ЖИЗНЬ ЖИВОТНЫХ
том 6
под ред. С.П. Наумова и  А.П. Кузякина
Общий очерк
Краткая характеристика
Строение млекопитающих
Биология млекопитающих
Практическое значение млекопитающих
Происхождение млекопитающих
— сем. Ламантины (Trichechi
Указатель русских названий
Указатель латинских названий
Именной указатель
ТАБЛИЦЫ-ВКЛЕЙКИ
2. Яйцекладущие в сумчатые
3. Сумчатые
4. Сумчатые
5. Насекомоядные
6. Рукокрылые
7. Рукокрылые
8. Индийский коротконосый крылан
9. Колония бухарских подковоносов
10. Зайцеобразные
11. Грызуны
12. Грызуны
13. Грызуны
14. Грызуны
15. Грызуны
16. Экзотические грызуны
17. Серый кит
18. Усатые питы
19. Пресноводные дельфины
20. Китообразные
21. Дельфин афалина
22. Дельфин афалина
23. Водолаз и дельфины афалины
24. Дельфины
25. Породы собак
26. Хищные
27. Хищные
28. Породы собак
29. Бурый медведь
30. Белые медведи
31. Хищные
32. Следы хищных зверей
33. Хищные
34. Хищные
35. Ластоногие
36. Непарнокопытные
37. Северный морской котик
38. Ластоногие
39. Ластоногие
40. Хоботные в парнокопытные
41. Свиньи
42. Парнокопытные
43. Парнокопытные
44. Парнокопытные
45. Носороги
46. Парнокопытные
47. Парнокопытные
48. Непарнокопытные
49. Мозоленогие
50. Парнокопытные
51. Парнокопытные
52. Парнокопытные
53. Парнокопытные
54. Парнокопытные
55. Парнокопытные
56. Парнокопытные
57. Парнокопытные
58. Парнокопытные
59. Парнокопытные
60. Парнокопытные
61. Полуобезьяны
62. Широконосые обезьяны - саймири
63. Узконосые обезьяны
64. Человекообразные обезьяны
Текст
                    жизнь животных
РЕДАКЦИОННАЯ КОЛЛЕГИЯ:
академик |Л. А. ЗЕНКЕВИЧ | (гл. редактор),
член-корреспондент АН СССР М. С. ГИЛЯРОВ,
профессора: А. Г. БАННИКОВ, Н. А. ГЛАДКОВ,
А. П. КУЗЯКИН, А. В. МИХЕЕВ,
С. П. НАУМОВ, Ф. Н. ПРАВДИН,
Т. С. РАСС * * * *
В
в
ТОМАХ
МОСКВА
1971


жизнь животных МЛЕКОПИТАЮЩИЕ, ИЛИ ЗВЕРИ ПОД РЕДАКЦИЕЙ профессоров С. П. НАУМОВА и А. П. КУЗЯКИНА * * * * 6 ТОМ ИЗДАТЕЛЬСТВО «ПРОСВЕЩЕНИЕ»
В книге использованы фотографии: А, Г. Банникова, К. Брауна, И. И. Гомельского, П. Д. Иванова, П. Н. Лобанова, М. Миллера, Э. Мор, Э. Ней, Г. М. Косыгина, В. А. Котова, Г. А. Новикова, Г. Пиллери, Ю. Б. Пукинского, Л. С. Рябова, О. В. Семенова~Тян-Шанского, А. С. Со- колова, П. П. Стрелкова, Ю. Н. Седельникова, Г. В. Сележинского, В. И. Трои- нина, В. Е. Флинта, Н. А. Юрушкиной. Авторы настоящего тома: А. Г. БАННИКОВ, профессор, доктор биологических наук, П. П. ВТОРОВ, кандидат биологических наук, Т. Д. ГЛАДКОВА, кандидат биологических наук, Н. Н. ДРОЗДОВ, кандидат географических наук, А. П. КУЗЯКИН, профессор, доктор биологических наук, С. П. НАУМОВ, профессор, доктор биологических наук, Г. А. НОВИКОВ, профессор, доктор биологических наук, Э. В. РОГАЧЕВА, кандидат биологических наук, A. Г. ТОМИЛИН, профессор, доктор биологических наук, B. Е. ФЛИНТ, кандидат биологических наук.
Позвоночные Vertebrata
ТИП ПОЗВОНОЧНЫЕ (VERTEBRATA) КЛАСС МЛЕКОПИТАЮЩИЕ, ИЛИ ЗВЕРИ (MAMMALIA) ОБЩИЙ ОЧЕРК Краткая характеристика Млекопитающие — высший класс по- звоночных животных, венчающий всю сис- тему животного мира. Наиболее важны- ми чертами общей организации этих жи- вотных служат: 1) высокий уровень развития нервной системы, обеспечивающий сложные и совершенные формы приспособительного реагирования на воздействия внешней сре- ды и слаженную систему взаимодействия различных органов тела; 2) живородность, сочетающаяся (в отли- чие от других живородных позвоночных, например рыб и рептилий) с выкармлива- нием детенышей молоком. Она обеспечи- вает лучшую сохранность молодняка и возможность размножения в весьма раз- нообразной обстановке; 3) совершенная система теплорегулиро- вания, благодаря которой тело имеет от- носительно постоянную температуру, т. е. постоянство условий внутренней среды организма. Легко представить себе, какое огромное значение это имеет для распро- странения млекопитающих в разнообраз- ных жизненных условиях. Все это способствует почти повсемест- ному распространению млекопитающих по Земле, при котором они заселяют все жизненные среды: воздушно-наземную, водную и почвенно-грунтовую. В строении млекопитающих можно от- метить следующее. Тело их покрыто в о- л о с а м и, или шерстью (есть редкие исключения вторичного характера). Ко- жа богата железами, имеющими разнооб- разное и весьма важное функциональное значение. Особенно характерны млеч- ные (молочные) железы, на кото- рые нет даже намеков у других позво- ночных. Нижняя челюсть состоит лишь из одной (зубной) кости. В полости среднего уха имеются т р и (а не одна, как у амфибий, рептилий и птиц) слуховые кос- точки: молоточек, наковаль- ня и стремечко. Зубы дифферен- цированы на резцы, клыки и корен- ные; сидят в альвеолах. Сердце, как и у птиц, четырехкамерное, с одной (левой) дугой аорты. Красные кровяные тельца без ядер, что повышает их кислородную емкость. Ныне живущих млекопитающих насчи- тывают около 4500 видов. Современная наука о млекопитающих предусматривает не только познание за- кономерностей их организации и жизне- деятельности, но и исследование биологи- ческих основ управления фауной.
Рис. 1. Строение кожи млекопитающего: 1 — наружный роговой слой эпидермиса; 2 — маль- пигиев слой; 3 — собственно кожа (кутис); 4 — волос; 5 — потовая железа; 6 — отверстие ее протока; 7 — сальная железа; 8 — мышцы волоса; 9 — волокна ку- тиса; 10 — кровеносный сосуд; 11 — сосочек в основании волоса. Строение млекопитающих Внешний облик млекопитающих много- образен. Это объясняется удивительным разнообразием свойственной им жизнен- ной обстановки — наземная поверхность, кроны деревьев, почва, вода, воздух. Очень сильно варьируют и размеры тела от 3,8 см при массе 1,5 г у карликовой бе- лозубки до 30 м и даже более при массе около 150 т у синего кита, что соответст- вует массе 30 слонов или 150 быков. Кожа, как и у других позвоночных, со- стоит из двух слоев: наружного — эпи- дермиса и внутреннего — к у т и с а, или собственно кожи (рис. 1). Эпидермис в свою очередь подразделяет- ся на два слоя: глубинный, ростковый (иначе мальпигиев), состоящий из живых, делящихся клеток, и наружный, пред- ставленный постепенно отмирающими, в связи с роговым перерождением, клет- ками. Наиболее поверхностно располо- женные клетки полностью ороговевают и слущиваются в виде мелкой перхоти или целых лоскутов (у некоторых тюленей). За счет деятельности эпидермиса воз- никают такие его производные, как в о- лосы, ногти, когти, копыта, рога (кроме оленьих), роговые че- шуи и кожные железы. Собственно кожа сильно развита и со- стоит преимущественно из волокнистой ткани. Нижняя часть этого слоя рыхлая, и в ней откладывается жир — это так на- зываемая подкожная жировая клетчатка. Собственно кожа особенно сильно развита у водных зверей— тюленей и китов, у ко- торых она выполняет термоизолирующую роль и уменьшает плотность тела. Общая толщина кожи у разных видов различна. Как правило, у наземных оби- тателей холодных стран, имеющих пыш- ный волосяной покров, она меньше. Есть разница и в прочности кожи. Встре- чается своеобразная кожная хвостовая аутотомия у мышей, тушканчиков и осо- бенно у сонь. Кожный хвостовой футляр у них легко обрывается и соскальзывает с хвостовых позвонков, что дает возмож- ность схваченному за хвост зверьку уйти от врага. Такое же биологическое значение имеет и очень тонкая, непрочная и бедная кровеносными сосудами кожа зайцев. Кожный покров млекопитающих имеет существенное терморегуляционное зна- чение. Роль мехового покрова понятна, но нужно еще указать и на значение кож- ных кровеносных сосудов. При расшире- нии их просветов, которые регулируются нервнорефлекторными механизмами, теп- лоотдача резко возрастает. У некоторых видов существенное значение имеет также испарение с поверхности кожи пота, вы- деляемого одноименными железами. Кожные железы у млекопитающих, в от- личие от рептилий и птиц, обильны и мно- гообразны. Потовые железы — трубча- тые, глубинные их части имеют вид клуб- ка. Эти железы выделяют в основном воду, в которой растворены мочевина и соли. Не у всех видов млекопитающих потовые железы развиты одинаково. Их мало у со- бак, кошек; у многих грызунов они есть только на лапах, в паховой области и на губах. Вовсе нет потовых желез у кито- образных, ящеров и некоторых других. Сальные железы гроздевидны, и протоки их открываются в волосяную сумку. Сек- рет этих желез смазывает поверхность эпидермиса и волосы, предохраняя их от снашивания и смачивания. Кроме того, выделения сальных и потовых желез при- дают животному и его следам специфиче- ский запах и этим облегчают общение между особями одного вида и между раз- ными видами. Пахучие железы представляют видоиз- менение сальных или потовых желез, а 8
иногда их комбинации. Значение желез раз- нообразно. Их выделения помогают рас- познаванию особей разного пола, служат для мечения занятой территории, способ- ствуют половому возбуждению, служат средством защиты от врагов. Таковы мус- кусные железы кабарги, выхухоли, зем- лероек, ондатры, анальные железы хищных, копытные и зароговые железы коз, серн и других парнокопытных. Общеизвестны анальные железы скунса, секрет которых чрезвычайно едок и служит для защиты от врагов. Млечные железы возникли как видоиз- менение потовых желез. У низших одно- проходных млекопитающих они сохраняют простое трубчатое строение, и протоки их открываются на определенном участке ко- жи брюшной поверхности. Сосков в этом случае нет. У сумчатых и плацентарных млечные железы гроздевидны, и протоки их открываются на сосках. Расположение желез и сосков бывает различным. У ле- тучих мышей и обезьян они располагают- ся на груди, и сосков бывает одна пара. У большинства копытных соски располо- жены, как и сами железы, в паховой об- ласти. У других зверей млечные железы и соски расположены на брюхе и груди. Число сосков в известной мере связано с плодовитостью вида. Максимальное число их 24 (опоссумы из сумчатых, тенреки из насекомоядных). Волосяной покров — наиболее харак- терное эпидермическое образование мле- копитающих. Отсутствие его у некоторых видов (например, у китообразных)— явле- ние вторичное. Хотя волос — производное эпидермиса, при развитии его зачаток — волосяная луковица — глубоко внедряет- ся в толщу собственно кожи, образуя волосяную сумку. В дно волосяной луко- вицы вдается сосочек кориума с кровенос- ными сосудами и нервами. Это так назы- ваемый волосяной сосочек. Формирование и рост волоса происходят за счет размножения и видоизменения кле- ток луковицы, а ствол волоса является уже мертвым образованием, неспособным к росту. В стволе волоса различают три слоя: верхнюю кожицу, корковый слой и сердцевину. Два верхних слоя состоят из плоских ороговевших клеток и, как пра- вило, содержат красящий пигмент. Серд- цевина состоит из высохших клеток, на- полненных воздухом, что и сообщает шерс- ти малую теплопроводность. Волосяной покров состоит из волос раз- личного типа. Основными категориями их будут пуховые волосы, ость и чувствую- щие волосы, или вибриссы. У боль- шинства видов преимущественное развитие получают пуховые волосы, формирующие подшерсток, или пух. Однако у неко- торых животных, например оленей, каба- нов, многих тюленей, подшерсток редуци- рован, и волосяной покров состоит глав- ным образом из остей. Наоборот, у подзем- ных зверей (крота, слепыша, цокора и др.) остевых волос почти нет. У большинства видов волосы на поверхности кожи рас- пределяются неравномерно, собраны в пучки, состоящие из остевого волоса, во- круг которого расположено несколько пуховых (от двух до двухсот). Наблюдается периодическая смена во- лосяного покрова, или линька. У неко- торых видов она бывает дважды в году— осенью и весной; таковы белки, некото- рые зайцы, песцы, лисицы. У кротов бы- вает и третья, летняя линька. Суслики, сурки линяют один раз в году, в весенне- летнее время. У северных млекопитающих по сезонам меняется густота меха, а у не- которых и окраска. Так, у белки на 1 см2 на огузке летом бывает в среднем 4200 волос, а зимой —8100. На зиму белеют горностаи, ласки, песцы, зайцы-беляки и некоторые другие. Особую категорию волос представляют вибриссы — очень длинные жесткие воло- сы, выполняющие осязательную функцию. Они расположены на голове, нижней ча- Рис. 2. Броненосцы. Правый свернулся в шар.
сти шеи, груди, а у некоторых лазающих (например, у белки)— и на брюхе. Видо- изменениями волос являются щетина и иглы. Кроме волос, на коже млекопитающих бывают роговые чешуи. Наиболее сильно они развиты у ящеров. Роговые чешуй- ки наблюдаются также на лапах (мыше- видные грызуны) и на хвосте (мышевид- ные, бобр, выхухоль, некоторые сумчатые). Роговыми образованиями будут по- лые рога копытных, ногти, когти, копыта. Рога оленей также представляют придат- ки кожи, но развиваются они из кутиса и состоят из костного вещества. Мышечная система млекопитающих весьма дифференцирована в связи с раз- нообразием телодвижений. Есть диафраг- ма—куполообразная мышца, отделяющая брюшную полость от грудной и имеющая важное значение при вентиляции лег- ких. Хорошо развита подкожная муску- латура. У ежей, ящеров и некоторых броненос- цев она обеспечивает свертывание тела в клубок (рис. 2). Эта же мускулатура обусловливает ощетинивание зверей, под- нятие игл у ежей и дикобразов, движе- ние вибрисс. На лице — это мимическая мускулатура. Череп характеризуется относительно крупными размерами мозговой коробки, что естественно связано с большим объемом головного мозга. Кости черепа срастаются поздно, и это обеспечивает увеличение Рис. 3. Задние конечности стопо- и пальце- ходящих млекопитающих. Элементы стопы зачер- нены: 1 — обезьяна павиан; 2 — собака; 3 — лама. головного мозга по мере роста животного. Характерно сращение ряда костей в комп- лексы. Так, четыре затылочные кости об- разуют одну; сращение ушных костей при- водит к образованию единой каменистой кости; сложное происхождение имеют ви- сочная и основная кости. Специфической особенностью является строение нижней челюсти, состоящей только из зубной кости. Угловая кость дает начало характерной только для млекопитающих барабанной кости, расположенной в виде яйцевид- ного вздутия на дне мозговой части черепа. Сочленовная кость, которая у рептилий также входила в состав нижней челюсти, превращается в одну из слуховых косточек среднего уха — молоточек. Ниж- няя челюсть причленяется к черепу (к ви- сочной кости) непосредственно, так как квадратная кость, к которой причленяется нижняя челюсть у рептилий и птиц, также видоизменилась в слуховую косточку — на- ковальню. В строении позвоночного столба харак- терны плоские сочленовные поверхности позвонков и четко выраженная расчле- ненность позвоночника на отделы: шей- ный, грудной, поясничный, крестцовый и хвостовой. Первые два шейных позвон- ка преобразованы в атлант и эпист- рофей, а общее число шейных позвонков равно семи. Таким образом, длина шеи у млекопитающих, в отличие от птиц, опре- деляется не числом позвонков, а их дли- ной. Исключение составляют только ле- нивцы и ламантины, у которых число шейных позвонков варьирует от шести до десяти. Истинных крестцовых позвонков два, но обычно к ним прирастают еще два хво- стовых позвонка. Основой плечевого пояса служит лопат- ка, к которой прирастает рудиментарный коракоид, и только у однопроходных ко- ракоид представлен самостоятельной ко- стью. Ключица есть у видов, передние ко- нечности которых совершают движения в разных плоскостях, например у обезьян. Виды, перемещающие эти конечности в од- ной плоскости, например копытные, клю- чиц не имеют. Конечности млекопитающих вполне ти- пичны для наземных позвоночных, но чис- ло пальцев варьирует от пяти до одного. Сокращение числа пальцев или рудимен- 10
тация крайних из них наблюда- ется у быстро бегающих видов, например копытных, тушканчи- ков. Сравнительно медленно пе- ремещающиеся звери, например медведи, обезьяны, опираются при хождении на всю ладонь и ступ- ню (стопоходящие виды); быст- рые бегуны, например собаки, копытные, опираются только на пальцы (пальцеходящие виды) (рис. 3). Пищеварительный тракт ха- рактеризуется большой длиной и хорошо выраженной расчле- ненностью на отделы. Он на- чинается преддверием рта, рас- положенным между мясистыми губами (свойственны только млекопитающим) и челюстями. У некоторых зверей расширение преддверия приводит к образо- ванию больших защечных меш- ков (у хомяков, бурундуков, сусликов, некоторых обезьян). Мясистых губ нет у однопро- ходных и китообразных. В рото- вую полость открываются про- токи слюнных желез, секрет которых не только смачивает пищу, но и химически воздей- ствует (фермент птиалин) на крахмал, превращая его в сахар. Слюна десмодов, питающихся кровью, обладает антикоагули- рующим свойством, т. е. препят- ствует свертыванию крови. У некоторых насекомоядных слюна ядовита и используется для умерщвления добычи. Зубы млекопитающих дифференциро- ваны на группы, в зависимости от типа питания (рис. 4). Слабая дифференцировка свойственна малоспециализированным на- секомоядным (бурозубкам). У зубатых китов дифференцировка зубов исчезла вторично. Число зубов и распределение их по rpynL пам служат хорошим систематическим при- знаком. Для этого применяют зубную формулу, в которой группы зубов обозначают начальными буквами их латин- ских наименований: резцы — i (incisivi), клыки — с (canini), предкоренные — рт (praemolares) и истинно коренные —т (mo- lares). Формулу пишут в виде дробей: в числителе — число зубов в верхней челюсти, в знаменате- ле — в нижней. Для сокраще- ния указывают число зубов в одной половине челюсти. Зубная формула волка тако- ва: О т » ст ' ртТ ' тт) ' 2==42- Желудок, обладающий много- численными железами, имеет различный объем и внутреннее строение. Наиболее сложно уст- роен желудок жвачных копыт- ных, поглощающих огромную массу малокалорийных и труд- ноперевариваемых кормов. У ящеров и муравьедов зубов нет, а желудок, как и у птиц, со- стоит из двух отделов: желези- стого и мускулистого. Сходство усиливается тем, что во втором обнаруживаются умышленно проглоченные камешки, обеспе- чивающие перетирание пищи. Кроме тонкого, толстого и прямого отделов кишечника, не- которые млекопитающие имеют еще слепой отдел, в котором пища подвергается бактериаль- ному сбраживанию. Особенно сильно слепая кишка развита у кормящихся грубой раститель- ной пищей; длина ее достигает г/з длины кишечника. Длина толстого отдела кишечника по отношению к общей длине всего кишечника составляет в процентах: у грызунов — до 53, у насекомоядных — до 30, у хищных — до 22. Естественно, различна и общая длина кишечного трак- та: у большинства летучих мышей он в 2,5 раза длиннее тела, у насекомоядных— в 2,5—4,2, у хищных — в 2,5—6,3, у гры- зунов — в 5,0—12,0, у копытных — в 12— 30 раз. Протоки печени и поджелудочной же- лезы впадают в переднюю часть тонких кишок. Легкие имеют сложное ячеистое строе- ние. Самые мелкие легочные ходы — брон- хиолы заканчиваются пузырьками— а ль- ве о л а м и, в стенках которых ветвятся тончайшие кровеносные сосуды. Число аль- веол даже у малоподвижных зверей (на- Рис. 4. Схема строения зубного ряда у некото- рых млекопитающих: 1 — бурозубка; 2 — лиси- ца; з — лошадь; 4 — заяц. 11
пример, у ленивцев) равно 6 млн., а у весь- ма подвижных хищных оно достигает 300—500 млн. Механизм дыхания обуслов- ливается изменением объема грудной клет- ки в результате движения межреберных мышц и диафрагмы. Число дыхательных движений находит- ся в зависимости от величины животного, определяющей разную интенсивность об- мена веществ. Оно составляет (в 1 минуту): у лошади —8—16, у черного медведя — 15—25, у лисицы —25—40, у крысы — 100—150, у мыши — около 200. Вентиля- ция легких не только обеспечивает газо- Рис. 5. Схема строения кровеносной системы мле- копитающих: 1 — внешняя сонная артерия; 2 — внутренняя сонная артерия; з — подключичная артерия; 4 — дуга аорты; 5 — легочная артерия; 6 — левое предсердие; 7 — пра- вое предсердие; 8 — левый желудочек; 9 — правый желудочек; 10 — спинная аорта; 11 — внутренностная артерия; 12 — почечная артерия; 13 — подвздошная артерия; 14 — яремная вена; 15 — подключичная вена; J б — левая непарная вена; 17 — правая непар- ная вена; 18 — задняя полая вена; 19 — печеночная вена; 20 — воротная вена печени; 21 — печень; 22 — почка; 23 — подвздошная вена. обмен, но имеет и терморегуляционное зна- чение. При повышении температуры чис- ло дыханий увеличивается, а вместе с этим повышается и количество тепла, выво- димого из организма. Так, у собаки отношение отдачи тепла при дыхании к общей его потере при температуре возду- ха 8° С составляет (в .процентах) 14, при 15° С-22, при 30° -46. Кровеносная система млекопитающих сходна с таковой птиц (рис. 5). Сердце пол- ностью разделено на два предсердия и два желудочка; от левого желудочка отходит одна дуга аорты (но не правая, как у птиц, а левая). Дуга аорты отсылает к голове сонные артерии и, огибая сердце, тянется под позвоночным столбом, по пути направ- ляя разветвленные сосуды к системам ор- ганов. Венозная система характеризуется отсутствием воротного кровообращения в почках, которое в печени, как и у дру- гих позвоночных, хорошо развито. В пе- чени происходит нейтрализация токсиче- ских продуктов белкового обмена. Размеры сердца варьируют в зависимости от величины тела, образа жизни, а в ко- нечном счете — в связи с интенсивностью обмена веществ. Масса сердца, выраженная в процентах к общей массе тела, составляет: у беззубых китов —0,6—1,0, у дикого кро- лика —3,0, у крота —6,0—7,0, у летучих мышей —9,0—15,0. Подобная зависимость прослеживается и в отношении частоты сокращений сердца: у быка массой 500 000 г число сокращений сердца в 1 минуту составляет 40—45, у овцы массой 50 000 г —70—80, у собаки массой 6500 г —100—130, у мыши массой 25 г—500—600. Относительное количество крови и ее кислородная емкость у млекопитающих больше, чем у ниже стоящих классов. Это связано с количеством эритроцитов и их химической природой (см. табл.). Группы животных Млекопитающие Рептилии .... Амфибии хвоста- Количе- ство крови (в % к массе тела) 7,8 6,5 3,0 Количест- во эритро- цитов в 1 мм* (в млн.) 8,4 1,0 0,1 Кислород- на я ем- кость кро- ви (р % на единицу объема) 19,0 12,0 10,0 12
Плотность гемоглобина на 100 см3 крови у млекопитающих равна 10—15 г, у амфи- бий — только 5—10 г. Все эти особенности обеспечивают мле- копитающим более высокий уровень об- мена веществ и общей жизнедеятельности. Головной мозг очень велик; особенно велики полушария переднего мозга, ко- торые покрывают сверху промежуточный и средний мозг. Головной мозг по массе в 3—15 раз больше спинного, в то время как у рептилий масса их примерно одина- кова. Большое развитие получает серая ко- ра полушарий, в которой располагают- ся центры высшей нервной деятельности. Это и обусловливает сложные формы при- способительного поведения млекопитаю- щих. Кора передних полушарий несет мно- гочисленные борозды, наибольшее число которых наблюдается у высших млекопи- тающих. Мозжечок также сравнительно крупный и подразделен на несколько отделов. Обонятельные органы характеризуются увеличенным объемом обонятельной кап- сулы и ее усложнением путем образования системы ответвлений — обонятельных ра- ковин. Только у китообразных обоня- тельный аппарат редуцирован. Тюленям же свойственно достаточно острое обоня- ние. Органы слуха (рис. 6) у подавляющего большинства видов хорошо развиты. Они состоят из внутреннего и среднего уха, которые имеются и у предшествующих классов наземных позвоночных, а также из новоприобретений: наружного слухо- вого прохода и ушной раковины, которая вторично исчезла у водных и обитающих в почве зверей. В полости среднего уха, которое отграничено от наружного слу- хового прохода барабанной перепонкой, находится не одна слуховая косточка — стремя, как у амфибий, рептилий и птиц, а еще две — молоточек (гомолог сочленовной кости нижней челюсти) и наковальня (гомолог квадратной кости). Молоточек упирается в барабанную пе- репонку, к нему причленена наковаль- ня, которая в свою очередь сочленена со стремечком, упирающимся в окно перепончатого лабиринта (внутреннего уха). Вся эта система усиливает тонкость восприятия звуков. Кроме того, совер- шенство восприятия звуков обеспечивает- Рис. 6. Схема органа слуха млекопитающего: J — наружный слуховой проход; 2 — эндолимфатиче- ский канал; з — круглое окно; 4 — наковальня; 5 — молоточек; 6 — барабанная перепонка; 7 — слуховой нерв; 8 — евстахиева труба; 9 — нерв улитки. ся и сильно развитой улиткой — извитым выростом перепончатого лаби- ринта, в котором расположено несколько тысяч тончайших волокон, резонирую- щих при восприятии звука. Установлено, что у рукокрылых, мыше- видных грызунов, землероек, китообраз- ных выработался своеобразный механизм ориентировки путем звуковой локации: улавливание при помощи очень тонкого слуха отраженных предметами звуков вы- сокой частоты, издаваемых голосовым ап- паратом. Меняя частоту ультразвуков и улавливая их в отраженном виде, звери эти способны не только опознавать нали- чие предмета, но и чувствовать расстояние до него, а быть может, и его форму и дру- гие качества. Такая эхолокация сущест- венно помогает ориентировке в темноте или в воде. Органы зрения не имеют принципиаль- ных особенностей, и их значение в жизни зверей меньше, чем у птиц. На неподвиж- ные предметы млекопитающие обращают ма- ло внимания. Слабо развито или отсутству- ет у них цветное зрение. Так, кошки раз- личают только 6 цветов, лошади —4 цвета, крысы не различают зелено-желтый и си- не-зеленый цвета. Только у высших при- матов цветное зрение приближается к зре- нию человека. Глаза водных зверей несколько похожи на глаза рыб: роговица уплощена, а хру- 13
сталик круглый, что свидетельствует q близорукости. У животных, ведущих под- земный образ жизни, глаза рудиментар- ны, а у некоторых зверей (например, у сле- пого крота) они затянуты кожистой пере- понкой. Аккомодация по сравнению с птицами развита слабо и достигается только изме- нением формы хрусталика. Характерной особенностью органов ося- зания является наличие осязательных волос, или вибрисс (рис. 7). Почки у большинства млекопитающих бобовидной формы, с гладкой поверхно- стью. Только у китообразных, ластоно- гих и немногих других они состоят из нескольких долек. Основная в функцио- нальном отношении часть почки — это ее наружный корковый слой, в котором располагаются извитые канальцы, начи- нающиеся боуменовыми капсулами, вну- три которых находятся клубки кровенос- ных сосудов. В этих капсулах профильт- ровывается плазма крови, но не формен- ные ее элементы и белки. В почечных канальцах из фильтрата (первичной мочи) происходит обратное всасывание Сахаров и аминокислот. Почечные канальцы впа- дают в почечную лоханку, от которой берет начало мочеточник. Число почечных ка- нальцев велико: у мыши —10 000, у кро- лика — около 300 000. Половые органы самца состоят из семен- ников, семяпровода, придаточных желез и совокупительного члена. Семенники у большинства располагаются в мошонке, Рис. 7. Схема расположения вибрисс на морде кролика с очерченной пунктиром «осязательной зоной». сообщающейся с полостью тела через пахо- вый канал. У однопроходных, китообраз- ных, слонов и некоторых других семенники находятся непосредственно в полости те- ла. К семеннику прилегает его придаток, от которого отходит семяпровод, впадаю- щий у корня полового члена в мочеиспу- скательный (семяизвергательный) канал. Перед впадением в мочеиспускательный ка- нал семяпроводы образуют парные семен- ные пузыри — железы, секрет которых принимает участие в образовании жидкой части спермы и благодаря клейкой конси- стенции препятствует обратному вытека- нию спермы из половых путей самки (рис. 8).Рядом с семенными пузырями рас- полагается вторая парная придаточная же- леза — предстательная, протоки которой впадают в начальную часть семяизверга- тел ьного канала. Секрет этой железы пред- ставляет основу жидкости спермы, в ко- торой плавают сперматозоиды. Совокупительный орган в основном со- стоит из пещеристых тел, которые запол- няются перед совокуплением массой кро- ви, что придает половому члену необходи- мую упругость. У ряда видов (например, у хищных, ластоногих) в толще совокупи- тельного органа находится особая кость. Парные яичники всегда лежат в поло- сти тела. В непосредственной близости от них располагаются воронки парных яйце- водов, куда и попадают яйца после их вы- хода из яичника. Верхние извитые отделы яйцеводов представляют фаллопиевы тру- бы, в которых происходит оплодотворение яйца. Далее идут расширенные отделы матки, впадающие в непарное влагалище (у некоторых сумчатых влагалище пар- ное). Матка в простейшем случае пар- ная, и во влагалище открываются два ее отверстия. У многих нижние отделы матки объединены, такая матка называет- ся двураздельной (ряд грызунов, некото- рые хищники). Слияние большей части маток приводит к образованию двурогой матки (некоторые хищники, китообразные, копытные). При полной утрате парности матка называется простой (некоторые ру- кокрылые, приматы). Размер яиц у млекопитающих в боль- шинстве случаев очень мал @,05—0,4 мм) И ТОЛЬКО у ОДНОПРОХОДНЫХ ОНИ В СВЯ31Г с наличием значительного количества желтка сравнительно велики B,5—4,0 мм). 14
Рис. 8. Мочеполовые органы крысы (I—самца; II— самки): 1 — семенник; 2 — придаток семенника; з — семяпровод; 4 — семенные пузыри; 5 — предста- тельная железа; 6 — мочевой пузырь; 7 — мочеточник; 8 — почка; 9 — мошонка; 10 — паховый канал; 11 — яичник; 12 — фаллопиева труба; 13 — матка; 14 — влагалище. При развитии зародыша в матке у по- давляющего большинства млекопитающих формируется плацента. Ее нет у од- нопроходных, а у сумчатых она зачаточ- на. Плацента возникает путем срастания двух наружных околоплодных оболочек (аллантоиса и прохориона), в результате чего формируется губчатое образование — хорион. Хорион образует выросты — вор- синки, которые внедряются или срастают- ся с разрыхленным эпителием матки. В этом месте происходит сплетение (но не сращение) кровеносных сосудов материн- ского организма и плода, что обеспечивает снабжение зародыша кислородом и пита- тельными веществами и вынос продуктов обмена и углекислоты (рис. 9). По способу распределения ворсинок хориона различают плаценты: диффуз- ную — когда ворсинки распределяются равномерно (китообразные, некоторые ко- пытные); дольчатую — когда вор- синки собраны в группы (жвачные); д и - скоидальную — когда ворсинки располагаются на участке хориона, имею- щего вид обруча (насекомоядные, хищные). После родов в стенке матки на месте бывшего прикрепления плодов остаются темные, так называемые плацентарные пятна. По их количеству можно устано- вить число детенышей в помете. Половой диморфизм у млекопитающих выражен слабо (преимущественно в раз- мерах и общем складе): самцы обычно несколько крупнее самок и более креп- кого телосложения. Но у усатых китов, наоборот, самки заметно крупнее самцов. Многие парнокопытные отличаются по рогам. Самки всех оленей, кроме север- ного, безроги. У самцов баранов рога более мощные, чем у самок, которые иногда бывают без- рогими. Не имеют рогов самки многих антилоп. У самцов ушатых тюленей раз- вивается подобие гривы. Половые особенности в окраске свой- ственны меньшинству видов. Видимо, это связано с меньшим развитием у млекопи- тающих способности к зрительным (в част- ности, к цветовым) восприятиям. Разно- полые особи различают друг друга глав- ным образом по запаху. Биология млекопитающих Млекопитающие распространены прак- тически по всей Земле; их нет только на Антарктическом континенте, хотя у его 15
побережья известны тюлени и киты. В районе Северного полюса бывают белые медведи, ластоногие, китообразные (нар- валы). Широко распространены млекопитаю- щие и по жизненным средам. Достаточно вспомнить, что наряду с наземными вида- ми, которых большинство, ряд видов в той или иной мере связан с водной сре- дой; многие активно летают по воздуху; кроме того, значительное число зверей обитает в почве, где проходит вся или большая часть их жизни. Ни один класс позвоночных не дал такого разнообразия форм, как млекопитающие. Степень и характер взаимосвязей с жизненными средами различны. Некото- рые животные обитают в весьма разнооб- разной обстановке. Например, обыкновен- ная лисица распространена в лесах, степях, пустынях и в горных районах. Волки обитают в еще более разнообразных условиях (кроме указанных зон для лиси- цы, волки встречаются и в тундре). Естест- венно, что у таких зверей нет ясно выра- женных приспособлений к жизни в какой- либо определенной среде. Наряду с этим специфическая среда обитания определяет многие особенности зверей. Среди обитателей тропических ле- сов выделяются, например, южноамери- канские ленивцы, паукообразные обезья- ны, некоторые южноазиатские медведи, вся или почти вся жизнь которых прохо- Рис. 9. Зародыш кролика в конце двенадцатого Дня: 1 — серозная оболочка; 2 — амн логическая полость; з — амнион; 4 — аллантоис; 5 — полость аллантоиса; 6 — утолщенная часть хориона; 7 — полость желточно- го мешка; 8 — пупочный канатик. дит в кронах деревьев. Здесь они кормят- ся, отдыхают и размножаются. В связи с таким образом жизни у видов этой груп- пы развились разнообразные приспособ- ления. Медведи и куницы лазают с помо- щью острых когтей, лемуры и обезьяны имеют хватательные лапы. У некоторых южноамериканских обезьян, древесных муравьедов и опоссумов развит цепкий хвост. Наконец, обезьяны гиббоны совер- шают прыжки, предварительно маятни- кообразно раскачиваясь на передних ко- нечностях. Своеобразное приспособление к пассивному планирующему полету раз- вито у летяг и южноазиатских шерсто- крылов. Среди обитателей лесов есть звери, ве- дущие строго наземный образ жизни (лось, настоящие олени, косуля, африканская окапи). Лес служит им укрытием, ветки и листья деревьев — отчасти кормом. Животные, обитающие в открытых про- странствах, имеют различные формы и степень специализации. У копытных и не- которых хищников сравнительно острое зрение, их быстрый бег помогает при боль- ших переходах в поисках корма и воды, при преследовании. Скорость бега у неко- торых животных такова (в км/ч): бизон — 40—45, жирафа — 45—50, дикий осел — 50—55, зебра — 60—65, газель Томсо- на — 75 — 80, а из хищных: лев — 75—80, гепард — 105—115. Жилищ или временных убежищ копытные не устраи- вают и рождают на поверхности земли развитых детенышей, способных уже в пер- вые дни передвигаться вместе с матерью. Весьма разнообразны виды прыгающих зверей, которые есть в различных систе- матических группах и в разных странах. Таковы пустынные азиатские тушканчики (грызуны), американские кенгуровые кры- сы (грызуны), африканские прыгунчики (насекомоядные), австралийские кенгуру (сумчатые). Характерная особенность этих зверей — «рикошетирующий» бег: прыжки вперед и из стороны в сторону, как бы от- скакивание вследствие неровностей почвы. Длинный хвост играет роль балансира и руля. Скорость бега они развивают до 20 км/ч. От видов предшествующей группы они существенно отличаются тем, что устраивают, кроме кенгуру, постоян- ные убежища в виде нор. Новорожденные у всех слепые и голые. 16
Рис. 10. Виды открытых пространств: 1 — крапчатый суслик; 2 — хомяк; з — даурская пищуха; 4 — большой тушканчик; 5 — прыгунчик; 6 — большой серый кенгуру; 7 — сайгак. Есть еще один тип зверей открытых про- странств, условно обозначенный как «тип суслика» (рис. 10). Это мелкие либо средней величины звери, населяющие степи и горные луга с относительно густым тра- востоем, поэтому у них нет необходимо- сти, а вместе с тем и возможности быстро перемещаться в поисках корма. Они сооружают постоянные норы, в которых размножаются и отдыхают; кроме того, сооружают временные норы, в которых лишь прячутся при опасности. Тело у этих зверей вальковатое, на коротких ногах, бегают они медленно. В связи с наличием нор они рождают беспомощных, голых детенышей. Кроме сусликов, к этой груп- пе относятся сурки, хомяки, степные виды пищух. Подземные, звери — высокоспециализи- рованная, но сравнительно немногочис- ленная группа. Представители ее есть среди разных отрядов и во многих стра- нах. Таковы евразийские и североамерикан- ские кроты (насекомоядные), евразийские слепыши и слепушонки (грызуны), афри- канские землекопы (грызуны), австралий- ские сумчатые кроты (рис. И). Тело у них брускообразное, без ясно выраженной шеи. Мех низкий, бархатистый. Глаза неболь- шие, у некоторых они скрыты под кожей. Ушных раковин нет. Хвост рудиментарный. Способ прокладывания подземных ходов у разных видов различен. Кроты роют боль- шими, вывернутыми наружу передними лапами, вращаясь вокруг оси тела. У сле- пышей и слепушонок лапы слабые, роют они резцами нижней челюсти, а лапами лишь выбрасывают землю. Система нор у этих животных очень сложная, но только небольшая часть их служит собственно жи- лищем, а остальная — ходами, образовав- шимися при отыскивании пищи. У водных зверей разная степень при- способления к жизни в воде. Один из видов хорьков — норка селится всегда по бере- гам водоемов, где устраивает норы, но корм добывает как в воде (рыбу, амфибий), так и на суше (мелких грызунов). Существен- ных изменений, сравнительно с наземными хорьками, в ее организации нет. Более тес- О 2 Жизнь животных, т. 6 17
Рис. 11. Виды подземных млекопитающих: I — цокор; 2 — крот; з — слепыш. но связана с водой речная выдра, добываю- щая корм главным образом в воде (рыбу, амфибий); наземные грызуны в ее рационе играют малую роль. Плавает и ныряет она хорошо, и при этом можно отметить такие приспособительные черты, как редукция ушных раковин, укорочение конечностей, наличие перепонок между пальцами. Морская выдра, или калан, неправильно называемая морским бобром, обитает в се- верной части Тихого океана, корм добы- вает только в море (главным образом, морских* ежей). На берег звери выходят для размножения, иногда для отдыха и при сильных штормах. Конечности у калана типа ластов, и все пальцы объединены тол- стой кожистой перепонкой. Хорошо известны полуводные грызуны: бобр, ондатра, нутрия. Ластоногие — настоящие водные звери, но размножаются только вне водной сре- ды — на льдах или на берегу. Полностью водные звери — китообраз- ные и сиреновые, способные к размножению в воде. Характеристика их дана в соответ- ствующих местах тома. Здесь же важно подчеркнуть, что среди современных зве- рей можно найти весь ряд переходов от наземных, через околоводных и полувод- ных до полностью водных форм. Наконец, надо упомянуть о видах мле- копитающих, перемещающихся по воздуху. И в этом случае можно выявить ряд зверей от перепрыгивающих с дерева на дерево до способных к активному полету. У белок в какой-то мере роль парашюта, опреде- ляющего начальные элементы планиро- вания, играет распластанное при прыжке тело с вытянутыми конечностями и расче- санное надвое опушение хвоста. Более специализированы летяги и шерстокрылы, обладающие кожистыми складками между передними и задними лапами; у шерсто- крыла складки расположены и между зад- ними лапами и хвостом. Такое приспособ- ление не только позволяет планировать при спуске по отлогой линии, но и служит для поворотов в воздухе и даже для незначи- тельного поднятия. Летяги могут плани- ровать на расстояние 30—60 м, а шерсто- крылы — на 130—140 м. К активному полету (с помощью крыль- ев) из млекопитающих способны только рукокрылые. Они подробно охарактери- зованы в соответствующей части тома. Здесь же важно подчеркнуть удивительное разнообразие приспособлений млекопита- ющих к жизни в различных средах и к различным формам поведения. Все это, несомненно, расширило возможность их адаптивного расхождения, приведшего к поразительному многообразию форм зверей. Размножение млекопитающих, характе- ризующееся большим разнообразием, име- ет все же общие черты: внутреннее опло- дотворение, живорождение (за редким и неполным исключением), выкармливание новорожденных молоком, а также устрой- ство большинством видов специальных гнезд для деторождения. В простейшем случае, у однопроходных, настоящего живорождения нет и самки: откладывают яйца. Однако яйца они откладывают после довольно длительно- го развития в половых путях самки, и длительность инкубации яиц после их откладывания равна менее половины того срока, который проходит от времени их оплодотворения до откладывания. Таким образом, у однопроходных бывают- «преждевременные» роды или незавершен- ное яйцеживорождение. У сумчатых период беременности короткий и без образования настоящей плаценты. Мелкие виды сумчатых (напри- мер, опоссумы) носят детенышей всего 8—13 дней, и новорожденные имеют массу всего 0,003% массы матери. Для сравнения укажем, что у зайцев масса новорожденного составляет 3% массы матери. Недоразвитые детеныши сумча- тых завершают развитие, будучи при- 18
крепленными к соскам, чаще открыва- ющимся в полость кожистой сумки. Длительность беременности, а в этой связи и развитость новорожденных у раз- ных видов плацентарных зверей сущест- венно отличны. Минимальная длитель- ность беременности характерна для серого хомячка A1—13 дней), максимальная — для индийского слона (более 500 дней). Продолжительность внутриутробного раз- вития зависит от совокупного действия трех обстоятельств. Во-первых, это связано с величиной животного. Так, крошечная рыжая по- левка (длина ее тела около 10 см) носит детенышей всего 18 дней, более крупная обыкновенная серая полевка (длина тела до 13 см) — 20 дней, еще более крупная крыса пасюк — 22 дня, хомяк (длина тела до 35 см) — 30 дней, сурок байбак (длина тела до 59 см) — 40 дней, лисица (длина тела до 90 см) — 52 дня. Во-вторых, имеют значение условия деторождения, точнее, условия, в которых оказываются новорожденные. Все ука- занные выше млекопитающие рождают в надежно устроенных норах, и новорожден- ные у них голые, слепые, беспомощные. Дикие кролики также котятся в норах, беременность у них всего 30 дней, и де- теныши такие же слепые и голые. Сход- ной величины зайцы (мелкие расы беля- ка и песчаники), не устраивающие нор или гнезд, носят около 50 дней, и рожда- ют они зайчат зрячих, покрытых шерстью и способных в первые же дни бегать. Близкая по размерам к сурку нутрия (длина тела до 60 см) приносит детены- шей в очень примитивно устроенной но- ре или в наземном гнезде. Беременность у нее в три раза продолжительнее, чем у сурка (около 130 дней), и новорожден- ные развиты так же хорошо, как и у зайцев. Велика длительность беременности у ко- пытных, не имеющих каких-либо убежищ. У горных баранов она достигает 150 дней, у оленей и лосей — 240—250 дней, у зеб- ры — 340—365 дней. Новорожденные у этих видов хорошо развиты и в первые дни после рождения уже могут следовать за матерями. В-третьих, продолжительность беремен- ности зависит от длительности промежут- ка между оплодотворением яйца и при- креплением зародыша к стенке матки, т. е. образованием плаценты. Есть виды, у которых этот промежуток очень велик, и он в основном влияет на срок бере- менности. Так, у соболя и куницы начав- шееся развитие яйца прерывается фазой покоя, когда развитие почти полностью прекращается (латентная фаза беремен- ности). Период этот длится несколько месяцев, и в итоге у этих сравнитель- но мелких зверьков (длина тела около 50 см), рождающих в хорошо защищен- ных гнездах, беременность продолжается в течение 230—280 дней. При этом дете- ныши рождаются слепыми и беспомощ- ными. Латентная фаза беременности свойст- венна и другим куньим (горностаю), а также росомахе, барсуку, тюленям, косуле и др. При этом бывает и так, что сложная беременность наблюдается только у части особей данного вида. Например, у барсуков, спаривающихся осенью, беременность длится 150 дней, а у спаривающихся летом — 220—240 дней. У горностаев беременность обычно длится 300—320 дней и большая часть этого сро- ка падает на латентную фазу. Но бывают случаи, когда латентная фаза почти или полностью выпадает и период внутриут- робного развития длится лишь 42—70 дней. В связи с условиями деторождения, различной длительностью беременности и, главным образом, с наличием или отсутствием латентной фазы сроки спари- вания не имеют такого же единообразия, как, например, у птиц. Волки и лисицы спариваются в конце зимы, хорьки, зай- цы — весной, соболи, куницы — летом, олени — осенью. Но замечательно, что роды у подавляющего большинства при- урочены к наиболее благоприятному для воспитания молодняка времени — концу весны и началу лета. Скорость размножения разных видов существенно различается. Это различие определяется тремя обстоятельствами: вре- менем полового созревания, длительностью промежутка между рождениями, числом детенышей в выводке. Вариация скорости полового созрева- ния очень велика, что видно из следующих примеров. Рыжие полевки достигают по- ловой зрелости в возрасте около одного 2* 19
месяца, ондатра — не ранее трех месяцев, зайцы, лисицы — около года, соболи, вол- ки — около двух лет, бурые медведи — около 3—4 лет, моржи — в 3—6 лет, зуб- ры — 5—6 лет, слоны — 10—15 лет, но- сороги — около 20 лет. Таким образом, этот показатель варьирует в пределах не- скольких сотен раз. Сильно варьирует и частота повторяе- мости рождений. Мелкие грызуны, на- пример домовая мышь и обыкновенная по- левка, при благоприятных температурных и кормовых условиях могут приносить в течение года до 6—8 пометов. Зайцы-русаки на юге плодятся круглый год и приносят до 4 пометов, зайцы-беляки — до 3 по- метов. Только один раз в году размно- жаются хорьки, куницы, соболи, лисицы, волки, олени и многие другие. Бурые медведи и верблюды рождают, как прави- ло, один раз в два года. Один раз в два- три года обычно приносят приплод моржи, белые медведи, тигры, некоторые уса- тые киты, зубры. Этот показатель ско- рости размножения варьирует в десятки раз. Существенно различна и величина вы- водка, варьирующая в пределах от 1 до 20 детенышей, чаще до 12—15. Наименее плодовиты виды, которым свойственны постоянные и подчас длительные переме- щения и которые не устраивают даже примитивных временных жилищ. Таковы слоны, лошади, зебры, ослы, ламы, верб- люды, жирафы, олени, тюлени, киты, си- рены. Наибольшая величина выводка свой- ственна мелким норным грызунам: полев- кам, мышам, некоторым сусликам. У этих видов нередко бывает 10 или несколько более детенышей. В отдельных случаях отмечали даже до 20 эмбрионов. Значи- тельна плодовитость некоторых зайцев (до 12 детенышей), кабанов (до 12) и норных хищников мелкой и средней величины (ли- сица — до 12, песец — до 18, горностай — до 18). Крупная величина выводка у этих видов обеспечивается надежностью жи- лищ, в которых укрыты новорожденные, а также обилием и доступностью пищи (хотя бы в некоторые годы). Промежуточное положение занимают крупные хищники и некоторые крупные грызуны. По 2—3 детеныша приносят львы, пумы, тигры, рыси, бурые медведи. Добывать корм для молодняка этим жи- вотным труднее, чем предыдущим; боль- шинство их не строит надежных жилищ при выводе детенышей. Если обобщить все сказанное о ско- рости размножения, то можно видеть, что, как правило, виды, медленно соз- ревающие, имеют большие промежутки между рождениями и наименьшее число детенышей. Наоборот, виды млекопитаю- щих, у которых половое созревание на- ступает рано, плодятся часто и выводок у них большой. Замечено, что скорость размножения находится в довольно тесной зависимос- ти от продолжительности жизни: медлен- но размножающиеся живут значительно дольше высокоплодовитых. Примерная продолжительность жизни в природной обстановке такова: слон индийский — 70—80 лет, зубр — до 50 лет, олень марал — до 25 лет, киты усатые — около 20 лет, медведь бурый — 30—50 лет, волк — около 15 лет, лисица — 10—12 лет, соболь — 7—8 лет, зайцы — 5—7 лет, полевки — 14—18 месяцев. В итоге скорость обновления населения у разных видов очень различна. Характер брачных отношений разнооб- разен. Большинство видов — полигамы: самцы у них оплодотворяют по нескольку самок. Таковы насекомоядные, большинст- во грызунов, многие хищные, копытные, китообразные. Самцы большинства поли- гамных видов в период спаривания не удерживают около себя самок, и в видо- вом строе населения не возникает в это время принципиальных особенностей (гры- зуны, насекомоядные, полигамные хищ- ники). Самцы становятся лишь более по- движными, разыскивая неоплодотворен- ных самок. Иначе протекает брачный период у уша- тых тюленей и многих копытных. Котики образуют гаремы — скопления самок (иног- да до нескольких десятков) около одного самца-производителя. Гарем существует более месяца, и самцы ревниво оберегают своих подруг. Самцы диких лошадей образуют косяки, самцы оленей — та- буны. Моногамия имеет разную выраженность. Самец настоящих тюленей кроет только одну самку, но пара образуется лишь на время совокупления. Шакалы, лисицы, 20
песцы, ондатры образуют пары на сезон размножения, и самцы у этих видов при- нимают участие в охране гнездового участка, а у некоторых (например, у пес- цов) и в воспитании молодых. Сильные самцы волков удерживают около себя самку в течение нескольких лет. Только немногие виды обезьян иногда образуют пары на всю жизнь. Время существования семьи и другие моменты размножения весьма различны у разных млекопитающих. Они опреде- ляются в основном частотой деторожде- ния, обилием корма и в этой связи воз- можностью перехода молодых к само- стоятельному образу жизни, степенью трудности самостоятельного перезимо- вывания. Очень короткий семейный период у многоплодных мелких мыше- видных грызунов; например, у полевок он длится около 2—3 недель. Кормов для них обычно достаточно, и добыча их не требует особых навыков. Рано, в возрасте около одного месяца, переходят на само- стоятельное существование суслики. При- мерно в два раза дольше длится семей- ный период у белок, условия жизни кото- рых более сложные. Еще дольше сущест- вует семья у хищников. Самостоятельная добыча корма в этом случае требует больших навыков. Так, у хорька семья распадается при возрасте молодых в 3 ме- сяца, у лисицы — в 3—4 месяца, у волка — в 10—11 месяцев. Семьями зимуют и сур- ки. Почти 2 года находятся при матери бурые медведи, а тигрята — 2—3 года. Распад семей и расселение молод- няка есть несомненное приспособление, предотвращающее истощение кормовых средств близ гнезда. Так, у малого сусли- ка в богатых травостоем степях Ростов- ской области молодые расселяются в воз- расте 45—50 дней, а в полупустынных степях Заволжья — в 20—25 дней. Бывает, наконец, и временный распад семьи, связанный с гоном. У некоторых оленей теленок ходит с матерью до осени, и при начале гона самка покидает его, но нередко после гона самка нахо- дит теленка и держится с ним почти до отела. Приспособления млекопитающих к пе- реживанию неблагоприятных в кормовом и погодном отношении периодов года бо- лее разнообразны и совершенны, чем у ниже стоящих классов. К зиме или за- сушливому лету в организме накаплива- ются резервные энергетические вещества, помогающие пережить тяжелый сезон. По- мимо накопления гликогена в печени, многие виды в той или иной мере жиреют. Например, малый суслик весной имеет массу около 100—150 г, а в середине ле- та — до 400 г. У сурка-байбака подкож- ный и внутренний жир в июне составляет 10—15 г, в июле — 250—300 г, в авгу- сте — 750—800 г. У некоторых особей до 25% общей массы тела составляет жир. Сезонные приспособления выражаются и в миграциях. Осенью, по мере ухудше- ния кормовых условий, основная масса песцов и северных оленей откочевывает из тундры на юг, в лесотундру и даже в тайгу, где легче добыть корм из-под снега. Вслед за оленями мигрируют к югу и тундровые волки. В северных районах тундры зайцы-беляки в начале зимы пред- принимают массовые кочевки на юг, вес- ной — в обратном направлении. Горные копытные к лету поднимаются в верхние пояса гор с их богатым травостоем, зи- мой же, по мере увеличения глубины сне- гового покрова, они спускаются вниз. И в этом случае наблюдаются совмещен- ные с копытными миграции некоторых хищников, например волков. Закономерные сезонные миграции пу- стынных копытных тоже зависят от се- зонных изменений растительного покрова, а местами — и от характера снегового по- крова. В Казахстане сайгаки летом дер- жатся чаще в северных глинистых полу- пустынных степях; зимой они откочевы- вают к югу, в область менее снежных полынно-типчаковых и полынно-солянко- вых полупустынь. Сезонные кочевки наблюдаются у лету- чих мышей, китообразных и ластоногих. В целом у млекопитающих миграции свойственны относительно меньшему чис- лу видов, чем у птиц и у рыб. В наи- большей мере они развиты у морских зверей, рукокрылых и копытных, в то время как среди видов наиболее много- численных групп — грызунов, насекомо- ядных и мелких хищников — их прак- тически нет. Третье сезонное приспособление — это спячка, свойственная многим зверям из от- 21
рядов: однопроходных, сумчатых, насе- комоядных, рукокрылых, неполнозубых, хищных, грызунов. Нет видов, впадающих в спячку, среди тех отрядов, которым в наибольшей мере свойственны сезонные миграции: китообразные, ластоногие, ко- пытные. Исключение составляют некото- рые летучие мыши, у которых спячки че- редуются с миграциями. По степени глубины спячки различают два основных варианта. 1. Сезонный сон, или факультативная спячка. В этом случае температура тела, число дыхательных движений и общий уровень обменных явлений снижаются мало. При изменении обстановки или при беспокойстве сон легко может быть прер- ван. Характерен он для медведей, енотов, енотовидных собак, отчасти для барсуков. У белого медведя в берлогу залегают только беременные самки и неполовозре- лые. Бурые медведи и барсуки в юж- ных частях ареала в спячку не ложатся. О состоянии спящего зимой американского черного медведя представление дают такие Как видно, полного прекращения обме- на веществ во время спячки не бывает, и животные существуют за счет расходо- вания энергетических запасов своего тела. В первую очередь расходуются жир и гликоген печени, а также вещества и не- которых других органов. В 1857 г. В а- л е н т и н установил следующий расход тканей у сурка, находящегося в спячке: жировая ткань —99% мышцы тела —30% печень —59% сердце —27% диафрагма —46% скелет —12% легкие —45% Не у всех особей и не всегда расход бывает таким большим. В ряде случаев данные. При температуре воздуха — 8°С на поверхности кожи отмечена температу- ра +4°, в прямой кишке +22°, в ротовой полости +35° (против +38° в период бодр- ствования). Число дыханий сократилось до 2—3 в минуту (против 8—14 при бодр- ствовании). Сроки залегания в зимний сон и его длительность изменчивы не только геогра- фически, но и по годам. Известны случаи, когда при оттепелях, особенно в малокормные годы, еноты, енотовидные собаки и бурые медведи выходят из убежищ и ведут активный образ жизни. 2. Настоящая непрерывная сезонная спячка. Она характеризуется потерей спо- собности к терморегуляции (состояние ге- теротермии), резким сокращением числа дыхательных движений и сокращений сер- дечной мышцы, падением общего уровня обмена веществ. Следующая таблица дает представление о сдвигах в состоянии зве- рей, находящихся в зимней спячке (в ус- ловиях эксперимента): наблюдали сурков, вышедших из нор после спячки с вполне заметным отло- жением жира. Наряду с зимней спячкой бывает и лет- няя спячка, вызванная также сезонным ухудшением кормовой базы. Чаще всего она наблюдается у грызунов, лишенных летом полноценного и богатого водой кор- ма. Таковы в основном суслики. Наибо- лее рано впадает в спячку желтый, или песчаный, суслик Средней Азии (в июне — июле). У сусликов летняя спячка обычно без перерыва переходит в зимнюю. Летняя спячка наблюдается и у обита- телей тропической зоны. Сенегальские Виды Еж Суслик Хомяк Частота (в 1 при бодрство- вании 40—50 100-360 32 дыханий мин.) при спячке 6-8 1—15 8 Число сердцебиений (в 1 мин.) при бодрство- вании — 100—350 150—200 при спячке — 5—19 12—15 Теплопродукция (в ккал/кг/ч) при бодрство- вании 3,5 4,5 при спячке 0,08 0,09 Температура тела (в градусах) при бодрство- вании 34 35-39 38-39 при спячке 2 1 — 13 4-5 22
ежи впадают летом в спячку, длящуюся три месяца, а примитивные мадагаскар- ские насекомоядные — тенреки спят летом в течение четырех месяцев. Четвертое (новое, сравнительно с пред- шествующими классами) основное при- способление, обеспечивающее пережива- ние неблагоприятных сезонных условий жизни,— собирание запасов корма. Оно в разной мере свойственно разным систе- матическим группам млекопитающих. Не запасают корм классические кочевни- ки — номады: китообразные, ластоногие, летучие мыши, копытные и млекопитаю- щие, впадающие в спячку. В зачаточной форме это наблюдается у насекомоядных. Некоторые землеройки, например северо- американские короткохвостые землеройки (Blarina), делают лишь небольшие запасы из беспозвоночных. Наши выхухоли скла- дывают в норах некоторое количество двустворчатых моллюсков. Местами кро- ты собирают запасы земляных червей. Некоторое время черви остаются живыми, так как укусы кротов в головном отделе червей лишают их способности двигать- ся. В ходах обнаруживали запасы по 100—300, а в отдельных случаях и до 1000 червей. Более распространено захоронение из- лишней добычи у хищных. Ласки и горно- стаи собирают по 20—30 полевок и мы- шей, черные хори складывают подо льдом по нескольку десятков лягушек, нор- ки — по нескольку килограммов рыбы. Более крупные хищники (куницы, росо- махи, кошки, медведи) прячут остатки добычи в укромных местах, под упавшими деревьями, под камнями. Леопарды неред- ко укрывают часть добычи в ветвях де- ревьев. Характерной особенностью запасания корма хищниками служит то, что для его захоронения не сооружается спе- циальных кладовых, запасом пользуется только одна особь, соорудившая его. В це- лом запасы служат лишь малым подспорьем для переживания малокормного периода, и они не могут предотвратить вдруг наступившую бескормицу. По-иному запасают корм различные грызуны и пищухи, хотя и в этом случае наблюдается разная степень совершенства запасания и его значения. Летяги соби- рают по нескольку десятков граммов кон- цевых веточек и сережек ольхи и бере- зы, которые они складывают в дупла. Белки захоранивают в опавших листьях, в дуплах и в земле желуди и орехи. Они развешивают также грибы на ветках деревьев. Одна белка в темно-хвойной тайге запасает до 150—300 грибов, а в лен- точных борах Западной Сибири, где кор- мовые условия хуже, чем в тайге, до 1500—2000 грибов, преимущественно мас- лят. Сделанные белкой запасы используют- ся многими особями этого вида. В Восточной Сибири и на Камчатке большие запасы корневищ, клубней и се- мян (до 15 кг) делает маленький зверек полевка-экономка. Характерно, что в западных частях аре- ала этого вида, где зима менее продолжи- тельная и мягкая, эта полевка запасов не делает. То же наблюдается и у водяной полевки, делающей большие запасы на востоке ареала (в Якутии) и почти не делающей их в западных районах рас- пространения. Большие запасы на зиму корма в виде травы и луковиц лука де- лает обитатель континентальных степей Забайкалья и Северной Монголии — по- левка Брандта. Большая песчанка и пищухи запасают траву или высушенное сено, складывают их в норы, под наземные укрытия или на поверхности земли стожками. Бобры собирают на зиму запасы веточного корма, который чаще убирают в воду около гнез- да, реже складывают вне воды. Находи- ли запасы веток объемом до 20 ле3. Характерными особенностями запаса- ния служат множественность запасов, обеспечивающих зверей кормом в голод- ный период, устройство специальных хранилищ для запасенного корма и кол- лективное, чаще семейное его употребле- ние. Укажем в заключение, что корм запа- сают и немногие виды зверей, впадающих на зиму в спячку. Таковы бурундуки и сибирские длиннохвостые суслики. Со- бранный в местах спячки корм исполь- зуется этими видами весной, когда про- будившиеся зверьки еще не обеспечены вновь появившейся пищей. В целом еще раз следует учесть, что приспособления млекопитающих к пере- живанию сезонных неблагоприятных ус- 23
ловиё жизни более разнообразны и со- вершенны, чем у других позвоночных. Особого внимания заслуживает собирание запасов корма. Из числа других позво- ночных только немногие филогенетически молодые и прогрессивные группы птиц (воробьиные, совы, дятлы) собирают на зиму корм, но размеры запасов и при- способительное значение этой деятель- ности у них сравнительно с млекопитаю- щими ничтожно. Численность видов млекопитающих по годам меняется в широких пределах. Особенно значительные изменения наблю- даются у массовых, быстро размножаю- щихся видов. Таковы многие грызуны, зайцеобразные, некоторые хищники. Кро- ме того, в больших пределах изменчива численность некоторых копытных: кабана, косули, северного оленя, сайгака и не- которых других. У сравнительно редких и медленно размножающихся видов, как, например, у крупных хищников (медведи, крупные кошки), резких изменений чис- ленности по годам нет или они менее очевидны. В основе непостоянства численности зверей лежат многообразные и не всегда ясные причины. Можно утверждать, что различие в обилии особей по годам возни- кает в результате изменения интенсивно- сти размножения и скорости отмирания особей видов. Одной из наиболее распространенных причин колебаний численности млеко- питающих служит изменчивость обилия кормов и его доступности. Периодически повторяющиеся неурожаи семян хвойных ставят белку в очень трудные условия, в результате которых сокращается раз- множение и повышается смертность. По- добного рода зависимость численности от изменчивости обилия кормов установлена для песца, лисицы, горностая и других зверей. Хорошо известно, что численность мышевидных грызунов, служащих основ- ным кормом для упомянутых и других хищников, по годам меняется в больших пределах, что в свою очередь связано с разнообразными изменчивыми условия- ми среды. Второй важной причиной непостоян- ства численности служат заболевания, принимающие в определенных условиях эпизоотический характер. Показательно, что эпизоотии чаще возникают среди ви- дов, обеспеченность которых кормами по годам существенно не меняется. Таковы многие виды зайцев, ондатра, водяная полевка и др. Природа эпизоотии разнообразна. Широкое распространение находят гельминтозы, например легочно- глистная болезнь, заражение печени пло- скими червями трематодами, болезни, вы- зываемые простейшими (кокцидиоз, пиро- плазмоз, токсоплазмоз), разнообразные бактериальные и вирусные заболевания (туляремия, псевдотуберкулез, некроба- цилез, сибирская язва, чума плотоядных и др.)- Известны случаи, когда заболевание распространяется одновременно среди по- головья нескольких видов млекопитаю- щих. Так бывает при туляремии, псевдо- туберкулезе, чуме плотоядных. Однако выяснено, что не у всех видов, воспри- имчивых к той или иной инфекции, за- болевание протекает одинаково остро. На- пример, к туляремии восприимчивы 50 ви- дов млекопитающих нашей страны, но в острой форме болезнь протекает примерно у 40 видов, в том числе и у промысло- вых: зайцев, ондатры, водяной полевки, хомяков, кротов и некоторых других. Сус- лики, белка, бурундук, речной бобр, нут- рия, выхухоль болеют менее остро, и болезнь обычно не приводит к смерти. К вирусу «дикования» весьма восприим- чивы песцы, менее — лисицы; а волки, как предполагают, вовсе не восприим- чивы. Следует учитывать, что массовые забо- левания не только приводят к непосред- ственной гибели зверей, но они снижают плодовитость, а также облегчают преследо- вание жертвы хищниками и делают жи- вотных менее стойкими к пагубному воз- действию неблагоприятных условий погоды. Немаловажное значение для многих видов имеют отклонения условий погоды. Весенние заморозки с дождями и снего- падами губят ранние выводки зайцев, главным образом зайца-русака. Глубокие снега ставят в тяжелое положение многих копытных: кабанов, сайгаков, джейранов, маралов. Из хищников от глубокоснежья и гололеда особенно страдают корсаки,, лисицы, енотовидные собаки и ряд дру<- гих. Выпадающие иногда зимой дожди 24
вызывают массовую гибель мышевидных грызунов, погибающих от затопления нор и невозможности достать корм из-под ледяной корки. При отсутствии снегового покрова или недостаточной его мощности сильные мо- розы приводят к гибели в промерзшей почве кротов и землероек. Значение хищников в изменениях чис- ленности «жертв» различно для разных видов. Зайцы-беляки, бурундуки, водя- ные полевки хотя и страдают вполне ощутимо от хищников, все же хищники обычно лишь усиливают скорость отмира- ния, которая в основе вызвана другими причинами. Однако в отдельных случаях могут возникать такие ситуации, в кото- рых высокая численность хищников при низкой численности «жертв» может на- долго задержать восстановление послед- них. Для медленно размножающихся ко- пытных урон, наносимый хищниками, как правило, бывает большим, чем для много- плодных грызунов. Замечено, что у мелких грызунов, на- пример у лесных полевок, занимающих более или менее определенные гнездовые участки, по мере роста численности зверьков размножение заметно сокраща- ется. Это происходит в силу нехватки убежищ и беспокойства, создаваемого многочисленностью зверьков. Динамика численности млекопитающих проявляется во времени и пространстве с известной закономерностью. У ряда ви- дов она имеет некоторую, хотя и не строго выдержанную, периодичность. У песца цикл изменения численности обычно ра- вен 3—4 годам, у таежного зайца-беляка— 10—12 годам. В южных частях ареала последнего вида подъемы и спады бывают чаще, а интервалы между ними менее опре- деленны. Кроме того, здесь меньше раз- мах колебаний. Изменение численности вида в ту или иную сторону охватывает одновременно не всю площадь ареала, а лишь отдельные ее части. Пределы прост- ранственного распространения этого явле- ния в большей мере зависят от степени разнообразия, мозаичности природных ус- ловий: чем они однотипнее, тем на больших пространствах наблюдаются сходные из- менения. Наоборот, в условиях разнооб- разного ландшафта распределение числен- ности имеет весьма пестрый характер. Практическое значение млекопитающих Значение млекопитающих в жизни че- ловеческого общества весьма разнообраз- но. Это определяется, с одной стороны, обилием и разнообразием видов зверей, с другой — разнообразием хозяйственной деятельности человека. В целом класс мле- копитающих представляет огромное при- родное богатство, заслуживающее береж- ного отношения. В настоящее время это весьма актуально, так как за предшест- вующие столетия уже полностью истреб- лено более 100 видов. Среди истребленных животных такие уникальные, как морская корова, бык тур, дикая лошадь тарпан и др. Сейчас во многих странах ученые заняты важной проблемой — сохранением и увели- чением численности редких животных, из млекопитающих — в первую очередь неко- торых видов китов и тюленей, белого мед- ведя, азиатского льва, азиатского носорога, лошади Пржевальского, кулана, горала, дикого пятнистого оленя и других. Опыт показывает, что при надлежащей постановке дела восстановление числен- ности видов вполне реально. Достаточно вспомнить замечательные результаты, которых удалось добиться при восста- новлении поголовья сайгака, лося, соболя. Особенное значение охрана полезных видов зверей приобрела после принятия Закона об охране природы в РСФСР и аналогичных законов, принятых в других республиках Советского Союза. Закон об охране природы предусматривает необхо- димость охраны и регулирования исполь- зования полезных диких животных как ресурсов охотничьего хозяйства, как объек- тов возможного одомашнивания. Закон предусматривает охрану редких и исче- зающих видов животных как ценных па- мятников природы. Итоговая оценка значения ряда видов иногда встречает затруднения, связанные с ,тем, что один и тот же вид в разной природной и хозяйственной обстановке играет разную роль. Многие виды мелких грызунов вредны для полевых культур. Местами они мешают лесонасаждению. Вместе с тем ими питаются пушные хищ- ники, мех которых представляет большую товарную ценность. Лесные мышевидные 25
грызуны составляют основу кормового благополучия для таких ценных зверей, как, например, соболь, куница, норка, колонок. Но в известной ситуации они представляют опасность для здоровья че- ловека как хранители инфекций и про- кормители клещей — передатчиков болез- ней. Лисица нежелательна близ птицеферм и на территории охотничьих хозяйств, где разводят фазанов или других птиц — объектов охоты. Этот же вид в таежной полосе никакого реального вреда не при- носит и представляет большую ценность как пушной зверь. Вблизи посевов, несомненно, вредны суслики и полевки. Они вредят посевам на разных стадиях произрастания их: поедают высеянные семена, портят всходы, уничтожают семена созревших растений. Местами грызуны вредят травяному по- крову на пастбищах. Бывают случаи уничтожения в травостое более 50 % самых ценных растений, например зла- ков и бобовых. Некоторые грызуны (большая песчанка и др.) мешают пескоукрепительным ра- ботам, так как растаскивают заделанные в землю семена кустарников и древесных растений. Слепыши, цокоры, местами водяные полевки и кроты, выбрасывая при со- оружении нор землю на поверхность, затрудняют сенокошение. Некоторые млекопитающие, в основном грызуны, имеют существенное эпидеми- ческое значение, так как являются храни- телями и передатчиками опасных для че- ловека болезней. Кроме того, они служат лрокормителями клещей и некоторых на- секомых, распространяющих эти заболева- ния, называемые антропозоонозными. Сур- ки, суслики, песчанки, крысы — бацилло- носители и распространители страшного заболевания людей — чумы. Чумные па- лочки передаются человеку при непосред- ственном контакте или через питающихся на больных зверьках блох. Микробоноси- телями туляремии среди млекопитающих служат преимущественно грызуны, в пер- вую очередь водяная полевка, обыкновен- ная полевка, домовая мышь, суслики, зай- цы. Возбудитель передается человеку через кровососущих насекомых, клещей, через воду или при непосредственном контакте с больным зверьком, например при сня- тии с него шкурки. При эпизоотиях паст- бищных сыпнотифозных лихорадок возбу- дители (риккетсии) передаются от боль- ных грызунов клещами. При вирусных энцефалитах (тяжелое поражение цент- ральной нервной системы) возбудителей от больных зверьков также передают клещи. С грызунами — вредителями сельского хозяйства или опасными в эпидемиче- ском отношении — ведется планомерная борьба. Диких млекопитающих добывают для получения разнообразных продуктов, а также ведут на них спортивную охоту, которая до настоящего времени не по- теряла значения. По промыслу диких зверей СССР зани- мает первое место в мире. Примерно из 350 видов, свойственных нашей фауне, около 150 потенциально могут быть объек- тами охоты. Такие виды есть во всех отрядах, кроме рукокрылых и непарно- копытных. Больше всего их среди хищ- ников (около 40 видов) и грызунов (око- ло 30 видов); менее всего среди насекомо- ядных E видов). Для получения пушнины и мехового сырья добывают более 50 ви- дов, но основную массу промысла состав- ляют всего около 20 видов. Наибольшее значение имеют белка, соболь и ондатра. Долевое значение каждого из этих видов в общей стоимости всей пушнины пример- но 15%. На втором месте стоят лисица, песец и суслики (все их виды) — при- мерно по 10%. Далее идут крот (все виды), водяная полевка, куница B ви- да) — примерно по 5%. Долевое значение прочих видов равно 1—2%, а часто и того менее. Приведенные данные характеризуют среднее значение видов за последнее время. В связи с резкими изменениями чис- ленности ряда из них в конкретные годы удельное значение их может быть несколько иным. Особенно это характерно для белки, ондатры, зайцев. Реальное практическое значение имеет также промысел копытных, при добыче которых используются мясо и кожа, а у некоторых и другие продукты. Практи- чески повсеместно в лесной полосе добы- вают лося. В Нижнем Поволжье и в Ка- захстане существует регулярный промы- 26
сел сайгака. Местами добывают северно- го оленя, марала, косулю, кабаргу, ка- бана. Добывание ценных пушных (на- пример, соболя) и копытных зверей (например, лося, сайгака) тщательно регу- лируется и осуществляется только после выдачи специальных разрешений. Промы- сел массовых видов, особенно вредных в том или ином отношении (например, сус- ликов), поощряется. В Советском Союзе охотничий промы- сел проводится на научной основе и пре- дусматривает не только добывание зверей, но и их охрану и разведение. Уже про- ведена значительная работа по обогаще- нию фауны восстановлением отечествен- ных и акклиматизацией новых видов. Очень больших успехов удалось до- биться в восстановлении поголовья одно- го из наиболее ценных пушных зверей — соболя. Это было достигнуто многолет- ним запретом добычи, тщательной охраной и искусственным расселением. В настоя- щее время численность соболя выше, чем она была сто лет назад. Значительно уве- личилась численность лесной куницы. Энергично ведется реакклиматизация реч- ного бобра путем искусственного его рас- селения. Он обитает теперь в 50 областях, краях и АССР РСФСР, в Белоруссии и в ряде областей Украины. Местами уже начат выборочный промысел бобра на шкурку. Замечательные результаты полу- чены при восстановлении численности ло- ся и сайгака. Проведено искусственное переселение некоторых отечественных видов пушных зверей в новые районы, куда они самостоя- тельно не могли расселиться. Так, соболь поселен в лесах Тянь-Шаня, дальневосточ- ная енотовидная собака — в Европейской части СССР, белка — в лесах Кавказа, Крыма и Тянь-Шаня, заяц-русак — в степях Сибири, выхухоль — в водоемах Западной Сибири, пятнистый олень — в некоторых областях Европейской части СССР, здесь же местами поселен кабан. Одновременно были поставлены опыты акклиматизации в СССР пушных видов из других стран. Наибольший эффект был получен при расселении североамерикан- ского полуводного грызуна ондатры, рас- пространенной теперь в бассейнах всех крупных рек нашей страны. Ондатра стала важнейшим в СССР пушным видом. Места- ми в Сибири и на Дальнем Востоке успеш- но акклиматизировалась ценная американ- ская норка, добыча которой имеет сущест- венное промысловое значение. В Закав- казье ведется добыча акклиматизирован- ных там североамериканского енота-по- лоскуна и южноамериканского полувод- ного грызуна нутрии. Акклиматизация чужеземных видов зве- рей проводилась и в других странах. Так, в Западной Европе широко расселена лань, местами распространен корсикан- ский муфлон и ондатра. В Англии была акклиматизирована серая американская белка, которую вскоре пришлось истреб- лять, так как она оказалась вредной. В Се- верную Америку завезены заяц-русак, ка- бан, благородный олень, пятнистый олень, индийские олени замбар и аксис, индий- ская антилопа нильгау. Были случаи по- бега с ферм разводимых там муфлонов, африканских антилоп гну и зебр. Местами эти виды теперь существуют в природ- ной обстановке. Около 20 видов зверей (чаще предна- меренно, реже случайно) завезено в Но- вую Зеландию, где местных млекопитаю- щих практически нет. Умышленно аккли- матизированы 3 вида австралийских сум- чатых (чернохвостый кенгуру и 2 вида кузу), благородный олень, американский олень вапити, лань, индийский олень зам- бар, американский белохвостый олень, американский лось, гималайский козел тар, серна, хорек, горностай, ласка, кро- лик, заяц-русак, еж. Случайно завезены домовая мышь и 2 вида крыс. Общий облик новозеландской фауны после акклима- тизации зверей и птиц B4 вида) и оди- чания некоторых домашних животных, например свиней, изменился до неузна- ваемости. Известны случаи, когда завоз и аккли- матизация зверей приносили не пользу, а вред. Так, например, обстоит дело с ак- климатизацией европейского кролика в Австралии, где он оказался страшным вредителем сельского, главным образом пастбищного, хозяйства. Кролика не мог- ли истребить завезенные и акклиматизи- рованные хищники (лисицы, хорьки) и даже распространение среди кроликов осо- бо опасной для них болезни — миксома- тоза. 27
Приручение и одомашнивание млеко- питающих, начатое в глубокой древности, продолжается и сейчас, хотя виды зверей находятся на разной степени одомашни- вания и приручения. Полностью одо- машненными надо считать те виды, которые хорошо подчиняются человеку и свободно размножаются в неволе. Тако- вы, например, собака, лошадь, рогатый скот и многие другие. Однако бывает и так, когда указанные два условия не совпа- дают. Тысячелетия назад были приручены слоны, послушно выполняющие разно- образные работы. Но в неволе слоны практически не размножаются. Львы и тигры хорошо размножаются в неволе, но не приручаются к человеку и не могут считаться одомашненными живот- ными. В малой мере одомашнены некоторые пушные звери, хотя в клетках они успеш- но размножаются. Таковы песцы, лисицы, норки, соболи и некоторые другие. В усло- виях полной свободы их, в отличие, например, от собак, кошек, содержать нельзя. Пушное звероводство возникло менее ста лет назад, и число видов, разводимых в неволе, продолжает увеличиваться. Срав- нительно недавно стали разводить норок и шиншилл. Однако в результате направ- ленного подбора и отбора, зная законы наследования признаков, за короткий срок удалось вывести ряд новых пород. Та- ковы, например, серебристо-черная ли- сица и разнообразные цветные породы норок. По сравнению с дикими предками мало изменились одомашненный северный олень, верблюд, як и южноазиатские бы- ки. Это обусловлено тем, что условия со- держания их мало отличаются от обста- новки, в которой живут дикие родичи. Кроме того, не регулируется в должной мере подбор пар и отбор потомства. На- оборот, большинство домашних зверей образует большое разнообразие пород, отличных не только по внешнему виду, но и по хозяйственному использованию. Это определилось в основном селекцион- ной работой, при которой человек отбирал животных по каким-либо нужным для хо- зяйства признакам. Так возникли много- численные породы лошадей, коров, овецг собак. Однако нужно учитывать, что некоторые домашние животные возникли, видимо, не от одного, а от нескольких диких предков. Полагают, что одни породы собак произош- ли от волка, другие — от шакалов. Слож- ное происхождение имеют породы домаш- них свиней, возникшие в результате одо- машнивания нескольких видов диких ка- банов, потомки которых в последующем подвергались скрещиванию. Также об- стоит, видимо, и с происхождением пород овец. В целом история одомашнивания и по- родообразования во многом еще остается невыясненной, и предстоят многообразные палеонтологические, археологические и генетические исследования. Вместе с тем несомненны большие перспективы приру- чения и одомашнивания новых видов млекопитающих с разнообразными хозяй- ственными и эстетическими целями. Наря- ду с акклиматизацией диких зверей это обеспечит увеличение разнообразия окру- жающих нас видов. Происхождение млекопитающих Предками млекопитающих, несомненно, были древние палеозойские рептилии, еще не утратившие некоторых черт строения амфибий: кожные железы, расположение сочленений в конечностях (между голенью и предплюсной и между предплечьем и за- пястьем) и, быть может, двойной заты- лочный мыщелок. Такой предковой груп- пой считают подкласс звероподобных (The- romorpha). Особенно близок к млекопитающим один из отрядов этого подкласса — отряд зверозубых (Theriodontia), у представи- телей которого зубы были дифференци- рованы на те же категории, что и у млеко- питающих, т. е. на резцы, клыки и корен- ные, и сидели они в альвеолах. Имелось вторичное костное нёбо — признак весьма характерный для млекопитающих. Квадрат- ная кость и сочленовная кость нижней че- люсти были сильно уменьшены. При этом сочленовная кость не была приращена к нижней челюсти. Зубная кость, наоборот, была очень крупной. Здесь следует учесть, что у млекопитающих нижняя челюсть состоит только из зубной кости, а сочленов- ная кость превращена в одну из слуховых косточек — молоточек. 28
Такие известные высшие зверозубые, как иностранце выя (из пермских отложе- ний на Северной Двине) и циногнатус (из триасовых отложений Южной Африки), не могли быть предками зверей, так как были высокоспециализированными и при этом крупными B—3 м длиной) животны- ми. Малые размеры древнейших млеко- питающих дают основание искать предков зверей среди более примитивных и мел- ких зверозубых. В этом отношении пред- ставляет интерес иктидозавр (из верхнего триаса Южной Африки). Это было живот- ное размером с крысу, скелет которого удивительно сходен с таковым млеко- питающих; только нижняя челюсть у него состояла из нескольких костей. Очевидно, от таких мелких зверозубых и произошли млекопитающие. Зверозубые просуществовали недолгое время, лишь до верхнего триаса. Находки древнейших млекопитающих приурочены к юрским отложениям. Это были разнообразные и в ряде случаев вы- сокоспециализированные животные; сле- довательно , возникновение млекопитаю- щих надо отнести к более раннему вре- мени — к триасу. С конца этого периода и до первой половины третичного времени существовали так называемые многобугор- чатые. Это были мелкие, размером с кры- су, зверьки, и только немногие достигали размеров сурка. Свое название они полу- чили в связи с наличием на коренных зу- бах многочисленных бугорков. Клыков у них не было, а резцы развивались, наобо- рот, очень сильно. Многобугорчатые представляли спе- циализированных растительноядных зве- рей, и их нельзя считать прямыми пред- ками последующих групп млекопитающих. Лишь предположительно допускают, что наиболее ранние формы могли дать начало однопроходным. Основанием для такого предположения служит сходство строения их зубов с зубами зародыша утконоса (рис. 12). В отложениях с середины юры и до мела обнаруживаются многообразные трехбугорчатые, открывшие подлинную историю класса млекопитающих. Зубная система у них менее специализирован- ная, чем у многобугорчатых; зубной ряд сплошной (рис. 13). Это были мелкие зверьки, близкие к насекомоядным; пи- Рис. 12. Череп и зубы многобугорчатого Ptilodus (длина черепа около 8 см): 1 — череп; 2 — верхние зубы; з — нижние зубы. Рис. 13. Зубы(/) и нижняя челюсть B) трехбугор- чатого Amphithorium из средней юры. тались они частью животной, частью ра- стительной пищей. Трехбугорчатые, в ча- стности пантотерии,— наиболее вероят- ные предки сумчатых и плацентарных. Сумчатые появились, видимо, в начале мелового периода. Однако первые иско- паемые остатки их известны из верхнеме- ловых отложений Северной Америки. Это были мелкие зверьки типа опоссумов с бу- горчато-режущими коренными и крупны- ми клыками. В отложениях нижнетретич- ного времени они известны и в Евразии. Таким образом, родиной сумчатых следует считать северное полушарие. Однако еще до конца третичного времени они были вытеснены более высокоорганизованными плацентарными млекопитающими и в на- стоящее время сохранились только в Австралии, Новой Гвинее, Тасмании, Южной Америке, т. е. в южном полуша- 29
рии, и лишь отчасти в Северной Америке A вид) и на острове Сулавеси A вид). Только в Австралии, куда из плацентар- ных проникли лишь рукокрылые и мы- шевидные грызуны, сумчатые дали боль- шое разнообразие форм зверей, приспо- собленных к существованию в весьма различной жизненной обстановке. Высшие, плацентарные млекопита- ющие, как и сумчатые, произошли от трех- бугорчатых в начале мелового периода и развивались самостоятельно, парал- лельно с сумчатыми. Первые ископаемые остатки, относимые к насекомоядным, известны из верхнемеловых отложений Монголии. Плацентарные образовали 31 отряд, из которых 17 распространены в настоящее время, а 14 полностью вы- мерли. Древнейшим отрядом, давшим, по-ви- димому, начало всем остальным отрядам, будут насекомоядные, известные из позд- немеловых отложений. Это были мелкие зверьки, ведшие частью наземный, частью древесный образ жизни. Постепенное при- способление некоторых древесных насе- комоядных вначале к планированию, а за- тем и к полету положило начало отряду рукокрылых. Увеличение плотоядности и переход на питание все более крупными животными послужили предпосылкой для формирования в начале третичного вре- мени отряда древних хищников, или кре- одонтов. Но уже в олигоцене, когда мед- лительных травоядных начала третичного времени заменили более подвижные фор- мы, креодонты были вытеснены новыми специализированными хищниками типа современных (Carnivora). В олигоцене уже существовали предковые группы вивер, куниц, собак, кошек. В миоцене и плиоце- не были обыкновенны оригинальные саб- лезубые кошки с огромными изогнутыми клыками. Очень рано, на грани между эоценом и олигоценом, хищники разделились на две неравноценные по обилию видов ветви: большую — наземных хищников и мень- шую — ластоногих. От древних хищников — креодонтов, пе- решедших на питание растительностью, в самом начале третичного времени (в палеоцене) возникли первичные копытные, или кондилятры. Это были сравнительно мелкие (размером от куницы до волка) всеядные животные с умеренно длинными клыками, бугорчатыми коренными зубами, с пятипалыми конечностями, в которых средний палец был развит сильнее осталь- ных, а первый и пятый пальцы ослабле- ны. От кондилятр возникли две ветви сов- ременных копытных: непарнокопытные и парнокопытные. В эоцене возникли хобот- ные (корни их происхождения неизвест- ны). Также неясно происхождение и ки- тообразных. От древних насекомоядных берут начало грызуны, неполнозубые, трубкозубые и приматы. Наиболее древние ископаемые обезьяны найдены в палеоцене. Древесные обезьяны нижнего олигоцена (проплиопитекусы) да- ли начало гиббонам и крупным обезьянам из миоцена Индии (рамапитекусам), близ- ким к антропоидам. Остатки человеко- образных обезьян (орангутана, гориллы, шимпанзе) известны из плиоценовых отло- жений Африки, Индии, Китая. Некоторые из них (например, австралопитек, плезиан- тропус и парантропус) по строению стояли близко к человеку, и какая-то ветвь их дала начало всем его современным расам. Следует подчеркнуть большую само- стоятельность двух основных ветвей в фи- логении млекопитающих. К одной из них относятся только виды однопроходных (утконос, ехидна и проехидна). Эта ветвь берет начало от упоминавшихся ранее многобугорчатых и никогда не имела боль- шого развития. К другой ветви, корнями уходящей к трехбугорчатым, относятся все остальные млекопитающие (сумчатые и плацентарные). Современное представление о системе млекопитающих выглядит так: Класс Млекопитающие (Mammalia) Подкласс Первозвери (Prototheria) Отряд Однопроходные (Monotremata) Подкласс Настоящие звери (Theria) Инфракласс Низшие звери (Metatheria) Отряд Сумчатые (Marsupialia) Инфракласс Высшие звери (Eutheria) 17 отрядов современных и 14 отрядов вымерших. 30
ПОДКЛАСС ПЕРВОЗВЕРИ (PROTOTHERIA) ОТРЯД ОДНОПРОХОДНЫЕ, ИЛИ ЯЙЦЕКЛАДУЩИЕ (MONOTREMATA) Однопроходные (или яйцекладущие) — наиболее примитивные среди современ- ных млекопитающих, сохранившие ряд архаичных особенностей строения, унас- ледованных от рептилий (откладка яиц, наличие хорошо развитой коракоидной кости, не соединенной с лопаткой, неко- торые детали сочленения костей черепа и др.)- Развитие у них так называемых сумчатых костей (небольших косточек та- за) также рассматривается как наследие пресмыкающихся. Присутствием отчетливых коракоидных костей однопроходные отличаются от сум- чатых и других млекопитающих, у кото- рых эта косточка стала простым выростом лопатки. Вместе с тем, волосяной покров и млечные железы — это два взаимосвя- занных признака, характерные именно для млекопитающих. Однако млечные же- лезы яйцекладущих примитивны и ана- логичны по строению потовым железам, в то время как млечные железы сумчатых и высших млекопитающих имеют грозде- видную форму и похожи на сальные же- лезы. Довольно многочисленные черты сход- ства однопроходных с птицами — черты скорее адаптивные, чем генетические. Откладка яиц этими животными больше сближает однопроходных с пресмыкающи- мися, чем с птицами. Однако в яйце желток у однопроходных гораздо менее развит, чем у птиц. Ороговевшая скорлу- па яиц состоит из кератина и также напоминает скорлупу яиц рептилий. На- поминают птиц и такие черты строения, как некоторая редукция правого яичника, наличие в пищеварительном тракте карма- нов, напоминающих зоб птиц, отсутствие внешнего уха. Однако эти черты сходства имеют скорее приспособительный харак- тер и не дают права говорить о каком-то родстве непосредственно однопроходных и птиц. У взрослых яйцекладущих зубы отсут- ствуют. В 1888 г. были обнаружены молочные зубы у детеныша утконоса, которые у взрослого животного исчезают; эти зубы разнообразны по строению, как у высших млекопитающих, а два самых крупных зуба на каждой челюсти имеют расположение и вид коренных. По тем- пературе тела однопроходные занимают промежуточное положение между пойки- лотермными (пресмыкающимися) и на- стоящими теплокровными (млекопитаю- щими и птицами). Температура тела у ехидны колеблется около 30°, у утко- носа — около 25°. Но это только средние цифры: они меняются в зависимости от температуры внешней среды. Так, темпе- ратура тела ехидны при изменении темпе- ратуры среды с +5° до +30° С повышается на 4-6°. В настоящее время отряд однопроходных имеет 5 живых представителей, относящих- ся к двум семействам: утконоса и 4 вида ехидн. Все они распространены только в Австралии, на Новой Гвинее и Тасмании (карта 1). Семейство Утконосы (Ornithorhynchidae) Единственный представитель семейст- ва — утконос (Ornithorhynchus anati- nus) — был открыт в самом конце XVIII в. в период колонизации Нового Южного Уэльса. В опубликованном в 1802 г. спи- ске животных этой колонии впервые упо- минается утконос как «животное-амфи- бия из рода кротов... Наиболее любопыт- Карта 1. Распространение ехидн и утконоса. 31
Рис. 14. Утконос (Ornithorhynchus anatinus). ное его качество — это то, что оно обла- дает вместо обычного рта утиным клювом, позволяющим ему питаться в иле, как пти- цам...». Отмечалось также, что это живот- ное роет себе когтями нору. В 1799 г. Шоу иНоддер дали ему зоологи- ческое имя. Европейские колонисты назы- вали его «утконос», «уткокрот», «водяной крот». В настоящее время австралийцы называют его «платипус» (рис. 14). Первое же научное описание утконоса положило начало ожесточенным спорам. Казалось парадоксом, что млекопитающее, покрытое шерстью, может иметь утиный клюв и лапы с перепонками. Первые шкур- ки утконоса, привезенные в Европу, соч- ли подделкой, изделием умелых восточ- ных таксидермистов, обманувших довер- чивых европейских моряков. Когда это подозрение рассеялось, возник вопрос, к какой группе животных его относить. «Секреты» утконоса продолжали раскры- ваться: в 1824 г. Меккель обнаружил, что у утконоса есть железы, выделяющие молоко. Подозревали, что этот зверь от- кладывает яйца, но доказано это было только в 1884 г. Утконос — зверек с коричневым мехом, длиной около 65 см, включая длину упло- щенного хвоста, похожего на хвост боб- ра. Голова заканчивается знаменитым «утиным клювом», который на самом деле представляет собой просто морду в форме расширенного клюва, покрытую особого рода кожей, богатой нервами. Этот «клюв» утконоса—осязательный орган, служащий также для добывания пищи. Голова утконоса круглая и гладкая, внешнего уха нет. Передние лапы сильно перепончатые, но перепонка, служащая животному при плавании, складывается, когда утконос ходит по суше или если ему нужны когти для рытья норы. Перепонки на задних лапах развиты гораздо слабее. Основную роль при рытье и плавании играют передние лапы, задние конечно- сти имеют большое значение при передви- жении на суше. В воде утконос проводит обычно около двух часов в сутки. Кормится он дважды: рано утром и в вечерних сумерках. Основ- ную часть времени он проводит в своей норе, на суше. Утконос питается мелкими водными жи- вотными. Он взмучивает клювом ил на дне водоема и ловит насекомых, ракооб- разных, червей и моллюсков. Под водой он чувствует себя свободно, если, конеч- но, есть возможность время от времени пе- реводить дыхание на поверхности. Ныряя и роясь в иле, он руководствуется в ос- новном осязанием; уши и глаза у него защищены мехом. На суше утконос, кро- ме осязания, руководствуется зрением и слухом (рис. 15). Норы утконоса расположены вне воды, включая и вход, находящийся где-нибудь под нависшим берегом на высоте 1,2— 3,6 м над уровнем воды. Только исключи- тельно высокий паводок может затопить вход в такую нору. Обычная нора — это полукруглая пещерка, выкопанная под корнями деревьев, с двумя или несколь- кими входами. Каждый год утконос впадает в кратко- временную зимнюю спячку, после которой у него наступает период размножения. Самцы и самки встречаются в воде. Самец хватает клювом хвост самки, и некоторое время оба зверька плавают по кругу, пос- ле чего происходит спаривание. Когда самке приходит время нести яйца, она вырывает специальную нору. Сперва роет в склоне берега галерею длиной от 4,5 до 6 ле, на глубине примерно 40 см под поверхностью почвы. В конце этой галереи самка вырывает гнездовую камеру. В воде самка отыскивает материал для гнезда, который затем с помощью своего цепкого хвоста приносит в нору. Гнездо она строит из водяных растений, вето- чек ивы или листьев эвкалипта. Слишком твердый материал будущая мать тщате- льно измельчает. Затем она забивает вход в коридор одной или несколькими земляны- ми пробками, каждая толщиной 15—20 см; 32
пробки делает с помощью хвоста, который использует, как каменщик лопатку. Сле- ды этой работы постоянно можно видеть на хвосте самок утконоса, который в верхней своей части бывает облезлым, лишенным волос. Таким образом, самка сама себя за- купоривает в темном, недоступном для хищников убежище. Даже человек долго не мог раскрыть секрета ее гнездового убе- жища. Закончив эту кропотливую и слож- ную работу, самка откладывает яйца. Первый раз откладку яиц утконосом наблюдал в 1884 г. Колдуэлл в Квин- сленде. После этого ее проследили в за- поведнике Хилсвилл в штате Виктория. Яйца эти малы (меньше 2 см в диа- метре), округлы, окружены грязно-белой скорлупой, состоящей не из извести, как у птиц, а из мягкого, эластичного рого- видного вещества, так что могут легко деформироваться. Обычно в гнезде бывает два яйца, иногда одно, три и даже четыре. Продолжительность насиживания мо- жет меняться. Известный знаток австра- лийских животных Дэвид Флей выяснил, что инкубация у утконоса не превышает 10 дней, а может продолжать- ся и всего неделю, при условии, что мать находится в гнезде. Во время насижи- вания самка лежит, особым образом изог- нувшись, и держит яйца у себя на теле. Млечные железы утконоса, открытые Меккелем в 1824 г., без соска и открываются наружу простыми расширен- ными порами. Из них молоко стекает по шерсти матери, и его слизывают детены- ши. Они быстро растут. Во время их корм- ления мать тоже усиленно питается; изве- стен случай, когда кормящая самка за ночь съела дождевых червей и ракообраз- ных в количестве, почти равном ее соб- ственному весу. Детеныши слепы в течение 11 недель, затем у них открываются глаза, но они продолжают оставаться в норе еще це- лых 6 недель. Эти детеныши, которые питаются только молоком, имеют зубы; по мере роста животного молочные зубы исчезают и сменяются простыми роговыми пластинками. Лишь через 4 месяца моло- дые утконосы выходят в свою первую краткую экскурсию в воду, где начинают неумело искать пищу. Переход от молоч- ного питания к взрослому идет постепен- но. Утконосы хорошо приручаются и до- живают в неволе до 10-летнего возраста. Утконосы встречаются в Квинсленде, Новом Южном Уэльсе, Виктории, некото- рых точках Южной Австралии и на Тасма- нии. В настоящее время они наиболее многочисленны на Тасмании (карта 1). Утконос мало требователен к составу воды, в которой ищет пищу. Он перено- сит как холодные и чистые воды горных потоков австралийских Голубых гор, так и теплые и мутные воды рек и озер Квин- сленда. Четвертичные остатки утконоса най- дены на юге Квинсленда. Ископаемые утконосы напоминали современных, но были меньше по размерам. Рис. 15. Различные позы утконоса. О 3 Жизнь животных, т. 6 33
До переселения человека в Австралию враги утконоса были немногочисленны. Изредка на него нападали лишь варан (Varanus varius), питон (Pithon variega- tus) и заплывающий в реки тюлень мор- ской леопард. Завезенные колонистами кролики создали для него опасное поло- жение. Рытьем нор кролики повсюду бес- покоили утконоса, и во многих районах он исчез, уступив им территорию. Евро- пейские поселенцы стали также преследо- вать утконоса ради его шкурки. Много зверьков попадало в ловушки, поставлен- ные по берегам рек на кроликов, и в вер- ши рыбаков. Всюду, где люди уничтожали или бес- покоили утконоса, уцелевшие зверьки по- кидали эти места. Там же, где человек не докучал ему, утконос прекрасно перено- сил соседство с ним. Чтобы обеспечить существование утконоса, австралийцы соз- дали систему заповедников и «убежищ», среди которых наиболее известны заповед- ник Хилсвилл в штате Виктория и за- поведник Уэст-Бёрли в Квинсленде. Утконос — легко возбудимое, нервное животное. По Д. Флею, достаточно зву- ка голоса или шагов, какого-нибудь нео- бычного шума или вибрации, чтобы утко- нос вышел из равновесия на много дней, а то и недель. Поэтому в течение долгого времени не удавалось перевозить утконосов в зоопарки других стран. В 1922 г. первый утконос, которого когда- либо видели в других странах, прибыл в Нью-Йоркский зоосад; здесь он прожил только 49 дней; каждый день в течение ча- са его показывали публике. Перевозка стала возможной благодаря Г. Бар- ре л л у, который изобрел искусственное жилище для утконоса, состоящее из резер- вуара с водой (водоема), покатого лаби- ринта, имитирующего нору с резиновой «почвой», и запаса червей для питания зверька. Чтобы показать животное пуб- лике, смещали проволочную крышку жи- лой камеры норы утконоса. В тот же зоосад в Нью-Йорке дважды завозили утконосов: в 1947 и 1958 гг. Эти перевозки организовал Д. Флей. В 1947 г. три утконоса были перевезены в Нью-Йорк морем; один из них погиб че- рез 6 месяцев, а два других прожили в зо- опарке 10 лет. В 1958 г. в Нью-Йорк пе- реправлены самолетом еще три утконоса. Семейство Ехидны (Tachyglossidae) Ко второму семейству отряда однопро- ходных относятся ехидны, покрытые игла- ми, как дикобразы, но по типу питания напоминающие муравьедов. Размеры этих животных обычно не превышают 40 см. Тело покрыто иглами, длина которых мо- жет достигать 6 см. Цвет игл варьирует от белого до черного. Под иглами тело по- крыто короткой шерстью бурого цвета. У ехидны тонкая, заостренная морда дли- ной 5 см, заканчивающаяся узким ртом. Вокруг ушей обычно развиты более длин- ные пучки шерсти. Хвост почти не выра- жен, есть лишь нечто вроде выступа сза- ди, покрытого иглами (табл. 2). Сильные конечности ехидны несут по 5 лопатообразно расширенных когтей (у новогвинейской проехидны развито лишь по 3 когтя). Особенно развит второй ко- готь на задних лапах; он изогнут и слу- жит ехидне для чесания шкуры: между иглами у нее, как и у нашего ежа и ди- кобраза, поселяется множество парази- тов. Тасманийская ехидна с более корот- кими и редкими иглами не нуждается в сильно развитом чесальном когте, и он у нее много короче. В настоящее время существуют 2 рода ехидн: собственно ехидн (род Tachyglos- sus), живущих в Австралии, и новогвиней- ских проехидн (род Proechidna). В р о- д е Tachyglossus различают 2 вида: авст- ралийскую ехидну (Т. aculeatus), один из подвидов которой эндемичен для Новой Гвинеи, и тасманийскую ехидну (Т. se- tosus), отличающуюся более крупными размерами и густой шерстью, из которой торчат редкие и короткие иглы. Разни- ца в меховом покрове этих животных, вероятно, связана с более холодным и влажным климатом Тасмании. Ехидна встречается в Австралии, в вос- точной половине материка и на западной его оконечности, на Тасмании и Новой Гвинее. Тасманийская ехидна встречается на Тасмании и на нескольких островах Бассова пролива. Открытие ехидны в начале колонизации Нового Южного Уэльса не сразу удосто- илось того внимания, которого оно заслу- живало. В 1792 г. Шоу и Ноддер описали австралийскую ехидну и назвали ее Echidna aculeata. В том же году был 34
открыт тасманийский вид, описанный Ж о ф ф р у а как Echidna setosa. Ехид- на — чисто наземное животное. Она жи- вет в сухом буше (зарослях кустарников), предпочитая каменистые участки. Нор она не роет. Главная ее защита — иглы. По- тревоженная, ехидна сворачивается в шар, как еж. С помощью когтей она может частично зарываться в рыхлую землю; зарывая переднюю часть тела, она под- ставляет врагу лишь направленные назад иглы. Днем, затаившись в пустотах под корнями, камнями или в дуплах, ехид- на отдыхает; Ночью она отправляется на поиски насекомых. В холодное время она остается в своем логове, впадая в не- продолжительную спячку, как наши ежи. Запасы подкожного жира позволяют ей в случае необходимости голодать месяц и больше. Мозг у ехидны развит более, чем у утко- носа. У нее очень тонкий слух, но плохое зрение: она видит лишь самые близкие предметы. Во время своих экскурсий, преимущественно ночных, этот зверек ру- ководствуется главным образом обоня- нием. Ехидна питается муравьями, термита- ми и прочими насекомыми, а иногда и дру- гими мелкими животными (дождевыми червями и т. п.). Она разоряет муравей- ники, сдвигает камни, толкая их лапами, даже довольно тяжелые, под которыми скрываются черви и насекомые. Сила мускулов ехидны удивительна для зверька таких небольших размеров. Рассказывают об одном зоологе, который запер на ночь ехидну у себя в доме на кух- не. Наутро он был очень удивлен, увидев, что ехидна передвинула в кухне всю ме- бель. Найдя насекомое, ехидна выбрасывает свой тонкий, длинный и липкий язык, к которому прилипает добыча. Зубы у ехидны отсутствуют во всех ста- диях ее развития, но на задней части ее языка находятся роговые зубчики, кото- рые трутся о гребенчатое нёбо и перети- рают пойманных насекомых. С помощью языка ехидна заглатывает не только на- секомых, но и землю и частицы камени- стой породы детрит, которые, попадая в желудок, довершают измельчение пищи, вроде того, как это происходит в желуд- ке у птиц. Как и утконос, ехидна насиживает яйца и кормит детенышей молоком. Единствен- ное яйцо помещается в примитивной сум- ке, которая образуется к сезону размно- жения (рис. 16). Как яйцо попадает в сумку, точно до сих пор неизвестно. Г. Баррелл доказал, что ехидна не мо- жет сделать это при помощи лап, и выд- винул другую гипотезу: у нее достаточно гибкое тело, чтобы, изогнувшись, самка могла снести яйцо непосредственно в брюшную сумку. Так или иначе, яйцо «высиживается» в этой сумке, где из него вылупляется детеныш. Чтобы выбраться из яйца, детеныш разбивает скорлупу с помощью роговой шишечки на носу. Рис. 16. Брюшная сторона самки ехидны. Видна открывающаяся вперед сумка. Рис. 17. Черноиглая проехидна (Proechidna). 3*
Затем он засовывает голову в покрытый волосками мешочек, куда открываются млечные железы, и слизывает молочные выделения с волосков этого мешочка. Де- теныш находится в сумке довольно долго, пока у него не начнут развиваться иглы. Тогда мать оставляет его в каком-нибудь убежище, но еще некоторое время она на- вещает его и кормит молоком. Ехидна хорошо переносит неволю, если у нее есть защита от избытка солнца, от которого она очень страдает. Она с удовольствием пьет молоко, ест яйца и другую пищу, которая может поместить- ся в ее узком, вытянутом в трубку рте. Ее любимое лакомство—сырые яйца, в скор- лупе которых пробито отверстие, куда ОТРЯД СУМЧАТЫЕ (MARSUPIAL I А) Сумчатые млекопитающие, за исклю- чением американских опоссумов, распро- странены на материке Австралии, на Новой Гвинее и близлежащих островах. К это- му отряду относится около 200 видов из 9 семейств. Среди сумчатых есть насеко- моядные, хищные и растительноядные формы. Сильно различаются они и по размерам. Длина их тела, включая длину хвоста, может колебаться от 10 см (сум- чатая мышь Кимберли) до 3 м (большой серый кенгуру). Сумчатые более сложно организованные животные, чем однопроходные. Темпера- тура тела у них выше (в среднем +36°). Все сумчатые рождают живых детенышей и выкармливают их молоком. Однако по сравнению с высшими млекопитающими у них много древних, примитивных черт строения, которые резко отличают их от остальных зверей. Первая характерная черта сумчатых — наличие так называемых сумчатых костей (особых косточек таза, которые развиты и у самок, и у самцов). Сумка для вынашивания детенышей есть у боль- шинства сумчатых, однако не у всех она ехидна может засунуть язык. Некоторые ехидны жили в неволе до 27 лет. Аборигены, любящие полакомиться жи- ром ехидны, часто охотились на нее, а в Квинсленде даже специально приучали динго для охоты на ехидн. Проехидны (род Proechidna) встре- чаются на Новой Гвинее. От австралий- ских ехидн они отличаются более длинной и изогнутой мордой («клювом») и высокими трехпалыми конечностями, а также не- большими наружными ушами (рис. 17). В четвертичном периоде известны два ныне вымерших вида ехидн, но в более древних отложениях эта группа неизвестна. Проис- хождение ехидн так же загадочно, как и происхождение утконоса. развита в одинаковой степени; есть виды, у которых сумка отсутствует. У большин- ства примитивных насекомоядных сумча- тых нет «законченной» сумки — кармана, а есть лишь небольшая складка, ограни- чивающая млечное поле. Так, например, обстоит дело у многочисленных сумчатых мышей, или мышевидок. У желтоногой сум- чатой мыши — одного из наиболее архаич- ных сумчатых — есть лишь слабое подня- тие кожи, как бы бордюр вокруг млеч- ного поля; у близкой к ней жирнохвостой сумчатой мыши есть две боковые складки кожи, которые несколько разрастаются после рождения детенышей; наконец, у мышевидки-крошки есть уже нечто похо- жее на сумку, открывающуюся назад, к хвосту. У кенгуру, сумка которых со- вершеннее, она открывается вперед, к го- лове, наподобие кармана передника. Вторая характерная особенность сум- чатых — это особое строение нижней че- люсти, нижние (задние) концы которой загнуты внутрь. Коракоидная кость у сум- чатых слита с лопаткой, как у высших мле- копитающих,— это отличает их от одно- проходных. Строение зубной системы — важный классификационный признак отряда сум- ПОДКЛАСС НАСТОЯЩИЕ ЗВЕРИ (THERIA) ЛНФРАКЛАСС НЛЗШЛЕ ЗВЕРЛ (METATHERIA) 36
чатых. По этому признаку весь отряд де- лится на 2 подотряда: многорезцовых и двурезцовых. Количество резцов особен- но велико у примитивных насекомоядных и хищных форм, имеющих в каждой поло- вине челюсти вверху по 5, а внизу по 4 рез- ца. У растительноядных форм, напротив, не более одного резца с каждой стороны нижней челюсти; клыки у них отсутст- вуют или недоразвиты, а коренные зубы с притуплёнными бугорками. Характерно строение млечных желез сумчатых; они имеют соски, к которым прикрепляются только что родившиеся детеныши. Протоки млечных желез откры- ваются у края сосков, как у обезьян и у человека, а не во внутренний резервуар, как у большей части млекопитающих. Однако основное отличие сумчатых от всех остальных млекопитающих — это осо- бенности их размножения. Процесс раз- множения сумчатых, наблюдения за кото- рым очень сложны, лишь совсем недавно выяснен до конца. Детеныши в сумке матери сперва так малы и недоразвиты, что у первых наблю- дателей возник вопрос: не родятся ли они непосредственно в сумке? Ф. Пель- сарт, голландский мореплаватель, в 1629 г. впервые описал сумчатое живот- ное. Он, как и многие более поздние нату- ралисты, думал, что детеныши у сумча- тых рождаются прямо в сумке, «из со- сков»; по этим представлениям, детеныш растет на соске, как яблоко на ветке дере- ва. Казалось невероятным, что полусфор- мировавшийся зародыш, инертно висящий на соске, мог сам забраться в сумку, если он родился вне ее. Однако уже в 1806 г. зоолог Б а р т о н, изучавший североаме- риканского опоссума, установил, что но- ворожденный может сам передвигаться по телу матери, залезать в сумку и прикреп- ляться к соску. Для австралийских живот- ных это было подтверждено в 1830 г. хи- рургом Колли. Несмотря на эти наб- людения, знаменитый английский анатом Р.Оуэн в 1833 г. вернулся к уже выска- зывавшейся мысли, что новорожденного переносит в сумку мать. По мнению Оуэ- на, она губами берет детеныша и, придер- живая лапами отверстие сумки, кладет его внутрь. Авторитет Оуэна более чем на полвека закрепил в науке эту неверную точку зрения. Зародыш у сумчатых начинает разви- ваться в матке. Однако со стенками матки он почти не связан и в значительной мере является лишь «желточным мешком», со- держимое которого быстро истощается. Задолго до того, как зародыш полностью сформируется, ему уже нечем питаться, и его «преждевременное» рождение ста- новится необходимостью. Продолжитель- ность беременности очень мала, особенно у примитивных форм (например, у опоссу- ма или у сумчатых кошек от 8 до 14 дней, у коала она достигает 35, а у кенгуру — 38-40 дней). Новорожденный очень мал. Его размеры не превышают 25 мм у большого серого кенгуру — самого крупного представителя отряда; у примитивных насекомоядных и хищников он еще меньше — около 7 мм. Масса новорожденного от 0,6 до 5,5 г. Степень развития эмбриона к моменту рождения несколько различна, но обычно детеныш почти лишен шерсти. Задние ко- нечности развиты слабо, согнуты и закрыты хвостом. Напротив, рот широко раскрыт, а передние лапки развиты хорошо, на них ясно видны коготки. Передние конечно- сти и рот — это органы, которые в пер- вую очередь понадобятся новорожденно- му сумчатому. Как бы недоразвит ни был детеныш сум- чатых, нельзя сказать, что он слаб и ли- шен энергии. Если отделить его от мате- ри, он может прожить около двух суток. У кенгуровых крыс и некоторых поссу- мов бывает только один детеныш; у коала и бандикутов иногда рождаются двойни. У большинства насекомоядных и хищных сумчатых детенышей много больше: 6—8 и даже до 24. Обычно число детенышей соот- ветствует числу сосков матери, к которым они должны прикрепиться. Но часто дете- нышей больше, например у сумчатых ко- шек, у которых на 24 детеныша прихо- дится лишь три пары сосков. В этом случае могут выжить лишь первые прикрепившие- ся 6 детенышей. Бывают и противополож- ные случаи: у некоторых бандикутов, имеющих по 4 пары сосков, число детены- шей не превышает одного-двух. Чтобы прикрепиться к соску, новорож- денный должен попасть в сумку матери, где его ожидают защита, тепло и пища. Как происходит это перемещение? Просле- дим его на примере кенгуру. 37
Новорожденный кенгуру, слепой и не- доразвитый, очень скоро выбирает нужное направление и начинает ползти прямо к сумке. Он движется с помощью передних лапок с коготками, извиваясь, как червяк, и вертя головой по сторонам. Пространст- во, по которому он ползет, покрыто шерстью; это, с одной стороны, мешает ему, но, с другой, помогает: он крепко цепляет- ся за шерсть, и стряхнуть его очень труд- но. Иногда детеныш ошибается в направ- лении: доползет до бедра или груди ма- тери и поворачивает назад, ищет до тех пор, пока не найдет сумку, ищет непре- рывно и неутомимо. Найдя сумку, он тут же влезает внутрь, находит сосок и при- крепляется к нему. Между моментом рож- дения и временем, когда детеныш прикреп- ляется к соску, у крупных кенгуру про- ходит обычно от 5 до 30 минут. Прикре- пившись к соску, детеныш теряет всю свою энергию; он снова на долгий срок стано- вится инертным, беспомощным зароды- шем. Что же делает мать, пока ее детеныш ищет сумку? Помогает ли она ему в этот трудный момент? Наблюдения за этим еще неполны, и мнения довольно разноречивы. В течение времени, необходимого ново- Рис. 18. Самка кенгуру, вылизывающая «дорож- ку» на брюхе — на пути движения новорожден- ного (х) из полового отверстия (хх) в сумку (ххх). рожденному, чтобы добраться до сумки, мать занимает особое положение и не дви- гается. Кенгуру обычно сидят на хвосте, проходящем между задними лапами и на- правленном вперед, или ложатся на бок. Голову мать держит так, как будто все время наблюдает за детенышем. Часто она облизывает его — сразу после рождения или во время движения к сумке. Иногда она вылизывает свою шерсть по направ- лению к сумке, как бы помогая детенышу двигаться в нужную сторону (рис. 18). Если детеныш заблудится и долго не может найти сумку, мать начинает беспокоиться, чесаться и вертеться, при этом она может ранить и даже убить детеныша. В общем, мать скорее свидетель энергичной дея- тельности новорожденного, чем его по- мощник. Первоначально сосок имеет удлинен- ную форму. Когда к нему прикрепляется детеныш, на его конце развивается утол- щение, связанное, по-видимому, с выде- лением молока; это помогает детенышу держаться на соске, который он все время с силой сжимает ртом. Отделить его от соска, не разорвав ему рот или не повре- див железы, очень трудно. Детеныш пассивно получает молоко, количество которого регулирует мать с по- мощью сокращений мускулатуры млечного поля. Например, у коала мать снабжает детеныша молоком в течение 5 минут через каждые 2 часа. Чтобы он не захлебнулся этим потоком молока, имеется особое устройство дыхательных путей: воздух проходит непосредственно из ноздрей в легкие, так как нёбные кости в это время еще не до конца сформировались, и надгор- танный хрящ продолжается вперед до но- совой полости. Оберегаемый и снабжаемый пищей, де- теныш быстро растет. Развиваются зад- ние лапы, становясь обычно длиннее пе- редних; открываются глаза, и через не- сколько недель неподвижность сменяется сознательной деятельностью. Детеныш на- чинает отрываться от соска и высовывать голову из сумки. Первое время, когда он хочет вылезти наружу, его не пускает мать, которая может регулировать размер выходного отверстия сумки. Разные виды сумчатых проводят в сумке различный срок — от нескольких недель до несколь- ких месяцев. Пребывание детеныша в 38
сумке кончается, как только он стано- вится способен кормиться не молоком, а другой пищей. Мать обычно заранее подыскивает гнездо или логово, где первое время дети живут под ее наблюдением. Отряд сумчатых (Marsupialia) делится на 2 подотряда: многорезцовых (Poly- protodontia) и двурезцовых (Diprotodon- tia). К первым относятся более примитив- ные насекомоядные и хищные особи, ко вторым — растительноядные сумчатые. Промежуточное положение между много- резцовыми и двурезцовыми занимает малоизученная группа ценолестовых, ко- торых некоторые зоологи считают отдель- ным подотрядом. Группа ценолестовых включает одно семейство и три рода. Это небольшие зверьки, напоминающие амери- канских опоссумов и встречающиеся в Юж- ной Америке. ПОДОТРЯД МНОГОРЕЗЦОВЫЕ (POLYPROTODONTIA) Подотряд многорезцовых подразделя- ется на 5 семейств. Первое из них — семейство американских опоссумов (Di- delphidae). Остальные 4 семейства предо- ставлены австралийскими животными (карта 2). Семейство Американские опоссумы <Didelphidae) К этому семейству относятся самые при- митивные из сумчатых. Все ныне живущие его представители населяют Америку. Ископаемые формы известны из третичных отложений Европы. Американские опоссумы имеют архаич- ную зубную формулу: полный ряд резцов (по пяти с каждой стороны верхней челю- сти), хорошо развитые клыки (более круп- ные, чем резцы) и остробугорчатые корен- ные. Всего представители этого семейства имеют по 50 зубов. Характерно примитив- ное строение конечностей: они пятипалые, все пальцы одинаково хорошо развиты. Обычно задние лапы развиты сильнее пе- редних. Хвост в большинстве случаев длинный, хватательный, голый на конце. Сумка часто недоразвита, а если развита, то открывается назад, что также является архаичной чертой строения. Все предста- вители семейства — хищники или насе- комоядные. В целом они играют в Цент- ральной и Южной Америке ту же роль, что на других материках представители отряда насекомоядных, которых в тропической Америке очень мало. Систематика семейства нуждается в уточнении и доработке. В данный момент к семейству относят 12 родов. Более 60 ви- дов, относящиеся к 11 родам,—тропические формы, населяющие Центральную и Юж- ную Америку. Один из представителей рода Didelphis — североамериканский опоссум встречается в южной половине Северной Америки. Североамериканский опоссум (Didelphis marsupialis) широко распространен от Южной Канады на юг до Северного Перу, Восточной Боливии и Парагвая. Он на- селяет восточную половину США, а также южную часть Тихоокеанского побережья этой страны, куда его завезли в начале XX в. Опоссум ростом с домашнюю кошку, с короткими лапами, острой, светлоокра- шенной мордой и голыми ушами с ро- зоватыми кончиками (рис. 19). Хвост поч- ти голый, длинный, хватательного типа. Общая окраска обычно серая, изредка по- падаются черные зверьки. У самок разви- та открывающаяся назад сумка. Длина тела 36—53 см, хвоста —25—33 см, мас- са 1,6—5,7 кг. Опоссумы населяют самые разнообраз- ные местности — и низменные, и возвы- шенные, преимущественно около водо- Карта 2. Распространение сумчатых. 39
Рис. 19. Североамери- канский опоссум (Di- delphis marsupialis) с детенышами. Рис. 20. Мышевидный опоссум (Marmosa) на руке. емов. Активны главным образом ночью. По сравнению с другими млекопитающими кажутся медлительными и глупыми. Часто притворяются мертвыми, что, вероятно, имеет защитный смысл. Опоссумы прекрас- но лазают с помощью далеко отставлен- ных больших пальцев лап и мускулистого хватательного хвоста. К осени опоссумы сильно жиреют и зи- мой нередко по нескольку дней пребывают в бездеятельности в своих логовах. За по- следние десятилетия ареал опоссума не- сколько расширился к северу, но холода лимитируют это продвижение. Самки начинают размножаться в воз- расте одного года. Убежищем служат дуп- ла, пустоты почвы под постройками, в мусоре и т. п. Во рту и на согнутом крюч- ком хвосте самка приносит сухие остатки растений для постройки гнезда. На се- вере у опоссумов бывает один выводок, в остальной части ареала — два выводка в год. Выводок состоит первоначально из 8—18 детенышей. После выхода из сумки обычно остается не больше 7 детенышей. Новорожденные все вместе весят 2 г, а 20 таких новорожденных свободно умещают- ся в чайной ложке. С помощью хорошо развитых коготков на передних лапках они забираются в сум- ку матери. Через два месяца у них появ- ляется шерсть и открываются глаза. При- крепившись к соскам, они висят на них 65—70 дней, затем начинают передвигать- ся самостоятельно и питаться твердой пи- щей. Детеныши карабкаются по спине и бокам матери, цепляясь за ее шерсть, часто при этом придерживаясь хвостом за ее хвост, поднятый над спиной концом впе- ред. Один выводок отделяется от другого периодом около 3,5 месяца. Продолжи- тельность жизни в природе у большинст- ва опоссумов меньше 2 лет. В неволе они могут жить более 7 лет. Опоссумы почти всеядны. Они поедают падаль, беспозвоночных, мышей, репти- лий, земноводных, грибы, многие куль- турные растения, особенно кукурузу и зерновые злаки. Прочная шкурка и жесткий мех опос- сума используются для изготовления верх- ней одежды и для отделки. Мясо годно в пищу. Опоссумы приносят некоторый вред садам, полям и птичникам, но этот вред часто преувеличивают. В Южной Америке, в субтропиках и аргентинской пампе, а также в Андах встречается близкий родич североамери- канского опоссума (Didelphis azarae). Кроме рассмотренного рода Didel- phis, распространенного в субтропиках и на юге умеренного пояса, подавляющее большинство остальных американских сумчатых — настоящие тропические жи- тели. По ряду анатомических признаков к ро- ду Didelphis близки два других — род филандеров, или четырехглазых опоссу- мов (Philander), и род водяных опоссумов, или плавунов (Chironectes). Оба рода 40
имеют по одному виду. Они объединяют более высокоорганизованных животных с хорошо развитой сумкой. Четырехглазый опоссум, или филандер (Philander opossum), населяет Централь- ную и Южную Америку, где встречается в основном в горных местностях запада материка, к югу до Парагвая и Северо- Восточной Аргентины, а также в Гвиане и Восточной Бразилии. Это подвижный темно-серый зверек, более мелкий, чем се- вероамериканский опоссум. Над каждым глазом у него белое пятно; отсюда и про- изошло название зверька. Водяной опоссум, или плавун (Chironec- tes minimus), населяет Центральную Аме- рику к северу до полуострова Юкатан и Южную Америку до Парагвая и Южной Бразилии. Длина тела 27—29 см, хвоста — 38—39 см. Шерсть мраморно-черная и серая, относительно короткая, тонкая и гу- стая. На лапах перепонки. Плавун—скрыт- ный, довольно редкий зверек, живущий у небольших речек и ручьев. Питается мел- кой рыбой и другими водными животны- ми (рис. 21). Остальные 9 родов американских сум- чатых объединяют более мелких и низко- организованных зверьков с рудиментарной сумкой. Обширный род мышевидных опоссумов (Marmosa) насчитывает, по представлениям современных систематиков, около 40 ви- дов с очень ограниченным ареалом. По крайней мере треть имеющихся видов — горные зверьки, распространенные на зна- чительных высотах B500 м и выше). Наи- большая длина тела мышевидных опоссу- мов 17 см, хвоста — до 28 см (рис. 20). Род пушистых опоссумов (Caluromys) насчитывает 3 вида, распространенных в Центральной и тропической части Юж- ной Америки. Это зверьки с длинной и пушистой шерстью и особенно длинным хвостом, голым на конце. Длина тела 19— 27 см, хвоста — 40—49 см. Пушистые опоссумы ведут строго ночной образ жиз- ни. Это более «древесные» животные, чем другие представители семейства. Род короткохвостых опоссумов, или сум- чатых землероек (Monodelphis), включает 11 видов. Это небольшие (около 10 см длиной) зверьки, с относительно корот- ким хвостом и вытянутой мордой, внешне напоминающие наших землероек. Ареал рода мало выходит за пределы Бразилии и некоторых прилежащих стран (Гвиана, Венесуэла, Перу). Род буролицых, или голохвостых, опос- сумов (Metachirus) представлен одним видом — М. nudicaudatus. Это довольно крупные зверьки (длина тела 25—26 см, хвоста —33 см), широко распространенные в Центральной и Южной Америке. Остальные 5 родов семейства (Caluromy- siops, Glironia, Dromiciops, Lestodelphis, Lutreolina) представлены каждый одним- двумя видами и имеют небольшие ареалы по западной и южной периферии южно- американских тропиков. Семейство Хищные сумчатые (Dasyuridae) Хищные сумчатые примитивны и наи- более близки к американским опоссумам. Они имеют архаичную зубную систему с полным рядом резцов. Для них типично примитивное строение задних конечностей: они пятипалые, все пальцы хорошо раз- виты и обособлены один от другого. Зуб- ная система, строение ног и размеры этих животных позволяют предположить, что один из наиболее примитивных представи- телей семейства — желтоногая сумчатая мышь — очень напоминает древнюю ис- ходную форму, из которой когда-то разви- лись все сумчатые. Семейство хищных сумчатых (правиль- нее было бы называть его семейством хищ- ных и насекомоядных) насчитывает 3 под- семейства, из них наиболее богатое вида- ми примитивное подсемейство сумчатых мышей, или мышевидок, подсемейство соб- ственно хищных сумчатых и подсемей- ство сумчатых волков. Рис. 21. Водяной опоссум, или плавун (Chiro- nectes minimus). 41
Рис. 22. Желтоногая сумчатая мышь (Antechinus flavipes) с детенышами. Представители подсемейства сумчатых мышерц или мышевидок (Phascogalinae), по размеру напоминают обычных мышей и крыс. Есть среди них и очень мелкие фор- мы. Например, длина тела сумчатой мыши Кимберли (Planigale subtilissima) равна всего 45 мм. Это самое мелкое из ныне живущих сумчатых. Для сумчатых мышей характерна при- митивная зубная система: у них много мелких резцов и примитивные трехбугор- чатые коренные зубы, удобные для пе- ретирания насекомых. Основа питания этих зверьков —жуки, саранчовые, мно- гоножки, паукообразные, дождевые чер- ви, мелкие ящерицы. Сумчатые мыши нападают и на завезенных человеком до- мовых мышей и даже крыс. Это провор- ные, смелые и прожорливые зверьки. Подсемейство насчитывает 7 родов и 34 вида. Большинство из них (роды Antechinus, Planigale, Dasycercus и Smin- thopsis) известны как разнообразные соб- ственно сумчатые мыши, или мышевидки. Зверьки, относящиеся к родам Phascogale и Dasyuroides, крупнее; их обычно называют сумчатыми крысами. Кроме того, к подсемейству относятся сумчатые тушканчики (род Antechino- mys). Большинство представителей подсемей- ства — обитатели засушливых и полуза- сушливых областей: лесов, гор, степей и полупустынь. Как уже говорилось, у разных ви- дов сумка развита очень неодинаково. Изучая это подсемейство, можно просле- дить, как путем постепенных переходов формировалась сумка у сумчатых вообще. Число сосков у представителей этого под- семейства варьирует от 6 до 12, что при- мерно соответствует числу детенышей. Величина новорожденного около 1 см. Сумчатые мыши хорошо лазают по де- ревьям. Их обычные убежища—пустоты и расщелины в скалах, деревьях и почве. Наиболее характерный представитель обширного рода широконогих сумчатых мышей, или мышевидок,—желтоногая сум- чатая мышь (Antechinus flavipes). Это на- иболее многочисленный и широко распро- страненный представитель рода (рис. 22). По форме зубов и хорошо обособленным пальцам ног это самое примитивное из ав- стралийских сумчатых. По размерам она напоминает крупную мышь или молодую крысу. Она широко распространена по материку Австралии. Голые ступни ног с мясистыми подушечками и длинными ког- тями помогают ей карабкаться по деревьям и стенам. Желтоногая сумчатая мышь лег- ко бегает даже по потолку пещер, в кото- рых она часто поселяется. Гнезда, тща- тельно сплетенные из листьев эвкалипта, по- мещаются в труднодоступных местах, на- пример у потолка пещеры. Плоскочерепные сумчатые мыши, или мышевидки (род Planigale), относятся к трем видам. Для них характерен силь- но уплощенный череп, похожий на че- реп ящерицы. Благодаря ему зверьки могут пролезать в самые узкие щели, например в трещины пересохшего грун- та. Населяют они пересыхающие болота и водоемы, обычно покрытые труднопро- ходимыми зарослями жестких трав. Ос- нова питания — саранчовые. Все представители рода мельче нашей домовой мыши. Гребнехвостые сумчатые мыши, или мышевидки (род Dasycercus), относятся к двум видам, живущим в австралийских пустынях. У основания хвоста есть утол- щение, содержащее запасы жира. Это дневные животные. Они часто лежат рас- пластавшись, как ящерицы, и греются на солнце. Могут переносить очень боль- шие (для млекопитающих) дозы инсоля- ции. Сумка почти отсутствует. Детеныши, висящие на сосках матери примерно в те- чение месяца, защищены лишь небольшой боковой складкой кожи. Ловить и наблю- дать этих зверьков очень трудно. Гребне- хвостая мышевидка-мульгара (Dasycercus cristicauda) очень прожорлива, но легко 42
приручается и хорошо живет в неволе. Мульгара уничтожает много домовых мы- шей и даже крыс. Стройные, болыпеухие узконогие сумча- тые мыши, или мышевидки,— представи- тели обширного рода Sminthopsis, на- считывающего 12 видов. Большинство их живет на материке Австралии, один вид— на Тасмании и один — на Новой Гвинее. Населяют они засушливые степи и по- лупустынные местности. Преимуществен- но насекомоядны, но при случае охотно нападают на домовых мышей и других мелких зверьков. У них очень развита забота о потомстве. Один фермер в Но- вом Южном Уэльсе выпахал плугом из норки самку узконогой сумчатой мыши с повисшими на ее боках десятью детены- шами. Он заметил ее, когда она медленно удалялась со своей непосильной ношей. Когда с нее сняли несколько детенышей, она не убежала, а с писком бегала во- круг, пока ей не удалось снова собрать всех десятерых себе на спину. Узконогие сумчатые мыши хорошо при- ручаются. Они очень прожорливы. Так, один зверек массой около 20 г за ночь в клетке съел 5 дождевых червей и 3 мел- ких ящериц — съел без остатка, со шку- рой и костями. Эти зверьки очень полез- ны, так как в огромном количестве унич- тожают насекомых: саранчовых, тара- канов, термитов. К сожалению, во многих районах они почти уничтожены одичав- шими кошками. Сумчатые крысы отличаются от собст- венно сумчатых мышей размерами. Су- ществуют два рода сумчатых крыс: ки- стехвостые (род Phascogale) и гребне- хвостые (род Dasyuroides). Кистехво- стые крысы-фаскогалы, особенно широко распространенная по всей Австралии та- фа (Phascogale tapoatafa), были бичом первых европейских переселенцев: они опустошали их кладовые и птичьи дворы. В настоящее время основа питания этих зверьков — грызуны, завезенные челове- ком. Тафа — одно из первых сумчатых, замеченных европейцами в Австралии. По размерам она напоминает крупную крысу. У нее длинная заостренная морда, хвост, заканчивающийся кисточкой, и красивая голубовато-серая шкурка. Тафа легко лазает по деревьям, живет в дуплах или норах. По гибкости, быст- Рис. 23. Сумчатый тушканчик (Antechinomys). роте движений и кровожадности ее мож- но сравнить с нашей лаской. Это умный и свирепый хищник. Завоз человеком до- машних птиц, мышей и крыс создал для этого маленького хищника благоприятные условия существования. При встрече с человеком тафа держится свирепо и отваж- но. Ее укусы очень болезненны. Приру- чается тафа крайне трудно. В неволе свирепа и всячески старается убежать. К тафе близка гребнехвостая сумчатая крыса (Dasyuroides byrnei). Отсутствие большого пальца на лапах отличает ее от остальных мышевидок и сумчатых крыс. Хвост несколько утолщен благода- ря отложениям жира. Этот житель песча- ных и каменистых пустынь найден в Цент- ральной Австралии лишь в конце про- шлого века. Образ жизни почти не изучен. Сумчатые тушканчики (род Antechi- nomys) — грациозные маленькие зверьки с крупными ушами и сильно развитыми задними лапками и хвостом, совершающие прыжки почти до 2 м длиной (рис. 23). Передние конечности у них хотя и короче задних, но не так редуцированы, как, например, у кенгуру. «Техника» их пере- движения скорее напоминает прыжки зай- ца. Ступни лап вздуты в форме поду- шек. Хвост очень длинен, с кистью на кон- це и загнут так, что зверек может опи- раться на него во время прыжка, как это делают настоящие тушканчики и кен- гуру. Сумчатые тушканчики населяют сухие саванны Восточной Австралии и камени- стые или песчаные участки Центральной Австралийской пустыни. Это строго ноч- ные зверьки, очень плохо изученные. 43
Они насекомоядны, но при случае на- падают на мелких ящериц и грызунов; в неволе питаются мясом. Посаженные в ящик с мышами, немедленно на них напа- дают. Обычное число детенышей — 7. Сумка развита слабо и открывается назад. Подсемейство собственно хищных сум- чатых (Dasyurinae) включает более круп- ных и высокоорганизованных животных. К подсемейству относят небольших по раз- меру пятнистых зверьков, известных в Австралии под именем сумчатых, или туземных, кошек и более крупного сум- чатого, или тасманийского, дьявола. Внеш- не эти звери очень различны, но проис- хождение у них общее. Сумчатые, или туземные, кошки пред- ставляют собой переходную группу от насекомоядных мышевидок к настоящим хищникам — тасманийскому дьяволу, а затем и сумчатому волку. В строении их зубов можно проследить ряд переходов от насекомоядного типа питания к хищ- ному. Туземные кошки напоминают и обычных кошек, и в большей степени мелких хищников типа куниц или ман- густ. У них тонкая, изящная морда и длин- ный пушистый хвост. Серая или рыжева- тая шкурка покрыта равномерно распо- ложенными белыми пятнами. По легендам местных жителей, эти пятна — следы ран, случайно полученных этими зверьками во время боя, который происходил между двумя героями южноавстралийских пле- мен — Пиллой и Индой. Сумчатые кошки играли большую роль в древних обрядах и участвовали в мистических религиоз- ных церемониях. Почти все сумчатые кошки — древесные животные. Добычу они выслеживают и настигают прыжком. Различают 5 ви- дов сумчатых кошек. Из них наиболее примитивна малая северная кошка (Sata- nellus hallucatus) — мелкий, чисто дре- весный вид. Наиболее высокоразвиты представители рода Dasyurops. Ниже рассмотрены более подробно два предста- вителя сумчатых кошек — кволл и тигро- вая кошка. Кволл (Dasyurops viverrinus) был на- зван этим туземным именем еще в 1773 г. в «Описании путешествий Дж. Кука». Этот мелкий хищник был многочислен во многих районах Австралии. Через пол- сотни лет после начала колонизации он стал встречаться реже, а теперь совсем исчез из ряда местностей. Ростом с ма- ленькую кошку, напоминающий внешне мангусту или циветту, кволл имеет черную, серую или бурую шерсть, испещренную бе- ловатыми пятнами. В зависимости от того, есть у него в данный момент детеныши или нет, сумка отсутствует или хорошо раз- вита. У самки 6 сосков, однако число од- новременно рождающихся детенышей мо- жет достигать 24; в этом случае выживают те, кто сумеет первым прикрепиться к со- скам матери. Пища кволла очень разнообразна — насекомые, ящерицы, мелкие птицы, мле- копитающие, рыба, которую он подсте- регает по берегам водоемов. Колонизация Австралии создала для него благоприят- ные условия: домашняя птица, кролики, крысы, мыши стали его излюбленной пи- щей. В первое время колонисты беспощад- но истребляли кволла, опустошавшего их птичники и кладовые. Однако вскоре от- ношение к нему изменилось, и теперь ав- стралийцы ценят его как полезного помощ- ника, в массе истребляющего мышей, крыс и молодых кроликов. В 1901—1903 гг. среди кволлов распространилась эпизоо- тия, после которой он исчез из многих районов Австралии. Однако и теперь его можно встретить иногда около самого Сиднея. Кволл — умное и отважное, но не сви- репое животное. Он хорошо поддается приручению. Активен ночью. Днем он спит в своем логове — расщелине скалы или дупле, а в сумерки выходит на пои- ски добычи. Наиболее крупная из сумчатых кошек — тигровая кошка, или сумчатая куница (Dasyurops maculatus), имеющая хвост, равномерно покрытый белыми пятна- ми. Длина ее тела около 60 см, хвоста — 50 см. Самка немного мельче самца. Рас- пространена в Восточной Австралии и на Тасмании. Это свирепый хищник (рис. 24), достаточно сильный, чтобы справиться с крупной кошкой и противостоять даже собакам. Настоящее древесное живот- ное, он имеет хорошо развитый боль- шой палец и сжатые подушечки ступней, хорошо «прилипающие» к ветвям деревьев. По строению зубов он более приспособлен к мясной пище, о чем свидетельствуют 44
его остробугорчатые коренные зубы. Сум- ка состоит из складок, ограничивающих млечное поле спереди и с боков. Детены- ши (их бывает от 4 до 6) рождаются в мае, австралийской осенью. Охотится тигровая кошка преимущест- венно ночью. Питание разнообразное, состоит главным образом из птиц (куры, цесарки), птичьих яиц, кроликов и более мелких млекопитающих и рептилий. Од- нако благодаря своим размерам и большой силе тигровая кошка охотится и на более крупных животных: цапель, древесных поссумов и даже молодых валлаби. Сме- лая и проворная, тигровая кошка в случае надобности может быть осторожной и тер- пеливой (табл. 3). Тигровая кошка встречается преиму- щественно в лесных районах. Лазает пря- мо вверх по стволам крупных эвкалиптов и разоряет гнезда птиц, расположенные даже на концах длинных ветвей. Подка- рауливая птиц на ветвях, она прыгает и ловит их прямо на лету, прежде чем достигнет земли. Часто охотится за спя- щими птицами. По отношению к человеку эта кошка — робкое и скрытное животное. Вместе с тем это один из самых воинственных обитате- лей австралийского буша. Известен случай, когда с тигровой кошкой, укрывшейся под корнями дерева, ничего не могли сделать два ирландских терьера. В другом случае тигровая кошка после долгой драки за- грызла напавшего на нее огромного оди- чавшего кота. В присутствии добычи ти- гровая кошка часто не обращает внима- ния на опасность. Один тасманийский фер- мер застал тигровую кошку среди бела дня в тот момент, когда она поедала остатки валлаби. Фермер замахнулся на нее то- пором; животное отскочило в сторону, но, видя, что человек больше не двигается, тут же вернулось к своей добыче. Близкий родственник туземных ко- шек — тасманийский, или сумчатый, дьявол (Sarcophilus harrisii). В противопо- ложность только что рассмотренным видам дьявол — наземное животное, напоминаю- щее своим более тяжелым сложением и темной окраской небольшого медведя. Это коренастый хищник примерно 50 см длиной, с большой головой, коротким черным хвостом и черной шкурой, часто испещренной белыми пятнами (табл. 3). Борьба между тасманийским дьяволом и первыми европейскими колонистами вспыхнула после первой же встречи. Пер- выми европейскими поселенцами Тасма- нии были каторжники, сопровождавшая их стража и немногочисленные колони- сты. Питание в первых колониях было налажено плохо, мяса не хватало, и посе- ленцы очень рассчитывали на привезен- ных с собой из Англии домашних птиц. На этой почве вскоре и произошло их знакомство с сумчатым дьяволом, кото- рый принялся энергично уничтожать кур. Отталкивающее выражение морды, чер- ная шерсть, зловещее рычание и крово- жадность породили его имя. Этого зверя безжалостно истребляли, тем более что мясо его оказалось съедобным и, по утвер- ждениям колонистов, по вкусу напоми- нало телятину. В настоящее время сумчатый дьявол встречается только на Тасмании, хотя, по всей вероятности, раньше он населял Рис. 24. Тигровая кошка, или сумчатая куница (Dasyurops maculatus), в позе угрозы. 45
и материк Австралии. Ископаемые остат- ки его были обнаружены на юге Запад- ной Австралии. Наличие черепов и костей этого вида в кухонных остатках абориге- нов поддерживает предположение, что дьявол может существовать здесь и в на- стоящее время. В 1912 г. одно такое жи- вотное было убито в 60 милях от Мельбур- на; однако, по всей вероятности, это был зверь, сбежавший из зоопарка. Многочисленный в окрестностях Хобар- та в начале XIX в., дьявол по мере роста поселений отступал все дальше в неосвоен- ные лесные и горные части Тасмании. Од- нако люди продолжали его преследовать. Когда на Тасманию завезли овец и они стали подвергаться нападению местных хищников,в этом опять-таки обвинили дья- вола, хотя, вероятно, в большей степени был виноват сумчатый волк. По мере ос- воения острова дьявол отступал все даль- ше и дальше, пока не оказался в почти недоступных скалах; здесь он сумел за- крепиться и тем самым избежал полного уничтожения. Охотится дьявол ночью. Очень прожор- ливый, он питается мелкими и средними животными. Птицы, в том числе попугаи, молодые валлаби, кенгуровые крысы и другие более мелкие млекопитающие — его постоянная добыча. Он часто бродит по берегам водоемов, поедая лягушек и раков, а на морском побережье — вы- брошенные волнами съедобные остатки. Несмотря на относительно небольшие раз- меры, он очень силен и вынослив и при случае нападает на животных, гораздо более крупных, чем он сам (например, на овец). «Плохой репутации» дьявола, по-види- мому, в большой мере способствовал его неприятный, зловещий голос, наводив- ший на первых колонистов панический ужас. Э. Трафтон описывает его как плаксивое ворчание, сменяющееся затем хриплым кашлем или, если зверь обозлен, низким пронзительным рыча- нием. В течение долгого времени считали, что приручить дьявола невозможно. Действи- тельно, когда его ловят, он отчаянно за- щищается, кусается. Помещенный в клет- ку, он первое время старается убежать, что ему часто удается благодаря очень сильным челюстям: бывали случаи, когда дьяволы выворачивали зубами прутья решетки. Однако приручить его нетруд- но, нужно лишь с желанием и умением взяться за дело. Выращенные в неволе, дьяволы становятся совершенно ручными, резвыми и привязчивыми. Даже взрослые пойманные звери становятся вскоре на- столько ручными, что их можно гладить. Они очень чистоплотны, без конца выли- зывают себя и приглаживают, обожают купаться и греться на солнце. Сумчатые дьяволы умывают морду обеими перед- ними лапами сразу, складывая их ковши- ком. Сумка состоит из подковообразной складки кожи, исчезающей на задней сто- роне брюха. Во второй половине сентяб- ря можно уже видеть маленькое тельце или хвост, торчащие из сумки, а в конце этого месяца самка начинает собирать солому и сухую траву и готовить гнездо. Детеныши хорошо лазают по деревьям. Взрослые лазают хуже, но все же они могут карабкаться по наклонным стволам и легко удерживаются на ветвях. Дьяво- лы хорошо плавают, легко переплывают реки. Последнее подсемейство хищных сум- чатых (Thylacininae) представлено всего одним родом и видом — это знаменитый сумчатый, или тасманийский, волк (Thy- lacinus cynocephalus), или тилацин, как его называют в Австралии и Европе. Это самый крупный и сильный из хищных сумчатых, но вместе с тем и одно из наибо- лее редких млекопитающих всего земного шара. Его внешнее сходство с высшими млекопитающими — хищниками, и осо- бенно с волком,— удивительный пример морфологической конвергенции. Сумчатый волк, следы которого видел уже Абель Тасман в 1642 г., был описан в 1808 г. натуралистом X а р р и - сом. Первые колонисты Тасмании, среди которых находился и Харрис, называли это животное волком, гиеной, зебровым волком, зебровым опоссумом. Этот круп- ный хищник может достигать в длину (от носа до кончика хвоста) 1,8 м. Латин- ское наименование в дословном переводе означает «сумчатая собака с волчьей го- ловой». Череп сумчатого волка очень по- хож на собачий и по размерам может превышать череп взрослого динго. Как собака или волк, он бежит на кончиках 46
лап в большей степени, чем любое другое сумчатое животное. Однако конвергентное сходство с собачьими сказывается далеко не во всем. Форма морды, ушей, очень тол- стый у основания хвост, сильно изогнутые задние лапы и способность прыгать на них, наподобие кенгуру,— все это черты, роднящие сумчатого волка с остальными сумчатыми (рис. 25). Окраска сумчатого волка серо-желто- ватая с 16—18 темно-шоколадными поло- сами на спине, задних ногах и основании хвоста. Удлиненная пасть может раскры- ваться непомерно широко: когда животное зевает, его челюсти образуют почти пря- мую линию. Лапы относительно короткие; задние лапы сильно согнуты, что делает возможной особую скачущую походку (вроде галопа) и даже прыжки на пятках задних лап, напоминающие прыжки кен- гуру. На такие прыжки зверь решается лишь в случае крайней необходимости. Их можно было наблюдать в XVIII — XIX вв., когда сумчатый волк был еще владыкой тасманийских равнин. Зубная система сумчатого волка состо- ит из 8 резцов на верхней челюсти, длин- ных клыков, мощных коренных, способ- ных дробить кости, и 3 предкоренных на каждой половине челюсти. Третий, до- полнительный предкоренной зуб отличает волка от остальных сумчатых, имеющих только по два предкоренных. Сумка тилацина очень схожа с сумкой дьявола и образована складкой кожи, от- крытой назад и прикрывающей две пары сосков. Плодовитость слабая. Мать сле- дит за молодыми и охраняет их. Она даже преграждает дорогу человеку, кото- рый, часто не подозревая об этом, направ- ляется к логову с детенышами; в осталь- ных случаях сумчатый волк тщательно избегает человека, стараясь остаться неза- меченным. Один из жителей Смиттона сообщил, что однажды самка волка пре- градила ему путь, когда он переходил через ручей по стволу упавшего дерева. Заинтересованный необычной смелостью животного и легкостью, с которой оно себя обнаружило, он начал обыскивать ку- сты на противоположном берегу и нашел двух волчат, спрятавшихся на сухой под- стилке из папоротника под наклоненным мертвым стволом древовидного папо- ротника. Голос сумчатого волка похож на лай собаки. Лай этот глухой, гортанный и пронзительный, с хрипами, напоминаю- щими свистящее дыхание больного. Этот удивительный лай обычно повторяется каждые 10 минут. Охотники часто слыша- ли голос сумчатого волка у своих ночных лагерей и говорили, что он напоминает воинственный крик животного, вышедшего на охоту. Однако специалисты считают, что такие звуки выражали скорее любо- Рис. 25. Сумчатый волк (Thylacinus cynocephalus).
лытство и недоумение тилацина, встретив- шего человека в необычном для него месте. Сумчатый волк лает также при сильном испуге. В настоящее время сумчатый волк встре- чается только на Тасмании, где этот хищ- ник еще сохранился в недоступных частях острова. Костные остатки из пе- щер материка Австралии показывают, что в доисторическую эпоху он был широко распространен и на континенте. Недавно еще один череп был найден в пещере к се- веру от Перта. В 1960 г. половина челю- сти сумчатого волка была обнаружена в возвышенной восточной части Новой Гвинеи. Сумчатый волк держится в наиболее не- доступных чащах и пещерах. Последний район Тасмании, где он, возможно, еще сохранился,— это самый гористый и не- приветливый район острова (между бух- той Макуори и озером Сент-Клэр), с холод- ной и снежной зимой, крайне дождли- вым летом, покрытый густым кустарником. В этой негостеприимной местности сум- чатому волку прожить и прокормиться трудно. Однако здесь неоднократно видели его следы на снегу и на льду замерзших речек. Дупла деревьев — его обычное убежище. В 20-х годах этого века один лесоруб, рубивший дуплистое дерево, с удивлением увидел молодого сумчатого волка, который с воем выпрыгнул из дуп- ла; животное испугалось не меньше, чем человек. Сумчатый волк — ночное животное. Он выходит из своего убежища только в су- мерки и идет на охоту в одиночку или парой. С гор он выходит на равнину или в долину и может пробегать значительные расстояния. Сумчатый волк не такой быст- рый, как собака или кенгуру. На охоте он преследует добычу, не прибавляя шага, изматывая ее, но не пытаясь догнать сра- зу. В начале 30-х годов А. Ф е р г ю с- с о н наблюдал по следам на снегу пого- ню сумчатого волка за небольшим кенгуру. Следы кончались на берегу озера; видимо, погоня продолжалась в холодной воде. Сумчатый волк охотится за валлаби, мел- кими сумчатыми, крысами, ехиднами, пти- цами, даже за ящерицами. После завоза на Тасманию овец и домашних птиц они быстро стали излюбленной добычей сум- чатого волка, начавшего опустошать стада колонистов. В результате люди стали его преследовать и истреблять. Впрочем, беды сумчатого волка начались гораздо раньше появления в Австралии ев- ропейцев. Предполагают, что на материке Австралии его истребили динго, вероятно появившиеся здесь одновременно с древ- ними переселенцами-аборигенами. На Тасмании в небольшом количестве он встре- чался повсеместно еще в начале XIX в. Вместе с тем вред, который он наносил овечьим стадам и птичникам, был ясно за- метен. Сумчатый волк часто поедал и жи- вотных, попавших в капканы; поэтому его также стали успешно ловить капканами. Попытки травить волка собаками кончи- лись неудачей: смелый и хитрый, сумча- тый волк одолевал и даже убивал собак, причем не только одиночек, но и из стаи. Лошади тоже беспокоятся, если видят или чуют волка. Напротив, человеку бояться сумчатого волка нечего: зверь избе- гает встречи с людьми и сопротивляется, лишь когда находится в безвыходном по- ложении. Когда на Тасманию завезли динго, сум- чатый волк отказывался драться с ним, всячески стараясь избежать встречи. Это делает очень правдоподобным предполо- жение, что именно динго истребили его на континенте Австралии. Много раз пробовали ловить сумчатых волков живьем для зоологических садов. В начале XX в. на этом специализировал- ся некий Р. Андерсон. Пойманных зверей он отвозил в Виньярд — малень- кий городок на севере Тасмании, откуда их переправляли в зоопарки. Взрослые волки приручались плохо; молодые же неплохо жили в неволе, если только им давали, кроме мяса, живую добычу. В течение последних 35—40 лет не из- вестны случаи поимки волка, а послед- ний зверь, содержавшийся в неволе, давно погиб. В настоящее время вполне зако- номерен вопрос: не исчез ли этот вид совсем? После открытия в 1932 г. на Тасмании Западного шоссе освоение этого негосте- приимного края облегчилось, и в 1938 г. сюда была снаряжена специальная экспеди- ция на поиски сумчатого волка. Ею руко- водили М. Шарланд и А. Фле- минг — большие знатоки тасманий- ского буша. Они нашли бесспорные следы 48
сумчатого волка — следы многочислен- ные и на довольно большом пространстве. Несмотря на то, что зверей ни разу не встре- тили, эти сведения обнадежили ученых. В 1938—1945 гг. в центре этого дикого района проложили бетонное шоссе; в ре- зультате охотники, которые раньше сюда не проникали, стали часто наведываться в этот малоосвоенный край за дьяволами и валлаби. В это время несколько раз встречали и сумчатого волка. В 1940 г. братья Дэви видели одного зверя ночью, при свете луны; остановившись в 50 м от них, он лаял в течение 10 минут, а затем ушел. В сентябре 1945 г. М. Т и ф- ф и н видел, как сумчатый волк выско- чил из дупла дерева, которое он собирал- ся срубить. Тогда же видели другого волка, который перебегал шоссе в долине реки Коллингвуд. Для изучения тех же мест была отправ- лена вторая экспедиция, на этот раз под руководством Дэвида Флея — за- мечательного австралийского зоолога и специалиста по разведению диких жи- вотных в неволе. Директор заповедника Хил свил л в штате Виктория Д. Флей на- меревался поймать, если это возможно, пару живых тилацинов, чтобы удостове- риться в существовании этого исчезающего вида и попробовать получить от них по- томство в своем заповеднике. Флей рас- сказывал, как в ноябре 1945 г. он попал в эту суровую страну и как трудно было отыскать след сумчатого волка. Сначала он встретил только довольно сомнитель- ные следы у озера Сент-Клэр, но его попытки поймать зверя не увенчались успехом. В феврале 1946 г. в другом месте он как будто слышал троекратный лай тилацина. Кроме того, у подножия хребта Лоддон он нашел свежие, на этот раз бес- спорные следы сумчатого волка. Экспедиция Флея показала, что со вре- мени поездок Шарланда и Флеминга в 1938 г. число сумчатых волков ката- строфически сократилось. Д. Флей счи- тает, что это результат проникновения в этот труднодоступный район охотников. Однако было все же доказано, что в районе гор Лоддон и озера Сент-Клэр еще сущест- вуют отдельные, очень редкие особи сумча- того волка. Может быть, при помощи специальных охранных мер удастся помешать неминуе- мому исчезновению этого удивительного зверя. Однако для этого необходимы сроч- ные и решительные действия по строгой охране того небольшого района, где еще воз- можно предположить существование сумча- того волка. Семейство Намбаты, или Сумчатые муравьеды (Myrmecobiidae) Намбаты, или сумчатые муравьеды, происходят от хищных сумчатых семейства Dasyuridae. Они были впервые описаны в 1836 г. зоологом Уотерхаузом. Намбаты встречаются на западной и во- сточной окраинах Центральной австралий- ской пустыни. В начале колонизации Австралии они были довольно широко рас- пространены в Западной и Южной Австра- лии. У западных зверьков спина покрыта черными полосками, а у восточных нам- батов более однотонная окраска. Намбат — зверек величиной с большую крысу, с широким телом, уплощенными головой и крестцом, острой мордой и пу- шистым, как у белки, хвостом. Довольно медлительный, он все же может бегать и даже передвигаться прыжками (табл. 1). У намбата цилиндрический язык длиной около 10 см и 50—52 зуба, считая допол- нительные коренные. Эти многочисленные зубы отмечены чертами вторичного «вы- рождения», что связано с очень специали- зированным режимом питания зверька. Самка намбата заметно меньше самца. Никаких следов сумки у нее нет; есть только млечное поле, отороченное по краю курчавой шерстью. Сосков 4, детенышей обычно тоже 4. Пища намбата состоит почти исключи- тельно из термитов. В 1942 г. известный знаток австралийских животных Д. Флей перевез самолетом молодую самку нам- бата из Юго-Западной Австралии в свой заповедник Хилсвилл. Флей предлагал своей «мисс Намбат» очень разнообразную пищу: муравьев нескольких видов, мура- вьиные яйца, мучных червей, жуков, кло- пов, дождевых червей, сырые яйца, мед, варенье, хлеб, молоко и, конечно, терми- тов. Зверек во всех случаях предпочитал термитов, хотя ел и многое другое. На- блюдения Флея уточнили особенности пи- тания намбата. О 4 Жизнь животных, т. 6 49
Рис. 26. Сумчатый крот (Notoryctes typhlops). Намбат разыскивает древесину, пора- женную термитами, с помощью своего необычайно острого обоняния. Хорошо лазая, он может добывать термитов и на деревьях. Молниеносными движениями намбат достает термитов по одному своим тонким и гибким языком, изгибая его под всевозможными углами, чтобы достать насекомых из извилистых ходов. Когтями передних лап он разламывает гнилую древесину и разбрасывает обломки мор- дой. Если нужно, он переносит кусочки дерева во рту, чтобы положить их более удобно. Для пережевывания пищи зубы он использует мало. Большинство терми- тов, лишенных жестких частиц, намбат глотает целиком. Термитов-солдат с их мощными челюстями он слегка пережевы- вает, перед тем как проглотить. Как и многие другие сумчатые, намбат с такой жадностью набрасывается на пищу, что не обращает при этом внимания ни на что другое: его можно в это время трогать и даже взять на руки, и он не прервет своего занятия. Если помешать ему во время еды, он издает звук, похожий на звук учащенного дыхания, что-то вроде глубокого вдоха. Когда намбат сыт, он отдыхает в дупле поваленного дерева, которое выбирает для жилища. Свое убежище он тщательно усти- лает сухими листьями и травой. Всю ночь он проводит в своем логове в глубоком сне, похожем на анабиоз. В настоящее время эти робкие и безза- щитные зверьки стали такими редкими, что они исчезнут в самом недалеком будущем, если не принять для их за- щиты специальных мер. Причин сокраще- ния численности намбатов много. До по- явления европейцев их единственным серьезным врагом были динго. После на- чала колонизации на юго-запад Австра- лии были завезены и выпущены лисицы, которые широко расселились и во мно- гих местностях полностью уничтожили намбата. Кроме того, гибельной оказалась привычка намбатов проводить сумерки и ночи в дуплистом валежнике. Известно множество случаев, когда фермеры и ле- сорубы, используя валежник как дрова, невольно сжигали этих зверьков, неспособ- ных в короткое время очнуться от своего глубокого сна. Семейство Сумчатые кроты (Notoryctidae) Открытие сумчатого крота было совер- шенно неожиданным и произвело сенсацию в австралийской зоологической науке. В 1888 г. животновод из Центральной Ав- стралии У. Коултхард заметил на почве незнакомый ему след; этот след привел его к колючему кусту, около которого он неожиданно нашел крота, имеющего сумку. Аборигены хорошо знают это жи- вотное, его привычки и устройство нор. Сумчатый крот встречается гораздо реже нашего обычного крота, а его образ жиз- ни делает ловлю зверька особенно трудной. Почти все имеющиеся в музеях экземп- ляры добыты аборигенами. По форме тела и по образу жизни сум- чатый крот чрезвычайно похож на обык- новенных кротов, точнее, на африканского златокрота. Сходство их так велико, что даже у анатомов возникал вопрос: нет ли между этими двумя животными дей- ствительно близкого родства? Бесспорно, что сумчатый крот и обычные кроты — насекомоядные — не родственники. Их сходство всего лишь пример самой совер- шенной конвергенции, усугубленной спе- цифическим образом жизни. По некоторым особенностям строения зубов и конечно- стей можно предполагать,что по происхож- дению сумчатый крот близок к группе бандикутов, о которой будет сказано ниже. В настоящее время его выделяют в особое семейство. Два известных вида сумчатых кротов живут в резко засушливых районах, по окраинам пустынь. Длина тела сумчатого крота — около 15 см. Окраска беловатая или золотистая. Этот крот полностью лишен глаз и наруж- ного уха. Хвост рудиментарен. Морда, приспособленная для рытья, защищена особым ороговевшим щитком. Сильно 50
развиты протоки слезной железы; они орошают носовую полость и препятст- вуют ее загрязнению землей. Конечности короткие и сильные. Когти развиты не- равномерно. На передних пятипалых лапах особенно велики когти третьего и четвер- того пальцев; с их помощью крот роет зем- лю. На задних лапах все пять когтей упло- щены, и нога имеет форму лопаты, приспо- собленной для отбрасывания вырытого песка (рис. 26). Вероятно, размножение происходит в норах, как у европейского крота. Извест- ны случаи, когда сумчатого крота вынима- ли из гнезда, расположенного в норе на глубине 60 см. Кроме основной норы, зве- рек прорывает множество временных, кор- мовых ходов. Во влажное время года он иногда выходит на поверхность, оставляя на песке извилистый тройной след. До сих пор никому не удавалось долго содержать сумчатого крота в неволе. Жи- вотные становятся нервными, беспокой- ными; периоды возбуждения перемежают- ся приступами внезапной сонливости. Од- нако аппетит у них неизменно хорош. Семейство Австралийские бандикуты (Peramelidae) Под именем бандикутов со времен путе- шественника Басса объединяют сумчатых с заостренной мордой, длинноухих, раз- мером от крысы до кролика. Это семейство представляет собой как бы переход от хищ- ных к растительноядным сумчатым. Бан- дикуты главным образом насекомоядные и хищные животные. Однако у многих есть тенденция к смешанному питанию, а один из видов — свиноногий бандикут почти полностью растительнояден. К рас- тительноядным сумчатым их приближает также строение задних конечностей, вто- рой и третий пальцы которых срослись, как у поссумов или кенгуру; в результате образовался особый двойной коготь, с по- мощью которого животные освобождают- ся от паразитов. Очень интересны и важны особенности размножения бандикутов. Бандикуты р о- д a Perameles — единственные из всех сумчатых, имеющие зачатки аллантоид- ной плацентации, сравнимой с плацента- цией высших млекопитающих. Зародыш получает из матки матери некоторое пи- тание, и к моменту рождения он относи- тельно крупнее, чем у других сумчатых аналогичных размеров. В семействе бандикутов различают 7 родов, из них 3 встречаются на Новой Гви- нее, 4— в Австралии и на Тасмании. Коротконосые бандикуты (род Isoo- don) имеют относительно короткую морду и округлые уши. Наиболее распространен южный, или обыкновенный, коротконосый бандикут (Isoodon obesulus), встречающий- ся почти по всей Австралии и Тасмании. Он особенно обилен в зарослях кустарни- ков по сухим возвышенностям или в гу- стой траве вдоль берегов рек и болот. Делает гнездо из сухих веточек, листьев и травы, иногда перемешанных с землей; гнездо он мастерски маскирует. Это довер- чивые и приветливые зверьки, очень по- лезные тем, что постоянно уничтожают вредных насекомых и их личинок. Коротконосые бандикуты очень воин- ственны. Так, однажды содержавшийся в клетке зверек за ночь убил гораздо более крупного длинноносого бандикута и съел его, оставив одну вывернутую шкурку. При нападении коротконосые бандикуты используют в основном не зубы, а когти. Рис. 27. У длинноносого бандикута (Perameles na- suta), как и у большинства других сумчатых, сумка открывается назад. 4* 51
Определенного сезона размножения нет. Обычно рождаются 4 детеныша, хотя у самки имеется 8 сосков в хорошо развитой сумке, открывающейся назад и вниз. Сла- бая плодовитость — характерная черта всего семейства. В настоящее время этот нолезный и забавный зверек, так хорошо знакомый с детских лет прошлым поколе- ниям австралийцев, обречен на вымирание из-за охоты на него и других причин. Длинноносые бандикуты (род Регате- les)— стройные зверьки с более тонкими и длинными мордами. Шерсть мягкая, уши длинные, с острыми концами. Встречают- ся по всей Австралии и на Тасмании. Обыкновенный длинноносый бандикут (Ре- rameles nasuta) живет в Восточной Австра- лии. Это относительно крупный зверек (рис. 27). Длинная морда и тонкие зубы сви- детельствуют о большой роли насекомых в его питании. Этот вид до сих пор обычен вокруг Сиднея. Здесь его часто уничто- жают, считая, что он вредит садам и газо- йам. На самом деле длинноносые бандику- ты могут лишь случайно повреждать корни, отыскивая личинок насекомых. Любимая их пища — дождевые черви. Поймав чер- вя, они очищают его лапками от земли, пропуская через пальцы одной и другой передних лапок. Если дать зверьку хлеба с маслом, он так же пробует «очистить» кусок хлеба от масла. В массе поедает ли- чинок майских жуков. В качестве неболь- шой примеси встречается и растительная пища. Билби, или бандикуты-кролики (род Macrotis), отличаются от прочих бандику- тов длинным шелковистым голубовато- серым мехом, очень длинными, как у кролика, ушами и тоже длинным, хорошо опушенным хвостом; самый кончик хвоста лишен шерсти, а весь хвост резко двух- цветен (черный у основания и белый на конце). Коренные зубы крупные, у взрос- лых — с совершенно гладкой вогнутой по- верхностью; этим они отличаются от ост- робугорчатых коренных других бандику- тов. По образу жизни билби также отличны от всех остальных представителей семей- ства: они роют глубокие норы, потребляют большое количество мясной пищи и ведут ночной образ жизни. Широко распространенный когда-то в Австралии обыкновенный билби (Macrotis lagotis) по размерам почти равен взрос- лому кролику. Спит билби в странной позе: присев на задних лапках и засунув морду между передними. Питание у билби смешанное: он поедает насекомых и их ли- чинок, а также мелких млекопитающих, например мышей. Клыки у него сильные, как у кошек, и зверек может сильно уку- сить того, кто неосторожно к нему при- тронется. В остальном по отношению к человеку он совершенно не агрессивен. Охотится ночью, главным образом с помощью обоня- ния и слуха; зрение развито слабо. Билби живут парами, каждая пара в своей норе. Размножение происходит осенью (с марта по май). В противополож- ность настоящим кроликам билби мало- плодовиты: обычно в выводке бывает не более одного-двух молодых, хотя на млеч- ном поле самки находится 8 сосков. Сумка открывается вниз и назад. Нора — луч- шая защита билби. Для рытья билби поль- зуется передними лапами с широкими когтями и голым кончиком хвоста, кото- рым он разравнивает накапливающуюся сзади землю. Нора быстро идет по спира- ли вниз, до глубины 1,5 м и даже глуб- же. Второго выходного отверстия нет. Зверек живет в самой глубине норы, и из- влечь его оттуда трудно. Если, установив, что билби находится в норе, начать раз- рывать ее лопатой, то билби тоже роет в противоположном направлении с такой скоростью, что Поймать его нельзя. Або- ригены ценят шкурку и кожу билби. Его черно-белый хвост — их любимое украшение. В начале колонизации билби был широ- ко распространен в южной половине Авст- ралийского материка. Вероятно, абориге- ны еще до прихода европейцев частично истребили этого малоплодовитого зверька. За последние сто лет его ареал особен- но уменьшился, так как борьба с кроли- ками (капканы, отравленные приманки) одновременно подорвала и численность билби. Завезенная в Австралию лисица также усиленно его уничтожает. Шкурки билби были одно время предметом торгов- ли на рынках Аделаиды. В настоящее вре- мя билби исчез из всех населенных райо- нов, за исключением юго-западной части Западной Австралии. Кроме того, он изредка встречается в полупустынях, ма- лопригодных для его существования. 52
К последнему роду семейства Регате- lidae относится один вид — свиноногий бандикут (Ghaeropus ecaudatus). Название «свиноногий» мало подходит этому гра- циозному зверьку. Скорее его можно было бы сравнить с крохотной антилопой. Его стройные лапки хорошо приспособлены к бегу. На передних ногах развиты только два пальца — второй и третий. Второй палец вооружен сильным когтем. Именно этой чертой — ногой, напоминающей раз- двоенное копыто свиньи, и обязан свино- ногий бандикут своему прозвищу. Свиноногий бандикут был открыт в 1836 г. натуралистом Митчеллом. Он зарисовал зверька и опубликовал свой ри- сунок, по которому два года спустя зоолог О г и л б и описал зверька. Случайно пер- вый зверек оказался без хвоста, отсюда и его неподходящее видовое название ecaudatus, что значит бесхвостый. Длина тела свиноногого бандикута, или свиноно- га, как его часто называют, 20—23 см, хвоста —10—11 см. Голова имеет особую форму, напоминающую широкое горлышко большой бутылки: из широкого черепа вы- ходит тонкая, заостренная морда. Уши длинные. Шкурка похожа на кроличью. Сумка открывается назад и вниз. Есть 8 сосков, но в сумке никогда не встречали больше двух детенышей. Свиноногий бандикут размножается в холодный сезон (в мае — июне). Гнездо он делает очень тщательно, из хорошо сва- лянной травы. Вероятно, ведет ночной образ жизни. Основу питания составля- ет растительная пища. Ареал очень обширен и не включа- ет лишь приморские районы Австралии. К сожалению, это грациозное сумчатое встречается все реже и реже. Когда-то обычный во внутренних областях, Западной и Южной Австралии, он находится там на грани вымирания. По мере распростране- ния скотоводства и земледелия он отсту- пает в глубь страны. Завоз лисиц и вы- жигание кустарников (в результате которо- го гибнут зверьки, гнездящиеся в дуплах) сделали этот вид еще более редким. В настоящее время можно с уверен- ностью говорить лишь о том, что он со- хранился в пустынных областях центра страны. Ему угрожает полное уничто- жение, если не обеспечить ему специаль- ную и эффективную охрану. ПОДОТРЯД ДВУРЕЗЦОВЫЕ (DIPROTODONTIA) В подотряд двурезцовых объединяются растительноядные сумчатые, имеющие не более трех резцов на каждой стороне верх- ней челюсти и обычно по одному — на нижней. В процессе адаптации при пере- ходе от насекомоядного типа питания к растительноядному у них исчезли мелкие передние зубы, типичные для первого типа, а размер каждого зуба увеличился, как это обычно бывает у травоядных живот- ных. Подавляющее большинство этих сум- чатых растительноядны, хотя некоторые архаичные виды питаются насекомыми. Вторая характерная черта подотряда — строение задних конечностей: у всех его представителей, кроме коала, второй и тре- тий пальцы срослись и имеют вид одного пальца с раздвоенным когтем. Поссумы, вомбаты и кенгуру, как и бандикуты, применяют двойной коготь для чесания и чистки меха. Подотряд двурезцовых делится на 4 семейства: семейство древесноживу щих поссумов (самые мелкие и низкооргани- зованные из растительноядных сумчатых; питание смешанное: насекомые, нектар, пыльца и другая растительная пища); се- мейство коала (высокоспециализированные бесхвостые сумчатые с единственным ны- не живущим видом); семейство вомбатов (роющие животные; отличаются от осталь- ных сумчатых грызуноподобной зубной системой; коренные не имеют корней и растут в течение всей жизни); семейство кенгуру (высокоспециализированная груп- па животных, приспособившихся к пере- движению прыжками; почти все виды — наземные животные). К этому же подотря- ду относилось вымершее семейство Dipro- todontidae, исчезнувшее уже в четвертич- ном периоде. Семейство Поссумы (Phalangeridae) Происхождение названия «поссум» лю- бопытно. Капитан Д ж. Кук, открывший в Квинсленде животное этой группы, за- метил его сходство с американским опос- сумом. Однако в своем отчете о путеше- ствии он случайно пропустил первую букву и вместо «опоссум» написал просто «поссум». Поскольку в систематическом 53
отношении эти две группы со- вершенно различны, зоологи ре- шили сохранить эту случайно возникшую разницу в назва- ниях, и австралийские зверьки семейства Phalangeridae стали именоваться поссумами. Семейство очень интересно с точки зрения эволюции сумча- тых, так как некоторые из этих мелких зверьков сочетают чер- ты насекомоядной зубной сис- темы своих примитивных назем- ных предков с приспособлением к древесному образу жизни ко- нечностей и хвоста. Это преи- мущественно древесные живот- ные с длинными, цепкими или пушистыми, как у белки, хвос- тами; некоторые из них способ- ны к планирующему полету. Они лазают при помощи своих изогнутых острых когтей и да- леко отставленного большого пальца. Все поссумы — ночные животные. Пища у них в основ- ном растительная, но некото- рые едят и насекомых; это ука- зывает на их происхождение от многорезцовых предков. Раз- множаются они обычно зимой. Сумка от- крывается вперед; она глубокая, что со- вершенно необходимо для таких живот- ных-акробатов. Число сосков — от двух до шести у разных видов. Молодые оста- ются в сумке многие месяцы; выйдя из нее, они первое время цепляются за спину матери. Поссумы— ласковые зверьки, лег- ко приручаются и в неволе любят играть с детьми. Семейство поссумов подразделяется на два очень неравных подсемейства: в пер- вом — единственный ныне живущий пред- ставитель — поссум-медоед; во втором — остальные три десятка видов. Единственный представитель подсемей- ства поссумов-медоедов (Tarsipedinae) — поссум-медоед (Tarsipes spencerae), илкнул- бенгер (рис. 28). Встречается на юге Запад- ной Австралии, главным образом в примор- ских районах. Питается медом, насекомы- ми и нектаром цветов. Имеет очень специа- лизированный рот и дегенерировавшие зубы. Древесный образ жизни и устрой- ство конечностей (противопоставленный Рис. 28. Поссум-медоед (Tarsipes spencerae). остальным большой палец и сросшиеся второй и третий пальцы с двойным когтем) зас- тавляют относить его к поссу- мам, хотя в некоторых отноше- ниях он от них отличается. Го- лова поссума-медоеда относи- тельно большая, хвост тонкий, хватательный, на спине три продольные темные полоски. Сумка просторная, с узким входным отверстием. В поссуме-медоеде поражает почти полная аналогия образа жизни его и маленьких птиц- медососов (семейство Melipha- gidae), живущих в Австралии. Как и они, поссум-медоед жи- вет на деревьях; из травы он делает круглое гнездо или посе- ляется в брошенном птичьем гнезде: молодых зверьков неод- нократно находили в гнездах птиц-медососов. Питание также аналогично: мед, пыльца, нек- тар, почки и мелкие насекомые, встречающиеся на венчиках цветков. Язык поссума-медоеда представляет собой своеобраз- ную кисть для сбора пыльцы, а удлиненная в виде хоботка морда служит трубкой для втягивания нектара. Как и птицы-медососы, зверьки совершают мигра- ции, следуя фенологии цветения растений, на которых они кормятся. Поссум-медоед— ночное животное. Его проворство необычай- но. Подвешиваясь на хвосте, он легко пере- бирается с ветки на ветку. С помощью пе- редних лапок он держит и ест пойманных им насекомых, тщательно отбрасывая кры- лья, лапки и другие непереваривающиеся части, которые не может перемолоть или разорвать своими рудиментарными зуба- ми. Легко приручается, однако ни разу его не удавалось продержать в неволе больше двух месяцев. Подсемейство типичных поссумов (Pha- langerinae) включает около 30 видов, от- носящихся к очень разнообразным родам. Наиболее архаичны мышевидные сум- чатые летяги и поссумы-пигмеи. В отли- чие от медоеда у них нет длинного специа- лизированного языка, и зубы их неруди- ментарны. Сумчатая летяга (табл. 4) из ро- да Acrobates — наиболее мелкая из группы 54
летающих поссумов — населяет эвкалип- товые леса всей Восточной Австралии. Этот ночной вид, питающийся нектаром и термитами, строит круглое гнездо из листьев эвкалипта. Мать долго «хранит» своих четырех детенышей в сумке. Эти ноч- ные зверьки редко попадаются на глаза человеку. Чаще всего их приносят в посе- лок кошки. Поссуми-пигмеи (табл* 4), или сумчатые сони, относятся к двум близ- ким родам — Cercartetus и Eudromicia. Сонями их назвали переселенцы - евро- пейцы за сходство со зверьками своей да- лекой родины. Как и сони, поссумы-пиг- меи крепко спят днем и впадают в частич- ную спячку в холодное время года. По устройству гнезд и способам добывания пищи они тоже похожи на сонь. К группе полосатых поссумов относится Dactylopsila picata, открытый У о л л е- с о м на острове Ару. Для Австралии это редкий зверек, встречающийся на севере Квинсленда. Помимо бросающейся в глаза окраски, состоящей из продольных черно- белых полос, для этого вида характерен сильно удлиненный четвертый палец и очень мощные резцы. Особенно длинный четвертый палец у близкого к нему рода Dactylonax, населяющего Новую Гвинею. Длинный палец и мощные резцы нужны зверькам, чтобы разгрызать кусочки полу- сгнившей древесины и выковыривать из нее насекомых и их личинки, которыми они питаются. У полосатых поссумов неплохо раз- вита летательная перепонка, помогаю- щая им совершать далекие прыжки. Из- любленная их пища — дикие пчелы и мед. Полосатая спина делает зверька по- хожим на скунса; сходство это усугубляет- ся неприятным запахом, который зверек издает в случае опасности. Редкий поссум Ледбитера (Gymnobeli- deus leadbeateri) интересен тем, что имеет родственные связи с примитивными пос- сумами-пигмеями и одновременно он об- разует как бы промежуточное звено между ними и более высокоорганизованными пос- сумами рода Petaurus. Это, вероятно, самый редкий представитель всего семей- ства, открытый лишь в 1867 г. и известный всего по 5 экземплярам. Встречается на юго-востоке штата Виктория. Широко распространенные в прибреж- ных районах востока Австралии летающие поссумы рода Petaurus представляют со- бой группу более высокоорганизованных видов, также способных к планирующему полету. Наиболее распространен сахарный летающий поссум (Petaurus breviceps) — маленький серый зверек со светлой голо- вой и темным концом длинного пушисто- го хвоста. Этот небольшой поссум может совершать планирующие прыжки длиной до 50 м. Самый крупный из летающих поссу- мов — это большой летающий поссум (Schoinobates volans), также распростра- ненный в Восточной Австрадии (рис. 29). Родовое его название означает «канат- ный плясун», что связано с необычайной ловкостью, с которой он передвигается по ветвям деревьев. Его пышный*мех, обычно темный, коричнево-бурый, а изредка свет- лый, почти белый, очень красив; однако он непрочен и не имеет хозяйственного зна- чения. Большой поссум — исключительно растительноядный зверек; основа его пита- ния — молодые побеги и цветки некото- рых видов эвкалиптов. Длина его тела превышает 25 ем, хвост равен пример- но 50 см. Большой поссум — прекрас- ный прыгун. Его летательная перепонка более широка у задней части туловища, вследствие чего во время прыжка зверек имеет вид треугольника. Для прыжка он обычно забирается на вершину дерева и оттуда планирует к подножию другого, расположенного зачастую в 65—70 м от первого. Если добавить, что высота эвка- липтов, на которых живет большой пос- сум, часто превышает 30 м, то прыжок его будет выглядеть особенно внушитель- ным. В момент планирования он издает особый, предупреждающий пронзительный звук. Ночью его легко заметить в лесу, так как глаза его светятся в темноте, как два ярких огонька. Кроме человека, серьез- ные враги большого поссума, как и его более мелких собратьев,— совы и лисицы. Род Scoinobates — третий род австра- лийских поссумов, развивший у себя спо- собность к полету, но не имеющий род- ственных связей ни с архаичной сумчатой летягой рода Acrobate, ни с малыми ле- тающими поссумами рода Petaurus.Боль- шой поссум происходит от чисто расти- тельноядных кольцехвостых поссумов р о- д a Pseudocheirus, лишенных планирую- щих перепонок. 55
Рис. 29. Большой поссум (Schoinobates volans) с детенышами. Большая группа кольцехвостых, или цепкохвостых, поссумов относится к р о- д у Pseud ocheirus и нескольким близким к нему родам. Это маленькие, широко известные местному населению зверьки, кончик длинного хвоста которых обычно завит в колечко, откуда и пошло народное название. Один из видов этой группы — поссум Кука, или серый квинслендский пос- сум, и есть тот первый представитель семей- ства, которого описал в 1770 г. Дж. Кук. Питается он исключительно листьями и фруктами. Род щеткохвостых поссумов (Trichosu- rus) включает зверьков с длинным пушис- тым хвостом, распространенных в Ав- стралии и на близлежащих островах почти повсеместно. К ним относится и наиболее распространенный из всех австралийских поссумов — обыкновенный поссум, или щеткохвост (Trichosurus vulpecula), иног- да называвшийся лисовидным поссумом или кузу. Его усердно истребляют из-за ценной шкурки. Этот вид хорошо знаком всем австра- лийцам. Если человек просыпается ночью от шороха шагов по крыше дома, он не пугается, зная, что поссум совершает свою обычную прогулку. У щеткохвостов острая мордочка и длин- ные уши, великолепный мех обычно серо- го цвета, но бывают зверьки с коричневой шкуркой, а иногда попадаются и альби- носы. Питаются листьями, ягодами и фруктами. Жители часто жалуются на опустошения, которые производят эти зйерьки в их садах и виноградниках. Впрочем, приносимый ими вред сильно преувеличивают, чтобы получить разре- шение охотиться на них. Основные враги поссума в природе — хищные птицы и вараны. Поссумов миллионами уничтожали охот- ники ради их шкурок, которые шли на экспорт под Названиями «австралийский опоссум», «аделаидская шиншилла» и др. Только в 1906 г. на пушных рынках Нью-Йорка и Лондона было продано 4 миллиона шкурок этого вида. Несмотря на беспощадную охоту на него, поссум не боится людей. В неволе он не злобен и лег- ко приручается. Зверьки, находящиеся на свободе, постоянно живут бок о бок с че- ловеком. Часто можно видеть, как они подходят к своим прирученным собратьям в клетках, не выказывая при этом никако- го страха. Путешественники по Австралии перио- дически заявляли, что они обнаружи- вали в джунглях Северного Квинсленда 56
обезьян. Эти «обезьяны» на самом деле сумчатые животные кускусы — близкие родственники поссумов (роды Spilocus- cus и Phalanger). Они распространены на Целебесе, в Амбоине, на Новой Гвинее, Соломоновых островах и в Австралии (на полуострове Йорк). Кускус — самый круп- ный из поссумов. Он был описан Гул- дом лишь в 1850 г. Его мех, мягкий и густой, желтоватый или буроватый, испещ- рен белыми пятнами у самцов, а у самок более однородная окраска. Уши кускуса очень малы, глаза, наоборот, большие, часто розового цвета, как у альбиносов. Конец хвоста длиной примерно 15 см, го- лый и шероховатый, почти всегда скру- ченный спиралью. Этот хватательный хвост все равно что пятая конечность для кус- куса, который живет на деревьях и поль- зуется им как дополнительной точкой опоры. Густой мех предохраняет кускуса от сырости и дождя. Шкурка его очень непрочна и потому не имеет хозяйствен- ной ценности (табл. 3). Днем кускус обычно спит, ухватившись за ветви с густыми листьями. Иногда он бодрствует, но продолжает оставаться медлительным и ленивым, пока не насту- пит ночь. Ночью кускус активен: он пу- тешествует по вершинам деревьев в пои- сках пищи. Пища его — листья, плоды и молодые побеги деревьев, любимое ла- комство — бананы. При случае он пое- дает также птиц и других мелких живот- ных, которых может добыть. Он наименее растительнояден из всех поссумов. Самка кускуса рождает от 2 до 4 детенышей. Семейство Коала, или Сумчатые медведи (Phascolarctidae) Коала (Phascolarctos cinereus), несом- ненно, самое интересное и любимое ав- стралийцами сумчатое животное (табл. 1). Слово «коала» на языке племен Нового Южного Уэльса означает «не пить». Пер- вое упоминание о коала содержится в от- чете неизвестного автора о путешествии в Голубые горы в 1798 г. Автор отчета пи- шет, что в Голубых горах есть животное, называемое куллавайн, напоминающее внешне южноамериканского ленивца. Для науки коала был открыт в 1802 г. флот- ским офицером Бараллье, впер- вые добывшим шкуру коала, а затем и жи- вого зверя. Примерно в течение полувека коала находили лишь в пределах Нового Южного Уэльса. В 1855 г. натуралист У. Бландовски встретил его также в штате Виктория, а в 1923 г. О. Томас нашел его в юго-восточной части Квинс- ленда. Когда-то коала населял Южную Австралию, но затем был здесь полностью истреблен или вымер. В Западной Австра- лии коала также не сохранился, хотя чет- вертичные остатки свидетельствуют о том, что он водился и здесь. В Квинсленде в ископаемом состоянии находили остатки гигантского коала (Koalemus), который весил полтонны, т. е. в 28 раз больше, чем современный коала. Однако этот гигант отнюдь не предок ныне живущего вида. Ч. Б а р р е т поэтически отождествляет с этим Koalemus того коала, который, по преданию племени турравах, был смелым водителем пирог, приведшим в Австра- лию предков этого племени. У коала очень странная внешность (рис. 30): пушистая шкура, маленькие гла- за, всегда настороженные уши, смешной нос, уплощенный и согнутый. Коала непод- вижно сидит на дереве, охватив ветку или ствол передними лапами. Сильные когти служат ему для прикрепления. Часто на Рис. 30. Коала (Phascolarctos cinereus) с детенышем. 57
спине матери сидит детеныш, такой же невозмутимо спокойный, как она. Коала напоминает плюшевого мишку. Мех у коала пепельно-серый или серо-бурый, иногда ры- жеватый или красноватый на спине, иног- да серебристый, более светлый на брюхе. Голова, большая и широкая, имеет упло- щенное «лицо», маленькие, далеко расстав- ленные глаза и большие уши, свободный край которых покрыт длинной шерстью. Короткое и широкое тело оканчивается ру- диментарным хвостом. Когти у коала силь- ные и острые, особенно на двух пальцах, противостоящих один другому. Большой палец лишен когтя. Когти, которые коала вонзает в кору деревьев, достаточно силь- ны, чтобы выдерживать вес животного. Движения коала крайне медленны; не- способный к тому, чтобы спасаться бег- ством, он стал чрезвычайно флегматич- ным. Обычно молчаливый, в случае опа- сности он может подавать голос. Испуган- ный или раненый коала кричит и «пла- чет», как ребенок. Образ жизни преимуще- ственно ночной. Днем он часами сидит совершенно неподвижно. Даже если он не спит, то так же молча, не двигаясь, смот- рит по сторонам. При встрече с человеком коала друже- любны. Они прекрасно приручаются. Од- нако брать их на руки нужно осторожно, так как у них очень острые когти. В нево- ле коала очень привязываются к ухажи- вающим за ними и часто ведут себя, как избалованные дети: «плачут», когда от них уходят, и успокаиваются, если их ласкают. Наоборот, если к ним слишком пристают, то они защищаются зубами и когтями. Питание коала очень специализирова- но: взрослый зверь питается исключи- тельно листьями эвкалиптов, в связи с чем у него чрезвычайно сильно развита слепая кишка, достигающая в длину 2,4м. Детеныш коала вначале ограничивает- ся молоком матери. Некоторых в неволе вскармливали и коровьим молоком. За исключением молока, коала почти никог- да не пьют, довольствуясь влагой, содер- жащейся в листьях. Обычно коала предпочитает свежие мо- лодые побеги эвкалиптов. Листья он из- мельчает и пережевывает, накапливая получившуюся массу в защечных мешках. Он питается листьями лишь определенных видов эвкалиптов. В Новом Южном Уэль- се он поедает обычно листья голубого и серого эвкалиптов, которые отличаются большим содержанием эвкалиптового мас- ла. В штате Виктория это в основном эв- калипт «манна», как отметил в 1931 г. Н. Вернет т, создатель сиднейского Коала-парка. Чтобы прокормить двух зверей из Виктории, Бернетту пришлось в течение 6 месяцев, пока коала «привы- кали» к местным, сиднейским эвкалиптам, привозить из Виктории свежие листья «манны». По Э. Т р а ф т о н у, излюблен- ную пищу коала различных районов Австралии составляют 12 видов эвкалип- тов. С. Рейд кормил своих коала в Квин- сленде листьями 18 видов. За день взрос- лому коала, по подсчетам Н. Бернетта, необходимо около 1,1 «г листьев эвкалип- та. Даже голодая, коала не ищет замены этой пищи другими растениями. Питание листьями эвкалипта тем более удивительно, что в них иногда содержит- ся опасный яд — синильная кислота. А. П р а т т нашел синильную кислоту в молодых побегах и установил, что, например, в побегах сахарного эвкалипта содержится достаточно этого яда, чтобы убить барана. Крупный рогатый скот так- же отравляется им. Не исключено, что придирчивость коала в выборе листьев разных видов эвкалиптов вызвана имен- но тем, что они умеют распознавать этот яд или оценивать его дозу, велика она или безопасна. Коала размножается только один раз в два года. Самцы менее многочисленны и имеют обычно гарем из нескольких по- стоянных самок (до пяти самок на одного самца). Призывный крик самца иронически описан А.Сколлан. Она говорит об ужасе новичка-переселенца, услышавшего ночью звук, представляющий собой «нечто сред- нее между храпением толстого пьяницы, скрипом двери на заржавленных петлях и ворчанием чем-то недовольной свиньи». Впрочем, добавляет она, «для чьих-то мохнатых ушей это прекрасная музыка, ведь это песня любви коала». Сумка коала открывается назад и имеет одну пару сосков. Беременность длит- ся 30—35 дней. Родится больше самок, чем самцов. Обычно рождается один дете- ныш, двойни очень редки. При рождении детеныши имеют в длину всего 15—18 мм и массу около 5,5 г. 58
Молодые полностью перестают питать- ся материнским молоком только к шести месяцам. В этом возрасте у них уже хоро- шо развита шерсть, и они достигают в длину 18см. Детеныш отвыкает от молока матери постепенно, получая от нее удивительную пищу: особые испражнения, не похожие на обычные экскременты и состоящие из своеобразной кашицы из полупереварен- ных листьев эвкалипта. Эту кашицу мать регулярно выделяет примерно в течение месяца. В этот период рост «эвкалиптового малыша», как его называют австралийцы, идет быстро. В возрасте 7—8 месяцев он окончательно покидает материнскую сумку и переселяется на спину матери. Мать тер- пеливо носит его и охраняет, прижимая к себе, когда он спит или в случае холодной погоды. Детеныш очень любит спать в объятиях матери, а если ее нет, любит, когда его ласкает человек. Э. Трафтон рас- сказывает о маленьком коала в неволе, который «плакал» каждую ночь, пока ему не сделали подушку из шкуры коала; тогда он успокоился и согласился оставать- ся ночью один. Этот же зверек во время долгого путешествия привык спать на руках у большого игрушечного коала. Лишь в возрасте одного года детеныш окончательно покидает мать. Половозре- лым коала становится в возрасте 4 лет. Сколько может жить коала? Видимо, в среднем 12—13 лет, хотя известны от- дельные случаи, когда они жили и больше: до 18 лет, по данным А. Сколлан, и до 20 лет, по данным Н. Бернетта. Коала нередко болеют. Цистит, конъюн- ктивит, синусит — обычные заболевания этого зверя. Синусит часто приводит к воспалению легких, особенно холодной зимой. Эпизоотии осложненных синуси- тов ведут к гибели множества коала. Осо- бенно большие эпизоотии были в 1887 — 1889 и в 1900-1903 гг. В природе коала не имеет врагов. Хищ- ники отказываются от его мяса — может быть, потому, что оно чересчур пропитано эвкалиптовым маслом. Таким образом, у него нет врагов, кроме человека. До прихода людей коала был распространен на большей части территории Австралии. Появившиеся аборигены изредка охоти- лись на него. Из-за охоты, засух, частых пожаров, эпизоотии и других причин коала полностью исчез из Западной, а за- тем и из Южной Австралии еще до появле- ния европейцев. К моменту прибытия бе- лых переселенцев ареал коала ограничи- вался восточными штатами (Виктория, Новый Южный Уэльс, Квинсленд), однако белые обнаружили его не сразу и долгое время почти не причиняли ему вреда. В конце прошлого века миллионы ко- ала погибали от офтальмии, синусита или периостита черепа. Уничтожение эвка- липтовых лесов также сократило число этих зверьков в первой половине XX в. Однако основная причина его исчез- новения — охота на него ради шкурок, особенно процветавшая в первой четверти этого века. Густой мех коала привлекал охотников, а убивать этих беззащитных животных было легко. Э. Трафтон со- общает, что только в Сиднее в 1908 г. было продано 57 933 шкурки коала, а в 1924 г. из восточных штатов было экспортировано 2 миллиона шкурок. Первых ограничений охоты — введения так называемых «открытых сезонов» — было совершенно недостаточно, чтобы пре- кратить избиение почти беззащитного зве- ря. Число коала быстро сокращалось. Он почти исчез в штатах Виктория и Новый Южный Уэльс, когда в 1924 г. профессор В. Джонс подал первый сигнал тревоги и потребовал полностью запретить охоту на коала. К несчастью для коала, его обнаружили в лесах Квинсленда и, не слушая раз- умных призывов Джонса и других дру- зей природы, продолжали использовать систему «открытых сезонов». Охотники ри- нулись в Квинсленд. Во время «открытого сезона» 1927 г. 10 тысяч охотников истре- били 600 тысяч квинслендских коала. На этот раз негодование общественности было так велико, что, наконец, приняли меры по временной отмене «открытых сезонов» в отношении коала. Но было уже слишком поздно: этот зверь, казалось, был обречен на полное вымирание. В диком состоянии встречалось так мало коала, что отлов уцелевших зверей и их содержание в не- воле, пожалуй, было надежным путем их спасения. К этому времени уже были известны случаи содержания коала в неволе част- ными лицами. В 1927 г. Н. Бернетт при- ступил с четырьмя молодыми коала к соз- данию знаменитого Коала-парка в 20 ми- 59
лях от Сиднея. Через 6 лет Коала-парк насчитывал уже 65 обитателей. В настоя- щее время заповедник оборудован миниа- тюрными больницами, карантинными стан- циями и соляриями, где коала обитают под наблюдением ветеринаров. В Квинсленде бывший торговец шерстью С. Рейд создал в том же году свой заповедник Лоун-Пайн около Брисбейна. Он тоже начал с четы- рех коала, которые, размножившись, к 1956 г. образовали колонию в 120 живот- ных. Звери сидят здесь не на деревьях, а на высокой проволочной сетке, в кото- рую им втыкают свежесрезанные ветви эв- калипта. Для своих питомцев С. Рейд посадил 2 тысячи эвкалиптов, принадлежа- щих к 11 видам, предпочитаемым коала. Для зверей сделаны специальные жилища, а самкам с детенышами на первые 4 ме- сяца выделяют специальные «комнатки». В то время как в Сиднее и Лоун-Пайне коала содержались в неволе, зоологи са- мым тщательным образом наблюдали за уцелевшими дикими коала. Иногда, когда звери испытывали затруднения с питани- ем, их перевозили в другой район, где было много эвкалиптов нужного вида. Только к 1953 или 1954 г. положение ста- ло постепенно улучшаться. К этому време- ни дикий коала начал появляться в новых местах своего прежнего ареала —в восточ- ных штатах. Благодаря специфическому характеру питания коала водится только в Австра- лии. А какой зоопарк отказался бы иметь у себя такого интересного зверя? Авиацион- ное сообщение с Австралией разрешило трудную задачу кормления коала во время длительного морского путешествия. Мно- гочисленные виды эвкалиптов с успехом растут в различных странах; эти планта- ции вполне могли бы обеспечить питанием нескольких коала. В 1956 г. в зоологиче- ский сад Сан-Диего в Калифорнии завезли трех коала. Несомненно, такие опыты мо- гут увенчаться успехом, если окружить коала такими же заботами, какими они окружены в зоопарках Австралии. Семейство Вомбаты (Vombatidae) Вомбаты — добродушные сумчатые тол- стяки, длиной до 1 м и массой до 40 кг. Различают 4 близких вида вомбата. Наи- более обычен обыкновенный, или большой, вомбат (Vombatus hirsutus), живущий в Новом Южном Уэльсе, Виктории и в Южной Австралии. У него жесткая шерсть, короткие круглые уши, а на конце морды, как и у коала, четко отграниченный, ли- шенный шерсти участок (табл. 1). Другой вид — тасманийский вомбат (Vombatus ursinus) более редок и меньше по разме- рам. Этот вомбат живет на Тасмании и острове Флиндерс в Бассовом проливе. Широколобый вомбат (Lasiorhinus latifrons) имеет мягкий, шелковистый мех, покры- вающий и конец морды, более длинные и широкие уши. Когда-то он был распро- странен так же широко, как и обыкно- венный вомбат, но теперь его можно встретить только в Южной Австралии. Четвертый вид — малый вомбат (Vomba- tula gillespiei) живет в Квинсленде. Единственный из всех сумчатых вомбат имеет только 4 резца (два верхних и два нижних), сходных с зубами грызунов; они постоянно растут и имеют долотообраз- ную форму. Конечности у вомбата силь- ные, вооружены мощными лопатообраз- ными когтями, приспособленными для рытья. Хвост почти не развит. Большие норы, которые роет вомбат, можно сравнить с норами барсука. Кори- дор ведет в жилую камеру, где животное устраивает удобное гнездо. Коридор может быть коротким C—4 м) или очень длин- ным; некоторые коридоры достигают 30 м. Вомбат — ночное животное. Он любит тепло. Тасманийский вомб&т плохо пере- носит холода, характерные для этого острова. При морозе жизненные процес- сы у него замедляются. Вомбат питается исключительно расти- тельной пищей, главным образом травой, особенно осокой рода Xerotes, которую взрослые зверьки специально разыскивают и приносят детенышам. Едят они также корни, молодую кору и даже грибы. Вомбат — моногам. В случае опасности мать защищает единственного детеныша. Обыкновенный вомбат может жить до 15 лет. В 4 года он имеет массу 22 кг, в 15 лет — 40 кг. Главный враг вомбата — человек. Пер- вые колонисты-европейцы убивали их, чтобы прокормиться, хотя их мясо имеет довольно специфический привкус. Их уничтожали, ссылаясь и на то, что они портят норами поверхность пастбищ. 60
Рис. 31. Мускусная кенгуровая крыса (Hypsiprymnodon moschatus). Распространилась охота на вомбатов с со- баками. В задней части спины, на тазо- вых костях, у вомбата есть нечто вроде щитка, защищающего его при нападении сзади. Он наносит также сильные удары го- ловой — бодается, как баран или козел. Если собака залезает в его нору, он под- жидает ее, не сходя с места, а затем старается загнать в угол, к стенке норы, и там задушить. Трем из четырех имеющихся видов вом- батов в настоящее время грозит полное исчезновение. Тасманийский вомбат, ко- торый в конце XVIII в. был многочислен на Тасмании и островах Бассова пролива, теперь сильно сократился в числе. Он еще встречается на Тасмании, но в районе Бас- сова пролива исчез везде, кроме острова Флиндерс. Широколобый вомбат когда-то был обилен на юге и востоке страны. Истребленный во время кампаний по унич- тожению кроликов, этот вид исчез из Вик- тории, а в Южной Австралии встречается лишь в узкой прибрежной полосе. Малый вомбат, ранее обычный в горах Квинслен- да, стал редким уже в конце прошлого ве- ка, а в настоящее время представлен лишь Рис. 32. Рыжая кенгуровая крыса (Bettongia). несколькими последними изолированными колониями. Только у обыкновенного вомбата есть какие-то шансы уцелеть, так как мясо его невкусно, а мех жесткий и грубый. Одна- ко и этот вид малоплодовит, а печальный опыт говорит о том, что исчезновение какого-либо вида почти всегда происходит неожиданно, как бы скачком. Поэтому численность этого вида тоже нужно дер- жать под постоянным контролем. Семейство Кенгуру (Macro podidae) Все отлично знают кенгуру. Первона- чально это слово употреблялось абори- генами Квинсленда для обозначения од- ного из мелких видов семейства —Wal- labia canguru. В настоящее время это сло- во применяется в широком смысле ко всем представителям семейства Macropodidae, от мелких кенгуровых крыс до крупных кенгуру. Семейство кенгуру включает травояд- ных животных, приспособленных к пере- движению скачками. Передние лапы недо- развиты; напротив, задние конечности 61
Рис. 33. У щеткохвостой кенгуровой крысы хвост приспособлен для переноски «грузов». и хвост развиты очень сильно. Звери обычно держатся «стоя», опираясь, как на треножник, на задние лапы и хвост. Самые мелкие из кенгуру — кенгуровые крысы — достигают в длину, включая дли- ну хвоста, 45 см, наиболее крупные кенгу- ру — почти 3 м. По размерам можно вы- делить в семействе 3 группы: кенгуровые крысы (мелкого размера), валлаби (сред- него размера) и крупные кенгуру. В систе- матическом отношении семейство кенгуру распадается на 3 очень неравномерных по числу родов и видов подсемейства: наи- более архаичное подсемейство мускус- ных кенгуровых крыс (Hypsiprymnodonti- пае), имеющее в настоящее время лишь одного представителя; подсемейство на- стоящих кенгуровых крыс (Potoroinae); все остальные кенгуру — среднего и круп- ного размера — относятся к подсемейству Macropodinae. К подсемейству мускусных кенгуровых крыс (Hypsiprymnodontinae) относится единственный вид — мускусная кенгуровая крыса (Hypsiprymnodon moschatus), живу- щая в густых кустарниковых зарослях Се- веро-Восточного Квинсленда (рис. 31). По некоторым чертам строения ее можно счи- тать промежуточной формой между поссу- мами и кенгуру. У нее совершенно особен- ный большой палец задних лап: он подви- жен, лишен когтя, но не противопоставля- ется другим пальцам, как у поссумов. У зверька очень странный, почти полностью лишенный шерсти и покрытый особыми Рис. 34. Полосатый валлаби-заяц (Lagostrophus fasciatus). кожными чешуйками хвост, напоминаю- щий хвосты американских опоссумов и от- части хвост кускуса. Однако прыгает он как все настоящие кенгуру.Этот странный зверек был открыт в 1874 г. Р а м с е е м. Окраска кенгуровой крысы — ярко-ко- ричневая, длина тела—около 30 см, длина хвоста — 15 см. К настоящим кенгуровым крысам (под- семейство Potoroinae) относятся наиболее мелкие представители семейства. Они произошли от архаичной мускусной кен- гуровой крысы, но хвосты у них пол- ностью опушены и лапы напоминают конеч- ности остальных, более высокоорганизо- ванных кенгуру. От остальных кенгуру они отличаются сильно развитыми клы- ками, удлиненными, желобчатыми пред- коренными и тем, что ряд коренных зубов не увеличивается в размерах кзади, как это бывает обычно, а уменьшается. На- считывается 4 рода и 9 видов кенгуровых крыс (рис. 32, 33). Наиболее примитивны и близки к предыдущему подсемейству р о- д ы Bettongia и Aepyprymnus, более высокоорганизованы роды Caloprymnus и Potorous. Кенгуровые крысы—быстрые и нервные зверьки. Самцы очень воин- ственны. Обычно животные устраивают из травы удобные гнезда, где отдыхают в течение дня. Один из видов — Bettongia lesueur—хорошо уживается с кроликами, часто поселяясь в занятых ими норах. Еще в конце XVIII в. кенгуровые кры- сы были распространены почти по всей 62
Австралии, кроме крайнего се- вера и северо-востока. Теперь их численность резко сократи- лась: большая их часть истреб- лена лисицами и собаками. Два вида кенгуровых крыс— гаймар- дова (Bettongia gaimardi) и ши- роколицая (Potorous platyops) — совершенно исчезли, а осталь- ные находятся на грани полно- го уничтожения. К подсемейству настоящих кенгуру (Macropodinae) отно- сятся животные среднего и крупного размера — валлаби, кенгуру и валлару. Его в свою очередь можно подразделить на ряд групп, сходных по строе- нию и образу жизни. К группе валлаби-зайцев (р о- д ы Lagostrophus и Lagorches- tes) относится 5 видов зверьков. Они отличаются от кенгуро- вых крыс меньшим развитием клыков и более крупными уша- ми. Свое название они получили за поведение и способ пере- движения больше, чем за внеш- нее сходство с зайцами. Валла- би-зайцы живут поодиночке. Они малоплодовиты и имеют только одного детеныша, кото- рого тщательно охраняют. Это пугливые животные, живущие обычно в зарослях колючих ку- старников. Лет 200 назад они были широко распространены. Теперь их число сильно сокра- тилось, и им тоже грозит пол- ное уничтожение. Полосатый валлаби-заяц (Lagostrophus fas- ciatus), открытый еще В. Дам- пьеро м в 1699 г., имеет спи- ну, исчерченную поперечными темными полосами (рис. 34). Остальные валлаби-зайцы при- надлежат к р о д у Lagorchestes и имеют однотонную окраску. Древесные кенгуру (род Dendrolagus) живут в Северо- Восточном Квинсленде и на Но- вой Гвинее. Это единственные представители семейства, живу- щие на деревьях. Правильнее было бы назвать их древесными Рис. 35. Древесный кенгуру (Dendrolagus). валлаби, так как они близки к обычным валлаби (рис. 35). В Австралии распространены два вида древесных кенгуру, на Новой Гвинее — около десятка видов. Это животные, достигаю- щие в длину около 60 см, с ко- ричневатым мехом, малозамет- ные в листве деревьев. По земле они прыгают, как обычные кен- гуру. Вместе с тем их более короткие задние лапы и когти позволяют им хорошо лазать по деревьям. Они могут прыгать с высоты 10, 15 и даже 18 м. Днем они спят на деревьях, а вечером спускаются вниз на во- допой и кормежку. Преимуще- ственно растительноядны, хотя иногда не отказываются и от животной пищи. Они объедают листья и лианы; их любимая пища — папоротники, лесные ягоды и плоды. Подвижные, как обезьянки, скальные, или каменные, валла- би (р о д ы Petrogale и Perador- cas) живут среди высоких ска- листых гор. Они передвигаются по камням с такой скоростью, что догнать их почти невозмож- но. И аборигены, и даже динго охотятся на них крайне редко. Истребляют их в большом коли- честве только лисицы. Камен- ные валлаби — травоядные жи- вотные, поэтому на кормежку они спускаются с гор в доли- Рис. 36. Валлаби (Walla- bia) со взрослым детены- шем. Хвост и лапы де- теныша не поместились и торчат наружу. 3«?> 63
ны и на луга. Активны в основном ночью. В случае необходимости могут долго обходиться без воды. Наиболее известный вид этой группы — щеткохвос- тый каменный валлаби (Petrogale penicil- lata), зверек с опушенным хвостом. Он хорошо известен туристам, которые по- сещают знаменитые пещеры Дженолан в Новом Южном Уэльсе. В маленьком заповеднике, который создали специаль- но для них около входа в одну из пе- щер, полуприрученные каменные валла- би изменили свои привычки: они часто показываются днем и не избегают общест- ва человека. Когтехвостые валлаби (род Onychoga- lea) имеют на кончике хвоста ороговевшее образование, напоминающее коготь или шпору. Назначение его не совсем ясно. К этой группе относятся 3 вида. Кустарниковые валлаби, или падемело- ны (роды Thylogale и Setonix). Стран- ное название «падемелон», наиболее часто применяемое в Австралии, представляет собой исковерканное туземное слово «пад- дималла», которым называют мелких вал- лаби с особенно вкусным мясом. Первые сумчатые, открытые голландцами в XVII в., принадлежали к этой группе сумчатых. Кустарниковые валлаби живут в чащах кустарников или густом подлеске. Как и все кенгуру, они приносят только одно- го детеныша. За последнее время их число резко сократилось. Дамы, или тамнары Таблица 5. Насекомоядные: 1 — обыкновенный еж (Erinaceus europaeus); 2 — ушастый еж (Е. auritus); 3 — выхухоль (Desmana moschata); 4 — лысый еж (Erinaceus hyromelas); 5 — водяная кутора (Neomys fodiens); 6 — путорак (Diplomesodon pulchellum); 7 — европейский крот (Talpa europaea). (Thylogale eugenii), встречаются лишь в нескольких заповедниках. Это стадные животные, которые в случае опасности предупреждают своих собратьев, ударяя задними лапами по земле. Квокка (Setonix brachyurus), которая стала редкой на материке Австралии, остается еще многочисленной на острове Роттнест, где ее обнаружил когда-то гол- ландец Волькерсен. В этом заповед- нике, площадью 9 кв. миль, квокка охра- няется и недоступна для истребляющих ее в других местах лисиц; зверьки тут так размножились, что им уже не хватает паст- бищ. Чтобы ликвидировать перенаселение квокк, их рассылают в зоологические сады, так как те из них, которых пробова- ли выпускать обратно на континент, были сразу же уничтожены лисицами, змеями и одичавшими кошками. В размножении квокки есть интересная особенность. После спаривания у нее рождается один детеныш; однако если детеныш погибает, то разви- вается другой, ранее «дремавший» эмбрион, и в следующем месяце родится вторая мо- лодая квокка, без нового спаривания. Падемелон (Thylogale thetis), мясом ко- торого питались первые колонисты Сид- нея, когда-то был многочислен; теперь он встречается крайне редко. Типичные валлаби, или средние кенгуру (род Wallabia),— более крупные живот- ные, живущие не в густых зарослях скра- ба, а в более осветленных местностях
типа саванн. Всего их насчитывается 8 ви- дов. Они отличаются от крупных кенгуру только меньшими размерами. Обычные обитатели зоологических садов, знакомые многим читателям,— это именно валлаби (рис. 36). Валлаби держатся небольшими стадами и питаются травой. Кенгуру, открытый когда-то Куком в Квинсленде, тоже от- носился к этому роду (Wallabia canguru). Другой вид —Wallabia elegans живет на юге Квинсленда и в Новом Южном Уэль- се. К сожалению, его беспощадно истреб- ляют ради шкурки и спортивной охоты. Крупные кенгуру (роды Macropus и Megaleia) — владыки австралийской са- ванны. Эти могучие атлеты — один из официальных символов Австралии: их изображение выбрано вместе с изображе- нием эму для герба Австралийской феде- рации. Самцы крупных кенгуру больше самок; длина их тела, включая длину хвоста, может достигать почти 3 м, масса их пре- вышает 80 кг. Передние лапы слабее зад- них, но все же достаточно развиты, чтобы животные могли вставать на «четвереньки» во время пастьбы или при защите от вра- гов. Кенгуру неагрессивны, но если вы- нудить их защищаться, то они могут быть опасны. Основное их оружие — зад- ние конечности, длинные и узкие, с крепкими когтями и стальными мускула- ми. У длинного и толстого хвоста особое строение: его нижняя часть, которая слу- жит точкой опоры, имеет уплощенные отростки позвонков и сильно развитую жировую ткань. Для туземных охотников хвост кенгуру — самый лакомый кусок, остальное мясо жесткое. Голос крупных кенгуру похож на свое- образное хриплое покашливание. Биотоп кенгуру — разреженный лес, саванна или дикий буш. Они встречаются и на равнине, и в горах. Во время пасть- бы кенгуру передвигаются вперед мелки- ми прыжками, примерно по 1,5 ле каж- дый. Когда нужно спасаться, кенгуру де- лают фантастические прыжки. Это одно из самых эффектных зрелищ, которое только можно найти в природе. Не име- ющий воздушной легкости, прыжок кенгу- ру обладает невероятной, уверенной си- лой. Толчок делается задними ногами, а хвост, поддерживаемый горизонтально, служит как бы противовесом (рис. 37). Последовательными прыжками от 6 до 9 м (а при исключительных обстоятель- ствах — до 12 м) кенгуру развивает ско- рость 40 км/ч, а в некоторые моменты — до 50 км/ч. При такой скорости охотникам трудно было преследовать кенгуру, пока, наконец, не изобрели охоту с автомобилей и вездеходов. Правда, кенгуру не могут долго бежать с большой скоростью и вско- ре падают от изнеможения. У крупных кенгуру нет строго ограни- ченного сезона размножения; в основном молодые рождаются зимой. У самого круп- ного вида — большого серого кенгуру — беременность продолжается 38—40 дней, длина новорожденного — около 25 мм. Это наиболее мелкий новорожденный из всех известных млекопитающих (по отно- шению к размерам взрослого животного). Обычно рождается один детеныш, но, как исключение, встречаются двойни (у боль- шого серого кенгуру) и даже тройни (у большого рыжего кенгуру). Продол- жительность жизни кенгуру превышает 10 и, вероятно, достигает 15 лет. Самые страшные из естественных врагов кенгуру, так называемые песчаные мухи — мелкие насекомые, в массе появляющиеся после дождя и скапливающиеся возле водоемов. Эти насекомые нападают на кенгуру, идущих к водопоям, набиваются им в глаза и жалят, так что кенгуру неред- ко слепнут после их нападения. Молодые кенгуру часто становятся добычей динго, лисиц и хищных птиц. Но самый страш- ный враг кенгуру — человек, который охотится за ними ради шкуры, мяса или для предохранения своих полей и паст- бищ. Для охоты на кенгуру туземцы ис- пользовали динго, а белые колонисты — своры собак. Эти могучие животные имеют спокойный характер, но в трудных ситуациях они могут решительно защищаться, нанося мощные удары ногами. Часто говорят о кенгуру-боксерах. Один из лучших ударов кенгуру-боксера состоит в том, чтобы, опершись на хвост, одновременно обеими задними ногами нанести против- нику мощный удар. Своими когтями кен- гуру легко может вспороть живот собаке и даже человеку. Преследуемый собака- ми, кенгуру может спастись в воде. Из- вестны случаи, когда кенгуру хватали со- О 5 Жизнь животных, т. 6 65
Рис. 37. Большой серый кенгуру (Macropus major) в прыжке. /**^. *«?&&'. Рис. 38. Большой рыжий кенгуру (Megaleia rufa). бак в воде, наплаву, и пытались их утопить. Кенгуру может использовать и другой способ самозащиты: бросившись на противника, схватить его передними лапами и прижать к себе, стараясь заду- шить. Лет 10 назад молодой австралийский врач, ехавший ночью на машине, случайно раздавил большого кенгуру; чтобы живот- ное не мучилось, он хотел сделать ему укол, но раненое животное вдруг подня- лось, прижало его к себе, и врач с большим трудом вырвался живым из его лап. Таким образом, миролюбивый кенгуру умеет за- щищаться. Многие охотники бывают им ранены, иногда смертельно. Вместе с тем этих крупных животных легко приручить, особенно большого серого кенгуру. Известны 12 видов крупных кенгуру. Они относятся к трем родам: Macro- pus — с полностью опушенной мордой;, 66
Megaieia, у которых между ноздрями есть небольшое оголенное пространство, и Osphranter, hoc которых широко оголен, как нос собаки. Большой серый, или лесной, кенгуру (Мас- ropus major),—самый крупный из ныне су- ществующих сумчатых. Большой серый, как его зовут австралийцы, распространен по всей Восточной Австралии (рис. 37). Он живет в различных облесенных мест- ностях; отсюда его второе название — лесной кенгуру. Его обычный биотоп — эвкалиптовая саванна. Питается травой, листьями, молодыми корнями. В XIX в. этот зверь всюду был обычен. Его даже обвиняли в том, что он мешает выпасу овец, занимая лучшие пастбища. Под этим предлогом с 1871 г. началось его истребление. Его уничтожают также ра- ди шкуры, а в последнее время — и мя- са. В результате этот вид кенгуру, хотя и считается еще довольно обычным, на- ходится в совершенном упадке. Сокраще- ние его численности вызвано в настоящее время многими причинами. Он малопло- довит. Его кормовая база подорвана: он приспособлен к питанию на хороших лугах и не может нормально существо- вать в более засушливых и бесплодных областях. Поэтому по мере сельскохозяй- ственного освоения территории район, пригодный для его обитания, все сокра- щается. Наконец, его характер, более мирный и доверчивый, чем у рыжего кен- гуру или валлару, чаще делает его до- бычей охотников. Большой рыжий кенгуру (Megaleia rufa), почти не уступающий по размерам серо- му,— великолепное животное, такое же сильное, но более грациозное и пропор- циональное (рис. 38). Большой рыжий кенгуру встречается по всей Австралии шире, чем любой дру- гой вид кенгуру. Особенно много его на обширных внутренних равнинах, где он живет небольшими стадами, по 10—12 зве- рей в каждом. Местами он многочислен и вредит скотоводству; именно против него был направлен декрет о специальном сезоне открытой охоты. Главным обра- зом для его истребления организуется и автомобильная охота. Необдуманная, неумеренная охота может быстро уничто- жить это великолепное животное, несмот- ря на его кажущееся обилие. 5* В неволе рыжий кенгуру становится довольно дружелюбным. По Э. Т р а ф - тону, его «фамильярность» может стать назойливой и даже просто опасной, хотя у самцов этого вида более приятный ха- рактер, чем у старых валлару. В отноше- нии «бокса» первенство держит именно рыжий кенгуру. Валлару, или горные кенгуру (род Osphranter), легко отличаются от осталь- ных крупных кенгуру более короткими и приземистыми задними лапами, могучи- ми плечами, более массивным сложением и лишенным шерсти носовым участком. Они несколько меньше остальных круп- ных кенгуру; масса некоторых из них достигает 77 кг. Валлару не были извест- ны науке до 1832 г. Слово «валлару» есть видоизменение слова «волару» — назва- ния, под которым аборигены Нового Южного Уэльса объединяют крупных кен- гуру вообще. Валлару живут в труднодоступных ска- листых районах гор. Они похожи на ка- менных валлаби не только своим биото- пом, но и некоторыми особенностями строения (рис. 39). Шероховатые, цепкие подошвы лап дают им возможность не скользить даже на гладких камнях. Вал- лару питаются травой, листьями, корня- ми. Они могут подолгу обходиться без воды. Чтобы утолить жажду, они часто сдирают кору с молодых деревьев и сли- зывают сок. Валлару — не стадные животные. Ста- рые одинокие самцы драчливы; если на них напасть, они кусаются и царапаются, Рис. 39. Валлару (Osphranter), или горныйj кенгуру. 67
нанося опасные раны. Они убивают со- бак, которые совершенно не могут пре- следовать их среди скал. Малая доступ- ность биотопа сохранила их от уничтоже- ния, хотя они встречаются довольно ред- ко. Валлару хитры, упорны, их трудно поймать; в неволе они упрямы и плохо приручаются. ОТРЯД НАСЕКОМОЯДНЫЕ (INSECTIVORA) В отряде преобладают мелкие и очень мелкие зверьки. Голова у большинства клиновидно заостренная, с удлиненным в виде хоботка носом. Тело у большинства зверьков покрыто ровным густым барха- тистым мехом, у немногих — жесткими щетиновидными волосами или короткими иглами. Конечности устроены по-разному, в зависимости от образа жизни. Для мно- гих насекомоядных характерны пахучие (мускусные) железы. Зубная система при- митивная. Число зубов от 44 до 26. Набор из 44 зубов считается исходным (самым примитивным) для высших зверей. Пред- коренные зубы по строению отчетливо де- лятся на две категории — малые предко- ренные и большие, или крупные, предко- ренные. Малых предкоренных у предста- вителей разных родов и семейств бывает разное число, поэтому они имеют большое значение в систематике, а крупных пред- коренных только по одному с каждой сто- роны в верхней и нижней челюстях. Боль- шие коренные примыкают к малым корен- ным, по размерам всегда крупнее малых и имеют по 2 или 3 корня, часто по не- скольку острых вершин. На коренных зубах между острыми вершинами прохо- дят режущие гребни (комиссуры), обра- зующие узор, похожий на букву W или V. Зубы такого строения называют зуба- ми насекомоядного типа. Головной мозг с относительно большим обонятельным отделом, а размеры полу- шарий невелики, у многих без борозд и не покрывают сверху мозжечок. Из орга- нов чувств наибольшего развития дости- гают органы обоняния и осязания. Орга- Число существующих видов валлару еще не вполне определено. Э. Трафтон отмечает 6 видов этих животных. Наиболее известен обыкновенный валлару (Osphranter robustus), с грубой шерстью буровато- черного цвета, живущий в приморских горах Южного Квинсленда и Нового Юж- ного Уэльса. ны зрения почти у всех развиты слабо, у некоторых глаза вообще скрыты под ко- жей. В связи со слабым развитием голов- ного мозга условные рефлексы у них вырабатываются медленно и быстро утра- чиваются (затухают). Насекомоядные распространены поч- ти по всему свету за исключением Антарк- тиды, Австралии и большей части Южной Америки. К северу они идут до берегов и больших островов Ледовитого океана, в горах поднимаются почти до нижнего края снежников и ледников (карта 3). Насекомоядные — одна из древнейших групп высших зверей. Ископаемые остат- ки их известны из верхнемеловых отложе- ний мезозойской эры. Время, прошедшее с тех пор до наших дней, составляет около 135 миллионов лет. Их происхождение связывают с юрскими звероподобными су- ществами подкласса пантотериев, отряда тритуберкулят. Систематика насекомоядных до сих пор остается недостаточно разработанной. Учи- тывая мнения авторов систематических сводок и материалы, изученные при разра- ботке системы насекомоядных фауны СССР, мы объединяем в этот отряд следующие се- мейства: 1. Ежовые (Erinaceidae). 2. Гимнуровые (Echinosoricidae). 3. Тенрековые (Tenrecidae). 4. Златокротовые (Chrysochloridae). 5. Выдровоземлеройковые (Potamogali- dae). 6. Выхухолевые (Desmanidae). 7. Кротовые (Talpidae). 8. Землеройковые (Soricidae). 9. Щелезубые (Solenodontidae). 10. Прыгунчиковые (Macroscelididae). ИНФРАКЛАСС ВЫСШИЕ ЗВЕРИ (EUTHERIA) 68
Семейство Ежовые (Erinaceidae) В это семейство объединяется менее десятка видов, внешне похожих на обык- новенного ежа. Тело их сверху и с боков покрыто твердыми иглами. Ушные рако- вины и глаза относительно хорошо разви- ты. В строении черепа характерно силь- ное развитие скуловых дуг, широко рас- ставленных в стороны. Зубов у любого ежа 36. Под кожей, покрытой сверху и с боков иглистым панцирем, почти сплошным слоем расположены продоль- ные и кольцевые мышцы, при сокращении которых еж свертывается, приобретая фор- му колючего шара. Четыре вида ежей, распространенных в Европе и Азии, от- носятся к одному роду Erinaceus. Обыкновенный еж (Erinaceus europae- us) — общеизвестный по внешности зве- рек. Длина его тела около 20—30 см, хвоста — около 3 см. Средняя масса около 700—800 г. Уши относительно небольшие (обычно меньше 3,5 см). Иглы короткие (не более 3 см). Голова и брюхо покрыты грубоватыми и обычно темноокрашенными волосами (табл. 5). Ареал обыкновенного ежа состоит из двух частей. Западная часть его занима- ет Европу, Кавказ, Закавказье и Запад- ную Сибирь к востоку до Томска. Восточ- ная часть ареала от степей Южного Забай- калья идет до поймы Уссури, берегов Японского и Желтого морей к северу до бассейнов рек Шилки и Бурей, а к югу — до правобережья Янцзы. Он живет в лесо- луговой и степной зонах. В зоны тайги и полупустыни заходит только по долинам больших рек и их крупных притоков. Осо- бенно охотно поселяется в перелесках, на опушках лесов, по облесенным оврагам, в зарослях кустарников, в полезащитных лесных полосах и т. д. Летом еж не строит каких-либо убежищ. На время отдыха укрывается в любых укромных местах: в чаще колючих кустов, в прикорневом полудупле, в пустоте по- валенного ствола, в неглубокой норе, вы- рытой самим или другим животным. Свернувшись в неплотный клубок, ежик спит на скудной листовой подстилке, на древесной трухе или просто на голой зем- ле. В местах, где зима бывает голодной и продолжительной, ежи, видимо, устраи- вают глубокие (зимовочные) норы. В зи- Карта 3. Распространение кротовых, тенрековых и выдровоземлеройковых. мовочных норах даурских ежей (в Забай- калье) гнездовой выстилки не было. На норы даурских ежей мы ссылаемся потому, что в окрестностях Москвы, Ленинграда и других больших городов пока не найдено и не описано ни одной зимовочной норы обыкновенного ежа. В отличие от других представителей отряда ежи в условиях умеренного и хо- лодного климата на зиму впадают в про- должительную глубокую спячку. Перед залеганием они накопляют жировые за- пасы; каких-либо кормов на зиму не за- пасают. В середине зимы ежи не питают- ся. Пробуждаются они рано весной, когда в лесах еще не полностью сошел снег. За время спячки сильно худеют. Тело ежа после спячки становится узким, упло- щенным с боков. Низ иглистого покрова на боках кажется висящим. В таком сос- тоянии еж ненасытен. Поиски корма ста- новятся его главной заботой. Темного времени суток для насыщения ему не хва- тает. Поэтому весной ежи бывают актив- ными и в дневные часы. Пробегая в раз- ных направлениях в поисках пищи, еж шумит сухой прошлогодней листвой, и по этому шуму его легко обнаружить в лесу. Вскоре после выхода из зимних убежищ у ежей начинается брачная пора (гон). Период беременности ежей (по С. И. Ог- не в у) - 49 дней. В году бывает один приплод, обычно из 5 (от 3 до 6, реже до 7 и даже 8) детенышей. Ежата родятся слепыми, голыми, с ярко-розовой кожей, но уже через несколько часов после рож- дения у них появляются белые и темные 69
(сначала мягкие) иглы. Глаза открыва- ются на 16-й день. Даже слепой ежонок может свертываться клубком. Молоком матери ежата питаются около одного ме- сяца. Исследования питания обыкновенного ежа показывают, что в рационе его веду- щее место занимают личинки комаров дол- гоножек (Новгородская область), жуки (Татарская и Чувашская АССР), жуже- лицы и жуки-навозники (Ставропольский край). В условиях неволи еж может съесть га- дюку. Но в природе таких явлений не наблюдалось, хотя ежу свойственна уди- вительная устойчивость к яду гадюки. Еще в 1811 г. П. С. П а л л а с экспе- риментально установил, что ежи без вреда для себя поедали нарывников (напри- мер, шпанок), содержащих высокотоксич- ный для других животных катаридин. И. В. Жарков и В. А. Попов A934) находили шпанских мушек в желудках ежей, добытых в природе. Слабо дейст- вуют на ежей и такие яды, как мышьяк, сулема, опиум и даже синильная кислота. Мышей, к которым иногда относят не столько настоящих мышей, сколько ме- нее шустрых полевок, ежи добывают в природе редко и в небольшом количест- ве. Среди поедаемых ежом насекомых от- мечались некоторые вредные (например, майские хрущи, волосатые жужелицы, вредящие проросткам хвойных и злаков, гусеницы монашенки и непарного шелко- пряда). Обычно ежи лакомятся яйцами или птенцами любых мелких птиц, гнездящих- ся на земле. В парках Аскании-Нова ежи полностью уничтожали отложенные самками фазанов яйца. В связи с детальным изучением иксо- довых клещей (длительных хранителей и переносчиков возбудителей болезней, опасных для человека и домашних жи- вотных,— клещевого энцефалита, туля- ремии, бабезиеллеза крупного рогатого скота, пироплазмоза лошадей) обнаружи- лось, что ежи оказались в числе немногих и важнейших хозяев клещей, даже уни- версальных хозяев, на которых клещи кормятся во всех фазах развития (личин- ки, нимфы и взрослые). В лесных угодьях ежи собирают на себя клещей, в том числе энцефалитных, боль- ше, чем любые другие зверьки. Иглистым панцирем еж, как щеткой, счесывает го- лодных клещей, забравшихся на лесные травы. Иглистый покров, надежно защи- щающий ежа от хищников, столь же на- дежно защищает клещей от самого ежа. От клещей, впившихся между иглами, еж не может избавиться. За весенний сезон каждый еж кормит на себе десятки тысяч иксодовых клещей. На особую способность ежей собирать на себя большое количество лесных кле- щей обратили внимание специалисты-па- разитологи и стали использовать ежей для количественного учета клещей в при- родных очагах энцефалита и туляремии. В литературу вошла даже особая единица учета — «еже-чае», означающая количест- во клещей, собранных ежом на себя за 1 час пробега по очаговому участку леса. Ушастый еж (Е. auritus) отличается от обыкновенного ежа большим разме- ром ушной раковины: длина уха его бо- лее 3—5 см. Иглистый панцирь меньше, так что мягким мехом у него покрыты и нижние части боков тела. Длина иглы не более 3 см. Масса самцов из Ставро- польского края от 200 до 430 г, а самок — от 200 до 505 г, что в 3 раза меньше, чем у обыкновенных ежей из тех же мест (табл. 5). Распространен ушастый еж в южных степях, полупустынях и пустынях Евро- пы, Западной Сибири, Казахстана, Закав- казья, Средней и Центральной Азии. По убежищам, годовому циклу, су- точной активности он похож на обыкно- венного ежа. Главную пищу ушастого ежа составляют насекомые, особенно жуки (бегуны, чер- нотелки, медляки, хрущи и др.) и мура- вьи. Лишь в единичных случаях в желуд- ке ежа обнаруживают остатки жабы, яще- рицы и перья мелкой птицы. На поиски пищи (летом) ушастый еж выходит обычно поздно вечером. Бегает он заметно быстрее обыкновенного ежа. Если ушастого ежа догнать и задеть ногой или палкой, то он неохотно свертывается в клубок, обычно только подгибает вниз голову, шипит и подпрыгивает, стремясь нанести уколы своими иглами, вскоре старается убежать. На степных и полупустынных пастби- щах ушастые ежи кормят своей кровью 70
большое количество иксодовых клещей, например Dermacentor marginatus — пе- реносчика пироплазмозов домашних жи- вотных. Удивительна устойчивость ушастых ежей к сильным ядам и перегреву. К вы- соким температурам ежи устойчивы бо- лее, чем такие «живучие» животные, как сухопутная черепаха. Семейство Гимнуровые (Echinosoricidae) Тело гимнуров покрыто не иглами, а жесткими волосами или даже мягким мехом. Голова узкая, длинная, клиновид- ная. Зубная система примитивная, из 44 (реже 42 и 40) зубов, что соответствует исходному (первобытному) их количеству. Пять видов гимнуров относятся к пяти различным родам. Три из них распрост- ранены в материковых тропических и суб- тропических ландшафтах Южной и Юго- Восточной Азии и на крупных островах Индонезии, один обнаружен только на острове Хайнань и один населяет Филип- пины. Обыкновенный гимнур (Echinosorex gim- nurus) — самый крупный в этом семей- стве. Длина его тела до 45 см, хвоста — до 20 см. Тело покрыто жесткими темно- окрашенными волосами, а на голове и пле- чах хорошо заметно беловатое пятно. По внешности этот зверь отчасти напо- минает ежа, но более похож на землерой- ку, только гигантских размеров. Длин- ный хвост гимнура покрыт роговыми че- шуйками, как у крысы. Водится он в лесах поблизости от воды, в болотах и мангровых зарослях Таиланда, Малайско- го архипелага, островов Суматра и Ка- лимантан. За ночную активность гимнур назван англичанами лунной крысой. День он проводит в убежищах между корнями де- ревьев или среди камней. Ночью бродит в одиночку в поисках пищи. Охотно захо- дит в воду и плавает. В воде он ловит лягушек и даже рыб. Однако основную пищу его составляют черви, наземные мол- люски, насекомые, мелкие наземные по- звоночные и фрукты. Размножаются гим- нуры в любое время года. Самка рождает двух детенышей. У гимнура около осно- вания хвоста расположены две железы, выделяющие жидкость с сильным неприят- Рис. 40. Китайский гимнур (Neotetracus sinensis). ным запахом. Этим запахом он отпуги- вает хищников и привлекает гимнура другого пола. Китайский гимнур (Neotetracus sinensis) живет в прохладных, сырых горных лесах Бирмы, Юньнани и Сычуани (на высоте от 2000 до 2800 м над уровнем моря). Длина его тела 10—14 см, хвоста — 6—8 см. Зубод — 40. Густой и относи- тельно высокий мех сверху оливково-ко- ричневый, на боках рыжеватый, а на ниж- ней стороне светлый, белесый (рис. 40). В желудках китайских гимнуров обна- руживали земляных червей, моллюсков, насекомых и разные растительные корма. В подходящих местах зверьки этого вида часто попадают в ловушки. Гнезда они устраивают в неглубоких норах среди мха и лесной подстилки, под упавшими де- ревьями и среди камней. Самка рождает по 4—5 детенышей не реже двух раз в год. Семейство Тенрековые (Tenrecidae) У всех тенрековых морда удлиненная, с тонким подвижным носом. Тело покрыто иглами, жесткой щетиной или нормаль- ным мехом. Поэтому внешне одни очень похожи на ежей, другие — на опоссумов, третьи — на землероек. Современные тенрековые живут на Ма- дагаскаре (карта 3); ископаемые найдены в миоценовых отложениях Кении. Около 30 видов тенрековых группи- руются в 10—12 родов. Бесхвостый тенрек (Tenrec ecaudatus) — единственный вид отдельного рода. Мест- ное название его — тэндрека и кэлора. Длина тела около 30—35 см, хвоста — 1—2 см (он почти незаметен). Внешне похож ца ежд с вытянутой мордой, но его 71
Рис. 41. Пестрый тенрек (Hemicentetes nigriceps). Рис. 42. Рисовый тенрек (Oryzorictes talpoides). колючие иглы смешаны с волосами. При испуге у бесхвостого тенрека моменталь- но встают дыбом и волосы, и иглы; при этом зверек увеличивается чуть ли не вдвое. Кроме Мадагаскара, вид встречается на Коморских островах. В прошлом веке этот тенрек был также акклиматизирован на некоторых островах Индийского океа- на (Сейшельских и др.). В зарослях кус- тарников или сухих и негустых лесах Ма- дагаскара до высоты 900 м над уров- нем моря бесхвостый тенрек не представ- ляет редкости. Однако встречи с ним бывают нечасты из-за его, главным обра- зом, ночной активности. День зверек про- водит в неглубокой норе или в естествен- ном убежище под корнями дерева или в камнях. Когда начинает темнеть, бес- хвостый тенрек пробуждается и выходит питаться. Он ест всевозможных живот- ных, которых в состоянии одолеть: дож- девых червей, моллюсков, насекомых, мел- ких земноводных и пресмыкающихся. Он охотно поедает упавшие бананы или другие плоды. Во время поисков пищи этот тенрек любит копаться своими ла- пами с крепкими когтями в опавшей лист- ве и мягкой почве. С мая по октябрь на Мадагаскаре зима. В это время почти прекращаются дожди, но температура по-прежнему сто- ит весьма высокая. Некоторые деревья сбрасывают от засухи листву, травы засы- хают, любимая пища тенрека — черви и моллюски зарываются глубоко в зем- лю. В этих условиях зверьку остается лишь ждать снова хороших времен, и он предпочитает спать. На зиму основательно ожиревший тен- рек забирается в гнездо, которое устраи- вает в конце норы длиной до 2 м. У впав- шего в спячку зверька совершенно пустой желудок; температура его тела понижает- ся и колеблется, в зависимости от темпе- ратуры внешней среды, от 24 до 35° С; частота дыхания не превышает 30 в ми- нуту. В конце сентября начинаются дожди. Тогда проснувшиеся бесхвостые тенреки, не евшие в спячке несколько месяцев, начинают усиленно питаться. В октябре самки уже беременны, а в марте встре- чаются выросшие на треть размера взрос- лых многочисленные детеныши в сопро- вождении своих мамаш. Только в пя- тимесячном возрасте молодые начинают Рис 43. Водяной тенрек (Limnogale mergulus). 72
покидать родительницу. В вы- водке чаще бывает 12—16 дете- нышей, однако зарегистрирован случай, когда самка имела 25 эмбрионов. Всего у самки 24 соска, что, видимо, соответ- ствует максимальной плодови- тости животного. Столь же вы- сокая многодетность известна лишь у некоторых сумчатых. Ежовый тенрек (Setifer seto- sus) очень колючий и в самом деле похож на нашего ушастого ежика, но лишь немного более вытянут и коротконог. Колюч- ки имеют темную окраску со светлыми кольцами. Низ тела и морда покрыты мягким мехом. Длина тела до 20 см, хвоста — до 2 см, масса около 200 г. По бокам удлиненного носа торчат длинные (до 7 см) усы (виб- риссы). Обитают ежовые тенреки в сухих лесах Мадагаскара. Образ жизни и питание сходны с бес- хвостым тенреком, но в отли- чие от него ежовые тенреки не впадают зимой в длительную спячку. Они способны лишь на кратковременное оцепенение в особо не- благоприятные периоды. В конце неглубокой норы устраивается из листьев и травы гнездо, где самка про- изводит на свет обычно от 3 до 10 детены- шей, иногда их бывает 12. Подобно многим другим тенрекам, ежовый имеет сильный отпугивающий запах. Это, однако, не ме- шает местным жителям видеть в нем же- ланный охотничий трофей, из которого приготовляют вкусные мясные блюда. Пестрые тенреки (Hemicentetes semi- spinosus и Н. nigriceps) весьма красивы. Их длинный мех, смешанный с колючка- ми, черного цвета, на фоне которого конт- растно выделяются светло-коричневые или беловатые (у второго вида) пятна и поло- сы (рис. 41). Светлые участки расположе- ны на боках, голове и шее. На затылке удлиненные иглы образуют своеобраз- ный хохол, или гребень. При испуге или удивлении этот хохол и спинные иглы сильно топорщатся, при этом они мелко и часто вибрируют. Длина тела 16—19 см, хвост незаметен. Рис. 44. Малый тенрек (Microgale longicaudata). Обитают пестрые тенреки в кустарниках и лесах, не захо- дя слишком далеко в чащу. Ак- тивны с небольшими перерыва- ми круглые сутки. Иногда в хо- лодные утренние часы впадают в кратковременное оцепенение, но длительной спячки у них не бывает. Живут в коротких, око- ло полуметра, норах. Питаются разнообразными мелкими жи- вотными и сладкими фрукта- ми. С декабря по март самки рождают до 10 детенышей, ко- торые хорошо развиты и уже через несколько дней способны есть животный корм. Самка некоторое время ходит вместе со своим потомством. Рисовые тенреки (Звида: Огу- zorictes hova, О. talpoides и О. tetradactylus), широко распро- страненные по всему Мадагас- кару, настоящие роющие жи- вотные. По образу жизни и внешности они напоминают кротов (рис. 42). Тело их покрыто ко- роткой и густой темно-коричневой шер- стью без игл. Длина тела около 10 см, хвоста — 4 см. На передних лапах особого развития достигают широкие и длинные копательные когти. Главная пища рисо- вых тенреков — почвенные беспозвоноч- ные животные. Свое название они полу- чили потому, что нередко их выбросы встречаются возле сырых мест у рисовых полей. Водяной тенрек (Limnogale mergulus) — редкий зверек лесных возвышенностей Восточного Мадагаскара. Длина его тела около 12 см, хвоста — 13 см, окраска густого и мягкого меха коричневатая. Внешне он напоминает короткоухую мышь. Перепончатопалый зверек живет в норах по берегам рек, озер и болот. Питается главным образом водными расте- ниями, изредка поедает рыбу (рис. 43). Малые тенреки (около двух десятков видов рода Microgale) многочисленны в лесных районах Мадагаскара. Внешне они очень похожи на наших землероек 73
и ведут такой же образ жизни. Длина тела у разных видов от 4 до 13 см, хвос- та — от 5 до 16 см, масса — от 5 до 12 г. Мех короткий и мягкий, без игл. Окраска меха темно-коричневая, оливковая или бурая. У одного из них вдоль спины тя- нется темный ремешок на светлом фоне. Пятипалые лапы не приспособлены к ко- панию (рис. 44). Активны с небольшими перерывами круглые сутки. У некоторых видов в хвосте накапливается резервный запас жира. Питаются разнообразной жи- вотной пищей, которую находят в листо- вой подстилке и в траве: червями, моллюс- ками, насекомыми, пауками. Не избегают влажных дождевых лесов. В большинстве лесных районов доминируют по числен- ности и биомассе среди всех других мле- копитающих. Поселяются под упавшими деревьями, среди камней, в низких дуп- лах, на тех участках леса, где имеется подстилка или травянистые заросли. Раз- множаются, видимо, в любые сезоны года. Судя по всему, малые тенреки весьма близки по внешнему облику к самым древним из высших зверей, которые по- явились на нашей планете во второй половине мезозойской эры. Семейство Златокротовые (Chrysochloridae) Внешне златокротовые похожи на под- земных грызунов — слепышей и мень- ше — на кротов. Длина их тела от 7 до 24 см, хвост не заметен, В окраске густого меха характерен отлив красного, желтого, зеленого, бронзового или фиолетового оттенка. Из четырех пальцев передних лап на одном (третьем) или двух пальцах длинные и широкие копательные когти. На конце широкой уплощенной и округ- ленной морды мягкая кожистая подушеч- ка. Зубов — 40 (лишь у одного вида 36). Сходство златокротовых с настоящими кротовыми только внешнее, обусловлен- ное одинаковым (подземнороющим) обра- зом жизни (рис. 45). По большинству признаков златокротовых считают близ- кими к тенрековым и выдровоземлеройко- вым. Распространены в Африке от Уганды и Конго до мыса Доброй Надежды. Около 20 видов группируются в 5 родов. Златокрот Гранта (Eremitalpa granti), выделяемый в особый род, самый мелкий: длина тела его 7—8 см, масса около 15 г. Обитает в засушливых местах пустыни Намиб и запада Капской провинции. В песчаных дюнах побережья он роет длинные приповерхностные ходы, верх которых быстро осыпается. В более глу- боких слоях прокладывается основная нора с гнездовой камерой, выстланной сухой травой. В дождевой сезон самка приносит двух относительно крупных де- тенышей. Малый златокрот (Cryptochloris winto- ni) чуть крупнее предыдущего: длина тела около 9 см, мех с фиолетовым оттенком. Живет в травянистых местах Южной Африки. Кроме почвенных беспозвоноч- Рис. 45. Златокрот (ChrysochloriG aurea).
ных, поедает безногих ящериц (Typhlosa- urus), которых убивает своими длинными копательными когтями. Обыкновенный златокрот (Chrysochloris asiatica) описан К. Линнеем как пер- вый из златокротов (рис. 46). Размеры его средние: длина тела 10—14 см. Копатель- ных когтей — 2 (на втором и третьем паль- цах). Живет в разных ландшафтах южной половины Африки. Его кротовины встре- чаются и в садах. Два крупных детеныша (длиной до 5 см) родятся в сезон дождей (с апреля до июля). Слепышевидный златокрот (Chrysospalax trevelyani) и близкие к нему относитель- но крупные зверьки: длина тела до 24 см. Живут они в травянистых ландшафтах, по краям лесов и болот Южной Африки. В сезон дождей по ночам выходят на по- верхность земли и роются в травяной подстилке. Хорошо плавают. Зимой впа- дают в неглубокую спячку. Семейство Выдровоземлеройковые (Ро tamogali dae) Выдровые «землеройки» похожи на вод- ного хищника выдру и систематически да- леки от настоящих землероек (Soricidae). Голова их широкая, уплощенная сверху, с густой щеткой вибрисс. Нос не вытя- нут в хоботок. Ноздри при нырянии за- мыкаются клапанами. Глаза и уши ма- ленькие. Мех невысокий, мягкий, густой, черновато-коричневый. Лапы без плава- тельных перепонок. В толще воды зверек движется за счет изгибов уплощенного с боков хвоста. Зубов — 40. Представи- тели этого семейства живут по берегам рек и озер Западной и Экваториальной Аф- рики (от Нигера до Конго) (карта 3). В семейство выделены только 3 вида, относящихся к разным родам. Выдровая «землеройка» (Potamogale ve- lox) крупная: длина ее тела до 35 см, хвоста — до 30 см. Живет в бассейнах Нигера и Конго, как на равнинах, так и в быстрых горных речках до высоты 1800 м над уровнем моря. Укрывается в норе, выход из которой находится ниже поверхности воды. Днем зверек дремлет в норе, а с наступлением сумерек выплы- вает наружу. Питается он рыбой, раками и лягушками. У каждого зверька свой индивидуальный охотничий участок. Но- Рис. 46. Обыкновенный златокрот (Chrysochloris asiatica). Вверху — его передняя лапа с копа- тельными когтями. ворожденные появляются в разное время года. Выдровые «землеройки» средняя (Mesopo- tamogale ruvensori) и малая (Micropotamo- gale lamottei) — открыты лишь в 1954 и 1955 гг.: одна — в Конго и Рувензори, другая — в Гвинее. От предыдущей они отличаются почти вдвое меньшими разме- рами тела. Образ жизни их не изучен. Семейство Выхухолевые (Desmanidae) Небольшие и средних размеров зверь- ки: длина тела от 12—15 до 18—22 см. Хвост, почти равный длине тела, уплощен с боков и покрыт роговыми чешуйками. Нос вытянут в подвижный хоботок. Глаза очень маленькие (с булавочную головку). Ушных раковин нет. Задние лапы значи- тельно больше и шире передних. Между пальцами всех ног имеются плавательные перепонки, доходящие до основания ког- тей. Зубов — 44. Верхние резцы средней пары сильно увеличенные, треугольные, с режущими внешними сторонами. В это семейство входят 2 современных вида (и рода), распространенных только в Европе. Выхухоль (Desmana moschata) относи- тельно крупная: длина ее тела 18—22 см, масса до 520 г. Чешуйчатый хвост, равный длине тела и уплощенный с бо- ков, на верхнем гребне имеет киль из густых и длинных волос (табл. 5). У са- мого основания хвост «перетянут», а в пер- вой трети длины грушевидно утолщен. В утолщении расположены мускусные же- лезы, сильно пахнущий маслянистый мус- кус которых выдавливается через много- численные отверстия, расположенные на 75
нижней стороне утолщения. Волосяной покров очень густой, ровный, мягкий, шелковистый, у здоровых зверьков нена- мокающий; сверху — буровато-коричне- вый, снизу — серебристый. Живет выху- холь в поймах малых рек всего бассейна Дона и среднего отрезка Волги (от Яро- славля до Саратова); в меньшем количе- стве — в пойме нижней половины реки Урал и реакклиматизирована на неко- торых притоках Днепра. Наиболее благоприятны для жизни вы- хухоли замкнутые пойменные водоемы (типа стариц) с площадью водного зерка- ла 0,1—0,5 га и глубиной от 1,3 до 5 ле, с участками невысоких, но сухих обры- вистых берегов, с водной растительностью и близостью пойменного леса. Большую часть года выхухоли живут в норах с од- ним выходом, расположенным ниже по- верхности воды. Основная часть хода, расположенного над уровнем воды, идет почти горизонтально на 2,5—3 м и снаб- жена 2—3 камерами. В период половодья норы затопляются, зверьки их временно покидают и укрываются на полузатоплен- ных деревьях, наносах или в неглубоких временных норах, вырытых в незатоплен- ных участках коренного берега. На дне водоема между входами в две смежные норы проложена траншея, прорезываю- щая всю толщу ила (до песчаной основы). Летом выхухоли живут поодиночке, парами или семьями, а зимой в одной норе могут жить до 12—13 зверьков разного пола и возраста, близкие родственники и бывшие соседи. Каждый зверек или их скопление, кроме основной, длительно занимаемой норы, имеет временно посе- щаемые норы, расположенные на расстоя- нии 25—30 м одна от другой. Такое рас- стояние выхухоль проплывает вдоль со- единительной траншеи за нормальный срок ее пребывания под водой — за 1 минуту. Питается выхухоль малоподвижными обитателями пресных водоемов: летом — брюхоногими моллюсками, личинками на- секомых (особенно ручейников и жука-ра- дужницы), пиявками, а зимой сущест- венную добавку составляют мелкая ры- ба и растительные корма (крахмалистые корневища кубышки, ежеголовника и клубни стрелолиста). Когда зверек движется по донной траншее, он постепенно выдыхает набран- ный в легкие воздух в виде вереницы небольших пузырьков. Пузырьки выхо- дят также из мехового покрова под давле- нием воды. Зимой пузырьки воздуха скоп- ляются над траншеей под нижней поверх- ностью льда и постепенно вмерзают в него в виде пустот разной величины. Лед над траншеей становится пористым и непроч- ным. За счет пузырьков воздуха подо льдом, над донными траншеями выхухоли, создаются условия лучшей аэрации, при- влекающие сюда моллюсков, пиявок и мелкую рыбу. Привлекающее действие на них оказывает, видимо, и па- хучий мускусный след вдоль траншеи. Выхухоль не мечется по дну водоема в поисках пищи, а движется только по системе своих траншей, к которым ее жертвы сами активно стягиваются. При опасных для жизни выхухоли ранних паводках лед ломается прежде всего по линиям с высокой пористостью (над тран- шеями); через трещины зверьки уходят от затопления и спасаются. В период весеннего половодья зверьки соединяются парами. В тихие дни этого периода они (обычно молчаливые) издают своеобразные звуки. После 45—50 дней беременности, в конце мая — в июне, взрослая самка родит от 3 до 5 детенышей, слепых, голых, беспомощных. Масса но- ворожденного от 2 до 3,3 г, что почти вдвое меньше новорожденного крысенка. В но- ябре — декабре (до января) появляется молодняк второго (в году) приплода от взрослых самок и, видимо, от части самок весеннего приплода. Число детенышей в зимнем приплоде от 1 до 5, обычно 2—3. В толще плотного меха выхухоли обра- зуется постоянная воздушная прослойка; в ней поселяется всего один паразит вы- хухоли — маленький жук (Silphopsyllus desmanae), неприспособленный к дыханию в воде. Шкурка выхухоли большая и прочная. Мех превосходного качества. Но большо- го промыслового значения она никогда не имела и не может иметь в дальнейшем. Ареал выхухоли небольшой, благопри- ятных для ее жизни пойменных водоемов мало. К тому же очень много различных невзгод подстерегают постоянно это уди- вительное животное. При зимних подъе- мах воды лед, даже пористый, не всегда дает широкую трещину. Вода заполняет 76
полость жилища и за 5—6 минут губит всех ее обитателей. В сильно засушливое лето пойменные водоемы мелеют и полно- стью пересыхают. Отыскать другой водо- ем — задача для выхухоли не из легких. Зверек практически слепой (контуров не различает), косолапый (пальцы задних ног его сильно искривлены), на земной по- верхности беспомощный и медлительный. Такой зверек становится легкой добычей хищников. Но хищные звери, включая бродячих собак, выхухолей не едят из-за резкого мускусного запаха, хотя при встрече могут задушить зверька. Выпу- щенная в поймы европейских рек ондатра захватывает норы более слабой и робкой выхухоли. Даже коровы, проходящие по берегам водоемов, проваливаются в не- глубоко расположенные норы выхухолей и разрушают их. Главная же опасность для выхухоли — рыболовные снасти типа вентерей, в которые зверьки легко попа- дают и гибнут. Поэтому для охраны вы- хухоли необходим запрет вылова рыбы в пойменных водоемах. В благоприятных условиях выхухоль живет до 4 лет. При Академии наук СССР создана специальная подкомиссия по охране выхухоли и защите от вымирания этого ценного эндемика русской природы. Пиренейская выхухоль (Calemus руге- naica) величиной с нашего обыкновенного крота, но с длинным чешуйчатым хвостом. Живет она только по горным ручьям и речкам Пиренейского хребта. Семейство Кротовые (Talpidae) В это семейство объединяются неболь- шие зверьки, внешне похожие на обык- новенного крота или на землероек. Тело их покрыто густым, ровным, обычно мяг- ким и бархатистым мехом однотонно-чер- ного, темно-серого или коричневого цве- та. Нос вытянут в подвижный хоботок. Глаза очень маленькие, у многих скрыты под кожей. Череп длинный, конический, с очень тонкими скуловыми дугами. Зу- бов — от 44 до 34. Количество и строение зубов используется в диагностике подсе- мейств и родов кротовых. Распростране- ны кротовые в Европе, Азии и Северной Америке (карта 3). Около 30 современ- ных видов группируются в 25 родов и 4 подсемейства. Заслуживает внимания факт, что наи- менее специализированные к подземному (роющему) образу жизни кротовые имеют наиболее специализированную зубную си- стему и большее сходство с землеройко- выми (Soricidae). В подсемейство настоящих кротовых (Talpinae) объединяют зверьков с наибо- лее ярко выраженными приспособлениями к подземной жизни: когтистые передние лапы их лопатообразно расширены; клю- чицы мощные, гребнистые; глаза обычно скрыты под кожей; короткий хвост густо усажен вибриссами; ушных раковин нет. Густой бархатистый мех с невыраженным ворсом. Зубов — от 44 до 40. Распространены настоящие кротовые в Европе и Азии. В фауне СССР представ- лены виды и роды только этого подсемей- ства. Всего в подсемействе различают 13—15 видов, объединенных в 4 рода. Европейский крот (Talpa europaea) no внешнему виду и образу жизни похож на остальных настоящих кротовых. Длина тела его 12—16 см, хвоста — 2—4 см. У большинства зверьков, населяющих среднюю полосу Европы и Западной Сибири, перед очень маленьким, как ма- ковое семя, глазом имеется узкая прорезь кожи длиной около 0,5—1 мм, хотя под- вижных век и ресниц нет. У большин- ства кротов Кавказа глаза скрыты под кожей. На Украинских Карпатах и на Кавказе встречались кроты, у которых один глаз был закрыт кожей, а про- тив другого имелась небольшая прорезь (табл. 5). Крот (одним этим словом называют только европейского, или обыкновенного, крота) — типичный обитатель лиственных лесов и долин рек с лугами и лиственными деревьями. По долинам рек крот прони- кает к северу до средней тайги, а к югу — до типичных степей, хотя на водораздель- ных участках тайги и сухих степей встре- чается редко, а в полупустынях, пусты- нях, лесотундрах и тундрах совсем не встречается. Всю жизнь крот проводит в темных, не связанных с поверхностью ходах, проло- женных в разных горизонтах почвы. В ры- хлой и влажной лесной почве прокла- дываются горизонтальные приповерхно- стные ходы, расположенные на глубине 2—5 см. При их прокладке крот поднимает 77
потолок хода в виде заметного снаружи земляного валика. Выбросов земли при этом не бывает. На открытых (не лесных) участках, где почва часто и глубоко про- сыхает, ходы располагаются на глубине 10—50 см от поверхности. Слой такой мощности крот поднять не может, поэтому избыток земли выбрасывает через времен- ные отнорки на поверхность в виде ха- рактерных небольших кучек — кротовин. Когда проталкивать землю приходится далеко, крот закупоривает отнорок зем- лей, а у конца хода прокапывает новый отнорок и через него выбрасывает другую кротовину. Цепочка кротовин примерно соответствует направлению глубинного хода. Особое значение имеют глубинные ходы под лесными тропами, через которые, как подземные мосты, соединяются между собой сложнейшие системы приповерх- ностных ходов. Промысловики-кротоло- вы почти все свои ловушки (кротоловки) ставят в переходах под тропами. В одном переходе за неделю добывают до десятка и более кротов. Каждая взрослая самка устраивает сложную систему кольцевых и радиальных ходов вокруг гнездовой (выводковой) каме- ры, расположенной на глубине 1,5—2 м. Кротовина над системой пригнездовых ходов бывает особенно большой, высотой до 70—80 см. Зимой кроты нередко прокладывают подснежные ходы на поверхности почвы среди покрытого снегом травостоя или в толще листовой подстилки. Питаются кроты почвенными беспозво- ночными, среди которых преобладают дождевые черви, в меньшем количестве поедают почвообитающих насекомых и их личинок. За один раз крот съедает до 20—22 г дождевых червей. Целого или разорван- ного червя крот ест с конца, придер- живая его лапами и очищая от земли как лапами, так и передними зубами. Насытившись, крот подвертывает голо- ву и задние лапы под брюхо, приобретает форму черного бархатного шара и засы- пает на 4—5 часов. Проснувшись, он на- чинает бегать и рыться в земле, выражая явные признаки голода. Рентгеноскопи- чески установлено, что порция пищи пере- варивается в организме крота в среднем за 4 часа. Скорость переваривания и оп- ределяет суточный ритм активности кро- та. За 5—6 приемов пищи крот съедает в сутки около 50—60 г корма, что немно- гим меньше массы самого зверька. Голод- ным крот может оставаться не более 14— 17 часов. Установлено неожиданное, с точ- ки зрения нормальной физиологии, явле- ние, что летом потребность в пище кротов выше, чем зимой, хотя зимнего снижения активности и спячки у них не бывает. В местах обитания кротов за многие не- дели и даже месяцы можно не увидеть ни одной свежевыброшенной кучки земли и ни одного свежеподнятого валика при- поверхностного хода. Значит, всю массу корма кроты изо дня в день находят только в ранее проложенных ходах. Из этого следует, что дождевые черви сами, ак- тивно и в большом количестве, заползают в кротовые ходы. Сюда их привлекает запах кротового мускуса, к которому чер- ви проявляют положительный хемотак- сис, или несколько более высокая темпера- тура воздуха в полости хода, чем в окру- жающих его слоях почвы, а может быть, и то и другое. Так или иначе, но крото- вый ход для дождевых червей представ- ляет собой ловушку с пахучей или тепло- вой приманкой. Ранней весной кроты спариваются. Период беременности точно не установлен. Одни авторы считали 30—32 дня, дру- гие — 40—42 дня, третьи — 50—60 дней. После открытия латентной фазы в разви- тии эмбрионов у алтайских кротов, воз- можно, все сроки беременности определе- ны правильно. Слепые, голые, беспомощ- ные детеныши, в числе 3—7 (до 9), родятся с конца апреля до первой половины июня. Нормально в году бывает один приплод. Молодняк растет очень быстро: в месяч- ном возрасте молодые по размерам уже почти не отличаются от родителей. Но созревание самок наступает лишь к сле- дующей весне. Молодые кроты живут между собой мирно, ласкаются, издавая нежные звуки, похожие на писк маленького цыпленка- пуховичка. Но по мере созревания они становятся драчливыми, причем драчли- вость раньше начинают проявлять моло- дые самцы. А взрослые все бывают неужив- чивыми, особенно в условиях неволи. Взрослые самцы грызут подсаженных 78
к ним самок и молодых. И взрослые сам- ки грызут подсаженных молодых. Загры- зенного насмерть сородича крот съедает, оставляя от него одну шкурку. В неволе кроты охотно питаются мясом других кротов. В то же время многие хищные зве- ри кротов не едят. При неуживчивом характере подросший молодняк вынужден выселяться из мате- ринского участка подземных сооружений, подыскивать участок, не занятый другими кротами. Поэтому подросшие молодые кроты проявляют значительную подвиж- ность. Опытами В. Н. Павлинина уста- новлено, что окольцованные кроты, осо- бенно взрослые, отнесенные от места пер- воначальной добычи за 700 м и выпущен- ные в другой ход, возвращались «домой», в место, где были вначале добыты. Им же установлены факты преодоления околь- цованными кротами горных речек — Шай- танки и Мазары (на Среднем Урале). Раскопки показали, что от ходов, проло- женных параллельно урезу воды, отходят короткие отнорки, открыто оканчиваю- щиеся у воды. Нередко напротив отнор- ков в одном берегу имеются такие же в другом. Под дном речек кротовых ходов не было обнаружено. Значит, кроты прео- долевали речку вплавь. Уральские охот- ники-кротоловы не раз видели кротов, переплывающих горные речки. Частые передвижения по тесным ходам и неизбежные прикосновения к их стен- кам приводят к быстрому износу (стира- нию) волосяного покрова. Поэтому у кро- тов бывает не одна и не две, как у многих других зверей, а 3 или даже 4 линьки в году. Лучший мех — высокий, ровный, гус- той, бархатисто-блестящий, угольно-чер- ный с серебристым налетом — бывает у кротов с конца октября — в ноябре, после завершения полной осенней линь- ки. По мере снашивания меха изменяются его окраска и качество. С апреля до июня сначала у самок, потом у перезимо- вавших самцов идет смена поношенного зимнего меха на низкий, но густой и ров- ный весенний мех, который держится лишь до середины июля, когда у взрослых начинается летняя линька. В конце ию- ля — начале августа впервые начинают линять и молодые зверьки. Летняя линь- ка почти без перерыва переходит в друж- ную и полную осеннюю линьку. Так, поч- ти все теплое время года у кротов идет полная или частичная смена волосяного покрова. Места, где идет смена волос, выступают на мездре в виде черных пятен. Кожа на темном (линном) участке раза в три толще, чем на соседнем, светлом, но темный участок рыхлее, и волосы дер- жатся на нем непрочно (быстрее вытира- ются). Линные пятна снижают меховое качество шкурки. Шкурки кротов небольшие, но проч- ные. С 20-х годов текущего века начался промысел крота в нашей стране. По массовости крот занял видное (при- мерно шестое) место даже в союзных за- готовках пушнины, а в средних областях Европейской части нашей страны и на Урале устойчиво занимает первое место. Ценностью шкурок определяется глав- ное значение крота. Алтайский крот (Talpa altaica) отли- чается от европейского несколько боль- шими размерами самцов, более коротким хвостом и мелкими зубами. Живет он в Западной и Средней Сибири, к востоку до Якутии и поймы Селенги (в Забай- калье). По образу жизни сходен с европей- ским кротом, но размножается с латент- ной фазой в развитии эмбрионов. Спари- вание происходит с июня до начала ав- густа; эмбрионы обнаруживаются лишь в апреле следующего года, а детеныши родятся в мае. В одном приплоде бывает около 5 детенышей. В июне они уже мало отличаются от взрослых. На Алтае и в Саянах кроты имеют большое про- мысловое значение. Большая могера (Mogera robusta) — самая крупная из рода могер и всего се- мейства кротовых. Длина тела ее 16— 20 см, масса до 300 г. Как у всех могер, зубов — 42 (нет нижних клыков). Окрас- ка меха у молодых свинцово-серая, у взрослых — коричневато-черная. Живет большая могера в широколиственных ле- сах юга Хабаровского края и Приморья, Корейского полуострова и Северо-Восточ- ного Китая. Первые сведения по биоло- гии большой могеры были опубликованы М. И. Зубаровским A939) и дру- гими зоологами, работавшими в Примо- рье, а детальное изучение проведено М. В. Охотиной A961—1966), кото- 79
рая называла этот вид уссурийским кро- том и дальневосточным кротом. Обитая преимущественно в долинных широколиственных лесах с рыхлой поч- вой, мощным гумусовым горизонтом и обильной лесной подстилкой из опадаю- щей листвы, большая могера прокладывает преимущественно приповерхностные хо- ды, расположенные на глубине около 8—10 см. Потолок хода такой толщины могера несколько приподнимает в виде заметного валика, частично рыхлую зем- лю она поджимает (втрамбовывает) в стен- ки и потолок хода. Просвет хода имеет форму горизонтально расположенного эл- липса, высота которого 5—6 см, а шири- на — 7—9 см. Основную пищу могеры составляют дож- девые черви, а осенью до 45,5% прихо- дится на долю насекомых: личинок пла- стинчатоусых жуков, щелкунов, двукры- лых, а также гусениц бабочек. Охотно поедаются многоножки. Кормится могера многократно и в любое время суток. По наблюдениям М. В. Охотиной, активный розыск пищи продолжается 50—70 минут, после чего могера на 40—60 минут засы- пает независимо от степени насыщения. В условиях неволи за сутки могера съедает корм, масса которого составляет до 80— 100% массы самого зверька. По биологии размножения большая мо- гера отличается от европейского и алтай- ского кротов. Первый гон бывает с конца марта до конца апреля. В некоторые годы весеннего спаривания не бывает. В весен- нем приплоде бывает от 2 до 10 детены- шей. Весенний период молочного корм- ления продолжается около месяца. За 2—4 дня до окончания лактации, т. е. примерно через 26—28 дней после весен- них родов, около двух третей самок спа- ривается вторично, и с первых чисел июля встречаются самки, родившие второй раз. Самки, родившие весной 9 или 10 детены- шей, летом не размножаются. Среднее число детенышей в летнем выводке око- ло 7. В возрасте около 30 дней молодые могеры становятся уже самостоятельными и уходят из материнского гнезда. Молод- няк месячного возраста по длине тела не уступает взрослым самкам, и масса их бывает уже значительной — от 110 до 190 г. Через 5—15 дней после выхода из гнезда начинается первая линька, при которой серые волосы сменяются на более темные, коричневато-черные. Кожа большой могеры толще и прочнее, а площадь шкурки в 2—2,5 раза больше, чем у обыкновенного крота. Как пушно- меховое сырье она значительно ценнее обыкновенного крота, но ареал могеры небольшой, добывать ее труднее, чем евро- пейских кротов, и промысел ее пока не развит. Средняя могера (Mogera wogura) по раз- мерам сходна с европейским кротом. На- селяет Японские острова, Тайвань, Хай- нань, материковые провинции Восточного Китая (Фуцзянь, Ляонин), Корейский полуостров и крайний юг Советского При- морья (Хасанский район). Звездонос (Condylura cristata) отделен от других кротовых в особое подсемейство (Condylurinae). Внешне он отличается не только от кротовых, но и от других мел- ких зверьков только ему свойственным строением рыльца в виде розетки или звезды из 22 мягких мясистых подвижных голых лучей (рис. 47). По размерам, лопа- тообразным передним конечностям, гус- тому бархатистому меху (черному или темно-коричневому) похож на европей- ского крота. Хвост относительно длинный (около 8 см), покрытый чешуйками и редкими волосами. Зимой и весной бывает утолщение хвоста до диаметра карандаша. Ушных раковин нет. Глаза небольшие, но не скрыты под кожей. Зубов — 44, они мел- кие; клыки и предкоренные не примыкают друг к другу (разделены промежутками). Встречается только в Юго-Восточной Ка- наде и на северо-востоке США. Звездонос живет в сырых лесах, по бе- регам ручьев, на влажных лугах и болотах. Подобно настоящим кротам, в толще поч- вы прокладывает сложную систему ходов, расположенных на значительной глубине и обнаруживаемых по выбросам земли. Приповерхностных ходов с приподнятыми валиками земли он не устраивает, хотя зимой прокладывает кормовые хо- ды на поверхности земли под снегом. Гнез- до устраивает в шарообразном расши- рении норы, но иногда в куче листьев, в полости болотной кочки или в гнилом пне. Иногда поселяется в стенках хаток ондатры. В отличие от настоящих кротов звездонос нередко путешествует на поверх- ности земли и снега, а в случае преследова- 80
ния быстро убегает или закапывается в землю. Он хорошо плавает и ныряет, ис- пользуя под водой все конечности и управ- ляя хвостом. Зимой путешествует подо льдом. В толще воды он не только пере- мещается, но и добывает пищу — вод- ных насекомых, ракообразных и даже мелкую рыбу. А на суше он находит дождевых червей, наземных моллюсков и других беспозвоночных. Когда он ищет пищу, мясистые лучи (щупальца) на рыль- це находятся в постоянном движении, за исключением двух средне-верхних,которые направлены вперед и не гнутся. Когда он ест, то лучи стягиваются вместе в компакт- ную кучку; во время еды зверек передними лапами придерживает пищу. Когда звездо- нос пьет, то погружает на 5—6 секунд в воду и рыльце, и все усы. Звездоносы бывают общительными. Из- редка издают слышимый писк высоких тонов. Активными бывают во все сезоны и в разное время суток. Ранней весной железы звездоноса из- дают едкий запах, похожий на запах ди- кого пастернака. Брачный период бывает в конце зимы или ранней весной. Про- должительность беременности не выяснена. В одном приплоде бывает от 3 до 7 (обыч- но 6) детенышей. Родятся они с апреля до июня. У новорожденного голая, лишенная волос, розовая кожа. Дней через 10 появ- ляются волосы, а в трехнедельном возрасте у них уже хороший мех, и вскоре они ста- новятся самостоятельными. Самки дости- гают зрелости, вероятно, к 10 месяцям. В сборное подсемейство Scalopinae объединяют 7 родов A2 видов), распрост- раненных в Северной Америке, материко- вой Юго-Восточной Азии и на Японских островах. По внешнему облику некоторые из них похожи на настоящих кротов, другие — на землероек, третьи имеют промежуточный облик. Их объединяют по сходству в зубной системе. Всего зубов от 44 до 36. Внутренняя (передняя) пара верхних резцов крупнее средней и внеш- ней пары. Скапанус (Skapanus townsendi) по разме- рам и внешнему облику похож на евро- пейского крота. Зубов — 44, но строение Таблица 8. Индийский коротконосый крылан О 6 Жизнь животных, т. 6 их у скапануса иное. Этот зверек обитает в Северной Америке (в западных штатах США: Вашингтон, Орегон и Калифорния) в лесах, на лугах и открытых долинах. В горах он встречается на высоте до 2700 м над уровнем моря. Места его оби- тания обнаруживаются по заметным кро- товинам, состоящим из небольших комоч- ков земли, вытолкнутых через вертикаль- ный отнорок вулканообразно. Бывают и приповерхностные ходы, потолок которых приподнят в виде валика. Гнездовые каме- ры располагаются в глубинных ходах и выстланы сухой травой или листьями. Спаривание происходит, вероятно, в фев- рале, а в марте самка родит 2—4 детены- шей. Питается скапанус почвообитающими беспозвоночными и частично раститель- ными кормами. В неволе охотно пьет воду. В сухие периоды он прокладывает ходы в более глубоких горизонтах. Активность бывает выше ночью и ранним утром. По ходам скапанусов, как и европейских кротов, бегают различные мелкие грызуны и землеройки. Скалёпус (Scalopus aquaticus) внешне похож на обыкновенных кротов средней величины, но зубов только 36. Глаза закрыты кожей. Ушных раковин нет. Ко- роткий хвост почти голый. Населяет вос- точную половину США. Живет в дрени- рованных, рыхлых почвах на полях, лу- гах, пастбищах и лесных полянах, где прокладывает почти исключительно при- поверхностные ходы без кротовин; лишь на севере ареала часть ходов устраивает глубже и землю выталкивает под снег. Гнездовая камера располагается обычно на глубине около 30 см под валуном, пнем или под корнями кустов. Иногда он вы- ходит на поверхность земли; хотя прово- дит там мало времени, его часто умерщ- вляют хищники, но из-за сильного мус- кусного запаха он остается несъеденным. Питается дождевыми червями, насеко- мыми и другими обитающими в почве беспозвоночными. Активен весь год и в любые часы суток. Насытившись, впа- дает в очень глубокий сон. Когда спит, голова бывает подвернута под грудь, а передние лапы вытянуты назад. Прос- (Cynopterus sphinx) поедает банан.
Рис. 47. Звездонос (Condylura cristata), Рис. 48. Сычуанский землеройкокрот (Uropsyllus soricipes). нувшись, становится очень активным. Размножение происходит в марте или даже раньше. Ежегодный приплод сос- тоит из 2—5 детенышей. Голые при рож- дении, дней через 10 они покрываются серым мехом, который сохраняется в те- чение нескольких недель. В возрасте около месяца становятся самостоятельны- ми. Самки становятся зрелыми на следую- щую весну. Скалёпусов много на юге Северной Аме- рики. Предпочитающие уединение, иногда 2 или 3 зверька занимают одну систему ходов. Американский землеройкокрот (Neu- rotrichus gibbsi) — самый маленький из американских кротовых. Длина тела И — 12 см, относительно длинный хвост C— 4 см) сильно утолщен и покрыт редки- ми волосами. Глаза крайне малы и прик- рыты не кожей, а волосами. Зубов — 36. Передние лапы узкие. Окраска меха ог темно-серой до черной с голубоватым от- ливом. Американский землеройкокрот распро- странен близ Тихоокеанского побережья Северной Америки от Британской Колум- бии до Калифорнии. Там он населяет открытые болота, заболоченные леса и кустарники, глубокие лесистые ущелья, по которым поднимается до 2500 м над уровнем моря. Реже встречается на склонах сухих холмов. Свою добычу он разыскивает в траншеях, проложенных под листовым опадом в поверхностном слое мягкой земли, или на тропинках,, подобных полевочным, проложенным на поверхности. Эти же тропы и траншеи по- сещают и другие мелкие обитатели тех же мест. Гнездо, найденное в штате Вашинг- тон, было сделано из пригоршни листьев,, затащенных в полость небольшого гнило- го пня. Землеройкокрот вскарабкивается на небольшие кусты, быстро плавает. Питается земляными червями, мокрицами, насекомыми и немного поедает раститель- ной пищи. Активным бывает в любой час суток. Проявляет некоторую общитель- ность. На земле он двигается осторожно, постукивая слегка носом по поверхности, и убегает в укрытие под листья или ва- лежину, когда испуган. Размножается, видимо, несколько раз в год, так как спа- ривание происходит во все месяцы, кроме декабря и января. В одном помете от 1 до 4 детенышей длиной около 2,5 см. Землеройкокрот издает слабый музыкаль- ный щебет, слышный на несколько шагов. Кротовидный уротрихус (Urotrichus talpoides) — японский представитель это- го же подсемейства. Живет он на ост- ровах Хоккайдо, Сикоку и др. Внешне похож по одним признакам на крота,, па другим — на землеройку. Длина тела от 8 до 10 см, хвоста — около 3 см. Мех мягкий и густой, но не столь бархатистый, как у настоящих кротов. Окраска меха от темно-коричневой до почти черной, в отраженном свете — с металлическим от- ливом. Хвост густо покрыт волосами с не- большой кисточкой на конце. Живет на облесенных склонах гор и вулканов на высоте около 2000 м над уровнем моря. Там он устраивает длинные приповерх- ностные ходы, но часто бегает и на поверх- ности. Питается различными беспозво- 82
ночными. Зимой его неоднократно нахо- дили в скворечниках, укрепленных на вы- соте от 2 до 4 л. Размножение бывает в апреле и мае. Самка родит обычно 3 де- тенышей, совершенно беспомощных. Кро- товидный уротрихус легко ловится на приманку из мяса или из бобов сои. К последнему подсемейству кротовых (Uropsilinae) относят 3 вида B рода) но- сатиков (Nasillus и Rhinchonax). Это мел- кие зверьки (длина их тела около 7—9 см, хвоста — 6—7 см). Внешне они больше похожи на землероек (бурозубок), чем на прочих кротовых. Зубов — 38. Най- дены в небольшом числе только в Юнь- нани и Сычуани (Китай) на высоте от 1100 до 2000 м над уровнем моря. Сычуанский землеройкокрот (Uropsyl- lus soricipes) еще мельче (длина его тела 6—7 см, хвоста — 6—6,5 см) и еще больше похож на землероек (бурозубок). Только череп его имеет хорошо развитые скуловые дуги, каких не бывает у всех землеройко- вых (рис. 48). Зубов только 34 (наимень- шее количество из всех кротовых). На конце длинного хоботка, покрытого чешуй- ками, ноздри проходят в трубочках, раз- деленных между собой желобком. Малень- кие глаза и уши почти незаметны среди густого коричневато-бурого меха. Кисти передних конечностей, как у землероек, не расширены. Когти слабые, слегка изо- гнутые. Конечные отделы ног покрыты редкими волосками и мелкими роговыми чешуйками округлой формы. Живут эти своеобразные зверьки в горных районах провинции Сычуань. Зверьки, видимо, очень редкие, и биология их пока не изу- чена. Семейство Землеройковые (Soricidae) Землеройковые — мелкие и очень мел- кие зверьки, внешне похожие на мышей, но с маленькими глазами, вытянутым в ви- де подвижного хоботка носом и покрытые бархатистым мехом. Длина тела от 3,5 до 18 см, масса от 1,2—1,5 до 100—150 г. Конечности пятипалые, приспособленные для бега. Хвост обычно длинный, густо покрытый волосами, а если волосы ред- кие, то среди них выступают кольцеоб- разно расположенные роговые чешуйки. Ушные раковины у большинства земле- ройковых в виде покрытых короткими во- лосками кожных лоскутов. Череп узкий, длинный, заостренный в носовом отделе. Скуловых дуг нет (явление редкое во всем классе зверей). Многие кости черепа рано срастаются. Размеры черепа в системати- ке землеройковых имеют большее зна- чение, чем наружные размеры. Зубов — от 32 до 26. Внутренние передние резцы сильно увеличены, особенно нижние; верх- ние внутренние резцы двухвершинные и серповидно изогнутые; у многих они име- ют 2 корня (и 2 вершины), что явно ука- зывает на происхождение этих зубов в ре- зультате соединения двух смежных. Впе- реди многобугорчатых коренных зубов хо- рошо выделяются большие предкоренные зубы: 4—5-вершинные в верхней и одно- или двухвершинные в нижней челюсти. Между передними внутренними резцами и большими предкоренными располагают- ся мелкие одновершинные (конические) промежуточные зубы. В нижней челюсти у всех землеройковых с каждой стороны только по одному промежуточному зубу (вероятно, это малый предкоренной), а в верхней челюсти с каждой стороны ог 5 до 2 промежуточных зубов; в их состав входят внешние (задние) резцы, клыки и малые предкоренные. Число верхних промежуточных зубов — один из важ- нейших признаков, по которому виды землеройковых объединяются в роды. Семенники землеройковых располагаются в полости тела. Копулятивный орган у взрослых самцов очень большой — до 2/3 длины туловища. Землеройковые распространены в Ев- разии, включая Малайский архипелаг, в Африке, Северной Америке и на крайнем северо-западе Южной Америки. Насе- ляют они разные зоны и ландшафты от равнинных и горных тундр и тайги до тропических лесов и пустынь разного типа. В горы поднимаются до нижней кромки ледников. Большинство видов ве- дут наземную жизнь, немногие — полу- водную. Укрываются в своих норах или: вырытых другими животными (кротами или мышевидными грызунами), в пусто- тах пней и поваленных древесных стволов, под кучами валежника, реже — в пост- ройках человека. Питаются почти исклю- чительно насекомыми в разных фазах развития и другими мелкими беспозво- ночными, редко — семенами растений 6* 83
(в частности, хвойных). Свой корм они разыскивают в слое листовой подстилки и под всякими укрытиями. Характерна для землероек очень высокая интенсив- ность обмена. Свой высококалорийный (животный) корм они поедают в гро- мадном количестве, и чем меньше размеры зверька, тем относительно больше корма он потребляет. Общая масса съедаемой за сутки пищи превосходит массу самого зверька в 2—4 раза. Пища переваривает- ся быстро, а потребность в ней очень высокая. Поэтому землеройки кормятся много раз в сутки, а промежутки между едой проводят в сне. Астрономические сутки у землероек бывают разделены на несколько «своих» биологических суток, причем чем меньше зверек, тем больше бывает периодов сна и кормежки в течение суток. Долго жить без пищи землеройка не может. Зверьки мелких видов, остав- ленные без корма, погибают за 7—9 ча- сов. Потребность в питьевой воде у раз- ных видов различна. Размножаются землеройки 1—2, види- мо, в редких случаях до 3 раз в году. В одном приплоде бывает обычно от 4 до 8 детенышей. Детеныши родятся голы- ми, слепыми, с неразвитым хоботком (кур- носые). Развиваются они быстро и через 3—4 недели становятся самостоятельны- ми. В это время они еще немного отли- чаются от родителей по весу, но размеры, особенно размеры черепа, становятся та- кими же, как у взрослых. Осенью у моло- дых зверьков наблюдается уменьшение размеров тела; к зиме становится более плоским череп за счет уплощения мозго- вой коробки. Это удивительное явление впервые было открыто польским зоологом А. Денелеми стало называться в спе- циальной литературе явлением Денеля. В зимнюю спячку землеройки не впадают. Линька в средней полосе Евразии с сен- тября по ноябрь (осенняя) и в апреле — начале мая (весенняя). С апреля по июнь происходит увеличение объема мозговой капсулы черепа, увеличение веса и объема головного мозга. В средней Европе обык- новенные бурозубки живут до 14—16, самое большее до 18 месяцев. Землеройки — очень полезные зверьки. Они уничтожают огромное количество насекомых во все сезоны года и в местах, недоступных для многих насекомоядных птиц: под снегом, под валежником, кам- нями, в толще листовой подстилки, в глу- бине нор и т. д. Численность землероек местами бывает очень высокой. Истребляя множество вредных насеко- мых, землеройковые приносят большую пользу, и в этом их главное практическое значение. В семейство землеройковых объеди- няют 3 подсемейства и около 20 хорошо различающихся родов (в фауне СССР представлено 5 родов двух подсемейств). Полное количество видов землеройковых до сих пор окончательно не установлено. Изменчивость у землеройковых значитель- на и своеобразна. Ведь ни в какой дру- гой группе зверей явления, подобного открытому А. Денелем, не установлено. Обнаружилась и другая, редкая среди наземных зверей форма изменчивости — непостоянство числа зубов. Выше было изложено, что количество зубов — один из важнейших признаков для объедине- ния видов землеройковых в роды. Но это касается лишь большинства особей любого вида, среди которых, однако, попадаются зверьки с числом зубов, характерным для видов другого рода. Л. В. Викторо- вым A968) и в этой форме изменчивости открыта удивительная закономерность. Оказалось, что число зверьков с укло- няющимся от нормы числом зубов зависит от погодных условий. К подсемейству бурозубковых (Sori- cinae) относят роды бурозубок и кутор, представленных в фауне СССР, 2 рода из тропиков Восточной Азии (Soriculus и Blarinella) и 4 рода из фауны Америки. Короткохвостая бурозубка (Blarina вге- vicauda) — это крупная американская зем- леройка, по форме коренастого тела и ко- роткому хвосту больше похожая на сред- ней величины крота, чем на других зем- лероек. Однако по черепу и зубной систе- ме она — настоящая землеройка, близкая к бурозубкам. Череп не имеет скуловых дуг. Зубов—32, с пигментированными (ко- ричневыми), как и у европейских бурозу- бок, вершинами. Уши небольшие, едва за- метные. Маленькие глаза, видимо, реагиру- ют только на свет, но различать предметы не позволяют. Окраска густого бархати- стого меха варьирует от серебристо-серой (более светлой на нижней стороне тела) до почти черной. Длина тела 10—13 см9 84
хвоста — 2 — 3 см, черепа—20—24,7мм, масса до 28 г. У самцов более круп- ные, чем у самок, боковые пахучие же- лезы. Населяет она восток США и юго- восток Канады; живет в разных лес- ных ландшафтах, в зарослях кустар- ников, на моховых болотах и в других местах с густым травостоем или обильной листовой подстилкой. Подобно кротам, короткохвостая бурозубка прокладывает приповерхностные ходы, ширина просвета которых несколько больше, чем высота. Такие ходы можно обнаружить под лис- товым опадом, около пней, под повален- ными стволами деревьев и пр. Пользуется она также ходами кротов и мелких гры- зунов. Кормится и на поверхности почвы. Питается различными насекомыми, пау- ками, многоножками, саламандрами, мел- кими грызунами и падалью. Подчелюст- ные железы короткохвостой бурозубки вы- деляют ядовитый секрет, который со слю- ной попадает в место укуса и помогает умертвить крупную по размерам добычу. Известен случай, когда от укуса корот- кохвостой бурозубки рука человека рас- пухла и опухоль продержалась целую неделю. Кроме животных кормов и падали, она поедает также орехи и ягоды. Активной бывает круглый год и во все часы суток, хотя ночью она активнее, чем днем. Видимой общительности не прояв- ляет. Голос ее — быстрый щебет высокой тональности. Гнездо устраивает из сухих листьев и травы под пнем или валежиной. Размножается в разные месяцы от весны до поздней осени. Иногда кормящие моло- ком самки бывают уже беременными. В од- ном приплоде от 3 до 9 (обычно 5—7) де- тенышей. Рождаются они голыми и сле- пыми, но скоро покрываются темно-серым мехом. В период выкармливания около сам- ки с детенышами держится и самец. Недели через 4 молодые достигают раз- меров чуть больше половины матери и ста- новятся самостоятельными. Самки, ро- дившиеся рано весной, уже осенью того же года включаются в размножение, а зверьки поздних выводков достигают зре- лости к весне следующего года. Очень немногие зверьки выживают две зимы. Местами короткохвостых бурозубок очень много и они в большом количестве попа- даются в ловушки. Бляринелла (Blarinella quadricaudata) — южноазиатская «напарница» американ- ской короткохвостой бурозубки, хотя размеры ее меньше (около 7 см), а хвост относительно длиннее (около 3,5 см). Мех коричневато-серый. Уши и глаза почти незаметны. Распространена в горных лесах Сычуани, Ганьсу, Юньнани и Се- верной Бирмы. Настоящий роющий зве- рек с очень развитыми на передних лапах копательными когтями. Он проклады- вает ходы в верхнем, гумусовом слое и под листовым опадом, где в изобилии во- дятся дождевые черви и насекомые. Бурозубки (род Sorex) — центральный род подсемейства. Бархатистый мех этих животных сверху бывает темно-бурым или коричневатым; нижняя сторона обычно светлее. У многих бока окрашены светлее, чем верх, и темнее, чем нижняя сторона тела. Уши в виде двух лоскутков едва выступают над уровнем меха. Хвост отно- сительно длинный, нередко почти равный длине тела, обычно густо покрытый одно- образными короткими волосами. Зубов всего 32. Верхних промежуточ- ных зубов — 5 (с одной стороны). Их раз- меры имеют значение в систематике видов. Вершины всех или почти всех зубов пиг- ментированы — окрашены в коричневый или красноватый цвет. Бурозубки распространены в Европе, Азии и Америке (Северной, Центральной и на северо-западе Южеой). Большая часть бурозубок поселяется в лесных ландшафтах, хотя идут к северу до аркти- ческих тундр, в горы поднимаются до нижнего края ледников, на юг заходят в степи и даже полупустыни, встречаются в горах пустынной зоны, а в Северной Америке один вид живет и в равнинных пустынях. Бурозубка-пигмей (Microsorex hoyi) — самая маленькая из американских земле- роек: длина ее тела около 5—6 см, хвоста— 2,5—3,5 см, черепа — 13—15,8 мм, масса взрослого зверька около 2—3 г. Мех свер- ху серый или серовато-коричневый, снизу светлее. Зубов — 32, как у настоящих бу- розубок, но третий верхний промежуточ- ный зуб всегда крупнее четвертого и часто крупнее второго. Распространена она по всей Средней и Южной Канаде, на севе- ро-востоке США и на Аляске. В области Онтарио ее добывают относительно чаще, 85
чем в других частях ареала. Эта бурозуб- ка живет в лесах, на вырубках, в зарослях папоротников и на сфагновых болотах. Питается насекомыми, каких может оси- лить, другими беспозвоночными и трупами крупных животных. По наблюдениям в не- воле, во время кормежки она садится, как белка, и ест пищу, придерживая перед- ними лапами. Активной бывает круглый год и во все часы суток. Размножается весной и летом, вероятно, больше, чем один раз в год. В одном приплоде бывает 5—6 детенышей, но рекордное число эм- брионов — 8. Вряд ли даже отдельные зверьки доживают до двух лет. Крошечная бурозубка (Sorex minutissi- mus) — одна из самых маленьких (но не самая маленькая) из современных зверей на Земле. Длина ее тела около 4—5 см, черепа — 12—14 деле, масса менее 3 A,6 — 2,9) г. Распространена от Западной Каре- лии и озера Селигер (в Калининской области) к востоку до Марково (на Ана- дыри), до восточных берегов Камчатки, ост- рова Кунашир и Японии (остров Хонсю). К северу по Енисею встречается почти до Полярного круга, по Колыме — до Ниж- не-Колымска, а к югу—до озера Кугаль- джин (в Целинном крае), Алтая, Тувы, Северной Монголии и Южного Приморья. Однажды крошечную бурозубку добыли даже в пустынной зоне—в песках Большие Барсуки, около Челкара. Места обитания ее разнообразны, но преимущественно лиственные леса, облесенные луга и пой- мы рек таежной, лесотундровой и лесо- луговой зон. В пределах огромного ареала крошеч- ных бурозубок добывается немного. Свя- зано это, вероятно, не с ее малочисленно- стью, а с трудностью ловли. В обыч- ные ловушки, расставляемые на других землероек и грызунов, она попадает редко, поэтому наблюдения за ее образом жизни остаются отрывочными. Но даже разовые, неполные наблюдения и опыты показы- вают, что характерные для землероек особенности образа жизни у крошечной бурозубки выражены в наиболее яркой форме. По режиму питания и суточной актив- ности К. Н. Благосклонов со студентами Московского университета про- вели опыты и наблюдения только с одной взрослой самкой и получили очень инте- ресные результаты. Оказалось, что суточ- ный режим крошечной бурозубки заклю- чается в чередовании коротких периодов активности, в которые она кормится, и столь же коротких периодов сна. Эта самка спала 78 раз в сутки, что составило в общей сложности 11 часов 44 минуты. Питалась за те же сутки она 121 раз и съела более 10 г корма (муравьиных куколок), что в 4,2 раз превышало ее соб- ственную массу. Значит, эта бурозубка разделила астрономические сутки на 78 «своих» биологических суток. При таком положении понятно, что она бывает актив- ной в любые часы суток. К этому ее при- нуждает и другое обстоятельство — не- способность дольше 7—8 часов оставаться голодной. Малая бурозубка (S. minutus) чуть больше крошечной: длина ее тела 4,5 — 6 см, хвоста — 3 —5 см, черепа — 14,4 — 17,3 мм, масса от 3 до 5 г. Ареал ее раски- нулся от Атлантического до Тихого океана. На Кольском полуострове и Ямале она добыта под 70° с. ш. и к югу дальше, чем крошечная бурозубка: она есть во всей Украине, включая Крым, на Кавказе и в Закавказье, в горах Средней Азии, указана для Цайдама, Кашмира и Пале- стины. На равнинных территориях встре- чается в лесах, преимущественно листвен- ных и смешанных, на лугах и болотах. За день съедает насекомых, масса которых более чем в 2 раза превосходит самого зверька. Без корма может прожить не более 9 часов. В году бывает 1 или 2 вы- водка по 4—12 детенышей в каждом (обыч- но 6—8). Масса новорожденного остается пока невыясненной. Самка, масса которой в среднем около 4 г, родит до 8 детенышей, т. е. на каждый грамм массы мамаши при- ходится по два детеныша. На свет они появляются голыми, слепыми, беспомощ- ными. Даже жужелица может оказаться опасной для таких зверей. Средняя бурозубка (S. caecutiens) не- много крупнее малой; длина ее тела 5—7 см, хвоста —3—5 см, масса—4—7,5 г. Распространена в Евразии от Швеции и Финляндии до Чукотки, Камчатки и Са- халина; на север идет до берегов Ледо- витого океана, а на юг — до Испании, Средней Украины, Горьковской области, верховий реки Урала, Алтая, Север- ной Монголии, Корейского полуострова 86
и Японских островов. Места обитания раз- нообразны: леса разного типа, кустарни- ковые заросли, луга, болота, поймы рек. Питается главным образом насекомыми, почти не ест дождевых червей и раститель- ные корма. В Томской и Новосибирской областях беременные и кормящие самки попадались с мая до октября. Число эмбрионов от 2 до 11 (обычно 7 —8). Ме- стами средняя бурозубка численно пре- обладает над любыми другими видами землероек, например в лесах Приморско- го края. Обыкновенная бурозубка (S. araneus) со- всем немного крупнее средней: длина тела 6—9 см, хвоста — 3,5—5 см, масса от 6—8 до 14—15 г (рис. 49). Распростране- на в Евразии от берегов Атлантического до Тихого океана, к северу до устьев се- верных рек Сибири, к югу до Палестины, Малой и Юго-Восточной Азии. Под дру- гими названиями эта бурозубка, видимо, широко распространена по всему северу Северной Америки. В пределах столь огромного ареала живет в разных ланд- шафтах, но особенно высокой численности достигает в лесолуговой зоне и в поймах рек, пересекающих зоны тайги и степей. В сухих степях живет только по речным долинам; в полупустынях и пустынях сов- сем не встречается. Очень важный компо- нент биоценозов в лесных ландшафтах, особенно в западной половине Евразии, где она численно преобладает над прочими видами бурозубок, а иногда над прочими видами зверьков вообще (типичный фоно- вый вид). Изучена она несколько лучше других видов. Общая характеристика жиз- ни бурозубок составлена главным образом по результатам изучения этого вида. У обыкновенных бурозубок впервые от- крыто явление Денеля. Л. В. Викторов установил, что оно проявляется неоди- наково в разных географических услови- ях: чем суровее зимы, чем ниже зимние температуры, тем сильнее уплощается мозговая коробка черепа. Самые плоско- черепные формы зимой встречаются в Якутии. Когтистая бурозубка (S. unguicula- tus) несколько крупнее обыкновенной, она с темноокрашенным низом, относительно большими ладонями и большими когтя- ми передних лап, длина которых 4 и даже 4,8 мм. Рис. 49. Обыкновенная бурозубка (Sorex araneus). Когтистая бурозубка населяет Камчатку, Сахалин, южные Курильские острова, включая Малые Курилы, и многие остро- ва Японии. На Южном Сахалине и остро- ве Кунашир живет в долинах лесных рек и по численности в 1962 г. преобладала там над всеми прочими видами бурозубок. Водяная бурозубка (S. palustris) и близкие к ней формы, видимо ее подвиды S. p. alascanus и S. p. bendirii, имеют круп- ные размеры среди настоящих бурозубок. Длина тела 8—11 см, хвоста — 6—8 см, черепа—19—23,8 мм, масса — 8—16 г. На задних лапах вдоль внешнего края — бахрома из жестких волос, как у куторы. Мех сверху блестящий, черновато-серый или темно-коричневый, низ — черновато- серый или серо-коричневый. Ладони пе- редних лап расширены. Типичная форма живет на севере и северо-востоке Амери- ки, а две другие формы — в западных штатах, Западной Канаде, на Аляске и прилегающих к ней островах. Водяные бурозубки в Северной Америке заменяют (как экологический тип) отсутствующих там кутор. Живут они по берегам озер, прудов, бобровых поселений, каменистых рек и ручейков. Особенно обильны в не- которых горных районах. Бахрома же- стких волос на задних лапах, как и у ку- тор,— приспособление для плавания. Они хорошо плавают и ныряют. Нырнув до дна в мелком водоеме, зверек упирается в дно носом («стоит на носу»), зондируя пищу среди камней и песка. Когда выхо- дит на берег, отряхивается от приставших капель воды. Питается водными насеко- 87
Рис. 50. Малый скрытоух (Cryptotis parva). мыми и другими беспозвоночными, вре- менами поедает икру рыб и мелких рыбок. Иногда и сама бурозубка оказывается жертвой хищной рыбы. Размножается до двух, а возможно, и трех раз в году. У добытых самок было по 5—7 эмбрионов. Максимальный точно установленный воз- раст — 18 месяцев. Водяная купюра (Neomys fodiens), отно- сящаяся к роду кутор, по размерам сходна с гигантской и водяной бурозубками. Ее густой бархатистый мех сверху и на боках черный, а на нижней стороне тела белый или сероватый (табл. 5). Изредка встре- чается с темноокрашенным брюхом. Рас- пространена от Норвегии, Великобрита- нии, Франции на восток до устья Амура и Сахалина, на севере в Скандинавии идет до берегов Ледовитого океана, в Восточ- ной Европе — до Полярного круга, в За- падной Сибири — до 60—62° с. ш., в Во- сточной Сибири —до Баргузинского по- бережья Байкала, к югу — до Закавказья (вероятно, есть в Иране и Турции), до Северной Монголии и Северного Китая. Поселяется обычно по берегам водоемов. Охотно и с большим мастерством плавает и ныряет. Питается земляными червями, насекомыми, водными беспозвоночными и, видимо, мелкими позвоночными — детенышами мелких грызунов, лягуша- тами, головастиками, мелкой рыбой. Масса корма, съедаемого за сутки, нес- колько превосходит массу самого зверь- ка. Голодать может дольше бурозубки (гибнет от голода лишь на третьи сутки). Беременные самки встречаются весной и в середине лета. Эмбрионов у них по 4—10. Черноватый скрытоух (Cryptotis nigrescens) из Коста-Рики и Эль-Сальва- дора, а также близкие к нему С. orophi- 1а и С. meris из Панамы живут во влаж- ных горных лесах на высоте 1200—1600 м. Венесуэльский скрытоух (С. meri- densis) поднимается в горы до 3000 м, где живет в низкорослых горных лесах — паромос. Скрытоух Томаса (С. thomasi) в Андах Северного и Центрального Эквадора обнаружен на высоте 4000 м. Малый скрытоух (С. parva) изучен лучше других видов. Это мелкий зверек: длина его тела 5—1 см, хвоста — 1—2 смг черепа — 14,5—18 мм, масса — 4,5— 5,7 г. Внешне похож на сильно умень- шенную короткохвостую бурозубку, но с еще более коротким и тонким хвостом (рис. 50). Мех сверху коричневатый или сероватый; у молодых — темный,, грифельно-серый. Зубов, как у других скрытоухов, 30; вершины их пигменти- рованы. Ареал малого скрытоуха зани- мает северо-восток Мексики и восточную половину США. Там он живет не только- в лесах (сухих и влажных), но также в зарослях кустарников, на сухих тра- вянистых участках и полях, а во Фло- риде — и на кочковатых болотах. В по- исках корма он передвигается по ходам других зверьков или сам прокладывает ходы среди засохшей травы, под листо- вым опадом или в приповерхностном слое рыхлой земли. Шарообразное гнез- до меньше бейсбольного мяча; построено оно из сухих стеблей и листьев, распо- лагается под пнем, валежиной, камнем или просто в углублении земли. В от- личие от большинства землероек малый скрытоух проявляет в некоторой мере общительность и даже колониальность. В одном гнезде бывает по нескольку взрослых зверьков. Наблюдается их по- парное объединение для прокладки ново- го хода. При этом отмечено разделение труда: один роет землю, а другой вы- талкивает нарытую землю наружу и ук- ладывает ее в сторонку. Малый скрытоух питается насеко- мыми, моллюсками, земляными червями и другими беспозвоночными, мелкими ящерицами и мясом мертвых животных. Похоже, что он может парализовать дождевого червя одним укусом, а когда жертва перестает двигаться, начинает ее поедать. В ходах малого скрытоуха находили запасы убитых насекомых. Иногда он поселяется в пчелиных ульях, где поедает пчел и их личинок. Активный зверек очень подвижен. Он стремительно 88
перемещается с места на место, «дрожа» своим рыльцем, а когда насытится, впа- дает в очень крепкий сон. При содержа- нии в неволе зверьки не имеют ощутимо- го запаха, но на воле их едкий запах иногда ощущается. Пленники издают звуки, похожие на быстрое щебетание птицы. Спаривание происходит в разное время года на юге и от марта до ноября на севере. В одном приплоде бывает 3—4 детеныша. Масса новорожденного немного более 0,5 г. Через 3 дня длина тела детеныша уже достигает 2,5 см. Через 21—24 дня заканчивается их молоч- ное кормление, и они готовы быть самостоя- тельными. Самка одна воспитывает своих детены- шей и подрастающих кормит не только молоком, но и убитыми для них насеко- мыми. Самки в 3—4 месяца уже начи- нают размножаться. Самка, рожденная в неволе, прожила 2 года, но к концу жизни уже перестала размножаться. Бурозубый карлик (Podinik kura) сов- сем недавно обнаружен в лесах Централь- ного Цейлона. Это самый маленький зве- рек острова: длина тела его только 4 см, хвост немного короче, утолщенный в основании и с редкими длинными, как у белозубок, волосками. Ноздри заклю- чены в вытянутые вперед трубочки (рис. 51). Пустынная бурозубка (Notiosorex crow- fordi) величиной с малую или мелкую среднюю бурозубку: длина тела 5— 6 см, хвоста—2,5—3 см, черепа—17,3 мм, масса около 3,5 г. Зубов — 28. Во- лосяной покров сверху светлый, сере- бристо-серый, с коричневатым оттенком и бледной узкой каштановой полоской вдоль середины спины. Уши отчетливо выступают над поверхностью меха. Этим она отличается от других бурозубок и называется иногда ушастой. Живет в пустынных районах юго-запада США и в Мексике, однако в местах, где есть относительно густая растительность; в го- рах она встречается до высоты 1800— 1900 м. Добывают ее среди камней, в плотных куртинах шалфея, в гнездах мелких лесных грызунов и пчелиных ульях. Известно, что она ест насекомых и многоножек. Пустынная бурозубка от- носительно редкий вид. По числу зубов, величине ушной раковины, серой окраске меха и местам обитания больше похожа на настоящих белозубок, чем на дру- гих бурозубок. В подсемейство белозубковых (Croci- durinae) объединяют 12 родов с большим, но точно не установленным числом видов. От бурозубковых они отличаются прежде всего непигментированными (белыми) вершинами всех зубов. Число зубов — от 32 до 26. Распространены в Европе, Азии и почти всей Африке, где они осо- бенно обильны и разнообразны. В сред- ней и северной тайге, в лесотундрах и тундрах они совсем не встречаются. Большая часть белозубковых ведет на- земную жизнь, хотя есть виды, специа- лизированные (подобно куторам) к по- луводной жизни. Некоторые белозубки поселяются в постройках человека, да- же в больших городах; они стали в значительной мере синантропными видами. Мышиная белозубка (Myosorex varius) и близкие к ней формы характеризуются наиболее примитивной зубной системой из 32 зубов. Размеры мелкие: длина тела 6—10 см, хвоста — 3—6 см. Мех серый, коричневый или почти черный. Живут в Южной и Экваториальной Аф- рике во влажных лесах и кустарниках по берегам рек и озер. Нор не роют. Гнезда из сухой травы устраивают среди камней или в буреломе. В одном припло- де бывает 2—4 детеныша. Карликовая белозубка (Suncus etruscus) — самый маленький зверь на нашей планете. Длина ее стройного (не укороченного) тельца вместе с большой головой, окан- чивающейся длинным подвижным хобот- ком, составляет лишь 3,5—4,5 см. Длина 89
черепа 10—13 мм, масса взрослого зверька от 1,2 до 1,7 г, а в среднем — около 1,5 г. Этот уникальный по размерам зверек представлен в фауне СССР. Его добывали в разных местах Закавказья (в окрестно- стях Нухи и Тбилиси, в Муганской степи, в Ленкорани), в Средней Азии: в Туркме- нии, в Узбекистане (г. Темрез), Казахста- не (Северный Устюрт, северные берега Аральского моря). За пределами СССР этот вид встречается на юге Западной Европы, в Африке (Алжир, Северная Нигерия), в Азии (Аравия, Иран, Ирак, Индия, Цейлон, Южный Китай и страны Индокитая). Образ жизни карликовой белозубки не изучен. Гигантская белозубка (Suncus murinus) крупная: длина ее тела 12 —15 см, хво- ста — 6,5—8 см, черепа — 30,5—34 мм, масса тела более 70—75 г, что в 50 раз A) превосходит среднюю массу предыдущего вида. Негустой и короткий мех сверху темно-серый, на нижней стороне белесый. Ареал гигантской белозубки охватывает субтропический и тропический пояса Ста- рого Света от Западной Африки до Юго- Восточной Азии включительно. Местами эти белозубки нередки, но образ жизни их до сих пор не изучен. Белозубка-голиаф (Praesorex goliath)— самая крупная из известных землероек: длина ее тела до 18 см, хвоста—11 см. Мех высокий густой; на коричневатом с крас- ными тонами фоне выступают белые кончи- ки остевых волос. Голова темно-коричне- вая. Низ туловища лишь немного светлее. Хвост черный, с белым концом. В основ- ной трети его есть отдельные длинные воло- ски. Встречается этот зверек в лесах Ка- меруна (на западе Африки). Бегает по поверхности земли, прячется под упавши- ми стволами и среди камней. Кормится насекомыми, червями и моллюсками, спо- собен одолеть относительно крупную до- бычу — лягушку или грызуна. Когтистая белозубка (Feroculus ferocu- lus) в 1850 г. описана по экземпляру из гор- ного района в центре Цейлона. Это круп- ный зверек: масса его до 35 г, мех шифер- но-черный, а крупные когти и конец хво- ста белые. Зубов —30. На хвосте нет длин- ных редких волосков. Живут когтистые белозубки во влажных оврагах и лощинах, поросших деревьями и кустарниками. Вда- ли от воды не встречаются. В верхних слоях почвы и лесной подстилке они про- кладывают ходы. Питаются не только жи- вотными, но и растительными кормами. За 120 лет добыто менее десятка зверьков этого вида. Белозубки (род Crocidura) — цент- ральный род подсемейства. От многозубых белозубок они отличаются количеством зу- бов, которых 28 (верхних промежуточных с каждой стороны по 3). Среди густых ко- ротких волос на хвосте выступают, как у большинства предыдущих, редкие длинные волосы (отличительный от буро- зубок признак). Ушные раковины ot- носительно крупные, явно выступаю- щие над уровнем невысокого, обычно серого меха. Ареал настоящих белозубок соот- ветствует ареалу всего подсемейства. Ви- ды только этого рода идут к северу до лесо- луговой зоны в Европе и до смешанных пихтово-осиновых лесов Алтая и равнин- ной приенисейской Сибири. Основная масса видов живет в тропическом и субтро- пическом поясах. Образ жизни большин- ства из них пока совсем не изучен. Малая белозубка (С. suaveolens) — са- мая мелкая из белозубок фауны СССР. Длина ее тела 5—7 см, хвоста —2,5—4 см, черепа —15—17,5 мм, масса 4—8 г. Бо- ка и верхняя сторона тела от темных буро- ватых до очень светлых голубовато-серых тонов; низ от светло-серого до чисто-белого. Распространена от Западной Европы до Тихого океана. В СССР идет к северу до Эстонии, южных районов Московской, Горьковской и Пермской областей, до Троицка в Челябинской области; населяет почти весь Казахстан и Среднюю Азию. После большого перерыва встречается в Приморском крае. Известна из Марокко, Алжира, Палестины, Ирана, Монголии, Северного Китая, Кореи. Местами обычный (по численности) вид. Живет в различных ландшафтах: в песчаных и глинистых пу- стынях (Каракумы, Аральское побережье), в оазисах пустынь, в степях (Европа, Мон- голия), на обширных заболоченных лугах Приморья, в зарослях ежевики, в разре- женных лесах и садах, на посевах зерно- вых культур. Нередко поселяется в жилье человека. Питается главным образом мел- кими насекомыми. Корм, съедаемый за сутки, почти в 1,5 раза (на 133%) превос- ходит по массе самого зверька. Без пищи белозубка может прожить немногим более 90
суток (до 28 часов). Из этих точных на- блюдений Н. В. Тупиковой A949) следует, что малая белозубка, как и другие белозуб- ки, съедает корма относительно меньше, а голод может переносить дольше, чем бу- розубки таких же размеров. Молодых ма- лых белозубок находили в разные месяцы теплого периода года. В одном приплоде бывает от 5 до 10 детенышей. Размножает- ся в условиях неволи. Например, несколь- ко приплодов получено в лаборатории док- тора Яна Ганзака в Национальном музее в Праге. Не только слепые, но и уже под- росшие (зрячие) детеныши не осмеливают- ся ходить самостоятельно. При передвиже- ниях они выстраиваются в характерный (наблюдавшийся многократно и многими зоологами) караван, в котором один дете- ныш цепляется зубами за шкурку на бедре матери, другой детеныш — за первого, третий — за второго и т. д. Если детеныш оторвется и отстанет от каравана, то гром- ко пищит. По писку мать находит его и уводит в укрытие вторым рейсом. Бурая белозубка (С. russula) немного крупнее малой: длина черепа 18—21 мм. Она обычно более длиннохвоста и с поч- ти одинаково окрашенным мехом на всей поверхности тела (рис. 52). Населяет Западную и Среднюю Европу, острова Средиземного моря, всю Северную Афри- ку, Палестину, Малую Азию, Иран, Аф- ганистан и далее к востоку до Японии. В СССР она особенно характерна для Закав- казья, где численно преобладает над всеми другими видами землероек. На черномор- ских берегах Кавказа и в предгорьях Та- лыша (в Ленкорани) она поселяется в за- рослях ежевики. Заходит в широколист- венные леса нижнего пояса гор и местами поднимается до альпийских лугов. Встре- чается в постройках человека (например, в Тбилиси), а в Западной Европе она так часто поселяется в жилых домах, что ее называют там домовой землеройкой. По К. А. С а т у н и н у, гнездо, построенное из травы, белозубка выстилает пухом и перьями. Питается насекомыми, их личин- ками и червями. Охотно идет на приманку из хлеба с растительным маслом. У бере- менных самок отмечали по 5—10 эмбри- онов. Большая белозубка (С. lasiura) — самая крупная белозубка фауны СССР: длина ее тела 8 — 12 см, хвоста — 3 — 6 см, Рис. 52. Бурая белозубка (Crocidura russula). черепа —20—25 ммч масса до 41 г, в сред- нем — около 20 г. Встречается в южных районах Приморского края, в Корее, Се- верном и Восточном Китае. Живет на сы- рых вейниковых лугах и болотах (в При- морье), в зарослях кустарников по бере- гам рек (в долине Сунгари). Как другие землеройки, очень прожорлива. В неволе деятельна в разные часы суток. Охотно поедает предложенных ей бабочек, земля- ных червей, тушки грызунов и т. д. Ест она с большой жадностью, как после дли- тельной голодовки. Наевшись, собирается отойти от мясной тушки грызуна, но возвращается и еще доедает, как бы про запас. Когда от перенасыщения ды- шать уже становится трудно, она отхо- дит от мяса, не дойдя до противополож- ного угла ящика с гнездовой выстилкой, тыкается в дно ящика своим длинным но- сом и крепко засыпает. Минут через 10—15 глубокого сна вдруг вздрагивает, как будто ее укололи или от чего-то тревожно- го, увиденного во сне, немедленно бежит к оставшейся в углу ящика мясной туш- ке и набрасывается на нее с прежней жадностью, как будто ее долго морили голодом. И так повторяется много раз в день. Белобрюхая белозубка (С. leucodon) по размерам средняя, как бурая белозубка (длина черепа 18 — 20 мм), но бока те- ла и хвост контрастно двухцветные с прямолинейной границей между темным верхом и светлым низом (рис. 53). Насе- ляет Западную и Среднюю Европу, Север- ный Иран, Монголию, а в СССР — Украи- ну, включая Крым, Курскую область, Нижнее Поволжье, Кавказ, Закавказье, Среднюю Азию, Алтай, юг Западной Сиби- ри. Живет в различных ландшафтах: в степях Европы, в оазисах пустынной зоны (в Туркмении), на высокотравных лугах и в пойменных лесах Кавказа, в сосновых 91
борах на Оби, в пихтово-осиновых лесах Алтая, в большом городе (Алма-Ата). По С. У. Строганову A957), мо- лодые встречаются в течение всего весен- не-летнего периода. Число детенышей в помете от 5 до 10. Водяная белозубка (Chimmarogale hima- layica) широко распространена по тропи- ческой и субтропической Азии от Западных Гималаев до Японии включительно. Длина тела 8—12 см, хвоста —6—10 еж, черепа — 25—28 мм. Глаза и уши едва заметны. При нырянии специальные клапаны за- мыкают ушные отверстия. На боках паль- цев имеется щетка из густых жестких волос (приспособление к плаванию). Мех очень густой и мягкий, темно-серый или корич- неватый. Живет по берегам горных ручьев и рек. Прекрасно плавает и ныряет. Под водой добывает беспозвоночных и мелких рыбок. Образ жизни, как у куторы. Перепончатолапая белозубка (Nectogale elegans) по размерам похожа на предыду- щую: длина черепа около 25 мм. Мех тем- но-серый, с серебристым налетом за счет белых вершинок длинных волос на спине. Низ и лапы серебристо-серые. Вдоль тем- ного хвоста тянутся белые полосы. Ноги и пальцы сверху покрыты чешуйками. Пальцы связаны перепонками. Живет по горным рекам и ручьям Южной Азии. Но- ры устраивает в берегу с выходом под воду. Хорошо плавает и ныряет. Когда движется в прозрачной воде горного ручья, кажется серебристой благодаря слою воздуха, ок- ружающего ее несмачиваемый мех. Толь- ко что вышедший из воды зверек в лучах солнца переливается радужными тонами. Кормится в воде рачками, личинками на- секомых и мелкой рыбой. Пегий путорак (Diplomesodon pulchel- lum)—мелкая землеройка с неповторимым по расцветке мехом. Длина ее тела 5—7 см, хвоста —2,5—3 см. Волосы на нижней стороне тела, боках, ногах и хвосте чисто- белые (табл. 51). Верх головы и тела пе- пельно-серый, а на середине спины — овальное чисто-белое пятно. Изредка по- падаются путораки, покрытые только бе- лыми волосами (полные альбиносы). Зубов всего 26 (верхних промежуточных зубов с каждой стороны по 2). Известен пока толь- ко из песчаных пустынь Средней Азии и Казахстана. Найден в песках между ни- зовьями Волги, Урала и Эмбы, в песках Большие Барсуки (к северу от Аральского моря), на Устюрте, в Кызылкуме, Кара- кумах, в песках к югу от реки Чу и к югу от Балхаша. Живет среди сыпучих и слабо задерненных барханных и бугристых пес- ков. На поверхности появляется только в темноте. В отличие от других землероек бегает медленно, становится легкой добы- чей ночных хищников, и, несмотря на от- носительную малочисленность, в погадках домовых сычей встречается в большом ко- личестве. Пегий путорак хорошо роет и может быстро зарываться в песок. Питается, по- видимому, насекомыми и мелкими яще- рицами. Размножается с апреля до ав- густа. За этот срок самки приносят, ве- роятно, не по одному приплоду. Среднее число детенышей —5. Чешуелапая кротоземлеройка (Anouroso- гех squamipes) внешне похожа на неболь- шого крота. Длина коренастого тела 10— 11 см. Хвост очень короткий, около 1 сму малозаметный снаружи, покрытый мелки- ми чешуйками и редкими волосками (рис. 55). Ступни, кисти, пальцы и голени сплошь покрыты роговыми ромбовидными чешуйками. Ушные раковины и малень- кие глаза снаружи не видны. Мех густой, бархатистый, серый, почти однотонный на всей поверхности. На массивной круто за- остренной голове — нос в виде короткого хоботка, разделенного на две короткие тру- бочки, на концах которых открываются ноздри. Череп короткий B2—26 мм), но массивный, гребнистый. Гребни указывают на мощь жевательной мускулатуры. Зу- бов —26. Распространена на северо-западе Бирмы, в Юньнани, Сычуани, Шэньси и на Рис. 53. Белобрюхая белозубка (Grocidura leucodon) с выводком. 92
Рис. 54. Перепончато лапая белозубка (Nectogale elegans). Тайване. Живет в горных лесах на высоте от 1500 до 3200 м. Нередко кротоземлерой- ка поселяется в жилых постройках чело- века. Питается различными беспозвоноч- ными. Однако крупные зубы, гребнистый череп и мощная жевательная мускулату- ра указывают на приспособление к пита- нию животными с твердым хитиновым или известковым панцирем, как у жуков и наземных моллюсков. Прочноскелетные землеройки (Scutiso- гех congicus и близкая к ней S. Somereni) выделяются в особое подсемейство (Scuti- soricinae). Они встречаются в густом эква- ториальном лесу реки Итури в верховьях Конго и в окрестностях Кампалы (в Уган- де). Внешне зверьки похожи на других круп- ных землероек. Длина тела их 12—15 см, хвоста —7—10 см. Мех высокий, мяг- кий, сероватый со светло-коричневыми от- тенками. На хвосте нет редких длинных волос. Гнезда эти зверьки устраивают в пустотах на поверхности или на небольшой глубине. Питание и образ жизни, как у других крупных землероек. Самое удивительное, чем обладают эти землеройки, их скелет (рис. 56). Вся осе- вая часть скелета у них превращена в сложное переплетение костной арматуры, образующей решетку, расположенную по обеим сторонам позвоночника. Эта решетка подобна стальной опоре высоковольтной линии или пролету железнодорожного моста. При виде такого скелета невольно вспоминаешь ажурную телебашню в Москве или Эйфелеву башню в Париже. Любые ассоциации связаны с инженерны- Рис. 55. Чешуелапая кротоземлеройка (Anourosorex squamipes). ми сооружениями. У других позвоночных таких скелетных решеток нет. Нечто по- добное имеют лишь некоторые кишечно- полостные и радиолярии. Под защитой такого сооружения прочно- скелетные землеройки оказываются устой- чивыми «от раздавливания». Даже если слу- чайно человек наступит на этого маленько- го зверька, он не причинит ему заметного повреждения. Благодаря этому свойству целые скелеты землероек или части их по- звоночников с арматурой очень высоко це- нятся местными жителями-африканцами как сильнодействующие талисманы. Хо- зяин талисмана становится как бы столь же неуязвимым и крепким, как этот зверек. Семейство Щелезубые (Solenodontidae) К этому семейству относят только 2 сов- ременных вида, разделяемых теперь на 2 рода — Solenodon и Atopogale. Внеш- ность их непривлекательная. Зверьки относительно крупные: длина тела до 30— 35 см, хвоста — около 22—23 см, чере- па — около 9 см. Морда узкая, длинная, клиновидная, с подвижным хоботком. Глаза маленькие. Уши едва выступают из меха. При опоре на одни пальцы ноги ка- жутся длинными. Хвост, как у крыс, по- крыт роговыми чешуйками, среди которых рассеяны редкие жесткие волосы. Во время еды и при характерном для них ритуа- ле — расчесывании своего косматого ме- ха — могут сидеть, опираясь на ступни и основание хвоста, напоминая позой кенгу- ру. Узкий длинный череп без скуловых 93
Рис. 56. Скелет прочноскелетной землеройки. дуг. Зубов —40. Живут щелезубые на во* стоке Кубы и в северной части Гаити. Систематическое положение щелезубых меняется. Раньше их сближали с афри- канским и мадагаскарским семействами тенрековых и златокротовых. Но деталь- ные морфологические исследования пока- зали, что это сходство лишь внешнее, кон- вергентное. Значительно отличаясь от всех современных насекомоядных, щелезубые стоят ближе всего к землеройковым. Гаитянский, или парадоксальный, щеле- зуб (Solenodon paradoxus) встречается толь- ко в некоторых лесных районах Гаити. Те- ло его покрыто песчано-коричневым мехом. Морда желтоватая. Когти на передних ла- пах такой же длины, как пальцы. В хобот- ке есть предносовая кость (рис. 57). Кубинский щелезуб (Atopogale cubana) сохранился только на юге и востоке Кубы. Мех его красновато-коричневый, на спине почти черный. Когти на передних лапах длиннее пальцев. В хоботке предносовои кости нет. Оба щелезуба стали очень редкими. Жи- вут они в горных лесах. День проводят в убежищах, расположенных обычно среди корней больших деревьев. После захода солнца выходят на кормежку. Питаются насекомыми, червями, моллюсками, лягуш- ками, ящерицами. Поедают и падаль. В не- воле они также малоразборчивы в выборе пищи. Некоторые зверьки легко приходят в ярость и могут сами броситься на челове- ка, пытаясь его укусить. При этом щелезуб издает злобные визгливые звуки. Самка родит только одного детеныша. Раньше щелезубы почти не имели есте- ственных врагов. Теперь их быстро истреб- ляют домашние кошки, собаки и сильно рас- плодившиеся после завоза и выпуска на островах индийские мангусты. Из-за этих хищников замеча- тельные эндемики Кубы и Гаи- ти, видимо, обречены на полное исчезновение. Семейство Прыгунчиковые (Macrosceli di dae) Внешний вид зверьков харак- терный и отличается от всех прочих насекомоядных. Длина тела от 10—12 до 30—32 см. Хвост такой же длины, немного короче или длиннее тела; он покрыт ко- роткими волосками, без кисточки на кон- це. Нос в виде длинного очень подвиж- ного (гибкого) хоботка. В активном со- стоянии своим хоботком зверьки постоян- но зондируют поверхность и щели. Над основанием хоботка выступают пучки длинных вибрисс. Глаза большие, каких нет у прочих насекомоядных. У мно- гих они окружены широким белым коль- цом и кажутся еще больше. Ушные рако- вины тоже большие, слабоопушенные, вы- ступающие над уровнем густого меха. Зад- ние ноги с 4 или 5 пальцами значительно длиннее передних. В спокойном состоянии зверек медленно передвигается, опираясь на все конечности, но испуганный стре- мительно мчится, опираясь только на пальцы задних ног и балансируя вытяну- тым назад хвостом, подобно кенгуру или тушканчикам. Зубов — от 42 до 36 (у боль- шинства видов 40). Череп с хорошо разви- тыми скуловыми дугами и большой мозго- вой коробкой. Головной мозг относительно большой, что связывают с хорошим зре- нием, слухом, обонянием, осязанием и сложным поведением зверьков. Прыгунчики особенно обильны и разно- образны в горных и пустынных ландшаф- тах Южной и Восточной Африки. Ночь и знойный полдень они проводят в убежи- щах: в нишах между камнями, в норах грызунов или в устроенных самими простых и неглубоких норах. По утрам прыгунчи- ки греются на солнце, распушив при этом свой мех и прикрыв глаза. После на- грева они приступают к поискам пищи, состоящей преимущественно из насекомых. Мелкие прыгунчики питаются обычно му- равьями и термитами, а крупные — жука- ми и прямокрылыми. Найдя добычу, они 94
Рис. 57. Парадоксальный щелезуб (Solenodon paradoxus). ловко втягивают ее в рот своим длинным и гибким языком. При случае поедают и яго- ды. Прыгунчики многих видов никогда не пьют. Самка рождает одного или двух очень крупных и отлично развитых малышей, покрытых мехом и зрячих. Через несколь- ко часов после появления на свет они уже могут бегать. Однако при опасности дете- ныш предпочитает не сам убегать, а при- цепляется к соску матери, и она уносит его в безопасное место. Выкармливание дете- нышей молоком продолжается недолго. И созревание наступает быстро: в возрасте двух-трех месяцев молодые уже сами на- чинают размножаться. Прыгунчики хоро- шо живут в неволе. Пойманные взрослыми, они благополучно жили еще по 3—4 года, хотя в природе их «век» редко превышает 1—1,5 года. Этих весьма подвижных и шу- стрых зверьков ловят многие хищники — звери, птицы и змеи. Крупные виды добы- ваются и охотниками ради вкусного мяса. Прыгунчиковые резко отличаются по многим деталям строения и образа жизни от всех прочих насекомоядных. Особенно привлекает внимание их сильно развитый головной мозг, зрение и слух. В недавней ревизии различных групп примитивных зверей С. Б. Макдоувелл A958) показал, что прыгунчиковые имеют боль- шее родство с тупайями, чем с любыми насекомоядными. Когда-то тупайи тоже относились к отряду насекомоядных. Но в новейших систематических сводках их стали относить к отряду приматов. Те- перь ставится вопрос: не к приматам ли следует относить и семейство прыгунчи- ковых? С приматами, по крайней мере низшими из них — тупайями и лемурами, прыгун- Рис. 58. Короткоухий прыгунчик (Macroscelides probescideus). чиковых роднит не только сильно раз- витый головной мозг, скуластый че- реп, умеренно уменьшенное число зубов, но и биология размножения: рождение только одного или двух зрячих детенышей, манера детеныша прицепляться к соску матери в случае грозящей опасности. У не- которых прыгунчиков в крови были об- наружены плазмодии малярии — болезни приматов, включая человека. Короткоухий прыгунчик (Macroscelides probescideus) — один из представителей мелких видов: длина его тела 10—12 смг хвоста —10—14 см. Высокий и мягкий мех сверху песчано-коричневатый с разными оттенками. Светлых колец вокруг глаз нет. Низ серовато-белый. Уши меньше, чем у других видов, но хорошо развиты (рис. 58). У самки 3 пары сосков. Зверек обитает в поросших кустарниками песчаных и ка- менистых пустынях Южной Африки, от Капской провинции до Бечуаналенда и Дамараленда. Чаще других прыгунчиков роет собственные норы под кустами. Обыч- но живет парами. Детеныши появляются в период с августа по ноябрь. Коротконосый слоник (Elephantulus bra- chyrhynchus) тоже мелкий. Короткий и мягкий мех его коричневато-красноватый сверху и светлый снизу. Зубов —42 (наи- большее число среди всех видов семейства). На брюхе 2 пары сосков. Распространен от Конго и Кении до Юго-Западной Афри- ки, Трансвааля и Мозамбика. Живет не только в кустарниковых пустынях и саван- не, но также в сухих лесах с негустым подлеском. Прячется в норах грызунов или среди камней. За исключением периода размножения живет отшельником. Детены- шей бывает обычно 2, реже 1 (с января по апрель и вторично — с июля до ноября). 95
Рис. 59. Шерстокрыл (Cynocephalus volans). Североафриканский слоник (Е. roseti) — единственный из прыгунчиковых, кото- рый распространен к северу от Сахары — в Марокко, Алжире и Тунисе. Рыжий слоник (Е. rufescens) найден с возбудителями малярии в крови. Позднее стал использоваться в качестве лаборатор- ного животного при изучении этой болезни. Лесные прыгунчики (род Petrodro- mus)— несколько видов (от 5 до 10, судя по разным сводкам), немного крупнее сло- ников: длина тела и хвоста около 20 см. 96
Окраска меха их очень красивая — свет- ло-коричневая с оранжевым или желтым оттенком. Населяют они Среднюю и Юж- ную Африку (от Конго и Кении) до Юго- Западной Африки и страны зулусов. Встречаются чаще среди лесных зарос- лей и в скалах. Ночью укрываются в пу- стующих норах грызунов или в термитни- ках. Питаются разными насекомыми, но предпочитают термитов. Голос лесных прыгунчиков похож на звуки сверчков. Размножающиеся попадаются в разное время года. Самка рождает обычно одно- го детеныша. Местные жители охотятся на лесных прыгунчиков ради мяса. Красно-рыжие прыгунчики (род Rhyn- chocyon, 5 — 10 видов) — самые крупные из прыгунчиковых: длина тела до 30 — 32 см\ хвост такой же длины или немного короче. Окраска разнообразная, но обычно яркая, темно-коричневая или рыжая, с бе- лыми и желтыми пятнами. У прыгунчиков некоторых видов хвост белый. Нередко встречаются меланисты. Красно-рыжие прыгунчики распространены в Конго, Кении, Танзании, Замбии, Малави и Мозамбике. Они укрываются среди дре- весных корней или под валежником. Активными они бывают в дневные часы. Они очень подвижны, беспрерывно дей- ствуют своим хоботком, шевелят усами, время от времени тихо попискивают. Кро- ме насекомых и моллюсков, поедают также мелких позвоночных: лягушек, ящериц, грызунов. Нередко разоряют гнезда птиц и съедают яйца или птенцов. Местные жи- тели любят мясо этих крупных прыгунчи- ков и усердно охотятся за ними. ОТРЯД ШЕРСТОКРЫЛЫ (DERMOPTERA) Шерстокрылы имеют плотную, покры- тую мехом перепонку, которая соединяет шею, все конечности и хвост (рис. 59). Гла- за этих зверьков очень крупные, с круг- лым зрачком. Все конечности пятипалые и снабжены прочными острыми когтями. Зу- бов —34; у верхних клыков и наружных верхних резцов по два корня, что представ- ляет редкое исключение среди зверей. Нижние резцы гребнеобразно зазубрены, причем на каждом зубе бывает до двенад- цати зубчиков; возможно, шерстокрылы пользуются ими при расчесывании волос. В современной фауне известно всего 1 или 2 вида шерстокрылов. Шерстокрыл (Gynocephalus volans и, видимо, его подвид С. v. variegatus) имеет длину тела до 42 см, хвоста до 27 см и мас^ су до 1,7 кг. Населяет Филиппинские ост- рова, Индокитай (полуостров примерно до 18° с. ш.), Калимантан, Яву, Суматру и прилежащие к ним мелкие острова. Волосы, покрывающие все тело и пере- понки шерстокрылов, очень мягкие и гу- стые. Окраска зверьков сверху обычно се- ровато-коричневая с нерезкими желтова- то-белыми пятнами на боках, снизу свет- ло-бурая или желтоватая (рис. 59). Шерстокрылы живут в тропических и экваториальных дождевых лесах на де- ревьях. Это типично ночные животные; целый день они неподвижно висят среди ветвей, уцепившись четырьмя лапами за горизонтальный сук, подобно ленивцам, а с наступлением темноты становятся ак- тивными. Забравшись в верхнюю часть кроны, шерстокрыл бросается в воздух, со- вершая бесшумный, изящный планирую- щий полет. Ой расправляет кожную склад- ку, широко расставив ноги и вытянув хвост. Расстояние 20—30 м шерстокрыл пролетает, почти не теряя высоты. Макси- мальная дальность полета достигает 130— 140 м. Как показали точные наблюдения, при полете на расстояние 136 м шерсто- крыл терял в высоте всего 10—12 м. Во время полета это животное может ре- гулировать направление изменением поло- жения перепонки. Подлетая к намеченно- му дереву, шерстокрыл подтягивает зад- нюю часть тела, ставит туловище в верти- кальное положение и касается ствола сра- зу четырьмя лапами. Вскарабкавшись по стволу вверх резкими короткими прыжка- ми, он набирает высоту и пускается в но- вый полет. На земле шерстокрыл движется ползком с большим трудом и стремится влезть на любой вертикальный предмет. Шерстокрылы придерживаются опреде- ленных участков леса, видимо строго за- крепленных за каждой особью. Питаются они исключительно растительной пищей — листвой, почками и плодами деревьев. После периода беременности, длящегося около 60 дней, самка рождает одного, ред- ко двух детенышей. Очень маленький, го- О 7 Жизнь животных, т. 6 97
лый и слепой, детеныш крепко цепляется за грудь матери и выкармливается ее мо- локом. Самка носит детеныша с собой, ка- рабкается с ним по ветвям и перелетает с одного дерева на другое. Питомцы долго не расстаются с матерью, и подчас можно видеть уже крупных, полувзрослых детей, которые еще цепляются за мать и висят у нее на брюхе. В ряде районов местные жители охотят- ся на шерстокрылов ради их вкусного мя- са и мягкого меха, добывая их петлями или из лука. Однако основная угроза существо- ванию шерстокрылов состоит в сельскохо- зяйственном освоении территорий, кото- рое сопровождается сведением первичных лесов. В местах, где сохраняются заповед- ные участки влажных лесов, шерстокры- лы могут существовать бок о бок с челове- ком. В Малайзии шерстокрылы нередко поселяются на плантациях кокосовых пальм и питаются цветками этих деревьев. ОТРЯД РУКОКРЫЛЫЕ (CHIROPTERA) Рукокрылые—мелкие или средних разме- ров зверьки, способные к настоящему длительному полету. Передние конечно- сти их видоизменены в крылья: пред- плечье, пястные (метакарпальные) кости и фаланги всех пальцев, кроме перво- го, сильно удлинены; между плечом, пред- плечьем, пальцами, боками тела и зад- ними конечностями натянута тонкая эла- стичная летательная перепонка. Задние конечности вывернуты так, что колени об- ращены дорзально. Ушные раковины обычно большие, иногда относительно величины тела огромные, у многих с хо- рошо развитым кожным выступом — ко- зелком. Хвост у большинства видов длин- ный, полностью или частично заключен- ный в межбедренную перепонку; свобод- ный край этой перепонки поддерживается парной хрящевой или костной шпорой, от- ходящей от пятки. Вдоль основания шпо- ры у многих видов тянется своеобразная кожная лопасть — эпиблема (рис. 60). Межчелюстные кости черепа всегда не- доразвиты или даже отсутствуют. В зуб- ной системе есть все категории зубов. Сред- няя пара верхних резцов всегда отсутст- вует. Нижние резцы очень мелкие. Клыки большие. Коренные зубы делятся на 3 есте- ственные группы: малые предкоренные, крупные (или большие) предкоренные и задние (или собственно) коренные. Наибо- лее полная зубная формула выглядит так: .21 2 1 3 по i "з", с-р рт -j, pmp—, m-g- = 38. Количество резцов и особенно малых предкоренных имеет большое значение в родовой систематике рукокрылых. Молоч- ные зубы не только по размерам, но и по форме резко отличаются от постоянных. Головной мозг рукокрылых относитель- но крупный. На больших полушариях имеются борозды. Особенно сильно разви- ты слуховые подкорковые центры голов- ного мозга, что связано с необыкновенно высоким развитием слуха. Органы зрения у плодоядных видов (крыланов и крупных листоносов) умеренно развиты, а у боль- шинства видов глаза маленькие, и видят они, вероятно, плохо как днем, так и ночью. Рукокрылые распространены почти по всей Земле до полярных границ древесной растительности. Их нет только в Арктике, Антарктике и на некоторых океанических островах. Наиболее многочисленны и раз- нообразны в тропических и субтропиче- ских областях. Родина их находится в тро- пиках восточного полушария, где до сих пор сохранились их наиболее примитив- ные представители, выделяемые в особый подотряд и семейство крылановых (Ptero- pidae). Летательный аппарат и полет — первая особенность, отличающая рукокрылых от прочих зверей. Развернутое крыло зверь- ка — мягкое (эластичное) и сплошное (без щелей) полотнище, натянутое между длин- ными пальцами (как спицами зонтика), крупными костями конечностей и боками тела. Плоскость крыла не ровная, а в виде пологоскатного купола. При опускании крыла воздух, наполняющий купол, соз- дает временную опору, под давлением вы- тесняется из-под купола и оказывает не- одинаковое воздействие на разные части крыла. Передний край перепонки, укреп- ленный на плечевой и лучевой костях, вто- ром и среднем пальцах, оказывается проч- но фиксированным, а задний край ее под давлением воздуха отгибается кверху и, упираясь в уплотненную полосу вытес- 98
няемого из-под купола воздуха, сооб- щает зверьку поступательное движение вперед. Это прослежено на последователь- ном сравнении кадриков киноленты, на которой были засняты зверьки во время обычного гребного полета. Особую форму гребного полета представляет порхающий полет, при котором зверек на некоторое время задерживается в одной точке возду- ха, подобно кобчику или пустельге, но при этом держит свое тело почти в вертикаль- ном положении. Иногда зверек переходит на скольжение в воздухе при почти непо- движном положении крыльев. Такой полет рукокрылых называют планирующим или скользящим. Только длительного парения в воздухе и у них не наблюдали. В ходе исторического развития этих жи- вотных летательный аппарат и полет со- вершенствовались. У крыланов и наибо- лее древних и примитивных кожановых крылья широкие с почти округленными концами. Плечевой сустав у них одинар- ный: на чашеобразную суставную поверх- ность лопатки опирается только округлая поверхность головки плеча; это позволяет производить крылом круговые движения. Ушные раковины у медленно летающих зверьков обычно большие и торчат в сто- роны. Межбедренной перепонки нет, или она небольшая (в виде боковых лоскутов), либо она отгибается хвостом к верхней сто- роне тела и в полете участия не принимает. Полет таких зверьков медленный и мало- маневренный. У большинства современных кожановых летательный аппарат стал совершеннее. На лопатке у них есть вторая суставная (гиалиновая) поверхность (площадка), на которую опирается сильно увеличенный бугор плечевой кости, расположенный ря- дом с головкой плеча. При опоре бугра на эту площадку крыло фиксируется в подня- том состоянии без участия мышц. Из кожановых в строении летательного аппарата и полете особенного совершен- ства достигли длиннокрылы. Концевые по- ловины их крыльев сильно удлинены (за счет удлинения среднего пальца) и заостре- ны на концах. Ушные раковины так малы, что едва выступают над уровнем меха, не нарушая обтекаемости тела. За счет длин- ных костных шпор и широкой мышцы, соединяющей шпору и голень, из обшир- ной межбедренной перепонки образуется Рис. 60. Молодой ушан. тормозной мешок. Полет длиннокрылое очень легкий и быстрый. Его часто и пра- вильно сравнивают с полетом ласточек. Наивысшего совершенства летательный аппарат и полет достигли у бульдоговых. Крылья их очень узкие, серпообразно изо- гнутые, остроконечные. Ушные раковины большие, но толстокожие, плоские, срос- шиеся между собой надо лбом, и располо- жены они в одной плоскости с крышей ши- рокого и уплощенного черепа. При таком положении уши не тормозят, а рассекают воздух в горизонтальной плоскости. Кро- ме того, лопоухая голова складчатогуба отделена от туловища отчетливо выражен- ным шейным перехватом. На длинной шее голова становится более подвижной и вы- полняет дополнительную функцию руля высоты. При подъеме головы зверек на- правляет траекторию полета кверху, а при наклоне головы идет на снижение. Меж- бедренная перепонка у бульдоговых не- большая, узкая. Шпоры длинные, толстые, прочные. Мышца, подтягивающая шпору, широкая. Подгиб межбедренной перепон- ки и образование из нее тормозного мешка осуществляются не только за счет подтя- гивания шпор, но и подгибания длинного мускулистого хвоста, почти на половину длины выступающего за край перепонки. 7* 99
Мешок при этом получается прочным, но небольшим, расположенным под самой нижней поверхностью межбедренной пере- понки, за телом. При быстром движении зверька воздух, врывающийся в узкий мешок, вызывает достаточное тормозное действие. При большем объеме мешка зверек, вероятно, мог бы перевернуться в воздухе. Таким образом, при совершенствовании полета в состав летательного аппарата, кроме крыльев со всеми их частями, вхо- дят уши, голова, шея, межбедренная пере- понка, хвост. Ориентация в пространстве — вторая важная особенность рукокрылых. Еще в 1793 г. итальянский ученый Л. С п а л- л а н ц а н и после многих тщательно проведенных опытов установил, что кожановые могут свободно летать в тем- ной комнате, где совы были совершенно беспомощны. Зверьки с закрытыми гла- зами летали так же хорошо, как зрячие. Швейцарский биолог Ш. Ж ю р и н в 1794 г. подтвердил опыты Спалланцани и обнаружил новую важную деталь: если уши зверька были плотно закупорены во- ском, то он становился в полете беспомощ- ным и натыкался на любые препятствия. Жюрин предположил, что органы слуха летучих мышей принимали на себя функ- цию зрения. В том же году Спалланцани повторил опыты своего коллеги и убедился в основательности его предположения. От- крытия этих ученых казались тогда аб- сурдными, не нашли сторонников, были отвергнуты, высмеяны и вскоре забыты. Отвержению и забвению слуховой теории Жюрина и Спалланцани способствовала новая тактильная теория Ж. Кювье A795, 1800), согласно которой зверьки ориенти- руются в темноте с помощью осязания, или, как позднее уточняли, с помощью шестого чувства — осязания на расстоянии. Этой (тактильной) теории придерживались био- логи всего мира более 110 лет. В 1912 г. X. Максим (изобретатель станкового пулемета) и в 1920 г. X. X а р- т р и д ж (английский нейрофизиолог) высказали идею, что парадокс «видеть ушами» может быть объяснен механизмом эхолокации. Их гипотеза тоже вначале не привлекла внимания, а тактильная теория продолжала оставаться в качестве един- ственно правильной. Лишь в 1938 г. Д. Гриффинв лабо- ратории Гарвардского университета (США) обнаружил, что бурые ночницы и бурые кожаны, поднесенные к аппарату, изобре- тенному Г. Пирсом для улавливания и записи звуков широкого диапазона, изда- вали множество звуков выше порога слы- шимости человека, в диапазоне 30 000— 70 000 гц (колебаний в 1 секунду). Было установлено также, что зверьки издают эти звуки в виде дискретных импульсов, длительностью от 0,01 до 0,02 секунды, а частота импульсов в разных ситуациях менялась. С начала 40-х годов нашего века экспе- риментально проверенная теория ультра- звуковой эхолокации, с помощью которой летающие зверьки ориентируются в про- странстве, прочно вошла в науку. Но в по- токе статей по эхолокации тактильная тео- рия, которой придерживались биологи всего мира более полутора веков, не упо- миналась. Стало неясным: пользуются ли рукокрылые осязанием на расстоянии хотя бы как средством, дополнительным к эхолокации? Чтобы выяснить роль разных органов в ориентировке рукокрылых, А. П. К у- з я к и н ы м A948) были проведены се- рии опытов. Еще до них была отмечена очень важная деталь в поведении зверьков: из двух рыжих вечерниц и четырех лесных нетопырей, выпущенных в комнате днем, половина многократно и с большой силой (как только что пойманные и выпущенные в помещение птицы) ударялась о стекла не- занавешенных окон. В ориентировке зверь- ки более всего «полагались» на зрение, зна- чение которого в большинстве статей по эхолокации не отмечалось. Для выяснения роли осязательных орга- нов каждому из подопытных лесных нето- пырей и рыжих вечерниц на голову наде-