В напутствие новобрачным / Александр Худошин / Свято-Троицкий Ионинский монастырь / Оранта
О БОЖЕСТВЕННОМ УСТАНОВЛЕНИИ БРАКА
Когда и как жениться?
Препятствия к церковному браку
Как совершается бракосочетание в Церкви
Советы венчающимся
Брачный пир
Каким должно быть праздничное веселье?
Второй и третий браки
Брак по расчёту
Развод
СЕМЕЙНАЯ ЖИЗНЬ
Какими должны быть добрые муж и жена?
О разнице характеров
Принятие несвободы
Ты для меня или я для тебя?
Кто — главный?
О взаимном терпении
Я — хуже
Борьба за правоту
Обидчивость
РАЗНОГЛАСИЯ, СТОЛКНОВЕНИЕ НАМЕРЕНИЙ
Скорби в браке
Из истории
Отношения между свекровью и снохой
О семейных трудностях не понаслышке
Любовь
О сохранении целомудрия
О телесной красоте
Свободная любовь
Прелюбодеяние
Взаимное обладание и деторождение
Супружеские отношения и пост
О пределах супружеской сдержанности
О беременности
БЕРЕМЕННОСТЬ И ПОСТ
Контрацепция и аборты
ДЕТИ
Воспитание детей
В какие игрушки играют сегодня дети?
Ошибки и трудности в религиозном воспитании детей
На вопросы радиослушателей радио \
Из личного опыта
Почитание детьми родителей
Свидетельство из жизни св. Сергия Радонежского
Почитание детьми родителей — редкость в наше время
Проблема \
О нашем влиянии на детей
На вопросы о воспитании детей отвечает протоиерей Евгений Шестун
Сложности подросткового возраста
На вопросы о воспитании подростков отвечает протоиерей Артемий Владимиров
Окончание юности
Духовная опасность стандартного поведения
О многодетной семье
Завтра — новый день. Письмо счастливой матери
НА ВОПРОСЫ О СЕМЕЙНОЙ ЖИЗНИ ОТВЕЧАЕТ ПРОТ. ДИМИТРИЙ СМИРНОВ
ОТ ОТЧАЯНИЯ — К СПАСЕНИЮ
МОЛИТВЫ О ДЕТЯХ
Молитвы о покровительстве свадьбы и вступающих в брак
Молитва св. вмч. Прокопию
Молитва св. Иоанну Кронштадтскому
Молитва св. блж. Ксении Петербургской
Молитва прп. Алексию, человеку Божию
Молитва св. безсребренникам и чудотворцам Косме и Дамиану Ассийским
Молитва св. благоверным князьям Петру и Февронии Муромским
Молитвы о младенцах
Молитва о младенце, умершем, но не сподобившемся принять Святое Крещение
Молитвы о рождении здоровых детей
Молитва о страждущих или сбившихся с правильного пути детях
Молитва в борьбе с блудной страстью
Молитва о покровительстве семейного очага и добрых отношениях в семье
Молитвы в скорби
При безплодии
О помощи в родах
При недостатке материнского молока
Молитвы о здравии детей и сохранении их от опасности
При нарушении сна у младенцев
Молитвы о просвещении разума при учении детей
Молитвы о просвещении ума, когда трудно даётся учение
Молитва на умягчение злых сердец, об умиротворении враждующих
Молитвы о детях, пропавших без вести или находящихся в долгой отлучке
Об охранении жизни воинов на поле брани
Молитва о детях, находящихся на службе в армии
Молитвы о благополучном замужестве дочерей
Об обращении заблудшего
О благосостоянии детей в обществе
Молитвы отца или матери о детях
ПРИМЕЧАНИЯ
БИБЛИОГРАФИЯ
СОДЕРЖАНИЕ
Текст
                    АЛЕКСАНДР ХУДОШИН
НАПУТСТВИЕ
НОВОБРАЧНЫМ

Александр Худошин В НАПУТСТВИЕ НОВОБРАЧНЫМ Iffl смшгенцкнн ионинский жогиш 2 0 10
© Свято-Троицкий Ионинский монастырь, 2010 © Макет, оформление — издательская группа «Оранта», 2010 © Текст — А.Худошин, 2010
О БОЖЕСТВЕННОМ УСТАНОВЛЕНИИ БРАКА По учению Церкви, брак — это Таинство, в кото- ром жених и невеста добровольно вступают в союз нерушимой верности и дают обет такой верности пе- ред священником, Церковью и Богом. Брак освяща- ет их и очищает — чтобы возвысить их единение в сравнении с павшими некогда нашими прародителя- ми Адамом и Евой. Таинство — слово однокоренное со словом «тай- на». Христианское учение, Церковь открывают нам главное, основополагающее в таинствах, и, в частно- сти, о браке — то, что два человека, муж и жена, должны стать целым, в котором рождается как бы один новый человек, более полноценный и совер- шенный, чем они оба порознь. «Поистине, — гово- рит Платон, митрополит Московский, — тайна су- пружества велика, если она должна быть великим знамением вечного соединения Христа с Церковью». «...Супружеская любовь, — пишет протоиерей Владимир Воробьёв, — как и созидающая Церковь любовь Христова, должна иметь крестную, жертвен- ную природу, стремление искупить, освятить и очи- стить друг друга, в святости созидая таинственное и глубочайшее единство. Это учение о браке подразу- мевает абсолютную моногамию <т.е. одножёнство>, без которой богоподобное совершенство было бы невозможно, как невозможно и уподобление мужа и
-4 - жены Христу и Церкви. Утверждение о вечности' христианского брака также вытекает из его сообраз- ности тайне Христа и Церкви». Таинство брака установил Сам Господь. Прямая цель Божественного установления брака — умноже- ние и сохранение рода человеческого, взаимная по- мощь супругов и обуздание греховных похотей. Свя- щенное Писание говорит: И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию, сотворил его; муж- чину и женщину сотворил их. И благословил их Бог, и сказал им Бог: плодитесь и размножайтесь, и напол- няйте землю, и обладайте ею (Быт. 1: 27-28). Святитель Григорий Богослов писал: «Когда бо- жественная тварь явилась на земле и на земных до- линах вечно цветущего рая, <и> однако же у челове- ка не было ещё помощника в жизни, подобного ему, тогда премудрое Слово совершило подлинно вели- чайшее чудо... могущественною и животворящею ру- кою изъяло из бока <Адама> одно ребро, чтобы со- здать жену, и в недра обоих влив любовь, побудило их стремиться друг к другу. Но чтобы не всякая же- на стремилась ко всякому мужу, положило предел вожделениям, который называется супружеством, эту узду для не знающего меры вещества, чтобы при его стремительности и необузданных порывах, когда бы люди кучами привлекались друг ко другу, от не- законных сообщений не пресекся священный чело- веческий род и неудержимым безрассудством поры- ваемая похоть не возбудила во всех и войн, и огор- чений. Составляя одну плоть, <супруги> имеют и одну душу, и взаимною любовью одинаково возбуждают друг в друге усердие к благочестию. Ибо супружест- во не удаляет от Бога, а, напротив, более привязы- вает, потому что больше имеет побуждений. Как ма-
-5- лый корабль и при слабом ветре движется вперед, быстро носимый по водам распростёртыми паруса- ми, даже и руки без труда принуждают его к бегу ударами вёсел; большого же корабля не сдвинет лег- кое дыхание, напротив того, когда он с грузом выхо- дит на море, только крепкий и попутный ветер мо- жет придать ему хода, — так и не вступившие в су- пружество, как не обременённые житейскими забо- тами, имеют нужду в меньшей помощи Великого Бога, а кто обязан быть попечителем милой супруги, имения и чад, кто рассекает обширнейшее море жизни, тому нужна большая помощь Божия, тот вза- имно и сам более любит Бога». А святитель Иоанн Златоуст говорит: «Не читали ли вы, что Сотворивший вначале мужчину и женщину сотворил их? И сказал: посему оставит человек отца и мать и прилепится к жене своей, и будут два одною плотью, так что они уже не двое, но одна плоть (Мф. 19: 4-6). Если бы, возлюбленный, брак и воспитание детей были препятствием на пути добродетели, то Созда- тель всяческих не ввёл бы брака в жизнь нашу, дабы мы не терпели вреда в вещах нужных и самых необ- ходимых. Господь, зная немощь человеческого естества, и установил брак, чтобы удалить нас от беззаконного смешения». Таинство брака, совершённое в полном соответ- ствии с требованиями и установлениями Церкви, привлекает к жениху и невесте благоволение Божие, разрешение Господа быть им вместе всю жизнь, и благословляет их на рождение детей, будущих подра- жателей Христа, исполнителей Его заповедей. Такой брак есть образ духовного союза Иисуса Христа с Его Церковью.
-6- Святой Игнатий Богоносец говорит, что необхо- димо: «С согласия и благословения епископа <свя- щенника> чтобы брак был согласен с волей Божией, а не был бы просто средством плотских вожделе- ний». ... Итак, установление брака относится к первона- чальному созданию человека. Видя, что не хорошо быть человеку одному, Бог сотворил ему помощни- ка, соответственного ему (См. Быт. 2: 18). Но, к несчастью, «замысел Божий о райском бра- ке, затемняется и даже в значительной степени утра- чивается в грехопадении Адама и Евы с изгнанием их из рая и отъятием у них бессмертия. Теперь смерть одного супруга разрывает единый организм семьи, т.к. смертью разрывается единство души и те- ла человеческой личности. Кроме того, в падшем че- ловеке оскудевает любовь, тёмные, греховные страс- ти оскверняют брак блудной похотью, властными вожделениями, делают его средством достижения земных целей. Вместе с грехом в жизнь супругов приходит страдание, вместе с плотской похотью и всевозможными страстями — неверность, полига- мия2. Утратив бессмертие, поработившись греху, че- ловек не может сохранить и живую веру в загроб- ную, вечную жизнь. Представление о единственнос- ти брака, о вечном единстве супругов <он заменяет> на более понятный и близкий образ земного счастья, благополучной семейной, супружеской жизни, удов- летворяющей естественные потребности человечес- кой природы3». Вместе с неверием в вечную жизнь человек нрав- ственно ослабевает, и в его жизнь входит блудная страсть, сопутствуя его падшему естеству. Однако Церковь становится оплотом чистоты и святости брачного союза, охранительницей любви,
-7- основанной на христианском понимании единения мужчины и женщины. Епископ Виссарион (Нечаев) писал4: «Есть тео- рия, которая утверждает, что человеческий род начал историю своего существования с дикого состояния, близкого к жизни бессловесных, и что он стал выхо- дить из этого состояния медленным путём постепен- ности. Прошло несколько тысячелетий, прежде чем животные инстинкты сменились в людях разумными и нравственными потребностями, прежде чем они дошли до состояния, которое принято называть культурным или цивилизацией. Само собой разуме- ется, что по смыслу этой теории у первобытных лю- дей не было понятия о браке как о союзе не физи- ческом только, но и нравственном. Возможно, было одно дикое половое совокупление с кем попало. Сношения полов были чисто случайные, непрочные и кратковременные: в основании их не лежало ника- кого нравственного обязательства. Дети, рождавши- еся от таких родителей, не знали, кто у них отец; знали одну мать и то до тех пор, пока находились на ее руках, пока питались её молоком. Как только они становились на ноги и начинали жить сами по себе, у них, как и у бессловесных, порывалась всякая связь с матерью. Так проповедует теория, опираясь на то, что и в настоящее время у некоторых племен, не вышедших из дикого состояния, брака тоже нет. Но так ли говорит история — не та история, которая созидается на основании данных, допускающих раз- нообразное до противоречия толкование, на основа- нии археологических открытий и геологических ис- следований, доказывающих, якобы неоспоримо, будто дикость была первоначальным состоянием че- ловечества, но история подлинная, сообщающая сведения о начале человеческого рода не догадоч-
-8- ные, не предположительные, но твердые и положи- тельные? К счастью, мы имеем такую историю; до нас из глубины тысячелетий дошел письменный ис- торический памятник, значения которого можно не ценить только под влиянием предвзятых мнений не в пользу его. Что же открывается при знакомстве с этим памятником? Открывается, что дикость, кото- рую почитают первоначальным состоянием людей, отнюдь не есть первоначальное состояние; что ей предшествовало высокое духовное совершенство. Человек ниспал с этой высоты и, падая глубже и глубже, дошел до дикости, точнее — до одичания, в котором утрачены были первоначальные воззрения на брак как на союз нравственный и сменились вла- дычеством грубых животных инстинктов. Раскрыва- ем книгу Бытия и вот что узнаем на первых страни- цах её. Человек является на свет Божий венцом земных творений. Самым образом сотворения он поставля- ется на неизмеримую высоту перед ними. Прочие земные существа получают бытие по единому Боже- ственному повелению, и души животных вместе с телами в одно и то же мгновение творятся, и притом из одного и того же вещества — из земли и воды. Но в создании человека видно многосложное действие Божеского всемогущества. Созданию человека пред- шествует совещание между Лицами Святой Троицы. Потом тело человека образуется из земной персти, но душа творится через непосредственное дыхание уст Божиих. В отличие от всех живых существ чело- век украшается образом и подобием Божиим, то есть получает начатки духовных совершенств Божиих и способность к нескончаемому духовному разви- тию, — и вместе с тем даруется ему владычество над земными тварями, которое он вскоре проявил в на-
-9- речении имен животным. Как все это непохоже на воображаемое некоторыми первоначальное сходство человека с животными! В создании жены для Адама и в установлении брака усматривается новое, не ме- нее разительное свидетельство о превосходстве чело- века перед животными. Животные мужеского пола творятся в одно мгновение с животными женского пола, и притом творятся вдруг в огромном количест- ве. Надлежало сотворить и для человека парное ему существо. Сам Господь, когда сотворил Адама и во- дворил его в раю, сказал: Нехорошо быть человеку од- ному; сотворим ему помощника, соответствующего ему (Быт. 2: 18). Сколько времени прошло между со- творением мужа и сотворением жены, неизвестно; но важно то, что был промежуток, большой или ма- лый — всё равно. Это обстоятельство весьма знаме- нательно в устроении супружеского сожития. Мужу потому не вдруг дается жена, как это было в мире животных, что муж, прежде чем получить жену, дол- жен был додуматься до необходимости иметь её, сам восчувствовать потребность в ней. Творец готов был дать ему жену, но Он ожидал запроса, чтобы сделать предложение. Дару предшествовало свободное жела- ние получить его. Господь не навязывает Адаму дар, являя уважение к нравственной свободе существа, которое Он же одарил разумом и свободой. Таким образом, предполагалось присутствие в человеке нравственного начала, когда его свободному усмот- рению предоставлено было решить, нужна ли ему жена. Если подобное право не дано было животным, то это потому, что они лишены начала нравственной свободы. Посмотрим теперь, как Адам воспользует- ся предоставленным ему правом решить вопрос о жене. По манию Творца являются к нему, как свое- му владыке, представители разных пород животного
-10 - царства — зверей и птиц. Адам уже пользуется даром слова и соответственно отличительным их свойствам вслух нарекает им имена. Но не обретеся между ни- ми помощник подобный е.му(Быт. 2: 20). Это значит, что между неразумными он не нашел ни одного ра- зумного существа, с которым бы он мог разделить владычество над земными тварями, предстоявшие ему труды, мысли и чувства. Членораздельные звуки, в которые он облекал свои мысли и суждения, зами- рали в воздухе без разумного на них отзыва, мысли оставались без обмена. Окруженный многочислен- ными животными, Адам не мог не почувствовать своего одиночества. Силой свободного рассуждения он пришел к мысли о неполноте своего существа, о нужде для восполнения себя в подобном ему суще- стве. А под влиянием наблюдения, что окружающие его животные сотворены четами, с этой мыслью со- единилось в нем желание сожития с существом не только подобным ему по природе, но и парным ему. Это в высшей степени знаменательно. Здесь заранее предуказано свойство отношений мужа и жены: в мысли Адама эти отношения чужды животного ха- рактера, — ему нужна была помощница подобная ему, следовательно, помощница не в одних телесных тру- дах, но наипаче в нравственном смысле. Как хорошо было бы, рассуждал он про себя, иметь подле себя существо, которое бы меня понимало, принимало участие в моем господстве над миром неразумным и заодно со мной стремилось к достижению высоких целей, указанных мне Творцом! Идея помощницы в этом смысле могла возникнуть в голове только чело- века, а отнюдь ничего подобного этой идее не мог- ло зародиться в душе бессловесной твари. И только потребность помощницы в указанном смысле могла послужить основанием сожития мужа и жены, могла
-11 - возвысить это сожитие до нравственного достоин- ства...». Еще об истории брака Тертуллиан писал, что «незаконные и тайные со- юзы, предварительно не объявленные Церковью, рассматриваются как прелюбодеяние и блуд». Он писал, что только истинный брак совершается перед лицом Церкви, освящается молитвой и скрепляется Евхаристией... Церковное благословение христианского брака иерархи Церкви всегда признавали безусловно необ- ходимым для сообщения супругам освящающей и укрепляющей благодати Христовой. Так, святитель Иоанн Златоуст в одной из бесед говорит: «Нужно ... самым началом брака укреплять в девице чувство стыда, призывать священников и их молитвами и благословением утверждать брачное согласие, дабы и любовь жениха постоянно возрастала, и целомуд- ренность невесты возвышалась. В таком случае ... супруги приятно будут проводить жизнь, охраняе- мые в своём союзе силой Божией...». Около 895 года император Лев Мудрый5 89-й но- веллой предписал заключать брак не иначе как с церковного благословения... Император Андроник Палеолог6 и Константино- польский патриарх Афанасий7 окончательно запре- тили заключение брака без ведома и благословения приходского священника. Само совершение христи- анского брака перешло в исключительное ведение Церкви. В XIV веке святой Симеон Солунский вполне оп- ределённо высказывает каноническое положение о браке: «Брак составляется не словесным соглашени- ем, а священным молитвословием». Отсюда следова-
12 - ло: кто начал супружеское сожитие без благослове- ния Церкви, тот состоит не в браке, а в любодейной связи...»8. «Вступивших в сожительство, помимо цер- ковного веления, — писал Вышенский затворник Феофан, — признавать беззаконниками и разводить, если не послушают — признавать язычниками и мы- тарями. Половина Питера и Москвы живут без венца». Отсюда ясно, как важен, как священен церков- ный брак перед лицом Божиим. Это яркой чертой обозначает Апостол. Св. Павел говорит: оставит человек отца своего и мать и при- лепится к жене своей, и будут двое одна плоть (Быт. 2: 24). Тайна сия велика; я говорю по отношению ко Христу и к Церкви. Так каждый из вас да любит свою жену, как самого себя; а жена да боится своего мужа (Еф. 5: 31-33). «Самые нежные родители, — писал священник Александр Рождественский, — не могут пожелать любимейшим детям своим столько благ, сколько ис- прашивает им у Бога святая Церковь при соверше- нии таинства брака. Она воссылает моления ко Гос- поду, где просит Его ниспослать им «любви совер- шенней, мирней и помощи; о еже сохранитеся им в единомыслии и твёрдой вере; о еже благословитеся им в непорочном жительстве...». На Руси очень строго относились к церковным предписаниям о браке. Считалось: брак без повенча- ния — сожительство15. Ещё раз послушаем святого апостола Павла: воля Божия есть освящение ваше, чтобы вы воздержива- лись от блуда; чтобы каждый из вас умел соблюдать свой сосуд в святости и чести, а не в страсти похо- тения, как и язычники, не знающие Бога (1 Фес. 4: 3-5).
- 13 Исконная Русь (и не только она одна, но и мно- гие народы в прошлом) сознавала это. Прежде за советом и за благословением на брак было принято обращаться к духовнику или старцу. Среди писем оптинских старцев есть немало ответов касательно брака. Есть благословения, есть советы за и против. Обязательным было всегда и благосло- вение родителей. Родительское сердце находится в постоянном молитвенном предстоянии перед Госпо- дом за свое дитя, и потому родительское благослове- ние так действенно, так созидательно. В Древней Церкви брак мог быть заключен только с благосло- вения епископа. «А те, которые женятся и выходят замуж, должны вступать в союз с согласия епископа, чтобы брак был о Господе, а не по похоти», — пи- сал священномученик Игнатий Богоносец. В Рус- ской Церкви долгий период заключения брака также начинался с уведомления архиерея и с его благосло- вения. Венчать брак мог только приходской священ- ник жениха или невесты, то есть духовник, знающий свое чадо и небезразличный к нему. Молодые сооб- щали священнику о решении вступить в брак, а свя- щенник уже объявил о предстоящем браке в храме. Если через некоторое время от прихожан не посту- пало никаких сведений о препятствии к браку, то совершалось обручение и венчание. Запись о венча- нии скреплялась подписями свидетелей и приход- ского священника. «На Руси издревле считалось, что честь невесты — это честь рода. Поэтому в старину отец невесты не стразу давал сватам ответ, но обещал подумать о том с женой и родичами. Совершив так называемый «со- вестливый разговор» с родственниками, отец объяв- лял согласие на брак дочери. Тем дело не оканчива- лось: наступал период усиленных молитв к Богу о
- 14 - даровании мудрости, о благоприятных условиях к соединению «двух в плоть едину, душу едину и Дух животворящий»16. «До 1775 года венчание отстояло от обручения на некоторое время, дабы жених и невеста имели воз- можность ещё раз осмыслить и полнее подготовить- ся к предстоящему браку. Обручение как бы скреп- ляло брачный договор. Но даже после того, как цер- ковное обручение стали совершать одновременно с венчанием, период последнего раздумья не упразд- нился. Оставалось семейно-общественное понятие сговора, то есть договора между родными или близ- кими жениха и невесты, семейного благословения на брак. Сговор отстоял от венчания на различные необязательные сроки»17. «По указу 1775 года, желающий вступить в брак должен объявить об этом своему приходскому свя- щеннику. Священник объявлял о предполагаемом браке в храме. Если со стороны прихожан не посту- пало сообщений о препятствиях к данному браку, то священник вносил в обыскную книгу запись об этом. Внесение этой записи теперь называлось «обыском». Она скреплялась подписью жениха и не- весты, их поручителей и священника. Чинопоследо- вание браковенчания совершалось в личном присут- ствии жениха и невесты, а также их свидетелей, ко- торые подтверждали акт браковенчания своими под- писями в метрической книге. Такой порядок уста- новлен в Русской Церкви с 1802 года». До революции существовала даже практика годо- вого послушания в монастыре перед женитьбой, на- пример, у поморов. Это делалось не только для по- лучения дополнительных хозяйственных навыков, но и возможно, давало дополнительную широту по- нимания таинства Брака18.
- 15 - <Итак, в прежние времена> «брак никогда не за- ключался очень скоро, подготовка к нему проходила несколько этапов и включала в себя заботу и участие многих лиц. И сегодня молодые люди из церковной среды, прежде чем окончательно принять решение о браке, приходят к духовнику за советом и благосло- вением. Приводят к духовнику и своих избранницу или избранника. Благотворность такого поступка да- же трудно изъяснить. Здесь и благодать священниче- ского благословения, и мудрый совет опытного че- ловека, и молитва, сопутствующая задуманному де- лу. А главное, Сам Господь через духовника или старца подает совет вопрошающему Его!19» Когда и как жениться? А надо ли вообще создавать семью? — вот вопрос, которые задают себе многие юноши и девушки. За- чем, дескать, мучиться, раз семья приносит целую груду сложностей. «Сейчас такое время...», — гово- рят они. Но времена никогда не были лёгкими, а были периоды в истории, когда благополучие и жизнь граждан изо дня в день находились под угро- зой. Это и войны, и правление иноземцев, и гоне- ния от своих же властей. Тем не менее люди жени- лись. И претерпевали многое, и иные, под гнётом времени, становились мучениками, святыми — не только они сами, но и их дети. Христианин живёт не для земного. Поэтому не- бесная награда, которую он может получить ещё на земле, должна быть для него дороже благоустроен- ного, безбедного существования, в тепле, изобилии, сытости и покое. Без испытаний душа не растёт и не обогащается, а спит. Стараясь выгородить для себя земные радости, молодые нередко долго раздумывают, прикидывают,
-16 - рассчитывают и выбирают. Годы между тем уходят, и принять решение становится всё труднее. «После тридцати выбрать жизненный путь уже непросто. И чем больше прожитых лет остаётся у че- ловека за спиной, тем больше трудностей он испы- тывает. Юному легче приспособиться к выбранной жизни — будь то брак или монашество. Ведь взрос- лый человек всё меряет и щупает посредством здра- вого смысла. У него уже сформировавшийся харак- тер, подобный литой бетонной конструкции, — та- кой непросто изменить... люди, вступившие на путь семейной или монашеской жизни, до самой старо- сти сохраняют детскую простоту. Я был знаком с су- пругами, поженившимися юными. Жена во всём — в манере говорить, в поступках — была подобна му- жу. Поскольку они поженились молодыми, один из супругов перенял все привычки другого: и в речи, и в манере поведения. Но и притереться друг к другу им было легче <чем тем, кто женится поздно>... Замечено, что если юноша или девушка постоян- но откладывают свою женитьбу или замужество «на потом», то, после того как годы ушли, он или она ищет себе пару и не находит. В юности выбирали они сами, но вот годы ушли, и их теперь выбирают другие»20. Дело осложняется ещё и тем, что, как пишет свя- щенник Николай Емельянов, «произошла катастро- фическая девальвация понятия семьи и брака. По данным федеральной службы государственной ста- тистики на 2006 год в России до 30% детей рожда- ются вне брака, этот процент может быть меньше или больше в западных государствах, но везде имеет тенденцию к росту. Кроме того, социологические исследования, причём основанные вовсе не только на опросах общественного мнения, показывают, что
- 17 - семья давно не является источником социальных связей для современного общества. В современном обществе так называемые социальные сети строятся отнюдь не по семейному принципу... Каким бы ни было значение семьи в обществе и для отдельных его членов, она перестала пониматься как христианская. Этот факт находит подтверждение как на уровне го- сударственном — современное законодательство вы- строено относительно перспективы развода, а в ряде европейских государств признает браком однополые отношения, — так и в общественной морали, кото- рая воспринимает «свободную любовь», «пробные браки» и различные извращения как нормативные явления... сам институт семьи качественно изменил- ся, так что существующая в общественном сознании модель давно перестала соответствовать христиан- ской. В результате семья, осознающая себя христи- анской и живущая по принятым в обществе стандар- там, которые, казалось бы, не противоречат христи- анству, на самом деле может и не являться таковой. В частности, современные семьи, к сожалению, за- частую не могут обеспечить христианского воспита- ния детям. Поэтому перед современными христиа- нами, вступающими в брак, стоит некая дополни- тельная задача. Это задача построения семьи, уклад которой в чём-то будет существенно отличаться от принятых на уровне массового сознания норм се- мейной жизни»21. В то же время, когда уже решено жениться, с са- мой женитьбой спешить не следует, хотя страсть, принимаемая за любовь, к этому подталкивает. Должно пройти определённое время, для оценки, обдумывания. (По-видимому, достаточны окажутся несколько месяцев или даже год).Нередко говорят: «Я без него (без неё) жить не могу!». Опасное состо-
- 18 - яние. Это значит — рассудок, размышление отодви- нуты в сторону, и, уж конечно, никакой речи нет о том, чтобы благословение на брак испрашивалось молитвою у Самого Отца Небесного. А ведь именно истинная религиозность, вера могут стать надёжным пропуском в будущую счастливую (то есть гармо- ничную) семейную жизнь. Сегодня женятся быстро. Период ухаживания со- кращён до минимума. А наши предки долго пригля- дывались друг к другу. Было обычным также, когда не молодые «по любви» выбирали друг друга, а при- сматривали им пару их родители, и жених и невеста оказывались рядом впервые только уже при венча- нии, в церкви. Странно выглядит? Да, при совре- менных понятиях о «свободе», — даже дико. «Стер- пится — слюбится» — это не для нас. Это что-то из «Грозы» Островского, трагический финал которой известен. Сейчас рассуждают так: «Чтобы кто-то за меня самого выбирал? Нет, теперь не те времена, когда замуж насильно выдавали». Однако задумаемся вот над чем. Много ли на са- мом деле было в истории родителей, которые из са- модурства или по неразумию составляли для сына или дочери партию? Разве они не любили своих де- тей? Разве не с рассуждением и вниманием подходи- ли к самому делу? Кроме всего прочего, они стара- лись, чтобы юноша и девушка были одного круга, близких интересов, «ровней». А послушание детей родителям было, как правило, таково, что дети гово- рили только: «Благословите, батюшка. Благословите, матушка». Итак, хотя и хочется поскорее соединить свои судьбы, при этом, как ни трудно взвешивать все «за» и «против», а делать это обязательно нужно. Даром ли говорят, что, дабы узнать человека, нужно с ним
- 19 - пуд соли съесть? Соль указана в поговорке с боль- шим смыслом, потому что имеется в виду обоюдное испытание при любом горьком происшествии, при напряжении духовных сил. А что могут узнать друг о другие исполненные страсти и нежности «Ромео» и «Джульетта», кроме того, что слышат друг от друга ласковые слова и обмениваются пылкими взгляда- ми? Ну, иногда, может быть, между ними бывают размолвки, но тем потом друг другу, помирившись, влюблённые становятся милее. «Милые ссорятся — только-тешатся». Такая вот своеобразная игра. Но жизнь не игра, а драма, борь- ба, становление; и самые тяжкие минуты (которые, несомненно и неизбежно настанут) нужно будет проходить рука об руку. И тогда-то решится, мо- жешь ли жить без него или без неё. Вот сейчас у те- бя красивая, юная, свежая девушка-невеста, но по прошествии лет от забот и трудов красота её увянет. Возможно, она будет тяжко болеть. Будешь ли с ней, останешься ли, что бы ни случилось? Понятно, что времени для настоящей обоюдной проверки всё равно до женитьбы не хватит. Как же быть? Жених и невеста должны познакомиться и с семь- ями друг друга, потому что человек во многом — от- ражение своих родителей (хотя, понятно, и не во всём). Он, так сказать, носит в себе общий семей- ный колорит, тон. И тон этот должен быть умерен- ным, благочестивым, исполненным человеческого участия и доброты. Преподобный Лев Оптинский просившим у него благословения на брак обыкновенно советовал хоро- шенько рассматривать все благоприятствующие или неблагоприятствующие обстоятельства. Так, напри- мер, обращать внимание на то, чтобы и жених и не-
- 20 - веста — оба были здоровы и чтобы было им чем жить; чтобы звание от звания резко не отличалось и чтобы по летам, или по возрасту, мало было разли- чия. Особенно бедным семействам не рекомендовал брать богатую невесту, чтобы не быть ей рабами. При этом старец повторял самую простую старин- ную пословицу: «Знай сапог сапога, а лапоть лаптя». Жениху и невесте и родителям их старец совето- вал смотреть, при усердной молитве, на своё сердце. Если при последней решимости на брак жених и не- веста и родители их стали бы ощущать душевное спокойствие, то старец советовал решаться на такой брак. В противном же случае, если бы при этом ока- залось сомнение, безотчетная боязнь, беспокойство и смущение, то старец говорил, что это неблагопри- ятный знак, и советовал приискивать другого жени- ха или другую невесту. Преподобный Макарий Оптинский ответил на письмо одной девушки так: «...надобно прибегать к Господу Богу с молитвою и к Пречистой Божией Матери — Её ходатайство сильно у Бога, — да уст- роит Он участь Вашу по святой Его воле; а если бу- дет вам полезно вступить в предлагаемый Вам брак, то да ниспошлёт к содействию Свою помощь и бла- гословение, а если не на пользу, то судьбами Свои- ми да расстроит это дело». Как-то раз некая девица испросила совета у изве- стнейшего в Москве прозорливого старца, Алексия Мечёва, о себе и своём избраннике, но, выслушав, поступила всё-таки по-своему. А ведь старец не своё мнение высказал. Он сообщил ей волю Божию, мо- литвенно предузнав её. Девушка же была целиком захвачена своей влюблённостью, чтобы послу- шаться.
21 - «У меня, дорогая, — (сообщает св. праведный Алексий Мечёв в другой «невесте», приводя указан- ную историю ей в назидание) был случай вроде те- бя: приходит ко мне месяца три тому назад одна де- вица и жаловалась на то, что был жених у неё, кото- рого она полюбила, но скоро он отошёл от неё и стал гулять с другой, а ей наносит страшные огорче- ния. Я выслушал её и посоветовал ей, как и тебе, молиться об устроении её жизни, но не с Владими- ром, её женихом, а с кем будет угодно Богу. Она уш- ла, стала молиться, но в молитве просила о соедине- нии её с Владимиром, и что же, через 3 месяца при- ходит ко мне и просит со слезами простить её в не- послушании меня, и рассказала, что она стала мо- литься, как я говорил, но не с кем Господу угодно, а настаивала на своём, на Владимире; и что же, по- венчалась с ним скорее. И он, прожив немного, со- вершенно бросил её. Вот тебе пример, как опасно настаивать на своём. А лучше, советую тебе, отдать себя воле Божией». Препятствия к церковному браку В брак не дозволяется вступать лицам, во-первых, не достигшим по закону брачного возраста и, во- вторых, состоящим в близких степенях родства. Вот как выглядит мнение Церкви по этому по- воду22: «Наличие близкого кровного родства <всегда> рассматривалось как препятствие к браку у всех ци- вилизованных народов. Так, у римлян браки между лицами, связанными кровным родством по восходя- щей и нисходящей линиям, запрещались безуслов- но. В отдельные времена это запрет распространял- ся на двоюродных брата и сестру. Священное Писа- ние через Закон Моисея запрещает браки до третьей
22 - степени кровного бокового родства (Лев. 18: 7-17; 20: 17). В христианской Церкви браки между лицами, связанными кровным родством по прямой линии либо близким боковым линиям, строго запрещаются (см. Апостольское правило 19-е. Отцы Трулльского собора постановили расторгать браки между двою- родным братом и сестрой (правило 54-е). В «Эклоге» императоров Льва Исавра и Константина Копрони- ма также содержится запрещение браков между тро- юродным братом и сестрой, то есть находящимися в шестой степени бокового родства. В России 19 января 1810 года Святейший Синод издаёт указ, согласно которому безусловно запреща- лись и подлежали расторжению браки, заключенные между лицами состоящими в четвёртой степени бо- кового родства (здесь и кузены с кузинами). Браки между родственниками в пятой, шестой, седьмой степенях могли быть заключены с разрешения пра- вящего архиерея. Подобная практика, вне зависимости от того, нравится она всем или нет, сохраняется в Церкви и ныне». Церковь даже расторгает те браки, которые за- ключены в близких запрещенных степенях родства. Родниться в кровном или ближайшем родстве — значит идти против уставов природы. Природа дер- жится и распространяется, как указал ей Творец, смешением разнородных. Если бы чаще допускались браки в близком родстве, это повело бы род челове- ческий к сокращению23. Кроме того, от таких браков (где они бывают) рождаются дети то немые, то глу- хие, то безобразные и глупые. Искание родственно- го брака ничем не может быть извинено (особенно в одной и той же семье, когда семья велика, и когда
-23 - жених и невеста садились за один стол: а бывали та- кие примеры). Разве целого мира мало, чтоб найти себе невесту, кроме двоюродной сестры или трою- родной племянницы? (Преступным также супруже- ством был бы такой брак, когда повенчались бы два лица от других затаённого, но им самим и родителям их известного родства, и самого кровного родства, как родные брат и сестра, оба незаконнорожденные или же один от законного брака, а другая незакон- норожденная). Если же искатели родственного бра- ка говорят в оправдание себя: «Лишь это лицо мне нравится, оно пришлось мне по сердцу, а другой не- весты не надо», — то, очевидно, брак в таком случае был бы по страсти и, следовательно, не христиан- ский. Собственно с духовной стороны такие браки осуждаются и запрещаются по той причине, что род- ственные связи сами по себе священны: превращать их в плотскую связь — значит отнимать у них эту святыню, значит — красивое безобразить. Запрещён также брак: + психически больным; + если возраст человека преклонный (старче- ский); + состоявшим прежде в браке и не расторгнув- шим его в установленном порядке; Церковь не допускает вступление в брак более трёх раз. А вот по гражданскому законодательству разрешён четвёртый и пятый браки, которые Цер- ковь не благословляет. Не благословляется брак, если один из брачую- щихся (и тем более оба) объявляет себя атеистом и говорит, что он пришел на венчание лишь по насто- янию супруга или родителей. На расторжение прежнего брака следует обяза- тельно взять разрешение архиерея, а также испро-
- 24 - сить его благословления на вступление в новый брак. Ещё одно препятствие к совершению браковенча- ния — кроме кровного родства — родство жениха и невесты духовное, обретенное через восприемниче- ство при крещении. Кроме того, не благословляется вступать брак: + некрещёным (не христианам), даже если не христианин хотя бы один из двоих; + исповедующим иную веру (неправославным, инославным). По поводу последних двух пунктов протоирей Владимир Воробьёв пишет: «...Древняя Церковь не знала здесь никаких ком- промиссов. Она считала, что брак между православ- ным и инославным невозможен потому, что истин- ный брак может быть только внутри Церкви. Если невозможно приступить к святой чаше вместе, зна- чит, невозможно и таинство брака. И разрешение смешанных браков являлось и является в наше вре- мя существенным компромиссом, существенной ус- тупкой, и такой брак тоже все равно не считается полноценным, и напрасно настаивают и думают не- которые, что это вполне хорошо и ничего здесь нет сомнительного. Соборы — Лаодикийский, Карфа- генский, Халкидонский определяют, что подобные браки, заключенные по гражданскому закону, долж- ны быть в Церкви расторгнуты как условие для при- нятия церковных таинств. Вступающий в такой брак не может быть допущен к евхаристии... Тем более, конечно, это так в случае, когда православный чело- век женится или выходит замуж вообще за нехрис- тианина. Такие браки запрещались ещё апостоль- ским правилом и считались предательством Церкви,
25 - предательством Христа и влекли за собой пожизнен- ное отлучение от Церкви» Тертуллиан говорит: «Женщина, стараясь быть угодной мужу-язычнику, должна заботиться о своей красоте и о своём уборе. Такой муж будет мешать ей во всём: нужно ли ей пойти помочь кому-нибудь, муж как раз на это время пристанет к ней со свои- ми ласками; захочет ли она подумать о своей душе, муж как раз на этот день приглашает гостей на пир- шество... ...Где единоверные вступают в брак с одобрения и благословения Церкви, там Божие благоволение, гармония душ и истинно счастливое супружество. Как благословен брак двух верующих, с одинаковою надеждою, одинаковым благочестием, общими ко всему чувствами... единой дисциплиной, одними и теми же обязанностями! Оба — братья! Оба — со-ра- бы. Никакого различия духа и плоти. Поистине — два в единой плоти. Где одна плоть, там и один дух. Вместе молятся, вместе желают, вместе проводят по- сты, один другого уча, удин другого увещевая, один другого поддерживая. В Церкви Божией оба — рав- ны, равны в сожитии (по) Богу, равны в тесноту, в гонениях, в утешениях, оба ничего не таят друг от друга, не уклоняются друг от друга, каждый важен для другого; больной охотно посещается, нуждаю- щийся поддерживается; милостыни — без пытки, богослужения — без сомнения, ежедневные упраж- нения — без препятствия, не тайное знаменование, не безмолвное благословение; звучат между обоими псалмы и гимны, взаимно соперничают, кто лучше поет своему Богу. Видя и слыша то, Христос радует- ся, таковым посылает мир Свой; где два — там и Он, где Он — там и злого нет... Действительно, такой брак есть, царица дружбы и рассадник неба...».
- 26 - «Правило 72-е VI Вселенского Собора, — говорит иерей Сергий Николаев — просто запрещает верую- щим вступать в брак с неверующим: "Не подобает смешивать несмешаемое, ниже совокупляти с овцою волка, и с частью Христовой жребий грешников. Аще же кто постановленное нами преступит: да бу- дет отлучен"». «В самом деле, — пишет протоиерей Михаил Труханов, — во имя чего будет создаваться семейный союз, если один из супругов пламенеет любовью к Богу, а другой, отвергая само бытие Бо- га, поносит Его... Это уже не есть единение образов Божиих "в плоть едину", но только их плотское еди- нение и по сути дела, не человеческое супружество в единомыслии душ и телес, но оскотиненная жизнь их участия в совокуплении». Полноценный союз может быть только о Господе. Семья это не когда двое, а когда трое: муж, жена и Господь. В письмах преподобного Макария Оптин- ского есть такой ответ на вопрос о замужестве: «...хотя бы он и нравился вам, но если нет прочной веры и благочестия, то не советую вам посягать за такого, а если — истинный христианин и сын пра- вославной Церкви, благочестив, то советую, при со- действии помощи Божией». Союз о Господе обязательно привлекает к себе благодать Божию. Где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них (Мф. 18: 20), — обещает Гос- подь. Семейный союз Апостол уподобляет союзу Христа и Церкви. Жизнь в нём не скучные будни, а праздник брака, где в супругах всегда пребывает сва- дебная радость жениха и невесты. В таком союзе нет греха предпочтения любимого Господу, но супруги оба во всём предпочтут заповедь Божию, а общая для двоих цель — жизнь в Господе покроет мелкие несогласия. Здесь супруги не угождают плоти, но
- 27 - любовью служат друг другу (См. Гал. 5: 13). Здесь су- пружеская любовь, по словам Григория Богослова, и в сладострастии остается целомудренной. Не где-то в дальней стороне, а среди своих, в Церкви ищи се- бе суженую или суженого, и Господь благословит твой брак, потому что начало его — общая любовь к Богу. Один верующий молодой человек, наскучив холо- стой жизнью, захотел жениться, но при том затруд- нялся выбором. Духовник посоветовал ему молить- ся, да пошлет Господь ему человека: — Приглядывайся в храме, не найдёшь ли кого. Но тот все никак не решался сделать выбор. Не только в своём приходе искал, но даже ездил по дру- гим храмам. — Все они не яркие, не привлекательные,— гово- рил он, — хорошие, красивые, но... смотрел он плот- скими очами. Но, по словам Апостола, не живет... в плоти мо- ей... доброе (Рим. 7: 18). В конце концов женился он на неверующей девушке. Через год супруга оставила его. Трагедию покинутый муж переживал тяжело, но понял, что напрасно сам не пустил Христа в свою семью. Найти верующего супруга или супругу воз- можно, надо просто знать, чего ты ищешь в чело- веке. Спросил я как-то одного батюшку, счастливого в семейной жизни, как он познакомился со своей ма- тушкой. — Пришло время, пошел на регентское отделе- ние (женский класс церковных дирижеров), выбрал, познакомился, женился, — отвечал он. — Долго выбирал?
- 28 - — Да нет, недолго. Вижу, верующая, благочести- вая, из хорошей семьи, а в остальном они все похо- жи». Наверное, так оно и правильно»24. Как правило, готовящиеся к венчанию сначала регистрируют гражданский брак в загсе. Но вот какое нередко встречается положение: один из живущих совместно по гражданскому зако- нодательству вдруг становится верующим челове- ком, ходит в Церковь, приобщается Св.Таин, а дру- гой остаётся как был. Это нередко становится ябло- ком раздора. Как тогда быть? Сестра Магдалина по этому поводу пишет25: «по учению св. апостола Пав- ла, брак не должен распадаться, если неверующий согласен жить с верующим. В таком случае супруг- христианин несёт огромную ответственность перед Богом за свое поведение по отношению к другому супругу и к семье. Истинное обращение и духовный рост ведёт семейного христианина к более самоот- верженной любви в семейной жизни, к большему желанию облегчить жизнь тому, с кем он живет... К несчастью, обычна картина, когда новообращённый начинает проповедовать и прекращает показывать интерес к чему-либо "мирскому"». Что же говорит учение Апостола? Св. Павел уве- щевает: если какой брат имеет жену неверующую, и она согласна жить с ним, то он не должен оставлять её; и жена, которая имеет мужа неверующего, и он согласен жить с нею, не должна оставлять его. Ибо неверующий муж освящается женою верующею, и же- на неверующая освящается мужем верующим. Иначе дети ваши были бы нечисты, а теперь святы. Если же неверующий хочет развестись, пусть разводится; брат или сестра в таких случаях не связаны; к миру призвал нас Господь. Почему ты знаешь, жена, не спасешь ли
- 29 - мужа? Или ты, муж, почему знаешь, не спасешь ли жены? (1 Кор. 7: 12-16). На вопрос «можно ли выходить замуж за неверу- ющего?» подробно отвечает священник Даниил Сы- соев. «Чаще всего жены и мужья, вступившие в та- кое сожительство, — пишет он26, — очень быстро об- мирщаются, ревность к спасению заменяется при- способленчеством, а <нередко> наступает и прямое отступничество. Сколько уже девушек приняли ис- лам, выйдя замуж за мусульманина, а вот обратных примеров нам практически не известно! Вместо вос- кресных служб такие супруги начинают ходить в те- атры и на модные «тусовки», лишь бы угодить своей «половине». Дети у таких родителей растут циника- ми, которые не верят ни во что. Что, впрочем, и по- нятно, ведь живой пример лицемерия у них перед глазами! Не надо думать, что это результат только нынешнего развра<щённо>го времени. То же самое было и с русскими дворянами, отдававшими своих детей за знатных еретиков, в результате чего вырос- ло поколение базаровых. То же было и в странах ис- лама, где насильно взятые в гарем девушки рожали янычар, убивавших своих соплеменников. То же еще в III веке заметил св. Киприан Карфагенский, когда в своей книге «О павших» писал, что причиной большого количества отступников было то, что «за- ключают супружеские союзу с неверными; члены Христовы предлагают язычникам». Так почему же такое происходит? Неужели православная вера более слаба, чем неверие или какая-либо лжерелигия, ес- ли брак заключенный с неверным приводит к столь плачевным результатам? Ответом является то, что Бог не помогает тем, кто прямо нарушает Его волю. Если посмотрим на Священное Писание, то увидим, что практически на протяжении всей священной ис-
- 30 - тории Бог предостерегает от смешения верных Ему людей с теми, кто не исполняет Его волю. Уже на заре мира произошла величайшая катастрофа Все- мирного потопа, вызванная тем, что сыны Божии увидели дочерей человеческих, что они красивы, и бра- ли их себе в жены, какую кто избрал. И сказал Господь Бог: не вечно Духу Моему быть пренебрегаемым чело- веками сими; потому что они плоть (Быт. 6: 2-3). Традиционное толкование говорит, что сыны Бо- жии — это потомки Сифа, верные Господу, а доче- ри человеческие — каинитки, и смешение этих двух родов привело к гибели древний мир. Помня об этом страшном событии, св. Авраам заставил своего слугу поклясться Богом, что он не возьмет Исааку жену из дочерей Ханаанских (См. Быт. 24: 3). Точно так же и одной из причин отвержения Исава было то, что он взял себе в жены хеттеянок. И было это в тягость Исааку и Ревекке (Быт. 26: 35), так что по- следняя сказала, что она жизни не рада из-за дочерей Хеттейских (Быт. 27: 46). Закон Божий зафиксиро- вал письменно эту норму: Не бери из дочерей их жен сынам своим и дочерей своих не давай в замужество, дабы дочери их, блудодействуя вслед богов своих, не ввели и сынов твоих в блужение вслед богов своих (Исх. 34: 16). И тогда воспламенится на вас гнев Господа, и Он скоро истребит тебя (Втор. 7: 4). И, действитель- но, эта угроза настигала тех, кто нарушал завет Гос- пода. Начиная со страшного поражения в Ваал-Фе- горе, когда только удар копья Финееса прекратил поражение, из-за которого погибло 24000 человек (См. Чис. 25), и в продолжение правления судий, когда Самсон погиб из-за филистимлянки Далиды (См. Суд. 16), и до страшного грехопадения мудрей- шего царя Соломона, чье сердце развратили жены (3 Цар. 11: 3)продолжается борьба за исполнения этой
-31 - заповеди. И Бог незамедлительно карал тех, кто на- рушал Его повеление. Причем заповедь эта ни коим образом не была связана с представлением о чисто- те крови. Раав блудница, Сепфора — жена Моисея, Руфь моавитянка, отказавшиеся от своих лжебогов, вошли в народ Божий. Особенно важным эта запо- ведь стала для свв. Ездры и Неемии, боровшихся со смешением избранного народа с иноплеменниками (См. 1 Езд. 9-10; Неем. 13: 23—29). По Слову Божию, смешанные браки — великое зло (Неем. 13. 27), грех перед Богом, беззаконие выше головы, вина, которая возросла до небес (Ездр. 9. 6) Прор. Малахия провоз- глашает: вероломно поступает Иуда, и мерзость со- вершается в Израиле и в Иерусалиме; ибо унизил Иуда святыню Господню, которую любил, и женился на до- чери чужого бога. У того, кто делает это, истребит Господь из шатров Иаковлевых бдящего на страже и отвечающего и приносящего жертву Господу Саваофу (Мал. 2: 11-12). Не во исполнение ли этого прокля- тия Божия дети у таких преступников и преступниц становятся безбожниками, а часто и погибают? Ког- да наступил Новый Завет, и закон Моисея был пре- взойден благодатью Евангелия, тем не менее это по- веление Господа осталось в силе. Апостольский Со- бор в Иерусалиме заповедал обращенным из языч- ников воздерживаться от блуда (См. Деян. 15: 29), под чем толкователи подразумевают действенность всех брачных запретов Ветхого Завета и для христи- ан. Далее апостол Павел, разрешая жене выходить второй раз замуж, добавляет только в Господе (1 Кор. 7: 39). Для христиан всегда была очевидной невоз- можность вступать в брак с неверными, и это испол- нялось неукоснительно, несмотря на то, что общи- ны христиан были очень малы. Так, свмч. Игнатий Богоносец пишет: «Скажите моим сестрам, чтобы
- 32 - они любили Господа и были довольны своими мужь- ями по плоти и по духу. Так же предпишите и моим братьям во имя Иисуса Христа «любить своих жен как Господь Иисус Христос любит Церковь... Хоро- шо мужчинам и женщинам, вступающим в брак, де- лать это с благословения епископа, так чтобы брак был по Господу, а не по похоти». Так же думали и прочие святые отцы. Например, свт.Амвросий Ме- диоланский говорит: «если самый брак должен быть освящаем покровом и благословением священниче- ским: то как может быть брак там, где нет согласия веры». Данное учение прямо высказано православ- ной Церковью устами Вселенских Соборов. Уже упомянутое Правило 72-е VI Вселенского Собора гласит также: «Аще <если> же кто постанов- ленное нами преступит: да будет отлучен. Но аще некоторые, будучи еще в неверии, и не быв причте- ны к стаду православных, сочеталися между собою законным браком: потом един из них, избрав благое, прибегнул ко свету истины, а другой остался во узах заблуждения, не желая воззрети на божественные лучи, и аще притом неверной жене угодно сожитель- ствовати с мужем верным, или напротив мужу не- верному с женою верною: то да не разлучаются, <то>, по божественному апостолу: святится бо муж неверен о жене, и святится жена неверна о муже вер- не...(\ Кор. 7: 14). «Нередко, — пишет отец Даниил Сысоев, — сло- ва апостола Павла: почему ты знаешь жена. Не спа- сешь ли ты мужа, или почему ты знаешь муж, не спа- сешь ли жены?{\ Кор. 7: 16) приводятся как аргумент в пользу смешанных браков, и ... аргумент этот яв- ляется наиболее распространенным из выдвигаемых в защиту брака с неверными. Более того, он не нов. Его еще во II веке выдвигали те, кто пытался отка-
- 33 - заться от исполнения слов Господа. Вот как отвеча- ет на него Тертуллиан: «Совершенно ведь ясно, что этот текст имеет в виду тех христиан, которые уве- ровали, уже состоя в браке, что доказывают слова: «если какой брат женат на неверующей». Он не го- ворит: «взял в жены неверующую»... Блаженный Феофилакт Болгарский пишет в тол- ковании на данное место: «Рассматриваемую запо- ведь апостола относи к тому только случаю, если муж и жена соединились браком, когда оба еще нахо- дились в неверии, но после та или другая сторона об- ратились к вере (курсив наш — Ред.). Ибо, если прежде только один муж был неверным или только одна жена, то верной половине вовсе не позволялось вступать в брак с неверною: это видно из слов Апо- стола; ибо не сказал он: если кто пожелает взять не- верную, но «аще кто имать». Опять не просто пред- писывает жить верной половине с неверной, но только если последняя пожелает того; ибо это зна- чит «благоволит», т. е. «если пожелает». До революции дети смешанного по признаку ве- ры брака считались незаконнорожденными, «не имели прав на наследство и титул, а сама связь при- знавалась прелюбодейной, и потому христианину, в неё вступившему, даже в то время полагалось 4 года отлучения от Причастия. В том же случае, когда один из иноверных супругов обращался в христиан- ство, с того, кто остался вне Церкви, тотчас бралась подписка в том, что дети, которые родятся у них по- сле этого, будут крещены в православной Церкви, и иноверный не будет никаким образом приводить их к своей вере, а с его верная половина не будет ли- шаться единобрачного сожительства во всё время её жизни и не будет принуждать её к возврату в преж- нее заблуждение. Если неверный супруг давал такую
- 34 - подписку и следовал ей, то брак признавался закон- ным, если же следовал отказ или нарушение этих обязательств, тогда брак тотчас расторгался, и ново- обращенный имел право на новый брак с православ- ным. Великие догматисты XIX века, такие как мит- рополит Макарий (Булгаков) также считали невоз- можным брак верного с иноверцем... Никто и никогда не спасется без Христа и Его Церкви, и потому, если жена любит своего мужа (в том, конечно, случае, если брак состоялся до ее об- ращения), то она должна заботится о том, чтобы тот убедился в этой важнейшей истине. Конечно, из этого не следует, что дом у новообращенной (или новообращенного) должен... наполнятся постоянны- ми спорами, но, с другой стороны, неверующий су- пруг должен знать то, что его вера вовсе не одобря- ется православным, а, напротив, считается заблуж- дением и лишь терпится... ...Святитель Феофан Затворник пишет: «Если не- верный муж не хочет жить с женою верною, а пред- лагает ей или возвратиться к прежнему нечестию, или оставить его, то очевидно, что должно оставить такого мужа; ибо о том, чтобы изменить вере? и ду- мать не следует, а оставаться с мужем при вере, на- перекор ему, значило бы вводить намеренуо разлад и ссоры в семью...». Так же говорит и Златоуст: «если неверный пове- левает тебе... участвовать в его нечестии по праву су- пружества, или же оставить его, то лучше оставить брак, нежели благочестие. Если неверный ежеднев- но оскорбляет и заводит ссоры, то лучше разлу- читься». А благодать, разве не спасёт ли она неверного че- рез любовь верующего? Автор критики смешанного брака отвечает:
- 35 - «...все попытки заработать благодать своими сила- ми — бессмысленны, и кто надеется на это — ере- тик. Бог не только Сам очищает нас от греха и по- казывает красоту добродетели, но и Сам Собствен- ной силой творит вместе с нами добро. Все же по- пытки «заработать» благодать — это возвращение к закону и отказ от Христа (Еф. 2: 8—10; Гал. 2: 21) Бо- гом даны нам источники благодати — это святые Та- инства, одно из которых — венчание... Для нас пред- ставляется совершенно немыслимой сама возмож- ность бесстрастной любви там, где любящий не ве- рит в Бога. Все эти чувства, именуемые <такими людьми> любовью, являются, согласно Лествични- ку, т.н. «естественной любовью», свойственной в том числе и животным. Это состояние не является благодатным, и потому «блуд примешивается к ней, как иногда видим в голубе кроющихся вшей». На этом чувстве нельзя построить христианской семьи, и оно не приводит человека к святости. ...<Многие> современные люди, даже приходя в Церковь, не желают по настоящему менять своего сознания. Они не желают по настоящему покаяться (ибо «покаяние» в библейском смысле — это пере- мена мыслей). Им надо одновременно быть и право- славными, и своими для мира сего. Очень не хочет- ся людям совершать этот выбор, и возникает жела- ние «освятить всё». Так возникают и новые «добро- детели», неведомые свв. отцам ... И старые термины приобретают совершенно новый смысл (напр. «лю- бовь», «брак»). И появляются представления о том, что и нецерковные люди могут быть хорошими, до- брыми и, потому, в общем-то, и христианство им не особенно нужно. Это нечто желательное, но не обя- зательное. Тем более что жизненные цели < нецер- ковных и воцерковлённых> бывают часто идентич-
- 36 - ны — это и поиски комфорта любой ценой, и обо- жествление культуры. И даже такое же отношение к деторождению. Разве не известно, что для очень многих мнимых «христианок» известие о беременно- сти воспринимается чуть ли ни как онкологический диагноз? И это притом, что они ходят в храм и на каждой службе слышат поминовение «богоотец Иоакима и Анны», — реально их главным богом бу- дут комфорт и деньги. ...По справедливому слову Златоуста, неверный «чужд верному. Он не имеет ни одной и той же с ним главы, ни одного и того же отца, ни того же, ни того же города, ни пищи, ни одежды, ни дома; но все у них раздельно. У одного все на земле, у друго- го — на небесах. У этого царь Христос; у того — грех и дьявол. У этого пища — Христос; у того — гниль и тление. Да и одежда у этого — Владыка ангелов; у того — дело червей. У этого город — небо; у того — земля. А если у нас нет с неверными ничего общего, то скажи мне, в чем же нам иметь общение с ними? Произошли и мы через те же муки рождения и про- изошли из одного чрева? Но и этого недостаточно для ближайшего родства. Итак, постараемся сделать- ся гражданами горнего града». И видит он, что ис- тинная любовь никогда не только позволит отдать члены тела Христова на поругание неверному, но и никогда не примирится с тем, что люди живут вда- ли от Создателя. Никогда человек, попробовавший ее живительных струй, не успокоится, видя, что тот с кем он живет, враждует против Бога нашего. Лишь тот, кто призван Той Любовью, что движет солнце и светила, может победить окаменение чужого сердца, но первым условием этого является исполнение по- веления: выйдите из среды их и отделитесь, говорит
- 37 - Господь, и не прикасайтесь к нечистому; и Я прииму вас (2 Кор. 6: 17). Те, кто призван брачным, выйди от языческого жития, оставаясь в телесном союзе, если неверный не хулит веру; призван ли ты безбрачным — или будь девственником, или вступи в брак с православ- ным христианином; упал ли ты в блуд одеяние, встань, отвергни беззаконное сожитие или сделай его, через обоюдное Покаяние и Венчание, закон- ным. И тогда сможешь стать причастным то Любви, которая ведет к Себе, и Сам милостивый Творец на- учит тебя и даст тебе и вечное спасение, и на Земле семью христианскую и все потребное для жизни и благочестия». Церковь настаивает на пожизненной верности су- пругов и нерасторжимости православного брака, ос- новываясь на словах Господа Иисуса Христа: "Что Бог сочетал, того человек да не разлучает. Кто раз- ведется с женою своею не за прелюбодеяние и же- нится на другой, тот прелюбодействует; и женив- шийся на разведенной прелюбодействует" (Мф. 19. 6,9). Развод осуждается Церковью как грех, ибо он приносит тяжкие душевные страдания и супругам (по меньшей мере одному из них), и особенно де- тям. Крайне беспокоит современное положение, при котором расторгается весьма значительная часть браков, особенно среди молодежи. Происходящее становится подлинной трагедией для личности и на- рода. Единственным допустимым основанием развода Господь назвал прелюбодеяние, которое оскверняет святость брака и разрушает связь супружеской вер- ности. В случаях разнообразных конфликтов между супругами Церковь видит свою пастырскую задачу в том, чтобы всеми присущими ей средствами (науче-
- 38 - ние, молитва, участие в Таинствах) оберегать цело- стность брака и предотвращать развод. Священно- служители также призваны проводить беседы с же- лающими вступить в брак, разъясняя им важность и ответственность предпринимаемого шага. К сожалению, иногда по причине греховного не- совершенства супруги могут оказаться неспособны- ми сохранить дар благодати, воспринятой ими в Та- инстве Брака, и уберечь единство семьи. Желая спа- сения грешников, Церковь дает им возможность ис- правления и готова после покаяния вновь допустить их к Таинствам. Законы Византии, установленные христианскими императорами и не встречавшие осуждения Церкви, допускали различные основания для развода. В Рос- сийской Империи расторжение брака на основании существующих законов производилось в церковном суде. В 1918 году Поместный Собор Российской Пра- вославной Церкви в «Определении о поводах к рас- торжению брачного союза, освященного Церковью» признал в качестве таковых, кроме прелюбодеяния и вступления одной из сторон в новый брак, также: + отпадение супруга или супруги от Православия; + противоестественные пороки; + неспособность к брачному сожитию, наступив- шую до брака или явившуюся следствием намерен- ного самокалечения; + заболевание проказой или сифилисом; + длительное безвестное отсутствие; + осуждение к наказанию, соединенному с лише- нием всех прав состояния; + посягательство на жизнь или здоровье супруги либо детей; + снохачество, сводничество;
- 39 - + извлечение выгод из непотребств супруга; + неизлечимую тяжкую душевную болезнь и + злонамеренное оставление одного супруга дру- гим. В настоящее время этот перечень оснований к расторжению брака дополняется такими причина- ми, как: + заболевание СПИДом; + медицински засвидетельствованные хроничес- кий алкоголизм или наркомания; + совершение женой аборта при несогласии мужа. Как совершается бракосочетание в Церкви Таинство брака совершается посреди церкви пе- ред аналоем, на котором находятся крест и Еванге- лие, и при этом бывает сначала обручение, а вслед за ним — венчание. Благое дело до совершения Таинства бракосочета- ния побывать в совместной паломнической поездке, потрудиться где-нибудь в монастыре или сельской во всём нуждающейся церкви во славу Божию. В та- кой поездке можно много узнать достоверного друг о друге, и Сам Господь позаботиться об этом; выяс- нится готовность нести обоюдный крест. «Обручение означает скрепление пред Богом и Церковью взаимных обещаний вступающих в брак, — пишет протоиерей Геннадий Нефёдов. — Обручение — это христианская форма естественного брака... Обручению предшествует благословение ро- дителей и духовного отца. Видимым знаком утверж- дения этого союза в мире, любви и единомыслии яв- ляется вручение жениху и невесте колец с молитвой священника о Небесном благословении их обруче- ния. В Таинстве брака прикровенно содержатся эле-
- 40 - менты, свойственные и семейно-патриархальному укладу жизни, как, например, отрешение дочери от родительского очага и передача отцом прав на неё будущему мужу... В современной практике священническое благо- словение при обручении сближается с родитель- ским, принятым в благочестивых семьях, то есть вы- сказывается намерение, чтобы данный брак был со- вершен о Господе. Жениха-христианина и невесту- христианку сближает не только любовь друг к другу, но и устремление каждого из них ко Христу, кото- рое и даёт неложное основание быть браку ради Гос- пода. Когда будущие жених и невеста проникнут во внутреннюю суть своей двуединой любви ко Христу и друг к другу и придут к взаимному согласию со- здать христианскую семью, то свое решение они от- кроют родителям. Обыкновенно в этом случае роди- тели жениха спрашивают его, по нраву ли ему неве- ста и образ поведения её, и, получив утвердительный ответ, выражают согласие на брак сына. То же дела- ют и родители невесты, спрашивая её, нравится ли ей жених и согласна ли она выйти за него замуж. Молитвы родителей созидают дома чад и благо- словение отца утверждает домы детей (Сир. 3: 9), — свидетельствует опыт Церкви. Без них, как здание без фундамента, ни одна семья в минуты испытаний не устоит в своей неповрежденности и целостности. Заручившись благословением родителей и духов- ника-священника, нареченные жених и невеста, по- советовавшись со старшими, назначают день свадьбы. Для обручения молодые люди прибывают в храм. По обычаю в храме появляется жених, сопровожда- емый шаферами (друзьями жениха) и кем-то из де-
41 - тей, несущим впереди жениха икону Христа Спаси- теля. Сопровождаемый ими жених входит в храм, где его встречают пением одного из церковных песнопе- ний, приличествующего случаю. Помолившись Богу, жених отходит с середины храма на правую сторону и ожидает приезда невес- ты. Невеста прибывает в храм чуть позже и, также предшествуемая иконой Божией Матери и сопро- вождаемая шаферами, совершает поклонение Богу и выслушивает церковное песнопение. Затем невеста отходит на левую сторону храма. Таким образом, же- них и невеста встречаются в храме, где их окружают родные, друзья и прихожане. В их лице земная Цер- ковь — общество верующих, собравшихся во имя Христа и со Христом, — готова сотворить совместно с брачующимися общую молитву Господу о благо- словении их обилием благодатных даров для единст- ва совместной жизни, взаимной верности и претво- рения в жизнь словесных обещаний брачующихся. Церковь становится свидетельницей обетов жениха и невесты, которые они дают друг другу пред Богом, и благословение священника это слово утверждает, скрепляет святым соединением»27. Стоит заметить, что приведенные нами слова прот. Геннадия не являются церковными правилами по данным вопросам. В большинстве храмов, напри- мер, жених и невеста прибывают вместе; само при- бытие отдельно жениха не сопровождается пением песнопений, и тому подобное. Столь четкое изложе- ние совершенно внешних (и в каждой местности своих) правил не должно стать соблазном относи- тельно «неправильности» венчания, ранее бывшего. Обручение же совершается так: жених становится по правую сторону, а невеста — по левую. Священ- ник трижды благословляет их зажжёнными свечами
- 42 - и даёт им в руки эти свечи, как знаки супружеской любви, благословлённой Господом. В руки жениху и невесте даются зажжённые свечи, также знаменую- щие целомудрие и чистоту будущих супругов. Они изображают духовное торжество и свет благодати, нисходящие на них. Свет — источник Божией свя- тости. Пламень свечей озаряет начало новой жизни, в которое вступают двое, чтобы стать одним сущест- вом, «одной плотью». Свечи в их руках говорят о ра- дости встречи этих людей и об общей радости при- сутствующих, напоминая слова Христа: Так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ва- ши добрые дела и прославляли Отца Небесного (Мф. 5: 16)28. Кстати, если оба в брак вступают повторно, то свечей уже не зажигают, именно по той причине, что в брак вступают уже не девственники. Символ чистоты невесты — её белое платье, сва- дебная фата. После молений к Богу о даровании всяких благ и милостей обручаемым и чтобы Он благословил их обручение, соединил и сохранил их в мире и едино- мыслии, священник благословляет и обручает неве- сту и жениха кольцами, заранее положенными на престол для освящения. Жених и невеста принима- ют эти кольца, как священный залог и знак неруши- мости супружеского союза. Сначала священник надевает кольцо жениху, а потом невесте, и трижды — как символ Святой Тро- ицы — переменяет их. Кольцо для жениха принято Церковью золотое, а для невесты серебряное. Но это не является обязательным условием. Допустим и иной металл или материал. «Форма обручального благословения епископа, как доносит её до нас текст одной из древних литур-
- 43 - гий, была проста и содержала краткое молитвенное благопожелание: «Благослови, Господи, кольцо это... ибо как оно венчает палец человека... так и благодать Святого Духа пусть окружает жениха и не- весту, чтобы они видели сыновей и дочерей до тре- тьего и четвёртого рода, которые да восхвалят имя Твое». Это благословение раскрывает суть христиан- ского брака: одухотворение чувственной любви, призывание Божией помощи, укрепляющей к сов- местному введению в жизнь благих, спасительных устоев нравственности и продолжению этих духов- ных начал в потомстве. Кольца на их руках свидетельствуют, что отныне Господь с ними, чтобы поставить их «укрепленным городом и железным столбом» и напоминать им о «дружестве юности, о любви» и их желании быть святыней Господа, начатком плодов £го(Иер. 1: 18; 2: 3). Им сообщается ревность к славным делам, к свидетельству истины, к восприятию щедрот Божи- их, ибо всесильно благословение Божие: Господь бодрствует над словом Своим, чтоб оно скоро испол- нилось (Мер. 1: 12). В этом залог крепости их совме- стной жизни и её смысл; в этом тайна сохранения взаимной любви, немеркнущей во времени. Бог по- сылает Ангела шествовать пред ними и вести их в Царство Небесное. Открыть же для себя это Царст- во, которое, по слову Христа, внутрь вас есть — вну- три их совместной любви, — помогают обручившим- ся молитвы и благословение Церкви, преподаваемые им в чине венчания... За обручением следует венчание. «Почему суще- ствуют отдельно обручение и венчание, которые в древности совершались в разное время, и временной промежуток между ними составлял порой несколько лет? — ставит вопрос митрополит Иларион (Алфе-
44 - ев). — Сейчас, как правило, и обручение, и венчание совершаются одновременно, но изначальный смысл этих двух событий совершенно разный. Обручение свидетельствовало, что мужчина и женщина реши- лись принадлежать друг другу, что они дали друг другу обет верности, то есть, по сути дела, уже всту- пили в брак, но их брак до венчания ещё не являет- ся полноценной семейной жизнью: они, в частнос- ти, должны воздерживаться от супружеского обще- ния. Они встречаются и расстаются, и этот опыт совместного пребывания и разлуки закладывает тот фундамент, на котором затем будет построено проч- ное здание брака. В наше время брак нередко распадается именно потому, что у него не было прочной основы: все бы- ло построено на мимолетном увлечении, когда лю- ди, не успев вбить в землю сваи, определить, каким должен быть «дизайн» их будущего дома, сразу же начинают возводить стены. Такой дом неизбежно оказывается построенным на песке. Подули ветры, разлились реки — и он падает (См. Мф. 7: 27). Цер- ковь именно потому устанавливает для супругов подготовительный срок, чтобы мужчина и женщина сумели построить брак не только на страстном поло- вом влечении, но на чём-то гораздо более глубо- ком — на душевном, духовном и эмоциональном единении, на совместном желании отдать жизнь друг другу». «<Следует помнить, что> цель <брака> высокая и святая, — говорит святой Иоанн Кронштадтский, — отныне вы делаетесь одушевлёнными орудиями Бо- жественной благости и всемогущества, ибо чрез му- жа и жену всеблагий Творец призывает к бытию и жизни разумные создания, будущих Его чад и на- следников Царствия Божия; и вы, если и вас Гос-
-45 - подь благословит ими, должны будете воспитать их в правилах православной веры и жизни христиан- ской, служа для них прежде всего сами примером веры, благочестия и страха Божия; и друг для друга вы должны быть примером кротости и незлобия, воздержания, благодушия, честности и трудолюбия, покорности Божией воле, терпения и упования; по- могайте друг другу; берегите друг друга, снисходите один другому, покрывая немощи друг друга лю- бовию». Перед венчанием необходимо попоститься, испо- ведаться, помолиться за Литургией и причаститься Святых Тайн. В начале венчания29 священник на средине храма ставит жениха и невесту пред аналоем с Крестом и Евангелием на разостланное на полу полотенце — символ единства и радости нераздельного жительст- ва в супружестве. По окончании слова иерей вопро- шает сначала жениха: «Имеешь ли, (имя), произво- ление благое и непринужденное, и крепкую мысль, взять себе жену сию?..» Этот вопрос задается жени- ху для того, чтобы он понял свою ответственность за создание семьи. Муж есть глава семьи, жена — его помощница. Вводя невесту в дом, в общение жизни, жених, как будущий муж, должен понять, что он не только берет себе жену, но с этого момента должен заботиться о спасении её души. Затем иерей спрашивает жениха: «Не обещался ли иной невесте? (Не продолжаешь ли держать кого-ли- бо в заблуждении своим обещанием вступить в брач- ный союз?)» Вопрос предполагает и воспитательное значение для присутствующих, напоминая им, что подобными обещаниями шутить не позволительно. И отвечает жених: «Не обещался, честный отче».
- 46 - Те же вопросы задаются иереем и невесте. От неё также требуется осмысленное и ответственное отно- шение к избраннику, ведь ей предстоит быть по- мощницей мужу, взяв на себя обязанности едино- мыслия и послушания. Невеста понимает, что она принимает на себя попечение о семье и несет оди- наковую с мужем ответственность соблюдать в доме во славу Божию все, что установлено с общего одо- брения. В лице жены муж имеет деятельную помощ- ницу, содействующую ему в отправлении различных обязанностей по управлению делами семьи и шест- вием по пути упражнения и поучения в заповедях Господних. По изъявлении женихом и невестою пред лицем Самого Господа и пред всею Церковью взаимного согласия на вступление в брак, служитель алтаря Господня приступает к совершению венчания. Уста- ми священника в трогательных молитвах Церковь вспоминает Самим Богом благословенные браки св. праотцев наших и призывает на брачующихся благо- словение Господне, которого сподобились они; мо- лит Всевышнего сохранить брачующихся, как сохра- нены были Ной в ковчеге, Иона во чреве кита и три отрока в пещи Вавилонской, просит даровать новым супругам единомыслие душ и телес. Вместе с тем па- стырь Церкви умоляет Господа помянуть не только самих брачующихся, а и родителей их, «зане молит- вы родителей утверждают основания домов...». Священник начинает читать молитвы, в которых есть следующие слова: «Дай, Господи, рабам Твоим, жизнь мирную, долголетие, мудрость, взаимную лю- бовь. Дай им потомков, которые сохранят на многие годы их род, благослови их даром чадородия. Дай им славный неувядаемый венец. Удостой их видеть вну- ков и правнуков...».
- 47 - Как видимый знак этой благодати, он возлагает на них венцы, — словно украшенные короны, по- добные царским, — а потом трижды благословляет их обоих вместе, произнося: «Господи, Боже наш, славою и честию венчай я!»30 Венцы возлагаются на жениха и невесту как в на- граду за их честную жизнь до брака, так и в знак то- го, что они чрез брак становятся родоначальниками нового потомства, по древнему названию — князья- ми будущего поколения. Венцы символизируют славу союза Христа с Цер- ковью. Возложением венцов Церковь воздает жени- ху и невесте честь за целомудрие и сохраненное дев- ство. Они также служат предуказанием вечного увенча- ния супругов, о котором сказано в Откровении апо- стола евангелиста Иоанна Богослова: Будь верен до смерти, и дам тебе венец жизни (Откр. 2: 10). Кроме того, брачные венцы должны напомнить вступающим в брак о терновом венце Господа наше- го Иисуса Христа. Ведь совместное житие, когда терпишь недостатки, капризы другого, несходство характеров, материальные трудности, болезни детей и проч., — сродни мученичеству В послании апостола Павла, которое читается по- сле этого, говорится о важности Таинства брака и взаимных обязанностях мужа и жены, а в Евангелии, которое следует за Посланием, — о присутствии Са- мого Господа на браке в городе Кане. Приносится чаша с вином — символ жизненной чаши радостей и скорбей, которую супруги должны делить до конца своих дней. Сочетающиеся браком пьют вино из одной пода- ваемой им чаши — в знак того, что с этих пор они
48 - должны жить единодушно, деля вместе радость и горе. Троекратное же обхождение ими аналоя вслед за священником служит знаком духовной радости: «Это хождение образом круга вообще означает ду- ховную радость и торжество брачующихся (и Церк- ви) о совершающемся таинстве и выражение их твердого обета, данного пред Церковью, вечно и верно хранить свой супружеский союз. Обхождение совершается три раза — во славу Святой Троицы, Которая таким образом призывается со свидетельст- во обета, — пишет Г. Шиманский. — Как и в чине Крещения, это круговое хождение означает вечное шествие, которое началось в этот день для этой че- ты. Супружество их будет вечным шествием рука об руку, продолжением и явлением совершенного сего- дня таинства. Помня об общем кресте, возложенном сегодня на них, нося "тяготы друг друга", они всегда будут исполнены благодатной радости этого дня»31. В проповеди новобрачным32, обращаясь к жениху и невесте, митрополит Антоний Сурожский пре- красно сказал: «Часто на иконах Рождества Богоро- дицы вставка: Иоаким и Анна, стоящие и держащие друг друга в объятиях. Это, может быть, самый пре- красный образ человеческой ласки и человеческой любви, которая может быть так чиста, так глубока, которая может быть такой силой, что она раскрыва- ется всему святому, всему небесному и может родить самое святое, что земля может понести... Цените, храните ту человеческую любовь, которая вас приве- ла друг ко другу и которая вас соединила... Спаси- тель нам сказал: Верьте во свет, и вы будете чада света... Бог вас дал, даровал друг другу, так же как Он да- ровал Ревекку Исааку и Исаака Ревекке; ваша ветре-
- 49 ча — в Боге, брак — Таинство, Священнодействова- тель которого — Спаситель Христос; и не случайно, не напрасно мы Его просили быть здесь так, как Он был в Кане Галилейской, и Своим благословением сочетать вас в единство брака... Верьте во свет, в тот свет, который Господь зажёг в каждом из вас, и блю- дите этот свет, храните его, защищайте его от всяко- го потемнения; и не бойтесь какой бы то ни было тьмы, какого бы то ни было полумрака, который на земле еще окружает всякий свет. Потому что свет во тьме светит, и даже тогда, когда тьма его не приня- ла и не стала сама светом, она не может ни поту- шить его, ни защититься от него, потому что самая малая искра света превращает тьму безусловную в тьму, пронизанную лучами этого света... Мы молились о том, чтобы Господь вам дал веру: крепкую, не колеблющуюся веру в Него, но также крепкую и не колеблющуюся веру друг во друга. Верьте друг во друга! В этом — свет; и не бойтесь ничего. Один современный писатель сказал: Сказать другому "я тебя люблю" — это значит сказать ему "ты никогда не умрешь"... Полюбить и расти в этой люб- ви, подвижнически, порой героически, это значит утвердить вечное значение другого человека. Вам сейчас это не только дано, это вам поручено как по- двиг». Советы венчающимся: + Обручальные кольца надо заранее отдать венча- ющему священнику, чтобы он освятил их возложе- нием на престол. + Невеста обязательно должна быть с покрытой головой. При всей праздничности её подвенечный наряд не должен быть нескромным —например, слишком открытым на шее и груди. Относительно
- 50 - украшений: лучше обойтись минимумом. Косметики желательно избегать. Нательные крестики для обоих супругов совершенно необходимы. + Невесте не стоит надевать туфли на высоких каблуках, иначе трудно будет выстоять достаточно долгое время. + Следует взять с собой белое полотенце, на ко- тором жених и невеста будут стоять во время обряда венчания. + Съёмка фото- или видеокамерой в храме может производиться только с предварительного разреше- ния священника. Венчание не совершается: + В течение всех четырех многодневных постов; + во время Сырной седмицы (масленицы); + на Светлой (Пасхальной) Седмице; + от Рождества Христова (7 января) до Крещения (19 января); + Накануне двунадесятых праздников; + по вторникам, четвергам и субботам в течение всего года; + 10, 11, 26 и 27 сентября (в связи с постом ради Усекновения главы Иоанна Крестителя и Воздвиже- ния Креста Господня); + накануне престольных (храмовых) праздников. Брачный пир Брачное празднество должно быть таким, чтобы никто не забывал: брак — это Таинство. Ничто не должно его осквернять — ни разгульные песни, ни нескромные, разухабистые пляски, ни чрезмерность в еде, ни пьянство. Языческий пиршественный разгул на свадьбах осуждался ещё в первые века христианства, и посмо- трите, он ничем не отличался от того безудержа и,
-51 порою, бесстыдства, до которого доходят, бывает, и на наших современных свадьбах — по прошествии столетий «человеческих достижений» и «развития культуры». Свт. Иоанн Златоуст писал в те времена: «Здесь бывают и хороводы, и кимвалы, и флейты, и свирели, и лицедеи, и плясуны, и сатанинские за- бавы вроде плясок пьяных ряженых, и бесстыдные речи, и бесчинные крики, и срамные песни, и пьян- ство, и чревоугодие, и неприличные шутки, и всякое дьявольское бесчинство... ...Оттого во всём такое повреждение и растление, что при вступлении в сожительство с самого начала подрывается христианское целомудрие, и оба ново- брачных делаются пленниками страстей, чем подры- ваются взаимное уважение, единомыслие и оскуде- вает искренняя взаимная любовь... ...Умоляю же вас, не следуйте принятым худым обычаям. Знаю, что многие, ссылаясь на эти обы- чаи, не захотят и слушать наших слов. Несмотря на это, мы обязаны сказать, что полезно и что может избавить от будущих временных и вечных наказа- ний. Где имеется столь великий вред для души, для чего тут указывать на обычай? Вот мы и предлагаем взамен лучший обычай... скромно и благоприлично проводить свадебный праздник, чтобы не нарушать досточтимость брака...». Святитель настоятельно советовал: «Зови <на брак> тех, которые известны тебе как люди кротко- го нрава; проси быть довольными тем, что есть. Му- зыкантов пусть не будет ни одного, потому что с ни- ми лишние и пустые издержки... Обеды и ужины не должны изобиловать пьянством, но духовным весе- льем. Пусть всё будет скромно, с благоприличием и благоразумием. От такого брака будет весьма много добра и житейские дела будут упрочены».
- 52 - А святитель Григорий Богослов высказывался так: «Лучше всего, если Сам Христос присутствует на браке, потому что где Христос, там всё обретает до- стоинство, и вода претворяется в вино, то есть всё изменяется к лучшему». На многих, многих свадьбах пьют, к несчастью, вино для «расслабления» и для забвения (и до само- забвения). Но да не будет так. А как? — Вино в пра- здничных чашах должно быть растворено Духом Святым, Который побуждает к вниманию и памяти. Нужно внимать душе, проводить нерассеянную жизнь. И всегда —в каких бы событиях ни участво- вал человек: в печальных ли, или радостных, вроде такого праздника, как свадьба молодых — он должен помнить о краткости наших дней. Тогда он сумеет выполнить предназначенное ему Господом. Если во всём и везде он сдержан, скромен, рассудителен и собран, то он на верном пути. И не должен укло- няться от него ни влево, ни вправо.. Ни на шую, ни на десную. Несравненно выше услаждения плоти — духов- ный пир, чистая радость благопожелания и друже- любия. Поэтому пусть будет прежде всего ликование о том, что сочетаются две жизни для любви и света, для цветения, для рождения детей, для совместного творения добрых дел. Собственно, торжество по поводу соединении двух душ начинается ещё в церкви, во время венча- ния. Особенно светлые чувства охватывают душу, когда, по чинопоследованию службы, читается Евангелие, та его глава, где говорится о присутствии Иисуса Христа на браке в Кане Галилейской. Ибо, претворив воду в вино, положил Иисус начало чуде- сам в Кане Галилейской и явил славу Свою; и уверова- ли в Него ученики Нго (Ин. 2: 11).
- 53 - Евангелист краток, излагая это событие. Он гово- рит, что на браке не хватило вина, опуская, однако, причину нехватки. А поскольку Иисус с учениками Своими не мог бы прийти, не стал бы приходить ту- да, где празднуют неблагочестиво, то должно быть понятно: устроители пира просто не предвидели, что будет столь много гостей. Итак, Господь превращает воду в вино вовсе не для того, чтобы гости наконец захмелели. Он хочет, чтобы хватило всем. Под ви- ном, кроме сока виноградной лозы, здесь разумеет- ся и вино духовное, каким желал Иисус Христос что- бы от Него воспользовались все. Именно духовный виноград зреет для человека под лучами Солнца- Христа — как дар Его. Архимандрит Николаос пишет: «Невозможно ут- верждать, что Иисус Своим поступком показал бла- говоление к опьянению. Вино Господне не пьянило. Неверно <думать> также, что Он благословил вы- пить всё вино сразу. Конечно, оставшегося количе- ства хватило ещё и для домашних нужд»33. А свт. Иоанн Златоуст говорит следующее: «Не только присутствием Своим, но и подарком украсил Он свадебный пир. Своим святым участием в свадебном веселье Он освятил брак, цель которо- го — создание потомства». Итак, Господь наполняет чаши пирующих вином. Но что ещё можно разуметь под Его напитком? Не иначе — как предвидение чаши той Тайной Вечери, после которой следовало идти ему на казнь и распя- тие. Вот, очевидно, смысл слов Его, когда Он гово- рит, обращаясь к Матери Своей, после того, как ска- зала Она Ему, что вина нет у них — что Мне и Тебе, Жено? ещё не пришел час Мой (Ин. 2: 4). Ещё пропо- ведь Его народу только начиналась, ещё был Он лишь при истоке Своей великой миссии.
~ 54 - Но три года Его служения прошли. И вот, когда собрались ученики вокруг Господа на последней Вечери, то Иисус, взяв чашу и благода- рив, подал им и сказал: пейте из неё все, ибо сие есть Кровь Моя Нового Завета, за многих изливаемая во ос- тавление грехов. Сказываю же вам, что отныне не бу- ду пить от плода сего виноградного до того дня, когда буду пить с вами новое вино в Царстве Отца Моего (Мф. 26: 27-29). Христос пришёл на землю, воплотившись «от Ду- ха Свята и Марии Девы»34, чтобы искупить грехи че- ловеческие — «нас ради человек и нашего ради спа- сения»35. Так, на всяком браке, освящённом Церко- вью (как и на браке в Кане) Лично присутствует Сам Искупитель, дабы очистить и Адамов, и Евин грех в женихе и невесте, приготовить их к жизни чистой. Христос и всем нам подаёт это новое вино — ви- но веселия в Духе Святом, а не то, чем тешился и те- шится плотский человек, которого радует всё грубо осязательное, приносящее телесные удовольствия и наслаждения. Влага жизни — и жизни вечной — вот Христово вино. У св.апостола Иоанна читаем о том, как проходил Иисус через селение самарянское и остановился у колодца, где беседовал с пришедшей туда же жен- щиной-Самарянкой. Спаситель сказал ей: всякий, пьющий воду сию <из этого колодца>, возжаждет опять, а кто будет пить воду, которую Я дам ему, тот не будет жаждать вовек; но вода, которую Я дам ему, сделается в нем источником воды, текущей в жизнь вечную (Ин. 4: 13-14). И молодые на свадьбе — пусть пьют праздничное вино с сознанием того, что оно освящено свыше, что это вино как бы подано рукою Самого Спасите-
- 55 - ля Христа. Сегодня начало их пути. Сегодня их Ка- на Галилейская.. Образ чаши ещё раз — и в последний — появля- ется в Евангелии, когда Христос молится в саду Геф- симанском. Он просит, чтобы миновала Его чаша сия, но при том выказает безмерное послушание: да свершится воля Небесного Отца (См. Мф. 26: 39, 41,44). Таким образом, праздничный пир, на котором не- зримо присутствует Сам Господь, несёт благослове- ние жениху и невесте и, вместе с тем, призыв к ним — готовиться принять и чашу скорбей (вспом- ним Гефсиманский сад), послушания Богу и жерт- венной любви. Вот как свят должен быть брачный пир, вот о чём жениху и невесте, и всем празднующим должны на- поминать поднятые и сдвинутые чаши. Каким должно быть праздничное веселье? Попробуем рассмотреть этот вопрос опираясь на мнение угодников Божиих, высокодуховных людей. «Не предавайся большим рассеянностям, которые бывают часто сопряжены с потерею интересов и нравственности»,— писал оптинский старец Мака- рий. — Но развлечения рассеивают сознание, в это время оно подобно заболтавшемуся с прохожим ча- совому, и греху легче проскользнуть мимо стражи. Поэтому выбор развлечений следует строго опреде- лить для себя, и не нужно смущаться принятыми в мире нормами, но ориентироваться только на Божии заповеди. Весь мир лежит во зле(1 Ин. 5: 19), — го- ворит апостол Иоанн Богослов и ласково назидает: Возлюбленный! не подражай злу, но добру (3 Ин. 1: 11). Как видим, преподобный Макарий, излагая мне- ние Церкви, указывает, что она не регламентирует
- 56 - жизнь верующих немыслимой строгостью и сухими параграфами. Вот доказательство тому: Недолгие и невинные удовольствия и развлечения, как дань челове- ческой слабости, не возбраняются православному чело- веку. Но, в то же время, о.Макарий предупреждает, что рядом с увеселениями — всегда опасность, сни- жение духовной заботы и, наконец, потеря нравст- венности. Так что — не простая и естественная чело- веческая радость нехороша и порицаема, не то пре- досудительно, что люди позволяют себе телесный отдых, живую беседу и больше движения для мы- шечной свободы, а то, что, как правило, при этом расслабляются ум и сердце, теряется внимание к христианскому содержанию жизни. Теперь особо о танцах. Танцы существуют у всех народов. Эти ритмичес- кие движения, часто сопровождаемые музыкой (по- рою довольно примитивной, вплоть до простого ба- рабанного боя, а иногда и весьма прихотливой и сложной, и, иногда, пением) подразделялись на не- сколько видов — в зависимости от целей, которые они преследовали. Например, танцы, имитирующие труд; военные танцы, сообщающие боевой дух; осо- бые ритуальные танцы, которые использовались жрецами или их окружением для оккультных целей, для вызывания духов, и, конечно, — танцы, возбуж- дающие чувственное желание... Лучшие из народных танцев, несомненно, те, ко- торые выражают радость человеческого общения, отдых от тяжёлой работы, торжество по поводу их завершения; а также те, которые посредством дви- жений и жестов символически передают человечес- кие отношения. Эти танцы несут в себе националь- ную культуру, отсвет народного духа, черты вековой традиции.
- 57 - Из всевозможных смыслов и целей мирового тан- ца современность, к несчастью, выбрала едва ли не одну чувственность. И это при том, что, у стольких народов их исконные танцы обходились без объятий и даже без касаний юноши и девушки! Ну, разве что проведёт он её, взяв за руку или придержав за талию, сделает два-три оборота. У иных народностей, (у индийцев, китайцев, японцев и многих других) исконные танцы пред- ставляют собой целые повести, настоящие спектак- ли, где каждый жест — не просто взмах руки, а по- за — не просто поворот туловища или головы, не од- но только приседание под музыку, а слово, образ, особый знак, так сказать танцевальный иероглиф. Разумеется, подобного рода танцы сильно отличают- ся, и в лучшую сторону, от беспорядочных подска- киваний, персональных импровизаций, лишённых и пластики, и красоты и являющих собой исключи- тельно потрясание всеми членами тела, сильно на- поминающее эпилептическое заболевание или даже беснование. Получается, что в странах, считающих себя циви- лизованными, распространено и наиболее приемле- мо (и желаемо!) дикарское приплясывание с шумом, оглушительной «музыкой», а также визгом и крика- ми — даже более безобразное, чем грубые телодви- жения и выкрики каннибалов прошлого во время их ритуальных сборищ. Разумеется, в ходу сегодня и медленные танцы — но, и это тоже красноречиво и показательно! — при предельном сближении танцоров и пригашенном свете. Это, собственно, игра в «любовь» на своём уров- не...36. В таких танцах незаметно растворяется и те- ряется стыдливость. Не в плавном хороводном и
- 58 - скромном танце, а в современном топтании партнё- ра и партнёрши на вполне «законном» основании можно обнять, приласкать малознакомого, а то и во- все незнакомого человека. Не случайно различные развращающие программы для подростков рекомен- дуют танцы и совместные спортивные занятия как «средство преодоления стыдливости», а мы назовем это разрушением целомудрия. Святые отцы всегда советовали избегать касания как возможного побуж- дения к греху... Одна девушка-студентка рассказывала, что среди её многочисленных знакомых лишь единственный юноша имеет привычку деликатно отодвигать локоть или колено, когда рядом с ним за столом или на за- нятиях оказывается девушка. Остальные молодые люди совершенно не озадачивают себя такими тон- костями и не меняют ни позы, ни лексики в присут- ствии сокурсниц. Видимо, это и есть результат тако- го танцевально-спортивного воспитания — вести се- бя со всеми, как с близкими родственниками, и дай Бог, чтобы такая фамильярность, или семействен- ность, закончилась на этом уровне. «Так же и танцы, которые назвал один мудрый проповедник «Иродиадино искусство» и которые мир считает невинным удовольствием в обществе, а в сущности оные греховны», — писал преподобный Макарий Оптинский одной матери, воспитывающей сыновей. В жизни приснопамятного владыки Иоанна, мит- рополита Санкт-Петербургского и Ладожского, был такой случай. Вскоре после войны попал он как-то на танцплощадку. Встал в стороне и смотрел на тан- цующих. Вдруг перед глазами его слева направо как бы развернули свиток, и он увидел танцующих с со- бачьими и свиными рылами вместо лиц. Это было
- 59 - необычайно страшное зрелище: танцующие бесы. Длилось такое видение недолго, свиток вновь свер- нулся, теперь уже справа налево, и перед будущим владыкой опять танцевали люди. В эти мгновения, как рассказывал владыка Иоанн, решилась его даль- нейшая судьба. Итак, следует сделать вывод, что танцы, которые с виду порой вовсе безвинны и служат лишь отдыху и «веселью», на самом деле таят в себе настоящую духовную опасность. В наше больное время, когда людям свойственно всё извращать, опошлять и пор- тить в угоду разгулявшейся плоти, с «плясками» на пиру нужно быть очень осторожными, а лучше и совсем избежать их. Самое простое средство побе- дить соблазн — пройти мимо него. Второй и третий браки Церковь допускает повторный брак, ибо учитыва- ет обстоятельства, которые могут постигнуть перво- начальный союз. Но разрушение, разлад второго брака уже не есть случайность, а свидетельство серь- ёзного изъяна в характерах жены или мужа, не даю- щего им возможности жить супружеской жизнью; или же этот распад — какие бы ни были ему причи- ны — указывает на то, что нет воли Божией, чтобы этим мужчине и женщине жить в браке. Нельзя никак ссылаться на «фатальное невезе- ние», если, например, у новой жены опять невыно- симый характер, а у повторного мужа, как и у пер- вого, страсть к алкоголю. Ты выбираешь — смотри же, кого. Ты женишься или замужествуешь, гляди же, как ты воспитываешь свою половину, как ве- дёшь себя сам. Если всадник не может удержать ко- ня, если укротитель бессилен перед львом, то ни первый, ни второй не годятся для своих занятий. Не
- 60 - надо без конца усматривать вину и начало всех не- счастий в другом. Человек обладает поразительной слепотой к собственным слабостям и недостаткам. Таким образом, при развале второго брака все мыс- ли о женитьбе или замужестве должны быть христи- анином оставлены. Святитель Григорий Богослов говорил: «первый <брак> есть закон, второй — снисхождение, тре- тий — беззаконие. А кто преступает и сей предел, тот подобен свинье, и не много имеет примеров та- кого срама. Хотя закон даёт развод по всякой вине, но Христос — не по всякой вине, а позволяет толь- ко разлучаться с прелюбодейцею, всё же прочее по- велевает переносить любомудренно, и прелюбодейцу отлучает потому, что она повреждает род. Касатель- но же всего прочего будем терпеливы и любомудрен- ны... Видишь ли, что жена прикрасилась или под- красилась — сотри; или у неё язык предерзливый — уцеломудри; или смехнеблагопристойный — сделай скромным; или замечаешь неумереность в издерж- ках и в питии — ограничь; или неблаговременные выходы из дома — положи преграду; или рассеян- ный взор — исправь. Но не отсекай, не отлучай от себя поспешно, ибо неизвестно, кто подвергается опасности: отлучающий или отлучаемый». А свт. Иоаннн Златоуст добавляет к этому: «Как девство лучше брака, так первый брак лучше второ- го», а святитель Василий Великий весьма резко вы- сказывается о троебрачных: «преступившие меру двоебрачия недостойны уже называться именем му- жа или жены. На троебрачие нет закона, почему тре- тий брак законом <и> не допускается. На таковые дела смотрим, как на осквернение Церкви, но не подвергаем их всенародным осуждениям, как более сносные, нежели явное распутство. <Третий брак>
-61 - называют уже не браком, но многоженством, лучше же сказать: подвергшимся осуждению блудом». Епископ Виссарион (Нечаев) говорит37: «Проис- хождение жены от мужа знаменует, что они сотворе- ны для неразрывного единения не только физичес- кого, но и нравственного, что они должны блюсти супружескую верность, принадлежать друг другу не- раздельно и сожительствовать не для рождения толь- ко детей, а вместе для воспитания их общими уси- лиями. Долг неразрывного сожития может быть ис- полнен только в единобрачии. Мысль о единобрачии вытекает также из сотворения одной только жены для мужа. «Если бы Бог хотел, — говорит святой Златоуст, — чтобы жену оставляли и брали другую, то сотворил бы одного мужчину и много женщин». Если бы, прибавим, Богу угодно было мужу в одно время иметь несколько жен, то Он дал бы Адаму не- сколько жен. Единобрачие подтверждено словами Господа, которые изрек Он (См. Мф. 19: 4-5) через Моисея или через Адама по поводу создания Адаму жены из ребра его: сего ради (то есть вследствие то- го, что жена от мужа взята бысть) оставит человек отца своего и матерь, и прилепится к жене своей: и будета два в плоть едину(Быт. 2: 24). К многоженст- ву неприменимы ясные слова: будут два — именно двое, не больше — единой плотью, как бы одним лицом». «...Согласно с учением апостола Павла, Церковь всегда воспрещала поставлять в священные степени двоеженцев. Кроме того, двоеженцам запрещалось причащаться Святых Тайн на один год, троеженцу — на три года, в наказание за недостаток терпения, са- мообладания и преданности в волю Божию. В чине венчания второбрачных преобладают молитвы о прощении им греха плотской немощи, побудившей
-62 - их вступить в новый брак... Солон определил тяжкое наказание тому из афинских граждан, кто решился бы дать своим детям мачеху. О несовместности по- лигамии с христианством и говорить нечего. Мормо- ны за учение о полигамии лишены покровительства законов даже в такой либеральной стране, как Севе- ро-Американские Штаты»38. Протоиерей Владимир Воробьёв говорит: «...Ни- какого разрешения разводиться, никакого развода церковного быть не может в принципе. Есть, прав- да, слова Христа... что Бог сочетал, человек да не раз- лучает. Христос говорит: Кроме вины прелюбодеяния. В том случае, если один из членов брака изменил, прелюбодействовал, тогда возможен развод, — мож- но так подумать, но это не так. Невозможен развод, а тогда брака уже не существует, брак разрушен, брак как единство исчез. Это единство умерщвлено, ему нанесена смертельная рана. Поэтому Церковь здесь вправе признать, что брака больше нет... ...Церковь и раньше признавала разрушение бра- ка в случае, скажем, психической болезни одного из супругов, когда была невозможна почему-либо су- пружеская жизнь и, таким образом, не было главно- го содержания брака, любви, не было единства. Ес- ли это единство почему-либо разрушилось, то Цер- ковь признавала, что брака больше нет, и не разре- шала развод, а принимала это разрушение брака. И теперь, конечно, когда браки, слава Богу, регистри- руются не Церковью, а гражданскими учреждения- ми, Церковь точно так же принимает, что брака нет, если совершен развод. Если бывшие муж и жена по- чему-либо разошлись, потому что разлюбили друг друга или изменили друг другу — одним словом, они разошлись, <то> брака больше нет, <и> Церковь принимает это как факт. Она констатирует этот
63 - факт, и в порядке церковного послабления, пастыр- ской заботы о спасении людей идет на уступки че- ловеческой немощи и позволяет иногда второй брак, отнюдь не считая его равноценным первому браку... ...Вторые браки существуют, и они хотят быть за- конными. Император повелел узаконивать их в Церкви, значит, нужно теперь устроить какой-то чин для этих вторых браков, которого не было преж- де. Возникает чин венчания второбрачных. Этот чин сильно отличается от первого чина, что очень харак- терно. Во-первых, второбрачные не допускаются к чаше по-прежнему. Во-вторых, молитвы о второ- брачных носят совершенно иной характер. Если вен- чальные молитвы очень торжественные, радостные, то молитвы о второбрачных имеют всегда покаян- ный смысл». Брак по расчету Нельзя начинать совместную жизнь с такого со- мнительного хода, как женитьба с прицелом, ради материальной выгоды или каких бы то ни было удобств. Если у человека простое рассуждение: «А есть ли у жениха (невесты) средства к существова- нию и жилая площадь?», — то в этом ещё нет ниче- го дурного. Подобные мысли только разумны: ведь речь идёт и о том, где жить, и о том, что могут по- явиться дети, а всем вместе надо же где-то обитать. Нет: за браком по расчёту стоит мечтание о беструд- ной судьбе, о неге, о беззаботности и развлечени- ях — чтобы «как сыр в масле кататься». Брак по рас- чёту — это прежде всего корысть, и в нём — прямой риск, потому что, устроившись с деньгами и кварти- рой, потом, может быть, прольёшь много слёз из-за того, что нет любви. Такой брак противен Господу, и только по Его неизреченному милосердию он мо-
- 64 жет преобразоваться со временем и в согласие сер- дец. Но кто же надеется на это, занимаясь постыд- ной перед вступлением в брак арифметикой? Какой истинно верующий человек может дерзнуть так по- пирать условие Божие: да любите друг друга? Только явные безбожники вступают в выгодные и так назы- ваемые фиктивные браки и не знают, что кара не- бесная постигнет их непременно; не в том, так в другом виде; не в этой жизни — так в будущей. По- следнее же страшнее всего. «Через золото слезы льются», — утверждает на- родная пословица. Её надо понимать, как применимую к любой ко- рысти. Не то, не то золото нужно искать, ибо столь- ких оно погубило. Говорит Христос: Никто не мо- жет служить двум господам: ибо или одного будет не- навидеть, а другого любить; или одному станет усерд- ствовать, а о другом нерадеть. Не можете служить Богу и маммоне (Мф. 6: 24). Не можем служить Богу, Который есть Любовь, если служим другому госпо- дину — богатству. Сколько человеческих трагедий разыгрывается в богатых апартаментах, заполненных лучшей мебелью, оригинальными статуэтками, кар- тинами, всевозможными раритетами! Не меньше, а, может быть, и больше, чем в бедных домах. И уже не замечаются ни гобелены на стенах, ни мрамор, ни само золото. Всё становится ненужным, потому что вместо мира и любви — раздор и ненависть. Вместо близости душ — полное непонимание. Вме- сто доверия — подозрительность. Как молнии, как острые лезвия, сверкают в воздухе слова оскорбле- ний и обид, взаимных претензий, предъявляемых обвинений и счётов. Правды и неправды спутывают- ся в клубок, рушатся и сминаются остатки достоин- ства, чести, благородства. Рассыпаются даже и са-
- 65 мые намёки на добродетель: слабая видимость тер- пения, вежливости, обходительности, уважения. «Редко бывает счастливым брак, заключенный по корыстным расчетам, — писал выдающийся Санкт- Петербургский священник, о. Александр (Рождест- венский). — Брак такой часто приносит с собой много зла, открывая возможность для семейного раздора, упреков и взаимных оскорблений... ...Для супругов требуется полное согласие, основан- ное единственно на внутреннем их единомыслии и от- нюдь не на каких-нибудь внешних житейских расчетах и преимуществах, как, например, на богатстве, красо- те или связях. Такой внешний союз супругов ненаде- жен: богатство скоропреходяще, красота быстро увяда- ет и вообще все человеческие расчеты рушатся самым неожиданным образом... Постоянные домашние не- приятности, раздоры, взаимные укоризны и в конце концов измена супружеской верности — вот плоды сво- екорыстного отношения к браку». «Умоляю вас искать не денег и богатства, — взы- вает к молодым святитель Иоанн Златоуст, — но <искать> добрых свойств в девице: скромности, бла- гочестия и набожности; это лучше бесчисленных со- кровищ. Но кто<-то> скажет: от жены разбогател. Не стыдно ли тебе приводить такие примеры? Слы- хал я от многих вот такие слова: «Лучше желал бы я терпеть крайнюю бедность, нежели получить богат- ство от жены». И действительно, кто взял богатую жену, тот взял себе более госпожу, чем жену и со- трудницу. Напротив, кто женился на равной себе или беднейшей по состоянию, тот приобрел себе верную помощницу. Бедность располагает жену бе- речь своего мужа, во всём слушаться и повиновать- ся ему, рачительно заботясь о домашнем хозяйстве. Жена благоразумная, добрая и воздержанная, если
- 66 - будет и бедной, распорядится и бедностью лучше, чем сварливая и злая богатством. Итак, нет никакой пользы от богатства и денег, если мы не найдем в своей жене доброй души... ...Если же случится, что она ничего не имеет, а муж богат, то она будет служанкою, а не женою, свободная сделается рабою, и потеряв принадлежа- щую ей свободу, станет в положение нисколько не лучше купленных рабов; но захочет ли муж распут- ствовать, или пьянствовать, или привести на самое ложе её множество распутных женщин, она должна все терпеть и допускать, или уйти из дома...». Известный глинский старец, иеромонах Порфи- рий (Левашов) замечал: «Богатая женщина часто подвергается жестоким болезням от оскорбленного самолюбия или чрезвычайной раздражительности. Бедная, напротив, с твердостью переносит все скор- би и озлобления единственно потому, что одушевля- ется верою и обуздывает свое самолюбие. Сколько притом на стороне первой бывает таких патологиче- ских явлений, каких и сама врачебная хитрость объ- яснить не может!» Развод Будучи связаны таинством брака, невидимо су- пруги разрывают эти узы, если хотя бы один из них нарушил святость Таинства, беззаконно соединив- шись с другим лицом. В таком случае, если даже су- пружеская измена остаётся утаённой от мужа (или от жены) — брак поруган и не угоден Господу. При из- вестности измены — то же самое, даже если соблю- дается благоприличие: едят за одним столом; дети как ни в чём не бывало ходят в сад или школу, раз- говоры ведутся вежливо, без повышения голоса.
- 67 - Господь требует предельной честности от брака, нельзя только «делать вид», что живёшь в супруже- стве. Лучше расторжение брака (и церковное, и по государственному закону), чем жизнь в непрерыв- ной лжи. Если же прелюбодеяния не было — Господь раз- водиться запрещает. И приступили к Нему фари- сеи, — сообщает Евангелие, — и, искушая Его, гово- рили Ему: по всякой ли причине позволительно челове- ку разводиться с женою своею? Он сказал им в ответ: не читали ли вы, что Сотворивший вначале мужчину и женщину сотворил их? И сказал: посему оставит че- ловек отца и мать и прилепится к жене своей, и бу- дут два одной плотью, так что они уже не двое, но одна плоть. Итак, что Бог сочетал, того человек да не разлучает. Они говорят Ему: как же Моисей запо- ведал давать разводное письмо и разводиться с нею? Он говорит им: Моисей по жестокосердию вашему позволил вам разводиться с женами вашими, а снача- ла не было так; но Я говорю вам: кто разведется с женою своею не за прелюбодеяние и женится на дру- гой, тот прелюбодействует; и женившийся на разве- денной прелюбодействует. Говорят Ему ученики Его: если такова обязанность человека к жене, то лучше не жениться. Он же сказал им: не все вмещают слово сие, но кому дано, ибо есть скопцы, которые из чрева материнского родились так; есть скопцы, которые оскоплены от людей; и есть скопцы, которые сделали сами себя скопцами для Цар- ства Небесного. Кто может вместить, да вместит (Мф. 19: 3-12). Христос говорит: Сказано также, что если кто разведется с женою своею, пусть даст ей разводную (Втор. 24: 1-4). А Я говорю вам: кто разводится с же- ною своею, кроме вины любодеяния, тот подает ей по-
68 - вод прелюбодействовать; и кто женится на разведен- ной, тот прелюбодействует (Мф. 5: 31-32). Значит, никакие домашние нелады, помимо вины любодеяния, — а такие нелады бывают практически у всех супружеских пар, — не могут быть причиной для развода. Ею не могут быть ни ссоры, ни то, что он (или она) с психическими отклонениями, ни то, что «у нас разные интересы», «он (она) не тот, кто мне нужен (нужна)». Нельзя разводится и потому, что муж груб, пьянствует, наносит побои... «А если убьёт?». Что ж — значит ты, жена, пострадала во имя Христово, стяжала себе венец мученичества. Только изредка священники позволяют развод — в случае несомненной опасности для жизни (чаще такая опасность угрожает женщине) — ради детей. А раздор, разлад нужно стойко переносить, стара- ясь выяснить его причины, а не утвердить собствен- ную правоту даже ценой окончательного разрыва. Архиепископ Амвросий (Ключарев) писал: «...И вот супруги бегут друг от друга... Почему? Сначала они так любили друг друга, так верили в прочность и неизменность любви! Потому что не имели смире- ния, чтобы сознаваться в своих недостатках, лишаю- щих другого счастья и спокойствия, и по любви к нему не хотели поработать над собою и исправить- ся; потому что не имели уменья посоветовать и спут- нику жизни наблюдать за собою и постепенно ис- правляться — и терпения подождать исправления с летами; наконец, потому, что забыли или вовсе не знали различия между недостатками исправимыми и неисправимыми и не умели примириться с последни- ми и уживаться с ними, как приходится в подобных случаях уживаться с чужими людьми»39. В супружестве нужно проявлять крайнее, пре- дельное терпение и смирение — до конца.
69 - Евангелист Марк пишет: Подошли фарисеи и спро- сили, искушая Его: позволительно ли разводиться му- жу с женою? Он сказал им в ответ: что заповедал вам Моисей? Они сказали: Моисей позволил писать разводное письмо и разводиться. Иисус сказал им в от- вет: по жестокосердию вашему он написал вам сию заповедь. В начале же создания, Бог мужчину и жен- щину сотворил их. Посему оставит человек отца сво- его и мать и прилепится к жене своей, и будут два од- ною плотью; так что они уже не двое, но одна плоть. Итак, что Бог сочетал, того человек да не разлучает. В доме ученики Его опять спросили Его о том же. Он сказал им: кто разведется с женою своею и же- нится на другой, тот прелюбодействует от неё; и ес- ли жена разведется с мужем своим и выйдет за дру- гого, прелюбодействует (Мк. 10: 2-12). Исчерпывающе христианский взгляд на развод выразил епископ Виссарион (Нечаев), писавший: «Святость брачного союза оскорбляется не одной су- пружеской неверностью, но и другими грехами, осо- бенно раздорами между мужем и женой и вообще семейными неурядицами. Исчислять их не имеем времени. Скажем только, что семейные неурядицы, ослабляя узы брачной жизни, бывают причиной ис- ков о разводе. Развод возможен, по слову Христа Спасителя, в случае прелюбодеяния, также, по сло- ву апостола Павла, в случае оставления супругом не- христианином другого супруга, принявшего христи- анство. Кроме того, не в противоречие словам Хри- ста и апостола, а отчасти с применением к разводу учения о свободе от брачных уз в случае смерти од- ного из супругов, по действующим у нас законам, брак может быть расторгаем по причине ссылки од- ного из супругов с лишением прав состояния, если другой не последует за ним; по безвестному отсутст-
- 70 - вию одного из супругов, продолжающемуся более пяти лет. Дозволение развода по природной неспо- собности к супружескому сожитию, а также в случае взаимного согласия обоих супругов поступить в мо- нашество может быть рассматриваемо как действие особенного снисхождения к желающим разлучения, как исключение из общего строгого правила о раз- водах. Но людям века этих причин к разводу недо- статочно: они хотят или добиться неограниченной свободы разводов, или расширить круг причин к разводу. В последнем отношении многим хотелось бы достигнуть того же, что существует в протестант- ских государствах. Так, в <некоторых> законах раз- вод дозволяется по поводу жестокого обращения с женой, зазорного промысла того или другого из су- пругов, упорного пьянства, развратного поведения, мотовства, вследствие явного отвращения супругов друг к другу, когда нет надежды на примирение. Да- же дозволяется искать развода без воли супруга вследствие отвратительных и тяжких болезней его, затрудняющих исполнение супружеских обязанно- стей. <Такие> законы предоставляют суду растор- гать брак в случае бездетства, если решение супругов можно будет признать в этом случае обдуманным. <Подобное> легкое отношение к делу о разводах по- нятно в государствах протестантских. Протестанты, хотя не отвергают важности церковного благослове- ния для брака, — не признают Брак таинством, за- печатлевающим особенной благодатью неразрывный супружеский союз. Если брак есть простое обрядо- вое действие, то, конечно, уничтожить силу брака есть дело менее противное благочестию, чем решить- ся на это при воззрении на него как на таинство. Строгие протестанты не одобряют разводов, но при- миряются с ними потому, что видят в них и в следу-
71 - ющих за ними новых бракосочетаниях лучший исход из неправильного положения в несчастном браке. Но с христианской точки зрения, нехорошо то, что ввиду легкой возможности освободиться от не- любимого лица посредством развода с ним ослабля- ются христианские отношения к нему, не принима- ется никаких мер к тому, чтобы при помощи христи- анской любви и терпения сделать сколько-нибудь сносным продолжение сожития с ним. Уклонение от этого христианского долга — дело не нравственное и не христианское. Если и чужие должны носить не- мощи ближних, не паче ли должно так поступать в отношении к своему мужу и жене? Как ни тяжело жить вместе с тем, к кому не только не лежит серд- це, но ещё чувствуется положительное отвраще- ние, — чувство долга должно превозмогать. Христи- анин ни в каких обстоятельствах жизни не должен забывать заповеди Христа о кресте и самоотверже- нии (курсив наш — Ред.). Скажут ли, что эта запо- ведь требует от человека непосильной жертвы и не- удобоисполнима? Но Христос не дал бы заповеди неудобоисполнимой и невозможного не потребовал бы от нас. Он знает нашу немощь для борьбы с ис- кушениями. Он даже Один ведает человеческого су- щества немощь. Он, притом, не только всеведущ, Он ещё всемогущ. Он всегда готов дать помощь для ис- полнения заповеди, которую Он же дал. Ваш муж буен, развратен — жить с ним сущий ад. Но лучше здесь пережить адское состояние, чем подвергнуться опасности попасть в загробный ад в наказание за не- терпение, за своевольное и дерзкое презрение запо- ведей Господних. Особенно безнравственно искать развода с мужем или женой по причине их тяжкой болезни. Болезнь — несчастие. Несчастному надоб- но помогать, а не бежать от него. Так должно посту-
72 - пать в отношении не только к своим, но и к чужим. Причиной иска разводов нередко служит желание узаконить свои нечистые отношения к другому ли- цу, ставшему между мужем и женой. Случается, что знакомство с этим лицом переходит в греховное пристрастие и сопровождается нарушением супру- жеской верности, и мирные дотоле супружеские от- ношения расстраиваются, а немирные еще больше ухудшаются, и является мысль о разводе с надеждой счастливо зажить в законном браке с любимым ли- цом. Говорят: «Другого исхода нет. Человек не влас- тен над своим сердцем. Положение человека, зако- ном связанного с одним, а сердцем преданного дру- гому, — фальшивое положение, лучше прекратить его». Так выходит с плотской точки зрения. Но не так должен рассуждать христианин. Если око твое правое соблазняет тебя, — вырви его; если правая ру- ка или нога соблазняет тебя, — отруби их (См. Мф. 5: 29; 18: 9. Мк. 9: 47) — вот заповедь Христова. Это значит, что христианин должен пресечь соблазни- тельное для него знакомство с таким же самоотвер- жением, с каким решаются на операцию отсечения больных членов тела. Пусть лицо, к которому ты привязался, для тебя дорого, как правый глаз, сдела- лось для тебя необходимым, как правая рука или но- га, — прерви во что бы ни стало общение с ним, не жалей себя здесь, чтобы в наказание за продолжение этого пагубного общения не попасть в геенну огнен- ную»40. Ещё: всегда ли оправдываемо стремление к разво- ду, хотя бы оно и было «законно»? Так ли уж надо торопиться сломать супружеский союз, если налицо факт измены? Вот что по этому поводу писал епис- коп Феофан Затворник: «Что Бог сочетал, того че- ловек да не разлучает (Мф. 19: 6). Этими словами.
- 73 - Господь утверждает неразрывность христианского брака. Указан только один законный повод к разво- ду — неверность супругов. Но как быть, если откро- ется что-либо подобное? Потерпи (курсив наш — Ред.). У нас есть всеобщая заповедь — друг друга тя- готы носить; тем охотнее должны взаимно испол- нять её такие близкие лица, как супруги. Нежелание потерпеть раздувает неприятности, <которые> на- громождаются в разделяющую стену. Зачем ум-то дан? Сглаживать жизненный путь. Благоразумие рассеет встретившиеся противоречия. Не рассеиваются они от недостатка житейского бла- горазумия, а больше от нежелания хорошенько обду- мать положение и ещё больше от отсутствия другой цели в жизни, кроме удовольствий. Прекращаются наслаждения прекращается и довольство друг дру- гом; дальше — больше, вот и развод». Отсюда понимаем настоящий смысл слов «брач- ные узы» или «супружество» — то есть нахождение в одной упряжи. Подлинная, крепкая, нерасторжимая связанность во Христе, в христоподражательной любви; жертвенность до страданий, до смерти, до конца — вот что такое брак, христианский брак.
СЕМЕЙНАЯ ЖИЗНЬ Нелегка семейная стезя, и пройти её достойно и благочестно, сохранить и согласие, и любовь, и Бо- гу угодить — воистину настоящий подвиг. Жизнь идёт, обстоятельства меняются, лазурное небо над семьёю заволакивается тучами, могут гря- нуть суровые беды: болезни, обиды, клеветы, сума и тюрьма, нечестие и неблагодарность со стороны де- тей, или, напротив, — их любовь и нежность к ро- дителям, но вдруг скорбная и необъяснимая смерть... Надо, однако, мужу и жене стоять в этих условиях, как воины стоят на поле брани, рука об руку, не оставляя друг друга. Что бы ни было, они готовы к подвигу. Поэтому, главным образом, ново- брачные — это те, для кого начинается новая жизнь: не по отдельности, а как одного существа, ибо ска- зано: два будут одна плоть (Быт. 2: 24; 1 Кор. 6: 16). Как при зачатии ребёнка сливаются в одну мужская и женская клетки, так прежде — в одно сливаются две сущности, два существования — мужа и жены. Если этого не произойдёт, то, значит, не будет сою- за, не будет единства, не явится и жизненной силы, и впереди неизбежен станет разлад и распад. «Подлинно немаловажное дело, — говорит святи- тель Иоанн Златоуст, — брак благоустроенный. Рав- ным образом: для тех, кто живут в нём ненадлежа- щим образом, он бывает причиной множества не- счастий. Жена как бывает помощницей, так часто
- 75 - бывает и вредительницей. Брак есть как пристань, так и кораблекрушение, не по своему свойству, но по расположению худо живущих в нём. Кто соблю- дает его должным образом по законам, тот после дел на торжище и всех разнообразных зол находит неко- торое утешение и отраду в своём доме и в своей же- не. А кто принимает на себя это дело необдуманно, тот, хотя бы на торжище наслаждался всяким ми- ром, по прибытии домой встречает скалы и подвод- ные камни...». «Благоустроенный брак» — великая и трудная за- дача. Но и благородная и благодарная. Протоиерей Александр Шмеман говорит: «Грехопадение извратило человеческое естество. Но вместе с тем в падшем мире подлинный брак — это остаток рая на земле»41. Идеал брака — в Православии. Митрополит Иларион (Алфеев) на конференции «Семья в постатеистических обществах» говорил: «Я выражу свое личное мнение, которое, конечно, мо- жет быть оспорено людьми более компетентными. Я бы сказал, что само по себе венчание ещё не гаран- тирует того, что брачный союз станет полноценным христианским браком, так же как и отсутствие, — по тем или иным обстоятельствам, — венчания, ещё не означает того, что союз мужчины и женщины не яв- ляется браком». «Достоинство браков, — говорит епископ Силь- вестр (Малеванский), — у всех народов состоит в де- торождении и охранении чистоты, а у народа Бо- жия — ещё и в святости Таинства». Идеал семьи — христианское совершенствование, и муж с женою должны быть в этом едины. Прежде чем согласиться на брак, жениху и невесте нужно выяснить обоюд- ное мировоззрение, отношение к установлениям
76 - Церкви, к воспитанию детей, к воздержанию от су- пружеской жизни в пост. Задолго до того, как стать мужем и женой, одной плотью, оба должны решить этот вопрос между собой. В противном случае обра- зовавшаяся семья в дальнейшем подвергнется риску распада. Вот что писал апостол Павел в 1-м послании к Коринфянам: ...если (кто) имеет жену неверующую, и она согласна жить с ним, то он не должен оставлять её; и жена, которая имеет мужа неверующего, и он согласен жить с нею, не должна оставлять его; ибо неверующий муж освящается женою (верующею), и жена неверующуя освящается мужем (верующим); иначе дети ваши были бы нечисты, а теперь свя- ты...почему ты знаешь, жена, не спасешь ли мужа? Или ты, муж, почему знаешь, не спасешь ли жены? Только каждый поступай так, как Бог (ему) опреде- лил, (и) каждый, как Господь призвал... (12-14; 16, 17). Отец Иоанн (Крестьянкин)42 писал одной из ду- ховных дочерей: «Выходить замуж за неверующего — крест для Вас непосильный. Поэтому хорошо подумайте, прежде чем сделать непоправимое. Да ещё венчаться неверующему — это ведь, дорогая моя, кощунство. При венчании брачующиеся берут на себя обеты, и их надо осмыс- лить и выполнить. А что будет значить это великое Таинство для неверующего? Вот и начнутся у Вас конфликты с первого дня совместной жизни...». Ранние браки нежелательны, так как часто юные молодожёны живут плотским влечением, принимая его за любовь. Иногда совершаются браки из жалости, которые, не будучи основаны ни на любви, ни на единомыс-
- 77 - лии, ведут к несчастливой семейной жизни, к разру- шению семьи. Несмотря на то, что заметно не равные по возра- сту браки иногда бывают «удачными», в целом они не приветствуются Церковью. В таком браке люди могут иметь недобрую цель, чуждую христианской любви: старший по возрасту либо терзаем похотью, либо хочет хвастать перед другими красотой и моло- достью молодого супруга (супруги); младший —стре- мится к покровительству, знатности и богатству старшего, то есть под личиной любви скрывает по- шлую выгоду. Если в такой неравной семье появля- ются дети, то нередко они остаются через некоторое время без должного воспитания: ведь один из супру- гов быстрее стареет и умирает, и они лишаются от- ца или матери. «Жену каждый из нас, — говорит христианский апологет Афинагор, — которую он взял по установ- ленным у нас законам, имеет только для деторожде- ния. Как земледелец, бросив семена в землю, ожи- дает жатвы и больше уже не сеет, так и у нас — ме- рою пожелания служит деторождение»43. Святитель Василий Великий говорит, обращаясь к мужу: «Ты, избравший совместную жизнь с женой, не будь беспечен, как будто ты вправе успокоиться. Для твоего спасения нужно больше трудов и осто- рожности, потому что избрал себе жилище среди се- тей и державы отступнических сил (демонов). Ты имеешь перед глазами побуждения к грехам, и все твои чувства день и ночь напряжены к желанию их. Потому знай, что не избежишь борьбы с отступни- ком и не одержишь над ним победы без многих тру- дов на страже евангельских догматов»44.
- 78 - Счастье в браке Счастье в браке добывается совместным трудом мужа и жены. Во-первых, это труд узнавания друг друга — даже если они знают уже друг друга, если женились по любви, а до женитьбы вместе провели не день-два и не неделю-другую, а, может быть, и год целый.Встречались, разговаривали, присматри- вались... Очевидно должно быть, что период добрачного знакомства отличен от жизни в самом браке. И, мо- жет быть, резко отличен. Ещё нет по-настоящему общих препятствий, беды не делятся поровну, и ещё нет быта, повседневности — в противоположность той праздничности, которая окрашивает период же- ниховства и романтической влюблённости. Конеч- но, человек человека выбирает не вслепую, и во многом они ещё до женитьбы постигают друг друга интуитивно, помимо слов и поступков. Многое чи- тается в глазах, в тоне голоса, угадывается как бы общая складка характера. Но столкновение натур и их борьба, противодействие, в браке уже происходит не столько по поводу: «любит — не любит», сколько для решения вопроса: «будем вместе или нет». То есть идёт миротворческое состязание — чтобы двое стали одним. Для этого нужен и второй труд: труд притирания, притачивания друг к другу — как пришлифовывают- ся две поверхности, как пристругиваются две доски, неровные и сучковатые. Всякое начинание сталкивается с противодейст- вием: конструирует ли кто-то новый механизм, пи- шет ли книгу, ищет ли золото в районе, где предпо- лагает его найти, хочет ли впервые переплыть неиз- вестный и бурный пролив. И всякое настоящее дело по-настоящему трудно. Что же говорить о совмест-
- 79 - ной жизни двух разных людей? Ведь каждая душа глубока, и не известна в полной мере даже самому её обладателю. И вот откуда долгая работа узнавания и приспосабливания. Впрочем, иногда дело идёт проще — если в том или ином характере меньше своенравия. И уж с го- раздо меньшими запинками, если и он, и она всем сердцем просят помощи у Христа, Который и высту- пает Миротворцем и вновь, и вновь соединяет осла- бевающие руки супругов. Наконец, третий труд — это труд создания собст- венно семьи: рождение детей, их воспитание в доб- роте, трудолюбии и честности, работа над семейным единством. Над взаимной защитой, над взаимопони- манием, над скрепляющей семью любовью. А во главе всего — снова должен стоять Христос. «Как счастлив, — писала в своём дневнике святая страстотерпица Государыня Александра, — дом, где все — дети и родители, без единого исключения — вместе верят в Бога. В таком доме царит радость то- варищества. Такой дом, как преддверие Неба. В нём никогда не может быть отчуждения». А преподоб- ный Нектарий Оптинский учил, что «Счастье в брачной жизни даётся только тем, кто исполняет заповеди Божии и относится к браку как к Таинству христианской Церкви». То есть подлинное семейное счастье возникает от стремления к благочестию, к праведности и свя- тости. Все остальные «варианты» счастья эфемерны. Это — призрак счастья. Он в конце концов тает как дым. Он преходящ и изменчив, как всё, что относит- ся к плотской радости, телесному покою, материаль- ному достатку. «Труд перенесения в супругах недостатков друг друга, — говорит архиепископ Амвросий (Ключарев)
- 80 - есть право на благодарность от стороны, имеющей недостатки, к другой, терпящей их. Это укрепляет любовь, так как имеющий недостаток старается уте- шить снисходительного друга другими, лучшими свойствами своей души. Внимание к слабости и не- достатку такого близкого человека, как муж или же- на, возбуждает жалость к нему и утверждает в терпе- нии, которое само по себе есть добродетель; в этой добродетели человек, имеющий христианские убеж- дения, и для собственного усовершенствования обя- зан упражняться с ревностью и постоянством. Он не может бросить того, с кем сжился сначала первою, живою и ясною любовью, потом любовью, по слову Апостола, милосердствующей, потом любовью дол- готерпящей, наконец, любовью, верующей в плоды терпения и в возможность исправления человека, которое иногда бывает и сверх ожидания, при осо- бой помощи благодати Божией (См. 1 Кор. 13: 4-8)». Семейное счастье находится под Божьим наблю- дением. Поэтому — как поступает семья, так посту- пает по отношению к ней и Бог: Он помогает её спа- сению, по добрым её делам, или же, если добрых дел не творится, отходит, как бы говоря: вы хотите сами всё устроить, Мои законы и Я не слишком-то вам и нужны. Что ж, вольному воля. Потому так важно совершать благо по отношению к ближним. На вопрос: как вы относитесь к бедам посторонних вам людей, равнодушно? — большин- ство наверняка ответит: ну, что вы! Как можно! Однако в чём выражается реально это неравноду- шие? Помогаете ли вы людям, оказываете ли ми- лость нуждающимся? И на поверку выйдет, что лю- ди стараются для себя, а остальным, в лучшем слу- чае, уделяют что останется, то есть мелочь какую-то, а то и совсем ничего. Какой же должна быть ску-
-81 дость, чтобы нечего было дать несчастным, которых везде многое множество? Скажем, в истинно бедной семье отец или мать могут сказать так: «Денег нам едва самим хватает на пропитание — после оплаты квартиры, средств на учебники и того, что мы тра- тим на лекарства. Давайте-ка подарим кому-нибудь христианскую книгу, мы-то уже много прочли, и у нас ещё есть». Но вот что мы наблюдаем: люди по- купают дорогие вещи, и часто делают это следя за модой и «чтобы порадоваться», а не потому что в этом есть насущная необходимость. Порою они во- обще не знают, куда деньги пристроить, гадают так и эдак. Следят, где что необычного выпустила про- мышленность и навезли маркитанты из-за рубежа. «Ох! У нас ещё нет вот такой блестящей вешалочки, а все уж давно приобрели!». И во многих семьях, считающих себя христиан- скими, тоже — так. Например, ежегодно ездят в да- лёкие паломнические поездки — в Италию, Грецию и в Иерусалим, на Святую Землю. Дело, разумеется, хорошее, но и траты-то какие! Что ж, хорошо, но съездил один-два раза — и довольно. Собери-ка не- кую существенную сумму для помощи больным, для детдома — и по-настоящему прикоснёшься к Святой Земле. Это и будет твоя поездка к Богу, к Богороди- це и всем святым. Этим освятится вся семья, и ра- дость от пожертвования будет много лучше радости от трат на себя, потому что это будет возвышающая радость. «Мы сами нуждаемся», — говорят многие, не зная или не желая знать, что такое настоящая нужда. В чём же вы нуждаетесь, в красивом платье или дейст- вительно в куске хлеба? А, между тем, есть немало таких, которым в самом деле приходится экономить на каждую булку хлеба, на каждый килограмм кар-
- 82 - тофеля. Вот им, и правда, приходится сводить кон- цы с концами. Итак, семейное счастье не может быть обеспече- но только удачными внешними обстоятельствами, комфортом, бытовыми приобретениями. Семью рождает, растит и укрепляет единство духовное. А что случается, если такового нет? Святой Иоанн Кронштадтский писал: «Бывают и несчастные су- пружества: иногда муж и жена сходятся как будто только на грех и беду того и другого. Отчего они не- счастны? Большею частию от несходства характеров, от взаимной неуступчивости; от строптивости, само- управства и взыскательности мужа или от его дерз- кого нрава; от неверности мужа или жены; от невоз- держности или страсти к игре мужа; от пристрастия жены к нарядам, от её своенравия, злости, сварливо- сти, упрямства, от неумения переносить недостатки в жизненных потребностях. Господь да поможет вам избежать такого греховного сожития и таких супру- жеских бед». Дабы не впасть в такое несчастное состояние или же суметь выстоять в нём, святой праведный батюш- ка Иоанн наставляет: «Имейте всегда веру и страх Божий в сердце: благоразумие, терпение, упование; трудитесь и молитесь; ложитесь спать и вставайте с молитвою в сердце и на устах; не оставляйте церков- ных собраний; исполняйте усердно ежегодно хрис- тианский долг исповеди и приобщения Святых Хри- стовых Тайн. В этих таинствах вы найдёте, кроме благодати очищения грехов и освящения душ и те- лес ваших, — благодать твёрдого единодушия, освя- щение в самых чреслах и во утробе будущего поко- ления, обновление духовных и телесных сил, по- мощь, утешение и ободрение в трудных житейских обстоятельствах, исцеление болезней».
83 - Отчего же многие и многие готовы повторять вслед за поэтом: «На свете счастья нет...» ? О каком счастье они мыслят и как его себе представляют? Это — счастье для себя: счастье принимать и полу- чать. Оно, действительно, преходяще. Это земное маленькое счастье, эгоистическое счастье «сейчас» и на час. Какими должны быть добрые муж и жена? Мужу верующему и Бог помогает. А как это про- исходит? Если у главы семейства есть настоящее стремление к Нему, желание благочестивой жизни, то это передаётся остальным членам его семейства. Таким образом, семья оказывается под воздействием благодати Божией и приобретает духовное направле- ние. Она получает добродетели, помогающие пере- нести неизбежные неудачи, тяготы и даже несчастья, и идёт по стезе спасения. «Мужу, — говорит святитель Иоанн Златоуст, — особенно принадлежат те занятия и труды, которые требуют больших сил, физических или нравствен- ных. Муж, как глава жены, должен благоразумно ру- ководить ею во всех обстоятельствах жизни, требую- щих его помощи: с христианской кротостью заме- чать и исправлять её недостатки и предусмотритель- но заботиться о её нуждах». Мужья, — говорит апостол Петр, — обращайтесь благоразумно с женами, как с немощнейшим сосудом, оказывая им честь, как сонаследницам благодатной жизни (1 Пет. 3: 1-7). Муж не должен относиться к жене с пренебрежением и тем более с презрением (за какие бы то ни было её проступки). Ощущение превосходства — действительного или же, что быва- ет чаще, мнимого — сделало то, что у многих наро- дов женщина занимает в семье унизительное и бес-
-84- правное положение (в противоположность нашему обществу, где она присвоила себе некоторые права, ей даже и не подобающие). То, как женщина оттеснена и унижена, наблюда- ем в истории языческих племён, у диких народов, остающихся в пределах древней безапелляционной патриархальности, а также у мусульман, с их много- женством. Но Христос даёт пример того, как следует отно- ситься к женщинам: ведь и Матерь Его была благо- словенной в женах. Везде в Евангелии, где только не видим появление или присутствие женщин, Хрис- тос — Само милосердие, Само благоволение, Сама доброта. «По существу самого дела жена, без сомнения, равна мужу в общечеловеческих и нравственных до- стоинствах. Она столько же способна к высоким по- нятиям и духовным подвигам, как и муж. Так, ещё тз ветхозаветной истории знаем, что еврейские жёны умели и петь, ис очинять торжественные песни: Ма- риамна, сестра Аарона, управляла хором; этот хор воспел «победную песнь» после перехода евреев че- рез Чермнбе море (См. Исх. 15: 20-21; 1 Цар. главы 17 и 18). В Новом Завете видим женщину наравне с мужчиной способной ко всему религиозно-нравст- венному. А это, конечно, самые главные способности человека (выделено нами — Ред.). Они главнее наук, художеств, торговли и т.п. Например, Самарянка в беседе со Спасителем богословствует (Ин. 10: 24); Марфа, сестра Лазаря, с уверенностью говорит об общем воскресении (Ин. 4: 7); женский голос, а не чей иной, из толпы народа в чувстве восторга <пе- ред> проповедью Спасителя ... произносит: блажен- но чрево Твое и сосцы, питавшие Тебя (Лк. 11: 27).
- 85 - Мало того, в духовных подвигах новозаветного времени прежде успели показать себя женщины, а не мужчины, пример тому — Мария Магдалина и другие жены во время крестного пути и у самого креста Спасителя. И во все последующие времена из жен были ревнующие к делам спасения... например, они содействовали христианским миссиям (жена апостола Петра сопутствовала ему в Рим46; известны между ними не только подвижницы <как> Мария Египетская, но и писательницы аскетических сочи- нений (Синклитикия)47 и для богослужения (Кассия, написавшая ирмосы канона «Волной морскою...» до 6-й песни и другие сочинения)»48. Не так уж редко бывает, что женщина внезапно предстаёт словно бы воплощением совести для муж- чины, его собственной совести, которая до тех пор молчала. Тогда она даёт ему пример ума, мужества, способности любить — и так восполняет в нём его провал и пробел, и поднимает его, и восстанавлива- ет в нём человека и христианина. Вот поразительный пример этому, пример храб- рости и милосердия, о котором пишет в одном из своих рассказов В.И. Немирович-Данченко: «Было это в последнюю турецкую войну (1877- 1878 гг. — Ред.). Ночью разгорелась перестрелка. Турки пошли на наши укрепления, ещё издали оглу- шая нас ружейной трескотнёй и гамом. Выдержан- ные в огне, солдаты наши спокойно ждали комана- ды. Первый залп мы дали в упор, когда турки подо- шли шагов на двадцать-тридцать. — Господи! Сколько смертей! Голубчики, болез- ные мои! — шептал сзади меня нежный голос. — Зачем Вы здесь, сестра? Сойдите! Нельзя, Вас убьют!
- 86 - Сестра меня не слушала. Схватилась руками за го- лову и шепчет молитву. Слышу, не за себя, а за нас. Турок мы отбили и прогнали. На другой день они, озлобленные, стреляли по каждому, кто приподни- мал голову над валом. За валом слышались громкие стоны. — Что это? Кто стонет? — спрашивает меня сес- тра милосердия. — Турки, что вчера на наше укрепление шли. Их ранило, а свои подобрать не успели. — Что же с ними будет? — Будут лежать, пока не умрут. — Да ведь подобрать-то надо? Нельзя так, — ведь они мучатся! Я подвёл сестру к валу. — Стоит только голову поднять над валом, как турки стрелять станут. — Видите! — Всё-таки! Бог поможет! Братцы, ужели же им так и помирать?! Солдаты мялись. Кому охота на верную смерть идти! — Душа-то у вас есть, голубчики! Православные, жаль ведь их. — Жаль-то жаль, сестрица! Да как выйти-то? Тут смертушка! — Помогите, милые! Один турецкий раненый, как нарочно, метался у самого вала. — Если вы не хотите, я сама пойду. — И прежде, чем мы успели опомниться, сестра была уже за ва- лом. — Что же это, братцы! Ужели покинуть? — И ста- рый унтер, с георгиевским крестом, перескочил за вал. За ним ещё перепрыгнули солдаты с носилками. Ад поднялся. Пули засвистали отвсюду.
- 87 - Сестра, не обращая внимание, наклонилась над кустарниками, отыскивая раненых турок. На лице ни малейшего страха, только побледнело оно, и гла- за блестят. К чести турок, как только заметили, зачем сошли наши, — опустили ружья и выставили головы над валом. Видимо, они были изумлены. — Мать милосердная! — говорили про сестру сол- даты». «Муж, как глава семейства, преимущественно обязан заботиться о благоустройстве и благосостоя- нии дома. Земледелец осенью бросает семена в зем- лю, чтобы получить жатву на будущее лето. Так по- ступает и отец семейства: чего хочет достигнуть в бу- дущем, тому полагает начало в настоящем. Нераде- ние/и беспечность должны быть чужды отцу семей- ства: каждому человеку закон Божий велит трудом добывать себе хлеб, а отец семейства обязан забо- титься не о себе только, но и своём семействе. Апо- стол так обличает нерадивых: Если же кто о своих и особенно о домашних не печется, тот отрекся от ве- ры и хуже неверного (1 Тим. 5: 8). Глава семейства, должен заботиться не о земном только благополучии, но особенно о душевном спа- сении всех членов своего семейства. Он и словом, и примером жизни обязан руководствовать их к благо- честию и показывать собою образец христианских добродетелей, чтобы ему своими делами светить для всех членов семьи. Муж должен помнить, что жена, по установлению Божию, есть помощница его. По- этому во всех важных семейных делах долг внушает ему советоваться с женою, как для того, чтобы полу- чить от неё помощь, так и для того, чтобы оказать ей приличную честь, а через то соблюдать надлежащее к ней отношение и поддерживать взаимное согласие
- 88 - и любовь. Когда жена, как помощница и подруга му- жа, даёт ему свои мнения и советы, муж должен слу- шать и принимать их со вниманием и уважением. И в том случае, когда голос жены, по основательному рассуждению, не может быть принят, муж не должен отказывать жене в приличном внимании, дабы не оскорбить её и тем не нарушить её прав. Истинная христианская любовь и благоразумие покажут, когда и как надобно поступать мужу при таких обстоятель- ствах. Хотя бы и много погрешила против тебя жена, все ей прости. Если ты взял злонравную — научи её до- броте и кротости; если в жене есть порок — изгоняй его, а не её»49. «Женщина, — писал прот. Евгений Попов, — в особенности наделена от природы чувством прили- чия, вкуса и изящества. Но поскольку всякое чистое по природе чувство человек искажает своим неразу- мием и грехом, то и это чувство во многих женщи- нах чрезмерно и превратно. Отсюда их суетность во всём, начиная от цветов до платья, от приёма буд- ничного гостя до праздничных вечеров. Речь не только о тратах на излишние вещи, но и о пустоте того, чего желают женщины, что им нравится, а так- же о минутной надобности некоторых желаемых ими вещей. Больше всего суетность женщин проявляется в нарядах: первый разговор у них при встрече о наря- дах; первое их любопытство — рассмотреть в гости- ной обновы; иные из их одежды бывают до того причудливы, что могут нравиться только ради сует- ности или в силу одной моды. И весь-то род челове- ческий тщеславен, а женщины особенно. Жена по- жилых лет, и та в случае подарка или награды от му- жа за какой-либо труд не желает себе ничего, кроме
- 89 - шёлка и бархата. Но так как эта суетность жён тре- бует расходов, то и тут должен быть ответчиком муж. Богатый муж без счёта тратит деньги на прихоти же- ны. А малосостоятельный и последнее отдаёт своей жене со вздохом — лишь бы только доставить ей удовольствие. Если же нет и этого <средств>, то не- которые решаются на злоприобретения, например по своей должности, чтобы исполнить желания сво- их жён. Так, например, Иезавели очень понравился сад Навуфея, и Ахав, её муж, решился приобрести для неё любимый подарок ценой крови невинного владельца сада (21: 1-3; 21: 16). <В 3-й книге Царств читаем: у Навуфея, Изреели- тянина, в Изреели был виноградник подле дворца Аха- ва, царя Самарийского. И сказал Ахав Навуфею, гово- ря: отдай мне свой виноградник; из него будет у меня овощной сад, ибо он близко к моему дому, а вместо не- го я дам тебе виноградник лучше этого, или, если угод- но тебе, дам тебе серебра, сколько хочешь. Но Наву- фей сказал Ахаву: сохрани меня Господь, чтоб я отдал тебе наследство отцов моих! После отказа Навуфея Иезавель затевает тонкую интригу, в результате ко- торой его, оклеветанного, побивают камнями. Когда услышал Ахав, что Навуфей (Изреелитянин) был убит, (разодрал одежды свои и надел на себя вретище, а по- том) встал Ахав, чтобы пойти в виноградник Навуфея Изреелитянина и взять его во владение (3 Езд. 4: 29). <Как это напоминает наши времена! С той толь- ко разницей, что захватчики и убийцы чаще всего не предлагают откупного и, уж во всяком случае, не раздирают на себе одежд после совершённого — прим. Ред.>. ...Благоразумный муж должен твёрдо стоять про- тив прихотливых желаний и требований жены, дол-
- 90 - жен отклонять её от суетности, которая вредит ей и ему в хозяйственном и нравственном отношении. Наконец, угодливость иным жёнам доходит до женообожания. Обожать в женском поле хотя бы за- конную жену — грешно. Уже слово обожать есть грех, потому что Созначает: видеть бога в ком-то ещё, кроме Самого Бога>. Тем более что <и само> дело в данном случае преступно, потому что челове- ку отдают то, что следует Богу. Женообожанием... извращаются правильные отношения между супру- гами. (Вот примеры раболепства перед женой, до- стойные смеха и сожаления. Дария, царя персидско- го, женщина била по щекам, заставляла его смеять- ся её смеху и ухаживать за собой, когда была не в ду- хе или рассержена, снимала с него царскую корону, когда он сидел на троне, и надевала её на себя. А о другом древнем царе известно, что он чистил обувь у той женщины, с которой сожительствовал — прим, того же авт.) ... Лишь только будут ослаблены пра- ва и влияние на жену со стороны мужа, жена забы- вается, начинает возноситься и злоупотреблять: это то же, что дать воде проход. Хочет ли муж удостове- риться в слабости своей жены? Пусть только ослабит своё отношение к ней, даст ей во всём полную во- лю — и придёт к печальному удостоверению Таким образом, серьёзность и до некоторой сте- пени строгость — вот самое верное отношение мужа к жене!»50 С другой стороны — расслабленный прежней вольной жизнью и приобретёнными в ней пороками муж — тяжёлый крест для жены. «Муж, привыкший до брака проводить свободное время в весёлых собраниях, делать издержки из сво- его состояния только для себя, располагать время по-своему, с трудом мирится со строем жизни се-
-91 - мейной, где он обязан больше тратить для жены и детей, чем для себя самого, посвящать им своё сво- бодное время и заботиться больше о благоустройст- ве своего дома, чем о своих личных удовольствиях. Всё это для избалованного свободного человека ста- новится стеснительным; он рвётся из дому вон и тем даёт семье испытывать оскорбительное чувство, что она для него бремя, и переносить одиночество и как бы сиротство при живом муже и отце». Так пишет архиепископ Амвросий (Ключарев). При таком муже женщина страдает непрерывно и, как правило, не может отвратить его от привычного ему образа жизни. Но куда ты смотрела, невеста и жена? Старалась ли понять, кого берёшь за себя? Или глядела только на его внешность, мужествен- ный облик, авторитет среди товарищей? Ты, должно быть, полагала, что за спиной этого рослого молод- ца будешь как за каменной стеной и не всматрива- лась в его человеческую суть, и не хотела видеть его пристрастий, его богемных замашек. А сейчас — терпи. Женщина, обладая более чутким сердцем, чем мужчина, в состоянии, именно с помощью чувства, быстро и верно оценивать напряжённые ситуации, время от времени возникающие в семье. Никто так, как она, не может найти подходящие слова, чтобы, например, оправдать поведение мужа перед детьми, даже если оно в чём-то не образцовое. Вообще, его недостатки она не должна подчёркивать перед деть- ми, а всегда за него заступаться. Возможно, скажем, что он накричал, был несправедлив или пришёл не вполне трезв, — она должна объяснить это детям тем, что он много работает, стараясь для них же, что он у него накопилась усталость. Благочестивую жену так воспевает Сирах:
- 92 - Любезность жены усладит её мужа, и благоразумие утучнит кости его. Кроткая жена — дар Господа, И нет цены благовоспитанной душе. Жена добродетельная радует своего мужа, и лета его исполнит миром. Добрая жена — счастливая доля: она даётся в удел боящимся Господа. С нею у богатого и бедного сердце довольное и лицо во всякое время весёлое... Благодать на благодать — жена стыдливая, и нет достойной меры для воздержанной души. Что солнце, восходящее на высотах Господних, то красота доброй жены в убранстве дома её. Что светильник, сияющий на святом свещнике, то красота её в зрелом возрасте (Сир. 26: 2-4; 16-17; 18-22). Свт. Иоанн Златоуст говорит, обращаясь к жёнам: «Прежде всего почитай Бога, а потом супруга — глаз твоей жизни, руководителя твоих намерений. Его одного люби, ему одному весели сердце, и тем более, чем нежнейшую к тебе питает любовь; под узами единодушия сохраняй неразрывную привязанность... Родившись женщиной, не присвояй себе важности, свойственной мужчине; не величайся родом, не над- мевайся ни одеждами, ни мудростью. Твоя муд- рость — покоряться законам супружества, потому что узел брака всё делает общим у жены с мужем... ...Есть и у вас, жены, <> свои обязанности. Вы должны знать их и исполнять с постоянным внима- нием и ревностью. Это — необходимое условие ва- шего счастья... Пусть иногда жена и превосходит му- жа нравственными качествами, образованием и опытностью, но и в таком случае она не имеет пра- ва выходить из пределов, установленным законом
- 93 - Божиим, а должна всегда свято сохранять в душе и показывать на деле приличное уважение к мужу... ...Когда муж раздражён, уступи ему; а когда утом- лён, помоги нежными словами и добрыми советами. И укротитель львов не силою смиряет разъярённого зверя, у которого в бешенстве прерывается дыхание, но укрощает его, гладя рукою и приговаривая ласко- вые слова. Сколько бы ни была ты раздражена, никогда не укоряй супруга в понесённом ущербе, потому что сам он лучшее для тебя приобретение. Не укоряй и за то, что конец дела противен его предприятию. Это было бы несправедливо, потому что, по ухищрению демона, часто и благоразумные предприятия не до- стигают своей цели. Не укоряй его также в недостат- ке силы, потому что в мече всегда есть сила... ...Кого не любит твой муж, того не хвали с хит- рым намерением неприметно уязвить мужа словом. Благородным мужьям и женам, а особенно женам, и во всяком случае, прилична простота сердца. Радости и все скорби мужа почитай общими. Пусть и заботы у вас будут общие, потому что чрез это возрастает дом. И твой совет может иметь место, но верх должен быть мужнин. Когда муж скорбит, поскорби с ним и ты не- сколько, но вскоре потом, приняв светлое лицо, рас- сей грустные его мысли, потому что сетующему му- жу самая надежная пристань — жена». Св. праведный Алексий Мечёв наставлял: «Нужно <мужа> успокоить, оберегать его от всяких неприят- ностей, жить его жизнью, забыть себя совсем — всё для него. А к душе надо подходить тихо, нежно, как к какому-нибудь только что распускающемуся цвет- ку. И в голове одна мысль должна быть: как бы его не потревожить, как бы не обидеть, чем бы его уте-
- 94 - шить, чем бы его успокоить. Резкости не должно быть никакой: всё мягко, всё любовно, всё тепло. Святитель Григорий Богослов учит: «Дозволяй се- бе не такую вольность, на которую вызывает тебя любовь мужа, но какая прилична; потому что во всём возможно пресыщение. Но хотя и во всём бы- вает пресыщение, однако же лучше такая любовь, которая не знает его... ...На щеках твоих не должно быть похотливых движений, ни гневных трепетаний. Это постыдно для всякого человека, особенно для женщины и де- лает лицо безобразным... ...Если у тебя не обуздан язык, всегда будешь не- навистна мужу. Дерзкий язык причинял зло часто и невинным. Лучше молчать, когда и самое дело вы- зывает на слово, нежели говорить, когда и время не дает места нескромному слову. Твое слово да остает- ся предметом желаний. Выслушай и это: не предавайся неукротимой плотской любви, не во всякое время ищи удовольст- вий супружеского ложа; убеди супруга оказывать уважение к святым дням; потому что человеку, как образу великого Бога, свойственно покорствовать законам... ...Жена... должна во всём слушаться мужа, всяче- ски нрав свой склонять к его нраву и быть ему все- цело преданной, чтоб ни делом, ни мыслью даже не загадывать ничего без его воли... потому верно ис- полнять все его распоряжения, советы, повеления, и в мысли не попуская того, чтоб когда-нибудь поста- вить на своём... Её долг делать положенное; видя ка- кую нестройность, сказать и восстановить, или вос- полнить». «На неё <жену> — пишет свт. Феофан Затвор- ник, — падает долг... благодушно переносить суро-
-95 - вость и все странности характера <мужа>, поддер- живать упадающие силы его духа, разнообразить и возвышать его радости... поселять в среде своей дух мира, согласия и любви. А всё это — каких высоких требует от неё доблестей, — какого благоразумия, какой предусмотрительности, какой кротости, како- го терпения, какой любви! И сколько затем ещё при- ведется ей переиспытать, перечувствовать горечей, неблагодарности, досад, оскорблений и неверности! Можно сказать вообще, что её страданиями должно быть искупаемо семейное благо. Так важно назначе- ние жены!». А иеромонах Порфирий (Левашов) отвечает на письмо одной своей духовной дочери: «... если бы муж ваш действительно был нехорош, то спросите себя по совести пред Богом: «да стою ли я, грешная, хорошего и доброго мужа?» И совесть ваша непре- менно скажет, что ты совершенно хорошего не сто- ишь, и тогда во смирении сердца, с покорностию во- ле Божией будете от души любить его и находить много хорошего, чего доселе не видали». Архимандрит Иоанн (Крестьянкин) учил испове- довавшуюся ему и отчаявшуюся женщину: «Начните трудиться над собой: он срывается, не срывайтесь вы. Поймите, ведь ему труднее, чем вам, он не зна- ет Бога <муж был неверующим — Ред.>, а враг ве- дёт его куда не хочет. Начинайте молиться о нём постоянно и с чувст- вом жалости, вспомните, что и ему с детства было трудно, как и вам. А остальное — дело Божие. По- читайте 1-е послание к Коринфянам, гл. 7 и помни- те, что Вы болеете вместе с мужем, ведь Вы двое — плоть едина». Одной жене о. Иоанн (Крестьянкин) даёт такой совет: «Потерпи. Отовсюду теперь тебе тесно: жить с
- 96 - мужем, который стал даже гулять, трудно, уйти от него будет ещё труднее, начнутся терзания, беспо- койства, душевное смятение сердца, недоумения: ни жена, ни вдова. Даст Господь, быть может, и сладит- ся ваша жизнь, и тихо будет, и мирно. Бывает пона- чалу хорошо, потом плохо. Бывает и наоборот: пона- чалу плохо, потом хорошо. Бывает, выйдут в хоро- шую погоду, солнышко так и светит, так и греет, а не дойдут ещё и до половины дороги, как туча чер- ная найдет, непогода пойдет, буря поднимется, вет- ры завоют. А бывает и так. Выйдут в дурную погоду: дождь, ненастье, слякоть, ветер. Но пройдут немно- го, вдруг тучи расходиться начнут, солнышко выгля- нет, засияет, заблестит, птички-певуньи звонкие песни свои запоют, и радуются путешественники... Может быть, и твое путешествие началось ненасть- ем, да бурями, да вихрями, да тучами черными, а там, гляди, и солнышко ясное проглянет, улыбнется и обогреет холод твой и изгонит тьму твою. Выходит что же? Обождать тебе надо, не горячиться, не торо- питься, усердней Царице Небесной помолиться». Злая же, недобрая, несдержанная жена — истин- ное бедствие для союза супругов и для семьи в це- лом. Если она такова, то мира в доме не жди. Пре- мудрый Сирах говорит: Всякая злость мала в сравне- нии со злостью жены; жребий грешника да падет на нее. Что восхождение по песку для ног старика, то сварливая жена для тихого мужа... Опущенные руки и расслабленные колени — жена, которая не счастливит своего мужа. От жены начало греха и чрез нее все мы умираем (Сир. 25, 21-22). Но отчего же, — спросят жёны, — столько ответ- ственности на женщине? Она и мирной должна быть, и покорной, и послушной — содержать в себе все добродетели, а что же муж? Отчего на ней лежит
97 - такой невероятный груз обязанностей, что она и уте- шать должна супруга, и обуздывать его гнев ласкою, и терпеть от него несправедливости? Ответ таков: жена, по глубине своей сердечной организации, по «мудрости сердца», а также по осо- бой интуиции, душевной теплоте, изяществу, неж- ности, более, чем муж, может быть носительницей и хранительницей мира, и, по созвучию с этим сло- вом, «мироносицей» — то есть носительницей благо- вонной святости, насадительницей драгоценного со- гласия. О РАЗНИЦЕ ХАРАКТЕРОВ Иные удивляются и бывают недовольны тем не- сходством, которое обнаруживают постепенно в сво- ей «половине». Они полагают, что это — главное препятствие к счастливой семейной жизни. Однако Господь недаром создаёт брачные союзы различных по характеру людей. Они, в период добрачного «уха- живания» даже и не сознают, что сходятся друг с другом как раз «по несходству». Далее: именно пото- му что они неодинаковы, они начинают дополнять друг друга, составляя сложную гармонию, предусмо- тренную Богом. Не нужно слишком всматриваться, чтобы увидеть несхожесть темпераментов супругов в как раз наиболее счастливых парах. Например, если он — зажигающийся, эмоционально подвижный, резкий, «неудобный», то она, напротив, — кроткая, тихая, молчаливая. Если она прижимиста, скупова- та, то он щедр, широк душою. Если бы оба были энергичны, «горели», то всё пе- ревернули бы вверх дном. Если бы оба были мягки- ми, без углов, — то в доме воцарилась бы страшная скука. Если бы всё без раздумий выпускали из рук,
98 - ничуть не беспокоясь о состоянии домашнего бюд- жета, — то всё развеяли бы как пыль. Господь в семейных парах через более доброго и более справедливого человека исправляет того, кто наклонен ко злу. Недалёкого умудряет через более умного. Беспечного приводит к большей собраннос- ти с помощью заботливого и внимательного. Разность характеров приводит и к равновесию в воспитании детей. Например, если муж излишне строг, то жена может убедить его немного ослабить поводья. Когда же она готова их заласкать, то он вносит немного необходимой сдержанности или да- же суровости, обозначая тем дистанцию, которую дети всегда должны чувствовать в отношениях с ро- дителями. «Пусть, — писал протоиерей Григорий Дьячен- ко, — христианские супруги несколько не согласны во взглядах своих, пусть у них есть различие в харак- терах их, пусть даже они друг в друг замечают мно- го недостатков тех или других; они и мысли не до- пустят из-за этого несходства, из-за недостатков ра- зорвать свой супружеский союз, чтобы вступить в незаконное сожительство с другим лицом. Они, на- против, любовью покроют взаимные немощи и с терпением перенесут их. У матери блаженного Августина муж был весьма вспыльчив и крут нравом, но она жила с ним соглас- но и спокойно, отчего же? — Я, — говорила она своим подругам, — когда вижу, что муж мой сердит, молчу и только в душе молюсь Богу, чтобы возвратилась тишина в его серд- це. Его вспыльчивость проходит сама собой, и я все- гда спокойна. Подражайте мне, любезные подруги, и будете также спокойны.
99 - Как желанно, чтобы и все супруги в отношении друг к другу были не столько требовательны, сколь- ко уступчивы, больше отыскивали бы друг в друге добрые стороны, чем дурные, боле молились бы друг за друга, чем обижались один на другого. О, тогда ничто в мире не смогло бы разлучить их. Не разлу- чила бы> никакая перемена обстоятельств, ни бед- ность, ни нужды, ни, наконец, никакие соблазны со стороны обольстителей — ничто не заставит сделать- ся изменниками и нарушить супружескую верность и обеты, данные ими. И благословение Божие будет почивать над ними, и в мире и радости будут они проживать жизнь свою». Принятие несвободы «В одной из наших столиц, — писал епископ Вис- сарион (Нечаев), — за несколько лет была ориги- нальная свадьба. Жених и невеста запаслись обру- чальными кольцами, на которых вырезано было сло- во: свобода. От чего свобода? От супружеского дол- га. Будем жить вместе, рассуждали они, пока это удобно для нас и пока не надоели друг другу. В про- тивном случае каждый из нас волен поступать, как хочет, даже выбрать для себя какое угодно знаком- ство и т.д. Но в таком случае — зачем было и всту- пать в брак? Брак есть обязательство, а отнюдь не свобода. Зачем было обручаться, зачем меняться об- ручальными кольцами? Эти кольца — залог супру- жеской верности, залог священный, ибо, прежде чем священник вручает их жениху и невесте, он полага- ет их на престол, освящает их прикосновением к не- му и потом уже с молитвой соединяет ими жениха и невесту во Имя Святыя Троицы. Какое поругание святыни — знаки обязательства обращать в знаки
- 100 - свободы от него! Какое возмутительное кощунство над церковным священнодействием!». Преподобный Макарий Оптинский, отвечая сво- ей корреспондентке, писал: «При замужестве долж- на отдать себя в неволю; к чему в юных летах удоб- нее бы можно было себя приучить». Итак, вступая в совместную жизнь, нужно быть готовым принять несвободу. Стать узником, нести вериги трудов и забот, пусть и увитые цветами су- пружества, ласки и любви. Женившись — уже впо- ловину несвободен. Но, как человек, как христиа- нин, ты ещё и ещё обязан из остатка свободы отда- вать её другим, посвящать её им, жертвовать ею. Го- ворят: друг! Приди — помоги (ремонт, переезд, бо- лезнь и т.п.). Иди и помогай. Таким образом — по- христиански — свобода нужна для того, чтобы её отдавать. Но нельзя сомневаться: Господь уделит тебе за то столько, сколько тебе полезно, и такой, какой нужно, свободы. Он добавит тебе в растрачен- ную на общие нужды копилку свободы — необходи- мое количество свободы личной. Время, говорят, зо- лото. За это-то золото большинство людей держатся обеими руками. Ведь это — время собственной жиз- ни, настоящий символ свободы. И этим свободным временем хочется распоряжаться преимущественно для себя. Вот известная притча, рассказанная Иисусом Христом, которая, поясняя, кого должно нам счи- тать нашим ближним, одновременно указывает на связь между свободой и любовью: некоторый человек шёл из Иерусалима в Иерихон и попался разбойникам, которые сняли с него одежду, изранили его и ушли, ос- тавив его едва живым. По случаю один священник шёл тою дорогою и, увидев его, прошёл мимо. Также и ле- вит, быв на том месте, подошел, посмотрел и прошёл
101 - мимо. Самарянин же некто, проезжая, нашёл на него и, увидев его, сжалился и, подойдя, перевязал ему ра- ны, возливая масло и вино; и, посадив его на своего ос- ла, привёз его в гостиницу и позаботился о нём (Лк. 10: 30-34). Представим теперь, что это мы идём дорогою, а не те лицемерные служители культа — священник и левит — на словах чтущие Бога, а сердцем далеко от- стоящие от Него. Лежит у обочины человек, почти голый, весь в крови и не шевелится. Мы были бы в силах ему помочь, но в голове у нас начинают ро- иться соображения вроде: а не пьяница ли это? (зна- чит — сам виноват), не смрадный ли бродяга? (бомж по-современному). И, кроме того, что мы содрог- нёмся от брезгливости, кроме страха, сомнений, по- трясения, явится у нас обязательно и такая мысль: этим же всем надо заниматься. То есть человека нужно куда-то нести, потом иметь дело с врачами, милицией — и в итоге потратить массу своего вре- мени и своей свободы. И, подобно священнику с левитом, большинство из нас предпочтёт не связываться. Притом мы, воз- можно, считаем себя истинными христианами. И не знаем, что вослед нам уже идёт «самарянин», то есть язычник, атеист, который и в церковь-то не ходит, и Господу-то не молится, а вот он как раз и возьмёт несчастного на свои плечи, и весь в поту, в грязи и чужой крови дотащит до людей, до больницы и до помощи. Такова должна быть и наша высокая неволя в по- ступках — ради свободы во Христе. Иисус сказал Петру: сыны свободны. Усыновление Христу — вот цель христианская. Усыновление же это происходит через любовь. В христианском браке через любовь неволя превращается в истинную свободу. Поэтому
102 - для самолюбца — брачная неволя есть мука. Ему ни- чего нельзя, и он начинает маяться или «смотреть на сторону». Ему — скучно. Для истинно же любящего, проходящего искус неволи, служение любви стано- вится радостью. Ты ДЛЯ МЕНЯ ИЛИ Я ДЛЯ ТЕБЯ? Мы должны думать о реальном содержании на- шей любви. Куда она обращена — вовне, на друго- го, или же вовнутрь, на себя самого? Сколько в люб- ви истинного чувства, а сколько эгоизма? Боимся ли мы за человека, которого любим, или боимся за се- бя, потому что нам без него будет плохо, неудобно, некомфортно? Вот такое размежевание на неравные доли — искренность/себялюбие — заметно бывает на примере чувства ревности. Чем ревность больше, тем, значит, истинной любви меньше, а больше любви к самому себе. Стало быть, тот, другой, как будто бы должен обслуживать тебя своим существо- ванием, присутствием, заботой, а вовсе не ты дол- жен ему послужить, пожертвовать для него, отдавать ему и силы, и всё своё, и самую жизнь. Не будь ревнив к жене сердца твоего (Сир. 9: 1), — говорит Сирах, обращаясь к мужу, а про жену рев- нивую — так: Болезнь сердца и печаль — жена, ревни- вая к другой жене (Сир. 26: 7). Итак, главный побудительный мотив ревности — любовь к собственной персоне, а поводов и причин для ревности немало: например, немолодой муж мо- жет ревновать к молодой жене. Или: он (или она) ревнуют потому, что сами были небезупречны в хо- лостой жизни, и теперь подозревают, по аналогии, такую же нечистоту в своей половине. Бывает, что муж красив, а жена — нет, и вот ей уже кажется, что все на него заглядываются, и что он рад этому, а, по-
-103 - жалуй, непрочь при удобном случае и изменить с ка- кой-то из мнимых поклонниц. Ревность жены ино- гда проявляется в формах неразумных и неблагород- ных: она всеми средствами хочет остановить дейст- вительные или только воображаемые похождения супруга — начинает его выслеживать, звонит по те- лефону его «избраннице», а то и является прямо к ней на дом «для разговора», который, в случае реаль- ной измены, если и может что-то изменить, то толь- ко к худшему, а в случае мнимой — оскорбляет ни к чему не причастную и напрасно подозреваемую жен- щину. Есть и некоторое оправдание ревнующим: ведь они боятся остаться одни. Они не знают, как будут проживать дальше жизнь, ведь они привыкли, чтобы всё было только вдвоём. А если есть и дети, которые могут лишиться, в случае супружеского разрыва, от- ца или матери, (да и ты сам можешь лишиться их!), то положение ещё гораздо хуже. Такая ревность (страх, что, привыкнув быть целым существом, сде- лаешься как бы только половиной, отсечённой от другой половины, вообще — боязнь разрушения се- мьи), — может быть следствием уже образовавшего- ся глубокого сродства, сильного укоренения в един- ственно мыслимом обиходе. Особенно болезненно это чувство для людей, по своей природе трудно пе- реносящих перемену жизненных обстоятельств, а также одиночество, от которого они способны жес- токо страдать. Поэтому один супруг должен успокаивать другого (ревнующего) — с любовью, без раздражения. И, ес- ли потребуется подробный отчёт о том, где бывал да что делал, — не оскорбляться, а объяснить терпели- во и ласково.
- 104 - Бывает и ревность патологическая, для которой не нужно и причин и не годятся никакие объясне- ния, но это уже из области психиатрии, а потому та- ковая здесь нами не рассматривается. Из ИСТОРИИ Одна глубоко верующая женщина, зная об изме- не мужа, просила у Бога помощи в перенесении этой скорби и о вразумлении своего супруга. Она не пе- реставала молитвой бороться с помыслами обиды и ревности и в этом находила способ своего душевно- го умиротворения. «Однажды, — как рассказывает сам муж, — я шел на свидание к своей любовнице. Жена моя это очень хорошо знала. С неописуемой грустью и страданием она, по привычке, осенила ме- ня крестным знамением, и на этот раз на ее глазах были крупные слезы. Я, зная ее христианскую лю- бовь ко мне и терпение, на этот раз был сердечно потрясен ее поступком, упал перед ней на колени и с раскаянием воскликнул: «Любовь твоего сердца победила во мне чувство безумного влечения к де- лам скверны. Я буду другим человеком!» Тут же я дал клятву в том, что больше повторять супружеские измены не буду». И, действительно, он стал пример- ным мужем51. Преподобный Ефрем Сирин сказал: «Уничтожа- ется и любовь, если возмущена ревностью». А святитель Иоанн Златоуст учит: «Избегай не только прелюбодеяния, но и малейших подозрений ревности. Если жена напрасно подозревает тебя, ус- покаивай ее и уговаривай. Не с ненавистью и надме- нием обращайся к ней; она делает сие по чрезмер- ной заботливости своей о тебе, она опасается за пра- во своего обладания, ибо ее владение — тело твое, и это владение драгоценнее всего...
- 105 *-• Но муж да не поступает так, чтобы на него до- стойно падало подозрение. Скажи мне, зачем ты на целый день отдаешь себя друзьям, а жене только на вечер? Поступая так, ты не можешь отклонить подо- зрения. И если жена обвиняет тебя, не обижайся — это дело дружбы, а не дерзости, это обвинения пла- менной любви, горячего расположения и опасения. Она боится, чтобы кто не окрал её ложа, чтобы кто не отнял у неё её высшего блага, не лишил её главы». Кто — ГЛАВНЫЙ? Вместе с требованиями раскрепощения, или эмансипации, женщины был нарушен принцип мужского главенствования в семье. Само собой понятно, что в ней должен быть «со- вет да любовь», но ведь у войска не бывает двух главных командиров. Мужа над женою поставил Сам Бог, и это должно соблюдаться. «Мы во всём равны мужчинам!» — стали заявлять осмелевшие и потерявшие голову от революций и демократий жен- щины. И это — неправда. Женщине — своя роль в семье, мужчине — своя. Если отбросить те нечастые случаи, когда мужчина безволен и слаб умом, то именно мужская рассудительность, основательность, умение заглянуть вперёд, крепость духа, способность быстро сориентироваться в минуту опасности, сме- лость — только подтверждают присвоенное ему свы- ше право главенства. «Жизнь показала, — писал Г. Шиманский, — что осуществление эмансипации неизбежно приводит к потере женщиной многих присущих ей хороших ка- честв, к ухудшению состояния семейств и разруше- нию их, к безнадзорности детей, отсутствию надле- жащего их воспитания, к росту преступности среди
- 106 - молодёжи. Всё это пагубно отражается на состоянии государств и человечества. Женщина не лишена влияния на общественную жизнь, но влияние её не прямое, оно посредствует- ся воспитанием детей. Если мать воспитывает детей в доброй нравственности, внушает им любовь к Церкви и отечеству и навыки к честной трудовой де- ятельности, то она приготовляет полезных деятелей для общества и государства и оказывает им великую услугу — гораздо большую, чем если сделается госу- дарственным служащим или научно-техническим работником». Эмансипация женщин отрицательно сказывается на их нравственности. Святой Иоанн Златоуст гово- рит, что когда женам, стремящимся к равенству, предоставить гражданские, судебные, совещатель- ные, военные и другие общественные дела. Выпол- няемые мужьями, то по своей склонности к превоз- ношению они будут восставать против супругов и станут «надмеваться великой гордостью», а в семьях возникнет всякого рода «борьба и состязание». Этот же святитель пишет: «Поскольку равенство часто доводит до ссор, то Бог установил многие ви- ды начальства и подчинённости, как-то: между му- жем и женою, сыном и отцом, между старцем и юношей... между начальником и подчинённым, между учителем и учеником...». А свт. Феофан Затворник говорит: «Мужа Бог по- ставил быть блюстителем жены. И нередко он, сам того не сознавая, даёт позволения или запрещения жене такие, какие внушает ему Бог». Обидно подчиниться? Обидно признать себя за- висимой? Но разве добрый работник завидует или препятствует начальнику начальствовать над собой? Разве воин не слушается командира? «У меня и свой
- 107 - ум есть» — полагают многие из современных жён. И властно становятся у руля. И — чаще всего — семей- ный корабль, распустив все паруса, плывёт в мелкую гавань, садясь в конце концов на камни. Потому что в женщине, с её по преимуществу на земное настро- енным умом, преобладает стремление к частному и внешнему, к сиюминутно-ограниченному. Пусть всё на таком паруснике благополучно: команда одета и обута, кормят сытно, экипаж обучен и не хворает, но не видать кораблю большого плавания, открытых морей, дальней заветной страны. Святитель Тихон Задонский учит: «К Еве присту- пил змий и прельстил её. Ева, прельстившись, Ада- ма прельстила и за собой в погибель свела. Так и ныне бывает. Тот же древний змий к жене присту- пает, и её прельщает, и через жену мужа к беззакон- ным делам влечёт. Муж, будь осторожен, и не во всём волю и совет жены исполняй, дабы не стала она обладать тобою и не повела, куда хочет. Ева все- гда свой нрав имеет». Досада, стыд и большой срам, когда жена будет преобладать над своим мужем, — говорит Сирах (Сир. 25: 24). А апостол Павел учит: Жены, повинуйтесь своим мужьям, как Господу, по- тому что муж есть глава жены, как и Христос глава Церкви, и Он же Спаситель тела. Но как Церковь по- винуется Христу, так и жены своим мужьям во всём... Каждый из вас да любит свою жену как самого себя; а жена да боится своего мужа (Еф. 5: 22-24, 33). И другой Апостол вторит ему: жены, повинуйтесь своим мужьям, чтобы те из них, которые не покоря- ются слову, житием жен своих без слова приобретае- мы были, когда увидят ваше чистое, богобоязненное житие (1 Пет. 3: 1-2).
- 108 - Вот: обратим внимание! Кому из жён недостаточ- но власти, пусть проявят её иным способом, чем стремление на первые роли. Иным — это значит: по Апостолу. Если муж неловок, в чём-то неумён, если он, наконец, склонен к самодурству, разнузданнос- ти, грубости или иному какому-то пороку, не слы- шит ни слов жены, ни слова Божия, что ещё гораз- до хуже, то именно жене надлежит его исправить своей любовью, своим смиренным поведением. Ибо кроме неё кто же позаботится остановить его и об- разумить — не нудными нотациями, не сварливос- тью, не скандалами, не резкими выпадами и еже- дневными обвинениями, а — мягкостью, терпением, примером и образцом собственной христианской жизни? «Добродетельная, благочестивая и разумная жена скорее всех может образовать мужа и настроить его благочестиво, — пишет свт. Иоанн Златоуст. — Ни друзей, ни учителей, ни начальников не послушает он так, как свою супругу. Когда она увещевает и да- ет советы, это увещание доставляет ему и некоторое удовольствие, потому что он очень любит эту совет- ницу. И можно указать много случаев, когда суровые и неукротимые мужья были смягчены таким обра- зом. Жена участвует с мужем во всём, и в трапезе, и в рождении и воспитании детей, и в делах его и ин- тересах, и в весьма многом другом; она во всём ему преданна и соединена с ним подобно тому, как тело с головою. И если она будет разумна, хозяйственна и старательна, если не будет злоязычна, злонравна, сварлива, расточительна, не будет искать суетных украшений и нарядов, но вместо этого будет искать скромности, целомудрия, доброты и кротости, еди- нодушия и семейного согласия, то всех превзойдёт
109 - во влиянии на мужа, и поступая так сама, и мужа своего сделает ещё благонравнее и любезнее к себе». «Жена мужу пластырь, муж жене пастырь», — го- ворит русская пословица. Нельзя сбрасывать со счё- тов это исцеляющее воздействие жены на мужа. Ибо сердце женщины велико. От него — и благостная прохлада, и животворящее тепло. От любящих очей её — лучи, подобные солнечным. Свет её — как свет звёздный. Какой же ещё власти нужно жене, кроме власти её любящего сердца? Эта власть может быть громадной, Божественной властью, не сравнимой с безудержной крикливостью, с потоками ненужных, бессильных, ничего не меняющих слов. Ещё говорит русский народ: «Муж жене отец, же- на мужу венец». Как же она будет венцом ему, укра- шением его, если в ней вместо тихости, внимания и ласки — недовольство, беспокойство, суетность, по- нукание и попрёки? Священник Александр Ельчанинов писал: «О женщине сказано — «немощный сосуд» — «infirmior vasa» Эта «немощь» состоит главным образом в под- властности женщины природным стихиям в ней са- мой и вне её». <Из-за> этого — слабый самоконт- роль, безответственность, страстность, слепота в суждениях. Почти ни одна женщина от этого не сво- бодна, она всегда раба своих страстей, своих антипа- тий, своего «хочется». Только в христианстве жен- щина становится равной мужчине, подчиняет выс- шим началам свой темперамент, приобретает благо- разумие, терпение, способность рассуждать, муд- рость. Только тогда возможна её дружба с мужем». Итак, не к власти должна стремится жена, а к христианству, к духу христианскому в семье, которо- му она может стать зачинательницей, и в этом — её главная и великая роль, а не в том, чтобы держать
-по - мужа под каблуком, дабы выполнял все её прихоти и капризы. Священник Александр Рождественский увещева- ет: «Жена должна всегда оказывать своему мужу не- лицемерное почтение, как главе семейства. Эту обя- занность внушает ей Бог и законы природы, создав её слабейшей в сравнении с мужем и назначив ей быть помощницей мужа. Пусть иногда жена и пре- восходит мужа нравственными качествами, образо- ванием и опытностью, но и в таком случае она не имеет права выходить из пределов, установленным законом Божиим, а должна всегда свято сохранять в душе и показывать на деле приличное уважение к мужу». Мужчина же да умерит в себе генеральский пыл. Пусть укротит желание топнуть ногой со словами: «Я сказал!» Митрополит Антоний Сурожский заме- чает: «Муж является главой семьи не потому, что он мужчина, а потому, что он является образом Христа, и жена его и дети могут видеть в нём этот образ < курсив наш — Ред.>, то есть образ любви безгра- ничной, любви преданной, любви самоотверженной, любви, которая готова на всё, чтобы спасти, защи- тить, напитать, утешить, обрадовать, воспитать свою семью. Это каждый человек должен помнить. Слиш- ком легко мужчине думать, что потому только, что он мужчина, он имеет права на свою жену, над сво- ей женой и над своими детьми. Это — неправда. Ес- ли он не образ Христа, то никто ему не обязан ни- каким уважением, никаким страхом, никаким по- слушанием». «Слугу можно связать страхом, — разъясняет свт. Иоанн Златоуст, — а, скорее, и его этим не свя- жешь, он отскочит и сбежит, — но общницу жизни, мать детей и виновницу всех радостей нужно привя-
- Ill - зывать к себе не страхом и угрозами, а любовью и расположенностью. Что за супружество, когда жена трепещет мужа? Каким удовольствием может насла- диться муж, когда сожительствует с женою, как с ра- бою, а не как со свободной?». И оттого муж должен терпеливо относиться к не- достаткам жены и к её женским слабостям. Но, однако, Златоуст говорит, вразумляя мужа: «Порицай деньги и большие издержки. Научай <же- ну> украшаться тем украшением, которое рождается от благонравия, скромности и честности... (По пово- ду украшений, к которым такую слабость имеет жен- ская натура, так сказал апостол Павел, определяя, какой должна быть жена-христианка: Желаю ... что- бы жены, в приличном одеянии, со стыдливостью и це- ломудрием, украшали себя не плетением волос, не золо- том, не жемчугом, не многоценною одеждою, но доб- рыми делами, как прилично женам, посвящающим себя благочестию) (1 Тим. 2: 8-10). ...Искореняй, — продолжает Иоанн Златоуст, — из её мысли слова «моё, твоё». Если скажет она: «Это моё», скажи ей: «Что такое твоё? Я не знаю этого, я не имею ничего собственного. Как же ты го- воришь «моё», когда всё «твоё». Это слова не ласка- тельства, а великой мудрости. Таким образом, ты можешь утишить гнев её, удалить из души её огор- чения. Не безрассудно говори с нею, но с ласкою, с уважением, с любовью. Почитай её и она не будет иметь нужды в почете других... Если после многих опытов узнаешь, что жена твоя неисправима и упор- но держится своих обычаев — и тогда не изгоняй её, ибо она — часть твоего тела, как сказано: будета два в плоть едину. Пусть пороки жены останутся неис- целеёнными, тебе и за то уже уготована великая на-
- 112 - града, что ты учишь и вразумляешь её... и ради стра- ха Божия переносишь столько неприятностей...». Обращаясь к мужьям, святитель Григорий Бого- слов требовательно взывает: «Будьте терпеливы и любомудренны — вы, принявшие на себя иго брака. Видишь ли, что жена прикрасилась или подкраси- лась — сотри; или у неё язык предерзливый — уце- ломудрь; если смех непристойный — сделай скром- ным; если замечаешь неумеренность в издержках и питии — ограничь; если неблагоразумные выходы из дома — положи преграду; если рассеянный взор — исправь; но не отсекай, не отлучай от себя поспеш- но, ибо неизвестно, кто подвергается опасности — отлучающий или отлучаемый». Надо ли быть слугой? Брачная жизнь — это обет, обещание, своего ро- да присяга. Что же обещается? Внимательность, послушли- вость и смиренность, заботливость и, наконец, — жертвенность. У жены и мужа во многом разные за- боты. Жена — хозяйка, она организует и содержит дом; муж — более старается о средствах для пропи- тания, а потому больше занят зарабатыванием на жизнь. И то, и другое одинаково необходимо. По- этому ни он, ни она не должны считать, что «своё» занятие важнее. В жизни супругов нередко возника- ют моменты, когда одному из них нужно обращать свои мысли к иным вещам: мужа — к делам жены, а жены — к интересам мужа. Плохо, если женщине безразлично, над чем трудится или что обдумывает её супруг, что близко его душе. Так же плохо, если мужчина высокомерно считает деятельность жены- хозяйки «мелкой», «приземлённой», «примитивной» и считает ниже своего достоинства отрываться от
113 - «высоких материй», будь то математика, философия или, скажем, писание статей и книг. В семейном быту возникают такие ситуации, когда следует отста- вить в сторону схемы, формулы или прервать высо- кий полёт мысли. Это, к примеру, тяжёлое настрое- ние любимого человека, это — его тяжкое недоуме- ние в разрешении какого-либо вопроса, это его бо- лезнь или болезнь детей, их серьёзные проступки, неуспехи в учёбе... Да мало ли. Вот тогда-то и про- являются внимательность, заботливость и жертвен- ность и начинается служение. Муж и жена должны быть слугами друг другу — как того потребуют об- стоятельства. Христос призвал двенадцать <апостолов> и сказал им: кто хочет быть первым, будь из всех последним и всем слугою (Мк. 9: 35). И ещё сказал Он Своим ученикам: Многие... будут первые последними, и последние первыми (Мк. 10: 31). И на Тайной вечери показал Он им пример слу- жения: Он — Господь и Сын Божий, служил им как раб господам. Евангелие говорит об этом так: Хри- стос встал с вечери, снял с Себя верхнюю одежду и, взяв полотенце, препоясался. Потом влил воды в умы- вальницу и начал умывать ноги ученикам и отирать полотенцем, которым был препоясан... Когда же умыл им ноги и надел одежду Свою, то, возлегши опять, сказал им: знаете ли, что Я сделал вам ? Вы называе- те Меня Учителем и Господом, и правильно говорите, ибо Я точно то. Итак, если Я, Господь и Учитель, умыл ноги вам, то и вы должны умывать ноги друг другу. Ибо Я дал вам пример, чтобы и вы делали то же, что Я сделал вам (Ин. 13: 4-5; 12-15). Итак, православные муж и жена, да не будет меж- ду вами борьбы за главенство, а, напротив, старание
-114- стать позади, услужить, быть слугою. Ибо: хочешь быть первым — стань последним. Мужу тем более надлежит не искать главенства, ибо оно и так принадлежит ему, по апостольскому определению. Его задача — соответствовать праву главенства, быть достойным этого права — не кри- ком, не суровым и грубым нравом, а мужеством и холодностью рассудка, выдержкой, твёрдостью ре- шений (но не упрямством!) и крепостью в любых об- стоятельствах. И всё это в сочетании с нежностью к жене и готовностью пожалеть её. Мужья, — сказал апостол Павел, — любите своих жен, как и Христос возлюбил Церковь и предал Себя за неё, чтобы освятить её, очистив банею водною по- средством слова; чтобы представить её Себе славною Церковью, не имеющую пятна, или порока, или чего- либо подобного, но дабы она была свята и непорочна. Так должны мужья любить своих жен, как свои тела: любящий свою жену любит самого себя. Ибо никто ни- когда не имел ненависти к своей плоти, но питает и греет её, как и Господь Церковь, потому что мы чле- ны тела Его, от плоти Его и от костей Его (Еф. 5: 21-23). А как же понимать апостольское повеление: жена да боится своего мужа (Еф. 5: 22-24, 33)? Нельзя ду- мать, будто она должна быть столь мягкотелой и робкой, чтобы прятаться по углам, а он — столь сви- реп и яр, чтобы помыкать ею, угрожать, а при слу- чае в ход и руки пустить. Страх у неё должен быть не тот, чтобы она дрожала по ночам, в ужасе дожи- даясь утра, когда грозный её господин вновь начнёт её тиранить, а в том, чтобы она добровольно и лю- бовно сознавала его значительность и мужское пре- восходство, относилась к нему с почтением и уваже-
115 - нием, прислушивалась бы к его словам, ценила бы его поступки. Если так понимать, то ясны станут и слова Апос- тола: а учить жене не позволяю, ни властвовать над мужем (Еф. 5: 33), — в которых для добровольно со- знающей жены уже не будет видеться ничего унизи- тельного и несправедливого. О ВЗАИМНОМ ТЕРПЕНИИ Между мужем и женой обязательно должна быть дружба. В настоящую любовь дружба должна вхо- дить подобно каркасу, который всё держит. Да, именно так: супруги должны быть хорошими, на- дёжными товарищами. Для дружбы же, товарищест- ва характерны взаимопомощь, умение подстроиться в работе и, особенно, взаимное терпение. Иоанн Златоуст наставляет: «В супружестве надо всем жертвовать и всё терпеть для сохранения вза- имной любви; если она утрачена — всё пропало». А другой отец Церкви говорит: «любовь, и радующая- ся о любимом, и скорбящая, и терпящая, — всё лю- бовь, то есть единственно прочное чувство, услажда- ющее нашу земную жизнь; и подвижники любви знают, что любовь жертвующая доставляет духу не- сравненно высшее утешение, чем наслаждающаяся. Это любовь христианская, о которой сказано: мы, сильные, должны сносить немощи бессильных и не себе угождать. Каждый из нас должен угождать ближне- му, во благо, к назиданию. Ибо и Христос не Себе угождал (Рим. 15: 1-3). Сколько характеров — столько особенностей, и иногда капризов или причуд. Люди по-разному смо- трят на многие вещи. И если даже в чём-то сущест- вует согласие, то всегда есть чуждый тебе оттенок, непонятная тебе черта. Они по-разному себя ведут,
-116 - так или этак ходят, с той или иной интонацией го- ворят; то живо реагируют, то вяло; то слышат тебя, то нет. Один того хочет, а другой другого. Всё это нужно супругам терпеть. Христос сказал: терпением вашим спасайте души ваши (Лк. 21: 19). На настроение может повлиять какое-то неблаго- приятное обстоятельство, плохая погода. Иногда се- мейную жизнь разрушают ничтожные события, ве- щи, не стоящие внимания. Нужно терпеть. Погрешности другого должны на- поминать нам о собственных грехах, которые при- шёл на землю искупить Христос — искупить страда- ниями и крестом. Мы должны уметь страдать — в том числе от ближнего, и самого близкого. Недаром сказано: вра- ги человеку — домашние его(Мф. 10: 36). То есть все- гда следует ждать, что в том или ином может воз- никнуть граница, демаркационная линия, решитель- ное несогласие. А это уже прямой соблазн к проти- востоянию, противодействию. Надо уметь переносить боль, которую так или иначе переносишь, бывает, от общения с близким человеком. Но истинное терпение, кроткое и смиренное, превозмогает всё. Оно благотворно воздействует на недостатки мужа (или жены), постепенно ослабляя или совсем искореняя эти слабости. В самом терпе- нии не должно быть неприязненного чувства, а должно быть доброе расположение. Великое терпе- ние происходит от великой любви и от великого са- мообличения. «Блаженно — терпеть зло, — говорит преподоб- ный Нил Синайский, — а делать — преокаянно; ибо терпящий его — наследник Христов, а делающий — сонаследник дьяволу».
117 - «В жизни, — говорит Святогорец52, — в том числе и семейной, людей — примерно — можно разделить на две категории. Одна категория подобна мухе. Му- ха имеет следующую особенность: всегда садится на все грязное, пролетая мимо благоухающих цветов. Так вот, категория людей, похожих на мух, научи- лась думать и искать только злое, не зная и не ища никогда добра. Другая категория людей похожа на пчелу. Особенность пчелы — находить красивое и сладкое, минуя нечистое. Такие люди имеют добрые помыслы, видят хорошее и думают только о хоро- шем. Я всем, кто привык обвинять других, в том числе и супругов, предлагаю выбрать, в какой кате- гории они хотят находиться». И далее: «Христос принёс Себя в жертву за наши грехи и что Он, будучи Безгрешным, терпит нас всех — миллиарды людей — тогда как мы, мучаясь от чужих причуд, погашаем задолженности за собст- венные грехи... Терпение начинается с любви. Что- бы ты терпел человека, тебе должно быть за него больно. Терпение спасает семью от разрушения. Мне приходилось видеть, как дикие звери станови- лись агнцами». «Заслуги» Не нужно думать, что когда ты совершил что-то хорошее, то появились у тебя перед ближними некие заслуги. «Вот, я сделал то-то. Достал, принёс, зара- ботал, помог, защитил, поступился своим временем, употребил массу сил на доброе дело, ухаживал, тру- дился, глаз не смыкал». Всё это надо выбросить из головы. Если и сделал — то тотчас забудь, и забудь навсегда. Всё достойное и доброе, что в нас есть, — от Бога. А всё дурное и грешное — от нас самих, и ещё от сатаны и служителей его.
-118 - Мысли о заслугах заставляют надмеваться и дают злу проникнуть в тайники сердца, вытесняя оттуда любовь. Знать надо одно: если ты поступил честно, справедливо, как следует, — ты только выполнил то, что требовал Господь. И — всё равно — ты остаёшь- ся Его должником. Иисус Христос говорил ученикам Своим: когда исполните всё повеленное вам, говорите: мы рабы ничего не стоящие, потому что сделали, что должны были сделать (Лк. 17: 10). Господь призвал нас в жизнь вечную из небытия. Он открыл нам путь в Царство Небесное и послал на землю Сына Свое- го для нашего спасения и научения. Царство же это несравненно прекраснее любой земной радости — в нём торжествуют величайшая, безграничная Лю- бовь, бесконечный Разум, всепроницающий Свет, много светлейший земного света, который пред не- бесным светом — тусклые сумерки, если не ночь. Вот какие дары предлагает нам Господь, и мы долж- ны выкупать их. Святые отцы сравнивают такое по- ложение с торгом. Но мы приобретаем всегда большее, чем отдаём. Бог — «продавец» необман- ный. За наше добро Он воздаёт нам сторицей. Вот смысл Иисусовых слов: подобно Царство Небесное сокровищу, скрытому на поле, которое, найдя, человек утаил, и от радости о нем идет и продает всё, что имеет, и покупает поле то. Еще подобно Царство Не- бесное купцу, ищущему хороших жемчужин, который, найдя одну драгоценную жемчужину, пошел и продал всё, что имел, и купил её (Мф. 13: 44-46). Так, отдавая свою любовь и свои труды ближним, в частности и жене, и детям, мы приобретаем много большую и прекраснейшую любовь Божию. Какие же у нас заслуги, какой героизм, когда мы, отдавая, всегда остаёмся в выгоде?
- 119 - Не та мысль должна быть в голове, что «Я сделал то, я сделал это», а то сокрушение в уме и сердце, что «Не сделал я для вас, дорогие, того-то и того-то, я раб, ничего не стоящий, если можете — простите меня». Я — ХУЖЕ Ржавчиной семейной пары, разъедающей самые основы этого малого союза, являются личные грехи и мужа, и жены. Из них особенно порочны и едки: властолюбие, себялюбие, осуждение, нетерпение, ложь, неумение прощать, подозрительность (недове- рие) — отвратительные качества, производные от гордости. Противоположное же гордости, христо- подражательное качество — смирение. Каждый христианин, будучи смиренным, произ- носит в глубине души: «Я — хуже. Я — никудыш- ный. Не понимаю, как Господь ещё терпит моё при- сутствие на земле, как не стёр меня в пыль». Это и есть подлинное христианское покаяние. Однако тут-то многие и приходят в недоумение и не хотят мириться с тем, что они не хороши, а как раз плохи, и основательно. «Ну, хорошо, — скажет кто-то, — ещё понимаю, что я могу быть хуже своей супруги (или супруга). Это вполне можно допустить. Но не могу же я быть хуже всех? А именно, кажется, этого требует от ме- ня церковная мораль, именно так говорят учители Церкви? Как же я могу быть хуже всех на свете, ес- ли есть убийцы, душегубы, люди безжалостные, у которых вообще нет сердца? Бессовестные воры, мо- шенники, иуды?». Но молитвенное вглядывание в свою совесть и молитвенное общение с Богом пока- жут сомневающемуся, сколько в нём грязи, уловок, слабодушия, трусости и эгоизма; сколько раз он от-
по- ступает, увиливает, ищет комфорта (когда кругом сплошная беда и пожар), не помогает, не любит, не жертвует. Что он копит не духовное богатство, а материальное. Истинное стремление быть Христо- вым откроет ему оправдательные мотивы для всех, кроме него самого. То есть он ясно увидит, что та- кой-то вот пошёл по кривому пути, будучи вовлечён в дурную компанию, а вон тот стал преступником, потому что рос беспризорным при живых родителях, потому что его не кормила мать-алкоголичка, пото- му что бил отец. Ещё у третьего была неблагополуч- ная наследственность, а четвёртый был слаб и вечно обижаем сверстниками, и проч. Христианин, истин- ный христианин, увидит, что его собственные обсто- ятельства часто были много лучшими, что он прене- брегал данными ему Богом возможностями, разбаза- ривал время, не замечал людей, не слышал в их го- лосе просьбы, не видел в глазах моления. Поймёт что вечно обижал их высокомерием, унижал остро- тами и т.п. Он увидит, что дан ему был от Бога тот или иной дар, (как поручение, как повеление) а он не исполнил. Или, как сказано у Достоевского, что мог светить — и не светил.53 Что же означает: испол- нить Божие повеление? Или: что значит: вернуть Бо- гу полученный от Него талант преумноженным?54 Это означает любой, какой бы ни был, дар увеличи- вать, совершенствовать — ради Бога. Всё, что сдела- но не во имя Господне, — сделано впустую или же во вред душе (не во спасение). Сказал Иисус Хрис- тос: Кто не со Мною, тот против Меня; и кто не со- бирает со Мною, тот расточает (Лк. 11: 23). Вот отчего, как только возникает в нашем сердце помысел превозношения, мы должны отсечь его и вспомнить, что мы «рабы неключимые», то есть ни-
- 121 - куда не годные. Так, искренне себя сознающий хри- стианин, говорит: «Я — хуже». Всякий должен ясно понимать, что он не являет- ся каким-то уникумом, отличающимся от грешного человечества некоей светлотой, особенной безвин- ностью. Ещё и потому — и это очень важно — что вина первородного греха тяжёлым бременем лежит на каждом из нас. И об этом надо всегда помнить. Тогда надменно возвыситься и выделиться не даст тебе простая мысль, что и ты, ничуть не отличаясь от последнего преступника, носишь в себе бациллу греха. Что и ты — вместилище любой мыслимой не- чистоты. Тогда отпадёт охота гордиться и придёт на- мерение как-то стушеваться, спрятаться, устыдить- ся, не говорить громким голосом, не учить, не кри- чать, но знать про себя, что ты не лучше, а хуже. Применительно же к теме семьи: вот на этом «я — хуже» поставленные отношения только и будут все- гда поддерживать мир в доме, а уж из мирности всё лучшее будет происходить. Старец Зосима в романе Достоевского55 советовал собратьям молиться так: Господи, ибо и сам мерзок есмъ паче всех и вся. Такое ощущение и осознание греховности, — пишет сербский священник препо- добный Иустин Попович56, — разрастается до ощу- щения и осознания своей личной всегрешности: та- инственно и чудесно я присутствую во грехе всяко- го грешника, участвую во всех прошлых, нынешних и будущих грехах человечества и твари; я лично от- ветственен за каждый грех, за каждое зло. Такое ощущение и осознание личной всегрешно- сти необходимо каждой личности, каждому христи- анину, а не только подвижникам и монахам». «...Знайте, милые, — говорил старец Зосима57, — что каждый единый из нас виновен за всех и за вся
- 122 - на земле несомненно, не только по общемировой вине, а единолично каждый за всех людей и за вся- кого человека на сей земле... Одно тут спасение се- бе: возьми себя и сделай себя ответчиком за весь грех людской. <...>. Ведь это и вправду так, ибо чуть только сделаешь себя за всё и за всех ответчиком искренно, то тотчас увидишь, что оно так и есть в самом деле и что ты-то и есть за всё и за вся ви- новат»58. Но что же мы наблюдаем в семьях, что видим между мужем и женой? Не ощущение и осознание собственной вины «за всех и за вся», а обоснование и утверждение собственной правоты и невиновнос- ти! Видим настоящую войну за свою непричастность какой-либо вине и изо-всех-сил осуждение другого, разыскание аргументов против него. При таком положении никогда не будет согласия и покоя в семье, а в конце концов она может и рас- пасться. Иисус Христос говорил своим ученикам: мир имейте между собою (Мк. 9: 50). И ещё: Мир остав- ляю вам, мир Мой даю вам; не так, как мир дает, Я даю вам (Ин. 14: 27). Вот какова христианская цель — хранить мир, который принёс и оставил нам Спаситель, мир совершенный, мир с благодатью и тишиной, мир творческий, целительный, мир — умиротворяющий. Итак, мир в семье должен быть сцеплен нераз- рывно с постоянным чувством своего недостоинст- ва, духовной бедности, душевного ничтожества, а также малоумия, неразумия, недоумия, как бы высо- ко мысль наша ни заносилась. Разве так уж редко «интеллектуалы» оказываются в семейном тупике и просто не знают, что делать, как поступить, как удержать любовь, как образумить ребёнка, какой
- 123 - сделать следующий шаг? Где же ум? Ведь не ум же в самом деле — образованность (хотя многие считают, что это именно так), ведь не ум —знание множества мудрёных слов, способность красно говорить. Нет, ум — это самая тайная глубина сердца, в котором есть любовь. Любовь, а Бог есть любовь, — учит кро- тости, смирению, удержанию языка и всякому вооб- ще воздержанию. Любовь открывает Бога, низводит на человека Его благодать, которая и учит истинно- му разуму. Любовь — во Христе — гораздо шире любви к жене, к ребёнку, к тем, кого тебе нравится любить. По пристрастию и выбору может любить и злодей. А христианская любовь, воспитанная в серд- це долгим духовным трудом, даёт видеть в каждом человеке брата, родственника, ближнего. Если есть в тебе хоть доля такой любви, то ты уже умеешь — хо- тя бы отчасти — любить по-настоящему. Ты уже учишься такой любви. Борьба за правоту Когда мы боремся за правоту, то за неё ли всегда мы стоим? Нет ли за этим нашего желания возвы- ситься и, в то же время, принизитть другого. Прав- ды ли хотим, или желаем осудить? Жизнь показыва- ет, что чаще, гораздо чаще именно второе. Суд не нам принадлежит, а Христу, Сыну Божию. Мне воз- мездие, Аз воздам, — говорит Господь. Потому тжё- лый грех — осуждение. С ним тесно связано и стремление к обличению. Это — точно как на засе- дании суда, но только в будничном обиходе в одном человеке словно бы умещаются сразу два должност- ных лица: обвинитель (он обличает) и судья (он осуждает, выносит приговор). И только нет в осуж- дающем и обличающем человеке третьего судебного чиновника — адвоката, или защитника. Склонный к
- 124 - осуждению отыскивает улики, видит проступки, на- ходит промахи. Он возмущается всем этим, он гнев- но протестует против всего этого, но не делает необ- ходимейшего дела: не ищет оправдания для того, ко- го уже осудил в своём сердце. Он не хочет защитить того, против кого ополчился. Он не рассматривает обеляющих обстоятельств или даже не предполагает, что вина-то, может быть, вовсе отсутствует, что ему только показалось нечто дурное. То есть, снова при- бегая к юридическому языку, мы скажем: для для него нет презумции невиновности. Именно: он не взвешивает в первую очередь возможную невинов- ность. Так и в семейных конфликтах. Так — в размолв- ке, в пикировке, в перепалке супругов. Каждый в этих ситуациях присваивает себе право непогреши- мого судьи и безошибочного обвинителя. Ради чего всё это делается? — Чтобы утвердить свою волю. Чтобы обозначить собственную правоту. Но вот что получается: в борьбе за эту самую право- ту чаще всего утрачивается правда и возникают по- ложения ложные. Иногда — при выяснении право- ты — изначальное недоразумение уплывает вовсе в сторону и начинается припоминание и перечисле- ние неблаговидных поступков и неприятных качеств друг друга. Звучат намёки, резкие, раздражительные слова, укоры. В ход идут издёвки и ирония, в кото- рых обычно изобретательнее оказываются женщины. Они умеют просто уничтожить одним словом — как ножом — ударив в самое сердце любимого человека. Когда буря поуляжется, возникает душная, тяжё- лая атмосфера, чреватая новой грозой. Наступает «тёмное» молчание, замыкание в себе. В это время возможны демонстративные поступ- ки, своего рода спектакли: от хлопанья дверью до за-
125 - бирания детей к тёще, неприготовления пищи для супруга, а с его стороны — уединение в комнате или внезапное исчезновение из дома без объяснения — куда, к кому и насколько. Ссору как таковую мы рассмотрим дальше немного подробнее, а теперь за- дадимся вопросом: как избежать всего этого? И воз- можно ли избежать? Да, возможно, и очень просто: нужно иметь в себе любовь, нужно стремится к хри- стианской кротости. Нужно болезненные уколы или справедливые слова (а такие, несомненно, тоже про- износятся) претерпевать молча или же соглашаясь непритворно. Преподобный Феодор Студит показывает, как и в ком такое происходит: «Всякая душа смиренная и сокрушенная, — говорит он, — по Евангелию, из благого сокровища сердца своего износит слова благие, и такой души обличение и укор сладки приемлющему их, паче сладости сладкого питья». И тот же угодник Божий открывает нам то, что про- исходит с душой обличаемого, если он самолюбив: «сердце же гордого плодоприносит: брань, горькие и грубыя слова, сопровождаемые ярыми взорами очей, расширением ноздрей, зверскими вращениями лица. Каким же образом, — спрашивает преподоб- ный Феодор, — от этого уврачуется погрешивший <...>»? И, действительно, всё, что ни делает раздра- жённый, имеет свойства разрушительные и ранит его самого, а не только того, на кого он направляет гнев свой. Что же касается самого обличения, то оно не должно носить характера осуждения или обвинения, а должно быть окрашено (или, как говорят отцы Церкви) растворено любовью. Любовь всегда чувст- вуется: она влияет на тон голоса говорящего, на его мимику. Она отражается в его глазах, она легко чи-
126 - тается в них. Ведь бывает же, бывает настоятельная необходимость сказать правду, выразить своё пря- мое, нелицеприятное мнение по поводу того-то и того-то. В этом-то необходимом случае пусть и бу- дет обличение с лаской и любовью. Легко убедиться, что оно творит чудеса. Такое обличение (или указа- ние на неверность поступка) будет несомненно при- нято и правильно понято. И, напротив, грозный го- лос, сверкающий взгляд, решительная поза, жёсткие или безжалостные слова — непременные спутники раздоров и ссор, о чём наша следующая глава. Слово И МОЛЧАНИЕ Людям, решившимся связать навсегда свои судь- бы брачным союзом, надо хорошо уяснить, какую роль играют в нашей жизни слово и молчание. На- сколько и то, и другое не случайны, как строятся на них или как рушатся из-за на них человеческие от- ношения. Страшной силой обладает слово! Вместе с добрым словом выплёскивается духовная энергия, подобно тому, как солнце посылает земле животворный свет. Злое же слово — это разрывной снаряд, пронзаю- щий воздух смертоносными осколками. Слово не один только звук. На вибрацию звуков, на эту дрожь частичек воздуха, нанизывается ещё нечто тайное, о чём не в состоянии ничего сказать и самая наиучёнейшая наука. Можно сравнить слово и с выпуклой линзой, фокусирующей злую или доб- рую энергию сердца на другом сердце. Злое слово ранит как кинжал, как плеть, как за- зубренная стрела, ибо, — говорит Христос, — из сердца исходят злые помыслы, убийства, прелюбодея- ния, любодеяния, кражи, лжесвидетельства, хуления
- 127 - (Мф. 15: 19; Мк. 7: 21). — Злое слово может разъе- дать и отравлять, как медленно действующий яд. Но и молчание — не пустота в промежутках слов. Каждый знает, что оно бывает разным — бывает лёг- ким и радостным, а бывает трудно переносимым, тяжким, — и разным молчанием молчат друг с дру- гом люди. Благое молчание — от доброго сердечного распо- ложения, от любви и приязни. Тогда между людь- ми — точно весенняя прохлада. Будто бы невидимо птицы поют. А злое молчание ненависти висит Да- мокловым мечом, готовое пасть на головы в любой момент. Или оно — точно густая и душная предгро- зовая атмосфера. Трудно дышать воздухом такого молчания. Слово и молчание связаны, как два различных проявления духа, и в слове часто бывает умолчание и замалчивание, «задняя мысль». Или же в нём за- мкнуто на замок то, что не подлежит сейчас выска- зыванию, не к месту и не ко времени. А в молчании нередко теснятся слова, напирая изнутри на него, как вешняя вода на плотину. Каждое просит тогда себе места. И прорыв плотины бывает небезопасен: случается, что он несёт с собой хаос и разрушение. Тогда исчезают покой и гармония. Грустно признаться, но мы уже разучились и мол- чать, и говорить по-человечески. Посмотрите, как люди, захлёбываясь, не слушая, перебивают друг друга. Совершенно не могут, не в силах говорить по очереди. От этого обесценивается то, что, может быть, в мыслях было ценного, зато торжествует вся- кая поспешность, пошлость или даже глупость, вся- кая вольность, обида и прочее, тому подобное. Над всем властвуют дерзкая решительность, нескром- ность и громкий голос. Это — от самолюбия и от не-
128 - внимания и нелюбви к другим. Отсюда — нежелание и неумение вдуматься и вслушаться в то, что говорит другой человек. Отсюда — невозможность справед- ливой оценки его слов и его состояния. Отсюда — колоссальные, невосполнимые потери, в том числе того драгоценного, что есть в людях вокруг. По той же причине — всякого рода споры, склоки, оскорб- ления, ругань, непонимание, слёзы, множество ду- шевного «топлива», потраченного сначала на разжи- гание костра ссоры, а затем на то, чтобы его пога- сить. Миллионы слов из уст людских ежесекундно вы- летают в пространство, и среди них — увы! — боль- шинство таких, которые оскорбляют величие Божие своей необязательностью, пустозвонством, недобро- той. Поэтому Иисус Христос и сказал, обращаясь к фарисеям и книжникам (к людям лицемерным, об- ладающим внешней учёностью, но жизнью своей нарушающим заповеди Господни): Порождения ехид- ниныР как вы можете говорить доброе, будучи злы? Ибо от избытка сердца говорят уста. Добрый человек из доброго сокровища выносит доброе, а злой человек из злого сокровища выносит злое. Говорю же вам, что за всякое праздное слово, какое скажут люди, дадут они ответ в день суда: ибо от слов своих оправдаешь- ся, и от слов своих осудишься (Мф. 12: 34-37). Вот как! Даже за каждое праздное, пустое слово ожидает нас суд. Что же говорить тогда о словах гни- лых, непотребных, уязвляющих, осуждающих, изде- вательских, хвастливых, злобных, каверзных, лжи- вых, неуважительных и иных в том же роде? Слово, множество непродуманных слов, сказан- ных в раздражении и запале, с гневом и яростью, с чувством нелюбовным и мстительным, всегда нано- сят ущерб. И не только тому, кому они адресованы,
- 129 - но и тому, кто сам же их и говорит. Повреждается наша собственная неразумная и необразованная душа. Муж и жена так много общаются, они всегда ря- дом, бок о бок! Они вынуждены обсуждать те или иные положения, потому что им многое надо решать совместно. Им, чтобы чувствовать себя одним це- лым, нужно постоянно сближать мнения, корректи- ровать позиции. Оттого им надо научиться умной, спокойной, благословенной беседе и не говорить ничего лишнего. Кто научит? Один Господь. Ибо Он обучает сердце. Нужно чаще обращаться к Нему в молитве — да вразумит. Слова же — беречь. Преподобный Иоанн Лествичник в своей знаме- нитой книге «Лествица» говорит, например, о мно- гословии, что оно — от тщеславием и от желания показать себя. «Многоглаголание, — пишет он, — есть признак неразумия». Он называет его «дверью лжи». Он усматривает, что многословие расточает внимание, приводит человека к духовному расслаб- лению и унынию, рассеивает и уничтожает тихую и молитвенную душевную настроенность. Напротив того, этот премудрый угодник Божий замечает, что «благоразумное молчание есть матерь молитвы... хранилище Божественного огня, страж помыслов... совершитель памяти о смерти... против- ник любоучительства...»60. Божественный огонь — это небесная благодать, нисходящая на смиренную душу. Это мир, покой, любовь, тайное просвещение от Бога. Наблюдение помыслов — это постоянное внима- ние к набегающим недобрым, нечестивым, завист- ливым, похотливым или другим греховным мыслям, чтобы отбрасывать, отсекать их раньше, чем они начнут склонять к подобным же действиям.
130 - Любоучительство — расположение поучать, как будто сам всё знаешь, чего бы дело ни коснулось, о чём бы ни зашла речь. Оно — от глубокого невеже- ства души и от скудных знаний ума. Те, в ком опыт- ная душа, искушённый в раздумьях ум, — всегда скромнее, осторожнее в оценках, не обо всём судят и рядят и больше склонны промолчать, чем выска- заться. Обидчивость В семье нередко случаются обиды: люди живут постоянно бок о бок, ситуации многократно меня- ются, многое подлежит обсуждению и выяснению, немало поэтому и говорится слов, в том числе рез- ких, даже грубых и несправедливых. Что же такое обида, и должна ли она быть? Нет, не должно её быть, но для этого необходимо, чтобы человек был совершенным христианином. Обида — результат гордости, самолюбия и того, что обижаю- щийся придаёт себе какую бы то ни было цену. Хри- стианская же цель: «вменять себя в ничто», искрен- не думать о себе как о существе грешном, ничего не значащем и во всём задолжавшем Богу. Что в чело- веке обижается? Его самоценное «я», его «многозна- ние», его «достоинство», все эти «я знаю», «я умею», «я считаю» и т.п. Христианин — это мир и покой в душе. Но может ли, в таком случае, возникать в ней возмущение? Да, конечно. А в каком случае? — Только не в случае обиды. Возмущение оправдано, если хулится дело или имя Господне, если кто-то нарушает заповеди Его, поступает неподобающим, дерзким, возмути- тельным образом по отношению к ближнему. Тогда возмущается в душе человека та благодатная сфера, которой противно нечестие и всяческая грязь.
131 - Обида же — это несправедливость (или только мысль о ней) по отношению к тебе самому, к твоей личности. Это эмоциональный удар. Если ты лю- бишь своё «я», то непременно обидишься. Высокой жизни люди, духовные подвижники высказывались так: «Одного желаю: чтобы во мне видели ничтоже- ство, всячески оскорбляли меня и вытирали об меня ноги, как о половую тряпку». Так намеревались они уничтожить в себе всякие остатки гордости, искоре- нить обидчивое «я» и приобрести подлинное и окон- чательное смирение, смириться «до зела», то есть до возможного предела. Обида порождает ответную обиду («отмщение»), а далее ссору, разлад, раздор (когда мир между людь- ми «раздирается»). Обида заставляет обижаемого изыскивать ответные болезненные меры, пускать на- встречу брату, другу, любимому (мужу — жене, и ей — ему) горящие стрелы, дабы его (её) поскорее победить, унизить (чтобы самому возвыситься). Тут сразу вступает в дело приём «Сам такой» (или даже «хуже») и выискиваются ошибки обидчика, только что реально (или якобы) совершённые. Если же та- ких не находится в сей момент, то припоминаются прошлые прегрешения обидевшего, то есть: «а по- мнишь, тогда-то и тогда-то ты сделал то-то и то- то?». Иногда дело доходит до полной бессмыслицы, что вообще часто присуще ссоре, о которой мы ска- жем в своей главе. Как же тогда быть, если явно (как представляет- ся) жена (муж) поступили неправильно? — Нужно отчётливо высказать своё мнение. Если оно не при- нимается, попробовать обосновать его. Если в ответ возникает недовольство, протест, готовность к спо- ру, к «схватке» — немедленно прекратить попытки «доказать». Следует промолчать, уйти в сторону и
- 132 - предоставить дело одной молитве. При этом не да- вать обиде проникнуть в твоё сердце. Но и делать вид, что будто бы ничего не случилось — нельзя. Не обижаясь, можно изобразить «обиду», ясно показать, что положение тебя не устраивает и что, возможно, ты готов обсудить его в некоем будущем повторно. То есть обнаружить твёрдую, недвусмысленную по- зицию по возникшему вопросу. Несогласие, уйдя из области разговора, может, а иногда и должно быть обозначено каким-то решительным и чётким по- ступком: более холодным (на время) отношением к супругу (супруге), а если дело касается ребёнка, то и прямым запретом ему делать то, что он теперь жела- ет делать, или более активным наказанием: обязать его каким-либо трудом, занятием и т.д. Разногласия, столкновение намерений Ссора «...Сколько вражды, — говорит святитель Тихон Задонский, — видим и между сими лицами, так тес- но связанными! Мало который дом сыскать можно, в котором бы сих плевелов диавольских не было. Так ведь хитрость диавольская возмогает, что где приме- чает большую любовь, там он большее старание при- лагает разорвать ее и положить вражду свою. Сколь- ко же сия язва как прочим христианам, так особен- но браком сочетавшимся вредит, изъяснить невоз- можно! Сего ради против сего врага должно воору- житься верою и внимать тому, что Бог в слове Сво- ем повелевает друг другу соделывать... ...Если муж добронравный, а жена злонравная, или жена добронравная, а муж злонравный; то со- гласия и мира между ними быть не может, как меж- ду прямым и кривым деревом сходства. Поэтому до-
133 - бронравному лицу следует постоянное страдание и крест. Потому в таком случае ему надо учиться тер- пению и с терпением приключающееся зло сносить и побеждать...». А преподобный Амвросий Оптинский высказыва- ется так: «Старинные люди давно решили, что век без притчи не проживешь, и прибавили, что и гор- шок с горшком сталкивается, тем более людям, жи- вущим вместе, невозможно пробыть без столкнове- ния. И особенно это бывает от различных взглядов на вещи: один о ходе дел думает так, а другой ина- че, один убежден в своих понятиях, кажущихся ему твердыми и основательными, а другой верует в свои разумения». Ссора подобна разгорающемуся костру, когда ни- кто из ссорящихся не хочет (или не может) её пре- кратить. Каждое новое слово, которое как будто должно разрешить ситуацию и залить огонь проти- востояния, на самом деле только является новым топливом для него, и оно, это топливо, жадно по- глощается ссорой, пылающей всё жарче. В ссоре лю- ди идут от нетерпения к возбуждению, от возбужде- ния к раздражению, от раздражения к гневу, а от по- следнего даже иногда и к неистовству, к ярости, к «выхождению из себя», близкому к истерике. Это уже опаснейшее состояние, аффект, когда человек готов поступить по отношению к тому, которого «любит», как к врагу — то есть любовь превращает- ся в ненависть. Оттого и говорится: «от любви до не- нависти один шаг». Отчего же ты, супруг, оказался в таком положе- нии, что тебя даже ненавидят? Достоин ли ты тако- го? Ведь ты полагаешь, что «хочешь только добра», и, кажется, даже поступаешь в соответствии с этим
-134 - своим желанием. Таким образом, в тебе невольно возникает вопрос: «За что?» «С тобою ведет войну жена, — говорит свт. Иоанн Златоуст, — при входе твоем встречает тебя как ди- кий зверь, изощряет язык свой, как меч? Прискорб- но, что помощница сделалась противницею; но ис- следуй самого себя, не замышлял ли ты в юности че- го-нибудь против какой-нибудь женщины, и вот ос- корбление женщины отмщается другой женщиною, и чужую рану врачует собственная жена твоя. Хотя сама действующая не знает этого, но знает врач — Бог... А что злая жена есть бич за грехи, об этом сви- детельствует Божественное Писание; оно говорит, что злая жена дается грешному мужу(Смр. 26: 3, 9). Она даётся ему как горькое лекарство, истребля- ющее греховные соки. И что нападения от детей суть также наказания за грехи, тому свидетель Давид, го- нимый сыном своим Авессаломом за беззаконную связь. И что братья враждуют против братьев тоже за грехи, о том свидетельствует книга Судей... И рабы, и подчинённые часто восставали на господ своих за грехи их. Так, посмотри, когда Адам ещё не согре- шил, тогда и звери служили и подчинялись ему, и он нарицал имена им, как рабам своим; а когда он за- пятнал имя свое грехом, тогда звери не узнали его и из рабов сделались его врагами. ...Как при потрясении основания ниспровергает- ся всё здание, так и при супружеских раздорах раз- рушается вся наша жизнь. Смотри: мир состоит из городов, города — из домов, домы — из мужей и жен; поэтому, когда настанет вражда между мужья- ми и женами, то входит война в домы; а когда они мятутся, тогда неспокойны бывают и города; когда же города приходят в смятение, то по необходимос- ти и вся вселенная наполняется смятением, войною
135 - и раздорами. Поэтому и Бог особенно промышляет об этом; потому Он и не дозволяет отвергать жену, разве только в случае прелюбодеяния. А что, ска- жешь, если она сварлива, если небережлива и расто- чительна, если имеет и множество других недостат- ков? Переноси все мужественно и не отвергай её за эти недостатки, но исправляй недостатки. Для того ты и занимаешь место головы, чтобы ты умел враче- вать тело. От тела нашего, хотя бы оно имело тыся- чу ран, мы не отсекаем головы. Так и жены не отде- ляй от себя, потому что жена у нас занимает место тела. Потому и блаженный Павел говорил: тако должны мужие любити своя жены, яко своя телеса (Еф. 5: 28). И для жён тот же закон у нас: как лю- бишь ты, жена, свою голову и ценишь её, так цени и мужа. Мы не напрасно столько говорим об этом предмете. Знаю, сколько благ происходит от того, когда нет раздора у жены с мужем; знаю, скольких зол бывает причиною то, когда они ссорятся между собою. Тогда ни богатство, ни благочадие, ни мно- гочадие, ни власть и могущество, ни слава и честь, ни изобилие и роскошь и никакое другое благосо- стояние не может радовать мужа или жену, если они в раздоре друг с другом... ...Истинное богатство и самое великое счастье в том, когда муж и жена не разногласят между собою, соединены друг с другом как едина плоть. Такие су- пруги, хотя бы и жили бедно и были незнатны, мо- гут быть всех счастливее, потому что они наслажда- ются истинным счастьем и живут во всегдашнем спокойствии. Живущих в таком союзе супружества ничто в настоящей жизни не может слишком опеча- лить; ничто не может нарушить их мирного счастья, потому что, где между мужем и женою господствует единодушие, мир и союз любви, там стекаются все
- 136 - блага и супруги бывают безопасны от всяких злых наветов, ограждены как бы великою и несокруши- мою стеною единодушием о Господе. Это умножает их богатство и всякое обилие; это возводит их на высшую степень доброй славы; это и от Бога при- влекает на них великое благоволение. Цените выше всего единодушие в семье и все де- лайте так и направляйте к тому, чтобы в супружест- ве постоянно сохранились мир и тишина. Тогда и дети будут подражать добродетелям родителей, и по всему дому будет процветать добродетель, и во всех делах будет благопоспешение». «Иногда Благий Бог от Своей безграничной люб- ви, — говорит богослов Г.И. Шиманский, — желая, чтобы муж возделал в себе смирение и терпение, за- бирает Свою благодать от жены, которая начинает вести себя с «выкрутасами» и обращаться с мужем грубо. В этом случае муж должен не роптать, но ра- доваться и благодарить Бога за ту благоприятную возможность, которую Он дает ему для подвига. Христианская вера налагает на супругов взаим- ную ответственность за души друг друга. Муж — убийца, если смиренная и кроткая, целомудренная и благочестивая жена становится у него рассеянной, своенравной, злоязычной, потерявшей скромность и страх Божий, озабоченной только нарядами и жела- нием нравиться другим и т. п.». Предметом ссоры может быть и разноверие мужа и жены или безверие одного из супругов. Эта причи- на — очень серьёзна, ибо она в состояние потрясти самые основы семейного здания. Ведь речь идёт не о чём ином, как о самых глубинах мировосприятия. Что делать, например, жене, когда муж далёк от Церкви?
- 137 - Схиигумен Иоанн (Алексеев) говорит таковой: «Своему мужу старайся быть верной <...> и слушай- ся его во всём. Конечно, исключая православных требований. На религиозные темы беседовать не на- до, а если сам заговорит, отвечай, что знаешь, но сперва мысленно помолись Богу. Учи его не словом, а добродетельною христианскою жизнию. Не при- нуждай его ходить в церковь; если сам пожелает — это другое дело; будь довольна и благодарна, что те- бе не препятствует ходить. Молись о нём просто, по- детски: «Спаси, Господи, и помилуй моего мужа X., сохрани и вразуми его». И прочее все предоставь Бо- жию милосердию и будь спокойна... ...О своем муже молись, но не докучай и не гово- ри быть православным; своими советами можешь оскорбить и оттолкнуть его от Православия, молись и расположись на волю Божию, и все прочее предо- ставь Божию милосердию». Задонский затворник Георгий, писал своей корре- спондентке, жаловавшейся на безверие мужа: «Вы можете жить с ним, приятно говорить, сно- сить, терпеть и переносить неприятности и при всем этом сердце в жертву приносить Господу. Господь, видя такой неизменный труд ваш ради приобретения души, помилует вас и обратит его к солнцу незахо- димому, к которому он, может быть, и теперь спи- ной стоит». А прп. Амвросий Оптинский наставлял: «...Помни всегда и никогда не забывай, что хотящий благочест- но жити гонимы будут (2 Тим. 3: 12). От кого же? Разумеется, прежде всего от своих, которых враг вооружает, чтобы отвратить от пути благочестия благоизволивших по нему идти. Но хо- тя и тяжелы скорби, оскорбления, а зато сладок рай и приятно в нём наслаждение вечное».
- 138 - Св. Иоанн Кронштадтский так говорил о семей- ной ссоре, научая мужей сдержанному и разумному поведению: «Именем Господним молю вас, братия, будьте терпеливы, пожалейте о бедном человеке, на- силуемом от врага, особенно о женщине: она слабое существо, по своему чувствительному сердцу осо- бенно раздражительна и склонна к злобе вражией, ибо враг нападает на слабые наши стороны; имейте терпение, сносите тысячу раз, без числа сносите: по- тому что враг не дремлет и неутомим и не считает своих нападений; не горячитесь, не торопитесь; по- мните, что все мы имеем свои коньки, свои страсти, тоже ненавистные для других. Но что если бы и нас не стали терпеть, если бы не стали сносить припад- ков наших страстей? Ах! Возлюбленные братья, все мы среди сетей врага ходим, который всеми мерами хочет посмеиваться над нами, над нашим, по Хрис- те, житием; чтобы совсем не посмеялся он нам и не погубил нас, остается одно средство: терпеть велико- душно его козни и не горячиться». Ссоры случаются в большинстве семей, как бы ни желали в этих семьях мирной и непротиворечивой жизни, как бы ни страдали от столкновений, разно- гласий, придирок, споров. Отчего же они бывают? Оттого, что у христиан (о нехристианах речь не ве- дём) часто нет надёжного оружия против ссоры: именно — жертвенной, самоотверженной любви и безграничного терпения. Да, именно так, терпение должно быть беспредельным, о чём говорит Христос: претерпевший до конца спасётся. Так говорит Спаси- тель, желая всем спасения. Вот, Он открывает метод, способ, указывает путь. Кто спасается? — претерпев- ший до конца. Не ясно ли сказано? А «до конца» — это означает: во-первых — всякий раз, а, во-вто- рых, — вообще, до смерти, до конца земной жизни.
- 139 - И ещё сказал Христос: терпением спасайте души ваши (Лк. 21: 19). Амвросий (Ключарев), архиепископ Харьковский справедливо указывает, что: «Внимание к слабости и недостатку такого близкого человека, как муж или жена, возбуждает жалость к нему и утверждает в тер- пении, которое само по себе есть добродетель; в этой добродетели человек, имеющий христианские убеждения, и для собственного усовершенствования обязан упражняться с ревностью и постоянством. Он не может бросить того, с кем сжился сначала пер- вою, живою и ясною любовью, потом любовью, по слову Апостола, милосердствующей, потом любовью долготерпящею, наконец любовью верующею в пло- ды терпения и в возможность исправления человека, которое иногда бывает и сверх ожидания, при осо- бой помощи благодати Божией (См. 1 Кор. 13: 4-8). По этим воззрениям истинно, честно любящие друг друга супруги не могут бросить друг друга за не- достатки (если они не обращаются в преступления), иначе для них потеряется главная цель супружеской жизни — любить друг друга не с увлечением для од- них наслаждений, а с самоотвержением для общего блага, временного и вечного». Противостоять ссоре — нелёгкое дело, особенно если несогласие между супругами категорическое (хотя бы оно и возникло по поводу самому пустяч- ному). Ещё же труднее, когда дело идёт о вещах, глу- боко затрагивающих самую жизнь: как вопросы «ма- териальные» так и духовные. Особенно если разни- ца в характерах и в представлениях о том, «как надо жить», велика. Особенно если кто-то из супругов по- ступает некорректно, вызывающе, из ряда вон. «...Что делать, — говорит священник Александр Рождественский, — если муж будет кроток, жена же
140 - беспокойна, злоречива, болтлива, расточительна (это общий их всех недуг), и если она будет выказы- вать много других слабостей? Как ему, несчастному, вынести такую каждодневную неприятность, гор- дость, бесстыдство? Что делать если, напротив, она будет скромна и тиха, а он дерзок, подозрителен, сердит, сильно бу- дет надмеваться, то богатством, то властью, когда с нею — свободною — будет обращаться как с рабою, и не больше будет расположен к ней, <чем нежели> как к служанке? Как вынести ей такое унижение и притеснение? Терпи, — говорит Апостол, — все это рабство, ибо тогда только ты будешь свободна, ког- да он умрет, а пока он жив, необходимо с великим тщанием вразумлять его и делать лучшим, или же, если это невозможно, мужественно переносить не- прерывные нападения и непримиримую брань. Чтобы сохранять взаимную любовь, вам надо быть откровенными и доверчивыми друг к другу. Недоверие, естественно сопровождаемое скрытнос- тью, обыкновенно бывает источником подозрений и питает несогласия. Если дадите место в сердцах ва- ших недоверию и скрытности, множество неприят- ностей возникнет между вами. Не допускайте, чтобы вам пришлось испытать скорби, происходящие от несогласия». О. Александр Ельчанинов пишет: «...Часто ссоры происходят от упреков жены, которые тяжело при- нимаются мужем, даже если эти упреки правильные. Надо разобраться, откуда эти упреки: часто они от желания жены видеть своего мужа лучше, чем он есть на самом деле, от повышенной требовательнос- ти к нему, т. е. от своего рода идеализации. В этих случаях жена является совестью своего мужа и нуж- но так и принимать ее упреки. Мужчина, особенно
141 - в браке, склонен опуститься и успокоиться на эмпи- рической данности. Жена отрывает его от неё и ждёт от мужа большего. В этом смысле наличие семейных столкновений, как это ни странно, — доказательст- во осуществившегося (а не только проектированно- го) брака, и в этом новом человеке, слившемся из двух, жена играет роль совести. Вот почему между близкими людьми ссоры ино- гда даже полезны — в огне ссоры сгорает весь мусор обид, недоразумений, накопившийся иногда задол- го. И, после взаимного объяснения и исповеди, на- ступает чувство полной ясности и спокойствия — все выяснено, ничего не тяготит. Тогда развязыва- ются высшие способности души и, общаясь взаим- но, договариваешься до удивительных вещей, дости- гается полное едино-душие, едино-мыслие». Нельзя не согласиться с этим серьёзным и про- никновенным наблюдением, которое вынесено из пережитого опыта. Но это и единственная, так ска- зать, польза ссоры. Пусть и бывает порой ссора раз- решающая и обновляющая, но то происходит лишь по усмотрению Божию и по милости Его. Много же чаще семейный конфликт разрушителен, и надо изо всех сил стараться, чтобы обиды и недоразумения не накапливались, иначе их заряд может сработать в са- мое неподходящее время и самым непредсказуемым образом. То есть может возникнуть не очищающий огонь, а взрыв, приведённый в действие «адской ма- шинкой» самолюбий. Такой взрыв уже вряд ли удастся сделать «направленным», он может в клочья разнести и доверие, и дружбу между супругами. По- этому нужна наивозможная открытость и искрен- ность в супружеском союзе. Но трения, как мы знаем, всё-таки возникают. Каким же образом, когда и как можно ослабить воз-
- 142 - никшие в результате размолвки натянутые отноше- ния? Тогда ли, когда обидевший (или обидевшийся) явно пойдёт на мировую? Или когда он, опустив глаза и всем своим видом показывая, что проникнут нестерпимым стыдом, скажет наконец «прости!»? Но ни того, ни другого мы можем так и не дождаться, а поэтому рискуем быть втянутыми в игру «кто кого перетерпит». Мы можем встретиться с упорством и упрямством, когда член нашей семьи (ибо это и к детям относится, и к родителям супругов) угрюмо ходит час за часом и даже день за днём с внутрен- ним «Я прав» или «С какой стати я должен подхо- дить первым? Да ни за что!». Это покажет, что наша «педагогика» ничего не дала. Отложим её покуда. Поэтому, если мы наблюдаем хотя бы в тоне голоса, во взгляде, в каких-то обращённых к нам словах не- ловкость или «виноватость», то нужно немедленно восстановить мир в семье. Ведь мы не можем вести непрестанную войну с домашними — к добру это не приведёт, особенно если «нашла коса на камень». Придётся временно отступить, постараться мягко и как бы невзначай восстановить status quo, при этом анализируя поведение наших близких и своё собст- венное и стараясь на будущее сделать плодотворные и действенные выводы по поводу такта и тактики. Ибо если мы и играем в «отношения», если и при- меняем приёмы и методы, то ведь не играем же мы в любовь? Поэтому наша главная цель такова, чтобы нить любви никогда не прерывалась. Итак, если ссора закончилась, но внутренний конфликт не разрешён, — значит, наступает время особенно усиленных наших прошений к Богу: да явит Он Свою силу там, где человек бессилен.
- 143 - Прости! Слово невозможное. Оно и в детстве-то говорит- ся с трудом, с краской, прихлынувшей к лицу. По- чему — прости? За что? Я ничего такого не совер- шал. Вот ты... и т.д. А — надо. Но мы все бываем ви- новаты. И практически — всегда. Стоит вдуматься, и понимаешь: не теперь, так раньше, может быть даже задолго до того. Только — забыли. А события, меж- ду прочим, это непрерывная цепь причин и следст- вий. Где-то что-то не так сказали или сделали. А хо- дим — с высоко поднятой головой. «Прости!» — ос- вобождает и возвышает. «Прости!» — лечит. Оно от- крывает другому вот что: «Моё отношение к тебе есть любовь». Но это-то целительное «прости» и не выходит никак. Всё, что хочешь, только не склоне- ние головы, только не признание виновным себя. Ну, хорошо. Выдавили, вымучили из себя «прости». Разве — правда? А что же, другой — не чувствует фальши? Нет, это не «прости», а: «Ну, если хочешь, то я скажу тебе это. Если тебе так легче». Распрост- ранённый вариант — «Ну, прости!». Это что же та- кое? Какой ужас и позор! «Прости» должно быть в самом сердце. Иначе наше извинение — ложь, улов- ка, попытка сгладить углы и только. Один человек всегда чувствует атмосферу другого. И если он даже и обманется на счёт лицемерного «прости», то нена- долго. А надо ли всегда вслух, если уж такое трудное и мучительное это слово? Нет, конечно. Если можно, то лучше, разумеется, вслух и с приложением всяче- ского почтения, ласковости и искренности. Однако если человек просто старается к другому прибли- зиться, сократить дистанцию, смягчить ситуацию совсем другими, не обязательно по форме извини- тельными словами или же добрым поступком — на-
- 144 - пример чашку чаю предложить, поднять обронен- ную вещь, приветливо посмотреть — разве это не способ испросить прощения? Мы должны понимать обстоятельства, трудности, характер, искушения, со- блазны, человеческую слабость. Но, предположим, человек от всей души говорит это «прости!». О, тут совершается великое дело. Мы (к которым обращена просьба о прощении) тотчас должны увидеть себя, всю громаду своего несовер- шенства, все пропасти наших падений. И если и позволительно нам прощать с трудом, то только по одной причине: потому — что мы сами-то чего сто- им? С какой высоты нам прощать, когда мы сами — ниже низкого? Дадим-ка себе отчёт о прошлом, в котором не полностью раскаялись: не успели, или не было случая, или не осознали, или не устыдились. Наконец, мы должны принять во внимание вооб- ще — тяжесть и страшность самой жизни, её испы- тующий и даже казнящий смысл. Ведь все мы — де- ти Адама. Значит, все — наследники его предатель- ства, его греха. И всю жизнь должны искупать этот грех пред лицом Божиим. Прости? Что ты такое говоришь? Да я готов унич- тожиться, зарыться в траву, в снег, в песок, чтобы только Господь не видел стыд моего лица. И воззвал Господь Бог к Адаму, и сказал ему: (Адам,) где ты? Он сказал: голос Твой услышал я в раю, и убоялся, потому что я наг, и скрылся. И сказал Бог: кто сказал тебе, что ты наг? Не ел ли ты от дерева, с которого Я за- претил тебе есть? (Быт. 3: 9-11). Вот она в чём правда — в нашей наготе. Мы сто- им без покровов перед всепроникающим взором Бо- жиим. Никакие прикрасы, никакое лукавство не мо- гут обмануть этот взор. Это перед людьми мы наде- ваем маски, играем словами, напускаем дыму, под-
145 - наживаемся, позёрствуем. Примериваем костюмы и одежды смирения, властности, холодности. Ждём ответных ходов. Рассчитываем. Прикидываем. Ожи- даем реакции. Заготавливаем фразы. Но Его это не трогает и не обманывает. Он видит всё как есть, всю нашу внутренность — как рентгеновский аппарат, как томограф, и даже гораздо более того. Насквозь. Не ели ли мы от дерева, с которого Он запретил нам есть? Так что же тогда означает намерение: «Не прощу ему (ей) никогда»? Только гордое и одновременно жалкое, ничтожное чувство человека, чьё состоя- ние — тьма и слепота. Значит ли это, однако, что мы должны немедлен- но бросаться в объятия человека (читай: супруга или супруги), совершившего неблаговидный поступок? Все знают, что нет. Но что же тогда? Дадим время ситуации созреть. Это время, когда обидевший нас — размышляет, обдумывает собственный посту- пок, задавая себе вопрос: «Что же всё-таки произо- шло?». И, значит, нам самим пришёл час поразмыс- лить и всё взвесить. Что-то меняется. Мы должны принять перемену, вытерпеть боль, чтобы идти даль- ше. Муж и жена должны помнить: Сам Господь со- единил их руки. Скорби в браке Митрополит Владимир61 говорит: «...понесём каж- дый с терпением свою крест скорбей семейных, или общественных, или болезней — и тогда Господь не только нам откроет двери Царствия Небесного, — любви Божией, но возвратит нам и земную нашу Ро- дину — Матушку Русь». А свт. Иоанн Златоуст писал: «Зная, что скорби наиболее приближают нас к Господу, если только
- 146 - мы будем бодры духом, и что тогда мы сможем сни- скать Его милость, когда приступаем к Нему с со- крушённою душою и с горячими слезами... зная это, не будем унывать в нечсатьях; но, размышляя о пользе скорбей, станем благодушно переносить всё, случающееся с нами. Научимся быть тихими и кроткими ко всем вооб- ще, а в особенности к своим супругам; справедливо ли или несправедливо они будут порицать нас. Не будем слишком много обращать на это внимания, а более — заботиться об одном: чтобы удалять причи- ны неприятностей и в доме сохранять глубокий мир, чтобы и жена имела обращение <доступ к сердцу> своё к мужу, и муж от внешних тревог и бурь мог прибегать к ней как к пристани, и находить в ней всякое утешение. Жена ведь дана мужу в помощь, чтобы муж с её утешением мог переносить всё, случающееся с ним в жизни. И если жена будет кроткая и украшена до- бродетелями, то не только своим сообществом до- ставит мужу утешение, но и во всём вообще окажет ему великую пользу, всё для него облегчая и во всём помогая, не оставляя его в тяжких испытаниях, как внешних <вне дома>, так и тех, которые ежедневно случаются в доме; но, как искусный кормчий, она своим благоразумием утишит в нём всякую душев- ную бурю, и своим сожитием доставит ему утеше- ние». Если МУЖ ПЬЕТ Пьянству находят разные причины: одни считают это распущенностью; другие следствием слабоволия, третьи злосчастной наследственностью; четвёртые настоящей болезнью, в которой пьяница и вовсе не виноват, пятые — бедственными социальными уело-
- 147 - виями и жизненными неудачами, когда человек пьёт «с горя» или потому, что попал в «плохую компа- нию». И правы они, и неправы. Неправы в том, что человек обладает свободной волей и всегда несёт от- ветственность перед Богом и людьми за своё поведе- ние. Ему даны достаточные средства для преодоле- ния порока, для того, чтобы не соглашаться с ним. Правота же обеляющих мнений — в том, что окру- жающие также виноваты в том, что человек пьёт: что изначально не останавливали его, втягивали в упо- требление вина, что на ещё небезнадёжном этапе были равнодушны к его судьбе. Но вот, однако, это случилось, и человек (а в нашем случае супруг) ли- бо постепенно запил, либо вступил в брак уже рас- положенным к злоупотреблению вином, но или скрывал это, или невеста (жена) надеялась, что он исправится, что ей удастся его «перевоспитать». В письмах одного из святых отцов Церкви нахо- дим бесценные рекомендации своей духовной дще- ри: «Муж твой чрезмерно предан винопитию, а ты с ним жестоко обращаешься, бьешь его, когда он бы- вает в нетрезвом виде. Боем ничего не выбьешь, а хуже в досаду его приведешь. А ты лучше с верой и усердием молись за него святому Иоанну Крестите- лю Господню и мученику Вонифатию, чтобы Все- благий Господь, за молитвы своих угодников, отвра- тил его от пути погибельного... и возвратил его на путь трезвой воздержанной жизни. Кайся, ты не должна требовать от него здоровья, когда он болен, а должна оказывать снисхождение его немощи. Не должна ругать, когда он пьян, а молчать, чтобы не вызвать на что-либо худшее. И в трезвом состоянии ты должна не пилить его, а сов- местно обсудить с ним, как вам быть, чтобы общи- ми усилиями победить его слабость. Должна ты по-
- 148 - мнить и то, что ты не безгрешна. Можно дела по внешнему виду иметь вполне правые, а глубокие ду- шевные мотивы (т.е. причины) могут пред Богом оказаться лукавыми. Если он пьет, то надо его пожалеть. Он уже раб своей страсти. Один, своей силой избавиться он не может. Ты же, вместо помощи только осуждаешь его, требуешь от него того, что он пока дать не мо- жет. Ты себя считаешь правою, но очень ошибаешь- ся. Если ты духовнее его, то твоя обязанность поне- сти его немощи. Вы, сильные, немощи немощных носите, — вот что требует от тебя Господь. Ещё ска- зал: Вы, духовнии, исправляйте таковаго духом кро- тости. Слышишь? — Духом кротости исправляйте, а не руганью, упрёками, ссорой, самооправданием и т.п. Таким поведением ты себя губишь; может от этого пострадать и С., тогда ты ответишь и за его ду- шу. Со всем убеждением, со всей силой души моей, с любовью умоляю тебя: смирись пред С., сочти се- бя виновной пред ним (хотя бы ты была и в чем-ли- бо права), попроси прощения за всё прошлое; затем дай обет Богу все делать ради мира и спасения обо- их. Ты не можешь спастись без С., а он без тебя. Старайся оградиться от С., когда враги возбудят его и вещественно (прячь все опасные предметы), а главное молитвой. Господь ни на одну секунду не оставляет нас. И если Ему неугодно, чтобы тебя оби- дел ..., то ни он, ни весь ад, ничего тебе не сделает. Господь попустил избить преп. Серафима, дал Ему стать мучеником и участником Креста Христова. Ес- ли ты будешь способна к этому, то и тебе может Гос- подь попустить страдания, а если ещё нет терпения и смирения, и любви к обидевшему, то и не попус- тит. «Сами себе и друг друга, и весь живот наш Хри- сту Богу предадим».
149 - Видим отсюда, что даже в самых, казалось бы, тяжких случаях не всё потеряно для жены, если она постоянно уповает на помощь Божию и обращается к Нему с горячей молитвой. И уж, во всяком случае, мужественно восходя с Ним на крест, она обретает величие духа и, терпя мучения, становится причаст- ницей Его благодати. Знаменитый московский старец протиерей Алек- сий Мечёв обращаясь к прихожанам, а особенно — к женщинам, часто указывал, что жена в брачном союзе играет всегда большую роль, нежели муж, она вносит атмосферу ласки и любви в саму личную жизнь мужа и зачастую оказывает благотворное дей- ствие в смысле искоренения его пороков. Батюшка в качестве примера приводил случай из своей жизни и рассказывал, как один его товарищ по семинарии ещё на школьной скамье начал пить и вскоре сделался типичным алкоголиком. Ничто не могло отучить его от этого порока. Ему посоветова- ли жениться; сосватали ему невесту из духовного звания, заставили его в пьяном виде подписать брач- ный договор и обвенчали его с женщиной, которую он в глаза не видел. Казалось бы, что хорошего мог- ло выйти от такого брака? Но оказалось обратное. Прошло несколько лет — и бывший пьяница, теперь степенный и трезвый человек, является к батюшке и сообщает, что давно уже бросил пить и что в этом сыграла роль не кто иная, как его добрая и любящая жена. Из ИСТОРИИ Жена одного служащего, некая Мария Николаев- на Гордеева, рассказала на Троицком подворье архи- мандриту Крониду следующее. «Мой муж, — гово- рила она, — после брака не переставал вести нетрез-
- 150 - вую жизнь. Все свободное время он проводил в пья- ных, безумных оргиях. Однажды, находясь в неопи- суемой скорби, доводящей до отчаяния, я сидела од- на в своей комнате и решила призвать на помощь Преподобного Сергия Радонежского. Я так горячо молилась ему, что у меня потоком лились слезы. Вдруг вижу: вся комната осветилась неземным све- том. В этом свете идет ко мне дивный старец неопи- суемой доброты и духовной красоты. Подойдя, он отечески приветливо сказал мне: «Успокойся, раба Божия Мария! Молитва твоя услышана, и твой муж нетрезвым больше к тебе не придет. Жизнь твоя от- ныне будет мирная». Я поклонилась ему в ноги. Он меня благословил и стал невидим. Через несколько минут после этого видения раздался резкий звонок. Когда я отворила дверь, вижу мужа. Но он совсем не такой грозный, каким являлся прежде. Поразитель- нее всего было то, что, войдя в переднюю, он опус- тился передо мной на колени, зарыдал и стал про- сить прощения за свою безумную жизнь и мучения, причиняемые мне. Он с клятвой уверял, что это уже в последний раз. После этого он стал неузнаваемым, совершенно трезвым и высоконравственным. И пят- надцать лет нашей дальнейшей супружеской жизни с ним я прожила в мире и согласии»62. Отношения между свекровью и снохой Давняя и историческая это проблема. Разделение и раздор происходят, в частности, по двум главным причинам: обе женщины а) стараются быть первыми в хозяйстве и б) «делят» между собою сына и су- пруга. Свекровь должна проявлять поэтому всякое тер- пение и мудрость, великий такт, а сноха — также терпение и, чего бы ни стоило, — послушание. Пу-
151 - стые предметы не должны становиться зажигатель- ной свечой ссоры: как-то — вилка не туда положе- на, утюг в руке не так держишь. Да и более серьёз- ные вещи пусть будут только сигналом для размыш- ления: «Вот повод усиленно поискать согласия и ми- ра! Господь испытывает нас. Он призывает нас отло- жить своеволие и раздражение и явить любовь». Священник Александр Рождественский63 писал: «Ничем столько не грешат женщины, как своим злым языком!.. Так и в семейных делах: где бы по- молчать, а безрассудная женщина на одно слово ска- жет десять; где бы уступить,— она ни за что; све- кровь, как старшая в доме, даёт ей дело по хозяйст- ву, а она начинает ей грубости говорить... А сколько греха бывает у них между собою, между снохами — и не перечтешь! Недаром сложилась пословица: «Чем больше баб в семье, тем больше греха в избе». И почему бы, кажется, не жить мирно да ладно? Ес- ли жена крепко любит своего мужа, то и виду не по- даст ему, что огорчена чём-нибудь: она встретит его ласково, приветливо, постарается успокоить его, чтобы вышел он завтра на работу с новыми силами, с душою спокойною. Ведь тогда он и сделает-то за двоих, да и тебя-то вдвое крепче будет любить, ведь сердце сердцу весть подаёт. Подумайте ещё, какой вы пример подаёте своим детям? Будут ли они уважать и любить своих бабу- шек и тётушек, с которыми вы то и дело ссоритесь? Будут ли они дружно и мирно между собою жить, когда их матери то и дело перебраниваются? Ведь вы и за себя, и за них Богу ответ дадите! «Горе тому, кто малое дитя соблазнит», — говорит Спаситель наш... Кротость, молчаливость, послушание мужу — вот лучшее украшение доброй жены-христианки, вот её нетленная красота, которую восхваляет и святой
- 152 - апостол Пётр, называя её драгоценною в очах Божи- их. Кротость, молчаливость и любовь к мужу — вот ваши сильные средства, при помощи которых вы можете много делать доброго. Чего не может сделать доброе слово любящей жены? Чего не сделает муж для любимой подруги? Если уж он, не жалея души своей, часто решается на грешное дело, только бы угодить жене, то неужели он не послушает её добро- го совета на доброе дело? Да только бы она сама сто- ила любви его, только бы сумела заслужить эту лю- бовь. Матери и жены-христианки! Вы сестры между собою, семья — ваш улей, будьте же мирными пчел- ками Божиими! Свекровь — это мать ваша, не ос- корбляйте её чем-нибудь! Кто родителей почитает, тот вовек не погибнет; слушайтесь её, любите, как любила свою свекровь Руфь, которая и по смерти своего мужа не захотела расстаться с его матерью, ушла с нею на чужую сторону: «Куда ты пойдёшь, туда и я пойду,— говорила она свекрови своей,— где ты будешь жить, там и я буду жить, твой Бог будет моим Богом, твой народ — моим народом, одна смерть разлучит меня с тобой!» И за то наградил же её Господь: она была праматерью царя Давида, а от Давида произошел Сам Господь наш Иисус Хри- стос...» О СЕМЕЙНЫХ ТРУДНОСТЯХ НЕ ПОНАСЛЫШКЕ (Беседа с протоиереем Максимом Козловым, настоятелем Храма святой великомученицы Татианы при Московском государственном университете) Вопрос: Расскажите о себе, о том, как Вы позна- комились с женой, о своей семье... Ответ: Что ж, дела давно минувших дней, преда- нья старины глубокой. Мы познакомились более пятнадцати лет назад, я тогда первый год преподавал
- 153 - в Московской Духовной Академии, а матушка окон- чила Художественный институт, она театральный ху- дожник по образованию. Познакомились мы совер- шенно неоригинально, у общей знакомой, и ника- кой такой образцово-показательной истории расска- зать я не могу. Тогда будущая моя супруга не была церковным, верующим человеком в полном смысле этого слова. Но нечто в её глазах, в душе, в поведе- нии убеждало меня в том, что она в Церковь придёт, что не может быть так, чтобы такой хороший, глубо- кий, значительный человек не встретил в жизни Христа Спасителя и в результате не оказался бы в православной Церкви. Не могу сказать, что я в пе- риод нашего знакомства занимался миссионерством. Но когда мы подошли к тому, чтобы соединить на- шу жизнь воедино, то сомнений в том, что это будет венчание, не было. Всё было без надрыва или каких-то перешагива- ний через себя. Первая её исповедь, первое созна- тельное причастие — всё это произошло, и я никог- да не забуду того дня, когда в Великий Четверг мы первый раз вместе причастились Святых Христовых Таинств. Это было ещё в советское время. Потом мы сидели на лавочке возле храма. Была очень поздняя Пасха — начало мая или конец апреля, мы просто сидели рядом, держа друг друга за руки, хотя ещё не были венчанными супругами. Для меня это был пер- вый опыт того, что такое семья как малая Церковь. Как хочется быть вместе в вечности и как хорошо любить человека и не расставаться с ним никогда! Брак наш состоялся по благословению моего ду- ховника, который стал и духовником Татьяны. У нас четверо детей, всё это девочки разного возраста — 14-ти, 12-ти, 6-ти лет и 3-х лет. Они девочки верую- щие, они очень разные, но все воспитывались как
- 154 - православные христианки, и сейчас они прихожанки одного храма. Вопрос: А сколько детей, по Вашему мнению, должно быть в семье, чтобы можно было назвать её многодетной? Вы считаете Вашу семью много- детной? Ответ: Нет. Наша семья не многодетная. Три-че- тыре ребёнка в семье священника, вообще в семье православного христианина — это, наверное, ни- жняя граница. Шесть-семь — это уже многодетная семья. Четыре-пять — это ещё нет, это обычная нор- мальная семья русских православных людей. Давай- те немножко в другом ракурсе посмотрим. Царь-му- ченик и царица Александра, они что, многодетные родители? Можно ли сказать, что они являются не- бесными покровителями многодетных родителей? Нет, наверное. Мы принимаем это как нормальную семью, а не как многодетность или какой-то особен- ный подвиг. Нет, четверо-пятеро детей — это не многодетная семья. Вопрос: А с рождением детей для Вас с супругой появились какие-то проблемы, были какие-то тяже- лые моменты? Ответ: При рождении первой дочери было очень трудно, потому что мы были очень неопытными и рядом не было церковно старших людей, у которых был бы тот же опыт и которые бы могли внятным образом подсказать, посоветовать. Мне кажется, очень важно, когда у ждущей ребёнка семьи есть знакомые, которые ходят в тот же приход и у кото- рых уже есть опыт семейной жизни. Не обязательно чужой опыт воспроизводить, но важно как можно больше узнавать: что делать с ребёнком, какие ду- ховные преткновения или подводные камни могут вам в этом встретиться.
- 155 - Мы очень уставали, мы неправильно вели себя с ребёнком. Мы пеленали, когда её не нужно было пе- ленать. У нас были воспитанные советской медици- ной неправильные представления: что ребёнка нуж- но кормить по часам, приучать его к некоторой тер- рористической дисциплине; что ребёнка можно ис- портить, слишком часто беря его на руки, и тому по- добное. Ко второму, третьему, четвёртому ребёнку эти все глупости рассеялись, мы приобрели некото- рый жизненный опыт. Но, к сожалению, старшей дочери досталось. Она у нас самая пострадавшая от нашей родительской неопытности, её жальче всех из-за этого, конечно. Сейчас уже многое измени- лось. Всё-таки так мучить детей, как их начинали мучить с роддома — когда ребёнка не приносили ма- тери первые трое суток — так теперь в основном не делают, по крайней мере сознательные матери сей- час с самого начала могут настоять на каком-то дру- гом подходе... Методом «тыка» мы шли, пытались по началу действовать по жёстким правилам. Но на самом де- ле нет никаких правил, нельзя маленького ребёнка испортить любовью, ему не может быть плохо на ру- ках матери, на руках отца, его естественное стремле- ние — быть не одному, а вместе с другими. Когда он хочет есть — он хочет есть, и не надо его мучить, он ещё не может капризничать, у него не может быть чревоугодия в возрасте трех месяцев или полугода. Но нам всё это давалось с трудом. Девочка наша много плакала, мы сильно уставали. Мне много нужно было ездить в Академию. К тому же все это совпало с пожаром в Московской духовной акаде- мии, когда мы все в авральном порядке работали. Так что в основном попечение о старшей дочери, а потом и о второй ложилось на супругу. Но, по ми-
156 - лости Божией, нас миновала самая главная опас- ность. Опасность, которая подстерегает молодую се- мью, — это некоторое внутреннее отдаление, охлаж- дение. Мужу очень важно после рождения ребёнка не начать жить отдельной жизнью отца, который обес- печивает семью, зарабатывает, ведёт внешне попече- ние. Необходимо помнить, что здесь, как и вообще в семье, всё должно быть общим. Если просыпаться ночью, то нужно по очереди просыпаться, если ре- бёнок хочет на руки, пусть он будет не только у ма- тери, но и у отца на руках, если его нужно купать, купайте его вместе или по очереди. Это поддержание интереса и друг к другу, и к главному в семье. И для младенца это очень важно. Главное — внутренне не отделиться, не начать выстраивать «стеночку» для автономного бытия. Бывает такое автономное бытие у мужа, автономное у жены, тут только начни — по- том можно оказаться в одном доме чужими друг дру- гу, общаясь друг с другом только на бытовые темы, такая опасность после рождения ребёнка сущест- вует. Вопрос: А были ли какие-нибудь забавные мо- менты в связи с рождением детей, которые бы Вас с супругой приводили в умиление? Ответ: Этим как-то трудно поделиться. Это очень личное. Да, старшая дочь у нас корчила такие смеш- ные рожицы! Ещё она очень боялась, когда я чихал. Когда она начала ползать, если я вдруг чихал, она уползала в другую комнату. Для другого человека это ничего не говорящий эпизод, но нам он как-то очень запомнился. Но и второе, что родительскому сердцу всегда помнится: старшей было около полу- тора лет, и когда её младшую сестру, только-только появившуюся на свет, привезли домой, она. лодошла
- 157 - и погладила её с какой-то улыбкой приязни и при- ятия. А мы, начитавшись всяких книжек о детской ревности, о том, как важно не допустить антагониз- ма и ещё не поймешь чего, мы этого как-то напря- женно ожидали. Это осталось в сердце: как она по- дошла, погладила, как-то так улыбнулась от того, что другое существо рядом лежит. Вопрос: Люди по-разному относятся к многодет- ным семьям. Чувствовали ли Вы с матушкой недоб- рожелательность со стороны других людей? Ответ: Нет, пожалуй. Дело в том, что мы ничего никогда не просили. Поначалу, когда я был препо- давателем в московских духовных школах, когда был кризис в государстве, когда деньги хотя и платили, но они обесценивались, <и> продуктов не было, — мы жили очень бедно, но как-то жили, хотя соци- альных привилегий, кроме тех, которые как-то авто- матически приходили, мы нигде никогда не проси- ли. Мне казалось, что семьям церковного человека, которых тогда было не очень много, у государства ничего не стоит просить. Потом, вообще: вокруг бы- ло много людей намного беднее нас. Наверное, если бы мы жили ещё тяжелее, то вы- нуждены были бы просить каких-то льгот, и прихо- дилось бы сталкиваться с неприятием. Трудно было, но этого избегали. Единственный был эпизод, и мы это с улыбкой вспоминаем. Когда матушка должна была родить четвёртого ребёнка и я вызывал соот- ветствующий автомобиль, который должен был её доставить, нас очень настороженно спрашивали: не в пьяном ли состоянии роженица, прописана ли она в Москве и т.п. То есть такое априорное восприятие: если четвертый ребёнок, то это скорее какие-то ал- коголики или бомжи.
-158 - Вопрос: Многие считают, что многодетные семьи только у алкоголиков и лучше бы их детям не появ- ляться на свет. Ответ: Я могу сказать, что многодетные семьи сейчас находятся на двух полюсах. Это либо семьи религиозных людей, может быть не прямо церков- ных, но с некоторыми выношенными этическими воззрениями. По крайней мере, это осознанный шаг, люди идут на это осознанно, в таком случае нет проблем. Либо это семьи людей опустившихся, ко- торые спекулируют на своих детях; эти люди пыта- ются получить некоторые социальные блага, как бы они ни были ограничены. Вопрос: А мнение, что детям алкоголиков лучше не появляться на свет? Ответ: Это недопустимо <ложно>. Вспомним, что отец Бетховена был алкоголиком. По этой логи- ке мы лишились бы многих великих людей, без ко- торых мы не представляем духовной истории культу- ры. Они просто не появились бы на свет. Но, конеч- но, поддержка таких детей — их социализация и ог- раждение их от их родителей — должна быть иной, чем нынче это имеет место в нашем государстве, когда для детей есть только два варианта — либо не- счастное существование при родителях, либо чуть менее несчастное существование в детском доме. В идеале — усыновление их родственниками, что сей- час довольно редко бывает. К сожалению, это общая ситуация в нашем государстве: у нас о тех, кому трудно, пекутся менее всего. Вопрос: А как Вы считаете, влияет ли количество детей на качество их воспитания? Ответ: Конечно. Недавно на съезде молодежи о. Димитрий Смирнов совершенно справедливо го- ворил, что одного ребёнка нормально воспитать не-
- 159 - возможно. Я бы мягче сказал, что вне эгоизма не- возможно. Единственный ребёнок со многими скор- бями воспитывается нормальным православным христианином. Конечно, единственный ребёнок — это ненормальная ситуация. Отсюда, тяготение к ав- торитету вне семьи, к некоторому отрицательному детскому сообществу вне семьи, в классе, на улице, в фанатской группе или в музыкальном клубе. Это оттого, что дома-то не с кем говорить, только папа- мама, которые не воспринимаются как адекватные собеседники. Если есть братья и сестры, если всё до- ма проговаривается и усваивается, то нет нужды в поисках внешних авторитетов. Вопрос: Связана ли многодетность с верой? Прав- да ли, что много детей бывает в основном у людей православных? Ответ: Ну, ещё у баптистов (смеется). Вопрос: А если бы Вы не были батюшкой с ма- тушкой, у вас было бы всё равно четверо детей? Ответ: Я думаю, да. Это не было какой-то специ- альной установкой в связи со священством, тем бо- лее что двое старших детей у нас родились до моего рукоположения. Безусловно, есть канонические, этические нормы, которые предписывают священ- нику, клирику большую требовательность к себе и к своей семейной жизни, чем это в целом у православ- ных христиан. Хотя это условность: нигде не сказа- но, что просто православный христианин и священ- ник должны чем-то отличаться <друг от друга> в от- ношении подхода к браку — кроме единобрачия свя- щенника. Ну, у священника, в любом случае, одна жена, а во всём остальном нет никаких специальных правил, нет никаких отдельных предписаний. В этом смысле вряд ли у христианина вообще и у клирика должны быть разные подходы.
- 160 - Психологически я не могу представить, как в нор- мальной православной семье может быть установка на то, что вот у нас будет один ребёнок, потому что больше одного мы не <про>кормим. Это очевидное неверие Богу, расчёт своих экономических, социаль- ных, физических возможностей. Это неверие, с ко- торым нужно бороться в семье, бороться с таким от- ношением к рождению детей. Другая установка — это: «поживём друг для друга, поживём, пока моло- дые». Это установка журналов в блестящих облож- ках, а не православной семьи. Или ещё: «поездим по миру или по стране, а потом будет за тридцать — бу- дем думать о деторождении». Это установка западно- го социума, она не религиозна по своей внутренней сущности. Ну, или ещё: жена делает карьеру, как же — она не успеет защитить диссертацию или по- теряет хорошую должность. Мне кажется, что в любом случае воздержание от детей в первые годы супружества — это нерелигиоз- ная установка. Неправильна именно сама внутрен- няя установка, пусть даже она исходит из расчёта дней, в котором деторождение не может совершить- ся, внутренне для семьи это пагубно. Вообще, стремление в этой жизни воспринять только приятное, только радость — это то, о чем сказано в притче о богаче, <смысл которой>: «Ты все хорошее уже в этой жизни получил, ты так жил, что всю иную сторону бытия от себя отгородил: не хотел видеть чужого горя, чужих проблем; не хотел ничем делиться. Ты хотел только получать удоволь- ствие — ты всё его в этой жизни принял». Нельзя смотреть на супружескую жизнь, на мужа или на жену, на свое совокупное житие как на спо- соб доставления себе наслаждения, не важно — плотского, физического, интеллектуально-эстетиче-
-161 - ского или душевно-эмоционального. Поиск удо- вольствий и наслаждений — это путь нравственно неприемлемый для православного христианина. По- этому пусть каждый трезво оценит, чем семья руко- водствуется сегодня, воздерживаясь от рождения ре- бёнка. И уж, во всяком случае, молодой семье нехо- рошо начинать свое бытие с периода жизни без ре- бёнка. Бывают семьи, которые хотят детей, но Гос- подь не посылает, — надо принимать волю Божию. Но вот начать семью с того, что отодвинуть то, что даёт ей полноту, — это вложить в неё какую-то ущербность, которая потом как мина может срабо- тать, в виде очень тяжелых последствий. Вопрос: А если во время беременности у женщи- ны врачи обнаруживают какую-то серьезную патоло- гию, что тогда? Ответ: Помнить, как бы жёстко это ни звучало, что и идиоты — вечной жизни наследники. Тот, у кого церебральный паралич, или синдром Дауна, или ещё что-то, разве из-за этого лишится Царствия Небесного? И если почему-то по Промыслу Божье- му ребёнку отпущена от утробы матери такая бо- лезнь, то христианин должен верой это принять. И как собственный жизненный крест понести того ребёнка, который родился. Ещё не факт, что он на- столько больной, как нынче перестраховывающиеся врачи говорят, даже не при непременной болезни, а при возможности этой болезни. Сейчас подход медицинский такой, что если ребёнок только мо- жет родиться больным, <то> родителям говорят: «зачем вам эти проблемы, вы же ещё в таком воз- расте, что у вас могут ещё быть дети, вы сейчас уберите проблему, не человека убейте, а уберите проблему, а у вас потом все будет хорошо». Это аб- солютно не христианский подход.
- 162 - Вопрос: Насколько тяжело для семьи воздер- жание? Ответ: Это зависит от того, как люди шли к су- пружеству. Не случайно прежде была не только об- щественно-дисциплинарная норма, а церковная му- дрость, что девица и юноша до брака воздержива- лись от близости. И даже когда они уже были обру- чены (когда обручение было разделено с венчани- ем), они уже были связаны между собой духовно, но физическая близость между ними не могла иметь место. Конечно, не может такого быть, чтобы что-то было безусловно греховно до венчания и стало ней- трально или позитивно после венчания, дело не в этом. А в том, что необходимость воздержания же- ниха и невесты, юноши и девицы до брака, при люб- ви и взаимном стремлении друг к другу, давало им очень важный опыт — умение терпеть воздержание тогда, когда оно придет по естественному течению семейной жизни, в месяцы ожидания младенца, в первые месяцы после деторождения, когда очень ча- сто все устремления супруги не к физической близо- сти, а все попечения её только о младенце, да и фи- зически она будет к этому не способна и не готова. Те, кто себя внутренне приготовил в период жени- ховства, чистого прохождения девичества до брака, очень много приобретают. Я знаю в нашем приходе таких молодых людей, которые в силу разных обсто- ятельств — необходимости окончить вуз, получить родительское согласие на брак, обрести какой-то со- циальный статус — взаимно любя друг друга, прохо- дили период до брака длиной в год, два, даже три, четыре. Полюбили люди друг друга на первом курсе уни- верситета: понятно, что создать семью в полном смысле слова они ещё не могут, тем не менее: про-
~ 163 - ходят рука об руку в чистоте свой путь, как жених и невеста, в течение трех-четырех лет. Они смогут по- том воздерживаться, когда им нужно это будет в се- мейной жизни. А если путь начинается, как, увы, это нынче бывает даже в семьях церковных, с блуд- ных отношений, то это потом без скорбей не прохо- дит. Потом, когда нужно будет учиться любить друг друга без телесной близости, без подпорки, которую дает телесная близость, это достигается в скорбях. Но учиться этому необходимо. Вопрос: Сейчас очень многие журналы и книги для будущих мам пишут, что во время беременности можно быть в интимных отношениях, то есть очень часто говорят о том, что воздерживаться не нужно, что это не мешает ребёнку и матери. Как Вы к это- му относитесь? Ответ: Всё зависит от того, что мы хотим зало- жить в своём ребёнке. Период пребывания ребёнка во чреве матери в значительной мере формирует его наклонности, привычки, навыки. Если более тонкие воздействия на него, скажем: состояние духа мате- ри — с любовью или с отторжением она ожидает ре- бёнка; климат в семье и просто отношение друг к ДРУГУ — < влияют на ребёнка>, которого женщина носит под сердцем, то тем более сказываются <на нём> другие стороны её бытия, бытия семьи. Если иные и пожелают видеть ребёнка страстным, устремлённым в сферу телесности, к половой жизни (<а> светские люди, может быть, и хотят этого, и считают нормальным и желанным для своего ребён- ка — для их мировоззрения это естественно), то хри- стианин, скорее, будет стремиться видеть в своём ребёнке воздержание и меру, захочет заложить в нем преобладание духовного над телесным.
-164 - Благоразумней поступит семья, которая вовсе от- кажется или минимизирует физическую сторону брака, заменив непосредственное телесное супруже- ское общение естественными проявлениями ласки, нежности, пребыванием друг с другом, которое тоже может давать полноту и душевной, и телесной бли- зости. Мудрая жена и тактичный муж найдут, как пройти рука об руку, не отдаляясь друг от друга в этот период естественного воздержания при дето- рождении. Вопрос: Это такая проверка настоящих отноше- ний между супругами? Ответ: Да. О том и речь. Можете ли вы любить друг друга, если вам всё время не подкидывать по- лешки, которые сам костёрчик-то разжигают поми- мо ваших усилий. Сможете ли вы любить друг друга подлинным усилием? Или всё держится на одной интимной стороне брака? Но ведь даже просто бла- горазумный человек подумает: а если что случится, если приболеет муж или жена, и он или она не смо- гут этого на протяжении какого-то периода своей жизни, то что тогда? Расставаться? Светские люди так и делают. Но для христианина это не основание для разрушения семьи. Вопрос: С высоты Вашего родительского опыта, от чего бы Вы предостерегли многодетных роди- телей? Ответ: Во-первых, от того, чтобы осознавать себя особенными. Это редко бывает, но даже этим мож- но начать гордиться. Да нет, увольте: <ведь> вы де- лаете <только> то, что должны делать. Второе: нормальное количество детей в семье не освобождает от обязанности заниматься их воспита- нием. Можно устать от своих детей и посчитать, что всё у нас налажено, катится, <и> вырулится, <и> в
- 165 процессе жизни само собой утрясётся. Но нет, дол- жен быть такой же подвиг по отношению к третье- му, четвертому, пятому, седьмому ребёнку, как по отношению к первому. Нужно точно так же любить каждого ребёнка, как первого, так же вкладывать в него силы, внимание, готовность слушать его, вос- принимать его как личность, а не как седьмого, чет- вертого или очередного в семье. Бывает такое иску- шение усталостью, сопровождающее жизнь много- детной семьи. Вопрос: Раньше женщина считалась прежде всего хозяйкой, хранительницей семейного очага, а сейчас больше ценятся её таланты, продвижение по службе, карьера. Что Вы об этом думаете? Ответ: Для женщины могут быть естественны те сферы социального бытия или профессиональной деятельности, которые принципиальным образом являются расширением её черт, свойств, функций как матери и жены. Мать не может вырастить детей, периодически не занимаясь их лечением. Женщина может быть врачом, хорошим врачом. Мать, естест- венно, учит и воспитывает своих детей, она может расширить это попечение до школы, детского сада, другого образовательного воспитательного заведе- ния, включая высшую школу. Для женщины естественно вносить умиротворяю- щее, стабилизирующее начало в жизнь семьи. Она может быть хорошим социальным работником, юри- стом, она может умирять и разбирать конфликты других людей, стараясь, как мать, утишить и утешить тех, кто скорбит, обижен, не столько с точки зрения формальных законодательных требований, но видеть глубже, чем букву закона, дух этой ситуации. <Если развивать эту мысль, то>: женщина готовит дома, но она может готовить не только для своей семьи, она
-166 убирается дома и может это делать не только для своей семьи. Можно найти такие сферы приложения своих сил. Только не нужно стремиться заниматься тем, что... прямо противоречит семейной иерархии, <так как> будет внутренне неестественно, за какими-то исключениями... Наверное, быть абсолютным начальником в той или иной сфере женщине не очень хорошо: иметь мужской коллектив или преимущественно мужской коллектив под своим <руководством>. Не хорошо быть в тех сферах, которые требуют жёсткого раци- онального, логического подхода, исключающего сферу душевности, сердечного попечения. Наконец, не надо работать в тех сферах, которые противоречат физическому бытию женщины как сосуда немощ- нейшего. Притчей во языцех в советское время бы- ли женщины — железнодорожные рабочие в оран- жевых куртках, которые клали шпалы. Не нужно женщинам заниматься боксом, штангу поднимать или плавать так, что терять вид женщины и превра- щаться в какое-то страшное существо, утратившее всякие признаки женского пола... Вопрос: Скажите, а Ваша матушка не чувствует себя ущемленной в том, что не смогла реализовать свои таланты? Ответ: Да, без скорби это не было. Как художни- ца, как театральный художник по образованию, она скорбела, особенно в первые годы, о невозможнос- ти заниматься любимым делом, к которому, несо- мненно, есть дарование, но нет времени и сил зани- маться на ту меру отдачи, которую предполагает ху- дожественное творчество. Живопись предполагает такую меру погружения, на которую нельзя выкраи- вать, предположим, час между сном и кормлением.
- 167 Но в этом смысле дети утешают. И сейчас получает- ся так, что одна из дочерей профессионально видит себя художницей. Вот такое педагогическое попечение о ней — что она занимается тем же любимым делом — является утешением. Я думаю, что для многих женщин, осо- бенно в большой семье, дети, которые наследуют профессиональное предпочтение родителей, могут оказаться поддержкой и утешением, возможностью вложить в них то, чему мы научились, но что по об- стоятельствам жизни не смогли раскрыть в той или иной мере полноты. Главное — терпеливо ждать, где и как это может быть реализовано. Я припоминаю воспоминания матушки Марии Николаевны Соко- ловой, которая, получив в юности художественное образование, вернулась к иконописи много десяти- летий спустя, когда дети её стали священниками. Как бы пронеся память об этом через несколько де- сятилетий, она на пороге старости вернулась к худо- жественной деятельности и стала заниматься иконо- писью. Не нужно в себе ничего подавлять. Таланты, дан- ные Богом, никуда не деваются, нужно просто ждать, что и когда может быть раскрыто и реализо- вано, и присматриваться, в каких формах это может найти свою реализацию. Вопрос: Говорят, что в православии женщина подчиняется мужчине, это действительно так? Ответ: В православии не только об этом говорит- ся: апостол Павел, по крайней мере, говорит о том, что мужья должны любить своих жен, беречь их как сосуд немощнейший, как существо более хрупкое. Иногда мужья любят приводить цитату: «жена да убоится своего мужа», а всё остальное, что читается на Таинстве венчания, почему-то опускают. А ведь
-168 прежде всего мужья должны любить своих жен. Об- раз соединения мужа и жены должен быть как образ Христа и Церкви, отношение мужа к жене должно быть таким же, как отношение Христа к Церкви, во- обще — значительно больше обязанностей именно на мужа возлагается в христианской семье. Именно обязанностей, а не прав начальствовать и топать но- гами да говорить: «Делай, как я хочу». Есть мудрое следование в церковном бытии тому принципу, который можно сформулировать словами одного современного богослова: «Мужчина и жен- щина равные, но разные». И когда с женщины сня- то бремя ответственности за принятие общесемей- ных решений, это <очень> оздоровляет, легче дела- ет бытие самой женщины. Это то, что так хотят об- рести сегодня люди в нецерковных семьях, когда му- жья, увы, склонны устраняться от ответственности за то, что в семье происходит, когда несчастные же- ны берут на себя эту ответственность, оказывающу- юся им часто не по силам, — отсюда взаимные оби- ды, осознание неестественности функции каждого из супругов в таком союзе. Вопрос: В наше время многие женщины соглаша- ются рожать с обезболиванием или делать кесарево сечение, когда в этом нет необходимости. Правиль- но ли это? Ответ: Я тут могу только повторить то, что дума- ет моя матушка. Рождение естественным образом — это то, что наиболее здорово и необходимо для ре- бёнка, и всякое вторжение в процесс родов даром для младенца не проходит. Вопрос: То есть нужно принимать страдания? Ответ: Да. Тем более, если их принимать созна- тельно. Желание и роды принять незаметно — это из той же мировоззренческой схемы, что <дескать> в
- 169 - жизни нужно устраняться от всего тяжелого и не- приятного, а получать только удовольствие и <всё комфортное >. Семья, сознательно готовящаяся к деторождению, сможет подготовиться к процессу, сможет всё вос- принять должным образом. Тем более что теперь, по крайней мере в Москве, в роддомах практикуют бо- лее естественные физиологические способы дето- рождения. Теперь ведь не обязательно рожать гори- зонтально на кушетке, что практиковалось в совет- ское время. «Кесарево сечение» может иметь место, но именно по медицинским показаниям, не нужно идти на него только для того, чтобы сделать матери легче. Вопрос: А присутствие мужа при родах допус- тимо? Ответ: Это очень индивидуально. У нас в семье никогда не было такого внутреннего побуждения, но я, конечно, согласился бы, если бы матушка попро- сила. Мне кажется, это должно быть совместное ре- шение семьи, выношенное и внутренне осознавае- мое как необходимое, и тогда это может иметь мес- то. Но это очень индивидуально. Здесь нет какого- то стандарта. Вопрос: Женщине с рождением ребёнка достаётся больше всего испытаний. Маленький ребёнок требу- ет много внимания. Фактически все силы уходят на него. Как быть, чтобы в какой-то особенно напря- женный момент ей не сорваться? Как научиться спокойно решать проблемы? Ответ: Конечно, женщина тратит на ребёнка больше сил, она же кормит его. Кстати, безусловно, нужно все усилия приложить к тому, чтобы мать са- ма кормила ребёнка. Это доступно девяноста про- центам женщин. Молока, как правило, не хватает
-170 - тем, кто имеет установку на некормление. Это, гово- ря медицинским языком, психосоматика, когда жен- щина подспудно готова к тому, чтобы не кормить, — не хочет этого, боится или желает, чтобы это скорее кончилось. Тогда молока и не хватает. Надо макси- мально устраняться от искусственного вскармлива- ния на первых месяцах, а желательно — и на первом году жизни. Первые месяц-полтора у женщины ещё есть запас физических сил и облегчение после беременности, ей на самом деле легче, чем на восьмом, девятом ме- сяце, <легче> с младенцем рядом, чем с младенцем внутри. А потом нарастает усталость, особенно свя- занная с недосыпанием, но и вообще усталость. По- могает молитва. Когда женщина кормит ребёнка нормально, не из бутылки, а грудью, то она может молиться в это время. Просто читая Иисусову мо- литву или напевая молитву, которую она знает. Час- то мать просто не в состоянии вычитывать утреннее и вечернее правило в период кормления грудью. Да- же те, кто помнят молитвы наизусть, редко могут так сосредоточиться на их развёрнутом тексте, чтобы прочитывать их сознательно. Тогда можно молиться короткими молитвами, но чаще. Это помогает со- знательно переживать день не просто как череду фи- зиологических процессов у ребёнка, а и духовно пе- реживать. Второе. Надо вопреки всему стараться продолжать общаться с мужем, надо разговаривать. Во время то- го же кормления, утром перед уходом мужа на рабо- ту или по возвращении вечером, или ночью, когда вы вместе проснулись около ребёнка, проговаривать, что происходит, что вы переживаете. Поделиться этим не в форме претензии: я-то так, а ты что же! — а просто как опытом дня, который жена сегодня
- 171 - приобрела. В этом смысле как бы мужу ни было трудно (ну, священнику, допустим, служить завтра, другому — читать лекции или ещё что-то делать), хо- рошо матери с ребёнком не быть отдельно от мужа. Вопрос: А если у женщины послеродовая депрес- сия? Ответ: Депрессия на нормальном аскетическом языке — это уныние. Вопрос: Но ведь это может быть вызвано физио- логическими процессами? Ответ: В этом смысле это особенная вещь. Но христианка, в отличие от человека нецерковного, обладает средствами борьбы с этим. Во-первых, она сознает это не как депрессию, а как уныние, как не- должное собственное состояние, и уже осознание того, что это неестественно, что я должна с этим бо- роться и ничему не потакать — это уже начало вы- здоровления. Способы преодоления такой депрессии для каждой семьи индивидуальны. Какого-то стан- дартного совета нет. Нам очень помогало в таких случаях вместе гулять. Даже ночью или поздно вече- ром, когда вот так тяжело становилось, брали ребён- ка в коляску, неважно, какое время года, — и шли гулять. Ночью. Мы же не в тайге живём. Медведи не ходят. Хоть и преступность есть, но не настолько, чтобы на родителей с коляской нападали. Брать ре- бёнка и идти гулять — жизнь продолжается. Спать нельзя, настроение плохое — значит, идём на воздух. Нас это отрезвляло. Мир Божий хорош — снег пада- ет, луна светит или фонари, ночная Москва... Вопрос: Очень часто мужчины, даже сознательно подходящие к рождению ребёнка, испытывают не- который шок при его рождении — появляется ка- кое-то существо, они к этому долго привыкают... С Вами такого не было?
- 172 - Ответ: С первым ребёнком — да. Страшно взять на руки, боишься, что голова оторвется или уро- нишь, или так надавишь, что все органы внутренние повредятся. Тут самое важное — сделать усилие. Есть два выхода из этой ситуации. Всё, я этого не могу, я в стороне, я сделаю всё, но только не каса- ясь ребёнка. Это путь тупиковый и очень опасный. Для отца и ребёнка вот эти физические соприкосно- вения — купание, ощущение близости отцовских рук — это то, что в значительной мере закладывает будущие отношения. Это даёт ощущение родства и близости. Здесь есть ещё такой момент — женщина, как правило, любит ребёнка сразу, как только он ро- дился — вот потому, что он уже родился. Она всё это претерпела, она его видит, она его не может не лю- бить. Я помню первую записку матушки, когда первая дочка родилась. Матушка написала, что она была прекрасна, хотя я знаю, что она в этот момент была во всякой там смазке, вообще дети не прекрасны в обычном смысле слова в момент рождения. Отец на- чинает любить ребёнка в процессе попечения о нём и, как правило, чрезвычайного эмоционального от- ношения при виде комочка, только что вынесенно- го из роддома, не испытывает (если только это не долгожданный, после долгих годов бесплодия родив- шийся сын). Начинает его любить по мере того, как он вкладывает в него собственную любовь и попече- ние. Обязательно <эти чувства> нужно вкладывать, не в попечение вокруг ребёнка, а в попечение о нём. Это потом всю жизнь будет помогать. С о. Максимом беседовала Елена Чубыкина
- 173 - Любовь В русском языке слово любовь имеет много от- тенков и значений, а поэтому требуется, чтобы мы уточнили, какая любовь должна быть между супру- гами. Это ни в коем случае не та любовь, о которой кричат реклама, глянцевые журналы и бесчисленные романисты, песнотворцы и стихотворцы. Не та «лю- бовь», о которой эстрадные певички «дышут» в ми- крофон. Это и не «гламур» (магия, очарование). Это не «отношения» тел и функций, а духовная близость, способность к самопожертвованию ради другого и всяческое старание, чтобы другому было лучше, чем тебе. Поэтому всё наиболее прекрасное в супружеской любви (как и вообще в любви христианской) долж- но утвердиться именно в духовной области. Это: + добросердечие; + абсолютная честность во всём; + заботливость; + защита; + стремление понять; + стремление проникнуться интересами му- жа (жены); + стремление к единству взглядов; + умение прощать; + самоотверженность; + желание слушать (и слушаться); + боязнь обидеть; + война с собственной гордостью и, наконец, + желание вместе восходить по лестнице ве- ры Христовой, + обмен огнём этой веры.
- 174 - О ЛЮБВИ истинной Трудна, очень трудна и встречается гораздо реже64, чем ложная и ложно понятая, истинная любовь в браке. Но зато и прекрасна она, как прекрасна вся- кая гармония, всякое равновесие. Основание такому равновесию даёт брак церковный. Если молодые Са- мому Богу присягнули соблюдать возвышенные цели брака и всю свою жизнь отныне подчинить совместному стремлению к стяжанию Царствия Не- бесного, к благородству и свету, то, с помощью Бо- жией, освящённые Таинством церковного бракосо- четания, они приобретают силу быть как единое су- щество. Тертуллиан писал: «Как изобразить счастье супру- жества, которое заключает сама Церковь, которое утверждает молитва, запечатлевает благословение, объявляют Ангелы и окончательно утверждает Отец. Как приятно иго двух сердец, соединенных одною надеждою, одним учением, одним законом? Они как дети одного Отца, как рабы одного Господа; нет между ними никакого раздора ни в душе, ни в теле. Они два в одной плоти. Где плоть одна, там и дух один. Они вместе молятся, вместе преклоняют коле- на, вместе постятся, взаимно наставляют и увещева- ют друг друга. Они вместе присутствуют в церкви и на трапезе Господней, вместе терпят гонения, вмес- те наслаждаются и спокойствием. Они ничего не та- ят друг от друга, не бывают в тягость один другому. Свободно посещают больных, без стеснения раздают милостыню, без развлечения стоят в молитвенных собраниях; вместе поют псалмы и гимны и взаимно возбуждают друг друга к прославлению Господа». А святитель Григорий Богослов употребляет такой образ: «Связанные узами супружества, заменяем мы друг другу и руки и слух, и ноги. Супружество и ма-
- 175 - лосильного делает вдвое сильным, доставляет вели- кую радость благожелателям и печаль недоброжела- телям. Общие заботы супругов облегчают для них скорби; общие радости для них обоих восхититель- нее. Для единодушных супругов богатство приятнее, а в скудости само единодушие приятнее богатства. Для них супружеские узы служат ключом целомуд- рия и пожелания, печатью необходимой привязан- ности. У них одно питие из домашнего источника, которого не вкушают посторонние, которое не выте- кает ниоткуда, и ниоткуда не притекает. Составляя одну плоть, они имеют и одну душу, и взаимною любовью одинаково возбуждают друг в друге усердие к благочестию. Ибо супружество не удаляет от Бога, а, напротив, более привязывает, потому что больше имеет побуждений». Священникам — наставникам церковным — хо- рошо известно, как многие молодые пары, отчаяв- шись вне Церкви найти супружескую гармонию, подлинную радость, семейный покой, начинают хо- дить на церковные службы и выравниваются, и, в конце концов, буквально преображаются. Сам Хри- стос приносит им эту радость и этот покой. И те во- просы, которые казались неразрешимыми, в лоне Церкви разрешаются. Потому что она знает ответы на них, даёт примеры святой жизни, вооружает мо- литвой. В проповеди она открывает глубины христи- анской нравственности, учит покаянию, привлекает к смирению и терпению. Церковь освящает и осве- щает жизнь супругов светом Священного Писания и Предания. Она дарует настоящие, нетленные ценно- сти, а не то, что предлагает мир, который назойливо шумит и кричит о том, что всё равно уплывёт из рук, достанется неведомо кому, обратится в прах, в пепел и в ничто.
- 176 - Священник Илья Шугаев пишет65: «У взрослого семейного человека один вид влюбленной пары вы- зывает легкую улыбку. С одной стороны — как тро- гательно и внимательно ухаживает он, как элегантно принимает ухаживания она, а с другой — как все это ещё далеко до настоящего чувства! Николай Васильевич Гоголь, будучи православ- ным человеком, прекрасно знал об одном законе ду- ховной жизни: глубина переживания, внутренняя сила чувств никак не зависят от силы их внешнего прояв- ления. Этому у великого писателя посвящена целая повесть — «Старосветские помещики». Главные ее герои — старые помещики Афанасий Иванович и Пульхерия Ивановна. Их размеренная жизнь напо- минала «прекрасный дождь, который роскошно шу- мит, хлопая по древесным листьям, стекая журчащи- ми ручьями и наговаривая дрему на ваши члены». Все дни протекали одинаково, Пульхерия Ивановна заранее знала все желания мужа, и они моментально исполнялись. Все мысли Пульхерии Ивановны пе- ред смертью были только о своем супруге. Она дает последние указания ключнице о том, как ей забо- титься об Афанасии Ивановиче. Во время похорон Афанасий Иванович молчал, как бы не понимая, что происходит. Лишь вернувшись домой, он стал ры- дать сильно и безутешно. Автор, то есть Гоголь, по- кидает хутор, где жили его персонажи, возвращается туда через пять лет и по дороге размышляет: «Пять лет прошло с того времени. Какого горя не уносит время? Какая страсть уцелеет в неровной битве с ним?» И далее Гоголь приводит пример, показываю- щий, что даже самую сильную страсть лечит время. «Я знал одного человека в цвете юных еще сил, ис- полненного истинного благородства и достоинств, я знал его влюбленным нежно, страстно, бешено,
- 177 - дерзко, скромно, и при мне, при моих глазах почти, предмет его страсти — нежная, прекрасная, как ан- гел, была поражена ненасытной смертью. Я никогда не видел таких ужасных порывов душевного страда- ния, такой бешеной палящей тоски, такого пожира- ющего отчаяния, какие волновали несчастного влюбленного. Я никогда не думал, чтобы мог чело- век создать для себя такой ад, в котором ни тени, ни образа и ничего, чтобы сколько-нибудь походило на надежду... Его старались не выпускать с глаз; от не- го спрятали все орудия, которыми бы он мог умерт- вить себя; начал смеяться, шутить; ему дали свобо- ду, и первое, на что он употребил ее, это было ку- пить себе пистолет. В один день внезапно раздав- шийся выстрел перепугал ужасно его родных. Они вбежали в комнату и увидели его распростертого, с раздробленным черепом. Врач, случившийся тогда, об искусстве которого гремела всеобщая молва, уви- дел в нем признаки существования, нашел рану не совсем смертельной, и он, к изумлению, был выле- чен. Присмотр за ним увеличили еще более. Даже за столом не клали возле него ножа и старались уда- лить все, чем бы мог он себя ударить; но он в ско- ром времени нашел себе новый случай и бросился под колеса проезжавшего экипажа. Ему раздробило руку и ногу; но он опять был вылечен». Как видим, описанные страдания действительно ужасны. Но вдруг тон Гоголя резко меняется. «Год после этого я видел его в одном многолюдном зале: он сидел за столом, весело говорил «петит-уберт» (карточный термин — И. Ш.), закрывши одну карту, а за ним стояла, облокотившись на спинку его стула, моло- денькая жена его, перебирая марки». Итак, палящая тоска, бешеные страдания, две попытки покончить жизнь самоубийством, но всего через год — все хо-
178 - рошо, у него молоденькая жена, он счастлив, он ве- селится, все забыто! С такими мыслями автор едет в гости к Афанасию Ивановичу. Пять лет... Уж он-то, наверное, давно забыл свою супругу! Афанасий Ива- нович угощает своего гостя. Подают на стол мниш- ки (что-то вроде сырников). И тут происходит нечто неожиданное. «Это то кушанье, которое по... по... покой... покойни... — Афанасий Иванович не может договорить этого слова, из глаз его брызнули слезы, и он рыдает так же безутешно, как рыдал после по- хорон. Время нисколько не смогло ослабить боль потери близкого человека!» ...Гоголь был православным человеком и прекрас- но знал простую истину, которую и пытался проил- люстрировать этим рассказом: бурность, пылкость чувств нисколько не говорят об их глубине. Истин- ное чувство, как правило, выглядит тихо, скромно, неприметно. Внешняя пылкость, скорее всего, сви- детельствует о недостатке внутреннего переживания, когда все силы уходят на внешнее. Жизнь души в данном случае можно сравнить с морем. Во время бури ветер поднимает большие волны, но стоит опу- ститься на глубину, как нас охватывает тишина и покой: колеблются и сотрясаются только поверхно- стные слои воды. Но есть и глубинные водные пото- ки, как, например, Гольфстрим. Он переносит ог- ромное количество воды, меняет климат в омывае- мых им странах; но внешне его мощь незаметна, по- скольку на поверхности нет огромных волн». Для многих и многих любовь — это только особое чувство, комплекс эмоций, нечто «волшебное», бу- доражащее. Священник Даниил Сысоев по этому поводу пи- шет: <3десь> мы видим влияние любовных романов и, вообще, классической литературы на наше созна-
179 - ние. Для Библии же и для святых отцов — это состо- яние воли, и потому она может быть заповедью. Так «Православное исповедание» говорит, что «любовь вмещает в себе Божественное Десятисловие», а Ка- техизис утверждает, что «истинная любовь естест- венно проявляет себя через добрые дела». Преп. Ио- анн Лествичник говорит, что «любовь по качеству своему есть уподобление Богу, сколько того люди могут достигнуть; по действию своему, она есть упо- ение души; а по свойству — источник веры, бездна долготерпения, море смирения. Любовь, собственно, есть отложение всякого противного помышления, ибо любы не мыслит зла. Любовь, бесстрастие и сы- ноположение различаются между собою одними только названиями». Таким образом, для христиан очевидным является то, что истинная любовь невоз- можна без православной веры. Ибо, как пишет тот же преподобный, «по моему разумению, вера подоб- на лучу, надежда — свету, а любовь — кругу солнца. Все же они составляют одно сияние и одну свет- лость». Прекрасно и исчерпывающе, основываясь на вы- сказывании Апостола, написал о подлинной любви Златоуст: «О любви и свойствах ее Апостол Павел, описывая красоту любви, говорит: Любы долготер- пит, милосердствует: любы не завидит: любы не пре- возносится (1 Кор. 13: 4). Смотри, с чего он начал и что поставил первою причиною всех благ. Что же именно? Долготерпение — корень всякого любомуд- рия; посему и Премудрый говорит: Долготерпелив муж мног в разуме: малодушный же крепко безумен (Притч. 14: 29), — и, далее, сравнивая эту доброде- тель с крепким городом, говорит, что она крепче его. Это несокрушимое оружие, непоколебимый столп, легко отражающий все напасти. Как искра, упавшая
- 180 - в море, не причиняет ему никакого вреда, но сама тотчас исчезает, так всё неожиданное, поражая дол- готерпеливую душу, скоро исчезает, а её не возму- щает. Долготерпеливый, как бы пребывая в приста- ни, наслаждается глубоким спокойствием: причи- нишь ли ему вред — не подвинешь этого камня; на- несёшь ли ему обиду — не потрясешь этого столпа; нанесёшь ли ему удары — не сокрушишь этого ада- манта; потому он и называется долготерпеливым, что имеет как бы долгую и великую душу; ибо дол- гое называется и великим. Между тем эта доброде- тель рождается от любви, и тем, которые имеют и хорошо употребляют её, доставляет великую пользу. Апостол не останавливается на этом, но присово- купляет ещё другие совершенства любви: она, гово- рит... милосердствует. Так как есть люди, которые употребляют долготерпение не на собственное лю- бомудрие, а на мщение тем, кто оскорбляет их, тер- заясь внутри себя самих, то он говорит, что любовь не имеет и этого недостатка; посему и присовокуп- ляет: милосердствует. Любящие не для того поступа- ют кротко с пламенеющими гневом, чтобы усилить пламень гнева, но чтобы укротить его и погасить и не только мужественным терпением, но и угождени- ем и увещанием врачуют рану и исцеляют язву гне- ва. Не завидит. Случается, что иной терпелив, но за- вистлив, от чего добродетель его теряет своё совер- шенство. Но любовь далека и от этого. Не превозно- сится, то есть не поступает безрассудно. Она делает любящего благодушным, степенным и основатель- ным. Безрассудство свойственно людям, любящим постыдно, а любящий любовью истинной совершен- но свободен от этого; ибо когда нет в сердце гнева, то не может быть и безрассудства и дерзости; лю- бовь, пребывая в душе, как бы какой-нибудь искус-
- 181 - ный земледелец, не допускает вырастать ни одному из этих терний. Не гордится. Мы видим, что многие гордятся своими добродетелями, т. е. тем, что они не завистливы, не злы, не малодушны, не безрассудны; эти пороки соединены не только с богатством и бед- ностью, но и с самыми добрыми по природе качест- вами; а любовь совершенно очищает всё. Заметь: долготерпеливый не всегда ещё милосерд; если же он не будет милосердым, то его доброе качество ста- новится пороком и может обратиться в памятозло- бие; но любовь, доставляя врачевство, т. е. милосер- дие, сохраняет добродетель чистою. Также милосер- дый часто бывает легкомыслен, но любовь исправля- ет и этот недостаток. Любы, — говорит, — не превоз- носится, не гордится. Милосердые и долготерпели- вые часто бывают гордыми; но любовь истребляет и этот порок. Что я говорю, продолжает Апостол, что любовь не гордится? Она так далека от этой страсти, что, и терпя крайние бедствия за любимого, не счи- тает того бесчестием для себя. Не сказал опять: хотя терпит бесчестие, но мужественно переносит его и даже нисколько не чувствует бесчестия. Посмотрим в этом отношении на Христа и увидим истину ска- занного. Господь наш Иисус Христос подвергался оплеванию и бичеванию от жалких рабов и не толь- ко не считал этого бесчестием, но ещё радовался и вменял в славу; разбойника и человекоубийцу Он вместе с Собою прежде других ввел в рай, беседовал с блудницею, притом в присутствии всех обвините- лей Своих, и не считал этого постыдным, а даже позволил ей целовать Свои ноги, орошать слезами Своё тело и отирать волосами, и всё это пред глаза- ми врагов и противников; потому что любовь не бес- чинствует. Посему и отцы, хотя бы они были муд- рее и красноречивее всех, не стыдятся лепетать вме-
- 182 - сти с детьми, и никто из взирающих на это не осуж- дает их, а напротив, это кажется столь хорошим де- лом, что даже удостаивается похвалы; если дети бы- вают порочны, то они терпеливо стараются испра- вить их, наблюдают за ними, удерживают их от дур- ных поступков и не стыдятся; потому что любовь не бесчинствует, но как бы какими золотыми крылья- ми прикрывает все проступки любимых. Для неё стыд не уметь любить или любя не подвергаться опасностям и не терпеть всего за любимых. Впро- чем, когда я говорю «все», то не подумай, будто ра- зумею вредное. Тот только любит, любимому желает полезного, а кто не ищет добра, тот, хотя бы тысячу раз говорил, что любит, враждебнее всех врагов. Не ищет своих си, не раздражается. Сказав не бесчинст- вует, Апостол показывает и то, каким образом она не терпит бесчестия. Каким же? Она не ищет своих си. Любимый составляет для неё всё, и она вменяет себе в бесчестие, когда не может избавить его от бес- честия, так что если можно собственным бесчестием помочь любимому, то не считает и этого бесчестием для себя; любимый для любимого есть то же, что сам он. Любовь такова, что любящий и любимый состав- ляют уже не два отдельные лица, а одного человека, чего не может сделать ничто, кроме любви. Посему не ищи своего, дабы тебе найти своё; ибо кто ищет своего, тот не находит своего. Потому и Павел гово- рит: никтоже своего си да ищет, но еже ближняго кийждо (Рим. 12: 15). Польза каждого заключается в пользе ближнего, а польза ближнего в его пользе. Кто не хочет в пользе ближнего искать собственной пользы, тот не получит венцов. Бог устроил так для того, чтобы мы были привязаны друг к другу; и по- лезное для каждого Бог даровал ближнему, дабы мы имели общение друг с другом и не разделялись. Ска-
~ 183 - зав не ищет своих си, Апостол опять говорит о бла- гах, происходящих от любви. Какие же эти блага? Не раздражается, не мыслит зла. Смотри опять, как она не только истребляет пороки, но даже не дозволяет им получить начало. Ибо не сказал: «Хотя раздража- ется, но преодолевает раздражение», — а: Не раздра- жается', не сказал также: «Не делает зла», — но: Да- же не мыслит зла, не только не совершает, но даже и не замышляет ничего худого против любимого. И действительно, как она может делать зло или раздра- жаться, когда не допускает даже худой мысли? А здесь и есть источник любви. Не радуется о неправ- де (ст.6), т. е. не радуется, когда другие терпят зло; и не только это, но есть в ней и гораздо большее: ра- дуется же о истине, т. е. радуется о тех, которые бла- гоустроены в жизни, как и в другом месте он гово- рит: Радоватися с радующимися, и плакати с плачу- щими^: 11-14). Потому она и не завидует, потому и не гордится: блага других она признает своими. Ви- дишь ли, как любовь делает питомца своего почти ангелом? Ибо, если он не имеет гнева, чужд зависти и чист от всякой пагубной страсти, то очевидно, что он уже выше природы человеческой и достигнул бесстрастия ангелов. Впрочем, Павел не довольству- ется этим, но находит сказать еще нечто большее; важнейшее он всегда излагает после. Любовь, гово- рит, вся покрывает (ст.7) по своему долготерпению и кротости, что бы ни случилось прискорбное и тяж- кое, хотя бы то были обиды, хотя бы побои, хотя бы смерть, или что-нибудь другое подобное. Вся покры- вает. Этими словами он выражает силу любви, а дальнейшими доброту её: Вся, — говорит, — упова- ет, всему веру емлет, вся терпит. Что значит вся упо- вает? Не отчаиваясь, ожидает от любимого человека всего доброго и, хотя бы он был худ, не перестает
- 184 - исправлять его, пещись и заботиться о нем. Всему веру емлет, не просто надеется, но с уверенностью, потому что сильно любит; и хотя бы сверх чаяния не происходило добра, и даже любимый становился бы ещё хуже, она переносит и это: Вся, — говорит, — терпит. Любы николиже отпадает (ст.8). Видишь ли, чем он завершил изображение и что особенно превосходно в этом даре? Что значит: николиже от- падает? Не прекращается, не ослабевает от того, что терпит, потому что любит всё. Кто любит, тот никог- да не может ненавидеть, что бы ни случилось; в этом величайшее достоинство любви». Здесь мы видим, как сначала Апостол, а потом и великий учитель Церкви Иоанн Златоуст обобщили свойства истинной любви, свели их в одно русло, подобно тому, как малые ручьи и потоки сливаются в единую великую реку. Язык нам не дал различения видов любви, не наименовал их по-разному, то есть не обозначил по особому любви брата к брату или сестре, любви матери к своему ребёнку, любви дру- зей между собою, просто любви человека к челове- ку, также как и мужа к жене и наоборот. Всё обни- мается одним словом — «любовь». В речи, таким об- разом, скрывается та премудрость, о которой гово- рят свв. Павел и Иоанн Златоуст: настоящая любовь всегда одинакова, она полноводна, сильна, обладает всеми без исключениями достоинствами, которые перечислены этими двумя отцами Церкви. Любовь проявляется в незыблемой верности, в доверии, она не хочет знать ничего дурного о человеке, она, раз посвятив себя ему, всегда остаётся ровной, ни в чём не изменяясь и не умаляясь. Вот какою должна быть и супружеская любовь: она должна быть дружеской, братской и сестрин- ской, отеческой и материнской одновременно, она
- 185 - должна быть совершенной, то есть иметь качества Божественные. Взаимная забота супругов предполагает как бес- покойство о здоровье и удобствах для дорогого серд- цу лица, так и — и это нужнее всего иного — забот- ливость о христианской морали в том, кого искрен- не любишь. Таким образом, истинной любовью, с Божьей помощью, супруги способны поправлять друг друга, отвращать от поступков ошибочных или недостойных. Анна Григорьевна Достоевская (в де- вичестве Сниткина) в своих воспоминаниях о Фёдо- ре Михайловиче приводит отрывок из его письма к ней вскоре после их брака. Достоевский писал: «Мне Бог тебя вручил, чтобы ничего из зачатков и бо- гатств твоей души и твоего сердца не пропало, а, на- против, чтобы богато и роскошно взросло и расцве- ло; дал мне тебя, чтобы я грехи свои огромные то- бою искупил, представив тебя Богу развитой, на- правленной, сохранённой, спасённой от всего, что низко и дух мертвит». Далее Анна Григорьевна сооб- щает: «...вообще Фёдор Михайлович поставил себе целью беречь меня от всех развращающих впечатле- ний. Помню, однажды, придя к Фёдору Михйлови- чу, я стала перелистывать какоё-то французский ро- ман, лежавший у него на столе. Фёдор Михайлович подошёл и тихонько вынул книгу из моих рук. — Ведь я же понимаю по-французски, — сказала я, — дай мне прочесть этот роман. — Только не этот! Зачем тебе грязнить воображе- ние! — отвечал он. Даже после свадьбы Фёдор Михайлович, желая руководить моим литературным развитием, сам вы- бирал мне книги и ни за что не позволял читать фривольные романы.
- 186 - — Зачем же ты сам их читаешь? Зачем грязнишь своё воображение? <На что Достоевский ответил>: — ...иные книги мне нужны как материал для мо- их работ... Но, уверяю тебя, я не смакую циничных сцен, и они часто возбуждают во мне отвращение»66. Скажут: так ведь то Достоевский, великий писа- тель, человек с тонкой психикой, безупречным так- том, острой восприимчивостью. Однако с каких же людей брать нам образцы, кому подражать, как не с тех, кто всей своей жизнью устремлён к познанию истины, всеми мыслями — к Богу? Найдутся и те- перь, в хаосе человеческих судеб, в невероятной тол- чее, в толпе растерянной и почти обезумевшей, на- туры светлые и чистые, вовсе, может быть, не зна- менитые, но люди Божии, каждый поступок кото- рых кроток и красив, а каждое слово носит отпеча- ток внимательной любви, нежной осторожности. Вот они-то пусть и служат нам примером; их пове- дение поможет устранить нам возникающие сомне- ния, оберечь от неверных шагов. Такие люди дают нам в руки ключи от многих сложных замков, они вручают эстафету высочайшей нравственности, олимпийский факел, переданный им через апосто- лов, святых отцов, угодников Божиих, через сердце и совесть, Самим Господом Иисусом Христом. Вот, они сами, их бытие, вкупе с Евангелием, Церковью, принятием Божественных Таинств, есть то влияние, которое озаряет светом не только всякого верующе- го, но и всякую верующую семью, сообщая ей цело- стность, единение, согласие во Христе. Именно этот свет преобразуется в заботу мужа о жене, жены о му- же, и, наконец, их обоих — о детях, Богом данных им для того, чтобы вернули их Ему украшенными
187 - всякими добродетелями и приготовленными для жизни в Царстве Небесном. О СОХРАНЕНИИ ЦЕЛОМУДРИЯ Сохранение целомудрия до вступления в брак в наше время стало редкостью. Молодые люди ищут телесной близости потому, что совершенно не осо- знают, как сами подкапывают основание своего бу- дущего семейного очага. Они не знают, что с телесным воздержанием тесно связана духовная награда. Они вступают в связь друг с другом потому, что «не тер- пится», и ещё потому, что так делает большинство. Это ошибка — думать, что то, что делает боль- шинство, правильно и достойно подражания. То, что считают современным, на самом деле известно очень давно и носит название распущенности. Ус- реднённая мораль всегда плоха. Она, по существу, даже и не мораль, так как мораль не может быть средней. Морально то, что высоко. А истинно высо- кого в нашем мире — если взять отношения между людьми — осталось очень немного. Масса всякой грязи, и почти нет порядочности и чистоты. Всё из- рыто и истоптано, исхожено и попрано. Потому что «всё относительно», а, значит, выражаясь языком Достоевского «всё позволено». Люди заботятся о том, что приятно и выгодно, и пренебрегают свято- стью. «Те, кто вступает в брак чистым, целомудрен- ным — писал профессор, протоиерей Василий Зень- ковский, — впервые в браке постигает тайну теле- сного единства, и от этого в душе рождается новое благоговейное отношение к телу другого, которое становится как бы священным и святым. Как пока- зывает жизнь, именно от телесного сближения в браке (в нормальных условиях) расцветает в душе
-188 - глубокое, светлое и радостное чувство любви друг к другу, нежное поклонение и глубокое чувство нераз- рывности. Именно здесь, в этой точке, опытно по- знается правда моногамии (единобрачия), вся не- правда разводов. Муж и жена могут принадлежать только друг другу — и это встает в сознании не толь- ко как требование социальной морали, сохраняю- щей семейный очаг, но и как некая повелительная и глубокая тайна, постигаемая в браке». О красоте этой тайны так говорит премудрый Со- ломон в Песни Песней устами Невесты: Я принадлежу другу моему, и ко мне обращено желание его. Приди, возлюбленный мой, выйдем в поле, побудем в сёлах; Поутру пойдём в виноградники, посмотрим, распустилась ли виноградная лоза, раскрылись ли почки, расцвели ли гранатовые яблоки, там я окажу ласки мои тебе. мандрагоры уже испустили благовоние, и у дверей наших всякие превосходные плоды, новые и старые: это сберегла я для тебя, мой возлюбленный (Песн. 7: 11-14). «Мы так привыкли к словосочетанию "христиан- ская любовь", — пишет протопресвитер Александр Шмеман67, — мы столько раз слышали проповеди о ней и призывы к ней, что нам трудно бывает по- стичь вечную новизну, необычность того, что заклю- чено в этих словах. На новизну эту указывает Сам Господь в Своей прощальной беседе с учениками: Заповедь новую даю вам, да любите друг друга».
- 189 - Протоиерей Глеб Каледа говорит: «У православ- ных юношей и девушек должна быть исключена са- ма мысль о возможности добрачных связей. Это от- носится и к вступающим во второй брак. Настоя- тельно повторяем: добрачные связи даже со своим будущим супругом можно сравнить с попыткой со- вершить Литургию, не имея благодати священства — одно называется блудом, другое святотатством. Это сопоставление правомерно, поскольку брачный союз мужа и жены уподобляется отношению Христа и Церкви. Такое сравнение режет слух только потому, что мы слишком привыкли к добрачным связям, но почти не встречаемся с упомянутым святотатством. Девушка должна стоять на страже чистоты до- брачных отношений, к чему она призвана самой своей природой. В этом вопросе не может быть ни- каких «милостей», никаких «снисхождений». Мы признаем верный и честный брак неверую- щих и с любовью оденем на них брачные венцы, ес- ли они придут к вере и потянутся в Церковь Христо- ву. Нет на них греха, если, конечно, они были вер- ны друг другу. Наши слова обращены к так называ- емым членам Православной Церкви, которые свои- ми добрачными связями отвергают благодать Божию и впадают в двойной грех: грех блуда и отвержение благодати Божией. Новый Завет, установленный Иисусом Христом, изменил отношение между Богом и человеком, и тем самым изменил отношения между людьми и, прежде всего, между мужем и женою. Это надо по- мнить, читая Ветхий Завет и наблюдая семейную жизнь внешнего мира. Наш, христианский брак дол- жен быть новозаветным. Сам же Бог мира да освятит вас во всей полноте, и ваш дух и душа и тело во всей целости да сохранят-
- 190 - ся без порока в пришествие Господа нашего Иисуса Христа. Верен Призывающий вас, Который и сотво- рит сие (1 Фес. 5: 23-24). Дерзайте и трезвитесь. Вступив в брак, соединив- шись в плоть едину, как живые камни, устрояйте из себя дом духовный (1 Пет. 2: 5), будьте единым двой- ным храмом Бога нашего»68. «Любовь» как страсть «От вас, — пишет греческий архимандрит Нико- лаос, обращаясь к вступающим (или уже вступив- шим) в брак, — требуется ставить на первый план не слепое плотское удовольствие, но райское, относя- щееся к участию вашей души. А о нём можно гово- рить только там, где царит взаимоуважение и святой долг в отношениях супругов. И этому, опять же, по- может их глубокое осознание, что они оба — совер- шители таинства»69. «Брак да бывает о Господе, а не по страсти, — го- ворил св. Иоанн Кронштадтский, — то есть для хри- стианского рождения и воспитания детей и для то- го, чтобы иметь в жене подругу и помощницу, а не для целей плотских и нечистых — для удовлетворе- ния страстей сребролюбия и любодейства. А преп. Макарий Оптинский учил: «Из многих опытов видно, что у тех, кто по страсти вступает в супружество, не бывает счастья: страсти остынут, и любовь исчезнет. Надобно избирать партию по разу- му, с благочестивым намерением и молитвою ко Господу, чтобы жизнь провести в мире, согласии и любви...». «Жаль, — пишет священник Сергий Николаев, — когда по распущенности, по неосторожно допущен- ной в сердце страстности или какому-то неразумно-
-191 - му желанию оказать доверие супружеские отноше- ния начинаются ранее брака. Иногда мы видим, как распадаются вполне сло- жившиеся пары прямо накануне свадьбы. Часто это случается оттого, что преждевременная плотская близость не удовлетворила ожиданиям и представле- ниям о семейном счастье. А не удовлетворила она потому, что является всего лишь частью жизни в браке и, может быть, даже не главной её частью. Плотская близость не исчерпывает всего многообра- зия семейных отношений и никак не может дать представления о них. Та полнота, что заключена в семье, может осуществиться только в браке и никак не за оградой его»70. Сейчас понятие «любовь» применительно к взаи- моотношению двух полов искажено, опорочено и упрощено до животности. Никакие приукрашивания её, никакая словесная парфюмерия ничего здесь не меняют. Пропаганда «секса», «обворожительности», «притягательности» ведёт к разложению и распутст- ву. Нескромность и похоть приводят в конце концов к нравственному падению, а в иных случаях и к ду- ховной смерти. Протоирей Г.И.Шиманский пишет: «Вся культура последнего времени направлена к обслуживанию «культа плоти», в погоне за сильными ощущениями и длительными наслаждениями. Естественно, это отражается и на отношении людей к браку и отно- шениям их в браке. Страсть к телу, извращённое представление об отношениях между мужчиной и женщиной, создаваемые художественной литерату- рой и современным киноискусством, совсем затем- нили христианское целомудренное отношение к свя- тыне брака. Люди XX века, отвращаясь от Бога, от
-192 - чистоты христианской жизни, возвращаются к язы- ческому служению плоти, «служению Вакху»... Замечательный русский публицист И.О.Меньши- ков писал, анализируя плотскую любовь, и все оре- олы её, всё её дурманы и заблуждения71: «...супруже- ская любовь со всеми её радостями не только не нуждается в плотской страсти, но искажается ею и обезображивается. Во имя самого чистого счастья, какое дает влюбленность, необходимо охранять её от животного безумия... Помните ли вы мучения бедной Тани у Пушкина, её жалкие, безутешные слезы, её навсегда разбитую жизнь? Мучения задумчивой княжны Мери? Беско- нечно горькие муки Лизы и Лаврецкого, суровую пе- чаль Базарова, жгучую тоску Веры из «Обрыва», са- танинские терзания Дмитрия Карамазова, страдания Анны Карениной? Заставьте пройти перед вашим умственным взором вереницу влюбленных героев и героинь всех великих писателей — какое горестное, глубоко печальное это будет зрелище! От трагичес- ких мук Медеи и ярости Отелло, от безумной скор- би нимфы Эхо до умирающей в тюрьме Гретхен — сколько невыразимых, беспредельных страданий сердца, сколько ужасов в этой блаженно безумной, древней как мир, поэме любви! Возьмите самые счастливые, сказочные условия любви, возьмите цветущий остров среди голубого моря, поселите на нём невинных и прекрасных влюбленных, Дафниса и Хлою; пусть они любят друг друга с колыбели, пусть любовь плотская загорается у них на очаге дружбы, в тишине природы, среди вечной весны. Возьмите этот невероятно счастливый случай, и все-таки какою отравой напоена любовь обоих, в самые даже невинные дни её:
- 193 - «...Душа её томилась, взоры были рассеяны; часто она произносила имя Дафниса; почти не ела, прово- дила бессонные ночи и забывала стада. То смеялась, то плакала. Засыпала и пробуждалась внезапно. Ли- цо её то сразу покрывалось бледностью, то вспыхи- вало румянцем; кажется, меньшею тревогой объята телица, ужаленная оводом. Нередко, оставшись од- на, говорила она себе: «Я больна. Но не знаю, чем. Я страдаю, а на теле моем нет раны. Я тоскую, но ни одна из овец моих не потерялась. Я вся пылаю, да- же в прохладной тени. Сколько раз царапал меня ко- лючий терновник — я не плакала. Сколько раз пче- лы жалили меня — я от того не теряла охоты к пи- ще. Значит, сильнее, чем все это — боль, которая те- перь пожирает мое сердце...». Так вздыхала и томилась Хлоя, не умея назвать любовь по имени, так вздыхал и томился бедный Дафнис: «...Поднеся пищу ко рту, он едва отведывал, если пил, едва касался губами краев чаши. Он был тих и мрачен, некогда более говорливый, чем поле- вые цикады. Он был неподвижен, некогда более рез- вый, чем козы. Стадо было забыто, флейта лежала беззвучная. И лицо его побледнело, как травы на по- лях во время летнего зноя... О, злая победа! О, странная болезнь, которую я и назвать не умею!..». Так мучительна любовь даже в райской обстанов- ке невинности, юности и красоты, в самых счастли- вых, грёзоподобных условиях. А сколько боли и бе- зобразия вносит в эту страсть ещё и жестокая наша житейская проза. Невежды кричат о «блаженстве» любви плотской, разумея под нею — сладострастие, то, что единственно им знакомо в любви, невежды готовы соблазнить сладострастием весь мир. Но те, кто в своей жизни испытал тяжелую болезнь любви и кто освободился от её гнёта — согласятся, какое
-194 - опасное, какое безумное, какое горькое это «бла- женство», и сколько души отнимает оно напрасно! Все мы смутно сознаем любовь как великую и сладостную тайну, мы жаждем её — но жаждем гру- бо и материально, мы не влагаем разума в отноше- ние к этой страсти, и оттого она бывает так безум- на, и вместо райских упоения всего чаще измучива- ет хуже ада. Если вспомнить, какое бесчисленное множество людей — всё молодое человечество — страдает явно — и ещё более тайно — от этой стра- сти, если вспомнить глубокое расстройство всех жизненных отношений влюбленных, расстройство дел, полное забвение ими нравственного долга, заб- вение всего на свете ради столь мимолетного счас- тья, которое почти всегда оказывается призраком, если вспомнить все эти жгучие страдания, невольно охватит глубокая жалость к жертвам и вырвется во- прос: да что же такое любовь? И отчего она так же- стока? И неужели нельзя облегчить никакими сред- ствами — если не теперешнему, то хоть будущим по- колениям — эту страшную тиранию? Правда <любви полов> могла бы быть разъяснена без больших усилий, если бы не господствовал в на- шем миросозерцании неподвижный, многовековой культ этой любви, унаследованный ещё от старинно- го рыцарства, если бы не та мгла, которою заволаки- вают любовь бездарные и безнравственные писате- ли, поэты, хранители дурных преданий, — все те, кто утверждают в человечестве миросозерцание в данное время. Если бы не подходить к любви плот- ской предвзято, с заранее внушенным ложным пред- ставлением о ней, её секрет оказался бы гораздо проще, чем думают, и возможность ослабить мучи- тельные стороны этой страсти была бы осущест- вимее.
-195 - Наша теперешняя цивилизация по преимуществу сладострастная, и совершенно искренно многие вы- сокоодаренные люди, <такие, например>, как Мо- пассан, не видят в жизни никакой высшей цели, ни- какого лучшего счастья, кроме половой любви, хотя иллюзорность её ими уже хорошо чувствуется. Са- мый вдохновенный гений человека — в поэзии, ро- мане, театре, живописи, музыке, скульптуре — ещё почти всецело посвящает себя изображению любви; <физиологической> любовью пересыщены наши нравы, она входит так или иначе во все наши игры и развлечения, её тонкое веяние чувствуется всюду. В Австралии, по словам Летурно, «женщина и до сих пор является домашним животным, служащим для полового удовольствия, для размножения рода, а в случае нужды — и пищей. Единственные занятия мужчины у дикарей до сих пор охота и война. За ним, в охотничьих экскурсиях, следует его жена, не- ся на себе и детей, и движимое имущество семейст- ва. Ест она лишь тогда, когда насытится её госпо- дин; на её долю приходятся остатки, которые он бросает ей, как собаке... Её дикий обладатель по-ви- димому не питает к ней ни малейшего чувства при- вязанности. Австралийские женщины очень редко умирают естественной смертью; большею частью их убивают раньше, чем они состарятся и успеют поху- деть, из боязни упустить такую хорошую пищу»... Собака, как более деятельный помощник в охоте, ценится больше жены. Женщина не имеет права есть вместе с мужем и даже жарить себе пищу на од- ном костре с его пищей, она живет в особой прист- ройке, — на неё налагаются все самые тяжкие рабо- ты. Даже там (как у кафров), где дикарь переходит к земледелию, женщина «строит жилища, плетет ци- новки, приготовляет глиняную посуду... Она века-
- 196 - пывает землю, сеет и жнет. Мужчине никогда и в го- лову не приходит помочь ей... <В диких племенах> Африки мужчина занимается войной и охотой. В те- чение долгих часов своего досуга он лениво лежит где-нибудь в тени, курит или болтает... ...Естественно, что в этом периоде половая лю- бовь является тем, что она есть в своём источнике — половой похотью. Половая влюбленность в течение веков составляет почти единственное содержание художественной литературы. Романисты всех времен и народов, начиная с глубокой древности, описыва- ют любовь в бесконечно разнообразных условиях времени, места, обстановки, возраста, ума, красоты, здоровья, социального положения любящих; груды романов появляются на свете с регулярностью рас- тительного царства; на смену одним бесчисленным печатным листам идут другие, вянущие с быстротою осенних листьев. Только великие романы живут дол- го, но зато они и крайне редки. Тысячи плохих по- этов «воспевают» половую любовь крайне преувели- ченно — как божественное чувство, как неземное блаженство, как светлое преображение жизни, ста- вящее её выше разума, выше совести и <...> святынь души. Очарование <плотской любви> описывается как одна невыразимая сладость, один неомрачаемый восторг. Незначительные поэты напрягают всю свою посредственность, чтобы изобразить любовь в самых пленительных формах72; тайные сладострастники, они рисуют соблазнительные, невероятные картины, которыми успевают раздражить и свое воображение, и тех читателей, кто не свободен от половой похо- ти, — а кто свободен от неё совершенно? Только лю- ди с большим вкусом или с большою совестью от- вертываются от этой тонкой порнографии; масса же читателей бросается на неё с жадностью. И вот ты-
197 - сячами голосов... в каждом молодом поколении со- здается ложное внушение о любви, делающее эту страсть одною из самых гибельных для человечества. Литературное внушение из читающих классов про- никает в нечитающие и ослабляет способы борьбы с этою страстью: похоть по самой природе своей дает самое острое из наслаждений; будучи же воспитана в течение тысячелетий, как основная радость жизни, она разрастается, <как> кажется, в особый психоз, который был не известен древнему человечеству. Ещё в колыбели он слышит песни нянек о поцелуях и объятиях, о тайных свиданиях, клятвах и изменах; едва он подрастает — его охватывает сладострастная поэзия, искусство, литература, наука, которые гово- рят о тех же тайнах. Сама юность есть уже брожение, напряженный рост всех сторон духа, слепые поиски окончательного счастья. А тут подходят годы поло- вого созревания, нарождается смутная, но могущест- венная потребность, кажущаяся безграничною. Юноша бросается в пропасть собственных страстей, наполненную волшебными видениями, — ещё за- долго до способности любить физически, он жаждет любви и томится по ней, он считает её сплошным, бесконечным упоением... Но это горькая, — увы, слишком горькая ошибка, стоящая часто страшно дорого...». И далее М.О. Меньшиков говорит о том, как в творческом воображении элементарное физиологи- ческое возбуждение тонко преобразуется в самые романтические образы. Приводим только финал его рассуждений: «Любовь плотскую поэты называют «святою». Но если так, то почему в сколько-нибудь порядочных семьях её прячут от детей, не дают им, например, читать любовные романы? Ничего друго- го хорошего не прячут, ни описаний дружбы, ни ра-
- 198 - достей, ни святых мучений, а это будто бы «святое» чувство тщательно скрывают до совершеннолетия детей. Да и после совершеннолетия ни один отец, ни одна сколько-нибудь совестливая мать не станут учить детей любовному искусству, не станут приви- вать им эту страсть нарочно. Но если она «святая», то следовало бы спешить заразить ею каждую девуш- ку и юношу. Напротив, от такой заразы оберегают, считают ее чем-то вроде неизбежной болезни: «при- дет пора — полюбишь», говорят с тяжелым вздохом. Взрослые, переживши любовь, хорошо знают (что бы ни болтали развратные поэты), что влюблен- ность — явление телесное и ведет к телесным ре- зультатам: как в других похотях и болезнях, в поло- вой любви не душа владеет телом, а тело душой. Взрослые люди знают, что при малейшей неосто- рожности эта сладкая болезнь делается опасной и может повести к серьезным увечьям сердца, а ино- гда и к гибели. Они знают, что ни в каком ином процессе (еде, питье, сне) не проявляется столько животности, столько самозабвения, как в любовном акте, и никогда близость тел не сопровождается та- ким отдалением душ, как в момент этого соедине- ния. Если любовь «святое» чувство, почему вылива- ется оно в сладострастный, т.е. чисто животный акт? Любовь, — говорят, — святое чувство, так как следствием его является новая жизнь. Но правда ли это? Деторождение требует соединения, но нуждает- ся ли оно в любви? Всем известно, что дети родятся от союза, как любящих, так и ненавидящих друг дру- га лиц. Во всем органическом царстве насильствен- ное соединение ведет к тому же. Там дети родятся даже от искусственного оплодотворения, когда осо- би не знают даже друг друга и никогда не видались. Не существует ни малейшего доказательства, чтобы
- 199 - любовь входила в творческий процесс жизни. От са- мых грубых насилий, от соединения в сонном, бес- сознательном состоянии, от людей отвратительных друг другу все-таки совершаются зачатия, тогда как очень часто самая пылкая любовь оказывается бес- плодной. «Любовь — святое чувство, оно влечет друг к дру- гу родственные души». Но все же знают, что влекут- ся в данном случае тела, а не души; слишком часто половая любовь соединяет души глубоко чуждые, что тотчас и обнаруживается по удовлетворении тел. Большинство браков оказываются несчастными именно потому, что половая любовь вводит обе сто- роны в обман и дает лишь призрак требуемого срод- ства душ. Наконец, если любовь «святое» чувство, почему она сопровождается таким упадком совести, забвением нравственного долга? Ведь известно, что влюбленные часто ни перед чем не останавливаются для достижения своих целей: обман и ложь, измена, ненависть, клевета, воровство, иногда даже убийст- во (соперников) — обычные средства. Жена легко изменяет мужу, девушка бросает родную семью — хотя бы с риском убить этим родителей, мать броса- ет родных детей. Влюбленный человек, если нужно, изменяет родине, религии, лучшим верованиям соб- ственной души. Семирамида, чтобы избежать укоров за свои увлечения, издала закон: «Всё позволено, что приятно». По преданию она кончила тем, что влю- билась в своего коня... Почему же, ответьте мне по совести, половая лю- бовь — «святое» чувство? И почему она обыкновен- но так скоро исчезает? Ведь ни одно из истинно свя- тых чувств никогда не прекращается. Дружба, мате- ринская любовь, религиозное сознание, вкус к изящному, доброта, гений, ум — им нет конца, они
- 200 - или растут со временем, или не ослабевают вовсе, если же разрушаются, то вместе с телом. А влюблён- ность — по наблюдениям одного мыслителя — про- должается много два года, чаще же не выдерживает и медового месяца. Самый термин «медовый» месяц показывает, что далее этого срока начинаются отно- шения уже не сладкие...». Русский лирический поэт XIX века Е. Баратын- ский, тонкий психолог, дал очень точное определе- ние любви-страсти: Мы пьём в любви отраву сладкую, Но всё — отраву пьём мы в ней, И платим мы за радость краткую Ей безвесельем многих дней. Огонь любви — огонь живительный, — Все говорят. Но что мы зрим ? Опустошает разрушительный Он душу, объятую им. Любовь страстная — в христианском смысле во- все не любовь: это разгорячение крови, доводящее человека иногда до такого безумного состояния, в котором он, конечно, уже не способен верно оцени- вать свои поступки. Знаменитый философ-богослов и выдающийся лирический поэт Владимир Соловьёв был настолько глубок и внимателен к себе, что ясно отделял в сво- их ощущениях любовь истинную, сильную и возвы- шенную от простой похоти. Он писал например: Власть ли роковая13 или немощь наша В злую страсть одела светлую любовь, — Будем благодарны: миновала чаша, Страсть перегорела, мы свободны вновь. Страсть, как видим, поэт называет «злою», разру- шающей душевную гармонию, искривляющей отно-
- 201 - шения девушки и юноши, мужчины и женщины. Соловьёв также говорит о свободе, ибо настоящая, совершенная любовь есть истинная свобода, свобо- да от подозрительности, обидчивости, неприязни, ревности, то есть от всего того, что порождено эго- измом, и, в первую очередь, свобода от тесного, жгу- чего чувства, пламень которого сродни пламени са- мой преисподней. Ведь недаром страстно «любя- щие», встретив непреодолимые препятствия своей похоти, нередко убивали предмет своей «любви», а также кончали и с собой. Это и в литературе много- кратно описано. «Из многих опытов видно, — пишет оптинский старец преп. Макарий, — что у тех, кто по страсти вступает в супружество, не бывает счастья: страсти остынут, и любовь исчезнет. Надобно избирать пар- тию по разуму, с благочестивым намерением и мо- литвою ко Господу, чтобы жизнь провести в мире, согласии и любви, для семейного счастья и общест- венной пользы». Страстное горение молодой крови — не шутка, но тяжёлое испытание, через которое случается, как че- рез настоящий огонь, проходить не только юным и не только мирским. Чувственное влечение и рожда- емое им блудное похотение трудно преодолевалась даже монахами-подвижниками. А уж им-то, каза- лось бы, с их духовной дисциплиной и наблюдени- ем тайных движений собственной натуры должно было быть легче! Соловецкий старец Наум рассказывал: «Раз при- вели ко мне женщину, желавшую поговорить со мной. Недолгой была моя беседа с посетительницей, но страстный помысл напал на меня и не давал мне покоя ни днем ни ночью, и при этом не день или два, а целых три месяца мучился я в борьбе с лютой
- 202 - страстью. Чего только я ни делал! Не помогали и ку- пания снеговые. Однажды после вечернего правила я вышел за ограду полежать в снегу. На беду запер- ли за мной ворота. Что делать? Я побежал кругом ог- рады ко вторым, третьим монастырским вратам, — везде заперто. Побежал в кожевню, но там никто не жил. Я был в одном подряснике, и холод пронизы- вал меня до костей. Я едва дождался утра и чуть жив добрался до келлии. Но страсть не утихала. Когда настал Филиппов пост, я пошел к духовнику, со сле- зами исповедал ему свое горе и принял епитимию; тогда только, благодатью Божией, обрел я желаемый покой»74. Страсть — обманывает. Она ищет всё новых объ- ектов для удовлетворения, для обновления, для под- держания своего накала. Смысл её уже нелюбовен. Человек и человеческое содержание ей не нужны. Потому есть «ослепление страстью», страстный го- лод, не насыщаемый до тех пор, пока в организме есть сила к соединению с противоположным полом. В житии святой благоверной княгини Февронии Муромской описывается такой случай. Плыла кня- гиня Феврония в лодке по реке. Сидел неподалеку от неё кормщик, и почувствовала княгиня, что смо- трит он на неё с вожделением да с греховным умыс- лом, хотя сам и женат. Попросила его княгиня вы- пить речной воды, зачерпнув её с левой стороны лодки, а когда исполнил, попросила почерпнуть с правой стороны да тоже выпить. — Едина ли еси вода? — спросила княгиня. — Едина, — сказал кормщик. — Тако и плоть женьска едина еси, — отвечала княгиня.
- 203 - Брак — это не сожитие, не минутное увлечение, он не должен быть и средством удовлетворения страсти. Похоть сродни объедению, обжорству, и никогда не угасает, будучи отпущена на волю, а только всё более разжигается. Так что естественная близость супругов постепенно перерастает в прихотливую не- насытность гурманов. В конце концов это часто приводит к поиску предмета наслаждения на сторо- не — то есть к прелюбодеянию. Впрочем, конечно, это касается не только супру- гов, но и всех, творящих блуд вместо любви. О тако- вых писал святой апостол Павел в послании к рим- лянам: <Так> как они, познав Бога, не прославили Его, как Бога, и не возблагодарили, но осуетились в умствова- ниях своих, и омрачилось несмысленное их сердце; на- зывая себя мудрыми, обезумели, и славу нетленного Бо- га изменили в образ, подобный тленному человеку, и птицам, и четвероногим, и пресмыкающимся, — то и предал их Бог в похотях сердец их нечистоте, так что они сквернили сами свои тела. Они заменили истину Божию ложью, и поклонялись, и служили твари вмес- то Творца, Который благословен во веки, аминь. Потому предал их Бог постыдным страстям... И как они не заботились иметь Бога в разуме, то предал их Бог превратному уму — делать непотребства, так что исполнены они всякой неправды... (Рим. 1: 21-26; 28-29). В том же послании Апостол пишет о том, что алч- ная и не обуздываемая страсть приводит в конце концов ко всякого рода извращениям. «Страстный, — писал святитель Игнатий Брянча- нинов, — не престает совершать грех в мечтании и сердечном чувстве, чрез что поддерживает свое об-
- 204 - щение с тёмными духами и свою подчинённость им, а потому и свою вечную гибель». «Любовь плотская, — учит Иоанн Кассиан Рим- лянин, — подвижник IV в. нашей эры, — не будучи связана духовным чувством, как только представит- ся какой даже незначительный повод, очень легко испаряется. Любовь же духовная не такова: но, хотя случится потерпеть какое огорчение, в душе боголю- бивой, состоящей под воздействием Божиим, союз любви не пресекается: ибо возгрев себя теплотою любви к Богу, она тотчас возвращается к благому настроению и с великой радостью восприемлет лю- бовь к ближнему, хотя бы и не малое от него полу- чено было оскорбление, или понесён большой вред; потому что тогда сладостью Божией совершенно по- глощается горечь разлада». Так как же быть? Как оградиться от страсти — этого чудовища? Какие можно возвести против неё крепостные стены? Для православных людей ответ должен быть ясен: воздержной жизнью — исключе- нием любых чрезмерностей, — удержанием языка, скромностью зрения, опаской в телесных прикосно- вениях, лощением, ограничением сна. Наблюдением помыслов. Постоянной занятостью, неленостными трудами. При этом — моленьями к Господу, Богоро- дице и всем святым — да придут на помощь. И, за- тем, в откровением помыслов своему духовнику, в исповеди. Но в исповеди, чистой и искренней — особенно. «Телесное вожделение увядает от испове- ди более, чем от поста и бдения», — писал святитель Игнатий. Исповедь вожделений, страстных помыслов, блудных мечтаний — нелегка, потому что ей мешает стыд. Да и как рассказывать о самом тайном, интим- ном? Но этого и не требует Церковь. Главное — че-
- 205 - стное покаяние, внутренний самоотчёт. А форма ис- поведи может быть проста. Преподобный Макарий Оптинский давал такую рекомендацию: «Касательно же того, что вы затруд- няетесь сказать духовнику о некоторых предметах, скажу вам: мысленные приражения страстных плот- ских помыслов не изъясняйте подробно, а просто говорите: «побеждаюсь плотскими помыслами»; до- вольно и сего». Всё-таки слишком обременительны правила, — скажут. — Зачем тогда вообще жениться? Чтобы всё равно когда-нибудь да впасть в грех прелюбодеяния? Ведь, особенно теперь, в больших городах, мы тесно окружены лицами противоположного пола. Соблаз- ны страсти так велики, что христианские заповеди, наверно, вообще невыполнимы. Так могут думать только люди, ещё не усвоившие основной мысли христианства, не понимающие смысла Христова искупления. Именно того, что Он желает всем спастись. Да, речь идёт о спасении ду- ши, дабы человек в наивозможной чистоте переплыл бурную и мутную реку временной (мгновенной!) земной жизни на цветущий берег вечного рая и не снесло его в страшную, дымную и мрачную теснину адской пропасти. Спасение же для мирян наиболее удобно в семье, в браке. Ибо двоим, поддерживая друг друга, легче учиться спасению, легче отражать страсти, безопас- нее переходить, преодолевать жизненный поток. На то и установлен Господом брак, что плохо быть че- ловеку одному. Потому и Еву сотворил Он Адаму. Семью называют «малой Церковью», настолько важна она для спасения. Здесь мир, отличный от «мира», здесь прибежище, тишина и правда, если
- 206 - только всё строится по христианским правилам. То же сообщается и детям. «Законною целью соединения с женщиной долж- но быть рождение и воспитание детей, — учил пре- подобный Максим Исповедник. — Когда же вступа- ющий в брак имеет в виду только чувственные на- слаждения, стремится только угодить похотям своей плоти, то он глубоко заблуждается и таким соедине- нием с женщиной вносит беспорядок в жизненные отношения, дурные последствия которого вполне ес- тественно отзываются на нём самом и его потом- стве». «...Некоторым образом, — одна цель у брака, — писал свт.Иоанн Златоуст, — чтобы человек не пре- давался блудодеянию, и для этого введено такое вра- чевство75 <т.е.сам брак>. Если же ты намереваешься и после брака предаваться блудодеянию, то излишне было тебе и вступать в брак, бесполезно и напрасно. И не только напрасно и бесполезно, но и вредно, потому что не одинаковое дело — предаваться блу- ду, не имея жены <и>, после брака, делать то же са- мое. <Потому что> последнее уже не блуд, а прелю- бодеяние. Хотя и странны эти слова, но справед- ливы». В то же время плотские отношения в браке не препятствуют духовной любви супругов, если они изначально освящены ею. Ничего в человеке Бог не создал плохим или скверным, только сам человек постоянным отпадением от Бога, уклонением от всяческой меры искажает Божии установления и требования, сам себе готовя одно наказание за дру- гим, погружаясь в разочарование и муку из-за своей неумеренности и слепоты. Именно такова любовная страсть, которая так перекликается со словом «страх». «Я страшно люблю его!» — это уже предел.
207 - Это значит — жди бед, слёз, истерик, взаимооттор- жения, психопатии разного рода. С другой сторо- ны — отношение к телу супруга (супруги) как к свя- тыне совершает дело истинной любви и привлекает благословение Божие к супружескому союзу. О ТЕЛЕСНОЙ КРАСОТЕ Русская пословица говорит: «с лица воду не пить». Значит, не надо выбирать себе пару только по внеш- ней красивости. Но как же так? Мы ведь любим всё красивое, и красоту даёт Сам Господь. Однако на то можно возразить: и прекрасное тоже даёт Господь. Красивое же и прекрасное совпадают не всегда. Об- щая гармония телесных черт ещё не гарантирует прекрасного внутреннего содержания и добрых, воз- вышенных качеств души, а именно по последним и следует определять себе спутника на всю жизнь. Найти внешне красивого человека не составляет слишком большого труда, прекрасное же в нём не- обходимо выяснять, оценивая поступки, слушая го- лос, вглядываясь в выражение глаз — этого зеркала души. «Красота телесная, — говорит святитель Иоанн Златоуст, — не соединенная с душевной добродете- лью, может увлекать супругов двадцать или тридцать дней, а далее не будет иметь силы, но, обнаружив дурные свойства супругов, уничтожит любовь. Блажен, кто <со> святым намерением вступает в супружеский союз, он избирает супругу не по страс- ти, но смотрит на добродетели её. ...Такое избрание, как основанное на благоразу- мии, сделает брак благословенным и супругов счаст- ливыми. Их жизнь будет растворена любовью, ничто не сможет искусить их добродетели: ибо доброде- тель, а не страсть управляет их душою. Плод чрева
- 208 - их непорочен: дитя будет играть в их объятиях и уте- шаться их святыми лобзаниями». И ещё говорит святитель: «Если надо что-нибудь сделать для удовольствия друг друга нужно украшать душу, а не тело наряжать и губить. Не столько (внешнее) делает супругов любящими, сколько це- ломудрие (доброта), ласковость и готовность умереть друг за друга». Народное сердце давно усвоило разницу между только привлекательной наружностью и глубоким внутренним содержанием. Поэтому родились ещё и такие пословицы: И некрасиво, да скажешь спасибо. Не родись красивой, а родись счастливой. Красота приглядится, а ум впереди пригодится. Не ради красо- ты — ради доброты. На красивого глядеть хорошо, с умным жить легко. Тут речь о том самом уме, который свт. Иоанн Златоуст называет благоразумием — разумением ко благу, благим разумом. Но сколько людей ловится на приманку бездуш- ной красоты, поверхностного блеска! Мужчина тще- славится, если у него подруга или жена стройная, статная, «элегантная». Женщина гордится, если муж рослый и мощный, с лицом античного героя и вооб- ще по виду «настоящий мужчина». И тот, и другая с радостью ловят завистливые взоры окружающих и воображают себя счастливцами. Однако много чаще по-настоящему счастливыми бывают скромные и незаметные пары, живущие тихо и богоугодно, в са- моотречённом труде на благо детей и всей семьи, на пользу всему обществу. Архимандрит Лазарь (Абашидзе) пишет: «Кто же- лает победить стыд и избежать «угрызений совести», приобрести свободу и преодолеть «комплекс непол- ноценности», вернуться к своему первоестеству, из-
-209 - бежать «раздвоения личности», тот должен учиться этому не у сатанистов нашего времени, наподобие Ницше и Фрейда с их последователями, а начать жить полнотой Благодатной жизни святой Право- славной Церкви, которая есть Тело Христово! Здесь только он может вновь обрести человеческую приро- ду во всей ее святой первозданной чистоте и красо- те, мало того — обоженную, прославленную, возне- сенную на Небеса, седящую одесную Бога-Отца! В обнажении своего тела, в чувственно раскован- ном поведении кроется противление воле Божией, протест против законно наложенной на род челове- ческий епитимии (вспомним ризы кожаные, возло- женные на праотцев Самим Богом (См. Быт. 3: 21), непризнание вины, отказ видеть своё падение, по- вреждённость, отречение смирения. Всякое стара- тельное украшение своего тела, желание привлечь к нему внимание толпы, заставить любоваться им, своими «прелестями» — есть действие незаконное с духовной точки зрения, соблазнительное, богонена- вистное, поскольку оно — противопокаянное». Женская красота (а порою и мужская) сама по се- бе есть обоюдоострое оружие. Она в большинстве случаев губит и развращает и её обладательниц, и тех, кто оказался прельщённым ею, игнорируя со- держательную сторону любви, её человеческую сущ- ность. Так что красота, в своём роде, нечто вроде проклятия. Женский пол радуется красивой внеш- ности, а надо было бы всячески беречься и не под- чёркивать её, а, скорее, затушёвывать. Поэтому по- ведение красивой девицы или женщины должно быть не вызывающим, а, наоборот, кротким, тихим и скромным. Однако нет, они ещё изощряют дан- ную им красоту, они, стараясь обратить её в победо- носное оружие, поражающее мужчин, в конце кон-
-210 - цов от неё же и получают неисцелимые раны, имен- но её лезвие калечит и рассекает их жизни. Ибо из- начальная увлекательная «игра в любовь» обязатель- но в итоге приводит к драме или трагедии. Многие и многие, например, случаи изнасилова- ний связаны прежде всего с нарочито-демонстратив- ным женским обликом, бросающейся в глаза одеж- дой, подчёркнутостью «форм», то есть, попросту го- воря, совершеннейшей неосторожностью, бесстыд- ством и глупостью. Конечно, каждая модница и же- манница надеется или даже уверена, что уж с нею- то ничего подобного не случится. Каковы, однако, основания подобной уверенности — неясно. Выставлять себя напоказ, в общественную витри- ну — всегда риск. Но «красавицы» рискуют раз за разом, ради того чтобы поймать восхищённые или похотливые взгляды или, может быть, в надежде на выгодную партию: некоего денди с положением и деньгами. Такие надежды по большей части тщетны, а вот попасть в дурную или печальную историю — шансов предостаточно. Относительно косметики — древнейшего и по- рочного увлечения женщин — нужно ещё добавить, что она представляет собой такой же древний порок и такое же древнее заблуждение, как кокетство. Пряча Богом данное лицо, косметика создаёт чужую и неестественную маску, эрзац красоты вместо пре- красного. В наши времена — это некий эстетический шаб- лон, срисованный со «звёзд» экрана, которые, в свою очередь, подгоняют внешность под требования моды сегодняшнего дня.
-211 - Свободная любовь Свободной любви не бывает, бывает только сво- бодная «любовь». Чтобы быть в чём-либо свободными, мы должны принимать ограничения, потому что, переходя гра- ницы, вступаем на чужую территорию. Это уже никакая не свобода, а разнузданность и попрание чужих прав, благополучия и счастья. Разговоры о свободной любви широко распрост- ранились вместе с атеизмом, на фоне революций по- следних двух столетий. Но Бог не принимает «рома- нов», «флиртов» и «секса» вместо любви. Поэтому, когда отказываются от Бога, то начинают думать, что «всё позволено». Тогда, вместо союза двух сер- дец, люди выбирают чувственную страсть, наслажде- ние. Они продолжают называть это любовью, но это не любовь, а блуд, похоть, прелюбодеяние. Пропагандисты «свободного» образа жизни хотят представить дело так, будто жизнь в самой своей су- ти должна быть сплошной радостью, пиршеством. «Бери от жизни всё!» — вот их эгоистический прин- цип. То есть бери везде и всегда, значит и чужое то- же, а также и то, что плохо лежит. Эти люди, а с ни- ми и те, кто разделяет их взгляд на вещи, — лжецы. Какая уж тут любовь! Это не любовь, а кража. Это не человеческое, а свинское поведение, как бы кра- сиво ни было оно иной раз обставлено: прогулками под звёздным небом, подарками, чтением стихов. Пусть даже розы, шампанское и соловьи — всё равно грязь. Теперь: а каковы результаты? Проблем и ответст- венности — не надо. Детей — не надо, так как они мешают «свободе» и наслаждению. Жениться лучше не надо, а то это связывает руки. Если дети и жена (или муж) уже есть, то они неизбежно становятся
-212 - жертвами. Собственная жизнь — рано или поздно — претерпевает урон, так как наказание Божие не в том, так в другом виде всё равно явится: одиночест- вом, расстройством здоровья, а также болезнями и даже смертью близких, и — для не совсем потеряв- ших совесть — жесточайшими угрызениями совести, которые уже ничего не могут поправить. «Свободная любовь» всегда начинается красиво и романтично, но неизбежно заканчивается муками и страданием. Иного не бывает никогда. Вместе с идеей «свободной любви» в обществе возникают идеи стерилизации, контрацепции (пре- дохранения от беременности) и абортов (то есть де- тоубийства). Отсюда же и программы «планирова- ния семьи», то есть ограничения деторождения, а точнее, отказа от него. Далее. Трудов по дому — тоже не надо. Готовить пищу — лишнее (зайдём в кафе). «Будь красивой!». «Живи легко, играючи». И т.п. Бабушки, дядюшки, дедушки, с их мудростью, ласковостью и строгос- тью — обуза (проживём своим умом). Итог плачевен: государство перестаёт быть монолитным сообщест- вом, слабеет, распадается. Демографически — вы- рождается. Нравственно представляет собой убогую картину. Все эти черты наблюдаем сегодня в нашей «сво- бодной» и «демократической» России. Все они — следствие нарастающего личного эгоизма. Насаждение бездетности, бесплодия и свободы сексуальных отношений идёт с Запада, об этом уже почти никто и не спорит. Вопрос только о том, хо- чет ли вожделенный Запад нам добра или намерева- ется таким образом разложить. Хочет осчастливить или — разорить, сделать зависимыми. Несомненно, что второе.
213 - Блудное растление до брака Впадение в добрачную связь — распространён- нейшее явление. Причин ему несколько. Главная из них, конечно, общая повреждённость человеческой природы, воспринятая от падших прародителей — Адама и Евы, преступивших заповедание Божие и вкусивших запретный плод. С тех пор райское за- претное древо с его плодами вросло в сознание каж- дого человека и не даёт ему покоя. Он думает: там оно, там оно где-то, в глубине солнечного сада. Там и счастье, и радость. Но горькими оказываются пло- ды, сорванные до времени, без разрешения и пове- ления Божия! Так — добрачное соединение с лицом противоположного пола отравляет духовную внут- ренность человека. Он, перешагнув запрет, утрачивает небесную, ан- гельскую чистоту. (Заметим здесь, что блуд вообще, блуд вне брака, ничуть не менее ядовит. Сказано Апостолом: Или не знаете, что совокупляющийся с блудницею становит- ся одно тело с нею ? ибо сказано: два будут одна плоть. А соединяющийся с Господом есть один дух с Господом) (Быт. 2: 24; 1 Кор. 6: 16-17). Ныне уже несчастие и то, что большинство моло- дых людей даже и не сознаёт ужаса утраты чистоты, не находит в добрачных контактах «ничего такого». Особенно эта нерассудительность и слепота при- скорбны в девушках. Отчего же не в юношах, поче- му девушки виновнее? Оттого, что от них главным образом зависит сохранение телесной, а с нею и ду- ховной чистоты. Если бы вовсе не было девичьей и женской стыдливости, то весь мир впал бы в катаст- рофический разврат, ибо устоять перед плотским со- блазном, когда он инициируется женщиной, дано немногим.
214 - Но и на юношах лежит ответственность. Ведь они, в первую очередь те, что из числа неверующих, отождествляют понятие любви с физической близо- стью и, после знакомства с девушкой, устремляют свои мысли именно к этой близости, добиваясь все- гда последней полноты отношений. Даже те, чьё со- знание не развращено ещё ранней осведомлённос- тью о различных аспектах «этого» (обычной в наше время, в том числе благодаря СМИ), бывают оскор- блены, если девушка не уступает их похотению: они искренно считают, что она так поступает потому, что «не любит». Таким образом, молодые торопятся, позволяя ог- ню, пылающему в крови, сжигать свою совесть и своё будущее. Невинность и девственность нарушаются не толь- ко прямым образом. Ещё раньше человек расстаётся с ними через помыслы. Он прежде всего в уме и сердце переходит этот рубеж, он сначала внутренне соглашается с возможностью и желательностью блу- да, он мыслью устремляется к предмету вожделения. Так, воин, только приняв помысел о допустимости отступления, при атаке противника покидает пози- ции и бежит прочь сломя голову. Ибо он проиграл, ещё не начав сражения, и склонил голову перед вра- гом ещё до первых выстрелов. Кто же враг? Враг че- ловека — искушающий его сатана, который и Еве с Адамом нашептал слова соблазна. Он радуется блу- додеянию, как и всякому греху, отдаляющему чело- века от Бога и предающему его в руки ему, диаволу. И он торжествует тогда. Таким образом, богоотступ- ник не только тот, кто совершает нечто богопротив- ное, но и тот, кто думает противное Господу, и ус- лаждается этим, готовясь и близясь так к преступле- нию.
215 - «Если, — говорит преп. Макарий Великий, — ви- димо соблюдаешь тело свое от растления и блуда, внутренне же ты любодействовал и творил блуд в помыслах своих, то прелюбодей ты перед Богом и не принесёт тебе пользы девственное тело твое». Существуют, само собой, так сказать механичес- кие причины побудительно-блудного свойства: это и чтение предосудительных книг (их сейчас больше, чем каких-либо иных), и просмотр кино- и теле- фильмов, и вольные разговоры в нескромной компа- нии — то есть обстоятельства. Всё это раздражитель- но действует на сознание, возбуждая мечтатель- ность, всякого рода фантазии. Мечтательность возникает и в одиночестве, и ча- ще бывает у девушек. Давно известно, что многие из них ожидают «принца». Они заранее наделяют героя своей мечты разнообразными добродетелями, со- ставляют, так сказать, лирический робот. Потом, на- конец, приходит «он», в большинстве случаев, ко- нечно, не обладая ни рыцарским благородством, ни понятиями о чести, ни, порою, даже смелостью и физической силой. Но он бренчит на гитаре, знает наперечёт все «хиты» и всех исполнителей, а, глав- ное, беззаботен и «демократичен»: много говорит, не скупится на обещания, обо всём безапелляционно судит и, вполне возможно, сорит деньгами, делает подарки. Что касается приятельства, товарищества, то от того, каких выбираешь себе знакомых и друзей, — и направление принимаешь соответствующее. Вот со- брались юнцы и девицы «современные», смеющиеся над всем и вся, всезнающие, «смелые», без предрас- судков. Они — «ниспровергатели» общего порядка, нравственные «революционеры». Они полагают, что выдумали нечто невиданное — со своим развязным
- 216 - тоном «покорителей мира», неразборчивостью выра- жений и «лихостью» поведения. Но это всё давно из- вестное и уныло-некрасивое. В подобных группах есть, разумеется, и особенно авторитетные ребята, лидеры. Они и диктуют пунк- ты «новой» философии, а остальные к ним с охотой, а иногда и с жадностью прислушиваются. Любопыт- ство, некогда погубившее Еву, а за нею и Адама, де- лает своё дело и здесь: будит нечистые мысли, раз- жигает чувственность. И, конечно, порочному каче- ству мыслей этих юношей и девушек способствуют праздность и беззаботность, часто обеспеченные ко- шельком родителей. Апостол Павел строго требует: не сообщаться с блудниками... не сообщаться с тем, кто, называясь братом, остается блудником... с такими даже и не есть вместе (1 Кор. 5: 11), а Псалмопевец говорит: Блажен муж, иже не иде на совет нечестивых и на пу- ти грешных не ста, и на седалищи губителей не cede, но в законе Господни воля его, и в законе Его поучит- ся день и нощь. И будет яко древо, насажденное при исходищих вод, еже плод свой даст во время свое, и лист его не отпадет, и вся, елика аще творит, успе- ет (Пс. 1: 1-3). Как дерево, посаженное у родника! И плод даст такое дерево, когда придёт его время — лучший плод. И далее Давид восклицает: Не тако нечестивии, не тако, но яко прах, егоже возметает ветр от лица земли (Пс. 1: 4). Что же в таком случае потом сетовать: «У меня жизнь не сложилась, всё рассыпалось. Невезучий я человек, и, видно, брачная жизнь не по мне!»? Зара- нее рассыпал ты на землю чистое золото своё, дра- гоценный бисер бросил под ноги свиньям (бесам). Ты осквернился, потерял духовную силу, веру в свя- тое, всё своё первоначальное белое одеяние измарал.
— 217 - Всюду теперь ищешь виновных в неудачной твоей судьбе, и даже к Богу имеешь претензии (как бы ты Его себе ни представлял). Кто-то даже с надменностью думает: нет пары, мне подходящей, и всё не то. Но как бы он ни зано- сился, глубиною души он чувствует, что он — не тот, кем был когда-то, что он — сломан. «Есть в мире необратимые процессы, — пишет священник Сергий Николаев. — Так же необратимо повреждение целомудрия в человеке. Бороться с рас- тленным воображением или растленной плотью за- тем предстоит всю жизнь». «Когда я ещё жил в миру, — вспоминал преподоб- ный оптинский старец Варсонофий, — товарищи называли меня идеалистом. Бывало, придут звать меня куда-нибудь: «Устраивается пикник, целой компанией едем за Волгу с самоваром и закуской. Будет очень весело» — «Сколько же это стоится?» — «По 10 рублей с человека». Вынимаю деньги и отдаю за себя, чтобы не получить упрека, что уклоняюсь из корыстных побуждений, а потом в день пикника за- болеваю некоей политической болезнью и остаюсь дома... А наутро товарищи говорят: «Был он?» — «Нет, не был». — «Ну, конечно, — рукой махнут, — ведь он у нас идеалист». Нечто устрашающее в смысле аморальности мы наблюдаем сейчас в широком масштабе. Это — пуб- личность «любви». Это демонстрация обнажённого женского тела в журнальных фото и на экране. Это когда на эстрадную сцену вытаскивают совсем ма- леньких девочек, которые, не соображая, что дела- ют, и голосом, и жестами, и нескромными телодви- жениями подражают взрослым распущенным и блудливым певичкам. Не только в юных девушках, но и в девочках взрослые люди, давно потерявшие
-218 - духовное целомудрие, старательно уничтожают свой- ство, присущее женскому полу в высокой степе- ни, — именно стыд — и, напротив поощряют каче- ство, также соприродное женщине —кокетство: игру взглядов и мимики, специальную направленность интонаций, то есть средства, завлекающие мужчин в «любовные» сети. И это имеет одно название — блудное растление. О кокетстве Иоанн Златоуст писал: «Хотя ты не говорила и не произносила тех слов блудницы: «Прииди и поваляемся в похоти», — не произноси- ла языком, но говорила видом, не произносила уста- ми, но говорила походкою, не приглашала голосом, но приглашала яснее голоса глазами. Хотя, пригла- сив, ты не предала саму себя; но и ты не свободна от греха; ибо и это — особый вид прелюбодеяния; ты осталась чистою от растления, но телесного, а не ду- шевного; и у тебя совершен грех вполне если и не через совокупление, то через зрение... Как ты дума- ешь быть чистою от греха, совершив его вполне? Ты сделала совершенным прелюбодеем того, кто прель- стился этим твоим видом; как же ты можешь не быть блудницею, когда дело твое оказывается пре- любодеянием?». Апостол Пётр увещевает девушек и женщин: Да будет украшением вашим не внешнее плетение волос, не золотые уборы или нарядность в одежде, но сокро- венный сердца человек в нетленной красоте кроткого и молчаливого духа, что драгоценно пред Богом (1 Пет. 3: 3-4). Весьма часто женское кокетство бездумно-ин- стинктивно. Но ничего нельзя делать без рассужде- ния, наобум. На любующуюся собой, заботящуюся о своей привлекательности, не слишком скромно оде- вающуюся и красящуюся молодую особу в первую
-219 - очередь обращают внимания мужчины, которым не нужен в женщине человек. Им нужна «постель». Это и страстные, пылкие юноши, у которых в голове во- обще покуда неизвестно что, и искушённые донжу- аны, опытные ловцы любовниц. Поэтому так опас- но кокетство — оно не доводит до добра. Оно ведёт, как правило, к грубой телесной связи, за которой — душевная пустота и разочарование. Как одно из по- следствий — прижитые от таких «отношений» дети, от которых открещиваются их случайные отцы. Не так следует искать себе суженого. Не вертля- востью и развязностью, не бесстыдством в одежде и цинизмом в речах. Если у девушки есть искреннее желание найти се- бе жениха по нраву, на счастье, для доброй семьи, то ничего нет лучше и надёжнее, чем молитвенное об- ращение за помощью к Богу. Скромность прилична и молодому человеку. И его счастливая «судьба» находится в Божиих руках, а не приходит в результате распущенного поведения и постоянного «перебора» невест. «Священник Михаил Труханов в книге «Мысли христианина о браке» пишет: «Человек порочный, искавший любви на стороне, не может искренно лю- бить свою жену. Прошлое встанет призраком между ним и её чистотой, и этот призрак отравит минуты счастья, сделает невозможным это счастье... Такой человек развратит и жену, потому что внесет в хра- мину семьи разлагающий аромат преступной любви. На этом основании преподобный Феодор Студит (IX в.) считает безусловно необходимым, чтобы чис- тый соединялся с чистой, невинный с невинной... Соединение невинной с человеком морально пав- шим кажется уродством». «Грех блуда имеет то свой- ство, что,соединяет два тела, хотя и незаконно, в од-
- 220 - но тело. По этой причине, хотя он прощается немед- ленно после раскаяния в нём на исповеди при не- пременном условии, чтобы покаявшийся оставил его, но очищение и отрезвление тела и души от блудного греха требует продолжительного времени, чтобы связь и единение, установившиеся между те- лами... и заразившие душу, обветшали и уничтожи- лись» (святитель Игнатий (Брянчанинов). Юношей также увещевай быть целомудренными,— писал Апостол (Тит. 2: 6). О целомудрии девушки долгие века даже не рас- суждали, считая девственность естественным до- брачным состоянием. Отношение к девушке, не со- хранившей себя до брака в чистоте, у многих наро- дов схоже. У нас в Отечестве ещё в XIX веке не со- хранившую себя девицу ожидало всеобщее презре- ние, отторжение от общества, грубые насмешки и выходки, мазанье дегтем ворот и т.п. Конечно, за- муж она уже выйти не могла и, как правило, искала, куда скрыться с глаз. В мусульманской среде такое отношение сохранилось и по сей день. И это не слу- чайная жестокость. Как уже отмечалось, первый физический контакт производит в организме женщины колоссальные из- менения. Нужно добавить, что он сопровождается такими огромными физическими и психическими нагрузками, что может происходить лишь в атмосфе- ре брака, покоя и любви. В том спокойствии, кото- рое дает ей сознание своего права и защиты этого права со стороны общества и родных. В противном случае, по мнению доктора меди- цинских наук профессора Вл. Барабаша, психичес- кая перегрузка может вызвать патологические изме- нения, мутации генотипа женщины, и в дальнейшем вероятность рождения у неё генетически больного
-221 - ребёнка увеличится. Таким образом, если добрачный контакт произойдет даже накануне свадьбы по на- стоянию жениха или по собственному недомыслию невесты, то свое негативное действие на будущее по- томство он все же окажет. В прежнее время ребёнка, рожденного вне брака, называли ублюдком, то есть рожденным от блуда. Согласитесь, что слово это несет в себе не только ха- рактеристику незаконнорожденности, но и некий оттенок психофизической неполно— ценности. Увеличение в нашей стране количества добрач- ных связей сопровождает увеличение генетических заболеваний. И, что характерно, в регионах с му- сульманским населением, где девственность невесты обязательна, таких заболеваний почти нет. Легкомысленное отношение к добрачному сожи- тельству не только подрывает здоровье нации, оно прямая угроза самому существованию нации, так как ведет к её вырождению, считает профессор Вл. Барабаш. Только забота о генофонде народа, о его будущем может объяснить ту, казалось бы, неприми- римую жестокость, с которой общество отторгало от себя утратившую невинность девушку»76. Прелюбодеяние Брак у всех да будет честен и ложе непорочно, — учит Апостол, — блудников же и прелюбодеев судит Бог (Евр. 13: 4). По церковным правилам эпитимия77 прелюбодею вдвое больше, чем блуднику, именно — до 15 лет78. Притом прелюбодеем в них называется не только нарушитель собственной супружеской верности, т.е. человек женатый или замужний, но и холостой, ес- ли таковой порочит чужое супружеское ложе.
- 222 - От прелюбодеяния до разврата — один шаг. Про- тиерей Евгений Попов писал: «Страсть разврата со- стоит в падении с разными лицами... разнообразием лица она ... раздражается или поддерживается. Но как бы плотский разврат ни проявлялся, он отвратителен сам по себе, губителен для души и те- ла человека и в высшей степени противен Богу. В нём уже решительно нет ничего благородного, воз- вышенного; нет личной или особенной любви к дру- гому полу: ныне на час любовь (животная) обраще- на к одному человеку, а завтра к другому; нет ни ма- лейшей ревности и даже претензии на верность; нет часто и вкуса к красоте, а также и разбора в равен- стве лет: похоть обращается подчас к человеку безо- бразной наружности, пожалуй <порой и> к полоум- ному, а также к старому или даже к старшей себя по летам. Словом, развратник — как беснующийся похот- ливый скот: для него нет ничего святого, лишь бы удовлетворялась его скотская похоть»79. «Что же сказать о тяжести греха прелюбодеев по существу самого дела? Если это законные муж и же- на, то они во время венчания дали обет взаимной супружеской верности. Обет свой они произнесли сознательно и свободно перед Крестом и Евангели- ем и залогом его получили обручальные перстни. Итак, Крест и Евангелие, святая Церковь, священ- ник и Сам Бог, бывшие свидетелями их обета или готовности остаться верными в супружестве: всё это ими забыто! Какая небогобоязненность! Затем: пре- любодей, так сказать, рассекает себя, делясь в одно и то же время надвое или отдавая одновременно свои члены и законной жене, и блуднице (а жена, в свою очередь, и законному мужу, и незаконному со- жителю). Напротив, каждый из супругов в минуты
- 223 - искушения должен бы сказать чужому лицу: «Это не мое тело, не мне оно принадлежит, потому не могу согласиться с твоим желанием». Тело же, рассечён- ное на две половине, обыкновенно, умирает. Так и брак, разъединённый прелюбодеянием, уже теряет свою жизненность, сочувственность и гармо- нию. Например, как же приступит муж к ложу сво- ей жены, если он втайне сознает себя виновным пред нею и пред Богом, потому что прикасался к другой жене или деве? С каким чувством жена долж- на встретить ласки мужа, если она сделалась недо- стойною этих ласк, как преступница пред мужем и пред законным браком. (Всё это до того мучит со- весть иных супругов, что они не могут выносить сво- его состояния и без всякого вызова сами открывают свою преступную вину, например, падшая жена пред мужем. Впрочем, эта исповедь и неуместна: за тай- ный грех нужно тайно же покаяться пред Богом). С каким же стыдом нарушитель супружеской верности встретит своих <тестя и тёщу>, которые вручили ему свою дочь? А если ещё дело выйдет так, что измена жены как-либо со стороны сделается известною че- стному мужу или честная жена достоверно узнает об измене своего мужа? В таком случае муж допытыва- ется у своей жены сознания и весь расстроился ду- хом, а жена запирается и клянется, стыдясь или опа- саясь сознаться. Сколько же тогда бывает упреков, раздоров, притеснений со стороны сильнейшего или же бессильных слез со стороны слабейшей, но не- винной! А если, наконец, и оба, муж и жена, падут и оба будут догадываться относительно своей взаим- ной неверности? Что в таком случае? Тогда они бу- дут как чужие друг другу, как два тайные врага, до времени, между тем, ласкающие друг друга: при вза- имной неверности или со стороны одного только
-224 - лица уже никак не может быть истинная супружес- кая любовь. И к тому же, после этого будет большая половая привязанность прелюбодея и прелюбодеицы (потому что привязанность этого рода не может раз- дваиваться). К одному лицу она, действительно, бу- дет преобладающей, но только так же без всякой твердости; другое же или третье лицо (кроме закон- ного брака), с которым прелюбодей разделяет свое ложе, будет не лучше вещи, сберегаемой для запаса в кладовой (как на востоке гаремы). Какое все это расстройство в супружестве! Но в прелюбодейной связи дело доходит иногда до невольного рабства. Так, мужу умная жена и тяжёлого слова не скажет, а посторонняя женщина, с которой он имеет связь, будет и бить его, он все вытерпит. Ещё худшее по- ложение жены. Если она только раз падёт с извест- ным лицом, то уже не смеет противиться этому ли- цу при новом уединенном нападении его; потому что боится с его стороны огласки пред мужем о пер- вой своей вине, да и нравственно ему уступает. А что сказать к стыду прелюбодеев о похоти их? Есть у иного законная жена, и он не удовлетворяется тем, прибегает ещё к другому женскому лицу; или жена своего мужа имеет, но для её похоти мало одного мужа, она отдается другому и третьему мужчине. Тогда возникает вопрос или упрек прелюбодеям: «Разве нет у него жены, разве нет у неё мужа?» Что же касается вины холостых прелюбодеев, т. е. кото- рые согрешают с замужними или женатыми, то мож- но сказать здесь кратко: вина этих людей подобна тому, как богач отнимает последнюю овечку у бед- ного (См. 2 Цар. 12: 4). Холостой прелюбодей или прелюбодеица вторга- ются в чужой брак, как бы становятся в середину между мужем и женой, которые во время венчания
-225 - стояли пред Крестом и Евангелием, рассекают в двух лицах своим постыдным вторжением единую плоть. В смысле этого коварства и обиды чужому союзу та- кой блуд холостым и считается в правилах церков- ных «сугубым». Итак, законные муж и жена! Нарушение вами су- пружеской верности (прелюбодеяние) никогда не перестанет быть грехом, притом — самым тягостным для вашей совести. И горе себе созидает тот из вас, кто только раз допустит это нарушение! Хоть пад- ший или падшая и слёзно будет раскаиваться за пер- вое падение, но большею частью не сохраните себя от нового падения. Горе же, горе каждому прелюбо- дею! Зато какое глубокое утешение, как вполне уме- стны и чисто-любезны эти слова: «ты мой, ты моя» для таких супругов, которые во всю жизнь остались верными друг другу в супружеском ложе! О право- славные супруги! Дорожите взаимною верностью от первого дня брака и до старости лет. Притом, храни- те супружескую верность не ради только греха или стыда, но по доброму расположению друг другу!»80. Супружеская измена — всегда падение, как и из- мена вообще. Это предательство, грех Иудин. Всё несёт с собою измена самое непотребное и гнусное: и тайные нечистые замыслы, и ложь, и трусость, и вред всякого рода, нередко убийственный: болезни, несчастья, безотцовщину (или безматеринство), да- же физическую гибель. То есть приводит с собою це- лое сонмище пороков и бед. И чем желаннее и чаще супружеские измены, чем лучшими кажутся наслаж- дения и радости, связанные с ними, тем страшнее потом катастрофа, по пословице: «как аукнется, так и откликнется». Никогда ничто злое не кончается добром. А плата за злое может наступить и не такая, какой опасается его совершитель, и не тогда, когда
•- 226 - ждёт. Наказание бывает нередко тайным, косвен- ным, отсроченным. Молния гнева Божия ударяет с небес тогда, когда изменник уже не ждёт. Когда за- был о многом, что раньше натворил: о брошенных незаконнорожденных детях, о слезах прежде люби- мых им, а теперь и оскорблённых и обиженных. И когда грянет этот гром, то нарушитель Божьего закона, растерянный или обезумев от боли и ужаса, вопиет: «За что?!» В книге пророка Малахии читаем: <Бог> уже не призирает более на приношение и не принимает умило- стивительной жертвы из рук ваших. Вы скажете: «за что?» За то, что Господь был свидетелем между то- бою и женою юности твоей, против которой ты по- ступил вероломно, между тем как она подруга твоя и законная жена твоя. ... Итак, берегите дух ваш, и ни- кто не поступай вероломно против жены юности сво- ей (Мал. 2: 13-14, 15). Итак, нарушитель не избегнет кары. Доселе он, изменник и прелюбодей, только огласки опасался, только человека, но не Бога. Он сплетал хитрые комбинации поступков, играл словами, изворачи- вался, лишь бы обмануть людей. Буду предусмотри- телен, говорил он себе, или: буду решителен, пойду навстречу судьбе, авось пронесёт! Это о таких гово- рит Псалмопевец: Речет безумный в сердце своём: нет Бога(Пс. 13: 1). Но Бог — есть. Всегда и везде. И посылает Он во время урочное Ангела своего с мечом — для казни преступника. Так что для совершающего грех прелюбодеяния, и не оставляющего своего занятия, и нераскаянного, оно самоубийственно.
- 227 - Однако ни о чём таком даже ни намёком не упо- минают пропагандисты разврата и разрушения люб- ви и семьи, насадители сексуальной свободы. Вот, на рекламах сигарет есть всё же надпись пе- титом: «Минздрав предупреждает...». А рекламу люб- ви (книжонки ли это, пьесы, фильмы, эстрадные пе- сенки) не сдерживает ни государство, ни, по боль- шому счёту, общественность. И только Церковь поднимает свой голос со сло- вами запрета: «Нарушение супружеской верности есть один из тяжких грехов, которыми оскорбляется святость брачного союза. О тяжести его можно судить по строгости епитимий, за него налагаемых. Оно есть поругание благословения Божия, освятившего су- пружеский союз. Прелюбодей даст ответ перед Бо- гом не только за унижение дара благодати, препо- данной ему в таинстве Брака, но и за горе, которое он причиняет своим поведением верной жене, за со- блазн для детей и ближних, за тех лиц, с которыми он беззаконничает. К сожалению, этот грех — обык- новенное явление в наше время... отзываются на су- пружеской верности. Иная жена, пропитанная ... идеями < эмансипации >, до того увлекается мечтами о своих правах, что не хочет знать об обязанностях. Она имеет общего с мужем только то, что живет под одной с ним кровлей, но не признает для себя обя- зательным нераздельно принадлежать тому, с кем должна составлять одну плоть. Напрасно муж стал бы напоминать ей о долге, о приличии; она назовет его требования смешными, устарелыми, дикими, за- говорит ему о сердечном влечении как о единствен- ном законе, которому она должна подчиняться в вы- боре предмета личной привязанности. Напрасно муж стал бы указывать ей на детей, данных им от
- 228 - Бога, напрасно стал бы говорить ей, что дети долж- ны быть предметом общей их привязанности и люб- ви, следственно, хоть ради детей ей не следует пре- небрегать мужем: эмансипированная жена всегда бывает дурная мать. Она тяготится детьми, они ей мешают пользоваться свободой жизни, а потому за- боту о них она сваливает на одних нянек, кормилиц, гувернёров. Понятно после этого, каковы могут быть отношения между супругами, из которых один при- знает священными узы брака, а другая ни во что ста- вит их. Впрочем, есть и такие браки, где муж совер- шенно согласен с ложным мнением жены об эман- сипации и сквозь пальцы смотрит на ее распущен- ное поведение, лишь бы только она не мешала ему самому жить так, как ему хочется, не стесняла его сношений с женщинами, которые ему нравятся»81. Св. Писание говорит: Жена связана законом, доко- ле жив муж её; если же муж её умрет, свободна вый- ти, за кого хочет, только в Господе (1 Кор. 7: 39). Безбрачным же и вдовам говорю: хорошо им оста- ваться, как Я; но если не могут воздержаться, пусть вступают в брак; ибо лучше вступить в брак, нежели разжигаться (1 Кор. 7: 8-9). Святитель Василий Великий писал: «Если муж, бросив жену, возьмёт другую, то и сам он прелюбо- дей, потому что доводит жену до прелюбодейства, и живущая вместе с ним вторая жена тоже есть прелю- бодейка, потому что отвлекла к себе чужого мужа. Жена, оставившая мужа, если перешла к другому, есть прелюбодеица, а оставленный женою муж до- стоин снисхождения, и живущая с ним не осужда- ется». Ещё в Ветхом Завете осуждалось и подвергалось безжалостному суду прелюбодеяние. Величайшие пророки древности стремились своими наставления-
- 229 - ми оградить семьи от греха прелюбодейства. В Св.Писании находим, например, такие предупреж- дения: Мёд источают уста чужой жены, и мягче елея речь ее; но последствия от нее горьки, как полынь, ос- тры, как мечь обоюдоострый... Кто же прелюбодейст- вует с женщиною, у того нет ума; тот губит душу свою, кто делает это (Притч. 5: 3-4; 6: 32). Или: Блудница — глубокая пропасть, и чужая жена — тес- ный колодезь; она, как разбойник, сидит в засаде и ум- ножает между людьми законопреступников (Притч. 23: 27-28). В Древней Иудее прелюбодеев и тех, с которыми они совершали грех, побивали камнями. «В Риме, — как пишет архимандрит Лазарь (Абашидзе), — закон повелевал прелюбодея и прелюбодейку связывать вместе и бросать в огонь. Август Тиберий, Домици- ан, Север и Аврелий установили за прелюбодеяние такое наказание: сгибать вершины двух деревьев, привязывать к ним за ноги виновного и отпускать, таким образом тело грешника или грешницы разры- валось на части. Другие римские цари позволяли безнаказанно мужу убивать жену и прелюбодея с ней, если застанет их вместе согрешающими. В Древней Греции был издан закон — секирою отсе- кать головы мужу и жене, взятым на месте прелюбо- деяния. Саксонцы убеждали прелюбодейку, чтобы она сама удавилась веревкою, труп её сжигали и ве- шали прелюбодея над этим костром. Египтяне пре- любодея били железом, нанося ему тысячу ран, а прелюбодейке отрезали нос. Куманы, посадив жену нагою на осла, возили её по всему городу и били. Бразильцы таких жен или убивали, или же продава- ли как рабынь. В иных местах отрезывали женам нос и уши, а мужам — уды прелюбодеяния...».
- 230 - «Грехом было любодеяние, когда владычествовал Ветхий Завет, — читаем у святителя Игнатия (Брян- чанинова), — грехом было оно как бесчестие естест- ва, как злоупотребление важным свойством естества, как нарушение законов естества. Преступление при- знавалось столь значительным, что виновный в нём казнился смертной казнью. В Новом Завете этот грех получил новую тяжесть*2, потому что тела чело- веческие получили новое достоинство. Они содела- лись членами тела Христова, и нарушитель чистоты наносит уже бесчестие Христу, расторгает единение с Ним, члены Христовы претворяет в члены блудни- цы (См. 1 Кор. 6: 15). Любодей казнится смертью ду- шевной. От впавшего в грех блуда отступает Святой Дух...». Улетает, как пух, подхваченный ветром. Но есть другое счастье: счастье отдавать. Отдаваемое — хоть бы и без счёта — никогда не скудеет, мы имеем в ви- ду то, чем делится человек из души своей. Таково уж свойство духовного, в отличие от материального, ко- торое рано или поздно истощается. Приязнью, чест- ностью, улыбкой, любовью, одобрением, поддерж- кой можно делиться не опасаясь, что от этого ста- нешь беднее. Напротив: в таком расточении душев- ных богатств человек только больше растёт. Радость делиться и отдавать безмерно выше и светлее радос- ти получать и приобретать. И в этой-то радости — то есть в радости подлинной любви — и есть неумира- ющее, незыблемое счастье. Взаимное обладание и деторождение Апостол Павел говорит: во избежание блуда каж- дый имей свою жену и каждая своего мужа(1 Кор. 7: 2) и: если не могут воздержаться, пусть вступают
-231 - в брак; ибо лучше вступить в брак, нежели разжи- гаться (1 Кор. 7: 9). «В этом вопросе, — пишет один архиерей Гречес- кой Церкви, — не существует преимуществ в правах и власти. Например, жена хочет оставаться верной деторождению, а муж против. Должна ли жена в этом случае подчиниться воле главы семьи? Но у му- жа нет никакого права на такое самовольное «пла- нирование». И жена не подлежит никакому обяза- тельству по отношению к такому решению мужа. А если всё же подчинится, то ослушается Бога. Верно говорит Божественный апостол, что жена не властна над своим телом, но муж; равно и муж не властен над своим телом, но жена(1 Кор. 7: 4). Но он же пишет и другое: равно и муж не властен над сво- им телом, но жена(\ Кор. 7: 4). Значит, оба имеют в этом власть. Ни один из них не превосходит в пра- вах другого. И более всего благодаря тому, что они владеют не просто телом, но телом, имеющим душу. А душа прежде всего призвана к тому, чтобы прислу- шиваться к голосу Божию, и потом уже к тому, что говорят люди, кто бы они ни были. Да, жена должна почитать своего мужа как главу. Но Писание уточняет: в Господе. То есть — покуда муж требует того, чего желает Господь. В противном случае — ни жена не обязана подчиняться, ни муж...»83. ...Плохо для семьи, если супруги стоят на разных ступенях духовной лестницы и возможное для одно- го вызывает душевный надрыв у другого. Здесь опять-таки будет иметь место та скорбь по плоти, про которую говорил ап. Павел: А мне вас жаль. Здесь, очевидно, следует призвать супруга, более сильного духовно, к снисхождению к более слабому ради со- хранения любви и семейного мира. Но, уступая вре-
-232 - менно, пусть тогда более сильный супруг молится усердно о более слабом, чтобы укрепил его Господь и он мог бы подняться на более высокую ступень для совершенного исполнения воли Божи-ей и для полного согласия супругов на их совместном пути к Царству Небесному... ... Как и все в жизни христианина, и брачная жизнь должна освящаться молитвою. Ап. Павел го- ворит: Для чистых все чисто (Тит. 1: 15), и брачные отношения установлены Самим Богом, и в них нет по их существу чего-либо нечистого. Так же, как и в тех частях тела, которые участвуют в деторождении. Об этом так пишет в своем дневнике пастырь — отец Иоанн К. «О законе чадородия нужно мыслить и чувствовать чисто, благоговейно и благодарно пе- ред Создателем Святым и Премудрым, и не мыслить о нём эгоистично, низко и похотливо, и благоговеть перед органами чадородия, и благодарить за них Премудрого, Всеблагого и Пречистого Творца, тем более человеческое естество». Брак установлен Господом для обоюдной любви и деторождения. Притом никакого «планирования» количества де- тей с помощью различных ухищрений быть не долж- но. (Об этом см. главу о контрацепции и абортах). Господь даст столько детей, сколько Ему благо- угодно. Отсюда определяется отношение к так называе- мым «предохранительным средствам». По законам природы они являются нарушением установленного Богом порядка, т.е. нарушением воли Божией; в жи- вотном мире брачные сношения существуют лишь для воспроизведения рода. Может ли быть здесь ис- ключение для человека?
- 233 - Брак в идеале в духовном отношении выше без- брачия и является более трудной и более высокой ступенью в духовной жизни. И наивысшим духов- ным идеалом здесь является такой брак, когда брач- ные отношения диктуются исключительно желанием иметь детей, причём детей благословенных, освя- щённых Христовой верою. Как к таинству природы должны относиться су- пруги к зачатию ребенка и да не забывают перед от- ходом ко сну освятить прилежною теплою молитвою и ту ночь, в которую по воле Господней, может быть, у них зародится новый член их семьи, новый образ подобия Божия. Следует вспомнить, что в Церкви установлены праздники в честь зачатия Бо- жией Матери Девы Марии и Крестителя Господня Иоанна (9 дек. и 28 сен. по старому стилю). Свт. Иоанн Златоуст пишет: «Рождение детей сде- лалось величайшим утешением для людей, когда они стали смертными. Поэтому-то и человеколюбивый Бог, чтобы сразу смягчить наказание прародителей и ослабить страх смерти, даровал рождение детей, яв- ляя в нём... образ Воскресения». В наше время все реже говорят о браке, а если и касаются этой темы, то часто ограничивают цель брака только любовью между мужем и женой. Тако- вая любовь может действительно быть благословени- ем и даром Божиим, но первейшей целью брака яв- ляется воспитание детей-христиан, новых сыновей и дочерей Божиих. К этой священной задаче должно быть самое серьёзное отношение с самого зарожде- ния семьи. И даже ещё до совершения помолвки бу- дущие супруги должны вместе обсудить её. Молодые муж и жена не должны забывать о том, что они по- лучили благословение стать соработниками Божии- ми в создании новой личности. Они должны мыс-
- 234 лить свои интимные отношения не только как соб- ственное удовлетворение или осуществление полно- ты жизни личности, но и как участие (хотя бы по- тенциальное) в приведении в бытие нового сущест- ва, новой личности, предназначенной жить вечно. Им должно сходиться вместе со страхом Божиим, молясь о Божием благословении, чтобы произошло зачатие духовное, не только физической*. В наше вре- мя слышно столько банального, грубого и богохуль- ного о супружеских отношениях! Христианам необ- ходимо помнить, что они участвуют в творении Бо- жием. В книге Товита читаем о Товии и его невесте: Когда они остались в комнате вдвоем, Товия встал с постели и сказал: «Встань, сестра, и помолимся, что- бы Господь помиловал нас». И начал Товия говорить : «Благословен Ты, Боже отцев наших, и благословенно Имя Твое святое и славное во веки! Да благословляют Тебя небеса и все творения Твои! Ты сотворил Адама и дал ему помощницею Еву, подпорою — жену его. От них произошел род человеческий. Ты сказал: «Нехорошо быть человеку одному, сотворим помощника, подобно ему». И ныне, Господи, я беру сию сестру мою не для удовлетворения похоти, но поистине как жену: благо- воли же помиловать меня и дай мне состариться с нею». И она сказала с ним: «Аминь». И оба спокойно спали в эту ночь (См. Тов. 8: 4-9). Что за благословение для ребёнка — быть зачатым пос- ле подобной молитвы, начав жизнь в такой атмосфе- ре страха Божия и любви, исполненной уважения. Когда мы передаем жизнь новому поколению, на- ша задача — дать жизнь не только телесную, но и ду- ховную. Важное место для нас занимает труд, чтобы прокормить и одеть ребёнка; важнее — пробудить его рост духовный. Духовная жизнь — это самое
- 235 - ценное, что мы можем дать нашим детям в наслед- ство. «Знаем мы, — писал свт. Лука (Войно-Ясенец- кий), что по наследству передаются детям от родите- лей не только их физические свойства, но и свойст- ва духовные... Именно благодаря этой благодатной наследственности и воссияли миру такие светочи чистоты, добра и любви, как Пресвятая Богородица, Креститель Господень Иоанн, Исаак, сын Авраамов. И это заставляет нас призадуматься над нашими обязанностями в отношении не только к Богу, но и к роду человеческому... ...Сознание этой великой ответственности при рождении детей должно полагать на всех нас обязан- ность быть достойными того, чтобы рождать людей; должно внедрить в нас чувство ответственности, ес- ли потомство наше будет дурным или хотя бы ни- чтожным. Ответственны будем за это, ибо по наследству пе- редаем наши душевные свойства. И велика обязан- ность всех родителей всегда помнить об этом, всегда побеждать свои пороки и страсти, всегда каяться пе- ред Богом в грехах своих, всегда очищать сердце своё, чтобы чистоту сердца передать детям своим». Однако, увы, сколь малому числу людей свойст- венно такое направление мыслей! «Многие, — говорит старец Паисий85, — стремят- ся вступить в брак, не думая о том, что рождение де- тей и их воспитание в христианском духе должно быть целью <супружеской жизни>. Люди не хотят иметь много детей, чтобы не обременять себя хлопо- тами, а потом держат в своих квартирах собак и ко- шек. Мне рассказывали, что сейчас в Америке вме- сто собак люди держат в домах свинок очень доро- гой породы86. Их специально вывели такими, чтобы
- 236 - можно было держать их в квартирах. Люди не хотят заводить детей, потому что им хлопотно мыть их, ухаживать за ними. А поросят они что — не моют? Собака, ладно — она, по крайней мере, сторож. Но держать в доме свинью! Страшное дело! Будучи в Австралии87, я видел дом престарелых для собак и кошек. Там было даже кладбище для животных! Всё идёт к тому, что люди будут разводить мышей и за- катывать их в консервные банки, чтобы кормить со- бак! А в это самое время другие люди будут умирать от голода. И погляди: если кто-то убьёт собаку, не исключено, что он заплатит за это денег больше, чем если бы убил человека. Конечно, зависит и от того, кому этот пёс принадлежал. До чего же мы дошли! Человек в наши дни стоит дешевле, чем собака». Мирская мораль искажена. Назначение и цель власти, отношение к человеку, к природе, к искусст- ву — извращены. Таково же и отношение к рожде- нию детей, к семье, смысла в которой люди не ви- дит. Нужна ли она — если можно жить «так»! Но ис- тинно православные семьи показывают, что нужна. И таким семьям Бог помогает. И всё, что нужно для жизни семьи, Он даёт: определённый достаток, тру- долюбие, душевное равновесие. Сейчас население России тает, и особенно убыва- ет число собственно русских людей, славян, а не вы- думанно-обобщённых «россиян». Если русские люди перестанут рожать детей, то население в России бу- дет мусульманским, китайским, негритянским, тюркским — каким угодно, но только не русским. Уже на сегодняшний день русские потеряли нерож- дёнными значительно больше, чем убитыми на вой- не 41-го года.
-237 - Существуют порою, несомненно, объективные причины, препятствующие деторождению. Но они являются исключением, а не правилом. «Бывают, — говорил один богослов и духовный писатель ... в жизни случаи, что супруги сомневают- ся в возможности иметь детей преимущественно по двум причинам. Здесь может иметь место или меди- цинский запрет для матери, или бытовые условия семьи: недостаток жилищной площади, недостаток средств к существованию, перегрузка в работе мате- ри и т.п. В первом случае — при медицинских запретах — нужно рекомендовать супругам большую осторож- ность и не доверяться слепо мнению какого-либо врача. Врача для совета надо выбирать в этом случае из христианской среды, благочестивого и боящегося нарушения Божиих заповедей. Еще лучше, конечно, если мнение его будет проверено и другими врача- ми: ведь человек так часто может ошибаться. Нако- нец, окончательное решение супругов должно полу- чить благословение духовного отца семьи. Во втором случае — когда супруги страшатся иметь еще детей из-за трудных бытовых или матери- альных условий, то здесь следует призвать христиан к подвигу веры». Даруя супругам детей, Господь неизменно пошлёт и возможность их вырастить. Он сказал: Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все при- ложится вам (Мф. 6: 33). И нам много раз приходи- лось наблюдать, как вознаграждалась вера супругов и с каждым новым ребенком увеличивалось и Божие благословение на семью: увеличивалась жилая пло- щадь, улучшались бытовые условия, находились лю- ди, облегчавшие труд матери, увеличивался зарабо- ток супруга и т.д.».
- 238 - Нет сомнения, что мысли о свободе от детей и от семейного бремени внушает людям враг-диавол. Но не всё так худо и не всё потеряно. Когда, по недомыслию, а больше по привычке, говорят: ну что нынче за молодёжь! — то обличают сами себя. Мо- лодёжь ведь повторяет взрослых. Она усваивает не- достатки и впитывает пороки отцов. Однако среди молодых — немало разумных, задумывающихся о силе добра, о родине, об истине, а, значит, в конце концов — о Боге. Многим из них надоела ложь в ви- де разговоров о богатстве, прискучили разговоры о «демократии» и демагогические призывы к полной «свободе», в том числе от семейной ответственности, от рождения и воспитания детей. Многие молодые люди (и молодые пары) хотят понять смысл и цель своего существования здесь, на земле. А это значит, что есть надежда — Господь не оставит наше отече- ство. Влечение и воздержание Церковь всегда выступает за то, чтобы в супруже- ских отношениях на первом месте было деторожде- ние, а ни в коем случае не плотские желания. Она призывает поэтому к воздержанию, всяческому обуздыванию себя: то есть и телесной похоти, и по- мыслов о наслаждении. Многим молодым людям та- кая позиция кажется дикой. «Скорее всего, — дума- ют они, — всё это придумано холостяками, никогда не знавшими радости соединения с женщиной». Не- правда. Холостые люди, у которых ещё не было по- добного физиологического опыта, особенно юные, обладают сильным стремлением к нему, потому что их фантазия, как обильная вода, сдерживается толь- ко плотиной неблагоприятных обстоятельств: прене- брежением и равнодушием к ним предмета их сексу-
- 239 - альных мечтаний, одиночеством, неуверенностью в себе или, наконец, просто чисто практической не- возможностью любовного акта (по разным обстоя- тельствам). Они мучаются неудовлетворённостью, в то время как у женатых такое чувство бывает гораз- до реже. «Если сегодня кто-то считает невозможным плот- ское воздержание, — говорит знаменитый врач Р.Гу- штенир, — то это происходит оттого, что люди вос- питывались в атмосфере, где такая возможность, да- же недолговременного воздержания, никогда не ис- пользовалась. Такие люди не представляют, что они отстранены даже от осознания этого, что неправиль- но понимают согласие полов, так как это понимание было впитано ими с молоком матери... Чистота ума делает более лёгкой и возможность телесной чисто- ты. Точно так же безнравственные мысли и желания делают воздержание тяжким и невыносимым»”. У Н.Е.Пестова находим следующее: «Кажется, что ни одна из сторон жизни христиа- нина не отравлена так глубоко обычаями, взглядами и мнениями безбожного миросозерцания и старого язычества, как брачная жизнь. Об этой стороне жизни молодые люди, вступаю- щие в брак, черпают знания или из окружающей, ча- сто развращенной, среды, или из безнравственных «руководств», составленных безбожниками, или под- ходят к ней вслепую, не получая нужных указаний со стороны своих родителей или воспитателей из-за ложной в этом случае стыдливости последних. Не знаю даже, есть ли вообще пастырская, специ- альная литература, глубоко освещающая брачную жизнь, эту важную сторону взаимоотношений су- пругов. Поищем об этом указаний у отцов Церкви и в практике жизни древних христиан. Перенесемся
- 240 - для этого на зарю христианской эры и посмотрим, каковы были установки, взгляды и обычаи по отно- шению брака у тех, которые были поставлены сами- ми апостолами или их ближайшими преемниками... ...Основываясь на словах ап. Павла, что брак есть образ союза Христа и Церкви (Еф. 5: 25-27), пасты- ри первой христианской Церкви требуют сохране- ния чистоты и святости брака. Из уважения к святости совершившегося с ними таинства у первых христиан был обычай воздержа- ния в течение всей первой недели после бракосоче- тания. В этом случае молодые супруги первые дни совместной жизни посвящали богоугодным делам и молитве за предстоящий совместный путь к Небес- ному Царству. Воздержание же в первую ночь после бракосочетания было обязательным установлением Церкви. Оно было подтверждено постановлением одного из Карфагенских соборов, в котором гово- рится: «Жених и невеста, по получении благослове- ния, должны проводить следующую ночь в девстве из благоговения к полученному благословению». Духовные пастыри первых веков увещевают моло- дых супругов и в браке хранить целомудрие и воз- держание, не поддаваясь соблазнительным обычаям и взглядам окружающего языческого мира. Вот, на- пример, какие советы дает св. Климент Александ- рийский находящимся в браке: «Человеку должно воздерживаться от сладострастия... здесь должны быть мера и граница. Излишнее удовлетворение плоти расслабляет нервы, омрачает чувство и умень- шает силы. Бог хочет, чтобы род человеческий про- должался, но Он не говорит: будьте похотливы. Вре- мя для сношения наблюдают <даже> животные, не имеющие разума. Человеку ли, отличенному разу- мом, стоять в этом отношении позади их? По руко-
-241 - водству разума, время нужней наблюдать тем, кому позволено жить с женами никто не должен сходить- ся с женою по обычаю петухов, во всякое время, на- пример возвращаясь из церкви или утром с торжи- ща — когда время молитвы, чтения и других дел. Не часто должно быть брачное сношение: чем оно реже, тем желательнее и приятнее. Далее, и ночью, во тьме, не нужно вести себя неумеренно и вольно». Св. Климент Александрийский также запрещает христианам сношения во время месячных очищений и в случае наступления беременности. Продолжение физических сношений в последнем случае он почи- тает противоестественным и греховным89. То же мнение высказывают и древние