Текст
                    ,
. \,
\\ \ \\\
....
,

........
...
. \."
'" '
з 1/и клоDСКUIA
жизнь з
......,
, .
"
"
Е Ч А Т Е 11 Ь Н Ь' Х I IO L1 Е 


9/знь ЗАМ ЕЧАТЕА ЬН ЫХ /1 ЮАЕЙ CefUJl {;fОl/ 19а r и / ОСНОВАНА В 1933 rOAv М. rорьки м ('1 В ЫПУСК 6 (363) М ОСКВА 1963 
В. ru1КАОDСffИЙ - АЕВ ТОАСТОИ ИЗДАТЕЛЬСТВО ЦК ВЛКСМ «МОЛОДАSI rВАРДИЯ» 
8Р1 Ш66 ПЛЛ'1ЯТИ БОРИСА Л1JfУАJ-1ЛОВИЧА ЭйХЕlfБАУМА lfa.LJ'IHbIl? редактор '/. Л ()Л'JI ЬСКАЯ 
.  \ l' 
.......... Какая 2Лblба а? Какой .матерый человечище! В01 это ба тень Ka l художник.. И  знаете l что еще изу- .митеАЬНО? ДО Э1020 2рафа nодлиНН020 .мужика в лите- ра'fцре не было. Л 010M l 2лядя на меня прищуреннымu 2лазками l спро- сил:  К 020 8 Е в ропе IttОЖНО поставить рядом с ним? Сам себе ответил: Н еК020. В. и. л енин. о Л. Н. Толстом. (Из воспоминаний М. rOpbKoro «В. И. Ленин».) ОТ АВТОРА По биоrрафии Л Н Толстоrо сделано у нас чрезвычайно MHoro. Собран и проверен большой материал, который прежде был llедоступен исследователям. Изданы и прокомментированы дневники Толстоrо Изданы ero письма. Опубликован целый ряд воспоминаний Редакционные статьи 9O"ToMHoro Юбилейноrо издания представляют собой HOBO слово не только в деле изучения Толстоrо, но и в мировом литературоведении. Соз- даны хронолоrические указатели о жизни и творчестве Толстоrо. Публикуются составленные Н. Н ryceBblM материалы к био- iрафии Толстоrо, необыкновенно значительные, широкие и прове- ренные. И в то же время у нас нет связной биоrрафии Льва Толсто. ro Последний, четвертый том биоrрафии, составленный П И Бирюковым, вышел в 1923 rоду, то есть сорок лет тому назад Старые биоrрафии были созданы людьми, непосредствен" но знавшими Льва Николаевича, но не располаrавшими тем ма.. териалом, которым мы располаrаем сейчас Кроме тото, соста.. вители биоrрафий были людьми, считавшими себя учениками TOJlCTOrO, рассматривавшими ero жизнь как постепенное восхож- дение великоrо писателя в деле боrопонимания, или же либера- лами, которые заменяли анализ пышными разrоворами и пыта- лись замазать противоречия, которые так MHoro определяли в жизни Толстоrо. Руководящими вехами все» моей работы были статьи В. и. Ленина о Толстом. Первая статья  «Лев Толстой, KaIC зеркало русской реполюции»  была напечатана в 1908 rоду и ЯВ..'Iяется откликом на празднование восьмидесятилетнеrо юби- Jlея писателя.  Здесь впервые и навсеrда деятельность Толстоrо была по.. CTaB.1JeHa в прямую связь с эпохой подrотоаки первой русской революции и «кричащие противоречия» ero творчества осмысле. JlbI как отражение противоречий этой эпохи. 5 
в жизни Толстоrо, которой посвящна книrа, эти противоре- чия часто высказывались в мелочных столкновениях, в странном непонимании близких, в отчаянии Толстоrо, в ero попытках BЫ rородить себя из семьи, жить на Два этажа, оrраничить свои требования. Но история вторrалась в жизнь Ясной Поляны. Толстой воспитывал учеников, надеясь, что он спасет таланты, созданные народом, а эти дети, которых он так хорошо описал, беднели, уходили из деревни или становились нарушителями rраниц барской усадьбы, переданной Софье Андреевне. Хочу смяrчить резкость суждений, но не Mory не rоворить о величайшей траrедии величайшеrо человека, который больше чем полвека владел мыслями Bcero человечества, но не Mor увидеть завтрашний день, и, зная неизбежность революции, пытался закрыть rлаза на завтрашний день, rоворя о непро- тивлении. !\1не хочется показать, что и в художественных произведе ниях и В статьях Толстой всеrда один. Но этот один человек сам внутренне противоречив, как противоречивы люди на стыке великих зпох. Он противоречив, как rерои rреческой траrедии. Великий опыт rениальноrо художника, великое ero вдохнове- ние, анализ человеческих чувств, анализ противоречий между лич- ными чувствами и исторической необходимостью привели Тол CToro к великому недоверию к обычному, к срыванию всех и всяческих масок. Он достиr в реализме высочайшей ступени, и, по словам В. и. Ленина, «эпоха подrотовки революции в одной из стран, придавленных крепостниками, выступила, бла.. rодаря rениальному освещению Толстоrо, как шаr вперед в ху дожetтвенном развитии Bcero человечества». Толстой принят социальной революцией, которая сделала ero великие произведения достоянием всех, борясь против Toro строя, который осуждал миллионы и десятки миллионов на за- битость, каторжный труд, нищету и невежество. Изучение дневников Толстоrо и мемуаров современников не- вольно привело меня к свободной манере изложения. Однако ни. rде я не отступаю от действитвльных фактов и стараюсь как можно меньше отразить себя в повести о Толстом. Мне помоrли боrатые материалом труды Н. Н. ryceBa и пол- ные мыслей работы Б М. Эйхенбаума, особенно последний том книrи «Лев Толстой» И статья «О взrлядах Ленина на истори" ческое значение Толстоrо». Я широко пользовался также статья- ми создателей «Jбилейноrо издания, в частности статьями Н. К. ry дзня. Приношу блаrодарость товарищам, которые помоrали мне советами и указаниями во время моей работы: И. л. Анони- КОВУ, п. r. Боrатыреву, ю. r. Оксману, л. д. Опульской. По- стоянную помощь при создании книrи и ПОДrотовке ее к печа. ти <жазываJIа мне с. r. Шкловская. 
Часть I о ЗЕЛЕНОМ ДИВАНЕ, КОТОРЫй ПОТОМ БЫЛ ОБИТ ЧЕРНОй КЛЕЕНКОИ Лев Николаевич Толстой любил иrрать в «вопро- сы, ответы», заводил домашние журналы. Ему и дома хотелось скорее писать, чем раЗfоваривать. Была у дочери ero Татьяны книrа вопросов: в этой книrе собирались как бы анкеты об оrромной семье, v u жившеи в доме, которым все в-ремя перестраивался. На первый вопрос анкеты: «[де вы родились?»Лев Николаевич отвечал: «В Ясной Поляне на Кожаном диване». Этот диван и сейчас стоит в уrлу последнеrо ка- бинета Льва Николаевича. В aBrycTe ] 828 rода в друrом доме, от KOToporo не осталось и фундамента, на этом диване родился чет.. вертый сын Николая Ильича Толстоrо и Мари Ни.. колаевны Толстой, урожденной княжны Волконской. Диван тоrда был обит зеленым сафьяном, натяну- тым rвоздиками с золочеными шляпками. Он На вось- ми ножках, с тремя ящиками, спинки нет  вместо нее три подушки, боковики мяrкие, BbIrHYTbIe; в бо.. ковых стенках дивана выдвижные доски, чтобы мож" но было положить книrу. Это удобная домашняя мебель, построенная из ду" ба, вероятно, домашними столярами. В старые време.. 7 
118 диван был кожаный, а теперь он обит черной клеенкой; сделано это в мае 1907 rода. В доме Толстоrо хозяйство вела Софья Андреевна, любившая порядок, но не считавшая, что вещи дол ны оставаться в том виде, в каком они созданы, oco бенно если эти вещи любят. Из всех вещей в доме Лев Николаевич любил, Be роятно, больше Bcero кожаный диван. Этот диван должен был быть плотом, на котором от рожденья ДО смерти хотел плыть через жизнь Лев Николаевич Толстой. В ящиках дивана лежали те РУКОПIfСИ, KO торые ОН хотел сберечь от перелистывания, рассмат- ривания БJIИЗКИМИ, но слишком беспокойными людь- ми. На этом диване родились братья Толстоrо и поч ти все ero дети. Что сказать еще про эту комнату, из которой больше чем пятьдесят лет назад ушел Толстой? Стол небольшой. Мне приходилось открывать ящи- КИ этоrо стола: в нем лежали инструменты  слесар ные инструменты человека, любящеrо ручной труд. На стене фотоrрафии и большая rравюра, изобра жающая Сикстйнскую мадонну, и прямо На rравюре, захватывая ее часть, бедные полки с энциклопедиче ским словарем Брокrауза и Ефрона. Словарь не истрепан, отметки на книrах Львом Николаевичем дe лались карандашом и совсем тоненькими чертами; он не портил Книr. Еще столики. Бедная керосиновая лампа и полу- жесткие кресла из светлоrо и TeMHoro дуба: их в Ka бинете три. На одном кресле снизу небольшая BЫeM ка и пометка крестом  она сделана, вероятно, Львом Николаевичем. В этом кресле под нижней подкладкой хранился лакет с письмами Льва Николаевича к Софье AHД реевне. На конверте было написано: «Если не будет особоrо от меня об этом письме решения, то передать ero после /моей смерти С. А.». Здесь же, очевидно, лежала и рукопись «Дьявола», которую Толстой пря- тал от жены. Коrда Софья Андреевна в 1907 rоду перебивала мебель темной клеенкой, Лев Николаевич вынул се- 8 
v рыи пакет с письмами и передал ero для хранения мужу дочери Марии  Оболенскому. После смеDТИ Толстоrо пакет был отдан Софье Андреевне: в нем было два ПИСЬfа  одно она разорвала, друrое со.. хранилось. Оно  о намерении уйти из Ясной По... ляны. Это бедная комната с истертым полом, не очень удобная и с тайником. Это последняя комната, в которой жил, ИЗ которой ушел Лев Николаевич Толстой. Она связана со всей ero жизнью, хотя он в молодости отсюда уезжал. Но это нелюбимая комната. Один писатель, который был здесь очень давно, rоворил, что в этой комнате вещи выrлядят, как верная, но разлюбленная собака, ко... торая хочет умереть, потому что она не нужна боль- ше хозяину. О ФлиrЕЛЕ, КОТОРЫИ СОФЬЯ АНДРЕЕВНА ПЯТЬДЕСЯТ ЛЕТ ПЕРЕСТРАИВАЛА я не пишу путеводителя, а просто вспоминаю KOf" наты, в которых жил Толстой. Это rpycTHbIe комнаты. Рядом с кабинетом большая комната с парКеТНЫ\f полом и с большим итальянским окном, выходящим на маленький балкон. Сборная мебель, старинные зеркала, два рояля, поблекшие, неважные портреты снеточно прочитанными датами, помещичья живопись домашней работы крепостных мастеров и рядом: порт... рет Льва Николаевича работы KpaMcKoro. В комнатах Софьи Андреевны кровати с бомбоч- ками и MHoro маленьких фотоrрафий и MHoro рису- ночков, коробочек: так жили лет семьдесят тому назад. Здесь жила и работала, вела большое хозяй.. ство ......... варила, шила, заказывала обеды; оrорчалась, ревновала, мечтала о том, что будут писать сыновья, что будет писать она сама, что вернется молодость и любовь Льва Николаевича, Софья Андреевна Тол.. стая  женщина, которая виновата только в том, что . она родилась в 1844 rоду в доме rофмедика Андрея Евстафьевича Берса и ero жены Любови А;Iександ" ровны, урожденной Иславиной, вышла замуж за Тол... q 
CToro в 1862 rоду, рожала от Hero детей, мечтала и хлопотала о том, чтобы дети были счастливы, забо- тилась об обыкновенном счастье для Льва Николае- вича и не моrла быть счастливой с ним. Она была в этом доме послом от действительнос- ти, напоминала о том, что дети должны жить, «как все», нужно иметь деньrи, надо выдавать дочерей за... муж, надо, чтобы сыновья кончили rимназии и уни- верситет. Нельзя ссориться с правительством, иначе MorYT сослать. Надо быть знаменитым писателем, надо написать еще книrу, как «Анна Каренина», са- мой издавать книrи, как издает их жена Достоевско- ro, Н, кроме Toro, быть в «свете», а не срди «тем- НЫХ», странных людей. Она была представительницей тоrдашнеrо здравоrо смысла, средоточием предрас- судков времени, была она и такой, какой ее создал Толстой, старше ее на шестнадцать лет. Она ero лю- била ropecTHo, завистливо и тщеславно. В ней Тол- v ' " стои воспитаJI MHoro своих недостатков, отдав их еи, как передают КЛIОЧИ. Она хотела большоrо. Хотела сама писать книrи. Принимать интересных rостей, иrрать на рояле. Но Лев Николаевич и на рояле иrрал лучше ее. А она была очень занятая женщина. Усадьба, Ко- торая называлась Ясная Поляна, создана ею, и она ею rордилась. Была большая жизнь. MHoro раз Лев Николаевич  один из величайших людей за всю человеческую историю  менялся. Миоrо раз он охладевал и снова влюблялся в свою lJ{ену. Он писал о ней, восторrаясь, как она сидит на старом кожаном диване, на том самом, на котором он родился. На ней было то темно-лиловое платье, которое она носила в первые дни cBoero замужества. Ему казалось, что он достиrал счастья. В друrие времена он страдал OTToro, что не в силах ни перестроить свою жизнь до конца, ни пе.. ределать СВОЮ жену. Он не Mor уйти. Софья Андреевна rордилась домом. Один из пер- вых биоrрафов Льва Николаеича в OHцe про- \О 
ttIлоrо neka написал: «I1CKYCCTBeHHbte пруДЫ и па рК заканчивают настоящее CKpolvlHoe имеие, которое коrдато составляло только часть rрандиозноrо целоrо. В сороковых rодах нашеrо столетия пожар уничтожил старый барский дом, уцелели только два двухэтаж- ных флиrеля. В одном из них располаrаются бесчис- ленные rости теперешнеrо владельца, rрафа Льва Николаевича Толстоrо, а друrой СЛУ:iКИТ скромным жилищем ему и ero семейству. ЭТОl второй флиrель за последнее десятилетие MHoro раз пристраивался и переделывался... Пристройки были лишены изящества, так же как и rлавное здание... И сейчас еще отсутствие симмет.. рии в целом указывает rраницы между наследствен- u ным старым и незатеиливым дополнением последних лет». На это Софья Андреевна, хозяйка дома, возра жает, и она права, коrда rоворит про имение: «Ни коrда оно Не было более rрандиозно; напротив, Лев Николаевич, прикупив земли, увеличил ero и при- строил флиrеля». Софья Андреевна продолжает защищать славу ею свитоrо rнезда, она строила ero хлопотливо, в нем просидела всю жизнь. Сама деревня ей не нравилась, потому что в ней нет фонарей. Дом, ею созданный, она любила летом. И зимой  но из Москвы. Софья Андреевна пишет о доме: «В Ясной Поляне пожара никоrда не было. При князе Волконском, деде Льва Николаевича, были построены два каменных флиrеля и начат фундамент большоrо дома. l(оrда после смерти деда rраф Николай Ильич Толстой же- нился на княжне Марье Волконской, он наскоро до- строил большой деревянный дом, в котором и жила ero большая семья, состоявшая из старой матери, двух сестер, жены и пятерых детей, ие считая разных еще приживалок, родственниц и домочадцев. Коrда Лев Николаевич был уже взрослый, лет двадцати двух  двадцати трех (на самом деле 'двадцати ше сти. В. Ш.), он очень MHoro иrрал в карты, и, продав несколько небольших имений и все еще не заплатив своих долrов, он написал мужу своей сестры rрафу Валериану Петровичу Толстому, чтоб он продал дом 11 
ka своз ИЗ )Iсной Поляны. 'дом был продан помещику rOpOXOBY». Но перед этим дом разрушился в забросе. Лев Николаевич вспоминал о доrнивающем в чу- жом имении доме почти со слезами, хотя и не выку'" пил ero, потому что не любил вещей Упреки в poc кошной жизни) которые Толстой саМ себе делал, наде принимать с учетом уровня жизни Toro времени н привычек Льва Николаевича, которому мало что было нужно  простыни В ero дом привезла Софья Анд.. реевна в 1862 rоду вместе со своим небоrатым приданым. До этоrо Лев Николаевич спал под сит.. цеВЫl\1 одеялом, без простыни, а еще раньше братья Толстые, собираясь в своем имении, спали на со- ЛQме. Но Лев Николаевич любил парк, поляны, деревья, которые он сам сажал и сажала ero жена. Один яблоневый сад имел шестьдесят две десяти.. вы. ОН ........... из самых больших в Европе. Большой парк в сто десятин состоит из остатков не про}китых МОЛОДЫМ Толстым рощ и посадок. Парк сильно был порублен детьми еще при жизни rрафа, но и сейчас велик" Велик и стар. О ПАРКЕ  ОСТАТКЕ ЗАСЕКИ Около дома, rде жил Лев Николаевич, растет большой вяз; на дереве висел колокол, в который аво" нили к обеду. Медный колокол еще цел, но висит те- перь боком. Деревья растут: вяз, разрастаясь, охватил колокол корой и начал ero поrлощать. Он относится к нему, как к ране. Деревья покрывают раны корой, оставляя иноrда внутри себя дупла. Это дупло будет вылужено медью. Ясная Поляна, со всеми своими лесами, меняласъ в продолжение СТО,,1етии. rоворят, ее называют Ясной потому, что здесь было MHoro ясеней, и в самом деле, недалеко есть деревня Ясенки. 12 
Леса, которые окружают Поляну, коrда"то были крепостью. Лесным завалом. Это называлосъ засекой. Степные черноземы неширокими пальцами входи- ли в Тульскую rубернию. Здесь начинались сплошные леса, которые уже прорастали дернами вырубок  деревень. Но край лесов сохранялся как преrрада против татар. Леса здесь лиственные, с хорошим подлеском. Ру- били деревья, осталяя пни выше человеческоrо рос... та; дерево недорубливали, оно падало, сrибая остав- u ленныи кусок древесины, ложилось на землю изви- вами сучьев. Одно дерево сваливали так, чтобы леrло на юr, друrое  на север, третье  на восток, чет- вертое  на запад. Подрубив, как бы приrибали де... ревья: они оставались полуживыми, сквозь них про- растали орешник, ежевика, малина и молодые де... ревья  зеленая путаница ветвей прошивалась хво" ростом. Этот вал звали засекой. Засеки были в десять и в пятнадцать километров шириной. Засеки иноrда расщеплялись, обходя поля.. ны, иноrда удваивались. В тех местах, rде было 1vIало леса, копали рвы, ставили ос rрожки. Ясная Поляна, может быть, прерывала Козловую засеку. За этими засеками селили крестьян и мелких дворян-однодворцев; жила засечная стража. Проби.. вать тропы через засеки, или собирать здесь хворост, или рубить дрова запреща.пось. Зеленым жrутом ле- жали засеки, за ними текли реки. На Упе стоял каменный кремль Тулы, Упа втекала в Оку, за синим поясом Оки стоял Серпухов. Пал Очаков, занят был Крым; крымцы перестали набеrать на Россию. Исчезли лесные засеки. Засеки распроданы, стали имениями, части засек сделались собственностью Тульскоrо оружейноrо завода  тот лес пошел на приклады для ружей, на уrоль для ручных ropHOB: здесь MHoro дуба, липы, ясеня, бело.. ствольных берез. Среди мелколесья случайно сбереженных рощ и посадок стоит бедно придуманный ДОМ с истертыми 13 
полами, с библиотекой в ясеневых дешевых шкафах. KpyroM шумит взлелеянный подсаженный большой сад и лес. Дороrи в степях и лесах как будто бы MorYT пройти rде уrодно, но они ложатся по водораз.. делам. И там, rде заrородились от татар каменным Тульским кремлем и засеками перед ним, и при Тол.. СТОМ лежала дороrа. Она шла на юr; здесь проходили войска, проезжа- ли со свитой императоры, брели боrомольцы, ехали ямщики в дальние дороrи. Мать Толстоrо смотрела на все это оживление, ей для этоrо построили высокую беседку, а Лев Нико- лаевич смотрел на дороrу, по которой шли и ехали простые люди, и завидовал им. Ясная Поляна была местом с хмурым хозяином, он хотел и не Mor уехать. Вяз, который стоит перед домом, для Toro чтобы уйти, должен был бы выру- бить свои корни: один корень за друrим, обрывая жизненные нити. Уйти можно было, только окровавив землю, и оставаться тоже было нельзя. Волrа течет по великому сбросу  там, rде про- шла извилиной трещина и сломанные слои земли леr- ли смещенными. Там, извиваясь по трещине, прошла великая река. Лев Николаевич родился на великом рубеже исто- рии. Он не знал завтрашнеrо дня и понимал, что cero- дняшиий не похож на вчерашний, он был прошлым без будущеrо и с великой тоской о будущем. В конце прошлоrо столетия Лев Николаевич отка- зался от прав на литературную собственность, на все, что было им написано после 1881 rода. На издание u сочинении, прежде написанных, доверенность принад- лежала Софье Андреевне, но пошел спор о XII и XIII томах, о «Смерти Ивана Ильича», о «Хозяине и работнике» и о друrих произведениях. А крестьян- скую Россию снова посетил rолод, и на этот раз такой rолод, который показал, что по-старому хозяйни- чать, да еще на урезанной земле, нельзя. rолад поды- тоживал и приrоваривал старую Россию. 14 
Толстой знал, что блаrотворительность не по- может. Около cTaporo вяза, который назывался «деревом бедных», он принимал нищих ............ людей, которым он не Mor помочь; блаrотворите.l\ЬНОСТЬ не моrла спасти rолодающих. Лев Николаевич писал, что паразит не может на- кормить растение, соками KOToporo он живет. Люди умирали. А детям надо было учиться, и Софья Андреевна хотела ехать в Москву и писала про детей: «В Москве я прожила с ними две недели, кое"что покрасила, оклеила, перестроила в доме, оби- ла мебель, наладила жизнь детей, уехала... Левочка утром упрекнул мне, что я свезла детей " в "омут ». Лев Николаевич просил денеr у жены на народные столовые, а она пишет: «...а сам только что снес на почту письмо с отречением от прав на XII и XIII том, чтоб не получать денеr; вот и пойми ero!» Шли ссоры. Софья Андреевна хотела примирения: «Днем сажали за Чепыжом 2 000 елочек, завтра бу- дут сажать 4 000 берез. Еще я взяла Никиту и Митю и сажала в саду кое"что: сосны, ели, лиственницы, березы и зубчатые ольхи... Коrда Левочка не печатал еще cBoero заявления о праве всех на XII и XIII том, я хотела дать 2000 на rолодающих... Теперь я ничеrо не знаю, что я буду делать». Потом она уехала в Москву. Сама написала воз- звание о помощи rолодающим: она была хлопотлива и внимательна. Лев Николаевич написал ей 26 октяб- ря 1893 [ода: «Все хотел досадить твои желуди, но то была rрязь и дождь, то мороз. Я думаю, выберет- ся время, и я сделаю это». Выросли затейливым узором деревья. Софья Андреевна поставила на краю посадок ска- мейку из березовых жердочек. Лев Николаевич в последний [од своей жизни лю- бил сидеть здесь и смотреть на муравьев. STO было любимое место. 15 
Подымаются посаженные деревья, а там, вдалеке, весной цветет, а осенью наливается яблока ми боль- шой сад, и пчелы летают над курчавой травой между УtI'IЬЯМИ с дощатыми кельями. Лето прозрачно. Он здесь дома, и он .отсюда уйдет. Скамейка стоит спиной к полям  ржаным иов... сяным крестьянским полоскам, пестрым от плохой па- хоты деревянной сохой. Деревья подымаются над Львом Николаевичем, шелестят листьями. Деревья повторяются знакомыми купами за полями, и там зеленое превращается в ro- лубое. Все тропки в лесу знакомы, изъезжены на коне. Лев Николаевич сам сосчитал, что Bcero в седле за свою жизнь он просидел семь лет и все больше здесь, под Ясной Поляной. В лесуrзнакомые лисы и зайцы, а рядом со ска- мейкой лежит выпуклоrлазая собака Милка, двадца" тая, вероятно, Милка, похожая на свою прародитель ницу. Лежит и смотрит на Льва Николаевича влюб- ленными желтыми rлазами, а ему надо уходить неиз- вестно куда и неизвестно что делать: надо оставить дом и зеленый диван. Но нельзя начинать биоrрафию с рассказа о ста- рости, даже славной, и о rope, хотя бы неизбежном. Великие люди создаются противоречиями cBoero времени. Они уходят из cTaporo мира или бурно, как Терек с rop Кавказа, или спокойно, как Волrа. ПЕРВЫЕ ВОСПОМИНАНИЯ Лев Николаевич по-разному вспоминал об отце и о матери, хотя любил их как будто равно; взве- шивая любовь свою на весах, он окружал поэти- ческим ореолом м ать, которую почти не знал и не видел. Лев Николаевич писал: «Впрочем, не только моя мать, но и все окружавшие мое детство лица  от отца до кучеров  представляются мне ислючитель" \q 
но хорошими людьми. Вероятно, Ioe чистое детское любовное чувство, как яркий луч, открывало мне в людях (ОНИ всеrда есть) лучшие их свойства, и то, что все люди эти казались мне исключительно xopo шими, было rораэдо больше правда, чем ТО, коrда я видел одни их недостатки». ТаК писал Лев Николаевич в 1903 rоду в своих воспоминаниях. Он начинал их несколько раз и бра.. сал, так и Не закончив. ЛЮДИ как будто противоречили сами себе, БОС- поминания спорили, потому что ОНИ жили в на- стоящем. Воспоминания обращались уrрызениями совести. Но Толстой любил стихотворение Пушкина «Воспо- минание»: и с отвращением читая жизнь мою, Я трепещу и проклинаю, И rоръко жалуюсь, и ropЬKo слезы лью, Но строк печальных не смываю «В последней строке,  пишет он. ......... я бы только изменил бы так: вместо «строк печальных...» поставил бы: «строк постыдных не смываю». Он хотел каяться и каялся в честолюбии, в rрубой распущенности; в юности он прославлял свое детство. Он rоворил, что восемнадцатилетний период от же- нитьбы до духовноrо рождения можно бы назвать с мирской точки зрения нравственным. Но тут же, rоворя о честной семейной жизни, кается в эrоистиче- ских заботах о семье и об увеличении состояния. Как трудно знать, о чем надо плакать, как трудно знать, в чем себя надо упрекать! Толстой обладал беспощадной, всевосстанавливаю.. щей памятью; помнил то, что никто из нас вспомнить не может. Он начинал свои воспоминания так: «Вот первые мои воспоминания, такие, которые я не умею поставить по порядку, не зная, что было прежде, что после. О некоторых даже не знаю, было ли то во сне или наяву. Вот они. Я связан, мне хо.. чется выпростать руки, и я не Mory этоrо сделать.  в. ШКJIовскиа 17 
я кричу и плачу, и мне самому неприятен мой крик, но я не Mory остановиться. Надо мною стоят, HarHYB" шись, кто"то, я не помню кто, и все это в полутьме, но я помню, что двое, и крик мой действует на них: они тревожатся от Moero крика, но не развязывают меня, чеrо я хочу, и я кричу еще rромче. Им кажется, что это нужно (то есть то, чтобы я был связан), тоrда как я знаю, что это не нужно, и хочу доказать им это, и я заливаюсь криком, противным для caMoro меня, но неудержимым. Я чувствую несправедливость и u жестокость не людеи, потому что они жалеют меня, но судьбы, и жаtl'IОСТЬ над самим собою. Я не знаю и ни.. коrда не узнаю, что такое это было: пеленали ли меня, коrда я был rрудной, и я выдирал руки, или это пеленали меня, уже коrда мне было больше rода, что.. бы я не расчесывал лишаи; собрал ли я в одно это воспоминание, как то бывает во сне, MHoro впечатле.. ний, но верно то, что это было первuе и самое сильное мое впечатление жизни. И памятно мне не крик мой, не страдания, но сложность, противуречивость впечат" ления. Мне хочется свободы, она никому не мешает, и меня мучают. Им меня жалко, и они завязывают меня. И я, кому всё нужно, я слаб, а они сильны». В старой жизни человечества, в долrом ero пред.. утреннем сне, люди связывали друr друrа собствен.. ностью, заборами, купчими, наследствами и свив аль.. никами. Толстой всю жизнь хотел освободиться; ему нужна была свобода. Люди, которые ero любили  жена, сыновья, дру" rие родственники, знакомые) близкие, спеленыва... ли ero. Он выкручивался из свивальников. Люди жалели Толстоrо, чтили ero, но не освобож.. дали. Они были сильны, как прошлое, а он стремился к будущему. Сейчас уже забывают, как выrлядел прежде rруд" ной младенец, обвитый свивальником, как мумия на.. U u . смоленнои пеленом. Теперешний rрудной младенец с поднятыми вверх ножками  это уже друrая судьба младенца, t8 
Воспоминание о напрасном лишении свободы ....-.. первое воспоминание Толстоrо. Друrое воспоминание  радостное. «Я сижу В корыте, и меня окружает странный, HO вый, не неприятный кислый запах KaKoroTo вещества, которым трут мое rоленькое тельце. Вероятно, это было отруби, и, вероятно, в воде и корыте меня мыли каждый день, но новизна впечатления отрубей разбу дила меня, и я в первый раз заметил и полюбил Мое тельце с видными мне ребрами на rруди, и rладкое темное корыто, и засученные руки няни, и теплую парную стращенную воду, и звук ее, и в особенности ощущение rладкости мокрых краев корыта, коrда я водил по ним ручонками». Природы в раннем детстве мальчик не замечал, 01;1 сам был ее частью, как лист, как стебель овса. Сад, лес, поля появились позднее, их еще закры v u V вал rладкии краи корыта, краи постели. Даже няню он не помнит: только ее руки с засу- ченными рукавами остались в ero памяти. Воспоминания о купании  след первоrо наслаж- дения. Эти два воспоминания.......... начало человеческоrо расчленения мира. Толстой отмечает, что первые rоды «он жил, и бла- женно ЖИЛ», но мир BOKpyr, Hero не расчленен, а по тому нет и воспоминаний. Толстой пишет: «Мало TO ro, что пространство, и время, и причина суть формы мышления и что сущность жизни вне этих форм, но вся жизнь наша есть большее и большее подчинение себя этим формам и потом опять освобождение от них» . Вне формы нет воспоминания. Оформляется то, к чему можно прикоснуться: «Все, что Я помню, все происходит в постельке, в rорнице, ни травы, ни листьев, ни неба, ни солнца не существуеr для меня». Это не вспоминается  природы как бы нет. «Be роятно, Надо уйти от нее, чтобы видеть ее, а я был природа». Важно не только то, что окружает человека, но и ТО, что и как он выделяет из окружающеrо. 2* J 9! 
'Часто то, чеrо ЧеловеК kaK оы не замечаеt, на са. \10М деле определяет ero сознание. Коrда же мы интересуемся творчеством писателя, то нам важен способ, которым он ВЫделял части из общеrо, для Toro, чтобы мы потом моrли воспринять это общее заново. Толстой всю жизнь занимался выделением из общеrо потока Toro, что входило в ero систему миро- понимания; изменял методы выбора, тем самым изме няя и то, что выбирал. Посмотрим на законы расчленения. , Мальчика переводят вниз к Федору Ивановичу......... к братьям. Ребенок покидает то, что Толстой называет «при.. выноеe от вечности». Только что началась жизнь, и так КаК друrой вечности нет, то пережитое вечно. Мальчик расстается с первичной осязаемой веч.. ностью .......... «не столько С людьми, с сестрой, с няней, u u с теткои, сколько с кроваткои, с положком, с подуш.. Кой...». Тетка названа, но еще живет не в расчлененном.. мире. Мальчика берут от нее. На Hero надевают халат с подтяжкой, пришитой К спине,  это как будто отрезает ero «навсеrда от верха». «И я тут в первый раз заметил не всех тех, с кем я жил наверху, но rлавное лицо, с которым я жил и которую я не помнил прежде. Это была тетенька Татьяна Александровна». у тетки появляется имя, отчество, потом она опи.. сана как невысокая, плотная, черноволосая. Начинается жизнь  как трудное дело, а не иrрушка. «Первые воспоминания» были начаты 5 мая 1878 rода и оставлены. В 1903 rоду Толстой, помоrая Бирюкову, который взялся написать ero биоrрафию для Французскоrо издания сочинений, снова пишет воспоминания детства. Они начинаются с разrовора о раскаянии и с рассказа о предках и братьях. Лев Николаевич, возвращаясь в детство, теперь 20 
З1iалиэирует Не только появление сознаниst, но й труд- ность повствования. «Чем дальше я подвиrаюсь в своих воспоми- наниях, тем нерешительнее я становлюсь о том, как писать их. Связно описывать события и свои душевные состояния я не Mory, потому что не пом" ню этой связи И последовательности душевных со.. стояний». Для Толстоrо самое важное  связь событий, ду" шевная лоrика их расположения, но он теряется в оrромной жизни и rоворит: «Буду продолжать как ПрИДется»,  и тут же обещает: «Коrда кончу эти описания, поведу уже рассказ по времени, хотя и не связно, урывками...» СТАРЫЕ КОРНИ rенераланшеф князь Волконский был одинок и в неудачах, рано он,удалился в имение; ero отделили от HOBoro царствования неrодование, ropAocTb, за висть. Он заперся за воротами, висящими между ДВУl\fЯ белыми башнями; ворота редко для Koro открыва.. ЛИСЬ. Здесь, в большом саду, затеян ДOMДBopeц с Ka менными флиrелями и с rлавным корпусом, построен- ным, как строили тоrда: низ каменный, верх деревян- ный, оштукатуренный. Каменные флиrеля были по.. строены, но хотя rенераланшеф был боrат, дом он успел вывести только на высоту одноrо этажа. ДОМ перешел к дочке ero, Марье Николаевне. Толстой в разное время разrадывал деда пораз ному; описывая cTaporo владельца Лысых [ор  Вол.. xOHcKoro, Лев Николаевич в черновиках сперва рас- сказывал, как старик через приказчика отправил в воспитательный дом младенца, прижитоrо с ДBOpO ВОЙ. Это не попадает в окончательный текст. Толстой хочет выделить Волхонскоrо из ero вре.. мени. ОН дает князю ясный ум и высокомерие и в то же время во сне В()лхонскоrо покаЗbIвает ero жrучую 21 
Зависть к Потемкину. Князь rорд Ii уМеН; крестьян, по словам Толстоrо, уважаЛI! Волхонскоrо. Судьба деда Толстоrо была трудная: при Павле он попал в отставку, будучи уволен без «абшида», то есть без... сохранения мундира и пенсии, потом ero отправили rубернатором в Арханrельск, rде он полу- ЧИЛ чин rенерала-от-инфантерии; но послужил недол- ro и был уволен, уже с «абшидом». Сорока шестИ лет князь вышел в отставку и больше уже не служил. Служа в Арханrельске, Волконский rубернатор- ствовал И над островом Шпицберrен. Шпицберrен русские мореходы называли [румант. rенерал"от"инфантерии, вернувшись в свое имение, назвал одну из дальних деревень  rрумаит. Окрест- ные крестьяне переделали название в Уrрюмы. Дерев- ня rpYMaHT по толстовскому описанию  место пре. красное, но Толстой замечал, что народные пере.. делки слов всеrда осмыслены. В старом русском языке было слово, применяемое еще ПУШКИНЫl\I,  «уrрюмство». Старик Волконский, как мне кажется, был полон уrрюмства.  Дом строился долrо, долrо разрушался и недолrо был целиком обитаем: он был не по росту вла.. дельuам. Перед последней войной в Ясной Поляне хотели восстановить дом, в котором родился Лев Николаевич Толстой. Но потом решили: дом не восстанавливать, потому что вся писательская жизнь Льва Николаевича про- шла не в нем. На месте craporo дома с коричневыми колоннами выросли посаженные Толстым деревья; местами со- шлись своды ветвей. · Сад стоит, как дом: пол ero украшен солнцем и зеленью. Тот дом, в котором писал Лев Николаевич,  ка.. менные флиrеля: один был пристроен  в нем жила оrромная семья Толстых, а друrой остался таким, ка- ким он был построен еще дедом: здесь была школа, в ней Лев Николаевич учил крестьянских детей. 22 
В те счастливые rоды, коrда Лев Николаевич за- нимался с ребятами в школе, иноrда выплывал ОН с ними на середину большоrо, при деде выкопанноrо пруда. Лев Николаевич хорошо нырял; купаясь, про- студы не боялся; высыхал на ветру, не вытираясь полотенцем. Была у Hero с детьми иrра: нырял в пруд, доставал песок со дна и то же предлаrал делать ребятам. Коrда пишешь биоrрафию создавшеrо великие произведения, долrо жившеrо писателя, не знаешь, как нырнуть, rде взять ropcTb песка со дна,  ведь ныряешь не в пруд, а в море. Вот кажется мне, что надо HbIpHyrb и достать u ropcTb воспоминании о том, как жили в ДОМе отца Льва Николаевича. Буду писать, ХОТЯ мокрый песок, может быть, прольется между пальцами, убывая. Пушкин в «Евrении Онеrине» называл помещиков cBoero времени равнодуu-ными счастливцами, птенца.. ми школы Левшина. Левшин был тульским помещиком, теоретиком по.. мещичьеrо хозяйст"ва. Были ли ученики ero, птенцы ero rнезда, равнодушными, были ли они счастливы? Старые русские усадьбы красивы, но стояли ОНИ недолrо, и редко их достраивали. Помните в «Мерт- вых душах» описание дома Манилова? Мебель не до конца обита, иные кресла покрыты роrожами, на столе, рядом со щеrольским подсвечни- ком, стоит позеленелый урод, весь в сале. Манилов думает, что он все закончит, но явно, что дом не бу.. дет завершен. Старые доекатерининские постройки были просты. Лев Николаевич в одном романе, который он не кончил, описывал старую Ясную Поляну и дом поме- щика Михаила Бабоедова. «Двор у Hero был большой на rope, с краю, ПОД двумя соснами. И дом на двух срубах в две связи липовые, с высоким крыльцом. Сам он не жил дома, а был на службе в полку...» Нарядные русские усадьбы начали строиться во второй половине XVIII века, коrда дворяне приехали на свои земли домой из обязательной службы. 3 
Лев Николаевич думал, что каменный одноэтаж ный дом строился Волконским для дворовых. Вероят нее, что это помещичий дом старых владельцев име ния. ДOMДBopeц Волконский не достроил, хотя успе"ту поставить ворота, проложить аллеи, вырыть пруды, построить оранжереи, разбить сад. Крепостной оркестр иrрал по утрам в центре сада во время проrулок rенерала с дочерью. После смерти cTaporo князя музыканты разо шлись: КТО снова стал саДОВНИКОl'tI, кто официантом. Музыка в усадьбе замолкла. Дом еще стоял при первых наследниках. Потом дом продали. Продажа cTaporo дома произошла как будто слу чайно, изза проиrрыша в штосс. В дневнике 1855 ro да 28 января Лев Николаевич записывает: «Два ДНЯ И две ночи иrрал в штосс. Результат панятный  про иrрыш Bcero яснополянскоrо дома». Эта случайность долrо подrотовлялась. Дом был не по средствам внукам Волконскоrо, хотя Лев Нико лаевич не хотел продавать дома; вместо Hero прода вал за долrи наследственные деревеньки, хлеб и.ло шадей, лес  все время в убыток себе, выпрашивая у покупщиков деньrи вперед. Но и прижатый долrами, он писал брату Серrею Николаевичу из станицы Староrладковской 28 марта 1852 rода: «Ясенский дом  не ПО1'ому, чтобы я ero ценил во скольконибудь, но потому, что он мне дороr по BOC поминаниям,  я не продам ни за что, и это  по следняя вещь, с которой я решусь расстаться». Серrей Николаевич возражал против продажи дe ревень, советуя продолжать продавать леса и CTpoe ния. Он перечисляет: «Чепыж, OBpar rрумантский, роща за почтовым двором и круrлый березник, у тебя же еще останется осинник молодой, который с нуждой, но тоже можно продать, и большой дом, к которому по твоему жела нию должно приступить К последнему, но мне кажет ся, что если оН простоит без всякоrо ре:монта еще He СКОЛЬКО лет (а ремонт OHoro довольно значительный), 24 .. 
то он действительно будет только rоден как суве- нир...» Серrей Николаевич; любитель цыrан и охоты, уже разлюбил сувенир. Лев Николаевич держался за дом еще .три rода, а потом писал тетеньке: «...Передай- те ему (Валерьяну Толстому.  В. ш.) от меня, что я блаrодаРIО ero за продажу дома (я было потерял всякую надежду на такую удачную продажу) и за присылку денеr, предназначенных на покупку лоша.. дей и так и истраченных». Но вернемся к прошлому. Шел 1832 rод; дом еще не был достроен и потому не нуждался в ремонте. ОБЕД В БОЛЬШОМ ДОМЕ Отец Льва Николаевича, разорившийся подполков- ник в отставке, на IJриданое жены дом почти до- строил, но не обставил. Об отце Льва Николаевича мы знаем довольно MHoro; мать Толстой не помнил, он создал себе па.. мять о ней из caMoro ЛУЧШеrо, что он знал в жизни, сделал ее нежной, мечтательной, любящей. Марья Николаевна Волконская была сентимен- тальна и мечтательна, но решительна; с подруrами своими, сестрамианrличанками, она не только rOBO" рила о нежной дружбе, но и выдала их замуж, дав неслыханное приданое: одной пятьдесят тысяч, дру" rой  семьдесят пять. Денеr в доме было HeMHoro, и рано начали зани- мать, а Николаю Ильичу нужно было выкупать про- данные с ToproB имения-, беспутно прожитые отцом. Он вил rнездо в спорах, в судах, в запутанных сдел- ках и в спокойной работе просто и далеко ВИДЯlЦеrо хозяина. ДОМ не достроен и не совсем меблирован. Он orpoMeH, кажется, что комнаты ero никоrда не сосчитаешь. Расскажем об обычном дне этоrо дома, об обеде 25 
'" семьи в большом зале и попутно расскажем судьбы людей. Решим, были ли они счастливы и равнодушны. Обеда дожидались, собравшись в rостиной. Здесь был диван и круrлый стол, и кресла  одни дбо.. ВЫе, друrие  под красное дерево. На стенах висели два трюмо. Небоrатая комната в отражениях была как бы в двух кусках вставлена в резные золотьrе рамы. Николай Ильич отдыхал в СБоем кабинете на ди ване, OTOM зеленым сафьяном. Он выходит, обутый в мяrкие сапоrи без каблуков, подходит быстрыми шаrами к старухе матери, смотрит на нее добрыми, красивыми и печальными rлазами, отдает свою труб ку лакею rрациозным мужественным движением. Ста.. рая rубернаторша улыбается сыну, он целует ее руку. Пелаrея Николаевна целует сына в лоб. Любимый сын, твердый хозяин  замена доброrо, беспутноrо мужа. Фамильная rордость Толстоrо как бы сосредото" чивалась на памяти о роде бабушки  rорчаКОВIfХ. Она была дочерью старшеrо из князей rорча- ковых. Толстые были менее знатны, и Лев Николаевич историю cBoero рода знал неточно. Было известно, что первый rраф Толстой, Петр Андреевич, был умен и коварен, смел иневерен с друзьями; умер он в жестокой тюрьме Соловецкоrо монастыря, rде узников смиряли битьем и rолодом. Про деда cBoero, Илью Андреевича, Лев Николае. вич писал, анализируя жизнь ero по пунктам. «Н мущеСТ80 расстроенное, большое состояние, не- брежность, затеи, непоследовательность, роскошь rлупая. Общественное. Тщеславие, добродушие, уважение к знатным». . Не будем идти последовательно за Толстым. В про должении сказано: «У мственное. rлуп, не образован совсем». Илья Андреевич Толстой не был совсем не обра- зован; он кончил морской кадетский корпус, служил 26 
на флоте, потом в Преображенском полку, дослужил ся до бриrадира  этот чин был пределом для знат" Horo человека средних способностей. Илья Андреевич был верен жене, любил роскошь и rрандиозное добродушное rостеприимство. В хлебосольной OCKBe он славился умением ДО" бывать к столу" необыкновенных осетров, к которым относился эстетически. Разорился он незаметно, ра.. зорение было ускорено пожаром Москвы. На сожженное имущество Илья Андреевич подал преувеличенный счет, который целиком не был удав.. летворен. Патриотических подвиrов при оставлении OCKBЫ как будто он не оказывал, но ни в чем дурном не был замечен. Пришлось просить о месте: в 1815 rоду ИльSf Андреевич получил должность казанскоrо rубернато" ра. Карточная иrра, rостеприимство, барская небреж.. ность, ссора с rубернским предводителем дворянства скоро поставили Илью Андреевича в трудное положе- ние; rоворят, что он взятки брал только с откупщика: не брать с Hero М'9ды было бы просто вольномыслие. Пелаrея Николаевна с заднеrо крыльца брала взятки тайно, но бестолково. Злоупотребления Ильи Андреевича были невелики, ero обвиняли только «в подозрительчом небрежении в делах по местам, правлению подчиненным», а так.. же в «явной слабости и в недостатках знания в ДОЛЖ" ности». rубернатор умер внезапно в 1820 rоду, под след ствием. Н. Н. [усев в своей книrе возможность самоубий.. ства отрицает, приводя тому мноrие доказательства. Сын rубернатора оказался вдруr обездоленным, с избаловаНI!ОЙ матерью на руках, с наследством, ко.. торое не стоило долrов. Ему пришлось служить хотя бы для Toro, чтобы не попасть в долrовую тюрьму.  Что ж не дают обедать?  кричит хозяин дома Николай Ильич, сын rубернатора, умершеrо среди равнодушия и упреков. 27 
Камердинер докладывает, что сейчас подают. Открывается матовая темно-красная дверь: она не покрашена, а только прошпаклевана и подмалевана. В высокой двери показывается дворецкий.......... Фока Де- мидович, одетый в синий сюртук с высокими сборками на плечах. Фока давно служит в этом доме и в орке- стре князя Николая Серrеевича Волконскоrо иrра.п на скрипке. Теперь Фока Демидыч, высоко и важно подымая брови, как будто сейчас перед ним большой оркестр начинает СИ1\АфОНИЮ, rоворит коротко, rордо, не rpoM- ко и торжественно:  Кушанье поставлено! Все подымаются и идут к большой зале: впереди красивая старуха с ДЛИННЫJ\.I подбородком, В прическе с рюшами и фиолетовым бантом на rолове. Она при- вычно переживает восстановление торжественно-пра- вильной жизни, прерванной безвременной смертью казанскоrо rубернатора. Рядом с ней веселый человек с rрустными rлаза- ми  Николай Ильич. Он хорошо сложен, леrко дви- жется Ero жизнь начиналась военными удаЧflМИ, дружбой с умными людьми. Потом все оборвалось. Слава прошла стороной, друзья поrибли, но rроза тоже прошла стороной. Потом был брак  умная же- на и хорошие дети. К отцовской белой руке щекой ластится пятилет- ний мальчик Лева-рева. У мальчика светлые волосы, u сине-серые лучистые rлаза, упрямыи рот И скулы, и розовые щечки. Отец на ходу нежно и рассеянно-ласково прищем- ляет пальцами вытнутой руки щеку мальчика. Ма- ленькие ноrи Левы стараются не отставать и не пере- rонять шествие, ему хочется продлить ласку. Лева еще 1\iаленький. С ним девочки еще иrрают в куклы, иноrда кукла  он сам. Недавно ero в этой иrре называли илашкой, качали, кутали, лечили, как куклу. Еще недавно он заснул в этой иrре. А сей- час он уже собирается сесть на лошадь и учит ero не тетенька, а немец, и пальцы у Hero в чернилах. За старшими Толстыми, за спиной Николая Ильи.. 23 
ча, идет rрафиня Александра Ильинична Остен-Сз" кен  rолубоrлззая, светловолосая, rрациозная три- дцатипятилетняя женщина в дороrом, небрежном и запущенном платье. Она добра, релиrиозна, доволь u " но боrата и бездомна. Ласкова с детьми и прислуrои и мечтает о монастыре. Ее муж, rраф Остен..Сакен, боrатый остзейский rраф, страдал манией преследования; оН ПЫТ!lЛСЯ в дороrе застрелить жену, потом помирился с неи че рез пастора; встретившись, он обманом заставил ее показать ему язык и хотел отрезать язык бритвой. Он мучил и пуrал беременную жену: ребенок их ро- дился мертвым. Сейчас Александра Ильинична идет как и все,  спокойно и улыбается соседке справа  Туанет. Татьяна Александровна Ерrольская держит ма- ленькой сильной смуrлой рукой белую руку Александ- ры Ильиничны, слушает знакомый лепет соседки и не слышит ничеrо. Всю жизнь она прожила рядом с лю- бимым, с Николаем Ильичом Толстым, и ни разу не моrла посмотреть смело своими черно-аrатовыми rла- заМI;I в ero милые, rpycTHbIe rолубые rлаза. И теперь он идет впереди нее и смотрит не на нее, а на мать. Восемь лет Татьяна Александровна прожила, не ссорясь, с Марией Николаевной Волконской..Толстой. Мария Николаевна умерла. Прошло еще шесть лет. Николай Ильич просил Татьяну Александровну выйти за Hero замуж, заменить мать ero детям и никоrда ero не покидаlЬ. Им было уже по сорок четыре rода. Она столько раз об этом думала что решения приходят в секунду. Татьяна Ерrольская записала: «В первом предложении я отказала, второе я обеu(алась испол- нять, пока я буду жива». И заПJIска лежит в бюро в бисерном портфельчике. За Татьяной Ерrольской и rрафиней Остен..Сакен идут трое старших сыновей rрафа, не в лад стуча по новому паркету отроческими ноrами в тяжелых до- модельных сапоrах. Их ведет Федор Иванович Рее- сель........ саксонский немец, сильный и лысый, добрый и бездомный, незаконный сын бюрrера, недоучившийся сапожник и иэrнанник родины. Он будет похоронен  
здесь, в Ясной Поляне, за оrрадой кладбища, как U U u свои и как чужон, отделенныи тысячами верст от ро- u дины и оrрадои от тех, с кем он прожил всю жизнь. Идут разrоваривая. Затейливый Николай, добрый Серrей и Дмитрий, заносящийся то в одну, то в дру- rую сторону. С ними Марья Николаевна  младшая дочка Николая Ильича: мать умерла, ее родив. Сей.. час она маленькая девочка  красивая, бойкая. Молодой она выйдет замуж за двоюродноrо 9рата Валерьяна Петровича Толстоrо, от Hero родит четве- рых детеи, будет несчастна в браке, разойдется с му- жем, влюбится в TypreHeBa, разочаруется; потом влюбится в иностранца  виконта reKTopa Виктора де Клена, уедет за rраницу, родит еще дочь; уйдет в монастырь и проживет дворянкой при дворе-мона- стыре cBoero боrа. Кто же счастлив? Кто спокоен в этом светлом до- Ме в солнечный летний день? Может быть, счастлива CTapyx Пелаrея Толстая, вечером раСКладывая пасьянс рядом со своим лю- бимым, внимательным сыном. Счастливы дети. В воспоминаниях Льва Николаевича время детст- ва овеяно счастьем, но ему казалось, что счастье толь- ко что было и прошло, котда он, открыв rлаза, оrля- нулся. «Во всех семьях бывают периоды, котда болезни и смерти еще отсутствуют и члены семьи живут спо- койно... Такой период, как fHe думается, переживала мать в семье мужа до своей смерти... Никто не уми- рал, никто серьезно не болел, расстроенные дела отца поправлялись. Все были здоровы, веселы, дружны. Отец веселил всех своими рассказами и шутками. Я не застал этоrо времени. Коrда я стал помнить се- бя, уже смерть матери наложила свою печать на жизнь нашей семьи». Обед был торжеством и вершиной дня. За окнами, большими и торжественными, за широ- ко распахнутыми рамами, виден сад и цветник: ку- сты шиповника распыхались ЦBTOM, заrраничные ро- заны рдеют середками цветов, бледнеют краями. ю 
За окнами, вдалеке, виден луr  полОвина скошена, она светлая, серебристая; а нескошенная  буреет. На стриженых липах аллеи зажелтелся цвет......... чуть припоздал. Там, за луrами, рожь пожелтела, ровно слиняла, за нею леса синеют, и rуще лесов синеет небо. Меж дворов и овинов разлилась крапивно-зеленая река  конопли на старых унавоженных землях. Посредине плывет баба, и видно только ее алый пла- ток и наплечники сарафана: должно быть, в коноп- лях дорожка. За коноплями rречиха наливается мо- локом. Пчелы, как будто составленные из пушистых черных и желто-солнечных кружков, летают среди цветов. За колоннами большоrо дома в синем небе зеленеют дубы Большоrо заказа и части засеки  рубежа, превращенноrо в большое барское имение. Еще дальше белеют березы, синеет земля у берез. Все места знакомы, все видят за окнами не только то, что там есть, а все то, что спокойно нсхожено, объез- жено. Все блаrополучно. У старой rубернаторши на сто- ле лежит золотая...табакерка с портретом обожаемоrо мужа, умершеrо в Казани, во время следствия .......... без позора и приrовора. Если были какие-то ошибки, то обычные, человече ские, забытые. Умерла Марья Николаевна, не слышно ее тяжелых шаrов, не войдет она, не взrлянет на всех u лучистым своим взrлядом, не подоидет к мужу тя" желой походкой, откинув свои плечи. Умерла, оплакана, поrребена, заменена, обрати- лась в воспоминания. Ее почти не увидел младший сын  «Милашка»  он И будет ее дольше всех пом- нить. На столе постелена домотканая скатерть  rpy- боватая, но приятная, широкая. Солнце сверкает на тонких стаканах, в которых налит квас, желтые зай- чики брошены на высокие лепные потолки. Малень- кие руки детей поrлаживают деревянные черенки но.. u жеи и вилок: хочется есть. Сверкает солнце. За бабушкой стоит Тихон  бывшая флейта в ор- 31 
кестре дедушки, перемиrивается с детьми, размахи вает тарелкоЙ. БйБУШI<а оrлянулась. Тихон стоит, как мра1\lорная статуя домашнеii работы, ПО"ТIупрн)кав J( синему CIOp туку )келтоватую та реЛI<У. Милашка  COBce1 fалеНЬJ{ИЙ. 011 болтает уси.. ленно под столом толстыми ножками, обутыми в бе лые нитяные ЧУЛКII, связанные ПрасковьеЙ Исаевной. На Horax rрубые башмаки, сшитые r",ухим Алексеем саПО)КНИКОI, с ШеJlКОВЫl\'1И бантика1И. Все друr про друrа все 3HalOT. Кушанья самые простые и понятные: }<аша, KapTO фе"т.ь печеный, репа, куры с оrурцамн, TBopor со CMe та ной, оладьи, хворостинки  сухое печенье. За стульями rоспод  лакеи: БЫВШllе флейты, ro бои, виолончели, скрипки, альты, барабаны умолкнув шеrо оркестра деда ВОЛКОIIскоrо. Коrда окончится обед, пойдет Лева к ПраСI<овье И,саевне в маленькую комнату. дым ОЧАковскоrо КУРЕНИЯ Старый дом, построенный отцом Толстоrо, давно снят, фундамент ушел в зеl\'I..тIЮ, выросли большие деревья, которые I<ронами своими поднялись над KpЫ CI " u шеи, коrда"то перекрывавшеи двухсветныи зал. Но Толстой Лlобил ВОСПО1\1инания об этом барском доме. Вспоминал он этот ДОМ как..то укоризненно и идиллию CTaporo недолrОI'О великолепия вставлял в рассказы о давних обидах дворовых ЛIодеЙ. Прасковья Исаевна была ключницей CTaporo дома, н у нее BcerAa были приrотовлены для детеЙ сладо.. сти и рассказы. ПраСI<ОВЬЯ Исаевна принимала детеЙ, коrда они приходили к неЙ, ласково и разrоваривала с ними о старине и о храбром rенерале  их деде, как одил он под Очаков воевать турка. Любила I(оrда"то Прасковья Исаевна Фоку Деми дыча  это было тоrда, I<ОI"да 1J"рал БОЛI.J1110Й дедуш.. кин оркестр 11 в нем Фuка был ВТОрО!I скрипкоЙ. 32 
  ' . "; "'  - ., JlOM, В котором рОДИЛСЯ л. Н. Толстой. '" .-1 ...  L. Въезд 8 Ясную Поляну ,,"" .. 
. . . '", .. . .. .;::. -- .. "\1.4  ,,' . . \ \; .., \ "\ 1 а . "  .i:; .. ,  .l .. I ,\W":..' ' 1 '-;: . ,;.... ' \. .., .... \. --\ \ \ '\{..,   \... t--" .  ....t' t . ,. \" " , I ,:, \ '\ \ : , \'.' '1t \ l!i' 1 \.  '\. --  \. 1 \; \ '\, . -. " \ t \ "t" . , .. .. , 4 . ';  tr\"  .. .. . :-- " ... '\  .. .... , ... ... .. . . ... 11, ". """ ) .- . .\, " с.  " ',..  , .... .-  - L. . I а  . I   I . R ............... ,.. ., -1) . \ .., . . .. , "- '"( \ \" '  . ..Jto/ , i . .1 I I «Дерево бедных», ЯСIIОпо.fJЯlfсюrй ДОI. " .\ .' . .1" .. "j. ............ r l ... J,.I!..' .1 
Ходил скрипач в высоких чулках, в башмаках с пряж- каМIi и носил на rолове пудреныЙ белый парllК, как и барин, а Паша пришла из деревни  была тол- стая, веселая. ПОТОМ получила она башмаl{И, приста- вили ее нянькой 1< Марье Николаевне; часто она встрсчалась с Фокой, полюби.па ero и ПРИШ.ТJа к бро- вастому rенералу робко просить позволения выйти за ФОI(У заму>к. rенерал тряхнул черноседой rо..rJОВОЙ без парика, СI\азал Паше, что она неблаrодарная, и сослал девку в наказанье скотницей в степную деревню. Через шесть месяцев вернули ее, была она опять босиком и в затрапезке, пала rенералу в ноrи, просила прощенья за свою дурь, и верну.ни ей l\tилость и ласку. СЛУ}I<И ла она еще двадцать лет. Стала она Прасковьей Исаевной, начала носить чепец, и, коrда барышня вы.. l1Iла заl\rуж, дала она Прасковье Исаевне вольную и обеu.tала пенсион ея{еrодный в триста рублей. Но пен Сlfона и вольной Паша не взяла. Она осталась в до- ме, rде служил седой Фока, уже снявший парик. Осталась ключницей. О старой Лlобви rоворнла как о дури, заперла ее и КЛIОЧ забросила. M"oro она видала, смотрела на то, как барышня ее стала барыней, удивля.пась тому. что дарит она своей подруrе-анrличанке деревни с крепостными. . Добрая барыня  с хорошим, крепкн, xapal<Te.. ром. Деревню ей не позвали..," подарить родственни- ки, TaI{ она подарила се1\.fьдесят пять тысяч рублеЙ. Барыням тоже }I{ить трудно. Вот барышня Татья- на Александровна ЕрrОЛЬСl<ая  че{ не .барыня? Внучка князя Николая Ивановича rорчакова, а бед- на. Не смоrла выйти заfУ}I<. Хорошо, что Л1арья Iiи- колаевнз, доброЙ души че'10век, ее держа..rJа в доме, а то}ке cBoero счастья у Татьяны Александровны нет.  Прасковья Исаевна, а дедушка как воевал? BerXOM?  спрашивает Лева.  Он всячеСI{И BoeBa..ТJ  и на коне и пеший. Зато rенераланшеф был. А Лева смотрит на вещи, ими забита вся комната Прасковьи Исаевны, болтает свой вздор:  Буду я rенералом, >кенюсь на чудесной краса- з N. UUкловскнА 33 
вице, КУП.IIЮ рыжую лошадь, построю еклянный дом и выпишу родных Федора Ивановича из Саксонии. А nрасковья Исаевна качает чепчиком и отвечает% ........... Да, мой батюшка, да... Потом открывает rолубой сундук  мальчик ви- дит снизу крышку, на которой внутри наклеена кар- тинка с помадной баночки, рисунок Сережи и изо- бражение KaKoroTo rycapa, н достает для мальчика винную яrоду и карамельку. А потом вынимает ку- рение, зажиrает от лампадки бумажку, от бмажки смолку и помахивает ею.  Это, батюшка, еще очаковское курение, коrда наш покойный дедушка, царствие ему небесное, по турку ходили  вот оттуда привезли. Вот уже послед ний кусочек остался...  вздыхает старуха. Пахнет смолкой, какимито цветами и в полумраке. комнаты извивается прозрачная лента дыма, спле.. тается в неведомую букву. Для мальчика Левы буквы понятны  И русские и французские, а это какие ......... турецкие? Или арабские из сказки? ФАНФАРОНОВА rOPA Девочек на ту ropy возьмем после,  шепчутся мальчики,  идти далеко. Ее отсюда не видно. Там живут, не прилаживаясь, не разламываясь, не приrибаясь, и никоrда не шепчутся, и дверей не запи. рают, а rоворят, сидя на зеленых диванах, все ПРЯ1VIО. Мужичьи избы все с трубами, и собаки всеrда бе. рут волка. Так вечером сказал изумительный старший брат Николенька  предмет непрестанноrо изумления Ле- вы. Мальчик двенадцати лет объявил всем, что у Hero есть тайна и, коrда она откроется, все люди сделают- ся счастливыми, не будет никаких неприятностей, НИ кто ни на Koro не будет сердиться и все будут любить друr друrа, все сделаются муравейными братьями. Вероятно, Николенька слыхал НеЛи читал в отцовской библиотеке о моравских братьях, которые жили ира. 34 
ведной жизнью, имея общее имущество, но в детском пересказе моравские братья обратились в мура.. вейных. Слово «муравейные» детям нравилось; они видали, хорошо знали длинные дорожки, проложен- ные муравьями в траве. JleB Николаевич до смерти своей любил смотреть на муравьев и утешался в последний rод жизни, си- дя на скамейке, рассматривая беспрерывную, лишен.. ную ссор жизнь муравьиных семейств. у детей была даже иrра в муравейных братьев. Эта иrра «состояла В том, ч10 сздились под стулья, заrораживали их ящиками, завешивали платками и сидели там в темноте, прижимаясь друr к друrу». В доме Толстых старшие помнили о масонах, хотя в списках масонов потом не нашли ни имени деда, rенерал-аншефа, ни имени отца Толстоrо. Масонство существовало под запретом императоров, которые распустили масонские ложи. В изустном предании, почти в сказке, масонские предания очистились, как очищаются быстрые реки, извиваясь среди полянок, отбрасывая мусор на береrа и мелея. Масонские правила приема в общество были co пряжены со 'сложными, странными и таинственными обрядами. Дети сrремились в своем живрм воображении к иной жизни, полной любви к людям и доброты, к жизнц. лишенной постыдных тайн, yrpoз, к жизни, на которую можно было бы смотреть, все понимая. Николенька объявил, что существуют муравейные братья и есть условия приема к этим братьям. Усло вия приема были следующие: вопервых, надо было стать в уrол и не думать о белом медведе. Лева уже становился в разные уrлы в разных комнатах и все старался, но никак не Mor не думать о белом медведе. Второе условие было: пройти, Не оступившись, по щелке между половицами, а третье условие  в про должение rода не видеть зайца  ни Живоrо, ни Meprnoro, ни Жареноrо на столе. Надо было еще по u v клясться никому не открывать таин муравеиноrо братства. З* 35 
I(оrда соберутся муравейные братья, коrда забу- дут они о белом медведе и обо всем плохом и станут хорошие, то Николенька возьмет зеленую палочку, на которой написана тайна; эту палочку все. вместе отнесут на край oBpara, что в Старом заказе, и там на переломе холма закопают у дороrи, а сами уйдут На Фанфаронову ropy жить хорошей жизнью, в кота.. рой не будет ни маленьких, ни больших и все будет rовориться прямо, и никоrда не будут шептаться, " не будут плакать. Тоrда можно будет выполнить любое свое желанье, а эти желанья надо было высказать заранее. Сережа пожелал уметь лепить лошадей и кур из воска. Ми.. тенька пожелал не леПI;IТЬ, а рисовать  все в боль... шом виде, маленький Лева ничеrо не умел придумать и пожелал все уметь рисовать в малом виде. rлавное было попасть на Фанфаронову ropy  там успее\tI еще придумать самое хорошее. [де ropa ........... дети не знали: вероятно, за необозри.. МЫМ) блестяще..желтым ржаным полем) еще дальше, за синим лесом. Она так далеко, что хотя высока, но не подыает-- ся над лесом. Туда можно было дойти, если идти долrо всем ВМесте. Лева был маленький, как муравей, и понимал только любовь и ласку. Он стал членом муравейноrо братства на всю жизнь, мечтал найти дороrу в дет... ство, прижаться к людям, как к близким, ни на КDfO не сердиться, не думать о ненужном белом медведе тщеславия. Откуда взял Николенька белоrо медведя? ДОМ Толстых при Марье Николаевне был домом читающим. О белом медведе читал отец Тристрама Шенди у Стерна, у Toro Стерна, который станет лю.. бимым писателем молодоrо Толстоrо. Старик Стерн хотел воспитать CBoero сына на анализе мыслей обе.. лом медведе. Но шутки Стерна в семье Толстоrо пре.. вращались в мечту о путях к новой жизни. Марья Николаевна в письмах часто высказывала мысли, rоворящие о том, что Руссо и Стерн ей извест- 36 
БЫ И приучили ее к анализу отношений и к умил.ению перед добром. Но Марья Николаевна отличалась ОТ своих заморских учителей тем, что она делала так, как хотела, и свою доброту превращала в резкие по.. ступки, которые казались друrим ЛЮДЯМ причудами. В этом она была истинной матерью Льва Николае.. Бича. То, что было наrадано, искано в чужих землях, та боль, которая уже обнаружилась внеравенстве челове.. чества, существовала у нас, но rоворили и думали о ней резче, решительнее. Дети MHoro разrоваривали друr с друrом; старшие подслушивали разrоворЫ бывшеrо музыканта, Kpe постноrо дядьки Николая с Федором Ивановичем ........... немцем. Уже ночь. Николай собрал детское платье, сапоrи; держит на руках, собирается унести чистить; Федор Иванович надел колпак С кисточкой, посмотрел на OK на. за окнами еще смеркается. Федор Иванович BЫ секает из оrнива искру на трут, от трута зажиrает серничек, от серцичка свечку, укладывается, YKPЫ вается до rорла.  Дети спят или собираются спать. Лева уложил иrрушку рядом на подушке, долrо смотрит, как ей уютно, как хорошо ей спать, и потом засыпает вместе с ней. Николай Иванович и Федор Иванович ............. старые друзья и любят НОЧЬЮ поruВОрИТЬ. Целый день ходил Николай, исполняя разные при кзанья. Николай добр, и все им помыкали, а вечером он начинал разrоваривать, обсуждать и хвастаться. Любил он смотреть на то, как Федор Иванович вы.. клеивает из бристольскоrо картона разные коробоч.. ки и украшает их золотой бумаrой. Любил рассказы.. вать о том, как жил в своем имении Дед Льва Нико лаевича, rенераланшеф, как он разбил парк перед домом BOKpyr CTaporo вяза, оставшеrося от заповед ных лесов. В вязе том было три обхвата. BOKpyr He ro скамеечки и пюпитры, а KpyroM клиньями липо.. вые аллеи. 37 
Утром выходил князь Николай Серrеевич прибран.. ным в сад с ДОЧКОЙ, всеrда чисто бритый; батистовое белье манжет и манишки чистоты были, ныне не встречаемой, rубы твердые, rлаза черные, брови ши- рокие, нос сухой.  В оркестре восемь человек  все в камзолах, в чулках и башмаках, в париках, все с ноrами, и я в ноты смотрю, потому что я флейтой был. KpyroM сирень, шиповник; все посыпано песком и u разметено и никем еще не проидено. Разложим ноты, откаш.пяемся. Вот и князь выходит, и начинаем иrрать fайдна. Потом расходимся  KTQ чулки вязать, кто в саду работать. У всех были свои должности. Я, к слову сказать, свиней кормил, был при своей работе, а те.. перь порядка нет, rоспода замешались. И охоты наш rенерал не любил, а любил цветы и оранжерейные растения, и,. так сказать, разве теперешние свиньи  свиньи? И мужички, должен сказать, забеднели... Окна совсем черные, в них отражается свеча ела... бым рыжим сиянием. Федор Иванович рассказывает о соседских делах, о том, что у Исленьевых нехорошо: Александр ихайлович ёОБсем ЗЗПrрался, И как они дела свои поправят  неизвестно. Шепотом rоворят, что дети Исленьевых называют- ся Иславины, а rраф I(озловский Софье Петровне, урожденной rрафине Завадовской, развода не дает и за то, чтобы записать детей Исленьевых на свое имя как законных, спрашивает за каждоrо по сто тысяч, а столько не соберешь, если и все имение продашь.. А вот Александр Михайлович триста тысяч выиrрал  опять спvстил. И У tемяшевых нехорошо  и боrат, и знатен, и fорчакову родственник, а дочки ero незаконные: ум.. рет Темяшев  выrонят девочек наследники на улицу. rорит свеча, два старика разrоваривают друr с друrом о чужих делах и о том, как бы они все, если бы их воля, переделали. Дела Толстых не плохи: долrи по казанскому делу были выплачены после женитьбы на боrатой невесте. 38 
Теперь шли друrие наследства: в 1833 rоду умерла племянница матери Николая Ильича Екатерина Ва- сильевна rорчакова, которая была замужем за Львом лексеевичем Перовским; после нее остались два имения в Курской rубернии: Неручь  триста деся- тин и Щербачевка  тысяча десятин. у Толстых в доме слепой приказный, бывший крепостной Пер ОБСКОЙ, великий знаток всяких кляуз, как rоворил о нем в CB0I:IX воспоминаниях Лев Нико- лаевич. Иван Митрофанович все дела Перовских луч- ше, чем они сами, знал, и после долrоrо процесса Толстой с братьями как наследники по женской линии получили наследство. На двор пришли большие во- зы  rлавная часть наследства. Иван Митрофанович ходит по дому с мальчиком.. поводырем; часто пьян, хотя тих. Ero ценят как вели.. Koro знатока законов: свод законов издан, но еще не разослан. Ивану Митрофановичу хорошо в доме: ему идет полный корм. Он еще приrодится rосподам. Засыпает Федор Иванович. Николай тушит свечку, уходит тихонечко. Засыпают старшие дети. Утром, коrда будут rулять, старшие расскажут о том, что они слышали, младшим. Старшие важни" чают, rоворят непонятно. Так получается, что все KpyroM неправильно и идет не так, как надо. У всех процессы, и папа судится, только он rордый  не хо.. чет принимать чи-новников на дому и посылает им деньrи через Фоку в конвертах. Коrда rоспода чи.. новники приезжают, то папаша к ним не выходит. Дома очень хорошо. Но rдето лучше. [де? СПАЛЬНЯ БАБУШКИ Про дедушку  бриrадира и казанскоrо rубернаrо.. ра рассказывали в доме мало. Дворня была  приданое Марьи Николаевны, княжны Волконской. Вспоминал rрафа сын в разrоворах со старухой 39 
матерью. Он береr ее старость и вел с ней разrоворы ласково, отца не упрекая. Дед иrрал в карты, иrрать не умея, затевал аферы и запутывался в долrах так сильно, что ему уже не приходилось экономить; отправлял стирать белье в rолландию, уrощал rостей осетрами необычайной величины и был так прост, что подписывался не «бри- rадир», а «бреrадир». Бабушка рыла важная и своей породой rордилась: ее отец был СТаршим в роду князей rорчаковы,с. rорчакова умела жить спокойно и барственно, ОНа любила УДИВЛЯТЬ собою. Руки она мыла какимто не.. обыкновенным мылом, которое при мытье давало MHO ro пузырей. Дети удивлялись на пышную пену в ба бушкиных руках. Бабушку так радовало их удивле- ние, что каждый вечер в ее спальне дежурил внук, и она при нем мыла свои белые руки. Потом старуха ложилась в постелр под тяжелыми окладами икон. rорели лампады, отражаясь в иконах цветными orOHb- ками; на стене обозначалась важная бабушкина тень в ночном чепце с рюшами. Бабушка не сразу засыпала, ее усыплял l тихим ... раэrовором сказочник Лев Степанович, ДЛЯ эrоrJ купленный еще стариком бриrадиром. Сказочник жил rдето в доме, а по вечерам приходил наверх в спаль- ню бабушки. Спальня была в низенькой широкой комнате на антресолях. Здесь Лев Степанович садил- u ся на низенькии подоконник, и ему приносили ужин с rосподскоrо стола. Большой зал дома был двухсветным. Для Toro чтобы не портить фасад, окна устроили так, что казалось, будто по всему этажу идут двух- светные залы; спали на антресолях, и окна оказы- вались прижаТЫfИ к полу. Ремесло рассказывать сказки было тоrда раслро страненным. Слепцы объявляли в rазета.х, что они рассказывают арабские сказки. Предлаrали также и русские сказки, очевидно для людей более npocToro звания. Арабские сказки были новостью, «Тысячу И одну ночь» недавно открыли и перевели на француз- ский язык. На похождения принцев, терявших свои 40 
амулеты, попадающих в ПJ1ен, ищущих СВОИХ жен в высоких замках и дружащих с джиннами, удивля- лись впервые. Лев Степанович сидел на подоконнике, бабушка раздевалаеь, не стесняясь при слепом. Было тихо. Маленький Левапузырь (он был очень полный в дет.. стве) засыпал, лю-буясь на свою белую бабушку. С подоконника слышался ровный, спокойный rолос Льва Степановича:  Продолжать прикажете? ......... Да, продолжай.  «Любезная сестрица, сказала она,  заrово" рил Лев Степанович своим тихим, ровным старческим rолосом,  расскажите нам одну из тех лрелюбопыт" нейших сказок, которые вы так хорошо умеете рас.. сказывать.  Охотно,  отвечала Шехерезада,  раССI<азала бы я замечательную историю принца I(амзраль.. замана, если повелитель наш выразит на то свое со.. rласие». Получив соrласие султана, Шехерезада Ha чала так: «У одноrо владетельноrо царя был единст", u веfIНЫИ сын...» , И, очевидно, слово в слово по книrе начал Лев Степаныч rоворить историю Камаральзамана. «Я не слушал, не понимал Toro, что он rоворил, настолько я был поrлощен таинственным видом бабушки, ее ко.. леблющейся тенью на стене и видом старика с белы.. ми rлазами, KOToporo я не видал теперь, но KOToporo помнил неподвм;кно сидевшеrо на подоконнике и мед.. ленны1ff rОЛОСОlo,I rоворившеrо какието странные, мне каззвшиеся торжественными слова, одиноко звучавшие u среди полутемноты КОfнатки, освещен нои дро}кащим светом лампады». В 1891 rоду Лев Николаевич писал, что на Hero больше Bcero произвели до четырнадцати лет впечат ление следующие книrи: «История Иосифа» из биб... лии  OzpOMHoe. «Сказки Тысячи и одной ночи»: «Сорок разбойников», «Принц I(амарзльзаман»  большое». «Принц»  это та самая сказка, начало которой rоворил наизусть слепец при маленьком Тол СТОМ. 41 
ОХОТА И СТИХИ Отца Лев Николаевич любил и помнил; он защи- щал ero в своих воспоминаниях, хотя и стави.fl ниже матери. Часто сближают Николая Ростова  rероя «Вой- НЫ и мира»  с Николаем ИЛЬИЧОМ Толстым  от- цом писателя. Каждое прямое сближение литератур" Horo произведения с фактами действительности, по- строенное так, что ждут совпадений, неправил.ьно. Про Николая Ильича Толстоrо, как мы ero знаем по воспоминаниям, при всем понимании условности сравнения, должно сказать, что Николай Ильич Тол- стой выше, сложнее Николая Ростова. Николай Ростов бестрепетно и посвоему caMOOT верженно предан власти. В конце «Войны И мира» во сне Николеньки Болконскоrо Николай Ростов  это тот человек, который расстреливает по приказанию Аракчеева восставших декабристов. Николай Ильич был неплохим хозяином, умел cy диться, выиrрывать дела; но больше Bcero он любил бездействие, бездействием он сохранял свою U6зави" симость. Толстой позднее увидал эту rордость cBoero отца и вспоминал: «Он не только не служил ниrде во вре- мена Николая, но даже все друзья ero были такие же люди свободные, не служащие и HeMHoro фрондирую.. щие правительство. За все Мое детство и даже юноc-rь наше семейство не имело близких сношений ни с ОД.. ним чиновником. Разумеется, я ничеrо не понимал этоrо в детстве, но я понимал то, что отец никоrда ни перед кем не унижался, не изменял cBoero бой- Koro, веселоrо и часто насмешливоrо тона. И это ЧУВ" ство собственноrо достоинства, которое я видел в нем, увеличивало мою любовь, мое восхищение пе- ред ним». Дела с чиновниками велись через доверенных лиц и как будто не пачкали рук, хотя они были сложны и иноrда спорны. Дома дворян были свободны. Вернее, они были нетреВОЖИМI>I. 42 
Дети ПРИХОДИЛИ к отцу. Николай Ильич сидел с трубкой на зеленом диване, ласкал сыновей, иноrда пускал их к себе за спину на кожаный диван, про.. должая разrоваривать со стоящим у притолоки двери приказчиком. Раз, коrда в rостях был Языков, отец заставил Леву прочесть выученные им наизусть сrихи Пушки- на «1< морю» и «Наполеон». Лев Николаевич и в детстве отличался необыкно", венной памятью. В одном из стихотворений  сто двадцать строк, в друrом  шестьдесят. Значит, он запомнил и прочел свободно, с пафосом сто восемь.. десят строк сложноrо стихотворноrо текста. Толстой вспоминает, что отец был поражен чув- ством, с каким сын прочел эти стихи. Прослушав сти" хи, Николай Ильич переrлянулся со старым своим друrом .......... Языковым. Это были вести из большоrо мира их прошлоrо. Все хорошо; сейчас друзья поедут на охоту. День мирен; ворота имения закрыты, никто не нарушит по- коя, кроме воспоминаний. Стихи, которые читал Лев, связаны с Наполеоном; стихотворение « морю»  с Байроном. Для Нико.. лая Ильича время Наполеона, рассказ о ero вой- нах ....... часть биоrрафии. Семнадцати лет Николай Ильич поступил на воен.. ную службу. В то время Николай Иванович rорчаков, близкий родственник матери Николая Ильича, был военным министром, брат Николая Ивановича.......... Андрей Иванович .......... rенералом действующей армии. Николай Ильич был зачислен к нему адъютантом, проделал походы 18131814 rодов, в 14"м rоду попал в плен к французам, жил в Париже и был освобож- ден нашими войсками в 1815 rоду. Наполеоновская тема  это тема молодости Tor- дашних людей; тема Байрона, лежащая в основе сти- хов Пушкина.......... это рассказ о разоча рованни, о боль- ших надеждах, большой тоске. Николай Ильич был связан с декабристами. Ближайшие ero друзья, Исленьев и Колошин  43 
декабристы. Но rраф Николай Ильич 8сето только u u хорошии сын и толковыи хозяин. Стихи, прочитанные Левой, rО80рИЛИ о друrом: Тоrда в волненьи бурь народных Предвидя чудный свой удел. В ero надеждах блаrородных Ты человечество презрел Наполеон  Bpar русской армии, Bpar побежден- ный. Наполеон  воспоминание юности, но. он же 8par революции, он против блаrородных мечтаний Руссо и друrих людей революции, книrи которых стоят в шкафах большоrо дома. Николай Ильич  человек добрый, но м:алолите u рат урны и; дворянскую культуру в доме представляет Мария Николаевна, а rордость дома  бабушка rop чакова. I(ниrи в доме мало читаются, и в этом отношении дом провинциальный. Но и Москва присмирела, и ста. рые друзья Николая Ильича  декабристы не скоро вернутся из ссылки. Маленький сын Лева читает стихи .,Пушкина «К морю»: Мир опустел Теперь куда же Меня б ты вынес. океан') Судьба людей повсюду та же rде блаrо, там уже на страже ИЛЬ просвсщенье, иль тиран Не думал отставной подполковник, как будет жить ero маленький толстый ЫH Лева-рева в пустом, обставленном караулами мире. Читает мальчик хорошо и явно имеет чувствитель НУЮ душу. За окнами хорошая поrода, в воздухе блестят, летают паутины. Хорошо собрать друзей и поехть На олоту, затравить зайца или лисицу, послушать зали вистые rолоса собак; скакать по полю, не думая ни о чем В rраницах поместья во время охоты свободен дворянин. Чем же виновен Николай Ильич? 44 
Он не пошел служить в николаевскую армию, он презирает людей, которые томят в Сибири деkабl2ИС- тов, но презрение ero не мешает ему жить. Ero вина была в ТОМ, что он, будучи добрым, чест- ным и связанным, не чувствовал пут свивальника. Лев Николаевич поэтизировал cBoero отца, даже ero поездки и деловые хлопоты. Он писал: «Помню еще ero поездки в rород и тот удивительно красивый вид, который он имел, коrда одевался в сюртук и узкие панталоны. Но более Bcero я помню ero в связи с псовой охотой. Помню ero ВЫезды на охоту. Мне всеrда потом казалось, что Пушкин списал с них св-ой выезд на охоту мужа в «[рафе Нулине». Отъезжает охота. На хороших конях едут люби- мые еrеря отца: Петруша и Матюша  сильные и ловкие охотники. Оба они холосты, оба нелюбимы дворней, оба получили вольную, живут в нижнем эта- же большоrо дома в отдельных комнатах. На окнах комнат стоят фарфоровые фиrурки собак, лошадей, обезьян, и дети с 3авистью смотрят на эту потеху. Едут Петруша и Матюша за барином по долrой деревенской улице в бойких клубах пыли, борзые, как на картинке, rHYT спины. Еrеря rОЛQСОМ и арапником вводят порядок в оживленные своры пестрых и ретивых собак. Но вот поле принимает охоту. Ветер дует навстре- чу охотникам. Живое золото овсянища ПОД ветром треплется как бешеное  как цыrанка плечами. у леса размыкают своры. rончие встряхиваются и беrуТ мелкой рысью, махая хвостами и принюхиваясь. И вот свора подает rалос. Звуки постепенно Стано.. вятся сильнее и непрерывнее и сливаются вдали в за- u ливистыи rул. rолоса rончих слились в хор И ушли вдаль. А на поле скрипят ржаные колосья, срезаемые серпами. В rустой ржи corHYTble спины жниц и вз:ма.. хн колосьв, перекладываемых из руки в руку. Лев Николаевич с детства и до смерти любил охо.. ту. Только под самую старость, встретив на лесной проrулке зайца, он вместе с охотничьим жаром на u сердце чувствовал ласку к заицу и кричал на Hero 45 
весело и ободряюще. А заяц бежал стремrлав, так, как будто в Ясной Поляне еще стоит большой дом с колоннами, и живут там своры злобных заливисто.. rолосистых собак, и pora еrерей трубят в перелесках. ... НАЧАЛО ДЕЛА О ПОКУПКЕ пироrОВА к Толстым приезжало в дом не MHoro rостей ..........., только соседи самые почтенные. Бывал Александр Михайлович Исленьев  адъютант rенерал-майора Орлова, человек, связанный с Декабристами, боrатый, неустроенный. Он станет дедом Софьи Андреевны Вере-Толстой и Татьяны Кузминской. Приезжают в Ясную Поляну и друrие почтенные люди: Н. В. Киреевский, С. И. ЯЗЫКО8  крестный отец Льва Николаевича, человек, пропахший табаком и замечательный по своему безобразию: у Языкова на лице как будто лишняя кожа, и он ее передерrи- вает странными rримасами. Часто бывает OrapeB, и дети не знают, что жена OrapeBa любовница Николая Ильича. Бвает еще боrач-холостяк Темяшев, питающий к Николаю Ильи- чу восторженную любовь. Он привез раз из cBoero имения Пироrово заечательных поросят  подарок милому соседу. Темяшев умел иrрать на фортепьяно какой"то пАя.. совой мотив, он только это и умел иrрать, но этоrо было достаточно, потому что дети и Темяшев считали, что под этот мотив можно плясать любой танец. Рассказывает Толстой: «Был зимний вечер, чай отпили, и нас скоро должны были вести спать, и у меня уже rлаза слипались, коrда вдруr из официант- ской в rостиную, rде все сидели и rорели только две свечи и было полутемно, в открытую большую дверь скорым шаrом мяrких сапоr вошел человек и, выйдя на середину rостиной, хлопнулся на колени. Зажжен- ная трубка на длинном чубуке) ,которую он держал в руке, ударилась об пол, и искры рассыпались, ос- вещая лицо стоявшеrо на коленях}........... это был Темя- шев». 46 
Темяшев и отец ушл", в комнату с зеленым дива.t ном и там совещались. В доме Толстых появился но.. ВЫЙ человек  девочка с широким, покрытым веснуш- ками лицом, звали ее Дунечка. у Дунечки была своя нянька  высокая сморщен.. ная старуха. Нянька и Дунечка были частью большой сделки между Темяшевым и Толстым. Все дело было в дочерях Темяшева. Они были рождены дворовой, с которой барин не был венчан. Темяшев не Mor детям оставить наследство обычным способом. Наследницами Темяшева являлись ero се.. стры, им передавал он по завещанию все свои имения, но Пироrово, в котором сам жил, фиктивно продавал Николаю Ильичу. Сделка была сложная. На Николая Ильича пере- водилась задолженность по имению  долr опекун.. СКОМУ совету  сто шестнадцать тысяч. Кроме Toro, считалось, что Николай Ильич уже уплатил Темяшеву сто восемьдесят четыре тысячи наличными деньrами. Николай Ильич и Темяшев связывали друr друrа различными документами; Толстой обязан был по этим документам уплатить деньrи матери дочерей Темяшевз. Сделка сложная и, вероятно, была оформлена не без участия слепоrо Ивана Митрофановича. Сам Тол.. стой в описании сделки неточен, но видно, что СО стороны опекунов детей Темяшева протестов не бы.. ло  значит, деньrи были выплачены. Не CBoero отца, а ero ближайшее окружение опи.. сал Толстой в «Детстве». Отец Николеньки  это со- сед по имению, Исленьев. Про Hero Толстой расска 4 зывает: «Он был чувствителен и даже слезлив. Часто, чи- тая вслух, коrда он доходил до патетическоrо места, rолое ero начинал дрожать, слезы показывались, и он с досадой оставлял книrу... Он любил МУ3ЫКУf певал, аккомпанируя себе на фортепьяно, романсы приятеля CBoero А..., цыrанские песни и неКОТОРЫ6 мотивы из опер; но ученой музыки не любил и, но обращая внимания на общее мнение, откровенно ro. 47 
80рИЛ, ЧТО сонаты Бетховена наrоняют на иеrо сон и скуку..» Дальше rоворится о любви ero к цысанскому пе- НИIО. КТО такой А...? Несомненно........ автор романсов Алябьев, KOToporo Все знали по знаменитому «Соловью». Алябьев попал в компанию иrроков, которые обыr.. рали купца; коrда купец не хотел выдать на проиrрыш векселя, ero сперва высекли, а потом посадИЛИ в ван.. ну со льдом. Алябьев сам не совершил преступления, но, судя по роману «Семейство Беrичевых", какое..то отноше- ние ко всему этому имел. Алябьев попал в Сибирь, rде и написал «Соловья В Сибири». Исленьев был иrрок почти профессионалъный, и понятия о дозволенном и недозволенном у Hero были не слишком точные , Кроме Toro, нужно еще сказать, что законодатель.. ство было устарелым и всеми обходилось. Вот ПОllе.. му дело о пироrовском наследстве моrло оказаться Не точно оформленным.  Исленьев был одним из держателей векселей, ко.. торые должны были обеспечить уплату пироrовских денеr, и уплатил деньrи, так же как и r лебов .......... ВТО" рой участник доrовора. , Лев Николаевич помнит, что Языков  третий участник сделки  присвоил деньrи. Все дело было выrодно: Пироrово стоило MHoro дороже той суммы, которую за Hero плаТ}fЛИ, ero на- вывали в рззrоворе золотым дном. в МОСКВЕ Жизнь в Ясной Поляне продолжалась спокойная, дети вырастали. Лева перестал быть «Милашкой»  стал мальчиком, ero теперь стали называть ласково Лева-рева за чувствительность. Дела Николая Ильича были Тоrда на подъеме, 48 
и он после удачи с перовск-им наследством и ПОКУПКОЙ Пироrова поехал в Москву вместе со своими сыновья- . МИ И младшеи дочерью. Выехали Толстые из Ясной Поляны в Москву 10 января 1837 rода. Лев Николаевич писал по памяти, не Mor вспом- нить, было ли это осенью или зимой, потому что он помнил, что Петрушка  камердинер отца  по дора.. re, увидав лисицу, пустил за нею борзоrо ceporo ко.. беля Жирана, который лисицы не взял. Но сохрани.. лась запись Татьяны Ерrольской, что дело было зимой. Ехали на семи возках........... на своих и мужицких лошадях. Возок бабушки был отдельный. Бабушка боялась, что ВQЗОК перевернется, и поэтому J< саням были приделаны широкие отводы. В старое время при царских поездках на отводах стояли или должны были стоять специальные ЛЮДИ 3HaTHoro происхождения. Молодой Дмитрий fIожар ский имел звание стряпчеrо..ух.абничеrо. Ухабничие сбереrали возки на зимних дороrах Конечно, эта должность в то же время была придворная. у Пелаrеи Николаевны на отводах стояли два ка.. мердинра папеньки В Серпухове ночевали. Постоялый двор имел во.. рота со сводом. Бабушкины важные сани не проехали в ворота, и надо было ее выводить из возка с улицы в rорницу. Приех.али на друrой день. 30лотоrлавая Москва, тихая, в еще не изъезженном cHery, полная народа, оживленна, люди по..разному одетыI' дома разноrо ро.. ста  из них сотни с колопнами, львы на воротах, rалки на крестах церквей. Далеко виден незаСЛонен ный домами Кремль; все произвела на детей большое впечатление. Был хороший день. Лев Николаевич помнил свое восхищение при виде московских церквей и домов. Это восхищение было как бы подсказано мальчику u 10НОМ rордости, с которои отец показывал ему Москву В Москве сняли квартиру: это была тоже новость. Вся семья поселилась на Плющихе в доме Щербаче.. 4 в ШКJ10ВСКИЙ 49 
ва, против церкви Смоленской божьей матери. ДОМ стоял во дворе вольно, фасад ero составлял острый уrол к улице, улица была как будто сама по себе, а дом сам по себе. Прожили в этом доме полтора rода. rуляли дети по Москве С Федором Ивановичем, познакомились со сверстниками. Лев Николаевич здесь первый раз увидал людей, которые не знали, кто такой Николай Ильич Толстой и кто такие ero дети. В деревне были известны все истории и rорести, которые связывали людей большоrо барскоrо дома, и люди в дальней деревне тоже были известны, каж.. дый дым из трубы подымался из знакомой избы. Здесь никто не кланялся им на улицеr Люди, кото.. рые жили рядом, тоже были неизвестны. Не знал Лев Николаевич, коrда они родились, как они пишут, сколько у них детей. Неизвестно, как эти люди ОТНО" сятся К своим детям. На улицах стояли дома каменные, а больше дере- вянные, MHoro было дворянских особняков с адами. В то время в Москве можно было прочесть такие объ- явления: что сдается, мол, дом с садом, и сенокоса.. ми, и с речкой, и со всеми уrОДЬЯ1И, но без права OXOTЫ Москва перебивалась купами деревьев  летом зелеными, зимой белыми. Ездили по Москве кареты, извозчичьи сани, розвальни. Множество торrовцев продавали свой товар на улицах с лотков. Бабушка требовала в доме уклада, соответствую.. щеrо rрафскому титулу. Она предложила уволить Федора Ивановича и нанять, как в друrих домах по.. ложено, француза. Лев j:lиколаевич в «Детстве» рассказывает, как Карл Иванович подал пр,и увольнении счет на жало.. ванье и еще за подарки, которые он делал детям, склеивая эти подарки из картона и белой бумаrи: на все у Hero были счета. Просил он также, чтобы ему заплатили стоимость золотых 'часов, которые БЬJ" ли коrда"то обещаны в подарок, но не ПЬдарены. Составлялись счета долrо, и друr немца, старик 50 
Николай, обсуждал счета и плакал, повернувшись JIИЦОМ к стенке. Придя к барину Николаю Ильичу, немец сперва не сробел и начал высчитывать свои убытки, а потом заплакал и сказал, что соrласен служить и без жало- ванья, потому что очень любит детей. ОН ОС?аЛСЯ. История ero описана и развита в книrе Толстоro «Детство», rде Федор Иванович Рессель назван ap" лом Ивановичем. История, конечно, изменена. Писатель, коrда он пишет, отражает жизнь, но не сразу и не всеrда точно. Он зеркало, отполированное жизнью. Он rоворит то, что понимает, а понимать ero научил опыт друrих людей. Человек читает книrи и, описывая, пользуется не только словами, но и опытом писателя. Он обращает ся к друrим людям, их чему"то учит. Лев Николаевич Толстой «Детство» писал на Кавказе, rде служил волонтером. «Детство» написано на береrу широкоrо и MYTHoro ТереК2, который размывает дно и наносит высокие бе pera. На илистых отмелях береrов жили казаки, охра- няли реку, охотплись, пах али. Лев Николаевич писал то, что произошло с ним пятнадцать .пет тому назад. Люди, о которых писа- лось, еще были живы или умерли недавно, и он ИЗ1е- нял имена. Он видел прошлое через настоящее, через новый жизненный опыт. Этот новый опыт, историю казака Ерошки  Епифана Сехина, он запишет через MHoro лет, уже пережив Севастопольскую о..БОРОНУ, коrда изменится вся Россия и будут rОБОрИТЬ об oc вобождении крестьян. В литературе будут существо- вать TypreHeB, Чернышевский, и Толстой будет с ни.. ми знаком. То, что он будет писать, объединит ero прошлое и настоящее. Ерошка описан человеком, который ero видел, но читал про Ермолая"охотника И про CTaporo цыrана, который судил Алеко в «Цыrанах» Пушкина. I(оrда пишешь биоrрафию, то трудно в жизни пи.. сателя отделить то, что было в TaKOMTO rоду, от то.. ro, как это бывшее было понято через MHoro лет. 4* 61 
Толстой вернулся к своему детству уже стариком, в 1903 rоду, просматривая биоrрафию, написанную Бирюковым. Новое ero описание названо «Воспоми пания».. Они относятся только к нему, но связаны они с новой историей Толстоrо. Он смотрит оrляды ваясь, rоворит стариком о мальчике, отдыхаеТ в своем детстве и тут же на полях пишет свои возражения, спорит сам с собой, вспоминает живое ощущение, И3 меняет оценки.  Видно, что детство в деревне было по воспомина ииям человечно. В rороде было труднее, страшнее. В rороде надо было блюсти «приличия», дети учились новым манерам, учились кланяться, увидали, как дворяне поразному разrоваривают на разных улицах. Была тоrда мода детей одевать щеrольски, но по народному, в чуйки: чтото вроде пальто в талию. Льва Николаевича на улицах иноrда принимали З8 хорошо одетоrо простолюдина, и он понял, что в Ha роде над барами смеются и называют их «rосподиш ками». ' День в Москве был всеrда занят. Мальчики учи.. лись на колымажном дворе верховой езде, правиль.. V u u нои посадке  не деревенскои, а rородскои, щеrоль.. ской. Учился И Лев Николаевич, уnsл раз с лошади., ему сказали, что дeTCKoe тело мяrкое, и продолжали... учить. Он эту историю впоследствии с удовольствием описал в своей «Азбуке», считая, что поступили с ним правильно. К. rороду дети привыкли. Вдруr пришло известие, что Темяшев лежит в параличе и что сестра ero Ha талья Алексеевна Корякина подала на права Николая Ильича донос. Сестрынаследницы утверждали, что сделка На Пироrово мнимая, безденежная, несмотря на то, что все документы оформлены купчими и заемными обя- зательствами. Сестра Темяшева Наталья Алексеевна Корякина в апреле 1837 rода обра'тилась в правитель ственное учреждение с жалобой, что будто бы сделки с Н. И. Толстым быТ]и заключены ее братом А. А. Те... мяшевым, коrда он был уже разбит параличом. 52 
Прошенuе ШЛО за прошением. Истица требовала произвести обыск в доме rрафа Толстоrо для Toro, чтобы в ero бумаrах найти похищенные дороrие вещи и документы, будто бы взятые из шкатулки Темяше.. ва. Это было обвинение Не только серьезное, но и позорящее. Здоровье Николая Ильича в Москве было неваж.. ное; из rорла у Hero шла кровь. Ехать было трудно, но из Пироrова  HOBoro толстовскоrо имения  шли плохие вести: управляющий имением В. С. Бобров, дядя детей Темяшева, в письме к новому своему roC- подину извещал, что Корякина писала ему с уrрозами; что Александр Алексеевич лишился языка и всех те- лесных сил и нельзя ожидать ero возврата к жизни; что сестра велела следить за тем, чтобы у Hero ни- чеrо не бы.по растрачено, а слухи о том, будто бы име- ние продано, ложные, и если что будет взято, З8 это будет взыскано, и нужно повиноваться посланно- му от rоспожи Корякиной. Корякина прислала своих людей к старосте и « друrим ,.JIюдям в Пироrово. Кроме Toro, были при- сланы четыре крестьянина для присмотра за конным заводом, rYMHOM и rосподским домом, как за иму- ществом, принадлежащим I(орякиной. Корякина подала протеиие военному rенерал.rу" бернатору князю rолицыну, в бумаrе написала, что Николай Ильич воспользовался болезнью брата и ЧТО деньrи, покззанные в документах о продаже, на самом деле уплачены не были и вся сделка на прода.. жу Пироrова, как безденежная, должна быть приз.. нана незаконной. В мае получено было письмо от М. п. rлебова  друrа Темяшева и rрафа Толстоrо. Он rоворил, что распространяется клевета, и уrоваривал Николая Иль. ича держаться крепко: «Вы И Я были самые близкие люди к Александру Алексеевичу, на нас он возложил надежду свою в исполнении священной ero обязанно.. сти От нас зависит блаrосостояние и вся будущность ero сирот, следовательно, мы должны, во всяком слу.. чае, употребить Все средства к достижению этой це. ли и отстоять смело противу уrрожающей бури нам, 53 
тем более что ваши добродетели и никем не запят- нанная репутация делают вас совершенно неIiрикос", новенным разrлашаемым клевета м». Николай Ильич, собрав деньrи, какие были в до- ме, отправился в Тулу объясняться с Темяшевым. Может быть, он вспомнил, что задержал какой-ни- будь платеж: известно, что денеr Николай Ильич за- брал с собой MHoro. Вечером 19 июня 1837 rода Николай Ильич Тол- стой выехал из Москвы. Были с ним ero МОЛОДОЙ еrерькамердинер Матюша и старый слуrа Николай '\ихайлов. Ехали спешно. В дороrе не ночевали. Pac стояние в сто шестьдесят одну версту четверка про- неслась менее чем в одни сутки. Утром 21 июня отставной подполковник уже ходил по разным rосударственным учреждениям Тулы, а Be чером к нему пришли знакомые чиновники  инспек- тор тульской врачебной управы Т. В. Миллер и врач и. А. Войтов, и чиновники Васильев и Вознесенский. Очевидно, надо было доказывать, что документы бы- ли выданы Темяшевым в здравом уме и твердой па мяти, а может быть, и получить от больноrо ри сви- детелях подтверждение законности сделки. Очевидно, должно был-о произойти свидание с Те- мяшевым при врачах и чиновниках. Чиновник Ва- сильев отправился в дом Темяшева и уже из дома видел, как Николай Ильич идет к старому СБоем)' друrу. Слуrи Темяшева видели приближающеrося rрафа, но он упал На улице, не дойдя нескольких де- сятков шаrов, был поднят и внесен в соседний дом реrистратора Орлова. Собрались врачи, с КОТОРЫМИ только что советовался rраф по делу Темяшева. Николай Ильич умер в тот же день. Бумаrи ero были описаны. Деньrи остались не найдены. Вскрытие тела было признано излишним. Так умер отец Льва Николаевича, умер еще че- ловеком не старым, в хлопотах об имуществе CBoero друrа и о собственном имуществе. Дела дворян Toro времени были неспокойны, на- ходились в ведении людей недоб110совестных, бумаrи редко выражали истину. 54 
Дело это считалось темным. Толстой писал об этом, вспоминая, как винили Петрушу и Матюmу: «!<оrда отец мой скоропостижно умер, было подозре- ние, ЧТО эти люди отравили ero. Повод к этому подо- зрению подало то, что у отца были похищены все бывшие с ним деньrи и бумаrи, и бумаrи только  векселя и друrие  были подкинуты в московский дом через нищую. Не думаю, чтобы это была правда: но было возможно и это». Подозревала камердинеров в убийстве и друr Ни- колая Ильича Толстоrо Ерrольская. Очевидно, с ее слов утверждала то же и сестра Льва Николаеви- ча  Марья Николаевна. Об этом rоворил внук Ни- колая Ильича  Серrей Львович. Н. н. ryceB в книrе «Лев Николаевич Толстой. Материалы к биоrрафии» все это подробно опровер- raeT на основании документов, оставшихся в туль- ском суде. Собранные Н. Н. ryceBbIM документы показывают, что rраф Николай Ильич умер на людях, смерть ero определена, как последовавшая от «кровяноrо удара, к чему способствовал менее суточный проезд из Мо- сквы в Тулу и хождение ero пешком по сему rороду по утру, среди дня и, наконец, на ropy вечером, про- изведшее сильное волнение крови». В день смерти при Николае Ильиче не было Пет- руши и Матюши, а был только один из НИХ  Мат- вей. Врачи, осматривавшие Николая Ильича, не ro.. ворили об отравлении. Но нас занимает друrое: сам Лев Николаевич, в 1903 rоду записывая эту историю, считает ее воз- можной. Что же касается документов, оставленных по этому делу, то нужно сказать, что не только сомни- тельные дела, но даже самые обыкновенные rраждан- ские записи оформлялись неточно. Так, рождение се- стры Толстоrо Марии Николаевны Толстой записано в метрической книrе церкви села !<очаки задним чис- лом, смерть матери М. Н. Толстой также помечена заднИМ числом. . Лев Николаевич считал насильственную смерть cBoero отца фактом возможным и так объяснял пре- 55 
ступление камердинеров. Он rОБОрИЛ: «Бывали часто такие случаи, именно то, что крепостные,  особенно возвышенные своими rосподами, вместо рабства вдруr получавшие оrромную власть, ошалевали и убивали своих блаrодетелей... Не знаю уж, как и отчеrо, но знаю, что это бывало и что Петруша и Матюша были именно такие ошалевшие ЛЮДИ». . СИРОТЫ Дом на Плющихе оказался домом тревоrи и rоря. Шептались и обсуждали случившееся и ахали слуrи в полуподвальном этаже, там, тде ютилисъ они в низких комнатах. Во втором этаже, rде не юти- лисъ, а жили в высоких комнатах баре, rрафы, было rope. Старая rрафиня больше всех любила сы- на, котьрый окружил ее такой заботой. Она не при- нямала смерти. Софья Андреевна рассказывает, что Пелаrея Ни- колаевна приказывала отворять дверь в соседнюю комнату. rоворила, что видит CBoero сына: разrова- ривала с ним. Это была мать, Э10 была барыня, ей нужно было обвинять коrо",нибудь в своем несчастье. Она крича- ла ужасные слова, проклинала боrа, rрозила кому-то, вскакивала, ходила по комнате и падала опять. Дела rрафскоrо семейства были запутаны. Назна- чена была опека' rрафиня Остен...Сакен, cecTIfa Ни- колая Ильича, и приятель Николая Ильича С. и. Язы- ков  человек веселый, ласковый и как будто бы не- добросовестный. Лев Николаевич ero называл иезу- итом. .. rрафиня Остен-Сакен, несмотря на свои сорок лет, опыт в делах имела малый и была изумлена количеством судебных дел и долrов. Кроме Toro, roc- пожа Корякина продолжала свои домоrательства и rоворила, руководствуясь темными слухами, что в квартире покойноrо rрафа оказалась шкатулка, в ко- торой хранились денежные документы Темяшева, ro- во.ри.71а, что похищены деньrи, вещи. Все Э'rО было 56 
основано на раздражении наследницы и на том, что она знала, что сдеJlка была условной И, хотя уплата обеспечена документами на имя Языкова и rлебова, tOKYMeHTbl эти на самом деле находились среди бумаr покойноrо Толстоrо. Шли доносы, прошения появлялись во всех ИН- станциях. Корякина требовала обысков. Она подала прошение на имя царя, ходатайствуя о наложении ареста Ha Пироrовское имение. Неспокойно было в доме на Плющихе. Опека ре- шила, что детей надо учить: приrласили француза Сен- Тома; это был человек для должности rYBepHe- ра  образованный, претенциозный, самомнительный, любящий составлять правила и расписания, ПИI!1УЩИЙ своим воспитанникам нарядные письма с комплимен- тами и уrрожающий иf розrами. Федор Иванович ставил детей в наказанье в уrОЛ t хлопал линейкой по пальцам, но это были домашние наказанья. Стоять в уrлу было скучно; коrда ударя- ли линейкой, было больно. Федор Иванович дрался, но он не"' обижал. Это был свой человек. Сен- Тома был чужой человек и ставил в HaK&.jaHbe на колени, заставлял провинившеrося просить у HerQ прощения, а сам стоял, выпятив rрудь: Лев Николаевич ненавидел Сен..Тома: ero сюртук, запах ero духов, ero красноречье, манеру ставить уда- рение на посдеднем слоrе. Лев был посажен в карцер, от Hero требовали, что- бы он просил прощения у rYBepHepa. Он провел вре- мя как будто в бреду; он мечтал о славе для Toro, чтобы отомстить мучителю, он проклинал боrа. За запертыми дверьми продолжалась обычная, да- же праздничная жизнь, как будто ничеrо и не произо- шло. Только приход прислуrи, CTaporo дядьки, утешал мальчика: бывалый крепостной rоворил: «Перемелет- СЯ  все мукой будет». Но ребенку тяжело чувствовать себя зерном, кото- рое размалывают шершавые жернова, раздирают в муку. Лев знал, как мелют зерно rранитными жернова- ми. Он забывалея и снова приходил в себя. В резуль- 57 
тате он заболел, ero уложили в постель. Он проспал сутки и выздоровел. Через шестьдесят лет, 31 июля 1896 rода, Тол.. стой записывает в дневнике: «Всем хорошо. А мне тоска, и не Mory совладать с собой. Похоже на то чувство, коrда St. Thomas запер меня, и я слышал из своей темницы, как все веселы и смеются». Лев не знал раньше, как он любит CBoero отца, и ero рассеянную доброту, и устоявшийся, не совсем понятный покой большоrо дома. Неволя и неравенство томили молодоrо rрафа, ре- бенка из несчастливой барской, разрушенной неуда- чами семьи. Свивальники свивают младенца. Коrда нет отца, тупая торжественная жестокость иностранца, напы- щенноrо и чужоrо, заставляет тебя склониться перед тем, с чем ты не соrласен. Обиды бывают самые странные, но все равно они обиды. Москва интересная за заборами, в просrорных чу- жих садах видны цветы над прудами, статуи. Между Малой Бронной и Тверским бульваром быtI сад. Раз мальчики Толстые пошли с седовласым Федором Ива- новичем и хорошенькой девочкой rувернантки Ис- леньевых  Юзенькой Копервейн rу.лять по Москве. На Большой Бронной они увидали калитку незапер- той и, робея, вошли в сад. Юзенька была очень кра- сива. Дети увидали лодочки, мостики, беседочки, до- рожки, аллеи, цветы, тщательно и боrато убранные. Их встретил какой-то rосподин, оказаВШI(ЙСЯ вла- дельцем сада, и покатал их на лодке. Детям это по.. нравилось. Они через несколько дней опять постучались в ка.. литку. IОзеньки с ними не было. Подошел лакей, спросил, что уrодно rосподам. альчики попросили передать хозяину, что rрафы Толстые просят разре- шения войти в сад. Слуrа ушел, через некоторое время вернулся и ска- зал, что сад принадлежит частному лицу и посторон- ним вход воспрещается. Лев Николаевич в 1905 rоду отмечал этот случай 58 
как «второй опыт жизни». В дневнике же от 19 апре- ля 1852 rода записывает: «Я вспомнил эпизоды Эста- шевскоrо сада и жалею, что не поместил их в пове- сти» (то есть в «Отрочестве»). т аким образом, силь- ное бытовое впечатление и душевное переживание су. ществовали как художественно невключенные, но не-- прерывно учитываемые более пол столетия. Толстой запомнил и фамилию Копервейн, как имя, связанное с красотой и какойто неприятностью. В «Хаджи Мурате» император Николай 1 на мас- караде встречается с красивой девушкой, дочерью шведкиrувернантки, вводит ее в ложу; девушка ro- ворит, что она всю жизнь была влюблена в импера- тора. После свидания с нею у Николая «осталась ка- каято неприятная отрыжка», KaKoeTO чувство недо- вольства или укора совести, что ли. Девушка сказала свою фамилию: ее зовут к.опер.. вейн. Она просит чтонибудь сде-лать для своей мате- ри. Моrущественный император ходит по Петербур.. ry недовольный, повторяя фамилию: «Копервейн, Копервейн...» Фамилия запомнилась на шестьдесят пять лет. Приrласили детей на рождество к Шипову. Тут же были молодые князья rорчаковы  племянники во- eHHoro министра. Это были родственники Льва Николаевича по ба.. БУШJ<е. Коrда дети расходились, всем дали подарки. rop- чаковым дали хорошие вещи, а Толстым дешевые. Москва показывала молодым rрафчикам место на социальной лестнице. Они уходили с елки по широ- ким ступеням rрафскоrо дома, держа в руках деше.. вые вещички, которые как будто отделяли их от дру" rих, шли, шаркая ноrами, считая ступени вниз.. СМЕРТЬ СТАРОй rорчдковоп rрафиня Пелаrея Николаевна Толстая, урожден.. иая княжна rорчакова, дочь Николая Ивановича rорчакова, была женщиной недалекой, малообразо- 59 
ванной, хорошо rоворящей по-французки, хуже по-русски; была она очень избалована........... ..сначала от.. ЦОМ, потом мужем Портрет ее отца, написанный в то времЯ, коrда он ослеп, и сейчас вИсит в зале ясноnолянскоrо дома Льва Николаевича Толстоrа На портрете князь Ни колай Иванович сидит в халате перед какимто ящи. ком Предание rоворит, что этот боrач любил пере бирать золотые монеты, а слуrи понемноrу заменяли золото на медь (хотя золото тяжелее меди в два ра- за и слепой может эту тяжесть в руке различить) Предание это rОБОрИТ о большом уважении к зо- лоту и о представлении о боrатстве, как о сокрови ще На самом деле, фунт золота, считая по-старому, стоил триста рублей, и те деньrи, которые раздала Марья Николаевна Волконская своим подруrам  сто двадцать пять тысяч,  при переводе на золото весили бы четыреста семнадцать фунтов, или, на пуды rоворя, более десяти пудов Так что если деньrи Ни- колая Ивановича пропали, то больше он потерял на неумении вести свои дела Если же сравнивать людей не ТольКо по доходам, но и По долrам, то .ltолr Нико лая Ильича, который, вероятно, приближался к че- тыремстам тысячам, Mor бы в золоте возиться толь- u u u ко на телеrе, запряженнои парои коне и Толстой в своих воспоминаниях перебирает СБое родство и самыми полновесными кажутся ему связи с rорчаковыми Он отмечает в воспоминаниях, что у Пелаrеи Николаевны бывали все rорчаковы и быв ший военный министр Николай Иванович, и Андрей 11ванович, и сыновья вольнодумца Дмитрия Петро вича  Петр, Серrей и Михаил, KOTop'oro называет ихаилом Севастопольским Бабушка Пелаrея Николаевна была окружена в доме большим уважением С ней так считались, что она ни на Koro не кричала Но сердиться на Koro- нибудь надо За неудачи в пасьянсах, за плохую поrоду и без всякоrо основания бабушка изводила свою rорничную [ашу, а та, в свою очередь, будучи женщиной несло- u u коинои, оrрызалась и потом кричала на девочку, ко- 60 
торая к ней самой была приставленз, дvзла за уши собственную престарелую и почтенную кошку и вы- кидывала ее за двери, схватив за хвост Впрочем, Пелаrея Николаевна была женщиной доброй, хотя и заносчивой, и мы должны быть ей бла- rодарны за то, что по ее ПРИl{азанию ни Льва Нико- лаевича, ни ero братьев никоrда не секли Дом Пе- лаrеи Николаевны был высокомернопорядочный, и от высокомерия ее страдала непосредственно кошка, а отраженно дети они все время должны были оrлядываться на аристократов «настоящих»,- аристо- кратов, которые держались за двор и ПОJ.lЬЗ0ва.пись ero привилеrиями Дом был все же rрафским В Hero приезжали зна1. ные люди приехал Петр Дмитриевич rорчаков, сибирский rенералrубернатор, с адъютантом, бли- .. .. стающим красотои и кавалериискими панталонами,. приходили друrие знатные люди, потому что бабушка была дочерью старшеrо rорчакова и московская знать признавала ее родовитость Баб}!шка сильно старела, ей читали вслух романы Радклиф, романы были полны описаний монастырей, страшных подземелий, убийств, призраков в цепях. Развязки романов были всеrда блаrополучны rоrи- ческие ужасы романов и страшные rравюрки, кото- рые можно было рассматривать, как будто смяrчали rope старой rрафини. Она сидела в rлубоком кресле, нюхала тертый. табак из золотой табакерки, у Hor ее сидела при живалка  тульская ToprOBKa Слушала непонятную французскую речь и рассказывала бабушке все одно и то же  о том, каким красивым был Николай Ильич Тяжело пережила смерть сына Пелаrея Николаев.. на Почтительный и блаrородный сын, который по- жертвовал жизнью для Toro, чтобы сохранить BOKpyr матери привычную ей обстановку, красавец сын, KO торый был для нее ненаrлядным сокровищем, дЛЯ KO Toporo не было невесты достаточно прекрасной, и ero похоронили без всяких почестей, а на похороны по ехал только старший внук и одна тетка Разве так 61 
хоронят?. Разве так похоронил бы CBoero сына ста- рый бриrадир?. fрафиня думала о пустяках, а потом опять ropeBa" па о самом rлавном, о священном. Она rоревала и вспоминая о Ясной Поляне: там было счастье, там для Нее выкатывали в Большой заказ желтый каб- риолет, вез этот кабриолет моrучий лакей Фока. Фо- ка, держась за оrлобли, вкатывал леrкую, высокую коляску в орешник. Федор Иванович  немец, моrучий и седой, при- rибал высокие кусты орешника. Пелаrея Николаевна обирала белыми руками орехи с веток с шершавыми листьями, и 'внуки рядом С ней ма.пенькими руками брали орехи, а потом немец опускал ветку, и она, шу" МЯ, уходила в небо. Она была зеленая на синем фоне, и видно было, что орехов осталось еще MHoro. Мож НО было подумать, что так и жизнь пройдет: и при rибали тебе ее, и давали ее тебе в руки, но она ушла  жизнь. И дети какието странные: внук Лева выпрыrнул, коrда ero наказали, со BToporo этажа. ХОРОШ6, что нижний этаж полуподвальный. Все внуки затейливые.. Туанет Ерrольская HeHa дежная, Александра Ильинична хоть и дочь, а надо сказать, еще ненадежнее, только и знает, что Kpe стится. К бабушке приводили внуков, они испуrанно смот- рели на раздутую женщину, на блестящее, с натяну той кожей лицо и слушали, не узнавая, тихую речь бабушки. у постели стоит золотая бабушкина табакерка, а бабушка не может до нее дотянуться, подает табакер ку fаша, она при больной неотлучна.  С rорничной fашей бабушка теперь надменна и капризна, но только с ней и rоворит, потому что ба бушка произносит слова невнятно, а rаша ее не Пе- респрашивает. Пелаrея Николаевна стала называть rорничную в насмешку «ВЫ, моя милая» и требовать от нее ис- полнения приказаний, которых » делала, занимая пе... U u рекорами и попреками время своеи тяrостнои СЛа бости. 62 
Бабушка, хотя rаша была рядом, звонила в коло- кольчик, призывая к себе rорничную, и жаловалась: .......... Что же вы, моя милая, не подходите! Бабушка становилась все слабее, и И3..33 закрытых дверей все чаще, хотя тише, дребезжал Требователь ный колокольчик старухи и ворчливый rолос rаши. Однажды колокольчик умолк. 25 мая 1838 rода rрафиня Толстая, урожденная княжна rорчакова, Пелаrея Николаевна, будучи от роду сеl\1идесяти Шести лет, тихо почила. Старая бабушка была человеком в доме очень ува- жаемым, о ней вспоминали почтительно, хотя редко" Она медленно уrасала в своих апартаментах, раскла" дывая уже вышедшие из моды старинные пасьянсы Дети видели ее только в урочные часы, но каза... лось, что бабушка будет существовать вечно. Однаж- ды случилось неожиданное. Быстрыми шаrами вошел белокурый маленький rYBepHep CeHTOMa и, не обращая вниманйя H то, что делают дети, сразу сказал:  Ваша бабушка умерла. В доме стало тихо. Появились rробовщики, при- вычно ходя вдоль стен и осторожно ступая на пар- кет, принесли rроб с rлазетовой крышкой; положили в rроб бабушку высоко и почетно на толстые, жест- кие подушки. у бабушки rорбатый нос, лицо cTporo, на седых волосах белый чепец, на шее белая, сильно накрах- маленная косынка. Спешно всем детям из черноrо казинета сшили новые курточки, курточки обшили белыми траурными тесемками. Приходили люди, шептали про маленьких rрафов:  Круrлые сироты... недавно отец умер, а теперь бабушка... Дети ходили спокойные, в доме было тихо, и пла- кали мало. Одна fаша плакала, убеrала на чердак, там запиралась, рвала на себе волосы, проклинала себя и rоворила, что только смерть теперь для нее будет единственным утешением после смерти Пела... rеи Николаевны( 63 
ХРАМ ХРИСТ:\ СПАСИТЕЛЯ в конце биоrрафических записей, уже переходя к Казани, Толстой пишет: «Бросил хронолоrический способ изложения  думал, что будет лучше, но и этот способ мне н! нравится». И Лев Николаевич возвращается К' раннему дет- ству и к зна1\1енитому рассказу о том, как дети меч.. тали о Фанфароновой rope и о зеленой палочке. Я буду стараться писать по порядку. В Москве в 1839 rоду, 10 сентября, в присутствии rосударя императора заК.падывали храм Христа Спа- сителя. Братья Толстые смотрели иа заК.fJаДI{У из МИЛlотинскоrо дома. Лев rIиколаевич записал это co бытие с ошибкой на два rода: он соединил заклаДI<У, произошедшую в 1839 rоду, с rолодом 1841 rода. Iie память, а какая-то внутренняя поправка дала cpeд нюю дату: «Зима 40-ro rодз». Теперь привожу отрывок из воспоминаний под- ряд: «На лето возвращение в дереВЕ'НО, лошадки, на- ступающиЙ rододный rод. Кормление лошадей му- >I<ИЦКИМ OBCOf. Зима 40-ro rода. Освящение храма Спасителя. Приезд rвардии в Москву. Потеря Сюзет- КJI. В ДОlе Милюrиных смотрим на зак,падку хра- ма. В этом же rоду хождение в экзерсис-хауз и' лю- бование смотрами. Лето в деревне, смерть Александ- ры Ильиничны и сломанная Hora собаЧI<И». В этом отрывке, которыЙ заНИfает Bcero восемь строк, все время сталкиваlОТСЯ rолод, парады, смерти и собаки. . В короткоЙ записи хронолоrическая пос.педова- те..1ЬНОСТЬ заменена яркими противопоставлеПИЯ1\IИ. В сущности, перед нами  конспект худо)кественно- ro произведения, rде контрасты оправданны и обос- н о в а н н 1>1. Воспоминания ВОЗРО}I<дают столкновение: rолод- ноЙ деревни, парадноЙ Москвы и детскоrо восприя- ТИЯ, в I{OTOPOM мелкое кажется крупным, что обна.. ру>кивает лживость так наЗЫваеl\fоrо I{рупноrо, Храм Христа Спасителя, по проекту архитектора Витберrа, должен был стать на Воробьевых, НЫllе 64 
11. А. ТОДСIОЙ. Н. С ВОЛКОНСI\ИJl. 
, ... ",.. -"'" .. ., w  . .,1-... . .' \ f.  '- f   .. .It:r.f , ... IС" .I( с'  . , 1\\. Н. и В. А. Волконские Н. и. Толстой " ,о 4 
Ленинских, ropax  прнблизительно на том месте, rде сейчас стоит веJlичаЙший из университетов Iира. Был составлен rрандиозный план подземноrо и Haд земноrо xpala, БЫJlИ свезены rpaHHTHbIe и MpalopHbIe rлыоы и положены на крестьянские поля, потом план был оставлен, а сам архитектор сослан в Вятку, rде впоследствии он был друrом rерцеиа. Каменные rлы 6[")( не вывезли, сказав, что они сами по себе являют ся возпаrраждениеl\rl владельцев полеЙ, на которых ОIIИ остаВ.пены. Был создан новый план: толковый неlец ТОН, изу- 11118 византийские церкви, создал проект общепра u 'ослапноrо храма для мноrосерииноrо раЗfножения ) России. Храмы эти. должны были Быlьь пятику аIОЛЬНЫМИ, а купола  золотыми; это не БЫtll0 ПОХОil<е ин на. Византию, ни на древние русские храмы, ни на европейские xpafbI, НО очень походил о на важную, суровую, tIlоrораН>I<иr>НУIО, однообразную николаев скую Россию. Расчистили на береrу Москвы-реки оrРОМИУIО пло- щадь с довольно топким rруптом, свезли ropw KaM неЙ и ropbI песку, привели rвардию; надо было бы это сделать в I<акуюто дату после победы над Напо леоном, CKa)l{eM в 1837 rоду, коrда прошло двадцать .пять лет от Бородинской битвы, но в TO1 rоду устро- или большие парады на БОРОДИНСКО1vr поле, и НИl<О лай 1, лично командуя rвардией, показывал, как бы он разбил Ii.аполеона, не принимая во ВНИlание TO ro, что войска предполаrае10rо противника са!\-IИ не маневрировали и не стреляли. В 1839 rоду начина лась строЙка orpOMHoro белокаменноrо xpal\'la. Из милютинскоrо дома было видно Заfоскворечье. Полуостров, образованный изrиБОf Москвы-реки, тоrда был явствен, nOT01\'IY что дома Заiоскворечья еще не поднялись высоко. ТОЛЬКО тяжелые KOKopeB ские склады впоследствии начали заслонять 3afo скворечье. Краснели крыши, желтели сады  все это было разделено пыльньJ1\"и улицаfИ, тянущимися к Донскому золотоrлаВОl\'I)' KpaCHocTeHHorvlY монасты- рю. Стеклом синела, береrами желтела и зеленела MOCKBapeKa. 5 В. UUКЛО8скиА 65 
подыалисьь стены Кремля, круrJJокрылые орлы, расправив железные крылья, пересматривались СБО- ими парными rоловами друr с друrом с башни на башню, золотели купола и посредине Кремля  вы. сокий И стройный Иван Великий, воздвиrнутыи Бо- рисом rодуновым, воздвиrнутый rолодом, во время KOToporo надо было как"то кормить мужиков и брать с них работу,  памятник царей н rо.лода в шапке литоrо золота. Толстой записал, что в этот день у детей потеря- лась собака. Долrо строили храм Христа Спасителя .......... деся- тилетиями менялись художественные школы, купола расписывали изнутри уже передвижники и тот худож. ник Пастернак, который бывал rocTeM знаменитоrо писателя Льва Николаевича Толстоrо. . Оrромный, прочно построенный, внимательно рас- писанный, золотоrлавый собор стоял над Москвой, противореча древним церквам и как бы соrлашаясь с торrовыми рядами и краснокирпичными домами. Сирень rолубым дымом подымалась весной у под.. ножья храма. На ступеньках храма спорили в празд1fичные дни раскольники с православными, и Лев Николаевич за. писывал эти споры. Потом подсадили к собору orpOM" Horo бронзовоrо, бородатоrо, похожеrо на битюrа и ломовоrо Александра 111, который был так недо- волен «Властью тьмы» И «Крейцеровой сонатой» Тол- сто ro" Прошли rоды. Приблизительно через сто лет пос.. ле закладки храм Христа Спасителя взрывали. В сте.. ны заложили MHoro некрупных зарядрв аммонала, забили шурфы, очистили площадь. Был дан сиrнал: раздался неrромкий взрыв. Построенный из больших rлыб, скрепленный h-fe- таллическими скобками, залитыми свинцом, высокий, мноrоколонный, десятилетьями строенный, с при- лежанием и без вдохновения созданный храм, кото" рый предназначался на тысячелетия, еще стоял, и . казалось, что прошла минута. Время длилось. Потом стены упали, как будто 66 
раСКРЫJlСЯ белый цветок, а золотой купол пропалил.. ся внутрь. Красная кремлевская стена и кремлевские соборы открылись шире. Теперь здесь бассейн для купания. ЗИМОЙ над rолубоватым KpyroM теплой ВОДЫ сто- ит пар, как будто фундамент храма еще дымится пылью. Храм Христа Спасителя убран. Храм I(азанской божьей матери, ранее построен.. ный в СанктПетербурrе в память и прославление той же войны, и сейчас стоит в Ленинrраде на HeBCKOM распахнув свои ширококаменные крылья с тяжелЫ- ми и редкими перьями колонн. Но подлинным памятником великой войны  на тысячелетья  оказались не эти храмы, а книrа «Война И мир» Льва Толстоrо, который мальчиком смотрел, как воздвиrают храм из камня и подводят под Hero крепкий фундамент. НОВЫЕ ОПЕКУНЫ После смерти Пелаrеи Николаевны решили Qrpa- ничить расходы, которые были велики. Переменили квартиру, но жизнь была уже налажена на широкую Hory. На жалованье учителям шло более восьми ты- сяч. Мноrие расходы отмечены темно: отмечались вы.. дачи по назначению четырехсот рублей; разъезды и подарки  тысяча двести рублей. Разъезды производились на собственных лоша.. дях; вероятно, расходы по назначению и подарки вместе скрывали не столько раЗ'Резды, сколько взятки. В 1841 rоду в феврале уездный крапивенекий суд признал покойноrо rрафа Николая Ильича в обви- нениях, выдвинутых Н. А. к.орякиной, невиновным. rлавные дела устроились, и Александра Ильи- нична Остен..Сакен поехала с rорничной rашей, ко.. торая перешла в ее ведение после смерти бабушки, в монастырь  Оптину пустынь. Младшие дети  б* 67 
Дмитрий, Лев и Мария  с rету;шкой ТатьяноЙ Александровной поселились после смерти бабушки в деревне, Николай и Серrей оставалис в Москве. J841 rод был rодом rолода. Чтобы не разорить имение и как"нибудъ сохранить крестьянкую силу, которая была нужна для Toro, чтобы мужики моrли тянуть свое тяrло, продали деревню Неручь и на эти деньrи кое"как помоrли крестьянам перебиться. Кроме барскоrо дома, все жили очень сжато, и даже rосподским лошадям была уменьшена -выдача овса. Лев Николаевич вспоминал, как жалко было детям своих лошадей, как ходили дети на крестьян.. ские поля и обшмыrивали руками овсяные колосья, набирали подолы зерна и скармливали своим по... шадкам. . В тот rод овес был пищей не лошадей, а людей. Но лошади были ближе к дому  их больше жалко. И так поступал и справедливый Дмитрий и добрый Лев, который сообразил свою ошибку через мно" ro лет. Так жили летом все в Ясной Поляне, зимой наез жали в Москву. В Ясной Поляне было тихо, скучно, но все было понятно, а жизнь в Москве развалива.. лзсь. Осенью 1841 rОДа в Оптиной пустыни умерла ro.. лубоrлазая тетка Александра Ильинична. В памяти Толстоrо этот случай связался с друrими воспомина- ниями: Александра Ильинична болела, Татьяна Ерrольская к ней поехала, дети остались с учителем Федором Ивановичеfvl и со странницей Марьей [ера- симовной. Иrрапи они как хотеЛII. Была у них чер- HaJt собака  мопс, сажали они эту coaKY на выео.. кое сиденье, которое называли троном. #- Собаке царское место не нравилось, и она в!;.е время спрыrивала с трона. Дети смеялись. Марья J"'ерасимовна не обращала на это внимания, MOHO тонным rолосом читая псалмы. Раз мопс спрыrнул и завизжал, подполз под стул: оказалось, что у собаки сломана Hora. Дети плакали навзрыд. Воспоминания о сломанной собачьей лапе, о бор- 68 
мотании псалмов 11 брошнном доме переплелись у Льва Николаевича с известием о смерти любимой тетки Александры ИЛЬИНИЧНЫ. Александра ИЛЬИНИЧНС\. похоронена в Оптиной пустыни, И на моrиле ее поставлен памятник, на КО-- тором выбиты стихи, написанные племянником Львом Николаевичем. Можно сказать, что это пер- вое обнародованное произведение Толстоrо. Вот эти стихи: Уснувшая для жизни земной, Ты путь перешла неизвес1"НЫЙ В обителях жизни небесной Твой сладок, завиден покой В надежде сладкоrо свиданья И с верою за rробом ЖИТЬ. Племянники сей знак воспоминанья Воздвиrнули, чтоб прах усопшей чтить Не надо думать, что первые произведения rени- альных писателей сразу свидетельствуют об их высокой одаренности. И детские стихи и детские шалости в общем похожи друr на друrа, и им не надо"'удивляться, то есть не надо на них переносить ТО впечатление, которое мы имеем от взрослоrо че- ловека. Только один Николай Николаевич в rод смерти своей тетки был совершеннолетний, но он не Mor, учась в университете, принять на себя опекунство, и это к тому же не было тоrда в обычае: опекун дол- жен быть человек немолодой. Осталась одна тетка Пелаrея Ильинична, которая была выдана в Казани за Юшкова еще тоrда, коrда старый rраф rуберна- торствовал в rороде. Юшков был человеком любезным, но неверньrм, ЗЛЫМ шутником, человеком с причудами, любящим всякой ценой привлекать к себе вниманМе. Пелаrея Ильинична была женщиной доброй, ре- лиrиозной, чванной, чувствительной и ленивой. Муж ее Юшков коrда...tо ухаживал за Татьяной Ерrоль.. екой, и Пелаrея Ильинична к Татьяне Александровне относилась враждебно. ЧТО З8 человек была Т. А. Ерroльская? 69 
Лев Николаевич всеrда вспоминает о ее бесконеч- ной доброте, о том, что она никоrда никоrо не оби- жала, что ее любили в деревне все, но у нее есть и друrие свойства, которые Лев Николаевич тоже за- крепил своими записями. Поколение отца Льва Николаевича было поколе.. нием, разбившим Наполеона, поднявшим восстание против pyccKoro императора. Это поколение надеялось и верило, что судьба мира находится в ero руках. Оно было воспитано на книrах французских энциклопедистов, которые для дедов были забавой, а для детей стали правилами поведения. Это было поколение читателей Стерна и Плутарха. Римская история считалась образцом для поведения сейчас, сеrодня. Мать Льва Николаевича воспитывала обожаемо- rO сына Николая в правилах суровых, запрещала ему плакать над мелкими несчастьями, rОБорила, что излишняя чувствительность для мальчика совсем не rодится. Внешность мужчины, по выпискам, ко- торые делала Марья Николаевна из книr, дол- жна была быть мужественной, простой, несколько строrой, выражающей силу, доброту и мыслящий разум. Те ЛЮДИ, которые вывели солдат на Сенатскую площадь, считали себя учениками римлян, учились у республиканскоrо Рима суровым добродетелям, а у Стерна и Руссо  умению понимать человеческую душу. Человеческие слабости уже были известны и оце- HeНbI, но считалось, что, коrда дело идет о победе добродетели, надо преодолевать слабостА. Так описал это Толстой в сне Николеньки Болконскоrо в конце «Войны и мира». Все мы знаем о женах декабристов, о дворянках, которые бросили свои имения и в возках поехали за своими мужьямикаторжниками и провели молодость в Сибири, у дверей тюрем. Черноволосая, черноrлазая Тдтьяна Ерrольская моrла бы быть среди них, если бы Николай Ильич Толстой не был бы спасен от участия в декабрьском 70 
восстании судьбой, отставкой и спокойным харак- тером. Девочки тоже читали римскую историю и увлека.. лись тем, что старик Тредьяковский  переводчик Роленевой римской истоии  называл всенарод" ством. Мысль о подвиrах, о народном решении ле.. жала в самой основе тоrдашних историй Рима; рим- ская история была образцом для французской pBO- люции. Конечно, 'Ерrольская читала римскую историю по.. Французски. Толстой rоворит: «Очень рисует ее ха.. рактер событие с линейкой, про которое она расска- зывала нам, показывая большой, чуть не в ладонь, след ожоrа на руке между локтем и кистью. Они детьми читали историю Муция Сцеволы и заспорили о том, что никто из них не решился бы сделать Toro же. «Я сделаю»,  сказала она. «Не сделаешь», ......... сказал Языков, мой крестный отец, и, что тоже ха.. .. рактерно для Hero, разжеr на свечке Jlиненку так, что она обуrлилась и вся дымилась. «Вот приложи это к руке:.,  сказал он. Она вытянула белую ру.. ку .....:.. Tor да девочки ходили Bcer да декольте, ......... и Языков приложил обуrленную линейку. Она нахму" рилась, но не отдернула руки, застонала она только тоrда, коrда линейка с кожей отодралась от руки. Коrда же большие увидали ее рану и стали спраши- вать, как это сделалось, она сказала, что сама сдела.. ла это, хотела испытать то, что испытал Муций Сце.. вола». По любви к ней детей, по количеству забот, вло- женных в их воспитание, Ерrольская имела право остаться их воспитательницей, но она была дальняя родственница и, кроме Toro, на ее стороне, очевид" но, не стоял Николай Iiиколаевич. Николай Никола.. евич 1 сентября 1841 rода обратился к Владимиру Ивановичу Юшкову с письмом, В котором просил от cBoero имени, от имени своих братьев и сестры: «Мы просим все нашу тетеньку, я, мои братья и моя сестра, не покидать нас в нашем rope t взять на себя опекунство. Вы должны себе представить, дя- дюшка, весь ужас нашеrо положения. Ради боrа, дя- 71 
ДЮWК8, не еткаэываiте наи,' мы просим вас ради 60- tI U ra и покоинои». Может быть, предполаrалось, что де'FИ останутся в ЯСНОЙ Поляне, тем более что Николай НИКО.. лаевич учился в OCKOBCKOM университете на втором курсе.  Пелаrея Ильинична Юшкова принять опекунство соrласилась, но сказала, что детей увозит с собоц. что так будет удобнее им получить образование. Н. Н. ryceB приводит отрывок из дневниковых за- писей Т. А. Ерrольской, хранящихся в отделе рукопи. сей rосударственноrо музея Толстоrо.. Татьяна Алек- сандровна, вспоминая свои столкновения с Юшко- вой, 24 марта 1850 rода пишеr: «С каждым днем я все больше убеждаюсь в том, что эта ненависть восходит ко времени ее брака и что она никоrда не моrла простить мне Toro, что я внушила любовь ее мужу». Так же думает Софья Андреевна Толстая; она ro- ворит, что Владимир Иванович в молодости делал предложение Татьяне Александровне, НО та ответила ему отказом. Пелаrея Ильинична приехала аа детьми сама. На реке Упе поставлены были купленные барки, туда наrрузили провизию, вещи. И поплыли крепостные души: столяры, портные, слесари, обойщики, повара вместе С толстовским имуществом по Упе на Оку, с Оки на Волrу к Нижнему Новrороду и дальше по Волrе к Казани. Татьяна Александровна писала ЮШКQВУ: «... это варварство  желать разлучить меня с теми детьми, которым я расточала самые нежные эа6l>ты в течение почти двенадцати лет и которые были мне доверены их отцом в момент смерти ero жены». Раскаленный уroль жеr сердце Татьяны Александ- ровны и был оторван от этоrо сердца. коrда дети по. ехали от деревни к деревне, из бедных русских дере... вень в еще более бедные чуваШские деревни, rде трудно было даже найти место для ночлеrа. Татьяна Александровна надолrо осталась одна и уехала к сестре. 72 
ЕЩЕ О I(АЗАНИ И О КАЗАНСКОМ УНИВЕРСИТЕТЕ rород Казань стоит на впадении реки Камы в ре- ку Волrу. Здесь Волrа, изтибаясь, делает ПОЧТИ пря- мой уrол и направляет свои ПОПО,lIневшие воды на юr, к Каспию, к старым дороrам на юrо-восток. А. И. rерцен писал в очерке «Письмо из провин.. ции» (1836 r.): «Ежели России назначено, как провидел великий Петр, перенести Запад в Азию и ознакомить Европ-у с Востоком, то нет сомнения, что Казань  rлавный караван..сарай\ на пути идей европейских в Азию и характера азиатскоrо в Европу. Это выраз}мел Ка.. занский университет. Ежели бы он оrраничил СБое u U U призвание распространением однои европеискои на.. уки, значение ero осталось бы второстепенным; он долro не Mor бы доrнать не только rерманские уни" верситеты, но наши, например, Московский и Дерпт- ский, а теперь он стоит рядом с ними, заняв само- бытное место, принадлежащее ему по l\fecTY рожде- ния. На.... ero кафедрах .преподаются в обширном объ- еме восточные литературы, и преподаются часто ази.. атцами; в ero музеумах больше одежд, рукописей, .древностей, монет китайских, маньчжурских, тибет-- ских, нежели европейских». Казань была старым владением России; оттуда co бирались двиrаться дальше, здесь подrотовлялись пе.. реводчики ИЗ MecTHoro населения, чтобы идти на Среднюю Азию, изучали языки для дальних планов. Нижний Новrород и Казань были дальними ПУПК- тами связи России и Востока. Ока, Кама, Волrа через Каспийское море и с пе.. ревалами посуху через Дон и Черное море тянулись на восток rолубыми дороrами. Все это имело отношение и к потомкам бывшеrо каззнскоrо rубернатора. На rербе rрафов Толстых ........... сложном и запутан- U U u ном  самон достовернои rеральдическои деталью было изображение семнбашенноrо замка тюрьмы, возвышающейся в Константинополе. Два раза был заключен в этой мноrобашенноА 73 
тюрьме русский боярин, впоследствии rраф ПеТр Андреевич Толстой, человек коваj)ный, но упорный, смелый в отстаивании данных ему ПОРiчений. Путь мальчика, отправленноrо учиться в Казань, жить у чудаковатоrо дяди Юшкова, oTcTaBHoro пол.. ковника, сохранившеrо черными усы, которые пере.. ходили в широкие бакенбарды, был не случаен, хотя биоrрафически обусловливался рядом смертей, посе.. тивших семью. Не случаен так же, как позднейшее знакомство юноши с Кавказом. В свое время по дороrе в Арзрум Пушкин ветре.. тил тело убитоrо в Теrераие rрибоедова. Судьба русских вольнолюбивых писателей и об.. раз кавказских rop наполняют все «Путешествие В Арзрум». Поэт узнал на краю неба облака, которые видел десять лет тому назад: «Они были все те же, все на том же месте. Это  снежные вершины Кавказской цепи:. . Скоро Толстой увидит эти же ropbl, сперва примет их за облака, потом поразится дали мира, потом успокоит rорами душу. Путь туда, на юr, на восток, был привычным для русских дворян  как дороrа войн и изrнаний. Кав" казские ropbI стали полутюрьмой для Бестужева..Мар.. линскоrо, Одоевскоrо, Лермонтова и мноrих друrих. Константинополь был rородом, дороrа к которому как будто шла прямо мимо Ясной Поляны, только надо было ехать все на Юf, все на юr. В Казанском университете особенно славились фа.. культеты математический и восточных языков. В Казани было MHoro знакомых;-там сохраНИ.,1ИСЬ связи бывшеrо казанскоrо rубернатора и какой"то OT звук славы rрафов Толстых. Лев Толстой ехал в Казань с собственным дворо.. вым Ванюшкой, подаренным тринадцатилетнему маль" чику теткой Пелаrеей Ильиничной, ехал, ночуя то в коляске, то в курных избах. На ПРlIвалах дворовый држески болтал с бари.. нам пофранцузски. Ванюшка полудруrом, полуслу.. rой прошел через Кавказ, Севастополь, Ясную Поля.. 74 
ну; ВСЮ жизнь он подавал Льву.. Николаевичу воду и полотенце, а изредка переписывал ero рукописи круп- ным полудетским почерком. Борис ихайлович Эйхенбаум обратил внимание на то, что в «Отрочестве» rероя повести друзья ero брата шутя называют «дипломатом». В, «Юности:. прозвище остается. Это прозвище родилось из важ- ной болтовни бабушки, которая думала, что ее внук обратится в дипломата и будет ХОДИТЬ во фраке и в МОДной взбитой прическе. Если можно считать случайным то, что Николай Николаевич, старший брат Льва, после неудачи на экзаменах в Московском университете перешел в Ка.. занский университет, то не случайно то, что в Ка- зани для четырнздцатилетнеrо rрафа Толстоrо наня- u ЛИ учителеи и посадили за изучение турецкоrо, та.. TapcKoro и арабскоrо языков. Б. М. Эйхенбаум в журнале «Русская литерату- ра» в интересной статье «Из студенческих лет Л. Н. Толстоrо» писал: «С начала 40.х rодов особую популярность и злободнеВRОСТЬ заново приобрел так называемый «восточный вопрос». Недаром Лермон" тов собирался ввести в свою «Сказку для детей» (1840) строфу со следующими стихами: Меж тем о блаrе мира ЧУЖДЫХ стран Заботимся, хлопочем мЫ не в меру, С Еrиптом новый сладил ли султан? Что Тьер сказал,  и что сказали Тьеру? На всех набрел политики туман.. к середине сороковых rодов международная остро" та «восточноrо вопроса» еще усилилась, и Николай 1 подrотовил проект дележа «умирающей» Турции между Анrлией и Россией. Дело приняло настолько серьезный оборот, что весной 1844 rода Николай 1 совершил поездку в Лондон для neperoBopoB с коро- левой Викторией и министром иностранныIx дел rpa- фОМ Эбердином. Так завязался сложный дипломати- ческий узел, втянувший потом Россию в Крымскую войну, в которой ТОЛСТОЙ принял близкое участие, хотя и не в качестве дипломата».. 15 
На Кавказ ехаЛIf добиваться чина коллеЖСJ(Оf0 асессора чиновники-недоучки и там заселяли CKpOM ными памятниками тифлисские кладбища. На Кавказ посылали ссыльных поляков, слишком влиятельных вельмож и поэтовнеудачников. Борис Михайлович Эйхенбаум напоминает, что в это же время Чернышевский внимательно и успеш.. но занимался татарским языком. Казанский университет в России рекламировался. В Петербурrе была издана книrа на французском языке о Казани, написанная лектором анrлийскоrо языка в I(азанском университете э. Турнерелли. KHU" ra называлась «Казань И ее обитатели». В книrе было написано; «Кроме мноrочисленных профессоров... большинство которых хорошо известно в Европе и лекции которых дают теоретическое представление о восточных языках, к услуrам студентов имеется то, чеrо недостает европейским университетам: обшир. ное поле для практическоrо пользования этими язы камн. Казань  единственный rород в мире, обла. дающий университетом, в который стекается такое количество персов, монrолов, турок, татар, армян и проч.». Лев Николаевич в Казани подrотавлИвался для поступления в университет два с половиной rода; эа.. нимавшийся с ним турецким и татарским языками профессор Казембек удивлялся необыкновенной спо.. собности ученика в усвоении чужих языков. Экза мены по языкам, Kporvle латыни, Толстой сдал хо.. рошо. По русской словесности и по сочинению он полум чил «четыре», но провалился на rеоrрафии. Лев Николаевич Cal\1 утверждал: что он знаJI {a" по и не Mor ответить на экзамене по rеоrрафии попе чителю Мусину"Пушкину, который, как знакомый до.. мз, хотел помочь и задал юноше вопрос: «I(акие во Франции есть приморские rорода?» Лев Николаевич не вспомнил ни одноrо. Лев Николаевич не был сррзу принят в число СТУ" eHTOB, но ему дали переэкзаменовку и в результате приняли, в чем, вероятно, сказались хлопоты семьи. 76 
Что читал будущий студент? Приехзв в Казань тринадцати лет, СУДЯ по ero списку, перед этим он прочел сказку «Черная кури- ца» Поrорельскоrо. Сказка хорошая. но совсем детская. Черная ку- рочка дала мальчику талисман.......... матовое зернышко: если держать ero в кармане, то будешь' знать, не уча, все уроки. Мальчик зернышко потерял. Оказывает- ся, уроки лучше учить. Сказка хорошая, но ее нравоучение казанскому сту,енту не сразу помоrло. Читал Толстой русские былины: «Добрыню Ники- тича», «Илью Муромца», 4'Алешу Поповича». В молодости Толстоrо детскоrо издания былин не было. Вряд ли ему дали сборник Кирши Данилова, потому что там есть непонятные для детей песни, вряд ли он знал сборники Сахарова, Bcero скорее чи- тал Толстой не записи былин, а их проззические пе- ресказы. MHoroToMHb1e русские скаЗI{И, куда входили и прозаические изложения былин, были неоднократ- но изданы. Боrатырские сказки издавались и помимо сборника; выделенные из этоrо сборника, они про- давались отдельно. Но больше Bcer6, конечно, Лев Николаевич читал по-французски. Начинал Лев Ни- колаевич с утра и читал все время, коrда оно было свободно. MHoro времени было размотано на мечты и стара- ния быть таким, как все. Внуки опальноrо rубернатора для казанскоrо об- щества были юношами знатными и достаточно боrа- тыми, так как долrи деда не перешли на внуков. а осуждение cTaporo rрафа не состоял ось ввиду ero смерти. Но Лев Николаевич был в обществе уrловат, не смел и в то  в.ремя странен. Правда, ОIМrpинимал участие .В живых карти- нах  странном зрелище, мода на которое пришла к нам из Анrлии. В живых картинах позировала в ролях наrая красивая девушка, которая впослед- ствии сделалась сперва леди rамильтон, а потом лю- бовницей Нельсона. 77 
У нас живые картины были как бы остановлен- ными сценами маскарада: показом МОЛОДЫХ людей в костюмах красивых иJlи характерны*. Лев Николаевич позировал в КОСТЮМе молодоrо булочника, ero лицо рассматривалось, видимо, не как красив, а как простовато-характерное. На Восточном факультете Лев Николаевич учил- ся плохо. Он не увлекся арабским и турецким языками, несмотря на то, что был к языкам поразительно спо- собен. Филолоrический факультет Казанскоrо уни- верситета, который впоследствии дал знаменитую ка- занскую школу с Буличем, Фортунатовым и Бодуэ- ном де Куртенэ, тоrда еще не созрел. Восточные язы- ки тоrда учили так, как учили арабскому языку в дальних медресе Бухары: через язык проламыва.. лись, не считаясь с ero духом, изучали так, как буд- то идет поrоня через лес или, вернее, человек, за- вязший в болоте, вытаскивает с трудом свои ноrи. Рядом читал лекции молодой профессор-юрист, лекции KOToporo привлекли моподоrо rрафа. Он начал подrотовлять свой переход на друrой факультет. Для перевода пришлось разrоваривать с великим математиком Лобачевским  ректором университета. Сохранились воспоминания А. В. ЦИН- repa, который был связан с домом Толстых через Ивана PaeBcKoro, близкоrо приятеля Льва Николае.. Бича. Отец Цинrера был профессором математики. Цинrер рассказывал Льву Николаевичу, что ero отец rоворит речь об основании rеометрии, о неэвк- лидовых rеометриях и так далее. Тема речи была из.. брана в связи с юбилеем Лобачевскоrо. «Я ero отлично помню,  сказал Лев Николае- вич.  Он был всеrда таким с@рьезным и наСТОЯЩИhl «ученым». Что он там в rеометрии делает, я тоrда ничеrо не понимал', но мне приходилось с ним разrо- варивать, как с ректором. Ко мне он очень добродуш- но относился, хотя студентом я был и очень плохим». Перед переводом молодой студент на лето поехал в Ясную Поляну. -' . Путь по rpYHTOBbIM дороrам от I(азани ДО Ясной 78 
Поляны, даже если имеешь собственных лошадей, не пеrкий и не близкий. О длине пути дает представление тот факт, что лев Николаевич в одной из обратных поездок в I(а.. зань прочел за дороrу восьмитомный роман Алексан- дра Дюма «rраф МонтеКристо». Какое бы ни бы- ло у Hero здоровье, какие бы у Hero ни были тоrда rлаза, но читать приходилось в тяске телеrи или в KYQHblX избах. Кроме Toro, Лев НиколаевиЧ уезжал на лето, то есть попадал на весеннюю и осеннюю дороrи с рас- путицами. Но он возвращался в большой старый дом, к те- тушке Татьяне Ерrольской, вел с нею длинные раз.. rOBopbI, опять rулял по яснополянским перелескам, встречался со старыми дворовыми. Мир BOKpyr Hero изменялся. Получалось так, будто он закрывает rлаза на де- ревню зимой и открывает весной. Каждый раз яс- ная Поляна изменяется как будто MrHoBeHHo, как будто толчком, потому что промежутки расставания с Ясной Поляной были временем созревания. В ЯСНОЙ Поляне все потишало, посмирнело. [о. варили знакомые мужики обиняками, что опекуны хуже барина и жизнь стала теснее, и в казенные леса теперь не пускают, и дров и хворосту теперь там не возьмешь. А про барский лес и rОБОрИТЬ нечеrо. Раньше в казенной засеке караул был малый и не строrий, и просеки не были проделаны, и можно было брать и орехи, и rрибы, и корма для скотины тоrда было MHoro, потому что лес зарос травой и земля лучше родила. Теперь теснота, CTporocTb и тяrло посуровее. Дом был знаком и пуст. Татьяна Александровна u жила в антресолях, в тои комнате, которую раньше занимала бабушка. Комната совсем опустела: в ле- вом уrлу стоит ШИфQньерка с бесчисленными вещи.. цами, ценными только для самой Татьяны Александ- ровны, в правом киот с иконами и большим, в се- ребряной ризе, старинным образом Спасителя; по- средине диван, на котором тетушка спала, перед ди- 79 
ваном стол; между Окнами зеркало, пи-сьменный сто- лик, у окна два кресла и еще ОДНО ....... С вышивками. очень покойное, с выступами для Toro,Ac чтобы можно было прислонить К ним rолову, оtдыхаЯ. 1 Уютно и пусто. Тетушка постарела, неохотно расспрашивает она про казанских родственников; о разных неприятно.. стях Левушки тетушка как будто ничеrо не знает. На столике у тетушки лежит роман Радклиф не на анrлийском, а на французском языке; роман мноrотомный, книжки маленькие, удобные, в том.и ках rравюрки. Сама тетушка тоже любит расскаЗрI. вать страшные истории и про истории такие племян- ника расспрашивает. Любит сообщать светские сплетни про людей, ко.. торые изменяют друr друrу и ломают семьи, но rOBo" рит, их не осуждая, и тут же со вздохом советует племяннику завести роман с замужней женщиной из хорошеrо общества, потому что это образует МУЖ ской характер, придает мужчине настояЩий лоск. Прислуживает тетке и ХОДит за ней r лафира, ко.. торую прежде звали rашей; дворня уже называет старую деву почтительно  Аrафьей МихайловноЙ, и на улице ей кланяются. ТОТ дом за рекой, куда дети с Федором Иванови.. че1 и бабушкой ездили пить сливки и есть TBopor, На котором остался вкусный след от rрубаrо хал.. ста,  тот домик состарился. На пыльной улице села встретил казанский СТУ" дент крестьянина cBoero Митьку Копылова. Сразу не узнал у Митьки теперь борода, хотя он еще и молод. На Митьке надеты лапти, он тянет соху, перевернув ее сошником вверх: будет пахать. Опекуны уменьшают расXi'ДЫ; Митьку отпустили на оброк в Тулу. Митька.......... хороший форейтор, слу.. жил у купцов  им сейчас тоже форейторов надо Одевали купцы cBoero форейтора 8 шелковую рубаш КУ и бархатные штаны. Баловтвоl Митькиноrо брата в очередь сдали на военную службу, старик отец не может тянуть два тяrла, &о 
Митька не Mor оставаться на оБРОkе, потому что зем- лю отберут. Вернулся он в деревню и вот несет тяr.. ло  так надо. Лев Николаевич смотрит на Митьку: серьезно жи. вут мужики. Тетке своей студент ничеrо не сказал, уехал в Казань. В 1845 rоду, 25 авrустз, из Казани, робея, Толстой пишет Татьяне Ерrольской, сообщая ей решение, ко- торое не cMor выrоворить лично Надо было при.. зна1ЬСЯ, что два rода пропали даром и он не выпол" нил Toro, за что взялся. Семнадцатилетний Толстой пишет: «Хотя И С опо- зданием, а все-таки я вам пишу; себе в оправдание я Mor бы MHoro наврать, но я этоrо не сделаю, а про- u о сто сознаюсь, что я неrодяи, не заслуживающии ва.. шей любви. И хотя он сознает это и также всем серд- цем вас любит, но у Hero столько недостатков, при- том он такой лентяй, что не умеет доказать вам ево" ей любви. А за нее простите ero. Вот уже три дня, что МЫ в Казани. Не знаю, одобрите ли вы это, но я переменил факультет и перешел на юридический. Нахожу, что применение этой науки леrче и БQлее u u подходяще к нашен частнои жизни, нежели друrие, поэтому я и доволен переменой. Сообщу теперь свои планы и какую я намереваюсь вести жизнь. Вы- езжать в свет не буду совсем. Буду ПОРОВНУ зани- маться музыкой, рисованием, языками и лекциями в университете. Дай 60r, чтобы у меня хватило твер.. дости привести эти намерения в исполнение». На юридический факультет ТО.ТIстой попадает к профессору Мейеру. Профессор заметил HOBoro cBoero студента и дал ему самостоятельную тему. В 1904 rоду Толстой, просматривая составленную п. и. Бирюковым биоrрафию, сделал ряд вставок и . о исправлении; в rлаву о казанскоя ЖИЗf!И он вписаJl несколько слов о заданной Мейером работе (<<эта ра.. бота очень заняла меня»), а в беседе с А. Б. rоль.. денвейзером (26 июня 1904 rода) сказал: «'.11 коrда я был в I(азвни в университете, я первый rод, дей.. ствительно, ничеrо не делал. На второй rод я стал 8 в ШКЛО8скиА 81 
заниматься. Тоrда там был профессор Мейер, кото- рый заинтересовался мною и дал мне работу  срав- нение «Наказа» Екатерины с «Esprit des lois» Мон- тескье. И я помню, меня эта работа увлекла; я уехал в деревню, стал читать Монтескье, это чтение откры- ло мне бесконечные rоризонты; я стал читать Руссо и бросил университет, именно потому, что захотел за- ниматься. В первый раз Толстой попал под влияние большо- ro и понятноrо ему человека. Мейер был связан с KpyroM Белинскоrо, знаком с молодым Чернышев- ским. Впоследствии Чернышевский писал о Мейере. Это ПрОИЗОIIIЛО тоrда, коrда в 1857 rоду в Казани после смерти Мейера вышли ero лекции, записанные студентами. Курс лекций носил скромное и, может быть, несколько маскирующее название: «Очерк рус- cKoro вексельноrо права». Чернышевский писал о Мейере, сравнивая казан- CKoro профессора с одним из создателей Северо- Американских Соединенных Штатов, тоrда демокра- тичных, repoeM Вашинrтоном. Он rоворит, что Мейер принадлежал к людям, ко- торые представляют собою «редкое явление не толь.. ко по своей непреклонной честности и великим талан- там, но и потому, что одинаково ревностно ИСПОЛНЯ"l свою обязанность в самых неважных положениях, между тем как, собственно, был создан только для u BepxoBHoro управления целои нации». Б. М. Эйхенбаум, по статье KOToporo я привожу эту цитату, rоворит: «Последние слова в примене- нии к Мейеру звучат несколько неожиданно, но Чер- нышевский сказал их недаром. «Вы rоворите о repo их,  пишет он дальше,  есть они и между на- ми. Да, есть у нас люди, которыми может rордиться земля наша. Но... зачем они поrJt.бают обыкновенно так рано? И по какому печальному совпадению об- стоятельств слишком часто поrибают они именно в то время, коrда Bcero более становились полез- ными?» Мейер бл переведен в ЭТ6 время из I(азани в Пе- тербурr. В I(аэани профессор построил юридическую 82 
клинику, в которой в присутствии студентов разби.. рал реальные дела Toro времени, принимал посети.. телей для юридической консультации. Юридическая наука не академическая, а новая, живая, знающая прошлое и настоящее и борющаяся с ним, проходила перед r лазами студентов. Один из студентов Казанскоrо университета, В. Н. Нззарьев, учившийся в Казани одновременно с Толстым, писал про Мейера: «Он жил ожиданием близкоrо обновления нашей общественной жизни, неизбежной полноправности милАионов русских лкr дей и пророчил множество блаr от свободноrо TPy да и упразднения крепостноrо права». Нужно сказать еще, что В. Н. Назарьев был че.. ловек обыкновенный и, может быть, даже недале" кий  слова и образ ейера в ero описании прини.. жены либеральным истолкованием. От Мейера, человека широких требований,. широ Koro понимания, еще раз возвращался Толстой в ЯС.. ную Поляну, rде все было как будто тихо, только старе-ли избы и беднели крестьяне. На юридическом факультете юноша Толстой про.. должал учиться плохо, но умный профессор обратил на студента внимание и сказал про Hero несколько слов, которые замечательны тем, что они появились в воспоминаниях П. Пекарскоrо (студенческие воспо" минания о Д. И. Мейере в сборнике «Братчина». Ка.. зань, 1859 r.), коrда имя Толстоrо еще не было осо- бенно знаменито да и сам Толстой в воспоминаниil обозначен одной буквой «Т». Профессор rоворил о Толстом: «Сеrодия я ero эк.. заменовал и заметил, что у Hero вовсе нет охоты за.. ниматься; а это жаль: у Hero такие выразительные черты и такие умные rлаза, что я убежден, Что, при доброй воле и самостоятельности, он Mor бы сделать.. ся замечательным человеком». Лев Николаевич и тоrда Mor произвести впечат" JIение серо..rолубыми rлазами  небольшими, но яр- кими, и бровями, рано разросшимися. Лев Николае- вич, прочитав в одном романе про rероя, обладающе- ro мохнатыми бровями, мальчиком натер свои брови 6* 83 
ПОРОХОМ и поджеr. Брови сrо-рели, а ПОТОМ ОТ- росли очень пышными, тоrда уже, коrда Лев НИКО" лаевич забыл о коrда-то им любимом repoe. Я привожу это место как воспоминание ПОТОМУ, что, хотя оно рассказано про Николе}{Ъку .......... rероя «Отрочества», а не про Льва Николаевича, но сестра Льва Николаевича помнила, что брат ее в детстве остриr себе брови. Мне же эта подробность кажется чертой Льва Николаевича  замечательной в том отношении, что он с детства сам как бы лепил себя. ЭПОХА АНАЛИЗА И ПРАВИЛ Самостоятельность, о которой rоворил Мейер, пришла к ТОЛСТОМУ неожиданно. Он получил задание от Мейера написать реферат о «Наказе» Екатери- ны 11. Реферат этот малосамостоятельный, он состоит в сопоставлении «Наказа» Екатерины и ero француз- ских источников. Но по ТОМУ, как умм работать с кни- rами Толстой на Кавказе, как он умел их конспекти.. ровать, мы видим, что казанские профессора научили Толстоrо MHoroMY. Университетская жизнь шла не очень по-деловому. Толстой попадал в карцер, пропускал экзамены. На.. чало ero дневников, которые он потом вел в продол.. жение всей своей жизни, случайно совпало с пребы- ванием молодоrо студента в rоспитале. В rоспитале Лев Николаевич первый раз остался один: при нем не было никоrо из дворни, и он ЭТо сразу заметил. Ведь всю жизнь ДО этой поры, коrда Лев Николаевич снимал платье, платье уносили, чтобы почистить, утром он надевал вычищенное, ВЫ- rлаженное, обедал, имея за собой лакея. Он становился на собственные ОНоrи. Одинаковые причины у разных людей дают совер- шенно разные следствия. В жизни Льва Николаеви- ча сталкивались разные силы, как будто боролись разные маrнитные поля, НО rлаВllое был он сам, все переключающий по"своему. Во миоrом с ним случа.. лось то же самое, что случалось с братьями, но вы- 8. 
шло из He.rO ftечто друrQе, как бы оспаривающее, отверrающее I1рОШJlD. Правда, прошлое влачилось за ним, создавая про- тиворечия. ВОТ с чеrо начинается толстовский днев- ник. Идет анализ, уже толстовский, хотя написанный еще друrим, не сбросившим старомодности, ЯЗЫКОМ. «17 Мар<та>: ВОТ ye шесть дней, как я посту- " ПИЛ В клинику, и вот шесть днен, как я почти доводен собой... Здесь я совершенно один, мне никто не Iешает, здесь у меня нет услуrи, мне никто не помоrает  следовательно, на рассудок Jf память ничто посторон- нее не имеет влияния, и деятельность моя неоБХОДrf- МО должна развиваться. rлавная же польза состоит в том, что я ясно усмотрел, что беспорядочная жизнь, которую большая часть светских людей принима]От за следствие молодости, есть не что иное, как следствие paHHero разврата души». Так начаты были дневники Толстоrо. Здесь дает он и анализ «Наказа» Екатерины, то есть зани-мается Как'" бы учебной работой. Но уже через неделю диев" ник изменился. Толстой пишет 24 марта: «Я MHoro u переменился; но все еще не достиr тои степени совер- шенства (в занятиях), KOToporo бы мне хотелось дo стиrнуть» . Толстой ставит сам себе шесть правил, пока толь- ко для этой работы: «1) Что назначено непременно исполнить, то ис.. полняй, несмотря ни на что. 2) Что исполняешь ......... исполняй хорошо. 3) Никоrда не справляйся в книrе, ежели что"нибудь забыл, а старайся сам припом- нить. 4) Заставь постоянно ум твой действовать со всею ему возможною силою. 5) Читай и думай всеrда rpOMKO. 6) Не стыдись rовориrь людям, которые те- бе мешают, что они мешают; сначала дай почувство- вать, а ежели он не понимает, то извинись и скажи ему это». Молодой человек, воспитанный женщинами, не имеющий над собой никакой власти. увлекающийся картежной иrрой, тщеславный, сладостраСТI{ЫЙ, He обыкновенно талантливый, сам себя ведет со СТРО- 85 
rостью mко.лъноrо учителя; опираясь только на свою необыкновенную волю, он мнет себя как rлину и соз.. дает из себя иноrо человека, несмотря H'd страшные трудности. Начинается эпоха анализа и правил. Мноrие молодые люди и по MHory раз ставят перед собой целые проблемы жизни, проrраммы, которые они собираются потом ПрОВQДИТЬ, но намерения Тол.. CToro отличаются тем, что у этоrо молодоrо челов('-ка была очень сильная воля. Он все время относилсq к себе как к ученику, ставил себе задачи, все время их проверял и даже как бы ставил себе отметки, и это продолжалось rодами. Правила Толстой создает для себя и о том, как иrрать в карты, и как обращаться с женщинами, и как входить в светскую rостиную, и как читать кии- rи. Даже в недостатках ........ не только в работе, он живет по все время нарушаемым правилам. Лев Николаевич Толстой прежде Bcero человек, необыкновенно заТРУДНЯЮIЦИЙ свою жизнь. Он полон упреков. То, что для друrих ........ мечта и литературные" рассуждения о своих недостатках, болтовня о них, для Толстоrо  труд. Молодой Лев Николаевич перед целым рядом но- вых падений ставит себе задачи ПОДВИЖНИКа. Ero нужно судить не по ошибкам, а по тому, как он их исправлял и как он их понимал. В это время Лев Николаевич начал серьезное чте- ние: он прочел двадцать томов Руссо  все, дО МУ" зыкальноrо словаря включительно. Руссо был учите.. лем для людей буржуазной французской революции. Они учились у Hero самоанализу, внимательности к отдельной человеческой жизни и ощущению не.. прочности CTaporo социальноrо строя, который они воспринимали еще как непрочность старых мораль- НЫХ правил, при моральной треБQваvльности к Че- ловеку. Лев Николаевич уже давно читает Руссо, но сей.. час он надевает на шею медальон с изображением Руссо. Он хочет добиться исправления мира через самоисправлениеll 86 
Руссо ........ великий мыслитель, но ОН мыслитель буржуазный, видящий мир как соединение бесчислеН48 ных человеческйх, как будто бы только от самих се... бя зависящих судеб. Это было соз.нание, которое са.. мо хотело переделать бытие и оплакивало свое беС 48 силие. Это было сознание, которое не стыдилось себя и обнажало в себе самое сокровенное, выrоваривало то, о чем молчали целыми столетиями. Руссо думал, что, выrоворив все о постыдном поступке, ero можно преодолеть. В процессе напряжеННQrо самоанализа зреет та- лант будущеrо писателя. Bcero труднее понять, как создается rениальный писатель. Трудно даже понять, как появляется почка на де.. реве, а это явление повторяется миллионы раз. Труд- но понять, как появляется вообще человеческое со- знание. В «Первых воспоминаниях» Лев Николаевич пи- сал: «От пятилетнеrо ребенка до меня только шаr, а от новорожденноrо до пятилетнеrо  страшное расстояние. От зародыша до НОВОРОЖДe}lноrо ........ пу- чина, а от несуществования до зародыша отделяет уже Не пучина, а непостижимость». От мальчика, который написал плохую эпитафию для памятника своей тетки, до Льва Николаевича Толстоrо, автора «Детства», «Истории вчерашнеrо дня»,  расстояние непостижимое. Как разделились дарования братьев Толстых, по... чему именно Лев Николаевич выразил rений CBoero народа ........... труднопостижимо. Я В книrе этоrо не решу, Mory показать только, что часть этой непостижимости преодолена веверо- ятным, ежедневным, малораскрытым, хотя и отме 48 ченным в дневниках, ежедневным трудом. Рассмотрим тот пучок силовых линий, которые проходят через Толстоrо и ero изменяЮТ. Для Toro чтобы УВИдеть это в развернутом виде, посмотрим, что Лев Николаевич rоворит о своем брате. Большеrлазый, сильный, чудаковатый, Не обра щающий внимания на мнение о себе, Митенька t КО 48 87 
торый был старше Льва на один rод, в Казань при- ехал четырнадцати лет. Учился Митенька хорошо, ровно. Был велик ростом, сутуловат, длкннорук и, как я уже rоворил-, чудаковат. То, что было для ero сверстников минутной забавой или курьезом, Ми- тенька переживал серьезно и rлубоко. Против одной из казанских квартир Толстых Ha ходился OCTpor. В острожной церкви священник на страстной неделе вычитывал все еванrелия, и цер- ковная служба продолжалась необыкновенно долrо. Дмитрий Николаевич ходил в эту церковь и охотно передавал свечи к образам или деньrи на свечи, беря их от колодников. Двадцати лет Митенька кончил университет. Ко.. rда братья делили имение, то Льву Николаевичу, по обычаю, как младшему, отдали имение, в котором жили,  Ясную Поляну. Серrей был охотником до лошадей, и поэтому ему отдали Пироrово, в котором был конный завод. Митеньке и Николеньке отдали остальные два имения: НИКО;Леньке  Никольское.. Вяземское, а Митеньке курское имение, доставшееся от Перовской. Дележ между братьями проходил полюбовно; братья Толстые любили друr друrа, не жадничали: хотя сестра их по закону должна была получить од- ну семнадцатую часть, братья взяли ее в равную До- JJЮ. Марья Николаевна получила в Пироrове девя.. НОСТО четыре десятины и построила там себе дом. Так как Ясная Поляна считалась имением сравни.. тельно не доходным, то братья приплатили Льву в дополнение выrод. Брат Серrей заплатил Льву Tbl 8r сячу пятьсот, а Николай........... две тысячи пятьсот руб- лей серебром. В то время у братьев Толстых не было представ. ления, что владение крепостными душами безнравст- венно. Лев Николаевич писал об этом,..так. «Мысли О том, что 9Toro не должно было быть. что надо бы.. ло ИХ отпустить, среди нашеrо Kpyra в сороковых rвдах совсем не было. Владение крепостными по на- следству представлялось неоБХОДИIЫМ условием, и все, что можно было сделать, чтобы ЭТо владение 88 
не было дурно. это то, чтобы заботиться не только о материальном, но и о нравственном состоянии крестьян». Митеньке БЫ,1l0 двадцать лет, и он серьезно счи- тал, ч-то не может не ваять на себя обязанность руко- u водить нравственностью сотен крестьянских семеи. А тюремный священник читал rоroля: «Выбран- ные места из переписки с друзьями». Лев Николае- вич помнит, что и Митенька читал эти письма. Надо сказать, что позднее читал их и Лев Нико- лаевич и ставил высокие отмтки. Митенька, кроме Toro, пошел наивно, прямо к вы- сокому начальству просить для себя службы, в KO торой он был бы полезен для народа. Искал он себе службу прямо по адресу-календарю. Службой Ми- теника не остался доволен. Дмитрий Николаевич похож на Льва Николаеви- ча. Лев Николаевич тоже был искатель и непрерыв- но изменял решения, пытаясь найти себе настоящее место в жизни. То ему казалось, что надо быть та- ким, как все, но все  это дворяне, стало быть, надо заботиться о своем французском произношении, о том, чтобы ноrти были в порядке, чтобы на улице на руках были перчатки. Это и был идеал комильфо. Но через некоторое время Лев Николаевич увлекся Руссо и, может быть, не одним Руссо. Он представил себе, что он сам тот человек, который должен все из- менить. TorAa же родилась мысль об особой избран- ности дворян для руководства друrими сословиями: дворянин должен ToproBaTb, должен принимать уча- стие во всем, но блаrородиое участие. Николай Павлович хотел, чтобы все носили мун- диры. Выбрав чертеж храма Христа Спасителя, он считал этот храм как бы мундиром православия и велел строить такие храмы цо всех rородах. Лев Николаевич, увлекшись философией, сшил се- бе халат из холстины. Этот халат ночью был бель- ем ............ днем он пристеrивал специальными пуrовица ми к халату полы, надевал туфли и считал., что это достойное облачение человека, который должен пре- образовать хозяйство. 89 
в таком наС'rроении Лев Николаевич написа.lJ письмо тетке. Письмо сохранилось в прео6раженном виде  в повести «Утро помещика». TO письмо не только rероя, выдуманноrо Толстым Нехлюдова, но и письмо ровесника rероя.......... девятнадцатилетнеrо Толстоrо, который уходит с TpeTbero курса универ'" ситета. Правда, у Нехлюдова состояние в семьсот душ, а у Толстоrо триста тридцать душ уже эаложе ны. Но, как и Нехлюдов, он считал себя обязанным, правомочным и достаточно сильным, чтобы заботить- u ся о счастье своих люден. «Не rpex ли покидать их на произвол rрубых старост и управляющих изза планов наслаждения или честолюбия? И зачем искать в друrой сфере слу чаев быть полезным и делать добро, коrда МНе от- крывается такая блаrородная, блестящая и ближай шая обязанность? Я чувствую себя способным быть хорошим хозяином; а для Toro, чтоб быть им, как я разумею это слово, не нужно ни кандидатскоrо диплома, ни чинов, которые вы так желаете для меня». Опричинах cBoero ухода из Каззнскоrо универси тета сам Толстой рассказывал так: «Меня мало интересовало, что читали наши учи теля в Казани. Сначала я с rод занимался восточны" ми языками, но очень мало успел. Я rорячо отдавался всему, читал бесконечное количество книr, но все в одном и том же направлении. Коrда меня заинтере совывал какой"нибудь вопрос, то я не уклонялся от Hero ни вправо, ни влево и старался познакомиться со всем, что моrло бросить свет именно на этот один вопрос. Так было со мной и в Казани. Причин выхода Moero из университета было две: 1) что брат КОНЧИ4l1 курс И уезжал; 2) как это ни странно сказать, рабо та с «Наказом:. И «Esprit des lois» (она теперь есть у меня) открыла мне новую область YMCТBeHHoro ca мостоятельноrо труда, а унивеРСИ1l€Т с своими Tpe бованиями не только не содействовал такой работе, но мешал ей». И Лев Николаевич поехал к себе в Ясную Поля- ну с большими планами. ДОМ целиком занимать он 90 
не стал, поставил в кабинете старый кожаный зеле.. ный диван с медными rвоздиками, два-три кресла, на улице установил брус для rнмнастики и положил на стол правила. Задачи, которые он перед собой ставил, были orpoMHbI, и все время прибавлялись но- Вые. Он занимается аНrлийским и латинским языка. ми, изучает rрамматику, кроме Toro, составляет про- rpaMMY на два roда: «1) Изучить весь курс юриди- ческих наук, нужных для окончательноrо экзамена в университете. 2) Изучить практическую медицину и часть теоретической. 3) Изучить языки: француз- ский, русский, немецкий, анrлийский, итальянский и латинский. 4) Изучить сельское хозяйство, как тео- ретическое, так и практическое. 5) Изучить историю, rеоrрафию и статистику. 6) Изучить математику, rимназический курс. 7) Написать диссертацию.. В) Достиrнуть средней степени совершенства в музы- Ке и живописи. 9) Написать правила. 10) Получить некоторые познания в естественных науках. 11) Со- ставить сочинения из всех предметов, которые буду изучать». Из этой проrраммы выполнено MHoro. Серьезно начат анrлийский язык, музыка и работа над сель- ским хозяйством" Это оказалось самым сложным. Лев Николаевич всю жизнь занимался анализами и мир анализировал через себя. Он хотел написать книrу «Четыре эпохи раsвития», написал «Детство», «Отрочество», начал «Юность»; у иеrо было предпо.. ложение в «Юности» использовать кавказский мате" u риал, зак,люченньm в этом периоде анализ жизни. «Казаки»  это окончание юности. Но «Утро поме- щика»  это тоже юность. Толстой думал, что надо построить роман не на любовной интриrе. В предисловии к «Роману РУССКО" ro помещика» он писал: «Предисловие не для читателя, а для автора. rлавное основное чувство, которое будет руководить меня во всем этом романе,  любовь к деревенской помещичьей жизни. Сцены столичные, rубернские, кавказские  все должны быть проникнуты ЭТИМ чувством  тоской ПО этой жизни». 91 
Роман должен был иметь моральtlый сюжет. Счастье  это добродетель, юность рождает ошибки, исправление их  счастье. В качестве'побочных тем (мыслей) чувства делились на добрые и злые. Дo рые: добродетель, дружба, любовь к искусству; злые; тщеславие, корысть, страсти; страсти подразделя... лись так: женщины, карты и вино. В «Романе pYCCKoro помещика» rерой сталкивает.. ся с кулаком, который обидел ero крестьянина; на этом обрывалея набросок. В «Утре помещика» помещик сталкивается с кре" стьянами. Столкновение основано не на борьбе эnа с добром, а на том, что молодой добрый человек не может сделать добра и не знает, что такое добро. Начинается TeAa, которую Толстой не выбрал: она ero нашла. Молодой дворянин..аристократ в силу CBoero сиротства оказался в деревне вне cBoero об.. щества, деревенская жизнь соприкасается с ним не... посредственно, а не через ero дворянскую семью. Происходит столкновение доброrо барина с кре... стьянами; столкновение основано на том, что барин u хочет наладить и переделать крестьянское хозяиство. Oft думает, что это ero обязанность, что он это не только должен и может сделать, но что, кр.оме Hero, никто этоrо сделать не может. Оказывается, однако, что сделать он ничеr.Р не может: даже ero ближайшее окружение  те дворо.. вые, которые перешли к нему от ero отца, даже ero кормилица  против Hero. Дворня обычно управляет своей аристократией  хозяйством помещика, стоя между ним икрестьяна.. ми. Она выражает интересы определенной rруппы крестьян, более Bcero  зажиточных. Об этом писали дворянские экономисты еще в XVIII веКе. ..,. Это положение не изменилось и ПОЗДнее. Коrда Долли Облонская приехала в разоренную свою дерев.. ИЮ, то налаживать отношени стал синклит из ее старой няньки и семьи приказчика, которые пили чай под сиренью и соrласовывали свои интересы. Конеч 92 
но, няня субъективно была за барыню, вероятно жа- лея ее и несколько осуждая. Хуже дело обстояло тоrда, коrда помещик мечтал об изменении имущественных, социальных отноше- ний между собой и своими крестьянами. Нехлюдов  так в этот раз называется rерой, ко- торому на время, для Toro чтобы освободиться от c8Moro себя, Толстой передает часть своих интересов и сомнений. Нехлюдов живет в деревне и с записной u книжкои и С деньrами выходит на деревенскую ули- цу. Люди, с которыми он будет сейчас разrоваривать, в ero распоряжении, он им может приказывать. Он f от них хочет HeMHoro: он хочет поднять блаrосостоя- ние бедных, помочь среднему мужику опереться на боrатоrо мужика, вступить с ним в союз, соединить деньrи боrатеев со своими деньrами и прикупить землю. Стараться, чтобы мужики не занимались из- возом, чтобы они жили дома землей. Крестьянские избы разорены  падают у бедня- ков. Нехлюдов может дать лесу, и, кроме Toro, ОН придумал, вернее принял чужую придумку, новые избы: «каменные rерардовские избы» с пустыми сте- нами, с засыпкой. Между тем Иван Чурисенок  крестьянин, дей- ствительно существующий в Ясной Поляне, толстов- ский сосед,  просцт от барина только сошек для Toro, чтобы подпереть падающий потолок. Разrовор идет в подопрелом срубе Чурисенка; изба осела уrла- ми, пороr выrнил. Коrдато и двор и изба были по- u u крыты однои крышеи, теперь видны решетник, стро- пила и обрывки старой rнилой соломы. у колодца сруб развалился, от столбов и колеса мало что осталось; над колодцем стоят две cTapble ракиты с редкими бледно-зелеными ветвями; ракиты тоже надломлены. Иван Чурис не стар, ЛИЦО ero красиво и вырази- тельно, темно-rолубые rлаза rлядят умно и добро- душно..беззаботно, но ноrи corHYTbl, кожа на шее, ли- це и руках заrрубела. Красавец сутулится. Он в бе- лых посконных портках с синими заплатками на коленях и в rрязной, расползающейся на спине и ру- 93 
как рубахе. Иван Чурис просит пять сошек, хотя он знает, что только тронь ero избу  дерева дельноrо не найдешь. Старая изба падает ......... сам Чурисенок rоворит, что накатина с потолка «по спине как полыхнет ее (бабу.  В. Ш.), так она до ночи замертво проле.. жала». Барин предлаrает мужику переселиться на новое место и жить в избе с двойными кирпичными стенка.. ми, между которыми засыпана для тепла земля. Барин улыбается торжествующей скромной дет.. ской улыбкой, чувствуя себя блаrодетелем. Бабы начинают вой. Чурисенок сам теперь видит, что дело ero пропащее. Переселиться Чурисенок не хочет: «Конопляники у нас здесь искони навозные, а там что? Да и что там? fоль. Ни плетней, ни овинов, ни сараев,  ни.. чеrо нетути». Чурисенок держится за свое бедное житье, кото" рое хоть «искони заведенное». Тут и rYMHo, и оrород, и ветлы. Чурисенок хочет, чтобы ero не троrали. Он стар. Сверстники ero .......... он их перечисляет  все ero моложе были, «а уж давно земли поело.. жили». Ивану тяrло сложить не на Koro. Барщина растет: «Тут подушные прибавили, столовый запас тоже сби- рать больше стали, а земель меньше стало и хлеб рожать перестал». Приказчик «навозные земли в roc- падский клин отрезал». Чурисенок пропадает, хотя он мужик рабочий. По"друrому пропадает Юхванка Мудреный. Про.. падает и Давыдка Белый ........... смирный, тихий, не мо- rущий работать мужик. Хорошо только в доме боrаrоrо мужика, у которо" ro пять троек работают на извозе, и чистая изба, и пчельник. Нехлюдов предлаrает боrаТОМj Дут лову: «Купи ты со мной пополам рощу в казенном лесу, да еще землю... Кроткая улыбка вдруr исчезла на лице старика». 94 
Он доказывает, что купить ему не на что, ЧТО ЭТО про Hero злые ЛЮДИ rоворят, а у Hero, кроме пятна.. дцати целковых, ничеrо нет. Нехлюдов УХОДИТ ни с чем. Старик по"своему прав: дать он барину может, но получить обратно от барина не сможет. Барин захочет .......... отдаст, захочет  не отдаст. А если барин продаст землю, то и не выполнит yro.. Бора. Конечно, Нехлюдов не Толстой; но Т.олстой rде"то рядом, и Нехлюдов может оказаться Толстым. А Тол.. стой все время пишет в -эти rодЫ братьям: в марте 1849 rода он просит брата Серrея продать лошадей, да поторопить раздел пустоши rончуровки. Тоже, ве.. роятно, собирается продать. Тоrда же он пишет при.. казчику о продаже леса, а в апреле брату Серrею опять о продаже. И опять тому же брату пи. шет недели через две: «Кончи как"нибудь с этими купцами».. В мае он просит брата продать Малую Воротын.. ку  имение с двадцатью двумя душами, и в мае же он опять настаивает, чтобы продавали скорее землю и хлеб. В декабре следующеrо rода он хлопо- чет о перезалоrе и в декабре же пишет тетке Ерrоль- u скон опять О деньrах. Он rорит и продает, и торопится, и путает. И как же с таким барином стать компаньоном, товарищем в деле? Деньrи Дутлова MorYT пропасть. Дурит барин. Ночь, месяц светит, БОРУ острастка, ночь светла. А барин не спит, иrрает большими ру- ками на пожелтевших, покоробленных костях тетки.. Horo пианино, а иноrда возьмет собаку и ее желты- ми собачьими лапами хлопает по клавишам. На перекладине занимается: висит вниз rоловой и в таком виде с приказчиком разrоваривает ........... дает приказанья. Хотя барин добрый, но лучше ему деньrи не показывать. Вот если утихомирится или женится хорошо, как отец ero, на боrатой. Дело rосподсКое. И лучше уйти в далекий извоз, на Одессу, к румынам. 95 
Об этом мечтает не Толстой, а ero Нехлюдов. Он бы хотел быть ЯМЩИКОМ Ильюшкой. СНЫ ВИДИТ: «Видит Одест, и далекое синее море с белыми пару саrvfИ, и rород Царьrрад с ЗОЛОТЫМИ ДОI\1аIИ И бе.по rрудыIнH чернобrовыми турчанка}\.IИ, куда он летит, ппднявшись на какихто невидимых крыльях. Он свободно И .пеrко .петит все даJlьше. И дальше, и видит DНИЗУ золотые rорода, облитые ярким сияньеf, и си нее небо с чаСТЫIИ звездами, и синее море с белы ми парусами, и ему сладко, и весело лететь все дальше и дальше...» ОН МОЛОД, силен, он дворянин, ОН скоро достанет бумаrу НЗ rерольдии на rрафа и, хотя он разорен Тf3 половину, еще имеет ДОМ и землю. Он знает МУЗЫI\У. rоворит па разных ЯЗЫI<ах, но хочется бежать отсю ." да, хоть на крам света, хочется лететь все дальше и дальше, как TOI\IY rorO.rJeBCKoMY бедняrе, чтобы не видно было ничеrо, ничеrо... «Садись, мой Яl\fЩИК, звени, 10Й колокольчик...» ТОЛСТОЯ ЧИТАЕТ в Ясной Поляне Лев Ни({олаевич усиленно зани ма.rrся хозяйством; ему казалось, что бедность Kpe СТЬЯIl и ОТGутствие дохода от Иlения происходят по тому, что .ПЮДИ работают неправи.пьно  не так па шут, не так МО.lIОТЯТ, не то сеют и разводят не тот CICOT. ОН ca{ сконструировал И построил у..,fОЛОТИЛКУ. О которой рассказывает в «Утре поме[Цика». Моло- тилку опробовали при народе. Машина шумеJlа и свистела, но не молотила, и МУ}I{ИКИ смеялись. у соседа rаrарина в Иl\1ении Серrиевское продава.. ли тиро.пЬСI{ИХ телят. Лев I--Iико.паевич поехал смотреть HOBYIO породу. Бычки были прелестны  курносые, коричневые, с обводами BOKpyr rлаз и с розовыми мордочками, от них сильно и хорошо пахло. Лев Николаевич остался ночевать у управляющеrо и на сон rрядущий 96 
л. Н. ТО.11СТОЙ. 1849 r , \ 4 ... л. Н. Толстой с братьями Дмитрием. Ннкодаем. CcpreCM. Москва, 1854 r. 
. ( ) То '1стоЙ В rpynne писте.'IЙ  СОl'рУ rJ,HJfKOB /Ку рна rtd {СОВрСIlIlIlИh» (rончаров, TypreHeB, rрнrорович, ДРУ)J{IIНJlН, ОСТрОВСI\ИЙ). 
ПОПРОСИJl почитать какую-нибудь книrу или взял первую попаВШУIОСЯ. Оказались стихи. Он стал чи- 'Тать и прочел все до конца; nOToJ\.1 стал читать вторич- но сначала и так и не заснул всю ночь до caMoro утра. Это был «Евrений Онеrин». Случилось это тоrда, коrда Льву Николаевичу было восемнадцать лет. Книrа пришла вовремя, пришла к человеку уже думаIощему, читавшему. Молодой помещик узнал, что то, что он видит BOKpyr себя, не только может бblТЬ описано, но и может быть понято через ана- лиз  описанием. Лев Николаевич, вероятно, в то вреl\'IЯ уже знал Стерна. Цитаты из Стерна идут у Hero не случайно; Стерн научил ero распутывать нити добра и зла, которые так сплетены в жизни. Руссо и Стерн научили Толстоrо дорожить чело- веческим чувством. Но Стерн иrрает с человеческим чувством, иrрает с описанием, обманывает читателя, кокетничает своим превосходством над читателем, нс" u кусственно тормозит деиствие, задерживая все на описании чувства. Он учил -людей ПОНИ?\1ать чувство, но одновременно учил пренебреrать действием. у Пушкина за чу&твами Евrения Онеrина, Тать- яны, Ленскоrо лежит не только человеческое чувство, но и серьезные человеческие отношения. План чело- веческой души как бы положен на карту страны и включен в ее историю. Автор MlloroKpaTHo истолковывает CBoero rероя, принимает на себя суд над ним и наблюдает ero рост. Та ночь, которую провел Толстой над «Евrением ОнеrИНЬ1М», была ночью HOBoro ero не читательскоrо, а писательскоrо отношения к литературе. Очень рано Толстой поставил перед литературой задачи учительства. Он познает душу для Toro, что- бы эту душу переде.Flывать. Первоначально представления Толстоrо о своих задачах наивны. Есть у Hero отрывок «Для чеrо пишут люди». Ока- зывается, люди пишут для Toro, чтобы их читали, а читают люди для Toro, чтобы быть счаСТЛИВЫII.f, 7 В. UUклопскиА 97 
а для тoro, чтобы быть счастливыми, надо овладеть добродетелью, надо склонять человека к рассуди тельным поступкам, а не развивать ero страсти, вле кущие ero к деяниям безрассудным. Добродетель .......... это подчинение страстей рассудку. Это юношеские строки.. Это как будто бы еще XVIII веК. Великий человек, вырастая, переворачивает пла сты культуры, и для Hero пахацое поле оказывается u целинаи. Лев Николаевич читал в ранней юности очень по- средственную книrу воронежскоrо rубернатора д. Н. Беrичева. Эта книrа, сильно проредактирован ная умным журналистом и йыслителем Николаем Полевым, вышла в 1832 rоду и имела большой успех. Она мноrопланна, описывает жизнь дворянства Toro времени; называется  «Семейство Холмских. He которые черты нравов и образа жизни, семейной и ОДИНОКОЙ, русских дворян». Толстые были знакомы с Беrичевым, и Лев Нико лаевич ПО делам бывал у Никиты Степановича Бе rичева  племянника Дмитрия Николаевича. Степан Никитич Беrичев был друrом fрибоедова. Платон fорич  0ДИН из repoes «fope от ума», «мужслуrа», изображает Беrичева. Беrичев к rрибоедову относился по..раэному: Kor- дaTO он был с ним близок и сам причастен к декаб ристскому обществу, но укатали сивку крутые rорки, стал сивка толстым, седым и даже rубернатором. Роман очень неожидан: люди, которые в нем опи- саны, очень похожи на людей, окружавших Толстоrо. Это умные люди, увлекающиеся музыкой и KapTa ми, дуэлянты, любители цыrанскоrо пения и больше Bcero ......... обиженные люди. Некоторые rерои романа носят фамилии персо.. нажей rрибоедова. в романе естЬ Чацкий  ОН молод, ПО уж-е reHe ралкавалерист, отличившийся в войне 18t rода. Ведь и у rрибоедова Чацкиii 08ращается к Пла- тону за советом снова вернуться на военную службу. в полк, эскадрон дадут. Ты обер или штаб? 98 
Чацкий. rоворит с человеком, которому MorYT дать C,II gскадрон, как старшин с младшим. Затем в романе Беrичева Чацкий изображен боящимся сквозняков; ОН сводит счеты с человеком, упрекающим свое поколение в том, что оно потеряло задор и IOношесие идеалы. «Семейство Холмских», несмотря на очень неболь.. тое мастерство автора, показала Толстому возмож- ность реалистичеокоrо pyccKoro романа. Дворянский роман веrичева стоит Mey романом последекабрь- ским и раманом новым  толстовским. Какй"то физик rОВQ!JИЛ, что марrаритки эацвета.. ЮТ сразу на всех полях. Так и с прозой. , и с КУСС1'1в О ро}кдается на общей работе человече.. ствз, раскрывается сразу, оно и твое собственное и то, что ты узнал от друrоrо. Оно использует те спосо бы связи людей, которые были созданы раньше, и в то же время сообщает ЛЮДЯМ новое о твоей душе. Толстой любил, скажем точнее, Толстой поразил.. ся наивной ДЛЯ нашеrо сеrодняшнеrо восприятия по.. вестью rlриrоровича «Антон rOpeMbIKa». Это была повесть о разоренном мужике, и Лев Николаевич в 1893 rоду, кo.rда пришел пятидесятилетний юбилей литературной работы rриrоровича, писал старому, полузабытому писателю: «Вы мне дороrи... в особенности по тем незабвен ным впечатлениям, Ko:ropble произвели на меня, вме- сте с «Записками охотника», ваши первые повести. ПомнlC умиление и BOCTopr, произведенные на меня, тоrда 16-летнеrо мальчика, не смевшеrо верить себе, «Антоном rоремыкой», бывшим для меня радостным открытием Toro, что IPYCCKoro мужика, нашеrо кор- мильца и  хочется сказать  нашеro учителя, мож- но и должно описывать не rлумясь и не для ожив- ления пейзажа, а можно и должно писать во весь рост, не только с любовью, но с уважением и даже трепетом». Читал в это время Толстой «rероя нашеrо вре- мени» Лермонтова, читал посвоему; вероятно, у Лер.. монтова он научился смело вводить в художествен.. 7* 99 
ное произведение точное rеоrрафическое описание  не рома,нтический пейзаж и противопостаlВЛЯТЬ po мантическому rерою простоrо человека. , Руоская литература дала Тол'Стому очень MHoro, она ero научила. Он начинал писать среди большоrо xOjpa великих и срних писателей. Ему не х'ватало жизни, биоrрафии. Что же касается тирольс'юих телят, которых хотел купить Толстой, то как будто в тот раз он их не KY пил, 'но И не раздумал покупаiЬ. ЯП1онские поросята, новые породы коней и быков будут встречатыся в письмах Толстоrо еще десяти- летия, и в «Анне Карениной» Левин приедет в Мо- скву на сельскохозяйственную выставку, rде BЫCTaB лены ero телята. в УСАДЬБЕ Было время, котда декабристское Дlвижение Mar.. витом прошло над железной Россией и притянуло к себе все лучшее, что было в дворянстве. Толстой справедливо отмечал, что крестья,нскоrо слоя тот маf'НИТ не коcrнулся. Не сдвинули тоrда дворяне  бесконечно дале кие от народа  Россию. Наступило в,ремя новых u утопии. Напрасно послал rоrоль доверчивоrо итеньку Толстоrо по деревне делать добро. Сам же он писал, .-' что история СМОllРИТ на Hero лицом смотр'ителя поч- товой станции и rоворит: «Нет лошадей». Кончилась история, остановлена; лучшие убиты. А мечта растет. Бестужев убит на Кавказе. Пушкинский Алеко с меД/ведем ушел к цыrанам, нсе дальше, чтобы не видно было ничеrо, НИчеrо, дальше от неразреШIИМО ro вопроса  как быть с совестью, с Россией, с кре- стьянством им, молодым, добрым, сильным. Что ero rонит из родноro дома, превращая в ски тальца? Не долrи же? I _ Человек, MHoro раз самому себе изменивший, До- стоевский в речи на ПУШКИНIСКОМ юбилее, вспоминая 100 
об Алеко и Евrении Оеrине, rоворил, что РУ'ССКОМУ скитальцу нужно всемирное счаlСТье. Лев Николаевич недавно уже садился в чужую повозку, коrда воюродный брат уезжал в Сибирь. Но поехал он пока в Петербурr  в феврале 1849 rода. Тихо катятся яснополянские сани, яснополянские кони по заснеженному Петербурrу. Белы замерзшие rлаза домов. Белы кровли. Бела Нева. Лев Толстой живет на уrлу Малой Морской и Вознесенскоrо проспекта. Ищет старых знакомых, на- ходит новых. Отыскался в Питере старый друr Во.. лодя Милютин, к:оторый .симназиcrом сообщил брать- ям Толстым, как последнюю новость, что «боrа нет». Теперь, через десять лет, он ста.Н писателем, ero хва- лил В. Белинский. Милютин писа..7J: «...совершенство, как для отдельноrо человека, так и для целоrо чело- вечества, состоит в rармоническом, всестороннем раз- витии ero способностей и сил и в полном удовлет- ворении всем законным ero потребностям, данным ему природой и развитым образованностью. Друrи- ми СlIовами, истинное призвание человечества заклю- чается в непрерывном стремлении к счастью, к бла- женству, к развитию cBoero блаrосостояния в физи- ческом, материальном, умственном и нравственном отношениях». Эта вера заменила веру в боrа. Под этими скромными словами скрыта закипаю- щая мысль о социальном переустройстве. Тоrда над Россией проходил новый маrнит .......... идея полнейшеrо переустройства мира, превращение rородов рабства и празднDCТИ в rорода свободы и rармонии. Идея преобразовЗiНИЯ мира, новой любви, новых производственных отношений. Слово «социа- лизм» появилось В России, хотя еще не точно знали, что оно значит. В тетрадях толсroВСК1оrо дневника есть записи взволнованные, удивленные. Он размышляет о на- родном искусстве и rоворит: «Пускай идет вперед высший Kpyr, и народ не отста,нет; он не сольется с выlсшим KpyroM, но он тоже подвинется». 101 
Тол'Стой пишет: «Зачем rОБОрИТЪ утонченности, коrда еще остается высказать столько крупных ИСТИН»,  И тут же продолжает: «Искали филосо.. фальный камень, нашли MHoro химических соедине... ний. Ищут добродетели с точки зрения социализма, то есть отсутствия ПQРОКОВ, найдут MHoro полезных МО" ральных истин». Это об утопическом -социализме, как о системе, предписывающей o, что еще не найдено. О поисках филосокоrо камня и о химии писал в показаниях на лроцессе петрашевцев Ф. М. Дocтo евский, пытаясь убедить судей в безвредности YTO пий И отодвинутости ИХ В будущее Но об этом же rоворил и Маркс: «Первые социа листы (Фурье, Оуэн, СенСимон и др) должны были рОКОВЫМ образом... оrраничиваться мечтами об об... разцовом обществе будущеrо и осуждать все такие попытки рабочеro класса, направленные хотя бы на некоторое улучшение ero участи, как стачки, союзы и политическое ДIВижение. Но если мы не должны OTpe каться от этих патриаlРХОВ социализма, как совремея ные химики не MorYT отречься ОТ своих родоначаль ников, от алхимиков, ТО мы должны 80 всяком слу чае стараться не впасть в их ошибки, ибо с нашей стороны они были бы непростительны». Толстой остался алхимиком, потому что ero инте.. ресовал философский KaMeRb  добродетель, которая должна была превратить все в золото счастья, не троrая основ общества Он дружит с В. А. МИЛЮТИНЫМ И пишет брату в 1849 roду из Петербурrа, что он в этом rороде «IIа мерен остаться нзвеки»; перечисляет НОВЫХ овоих знакомых, rО'ВОJРИТ, что они по ДОСТОИtнству выше московских; ДУМает о службе и умоляет, конечно, продать СавИIН лес и взять еще rденибудь деньrи вперед и продать хлеб. Он rуляет в Петербурrе, кутит с Косте.нькой  1(. А Ислаsиным  не'3аконным сыном Исленьева. Костенька был блестяще одареIЧIЫМ музыкантом, но дилетантом. MHoroe в своей f молодости Толстой делал из подражания Косте. Он записал 29 ноября 102 
1851 rода в. Тифлисе: сЛюБОВЬ моя к Иславину ис- портила для меня целЫХ 8 месяцев жизни в ПетеJr бурrе. ХОТЯ и бессознательно, я ни о чем ДРУРОМ не забо'Т'ился, как о TO, чroбы понраlВИТЬСЯ ему»-. Сам КОСТЯ, бездоиный человек, не моrущнй за.. нять в обществе CBoero положения, человек. ПОЧТИ завистливо называющий Сер-rея Николаевича Тол- CToro «rро.з.ным владельцем трехсот тринадцати пи- роrО8СКИХ невольников, оказывается Мефистофелем Льва Николаевича И у Льва Николаевича и у Cefr rея Николаевича есть кtреIlОСТНЫ. У Иславина нет ничеl'О, кроме денеr, кот.орые дает ему ero отец TPYД ными, оБХОДНЫМИ путями Это человек тол.сТОВСКОFО крута"? НО уже совсем без корней. Он был дядей Софьи Андреевны  бу- дущей жены Льва Николаевича. Впоследствии в Яс... ной Поляне звали ero «дядя I(остя» Лев Николаевич в Петербурrе обставляет комна- ты мебелью, qTO с ним бывает peДKO иrрает, зани мает деньrи, запутывается и в то же время растет и пишет . Странное дело. Лев Николаев.ич начал дневник в 1847 rоду в Казанской клинике.. Он написал при.. близитеЛlJНО тридцать страниц печаmоrо текста, из которых основное место заняла критика «Наказа» Екатерины В 1850 rоду, 14 июня, в Ясной Поляне JleB Николаевич пишет, цропустив ровно три rода без двух дней: «Опять принялся Я за дневник и опять с новым рвением и с новой целью, который уж ЭТО раз  не помню». Б М. Эйхенбаум предполаrал (я думаю, не без оснований), что Толстой сжеr свои дневники, OTH сящи-еся к ) 848 1849 rодам. Толстой в Петербурrе сдавал кандидатские э-кза мены, причем сдавал удачно. l(aK ни orpOMHbl тол сТ'овские QПособности, как ни была велика ero па.. мять, но он должен был и заниматься.. Он сдал два экзамена по уrолов.ному праву и вдруr уехал в Яс.. ную Поляну С немцем Рудольфом. Пребывание Толстоrо в Петербурrе совпало с вре- менем деятельности петрашевцев. Арестованы петра 103 
mевцы были в ночь с 22 на 23 апреля 1849 rода. ТОЛ1СТОЙ успешно одавал экзамены в конце аПlреля. В мае он наЧИlнает метаться, берет обратно докумен- ты, ищет деньrи, хочет уехать юнкером на веиrер- скую кампанию и вместо этоrо забивается в Ясную Поляну. Правдоподобно думать, что разrром петрашевцев испуrал Толстоrо, что у Heo были с ними какие-то, хотя бы и далеК'ие, связи. Эйхенбаум называет имена Милютина, БеклеМИ1шева. Лев Николаевич попытался ворваться в жизнь в новом ВОOlружении, преО,олеть то, что Оленин на- зывает «не rармоничеоким прошлым». Но попытка кончилась вместе с разrромом петерБУlрrСК1ОЙ МО.П:О- дежи. Лев НиколаеВ1ИЧ вернулся в Ясную Поляну, и вот тут и началась цыrанщина, и музы1аa Рудольфа, и в то же время, как всеrда у Толстоrо, изучение новой музыки. Он был сбит с Hor, но не остался лежать на земле. Пока что он составляет себе планы, как писать, и правила, ка/к иrрать, не проиrрывая. Ездит в Мо- скву, мечтает попасть в Kpyr иrроков и выиrрать, по.. пасть IB высоий свет и при известных условиях же- ниться, найти место выrодное для службы и, наконец, четвертая мечта  занять денеr. Он хочет действо- вать. Пока что он недовольно и ребячливо следит за собой, делает сам себе BbIrOBopbI, ведет штрафную кни,I"Y о самом себе. Надо сказать о Льве Николаевиче, что он пишет о себе тоrда, коrда собой недоволен. Ero дневники  записи неудач, ошибок, неловких положений. О рабо- те пишет часто, но КОрО1"ко. Поэтому появление удач всеrда пC>tраз'ительно. Не только соседи-помещики, но и братья считают Льва Николаевича самым пустячным малым. Немец Рудольф живет в оранжерее, которую де- душка еще, князь Волконсюий, Пос\роил. Там перси- ковые деревья, персики поспевают и продать можно в Тулу и в Москву, а цыrане их рвут. 104 
Собрал МОЛОДОЙ rраф старых дворовых, отыскали по их квартирам скрипки, флейты, иrрают непонят- ное  хуже цыrанскоrо пения  без слов. у Толстоro в доме шумно: брат Серrей приезжает с цыrанами, поют, кутят. Серrей выкупает за боль- шие деньrи из хора цыrанку Машу Шишкину, долrо будет с ней жить, а потом женится на ней. Чуть и брата Льва не женил на цыrанке, а пока только на- учил rоворить по-цыrански. В ту пору мноrие увлекались цыrанским пением. Цыrанские романсы с rитарой в руках иrрал Апол- лон rриrорьев и сам СQздавал романсы с полупонят- ными цыrанскими словами. Вместе с ним слушал эти песни и подпевал артиллерийский офицер, будущий великий физиолоr Сеченов, учитель Павлова, созда- тель тео,рии рефлексов. В .ясной Поляне цыrаlН любили. Большой двух- светный зал яснополянокоrо дома наполнялся курча- выми людьми с черными блеСТЯЩИМ1И rлазами, с ли- цами темными, как будто кирпичноrо цвета. Старухи размахивали руками и кричали пронзительными ro- лосами, ХОДИЛ1И мужчины, одетые в rолубые плотно стяrивающие их стройные талии казакины, шаровары и сапоrи, женщины в лисьих, крытых атласом, сало- пах, с яркими шелковыми платками на rоловах; они снимаЛ1И салопы, осторожно клали их на стулья и оказывались в красивых и дороrих, ярких и немод- ных платьях. rоворили, шумели. Командовал Серrей Николае- вич. Потом цыrан с длинными волосами садился, брал аккорд, подкинув ноrой rитару, и плавно за- певал: Ведь ли да как ты слыышишь... Хор подтяrивал плавно и дружно. Пели сперва плавно, потом все ЖИlвей и живей, снеобыкновенной энерrией и неподражаемым искус- ством. Хор неожиданно замолкал. Снова первона- чальный аtККОрд, и тот же мотив повторялся нежным, сладким, звучным rолоском; с необыкновенно ори- rинальными украшениями и интонациями rолос ста- 105 
новится все сильнее и энерrвчнее, g вот мотив пере- дается в незаметно вступающий хор. Толстой любил цыrаиское пение и MHoro раз по- разнему описывал ero. Он сам з.нзл несколько цы rанских фраз и пел цыrанские песни в дороrе. Он жил в промежутках между в.ДOHOBeHьeM, в rолосе Ве11ра цыrанской пеони. Для Hero это была и степь и 01'каз от Bcero привычноrо, от Brero цайденноro, пе реход через потери к широкому, свободному; он по десять раз записывал одну и ту же песню, и один и вместе с Рудольфом, и удивлялся искусству и разно- образию цыrанских напевов. Он любил, коrда цыrане пели старинные, xopo шие русские песни. В этом у Толстоrо был одинако вый вкус со овоими братьями и с приятелями, но он сразу же попытался понять, что такое музыка, рас.. членив, какова она в сознании музыканта и в со.. знании слушателя. НаЧИlнается анализ, что такое музыка «на бумаrе, и на инрументеt и для нашеrо уха». Со своей все- rдашней обстоятельностью, исследуя «Q'Т'ношение зву- ков В отношении силы», Толстой создает тут же схе- му изучения музыки; схема ВЫПOJlнена rрафически, она напоминает rрафичеокое изображение большоrо, ,разветвленноrо промышленноrо предприятия с рядом подсобных заВ1ОДОВ. Странно думать, что рядом с этой работой теоре- тика и схематизатора шло веселье и цыrанское пе нне в двухсветном, плохо меблированном зале боль.. шorо дома ЯСНОЙ Поляны. Цыrанское пение затяrИiвалось до утра, пока не светлели окна, ничем не завешенные. UbIraHKa  о ней вспоминал Толстой в станице Староrладковской  rоворила ему неверные, влюб- ленные слова. Толсroй вспоминает о них, переживая тоску перед вдохновеньем. Ero первый литературный замысел  «Повесть ИЗ UblraHcKoro быта». О цыrанском IIfНИИ он напишет вдохновенные слова пятьдесят лет спустя, в пьесе «Живой труп». 106 
Коrда жизнь не сразу тебя подымает, рождается тоска о несвершенlЮМ. Сверстники Т.олстоro лечили тоску цыrансК!Им пе- нием и картами. Их веселье было невесело. Толстой мучалея, смотря на веселье YMHoro, любимоrо брата НИJколеньки. KajpTbl ПРИХОДИЛИ, УХОДИЛИ, приходили в разных комбинациях, они как будто заменяли судьбу и даже давали судьбу: надежду на выиrрыш. Карты стано.. вились между человеком и беспощадным временем и защищали QТ времени. Время сморело на тоrдаш.. нюю молодежь большими ВЫjПУКЛЫМИ rлазами Нико- лая 1, и это было страшно. Толстой и в Ясной Поляне, и на I<аиказе, и в Се- вастополе, и в Петербурrе, и за rраницей MHoro иrрал. ЧТО ж, тетка ero, Ерrольокая, раскладывала пась- янс  это тоже было утешением для человека неза вершеНIНОЙ и неудавшейся судьбы. Толстому забываться был.о трудно, потому что жил ОН и был несчастлив в дpeBHe, которую очень хоро- шо знал. Ум(;)лкают цыrанские песни. На старых бостонных столах с инкрустациями, с уrлублениями для фишек лежат карты. Свеч.и поrашены. За парком выплывает среди сталкивающихея друr с друrом и как будто остановившихся туч солнце. В просвете между деревьями серая земляная пыль ,встает над сохами и весенними худыми спина- ми крестьянских коней. Пашут: Иван Чурисенок, Юхванка Мудреный, Давыдка Белый. Отдельно за исправными конями ведет прямую борозду Карп Дутлов  рыжебородый и мрачный. ТОЛСТОЯ СОБИРАЕТСЯ НАЧАТЬ ПИСАТЬ. ПИШЕТ Шумно, бестолково, пестро сменялись дни молодо... ro, ловкоrо, сильноrо, талантливоrо человека, который метался между Ясной Поляной, Тулой, Москвой, Пе... rербурrом. 107 
Молодой Толстой колебался между кипением с-тра-- стей и крайней степенью добродетели. Будучи предоставлен самому себе, он В'ОСПИiывал себя с неоБЫКНОВ8ННОЙ строroстью и после мноrих неудач доОился по крайней мере отчетливоrо знания caM0f10 себя. Великие люди необыкновенно интенсивно исполь.. зуют ТОТ материал, даже те намеки на 3Iна I НИЯ, кото.. рые предоставляет им время. В четвертой части романа Беrичева «Семейство Холмоих» мудрая мачеха, воспитывая cBoero спо.. собноrо, но леrКОМЫ1сленноro пасынка Пронскоro, ви" дит, ЧТО молодой человек выБИtваerся из колеи. «ВступлеНИ1е в военную службу Пронский озна.. мен овал тем, чro был несколько раз пьян, проиrрал 20 тысяч рублей на вексель, выходил на дуэль и по.. лучил леrкую paIHY». Пронекая читает своему пасынку очень длинную нотацию и rоворит ему о необходимости «употребить методу Фраllкл.ина, который над самим собою испы.. тал всю пользу оной. Дело состоит в том, чтобы, хорошенько рассмотрев недостатки свои и пор оки, со.. ставить потом еженедельные таблицы, начиная с од.. Horo воскресенья до друrоrо. В сих табл,ицах, в rpa.. фах надобно означать обнаруженные в самом себе недоста1"КИ и ежедневно, перед тем, как ложитья спать, отдавать самому себе отчет...» Беrичев писал очень пространно; я вам сообщу короче: надо ставить по вечерам крестик против Toro пор ока, жертвой KOToporo стал. Это напоминает несколько кондуит. Но Пронская тут же предлаrает десять правил Франклина, кото.. рые как бы являются исправленными заповедями Моисея, коrдато данными прй большом rpoMe и мол.. ни'и на rope Синае. Праlвила Франклина состоят в трезвости, в бе- режливости, в опрятности, в спокойствии и т. д. Пронский начал иополнять эи правила: «Он цвел ЗДQрОВьем, был деятелен, исправн по должности своей...»; «...служил очень счастливо, так что 25"ти лет был уже полковником». 108 
Эта наивная схема подкреплял ась молитвой Фраlнклина, которую стоит привести, потому что она обнаруживает необыкновенную рациональность и как бы нерелиrИ1ОЗНОСТЬ настроения этоrо квакера. Мо- литва эта начиналась так: «О Всемоrущее Существо, Отец БлаrО1'1воритель, Милосердный Наставник! Умножь во мне чувство познавать собственные мои выrоды быть добродетельным. Утверди намерение l\fOe следовать им чувствам». Тут поразительно прямое указание на собствен- ные выrоды молящеrося. Лев Николаевич ПIРJiНЯЛ эту систему потому, что она необыкновенно не пододила к нему. С 'прудом он раЗI'рафил таблички, тщательно сле- дил за овоими поступками, но поступки Толстоro и ero знания caMoro себя бесконечно превышали rрафы франклиновскоrо журнала. ФранклИtновский журнал, однако, имел большое значение имеНIНО потому, что он заставил Толстоrо ежедневно подв,одить итоrи овоему поведению, как бы тормозил ero безудержный характер. В то же время толстовское самопознание и фраlНК- линовская, уже столетняя, чисто квакерская, cTporo американская мудрость находились JIJpyr с друrом в самом кричащем противоречии. Толстой жил по одной системе, а подводил итоrи по друrой. Как буд- то бы человек взял сажень и хотел этой меркой, вы- тесанной из дерева, мерить движение атомов. О Льве Николаевиче нельзя судить по ero днев- никам, хотя они правдивы, наименее надо верить отметкам, которые ставит себе он сам и ero рас- каяние. Не надо верить слепо толстовским записям, пото- му что в молодости он пишет только теНЯМ1И, обозна- u чая свои путь; удачи только просвечивают, как про.. свечивает сильно поставленная точка, коrда машин- ка пробила бумаrу при быстром печатании. Воля Толстоrо, ero необыкновеНlная ежедневная писательская Iработа, которая начинается в Москве, продолжается в кавказской станице, на бастионах Севастополя, под обстрелом, на ropax Альп во время 109 
пеших экскурий, тоже отмечается в дневниках, но обычно в виде раскаяния, что сделано мало. Безуспешность всех хлопот Льва Николаевича по- разительна. Он терпит неудачи в-сеrда, коrда хочет быть блаrорззумным. В ноябре 1850 roда он определился в Тульское ry- бернское управление канцеляреlWМ служащим Туль- CKoro депутатскоro собрания с зачислением в первый разряд. Условно служба по rражданской линии началась. Это было даже удачей, потому что овидетельство о выходе из униврситета равнялось свидетельству об окончании среднеro учебноrо заведения и предо- ставляло права BToporo разряда. Лев Николаевич по знакомству получил первый разряд. Что делать дальше  оставалось неПОНЯТltbIМ. Служба в Туле для молодоrо rрафа не дело, а пло- хая оинекура. Кроме Toro, rрафские документы не в порядке, вероятно, они сrорели у деда в москов- ском пожаре, так как их не было и у Николая Ильича. Льву Николаевичу приходилось выправлять их заново.... Об этом было написано письмо в Тульское ДВQРЯНСКое депутатское собрание 18 декабря 1850 [ода. Прошеиие состояло в ТОМ, что канцелярский чи- новник, rраф Лев Нико.паевич Толстой, служащий в сем собрании, сообщал: «Известился Я, Ч1'О ПраВИ1'еЛЬС1'вующеrо Сената Временное Присутствие rерольдии до cero времени не утвердило покойноrо родителя Moero подполковни.. ка rрафа Николая Ильича Толс"оrо и меня с братья.. ми Николаем, CepreeM и Дмитрием в правах fраф- CKOro достоинства и возвратило в оное Собрание цредстаtвленную в rерольдию копию с дела о внесе.. нии нас в 5ю часть родословной Тульской fубернии КНИI'и, для пополнения и составления родословной по форме, разосланной в 1842 rоду, всл,дствие чеrо счи- таю нужным представить при сем свидетельство, дан- ное мне с вышеозначенными братьями от родственни- 110 
ка нашеro по третьему колену утвержденноrо уже в rрафQКОМ достоинстве уволенноro ОТ службы Май- pa и кавалера fрафа Валериана Петровича Толсто- ro, на оснвании 59 ст IX Т. ОВ. зак. изд. 1842 r. в том, что мы по прямой линии происходим от ,родо- начальника нашеrо Петра Андреевича Толстоro, по- )калованноrо в rрафское достоинство с потомством императором Петром 1 M». К прошению были приложены удостоверения мно" rих тульских дворян, о том же знающих, и «краткая поколенная роспись rрафов Толстых»; в ней была допущена ошибка, вернее пропуск. Прошение было началом долrих хлопот. Пока что как будто оставалось одно: заниматься с Рудольфом теорией музыки, соБJрать из музыкан- тов покойноrо деда оркестр и быть знатным предво дителем людей, потерявших место в жизни, но любя.. щих искусство. Изредка выезжть в Москву, бывать у знатных знакомых и родственников бабушки, кон- чая вечера в цыrанских шатрах у Соколыников, да.. вая им деньrи, если они есть. В это время Толсто? читал, писал и довершил первую свою литературную вещь  называлась она «ИСТОlрИЯ вчерашнеrо дня», была удачей, но напе- чатаноой ей пришлось быть лишь через семьдесят четыре rода в lM томе Юбилейноrо издания. Тоrда s примечаниях она была расценена только как подробная запись происшесrвий, случившихея 24 марта 1851 rода Но прежде нее Толстой задумал писать историю детства Январь 1851 rода для канцелярскоro служащеrо Льва Толстоrо прошел в хлопотах и попытках при- ве.сти в порядок душевное хозяйство. За месяц было им сделано в дневник Bcero восемь коротких записей, которые сразу не всеrда можно понять Был план взять в аренду почтовую станцию под Ясной Поляной: овес свой, лошади свои. Толстой жи.. вет рядом Денеr нет. 11! 
Хотел взять компаньоном князя Щербатова, но тот был тоже разорившимся ДВОРЯНИ1НОМ. Появились планы совершенно З8путавшеrося чело- века, тщательно разбитые на параrрафы. Лев Николаевич в то время был леrкомыслен, He сдержан и пунктуален. Вот выписка из Дl-1евника 17 января 1851 rода: «С 14-ro вел я себя неудовлетворительно.  К Столыпиным на бал не поехал; денеr взайrvlЫ дал и поэтому сижу без rроша; а все от Toro, что ослабел характером. Правило. Менее как по 25 к. сер. в ералаш не иерать.  Денеr у меня вовсе нет; за мноrие же векселя срок уже прошел платить; тоже начинаю я замечать, что ни в KaKOl\f отношении пре- бывание мое в Москве не приносит мне пользы, а про живаю я далеко свыше моих доходов. Правило. Ha зывать вещи по имени. С людьми которые оденеж.. ных делах еоворят поверхностно} скрывать полеженuе своих дел  HaпpOTи стараться останавливать их и наводить на этот предмет.  Чтобы поправить свои дела, из трех представившихся мне средств я почти все упустил, именно: 1) Попасть в круе иероков и при деньеах , иерать. 2) Попасть в высокий свет и} при известных условиях жениться. 3) Найти место ВЫ20д.. ное для службы. Теперь представляется еще 4e cpeд ство, именно  занять AeHer у Киреевскоrо.  Ни oд но из всех 4x вещей не противоречит одно дpy rOMY, и нужно действовать. Написать в деревню, что- бы выслали скорее 150 р. сер., ехать к Озерову и пред ложить лошадь, велеть напечатать в rазетах еще. Съездить к rрафине и выжидать, узнать о приrлаше ниях на бал Закревских, заказать новый фрак. Перед балом мноео думать и писать.  Ехать к князю Cep rею Дмитриевичу и поrоворить о месте,  князю Андрею Ивановичу и просить о месте. Заложить чаСbl. Узнать у Евреинова, rде живет Киреевский, и ехать к нему. В 11/2 к Евреинову, а оттуда, KaKoro рода ни был бы ответ, ехать к Николаю Василье- " вичу». Из планов ничеrо не выходило. Вероятно, удалось 112 
TO,,7JbKO заложить часы, но не ВИДНО, чтобы Лев Ни- колаевич хотя бы узнал адрес человека, у KOToporo он собирался занять деньrи. 18 января Толстой записал себе проrрамму за- нятий: «...быть в манеже, у '4ертовой, у rорчаковых, у князя Николая Михайловича. К вечеру банк. Пи- сать историю минувшеrо дня». rIo он не писал. Влюбился. Купил лошадь, которая ему была не нужна. Зато записал правило: «Не nредлаzать ни- какой цены за вещь ненужную». Потом увлекся ВДОXf"cIовенной работой над «Исто- рией вчерашнеrо дня». Повесть эта, только начатая, примечательна не только своей судьбой, но необык новенным накалом, предсказывающим MHoroe в ли- тературе и уже отверrающим то, что будет через сто лет. Толстой в ту пору был против современной ему литературы. Он писал: «Все описывают слабости u людские и смешную сторону людеи, перенося их на вымышленные личности,  иноrда удачно, смотря по таланту писателя, большей частью неестественно». Он считал, что исТИННОе наслаждение можно полу- чить тоrда, коrда избавишься от ужасноrо иrа  боязни быть смешным, от rлупоrо страха перед этим. В «Истории вчерашнеrо дня»  как будто опи- сание визита Льва Николаевича Толстоrо к А. Бол- конскому и жене ero. Книrа прямо связана с толстов- ским дневником. Первая запись об этом в дневнике такая: «У Волконских был неестественен и рас- сеян и засиделся до часу...» Но нужно посмотреть этот отрывок целиком. Среди друrих самообвинений в трусости, лености, в привычке спорить, в отсутствии твердости и энер- rии Толстой записал: «У Волконских был неестественен и рассеян и засиделся до часу (рассеянность, желание выказать и слабость характера). Занятия на 25. С 10 до 11 дневник вчерашнеrо дня и читать. С 11 до 12 rим- настйка. С 12 до 1 анrлийский язык. Беклемишев и Веер с 1 до 2. С 2 до 4 верхом. С 4 ДО 6 обед. 8 в Шкловский 113 
с 6 до 8 читать. С 8 до 1 О писать.  Переводить что-нибудь с иностранноrо языка на русский для раз- вития памяти и слоrа. Написать нынешний день со всеми впечатлениями и мыслями, которые он поро- дит» . L{eHb 25ro не удался. Толстой ставит себе новое задание: «Встать В 5, до 10 писать историю нынеш- Hero дня». 26ro Толстой «встал часом позже назначенноrо, писал хорошо, фехтовал тоже, анrлийским языком занимался торопливо и обманывая себя». На следующий день до 11 писал, но торопливо. В конце записи урок на завтра: «С 8 до 9 писать. С 9 до 11 дела. С 11 до 1 читать. С 1 до 3 верхом ездить и ходить. С 3 до 5 обед. С 5 до 8 читать и баня. С 8 до 10 анrлийский язык. Утром кончить описание вечера и перебелить завтра». Что же лежит за этими поспешн..ыми и как будто виноватыми строками и перечисдениями неудач? Пишется начало книrи, которую сам он расцени.. вает как рождение HOBoro жанра. ВОТ начало книrи: «Пишу Я историю вчерашнеrо дня, не потому, что... бы вчерашний день был чем"нибудь замечателен, скорее Mor назваться замечательным, а потому, что давно хотелось мне рассказать задушевную сторо- ну жизни одноrо дня.  Боr один знает, сколько разнообразных, занимательных впечатлений и мыс- лей, которые возбуждают эти впечатления, хотя тем.. НЫХ, неясных, но не менее Toro понятных душе на.. шей, проходит в один день. Ежели бы можно было Iрассказать их так, чтобы сам бы леrко читал себя и друrие моrли читать меня, как и я сам, вышла бы очень поучительная и занимательная книrа, и такая, что не достало бы чернил на свете написать ее и типоrрафУиков напе- чатать». Книrа идет ОДНИАf потоком, как бы не расчленяе.. мым да,ке rрзмматически. 1'1з нее умышленно удалена вс'" занимательность обычноI'О типа. 114 
Шуба .,ТIитературы как будто вывернута мехом вверх. Может покззаться, что ранней весной 1851 rода Лев Николаевич осуществлял ТО, что связывают Te перь с именами Пруста, Джойса и весной 1961 rода называли антироманом. Но Толстой создает произведение, пользующееся  МИКрОСКОПО?fI, которыи не только увеличивает мелкие события, но и показывает их связь с миром. Он вскрывает ero «задушевную сторону». Начинаем анализ. Поток сознания перебивать будет трудно. Задушевные Мысли  такие мысли, в которых чувства еще не соподчинены друr друrу лоrикой. МОЛОДОЙ человек разrовар'ивает с женщиной. Кр().. ме 3Toro диалоrа, ПРОИСХОДИТ внутренний диалоr между женщиной и мужчиной, з тело молодоrо чело века имеет свою линию поведения, которая сбивает оба ди, алоr-.а происходящих между rероями. Время раздвинуто, расширено, как бы удлинено: человек во время IРЗ3I"овора успевает оценить формы иноязычноrо мышления и пытается за ними разrа.. дать, что же происходит в душе женщины, с ним ro ворящей. Женщина ведет раесеянный рззrовор, чертит ме.п ком по ломберному столу, рисует «какуюто не определенную ни математикой, ни живописью фиrу ру, посмотрела на мужа, потом между им и мной «Давайте еще иrрать 3 роббера!» Я так был поrру жен в ра-ссмаiривание не этих движений, но Bcero, что называют charme *, который описать нельзя, что мое воображение было очень далеко и не поспеЛО 9 чтобы облечь слова мои в форму удачную; я просто сказал: «нет, не Mory». Не успел я сказать этоro, как уже стал раскаиваться,  т. е. не весь я, а одна Ka каято частица меня. ........... Нет Н1И одноrо поступка, K(r торый бы не осудила какзянибудь ЧЗ<С1'ица души; зато найдется такая, которая скажет и в пользу: что за беда, что ты ляжешь после 12, а знаешь ли ты, что * Очарование, прелесть. 8* 115 
будет у тебя друrой такой удачный вечер?  Должно быть, эта частица roворила очень краоноречиво и убедительно (хотя я не умею передать), потому что я испуrался и стал искать доводов.  Вопервых, удовольствия большоrо нет, сказал я: тебе о'на вовсе не нравится, и ты в неловком положении; потом ты уже оказал, что не можешь, и ты потерял во мнении...  Соmmе iI est aimable, се jeune homme! * Эта фраза, КО'I'O!рая последовала сейчас за моей, прервала мои размышления.  Я стал извиняться, что не Mory, но так как для Э1'оrо не нужно думать, я продолжал рассуждать сам с собой: Как я люблю, что olHa называет меня в 3M лице. Понемецки ЭТО rрубость, но я бы любил и понемецки. Отчеrо она не находит мне п'риличноrо названия? Заметно, как ей неловко звать меня по имени, по фамилии и по ти тулу. Неужели это OTToro, что я...  «Останься ужинать», сказал муж.  Так как я был занят pac суждением о формулах 3ro... лица, я не заметил, как тело мое, извинившись очень ПрИJiИЧНО, что не может оставаться, положило опять шляпу и село преспокой но на кресло». Итак, сознание еще не наХОДИ1'-СЯ в самооознании человека и существует как бы раз:"оженным. Тут Толстой анализирует законы этоrо подсозна... ния и на пути анализа приходит к пересказу снов. Ему нужен сон не таким, каким расоказывают снови... денья, п!роснувшись. Толстой дает не перевод сновиденья на язык мышления бодрствующеrо, а сам сон. Анализируя нелоrичность сна, тем самым возвращаясь в бытие, он опроверrает обычное ero толкование. Толстовское бытие МНОI'Otпланово. у Толстоrо был Bpar, о котором мы уже rовори- ли,  ВОСП1итатель CeHTOMa  кра,сивый француз, мечтавший жениться на боrатой русской барыне. Сено. Тома, ломая волю мальчика, оскорбил ero, что произошло в 1838 roду, то есть за ТРИ1надцать лет до написания «Истории вчерашнеrо дня». Но Толстой * Как он любезен) этот юношаl 116 
вспом'нит об ЭТОМ в Чf!РНОВОЙ редаКЦИ1И cтaTЫI «Стыд- НО», написанной в 1895 rоду, и в заПIИСИ дневника от 21 июля 1896 rода. В ОПИlсании она ОН первый раз возвращася к этому случаю, ранившему душу мальчика, и одно- временно создает новую теорию сна. «Морфей, прими меня в свои объятия». Это бо.. жество, KOToporo я охотно бы сделался жрецом. А помнишь, KalK обиделась барыня, коrда ей сказали: «Quand je suis passe chez vous, vous etiez encore dans les bras de Morphee» *. , Она думала, что Морфей  Андрей, Малафей. Какое смешное имя!.. А славное выражение: dans les bras **, я себе так ясно и изящно представляю положение les bras,  особенно же ясно самые bras  до плеч roлые руки с ямочками, складочками и белую, ОТКJрытую нескромную рубашку.  Как хо.. роши руки вообще, особенно ямочка одна есть! Я потянулся. Помнишь, St. Thomas не велел вы... тяrиваться. Он похож на Дидрихса. Верхом с ним ездили. Славная была травля, как подле CTaHoBoro fельке аТУКIНУЛ и Налет л'овил из..за всех, да еще по КОЛОТIt. Как Сережа злился.  Он у сестры.  '-Iтo за прелость Маша  вот бы такую жену! Морфей на охоте хорош был бы, только нужно rолому ездить, то можно найти и жену.  Пфу, как катит St. Thomas .......... и за всех на yroHKax уже бары.. ня пошла; напрасно только вытяrивается, а впрочем, это хорошо. Тут, дr>лжно быть, я совсем заонул. .......... Видел Я, как хотел я доrонять барыню, вдруr .......... ropa, я ее руками олкал, толкал, ......... свалилась (подушку сбrро.. сил) и приехал ДОJМОЙ обедать. Не rOTOBO; отчеrо?  Василий куражится (это за переrородкой хозяйка u спрашивает, что за шум, и еи отвечает rорничная девка, я это слушал, потому и это Пр1ИСНИЛОСЬ). Ба.. u силии пришел, только что хотели все у Hero спросить, отчеI'О Jfe rOToBo? видят  Василий в камзоле и лен.. * Коrда я пришел к вам, вы были еще в объятиях Морфея. ** В объятиях. 117 
та через плечо; я испуrался, стал на колени, плакал и целовал у Hero руки; мне было так же приятно, ежели бы я целовал руки у нее,  еще больше». Как всеrда у Толстоrо, анал'из широк и может быть прооерен всей ero БИОIlPЗфИf:Й. Целование рук не связано с какойнибудь эротикой, GHO связано с положением Толстоrо в Яоной Поляне  с мужи.. ками и с УtПОМЯНУТЫМ во сне лакеем Василием, КОТО" рый тут ПQявляется в форме rенерала (лента). В 1856 rоду в повести «етель» Толстой eIЦe раз описал сон. Бушует метель, спит и мерзнет барин, звучат колокольчики повозок, сбившихея В маленький обоз, который ищет дороrу. В метели показалась ка.. кая"то зубчатая стена крепОС1'И и стена дома: это и .яоная Поляна, ЛQТОМУ что здесь упомянуты яснопо.. лянский "РУД, И тетка с ее эrоизмом любви, и одно.. временно это белoroрская крепость, потому что люди как будто заплутались в пуrачевских местах  там, rде заблудиласъ кибитка rp!fHeBa. Мужики рассказывают щруr друrу оказки, курят трубки. Барин боится KaKorOTo мужика: «Я CX1BaTЫ ваю руку старичка и с невыразимым наслаждением начинаю целовать ее; рука старичка нежная и слад.. кая». Для Toro чтобы фрейдисты не захватили Толстоrо к cee, я напомню, откуда эта рука. В тех местах Пуrачев, выведший rринева из ме.. тели, потом в образе царя сел в белrородской крепо сти и требовал от rринева, чтобы тот поцеловал eIY руку. .-s «еня снова цривели к саозванцу и поставили перед ним на колени Пуrачев протянул мне жили... стую СIВОЮ руку «Целуй руку, целуй руку!»  rOBO'" рили около меня Но я предпочел бы самую лютую каЗIНЬ такому подлому унижению» Пуrачев с усмешкой сказал: « Ero блаrородие, знать., одурел от радости». Прошли rода и поколения, "IJИШЛИ новые поиски, Но еще только во сне Толстой целует мужичью руку. Но я вмешался в сновидение. Вернемся к основ.. ному толстовскому анализу. 118 
«Ежели бы пришлось видеть мой сон коиу..иибудъ из тех, которые, как 11 rоворил, привыкли толковать сны, вот как бырас.сказан был мой сон.  «Видела Я, ЧТО St. Thomas беrаеТ t очень долrо беrает, и я будто rоворю ему: «Qтчеrо вы беrаете?», и ОН rоворит мне: «Я ищу невесту».  Ну вот посмотри, ЧТО ОН или женится, или будет от Hero письмо. Заметьте тоже, чro постепенности во времени ВОС'" поминаниям нет. Ежели вы вспоминаете СОН, ТО вы . знаете, что вы видели прежде.. Я проснулся уже утром и стал вспоминать, что я видел во сне  Ви дел я, будто мы ездили с братом на охоту и затра вили в острове жену примерной добродетели. Нет; еще прежде, чем поехали на охоту, видел я, что St. Thomas пришел прооить меня, чтобы я простил». Теперь идет обобщение. «Во в,ремя ночи несколько раз (почти всеrда) просыпаешься, но пробуждаются только Дtвз низшие сознания души: тело и чувство. После этоrо опять засыпает чувство и тело  впечатления же, которые были во время этоrо пробуждеНИЯ t присоединяются к общему впечатлению сна, и без всякоrо порядка !и последовательности.  Ежели лроснулось и 3ьe, высшее сознание понятия, и после опять засыпаешь, то сон уже разделяется на две половины». После Толстой покажет в «Войне И мире», что обобщение касается не только сна, оно охватывает и иные явления сознания. Человек не то, что он сам о себе думает, он часто настолько лжет и ПОДЫСКИ" вает себе оправдание, что как бы выходит из себя, из cBoero ума  «изумляется» Истинное сознание человека, зависящее от ero бытия, это не только то, что человек сам в себе BЫ rоваривает о себе. Толстой дальше показывает, что то сознание человека t которое лежит в человеческом обществе, точнее. Человечество знает о себе больше и BfjpHee, чем знает о себе человек. Теперь, особенно после появления ПOJlноrо, 90TOMHoro Юбилейноrо издания Толстоrо, мы знаем, lJ9 
как создалась та сила Тол.стоro, которая уже прове- рена временем ,и временем еще не исчерпана. Тема сна и бреда, служащая для преосмысле- ния яви, продолжала заН1имать писателя. Он расС'ка- зывал сон Пьера, б,ред Андрея Болконскоro, сон Пети Ростова, связанный с МУЗЫ1КОЙ, сон Николеньки Бол- KOHcKoro, в КО1'ором есть и переосмысливание де- кабрьсroоrо восста.ния, и преДЧУВС'rnие каких-то буду- щих столкновений. Он Jрассказал сны Анны Карениной, которая как бы предчувствует овою Т'раrическую судьбу, связан- ную с железной дороrой, но не может оторваться от рельсов своей жизни. Сны Толстоrо  путь а/нализа, они входят в явь. Прочитав их, мы как бы просыпаемся и rоворим себе: «Ах, вот оно Ч1'о!» Есть три пути искуоства. Можно войти в себя, в себе сотвориться. Но чело- век продолжен в мире, erO rлаза, .ero кожа  это не преrрада между человеком и миром, а средс1'ВО свя- зи. Мир все время посылает нам овои позывные и, окружая нас, станови'f1CЯ нашей частью, а нас делает своим Пlродолженtием. Сейчас мы создаем радиотелескопы; они получа- ют сиrналы из далеких краев вселенной, оттуда вол- ны идут миллионы лет. Мы раздвиrаем расстояние между мачтами радио- телескопа на мноrие километры, этим как бы рас- ширяем ОВОЙ мозr  увеличивая уrол различия. Предмет не должен сливаться. Путь ВIНУТ1РЬ  оrраничение, восприятие не ра- диосиrналов, а шумов ВНУ1'ри аппарата  помех. Люди, с которьми мы встречаемся, реки, кото- рые текут мимо rородов в океаны, полеты ракет над океанами увеличивают нашу жизнь. Мир можно проверить не внутри себя, а путем накладывания одноrо восприятия М1ира, ОДНОЙ систе- мы сиrналов, полученной от Heo, на друrую. Есть второй путь  он узкий. Были литературные ПРQизведения, расоказываю- 120 
щие о замеча1'ельных случаях, приключениях и КОН- фликтах. Приключения эти повторялись из одноrо произве.. дения в друrое. ЭтИМ они отводят нас от HOBoro вос- приятия МИtра, сводя изучение ми,ра к изучению пи- сателей как стилнстовкаЛЛlиrрафов. Между тем даже в средневековье на ВОСIOке ro. ворили: «Все каллиrрафы дураки». Есть третий путь: расширение себя  это и есть путь создания радиотелеrрафов. Толстой, переиначивая Стерна, rоворил о паути- не любви, которую надо раскинуть BOKpyr себя, что- бы в нее ловить всех. Вместе со Стерном он Пlредставлял, что истинная связь между людьм,и  это сочувствие людей друr друrу. Для С1'ерна жизнь состояла из переплетения добра  чувствительности и чу,вственности, с которой он не боролся. 14 апреля 1852 rода в Кизляре Лев Николаевич выписал одну цитату из Стерна: «Если природа так сплела свою паутину добро.. ты, что некоторые нити любви и некоторые нити вож- деления вплетены в один и тот же кусок, следует ли разрушать весь кусок, выдерrивая эти нии?» Толстой Пlредварил СБОЮ запись словами: «Читал Стерна. Восхитительно». Эта фраза изменил ась в дневниковой записи 12 мая 1856 rода. «Да, лучшее средство к истинному счастью в жиз- ни  это: без всяких законов пускать из себя во все стороны, как паук, цепкую паутину любви н ,по вить туда все, что попало: и старушку, и ребенка, и женщину, и квартальноrо». Образ паутины потом стал частью мыслей rероя «Казаков» Оленина. Но Оленин не CMor поймать в свою паутину людей, которых любил: дело шло о том, ЧТО в ми'ре есть разные отношения, ооно.взи- ные не только на любви, но и на совместном труде, на общей морали, на совместной ненависти. Толстой всю жизнь старался понять законы вос" приятия И возможности переустройства мира. Он 121 
знал, что МиtP надо сперва узнать. а потом переде- лать. В МОЛОДОСТИ кажется, что это леftКо. но для Э'lоrо Толстому надо БыIоo в.новь РОДИТЬСЯ t стать B3poc лым; ОН сам с оrорчением ro ворил , что крестьян ские дети становятся взрослыми в 15 eTt а ЮНОСТЬ rоспод, их безответственность раСТЯFивается на деся тилетия. Так, как коrдато маленЬКОМУ Леве пришлось уйти от тетки к rувериеру, так Толстой ушел из Яс ной Поляны к людям. Увез ero без всякоrо сопротив ления любимый брат Николай Николаевич. Николай Николаевич служил в 20й артиллерий.. ской бриrаде, которая стояла тorда на Тереке под Кизляром, ВХОДЯ В состав Кавкаэскоrо корпуса. Врат предложил поехать, терять БЫJЮ нечеrо.. Дело было решено 1 января 1851 rода в Покровском именин Марьи Николаевны, rде rостил Николай Николаевич. дороrА НА КАВКАЗ Не взяв в Тульском rубернском управлении OT ставки, не выправив паспорт, не окончив дела в re рольдии, не поrоворив с теткой, Лев Николаевич отправился на Кавказ. Было решено  не то про ехаться, не то служить в Тифлисе по rражданской службе, а Bcero скорее  вступить в действующую армию. На Кавказе rотовилось большое наСТУПЛe!iие. Русские вой.ска от обороны переходили к попыт кам разрезать силы имама Шамиля,. который владел Даrестаном и Чечней Поехали из Яоной Поляны на тарантасе. Дороrи тоrда были сильно ухабисты, стальные рессоры не выдерживали; в дальние поездки поме щики часто отправлялись в тарантасе. Передние и задние колеса тарантаса были далеко отодвинуты друr от друrа, на rрядки колес клали длинные, rиб кие жерди, на жерди ствили кузов; плетеный кузов мяrко покачивался на rибких деревянных лежнях: 122 
сломается тарантас ......... пе беда, ero ЧИНЯТ топором, а материал найдется в любом лесу. Была даже книrа, которую сочувственно рецен- зировал Белинский; она так и н.азывалась  «Та- рантас»: описывала д.алЫf.ЮЮ помещичью .цороrу, то, что видели помещики и как они обо всем виденном спорили. Написал ту книrу rраф В. Соллоrуб. Николай Николаевич взял с собой дворовоrо Але- шу Орехова, Лев НИКОJlае-вич  ВаНЮlJ!У Суво,рова. Оба ОНИ потом СЛУЖИJlИ Jlьву Николаевичу и .ходили за ним, потому что У офицера Николая Николаеви.. ча были денщики. На тарантасе место сзади кузова занимали сун.. дуками, корзинами, мешками. To что не входило, rрузили перед кузовом. В кузов взяли охотничьи ружья и дорожные по.. ставцы с сахаром, ромом и друrими припасами к чаю. Взяли наливки, которые оба брата очень любили, еще мешки с крупами. Оставили речку Воронку, проехали Тулу, пере... ехали Оку, въехали в Москву. В Москве задержались на два ДНЯ Здесь Лев Николаевич .с бр.атом снялисъ на да- rерротип. Даrерротип был изобретен недавно чело.. BeKUM, фамилия Koroporo  Даrе,рр. Изображение u получалось на металлическои пластинке и потом ВЫ- травливалось Даrерротип был несколько похож на наши клиш-е; для сохранности 06ычно даrерротип ce ребрили. Смотреть на H.ero было неудобно  лучше смотреть несколько сбоку. Даrерротип был послан тетке и сохранилея. На пос€ре6ренной дощечке СИДИТ, опершись на палку, юноша, одетый в прямую куртку. Он молод, усы еще не заКJрЫЛИ сильный рот, над rлубокими rла... зами rY-СТbIе брови, широкий подбородок выбрит, ry.. стые волосы небрежно пострижены и торчат.- Рядом сидит в сильн.() СТЯНУТОМ мундире чуть улыбающийся офицер, похожий на Льва Николаевича, несколько ироничный, уже тронутый жизнью. Он сидит немнож... КО сзади Льва Ник-олаевича: он вводил ero в жизнь. 123 
Из Казани Лев Николаевич наlписал тетке П'lfCьмо, в котором рассказал о МосК!ве: «Был на rулянье в Сокольниках при отвратительной поroде, поэтому никоrо 'Из дам общества, Koro хотелось видеть, не встретил. По вашим словам, что я человек, uсnыты.. еающий себя, я отправился к плебсу в цыrанские палатки». Дам общества Лев Николаевич потому надеялся ВСТРeТiить в Сокольниках, что в этом оосновом лесу, который тоrда был далеко от Моеювы, 1 мая бывали rулянья, но в!ряд ли Лев Николаевич в Сокольники поехал для TDrO, чтобы встретиться со знакомыми дамами; он поехал к цыrанам. В Москве он зашел на Кузнецкий мост в книж- ный маrазин к Владимиру Ивановичу rOTbe, который продавал книrи и выдавал их на прочтенье. По ста- рому знакомству Лев Николаевич абонировался на книrи. Книrи, вероятно упакованные в лубяные коро- ба, положили в тарантас. ПоехаЛtИ. I(роме обычItоrо rруза и книr, в чемо- данах были нарядные костюмы, за которые Лев Ни.. колаевич не уплатил французу"портному. Так как в чеРНОВ1иках «Казаков» И В напечатанной повести Лев Николаевич все время вспоминает о м-сье Капе- ле (Шапеле), K01'OjpOMY он остался должен шестьсот семьдесят восемь рублей, то мы можем считать, что это записаlНО Точно. Костюм Толстой надел спустя MHoro времени в Тифлисе, а заплатил за Hero через четыре rода. Обычная дороrа на Кавказ шла через Воронеж и землю Войска Донскоrо, но братья выбрали доро- ry обходную  через КазаfНЬ. TapaHTa1c начал свое путешествие, которое изме.. рялось тысячами километров и больше чР'М месяцем пути. Доехали до первой почтовой стаНЦИ1И; на.до было менять лошадей, перекладываться в дJруrую запряж.. u ку, перепряrать разномастных, усталых лошадеи. Привели экипаж: подмена такая звалась ездой на перекладных. Лошадей предостаlВЛЯЛИ хоть и пло.. хих, но не без спора и не без взяток по подорожной. 124 
До Казан'и братья ехали две недели; задержались здесь надолrо. Лев Николаевич чуть не сделал предложение ми- лой Зинаиде Молоствовой, сидя с ней вечером в ca ду. Слова любви были и у Hero и у нее на rубах, но они тех слов не сказали. В КазаlНИ было хорошо; как будто вернулась юность, как будто нет позади ошибок, не заqеркнут уже ряд надежд и мало П1редчувствий счастья. Пароход, а пароходов было тоrда мало, должен был уйти 10 мая. Ждали, пqка придет пароход. Па- РОХОД пришел и, похлопывая плицами КО.пес по воде, заlвернул за уrол вместе с рекой. Братья, уже ничеrо не дожидаясь, остались еще на пять дней. Писали письма домой. Лев Николаевич писал сестре об ее подруrе Зинаиде олоствовой. Следующий па1РОХОД должен был прийти не скоро. Толстому было двадцать три rода, брату ero два.. дцать семь. Оба уже забыли тоrда о зеленой па.. лочке, не собирались идти на ФанфарОНQВУ ropy, но их ждал Кавказ. Кавказ солдаты тоrда звали «поrибельным». На Кавказе начиналось новое русокое наступление: ру- били деревья, входили в Чечню, разрушали чечен- ские завалы. Кончали долrо тянувшуюся ВОЙ1НУ. На подорожной отмечали ороки. Николай Нико- лаевич был офицер. Приходилось думать о сроках. НаIlРУЗИЛИ на тарантас вещи и поехали. Ехали плохой, просыхающей, но уже изъезженной дороrой. Была середина мая cTaporo стиля. Через пять дней та'рантас прибыл в Саратов. Дорожная rрязь надоела братьям чрезвычайно. По.. шли смотреть Волrу. Лев Николаевич скоро записал в дорожную большую книrу: «Вздумал Я из Саратова ехать до Астрахани по Волrе. Во-первых, думал я, лучше же, ежели время будет не блаrОПlриятное, проехать долже, но не трястись еще 700 верст; притом  живописные бере.. ra Волrи, мечтания, опасность, все это приятно и полезно может подействовать; воображал я себя по- 125 
этом, припоминал людей и rep оев , которые ине ира.. вились, и ставил себя на их место,  ОДНИМ словом, думал, как я нсеrда думаю, коrда затеваю чтони будь новое: вот теперь только начнется настоящая ЖИЗJIЬ, а до сих пор это так, предисловице. которым не стоило заниматься». Решение было принято. Лев Николаевич вышел на МОСКОВСfКИЙ пер.евоз и стал похаживать около лодок и дощаников. Тут стоя.. ли люди, по костюмам бурлаки.  Есть ли свободная?  спросил Лев НИКО лаевич, даже не употребив слово «лодка»; лодок здесь было больше, чем в Москве извозчиков на ca мом людном перекрестке. « А вашей милости чеro требуетс  спросил старик с длинной бородой, в сером зипуне и поярча той ruляпе.  До АстрахзItи лодку.  ЧТО Ж, IIОЖНС» Перекладных лошадей взяли только до MOOKOB CKoro перевоза, вкатили на руках тарантас в доща ник, пorруэ.или чемоданы, сели сами с 11>etМя ДBOpO вымя, подрядили двух rребцов. Вода на Волrе BЫ сокая, течение несло лодку, rоровой ветер надувал мохнатый парус. I(оrда BeTf!p стихал, f1ребли rребцы. Сперва на правом высоком береrу видны были осыпи, стада, деревни. ПОД берез.ками бульваров наrорпых rородков ry ляли мужчины в картузах и цилиндрах, кафтанах, сюртуках, женщины в платьях с широкими рукавами. Лю,и с бульваров смотрели на Волrу как будто ОКВОЗЬ л(Щку, ее не замечая. Лодок, ностройно иду ЩИХ, поразному державших ПЗjруса, на Волrе было так м Horo, как fKOpOB вечером в уездном rороде, KO rда с поля. в пыли возвращаеся стадо. Люди на бульваре ждали дыма парохода. Лодка выrребала на сереДI1IНУ; береr перестал neC'tpeTb. Волrа все ширела и ширела. Зима, HaKO пившая CHera по всей России, уходила со всеми свои ми суrробами в Каспий, покрывая луrа, смывая бе pera. 126 
Ванюша сидел на носу: СМО11Рел на Волrу пе- чальными rЛ8зами. На Волrе ве.сной хорошее, синее время: вреfЯ широкой воды. Баржи важные, как купцы с жена- МИ, ИДУЩИМИ В церковь, подымзлисъ по Волrе вверх, их тянули бурлаки бечевой. Баржи плыли, как будто не видя человеческоro труда, спесиво ПОДЫ" мая волну широко расправленными дощаТЫfИ rpy- ДЯМИ. Посреди Волrи плыли на мноrих парах весел бы- стрые л од/к И , заrруженные тонким, свернутым кана- том. Завозные лодки остаtнавливались, опускали якOfPЬ. Канат оживал и уходил в воду. Через долrое время показывалась rрудь баржи, потом палуба, по которой шли кони, кружась BOKpyr ворота, на КсОто- рый наматывался канат. Баржа доплывала ДО ЯКО" ря, а в это время завозная лодка опять везла якорь, который забирали с бар)ки. Так rруженная мноrими десятками тысяч ПУДОВ това,ра в мочальных новых кулях баржа цапала за дно, тянул ась тысячи верст до ПИ'reJра. Изредка вдали воgникал пароход, рубя воду пли- цами колес так, как трактор сейчас рубит rруито- вую дороrу шипами широких rусениц. Шли знакомые баржи  маленькие, такие, на ка- ких rрузили толстовокое добро, коrда ехали из Тулы в Казань, побольше и совсем большие. Плыли баржи смоленые. Плыли, блестя свежим деревом, желтобелые бе- ляны с домиками на высоких палубах. Вечерами лодки плыли к береrу поближе. rlребцы выбирали, rде переночевать. В прибрежных кустах еще пели соловьи. Как будто пели одетые туманом и сами кусты, как церкви. Лодка тихо плыла от соловьев к соловьям, как будто подтяrиваласъ тонким канатом к якорю соло- вьинQй песни. Собрав валежник и случайные, выБIЮшенные рс.. кой, издалека принесенные дрова, разводили костры, ночевали у neCTporo оrня. Засыпали на кошмах. 127 
Утра были холодны, солнце в TYlaHe выкатыва.. лось изза Волrи. Из этой долrой поездки Лев Ни- кола'ев'Ич привез на Кавказ ревматизм и до.лrо лечил ero в шипящих fQрЯЧИХ ка,НI{аЗСI{ИХ водах, беrущих мел-кими струям,и по каlvfНЯМ. Ранним утром rрузились опять в лодку. Солнце соrревало воду и счесывало с ее rлубокой ряби туман. Ванюшка на носу дощаника ставил дорожный ca мова'р, вероятно старый, еще отцовский. Ero будет у Толстоrо выпрашивать племянн'ик cTaporo казака Епишки Сехина  Марка ХрОl\10Й; Ka зак напишет карандашом льстивые каракули: «Осме- люсь просить Вас, Ваше Сиятельство, что е}l{ели 1И- лость ваша будет, т. е. насчет дорожноrо са?\10вара, u Н вперед rOToB вам служить, еже.ТIИ он старенькон и к надобности не потребуется». Вероятно, Лев НИI{олаевич подарил вещь  по широте характера, беспокойству и причудливости. В дневнике 29 ноября 1851 rода он в самохарактери- стике подчеркивал: «Нынче Я поймал свое вообра- жение на деле: оно рисовало себе картину, что у ме- ня MHoro денеr, и что я их проиrрываю и истреБЛЯIО так, и это доставляло ему большое удовольствие». Толстой о своем воображении пишет, как о py- rOM, отдельном существе. Он са:м не находил себе lecTa и ВаНЮШI{е часто при,казывал подать трубку не потому, что хотел ку" рить, «...а мне нравится, что он шевелится». Тихо на лодке; все отдыхаIОТ. Курит rраф Лев Николаевич ТолстоЙ. Все беды  большие беды; вся работа  великая работа; все впереди. ДЫI от самовара подымался над Волrой rолу- бым, привычным и знакомо пахнущим столбом. Опять по реке плывет пароход, пуская над Вол- rой черный, быстр,о тающий ДЫМ. Лев Николаевич о нем никоrда не напишет и не напи'Сал бы, если бы и докончил свой очерк путе- шествия по Волrе. Лев Толстой техникой не интересовался. С изу- млением помещика и с rордостью девенскоrо тру.. 128 
 Ilсаакиевский собор в Пеrербу pre. ХрН\1 Христа Спасителя в '\OCKBe. 1 t r ............... 1 t 
\\ А. А. Толстая в В. Д рсеньева .,  ......  
)I<еника описывал Москву; }I{а.пея, писал о MOCKOB ских извозчиках; но, ПРО}l{и.в без восемнадцати .пет столетье рЯДОМ с Тулой, побывав в ней, Iожет быть, тысячу раз, служа в ней, кутя в неи, покупая в ней, ОН не заметил ее, не заметил, что в Туле стоит завод, который делает ружья и тесаки на всю PYCCKYIO арМИIО, де.пает самовары и разную rалантерею. . Плыли двадцать дней, значит двадцать раз при ставали к береrу  не l\iеньше. Пережили шторм, идали разные народы. Все pe:iKe села, реже церкви, все ниже береr. Но.. че.вали в Царицыне, который вытянулся вдоль Во.п rи на MHoro часов езды. Плывет лодка. Сидит Н'иколай Николаевич  спокойный, милый человек, всеми любимыЙ, знает, ЧТО брат ero везет с собой флейту и анrлииский сло варь: хочет учиться. Лева совсем пустячный малый, не будет он ни на флейте иrрать, ни по-анrлийски rоворить, а умный парень  с ним будет хорошо охотиться под Кизляром, только он не понимает охоту с ружьем. Толстой сидит молодой, бритый: Ванюшка ero в дороrе бреет; просматри:вает журналы, перечиты- вает TypreHeBa, из «Современника» читает вс.пух брату стихи Некрасова, разrадывает rлухо написан- ные, но понятные статьи про Францию. Ванюша Суворов торопится увидеть новые края и }I{дет, что будет дальше; не решается спросить, KY да же они пр'иплывут. Все трое на Кавказе услышат, как там не по- ТУ..тIьски квакают, а по-тамошнему звенят ляrушки. Будут в,се пить: Лев Николаевич с раскаянием, Ни колай Николаевич  не думая ни о !{ом, ВаНIошка украдкой, а пить будут все ОДIIО и то же  деше вый чихирь. ВаНIошка почти друr Толстоrо, но 8 октября 1852 rода Лев Николаевич запишет в дневнике: «Вчера посылал Ванюшку в казаlРМЫ за rрубость». «Послать», «отправить»  значило вы-сечь. Волrа течет, как время, меняются береrа. Едет изменяться Лев НИКОellаевич. Пока было только пре- 9 в. Шк.'10ВСКItА 129 
дисловие к жизни. Теперь жизнь поворачивается широкими речными изrибами. Навстречу лодке и в ту же сторону, обrоняя ЛОД" ку, . плывет дощатая, лубяная, смоленая и просто С1'роrаная, лыковая, мочальная Россия. В лодке ни- кто не знает, что будет друrая Россия. Широки береrа. Долоr беr воды; кажется, не б у'" Дет ему конца. Рябь на реке пестрит, перебивается, как С1'lPоки рукописи. Может быть, так ВСПОМJ.IИТСЯ через десят- ки лет. От ночевки к ночевке, как от тетради к тетради. * * * В Астрахани ночевали, слушали ляrушек, писа.. ли письмо в село Покровское к сеС1'ре Маше. В Астрахани народ пестрый: русские, татары, калмыки и есть индийцы; база1р совсем друrой. Переправились через Волrу, посмотрели на камыши, которые поднялись как рощи, заслонили небо. На перекладных тарантасом поехали по линей.. ному тракту на I(изляр. Накатанная, изрытая дороrа уrлублялась в степь, деревья как оборвало. Степь сперва серая, потом серо..пепельная, потом красная. Потом клочковатая с красным песком в про.. межутках между кустиками травы. Почтовые станции без крыш. Недалеко от Волrи линейный тракт пересекла друrая дороrа. Звали ту дороrу старым именем: «Разбойничья». Стада овец, рыжих от пыли,  оrромная рыжая земля. Ночью звезды спускаются до самой травы, как будто небо подоткнули под землю или держит небо всю степь в roрсти. Лев Николаевич утром сам' перекладывал еВа.. нюшкой узлы и чемоданы, садился очень блаrора.. зумно  прямо И аккуратно. Брат, rлядя на Hero, улыбался. 130 
Лев Николаевич все время помнил, ЧТО у Hero rде находится: rде деньrи и сколько их. Казалось ему, что все это очень практично и навсеrда устрое- но. Сосчитал OH t сколько У Hero долrов, сильно мор... щился, вспоминая, как иэвинялся перед портным и какое у Toro сделалось покорное лицо. Сосчитал, сколько надо экономить, чтобы запла... тить долrи, сколько надо положить на жизнь в месяц, прикинул десять рублей и восхитился порядку. Поехали. Ямщик друrой  ноrаец, кони друrие  ломельче, покруrлее, мохнатые, одномастные. Тянутся мечты ленивы восторженные, тянутся, беrут, перебивая друr друrа, как конские ноrи. Ду- мы по книжкам, как он окажется лихим и храбрым и будет учиться анrлийскому языку и на флейте, ero полюбит черкешенка, а он ее научит rоворить по- французски  rоворит же Ванюша. Крупы лошадей опускаются и подымаются все так же; полуявь, полусон, полубред. Сменяются за- несенные песками плоскокрышне станции. Тарантас качается, как корыто, в котором моют младенца, или как Бода в корыте; с братом rоворить нечеrо .......... все знает; с Ванюшей разrоворы короткие. ropbI Толстой ехал на Кавказ в 1851 rоду сорок дней. Пробыл он на Кавказе два rода семь месяцев. Писал повесть «Казаки» десять лет  с 1852 по 1862 rод. Значит, не скоро сказка сказывается. Писать можно, только MHoroe поняв, во MHoroM изменившись. Лев Николаевич написаJl в конце кон.. ЦОВ не про себя, а про человека, на Hero похожеrо,  Оленина. Литература  действительность, но перестроен.. ная, освобожденная от случайности. Толстой поехал для Toro, чтобы писать, значит можно процитировать здесь несколько строк из «Казаков»: «Чем дальше уезжал Оленин от центра России, тем дальше казз.. 9 131 
лись от Hefo все ero воспоминания, и чем ближе подъ- езжал к Кавказу, тем отраднее становилось ему на душе». Толстой уходил от cBoero общества, чувствовал освобождение от прошедшеrо, а прошлое ехало сзади за ним, сложенное с вещами на тарантасе. Сменялись кони, перепряrался тарантас  память и наследство прошлоrо. Начинались пески, степь то желтела, то красне- ла, появилась верблюжья колючка; зарядили ружья, , стали встречаться вооруженные люди. «Один раз перед вечером Horaeu ямщик плетью указал из-за туч на ropbI. Оленин с жадностью стал вrлядываться, но было пасмурно и облака до поло- вины застилали ropbI. Оленину виднелось что-то се- рое, белое, курчавое, и, как он ни старался, он не Mor найти ничеrо хорошеrо в виде rop, про которые он столько читал и слышал». Юноша думал, что ropbI и облака похожи друr на друrа и что все Э10 слова, выдумка, как, например, романтическая любовь к женщине. «Но на друrой день, рано утром, он проснулся от свежести в своей перекладной и равнодушно взrлянул направо. Утро было совершенно ясное. Вдруr он увидал  шаrах в двадцати от себя, как ему показалось в первую ми- нуту,  чисто-белые rромады с их нежными Qчер.. таниями и причудливую, отчетливую воздушную ли- нию их вершин и далекоrо неба». Кто же ехал, кто видел, кто сумел увидеть эти бесконечно далекие и близкие, нужные ropbI? Для чеrо их увидел? Увидел их не один. Сначала увидал Ванюшка, он раньше проснулся. «И тоже давно на них смотрю, вот хорошо-то! Дома не поверят». ropbI приближались; по утрам они видны были уже разделенными, разно-далекими. А степь все та же, может быть, стала рыжее и песчанее. Вот и Терек бежит: no..ropHOMY быстрая, по-степ.. ному широкая река. Дороrа под Кизляром обсажена высокими тополями, по бокам журчат проведенные 132 
из Терека канавы, земляная крепость обозначена прав ильным пятиуrольником невысоких валов и рва- ми, заросшими камышом. В Кизляре не задержались; удивились на вино- rрадники, на стаи бездомных собак. В rороде живут разные люди, и каждое племя в своем, валом обнесенном квартале. Так отделены друr от друrа русские, rрузины, кумыки, ноrайцы, черкесы, казанские татары и персы. Сады отцвели, но еще чуть прозрачны, доцветают виноrрадники, пахнет вином, дрожжами и кизячным дымом. Козы смотрят на тарантас с зеленых плоских крыш. f В Кизляре переменили лошадей. Бежит река мутная, широкая; налево сыпучие пески, желтый и седой ковыль, направо сады, боль- шие русские села, окопанные рвами, обнесенные зем- ляными валами и плетеными тынами с терновой ото- рочкой поверху: это rребенские станицы, они вытя- нулись вдоль лесной полосы, они перебивают леса, как рифмы. Станицы начинаются роrатками, воротами, буд- ками с черно-белыми косыми полосами. Черно-белое разделено оранжевым  это воен- ная форма России. Но это только будки. Над воро.. тами подымаются вышки казачьи, косматые. Часовые смотрят через Терек на Большую Чечню, на аулы  аулы ПОДХОДЯТ к самому береrу. Плоские крыши, ши- рокие трубы. .. Это Чечня замиренная, но ненадежная. А там, дальше, подымаются увалами ropbI  Кочкалыковский хребет, Черные ropbI, еще какой-то хребет, за ними снежные бело-синие вершины с ро- зово-желтыми отколами льда, освещенноrо солнцем, rpaHeHbIe, четкие,  там никто не был; с них беrут реки; они как будущее, которое все определяет. Направо пески, следы оленей, волков, зайцев и фазанов. Местами размытые Тереком станицы, ста.. рые rородища, брошенные сады, одичалые виноrрад.. ники, и все заросло ежевикой. 133 
Почти у воды на жердях СТОЯТ высокие караулки, как будто сады охраняют, а не CTeperyT немирную Чечню. С тарантаса смотрят двое куда это их боr привел? Николай Николаевич не любопытствует  он все это уже видал. Этой дороrой поедет Оленин. О нем написал, ото.. двиrая caMoro себя и в себя вrJ1ядываясь, Толстой после долrоrо рассматривания: «Кто ИЗ нас не был МОЛОД, кто не любил дру- зей, кто не любил себя и не ждал от себя Toro, чеrо не дождался? Кто в ту пору молодости не бросал вдруr неудавшейся жизни, не стирал все старые ошибки, не выплакивал их слезами раскаяния, люб.. ви и, свежий, сильный и чистый, как rолубь, не бро.. сался в новую жизнь, BOTBOT ожидая найти удовлет ворение всето Toro, что кипело в душе». Мысли декабристов о свободе, мечта, храбрость, rорДОС1:Ь победы, rордостъ силы сменились ДЛЯ поко ления Толстоrо новыми мечтами, которые стояли за rорами, за долами; эти ropbI рождают реки, поят землю, реальны и не все видимы. Видал я изза Терека леrкие rppbI Кавказа, их видно редко, но они rлавное, они рождают это небо, эту реку, этих людей. Будущее как будто уже рождено. В черновике Толстой писал: «Странно подделы валась русская молодежь к жизни в последнее цар- ствование. Весь порыв сил, сдержанный в жизненной внешней деятельности, переходил в друrую область u  внутреннеи деятельности, и в неи развивалея с тем большей свободой и силой. Хорошие натуры русской молодежи сороковых rодов все приняли на себя этот отпечаток несораэмерности BHYTpeHHoro развития с способностью деятельности, праздноrо умствова- ния, ничем не сдержанной свободы мысли, космопо- литизма и праздной, но rорячей любви без цели и предмета». Пожалеем, как своих, как близких, людей прош- JIoro, удивимся тому, что они далеко видали и оши бались так близоруко. 134 
Тарантас катится по мяrкой ПЫЛИ. FHYTCR И скри- ПЯТ rибкне жерди. Волосы людей стали как ВОЙЛОК. rрязъ леrла на переносицы, обвела rлаЗ8, превратила щетину небритых щек в rустую бороду. День по-весеннему ясен, за пылью, за Тереком, за прибрежными зарослями, за мяrко поДымающи- мися вверх лиственнЫМИ лесами стоят снежные ropbl,. как еще не написанные и только приснивmиеся re- пию в книrе Юноша едет, сам не зная куда. Толстой потом так написал про CBoero rероя: «ero положение в свете, ero странное николаевское . развитие  отрицать тяжело, соrлашаться нельзя, жить хочется». Очень хочется жить и понять. Бerут кони. В мире не было упряжки, которая влекла бы за собой не в колеснице, а в тарантасе с подушками, более драrоценный rpy3: Толстой ехал думать и пи- сать. СТАНИЦА СТАРоrЛАДКОВСКАЯ. РАЗОЧАРОВАНИЯ, УТОПИИ, ОХОТА В «Казаках» Лев Николаевич ее назвал Новом... линской, соединив в ней черты разных станиц. Четвертая батарея 20й артиллерийской бриrады, в которой служил Николай Николаевич, стояла в Ста... роrладковской. В Староrладковскую приБыии 30 мая. Опрятные дома старой станицы подымались на вы- соких толстых столбах, тополя и акации перебивали тенями улицы, ТЫКВЫ завивали плетни, мытые стек.. ла окон сверкали. Узорчатые кры.печки, колонки, навесы от СОЛН- ца  все раскрашено, вымыто,. нарядно. Высоки, исправные крыши плотно и надежно прикрыты под. стриженным камышом. Все СБое, но смотрит враждебно. Толстой оrлянулся BOKpyr и в первые дни как буд- то испуrался. 135 
«Пишу 1 июня в 10 часов ночи в Староrладков- ской станице. Как я сюда попал? Не знаЮ. Зачем? Тоже». Это записано в дневнике. Староrладковская обновляла тоску по дому. Из Астрахани еще он писал Т. А. Ерrольской: «Не перестаю думать о вас и о всех наших, иноrда даже упрекаю себя, что покинул ту жизнь, которая мне была дороrа вашей любовью; но я только пре рвал ее, и тем сильнее будет радость вас снова уви- CI ,. деть и к неи вернуться». Толстой надеялся, что разлука будет короткая. Из станицыl Староrладковской отправил он стихи казанскому приятелю .......... Александру Степановичу Оrолину  жениху сестры Зинаиды Молоствовой. Толстой хотел через Оrолина получить сведения о Молоствовой. Шуточная стихотворная форма скры" вает смущение: rосподин Оrолин! Поспешите Напишите Про всех вас На Кавказ, И здорова ль Молоствова? Одолжите Льва Тоnстова. По дневнику мы видим, Толстой любит в это вре.. мя Молоствову: стремится к ней, мечтает о ней, но не может даже написать ПИСЬf.fа, потому что не знает отчества. А может быть, он нарочно поддавался судь.. бе, потому что отчество узнать было леrко, хотя бы от Оrолина. Станица боrатая, rоворят порусски, по-старинно- му, и очень хорошо; думают посвоему. Едят тоже по-своему. В праздник едят свинину и осетров, пекут пироrи с начинкой из виноrрада и свинины; вино пьют ведрами. В будни кушают вареную простоква шу и караваи из запеченной просяной каши. В праз дник носят шелка и платье с rалунами, водят хоро- воды и бьют в бубны из сазановой кожи. В будни оде.. ваются просто, но и в будни носят боrатое оружие. 136 
Все сыты, СПОКОЙНЫ, roPAbI. Женщины покрывают rолову канаусовыми чеп- цами, сверху повязывают шелковй платок  стяrаш с заrибом посредине. Зимой надевают казачки шубы на беличьем иди кошачьем меху с атласным верхом, с оторочкой из выдры. На ноrи надевают шерстяные чулки  синие с красными стрелками. Все добро по весеннему времени сейчас провет- ривается на плетнях. Над Тереком туман. rop не видно, тихо, но ска- зать, что спокойно, нельзя. Староrладковская отделена от rop только Тере... ком. Была казачья пословица: «Терек бурлит  казак лежит; Терек молчит  казак не спит». Толстой здесь не спал. он тосковал, вспоминая Казань, как рай, Зинаиду МОЛОСТВОВУ  как пропу- щенную возможность любви и цыrанку Катю. Помещенье ему сдали неохотно: поселился Лев Николаевич в доме боrатоrо казака  Алексея Ива- новича Сехина. Этот казак rоворил по-rородскому, но был он сутяrой, ВЫСУДИВШИМ сад у родноrо брата. Потом Лев Николаевич переехал к брату Сехина: старика звали Епифаном  так он был записан при рождении. В станице на улице окликают ero  Япишка, а в повести Толстоrо «Казаки» имя ему Ерошка. ЛЮДИ в станице все заняты. Вода в Тереке подымалась летом, оrда в ropax таяли ледники, потом Терек спадал, и абреки пере- правлялись на казачий береr, который они считали своим. Значит, опасность и на левом береrу была посто- янная. Выезжали на пашни и разбивались на десят- ки: десять плуrов обставляли себя арбами, на арбах караулили казачьи малолетки. Пахали женщины. Женщин в сад ПРОБожали ка- заки с ружьями, и в садах среди высоких деревьев стояли посты. у съезжей избы висел колокол тревоrи; между станицами стояли вышки со смоляными бочками для 137 
Toro, чтобы оrием ночью или дымом днем предупре ДИТЬ соседей об опасности. Ночью ворота запирали, ставили караул. Из ау.пов на том береrу тоже никто не выходил, IJ только звери IIОЧЬЮ rУЛЯЛfl по тихим лесам, прокладывая по росе тропы. Жили боrато,. земля родила хорошо. Было MHoro бахчей, виноrрада, кукурузы, проса, MHoro скота. Хлеб часто прикупали. Толстой в «Казаках» описал эту жизнь на узкой полосе лесистой плодородной земли, которая была во владении казаков. «На этойто ПЛОДОрОДНОЙ t лесистой и боrатой рас- тительностью полосе живет с незапамятных времен воинственное, красивое и боrатое староверческое русское население. называемое rребенскими казаками. Очень, очень давно предки ИХ. староверы, бежали из России и поселились за Тереком, между чеченца... ми на rребне, первом хребте лесистых rop Большой Чечни. ЖИВЯ между чеченцами, казаки переродни лись с ними и усвоили себе обычаи, образ жизни и нравы rорцев; но удержали и там, во всей прежней чистоте, русский язык и старую веру. Предание, еще ДО сих пор свежее между казаками, rоворит, что царь Иван rрозный приезжал на Терек, вызывал с rребня к своему лицу стариков, дарил им землю по сю сторону реки, увещевал жить в дружбе и обе... щал не принуждать их ни к подданству, ни к пере.. мене веры. Еще до сих пор казацкие роды считаются родством с чеченскими. и любовь к свободе, праздно СТИ, rрабежу и войне составляет rлавные черты их характера. Влияние России выражается только с не... выrодной стороны: стеснением в выборах, снятием u колоколов и воисками, которые стоят и проходят там. Казак, по влечению, менее ненавидит джиrита rорца, который убил ero брата. чем солдата, который стоит у Hero, чтобы ззщитит& ero станицу, но KOTO рый закурил табаком ero хату. Он уважает Bpara.. rорца, но презирает чужоrо для Hero и уrнетателя солдата... Лучшее оружие добывается от rорца, луч шне лошади покупаются и крадутся у них же. Моло.. 138 
децказак щеrоляет знанием татзрскоrо языаа И, разrулявшись, даже со своим братом rоворит по- татарски.. Несмотря на ТО, этот христианский народец, закинутый в уrолок земли, окруженный полудикими маrометанскими племенами и солдатами, считает себя / на высокой степени развития и признает человеком ТОЛЬКО одноrо казака; на все же остальное смотрит с презрением. Казак большую часть времени проводит на кордонах, в походах, на охоте или рыбной ловле. Он почти никоrда не работает доМа..... На женщину казак смотрит, как на орудие CBoero блаrосостояния; девке только позволяет rулять., бабу же заставляет с молодости и до rлубокой старости работать для се.. бя и смотрит на женщину с восточным требованием покорности и труда. Вследствие Taкoro 8зrляда жен- щина, усиленно развиваясь и физически и нравствен. но, хотя и покоряясь наружно, получает, как вообще на Востоке, без сравнения большее, чем на Западе, влияние и вес в омашнем быту. Удаление ее от об.. щественной жизни и привычка к мужской тяжелой работе дают ей тем больший вес и силу в домашнем быту. Казак, который при ПОО'fоронних считает He приличным ласково или праздно rО80рИТЬ с своей ба бой, невольно чувствует ее превосходство, оставаясь с ней с rлазу на rлаз. Весь ДОМ, все имущество, все хозяйство приобретено ею и держится только ее TPY дами и заботами. Хотя он и твердо убежден, что труд постыден для казака и приличен только работнику- u ноrаицу и женщине, он смутно чувствует, что все, чем он пользуется и называет своим, eCTh произведение этоrо труда и что 80 власти женЩИНЫ, матери или жены, которую он считает своею ХОЛОПКОЙ, лишить ero Bcero, чем он пользуетея.н Женщины большею частью и сильнее, и умнее, и развитее, и красивее ка- заков...» Откуда пошли rребенские казаки .......... мы не знаем. Они или отрасль донских казаков, или выходцы из рязанских земель. В кабардинском посольстве к Ивану rрозному уча.. ствовала казачья делеrация. rребенские казаки хо- дили с царскими войсками на UUамхала TapKOBcKoro 139 
в 1559 rоду. В 1567 rоду на Сунже была построена крепость Терки. В нашей истории казаки появляются внезапно, как уже сложившаяся сила. Вероятно, казачество начи.. налось или безыменно, или под иным именем. В летописях упоминаются бродники  беrлецы, которые ходили за черту княжеств бродить в ДИКИХ, еще никому не принадлежащих землях. rребенские казаки, вероятно, правы, коrда в пре.. даниях, пересказанных Епифаном, утверждали, что они на Кавказе жили задолrо до Ивана rрозноrо. Казаки разrоваривают в леrенде с Иваном rрозным, как с моryчим владыкой, но не считают себя ему под- власТ'ными. В те времена rребенские казаки жили на том береrу Терека: на первом уступе rop ........ «на rребне». По yroBopy с русским правительством они перешли за Терек на плодородную, но опасную полосу, окайм- ляющую русские владения. В леrенде царь, заключив с казаками соrлашение, «уходит В свою Сибирь». Понятие о России здесь очень смутно, но, может быть, Сибирь указана потому, что завоевание Сибири связано тоже с казаками. Может быть, поселения rребенских казаков на Кавказе и поход казаков, нанятых Стротановым, на Сибирь одновременны. Толстой, позднее изучая русскую историю, утверж- дал, что недаром на Западе нас называют казаками. Народ хочет быть казаками. Царевна Софья не Mor.. ла завоевать Крым, а казаки бывали в Крыму He однократно. Азов, который Петр взял с таким трудом, казаки захватили и держали два rода. И при Петре штурм валов Азова и победа над флотом турецким принадлежали казакам. Толстой видит в казачестве образец для всей Poc сии  крестьянство без дворян. Такое толкование относится и к периоду завер- шения «Казаков» и ко времени работы TO,,7JCTOrO в Яснополянской школе. Яснополянские школы со свободным приходом и 140 
уходом, без определенной проrраммы, основанные v для поиска и выращивания талантливых детеи,  как бы казачьи школы, как бы продолжение идей казачества на педаrоrику. Эта BaTara без начальст ва  осуществление мечты о казачестве. Жили здесь, не боясь ни rop, ни Терека, хотя бы ли станицы, у которых крыши при высокой воде в Тереке оказывались ниже мутной, быстрой речной волны. Вода моrла прорваться и прорывалась; тоrда станицы уходили от реки подальше, бросая старые виноrрадники и оrороды. I(азаков правительство троrало мало. Старые Ka зачьи традиции были связаны с rорским укладом жизни и со старыми русскими обычаями, принявши" ми здесь новый характер. На краю русской земли, за Болrой, за песками жила крестьянская община без помещиков и попов. Не было здесь бедняков, измученных женщин, оrляд.. ки на приказчика; тут никоrо нельзя было приказать высечь и даже трудно было коrонибудь обласкать. Разбитый Пуrачев, rоворят, хотел уйти на край u русскои земли к терским казакам. Но и здесь все менялось. Пришли войска, чиновники, появились деньrи, бат раки. Казак cTaporo времени стал редкостью; Епи.. фану Сехину теперь под восемьдесят лет, он сам rоворит, что, коrда у солдат была царица, так он был уже не мальчиком: значит, в конце XVIII века Епишке было уже лет за двадцать. Толстой ero описал так: «Через несколько минут в дверях хаты показалась фиrура дяди Ерошки. Тут только Оленин заметил всю rромадность и силу сложения этоrо человека, не.. смотря на то, что краснокоричневое лицо ero с co вершенно белою окладистою бородой было все изрыто старческими, моrучими, трудовыми морщи.. нами. Мышцы Hor, рук и плеч были так полны и бочковаты, как бывают только у МQлодоrо человека. На rолове ero из..под коротких волос видны были rлубокие зажившие шрамы. Жилистая толстая шея была, как у быка, покрыта клетчатыми складками. 141 
Корявые руки были сбиты и исцарапаны. Он леrко и ловко перешаrнул через пороr, освободился ос ружья, поставил ero в уrол, быстрым 8зrлядом оки.. пул и оценил сложенные в хате пожитки и BЫBep нутыми ноrами в поршнях, не топая, вышел на cpe дину комнаты. С ним вместе проник в комнату u u" сильныи, но не неприятныи смешанныи запах чихи.. рю, водки, пороху и запекшейся крови». Этот моrучий человек коrда"то был славен по все.. му войску. Сейчас он rоворил Лукашке: « Не то время, не тот вы народ, дерьмо казаки вы стали. Да и русских вон что наrнали! Засудят». Все прошло, старый казак, который совершал не.. .,. вероятные подвиrи, стал чудаком и посмешищем для- станицы. У Hero нет Места, rде бы ero слова слушали; это не Старый цыrан из поэмы Пушкина «Цыrаны». Только Толстой слушает Епишку; только в лесу старый охотник, который все знает, все понимает, ос.. вобождался от насмешек, от Bcero Toro, что ему не нравилось; здесь он дружил со зверями, с лесом и учил Толстоrо, как понимать и любить мир. Крепостных среди казачества не было, и Толстой со своими дворовыми был для казаков явлением но- вым, неприятным. Про Hero первое время rоворили плохо. И крестьяне, которые жили дальше к Кизляру, помещиков не имели, жили свободно, ходили со стая.. ми полуприрученных собак на кабанов, а так как ружей не хватало, то кололи кабанов штыками, при.. вязанным:и на палки. Лев Николаевич около десяти раз возвращался в станицу Староrладковскую. В первое время он жил здесь с братом; Николай Николаевич всем нравился, ero любили дети, друзья, подчиненные. Он был удач.. лив и коrда начал писать то сразу создал прекрас.. ные вещи. Но он ничеrо не хотел и прежде Bcero не хотел никем казаться: ero увлекали вино и охота. Охота и вино сблизили Николая Николаевича с Епишкой, и он оценил cTaporo казака, который пре красно знал лес, выслеживал зве!?я и рассказывал про зверей. 14 
Епифан СеХИIf ввел Николая НИКQлаевича в лите- ратуру. О нем написал Н. Н. Толстой замечательный очерк «Охота на Кавказе». Про Николая Николаевича Толстоrо Иван Тур.. reHeB rоворил, что ему не хватает только недостатков, чтобы стать веЛИ1<ИМ писателем. Николай Николае- вич первый описал Епишку  широко, талантливо. Очерк-повесть «Охота на Кавказе» была напечата... на в 1857 rоду в «Современнике». Некрасов таким образом приветствовал старшеrо брата и младшеrо. Охота описана прекрасно. Коrда Епишка поэти" чен, охота кажется боrатырским боем. Войка тре... во}кат звериные стаи, на линию выходят стада, ка- валерия в полном составе рубит зверей. В этом рассказе Епишка ......... rлавный rерой. Фет rоворил потом, что Николай Николаевич первый «выщупал» этот характер. Охота на Тереке ружейная. Епишка ходил на охо.. ту со старинным ДЛИННЫМ ружьем, из KOToporo стре- лял так, как стреляют чеченцы  с посошков: со специальных упоров. Влет птицу Епишка бить не умел, да это и нель- зя было сделать из ero тяжелой, старинной флинты. Псовой охоты, которой увлекался Лев Николае... вич, здесь не знали, здесь не было ни rончих, ни бор.. зых, хотя были свои любители собак; был офицер Султанов, разведчик, который ходил к чеченцам один, а в лесу ero всеrда сопровождала большая собачья стая  он и любил только собак. Друrие собаки казачьей станицы' жили в полу- диком состоянии: они охотились сами по лесам, увя" зывались за охотниками пестрой толпой, были неуто- мимы, смелы и дики. Толстой сперва rоворил, что, привыкнув К турец.. кому табаку, нельзя курить простой табак ЖУК(1ва u v И что после псовоя охоты ружеиная охота не ИН- тересна. Но он втянулся в эту охоту. Она давала возмож- ность быть одному в JIecy и думать, ни с кем не раз... rоваривая, она освобождала от иронии. Лев Николаевич был очень одинок в станице: брат 143 
ero уехал, офицеры с ним не ВОДИЛИСЬ, считая ero rордецом, и только оrромный Епишка рассказывал ему про старое, по"своему учил жить, учил охотить- ся на зверей с ястребом и выслеживать оленей. Необходимость иноrда является в одежде случай- ности: так rоворил человек, владевший умами в то время,  rеrель. Толстой поехал на Кавказ случайно, случайно там задержался, случайно долrо прослужил без чина, случайно подружился с заштатным казаком Епифа- ном, но все это была необходимость ero жизни: он не спорил с этими случайностями. Прежде Толстой думал, как перестроить свою жизнь, как наладить отношения с крестьянами. Слу- чайность, которую иноrда называют судьбой, ПРИ- вела ero к .rребенским казакам. Заинтересованность заставила ero все время возвращаться в Староrлад- ковскую. История создания повести «Казаки»  история длинная. За десять лет, пока мест она создавалась, происходила не смена вариантов  менял ось пони.. мание Толстым жизни, восприятие нравов вольноrо u казачества, как новои возможности жизненноrо устройства для Bcero человечества. Он искал ключа в изображении жизни rребенских казаков: читал для этоrо библию, «Илиаду», но самое rлавное он узнал не из книr: что жизнь работающеrо человека сложна, а не проста, и что она и есть самое значительное. Он пытался выразить эту жизнь. Пока Толстой скучал в станице, но не так, как Онеrин скучал в своей деревне. Разница состояла в том, что станица не принадлежала Толстому так, как Онеrину принадлежала ero поместье. Лев Николаевич сперва в станице жил как Путе-. шественник, который населяет новое место воспоми- наниями о своем прошлом и мечтами о будущем. Он писал письмо Молоствовой, от которой был отделен рекой и пустынями, не собираясь ero отправ" лять: он обращал к женщине не письмо, а запись в дневнике, писал сам для себя, без надежды быть кемнибудь прочитанным. 144 
Он вспоминал о том, как был счастлив в Казани: «Я не сказал бы, что это потому, что я влюблен. Я не знал этоrо. Мне кажется, что этото незнание и есть rлавная черта любви и составляет всю пр е... лесть ее». Он продолжает: «Я ни слова не сказал ей о любви, но я так уверен, что она знает мои чув ства, что ежели она меня любит, то я приписываlQ это только тому, что она меня поняла». Ключ человеческой судьбы поворачивается в две.. ри, не находя по вырезу бородки уступов в замке. «Мои отношения с Зинаидой остались на ступени чистоrо стремления двух душ друr к друrу». Случайно Толстой не знал отчества Зинаиды, случайно он не написал письма, необходимость судь" бы провела ero мимо этой женщины и влюбила в казачку. Рядом с Зинаидой он вспоминает про цыrанку: «I<атины песни, rлаза, улыбки, rруди и нежные ело... ва еще свежи в' моей памяти, зачем их выписывать, ведь я хочу рассказать историю совсем не про то. Я замечаю, что у меня дурная привычка котступле.. ниям... Паrубная привычка. Несмотря на оrромный талант рассказывать и умно болтать Moero любимоrо писателя Стерна, отступления тяжелы даже и у не.. [о». Но отступления продолжаются: «Кто водился С цыrанами, тот не может не иметь привычки напе.. вать цыrанские песни, дурно ли, хорошо ЛИ, но Bcer.. да это доставляет удовольствие, потому что живо напоминает...» Отступление продолжается. Толстой, стоя у окна казачьей хаты, вспоминает Кати ну пес... ню: «...песню, которую rоворила мне Катя, СИДЯ у меня на к6ленях в тот самый вечер, коrда она рас... сказывала мне, что она меня любит и что оказывает расположение друrим только потому, что хор Toro требует, но что никому не позволяет, кроме меня, вольностей, которые должны быть закрыты эавеСОlО скромности.  Я в этот вечер от души верил во всю ее пронырливую цыrанскую болтовню, был хорошо расположен, никакой 20СТЬ не расстроил меня, за то и вечер и песню эту люблю». Так мечтал Толстой и пел цыrанскую песню в ста.. 10 в Шкловский 145 
нице Староrладковской. Прохожий казак принял песню за калмыцкую и смеялся над Толстым, а ОН- то думал, что прохожий заСЛУШ8J1СЯ. Толстой записывает: «...теперь уж кончено, я не Mor продолжать ни мечтать, ни петь». Толстовское описание мноrопланно: тут и восло" минание о Казани, и цыrанка, и общие рассуждения об отступлениях и о цыrанских песнях, и во все это, как реальность, входит станица. Долrо еще будет Толстой искать у слушателей понимания, MHoro раз он еще будет любить и не по.. нимать, Koro любит, MHoro раз он будет отворять дверь и не находить в комнате ту, которую искал. И раз он запишет про то, как любимая казачка от... веr;ила влюбленному в нее, приехавшему из Тулы волонтеру Оленину: «УЙДИ, постылый». СТАРЫЯ ЮРТ. МИСЕРБИЕВ. князь БАРЯТИНСКИП Толстой попал в укрепление Старый Юрт, нахо.. дящийся в Терской области, куда ero брата послали с артиллерией для лрикрытия лечаlЦИХСЯ. Здесь дер" жали две роты пехоты и несколько орудий. Толстой тосковал здесь и не Mor найти причину своей тоски. Он тосковал в предчувствии большой работы, еще не зная, что он напишет, и не зная, как жить. «Я думал прежде  это от бездействия, празд.. насти. Нет, не от праздности, а от этоrо положения я делать ничеrо не Mory. rлавное, я ничеrо похожеrо на ту rpycTь, которую испытываю, не нахожу ниrде: ни в описаниях, ни даже в своем воображении. Я представляю себе, что можно rрустить о потере какойнибудь, о разлуке, о обманутой надежде. По.. нимаю Я, что можно разочароваться: все надоест, так часто будешь обманут в ожиданиях, что ничеrо ждать не будешь... Все это я понимаю, и в каждой TaKoro рода rрусти есть что",то хорошее с ОДНОЙ стороны. Свою же rpycTb я чувствую, но понять и предста.. вить себе не Mory. Жалеть мне нечеrо, желать мне 146 
тоже почти нечеrо сердиться на судьбу не за что. Я понимаю, I<aK славно можно бы жить воображе.. нием; но нет. Вообржение мне ничеrо не рисует .......... мечты нет. Презирать людей  тоже есть какое- то пасмурное наслаждение,  но и этоrо я не Mory, я о них совсем не думаю; то кажется: у этоrо есть душа, добрая, простая, то кажется: нет, лучше не искать, зачем ошибаться!  Разочарованности тоже нет, меня забавляет все; но в том rope, что я слиш ком рано взялся за вещи серьезные в жизни t взялся Я за них, коrда еще не был зрел для них, а чувство.. вал и понимал; так сильной веры в дружбу, в ЛЮ" бовь, В красоту нет у меня, и разочаровался я в Be щах важных в жизни; а в мелочах еще ребенок». Старый Юрт  чеченский поселок rрозненскоrо отдела Терской области, таков адрес л. Толстоrо. Старый К)рт находится на rранице Чечни. Сейчас воды сточника у CTaporo Юр;rа иссякли. Сухие камни сереют над обрывом, внизу стонт школа Иl\1Iени Льва Толстоrо, BOKpyr школы чинары. Необыкновенное трудолюбие Толстоrо поражает нас и здесь. Лев Николаевич узнавал язык народа, среди KOToporo он ЖИЛ, делал очень точные фольклор.. ные записи  первые записи на дарrинском языке, и это не только упражнение молодоrо офицера, кото.. рый переживает романтическое увлечение rорами, но это как бы подrотовка к будущим рассказам оКав.. кззе. Фольклорные отзвуки, MHoro раз проверенные, помоrут Толстому создавать «Хаджи Мурата» через MHoro десятилетий. Здесь часто бывал молодой чеченец, Садо Мисер.. биев; отец ero был зажиточен, но деньrи у Hero бы.. ли закопаны, и сын должен был добывать их удаль.. ством. Он, как Т-олстой rоворил, «рискует иноrда 20 раз своей жизнью, чтобы своровать вещь, не стоя.. щую и 1 О рублей; делает он это не из корысти, а IIЗ удали». Толстой был У Мисербиева в rостях, получил от Hero подарок  дороrую шашку. Отдарил ero ce ребряными часами брата. Научил чеченца записы.. 10* 147 
вать свои выиrрыши и проиrрыши: Садо все наду.. вали. Надували и Толстоrо. МОЛОДОЙ волонтер хотел про)Кивать не более десяти рублей в месяц и на эти деньrи в Староrладковской можно было жить, но проиrрывал сотни рублей, все время зарекаясь исно" ва начиная иrрать. Нас должно удивлять не обык новенное в Толстом  он иrрал, как все,  а удиви- тельная широта ero интересов. Он видит природу KaB казз, казаков, своих товарищей по охоте и через пат риархальную жизнь казачества по-новому понимает крестьянскую )Кизнь вообще. Среди офицеров был некто Кнорринr. Им Лев Николаевич заинтересовался как объектом описа- ния  для литературной практики. Вот презритель- ное описание человека, который чуть не поrубил Толстоrо. Привычка относиться ко мноrим, как к второстепенным rероям романа, часто делала Тол- CToro в жизни беззащитным. «Лицо широкое, с выдающимися скулами, имею.. щее на себе какуюто мяrкость, то, что в лошадях называется «мясистая rолова». r лаза карие, боль шие, имеющие только два изменения: смех и HOp мальное поло)Кение. При смехе они останавливаются, имеют выражение тупой бессмысленности. Остальное в лице по паспорту». Толстой в Старом Юрте унывал: «Уже дней пять я живу здесь и одержим уже давно забытой мной ленью. Дневник вовсе бросил. Природа, на которую я больше Bcero надеялся, имея намерение ехать на Кавказ, не представляет до сих пор ничеrо завле.. кательноrо. Лихость, которая, я думал, развернется во мне здесь, тоже не оказывается». Спокойно думал о том, что ero здесь убьют. Вот дневник 2 июня 1851 rода: «Как силен кажусь я ce бе против Bcero с твердым убеждением, что ждать u нечеrо эдесь, кроме смерти; и сеичас же я дуаю с наслаждением о том, что у меня заказано седло, на котором я буду езДИТЬ в черкеске, и как я буду волочиться за казачками и приходить в отчаяние, что 148 
у меня левый ус хуже праооrо, и я два часа расправ- ляю ero перед зеркалом. Писать тоже не Mory. Судя по этому  rлупо». Дальше запись о мастерстве, написанная на фран- цузском языке, а перед этим сказано по"русски о том, как трудно переводить в «каракули» rорячие, жи.. вые, подвижные мысли. И дальше восклицание: «Ку.. да бежать от peMeCJJa» Мысли о смерти были искренни, и в то же время отчаяние у Hero становилось частью художествен- Horo опыта. Он на Кавказе две недели и уже хочет измениться. Пока он доволен одним и записывает 13 июня не без самодовольства и самоуверенности: «Несколько раз, коrда при мне офицеры rоворили о картах, мне хотелось показать, что я люблю иr- рать. Но удерживаюсь. Надеюсь, что даже ежели меня приrласят, то я откажусь». Он занят дневником. Дневник изменяется становится зримее, ощутимее: «Ночь ясная, свежий ветерок продувает палатку и колеблет свет Haro- ревшей свечи. Слышен отдаленный лай собак в ауле, перекличка часовых. Пахнет засыхающими дубовыми и чинаровыми плетьми (ветками.  В. ш.), из кото.. рых сложен балаrан. Я сижу на барабане в балаrане. который с каждой стороны примыкает к палатке, одна закрытая, в которой спит Кнорринr (неприятный офи.. иер), друrая открытая и совершенно мрачная, исклю. u u чая однои полосы света, падающеи на конец постели брата. Передо мной ярко освещенная сторона бала.. raHa, на которой висит пистолет, шашки, кинжал и подштанники. Тихо. Слышно  дунет ветер, проле- тит букашка, покружит около оrня, и всхлипнет и охнет около солдат». Толстой не дописал cBoero пейзажа и жалуется тут же, что чернил нет, но он уже все увидел. Вот в этом балаrане Кнорринr обыrрал волонтера. Довольно долrо Толстой удерживался. В «Хад- жи Мурате» впоследствии была описана сцена про.. иrрыша Бутлера в отряде rенерала Барятинскоrо: «Раза два Бутлер выходил из палатки, держа в ру... ке, в кармане панталон, свой кошелек, но, наконец, 149 
не выдержал и, несмотря на данное себе и браtЬЯМ слово не иrрать, стал понтировать». Толстой прямо использует свой rорестный опыт  u МОЛОДОИ человек давал слово не иrрать именно братьям. «И не прошло часу, как Бyrлер, весь красный, в поту, испачканный мелом, сидел, облокотившись обеими руками на стол, и писал под смятыми на уrлы и транспорты картами цифры своих ставок». Несчастный иrрок «...написал письмо брату, каясь в своем rpexe и умоляя ero выслать ему в последний раз 500 рублей в счет той мельницы, которая OCTa валась еще у них в общем владении». Таким образом, мы можем точно восстановить обстановку карточноrо проиrрыша Толстоrо. Среди этой спутанной, рассеянной жизни мы ви дим спокойные занятия Толстоrо: он наблюдает каза ков и читает по истории казачества. L{ля истории Ka зачества ему нужна история России вообще: он делает записи ежедневноrо чтения, а потом подытоживает, что же интересноrо он узнал за неделю, за месяц. Толстой считал, что время жизни ero на Кавказе было временем ero наибольшеrо роста. Мы можем сказать, цто это было время наибольшей работы. Самолюбивый человек, оставленный один, знаю щий себе цену, работает над собой в одиночестве со страшным упорством, не сосредоточивая интересы на своих переживаниях. Он не только записывает ка... зачьи песни, но и видит законы повторения народной песни, делая научные наблюдения необыкновенной точности. На пятьсот рублей Кнорринrу был дан вексель сроком до 1 января 1852 rода. Карточный долr счи тался долrом чести. Портному Толстой был Должен около семисот рублей, но портному можно было не платить, а неплатеж денеr в полку выбрасывал чело века из общества. Толстой замкнулся в себе, стал БOJIьше работать и реШIL1J уже продать Ясную Поляну, чтобы запла.. ТИТЬ долr. 150 
Пока оставалась надежда качать все сначала на Кавказе. Для этоrо нужна служба, лучше Bcero  военная. Для службы нужна протекция  связи. Лучше служить так, как служили люди общества. НУЖRО быть, «как все:.  как все свои. Значит, нужно покровительство князЯ'"' Варятин.. CKoro. Как отнесся Барятинский к Толстому, мы не знаем. Известно только, что 17 звryстз Толстой пи- шет Ерrольской, уже из Староrладковско.й: «Две не- дели тому назад я расстался с Николепькой; он .......... в лаrере при rорячих источниках, а я .......... в ero r пав- ной квартире. Вернется он в сентябре. Мноrие мне советуют поступить на службу здесь, И, в особен- ности, князь Барятинский, KOToporo протекция все- моrуща». Это оптимистическое замечание основано было на сообщении Нйколая Николаевича после участия Толстоrо в набеrе: «Ки. Барятинский очень хорошо отзывается об тебе, ты, кажется, ему понравился, и ему хочется тебя завербовать». Толстой после проиrрыша был растерян. Письма ero к тетке противоречивы  он мечется из стороны в сторону, проиrрыш он таит, но ему не с чем вернуть- ся в Тулу н не с чем оставаться на Кавказе. Толстой писал Ерrольской из CTaporo Юрта, не получая, вероятно, новых сведений по своим хло- потам: # «Боr даст, через четыре или пять месяцев мы сно- ва соберемся все в Ясном, и возобновятся наши мир- ные беседы. Вы так необходимы для нашеrо общеrо счастья, что боr вас сохранит. Я твердо решил остать- ся служить на Кавказе. Не знаю еще, в военной службе или rражданской при князе Воронцове, это решится в мою поездКУ в Тифлис». Тут же Толстой дарит свое фортепьяно Вале- риану и Машеньке, то есть возвращаться действи- тельно не собирается. Спасение должно было прийти здесь, на Кавказе. Вернуться в Тулу без чина, без ордена  знаЧИJ'IО l51 
окончательно потерять уважение, стать ничеМ. С Кавказа надо было возвратиться со славой; труд.. ность положения Толстоrо была еще в том, что ero на Кавказ никто не посылал ............ он поехал сам и завяз, надеясь на протекцию. Но князь Барятинский не запомнил Толстоrо. Проиrрыш Толстоrо был той случайностью, ко- торая с ним часто повторялась; попытка снискать покровительство князя Барятинскоrо была rорькой неудачей, но не случайностью. Лев Николаевич попал в Казань совсем молодым человеком и был членом провинциальноrо аристо- кратическоrо общества; у ero братьев была какая..то закалка от провинциализма, но Лев Николаевич хотел быть комильфо И был убежден, что человек, который не носит на улице перчатки,  дрянь. Брат НИКО" ленька смеялся над Толстым, но Лев Николаевич ro" ворил то, чему ero научили в доме Юшковой. Жизнь на Кавказе на положении храбреца, кот().. рый ничеrо не боится ......... это было потоrдашнему понятным романтизмом, но который, однако, не дол.. жен был затяrиваться. Лев Николаевич был убежден, что так как он ro.. варит пофранцузски, так как он rраф и на улице ходит в перчатках, Барятинский, с которым у Hero есть общие знаКОМQIе, должен ему покровительство- вать. В то же время Толстой уже в это время читал Руссо, Стерна, сам писал и умел понимать людей; у Hero был д.аже кое-какой жизненный опыт в дерев- не, и Барятинскоrо он презирал. Барятинский впоследствии был описан в «Набеrе» иронично и завистливо: «Через несколько минут на крыльцо вышел не высокий, но весьма красивый человек в сюртуке без эполет, с белым крестом в пет.. личке... В походке, rолосе, во всех движениях reHe.. рала выказывался человек, который себе очень хо.. рошо знает высокую цену». Друзья..адъютанты поставили волонтера так, что.. бы rенерал ero увидал проходя; это было унизитель- но, но необходимо: «Проходя мимо отворенной двери адъютантской, rенерал заметил мою немундирную 152 
фиrуру и обратил на нее свое милостливое внимание. Выслушав мою просьбу, он изъявил на нее совер.. тенное соrласие и прошел опять в кабинет». Ирония здесь обращена и на просителя и на re- нерала.  Барятинский свой, или, вернее, должен быть ева... им, с ним связаны мечты о том общественном поло.. жении, стремление к которому долrо томило Тол- CToro; он преодолевал ero в «Севастопольских рас- сказах», преодолевал в «Войне и мире». Толстой не Mor найти себе места в Kpyry Варя- тинскоrо, Воронцова, rорчакова. Рядом с ними существуют Тушины, Хлоповы, I(озельцовы, реально работающие офицеры. Толстой считает, что он не должен быть с ними, хотя доrады- ваеrся, что эти люди и представляют собой настоя- щую силу армии; это Толстой поймет в «Севасто- польских рассказах», но в письмах он будет по..преж- нему больше писать о князе М. д. rорчакове, а не о Корнилове, Нахимове, которые реально противо- стояли rорчакову и только поэтому моrли защищать rород. Случайная встреча с Барятинским задержала Тол- CToro на Кавказе и обратила ero поездку в долrую службу, проведенную в самой трудной обстановке и долrо не оформленную в качестве действительной службы. Толстой был волонтером, то есть доБРОВОJ1Ь- цем. Мысль о Барятинском и ободряла и связыва- ла ero. В дневнике от 3 июля 1851 rода Толtтой признает- ся, как MHoro для Hero значит Барятинский: «Был в набеrе. Тоже действовал нехорошо: бессознательно и трусил Барятинскоrо. Впрочем, я так слаб, так по- рочен, так мало сделал путноrо, что я должен под- даваться влиянию всякоrо Барятинскоrо». Барятинский, из..за KOToporo он себа презирает, в то же время недостижим для Толстоrо Toro времени. 28 aBrycTa Толстому минуло двадцать три rода, и он считаеr, что qH неудачник, иrрок, трус: «Имел женщин, оказался слаб во мноrих случаях  в про- стых отношения,," с людьми, в опасности, в карточ- 153 
ной иrре, и все так же одержим ложным стыдом. MHoro врал. Ездил oor знает зачеи в rроэную; не подъехал к Барятинскому». Толстой презирает Варятинскоrо и продолжает сердиться на Hero и в Тифлисе, вспоминая о князе, все еще надеясь на блаrосклонность и уже видя раз деляющее их расстояние. НАБЕr и СПРАВЕДЛИВОСТЬ в середине 1851 rода Лев Николаевич, не офор- мив поступления в армию, участвовал в набеrе рус- CKoro отряда на чеченские аулы, произведенном ПОД начальством князя Барятинскоrо. Сам по себе «На.. беr» производит впечатление записок BoeHHoro KOp респондента. Человек идет на войну, в бой, не имея  определенноrо BoeHHoro назначения и военнои задачи.. Настоящий военный, старый капитан Хлопов, ко.. торый, вероятно, изображает пушкинскоrо сослужив.. ца, офицера, из уральских казаков Хилковскоrо, так относится к желанию волонтера  Толстоrо принять участие в боевых действиях. Волонтер rоворит: «A мне можно будет с вами идти?» Капитан Хлопов отвечает: «  Можното мож НО, да мой совет  лучше не ходить. Из чеrо вам рисковать?» Хлопов уrоваривает молодоrо человека не ввязыf ваться в сражение: «  Хочется вам узнать, какие сражения бывают? Прочтите Михайловскоrо..Данилевскоrо «Описание войны»  прекрасная книrа: там все подробно ОПIl сано  и rде какой корпус стоял, и как сражение происходит.  Напротив, ЭТОТО меня и не занимает.  Ну, так что же? Вам просто хочется. видно, посмотреть, как людей убивают?. Вот в 32M rоду был тут тоже неслужащий какой",то, из иСпанцев, ка.. жется. Два похода с нами ходил, в синем плаще в каком"то... Таки ухлопали молодца.. Здесь, батюш ка, никоrо не удивишь». 154 
Штатский человек в синем плаще  это пред- ставитель военной романтики CTaporo времени, иро- нически понятый. Ссылка на МихайловскоrДани- левскоrо  это официальная военная история, с ко- торой потом Толстой будет открыто и долrо полеми- зировать, опроверrая ее в «Войне И мире>. Точка зрения сзмоrо Льва Николаевича  ан а... литическая. Он хочет понять, что такое храбростЬ, для чеrо сражаются ЛЮДИ, почему они идут на смерть. Работая над «Набеrом>, который назывался пер- воначально «Письмо С Кавказа», Толстой записал 31 мая в дневнике: «Не спал, а писал о храбрости. Мысли хороши, но от лени и дурной привычки слоr не обработан». Эта толстовская вещь начинается с анализа поня- тия «храбрость»' привлечено высказывание Платона, который определял храбрость как «знание Toro, чеrо нужно и чеrо не яужно бояться,>. И это противопо- ставлено определению Хлопова: «Храбрый тот, ко- торый ведет себя как следует». Толстой считает, что определение капитана вер- нее, потому что в нем- есть норма поведения, а не норма знания. Следует бояться в разное время разноrо, то есть надо идти на разную степень риска. АналитичеСКQе начало обычно для Толстоrо Toro времени, например. один из вариантов «Рубки леса» начинается с анали за способа ведения войны на Кавказе: «На Кавказе существует три рода войны: набеrи, осада крепостей или правильнее  укрепленных аулов и постройка крепостей в неприятельских владениях». Разобрав два первых способа ведения войны, Тол- u v стон заканчивает описание, разделяя третии  по-- стройку крепостей  на рекоrносцнровку и на рубку леса, которая очень трудна, но «составляет продол- и V и жительнеишее, труднеишее и полеэнеиmее занятие здешних войск». Толстой дает не снимок событий, а их анализ. Ero очерки примыкают к физиолоrическим очеркам Toro времени, то есть к описательным кускам пове-- 155 
стей и статей Марлинскоrо, Даля, TypreHeBa, очеркам Некрасова, но идут дальше, подrотовляя широкий анализ реалистическоrо романа. Война, взятая как эпизод  набеr, раскрывает раз- ные типы храбрости. Храбрость Хлопова, храбрость молодоrо прапорщика Аланина, который rибнет сам в ненужной атаке и rубит несколько солдат, хвастли- вая храбрость офицера Розенкранца, rордая, НО по- казная храбрая мноrозначительность rенерала Варя- тинскоrо, который во время разрыва ядра смотрит в противоположную сторону и со спокойней шей улыб- кой rоворит что-то по-французски. Все это примеры анализа qеловеческоrо поведения на войне. Для себя, как для ведущеrо, Толстой выбирает u позицию неитральную, похожую на ту, в которую он поставит Пьера Безухова, штатскоrо человека, в штатском костюме, находящеrося в центре orpoM- Horo сражения и видящеrо все, потому что он свобо- ден от безумия официальноrо  не народноrо вое.. u приятия воины, от Toro, что называют «здравым смыслом», а на самом деле надо называть собранием предрассудков времени  шлаком старых, еще не снятых, по инерции существующих отношений. Распоряжения rенерала уверенны и небрежны, они вызывают движение войск. Толстой rоворит: «Зре- лище было истинно величественное. Одно только для меня, как человека, не принимавшеrо участия в деле и непривычноrо, портило вообще впечатление, было то, что мне казалось лишним,  и это движение, и одушевление, и крики. Невольно приходило сраgнение человека, который сплеча топором рубил бы воздух». Казалось бы, что в данном частном случае это впечатление объясняется тем, что чеченцы при набе.. rax обычно не сопротивлялись, а потом жестоко пре- следовали отступающие русские войска. Но этот спо- соб описания потом применяется Толстым всеrда и носит характер не сатирический, а морально-разобла.. чительный. Толстой учит видетЬ неправильное в обычном. Анализ показывает не только жестокость войны, но и бессмысленную жестокость разрушения ею труда. 156 
Он дает кратчайшее описание аула: «Длинные, чистые скли c плоскими земляными крышами икра.. сивыми трубами были расположены по неровным ка.. менистым буrрам, между которыми текла неболь шая река». Аул пуст, но он чист, красив, я бы сказал, он целесообразен и блаrообразен. Дано в нескольких строчках окружение человеческоrо жилья: «Видне.. лись освещенные ярким солнечным светом зеленые сады с оrромными rрушевыми и лычовыми деревья" ми, с друrой  торчали какието странные тени, перпендикулярно стоящие высокие камни кладбища и длинные деревянные шесты с приделанными к кон.. цам шарами и разноцветными флаrами (это были моrилы джиrитов) ». Аул спокоен, своеобразен, красив. По приказу, данному с небрежной rенеральской улыбкой, начи нается разrром. Война изображна как бессмысленность. Храб.. рость поручика Розенкранца и мальчика Аланина основана на разных, но одинаково ложных услов" ностях. Толстой тщательно удалял из очерка все то, что он называл «сатирой», то, что не моrло пройти пре- жде Bcero через цензуру; кроме Toro, он не хотел раздражать cBoero BbIcoKoro начальника, князя Ба рятинскоrо. Впрочем, ero окружение в" очерке унич тожено. Мельком сказано о том, что в небольшом отряде штаб rенерала состоит из тридцати человек: «Все они, u судя по названию должностеи, которые они занимали и которые, очень может быть, что я переврал  я не военный,  были люди очень нужные.  Никто не сомневался в этом, один спорщик капитан уверял, что все это щелыrаны, которые только друrим Me шают, а сами ничеrо не делают». Так как капитан показан подробнее всех и от Hero идет анализ храбрости, составляющий основу очер ка, то эта оценка........... окончательная. Выпущен был кусок о разrраблении аула, о пле.. нении старика и об убийстве женщины. Выпущена 157 
встреча с rенералом, коrда rенерал обращает на «немундирную фиrуру» рассказчика милостивое вни" мание. Выпущен кусок о саксонце, оторый неизвестно для чеrо приехал сюда: «Чеrо же он не поделил с кавказскими rорцами?» Выброшен кусок, д.пя Толстоrо очень важный: «На чьей стороне чувство самосохранения и, следовательно, справедливость: на стороне ли Toro оборванца, какоrо"нибудь Дже.. ми, который, услыхав о приближении отряда, почти rолый выскочил из своей сакли, навязал пук заж.. женной соломы на палку, махает ею и отчаянно кричит, чтобы все знали о уrрожающем несчастии. Он боится, чтобы не вытоптали кукурузу, которую он посеял весной и на которую он с трудом пустил воду, чтобы не сожrли cTor сена, который собрал в про.. шлом rоду, и саклю, в которой жили ero отцы и прадеды». Этот Джеми «с проклятием снимет со стены старую винтовку и с тремячетырьмя заря дами в заправах, которые ОН выпустит недаром, побежит навстречу rяурам...  в бессильной злобе, с криком отчаяния, сорвет с себя оборванный зипу нишко, бросит винтовку на землю и, надвинув на rла.. за папаху, запоет предсмертную песню и с одним кинжалом в руках, очертя rолову, бросится на штыки русских». Анализ храбрости переходит в анализ цели вой.. НЫ, в анализ справедливости войны. , Война не справедлива. Ее надо было бы описать, взяв в основу чувства Джем и, защищающеrо свой дом. .- Здравый смысл 1852 rода не дает это сделать Тол.. стому. Путь К полному верному изображению далек, и к нему надо идти, отказываясь от прошлоrо. Толстой придет к новому и точному пониманию то.. ro, что он увидел в молодости, на пороrе революции, не понятой и не принятой, но rлубоко прочувсtвован" ной ИМ. « Хаджи Мурат повторит судьбу Джеми; бросаю.. щеrося на царские штыки. И Толстой, проповедую щий несопротивление, напишет вдохновенную по.. 158 
весть о Хаджи Мурате, сражающемся даже тоrдз, коrда ОН лишается сознания. «Хаджи Мурат» закончен через полстолетия после написания «Набеrа». В рукописи сНабеrа» есть такая сцена: «rенерал въехал в аул; цепи тотчас же усилили, отодвинули, и пули перестали летать. «Ну что Ж, полковник,  сказал он,  пускай их жrут и rрабят; я вйжу, ЧТО им ужасно хочется»,  сказал он, улыбаясь. [олое и выражение ero были такие же, СКОТО", рыми он У себя на бале приказал бы накрывать на стол; только слова друrие.  Вы не поверите, как эффектен этот контраст небрежности и простоты С воинственной обстановкой. Драrуны, казаки и пехота рассыпались по аулу. Там рушится крыша, выламывают дверь, тут заrо рается забор, сакля, cTor сена, и дым расстилается по свежему утреннеА1У воздуху; вот казак тащит куль муки, кукурузы, солдат  ковер и двух куриц, дру'" u u rOH  таз и KYMraH с молоком, третии навьючил ишака всяким добром; вот ведут почти rолоrо испу.. raHHoro дряхлоrо старика чеченца, который не успел убежать». Но только через пятьдесят лет доrоворено ТО, что происходит, хотя почувствовано, лирически уrадано было MHoroe и в «Набеrе». . Вот как описан разrром аула в «Хаджи Мурате». Толстой в описании разrрома использует имя челове.. ка, который коrда",то ему помоr  Садо: «Вернув- ШИСЬ В свой аул, Садо нашел свою саклю разрушен- ной: крыша была провалена, и дверь и столбы rалле... рейки сожжены, и внутренность оrаженэ. Сын же ero, тот красивый, с блестящими rлазами, мальчик, K{} торый восторженно смотрел на Хаджи Мурата, был пр.ивезен мертвым к мечети на покрытой буркой ло.. шади. Он был проткнут штыком в спину. Блаrообраз ная женщина, служившая, во время ero посещения, Хаджи Мурату, теперь, в разорванной на rруди ру.. бахе, открывавшей ее старые, обвисшие rруди, с рас.. пущенными волосами стояла над сыном и царапала 159 
себе в кровь лицо и не переставая выла. Сада с кир- кой и лопатой ушел с родными копать моrилу сыну. Старик-дед сидел у стены разваленной сакли и, СТРО- rая палочку, тупо смотрел перед собой. Он только что вернулся с cBoero пчельника. Бывшие там два стож Olt ка сена были сожжены; были поломаны и обожжены посаженные стариком и выхоженные абрикосовые и вишневые деревья и, rлавное, сожжены все улья с пчелами. Вой женщин СЛЫUlался во всех домах и на ПJIощади, куда были привезены еще два тела. Малые дети ревели вместе с матерями. Ревела и rолодная скотина, которой нечеrо было дать. Взрослые дети не иrрали, а испуrанными rлазами смотрели на стар- UI их. Старики помолились и единоrласно решили по.. слать к Шамилю послов, прося ero о помощи, и TOTOIt час же принялись за восстановление нарушенноrо». Бессмысленная жестокость побуждает жителей аула обратиться за помощью к Шамилю. Николай увеличивает количество BparoB. дороrА к ТИФЛИСУ И ПЕРВЫЕ ВПЕЧАТЛЕНИЯ Сентябрь месяц 1851 rода Лев Николаевич про... жил в станице Староrладковской. Ходил на охоту, волочился за казачками, пил, писал, переводил, выез- жал в крепость rрозную и в Старый Юрт. Но надо было определяться на службу. Николай Николаевич ехал в Тифлис, одному в станице оста.. ваться было тоскливо. Братья поехали BMeTe. Дороrа- дальняя ........... ropbI заняты Шамилем. В Тифлис ехали сперва на севера- запад до станицы Екатериноrрадской, а потом на юr через Владикавказ, Дарьяльское ущелье, Крестовый перевал. В дороrе были семь суток: первые сто верст пути были неинтересны, равнина, однообразные вол.. ны Терека, знакомые станицы. ' Владикавказ путешественники застали окружен- ным чернозелеными дубовобуковыми лесами, спу скающимися по склонам rop к предместьям rорода. 160 
Терек разбросанно бежал по серым плоским rолы- шам, вынесенным из rop Кавказа. Улицы вымощены теми же rолышами и напоминали об отмелях Терека. Дороrа шла по постепенно суживающейся равни- Не. Терек II1умел сильнее и сильнее, ropbl сходились. сжимая ладонями откосов быструю реку. Терек не шумел, а ревел в каменной щели. Дороrа лепилась по уступам rop; она шла то по щебню, то по вырублен- ному камню. Внизу быстрая, ворчащая вода, скрученная из волн, вверху небо. Толстой ехал по следам Пушкина и Лермонтова. В ущелье впадали друrие ущелья, круrлые баш- ни замыкали их. Было тесно, черно. Iia ropax цеПЛЯJfИСЬ кустарники, над ними белыми потеками сверкали леднички. Дороrа переходила по дрожащим мостам с одноrо береrа Терека на друrой. Потом ropbl разомкнулись. Селение Казбек находится на высоте тысячи се- мисот пяти метров над уровнем моря. KpyroM ropbI, и среди них издали оrромный, оrраненный льдами Каз- бек. На уступе Казбека, на черной rope стоит малень- кий островерхий крам, и тучи, теснясь по ущелью, проходят между Казбеком и храмом, перетяrиваясь Через камни, переrибаясь через седловину, как белый хворост Толстой поднялся в храм. Храм был мал, заброшен, BOKpyr Hero лежали камни, на фронтонах высечены туры. Поехали дальше: дороrа опять сузилась, cHera подошли прямо к ней Дороrа, изrибаясь от усилий, поднималась кверху по северному склону водоразде льноrо хребта, к видимому кресту на Крестовом пе... ревале. Крест все крупнел: он каменный, большой. Становилось все холоднее, тише. Дороrа отошла от Терека, смолкли ручьи, безмолвствовали льды; B03 дух был прозрачен. Вид так широк, ЧТО ухо просит звука, paBHoro впечатлению зреНИЯ J но все было безмолвно. 11 в ШКЛОВСI{ИЙ 161 
Начали спускаться. Зажурчала вода, отодвинул... ся cHer. Показалась нить реК в трехверстной rлубине, ropbI покрылись истертой травой; по узким серым u rрепамrОРИЗ0нталям виднеются на серожелтои тра.. Ве вереницы желтобелых овечьих стад. Ниже показались сады и рощи. Опять шумит вода; уже rpoMKo шумит. И скоро люди услыхали, как щебечут птицы. Миловидная rрузия встретила их. После Душета увидали старинный усохший от древности каменный rородок Мцхет с храмом XI века. История разрозненными страницами, исписанными неведомыми письменами, лежала под ноrами Тол с.. Toro. Две реки  мутная Кура и сине..белая AparBa сливались около моста, построенноrо еще римлянами; наверху возвышался древний хра:м, описанный Лер'"' монтовым в поэме «Мцыри». Храм покрывал верх ropbI  она обнажалась внутри храма, как rлавная святыня: некоrда вершина ropbI была священным местом, на котором приноси- лись жертвы. По каменным береrам Куры к воде спускаются ДОfvlа Тифлиса. Тихо, жарко 1( дальней скале прилепилась, как сокол, пестрая кирпичная крепость. Пять мостов пе- рекинулись через быструю Куру, п.павучая мельница крутит над нею деревянными колесами. rород полон экипажами, конями, верблюдами, пестрой толпой, дома наВИСJIИ над улицами широкими балконами; улицы сходятся на треуrольных площа ДЯХ. Из..под куполов врытой в скале бани в русло v u u каlеннои речки плоскои струеи течет зеленая, мутная, как будто мыльная, вода. Женщины на камнях моют U u ковры ноrами; rоворят, ковер, вымытыи в этон воде, становится драrоценнее. По узким и крутым улицам не спеша подымались ослики с перекидными корзинами. Буйволы, закинув тяжелые rоловы с желтовато.. rолубыми роrами, тянули высококолесную арбу, 162 
спокойно отражая большими, высоко поставленными rлазами синее небо и редкие облака. На окраинах низкие, как в Кизляре, дома с плQс- ки:ми крышами. В северной части rорода европейские постройки с большими окнами Дворец наместника на.. против театра На базарах торrуют в открытых лавках. Ремесленники работают в помещениях с широко раскрытыми дверьми"ставнями и прямо на зеl\l.пе у моста куют, чеканят серебро, лудят OrpO!\1HbIe' котлы. шьют обувь, седла. В домах, фундаI\-tенты которых опускаются ПРЯ\10 в пену l(ypbI, красят сафьян и КОЗ.10ВУЮ кожу, В узких переулках видны красильщики в рубахах с высоко засученными рукавами. Руки мастеровых прочно и высоко окрашенtы  у одних в желтый, у друrих u u В красныи и синии цвета. Пестро, 60raTO, интересно. Вот как описал я. П Полонский Тифлис Toro Bpe мени ВОТ караван-сарай, восточными КОВрами Увешан пыльный ВХОД, узоры их пестрят ...... Но я иду от них сквозными воротами На низкий дворик, устланный плитами, С бассейном без воды, и слышу, как шумит Волна в I(}ре,  куда она спешит, НеуrОr.lонная, живая) Не знает, что вдали от этих береr08 Ей не видать друrих цветущих rородов, Как не видать земноrо рая' Что никоrда оттуда, rде шумят I(аспийские валы, rнилой камыш качая, К решеткам каравансарая Не воротиться ей назад' (<<11 роzулка по Тuфлuсу») Никто не оrлядывается на проезжих; свое инте. реснее Николай Николаевич смотрит устало  все уже видел Толстой и Ванюшка жмурятся от солнца, 01 желтизны неопавших листьев, яркости платьев. Не только после тихой станицы можно поразиться Тифлисом Толстой писал тетке в Тулу: «.. после 11* 163 
7 -дневноrо путешествия, СJ(учнейшеrо из-за Toro, что едва ли не на каждой станции не оказывалось ло- шадей, и приятнейшеrо из-за красоты местности, по которой мы проезжали, мы прибыли lro числа в Тифлис». Наступил ноябрь: месяц фруктов, молодоrо вина, урожая, ссыпанноrо в амбары. хлопоты по устрояству НА СЛУЖБУ Казалось бы, что устройство молодоrо rрафа, имеющеrо права, окончившеrо среднее учебное заве дение, не состоявшеrо в тайных обществах и, кроме Toro, человека, который является братом офицера, служащеrо на том же фронте, очень просто. На друrой день по прибытии в Тифлис Толстой явился к rеНералу Бриммеру Эдуарду Владимирови чу  начальнику артиллерии отдельноrо Кавказскоrо корпуса  и представился. Лев Николаевич был одет в костюм caMoro луч шеrо петербурrскоrо nopTHoro Шармера; кроме Toro, он еще купил за десять рублей в Тифлисе складную шляпу и, вероятно, был молодым человеком очень привлекательным, хотя и застенчивым. Он предъявил свои бумаrи. rенерал Бриммер с не... мецкой добросовестностью их рассмотрел и отказал Толстому в приеме на военную службу. Не хватало отставки со штатской службы и свидетельства из rерольдии о дворянском звании. rенерал заявил доб рожелательно и вежливо, что нужно ждать докумен... тов из Петербурrа. Толстой первоначально думал, что хватит тех документов, которые Николай Никола евич забыл в Староrдадковской. Срок отпуска Нико... лая Николаевича кончился, он уехал в Староrладков" скую, оставивши Толстоrо с очень небольшими сред... ствами. Поrода стояла прекрасная, в rороде, окруженном садами и виноrрадниками, было тепло, несмотря на то, что уже наступала середина ноября. Лев .,Николаевич подождал две недели. Казалось, 164 
что дело не так сложно, тем более что Льву Николае- вичу повезло и он встретил cBoero дальнеrо петер.. ()yprcKoro 3HaKOMoro, князя rеорrия Константиновича Баrр а ти он а - М ухр ан cKoro. Это был человек, имеющий тифлисские связи, но чин у Hero был небольшой  коллежский советник. Чин коллежскоrо советника в rрузии давали людям и без образования. Баrратион-Мухранский, вероятно, был образован, но коллежский советник в Тифлисе значил мало. Баrратион познакомил Толстоrо с семьей князя Чавчавадзе, rде Лев НИКОJ1аевич узнал знаменитую rРУЗИНСI<УЮ красавицу, друrа сеIЬИ Воронцовых, Ма- нану Орбелиани, которую он описал впоследствии в «Хаджи Мурате». Знакомство было аристократиче- ское. Но Лев Николаевич был в Тифлисе . без денеr и попал в положение очень трудное; он снял на правом береrу Куры в немецкой колонии две довольно чистые комнаты за пять рублей серебром в месяц, раЗfовари- вал с хозяином своим понемецки. Он ходил по Ере.. ванской площади, смотрел на маленький тифлисский театр и ждал бумаr. Вернуться в Староrладковскую он не Mor, потому что у Hero был там неоплаченный долr, поехать в Тулу он не Mor, потому что он пробыл уже почти rод на Кавказе, но не получил ни чина, ни креста: ему было бы стыдно перед купцом, кота.. рый у Hero дешево купил лес, или перед соседним помещиком; ему было стыдно перед л]Одьми, до ко- торых ему не было дела. Он хотел быть таким, как все: если поехал на Кавказ  надо вернуться хотя бы со скромной воен.. u u нои славои, с какимито поступками. Лев Николаевич еще не вполне знал, что он со- всем не такой, как Все. Своей литературной работе он не придает большо.. ro значения. Он пишет тетке: «Помните, добрая те 4 тенька, что коrда-то вы посоветовали мне писать ро.. маны; так вот я послушался вашеrо совета  мои занятия, о которых я вам rоворю, литературные. 165 
Не знаю, появится ЛИ коrда на све1' ТО, ЧТО Я пишу, но меня забавляет эта работа да к тому же я так давно и упорно ею занят, что бросать не хочу». Толстой работал над второй редакцией «Дет... ства». Тетка ласково утешала cBoero племянника и не- удачника, что и это работа. Он болел. Писал брату в Староrладковскую, что у Hero нет денеr на аптеку и на доктора и что он не может уехать. Просил, чтобы брат прислал ему сто сорок рублей. В это время Лев Николаевич сильно иrрал на бил.. лиарде и проиrрывал все, что у Hero было) плутова" тому маркеру. Он был охвачен новой страстью так, как умел отдаваться каждому делу во всю свою жизнь. " Стыд за смешное положение, мысли о смерти и в то же время TpeBora о том, что левый ус у Hero хуже правоrо, мечты о том, как хорошо он будет выrлядеть Ja новой черкеске на коне,  все это мучи", ло очень молодоrо человека  ему шел двадцать чет- вертый rод. Друзей не было. Он познакомился со ссыльным поляком, помощником аптекаря; но тщетно надеял.. ся, что ему поможет командующий фронтом Барятин- ский. Братья не отвечали на письма или писали невни. мательно. Только Ерrольская отвечала внимательно и без иронии на длинные письма, полные неиспо.пнен- ных надежд и сомнений. Николай Николаевич был человеком толстовскоrо склада. Все Толстые  четыре брата и сестра  ОТ- личались странностями: были страстны, талантливы, непостоянны и совершенно не rодились для деловых хлопот. Практичнее всех был Серrей Никоаевич  обставлял свою охоту, увлечение цы!'"анами и затянув- шийся роман с цыrанкой такой барственной леrкостью  и такои ясностью мысли, что даже кулцыI, по ero просьбам, не предъявляли просроченных векселей, понимая, что Толстые не бедны  семья с запущен. ными делами, которые еще поправятся. 166 
Серreя Николаевича смешила чувствительная мноrословность писем Толстоrо к тетке, он не ПОНИ мал, что это внутренние монолоrи Толстоrо. Лев Ни колаевич спешил рассылать письма, совпадающие по содержанию, по нескольким адресам; Серrею Ни колаевичу не было понятно, что это для брата про должение литературной работы, как бы тираж ero мыслей. Про себя Толстой знал, что он барин, и барин большой, родственник rорчаковых, человек, который может делать что хочет. А тут в Тифлисе он оказался в положении просителя и человека, которому постыд но не хватает денеr на жизнь. Он пишет .Ерrольской 15 декабря: «ТО.'1ько что получил ваше письмо, дороrая тетенька... скажу, что от счастья я плакал как ребенок...» Дальше начинаются жалобы на безденежье, co веты Сёрrею, как ему жить, и надежды, что скоро прибудут бумаrи и тоrда можно будет поступить на военную службу. Брату Серrею Лев Николаевич пишет из Тифлиса 23 декабря 1851 rода длинное письмо, шутя призна ваясь в тщеславии, в ТОМ, ЧТО он пускал пыль в rлаза подполковнику Алексееву, тут же он rоворит о Ба rратионе и о князе Барятинском. «Я познакомился с ним в набеrе, в котором под ero командой участвовал, и потом провел с ним один день в одном укреплении вместе с Ильей Толстым, KOToporo я здесь встретил». Дальше  слова разочарования: «Знакомство это, без сомнения, не доставляет мне большоrо развлече ния, потому что ты понимаешь, на какой Hore может быть знаком юнкер с rенералом». Пребывание Толстоrо рядовым в армии похоже на положение ссыльноrо, разжалованноrо: так про Hero потом думали в Пятиrорске. Возможность поrоворить с Барятинским, несмело и как бы случайно напомнить ему об общих з"а... коМЫХ домах  возвращение в свою сферу. Но Толстой не свой среди своих. Он начнет понимать ЭТО позднее. 167 
в июле 1853 rода он встретится в Пятиrорске с любимой сестрой Машей и ее мужем ' двоюрод.. ным братом В. Толстым. С изумлением он запишет в дневнике, что ero и здесь встречают холодно, что ему трудно, и спросит себя: «Или я не для этоrо Kpyra?» .. Пока же он поrлощен отсутствием нужных бумаr. «Узнай в Депутатском собрании, выслан ли мой указ об отставке; ежели не выслан, то немедленно это сделать.  Очень нужно») ......... пишет он брату Серrею. В конце письма поклоны, несколько цыrанских слов и сообщение: «...второе лицо после Шамиля, некто Хаджи Мурат, на днях перед&лся Русскому правительству. Это был первый лихач (джиrит) и молодец во всей Чечне, а сделал подлость». Позднее он изменит это мнение. Толстой rоворил, что ему не везет во всех делах, что, очевидно, существует какой"то бесенок, который ему непрерывно досаждает и разрушает все ero пред- приятия. Николенька бумаrи переслал, но в бумаrах не оказалось указа об отставке. В этом деле Николень.. ка не был виноват, потому что 'Толстой не выхлопо" тал указа в Туле, собираясь скоро вернуться. rенерал Бриммер, на KOToporo Толстой надеялся, сказался больным, и Толстоrо не приняли. Князь Баrратион начал хлопотать за Толстоrо у начальника rлавноrо штаба rенерала.. Вольфа. Вольф обещался похлопотать, но по случаю праЗДНИКОБ ero канцеля.. рия заКРЫЛ8СЬ. Князь Барятинский, на KOToporo Тол.. стой надеялся, уехал. Все уклонялись от хлопот по толстовскому делу. Деньrи вышли окончательно, но 3 января была получена бумаrа, неясно составленная,  о том, что фейерверкер 4..ro класса Толстой, который больше не именовался коллежским реrистратором, должен от.. правиться в свою батарею. . Прошение об определении на военную службу) подписанное Толстым 31 декабря 1851 rода внефор.. менной папке, сохраНИЛОСh. В папку вложили рапорт 168 
начальника артиллерии, что Толстой соrласно ero прошению по в-ыдержании экзамена «определен мною На службу впредь до рассмотрения в инспекторском департаменте BoeHHoro министерства документов о ero происхождении, на правах вольноопределяюще rося фейерверкером 4ro класса в батарейную N2 4 бата рею». Лев Николаевич пока торжествовал. Написал бра.. ту Серrею длинное письмо, советуя и беспутному бра.. ту Митеньке ехать служить на Кавказ. Про свои дела сообщал так: «...Mory сказать, что поступил rеройски  взял с бою свои приказ о зачислении,  теперь сижу це- лый день дома, читаю, пишу и дожидаюсь денеr». Толстой еще не знал о ТОМ, какую шутку шутил с ним бесенок дворянской нечеткости и чиновничьей уклончивости в делах. r'енерал Бриммер, по существу rоворя, не принял 'Fолстоrо на военную службу, а послал бумаrи даль.. ше, в военный департамент, отписавшись от докучноrо просителя с немецкой аккуратностью. Толстой после этоrо принимал участие в серьез- ных боях: вместе с братом сражался в тумане под чеченским аулом, стоял около орудия, которое под.. била артиллерия противника, а взвод, к которому он был прикомандирован, подбил вражеское ордие. Но не Mor получить ни ордена, ни чина, потому что он не состоял на военной службе, а только «как бы co стоял» «впредь до рассмотрения», пока ero бумаrи хо.. дили по инстанциям, а он добивалея протекции. Через несколько месяцев Ерrольская с изумлением писала Толстому, как же он опять хлопочет о приеме на военную службу, коrда ОН уже принят, по собст- венным ero словам. Толстой ответил не совсем внятно. Пока же он получил неожиданное снисхождение от CBoero бесенка. Брат Николай прислал письмо (6 января), в котором были вложены надорванные векселя Кнорринrу. Кунак Садо Мисербиев, CbIrpaB удачно в Старом Юрте и выиrрав толстовские вексе.. ля, принес их Николаю Николаевичу и спросил: 169 
 Как думаешь, брат рад будет, что А ЭТО еде.. лал? Толстой начинал СБое письмо к ЕрrОJlЬСКОЙ опн" санием Toro, что он плачет сладкими слезами, читая ее письма. Затем сообщал, что перед получением век.. селей он вечером rорячо молился; он считал, что с ним произош,по чудо. Релиrиозность Толстоrо в то время  временами восторженная, временами скептически осторожнаи ............ не ВЫХОДИТ из обычноrо отношения к ре,.11иrии у людей ero положения и ero времени. Он молился на охоте перед выстрелом. Здесь дело было серьезнее Получалось, что боr как будто сам сидел рядом с Садо, отыrрывая векселя, у которых 1 января истекал срок уплаты. Письмо кончалось просьбой: «Пожалуйста, велите купить в Туле и прислать мне шестиствольный пистолет и коробочку с музы.. кой, ежели не очень дороrо, такому подарку он будет оч-ень рад». Сада же обещал Льву Николаевичу, что он для Hero украдет лучшеrо коня. Брату Серrею Толстой пишет: «Тетенька объяснит, почему, коrда я вернусь в Россию, тебя ожидает подарок  прекрасной ка.. бардинекой лошади от неЗН8комоrо тебе человека.. Так полны хлопотами, заботами, неудачами, на.. деждами тифлисские письма. Между тем «Детство» писалось страница за стра.. u u ницеи, rлава за rлавои, писалось, переделывалось, и ТО, что сообщал о себе Толстой своим родным, бы ло только пеной BOKpyr настоящей ero жизни. Это была работа непрерывная, ежедневная, иду.. щая мноrими струями, отмывающая золото из зола.. TOHOCHoro песка, становящаяся все более ясной, прос.. той и подrотовляющеЙ друrие, как будто бы не похо.. жие на нее работы. В начале 1852 rода Толстой был почти счастлив. Он уезжал из Тифлиса с пакетом, в котором, как он Аумал, находился приказ с ero зачислении; он Mor ехать в Староrладковскую, которая для Hero уже ста.. па ДOMQМ. 170 
в Староrладковской стоял лес, покрытый CHerOM и инеем, на береrах Терека лежал cHer, CHer покры", вал красные пески. В Староrладковской Толстоrо ждал ДЯДЯ Епишка с ДЛИННЫМ ружьем, казачки, идущие по улице епо... кайно, красиво, никоrо не боясь, ни о чем не ХЛ0" поча. В Туле искали подарок Садо и ахали на то, что Лев Николаевич опять иrрает. Револьвера не нашли, коробочку с музыкой ДО'" стали с ТРУДОМ. В. п. Толстой, муж Маши, отдал СБОЮ. Лев Николаевич ее получил в конце марта 1852 rода. Записал так: «Привезли коробочку, и l\1He стало жалко отослат