БУЛГАКОВ М. А. СОБРАНИЕ СОЧИНЕНИЙ В ДЕСЯТИ ТОМАХ
МЕРТВЫЕ ДУШИ
АДАМ И ЕВА
ВОЙНА И МИР
ПОЛОУМНЫЙ ЖУРДЕН
ЖИЗНЬ ГОСПОДИНА ДЕ МОЛЬЕРА
Приложение
MACТEP И МАРГАРИТА. Чepноoвыe редакции романа 1932 - 1934 гг.
КРАТКИЕ КОММЕНТАРИИ
СОДЕРЖАНИЕ
Текст
                    СОБРАНИЕ СОЧИНЕНИЙ
В ДЕСЯТИ ТОМАХ


СОБРАНИЕ СОЧИНЕНИЙ В ДЕСЯТИ ТОМАХ ВИКТОР ПЕТЕЛИН Составление, предисловие, подготовка текста 1 ДЬЯВОЛИАДА 2 РОКОВЫЕ ЯЙЦА 3 СОБАЧЬЕ СЕРДЦЕ 4 БЕЛАЯ ГВАРДИЯ 5 БАГРОВЫЙ ОСТРОВ 6 КАБАЛА СВЯТОШ 7 ПОСЛЕДНИЕ ДНИ 8 ТЕАТРАЛЬНЫЙ РОМАН 9 МАСТЕР И МАРГАРИТА 10 ПИСЬМА
СОБРАНИЕ СОЧИНЕНИЙ том ШЕСТОЙ КАБАЛА СВЯТОШ ~ ПЬЕСЫ, РОМАН, ЧЕРНОВЫЕ ВАРИАНТЫ РОМАНА •МАСТЕР И МАРГАРИТЛ. 1932- 1934 Москва .голос. 1999
УДК 882 ББJ' 84 (2 Рос-Рус) 6 Б90 Редакционный совет: П. Ф. АЛЕШКИИ - nредседате.ль, Т. В. АЛЕШКИ НА, В. С. ГОЛУБЕВ, В. В. ПЕТЕЛИН (зам. nредседателя), В. В. ТИМОФЕЕВ, И. Р. ФОМИН, Р.И.ФОМИН Художник РАСТОРП'ЕВ Г. Д. ISBN S-7117-0308 -0 (т. 6) ISBN S-7117-0304-8 <е> Сосrавление. Петелин В.В. 1999 <е> Оформление. И:щатепьство •Г011ос-, 1999
КАБАЛА СВЯТОШ Справсдлнвыil сапож11нк Вепн­ кнil монарх, видно, королевство-то без доно­ сов существовать не може'J') Л юдо в н к. ПомапкнваА, шут, чини башмак А ты не любишь доносчиков? СправедливыЯ сапожник. Ну чего же в них любить? Такая сволочь, ваше вепнчество' М. Булгаков. Кабала c/JJ/moш Наступили трудные времена, которые сразу же «окрестилИ>> годом великого псрслома. Ломалось все, ожесточение классовой борьбы было столь же обостренным, как и в годы «военного коммунизма>>, лишь словеса были другими. Ломали и крушили все подряд во имя светлого будущего, которое вот уже рядом, во всяком случае не за горами. Еще в 1978 году мне удалось напечатать nисьмо Алексея Толстого А. М. Горькому: «Ленин­ градская цензура зарезала книгу Зощенки (прошедшей в ссЗвеэ­ де»). Впечатление эдесь от этого очень тяжелое. Прилагаю при сем письмо Слонимского. Не могли бы вы помочь?» («Алексей Толстой», ЖЗЛ, 1978). Удары по Михаилу Булгакову нанесли прежде всего ... 24 августа 1929 года он пишет Николаю Афанасьсвичу Бул­ гакову в Париж: «Теперь сообщаю тебе, мой брат: положение мое неблагополучно. Все мои пьесы запрещены к nредставлению в СССР и беллет­ ристической ни одной строки моей не напечатают. В 1929 годУ совершилось мое писательское уничтожение. Я сделал nоследнее усилие и подал Правительству СССР заявление, в котором прошу меня с женой ... выпустить за границу на любой срок. В сердце у меня нет надежды. Был один зловещий признак. Любовь Евгеньевну не выпустили одну, несмотря на то, что я оставался (это было несколько месяцев тому назад). Вокруг меня уже ползет змейкой темный слух о том, что я обречен во всех смыслах. В случае, если мое заявление будет отклонено, игру можно считать оконченной, колоду складывать, свечи тушить. Мне придется сидеть в Москве и не nисать, nотому что не только писаний моих, 110 даже фамилии моей равнодУшно ви­ деть не могут. 5
Без всякого малодушия сообщаю тебе, мой брат, что вопрос моей гибели это лишь вопрос срока, если, конечно, не произой­ дет чуда. Но чудеса случаются редко ... » 6 сентября 1929 года Булгаков с горечью писал Н. А. Булга­ кову: «От тебя нет ответа на то письмо мое, в котором я сооб­ щал тебе о моем положении. Начинаю думать, что ты его не получил. После него мною тебе отправлено письмо, где я про­ сил проверить слух о том, что на ф'ранцузском языке появилась якобы моя запрещенная повесть «Собачье сердце». Жду извес­ тий от тебя». Как раз в это время в Париже вышла «Белая гвардия», и Михаил Булгаков просит брата получить гонорар у Владимира Львовича Бинштока, четыреста франков нужно передать Ване, а остальные семьсот оставить у себя впредь до его особого рас­ поряжения. Михаил Булгаков и раньше помогал братьям, конечно, не так много, но столько, сколько разрешали посылать за границу. 28 декабря Булгаков посылает брату письмо, полное трево­ ги и беспокойства, просит его телеграфировать, здоров ли, про­ сит перевести ему гонорар, который брат получил у Бинштока. Положение Булгакова в России по-прежнему тягостно. 6 января 1930 года Михаил Булгаков снова просит брата не молчать, не ждать ответа от него: «Мое последнес молчание вызвано ухудшением моего положения и связанной с этим не­ возможностью сообразить, что и как писать. Сообщаю о себе: все мои литературные произведения погиб­ ли, а также и замыслы. Я обречен на молчание и, очень воз­ можно, на полную голодовку. В неимоверно трудных условиях во второй половине 1929 я написал пьесу о Мольере. Лучшими специалистами в Москве она была признана самой сильной из моих пяти пьес. Но все данные за то, что ее не пустят на сцену. Мучения с ней продолжаются уже полтора месяца, несмотря на то, что это - Мольер, 17-й век, несмотря на то, что современ­ ность в ней я никак не затронул. Если поntбнет эта пьеса, средства спасения у меня нет - я сейчас уже терплю бедствие. Защиты и помощи у меня нет. Со­ вершенно трезво сообщаю: корабль мой тонет, вода идет ко мне на мостик. Нужно мужественно тонуть. Прошу отнестись к моему сообщению внимательно. Если есть какая-нибудь возможность прислать мой гонорар (банк? чек? я не знаю как?), прошу прислать: у меня нет ни одной копейки. Я надеюсь, конечно, что присылка будет официальной, чтобы не вызвать каких-нибудь неприятностей для нас». Булгаков просит Николая Афанасьевича тщательно изучить этот вопрос, он вовсе не хочет получить вместо тысячи фран­ ков восемьдесят целковых по записке издателя Бинштока. 6
Пусть Николай сам nолучит у него и nерешлет в Москву. «Стилю моих tшсе.м, небрежности их nрошу не удивляться - замучился, нсработосnособсн. Очень трудно», - заканчивает nисьмо Булгаков. Письмо отnравлено, как свидетельствует nометка на нем, 18 января 1930 года. Переnиска между братьями вроде бы налаживалась. 4 фев­ раля 1930 года М. Булгаков nросит брата nрислать ему экзем­ nляры романа «Дни Турбиных», nод таким названием вышла в Париже «Белая гвардия». Пусть берет деньги из его гонорара на покуnку книг, nерссылку их и на nереnиску с ним. Просит также nодnисаться в бюро вырезок («вес, что nоnадется обо мне>>) и nрисыnать ему. Сообшает также, что nоложение его nо­ nрежнему кrрудно и страшно». Вскоре М. А. Булгаков nолучил от брата сорок долларов, получил, конечно, в рублях, всего семьдесят семь рублей шесть­ десят шесть коnеек, строго no курсу доллара. Николай Афанасьевич Булгаков в это время, окончив меди­ ЦIIНСКIIЙ факультет университета, начал свою научную карьеру. И Михаил Булгаков заинтересовался nубликациями молодого ученого: «Никто из твоих знакомых или родных не отнесется более внимательно, чем я, к каждой строке, сочиненной тобой». Михаил Булгаков гордится братом. И каждый раз, отвечая на вопросы о семье, он говорит о больших сnособностях Н11колая Афанасьевича Булгакова. «Одна мысль тяготит меня, - nишет М. А. Булгаков брату 21 февраля 1930 года, - nо-видимому, нам никогда не nридется в жизни увидеться. Судьба моя была заnутана и страшна. Теnерь она nриводит меня к молчанию, а для nисателя это равносильно смерти». Снова и снова Михаил Булгаков, опасаясь, видимо, что его nисьма не доходят до брата, рассказывает о своем невыноси­ мом nоложении, nризнается, что он «свою nисательскую задачу в условиях неимоверной трудности старался выnолнить, как должно», но теnерь его работа «остановлена>>: «Я nредставляю собою сложную (я так nолагаю) машину, nродукция которой в СССР не нужна Мне это слишком ясно доказывали и доказы­ вают еще и сейчас no nоводу моей пьесы о Мольере. По ночам я мучительно напрягаю голову, выдумывая сред- ства к сnасению. Но ничего не видно. Кому бы, думаю, еще наnисать заявле­ ние». Если остались у Николая его деньrи от гонорара, то пусть от них вышлет посылкой чай, кофе, носки и чулки жене, «ни в коем случае ничего шелкового». М. Булгаков, оказавшись в тя­ желом материальном положении, вспоминает о бедствующем брате Иване, просит Николая послать «ему некоторую сумму 7
из моих>>. И Михаил Булгаков думает о бедствующем брате в то время, когда подходит первый платеж фининспекции, подо­ ходный налог за прошлый год. «Полагаю, что, если какого-ни­ будь чуда не случится, в квартирке моей маленькой и сырой вдребезги (кстати: я несколько лет болею ревматизмом) не оста­ нется ни одного предмета. Барахло меня трогает мало. Ну, сту­ лья, чашки, черт с ними. Боюсь за книги! Библиотека у меня плохая, но все же без книг мне гроб. Когда я работаю, я рабо­ таю очень серьезно - надо много читать ... » Нет, он вовсе не жалуется или взывает о помощи, об этом он пишет так просто, «для собственного развлечения». Да и вообще он не мастер пи­ сать письма: «... бьешься, бьешься, слова не лезут с пера, мысли своей как следует выразить не могу... » А через несколько дней Булгаков просит не высылать ему посылку, нужно срочно купить и послать в Ленинград медицин­ ские препараты, перечисленные в прилагаемом списке, там че­ ловек тяжко болен, ему нужно помочь. В том же письме и Лю­ бовь Евгеньевна просит Николая Афанасьевича помочь с пре­ паратами, «случай экстренный и, видимо, тяжкий». И лишь через долгих пять месяцев Булгаковы получили письмо от Николая Афанасьевича. Конечно, лекарство уже не понадобилось. Но Булгаков в ответном письме от 7 августа 1930 года сообщает Николаю о больших переменах в своей судьбе, о назначении режиссером во МХТ, предупреждает, что в комментариях по этому поводу в зарубежной прессе скорее всего много путаницы, много вымышленного, черпать сведения о нем можно только из его писем, «скудных хотя бы», потому что вокруг его имени бытует много сплетен. «Даже в Москве какие-то сукины сыны распространили слух, что будто бы я по­ лучаю по 500 рублей в месяц в каждом театре. Вот уж несколь­ ко лет, как в Москве и за границей вокруг моей фамилии спле­ тают вымыслы. Большей частью злостные». На самом деле во МХТе он получает 150 рублей в месяц, но их приходится отдавать в счет погашения последней четвер­ ти подоходного налога за истекший год. 300 рублей он получа­ ет в ТРАМе, Театре рабочей молодежи, куда он поступил при­ близительно в то же время, когда и во МХТ. «Но денежные раны, нанесенные мне за прошлый год, так тяжки, так непопра­ вимы, что и 300 трамовских рублей как в пасть валятся на за­ тыкание долгов». Так что деньги нужны остро, и Михаил Афанасьевич про­ сит Николая перевести ему деньги «ни минуты не медля». Но что же произошло за эти пять месяцев, что не было переписки между братьями Булгаковыми? И снова вернемся к началу 1930 года, когда положение М. А. Булгакова казалось невыносимым и безысходным. 8
2 Правильно говорилось, что историю нельзя ни улучшать, ни ухудшать, нужно трезво оценивать и положительные, и отрица­ тельные ее стороны. И судьба М. Булгакова напоминает нам об этой диалектике. Приведу еще одно свидетельство Л. Е. Белозерской: «Когда гражданская смерть, т. е. полное изничтожение писате­ ЩI Булгакова стало невыносимым, он решил обратиться к пра­ вительству, вернее к Сталину... По Москве сейчас ходит якобы копия письма М. А. к правительству (впервые опубликовано в «Октябре», N2 6, 1987. - В. П.). Спешу оговориться, что это «Эссе» на шести страницах не имеет ничего общего с подлин­ ником. Я никак не могу сообразить, кому выгодно пустить в обращение этот опус? Начать с того, что подлинное письмо, во-первых, было коротким, Во-вторых, за границу он не про­ сился. В-третьих, в письме не было никаких выспренних выра­ жений, никаких философских обобщений. Оно было обращено не к Санта-Клаусу, раздающему рождественские подарки детям... Основная мысль булгаковекого письма была очень проста. «Дайте писателю возможность писать. Объявив ему гражданскую смерть, вы толкаете его на самую крайнюю меру>>. Вспомним хронику событий. В 1925 году кончил самоубий­ ством поэт Сергей Есенин. В 1926 году - писатель Андрей Со­ боль. В апреле 1930 года, когда обращение Булгакова, послан­ ное в конце марrа, было уже в руках Сталина, застрелился Вла­ димир Маяковский. Ведь нехорошо получилось бы, если б в том же году наложил на себя руки Михаил Булгаков? Вообще восстановлению истины и прекращению появления подобных «эссе» очень помог бы архив Сталина, который - я уверена - сохранился в полном порядке. «Письмо», ныне ходящее по рукам (об этом Л. Е. рассказы­ вала мне в 1971 году. - В. П.), это довольно развязная компи­ ляция истины и вымысла, наглядный пример недопустимого смещения исторической правды. Можно ли представить себе, что умный человек, долго обдумывающий свой шаг, обращаясь к «грозному духу», говорит следующее: «Обо мне писали как о «литературном уборщике», подбирающем объедки после того, как «наблевала дюжина гостей». Нужно быть совершенно ненормальным, чтобы процитиро­ вать такое в обращении к правительству, а М. А. был вполне нормален, умен и хорошо воспитан ... Однажды, совершенно неожиданно, раздался телефонный звонок. Звонил из Центрального Комитета партии секретарь Сталина Товстуха. К телефону подошла я и позвала М. А., а сама занялась домашними делами. М. А. взял трубку и вскоре 9
так громко и нервно крикнул «Любаша')), что я бросилась оп­ рометью к телефону (у нас были отводные от аппарата науш­ ники). На проводе был Сталин. Он говорил глуховатым голо­ сом, с явным грузинским акцентом и себя называл в третьем лице: «Сталин получил. Сталин прочел ... >> Он предложил Бул­ гакову: «Может быть, вы хотите уехать за границу?.. » Но М. А. предпочел остаться в Союзе. Прямым результатом бесе­ ды со Сталиным было назначение М. А. Булгакова на работу в Театр рабочей молодежи, сокращенно ТРАМ. Вскоре после этого у нас на Пироговской появились двое молодых людей: один высокомерный - Федор Кнорре, друтой держался лучше - Николай Крючков. ТРАМ не Художественный театр, куда жаждал попасть М. А., но капризничать не приходилось. Трамовцы уезжали в Крым и пригласили Булгакова с собой. Он поехал>>. А теперь предоставим слово второй свидетельнице того вре­ мени, Е. С. Булгаковой, в дневнике которой сохранилась запись разговора Булгакова со Сталиным. Положение М. А. Булгакова к марту 1930 года стало про­ сто-напросто трагическим: литературные выпады против него превратились в политические обвинения. И писатель вынужден был обратиться с письмом в правительство. Известно (Вопросы литературы 1966. N2 9. С. 139), что Ста­ лин, прочитав письмо М. А. Булгакова от 28 марта 1930 года, позвонил ему: «- Мы ваше письмо получили. Читали с товарищами. Вы будете по нему благоприятный ответ иметь. А может быть, правда, пустить вас за границу? Что, мы вам очень на­ доели? - Я очень много думал в последнее время, может ли рус­ ский писатель жить вне Родины, и мне кажется, Что не может. -Вы правы. Я тоже так думаю. Вы где хотите работать? В Художественном театре? -Да я хотел бы. Но я говорил об этом - мне отказали. -А вы подайте заявление туда. Мне кажется, что они со- гласятся>>. Этот телефонный звонок вернул Булгакова к творческой жизни. Эта запись телефонного разговора взята из дневника Елены Сергеевны Булгаковой, она записала этот разговор со слов М. А. Булгакова. Она в то время была лишь на правах «тайного друга>>, но и она утверждала, отвечая на мои расспро­ сы об этом разговоре, что этот телефонный звонок вернул Бул­ гакову надежды на лучшее будущее, а главное, он вновь ощу­ тил в себе силы работать и жить. Вот несколько его писем из Крыма, куда он поехал вместе с трамовцами: «15 июля 1930 г. Утро. Под Курском. 10
Ну, Любаня, можешь радоваться. Я уехал! Ты скучаешь без меня, конечно? Кстати из Ленинграда должна быть телеграмма из театра. Телеграфируй мне коротко, что предлагает мне театр. Адрес свой я буду знать, по-видимому, в Севастополе. Душка, зайди к портному. Вскрывай всю корреспонденцию. твой. Бурная энергия трамовцев гоняла их по поезду, и они принесли известие, что в мягком вагоне есть место. В Серпухо­ ве я доплатил и перешел. В Серпухове в буфете не было ни одной капли никакой жидкости. Представляете себе трамовцев с гитарой, без подушек, без чайников, без воды, на деревянных лавках? К утру трупики, надо полагать. Я устроил свое хозяй­ ство на верхней полке. С отвращением любуюсь пейзажем. Со­ лнце. Гусю>. «16 июля 1930 г. Под Симферополем. Утро. Дорогая Любаня! Здесь яркое солнце. Крым такой же про­ тивненький, как и был. Трамовцы бодры как огурчики. На станциях в буфете кой-что попадается, но большею частью пус­ товато. Бабы к поездам на юге выносят огурцы, вишни, яйца, булки, лук, молоко. Поезд опаздывает. В Харькове видел Оленьку (очень мила, принесла мне папирос), Федю, Комисса­ рова и Лесли. Вышли к поезду. Целую! Как Бутон? Пожалуйста, ангел, сходи к Бычкову-портному, чтобы побе­ рег костюм мой. Буду мерить по приезде. Если будет телеграм­ ма из театра в Ленинграде - телеграфируй. М». «17 июля 1930 г. Крым. Мисхор. Пансионат «Магнолия». Дорогая Любинька, устроился хорошо. Погода неописуемо хороша. Я очень жалею, что нет никого из приятелей, все чужие личики (но трамовцы - симпатичны). Питание: частным образом, по-видимому, ни черта нет. По путевкам в пансиона­ те - сносно вполне. Жаль, что не было возможности мне взять тебя (совесть грызет, что я один под солнцем). Сейчас я еду в Ялту на катере, хочу посмотреть, что там. Привет всем. Целую. Мак». «В скором времени после приезда из Крыма М. А. получил вызов в ЦК партии, -вспоминала Л. Е. Белозерская,- но бу­ мага показалась Булгакову подозрительной. Это оказалось <<милой шуткой» Юрия Олеши. Вообще Москва широко ком­ ментировала звонок Сталина. Каждь1й вносил свою лепту вы­ думки, что продолжается и по сей день. Роман с Театром рабочей молодежи так и не состоялся: М. А. направили на работу в Художественный театр, чего он в то время пламенно добивался». 6 августа 1930 года М. Булгаков писал К. С. Станислав­ скому: «После тяжелой грусти о погибших моих пьесах мне стало легче, когда я - после долгой паузы - и уже в новом 11
качесrве переСl)'ПИЛ порог театра, созданного Вами для славы страны. Примите, Константин Сергеевич, с ясной душой нового ре­ жиссера. Поверьте, он любит Ваш Художесrвенный театр. Возвращайтесь в Москву и вновь пройдите по сукну, окайм­ ляющему зал». «Вы не представляете себе, до какой степени я рад Вашему вступлению в наш театр! - писал Станиславский 4 сентября 1930 года М. А. Булгакову. - Мне пришлось поработать 'с Вами лишь на нескольких репетициях «Турбиных», и я тогда почувсrвовал в Вас режиссера (а может быть, и артиста?!). Мольер и многие другие совмещали эти профессии с лите­ ратурой! От всей души приветсrвую Вас, искренне верю в успех и очень бы хотел поскорее поработать вместе с Вами». Скорее всего Станиславский уже знал, вспоминая Мольера, что М. Булгаков шел в театр не с «nустыми» руками, к тому времени уже широко было известно, что автор «Дней Турби­ НЫХ», «Зойю-tной квартиры», «Багрового острова» и «Бега» не­ давно закончил пятую свою пьесу - драму «Кабала святош» («Мольер»), читал ее не только в кругу друзей, но и в Драм­ союзе. И первые же отзывы показали Булгакову, что поставить ее на сцене или опубликовать будет весьма трудно: мало кто не догадывался, что в судьбе Мольера, боровшегося за nостановку на сцене «Тартюфа», Булгаков рассказывает и о себе, своих nьесах, только что запрещенных в трех театрах Москвы. Так оно и получилось - в официальных кругах к пьесе отнеслись сдержанно. Столько вложил Булгаков в нее сил, столько работал над источниками, читал, делал выnиски, в неимоверно трудных ус­ ловиях травли и гонений он с поразительной стойкостью и страстью создавал драму о художнике, которого всячески тре­ тировали власть имущие, и прежде всего Король-Солнце, ее чи­ тали лучшие специалисты в Москве и признали самой сильной из его nяти пьес, он старался изо всех сил выполнить свою ра­ боту «как должно», признавалея он брату Николаю, по ночам он мучительно напрягал голову, «выдумывая средсrва к сnасе­ нию», но ничего не было видно. Знали о его безвыходном nо­ ложении все, но никто не был в силах ему nомочь. Вот тогда­ то Булгаков и обратился с nисьмом к Советскому nравительст­ ву, в котором, в частности, говорилось: «Мой литературный портрет закончен, и он же есть политический nортрет. Я не могу сказать, какой глубины криминал можно отыскать в нем, но я прошу об одном - за nределами его не искать ничего, он исnолнен совершенно добросовестно... Я nрошу о назначении меня лаборантом-режиссером в 1-й Художесrвенный театр - в 12
лучшую школу, возглавляемую мастерами К. С. Станиславским и В. И. Немировичем-Данченко. Если меня не назначат режис­ сером, я nрошусь на должность статиста. Если и статистом нельзя - я nрошусь на должность рабочего сцены. Если же и это невозможно, я nрошу Советское nравительство постуnить со мной, как оно найдет нужным, но как-нибудь nостуnить ... )) В этом же nисьме М. Булгаков nризнавался, что доведен до край­ ности nоследней акцией официальных властей. «Скажу коротко: nод двумя строчками казенной бумаги nоrребены работа в кни­ гохранилище, моя фантазия, пьеса, получившая от квалифици­ рованных специалистов бесчисленные отзывы - блестящая nьеса... )> (Октябрь. 1987. N!! 6). И вот через несколько месяцев Булгаков nерестуnил nорог любимого театра в качестве режиссера с законченной nьесой о Мольере. В этой драме в центре стоит художник, и мы видим, как он сражается за своего «Тартюфа)), видим его черты, его характер, nринимаем участие во всех его волнениях, nереживаниях, разде­ ляем или не разделяем его мысли и чувства, осуждаем или одобряем его действие и nостуnки. Булгаков, работая над nьесой о столь отдаленной эnохе, и не предnолагал, что так драматически сложится ее судьба. 3 Михаил Булгаков много раз возвращался в своем творче­ стве к одной и той же nроблеме - nроблеме традиционной для русской и мировой литературы - человек и общество, че­ ловек и время. Чаще всего в центре своих драм и комедий он ставил круnную человеческую личность, входившую в кон­ фликт со своей средой, с обществом. Герои его драм - Пуш­ кин, Мольер, Дон Кихот, изобретатель Тимофеев - очень разные по своему характеру, по своим nривычкам, обычаям, наклонностям, способностям, но их объединяет одно общее че­ ловеческое качество - им тесно и неуютно в том обществе, в котором они живут, будь то 17 и 19, будь то вчерашний день России. Все они - революционеры, свергатели старого... Об­ щество, как обычно, nредставляет собой нечто засть1вшее, за­ консервированное, и большинство людей удовлетворяется такой жизнью: еложились определенные традиции, нормы, правила, законы. И тем, кто хорошо усвоил все эти нормы, кто прекрасно себя чувствует в этом обществе, и в голову не приходит, что может быть другая жизнь, другие мысли и чув­ ства, другая философия жизни. Как на чудаков, сумасшедших смотрит они на тех, кто недоволен таким складом жизни, кто 13
ищет чего-то иного, нового, кто борется, сражается, мечтает о другой жизни ... Булгакова не случайно привпекает фигура Мольера, которо­ му он посвятил драму «Кабала святош» и биографический роман несколько лет спустя. Изучая эпоху Мольера, Бут-аков обратил внимание на то, в каком трудном положении оказался художник, человек с резко выраженным индивидуальным и творческим характером. Чтобы написать хорошие романы или пьесы, достаточно быть на уровне своей эпохи. Только тот, кто опережает свое Время, в своем нравственном, социальном развитии возвышает­ ся над окружающими, становится бессмертным. Вся жизнь Мольера - это борьба за свою индивидуаль­ ность, за возможность быть самим собой, не подчиняться кап­ ризам времени, капризам коронованных особ. Те, кто правил Францией, быстро поняли, какую огромную власть над душами людей может приобрести и действительно со временем приоб­ рел Мольер. Задаривая его чинами, милостью, деньгами, Людо­ вик XIV всеми средствами пытался направить его в определен­ ное русло - на прославпение своего царствования. Людовик стремился внушить художнику собственные мысли, лишить самостоятельности, подчинить его себе и своим желаниям и прихотям, сделать послушным винтиком в государственной ма­ шине. Время и власть порой подчиняют художника, делая его рупором своих идей и деяний, иллюстратором своей эпохи. И эта роль не позволяет ему стать глашатаем нового, неповтори­ мого. Только художник, отстаивающий свое неповторимое «Я» в борьбе против банального, шаблонного, трафаретного, оста­ нется в сердцах грядущих поколений. Мольер Булгакова всегда в борьбе, всегда в конфликтах со временем, с людьми, с властями. Но и он как человек своего времени вскоре понял одну простую истину: как нельзя побе­ дить землетрясение - его можно только переждать, - так нельзя прямой атакой победить свое время, время абсолютист­ ской власти короля Людовика-Солнце. Во имя «Тартюфа» он угождал Людовику, вводил в свои серьезные пьесы водевильные и балетные эпизоды, в которых принимал участие сам король. Страдания от власти неизбежны, надобно их уменьшить, смяг­ чить... Все средства для этого хороши, лишь бы достигнуть ко­ ролевского разрешения на постановку пьесы. Так делал не только Мольер. Это удел многих художников прошлого и на­ стоящего. Булгаков вместе с Мольером остро чувствовал эту неспра­ ведливость времени и страдал вместе со своим героем. Ему, как и Мольеру, не раз приходилось пережидать временные земле­ трясения. 14
Булгаков прямо ставил вопрос о зависимости художника от времени, от монарха, который бесконтрольно правил страной, от его вкусов, пристрастий, просвещенности. Мольер - далеко не идеальный герой. Тщеславие, горяч­ ность, раздражительность, слабоволие, сладострастие - все это черты булгаковекого Мольера. И главное - он быстро почувствовал, как «нспостоянны сильные мира сего>>. Отсюда и его совет всем собратьям-комедиантам: «Если ты попал в милость, сразу хватай все, что тебе полагается. Не теряй вре­ мени, куй железо, пока горячо, и уходи, не дожидайся, пока тебя выгонят в шею)), - то есть приспосабливайся, угодничай, пробивай себе дорогу, где лестью, где посулами. Мольер - сын своего времени. Он прекрасно понял, что без лестных ре­ комендаций не проникнешь в придворные круги, а без этой подцержки в то время рассчитывать на успех не приходилось. Так что же? Отказаться от самого себя, от игры в театре, от собственных пьес и застыть в своей горделивости и независи­ мости... Нет! Нужно изловчиться и добиться лестных рекомен­ даций, нужно быть представленным ко двору, а уж потом проявить себя. Значит... Нет, Булгаков очень далек от мысли представить Мольера победителем в битве с придворными и королем. Победа придет много лет спустя после его смерти. А сейчас Мольер рабски за­ висим от всего, даже от сплетни, пущенной завистниками. Какие мучения довелось испытать Мольеру, когда разъяренный герцог, узнавший, что он осмеян в одной из комедий сатирика, лицемерно его обнимая, в кровь изодрал ему лицо о драгоцен­ ные пуговицы своего кафтана. Но ничего не мог поделать Мо­ льер в ответ на это хамство, ни ударить обидчика, ни вызвать его на дуэль. Мольер, по Булгакову, полон противоречий. Всю жизнь он пьrrался «умненько держать себя)) с сильными мира сего. В разговоре с Филиппом он вежпив и угодлив. В глазах его - внимательность и настороженность, а все лицо - «В наигран­ ных медовых складках)), и «лисья улыбка)) не сходит с лица. Мольеру много приходилось кланяться и обольстительно улы­ баться. Тщеславие не раз подводило Мольера, приводило его к ошибкам, к переоценке собственного таланта. Он был гениаль­ ный комический актер и драматург, а почти всю жизнь он пытался доказать, что может многие проблемы «разработать по-серьезному)), может создать «героическую комедию)). Его сснесчастная страсть играть трагедию)) едва не привела его к крушению всех его честолюбивых замыслов - завоевать Париж. Но Мольер Булгакова борется не только с самим собой, преодолевая собственные страсти и противоречия. rпав- 15
ным образом Мольер ведет борьбу с цензурой, запрещавшей его пьесы. Мольер хлопочет, ищет заступников, посылает вер­ ноподданническое письмо королю, полное лести и угодливых улыбок. Но самый верный способ вернуть пьесу на сцену - это внести исправления: «Потому что всякой ящерице понятно, что лучше жить без хвоста, чем вовсе лишиться жизни)). И вот «автор под давлением силы nрибегает к умышленному искале­ чению своего произведения)). Через всю книгу проходит острая ненависть к монарху и глубокое сочувствие к Мольеру, которому приходится выкручи­ ваться, угождать, подавлять в себе человеческую индивидуаль­ ность. Но все это внешнее. А внутренняя суть художника посто­ янно прорывалась в его неукротимом творческом темпераменте, сказывалась в его гениальных творениях. Он понимал, что власть монарха - зло, но это зло неотвратимо и неизбежно. От монарха все зависят, а что уж говорить о комедианте. И если не приспособишься ко вкусам монарха, то можно потерять и самое главное в жизни - возможность творить: писать и иг­ рать на сцене. И в этом была бы настоящая трагедия худож­ ника. Так возникала трагическая судьба Мольера в раздумьях Булгакова. На чем остановиться? Какие эпизоды жизни гени­ ального драматурга выбрать для пьесы? Во всяком случае, жизнь его полна драматизма и противоречий, таких скандалов и гениальных озарений, что в одну пьесу вряд ли уместится ... Так возник замысел не только пьесы, но и романа... Трагическая судьба Мольера особенно остро бьmа обнажена Булгаковым в пьесе «Кабала святош)). О драме «Кабала святош)) (Мольер) Станиславский писал: «Пьеса Булгакова - это очень интересно)), беспокоясь, не от­ даст ли он ее кому-нибудь другому (Станиславский К. Соч.,т.8, 1961, с.224). Мольер предстает перед нами в зените своей славы. Позади период творческих исканий, ошибок, житейских неудач. Занавес драмы поднимается в тот момент, когда аплодирует сам король. Зрители устраивают Мольеру неслыханные эдесь аплодисменты. Более того, король присутствует на свадьбе Мо­ льера, становится крестным его сына. Мольер пользуется дове­ рием короля, славой, почетом, получает из королевской казны вознаграждение. Но в первой же сцене выясняется, какой ценой достигает Мольер королевского доверия. Он прославляет коро­ ля Людовика, утверждает его величие в глазах окружающей толпы придворных, всего французского народа. Мольер за ку­ лисами буйствует, он недоволен тем, что на таком ответствен­ ном спектакле упала свеча, он готов растерзать виновных, и тут же появляется на сцене, «идет кошачьей походкой к рампе, 16
как будто подкрадывается, сгибает шею, nерыми шляпы метет пол>>. В этой авторской ремарке - много смысла. Здесь весь характер Мольера, которому приходится ломать себя, дабы за­ щитить свои произведения от нападок придворной толпы. И во всеЯ его иrре перед королем раскрывается богатая актерская натура -- даже свое природное заикание он использует для того, чтобы передать душевныЯ трепет перед светлеЯшим госу­ дарем. Богатстао его интонаций, rримас и движений неисчер­ паемо, улыбка его легко заражает. Мольер знает, чем купить короля: верноподданнеЯшеЯ лес­ тью, самоуничижением. Мольер знает себе цену, а тем не менее признается королю, что он всего лишь комедиант, иrра­ ет ничтожную роль: «для забавы Парижа околесину часто несу>>. Но, я славен уж тем, что иrрал в таое время, Людовик! Великия• .. (повышает голос) ФранцузскиЯ'!! (кричит) Король!!! Мольер талантлив, Мольер гениален. Бутон восхищается им, называет <<великим артистом>>. И вместе с тем Мольер rруб, необуздан, но быстро отходчив, справедлив, готов тут же изви­ ниться, увидев, что он деЯстаителыtо не прав. Стыдливо стара­ ется загладить свою вину, предлагает свой кафтан эа разорван­ ный Бутонов. Он же добродушен, хотя и пытается оставаться строrим, элоба сменяется ворчливостью ... Не оставлять же поле брани побежденным, пытается таким способом оставить за собой верх. И весь он в этих эпизодах предстает очень земным, человечным, многогранным, со мноrими достоинстаами и недо­ статками. Булгаков взял его в такие моменты жизни, когда он словно бы в халате, когда ему не нужно скрывать себя, свой ха­ рактер, привычки, страсти, необузданныЯ нрав. Перед нами словно бы два человека - с личиноЯ унижен­ ного раболепием он выпрашивает у короля благосклонности, разрешения иrрать свои комедии, и совсем другоЯ Мольер по­ является у себя в театре, в семье, дома. Здесь он то rруб, то нежен, то строг, то добродушен. Его нетрудно обвести вокруr пальца какому-нибудь шарлатану, продемонстрировавшему «самоиrрающий>> клавесин, но добродушие его сменяется жесто­ костью, когда нужно устранить преrраду на пути к удовлетво­ рению его сердечных увлечений. Таким жестоким он предстает в разговоре с Мадленой, его верной спутницей в течение двад· цати лет. Он откровенно rруб, циничен, спокойно говорит своей любовнице, что хочет жениться на ее сестре, Арманде. Перед охватившей его страстью все доброе, что еделапа для него Мадлена, меркнет, отходит на десять1Я план. Он хорошо 17
nомнит, что именно Мадлена была с ним рядом и много раз выручала его из беды, когда он был безвестным nровинциаль­ ным актером. Когда он сидел в тюрьме, она nриносила ему nищу; ухаживала за ним в течение двадцати лет; была неизмен­ ной советчицей во всех его творческих затруднениях. Она на все готова, готова nрощать ему любовные увлечения, сама nод­ сказывает, за кем можно nриволокнуться, заискивает nеред ним, nросит, умоляет, обещает ему сnокойствие, мир, тишину: «Пой­ дем домой, ты зажжешь свечи, я nриду к тебе... Ты nрочитаешь мне третий акт ссТартюфа11. А7 (заискивающе). По-моему, это вещь гениальная... А если тебе nонадобится nосоветоваться, с кем nосоветуешься, Мольер? Ведь она девчонка ... Ты, знаешь ли, nостарел, Жан-Батист, вон у тебя висок седой ... Ты любишь грелку. Я тебе все устрою... Вообрази, свеча горит... Камин за­ жжен, и все будет славно11. И здесь Мольер - сложная и nротиворечивая натура: видя унижение Мадлены, он досадует на нее, тоскливо выти­ рает nот. Ее слова уже не имеют для него значения, он ждет ребенка от Арманды. Ему надоел этот затянувшийся разговор, он томится в ожидании свидания с Армандой, бесnокоится, что Мадлена сорвет его, засидевшись в театре. Холодно nро­ щается с ней, чтобы через некоторое время, крадучись, nривес­ ти сюда Арманду. Мольер грозен, увидев Муаррона, мальчиш­ ку, вылезшего из клавесина, и доволен, хохочет, разгадав nри­ чину таинственных звуков. Таким он nредстает в nервом дей­ ствии этой невесслой nьесы. Мольер через всю драму nрохо­ дит сложным, nротиворечивым. Только в королевском дворце он укрощает свой необузданный характер. Недолго был он счастлив с Армандой. Дети его умерли, в том числе и крест­ ник короля. Армаида стала ему изменять. Даже усыновленный им Муаррон, ставший благодаря учителю блестящим актером, и тот nользуется распущенностью Арманды и добивается ее, забыв о чести и совести. Булгаков дает самые откровенные сцены, и Мольеру, не­ ожиданно nришедшему домой, все становится ясно. В nорыве необузданности он избивает Муаррона и выгоняет его из дома. И тут же nоддается на уговоры Бутона и Арманды, соглашаясь с ними, что это всего лишь реnетиция. Он слышал, как nовора­ чивался ключ, и в то же время готов nоверить, что ничего между ними не было, лишь бы восстановить сnокойствие в своем доме. Булгаков взял самый драматический nериод в жизни Молье­ ра. Он и не догадывается еще, что Армаида не сестра Мадлены, бывшей его любовницы, а ее дочь. Но об этом знает Муаррон, он владеет тайной Мольера и его женитьбы. Он грозит донести на Мольера королю. Но Мольер только рассмеялся, не nодозре- 18
вая, что этот «презренный желторотый лгун», «бесчестный бро­ дяга», ссгадина», как он его обзывает в безумном гневе, расска­ жет архиепископу о поделушаином разговоре Мадлены и Лаг­ ранжа, и что эта раскрытая тайна станет началом крушения всей его жизни. Совсем недавно 011 с холодной жестокостью признавалея Мадлене, что разлюбил ее. А сейчас сам оказался в таком же, в сущности, положении: он умоляет Армаиду выйти к нему, упрашивает не расстраивать его, ссылаясь на свое больное сердце. Жалкий, больной, несчастный садится у двери на скамеечку: «Потерпи еще немного, я скоро освобожу тебя. Я не хочу умирать в одиночестве». Он цепляется за соло­ минку, просит ее поклясться, что между ней и Муарроном ни­ чего не было, и когда Армаида выполняет его просьбу, он про­ щает и Арманду, и Муаррона, уже жалеет его, раскаивается, что ударил его, опасается, что он «от отчаяния начнет шляться по Парижу». И все это случилось как раз в тот момент, когда над Мо­ льером нависла еще более грозная опасность - немилость ко­ роля. Безжалостное перо Мольера задевало не только придвор­ ных, разоблачало пороки дворян, мещан, но коснулось своим острием и духовенства, породив злобу и ненависть архиеписко­ па, всего духовенства французского. Он оскорбил религию. А значит, он виновен, он опасен, он сатана, антихрист, безбож­ ник, ядовитый червь, грызущий подножие королевского трона. Против Мольера и его <<Тартюфа» поднялся «весь мир верных сынов церкви». С этим Людовик не мог не считаться. Именно Шаррои обещает королю, что «безоблачное и победоносное царствование ваше не омрачено ничем и ничем не будет омра­ чено, пока вы будете любить Бога»: «Он - там, вы - на земле, и больше нет никого». Людовик не хочет лишаться такой поддержки, он любит религию, Бога, но вместе с тем он понимает, как талантлив «дерзкий актер». Он готов заступиться за религию, но и терять Мольера не хочет: «Я попробую испра­ вить его, он может служить к славе царствованию. Но если он совершит еще одну дерзость, я накажу». А Мольеру король оте­ чески внушает, поучает, каким должен быть писатель: «Остро пишете. Но следует знать, что есть темы, которых надо касать­ ся с осторожностью. А в вашем «Тартюфе» вы были, согласи­ тесь, неосторожны. Духовных лиц надлежит уважать. Я наде­ юсь, что мой писатель не может быть безбожником... Твердо веря в то, что в дальнейшем ваше творчество пойдет по пра­ вильному пути, я вам разрешаю играть в Пале-Рояле вашу пьесу «Тартюф». Вся эта сцена свидания с королем полна неожиданных кон­ трастов в душевном состоянии Мольера. Он уrодлив, еще изда­ ли начинает кланяться королю, застенчиво отказывается от 19
предпоженной ему чести сесть при короле и вместе с ним по­ ужинать, в ужасе бледнеет от одной мысли, что такого пригла­ шения во Франции еще никто не удостаивался. Все это порож­ дает в нем бесnокойство, смятение, исnуг. А когда король раз­ решает «Тартюфа>>, Мольер «приходит в странное состояние», самозабвенно кричит <<Люблю тебя, король», лихорадочно, в волнении оглядывается, ищет архиеnископа, чтобы досадить ему своей радостью, победой, торжеством. «Мольер схватывает со стола два канделябра и идет впереди», - он удостоился еще одной великой чести - сегодня он будет стелить постель королю. Но вскоре королю донесли на Мольера, и Людовик жестоко расправляется с nреданным ему драматургом и актером, лишает его своего покровительства, запрещает ему появляться при дворе и играть «Тартюфа», а чтобы труппа не умерла с голоду, милостиво позволяет играть «смешные комедии, но ничего более». «Вы не только грязный хулитель религии в ваших про­ изведениях, но вы и преступник, вы - безбожник» - этот при­ говор для Мольера - «хуже плахи». Он обречен на творчес­ кую, духовную смерть. Вся жизнь его разбита, Армаида ушла. Мадпена умерла. И у короля он появляется после сердечного припадка, одет неряшливо: «воротник надет криво, парик в бес­ порядке, лицо свинцовое, руки трясутся, шпага висит криво». Он жалок перед королем, то испуганно, то заискивающе улыба­ ется, несет какой-то безумный бред насчет записки Арманды, оставленных ею колец и платьев, как будто все это может пред­ ставпять интерес для короля. Мольер здесь предстает бессиль­ ным, дряхлым стариком, казалось бы, совсем лишенным сил, собственного достоинства, чести, нравственно и физически раз­ битым. Но при виде торжествующего Шаррона Мольер «начи­ нает оживать - до этого он лежал грудью на столе. Приподни­ мается, глаза заблестели: «А, святой отец! Довольны? Это за <<Тартюфа»? Понятно мне, почему вы так ополчились за рели­ гию. Догадпивы вы, мой преподобный. Нет спору. Говорят мне как-то приятели: «Описали бы вы как-нибудь стерву монаха». Я вас и изобразил. Потому что где же взять лучшую стерву, чем вы?» Наконец-то Мольер сбрасывает маску раболепствующего комедианта перед сильными мира сего, предстает в своем ис­ тинном облике, как грозный и бесстрашный обличитель поро­ ков своего времени. И этот образ сильного человека уже не может снизить комическая сцена с Одноглазым. Гордый, неза­ висимый, мужественный Мольер вызывает своего оскорбителя на дуэль. И тут же сникает, беспомощно отмахивается шпагой, прячется за стол, а потом и совсем бросает шпагу, опускается на пол. Во всей этой сцене только малая доля комизма, коми- 20
ческое здесь - только вне·нняя оболочка действия, вся сцена просто насыщена трагическими переживаниями Мольера, он вроде бы снова несет вздор, что его бросила жена, что брилли­ антовые кольца валяются на полу... И вся сцена, с одной сторо­ ны, пронизана трагизмом, а с другой, внешней, - комическим непониманием того, что в панный момент происходит, в какую аван110ру вовлек его этот «чертов поп», направивший лучшего фехтовальщика Франции на беспомощного и дряхлого старика, никогда не державшего шпагу в руках как оружие. ссПрямого убийства» не произошло: в каnитане мушкетеров сохранилась мужская честь, представление о рыцарском поединке, когда с безоружным не сражаются. Булгаков верен самому себе - его Мольер сбрасывает маску только перед финалом. Бесnомощный, одинокий, боль­ ной, он становится самим собой - добрым, всеnрощающим. Злая судьба вошла в его дом и все nохитила у него. Остались только два верных друга. Горько и тяжко на душе. Но все та же судьба посылает ему еще одно тяжкое испытание - nрихо­ дит Муаррон, становится перед ним на колени и nросит nроще­ ния. Мольер откровенно 11 мучительно страдает. Ему и так больно, а тут еще схватились Лаrранж с Муарроном, дерутся, стреляют, ссстрельбой и шумом» могут окончательно добить его. Мольер ласково обращается к Муаррону - виновнику всех его злоключений, горько переживает вес случившееся: ссУ меня необузданный характер, потому я и могу сnерва совер­ шить что-нибудь, а потом уже думать об этом. И вот, подумав и умудрившись после того, что случилось, я тебя прощаю и возвращаю в мой дом». Мольер то добр, то грозно пресекает дерзости Лаrранжа, то заботлив no отношению к Муаррону, осознавшему вину перед ним, упрекает своего сскуманька» - короля за то, что тот хотел направить Муаррона в сыщики. Мучительно всnоминая свою жизнь, Мольер, скинув оконча­ тельную маску, которую он всегда носил на своем лице, обща­ ясь с сильными мира сего, бросает обвинительные слова коро­ лю, которого всегда nрославлял. Тираном называет он Людови­ ка Великого: ссОх, Бутон, я сегодня чуть не умер от страху. Зо­ лотой идол, а глаза, веришь ли, изумрудные. Руки у меня по­ крылись холодным потом. Поплыло все косяком, все боком, и соображаю только одно - что он меня давит! Идол! .. Всю жизнь я ему лизал шnоры и думал только одно: не раздави. И вот все-таки раздавил. Тиран!» И выявляется основной конфликт драмы - между королем и Мольером, между властью и художником. Мольер прекрасно понимает, что дело не в скандальной свадьбе, на которой при­ сутствовал король. Дело - в остром пере, которое бесnощадно бичевало придворный мир, лицемерие и ханжество лиц, rлу- 21
пость и непомерные претензии мещанства. Король пытался на­ ставить Мольера на путь истинный, направить его перо на про­ славпение царствования, но из этого мало что получилось. Мо­ льер глубоко страдает, протестует, объясняет причины своего лакейского поведения во дворе. В воображаемом разговоре он упрекает короля: «Извольте... я, быть может, вам мало льстил? Я, быть может, мало ползал?.. Ваше величество, где же вы най­ дете такого другого блюдолиза, как Мольер?.. Но ведь из-за чего, Бутон? Из-за «Тартюфа>>. Из-за этого унижался. Думал найти союзника. Нашел! Не унижайся, Бутон! Ненавижу коро­ левскую тиранию! ... Что же я должен сделать, чтобы доказать, что я червь? Но, ваше величество, я писатель, я мыслю, знаете ли, я протестую» ... Сильным мира сего всегда казалось, что они лучше знают, каким должен быть писатель, какие ему избрать темы, какие ставить вопросы в своих произведениях. Особенно в этом отно­ шении был строг Людовик Великий. Но Мольер - художник, он мыслит, а значит, протестует. Только тот, кто не мыслит, безропотно принимает все в этом обществе, традиции, обычаи, привычки и впитывает их в себя, - не протестует, а принимает жизнь такой, какая она есть. Он всем доволен, все кажется ему нормальным. Но не таков Мольер. И Бумаков великолепно передал трагедию великого художника и мыслителя, столкнув­ шегося в непреодолимом противоречии с золотым идолом с изумрудными глазами. Простым, человечным предстает перед нами Мольер в за­ ключительных актах. Он хочет посоветоваться с Мадленой, горько упрекает ее за то, что она скрыла от него правду о рож­ дении дочери, вспоминает ее слова, сулившие ему покой, доб­ рый совет, зажженные свечи, тихие беседы у камина... А пос­ ледняя встреча с труппой пронизана мрачными предчувстви11ми близкого конца. Он собирается бежать в Англию после послед­ него спектакля, но на сцене умирает. Власть имущие раздавили гениального художника. Булгаков, работая над пьесой о столь отдаленной эпохе, и не предполагал, что так драматически сложится ее судьба. 4 М. Булгаков передал «Кабалу святош» в Художественный театр. И потянулись дин за днем, полные неизвестности относи­ тельно ее сценической судьбы. Один хвалили пьесу, другие ос­ торожно намекали на ее остроту и злободневность, третьи встретили ее в «штыки». Положительный отзыв А. М. Горького снова оказал добрую услугу писателю и литературному движе­ нию вообще: «0 пьесе М. Булгакова «Мольер» я могу сказать, 22
что - на мой взгляд - это очень хорошая, искусно сделанная вещь, в которой каждая роль дает исполнителю солидный мате­ риал. Автору удалось многое, что еще раз утверждает общее мнение о его талантливости и способности драматурга. Он от­ лично наnисал nортрет Мольера на склоне его дней, Мольера, уставшего и от неурядиц его личной жизни, и от тяжести славы. Так же хорошо, смело и - я бы сказал - красиво дан Король-Солнце, да и вообще все роли хороши... Отличная nьеса» (Булгаков М. Пьесы. М., 1962. С. 474). Но только осе­ нью 1932 года nьеса была принята к постановке, и, как сообща­ лось в <<Советском искусстве>>, роль Мольера будут готовить И. Москвин и М. Тарханов. А пока Булгаков, приступивший к работе в Художествен­ ном театре, получил срочную плановую работу: инсценировать и принять участие в постановке «Мертвых дуШ>>. Сначала Булгаков был поражен легкомыслием постановщи­ ков, которые надеялись сразу же по роману ссслепиты> какие-то сцены и показать спектакль по «Мертвым душам». Булгаков тут же высказал, что <<Мертвые души» инсценировать нельзя, что нужно писать новую пьесу. А раз так, сказали ему, то и на­ пишите то, что нужно для театра. И Булгаков за несколько ме­ сяцев написал блистательную комедию. Когда все уже было за­ кончено и театр приступил к репетициям, Булгаков в письме к П. С. Попову 7 мая 1932 года вспоминал: <<А как же я-то взял­ ся за это? Я не брался, Павел Сергеевич. Я ни за что не берусь уже давно, так как не распоряжаюсь ни одним моим шагом, а Судьба берет меня за горло. Как только меня назначили в МХТ, я был введен в качестве режиссера-ассистента в <<М. д.» (стврший режиссер Сахновский, Телешова и я). Однако взгляда моего в тетрадку с инсценировкой, наnисанной приглашеиным инсценировщиком, достаточно было, чтобы у меня позеленело в глазах. Я понял, что на пороге еще Театра попал в беду - назначили в несуществующую пьесу. Хорош дебют? Долго тут рассказывать нечего. После долгих мучений выяснилось то, что мне давно известно, а многим, к сожаленикl, неизвестно: для того, чтобы что-то играть, надо это что-то написать. Кратко говоря, писать пришлось мне». И конечно, фантазия Булгакова заработала. Он изучает творческую историю «Мертвых душ», собирает биографические данные о Гоголе и о времени создания поэмы, читает воспоми­ нания знавших его. Гоголь создает <<Мертвые души» в Италии, значит, надо показать Рим, солнце, гитары... Сделаны наброски роли Великого чтеца и Поклонника, созданы сцены Ноздрева с Чичиковым, сцены у Манилова, у Плюшкина... Но стоило Бул­ гакову изложить режиссерский план спектакля, как тут же на худсовете были внесены предложения, которые меняли творчес- 23
кий замысел создателя пьесы, и главное: ((Рим мой был уничто­ жен, - писал он в том же письме П.С.Попову 7 мая 1932 года. - И Рима моего мне безумно жаль!» Потом сократили роль Великого чтеца, потом возникли более серьезные осложне­ ния с постановщиком Сахновским. А главное- заедает безде­ нежье. Л.Е.Белозерская вспоминает, как она попыталась посту­ пить на работу в техническую энциклопедию, но, проработав испытательный месяц, она была уволена: кадры не пропустили ее. Пришлось М.А.Булrакову в конце декабря 1930 года обра- · титься в дирекцию МХТа с просьбой выдать ему аванс в тыся­ чу рублей: репетиции ((Мертвых душ» и вечерняя работа в ТРАМе отнимают у него почти все время и ему приходится вы­ краивать время для дорабо11<и ((Мертвых душ»; а чтобы спо­ койно работать, нужны деньги, в поисках которых ему прихо­ дится отрываться от пьесы и каждый день ходить по городу. Из этого же письма узнаем, что Булгаков ((выбился из сил». Видимо, М.Булгаков не скрывал своего nереутомления и какой­ то тяжкой душевной неустроенности. Он начинает вновь ((роман о дьяволе», который был уничтожен в порыве отчая­ ния, но после первых же набросков понимает, что эту, может, главную вещь его жизни ему сейчас не осилить. Из письма В.В.Вересаева, написанного 12 августа 1931 года, становится ясно, что Булгаков тяжко болен, что у него ((все смкrо в душе». К этому времени, август 1931 года, Булгаков завершает ра­ боту над пьесой ((Адам и Ева». И к счастью, находятся люди, которые идут навстречу творческим замыслам Булгакова: почти одновременно Красный театр в Ленинграде и Театр Вахтангова в Москве заключают с ним договор на пьесу о будущей войне. Серьезный и глубокий замысел этой фантастической пьесы раскрывается в двух эпиграфах, взятых из разных произведе­ ний: ((Участь смельчаков, считавших, что газа бокrься нечего, всегда была одинакова - смерть!» (((Боевые газы»); (( ... и не буду больше поражать всего живущего, как я сделал. Впредь во все дни Земли сеяние и жатва не nрекраткrся ... ». Из неизвестной книги, найденной Маркизовым. Начало действия не предвещает ничего мрачного. Инженер Адам Красовский и Ева Войкевич полны радостных ожиданий от жизни, они только что поженились, собираются на Зеленый мыс, а из репродуктора несется прекрасная музыка Бизе: из Мариинекого передавали ((Фауста». Адам любит Еву, а Ева любит Адама. Что может быть прекраснее? Разбил стакан - ничего страшного! Стакан он купит! Ах, сейчас нет стаканов? Будут в конце nятилетки! Не нужно паники, все образуется. Адам - из тех оптимистов, которые готовы горы свернуть для блага своего отечества, готовы к любым жертвам во имя ут­ верждения идей коммунизма. 24
События разворачиваются неожиданно и ярко, появляются новые действующие лица: академик Ефросимов, летчик Дара­ ган, литератор Пончик-Непобеда, Захар Маркизов, человек не­ определенных занятий. Ева настолько обаятельна и красива, что все жильцы квар­ тиры влюблены в нее. «Всю квартиру завлекли!» - бросает Аня упрек Еве. Но все это мелкое, бытовое отходит на второй план, как только при странных обстоятельствах появляется сначала ака­ демик Ефросимов, а вслед за ним на подоконнике оказывается и Маркизов. Входит и Пончик. Так все будущие персонажи оказываются в одной комнате в тот момент, когда Ефросимов «фотографи­ рует» молодоженов из своего аппарата, с которым не расста­ ется. «Из аппарата бьет ослепительный луч» - так снова, как и в ссРоковых яйцах», возникает луч - луч, способный приоста­ новить разрушительное действие на все живое газов. Если облу­ чить живую клетку этим лучом, она будет жить. Этот аппарат изобрел академик Ефросимов, но свое изобретение он держит в тайне. Творческий замысел пьесы раскрывается в диалоге между Ефросимовым и Адамом. Ефросимов два месяца просидел в своей лаборатории, работая над своим изобретением, потому-то он несколько странен, путает элементарные вещи, с трудом вспоминает свою фамилию, адрес, где живет... Но мысль его приобретает трезвость и глубину, как только речь заходит о бу­ дущей войне. Адам тоже считает, что война неизбежна, потому что сскапиталистический мир напоен ненавистью к социализму». Да, соглашается с этим Ефросимов, но ведь и социалистический мир напоен ненавистью к капиталистическому. Война будет по­ тому, что изо дня в день все газеты призывают к ненависти; убийство человека, по тем илИ иным соображениям, становится заурядным, обычным явлением и никого не возмущает и нико­ го не устрашает. И у нас, в Союзе, девушки ходят с ружьем и поют: ссВинтовочка, бей, бей, бей ... буржуев не жалей!» И это всякий день. Накопилось столько идеологической нетерпимости, что война может вспыхнуть каждый день, война страшная, раз­ рушительная, беспощадная ко всему живому - война химичес­ кая. Адам несколько озадачен рассуждениями академика, кото­ рый с одинаковым чувством неприятия относится к любым идеям, ведущим к войне. Адам пытается внушить ему, что не всякая война - плохо: ссБудет страшный взрыв, но это послед­ ний очищающий взрыв, потому что на стороне СССР - вели­ кая идея». Ефросимов возражает: ссОчень возможно, что это ве­ ликая идея, но дело в том, что в мире есть люди с другой 25
идеей, и идея их заключается в том, чтобы вас с вашей идеей уничтожить)). Мир избыточно nерелолиен ненавистью, идеологической не­ терпимостью: «Под котлом пламя, по воде ходят nузырьки, какой же, какой слеnец будет думать, что она не закиnит?)) Вот и он думал, что вода nод котлом закиnит и разразится война, он даже заранее знал, что может разразиться хими~еская война, самая разрушительная и убийственная. И два месяца nросидел в лаборатории, чтобы найти средство nротив такой войны, и он нашел его. Но кому вручить это средство? Облада­ тель этого открытия сразу становится сильнее, будет диктовать свою волю, навязывать свои идеи. Дараган и Адам легко реша­ ют этот воnрос - изобретение должно nринадлежать Реввоен­ совету Ресnублики. А для Ефросимова - «это мучительнейший воnрос)): «Я nолагаю, чтобы сnасти человечество от беды, нужно сдать изобретение всем странам сразу)). Конечно, Дара­ гану, смотрящему на мировые события с точки зрения команди­ ра истребительной эскадрильи, кажется, что академик заблуж­ дается, ему неnонятно, как можно отдать каnиталистическим странам изобретение исключительной военной важности. Адам же nросто nоказывает Дарагану, что Ефросимов не в своем уме, что, дескать, с него сnрашивать... Но если nосмотреть на ситуацию с сегодняшней точки зрения или с точки зрения ху­ дожника, сnособного на десятилетия смотреть вперед, как Бул­ гаков, то nолучится, что не такой уж вздор несет академик, предлагая оружие исключителы;IОЙ силы сразу всем странам мира - это даст возможность всем странам мира сдерживать агрессию неприятеля. Ефросимов nредвидит, что и социалистическое общество, которое строят в СССР, не может служить идеалом для всего человечества; ему страшно nри мысли, что он живет в общест­ ве, где дети идут сnокойно вешать собаку. Он часто всnоминает свою собаку, которую он выкуnил у этих ребят за 12 рублей. Собака nогибла в войне, и он одинок. Враги изобрели «солнеч­ ный газ)), а он, академик Ефросимов, изобрел апnарат, который спасает от газа. Облученным его лучом уже не страшен этот со­ лнечный газ. Вот nочему остаются в живых лишь те, кто исnы­ тал благодетельное действие луча Ефросимова - сам Ефроси­ мов, Ева, Адам, Пончик-Неnобеда, Маркизов и Дараrан. Гибнет во всемирной войне Ленинград, два миллиона чело­ век. Ефросимов не успел nредотвратить эту катастрофу. За эту катастрофу нужно отомстить. И Дараган отдает nриказ - раз­ винчивать бонбоньерки и кидать смертельный груз на врагов, развязавших войну. Дараган мечтает nобедить, а Ефросимов nротив всякой nобеды, он уничтожил бомбы с газом - «чер­ ные крестики из лабораторию). Дараган мечтает nоказать силу 26
Республики, он надеется на изобретение Ефросимова, а оказы­ вается, это изобретение бессильно в наступательных целях. Зна­ чит, Ефросимов - пацифист, «чужой человек)), значит, его нужно расстрелять. И Дараган вытаскивает пистолет. Но вся колония протестует: сеМаркизов бьет костылем по револьверу и вцепляется в Дарагана. Адам и Дараган хотят судить изменни­ ка, их чувства оскорблены поступками академика. ссПри столк­ новении в безумии люди задушили друг друга, а этот чело­ век, - Ефросимов указывает на Дарагана, - nылающий мес­ тью, хочет еще на одну единицу уменьшить население земли. Может быть, кто-нибудь объяснит ему, что это нелепо?.. )) Дараган и Адам - фанатики, они свято верят в то, что в СССР nостроено светлое здание нового общества 'l]>удящихся, что ссетрана трудящихся несет освобождение всему человечест­ ву», нужно разбить всех супротивников этого общества и силой навязать всему миру замечательный, прекрасный строй. ссИ вот когда Дараган, человек, отдавший все, что у него есть, на слу­ жение единственной правде, которая существует на свете, - нашей правде! - летит, чтобы биться с опасной гадиной, из­ менник, анархист, неграмотиый nолитический мечтатель nреда­ тельски уничтожает оружие защиты, которому нет цены! Да этому нет меры! Нет меры! Нет! Это высшая мера!>> А Дараган называет Ефросимова просто: ссвраг-фашист)). Нет, говорит Еф­ росимов, ссгнев темнит вам зрение. Я в равной мере равноду­ шен и к коммунизму и к фашизму)). Катастрофа, которая разразилась в Ленинграде, nоставила оставшихся в живых в исключительное nоложение. И люди по­ няли, что не нужно лгать, нужно быть самим собой. И с них постепенно сползла та мишура, которой они nрикрывали свою истинную суть. Поичик ругает себя за то, что написал ссподха­ лнмский роман)), что писал в ссБезбожнике)); Ева поняла, что она любит Ефросимова, Маркизов обещает исправиться и не хулиганить ... Но nервые же чтения пьесы показали Булгакову, что поста­ новка ее в театре вряд ли осуществима. Л. Е. Белозерская рас­ сказывает, что вахтанговцы на читку nьесы пригласили началь­ ника Боенно-Воздушных Сил Алксниса, который в пьесе усмот­ рел пораженческие настроения: по ходу действия погибает Ле­ нинград. А значит, пьесу ставить нельзя. Снова - в какой уж раз! - такое огрубленное и примитивнос прочтение драмаnt­ ческого произведения помешало осуществить его постановку. сеЛдам и Ева>> опубликована в 1987 году в с<дружбе наро­ дОВ)). Эта пьеса сейчас актуальна и злободневна. Обладание ядерным оружием ведущими странами мира не является ли сдерживающей силой в попытках развязывания ядерных войн? Ведь профессор Ефросимов мечтал всем странам подарить свой 27
аппарат, который бы обеспечивал безопасность человечества от всеобщей химической войны, которая и привела к мировой ка­ тастрофе. А если б этот аппарат был у всех стран? Не поняли Булгакова и в Ленинrраде: читка пьесы в Крас­ ном театре тоже покаэала, что поставить ее невозможно в су­ ществующих условиях. И всякая борьба за нее с инстанциями тоже показалась бесперспективной. Единственной надеждой по­ прежнему оставалась «Кабала святош», за разрешение которой начал борьбу А. М. Горький. А пока Булгакову пришлось принять предпожение Ленин­ rрадского Драматического театра инсценировать роман Льва Толстого ссВойна и мир», и уже в сентябре 1931 года Булгаков делает первые наброски сцен, тем более что МХТ тоже скло­ нялся поставить ссинсценированный роман Л. Н. Толстого в че­ тырех действиях». ссЕсли только у Вас есть желание включить ссВойну и мир» в план работ Художественного театра, - писал Булгаков Станиславскому 30 августа 1931 года, - я был бы бесконечно рад предоставить ее Вам». Наконец-то борьба за ссКабалу святош» завершилась вроде бы успешно. Главрепертком разрешил пьесу к постановке, ко­ нечно, нужно было кое-что поправ11ть, но без особых потерь пьеса была принята к постановке МХТом. Конечно, об этом сраэу стало известно ш11роким кругам литераrурной и театраль­ ной общественности. 26 октября 1931 года М. Булгаков сообщает П. С. Попову, что ссМольер» мой получил литеру ссБ» (разрешение на повсе­ местное исполнение). По всему чувствуется, что настроение его значительно улучшилось, появился вновь юмор, хотя жизнь по­ прежнему не балует его: сеНа днях вплотную придется прини­ маться за гениального деда Анны Ильиничны (внучка Л. Н. Толстого - жена П. С. Попова, см. об этом ссО, мед вос­ поминаний» Л. Е. Белозерской, которые цитировались здесь.- 8. П.). Вообще дел сверх головы, а ничего не успеваешь, и по пустякам разбиваешься, и переnиска запущена позорно. Пере­ утомление, проклятые житейские заботы! Собирался вчера уехать в Ленинrрад, пользуясь паузой во МХТ, но получил открытку, в коей мне nредпагается явиться в Военный Комиссариат. Полагаю, что это переосвидетельствова­ ние. Надо полагать, что придется сидеть, как я уже сидел вес­ ною, в одном белье и отвечать комиссии на вопросы, не имею­ щие никакого отношения ни к Мольеру, ни к парикам, ни к шпагам, испытывать чувство тяжкой тоски. О, Праведный Боже, до чего же я не нужен ни в каких комиссариатах. Наде­ юсь, впрочем, что станет ясно, что я мыслим только на сцене, и дадут мне чистую и оmустят вместе с моим больным телом и душу на покаяние!» (Театр. 1981. Н2 S. С. 90). 28
Денежные дела, кажется, у Булгаковых поправились, потому что в этом же письме П. С. Попову Михаил Афанасьевич пишет: «Если у Вас худо с финансами,·я прошу Вас телеграфи· ровать мне)). В начале 1932 года произошло событие, которое сыграло свою роль в судьбе Булгакова. «Было время, - вспоминал Л.М.Леонидов, один из старейших актеров МХТ, репетировав­ NtJ.ИЙ в «Мертвых душах)) роль Пmошкина, - когда перестра­ ховщики запретили спектакль <<Дни Турбиных)). На одном из спектаклей, на котором присутствовал товарищ Стали11, руко­ водители театра спросили его - действительно ли нельзя иг­ рать сейчас «Турбиньvш? -А почему же нельзя играть? - сказал товарищ Ста­ лин. - Я не вижу ничего плохого в том, что у вас идут «Дни Турбиных)) (Советское искусство. 1939. 21 дек.). В это время ЦК партии работал над постановлением, кото­ рое было опубликовано 23 апреля 1932 года и называлось - «0 перестройке литературно-художественных организаций)), и естественно предположить, что в свете этого постановления из­ менилось и отношение к «Дням Турбиных>>, во всяком случае в постановлении говорилось, что «за последние годы на основе значительных успехов социалистического строительства достиг­ нут большой как количественный, так и качественный рост ли­ тературы и искусства>>. В ЦК партии заметили, что рапповскис организации могут превратиться «из средства наибольшей мо­ билизации советских писателей и художников вокруг задач со­ циалистического. строительства в средство культивирования кружковой замкнутости, отрыва от политических задач совре­ менности и от значительных групп писателей и художников, со­ чувствующих социалистическому строительству>>. Этим поста­ новлением были ликвид11рованы ассоциации пролетарских писа­ телей и созданы условия для объединения всех писателей в еди­ ный союз «с коммунистической фракцией в нем>>. Дальнейшие события после слов Сталина о «Днях Турби­ ных>> изложены в письмах М. А. Булгакова все тому же П. С. Попову. Здесь рассказано и об обстоятельствах возобнов­ ления спектакля, и о настроении самого автора, и об осторож­ ности руководителей театра, которые все еще не верили в проч­ ность «Дней Турбиных>> в своем репертуаре. 5 Сложные чувства испытывает в это время Булгаков. Вроде бы радость посетила его душу - «возвращена часть его жизню>, но разве у него только эта пьеса? В конце февраля 1932 года Булгаков «свалил с плеч инсценировку «Войны н 29
мира», отослал в Ленинград, но в середине марта из Большого Драматического театра он получил письмо, в котором дирекция извещала об отказе ставить «Кабалу святош» и о расторжении с ним договора. И сразу же тревога возникла за постановку этой пьесы во МХТе - вдруr и здесь запретят? Неустойчивость положения, тяжелая душевная угнетенность все время не дают ему покоя ... Снова мучает его бессонница, часами лежит он в постели, беседует сам с собой, признается в письме Павлу Сер­ геевичу, что совсем недавно один близкий человек предсказап ему, что когда он будет умирать, то никто не придет к нему, кроме Черного Монаха: «Представьте, какое совпадение. Еще до этого предсказания засел у меня в голове этот рассказ. И страшновато как-то все-таки, если уж никто не придет. Но что же поделаешь, сложилась жизнь моя таю), Эти строки он написал 14 апреля, а на следующий день Булгаков снова берется за перо, чувствуя, что в Ленинграде писем ждет его настоящий друr, который давно поверил в его литературный дар, просит со всей откровенностью писать о своем самочувствии, обо всех обстоятельствах его драматичес­ кой жизни, переполиенной скупыми радостями и обильными не­ взгодами. И дело не только в литературных невзгодах, возоб­ новлениях и запретах его пьес. Личная жизнь Булгакова давно уже дала трещину, которая с каждым днем становилась все шире и шире, а найти в себе мужества и расстаться с прелест­ ной и очаровательной Любовью Евгеньевной у него не хватало сил. Да и он не знал, как отнесется к его зреющему предложе­ нию Елена Сергеевна Шиловская: ведь у нее - муж и двое сы­ новей, младший совсем крохотный. И от этого он устал, чувст­ вует, что надо подводить итоги, пора, признается он Павлу Сергеевичу, нужно принять все окончательные решения, но не решается, а пока проверяет свою прошедшую жизнь и вспоми­ нает, кто же был его настоящим друrом. Булгаков признается, что одним из таких друзей стал в последние годы тот, кому он пишет столь подробные и откровенные письма, - П. С. Попов. Видимо, что-то помешало Булrакову признаться в том, что у него есть еще один настоящий друr - Елена Сергеевна Шилов­ екая, три года тому назад вошедшая в его жизнь. сеВ 29-30 гг. с М. А. поехали как-то в гости к его старым знакомым, мужу и жене Моисеенко (жили они в доме Нирензее в Гнездниковском переулке), - вспоминала Л. Е. Белозер­ ская. - За столом сидела хорошо причесанная интересная дама - Елена Сергеевна Нюренберг, по мужу Шиловская. Она вскоре стала моей приятельницей и начала запросто и часто бывать у нас в доме. Так на нашей семейной орбите появилась эта женщина, ставшая впоследствии третьей женой М. А. Булrакова... )) 30
Порой Булгакову казалось, что судьба не будет благосклон­ на к нему и не соединит его с Еленой Сергеевной. Правда, они встречались, она кое-что ему перепечатывала, кое-что он дикто­ вал ей, и есть рукописи, в которых чеn<о обозначены три руки: его самого, Любови Евгеньевны и Елены Сергеевны. Но он все еще надеялся, что судьба хотя бы в этом отношении смилости­ вится к нему. И 21 апреля, вновь садясь за письмо П.С.Попову, он сетует на жизнь: «Что за наказание! Шесть дней пишется письмо! Дья­ вол какой-то меня заколдовал)). Начались репетиции «Мольера)), так стала называться «Ка­ бала святош)), начал работать над биографией знаменитого ко­ медиографа для серии «Жизнь замечательных людей>>, основан­ ной Горьким. И 4 августа 1932 года сообщает П.С.Попову, что как только Жан-Батист Поклен де Мольер несколько отпустит его душу и он получит возможность соображать, так с «жад­ ностью)) он станет писать ему письма, а сейчас - «Биогра­ фия - 1О листов - да еще в жару - да еще в Москве!)) Но не только биография Мольера отвлекала его от писем Попову. Личные отношения с двумя замечательными женщина­ ми настолько запутались, что необходимо было что-то делать, необходимы были решительные меры. И действительно, в конце августа М.А.Булгаков извещает Евгения Александровича Ши­ ловского о том, что он и Елена Сергеевна давно любят друг друга и решили соединить свои судьбы. В сентябре они написа­ ли о своем решении родителям Елены Сергеевны в Ригу. А 4 октября 1932 года Булгаков и Е.С.Шиловская зарегистрировали !=ВОЙ брак. В конце октября Елена Сергеевна вместе с младшим сыном Сергеем переехала к М.А.Булгакову на Б.Пироговскую. И вот я часто думаю - почему это произошло: ведь с Лю· бовью Евгеньевной Белозерской-Бу.лrаковой у него были все время прекрасные отношения, ей он посвятил любимое произве­ дение - «Белую гвардию)), был так нежен в письмах, так много взял из ее рассказов для «Бега)), она переводила с фран· цуэского книги для «Мольера)) ... Почему же это произошло? Со временем, когда выяснятся многие обстоятельства личной жизни всех трех участников этого события, в биографии знаменитого писателя высветятся причины семейной драмы Бу.лrаковых и Шиловских. Елена Сергеевна после переезда на Большую Пироговекую целиком живет жизнью Михаила Афанасьевича, разделяя с ним скупые радости и большие неудачи житейского и творческого характера. С этого времени Булгаков полностью окунулся в события трехсотлетней давности, факт за фактом воссоздавая обстоя­ тельства жизни и творчества Мольера. Он уже многое из источ- 31
ников прочитал, сделаны были выписки из книг; несколько лет тому назад, когда он работал над пьесой «Кабала святош)), Лю­ бовь Евгеньевна перевела с французского биографию Мольера, как оказались кстати те яркие детали, которыми были насыще­ ны французские биографии; истые французы, они так внима­ тельны к описаниям туалетов, обычаев, нравов. Как нужны ему сейчас эти детали при описании туалетов Армаиды и других действующих лиц, беэ которых невозможно представить себе самого Мольера. Работа шла успешно, материал изучен, а неко­ торые события из жизни Мольера чем-то существенным совпа­ дали с некоторыми обстоятельствами собственной жизни. В марте 1933 года рукопись была сдана в издательство, а 7 апреля Булгаков получил отрицательный отзыв Александра Николаевича Тихонова (Сереброва), в котором, как писал Бул­ гаков все тому же Попову, «содержится множество приятных вещеЙ)): «Рассказчик мой, который ведет биографию, назван развязным молодым человеком, который верит в колдовство и чертовщину, обладает оккультными способностями, любит аль· ковные истории, пользуется сомнительными источниками, а что хуже всего, склонен к роялизму!)) Л. Е. Белозерская вспоминает, что рукопись прочитал осно­ ватель серии ссЖЗЛ)) А. М. Горький и сказал Тихонову (Сере­ брову): ссЧто и говорить, конечно, талантливо. Но если мы будем печатать такие книги, нам, пожалуй, попадет... )), Я тогда как раз работала в ссЖЗЛ)), и А. Н. Тихонов, неизменно дру­ жески отиосившийся ко мне, тут же, по горячим следам, пере­ дал мне отзыв Горького... >> М.Булгакову было предложено переработать книгу о Мо· льере, но он решительно отказался: сеВы сами понимаете, что, написав свою книгу налицо, я уж никак не могу переписать ее наизнанку. Помилуйте!» Булгаков сспохоронил» своего Жана-Батиста Мольера. сеВсем спокойнее, всем лучше. Я в полной мере равнодушен к тому, чтобы украсить своей обложкой витрину магазина. По сути дела, я - актер, а не писатель. Кроме того, mоблю покой и тишину» - вот отчет П. С. Попову о биографии, которой он ссзаинтересовался» - письмо от 13 апреля 1933 года. И тут же, через два месяца после этих сспохорон», перед ним забрезжила надежда поставить ссБег», во всяком случае И. Я. Судаков во время гастролей в Ленинграде, где сеДин Турбиных» шли с пол­ ным успехом, сообщил о своем намерении поставить «Бег», но с определенными купюрами. Булгаков в то же время внес ссокончательные исправления» в пьесу ссБег», согласен и еще внести поправки, но лишь бы увидеть свое детище на сцене. Кто бы мог подумать, что четьrреста представлений сеДней Тур· биных» показали мхатовцы, пьеса имела шумный успех, потом 32
ее запретили и сняли из репертуара театра, но вот снова время повернулось, снова пьеса идет в театре, вот уже и <<Бег)) театр собирается репетировать. Увы! Увы! И. Я. Судакову, собиравшемуся поставить <<Бег», так и не удалось осуществить свое благое намерение. Что делать? Опять впадать в отчаяние, которое ничего хо­ рошего не обещает... Лишь совсем утрачивается работоспособ­ ность, а так это сейчас необходимо Михаилу Афанасьевичу: ведь он снова и снова, в минуты проеветления и забвения всех забот, работает над «романом о дьяволе)), успел не только вос­ становить то, что сжег три года тому назад, но и значительно продвинуться в разработке этого увлекшего его фантастическо­ го романа. <<В меня же вселился бес, - писал М. Булгаков В. Вересаеву 2 августа \933 года. - Уже в Ленинграде и теперь здесь, задыхаясь в моих комнатенках, я стал мазать страницу за страницей наново тот свой уничтоженный три года назад роман. Зачем? Не знаю. Я тешу сам себя! Пусть упадет в Лету! Впрочем, я, наверно, скоро брошу это». 6 Но до конца дней своих Булгаков не бросил этот роман, получивший впоследствии название - «Мастер и Маргарита». Бывало так, что он в отчаянии бросал все и отлеживался на диване, ссылаясь на головную боль, переутомление, неврасте­ нию, но потом душа крепла, душевное здоровье восстанавлива­ лось, и он вновь садился к письменному столу, доставал чисть1й лист бумаги или, как в этом случае, в гостиничном номере в Ленинrраде, доставал клеенчатую общую тетрадь и начинал пи­ сать то, что давно сложилось в голове, оставалось только запи­ сать. Казалось бы, все рухнуло, все дороги заказаны, но вдруг что-то просветлеет, как в конце туннеля, допустим, придет теле­ грамма из Ашхабада - «Дайте «Турбиных». Только спьяну может прийти такая мысль, не поверил в такую возможность, потребовал дsе тысячи за право постановки, надеялся отпуг­ нуть их такой требовательностью, но вскоре дsе тысячи приела­ ли, а через какое-то время, когда пришел срок, пригласили на премьеру. <<Ну, ясно, заметут их. Эх, втянула ты меня в исто­ рию», - упрекал он тогда Елену Сергеевну, уговорившую его послать экземпляр и право на постановку Ашхабаду. Пусть спектакль прошел только тринадцать раз, но и в Ашхабаде ока­ зались люди, способные пойти на риск. Может, не все еще про­ пало ... Вот в таком состоянии надежды и начал <<мазать страницу за страницей наново тот свой уничтоженный три года назад роман». Остались от него какие-то страницы, но в них даже и 2МА6ynraxoe,т6 33
не заглядывал. Наново так наново... Так споро шла работа, словно переписывал набело... Лишь в самом начале споткнулся, написал название главы первой - «Первые жертвы)), зачерк­ нул, пришло название получше - «Никогда не разговаривайте с неизвестными)) - и полились строчки за строчками, страница за страницей. Как живые стояли перед ним давно выношенные образы, давно сложившисся характеры главных действующих лиц, фантазию не нужно было понукать ... Вот если бы всегда так, но стоило вернуrься в Москву, кitic охватили его заботы, порой никчемные, но повседневные, да охватили так, что чувствовал себя скованным тысячью нитей: их не разорвать. Пришлось роман отложить ... Да к тому же и настроение изменилось ... Лишь первые «нэповские» годы Булгаков чувствовал себя свободным, когда писал первые сатирические повести, «Белую гвардию)), рассказы, писал откровенно в дневнике все, что думал, в надежде, что все это останется лишь для него самого. В то время он чувствовал себя свободным, независимым, а потом словно железным обручем начали стискивать его лич­ ность, его характер, его свободу. Нет, никто не мешал ему бы­ вать там, где он хотел бывать, в театрах, на лыжных прогул­ \(ах, в кругу друзей читать свои произведения, но постепенно он почувствовал, что творческую волю его ограничили до предела. Он кричал, протестовал в письмах Правительству, брату Николаю, на некоторых дискуссиях ему удавалось высказывать то, что думал и чувствовал, но все это оказалось бурей в стака­ не воды: творчество его взяли под строгий контроль. И в душе его поселился страх: а вдруг ничего из того, что предназначено ему судьбой написать, не будет написано и опубликовано. Вот это будет настоящей трагедией. И как раз туr открылась воз­ можность опубликовать ссБелую гвардиЮ)) в Париже, начали переводить ссЗойкину квартиру)), ставить сеДин Турбиных)) за рубежом. Пришлось, конечно, закругляться с романом, вместо задуманной трилогии он написал две новые главы, которые да­ вали право считать роман завершенным, пришлось отказаться от многих сюжетных коллизий, от Мышлаевского и Анюты ... То, что он хотел сказать, немыслимо было в России, только в эмиграции он мог бы сказать то, что задумал. Ну что ж ... Не суждено ... Ушел в блистательный век семнадцатый, в эпоху Мо­ льера, но тоже оказалось не ко времени. А стоило написать не­ сколько глав романа о дьяволе, как начались аресть1 и судеб­ ные процессы. В состоянии страха за жизнь своих близких Бул­ гаков сжег часть романа, самую, пожалуй, криминальную с точки зрения нынешнего режима. А когда чуrочку улеглось, снова продолжил мазать страницу за страницей ... 34
Только улеглось ненадомо: чуrь ли не каждый месяц росли слухи об арестах. Да и круг друзей стремительно стал сужаться: в кругу друзей и коллег он читал свои произведения, читал главы романа о дьяволе, о них говорили, спорили, поддержива· ли замысел и осуждали как несвоевременный, но хоть таким образом его произведения начинали свою жизнь, но вскоре, по­ вИдИмому, и этой возможности у него не будет. Исчезали представители старой культуры, образованные, знающие языки, их убирали за малейшие провинности, а чаще всего за разговоры, в которых высказывалось несогласие с бра· вурными оценками текущих событий. Булгаков вспомнил «шахтинское дело», судебный процесс no делу Промпартии, арест Александра Васильевича Чаянова и многих его коллег и единомышленников по так называемой «Трудовой крестьянской партии», которая не была организаци­ онно оформлена. То и дело в газетах мелькали имена крупней· ших ученых в различных областях науки как вредителей, сnо­ собствовавших якобы развалу советской экономики и сельского хозяйства. Арестованы были и осуждены такие известные эко­ номисты, как В. Г. Громан, В. А. Базаров, Н. Д. Кондратьев, такие известные историки, как Н. Л. Лихачев, М. К. Любавский, С. Ф. Платонов, Е. В. Тарле. Знаменитый химик В. Н. Ипатьев отказался вернуться из заграничной командировки, за границей также оставались крупнейшие физики, биологи, химики. В Москве и Ленинграде были арестованы известные слави· нисть1, такие, как Н. Н. Дурново, Г. А. Ильинский, А. М. Сели· щев, В. Н. Сидоров, В. В. Виноградов, Н. Л. Туницкий, В. Н. Ко· раблева, К. А. Копержинский, С. А. Щеглов, А. Б. Никольская... Аресту и допросам подвергли этнографов, искусствоведов, ху· дожников. Все они были «виновны>> как организаторы и актив· ные участники <<Российской национальной партию>, многие из них были осуждены на длительные сроки заключения и ссыпки. Некоторым из них повезло, и они вернулись к своей работе, но многим пришлось пройти все круги лагерного ада. За что же обвиняли русских славинистов, этнографов, ху­ дожников, искусствоведов? В интересной книжке Ф. Д. Ашнина и В. М. Алпатова «Дело славистов»: ЗО-е годы>>. Ответственный редактор Н. И. Толстой. М.,Наследие, 1994, приводится множество фактов о том, как было сфабриковано судебное дело о причастиости к несущест­ вующей «Российской национальной партию>. Достаточно было Г. А. Ильинскому покритиковать «учение» Марра, как он тут же был объявлен аитимарксистом, а его представление о родстве славянских языков - «буржуазной идеей». «Мы не имеем возможности рассказать о всех эпизодах травли Селищева, - пишут авторы книги. - Приведем лишь 35
выдержки из выступления М. Н. Бочачера на методологическом секторе НИЯЗа 12.03.32: «Профессор Селищев в этой борьбе за Македонию стал... сторонником болгарского империализма... Нужно уметь разглядеть за «учеными» выкрутасами политичес­ кое лицо цареко-буржуазного разведчика... Перейду к книге ссЯзык революционной эпохю>. Эта книга очень талантлива. В этой книге очень тонко и умело скрыта клевета на нашу рево­ люцию>>. Вывод, сеРаботы Селищева - это работы идеолоrи'4ес­ кого интервента. Не только великодержавного шовиниста, но и капиталистического реставратора... Наше слово будет словом разоблачения идеологического интервента (Аплодисменты)». ссГлавным конкретным пунктом обвинений» против дирек­ тора Русского музея, известного художника, искусствоведа и музейного работника П.И.Нерадовского было создание в 1922 году и сохранение вплоть до дня ареста экспозиции залов>>, сспосвященных русскому искусству дореволюционного периода, которая, как сказано в деле, сстенденциозно подчеркивала мощь и красоту старого дореволюционного строя и величайшие до­ стижения искусства этого строя>> (с. 27-28, 37). В обращении к председателю Президиума Верховного Совс­ та СССР К.Е.Ворошилову Петр Иванович Нерадовский вспо­ минал эти «обвинения>> в мае 1956 года: ссЭто осуждение было совершенно необосновано. Меня допрашивали 19 раз, и на каж­ дом допросе разные следователи предъявляли мне разные обви­ нения. Меня заставляли письменно изложить мою вину. Все, что я писал, или рвалось, или признавалось не тем, что от меня хотели получить. Меня спрашивали, вел ли я занятия с сотруд­ никами Музея, читал ли им лекции. Я отвечал, что проводил занятия с сотрудниками, читал им лекции по русскому искусст­ ву, потому что считал необходимым вести такие занятия для повышения квалификации сотрудников музея. Тогда мне гово­ рили: сеНу, вот, значит, вы вели контрреволюционную пропа­ ганду>> и т.д. В другой раз меня обвинили в том, что я хранил оружие для фашистов. Я ответил, что действительно принял в Музей, вместе с ху­ дожественными коллекциями, коллекции ценного старинного оружия, кремневые пистолеты, сабли и др., но сдал ее без ос­ татка по акту в арсенал Государственного Эрмитажа. Обвиняли меня также в том, что я входил в контрревоmоци­ онную организацию, возглавляемую академиком Вернадским, но я с чистой совестью отвечал на это обвинение, что такой ор­ ганизации не знал, так же как не знал никакой другой контрре­ волюционной организации. После многих месяцев одиночного заключения ночными до­ просами, угрозами арестовать жену и сестру, ссссли я не при- 36
знаю себя виновным», мое настроение в nроцессе следствия было доведено до крайней подавленности ... )) Не менее драматически сложилась судьба Петра Дмитриеви­ ча Барановского, всю жизнь боровшегося за сохранение памят­ ников отечественной старины и культуры. Много лет спустя после ареста в те же, ЗО-е годы, он писал в Комитет Госбез­ оnасности: «Тридцать лет, nрошедших с тех дней, - писал Ба­ рановский в 1964 году, - прожитые в напряженном труде, по­ стеnенно сгладили остроту боли и горечь воспоминаний об этих событиях в моей жизни. Но все же они остались как нечто кошмарное, болезненное... 1933 год, роковой для меня, был очень тяжелым годом для охраны памятников истории культу­ ры нашей родины. Провозглашенные В.И.Лениным и запечат­ ленные в законодательных расnоряжениях установки о береж­ ном отношении к памятникам прошлой культуры, стали прихо­ дить в забвение и серьезно нарушаться. В Москве деятельно ра­ ботал трест по разборке зданий - памятников старины. Такое отношение к памятникам культуры в центре давало не меньшее отражение и на периферии страны, и древние города быстро ут­ рачивали свой характерный исторический облик. Небольшая rpynna специалистов, преданных делу охраны и реставрации памятников старины, истощали свои усилия в попытках дока­ зать их ценность для народа и что такое отношение является результатом непонимания или же забвения и неуважительного отношения к заветам и установкам В.И.Ленина. Но эти усилия большею частью были бесплодны. Для характеристики напряженной борьбы на этом поприще я приведу только один факт, случившийся за несколько дней до нашего ареста, имеющий весьма показательный характер. В сентябре 1933 я и архитектор Б.Н.Засыпкин были направлены от Комитета по охране памятников при ВЦИКе для перегово­ ров о памятниках в Москве, по вызову, к Заместителю предсе­ датспя Московского совета т.Усову. В длительной беседе с ним выявились две противоположных и неnримиримых позиции. Наши аргументы в защиту памятников, на основе установок, данных В.И.Лениным, полностью отвергались Усовым, и нам с полной категоричностью было объявлено, что Московским Со­ ветом принята общая установка очистить город от старого хлама, который мы именуем памятниками и тем тормозим со­ циалистическое строительство ... )) Усов nредложил запастись всем необходимым для «фикса­ ции храма Василия Блаженного на Красной площади, так как в ближайшие дни «он будет сломан». Вскоре Барановекий был арестован, и следователь Альтман, добиваясь немыслимых при­ знаний в связях с контрреволюционными организациями, зло- 37
радио ехидничал: ссА мы вашего Василия Блаженного уже ло­ маем». И действительно, в то время ходили упорные слухи о том, что Каганович принял постановление о сносе великого Храма, но слухи оставались слухами, а потом Сталин отменил это ре­ шение Кагановича. Но еще долго москвичи ходили проверять, стоит ли храм Василия Блаженного на своем месте. Вместе с этими москвичами на Красной площади не раз бывал и Миха­ ил Булгаков, которого близко задевали все эти аресты, решения об уничтожении памятников русской культуры, судебные про­ цессы над несуществовавшими партиями, которые якобы гото­ вили заговор против Советского государства, против вождей партии большевиков и лично против товарища Сталина. Был арестован сотрудник Эрмитажа Ричард Фасмер за пере­ писку с братом Максом Фасмером, жившим в Германии, созда­ телем знаменитого ссЭтимологического словаря русского языка». Макс Фасмер передавал деньги для брата через акаде­ мика В.И.Вернадского, побывавшего в Германии в командиров­ ке. Три сотрудника Эрмитажа были арестованы только за то, что организовали в Харькове выставку старинного оружия с использованием экспонатов из эрмитажных фондов. Следовате­ ли объяснили арестованным, что они таким образом персправ­ ляли оружие сев целях вооружения повстанческих rpyпm) на Ук­ раине. А коллекционеры старинного оружия были арестованы как хранители оружия, которое может бьrrь использовано орrа­ нюацией сев момент вооруженного восстания». В ходе следствия было выявлено, что члены <сРоссийской национальной партию) поставили перед собой такие цели и за­ дачи: ссСущность их сводилась к следующему: 1) Примат нации над классом. Свержение диктатуры проле­ тармата и установление национального правнтельства. 2) Истинный национализм, а отсюда борьба за сохранение самобытной культуры, нравов, быта и исторических традиций русского народа. 3) Сохранение религии как силы, способствующей подъему русского национального духа. 4) Превосходство ссславянской раСЬJ)), а отсюда - пропаган­ да исключительного исторического будущего славян как едино­ го народа))... (См.: сеДело о славистах)), с.71.) Опасались арестов все слои образованного общества: книж­ ники и библиофилы, экономисты и этнографы, историки и сла­ висты, химики и физики, писатели и художники, артисты и аг­ рономы, работники народных комиссариатов и сельскохозяйст­ венной кооперации. Различные сроки заключения получали крестьяне за отказ вступать в колхозы или за выход из колхоза. 38
Опасался ареста и Михаил Афанасьевич Булгаков, оставав­ шийся на своих прежних позициях, довольно близких к тем, за которые были арестованы так называемые члены «Российской национальной партию), Друзья, родственники, писатели, театральные деятели были обеспокоены такой демонстративной позицией неприятия боль­ тевизма, как формы государственного правления, не раз при­ зывали Булгакова оцуматься и смириться с существующим по­ .ложением вещей. Некоторые уже «одумалисы> и гdворят совсем противоположное тому, что говорили несколько лет тому назад. Так, в Комакадемии режиссер Художественного театра Судаков в споре с Ермиловым сказал, что он согласен с рап­ повцами и действительно пьеса Булгакова «Дни Турбиных)) - «nьеса реакционная)), а ведь постановка этой пьесы сделала его имя известным. И таких ссперевертышей)) оказалось множество, особенно среди писателей, которые быстро перестранвались под нажимом времени, под натиском диктатуры большевизма, сме­ тавшей со своего пути всяческое инакомыслие. В этом отношении интересны некоторые записи в «Дневнике Елены БулгаковоЙ)): се\\ декабря 1933 года. Приходила сестра М. А.- Надежда. Оказывается, она в приятельских отношениях с тем критиком самим Нусиновым, который в свое время усердно травил ссТурбиныХ)), вообще занимался разбором произведений М. А. и, в частности, написал статью (очень враждебную) о Бул­ гакове для Литературной энциклопедии. Так вот, теперь энцик­ лопедия переиздается, Нусинов хочет персемотреть свою статью и просит для ознакомления <<Мольера)) и ссБеп). В это же время - как Надежда сообщает это - звонок Оли и рассказ из Театра: - Кажется, шестого был звонок в Театр - из Литератур­ ной энциклопедии. Женский голос: - Мы пишем статью о Булгакове, конечно, неблагоприятную. Но нам интересно знать, перестроился ли он после сеДней Турбиных))? Миша: - Жаль, что не подошел к телефону курьер, он бы отастип: так точно, перестроился в 11 часов. (Надежде): - А пьес Нуси­ иову я не дам. Еще рассказ Надеждь1 Афанасьевны: какой-то дальний род­ стаенник по мужу, коммунист, сказал про М. А. - Послать бы его на три месяца на Днепрострой, да не кормить, тогда бы он переродился. Миша: - Есть еще способ - кормить селедками и не давать питы) (с. 48). Булгаков прекрасно понимал, что советуют ему перестро­ иться иэ самых лучших побуждений. Да и он видел, с какой 39
легкостью nерестраиваются его коплеги по Театру и Союзу nи­ сателей, становятся «услужающими», готовыми на все, лишь бы их не трогали, давали ставить nьесы, nечатали и nлатили. Даже Немирович-Данченко, казалось бы, имеет nраво быть независи­ мым, из кожи лезет вон, как выразилась Елена Сергеевна, чтобы составить себе хорошую nолитическую репутацию. Ни с чем сомнительным не будет связываться, а если что-то и совер­ шит, то туr же nостарается извиниться за содеянное. Ведь вот недавно, как неnриятно было Булгакову на одном из сnектак­ леЯ «Дней Турбиных». На сnектакле nрисутствовали Эррио, Литвинов, Альфан, все мхатовцы в nервом ряду, Владимир Иванович. Сnектакль шел изумительно, актерам nередалась торжественная обстановка nраздника в Театре. После «Гимна­ зии» Эррио стал сnрашивать про автора, nросил nознакомить. Владимир Иванович nросил разыскать Михаила Афанасьевича, сам увидел его в ложе и стал манить его рукой. Булгаков nодо­ шел, nознакомился с Эррио, с его окружением, nоговорили о nьесе. Публика внимательно наблюдала за nроисходящим. По­ чувствовав это, Немирович-Данченко nод влиянием нахлынув­ ших чувств nредставил nублике: «А вот и автор cneктaiCЛJI». Публика, естественно, зааnлодировала, аnлодисменть1 nерешли в овацию, а в следующем антракте Немирович-Данченко не­ ожиданно сказал Булгакову: ссМожет быть, я еделап nолитическую ошибку, что вас nред­ ставил nублике». ссНет>>, как nомнится, сказал Булгаков. Но разве этим можно усnокоить? Ясно, что об этой овации доло­ жили, куда nоложено, и это хорошо nонимал обесnокоенный знаменитый режиссер, отлично усвоивший nолитику лавирова­ ния между Сциплой и Харибдой своего времени. Одни коллеги и друзья советуют ему сскак-то о себе наnо­ мнить»; другие более категоричны в своих советах: сеНе то вы делаете, Михаил Афанасьевич, не то! Вам бы надо с бригадой на какой-нибудь завод или на Беломорский канал. Взяли бы с собой таких молодцов, которые все равно nисать не мoryr, зато они ваши чемоданы бы носили ... » Слушая все эти советь1, Булгаков нервничал, был тоже более категоричен: ссЯ не то что на Беломорский канал - в Малахавку не nоеду, так я устал». Устал, конечно, от nостоян­ ных оnасений, что наnисанное не nойдет и не будет наnечатано, а сам автор может оказаться в застенках ГПУ или в лучшем случае в ссылке, как многие его друзья и знакомые. Булгаков мог бы nоехать за границу, nовидать мир, nосмот­ реть на родных братьев в Париже, наnисать книгу об этих своих встречах и nереживаниях. И многие знали об этом и nо­ стоянно травили его сердце разговорами о заграничной nоезд· ке: ссВот nоедете за границу... Но только без Елены Сергеев- 40
ны! .. », понимая, что этим можно уязвить Михаила Афанасьеви­ ча. <<Нет, без Елены Сергеевны не поеду! Даже если мне в руки паспорт вложат. Вот крест!» - и Булгаков перекрестился. <<- Но почему?! - Потому, что привык по заграницам с Еленой Сергеев­ ной ездить. А кроме того, принципиально не хочу быть в по­ ложении человека, которому нужно оставлять заложников за себя. - Вы - несовременный человек, Михаил Афанасьевич». (Дневник, с.51.) Даже Станиславский, вернувшийся после длительного лече­ ния за границей, на первой встрече с актерами говорил то, что от него хотели услышать власть имущие: оказывается, за грани­ цей все плохо, а у нас хорошо; там все мертвы и угнетены, а у нас чувствуется живая жизнь. <<Встретишь француженку, и неиз­ вестно, где ее шик?» - говорил Станиславский. <<Когда кончил, пошел к выходу, увидел М. А. - поцелова- лись. К. С. обнял М. А. за плечо, и так пошли. - Что вы пишете сейчас? М.А. говорит, что он явственнее стал шепелявить. - Ничего, Константин Сергеевич, устал. - Вам нужно писать... Вот тема, например: некогда все ис- полнить ... и быть порядочным человеком. Потом вдруг испугался и говорит: - Впрочем, вы не туда это повернете! - Вот... все боятся меня ... - Нет, я не боюсь. Я бы сам тоже не туда повернул. («Дневник», 65.) Не признался Михаил Афанасьевич, скрыл от Станислав­ ского, что работает над фантастическим романом без названия, так пишет для себя, пишет потому, что ото всей этой повсе­ дневности устал. Устал от того, что люди от него требуют того, что 011 не способен сделать по своей натуре, по своему ха­ рактеру - ловчить, приспосабливаться, говорить не то, что ду­ маешь. Устал ото всего, что становилось нормой человеческого существования. Да и роман, над которым он работал от случая к случаю, не удовлетворял его. Возникали новые фигуры, новые образы, стучались к нему в душу с требованием пустить их на страницы романа не бледными копиями, а полнокровными об­ разами, со своими характерами, своей сюжетной линией, со своей жизнью, радостной и горькой, как и полагается жизни быть. Так роман и бросил незаконченным. Но уже понял, что роман этот не отпустит его до конца дней его, во всяком слу­ чае он будет писать его не торопясь. 41
Это издание стало возможным благодаря СВЕТЛАНЕ ВИК­ ТОРОВНЕ КУЗЬМИНОЙ и ВАДИМУ ПАВЛИНОВИЧУ НИ­ ЗОВУ, молодым и талантливым руководителям АКБ «ОБ­ ЩИЙ)), благодаря директору производствснно-коммерческого предприятия «РЕГИТОН)) ВЯЧЕСЛАВУ ЕВГРАФОВИЧУ ГРУ­ ЗИНОВУ, благодаря председатепю Совета ПРОМСТРОЙБАН­ КА, президенту корпорации «РАДИОКОМПЛЕКС)) ВЛАДИ­ МИРУ ИВАНОВИЧУ ШИМКО и председатепю правпения ПРОМСТРОЙБАНКА ЯКОВУ НИКОЛАЕВИЧУ ДУБЕНЕЦ­ КОМУ, благодаря генеральному директору фирмы «ИММ)) МИХАИЛУ ВЛАДИМИРОВИЧУ БАРИНОВУ, оказавшим ма­ териальную помощь издательству «ГОЛОС)), отважно взявше­ муся за это уникальное издание Виктор ПЕТЕЛИН
КАБАЛА СВЯТОШ (МОЛЬЕР) Драма /J четырех дeйcmtJuяx Rien ne manque а sa 'oire, 11 manquait а la nфtre . ДЕЙСТВУЮЩИЕ: Жан•Батнст Поклен де Мольср - знаменитый драматург н актер. Мадлена Бежар } Армаида Бежар актрисы де Мольер Мариэтта Риваль Шарль•Варле де Лаграиж - актер, попрозвищу се Регистр» 3 ах ар и я М у ар р о н - знаменитый актер-mобовник. Филибер дю Круази -актер. Жан•Жак Бутон - тушильшик свечей н cnyra Мо· ль ера. Людовик Великий- король Франции. Маркиз д'Орснньи - дУЭЛЯНТ, поJСЛичхессОдногла- зый, помолись!''· Маркиз де Шаррон - архиепископ города Парижа. М ар к из д·е Лессак -игрок. Справедливый сапожник -королевский шут. Шарлатан с JСЛавесином. Незнакомка в маске. О т е ц Варфол о м ей - бродячий проповедник. Брат Сила } члены Кабалы Священного Брат Верность писания. Ре н э - дряхлая нянька Мольера. Суфлер. Монашка. Члены Кабалы Священного писания в масках нчерныхплащах.Прндворные Мушкетеры и другие. Действие в Париже в век Людовика XIV. 1 Для его славы уже ничего не нужно. Но он нужен для нашей славы (фр.). 43
ДЕЙСfВИЕ ПЕРВОЕ За занавесом слышен очень глухой раскат смеха тысячи rоодей. Занавес раскрывается - сцена представляет театр Пале-Рояль. ТяжСIIЬiе занавесы. Зеленая афиша с гербами н орнаментом. На ней крупно: «КОМЕДИАНТЫ ГОСПОДИНА... 11 н мелкис слова. Зеркало. Кресла. Костюмы. На стыке двух уборных, у занавеса, которым они разделс11Ы, громадных размеров клавесин Во второй уборной - довольно больших размеров распятие, перед которым горит лампада. В первой уборной налево дверь, множество сальных свечей (свету, по-видимому, не пожалели). А во второА уборной на столе только фонарь с цветными стеклами. На всем решительно - н на вещах и на rоодях (кроме Лагранжа) - печать нсобыкновенного события, тревоги н волнения. Л а гр а н ж , не занятый в спектакле, сидит в уборной, погружснный в думу Он в темном плаще. Он молод, красив 11 важен Фонарь на его лицо бросает таинственный свет. В первоА уборной Б у т о н , спиною к нам, припал к щели в занавесе. И даже по спине его видно, что зрелище вызывает в нем чувство жадного rообопытства. Рожа Ш ар л а т а н а торчит в дверях Шарлатан приложил руку к уху - слушает. Слыш11ы взрывы смеха, затем финальный раскат хохота. Бутон схватывается за какне-то веревки, и звуки исчезают. Через мrновен11е из разреза занавеса показывается М о ль ер и по ступенькам сбегает вниз в уборную. Шарлатан скромно исчезает На Мольере прсувелнчсш1ый пар11к н карикатурны!\ шлем. В руках палаш. Мольер загримирован Сганарелем - нос лиловый с бородавкой. Смешон Левой рукой Мольер держится за грудь, как человек, у которого неладно с сердцем. Грим плывет с его л11ца. М о ль ер (сбрасывая шлем, переводя дух). Воды! Б у т о н . Сейчас. (Подает стакан.) М о л ь ер . Фу! (Пьет, приелушивается с испуганными глазами.) Дверь распахивается, вбегает загрим11рованный Полишинелем дю Круази, глазаопрокинуты Д ю К р у аз и . Король аплодирует! (Исчезает.) С уф л ер (в разрезе занавеса). Король аплодирует! М о ль ер (Бутону). Полотенце мне! (Вытирает лоб, волнуется.) М а д л е н а (в гриме появляется в разрезе занавеса). Скорее! Король аплодирует! М о л ь ер ( волнуясь). Да, да, слышу. Сейчас (У зана­ веса крестится.) Пречистая Дева, Пречистая Дева! (Бу­ тону.) Раскрывай всю сцену! Бутон опускает сначала занавес, отделяющий от нас сцену, а затем громадный главный, отделяющий сцену от зрительного зала. И вот она одна видна нам в профиль. Она приподнята над уборными, пуста. Ярко 44
сияют восковые свечи в mострах. Зала не видJ!а, ВидJ!а лишь крайняя золоченая ложа, но она пуста. Чувствуется только таинственная, насторожившаяся синь чуть затемненного зала. Шарлатанскос лицо моментально появляется в дверях. Мольер поднимается на сцену так, что мы BИJUIM его в профиль. Он идет кошачьей походкой к рампе, как будrо подкрадывается, сгибает шею, псрьями ШJlЯПЫ метет пол. При его появлении один невидJ!мый человек в зрительном зале 11ачинает аплодировать, а за этим из зала громовые рукоплескания. Потом тишина. М о л ь ер . Ваше... величество... ваше величество ... Светлейший государь... (Первые слова он произносит чуть-чуть заикаясь - в жизни он немного заикается, - но потом его речь выравнивается, и с первых же слов ста­ новится понятно, что он на сцене первоклассен. Богатст­ во его интонаций, гримас и движений неисчерпаемо. Улыб­ ка его легко заражает.) Актеры труппы Господина, все­ вернейшие и всеподnаннейшие слуги ваши, поручили мне благодарить вас за ту неслыханную честь, которую вы оказали нам, посетив наш театр... И вот, сир ... я вам ни­ чего не могу сказать. В зале порхнул легкий смешок и пропал. Муза, муза моя, о лукавая Талия! Всякий вечер, услышав твой крик, При свечах в Пале-Рояле я ... Надеваю Сганареля парик. Поклонившись по чину, пониже,­ Надо! Платит партнер тридцать су! - Я, о сир, для забавы Парижа (пауза) Околесину часто несу. В зале прошел смех. Но сегодня, о муза комедии, Ты на помощь ко мне спеши. Ах, легко ли, легко ль в интермедии Солнце Франции мне смешить?.. В зале грянул аплоднсмент. Б у т о н . Ах, голова! Солнце придумал. Шар л а т а н (с завистыо). Когда он это сочинил? Б у т о н (высокомерно). Никогда. Экспромт. Шарлатан. Мыслимо ли это? Бутон. Ты не сделаешь. 45
М о л ь ер (резко меняет интонацию). Вы несете для нас королевское бремя. Я, комедиант, ничтожная роль. Но я славен уж тем, что играл в твое время, Людовик! .. Великий!!. (Повышает голос.) Французский!!! {Кричит.) Король!!! (Бросает шляпу в воздух.) В зале начинается что-то невообразимое. Рев: «да здравствует король!11 Пламя свечей ложится Бутон и Шарлатан машут шляпами, кричат, но слов их не спьrшно. В реве прорываются ломаные сигналы гвардейских труб. Лаrранж стоит неподвижно у своего огня, сияв шnяпу. Овация кончается, и настает тишина. Голос Людовика (из сини). Благодарю вас, гос­ подин де Мольер! М о л ь ер. Всепослушнейшие слуги ваши просят вас посмотреть еще одну смешную интермедию, если только мы вам не надоели. Голос Людовика. О, с удовольствием, господин де Мольер! М о л ьер (кричит). Занавес! Главный занавес закрывает зрительный зал, и за занавесом тотчас начинается музыка. Бутон закрывает и тот занавес, который отдеnяет сцену от нас, и она исчезает. Шарлатанское лицо скрывается. М о ль ер (появившись в уборной, бормочет). Купил! .. Убью его и зарежу! Бутон. Кого бы он хотелзарезать в частриумфа? М о л ь ер (схватывает Бутона за глотку). Тебя! Бутон (кричит). Меня душат на королевском спек- такле! Лагранж шевельнулся у оrня, но опять застыл. На крик вбегают Мадлена и Риваль, почти совершенно голая, - она переодевалась. Обе актрисы схватывают Мольера за nланы, оттаскивая от Бутона, причем Мольер nягает их ногами. Наконец Мольера отрывают с куском Бутонова кафтана. Мольера удается поваmrть в кресло. Мадлена. Высумасошли! Взалеслышно. М о ль ер. Пустите! Риваль. Господин Мольер! (Зажимает рот Моль­ еру.) Потрясенный Шар л а т а н загЛJIДЫвает в дверь. 46
Б у т о н (глядя в зеркало, ощупывает разорванный каф­ тан). Превосходно сделано и проворно. (Мольеру.) В чем дело? М о л ь ер . Этот негодяй... Я не понимаю, зачем я держу при себе мучителя? Сорок раз играли, все было в порядке, а при короле свеча повалилась в люстре, воском каплет на паркет. Б у т о н . Мэтр, вы сами выделывали смешные колен­ ца и палашом повалили свечку. М о ль ер . Врешь, бездельник! Лагранж кладет rолову на руки и тихо nлачет. Риваль. Он прав. Вызадели свечку шпагой. М о ль ер. В зале смеются. Король удивлен ... Бутон. Король - самый воспитанный человек во Франции и не заметил никакой свечки. М о ль ер. Так я повалил? Я? Гм... Почему же в таком случае я на тебя кричал? Б у т о н. Затрудняюсь ответить, государь. М о ль ер. Я, кажется, разорвал твой кафтан. Бутон судорожно смеется. Риваль. Боже, в каком я виде! (Схватывает каф­ тан и, закрывшись им, улетает.) Д ю К р у аз и (появился в разрезе занавеса с фонарем). Госпожа Бежар, выход, выход, выход... (Исчез.) Мадлен. Бегу! (Убегает.) Мольер (Бутону). Возьми этот кафтан. Б у т о н. Благодарю вас. (Снимает кафтан и штаны, проворно надевает одни из штанов Мольера, с кружевны­ ми канонами.) Мольер. Э...э...э...Аштаныпочему? Б у т о н . Мэтр, согласитесь сами, что верхом безвку­ сицы было бы соединить такой чудный кафтан с этими гнусными штанами. Извольте глянуть: ведь это срам - штаны. (Надевает и кафтан) Мэтр, в кармане обнару­ жены мною две серебряные монеты незначительного до­ стоинства. Как прикажете с ними поступить? М о л ь ер . В самом деле. Я полагаю, мошенник, что лучше всего их сдать в музей. (Поправляет грим.) Бутон. Я- тоже. Я сдам. {Прячет деньги.) Ну, я пошел снимать нагар. (Вооружается свечными щипцами.) 47
Мольер. Попрошу со сцены не пялить глаз на ко­ роля. Б у т о н . Кому вы это говорите, мэтр? Я тоже воспи­ тан, потому что француз по происхождению. М о л ь ер . Ты француз по происхождению и болван по профессии. Б у т о н . Вы по профессии - великий артист и груби­ ян по характеру. (Скрывается.) М о ль ер. Совершил я какой-то грех, и послал мне его Господь в Лиможе. Шар л а т а н. Господин директор! Господин дирек­ тор! Мольер. Ахда, с вами еще. Вотчто, сударь. Это ... вы простите меня за откровенность - фокус второго раз­ ряда. Но партерной публике он понравится. Я выпущу вас в антракте в течение недели. Но все-таки как вы это делаете? Шар л а т а н . Секрет, господин директор. М о ль ер. Ну, я узнаю. Возьмите несколько аккор­ дов, только тихонько. Шарлатан, загадочно улыбаясь, подходит к клавесину, садится на табуретку в искотором расстоянии от клавесина, делает такие движения в воздухе, как бyJtro играет, и клавиши в клавесине вжимаются, клавесин играет нежно. Черт! (Бросается к клавесину, стараясь поймать невиди­ мые нити.) Шарлатан загадочно улыбается. Ну хорошо! Получайте задаток. Где-то пружина, не прав­ да ли? Шарлатан. Клавесин останется на ночь в театре? Мольер. Ну конечно. Нетащитьже еговам домой. Шарлатан кланяется и уходит. Д ю К р у аз и (выглянул с фонарем и книгой). Госпо­ дин де Мольер! (Скрывается.) М о ль ер. Да. (Скрывается, и немедленно за его ис­ чезновением доносится гул смеха.) Портьера, ведущая в уборную с зеленым фонарем, отодвигается, и возникает Ар м а н д а. Черты лица ее прелестиы и напоминают Мад11ену. Ей лет семнадцать. Хочет проскользнуть мимо Лагранжа. 48
Лагран ж. Стоп! Ар м а н д а. Ах, это вы, милый Регистр! Почему вы притаились здесь, как мышь? А я глядела на короля. Но я спешу. Лагранж. Успеете. Он на сцене. Почему вы назы­ ваете меня Регис1р? Быть может, прозвище мне непри­ ятно. Ар м а н д а . Милый господин Лаrранж! Вся 1руппа очень уважает вас и вашу летопись. Но, если угодно, я перестану вас так называть. Лагранж.Яждувас. Арманда. Азачем? Л а гр а н ж . Сегодня семнадцатое, и вот, - я поста­ вил черный крестик в регистре. Ар м а н д а . Разве случилось что-нибудь или кто-ни­ будь в 1руппе умер? Л а гр а н ж . Нехороший, черный вечер отмечен мною. Откажитесь от него. Ар м а н д а. Господин де Лаrранж, у кого вы получи­ ли право вмешиваться в мои дела? Л а гр а н ж. Злые языки. Я умоляю вас, не выходите за него! Арманда. Ах,вывлюбленывменя? За занавесами rnyxo слышна музыка. Лагранж. Нет. Вымнененравитесь. Ар м а н д а. Пропустите, сударь. Лагранж. Нет. Вы не имеете права выйтиза него. Вы так молоды! Взываю к лучшим вашим чувствам! Ар м а н д а. У всех в 1руппе помутился ум, честное слово. Какое вам дело до этого? Лагранж. Сказатьвам немогу,нобольшойгрех. Арманда. А,сплетня осес1ре?Слышала. Вздор!Да если бы у них и был роман, что мне до этого! (Делает попытку отстранить Лагранжа и пройти.) Лагранж. Стоп!Откажитесьотнего.Нет?Нутакя вас заколю! (Вынимает шпагу.) Арманда. Вы сумасшедший убийца! Я ... Лагранж. Что гонит вас к несчастью? Вы ведь не любите его. Вы - девочка, а он ... Арманда. Нет, я люблю. Лагранж. Откажитесь. 49
Арманда. Регистр, я не могу. Я с ним в связи и ... (Шепчет Лагранжу на ухо.) Л а гр а н ж (вкладывает шпагу). Идите, больше не держу вас. Арманда (пройдя). Вы- насильник. Зато, что вы угрожали мне, вы будете противны мне. Лагранж (волнуясь). Простите меня, я хотел вас спасти. Простите. (Закутывается в плащ и уходит, взяв свой фонарь.) Армаида (в уборной Мольера}. Чудовищно, чудо- вищно ... Мольер (появляется). А! .. Ар м а н д а. Мэтр, весь мир ополчился на меня! М о л ь ер (обнимает ее, и в то же .мгновение появля­ ется Бутон). А, черт возьми! (Бутону.) Вот что: пойди осмотри свечи в партере. Бутон. Я только что оттуда. М о ль ер. Тогда вот что: пойди к буфетчице и при­ неси мне графин вина. Бутон. Япринесуже.Вотоно. Мольер (тихо). Тогда вот что: пойди отсюда про­ сто ко всем чертям, куда-нибудь. Бутон. С этого прямо и нужно было начинать. (Идет.) Э-хе-хе... (От двери.) Мэтр, скажите, пожалуйс­ та, сколько вам лет? Мольер. Что это значит? Б у т о н . Конные гвардейцы меня спрашивали. Мольер. Пошел вон! Бутон ухо.wп. (Закрыв за ним двери на ключ.) Целуй меня. Арманда (повисаетунегонашее). Вотнос,такуж нос. Под него не подлезешь. Мольер снимает нос и парих, целует Арманду. (Шепчет ему.) Ты знаешь, я ... (Шепчет ему что-то на ухо.) М о л ь ер . Моя девочка... (Думает.) Теперь это не страшно. Я решился. (Подводит ее к распятию.) Покля­ нись, что любишь меня. Арманда. Люблю,люблю,люблю ... 50
М о ль ер. Ты не обманываешь меня? Видишь ли, у меня уже появились морщины, я начинаю седеть. Я окру­ жен врагами, и позор убьет меня ... Ар м а н д а. Нет, нет! Как можно это сделать! .. Мольер.Яхочужитьещеодинвек!Стобой!Ноне беспокойся, я за это заплачу, заплачу. Я тебя создам! Ты с:rанешь первой, будешь великой актрисой! Это мое меч­ танье, и, стало быть, это так и будет. Но помни: если ты не сдержишь клятву, ты отнимешь у меня все. Арманда. Я не вижу морщин на твоем лице. Ты так смел и так велик, что у тебя не может быть морщин. Ты- Жан ... Мольер. Я- Батист... Арманда. Ты - Мольер! (Целует его.) М о л ь е р (смеется, потом говорит торжественно). Завтра мы с тобой обвенчаемся. Правда, мне много при­ дется перенести из-за этого ... Послышался далекий гул рукоплесканий. В двери стучат. Ах, что за жизнь! Стух повторяется. Дома, у Мадлены, нам сегодня нельзя будет встретиться. Поэтому сделаем вот как: когда театр погаснет, приходи к боковой двери, в саду, и жди меня, я проведу тебя сюда. Луны нет. Стух превращается в грохот. Бутон (вопит за дверью). Мэтр... Мэтр ... Мольероткрывает, ивходRТ Бутон, Лагранж и Одноглаэый, в костюме Компании Черных Мушкетеров и с косой черноА повJ13коА на лице. О д н о г лазы й. Господин де Мольер? М о л ь ер . Ваш покорнейший слуга. О д н о г лазы й. Король приказал мне вручить вам его плату за место в театре- тридцать су. (Подает мо­ неты на подушке.) Мольер целует монеты. Но ввиду того, что вы трудились для короля сверх про­ граммы, он приказал мне передать вам и доплату к биле- 51
ту за то стихотворение, которое вы сочинили и прочита­ ли королю,- здесь пять тысяч ливров. (Подает мешок.) М о ль ер . О король! (Лагранжу.) Мне пятьсот лив­ ров, а остальное раздели поровну между актерами театра и раздай на руки. Л а гр а н ж . Благодарю вас от имени актеров. (Берет мешок и уходит.) Вдали полетел победоносный гвардейский марш. М о л ь ер . Простите, сударь, король уезжает. (Убе­ гает.) О д н о г лазы й (Арманде). Сударыня, я очень счас­ тлив, что случай ... кх ... кх ... дал мне возможность ... Капи­ тан Компании Черных Мушкетеров, д'Орсиньи. Армаида (приседая). Армаида Бежар. Вы - зна­ менитый фехтовальщик, который может каждого зако­ лоть? Одноглазый. Кх ... кх ... Вы, сударыня, без сомне­ ния, играете в этой труппе? Б у т о н . Началось. О мой легкомысленный мэтр. Одноглазый (с удивлением глядя на кружева на штанах Бутона). Вы мне что-то сказали, почтеннейший? Бутон. Нет,сударь. Одноглазый. Стало быть, у вас привычка разго­ варивать с самим собой? Б у т о н. Именно так, сударь. Вы знаете, одно время я разговаривал во сне. Одноглазый. Что вы говорите? Б у т о н. Ей-богу. И - какой курьез, вообразите ... Одноглазый. Что за черт такой! Помолись ... (Ар­ манде.) Ваше лицо, сударыня ... Бутон (втираясь) . ...дико кричал во сне. Восемь лучших врачей в Лиможе лечили меня ... О д н о г лазы й. И они помогли вам, надеюсь? Бутон. Нет, сударь. В три дня они сделали мне во­ семь кровопусканий, после чего я лег и остался неподви­ жен, ежеминутно приобщаясь святых тайн. О д н о г лазы й (тоскливо). Вы оригинал, любезней­ ший. Помолись. (Арманде.) Я льщу себя, сударыня ... Кто это такой? Ар м а н д а. Ах, сударь, это тушильщик свечей - Жан-Жак Бутон. 52
О д н о г лазы й (с укором). Милейший, в другой раз как-нибудь я с наслаждением прослушаю о том, как вы орали во сне. Мольер входит. Честь имею кланяться. Бегу догонять короля. Мольер. Всеголучшего. Одиоrлазыii уходит. Арманда. До свидания, мэтр. Мольер (провожая ее). Луны нет, я буду ждать. (Бутону.) Попроси ко мне госпожу Мадлену Бежар. Гаси огни. Ступай домой. Бутон ухо.ант Мольер переодевается М ад л е н а, разгримированная, ВХОДИТ Мадлена, есть очень важное дело. Мадпена берется за сердце, са.антся Я хочу жениться. М ад л е н а (мертвым голосом). На ком? Мольер. Натвоейсестре. Мадлена. Умоляю, скажи, что ты шутишь. Мольер. Богстобой. Оrни в театре начинают гаснуть. Мадлена. Ая? М о ль ер . Что же, Мадлена, мы связаны прочнейшей дружбой, ты верный товарищ, но ведь любви между нами давно нет. Мадлена. Ты помнишь, как двадцать лет назадты сидел в тюрьме. Кто приносил тебе пищу? Мольер. Ты. Мадлена. А кто ухаживал за тобой в течениедвад­ цати лет? Мольер. Ты, ты. М а д л е н а . Собаку, которая всю жизнь стерегла дом, никто не выгонит. Ну, а ты, Мольер, можешь вы­ гнать. Страшный ты человек, Мольер, я тебя боюсь. М о л ь ер . Не терзай меня. Страсть охватила меня. М а д л е н а (вдруг становится на колени, подползает к Мольеру). А? А все же... измени свое решение, Мольер. 53
Сделаем так, как будто этого разговора не было. А? Пой­ дем домой, ты зажжешь свечи, я приду к тебе... Ты почи­ таешь мне третий акт «Тартюфа». А? (Заискивающе.) По­ моему, это вещь гениальная. А если тебе понадобится по­ советоваться, с кем посоветуешься, Мольер? Ведь она дев­ чонка... Ты, знаешь ли, постарел, Жан-Батист, вон у тебя висок седой ... Ты любишь грелку. Я тебе все устрою ... Вообрази, свеча горит... Камин зажжем, и все будет слав­ но. А если... если уж ты не можешь ... о я знаю тебя ... По- смотри на Риваль... Разве она плоха? Какое тело! .. А? Я ни слова не скажу .. . М о ль ер. Одумайся. Что ты говоришь? Какую роль на себя берешь? (Вытирает тоскливо пот.) М ад л е н а (поднимаясь, в исступлении). На ком угод­ но, только не на Арманде! О проклятый день, когда я привезла ее в Париж! М о л ь ер . Тише, Мадлена, тише, прошу тебя. (Шепо­ том.) Я должен жениться на ней ... Поздно. Обязан. По­ няла? Мадлена. Ах вот что. Мой Бог, Бог! (Пауза.) Больше не борюсь, сил нет. Я отпускаю тебя. (Пауза.) Мольер, мне тебя жаль. Мольер. Ты нелишишьменядружбы? М а д л е н а. Не подходи ко мне, умоляю! (Пауза.) Ну, так- из ТР.УППЫ я ухожу. Мольер. Ты мстишь? Мадлена. Бог видит, нет. Сегодня был мой послед­ ний спектакль. Я устала... (Улыбается.) Я буду ходить в церковь. М о ль ер . Ты непреклонна. Театр даст тебе пенсию. Ты заслужила. Мадлена. Да... М о ль ер. Когда твое горе уляжется, я верю, что ты вернешь мне расположение и будешь видеться со мной. Мадлена. Нет. Мольер. Ты иАрмаиду нехочешь видеть7 М а д л е н а. Армаиду буду видеть. Армаида ничего не должна знать. Понял? Ничего. Мольер. Да... Ornи всюду погасли. (Зажигает фонарь.) Поздно, пойдем, я доведу тебя до твоего дома. 54
М а д л е н а. Нет, благодарю, не надо. Позволь мне несколько минут посидеть у тебя ... Мольер. Но ты ... М ад л е н а. Скоро уйду, не беспокойся. Уйди. Мольер (закутывается в плащ). Прощай. (Ухо- дит.) Мадnена сндит у ламnадЫ, думает, бормочет. Сквозь занавес показывается свет фонаря, идет Л а гр а н ж . Лагранж (важным голосом). Кто остался в театре после спектакля? Кто здесь? Это вы, госпожа Бежар? Слу­ чилось, да? Я знаю. Мадлена. Я думаю, Регистр. Пауза. Лагранж. Ауваснехватилосилсознатьсяему? М а д л е н а . Поздно. Теперь уже нельзя сказать. Пусть буду несчастна одна я, а не трое. (Пауза.) Вы --" рыцарь, Варле, и вам одному я сказала тайну. Л а гр а н ж. Госпожа Бежар, я горжусь вашим дове­ рием. Я пытался остановить ее, но мне это не удалось. Никто никогда не узнает. Пойдемте, я провожу вас. М а д л е н а. Нет, благодарю, я хочу думать одна. (Поднимается.) Варле (улыбается), я покинула сегодня сцену. Прощайте. (Идет.) Лагранж. Авсежеяпровожу? М ад л е н а. Нет. Продолжайте ваш обход. (Скрыва­ ется.) Л а гр а н ж (приходит к тому месту, где сидел внача­ ле, ставит на стол фонарь, освещается зеленым светом, раскрывает книги, говорит и пишет). «Семнадцатое фев­ раля. Был королевский спектакль. В знак чести рисую лилию. После спектакля во тьме я застал госпожу Мадле­ ну Бежар в мучениях. Она сцену покинула... )) (Кладет перо.) Причина? В театре ужасное событие: Жан-Батист Поклен де Мольер, не зная, что Армаида не сестра, а дочь госпожи Мадлены Бежар, женился на ней ... Этого писать нельзя, но в знак ужаса ставлю черный крест. И никто из потомков никогда не догадается. Семнадцато­ му - конец. (Берет фонарь и уходит, как темный ры­ царь.) НСJ(оторое время мрак и тишина, затем в шелях хлавесина появляется свет, слышен музыкальный звон в замках. Крышка приподь1мается, и из 55
клавесина выxo.zurr. воровски оглядЬJваясь, М у ар р о н . Это мальчишка лет пятнадцати, с необыкновенно красивым, порочным и измученным mщом. Оборван, грязен. Муар р о н . Ушли. Ушли. Чтоб вас черти унесли, дьяволы, черти ... (Хнычет.) Я несчастный мальчик, rряз­ ный ... не спал два дня ... Я никогда не сплю ... (Всхлипыва­ ет, ставит фонарь, падает, засыпает.) Пауза. Потом плывет свет фонарика, и, крадучись, М о ль ер ведет Арманду. Она в темном плаще. Армаида взвизгивает. Муаррои мгновенно просыпается, на лице у него ужас, трясется. М о ль ер (грозно). Сознавайся, кто ты такой? Муар р о н . Господин директор, не колите меня, я не вор, я Захария, несчастный Муаррон ... Мольер (расхохотавшись). Понял! Ах, шарлатан ~, окаянныи ... Зана~ес ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ Приемная короля. Множество огней повсюду. Белая лестница, уходящая неизвестно куда. За карточным столом мар к из д е Л с с с а к играет в карты с Люд о в и к о м . Толпа придворных, одетых с необыкновенной пышностью, следит за де Лессаком. Перед тем груда золота, золотые монеты валяются и на ковре. Пот течет с лица у де Лессака. Cн.zurr один Людовик, все остальные стоят. Все без шляп. На Людовикс костюм белого мушкетера, лихо заломленная шляпа с пером, на груди орденский крест, золотые шпоры, меч. За креслом стоит О д н о г лазы й , ведет игру короля Тут же неnодвижно стоит М у ш к е т ер с мушкетом, не спуская с Людовика глаз ДеЛессак. Тривалета,трикороля. Л юдо в и к . Скажите пожалуйста. Одноглазый (внезапно). Виноват, сир. Крапленые карты, помолись! Придворные оцепенели. Пауза. Люд о в и к. Вы пришли ко мне иrрать краплеными картами? Д е Л е с с а к . Так точно, ваше величество. Обнища­ ние моего имения ... 56
Л юдо в и к (Одноглазому). Скажите, маркиз, как я должен поступить по карточным правилам в таком стран­ ном случае? Одноглазый. Сир, вам надлежит ударить его по физиономии подсвечником. Это во-первых... Л юдо в и к . Какое неприятное правило! (Берясь за канделябр.) В этом подсвечнике фунтов пятнадцать... Я полагаю, легкие бы надо ставить. Одноглазый. Разрешите мне. Люд о в и к. Нет, не затрудняйтесь. А во-вторых, вы говорите ... П ридвор н ы е (хором, их взорвш10). Обругать его, как собаку. Л юдо в и к . А, отлично. Будьте любезны, пошлите за ним, где он? При.lUiорные бросаются в разные стороны. Голоса: «Сапожника! Справедливого сапожника требует король!>> (Де Лессаку.) А скажите, как это делается? Д е Л е с с а к. Ногтем, ваше величество. На дамах, например, я нулики поставил. Л ю д о в и к (с любопытством). А на валетах? ДеЛессак. Косыекрестики,сир. Люд о в и к, Чрезвычайно любопытно. А как закон смотрит на эти действия? Д е Л е с с а к (подумав). Отрицательно, ваше величе­ ство. Людовик (участливо). И что же вам могут сделать за это? Д е Л е с с а к (подумав). В тюрьму могут посадить. Справедливый сапожник (входит с шумом). Иду, бегу, лечу, вошел. Вот я. Ваше величество, здравст­ вуйте. Великий монарх, что произошло? Koro надо обру­ гать? Люд о в и к. Справедливый сапожник, вот маркиз сел играть со мной краплеными картами. Справедливый сапожник (подавлен, де Лесса­ ку). Да ты... Да ты что? .. Да ты ... спятил, что ли? .. Да за это, при игре в три листика, на рынке морду бьют. Хоро­ шо я его отделал, государь? Л юдо в и к. Спасибо. Справедливыйсапожник.Яяблочковозьму? 51
Люд о в и к . Пожалуйста, возьми. Маркиз де Лессак, берите ваш выигрыш. Де ЛсссаJС набивает золотом карманы. Справе!kливый сапожник (расстроен). Ваше величество, да что же это... Да вы смеетесь?! Л юдо в и к (в пространство). Герцог, если вам не трудно, посадите маркиза де Лессака на один месяц в тюрьму. Дать ему туда свечку и колоду карт- пусть ри­ сует на ней крестики и нулики. Затем отправить его в имение - вместе с деньгами. (Де Лессаку.) Приведите его в порядок. И еще в карты больше не садитесь играть, у меня предчувствие, что вам не повезет в следующий раз. ДеЛессак. Осир... Голос: «Стража!•• Де ЛесСаJСа уводп. Справедливыйсапожник. Вылетайиздворца. Одноглазый. К-каналья! Камердинеры засустилнсь, и nеред Людовихом, словно из-nод земли, появился стол с одним nрнбором. Шар р о н (.возник у камина). Ваше величество, разре­ шите мне представить вам бродячего проповедника, отца Варфоломея. Людовик (начиная есть). Люблю всех моих под­ данных, в том числе и бродячих. Представьте мне его, ар­ хиепископ. Еще за дверью слышится странное nение. Дверь оТJСрывастся, и nоявляется о т е ц Вар ф о л о м ей . Во-nервых, он босой, во-вторых, лохмат, nодnоясан веревкой, rлаза безумные. Варфоломей (прu11ЛJlсывая, поет). Мы полоумны во Христе. Удивлены все, кроме Людовиха. Брат Верность - nocntaя физиономия с Д/IИIIНЫМ носом, в темиои кафтане - выделяется из ТОJПIЫ nридворных и nрокрВJUоtвается к Шаррону. О д н о г л аз ы й (глядя на Варфоломея, тихо). Жуткий мальчик, помолись. 58
Варфоломей. Славнейшийцарьмира.Япришелк тебе, чтобы сообщить, что у тебя в государстве появился антихрист. У прид~~орныJt на пицаJt отупение. Безбожник, ядовитый червь, грызущий подножие твоеrо трона, носит имя Жан-Батист Мольер. Сожrи его вместе с его богомерзким творением «Тартюф» на площади. Весь мир верных сынов церкви требует этого. Брат Верносrь прн слове <<Требует>> сJtватипся за голову. Шаррои нзменипся в лице. Людовик. Требует?Укогожеонтребует? Варфоломей. Утебя, государь. Люд о в и к . У меня? Архиепископ, у меня тут что-то требуют. Шар р о н. Простите, государь. Он, очевидно, поме­ шался сегодня. А я не энал. Это моя вина. Людовик (в пространство). Герцоr, если не труд­ но, посадите отца Варфоломея на три месяца в тюрьму. Варфол о м ей (кричит). Из-за антихриста страдаю! Движение - и отец Варфоломей исчезает тах, что его ках бу.а:rо и 11е было. Людовик ecr. Л юдо в и к . Архиепископ, подойдите ко мне. Я хочу с вами говорить интимно. Прид~~орные вс:еR толnой отступают на лестницу. Оrступает мушкетер, н Людовик - наедине с Шарроном. Он - полоумный? Шаррон (твердо). Да, государь, он- полоумный, но у него сердце истинного служителя Бога. Л юдо в и к . Архиепископ, вы находите этого Молье­ ра опасным? Шар р о н (твердо). Государь, это сатана. Люд о в и к. Гм. Вы, значит, разделяете мнение Вар­ фоломея? Шар р о н . Да, государь, разделяю. Сир, выслушайте меня. Безоблачное и победоносное царствование ваше не омрачено и ничем не будет омрачено, пока вы будете лю­ бить... Людовик. Koro? Шаррон. Боrа. 59
Людовик (сняв шляпу). Я люблю его. Шаррон (подняв руку). Он- там, вы- на земле, и больше нет никого. Людовик. Да. Шар р о н . Государь, нет пределов твоей мощи и ни­ когда не будет, пока свет религии почиет над твоим госу­ дарством. Люд о в и к. Люблю религию. Шар р о н . Так, государь, я вместе с блаженным Вар- фоломеем прошу тебя - заступись за нее. Л юдо в и к . Вы находите, что он оскорбил религию? Шар р о н . Так, государь. Л юдо в и к . Дерзкий актер талантлив. Хорошо, архи­ епископ, я заступлюсь... Но ... (понизив голос) я попробую исправить его, он может служить к славе царствования. Но если он совершит еще одну дерзость, я накажу. (Пауза.) Этот- блаженный ваш,- он любит короля? Шар р о н . Да, государь. Люд о в и к . Архиепископ, выпустите монаха через три дня, но внушите ему, что, разговаривая с королем Франции, нельзя произносить слово «требует». Шар р о н. Да благословит тебя Бог, государь, и да опустит он свою карающую руку на безбожника. Голос: c<Cnyra вawero величества rocnoд~tн де Мольер». Люд о в и к . Пригласить. М о л ь ер (входит, издали кланяется Людовик.у, прохо­ дит при величайшем внимании придворных. Он очень поста­ рел, лицо больное, серое). Сир! Людовик. Господин де Мольер, я ужинаю, вы не в претензии? Мольер. О сир! Людовик. А вы со мной? (В пространство.) Стул, прибор. М о ль ер (бледнея). Ваше величество, этой чести я принять не могу. Увольте. Стуn появпястся, и Мольер садИТся на краешек ero. Людовик. Как относитесь к цыпленку? М о ль ер. Любимое мое блюдо, государь. (Умоляю­ ще.) Разрешите встать. Л юдо в и к . Кушайте. Как поживает мой крестник? 60
М о ль ер. К великому горю моему, государь, ребе- нок умер. Людовик. Как,ивторой? М о л ь ер . Не живут мои дети, государь. Люд о в и к . Не следует унывать. М о ль ер . Ваше величество, во Франции не было случая, чтобы кто-нибудь ужинал с вами. Я беспокоюсь. Люд о в и к. Франция, господин де Мольер, перед вами в кресле. Она ест цыпленка и не беспокоится. Мольер. Осир,тольковыодинвмиреможетеска­ зать так. Л ю д о в и к . Скажите, чем подарит короля в ближай­ шее время ваше талантливое перо? М о ль ер. Государь... то, что может... послужить ... (Волнуется.) Л юдо в и к . Остро пишете. Но следует знать, что есть темы, которых надо касаться с осторожностью. А в вашем «Тартюфе» вы были, согласитесь, неосторожны. Духовных лиц надлежит уважать. Я надеюсь, что мой пи­ сатель не может быть безбожником? М о ль ер (испуганно). Помилуйте... ваше величест­ во... Людовик. Твердо веря в то, что в дальнейшем ваше творчество пойдет по правильному пути, я вам раз­ решаю играть в Пале-Рояле вашу пьесу «Тартюф». М о л ь е р (приходит в странное состояние). Люблю тебя, король! (В волнении.) Где архиепископ де Шаррон? Вы слышите? Вы слышите? Людовик встает. Голос: ссКоролевскиi!' ужин окончен')) Людовик (Мольеру). Сегодня вы будете стелить мне постель. Мольер схватывает со стола дВа кандСЛJiбра и идет впереди. За ним пошел Людовик, и - как буlП'О ветер подул - вес перед ними расступаются. Мольер (кричит .монотонно). Дорогу королю! До­ рогу королю! (Поднявшись на лестницу, кричит в пусто­ ту.) Смотрите, архиепископ, вы меня не тронете! Дорогу королю! Наверху загремели трубы. 61
Разрешен «Тартюф»! (Скрывается с Людовихом.) Исчезают все npИJUiopныe, и на сцене остаются тоnько Шаррои и 6рат Верность, оба черны. Шар р о н (у лестницы). Нет. Не исправит тебя ко­ роль. Всемогущий Бог, вооружи меня и поведи по стопам безбожника, чтобы и его настиг! (Пауза.) И упадет с этой лестни~ы! (Пауза.) Подойдите ко мне, Брат Верность. 6рат Верность nодХодит к Шаррону. Брат Верность, вы что же это? Полоумного прислали? Я вам поверил, что он произведет впечатление на государи. Брат Верность. Кто же знал, что он произнесет слово <<Требует»? Шаррон. Требует! Брат Верность. Требует!! Пауза. Шар р о н . Вы нашли женщину? Бра т Вер н о с т ь . Да, архиепископ, все готово. Она послала записку и привезет его. Шаррон. Поедетли он? Бра т Вер н о с т ь . За женщиной? О, будЬте уверены! На верху лестницы покаэывается О д и о г nазы Я , Шаррои и 6рат Верность исчезают. О д н о г л аз ы й (веселится в одиночестве). Ловил поп антихриста, поймал... три месяца тюрьмы! Истинный Бог, помо ... Справедливый сапожник (появившись из-под лестницы). Ты, Помолись? Одноглазый. Ну, скажем, и. Ты можешь называть меня просто маркиз д'Орсиньи. Что тебе надо? Справедливый сапожник. Тебе записка. Одноглаэый. Откого? Справедливый сапожник. Кто ж ее знает, я ее в парке встретил, а сама она в маске. Одноглазый (читая записку). Гм ... какая же это женщина? Справедливый сапожник (изучая записку). Я думаю, легкого поведении. 62
Одноглазый. Почему? Справедливый сапожник. Потому, что запис- ки пишет. Одноглазый.Дурак. Справедливый сапожник. Чегожтылаешься? Одноглазый. Сложенахорошо? Справедливый сапожник. Ну, это ты сам уз- наешь. Одноглазый. Ты прав. (Уходитзадумчиво.) Оrни начинают гаснуп., и у дверей, ках видения, ПOJIВ1IJIIOTCJI темные мушке т еры. Голос в верху лестницы, протяжно: «Король спит!)) Другой голос, в отдалении: сеКороль спит')) Третий голос в поюемелье, таинственно: «Король спит!)) Справедливый сапожник. Усну и я. (Ложит­ ся на карточный стол, закутывается в портьеру с гербами так, что торчат только его чудовищные башмаки.) Дворец расrтывается в темноте и исчезает... и возникает квартира Мольера. День. Клавесин открыт. М у ар р о н, пышно разодеты!!, очень красивый человек лет JUiадцати двух, играет нежно. Ар м а н д а в кресле слушает, не спуская с него глаз. Муаррои кончил играть. Муар р о н . Что вы, маменька, скажете по поводу моей игры? Ар м а н д а. Господин Муаррон, я просила уже вас не называть меня маменькой. Муар р о н . Во-первых, сударыня, я не Муаррон, а господин де Муаррон. Вон как! Хе-хе. Хо-хо. Арманда. Уж не в клавесине ли сидя, вы получили титул? Муар р о н . Забудем клавесин. Он покрылся пылью забвения. Это было давно. Ныне же я знаменитый актер, коему рукоплещет Париж. Хе-хе. Хо-хо. Арманда. И я вам советую не забывать, что этим вы обязаны моему мужу. Он вытащил вас за грязное ухо из клавесина. Муар р о н. Не за ухо, а за не менее грязные ноги. Отец - пристойная личность, нет слов, но ревнив, как сатана, и характера ужасного. Ар м а н д а. Могу поздравить моего мужа. Изуми­ тельного наглеца он усыновил. Муар р о н . Нагловат я, верно, это правильно ... Такой характер у меня ... Но актер! Нет равного актера в 63
Париже. (Излишне веселится, как человек, накликающий на себя беду.) Арманда. Ах нахал! А Мольер? Муар р о н . Ну чего же говорить ... Трое и есть: мэтр да я. Арманда. Атретий кто? Муар р о н. Вы, мама. Вы, моя знаменитая актриса. Вы. Психея. (Тихо аккомпанирует себе, деК1lамирует.) Весной в лесах... летает Бог ... Ар м а н д а (глухо). Отодвинься от меня. Муар р о н (левой рукой обнимает Арманду, правой аккомпанирует). Так строен стан ... Амур-герой ... Ар м а н д а . Несет колчан... Грозит стрелой... (Тре­ вожно.) Где Бутон? Муар р о н. Не бойся, верный слуга на рынке. Ар м а н д а (деiUlамирует). Богиня Венера послала любовь. Прильни, мой любовник, вспени мою кровь. Муаррои поднимает край ее платья, целуст ногу. (Вздрагивает, закрывает глаза.) Негодяй! (Тревожно.) Где Ренэ? Муар р о н . Старуха в кухне. (Целует другое коле- но.) Мама, пойдем ко мне в комнату. Ар м а н д а . Ни за что, Девой Пречистой клянусь! Муаррон. Пройдемкомне. Ар м а н д а . Ты самый опасный человек в Париже. Будь неладен час, когда тебя откопали в клавесине. Муаррон. Мама, идем ... Ар м а н д а . Девой клянусь, нет... (Встает.) Не пойду. (Идет, скрывается с Муарраном за дверью.) Муаррои закрывает дверь на кточ. Зачем, зачем ты закрываешь дверь? (Глухо.) Ты меня по­ губишь! .. Пауза. Входнт Б у т о н с корзиной овощей, торчат хвосты моркови. Б у то н (прислушивается, ставит корзину на пол). Страннь. (Снимает башмаки, крадется к двери, слушает.) Ах, разбойник! .. Но, господа, я здесь ни при чем ... ничего не видел, не слышал и не знаю... Царь небесный, он идет! (Скрывается, оставив на полу корзину и башмаки.) 64
BxoJUtт М о ль с р , кладет трость н шляпу, недоуменно смотрит на башмахн. Мольер. Армандаl Кточ в замке мгновенно поворачивается. Мольер устрс11111Яется в дверь. Армаида вскрикивает за дверью, шум за дверью, затем выбегает Муаррон, держит своi! napИk в руке. Муаррон. Дакаквысмеете?! Мольер (выбегает за ним). Мерзавец! (Задыхаясь.) Не верю, не верю глазам! .. (Опускается в кресло. Ключ в замке поворачивается.) Ар м а н д а (за дверью). Жан-Батист, опомнись! Бутон заглянул в дверь н nропап. М о ль ер (погрозил кулаком двери). Так ты, значит, ел мой хлеб и за это меня обесчестил? Муар р о н. Вы смели меня ударить! Берегитесь! ( Бе- рется за рукоятку шпаги.) М о ль ер. Брось сейчас же рукоятку, гадина! Муаррон. Вызываювас! Мольер. Меня? (Пауза.) Вон из моего дома! Муар р о н. Вы безумный, вот что, отец. Прямо Сга- нарель. М о л ь ер . Бесчестный бродяга! Я тебя отогрел, но я же тебя и ввергну в пучину. Будешь ты играть на ярмар­ ках. Захария Муаррон, с сегодняшнего числа ты в труппе Пале-Рояля не служишь. Иди. Муар р о н . Как, вы гоните меня из труппы? М о ль ер . Уходи, усыновленный вор. Ар м а н д а (за дверью отчаянно). Мольер! Муар р о н (теряясь). Отец, вам померещилось, мы репетировали Психею... своего текста не знаете ... Что же это вы разбиваете мою жизнь? М о л ь ер . Уходи, или я действительно ткну тебя шпаrой. Муар р о н. Так. (Пауза.) В высокой мере интересно знать, кто же это будет играть Дон Жуана? Уж не Лаr­ ранж ли? Хо-хо. (Пауза.) Но смотрите, господин де Мо­ льер, не раскайтесь в вашем безумии. (Пауза.) Я, госпо­ дин Мольер, владею вашей тайной. Мольер рассмеялся. 3МАSyara1t0o,т6 65
Госпожу Мадлену Бежар вы забыли? Да? Она при смер­ ти... все молится ... А между тем, сударь, во Франции есть король. М о л ь ер . Презренный желторотый 'лгун, что ты не­ сешь? Муар р о н. Несешь? Прямо отсюда отправляюсь я к архиепископу. Мольер {рассмеялся). Ну, спасибо измене. Узнал 1i тебя. Но имей в виду, что если до этих твоих слов мое сердце еще могло смягчиться, после них - никогда. Сту­ пай, жалкий дурак! Муаррои (из двери). Сганарель проклятый\ Мольер хватает со стены пистолет, и Муаррои исчезает. М о л ь ер (трясет дверь, потом говорит в замочную скважину). Уличная женщина. Армаида громко зарыдала за дверью. Бутон\ Входит Бутон в чулках. Бутон. Я,сударь. Мольер. Сводник. Б у то н. Сударь. М о ль ер . Почему здесь башмаки?! Бут о н. Это, сударь... М о ль ер. Лжешь, по глазам вижу, что лжешь! Б у т о н . Сударь, чтобы налгать, нужно хоть что-ни­ будь сказать. А я еще ничего не произнес. Башмаки я снял, ибо... Гвозди, изволите видеть? Подкованные баш­ маки, будь они прокляты... так я, изволите ли видеть, громыхал ногами, а они репетировали и от меня двери на ключ заперли. Армаида (за дверью). Да! Мольер. Овощи при чем? Б у т о н. А овощи вообще не участвуют. Ни при чем. Я их с базара принес. (Надевает башмаки.) Мольер. Арманда! Молчание. (Говорит в скважину.) Ты что же, хочешь, чтобы я умер? У меня больное сердце. 66
Б у т о н (в скважину). Вы что, хотите, чтобы он умер? У него больное сердце... М о ль ер. Пошел вон. (Ударяет ногой по корзине.) Буrон исчезает. Арманда... (Садится у двери на скамеечку.) Потерпи еще немного, я скоро освобожу тебя. Я не хочу умирать в одиночестве ... А р м а н д а выходит заnлаканная. А ты можешь поклясться? Арманда. Клянусь. М о ль ер . Скажи мне что-нибудь. Армаида (шмыгая носом). Такой драматург, а дома... дома ... Я не понимаю, как в тебе это может ужи­ ваться. Как? Что ты наделал? Скандал на весь Париж. Зачем ты выгнал Муаррона? М о ль ер. Да, верно. Ужасный срам. Но ведь он, ты знаешь, негодяй, змееныш... ох, порочный, порочный мальчик, и я боюсь за него. Действительно, от отчаяния он начнет шляться по Парижу, а я его ударил... Ох, как неприятно! .. Ар м а н д а . Верни Муаррона, верни. М о ль ер. Пусть один день походит, а потом я ero верну. Зallaflec ДЕЙСГВИЕ ТРЕТЬЕ КаменныА nод11ал, освещенныА трехсвечноА mостроА. Стол, nокрытыА красным сукном, на нем книrа и какие-то рукоnиси. За столом сидiiТ члены Кабалы Св11щснного nисани11 в масках; в кресле отдельно, без маски, сидит Шаррон. Дверь открываетс11, и двое в черном - JDOJOI жупеого ви.u - ВВОдiiТ Муаррока СО СВIIЗаННЫМИ руками И С nOBIIЗKOii на глазах. Руки ему р&ЗВIIЗЫВIIОТ, noBIIЗKY СНИМают. Муар р о н . Куда меня привели? Шар р о н. Это все равно, сын мой. Ну, повторяй при собрании этих честных братьев свой донос. Муаррои молчит. 67
БратСила.Ты - немой? Муар р о н . Кх... я... святой архиепископ... неясно тогда расслышал и... Я, пожалуй, лучше ничего не буду говорить. Шар р о н. Похоже, сын мой, что ты мне сегодня утром наклеветап на господина Мольера. Муаррок молчит. Бра т С и л а. Отвечай, грациозная дрянь, архиепи­ скопу. Молчание Шар р о н. С прискорбием вижу я, сын мой, что ты наклеветал. Бра т С и л а. Врать вредно, дорогой актер. Придется тебе сесть в тюрьму, красавчик, где ты долго будешь кор­ мить клопов. А делу мы все равно ход дадим. Муаррои (хримо). Я не клеветал. Бра т С и л а. Не тяни из меня жилы, рассказывай. Муаррои молчит. э -,и. Из двери выхоДRТ д в о е еще более кеnрИJПНоrо вида, чем те, которые Муаррока привели. (ГЛJlдя на башмаки Муаррона.) А у тебя красивые башма­ ки, но бывают и еще красивее. (Замечны.м .мастерам.) Принесите сюда испанский сапожок. Муар р о н . Не надо. Несколько лет тому назад я, мальчишкой, сидел в клавесине у шарлатана. Бра т С и л а. Зачем же тебя туда занесло? М у ар р о н . Я играл на внутренней клавиатуре. Это такой фокус, будто бы самоиграющий клавесин. Брат Сила. Ну-с? Муар р о н. В клавесине... Нет, ие могу, святой отец! Я был пын сегодня утром, я забыл, что я сказал вам ... БратСила. В последний раз прошу тебя не оста­ навливаться! Муар р о н . И... ночью слышал, как голос сказал, что господин де Мольер... женился не на сестре... Мадле­ ны Бежар... а на ее дочери ... БратСила. Такчейжеэтобылголос? 68
Муар р о н . Я полагаю, что он мне пригрезился. Бра т С и л а. Ну вот, чей пригрезился тебе? Муаррон. АктераЛагранжа. Шар р о н. Ну, довольно, спасибо тебе, друг. Ты честно исполнил свой долг. Не терзайся. Всякий верный подданный короля и сын церкви за честь должен считать донести о преступлении, которое ему известно. Бра т С и л а. Он ничего себе малый. Первоначально он мне не понравился, но теперь я вижу, что он добрый католик. Шаррои (Муаррону). Ты, друг, проведешь день или два в помещении, где к тебе будут хорошо относиться и кормить, а потом ты поедешь со мной к королю. Муаррону завязывают rлаза, связывают руки н уводят ero. Так вот, братья, сейчас здесь будет посторонний, и разго­ варивать с ним я попрошу Брата Верность, потому что мой голос он знает. В д~~ерь стучат. Шаррои над~~иrает каnюшон на лицо и скрывается в nолутьме. Брат Верность идет открывать д~~ерь. Появляется Незнакомка в маске иведетзаруку Одноrлазоrо. Глазау тоrо завязаны nлатком. О д н о г лаз 1>1 й . Очаровательница, когда же 'ВЫ нако­ нец разрешите снять повязку? Вы могли бы положиться и на мое слово. Помолись, в вашей квартире пахнет сырос­ тью. Незнакомкав маске. Ещеоднаступенька, мар­ киз. Так... Снимайте. (Прячется.) О д н о r лаз ы й (снимает повязку, оглядывается). А! Помолись! (Мгновенно правой рукой выхватывает шпагу, а левой пистолет и становится спиной к стене, обнаружи­ вает большой жизненный опыт. Пауза.) У некоторых под плащами торчат кончики шпаг. В большой компании меня можно убить, но предупреждаю, что трех из вас вы­ несут из этой ямы ногами вперед. Я - «ПомолисЬ>>. Ни с м.еста! Где дрянь, заманившая меня в ловушку? Незнакомка в маске (из тьмы). Я здесь, мар­ киз, но я вовсе не дрянь. Брат Сила. Фи, маркиз, даме... Бра т Вер н о с т ь. Мы просим вас успокоиться, никто не хочет нападать на вас. 69
Бра т С и л а. Маркиз, спрячьте ваш пистолет, он смотрит, как дырявый rлаз, и портит беседу. Одноглазый. Гдеянахожусь? Брат Верность. В подвале церкви. О д н о г лаз ы й . Требую выпустить меня отсюда! Брат Верность. Дверь в любую минуту откроют для вас. Одноглазый. В таком случае зачем же заманивать меня сюда, помолись! Прежде всего это не заговор на жизнь короля? Бра т Вер н о с т ь. Боr вас простит, маркиз. Здесь пламенные обожатели короля. Вы находитесь на тайном заседании Кабалы Священного писания. Одноглазый. Ба! Кабала!Яневерилвто, чтоона существует. Зачем же я понадобился ей? {Прячет писто· лет.) Бра т Вер н о с т ь. Присаживайтесь, маркиз, прошу вас. О д н о г лазы й. Спасибо. (Садится.) Брат Верность. Мы скорбим о вас, маркиз. Члены Кабалы (хором). Мы скорбим. Одноглазый. А я не люблю, когда скорбят. Изло­ жите дело. Бра т Вер н о с т ь . Маркиз, мы хотели вас предупре· дить о том, что.над вами смеются при дворе. Одноглазый. Это ошибка. Меня зовут «Помо­ лисЬ>>. Брат Верность. Кому же во Франции неизвестно ваше несравненное искусство? Поэтому и шепчутся за вашей спиной. Од н о г л азы й (хлопнув шпагой по столу). Фами­ лию! Члены Кабалы перскрсстипись. БратСила. Кчемуэтотшум,маркиз? Брат Верность. Шепчет весь двор. Одноглазый. Говорите, а не то я потеряю терпе­ ние! Брат Верность. Вы изволите знать гнуснейшую пьесу некоего Жана-Батиста Мольера под названием «Тартюф»? Одноглазый. Я в театр Пале-Рояль не хожу, но слышал о ней. 70
Бра т Вер н о с т ь . В этой пьесе комедиант-безбож­ ник насмеялся над религией и над ее служителями. Одноглазый. Какой негодник! Брат Верность. Но не одну религию оскорбил Мольер. Ненавидя высшее общество, он и над ним надру­ галсs. Пьесу «Дон Жуан», может быть, изволите знать? О д н о г лазы й. Тоже слышал. Но какое отношение к д'Орсиньи имеет балаган в Пале-Рояле? Брат Верность. У нас совершенно точные сведе­ ния о том, что борзописец вас, маркиз, вывел в качестве своего героя Дон Жуана. Одноглазый (спрятав шпагу). Что же это за Дон Жуан? Бра т С и л а . Безбожник, негодяй, убийца и, прости­ те, маркиз, растлитель женщин. О д н о г л аз ы й (изменившись в лице). Так. Благодарю вас. Брат Верность (взяв со стола рукопись). Может быть, вам угодно ознакомиться с материалом? О д н о г лаз ы й . Нет, благодарю, неинтересно. Ска­ жите, среди присутствующих, может быть, есть кто-ни­ будь, кто считает, что были основания вывести д'Орсиньи в пакостном виде? Брат Верность. Братья,нетлитакого? Среди членов Кабалы no!Dioe отрицание. Такого не имеется. Итак, вы изволите видеть, какими по­ буждениями мы руководствовались, пригласив вас столь странным способом на тайное заседание. Здесь, маркиз, лица вашего круга, и вы сами понимаете, как нам непри­ ятно ... Одноглазый. Вполне. Благодарю вас. Бра т Вер н о с т ь . Многоуважаемый маркиз, мы по­ лагаемся на то, что сказанное сегодня останется между нами, равно как и никому не будет известно, что мы тре­ вожили вас. О д н о г лазы й. Не беспокойтесь, сударь. Где дама, которая привезла меня? Незнакомка в маске (входит). Я здесь. Одноглазый (хмуро). Приношу вам свои извине­ ния, сударыня. Незнакомкав маске. Бог вас простит, маркиз, прощаю и я. Пожалуйста со мной, я отвезу вас к тому 71
месту, где мы встретились. Вы позволите вам опять завя­ зать глаза, потому что почтенное общество не хочет, чтобы кто-нибудь видел дорогу к месту их заседаний. Одноглазый. Если ужэтотак необходимо ... Од11оглазому завязывают глаза, и Незнакомка увоrоп его. Дверь закрывается. Шаррои (снимая капюшон и выходя из тьмы). Засе­ дание Кабалы Священного писания объявляю закрытым. Помолимся, братья. Члены Кабалы встают и тихо поют: Laudamus, tibl, Domine, rex aetemae gloriae... 1 .. Необъятный собор nолон ладаном, туманом н тьмой. Бродят огоньки. Маленькая исповедальня архиепископа. в ней свечи. Проходят дВе темные фигуры, послышался хриплый шепот: сеВы видели «Тартюфа>~? . Вы видели «Тартюфа11?.. 11 - и пропал. Появляются Армаида и Лагранж, ведуrподруки Мадлену. Та- седая,больная. М а д л е н а. Спасибо, Арманда. Спасибо и вам, Варле, мой преданный друг. Орган зазвучал в высоте. Лаrранж. Мы подождем васздесь. Вотдверьархи­ епископа. Мадnена крестится и, тихо постучав, вхоrоп в исповедальню. Армаида и Лагранж закутываются в черные плащи, садRТся на скамью, и тьма их поглощает. Шаррои (возникает в исповедальне). Подойдите, дочь моя. Вы - Мадлена Бежар? Орган yмoJIJ(. Узнал я, что вы одна из самых набожных дочерей собора, и сердцу моему вы милы. Я сам решил исповедовать вас. М а д л е н а . Какая честь мне, грешнице. (Целует руки Шаррону.) Шар р о н (благословляя Мадлену, накрывает ее голову покрывалом). Вы больны, бедная? М ад л е н а. Больна, мой архиепископ. 1 Начало молитвы: «Хвалим, Господи, тебе, царю вечной СЛаВЫII (лат.). 72
Шар р о н (страдальчески). Что же, хочешь оставить мир? Мадлена. Хочу оставить мир. Орган в высоте. Шаррон. Чембольна? М а д л е н а. Врачи сказали, что сгнила моя кровь, и вижу дьявола, и боюсь его. Шар р о н . Бедная женщина! Чем спасаешься от дья­ вола? Мадлена. Молюсь. Орган умоЛJ(ает. Шар р о н. Господь за это вознесет тебя и полюбит. Мадлена. А он не забудет меня? Шар р о н . Нет. Чем rрешна, говори. Мадлена. Всю жизнь грешила, мой отец. Была ве­ ликой блудницей, лгала, много лет была актрисой и всех прельщала. Шар р о н. Какой-нибудь особенно тяжкий rpex за собой помнишь? М а д л е н а. Не помню, архиепископ. Шаррои (печально). Безумны люди. И придешь ты с раскаленным гвоздем в сердце, и там уже никто не вынет. Никогда! Значение слова «никогда» понимаешь ли? М ад л е н а (подумала). Поняла. (Испуzалась.) Ах, боюсь! Шар р о н (превращаясь в дьявола). И увидишь ко­ стры, а между ними ... Мадлена ....ходит, ходит часовой ... Шар р о н . ... и шепчет... зачем же ты не оставила свой rpex, а принесла его с собой? Мадлена. А я заломлю руки, Богу закричу. Орган зазвучал. Шар р о н . И тогда уже не услышит Господь. И об- · виснешь ты на цепях, и ноги поrрузишь в костер... И так всегда. Слово «всегда» понимаешь? Мадлена. Боюсь понять. Если я пойму, я сейчас же умру. (Вскрикивает слабо.) Поняла. А если оставить эдесь? Ш ар р о н . Будешь слушать вечную службу. 73
В высоте сосвечами прошла процсссия и спелидетскис голоса. Потом это вес нсчсэпо. М ад л е н а (шарит руками, как во тьме). Где вы, свя­ той отец? Шар р о н (глухо). Я здесь... Я здесь ... Я здесь ... М ад л е н а. Хочу слушать вечную службу. (Шепчет страстно.) Давно, давно я жила с двумя и прижила дочь Армаиду и всю жизнь терзалась, не зная, чья она... Шаррон. Ах, бедная ... Мадлена. Я родила ее в провинции. Когда же она выросла, я привезла ее в Париж и выдала ее за свою се­ стру. Он же, обуреваемый страстью, сошелся с ней, и я уже ничего не сказала ему, чтобы не сделать несчастным и его. Из-за меня, быть может, он совершил смертный rpex, а меня поверг в ад. Хочу лететь в вечную службу. Шар р о н. И я, архиепископ, властью мне данною, тебя развязываю и оmускаю. Мадлена (плача от восторга). Теперь могу лететь! Орган запел мощно. Шар р о н (плача счастливыми слезами). Лети, лети. Орган замолк. Ваша дочь здес~t? Позовите ее сюда, я прощу и ей неволь­ ный rpex. Мадлена (выходя из исповедальни). Арманда, Ар­ манда, сестра моя, пойди, архиепископ и тебя благосло­ вит. Я счастлива! .. Я счастлива! .. Лагранж. Я посажу вас в карету. М адлена. А Арманда? Л а гр а н ж. Вернусь за ней. (Уводит Мадлену во .мрак.) Армаида входJIТ в исповедальню. Шаррои возникаст страшен, в рогатоА митре, крсспtт обратным дьявольским крестом Армаиду несколько раз быстро. Орган загудел мощно. Шар р о н . Скажи, ты знаешь, кто был сейчас у меня? Армаида (ужасается, tJдpyz tJce понимает). Нет, нет... Она сестра моя, сестра ... ШарроЯ . Она твоя мать. Тебе я прощаю. Но сегод­ ня же беги от него, беги. 74
Арманда, слабо вскрикнув, падает навзничь и остается неподвижноЯ на пороге исповедальни. Шаррои исчезает. Орган гудит успокоительно. Л а гр а н ж (возвращается в полумраке, как темный рыцарь). Арманда, вам дурно? Тьма. ... День. Прнемная коропя. Люд о в н к, в темном кафтане с золотом, - у стола. Перед ним - темныЯ и измученныЯ Шар р о н. На полу CИJUtT Справедливы Асапожник-чинит баwмах. Ш ар р о н . На предсмертной исповеди она мне это подтвердила, и тогда я не счел даже нужным, ваше вели­ чество, допрашивать актера Лаrранжа, чтобы не разду­ вать это гнусное дело. И следствие я прекратил. Ваше ве­ личество, Мольер запятнал себя преступлением. Впрочем, как будет угодно судить вашему величеству. Люд о в и к. Благодарю вас, мой архиепископ. Вы по­ ступили правильно. Я считаю дело выясненным. (Звонит. говорит в пространство.) Вызовите сейчас же директора Пале-Рояль господина де Мольера. Снимите караулы из этих комнат, я буду говорить наедине. (Шаррону.) Архи­ епископ, пришлите ко мне этого Муаррона. Шар р о н. Сейчас, сир. (Уходит.) Справедливый сапожник. Великий монарх, видимо, королевство без доносов существовать не может? Люд о в и к. Помалкивай, шут, чини башмак. А ты не любишь доносчиков? Справедливыйсапожник. Ну чего же в них любить? Такая сволочь, ваше величество! Входит М у ар р о н . Глаза у него затравленные, запуган и имеет тахоЯ вид. точно он спал не раэдеваясь. Людовик, которого он видит так близко - впервые, очевИJUtо, - производит на него большое впечатление. Люд о в и к (вежливо). Захария Муаррон? Муар р о н . Так, ваше величество. Людовик. Вывклавесинесидели? Муаррон. Я, сир. Люд о в и к. Господин де Мольер вас усыновил? Муаррои молчит. Я вам задал вопрос. Муаррон. Да. Л юдо в и к . Актерскому искусству он вас учил? 75
Муаррои заплакiU). Я вам задал вопрос. Муаррон. Он. Люд о в и к . Каким побуждением руководствовались, когда писали донос на имя короля? Здесь написано: «желая помочь правосудию». Муаррои (механически). Так, желая ... Людовик. Верноли,чтоонвасударилполицу? Муаррон. Верно. Людовик. Зачто? Муар р о н . Его жена изменяла ему со мной. Люд о в и к . Так. Это не обязательно сообщать на допросе. Можно сказать так: по интимным причинам. Сколько вам лет? Муаррон.Двадцатьтригода. Люд о в и к . Объявляю вам благоприятное известие. Донос ваш подтвержден следствием. Какое вознагражде­ ние хотите получить от короля? Денег хотите? Муаррои (вздрогнул. Пауза). Ваше величество, по­ jвольте мне поступить в королевский бургонекий театр. Люд о в и к. Нет. О вас сведения, что вы слабый актер. Нельзя. Муар р о н. Я - слабый? .. (Наивно.) А в Театр дю Марэ? Людовик. Тоженет. Муаррон. Ачтожеделатьмне?.. Люд о в и к. Зачем вам эта сомнительная профессия актера? Вы - ничем не запятнанный человек. Если же­ лаете, вас примут на королевскую службу, в сыскную по­ лицию. Подайте на имя короля заявление. Оно будет удовлетворено. Можете идти. Муаррои пошел. Справедливый сапожник. На осину, на осину ... Люд о в и к. Шут. (Звонит.) Господина де Мольера! Лишь только Муаррои скрылся за JUiepью, в других JUiepяx появляется Лагранж, ввоДIП Мольера и тотчас же скрывается. Мольер в странном виде: воротник надет криво, парик в беспорядке, лицо свинцовое, руки трясутся, шпага висит криво. Мольер. Сир... 76
Людовик. Почему и с каким спутником вы яви­ лись, в то время как пригласили вас одного? М о ль ер (испуганно улыбаясь). Верный ученик мой, актер де Лаrранж... проводил. У меня, извольте ли ви­ деть, случился сердечный припадок, и я один дойти не мог... Надеюсь, я ничем не прогневил ваше величество? (Пауза.) У меня, изволите ли ... несчастье случилось ... из­ вините за беспорядок в туалете. Мадлена Бежар сконча­ лась вчера, а жена моя, Арманда, в тот же час бежала из дому... Все бросила ... Платья, вообразите ... комод ... коль­ ца... и безумную записку оставила ... (Вынимает из карма­ на какой-то лоскут, заискивающе улыбается.) Л юдо в и к. Святой архиепископ оказался прав. Вы не только грязный хулитель религии в ваших произведе­ ниях, но вы и преступник, вы - безбожник. Мольер замер. Объявляю вам решение по делу о вашей женитьбе: запре­ щаю вам появляться при дворе, запрещаю играть «Тар­ тюфа». Только с тем, чтобы ваша труппа не умерла с го­ лоду, разрешаю играть в Пале-Рояле ваши смешные ко­ медии, но ничего более... И с этого дня бойтесь напо­ мнить мне о себе! Лишаю вас покровительства короля. М о ль ер . Ваше величество, ведь это же бедствие ... хуже плахи ... (Пауза.) За что? Л юдо в и к . За тень скандальной свадьбы, брошен­ ную на королевское имя. М о ль ер (опускаясь в кресло). Извините... я не могу подняться ... Люд о в и к. Уезжайте. Прием окончен. (Уходит.) Лагранж (заглянув в дверь). Что? М о л ь ер. Карету... Отвези ... Позови ... Лаrранж скрывается. Мадлену бы, посоветоваться, но она умерла. Что же это такое? Справедливый сапожник (сочувственно). Ты что же это? В Бога не веришь, да? Э... как тебя скрути­ ло... На яблоко. М о л ь е р (машинально берет яблоко). Благодарю. Ш ар р о н вxo.zurт н останавливается, дonro смотрит на Мольера. У Шаррона удовлетворенно мерцают глаза. 77
(При виде Шаррона начинает оживать - до этого он лежал грудью на столе. Приподнимается, глаза заблесте­ ли.) А, святой отец! Довольны? Это за «Тартюфа»? По­ нятно мне, почему вы так ополчились за религию. Догад­ ливы вы, мой преподобный. Нет спору. Говорят мне как­ то приятели: «Описали бы вы какую-нибудь стерву - мо­ наха>>. Я вас и изобразил. Потому что где же взять луч­ шую стерву, чем вы? Шаррон. Я скорблю о вас, потому что кто по этому пути пошел, тот уж наверное будет на виселице, сын мой. М о ль ер. Да вы меня не называйте вашим сыном, потому что я не чертов сын. (Вынимает шпагу.) Справедливый сапожник. Что ж ты лаешься? Шаррои (мерцая). Впрочем, вы до виселицы не дойдете. (Зловеще оглядывается.) Из-за д11ери выходит О д н о r nазы А с тростью. О д н о г л аз ы й (молча подходит к Мольеру, наступа­ ет ему на ногу). Господин, вы толкнули меня и не изви­ нились. Вы - невежа! М о л ь ер (машинально). Извините... (Напряженно.) Вы толкнули меня. Одноглазый. Вы - лгун! Мольер. Как смеетевы! Чтовам угодно отменя?! Лаrранж вошел в это мmовение. Лагранж (изменился в лице). Мэтр, сию минуту ухо­ дите, уходите! (Волнуясь.) Маркиз, господин де Мольер нездоров. Одноглазый. Я застал его со шпагой в руке. Он здоров. (Мольеру.) Моя фамилия - д'Орсиньи. Вы, ми­ лостивый государь, прохвостl М о ль ер. Я вызываю вас! Лагран ж (в ужасе). Уходите. Это- «Помолись»! Шар р о н. Господа, что вы делаете, в королевской приемной, ах... Мольер. Я вызываю! Одноглазый. Готово дело. Больше я вас не оскор­ бляю. (Зловеще-весело.) Суди меня Бог, великий король! Принимай, сырая Бастилия! (Лагранжу.) Вы, сударь, бу­ дете свидетелем. (Мольеру.) Отдайте ему распоряжение насчет имущества. (Вынимает шпагу, пробует конец.) Нет 78
распоряжений? (Кричит негромко и протяжно.) Помо­ лись! {Крестит воздух шпагой.) Шар р о н. Господа, опомнитесь! .. Господа!.. (Легко взлетает на лестницу и оттуда смотрит на поединок.) Л а гр а н ж. Прямое убийство! .. Справедливыйсапожник. Вкоролевской при­ емной режутся! Одноглазы!! схватывает Справедпивого сапожника за шиворот, и тот умолкает. Одноглазы!! бросается на Мольера. Мольер, отмахиваясь шпагоl!, прячется за стол. Одноглазы!! вскакивает на стол. Л а гр а н ж . Бросайте шпагу, учитель! Мольер бросает шпагу, опускается на пол. Одноглазый. Беритешпаrу! Л а гр а н ж (Одноглазому). Вы не можете колоть че­ ловека, у которого нет шпаги в руке! Одноглазый. Я и не колю. (Мольеру.) Берите шпагу, подлый трус! М о ль ер . Не оскорбляйте меня и не бейте. Я как-то чего-то не понимаю. У меня, изволите ли видеть, больное сердце... и моя жена бросила меня ... Бриллиантовые коль­ ца на полу валяются... даже белья не взяла ... беда ... Одноглазый. Ничего не понимаю! Мольер. Я не постигаю, за что вы бросились на меня? Я вас и видел-то только два раза в жизни. Вы день­ ги приносили?.. Но ведь это было давно. Я болен... уж вы, пожалуйста, меня не трогайте ... Одноглазый. Я вас убью после первого вашего спектакля! (Вкладывает шпагу в ножны.) Мольер. Хорошо... хорошо... всеравно... Справедпивыi! сапожник вдруг срывается с места и исчезает. Лаrранж поднимает Мольера с попу, схватывает шпагу и увлекает Мольера вон. Одноглазы!! смотрит нм вслед. Ш ар р о н (сходит с лестницы с горящими глазами. Пауза.). Почему вы его не кололи? Одноглазый. Какое вам дело? Он бросил шпагу, помолись. Ш арр о н. Болван! Одноглазый. Что?! Чертов поп! Ш ар р о н (вдруг плюнул в Одноглазого). Тьфу! 79
OдJtorлaзыll до тоrо оторопсп, что в ответ птонул в Шаррона. Дверь отхрыпась, и впетсп взволнованный Справедливы11 сапожник, эа ним вowcn Л юдо в н к . Ссорящиеси до тоrо увпехпись, что не сразу перестапи плевать. Четверо долго и тупо смотрСIIИ друr на друrа. Л юдо в и к . Извините, что помешал. (Скрывается, закрыв за собой дверь.) Зана1ес ДЕЙСI'ВИЕ ЧЕТВЕРТОЕ Квартира Мольера. Вечер. Свечи в кандСIIЯбрах, таинственные тени на стенах. Бсспоридок. Разбросаны рукописи. М о ль ер , в колпаке, в белье, в халате, CИJUIT в rромадном кресле. Б у т о н - в друrом. На столе дае wпаrи и пистолет. На друrом столе ужин и вино, к которому Бутон врем11 от времени прикладывастси. Л а r р а н ж в темном плаще xo.wrr вэад и вперед и не то ноет, не то что·то напевает, эа ним по стене xo.r:urr темная рыцарская тень. Л а r ран ж . У ... клавесин ... клавесин ... М о ль ер. Перестань, Лаrранж. Ты тут ни при чем. Это судьба пришла в мой дом и похитила у меня все. Б у т о н . Истинная правда. У меня у самоrо трагичес­ кая судьба. ToproвёUI я, например, в Лиможе пирожка­ ми... Никто этих пирожков не покупает, конечно ... Хотел стать актером, к вам попал... Мольер. Помолчи, Бутон. Бутон. Молчу. Горькая пауза. Затем cnьiweн скрип лестницы. Дверь отхрываСТСII, и вxo.r:urr М у ар р о н . Он не в кафтане, а в какой-то rряэной куртке. Потерт, небрит н попуnьин, в руке фонарь. Сид11щие прикла,r:g.авают руки козырьком к rлазам. Коrда Муаррана уэнапн, Лаrранж схватывает со стола пистолет, Мольер бьет Лаrранжа по руке, Лаrранж стрСIIЯет и попадаст в потолок. Муаррон, ничуть не удивившись, вило посмотрсп в то место, куда попала пуn11. Лаrранж, хватаясь эа что попало, разбивает кувшин, бросастс11 на Муаррона, валит ero на эei\IJDO и начинает .цушить. Лаrранж. Казни меня, король, казни ... (Рыча.): Иуда! Мольер (страдальчески). Бутон... Бутон ... (Вдвоем с Бутоном оттаскивают Лаzранжа от Муаррона. Лаzран­ жу.) А ведь уморишь меня ты, ты... стрельбой и шумом ... Ты что ж еще? Убийство у меня в квартире учинить хо­ чешь? 80
Пауза. Л а гр а н ж. Тварь Захария Муаррон, ты меня зна­ ешь? Муаррои утвердНТепьно кивает. Куда бы ты ночью ни пошел - жди смерти. Утра ты уже не увидишь. (Закутывается в плащ и умолкает.) Муаррои утвердительно кивает головоЯ Лаrранжу, становится перед Мольером на колени и кланяется в земmо. М о л ь ер . С чем пожаловал, сынок? Преступление раскрыто, стало быть, что можешь ты еще выудить в моем доме? О чем напишешь королю? Или ты подозрева­ ешь, что я еще и фальшивомонетчик? Осмотри шкафы и комоды, я тебе разрешаю. Муаррои вторично кланяется. Без поклонов говори, что тебе требуется. Муар р о н. Уважаемый и предрагоценный мой учи­ тель, вы думаете, что я пришел оросить прощения. Нет. Я явился, чтобы успокоить вас: не позже полуночи я по­ вешусь у вас под окнами вследствие того, что жизнь моя продолжаться не может. Вот веревка. (Вынимает из кар­ мана веревку.) И вот записка: «Я ухожу в ад». М о ль ер (горько). Вот успокоил. Бутон (глотнув вина). Да, это труднейший случай. Один философ сказал... М о ль ер. Молчи, Бутон. Бутон. Молчу. Муаррон. Япришелпобытьвозлевас.Анагоспо­ жу Мольер, если бы я остался жить, я не взгляну ни ОДНОГО раза. М о л ь ер . Тебе и не придется взглянуть на нее, мой сын, потому что она ушла, и навеки я один. У меня не­ обузданный характер, потому я и моrу сперва совершить чrо-нибудь, а потом уже думать об этом. И вот, подумав и умудрившись после того, что случилось, я тебя прощаю и возвращаю в мой дом. Входи. Муаррои заплакал. Л а гр а н ж {раскрыв свой плащ). Вы, учитель, не че­ ловек, не человек. Вы - тряпка, которой моют полы! 81
М о л ь е р (ему). Дерзкий щенок! Не рассуждай о том, чего не понимаешь. (Пауза. Муаррону.) Вставай, не про­ тирай штаны. Пауза. Муаррои noдiOUicя. Пауза. Где кафтан? Муаррон. Вкабакезаложил. Мольер. За сколько? Муаррои махнул pyкoll. (Ворчит.) Это свинство - атласные кафтаны в кабаках оставлять. (Бутону.) Выкупить кафтан... (Муаррону.) Ты, говорят, бродил, бродил и к королю даже забрел? Муар р о н (бия себя в грудь). И сказал мне король: в сыщики, в сыщики ... Вы, говорит, плохой актер ... М о ль ер. Ах, сердце человеческое! Ах, куманек мой, ах, король! Король ошибся: ты актер первого ранга, а в сыщики ты не годишься - у тебя сердце неподходящее. Об одном я сожалею - что играть мне с тобой не при­ дется долго. Спустили на меня, мой друг, одноглазую со­ баку - мушкетера. Лишил меня король покровительства, и, стало быть, зарежут меня. Бежать придется. Муар р о н .. Учитель, пока я жив, не удастся ему вас зарезать, верьте мне! Вы знаете, как я владею шпагой. Л а гр а н ж (высунув ухо из плаща). Ты поразительно владеешь шпагой, это верно. Но, гнусная гадина, прежде чем ты подойдешь к «Помолись», купи себе панихиду в соборе. М у арр о н. Сзади заколю. Лагранж. Этопотебе. Муаррои (Мольеру). Буду неотлучно ходить рядом с вами, дома и на улице, ночью и днем, с чем и явился. Лагранж. Katt сыщик. М о ль ер (Лагранжу). Заткни себе рот кружевом. Муар р о н . Милый Регистр, не оскорбляй меня; зачем же оскорблять того, кто не может тебе ответить. Меня не следует трогать- я человек с пятном. И не бро­ сайся на меня этой ночью. Ты убьешь меня, тебя повесят, а Кабала беззащитного мэтра заколет. М о ль ер . Ты значительно поумнел с тех пор, как исчез из дому. 82
Муаррои (Лаграижу). Имей в виду, что мэтра при­ знали безбожником за «Тартюфа». Я был в подвале у Ка­ балы ... Закона для него нету- значит, жди всего. М о ль ер . Знаю. (Вздрагивает.) Постучали? Муаррои. Нет. (Лагранжу.) Бери пистолет и фо­ нарь, идем караулить. Лагранж и Муаррои беруr оружие и фонарь и уходп. Пауза. Мольер. Тиран,тиран ... Б у т о н. Про кого вы это говорите, мэтр? М о ль ер. Про короля Франции ... Бутон. Молчите! М о л ь ер . Про Людовика Великого! Тиран! Б у т о н . Все кончено. Повешены оба. М о л ь ер. Ох, Бутон, я сегодня чуть не умер от стра­ ху. Золотой идол, а глаза, веришь ли, изумрудные. Руки у меня покрылись холодным потом. Поплыло все косяком, все боком, и соображаю только одно - что он меня давит! Идол! Бутон. Повешены оба, и я в том числе. Рядышком на площади. Так вот вы висите, а наискосок- я. Безвин­ но погибший Жан-Жак Бутон. Где я? В царстве небесном. Не узнаю местности. Мольер. Всю жизнь я ему лизал шпоры и думал только одно: не раздави. И вот все-таки - раздавил. Тиран! Б у т о н . И бьет барабан на площади. Кто высунул не вовремя язык? Будет он висеть до самого пояса. М о л ь ер . За что? Понимаешь, я сегодня утром спра­ шиваю ero - за что? Не понимаю... Я ему говорю: я, ваше величество, ненавижу такие поступки, я протестую, я оскорблен, ваше величество, извольте объяснить... Из­ вольте... я, быть может, вам мало льстил? Я, быть может, мало ползал?.. Ваше величество, где же вы найдете такого другого блюдолиза, как Мольер?.. Но ведь из-за чего, Бутон? Из-за «Тартюфа>>. Из-за этого унижался. Думал найти союзника. Нашел! Не унижайся, Бутон! Ненавижу королевскую тиранию! Б у т о н . Мэтр, вам памятник поставят. Девушка у фонтана, а изо рта у нее бьет струя. Вы выдающаяся лич­ ность, но только замолчите... Чтобы у вас язык отсох... За что меня вы губите?.. 83
М о ль ер . Что еще я должен сделать, чтобы дока­ зать, что я червь? Но, ваше величество, я писатель, я мыслю, знаете ли, я протестую... она не дочь моя! (Буто­ ну.) Попросите ко мне Мадпену Бежар, я хочу посовето­ ваться. Бутон. Что вы, мэтр?! М о ль ер. А... умерла... Зачем, моя старуха, ты не сказала мне всей правды? Или нет, зачем, зачем ты не учила меня, зачем не била ты меня?.. Понимаешь ли, свечи, говорит, зажжем ... я приду к тебе ... (Тоскует.) Свечи-то горят, а ее нет... Я еще кафтан на тебе разо­ рвал... На тебе луидор за кафтан. Бутон (nл(l}(сиво). Я кликну кого-нибудь... Это было десять лет назад, что вы ... М о ль ер . Укладывай все. Сыграю завтра в последний раз, и побежим в Англию. Как глупо! На море дует ветер, язык чужой, и вообще депо не в Англии, а в том, что... Дверь открывается, и в ней пояВЛIIется rолова старухи Ре н э . Ре н э . Там за вами монашка пришла. Мольер (испуганно). Что такое?!. Какая монашка? Ре н э. Вы же сами хотели ей дать стирать театраль- ные костюмы. М о л ь ер . Фу, старая дура Ренэ, как напугала! Э! Костюмы! Скажи ей, чтобы завтра пришла к концу спек­ такля в Папе-Рояль. Дура! Ре н э . Мне что. Вы сами велели. Мольер. Ничего я не велел. Ренэ скрывается. Пауза. Да, какие еще дела? Ах да, кафтан ... Покажи-ка, где я ра­ зорвал? Б у т о н . Мэтр, ложитесь, ради Бога! Какой кафтан? Мольер вдруr забирается под одеяло и скрывается под ним с rоловоА. Всемогущий Господи, сделай так, чтобы никто не слышал того, что он говорил. Применим хитрость. (Неестествен­ но громко и фальшиво, как бы продолжая беседу.) Так вы что говорите, милостивый rосударь? Что наш король есть самый лучший, самый блестящий J<ороль во всем мире? С моей стороны возражений нет. Присоединяюсь к вашему мнению. М о ль ер (под одеялом). Бездарность. 84
Б у т о н . Молчите! (Фальшивым голосом.) Да, я кри­ чал, кричу и буду кричать: да здравствует король! В окно стучат. Мольер тревожно высовывает голову из-под цаеяла. Бутон осторожно открывает окно, и в окне появляется встревоженный Муаррои с фонарем. Муар р о н. Кто крикнул? Что случилось? Б у т о н . Ничего не случилось. Почему непременно что-нибудь должно случиться? Я беседовал с господином де Мольером и крикнул: да здравствует король! Имеет Бутон право хоть что-нибудь кричать? Он и кричит. Да здравствует король! М о ль ер . Боже, какой бездарный дурак! ... Уборная актеров в Пале-Рояле. И так же по-прежнему висит старая зеленая афиша, и так же у распятия горит лампадка и зеленый фонарь у Лагранжа. Но за занавесами слышны гул и свистки. В кресле сидит. М о ль ер, в халате и колпаке, в гриме с карикатурным носом. Мольер возбужден, в странном состоянии, как будrо пьян. Возле него - в черных костюмах врачей, но без грима Лагран ж и дю Круази. Валяются карикатурные маски врачей. Дверь открывается, и вбегает Б у т о н; Муар р о н в начале сцены стоит неподвижно в отдалении, в черном плаще. Мольер. Ну! Умер? Б у т о н (Л02ранжу). Шпагой ... М о л ь ер . Попрошу обращаться к директору Пале­ Рояля, а не к актерам. Я еще хозяин на последнем спек­ такле! Бутон (ему). Ну, умер. Шпагой ударили в сердце. М о л ь ер . Царство небесное. Ну что же сделаешь ... С уф л ер (заглянув в дверь). Что происходит? Лаrранж (подчеркнуто громко). Что происходит?. Мушкетеры ворвались в театр и убили привратника. С уф л ер. Э! .. (Скрывается.) Л а r ран ж . Я, секретарь театра, заявляю. Театр полон безбилетными мушкетерами и неизвестными мне личностями. Я бессилен сдерживать их и запрещаю про­ должать спектакль. М о ль ер . Но ... но ... но! .. Он запрещает! Не забывай, кто ты такой! Ты в сравнении со мной мальчуган, а я седой, вот что. Л а r ран ж (шепотом Бутону). Он пил? Бутон. Никапли. М о ль ер. Что я еще хотел сказать?.. 85
Б у т о н . ЗолотоЯ господин де Мольер ... Мольер. Бутон!.. Бутон. ...пошелвон!.. Я знаю,двадцатьлетя с вами и слышу только эту фразу или - молчи, Бутон! И я при­ вык. Вы меня любите, мэтр, и во имя этой любви умоляю коленопреклоненно - не доигрывайте спектакль, а беги­ те - карета готова. Мольер. С чего ты взял, что я тебя люблю? Ты болтун. Меня никто не любит. Меня раздражают, за мной гоняются! И вышло распоряжение архиепископа не хоронить меня на кладбище. Стало быть, все будут в ог­ раде, а я околею за оградой. Так знайте, что я не нужда­ юсь в их кладбище, плюю на это! Всю жизнь вы меня травите, вы все враги мне. Дю Круази. ПобойтесьБога,мэтр,мы... Л а гр а н ж (Бутону). Как играть в таком состоянии, как играть? Свист и rрохот за занавесами. Вот! М о л ь ер. Масленица! В Пале-Рояле били люстры не раз. Партер веселится. Б у т о н (зловеще). В театре Одноглазый. Пауза. Мольер (утихнув). А... (Испуганно.) Где Муаррон? (Бросается к Муаррону и прячется у него в плаще.) Муаррон, оскапнв зубы, молчит, об1111в Мольера. Дю Круази (шепотом). Врача звать надо. М о л ь ер (вь12ЛJ1нув из плаща, робко). На сцене он меня не может тронуть, а?.. Молчание. Дверь открывается, и вбегает Р и в а ль . Она в ориmнапьном костюме, по обыкновению nолуобнажена, на rолове шляnа врача, очки колесами. Р и в а л ь . Больше нельзя затягивать антракт. Или иг- рать... Лагранж. Хочетиграть, чтоделать? Р и в а л ь (долго смотрит на Мольера). Играть. М о ль ер (вылезая из плаща). Молодец! Храбрая моя старуха, иди, я тебя поцелую. Разве можно начать послед- 86
ний спектакль и не доиграть. Она понимает. Двенадцать лет ты со мной играешь, и, веришь ли, ни одного раза я тебя не видел одетой, всегда ты голая. Р и в аль (целует его). Э, Жан-Батист, король вас простит. Мольер (мутно). Он ... да ... Р и в а ль. Вы меня будете слушать? Мольер (подумав). Буду. А их не буду. (Как-то не­ лепо двинул ногой.) Они дураки. (Вдруг вздрогнул и резко изменился.) Простите меня, господа, я позволил себе гру­ бость. Я и сам не понимаю, как у меня это вырвалось. Я взволнован. Войдите в мое положение. Господин дю Кру­ ази ... ДюКруази} Лагранж (хором). Мы не сердимся! Бутон Р и в а л ь. Сейчас же после вашей последней фразы мы спустим вас в люк, спрячем у меня в уборной до утра, а на рассвете вы покинете Париж. Согласны? Тогда начи­ наем. М о ль ер . Согласен. Давайте последнюю картину. Дю Круази, Лаграиж и Муаррои схватывают маски и скрываются. Мольер обнимает Ривапь, и та исчезает. Мольер снимает халат. Бутон оnрывает занавес, отделяющий нас от сцены. На сцене громадная кровать, белая статуя, темный лортрет на стене, столик с колокольчиком. Люстры загорожены зелеными экранами, и от этого на сцене ночной уютный свет. В будке загораются свечи, в ней лояВJlllется С уф л ер . За главным занавесом шумит зрительный зал, изредка взмывают эповещие СВИС11(И. Мольер, резко изменившись, с необыкновенной легкостью вэпетает на кровать, укладывается, накрывается одемом. М о ль ер (Суфлеру, шепотом). Давай! Раздается удар гонга, за занавесом стихает зап. Начинается веселая таинственная музыка. Мольер под нее захрапел. С шорохом упал громадный занавес. Чувствуется, что театр переполиен. В крайней золоченой ложе громоздятся какие-то смутные лица. В музыке громовой удар литавр, и из полу вырастает Л а гр а н ж с невероятным носом, в черном колпаке, заглядывает Мольеру в лицо. Мольер (вужасе). Что за дьявол?.. Ночью в спальне? Потрудитесь выйти вон! Музыка. 87
Лагран ж. Не кричите так нахально. Терапевт я, ваш Пургон! М о л ь ер (садится в ужасе на кровати). Виноват. Кто там за пологом?! Портрет на стене разрывается, н из него высовывается д ю К р у аз и пьяная харя с красным носом, в докторских очках н колnаке. Вот еще один. (Портрету.) Я рад... Д ю Кр у аз и (пьяны.м басом). Мольер. От коллегии венерологов К вам явился депутат. Не мерещится ль мне это? Статуя разваливается, и из нее вылетает Р и в а ль. Риваль. Что за дикий инцидент? Медицинских факультетов Я бессменный президент. В зале «Га-га-га!)) Из полу вырастает чудовище- врач неимоверного роста. Мольер. Врач длиной под самый ярус. Слуги! (Звонит.) Я сошел с ума! Подушки на кровати взрываются, и в изголовье вырастает Муаррон. Муаррон. Вот и я - Диафуарус, Незабвенный врач Фома! Падает третий, дальний занавес, и за ним вырастает .Хор врач ей и аптекарей в смешных и странных масках. Мольер. Риваль. Но чему обязан честью?.. Ведь столь поздняя пора... Мы приехали с известьем! Хор врачей (грянул). Вас возводят в доктора!! 88
Риваль. Кто сnасает свой желудок? Мольер. Кто ревень nригоршней ест! Риваль. Бене, беие, бене, бене! Хор врачей. Новус доктор дигнус эст! Дю Круази. Например, вот скажем,- луэс?.. Мольер. Схватишь - лечишь восемь лет! В зале: ccГa-ra-ra!.. 11 Лагран ж. Риваль. Браво, браво, браво, браво, Замечательный ответ! У него большие знанья... Дю Круази. Так и рубит он сnлеча! Из пожи внезапно показывастся О д н о г nазы Я , CaдJП'CII на борт се н застывает в no:sc ожнданьи. Муаррон. И в раю nолучит званье... Хор врачей (грянул). Бакалавра и врача! Мольер (внезапно падает смешно). Мадлену мне! Посоветоваться... Помогите! .. В запс: ccГa-ra-ra'.. » Партер, не смейся, сейчас, сейчас... (Затихает.) Музыка играет еще несколько моментов, потом развапиваетси. В оrвст ив Уд1LР питавр в уборноЯ Мопьсра вырастает Страшнu М о н а w к а . М о н а ш к а (гнусаво). Где его костюмы? (Быстро со­ бирает все костюмы Мольера и исчезает с ними.) На СЦСНС СМIIТСННС. 89
Л а гр а н ж (сняв .маску, у рампы). Господа, господин де Мольер, исполняющий роль Аргана, упал... (Волнует­ ся.) Спектакль не может быть окончен. Тишина. Потом крнх из ложи: «Деньm обратно!)) Свист н rул. Муаррои (сняв .маску). Кто крикнул про деньги? (Вынимает шпагу, пробует ее конец.) Бутон (на сцене, задушенно). Кто мог крикнуть это? Муар р о н (указывая на ложу). Вы или вы? Тишина. (Одноглазому.) Грязный зверь! ОдJ!оrлазыi!, вынув шпаrу, подJ!имается на сцену. (Идет, как кошка, ему навстречу.) Иди, иди. Подойди сюда! (Поравнявшись с Мольером, глядит на него, втыка­ ет шпагу в пол, поворачивается и уходит со сцены.) Суфлер внезаnно в буд~ее заплакал. 0дJ!оrлазыi! ГJIIIJUfТ на Мольера, вкладь1вает шпаrу в ножны н уходJIТ со сцены. Л а гр а н ж (Бутону). Да дайте же занавес! Хор вышел из оцепенения, врачи н аптекари бросаются к Мольеру, окружают его страшно!! топпоi!, н он исчезает. Бутон закрыл наконец занавес, н за ним заревел зал. Бутон выбежал вслед за груnпой, унесшеi! Мольера. Господа, помогите мне! (Говорит в разрез занавеса.) Гос­ пода, прошу... разъезд ... У нас несчастье. Р и в аль (в другом разрезе). Господа, nрошу вас... Господа... Господа ... Занавес вздувается, mобопытные пытаются лезть на сцену. Дю Круази (в третьем разрезе). Господа... Гос­ пода ... Лагранж. Гасите огни! Дю Круазн тушит тостры, шпагоi! сбивая свечи. Гул в зале несколько стихает. Р и в аль (в разрезе). Войдите в положение, господа!.. Разъезд, господа... Спектакль окончен ... 90
ПocnCJUWI свеча racнt:r, и сцена norpyжat:rcи во тьму. Все исчезаt:r. Bыcтynat:r cвt:r у pacПJIТИJI. Сцена о11Срыта, темна и пуста. Невдалеке от зеркала Мольера сидJП скорчившись темная ф и г у р а . На сцене выплываt:r фонарь, идет темный Л а гр а н ж . Л а гр а н ж (важным и суровым голосом). Кто остался здесь? Кто здесь? Бутон. Этоя.Бутон. Лагранж. Почемувынеидетекнему? Бутон. Нехочу. Л а гр а н ж (проходит к себе, садится, освещается зе­ лень/М светом, разворачивает книгу, говорит и пишет). «Семнадцатое февраля. Было четвертое представление пьесы «Мнимый больной», сочиненной господином де Мольером. В десять часов вечера господин де Мольер, исполняя роль Аргана, упал на сцене и тут же был похи­ щен без покаяния неумолимой смертью». (Пауза.) В знак этого рисую самый большой черный крест. (Думает.) Что же явилось причиной этого? Что? Как записать?.. Причиной этого явилась немилость короля и черная Ка­ бала! .. Так я и запишу! (Пишет и угасает во тьме.) Конец
МЕРТВЫЕ ДУШИ Комедия по по:1.ме Н. В. Гоzоля 11 четырех актах (д/Jеuадцать кapmwt с пролоzом) ДЕЙСТВУЮТ: Первый в спектакле. Чичиков Павел Иванович. Секретарь опекунского совста Половой в трактирс в столице. Губернатор. Губернаторша. Дочка губср11атора. Прсдссдатсль Иван Григорьевич. Почтмейстер Иван Андреевич. ПолнцсRмсRстср Алексей Иванович. Прокурор Антипатор Захарьевич. Жандармский полковник Илья Ильич. Анна Григорьевна. Софья Ивановна. Макдональд Карлович. Сысой Пафнутьевич. Петрушка. Селифан. Плюшк н н, помещик. Собаксв н ч М их аил Ссмсно внч, помещик. М ан илов, помсtцнк. Ноэдрсв, помещик. Ко робочка Настасья П стровна, помещица. Манилова Лиэанька. Мавра. Параша. Фетинья. Квартальный. Губернаторский слуга. Капитан-исправник. Капитан Копсйкин. мижусв' зять. Действие происходит в 30-х годах прошлого века. 92
ПРОЛОГ Пер вы й . ... и увернулся из-под уголовного суда! Но уже ни капитала, ни разных заграничных вещиц, ничего не осталось ему. Удержалось у него тысячонок десяток, да дюжины две голландских рубашек, да небольшая бричка, да два крепостных человека: кучер Селифан и лакей Петрушка. Вот в каком положении очутился герой наш!.. и съежился он, и опустился в грязь и низменную жизнь. (Пауза.) Но надобно отдать справедливость не­ преодолимой силе его характера... В нем не потухла непо­ стижимая страсть к приобретению! ... В ожидании лучшего, принужден он был заняться званием поверенного, плохо уважаемым мелкою приказ­ ною тварью и даже самими доверителями. Из поручений досталось ему, между прочим, одно: похлопотать о зало­ жении в опекунский совет нескольких сот крестьян... Занавес открывается. слышен эвон rнтар. Оrдепьная комната в трактире в столице. Ужин. Свечи. Шампанское. Иэ соседней комнаты доносятся звуки кутежа. Поют: «Гляжу как беэумныli на черную шаль, и xnВJUtyю .цушу терзает печаль... » Чичиков. Бесчисленны, как морские пески, челове­ ческие страсти, почтеннейший. (Наливает Секретарю шампанское.) С е к ре т ар ь . То-то бесчисленны. Попроиrрывались в карты, закутили и промотались как следует. Имение-то ведь расстроено в последней степени. Кто же возьмет его в заклад? Чичиков. Зачем же быть так строгу, почтенней­ ший? Расстроено скотскими падежами, неурожаями, плу­ том приказчиком. Секретарь. Гм... Доносится хохот. Стапьноli бас поет. ссС rnавы се мсртвоli сняв черную шаль! Orcp я беэмопвно кровавую сталь"'' Дверь в отдельную комнату приоткрыnась. Видно, как прошел пьяныli конноrвардссц, пробсжал пonoвoli, пpowna цыrанка. Затем JUicpь закрывают. Чичиков вынимает 8311ТJСУ и вручает се Секретарю. Секретарь. Даведьянеодинвсовете,естьидру­ гие. Чичиков.Другиетоженебудутвобиде.Ясамслу­ жил, дело знаю. Секретарь. Хорошо!Дайте бумаги. 93
Чичиков. Но только вот какое, между прочим, об­ стоятельство: половина крестьян в этом имении вымерла, так чтобы не было потом каких-нибудь привязок. Секретарь (хохочет). Вот так имение! Мало того, что запущено, и люди вымерли!.. Ч и ч и к о в. Уж, почтеннейший... С е к ре т ар ь . Ну, вот что: по ревизской-то сказке ... они числятся? Чичиков. Числятся. Секретарь. Ну, так чего ж вы оробели? Один умер, другой родится, а все в дело годится... (Берет уЧи­ чикова бумаги.) Чичиков (вдруг изменившись в лице). А-а!!.. Секретарь. Чего? Чичиков. Ничего. Донсс:пис:ь ronoc:a: «Cawa! Апекс:андр Сергеевич! Еще wамnанс:ких жажда nросит... » Хохот. OniiТЬ ronoc:a: «А уж брегста звон доносит!.. » Секретарь вынимает брегет, вс:твет, жмет руку Чичикову, выходит. (По уходе его стоит молча, лицо его вдохновенно.) Ах я, Аким-простота! .. Ах, я! .. ах, я! .. Ищу рукавиц, а они, вон они, за поясом! .. Да накупи я всех этих, которые вымер­ ли... (пуzливо плотнее закрывает дверь отдельной комна­ ты) пока еще не подавали новых ревизорских сказок... Приобрети их, положим, тысячу, да, положим, опекун­ ский совет даст по двести рублей на душу: вот уже двести тысяч капиталу. Ах, без земли нельзя ни купить, ни зало­ жить. (Вдохновенно.) А я куплю на вывод, на вывод. Земли в Херсонской губернии отдаются даром, только за­ селяй. Туда я их всех и переселю, мертвых. В Херсон­ скую! В губернию! (Крестится.) Пусть их там живут, по­ койники. Ах, ведь захотят освидетельствовать купленных крестьян... (Смеется.) Я представлю свидетельство. Время удобное, недавно была эпидемия, имения броше­ ны, управляются как ни попало. Под видом избрания места для жительства загляну в те углы, где можно удоб­ нее и дешевле купить ... Пер в ы й . ...Страшно, чтоб как-нибудь не доста­ лось... Чичиков. Дан же человеку tta что-нибудь ум! Да никто не поверит. Никто! Предмет покажется ему неверо­ ятным. Никто не поверит. Еду. (Потрясает колокольчи­ ком.) 94
П оn о в о Я вбсrаст. Донесся wум куrежа. Хор: ссМоА раб, как настапа вечернu мrna, в .цунаАсхне ВQ/1НЫ их броснп тепа!» Сколько тебе следует? ПоповоА подаст счет. Чичиков бросает ему деньm. Eдyll.• Зана1ес АКТПЕРВЫЙ КАРТИНА ПЕРВАЯ Кабинет Губернатора. Губернатор в хапатс, с «АнноА» на wee, сидит за ПJUJьцами, мурпычст. С л у г а . К вашему превосходительству коллежский советник Павел Иванович Чичиков. rубернатор. Дайфрак. Cnyra nодаст фрак. Проси. Cnyrв выxo.zurr. Чичиков (входя). Прибывши в город, почел за не­ пременный долг засвидетельствовать свое почтение пер­ вым сановникам ... Счел долгом лично представиться ва­ шему превосходительству. Г у б ер н а т о р . Весьма рад познакомиться. Милости прошу садиться. Чичиков ca.zurrcя. Вы где служили? Ч и ч и к о в . Поприще службы моей началось в казен­ ной палате. Дальнейшее же течение оной продолжал в разных местах. Был в комиссии построения ... Губернатор. Построения чего? Ч и ч и к о в . Храма Спасителя в Москве, ваше превос­ ходительство. Губернатор. Ага! 95
Первый (выходя) . ... «Благонамеренный человек», - подумал Губернатор. «Экая оказия, храм как кстати при­ шелся», - подумал Чичиков. Чичиков. Служил и в надворном суде, и в тамож­ не, ваше превосходительство. Вообще я незначащий червь мира сего. Терпением повит, спеленат и сам олицетворен­ ное терпение. А что было от врагов по службе, покушав­ шихся на самую жизнь, так это ни слова, ни краски, ни самая кисть не сумеют передать. Жизнь мою можно упо­ добить как бы судну среди волн, ваше превосходи­ тельство. Губернатор. Судну? Чичиков. Судну, ваше превосходительство. Первый. ... «Ученый человек», - подумал Губерна- тор. «Дурак этот губернатор», - подумал Чичиков. Губернатор. Вкакиежеместаедете? Чичиков. Едуя потому,чтонасклонежизнисвоей ищу уголка, где бы провесть остаток дней. Но остаток остатком, но видеть свет и коловращение людей есть уж само по себе, так сказать, живая книга и вторая наука. Г у б ер н а тор. Правда, правда. Ч и ч и к о в . В губернии вашего превосходительства въезжать, как в рай. Губернатор. Почемуже? Ч и ч и к о в ..Дороги везде бархатные. Губернатор смущенно ухмыляется. Правительства, которые назначают мудрых сановников, достойны большой похвалы. Г у бернатор . Любезнейший ... Павел Иванович? Ч и ч и к о в . Павел Иванович, ваше превосходи­ тельство. Г у бернатор. Прошу вас пожаловать ко мне сегод­ ня на домашнюю вечеринку. Ч и ч и к о в . Почту за особую честь, ваше превосходи­ тельство. Честь имею кланяться. Ах ... Кто же это так ис­ кусно сделал каемку? Губернатор (стыдливо). Этоя вышиваю потюлю. Чичиков. Скажите (любуется). Честь имею... (От­ ступает, выходит.) Г у бернатор . Обходительнейший человек! .. Зана1ес 96
КАРТИНА ВТОРАЯ Гостиная в доме Губернатора. За портьерой карточная комната. Издалека доносятся клавикорды. Вымывает Губернаторша, Губернатор и Дочка. Председа тел ь, По чтм ей стер и Чичиков кланяются. Губернаторша. Вы ... Губернатор (подсказывает). Павел Иванович! Г у бернатор ш а . ... Павел Иванович, не знаете еще моей дочери? Институтка, только что выпущена. Ч и ч и к о в . Ваше превосходительство, почту за счас­ тье. Дочка приседает, Губернаторша, Губернатор и Дочка умывают. Из карточной доносится смех Почтмейстер. Лакомый кусочек, судырь ты мой! Председатель. Греческий нос. Ч и ч и к о в . Совершенно греческий! А скажите, Иван Григорьевич, кто этот господин, вон?.. Председа тел ь. Помещик Манилов. П о ч т м ей стер . Манилов, помещик. Деликатней­ ший, судырь мой, человек. Чичиков. Приятно познакомиться. Полицеймейстер (в портьере}. Иван Андреевич, тебе! Председатель. Да вот, Павел Иванович, позволь­ те вам представить помещика Манилова. Полицеймейстер. Иван Григорьевич, Иван Гри­ горьевич! Председатель. Прошу прощения. (Уходит в кар­ точную.) Чичиков н Маннлов раскланиваются, усаживаются. Манилов. Каквам показался нашгород? Ч и ч и к о в . Очень хороший город, общество самое обходительное. М а н и л о в. Удостоили нас посещением. Уж такое, право, доставили наслаждение. Майский день, имянины сердца. Ч и ч и к о в . Помилуйте, ни громкого имени не имею, ни ранга заметного! 4МА&ynraкoa.т6 97
Манилов. О,ПавелИванович!.. Каквы нашлина­ шего губернатора? Не правда ли, препочтеннейший чело­ век! Ч и ч и к о в . Совершенная правда, препочтеннейший человек. М а н и л о в. Как он может этак, знаете, принять вся­ кого. Наблюсти деликатность в своих поступках. Ч и ч и к о в . Очень обходительный человек, и какой искусник - он мне показывал своей работы кошелек. Редкая дама может так искусно вышить. М а н и л о в. Но, позвольте, как вам показался поли­ цеймейстер? Не правда ли, что очень приятный человек? Ч и ч и к о в . Чрезвычайно приятный человек, и какой умный. Очень достойный человек. Манилов. А какого мнения вы о жене полицей­ мейстера? Чичиков. О, это одна из достойнейших женщин, каких только я знаю. М а н и л о в. А председатель палаты, не правда ли?.. Чичиков (в сторону). О, скука смертельная! (Гром- ко.) Да, да, да... Манилов. Апочтмейстер? Чичиков. Вывсегдавдеревнепроводитевремя? М а н и л о в . Больше в деревне. Иногда, впрочем, приезжаем в город дЛЯ того, чтобы увидеться с образо­ ванными людьми. Одичаешь, знаете ли, взаперти. Павел Иванович, убедительно прошу сделать мне честь своим приездам в деревню. Чичиков. Не только с большой охотой, но почту за священный долг. М а н и л о в . Только пятнадцать верст от городской заставы. Деревня Маниловка. Чичиков (вынимает книжечку, записывает). Дерев­ ня Маниловка. Первый. ...хозяйством он не занимается, он даже никогда не ездит на поля. Собакевич (внезапно, из портьеры). И ко мне прошу. Чичиков вздрагивает, оборачивается. Собакевич. Ч и ч и к о в . Чичиков. Вас только что вспоминал председатель палаты Иван Григорьевич. 98
СадЯТсsr. А прекрасный человек ... Собакевич. Ктотакой! Чичиков. Председатель. Собакевич. Это вам показалось. Он только что масон, а дурак, какого свет не производил. Чичиков (озадачен). Конечно, всякий человек не без слабостей. Но зато губернатор - какой превосход­ ный человек. Собакевич. Первыйразбойниквмире. Чичиков. Как, губернатор - разбойник? Призна­ юсь, я бы этого никогда не подумал. Скорее даже мягкос­ ти в нем много. Кошельки вышивает собственными рука­ ми, ласковое выражение лица ... С о б а к е в и ч . Лицо ласковое, разбойничье. Дайте ему только нож да выпустите на большую дороrу - он вышьет вам кошелек, он вас за копейку зарежет. Он да еще вице-губернатор - это Гога и Магога. Первый. Нет, он с ними не в ладах! А вот загово­ рить с ним о полицеймейстере, он, кажется, друг его... Чичиков. Впрочем, что до меня, мне, лризнаюсь, более всех нравится полицеймейстер. Какой-то этакий ха­ рактер прямой. Собакевич. Мошенник. Я их всех знаю. Весь город такой. Мошенник на мошеннике сидит и мошенни­ ком погоняет. Все христопродавцы. Один только... П р о к у р о р показываетсsr за спиной Собакевича. и есть порядочный человек - прокурор ... Прокурор улыбаетсsr. да и тот, если сказать правду, свинья! Прокурор скрываетсsr. Прошу ко мне! (Откланивается.) В карточной взрыв хохота. Оттуда вь•хоДRТ Г у бернатор, Полицеймейстер, Председатель, Прокурор и nочтмейстер. Председатель. А я ее по усам, по усам! .. Почтмейстер. Подвелподобухеекороля! .. 99
С л у г а. Ваше превосходительство, господин Нозд- рев. Губернатор (тяжко). Ох... Пр о кур о р. Батюшки, с одной только бакенбардой! Н о з др е в (является, и следом за ним плетется Ми- жуев, оба явно выпивши). Ваше превосходительство! .. Ба ... ба... ба ... И прокурор здесь? Здравствуй, полицеймейстер. (Губернатору.) Зять мой, Мижуев. А я, ваше превосходи­ тельство, с ярмарки к вам. Губернатор. Оно и видно. Долго изволили погу­ лять. Н о з др е в . Ваше превосходительство, зять мой, Ми­ жуев. Г у бернатор. Весьма, весьма рад. (Откланивается, уходит.) Н о з др е в . Ну, господа, поздравьте, продулся в пух. Верите, что никогда в жизни так не продувался! .. Не только убухал четырех рысаков, но, верите ли, все спус­ тил! Ведь на мне нет ни цепоtU<и, ни часов. Зять мой, Ми­ жуев. Полицеймейстер. Что цепочка! А вот у тебя один бакенбард меньше дpyroro. Поздрев (у зеркала). Вздор! Председатель. Познакомься с Павлом Иванови­ чем Чичиковым. Н о з др е в. Ба-ба-ба... Какими судьбами в наши края? Дай я тебя расцелую за это! Вот это хорошо! (Це­ лует Чичикова.) Зять мой, Мижуев. Мы с ним все утро говорили о тебе. Чичиков. Обо мне? Ноздрев. Ну, смотри, rоворю, если мы не встретим Чичикова. Председатель захохотал, махнул рукой и ушел. Но ведь как продулся! А ведь будь только двадцать руб­ лей в кармане, именно, не больше, как двадцать, я оты­ грал бы все. То есть, кроме тоrо, что отыграл бы, вот как честный человек, тридцать тысяч сейчас бы положил в бумажник. Мижуев. Ты, однако ж, и тогда так говорил. А когда я тебе дал пятьдесят рублей, тут же и просадил их. 100
Ноздрев. И не просадил бы! Не сделай я сам глу­ пость, не загни я после пароле на проклятой семерке утку, я бы мог сорвать банк! Полицеймейстер. Однакожнесорвал? Н о з др е в. Ну, уж как покутили, ваше превосходи­ тельство! Ах, нет его... (Почтмейстеру.) Веришь ли, я один в продолжение обеда выпил семнадцать бутылок шампанского. Почтмейстер. Ну, семнадцать бутылок ты не вы- пьешь. Н о з др е в . Как честный человек rоворю, что выпил. П о ч т м ей стер . Ты можешь rоворить, что хочешь ... Мижуев. Толькотыидесятьневыпьешь! Ноздрев (Прокурору). Ну, хочешь биться об за- клад, что выпью? Прокурор. Ну, к чему ж об заклад! .. Ноздрев (Мижуеву). Ну, поставь свое ружье, кото­ рое ты купил! Мижуев. Нехочу. Ноздрев. Да был бы ты без ружья, как без шапкJоt. Брат Чичиков, то есть как я жалел, что тебя не было!.. Чичиков.Меня?! Ноздрев. Тебя. Я знаю, что ты не расстался бы с поручиком Кувшинниковым. Чичиков. КтоэтоКувшинников? Н о з др е в. А штабс-ротмистр Поцелуев!.. Такой славный. Вот такие усы. Уж как бы вы с ним хорошо со­ шлись! Это не то что прокурор и все губернские скряги... Полицсймейстер, Почтмейстер и Прокурор уходят. Эх, Чичиков, ну что тебе стоило приехать? Право, свин­ тус ты за это, скотовод этакий! Поцелуй меня, душа! Мижуев уходJ1т. Мижуев, смотри, вот судьба свела. Ну, что он мне или я ему? Он приехал Боr знает откуда, я тоже здесь живу. Ты куда завтра едешь? Чичиков. К Манилову, а потом к одному человеч­ ку тоже в деревню. Н о з др е в . Ну, что за человечек, брось его, поедем ко мне. Чичиков. Нельзя, есть дело. 101
Н о з др е в . Пари держу, врешь. Ну, скажи только, к кому едешь? Чичиков. Ну, к Собакевичу. Ноэд,рев захохотал. Что ж тут смешного? Поздрев (хохочет). Ой, пощади, право, тресну со смеху. Чичиков. Ничегонетсмешного.Ядалемуслово. Ноздрев. Да ведь ты жизни не будешь рад, когда приедешь к нему. Ты жестоко опешишься, если думаешь найти там банчишку или добрую бутылку какого-нибудь бонбона. К черту Собакевича! Поедем ко мне, пять верст nсего. Пер в ы й . ... а что ж, заехать, в самом деле, к Ноздре­ ву, чем же он хуже других? Такой же человек, да еще и проиrрался! Чичиков. Изволь, я к тебе приеду послезавтра. Ну, чур, не задерживать, мне время дорого. Н оздр ев. Ну, душа моя, вот это хорошо! Я тебя по­ целую за это. И славно. (Целует Чичикова.) Ура, ура, ура\ Заиграли клавикорды. За11агес КАРТИНА ТРЕТЬЯ У Манилова. В дверях. На Маниловой капот ШСJDСовый, по оригинальному определению Гоголя, «бледноrо11 цвета. Манилов. Выничегонекушали. Ч и ч и к о в . Покорнейше, покорнейше благодарю, я совершенно сыт. М а н и л о в . Позвольте вас препроводить в гостиную. Чичиков. Почтеннейший друг, мне необходимо с вами поболтать об одном очень нужном деле. Манилов. В таком случае позвольте мне вас по­ просить в мой кабинет. Манилова уходит. 102
Ч и ч и к о в . Сделайте милость, не беспокойтесь так для меня, я пройду после. Манилов. Нет, ПавелИванович,нет, выгость. Ч и ч и к о в . Не затрудняйтесь, пожалуйста, прохо­ дите. Манилов. Нет,ужизвините,недопущупройтипо­ зади такому образованному гостю. Ч и ч и к о в . Почему же образованному? Пожалуйста, проходите. Манилов. Ну,даужизвольтепроходитьвы. Чичиков.Даотчегож? М а н илов. Ну, да уж оттого! Входii'Т в кабин~. Вот мой уголок. Чичиков. Приятнаякомнатка. М а н и л о в . Позвольте вас попросить расположиться в этих креслах. Чичиков. Позвольтеясядунастуле. М а н и л о в . Позвольте вам этого не позволить. (Уса- живает.) Позвольте мне вас попотчевать трубочкою. Чичиков. Нет, не курю. Говорят, трубка сушит. Манилов. Позвольте мневам заметить. Чичиков. Позвольте прежде одну просьбу. (Огля- дывается.) Маннлов оrпядыва~ся. Я хотел бы купить крестьян. М а н и л о в . Но позвольте спросить вас, как желаете вы купить крестьян - с землею или просто на вывод, то есть без земли? Чичиков. Нет, я не то чтобы совершенно крес­ тьян ... Я желаю иметь мертвых ... П С р В Ь1 Й ПОIIВЛЯСТСII. Манилов. Как-с?Извините,янесколькотугнаухо, мне послышалось престранное слово? Ч и ч и к о в . Я полагаю приобресть мертвых, кото­ рые, впрочем, значились бы по ревизии как живые. Маннлов уронил трубку. Пауза. 103
Итак, я желал бы знать, можете ли вы мне таковых, не живых в действительности, но живых относительно за­ конной формы, передать, уступить ... (Пауза.) Мне кажет­ ся, вы затрудняетесь? Манилов. Я?Нет. Я нето... Но не могупостичь. Извините... Я, конечно, не мог получить такого блестяще­ го образования, какое, так сказать, видно во всяком вашем движении... Может быть, здесь скрыто другое? Может быть, вы изволили выразиться так для красоты слога? Чичиков. Нет, я разумею предметтаков, как есть, то есть те души, которые точно уже умерли. (Пауза.) Итак, если нет препятствий, то с Богом можно бы при­ ступить к совершению купчей крепости. Манилов. Как,намертвыедушикупчую?! Чичиков. А, нет! Мы напишем, что они живы, так, как стоит в ревизской сказке. Я привык ни в чем не от­ ступать от гражданских законов. Я немею перед законом. (Пауза.) Может быть, вы имеете какие-нибудь сомнения? М а н и л о в. О, помилуйте, ничуть. Я не насчет того говорю, чтобы иметь какое-нибудь, то есть критическое предосуждение о вас! Но позвольте доложить, не будет ли это предприятие, или, чтобы еще более, так сказать, вы­ разиться -негоция,- так не будет ли эта негоция несо­ ответствующею гражданским постановлениям и дальней­ шим видам России? Чичиков. О, никак. Казна получит даже выгоду, ибо получит законные пошлины. Манилов. Таквыполагаете?.. Чичиков. Яполагаю,чтоэтобудетхорошо. Манилов. А если хорошо,этодругоедело. Я nро­ тив этого ничего. Ч и ч и к о в . Теперь остается условиться в цене. Манилов. Каквцене?Неужеливыполагаете,чтоя стану брать деньги за души, которые, в nекотором роде, окончили свое существование! Если уж вам пришло эта­ кое, так сказать, фантастическое желание, я предаю их вам безынтересно и купчую беру на себя. Чичиков. Почтеннейший друг, о! (Жмет руку Ма­ нилову.) М а н и л о в (потрясен). Помилуйте, это сущее ниче­ го, а умершие души, в некотором роде - совершенная дрянь. 104
Чичиков. Очень не дрянь. Если бы вы знали, какую услугу оказали сей, по-видимому, дрянью человеку без племени и без роду! Да и действительно, чего не по­ терпел я! Как барка какая-нибудь среди свирепых волн ... (Внезапно.) Не худо бы купчую совершить поскорее. Вы уж, пожалуйста, сделайте подробный реестрик всех по­ именно. И не худо было бы, если бы вы сами поиаведа­ лись в город. Манилов. О, будьте уверены. Я с вами расстаюсь не долее, как на два дни. Чичиков берет ШJUiny. Как, вы уже хотите ехать? Лизанька, Павел Иванович ос­ тавляет нас. Манилова (входя). Потому что мы надоели Павлу Ивановичу. Чичиков. Здесь,здесь,вотгде,да,здесь,в сердце, пребудет приятность времени, проведеиного с вами! Про­ щайте, сударыня. Прощайте, почтеннейший друг. Не по­ забудьте просьбы. М а н и л о в . Право, останьтесь, Павел Иванович. По- смотрите, какие тучи. Ч и чик о в . Это маленькие тучки. Манилов. ДазнаетеливыдорогукСобакевичу? Чичиков.Обэтомхочуспроситьвас. М а н и л о в . Позвольте, я сейчас расскажу вашему ку- черу. Чичиков. Селифан! С е л и ф а н (с кнутом, входя). Чего изволите? М а н и л о в. Дело, любезнейший, вот какое... Нужно пропустить два поворота и поворотить на третий .. . С е л и ф а н . Потрафим, ваше благородие. (Выходит.) Чичиков и Манилов обнимаются. Чичиков исчезает. Пауза. Манилов (один). Непошутиллион?! Неспятилли с ума невзначай! А?.. Нет, rлаза были совершенно ясны! .. Первый ....не было в них дикого беспокойного огня, какой бегает в глазах сумасшедшего человека; все было прилично и в порядке. (Смеется.) Как ни придумывал Ма­ нилов, как ему быть, но ничего не мог придумать! .. Манилов. Мерт-вые?!. Занагсс 105
КАРТИНА ЧЕТВЕРТАЯ [У Собахевича] Пер вы ii . ...Мертвые? Чичиков, садясь, взглянул на стены и на висевшие на них картины. На картинах все были молодцы, все греческие полховодцы. Маврокордато в красных панталонах, Миаули, Канари. Все эти герои были с такими толстыми ляжками и неслыханными усами, что дрожь проходила по телу! Между крепкими греками, неизвестно каким образом, поместился Баграти­ он, тощиii, худенькиii ... Чичиков. Древняя римская монархия, многоува­ жаемый Михаил Семенович, не была столь велика, как Русское государство, и иностранцы справедливо ему удивляются. По существующим положениям этого госу­ дарства, ревизские души, окончивши жизненное поприще, числятся до подачи новой ревизской сказки наравне с жи­ выми. При всей справедливости этой меры, она бывает отчасти тягостна для многих владельцев, обязывая их вносить подати так, как бы за живой предмет. (Пауза.) Чувствуя уважение к вам, готов бы я даже принять на себя эту тяжелую обязанность в смысле... этих ... несуще­ ствующих душ ... Собакевич. Вамнужномертвыхдуш? Чичиков. Да, несуществующих. Собакевич. Извольте,яготовпродать. Ч и чик о в . А, например, как же цена? Хотя, впро­ чем, это такой предмет... что о цене даже странно ... Собакевич. Да чтобы незапрашивать сваслиш­ него- посту рублей за штуку. Чичиков.Посту?! Собакевич. Что ж, разве это для вас дорого? А какая бы, однако ж, ваша цена? Чичиков. Моя цена? Мы, верно, не понимаем друг друга. По восьми гривен за душу - это самая красная цена. Собакевич. Эк, куда хватили! По восьми гриве­ нок. Ведь я продаю не лапти. Чичиков. Однако ж согласитесь сами, ведь это тоже и не люди. 106
Собакевич. Так вы думаете, сыщете такогодура­ ка, который бы вам продал по двугривенному ревизскую душу? Ч и ч и к о в . Но позвольте. Ведь души-то самые давно уж умерли ... Остался один не осязаемый чувствами звук. Впрочем, чтобы не входить в дальнейшие разговоры по этой части, по полтора рубли, извольте, дам, а больше не могу. Собакевич. Стыдно вам и говоритьтакую сумму. Вы торгуйтесь. Говорите настоящую цену. Чичиков. Пополтинкеприбавлю. Собакевич. Да чего вы скупитесь?Другой мошен­ ник обманет вас, продаст вам дрянь, а не души; а у меня, что ядреный орех, все на отбор: не мастеровой, так иной какой-нибудь здоровый мужик. Вы рассмотрите: вот, на­ пример, каретник Михеев... Сам и обобьет и лаком по­ кроет. Дело смыслит и хмельного не берет. Чичиков. Позвольте!.. Собакевич.АПробкаСтепан - плотник! Я голо­ ву прозакладаю, если вы где сыщете такого мужика. Служи он в гвардии, ему бы Бог знает что дали. Трех аршин с вершком росту! Трезвости примерной. Чичиков. Позвольте!! Собакевич. Милушкин, кирпичник! Мог поста­ вить печь в каком угодно доме. Максим Телятников, са­ пожник! Что шилом кольнет - то и сапоги, что сапо­ ги - то и спасибо! И хоть бы в рот хмельного! А Еремей Сорокоплехин! В Москве торговал! Одного оброку при­ носил по пятисот рублей! Ч и ч и к о в . Но позвольте! Зачем же вы перечисляете все их качества?! Ведь это все народ мертвый! С о б а к е в и ч (одумавшись). Да, конечно, мертвые... (Пауза.) Впрочем, и то сказать, чт из этих людей, кото­ рые числятся теперь живущими ... Чичиков. Да все же они существуют, а это ведь мечта. Собакевич. Ну, нет, не мечта. Я вам доложу, каков был Михеев, так вы таких людей не сыщете. Нашли мечту! Чичиков. Нет. Больше двух рублей не могу дать. Собакевич. Извольте, чтобы не претендовали на меня, что дорого запрашиваю, - семьдесят пять руб­ лей, - право, только для знакомства. Чичиков.Дварублика. 107
Собакевич. Эко, право, затвердиласорокаЯкова. Вы давайте настоящую цену. Первый ....Ну, уж черт ero побери. По полтине ему прибавь - собаке на орехи. Чичиков. Пополтинеприбавлю. Собакевич. И я вам скажу тоже мое последнее слово: пятьдесят рублей. Чичиков. Да что, в самом деле! Как будто точно серьезное дело. Да я их в друrом месте нипочем возьму... Собакевич. Ну,знаетели, чтотакоrородапокуп­ ки ... и расскажи я кому-нибудь ... Первый. Эк, куда метит, подлец! Чичиков. Я покупаю не для какой-нибудь надоб­ ности ... а так, по наклонности собственных мыслей ... Два с полтиной не хотите, прощайте. Первый ....«ero не собьешь, не податлив», - поду-_ мал Собакевич. Собакевич. Ну,Боrсвами,давайтепотридцатии берите их себе. Чичиков. Нет, я вижу - вы не хотите продать. Прощайте, Михаил Семенович. Собакевич. Позвольте... позвольте... Хотитеуrол? Чичиков. Тоестьдвадцатьпятьрублей?Дажечет­ верти уrла не дам, копейки не прибавлю. Собакевич. Право, у вас душа человеческая все равно что пареная репа. Уж хоть по три рубля дайте. Чичиков. Не могу. Собакевич. Ну,нечеrосвамиделать, - извольте. Убыток, да уж нрав такой собачий: не моrу не доставить удовольствия ближнему. Ведь, я чай, нужно и купчую со­ вершить, чтоб все было в порядке? Чичиков. Разумеется. Собакевич. Ну,вотто-тоже.Нужнобудетехатьв rород. Пожалуйте задаточек. Чичиков. Кчемужевамзадаточек?Выполучитев rороде за одним разом все деньги. . Собакевич. Все,знаете,такужводится. Чичиков. Не знаю, как вам дать... Да вотдесять рублей есть. Собакевич.Дайте,покрайнеймере,хотьпятьдесят. Чичиков. Нету. Собакевич.Есть. Чичиков. Пожалуй, вот вам еще пятнадцать. Итого двадцать пять. Пожалуйте только распис~у. 108
Собакевич.Даначтожвамрасписка? Чичиков. Неровен час... Всеможетслучиться ... Собакевич. Дайтежесюдаденьги. Ч и чик о в. У меня вот они, в руке. Как только напи­ шете расписку, в ту же минуту их возьмете. Собакевич. Да позвольте, какже мне писать рас­ писку? Прежде нужно видеть деньги ... (Написал распис­ ку.) Бумажка-то старенькая. А женского пола не хотите? Чичиков. Нет,благодарю. Собакевич. Ябынедорогоивзял.Длязнакомства по рублику за штуку. Чичиков. Нет,вженском полененуждаюсь. Собакевич. Ну,когданенуждаетесь,такнечего и говорить. На вкусы нет закона. Чичиков. Яхотелваспопросить,чтобыэтасделка осталась между нами. Собакевич. Да уж само собой разумеется... Про­ щайте, благодарю, что посетили. Ч и ч и к о в . Позвольте спросить: если выехать из ва­ ших ворот к Плюшкину- это будет направо или налево? Собакевич. Явамдаженесоветуюдорогизнатьк этой собаке. Скряга! Всех людей переморил голодом! Чичиков. Нет,яспросилнедлякаких-либо...Инте­ ресуюсь познанием всякого рода мест. Прощайте. (Уходит.) Собахевич, подобравшись к окну, смотрит. Первый ....Кулак, кулак, да еще и бестия в придачу! .. Занагес АКТВТОРОЙ КАРТИНА ПЯТАЯ [У Пmоwкина] Запущенныll сад. Гнилые колонны. Терраса, набитая хламом. Захат. П ер вы й . ...Прежде, давно, в лета моей юности, мне было весело подъезжать в первый раэ к незнакомому месту. Все останавливало меня и поражало. Теперь равнодушно подъезжаю ко всякой незнакомой деревне и равнодушно гляжу на ее пошлую наружность, 109
моему охлажденному взору неприютно, мне не смешно, и то, что пробудило бы в прежние годы живое движение в лице, смех и немолчные речи, то скользит теперь мимо, и безучастное молчание хранят мои недвижные уста. О, моя юность! О, моя свежесть! Слышен стук в оконное CТCJCJio. П л ю w к и н показывается на teppace, смотрит подозрительно. Чичиков {идет к террасе). Послушайте, матушка, что барин? Плюшкин. Нетдома.Ачтовамнужно? Чичиков. Естьдело. Плюш к и н. Идите в комнаты. (Открь18ает дверь на террасу.) Молчание. Чичиков. Что ж барин? У себя, что ли? Плюшкин. Здесьхозяин. Чичиков (оглядываясь). Гдеже? Плюш к и н . Что, батюшка, слепы-то, что ли? Эхва! А вить хозяин-то я. Молчат. Первый. ...если бы Чичиков встретил его у цер­ ковных дверей, то, вероятно, дал бы ему медный грош. Но перед ним стоял не нищий, перед ним стоял поме­ щик. Чичиков. Наслышавобэкономиииредком управ­ лении имениями, почел за долг познакомиться и принести личное свое почтение ... Плюшкин. Апобрал чертбытебя ствоим почте­ нием. Прошу покорнейше садиться. (Пауза.) Я давненько не вижу гостей, да признаться сказать, в них мало вижу проку. Завели пренеприличный обычай ездить друг к другу, а в хозяйстве-то упущения, да и лошадей их корми сеном. Я давно уже отобедал, а кухня у меня низкая, пре­ скверная, и труба-то совсем развалилась, начнешь то­ пить - пожару еще наделаешь. Первый. ...Вононокак! Чичиков. Вононокак. Плюшкин. И такой скверный анекдот: сена хоть бы клок в целом хозяйстве. Да и как прибережешь его? 110
Землишка маленькая, мужик ленив... того и гляди, пой­ дешь на старости лет по миру ... Чичиков. Мне, однако ж, сказывали, что у вас более тысячи душ. Плюшкин.Актоэтосказывал?Авыбы,батюшка, наплевали в глаза тому, который это сказывал! Он пере­ смешник, видно, хотел пошутить над вами. Последние три года проклятая горячка выморила у меня здоровый куш мужиков. Чичиков. Скажите!И многовыморила? Плюш к и н. До ста двадцати наберется. Чичиков. Вправду,целыхстодвадцать? Плюш к и н. Стар я, батюшка, чтобы лгать. Седьмой десяток живу. Чичиков. Соболезную я, почтеннейший, соболез­ ную. Плюш к и н . Да ведь соболезнование в карман не по­ ложишь. Вот возле меня живет капитан, черт знает отку­ да взялся, говорит - родственник. «Дядюшка, дядюш­ ка>> - и в руку целует. А я ему такой же дядюшка, как он мне дедушка. И как начнет соболезновать, вой такой подымет, что уши береги. Верно, спустил денежки, служа в офицерах, так JJOT он теперь и соболезнует. Ч и ч и к о в . Мое соболезнование совсем не такого рода, как капитанское. Я готов принять на себя обязан­ ность платить подати за всех умерших крестьян. Плюш к и н (отшатываясь). Да ведь как же? Ведь это вам самим-то в убыток?! Чичиков. Для удовольствия вашего готов и на убыток. Плюш к и н . Ах, батюшка! Ах, благодетель мой! Вот утешили старика... Ах, Господи ты мой! Ах, святители вы мои ... (Пауза.) Как же, с позволения вашего, вы за вся­ кий год беретесь платить за них подать и деньги будете выдавать мне или в казну? Чичиков. Да мы вот как сделаем: мы совершим на них купчую крепость, как бы они были живые и как бы вы их мне продали. Плюш к и н. Да, купчую крепость. Ведь вот, купчую крепость - все издержки ... Чичиков. Из уважения к вам, готов принять даже издержки по купчей на свой счет. П л ю ш к и н . Батюшка! Батюшка! Желаю всяких уте­ шений вам и деткам вашим. И деткам. (Подозрительно.) 111
А недурно бы совершить купчую поскорее, потому что человек сегодня жив, а завтра и Бог весть. Чичиков. Хоть сиюжеминуту ... Вам нужнобудет для совершения крепости приехать в город. Плюшкин. В город?Дакакже?Адом-то как ос­ тавить? Ведь у меня народ - или вор, или мошенник: в день так оберут, что и кафтана не на чем будет по'ве­ сить. Ч и ч и к о в . Так не имеете ли какого-нибудь знако­ мого? Плюш к и н . Да кого же знакомого? Все мои знако­ мые перемерли или раззнакомились. Ах, батюшка! Как не иметь. Имею. Ведь знаком сам председатель, езжал даже в старые годы ко мне. Как не знать! Однокорытники были. Вместе по заборам лазили. Уж не к нему ли напи­ сать? Чичиков. И конечно, к нему. Плюшкин. Кнему!Кнему! Разпивается вечерняя заря, и луч ложится на лицо Птошкина. В школе были приятели ... (Вспоминает.) А потом я был женат?.. Соседи заезжали ... Сад, мой сад ... (Тоскливо огля- дывается.) П ер в ы й . ...всю ночь сиял убранный огнями и гро­ мом музыки оглашенный сад... Плюш к и н. Приветпивая и говорливая хозяйка... Все окна в доме были открыты... Но добрая хозяйка умерла, и стало пустее. Чичиков. Сталопустее. П ер в ы й . .. .одинокая жизнь дала сытную пищу ску­ пости, которая, как известно, имеет волчий голод и, чем более пожирает, тем становится ненасытнее. Плюшкин. На дочь я не мог положиться... Да разве я не прав? Убежала со штабс-ротмистром Бог весть какого полка .. . Первый ....Скряга, что же послал ей на дорогу? .. Плюш к и н . Проклятие ... И очутился я, старик, один и сторожем и хранителем ... П ер вы й . ...0, озаренная светом вечерним ветвь, ли­ шенная зелени! Чичиков (хмуро). А дочь? Н2
Плюшкин. Приехала. С двумя малютками и при­ везла мне кулич к чаю и новый халат. (Щеголяет в своих лохмотьях.) Я ее простил, я простил, но ничего не дал дочери. С тем и уехала Александра Степановна... Первый . ...О, бледное отражение чувства. Но лицо скряги вслед за мгновенно скользнувшим на нем чувст­ вом стало еще бесчувственнее и пошлее... П л ю ш к и н . Лежала на столе четверка чистой бума­ ги, да не знаю, куда запропастилась, люди у меня такие негодные. Мавра, Мавра! М а в р а появпястся оборвана, rрязна. Куда ты дела, разбойница, бумагу? Мавра. Ей-богу, барин, не видывала, опричь не­ большого лоскутка, которым изволили прикрыть рюмку. Плюшкин. А я вот по глазам вижу, что подти­ брила. Мавр а . Да на что ж бы я подтибрила? Ведь мне проку в ней никакого: я грамоте не знаю. Плюшкин. Врешь, ты снесла пономаренку; он ма­ ракует, так ты ему и снесла. М а в р а . Пономаренок... Не видал он вашего лос­ кутка. П л ю ш к и н . Вот погоди-ко: на Страшном суде черти припекут тебя за это железными рогатками. Мавр а. Да за что же припекут, коли я не брала и в руки четвертки. Уж скорей другой какой бабьей слабос­ тью, а воровством меня еще никто не попрекал. Плюшкин. А вот черти-то тебя и припекут. Ска­ жут: <<А вот тебя, мошенница, за то, что барина-то обма­ нывала». Да горячими-то тебя и припекут. Мавра. А я скажу: «Неза что. Ей-богу, неза что. Не брала я». Да вот она лежит. Всегда понапраслиной попрекаете. (Уходит.) Плюш к и н . Экая занозистая. Ей скажи только слово, а она уж в ответ десяток... (Пишет.) Пер в ы й . ... И до какой ничтожности, мелочности, гадости мог снизойт~t человек. Все может статься с чело­ веком! Чичиков хмуро молчит. Плюш к и н . А не знаете ли какого-нибудь вашего приятеля, которому понадобились беглые души? 113
Чичиков (очнувшись). А у вас есть и беглые? Плюшкин. Втом-тоидело,чтоесть. Чичиков. Асколькоихбудетчислом? П л ю ш к и н . Да десятков до семи наберется... (Пода­ ет список.) Ведь у меня что год, то бегают. Народ-то больно прожорлив, от праздности завел привычку трес­ кать, а у меня есть и самому нечего. Чичиков. Будучи подвигнут участием, я готов дать по двадцати пяти копеек за беглую душу. Плюш к и н . Батюшка, ради нищеты-то моей уж дали бы по сорока копеек! Ч и ч и к о в. Почтеннейший, не только по сорока ко­ пеек, по пятисот рублей заплатил бы... Но состояния нет... По пяти копеек, извольте, готов прибавить. Плюш к и н. Ну, батюшка, воля ваша, хоть по две копейки пристегните. Ч и ч и к о в . По две копеечки пристегну, извольте ... Семьдесят восемь по тридцати ... двадцать четьtре рубля. Пишите расписку. Пmоwкин написал расписку, принял деньги, спрятал. Пауза. Плюшкин.Ведьвотнесыщешь,ауменябылслав­ ный ликерчик, если только не выпили. Народ такие воры. А вот разве не это ли он? Еще покойница делала. Мо­ шенница-ключница совсем было его забросила и даже не закупорила, каналы. Козявки и всякая дрянь было поиа­ пичкалась туда, но я весь сор-то повынул, и теперь вот чистенькая, я вам налью рюмочку. Чичиков. Нет, покорнейше благодарю... нет, пил и ел. Мне пора. Плюш к и н . Пили уже и ели? Да, конечно, хорошего общества человека хоть где узнаешь: он не ест, а сыт. Прощайте, батюшка, да благословит вас Бог. (Провожа­ ет Чичикова.) Заря угасает. Тени. Плюш к и н (возвращается). Мавра! Мавра! Никто ему не отвечает, слышно, хах удаляются холокольчИJ<и ЧичИJ<ова. Зана11ес 114
КАРТИНА WECТAJI В доме Ноздрева. На стене сабли и JUia ружья и nортрет СуворовL Яркиli день. Кончается обед. Ноздрев. Нет, ты попробуй. Это бургоньон и шампаньон вместе. Совершенный вкус сливок... (Нали­ вает.) Мижуев (вдребезги пыш). Ну, я поеду... Ноздрев. И ни-ни. Не пущу. М и ж у е в. Нет, не обижай меня, друг мой, право, поеду я. Н о з др е в . «Поеду я»! Пустяки, пустяки. Мы соору­ дим сию ми"уту банчишку. Мижуев. Нет, сооружай, брат, сам, а я не могу. Жена будет в большой претензии, право: я должен ей рассказать о ярмарке... Ноздрев. Ну ее, жену к... важное, в самом деле, дело станете делать вместе. Мижуев. Нет, брат, она такая добрая жена... Уж точно почтенная и верная. Услуги оказывает такие... по­ веришь, у меня слезы на глазах. Чичиков (тихо.) Пусть едет, что в нем проку. Ноздрев. А и вправду. Смерть нелюблютакихр11С· тепелей. Ну, черт с тобой, поезжай бабиться с женой, фетюк. Мижуев. Нет, брат, ты неругай меня фетюком.Я ей жизнью обязан. Такая, право, добрая, такие ласки ока­ зывает. Спросит, что видел на ярмарке... Ноздрев. Ну, поезжай, ври ей чепуху. Вот картуз твой. Мижуев. Нет, брат, тебе совсем не следует о ней так отзываться. Ноздрев. Ну,так иубирайся к ней скорее! М и ж у е в. Да, брат, поеду. Извини, что не могу ос- таться. Н о здр е в. Поезжай, поезжай... Мижуев. Душой бы рад был, но не могу... Ноздрев. Дапоезжай к чертям! Мижуев yдaJllleтcя. Такая дрянь. Вон как потащился. Много от него жена ус­ лышит подробностей о ярмарке. Конек пристяжной неду- 115
рен, я давно хотел подцелить его. (Вооружаясь колодой.) Ну, для препровождения времени, держу триста рублей банку. Чичиков. А,чтобнепозабыть:уменяктебепро- сьба. Ноздрев. Какая? Чичиков. Дайпреждеслово,чтоисполнишь. Ноздрев. Изволь. Чичиков. Честноеслово? Ноздрев. Честноеслово. Чичиков. Вот какая просьба: у тебя есть, чай, много ум;рших крестьян, которые еще не вычеркнуты из ревизии? Ноздрев. Ну, есть. А что? Чичиков. Переведи их на меня, на мое имя. Н оздр ев. А на что тебе? Чнчиков. Ну,дамненужно. Н о з др е в. Ну, уж, верно, что-нибудь затеял. При­ знайся, что? Чнчиков.Дачтож - затеял.Изэтакогопустякаи затеять ничего нельзя. Ноздрев. Дазачемонитебе? Чичиков. Ох, какой любопытный. Ну, просто так, пришла фантазия. Ноздрев. Таквотже:дотех пор, покане скажешь, не сделаю. Чичиков. Ну, вот видишь, душа, вот уж и нечестно с твоей стороны. Слово дал, да и на попятный двор. Ноздрев. Ну, как ты себе хочешь, а не сделаю, пока не скажешь, на что. Чичиков (тихо). Что бы такое сказать ему... Гм ... (Громко.) Мертвые души мне нужны для приобретения весу в обществе... Н оздр ев. Врешь, врешь... Чичиков. Ну, так я ж тебе скажу прямее... Я заду­ мал жениться; но нужно тебе сказать, что отец и мать не­ весты - преамбициозные люди ... Н оздрев. Врешь, врешь... Чичиков. Однако ж,этообидно... Почемуя непре­ менно лгу? HIIJUiиraCТCJI туча. BИJUtмo, будет гроза. 116
Ноздрев. Нудаведьязнаютебя:ведьтыбольшой мошенник, позволь мне это тебе сказать по дружбе. Ежели бы я был твоим начальником, я бы тебя повесил на первом дереве. Я говорю тебе это откровенно, не с тем чтобы обидеть тебя, а просто по-дружески говорю. Чичиков. Всемуестьграницы... Еслихочешьпоще­ голять подобными речами, так ступай в казармы. (Пауза.) Не хочешь подарить, так продай. Ноздрев. Продать? Да ведь я знаю тебя, ведь ты подлец, ведь ты дорого не дашь за них. Чичиков. Эх,да ты ведь тоже хорош! Чт они у тебя, бриллиантовые, что ли? Н о з др е в . Ну, послушай: чтобы доказать тебе, что я вовсе не какой-нибудь скалдырник, я не возьму за них ничего. Купи у меня жеребца розовой шерсти, я тебе дам их в придачу. Чичиков. Помилуй,начтожмнежеребец? Ноздрев. Как на что? Да ведь я за него заплатил десять тысяч, а тебе отдаю за четыре. Чичиков. Да на что мне жеребец? Ноздрев. Ты не понимаешь, ведь я с тебя возьму теперь только три тысячи, а остальную тысячу ты мо­ жешь уплатить мне после. Чичиков.Даненуженмнежеребец,Богсним! Ноздрев. Ну,купи каурую кобылу. Чичиков. Икобылыненужно. Ноздрев. За кобылу и за серого коня возьму я с тебя только две тысячи. Чичиков.ДаненужНJ.мнелошади. Ноздрев. Ты их продашь; тебе на первой ярмарке дадут за них втрое больше. Чичиков. Так лучше ж ты их сам продай, когда уверен, что выиграешь втрое. Н о з др е в . Мне хочется, чтобы ты получил выгоду. Ч и ч и к о в . Благодарю за расположение. Не нужно мне каурой кобылы. Ноздрев. Ну, так купи собак. Я тебе продам такую пару, просто мороз по коже подирает. Брудастая с усами собака... Чичиков. Да зачем мне собака с усами? Я не охот­ ник. Ноздрев. Если не хочешь собаки, купи у меня шар­ манку. 117
Чичиков. Да зачем мне шарманка?! Ведь я не немец, чтобы, тащася по дорогам, выпрашивать деньги. Ноздрев. Да ведь это не такая шарманка, как носят немцы. Это орган... Вся из красного дерева. (Тащит Чичикова к шарманке.) Та иrрает ссМапьбруг в nоход... >>. Вдали начинает nоrромыхивать. Я тебе дам шарманку и мертвые души, а ты мне дай свою бричку и триста рублей придачи. Чичиков.Аявчемпоеду? Ноздрев. Я тебедам другую бричку. Ты ее только перекрасишь - будет чудо-бричка. Ч и ч и к о в . Эк, тебя неугомонныi:i бес как обуял! Н о з др е в . Бричка, шарманка, мертвые души ... Чичиков. Не хочу... Н о з др е в . Ну, послушай, хочешь, метнем банчик? Я поставлю всех умерших на карту... шарманку тоже ... Будь только на твоей стороне счастье, ты можешь выиграть чертову пропасть. (Мечет.) Экое счастье. Так и колотит. Вон она... Чичиков.Кто? Н о з др е в . Проклятая девятка, на которой я все про­ садил. Чувствовал, что продаст, да уж зажмурив глаза ... Думаю себе, черт тебя подери, продавай, проклятая. Не хочешь играть? Чичиков.Нет. Ноздрев. Ну, дрянь же ты. Ч и ч и к о в (обидевшись). Селифан. Подавай... (Берет картуз.) Ноздрев. Ядумал было прежде, чтотыхоть сколь­ ко-нибудь порядочный человек, а ты никакого не пони­ маешь обращения ... Чичиков. Зачтоты бранишь меня?Виноватразве я, что не играю?! Продай мне души! .. Н о э др е в . Черта лысого получишь! Хотел было даром отдать, но теперь вот не получишь же! Чичиков. Селифан! Ноздрев. Постой. Ну, послушай ... сыграем в шашки, выиграешь - все твои. Ведь это не банк; тут ни­ какого не может быть счастья или фальши. Я даже тебя предваряю, что совсем не умею играть ... 118
Первый (тихо) . ...«Сем-ка, я ... -подумал Чичи­ ков. - В шашки игрывал я недурно, а на штуки ему ЗДеСЬ трудНО ПОДНЯТЬСЯ». Чичиков. Изволь,такибыть,вшашкисыграю. Ноздрев. Душиидутвстарублях. Ч и ч и к о в . Довольно, если пойдут в пятидесяти. Ноздрев. Нет, что ж за куш - пятьдесят... Лучше ж в эту сумму я включу тебе какого-нибудь щенка сред­ ней руки или золотую печатку к часам. Чичиков. Ну,изволь... Ноздрев. Сколькожеты мнедашьвперед? Чичиков. Этоскакойстати?Ясамплохоиграю. Иrрают. Ноздрев. Знаем мы вас, как вы плохо играете. Чичиков.Давненьконебраляврукишашек. Ноздрев. Знаем мы вас, каквы плохо играете. Чичиков.Давненьконебраляврукишашек. Н о з др е в. Знаем мы вас, как вы плохо играете. Чичиков.Давненьконебралявруки...Э...э...Это что? Отсади-ка ее назад. Ноздрев. Кого? Чичиков. Да шашку-то... А другая! .. Нет, с тобой нет никакой возможности играть! Этак не ходЯт, по три шашки вдруг... Ноздрев. За кого жеты меня почитаешь?Стану я разве плутовать?.. Чичиков. Ятебянизакогонепочитаю,нотолько играть с этих пор никогда не буду. (Смешал шашки.) Н о з др е в . Я тебя заставлю играть. Это ничего, что ты смешал шашки, я помню все х ды. Чичиков. Нет, с тобой не стану играть. Ноздрев. Так ты не хочешь играть? Отвечай мне напрямик. Чичиков (оглянувшись). Селиф ... Если б ты иг­ рал, как прилично честному человеку, но теперь не могу. Ноздрев. А, так ты не можешь? А, так ты немо­ жешь? Подлец! Когда увидел, что не твоя берет, так ты не можешь? Сукина дочь! Бейте его!! (Бросается на Чичи­ кова, тот взлетает на буфет.) 119
Пер в ы й . ...«Бейте его!» - закричал он таким же голосом, как во время великого приступа кричит своему взводу: «Ребята, вперед!» - какой-нибудь отчаянный по­ ручик, когда все пошло кругом в голове его! .. Размется умр грома. Н о з др е в. Пожар! Скосырь! Черкан! Северга! (Свис­ тит, слышен собачий лай.) Бейте его! .. Порфирий! пав~ лушка! Искаженное лицо С с л и фа н а появляется в окне. Ноздрев хватает шарманку, швыряет ее в Чичикова, та разбивается, играет «Мапьбруrа»... Послышались вдруг колокольчики, с храпом стала тройка. К а питан-и справ н и к (появившись). Позвольте узнать, кто здесь господин Ноздрев? Н о з др е в . Позвольте прежде узнать, с кем имею честь говорить? Капитан-исправник. Капитан-исправник. Чичиков осторожно слезает с буфета. Я приехал объявить вам, что вы находитесь под судом до времени окончания решения по вашему делу. Ноздрев. Чтозавздор?Покакомуделу? Чичиков исчезает, и исчезает и лицо Селифана в окне. Капитан-исправник. Вы замешаны в историю по случаю нанесения помещику Максимову личной обиды розгами в пьяном виде. Ноздрев. Выврете!Яивглазаневиделпомещика Максимова! К а пит а н- и справ н и к. Милостивый государь!! Позвольте вам ... Н о з др е в (обернувшись, увидев, что Чичикова нет, бросается к окну). Держи его!.. (Свистит.) Грянули колокольчКJСи, послышался такоА звук, как будrо кто-то кому-то за cueнoii дАЛ ruuoxy, послышался вопт. Селифана: с<Выноси, mобезные, грабят... », потом все это унеспось и остался лишь звук ccManьбpynu• и поражеиныА Капитан-исправник. Затем все потемнело il хлынул ливень, rроэа! 120
КАРТИНА СЕДЬМАЯ (У Коробочки] Грозовые сумерки. Свеча. ЛампадJСа. Самовар. Сквозь rрохот rрозы смутно послышался ссМальбруr»... Затем rрохот в сенях. Фетинья.Ктостучит? Чичиков (за дверями). Пустите, матушка, с дороги сбились. Коробочка. Дактовытакой? Чичиков (за дверью). Дворянин, матушка. Фетинья открывает дверь. Входят Ч и ч и к о в , у неrо на шинели оборван ворот, и Селифан -мокрые и rрязиые, вносят шкатулку. Ч и ч и к о в . Извините, матушка, что побеспокоил не­ ожиданным приездом ... К о роб о ч к а . Ничего, ничего ... Гром такой ... Вишь, сумятица какая ... Эх, отец мой, где так изволили заса­ литься?! Ч и ч и к о в . Еще, слава Богу, что только засалился; нужно благодарить, что не отломали совсем боков. К о роб о ч к а . Святители, какие страсти! С е л и фа н . Вишь ты, опрокинулись. Чичиков. Опрокинулись... Ступай, да что б сейчас все было сделано в город ехать .. . С е л и фа н . Время темное, нехорошее время ... Чичиков. Молчи,дурак! Селифан уходит с шинелью Чичикова. К о робочка. Фетинья, возьми-ка их платье да про­ суши. Фетинья. Сейчас, матушка. Чичиков. Уж извините, матушка! (Начинает· сни· .мать фрак.) К о робочка. Ничего, ничего. (Скрывается.) Чичиков в волнении и злобе сбрасывает фрак и надевает какую-то куртку. Первый. ...зачем же заехал к нему? зачем же загово­ рил с ним о деле?! Поступил неосторожно, как ребеноJ<, как дурак! Разве дело такого роду, чтобы быть вверену Ноздреву? Ноздрев человек дрянь, Ноздрев может приба­ вить, наврать, распустить черт знает что! .. 121
Чичиков. Простодуракя!Дурак! К о робочка (входя). Чайку, батюшка. Ч и ч и к о в . Недурно, матушка. А позвольте узнать фамилию вашу... Я так рассеялся ... К о р о б о ч к а . Коробочка, коллежская секретарша. Чичиков. Покорнейше благодарю... Фу... Сукин сын. К о робочка. Кто, батюшка? Ч и ч иков . Ноздрев, матушка... Знаете? Коробочка. Нет, не слыхивала. Ч и чик о в . Ваше счастье. А имя, отчество? К о робочка. Настасы Петровна. Чичиков.Хорошееимя.Уменятетка,роднаясе­ стра моей матери, Настасы Петровна. К о робочка. А ваше имя как? Ведь вы, я чай, засе­ датель? Ч и чик о в. Нет, матушка, чай, не заседатель, а так- ездим по своим делишкам. К о робочка. А, так вы покупщик? Как же жаль, право, что я продала мед купцам так дешево.. Ты бы, отец мой, у меня, верно, его купил. Чичиков.Авотмедуинекупилбы. Коробочка. Чтождругое?Развепеньку? Ч и ч и к о в . Нет, матушка, другого рода товарец: ска­ жите, у вас умирали крестьяне? Коробочка. Ох, батюшка,осьмнадцать человек. И умер такой все славный народ. Кузнец у меня сгорел... Чичиков. Развеувасбылпожар,матушка? К о робочка. Бог приберег. Сам сгорел, отец мой. Внутри у него как-то загорелось, чересчур выпил. Синий огонек пошел от него, истлел, истлел и почернел, как уголь. И теперь мне выехать не на чем. Некому лошадей подковать. Чичиков. На все воля Божья, матушка. Против мудрости Божией ничего нельзя сказать. Продайте-ка их мне, Настасы Петровна. Коробочка. Кого, батюшка? Чичиков. Давотэтих-товсех,чтоумерли. Коробочка. Да как же? Я, право, в толк не возь- му. Нешто хочешь ты их откапывать из земли? Чичиков . Э-э, матушка! .. Покупка будет значиться только на бумаге, а души будут прописаны как бы живые. 122
К о робочка (перекрестясь). Да на что ж они тебе?! Чичиков.Этоужмоедело. Коробочка. Да ведь они же мертвые. Гроза за сценоi!. Чичиков. Да кто ж говорит, что они живые! Я дам вам пятнадцать рублей ассигнациями. Коробочка. Право, не знаю, ведь я мертвых ни­ когда еще не продавала. Чичиков. Еще бы! (Пауза.) Так что ж, матушка, по рукам, что ли? Коробочка. Право, отец мой, никогда еще не слу­ чалось продавать мне покойников. Боюсь на первых порах, чтобы как-нибудь не понести убытку. Может быть, ты, отец мой, меня обманываешь, а они того ... они больше как-нибудь стоят? Чичиков. Послушайте, матушка. Эк, какие вы. Что ж они могут стоить? На что они нужны? Коробочка. Уж это точно, правда. Уж совсем ни на что не нужно. Да ведь меня только и останавли­ вает, что они мертвые. Лучше уж я маленько повременю, авось понаедут купцы, да применюсь к ценам. Чичиков. Страм, страм, матушка! Просто страм. Кто ж станет покупать их? Ну, какое употребление он может из них сделать? К о роб о ч к а . А может, в хозяйстве-то как-нибудь под случай понадобятся? Чичиков. Воробьевпугатьпоночам? Коробочка. С нами крестная сила! Пауза. Чичиков. Ну так что же? Отвечайте, по крайней мере. Пауза. П ер в ы й . ...Старуха задумалась, она видела, что дело, точно, как будто выгодно. Да только уж слишком новое и небывалое, а потому начала сильно побаиваться, как бы не надул ее покупщик! Чичиков. О чемвыдумаете,НастасыПетровна? К о робочка. Право, я все не приберу, как мне быть. Лучше я вам пеньку продам. 123
Чичиков. Да что ж пенька? Помилуйте, я вас прошу совсем о другом, а вы мне пеньку суете! (Пауза.) Так как же, Настасья Петровна? К о робочка. Ей-богу, товар такой странный, со­ всем небывалый. Чичиков (трахнув стулом). Чтоб тебе! Черт, черт! Часы пробили с шипением. К о робочка. Ох, не припоминай его, Бог с ним! Ох, еще третьего дня всю ночь мне снился, окаянный. Такой гадкий привиделся, а рога-то длиннее бычачьих. Чичиков. Я дивлюсь, как они вам десятками не снятся. Из одного христианского человеколюбия хотел: вижу, бедная вдова убивается, терпит нужду. Да пропади она и околей со всей вашей деревней! К о роб о ч к а. Ах, какие ты забранки пригинаешь! Чичиков. Да не найдешь слов с вами. Право, словно какая-нибудь, не говоря дурного слова, двор­ няжка, что лежит на сене. И сама не ест, и другим не дает. Коробочка. Да чего ж ты рассердился так горя­ чо? Знай я прежле, что ты такой сердитый, я бы не пре­ кословила. Изволь, я готова отдать за пятнадцать ассиг­ нацией. Гроза уrихает. Пер в ьr й. ...Уморила, проклятая старуха! Чичиков. Фу, черт! (Отираетпот.) В городека­ кого-нибудь поверенного или знакомого имеете, которого могли бы уполномочить на совершение крепости? Коробочка. Какже.ПротопопаотцаКирилласын служит в палате. Чичиков. Ну, вот и отлично. (Пишет.) Подпиши- те. (Вручает деньги.) Ну, прощайте, матушка. Коробочка. Даведьбричкатвояещенеготова. Чичиков. Будет готова, будет. Селифан (в дверях). Готова бричка. Чичиков. Что ты, болван, так долго копался? Про­ щайте, прощайте, матушка. (Выходит.) К о робочка (долго крестится). Батюшки ... Пятнад­ цать ассигнацией... В город надо ехать... Промахнулась, ох, промахнулась я, продала втридешева. В город надо 124
ехать... Узнать, почем ходят мертвые души. Фетинья! Фе­ тинья! Фстииья появилась. Фетинья, вели закладывать ... в город ехать ... стали поку­ пать ... Цену узнать нужно! .. 3uнutJec АКТТРЕТИЙ КАРТИНА ВОСЬМАЯ За заиавесом слышен взрыв медной музыки. Занавес открывается. Ночь. Губернаторская столовая. Громадны!! стол. Ужин. Огни. Спугн. Губернаторша.Таквотвыкак,ПавелИванович, приобрели! Ч и ч и к о в . Приобрел, приобрел, ваше превосходи­ тельство. Г у бернатор . Благое дело, право, благое дело. Чичиков. Да, я вижу сам, ваше превосходительст- во, что более благого дела не мог бы предпринять. Полицеймейстер. Виват, ура,Павел Иванович! Председатель. } Почтмейстер. Ура! Прокурор. Собакевич. Дачтожвь1нескажетеИвануГриго­ рьевичу, что такое именно вы приобрели? Ведь какой народ! Просто золото. Ведь я им продал каретника Ми­ хеева. Председатель. Нет, будто и Михеева продали? Славный мастер. Он мне дрожки переделывал. Только позвольте, как же, ведь вы мне сказывали, что он умер? Собакевич. Кто,Михеевумер?Этоегобратумер. А он преживехонький и стал здоровее прежнего. Г у бернатор. Славный мастер Михеев. Собакевич. Да будто один Михеев? А Пробка Степан - плотник? Милушкии - кирпичник? Телятни­ ков Максим - сапожник? Софья Ивановна. Зачем же вы их продали, Ми­ хаил Семенович, если они люди мастеровые и нужные для дома? 125
Собакевич. Атак, просто нашладурь.Дай,гово­ рю, продам, да и продал сдуру. Анна Григорьевна, Софья Ивановна, Почтмсitстср, Манилова хохочут. Пр о кур о р . Но, позвольте, Павел Иванович, уз­ нать, как же вы покупаете крестьян без земли? Разве на вывод? Чичиков. На вывод. Пр о кур о р. Ну, на вывод- другое дело. А в какие места? Чичиков. Вместа?ВХерсонскуюгубернию. Губернатор. О, там отличные земли. Председа тел ь. Рослые травы. П о ч т м ей стер . А земли в достаточном количестве? Чичиков. В достаточном. Столько, сколько нужно для купленных крестьян. Полицеймейстер. Река? Почтмейстер. Илипруд? Чичиков. Река, впрочем, и пруд есть. Губернатор. За здоровье нового херсонского по- мещика. Все.Ура! Председатель. Нет, позвольте.. . Анна Григорьевна. Чш... Чш .. . Председатель. Заздоровьебудущейженыхерсон­ ского помещика! Рукомссханыr. Манилов. ЛюбезныйПавелИванович! Председатель. Нет, Павел Иванович, как вы себе хотите ... Почтмейстер. Это выходит, только избу выхола­ живать: на порог, да и назад. Пр о кур о р. Нет, вы проведите время с нами. Анна Григорьевна. Мы вас женим. Иван Григо­ рьевич, женим его? Председа тел ь. Женим, женим ... Почтмейстер.Ужкаквыниупирайтесь,амывас женим, женим, женим ... Полицеймейстер. Нет, батюшка, попали сюда, так не жалуйтесь. Софья Ивановна. Мы шутить не любим! 126
Чичиков. Что ж, зачем упираться руками и нога- ми ... Женитьба еще не такая вещь. Была б невеста ... Полицеймейстер. Будетневеста,какнебыть. Софья Ивановна. } Будет будет как не быть. Анна Григорьевна ' ' Чичиков. Аколибудет... Полицеймейстер. Браво, остается. Почтмейстер. Виват, ура, Павел Иванович! Музыка на хорах. Портьера распахивается, и появпяется Н оздрев в сопровождении Мижуева. Н о з др е в . Ваше превосходительство... Извините, что опоздал... Зять мой, Мижуев ... (Пауза.) А, херсон­ ский помещик! Херсонский помещик! Что, много натор­ говал мертвых? Общее молчание. Ведь вы не знаете, ваше превосходительство, он торгует мертвыми душами! Гробовое молчание, и в лице меняются двое: Чичиков и Собакевич. Ей-богу. Послушай, Чичиков, вот мы все здесь твои дру­ зья. Вот его превосходительство здесь... Я б тебя повесил, ей-богу, повесил... Поверите, ваше превосходительство, как он мне сказал: продай мертвых душ, - я так и лоп­ нул со смеху! ЖандармекиЯ полковник приподинмается несколько и напряженно слушает. Приезжаю сюда, мне говорят, что накупил на три мил­ лиона крестьян на вывод. Каких на вывод! Да он торго­ вал у меня мертвых. Послушай, Чичиков, ты скотина, ей­ богу. Вот и его превосходительство здесь ... Не правда ли, прокурор? Уж ты, брат, ты, ты... Я не отойду от тебя, пока не узнаю, зачем ты покупал мертвые души. Послу­ шай, Чичиков, ведь тебе, право, стыдно. У тебя, ты сам знаешь, нет лучшего друга, как я. Вот и его превосходн­ тельство здесь... Не правда ли, прокурор? .. Вы не повери­ те, ваше превосходительство, как мы друг к другу привя­ заны ... То есть просто, если бы вы сказали, вот я здесь стою, а вы бы сказали: «Ноздрев, скажи по совести, кто тебе дороже - отец родной или Чичиков?» Скажу - Чи- 127
чиков, ей-боrу! Позволь, душа, я влеплю тебе один безе ... Уж вы позвольте, ваше превосходительство, поцеловать мне его... Да, Чичиков, уж ты не противься, одну безешку позволь напечатлеть тебе в белоснежную щеку твою... Чичиков приподнимается с искаженным лицом, ударяет Ноздрева в rpy.zu,. Тот отлетает. Один безе. (Обнимает губернаторскую дочку и целует ее.) Дочка пронзнтельно вскрикивает. Гул. Все встают. Губернатор. Этоужениначтонепохоже. Вывес­ ти его! Слуrи начинают выводить Ноздрева и Мижуева. Гул. Поздрев (за сценой). Зять мой! Мижуев! Губернатор дает знак музыке. Та начинает туш, но останавливается. Чичиков начинает пробираться к выходу. Дверь открывается, и в неА появляется булава швейцара, а затем К о роб о ч ха. Гробовое молчание. К о роб о ч к а. Почем ходят мертвые души? Молчание. Место Чичикова пусто. Занаsес КАРТИНА ДЕВЯТАЯ Первый (перед занавесом) . ... Весь город заговорил про мертвые души и губернаторскую дочку. Про Чичико­ ва и мертвые души. Про губернаторскую дочку и Чичи­ кова. И все, что ни есть, поднялось. Как вихорь, взмет­ нулся дотоле, казалось, дремавший город. Показался какой-то Сысой Пафнутьевич и Макдона.JJьд Карлович, о которых и не слышно было никогда. В гостиных затор­ чал какой-то длинный с прострелеиной рукой. На улицах показапись крытые дрожки, неведомые линейки, дребез­ жалки, колесосвистки. Всякий, как баран, остановился, выпучив глаза ... 128
За занавесом слышен звон дверного колокольчика. И заварилась каша. (Скрывается.) Занавес 011<рываетс:я. Комната голубого цвета. ПоnугаА качается в кольце. Софья Ивановна (влетая). Вызнаете,АннаГри­ горьевна, с чем я приехала к вам? Анна Григорьевна. Ну, ну! Софья Ивановна. Вы послушайте только, что я вам открою. Ведь это история ... Сконапель истоар! .. I Анна Григорьевна. Ну, ну! .. Софья Ивановна. Вообразите, приходит сегодня ко мне протопопша, отца Кирилла жена, и что б вы ду­ мали, наш-то приезжий, Чичиков, каков? А? АннаГригорьевна. Как, неужели он протопоп­ ше строил куры?! Софья Ивановна. Ах, Анна Григорьевна, пусть бы еще куры. Вы послушайте, что рассказала протопоп­ ша. Коробочка, оказывается, остановилась у нее. Приез­ жает бледная как смерть и рассказывает. В глухую пол­ ночь раздается у Коробочки в воротах стук ужасней­ ший ... и кричат: «Отворите, отворите, не то будут выло­ маны ворота! .. » АннаГригорьевна. Ах,прелесть,таконзаста­ руху принялся?.. Ах, ах, ах ... Софья Ивановна. Да ведь нет, Анна Григорьев­ на, совсем не то, что вы полагаете. РезкиА кодокольчик. Анна Григоръевна. Неужеливице-rубернаторша приехала? Параша, кто там?.. Макдональд Карлович (входя). Анна Григо- рьевна. Софья Ивановна. (Целует ручки.) Анна Григорьевна. Ах,МакдональдКарлович! Макдональд Карлович. Вы слышали?! АннаГригорьевна. Да,какже.ВотСофьяИва­ новна рассказывает. Софья Ивановна. Вообразите себетолько, явля­ ется вооруженный с ног до головы, вроде Ринальдо Ри­ нальдини. 1 Так называемая история (фр.). SМА5yaruoo.т6 129
МакдональдКарлович. Чичиков?! Софья Ивановна. Чичиков.Итребует:продайте, говорит Коробочке, все души, которые умерли ... Макдональд Карлович. Ай, яй, яй ... Софья Ивановна. Коробочка отвечаеточень ре­ зонно. Говорит: я не могу продать, потому что они мерт­ вые... Нет, говорит, не мертвые ... Кричит, не мертвые ... Это мое дело знать! .. Если б вы знали, как я перетрево­ жилась, когда услышала все это ... Макдональд Карлович. Ай, яй, яй, яй ... Анна Григорьевна. Что бы такое могли значить мертвые души? Муж мой говорит, что Ноздрев врет! Софья Ивановна. Да как же врет?.. Коробочка говорит: я не знаю, что мне делать! Заставил меня подпи­ сать какую-то фальшивую бумагу и бросил на стол ассиг­ нациями пятнадцать рублей ... Макдональд Карлович. Ай, яй, яй, яй ... (Не­ ожиданно целует руки Анне Григорьевне и Софье Иванов­ не.) До свидания, Анна Григорьевна. До свидания, Софья Ивановна. Анна Григорьевна. Куда же вы, Макдональд Карлович? Макдональд Карлович. КПрасковьеФедоров­ не. (От двери.) Здесь скрывается что-то другое - под мертвыми душами. (Убегает.) Софья Ивановна. Я, признаюсь, тоже думаю... А что ж, вы полагаете, здесь скрывается? Анна Григорьевна. Мертвыедуши... Софья Ивановна. Что, что?.. АннаГригорьевна. Мертвыедуши... Софья Ивановна. Ах, говорите, ради Бога! АннаГригорьевна. Это просто выдумано для прикрытия. А дело вот в чем: он хочет увезти губерна­ торскую дочку! Софья Ивановна. Ах, Боже мой. Уж этого я бы никак не могла предполагать. АннаГригорьевна. Ая,кактольковыоткрыли рот, сейчас же смекнула, в чем дело. Колокольчик. Софья Ивановна. Каковоже,послеэтого,инсти­ тутское воспитание. Уж вот невинность! 130
АннаГригорьевна. Жизнь моя, какая невин­ ность! Она за ужином говорила такие речи, что, призна­ юсь, у меня не хватит духу произнести их. Сысой Пафнутьевич (входит). Здравствуйте, Анна Григорьевна! Здравствуйте, Софья Ивановна. АннаГригорьевна. Сысой Пафнутьевич, здрав­ ствуйте. Сысой Пафнутьевич. Слышали про мертвые души? Что за вздор, в самом деле, разнесли по городу? Софья Ивановна. Какой же вздор, Сысой Паф­ нутьевич, он хотел увезти губернаторскую дочку. Сысой Пафнутьевич. Ай, яй, яй, яй. Но как же Чичиков, будучи человеком заезжим, мог решиться на такой пассаж? Кто мог помогать ему? СофьяИвановна.АНоздрев? Сысой Пафнутьевич (хлопнув себя по лбу). Ноздрев... Ну, да ... АннаГригорьевна. Ноздрев! Ноздрев! Он род­ ного отца хотел продать или лучше - проиграть в карты. Резкий колокольчик. Сысой Пафнутьевич. До свидания, Анна Гри­ горьевна. До свидания, Софья Ивановна. (В дверях стал­ кивается с входящим Прокурором.) Пр о кур о р. Куда ж вы, Сысой Пафнутьевич? Сысой Пафнутьевич. Некогда, некогда, Анти- патор Захарьевич. (Выбегает.) Пр о кур о р. Софья Ивановна. (Целует ручку.) АннаГригорьевна.Тыслышал? Пр о кур о р (больным голосом). Что еще, матушка?.. Мертвые души - выдумка, употреблены только для при­ крытия. Софья Ивановна. Он думал увезти губернатор­ скую дочку. Пр о кур о р. Господи! .. Софья Ивановна. Ну,душечка,АннаГригорьев- на, я еду, я еду... Анна Григорьевна. Куда? Софья Ивановна. Квице-губернаторше. АннаГригорьевна.Иясвами.Янемогу! .11 так nеретревожилась. Параша... Параша ... Обе дамы исчезают. Слышно, как прогрохотали дрожю 131
Прокурор. Параша! Параша. Чегоизволите? П рок у р о р . Вели Андрюшке никого не принимать ... Кроме чиновников... А буде Чичиков приедет, не прини­ мать. Не приказано, мол. И это, закуску... Пар а ш а. Слушаю, Антипатор Захарьевич. (Ухо­ дит.) Прокурор (один). Что ж такое в городе делается? (Крестится.) C.IIЬiwнo, как nролетели дрожки с rрохотом, затем заrремеп оnять колокопьчик в д~~ерАх. ПоспьJшапнсь смуr11ые гопоса Парашн н Андрюши. Потом стихло. Поnуrай внезаnно: ссНоздрев! Ноздрев!>> Господи. И птица уже! Нечистая сила! (Крестится.) Orurть колокольчик. Ну пошла писать губерния! Заварилась каша. ПОСЛЬ1шапнсь голоса. Входп: П очтмеА стер, П редседатсль, ПолицеАмсАстер. Полицеймейстер. Здравствуйте, Антипатор За­ харьевич. Вот черт принес этого Чичикова. (Выпивает рюмку.) Председатель. У меня голова идет кругом. Я, хоть убей, не знаю, кто таков этот Чичиков. И что это такое - мертвые души. Почтмейстер. Как человек, судырь ты мой, он светского лоску... Полицеймейстер. Воля ваша, господа, этодело надо как-нибудь кончить. Ведь это что же в городе... Одни говорят, что он фальшивые бумажки делает. Нако­ нец - странно даже сказать - говорят, что Чичиков - переодетый Наnолеон. Пр о кур о р. Господи, Господи... По лицей м ей стер. Я думаю, что надо поступить решительно. Пред·седа т ель. Как же решительно? Поп и ц ей м ей стер. Задержать его, как подозри­ тельного человека. Председатель. А если он нас задержит, как подо­ зрительных людей? Пол.ицеймейстер. Кактак? 132
Председатель. Ну, а если он с тайными поруче­ ниями. Мертвые души ... Гм ... Будто купить ... А может быть, это разыскание обо всех тех умерших, о которых было подано: «от неизвестных случаев»? Почтмейстер. Господа, я того мнения, что это дело надо хорошенько разобрать, и разобрать камераль­ но - сообща. Как в английском парламенте. Чтобы до­ сконально раскрыть, до всех изгибов, понимаете. Полицеймейстер. Что ж, соберемся. Председатель. Да! Собраться и решить вкупе, что такое Чичиков. Колокольчик. Голос Андрюшки за сценой «Не nриказано nринимать». Голос Чичикова. «Как, что ты? Видно, не узнал меня? Ты всмотрись хорошенько в лицо». Чиновники затихают. Поnугай неожиданно: «Ноздрев». Полицеймейстер. Чш ... (Бросается к попугаю, накрывает его платком.) Голос Андрюшки· «Как не узнать. Ведь я вас не вnервой вижу. Да вас-то и не вспено nускать••. Голос Чичикова <<Вот тебе на. Отчего? Почему?» Голос Андрюшки: <<Такой nриказ». Голос Чичикова: <<Непонятно». Слышно, как грохнула дверь. Пауза. Полицеймейстер (шепотом). Ушел! Заиагее АКТ ЧЕТВЕРТЫЙ КАРТИНА ДЕСЯТАЯ Вечер. Кабинет Поnнцеймейстера. В стороне приготовпена закуска. На стене портрет шефа особого корпуса жандармов графа А[лсксандра] Христ[офоровича] Бенкендорфа. По л и ц ей м ей стер (квартальному). Придет? К вар т а ль н ы й . Был очень рассержен, отправил меня к черту. Но, когда прочитал в записке, что будут карты, смягчился. Придет. Стух. Входят П рсдссдатель, Прокурор и П очтмсЯстср. ЖандармекиЯ полковник сидит в отдалении. 133
По л и ц ей м ей стер. Ну, господа, в собственных бумагах его порыться не мог. Из комнаты не выходит, чем-то заболел. Полощет горло молоком с фигой. При­ дется расспросить людей. (В дверь.) Эй! Входит С ел и фа н, с кнуrом, снимает wamcy. Ну, любезный, рассказывай про барина. С ел и фа н. Барин как барин. Полицеймейстер. Скемводился? С е л и ф а н . Водился с людьми хорошими, с господи­ ном Перекроевым ... Полицеймейстер. Гдеслужил? С е л и фа н . Он сполняет службу государскую, сколес­ екий советник. Был в таможне, при казенных построй­ ках ... Полицеймейстер. Какихименно? Пауза. Ну, ладно. Селифан. Лошади три. Одна куплена три года назад тому. Серая выменена на серую. Третья - Чуба­ рый - тоже куплена. По л и ц ей м ей стер. Сам-то Чичиков, действитель­ но, называется Павел Иванович? С е л и фа н . Павел Иванович. Гнедой - почтенный конь, он сполняет свой долг. Я ему с охотой дам лиш­ нюю меру, потому что он почтенный конь. И Заседа­ тель - тож хороший конь. Тпрр! .. Эй, вы, други почтен­ ные! .. Полицеймейстер. Тыпьянкаксапожник. Селифан. С приятелем поговорил,потому чтосхо­ рошим человеком можно поговорить, в том нет худого... и закусили вместе ... Полицеймейстер. Вотятебякаквысеку,такты у меня будешь знать, как говорить с хорошим человеком. С е л и фа н {расстегивая армяк). Как милости вашей будет завгодно, коли высечь - то и высечь. Я ничуть не nрочь от того. Оно и нужно посечь, по"{ому что мужик балуется. (Взмахивает кнутом.) Полицеймейстер (хмуро). Пошел вон. Селифан (уходя). Tnpp... Балуй ... По л и ц е й м ей стер (выzлянувшему t1 дtlерь Квар­ тальному). Петрушку. '34
Петруwка входитмертво пьяный. Пр о кур о р. В нетрезвом состоянии. Полицеймейстер (с досадой). А, всеrда таков. (Петрушке.) Кроме сивухи, ничеrо в рот не брал? Хорош, очень хорош. Уж вот, можно сказать, удивил красотой Европу. Рассказывай про барина. Молчание. Председатель (Петрушке). С Перекраевым во­ дился? Молчание. Почтмейстер. Лошадейтри? Молчание. Полицеймейстер. Пошелвон,сукинсын. Петрушку уводят. Жандар м ски й полков н и к (из угла). Нужно сделать несколько расспросов тем, у которых были купле­ ны души. Полицеймейстер (Квартальному). Коробочку привезли? Попроси ее сюда. Коробочка входит. Председатель. Скажите, пожалуйста, точно ли к вам в ночное время приезжал один человек, покушавший­ ся вас убить, если вы не отдадите каких-то душ? К о робочка . Возьмите мое положение... Пятнад­ цать рублей ассигнациями! .. Я вдова, я человек неопыт­ ный ... Меня не трудно обмануть в деле, в котором я, при­ знаться, батюшка, ничеrо не знаю. Председатель. Да расскажите прежде пообстоя­ тельнее, как это ... Пистолеты при нем были? К о робочка. Нет, батюшка, пистолетов я, оборони Боr, не видала. Уж, батюшка, не оставьте. Поясните, по крайней мере, чтобы я знала цену-то настоящую. Председатель. Какую цену, что за цена, матуш­ ка, какая цена? К о робочка. Да мертвая-то душа почем теперь ходит? 135
Прокурор. О, Господи! .. Полицеймейстер. Даонадураотродуилирех­ нулась. К о робочка. Что же пятнадцать рублей. Ведь я не знаю, может, они пятьдесят или больше ... Жандармскийполковник.Апокажитебумаж­ ку. (Грозно.) По-ка-жи-те бумажку! (Осматривает бу­ мажку.) Бумажка как бумажка. Коробочка. Да вы-то, батюшка, что ж вы-то не хотите мне сказать, почем ходит мертвая душа? Председатель. Да помилуйте, что вы говорите! Где же видано, чтобы мертвых продавали?! К о роб о ч к а. Нет, батюшка, да вы, право... Теперь я вижу, что вы сами покупщик. Председатель. Я председатель, матушка, здешней палаты. К о робочка. Нет, батюшка, вы это, уж того... Сами хотите меня обмануть... Да ведь вам же хуже, я б вам продала и птичьих перьев. Председатель. МатушJ<а, говорю вам, что я пред­ седатель. Что ваши птичьи перь.я, не покупаю ничего! К о робочка. Да Бог знает, может, вы и председа­ тель, я не знаю... Нет, батюшка, я вижу, что вы н сами хотите купить. Председатель. Матушка, я вам советую поле­ читься. У вас тут недостает. Коробочку Yдa.IUDOT. Полицеймейстер. Фу,дубиноголовая старуха! Ноздрев (входит). Ба... ба ... ба ... прокурор. Ну а где губернские власти, там и закуска. (Выпивает.) А где же карты? Полицеймейстер. Скажи, пожалуйста, что за притча в самом деле, эти мертвые души? Верно ли, что Чичиков скупал мертвых? Н оздр ев (выпив). Верно. Пр о кур о р . Логики нет никакой. Председатель. К какому делу можно приткнуть мертвых? Ноздрев. Накупил на несколько тысяч. Да я и сам ему продал, потому что не вижу причины, почему бы не продать. Ну вас, ей-богу. Где карты? 136
По л и це й м ей стер. Позволь, потом. А зачем сюда вмешалась губернаторская дочка? Н о з др е в . А он подарить ей хотел их. (Выпивает.) Про кур ор. Мертвых?! По л и ц ей м ей стер. Андроны едут, сапоги всмят­ ку ... Пр о кур о р . Не шпион ли Чичиков? Не старается ли он что-нибудь разведать? Н о з др е в. Старается. Шпион. Прокурор. Шпион? Ноздрев. Ещевшколе - ведьяснимвместеучил­ ся - его называли фискалом. Мы его за это поизмяли так, что нужно было потом приставить к одним вискам двести сорок пиявок. Прокурор. Двестисорок? Ноздрев. Сорок. Полицеймейстер. Анеделательли онфальши­ вых бумажек? Н о з др е в . Делатель. (Выпивает.) Да, с этими бу­ мажками вот уж где смех был! Узнали однажды, что в его доме на два миллиона фальшивых ассигнаций. Ну, нату­ рально, опечатали дом его. Приставили караул. На каж­ дую дверь по два солдата, И Чичиков переменил их в одну ночь. На другой день снимают печати... все ассигна~ ции настоящие. Полицеймейстер. Вот что, ты лучше скажи, точно ли Чичиков имел намерение увезти губернаторскую дочку? Ноздрев (выпив). Да я сам помогал в этом деле. Да если бы не я, так и не вышло бы ничего. Жандармский полковник. Гдебылоположено венчаться? Н о з др е в . В деревне Трухмачевке... поп отец Сидор... за венчанье семьдесят пять рублей. Почтмейстер. Дорого. Ноздрев. И тобы несогласился!Дая его припуr­ нул. Перевенчал лабазника Михайлу на куме... я ему и коляску свою даже уступил... И переменные лошади мои ... Полицеймейстер. Кому?Лабазнику?Попу? Н оздр ев. Да ну тебя! Ей-богу... Где карты? Зачем потревожили мое уединение? Чичикову. П рок у р о р . Страшно даже сказать... Но по городу распространился слух, что будто Чичиков... Наполеон. 137
Ноздрев. Без сомнения. Чиновники застывают. Прокурор. Нокакже? Н о з др е в. Переодетый ... (Выпивает.) Председатель. Но ты уж, кажется, пули начал лить ... Н о з др е в. Пули?.. (Таинственно.) Стоит, а на верев­ ке собаку держит. Прокурор. Кто?! Н о з др е в . Англичанин. Выпустили его англичане с острова Елены. Вот он и пробирается в Россию, будто бы Чичиков. Не-ет. А в самом деле он вовсе не Чичиков. (Льянеет. Надевает треугольную шляпу Лолицеймейс­ тера.) Полицеймейстер. Черт знает что такое. Да ну, ей-богу. А ведь сдает на портрет Наполеона! Ноздрев ложится. Пьян! Пауза. Почтмейстер. А знаете ли, господа, кто это Чи­ чиков? Все.Акто?!.. П о ч т м ей стер. Это, господа, судырь мой, не кто другой, как капитан Копейкин ... Председатель. КтотаковэтоткапитанКопейкин? Почтмейстер (зловеще). Так вы не знаете, кто таков капитан Копейкин?.. Полицеймейстер. Незнаем! П о ч т м ей стер . После кампании двенадцатого года, судырь мой, - вместе с ранеными прислан был и капитан Копейкин. Пролетная голова, привередлив, как черт, забубеж какой-то... Под Красным ли или под Лейп­ цигом, только, можете себе вообразить, ему оторвало руку и ногу. Безногий черт, на воротнике жар-птица! .. Послышался стук деревянноii ноги. Чиновники прнтихлн. ... Куда делся капитан Копейкин, неизвестно, но появи­ лась в рязанских лесах шайка разбойников, и атаман-то этой шайки был, судырь ты мой, не кто иной, как... 138
Стук в дверь. Копейкин. КапитанКопейкин. Пр о кур о р. А-а! (Падает и умирает.) Председатепь и Почтмейстер выбегают. Полицейместер (испуганно). Что вам угодно? К о п е й к и н . Фельдъегерского корпуса капитан Ко­ пейкин. Примите пакет. Из Санкт-Петербурга. (Кашляет и исчезает.) Полицеймейстер. Фельдъегерь! (Вскрывает и читает.) Поздравляю вас, Илья Ильич, в губернию нашу назначен генерал-губернатор. Вот приедет на рас­ хлебку! Жандармский полковник. Алексей Иванович, Чичикова арестовать как подозрительного человека. По л и ц ей м ей стер. Батюшки, что с прокурором­ то! Батюшки... Воды, кровь пустить!.. Да он никак умер!! .. Н о з др е в (проснувшись). Я вам говорил! .. За//а11ес КАРТИНА ОДИННАДЦАТАЯ Первый....А он попробовал было еще зайти кой к кому, чтобы узнать, по крайней мере, причину, и не до­ брался никакой причины! ... Как полусонный, бродил он по городу, не будучи в состоянии решить, он ли сошел с ума, чиновники ли по­ теряли голову, во сне ли все это делается или наяву зава­ рилась дурь почище сна ... Ну, уж коли пошло на то, так мешкать более нечего, нужно отсюда убираться поско­ рее! .. Номер в гостинице. Вечер. Свеча. Чичиков. Петрушка!Селифан! Селифан. Чегоизволите? Чичиков. Будьготов!Назареедемотсюда. Селифан. Да ведь, Павел Иванович, нужно бы ло­ шадей ковать. 139
Чичиков. Подлецты!Убитьты меняtобрался?А? Зарезать? А? Разбойник! Страшилище морское! Три неде­ ли сидели на месте, и хоть бы заикнулся, беспутный, а те­ перь к последнему часу пригнал. Ведь ты знал это преж­ де, знал? А? Отвечай! Селифан. Знал. Петр ушка. Вишь ты, как оно мудрено получилось. И знал ведь, да не сказал. Чичиков. Ступай,приведикузнеца,чтобвдвачаса все было сделано. Слышишь? А если не будет, я тебя в рог согну и узлом завяжу. Селифан н Петрушка выходRТ. Чичиков садится и задумывается. П ер в ы й . ... В продолжение этого времени он испы­ тал минуты, когда человек не принадлежит ни к дороге, ни к сидению на месте, видит из окна плетущихся в су­ мерки людей, стоит, то позабываясь, то обращая вновь какое-то притупленное внимание на все, что перед ним движется и не движется, и душит с досады какую-нибудь муху, которая жужжит и бьется под его пальцем. Бедный, неедущий путешественник! .. Стук в д11ерь. ПоJIВЛЯется Н о з др е в. Н о з др е в . Вот говорит пословица: для друга семь верст не околица... Прохожу мимо, вижу свет в окне, дай, думаю, зайду... Прикажи-ка набить мне трубку. Где твоя трубка? Чичиков.Даведьянекурютрубки. Ноздрев. Пустое, будто я не знаю, что ты куряка. Эй, Вахрамей! Чичиков. НеВахрамей,аПетрушка. Ноздрев. Какже,даведьутебя преждебылВахра­ мей. Чичиков. НикакогонебылоуменяВахрамея. Н о з др е в . Да, точно, это у Дерябина Вахрамей. Во­ образи, Дерябину какое счастье... Тетка его поссорилась с сыном ... А ведь признайся, брат, ведь ты, право, препод­ ло поступил тогда со мною, помнишь, как играли в шашки? Ведь я выиграл... Да, брат, ты просто поддедю­ лил меня. Но ведь я, черт меня знает, никак не могу сер­ диться! Ах, да я ведь тебе должен сказать, что в городе все против тебя, они думают, что ты делаешь фальшивые 140
бумажки ... Пристали ко мне, да я за тебя горой ... Нагово­ рил, что я с тобой учился ... и отца знал ... Чичиков. Яделаюфальшивыебумажки?! Н 0 э др е в. Зачем ты, однако ж, так напугал их! Они, черт знает, с ума сошли со страху... Нарядили тебя в раз­ бойники и в шпионы, а прокурор со страху умер, завтра будет поrребение. Они боятся нового генерал-губернато­ ра. А ведь ты ж, однако ж, Чичиков, рискованное дело затеял! Чичиков. Какоерискованноедело? Н о э др е в . Да увезти губернаторскую дочку. Чичиков. Что? Что ты путаешь? Как увезти губер- наторскую дочку? Я - причина смерти прокурора. Bxo.wrr Сеnифан н Петруwка с испуганными физиономиями. Послышалось за сценой бряканис шпор. Петр ушка. Павел Иванович, там за вами полицей­ мейстер с квартальными. Чичиков. Как, что это?.. Н оэдр ев (свистит). Фью. (Внезапно и быстро скрывается через окно.) Bxo.wrr Полицеitмейстер, Жандармский попковник и Квартальный. П о л и ц ей м ей стер. Павел Иванович, приказано вас сейчас же в острог. Чичиков. Алексей Иванович, за что?.. Как это? .. Без суда?.. Безо всего! .. В острог ... Дворянина? .. Жандармский полковник. Не беспокойтесь, есть приказ губернатора. Полицейме~стер. Васждут. Чичиков. Алексей Иванович, что вы?.. Выслушай­ те... Меня обнесли враги ... Я... Бог свидетель, что эдесь просто бедственное стечение обстоятельств... Полицеймейстер. Взять вещи. Квартальный завязывает шкатупху, берет чемодан. Ч и ч и к о в . Позвольте. Вещи... Шкатулка,.. Там все имущество, которое кровным потом приобрел... Там кре­ пости ... Жандармский полковник. Крепости-то и нужны. 141
Чичиков (отчаянно). Ноздрев! (ОборачиваеmСR.) Ах, нету... Мерзавец! Последний негодяй. За что же он зарезал меня?! Квартапьныii берет его под руку. Спасите! Ведут в острог! На смерть! Его увоJUП, Селифан н Петрушка стоят безмолвны, смотрят друг на друга. Зана1ес КАРТИНА ДВЕНАДЦАТАЯ Арестнос помещение. Первый . ...С железной решеткой окно. Дряхлая печь. Вот обиталище. И вся природа его потряслась и размягчилась. Расплавляется и платина - твердейший из металлов, когда усилят в горниле огонь, дуют меха и вос­ ходит нестерпимый жар огня, белеет, упорный, и превра­ щается в жидкость, подцается и крепчайший муж в гор­ ниле несчастий, когда они нестерпимым огнем жгут от­ верделую природу... ... И плотоядный червь грусти страшной и безнадеж­ ной обвился около сердца! И точит она это сердце, ничем не защищенное... Ч и ч и к о в . Покривил!.. Покривил, не спорю, но ведь покривил, увидя, что прямой дорогой не возьмешь и что косою больше напрямик. Но ведь я изощрился... Для чего? Чтобы в довольстве прожить остаток дней. Я хотел иметь жену и детей, исполнить долг человека н гражданина, чтоб действительно потом заслужить уваже­ ние граждан и начальства! Кровью нужно было добыть насущное существование! Кровью! За что же такие удары? Где справедливость небес? Что за несчастье такое, что как только начнешь достигать плодов и уж касаться рукой, вдруг буря и сокрушение в щепки всего корабля? Я разве разбойник? От меня пострадал кто-ни­ будь? Разве я сделал несчастным человека? А эти мерзав­ цы, которые по судам берут тысячи, и не то чтобы из казны, не богатых грабят, последнюю копейку сдирают с 142
того, у кого нет ничего. Сколько трудов, железного тер­ пения, и такой удар... За что? За что такая судьба? (Раз­ рывает на себе фрак.) Первый . ...Тсс! Тсс! За cueнoil послышалась печальная музыка н пение. (Чичиков утихает и смотрит в окно.) А, прокурора хо­ ронят. (Грозит кулаком окну.) Весь город мошенники. Я их всех знаю! Мошенник на мошеннике сидит и мошен­ ником погоняет. А вот напечатают, что скончался, к при­ скорбию подчиненных и всего человечества, редкий отец, примерный гражданин, а на поверку выходит - свинья! П ер в ы й . ... Несчастный ожесточенный человек, еще недавно порхавший вокруг с резвостью, ловкостью свет­ ского человека, металея теперь в непристойном виде, в разорванном фраке, с окровавленным кулаком, изливая хулу на вражеские силы. Стук. Входят Полицеi!меi!стер и Жандармский полковник. Чичиков {прикрывая разорванный ворот фрака). Благодетели ... Жандармский полковник. Что ж, благодете­ ли. Вы запятнали себя бесчестнейшим мошенничеством, каким когда-либо пятнал себя человек. (Вынимает бума­ ги.) Мертвые? Каретник Михеев! Чичиков. Я скажу... я скажу всю истину дела. Я виноват, точно, виноват... Но не так виноват ... Меня об­ несли враги ... Ноздрев. Жандармский полковник. Врешь! Врешь. (Распахивает дверь. В соседнем помещении видно зерцало и громадный портрет Николая/.) Воровство, бесчестнейшее дело, за которое кнут и Сибирь! Чичиков (глядя на портрет). Губитель! .. Губи­ тель... Зарежет меня как волк агнца ... Я последний него­ дяй! Но я человек, ваше величество! Благодетели, спасите, спасите... Искусил, шельма, сатана, изверг человеческого рода, секретарь опекунского совета... Жандармский полковник (тихо). Заложить хотели? Чичиков (тихо). Заложить. Благодетели, спасите ... Пропаду, как собака... 143
Жандармский полковник. Что ж мы можем сделать? Воевать с законом? Чичиков. Вы все можете сделать! Не закон меня страшит. Я перед законом найду средства... Только бы средство освободиться ... Демон-искуситель сбил, совлек с пути, сатана... черт ... исчадие ... Клянусь вам, поведу от­ ныне совсем другую жизнь. (Пауза.) По л и ц ей м ей стер (тихо, Чичикову). Тридцать тысяч. Тут уж всем вместе - и нашим, и полковнику, и генерал-губернаторским. Чичиков (шепотом). И я буду оправдан? По л и це й м ей стер (тихо). Кругом. Чичиков (тихо). Но позвольте, как же я могу? Мои вещи, шкатулка... Все запечатано. По л и ц ей м ей стер (тихо). Сейчас все получите. Чичиков.Да...Да... Полиuеliмеikтер вынимает из соседней комнаты wкатупху, вскрывает ее. Чичиков вынимает деньги, подает Полицеiiмеiiстеру. Жандармский полковник (тихо, Чичикову). Убирайтесь отсюда как можно поскорее, и чем дальше - тем лучше. (Рвет крепости.) Послышались колокольчики троi!ки, под:ьехапа бричха. Чичиков оживает. Эй! .. Чичиков вздрагивает. По л и цей м ей стер. До свидания, Павел Ивано­ вич! (Уходит вместе с Жандармским полковником.) Раскрывается дверь, входят Селифан и Пструwка - взволиованы. Чичиков. Ну, любезные... (Указывая на шкатулку.) Нужно укладываться да ехать.. . С е л и ф а н (страстно). Покатим, Павел Иванович! Покатим!.. Дорога установилась. Пора уж, право, вы­ браться из города, надоел он так, что и глядеть на него не хотел бы! Тпрру ... Балуй ... Петр ушка . Покатим, Павел Иванович! (Накидыва­ ет на Чичикова шинель.) Все трое выходят. Послышались колокопьчики. 144
Первый ....В дорогу! В дорогу! Сначала он не чув­ ствовал ничего и поглядывал только назад, желая уве­ риться, точно ли выехал из города. И увидел, что город уже давно скрылся. Ни кузниц, ни мельниц, ни всего того, что находится вокруг городов, не было видно. И даже белые верхушки каменных церквей давно ушли в землю. И город как будто и не бывал в памяти, как будто проезжал его давно, в детстве! .. О, дорога, дорога! Сколько раз, как погибающий и тонущий, я хваталея за тебя, и ты всякий раз меня вели­ кодушно выносила и спасала. И сколько родилось в тебе замыслов и поэтических грез ... Конец Моск1а, 1930
АДАМИЕВА Пьеса 1 четырех актах Участь смельчаков, считавших, что rаз11 бояться исчсrо, вс:сrда была одинакова - смерть! «БОСВЫС ГВЗЫII ... и не буи;у больше поражать вс:сrо жи­ вущего, как с:депал. Впрс.~U> во вес дин Земли сеяние и жатва не прскратятс:я... Из нсизвсс:тной книrн, найденной Маркизовым ДЕЙСТВУЮЩИЕ: Ева ВоАксвич, 23-хлет. Адам Крас:овс:киii, инженер, 28 лет. Ефрос:имов Александр Ипnолитович, акаде- мик, 41 rод11. Дараrан, авиатор, 37лет. По н чик- Н сп обеда, литератор, 35 лет. Захар Севастьянович Маркизов, иэmанныА иэ профс:оюза, 32-х лет. А н я , домработница, лет 23-х. ТУллеР 1-А } двоюродные братья. Туплер 2-R Клавдия Петровна, врач-психиатр, лет 35. Мария Вируэс:, женщина-авиатор,лет28. Де- Тимонеда, авиатор. Зевальд, авиатор. Павлов, авиатор.
АКГI Май в Ленинrраде. Комната в nервом этаже, и окно открыто во двор. Нанболее nримечательной частью обстановки является висящая над столом ламnа nод густым абажуром. Под нею хорошо nасьянс раскладывать, но всякая мысль о nасьянсах искmочается, лишь только у ламnы nоявляется лицо Ефросимова.Также заметен громкоговоритель, нз которого течет звучно н мягко ссФауст» из Мариинекого театра. Во дворе изредJСа слышна гармоника. Рядом с комнатой nередняя с телефоном. Адам (целуя Еву). А чудная опера этот «Фауст». А ты меня любишь? Ева. Люблю. Адам. Сегодня «Фауст», а завтра вечером мы едем на Зеленый Мыс! Я счастлив! Когда стоял в очереди за билетами, весь покрылся горячим потом и понял, что жизнь прекрасна! .. А н я (входит внезапно). Ах .. . А д а м . Аня! Вы хоть бы это ... как это ... постучалисьl А н я . Адам Николаевич! Я думала, что вы в кухне! Адам. В кухне?Вкухне?Зачем жеябудувкухнеси­ деть, когда «Фауст» идет? А н я расставляет на столе nосуду. А д а м . На полтора месяца на Зеленый Мыс! (Жон- глирует и разбивает стакан.) Ева. Так! .. А н я . Так. Стакан чужой! Дараганов стакан. А д а м . Куплю стакан. Куплю Дарагану пять стака­ нов. А н я . Где вы купите? Нету стаканов. А д а м . Без паники! Будут стаканы к концу пятилет­ ки! Да ... вы правы, Анна Тимофеевна. Именно в кухне я должен быть сейчас, ибо я хотел вычистить желтые туфли. (Скрывается.) А н я. Ах, завидно на вас смотреть, Ева Артемьевна!. И красивый, и инженер, и коммунист. Е в а. Знаете, Анюточка, я, пожалуй, действительно счастлива. Хотя ... впрочем ... черт его знает! .. Да, почему вы не выходите замуж, если вам уж так хочется? 1 В nервоначальном рукоnисном варианте - Ева Маврикиевна. 147
А н я. Все мерзавцы попадаются, Ева Артемьевна. Всем хорошие достались, а мне попадет какая-нибудь иг­ рушечка, ну как в лотерее! И пьет сукин сын! Ева. Пьет? А н я . Сидит в подштанниках, в синем пенсне, читает rрафа Монте-Кристо и пьет с Кубиком. Е в а. Он несколько хулиганистый парень, но очень оригинальный. А н я . Уж на что оригинальный! Бандит с гармони­ кой. Нет, не распишусь. Он на прошлой неделе побил бюрократа из 10-го номера, а его из профсоюза выкину­ ли. И Баранову обманул, алименты ей заставили платить. Это же не жизнь! Е в а. Нет, я проверяю себя, и действительно я, кажет- ся, счастлива. А н я . Зато Дараган несчастлив. Ева. Ужезнаете? Аня. Ясказала. Е в а. Ну, это свинство, Аня! Аня. Да что вы! Не узнает он, что ли? Он сегодня спрашивает: <<А что, Ева придет вечером к Адаму?>> А я говорю: «Придет и останется». - «Как?» - <<А так, - говорю, - что они сегодня расписались!» - «Как!» Ага, ага, покраснели! .. Всю квартиру завлекли! Е в а. Что вы выдумываете! Кого я завлекала? А н я. Да уж будет вам сегодня! Вот и Поичик явится. Тоже влюблен. Е в а. На Зеленый Мыс! Не медля ни секунды, завтра вечером, в мягком вагоне, и никаких Пончиков! Аня выметает оско111Си н выходит. Ада м (влетает). А комната тебе нравится моя? Е в а. Скорее нравится. Да, нравится ... Адам цспует ее. Е в а. Сейчас Аня опять вкатится ... Погоди! Ада м. Никто, никто не придет. (Целует.) Внезапно за окном голоса. Голос Маркнзова: ссБуржуil», голос Ефросимова: сЭто хулиганство!» Голос Маркизова: «Что? Кто это такой - хулиган? A'h> - и на подокоиник со д~~ора вскuнвает Е ф р о с н м о в . Возбужден. Дергается. Ефроснмов худ. 6рит, в глазах туман, а в тумане свечки. Одет в великолепиеllшнй хостюм, так что сразу видно, что он недавно бьш в заграничной комiЩЦНровке, а 148
безукоризненное белье Ефросимова nоказывает, что 011 холост и сам никогда не одевается, а какая-то старуха, уверенная, что Ефросимов nолубог, а не человек, упожит, гладит, наnоминает, утром nодаст .. Через nлечо на ремне у Ефросимова маленький апnарат, не очень nохожий на фотографический. Окружающих Ефрос11мов удивляет странными интонациями 11 жестикуляцией. Е ф рос и м о в . Простите, пожалуйста! Адам. Чтотакое?! Е ф рос и м о в. За мной гонятся пьяные хулиганы! (Соскакивает в комнату.) На nодоко1111ике nоявляется М ар к из о в . Он, как оnисала Аня, в кальсонах, и в синем nенсне, и, несмотря на душный вечер, в nальто с меховым воротником. М ар к и э о в . Кто это хулиган? (В окно.) Граждане! Вы слышали, что я хулиган? (Ефросимову.) Вот я тебя сейчас стукну по уху, ты увидишь тогда, кто эдесь хули­ ган! А д а м . Маркизов! Сию минуту убирайтесь из моей комнаты! Маркизов. Он шляпу надел? А! Е ф рос и м о в . Ради Бога! Он разобьет аппарат! Е в а. Вон из комнаты! (Адаму.) Позвони сейчас же а милицию. А н я (вбежав). Опять, Захар?! Мар к из о в . Я извиняюсь, Анна Тимофеевна! Меня оскорбили, а не Захар! (Еве.) Милицию собираетесь по вечерам беспокоить? Члены профсоюэа? Аня. Уйди,Захар! Маркизов. Уйду-с. (В окно.) Васенька, дружок! И ты, Кубик! Верные секунданты мои! Станьте, друзья, у парадного хода. Тут выйдет из квартиры параэит в сире­ невом пиджаке. Алкоголик-фотограф. Я с ним буду иметь дуэль. (Ефросимову). Но я вам, заграничный граф, не со­ ветую выходить! Ставь себе койку в этой квартире, про­ писывайся у нас в жакте. Пока. (Скрывается.) Аня выбегает. Ефросимов. Я об одном сожалею, что при этой сцене не присутствовало советское правительство. Чтобы я nоказал ему, с каким материалом оно собирается по­ строить бесклассовое общество!.. В окно влетает кирnич. 149
А д а м . Маркизов! Ты сядешь за хулиганство! Ева. Ах,какаядрянь! Ефросимов.Я - алкоголик? Я - алкоголик? Я в рот не беру ничего спиртного, уверяю вас! Правда, я курю, я очень много курю! .. Е в а. Успокойтесь, успокойтесь ... Просто он безоб­ разник. Е ф рос и м о в (дергаясь). Нет, я спокоен! Меня сму­ щает только одно, что я потревожил вас. Сколько же это времени мне в самом деле сидеть в осаде? А д а м . Ничего, ничего. Эти секунданты скоро рассо­ сутся. В крайнем случае я приму меры. Ефросимов. Нетли увас... это ... как называется ... воды? Е в а. Пожалуйста, пожалуйста. Е ф рос и м о в (напившись). Позвольте мне предста­ виться. Моя фамилия ... гм ... Александр Ипполитович ... А фамилию я забыл! .. А д а м . Забыли свою фамилию? Е ф рос и м о в. Ах, Господи! Это ужасно!.. Как же, черт, фамилия? Известная фамилия. На эр... на эр ... По­ звольте: цианбром... фенил-ди.хлор-арсин... Ефросимов! Да. Вот какая фамилия. Ефросимов. А д а м. Так, так, так... Позвольте. Вы! .. Ефросимов. Да, да, именно. (Льет воду.) Я, ко­ ротко говоря, профессор химии и академик Ефросимов. Вы ничего не имеете против? Ева. Мыоченьрады. Ефросимов.Авы?Ккомуяпопалчерезокно? А д а м . Адам Красовский. Ефросимов. Вы- коммунист? Адам. Да. Ефросимов. Очень хорошо. (Еве.) А вы? Ева. Я- ЕваВойкевич. Ефросимов. Коммунистка? Ева. Нет.Я - беспартийная. Е ф рос и м о в . Очень, очень хорошо. Позвольте! Как вы назвали себя? Е в а . Ева Войкевич. Ефросимов. Не может быть! Ева. Почему? Ефросимов. А вы?.. Э ... Е в а. Это мой муж. Мы сегодня поженились. Ну, да, да, да, Адам и Ева!.. 150
Ефросимов. Ага!Ясразуподметил.Авыговори­ те, что я сумасшедший! Е в а . Этого никто не говорил! Ефросимов. Явижу, чтовы этодумаете. Нонет, нет! Не беспокойтесь: я нормален. Вид у меня действи­ тельно, я сознаю... Когда я шел по городу, эти ... ну, вот опять забыл... ну, маленькие ... ходят в школу? .. Ева. Дети? Е ф рос и м о в. Мальчики! Именно они. Свистели, а эти ... ну, кусают. Рыжие. Ада м. Собаки? Ефросимов.Да.Бросалисьнаменя,анауглахэти... А д а м } Милиционеры! Ева Е ф рос и м о в. Косились на меня. Возможно, что я шел зигзагами. В ваш же дом я попал потому, что хотел видеть профессора Буслова, но его нет дома. Он ушел на «Фауста». Разрешите мне только немножко отдохнуть. Я измучился. Е в а . Пожалуйста, пожалуйста. Ждите у нас Буслова. Ада м. Вот мы сейчас закусим ... Ефросимов. Благодарю вас! Вы меня просто оча­ ровали! А д а м . Это фотографический аппарат у вас? Е ф рос и м о в. Нет. Ах! Ну, да. Конечно, фотографи­ ческий. И знаете, раз уж судьба привела меня к вам, по­ звольте мне вас снять! Ева.Я,право.. Ада м. Я не знаю... Е ф рос и м о в . Садитесь, садитесь... Да, но, вино­ ват... (Адаму.) У вашей жены хороший характер? Адам. По-моему, чудный. Ефросимов. Прекрасно! Снять, снять! Пусть живет. Ада м (тихо). Ну его в болото. Я не желаю сни- маться ... Ефросимов. Скажите,Ева,вылюбите? Е в а ....Жизнь? Я люблю жизнь. Очень. Е ф рос и м о в . Молодец! Молодец! Великолепно. Са­ дитесь. Адам (тихо). К черту, к черту, не хочу я сниматься, он сумасшедший! Е в а (тихо). Он просто оригинал, как всякий х.,мик. Брось! {Громко.) Ну, Адам! Я, наконец, прошу тебя! 151
Адам хмуро усаживается рядом с Евоii. В дверь стучат, но Ефросимов занят аппаратом, а Адам и Ева своими позами. В дверях появпяется Поичик-Непобеда , а на окно осторожно взбираетсяМаркизов. Е ф рос и м о в. Внимание! (Из аппарата бьет ослепи­ тельный луч.) По н чик. Ах! (Ослепленный, скрывается.) Мар к из о в. Ах, чтоб тебе! (Скрывается за окном. Луч гаснет.) Е в а. Вот так магний! По н чик (постучав вторично). Адам, можно? Адам. Можно, можно. Входи, Павел! П о н чик входит. Это малый с блестящими глазками, в роговых очках, штанах до колен и клетчатых чу!DСах. По н чик. Здорово, старик! Ах, И Ева здесь? Снима­ лись? Вдвоем? Хе-хе-хе. Вот как-с! Я сейчас. Только при­ веду себя в порядок. (Скрывается.) Е в а . Вы дадите нам карточку? Е ф рос и м о в. О, натурально, натурально. Только не теперь, а немножко погодя. А д а м . Какой странный аппарат. Это заграничный? В первый раз вижу такой ... Послышался дальний тоскпивыii вой собаки. Ефросимов (тревожно). Чего это собака воет? Гм ... Вы чем занимаетесь, Ева ... Е в а. Артемьевна. Я учусь на курсах иностранных языков. Ефросимов. А вы, Адам? Адам. Николаевич! Я - инженер. Е ф рос и м о в . Скажите мне какую-нибудь простень­ кую формулу, ну, к примеру, формулу хлороформа. А д а м . Хлороформа? Хлороформа. Ева, ты не по- мнишь формулу хлороформа? Ева. Яникогдаинезналаее! Адам. Видите ли, я специалист по мостам. Ефросимов. А,тогдаэтовздор... Вздорэти мосты сейчас. Бросьте их! Ну, кому в голову придет сейчас думать о каких-то мостах! Право, смешно... Ну, вы затратите два года на постройку моста, а я берусь взорвать вам его в три минуты. Ну, какой смысл тратить материал и время. Фу, как душно! И почему-то воют псы! Вы знаете, я два месяца 152
просидел в лаборатории и сегодня в первый раз вышел на воздух. Вот почему я так странен и стал забывать простые слова! (Смеется.) Но представляю себе лицо в Европе. Адам Николаевич, вы думаете о том, что будет война? А д а м . Конечно, думаю. Она очень возможна, пото­ му что капиталистический мир напоен ненавистью к со­ циализму. Е ф рос и м о в. Капиталистический мир напоен нена­ вистью к социалистическому миру, а социалистический напоен ненавистью к капиталистическому, дорогой стро­ итель мостов, а формула хлороформа СНСiз! Война будет потому, что сегодня душно! Она будет потому, что в трамвае мне каждый день говорят: «Ишь, шляпу надел!» Она будет потому, что при прочтении газет - (вынимает из кармана две газеты) - волосы шевелятся на голове и кажется, что видишь кошмар. (Указывает в газету.) Что напечатано? «Капитализм необходимо уничтожить». Да? А там (указывает куда-то вдаль) - а там что? А там напечатано - «Коммунизм надо уничтожить». Кошмар! Негра убили на электричес­ ком стуле. Совсем в другом месте, черт знает где, в Бом­ бейекай провинции кто-то перерезал телеграфную прово­ локу, в Югославии казнили, стреляли в Испании, стреля­ ли в Берлине. Завтра будут стрелять в Пенсильвании. Это сон! И девушки с ружьями, девушки! - ходят у меня на улице под окнами и поют: «Винтовочка, бей, бей, бей ... буржуев не жалей!» Всякий день! Под котлом пламя, по воде ходят пузырьки, какой же, какой слепец будет думать, что она не закипит? А д а м . Виноват, профессор, я извиняюсь! Негр - это одно, а винтовочка, бей - это правильно. Вы, профессор Ефросимов, не можете быть против этой песни! Ефросимов. Нет, я вообще против пения наули­ цах. А д а м . Ге ... ге ... ге. Однако! Будет страшный взрыв, но это последний очищающий взрыв, потому что на сто­ роне СССР- великая идея. Е ф рос и м о в . Очень возможно, что это великая идея, но дело в том, что в мире есть люди с другой идеей, и идея их заключается в том, чтобы вас с вашей идеей уничтожить. Адам. Ну, это мы посмотрим! 153
Ефросимов. Оченьбоюсь,чтомногим какразпо­ смотреть ничего не удастся! Все дело в старичках! ... Е в а. Каких старичках?.. Е ф рос и м о в (таинственно). Чистенькие старички, в цилиндрах ходят... По сути дела, старичкам безразлич­ на какая бы то ни было идея, за исключением одной - чтобы экономка вовремя подавала кофеl. Они не приве­ редливы! .. Один из них сидел, знаете ли, в лаборатории и занимался, не толкаемый ничем, кроме мальчишеской лю­ бознательности, чепухой: намешал в колбе разной дряни - вот вроде этого хлороформа, Адам Николаевич, серной кислоты и прочего, - и стал подогревать, чтобы посмотреть - что из этого выйдет. Вышло из этого то, что не успел он допить свой кофе, как тысячи людей легли рядышком на полях, затем посинели, как сливы, и затем их всех на грузовиках свезли в яму. А интереснее всего то, что они были молодые люди, Адам, и решитель­ но не повинные ни в каких идеях. Я боюсь идей! Всякая из них хороша сама по себе, но лишь до того момента, пока старичок профессор не вооружит ее технически. Вы - идею, а ученый в дополнение к ней - мышьяк! .. Е в а (печально под лампой). Мне страшно. Тебя отра­ вят, мой Адам! А д а м. Не бойся, Ева, не бойся! Я надену противо­ газ, и мы встретим их! Ефросимов. С таким же успехом вы можете над­ винуть шляпу на лицо! О, милый инженер! Есть только одно ужасное слово, и это слово «сверю>. Могу себе пред­ ставить идиота в комнате, человека, героя даже! Но сверхидиот? Как он выглядит? Как пьет чай? Какие по­ ступки совершает? Сверхгерой? Не понимаю! Бледнеет фантазия! Весь вопрос в том, чем будет пахнуть. Как ни бился старичок, всегда чем-нибудь пахло, то горчицей, то миндалем, то гнилой капустой и, наконец, запахло неж­ ной геранью. Это был зловещий запах, друзья, но это не «сверх»! «Сверх» же будет, когда в лаборатории ничем не запахнет, не загремит и быстро подействует. Тогда ста­ рик поставит на Пробирке черный крестик, чтобы не спу­ тать, и скажет: «Я сделал, что умел. Остальное - ваше дело. Идеи, столкнитесь!» (Шепотом.) Так вот, Адам 1 В рукописи далее зачеркнуто: «... и чтобы текущий их счет бьш в со­ лидном, а не сомнительном банке>), 154
Николаевич, уже не пахнет ничем, не взрывается и бы­ стро действует. Е в а. Я не желаю умирать! Что же делать? Ефросимов. В землю! Вниз! В преисподнюю, о прародительница Ева! Вместо того, чтобы строить мост, ройте подземный город и бегите вниз! Е в а. Я не желаю ничего этого! Адам, едем скорее на Зеленый Мыс! Ефросимов. Одитя мое!Ярасстроилвас?Ну,ус­ покойтесь, успокойтесь. Забудьте обо всем, что я сказал: войны не будет. Вот почему: найдется, наконец, тот, кто скажет: если уж нельзя прекратить поток идей, обуреваю­ щих, между прочим, и Адама Николаевича, то нужно обуздать старичков. Но за ними с противогазом не уго­ нишься! Требуется что-то радикальное. Смотрите - (на­ кладывает одну кисть руки на другую) - это клетка чело­ вечес~<:ого тела... Теперь - (сдвигает пальцы) - что про­ изошло? Та же прежняя клетка, но щели между частица­ ми ее исчезли, а через эти щели, Адам Николаевич, и проникал старичок! Непонятно? Все спокойно! Поезжайте в Зеленый Мыс! Благословляю вас, Адам и Ева! В JDiepяx бесшумно появляется Д ар а r а н. Он в черном, во всю rруд~. у него вышита серебряная лет11ая птица. Если кто-нибудь найдет этот способ сдвинуть пальцы, то, Адам Николаевич, химическая война не состоится, а сле­ довательно, не состоится и никакая война. Но только весь вопрос в том, кому отдать такое изобретение ... Д ар а г а н (внезапно). Это самый легкий вопрос, про­ фессор. Такое изобретение нужно немедленно сдать Рев­ военсовету Республики ... А д а м . А, Дараган! Вот познакомьтесь: Андрей Да­ раган. Д ар а г а н . Я знаю профессора. Очень приятно. Адам. Ну, Дараган. Сознаюсь- мы расписались се­ годня с Евой. Дараган. И это ужезнаю. Ну, что ж, поздравляю, Ева. Переехали к нам? Соседи будем. Я слушал вас, про­ фессор. Вы прочли нашим командирам лекцию «Улавли­ вание боевых мышьяков». Какой блеск! Ефросимов. Ах,да,да!..Какже...Дачто<<улавли­ вание»- разве их уловишь? 155
Д ар а г а н . Приятно, что в республике трудящнхся имеются такие громадные научные силы, как вы. Ефросимов. Благодарювас.Авычемизволитеза­ ниматься? Дараган. Ну,я чтож?Яслужуреспубликевдолж­ ности командира истребительной эскадрильи. Ефросимов. Ах,так,так... Д ар а г а н . Профессор, вот вы говорили, что воз­ можно такое изобретение, которое исключит химическую войну? Ефросимов.Да. Д ар а г а н . Поразительно! Вы даже спрашивали, куда ero сдать? Е ф р о с и м о в (морщась). Ах, да. Это мучительней­ ший вопрос. Я полагаю, что, чтобы спасти человечество от беды, нужно сдать такое изобретение всем странам сразу. Дараган (темнея). Как? (Пау3а.) Всем странам? Профессор, что вы говорите? Отдать капиталистическим странам изобретение исключительной военной важности? Ефросимов. Ну,акакжебыть,по-вашему? Д ар а г а н . Я поражен. По-моему... Извините, про­ фессор, но я бы не советовал вам нигде даже произносить это... Право ... Адам за спиноЯ Ефросимова делает знах Дараrаиу, обозначающий: «Ефросимов не в своем уме». Д ар а r а н (покосившись на аппарат Ефросимова). Впрочем, конечно, это вопрос очень сложный... А это простое изобретение? Ефроснмов. Я полагаю, что оно будет просто... сравнительно ... По н чик (входя с шумом). Привет, товарищи, nри- вет! Вот и я! Еваl (Целует руку.) Е в а . Знакомьтесь ... По н чик. Литератор - Павел Пончик-Непобеда. Ефросимов. Ефросимов. Вес садRТся за стоп. По н ч и к. Поздравьте, друзья! В Ленинграде боль­ шая литературная новость... Ева. Какая? 156
Пончик. Мой роман принят к печатанью... Двад- цать два печатных листика. Так-то-с... Адам. Читай! Е в а . Вот сейчас закусим ... Пончик. Можночитатьивовремяеды. А д а м . У нас тоже литературная новость: мы, брат, сегодня расписались ... Пончик. Где? Адам. Ну, где... В ЗАГСе ... По н чик. Так... (Пауза.) Поздравляю! Дараган. Авыгде, профессор,живете? Ефросимов. Я живу... Ну, словом, номер 16-й ... Коричневый дом ... Виноват ... (Вынимает записную книж- ку.) Ara. Вот. Улица Жуковского ... Нет ... С этим надо бороться. Д ар а г а н. Только что переехали? Ефросимов. Да нет, третий год живу. Забыл, по­ нимаете ли, название улицы. Е в а. Со всяким может случиться! Дараган. Yry ... П о н ч н х дИКо смотрит на Ефроснмова. Адам. Ну, роман! Роман! По н чик (вынимая рукопись). Впрочем, вам, может быть, скучно слушать? Е в а. Нет, нет! Хотим! Дараган. Дуйте,дуйте! П о н ч и к (вооружается рукописью, и под лампой сразу становится уютно. Читает). «... Красные Зеленя ... Роман. Глава первая. ...Там, где некогда тощую землю бороздили землистые лица крестьян князя Барятинского, ныне Показапись свежие щечки колхозниц. «Эх, Ваня! Ваня!.. » - зазвенело на меже ... » Ефросимов. Тясячу извинений ... Ятолько одинво­ прос: ведь это было напечатано во вчерашней «Вечерке»? П о н ч и к . Я извиняюсь, в какой «Вечерке»? Я читаю рукопись! Е ф рос и м о в . Простите. (Вынимает -газету, показы- вает Пончику.) По н чик (поглядев в газету). Какая сволочь! А! Адам. Кто? По н чик. Марьин-Рощин! Вот кто! Нет, вы послу­ шайте! (Читает в газете.) «...Там, где когда-то хилые 157
поля обрабатывали голодные мужики графа Шереметье­ ва... » Ах, мерзавец! (Читает.) «... теперь работают кол­ хозницы в красных повязках. «Егорка», - закричали на полосе... » Сукин сын! Ева. Списал? По н чик. Как он мог списать? Нет! Мы в одной бригаде ездили в колхоз, и он таскалея за мной по колхо­ зу, как тень, и мы видели одни и те же картины. Д ар а г а н . А имение-то чье? Шереметьева или Баря­ тинского? По н чик. Дондукова-Корсакова именье. Е ф рос и м о в . Что ж! Теперь публике останется ре­ шить одно: у кого из двух эти картины вышли лучше ... По н ч и к . Так ... Так... У кого лучше вышли карти­ ны... У лакировщика и примазавшегося графомана или же у Павла Пончика-Непобеды? Е ф рос и м о в {простодушно). У графомана вышло лучше. По н чик. Мерси. Адам, мерси. (Ефросимову.) Апол­ лон Акимович лично мне в Москве сказал: «Молодец! Крепкий роман!» Ефросимов.Актоэто - Аполлон Акимович? По н чик. Здрасте! Спасибо, Адам... Может быть, гражданин не знает, кто такой Савелий Савельевич? Может быть, он «Войны и мира» не читал? В Главлите никогда не был, но критикует! Е в а . Павел Апостолович! Д ар а г а н. Товарищи! По рюмке водки! В передней звонок телефона. Д ар а r а н выбегает в переднюю и задергивает комнату занавесом. Дараган. Да... Я у телефона. (Пауза. Бледнеет.) Вышла уже машина? (Пауза.) Сейчас! (Вешает трубку, зовет тихонько.) Пончик-Непобеда! Пончик! По н чик (выходит в переднюю). Что это за гусь такой? Д ар а г а н . Это знаменитый химик Ефросимов. Пончик.Такчертеговозьми!Может,онвхимиии смыслит... Д ар а г а н . Погодите, Пончик-Непобеда, слушайте: я сейчас уеду срочно на аэродром. Вы же сделайте следую­ щее: никуда не звоня по телефону и сказав Адаму, чтобы профессор ни в коем случае не вышел отсюда, отправи- 158
тесь и сообщите - первое, что профессор Ефросимов, по моему подозрению, сделал военное величайшей важности открытие. Что это изобретение в виде аппарата надето на нем. Что он здесь. Это раз. Второе- по моему подозре­ нию, он психически расстроен и может натворить вели­ чайшей ерунды в смысле заграницы... Третье - пусть сейчас же явятся и проверят все это. Все. Но, Пончик-Не­ победа, если профессор с аппаратом уйдет отсюда, отве­ чать будете вы по делу о государственной измене. По н чик. Товарищ Дараган, помилуйте... (Резкий стук в дверь квартиры.) Д ар а г а н (открыв дверь, говорит). Не помилую. Еду. (И исчезает без фуражки.) По н чик. Товарищ Дараган, вы фуражку забыли. Дараган (за дверью). Черт с ней! По н чик. Вот навязалась история на мою голову. (Тихонько.) Адам! Адам! А д а м (выходя в переднюю). Что такое? По н чик. Слушай, Адам. Прими меры, чтобы этот чертов химик никуда от тебя со своим аппаратом не ушел, пока я не вернусь. А д а м . Это что обозначает? П о н ч и к . Мы сейчас с Дараганом догадались, что на нем государственное военное изобретение. Аппарат! А д а м . Это фотографический аппарат! П о н ч и к . Какой там фотографический! Адам. А-а! По н ч и к . Я вернусь не один. И помни: отвечать бу- дешь ты! (Бросается в дверь.) Адам (в дверь). Где Дараrан? По н чик (за дверью). Не знаю. А д а м . Что за собачий вечер! (Потрясенный, возвра- щается в комнату.) Ева. АгдеПоичикиДараrан? Адам. Они пошли в магазин. Ева. Вотчудаки!Ведьвсежеесть ... Адам. Они сейчас придут. (Пауза.) Е ф рос и м о в (неожиданно). Боже мой! Жак! Жак! Ах, я дурак! Ведь я же забыл снять Жака... В первую оче­ редь. Господи! Ведь это прямо помрачение ума. Но не может же быть, чтобы все свалилось так внезапно и сию минуту. Успокойте меня, Ева! Что, «Фауст» идет еще? Ах, ах... ах ... (Подходит к окну и начинает смотреть в него.) Ада м (тихо Еве). Ты считаешь его нормальным? 159
Е в а. Я считаю его совершенно нормальным. Ефросимов. «Фауст»идетеще? Е в а. Сейчас. (Открывает громкоговоритель, и отту­ да слышны последние такты сцены в храме, а затем начи­ нается марш.) Идет. Е ф рос и м о в . И зачем физиологу Буслову Фауст? Е в а . Голубчик Алеkсандр Ипполитович, что случи­ лось? Перестаньте так волноваться, выпейте вина! Е ф рос и м о в . Постойте, постойте! Слышите, опять ... Адам (тревожно). Что? Ну, собака завыла. Ее драз­ нит гармоника... Ефросимов. Ах, нет, нет... Они целый день воют сегодня. И если б вы знали, как это меня тревожит! И я уже раздираем между двумя желаниями: ждать Буслова или бросить его и бежать к Жаку ... Адам. Ктотакой Жак? Ефросимов. Ах,еслибынеЖак,ябылбысовер­ шенно одинок на этом свете, потому что нельзя же счи­ тать мою тетку, которая гладит сорочки ... Жак освещает мою жизнь... (Пауза.) Жак- это моя собака. Вижу, идут четверо, несут щенка и смеются. Оказывается - вешать! И я им заплатил 12 рублей, чтобы они не вешали его. Те­ перь он взрослый и я никогда не расстаюсь с ним. В не­ ядовитые дни он сидит у меня в лаборатории, и он смот­ рит, как я работаю. За что вешать собаку?.. Е в а. Александр Ипполитович, вам непременно нужно жениться! Ефросимов. Ах, я ни за что не женюсь, покане узнаю, почему развыпись собаки! .. Так что же, наконец, научите! Ждать ли Буслова или бежать к Жаку? А? Е в а. Миленький Александр Иnполитович! Нельзя же так! Ну, что случится с вашим Жаком? Ведь эт.о же про­ сто- неврастения! Ну, конечно, дождаться Буслова, пого­ ворить с ним и спокойно отправиться домой и лечь спать! Звонок. Адам мдет отхрывать, и входn Туnnср 1•А , Туплер 2·А и Клавди11 Петровна. Последним входит озабоченный П о н чик . Т у л л ер 1- й. Привет, Адам! Узнали о твоем брако­ сочетании и решили нагрянуrь к тебе - поздравить! Здо­ рово ... Адам (растерян, он видит Туллера впервые в Жизни). Здорово... Входите! .. (Входят в комнату.) Туллер 1-й . Знакомьжесженой! 160
Адам. Вот это Ева... Э ... Т у л л ер 1 - й. Туллер, Адамов друг. Наверное, он не раз рассказывал обо мне? Е в а. Нет, ничего не говорил! .. Т у л л ер 1- й . Разбойник! Прошу, знакомьтесь: это мой двоюродный брат - тоже Туллер. Туллер 2-й . Туллер! Туллер 1-й . Мы, Ева Артемьевна, вот и Клавдию nрихватили с собой. Знакомьтесь! Ну, это просто ученая женщина: Врач. Психиатр. Вот как. Тоже ничего не гово­ рил? Хорош друг! Ах, Адам! (Еве.) Вы не сердитесь на незваных гостей? Е в а. Нет, нет, зачем же! У Адама всегда очень сим­ паrичные приятели. Аня! Аня! Т у лл ер 1- й . Нет, нет, никаких хлопот! Мой двою­ родный брат Туллер - хозяйственник ... Т у л л ер 2 - й . Туллер прав ... (Разворачивает сверток.) Е в а . Это совершенно напрасно. У нас все есть! Вход/П А н я, ей nepeдiUOT коробки, она уходит. Пончик, садитесь! А где же Дараган? Садитесь, това­ рищи! Клавдия. Боже,какаяжара! Е в а. Адам! Познакомь же... Тулл ер 1- й . С кем? С Александром Ипполитови­ чем? Что вы! Мы прекрасно знакомы! Т у л л ер 2- й . Туллер, Александр Ипполитович тебя явно не узнает! Туллер 1-й . Бытьэтого неможет! Е ф рос и м о в. Простите... Я, право, так рассеян ... Я, действительно, не узнаю ... Туллер 1-й . Нокакже... К л а в д и я . Оставьте, Туллер, в такую жару родного брата не узнаешь! У меня в августе положительно плавят­ ся мозги. Ах, этот август! Ефросимов. Простите,носейчасжеведьнеавгуст? Клавдия. Как не август? А какой же у нас месяц по-вашему? Туллер 1-й . Вот тебе раз! Клавдия отдухоты по­ мешалась! Александр Ипполитович, скажите ей, Бога ради, какой теперь месяц? Е ф рос и м о в. Во всяком случае, не август, а этот... как его... как его ... (Пауза.) 6 М. А Gyn,..ocoa, т. 6 161
Туллер 1-й (тихо и значительно). Май у нас, в СССР, Александр Иnnолитович, май!.. (Весело.) Итак, в nрошлом rоду, в этом же мае... Сестрорецк ... Вы жили на даче у вдовы Марьи Павловны Офицерской, а я рядом у Козловых. Вы с Жаком ходили куnаться, и я вашеrо Жака даже снял один раз! Е ф рос и м о в . Вот оказия... Совершенно верно: Марьи Павловна... у мена, nо-видимому, отшибло nа­ мать! Туллер 2-й . Эх, ты, фотограф! Видно, ты не очень примечательнаи личность. Ты лучше обрати внимание, какой у nрофессора замечательный апnарат! Т у л л ер 1- й . Туллер! Это не фотографический ап­ парат. Туnлер 2-й. Ну, что ты мне рассказываешь! .. Это заграничный фотографический аnпарат! Туллер 1-й. Туллер! .. Т у л л ер 2- й . Фотографический! Туллер 1-й . А и rоворю - не фотографический! Т у л л ер 2 - й . Фо-то-графический! Е ф рос и м о в. Видите ли, гражданин Туллер, это... Т у л л ер 1- й. Нет, нет, nрофессор, ero надо nро- учить. Пари на 15 рублей желаешь? Туллер 2-й . Идет! Т у л л ер 1- й . Ну-с, профессор, какой это апnарат? Фотографический? Ефросимов. Видите ли... это не фотографический апnарат... Ева. Как?! Входит А н 11 и начинает вынимать. из буфста посуду. В rpoмкoroвopmcne мощные хоры с оркестрами поют: «Родины спаву не посрамим!.. » Туллер 1-й . Гоп! Вынимай 15рублей! Это- урок! Туллер 2-й . Но, nозвольте, как же, ведь это же «Гном»? Туллер 1-й. Сам ты rном! Вдруr поспыwался визг собаки, затем короткий вомь женщины. Аня (роняет посуду). Ох! Тошно... (Падает и умира­ ет.) За окнами поспыwапись короткие, быстро гаснущие крики. Гармоника умопкпа. 162
Туллер 1-й. Ах! (Падает и умирает.) Т у л л ер 2- й . Богданов! Бери аппарат!.. (Падает и умирает.) К л а в д и я . Я погибла! (Падает, умирает.) Л о н чик. Что это такое?! Что это такое?! (Пятится, бросается бежать и исчезает из квартиры, хлопнув дверью.) Музыка в громкоговорителе разливается. Слышен тижкиА гул голосов, но он сеАчас же прекращаетси. Настает полное молчание всюду. Е ф рос и м о в. О предчувствие мое! Жак! .. (Отчаян­ но.) Жак! А д а м (бросается к Клавдии, вглядывается в лицо, потом .медленно идет к Ефроси.мову. Становится стра­ шен). Так вот что за аппарат? Вы убили их? (Исступлен­ но.) На помощь! Хватайте человека с аппаратом! Е в а. Адам! Что это?! Е ф рос и м о в. Безумный! Что вы! Поймите, нако­ нец! Ева, оторвите от меня дикую кошку! Е в а (глянув в окно). Ой, что же это?! Адам, глянь в окно! Дети лежат! .. А д а м (оставив Ефроси.мова, подбегает к окну). Объ­ ясните, что это?.. Ефросимов. Это? (В глазаху Ефроси.мова полные туманы.) Это? Идея!! Негр на электрическом стуле! Это - моя беда! Это - винтовочка, бей! Это - такая война! Это солнечный газ! .. А д а м. Что? Не слышу? Что? Газ?! (Схватывает Еву за руку.) За мною! Скорее, в подвал! За мной! (Тащит Еву к выходу.) Е в а. Адам, спаси меня! Е ф рос и м о в . Остановитесь!. Не бегите! Вам ничто уже не угрожает. Да поймите же, наконец, что этот аппа­ рат спасает от газа! Я сделал открытие! Я! Я! Ефросимов! Вы спасены! Сдержите вашу жену, а то она сойдет с ума! Адам. А они умерли? Ефросимов. Ониумерли! Е в а. Адам! Адам! (Указывает на Ефроси.мова.) Он гений! Он пророк! Е ф рос и м о в . Повтори! Гений? Гений? Кто-нибудь, кто видел живых среди мертвых, повторите ее слова! Е в а (в припадке страха). Боюсь мертвых! Спасите! В подвал! (Убегает.) Ада м. Куда ты?! Остановись! Остановись! (Убегает за ней.) 163
Ефросимов (один). Умерли ... И дети? Дети? Они выросли бы, и у них появились бы идеи... Какие? Пове­ сить щенка?.. А ты, мой друг? Какая у тебя была идея, кроме одной - никому не сделать зла, лежать у ног, смотреть в глаза и сытно есть!.. За что же вешать собаку? Свет начинает убывать медnенно, и в Ленинграде настает тьма. Занаlt!С АКТП БольшоА универсальный магазин в Ленинграде. Внуrренняя лестница. Гигатсхие ctek11a внизу выбиты, и в магазине сrоит трамвай, вошеJUUиА в магазин. Мертвая вагоновожатая. На лестнице у попки мертвыА продавец с сорочкой в руках. Мертвая женщина, сkЛонившаяся на припавок, мертвыА у входа (умер сrоя). Но более мертвых нет. Вероятно, пубпика из магазина бросилась бежать и mоди умирали на улице. Весь поn усеян раздавленными покупками. В гигантских окнах универмага ад и рай. Рай освещен ранним солнцем вверху, а внизу ад - большим гусrым заревом. Между ними висит дьtм, и в нем призрачная квадрига над развалинами и пожарищами. Стоит насrоящая мертвая тишина. Е в а (входит с улицы, пройдя через разбитое окно. Платье на Еве разорвано. Ева явно психически ущерблена. Говорит, обернувшись к улице). Но предупреждаю, я не останусь одна более четверти часа! Слышите! Я не мень­ ше Жака могу рассчитывать на сожаление и внимание! Я- молодая женщина, и, наконец, я трусливая, я слабая женщина! Миленькие, голубчики, ну, хорошо, я все сде­ лаю, но только не уходите далеко, так, чтобы я ощущала ваше присутствие! Хорошо? А? Ушли!.. (Садится на лестнице.) Прежде всего закурить... Спички ... (Обраща­ ется к мертвому продавцу.) Спички! (Шарит у него в кармане, вынимает спички, закуривает.) Наверно, ссорил­ ся с покупательницей? Дети, возможно, есть у тебя? Ну, ладно. (Поднимается по лесеике вверх и начинает выби­ рать на полке рубашки.) Вверху слышен звук падения, посыпались по лестнице crckЛa, затем сверху по лестнице сбегает Д ар а г а н . Он до шеи запакован в промаеnсиный костюм. Костюм этот разорван н окровавлен. На груди светит nампа. Лицо Дарагана покрыто язвами, волосы седые. Дараган бежит вниз, шаря в воздухе руками н неверно. Он - слеп. 164
Д ар а г а .н. Ко мне! Ко мне! Эй, товарищи! Кто здесь есть? Ко мне! (Сбегает, падает у подножия лестницы.) Е в а (опомнившись, кричит прон3Uтельно). Живой! (Закрывает лицо руками.) Живой! (Кричит в улицу.) Мужчины! Вернитесь! Адам! Появился первый живой! Летчик! (Дарагану.) Вам помогут сейчас! Вы ранены? Д ар а г а н. Женщина? А? Женщина? Говорите Гром­ че, я оглох. Е в а. Я - женщина, да, женщина! Д ар а г а н. Нет, нет, не прикасайтесь ко мне! Во мне смерть! Ева. Мненеопасенгаз! Д ар а г а н. Назад, а то застрелю! Где нахожусь? Ева. Вывунивермаге! Дараган. Ленинград?Да? Ева. Да, да, да! Д ар а г а н . Какого-нибудь военного ·КО мне! Скорее! Эй, женщина, военного! Е в а . Здесь никого нет! Д ар а г а н. Берите бумагу и карандаш! Е в а. Нет у меня, нет... Д ар а г а н . А, черт! Неужели нет никого, кроме не­ грамотной уборщицы?.. Е в а. Вы не видите? Не видите? Д ар а г а н. О, глупая женщина! Я слеп. Я падал сле­ пой. Не вижу мира... Е в а (узнав). Дараган! Дараган! Дараган. О, как я страдаю! .. (Ложится.) У меня язвы внутри ... Е в а. Вы - Дараган! Дараган! Д ар а r а н. А? Быть может... Сказано - не подхо­ дить ко мне! .. Слушайте, женщина: я отравлен, безумен и умираю. Ах... (Стонет.) Берите бумагу и карандаш! .. Грамотна? Е в а . Дайте же мне снять костюм с вас! Вы окровав­ лены! Д ар а г а н (яростно). Русский язык понятен? Назад! Я опасен! Ева. Что же это такое?.. Адам ... Адам! .. Вы не узнае­ те меня по голосу? Дараган. А? Громче, громче, глохну... Пишите: до­ ношу. Мы сорвали воздушные фартуки, и наши бомбов<?­ з~t прошли. Но в эскадрилье погибли все, кроме мен11, вместе с аппаратами. Кроме того: город зажжен· и фа- 165
шпетекое осиное гнездо объято пламенем. Пламенем! Кроме того: не существует более трефовый опасный туз! Его сбил Дараган! Но сам Дараган, будучи отравлен сме­ сью, стал слеп и упал в Ленинrраде. Упав, службу Сове­ тов нести более не может. Он - холост. Я - холост. Пенсию отдает государству, ибо он, Дараган, одинок. А орден просит положить ему в rроб. Кроме того: просит... просит... дать знать... разыскать... ах, забыл... Еве дать знать, что Дараган - чемпион мира! Число, час, и в штаб. {Кричит.) Эй, эй, товарищи! (Вскакивает, заламы­ вает руки, идет.) Кто-нибудь! Во имя милосердия! За­ стрелите меня! Во имя милосердия! Не могу переносить мучений! Дай мне револьвер! Пить! Пить! Е в а . Не дам револьвер! Пейте! Дараган {пробует пить из фляги и не .может гло­ тать). Револьвер! (Шарит.) В гондоле! Е в а. Не дам! Не дам! Терпите! Сейчас придут муж­ чины! Дараган. Внутри горю! Пылаю! В громкоговорителе вдруг взрыв труб. Е в а. Опять, опять сигнал! (Кричит.) Откуда? Отку­ да? Громкоговоритель стихает. Д ар а г а н . Не подпускать ко мне докторов! Пере­ стреляю гадов! Почему никто не сжалится над слепым? Зовите кого-нибудь! Или я, быть может, в плену? Е в а. Опомнитесь! Опомнитесь! Я - Ева! Ева! Вы знаете меня! О, Дараган, я не моrу видеть твоих страда­ ний! Я- Ева! Дараган. Не помню ничего! Не знаю никого! На помощь! Послышался шум автомобиля. Е в а. Они! Они! Счастье! Адам! Адам! Сюда! Сюда! Здесь живой человек! Вбегают Адам и Ефросимов. Ефросимов. Божеправедный! А д а м . Александр Ипполитович! Это - Дараrан! Откуда он? Откуда?! 166
Е в а . Он упал здесь с аппаратом с неба! Д ар а г а н . Назад все! Назад! Смерть! На мне роса! Е ф рос и м о в . Каким газом вы отравлены? Каким газом? Е в а. Громче, громче! Он оглох ... Е ф рос и м о в . Оглох? (Передвигает кнопку в аппара­ те.) Д ар а г а н. Товарищ! Доношу: я видел дымные стол­ бы, их было без числа! Е в а. Он обезумел, милый Адам! Он не узнает нико· го! Милый Адам! Скорей, а то он умрет! Е ф рос и м о в наnравляет луч из апnарата на Дараrана. Тот нехоторое время лежит неnодвижно и стонет, потом оживает, и язвы на ero лице затягиваются. Потом садится. Е в а (плачет, хватает Ефросимова за руки). Милый, любимый, великий, чудный человек, сиреневый, глазки расцеловать, глазки расцеловать! (Гладит голову Ефроси­ мова, целует.) Какой умный! .. Ефросимов. Ага!Ага!Дайтемнеещеотравленно­ го! Еще! (Шарит лучом, наводит его на .мертвого продав­ ца.) Нет! Этот погиб! Нет! Не будет Жака! Ада м. Профессор! Профессор! Что же это вы? А? Спокойно! Е ф рос и м о в. Да, да, спасибо. Вы правы ... (Садит· ся.) Дараган. Я прозрел. Не понимаю, как это сдела­ но... Кто вы такие? (Пауза.) Ева?! Ева. Да,этоя!Я! Д ар а r а н . Не становитесь близко, я сам сниму кос· тюм. (Снимает.) Адам? Адам. Да, я. Д ар а r а н . Да не стойте же возле меня! Отравитесь! Как вы сюда попали? Ах, да, позвольте... Понимаю: я упал сюда, а вы случайно были в магазине... Как звенит у меня в голове! Так вы сюда пришли ... и ... А д а м. Нет, Дараган, это не так. Ефросимов. Не говорите ему сразу правды, а то вы не справитесь с ним потом. Адам. Да,это верно. Д ар а r а н. Нет, впрочем, не все ясно ... (Пьет.) Ада м. Откуда ты? Д ар а r а н. Когда я возвращался из... ну, словом, когда я закончил марш-маневр, я встретил истребителя- 167
фашиста, чемпиона мира, Аса-Герра: он вышел из обла­ ка, и я увидел в кругах его знак - трефовый туз! В громкоrоворитепс начинается BOCJIIIЫA марш. Почему музыка? Е в а (заплакав). Опять! Опять! Это - смерть клочья­ ми летает в мире и то кричит на неизвестных языках, то звучит, как музыка! Ада м. Ева, замолчи сейчас же! (Трясет ее за плечй:j Молчать! Малодушная Ева! Если ты сойдешь с ума, кто вылечит тебя? Е в а. Да, да! (Утихает.) Д ар а г а н . Он дымом вычертил мне слово «коммун», затем выстучал мне «Спускайся», а кончил тем, что на­ чертил дымный трефовый туз. Я понял сигнал - комму­ нист, падай, я - Ас-Герр, - и в груди я почувствовал холодный ветер. Одному из нас не летать! Я знаю его мотор, а пулемет его выпускает 40 пуль в секунду. Он сделал перекрещенные штопора, и поворот Иммельмана, и бочку, все, от чего у каждого летчика при встрече с Асом-Герром сердце сжимается в комоk. У меня не ежа­ лось, а, наоборот, как будто распухло и отяжелело! Он прошел у меня раз в мертвом пространстве, и в голове у меня вдруг все вскипело, и я понял, что он обстрелял меня и отравил. Я не помню, как я вывернулся, и мы ра­ зошлись. Тут уже, смеясь и зная, что мне уже не летать более, я с дальней дистанции обстрелял его и вдруг уви­ дел, как сверкнул и задымил Герр, скользнул и пошел вщtз. Потом он летел, как пук горящей соломы, и сейчас лежит на дне Невы или в Финском заливе. У меня же за­ горелось все внутри, и - слепой - я упал сюда... Он - Ефросимов7 Музыка в pa.tUto прскращастся. Адам. Да. Д ар а г а н . Позвольте, позвольте... Он изобрел, да, он изобрел аппарат... Идет война, вы, вероятно, знаете уже, впрочем? (Оглядывается, видит трамвай.) Что это значит?.. (Встает, подходит к ваzоноважатой, смот­ рит.) Что? Мертва? Сошел с рельс? Бомба? Да? Ведите меня в штаб. А д а м . Вот что, Дараrан, в Ленинграде нет ни одно­ го человека. 168
Д ар а г а н . Какого ни одного человека, ах, голова еще неясна... Я в курсе дел ... Когда я вылетел? А? Да, вчера вечером, когда тот читал про мужиков какого-то князя ... Слушайте, воюет весь мир! .. Е в а. Дараган, в Ленинграде нет никого, кроме нас! Только слушайте спокойно, чтобы не сойти с ума. Дараган (вяло). Куда же все девались? Е в а. Вчера вечером, лишь только вы исчезли, при­ шел газ и задушил всех. Ефросимов. Остались Ева, и ее Адам, и я!.. Д ар ага н. Ева, Адам!.. Между прочим, вы и вчера уже показапись мне странным! Душевнобольным! Ефросимов. Нет, нет, я нервно расстроен, но уже не боюсь сойти с ума, я присмотрелся, а вы бойтесь! Не думайте лучше ни о чем. Ложитесь, закутайтесь! Дараган (криво усмехнувшись). В Ленинграде два миллиона жителей... Куда к черту! Я-то больше вашего знаю о налете... Его спросите! Он вам объяснит... какой газ нужен для того, чтобы задавить Ленинград. Ева. Знаем, знаем. (Показывает крест из пальцев.) Черный... (Плачет.) Д ар а г а н ОГЛIIДЬIВается беспокойно, что-то обдумывает, идет к окнам. Поход1<а его больная. До1П'о смотрит, потом схватывается за голову. Ада м (беспокойно). Дараган, Дараган, перестань... Д ар а г а н (кричит негромко). Самолет мне! Эй, това­ рищи! Эй, самолет командиру! (Шарит в карманах, выни­ мает .маленькую бонбоньерку, показывает Ефросимову.) Видал? Видал? Ах, они полагали, что советские как в поле суслики! Ах, мол, в лаптях мы? Лыком шиты? Два миллиона? Заводы? Дети? Видал? Видал крестик? Сказа­ но - без приказа Реввоенсовета не бросать! Я отдаю приказ - развинчивай, кидай! Адам. Куда? Куда? Куда? Дараган. Я прямо, прямо, раз в два счета, куда нужно. Я адрес знаю- куда посылку отвезти! Е в а. Адам, Адам, держи его! .. Д ар а г а н (прячет бонбоньерку, слабеет, садится. Го­ ворит строго). Почему город горит? А д а м . Трамваи еще час ходили, давили друг друга и автомобили с мертвы~и шоферами. Бензин горел! Дараган. Каквыуцелели? 169
Адам. Профессор просветил нас лучом, после кото- рого организм не всасывает никакого газа. Д ар а г а н (приподнимаясь). Государственный изменник! Е в а. Что вы, что вы, Дараrан! Дараган. Дай-ка револьвер! Адам. Недам! Д ар а г а н. Что? (Пошарив, снимает с внешнего кос­ тюма бомбу с рукоятью.) К ответу! К ответу профессора Ефросимова! Я в тот вечер догадался, что он изобрел! И вот: сколько бы людей ни осталось в Ленинrраде, вы - трое будете свидетелями того, как профессор Ефросимов отвечал Дарагану. Кажись, он злодей! Е ф рос и м о в (шевельнувшись). Что такое? Д ар а г а н . Не обижайтесь! Сейчас узнаем. Но если что неладное узнаю, вы выходите из магазина! Почему ваш аппарат не был сдан вовремя государству? Е ф рос и м о в (вяло). Не nонимаю вопроса. Что зна­ чит - вовремя? Дараган. Отвечать! Е в а. Адам! Адам! Да что ж ты смотришь? Профес- сор, что же вы молчите? Адам. Я запрещаю! Приказываю положить бомбу. Дараган. Ктовытаков,чтобзапрещатьмне? Адам.Я - первый человек, уцелевший в Ленинrра­ де, партиец Адам Красовский, принял на себя власть в Ленинграде, и дело это я уже разобрал. Запрещаю напа­ дать на Ефросимова! А вы, профессор, скажите ему, чтобы его успокоить. Ефросимов. Онменя ...какэто...испугал... Е в а. Вы испугали его. Ефросимов. Открытиеясделал 1маяиузнал,что я вывел из строя все отравляющие вещества; их можно было сдавать в сарай. Животная клетка не только не по­ глощала после просвечивания никакого отравляющего ве­ щества, но более того - если даже организм был отрав­ лен, живое существо еще можно было спасти, если только оно не умерло. Тогда я понял, что не будет газовой войны. Я просветил себя. Но только 15-го утром мастер принес мне коробку, куда я вмонтировал раствор перман­ ганата в стеклах и поляризованный луч. Я вышел на улицу и к вечеру был у Адама. А через час после моего прихода был отравлен Ленинrрад. Дараган. Новыхотелиэтотлучотдатьзаграницу? Ефросимов. Я могу хотеть все, что я хочу. 170
Дараган (ложась). Послушай, Адам, что говорит специалист. Я ослабел. Меня пронизывает дрожь... А между тем я должен встать и лететь... Но оперение мое! Оперение мое! Цело ли оно? Кости мои разломаны! Но внутри я уже больше не горю. Но как же, как же так? Мы же встретили их эскадрилью под Кронштадтом н раз­ неспи ее... Адам (наклонясь к Дарагану). Дараган, это были не те. Те прошли в стратосфере выше. Дараган. Ну, ладно... Я полечу ... я полечу. Ефросимов. Вы никуда не полетите, истребитель! Да и незачем вам лететь!.. Все кончено. Дараган. Чем кончено?!Яхочузнать, чем этокон­ чено! И знаю, чем это кончится. Молчите! Ефросимов. Нетольколететь,новам нельзядаже сидеть. Вы будете лежать, истребитель, долго, если не хо­ тите погибнуть. Дараган. Возлеменя никогданебыложенщины,а я хотел бы лежать в чистой постели и чтобы чай с лимо­ ном стоял на стуле. Я болен! А отлежавшись, я подни­ мусь на шесть тысяч, под самый потолок, и на закате... (Адаму.) Москва? Адам. Москва молчит! Е в а . И мы слышим только обрывки музыки и не­ связные слова на разных языках! Воюют во всех странах. Между собой. А д а м . На рассвете мы сделали 50 километров на ма­ шине и видели только трупы и осколки стеклянной бомбы, а Ефросимов говорит, что в ней бациллы чумы... Д ар а г а н. Здорово! Но больше слушать не хочу. Ничего не говорите мне больше. (Пауза. Указывая на Адама.) Пусть он распоряжается, и я подчиняюсь ему. Адам. Ева, помоги мне поднять его. (Поднимают Дарагана.) Е в а nодхватывает узеп. Дараган. Куда? Адам. В леса. За бензином. Дараган. И за самолетом! Ада м. Ну, ладно, едем. Может быть, проберемся на аэродром. Потом вернемся сюда, чтобы взять мелочь. И вон! А то мы вовсе не вывернемся! .. (Уходят.) 171
Допrая пауза. Слышно, как застучала машина н ушла. Через некоторое время в магазин вбегает Пончнк-Неnобсда. Пнджак на нем разорван. Он в грязи. По н чик (в безумии). Самое главное - сохранить ум, и не думать, и не ломать rолову над тем, почему я ос­ тался жив один. Господи! Господи! (Крестится.) Прости меня за то, что я сотрудничал в «Безбожнике». ПростИ, Дорогой Господи! Перед людьми я мог бы отпереться, так как подписьJВался псевдонимом, но тебе не совру - это был именно я! Я сотрудничал в «Безбожнике» по легко­ мыслию. Скажу тебе одному, Господи, что я верующий человек до мозга костей и ненавижу коммунизм. И даю тебе обещание перед лицом мертвых, если ты научишь меня, как уйти из города и сохранить жизнь, -я ... (Вы­ нимает рукопись.) Матерь Божия, но на колхозы ты не в претензии?.. Ну, что особенного? Ну, мужики были по­ рознь, ну, а теперь будут вместе. Какая разница, Госпо­ ди? Не пропадут они, окаянные! Воззри, о Господи, на погибающего раба твоего Пончика-Непобеду, спаси его! Я православный, Господи, и дед мой служил в консисто­ рliи. (Поднимается с колен.) Что ж это со мной? Я, ка­ жется, свихнулся со страху, признаюсь в этом. (Вскрики­ вает.) Не сводите меня с ума! Чего я ищу? Хоть бы один человек, который научил бы ... Слышен слабый дальний крик Мар к нз о в а: <С Помогите'>> Не может быть! Это мерещится мне! Нет живых в Ленин­ граде! Маркизов (вползаетвмагазин.Заспинойунегоко­ томка, одна нога обнажена, и видно, что ступня покрыта язвами). Вот дотащился. Здесь и помру. Мне больно! Я обливаюсь слезами, а помочь мне некому, гниет нога! Всех убили сразу, а меня с мучением. А за что? Ну, и буду кричать, как несчастный узник, пока не изойду кри­ ком. {Кричит слабо.) Помогите! П о н ч и к . Человек! Живой! Дошла моя молитва! (Бросается к Маркизову, обнимает его.) Да вы Марки­ зов?! Мар к из о в. Я, я - Маркизов. Вот видите, гражда­ нин, поги6аю. (Обнимает Пончика и плачет.) По н чик. Нет, стало быть, я не сумасшедший. Я узнал вас! А вы меня? Маркизов. Вы кто же будете? 172
Пончик. Да как же вы не узнаете меня, Боже ты мой! Узнайте, умоляю! Мне станет легче ... Мар к из о в . Я почему-то вижу плохо, гражданин. Пончик. Я - Поичик-Непобеда - известнейший литератор. Припомните, о Боже, ведь я же с вами жил в одном доме! Я вас хорошо помню, вас из профсоюза вы­ кинули за хулиган ... Ну, словом, вы- Маркизов! Мар к из о в . За что меня выгнали из профсоюза? За что? За то, что я побил бюрократа? Но а как же гадину не бить? Кто его накажет, кроме меня? За то, что пью? Но как же пекарю не пить? Все пили: и дед, и прадед. За то, что книжки читал, может быть? А кто пекаря научит, если он сам не будет читать? Ну, ничего. Потерпите. Сам изгонюсь. Вот уж застилает вас, гражданин, туманом, и скоро я отойду... П о н чик. Теперь уж о другом прошу: сохранить жизнь гражданину Маркизову. Не за себя молюсь, за дру­ гого. Мар к из о в . Гляньте в окно, гражданин, и вы уви­ дите, что ни малейшего Бога нет. Тут дело верное. По н чик. Ну, кто же, как не грозный Бог, покарап грешную землю! Маркизов. (слабо). Нет, это rаз пустили и задавили СССР за коммунизм ... Не вижу больше ничего ... О, как это жестоко - появиться и исчезнуть опять! П о н ч и к. Встаньте, встаньте, дорогой! Ефрос:имов ПОЯ1111ЯСТС:Я с: )'ЗJIOM и сумкой. При виде nончика и марки3ова ос:толбеиевает. nоичик' увидя Ефрос:имова ' ОТ радости nлачет. Ефросимов. Откудавы,люди?Каквыоказалисьв Ленинграде? По н чик. Профессор... Ефросимов? .. Е ф рос и м о в (Лончику). Позвольте, вы были вече­ ром у Адама ... Это вы писали про колхозников? Пончик.Нуда.Я!Я!Я - Пончик-Непобеда. Ефросимов (наклонясь к Маркизову). А этот? Что с ним? Это он, напавший на меня! .. Значит, вы были в момент катастрофы в Ленинграде, как же вы уцелели?! Мар к из о в (глухо). Я побежал по улице, а потом в подвале сидел, питался судаком, а теперь помираю. Ефросимов. А... стукнула дверь! Вспоминаю... (Пончику.) Отвечайте- когда я снимал Еву и Адама, вы показапись в комнате? 173
Пончик. Да,выменяослепили! Ефросимов. Так,ясно. (Маркизову.) Новы,вы- непонятно... Как на вас мог упасть луч? Вас же не было в комнате? Маркизов (слабо). Луч? Я на окно влез. Е ф рос и м о в. А-а-а... Вот, вот, какая судьба... (За­ жигает луч в аппарате, освещает Маркизова. Тот шеве­ лится, открывает глаза, садится.) Вы видите меня? Маркизов. Теперь вижу. Ефросимов. Анога? Мар к из о в. Легче. О, дышать могу. Ефросимов. Ага. Вы видите теперь... Вы назвали меня буржуем. Но я отнюдь не буржуа, о нет! И это не фо­ тографический аппарат. Я не фотограф, и я не алкоголик!! В громкоговорителе CJJЫwнa музыка... Мар к из о в . Вы, гражданин, ученый. Какой же вы алкоголик! Позвольте, я вам руку поцелую... И вам скажу стихи ... Как будто градом ударил газ ... Над Ленинградом, но ученый меня спас... Руку давайте! Ефросимов. Подитевыкчерту!!Яничегонепью. Я только курю. Мар к из о в . Ай, злой вы какой ... Папиросу? Курите на здоровье, пожалуйста... Е ф рос и м о в (истерически). Какое право вы имеете называть меня алкоголиком? Как вы осмелились тыкать мне кулаками в лицо?! Я всю жизнь просидел в лаборато­ рии и даже не был женат, а вы, наверное, уже три раза... Вы сами алкоголик! Утверждаю это при всех и вызываю вас на суд. Я на вас в суд подам!!. Пончик. Прфессор,чтовы?! Мар к из о в . Гражданин, милейший человек, успо­ койся! Какое там три раза! Меня по судам затаскали, ну, заездили буквально. Ах, великий человек! Дышу я... Хлебните. Ефросимов. Янепью. Маркизов. Как можно не пить. Вы помрете от нервов. Музыка в громкоговорителе nрекращается. Я ж понимаю... Я сам в трамвай вскочил. А кондукторша мертва. А я ей гривенник сую ... (Вливает в рот Ефроси­ .мову водку.) 174
Ефросимов. Выдышитесвободно? М ар к из о в . Свободно. (Дышит.) Совсем свободно. А верите ли, я хотел зарезаться ... Ефросимов. Увасгангрена. Маркизов. Какей небыть!Ещебы!Вижу - ган· грена. Ну, до свадьбы заживет. Ефросимов. Гангрена - поймите! Кто отрежет вам ногу теперь? Ведь это мне придется делать? Но я же не врач. Мар к из о в . Вам доверяю ... Режьте! Е ф рос и м о в . Глупец! Нужно было обеими ногами на подоконник становиться! Луч не попал на ступню... Маркизов. Именно то же самое я говорю... Но серость! Серость! Я одной ногой ... Ну, пес с ней, с ногой! (Декламирует.) Великий человек, тебя прославит век! Е ф рос и м о в . Попрошу без выкриков... Держите себя в руках, а то вы свихнетесь. Берите пример с меня... По н чик (внезапно в исступлении). Я требую, чтобы вы светили на меня! Почему же меня забыли? Ефросимов. Да вы с ума сошли! Вы просвечены уже, бесноватый! Владейте собой ... Да не хватайте аппа· рат! Мар к из о в. Да не хватай аппарат, черт! Сломаешь! Пончик. Даобъяснитемнехоть,чтоэтозачудо?! Е ф рос и м о в . Ах, никакого чуда нет. Перманганат и луч поляризованный ... М ар к из о в . Понятно, перманганат... А ты не хва· тай за аппарат! Не трогай, чего не понимаешь. Ах, дышу, дышу... Ефросимов. Да не смотрите так на меня! У вас обоих истеричные глаза. И тошно, и страшно! Бумаги и карандаш, а то я забуду, что нужно взять еще здесь в м а· газине. Что это у вас в кармане? Пончик. Рукописьмоегоромана. Ефросимов. Ах,ненадо... Кчертям вашегоАпол· лона Акимовича. Мар к из о в . Нет бумаги. Давай! (Берет у Пончика рукопись.) Е ф рос и м о в . Пишите... Эти... ах, Господи... ими рубят лес! Пончик. Топоры? Маркизов. Топоры!.. 175
Е ф рос и м о в. Топоры ... Лекарства ... Берите все, все, что попадет под руку, все, что нужно для жизни! .. Послышался шум rрузовика. Вот они! Подъехали! (Выбегает в окно. Кричит.) Ева! Адам! Я нашел еще двух живых! В ответ слышен глухо!~ крик Адама. Да, живых! Вот они! (Выбегает.) По н чик (цепляясь за него). Мы- вот они! (Выбега­ ет за Ефросимовым.) Маркизов. Мы- вот они! (Хочет бежать, но не .может.) И на меня, и на меня посмотрите, я тоже живой. Я- живой! .. Ах, нет, отбегал ты свое, Маркизов, и более не побежишь... (Кричит.) Меня ж не бросьте, не бросьте меня. Ну, подожду! .. Бесшумно обрушивается цслыn квартал в окне, и пока;~ывается вторая колонна да еще какис-то кони в странном освещении. Граждане, поглядите в окно!! Заиа1ес АКТ 111 Внутренность большого шатра на опушке векового леса. Шатер наполнен разнообразными предметами: тут и обрубки дерева, на которых ссдЯТ, стол, ра.а:иопрнсмник, посуда, гармоника, пулсмет н почему-то дворцовое богатое кресло Шатер сделан нэ чеrо попало: брезент, парча, ШСЛJ(ОВЫС ткани, клеенка. Бок шатра откинут, и видна падающая за лесом радуга. Полдень. Мар к из о в, с костылем в синем пснсне, сидит в дворцовом кресле с обожженноn н разорванноn книгой в руках. Мар к из о в (читает). «... Не хорошо быть человеку одному. Сотворим ему помощника, соответственного ему ... » Теория верная, да где ж ero взять? Дальше дырка. (Читает.) «... И были оба наги, Адам и жена его, и не стыдились ... » Прожгли книгу на самом интересном месте ... (Читает.) «... Змей был хитрее всех зверей поле­ вых... » И точка. А дальше страницы выдраны. 176
Входит Пончик•Неnобеда. Он, как и МаркJРов, обросбородоll, оборван, мокрыll после дождя. Сбрасывает с меча охотничье ружье, швыряет в уrол убитую птицу. Про тебя сказано: «Змей был хитрее всех зверей поле­ вых ... » По н ч и к . Какой змей? Ну тебя к черту! Обед rотов? М ар к и з о в . Через полчасика, ваше сиятельство. Пончик. Ну-ка, давай по одной рюмочке и заку­ сим ... Мар к из о в. Да Адам, понимаешь ли, все запасы спирта проверяет... Пончик. Эre-re-re.Этоужонзряноссуетневсвое дело! Тут каждый сам себе Адам по своему отделу. А тебе удивляюсь - не давай садиться себе на шею. Ты за­ ведующий продовольствием? Ты! Стало быть. можешь полновластно распоряжаться. Я привык выпивать перед обедом по рюмке и работаю не меньше, если не больше друrих... Адамов! Мар к из о в . Верно, правильно, гражданин Змей! (Снимает пенсне. Выпивают, закусывают.) По н чик (неожиданно). Постой ... (Подбегает к ра­ диоприемнику, зажигает лампы. крутит кнопки.) Маркизов. Данету,нету - я целое утро слушал. Пусто, брат Змей! Пончик. Ты бросьэту моду - меня змеем назы­ вать. (Выпивают.) Маркизов. Я без чтения - должен заметить - скучаю... И как же это я «Графа Монте-Кристо» посеял, ах, ты, Господи! Вот подобрал в подвале... Только всеrо и осталось от книжки. Да... При этом про наших пишут: про Адама и Еву. По н чик (заглJlнув). Чушь какая-нибудь мистичес­ кая! Маркизов. Скучновпустом мире! Пончик. Ясрадостьюзамечаю,чтотырезкоизме­ нился после rибели. И все-таки, что бы ни говорили, я приписываю это своему влиянию. Литература - это ве­ ликое дело! Мар к из о в. Я из-за ноrи изменился. Стал хромой. драться не моrу и из-за этоrо мноrо читаю, что попадает под руку. Но вот, кроме этой разорванной книrи, ничеrо не попалось ... По н ч и к . Так давай еще раз прочитаем мой роман! 177
Маркизов. Читали уже два раза... Пончик. Иещераз послуша~.Ушиутебянеотва­ лятся! (Достает рукопись, читает.) «... Глава первая. Там, где некогда тощую землю бороздили землистые, ис­ тощенные...» Я, видишь ли, поправляю постепенно. Вста­ вил слово «истощенные». Звучит? Мар к из о в. Почему же не звучит?.. Звучит! П о н ч и к . Да-с... «Истощенные лица крестьян князя Волконского». После долгого размышления .я заменил князя Барятинского князем Волконским ... Замеча~! Маркизов. Я заметил. По н ч и к. Учись!.. «Волконского, ныне показапись свежие щечки колхозниц... <Эх, Ваня! Ваня! ..»- зазвенело на меже... » Мар к из о в . Стоп! Станция! Вот ты, я понимаю, че­ ловек большо~. Пишешь ты здорово, у тебя гени~. Объ­ ясни ты мне, отчего литература всегда такая скучная? Пончик. Дуракты,вотчтоятебескажу! Мар к из о в . За печатное я не скажу. Печатное всег­ да тянет почитать, а когда литература... Эх, Ваня, Ваня,- и более ничего. Межа да колхоз! По н чик. Господи! Какая чушь в голове у этого че­ ловека, сколько его ни учи! Значит, по-твоему, литерату­ ра только писанная - да? И почему всегда «межа да кол­ хоз»? Много ты читал? Маркизов. Я массу читал. По н чик. Когда хулиганил в Ленинrраде? То-то тебя из союза выперли за чрезмерное чтение... Мар к из о в. Что ты меня все время стараешься ткнуть? Правильно про тебя сказано в книге: «полево~ зме~»! А про меня было так напечатано: (Вспоминает.) «Умерло, граф, мое прошлое». П о н ч и к . Ох, до чего верно сказал поко~ны~ Апол­ лон Акимович на диспуте: не мечите вы, товарищи, бисе­ ра перед свиными! Историческая фраза! (Швыряет руко­ пись. Вьтивает. Пауза.) Маркизов. Она не любит его. Пончик. Кто кого? Маркизов (таинственно). Ева Адама не любит. Пончик. Атебекакоедело? Маркизов. И я предвижу, что она полюбит меня. Пончик. Что такое? Мар к из о в (шепчет). Она не любит Адама. Я про­ ходил ночью мимо их шатра и слышал, как она плакала. 178
По н чик (шепотом). Шатаешься по ночам? Мар к из о в. И Дарагана не любит, и тебя не любит, а великий Ефросимов... Ну, так он великий, при чем он тут? Стало быть, мое счастье придет... П о н ч и к . Однако... Вот что... Слушай: я тогда на пожаре в банк завернул в Ленинграде - там у меня был текучий счет - и вынул из своего сейфа. (Вынимает пачку.) Это - доллары. Тысячу долларов тебе даю, чтобы ты отвалился от этого дела. Маркизов. На кой шут мне доллары? По н чик. Не верь ни Адаму, ни Дарагану, когда они станут говорить, что валюта теперь ничего не будет сто­ ить на земном шаре. Советский рубль - я тебе скажу по секрету - ни черта не будет стоить... Не беспокойся, там - (указывает вдаль) - народ остался. А если хоть два человека останутся, то доллары будут стоить до скон­ чания живота. Видишь, какой старец напечатан на бу­ мажке? Это вечный старец! С долларами, когда Дараган установит сообщение с остальным миром, ты на такой женщине женишься, что все рты расстегнут... Это тебе не Аня-покойница... А возле Евы тебе нет места, хромой черт! На свете существуют только две силы: доллары и литература! М ар к из о в . Оттесняют меня отовсюду, калеку! Ге­ нием меня забиваешь! (Прячет доллары, играет на гармо­ нике вальс. Потом бросает гармонику.) Читай дальше роман! По н чик. То-то (Читает.) «... свежие щечки колхоз­ ниц. <Эх! Ваня! Ваня! .. » Е в а (внезапно появившись) . ... зазвенело на меже! За­ колдованное место! Но неужели, друзы, вы можете чи­ тать в такой час? Как же у вас не замирает сердце? Слышно, ках взревел аэроманный мотор вдали на поляне. Слышите? Мотор умопкает. Е в а по.wсоднт к радио, зажигает лампы, верmт кнопки, спушает. Ничего! Ничего! Мар к из о в. Ничего нет, я с утра дежурю! (Достает букет.) Вот я тебе цветов набрал, Ева. Е в а. Довольно, Маркизыч, у меня весь шатер полон букетами. Я не успеваю их ни полевать, ни выбрасывать. 179
По н чик. Сущая правда! И этот букет, во-первых, на конский хвост похож, а во-вторых, нечего травой за­ громождать шатер... (Берет букет из рук Маркизова и вы­ брасывает. Говорит тихо.) Это жульничество... Деньги взял? Аморальный субъект... Е в а. Что там такое? М ар к из о в . Ничего, ничего, я молчу. Я человек купленный. Е в а. Ну вас к черту, ей-богу, обоих. Вы с вашими фокусами в последнее время мне так наскучили! Обед готов? Мар к из о в . Сейчас суп посмотрю. По н ч и к. Кок! Посмотри суп, все голодны!.. Е в а. Если ты хочешь помочь человеку, который же- лает учиться, то не сбивай его. Повар - не кок, а кук. П о н ч и к. Разные бывают произношения. Ева. Не ври. Маркизов. Повар - кук? Запишу. (Записывает.) На каком языке? Е в а. По-английски. Мар к из о в . Так. Сейчас. (Уходит.) По н ч и к. Ева, мне нужно с тобой поговорить. Е в а. Мне не хотелось бы ... По н чик. Нет, ты выслушай! Ева. Ну. Пончик. Ктоговоритстобойвглушилесов?Кто? До катастрофы я был не последним человеком в совет­ ской литературе. А теперь, если Москва погибла так же, как и северная столица, я единственный! Кто знает, может быть, судьба меня избрала для того, чтобы сохра­ нить в памяти и записать для грядущих поколений исто­ рию ГJSбели! Ты слушаешь? Е в а. Я слушаю с интересом. Я думала, что ты бу- дешь объясняться в любви, а это - с интересом! По н чик (тихо). Я знаю твою тайну. Е в а. Какую такую тайну?.. По н чик. Ты несчастпива с Адамом. Е в а. С какой стороны это тебя касается? А кроме того, откуда ты это знаешь? Пончик. Яоченьчастонесплю.Изнаешь- поче­ му? Я думаю. О ком - догадайся сама. Ну вот. Я слы­ шал однажды ночью тихий женский плач. Кто может плакать здесь в проклятом лесу? Здесь нет никакой жен­ щины, кроме тебя!.. 180
Е в а. К сожалению, к сожалению! По н чик. О чем может плакать эта единственная, нежная женщина, о, моя Ева?! Е в а . Хочу видеть живой rород! Где люди? П о н ч и к . Она страдает. Она не любит Адама! (Дела- ет попытку обнять Еву.) Е в а (вЯ11о). Пошел вон. По н ч и к. Не понимаю тебя!.. Ева. Пошелвон. ПончикL Ичтоонитамсэтимаэропланомзастря­ ли? (Выходит.) Е в а (берет наушники, слушает). Нет, нет! .. Мар к из о в (входя). Сейчас будет rотов. А где Пои­ чик? Ева. Яеговыгнала. Мар к нз о в. Скажи, пожалуйста... У меня дельце есть. Серьезнейшая новость: Е в а. Я знаю все здешние новости. Мар к из о в. Нет, не знаешь. Секрет. (Тихо.) Я тебе скажу, что я человек богатый. Е в а. Я понимаю, если б от жары вы с ума сходили, но ведь дождь был. А! От тебя водкой пахнет! Мар к и з о в . Какой там водкой? Валерианку я пил, потому что у меня боли возобновились. Слушай. Деньги будут стоить. Ты не верь ни Адаму, ни Дарагану. Пока два человека останутся на земле. И то торговать будут. Тут уж не поспоришь ... Теория! Между тем я вычитал ,в одном пронзведении, неизвестном совершенно, что толь­ ко два человека были на земле - Адам и Ева. И очень любили друr друrа. Дальше что было - неясно, потому что книжка разодрана. Понимаешь? Е в а . Ничеrо не понимаю. Мар к из о в. Погоди. Но эта теория не подходит. Потому что Адама своего ты не любишь. И тебе нужен другой Адам. Посторонний. Не ори на меня. Ты дума­ ешь, я с гадостью? Нет. Я человек 'fаинственный н крайне богатый. К ногам твоим кладу тысячу долларов. Спрячь. Е в а . Захар, где ты взял доллары? Мар к из о в . Накопил за прежнюю мою жизнь. Е в а. Захар, rде ты взял доЛ}Iары? Ты спер доллары в Ленинграде. Берегись, чтобы Адам не узнал! Имей в виду, что ты мародер! Захар, э.х, Захар! Маркизов. Вотубейте,янеперих. Е в а. А-а! Ну, тоrда Пон'Jик дал. Пончих? 181
Мар к из о в . Пончик-Непобеда. Е в а. За что? (Пауза.) Ну! .. Мар к из о в. Чтобы я от тебя отвалился. Е в а. А ты мне их принес. Трогательные комбинато­ ры. Ну, выслушай же: ты понимаешь, что вы женщину замучили? Я сплю, и каждую ночь я вижу один любимый сон: черный конь и непременно с черной гривой уносит меня из этих лесов! О, несчастная судьба! Почему спас­ лась только одна женщина? Почему бедная Аня не под7 вернулась под луч? А? Ты бы женился на ней и был счас­ тлив! .. М ар к и з о в всхmшываст неожиданно. Е в а. Чего ты? Чего? Маркизыч, перестань! Маркизов.Анькузадушили! Е в а. Ну, забудь, забудь, Захар! Не смей напоминать мне, а то я тоже расплачусь, ну, что же это будет? До­ вольно! (Пауза.) Конь уносит меня, и я не одна... Маркизов.Аскемже? Е в а. Нет, нет, я пошутила... Забудь. Во всяком слу­ чае, Маркизов, ты неплохой человек, и давай заключим договор - ты не будешь более меня преследовать? Не­ ужели ты хочешь, чтобы я умерла в лесах? Маркизов. О,нет,Ева,чтоты,чтоты!.. Е в а. Да, кстати: Захар, зачем ты надеваешь ужасней­ шее синее пенсне? Мар к из о в. У меня зрение слабое, и я, кроме того, не хуже других ученых. Е в а . Все вранье насчет зрения. Пойми, что ты дела­ ешься похож не на ученого, а на какого-то жулика. Даю добрый совет - выброси его. Маркизов.Добрый? Ева. Добрый. Маркизов. На. (Подает пенсне.) Е в а (выбрасывает пенсне. Опять послышался мотор). Руки даже холодеют... Захар! На тебе цветок в память ве­ ликого дня! Хочу людей! Итак, будем дружить? Маркизов. Дружи! Дружи! Е в а. Труби, труби, Захар. Пора! Маркизов (берет трубу). Идут! Идут! Вхо.мт Дараган и Адам. Адамоmустипбороду,резко изменWiся, кажется старше всех. Закопчен, сосредоточен. А Дараган 182
выбрит, сед. suщo на веки обезображено. За ними входИт П о н чик н вносит миску с супом. Е в а. Ну, не томи! Говори! Готово? Дараган.Да. Е в а (обняв его). Ох, страшно, Дараган! Александр Ипполитович! Где ты? Иди обедать! А д а м . Я полагаю, что по случаю высокого события ~с.ем можно выпить по рюмке водки, кроме Дарагана. Захар, как у нас запас спиртного? Мар к из о в. Куда ж ему деваться? Минимум. Е ф рос и м о в (за шатром). Захар Севастьянович! Что ты хочешь сказать - мало или много? Маркизов.Это... много! Ефросимов. Так тогда - максимум! (Выходит, вытирая руки полотенцем. Ефросимов в белой грязной ру­ башке. Брюки разорваны. Выбрит.) Е в а . Садитесь (Все садятся, пьют, едят.) Пончик. Право,недуренсуп.Навтороечто? Маркизов. Птица. Е ф рос и м о в . Что меня терзает? Позвольте... Да. Водка? Да: минимум и максимум! Вообще тут лучше, проще - много водки или мало водки. Проще надо. Но, во всяком случае, условимся навсегда: минимум малая ве­ личина, а максимум - самая большая величина! Мар к из о в. Путаю я их, чертей! Учи меня, дружок, профессор. Дай я тебе еще супу налью! (Пауза.) Два брата: минимум - маленький, худенький, беспартийный, под судом находится, а максимум- толстяк с рыжей бо­ родой - дивизией командует! А д а м . Поздравляю, товарищи: с Захаром неладно! Ефросимов. Нет, нет! Это хороший способ запо­ мнить что-нибудь. А д а м . Внимание! Полдень, полдень. Объявляю засе­ дание колонии открытым. Пончик-Непобеда, записывай... Вопрос об отлете Дарагана для того, чтобы узнать, что происходит в мире. Какие еще вопросы? Ева. Руки,руки! Д ар а г а н . Товарищи, честное мое слово, я совер­ шенно здоров. Е в а. Дараган, протяни руки! Дараган. Товарищи! Вы же не врачи в конце кон­ цов! Ну, хорошо. (Протягивает руки, все смотрят.) 183
Е в а. Нет, не дрожат... Александр, посмотри внима- тельно - не дрожа11 Ефросимов. Онинедрожат...Онможетлететь! Пончик. Ура! Ура! Е в а . Дараган летит! Дараган летит! А д а м . Итак, он летит. Как поступишь ты, Дараган, в случае если война продолжается?.. Дараган. Если война еще продолжается, то 1 вступлю в бой с неприятельскими силами в первой.-~~ точке, где я их встречу. А д а м . Резонно! И возражений быть не может! Дараган. А ты что ж, профессор, молчишь? А? Тебе не ясно, что СССР не может не победить? Ты зна­ ешь по обрывкам радио, что война стала гражданской во всем мире, и все же тебе не ясно, на чьей стороне правда? Эх, профессор, ты вот молчишь, и на лице у тебя ничего не дрогнет, а я вот на расстоянии чувствую, что сидит чужой человек! Это как по-ученому - инстинкт? Ну, ладно... (Преображается. Надевает промаеленный кос­ тюм, бинокль, .маузер, пробует лампу на груди, тушит ее.) Профессор, ты пацифист! Эх, кабы я был образован так, как ты, чтобы понять, как с твоим острым умом, при ог­ ромном таланте, не чувствовать, где тебе надо быть... Впрочем, это лишнее сейчас. Вот и хочу в честь пацефиз.­ ма сделать мирную демонстрацию. Покажу же тихо и скромно, что республика вооружена достаточно, столько, сколько требуется... Города же советские, между прочим, тоже трогать нельзя. Ну давай, профессор, аппарат. Е ф рос и м о в. Пожалуйста. (Снимает, подает Дара­ гану изобретение.) Д ар а г а н . И черные крестики из лаборатории. Е ф рос и м о,в . Ты не возьмешь бомб с газом, истре- битель! Дараган. Какжетак - невозьму? Е ф рос и м о в. Я уничтожил их. (Пауза.) Адам. Этого не можетбыть! .. Д ар а г а н . Странно шутишь, профессор! Ефросимов. Данет,нет...Яразложилгаз ... Смот­ рите: пустые бонбоньерки... Я не шучу. (Бросает на стол блестящие шарики.) Д ар а г а н. Что-о?! (Вынимает .маузер.) Пончик. Эй! Эй! Что? Что?.. Е в а. Не смей!! Адам! 184
Дараrан по,ш~имает револьвер. Маркизов бьет костылем по револьверу и вцеПJIJiется в Дараrана. Дараган (стреляет, и лампы в приемнике гаснут). Адам, ударь костылем хромого беса по голове! Захар! Убью! Мар к из о в (пыхтя). Долго ли меня убить! Пончик. Дараган!Тывменя попадешь! Е в а (заслоняя Ефросимова). Убивай сразу двух! (Вы­ нимает браунинг, кричит.) Поберегись, стрелять буду! (Пауза.) Дараган. Что,что,что? А д а м . Тебе дали револьвер, чтобы защищаться в случае, если ты встретишь опасного зверя, а ты стано­ вишься на сторону преступника! .. Е в а. Убийство в колонии! На nомощь! На помощь! Дараган (Маркизову). Пусти, черт! Пусти! (Вырвав­ шись из объятий Маркизова.) Нет, нет, это не убийство! Адам, пиши ему приговор к расстрелу. Между нами враг! Е ф рос и м о в . При столкновении в безумии люди задушили друг друга, а этот человек, пылающий местью, хочет еще на одну единицу уменьшить население земли. Может быть, кто-нибудь объяснит ему, что это нелепо? Дараган. Непрячьего,Ева! Онвсеравнонеуйдет от наказания - минутою позже или раньше! Ефросимов. Я не прячусь, но я хочу, чтобы меня судили прежде, чем убьют! Д ар а г а н. Адам! Ты первый человек. Организуй суд над ним! А д а м . Да, да, я сейчас только осмыслил то, что он сделал ... Он ... Непобеда, Захар, за стол - судить измен­ ника! По н чик. Товарищи, погодите, мне что-то нехо­ рошо! .. М ар к н э о в в волнении выпивает рюмку водJ<и. А д а м . Товарищи! Слушайте все! Гниющий мир, мир отвратительного угнетения напал на страну рабочих... Почему это случилось? Почему, ответьте мне! Ева, отой­ ди от него, моя жена... Ах, жена, жена! Е в а. Я не отойду от Ефросимова, пока Дараган не спрячет револьвер. А д а м . Спрячь, Дараган, маузер пока, спрячь, друг мой! 185
Дараган прячет маузер. А д а м . Почему? Потому, что они знали, что страна трудящихся несет освобождение всему человечеству. Мы же начали воздвигать светлые здания, мы шли вверх! Вот... вот близко ... вершина ... И они увидели, что из этих зданий глянула их смерть. Тогда в один миг буквально был стерт с лица земли Ленинrрад! Да и, быть может, не он один! .. Два миллиона гниющих тел! И вот, когда Да­ раган, человек, отдавший все, что у него есть, на служе­ ние единственной правде, которая существует на свете,­ нашей правде!- летит, чтобы биться с опасной гадиной, изменник, анархист, неrрамотный политический мечта­ тель предательски уничтожает оружие защиты, которому нет цены! Да этому нет меры! Нет меры! Нет! Это выс­ шая мера! Дараган. Нет, нет,Адам!Оннеанархистинемеч­ татель! Он - враг-фашист. Ты думаешь, это лицо? Нет, посмотри внимательно: это картон. Я вижу отчетливо под маской фашистские знаки! Ефросимов. Гнев темнит вам зрение. Я в равной мере равнодушен и к коммунизму и к фашизму. Кроме того, я спас вам жизнь при помощи того самого аппара­ та, который надет на вас. Д ар а г а н . Ваш аппарат принадлежит СССР! И без­ различно, кто спас меня! Я живой - и, стало быть, защи­ щаю Союз! Ада м. Я - Адам, начинаю голосование. Кто за высшую меру наказания вредителю? (Поднимает руку.) Пончик, Маркизов, поднимайте руки! По н чик. Товарищи! У меня сердечный припадок! Е в а. Адам! Прошу слова! Адам. Лучшебыты ничего неговорила! Ах, Ева!Я буду учить тебя! Е в а. Ты фантом. Адам. Что такое? Что ты говоришь? Е в а. Привидение. Да и вы все также. Я вот сижу и вдруг начинаю понимать, что лес, и пение птиц, и раду­ га - это реально, а вы с вашими исступленными крика­ ми - нереально. Адам. Что это за бред? Что несешь? Е в а. Нет, не бред. Это вы мне все снитесь! Чудеса какие-то и мистика. Ведь вы же никто, ни один человек, не должны были быть в живых. Но вот явился великий 186
колдун, вызвал вас с того света, и вот теперь вы с воем бросаетесь его убить... (Пауза.) По н чик. Это ужасно, товарищи! (Ефросимову.) Зачем вы уничтожили бонбоньерки? Е в а. Во всяком случае, я заявляю тебе, мой муж - nервый человек Адам, и собранию, что Дараган- истре­ битель, решил под предлогом этих бомб убить Ефросимо­ ва с целью уничтожить соперника. Да. (Молчание.) Ада м. Да ты сошла с ума. Е в а. Нет, нет. Скажи-ка, истребитель, при всех, объ­ яснялся ли ты мне в любви третьего дня? П о н чик встает потрясснньril, а Мар к из о в выпивает рюмку воД)( и. Дараган. Я протестую! Это не имеет отношения к ефросимовскому делу! Е в а. Нет. Имеет. Ты что ж, боишься повторить при всех то, что говорил мне? Значит, говорил что-то нехоро­ шее? Дараган. Я ничего не боюсь! Е в а. Итак: не говорил ли -ты мне у реки так: любишь ли ты Адама, Ева? Молчание. Адам (глухо). Что ты ему ответила? Е в а. Я ответила ему, что это мое дело. А далее кто шептал мне, что предлагает мне свое сердце на веки? Адам. Чтоты ему ответила? Е в а. Я не люблю тебя. А кто, хватая меня за кисть руки и выворачивая ее, спрашивал меня, не люблю ли я Ефросимова? Кто прошептал: «Ох, этот Ефросимов!» Вот почему он стрелял в него! Искренно, искренно говорю при всех вас- (указывая на Ефросимова) - прелестный он. Он - тихий. Всем я почему-то пришиваю пуговицы, а у него сваливаются штаны! И вообще меня замучили! Перестреляйте все друг друга. Самое лучшее,- а вечером сегодня застрелюсь я. Ты, Адам, утром вчера спрашивал, не нравится ли мне Дараган, а ночью я хотела спать, а ты истязал меня вопросами, что я чувствую к Ефросимо­ ву... Сегодня ж днем этот черт Пончик-Непобеда ... А д а м . Что сделал Поичик-Непобеда сегодня? Е в а . Он читал мне свой трижды проклятый роман, это - «зазвенело на меже». Я не понимаю: «Землистые 187
лица бороздили землю». Мордой они, что ли, пахали? Я страдаю от этого романа! Замучили в лесу! Пауза большая. Е ф рос и м о в . Сейчас на океанах солнце, и возмож­ но, что кое-где брюхом кверху плавают дредноуты. Но нигде не идет война. Это чувствуется по пению птиц. И более отравлять никого не нужно. Мар к из о в . Петух со сломанной ногой - петух \'не­ обыкновенного ума - не проявлял беспокойства и не смотрел в небо. Теория в том, что война кончилась. Дараган. Кто поверилэтойженщине, чтоя полич­ ному поводу хотел убить Ефросимова? Пауза. Ефросимов. Никто. Пауза. Д ар а г а н. Аппарат, спасающий от газа, пять за­ жигательных бомб, пулемет - ну, и на том спасибо. Профессор! Когда восстановится жизнь в Союзе, ты по­ лучишь награду за это изобретение. (Указывает на ап­ парат.) О, какая голова! После этого ты пойдешь под суд за уничтожение бомб, и суд тебя расстреляет. Мы свидимся с тобой. Нас рассудят. (Смотрит на часы.) Час. Ада м. У кого есть текущие дела? Скорее. Коротко. Ему пора. Мар к из о в . У меня есть заявление. (Вынимает бу­ магу, читает.) Прошу о переименовании моего имени Захар в Генрих. Молчание. Адам. Основание? Маркизов. Нежелаю жить в новом мирес непри­ личным названием - Захар. Ада м (в недоумении). Нет возражений? Переимено­ вать. Мар к из о в . Напиши здесь резолюцию. Ада м пишет. Мар к из о в прячет бумаrу. 188
Д ар а г а н . Товарищи, до свидания. Через три часа я буду в Москве. Ева. Мнестрашно! Дараган. Адам! (Пауза.) Если я буду жив, я ее более преследовать не стану. Я ее любил, она сказала правду. Но более не буду. А раз я обещал, .я сделаю. За­ будешь? Адам. Ты обещал- ты сделаешь. Забуду. (Обнима­ ет Дараzана.) Дараган (смотрит на приемник). По радио, стало быть, известий не получите. По н ч и к. Вот она стрельба!.. Д ар а г а н . Ждите меня или известий от меня каждые сутки, самое позднее через 20 дней, первого августа. Но все дни на аэродроме зажигайте костер с высоким дымом, а 1-го ну, скажем, еще 2, 3 августа ночью громад­ ные костры. Но если 3 августа меня не будет, никто пусть более ни меня, ни известий от меня не ждет! Слушай пу­ леметную очередь, слушай трубу, смотри поворот Им­ мельмана! Выбсrает. За ним Адам и Пончик-Нспобсда. Ефросимов. Ева!Ева! Ева. Саша! Ефросимов. Уйду отнихсегодня же!.. Е в а. Повтори. Ты уйдешь? Ничего не боишься эдесь забыть? Нет, ты не уйдешь. Или уходи к черту! (Выхо­ дwп. Выходит и Ефросимов.) Маркизов (один). Вот оно что. (Пауза.) Снабдил черт валютой. (Пауза.) Генрих Маркизов. Звучит. Эаrудеn мотор на эсмлс. Послыwапся трубныА cнman. Полетел! Полетел! (Смотрит.) А, пошел! (Застучал пуле­ мет вверху.) Так его, давай Москву, давай... (Схватыва­ ет гармонику.) Что делаешь? На хвосте танцует, на хвост не вались, ссыпешься, чемпион! Поворот Иммельмана! Нет, ровно пошел! (Зашипела и ударила одна ракета с аэродрома, потом другая.) Пошел, пошел, пошел. (Игра­ ет на гармонике марш.) Эх, Ваня, Ваня! -зазвенело на меже!.. Зана•ес 189
АКТIV Ночь на 10 августа перед рассветом. Вековые .цубы. Бок шатра. Костер у шатра. Костры вдали на поляне. По веревочной лестнице с дуба спускается, ковыляя, М ар к из о в. В руке у неrо фонарь. М ар к и з о в . Охо-хо... (Берет тетрадочку и пишет у костра.) Тщетно дозорный Генрих вперял свои очи в тьму небес! Там ничего, кроме тьмы, он и не видел, да еще сычей на деревьях. Таким образом, надлежит при­ знать, что храбрец погиб в мировых пространствах, а они были навеки заброшены в лесу! (Сюzадывает тетрадь.) Не моrу более переносить лесной скуки и тоски. Всем надлежит уйти отсюда на простор поrубленноrо мира. (Заглядывает в шатер.) Эй, друr! Вставай, вставай! По н чик (из шатра}. Кто там? Что еще? Мар к из о в. Это я. Генрих. Проснись! По н чик (из шатра). Какой там, к бесу, Генрих? Я только что забылся, а тут эти Генрихи! (Выходит из шатра в одеяле, в котором проверчены дырьi для рук.) Рано еще. Зачем нарушил мой покой? М ар к из о в . Твоя очередь идти поддерживать оrни. По н чик. Я не хочу. (Пауза.) Да! Не хочу. Десятую ночь колония не спит, страдает, жжет смолистые ветви. Искры фонтанами с четырех углов! .. Мар к из о в. Верно! А днем жирный дым ... Пончик. Всеэто - демагогия и диктатура. Какое сегодня число? Какое? Маркизов. Собственноговоря - воскресенье 9 ав­ густа. П о н ч и к . Врешь, врешь, сознательно врешь! По­ смотри в небо! Маркизов. Ну, что ж. Белеет небо. П о н ч и к . Уж час, как идет десятое число. Довольно! Дараrан сказал четко - если я не вернусь через три неде­ ли, значит, 3 августа, стало быть, я вовсе не вернусь. Се­ годня же десятое августа! Уж целую лишнюю неделю мы по вине Адама терпим мучения! Одна рубка чего стоит. Я больше не желаю! Мар к из о в . Он заставит тебя. Он -главный человек. По н чик. Нет! Хватит! Дудки! Не заставит. Утром, сегодня же потребую собрания и добьюсь решения о вы­ ходе колонии на простор. Посмотри, это что? Маркизов. Ну что? Ну, паутина... 190
По н ч и к . Лес зарастает паутиной. Осень! Еще три недели, и начнет сеять дождь, потянет туманом, наступит холод. Как будем выбираться из чащи? А дальше? Куда? Нечего сказать, забрались в зеленый город на дачу! Адамкии бор! Чертова глушь! М ар к из о в . Что ты говоришь, Павел! Ведь чума гналась за нами по пятам. Пончик. Нужно было бежать на Запад, в Европу! Туда, где города и цивилизация, туда, где огни! Мар к из о в . Какие ж тут огни! Все говорят, что там тоже горы трупов, морова язва и бедствия ... По н чик (оглянувшись). Ничего, решительно ничего неизвестно! (Пауза.) Это коммунистическое упрямство... Тупейшая уверенность в том, что СССР победит. Для меня нет никаких сомнений в том, что Дараган и погиб­ то из-за того, что в одиночку встретил неприятельские силы -европейские силы! -и, конечно, ввязался в бой! Фанатик! Вообще они - фанатики! М ар к из о в . Это что - фанатики? Объясни, запишу. П о н ч и к . Отстань ты! Хе! Коммунизм коммуниз­ мом, а честолюбие! Охо-хо! Он Аса-Герра ссадил! Так те­ перь он чемпион мира. Где-то валяется наш чемпион... (Пауза.) Ах, как у меня болят нервы! Мар к из о в. Выпьем коньячку! П о н ч и к. Ладно! Брр... Прохладно... Утро... утро. Безрадостный, суровый рассвет... (Плюет у костра в ко­ ньяк.) Маркизов. Ну,какнервы? По н чик. Нервы мои вот как. Все начисто ясно. Вот к чему привел коммунизм. Мы раздражили весь мир, то есть не мы, конечно,- интеллигенция, а они. Вот она, наша пропаrанда, вот оно, уничтожение всех ценностей, которыми держалась цивилизация... Терпела Европа... Терпела-терпела да потом вдруг как ахнула!.. Поrибайте, скифы! И был Дараган - и нет Дарагана! И не предви­ дится ... И Захар Маркизов, бывший член союза, сидит те­ перь в лесу на суку, как дикая птица, как сыч, и смотрит в небеса. Мар к из о в . Я Генрих, а не Захар! Это постановле­ но с печатью, и я просил не называть меня Захаром. По н чик. Чего ты бесишься? А, все равно... Ну, да ладно. Глупая фантазия: Генрих, Генрих ... Ну, ладно. Дошли до того, что при первом слове вгрызаются друг другу прямо в глотку! 191
Маркизов. Я равный всем человек, такой же, как и все! Нет теперь буржуев ... П о н ч и к . Перестань сатанеть! Пей коньяк, Генрих IV! Слушай: был СССР и перестал быть. Мертвое про­ странство загорожено и написано: «Чума. Вход воспре­ щается». Вот к чему привело столкновение с культурой. Ты думаешь, я хоть на одну минуту верю тому, что что­ нибудь случилось с Европой? Там, брат Генрих, электри­ чество горит и по асфальту летают автомобили. А мы здесь, как собаки, у костра грызем кости и выйти боимся, потому что за реченькой- чума ... Будь он проклят, ком­ мунизм! Мар к из о в . А кто это написал: «Ваня! Ваня! - за­ звенело на меже»?.. Я думал, ты за коммунизм. По н ч и к . Молчи, ты не разберешься в этих вопро­ сах. М ар к из о в . Верно, верно... Полевой змей! И, как змей, приютился ты у Адама за пазухой. По н чик. Змей! Ты, серый дурак, не касайся изнаси­ лованной души поэта! М ар к из о в . Теперь все у меня в голове спуталось! Так за кого ж теперь - за коммунизм или против? По н чик. Погиб он, слава тебе, Господи, твой ком­ мунизм! И, даже погибнув, оставил нам фантазера в жан­ дармском мундире ... Мар к из о в . Про кого? Ты хоть объясняй ... Кто это? По н чик. Адам ... Пауза. Издали послышались револьверные выстрслы. П о н ч н к н Маркнэов вскакивают. Мар к из о в. Во! Ага! (Прислушиваются.) По н чик. Ат... Не волнуйся, это упражнение в стрельбе. Спиритический сеанс: прародитель в пустое небо стреляет, покойников сзывает. (Кричит.) Зови! Зови! Нет Дарагана! Это рассвет десятого! Довольно! (Молчание.) Маркизов.Змей,азмей?Яоттоскироманнаписал. Пончик. Читай. Мар к из о в (достает тетрадку, читает). «Глава первая. Когда народ на земле погиб и остались только Адам и Ева, и Генрих остался и полюбил Еву. Очень крепко. И вот каждый день он ходил к петуху со сломан- 192
ной ногой разговаривать о Еве, потому что не с кем было разговаривать ... » Пончик. Дальше. М ар к из о в. Все. Первая глава вся вышла. Пончик. Ну, а дальше что? Маркизов. Адальшеидетвтораяглава. Пончик. Читай! Мар к из о в (читает). «Глава вторая. «Ева! Ева!>>- зазвенело на меже... » Пончик. Чтотакое?Вычеркниэтосейчасже!