмы сложены мощной толщей четвертичных песков до 25—30 м с редкими линзами морены. В понижениях мощность песков соответственно меньше — до 4—10 м. Глубже залегают юрские глины мощностью 25—35 м. Грунтовые воды на холмах залегают на большой глубине (более 10 м), а в ложбинах близки к поверхности (менее 2 м)». В 1938 г. Академией наук СССР издается сборник «Геология в реконструкции Москвы», в котором изложены основные результаты геологических, гидрогеологических и инженерно-геологических исследований на территории Москвы. Среди авторов были академики А.Д. Архангельский и Ф.П. Саваренский, члены-корреспонденты АН СССР Г.Н. Каменский и В.А. Приклонский, а также выдающиеся ученые страны того времени, в их числе Г.Ф. Мирчинк, Б.М. Даньшин и др. 1 Атлас карт Б.М. Даньшина дан на диске. 66 Экологические хроники Москвы В 1947 г. к 800-летию Москвы геологи и географы подготовили ряд монографических фундаментальных работ, содержащих исчерпывающие сведения о природе Москвы и Подмосковья, геологическом строении и полезных ископаемых Москвы и ее окрестностей, по гидрогеологии и инженерной геологии Москвы и комплексную оценку природных условий города. Среди этих работ отметим статьи B.C. Говорухина «Геология, геоморфология и климат Московской области», Н.Е. Дика «Гидрографическая сеть», Л.Д. Шорыгиной «Основные этапы формирования рельефа Московской области». Наиболее полно история развития рельефа и современный рельеф города Москвы освещаются в книге «Рельеф Москвы и Подмосковья» (1949). Ее авторы — Н.Е. Дик, В.Г. Лебедев, Л.И. Соловьев, А.И. Спиридонов. Книга иллюстрирована схемами древнего рельефа, территории столицы, геоморфологическими картами Москвы и Подмосковья. В 1950 г. А.А. Борзов и Н.Е. Дик опубликовали работу «Географические экскурсии по Москве и ее окрестностям», в которой в целом повторяются уже опубликованные материалы, но знакомство с рельефом Москвы предлагается в оригинальной форме — в виде маршрутов по улицам города. Представляют интерес и работы о Москве-реке Н.Н. Лущихина (1947) и В.Д. Быкова (1951). В них мы находим исторические справки о питании реки и режиме ее уровня, о половодьях и паводках, расходах воды и стоке, о русловой деятельности водотока, о засыпанных и уничтоженных реках и речках. Долина р. Москвы — главный геоморфологический объект на территории столицы, так как она занимает большую часть площади города, пересекая его с северо-запада на юго-восток, и, кроме того, здесь наиболее активны экзогенные процессы. Ее заложение было предопределено системой зон повышенной трещиноватости известняков и доломитов каменноугольного возраста. По данным В.А. Апродова (1961), эти зоны изобилуют мощными источниками подземных вод. В публикациях 1950—1970-х гг. много работ посвящено рельефу Москвы и Подмосковья (Гужевая, 1950; Макунина, 1954; Соколов, 1954; Грайзер, 1956; Казакова, 1957; Карандеева, 1957; Пашкевич, 1958; Апро- дов, 1961; Котлов, 1962; Спиридонов, 1964, 1975; Матвеев, 1972 и др.). Показано, что палеорельеф, его унаследованность, соотношение циклов эрозии и аккумуляции в древних и современных долинах имеют важное значение для оценки изменений состояния рельефа и геологической среды города. С палеорельефом связаны зоны, наиболее чутко реагирующие на техногенное воздействие; в этих зонах отмечается активизация оползневых процессов, карста, проседания. Долина р. Москвы с доюр- 67
РЕЛЬЕФ И ГЕОЛОГИЧЕСКАЯ СРЕДА [История изучения и современное состояние) ского времени развивалась унаследование. Говоря об унаследованности долины реки в целом, мы имеем в виду унаследованность ее в региональном плане — линии водоразделов, направление стока, линий наибольшего вреза долины (тальвега). Главная Московская (доюрская) долина начинается у с. Глазово, проходит в субширотном направлении под Можайском южнее Кубинки, на территории Москвы она прослеживается на глубине 100—120 м от поверхности земли по условной линии: станции метро «Очаково» — «Новые Черемушки» — «Люблино». Далее долина поворачивает на юг-юго-восток до г. Бронницы, оттуда продолжается в сторону Мещеры. В юго-восточной части города, в районе Южного порта, в Главную Московскую долину с севера впадает Мытищинская долина («доюрская» Яуза), которая начинается в районе Мытищ и прослеживается на глубине 70—80 м вдоль северного и восточного участков Московской кольцевой автодороги. В районах Тушино (на глубине 100—120 м), Чертаново (на глубине 70—80 м), Ходынского поля и Сходни (на глубине 40—50 м) обнаружены более мелкие долины — притоки Главной Московской долины (Голодковская и др., 1981). Для современной долины наибольший врез характерен для этапа, предшествовавшего формированию поймы и пойменных отложений. Поэтому, рассматривая унаследованность тальвегов современной долины, следует иметь в виду не русла р. Москвы, а наиболее врезанную часть ее долины — ложе пойменных отложений. Современная р. Москва относительно своего доюрского днища сдвинута к север-северо-востоку, и лишь в нижнем течении (от с. Марьино) совпадает с доюрским ложем. Очертания дочетвертичного тальвега значительно ближе к очертаниям современного, а на участках Строгино — Троице-Лыково, Краснопресненской и Боровицкой излучин и на отрезке от Южного порта до выхода реки из города современное днище вложено в дочетвертичное. Смена процессов эрозии и аккумуляции, наложенная при этом еще и на долгоживушую зону трещиноватости, определила и сложность инженерно-геологических условий долины р. Москвы, в частности, развитие карстово-суффозионных процессов вдоль долин, врезанных в поверхность известняков. Геологические работы в период 1950—1970-х гг. были направлены на инженерно-геологическое обоснование жилищного и дорожного строительства, предусмотренного планом реконструкции и развития Москвы, а также дальнейшего строительства магистралей метрополитена. Особенно широкий размах они приняли с конца пятидесятых — начала шестидесятых годов, когда территория города была увеличена более чем вдвое (с 350 км2 до 878,7 км2). В состав массовых инженерно-геоло- 68 Экологические хроники Москвы гических изысканий под жилищное строительство входило главным образом бурение неглубоких скважин (не более 15м), проведение сокращенного химического анализа грунтовых вод для оценки их агрессивности к бетону, определение физико-механических свойств грунтов для расчета фундаментов зданий и сооружений. Несмотря на массовость, инженерно-геологические изыскания проводились только в местах строительства. Эта практика, более или менее оправданная в начальные периоды реконструкции Москвы, оказалась несостоятельной к концу шестидесятых годов. В работах Ф.В. Котлова (1962, 1963) был поставлен вопрос о необходимости расширения комплекса геологических работ с учетом изменений окружающей среды, прогнозирования этих изменений и использования результатов прогнозов при планировании хозяйственной деятельности. Однако практическая реализация этих предложений существенно затруднялась как односторонним и несистематическим характером геологической изученности территории города, слабым развитием системы инженерно-геологических и гидрогеологических наблюдений за техногенными процессами, так и значительными трудностями использования и обобщения огромного объема геологической информации. К середине семидесятых годов существовали данные более чем по 600 тыс. скважин. Однако эта информация была труднодоступна для потребителя вследствие того, что способы ее накопления, хранения и выдачи в геологических фондах г. Москвы не соответствовали современным требованиям. Именно эти обстоятельства затруднили прогнозирование проявления на территории Москвы техногенных процессов. Эксплуатация территории города, как правило, сопровождается статическим, динамическим, тепловым, химическим, электрическим, биологическим воздействиями на геологическую среду. Сюда же следует добавить дополнительное обводнение и загрязнение грунтов за счет утечек из коммуникаций, осушение за счет мелиорации и дренажа, искусственное уплотнение грунтов и другие виды воздействия. В результате происходит неравномерное оседание грунта, разрушение зданий, коммуникаций, фундаментов, коррозия труб, загрязнение подземных и грунтовых вод. Деформации земной поверхности (оседания, обрушения) являются конечным результатом различных процессов в геологической среде и имеют сложную природу. По оценке современных вертикальных деформаций поверхности земли, проведенной по результатам нивелировки 1-го класса, наибольшее оседание зафиксировано в долинах засыпанных речек и вдоль Москвы-реки (до 3,9 мм/год). В Москве для осушения грунтов при строительстве и эксплуатации подземных сооружений, и прежде всего объектов Метрополитена, в 69
РЕЛЬЕФ И ГЕОЛОГИЧЕСКАЯ СРЕДА [История изучения и современное состояние) больших масштабах осуществляется понижение уровня грунтовых вод. Метрострой и Управление Московского метрополитена в пределах города постоянно проводят откачку грунтовых вод из скважин и подземных выработок. Наиболее интенсивно осушаются верхние водоносные горизонты. На отдельных участках строительства метрополитена откачка подземных вод достигла 18—20 тыс. м3/сут. При этом уровень подземных вод понизился с 20 до 50 м. Длительное осушение водоносных горизонтов в связи со строительством метрополитена и значительное снижение подземных вод на водозаборах оказали влияние на развитие деформаций горных пород и поверхности. Так, при строительстве первой очереди метрополитена произошел ряд аварий. На Русановской улице в бассейне р. Чичеры осел грунт; на всем протяжении участка проходки открытым способом — от Сокольников до Комсомольской площади — шла борьба с потоками грунтовых вод и плывуном. Особенно трудно пришлось на Комсомольской площади, где в котлован прорвалась речка Ольховка. На площади Дзержинского (Лубянской) в результате скопления воды в старых рвах образовалась подземная топь — от конца улицы Кирова (Мясницкой) до начала Театрального проезда. В результате сплыва водонасыщенного грунта в бассейн р. Неглинной на площади Лубянской образовалась глубокая воронка. Самым трудным оказался участок между Театральной площадью и Театральным проездом. Здесь пришлось бороться с плывунами и с подземными речками (Лопатин, 1937). Немногие москвичи знают, что станция «Цветной бульвар» тоже строилась в сложных инженерно-геологических условиях. Это район старого освоения, и под землей много коммуникаций, в том числе и коллектор речки Неглинной. Несмотря на то что речка уже не существует, она осталась «во- доносителем», и при спуске на глубину 60 м (на которой расположена станция), строителям пришлось не раз включаться в борьбу с плывунами и родниками. И подобных примеров много в истории метростроительства. В водосточной и канализационной сети водный поток совершает ту же работу, что и в природном русле. Так, по данным А. Миловича и А. Грицука (1927), во всех трубах и каналах отложились наносы взвешенных и влекомых частиц. Плотные наносы обычно лежат на дне неподвижно, и только верхний слой их, сравнительно небольшой толщины, может размываться при увеличении скорости течения. По своей структуре донные наносы представляют собой разнозернистую, часто глинистую массу. В последнем случае они препятствуют протеканию канализационной жидкости. На территории Москвы с 1950-х годов действует служба постоянного наблюдения за оползневыми процессами. С помощью стационарных наблюдений за состоянием ряда оползневых склонов выполнена количественная оценка эффективности противооползневых мер (Парецкая, 1986). Однако 70 Экологические хроники Москвы строители в погоне за «показателями» нередко нарушают элементарные правила проведения строительных работ на оползневых склонах. Так, при прокладке чертановских коллекторов в Москворечье на оползневом склоне р. Москвы были проведены большие земляные работы. Была нарушена целостность массива, ослаблена устойчивость склона, в результате здесь активизировались оползневые подвижки, приведшие к деформации проложенных коллекторов (см. работы В.В. Кюнтцеля, М.Н. Парецкой, СИ. Пустыльника, К.А. Гулакян, А.П. Степановой, С.А. Васильковой). В конце 1960-х годов в Москве было начато изучение карстовых процессов. Поводом к организации наблюдений послужило то обстоятельство, что в 1958—1969 гг. на Ходынском поле появились карстово-суф- фозионные воронки. Все известные участки с активным проявлением карстово-суффозионных процессов (с провалами и оседаниями фунта) расположены на поверхности третьей надпойменной (Ходынской) террасы в зоне развития погребенных палеодолин р. Москвы. Возникновение воронок продолжалось до стабилизации снижавшихся уровней грунтовых вод верхне- и среднекаменноугольных водоносных горизонтов. Повторное исследование, проведенное в 1975 г., показало, что вблизи уже существующих и вновь возникших воронок, в зоне с поперечником около 60 м, поверхность оседает на 3—6 мм/год. В многоводные годы величины оседаний в 2—4 раза больше. Именно в такие годы возникло большинство известных воронок. В ходе исследований пришлось столкнуться с трудностями, заключающимися прежде всего в том, что карст в Москве развивается в каменноугольных отложениях, перекрытых довольно мощным чехлом отложений четвертичных. Провальные формы рельефа далеко не всегда однозначно связаны с карстом, т. к. они возникают над различными природными и техногенными пустотами (колодцами, подвалами и др.). Тем не менее с 1975 г. в Москве ведутся режимные наблюдения за проявлениями карста (см. работы СИ. Парфенова, В.Н. Кожевниковой, В.М. Кутепова). Сообщений об ущербах, наносимых землетрясениями городам, расположенным в сейсмоактивных зонах, немало. Землетрясения в Москве — это события другого уровня. Однако и они могут принести ущерб городскому хозяйству. Впервые русские летописи отметили землетрясение в Москве 1 октября 1445 г. Землетрясение 26 октября 1802 г., которое произошло в Карпатах и охватило огромный район, достигнув Москвы и Петербурга, было описано Н.К. Карамзиным в «Вестнике Европы». После этого более века Москва не ощущала никаких подземных толчков и волн, и только землетрясение в Румынии 10 ноября 1940 г. и 4 марта 1977 г. отозвались в столице толчками силой 3—4 балла, которые особенно ощутили жители высотных домов. С ростом города вверх приходится учиты- 71
РЕЛЬЕФ И ГЕОЛОГИЧЕСКАЯ СРЕДА [История изучения и современное состояние) вать даже такие незначительные толчки. Отметим, что современные московские здания построены с расчетом на землетрясения силой до 6 баллов. С 1989 г. на территории города ведутся постоянные сейсмические наблюдения (Никонов, 1984, 1990, 1995). Проводимые в последние десятилетия XX века исследования ориентированы на решение проблемы рационального использования геологической среды. Междуведомственной комиссией Мосгорисполкома, АН СССР и Министерства геологии СССР был подготовлен «Координационный план комплексного изучения инженерно-геологических и гидрогеологических условий территории г. Москвы и прогноза изменений природных условий под влиянием хозяйственной деятельности на 1986—1990 гг.». Этот план предусматривал координацию исследований, которые велись и ведутся на территории Москвы различными организациями для решения экологических проблем, возникающих при взаимодействии города и литосферы. Повторное освоение уже используемых территорий ведет к несбалансированной техногенной нагрузке на среду, возрастанию ее загрязнения, увеличению степени пораженное™ территории негативными геологическими процессами. Эколого-экономические ущербы в последнее время достигли весьма больших размеров. В этой связи все более острой становится проблема рационального использования и охраны природной среды, в том числе и геологической (Кофф и др., 1989; Методические основы, 1990; и др.). Для повышения уровня инженерно-геологической изученности территории Москвы и ЛПЗП (в том числе для прогнозирования неблагоприятных инженерно-геологических процессов и явлений) проводятся комплексные инженерно-геологические и гидрогеологические исследования. Составлен уникальный комплект карт геолого-литологических, геоморфологических, фунтовых вод, гидроизопьез водоносных горизонтов коренных отложений, инженерно-геологического районирования, охраны геологической среды. Перечисленные карты составлены на основании анализа накопленного геологического и геоморфологического материала (Голодковская и др., 1983). В эти годы была проведена комплексная оценка рельефа города, построены геоморфологическая карта и серия морфометрических карт. Проведена оценка рельефа по степени его техногенного изменения, по степени благоприятности для строительства, разрабатываются методы моделирования изменений рельефа, его устойчивости (работы Э.А. Лихачевой с соавторами, 1981—2006). (Рис. 3—9). Для совершенствования системы режимных наблюдений за техногенными процессами создается автоматизированная информационно- поисковая система «Инженерная геология Москвы и ЛПЗП» (Экзарь- ян, 1981), ведутся как опытно-методические разработки постоянно 72 Экологические хроники Москвы действующих моделей геологической среды (ПДМГС) для прогноза техногенных изменений, так и методические разработки геофизических исследований и соответствующего аппаратурного комплекса с целью совершенствования изысканий. ПГО Гидроспецгеология совместно с ВНИИ ядерной геофизики и геохимии (ВНИИЯГГ) и МГУ разработали метод сейсморазведки, показавшей на практике хорошие результаты. Создана методика межскважинного сейсмоакустического прозвучивания, в ходе опробования которой получены практические результаты и даны рекомендации по применению этого метода для выделения ослабленных зон на участках предполагаемого строительства. Проводятся геофизические исследования по оценке интенсивности газообразования в грунтах на территории бывших свалок, планируемых под застройку. Во ВНИИЯГГе разработан комплекс полевых геофизических методов, обеспечивающих литологическое расчленение верхней части разреза, а также определение физико-механических свойств грунтов. Созданный аппаратурно-методический комплекс позволил повсеместно надежно проследить «сейсмические горизонты», приуроченные к кровле известняков, выделить и оконтурить аномалии, т. е. наличие карстовых полостей (Пробл. инж. геол..., 1983; Режимные инж.-геол..., 1983; Совр. пробл. инж. геол..., 1987; Кофф и др., 1997). Установлено, что тенденции изменения уровенной поверхности грунтовых вод в центре города и на его окраинах различны. В центре, в пределах долинного комплекса pp. Москвы и Яузы, ощущается тенденция к стабилизации уровней, а на окраинах, особенно северных, отмечается тенденция к медленному снижению поверхности Мячковско-Подольского и Окско-Протвинского водоносных горизонтов (Зеегофер и др., 1981). Достаточно неблагоприятным процессом, связанным с изменением гидрогеологической обстановки, является подпор грунтовых вод, сопровождающийся подтоплением фундаментов и подвалов наземных сооружений. Процесс обусловлен, с одной стороны, распространением в верхней части геологического разреза слабопроницаемых пород, способных задерживать инфильтрующуюся воду, а с другой — усилением инфильтрационного питания грунтовых вод за счет утечек из коммуникаций и ухудшения дренированное™ верхних водоносных горизонтов в результате засыпки оврагов и мелких водоемов. Этот процесс наиболее развит на участках распространения моренных отложений (тяжелых суглинков). Потери из коммуникаций, по данным Д.И. Ефремова с соавторами (1983), могут достигать 500 мм/год на территории промышленных зон. В ряде районов Москвы отмечено прямое влияние подтопления на массовое развитие комаров и ухудшение других санитарно-гигиенических показателей (Пробл. инж. геол..., 1983; Режимные инж.-геол..., 1983). 73
Таксоны: J — уникальные природные; 2 —с неизмененными лвндшафтными характеристиками; 3 — с незначительными изменениями ландшафта; 4 — хорошо спланированные техногенные; 5 — сильно измененные техногенеэом; 6 — предельно измененные техногенеэом Рис. 4. Схема типизации территории города методом ароцлавской таксономии. (Состаалена Э.А. Лихачевой). Морфометрические характеристики (абс. отметки, глубина и густота расчленения! рельефа изменены: J— значительно, 2 — частично, 3 — практически не изменены; 4 — утраченная гидросеть; 5 — границы долинного комплекса Рис. 5. Схема оценки изменений рельефа на территории Москвы. (Составлена Э.А. Лихачевой]
РЕЛЬЕФ И ГЕОЛОГИЧЕСКАЯ СРЕДА [История изучения и современное состояние] На территории города повышение уровня грунтовых вод, возникновение новых водоносных горизонтов («верховодки») могут привести к серьезным негативным последствиям. По данным С.Н. Кехельмахера (1986), в практике инженерно-геологических изысканий, выполняемых Мос- инжпроектом, можно найти немало примеров, подтверждающих сказанное. Так, при проходке щитовых канализационных коллекторов в районах Строгино и Марьино изменившиеся гидрогеологические условия потребовали дополнительных работ по водопонижению, что привело к значительному удорожанию строительства. В качестве другого примера можно привести строительство подземного коллектора на Арбате. Здесь при проходке щитового тоннеля на одном из участков была вскрыта вода, не показанная на геологическом профиле, составленном по данным архивных материалов бурения прошлых лет. Дополнительное уточнение геологического разреза в процессе строительства показало, что вода скапливается на пониженных участках кровли водоупорных моренных суглинков. Образование «верховодки» здесь было связано с накоплением воды (в течение ряда лет) за счет утечек из близлежащих трубопроводов. Приведем еще один пример. После засыпки долины речки Чуры, служившей естественной дреной, т. е. областью разгрузки фунтовых вод прилегающего района, произошло формирование нового горизонта, водовмещающими породами которого стали насыпные супесчаные грунты. Причем, как было установлено в процессе бурения, грунтовые воды циркулируют по трещинам и порам, местами насыщая отдельные песчано-супесчаные линзы. Строительство Ново-Чурского канала в этих условиях вызвало значительные осложнения. Для оценки интенсивности воздействия отдельных предприятий на жилые территории, а также выявления участков и зон влияния города на окружающий ландшафт, требующих специальных санитарно-гигиенических мероприятий, разрабатываются методы геохимического картографирования почв (работы Ю.Е. Саета, Е.П. Сорокиной, Р.С. Смирновой и др.). Исследования показали, что городские почвы существенно загрязнены металлами (на 1—3 порядка выше фонового уровня). Наибольшие концентрации элементов-загрязнителей фиксируются чаще всего на поверхности почв (первый геохимический барьер), что обусловлено главным образом аэротехногенным потоком вещества, а также возвратом металлов в почву с ежегодным листопадом. Часть поступившего металла остается на поверхности земли, а остальная часть переходит в почвенные растворы и далее в грунтовые воды. Миграция загрязняющих веществ в подзолистых почвах с промывным режимом происходит относительно медленно как по вертикали, так и по горизонтали. Вертикальный вынос вещества в большой степени 76 Экологические хроники Москвы обусловлен механическим составом почвообразующих пород. Естественно, что из песчаных и супесчаных почв вынос элементов идет более активно, чем из глинистых и суглинистых, где большую роль в закреплении химических элементов играют катионный обмен, соосаждение с коллоидами и другие геохимические процессы. В глинистых грунтах происходит накопление металлов, в крупнозернистых — снижение их содержания. Важную роль играют также физико-химические свойства почвенных растворов и геохимические особенности самих мигрантов. В естественных ненарушенных подзолистых почвах имеется еще один геохимический барьер — иллювиальный горизонт, на котором происходит закрепление некоторой части мигрирующих элементов. В целом почва является преградой для проникновения в грунтовые воды большой части загрязняющих веществ, поступающих на ее поверхность. Загрязнение глубоких горизонтов грунтов определяется не только проникновением с поверхности техногенных веществ, но и химическим разрушением захороненных в почвах техногенных включений. В таких местах концентрация металлов оказывается очень высокой. Скопления обломков кирпича приводят к росту содержания меди, свинца, цинка до сотен условных единиц (УЕ). Погребенный шлак служит источником повышенной концентрации всех элементов, особенно железа и никеля. Обогащенные металлами осадки загрязняют грунтовые воды и растительность. В 1997 г. вышла серия блистательных публикаций, посвященных 850-летию Москвы. Прежде всего, следует назвать книгу «Москва. Геология и город» под редакцией В.И. Осипова и О.П. Медведева. Одновременно появилась и другая книга — «Очерки по геоэкологии Московского столичного региона» (авторы Г.Л. Кофф, СИ. Петренко, Э.А. Лихачева, В.Ф. Котлов). В том же году вышла книга «Природа Москвы» под редакцией Л.П. Рысина. В 2006 г. была опубликована книга «Геоэкология Москвы. Методология и методы оценки состояния городской среды» под редакцией ГЛ. Коффа, Э.А. Лихачевой и Д.А. Тимофеева. В перечисленных монографиях обобщены результаты многолетних исследований геологов и географов, экологов и биологов — специалистов, занимающихся проблемами Москвы, и дана полномасштабная картина истории развития и формирования современных физико-географических, инженерно-геологических и геоморфологических условий. Отсылая читателя к указанным монографиям, приведем здесь лишь краткое заключение специалистов о состоянии геологической среды города. Сложная история геологического развития определила весьма непростые инженерно-геологические условия территории Москвы. Толща пород, служащих основанием для строительства, неоднородна по генезису и возрасту, обладает разным составом и, следовательно, разными фи- 77
I РЕЛЬЕФ И ГЕОЛОГИЧЕСКАЯ СРЕДА Претория изучения и современное состояние) зико-механическими и физико-химическими свойствами, сложно меняющимися в пространстве. Рельеф и весь комплекс рельефообразующих процессов территории Москвы определяют не менее сложные инженерно-геоморфологические условия, существенно влияя на размещение наземных сооружений, транспортных и других коммуникаций. (Рис. 6—9). В Москве наблюдается снижение качества окружающей среды, увеличение экологического и геологического риска проживания людей: на террито- !рии города отмечено более 40 карстово-суффозионных провалов; на 70% территории города развивается процесс подтопления, в результате которого уже сейчас 40% города находится в подтопленном состоянии, а к 2010 г. подтопленной окажется 50% территории; идет интенсивный отбор подземных вод более чем 700 глубокими скважинами, сопровождающийся водопони- жением в артезианских водоносных горизонтах на 50— 120 м и образованием депрессионной воронки радиусом до 90 км; в пределах города имеется 15 оползневых участков, часть из которых постоянно активизируется; учащаются случаи деформации зданий и преждевременного выхода из строя со- 1 оружений в связи с ухудшением несущей способности грунтов, усиления динамических воздействий от транспорта, повышения скорости коррозии I металлов от блуждающих электрических токов; угрожающих размеров дос- i тигло загрязнение воздуха, почв и водоемов тяжелыми металлами и нефтепродуктами; в черте города находится более 100 свалок промышленных и твердых бытовых отходов, загрязняющих подземные воды и атмосферу, часть свалок застроена жилыми кварталами. и В настоящее время 48% территории Москвы относится к районам И геологического риска, 12% — к районам потенциального геологического риска и только 40% — к геодинамически стабильным. ] Размещение ответственных объектов в зонах геологического риска I создает угрозу для всей жизнедеятельности города. Нарушение геодинамической устойчивости вызывает преждевременные деформации зданий и сооружений, ускоряет разрушение подземных коммуникаций, может послужить причиной крупных промышленных аварий, увеличивает риск возникновения чрезвычайных ситуаций, способствует росту социально- психологической напряженности в городе и дискомфорта людей. Таким , образом, дальнейшее инженерно-хозяйственное освоение городских в территорий, осуществляемое без учета потенциально возможных изме- 'I нений рельефа и геологического субстрата (геологической среды), может приводить к весьма значительным социально-экономическим потерям. ! Именно на проблемы, связанные с геологическими и геоморфологиче- I скими условиями, обращается внимание в следующих главах. Экологические хроники Москвы X ъ в «СЕРАЯ» СТРАНИЧКА 1Ъ LHTb веков с тех пор минули, Под землей в трубу замкнули Всю Неглинную давно. И с тех пор Москве-столице Много раз перемениться Видно было суждено. Н. Кончаловская. Наша древняя столица Дрожат дома И хмурится вода, Коробится и гнется мостовая, Когда, чадя и жутко завывая, Москвою мчатся автопоезда. А. Яшин. Улицы Москвы Лицо и полудня незримо За клубами сажи и дыма. Э. Верхарн. Город. 79
«СЕРАЯ» СТРАНИЧКА В нашем хозяйстве — дыра за дырой. Трат масса, расходов рой. В. Маяковский. Вдохновенная речь, про то, как деньги увеличить и уберечь. По эхам города проносят шумы, на шепоте подошв и на громах колес, а люди и лошади — это только грумы, следящие линии убегающих кос. Проносят девоньки крохотные шумики. Ящики гула пронесет грузовоз. Рысак прошуршит в сетчатой тунике. Трамвай расплещет перекаты гроз. Все на площадь сквозь туннели пассажей плывут каналами перекрещенных дум, где мордой перекошенный, размалеванный сажей на царство базаров коронован шум. В Маяковский. Шумики, шумы и шумищи. 80 Экологические хроники Москвы Гигиена — искусство или знание сохранять здоровье, оберегать его от вреда. В. Даль. Толковый словарь. (1882) ГИГИЕНИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ГОРОДСКОЙ СРЕДЫ И КОММУНАЛЬНОЕ ХОЗЯЙСТВО 1 Арародительницей «экологии человека» следует считать гигиену. Обратимся к энциклопедическому словарю Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона (1893), к статье профессора М.Я. Капустина: «Гигиена — отрасль медицинских знаний, изучающая причины и влияния, нарушающие нормальную физиологическую жизнь человека и изыскивающая средства к их устранению или ослаблению. При этом человек берется не только как отвлеченный биологический тип, а как член какой-либо общественной группы, и в круг внешних влияний включаются не только общие факторы природы (тепло, холод, вода и проч.), но и переменные факторы общежития (жилища, профессия, экономические отношения и т. д.). Другие отрасли медицины имеют своим объектом человека больного; гигиена — здорового человека, живущего в общественных условиях. ...Гигиена изучает характер и видоизменения самих причин или влияний наступления их вредного действия, и имеет прямое дело не с организмом человека, а главным образом с внешними предметами и явлениями» (Капустин, 1893). В таком понимании «гигиена» определилась в середине XIX в. с появлением первого крупного научного сочинения по гигиене Мишеля Лэви в 1844 г. Не трудно заметить, что определение «гигиены» чрезвычайно сходно с определением «экология человека». Однако не следует считать, что это одно и то же. Определение «гигиены» относится к концу прошлого века, когда понятие «экология человека» еще не существовало. «Экология человека» получила развитие тогда, когда в гигиене наметился серьезный крен в прикладную общественную гигиену — санитарию. Гигиена, по замыслу ее основателей, призвана разрабатывать меры, позволяющие оградить человека от вредного воздействия среды. «Экология человека» ис- 81
ГИГИЕНИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ГОРОДСКОЙ СРЕДЫ И КОММУНАЛЬНОЕ ХОЗЯЙСТВО следует влияние совокупности природных, техногенных, социальных условий окружающей среды на человека и влияние человека на окружающую его среду и природу Земли в целом; она изучает систему «человек - окружающая среда». И те и другие аспекты исследует «Экология городских территорий», а именно влияние города на окружающую среду, влияние среды на жизнь горожан; она предлагает меры по предотвращению вредных воздействий среды на людей. В этом разделе более подробно остановимся на истории проблем и тех объектах коммунального хозяйства, которые преимущественно относятся к группе санитарно-гигиенических учреждений. Санитарные врачи А Хервый серьезный толчок санитарным мероприятиям, направленным на оздоровление города, дал великий реформатор России Петр I. Указом от 10 октября 1723 г. было запрещено зарывать трупы в черте города при многих московских церквах, которых вместе с монастырями в то время в Москве было до 350 (Годовой отчет Моск. санит. станции, 1892). В то же время в Москве был учрежден первый военный госпиталь в Лефортове. Гигиена как «искусство или знание сохранять здоровье» существует со времен Гиппократа, а как прародительница «экологии человека» («оберегать его от вреда») - с XIX века. В развитии гигиены в XIX веке сыграли большую роль две группы факторов. Во-первых, крупные эпидемии холеры, тифа и других заболеваний, резко нарушавших экономику, и, во-вторых, общее развитие естествознания, экспериментальные методы и выводы которого восприняла и гигиена. Одновременно развитие техники позволило реализовать ее достижения (так называемая санитарная техника — водопроводы, канализация, оборудование жилищ, очистка и пр.). Гигиена в XIX в. впервые перешла на экспериментальные методы изучения влияния внешней среды на здоровье человека. В Московском университете кафедру гигиены в 1884 году возглавил профессор Ф.Ф. Эрисман. Земские врачи Е.А. Осипов, П.И. Куркин, СМ. Богословский, А.П. Песков во главе с Ф.Ф. Эрисманом создали русскую школу изучения санитарного состояния населенных территорий и населения. Они были участниками первых земских и городских санитарных органов. Совместно с А.В. Пого- жевым и Е.М. Дементьевым Ф.Ф. Эрисман провел первое широкое обсле- 82 Экологические хроники Москвы дование фабрик и заводов Московской губернии, результаты которого были опубликованы в 17 томах и двух дополнительных выпусках в 1890—1893 гг. Н.И. Соловьев в 1874 г. в обзоре «Москва и Петербург в санитарном отношении» писал: «Болота встречаются только в глубине сосновых рощ, которыми окружена Москва, вредное их воздействие поэтому недостижимо до жителей. Но в Москве есть, однако, много нездоровых домов, как, например, в местности, где построена известная по своей сырости больница, или на Покровке у Трех Радостей на Грязях, где испокон веку оседает и портится мостовая, а из подвальных этажей приходится выкачивать воду. Откуда происходит такой избыток грунтовой воды? А происходит это оттого, что через Москву когда-то протекало множество больших речек и ручьев, которые с течением времени более или менее засорены, застроены мостовыми и задавлены каменными домами, на них воздвигнутыми. Вот эта подземная влага, пропитанная грунтовыми засорениями от городских нечистот, и протекает местами во многие дома в Москве». В 1874 г. в Москве еще не было ни бытовой, ни дождевой канализации, а бытовые и производственные отходы спускались в речки, пруды или в грунт. При этом закрытость территории все увеличивалась и соответственно возрастал коэффициент поверхностного стока. Ответная реакция природной среды — это, прежде всего, активизация деятельности, как эрозионной, так и аккумулятивной речек, — притоков р. Москвы, а также развитие процессов заболачивания и подтопления на плоских водораздельных поверхностях. Строительство города велось из известняка — «белого камня». Известняк — порода не очень стойкая. По свидетельству того же Н.И. Соловьева, «...благодаря рыхлости известняка (из которого построено большинство зданий Москвы), пыль до того иногда переполняет воздух, что деревья покрываются сероватым налетом». А загрязнение грунтовых вод привело к увеличению их коррозионной способности, соответственно повысилась и угроза разрушения грунта и фундаментов зданий. В 1884 г. с целью «улучшить общие санитарные условия в столице» была организована комиссия Московских санитарных врачей, которая состояла из 20 избранных Московской Городской Думой Санитарных Попечителей и 20 назначенных Московской Городской Управой санитарных врачей. «Деятельность их (санитарных врачей) была направлена на изучение санитарного положения города и на исследование и изучение санитарных и социально- экономических условий жизни и труда городского населения; причем имелось в виду, на основании собранного санитарно-статистического материала, вырабатывать обязательные постановления по санитарной части, которые бы регулировали и охватывали, по возможности, все санитарно-гигиенические стороны жизни и торгово-промышленной деятельности г. Москвы» 83
ГИГИЕНИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ГОРОДСКОЙ СРЕДЫ И КОММУНАЛЬНОЕ ХОЗЯЙСТВО Насколько москвичи любили бани, можно судить по тем подробностям, с какими они изображены на всех планах старой Москвы: у Олеария, Меерберга, на Сигизмундовом и других. Они помещены у Пушечнолитейно- го двора направо от длинного Охотнорядского моста, на месте современного Метрополя, где они существовали вплоть до постройки этого дома. Сереб-ряноборские — у Яузского моста; они существуют и по сие время, и гравюра XVIII века, изображающая эти бани, вполне передает их вид, какой они имели и в XVII веке. Бани на Москве-реке у Москворецкого моста и у Каменного; в последнем случае, по-видимому, на том самом месте, где они существуют и в наше время. Характерная особенность, с какой все они изображены, — это отсутствие крыш. Подобные бани можно встретить и теперь по деревням: крыша заменена у них толстым слоем дерна, наваленного на бревенчатую настилку потолка, вероятно, для большей сохранности тепла. Затем все бани помечены с журавцами для подъема воды в банные желоба из Москвы-реки или прудов. Подобные журавцы встречаются и теперь по всей Руси для подъема воды из колодцев. На миниатюре в одном синодике половины XVII века изображен пресвитер в предбаннике с банщиком, снимающим с ноги его сапог; между ними, видимо, идет мирный разговор; на фоне этой жанровой картины над крышами зданий изображен журавец и банщик при нем, поднимающий воду. У бояр, именитых купцов бани, баньки и мыленки стояли по дворам и в садах и были часто липовые со всеми удобствами и комфортом. В таких банях парились в душистом пару от брошенных на каменницу мяты или зори, которые можно встретить и теперь в провинции, растущими у бань большими кустами. Аполлинарий Васнецов «Облик старой Москвы» (1922) 84 Экологические хроники Москвы • J ! 1 к л ■*_ ч *- >' < -*? ■v - «**№ ^ **. * Ж. Делабарт. Серебряноборские бани. Жерар Делабарт — французский художник, находился в России с 1787 по 1810 г. Им была создана серия акварелий с видами Москвы, которые были гравированы иностранными граверами и напечатаны в 1799 г. Художник, по-видимому, выполнял императорский заказ. Его интересовали не только своеобразная архитектура Москвы, но также быт и нравы ее обитателей. Поэтому в произведениях Ж. Делабарта архитектурный пейзаж обычно дополняется жанровыми сценами.
ГИГИЕНИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ГОРОДСКОЙ СРЕДЫ И КОММУНАЛЬНОЕ ХОЗЯЙСТВО (Отчеты московских городских врачей, 1891-1903). В конце XIX века существовал санитарный надзор за состоянием питьевой воды, источников питьевой воды, за состоянием улиц, свалок, дворов и коммуникаций (водопровода, канализации, дорог), налагались штрафы за сброс промышленных отходов в реку, за «неопрятный вид» улицы и т. д. Проблемой охраны среды занимались санитарные врачи города. Можно назвать работы Н.И. Соловьева — «Москва и Петербург в санитарном отношении» (1874). «Протокол освидетельствования бассейна речек Неглинной и Самотеки» (1892) — и отчеты комиссий и комитетов по очистке сточных вод и изысканию мер к охране водоемов (1910-1914), где проявилась не только озабоченность состоянием города, но и высказана четкая гражданская позиция авторов. В 1886 г. в руки городских санитарных врачей было предано дело по борьбе с заразными заболеваниями. «Передача эта состоялась благодаря энергии и влиянию тогдашнего Городского головы НА. Алексеева, который доверял городским санитарным врачам и ценил их работу» (Иванов, 1925). Этот факт надолго предопределил существенный характер деятельности городских санитарных врачей, свел ее преимущественно к эпидемиологической работе и заслонил собой общесанитарную. В качестве аналитической лаборатории, необходимой для исследования пищевых, вкусовых и других продуктов, в 1891 г. была открыта Санитарная станция при Университетском Гигиеническом институте, которым заведовал профессор гигиены Ф.Ф. Эрисман (Годовой отчет Моск. гор. санитарной станции, 1892—1912). «После октябрьского переворота во всех отраслях врачебно-санитар- ной организации, как и во всей жизни, произошли радикальные изменения, и работа санитарных врачей должна была протекать в совершенно новой обстановке. Необходимо было ориентироваться, осмотреться и не мешкая приниматься за налаживание деловых взаимоотношений и продолжать прерванную работу, которая по существу и не терпит перерыва - работу по оказанию врачебно-санитарной помощи населению» (Иванов, 1925). В первое время существования нового политического строя городскому населению пришлось выдержать нахлынувшую тифозную эпидемию небывалых размеров (1918-1920). К тифозной заболеваемости присоединилась эпидемия натуральной оспы и чрезвычайное загрязнение города накопившимися нечистотами и мусором. В конце 1922 года был образован Санитарный Отдел Московского совета рабочих и крестьянских депутатов. Как писал Иванов (1925), «...Москва дождалась образования мощного санитарного центра». Научной и лабораторной базой в области профессиональной гигиены стал Московский санитарный институт им. Ф.Ф. Эрисмана. На 1 января 1924 г. в Москве работало около 300 санитарных врачей (в том числе 159 врачей охраны здоровья детей). 8В Экологические хроники Москвы В 1925 г. было проведено обследование Москвы по санитарии и благоустройству. Обследование было тщательным. Составлялись анкеты для проведения статистической обработки. Наибольшее количество недочетов было отмечено по содержанию выгребных, помойных и мусорных ям, уличных урн, водопровода, канализации, центрального отопления, вентиляции. «Вопрос об общественных уборных является одним из больших вопросов нашего благоустройства» — так было сказано в отчете о работе комиссии (Михайловский, Кац, 1925), но, увы, так можно сказать и сейчас, 80 лет спустя. Эта работа положила начало самостоятельному научному направлению — «коммунальной гигиены», основными разделами которой стали: гигиена воды и водоснабжения населенных мест, гигиена почвы и санитарной очистки территории населенных мест, санитарная охрана водоемов и обезвреживание бытовых и производственных стоков, гигиена жилища и общественных зданий (в том числе и лечебно-профилактическая), гигиена воздуха населенных мест и его санитарная охрана, гигиена планировки населенных мест и общее их санитарное благоустройство. Все большее значение приобретают исследования по гигиеническим вопросам организации массового отдыха населения. С тех пор как москвичи начали осваивать подземное пространство для строительства разнообразных сооружений для кратковременного и длительного пребывания людей, появилась необходимость исследований воздухообмена, искусственного освещения, отопления с целью предупреждения возможного вредного воздействия на здоровье человека Задачей исследований является обоснование гигиенических требований и нормативов к размещению, планировке и оборудованию подземных сооружений, предназначенных для различных целей. Наибольшее внимание уделяется состоянию воздушной среды на Московском метрополитене. Контроль за состоянием воздушной среды и микроклиматом пассажирских помещений на Московском метрополитене осуществляет СЭС и производственная лаборатория микроклимата электромеханической службы (Хронина, 1988). Большую и тяжелую работу проводили санитарные врачи во время войны. В Москве работало более 8,5 тысяч общественных санитарных инспекторов (ОСИ). В 1942 г. Исполком Моссовета принял решение о социалистическом соревновании между районами, трестами очистки и домовладениями по санитарной очистке. Санитарные врачи и санитарные инспекторы (ОСИ) добивались наведения порядка в городе, проведения ремонта зданий, канализации и водопровода, следили за регулярным посещением работающими на предприятиях москвичами бань, регулярной сменой белья в общежитиях, наведением порядка в столовых и т. д. В 1943 г. в Москве было 7 тысяч санитарных врачей. Усилиями санитарных врачей и их об- 87
ГИГИЕНИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ГОРОДСКОЙ СРЕДЫ И КОММУНАЛЬНОЕ ХОЗЯЙСТВО щественных добровольных помощников было предотвращено распространение инфекционных заболеваний в Москве. Во время войны значительных вспышек заболеваний отмечено не было (Яровинский, 1988). В 1963 г. в Москве была организована профпатологическая служба. В Московской городской санэпидстанции был создан отдел гигиены труда и профпатологии (Цессарский, 1966). В 1969 г. состоялась первая научно- практическая конференция по вопросам научной организации труда (Материалы первой..., 1969). Вопросы организации охраны здоровья населения Москвы на различных этапах ее социально-экономического развития подробно освещены в работах М.Я. Яровинского (1984, 1988). Им сделан обзор истории здравоохранения с XVII в., с момента учреждения Аптекарского приказа (1620), до настоящего времени. В 1984 году в Москве насчитывалось около 7 тысяч амбулаторно-по- ликлинических учреждений, включая здравпункты. В их числе 169 городских территориальных поликлиник для взрослых, 128 городских детских поликлиник, 65 медико-санитарных частей, 103 диспансера, 109 женских консультаций, 53 стоматологические поликлиники. Создана единая система оказания скорой медицинской помощи. Около половины населения Москвы ежегодно проходили диспансеризацию (Ворохобов, 1984). Реализация природоохранных программ, разработанных в 1970—1990 гг., способствовала некоторому улучшению экологической ситуации в Московском регионе и, в частности, в Москве. Были проведены большие работы по оснащению московских предприятий пылеулавливающими и газоочистными установками, осуществлен перевод большинства теплоэлектроцентралей на газ, увеличен объем повторного использования промышленных отходов, был прекращен сброс неочищенных промышленных и хозяйственно-бытовых стоков в открытые водоемы города, на многих промышленных предприятиях и в автохозяйствах построены очистные сооружения, расширены работы по восстановлению пострадавших от загрязнения рек и водоемов, введено в эксплуатацию более 160 систем повторного и оборотного водоснабжения. Однако из 2 тысяч пылегазоулавливающих установок и 1,5 тысяч различных очистных сооружений в заданном режиме работала лишь половина (Проблемы улучшения..., 1989). Актуальной для центральной части Москвы была проблема ликвидации и вывода из Москвы всех мелких промышленных предприятий и производств, загрязняющих городскую среду, но не имеющих прямого отношения к городскому хозяйству. При современном состоянии техники и технологии полностью избежать поступления в атмосферу загрязняющих веществ практически невозможно. Главными загрязнителями в городе уже сегодня служит не 88 Экологические хроники Москвы промышленность, а энергетика и транспорт; 2/3 объема загрязнения в атмосфере имеет источником транспортные средства. Промышленность, энергетические объекты и транспорт оказывают отрицательное воздействие на поверхностные и подземные воды, почвы, геологический субстрат городской территории. Основное воздействие проявляется через загрязнение газообразными выбросами, жидкими и твердыми отходами, которое происходит в результате несовершенства технологических процессов, недостаточности мер по обезвреживанию и утилизации отходов, а также вследствие аварий на объектах. На выявление техногенных аномалий в городе и за его пределами направлены геохимические исследования. Сравнительный анализ источников загрязнения показывает, что основными являются твердые отходы (Лексин, Трейвиш, 1988). Только бытовых отходов в Москве ежегодно формируется примерно 2 млн м3. Помимо химического загрязнения, связанного с выбросом загрязняющих веществ и накоплением отходов, все более возрастает негативное воздействие «нетрадиционных» видов загрязнения, а именно шума, вибрации, электромагнитных излучений, что неблагоприятно сказывается на здоровье населения. Проведенная эколого-геохимическая оценка среды Москвы и городов Московской области определила зависимость между техногенными и геохимическими аномалиями металлов в почвах, пылью и заболеваемостью населения. В 1986 г. в Москве принята комплексная программа «Здоровье», которая предусматривает организацию в поликлиниках и медико-санитарных частях отделений профилактики и восстановительного лечения, а также снижение вредных выбросов и отходов производства, внедрение безотходной и малоотходной технологии производства, вывод из города вредных производств, внедрение эффективных систем улавливания и обеззараживания вредных выбросов в атмосферу, освоение выпуска оконных блоков с повышенной звукоизоляцией, созданием защитных зон вокруг предприятий. По данным главного врача МосгорСЭС Н.В. Шестопалова (1990), наиболее высокие показатели заболеваемости по всему городу имеют гипертоническая болезнь, пневмонии, бронхиальная астма и сердечно-сосудистые заболевания. В центральной части города (внутри Садового кольца) и в жилых районах в зоне между Садовым кольцом и окружной железной дорогой отмечается повышенная заболеваемость детского населения. Здесь примерно в два раза выше •заболеваемость органов дыхания и нервной системы. По официальным данным, среди московских детей, рожденных в начале 1970-х годов, к 14—15-летнему возрасту 55% оказались ослабленными. По результатам обследования, проведенного Д.Н. Крыловым и Т.П. Кулаковой, 89
ГИГИЕНИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ГОРОДСКОЙ СРЕДЬ/ И КОММУНАЛЬНОЕ ХОЗЯЙСТВО ослабленными оказались около 80% детей, рожденных в эти годы. У рожденных на рубеже 1980-х годов состояние здоровья еще более тревожное. Институтом прикладной геофизики им. акад. Е.К. Федорова было проведено санитарно-гигиеническое районирование территории города по суммарному показателю, включающему данные по загрязнению атмосферного воздуха. К зонам наибольшего риска заболеваемости населения от загрязнения воздуха относятся Таганский и Москворецкий районы города. Распространение бронхиальной астмы, острого бронхита и других заболеваний у детей, проживающих в районах загрязнения, на 40—60% выше, чем у детей «чистых» районов. Доказано, что неблагоприятные условия труда могут в 38% случаев быть причиной заболеваний населения, а загрязнение окружающей среды — в 20% случаев (Соколовская, 1981; Измеров, 1988; Ратанова и др., 1989). Газовые выбросы автомобиля представляют собой сложную и недостаточно изученную смесь, в состав которой входит около 200 токсичных компонентов. Санэпидемстанцией Москвы более 30 лет проводится изучение влияния выхлопных газов автомобилей на степень загрязненности атмосферного воздуха. Результаты исследований показывают, что чем интенсивнее транспортный поток, тем выше уровень загрязнения: на улицах с интенсивным движением концентрации основных загрязняющих веществ в 1,5—3,3 раза выше, чем на улицах с меньшим движением. Но обнаруживаемые концентрации вредных веществ на широких улицах ниже, чем на узких улицах и в переулках (Га- бинова, 1982; Сырцов, 1986). В городе весьма распространенными являются аллергические заболевания. И.А. Остряков и Р.В. Федорова (1982; 1984) провели исследования концентраций пыльцы, находящейся в атмосфере в течение весенне-летнего периода. Они также ставили опыты по использованию пыльцы в качестве индикатора электрического состояния воздуха, его ионизации, что имеет большое значение для охраны здоровья человека. Т.М. Желти- кова и ее коллеги (1985) провели обследование квартир и общественных помещений Москвы. Исследовалась бытовая пыль, в которой было обнаружено свыше 25 видов клещей, среди которых преобладают 5 видов, являющихся основными возбудителями при аллергических заболеваниях, бронхиальной астме, рините, нейродермите. Аллергенные клещи обнаружены в 70% квартир аллергических больных, причем в 3 раза чаше и в 2 раза большем количестве, чем в квартирах здоровых. С воздействием неблагоприятных факторов внешней среды врачи связывают и увеличение смертности москвичей от раковых заболеваний (21,8% против 16% в среднем по территории бывшего Союза ССР) (Двойрин и др., 1990). 90 Экологические хроники Москвы ВНИИСГЭиУЗ им. Н.А. Семашко подготовили комплексную территориально-отраслевую программу интенсификации социально-экономического развития учреждений здравоохранения. Она являлась составной частью программы «Прогресс-95», целью которой было внедрение научных методов в управление системой жизнеобеспечения многомиллионного города на основе интеграционных, комплексных подходов и с учетом взаимодействия всех составляющих общей территориальной системы крупнейшего города. Решение организационных, технологических и социальных задач развития учреждений здравоохранения Москвы должно повысить роль и значимость здравоохранения в достижении таких социальных целей общества, как увеличение средней продолжительности предстоящей жизни, снижение общей и детской смертности, а также смертности лиц молодого и трудоспособного возрастов, увеличение периода творческой трудовой активности населения и его долголетия (Щепин, Кравченко, 1989). Состояние здоровья москвичей во многом зависит от медико-географической обстановки в Московской области. Проведенные СМ. Малха- зовой и Н.В. Шартовой (2006) исследования выявили ряд природных и социально-экономических предпосылок болезней и патологий населения. В целом Московская область характеризуется благоприятными и комфортными условиями для здоровья населения. Однако отмечаются участки с природно-очаговыми болезнями. С точки зрения заражения людей туляремией наиболее опасны Подольский и Дмитровский районы. Высока возможность заражения лептоспирозом в Солнечногорском, Подольском, Раменском, Орехово-Зуевском районах, а также в центральной части области, расположенной к западу от Москвы. Заражение ГЛПС (геморрагической лихорадкой с почечным синдромом) наиболее возможно в Дмитровском, Истринском, Подольском, Коломенском, Шатурском районах. Дмитровский и Подольский районы авторы считают наиболее опасными по возможности заражения различными природно-очаговыми заболеваниями. Впервые за последние 60 лет произошел значительный рост заболеваемости малярией. На долю Москвы и Московской области приходится более 80% всех случаев местного заражения малярией в России. Повышенную опасность представляют также скотомогильники сибирской язвы, расположенные в пойме рек Оки и Москвы. Таким образом, при относительно благополучном положении региона по отношению к России в целом на территории Московской области отмечено значительное варьирование медико-демографических показателей, которые определяются природными и социально-экономическими условиями (Малхазова, Шартова, 2006). 91
ГИГИЕНИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ГОРОДСКОЙ СРЕДЫ И КОММУНАЛЬНОЕ ХОЗЯЙСТВО Климат и атмосфера 1У1осковская агломерация расположена в поясе умеренно континентального климата со следующими среднегодовыми показателями: температуры — З...3,5 °С, осадков — 500 — 650 мм, годовая амплитуда температур составляет 28 ° С, число дней со среднесуточной температурой выше 0 °С — 210...214, продолжительность безморозного периода — 120... 135 дней. Наибольшее количество осадков приходится на весенне-летний период. Зима длится 4,5 месяца (с середины ноября по март включительно). Типичная погода в это время пасмурная или облачная, с частыми снегопадами. Средняя температура января —10,5...—11,0 °С. В суровые зимы морозы достигали: в Дмитрове —48 °С, Истре —53 °С, Москве —42 "С, Павловом Посаде —45 °С. Количество осадков в январе 30—35 мм (наименьшее в годовом цикле). Лето умеренно теплое и довольно влажное. Средние температуры июля +17,5...+18,0 °С. Температурные максимумы, наблюдавшиеся в летние месяцы на территории агломерации, достигали +36...+38 "С. Количество осадков в июле колеблется в среднем от 70 до 80 мм. Максимальное их количество выпадает в конце июля — начале августа (Климат, погода..., 1995). (Рис. 2). Первые сохранившиеся записи инструментальных метеорологических наблюдений в Москве выполнены военным врачом Лерхе с сентября 1731 г. по февраль 1732 г. Затем эти наблюдения неоднократно прерывались и возобновлялись (Котляков и др., 1985). Регулярные метеорологические наблюдения на территории Москвы начались с мая 1820 года. «Сначала они производимы были в зданиях Университета под надзором профессора Двигубского, по три раза в день (в 8 часов утра, в 2 часа пополудни и в 9 часов вечера); потом — именно с 1830-го и по сие время производятся постоянно в Астрономической обсерватории профессором Перевощиковым, также по три раза в день...» Первая публикация о климате Москвы относится к 1826 году и принадлежит профессору Дви- губскому. Метеорологические наблюдения начали регулярно публиковаться с 1841 года. Наблюдения, на которых основываются выводы М. Спасского, составляют непрерывный 26-летний ряд (Спасский, 1847). Из сравнения многолетних наблюдений следует, что с 1880 года происходило постепенное потепление климата в Северном полушарии, достигшее максимума около 1930 года (что отмечено и московскими синоптиками). В период с 1950 по 1970 гг. наблюдалось похолодание, которое, как полагают, сменилось новым потеплением. По данным срочных измерений в Москве за 1952—1981 гг., месячные нормы температуры отмеча- 92 Экологические хроники Москвы лись в пределах —8,0 ... —9,6 °С (зима) до +18,4 ... +19,6 °С (лето), абсолютные минимумы —34,6 ... —38,1 °С, абсолютные максимумы +34,8 ... +35,7 °С(Клиновидр., 1984). На территории города естественный ход температуры, солнечного сияния, распределения осадков и других метеорологических факторов значительно изменяется. Возникающий над большим городом «остров тепла» выражен в Москве достаточно отчетливо. Наблюдения за тенденцией хода температуры воздуха в Москве, Александрове, Павловом Посаде, Кашире и Новом Иерусалиме по календарным сезонам за 1943—1977 гг. показали большое влияние техногенного фактора на климат города (Ремизов, 1982). Это влияние заметно не только на занимаемой городом территории, оно простирается в подветренном направлении на десятки и даже сотни километров. В первую очередь видны дымовые шлейфы, тянущиеся по ветру. Ежегодно в атмосферный воздух Москвы, по мнению разных специалистов, выбрасывается от 1,5 до 2,5 млн м3 вредных веществ. Основные источники загрязняющих атмосферу веществ — предприятия энергетики, промышленность и автотранспорт (Осипов, 1988). В 1973 г. в Институте физики атмосферы (ИФА) был создан наблюдательный пункт, снабженный спектроскопической установкой для определения содержания окиси углерода (угарного газа) в толще атмосферы над Москвой. Аналогичные наблюдения ведутся и на Звенигородской научной станции ИФА. Кроме окиси углерода эта спектроскопическая установка позволяет измерять также содержание метана и закиси азота. По результатам этих наблюдений общее содержание окиси углерода в атмосфере над Москвой превышает фоновые в 2—3 раза; загрязнение обнаруживается и на расстоянии 3—4 радиусов от города; в зависимости от метеоусловий слой загрязнения атмосферы над центром Москвы составляетот 50 до 200 м (Обухов, 1982). Теплый воздух над городом оформляется в виде «острова тепла» с повышенным содержанием различных примесей (сажа, пыль, зола, газы и их смеси, парообразные взвеси воды, бензина, спиртов, эфиров и пр.); часть из них обладает гигроскопичностью и образует ядра конденсации, что благоприятствует формированию облачности над городом и его ближайшими окрестностями. Различие в минимальных температурах воздуха в центре города и на его окраинах может достигать зимой десятка градусов, а в среднем минимальная температура в центре такого большого города, как Москва, выше, чем на окраинах, на полтора градуса (Ремизов, 1982). Поданным измерений наметеостанциях'Балчуг, Лосиноостровская, им. Михельсона, ВДНХ СССР, МГУ за 1951—1980 гг., среднегодовые нормы по станции Балчуг составляют 5,7 °С, а по другим метеостанциям — 4,8 °С. Годовая норма максимальных температур на станции Балчуг 9,4 °С, а по другим метеостанциям Москвы — 8,6—8,8 °С (Клинов и др., 1985). В то же вре- 93
ГИГИЕНИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ГОРОДСКОЙ СРЕДЫ И КОММУНАЛЬНОЕ ХОЗЯЙСТВО мя, как показывают исследования Л .Т. Матвеева (1984), среднемноголетняя температура воздуха в городе непрерывно растет в среднем на 2 ° за 100 лет. При отсутствии внешних барических градиентов давления, связанных с прохождением циклонов и антициклонов, к центру города в нижних слоях атмосферы устремляются по восходящей спирали бризовые потоки воздуха. По теоретическим оценкам А.А. Дмитриева (1984—1988), скорость их на высоте 400 м составляет 6—8 м/с. Над центром большого города появляются восходящие потоки воздуха со скоростью 0,4—0,5 м/с. При встрече ветрового потока со зданиями могут образовываться завихрения и восходящие потоки, имеющие скорости, сравнимые со скоростями горизонтального переноса. Поэтому коэффициент турбулентного перемешивания над городом возрастает. При планировании новых районов архитекторы не всегда уделяют достаточное внимание ветровому режиму, хотя известно, что в условиях застройки увеличение скорости ветра на 1—2 м/с приведет к образованию зон сильного и жесткого дискомфорта в зимнее время. Над большим городом увеличивается количество осадков, гроз, градобитий: над Москвой частота гроз на 17%, а повторяемость осадков на 30—40% выше, чем над окрестностями. В то же время выявлено влияние города на уменьшение повторяемости туманов при различных синоптических ситуациях (Акулиничева и др., 1986). На интенсивность и количество осадков над городом основное влияние оказывает структура застройки и тепловыделения. Это влияние значительно больше, чем воздействие рельефа. Повышенное количество осадков (более 700 мм) отмечается на западных и южных окраинах Москвы, а также в восточных ее частях и прилегающих пригородах (675 мм), в то же время на юго-восточных окраинах отмечается пониженное для Москвы, но близкое к среднегодовому в Подмосковье количество осадков 575—600 мм (Михайлов, 1980; Литвинов, 1982; Олинцева-Небрат, 1988). На основе анализа месячных и годовых сумм атмосферных осадков за 1964—1983 гг. на 18 метеостанциях Москвы и Московской области установлено, что эффект увеличения количества осадков над городом имеет четко выраженный годовой ход с летним и зимним максимумами. Количество осадков в Москве в среднем за год на 11 % (65 мм) превышает среднее количество осадков по области, причем 60% суммы превышения приходится на холодный и 40% на теплый периоды. Величина превышения значительно меняется от года к году — от 0 до 160 мм (Стулов, 1989). В 1930-е годы большое внимание было уделено изучению светового режима больших городов (и Москвы в том числе). Исследования такого рода были необходимы для решения многих практических задач: гигиены труда, сельского хозяйства, жилищного строительства, размещения промышленности и других отраслей народного хозяйства (Данциг, 1935; 1939). С 1961 го- 94 Экологические хроники Москвы да начаты регулярные наблюдения над естественной суммарной и рассеянной освещенностью земной поверхности (Евневич, 1963,1965,1967). Мутность атмосферы в Москве на 9—12% выше, чем за городом. В относительно чистом юго-западном районе Москвы человек недополучает 13% наиболее биологически активной ультрафиолетовой радиации по сравнению с сельской местностью. Главный фактор, регулирующий приход ультрафиолетовой радиации, — облачность. При наиболее благоприятном северном ветре над Москвой отмечена наиболее высокая прозрачность атмосферы. В этом случае потери ультрафиолетовой радиации на юге Москвы составляют 10—25% по сравнению с севером города, а при южных ветрах потери радиации наблюдаются на севере города и составляют 30% соответственно по сравнению с южными районами города. Эти данные получены по наблюдениям с 1968 по 1982 г. (Гараджа, Незваль, 1988). Непрерывные метеорологические наблюдения в Москве в течение 170 лет позволили своевременно обратить внимание на влияние города на погодно-климатические условия. О загрязнении воздуха и мерах борьбы с загрязнением синоптики начали писать уже с 1940-х годов. С 1960-х годов ими обнаружена новая опасность — «кислые дожди». За 1981—1985 гг. отмечается тенденция к возрастанию повторяемости кислотных дождей (Абакумова и др., 1987). В 1980-х годах начат систематический контроль за кислотностью осадков в чистом районе Подмосковья (г. Обнинск). Несмотря на большую изменчивость рН осадков, измеренных с июня 1983 по март 1984 г. (от 4,1 до 7,4), среднее значение рН в осадках составляет 5,4, что свидетельствует о загрязнении атмосферы кислыми компонентами (Хромова и др., 1985). Сравнительный анализ среднегодовых концентраций основных примесей в атмосферном воздухе Москвы и ряда зарубежных городов (Лондон, Дели, Париж, Франкфурт, Токио, Берлин, Барселона) показал, что Москва находится не в самом худшем состоянии. Однако среди городов территории бывшего СССР Москва в числе «чемпионов» по загрязнению атмосферы. Основные загрязнители атмосферы отмечаются повсеместно. Институтом прикладной геофизики выделены на территории Москвы зоны, в которых при неблагоприятных метеорологических условиях рассеивания вредных веществ уровень загрязнения может значительно превышать максимально допустимые концентрации (Беккер и др., 1990). В работах последних лет большое внимание уделяется методам моделирования. Предлагается метод численного решения уравнения переноса атмосферных примесей с использованием реально измеряемых профилей ветра и температуры на высотном метеорологическом комплексе (Останкинская телебашня) (Коншев, 1982). Проводится экспериментальная проверка модели распространения шлейфа выбросов, загрязняющих атмосфе- 95
ГИГИЕНИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ГОРОДСКОЙ СРЕДЫ И КОММУНАЛЬНОЕ ХОЗЯЙСТВО ру веществ (ЗАВ), на 26 постах контроля концентраций ЗАВ в Москве. Определены более подробные температурные и ветровые характеристики «острова тепла» над Москвой, который искажает перенос ЗАВ над городом. Предлагаются количественные критерии метеорологических параметров, определяющих состояние атмосферы в условных цифрах кода. Представлена связь комплексного показателя метеорологических условий загрязнения по Москве с параметром Р, характеризующим загрязнение атмосферы по городу в целом (Найдин, Стукин, 1988). Обсуждаются результаты испытания схем прогноза загрязнения атмосферы в целом по городу, построенных с использованием метода последовательной графической регрессии. Рассматривается прогнозирование загрязнения воздуха от отдельных источников с помощью прогноза выявленных комплексов метеорологических параметров (Петренко, Черняева, 1987). Рассматривается влияние городской застройки на изменение вертикальных профилей скорости ветра, коэффициента турбулентной диффузии, а также на максимальную приземную концентрацию вредных выбросов по отношению к источнику загрязнения (Волкова и др., 1982). Рассматриваются гигиенические и социально-экономические аспекты проблемы загрязнения воздушного бассейна города (Кофф, 1982; 1983; Зыкова и др., 1985; Зуева, 1988; и др.). В Москве проводится комплекс мероприятий по ограничению вредного влияния автотранспорта на качество атмосферного воздуха. Значительно улучшился контроль за соблюдением норм выбросов вредных веществ в атмосферу с отработанными газами автомобилей, что привело к некоторому уменьшению среднегодовых значений концентраций. Но в часы пик на городских автомагистралях имеют место превышения предельно допустимого уровня загрязнения атмосферного воздуха в 10 и более раз! Повышенное выделение тепла городом приводит к образованию ограниченного инверсией температуры теплового купола, состоящего из более прогретого и насыщенного аэрозолями воздуха. Аэрозольная дымка уменьшает поступление прямой солнечной радиации и рассеивает в атмосфере эффективное излучение, что в конечном итоге приводит к повышению количества осадков, выпадающих над Москвой. Зона повышенного количества осадков в соответствии с формой теплового купола, его проекцией на поверхность и рельефом местности смещается относительно границ города. Повышенное количество осадков (более 700 мм) отмечается на западных, южных и восточных окраинах Москвы, а также в прилегающих пригородах (675 мм), а пониженное (575—600 мм) — на юго-восточных окраинах (в Москве в 1910—1962 гг. выпадало в среднем на 11% осадков больше, чем в непосредственной периферии города). Одновременно отмечается и значительное увеличение испарения (на 20% больше, чем в ближней периферии) (Михайлов, 1980). 9В Экологические хроники Москвы Л.М. Нероновой и СИ. Пономаренко (1969) были выявлены метеорологические условия, способствующие накоплению вредных примесей над Москвой (эти же условия благоприятствуют развитию теплового купола): малоподвижные антициклоны и гребни со скоростью ветра у поверхности Земли равной или менее 4 м/с; размытое поле повышенного давления; ложбины с теплым фронтом и юго-восточным ветром; воздух умеренных широт, длительное время сохраняющийся над районом. Рассеянию примесей способствуют углубляющиеся циклоны, ложбины и волновые возмущения (при отсутствии юго-восточного переноса) со скоростью ветра более 5 м/с, быстродвижущиеся антициклоны и гребни; периферические участки малоподвижных антициклонов и гребней со скоростью ветра 5 м/с и более (но не при ветрах юго-восточного направления); свежая воздушная масса; осадки 2—3 мм и более за 12 часов. Следует заметить, что средняя продолжительность циклонической погоды в Москве несколько меньше, чем антициклонической. При этом зимой наибольшую устойчивость обнаруживают северо-западные циклоны (44% всех циклонов). Максимальная длительность такой серии достигает 13 дней. Летом наибольшей устойчивостью характеризуются местные и южные циклоны (7-10 дней). Максимальная продолжительность стационирования антициклонов отмечается при восточных и северо-восточных траекториях (Климат Москвы..., 1969). Тепловой купол более резко выражен в зимнее и летнее время и меньше—в переходные сезоны года, когда преобладает ветреная погода и реже образуются инверсии. Зимой чаше развиваются приземные инверсии, благодаря которым промышленные и автомобильные выбросы, загрязняющие атмосферу, скапливаются в приземном слое под слоем инверсии, образуя дымку. Летом вследствие дополнительного нагрева (дополнительными источниками тепла являются асфальт улиц и площадей и каменные здания) приземная инверсия над городом ослабевает, а иногда и совсем разрушается. В результате усиливается турбулентность, и загрязняющие атмосферу примеси переносятся вверх и концентрируются на высоте 200-400 м (Погосян, 1975). Для Московской агломерации А.А. Гербурт—Гейбовичем (1981) проведено климатическое районирование. Границы климатических районов проведены с учетом характера подстилающей поверхности и плотности застройки. Автор выделяет четыре района. В скобках даны следующие характеристики: среднегодовая температура, (°С); продолжительность безморозного периода, (сутки); среднегодовая скорость ветра на высоте 2 м, (м/с): 1. Пригородный район охватывает пригороды Москвы широкой полосой на расстоянии до 30 км от кольцевой автодороги (3,2—3,5°; <150сут.;2-4м/с). 97
ГИГИЕНИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ГОРОДСКОЙ СРЕДЫ И КОММУНАЛЬНОЕ ХОЗЯЙСТВО 2. Периферийный городской район включает территорию парков и лесопарков (Сокольники, ВДНХ, Измайлово, Лосиный Остров, Кунцево, Кузьминки, Ленино-Дачное, Битцевский, Серебряный Бор), Химкинское водохранилище, а также периферийные городские жилые массивы и прилегающую к кольцевой дороге территорию пригорода шириной 15 км (3,5-4,5 °С; < 150 сут.; 2-4 м/с). 3. Район основной городской застройки охватывает большую часть центральной территории города (4,5—5,5 °С; 150—160 сут.; 1—2 м/с). 4. Восточная часть центра города — к востоку от Красной площади (5,5—5,7 °С; 160—170 и более сут. в пределах Садового кольца; 1—2 м/с). Наиболее характерные причины изменения климата территории города — загрязнение воздуха и высвобождение термоэнергии в производственных процессах. Особенно высока и постоянно прогрессирует степень загрязнения окружающей среды автомобильным транспортом (на его долю приходится 70% выброса вредных веществ в воздушный бассейн Москвы). Москва строится, растет, нужны новые проекты и новые методы строительства. В решении вопроса о создании комфортной среды в городе важное место занимают исследования температурно-ветрового режима районов строительства. Установлена определенная связь между температурой воздуха, направлением и скоростью ветра. Эти данные имеют значение для расчета ветроохлаждения зданий и планировки внутриквартальных пространств. Увеличение в условиях застройки скорости ветра на 1—2 м/с приводит к образованию зон сильного и жесткого дискомфорта в зимнее время. В настоящее время достигнуты заметные успехи в изучении турбулентного режима планетарной атмосферы, но остается почти неизученным вопрос о влияний города на турбулентность в нижнем слое атмосферы, где наиболее существенны процессы распространения промышленных выбросов. По данным Центральной высотной гидрометеорологической обсерватории, средний суточный ход скорости ветра имеет хорошо выраженную временную составляющую. В нижнем слое (ниже 85 м) минимум скорости ветра наблюдается в ночные часы, максимум — в дневные. В верхней части слоя выше 85 м (до 300 м) — наоборот. Наблюдениями на Останкинской телевизионной башне отмечен рост скорости ветра вплоть до самого верхнего слоя. Высотные здания оказывают влияние на «искажение» воздушного потока, отмечается эффект обтекания здания воздушным потоком — «самоокутывание» и т. д. (Коншев, 1982). В 2006 году достигнут заметный прогресс в контроле метеорологических параметров пограничного слоя городской атмосферы. Установлены два содара, обеспечивающие мониторинг вертикальных профилей ветра. Акустическое зондирование пограничного слоя соп- 98 Экологические хроники Москвы ровождается измерением параметров турбулентности в приземном слое с помощью акустических метеостанций. Рядом с одним из сода- ров установлен новый профилемер, что позволяет одновременно оценивать высоту слоя перемешивания и определять среднюю скорость переноса в слое перемешивания. Организовано поступление данных о вертикальных профилях метеорологических характеристик с Останкинской телебашни, вплоть до отметки 503 м. При поддержке Департамента природопользования и охраны окружающей среды города Москвы «Мосэкомониторинг» разработал методику прогнозирования концентраций приземного озона, а также методику краткосрочного прогноза загрязнения городской атмосферы (Семутникова, 2006). Влияние города на климат еще недостаточно хорошо исследовано. Однако очевидно, что изменение погодных условий на территории города и в его окрестностях усиливает и экзогенное воздействие на геологическую среду (повышенная влажность, увеличение количества осадков, температуры и т. д. вызывают интенсификацию процессов размыва, выщелачивания и др.) и способствует возникновению природно-техно- генных процессов («кислые дожди», выпадение твердых загрязняющих компонентов, влекущих за собой проявление суффозии, карста, формирование техногенных геохимических аномалий). Погодные условия под влиянием городской среды часто приобретают экстремальный характер и наносят городу существенные ущербы, исчисляемые десятками и сотнями миллионов рублей. Так, даже после выпадения осадков средней интенсивности на улицах, покрытых асфальтом, образуются дождевые паводки, а скорости ветра у поверхности при обтекании зданий и сооружений существенно выше, чем регистрируемые на открытых площадках метеостанций. Метеорологические условия являются одним из основных факторов, определяющих наблюдаемый уровень загрязнения окружающей среды. Установлена прямая корреляция между высокими уровнями загрязнения атмосферного воздуха и появлением неблагоприятных метеорологических условий, количеством осадков и уровнем загрязнения поверхностных вод веществами, поступающими с поверхностным стоком, предрасположенностью отдельных видов деревьев к заболеваемости и аномальным погодным режимом и т. д. (Ляхов, Тимофеев, 2006; Семутникова, 2006). Защита воздушного бассейна городов от загрязнения является важнейшей научно-технической, экономической, социальной проблемой, от решения которой зависит улучшение окружающей среды и здоровье людей, и в первую очередь здоровье детского населения (Летопись погоды..., 2002; Справочник эколого-климатических..., 2003). 99
ГИГИЕНИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ГОРОДСКОЙ СРЕДЫ И КОММУНАЛЬНОЕ ХОЗЯЙСТВО Питьевая вода и водоснабжение L полноценное и доброкачественное водообес- печение является одной из глобальных проблем современности. Острота проблемы определила необходимость объявления ООН периода 1980—1990 гг. «Десятилетием питьевой воды и санитарии». В связи с различными процессами в среде обитания и условиях жизни населения происходит эволюция научных представлений относительно органолепти- ческой (вкусовой) приемлемости, эпидемиологической безопасности и химической безвредности питьевой воды. Изменились представления о роли солевого состава питьевых вод как одного из факторов, влияющих на функциональное состояние желудочно-кишечного тракта, мочевыде- лительной и репродуктивной системы, возникновение сердечно-сосудистых заболеваний и других патологических процессов. Так, например, результаты эпидемиологического обследования школьников в 12 и 15 лет показали повышенную интенсивность кариеса в районах с повышенным содержанием фтора в воде (Боровский и др., 1984). Исследования качества питьевых вод всегда стояли на первом месте санитарно-гигиенических исследований (см. работы СВ. Бруевича, Я. Никитинского, Д.В. Соколова и др.), но в последние десятилетия существенно возрос удельный вес исследований, связанных с изучением характера и особенностей антропогенных (техногенных) химических загрязнений природных вод ( Алексеевская, 1981; Экол. исслед. в Москве, 1989 и др. Беккер, 1990;). Водоснабжение всегда было стержневой проблемой водного хозяйства Москвы. Москва относится к регионам с ограниченными водными ресурсами и к тем немногим крупным городам России, где для хозяйственно-питьевого водоснабжения используются преимущественно речные воды. Производится и отбор подземных вод. В Москве около 500 артезианских скважин, а водоснабжение городов Московской области осуществляется только за счет подземных вод. При этом в последние десятилетия наблюдается ухудшение качества поверхностных и истощение подземных вод. Начало водопровода в Москве было положено во второй половине XVIII столетия. В июле 1779 года, по указу Екатерины И, Штатс-Конто- рой было отпущено 1млн рублей на сооружение водопровода из Мытищ в Москву. Сооружение это было окончено лишь в 1805 году, и при том оказалось неудачным, так как из 330 000 ведер воды, которую получала водосборная галерея в Мытищах, до города доходило только 40 000 ведер 100 Экологические хроники Москеы воды. После неоднократных ремонтов и перестройки в 1902 г. пропускная способность водопровода была доведена до 3500 ведер воды в сутки. Первые сведения об артезианских водоносных горизонтах карбона на территории Европейской России были получены на основе материалов бурения скважин под Москвой. Наблюдения за подземными водами в районе Мытищ с целью оценки возможностей водоснабжения Москвы начаты с 1850 г. В 1882 году вышла первая геологическая работа по Яузскому бассейну Г.А. Траутшольда, где впервые были даны сведения о надъюрском водоносном горизонте (эксплуатация его для водоснабжения Москвы начата с 1905 г.). По современным данным гидрогеологического районирования, Москва расположена примерно в центральной части Московского артезианского бассейна. Основные продуктивные водоносные горизонты приурочены к породам каменноугольного возраста, преимущественно известнякам. Выделяется пять продуктивных напорных водоносных горизонтов. Подземный водоотбор, мелиорация земель, гидротехническое строительство, урбанизация территорий оказывают существенное влияние на условия питания и разгрузки подземных вод, общую величину их естественных и эксплуатационных ресурсов. Изучение антропогенных изменений подземного стока под воздействием комплекса перечисленных факторов является основой для разработок схем рационального использования водных ресурсов региона, т. к. ландшафтно-географические исследования однозначно показали, что любые изменения в природопользовании на водосборном бассейне неотвратимо отражаются на состоянии речной сети. Работы В.И. Астракова (1879), А.А. Борзова (1926), И.А. Здановского (1926), В.Д. Быкова (1951), Н.П. Матвеева (1977) и др. не покажутся слишком отвлеченными от экологических проблем, если вспомним «Заключение» санврача А.В. Молькова, сделанное после обследования в санитарно-статистическом и медико-топографическом отношении ближайшей к Рублеву части бассейна р. Москвы в 1914 г.: «Раз речь идет об ограждении от загрязнения рек, нельзя останавливаться на том, чтобы охранять непосредственно их берега, — напротив, нужно идти по самой сущности дела туда, где находится первоисточник предполагаемого загрязнения. А если это так, то речь должна идти не о берегах рек, а о всей территории бассейна, их питающего» (Каменев, 1929). Из этого совершенно справедливого, но забытого высказывания следует, что в основу рекомендаций по использованию и охране питьевых и других водных источников должны быть положены как постоянные (режимные) наблюдения за стоком (поверхностным и подземным), так и научные исследования, направленные на изучение речной сети в целом, ее устойчивости, склонности к перестройке. 101
ГИГИЕНИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ГОРОДСКОЙ СРЕДЫ И КОММУНАЛЬНОЕ ХОЗЯЙСТВО Гидрографическое изучение территории города начиналось с наблюдений над режимом Москвы-реки. Были предприняты наблюдения за колебаниями уровня воды в реке и скоростью ее течения, определялись уклоны русла. С 1880 г. подобные наблюдения в пределах города проводились на всех многочисленных притоках реки Москвы. В 1877 г. были предприняты новые работы с целью изыскания новых, более обильных источников водоснабжения. Одновременно с этим был поставлен вопрос и о качестве воды, используемой для нужд города. Анализ показал загрязнение москворецкой воды не только в городской черте, но и далеко за ее пределами. Причем степень загрязненности при прохождении реки внутри города резко увеличивалась. Чистая вода в верховьях Яузы превращалась в клоачную жидкость в ее устье. Анализ грунтовых вод из колодцев и дренажей показал ужасающее загрязнение этих вод городской почвой. Непригодность артезианской воды, взятой из буровой скважины на Яузском бульваре, также удостоверена анализом (Петунников, 1881, 1882). Первые гидрохимические и гидробиологические обследования р. Москвы и Яузы были проведены в 1891 и 1892 гг. А.А. Яковкиным и И. Нейдиным. В их отчетах, в частности, отмечалось загрязнение воды фабричными сточными водами и клоачными жидкостями. В воде Москвы-реки в нижнем течении (в черте города) отмечалось весьма большое содержание аммиака, сравнительно с содержанием его выше города: «азотистые вещества попадают в реку преимущественно из стоков жилых помещений». В конце XIX века проводились также исследования состава и свойств почвенных (грунтовых) вод в Москве. Исследования АН. Петунникова, С.Ф. Бубнова, Л.М. Лялина, С.С. Орлова показали, что грунтовые воды города загрязнены «в высшей степени» (1879—1882). В начале XX столетия в связи с увеличением водоотбора воды из Мытищ постепенно стала возрастать жесткость воды. Была создана Комиссия по исследованию вопроса о причинах усиления жесткости мытищинской воды. «Комиссия должна была признать, что лежащее в верховьях р. Яузы, к югу от водосборной линии, обширное торфяное болото играет в «гипсовании» нормальной мытищинской воды если не преобладающую, то, во всяком случае, чрезвычайно важную роль. Очевидно, в торфе этого болота, в особенности в его северной, ныне совершенно осушенной части, лишь временно затопляемой талыми и дождевыми водами, происходит окисление серы в сернистый ангидрид, главным образом, за счет заключающегося в торфе сернистого железа, что в окончательном результате приводит к образованию различных сернокислых солей, легко выщелачиваемых из торфяника при повторном затоплении его, что и является 102 Экологические хроники Москвы причиной усиления жесткости» (Соколов, 1911). К вопросу об усилении жесткости вод в Мытищах возвращались и позже, были и другие мнения о причинах этого явления. С 1900 года началась разработка проекта Москворецкого водопровода, при постройке которого (1902—1904 гг.) самое серьезное внимание было обращено на очистку воды и предохранение ее от загрязнения в самой реке. За очисткой воды наблюдала специальная комиссия. Для охраны реки от загрязнения и заражения впоследствии была образована «охранная зона», построены отстойники для очистки воды. Сооружению Рублевского водопровода (1904 г.) предшествовало создание водомерного поста на Рублевской насосной станции. Об истории московского водопровода можно прочитать в работах Н.И. Гущина (1925), в книге «Водопроводы и канализация в городах РСФСР» (1935), в работах Ф.Я. Нестерука (1947). До 1917 г. всеми вопросами городского хозяйства ведала Городская Управа, затем Управление Московского коммунального хозяйства (МКХ). В 1913—1917 гг. в бассейне р. Москвы и на прилегающих к нему участках Волги и Оки проводятся гидрологические исследования Комиссией по изысканию новых источников водоснабжения г. Москвы. Эти исследования были продолжены в 1927—1929 гг. (Каменев, 1929). Изыскания сопровождались исследованиями качества воды. В 1922 г. была образована Комиссия по охране рек, питающих Москворецкий водопровод при Минздравотделе. В 1926 г. опубликован «Каталог рек и озер Московской губернии», составленный членом Общества Изучения Московской губернии И.А. Здановским. В конце 1930 г. была создана комиссия для выработки проекта улучшения развития городского хозяйства. В июне 1931 г. на Пленуме ЦК ВКП(б) был рассмотрен вопрос «О московском городском хозяйстве и развитии городского хозяйства СССР». В принятой на пленуме резолюции, наряду с успехами в городском хозяйстве Москвы, отмечалось отставание развития городского хозяйства от роста населения столицы и его потребностей. Предусматривалось к 1935 году привести канализационную сеть в соответствие с протяженностью водопроводной сети, механизировать очистку города, организовать производство коммунального транспорта для перевозки, поливки, подметания, снегоочистки. Рассматривались также вопросы о строительстве новых бань и прачечных, об озеленении города, о превращении городских лесных массивов (Сокдльники, Измайлово, Петровский парк) в образцовые культуры и отдыха, и ряд других вопросов. После этого пленума в Москве были созданы специализированные тресты, подчиненные непосредственно Президиуму Моссовета (в том числе по очистке города, водоснабжению и канализации). 103
ГИГИЕНИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ГОРОДСКОЙ СРЕДЫ И КОММУНАЛЬНОЕ ХОЗЯЙСТВО Наиболее важные гидрологические исследования в Москворецком бассейне связаны с комплексным решением водных проблем города. Началом этих исследований можно считать принятие в 1931 г. решения о соединении Москвы-реки с Волгой с целью создания судоходного пути и обеспечения водой нашей столицы. К этому периоду относится наибольшее развитие стационарных гидрологических наблюдений в бассейне р. Москвы. Сооружение в 1937 г. канала Москва — Волга явилось событием исключительной важности. 128-километровый канал обводнил обмелевшую и загрязненную р. Москву и Яузу, снабдил город питьевой водой, дал дополнительный источник электроэнергии. Сооруженные в Карамышеве и Перерве гидроузлы обеспечили судоходные глубины в черте Москвы (3 м), при этом урез воды в реке повысился со 115,0 до 120,0 м абс. Это мероприятие могло вызвать резкий подъем уровня грунтовых вод. Для того чтобы избежать неблагоприятных последствий, в низко расположенном Замоскворечье была сооружена сложная сеть глубокого дренажа (Мячин, 1977). В 1937 г. организовано Управление водопроводно-канализационного хозяйства Мосгорисполкома, которое существует и поныне и является органом хозяйственного руководства предприятиями и организациями, обеспечивающими очистку и подачу питьевой воды населению, коммунально-бытовым учреждениям и промышленным предприятиям, прием в канализационную сеть и очистку бытовых и производственных сточных вод, эксплуатацию водопроводных и канализационных сооружений. К деятельности управления относятся также вопросы охраны водной среды и обеспечения необходимых санитарных условий в городе. Ежегодно Москва получает для водоснабжения 800 млн м3 воды, для обводнения реки Москвы — 1 млрд м3, для обводнения Яузы, Клязьмы и Учи — 300 млн м3. В настоящее время Москва потребляет воды значительно больше, чем было в р. Москве до строительства канала. Система водоснабжения никогда не была фактом, сдерживающим развитие г. Москвы. Прирост потребления воды соответствовал темпам роста города в целом. Город диктовал условия для расширения системы водоснабжения. Водоснабжение Москвы осуществляется как бы вне водного законодательства, хотя водозабор и не превышает водные ресурсы. Из 4,1 км3 свежей воды, потребляемой городом в год, 60% идет на хозяйственно-бытовые нужды, 40% — на производственные (в том числе 13% воды питьевого качества). Дополнительно в Москву приходят 1,2 км3 для обводнения рек Москвы, Яузы, Учи и Клязьмы. По данным Н.М. Козловой, в структуре речного стока р. Москвы около 60% составляет волжская вода, 20% — сток притоков и ливнестоков и только 20% — собственный расход реки (Козлова, 1983). Изменилась и структура стока малых и средних рек на территории Московского артези- 104 Экологические хроники Москвы анского бассейна — произошло сокращение подземного притока на 20—30% и общего речного — на 5—25% от годовых величин (Попов, 1978). К моменту принятия проекта реконструкции Москвы река Москва была судоходна только в пределах города и вниз по течению, делая, таким образом, город тупиковым пунктом Москворецко-Окской водной системы. Глубина судоходного хода по р. Москве поддерживалась в 0,9 м, что было обусловлено существовавшей системой шлюзов. В проекте реконструкции исключительное внимание было уделено проблеме обводнения города, в частности, поднятию удельного веса водной поверхности в общем балансе городской территории, санитарному оздоровлению и благоустройству существовавших водоемов, увязке их с озеленением города, созданию новых и реконструкции существовавших водных путей для включения Москвы в общую систему водных артерий Европейской территории России (ЕТР). Основой обводнения Москвы должен был стать канал Москва — Волга, который был призван радикально решить очень острую для Москвы проблему водоснабжения и одновременно вопросы судоходства. Одновременно была обводнена и Яуза. Уровень воды в р. Москве был поднят на 3 м. Наличие в Москве и Подмосковье крупных научных, учебных и проектных учреждений явилось причиной того, что в бассейне р. Москвы уже сравнительно давно начали проводиться экспериментальные гидрологические исследования, на основании которых решались многие общие методические, научные и практические вопросы, не потерявшие своей актуальности до сих пор. Приоритет в организации исследований формирования стока в Подмосковье принадлежит лесоводам (Гидрологич. исслед..., 1983). Прежде всего, следует отметить гидрологические наблюдения в бассейне р. Жабенки, протекающей по территории Лесной опытной дачи Петровской (с 1923 г. — Тимирязевской) сельскохозяйственной академии, где в 1906 г. были начаты регулярные измерения стока, режима грунтовых вод и других элементов водного баланса (Эйтинген, 1946), которые с некоторым перерывом осуществляются до наших дней. В 1922—1930 гг. исследования процессов формирования стока проводились на агрометеорологической станции Собакино (Небольсин, Наде- ев, 1937), на Кучинской гидрологической станции в бассейне р. Пехорки (Бочков, 1934), а в 1951-1958 гг. - на Горетовской станции в бассейне р. Сходни (Федоров, 1963). С 1946 года ведутся регулярные наблюдения на Подмосковной водно- балансовой станции Госкомгидромета СССР (Субботин, 1981—1983). С 1950-х годов большое развитие получили работы, связанные с определением характеристик гидрографической сети, изучением формирования стока, усовершенствованием методов его расчетов и прогнозов. 105
ГИГИЕНИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ГОРОДСКОЙ СРЕДЫ И КОММУНАЛЬНОЕ ХОЗЯЙСТВО В 1960—1970-е годы начаты исследования водного баланса городской территории Москвы, работы по оценке ресурсов поверхностного и подземного стока и их изменению под влиянием хозяйственной деятельности (см. работы Драчева, Чепурко, Львовича, Черногаевой). В 1970 г. составлена карта подземного стока (естественные ресурсы) Московского артезианского бассейна (Гидрологич. исслед..., 1983). В 1974 г. на основе Генерального плана развития Москвы была разработана генеральная схема водоснабжения столицы. Первым объектом, построенным в соответствии с этой схемой, стала Новозападная станция, предназначенная для снабжения питьевой водой Орехова-Борисова, Ясенева, Бирюлева, Чертанова, Зюзина. Базой питания Новозападной станции служит Вазузская гидротехническая система, пусковой комплекс которой вошел в эксплуатацию в 1977 г. Новозападная станция вошла в строй в 1979 г. Вазузская гидротехническая система позволила увеличить водные запасы Москвы на 1,5 млн м3 в сутки, увеличила мощность Рублевской станции и улучшила состояние Москвы-реки. В результате водопо- дача в Московский водопровод составляет 74 м3/с. Сооружение Ржевского гидроузла увеличивает подачу воды в Москворецкую систему еще на 10-12 м3/с (Рябышев, 1983, 1985; Матросов, 1985). В конце 1975 г. на Восточной водопроводной станции было введено озонирование воды как мера совершенствования технологического процесса очистки воды. Станция питается волжской водой, поступающей по каналу им. Москвы. МосводокалНИИпроекту удалось «вписать» озона- торную установку в технологический цикл действующей водопроводной станции. Озонирование позволяет обеспечить необходимый уровень дезодорации питьевой воды и обработки больших объемов высокоцветных вод (Коробейников, 1971; Бочевер, Орадовская, 1973). В 1971—1985 гг. начались комплексные исследования водохранилищ и их влияния на режим водотоков, в том числе исследуются видовой состав, распределение и изменчивость биомассы и продукции планктона и бентоса этих водоемов, питание, рост и размножение рыб (Комплексные исслед. водохранилищ, 1971—1985; Водохранилища..., 1985). В водохранилищах Москворецкой системы даже в маловодную фазу многолетнего цикла колебаний водности Москвы-реки (1963—1976 гг.) сохранялся резерв водных ресурсов. Однако наблюдаемое «цветение» Москвы-реки сине-зелеными водорослями свидетельствует о начавшейся потере ею способности к самоочищению. Катастрофическое загрязнение одновременно всех источников водоснабжения Москвы маловероятно в мирное время, но все же возможно в случае крупной аварии на одной из АЭС, расположенных в центральных районах Европейской части страны. Несмотря на принимаемые Главмосводканалом меры для охраны и 106 Экологические хроники Москвы благоустройства источника Москворецкого водопровода, имеется тенденция снижения надежности водообеспечения г. Москвы (Проблемы водоснабжения..., 1989). Исследования качества воды в Москворецком бассейне, санитарного состояния р. Москвы ниже выпусков очищенных сточных вод, механизма самоочищения реки приобретают все большее значение (Оценка ресурсов..., 1989). В 1977 г. МГК и МК КПСС, Исполкомы Моссовета и Мособлсовета приняли постановление об охране окружающей среды в г. Москве и Московской области. Появление в области новых, объективно необходимых водопользователей — крупных животноводческих хозяйств и птицеферм — обострило проблему сохранения хорошего качества вод, так как размещение этих предприятий, способы и степень очистки стоков, хранения и использования навоза часто решаются без необходимого учета водного режима. К1980 году плотность наблюдательной сети за режимом подземных и поверхностных вод оставалась низкой, недостаточно и данных воднобалансовых исследовании, что не позволяет выявить особенности формирования подземного стока на малых водосборах, а тем более определить его изменения под влиянием комплекса антропогенных факторов (Экзерцева, 1980). В 1981 г. начат большой комплекс работ по детальному изучению условий питания и разгрузки подземных вод в бассейне р. Москвы и оценке антропогенных изменений величины подземного стока на различных участках бассейна. Комплекс исследований включает гидрографическое обследование территории, гидрометрическую съемку, математическое моделирование процессов формирования подземного стока в нарушенных условиях (Ефремов и др., 1983). Состоявшееся 21—23 апреля 1982 г. заседание секции Научного совета ГКНТ СССР «Комплексное использование и охрана водных ресурсов», посвященное Московскому региону, показало назревшую острую необходимость лучшей координации исследований и производственной деятельности в области водного хозяйства в бассейне р. Москвы. С целью обсуждения задач и направлений развития водных исследований и водного хозяйства в бассейне р. Москвы в 1983 г. была проведена конференция «Гидрологические исследования и водное хозяйство в бассейне р. Москвы (включая канал им. Москвы и Вазузскую гидротехническую систему)», в работе которой приняло участие более 20 организаций и рассмотрены практически все вопросы, связанные с водопользованием в бассейне реки (Гидрологич. исслед..., 1983). Исторически сложившаяся инфраструктура города привела к тому, что более половины потребности в водных ресурсах промышленность удовлетворяет из городского водопровода. Кроме воды питьевого качества, промышленные предприятия используют артезианские воды, техни- 107
ГИГИЕНИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ГОРОДСКОЙ СРЕДЫ И КОММУНАЛЬНОЕ ХОЗЯЙСТВО ческие из поверхностных источников и очищенные воды объединения Курьяновских станций аэрации (Цвиринько, 1981). Установлено, что в отдельных районах города большая часть загрязняющих веществ поступает в р. Москву с поверхностным стоком. Загрязнения улиц, дорог образуются в результате истирания материала покрытия шин, утечки смазочных масел, горючего и т. д. Все эти загрязнения смываются и поступают в городские водоемы. Одним из основных видов загрязнения вод являются твердые минеральные вещества (взвешенные частицы) и нефтепродукты (Михлин и др., 1986; Беккеридр., 1990). На предприятиях Москвы водное законодательство соблюдается с грубыми нарушениями. Водоемы загрязняются и засоряются неочищенными стоками, водные ресурсы используются бесхозяйственно, новые и реконструируемые объекты продолжают вводиться в эксплуатацию без водоохранных сооружений. На ряде предприятий отсутствует система оборотного водоснабжения, в результате промышленные стоки сбрасываются в Москву-реку с содержанием вредных веществ, превышающим ПДК. В 1988 г. было продолжено обсуждение проблем водоснабжения Москвы и Московской области на конференции «Экономия и рациональное использование водных ресурсов в г. Москве и повышение надежности ее водо- обеспеченности на период до 2000 г.». Предложено много проектов последовательного привлечения новых источников из бассейнов Волги и Оки. Все они обсуждались неоднократно, а сомнения и возражения против тех или иных вариантов всегда связывались с проблемами охраны среды и обеспечения качества воды (Проблемы водоснабжения..., 1989). Гидрогеологическая обстановка территории г. Москвы и ЛПЗП весьма значительно преобразована. Изменены условия питания и разгрузки грунтовых и более глубоко залегающих подземных вод. Значительно, на десятки метров, снижены напоры артезианских водоносных горизонтов. Особенно сильным изменениям подверглись Мячковско-Подольский водоносный горизонт, где напоры снижены на 60—80 м, и Протвинско-Окский водоносный комплекс, где снижение напоров достигает 100 м. В настоящее время условия питания и разгрузки основного карстующегося водоносного горизонта, Мячковско-Подольского, нацело обусловлены водоотбором подземных вод. При этом произошла инверсия его разгрузки, и река Москва, ранее дренировавшая этот горизонт, превратилась в зону его питания. Интенсивное нисходящее движение часто загрязненных подземных вод активизировало на участках развития палеодолины р. Москвы (в районе Хорошевского шоссе) суффозионный вынос песков, залегающих на карбонатных породах, в существующие в этих породах карстовые полости (работы Ф.М. Бочавера, А.А. Гаврюхиной, А.И. Субботина, В.И. Просенкова, В.Н. Кожевниковой, 1960-е гг.). Существенное техногенное загрязнение 108 Экологические хроники Москвы грунтовых вод привело к повышению агрессивности геологической среды к бетону и металлическим конструкциям. Для Московского региона приоритетно-первоочередной задачей целевой комплексной программы водообеспечения является рациональное использование имеющихся ресурсов воды, снижение больших потерь за счет приведения в порядок внутригородской системы водоснабжения, заборной арматуры, развитие и внедрение оборотного и повторного использования воды, водосберегающих технологий, разработки и внедрения научно обоснованных норм потребления воды в жилом, коммунально-бытовом секторах и промышленности. Общая обеспеченность столицы водой превышает 760 л в сутки на человека, в том числе 450 л на хозяйственно-бытовые нужды. Исходя из расчетов Академии коммунального хозяйства, на хозяйственно-бытовые нужды в целом надо не более 250 л в сутки на человека, максимум 280-300 л. Это подтверждают и зарубежные специалисты. Однако из попадающей в водопроводную сеть Москвы примерно треть воды теряется (Вендров, 1988). Исследования водных объектов задачами водоснабжения не ограничиваются. Исследуются возможности рек и водоемов для водного транспорта, рыбоводства, рекреации, добычи полезных ископаемых, исследуются возможности использования подземных вод в лечебных целях и т. п. Сток вод, канализация, удаление и утилизация мусора D Москве до конца XIX века существовала для всей территории вывозная система удаления нечистот. Но она была крайне неудовлетворительна. Начать с того, что ямы, где скапливались нечистоты, имели в огромном количестве деревянные срубы, легко пропускающие в почву нечистоты, которые загрязняли ее, портили почвенную воду и воздух. Вывозка шла довольно плохо. Огромное количество всякого рода нечистот оставалось в городе. Домовладельцы прибегали к разным мерам, чтобы избавиться от них: устраивали незаконные спуски в водосточные трубы, спускали в естественные водотоки, во время дождей прямо на улицы и переулки, распространяя зловоние и загрязняя естественные водотоки и даже Москву-реку. Бани, фабрики также спускали загрязненные воды в естественные водоемы. 109
ГИГИЕНИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ГОРОДСКОЙ СРЕДЫ И КОММУНАЛЬНОЕ ХОЗЯЙСТВО В конце XIX — начале XX в. в черте города было более 20 кладбищ и около 30 городских свалок: свалок мусора, нечистот, сливных пунктов, сливных станций. Вот немногие адреса бывших московских свалок: Грайворонская свалка за Покровской заставой, Калужская — за Калужской заставой, Сукино болото — за Дорогомиловской заставой, огороды Девичьего поля за Бутырской заставой, за Спасской заставой, за Семеновской заставой. Такое положение дела с удалением нечистот не могло не обратить внимание Городского управления. По данным санитарных осмотров Москвы, проведенных в 1874—1877 гг. (Акт..., 1877; Протокол..., 1977), выявлено достаточно много нездоровых мест. «Исследования проф. С.Ф. Бубнова, произведенные в 1885 году в Гигиенической лаборатории Московского университета, а затем исследования, выполненные инженером-химиком Л.М. Лялиным в 1895 году на Московской городской санитарной станции, показали, что почва города Москвы оказывается загрязненной в высокой степени. Столь высокая степень загрязнения московской почвы, думаем мы, легко объясняется существованием обширного города при полном отсутствии правильно организованного удаления нечистот и отбросов, огромная доля которых оставалась на городской территории и загрязняла как почву, так и заключающуюся в ее порах грунтовую воду» (Орлов, 1905). Еще в 1874 году были переданы на рассмотрение состоявшей при Городской Думе Комиссии Общественного Здравия представленные инженером М.А. Поповым проектные соображения о канализировании города Москвы. В 1887 г. проект Попова был отклонен. Было поручено городским инженерам П.В. Трунину, В.Д. Кастальскому, Н.М. Левачеву, П.А. Николаенко, Л.А. Семенову и В.К. Шпейеру представить свои соображения. Представленный проект утвердили 20 февраля 1892 г., в 1893 году приступили к работам, и в 1898 г. была открыта канализация, к которой было присоединено 219 владений. Москва канализирована по сплавной, раздельной системе, при которой в канализационные трубы поступали нечистоты и грязные воды жилых помещений, загрязненные воды фабрик, боен и бань. Верховые же воды — дождевые, снеговые (атмосферные), а также незагрязненные с фабрик поступали в водостоки или в так называемую водосточную канализацию и спускались без очистки в реки. С устройством канализации уменьшилась общая смертность (с 30,9-38,6 на 1000 человек жителей в 1870-1871 гг. до 15,1 в - 1909 году, когда к канализации было присоединено около 30 тыс. владений), резко уменьшилась смертность и от брюшного тифа (Сытин, 1925). Очистка канализационных вод первоначально производилась на Люблинских полях орошения (созданы в 1898 г.) — на специально спла- 110 Экологические хроники Москвы нированных и подготовленных для почвенной очистки и обезвреживания городских нечистот земельных участках, которые использовались также для выращивания сельскохозяйственных культур. Наблюдением за работой очистительных сооружений полей орошения заведовало до революции состоявшее при Канализационном отделе постоянное совещание по очистке сточных вод, организованное Городской Думой в начале 1910 года под председательством главного инженера по канализации. На полях орошения были оборудованы лаборатории (химическая и биолого-бактериологическая), отчеты которых регулярно публиковались (Вильяме, 1906; Никитинский, 1907, 1909). С 1914 г. из-за значительной перегрузки поля орошения были переведены на режим полей фильтрации (т. е. без выращивания сельскохозяйственных культур). В дополнение к ним были созданы Люберецкие поля фильтрации. В современной Москве полей орошения нет, они уступили место интенсивным методам искусственной биологической очистки. Территория полей отошла под застройку. Для полной биологической очистки городских канализационных стоков методом аэрации с активным илом использовались комплексы сооружений станций аэрации (Аэрация..., 1923—1925). На 55-м заседании совещания по вопросам санитарной охраны рек, питающих Москворецкий водопровод, состоявшемся 22 июля 1917 г., санитарные врачи пришли к выводу, «...что дальнейшее откладывание начала постройки очистной установки, с точки зрения охраны Москворецкого водопровода, недопустимо; необходимо приступить к постройке теперь же. Если даже почему-либо нельзя будет закончить ее ближайшей осенью, то все же можно надеяться, что хоть к будущему наиболее острому в эпидемическом отношении июльскому периоду постройка будет закончена». По известным причинам указанные работы не были произведены, и следствием явилась небывалая эпидемия тифа. В годы довоенных пятилеток ускоренное развитие промышленности, рост населения и расширение территории города обусловили значительное и быстрое развитие и совершенствование систем канализации. Почвенные способы очистки сточных вод, требовавшие больших земельных площадей, уже не могли обеспечить очистку все возрастающего количества стоков. Впервые началось применение методов интенсивной очистки сточных вод. К 1940 г. были построены районные очистные станции аэрации — Кожуховская, Филевская, Закрестовская и Люблинская. В послевоенные годы введены очистные станции Курьяновская, Люберецкая, Новокурьяновская, Зеленоградская. Московская канализация принимает 5,6 млн м3/сут сточных вод. Промышленные сточные воды составляют 23% от общего объема. Наиболее загрязненные сточные воды сбрасывают предприятия металлооб- 111
ГИГИЕНИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ГОРОДСКОЙ СРЕДЫ И КОММУНАЛЬНОЕ ХОЗЯЙСТВО рабатывающей промышленности. На большинстве предприятий технологические процессы несовершенны, что приводит к выносу тяжелых металлов со сточными водами. В городскую канализацию сбрасывается до 160 тыс. м3/год электролитов, содержащих тяжелые металлы. Суточный объем металлов в осадках городских станций аэрации выше экологически безопасных норм. Проблема удаления осадка из чисто технической переросла в социальную (Иванов и др., 1986). В 1970-х годах протяженность городской канализационной сети превысила 5 тыс. км. За 1965—1980 гг. вводилось в год более 70 км канализационных сетей. В решении общей проблемы охраны водных объектов от загрязнения большое значение приобретает и удаление биогенных веществ азота и фосфора из городских сточных вод (Гюнтер и др., 1989). С 1984 года введены «Правила приема производственных сточных вод в московскую городскую канализацию» взамен действовавших ранее «Временных условий приема промстоков в городскую канализационную сеть треста Мосочиствод» (Савранская, Эль, 1985). Очищенные сточные воды все больше используются в городском хозяйстве Москвы в системах технического водоснабжения промышленных предприятий, на тепловых электростанциях (Пальгунов, Исаев, 1989), что позволяет экономить природный газ, высвободить пресную воду. Рассматривается возможность использования осадков сточных вод в качестве удобрения сельскохозяйственных почв (Касатиков и др., 1984, 1989). Водостоки. Канализация Москвы построена, как сказано выше, по раздельной схеме, при этом снеговые, дождевые, дренажные, незагрязненные промышленные и фабричные воды спускаются в водостоки, специально для этого устроенные (Кротков, 1896; Астафьев, 1903; Канализация..., 1925). Капитальные работы по устройству в городе водосточных труб начались с 1870 г. в связи с необходимостью переустройства Пречистенской сточной трубы (начало строительства относится к XVII в.). В пределах Москвы под землей спрятано около 40 речек. Самая крупная из них — Неглинная. Неглинный водоотводный канал был построен в 1817 г., неоднократно ремонтировался и исправлялся (Данилов, 1886; Кротков, 1896). В трубы заключены реки Пресня, Чечера, Кокуй, Сара, Напрудная и др. До 1867 г. устройство уличной канализации велось исключительно частными лицами в очень ограниченных размерах и отличалось как своей бессистемностью, так и нецелесообразностью в техническом отношении. В 1875 г. был намечен ряд работ по прокладке дренажа. Работы эти усиленно велись до 1881 г. и включали целые районы улиц и переулков. В этот промежуток времени были дренированы Екатерининский парк и Самотечный пруд, Бронные и Яузские кварталы, Петровка, Неглинная, Цветной бульвар, Мясницкая улица и многие 112 Экологические хроники Москвы другие. В 1878 г. предпринимаются капитальные работы по устройству трубы Стрелецкой, заменившей открытое русло проходившей по частным владениям речки Чечеры: верхнее русло Чечеры было отведено, «упрятано» под Уланский, Даев и Стрелецкий переулки. Самым продуктивным по прокладке в Москве новых водостоков можно считать 1879 г., когда были заложены трубы: Стрелецкая в нижнем течении Чечеры, часть Никитской и Солянской, Озерковская, Пупышевская, Серпуховская, трубы по Тверскому бульвару и по Сивцеву Вражку, по Гагарин- скому переулку и Кудринской улице, по Петровке, Калужской улице и по Первому Тишинскому переулку взамен русла проходившей по частным владениям речки Бубны. С 1880 по 1886 г., кроме многочисленных мелких труб, были проложены крупные бетонные — по Садовой, Земляному валу и Покровке, по Бахрушинскому переулку, Кузнецкому мосту и Китайскому проезду — трубы Расторгуевская, Даниловская и Серпуховская. В 1886 г. предпринимается наконец давно необходимое переустройство Неглинного канала. При общем трехверстном протяжении он начинался от Самотечного бульвара и продолжался до Москвы-реки, впадая в нее ниже Большого Каменного моста. Давно построенное, никогда основательно не ремонтировавшееся, сооружение это несло на себе следы всего того неустройства, которым вообще отличались московские водостоки до перехода их в ведение города. Смотря по средствам и удобствам того или иного владельца, заинтересованного в эксплуатации канала, сооружению этому придавались самые различные размеры и формы, самый разнообразный уклон, а на постройку или поправку его поставлялись самые разнообразные материалы. Дно канала было плоское, местами мощеное камнем, но по большей части устланное простыми деревянными досками. Обшее паление дна равнялось для всего трехверстного его протяжения 8 саженям и по отдельным участкам было распределено неравномерно. В верхнем участке канала между Самотекой и Трубной площадью уклон составлял 0,0023 в следующем участке, между Трубной площадью и Кузнецким мостом, он уже уменьшался до 0,00046, а на участке, непосредственно примыкавшем к нему, на небольшом пространстве между Кузнецким мостом и Малым театром, уклон принимал уже обратное направление при подпоре в 0,25 сажени. Сносимые дождем мусор, ил, песок и щебень осаждались, конечно, на дне канала, уменьшая наполовину его и без того недостаточное сечение. Переполнявшая трубу дождевая вода заливала во время ливней котловину Неглинного проезда, образовывала глубокое и широкое озеро, прерывала уличное движение, затопляла подвальные помещения, угрожая подчас даже жизни местных жителей. 1 сажень = 3 аршинам = 48 вершкам = 7 футам = 84 дюймам = 2,13360 м. 113
ГИГИЕНИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ГОРОДСКОЙ СРЕДЫ И КОММУНАЛЬНОЕ ХОЗЯЙСТВО В 1871 г. жителями Неглинного проезда было подано в Городскую думу прошение с жалобой на затопление улицы и ходатайством о приведении канала в порядок. В том же году наносы в канале были исследованы, и составлена смета на его очистку. В 1873 г. работа эта закончилась, но в скором времени наносы вновь образовались. В 1883 г. в ночь с 5 на 6 июля произошло небывалое даже по тем временам наводнение. Вода местами поднялась более чем на 2 аршина и покрыла часть Цветного бульвара, всю Неглинную до Кузнецкого моста и Кузнецкий мост до Петровки, затопив все нижние этажи и подвалы этого околотка. Нечто подобное повторилось несколько времени спустя, что и заставило Городскую управу приступить к переустройству канала. Работы проводились в течение 1886 и 1887 гг. по проекту инженера Н.М. Левачева. За два года дно канала было углублено и выстлано камнем, а уклон его днища и площадь поперечного сечения увеличены в тех местах, где таковые были недостаточны. В 1886—1893 гг. на проезде Пречистенского бульвара были заменены пришедшие в ветхость деревянные трубы на бетонные и кирпичные и проложены заново трубы по Рыбному и Малому Знаменскому переулкам, Малой Тверской и Жильцову переулку, Маросейке, Водопьянному переулку, Камер-Коллежскому валу и Валовой улице — всего шесть труб. Проложены были еще две деревянные трубы: одна для отвода ручья Пресни от Зоологического сада, а другая — для речки Рыбинки, а также много других менее крупных труб и ответвлений от них. В течение 25 лет — с 1870 по 1895 г. — Городской управой не только были реконструированы все ранее проложенные сточные трубы, но и вновь построена обширная сеть водостоков дождевых и грунтовых вод. В конце XIX в. общая длина труб, предназначенных для отвода дождевых и дренажных вод, составила около 1700 сажен (всего около 16% суммарной длины проездов в черте города), и тем не менее сток воды и нечистот из города к 1896 г. находился в Москве еще в неудовлетворительном состоянии. Только с 1892 г. начались работы по устройству раздельной канализации, а строительство технически грамотной для того времени сточной уличной сети для дождевых вод едва зарождалось. Главнейшей целью строительства этой канализации был спуск всевозможных нечистот прямо в сточные трубы. Там же, где вблизи строений сточной трубы не имелось, домовладельцы обыкновенно рыли во дворе (до водонепроницаемого слоя) поглощающий колодец, куда и спускались нечистоты. Не лучше обстояло дело и с дренажом в местностях с высоким стоянием грунтовых вод, а от этого страдали не только мостовые, но и здоровье жителей. Общая длина водосточных коллекторов и сетей в 1911 г. составляла 3069, в 1915 г. — 4764,84 погонных сажен (около 6 и 10 км соответственно), в 1957 г. — 900 км. Сеть водосточных коллекторов охватила главным 114 Экологические хроники Москвы образом центральные районы города. Коллекторы в новых районах Москвы сооружались в 1960-х — начале 1970-х годов. В 1973 г. протяженность водоотводной сети достигла 3200 км (Махлис, 1984). Речки, заключенные в коллектор, совершают ту же работу, что и в природном русле, — здесь также происходит накопление наносов, размыв искусственного русла — коллектора. В 1952 г. при прочистке коллектора речки Нищенки на протяжении 112 м этого коллектора были обнаружены пропитанные нефтью отложения колчедана, образование которого привело к уменьшению пропускной способности. В кирпич- но-бетонных коллекторах часто образуются трещины, в которые проникает грунтовая вода, и коллектор быстро разрушается (Ивлев, 1954). В результате оседает дорожное полотно. При интенсивном поступлении грунтовых вод рыхлая порода может быть вымыта из-под коллектора. В старых коллекторах с большим уклоном вода часто размывает лотки. Наиболее часты аварии ранней весной. В трубах мелкого сечения, которые находятся в зоне промерзания породы, ранней весной часто образуется ледяной нарост. Увеличиваясь день ото дня, он может закупорить трубу и вызвать аварию. Повышенное содержание карбонатов кальция в поверхностных и грунтовых водах приводит к тому, что в лотках водосточных труб Москвы образуются очень твердые отложения, не поддающиеся прочистке. При реконструкции улиц и площадей необходим обязательный пересмотр существующих под ними водостоков. Водосточная сеть требует постоянного контроля, так как с поверхностными водами в водостоки попадает достаточно большое количество твердых взвесей и мусора, водостоки забиваются, и происходят аварии. Особого внимания заслуживают дренажи. От их состояния зависит сохранность фундаментов, зашита зданий от подтопления, а следовательно, от проникновения сырости в жилые помещения. О состоянии водосточной канализации в 1940—1950 гг. можно судить по книге А.П. Ивлева «Под улицами города», вышедшей в 1954 г. Автор делится опытом своей многолетней работы в аварийной службе. К настоящему времени в целях охраны окружающей среды на всех крупных водосточных коллекторах созданы сооружения для очистки поверхностных сточных вод. В Москве применяются три типа сооружений, размещаемых в устьевых участках коллекторов или в акватории Москвы- реки. Это пруды-отстойники, закрытые камеры-отстойники и стационарные щитовые заграждения. В городе осуществляется совместная очистка бытовых и производственных сточных вод на станциях аэрации. Стоки промышленных предприятий составляют 35% от общего количества. Сточные воды боль- 115
ГИГИЕНИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ГОРОДСКОЙ СРЕДЫ И КОММУНАЛЬНОЕ ХОЗЯЙСТВО шинства промышленных предприятий содержат огромное разнообразие как органических, так и неорганических загрязняющих веществ. Так, нефтепродуктами загрязнены сточные воды не только перерабатывающих заводов, но и большинства других предприятий, которые широко используют нефтепродукты в качестве топлива, индустриальных масел, смазок, эмульсий, растворителей (авто- и вагоноремонтные заводы, автобазы, машиностроительные и металлургические предприятия, заводы железобетонных конструкций). Установлено также, что помимо нефтепродуктов в канализацию со сточными водами химической, нефтехимической, коксохимической и химико-фармацевтической промышленности попадают биохимически стойкие органические соединения. Удаление твердых отходов из города до начала XX в. проводилось либо хозяйственным способом, либо подрядным способом. Мусор свозился на свалки. Обезвреживание отбросов проводилось только на одной свалке на Сукином болоте. В начале своего существования свалки находились вдали от жилья, но с ростом города жилье приблизилось к нездоровым местам, и возникла проблема утилизации отходов. В 1914 г. Городской Думой были отпущены кредиты по устройству мусоросжигательной станции за Пресненской заставой и тогда же приступили к ее строительству, но построена она не была. В настоящее время санитарная очистка в Москве осуществляется по схеме: сбор отходов в дворовые контейнеры, их автовывоз и захоронение основной массы бытовых отходов (85%) на полигонах Хметьево, Икша и Тимохово. Работу полигонов серьезно осложняет то обстоятельство, что кроме бытовых на них ежегодно поступает около 1,5 млн т промышленных отходов московских предприятий. Полигоны для захоронения токсичных промышленных отходов в Московском регионе отсутствуют. Экологическая обстановка на действующих полигонах и вблизи них оценивается как неудовлетворительная. С 08.01.91 г. приостановлена деятельность полигона «Икша» («Дом природы», 1992, № 1—2). Из удаляемых городских отходов только 10—15% обрабатываются на трех существующих в Москве заводах: Коровинском мусороперерабаты- вающем, Бескудниковском и Бирюлевском мусоросжигательных. Однако существующее оборудование и технология сжигания отходов на этих заводах не обеспечивают необходимый уровень защиты окружающей среды от вредного воздействия продуктов горения. В результате недостаточности мощностей по переработке отходов и в связи с отсутствием строгого контроля за состоянием территории города в Москве образовалось множество стихийных свалок. По данным Моско- мприроды, на 01.01.91 г. на территории Москвы обнаружено 197 свалок, которые занимали площадь в 1500 га (1,5% городской территории). Такое 116 Экологические хроники Москвы положение внушает тревогу, т. к. свалки, помимо загрязнения почвы и воздуха являются рассадниками инфекционных заболеваний. 30—40% производственных и твердых бытовых отходов вновь используется, что выше среднего уровня по стране. Использование отходов требует меньше капиталовложений и энергозатрат по сравнению с естественным сырьем. Только за 1985—1989 гг. от промышленных предприятий и населения города заготовлено около 2,3 млн т вторичного сырья, в состав которого входят макулатура, текстильные материалы, полимеры, стеклобой. Для нужд народного хозяйства высвобождено около 7,2 млн м3 древесины, более 90 тыс. т шерстяных и хлопковых волокон, около 45 тыс. т кальцинированной соды. В 1981-82 гг. А.М. Захаров, B.C. Фридланд и И.И. Лемперт провели расчет экономической эффективности использования отходов методом сравнения альтернативных вариантов: складирование отходов и их утилизация. Порядок расчета состоит в определении ущерба окружающей среде по всем основным параметрам с учетом стоимости земли под свалками, затрат на рекультивацию, ущерба от загрязнения атмосферы, почвы и вод вредными веществами из свалочных отходов. По предложенной методике проведена экономическая оценка предотвращаемого ущерба при использовании вторичного сырья в Московском городском территориально- производственном комплексе (ТПК) на 1980 г. Экономический эффект сохранения среды оценен в 35,5% общей суммы эффекта утилизации вторичного сырья. За счет этого эффекта капитальные вложения на создание системы заготовительных и перерабатывающих предприятий вторичного сырья, по мнению авторов, могут окупиться в течение одного года. Есть разработки и по использованию бытовых отходов для замены высококачественных видов топлива, по оценке возможности переработки твердых бытовых отходов для приготовления строительных материалов (Гладун- цов и др., 1982; Лагунов, 1985 и др.; Киреева, Покровский, 2004). Физические поля ЧУдним из следствий интенсификации техногенного воздействия на геологическую среду города является изменение параметров физических полей (электромагнитных, тепловых, динамических — вибрационных), которые в данном случае рассматриваются как совокупность естественных полей и наложенных на них искусственных. 117
ГИГИЕНИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ГОРОДСКОЙ СРЕДЫ И КОММУНАЛЬНОЕ ХОЗЯЙСТВО при этом последние определяют размеры и интенсивность физического загрязнения геологической среды. Искусственные физические поля по интенсивности могут на несколько порядков превышать свои естественные аналоги. В ряде случаев человек способен непосредственно ощущать это воздействие (Жигалин и др., 1984; Локшин, 1989; Локшинидр., 1990; Город — экосистема, 1997; Богословский и др., 2000). Источниками искусственных физических полей служат энергетические комплексы, электрифицированный рельсовый транспорт, линии электропередачи постоянного и переменного тока (воздушные и кабельные), промышленные предприятия, градостроительные объекты и т. п. Искусственные физические поля, хотя и локализуются на достаточно ограниченных пространствах, по интенсивности проявления и воздействия на окружающую среду могут существенно превосходить свои естественные аналоги. Суммарный эффект от физического воздействия зависит от свойств геологической среды города, специфическими особенностями которой являются: наличие техногенных грунтов, высокая степень закрытости поверхности земли твердыми покрытиями (асфальтом, бетоном, строениями), большое количество рассредоточенных наземных и подземных инженерных сооружений. Все это ведет к тому, что суммарное влияние техногенеза в крупных городах распространяется до глубины 20—55 м, а с учетом строительства и эксплуатации метрополитена, откачек артезианских вод из глубоких водоносных горизонтов — до глубины 100—300 м. Целенаправленное изучение техногенного физического воздействия на геологическую среду Москвы началось в 1980-х гг. Электромагнитное загрязнение. Электромагнитное поле техногенного происхождения охватывает практически всю верхнюю часть литосферы городских территорий и промышленных центров, концентрируясь вблизи линий электрифицированных железных дорог, метрополитена, трамвайных линий, электроустановок высокого напряжения, заземлений генераторов постоянного тока, станций катодной защиты, радиопередающих устройств большой мощности. Искусственные электромагнитные поля могут распространяться в грунте (в зависимости от удельного электрического сопротивления грунта) на значительные расстояния (Просунцова, 1983; 1985; 1989). (Рис. 10). Мощным источником электромагнитных полей являются сверхвысоковольтные линии передачи (330,500, 750 кВ). Электрическое воздействие на геологическую среду реализуется через электрическое поле блуждающих токов. Впервые о действии электрического поля было сказано в связи с осмотром водопроводных труб в отчете А.А. Мамонова в 1914 г., где отмечалось, что коррозия чугунных труб на Покровском валу произошла в результате электролиза «от блуждающих токов электрического трамвая». 118 Экологические хроники Москвы Исследования показывают, что в настоящее время интенсивность электромагнитной энергии в населенных местах в диапазоне средних, коротких, ультракоротких и сверхвысоких частот колеблется в широких пределах, в зависимости от расстояния и мощности различных радиопередающих объектов. Электромагнитные поля радиочастот при значительных интенсивностях могут проникать в здания, расположенные вблизи радиопередающих объектов. Данные экспериментальных исследований свидетельствуют, что под влиянием электромагнитного поля, наблюдаемого в местах размещения крупных радиопередающих объектов, в организме человека и животных при отсутствии мер защиты могут возникать неблагоприятные изменения нервной, сердечно-сосудистой, эндокринной систем и крови. Инструментальный контроль за уровнем электромагнитных полей в жилой застройке Москвы не выявил превышения предельно допустимых для населения уровней электромагнитных излучений от радиотехнических объектов. Тем не менее, в целях защиты населения от возможного воздействия электромагнитных полей радиочастот прежде всего необходимо улучшить предварительный санитарный надзор за размещением радиопередающих объектов, предусмотреть организацию санитарно-за- щитных зон, а также радиотехнических мер защиты населения от воздействия этого фактора (Гигиенические аспекты..., 1973). Разрабатываются гигиенические нормы уровня электромагнитного поля очень высокой частоты диапазона, создаваемого телевизионными станциями (Гигиена населенных..., 1989). Так, установлено, что электромагнитный фон преобладающих радиочастот, превышающий 5—10 В/м, создает дискомфортные, а превышающий 20—40 В/м — опасные условия для существования человека. Техногенные электромагнитные поля, возникшие в геологической среде, оказывают мешающее влияние на кабели связи и управления, искажая передаваемые сигналы, нарушая нормальную работу системы управления на транспорте, функционирование катодной защиты в автоматическом режиме, способствуют увеличению скорости коррозии подземных металлических и железобетонных сооружений (фундаменты зданий, опоры мостов, линий электропередачи, рельсы, различного рода коммуникации). Электромагнитные поля также влияют на коррозионные свойства грунтов. На городских территориях на долю электрокоррозионных разрушений подземных коммуникаций приходится 25—30% от общего числа повреждений. Можно сказать, что электрокоррозия существенным образом влияет на сроки службы различного рода коммуникаций и их безаварийной эксплуатации. 119
ГИГИЕНИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ГОРОДСКОЙ СРЕДЫ И КОММУНАЛЬНОЕ ХОЗЯЙСТВО Тепловое загрязнение. Тепловое загрязнение окружающей среды представляет серьезную проблему. Инженерные сооружения существуют не сами по себе, а как элементы природно-техногенной системы города, оказывая прямое воздействие на геологическую среду и косвенное — на рельеф. Из практики градостроительства известно, что вокруг сооружений, имеющих производства, связанные с тепловыми процессами, образуются мощные тепловые поля. Это относится, прежде всего, ко многим тепловым батареям, дымовым трубам, тепловым сетям и другим сооружениям ТЭЦ и предприятий, технологические циклы которых могут вызвать перегрев грунта до 50 °С, а иногда и до 80—100 °С. Нарушение температурного режима может наблюдаться до глубин 100—300 м. В пределах отдельных участков температура пород и подземных вод может превышать фоновую на 10—15 °С. Максимальные температуры наблюдаются на участках выработок метрополитена, в зонах функционирования систем охлаждения с водообменом, на участках проложения теплотрасс и газопроводов и т. п. Над теплотрассами и газопроводами отмечается весьма интенсивное прогревание почвы, особенно нижних ее горизонтов. На глубине 0,5 м в летнее время температура почвы может повышаться до 40 °С и более (Просенков, 1974; 1979). В городе образуются обширные тепловые аномалии, охватывающие не только его территорию, но и прилегающие участки. В Москве общее повышение температуры грунта на всей площади составляет 2—3 °С. На этом фоне выделяются локальные аномалии более высокой температуры от конкретных источников. Длительное воздействие источников тепла нарушает температурный режим литосферного пространства на глубину 30—40 м (иногда больше), увеличивая (или уменьшая при искусственном промораживании грунтов) температуру горных пород и подземных вод, что в свою очередь изменяет физико-механические, физико-химические свойства пород. Прежде всего, происходит иссушение грунтов, нарушение структурных связей в них, ослабление прочностных свойств. Это приводит к более быстрому разрушению агрегатов и сооружений, рассчитанных на работу в условиях нормальной температуры вмещающей геологической среды, утечкам из водонесущих коммуникаций (водопровода, теплоцентрали, канализации), а часто и к обрушению и проседанию поверхности над этими коммуникациями, что в конечном итоге создает очередную экологическую проблему в городе (Дегтярев, 1987). Динамические поля техногенного (искусственного) происхождения включают акустическое (шумовое) поле, поле вибрации и поле индуцированной сейсмичности, обусловленное заполнением водохранилищ большого объема. 120 Экологические хроники Москвы Шум и вибрация. Гигиенической наукой и практикой доказана высокая и постоянно прогрессирующая степень загрязнения окружающей среды автомобильным транспортом (шум, вибрация, выхлопные газы). «В нашей обширной стране обыкновенный автомобиль, предназначенный, по мысли пешеходов, для мирной перевозки людей и грузов, принял грозные очертания братоубийственного снаряда. Он выводит из строя целые шеренги членов профсоюзов и их семей» (И. Ильф, Е. Петров «Золотой теленок»). Городские шумы ввиду их непрерывного длительного действия относят к постоянным раздражителям внешней среды, которые небезопасны для здоровья населения. На транспортный шум женщины жалуются несколько больше, чем мужчины (96 и 90%). Наибольшее количество жалоб на шум высказали лица старше 50 лет (92%). В возрасте от 31 до 50 лет, т. е. работоспособной группы населения, жалобы на шум также встречались достаточно часто (89%). Проведенные в Америке исследования показали, что критическим (не разрушающим ночной сон) является уровень звука 40 дБ. Получена высокая корреляция (коэф. корреляции равен 0,9—0,95) степени раздражения и уровня шума. По данным И.Л. Карагодиной (Институт гигиены им. Ф.Ф. Эрисмана), допустимый уровень шума в жилых помещениях в дневное время не должен превышать 40 дБ, в ночное — 30 дБ. Москва — единственный город в нашей стране, где уже более 50 лет исследуется «шумовая обстановка» и разрабатываются меры борьбы с шумом (Алексеев, 1950; Карагодина, 1979; Карагодинаидр., 1985). Днем на центральных улицах Москвы достаточно высокий уровень шума — 70—80 дБ, а на главных радиальных магистралях городского назначения — 75—82 дБ, в новых жилых районах на внутриквартальных территориях, удаленных от улиц, примерно 55 дБ днем и ночью — 45 дБ (Давыдов, 1989; Хорев, 1989). В зонах акустического дискомфорта от железных дорог в настоящее время проживает 440 тыс. человек. Самые шумные направления, вызывающие наибольшее число жалоб жителей, — это Савеловское, Ярославское и Окружная железная дорога. Исследования, проведенные с помощью физиологических, биохимических, гематологических и других объективных методов, показали разнообразное действие шума на органы и системы человека. Городской шум изменяет электрическую резистентность кожи, нарушает терморегуляцию, изменяет остроту зрения, снижает содержание сахара и адрена- лоподобных веществ в крови, вызывает депрессию, усталость и т. д. Транспортная вибрация может быть причиной многих неблагоприятных явлений — деформаций зданий, разрушений откосов железнодорожных насыпей и эстакад и т. д. Вот какое красноречивое описание московских улиц мы находим в романе Константина Федина «Города и годы»: 121
ГИГИЕНИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ГОРОДСКОЙ СРЕДЫ И КОММУНАЛЬНОЕ ХОЗЯЙСТВО «С утра по мостовым запутанных улиц, через выбоины и ямы переваливались слонами грузовые автомобили, и от их поступи дрожали каменные дома и лопались оконные стекла. По кругу Лубянской площади, от Мясницких ворот и с Покровки, по спуску Театрального проезда и в Третьяковском проломе слоны налетали друг на друга, встряхивая клади на своих спинах, и — смотреть на них было так, точно переезжала в Москву неизвестная какая-то, погоревшая планета». Первое упоминание о вибрационном воздействии на городское хозяйство (во всяком случае, одно из первых) относится к 1926 г.: в журнале «Коммунальное хозяйство» Н. Листратов пишет: «Дрожание почвы в городах — это землетрясение в миниатюре». В 1928 г. в том же журнале появилась статья инженера А. Полякова, где уже были приведены результаты первых измерений: «Каждому приходилось наблюдать сотрясения в домах, происходящие при прохождении тяжелых грузовиков. Этими сотрясениями нередко вызываются заметные трещинки в потолках или в стенах и обсыпание кусочков штукатурки. Такие разрушительные явления наблюдаются не только в старых обветшалых зданиях, но и в новых домах. До сих пор к жилым домам, в частности к облегченным конструкциям их — со стенами из пустотелых камней, шлакового бетона и пр., — предъявлялись требования прочности при статическом действии полезной нагрузки и собственного веса; производились проверки также на давление ветра и снега. Теперь же представляется необходимым учитывать еще наличие совершенно новых сил, действующих на здание, — возникающих извне, динамических воздействий уличного движения». Однако проводившиеся до настоящего времени работы по изучению вибрационного воздействия носили преимущественно узкопрактический характер. И только в самое последнее время наметился прогресс в исследовании этого типа техногенного воздействия, которое может способствовать активизации некоторых нежелательных экзогенных процессов, таких, как оползни, обвалы, суффозия и др. Результаты математического моделирования и натурных наблюдений, проведенных на территории Москвы, позволили определить интенсивность вибрации (равную 73 дБ), при превышении которой возможно возникновение осадок зданий вследствие образования в грунтовой толще малых пластических сдвигов. Обследования Москвы показали, что наибольшее воздействие транспортной вибрации испытывает центр города с его разновременной застройкой и узкими улицами (Локшин, 1989; 1990; рис. 11). Вопрос о влиянии вибрации на организм человека в условиях жилища тоже изучен недостаточно. Отмечается зависимость величины амплитуды вибрации от этажности здания и вида используемых строитель- 122 Экологические хроники Москвы ных материалов. В производственных условиях действие общей вибрации приводит к развитию вибрационной болезни. В диагностике вибрационной болезни данные санитарно-гигиенической службы об условиях труда являются решающими, так как клинические симптомы обычно отличаются многообразием: это головные боли, головокружения, поражения сердечно-сосудистой, нервной, опорно-двигательной систем организма. Изменения, возникающие при воздействии вибрации в производственных условиях, при проникновении в жилые помещения вибраций, создаваемых городским транспортом и техническими средствами, требуют глубокого изучения, гигиенической оценки и регламентации. По данным японских ученых, в окрестностях больниц, школ, жилой застройки уровень вибрации не должен превышать 60—65 дБ в дневное время и 55—60 дБ — в ночное. В торговых и торгово-промышленных зонах он не должен превышать 65—70 дБ — в дневное время и 60—65 дБ в ночное. В большинстве случаев вибрация сопровождается шумом. При совместном воздействии этих факторов происходит усугубление их влияния на организм (Город — экосистема, 1997; Богословский и др., 2000). Завершая данный раздел, следует сказать, что исправно работающее коммунальное хозяйство — гарантия здоровой окружающей среды города. Повреждение каких-либо сооружений коммунального хозяйства — экологическая катастрофа, размеры которой зависят от масштаба повреждения. Чтобы избежать ее или снизить до минимума ее последствия, необходимо, прежде всего, создание автоматизированной системы слежения за состоянием городской среды, в структуру которой должно быть включено: — возобновление изношенных сетей инженерных коммуникаций (которые в старой части города находятся в неудовлетворительном состоянии); — учет геологических и гидрогеологических условий местности при прокладке коммуникаций. Дифференцированный подход к сооружению систем противокоррозионной и гидроизоляции позволит сохранить коммуникации от повреждений. Необходимо учитывать и взаимовлияние коммуникаций друг на друга и на окружающую среду. Особенно остра эта проблема на самой сложной подземной коммуникации — метрополитене, так как от его состояния зависит жизнь и здоровье тысяч людей; — соблюдение нормативов по выбросам в атмосферу, загрязнению почвы и грунтовых вод, по параметрам техногенного физического воздействия (блуждающие токи, вибрация, тепловое загрязнение); — обеспечение своевременного вывоза и утилизации бытового мусора и отходов; очистки улиц от мусора и снега; санитарный контроль 123
ГИГИЕНИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ГОРОДСКОЙ СРЕДЫ И КОММУНАЛЬНОЕ ХОЗЯЙСТВО действующих свалок и полигонов; рекультивация территорий заброшенных свалок и целый ряд других задач, о которых подробнее поговорим в главе «Мониторинг...». И еще хочется привести длинную, но очень поучительную цитату из статьи М.Я. Капустина «Гигиена», написанной более 100 лет назад: «... для приложения к жизни гигиенических положений необходим ряд благоприятных условий со стороны самого общества, к которому положения эти должны прилагаться, и со стороны представителей и адептов гигиены необходима в этом отношении последовательность и осторожность. В этом отношении необходимо принимать в соображение: 1) степень доверия, господствующего в обществе, к голосу представителей медицины и гигиены. Доверие это подготовляется общим уровнем образования и, в частности, разумной организацией врачебной помощи населению. 2) Господствующее в данное время настроение общества по отношению к гигиеническим мерам. Настроение это периодически возрастает, особенно во время господства каких-либо повальных болезней, и ослабляется в периоды относительного благополучия. Настроение общества меняется также в зависимости от того, кто является ответственным лицом по исполнению каких-либо обязанностей. Так, например, в городах, в которых очищение улиц от сора и грязи лежит на обязанности домовладельцев, последние всегда склонны находить улицы достаточно чистыми и нуждаются в постоянном побуждении со стороны администрации. Но как только повинность эта переводится из натуральной в денежную, так те же домохозяева является весьма требовательными и далеко не довольствуются прежней степенью чистоты. 3) Издавая какое-либо распоряжение или узаконение в области гигиены, необходимо строго взвесить, будет ли оно исполнено. Если нет достаточных средств контроля и побуждения для приведения его в жизнь, то лучше обождать более благоприятного времени, не дискредитируя гигиенические мероприятия. 4). Общественно-гигиенические учреждения и мероприятия принадлежат к числу самых сильных и верных средств для действительного проведения в жизнь положений гигиены. Сюда относятся общественные водопроводы, мощение улиц, устройство садов, рынков, общественных боен, удаление всякого рода нечистот и отбросов, общественные здания для школ, зрелищ, больниц, богаделен и проч. и проч.». 124 Экологические хроники Москвы СТРАНИЧКА «ПРАЗДНАЯ» 1* Ах , братцы! как я был доволен, Когда церквей и колоколен, Садов, чертогов полукруг Открылся предо мною вдруг! А.С. Пушкин. Евгений Онегин Как сходилися, собиралися Удалые бойцы московские На Москву-реку, на кулачный бой, Разгуляться для праздника, потешиться. М.Ю. Лермонтов. Песня про царя Ивана Васильевича, молодого опричника и удалого купца Калашникова Давно уж жаворонки пролетели, Вернулись в гнезда громкие грачи, Поскрипывают весело качели. Еще не знойны майские лучи. М.А. Кузмин. Царевич Димитрий «Москва! Так много в этом звуке?» Я ею жил. И ей живу. Люблю, как лучший звук, Москву. К.Д. Бальмонт. Москва 125
ДОСУГ В МОСКВЕ И ОКРЕСТНОСТЯХ С ПОЛЬЗОЙ И УДОВОЛЬСТВИЕМ И весну жизни, и весну года надо лелеять на зеленом лоне природы. Джером К. Джером. О погоде (1889) ДОСУГ В МОСКВЕ И ОКРЕСТНОСТЯХ с пользой И УДОВОЛЬСТВИЕМ Традиции lVlocKBa имеет давние традиции в области организации досуга, интересную историю специфических развлечений и форм отдыха. Развиваясь, они имели определенную географию внутри города, которая долгое время оставалась прежней, несмотря на рост города и смену поколений. В Москве существовали театры, выставки, музеи, а также аристократические клубы, офицерские собрания, а с 1880-х гг. так называемые Народные дома, где были библиотеки с читальнями, залы и гостиные, в некоторых из них устраивались балы, обеды и другие массовые развлечения. Все это есть и сейчас. Но славилась Москва издавна своими садами и гуляньями, в которых участвовали все слои населения. При этом формы культурной жизни, народного искусства (качели, цирки, кондитерские, чайные, балаганы и театры) переплетались с элементами спортивных состязаний в виде игр и кулачных боев. Одним из излюбленных мест гуляний, особенно в зимнее время, были берега реки Неглинной. С XVIII в. московская аристократия, а затем и более широкие слои населения участвовали в праздниках и гуляньях в частных садах (Кускове, Нескучном и др.). В середине XIX в. первые весенние гулянья открывались обычно в Сокольниках, а затем продолжались в Марьиной роще. В 1820-х гг. на Земляном валу (на месте Смоленского бульвара) устраивали конные бега, которые в 1834 г. были перенесены на Ходынское поле. 126 Экологические хроники Москвы Садово-парковое искусство Москвы имеет давнюю историю. До XIV в. были распространены монастырские сады. Например, сад митрополита Алексия, разбитый на южном склоне Кремлевского холма у Москвы-реки. Московские и загородные усадебные сады XIV—XV вв. носили в основном утилитарный характер: в них выращивали плодово-ягодные деревья, разводили огороды. В конце XVI в. помимо утилитарных хозяйственных появляются и декоративные увеселительные сады, как, например, Измайловский сад с лабиринтом, зверинцем, ботаническим и виноградным садами, деревянными парковыми павильонами. Сады при частных домах также стали использоваться не только для хозяйственных целей. Но сады эти были частные, пользоваться ими могли только владельцы, а общественных садов и парков было весьма мало, а скверов совершенно не было (Забелин, 1859; Сытин, 1927). Сведения об истории, природных условиях, достопримечательностях и облике Москвы содержали описания путешествий в XVI—XVII вв. по «Московии» иностранцев, изданные за рубежом. Но русское общество познакомилось с ними только в XIX в. Среди авторов этих сочинений были папские легаты и путешественники, дипломаты и торговые агенты, рыцари и иезуиты, наемники и купцы. Наиболее полные и интересные сведения о Москве содержатся в сочинениях Сигизмунда Герберштейна, Дж. Флетчера, Павла Алепского, Адама Олеария, Павла Иовия и др. Вот что пишет Павел Иовий в своей «Книге о Московитском посольстве» (XVI век): «Почти все дома имеют при себе отдельные сады как для пользования овощами, так и для удовольствия...» С. Герберштейн в «Заметках о московских делах» (1549) пишет: «...самый город деревянный и довольно обширен, а издали он кажется еще обширнее, чем есть на самом деле, ибо большую прибавку к городу делают пространные сады и дворы при каждом доме; ...к тому же между этими домами находятся луга и поля. ...Обширное протяжение города производит то, что он не заключен ни в какие определенные границы и не укреплен достаточно ни стеною, ни рвом, ни раскатами». (Сооружение Китайгородской стены началось спустя девять лет после последнего приезда Герберштейна в Москву). О Москве начала XVII столетия (Смутное время) узнаем из сочинения шведа Петра Петрея (посланника шведского короля Карла IX): «В городе имеются также большие луга, порожние места, много деревьев и увеселительных садов, занимающих довольно места. Сам Великий князь имеет три больших прекрасных сада с разными деревьями и травами и большой луг в городе, возле самого дворца, дающий ему в год до 600 возов сена» (Приложение к факсимильному изданию «Описание ... Москвы..., 1782 В.Г. Рубана». М.: 1988; (см. с. 128). 127
ДОСУГ В МОСКВЕ И ОКРЕСТНОСТЯХ С ПОЛЬЗОЙ И УДОВОЛЬСТВИЕМ 0ПИСАН1Е ИД1ПЕ РАТОРСКАТО, СТО- ЛИЧНДГО ГОРОДА МОСКВЫ, СОДЕрЖАЩЕЕ ВЪ СЕБ* ЗВAHIE ГосударскихЪ ВорошЪ j казенныхЪ и деревян- ныхЪ МосшовЪ большихЪ улицЪ и Переул- ковЪ Монастырей5 Церквей) ДворцовЪ, при- судсгавенныхЪ и другихЪ мзенныхЪ мЬстЪ» число обывашельскмхЪ ДворовЪ и ПокоевЪ рддовЪ и рыяковЪ фа6рикЪ> Заводов Ь и прочая. СОБРАННОЕ И ИЗДАННОЕ ВЪ СВЪТЪ, для УДОВОЛЬСТВ1Я ОБЩЕСТВА, И здашелемЪ Описания Санкпшегоерб jrpra> Г. Н. С. В. Г. РУБАНОМЪ. Печатано при Артиллер1ЙСкомЪ и НнжеверномЪ ШллхешномЪ КадегаскомЪ Корпусе у Содержателя Тниографт X. ф. Блеэна. ъЪ Санкшпешербургъ MDCCLXXXli.
КЛИМАТИЧЕСКАЯ КАРТА Метеорологические станции ТЕМПЕРАТУРА ВОЗДУХА (°С) — 3,5 — Среднегодовые изотермы Максимальная температура когда-либо +36 наблюдавшаяся (абсолютный максимум) Минимальная температура когда-либо — 48 наблюдавшаяся (абсолютный минимум) Среднее число дней со среднесуточной — 212 — температурой выше 0° ГОДОВОЕ КОЛИЧЕСТВО ОСАДКОВ (в миллиметрах) I I I 3ZZ3 менее 550 600 650 более " .-"' Г«Л» I——-ч х -ч, V N Х^с г'Ш^ l.tf** Л. ч годовой ход основных МЕТЕОРОЛОГИЧЕСКИХ ЭЛЕМЕНТОВ В г. МОСКВЕ 21 11 12 В 4 I -4 -8 -12 -11 (I III IV V VIVIIVIIIIX X XI XII месяцы НАПРАВЛЕНИЕ ВЕТРА В г. МОСКВЕ (в течение года) Цифры у стрелок обозначают повторяемость ветра данного направления в процентах от общего числа наблюдений без штилей гшшз Среднемесячная температура воздуха (°С) Среднемесячное количество осадков (мм) Относительная влажность воздуха в 1 3 часов (в %) Повторяемость состояния неба по общей облачности в Москвы (в %) ясного полуясного пасмурного (Атлас Московская область. М.: ГУГ и К, 1976. С. 13)
ГЕОМОРФОЛОГИЧЕСКАЯ КАРТА Пойма (пески, супеси, суглинки, галечники | и торфяники), абс. вые. 117-126 м р Низкие надпойменные террасы (аллювиальные пески): первая Серебряноборская, абс. вые. 126-130 м; вторая Мневниковская, обе. вые. 130-140 м Г о 1 Высокая третья Ходынскоя терраса I а 1 обе. отм. 135-160 м д Нерасчпененный комплекс долинных отложений малых рек (пойма и террасы) ,* " Ч у Тальвеги утраченной гидросети I Водноледниковая слаборасчлененная равнина — (флювиогляциальные песчано-гравийные, озерные и озерио-болотиые отложения), абс. вые. 145-170 м Моренная равнина (валунные моренные и покровные суглинки) а. Плоские слаборасчлененные поверхности с уклоном не более 1,5-3,0°, абс. вые. 160-190 м с - 6. Среднерасчлененные поверхности с уклоном ья 3,0-5,0°, обе. вые. 175-250м ^ннц^м в. Сильно расчлененные поверхности с уклоном ^^^^^| 3,0-6,0°, н более, густотой расчленения 0,6-1,5 км/км2 Крутые оползневые склоны с уклоном более 12°: t*r'J"~~*. с оползнями мелкого заложения, Ча>^ с оползнями глубокого заложения ЫТИЩИ X s.*' *!*■ S ' -T». -' %^ ч M [ I» \ РИС 3 Москва. Энциклопедия. 1997. С. 12 (авт. Э.А. Лихачева) 14,1 - '-? Ш -: . %:" >*^*^. - ^ \*v .х^'--*- £*, ч W *--* ... ^ ^;, «st & РИС. 6. ГЕОМОРФОЛОГИЧЕСКИЕ И ИНЖЕНЕРНО-ГЕОМОРФОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ НА ТЕРРИТОРИИ МОСКВЫ (Составители А. Е. Козлова и Э. А. Лихачева).
Таблица к рис. 6. 1 усл. знаки 1 2 3 4 1 5 1 г 6 7 I I | ] ! 1 1 | 1 1 1 1 1 | Геоморфологические и техногенные процессы и явления Слабый плоскостной смыв, линейная эрозия на пологих склонах, возможно обнажение и повреждение коммуникаций. Суффозионно-просадочные явления, линейная эрозия в долинах засыпанных речек; повышенная чувствительность к динамическим воздействиям. Плоскостной смыв, линейная эрозия, оплывание на крутых склонах долин малых рек; повышенная аварийная опасность для коммуникаций. Активная эрозия, оползни, оплывины на крутых склонах и в оврагах; возникает опасность разрушения коммуникаций и сооружений. Заболачивание; подтопление. Зона развития карстово-суффозионных процессов в пределах палеодолин р. Москвы; оседания поверхности, провалы. На плоских поверхностях незначительные проявления экзогенных процессов. РИС. 7. СХЕМА ВЕРОЯТНОСТНЫХ ДЕФОРМАЦИЙ ПОВЕРХНОСТИ С УЧЕТОМ ПРИРОДНЫХ И ТЕХНОГЕННЫХ ФАКТОРОВ. (Составители Э. А. Лихачева и Л. А. Некрасова).
Таблица к рис. 7. v Усл. знаки 1 2 3 4 5 6 7 8 /" | 9 Деформации поверхности, 1 обусловленные природными и техногенными факторами Морозное пучение от 1 5—26 см (в холодные годы) до 43—50 см (в теплые) на территориях, сложенных суглинками и мореной (мощностью более 5 м) Морозное пучение от 20 см (в холодные годы) до 40 см (в теплые) на территориях, сложенных разнозернистыми маломощными песками (до 2 м) на морене (водоупоре) Морозное пучение 1,5—4 см (в теплые годы) до 10 см (в холодные) на территориях, сложенных песками мощностью 5—10 м Морозное пучение от 1,5—2 см в (теплые годы) до 3—5 см (в холодные) на пойменных отложениях (песках, супесях, илах). Неравномерные деформации поверхности в зонах подтопления Деформации поверхности вследствие оплывания и оползней (оползни глубокого заложения). Активизация процесса при техногенном обводнении (утечках из коммуникаций, аварий и т. д.) Слабые проявления техногенных деформаций поверхности вследствие изменения рельефа, утечек их коммуникаций, статических и динамических нагрузок Умеренные техногенные проявления. Наблюдаются единичные деформации зданий (до 1 -6 на кв. км), повреждения коммуникаций Массовые проявления деформаций поверхности (отдельные провалы до нескольких метров над засыпанной гидросетью) и зданий от 7 и более на 1 кв. км. В центре города отмечено до 30-50 повреждённых зданий на 1 кв. км Суммарные деформации по данным геодезических измерений за 25 лет — Оседание поверхности в мм — изолинии ъ \ • f »" . K V **- .«S*& >- *v* '^ ■• - - ' ^■vv^jiy . ... РИС. 8. СХЕМА РАСПРОСТРАНЕНИЯ ТЕХНОГЕННЫХ ОТЛОЖЕНИИ НА ТЕРРИТОРИИ МОСКВЫ. (Составители Л. С. Курбатова, Э. А. Лихачева).
Таблица к рис. 8. Условный знак 1 1 1 2 1 I 3 1 1 4 Г~1 5 1 1 6 Г~1 7 8 1 1 Состав и мощность отложений, тип землепользования Естественные грунты лесов, лесопарков, содов и с/х угодий с незначительным слабым зогрязнением «Техноземы» — привезенный почвенный грунт и удобрения на стороосвоенных территориях с повышенным содержанием органики. Мощность — 1 -2 м, местами до 4.4 Естественный переотложенный грунт и асфальт, местоми со строительным мусором, подсыпки песка и гровия под муниципальной застройкой на ронее неосвоенных территориях. Мощность — 1 -3 м. Полигенетические грунты: смесь естественных грунтов со строительным мусором и бытовыми отходами под существующей муниципальной застройкой. Мощность — 3-4 м. Полигенетические грунты: смесь естественных грунтов со строительным мусором и бытовым отходоми под существующей муниципальной застройкой. Мощность > 4 м. Естественный переотпоженный и полигенетический грунты, подсыпки пес- ко и гравия при строительстве, современные промышленные отходы на ранее неосвоенных и стороосвоенных территориях под современной промышленной застройкой. Мощность — 4-6 и более метров. Полигенетические грунты и грунты метрополитена в засыпанных речных долинах и оврогах. Мощность до 5 м. Полигенетические грунты и грунты метрополитена в засыпанных речных долинах и оврагох. Мощность до 10 м. Негативные техногенные процессы Естественные условия протекания процессов Возможно незначительное увеличение коррозионной активности грунтов, зогрязнение поверхностных и грунтовых вод органическими соединениями Изменение структуры поверхностного стока; уплотнение насыпных грунтов; тепловое воздействие вдоль трасс теплоснабжения; подтопление; оседание поверхности. Загрязнение грунтов промышленными и бытовыми отходами, утепляющее влияние застройки и подземных коммуникаций приводят к увеличению коррозионной активности грунтов; повышенная вибровосприимчивость попигенетических грунтов может привести к незначительному их уплотнению и, соответственно, к оседанию поверхности вблизи источников виброции; при увеличении УГВ > 3 м степень опосности электрокоррозии возрастает, повышоется вибровосприимчивость грунтов; Высокая коррозионная активность грунтов, повышенная степень опасности электрокоррозии; высокая степень опасности проявления карстово- суффозионно-просадочных явлений. Более высокая степень вероятности проявления суффозионно-просадочных явлений. окончание табл. Условный знак Состав и мощность отложений, тип землепользования Негативные техногенные процессы 10 11 12 Переотпоженные и привезенные грунты на участках наземных сооружений метрополитена. Высока вероятность активизации суффозино-просадочных процессов; утепляющее влияние сооружений метрополитена может привести к повышению коррозионной октивности грунтов. Засыпка территорий болот грунтами, вынутыми при проходке метрополитена. Мощность —2—4 м. Опасность проявления просодочных явлений и подтопления. Золоотвалы - промышленные отходы ТЭЦ. Мощность — до 10 и более метров. Кладбища: а) существующие, б) погребенные. Мощность — 2—6 м. Высокая коррозинноя активность грунтов по отношению к металлам и бетону. Биологическое и биохимическое f занрязнение почв и грунтовых вод. i Полигенетические грунты но месте _ 1^,^-1 г/ Возможны неравномерные осадки грунта. IC^jjffi засыпанных карьеров. i 14 Сволки бытового мусора (погребенные и существующие). Биологическое, биохимическое, химическое занрязнение почв, грунтовых и подземных вод, атмосферы.
- 'MEL *r4 2-**!'' *;' *V *' 4- т Ф ■"" .4 —.* ;^_ Г. _ а Ж' Уел знаки РИС. 9. СХЕШ УСТОЙЧИВОСТИ ТЕРРИТОРИИ К ДИНАМИЧЕСКИМ ВОЗДЕЙСТВИЯМ (Составители Э. А. Лихачева, Г. П. Локшин]. Хеюгиггвпигтика таппитппии 2L зС Характеристика территорий Устойчивые территории. Относительно неустойчивые территории. Неустойчивые территории ,'Л" - ■- "Jri" •i> чла" >? Jb " -R '"" ~ A -. 4 д < _ V '^\:х#"-'.. л 5 те ^1*^г.., flH ,^ 1| l J. 7 РИС. 10. СХЕ/ИА ОЦЕНКИ ЭЛЕКТЮКОРРОЗИОННОЙ ОПАСНОСТИ ДЛЯ ПОДЗЕ/ИНЫХ КОММУНИКАЦИЙ И СООРУЖЕНИЙ (Составитель Н. С. Лросунцова]
Таблица к рис. 10. ности и D 8 1 розионн О- строко нь эле! ф £ и ф ющи к с; а опре X Критери IX X яг D ДЛЯ оммун 1 'следствия цземных к " о" С с D X I г0 # * fc « ■* 1 Возмо скоро! корро мм/го 1 х Х щи £ 8 gitS * 5 грунта Тип ТОЛ1 ±Д g | fill £ s go ii s ^ ||e < 1 ^* ь c!vS 1 x епень асности зктрокор- зионного ражения ,h с £ о о U о Я о. с ети и ьные с с ф VO о ^ ст- ф ЭИМуЩ| о_ будут жения >^ о_ о о и о вен |ЛЬНО □ 5 о_ О I ■ч- о VI "О А\ чаная, пес о о го Л1 см о VI Низкая ■ звать в О О. ф 1 S § 1 =г 5 * X J- (L £ ь К О TfiXi -они о го сро руемо ы. х_ vo орм пуж( I О СК О юмочн II г _ ф жны локальн о 5 со о СО линис- Суг СК ^ :авлен1 * о_ о о_ с: X тая га IX их белей, пическ чек ка б о о =: н О ф VO 5 о о 0.4-' 1 го - о: S О есчанс -югенн! >^ ф О О го О "О о- о 1 см о Средняя СМ юруже 0 лет. и ,— ° 1 2 LO ^9 1- о 5 Q- о дне- ф и 1- ск □ ОМОЧН' Ф 5 о_ vo и О ф кальнь ные ло со о га ^ и 1- С_) ф ф о_ it: :авлен1 * о_ о о_ с: о I вен их белей, пическ чек ка г? О о =: £ о ф VO 5 о О Л1 го VI ■г: . О нистая, ногенн х х о "О VI о- о Л1 Высокая го >х X юруже уры ее ! года. 1- CN О ' 2 "— D- О О со о: О 1КО- юмочн ф VO 5 О '.* - it ^iPK^J ■** t_*..^- a_--^s РИС. 71. ОЦЕНКА ПОЛЯ ВИБРАЦИИ, СОЗДАВАЕМОГО ТРАНСПОРТНЫМИ ИСТОЧНИКАМИ. (Составитель Г. П. Локшин].
Таблица к рис. 1 1. Уровень вибрации Изменение свойств фунтов уплотнение, нарушение структуры; потеря связности дисперсных грунтов. Проявление негативных геологических процессов уплотнение, 46-73 дБ незначительное нарушение структуры. незначительное уплотнение рыхлых грунтов оползни, осыпи, суффозия; разжижение водонасы- щенных дисперсных грунтов Последствия для зданий и сооружений осыпи, суффозия, оседания поверхности незначительные оседания поверхности неравномерные и значительные осадки поверхности зданий, деформации; повреждения подземных коммуникаций. незначительные осадки зданий и деформаций подземных коммуникаций изменение свойств грунтов и техногенные процессы не связаны с воздействием вибрации Экологические хроники Москвы t i '■" $*v W * •; £ ^ ' Ам « *~Lmo такое наши дачи, когда они получили свое название? В старину вся Москва со всеми своими пригородьями, выселками и приселками принадлежала удельным великим князьям, а потом царям, которые раздавали земли как в самой Москве, так и в окружности ее в виде наград ближним своим боярам за их заслуги; эти награды, или подарки, назывались дачами, которые находились не только на окраинах Москвы, но теснились и в самом Кремле. Тогдашние загородные местности отделялись от главной части города деревянными надолбами и рвами: а со времен Екатерины отделились Камер-Коллежским валом. ...в былые времена дачи, находившиеся в самой Москве, имели широкий простор и полную сельскую обстановку: тенистые сады и огороды; тогда почти у каждого до- мовладыки находились плодовитые деревья и ягодные растения, пруды, мыльни, пчельники и пр. Впоследствии широкие местности в Москве стали мало-помалу застраиваться домами; вместе с тем и в окрестностях столицы стали размножаться загородные дачи; с каждым годом потребность в них ощущалась все более и более. Что нужно для дач ? — чистый воздух, проточная свежая вода, сухая почва земли и обилие леса (преимущественно пихт и сосен). Что дачи полезны в гигиеническом отношении, всякому известно и по теории и по практике; но требования к дачной жизни не у всех одинаковы: некоторые приезжают на дачи, как в лечебницу, для поправления здоровья, чтобы жить лицом к лицу с природой — им нужен воздух, лес, в котором бы можно было отдохнуть сладко-дремотно, под обмахиванием древесных ветвей; а другие едут на дачи для удовольствия, третьи — для каких-нибудь видов... и живут в так называемых загородных городках, например, в Петровском парке, или в душно-пыльных Сокольниках, или в болотном Петровско-Разумовском и в Останкине, где настоящий аквариум, где привольно жить земноводным. Многие обращают внимание на внешность дачных приютов, на их фигурные физиономии, на игрушечные висячие балкончики, увитые плющем, и т. д. Иным нужен не отдых на дачах, но балы, концерты... Вдали от городов живее бьется пульс жизни. У всякого свой вкус и чувства: иные любят гулять до устали, до изнеможения, другие устают лежавши или сидя за картами.» СМ. Любецкий. Общий взгляд на дачи и на дачную жизнь (1877) 129
ДОСУГ В МОСКВЕ И ОКРЕСТНОСТЯХ С ПОЛЬЗОЙ И УДОВОЛЬСТВИЕМ В XVI—XVII вв. широкое распространение получила классическая регулярная планировка парковых ансамблей, а в конце XVIII в. на смену регулярным пришли пейзажные и «английские» парки, подражающие естественной природе. Появляются парки, сочетающие на различных участках регулярный и пейзажный стили: при усадьбах Останкино, Кузьминки, Кусково и др. Описание этих парков можно найти в книге А.П. Вергунова и В.А. Горохова «Вертоград» (Вергунов, Горохов, 1996). В XIX в., когда возникла проблема озеленения Москвы в связи с резким ухудшением санитарно-гигиенических условий жизни, для общего пользования открыли некоторые частные сады и парки, устроили бульвары, скверы и уличные насаждения (отсюда названия Садовая ул.. Садовое кольцо, Бульварное кольцо, Цветной бульвар, Липовая аллея и др.,), забрали в трубы мелкие речки и ручьи, благоустроили пруды. Для народных гуляний использовали Воробьевы горы, Нескучный и Екатерининский сады, Петровский парк, Марьину рощу. По данным Н.И. Соловьева, в 1874 г. сады и бульвары занимали 15% площади Москвы, огороды — 17%, а площади застройки составляли 31% территории города. Во второй половине XIX в. получили распространение так называемые «увеселительные сады», предназначавшиеся для средних слоев городского населения. Наряду со зрелищами и развлечениями, посетитель находил здесь и иллюзию общения с живой природой (сад «Эрмитаж», «Чикаго» — ныне сад «Аквариум», «Семейный сад» и др.). Старейшие московские парки являются памятниками ландшафтного искусства, а парки бывших усадеб Кусково и Кузьминки признаны классическими образцами регулярного и ландшафтного стиля планировки территории мирового значения. Это не только историческая достопримечательность, но и национальное достояние! При создании парков творчески использованы рельеф местности, водоемы, естественные насаждения. В московских парках еще произрастает более 200 видов деревьев и кустарников, сохранились уникальные старинные аллеи, отдельные старые деревья (дубы в возрасте более 800 лет), интересные архитектурные сооружения (Коломенское, Фили — Кунцево, Петровский и др.). Большинство парков расположено на берегах pp. Москвы, Яузы и др. или имеют системы прудов, заселенных водоплавающей птицей (Природа Москвы, 1998). В 1962 г. Исполком Моссовета принял решение о создании в пределах Москвы и Подмосковья зон отдыха административных районов Москвы. Общая территория зон отдыха районов составляла 1900 га, максимальная единовременная вместимость — 210 тыс. чел. В 1978 г. функционировала 21 зона отдыха, из них три в городе, остальные — в лесопарковом защитном поясе (ЛПЗП). 130 Экологические хроники Москвы В 1985 году город располагал разветвленной сетью сооружений для регулярных занятий физкультурой и спортом и многотысячными стадионами для зрителей: было 89 стадионов, 56 плавательных бассейнов, свыше 200 футбольных полей и около 2 тыс. спортивных залов (Анисимов и др., 1985). На сооружениях города могло заниматься одновременно 410 тыс. человек, из них в залах — 40 тыс. и в плавательных бассейнах — 6 тыс. Спортивные сооружения для самостоятельных занятий еще остались во многих центральных и районных парках культуры и отдыха, в зонах отдыха. Парки, сады, лесопарки — традиционное место проведения досуга и массовых праздничных гуляний городского населения и в настоящее время. Скверы и бульвары Москвы с давних времен используются для прогулок с детьми и как места встреч и спокойного отдыха на открытом воздухе. В Москве исторически сложилась традиция активного проведения отдыха. Из всех видов активного кратковременного и длительного отдыха заслуживает особого внимания краеведение как одна из форм экологического образования населения, тем более что основы краеведческого движения в России были заложены в Москве. В 1805 г. группой энтузиастов было создано Московское общество испытателей природы. К этому времени относится и создание первых краеведческих музеев (Полякова, Гутников, 2000). В 1909 г. с целью «изучить Москву и ее ближайшие пригородные местности, т. е. собирать материалы по ее топографии, истории, изучать ее рост и развитие не только в отношении зодчества и иконописи, но также прикладных искусств, заботиться о сохранении древностей, о собирании их с целью образования в будущем музея города Москвы и, наконец, публикования собранных материалов и трудов» при Императорском Московском археологическом обществе была организована комиссия «Старая Москва». К числу учредителей и активных членов «Старой Москвы» относились видные представители российской интеллигенции, в том числе археолог и организатор археологических исследований, первый председатель комиссии графиня П.С. Уварова, историк Н.Н. Ардашев, архитекторы и искусствоведы А.М. Гуржиенко, Д.П. Сухов, Н.С. Курдюков и др. С 1918 г. комиссию возглавляли художник A.M. Васнецов и историк-краевед П.Н. Миллер. Комиссия просуществовала как самостоятельная секция вплоть до 1929 г. С 1919 г. вся система краеведения в губернии (затем в области) возглавлялась Московским областным музеем, с 1925 г. — Московским губернским (областным) обществом краеведения. Трудно перечислить всю многогранную тематику краеведческих работ, которые охватили Подмосковье. Краеведам обязана наша область изучением полезных ископаемых (Иванов, 131
ДОСУГ В МОСКВЕ И ОКРЕСТНОСТЯХ С ПОЛЬЗОЙ И УДОВОЛЬСТВИЕМ 1931), почв и растительности. Ими было обнаружено много неизвестных ранее лекарственных, пищевых и технических растений, велись фенологические наблюдения, особенно ценные для сельского хозяйства. Комиссия совместно с Обществом изучения Московской губернии, организованным в 1925 г. и преобразованным в 1930 г. в Московское областное бюро краеведения, проводила экскурсии-осмотры отдельных памятников архитектуры. Ими предпринят ряд мер по охране и реставрации ценных в архитектурном и историческом отношении зданий. Одним из результатов деятельности комиссии явилось издание трех сборников «Старая Москва» (Миллер, 1927; Шрайбер, 1976), публикация большого количества статей в «Московском краеведе» и других периодических изданиях тех лет (см. периоды 1901—1920 и 1921-1940 гг.; Библиография. Раздел «Справочники»). Большой вклад внесли краеведы в изучение, сохранение и восстановление местных кустарных промыслов, в составление описаний и экономических карт районов, в археологические исследования Москвы. Полученные материалы легли в основу оригинальных научных трудов: А.А. Борзова, СВ. Бахрушина, П.Н. Миллера, Б.А. Куфтина, В.Г. Хименкова, А.А. Иванова, В.В. Алехина, И.А. Здановского, О.Н. Бадера, М.Н. Тихомирова, Б.Б. Кафенгаузена, Б.Б. Веселовского, Н.П. Никитина. В 1930-е гг. краеведы участвовали в разработке краеведческих и туристских маршрутов по территории Москвы и области, в составлении туристских карт (Елагин, 1924; Родин, 1924; Борзов, 1925, 1933, 1950 и др.). Экскурсантам предлагалась большая программа. Так, по ходу экскурсии «Древний торговый путь», ее участники решали ряд сложных социально-экономических и экологических вопросов. Например, «в каких селениях были фабрики по берегам реки? Почему? Когда они прикрылись? Когда обмелела река?» и т. д. Успешно развивалась работа по школьному краеведению. «Окружающая жизнь в новой трудовой школе должна стать непосредственным источником развития и знаний ребенка, а не только наглядной иллюстрацией учебника, или слов учителя», — говорится в книге Б.В. Всесвятского (1922). Традиции школьного краеведения преподаватели-энтузиасты продолжают и сейчас. Г.М. Черногаева и Ю.Ю. Терновой вместе со своими учениками школы № 633 издали книжку «Наш дом — Ивановское» (2003). Пример, достойный подражания! В 1937 г. было упразднено Бюро краеведения, и в большинстве районов Московской области краеведческая работа стала затухать. В 1950-х годах, когда был создан Московский филиал Географического общества СССР (ныне Московский центр Русского географического общества), московское краеведение вступило в новую полосу своего развития. Сре- 132 Экологические хроники Москвы ди крупных изданных в этот период работ краеведческого направления можно выделить книги П.В. Сытина, А.А. Борзова, А. Колтунова, Б.М. Даньшина и др. С конца 1950-х годов большое место в краеведческой литературе занимают путеводители. Путеводители приглашают совершить увлекательные экскурсии, прогулки по Москве и ее окрестностям. Первый путеводитель по Москве был издан в 1782 г. в Петербурге и назывался «Описание императорского столичного города Москвы, содержащее в себе звание городских ворот, каменных и деревянных мостов, больших улиц и переулков, монастырей, церквей, дворцов, присутственных и других казенных мест, число обывательских дворов и покоев, рядов, рынков, фабрик, заводов, кладбищ, дорог, застав, число извозчиков и прочая, собранное в 1775 году и изданное в свет для удовольствия общества издателем Описания Санкт-Петербурга г.н.с. В.Г. Рубаном*». Расцвет информационно-познавательной литературы происходит после окончания Отечественной войны 1812 года. Автором одного из первых путеводителей по послепожарной Москве был Н.М. Карамзин. Его «Записка о московских достопамятностях», написанная в 1818 году, оказала значительное влияние на содержание последующих путеводителей. К концу XIX столетия ни один город в России не имел такого множества путеводителей, как Москва. Не уменьшается количество изданий такого рода и в настоящее время. Некоторые из них содержатся в нашем библиографическом справочнике (см. раздел «Справочники...»). Специальная литература приглашает москвичей на охоту, рыбную ловлю, за грибами или провести «осмотр Москвы в три, пять, десять дней» (Длугач, 1937). Помогают организовать досуг и отдых москвичей в выходные и праздничные дни периодические издания типа «Досуг в Москве», содержащие сведения об учреждениях культуры и искусства (театрах, концертных залах, цирках, музеях); о культурно-просветительных учреждениях (кинотеатрах, выставках, библиотеках, дворцах и Домах культуры, клубах и пр.); о спортивных сооружениях и местах сезонного отдыха (стадионах, дворцах спорта, катках, пляжах, лыжных базах, бассейнах, рыболовных базах и т. д.); о парках, садах, лесопарках. Основным потребителем и читателем путеводителей является турист. Туризм - «отдых и перемена обстановки» — одно из древнейших и наиболее эффективных средств удовлетворения потребностей населения в отдыхе, т. к. сочетает оздоровление, познание, общение, дает пищу для размышления. Идея организовать туристские походы по Подмосковью принадлежит Российскому обществу туристов (РОТ). Первые такие походы успешно * г.н.с. — господин надворный советник. 133
ДОСУГ В МОСКВЕ И ОКРЕСТНОСТЯХ С ПОЛЬЗОЙ И УДОВОЛЬСТВИЕМ провели члены секции подмосковного туризма Московского объединения РОТ еще до Первой мировой войны. С момента организации Московского городского клуба туристов (в 1950 г.) такие походы-путешествия стали регулярными. Тематика походов самая разнообразная: познавательная (краеведческая), научная, спортивная и даже религиозная. Сегодняшний туризм — это, прежде всего, специфическое общественное движение и форма активного отдыха, имеющая огромное культурно-воспитательное, научно-познавательное (образовательное) и спортивно-оздоровительное значение, а нередко приобретающая и общественно-политический аспект (как одна из форм борьбы за здоровую окружающую среду) (Ефремов, 1973; Карпель, Родоман, 1987). Очень популярны были у москвичей в 1970—1980 гг. так называемые маршруты выходного дня» по ближнему Подмосковью: автобусные, на поездах «Здоровье», «Рыбак», «Грибник», пешие, велосипедные, лыжные, на байдарках. Большой поток экскурсантов и туристов привлекают культурно- исторические объекты, которыми богаты Москва и Московская область. Вблизи наиболее посещаемых исторических объектов в области создаются зоны отдыха, экскурсионных бюро, транспортная сеть, формируются туристские центры (см. Территориальная организация отдыха..., 1986). Путеводители, краеведческие очерки и справочники выходят в свет с завидным постоянством. Однако подобной литературы не бывает много (особенно справочников). Перечислить их все не входило в задачу книги. Укажу лишь на некоторые из последних изданий. Главным справочным материалом можно считать энциклопедию. Их вышло несколько. Прежде всего, «Москва. Энциклопедия» в 1980 и 1997 гг. Далее «История московских районов: энциклопедия» (2006) и два справочника: «Названия московских храмов» (Бурак, Сапронова, Смолицкая, 2006) и «Названия московских улиц» (Смолицкая, 2006). Рекреационные ресурсы Х~1ачиная с 1980-х годов проблемы территориальной организации отдыха (рекреационных систем) Подмосковья занимают одно из ведущих мест в научной географической литературе. Проблема организации отдыха населения имеет сложный социально- экономический и пространственно-территориальный аспект, требующий научно обоснованного подхода. 134 Экологические хроники Москвы Рекреационная география, по определению Ю.Г. Саушкина, — отрасль науки о территориальных системах отдыха (и санаторного лечения) людей. Эти системы сильно отличаются по природным условиям и ресурсам, историко-культурным особенностям, транспортной сети, архитектурно-технической емкости, по обслуживающему персоналу, обеспечению продовольствием, водой, по доступности и т. д. (Саушкин, 1980). Рекреационная география как самостоятельное научное направление сформировалась в конце 1960-х — начале 1970-х годов. Именно в это время появляются первые научные работы, посвященные организации отдыха населения Москвы (Жучкова, 1963; Родоман, 1972; Сватков, 1974 и др.). В обращение вводится и новый научный словарь рекреационной географии, и в частности, «рекреационные потребности» и «рекреационные ресурсы». К ним относятся: природные комплексы и их компоненты, культурно-исторические памятники, города и другие населенные пункты, уникальные технические сооружения. Различают курортные, оздоровительные, спортивные и экскурсионно-туристские рекреационные ресурсы. В последние годы происходит количественный и качественный рост рекреационных потребностей. Меняется их содержание, они становятся более разнообразными. Наблюдается рост потребности в активных рекреационных занятиях, связанных с пребыванием на лоне природы, в познавательном, комфортабельном, организованном и разнообразном отдыхе. При комплексной оценке природных комплексов для рекреационного использования очень важны такие показатели, как привлекательность, живописность и разнообразие форм ландшафта, а также емкость и устойчивость ландшафта. Эти характеристики определяют возможность его использования. Кстати, этот подход к оценке рекреационной возможности ландшафта далеко не нов. В конце XIX века вышла книга СМ. Любецкого, в которой дается характеристика дачных мест, с перечислением их достоинств и цен на дачи (1877), что, по существу, является социально-экономической оценкой местности. Термин «емкость ландшафта» определяет оптимальное число отдыхающих на единицу площади. Целенаправленная деятельность человека может увеличивать как рекреационную емкость ландшафта (созданием системы стационарного отдыха, благоустройством территории), так и уменьшать ее (строительством заводов, созданием карьеров, загрязнением воздуха и т. д.). Для увеличения рекреационной емкости ландшафтов Подмосковья предлагается использовать под учреждения отдыха заброшенные сельские населенные пункты и старинные усадьбы, приуроченные, как правило, к живописным местам - озерам, ре- 135
ДОСУГ В МОСКВЕ И ОКРЕСТНОСТЯХ С ПОЛЬЗОЙ И УДОВОЛЬСТВИЕМ кам, лесистым холмам, т. е. к местам, наиболее привлекательным для отдыха (Середина, 1984; Карагян, 1989; Территориальная организация отдыха..., 1986). Природа Московской области отличается исключительным своеобразием и контрастностью. Разнообразный рельеф, наличие минеральных вод и грязей, благоприятные ландшафтно-климатические условия, значительные лесные и водные ресурсы позволяют создать здесь высокоэффективную курортно-рекреационную систему для обслуживания населения Москвы и области. А.А. Масленникова и Е.Д. Смирнова (1987) подразделяют ландшафты Подмосковья в территориальном аспекте по их природно-ресурсному потенциалу на три группы. К перспективным ландшафтам — наиболее ценным для организации массового отдыха - относятся Верхне-Рузская, Истринская, Верхне-Клязьминская возвышенности, долина р. Москвы и др.; к ограниченно перспективным — умеренно заболоченные природные комплексы, в частности Мещерской низменности; к бесперспективным отнесены сильно распаханные Серебряно-Прудское плато и При- окская равнина. Норм рационального использования природных ресурсов для целей отдыха в Подмосковье пока не существует. Научный подход к его организации требует выявления связи между ресурсами и формами отдыха (Сватков, 1974). На территории Московской области, площадью 47 тыс. км2, в пиковое время летнего сезона в 1980—1990 гг. отдыхало до 5 млн. чел. одновременно. В области было 2700 учреждений стационарного отдыха, 80 поселков обслуживающего персонала при них, 60—70 тыс. дачных кооперативов, 36 дачных поселков (Веденин, Ширгазин, 1984; Карпель, Родоман, 1987). Весьма распространенные массовые виды отдыха связаны с лесами, которые занимают 47% площади Московской области. Наиболее крупные массивы лесов сохранились в ее западных и восточных районах. В основном преобладают мелкие массивы от 100 до 500 га. В северной части области произрастают леса из ели, березы, осины с примесью широколиственных пород, в Мещерской низменности много сосновых лесов, а в южных районах местами встречаются дубравы. В поймах живописных рек Москвы, Оки, Клязьмы, Яхромы сохранились заливные луга. Рекреационная нагрузка на лесные угодья в области довольно высока — 6,7 чел. на 1 га. При этом леса используются крайне неравномерно. Наиболее интенсивно посещаются лесные массивы около городов, в узкой полосе вдоль дорог, около дачных поселков, предприятий и мест отдыха. В этих местах нагрузка достигает 90 и более человек на 136 Экологические хроники Москвы 1 га (Террит. организация отдыха..., 1986; Николаенко, 1992; Динамика хвойных лесов..., 2000). В Москве и Подмосковье встречается более 160 видов птиц (100 из них гнездится в городе, остальные — зимующие, пролетные и залетные), около 15 видов рыб и несколько видов земноводных, 34 вида млекопитающих. Из лесных млекопитающих наиболее многочисленны белки. В городе видели зайца-русака, лосей, пятнистых оленей, косуль, лисиц, енотовидных собак. Однако в городе множество и значительно менее приятных животных: это грызуны (мыши и крысы) и бродячие кошки и собаки. Колония кряковых уток превышает 2 тыс. голов, они зимуют на незамерзающих водоемах города - реках Лихоборка, Сетунь, Яуза, на полыньях р. Москвы (Природа Москвы, 1998). К настоящему времени в Московской области создан один природный парк — Лосиный остров (площадью 11 тыс. га), охраняемый со времен Ивана IV Грозного. Однако выдвинут ряд предложений по созданию следующих природных парков: Клязьминский, Волгуша, Истринский, Звенигородский, Рузский, Верхне-Москворецкий, «Русский лес», Мещерский, Загорский (Максаковский, 1986; Бахтина и др., 1988; Мерзлен- ко, 1999). Лосиный Остров — уникальный природный комплекс, где сохранилось редкое многообразие растительности, в том числе болотной, и фауны (более 200 видов). Здесь находится знаменитая 250-летняя Алексеевская роща — остаток первичных лесов средней России, можно увидеть вековые елово-сосновые леса, липняки и дубравы; специфический интерес представляет Верхнеяузский болотный комплекс. На территории парка организуются специальные экологические маршруты, позволяющие наблюдать за жизнью природы, где «непрерывная смена пейзажей займет наш ум...» (Джером К. Джером. «Трое в лодке, не считая собаки.» 1889. с. 195). Не менее привлекательны для отдыха водоемы. Прудов в начале XVIII в. насчитывалось 853. Сейчас на территории Москвы около 300 озер и прудов. Среди самых крупных — Большой Головинский (13,5 га), Серебряно-Виноградский в Измайлове и Большой Садовый пруд в парке Тимирязевской сельскохозяйственной академии (по 19 га), Большой Люблинский (23 га), Нижнецарицынский (53 га) и Борисовский (96 га) пруды. Зеркало существующих прудов в городе размером от 1 га и более составляет свыше 650 га. За последние десятилетия много прудов засыпано. На их месте построены здания, проложены улицы. Это свидетельствует о недооценке значения небольших водоемов в создании ландшафтно-архитектурного облика города. В 1981 году был предложен проект обводнения города, который, к сожалению, не был согласован с гидрогеологическими условиями территории города, но идея создания 137
ДОСУГ В МОСКВЕ И ОКРЕСТНОСТЯХ С ПОЛЬЗОЙ И УДОВОЛЬСТВИЕМ мест массового отдыха в черте города не лишена здравого смысла, так как вряд ли найдется человек, который станет отрицать красоту реки или озера, вписанных в городской пейзаж. Еще в 1702 г. Корнелий де Бруин в уже упоминавшейся нами книге писал: «Лучшее украшение загородных домов москвичей состоит в их рыбных прудах, они действительно достойны удивления. Часто их бывает по два и по три около дома, довольно больших и богато полных рыбою. Когда приезжают к ним дорогие им гости, они тотчас забрасывают невод в воду и тут же, в присутствии своих гостей, налавливают разной рыбы блюд на 20 или на 30, а иногда и больше, как я то сам видел». Из истории известно, что в прудах на речке Неглинной разводили рыбу. В расходной книге на 1728 год можно прочесть: «...отпущено из Неглинских прудов к столовому кушанью живой рыбы, а именно: стерлядей — 6 штук, окуней — 20 штук, плотвиц — 20». До 1970 г. в Борисовском и Нижнецарицынском прудах разводили карпов. К сожалению, загрязнение водоемов является одной из самых злободневных проблем Москвы. Река Москва, москворецкие водохранилища, канал им. Москвы и его водохранилища, являющиеся источником питьевого водоснабжения Москвы, составляют основную часть водной поверхности Московской области и активно используются населением для отдыха. Наиболее интенсивно используются крупные водохранилища и реки, обеспечивающие наибольшее разнообразие форм отдыха; значительно меньше используются средние реки, и совсем небольшое число отдыхающих характерно для малых рек (Веденин, Зорин, 1973). По ориентировочным оценкам, в Подмосковье у водных объектов отдыхает в летние дни с теплой погодой до 1,2 млн чел., в т. ч. более 500 тыс. чел. на водохранилищах. Территория Московской области относится к регионам с ограниченными водными ресурсами. Оценка удельной обеспеченности населения региона условиями для водных рекреаций показывает, что на одного человека в области приходится около 1 метра береговой линии и 16 м2 акватории водохранилищ, озер и наиболее крупных рек. Фактически указанные цифры еще меньше на порядок, если учесть, что из общего числа потенциально пригодных для рекреационного использования акваторий и водотоков не более 10% их фонда имеют комфортные рекреационные условия и свободны от ограничений ведомственного и частного характеров. Проведенный анализ показал, что в системе развития рекреационных ресурсов Московской области водные ресурсы (количество и качество) являются одним из лимитирующих факторов, вследствие чего проблема рекреационного водопользования в этом регионе приобретает особую остроту (Авакян и др., 1983). 138 Экологические хроники Москвы Большие ограничения для развития водного отдыха в Московской области связаны также с режимом зоны санитарной охраны источников водоснабжения, установленной в I940 г. Сюда входят долина реки Москвы и водосборы ее основных притоков, побережья созданных в бассейнах рек Москвы и Клязьмы водохранилищ и территория вдоль канала им. Москвы, т. е. места, традиционно наиболее интенсивно используемые для отдыха (Эделыптейн и др., 1983; Террит. организация отдыха..., 1986). Поданным Института географии Академии Наук (Александрова, Панкин, 1983), в водоохранной зоне расположено 876 предприятий отдыха, а плотность отдыхающих составляет 91 чел./км2, что более чем в два раза превышает плотность населения области. Массы отдыхающих в выходные дни создают значительное давление на околоводные ландшафты и вызывают их деградацию, что сказывается на ухудшении состояния водоохранных зон (развитие эрозии, разрушение берегов, дигрессия почв и растительности прибрежных лесов). В выходные дни на берегах водохранилищ Москворецкой системы насчитывается от 400 до 700 автомашин и мотоциклов, до 600 туристских палаток, на участках дислокации которых вытаптываются трава и подлесок, ломаются деревья и кустарники. В связи с этим особо остро встают вопросы санитарного контроля (Митин, Чи- жова, 1973; Геоэкол. основы..., 1991). Размещение, формирование и развитие рекреационной системы во многом определяются транспортом. Увеличение потока выезжающих на загородный отдых вызывает необходимость увеличения радиуса поездок. Для Московской области существенное значение имеет двухчасовая изохрона доступности, с пространственным положением которой связано размещение различных видов рекреационной деятельности, в частности, основная часть садовых участков и дач расположена в пределах двухчасовой изохроны. Ареалом интенсивной рекреации и наибольшего ее воздействия на ландшафт признана территория полуторачасовой доступности от центра Москвы и получасовой доступности от границ застройки города. Антропогенная дигрессия наблюдается в 50—100-метровой полосе вдоль автодорог, в 0,5—1-километровой полосе вдоль берегов водохранилищ, а также в районах учреждений стационарного отдыха с многоэтажными зданиями, котельными и т. п. (Террит. организация отдыха..., 1986). У современной рекреационной системы Подмосковья есть некоторые отрицательные особенности: малое разнообразие форм организации и видов отдыха; диспропорции между предприятиями длительного и кратковременного отдыха (строятся в основном объекты кратковременного отдыха); ни по одному из видов учреждений отдыха обеспеченность не достигает нормативной (особенно сильно отставание по турба- 139
ДОСУГ В МОСКВЕ И ОКРЕСТНОСТЯХ С ПОЛЬЗОЙ И УДОВОЛЬСТВИЕМ зам и кемпингам); малый комфорт формируемых баз отдыха, поселков садово-огородных товариществ; слабое развитие транспорта приводит к чрезмерному интенсивному использованию ближайших к городской застройке участков леса и недогрузке более отдаленных территорий (см. работы B.C. Преображенского, Ю.А. Веденина, Л.С. Филиппович, И.П. Чалой, М.Е. Карпеля и др.). Нами была проведена эколого-геоморфологическая оценка территории области по степени привлекательности для рекреации по следующим позициям: — ландшафтно-геоморфологические условия; — рекреационные и курортологические ресурсы, в том числе леса, ценные природные объекты, памятники архитектуры и садово-паркового усадебного искусства; — степень антропогенного воздействия и состояние окружающей среды: воздуха, почв, поверхностных и грунтовых вод; наличие техногенных геохимических аномалий; — ограничения для развития рекреации. По результатам комплексной оценки было выделено 14 эколого-гео- морфологических районов. К районам с высоким рекреационным потенциалом отнесены Западное и Центральное Подмосковье; междуречья Москвы, Клязьмы и Волги, Москвы и Протвы, Протвы и Нары. Для этих районов характерны невысокая степень урбанизации, разнообразие ландшафтно-геоморфологических условий, обширные лесные массивы, на базе которых создан национальный парк «Русский лес». Здесь расположены все москворецкие водохранилища и наибольшее число рекреационных объектов — дома отдыха, санатории, дачные поселки. При этом в ряде мест идет интенсивная добыча строительных материалов. Актуально сохранение природных условий как ресурсной территории для рекреации, водоснабжения, сельского хозяйства. К районам со средним рекреационным потенциалом отнесены Западный район Верхневолжской низменности, Дмитровско-Загорская моренная возвышенность, Окско-Москворецкое междуречье, Подмосковная зандровая равнина. Рекреационная привлекательность определяется наличием историко-архитектурных памятников, курортологических ресурсов и Приокско-Террасного заповедника. Относительно низким рекреационным потенциалом обладают междуречье Клязьмы и Москвы; Домодедовско-Коломенское ополье; Яхромско-Дубненская низменность; Шатурско-Радовицкая Мещера; Дединовская пойма; Зарайская эрозионная равнина. Эти районы интенсивно используются под сельское хозяйство, но в них имеются места и зоны для отдыха, туризма и лечения (Рельеф среды..., 2002, с. 347—397). 140 Экологические хроники Москвы Охрана природы J ^яннир микротопонимики свидетельствуют о существовании на территории Москвы лиственных и сосновых лесов (боров), заливных лугов, болот, память о которых сохраняется в названиях Боровицкой башни Кремля, Марьиной рощи, Рощинских улиц и проездов, Лужнецкой набережной, Лесной и Моховой улиц, Болотной площади и др. Растительность не только украшает городской пейзаж, но и выполняет большую санитарно-гигиеническую работу: улучшает химический состав атмосферы, нормализует газовый режим, ионизирует воздух, снижает уровень шума, оказывает почвоочищающее действие, предотвращает эрозию, обеспечивает чистоту и равномерное подземное питание водоемов, создает оптимальный микроклимат. Как показывают исследования, одна и та же полоса зеленых насаждений на городской территории может снизить уровень транспортного шума на 10—12 дБ, уменьшить концентрацию вредных микрочастиц более чем на 25%, сократить скорость ветра с 10 до 2 м/с, а концентрацию выхлопных газов автотранспорта — до 15% в единице объема воздуха (Ландшафты Московской..., 1990; Природа Москвы, 1998). По состоянию растительного покрова, особенно древесного яруса, а также по численному и видовому составу животных и микроорганизмов можно составить объективное представление о состоянии окружающей среды большого города (Экология и охрана природы Москвы..., 1990). Систематические наблюдения за природой Москвы и Московской области ведутся с XVIII в. Это были фенологические наблюдения, которые проводили не только ученые, но и краеведы-любители (Толстой, 1838; Анненков, 1850; Кайгородов, 1893, 1910; Болотов, 1917; Зданов- ский, 1925; Ремизов, 1961). В 1935 г. в соответствии с планом реконструкции Москвы был выделен лесопарковый защитный пояс, площадь которого около 180 тыс. га, из них 110 тыс. га занято лесами и лугами. На базе лесных массивов ЛПЗП создано более 30 лесопарков. К защитному поясу примыкают пригородные леса, которые образуют единую зеленую территорию вокруг Москвы. ЛПЗП вместе с лесами Подмосковья являются местом отдыха для многих москвичей. Рост числа промышленных предприятий в черте Москвы в 30—50-х годах XX в., увеличение объемов жилищного строительства привели к сокращению площади зеленых насаждений, что вместе с увеличением 141
ДОСУГ В МОСКВЕ И ОКРЕСТНОСТЯХ С ПОЛЬЗОЙ И УДОВОЛЬСТВИЕМ парка автомобилей вызвало обострение экологической обстановки. В связи с этим встала проблема оздоровления окружающей среды (система зеленых насаждений). Наибольшее влияние на формирование системы озеленения оказали решения Генеральных планов развития Москвы 1935 и 1971 гг. и разработанная на их основе генеральная схема озеленения. Очень важной для Москвы и Подмосковья стала проблема сохранения и рационального использования природных рекреационных ресурсов, а также наиболее посещаемых объектов природных и «природно-историче- ских» достопримечательностей. Им угрожает не только перспектива хозяйственного вмешательства, угроза исходит и со стороны все возрастаюшего потока отдыхающих, которые желают провести время «на лоне природы», ознакомиться с интересными природными объектами, и со стороны желающих приобрести здесь землю и построить усадьбу. Нагрузка на ландшафт, создаваемая любыми временно приезжающими, складывается из его посещения (пребывания, особенностей поведения приезжающих) и изменения его облика. Это изменение неизбежно в ходе любого текущего пользования и усиливается при преднамеренных преобразованиях (улучшающих мелиорациях) и при обеднении и искажении ландшафта. Поэтому очень актуальна проблема установления оптимальных и критических норм посещения приезжими разных типов ландшафта и конкретных регионов и объектов, а также емкости эксплуатируемых объектов, так как их возможности по обслуживанию туристов имеют определенные количественные пределы. Кроме предотвращения «перевыгула» следует предусмотреть и борьбу с тенденцией излишнего оборудования ландшафта разного рода удобствами и искусственными сооружениями. Речь идет о поисках оптимальных и допустимых норм, о корректности такого оборудования и недопущении своего рода «пересервиса» и «перекомфорта» в ущерб привлекательности ландшафта. При решении проблемы охраны ландшафта, по мнению Ю.К. Ефремова, нужно учитывать три аспекта: 1) охрану ландшафта для туризма (поддержание привлекательности и продуктивности природных объектов); 2) охрану ландшафта от туристов (от вытаптывания, выжигания, загрязнения и т. д.); 3) учет возможностей и значение туризма как союзника охранителей ландшафта. Для этого дальнейшее развитие туризма необходимо неразрывно связывать с научным планированием его организации, а также экологическим воспитанием населения. В этом отношении важно распространение краеведческих знаний о Подмосковье, создание туристских карт и атласов (Навродский, 1988). Под влиянием хозяйственной деятельности и, прежде всего, строительства на территории Москвы нарушены или уничтожены многие естественные места обитания растений. Одно из проявлений антропо- 142 Экологические хроники Москвы генного изменения флоры — внедрение в ее состав чуждых по происхождению видов, источниками которого являются транспорт, завозимые в город сельскохозяйственное сырье и строительные материалы (Состояние..., 1988). Постоянно растет посещаемость городских парков и лесопарков, что не может не сказаться на состоянии зеленых насаждений, водоемов, животного мира и других элементов парковых ценозов. Например, в ЦПКиО им. Горького в дни массовых мероприятий на площади менее 100 га бывает до 125 тыс. чел. одновременно (Чемякина, 1981; Белозерский, 1983; см. подборку статей «Озеленение...»). Наибольший вред зеленым насаждениям приносит постоянный недостаток влаги в городе в результате преобладания поверхностного стока над подземным. Вредное влияние на все виды насаждений оказывает загрязнение почвы, особенно тяжелыми металлами, солью, используемой зимой для таяния снега. В первую очередь это касается посадок вдоль улиц и автомагистралей, у стоянок автомобилей. Кроме того, в условиях загазованности воздуха под действием фитотоксикантов у этих растений происходит сокращение периода вегетации, сроков цветения и созревания плодов, снижается степень цветения и плодоношения, качество семян и жизнеспособность (Экология и охрана..., 1990; Кочарян, 2000). Существенно ограничивают возможность посадок зеленых насаждений вдоль улиц подземные коммуникации и прежде всего теплотрассы и газопроводы. А водосточные и канализационные коллекторы сами подвергаются разрушению от корней деревьев. Поэтому при проектировании зеленых насаждений улиц необходимо учитывать глубину заложения подземных коммуникаций (зона недосягаемости корневой системы должна быть более 3,4 м (Бычкова, 1976). В результате работ по комплексной программе «Экологические исследования в г. Москве и Московской области», разработанной под руководством Отделения общей биологии Российской Академии Наук, был сделан вывод, что в настоящее время лесопарковый защитный пояс столицы не выполняет своих функций. Для нормального обеспечения Москвы кислородом необходимы здоровые лесные насаждения на площади почти в 100 раз большей, чем имеется ныне (Экол. исслед. в Москве..., 1992). Одна из самых перспективных форм охраны природы в Москве, а также в сильно урбанизированной и освоенной Московской области — создание единой сети охраняемых природных территорий (работы Н.Е. Карпеля, П.К. Бахтиной и др.). В рамках Комплексной схемы охраняемых природных и историко-культурных территорий Москвы и пригородной зоны до 2000 г. НИиПИ Генплана г. Москвы провел работу по выявлению особо ценных и подлежащих охране природных территорий, к которым отнесены наиболее типичные, хорошо сохранившиеся при- 143
ДОСУГ В МОСКВЕ И ОКРЕСТНОСТЯХ С ПОЛЬЗОЙ И УДОВОЛЬСТВИЕМ I родные объекты зонального и регионального значения, а также уникальные и редкие (Состояние, перспективы изучения..., 1988). Эти объекты 1 природы составляют экологический каркас Москвы. Он состоит из лесов ! Подмосковья, лесопаркового защитного пояса (ЛПЗП), двух ' растительно-водных полос, идущих с северо-запада на юго-восток (вдоль Москвы-реки) и с северо-востока на юго-запад (вдоль Яузы и Сетуни), крупных «зеленых клиньев» (исторические парки и лесопарки) и насаждений садов, скверов и бульваров. Выделяют природные объекты i общего пользования — лесопарки, парки (культуры и отдыха, спортив- 1 ные, детские, ботанические, зоологические, парки-выставки), сады, |' скверы, бульвары; ограниченного пользования — озелененные территории жилых районов, микрорайонов и кварталов, участки при детсадах и [I яслях, школах, техникумах, вузах, больницах, научно-исследовательских I учреждениях, на предприятиях; специального назначения — санитарно- защитные зеленые зоны вокруг промышленных предприятий, вдоль | линий электропередачи, водоохранные зоны, насаждения вдоль авто- и I железных дорог, на кладбищах, питомники декоративных и плодовых II растений, цветочные хозяйства (Бахтина, 1985; 1988; Ильина, 2001 и др.). Современный этап охраны природы в Московском столичном регионе II характеризуется тенденцией к учреждению полифункциональных охраняемых природных территорий, т. е. территорий, на которых природоохранные мероприятия сочетаются с рекреацией или с отдельными видами хозяйственной деятельности. К таким территориям относятся природные парки I (Географические аспекты организации..., 1986). Внутри природных парков < выделяется несколько функциональных зон с особым режимом использо- и! вания, например: заповедная (особо охраняемая) с целью сохранения |] природного комплекса всего парка, обеспечения условий обитания редких 1 видов животных и растений; учебно-экскурсионная для проведения просветительской работы среди посетителей парка посредством организации учебных экскурсий и познавательного отдыха на специально подготовленных маршрутах в условиях максимального сохранения и поддержания естественной лесной среды; рекреационная для массового и активного отдыха населения. , Сотрудники НИиПИ Генплана Москвы при участии представителей Московского общества охраны природы разработали проектную доку- | ментацию на памятники природы (Горбатова, 1986). Это сотни ценных I I природных объектов, из них около 50 предлагаются к постановке на государственную охрану. Были определены размеры их и границы, даны | рекомендации по режиму использования, намечены меры по их сохранению — меры инженерной защиты (дренажная сеть, укрепление склонов, прокладка дорожно-тропинчатой сети и т. д.), система слежения за сос- 144 Экологические хроники Москеы тоянием памятника, наконец, правовая защита. Наиболее многочисленная группа памятников имеет геологический и геоморфологический характер. В нее включены уникальные формы рельефа, обнажения горных пород и родники. В условиях Московской области создание природных парков может предотвратить интенсификацию использования участков, являющихся ценными в рекреационном и познавательном отношении и нуждающихся в особой охране; устранить угрозу нарушения и окончательной деградации природных комплексов, испытывающих чрезмерные рекреационные нагрузки; упорядочить размещение отдыхающих. Необходимо решать и проблемы, связанные с рекреационным водопользованием, и, в частности, использование в рекреационных целях малых рек и водоемов Московской области, а также водохранилищ системы водоснабжения г. Москвы. При этом следует разработать систему мер по снижению вредных последствий рекреационного использования береговой полосы водохранилищ и территорий, входящих в зону санитарной охраны, в том числе оборудовать территории, прилегающие к водоемам; укреплять берега; создавать искусственные пляжи; увеличивать облесение водосборов; ограничивать водопользование стационарными учреждениями отдыха, а следовательно, и уменьшить объем поступающих от нее загрязнений; улучшить работу очистных сооружений существующих предприятий отдыха; регулировать численность отдыхающих на водоемах питьевого назначения в соответствии с нормами допустимых нагрузок, предусматривая создание специальных водоемов для рекреационного использования (Природа Москвы, 1998). В Проекте Генплана развития столичного региона до 2010 года есть раздел «Эколого-рекреационная система». Возникновение нового термина «эколого-рекреационная система» связано с тем, что одни и те же территории должны выполнять на первый взгляд взаимоисключающие задачи — удовлетворять потребность горожан в отдыхе и при этом сохранять способность к саморазвитию природы. Авторы проекта считают, что эколого-рекреационная система Москвы должна включать все ценные в историческом, культурном и ландшафтно-композиционном отношении территории и элементы городской среды, объекты культуры и спорта (Экологический атлас Москвы, 2000). Необходимо ценить и использовать уникальную возможность, которую создают более теплые городские климатические условия, ускоряющие цветение многих растений, предохраняющие их от зимнего вымерзания, благодаря чему в Москве могут произрастать каштаны, пирамидальные тополя и другие теплолюбивые растения. Московская флора насчитывает около 300 видов и форм растений. В озеленении города применяется 56 различных пород деревьев. 145
ДОСУГ В МОСКВЕ И ОКРЕСТНОСТЯХ С ПОЛЬЗОЙ И УДОВОЛЬСТВИЕМ Столицу украшают липы, березы, вязы, голубые ели, туя, вишня, сортовая сирень, розы. Ежегодно высаживают деревья, кустарники и цветочную рассаду. А с 2005 г. начали проводить грандиозные фестивали цветников на ВВЦ, что весьма радует москвичей и гостей столицы весь летний период. Грамотный уход за парками, зонами отдыха, заповедными зонами необходим, так как влияние города на них велико: изменен гидрологический режим почвы, а подчас и характер рельефа. Эти места страдают и от чрезмерно большого числа посетителей. Но не менее нужна и работа по слежению за состоянием среды города в целом: за состоянием атмосферы, поверхностных и грунтовых вод, геологической среды, необходимы наблюдения за экзогенными и техногенными процессами. В Москве система слежения за состоянием среды - мониторинг - только создается. Те наблюдения, что велись прежде и проводятся сейчас, не могут удовлетворить требованиям научного прогноза развития города, оптимизации его ландшафтной сферы. Как не любить родной Москвы! Но в ней не град первопрестольный, Не золоченые главы, Не гул потехи колокольной, Не сплетни вестницы-молвы, Мой ум пленили своевольный. Я в ней люблю весельчаков, Люблю роскошное довольство Их продолжительных пиров, Богатой знати хлебосольство И дарованья поваров. i Е.А. Баратынский. Пиры (1820) 146 Экологические хроники Москвы Я на сложных агитвопросах рос, а вот не могу объяснить бабе, почему это о грязи на Мясницкой вопрос никто не решает в общемясницком масштабе?! В. Маяковский. Стихотворение о Мясницкой... (1921) МОНИТОРИНГ ГОРОДСКОЙ СРЕДЫ АХроблема мониторинга окружающей среды была вьщвинута на международное обсуждение только в 70-х годах XX столетия и сразу же привлекла к себе большое внимание. Структура мониторинга, по мнению И.П. Герасимова, должна включать три основные позиции: наблюдение, контроль и управление (прогноз и оптимизация) окружающей средой. Эта последняя задача наиболее сложна и является предметом современных научных теоретических исследований. К ее решению, а точнее, поиску путей к ее решению ученые только приступили. А вот первые две задачи (наблюдения и контроль) были поставлены достаточно давно и имеют свою историю. Наблюдения за природными явлениями необходимы были всегда. Землетрясения, оползни, наводнения, снегопады, ураганы, смерчи, туманы, заморозки, град, молнии, пожары и их последствия были для человека не только бедствием, но нередко и катастрофой, т. к. влекли за собой человеческие жертвы, разрушение и уничтожение материальных ценностей. Размеры бедствий труднопредсказуемы; слабопредсказуемо и время их наступления, что объясняется пробелами в исследовании физики этих процессов. И пока наука изучает природу катастрофических процессов, практика пытается приспособиться к существующим условиям: строятся сейсмостойкие здания и громоотводы, укрепляются берега рек и оползневые 147
ДОСУГ В МОСКВЕ И ОКРЕСТНОСТЯХ С ПОЛЬЗОЙ И УДОВОЛЬСТВИЕМ склоны и т. д. При этом очень часто, опасаясь наиболее вероятных природных катастроф, забывают о возможности возникновения менее опасных, но все же, катастрофических явлений антропогенного (техногенного) происхождения: подтопления, суффозии, пучения грунтов, ускоренной эрозии, термокарста, электрокоррозии, загрязнения почв и водоемов, болезней растений и др. Эти явления также носят чрезвычайный (экстремальный) характер и нарушают нормальную жизнь людей, так как наносят ушерб их жилищу, коммуникациям и в конечном итоге их здоровью. В словаре В. Даля катастрофа трактуется как «случай гибельный, бедственный». Слово «катастрофа» греческого происхождения, и его дословный перевод — поворот, гибель, уничтожение. В приведенном определении В. Даля усматривается условное разделение катастроф на большие — «гибельные» и малые — «бедственные». Условное потому, что любое из перечисленных явлений может привести к гибели людей либо во время стихийных проявлений, либо после них. Следует различать катастрофические природные явления и процессы, которые рассматриваются как непреодолимая сила, и те, от которых можно защититься, научиться их преодолевать. К числу природных наносящих ущерб явлений, отмечаемых в Москве, в первую очередь следует отнести наводнения, вызываемые паводками и половодьями на р. Москве, ураганы, необычные ливни и грозы, землетрясения (Анучин, 1908; Святский, 1933; Ремизов, 1952). В.М. Пасецкий, В.Н. Сердюки Л.М. Шереметова (1987) провели анализ данных об экономическом и социальном ущербе от сильных засух, обильных дождей, градобитий и суровых многоснежных зим в XIX в., в начале и конце XX в. и пришли к выводу, что экстремальные явления последних десятилетий XX в. не являются исключительными. Их следует ожидать и в будущем, и этот факт необходимо учитывать при планировании природоохранной деятельности. Оползни, оползневые процессы на территории Москвы отмечаются на крутых подмываемых берегах р. Москвы — в Филях, на Ленинских (Воробьевых) горах, в Коломенском. Эти процессы естественные, но их проявление в черте города нередко связано с инженерной деятельностью. Активизация карста и карстово-суффозионных процессов в последние десятилетия произошла, по мнению ученых, благодаря откачкам подземных вод, загрязнению грунтовых вод, динамическим нагрузкам и подземным выработкам. К группе бедственных проявлений, от которых возможна защита, относятся техногенные процессы (их также относят к экологическим катастрофам): «кислые дожди», подтопление, пучение грунтов, оседания поверхности при откачках, проходке подземных коммуникаций. Большинство аварий на метрополитене при его строительстве связано с плывуна- 148 Экологические хроники Москвы ми (Листратов, 1926; Волынский, 1932; Лиманов, 1971). К числу экологических бедствий следует отнести вибрацию, шум, блуждающие токи, загрязнение окружающей среды, ухудшение свойств питьевой воды, накопление неутилизированных бытовых и промышленных отходов, деградацию лесных насаждений. К числу экологических катастроф относятся эпидемии заразных болезней, связанные с неисправностью или плохой работой коммунального хозяйства. Слежение за состоянием городской среды осуществляется с самого начала строительства города. Это, прежде всего, соблюдение «закона градского» (инженерно-архитектурный надзор), надзор за состоянием оборонительных сооружений, источников питьевой воды, дорог, размещения и состояния кладбищ и т. д., который осуществляли «государевы люди». В этой главе упомянем лишь те известные даты и события, которые положили начало систематическим наблюдениям, ставшим основой современного мониторинга городских земель, т. е. «системой мероприятий и наблюдений за состоянием городского земельного фонда для обновления и поддержания достоверности данных о земле, своевременного выявления изменений, оценки, предупреждения и устранения последствий негативных процессов на городских территориях» (О мониторинге..., 1993). Служба «01». В древней Москве, когда жилой фонд города состоял в основном из деревянных зданий, существовала «пожарная повинность», которую исполняли горожане, назначавшиеся по 1 человеку от 10 дворов. С XVI века за ликвидацию пожаров отвечал Земский приказ, при котором были организованы пожарные команды из низших служителей (ярыжек); в тушении пожаров принимали участие и стрельцы. В пожарной команде города было 100, а с 1629 г. — 200 ярыжек. Ночью на Земском дворе дежурили 20 извозчиков. В 1792 г. был принят устав столичного города Москвы. При этом была учреждена пожарная экспедиция (при обер-полицмейстере): в составе 1 бранд-майор, 20 брандмейстеров, 61 мастеровой, драгунских лошадей 360, лошадей для пожарных инструментов 523 (Фальковский, 1950.) В настоящее время служба «01» — одна из наиболее хорошо организованных структур городского управления. Ее работа ориентирована не только на своевременное тушение пожаров, но и на предупреждение и контроль за состоянием городских построек. Гидрометеорологические наблюдения. В XV—XVI вв. фиксировались первые простейшие сведения о погоде. В середине XVII в. по приказу царя Алексея Михайловича начаты регулярные записи явлений погоды. Наблюдения велись караульными стрельцами Московского Кремля. 1731—32 гг. — сделаны первые инструментальные наблюдения военным врачом Лерхе; 149
ДОСУГ В МОСКВЕ И ОКРЕСТНОСТЯХ С ПОЛЬЗОЙ И УДОВОЛЬСТВИЕМ 1820 г. — начало регулярных метеорологических наблюдений; 1874—1877 гг. — проведены первые исследования почв и почвенных вод; 1880 г. — начались гидрологические наблюдения р. Москвы; 1891 г. — первые гидрохимические и гидробиологические наблюдения pp. Москвы и Яузы (см. главу «Гигиенические проблемы...»). В настоящее время на территории Москвы существует сеть измерительных станций, включающая 25 стационарных постов с трехразовым отбором проб атмосферного воздуха в сутки, 4 передвижных поста, 5 автоматических станций непрерывного контроля загрязнения воздуха и 30 постов ГорСЭС, отбирающих пробы дважды в неделю. На основании их наблюдения построены выводы всех метеорологических работ. В Москве в дополнение к федеральной наблюдательной сети функционирует Единая система экологического мониторинга (сеть территориального уровня). Наблюдения проводятся за состоянием атмосферного воздуха, поверхностных и подземных вод, карстово-суффозионных и оползневых процессов, зеленых насаждений, физических факторов воздействия (шум) (Ляхов, Тимофеев, 2006; Семутникова, 2006). Началом картографического мониторинга можно считать 1739 г., когда И.Ф. Мичуриным был создан первый точный (обмерный) план города. Издан план в 1741 г. 1775 г. — губернская реформа административного устройства России. В состав местной администрации входили специалисты, обязанностью которых было выполнение различных технических землемерных работ. Землемеры по роду своих обязанностей должны были иметь постоянную информацию о местности, которая соответственно могла быть использована для составления, обновления и исправления карт. 1813 г. — организована специальная Комиссия для строения Москвы; был составлен «Генеральный план столичного города Москвы с показанием сгоревших и ныне существующих домов»; одновременно создан «Атлас столичного города Москвы с показанием новых прожектов площадей, улиц, зданий после разорения французами» — план Гесте (Постников, 1997). Современная картографическая служба опирается на геодезическую сеть города, использует и новейшие достижения: аэрофотосъемку, космические снимки и геоинформационные системы (Антипов, Кузина, 2004). Биомониторинг. Первое описание растительности Москвы было сделано П.С. Палласом в 1781 г. Однако периодические наблюдения за состоянием растений начинаются в 40-х годах XIX в. В 1838 г. в журнале «Садоводство» выходит статья М.В. Толстого «Опыт ботанического календаря, или время цветения дикорастущих растений Московской губернии». Затем статья Н.И. Анненкова «Наблюдения над развитием растений в Московской губернии (за 1850 г.)» и статья П.В. Сюзева «Наблю- 150 Экологические хроники Москвы дения и периодические явления в жизни растений Московской флоры» в 1899 году. Эти работы положили начало фенологическим наблюдениям. «О животных Московской губернии или о главных переменах в животных первозданных, исторических и ныне живущих, в Московской губернии замечаемых», впервые было сказано в труде К. Рулье, вышедшем в 1845 г. Следует отметить и другую работу — «Изменения в фауне позвоночных животных Средней России» Л.П. Сабанеева, вышедшую в 1874 г. В 1886 г. на одном из заседаний Отдела ихтиологии Императорского Русского Общества акклиматизации животных и растений известный русский ихтиолог Н.И. Мочарский сделал доклад о подмосковных рыбах. В этом докладе, в частности, сообщалось, что во всем Подмосковье наиболее богатым рыбой водоемом как по разнообразию видов, так и по их численности является р. Москва, причем именно тот ее участок, который находится в пределах столицы (Природа Москвы, 1998, с. 177—190). Перечисленные труды можно считать началом биомониторинга Москвы. В настоящее время взаимосвязи города и растительности достаточно сложны. Растительный покров Москвы характеризуется большой угнетенностью ввиду комплексного влияния городских условий. Наиболее пагубное влияние на растительность оказывают три основных фактора — комплексное воздействие урбанизированной среды, загрязненность воздушного бассейна и почв, рекреационные нагрузки (вытаптывание, создание пожароопасной ситуации, физическое уничтожение). Повышение озелененности городов — очень важная проблема, связанная с подбором максимально выносливых видов растений и уходом за ними. В Москве и других городах России проводится нормирование показателей отдельных компонентов окружающей природной среды в соответствии с требованиями санитарно-гигиенических, рыбохозяйственных и природоохранных нормативов, которые не всегда корректно отражают специфику городских экосистем и окружающей среды в целом (Экология ..., 1989,1992, 1996,2001). Однако в соответствии со ст. 21 Федерального Закона «Об охране окружающей природной среды» предписывается разработка именно такой системы показателей. Для Москвы чрезвычайно важно опираться на комплексные показатели, такие, как критические нагрузки. Величины критических нагрузок при этом могут быть охарактеризованы как максимально возможное поступление поллютантов (сера, азот, тяжелые металлы, стойкие органические соединения и др.), «которое не сопровождается необратимыми изменениями в биогеохимической структуре, биоразнообразии и продуктивности различных экосистем в течение длительного времени, т. е. 50—100лет». Расчет величин критических нагрузок основан на определении показателей состояния компонентов окружающей среды (воздуха, водных объектов, почв и земельных ресурсов, зеленых на- 151
ДОСУГ В МОСКВЕ И ОКРЕСТНОСТЯХ С ПОЛЬЗОЙ И УДОВОЛЬСТВИЕМ саждений) путем идентификации наиболее чувствительных экосистем, выборе в них приоритетных экологических показателей, значимых с точки зрения влияния характеризуемых ими параметров на здоровье населения и состояние качества природной среды (Курбатова, Башкин, 2004). Санитарно-эпидемиологическая служба. И.П. Герасимов определил санитарно-гигиенический (биоэкологический) мониторинг первой исходной ступенью (блоком) общего мониторинга, в качестве его ведущего звена — наблюдения над состоянием окружающей среды с точки зрения ее влияния, прежде всего, на здоровье человека и населения: «...состояние здоровья человека является наиболее комплексным критерием состояния окружающей среды, как бы вбирающим в себя все остальные» (Герасимов, 1986, с. 70). Систематические наблюдения санитарного состояния городской среды начинаются с 1884 г., когда была создана Комиссия Московских санитарных врачей для надзора за санитарно-эпидемиологическими условиями города. Однако первый «санитарный» указ был издан Петром I и обнародован 19 октября 1723 г. Он касался московских кладбищ (см. главу «Гигиенические проблемы...»). В задачи службы входили наблюдения за состоянием московских водоемов, почв, а также состоянием жилых помещений. Мониторинг загрязнения поверхностных вод и донных отложений в настоящее время выполняет Гидрометеослужба: наблюдения за гидрологическим и гидрохимическим режимами, загрязнением, гидробиологическими показателями на пяти стационарных постах. Санитарно-эпидемиологическая служба контролирует загрязнение поверхностных вод на четырех створах р. Москвы в зонах рекреации. Эта служба положила начало геохимическому и геофизическому мониторингам, получившим развитие в XX веке (Осипов, Горелова, 1991; Феклистов и др., 1992). Гидрогеологический мониторинг. Первый каталог буровых скважин на воду на территории Москвы был составлен ГА. Траутшольдом на рубеже XIX и XX веков. В то же время была осуществлена первая, наиболее полная систематизация информации о распространении и составе подземных вод Московской губернии (Петунников, 1879; Никитин, 1890; Иванов, 1894). Эти работы положили начало государственному учету добычи подземных вод в регионе и контролю за их качеством. В 30-х годах XX в. была создана специальная сеть наблюдательных скважин, назначением которой было наблюдение действующих водозаборов (изменений отбора, состава подземных вод, изменений уровенной поверхности эксплуатируемых и залегающих над ними водонрсных горизонтов). В 80-х годах XX в. наблюдательная сети скважин на территории Московского региона была усилена этажными наблюдательными кустами, позволяющими в одном месте отслеживать изменения уровенной поверхности одновременно в эксплуатируемых водоносных горизонтах и первом от по- 152 Экологические хроники Москвы верхности горизонте грунтовых вод. Наряду с этим была создана уникальная автоматизированная информационная система постоянно действующих моделей, позволяющая оценивать гидрогеологическую обстановку в Московском регионе на территории 47 тыс. км2 (Зеегофер и др., 1991; Москва: Геология и город, 1997, с. 368—372). В целом средства ведения и обработки гидрогеологической информации по территории Москвы и Московской области являются уникальными для России. Мониторинг геологической среды. Деятельность человека при строительстве города направлена на благоустройство территории, на приспособление местных условий для решения архитектурно-строительных планов. Однако при этом зачастую не проводится предварительная оценка возможных изменений взаимосвязей и взаимозависимостей между рельефом, геологическим субстратом, грунтовыми водами и другими элементами системы. Нарушенные контакты (связи) между элементами природно-техногенной системы приводят к возникновению в городах неожиданных «незапланированных» процессов и явлений. И эти процессы нередко имеют катастрофический характер. Отсутствие знаний об антропогенных (техногенных) процессах, процессах саморазвития природного комплекса приводило не раз к ошибкам проектирования и строительства крупных объектов, имевшим тяжелые экологические последствия: загрязнения атмосферы, поверхностных и грунтовых вод и т. д. Мониторинг — сравнительно новый и весьма перспективный метод инженерно-геологических и геоморфологических исследований городских территорий — представляет систему планомерных наблюдений за состоянием и изменениями рельефа, геологической среды, рельефообра- зующих процессов. Продолжительность наблюдений за большинством процессов составляет не более 50—70 лет. Более длинные ряды наблюдений имеются только для овражной и русловой эрозий; наблюдения за оползневыми процессами ведутся с 1930-х годов, но стационарные наблюдения — только с 1950-х гг., наблюдения за карстово-суффозионными процессами — с конца 1960-х г. (Парецкая, 1986; Режимные..., 1983). Фактическое ведение мониторинга оползней на территории города осуществляется с 1950 г. — момента создания Министерством геологии РСФСР Московской оползневой партии (ныне Отдел мониторинга экзогенных геологических процессов МНПЦ «Геоцентр — Москва» Министерства природных ресурсов). Мониторинг осуществляется на двух уровнях: региональном и локальном. На региональном уровне им охвачена вся потенциально оползневая часть территории Москвы — долины малых рек и овражно-балочная сеть. Слежение и контроль за развитием оползней ведется посредством периодических обследований оползневых участков: методом визуально-картографическим. 153
ДОСУГ В МОСКВЕ И ОКРЕСТНОСТЯХ С ПОЛЬЗОЙ И УДОВОЛЬСТВИЕМ На локальном уровне мониторинг осуществляется главным образом на участках развития глубоких оползней в долинах р. Москвы и ее притоков с использованием широкого спектра инструментальных геодезических, геофизических методов, буровых работ, лабораторных исследований свойств пород, физического моделирования, режимных наблюдений подземных вод. Исследования увязываются с данными Госкомгидромета о погодных условиях территории. Локальный мониторинг на участках Воробьевы горы, Фили-Кунцево, Коломенское ведется с 1950-х гг. На остальных 12 участках наблюдения ведутся с середины 1970-х гг. (Москва: Геология и город, 1997). На территории города отмечается новый тип деформации земной поверхности - оседания, обрушения. За этим процессом ведутся регулярные геодезические наблюдения. Деформации земной поверхности являются наиболее распространенным внешним проявлением техногенных процессов на территории города, конечным результатом различных процессов в геологической среде и поэтому могут служить суммарной количественной характеристикой устойчивости городской территории. Оседания земной поверхности происходят в результате техногенного метаморфизма литогеннои основы: уплотнения грунтов под действием статических и динамических нагрузок, обезвоживания грунтов, перераспределения напряженного состояния пород, разуплотнения пород при подземном строительстве, активизации карстово-суффозионных процессов, термокарста и термоусадок и т. д. Геодезический мониторинг. Геодезические методы давно и успешно применяются на территории г. Москвы. Измерительная сеть насчитывает более 250 постоянных пунктов Московской городской геодезической сети (МГГС) и сети Московского метрополитена. Повторные нивелировки проводятся с 1901 г. Измерительные марки установлены как в специально заложенных стандартных грунтовых реперах (в том числе глубинных, опирающихся на известняки карбона), так и в фундаментах, стенах и на крышах зданий. В большинстве своем они обеспечивали решение задач инженерно-строительного комплекса и не были рассчитаны на получение результатов с высокой точностью, необходимой для изучения геодинамических процессов в условиях платформы. Тем не менее специальная выборка данных повторных нивелировок, выполненных за довольно продолжительный период времени на ряде пунктов МГГС, показала, что их можно использовать для оценки геодинамических деформаций на территории города. В 1995-1996 гг. по заказу Московского Правительства и под началом Московского государственного университета геодезии и картографии (МИИГАиК) начались работы по реконструкции Московской городской геодезической сети. Целью этих работ была ревизия и перевод городских сетей на единую систему отсчета и на передовую приборно-технологи- —■ Экологические хроники Москвы ческую базу с использованием средств и методов спутниковой геодезии (GPS). В результате была создана специализированная геодинамическая часть в составе Московской городской геодезической сети, состоящая из 36 измерительных пунктов. В разработке принимали участие Научно-исследовательский центр «Геодинамика» МИИГАиКа, Институт геоэкологии РАН, ОИФЗ РАН (Москва: Геология и город, 1997). Оценка современных деформаций поверхности земли, проведенная в Москве по результатам нивелирования 1-го класса, позволила сделать вывод, что многолетние геодезические наблюдения являются удобной системой слежения за состоянием урбанизированной морфолитосисте- мы. Результаты наблюдений позволили дать количественную оценку устойчивости морфолитосистем эпиплатформенных территорий, где влияние тектонических факторов на развитие рельефа чрезвычайно мало. Для устойчивых морфолитосистем фиксируемые инструментальные изменения рельефа сравнимы с годовыми амплитудами неотектонических колебаний, в неустойчивых - фиксируются изменения на два порядка выше. При квазиоднородном техногенном воздействии на ту и другую морфо- литосистемы величина оседания поверхности неустойчивых морфолитосистем будет в 5—10 раз превышать величины оседаний поверхности устойчивых морфолитосистем (Инж. география, 1989). Особое конструкторское бюро (ОКБ) ОИФЗ РАН в инициативном порядке создало на территории Москвы экспериментальную сейсмическую сеть, которая с 1989 г. ведет постоянные сейсмические наблюдения и состоит из 8 постоянно действующих пунктов наблюдения и центра сбора и обработки данных (расположен на территории ОКБ ОИФЗ РАН). Еще одна сеть мониторинга сейсмодеформационных процессов на территории Москвы создана Центром региональных геодезических и геоэкологических исследований (Центр «Геон»); она включает тоже 8 пунктов наблюдений, один из них пространственно совмещен с ПН 5-й сейсмической сети ОИФЗ. Сеть Центра «Геон» работает с августа 1996 г. Оборудована регистраторами «Альфа-Геон» (Москва: Геология и город, 1997). Таким образом, в мониторинге геологической среды важными являются следующие даты: 1933 г. - организована служба инженерно-геологических и гидрогеологических наблюдений; 1950 г. - служба постоянного наблюдения за оползневыми процессами; 1975 г. - режимные наблюдения за проявлением карста; 1989 г. - постоянные наблюдения за сейсмической обстановкой. В работах И.С. Комарова, В.Н. Экзарьяна, Ю.О. Зеегофера, Г.Л. Коффа и др. дается обоснование необходимости организации и проведения литомо- ниторинга, который, по их мнению, является единственным средством надежного контроля и прогнозирования изменений геологической среды. В 154 155
ДОСУГ В МОСКВЕ И ОКРЕСТНОСТЯХ С ПОЛЬЗОЙ И УДОВОЛЬСТВИЕМ результате строительства городов, промышленных комплексов или осуществления других инженерно-хозяйственных мероприятий, как уже было сказано выше, возникает не какой-нибудь один геологический процесс, а комплекс процессов, связанных как между собой, так и с множеством природных и техногенных факторов. Режимные наблюдения должны охватывать весь этот комплекс процессов и явлений с такой глубиной, полнотой и детальностью, которые могут обеспечить получение информации, необходимой и достаточной для проверки, уточнения или составления прогнозов развития геологических процессов на необходимый отрезок времени, а также для определения принципов и составления проектов мероприятий по управлению геологическими процессами или снижению их вредных последствий. Реализация литомониторинга должна предваряться обоснованием размещения станций и пунктов контроля и определением средств контроля, обеспечивающих получение набора контролируемых характеристик. Инженерное назначение мониторинга предъявляет повышенные требования как к практическим выводам и рекомендациям, так и самим исследованиям на всех этапах их проведения. Структура мониторинга определяется представлениями о целостности природной и природно- техногенной геоэкосистемы. При инженерно-геологической типизации и оценке геологической среды Москвы необходимы следующие блоки данных (Голодковская и др., 1983; Город — экосистема, 1997): ГЕОЛОГИЧЕСКИЕ: состав и строение четвертичных отложений (вещественный состав и физико-механические свойства: мощность покровных суглинков; вещественный состав техногенных отложений, их суммарная мощность; мощность глинистых прослоев); состав и строение мезозойских отложений (физико-механические свойства; мощность юрских глин; мощность песчаных пород); состав и строение каменноугольных отложений (мощности мергелисто-глинистых отложений; мощность карбонатных отложений); ГЕОМОРФОЛОГИЧЕСКИЕ: история развития рельефа; морфомет- рическая и морфодинамическая характеристика рельефа (генезис и формы, расчлененность; крутизна склонов); структура водосборных бассейнов; техногенные формы рельефа; ГИДРОГЕОЛОГИЧЕСКИЕ: строение водовмещающей толщи и зоны аэрации (глубина залегания и мощности водоносных горизонтов — мощности и гидрогеологические параметры основных водоупоров, эффективные мощности и гидрогеологические параметры водоносных горизонтов; характер взаимосвязи водоносных горизонтов между собой и поверхностными водотоками (глубина залегания и параметры взаимосвязи); гидрохимическая обстановка (химический состав поверхностных и подземных вод, их агрессивность); 156 Экологические хроники Москвы ГЕОХИМИЧЕСКИЕ: геохимический состав депонирующих сред (почвы, снег, донные отложения, породы, в том числе и техногенные отложения, — фоновые характеристики, их вариации, соответствие санитарным нормам) и миграционных сред (воздух, поверхностные и подземные воды); ГЕОДИНАМИЧЕСКИЕ: комплекс природных геологических процессов; комплекс инженерно-геологических процессов. Наименее учитываемым разделом исследований как при постановке задач экологического мониторинга, так и при кадастровой оценке земель, к сожалению, является геоморфология. Задачи геоморфологического мониторинга городских территорий определяются необходимостью исследования рельефа не только как морфогенетического образования, но и как инженерного и экологического условия, как градостроительного ресурса. Рельеф выполняет ключевую роль в городской экосистеме, оказывая существенное влияние на формирование структуры городской экосистемы (рис. 12): — на ландшафтно-архитектурные решения городской застройки; — на строительство и эксплуатацию зданий и сооружений, дорог и других коммуникаций; — на санитарно-гигиенические условия (в том числе на формирование физических техногенных полей: шумовых, вибрационных, электромагнитных; геохимических полей, влияя на распределение и концентрацию загрязнителей по территории города, на загрязнение воздушным и водным переносом, на состояние атмосферы города) и в конечном итоге на здоровье населения. Преобразования морфометрических и морфодинамических характеристик рельефа приводят к изменению его функций как поверхности, определяющей поверхностный и подземный стоки, развитие процессов денудации — аккумуляции. Непреднамеренно создаются условия для возникновения процессов, компенсирующих нарушенное вещественно-энергетическое равновесие, для развития природно-техногенных процессов. Последние могут иметь и негативный характер, особенно при смене хозяйственной деятельности на данном участке города (Город — экосистема, 1997, с. 170—179). Мониторинг городских земель. Рост и развитие города зависит от особенностей природных условий местности. Природные условия — это территориальные, промышленные, строительные, энергетические и рекреационные ресурсы. Для создания комфортной городской среды необходима, прежде всего, система комплексного мониторинга состояния земель города, основной целью которого являются сбор и постоянная актуализация информации для принятия управленческих решений. Эту цель преследует и распоряжение мэра Москвы от 6 апреля 1993 г. «О мониторинге земель в г. Москве», в котором определен круг необходимых наблюдений, и прежде всего за: изменением границ Москвы, 157
ПРЯМЫЕ ТЕХНОГЕННЫЕ ИЗМЕНЕНИЯ РЕЛЬЕФА изменение динамики рельефа увеличение энергии рельефа активизация поверхностного смыва эрозионный размыв откосов сдвижение грунтоа в массиве и в зоне подработки; разгрузочно- упругое, пластическое выдавливание грунтов в откосах изменение структуры водосборных бассейнов снижение энергии рельефа уничтожение естественной дренажной сети уменьшение склонового транзита создание искусственной дренажной сети уменьшение естественной эрозии нарушение режима грунтовых вод понижение уровня грунтовых аод осушение грунтов уплотнение грунтов перенасыщение грунта талыми и дождеаыми водами суффозионные оползни; суффозионно- механические просадки поверхности и провалы оползни, обвалы, осыпи образование оплывин, плыаунов, пучение грунтов оседание поверхности подтопление, заболачивание косвенные изменения структуры и динамики водосборных бассейноа повышение сейсмичности изменение структуры водного баланса, услоаий выветриаания Рис. 12. Возможные эколого-геоморфологические ситуации при техногенном воздействии на рельеф. Экологические хроники Москвы административно-территориальных образований, землепользовании и землевладений, охранных и технических зон; эффективностью использования земель; динамикой урбанизации территорий сельскохозяйственного использования, земель городских лесов и зеленых насаждений; осуществлением ландшафтно-экологического районирования территории Москвы с вьщелением негативных процессов; состоянием земельных участков, почвенно-растительного покрова. Анализ существующей литературы показывает, что теоретические, и особенно методологические, основы мониторинга городских земель как специфической группы в составе категории земель поселений проработаны недостаточно, что затрудняет полноценное осуществление мониторинга в рамках производственных работ. Однако в этой сфере наметился основательный прорыв, который обеспечили исследования, проводимые Департаментом земельных ресурсов города Москвы, Московским Госуниверситетом геодезии и картографии, Госуниверситетом по землеустройству, в частности: — сформулировано предметное содержание мониторинга городских земель как самостоятельного вида научно-информационной и производственной деятельности государственных служб и специализированных организаций; — предложен оптимальный вариант распределения полномочий между органами исполнительной власти в городе и даны рекомендации по использованию информации по оценке качества земель; — подготовлен базовый перечень экологических требований к землепользованию и землепользователям, фиксируемых в земельно-правовой документации; — разработаны методологические основы исчисления размера денежного эквивалента вреда окружающей среде (ущерба) от техногенных процессов на городских землях и осуществлены расчеты ущерба от захламления и химического загрязнения земель г. Москвы. — рекомендованы технологические решения для осуществления мониторинга фактического использования и состояния земель дистанционными методами с использованием новых технических средств, мониторинга оформления земельно-правовых отношений и социальных процессов для г. Москвы (Сизов, 2006; Варламов, Варламова, 2006). Логическая модель влияния природных особенностей местности на формирование городской среды представлена на рис. 13. Здесь же усматриваются и пути решения обратной задачи - создание модели комфортной городской среды, в которой должны быть уравновешены все виды привлекательности: экологическая, социальная и экономическая. 159
Природные особенности территории города: географическое положение (1 ], рельеф (2), геологическое строение (3), другие природные факторы (4) ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ выбор мвста для строительства финансирование - площадь города (1.2,3) строительно- архитектурные тенденции стоимость изысканий и строительства (2, 3.4) структура городской застройки (2, 3, 4) степань изманания природных особенностей территории города политико- экономичаские приоритеты соотношение земельных фондоа стоимость эксплуатации бросовые земли, естественные и техногенные рекреация жилой фонд социальная инфраструктура экологическая привлекательность >*—*► социальная привлекательность промышленная инфраструктура и фонд предпринимательской деятельности < > экономическая привлекательность Рис. 13. Логическая модель влияния природных особенностей местности на формирование города. Экологические хроники Москвы I ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ МОСКВЫ (заключение] Человек является продуктом ландшафта и тесно связан с его традиционными условиями. Отсюда вытекает социально-гигиеническое значение ландшафта. Человек чувствует себя дискомфортно при отсутствии объектов живой природы, несмотря на изысканный комфорт цивилизации. Д.Л. Арманд. Географическая среда и рациональное использование природных ресурсов (1983). ХЗопреки традиции, мы не будем подводить итоги. Книга посвящена экологическим проблемам Москвы, и, следовательно, здесь уместно их перечислить и задуматься. Городская агломерация, каковой является Москва, характеризуется не только количеством населения, но и большой глубиной изменений в природной среде, распространением и концентрацией техногенных нагрузок на обширных территориях, интенсивным замещением естественных природных комплексов урбокомплексами. Возникают своеобразные искусственные зоны с экстремальными экологическими условиями. Причем радиус воздействия городской агломерации в десятки раз больше, чем ее собственный. К Московской "городской агломерации может быть отнесено около 40% Московской области. В городе наиболее явно и остро проявляются противоречия между техногенной и природной средой, городской средой в целом и человеком 161
ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ МОСКВЫ (Закпючаниа) (населением). Неблагоприятные последствия техногенного воздействия на городскую среду и возникающие на территории города проблемы связаны в значительной степени с элементами стихийности в процессе урбанизации, недостаточным уровнем знаний о сложной природно-техно- генной системе, каковой является город (Рис. 14). Проблем в городе множество. Их перечень выглядит следующим образом: /. Проблемы, определяемые геолого-геоморфологическими условиями: — сложные инженерно-геологические и геоморфологические условия; наличие на территории процессов эрозии, оползневых, карстово-суффози- онных; активизация этих процессов в связи с чрезмерными нагрузками на геологическую среду и нерациональными изменениями рельефа; — значительные изменения структуры водосборных бассейнов, условий денудации и стока, что вызывает подтопление, активизацию карсто- во-суффозионных процессов, оседание грунтов и разрушение инженерных сооружений; — формирование техногенных физических полей, изменения свойств литогенной основы (коррозионной активности, теплового поля, динамической устойчивости); — формирование геохимических техногенных аномалий с геопатогенными свойствами. //. Проблемы, связанные с нагрузками на ландшафт: — деградация городского ландшафта; — деградация природного ландшафта в пригородной зоне из-за чрезмерной посещаемости лесных и рекреационных зон, добычи полезных ископаемых, отчуждения земель под свалки, сельскохозяйственные угодья и дачные поселки; — недостаток земельных массивов и мест отдыха в городе; — болезни растений (в связи с изменением состава почв) и необходимость создания оптимального «городского» видового состава растительности; — проблема сохранения уникальных природных объектов. ///. Проблемы, связанные с водоснабжением: — значительные изменения водного баланса (как в приходной, так и в расходной частях); — чрезмерная эксплуатация водных ресурсов и связанные с ней изменения гидрологической и гидрогеологической обстановки; — влияние искусственных водоемов на окружающую среду; — влияние хозяйственной деятельности на состояние поверхностных питьевых источников и охрана этих источников от загрязнения; — взаимовлияние поверхностных и подземных вод и изменения качества водоисточников. 162 ГЕОГРАФИЧЕСКАЯ СРЕДА ЭКОСИСТЕМА «ГОРОД» ГОРОДСКАЯ ТЕРРИТОРИЯ ГОРОДСКАЯ СРЕДА природные компоненты городской территории: ГОРОДСКОЕ НАСЕЛЕНИЕ потребности человеке географическое положение, климвт, рельеф, лвндшафт, геологическое строение, воды, рвстительность, животные городские условия: городской климвт, городской ландшафт, техногенный рельеф, техногенные отложения, техногенные физические поля искусственные водоемы, домашние и культурные растения и животные городские среды: квазиприроднвя, ландшафтно- природная, социально- экономическая, общественно- производственная УПРАВЛЕНИЕ г* устойчивость и динвмичность природные среды городские среды насвленив Рис. 14. Структура и динамические связи экосистемы «Город».
ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ МОСКВЫ (Заключение) IV. Проблемы, связанные с загрязнением атмосферы: — влияние атмосферных загрязнений на здоровье населения, на состояние питьевых источников, растительности, на состояние зданий и сооружений; — «кислые дожди», «остров тепла», запыленность атмосферы и др. V. Социальные проблемы: — необходимость сохранения историко-культурного своеобразия города и создание современной инфраструктуры; — проблемы функционирования инфраструктуры города; транспортные, промышленные, жилищные; проблемы водообеспечения, энергообеспечения, утилизации отходов; высокая стоимость обслуживания; — проблемы отдыха и второго жилья горожан (парки, сады, дачи, садовые участки); рынок жилья и земельных участков; — здоровье населения (поликлиники, больницы); — демографические проблемы, в том числе механический прирост населения, социальная поляризация населения (преступность, беженцы, бомжи); поведенческие особенности в социумах; — социально-культурные проблемы населения; — проблемы образования: от детских садов до ВУЗов; — проблемы рекреационно-туристической инфраструктуры (гостиничный комплекс, культурно-развлекательные центры, спортивно-оздоровительные учреждения, объекты культурного наследия и национальной гордости: музеи, библиотеки, театры и др.); — проблемы исследований и создания эстетического образа города (престижных и привлекательных мест и других предпочтений городского населения); — проблемы перестройки социального и культурного аспектов городской жизни: взаимоотношение и культурные связи центра и окраин города. Острыми проблемами города являются плохая организация сбора и удаления бытовых отходов, высокая и постоянно прогрессирующая степень загрязнения окружающей среды автомобильным транспортом, шумы и вибрация, токсичность промышленной пыли. На долю автотранспорта приходится 70% выброса вредных веществ в воздушный бассейн Москвы. В почвах в окрестностях предприятий машиностроения и металлообработки обнаруживается недопустимо высокое содержание вредных веществ. Свалки мусора служат источниками загрязнения грунтовых и поверхностных вод. Поскольку идущие в них процессы практически не изучены, эта угроза может быть весьма реальной. Особенную опасность представляют жидкие токсичные вещества. Поэтому рациональное использование и охрана водных ресурсов в пределах столичного региона — чрезвычайно важная экономическая и социальная задача. 164 Экологические хроники Москвы В числе наиболее важных следует назвать и проблему комплексного развития Москвы и области, составляющих единую социально-экономическую и градостроительную систему, для сохранения целостности которой необходимо проведение общей экономической, градостроительной, природоохранной и управленческой политики. Торговые и культурно-бытовые потребности удовлетворяются в столице жителями пригорода, а москвичи отдыхают в пригородных рекреационных зонах. Кроме того, Москва выполняет по отношению к пригороду производственную, научно-производственную, организационно-управленческую и прочие функции. Область по отношению к Москве — ресурсно-производственные функции (производство продовольственных товаров); инженерное обслуживание (водо- и энергоснабжение, сжигание и утилизация бытовых и промышленных отходов); научно-экспериментальные функции; демографические (пополнение трудовых ресурсов) и, что не менее важно, рекреационные функции. Ценность земель в Москве велика и постоянно возрастает. Обосновать рациональное использование земель, рациональное освоение наземного и подземного пространства - значит учесть оценку земель в расчетах эффективности капитальных вложений, решить ряд инженерно-геологических, экологических проблем, увязать социально-экономические и градостроительные задач развития г. Москвы с экологическими проблемами. Пути решения перечисленных проблем — это определение градостроительных возможностей территории города в соответствии с их природными ресурсами: выработка научно обоснованных рекомендаций по административным и инженерным мероприятиям, объединяемых общим названием «охрана окружающей среды», которая может именоваться также экологической деятельностью, в том числе рациональное природопользование, совершенствование оборудования, технологических процессов и приемов в промышленности и на транспорте, с целью исключения или существенного снижения вредных воздействий на окружающую среду и здоровье человека. В систему градообразующих мероприятий входит также государственный и общественный контроль за состоянием природной среды и источниками ее загрязнения; охрана памятников природы и культуры, а в самом широком смысле — всех материальных и духовных условий существования и развития человеческого общества и будущих поколений людей, повышение уровня комфортности жизни населения, развитие экологической экспертизы проектов, создание информационных банков, организация системы мониторинга, повышение уровня экологической культуры городских жителей. Огромный научный потенциал Москвы, разработка и проведение активной экологической политики правительством Москвы позволяют 165
ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ МОСКВЫ (Заключение) рассчитывать на коренную перестройку организации исследовательских работ по экологической проблематике Москвы, что в свою очередь позволит избежать экологических катастроф на городской территории. Это задачи не только специализированных организаций (Москомзем, Мос- комприрода, Мосгоргеотрест, Геоцентр «Москва», НИиПИ экологии города), но и академических институтов (Ин-т географии РАН, Ин-т геоэкологии РАН), и высших учебных заведений (в первую очередь МГУ). История, как известно, ничему не учит, но заставляет взглянуть на окружающий мир по-новому и задуматься. Так задумаемся, господа! Москва-река, в ней чистая вода... Мне снится. А была ведь и такая! Тогда по ней не плыли катера, Бензин и смазочное масло разливая. Здесь по холмам раскинутым вокруг, Сосна и дуб когда-то бушевали... Мы строили не сразу и не вдруг, Но весь рельеф невольно стушевали. Воздействие такое, что тоска! Как вынесет такое мирный житель! Но все еще течет река, И за весной приходит лето... Э. Лихачева 166 БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПРАВОЧНИК
Экологические хроники Москвы I. НАУЧНАЯ И НАУЧНО-ПОПУЛЯРНАЯ ЛИТЕРАТУРА До 1900 года Акт освидетельствования части Екатерининского парка, затопленной водой, которая была спущена со смежного с парком владения госпожи Ханыковой. М.: 1877. 9 с. Алеппский П. Путешествие Антиохийского патриарха Макария в Россию в половине XVII в., описанное его сыном архидиаконом Павлом Алеппским. 1898. Кн. 10. 195 с. Андреев А.Н. История Московского водопровода. М.: 1850. Анненков Н.И. Наблюдения над развитием дикорастущих растений в Московской губернии (за 1850 г.) // Журн. сельского хоз-ва и овцеводства. 1850. № 6-9. Антонович А. И. Как строить Московскую окружную дорогу с широким рельсовым кольцом или кольцом приближенным к городу. М.: Тип. А.И. Мамонтова, 1897. 31 с. Антонович А. И. Московская городская железная дорога: Метрополитен. Проект. Около 1900. Астраков В. И. Гидрографический очерк Москвы-реки и ее притоков // Изв. Мосгордумы. 1879. 98 с. Афанасьев Н.П. Осадки и снежный покров в Москве. М.: 1893. 26 с. Афанасьев Н.П. Очерк метеорологических наблюдений и климатических условий Москвы // Тр. топогр.-геогр. отд-ния о-ва любителей естествознания, антропологии, этнографии. 1897. Вып. 6. 169
НАУЧНАЯ И НАУЧНО-ПОПУЛЯРНАЯ ЛИТЕРАТУРА Бабин В. Замечания на исследования Мытишенских ключей. СПб.: 1878. 24 с. Бабин В.А. О водоснабжении Москвы и проект устройства в ней артезианского колодца // Горн, журнал. 1865. № 5. Белокуров С.А. Планы Москвы XVII в. Древнерусская картография. М.: 1898. Вып. 1. Белоусов П. П. К вопросу о современном положении и ближайших задачах ассенизации русских городов // М-лы по обществ, гигиене. 1896. 222 с. Беляев И. Московская летопись. Город Москва с его уездом. Около 1850 г. 24 с. Блюменталь Ф.М. Об организации городских дифтеритных бюро (Читано в Обществе Детских врачей в Москве). М.: Тип. т-ва Кушнерев и К°, 1899.20 с. Богословский В. Г. Краткий очерк санитарного состояния населения Московского уезда в 1897 году. М.: 1898. 25 с. Богословский Н.А. Геологические исследования вдоль железнодорожных линий Павелец — Москва и Москва — Савелово // Изв. геолкома. 1899. Т. 18. № 6. Бруин К. Путешествие через Московию Корнелия де Бруина / Пер. П.П. Барсова. 1872. 292 с. Бубнов С. Ф. Некоторые данные для санитарной оценки Московской почвы // Сб. работ Гигиенич. лаб. Моск. ун-та. 1886. Вып. 1. 328 с. Вагнер С. Приложение геологии к инженерному делу // Сб. ин-та инженеров путей сообщения. 1887. Вып. II (VII). 211 с. Винклер П. Гербы Российской империи. СПб.: 1880. Вихляев П.А. Земледельческое хозяйство и промыслы крестьянского населения // Моск. губерния по местному обследованию 1898—1900 гг. Т. IV. Вып. 2. Всеобщее и полное описание Московской губернии в нынешнем ея новоустроенном состоянии (Сочинено Московскими уездными землемерами, 1800) // РГВИАФОНД ВУА, ед. хр. 18861. В.Ф. Москва. Краткие очерки городского благоустройства. М.: 1897.123 с. Гельмерсен Т.П. Отчет о действиях геогностических розысканий, произведенных в 1841 г. в губ. Тверской, Московской, Орловской и Калужской // Горн, журнал. 1841. Т. IV. Кн. 12. Годовой отчет Московской городской санитарной станции устроенной при Гигиеническом институте Императорского Московского университета / Сост. С. С. Орлов, Ф. Ф. Эрисман, Л. Лялин и др. Ред. С. Ф. Бубнов. М.: 1892-1912. 14 томов. Данилов М.А. Пояснительная записка к проекту урегулирования Неглинного канала в Москве, составленному инженером статским советником М.А Даниловым. 1886. 11 с. 170 Экологические хроники Москвы Дельвиг А.И. Московские водопроводы в 1859 г. // Вестн. промышленности. 1860. № 8. С. 43-112. Дельвиг А.И. Описание водоснабжения, устроенного в 1856 г. в военном лагере на Ходынском поле, близ Москвы. СПб.: 1857. 19 с. Жабенко Ю.Ю. Подмосковная казенная дача, называемая Лосиный погонный остров // Тр. Вольного экономического о-ва. 1861. Т. 2. Журналы комиссии по надзору за устройством нового водопровода и канализации в Москве. М.: 1899—1900. Вып. 1—10. Забелин И. Материалы для истории и статистики Москвы. М.: 1891. Ч. I—II. Забелин И.Е. Кунцево и древний Сетунский стан. М.: 1873. 257 с. Забелин И.Е. Московские сады в XVII столетии // Журн. садоводства. М.: 1859. Т. 1. Замечания к разрешению вопросов о водоснабжении Москвы городского инженера В. Бабина. СПб.: 1879. 58 с. Зимин Н. Материалы для решения вопроса об устройстве новых водопроводов в Москве. М.: 1877. 56 с. Зимин Н. Мытищенские изыскания 1877 г. пред судом горного инженера г. Бабина. М.: Тип. Клейна, 1878. 30 с. Зимин Н.П. Краткий очерк проекта снабжения города Москвы водою и охраны его от пожаров. М.: 1884. 43 с. Зимин Н.П. Предварительный проект преобразования Московского водопровода (два варианта). М.: 1883. 131 с. Зуев В. Путешественные записки от С.-Петербурга до Херсона в 1781-1782 гг. СПб.: 1787. Иванов А.Л. Новые глубокие артезианские скважины в гор. Москве. Годовой отчет Московского общества испытателей природы за 1894—95 гг. Ивановский А.А. Истоки р. Москвы // Землеведение. 1894. Кн. 2. Иппо СБ. Москва и Лондон, исторические, общественные и экономические очерки и исследования. М.: 1888. 498 с. Каигородов Д.Н. Краткий обзор лета 1893 года в Подольском уезде Московской губернии // Метеорологич. вестн. 1893. Каменецкая Е.И. Канализация Москвы. М.: 1896. Каминский А.А. О сравнимости наблюдений над осадками в Европейской России. СПб.: 1889. 45 с. Каминский А.А. Годовой ход и географическое распределение влажности воздуха на пространстве Российской Империи по наблюдениям 1871-1890 гг. СПб.: 1894. 352 с. Капустин М.Я. Гигиена. Энциклопедический словарь. СПб.: Типолитография И.А. Ефрона, 1893. Т. VIII. С. 621-627. Карамзин Н.М. Записка о московских достопамятностях. М.: 1817. 171
НАУЧНАЯ И НАУЧНО-ПОПУЛЯРНАЯ ЛИТЕРАТУРА Карамзин Н.М. О московском землетрясении. Соч. Т. 9. 1820. Киприянов В. Описание Московской губернии в строительном отношении. СПб.: 1856. 131с. Классен Е. Руководство к устройству артезианских или водометных колодцев. М.: Тип. А. Семена при Импер. медико-хирург. акад., 1833. 118 с. Криштафович Н. Главнейшие результаты изучения послетретичных образований Центральной России // Тр. Санкт-Петербургского о-ва естественников. 1892. Т. 22. Вып. 2. Кроткое П.В. Исторический очерк инженерных сооружений г. Москвы. М.: Мосгоруправа, 1896. 34 с. Крубер А.А. Предварительный отчет о поездке по Московской и Тульской губерниям / Экспедиция для исследования источников главнейших рек Европейской России. СПб.: 1898. Кулагин Н.М.: Петров Н.В. Зоологический сад в L895 г. История его возникновения и развития и современное состояние сада. М.: Университетская типография, 1895. 26 с. Ламанский В.И. Собрание чертежей Москвы, ее окрестностей и города Пскова XVII столетия. Приложение ко 2-му тому Записок отделения русской и славянской археологии Русского археологического обшества. СПб.: 1861. Ламанский В.И. Старинная русская картография // Вестн. РГО. 1859. Ч. 27. Отд. V. С. 11-18. Лембке К. Результаты поверочных наблюдений над откачками в Б. Мытищах (с августа 1887 по март 1888). 6 с. Линдлей В.Г. Пояснительная записка к проекту водоснабжения г. Москвы, изложенная в письме к Московскому городскому голове Н.А. Алексееву от 18(30) января 1887 г. М.: 1887. 63 с. Мартынов А.А., Снегирев И.М. Москва. Подробное историческое и археологическое описание города. Т. 1—2. 1873—1875. Материал к истории холерных эпидемий в Москве. М.: 1893. 54 с. Материалы для геологии России. Т. 2. «Московская губерния». 1872. Медведев П.И. По вопросу канализации Москвы. М.: Тип. А.И. Мамонтова и К°, 1879. 15 с. Милютина С.Н. Некоторые дополнения к флоре Московской губернии. М.: 1888. 12 с. Московская городская прачечная и дезинфекционная камера // Изв. Мосгордумы. 1898. Вып. I—II. 30 с. Московская промышленная область и верхнее Поволжье // Россия. Полное географическое описание нашего отечества / В. П. Семенов. СПб.: 1899. Т. 1. 172 Экологические хроники Москвы Мочарскш Н.М. Подмосковные рыбы // Тр. отд. ихтиологии Импер. русск. о-ва акклиматизации животных и растений. 1887. Т. 1. С. 105—115. Мурчисон Р. Письмо к министру финансов. Краткий отчет о геологических путешествиях по России // Горн, журнал. 1841. Кн. II. Мушкетов И.В., Орлов А.П. Каталог землетрясений Российской империи. СПб.: 1893. 582 с. Нейдин И. Состав воды реки Яузы в различных местах ея течения. 1892. 173 с. Никитин С. Элементарный курс географии для низших классов средних учебных заведений и элементарных школ / Отчизноведение для Москвы (пример отчизноведения для континентальной страны). М.: Изд-во книгопродавца Салаева Ф.И., 1877. Вып. 1. 51 с. Никитин С.Н. Геологическая карта окрестностей Москвы в масштабе 2 версты в 1. 1897. 3 с. 1 л. карты м-ба 1:84000. Никитин С.Н. Геологическая часть отчета по изысканиям для устройства Мытищинских водосборных сооружений. 1897. Никитин С.Н. Каменноугольные отложения Подмосковного края и артезианские воды под Москвой // Тр. геолкома. 1890. Т. V. № 5. 144 с. Никитин С.Н. Общая геологическая карта России // Тр. геолкома. 1885. Т. 1. Лист 56; 1890. Т. 5. № 1. Лист 57. Никитин С.Н. Следы мелового периода в Центральной России // Тр. геолкома. 1888. Т. 5. №2. Обзор двадцатипятилетней деятельности Московского земства 1865-1890. Попечение о народном здравии (Земская медицина). Материал обработан в губернском санитарном бюро. М.: Моск. губ. земская управа. Санитарное бюро, 1892. 132 с. Оливьери А. Краткий очерк по действиям Замосковной Горной экспедиции за 1843 г. // Горн, журнал. 1884. Т. 1. Кн. II. Отчет Московской городской управы по врачебно-санитарной части. М.: 1898-1902. (ежегодные отчеты). Отчет по изысканиям для устройства водосборных сооружений. М.: 1887. 86 с. Отчеты Высочайше учрежденной Комиссии по надзору за устройством в г. Москве нового водопровода и канализации. 25 отчетов. 1891-1914 гг. Отчеты Московских городских врачей (санитарных, училищных и базарных смотрителей). 12 томов М.: Мосгоруправа, 1891-1903 гг. Оценка земли в разных частях Москвы. М.: Моск. гор. кредитное о-во, 1898. 48 с. Павлов А. П. Новые данные по геологии Воробьевых гор // Вестн. естествознания. 1890. № 7. 173
НАУЧНАЯ И НАУЧНО-ПОПУЛЯРНАЯ ЛИТЕРАТУРА Павлов А.П. О геологическом характере окрестностей Москвы // Естествознание и география. 1891. № 5. Павлович Г. Освещение Москвы газом. М.: 1864. Паллас П.С. Каталог растениям, находящимся в Москве в саду... Про- копия Анкифиевича Демидова. СПб.: Академия наук, 1781. 163 с. Песков П.А. Некоторые результаты санитарного исследования ткацких фабрик в Лефортовской части города Москвы // Тр. комиссии, учрежденной г-ном Московским генерал-губернатором кн. В.А. Долгоруковым для осмотра фабрик и заводов в Москве. 1881. 20 с. Петунников А. Материалы для изучения современного состояния Москвы // Изв. Мосгордумы. 1881. Т. IV. 45 с; 1882. Т. VII. 58 с. Петунников А. Материалы для изучения современного состояния Москвы. Гидрографический очерк Москвы. Мосты и набережные // Изв. Мосгордумы. Прилож. к вып. 10. 1882. 58 с. Петунников А. Почвы и почвенные воды г. Москвы // Изв. Мосгордумы. Прилож. к вып. 10. 1882. 58 с. Петунников А. Состав и свойства Московских вод. М.: 1879. 31с. Петунников А. Состав и свойства Московских вод // Изв. Мосгордумы. Прилож. к вып. 10. 1882. 58 с. Петунников А.Н. К вопросу о снабжении г. Москвы подпочвенной водою Яузского бассейна. М.: 1880. 19 с. План расположения откачек близ села Богородского и на Ростокином лугу. Снят инструментально в октябре 1888 г. Пояснительная записка к проекту по исправлению Неглинного канала, составленному городским инженером Николаем Михайловичем Ле- вачевым. М.: 1886. 42 с. Провал на площади в Кремле. Один из старослужителей Кремлевского духовенства // Современная летопись. 1871. № 28. Проектная записка генерала фон-Бауэра об устройстве водопровода в Москве. Архив Моск. упр. НКВД (III округ путей сообщения. Арх. № 35992; в-355, лист 1-20). 1870. Протокол освидетельствования бассейнов речек Неглинной, Напрудной и Самотеки. М.: Мосгоруправа, 1877. 19 с. Прюнье Е. Лучший способ добывания воды из подпочвенных слоев грунта, доведенный до совершенства в отношении ея количества и ея качества. М.: Тип. Счасни, 1878. 28 с. РашковД. Значение нивелирных марок и способы пользования ими // Изв. Мосгордумы. 1879. № 1-4. Рашков Д. Об аномалиях склонения магнитной стрелки в окрестностях слободы Перервы и составлении карты склонений магнитной стрелки из угломерных съемок//Тр. топографо-геодезической комиссии. 1894. Вып. 2. 174 Экологические хроники Москвы Рерберг И.Ф. Московский водопровод. Исторический очерк устройства и развития водоснабжения Москвы. Описание нового водопровода. М.: 1892. 29 с. Рожнов НА. Сельское хозяйство Московской Руси в XVI в. М.: 1890. 240 с. Романовский Т.Д. Исследования нижнего яруса южной части подмосковных каменноугольных образований // Горн, журнал. 1854. Т. III. № 9. Романовский Г Д. Обший геогностический обзор почвы в уездах: Московском, Подольском, Серпуховском // Горн, журнал. 1856. Ч. I. Кн. 2. Романовский Т.Д. О проводе Подмосковной буровой скважины близ г. Серпухова // Горн, журнал. 1857. Т. III. Кн. 9. Рудольф М. Москва с топографическим указателем всей ее местности и окрестностей. В трех частях. М.: 1848. Ч. 1-2. 244 с; 1849. Ч. 3. 83 с. Рулье К.Ф. Заметка о наблюдениях в Калужской и Московской губерниях// Моск. ведомости. 1848. № 144. Рулье К.Ф. О животных Московской губернии или о главных переменах в животных первозданных, исторических и ныне живущих, в Московской губернии замеченных. М.: 1845. 96 с. Румянцев В. Урочища: Садовники и Берсеневка // Древности. 1885. Т. 5. Вып. 1. 12 с. (с планом). Самойлов П. Атлас промышленности Московской губернии. М.: 1845. Самоквасов Д.Я. Древние города России. 1873. Сатунин К.А. Позвоночные Московской губернии. Млекопитающие // Изв. о-ва любителей естествознания, антропологии и этнографии. 1895. Т. 36. Вып. 1. С. 3-16. Сборник материалов для изучения Москвы и Московской губернии / Н.М. Бочаров. М.: Изд. Мосгубстаткома, 1864. Сборник очерков по городу Москве. М.: Гор. обществ, управление, 1897. Сводная таблица проектов водоснабжения в Москве, представленных в Городскую думу. 117 с. Семенов-Тян-Шанский П.П. Москва// Географическо-статистический словарь России. 1867. Т. III. Соловьев Н.И. Москва и Петербург в санитарном отношении. М.: 1874. 40 с. Спасский М. О климате Москвы. Критическое исследование. М.: Университетская типография, 1847. 270 с. , Сюзев П.В. Наблюдения периодических явлений в жизни растений Московской флоры // М-лы к познанию флоры и фауны Российской империи. Отд. ботанич. 1899. Вып. 3. Титов В.А. Московское водоснабжение. М.: 1887. 17 с. 175
НАУЧНАЯ И НАУЧНО-ПОПУЛЯРНАЯ ЛИТЕРАТУРА Толстой М.В. Опыт ботанического календаря или время цветения дикорастущих растений Московской губернии // Садоводство. 1838. № 2-3. Цебриков М.М. Краткий геологический очерк Москвы и близайших замечательных окрестностей // Спутник Зодчего по Москве. 1895. С. 5-21. Шнауберт В.Н. Легочная чахотка в Москве 1880-1889 гг. Медико-статистические исследования. М.: Мосгоруправа, 1893. 190 с. Шухов В.Г., Кнорре Е.К., Лембке К.Э. Проект Московского водоснабжения. М.: Изд-во А.В. Бари, 1891. 19 с. Щуровский Г.Е. Артезианский кололеи в Москве. М.: Изв. ОЛЕАЭ. 1878. Т. 33. Вып. 2. Щуровский Г.Е. Геологическая экскурсия по губ. Московской, Калужской и Ярославской // Изв. Моск. Унив. 1867. №11. Щуровский Г.Е. Геологические экскурсии по губерниям Московской и Ярославской // Изв. ОЛЕАЭ. 1866. Т. III. Вып. 1. Щуровский Г.Е. История геологии Московского бассейна // Изв. О-ва любителей естествознания, антропологии и этнографии. 1866. Т. 1. Вып. 1-2. С. 137-153. Щуровский Г.Е. Каменоломня гг. Алексеевых в Москве // Вестн. ес- теств. наук. 1860. № 32. С. 1019-1028. Элементарный курс географии по синтетическому методу для низших классов средних учебных заведений и элементарных школ / Составил С. Никитин, преподаватель 1-й и 4-й Московских женских гимназий. М.: 1877. Эрисман Ф.Ф. Отчет Московской городской санитарной станции. Год 1, 2, 3, 4, 5. М.: 1892-1898. ЯковкинАА. К вопросу о загрязнении Москвы-реки. Доклад Обществу для содействия улучшению и развитию мануфактурной промышленности // Изв. о-ва для содействия улучшения и развит, мануфакт. пром- ти. 1892. Т. 2. Ст. 1. 21с. ЯковкинАА. К вопросу о загрязнении Москвы-реки. М.: 1894. Ярцев А. Подмосковные прогулки (Очерки и воспоминания) // Моск. ведомости. 1891. № 1. FahrenkohlA. Fruchtiger Blich auf die Bergkalk - und Jira - Bildung in der Umgebunbg Moscwas. St. Petersburg. 1856. 185 с Krishtafovich Nikolai J. Anzeichnen einer interglaziazen Epoche in Central- Russland (Umgeburgen des Dorfes Troizkoje Gouv. Moskau). M.: 1891. 21 с Les environs de Moscou // Guide des excursions du VII congres geol. intern. St. Pb., 1897. 16 с Pavlov A. P. Le neocomien des motagnes de Worobiewo // Bull. Soc. Natur. Moscow. 1890. № 2. 176 Экологические хроники Москвы Rouillier Ch., Vossinsky Al. Etudes progressives sur la geologie de Moscou. Moscou: 1849. 21 p. Rouillier Ch., Vossinsky Al. Second supplement a l'explication de la coupe geoloque des environs de Moscou // Extrait du Bull, de la Soc. imp. des Naturao de Moscou. 1847. V. 20. Trautschold Hermann A. Die Kalkdruche von Mjatschkowa. Moscou: 1876. Trautschold Hermann A. Recherches geologiques aux environs de Moscou // Бюл. МОИП. 1858.15 c. Trautschold. Wissenschaftliche ergebnisse in dem Moscou ausgeauhrten Bohrungen // Bull. Soc. Natur. Moscou. 1882. 1900-1913 Алексеев НА. Описание канализации города Москвы района 1-й очереди. М.: Гор. типография, 1912-13. Т. 1-2. 125 с. Алелеков А.Н. История Московского военного госпиталя в связи с историей медицины в России к 200-летнему ее юбилею 1707—1907 гг. М.: 1907.719 с. АнучинД. Наводнение в Москве в апреле 1908 г. и вопрос об изучении наводнений в России // Землеведение. 1908. Кн. 2. С. 87-111. Анучин Д.Н. Географическое прошлое и настоящее Москвы // Москва в ее прошлом и настоящем. 1909. Ч. I. 16 с. Арсеньев Ю.В. Описание Москвы и Московского государства. По неизданному списку космографии конца XVII века // Зап. Моск. археоло- гич. ин-та. 1909. Т. 11. С. 1-17. Астафьев А.Ф. Домовые водостоки и водопроводы. СПб.: Изд-во Н.Я. Стойковой, 1913. 128 с. Атлас к описанию устройства канализации г. Москвы. 1-я очередь. М.: Мосгоруправа, 1909. 3 с. 125 л. планов и чертежей. Атлас сооружений Москворецкого водопроводов г. Москвы. Строительный период 1900-1909. М.: Мосгоруправа, 1910. 4 с. 70 л. планов и чертежей. Багров Л.С. Первая карта Московской губернии (1711 год). СПб.: 1913. 12 с. Бастамов С.Л. Климатический очерк "Москвы // Естествознание и география. 1913. № 4. Белокуров СА. О бумажной мельнице в Москве, на р. Яузе (1673-1676). М.: 1907. 19 с. Биман М.И. Очистка сточных вод г. Москвы. М.: 1909. 25 с. 177
НАУЧНАЯ И НАУЧНО-ПОПУЛЯРНАЯ ЛИТЕРАТУРА Блюменталь Ф.М. Петербург и Москва перед лицом холеры. СПб.: Рус. о-во охранения нар. здоровья, 1908. 25 с. Болотов А.В. Фито-фенологические наблюдения на Московской областной опытной станции в 1915 и 1916 гг. М.: 1917. 87 с. Бухгольц Г. Ф. Пояснительная записка к планам и профили р. Москвы. М.: 1918. Ведомость на землю города Москвы для руководства при приеме в залог Московским городским кредитным обществом недвижимых иму- шеств. М.: 1911. 101с. Вернер И. Новые течения в практике застройки городов Западной Европы, в связи с проектом устройства Ходынского поселка. Около 1905 г. 19 с. Вильяме В., Биман М. Очистка сточных вод биологическим способом. М.: 1906. 101 с. Власов В.А. Об организации службы по предсказанию погоды для Московского района. М.: Моск. губ. земство, 1913. 80 с. Власов В.А. Очерки климата Московской губернии // М-лы по климату Московской губернии. 1914. Т. 1—2. Водоснабжение Москвы в 1779—1902 гг. Мытищинский и другие вспомогательные водопроводы. М.: Мосгоруправа, 1902. 116 с. Врачебно-санитарная хроника Москвы. М.: Санит.-статистич. бюро Мосгоруправы, 1903—1919. (12 журналов в год). Геттнер А. Россия. Культурно-политическая география / Пер с нем. А. Безигинского. М.: Изд. Ю. Ленковского, 1909. 265 с. Главнейшие данные санитарного описания школ Московской губернии. М.: 1904. 64 с. Голиневт Н.У. Водоприемник нового москворецкого водопровода для Москвы. СПб.: Изд. Собрания инж. путей сообщения, 1904. 12 с. Горностаев И.Ф., Бугуславский Я.М. По Москве и ее окрестностям: Путеводитель-справочник для туриста и москвича. М.: 1903. ГорсейДж. Записки о Московии 16 века / Пер. с англ. Н.А. Белозерской. СПб.: Изд-во А. Суворина, 1909. 159 с. Гринберг Р. Опыт изучения флоры и фауны Московского водопровода// Изв. Моск. коммерческого ин-та. Коммерческо-технич. отдел. М.: 1913. Кн. 1.47 с. Доклад Комиссии по изысканию земель и заключение Совета инженеров канализационного отдела по вопросу о приобретении земель под поля орошения канализации г. Москвы II очереди. 2 января — 12 февраля 1910 г. М.: 1910.93 с. Доклад Совета инженеров канализационного отдела Московской Городской Управы о расширении канализации в черте Камер-Коллежского вала. 31 июля 1909 года. М.: 1909. 114 с. 178 Экологические хроники Москвы Доклад Совета инженеров по постройке канализации о работе на 1911 год по расширению района канализации и о работах, относящихся к Семеновским свалкам. М.: 1911. 39 с. Жбанкое Д.Н. Некоторые итоги устройства городского врачебно-са- нитарного дела // Общественный врач. 1915. № 7. С. 449—485. Журналы Московской губернской земской комиссии по борьбе с холерой и приложения к ним. 1907 год. М.: 1907. 27 с. Забелин И. История города Москвы. М.: Типо-литография т-ва И.Н. Кушнерев и К°, 1905. 688 с. [Репринтное воспроизведение издания 1905 г. в 1990 изд-вом «Столица»]. Записка товарища Московского городского головы по вопросу о соединении пригородов в Москве. М.: 1915. Здановский И.А. Обзор погоды в Московской губернии. Зима 1914-1915 гг. М.: 1915. Земельные владения г. Москвы. М.: 1916—1917. Ч. I. Владения внутри городской черты. 31 с; Ч. II. Лефортовская часть. 63 с; Ч. III. Мещанская, Мясницкая, Пречистенская части. 70 с. Зимин Н.П. Описание сооружений нового Мытищинского водопровода, строительный сезон 1890—1893 гг. с атласом. М.: 1905. 343 с. 17 л. чертежей. Зимин Н.П. Описание сооружений нового Мытищинского водопровода, строительный период 1897—1906 гг. М.: Мосгордума, 1908. 143 с. Зимин Н.П. Система водоснабжения Москвы // Тр. 6-го водопроводного и санитарного съезда. 1905. 55 с. Иванов А.П. Артезианские воды г. Москвы. М.: 1916. 32 с. Иванов А.П. Геологическое строение Яузского бассейна // Тр. комиссии, организованной Московским гор. общественным управлением по исследованию причин усиленной жесткости Мытищинской воды. Отдел II. 1914. Вып. 1.88 с. Иванов А. П. Карта (пластовая) древнеаллювиальных отложений Яузского бассейна. Составлена в 1913 году по данным буровых скважин. Иванов А.П. Средние и верхнекаменноугольные отложения Московской губернии // Бюл. МОИП. 1906. Известия Мосгордумы. Врачебно-санитарный отдел. М.: 1903—1910 гг. (12 номеров в год). Исследования мытищинской и москворецкой воды в 1907—1909 гг. Мосгоруправа. Отд. 4; архив № 31273. В-.50. Кайгородов Д.Н. Опыт исследования прилета грачей // Изв. Лесного ин-та. 1910. Т. XX. Кайгородов Д.Н. Опыт исследования прилета кукушки // Изв. Лесного ин-та. 1910. Т. XX. 179
НА УЧНАЯ И НА УЧНО-ПОПУЛЯРНАЯ ЛИТЕРАТУРА Канализационному отделу Московской Городской Управы заведующего сельскохозяйственным отделом полей орошения профессора В.Р. Вильямса докладная записка. 1903. 50 с. Канализация г. Москвы. М.: Гор. типография, 1901. 31 с. Карельских К. П. О результатах пробной откачки воды в Мытищах в количестве 3 500 000 ведер в сутки в 1903 г. и 1904 г. // Тр. 7 русского водопроводного съезда в Москве. 1907. 12 с. Кирпичников В.Д. Развитие Московской центральной электрической станции общества 1886 года // Электричество. 1914. 30 с. Краснопольский А.А. Грунтовые и артезианские колодцы. М.: 1912.177 с. Лебедев B.C. Обращаемость населения на разных расстояниях от лечебниц, в связи с путями сообщения, лошадностью и плотностью населения. М.: Моск. губернское земство, 1912. 120 с. Левицкий А. П. Об организации метеорологической сети в Московской губернии. Доклад зав. организацией по опыт, делу при Моск. губ. земской управе. М.: 1911. 26 с. Лейст Э.Е. Московский ураган. СПб.: 1904. 5 с. Листов СВ. Санитарное положение рабочих при постройке Москворецкого водопровода. Доклад д-ра СВ. Листова в заседании Санитарного отдела 16 окт. 1902 г. М.: 1902. 37 с. Мамонов А.А. Повреждения на городской сети труб Московского водопровода. Доклад П-му Всероссийскому Водопроводному и сан.-тех- нич. съезду 1913 года. М.: 1914. 52 с. Марков Г. Ф. География Москвы. Чтение для московских фабричных рабочих. М.: Изд-во комитета по устройству общеобразовательных чтений, 1910. Вып. I. География Москвы. 24 с; 1911. Вып. 2. Геологический очерк. 48 с. Материалы по климатологии Московской губернии. М.: Моск. губернское земство, 1914. Т. 1—2. Метеорологическая сеть Московского губернского земства (Организация, состав и программа). М.: Моск. губернское земство, 1913. Т. 1; 1914. Т. 2. Москва: краткий очерк развития и современного состояния враЧеб- но-санитарной организации. М.: 1911. 131 с. Мосолов Н.А. Дополнение к изучению фауны Московской губернии М.: О-во любителей певчей и др. вольной птицы. И.P.O. А.Ж. и Р.О.О., 1905. 4 с. Нестеров И.С. Леса и наводнения // Тр. Моск. лесн. о-ва. 1909. С. 7-14. Нечаев В. В. Общий вид и внешний рост Москвы за 16—17 вв. // Москва в ее прошлом и настоящем. 1910. Вып. 3. С. 5—7. 180 Экологические хроники Москвы Никитин А.А. Канализация гор. Москвы, ея сооружение и эксплоата- ция. Исторический очерк. 1874—1912. М.: 1913. 63 с. Никитинский Я. Отчет по биологическому обследованию р. Москвы и ее больших притоков между городом Звенигородом и Рублевской насосной станцией. М.: 1912. 216 с. Никитинский Я. Отчет по микробиологическим исследованиям, произведенным на опытной биологической станции на полях орошения гор. Москвы с апреля 1906 г. по октябрь 1907 г. М.: 1909. 145 с. Никитинский Я. Результаты микробиологических исследований, произведенных на опытной биологической станции на полях орошения гор. Москвы в 1905-1907 гг. М.: 1909. 8 статей: Ст. 1. Процесс образования корки в септик-танке. 11 с. Ст. 2. О количественном развитии и о распределении различных организмов в окислительных бассейнах. 24 с. Ст. 3. Высшие цветковые растения в различных пунктах биологической станции. 7 с. Ст. 4. О поглощении водорода микроорганизмами в анаэробных условиях. 3 с. Ст. 5. Биологические исследования в практическом применении. 32 с. Ст. 6. К вопросу о механизме действия биологического способа очистки сточных вод. 76 с. Ст. 7. Биологическое обследование р. Москвы на протяжении от дер. Рублево до села Коломец осенью 1907 г. 133 с. Ст. 8. Список организмов, найденных в различных частях биологической опытной станции и полей орошения г. Москвы. 8 с. Николаевский Ф.А. Материалы к минералогии окрестностей Москвы // Изв. Импер. Акад. Наук. 1912. С. 291-300. Озеров С.А. Мытишинская вода и причины увеличения ее жесткости // Тр. комиссии, организованной Моск. Городским обществ, управлением по исслед. причин увеличения жесткости мытишинскои воды. 1915. Вып. 2. 212 с. Орлов С.С. Грунтовая вода Москвы и ее кладбищ. Сравнительная оценка грунтовой воды в канализированных и в неканализированных владениях. М.: Изд. гигиенич. ин-та Моск. ун-та, 1905. 217 с. Отчет Временного комитета по изысканию мер к охране водоемов Московского промышленного района от загрязнения сточными водами и отбросами фабрик и заводов. М.: 1912-1917 г.: 1913. 222 с; 1914. 690 с; 1915.390 с; 1917.279 с. Отчет комиссии по очистке сточных вод, состоящей при канализационном отделе Московской Городской Управы. Отчет о деятельности комиссии с 30 октября 1910 г. по 1 ноября 1912 г. 181
НАУЧНАЯ И НАУЧНО-ПОПУЛЯРНАЯ ЛИТЕРАТУРА Отчет о деятельности секции по борьбе с туберкулезом в Москве и ея окрестностях с 3-го апр. 1908 г. по 1-е апр. 1910 г. М.: 1910. 66 с; то же с 1 апр. 1910 г. по 1 января 1912 г. М.: 1913. 272 с. Отчет по очистке Москворецкой воды на Рублевской насосной станции. М.: Мосгоруправа, 1907— 1914 гг. Отчет по эксплоатации канализации г. Москвы за 1902 г. М.: Мое. Гор. Управа, 1903. Павлов А. В. Докладная записка Московской городской управе о строении местности по линии: напорный резервуар — Яхт-клуб — Москва-река и о причинах сползания нагорного откоса между напорным резервуаром и водосточным краем села Воробьева. М.: 1911. 15 с. Павлов А. П. Геологический очерк окрестностей Москвы. Пособие для экскурсий. М.: 1907 (переиздано в 1914 и 1923 гг.). 112 с. Петунншов А.Н. Пути сообщения в г. Москве по высочайше утвержденному плану регулирования. М.: Мосгоруправа, 1915. 367 с. Пироговский съезд по борьбе с холерой. Москва, 21—23 марта 1905 г. М.: 1905. 275 с. Протопопов А.Н. Краткое описание московских городских водопроводов. 1905. Пучков С. Московские городские братские кладбища. М.: 1915. 31 с. Раммуль А. О водоснабжении г. Москвы. Краткое описание. М.: Гор. типография, 1911. 28 с. Раммуль А.И. О водоснабжении г. Москвы. СПб.: 1908. 41 с. Рашков Д.П., Иверонов И.А. Съемка и составление планов регулирования проездов г. Москвы. М.: 1906. Рерберг И.Ф. Московский водопровод. Краткий очерк развития нового Мытищинского водопровода по 1904 г. включительно. М.: 1905. 27 с. Рерберг И.Ф. О развитии Мытищинского водоснабжения Москвы // Тр. 7 русского водопроводного съезда Москвы. 1907. 26 с. Розанов А. Н. Исследования по составлению геологической карты окрестностей Москвы. Отчет по состоянию и деятельности геологического комитета за 1919, 1920, 1921 гг. М.: Печатня Яковлева, 1919-1921. С. 35-40. Розенбоом Е., ГруимахЛ. Силы природы и их применения в промышленности и технике. СПб.: 1904. Санитарная охрана жилищ. Декреты и распоряжения Совнаркома и Наркома здравоохранения по организации жилишно-санитарного надзора. М.: Изд. НКЗ, 1919-1920. Вып. 1-2. Санитарная хроника Московской губернии. Прилож. к № 7—9 за 1918 г. 23 с. 182 Экологические хроники Москвы Семенов А.А. Исторический очерк устройства и развития канализации г. Москвы. М.: 1906. 38 с. Семенов-Тян-Шанский B.C. Город и деревня в Европейской России // Зап. Импер. РГО. 1910. Т. X. Вып. 2. Система водоснабжения Москвы инж. Н.П. Зимина. Доклад шестому Русскому Водопроводному съезду. 1906. 55 с. Скворцов Н.А. Археология и топография Москвы. Курс лекций, читанных в Императорском Московском археологическом ин-те им. императора Николая 2-го в 1912—1913 гг. М.: Печатня А Снигиревой, 1913. 493 с. Совещание бактериологов и представителей врачебно-санитарных организаций по борьбе с заразными болезнями в связи с военным временем / Под ред. Л .А. Тарасевича, В. В. Фавра // Журн. частного совеш. бактериологов 11—12 ноября 1915 г. в Москве. 1915. 24 с. Совещание по вопросам санитарной охраны рек, питающих Москворецкий водопровод. М.: Моск. губ. Земская управа, 1916—1917. Соколов В.Д. Гидрогеологический очерк Московской губернии. М.: Моск. губерн. земство, 1913. 158 с. Соколов В.Д. Краткий обзор работ организованной Московским Городским Управлением комиссии по исследованию вопроса о причинах усиления жесткости Мытищинской воды. М.: 1911. 16 с. Соколов. Геология Москвы. Путеводитель «Москва». М.: О.Р.Т.З., 1915. Сырейщиков Д.П. Иллюстрированная флора Московской губернии. М.: Н.П. Карабасников, 1914. 37 с. Сысин А.Н. Санитарные и противоэпидемические мероприятия Союза городов (с начала войны до 1 -го марта 1916 г.). Доклад IV съезду представителей союза городов. М.: 1916. 26 с. Танфильев Г. Несколько данных о строении подмосковных торфяников // Землеведение. 1900. Т. 7. Кн. 2—3. Труды врачей санитарного надзора на внутренних водных путях. Петербург: Управление внутренних водных путей и шоссейных дорог, 1916. 420 с. Труды Первого Всероссийского съезда фабричных врачей и представителей фабрично-заводской промышленности. 1—6 апреля 1909 г. М.: 1910. Т. 1.433 с; Т. 2.526 с. Шпейер В.К. Изыскания мероприятий против наводнений в г. Москве. М.: Гор. типография, 1910. 24 с. Шпейер В.К. Краткие сведения о реке Москве, водопроводном канале и подводных сооружениях в черте города Москвы. М.: 1908. 16 с. Якоби В.Ф. Основания на слабых грунтах. М.: 1915. 21 с. Jlovaisky D. Oxforgien et le seguanien de gouvernements de Moscou, et de Riasan// Bull. Soc. Natur. Moscou. 1903. № 2-3. 183
НАУЧНАЯ И НАУЧНО-ПОПУЛЯРНАЯ ЛИТЕРАТУРА 1920-1939 Аверкиев М.С. Влияние города на величину прямой солнечной радиации // Метеорологич. вестн. 1934. № 8—9. Авчжников И.И., Родякин В.Ф. Леса Московской области. М.: Гослес- техиздат, 1934. 88 с. Альтовский М.Е. Режим подземных вод в районе водозаборных сооружений // Режим подземных вод (Тр. ВОДГЕО). 1938. 192 с. Альтшулер Н. Минеральные воды, лечебные грязи и климатические станции Московской области. М.: Мособлисполком, 1933. 168 с. Архангельский И.А., Привалов В.М. Канализация и ее значение для населенных мест. М.: Изд. МКХ, 1925. 54 с. Арциховский А.В. Курганы вятичей. М.: 1930. Атлас геологических и гидрогеологических карт гор. Москвы / Б.М. Даньшин, Н.А. Корчебоков и dp. M.: Всесоюзн. картограф, трест, 1935. 10 листов. Аэрация с активным илом, как очистки сточных вод (Отчет об опытах, произведенных в 1915—1919 гг. Н.А. Базякиной и И.Г. Поварниным под общим руководством С.Н. Строганова) // Тр. совещ. по очистке сточных вод, состоявшемся при Управлении каналов. 1923—25. Вып. 1-4. Бакутис В.Э. Городское подземное хозяйство. М.-Л.: Изд. Наркомхо- за РСФСР, 1939. 123 с. Барановская З.Н., Дик НЕ. К истории формирования бассейнов рек Москвы, Клязьмы и Верхней Волги // Землеведение. 1938. Т. 11. Вып. 1. С. 30-40. Барсов К.К. Работа очистительных сооружений Люблинских полей фильтрации за 1914-1923 гг. М.: Изд. МКХ, 1928. 119 с. Белоусов М.П., Иванов М.И. Социалистическая реконструкция Московского железнодорожного узла. М.: НКПС, 1933. Бессонов И.С. Люберецкие поля фильтрации за первые 10 лет их работы. М.: Мосполиграф, 1928. 152 с. Бинович Л.Э. Естественные богатства Московской области и их использование. М.: Моск. рабочий, 1930. 60 с. Близняк Е.В., Поляков Б.В. Инженерная гидрология. М.-Л.: 1939. 212 с. Блок Г., ТертерянА. Канал Москва — Волга. М.: Моск. рабочий, 1939.200 с. Блуждающие токи электрических железных дорог / В.Н. Моисеев. М.: Трансжелдориздат, 1939. 64 с. Богословский СМ. Физическое развитие и здоровье промышленных рабочих и служащих г. Москвы (по данным диспансерного обследования 1924—25 гг.). М.: Мосздравотдел, 1927. 131 с. 184 Экологические хроники Москвы Борзое А.А. Геоморфологические наблюдения в сопредельных частях Московской, Владимирской и Тверской губерний // Землеведение. 1922. Борзое А.А. Очерк геоморфологии Московской губернии // М-лы по природе Московской области (Тр. О-ва изучения Моск. области). 1930. Вып. 4. С. 5-25. Боровой А.А. Планировочная сеть Большой Москвы. М.: Мособлис- полком, 1930. 37 с. Бочков А. П. Водный баланс р. Пехорки по материалам Кучинской гидрологической станции // Зап. гос. гидрол. ин-та. 1934. Т. XII. С. 25-30. Бруевич СВ. Исследование вод Рублевского и Мытищинского водопроводов и р. Москвы // Тр. Моск. санитарного ин-та Мосздравотдела. 1926. Вып. 1. С. 70-83. Бруевич СВ. Отчет отдела коммунальной гигиены. Грунтовые колодцы и родники гор. Москвы // Тр. Моск. санитарного ин-та Мосздравотдела. 1928. Вып. 2. С. 28-33. Бруевич СВ., Варфоломеев Ф.Я., Скопинцев В.А. Суточные колебания гидрохимических факторов в речных водах // Зап. гос. гидрол. ин-та. 1933. Т. X. С. 40-49. Бруевич СВ., Опаринова О.П. Исследование вод Рублевского и Мытищинского водопроводов / Отчет и научно-практические работы в области санитарно-гигиенических исследований. М.: 1929. Вып. 5. С. 27—32. Брушлинская Л.А., Куркин ИИ. Санитарное состояние населения Москвы и Московской губернии в 1925—1928 гг. М.: 1930. 204 с. Брюханов Н.И. Новое районирование г. Москвы. Доклад на пленуме Моссовета 13/ХП 1939 г. М.: Мособл исполком, 15 с. Булушев А. Перестроим городское хозяйство Москвы. М.: ОГИЗ, 1932.54 с. Бунеев А.Н. Химический состав девонских вод под Москвой // Вопр. курортологии и физиотерапии. 1936. № 6. С. 21—25. Бурштейн М.А., Валевахин И.И., Ефремов А.Н. и др. Здоровье и болезненность работников Московской государственной электрической станции им. тов. Смидовича, отделов Могэс и краткие характеристики их работ. М.-Л.: Центр, упр. печати ВСНХ СССР, 1926. 211с. Буткова О.А. Изменения в типах погоды морской арктической воздушной массы в мае на пути ее от Кольского полуострова к Москве // Тр. ИГ АН СССР. 1938. Вып. 28. С. 145-152. • Виноградов СС, Галин И.Я., Ларина И.Н. Состояние сырьевой базы промышленности стройматериалов Московской области в связи с реконструкцией г. Москвы. М.-Л.: Глав. ред. геол.-развед. и геодезич. лит-ры, 1936. 176 с. 185
НА УЧНАЯ И НА УЧНО-ПОПУЛЯРНАЯ ЛИТЕРАТУРА Виноградов С. С, Станкевич И.Г. Подземная добыча известняков — не рациональна // Строит-во Москвы. 1936. № 18. С. 18—20. Виноградов С.С., Тауберг СИ. Типы месторождений гравия в Московской области // Разведка недр. 1935. № 9. Внешнее благоустройство Москвы (замощение, освещение и садовое хозяйство) / П.В. Сытин. Изд. М.: МКХ, 1927. 72 с. Водный режим в лесах // Тр. ВНИИЛХ. 1939. Вып. 8. Водопроводы и канализация в городах РСФСР. М.: НККХ РСФСР. Управление учета и статистики, 1935. С. 64—105. Водоснабжение Москвы (1779—1925 гг.) / П.В. Сытин. М.: Изд. МКХ, 1925. 49 с. Волынский В.Я. Московский метрополитен. М.: Мособлисполком, 1932. 40 с. Вопросы реконструкции г. Москвы. Каменностроительные материалы по работам инженерно-технической конференции геологов, горняков и строителей 31/VIII - 5/IX 1935 г. М.-Л.: ОНТИ НКТП СССР, 1936. 85 с. Воробьев К.А. Орнитологические исследования в Московской губернии // Тр. гос. музея центр.-пром. обл. 1925. Вып. 1. 23 с. Гейзер И. Оздоровление труда и быта (Итоги деятельности Мосздра- вотдела за период с 1/Х—1924 г. по 1/VII—1925 г.). М.: Изд. Мосздравотде- ла, 1925. 88 с. Генеральный план реконструкции г. Москвы. М.: Моск. рабочий, 1936. 162 с. 2 листа вкладышей карт. Герасимов И.П. Рельеф и поверхностные отложения Европейской части СССР // Почвы СССР. М.: Изд-во АН СССР, 1939. Т. 1. Гидрометрические материалы по сети пунктов Павшинской гидрометеорологической станции в бассейне реки Москвы. М.: Сельхозгиз, 1930. 103 с. Гладцин И.Н. Геоморфология СССР. Часть 1. Геоморфология Европейской части СССР и Кавказа. М.: Учпедгиз, 1939. Глины Московской области. М.-Л.: ОГИЗ ГНТИ, 1931. 116 с. Гольденберг П. Как росла Москва // Строит-во Москвы. 1936. № 18. Гольденберг П., Гольденберг Б. Планировка жилого квартала Москвы XVII, XVIII и XIX вв. М.-Л.: Глав. ред. строит, лит-ры, 1935. 181 с. Готье Ю.В. Замоскворецкий край в XVII в. Опыт исследования по истории экономического быта Московской Руси. М.: Соцэкгиз, 1937.411с. Гуревич СА. Как строить здоровый город и здоровое жилище. М.: Мосздравотдел. 1929. 114 с. Гуревич СА. Москва, ее благоустройство и роль трудящихся. М.: Мосздравотдел, 1924. 38 с. 186 Экологические хроники Москвы Гуревич СА. Обзор жилищно-коммунального дела в Москве и деятельности Московской жилищно-санитарной инспекции и секции коммунальной санитарии в 1922 г. М.: Санчасть М.О.З., 1923. 80 с. Гущин Н.И. Материалы по изысканию новых источников водоснабжения гор. Москвы. М.: 1928-1929. Т. 1. 358 с. Гущин Н.И. Московский водопровод. М.: Изд. МКХ, 1925. 82 с. Давыдова А. Н. Следы миндельского оледенения в Бронницком районе Московской области // Бюл. Комис. по изуч. четвертичного периода. 1939. № 5. Данилин А.И. Туман в Москве в зависимости от синоптического положения и состояния метеорологических элементов // Метеорология и гидрология. 1936. № 2. Данциг КМ. Световой климат Москвы // Хигиена и санитария. 1939. № 9. Данциг Н.М., Мамонтова Л.И. Год наблюдений за освещенностью Москвы // Тр. и м-лы НИИ гигиены труда и промсанитарии. 1935. Вып. 4. Даньшин Б.М. Геологическое обследование селений Ленинского района// М-лы по водоснабжению Моск. уезда. 1924. Вып. 1. 17 с. Даньшин Б.М. Геологическое строение долины р. Москвы от Шелепихи до Перервы // Изв. МГРТ. 1933. Т. 2. Вып. 1-2. С. 20-39. Даньшин Б.М. Геологическое строение Ленинских гор в связи с некоторыми вопросами стратиграфии меловой системы и оползневых явлений по берегу Москвы-реки // Изв. МГРТ. 1937. Т. IV. Даньшин Б.М. Геологическое строение Московской области // Тр. ВИМС и МГРТ. 1936. Вып. 105 (18). Даньшин Б.М. Гидрогеологическое описание селений Ленинского района Московского уезда // М-лы по водоснабжению сел Моск. уезда. М.: Изд-во Моск. уезд, сов., 1924. Вып. 1. Даньшин Б.М. Грунтовые и артезианские воды г. Москвы и прилегающей с юга Теплостанской возвышенности / Доклад на заседании гидрогеологической секции центрального района в Геолкоме 21 января 1927 года // Вестн. геол. комитета. 1927. № 3. 4 с. Даньшин Б.М. Доюрский рельеф в связи с условиями отложения юрских осадков в центральной и юго-восточной части Московской области // Вестн. геол. комитета. 1927. № 1. Даньшин Б.М., Головина Е.В. Москва: Геологическое строение. М.: ОНТИ НКТП СССР. Гл. ред. геол.-развед. и геодез. лит-ры, 1934. Даньшин Б.М., Головина Е.В., Лупандин- Р.Б. Москва. Геологическое строение. М.-Л.: ОНТИ НКТП СССР, 1934. 98 с. Даньшин Б.М., Коровай С.Л., Хецров И.Р., Хименков В.Г. Артезианские воды г. Москвы, снабжение ими ее населения и промышленных предприятий. М.: Изд. МКХ, 1928. 112 с. 187
НАУЧНАЯ И НАУЧНО-ПОПУЛЯРНАЯ ЛИТЕРАТУРА Декебах Н.К. Клязьминское водохранилище канала Москва — Волга в 1937-1938 гг. // Бюл. МОИП. Отд. биология. Новая серия. 1939. Т. 48. Вып. 4. С. 25-32. Доброе С.А. Кирпичные глины Московской области // Глины Моск. области. 1931. Добрынин Б.Ф. Геоморфологическое районирование Европейской части СССР // Вопр. географии и картографии. М.: Изд-во НИИ Большого Сов. атласа мира, 1935. Вып. 1. Доктуровский B.C. Новые данные по межледниковой флоре СССР // Бюл. МОИП. 1931. Т. 9. Долганов В., Коржев М., Прохорова М. Зеленое строительство в Москве. М.: Моск. рабочий, 1938. 69 с. Долгов Г.И. О неоднородности воды в реке // Русский геоботанический журнал (Саратов). 1928. № 3-4. С. 45-80. Драчев С, Митягина О. К изучению донных отложений прудов и рек // Сб. работ Моск. обл. НИИ им. Эрисмана. 1936. Вып. 6. Дроздов М.П. Условия летней трансформации воздушных масс в районе Москвы // Метеорология и гидрология. 1936. № 5. Евсеев П. К. Ход метеорологических элементов при прохождении фронтов через Москву в летнее время // Метеорология и гидрология. 1937. № 4-5. Емельянова Е.П. Гидрогеологический и инженерно-геологический очерк трассы Садового кольца // М-лы инж.-геол. отдела Метростроя. 1936. Емельянова Е.П. и др. Инженерно-геологический отчет по трассе первой очереди Московского метрополитена // М-лы инж.-геол. отдела Метростроя. 1935. Емельянова Е.П. Инженерно-геологические условия трассы Московского метрополитена первой очереди по данным наблюдений при строительных работах // М-лы инж.-геол. отдела Метростроя. 1936. Ефимович П.А., Титов С.Я. Максимальный сток половодий на реках Московской области // Исследования рек СССР. Л.: 1933. Вып. 6. С. 21—30. Жилищное товарищество — жилище и строительство. Официальный орган МУНи. М.: 1926. № 1-41. Жуков В.А. К вопросу изучения глубоких недр г. Москвы // Изв. МГРТ. 1934. Т. 2. Вып. 3-4. Жуков В.А. Оползневые явления Московской области // Тр. 1-го Всесоюз. оползневого совещ. 1935. С. 240—249. Жуков В.А. Программа и метод однородного собирания гидрогеологических материалов // Тр. секции сельск. водоснабжения. Издание постоянного бюро. 1929. Вып. 9. № 88. 37 с. 188 Экологические хроники Москвы Жуков В.А., Толстой М.П., Троянский СВ. Артезианские воды каменноугольных отложений Подмосковной палеозойской котловины. М.-Л.: ГОНТИ, 1939.216 с. Заболеваемость населения Московской губернии и г. Москвы / СМ. Богословский, Д.А. Брушлинская, П.И. Куркин, А.А. Чертов. М.: 1929. 205 с. Захаров Н.Г., Константинова Е.Ф. Очистительные пруды на Люблинских полях фильтрации в 1919—1920 гг. // Тр. совещ. по очистке сточных вод. 1929. Вып. П. 124 с. Звягинский Я.Я. Канализация г. Москвы. М.: Мосрекламсправиздат, 1928.75 с. Здановский И.А. Гидрографическая карта Московской губернии. М.: 1926. 46 с. Здановский И.А. Каталог рек и озер Московской губернии. М.: Изд-во о-ва изуч. Моск. губернии, 1926. 96 с. Здановский И.А. Наставление для производства наблюдений над периодическими явлениями из жизни природы. М.: Мет. бюро Моск. земельного отдела, 1926. 128 с. Здановский И.А. Развитие фенологических наблюдений в Московской губернии. История и таблица средних и крайних дат фенологических явлений // Сельское хоз-во. 1925. № 1 —2. Иванов А. П. Нижнекаменноугольные отложения Московской губернии // Бюл. МОИП. XXXVl(I). 1928. Иванов А.П. Работы по составлению геологической карты окрестностей Москвы. Отчет по состоянию и деятельности геологического комитета за 1920 и 1921 гг. М.: 1921. Иванов А. П. Средне- и верхнекаменноугольные отложения Московской губернии // Бюл. МОИП. 1926. Т. IV. № 1-2. Иванов ЕМ. 40 лет деятельности Московской санитарной организации. 1883-1923 гг. М.: Мосздравотдел, 1925. 29 с. Иванов П. Геологические наблюдения на междуречье верхних течений pp. Истры и Клязьмы // Моск. краевед. 1929. Вып. 2(10). С. 29—41. Иванов П.А. Краеведение в изучении полезных ископаемых (что могут сделать краеведы в деле изучения полезных ископаемых Московской области). М.: 1931.24 с. Ильинский Г.А. Река Москва// Изв. Рос. Акад. наук. 1927. С. 120—127. Инвентаризация внешнего благоустройства г. Москвы. Проезды, набережные, площади, водостоки и зеленые насаждения на 1-е января 1937 г. М.: Гор. инвентаризационное бюро, 1937. 467 с. Инвентаризация земельных участков и строений г. Москвы. М.: Гор. инвентаризационное бюро, 1936. 189
НАУЧНАЯ И НАУЧНО-ПОПУЛЯРНАЯ ЛИТЕРАТУРА Итоги пятилетней работы Института по изучению профзаболеваний им. В.А. Обуха // Моск. мед. журн. 1928. № 10-11. С. 226-269. Калакуцкий В.П. Обводнение Москвы и реконструкция ее водного транспорта // Планировка и строительство городов. 1935. № 8. С. 31—37. Каменев В. И. Материалы по изысканию новых источников водоснабжения г. Москвы. Работы 1927—29 гг. М.: Мосрекламсправиздат, 1929. Т. 2. 353 с. Каменский Г.Н. Изменения в режиме грунтовых вод Москвы под влиянием сооружения канала Москва — Волга // Геология и реконструкция Москвы. 1938. С. 25-31. Каменский Т.Н., Биндеман Н.Н., Вевиоровская М.А., Альтовский М.Е. Режим подземных вод. М.-Л.: ГОНТИ, 1938. 140 с. Каменский Г.Н., Корчебоков НА., Разин В.И. Движение подземных вод в неоднородных пластах. М.-Л.: ОНТИ, 1935. 167 с. Канализация г. Москвы (очистка, водостоки, бани и кладбища) / П.В. Сытин. М.: Изд. МКХ, 1925. 81 с. Карпинский Ю.П., Варпаховский СП., Хакман С.А. и др. Геология и полезные ископаемые районов Московской области. М.: Изд-во Мособл- исполкома, 1933. 86 с. Каталог буровых на воду скважин Московской области / В.А. Жуков. М.-Л.: Глав. ред. геол.-развед. и геодез. лит-ры, 1936—38. 3 тома в нескольких выпусках. КацЯ.Ю. 10 лет общественно-профилактической работы Московской санитарной организации // Еженедельник отдела здравоохр. Моск. Совета РК и КД. 1927. № 44-45. С. 623-628. Кац Я.Ю. Москва: ее санитарное и эпидемиологическое состояние. М.: Мосздравотдел, 1924. 55 с. Калугин Е.Г. Данные к уточнению стратиграфии плейстоценовых толщ в окрестностях Москвы // Пробл. сов. геологии. 1936. № 10. Климов А.И. Геоморфология района Теплостанской возвышенности: Автореф. дис.... канд. геогр. наук. М.: НИИ географии МГУ, 1937. 14 с.1 Козьменко А. С. Мелиорация водоносности карстовых районов Центрально-черноземной и южной части Московской области. М.: Сельхоз- гиз, 1931. 13 с. Колпакова А.И. Тепловое районирование гор. Москвы. М.: Гостехиз- дат, 1930. 96 с. 1 Диссертаций, посвященных изучению Москвы и Московской области, довольно много. Значительное число авторов работ в этом «Библиографическом справочнике» имеют степень. Однако рефераты — публикации на правах рукописи, и в список они не включены. Сделано исключение лишь для трех работ. Пояснение касается и депонированных работ. 190 Экологические хроники Москвы Кононов В.Н., Ситное С. Т. Санитарное состояние реки Москвы в черте города Москвы в 1937 и 1938 гг. // Сб. тр. Центр, сан.-гигиен. лаб. 1939. Вып. 2. 30 с. Коробков Н. Геология и топография большого города // Сов. краеведение. 1934. № 10. С. 14-23. Коробков Н., Яковлев А. Опыт массовой геологоразведочной работы по поискам стройматериалов для канала Волга — Москва // Сов. краеведение. 1933. № 3. С. 20-36. Коробков Н.М. Метро и прошлое Москвы. Очерки геологии, истории и археологии Москвы. М.-Л.: ОНТИ КНТП СССР, 1938. 168 с. Корольков К.Н. Распад осадка сточных жидкостей в анаэробных условиях. Лабораторные исследования 1918—1921 гг. М.: Изд. МКХ, 1926. 94 с. Корчебоков НА. Геологическая и гидрогеологическая изученность территории Москвы и задачи геолого-разведочных работ в связи с генеральным планом реконструкции столицы // Пробл. сов. геологии. 1935. № 10. Корчебоков Н.А., Мильнер В.Ф. Гидрогеологическая характеристика первоочередной трассы Московского метрополитена// Изв. МГРТ. 1933. Т. 2. Вып. 2. С. 12-17. Кравченко И.П. Исследование реки Москвы и ее описание. М.: Транспечать НКПС, 1930. 194 с. Красковский С. Геотермические измерения в Москве // Тр. ЦНИГРИ. 1934. Вып. 8. С. 30-41. Кршер Н.И. История долины р. Москвы // Землеведение. 1937. Т. 39. Вып. 1. Круглый А.А. Река Неглинная в конце XVIII — начале XIX столетий // Коммун, хоз-во. 1927. № 9-Ю. С. 40-44. Кувшиннжов П.А. Итоги борьбы с туберкулезом в Москве. М.: 1933.212 с. Купреянов КН. Городские улицы и мостовые. М.: Изд. МКХ, 1926. 82 с. Куркин П.И. Московская рабочая молодежь (Физическое развитие, здоровье, условия труда и быта по данным обследования). М.: Мосздравотдел, 1924. Вып. 1. 46 с; 1925. Вып. 2. 48 с. Куркин П.И. Социальные болезни в Московской губернии. М.: Комиссия по проведению туберкулезного трехдневника, 1926. 85 с. Левицкий Ал. Комплексное обследование основных элементов природы Московской губернии // Моск. краевед. 1927. Вып. 1. С. 10—16. Лепт Л. Торфяной фонд Московской области // Торфяное дело. 1931. № 10. Листратов Н. Дрожание почвы в больших городах// Коммун, хоз-во. 1926. № 15-16. С. 30-35. Личков Б.Л. Некоторые черты геоморфологии Европейской части СССР//Тр. Геоморфол. ин-та АН СССР. 1931. Вып. 1. 191
НАУЧНАЯ И НАУЧНО-ПОПУЛЯРНАЯ ЛИТЕРАТУРА Дичков Б.Л. О геологическом прошлом европейских рек // Проблемы физической географии. М.: Изд-во АН СССР, 1936. Сб. III. Личков Б.Л. Об эпирогенетических движениях земной коры на Русской равнине // Тр. Геоморфол. ин-та АН СССР. 1934. Вып. 10. Лопатин П. Метро. М.: 1937. 160 с. Лопатин П. Хозяйство великого города. М.: Моск. рабочий, 1938. 125 с. Лоцманская карта реки Москвы от с. Шурова (устья р. Москвы) до г. Москвы. Масштаб 1:10000. Сост. под руководством Н.Ф. Попкова. М.: УВГРФ, 1930. Лущихин Н. Работы геологического бюро // Моск. краевед. 1927. Вып. 2. С. 45-46: 1928. Вып. 6. С. 49-51. Лущихин Н.Н. Древняя гидрография Москвы и ее культурный слой // Геология и реконструкция Москвы. М.-Л.: Изд-во АН СССР, 1938. С. 20-25. Лущихин Н.Н. Краткая программа-инструкция по обследованию и учету разработок полезных ископаемых. М.: Типо-литография восп. акад. РККА им. М.В. Фрунзе, 1928. 12 с. Лущихин Н.Н. Состояние и особенности сельского водоснабжения в Ленинском и Орехово-Зуевском уездах Московской губернии // Моск. краевед. 1928. Вып. 3. С. 37-45. Максимов С.А. Типы погоды при различных воздушных массах для месяцев летнего полугодия в Москве // Тр. ИГ. 1938. Вып. 28. С. 153-168. Мамуровский А.А. Каменный строительный материал для реконструируемой Москвы // Строит-во Москвы. 1935. № 12. С. 16-18. Материалы по исследованию почв кладбищ и свалочных мест в Москве. М.: Изд-во Мосздравотдел, 1929. 102 с. Материалы по проектированию III очереди канализации г. Москвы / Я.Я. Звягинский. 1925. Вып. 1. 141 с; 1926. Вып. 2. 182 с; 1927. Вып. 3. 82 с; 1927. Вып. 4. 61 с. Материалы по санитарным охранным зонам источников водоснабжения г. Москвы / НИ. Гущин, АЛ. Прудников. М.: Изд. МКХ, 1926. 120 с. Мац Л.И. Обобщение результатов санитарно-бактериологического исследования водоемов Московской области. М.: Моск. Н.-И. сан. ин-т им. Ф.Ф. Эрисмана, 1938. 33 с. Машкевт О. Т. Опыт долгосрочна гидрометеорологических прогнозов на малых реках (река Москва). М.: Отдел Центр, упр. ЕГМС СССР, 1936. 366 с. Менкелъ-Щапова Т. Исследования водной и прибрежно-водной растительности Косинских озер // Тр. Косинской биол. станции. МОИП. 1930. Вып. 11. С. 5-37. Меннер В. В. Описание остатков млекопитающих из межморенных суглинков Одинцова // Тр. О-ва изучения Моск. области. 1930. Вып. 4. 192 Экологические хроники Москвы Мирчинк Г. Ф. Дополнительные данные к вопросу о геологии места находок доктора Григоровича остатков окаменевшего мозга в Одинцове // «Окаменевшие мозги» Тимирязевск. н.-и. ин-та. 1928. № 2. С. 55—64. Мирчинк Г. Ф. Путеводитель по наиболее типичным разрезам четвертичных отложений окрестностей Москвы // Тр. И-ой конференции АИЧОЕ. 1932. Михайловский, Кац. Обследование Москвы по санитарии и благоустройству. М.: Моск. совет, 1925. 16 с. Моисеев А.П. Потепление зим и похолодание лета в Москве с 1879 по 1926 гг. // Мироведение. 1928. № 4. Монахова В.И., Хаустов А.П. Геоморфологическая характеристика и особенности р. Пехорки //Уч. записки МГУ. География. 1936. Вып. 5. С. 230—242. Моро А. И. Вопросы инженерной геологии в связи с реконструкцией р. Яузы // Тр. МГРТ. 1936. Вып. 2. № 22. Москва в санитарных очерках. М.: Изд-во Мосздравотдел, 1924. 71с. Москва. Сборник статей по социалистической реконструкции пролетарской столицы. М.: Мособлисполком, 1932. 160 с. Москвитин А.И. Материалы к уточнению литологии и возраста ледниковых образований // Изв. МГРТ. 1933. Т. 2. Вып. 2. Москвитин А.И. О трех моренах под Москвой // Бюл. МОИП. Отд. геол. 1936. Т. 14. № 4. С. 322-348. Московская область. Плановая комиссия. Естественные производственные силы области. Геология и полезные ископаемые районов Московской области (Подмосковный бассейн). М.: Мособлплан, 1932. Кн. 1—3. 80—100 с. Московский водопровод за 1-е полугодие 1923—24 г. М.: 1924. 11 с. Московский край / В.В. Алехин, К.В. Сивков. М.: Искусство, 1925. 271 с. Московский метрополитен. Сборник отчетных документов и материалов о строительстве и пуске первой очереди Московского метрополитена. М.: Изд. МК, МГК ВКП(б) и Моссовета, 1935. 86 с. Натали В.Ф. Московская педагогическая биологическая станция (Биосад). М.: Новая Москва, 1925. 215 с. Небольсин СИ., Надеев П.П. Элементарный поверхностный сток. М. Л.: Гидрометеоиздат, 1937. 64 с. Недельский В. О. Анкета по учету в Московской губернии оврагов, песков, крутых склонов и неудобных земель. М.: О-во изучения Моск. губ., 1928.10 с. Никитин А. Обезвреживание нечистот и твердых отбросов в Москве // Коммун, хоз-во. 1922. № 3. С. 13-17. О затопленных подвалах в зданиях Москвы // Коммун, хоз-во. 1922. №4. С. 9-10. Образцов, проф. Железная дорога в городе // Тр. Моск. ин-та инженеров транспорта. 1932. Вып. XXX. 48 с. Общество изучения Московской области. Труды. 1928—1930. Вып. 1—8. 193
НАУЧНАЯ И НАУЧНО-ПОПУЛЯРНАЯ ЛИТЕРАТУРА Оздоровление труда и революция быта // Сб. тр. Ин-та по изуч. профессиональных болезней им. В.А. Обуха. 1923—1937. Вып. 1—34. Опыт обследования членами Московского и районных советов благоустройства и санитарного состояния города Москвы 1925 г. (отчетные м- лы). М.: 1926. 84 с. Орловский З.А. Курьяновская станция аэрации и современные методы очистки сточных вод // Строит-во Москвы. 1939. № 22. С. 22—29. Отчет и научно-практические работы в области санитарно-гигиенических исследований / К.П. Кардашов, И.Р. Хецров. М.: Изд-во Мосздра- вотдела, 1927-29. Т. 1-2. Вып. 1-5. Отчет комиссии по очистке сточных вод за время с 1-го ноября 1912 по I июля 1914 г. М.: 1922. Охотин В.В., Богданов Г.Ф. Физико-механические свойства грунтов. Л.: Кубуч. типо-литография ВЭТА, 1935. 74 с. Очистка населенных мест. М.: Акад. коммун, хоз-ва, 1937. 24 с. Очистка сточных вод / С.Н. Строганов. М.: ОНТИ, 1934. 208 с. По трассе первой очереди Московского метрополитена им. Л.М. Кагановича. Архивно-исторические и археологические работы Академии в 1934 г. Л.: Соцэкгиз, 1936. 179 с. Поляков А. Разрушающее действие на здания автомобильного грузового движения // Коммун, хоз-во. 1928. № 3—4. С. 70—74. Поляков Г.И. Птицы Богородского уезда. С параллельным списком птиц остальной части Московской губернии. М.: Изд. Богородск. ин-та краеведения, 1924. 90 с. Правила производства работ по подземным и связанным с развития- ми надземным сооружениям в г. Москве. М.: 1938. Пчелш П.С. Минеральные воды Московской области // Тр. Моск. геол.-гидрогеодез. треста. 1935. Вып. 11. 76 с. Пясковскш Д.В. Определение силы тяжести в Московской области в 1924 и 1925 гг. // Бюл. Гос. н.-и. геофизич. ин-та. 1929. № 31. Рашков В. Московский край (в его геологическом прошлом и географическом настоящем). М.: Новая Москва, 1925. 72 с. Резолюция расширенного совещания по коррозии бетона. Москва, 3—5 марта 1936 г. М.-Л.: Изд-во АН СССР, Комиссия инж. сооружений и стройматериалов, 1936. Реконструкция городов СССР. М.: Стройиндустрия и рационализация, 1933. Т. 1. 372 с; Т. 2. 332 с. Реконструкция Москвы // Планировка и строит-во городов. 1935. № 8. 36 с. Рогов М.И. Географический обзор Московской губернии // Стр-во Москвы. 1926. № 8. С. 20-23 (Водные пространства); 1926. № 9. С. 27-29 194 Экологические хроники Москвы (Растительность и животный мир); 1926. № 10. С. 26—28 (Строение земной коры и полезные ископаемые); 1927. № 6. С. 23—24 (Климат и почвы). Рогозин И.С. Опыт исследования оползней песчано-глинистых пород // Тр. Моск. геол. управления. 1939. Вып. 28. 96 с. Розанов А.Н. Границы оледенений в центральной области//Бюл. комиссии по изучению четвертичного периода. 1928. № 1. Садовое хозяйство. Внешнее благоустройство Москвы / П.В. Сытин. М.: Изд-во МКХ, 1927. С. 55-69. Сарычев Г. Обводнение Москвы-реки. (Московский водопровод и канализация). М.-Л.: Моск. рабочий, 1931. 47 с. Святский Д.О. К истории наводнений Москва-реки // Зап. гос. гид- рол, ин-та. 1933. Вып. 10. С. 7-13. Синюгина Е.Я. Геоморфология центральной части Русской равнины на примере бассейна р. Б. Истры // Проблемы физ. геогр. 1938. Вып. 6. С. 135-158. Скопинцев Б.А., Михайловская Л.А. Гидрохимическая характеристика р. Москвы от г. Звенигорода до г. Коломны в августе 1934 г. // Гидрохимические м-лы. 1939. Т. XI. С. 30-41. Смирнов Н.Н. Подмосковные кирпичные глины. М.: Науч.-техн. отдел ВСНХ, 1926. 22 с. Смирнов П.А. Редкие и критические растения Московской губернии // Тр. госмузея центр.-пром. обл. 1927. Вып. 4. 10 с. Совещание по геологии и инженерной геологии в связи с реконструкцией г. Москвы, 25-27 февраля 1938 г. / Тез. докл. М.: Изд-во АН СССР, 1938.49 с. Соединение Волги с Москвой-рекой // Сб. м-лов по соединению верховьев Волги с Москвой-ре кой. 1932. 64 с. Соколов В.Д. Охранная зона источников Мытищинского водопровода. 1926. Соколов Е.Я. Теплофикация Москвы. М.: Мособлисполком, 1932. 51 с. Сокольская А.Н. Геологическое строение долины р. Москвы между с. Спасским и Шелепихой // Изв. Моск. геол. управления. 1937. № 5. Сперанский А.Н. Очерки по истории приказа каменных дел Московского государства. М.: Ранион, 1930. 222 с. Спиридонов А.И. Геоморфологический очерк бассейна р. Москвы к северо-западу от Можайска // Землеведение. 1935. Т. 37. Вып. 2. Справочник промышленности строительных материалов. Вып. V. Московская область, Нижегородский край, Ивановская область // Тр. ин-та экономики стр-ва НКТП. 1933. 150 с. Стекольные и силикатные пески Московской области // Тр. район, геол.-развед. упр. 1931. Сер. 2. Вып. 2. 195
НАУЧНАЯ И НАУЧНО-ПОПУЛЯРНАЯ ЛИТЕРАТУРА Страментов А. Элементы благоустройства городов. М.: Госстройиз- дат, 1933. 180 с. Страментов А.Е. Современные городские дороги. М.-Л.: Изд-во Нар- комхоза РСФСР, 1938. 384 с. Строганов СИ. Волга, Ока и Москва-река в качестве источников водоснабжения г. Москвы. М.: 1927. Строганов СН. Питание Москвы в 1903—1922 гг. по наблюдениям над сточной жидкостью. Материалы к физиологии города. М.: 1923. 32 с. Строительство дорог в Московской области, Москве, Харькове в 1930 г. / Т.Д. Дубелир. М.: ОГИЗ, Гострансиздат, 1931. 147 с. Сукачев В.Н. К флоре послетретичных отложений с. Троицкого близ Москвы //Докл. АН СССР. 1928. № 5. СысинА.Н. Москва и Петербург во время войны и революции. Сани- тарно-статистические параллели // Моск. мед. журн. 1921. № 1. С. 25—28. Сытин П.В. Коммунальное хозяйство г. Москвы. М.: Новая Москва, 1926. 129 с. Сытин П.В. Пути и средства сообщения г. Москвы. Московский коммунальный музей. М.: Мосрекламсправиздат, 1928. 119 с. Тарасов Н. Историческая топография Москвы на трассе метро // Историк-марксист. 1935. Кн. 8-9. С. 153-177. Тимофеев П. Опыт краеведного изучения месторождений стройматериалов Раменского района // Сов. краеведение. 1934. № 4. С. 63—66. Траутшольд Т.А. Водоснабжение Москвы (1779—1825 гг.). Московский коммун, музей. Отдел 4. М.: Изд. МКХ, 1925. 39 с. Труд и здоровье рабочих г. Москвы. М.: Мосздравотдел, 1926—1930. Вып. 1-19. Труды комиссии по изысканию новых источников водоснабжения г. Москвы / Н.И. Гущин, А.П. Прудников. М.: Коммун, хоз-во, 1927. Вып. 1. 101 с; Вып. 2. 112 с; Вып. 3. 209 с; Вып. 4. 167 с; Вып. 5. 79 с. Труды лаборатории экспериментальной биологии Моск. зоопарка / М. Завадовский. М.: Изд. МКХ, 1927. 223 с. Тюнин Н.С. Обследование лесов местного значения Московсской губернии. М.: О-во изуч. Моск. губернии, 1928. 10 с. Федоров Е.Е. Распределение дождливых погод и их типов по равнине Европейской части СССР в летнее полугодие // Тр. Ин-та географии. 1938. Т. XXVIII. Френкель З.Г. Жилищно-коммунальный строй и здравоохранение в Москве и Ленинграде за 1931-1934 гг. //Сов. врач. 1935. № 10. С. 825-829. Хакман С.А. Запасы минерального сырья // Московская область. Плановая комиссия. 1931. Сер. I. Вып. 2. Хаустов А. П. Геоморфологическая характеристика и особенности сто- 196 Экологические хроники Москвы ка бассейна р. Пехорки // Уч. записки МГУ. География. 1936. Вып. 5. С. 242-254. Хецров И. Р. Артезианские и грунтовые воды Москвы. (Санитарная оценка и охрана их). М.-Л.: ОНТИ. Глав. ред. строит, м-лов, 1937. 129 с. Хецров И. Р., Михайловская Л.А. Артезианские воды гор. Москвы // Тр. Моск. санитарного ин-та. 1926. Вып. I. С. 84—92. Хименков В.Г. Водоснабжение городов Московской губернии. М.: Новая деревня, 1922. 59 с. Хименков В.Г. Водоснабжение и гидрогеология. М.: Мосздравотдел, 1925. 63 с. Хименков В.Г. Геологический профиль вдоль линий проектируемого метрополитена в Москве. М.: 1925. 2 л. Хименков В.Г. Краткий очерк геологического строения и гидрогеологических условий Московского уезда // М-лы по водоснабжению селений Моск. уезда. 1924. Вып. 1. Хименков В.Г. Материалы по геологии г. Москвы по данным разведочного бурения вдоль линии проектируемого Московского метрополитена. К проекту Московского метрополитена. М.: 1924. Вып. 1. Хименков В.Г. Материалы по геологии г. Москвы. По данным развед. бурения вдоль линии проектируемого метрополитена 1924—1925. М.: Изд-во МКХ, 1928. 20 с. Хименков В.Г. О геологических условиях залегания гжельско-кудинов- ских глин и об их происхождении // Бюл. МОИП. 1931. Т. 9. Вып. 1—2. Хименков В.Г. Схема водоносных горизонтов Московской губернии // Тр. Моск. санитарного ин-та. 1927. Вып. 2. С. 63—70. Швецов М.С. Общая геологическая карта Европейской части СССР Лист 58 //Тр. Всесоюз. геол-развед. объединения. М.-Л.: 1932. Вып. 83. Юбилейный сборник, посвященный 25-летию Совещаний по очистке сточных вод // Тр. совещ. по очистке сточных вод. 1930. Вып. 12. 187 с. Юдович Э.З. Гидроизоляция подземных сооружений Московского метрополитена. М.-Л.: ОНТИ. Глав. ред. строит, лит-ры, 1937. 207 с. 1940-1959 Абелев ЮМ. К вопросу использования насыпных грунтов в качестве оснований жилых и гражданский зданий в г. Москве // Техническая информация ин-та Моспроект. 1957. № 2—3. С. 17—22. Абрамович Д.И. Река Пахра как пример малых рек Московской области // Тр. ИГ АН СССР. 1946. Вып. 38. 52 с. 197
НАУЧНАЯ И НАУЧНО-ПОПУЛЯРНАЯ ЛИТЕРАТУРА Аверкшв М.С. Освещенность различно ориентированных поверхностей рассеянным светом атмосферы по наблюдениям в Москве // Вестн. МГУ. Сер. физ.-мат. и естеств. наук. 1950. № 3. Аверкиев М.С. Радиационный режим в Москве // Вестн. МГУ. Сер. физ.-мат. и естеств. наук. 1947. № 8. Алексеев СП. Исследование шумов города Москвы. М.-Л.: Комиссия содействия реконструкции г. Москвы при Президиуме АН СССР, 1950. 104 с. Алехин В. В. Растительность и геоботанические районы Московской и сопредельных областей. М.: Изд-во МОИП, 1947. 79 с. Алисов Б.П. Особенности климата Московского района // Вопр. географии. 1948. Сб. 7. С. 101-122. Альтовский М.Е. Временная инструкция по расчету взаимодействующих артезианских скважин по данным опытных откачек. М.-Л.: Госгео- лиздат, 1940. 55 с. Анучин Д.Н. Избранные географические работы. М.: Гос. изд-во географ, лит., 1949. 386 с. Апродов В.А. О тектонической трещиноватости каменноугольных и юрских пород в южных окрестностях Москвы // Науч. докл. высш. шк. геол.-геогр. науки. 1958. № 1. С. 208-214. Асеев А.А. Палеогеография долины средней и нижней Оки в четвертичный период. М.: Ин-т географии АН СССР, 1959. 201 с. (Библиогр. С. 195-200). Баранов А. И. Климатические времена года в Европейской части СССР // Тр. ИГ. 1950. Вып. 48. С. 32-48. Беляев А.В. Москворецкие мосты. М.: Изд-во АН СССР, 1945. Бернштейн-Коган СВ. Основные моменты исторической географии Московского водотранспортного узла // Вопр. географии. 1951. Сб. 27. С. 142-171. Бломквист Б.Л. Производственные типы колхозов Подмосковья // Вопр. географии. 1952. Сб. 30. С. 61-81. Борзое А.А., Дик Н.Е. и др. Географические экскурсии по Москве и ее окрестностям // Уч. зап. МГПИ. 1950. Т. 11. Вып. 2. Брушлинская Л.А., Мерков А.Н., Овчинскии М.В. Состояние здоровья населения Москвы / По м-лам обращаемости за мед. помощью. М.: 1946. 398 с. Буланже Ю.Д. Определение силы тяжести в районе Московской гравитационной аномалии // Тр. сейсмол. ин-та. 1940. № 103. 56 с. Бухгольц О.А., Стороженко В. П. Опыт обследования некоторых подмосковных городов и проблемы спутников Москвы // География и хозяйство. 1958. № 2. 198 Экологические хроники Москвы Бучжскш И.Е. О климате прошлого Русской равнины. Л.: Гидрометео- издат, 1957. 141 с. Быков В.Д. Москва-река. М.: Изд-во МГУ, 1951. 107 с. Быков Л.С. Лесорастительные районы Московской области. Леса зеленой зоны // Тр. Всесоюз. НИИ лесоводства и механизации лесн. хоз- ва. 1958. Вып. 34. Васильева И. В. К вопросу о ландшафтном районировании центра Русской равнины // Вопр. географии. 1949. Сб. 16. С. 117—144. Вельмина Е.С Очистка воды в период «цветения» водохранилищ // Гор. хоз-во Москвы. 1959. № 4. С. 25-26. Гаврюхжа А.А. Воды каменноугольных отложений Москвы и их современное состояние // Тр. лаб. гидрогеол. проблем им. Ф.П. Саваренско- го АН СССР. 1959. Т. XXIV. 94 с. Галахов Н.Н. Изучение структуры климатических сезонов года. М.: Ин-т географии АН СССР, 1959. 183 с. (Библиогр. С. 175-182). Галахов Н.Н. Климат Московской области / Календарь русской природы. М.: Изд-во МОИП, 1948. Кн. 1. С. 22-57. Гормонов И.В., Лебедев А.В. Гидрогеологические условия Пехорско- Купавенского междуречья в связи с оценкой режима и ресурсов грунтовых вод для целей водоснабжения // Тр. лаб. гидрогеол. проблем им. Ф.П. Саваренского АН СССР. 1958. Т. 16. С. 306-315. География городов // Вопр. географии / Ковалев С.А., Маергойз ИМ. 1956. Сб. 38. 271 с. География городских и сельских поселений // Вопр. географии / Н.Н. Баранский, В.Г. Давидович 1959. Вып. 45. 271 с. Горькова И.М. Природа легкоподвижности песчано-коллоидных пород (истинных плавунов) // Тр. совещ. по инж.-геол. свойствам горных пород и методам их изучения. 1956. Т. 1. С. 98—111. Грайзер М.И. Некоторые геоморфологические особенности южного крыла Подмосковной котловины // Изв. АН СССР. Сер. геол. 1956. № 9. Гужевая А.Ф. Геоморфологический очерк правобережья р. Москвы от Люблино до г. Бронниц // Вопр. географии. 1950. №. 21. С. 149—156. Даньшин Б.М. Геологическое строение и полезные ископаемые Москвы и ее окрестностей. М.: Изд-во МОИП, 1947. 307 с. Даньшин Б.М. Историко-гидрографические карты г. Москвы. Объяснительная записка к 7 картам, составленным С.С. Дмитриком, под ред. и при участии Б.М. Даньшина. Фонды Моск. геол. управл., 1940. 121 с. Деформации оснований при замерзании и оттаивании грунтов // Сб. тр. НИИ оснований и фундаментов Минмашстроя СССР. 1953. № 19.63 с. Дик НЕ., Лебедев В.Г., Соловьев А.И., Спиридонов А.И. Рельеф Москвы и Подмосковья. М.: Гос. изд-во географ, лит., 1949. 196 с. 199
НАУЧНАЯ И НАУЧНО-ПОПУЛЯРНАЯ ЛИТЕРАТУРА Долгошов В.И. Предсказание погоды по местным признакам // Календарь русской природы. 1948. Кн. 1. С. 58-66. Жуков В.А., Константинович А. В. Развитие ископаемого рельефа поверхности каменноугольных отложений юго-запада Московской палеозойской котловины // Вопр. литологии и стратиграфии СССР. «Памяти академика А.Д. Архангельского». 1951. С. 433-474. Заварицкий А.Н., Батурин В.П. Петрографические исследования нижней части палеозойского осадочного комплекса и его кристаллического основания в районе Москвы // Вопр. литологии и стратиграфии СССР. «Памяти академика А.Д. Архангельского». 1951. С. 401—432. Иванов В.В. Сульфатные минерализованные воды г. Москвы. М.: НКЗ СССР. Гос. центр, ин-т курортологии, 1940. 123 с. Мелев А.П. Под улицами города. М.: Изд-во Мин. коммун, хоз-ва РСФСР, 1954. 48 с. История гигиенических кафедр I Московского ордена Ленина медицинского института/А.В. Мольков, СИ. Каплун. М., 1941. 120 с. Казакова М.М. Основные черты рельефа Московской области // Тр. ИГАН СССР. 1957. Вып. 71. Q. 5-15. Канал Москва - Волга. Земляные работы 1932-1937 гг. М.—Л.: Стройиздат, 1940. 328 с. Карандеева М.В. Геоморфология Европейской части СССР. М.: Изд-во МГУ, 1957. С. 98-112. Коган Р. Б. Сдвиги в заболеваемости детей Москвы // Сов. здравоохранение. 1959. № 9. С. 25-32. Кононов В.И. Санитарно-гигиеническая оценка подземных и наземных вод, используемых для питьевых и хозяйственных целей населения. М.: Медгиз, 1956. Котлов Ф.В. Инженерно-геологические особенности глинистых пород Москвы и Подмосковья в связи с их генезисом и условиями формирования// Исслед. и использ. глин. 1958. С. 319—336. Котлов Ф.В. Инженерно-геологические особенности юрских глин оксфордского яруса Москвы и ее окрестностей в связи с условиями их формирования // Тр. ЛГГП АН СССР. 1957. Т. XV. С. 28-40. Котлов Ф.В. Способы улучшения инженерно-геологических условий строительства. М.: Изд-во АН СССР, 1955. 193 с. Котлов Ф.В. Четвертичные карбонатные породы в Москве, их генезис, формирование и инженерно-геологическая характеристика // Тр. ЛГГП АН СССР. 1957. Т. XVI. С. 30-42. Коф М.И. Доюрский и дочетвертичный рельеф г. Москвы // Бюл. комиссии по изуч. четвертич. периода. 1958. № 22. КПСС в резолюциях. М.: Гос. изд-во полит, лит-ры, 1954. Ч. III. С. 117. 200 Экологические хроники Москвы Кравченко Б.А. Леса Московской области (их восстановление и улучшение). М.-Л.: Гослесбумиздат, 1953. 39 с. Кузьмин П.Г. Расчет деформаций оснований высотных зданий и сопоставление их с результатами натурных наблюдений // Сб. тр. МИСИ им. В.В. Куйбышева. 1956. № 14. С. - . Кулешов А., Позднее А. Высотные здания Москвы. М.: Моск. рабочий, 1954. с. Куров И. И. Некоторые вопросы комплексного преобразования природы Московской области // Вопр. географии. 1952. Сб. 27. С. 204-237. Кутьинов Ф.И. Распределение земляных масс при планировке. М.: Гос. изд-во строит, лит-ры, 1940. 42 с. Лаппо Г.М. Пути развития старых промышленных центров Подмосковья // Вопр. географии. 1957. Сб. 41. С. 224-237. Левант Д.Е. Задачи медицинских работников по санитарному обслуживанию Москвы // Сов. здравоохранение. 1942. № 1. С. 18-25. Лидов В.П. Песчаные образования на левобережье р. Оки // Вопр. географии. 1950. Сб. 21. С. 169-174. Личков Б.Л. Пояса полесий и происхождение основных элементов рельефа Русской равнины // Изв. АН СССР. Сер. география и геодезия. 1944. № 1. Ломовский A.M. Санитарный институт им. Ф.Ф. Эрисмана к сорокалетнему юбилею Советской власти. М.: 1957. 39 с. Лучицкий В.Н., Половинкина И.Ю. О научном и практическом значении результатов бурения Боенской скважины в Москве // Сов. геология. 1940. №4. С. 3-16. Лущихин Н.Н. Гидрографическая сеть // Природа города Москвы и Подмосковья. 1947. С. 60-109. Любимова Е.В. Очерк растительности природных районов Московской области // Тр. ИГАН СССР 1957. Вып. 71. С. 42-81. Мазарович А.Н. К вопросу о четвертичном покрове Русской равнины // Бюл. МОИП. Отд. геол. 1940. Т. 18. Макунша А.А. О влиянии рельефа на характер гидрографической сети в условиях Верхне-Москворецкого бассейна // Уч. записки МГУ. География. 1954. Вып. 170. С. 89-94. Масляев Г.А. К вопросу о развитии рельефа в бассейне верхнего течения р. Оки // Вопр. географии. 1950. Сб. 21. С. 175-178. Материалы по физической географии СССР. Очерки природы Подмосковья / Отв. ред. Г.Д. Рихтер // Тр. ИГАН СССР. 1957. Вып. 71. 174 с. (Авторы статей: М.И. Нейштадт, Н.Н. Галахов, О.А. Вадковская, В.И. Долгошов, Е.Л. Любимова, Н.М. Казакова и др.). 201
НАУЧНАЯ И НАУЧНО-ПОПУЛЯРНАЯ ЛИТЕРАТУРА Материалы семинара архитекторов института «Моспроект» по проектированию благоустройства и инженерной планировки внутрикварталь- ных территорий // Прилож. к бюл. технической информации ин-та «Моспроект». 1958. № 1—2. Медведев СВ. О последствиях Карпатских землетрясений 1940 года // Тр. Геофиз. ин-та. 1949. Вып. I. Милъков Ф.И. О явлениях вертикальной дифференциации ландшафтов на Русской равнине // Вопр. географии. 1947. Сб. 3. С. 87—102. Минц А.А. Внутренние различия и экономико-географическое районирование Московской области // V конф. молодых ученых Ин-та географии АН СССР. М.: 1957. С. 49-52. Мирчинк Г.Ф. Миндель-рисские межледниковые отложения Русской платформы // Тр. Ин-та геол. наук. Сер. геол. 1940. Вып. 33. № 10. Михеева B.C. Типы организации земель колхозов заокских районов Московской области // Тез. докл. ГУ конф. молодых ученых Ин-та географии АН СССР. М.: 1957. С. 26-28. Москва. Планировка и застройка города (1945—1957). М.: Гос. изд-во лит. по стр-ву, архитектуре и строит, материалам, 1958. Москва. Развитие хозяйства и культуры. М.: 1958. Московско-Окское бассейновое управление пути. Маршрутное описание рек Московско-Окского бассейна. М.: Речиздат. Тип. «Гудок», 1948. 80 с. Неволш Н.В. Геологическое значение гравитационных и магнитных аномалий центральных и восточных районов Русской платформы // Геология нефти. 1957. № 3. С. 18-25. Нестерук Ф.Я. Водное строительство Москвы. М.: Изд-во Мин-ва реч. флота РСФСР, 1950. 335 с. Нестерук Ф.Я. Гидротехническое прошлое великого города (к 800-летию Москвы). М.: Изд-во АН СССР, 1947. 208 с. Никитин И., Москалев В. Инженерно-геологическая карта Москвы // Информ. бюл. архитектурно-планировочного управления г. Москвы. 1952. № 8. С. 42-45. Образцов В.Н. История развития транспорта Москвы. М.: Всесоюз. о-во по распространению полит, и науч. знаний, 1948. 32 с. Опыт эксплуатации сооружений канала Москва — Волга. М.-Л.: Гос- энергоиздат, 1945—1947. Вып. 4. Очерки гидрогеологии и инженерной геологии Москвы и ее окрестностей / O.K. Ланге. М.: Изд-во МОИП, 1947. 164 с. Очерки природы Подмосковья и Московской области. Юбилейный сборник. М.: Изд-во МОИП, 1947. 271 с. 202 Экологические хроники Москвы Очерки природы Подмосковья. Материалы по физической географии СССР//Тр. ИГАН СССР. 1957. Вып. 71. 173 с. Пашкевич Е.И. К тектонике и геоморфологии Подмосковья // Тр. ВНИИ природных газов. 1958. Вып. 4. С. 173-180. Плотников НА. О ресурсах артезианских вод г. Москвы // Разведка недр. 1941. №3. С. 10-14. Плотников НА. Об изменении состава подземных вод при эксплуатации их для водоснабжения // Гигиена и санитария. 1946. № 4. С. 13—16. Плотников НА. Ресурсы подземных вод надъюрского горизонта в Мытищах по данным эксплуатации за 140 лет / Ресурсы подземных пресных и минеральных вод и рассолов в г. Москве // Очерки гидрогеологии и инженерной геологии Москвы и ее окрестностей. 1947. С. 119-162. Поляков С.С. Состав и свойства моренных отложений Московской области //Уч. записки МГУ. Вып. 177. Грунтоведение. Кн. 4. 1956. С. 61—85. Природа города Москвы и Подмосковья. К 800-летию Москвы / Отв. ред. АЛ. Григорьев, Г.Д. Рихтер. М.-Л.: Изд-во АН СССР, 1947. 378 с. Проблемы водоснабжения и очистки сточных вод г. Москвы. М.: Изд. МКХ РСФСР, 1948. 62 с. Проблемы советского градостроительства. М.: Гос. изд-во лит. по стр- ву и архитектуре, 1957. Вып. 6. 127 с. Прошин П.И. О мерах борьбы с загрязнением атмосферного воздуха в Москве // Гигиена и санитария. 1951. № 1. С. 13—16. Пряхин В.Д. Лесные ландшафты зеленой зоны Москвы. М.: Мин. коммун, хоз-ва РСФСР, 1954. 112 с. Ремизов ГЛ. О подмосковных ураганах // Бюл. МОИП. Отд. геол. 1952. Т. 27. Вып. 2. С. 91. Ремизов ГЛ. Торнадо под Москвой // Природа. 1954. № 8. С. 20. Рябцева К.М. Геоморфологический очерк Пушкинского района Московской области // Уч. записки Моск. гор. пед. ин-та. 1957. Т. 66. Вып. 5. Саваренский Е. Ф., Соловьев О.Н., Шечко В.Н. О наблюдениях волн Ля- ва на Московской сейсмической станции и строении земной коры // Изв. АН СССР Сер. геофиз. 1959. № 5. С. 669-675. Сапожникова С А. Микроклимат и местный климат. Л.: Гидрометеоиз- дат, 1950. Саушкин Ю.Г. Москва. М.: Геогрфгиз, 1953. 189 с; 1955. 191 с; 1964. 240 с. Семенцов ВА. Канал им. Москвы // Вопр. географии. 1951. Сб. 27. С. 172-179. Сергеев В. К. Московская математико-навигатская школа (1701-1752) // Вопр. географии. 1954. Сб. 34. С. 150-160. 203
НАУЧНАЯ И НАУЧНО-ПОПУЛЯРНАЯ ЛИТЕРАТУРА Симакин Г.Я. Торфяные богатства Подмосковья. М.: Моск. рабочий, 1958. 76 с. Скобеев Д.А. Полезные ископаемые Московской области. М.: Моск. рабочий, 1946. 130 с. Скобеев. Д.А. Экономико-географическая характеристика Московской области. М.: Изд-во Всесоюз. заочн. фин. ин-та, 1952. 60 с. Смирнов П.А. Флора и растительность центрально-промышленного района // М-лы к познанию фауны и флоры СССР, издаваемые Моск. о- вом испытателей природы. Нов. сер. Отд. ботанический. 1940. С. 1—39. Смирнова Е.Д. Реки и озера Московской области. М.: Моск. рабочий, 1958. 96 с. Снегирев В.Л. Московское зодчество X1V-XIX вв. М.: 1948. Совещание по борьбе с загрязнением атмосферного воздуха. М.: Изд-во АН СССР, 1940. 34 с. Созыкин Н.Ф., Горбунов Ю.В., Кожевникова С.А., Пешков П.П. Некоторые результаты лесогидрологических наблюдений на Истринском опорном пункте ВНИИЛМ за период 1938-57 гг. // Тр. Всесоюз. гидрол. съезда. 1959. Т. 11. Соколов В.Н. Опыт синоптико-климатологической характеристики района Москвы // Тр. НИИАК. 1957. Вып. 1. Соколов Н.И. Особенности рельефа Московской области // Сб. работ музея почвоведения им. В.В. Докучаева. 1954. Вып. 1. С. 160—230. Соколовский М.С. К истории развития Московской санитарно-эпидемиологической организации // Гигиена и санитария. 1958. № 11. С. 46—50. Солнцев Н.А. Приокско-террасный государственный заповедник (краткая физико-географическая характеристика) // Уч. записки МГУ. 1954. Вып. 170. С. 102-110. Спиридонов А.И. К вопросу о происхождении покровных суглинков Подмосковья // Вестн. МГУ. Сер. 5. География. 1948. № 4. С. 87-96. Станкеев В.М., Страменов А.Е. Вертикальная планировка городских территорий. М.-Л.: 1947. 78 с. Старикова Н.Д. Накопление и распределение осадков в некоторых водохранилищах канала им. Москвы // Докл. АН СССР. 1956. Т. 3. № 6. С. 1326-1329. Степанов В.Я., Флоренский К. П. Наблюдения над характером разрушения белокаменных памятников архитектуры Владимиро-Суздальской Руси XI1-X1II вв. // Тр. ИГ АН СССР. Сер. петрографическая. 1952. Вып. 146 (№ 42). Страменов А.Е. Инженерные вопросы планировки городов. Пособие для архитекторов-планировщиков. М.: Гос. изд-во архитектуры и градостроительства, 1951. 226 с. 204 Экологические хроники Москвы Стратиграфическая схема четвертичного периода в СССР // Изв. АН СССР. Сер. геол. 1954. № 3. Сытин П.В. История планировки и застройки Москвы. М.: Моск. рабочий, 1950. Т. I; 1954. Т. II; 1972. Т. III. Тверской A.M. Русское градостроительство до конца XVII века. М.-Л.: Гос. изд-во лит. по стр-ву и архитектуре, 1953. 214 с. Толстой М.И. Новые данные о водоносности Московского артезианского бассейна // Бюл. МОИП. Отдел геологии. 1959. Т. 34. Вып. 3. С. 156-157. Труды первого совещания по регулированию стока (Отдел технических наук. Секция по научной разработке водохозяйственных проблем). М.-Л.: Изд-во АН СССР, 1946. 248 с. Туровская Ф.М. Итоги массовой оздоровительной работы среди детей Москвы в 1943 г. // Сов. здравоохранение. 1944. № 4-5. С. 40-50. Успенский М. С. Условия устойчивости геодезических центров и реперов. М.: Геодезиздат, 1955. С. 59—67. Фальковский Н.И. История водоснабжения в России. М.: Изд. МКХ РСФСР, 1947. 307 с. Фальковский Н.И. Москва в истории техники. М.: Моск. рабочий, 1950. 324 с. Переизд. В 1997 г. М.: Янус-К, 340 с. Федоров Е.Е. Изменения в типах местной погоды в континентальной тропической воздушной массе в летние месяцы на ее пути с юго-востока и юга к Москве // Тр. ИГ. 1950. Вып. 48. С. 72-87. Федоров Е.Е., Баранов А.И. Климат равнины Европейской части СССР в погодах // Тр. ИГ. 1949. Вып. 44. 412 с. Хворова И.В. Атлас карбонатных пород среднего и верхнего карбона Русской платформы. М.: Изд-во АН СССР, 1958. 167 с. Черкинский СИ. Санитарно-технические факторы в эпидемиологии водных инфекций // Гигиена и здоровье. 1942. № 8—9. Чубуков Л.А. Климат Москвы в погодах // Изв. АН СССР. Сер. геол. и геогр. 1947. Т. 11. №6. Чуринов М.В. Характеристика оползней правого берега р. Москвы на участке Ленинских гор и возможность строительного освоения этого района // Вопр. гидрогеологии и инж. геологии. М.: Мосгеолтехиздат, 1957. № 15. С. 101-113. Шанцер Е.В. Аллювий равнинных рек умеренного пояса и его значение для познания закономерностей строения и формирования аллювиальных свит // Тр. Ин-та геол. наук АН СССР. Сер. Геология. 1951. Вып. 135. № 55. ШарецД.С, Ремизов Г.А. Ураган под Москвой 17 августа 1951 г. // Уч. записки МОИП. Т. 47. Вып. 6. С. 209-224. 205
НАУЧНАЯ И НАУЧНО-ПОПУЛЯРНАЯ ЛИТЕРАТУРА Шафран А.Л. Использование рельефа в планировочных решениях застройки г. Москвы // Техническая информация ин-та Моспроект. 1957. № 6-7. С. 47-53. Швецов М. С. К петрографии и стратиграфии Московского девона и карбона//Бюл. МОИП. 1940. № 1. Шиголев А.А., Шиманюк А.П. Сезонное развитие природы. М.: Гос. изд. геогр. лит., 1949. 240 с. Шик СМ. О самостоятельности московского оледенения // Докл. АН СССР. 1957. Т. 117. №2. Шлейховский Г.В. Задымление городов. М.-Л.: Изд-во Мин. коммун, хоз-ва РСФСР, 1949. Шнайдер Ш.М. О геолого-генетическом принципе изучения грунтов для железнодорожного строительства // Вопр. геологии, гидрогеологии и геофизики при изысканиях железных дорог (обобщение № 95). 1957. С. 49-67. Шорыгина Л.Д. Основные этапы формирования рельефа Московской области // Тр. Ин-та геол. наук. Сер. геол. 1947. Вып. 88. № 26. С. 49-60. Шубцова В. Г. О радиационном режиме города Москвы // Метеорология и гидрология. 1949. № 3. Эйтинген Г.П. Лесная опытная дача 1965-1945 гг. М.: Гос. лесотехн. изд-во, 1946. 176 с. Яковлев С.А. Основы геологии четвертичных отложений Русской равнины // Тр. ВСЕГЕИ. Новая серия. 1956. Т. 17. 1360-1973 Авакян А.Б., Салтанкин В.П., Шарапов В.А. Комплексное использование водохранилищ на городских территориях // Stud, and Repts Hydrol. 1977. № 24. С. 226-230 (англ.). Александрович С. Несвижский план Москвы 1611 г. // Культурные связи народов Восточной Европы в XVI в. 1976. С. 208-228. Алексеев B.C., Ананьева Е.А. Загрязнение подземных вод городскими стоками и бытовыми отходами. Обзор. М.: ВИНИТИ, 1976. 42 с. Алисов Б.П. Основные типы погоды, оказывающие влияние на тепловой баланс человеческого тела // Вестн. МГУ. Сер. 5. География. I968. № 5. С. 14-26. Алисов Б.П., Сорокина В.Н. Некоторые динамические характеристики климата Москвы // Метеорология и гидрология. 1965. № 11. С. 14-21. 206 Экологические хроники Москвы Амосова Л.А. Влияние условий формирования и залегания на инженерные свойства глин и суглинков территории г. Москвы // Формирование инж.-геол. свойств глинистых пород в процессе литогенеза. М.: 1963. С. 176-191. Амосова Л.А. Инженерно-геологические особенности глинистых отложений нижневолжского яруса верхней юры территории Москвы и окрестностей в связи с условиями их формирования и залегания // М- лы V Конф. мл. науч. сотр. и аспирантов ЛГГП АН СССР. М.: 1960. С. 73-78. Анпилов В.Е. Формирование и прогноз режима уровня грунтовых вод на застраиваемых территориях. М.: Недра, 1976. 182 с. Апродов В.А., Апродова А.А. Движения земной коры и геологическое прошлое Подмосковья. М.: Изд-во МГУ, 1963. 267 с. Артюков Е.И., Гузинов В.В., Маяковский О.Н. Осадки земной поверхности и фундаментов зданий при строительстве коллекторных туннелей // Основания, фундаменты и механика грунтов. 1971. № 5. С. 23—24. Архитектура Москвы-77. Информ. сборник творч. работ архитектурно-проектных мастерских ГлавАПУ г. Москвы по реализации Ген. плана развития столицы. М.: Моск. рабочий, 1977. 241 с. Арцимович П.М. О характере загрязнения поверхностных вод и мерах по их очистке на примере города Москвы // Гидрологические аспекты урбанизации. 1978. С. 60—66. Асеев А.А. Геоморфологическая зональность ледниковой области Русской равнины // Тр. комис. по изуч. четвертичного периода. 1962. Т. 19. Асеев А.А., Веденская Н.Э. Развитие рельефа Мещерской низменности. М.: Ин-т географии АН СССР, 1962. 128 с. Атлас литолого-палеогеографических карт Русской платформы и его геосинклинального обрамления. М.: Изд-во АН СССР, 1960—1961. Бабак В.И., Башилов В.И., Николаев НИ. Неотектоника как основа геоморфологического районирования территории Нечерноземья // Природные условия Нечерноземной зоны РСФСР (Москва). 1982. № 1. С. 17-42. Базанов В.И. Ф.Ф. Эрисман (1842-1915). Л.: Медицина, 1966. 191 с. Баранов Н.П. Застройка района Новых Черемушек в Москве // Градостроительство и районная планировка. 1963. Барбаш Н.Б. Опыт исследования факторной экологии г. Москвы // Городская среда и пути ее оптимизации. М.: ИГ АН СССР, 1977. С. 37—53. Барбаш Н.Б. Факторно-экологическая структура расселения в Москве // Географические исследования городской среды. М.: ИГ АН СССР, 1979. С. 39-59. 207
НАУЧНАЯ И НАУЧНО-ПОПУЛЯРНАЯ ЛИТЕРАТУРА Басе СВ. Внутризональные особенности весеннего поверхностного стока в лесной зоне. М.: Ин-т географии АН СССР, 1963. 107 с. Бахтина И. К. Решение проблемы использования природных комплексов для массового отдыха по опыту проектирования Подмосковных зон отдыха // Геогр. пробл. организации туризма и отдыха. М.: ИГ АН СССР, 1975. Вып. 2. С. 123-127. Бачурина А.А., Гербурт-Гейбович А.А., Новикова Э.Н. Об исследовании специфики метеорологического режима Москвы // Гигиенич. аспекты оздоровления городов. 1973. С. 27—32. Бейлихис Г.А. Очерки истории охраны труда и здоровья рабочих в СССР. М.: Медицина, 1971. 192 с. Белицкий А. С. Формирование вод каменноугольных отложений центральной части Московского артезианского бассейна // Науч. тр. Акад. коммун, хоз-ва. 1964. Вып. 27. С. 53-70. Белоусов В.Н. Оздоровление городской среды — важнейшая градостроительная задача. М.: 1977. 42 с. Березницкий Ю.А. Опыт применения опускных колодцев при строительстве зданий в местах плотной застройки Москвы // Основания, фундаменты и механика грунтов. 1977. № 2. С. 6—7. Бочевер Ф.М., Ковалева И.В. Об условиях питания и режиме подземных вод каменноугольных отложений Московского артезианского бассейна// Сов. геология. 1966. № 9. С. 28-42. Бочевер Ф.М., Лапшин Н.Н., Шумова М.Г. Некоторые вопросы прогноза водопритоков к сооружению при его строительстве // М-лы 2-го науч.- техн. совещ. по искусств, пониж. уровня подземн. вод при стр-ве метро- полит., туннелей и др. сооруж. 1972. С. 35—47. Бочевер Ф.М., Орадовская А.Е. Проблема защиты подземных вод от загрязнения на городских и промышленных территориях // Влияние инж.-геол. и гидрогеол. условий на градостроительство (докл. конф. «Климат — город — человек»). 1973. С. 63—65. Бочевер Ф.М., Орадовская А.Е., Лапшин Н.Н., Голъдберг В.М. О возможности теплового загрязнения подземных вод в районах промышленных предприятий и городов // Науч.-техн. совещ. по геотермич. методам ис- след. в гидрогеол. 1975. С. 91. Бычкова О.П. Проектирование зеленых насаждений улиц на примере г. Москвы // Тр. Моск. лесотехн. ин-та. 1976. Вып. 84. С. 75—89. Василъкова С.А., Терентъев О. С. Макет таблицы «Оползневые процессы» для АИПС «Инженерная геология г. Москвы и лесопарковой зоны». М.: 1979. 12 с. Деп. в ВИНИТИ 17 апр. 1979 г. № 1361-79. Веденин Ю.А., Зорин И.В. Социальные аспекты изучения территориальных рекреационных систем//Вопр. географии. 1973. Сб. 93. С. 21—28. 208 Экологические хроники Москвы Веденин Ю.А., Панчук СМ., Филиппович Л.С, Юдина Е.Г. Формирование дачных и садовых кооперативов на территории Московской агломерации // Изв. АН СССР. Сер. геогр. 1976. № 3. С. 72-79. Велинберг Б., Логинов С. Крюково — первый «город-спутник» Москвы // Вопр. географии. 1961. Сб. 51. С. 52-67. Величко А.А. Геологический возраст верхнего палеолита центральных районов Русской равнины. М.: Ин-т географии АН СССР, 1961. 296 с. (Библиогр. С. 283-295). Венгрова И.В., Шилинис Ю.А. Социальная гигиена в СССР: Очерк истории / Под ред. Б.Д. Петрова. М.: Медицина, 1976. 214 с. Вендров С.Л. Проблемы преобразования речных систем СССР. Л.: Гид- рометеоиздат, 1979. 208 с. Вергунов А. П. Формирование открытых пространств города как фактор улучшения окружающей среды // Градостроительство и окружающая среда. 1973. С. 15-22. Верейский Н.Г., Дубровин В.Л., Павлов Б.С., Чеклина Е.А. Принципы составления инженерно-геологических карт в масштабах 1:50000 — 1:25000 для промышленного, городского, поселкового и курортного строительства//Сов. геология. 1963. № 10. С. 109—113. Веремкович Л.В., Оноприенко А.В., Шевченко Л.И. О сдвигах в состоянии здоровья детей дошкольного возраста Москвы // Здравоохранение Российской Федерации. 1971. № 11. С. 5—8. Вендров С.Л. Проблемы преобразования речных систем СССР. Л.: Гидрометеоиздат, 1979. 208 с. Виндюков П.М., Габинова Ж.Д., Синицын В.Н., Вершова М.И. Гигиеническая оценка планировки и застройки Москвы (на примере районов Чертаново-Северное и Тропарево) // Гигиена жил. обществ, зданий и лечебно-профилакт. учрежд. (м-лы 4-го Всесоюз. совещ.). 1979. С. 26-27. Власов А. В. Застройка городов в условиях дальнейшей индустриализации строительства // М-лы Всесоюз. совещ. по градостроительству. 1960. Волкова Е.В., Хоръкова М.О., АнанянАЛ. Некоторые результаты исследований энергетической неоднородности воды в Подмосковном суглинке // Мерзлотные исследования. 1967. Вып. VII. С. 243—245. Вопросы преобразования природы Русской равнины. Сб. статей / Отв. ред. И.П. Герасимов. М.: Ин-т географии АН СССР, 1973. 267 с. (Авторы статей: СВ. Зонн, А.Г. Чикишев, Л.А. Чубуков, Ю.А. Шварева, Л.С. Потапова, В.М. Жуков, С.С. Савина, И.Ю. Долгушин и др.). Ворошилов Ю.И. Геохимия фтора в водах карбона Московского артезианского бассейна. М.: Недра, 1972. 93 с. 209
НАУЧНАЯ И НАУЧНО-ПОПУЛЯРНАЯ ЛИТЕРАТУРА Временные рекомендации по предотвращению загрязнения поверхностным стоком с городской территории (дождевыми, поливомоечны- ми, талыми водами). М.: 1975. 38 с. Временные указания по проектированию зданий в районах г. Москвы с проявлением карстово-суффозионных процессов. М.: Изд-во ЦОНТИ, 1978. С. 6-7. Выдро М.Я. Население Москвы (по материалам переписи населения 1871-1970 гг.). М.: Статистика, 1976. 52 с. Габинова Ж. Город на приеме у врача // Наука и жизнь. 1972. № 3. С. 74-75; 1972. № 7. С. 75. Гаврилов Н.И., Григорьева Э.Н., Кондюрш Л. И. и др. Опыт работы медико-санитарных частей. М.: Медгиз, 1962. 124 с. Гаврилов Н.И., Шахгельдянц А.Е., Бриллиантова М.С Организация труда и заболеваемость рабочих промышленных предприятий // Сов. здравоохранение. 1966. № 3. С. 15—20. Гаврюхина А.А. Многолетний режим гидродинамических давлений вод среднего и нижнего карбона Москвы // Тр. ЛГГП АН СССР. 1962. Т. 40. С. 98-105. Гаврюхина А.А. Подземные воды каменноугольных отложений Москвы и изменение их состояния под влиянием многолетней эксплуатации // Науч. тр. Акад. коммун, хоз-ва. 1964. Вып. 27. С. 71—85. Гаврюхина А.А. Природные водоносные системы недр района Москвы и их гидродинамическая и гидрохимическая характеристика // Геохимия подземных вод некоторых районов Европейской части СССР. 1963. С. 69—81. Гаврюхина А.А. Формирование подземных вод под влиянием искусственной разгрузки (на примере Москвы). М.: Наука, 1964. 132 с. Галахов Н.Н. Микроклиматические наблюдения в Подмосковье // Тр. Ин-та географии АН СССР. Т. 71. М-лы по физ. географии СССР. Вып. 2. М.: 1957. С. 102-135. Гормонов И.В., Коноплянцев А.А. Влияние искусственного понижения уровня подземных вод на состояние земной поверхности // Разведка и охрана недр. 1964. № 2. С. 44-48. Географические проблемы развития крупных Экономических районов СССР / Отв. ред. КВ. Долгополое, А.А. Минц. М.: Ин-т географии АН СССР, 1964. 518 с. (Статья А.А. Минц, С.Н. Рязанцев. Центральный район). География Москвы и Подмосковья / М-лы науч. конф. М.: МФГО СССР, 1973.159 с. Геологическая деятельность и охрана окружающей среды /Л.В. Бахи- рева. М.: Изд-во МГУ, 1979. 166 с. Геология СССР. Т. IV. Центр Европейской части СССР. М.: Недра, 1971.460 с. 210 Экологические хроники Москвы Герасимов ИМ., Лаппо Г.М., Басе СВ., Ляхов М.Е. Современные конструктивно-географические проблемы больших городов // Изв. АН СССР. Сер. геогр. 1974. № 1. С. 15-27. Герасимов П.А. Разрез Теплостанской возвышенности в Москве // М- лы по геол. и полезн. ископ. центральных районов Европейской части СССР. 1962. Вып. 5. С. 102-105. Герасимов СИ., Ахенштейн Г.А. Два характерных примера влияния изменения уровня грунтовых вод на состояние зданий // М-лы науч.-техн. конф. Всес. хим. о-ва им. Д.И. Менделеева. Татар, респ. правд. 1973. № 1. С. 109-110. Геренчук К. И. Тектонические закономерности в орографии и речной сети Русской равнины. Львов: Изд-во Львов, ун-та, 1960. 242 с. Гигиенические аспекты оздоровления городов. М.: Гидрометеоиздат, 1973. 38 с. Гидрогеология СССР. Московская и смежные области. М.: Наука, 1966. Т. 1.423 с. Гидрометеорология Москвы и Подмосковья / Ред. В.Н. Скляров. М.: Гидрометеоиздат, 1973. 143 с; 1976. 117 с; 1977. 87 с. / Ред. A.M. Бра- таев. 1978. 96 с. Гидрохимические исследования поверхностных и подземных вод района Можайского водохранилища. М.: Изд-во МГУ, 1977. 109 с. Глушкова В.Г., Шепелев Н.П. Проблемы территориальной организации загородного отдыха населения крупных городов в выходные дни (на примере Москвы) // Вестн. МГУ. Сер. 5. География. 1976. № I. С. 31-37. Голеницкий А.Н. Вопросы определения затрат на охрану водного бассейна от загрязнения сточными водами машиностроительных предприятий в условиях крупных городов // Науч. тр. Моск. ин-та упр. 1979. № 145. С. 16-20. Голицын Г.В., Камышова Н.П. и др. Опыт составления ландшафтных карт для обоснования архитектурных проектов пригородов крупных городов // Тематическое картографирование в СССР. 1967. С. 50—56. Головко В.А. Некоторые данные к петрографической и геохимической характеристике озерно-хованских отложений Подмосковья // Докл. АН СССР. Т. 130. № 4. 1960. С. 864-867. Голъденберг П. И. Петров чертеж Москвы как источник изучения ее планировки конца XVI — начала XVII в. //Археол. ежегодник за 1966 год. 1968. С. 53-64. Гольц ГА., Таратынов В.А. Пространственная дифференциация маятниковой миграции в Московском районе расселения // Урбанизация как мировой процесс и его география. М.: 1974. С. 77—88. 211
НАУЧНАЯ И НАУЧНО-ПОПУЛЯРНАЯ ЛИТЕРАТУРА Голъц СИ. Влияют ли откачки подземных вод на оседание поверхности территории Москвы и Подмосковья // Бюл. МОИП. Отд. геол. 1972. 47. № L. С. 140-141. Григорьев Е.А. Осушение грунтов при строительстве коллекторных туннелей в сложных гидрогеологических условиях (опыт треста горнопроходческих работ города Москвы) // Механизац. и совершен- ствов. стр-ва подземн. коммуникаций закрытыми способами. 1970. С. 63-78. Грюнберг Г.Ю. География Московской области. М.: Учпедгиз, 1961. 120 с. Гулакян К.А., Кюнтцель В.В. Классификация оползней по механизму их развития // Тр. ВСЕГИНГЕО. 1970. Вып. 29. С. 58-64. Гулакян К.А., Кюнтцель В.В., Новиков Л.А. Моделирование оползней выдавливания (на примере оползней района Фили-Кунцево, Москва) // Тр. ВНИИ гидрогеологии и инж. геологии. 1970. № 23. С. 109-125. Дейчман З.И., Потешна М.В., Фивейская В.П. Течение гипертонической болезни у рабочих и научных работников, находящихся на диспансерном обслуживании // Совр. пробл. организации здравоохранения в СССР. 1964. С. 71-74. Дзекцер Е.С Формирование искусственного режима подземных вод на застраиваемых территориях // Гидрогеол. прогнозы и их хозяйств, значение (8-я сессия Междунар. высш. гидрол. курсов ЮНЕСКО при МГУ). 1978. С. 216. Драбкин В.Н. Сердечно-сосудистая заболеваемость рабочих автозавода им. И.А. Лихачева и мероприятия по ее снижению // Здравоохр. Рос. Федерации. 1965. № 8. С. 14-17. Драчев СМ. Изменения химического состава воды р. Москвы в связи с загрязнением и процессами самоочищения // Тр. ин-та биологии внутр. вод СССР. 1968. Вып. 18. С. 152-198. Дыховичный Ю.А., Максименко В.П. Проектирование и строительство на территориях, подверженных карстово-суффозионным процессам в г. Москве // Основания, фундаменты и механика грунтов. 1979. № 3. С. 20. Егоров М., Маликова М. Экспериментальное исследование деформаций грунтов оснований фундаментальных плит // Colloq. Saint-Maximin, 1976. Prop. mec. sols; found, superfic; meth. numer. Paris. 1978. С 132-139. (франц.). Епишин В.К., Зеегофер Ю.О., Коробейников В.А. Основные задачи комплексного изучения инженерно-геологических условий территории Москвы и лесопарковой зоны // Тр. ВНИИ гидрогеологии и инж. геологии. 1976. Вып. 108. С. 48-56. 212 Экологические хроники Москвы Ерохина ГЛ., Горбунов Н.И. Характеристика воды Подмосковья и источники ее загрязнения // Экол. пробл. сельского хоз-ва (м-лы 1-й Всес. методол. школы-семинара). 1978. С. 134-135. Ефремов Ю.К География и туризм // Вопр. географии. 1973 Сб 93 С. 6-20. Животное население Москвы и Подмосковья, его изучение, охрана и направленное преобразование // М-лы совещ. 27-28 апр. 1967 г. / Отв. ред. Ю.А. Исаков, В.К. Рахилин. М.: МОИП, 1967. Жилина Д.Д. Распределение сельского населения Подмосковья по секторам и поясам // Вопр. географии. 1971. Сб. 87. С. 78-84. Жучкова В.К. Ландшафты лесопаркового пояса Москвы и возможности их использования в целях организации отдыха трудящихся // Ланд- шафтоведение. 1963. С. 78-93. Забелин В.А., Рогачев Г.И Водопотребление и водообеспечение Москвы и Московской области в перспективе // Водн. ресурсы. 1974. № 5. С. 68-76. Зазулжа А.Н., Старостина И.В. Современная гидрографическая сеть Москвы // Тр. Центр, высота, гидрометеорол. обсерватории. 1978. Вып. 12. С. 67-74. Зарубин Г.П. Санитарный надзор Кремля в первые годы Советской власти. М.: 1967. 204 с. Зеегофер Ю.О., Лихачева Э.А., Сипягина И.К., Краснов А.Ф. Инженерно-геоморфологический анализ рельефа города (на примере Москвы) // Вопр. географии. 1979. № 111. С. 48-59. Зомбе С.А. Проект плана Москвы 1775 года и его градостроительное значение // Ежегодник ин-та истории искусств. 1960. Иванов В., Ерохов В. Влияние режимов движения автомобиля на выброс вредных веществ // Автомоб. трансп. 1979. № 9. С. 46-48. Иванов В.И. Ландшафтная организация застройки г. Москвы (развитие системы озеленения г. Москвы и лесопаркового защитного пояса) // Тез. докл. семинара по улучшению проектирования и стр-ва в УССР 1976. С. 21-26. Иванов В.И. Развитие лесопаркового защитного пояса г. Москвы и организация отдыха населения // Новый Генеральный план развития г. Москвы. 1972. С. 139-148. Иванцов Л.Б., Горбунова Т.П. Загрязнение подземных вод в условиях города// Климат. Город. Человек. 1976. Сб. 1. С. 93-97. Измеров Н. Ф. Полувековой путь института гигиены труда и профзаболеваний АМН СССР // Гигиена и санитария. 1973. № 6. С. 7-11. Ильин М.А. О русской архитектуре. М.: Мол. гвардия, 1963. Инженерно-геологические и гидрогеологические проблемы градостроительства // Тез. докл. Всесоюз. межвед. конф. «Климат — город - человек». 1974. 192 с. 213
НАУЧНАЯ И НАУЧНО-ПОПУЛЯРНАЯ ЛИТЕРАТУРА История геологического развития Русской платформы и ее обрамления. М.: 1964. Кабаева П. А. К методике проведения реконструкции зеленых насаждений сложившейся жилой застройки г. Москвы // Тр. Моск. лесотехн. ин-та. 1976. Вып. 84. С. 89-94. I Кабакова СИ. Градостроительная оценка территорий городов. М.: Стройиздат, 1973. 152 с. [ Казанская Н.С Конференция «Актуальные проблемы организации заказников в Подмосковье», Москва, 3—4 апреля 1975 г. // Изв. АН СССР. Сер. геогр. 1976. № 6. С. 133-135. Казнов С.Д. Методика вероятностного прогнозирования оползневых 1 процессов на городских территориях // Пробл. инж. геол. в связи с рациональным использ. геол. среды (м-лы Всесоюз. конф. Тема 3). 1976. " С. 101-102. !! Карагодин В.Л., Молодков М.В. Отвод поверхностных вод с городской I территории. М.: Стройиздат, 1974. 215 с. Карагодина И.Л. Борьба с шумом и вибрацией в городах. М.: Медицина, 1979. 160 с. Кириков СВ. Изменения животного мира в природных зонах СССР III 1 (XIII—XIX вв.). Лесная зона и лесотундра. М.: Ин-т географии АН СССР, 1 1960. 157 с. (Библиогр. С. 142-156). Климат большого города / Ред. А.А. Дмитриев. М.: Изд-во МГУ, 1965. 196 с. (Авторы разделов: Л.В. Кшменко, Б.В. Полтараус, А.А. Дмитриев, Т.В. Евневич и др.). Климат и город // М-лы конф. «Климат - город — человек». 1974. 152 с. Климат и человек // Вопр. географии / А.А. Гербурт—Гейбович, И.С. Кандрор, Л.А. Чубуков. 1972. Сб. 89. 238 с. (Авторы статей: Т.П. Алешина, Р.Ф. Афанасьева, В.А. Белинский, Н.М. Воронин, Д.М.Демина, Е.М. Ильичева, Г.Н. Ожогина, В.И. Русанов и др.). Климат Москвы: особенности климата большого города / Под ред. А.А. Дмитриева, Н.П. Бессонова. Л.: Гидрометеоиздат. 1969. 323 с. Кожевников А.В., Кожевникова В.Н., Рыбакова И.О., Петрова Е.А. Стратиграфия подмосковного плейстоцена // Бюл. МОИП. Отд. геол. 1979. I" li I Вып. 54. № 2. Кожевникова В.Н. О роли динамики и режима подземных вод в формировании карстово-суффозионных процессов (на примере некоторых районов г. Москвы) // Инженерные изыскания в строительстве. 1974. Вып. 5(33). Сер. 2. С. 22-27. Кожевникова В.Н. Об условиях карстово-суффозионных просадок и провалов // Инж. изыскания в строительстве. Сер. 2. 1976. Вып. 10 (51). 1," 214 Экологические хроники Москвы Кожевникова В.Н. Роль динамики и режима подземных вод глубоких горизонтов в выяснении причин возникновения современных карстово- суффозионных процессов // Состояние и задачи карстово-спелеологи- ческих исследований. 1975. С. 12—26. Козловский В.И., Медведев О.П. Влияние инженерно-геологических условий на размещение сооружений в зонах подземной урбанизации г. Москвы // Инж.-геол. пробл. градостр-ва (м-лы науч.-техн. совещ.). 1971. С. 162-164. Колобков Н.В. Климат Москвы и Подмосковья. М.: Моск. рабочий, 1960. 106 с. Комплексные исследования водохранилищ. М.: Изд-во МГУ. 1971. Вып. 1; 1973. Вып. 2; 1976. Вып. 3; 1978. Вып. 4; 1980. Вып. 5. 231 с; 1985. Вып. 6. 266 с. Коньков П.К, Матяшевич И.А., Солодовников А.А. Применение анкеров в грунте для крепления стен подземной части гаража в Москве // Основания, фундаменты и механика грунтов. 1977. № 4. С. 12—14. Копейко В.Я. Строительство подземных сооружений способом «стена в грунте» (гг. Москва, Тугаев и др.) // Основания, фундаменты и механика грунтов. 1975. № 3. С. 7-9. Коробейников В.А. Учет многолетних колебаний уровня грунтовых вод при строительстве // Инж.-геол. пробл. градостроительства. 1971. С. 196—197. Котлов Ф.В. Антропогенные геологические процессы и явления // Вопр. инж. геологии. 1970. С. 141—154. Котлов Ф.В. Антропогенные изменения рельефа (на примере г. Москвы) // Вопр. географии. 1961. Сб. 52. С. 134-150. Котлов Ф.В. Изменение подземных вод территории Москвы под влиянием деятельности человека//Тр. ЛГГП АН СССР. 1961. Т. 36. С. 41-57. Котлов Ф.В. Изменения природных условий территории Москвы под влиянием деятельности человека и их инженерно-геологическое значение. М.: Изд-во АН СССР, 1962. 263 с. Котлов Ф.В. Инженерно-геологические процессы и явления, закономерности их формирования // Пробл. инж. геологии. 1970. С. 184—191. Котлов Ф.В. К вопросу о влиянии деятельности человека на интенсивность карстового процесса в районе Москвы // М-лы комиссии по изуч. геологии и географии карста. Информ. сб. № 1. 1960. С. 93—102. Котлов Ф.В. Некоторые вопросы формирования инженерно-геологических свойств пород в связи с изучением глинистых пород Москвы и Подмосковья//Инж.-геол. св-ва горн, пород и методы их изуч. 1962. С. 133—150. Котлов Ф.В. О региональном характере распространения некоторых инженерно-геологических явлений // Природные физ.-геол. и инж.-геол. процессы и явления. 1963. С. 54—76. 215
НАУЧНАЯ И НАУЧНО-ПОПУЛЯРНАЯ ЛИТЕРАТУРА Котлов Ф.В. Проблемы инженерной геологии Москвы. Доклад о работах, представленных на соискание ученой степени доктора геолого-минералогических наук. М.: Гос. геол. ком. СССР, ВСЕГИНГЕО, 1963. 82 с. Котлов Ф.В. Специфика гидрогеологических исследований на территории больших городов // Основные направления совершенствования гидрогеол. изысканий в строительстве. 1970. С. 25—43. Котлов Ф.В., Братнина И.А., Сипягина И.К. Город и геологические процессы. М.: Наука, 1967. 226 с. Котлов Ф.В., Медведев О.П., Киселева З.Т., Кожевникова В.И. Антропогенная активизация карстово-суффозионных процессов // Тр. ПНИИ- ИС Госстроя СССР. 1976. Вып. 43. С. 4-11. Кочин Г.И. Сельское хозяйство на Руси в период образования Русского централизованного государства (конец XIII — начало XVI вв.) Л.: 1965.462 с. Краснощекова Н.С. Градостроительные средства улучшения окружающей среды Москвы // Градостроительство и вопр. охраны окруж. среды (в помощь проектировщику-градостроителю). 1975. С. 29—37. Краснощекова Н.С, Пронин М.И. Воздействие техногенной среды на состояние лесопарковых массивов Москвы // Природные комплексы в архит.-планировочной структуре Москвы и Моск. агломерации. 1978. С. 3-15; С. 41-51. Кроль Я.Я. О солевом составе поровых вод некоторых отложений кар- бонового возраста г. Москвы и Московской области // Сб. статей по вопр. гидрогеологии и инж. геологии. 1962. С. 319—327. Куркин П.И. Вопросы санитарной статистики. Избранные произведения. М.: Госстатиздат, 1961. 423 с. Кюнтцелъ В. В. Некоторые особенности оползней выдавливания, развитых на территории Москвы и ее окрестностей // Сб. статей по геологии и гидрогеологии. 1962. Вып. 2. С. 76—83. Кюнтцелъ В.В. О возрасте глубоких оползней Москвы и Подмосковья, связанных с юрскими глинистыми породами // Бюл. МОИП. Отд. геол. 1964. Т. 39. Вып. 2. С. 149-150. Кюнтцелъ В.В. Развитие оползневых явлении в бассейне реки Москвы в антропогеновый период // М-лы совещ. по вопр. изуч. оползней и мер борьбы с ними. 1964. С. 109-111. Кюнтцелъ В.В. Эрозия берегов реки Москвы и ее влияние на оползневые процессы // Разведка и охрана недр. 1962. № 3. С. 41—45. Лазарева И. В. Восстановление нарушенных территорий для градостроительства. М.: Изд-во лит. по стр-ву, 1972. Лазарева И.В. Проблемы освоения «создаваемых» территорий для градостроительства // Пробл. инж. геол. в связи с рациональным использ. геол. среды (м-лы Всесоюз. конф. Тема 4). 1976. С. 22—29. 216 Экологические хроники Москвы Лазуков Г.И., Немцова Г.М., Судакова Н.Г. Палеогеографические и стратиграфические аспекты изучения ледникового комплекса Подмосковья // Вестн. МГУ. Сер. 5. География. 1983. № 2. С. 50-56. Лаппо Г.М. География городов с основами градостроительства. М.: Изд-во МГУ, 1970. Лаппо Г.М. Развитие городских агломераций в СССР. М.: Наука, 1978. 152 с. Лаппо Г.М. Современное расселение и пути развития городов Московского пригородного района// Планировка и застройка больших городов. 1961. Лаппо Г.М. Тенденции развития расселения в Московском районе // Вопр. географии. 1971. Сб. 87. С. 89-102. Латышева Г.П., Рабинович М.Г. Москва в далеком прошЛЪм. М.: Наука, 1966.248 с. Лиманов Ю.А. Метрополитены. М.: Транспорт, 1971. 359 с. Линков Г.М. Генеральная схема охраны природы //Архитектура и стр- во Подмосковья. Информ. сб. 1978. № I. С. 34—35. Липчанский В.Н. Региональные предпосылки охраны природных комплексов крупнейших городов // Природ, комплексы в архит.-планировочной структуре Москвы и Моск. агломерации. 1978. С. 75—83. Листенгурт Ф.М. Некоторые экологические проблемы урбанизации // Градостроительство (сб. науч. тр. XXIII Междунар. геогр. конгр. ЦНИИП градостр-ва). 1976. С. 63-74. Лобановская Н.П. К вопросу определения дождевых максимальных расходов воды с застроенных территорий г. Москвы // Тр. ВНИИ ВОД- ГЕО. 1977. № 69. С. 172-177. Лотова Е.И., Иделъчик Х.И. Борьба с инфекционными болезнями в СССР (1917-1967 гг.). Очерки истории. М.: Медицина, 1967. 432 с. Львович М.И., Черногаева Г.М. Преобразование водного баланса территории г. Москвы // Изв. АН СССР. Сер. геогр. 1976. № 3. С. 52-60. Любимова Е.В. Растительный мир Подмосковья. М.: Моск. рабочий, 1964. 88 с. Любовный В.Я. Опыт изучения формирования городского населения на примере некоторых городских поселений юго-восточной части Московской области // Вопросы географии населения СССР. М.: Ин-т географии АН СССР, 1961. 176 с. Маркизов В.И., Рябышев М.Г. Использование стока Волги для водоснабжения Москвы // М-лы Всесоюз. науч. конф. по пробл. комплекс, использ. и охраны вод. ресурсов бассейна Волги. 1975. Вып. 1. С. 54—56. Матвеев Н.П. Геоморфологический анализ продольных профилей рек Московской области // Уч. записки Моск. обл. пед. ин-та. 1968. Т. 181. Вып. 12. С. 3-135. 217
НАУЧНАЯ И НАУЧНО-ПОПУЛЯРНАЯ ЛИТЕРАТУРА Матвеев Н.П. Карст Москворецко-Окского междуречья // Вопр. изуч. карста Русской равнины. 1966. С. 86—102. Матвеев Н.П. Речные системы равнинных областей (устойчивость речных систем) // Природа и природные процессы на территории Подмосковья. 1977. С. 25—32. Матвеев Н.П. Типы водосборов рек Подмосковья // Природа и природные процессы на территории Подмосковья. М.: МФГО СССР, 1972. Материалы первой научно-практической конференции по вопросам НОТ. М.: 1969. 121 с. Машинский Л. О. Некоторые исследования устойчивости лесных насаждений в условиях Подмосковья к рекреационным нагрузкам // Географические проблемы организации туризма и отдыха. Сб. статей. М.: Ин-т географии АН СССР. 1975. Вып. 2. С. 72-77. Медведев О. П. Проблемы комплексного инженерно-геологического изучения территории г. Москвы в связи с новым генеральным планом // Пробл. инж. геол. в связи с рациональным использ. геол. среды (м-лы Всесоюз. конф. Тема 4). 1976. С. 42-48. Медведев О. П. Современное состояние и пути совершенствования инженерно-геологических изысканий для строительства городских зданий и сооружений // Инж. геол. пробл. градостр-ва (м-лы науч.-техн. со- вещ.). 1971. С. 56-65. Медведев О.П., Урбан Б.Э., Козловский В.И. и др. Инженерно-геологическое картирование г. Москвы и его перспективы // Пробл. инж.-геол. картирования. 1975. С. 204—213. Медведев Ю.В. Человек и городская среда. М.: Наука, 1978. 213 с. Миграция веществ антропогенного происхождения в речных бассейнах и моделирование качества воды // Тр. Ин-та прикладн. геофизики. 1979. №31. 160 с. Минц А.А. Некоторые вопросы географии промышленности Московской области // Вопр. географии. 1960. Сб. 49. С. 16—26. Миронова Н.Я. О поступлении питательных веществ в водоемы рекреационного использования (на примере водохранилищ канала им. Москвы) // Изв. АН СССР. Сер. геогр. 1979. № 2. С. 37-45. Митин М.Ф., Чижова В. П. Вопросы санитарной охраны водоемов питьевого назначения в связи с проектированием зон массового отдыха (на примере бассейна верховьев Москвы) // Вопр. географии. 1973. Сб. 93. С. 73-80. Михеева B.C. Сельскохозяйственные микрорайоны московского За- очья // Вопр. географии. 1960. Сб. 49. С. 27-42. Мишарин С.Д., ПеккерА.Ю., Каверин Р.Г. и др. Современное состояние и перспективы организации и использования подземного пространства 218 Экологические хроники Москвы г. Москвы // Инж.-геол. пробл. градостр-ва (м-лы науч.-техн. совещ.). 1971. С. 185-187. Москва и подмосковные районы // Вопр. географии / Н.А. Солнцев, Т.П. Богоявленский. 1961. Вып. 51. 223 с. (Авторы статей: Н.А. Солнцев, В.А. Апродов, Г.А. Ремизов. СИ. Перлин, Ю.Г. Саушкин, Д.А. Скобеев, Г.М. Лаппо и др.). Москва, какой она будет (рассказ о претворении в жизнь нового Генерального плана развития Москвы). М.: Моск. рабочий, 1976. 256 с. Москвитин А. И. Опорные разрезы плейстоцена Русской равнины. М.: Изд-во АН СССР, 1976. 240 с. Москвитин А.И. Следы пяти оледенений и межледниковий в Москве // Бюл. МОИП. Отд. геол. 1964. Т. XXXIX. Вып. 5. С. 101-111. Московская городская санитарно-эпидемиологическая станция // Сб. науч.-практ. работ. 1969. 298 с. Московский ледниковый покров Восточной Европы / Ред. Г.И. Го- рецкий и др. М.: Наука, 1982. 237 с. Мухина Л. И. Принципы и методы технологической оценки природных комплексов. М.: Наука, 1973. 95 с. Нечаева З.К. Некоторые особенности физико-механических свойств толщи юрских глин Подмосковья // Инж.-строит. изыскания. 1973. № 4 (33). С. 32-34. Новиков Э.А. Человек и литосфера. Л.: Недра, 1976. 160 с. Новиков Ю.В. Воде быть чистой. М.: Моск. рабочий, 1977. 128 с. Об охране окружающей среды // Сб. документов партии и правительства, 1917-1978 гг. 1979. 352 с. Объедков Ю.Л., Савищев Р. И. Развитие воронки депрессии среднека- менноугольного водоносного горизонта Московского артезианского бассейна в районе гг. Лыткарино, Жуковский и Раменское // М-лы по геол. и полезн. ископ. центр, р-нов Европ. части СССР. Вып. 7. С. 18—22. Оздоровление воздушной среды на предприятиях бассейна г. Москвы. М.: О-во «Знание» РСФСР, Моск. центр науч.-техн. проп., 1974. 168 с. Опыт и методика изучения гидрогеологических и инженерно-геологических условий крупных водохранилищ. 1959. Ч. 1. 176 с. 1960. Ч. 2 и 3. 360 с. Организация, пути развития и научная деятельность института за 50 лет//Тр. Моск. НИИ гигиены им. Ф.Ф. Эрисмана. 1971. 75 с. Палиенко Э.Т. Поисковая и инженерная-геоморфология. Киев: Вища шк., 1978. Парецкая М.Н. Об изменчивости свойств глинистых пород на оползневых участках Москвы // Тем. сб. ВНИИ гидрогеологии и инж. геологии. 1968. Вып. 8. С. 96-101. 219
НАУЧНАЯ И НАУЧНО-ПОПУЛЯРНАЯ ЛИТЕРАТУРА Парецкая М.Н. Опыт применения статистического анализа для оценки влияния различных факторов на развитие неглубоких оползней // Тр. ВНИИ гидрогеологии и инж. геологии. 1975. Вып. 103. С. 52—55. Парецкая М.Н. Особенности инженерно-геологических свойств юрских глин и оползни выдавливания Подмосковья // Тр. ВНИИгидрогео- логии и инж. геологии. 1971. Вып. 40. С. 82—87. Парецкая М.Н. Проявление ползучести юрских глинистых пород в условиях г. Москвы // Совр. методы исслед. в гидрогеологии и инж. геологии. 1970. С. 128-132. Парецкая М.Н., Пустыльник СИ. Оценка эффективности противооползневых мероприятий на оползневых участках г. Москвы // Природные ресурсы Москвы и Подмосковья. 1974. С. 35—47. Парфенов СИ., Кутателадзе И.Р. О поверхностных проявлениях карста в Москве // Тр. ВНИИгидрогеологии и инж. геологии. 1976. Вып. 108. С. 7-73. Парфенов СИ., Пустыльник СИ. Проблемы инженерной геологии Москвы // Пробл. инж. геол. в связи с рациональным использ. геол. среды (м-лы Всесоюз. конф. Тема 4). 1976. С. 35-41. Пастухова Е.В. Некоторые данные по гидрологии Рузского водохранилища // Охрана природы и рацион, использ. природн. ресурсов Моск. области. 1977. С. 84-86. Первая тематическая конференция по санитарной охране воздуха г. Москвы (27-29 ноября 1961 г.) //Тез. докл. 1961. 31 с. Петренко В.К., Аришнова В.И. О распределении атмосферных примесей и первом опыте прогнозирования уровня загрязнения воздуха в Москве // Тр. Центр, высот, гидрометеорол. обсерв. 1977. № 10. С. 36-46. Платонов А.М. Национальный состав населения Москвы в период между переписями // Основные вопросы стат. методологии. 1975. Вып. 2. Плотников Г.М. Подземные воды - наше богатство. М.: Недра, 1976. 208 с. Погосян Х.П. Особенности климата крупных городов и оздоровление городской среды // Климат — город — человек. М.: 1975. С. 10—15. Полезные ископаемые Московской и смежных с ней областей // М- лы по геол. и полезн. ископ. Центральных р-нов Европейской части СССР. 1961. Вып. 4. 310 с. Полуянов В.А. Водопонижение при сооружении метрополитена мелкого заложения // Докл. и сообщ. на совещ.-семин. инж.-техн. работн. по обмену опытом стр-ва метрополит., туннелей, трансп. и пешеходн. пересечений. 1966. С. 25—30. Поляк Г.Б., Софронова Е.В. Генеральный план и бюджет Москвы. М.: Финансы, 1973. 220 Экологические хроники Москвы Попов О. В. Нарушение взаимодействия поверхностных и подземных вод под влиянием урбанизации // Гидрологические аспекты урбанизации. М.: МФГО СССР, 1978. С. 36-42. Попов СА. Основные вопросы классификации и разведки гравийно- песчаных месторождений Московской и смежных с ней областей // Изв. вузов. Геология и разведка. 1967. № 12. С. 77—91. Посохин М.В. Перспективы развития Москвы. М.: Знание, 1973. 32 с. Преображенский B.C. Физико-географические аспекты и проблемы организации отдыха // Географические проблемы организации туризма и отдыха. 1975. Вып. 1. С. 5-15. Природа и природные процессы на территории Подмосковья. М.: Изд. МОПИ им. Крупской, 1972. 154 с; 1973.154 с; 1975.141 с; 1976. 113 с; 1978. 106 с; 1979.115 с Природа речных долин Центра Русской равнины / А. И. Спиридонов, Н.П. Матвеев. М.: МФГО СССР, 1978. 87 с. Природные ресурсы Москвы и Подмосковья / Отв. ред. Н.П. Матвеев. М.: МФГО СССР, 1974. 85 с. Природные ресурсы Русской равнины в прошлом, настоящем и будущем / Отв. ред. СВ. Зонн, А.Г. Чикишев. М.: Наука, 1976. 379 с. (Авторы статей: СВ. Зонн, К.С. Ходашева, Р.И. Злотин, Ю.А. Веденин, Н.И. Корон- кевич и др.). Проблемы оптимизации в экологии. Сб. статей / Отв. ред. И. Б. Новик. М.: Наука, 1978. 325 с. (Авторы статей: Д.М. Гвишиани, И.П. Герасимов, Н.П. Федоренко, Н.Ф. Реймерс, И.Б. Новик, В.А. Лось, Ю.А. Израэль, B.C. Преображенский, Т.П. Куприянова, А.Д. Арманд, Г.М. Лаппо, ГА. Аг- ранат, А.Г. Доскач и др.). Просенков В.И. Влияние град ©промышленного комплекса Москвы на процессы формирования подземных вод // Гидрологические аспекты урбанизации. 1978. С. 42-51. Просенков В.И. Гидрогеотермическая характеристика и процессы формирования подземных вод интенсивно эксплуатируемых водоносных горизонтов Москвы и Подмосковья // Сов. геология. 1972. № 9. С. 149—153. Просенков В.И. Изменение температуры и минерализации подземных вод на территории Москвы // Разведка и охрана недр. 1974. № 12. С. 36-41. Просенков В.И. Перспективы использования подземных вод каменноугольных водоносных горизонтов для целей охлаждения и кондиционирования на территории г. Москвы //Тр. ВНИИ гидрогеол. и инж. геол. 1970. Вып. 27. С. 129-137. Процессы загрязнения и самоочищения р. Москвы. М.: Стройиздат, 1972. 157 с. 221
НАУЧНАЯ И НАУЧНО-ПОПУЛЯРНАЯ ЛИТЕРАТУРА Пустылъник СИ. К вопросу о роли оползней в денудации склонов речных долин на территории Москвы и Подмосковья // Природные ресурсы Москвы и Подмосковья. 1974. С. 9—11. Пустылъник СИ. Оползни лесопарковой зоны Москвы, связанные с деформациями в юрских глинистых отложениях // Тем. сб. ВНИИ гидрогеологии и инж. геологии. 1968. Вып. 8. С. 125—134. Пустылъник СИ., Парецкая М.Н. Оценка состояния оползневых склонов и эффективности противооползневых мероприятий по результатам стационарных наблюдений (г. Москва) // Инж.-геол. пробл. градостр-ва (м-лы науч.-техн. совещ.). 1971. С. 93—95. Рабинович ИГ. Промерзание обнаженного грунта в Москве в связи со строительством // Климат большого города. 1965. С. 168—172. Радиационный режим и осадки в Москве // Сб. статей под ред. А.А. Дмитриева. М.: Изд-во МГУ, 1967. 355 с. Разрезы отложений ледниковых районов Центра Русской равнины / Ред. К.К. Марков. М.: Изд-во МГУ, 1977. 198 с. Расселение в пригородных зонах // Вопр. географии / В.Г. Давидович, СА. Ковалев. 1971. Сб. 87. 183 с. Растительность и животное население Москвы и Подмосковья. М.: 1978. Изд-во МГУ, 135 с. Ресин В. И. Водопонижение при строительстве подземных коммуникаций закрытым способом в Москве // М-лы 2-го науч.-техн. совещ. по искусств, понижению уровня подземн. вод при стр-ве метрополии, туннелей и др. сооруж. 1972. С. 101—106. Ресурсы поверхностных вод СССР. М.: Гидрометеоиздат, 1973. Т. 10.475 с. Родоман Б.Б. Город, природа, туризм в Подмосковье (прогнозы и прдположения) // Вестн. МГУ. Сер. 5. География. 1972. № 3. С. 87—90. Родоман Б.Б. Предложение о планировке Подмосковья в связи с задачами рекреации и охраны природы // География Москвы и Подмосковья. 1973. С. 136-145. Розенфелъдт Р.А. Древнейшие города Подмосковья и процесс их возникновения // Русский город. 1976. С. 5—16. Розова А.П. Ледовый режим р. Москвы по данным весенних авиаразведок// Метеорология и гидрология. 1961. № 12. С. 40—41. Романъко В. С. Рекреационная дигрессия растительности прибрежных лесов Рузского водохранилища // Изменение природной среды в связи с деятельностью человека (сб. науч. тр. Центр, н.-и. лаб. охраны природы. 1978. С. 121-142. Рудь В. К. Об ошибках при возведении свайных фундаментов вблизи зданий (г. Москва) //Динамика основ., фундам. и подземн. сооруж. 1977. С. 296-298. 222 Экологические хроники Москвы Руководство по проектированию скоростных городских дорог и магистральных улиц общегородского значения с непрерывным движением в Москве. М.: Стройиздат, 1977. Рябышев М.Г. Проблемы источников водоснабжения Москвы // Водн. ресурсы. 1974. № 3. С. 15-23. Сазанов Т.Н. Влияние строительства метрополитенов на геологическую среду (на примере строительства отечественных метрополитенов) // Пробл. инж. геол. в связи с рациональн. использ. геол. среды (м-лы Всесоюз. конф. Тема 4). 1976. С. 30-34. Сазанов Т.Н. Инженерно-геологические процессы и явления при искусственном замораживании грунтов на строительстве Московского метрополитена // Докл. и сообщ. на Науч.-техн. совещ. по искусств, замораживанию грунтов при сооруж. метрополит., туннелей и шахтном стр-ве. 1967. С. 44-50. Сазонов Т.Н. Закономерности развития деформаций земной поверхности при сооружении туннелей Московского метрополитена // Вопр. инж. геол. при проектир., стр-ве и эксплуат. подземн. сооруж., шахт и карьеров. 1969. Вып. 1. С. 19-22. Сазонов Т.Е. Изменение физико-механических свойств грунтов под влиянием проходки горных выработок Московского метрополитена // Тр. ВНИИгидрогеологии и инж. геологии. 1963. Вып. 1. С. 51—62. Салтанкин В.П., Шарапов В.А. Некоторые вопросы рекреационного использования комплексных водохранилищ вблизи крупных городов (на примере Москвы) // Водн. ресурсы. 1974. № 5. С. 15—25. Санитарная охрана атмосферного воздуха Москвы. М.: Медицина, 1965. 94 с. Санитарная охрана почвы. М.: Мин. здравоохранения СССР, 1971. 94 с. Санитарная очистка городов. М.: Стройиздат, 1966. 219 с. Саушкин Ю.Г. Москва. Теографическая характеристика. М.: Мысль, 1964. Саушкин Ю.Г. Опыт географического анализа материалов о планировке и застройке Москвы в послевоенные годы (1945—1957) // Вопр. географии. 1961. Сб. 51. С. 176-181. Сватков Н.М. Возникновение оценки природных условий при организации отдыха населения в Подмосковье // Природные ресурсы и вопросы их рационального использования (сб. тр. МОПИ им. Н.К. Крупской). 1976. С. 41-53. Сватков Н.М. Научные основы использования природных ресурсов Подмосковья и прилегающих территорий для организации отдыха населения // Вопр. природных ресурсов. 1974. С. 13—35. Семенова НА., Махлина М.С, Немировская М.Г. Опыт расчленения мезокайнозойских отложений бассейна нижнего течения р. Москвы по 223
НА УЧНАЯ И НА УЧНО-ПОПУЛЯРНАЯ ЛИТЕРАТУРА данным гранулометрического и минералогического анализов // Изв. вузов. Геология и разведка. 1969. № 2. С. 51—56. Силантьева С.Н., Смойловская Б.Ч. Из практики проектирования и строительства новых жилых микрорайонов в Москве // Планировка и застройка жилых районов и микрорайонов. 1964. С. 7—12. Сипягина И.К. Изменение свойств пород и развитие осадок под влиянием длительных откачек и понижения уровня подземных вод // М-лы V конф. мл. науч. сотр. и аспирантов ЛГГП АН СССР. 1960. С. 79—82. Смирнова Е.Д. Географические основы охраны природы Московской области // Охрана природы и рациональное использование природных ресурсов Московской области. 1977. С. 18—23. СнобковаАИ. Антропогенные факторы оседания территории г. Москвы и их количественная оценка // Тр. ВНИИ гидрогеологии и инж. геологии. 1975. Вып. 81. С. 50-55. Снобкова А.И. Динамические факторы оседания территории г. Москвы // М-лы науч.-техн. конф. ПНИИИС Госстроя СССР. 1965. С. 23-25. Снобкова А.И. О некоторых инженерно-геологических закономерностях развития осадок территории Москвы, вызванных понижением уровня подземных вод и строительства метрополитена // Инженерно-геологические процессы и явления, их значение для строительства. 1963. С. 15—26. Снобкова А.И. Оценка роли антропогенных и природных геологических процессов в развитии вертикальных смещений земной поверхности г. Москвы // Инж.-геол. пробл. градостр-ва (м-лы науч.-техн. совещ.). 1971. С. 65-67. Снобкова А.И. Роль природных и антропогенных геологических процессов в развитии вертикальных смещений земной поверхности г. Москвы //Тр. ПНИИИС Госстроя СССР. 1972. Т. 16. С. 198-205. Солнцев Н.А. Природно-географические районы Московской области // Вопр. географии. 1961. Сб. 51. С. 5-19. Сорокин Л.Н. Вопросы развития транспорта и магистралей в Москве // Вопр. реализации Генерального плана г. Москвы. 1974. Спиридонов А.И. Некоторые особенности древнего ледникового покрова на Русской равнине // Вестн. МГУ. Сер. 5. География. 1964. № 6. С. 25-30. Спиридонов А.И. Основные черты морфоструктуры и ледниковой мор- фоскульптуры Центра и Северо-Запада Русской равнины // Геоморфология центральной части Русской равнины. М.: L971. Справочник проектировщика. Градостроительство. М.: Стройиздат, 1978. Средняя полоса Европейской части СССР / Отв. ред. СВ. Зонн, А.А. Минц. М.: Ин-т географии АН СССР, 1967. 440 с. (Библиогр.: С. 409—427). (Авторы статей: Ю.А. Мещеряков, Г.В Обединтова, А.Ф. Гужевая, А.А. Асеев, Л.Н. Былинская, Т.Е. Витвицкий, Е.Н. Куприянова, 224 Экологические хроники Москвы Т.А. Савельева, СЛ. Вендров, СВ. Зонн, Н.С Чеботарева, Н.Э. Веденская, А.А. Минц, Б.С. Хорее и др.). Стариков В. Я. Формирование сети поселений в пригородной зоне Москвы// Вопр. географии. 1971. Сб. 87. С. 71-77. Степанов А.В., Кочанов Г.З. Градостроительные проблемы крупного города (городской центр). Обзор. М., 1975. 38 с. Степанова А.П., Парецкая М.Н. Оценка точности специальных инструментальных наблюдений, производимых на оползневых участках г. Москвы // Тр. ВНИИ гидрогеологии и инж. геологии. 1975. Вып. 103. С. 56—62. Стерлигов В.Д. Архитектурно-планировочная проблема организации ландшафта крупного города (на примере развития и реконструкции Москвы): Автореф. дис.... канд. архитектуры. М.: 1962. 27 с. Стрижев А. Из истории московского климата // Наука и жизнь. 1972. № 7. С. 142-144. Субботин А.И. Сток талых дождевых вод. М.: Гидрометиздат, 1966. 376 с. Судакова С.С Ландшафты Окского правобережья Московской области// Вопр. географии. 1961. Сб. 51. С. 99-119. Сукачев В.Н., Соколовская В. Т., Банникова И.А. Новые данные о лих- винской флоре под Москвой // История развития растит, покрова Центр, обл. Европейской части СССР в антропогене. 1968. Схема коллекторов г. Москвы. Отчет Мосинжлроекта, 1974. Сытин П.В. История планировки и застройки Москвы. М.: Моск. рабочий, 1950-1973. Т. 1-3. Теодоронский B.C. Перспективы развития технологии зеленого строительства (на опыте озеленения г. Москвы) // Тр. Моск. лесотехн. ин-та. 1976. Вып. 84. С. 17-25. Толстой М.П. Подземные воды Московского артезианского бассейна // М-лы по геологии и полезным ископаемым центр, районов Европ. части СССР. 1962. Вып. 5. С. 143-177. Туннели и метрополитены // Тр. Моск. ин-та инж. ж.-д. трансп. 1970. Вып. 355. 64 с. Турманина В. И. Взаимодействие растительности с оползневыми процессами склонов, на примере Москвы и Подмосковья: Автореф. дис. ... канд. геогр. наук. М.: МГУ, 1964. 24 с. Туров С. Животный мир Подмосковья. М.: Моск. рабочий, 1961. 88 с. Тхор Б. И. Основные задачи сохранения и развития городского и природного ландшафта Москвы // Докл. науч.-техн. конф. по стр-ву и архи- тект. Секц. «Градостроит. проблемы Москвы». 1968. Фалеев В. Г. Защита городских территорий от временного затопления сплошным повышением отметок гидронамывом грунта // Защита террит. от затопл. и подтопл. 1963. С. 86—95. 225
НАУЧНАЯ И НАУЧНО-ПОПУЛЯРНАЯ ЛИТЕРАТУРА __ Федоров Л. Т. Некоторые итоги изучения стока на малых водосборах Го- ретовской стоковой станции // Вопр. географии. 1963. Вып. 60. С. 107-126. Федоров ГОД. Градостроительные проблемы развития окружающей среды в Московской агломерации // Градостроительство и окружающая среда. 1973. С. 60-64. Федоров Ю.Д. Об особенностях расселения в пригородной зоне Москвы // Вопр. географии. 1971. Сб. 87. С. 85-88. Федоров Ю.Д., Чалая И. И. Архитектурно-планировочные аспекты природопользования на примере решений для Московского региона расселения// Вопр. географии. 1978. Сб. 108. С. 176-179. Федорова И. С. Некоторые географические закономерности распределения стока на территории Нечерноземного Центра // Вестн. МГУ. Сер. 5. География. 1960. № 5. С. 73-75. Фехнер М.В. Великие Булгары. Казань. Свияжск. М.: Искусство, 1978.. Филиппович Л. С. Опыт картографирования рекреационной освоенности крупной городской агломерации (на примере Московской области) // Изв. АН СССР. Сер. геогр. 1978. № 3. С. 115-121. Фокшанский Ю.Л. Глубинное геологическое строение Московской си- неклизы по геофизическим данным: Автореф. дис. ... канд. геол.-мин. наук. М.: 1970. 23 с. Центрально-промышленный район // Вопр. географии / Ю.Г. Сауш- кин. 1960. Сб. 49. 158 с. Центральный район. Экономико-географическая характеристика / Отв. ред. С.Н. Рязанцев. М.: Географгиз, 1962. 800 с. (Авторы статей: СИ. Рязанцев, А.А. Минц, В.В. Покшишевский, Д.А. Петряева, М.И. Ростовцев идр.). Цессарский А.В. Организация промышленно-санитарного надзора в Москве // Некоторые вопросы организации медицинского обслуживания рабочих промышленных предприятий Москвы. 1966. С. 11—15. Чалая И. И. Рекреационное использование зеленой зоны лесопаркового пояса города Москвы // Геогр. аспекты исслед. рекреацион. систем. 1979. С. 129-139. Чалая И. П. Оценка гидрогеологических условий Московской области для инженерной подготовки территории // Природа и природные процессы в Подмосковье. 1976. С. 38—45. Чекотило А.М. Глубина заложения водопроводных сетей на территории Москвы в связи с сезонным промерзанием грунта // М-лы к основам учен, о мерзл, зонах земн. коры. 1961. Вып. 7. С. 132—149. Чепурко Н.Л., Крутиков В.Л. Некоторые особенности весеннего стока на Теплостанской возвышенности // Эрозия почв и русловые процессы. 1974. Вып. 4. 226 Экологические хроники Москвы Черногаева Г.М. Водный баланс территории города и его влияние на окружающую среду // Гидрологические аспекты урбанизации. 1978. С. 15-20. Черногаева Г.М. Гидрологическая роль урбанизации (на примере Москвы) // Вопр. географии. 1976. Сб. 102. С. 179-184. Чолоян Е.С. Крупный город и воздушная среда // Градостроительство и вопросы охраны окружающей среды (в помощь проектировщику-градостроителю). 1975. С. 54—58. Чубуков Л. А. Использование методов комплексной климатологии при климатическом районировании для различных прикладных целей // Климатическое районирование для проектирования жилища. 1969. С. 11-20. Швецов Г. В. Объединение учителей географии Москвы в 20—30-е годы // Вопросы географии. 1971. Сб. 86. С. 136—140. Шеломов Н.П. Комплексная система отдыха и рекреации населения Москвы // Проектирование курортов и зон отдыха. 1975. С. 25—31. Шик СМ. Доледниковая гидрографическая сеть юго-западного Подмосковья и ее развитие в плейстоцене // М-лы совещ. по изуч. четвертич. периода. 1961. Т. 2. С. 30-42. Шик СМ. О некоторых особенностях краевых образований московского и днепровского оледенений центральной части Русской платформы // М-лы V Всесоюз. совещ. «Краевые образования материковых оледенений». Киев. 1978. Щапов Я.Н. Византийское и южно-славянское правовое наследие на Руси Х1-ХШ вв. М.: Наука, 1978. Якубов Ю.Г., Яхъяев Р.Ю. К вопросу формирования подземных вод на трассе метрополитена//Трансп. стр-во. 1970. № 7. С. 16—17. Яншина М.С Калий в подземных водах Московского артезианского бассейна // Геохимия. 1960. № 1. С. 72—75. 1980-1989 Абакумова Г.М. Повторяемость различных состояний прозрачности атмосферы в Москве // Пробл. экол. и охраны окруж. среды. 1983. Т. I. С. 95-102. Абакумова Г.М., Гараджа М.П., Евневич Т.В.идр. Роль антропогенных факторов в формировании климата города, юзможные экологические последствия // Строит, климатол.: нов. достиж. строит, климатол. (тр. II межд. симп. Москва, 12-15 мая 1987 г.). 1987. Ч. 1. С. 172-177. 227
НАУЧНАЯ И НАУЧНО-ПОПУЛЯРНАЯ ЛИТЕРАТУРА Абатуров А.В. Научное и культурно-историческое значение ГПНП «Лосиный остров» // Географические аспекты организации национальных парков. 1986. С. 28-38. Абрамова Л.И., Слука З.А. Биофлора Битцевского лесопарка (г. Москва). 1985. 20 с. Деп. в ВИНИТИ 21 авг. 1985 г., № 6183-85 Деп. АвакянА.Б., Бойченко В.К., Салтанкин В.IT. Рекреационное использование водных объектов Московской области (состояние, проблемы, перспективы) // Водн. ресурсы. 1983. № 4. С. 125—133. Агаев Т.Е. О пространственной изменчивости степени загрязнения почв тяжелыми металлами и микроэлементами в городских условиях // Тр. Центр, высот, гидрометеорол. обсерватории. 1987. № 19. С. 76—84. Агишева О.Н. Опыт создания карты ландшафтно-гидрологического районирования бассейна Москва-реки // Пробл. комплекс, картографирования Моск. региона. 1988. С. 90—97. Аистов В.А., Зотов Б.С. Статистические характеристики шума одиночных автомобилей //Актуал. вопр. строит, акустики. 1984. С. 41—45. Акулиничева А.А., Беседина Э.С., Говоров Д.В. Особенности образования туманов в Москве и Московской области // Тр. Гидрометеорол. на- уч.-исслед. центра СССР. 1986. № 276. С. 45-56. Акулиничева А.А., Королева Т.А., Клевицкая А.А., Федорова Н.Н К вопросу о трудно прогнозируемых случаях дождей // Тр. Гидрометеорол. на- уч.-иссл. центра СССР. 1983. № 234. С. 95-113. Акулиничева А.А., Федорова Н.Н., Кливицкая А.А. Необычная гроза в Москве и ее окрестностях в холодное полугодье // Метеорология и гидрология. 1984. № 10. С. 114-118. Акулиничева А.А., Федорова Н.Н., Королева Т.А. Необычно сильный ливень в Москве 7 июля 1981 г. // Метеорология и гидрология. 1982. № 9. С. 49-55. Александрова М.С. Сезонная ритмика представителей семейства вересковых в условиях Москвы и их перспективность для интродукции // Сезонная ритмика декоратив. древесн. раст. 1989. С. 49—52. Алексашина В.В. Экологические проблемы формирования производственных зон в крупнейшем города (на примере Москвы) // Антропоэ- кол. оценка и формир. оптим. гор. среды. 1988. С. 84—87. Алексинская Л.Н., Боришанский В.М., Сает Ю.Е., Филина Т.Н. Влияние промышленно-селитебных зон на качество вод поверхностных водотоков// Водн. ресурсы. 1981. № 4. С. 118-125. Алферова Т.Е. Русские города XVI—XVII вв. М.: Стройиздат, 1989. 216 с. Алянская НС. Редкие сибирские декоративные растения ветреница байкальская и лук неринолистный в условиях Москвы // Роль интродукции в сохранении генофонда редк. и исчезающ. видов раст. 1984. С. 172—176. 228 Экологические хроники Москвы Анненская Т.Н., Жучкова В.К., Мамай И.И. и др. Ландшафты Московской области // Вестн. МГУ. Сер. 5. География. 1987. № 2. С. 37—47. Апсалямова З.Т Некоторые особенности летних осадков в Подмосковье // Тр. Центр, высот, гидрометеорол. обсерваторииатории. 1983. № 1. С. 41-50. Апсалямова З.Т Пространственно-временное распределение низкой облачности в Московской области // Тр. Гидрометеорол. науч.-исслед. центра СССР. 1985. № 260. С. 120-127. Бабина Ю.В. Региональные факторы интенсификации производственного водопотребления в промышленности Москвы // Методы и практ. предплан. обоснований развития пром-сти крупн. города. 1984. С. 87-94. Багунц Г.М., Дианое—Клоков В.И., Фокеева Е.В. Сопоставление вертикальных распределений окиси углерода и аэрозоля над Москвой // Изв. АН СССР. Физика атмосферы и океана. 1987. Т. 23. № 11. С. 1134-1141. Банкротов В.И. Работа Госавтоинспекции по снижению загрязнения воздушного бассейна Москвы // Защита окруж. среды от экол. вред. возд. автомоб. трансп. 1989. С. 108-111. Барбаш Н, Тлушкова В. Некоторые черты демографической ситуации и внутригородского расселения в Москве // Народонаселение (Москва). 1983. №41. С. 46-62. Барбаш Н.Б. Методика изучения территориальной дифференциации городской среды. М.: ИГ АН СССР, 1986. 182 с. Барбаш Н.Б. Социально-географические особенности расселения в крупном городе (на примере г. Москвы) // Прикл. соц.-геогр. исслед. (тез. докл. Респ. семинара-совещ. Тарту, 26 янв. 1984 г.). С. 58—61. Барков В. Проблемы «Лосиного острова» // Лесн. хоз-во. 1989. № 3. С. 44-46. Бахарева Г.М., Каинов Ф.Я. К вопросу о распределении осадков по территории Москвы // Тр. Центр, высот, гидрометеорол. обсерватории. L985. № 22. С. 44-59; С. 60-66. Бахирева Л.В., Жигалин А.Д., Карагодина М.В. и др. Рациональное использование и охрана окружающей среды городов. М.: Наука, 1989. 91 с. БахиреваЛ.В., Кофф Т.Д., Мамонтова С.А., Яранцева Е.Е. Оценка геологического и геохимического риска в схемах охраны геологической среды культурно-исторических зон (на примере Московского региона) // Инж. геология. 1989. № 6. С. 36-47. Бахтина И. К. Принципы организации системы особо охраняемых территорий как основы экологического равновесия в условиях развития Москвы //Атропоэкол. оценка и формир. оптим. гор. среды. 1988. С. 94-97. 229
НА УЧНАЯ И НА УЧНО-ПОПУЛЯРНАЯ ЛИТЕРАТУРА Бахтина И. К. Принципы формирования охраняемых территорий (на основе опыта проектирования) // Террит. орг. рекреацион. деятельности в Моск. обл. М.: 1984. С. 148-156. Бахтина И. К. Этапы проектирования государственного природного национального парка «Лосиный остров» // Географические аспекты организации нац. парков. 1986. С. 11—15. Бачурина С. С, Мосия С.Д. Проблемы управления комплексной реконструкцией центра Москвы и пути их решения с помощью средств вычислительной техники // Управление большими городами (тез. докл. IV Всесоюз. конф. 20-22 июня 1989 г.). 1989. С. 38-40. Бгатов Ан.П. Опыт инженерно-геоморфологической оценки резервных территорий Москвы // Вопр. геологии литосферы (тез. III конф. мол. ученых Ин-та литосферы АН СССР). 1983. С. 15-17. Безуглая Э.Ю. Метеорологический потенциал и климатические особенности загрязнения воздуха городов. Л.: Гидрометеоиздат, 1980. 184 с. Беккер А.А., Назаров ИМ., Фридман Ш.Д. и др. Исследования загрязнения атмосферы в Москве с помощью лазеров // Метеорология и гидрология. 1987. № 9. С. 47-55. Беккер АА, Резниченко Т.И., Павлов А.А. и др. Инвентаризация источников загрязнения атмосферного воздуха Москвы // Тр. Центр, высот, гидрометеорол. обсерватории. 1987. № 19. С. 9—19; 53—55. Беккер А.Ю. Вопросы градостроительного прогнозирования развития Московской агломерации //Градостроительство (Киев). 1983.№34.С. 11—15. Беккер В.Я., Гончарова М.А. Теоретические основы разработки перспектив комплексного взаимосвязанного развития города и области // Пробл. формир. и эффектов. Моск. соц.-экон. комплекса. 1988. С. 21-30. Белов П.Н., Щербаков А.Ю. Метод математического моделирования при изучении влияния крупных городов на метеорологический режим и загрязнения атмосферы // Вестн. МГУ. Сер. 5. География. 1982. № 3. С. 58-64. Березкина Г.М., Зыкова Н.В. Оценка состояния и свойств глинистых пород Москвы в связи с антропогенным воздействием на геологическую среду // Гидрогеол. и инж.-геол. аспекты охраны геол. среды и водн. ресурсов. 1985. С. 79-86. Березкина Г.М., Зыкова Н.В., Симонов А.Н., Чертков Л.Г. Инженерно- геологические особенности юрских глинистых пород г. Москвы и зависимости от условий их залегания // Инж. геология. 1985. № 1. С. 33—41. Биоиндикация состояния окружающей среды Москвы и Подмосковья. Сб. статей/Д.А. Криволуцкий. М.: Наука, 1982. 143 с. Битунов В.В. Москва: опыт комплексного развития города // Экон. и орг. пром. пр-ва (Новосибирск). 1983. № 10. С. 59—76. 230 Экологические хроники Москвы Блинов М. Наводнения в Москве // Гор. хоз-во Москвы. 1987. № 4. С. 38-39. Блощицын Н.Я. Опыт организации хранения, использования и утилизации смазочных материалов на предприятиях Главмосавтотранса // Трансп. и окруж. среда (м-лы семинара). 1982. С. 108—111. Бобков И. В. Тенденции развития городов Московской области и некоторые проблемы регулирования роста Москвы // Изв. АН СССР. Сер. ге- огр. 1986. № 5. С. 52-61. Бондина А.Г., Гурьянов А.Э., Зубковский С.Л. Экспериментальное исследование структурной характеристики температуры воздуха в городе // Тр. Центр, высот, гидрометеорол. обсерватории. 1984. № 20/1. С. 14—22. Бончковскии Д.Ф., Кузин А.К. К вопросу совершенствования правил охраны поверхностных вод от загрязнения сточными водами // Водн. ресурсы. 1986. № 3. С. 22-30. Боровский Е.В., Кузьмина Э.М., Смирнова Т.А., Васина СА. Влияние содержания фтора в питьевой воде на интенсивность и распространенность кариеса и флюороза у школьников // Влияние факторов внеш. среды на организм человека. 1984. С. 33—36. Бородина Т.Д. Некоторые градостроительно-планировочные подходы к развитию столичных регионов // Пробл. изменения геосистем и их компонентов, соотношение природн. и антропоген. в современ. ландшафтах. 1982. С. 108-121. Деп. в ВИНИТИ 21 дек. 1982 г. № 6286-82 Деп. Бочаров Ю.П., Гаряев P.M. О стратегии пространственного развития столичного центра // Соц. пробл. архит.-градостроит. развития Москвы. 1988. С. 39-48. Бритаев А.С., Фарапонова Г.П. Пространственно-временное распределение концентрации озона в приземном слое атмосферы // Атмосферный озон. 1983. С. 89-95. Бритаев А.С, Фарапонова Т.П., Халикова Р.Х. Озон как критерий оценки загрязнения воздуха в Москве // Тр. Центр, высот, гидрометеорол. обсерватории. 1983. № 1. С. 9—13. Бритаев АС, Фарапонова ГЛ., Халикова Р.Х. Спектрометрическое определение характеристик загрязнения воздуха на высотном метеорологическом комплексе в Москве // Метеорол. аспекты загрязнения атмосферы (сб. докл. на Межд. симпоз. Ленинград, 1977 г.). 1981. Т. 3. С. 17—20. Будавей В.Ю. Повышение эффективности планового управления экономикой города // Соверш. упр. нар. хоз-вом г. Москвы. 1985. С. 4—41. Булкина Е.П. Проблема управления водными ресурсами на уровне предприятия // Соц. природопользование: экон. аспект. 1988. С. 95-101. 231
НАУЧНАЯ И НАУЧНО-ПОПУЛЯРНАЯ ЛИТЕРАТУРА Буренное Э.К., Сает Ю.Е. Эколого-геохимические проблемы и методы изучения урбанизированных территорий // Геоэкол. исслед. в СССР (тез. докл. сов. геол. на 28 сес. Межд. геол. конгр. Вашингтон, июль 1989 г.). С. 19-28. Бурмин Ю.А., Зверев В.Л. Подземные кладовые Подмосковья. М.: Недра, 1982. 144 с. Бутъев В. Т., Константинов В.М., Бабенко В.Г. и др. Зимняя авифауна г. Москвы // Влияние антропоген. факторов на структуру и функционир. биоценозов. М.: 1983. С. 3-36. Буханоеа Т.Н. Перспективы взаимодействия Москвы и Нечерноземной зоны РСФСР // Террит. пробл. соц.-экон. развития регионов Нечерноземной зоны РСФСР. 1988. С. 42-46. Быстрое Е. Управление городом: новые задачи и возможности // Пробл. теории и практ. управления. 1988. № 4. С. 78—83. Бялковская B.C. Опыт разработки комплексной программы научно- технического прогресса Москвы // Опыт и пробл. разраб. регион, комплекс, прогр. науч.-техн. прогресса (м-лы Всесоюз. науч.-практ. совещ. Ленинград, 25-27 мая 1982 г.). С. 20-23. Вайнберг Э.И. О рационализации использования территории крупных городов РСФСР // Сб. науч. тр. Центр, н.-и. экон. ин-та. 1981. № 58. С. 59-68. Васильев Г.Л. Оценка городской среды москвичами (по данным о квартирных обменах) // М-лы III науч. конф. мол. ученых Ин-та геогр. АН СССР. Москва, 5-6 апр. 1983 г. Ч. 2. С. 250-260. Деп. в ВИНИТИ 23 ноября 1983 г. № 6210-83 Деп. Веденин Ю.А. Динамика территориальных рекреационных систем. М.: 1982. Вейцман М.Е., Поносов Ю.К Перспективы развития и размещения автотранспортных предприятий в г. Москве // Комплексн. развитие груз, авто- моб. трансп. и соверш. системы трансп. обслуж. г. Москвы. 1984. С. 54—62. Вендров С.Л. Жизнь наших рек. М.: 1986. Викторов AM., Звягинцев Л.И. Белый камень. М.: Наука, 1982. 125 с. Виноградова О.Н. Изучение наследования морфологических признаков у тополей, отобранных для озеленения г. Москвы // Науч. тр. Моск. лесотехн. ин-та. 1989. № 221. С. 70-73. Водохранилища Москворецкой водной системы / В.Д. Быков и др. М.: Изд-воМГУ, 1985.266 с. Волков Л.В. Город и рекреационные связи // Жил. и коммун, хоз-во. 1989. № 7. С. 29-30. Волкова В. И. Некоторые особенности строения инверсий над Москвой // Тр. Центр, высот, гидрометеорол. обсерватории. 1984. № 20/1. С. 22-27. 232 Экологические хроники Москвы Волкова В.И. Некоторые особенности формирования мезоструйных образований в зимний период над Москвой // Тр. Центр, высот, гидрометеорол. обсерватории. 1983. № 1. С. 22—25. Волкова В.И., Гаева Л.Я. Некоторые характеристики ветра в нижнем 500-метровом слое атмосферы по данным измерений на телевизионной башне в Останкине // Тр. Центр, высот, гидрометеорол. обсерватории. 1985. № 22. С. 28-32. Волкова И. И. Экологические проблемы Московской области // Вопр. комплексн. планир. и упр. союз. респ. и экон. р-нов (тез. докл. Всесоюз. конф. Таллин, ноябрь 1987 г. Секц. 5. Экол. пробл. регион, развития). С. 82-84. Волкова Э.П., Прохоров В.Б., Фадеев С.А. Рассеивание в атмосфере вредных выбросов ТЭС в условиях города // Тр. Моск. энерг. ин-та. 1982. № 596. С. 86-91. Вопросы водоснабжения и канализации / В.Н. Родин. М.: Центр, н.-и. и проект.-эксперим. ин-т инж. оборуд. городов, жил. и обществ, зданий, 1983. 85 с. Вопросы комплексного экономического и социального развития г. Москвы // Тез. докл. гор. науч.-практ. конф. Москва, 27—28 июня 1989 г. Ворожцов А. И. Проблемы развития производительных сил области в едином комплексе с Москвой // Система планир. развития нар. хоз-ва Москвы. 1982. С. 34-38. Габинова Ж.Л., Грановская Д.Д. Влияние автомобильного транспорта на санитарное состояние окружающей среды // Трансп. и окруж. среда (м-лы семинара) 1982. С. 19—23. Гаврюшова Е.А., Лехт Э.Е., Федонкина И.И. Линейные неотектонические структуры Подмосковья (по результатам дешифрирования космических снимков) // Геол. и пол. ископ. центр, р-нов Вост.-Европ. платформы (м-лы совещ. декабрь, 1984 г.). 1986. С. 110—117. Гараджа М.П., Незваль Е.И. Ультрафиолетовая радиация в условиях большого города и возможные экологические последствия ее прихода в результате антропогенного воздействия // Климат и здоровье человека (тр. межд. симп. Ленинград, 22—26 сент. 1986 г.). 1988. Т. 2. С. 72-76. Географические исследования в Московском регионе. М.: МФГО СССР, 1987. Географические названия в Москве // Вопр. географии. / Отв. ред. Г.М. Лаппо, ЕМ. Поспелов 1985. Сб. 126. 224 с. Географические проблемы развития народного хозяйства Московского региона. М.: МФГО СССР, 1986. 233
НАУЧНАЯ И НАУЧНО-ПОПУЛЯРНАЯ ЛИТЕРАТУРА Гербурт—Гейбович А.А. Мезомасштабное районирование по температуре и ветру Москвы и пригородов // Тр. гидрометеорол. науч.-исслед. центра СССР. 1981. № 233. С. 107-110. Гербурт—Гейбович А.А., Бахарева Г.М., Ремизов ГА. Суточный ход температуры воздуха в Москве и пригородах при различных условиях погоды // Тр. гидрометеорол. науч.-исслед. центра СССР. 1981. № 233. С. 79-95. Гербурт—Гейбович А.А., Соколова Н.Г., Климов Ф.Я., Волкова В.И. Суточные нормы и экстремальные характеристики температурного режима Москвы // Тр. Центр, высот, гидрометеорол. обсерватории. 1984. № 20/1. С. 41-56. Гигиена населенных мест (Киев). 1989. № 28. С. 35—43 Гигиена окружающей среды: Тез. докл. Респ. науч. конф. Киев, 1984. С. 162-164. Гидрогеологические условия Нечерноземной зоны РСФСР / Г.В. Куликов. М.: Недра, 1983. 338 с. Гидрологические исследования и водное хозяйство в бассейне р. Москвы (включая канал им. Москвы и Вазузскую гидротехническую систему). М.: МФГО СССР, 1983. 154 с. (Авторы статей: АвакянА.Б., Бой- ченко В.К., Салтанкин В.П., Александрова Е.Н., Панкин А.В., Горелова Л.П., Дрейер А.А., Ефремов Д.И., Клюквин А.Н., Иоселев Л.Г., Козлова Н.М., МихлинАА., Михайлов И.В., БеккерАА. и др.). Гяадунцрв А.И., Григорьев B.C., Литвинов В.Д., Зобнин P.M. Состояние и перспективы использования бытовых отходов в Москве для теплоснабжения // Эффект, энергоиспольз. в нар. хоз-ве Москвы. 1982. С. 73—79. Глушкова В. Г. Семейный состав населения и вопросы жилищного строительства в Москве // Предплан. и проект, исслед. расселения: экон- геогр. аспект. 1987. С. 26—36. Глушкова В.Г., Жолков А. С. Реализация планов социально-экономического развития и градостроительного совершенствования крупных городов // Проблемы больших городов. 1986. № 9. Глушкова В.Г., Федоров ЮД. Опыт перспективного планирования и проектирования развития Москвы // Вопр. географии. 1986. Сб. 129. С. 139-146. Глушкова В.Г., Хорее Б.С. Социально-экологическое развитие Москвы. М.: Знание, 1988. Голодковская ГА., Зеегофер Ю.О., Лебедева Н.И. и др. Вопросы и методика комплексного картографирования городских территорий для прогнозной оценки изменения геологической среды // Новые типы карт. Методы их создания. 1983. С. 48—73. Голодковская ГА., Лебедева НИ. Инженерно-геологическое районирование территории Москвы // Инж. геология 1984. № 3. С. 87—102. 234 Экологические хроники Москвы Голодковская ГА., Лихачева Э.А., Петренко СИ. Палеогеоморфологи- ческий анализ и его значение для инженерно-геологического районирования (на примере территории г. Москвы) // Вестн. МГУ. Сер. 4 Геология. 1981. С. 3-17. Голосова Е.В. Эстетика насаждений центра г. Москвы и их эколого- фитоценотическая оценка // Науч. тр. Моск. лесотехнич. ин-та 1989 №211.С. 99-105. Голубчиков С.Н., Голубчиков Ю.Н., Павлушкин Л.Т. Микроклиматические особенности смешанных лесов Подмосковья // Вестн. МГУ. Сер. 5. География. 1988. № 2. С. 79-86. Голъц ГА. Проблемы развития большого города // Энергия: экон., техн., экол. 1989. № 1. С. 42-45. Горбатова В.И. Сохранить на века! // Гор. хоз-во Москвы. 1986. № 6 С. 32-33. Горелова Л. П. Оценка состояния качества поверхностных вод и почвы Московского региона // Защита окруж. среды от экол. вред, воздействия автомоб. трансп. 1989. С. 123-130. Горностаева ГА. Проблемы развития жилищной инфраструктуры городов Московской области // Вестн. МГУ. Сер. 5. География. 1988. № 6 С. 9-19. Горностаева ГА. Тенденции территориального роста больших городов РСФСР // Размещение производит, сил Урала. 1984. С. 55-61. Горностаева ГА. Типологический подход к управлению ростом застроенных территорий городов // Sov. geogr. 1985. 26. № 4. С. 239-251 (англ.). Город, природа, человек. Природа экологического воспитания / А.В. Сидоренко. М.: Мысль, 1982. 231 с. Горшков Е.В., Беккер А.А. Исследование характера распределения свинца в природных средах и объектах Москвы и Подмосковья // Вопр. гелиогеофиз. и контроля природ, среды (тез. докл VII конф. мол. ученых Ин-та прикл. геофиз. им. Е.К. Федорова). 1986. С. 111-114. Грацианский А. Н., Борисова Л. М. Научно-техническая информация по охране окружающей среды и ее практическое использование в Ленинградском районе г. Москвы // Автоматиз. информ. процессов и науч.-техн. прогресс (тез. докл. 3-й конф. по науч.-техн. информ. Ленинградского р-на Москвы). Препринт ВИНИТИ. 1981. С. 43-95. Грибанова Л.П., Бучкин М.Н., Вовк Л.А.-Оиенка устойчивости природной среды к влиянию полигонов складирования твердых бытовых и промышленных отходов на примере Московского региона // Пробл. инж. ге- огр.: инж.-геоморфол. и инж.-геол. аспекты (тез. докл. Всесоюз. конф. Москва, сент. 1987 г.). С. 196-198. 235
\, НАУЧНАЯ И НАУЧНО-ПОПУЛЯРНАЯ ЛИТЕРАТУРА .1 Грузовой автомобильный транспорт и экологическая защита воздушного бассейна г. Москвы // Науч. тр. НПО Главмосавтотранса. 1986. 153 с. Губернский Ю., Дмитриев М. Автомобильный транспорт и охрана окружающей среды крупных городов // Автомоб. трансп. (Москва). 1985. № 1.С. 31-33. Гурвич В.И., Труфманова Е.П., Туманян В.З. Контроль за состоянием городской геологической среды с использованием методов прикладной геофизики // Обз. инф. гидрогеол. и инж. геол. ВНИИ экон. минерал. сырья и геол.-развед. работ. 1988. № 4. С. 1—39. Гуревич НА., Домбровская Э.П., Куклин A.M. Исследование динамики системы оксиды азота — озон в городском воздухе // Оксиды азота в продуктах сгорания и их преобраз. в атмосф. 1987. С. 126—129. Гусаров В.Г. Смыв и потери питательных веществ дерново-подзолистыми почвами юга Московской области // Эродированные почвы и про- тивоэрозионные мероприятия (Науч. тр. Почв, ин-та им. В.В. Докучаева). М.: 1987. С. 28-33. i. !' ' Гюнгпер Л.И., Гребеневич Е.В., Залешова НА. Удаление биогенных ве- [ ществ из городских сточных вод // Рац. использ. воды в гор. хоз-ве Моск- 1 1„ вы. 1989. С. 122-130. ' и! Давыдов А. В. Транспорт и окружающая среда Москвы // Защита ок- , i j руж. среды от экол.-вредн. воздействия автомоб. трансп. 1989. С. 91—95. | Данилина Е.Г. Вопросы использования земельных ресурсов в Гене- [' ральной схеме охраны природы Московской области // Вопр. инж. эко- i логии землепользования (тр. Моск. ин-та инженеров землеустройства). X 1980. Вып. 96. С. 39-45. "1* Данилычев И.А., Беккер А.А., Смекалова Е.А. Некоторые результаты статистического анализа данных измерений концентраций сернистого ангидрида и окиси углерода на стационарных постах наблюдений Москвы // Тр. Центр, высот, гидрометеорол. обсерватории. 1987. № 19. С. 97—104. Данильчева Т.Н., Паршина Л.Н. О количественных характеристиках "1| трех- и двенадцатичасовых изменений температуры и влажности в ниж- 1Г ней части пограничного слоя атмосферы над Москвой // Тр. Центр, высот, гидрометеорол. обсерватории. 1982. № 17. С. 29—32. Деляшицкий СВ. Оценка защищенности природной среды от загрязнения на участках захоронения твердых бытовых и промышленных отходов Московской области // М-лы 16-й науч. конф. мол. ученых геол. фак. МГУ. Секц. инж. геол. и охраны геол. среды. Москва, 6 апр. 1989 г.). С. 44-51. Деп. в ВИНИТИ 23.06.89, № 4136-В89. Дерюгина Н.П. Вековой режим атмосферных осадков в Москве // Метеорология и гидрология. 1987. № 1. С. 56—60. 236 Экологические хроники Москвы Дианов-Клоков В.И., Фокеева Е.В., Юрганов Л.Н. Содержание окиси углерода по всей толще атмосферы над «чистым» и загрязненными районами // Метеорол. аспекты загрязнения атмосф. (сб. докл. на Межд. сим- поз. Ленинград, 1977 г.). 1981. Т. 1. С. 158-163. Дмитриев А.А., Инджгиа Р.Г., Серова Г.А. Суточный ход температуры в Москве // Метеорол. исслед. 1985. С. 37-52. Дмитриев А.А., Мошков А.В., Соколова Л.П., Шабельников А.В. Многолетняя изменчивость температуры в Москве и солнечная активность // Комплекс, биоклимат, исслед. 1988. С. 3-6. Добровольская Э., Гнедовский Б. Ярославль. Тугаев. М.: Искусство 1981. Доброхотова С.Н. Формирование системы открытых пространств Москвы как ландшафтно-экологического каркаса города // Антропоэ- кол. оценка и формир. оптим. гор. среды. 1988. С. 87-91. Дрейер А.А., Ольшевская В.М. Пути совершенствования системы управления водными ресурсами Московского региона // Управление водными ресурсами суши: теория и практика. 1989. С. 99-106. Дубровская Т.А. Организация санитарного надзора за шумовибраци- онными участками на Московском метрополитене // Вопр. организации здравоохранения на метрополитене. 1988. С. 266-273. ДыхноА.Ю., Брагина К.А., Исправникова Н.Б. и др. Экспериментальная проверка метода очистки сточных вод с использованием низкопотенциальных тепловых выбросов // Эффективность энергоиспользования в нар. хоз-ве Москвы. 1982. С. 160-174. Дыховичный Ю.А. Крупномасштабные исследования инженерно-геологических условий территории Москвы // Основания, фундаменты и механика фунтов. 1984. № 2. С. 3—4. Дыховичный Ю.А. Основные направления экономии тепловой энергии в московском строительстве // Жил. стр-во. 1986. № 12. С. 7-9. Елизаров С.Г., Щепилов А.Л., Фишер К.Э. Транспортные проблемы центра Москвы и пути их решения // Вопр. планир. и застройки гор. (тез. докл. кзонал. конф. Пенза, 25-26 мая 1989 г.). С. 31-33. Енилеева М.И., Зак И.М., Шигина Е.В. Индексный метод определения уровня негативного воздействия хозяйственной деятельности на земельные ресурсы районов Московской области // Соверш. террит. структуры агропром. комплекса р-на и обл. на основе землеустройства. 1989. С. 103-107. Епископов ГЛ., Попов А.И. Социальные проблемы развития крупных городов и пути их решения (на примере Московского региона) // Упр. соц.-экон. процессами в Моск. регионе. 1987. С. 16-26. 237
II НАУЧНАЯ И НАУЧНО-ПОПУЛЯРНАЯ ЛИТЕРАТУРА | Еремина И.Д. О методике отбора и анализе проб атмосферных осадков | на Ленинских горах (в Москве) // Тр. Центр, высот, гидрометеорол. об- !серватории. 1983. № 1. С. 51-53. Еремина ИД. О химическом составе атмосферных осадков в Москве // Уч. зап. Тарт. ун-та. 1985. № 704. С. 45-49. Еремина И.Д., Никольская Н.П Кислотность осадков и направление ветра // Вестн. МГУ. Сер. 5. География. 1983. № 5. С. 79-82. Ермолин Н.В. Определение проектной емкости пригородной рекреационной системы крупного города // Проектир. и инж. изыскания. 1988. № 5. С. 17-19. Ефремов Д.И., Клюквин А.Н., Печерин А.Т. Исследование антропогенных изменений подземного стока в бассейне р. Москвы // Гидрогеологические исследования и водное хозяйство в бассейне р. Москвы. М.: 1983. С. 61-63. 1 Желшикова Т.М., Петрова-Никитина АД., Канчурин А.Х. и др. Фауна ,1 клещей бытовой пыли г. Москвы в связи с аллергозами человека // Тез. , докл. V Всесоюз. акарол. совещ. Фрунзе, май 1985 г. С. 126—128. Жигалин А.Д., Локшин Г. П., Просунцова Н. С. Техногенные физические 1 поля и инженерно-геологическая обстановка в городах // Пробл. инж. I J геол. городов. 1983. С. 69—71. Жижин В.В., Хараз Д.И. Об энергосбережении в охране окружающей среды на предприятиях Москвы // Пром. энергетика. 1988. № 2. i С. 9-11. I Жилищное строительство Москвы // Сб. науч. ст. Моск. НИиПИ тип. [ и эксперим. проектир. 1983. 87 с. " Забельшанский Г.Б. Среда городского центра Москвы и проблемы ее реконструкции // Соц. пробл. архит.-градостроит. развития Москвы. il| 1988. С. 48-55. Затворницкая М.О., Евдокимова С.Г. Некоторые особенности перед- | вижения на кратковременный загородный отдых населения г. Москвы // Вопр. планировки и застройки. 1989. С. 70—72. f Захаров А.М., Фридланд B.C., Лемперт И.И. Экономическая оценка li предотвращаемого ущерба при использовании вторичного сырья в Мос- | ковском городском ТПК // Методы создания террит. комплекс, схем охраны природы (м-лы Всес. совещ. Москва, 5-9 окт. 1981 г.). 1982. I С. 110-113. О Зверев В. П. Роль подземных вод в миграции химических элементов. М.: Недра, 1982. 188 с. Звиняцковский Я.И., Петриченко А. Е., Бердник О.В.идр. Роль физических факторов в многофакторном влиянии окружающей среды на здо- | ровье населения // Гигиена и санитария. 1989. № 10. С. 8—10. Экологические хроники Москеы Здасюк С.Г. Комплексная автоматизация систем теплоснабжения и теплопотребления района Строгино Москвы // Науч.-техн. прогресс в отраслях топлив.-энерг. комплекса (м-лы семинара). 1988. С. 102—105. Зеегофер Ю. О., Лихачева Э.А. К вопросу обоснования прогностических моделей геологической среды. Бассейновый подход // Природа и природные особенности города Москвы и Подмосковья и использование их в народном хозяйстве. М.: МФГО СССР, 1984. С. 41-61. Зеегофер Ю.О., Селезнев В.Н. О методике изучения изменений поверхности подземных вод на территории крупных городов // Бюл. МОИП. Отд. геол. 1981. Т. 56. Вып. 5. С. 131-136. Зекцер КС, Джамалов Р. Г. Подземные воды в водном балансе крупных регионов. М.: Наука, 1989. 124 с. Зиангиров Р.С, Воскресенская Л.С, Афонин А.П., Якимов Ю.Ф. Инженерно-геологическая характеристика техногенных отложений Москвы // Инж. геология. 1980. № 1. С. 38-50. Зуева Р. С. Исследование загрязнения атмосферного воздуха промышленными выбросами на кинопредприятиях г. Москвы // Технол. и техн. обраб. кинопленки. 1988. С. 153—162. Зыкова А.С., Телушкина Е.Л., Ефремова Т.П., Воронина Т.Ф. Содержание радиоактивных аэрозолей в атмосферном воздухе и продуктах питания в Москве в 1982 и 1983 гг. // Гигиена и санитария. 1985. № 3. С. 35—38. Иванов В.В., Алексеева Л.Н., Гроссман Г.М. Проблема очистки производственных сточных вод и образующегося осадка в г. Москве и пути ее развития // Очистка произв. сточ. вод и утилизация осадков машино- строит. пром-сти (м-лы семинара). 1988. С. 159—163. Иванов В. И. Задачи и роль советских архитекторов в деле сохранения и использования природных ресурсов и формирование эстетического облика советских городов и сел // Город и ландшафт (м-лы совещ.). 1983. С. 3-9. Игнатьева М.Е. Основы принципов направленного формирования городской флоры и растительности (на примере г. Пущино Московской области) // Состояние, перспективы изуч. и пробл. охраны природ, территорий Моск. обл. 1988. С. 67—69. Износкова Е. С. Нелетные условия погоды в аэропорту Внуково // Тр. ВНИИ гидрометеорол. информ.-миров. центра данных. 1983. № 107. С. 45-53. Инженерная география /Д.А. Тимофеев, И. И. Спасская, Э.А. Лихачева. М.: МФГО СССР, 1989. 184 с. Инженерная география. М.: МФГО СССР, 1989. С. 124-133. Инженерная геология и гидрогеология Москвы / Г.Л. Кофф. М.: НПО Стройизыскания, 1989. 182 с. 239
НАУЧНАЯ И НАУЧНО-ПОПУЛЯРНАЯ ЛИТЕРАТУРА Инструкция по проектированию зданий и сооружений в районах г. Москвы с проявлением карстово-суффозионных процессов. М.: Мос- горисполком, 1984. 14 с. Иоселев Л.Г. Эколого-географический аспект управления развитием бассейна реки Москвы // Гидрол. исслед. и юд. хоз-во в бассейне реки i Москвы: включ. канал им. Москвы в Вазуз. гидротехн. систему. 1983. I С. 56-58. Иохельсон СБ., Ровинскш Ф.Я. Река Москва: чистая вода. Л.: Гидроме- теоиздат, 1985. 152 с. Искаков Б.И. Болевые точки Москвы // Энергия: экон., техн., экол. 1989. № 5. С. 20-23. Кабаева И.А. Оценка ассортимента древесных пород в озеленении Подмосковья // Науч. тр. Моск. лесотехнич. ин-та. 1989. № 211. С. 70-73. Кабакова СИ. Ценность московских земель // Гор. хоз-во Москвы. 1986. №12. С. 12-14. Кавтарадзе Д.Н., Розенблюм Е.А. Художественная концепция прог- |раммы «Экополис» в г. Химки. Препринт. Пущино: Науч. центр, биол. исследований АН СССР, 1989. 13 с. II Каганов Г.З. Пространственные образы городской среды // Тр. ВНИИ 'i| техн. эстет. 1983. № 30. С. 7-22. | Казанская Н.С Национальные природные парки как наиболее перс- ,1 пективная форма охраны природы в Московском столичном регионе // Геогр. аспекты организации национальных парков. 1986. С. 73—80. I Калинин В.В., Калинин А.В., Мусатов А.А. и др. Результаты комплексных геофизических исследований на акватории р. Москвы // Инж. геология. 1985. № 2. С. 98-108. Каммерер Ю.Ю., Дунаевский Н.Д., Щербаков В.В. Этажи подземных улиц // Гор. хоз-во Москвы. 1986. № 6. С. 19-20. Камышова И.П. Опыт оценки ресурсно-экологического потенциала при выборе вариантов развития Москвы // Антропоэкол. оценка и фор- мир. оптим. гор. среды. 1988. С. 127—130. Канторович Р.А., ГольдфарбЛ.Г., Володина Н.И., МыскинАА. Анализ эпидемиологических особенностей краснухи на основе математической модели (по материалам 10-летних наблюдений в Москве) // Журн. гигиены, эпидемиологии, микробиологии и иммунологии. 1983. 27. № 1. С. 47—54. ', Капица А.П., Гаврилов И. Т. Проблемы управления качеством воды в J сложных водохозяйственных системах как элементом биосферы в усло- j виях антропогенного воздействия // Комплекс, глобал. мониторинг сос- | тояния биосферы (тез. докл. 3 Междунар. симп. Ташкент, 13—20 окт. J 1985 г.). С. 137-139. 240 Экологические хроники Москвы Карагодина И.Л., Орлова Л.Г., Токарев В.А. Гигиеническая оценка шумов режима городов (на основе мониторинга) // Вопр. гигиены города и здоровья населения. 1989. С. 40—45. Карагодина И.Л., Путилина А.П., Коробкова В.Е. и др. Гигиеническая оценка шумового режима территории жилой застройки // Гигиена и санитария. 1985. № 5. С. 13-16. Kapaceea C.E., Исаева—Петрова Л.С. Принципы выбора и оценки природных участков, перспективных для охраны (на примере Московской области) // Заповед. дело в СССР. 1983. С. 71-75. Карпель М.Е. Проблемы организации особо охраняемых территорий в связи с разработкой генерального плана развития Москвы и Московской области // Состояние, перспективы и изуч. пробл. охраны природ, территорий Моск. обл. 1988. С. 8-11. Карпель М.Е. Экологические проблемы развития структуры сельского расселения (на примере Подмосковья) // Вопр. географии. 1989. Сб. 132. С. 136-143. Карпель М.Е., Родоман Б.Б. Проблемы рекреации в природоохранном районировании Московской области // Геогр. пробл. охраны природы при орг. отдыха и туризма. 1987. С. 95—104. Карпухин А.А., Целиков В.Е. Исследование загрязнения атмосферы окисью углерода и оценка мошности источников выбросов в г. Долгопрудном // Тр. Центр, аэрол. обсерватории. 1988. № 170. С. 58—62. Карта геоморфолого-неотектонического районирования Нечерноземной зоны РСФСР. М-б 1:1500000 / В.И Бабак. М.: ГУГК, 1984. 4 л. Карягин А. В. Возможность рекреационного использования исчезающих поселений // Вестн. МГУ. Сер. 5. География. 1989. № 3. С. 78-84. Касатиков В.А., Касатикова СМ., Данилина Н.И. Использование обработанных осадков городских сточных вод // Водоснабжение и сан. техника. 1984. № 5. С. 23-25. Касатиков В.А., Руник В.Е., Касатикова СМ. Агротехнологические свойства осадков сточных вод Москвы и Иванова и возможность их утилизации в сельском хозяйстве // Опыт внедрения безотход. технолог, обраб. сточ. вод, утилиз, осадков (м-лы науч.-техн. конф.). 1989. С. 59-65. Касаткина В.И., Обухова З.В., Петров В.Н., СеверовЛ.А. О связи относительного загрязнения атмосферы Москвы с метеорологическими условиями// Метеорологич. аспекты загрязнения атмосферы. 1981. Т. 1. Ч. 1. С. 174-178. Квартальнова 3.3. Водоохранные зоны питьевых водоисточников г. Москвы // Пробл. и техн. решения природоохр. мероприятий при ме- лиор. и водохоз. стр-ве. 1988. С. 198—203. 241
НАУЧНАЯ И НАУЧНО-ПОПУЛЯРНАЯ ЛИТЕРАТУРА Квасникова Е.В. Подходы к оценке экономического ущерба, причиняемого народному хозяйству загрязнением атмосферы, и его расчеты по Москве // Вопр. гелиогеофиз. и контроля природ, среды (тез. докл. VII конф. мол. ученых Ин-та прикл. геофиз. им. Е.К. Федорова). 1986. С. 102-107. Кибальчич О.А., Лаппо Г.М., Петров Н.В., Трейвиш А.И. Исследования социально-географических изменений окружающей среды. К итогам I сов.-амер. встречи географов, 14-27 авг., 1983 // Изв. АН СССР. Сер. геогр. 1984. № 4. С. Ш-116. Климат Москвы за последние 30 лет / Под ред. М.А. Пешросянца. М.: Изд-во МГУ, 1989. 96 с. Клинковштейн Г.И., Крузе А.О., Крузе О.О. Принципы организации движения транспортных потоков с учетом шумового фактора. 1983. Деп. в ЦБНТИ Минавтотранса РСФСР 23 декабря 1983 г., № 192ат-Д83. 7 с. Каинов Ф.Я. О скоплении дымов в нижнем слое атмосферы над городом // Тр. Центр, высот, гидрометеорол. обсерватории. 1983. № 1. С. 105-110. Каинов Ф.Я. Об изменении метеорологических элементов в нижнем слое атмосферы при грозах и ливнях // Тр. Гидрометеорол. науч.-исслед. центра СССР. 1981. № 233. С. 96-100. Клипов Ф.Я., Волкова В.И., Гаева Л.Я. Среднегодовые значения, годовые нормы и экстремальные характеристики температурного режима Москвы // Тр. Центр, высот, гидрометеорол. обсерватории. 1985. № 22. С. 3—18. Клипов Ф.Я., Шашунова Г.И., Руденко М.И. Месячные нормы и экстремальные характеристики температурного режима Москвы // Тр. Центр, высот, гидрометеорол. обсерватории. 1984. № 20/1. С 56—68. Коган Л.Б. К политике городской среды // Гор. среда (сб. м-лов Всесоюз. науч. конф. ВНИИТАГ и СА СССР «Современ. пробл. формир. гор. среды». Суздаль, 1989 г.). Ч. 1. С. 145-147. Кожевина Л.С., Боярская Т.Д., Лихачева Э.А. Характеристика комплекса микроорганизмов разновозрастных (QII — QIV) межледниковых озерно-болотных отложений // Инж. геология. 1982. № 4. С. 39—45. Кожевников А.В., Кожевникова И.А. Проблемы стратиграфии плиоцена и плейстоцена Подмосковья // Геол. и пол. ископ. центр, р-нов Восх- Европ. платформы (м-лы совещ. Москва, декабрь 1984 г.). 1986. С. 63—73. Кожевникова В.Н. Особенности механизма образования просадок в результате изменения гидрогеологических условий закарстованных территорий // Прогноз изменения гидрогеологических условий застраиваемых территорий. 1980. С. 116—32. Козаревский Е.И. Опыт работы предприятий объединения «Мос- снабпромтранс» по защите окружающей среды // Трансп. и окруж. среда (м-лы семинара). 1982. С. 93—96. 242 Экологические хроники Москвы Козлова Н.М. Особенности формирования состава воды реки Москвы в нижнем течении и перспективы улучшения качества воды // Тез. докл. совещ. «Гидрологические исследования и водное хозяйство в бассейне р. Москвы». М.: 1983. С. 27-30. Козлова Н.М., Бабич КК. Характеристика фитопланктона р. Москвы в черте города и нижнем течении как показатель качества воды // Соверш. системы водоснабж. г. Москвы. 1984. С. 23—28. Колдырманова О.Л. Вопросы управления развитием коммунального хозяйства г. Москвы // Межотрасб. упр. регион, программами и комплексами. 1981. С. 61—65. Коломенская В.Н., Кофф Г.Л. Особенности инженерно-геологической типизации территории Московской области с целью рационального использования и охраны геологической среды // Инж. геология. 1985. № 5. С. 79-89. Колубаев Б.Д., Шупляков B.C. О работах Главмосавтотранса по экономии топливно-энергетических ресурсов и снижению загрязнения окружающей среды вредными выбросами автотранспорта // Экон. топлив.- энерг. и труд, ресурсов на автомоб. транспорте. 1984. С. 4—14. Комплексное развитие автомобильного транспорта крупных городов на примере г. Москвы. В свете решений XXVI съезда КПСС (тез. докл. 2-й Всесоюз. науч.-техн. конф. Москва, 11—13 июня 1981 г.). 288 с. Концепция комплексного социально-экономического развития г. Москвы. М.: Дом науч.-техн. проп., 1988. 129 с. (Авторы статей: Дыхо- вичный Ю.А., Бодэ Б.В., Лавренова А.Н., Бахтина И.К., Доброхотова С.Н. и др.). Коншев В.А. Математическое моделирование распространения газовых выбросов в атмосфере Москвы с использованием профилей ветра и температуры, получаемых на ВМК // Тр. Центр, высот, гидрометеорол. обсерватории. 1982. № 17. С. 80-89. Коробейников В.А. Влияние городской агломерации на окружающую среду // Охрана и гидрогеол. исслед. подз. вод в цент, р-нах РСФСР. 1986. С. 13-19. Коронкевич Н.И. Косвенные антропогенные воздействия на речной сток // Географические аспекты исслед. и использ. водн. ресурсов в СССР. 1982. С. 135-149. Коронкевич Я.И., Куликов Ю.Н. Обсуждение водных проблем Москвы и Подмосковья, 10-11 февр. 1983 г. // Изв. АН СССР, Сер. геогр. 1983. №6. С. 139-140. Короткое Ю.В. Градостроительные мероприятия по снижению экологического загрязнения автомобильным транспортом в Москве // Зашита окруж. среды от экол. вред, воздействия автомоб. транспорта. 1989. С. 95—99. 243
I НАУЧНАЯ И НАУЧНО-ПОПУЛЯРНАЯ ЛИТЕРАТУРА I Космачева Т. Г. Картографирование заповедных территорий Москов- 1ского региона. Деп. в ОНИПР ЦНИИГАИК 24.07.89, № 395-гд89. Костенко Н.П., Цаберт Е.А. Инженерно-геологическая оценка структурно-геоморфологических особенностей лесопарковой зоны г. Москвы // Инж. геология. 1986. № 3. С. 70-76. Котлов Ф.В. Воздействие человека на геологическую среду в условиях I территории города Москвы и его лесопарковой зоны // Вопр. изучения I инж.-геол. процессов. 1984. С. 3—9. 1 Котляков В.М., Гросвальд М.Г., Кренке А.Н. Климат Земли: прошлое, |' настоящее, будущее. М.: Знание, 1985. Новое в жизни, науке, технике. [' Сер. «Науки о земле». № 12. С. 4. !' Кофф Г.Л., Котлов В.Ф., Шешеня Н.Л. Рекомендации по усовершен- I ствованию инженерно-геологических изысканий для промышленного и I гражданского строительства на территории г. Москвы и лесопарковой зо- I ны в связи с охраной и рациональным использованием геологической ■ I среды. М.: НПО Стройизыскания, 1989. 119 с. ,, I Кочев А.Д. Применение метода экспертных оценок при изучении и I прогнозировании карстово-суффозионных процессов в пределах Мос- ij' ковской городской агломерации // Современные проблемы инженерной I геологии и гидрогеологии территории городов и городских агломераций. I' ( 1987. С. 364-365. i \ Кочев А.Д., Чертков Л.Г., Зайонц И.Л., Афанасьев В.Ю. Методика и ре- (зультаты комплексного изучения карстово-суффозионных процессов в г. Москве // Инж. геология. 1989. № 6. С. 77-94. j Кочев А.Д., Экзарьян В.Н., Петрукович Л.В. и др. Методика примене- I ния экспертного анализа при изучении карстово-суффозионных процессов Москвы и ЛПЗП // Инж. геология. 1989. № 3. С. 82-90. Крамаренко Г. С, Немцова Г.М.. Судакова Н.Г. Новый разрез четвертичных отложений Москвы // Вести. МГУ. Сер. 5. География. 1983. № 4. С. 89-94. Красников А.Н. Экологические аспекты развития улично-дорожной II сети крупнейших городов // Антропоэкол. оценка и формир. оптим. гор. среды. 1988. С. 130-133. Краснов А. Ф. Два аспекта ретроспективного морфометрического анализа I / техногенного изменения рельефа города // Вопр. геологии литосферы (тез | , докл. III конф. мол. ученых Ин-та литосферы АН СССР). 1983. С. 14-15. , Крылов А. К. Опыт Мосавтолегтранса по осуществлению техничес- I ' ких мер в области защиты окружающей среды // Трансп. и окруж. сре- I да (м-лы семинара). 1982. С. 79-83. ) 1 Крылова Н.В., Осипов И.Н. Фенология ильмовых заболонников в зеле- I ных насаждениях г. Москвы // Науч. тр. Моск. лесотехн. ин-та. 1986. , № 184. С. 48-52. 244 Экологические хроники Москвы Куварин B.C. Социальные проблемы Москвы и зарубежный опыт // Соверш. планир. и упр. соц.-экон. развитием круп, города Москвы и др. городов (тез. докл. Всесоюз. конф. Секц. Усиление роли мест. сов. в комплекс, экон. и соц. развитии городов, расширении хоз. расчета и самофинансирования). 1987. С. 103—108. Кудрявцев М.П., Кудрявцева Т.Н. К вопросу об историко-архитектур- ном потенциале Москвы // Архит. наследие Москвы. 1988. С. 17—22. Кузнецов А.Г., Наршский P.M. Проблемы координации пассажирских перевозок в г. Москве // Соверш. планир. и упр. соц.-экон. развитием круп, города Москвы и др. городов (тез. докл. Всес. конф. секц. повыш. эффектив. градостроит. решений и развития гор. хоз-ва). 1987. С. 76—79. Кузнецова Л.В., Криволуцкий Д.А. Беспозвоночные животные как биоиндикатор состояния окружающей среды в Москве // Биоиндикация состояния окруж. среды Москвы и Подмосковья. 1982. С. 54—57. Куйбышева И.П., Куйбышев СВ. Изменение СПП под влиянием рекреационных нагрузок // Бюл. Почв, ин-та. 1988. № 47. С. 18-19. Куликова Г.Г., МаценкоА.Е. Выявление, изучение и организация охраны природных объектов Московской области // Состояние, перспективы изуч. и пробл. охраны природ, территорий Моск. обл. 1988. С. 23-26. Куприянов В.В. Гидрология урбанизированных территорий // Некоторые вопросы совр. науч. и практ. гидрологии. 1981. Ч. 1. С. 79—87. Курковский А. П. К вопросу о создании в Москве объединенной вычислительной системы сбора, обработки и выдачи информации о природной среде // Тр. Центр, высот, гидрометеорол. обсерватории. 1982. № 16. С. 36-42. Кутепов В.М. и др. Карстовые процессы и инженерно-геологические свойства глинистых пород // Инж. геология. 1984. № 4. С. 91—103. Кутепов В.М., Кожевникова В.Н. Устойчивость закарстованныхтерриторий. М.: Наука, 1989. 152 с. Лавренов А.Н. Проблема охраны окружающей среды // М-лы семинара «Концепция комплексного социально-экономического развития г. Москвы». М.: 1988. Лавренов А.Н., Федутинов Ю.А., Зотов Б.С. Транспортно-акустичес- кая обстановка в центральном районе Москвы. Проблемы, пути решения // Вопр. архитектурной акустики, защиты от шума в акустической экологии. 1989. С. 162-167. Лагунов В.Я. Утилизация твердых бытовых отходов — средство повышения эффективности топливоиспользования // Мало- и безотход. технол. в энерг. как средство зашиты окруж. среды и повыш. эффект, топливоиспольз. (м-лы Всесоюз. совещ. Москва, окт. 1984 г.). 1985. Ч. 1. С. 71-74. 245
НАУЧНАЯ И НАУЧНО-ПОПУЛЯРНАЯ ЛИТЕРАТУРА Лазарева И.В., Экзарьян В.Н. Основные направления охраны территориальных ресурсов городов // Сб. науч. тр. ЦНИИ по градостр-ву. 1981. № 4. С. 20-27. Ланина В.В. Пути рекреационного использования лесных территорий лесопаркового защитного пояса города Москвы // Лесн. хоз-во. 1982. № 2. С. 51-54. Лапин П.И., Александрова М.С. Хвойные растения Москвы и Подмосковья // Folia dendrol. (CSSR). L984. № 11. С. 289-307. Лапин Ю.Б. Комплекс градостроительных мероприятий по защите городской среды от неблагоприятных транспортных факторов (опыт Москвы) // Трансп. и окруж. среда: М-лы. сем. 1982. С. 24—33. Лапченкова В. Ф. Исследование трансформации облачности с осадками над Москвой по данным метеорологических, радиолокационных и спутниковых наблюдений // Тр. Гидрометеорол. науч.-исслед. центра СССР. 1985. № 266. С. 34-41. Леса Южного Подмосковья. М.: Наука, 1985. 280 с. Липовецкая О.Н., Никольская Н.П. Сезонное промерзание грунтов на оголенном участке и под естественным покровом в Москве // Тр. Центр, высот, гидрометеорол. обсерватории. 1985. № 22. С. 113—118. Литвин В.А., Виноградова Н.М., Анионовский М.Я. Об определении экономической оценки ущерба, связанного с изменением состояния природной среды развивающегося территориально-производственного комплекса // Пробл. экол. мониторинга и моделир. экосистем. 1982. С. 248-256. Литвинов И.В. Непреднамеренное влияние крупных городов и промышленных центров на осадки // Метеорология и гидрология. 1982. № 3. С. 111-119. Лихачева Э.А. Морфодинамика антропогенного рельефа городской территории // Пробл. морфодинамики. 1983. С. 84—90. Лихачева Э.А., Бгатов Ан.П., Краснов А. Ф. Особенности современных геоморфологических процессов на территории города // Соврем, экзо- ген. рельефообраз., его изучение и прогноз. 1984. С. 32—43. Лихачева Э.А., Зеегофер Ю.О., Краснов А. Ф. и др. Опыт оценки изменения рельефа городской тер