Мединский В.Р. Мифы о России. 2017
Мифы Древней Руси
Эпические мифы — западные и восточные
Миф о граде Китеже
Миф об иконе и топоре
Почему Ганза дала русским привилегии
О чем писали новгородцы
Книжное учение в Древней Руси
Была ли демократия в Древней Руси
Господин закон
Наказанный самодержец
Когда кончился вечевой строй
Мифы современников о Древней Руси
Миф об Александре Невском
Русские герои Грюнвальдской битвы
Мифы о смертной казни
Мифы о смертной казни. Европейская практика
Мифы о смертной казни. Европейская практика-2
Миф о жестокости русской истории
Идите в баню с вашей критикой
Прощай, немытая Европа
Безалкогольная Русь
В Средневековье — трезвой
Московия
Миф о происхождении династии
Миф об Андрее Первозванном
Мифы эпохи Романовых
«Оршанская пропаганда» и Ливонская война
Первые ласточки черной мифологии
Мифы наемников
Мифы англичан
Основа черного мифа
Основа черного мифа (продолжение
Лобное место и виселица
Мифы об Иване Грозном
Иван Грозный и веселая Англия
Иван Грозный и прекрасная Франция
Как татары Казань брали
Мифы об Украине
Страна цивилизованных бунтов
Демократия на пространствах огромной страны
Свободные крестьяне Московии
Крепостные крестьяне Московии
Московские бюрократы и «кадровый лифт
Генеральные штаты Московии
Как избирали Романовых
Биржа в трактире
Миф о домострое
Миф о самогонщике Исидоре
Мифы о приключениях водки на Руси
Мифы о приключениях водки на Руси (продолжение
Мифы о приключениях водки на Руси (окончание
При Петре
Миф о том, что флота у нас до Петра не было
Миф о том, что картошки до Петра не было
Миф о том, что ничего у нас до Петра не было
Не миф о царе, который пьет как плотник
Не миф о расплате за пьянство Петра
Необыкновенно болезненные стоны
Страшный удар по русской демократии
«Подкинутое сословие» и перевернутое сознание
Миф про завещание Петра Великого
Империя
Как страх обернулся предубеждением
Миф о плохой хорошей стране
Миф о стране рабов
Миф о русских европейцах
Проект раскрепощения — 1734 год
В «пяти минутах» от конституции
Миф о кавалерии
Миф о Бородине
Миф о Кутузове
Миф о шаромыжниках
Россия как убежище
Снова мифы о смертной казни
Об отношении к казням в «варварской» России и «просвещенной» Европе
Миф о зверствах царизма
Миф о жестокости русской истории
Миф о «Николае Палкине
Николай I и его «вертикаль власти
Серебряный рубль
После Крымской войны
Дар цивилизации — рабство
Восстание сипаев и судьба Шамиля
Национальность? Не имеет значения
Как казаки в Индию ходили
Рождение Новой России
Разный Кавказ
Средняя Азия: один против ста
Как продавали Аляску
Троя — на деньги, украденные у русских
Патологически доверчивые миллионеры
Немного о замках и ключах
Эталон дворянской чести
Как канцлер Бестужев оказался «продажным
Репутация чиновников, или Поразительная закономерность
Храм Христа Спасителя на Воробьевых горах
Казус Щепочкина
Материальная неприхотливость и духовная роскошь — вечный парадокс Великороссии
Исключения из правила
«Настоящие» и «ненастоящие
Миф о всенародном русском пьянстве
Миф о Менделееве — «изобретателе водки
Чисто русский город. Чисто
В здоровом теле
А ведь и сегодня
Про ковбоев и англичан
Миф о немытой России — откуда
Русская жизнь в левом ряду
Сколько чего стоило
Жульничество с эмбрионами
Некоторые русские приоритеты. Открытый список
Бензин, мобильник и кино — все русское
Небольшое отступление: одна русская семья на пороге решительных испытаний
Разрядка № 0
СССР и после
Последнее прибежище большевиков
Советский миф о русском
Русское ради советского
Патологически честные советские люди
Демократия в СССР. Возможно ли
Сущность советского строя
Социальная защищенность
Социальная мобильность
Миф о пьяном СССР
Миф о пьяном СССР (окончание
Миф о том, что Похлебкин доказал: водку изобрели русские
«Подкидыши» советской эпохи
«Целились в коммунизм, а попали в Россию
Новая Россия — разрушение привычного мира и мифа
Миф о полезности пива
Мифология и АК-47
Правильная страна
Вместо заключения
Содержание
manjak1961
Текст
                    . мединский МИФЫ О РОССИИ
Владимир Мединский


ОЛМА
Владимир Мединский
УДК 17 ББК 87.7 М 42 Серия «Мифы о России» основана в 2008 г. Исключительное право публикации книги принадлежит ООО «Торговый дом «Абрис» Выпуск произведения без разрешения издательства считается противоправным и преследуется по закону Г павныйхудожник Т. Евсеева Мединский В. М 42 Мифы о России / В. Мединский. - М.: Абрис, 2017. - 304 с.: ил. - (Мифы о России). - ISBN 978-5-00111 -094-1. Когда более 10 лет назад я начинал писать про мифы о России, многие из них считались самой настоящей правдой. Конечно, серьезные историки и просто хорошо образованные люди знали истинную им цену, но в массовом сознании доминировали именно мифы о нашей истории. Мной же руководили те же простые и близкие чув¬ ства, что Верещагиным из любимого народом фильма: «За державу обидно». И вот прошло 10 лет. Книжная серия «Мифы о России» выдержала множество изда¬ ний. Слово «миф» стало расхожим в общественно-политическом лексиконе. У многих наших сограждан открылись глаза... А у многих — нет! Почему-то им по-прежнему нравится блуждать в темноте среди мифов, считая их своими «убеждениями». И, увы, по-прежнему низок уровень исторического знания. Значит, мои «Мифы о России» сохраняют актуальность. На сей раз они приходят к читателю в новом формате. Наше общее сокровище — русская реалистическая жи¬ вопись, — как я надеюсь, не только доставит читателю удовольствие, но и позволит заглянуть в историю настоящей России — России без мифов. Обычно в своих книгах я призываю: читайте, думайте, спорьте! На сей раз говорю: смотрите и читайте, думайте и спорьте! УДК 17 ББК 87.7 ISBN 978-5-00111-094-1 © Мединский В. R, 2013 ©Торговый дом «Абрис», 2017 © Художественное оформление Торговый дом «Абрис», 2017 Все права защищены
введение Миф об «особом русском пути» Россия — это тайна, окруженная загадкой и завернутая в секрет. Черчилль Мифическое, бередящее душу каждого домоткано¬ го русского патриота утверждение о нашей «особости и непохожести» воистину представляется нам чем-то родным. Щемящим, до боли близким сердцу истинно русского человека. Не верить в «загадочную русскую душу» — это для русского человека еще хуже, чем не пить, а выпив, не закусить и не полезть к собутыльнику лобзаться. Не по-нашему! Это хуже, чем не любить баню, задушевные разговоры на кухне и соленые огурчики под водочку. Это неприлично и непатриотично. Но на удивление миф о «загадочной русской душе» дорог не только нам самим. Не менее «по душе» он и конкурентам (будем и дальше избегать слова «враги») России. Почему? Потому что это миф «не простой, а золо¬ той». Он о том, что Россия кардинально и навсегда отличается от всего остального мира. Скажем, миф о нашей изначальной отсталости от Запада еще дает России хоть какую-то надежду «догнать Европу», хотя бы частично стать «как все цивилизованные страны». Зато миф об «особом русском пути» не дает нам вообще никаких шансов. Всё. Приехали. Любая попытка реформ и модер¬ низации бессмысленна изначально. Догонять мы не можем, да и нет смысла, потому что идем «своим путем». Куда?! А мы сами не знаем куда. В любом случае не туда же, куда все остальное человечество. В общем, Россия — это такое гигантское отклоне¬ ние от нормы, и ничего поделать с этим невозможно. Мы, кстати, на это не обижаемся. А что? Ведь «за¬ гадочным русским путем» при желании можно даже гордиться. Такая вот у нас национальная особость. Вот, мы не Европа и не Азия, мы ИНЫЕ!!! По словам Федора Тют¬ чева, Россия всю свою историю только и делала, что «испытывала свою таинственную судьбу». Таинствен¬ ность сия шла рука об руку с исключительностью. Знаменитый Чаадаев вот тоже горько сетовал на отлученность России от «всемирного воспитания че¬ ловеческого рода». Все воспитываются, а мы — нет. По его мнению, Россию поразил духовный застой, из-за этого умственного паралича она не в силах исполнить предначертанную ей свыше (?) историче¬ скую миссию. Чаадаев, видимо, в свое время начитался Гегеля, но как-то странно переварил его идеи. У Гегеля Ми¬ ровой Дух путешествует по всему миру, воплощаясь в разные народы. Побывал он в Древнем Египте, потом в Греции и Риме, на короткий срок поселился во Франции и, наконец, в данный момент (при жизни Гегеля) пребывает в Прусской монархии. До России этому Мировому гегелевскому Духу явно еще триста лет ехать-ехать-не добраться. А все почему? Дело не только в плохих дорогах и русских дураках, дело в нашей нездоровой особости. «Мы не принадлежим ни к Западу, ни к Востоку, мы — народ исключительный». Притом исключитель¬ ный — в самом дурном смысле. Мы никогда ничего и никому не дали и ни у кого ничему не научились. Россия жила и живет вне истории. Центральная мысль автора, кстати, исключительно популярная среди современных либералов в России — и полтора века спустя после смерти Петра Чаадаева: смысл бытия России — быть уроком всему человечеству, примером того, как жить нельзя. Идеей «российской исключительности» всегда болели — и сегодня, впро¬ чем, болеют —не только критики и оппозиционеры, но и самые ярые апологеты правящей власти. Вспомним знаменитую формулу графа С. Уварова: «Православие. Самодержавие. Народность». При вступлении в должность министра народного про¬ свещения в докладе Николаю I «О некоторых общих началах, могущих служить руководством при управ¬ лении Министерством Народного Просвещения» он писал: «Углубляясь в рассмотрение предмета и изы¬ скивая те начала, которые составляют собственность России (а каждая земля, каждый народ имеет таковой Палладиум), открывается ясно, что таковых начал, без коих Россия не может благоденствовать, усили¬ ваться, жить —имеем мы три главных: 1) Православ¬ ная Вера. 2) Самодержавие. 3) Народность». Формула «Православие. Самодержавие. Народ¬ ность» появилась в 1834 году —кстати, это как раз период закладки первого камня нового храма Христа Спасителя, византийского, третьеримского. Именно тогда Россия завершила две мало известные ныне победоносные войны —с Персией и с Турцией. По мирным договорам, подписанным по итогам этих побед, Россия окончательно, «на вечные времена», как тогда было принято писать, присоединила к себе ◄ Нестеров М. Всадники (Легенда) 7
МИФЫ О РОССИИ Черноморское побережье —от Анапы до Батуми. Огромная прибрежная полоса на Черном море — от Одессы, через Крым, Абхазию до Аджарии, вся она, половина Черного моря, вместе с новыми областями Закавказья, отходила к России. Это кардинально меняло геополитическую обста¬ новку в регионе, и появление формулы графа Ува¬ рова было в этом отношении очень симптоматичным. «Уваровская» трактовка нашей «исключитель¬ ности» означала не только отличие православных русских от других, но и некоторое их превосходство. Один из руководителей Корпуса жандармов барон Дубельт так поучал своих детей: «Не заражайтесь бессмыслием Запада — это гадкая помойная яма, от которой ничего кроме смрада не услышите. Не верьте западным мудрствованиям, они ни вас и никого к до¬ бру не приведут... Не лучше ли красивая молодость России дряхлой гнилой старости Европы? Она 50 лет ищет совершенства, и нашла ли его? Тогда как мы спокойны и счастливы под управлением наших госу¬ дарей». Бросается в глаза, что барон Дубельт, ярко выра¬ женный консерватор, равно как и Уваров, утверждал вовсе не реальную Россию, в которой жил, а офици¬ озную выдумку, которую хотел бы в жизнь внедрить. Точно так же: от придуманной теории — к прак¬ тике, пошли потом своим «другим, особым путем» лжемарксист Ленин и сотоварищи. Очень часто идея «русской особенности» служи¬ ла обоснованием самых невероятных разрушающих Россию экспериментов. В «особом русском пути» был совершенно уверен Александр Герцен. Он полагал, что Россия неким непостижимым путем обогнала весь мир, а крестьян¬ ская община — это и есть стихийный социализм. Надо только втолковать это безграмотным русским кре¬ стьянам, и все сразу же станет хорошо. У социалистов Европы идеи Герцена, откровенно говоря, вызывали раздражение. Маркс и Дюринг очень редко совпадали во мнениях, но оба дружно оценили взгляды Герцена как русский национализм: по их мнению, Герцен был «социалистом в лучшем случае на словах» и про социализм говорил исклю¬ чительно с целью выхвалиться и подчеркнуть, что Россия («его „святая Русь"») лучше Европы. Об особом русском пути любили порассуждать все знаменитые русские анархисты, от Лаврова и Баку¬ нина до батьки Махно. Известный английский романист Сомерсет Моэм оставил любопытные наблюдения о русских и России. Тут стоит сказать, что русские страницы его «Запис¬ ных книжек» появились, когда в 1917 году Моэма послали в Россию с секретной миссией по линии британской разведки. Писатель был еще и шпионом. Судя по раздра¬ женному тону его высказываний о нашей стране, со шпионажем в России у Моэма дело не заладилось. Однако некоторые из его замечаний совпадают с иде¬ ей этой книги (в то время как другие являют яркий пример негативной мифологизации России). «...Русский патриотизм — это нечто уникальное; в нем бездна зазнайства, русские считают, что они не похожи ни на один народ, и тем кичатся; они с гордостью разглагольствуют о темноте русских крестьян; похваляются своей загадочностью и непо¬ стижимостью; твердят, что одной стороной обращены на Запад, другой — на Восток; гордятся своими недо¬ статками, наподобие хама, который оповещает вас, что таким уж его сотворил Господь, и самодовольно признают, что они пьяницы и невежи, не знают сами, чего хотят, и кидаются из крайности в крайность, но им недостает того — весьма сложного — чувства па¬ триотизма, которое присуще другим народам». Интересно сказано. На мой взгляд, подмечено довольно точно, хотя доброжелательности в этом замечании — ни на грош. Коммунисты начали с жуткой русофобии, с отри¬ цания всякой «особости» русского исторического пути развития. Однако очень быстро с «безродным космополитизмом» в марксистко-ленинской теории завязали, перейдя к туманным разговорам о том, что «построение социализма в одной отдельно взятой стране», видимо, и станет возможным в силу особен¬ ностей русского народного характера. Уже в XX веке русскую «особенную стать» любили подчеркивать и Сталин, и академик Лихачев — в этих вопросах нравственные антиподы поразительным образом совпадали. Иосиф Виссарионович говаривал, что только рус¬ ский человек мог совершить то, что он совершил во время Великой Отечественной войны. И вообще осо¬ бенный он, русский человек, ни Востоку, ни Западу не принадлежит. Только для Чаадаева эта «мировая непринадлеж¬ ность ни к чему» идет со знаком минус, а у Сталина она в высшей степени положительна. Так же и Дмитрий Лихачев полагал, что ничего подобного в России «не было, нет и уже создать невозможно». Да и сегодня на идее исключительности России паразитируют все кому не лень. И сегодня «особый русский путь» — идея, посто¬ янно востребованная. Пусть используют ее частень¬ ко под разными псевдонимами — то как советскую власть (С. Кара-Мурза), то как Евразию (А. Дугин), то как «Пятую империю» (А. Проханов). То же самое с «загадочной русской душой». Что, собственно, в нашей русской душе такого уж непо¬ стижимого? На этот вопрос непросто ответить. Соб¬ ственно говоря, на него никто никогда и не отвечал. Немецкие интеллигенты очень веселятся, когда в их компании заходит речь о «загадочной русской душе». Дело в том, что себя немцы тоже считают весьма загадочным народом. Это настолько замет¬ ная часть немецкой ментальности, что ее не только обсуждают в специальной литературе для историков и этнографов, но и описывают в путеводителях. «Немцы жаждут понимания и любви со стороны других, но втайне испытывают гордость от того, что их желание неосуществимо. И в самом деле, как мо¬ жет кто-то, кроме них самих, понять такой сложный, глубоко чувствующий народ? ...Добродетельный не¬ мец... в душе гордится своей непонятностью». 8
Нестеров М. Святая Русь Чем эта претензия на загадочность отличается от русской, постигнуть невозможно. И точно так же, как русские, немцы не могут толком объяснить, в чем же проявляется загадочность немецкой души. В современной Германии любители немецкой «особости» хотя бы остаются в рамках приличия. А при нацистах мистические рассуждения о таин¬ ственной душе арийца и не только физиологических, но и нравственных особенностях нордической расы были попросту частью официальной политики. Это изучали в начальной школе, отмечали в характе¬ ристиках и прочих официальных документах. Быть немного загадочным и непостижимым, особенно для «низших рас» и «недочеловеков», было для стойких нордических «арийцев» делом принципа. Между прочим, и англосаксы — тоже очень загадоч¬ ный народ. У Джека Лондона во многих рассказах пря¬ мо сказано: «белые люди» совершенно непостижимы. Находится много «объяснений» особости граждан США. Первое: загадочность американцев проистекает из пространственно-временных посылок. От специ¬ фики и последствий быстрого освоения нового ма¬ терика — грандиозной задачи, за которую ни один европейский народ никогда не брался. Куда им, раз¬ вращенным и слабым европейцам! Только такие чу¬ до-богатыри, как американцы, все могут. Второе объяснение — «личностное» и «духовное». Американские штаты создавали не какие-то варва¬ ры-язычники, а глубоко религиозные англосаксы. Мы, правда, с позиций сегодняшнего дня не очень пони¬ маем, какие именно глубокие размышления о Воле Господней вели их в ненаселенные дебри перво¬ бытных лесов Америки, какие высоконравственные религиозные идеи при этом посещали их головы. «Золотой телец», конечно, ни при чем, и все, что они хотели, — повернуть безбожников-индейцев к Вере Христовой. Ну, да ладно... В-третьих, некоторые американские историки (в основном не англосаксонского происхождения) полагают, что дело тут в уникальном смешении на¬ родов и рас. Америка, как известно, «плавильный котел» наро¬ дов... который и сам не знает, какие увлекательные и странные вещи в нем варятся... А уж что думают о своей загадочности и исклю¬ чительности китайцы и японцы! У-у-у! Это тема для многих томов исследований историков, социологов, антропологов, психологов и сексологов. Китайцы убеждены, что они даже «думают» совер¬ шенно иначе, чем европейцы. Душа у них устроена по другим лекалам, и не окрестным варварам пытаться ее постигнуть. И во¬ обще происхождение у китайцев особенное. Это все остальные народы происходят от питекантропов из Африки. А китайцы происходят от синантропов, раскопан¬ ных в 1920-1930-е годы под Пекином. Поэтому уже примерно 600 тысяч лет китайцы существуют отдельно от остального мира. Как же понять иноземцу такую сверхсложную душу после такого сверхдревнего происхождения?! Иноземцы, эти «заморские черти», может быть, даже и вообще не вполне люди. 9
МИФЫ О РОССИИ У японцев немало рассказывается об особом «духе жителей японских островов», их «духе Яма- то». В наше время говорят о таких вещах сдержан¬ но, осторожно — никто не хочет быть обвиненным в расизме. Японский писатель Ясунари Кавабата при получении Нобелевской премии говорил: «Самые устройства наших душ различны». И обосновывал тем, что японцы строят свою жизнь на эстетике, на постижении красивого. Они чувствуют не так, как остальные народы. Был случай, когда американцев не пустили в один из залов открытого публичного музея в Токио. Ника¬ ких секретов там, разумеется, не было. Вопрос в дру¬ гом: а зачем бледнолицым туда вообще ходить? Там хранятся такие тонкие образцы японского искусства, которые все равно непонятны для иностранцев. А уж в довоенную эпоху, до поражения Японии в 1945 году, о «духе Ямато» говорилось примерно так же, как в Германии о «характере нордическом». Что же такое этот самый «дух Ямато»? — Штука со¬ вершенно для наших мозгов непостижимая. По поводу «духа Ямато» японский же писатель говорит: «Сказали: „Дух Ямато есть дух Ямато!" И значительно прокашлялись. Может быть, дух Яма¬ то круглый? Может быть, дух Ямато квадратный? А! Понимаю: дух Ямато — это что-то вроде тэнгу!» Остается добавить, что тэнгу — это дух японских горных лесов. Он не имеет определенной формы, но чаще всего появляется в виде летучего краснолицего человеч¬ ка с длинным носом. Видимо, если исходить из япон¬ ской логики, то «загадочная русская душа» и «дух России» — это тоже что-то вроде лешего или кики¬ моры. Продолжим наше географическое путешествие. Что касается Африки, там сенегальский негр Сен- гор на хорошем французском языке обосновал еще более интересную идею —теорию негритюда. Оказы¬ вается, «негр думает ногами» — во время танца. Пля¬ шет под там-там и думает. Естественно, мысли негра, созревшие в ногах, непостижимы и таинственны, неподвластны порой даже ему самому, а тем более недоступны всем иностранцам. Вот так... В общем, по здравому размышлению, обильное существование народов, которые тоже считают себя совершенно за¬ гадочными, а свой исторический путь непостижимым, Нестеров М. Великий постриг 10
ВВЕДЕНИЕ Нестеров М. За Волгой как-то ставит под сомнение эту нашу возлюбленную «русскую исключительность». Действительно, если претендентов на загадочность, считай, столько же, сколько народов, тогда исключительность — в чем? И загадочность — в чем, если все народы земли как один таинственные и непостижимые? При этом одно их все-таки объединяет: толком объяснить свою за¬ гадочность никто не может. Так что русские и в этом, увы, — не исключение. Давно пора отринуть саму мысль о каком-то чрез¬ мерном отличии русских от остальных народов «ци¬ вилизованного мира». Да, у нас есть определенные отличия от других... А у кого их нет? Мы, не побоюсь повториться, естественная, логичная, закономерная часть христианской цивилизации. Большая часть. Славная. Уважайте нас. Бойтесь, если вам так привычнее. Но мы не инопланетяне, не вышедшие из-под зем¬ ли прямые потомки ариев, не солнцепоклонники, не народ-мессия и не последний шанс человечества. И наоборот —не отклонение от «нормальной Ев¬ ропы», не страна-Уродина, не нация Емель, Ивану¬ шек и прочих дурачков, не «укор» остальному миру, как жить нельзя. Мы — нормальные. Русские европейцы, пытающи¬ еся стать наконец достойными славы наших дедов. Черные мифы о России невероятно нам меша¬ ют—и внутри страны, и за рубежом. Эти мифы па¬ рализуют нашу волю, дают «право» нашим врагам притеснять Россию политически и экономически, относиться к русским исходя из двойного стандарта, смотреть на нас с пренебрежением. Эти мифы давно являются важным политическим фактором. Россия не сможет стать современным и богатым государством, пока не отбросит их. И на уважение других народов мы можем рассчитывать только после того, как: — перестанем рассказывать гадости о самих себе; — научимся жестко реагировать на то, что расска¬ зывают о нас. Наивно ждать, что мифы исчезнут сами. Не ис¬ чезнут. Для этого нужно проанализировать каждый из мифов и сделать выводы... Выводы о том, как в исто¬ рическом ракурсе мы на самом деле выглядим в срав¬ нении с другими народами. И что можем ответить на обвинения в жестокости, пьянстве, лени и прочих «исконно русских» качествах.
мифы древней руои Мифы былинных времен Изучая русский фольклор, ученые XIX века обна¬ ружили поразительную вещь: русские в XVII-XIX сто¬ летиях очень хорошо знали историю Древней Руси. По всему Северу —в Ярославской, Олонецкой, Ар¬ хангельской губерниях, рассказывали былины. Это были предания о богатырях, служивших древним киевским князьям. Память народа хранила истории двора Владимира Красное Солнышко, правнука Рю¬ рика, правившего в Киеве в 980-1015 годах. Несколько толстых книг можно заполнить история¬ ми приключений Ильи Муромца, Алеши Поповича, Микулы Селяниновича и других богатырей. Их сра¬ жениями с трехглавым драконом, Змеем-Горынычем, сидевшим на дубе Соловьем-Разбойником, иноземны¬ ми богатырями, «наскакавшими» из степи. Красивая сказка? Да, в былинах много откровенно сказочных персонажей: Соловей-Разбойник и Змей-Го- рыныч, например. Сказочны описания силы богаты¬ рей и их врагов, легко поднимавших булаву в сорок пудов, на месте следов которых оставались озера. Так же сказочно-условны, возвышенны и отрешен- ны образы Владимира, его «светлой княгинюшки» и самих богатырей. Скорее икона, чем портрет. Ско¬ рее житие, чем биография. Все так. Но при всей сказочности деталей, от¬ кровенной условности повествования былины стро¬ го привязаны к совершенно определенному перио¬ ду русской истории. Первые богатыри появляются при дворе киевского князя Владимира на рубеже X и XI веков. Последний из богатырей, Алеша По¬ пович, погибает в битве на Калке — первой битве с монголами, в 1223 году. Былины, собранные на севере Руси, хранят не только память о степях, о ха¬ зарах и печенегах, о Киеве и о Черном море, но и о событиях 230-240 лет русской истории. Былины — это одновременно исторический источ¬ ник и первый на Руси пример исторического мифа. Васнецов В. Баян ◄ Васнецов В. Нестор-летописец 13
МИФЫ О РОССИИ Это не политический миф и не литературный: были¬ ны создают образ народа — такой, каким хотел бы видеть себя народ. Положительный миф? Несомненно. Читая былины, убеждаешься: отразившийся в них коллективный образ народа на редкость симпатичен. Именно об¬ раз — проявление архетипа. Реальные исторические персонажи могут быть довольно далеки от описанных в былинах. Достаточно сказать, что былины умилен¬ но живописуют супружескую идиллию Владимира Красное Солнышко и «его светлой княгинюшки». И появляются они вместе, и уходят, проводив гостей, и княгиня демонстрирует все необходимые для жен¬ щины качества скромности, стыдливости, покорности мужу. И Владимир то заботливо уводит уставшую пировать жену, то обнимает княгиню, прикрывая ее рукой от разбушевавшегося Соловья, то лукаво посматривает на нее, слушая о приключениях Забавы Путятишны. ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ: ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА Аналоги былин есть и в Европе. Напри¬ мер, британские сказания о короле Артуре и рыцарях Круглого стола или повество¬ вания о графе Роланде. Но в европейских сказаниях супружеская измена — дело до¬ вольно обычное. Своим рождением король Артур обязан тому, что предсказатель Мерлин узнал по звездам: если именно в эту ночь жена гер¬ цога Горлойса Игрейна зачнет младенца от короля Пендрагона, то на свет появит¬ ся великий король, объединитель и слава Британии. Обсудив этот важный вопрос с королем, колдун Мерлин отвлек стражу, и король проник в замок своего вассала Горлойса. Околдованная стража приняла его за самого герцога, младенец был за¬ чат... Фанфары! Образ короля Артура сделался для сво¬ его общества еще ярче и интереснее — по¬ сланец небес, с появлением на свет кото¬ рого связана такая увлекательная история. Но вот авторы былин сочли бы такое происхождение «неправильным» и даже обидным для героя. Самому королю Артуру принято сочув¬ ствовать, потому что обе жены были ему неверны. Еще одна из сторон трагедии Ар¬ тура в том, что он должен поддерживать самые лучшие отношения с братом Лансе¬ лота Бедуиром, которого любит королева. Что характерно — в былинах и женщины наделены высокой моралью. Тот же идеал непререкаемой преданности, силы духа, взаимопомощи, всепоглощающей любви. Забава Путятишна переодевается воином и отправляется искать пропавшего жениха. Победив полчища врагов и самых отборных чудовищ, она спасает парня, увозит домой... и уже вне опасности становится его законной супругой — ко всеобщему удовольствию. Былины избегают называть «светлую княгинюш- ку» по имени. Потому что на самом деле было у Владимира до 40 жен, и даже брак с византий¬ ской царевной Анной, сестрой правящих базилевсов Константина и Василия, мало что изменил. То есть для порядка несколько телег с женами князя разъ¬ ехались по разным городам, а часть гарема Владимир раздал своим приближенным и сподвижникам. Как знать, может, и кому-то из богатырей досталась жена с княжеского... плеча. Такова история. Во времена Владимира еще живо было язычество. Князья носили два имени — хри¬ стианское и языческое, и тот же Владимир — Владей Миром —был Василием в крещении. Двоеверие про¬ низывало жизнь Древней Руси, языческие традиции вовсе не казались чем-то странным для первых по¬ колений христиан. Но авторы былин совершенно не желают считать¬ ся с историей! Былины-то сочиняли и передавали потомственные христиане! Они не одобряли языче¬ ской легкости нравов и хотели видеть князей строги¬ ми единоженцами, приличными и верными мужьями. Владимир описан в былинах самыми симпатичными красками. Ну народ и дает ему хорошую жену, до¬ стойную такого славного князя. , Соломко С. Забава Путятишна 14 Васнецов В. Крещение Руси ►
МИФЫ О РОССИИ Кстати, и во всех остальных отношениях былины утверждают высокую мораль. Богатыри — побратимы и нерушимо верны и преданы друг другу. Ни секунды не колеблются они перед тем, как броситься в бой друг за друга. Аналог в жизни Европы — разве что мушкетеры Дюма... Жизнь богатырей — служение. И не столько Вла¬ димиру Красное Солнышко, сколько самой Руси. Поссорившись с Владимиром, Илья Муромец уехал со двора, но служить Руси не перестал: отправился прямиком громить Змея-Горыныча. В другой раз Владимир посадил Илью в темницу. Осаждают Киев враги, очень нужен Илья. Как ни просит Владимир Илью, обиженный богатырь непре¬ клонен: не желает обнажать меч за обидевшего кня¬ зя. Еле уговорили — и только потому, что разорение угрожало всему городу. После этой истории Владимир кланяется Илье, просит прощения, уговаривает сесть во главе пирше¬ ственного стола. Описания этой сцены в различных былинах разные: в одних Илья все же уезжает прочь и возвращается через много лет. В других — он дает себя уговорить, и сам Владимир лично подает ему кубок с медом. Сравнение русских богатырей с европейскими рыцарями не в пользу последних. Несомненно, смелы они и горды, и воины могучие. Но служат все же не Отечеству, а герцогам и королям. И все же обидчивы, как вздорные мальчишки. Вечно у них дуэли да дра¬ ки. Вообразить же дуэль Ильи с Алешей Поповичем невозможно даже в бреду. Точно так же невозможно представить себе коро¬ ля Пендрагона, который извинялся бы перед герцо¬ гом Горлойсом. Благородство, великодушие к побежденным, от¬ вага, широта души, честность и скромность — вот качества, которые народ подчеркивает в своих лю¬ бимцах богатырях. Стало быть, эти черты он хочет видеть в самом себе. Вместе с неприхотливостью, терпеливостью, способностью к самопожертвованию, верностью семье, князю и Отечеству. Эпические мифы— западные и восточные Практически в один исторический период возник¬ ли народные эпосы: германский — «Песнь о Нибелун- гах», испанский — «Песнь о моем Сиде», франкская «Песнь о Роланде»,скандинавские саги. Войны, борьба с врагами— основные сюжетные линии сказаний, созданных разными народами в пе¬ риод раннего Средневековья. В них в полной мере отражена идеология и психология народов Европы того времени. В «Песне о Нибелунгах» воинственные дружин¬ ники варварской эпохи проявляют поистине варвар¬ скую жестокость. Благородство, презрение к смерти и опасностям сочетается с дикостью война-зверя. Спокойно описывается, как рыцари на поле брани утоляют жажду кровью убитых врагов. Кровь «льется рекой», практически в каждом четверостишии перед читателем предстают картины кровавых битв и по¬ единков. Не только мужчины, но и женщины участву- Васнецов В. Три богатыря
МИФЫ ДРЕВНЕЙ РУСИ Песнь о Нибелунгах ют в кровопролитных побоищах, не щадя никого: ни старого, ни малого. В сказаниях очень подробно описывается, каким оружием сражались, как именно убивали врагов, какую добычу захватывали с трупов врагов и в их лагере. А на Руси было не так. Пафос западных эпосов — это пафос захвата и раздела. Пафос былин —это пафос защиты и освоения. Мы брали опыт цивилиза¬ ции не в Западной Римской империи, а в Восточной, в Византии. Эта империя была меньше поражена раковой опу¬ холью рабства, в частности поэтому она устояла во время нашествий варваров, смогла отбиться и со¬ хранить сама себя. Да и брали мы опыт империи поз¬ же. Много воды утекло из Дуная, Рейна и Тибра с VI по X век — рабовладельческий строй за это время ослаб, а христианство, наоборот, укрепилось. Русские былины создавались и пелись, — имен¬ но пелись, — с XII по XVIII век. Русский народный эпос служит для народа неписаной, традиционной летописью, переданной из поколения в поколение в течение столетий. По былинам богатыри в минуту опасности встают на защиту Русской земли. Все «дружинушки хоро¬ брые». Князь киевский призывает на защиту Русской земли богатырей, то есть —народ! Богатыри — не феодальное сословие, не потомственные воины. Это не японские самураи и не европейские рыцари. Илья Муромец — простолюдин. Алеша Попо¬ вич... По фамилии-прозвищу ясно, из кого он про¬ исходит. Богатыри не занимаются самообогащением и не обогащают князя. Нет в былинах ни одного описания грабежа или даже перечисления взятой добычи. Вот Илья схватил вражеского воина за ноги, мах¬ нул—улица, отмахнулся — переулочек. Пафос бит¬ вы с врагом, смертельно опасной работы по защите родной земли. И ни единого описания, что получили богатыри, какие шлемы, мечи и кольчуги сняли с уби¬ тых врагов, сколько коней угнали, какие богатства захватили. Русскому эпосу все это не интересно. У богатырей особая роль —роль истинных защитников Русской земли. В западноевропейском эпосе читатель не най¬ дет богатырей из народа, потому что эпос облека¬ ет в богатырские формы основные действующие силы истории, а на Западе в течение Средних веков такой действующей силой являлся не народ, а слу¬ жилое сословие профессиональных потомственных воинов. Русский богатырь человечнее и гуманнее западно¬ го рыцаря, свободнее духом и добрее. Богатыри — не сторожа, не вассалы, не слуги и не телохранители князя, в былинах всячески под¬ черкивается их независимость. И былинное чисто поле —это нечто иное, как эпический символ сво¬ боды. И описание боя другое. Известно более ста бы¬ линных сюжетов, но ни в одном нет ужасающих кро¬ вавых описаний сражений, а тем более рек крови. Даже образ врага в былинах собирательный: это или «силушка татарская», или Змей Горыныч, или Туга¬ рин Змей. Не описывается, как врагу раздрабливают череп или грудную клетку. Никто не отрубает голов, не отрезает уши и носы и не пьет человеческой кро¬ ви, не убивает детишек и женщин. Того, чем пестрят европейские источники— ли¬ тературные или летописные. А посмотрите на опи¬ сание религиозных «крестовых походов»! В сред¬ невековом европейском эпосе и более позднего времени, XII-XV веков, цель крестовых походов — кто не убит в бою, тот окрещен. Рыцарь готов вешать, жечь и убивать нещадно. Это его цель, и религи¬ озная рознь легко заменяет более древнюю, пле¬ менную. А в русском эпосе тема религиозной войны пол¬ ностью отсутствует —так же, как отсутствуют темы религиозной или расовой непримиримости, вражды. Главная задача — защита Русской земли, а не обога¬ щение или, тем более, разбой. Все герои европейских народных преданий гибнут. Гибнет король Артур. Гибнет герой англосаксонского эпоса Беовульф. Гибнет, несмотря на неуязвимость, герой германского эпоса Зигфрид, гибнут все рыца- ри-нибелунги. В борьбе с маврами гибнет главный герой французского эпоса Роланд. Гибнут все герои 17
Васнецов В. Богатырь скандинавских саг. «Песнь о Нибелунгах», «Песнь о Роланде» — это песни о гибели героев. Русские же богатыри непобедимы. Главному герою русского народного эпоса Илье Муромцу — «смерть в бою не писана». Заметим — в бою! Илья Муромец умирает, найдя подобающий ему гроб. Как отыскал для него сделанный гроб по размеру, значит, и уми¬ рать пора. В одних вариантах сюжета над его моги¬ лой насыпают курган, в других —он возникает сам. Родная земля сама находит ему место упокоения и отмечает могилу. ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ: ПОРТРЕТ Только Алеша Попович, последний из богатырей, погибает на Калке в первой битве русских с монголами. Он погибает не просто как герой — в его смерти есть некий глубокий исторический смысл. После него нет на Руси богатырей — их время кончилось. Потому что богатыри — это народ. Свободный, независимый, благородный! В отношении к насилию и жестокости проявляет¬ ся принципиальная разница между мирами и двумя типами мышления — европейским, механистическим, стремящимся к жесткой упорядоченности, и интуити- вистским, пластичным, не терпящим насилия и «пра¬ вильности», мира русского. Миш о граде Китеже Во многих известных нам текстах Х-ХШ веков при¬ сутствует собирательный образ Руси: «Святая Русь». У многих народов есть архетипический образ своей родины. «Добрая старая Англия», «сладостная Ита¬ лия», «прекрасная Франция» — это и есть архетипи¬ ческие образы. У древнерусского народа — «Святая Русь». Отметим еще вот что. Древняя Русь охватывала громадную территорию от Волго-Окского междуречья 18
МИФЫ ДРЕВНЕЙ РУСИ до Карпат и от Ильмень-озера до степей за Переяс¬ лавлем, в сотне километров к юго-востоку от Киева. Но в народном представлении украинцев и бело¬ русов не существует никакой «Святой Украйны» или «Святой Белой Руси». А Великая Русь, Великороссия приняла этот архетипический образ. «Святой Русью» называла себя Русь-Великороссия, принимая эстафе¬ ту времен. Еще один важный факт. Только на Руси народ стал называть себя христианами — на уровне самосо¬ знания. Христианин-христьянин-крестьянин — стало самоназванием самого многочисленного сословия на Руси. В Польше сохранилось древнее славянское «хлопы», в чем угадывается «холопы». А на Руси века с XIV века все чаще звучит именно это слово —«крестьянин». Часто под «христьянином» имеют в виду не земледельца-землепашца, а вооб¬ ще всякого незнатного, незнаменитого, небогатого. Крестьяне — это то же самое, что «простонародье». С образом Святой Руси, населенной христианами, связана удивительная славянская легенда — эпос о «Граде Китеже». Но попробуйте найти в этом мифе хоть малей¬ ший след неуважительного отношения к самим себе и к Руси. Этот миф и положительным назвать ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ: ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА Согласно легенде, жители града Ки¬ тежа не захотели покориться осадившим их град монголам, и по молитве жителей озеро Светлояр разлилось и скрыло город Китеж. То есть город неведомым образом сам «ушел в озеро», скрывшись под его водами от захватчиков. Праведникам не повредило наводнение. Чудесным образом они прошли воды и, мо¬ жет, попали в лучший мир. Если сегодня посидеть на берегу или проплыть на лодке в солнечный день, яко¬ бы можно увидеть под водой дома и баш¬ ни, а в престольные праздники услышать еле звучащий благовест из-под воды. Так и будет жить град Китеж под во¬ дой до самого конца света. Лишь накану¬ не Страшного суда он снова поднимется. Тогда же из священного города выйдет и непобежденное войско князя Юрия Все¬ володовича, и его воины вместе с осталь¬ ными душами предстанут пред Судом Божьим. Нестеров М. Сказание о невидимом граде Китеже 19
МИФЫ О РОССИИ ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ: ПОРТРЕТ В сентябре 1812 года французские вой¬ ска победным маршем вошли в Москву. Императору Александру I со всех сторон советовали «замириться» с «супостатом Буонапарте», отдать ему «ненужную» «не¬ большую» часть России. Ну там кусочек Польши, или узкую полосочку на южном побережье Крыма под базы французского флота. Все равно ведь Наполеон победит... Но Александр Павлович ответил тогда: «Лучше я буду царем Камчатки». Так позже и Сталин готов был перене¬ сти столицу в Самару, Свердловск-Екате- ринбург, потом хоть в Красноярск. Но не сдаваться. мало —слишком уж он красивый и поэтичный. Одна из жемчужин славянского эпоса. Миф о не покорившихся русских людях, не покло¬ нившихся завоевателям. Миф о том, что сама мать-земля помогает своим детям, живущему на ней народу. Миф, с огромной силой воплощающий веру в дух и могущество России. Миф, содержащий архетипическое, ментальное представление о России. Миф — поэтичный архетип представлений русско¬ го народа о самом себе. Этот миф оказал колоссальное влияние на всю историю России. Интересно и полезно сравнить миф о граде Ки¬ теже с аналогичными легендами Европы о городах, ушедших под землю или под воду. На юге Европы поговаривали о городах, проклятых Богом за нече¬ стие жителей. Провалившись под землю, эти города не сохранили жителей. Иногда они появляются на поверхности земли —то ли в полнолуние, то ли два раза в год — на день Ивана Купалы в июне и в Сочельник под Рождество, когда всякая нечисть выходит пакостить людям. В эти дни человек может войти в проклятый город и много чего «обрести» на его улицах и в домах. Вон скелет, из истлевшего кармана которого катятся золотые монеты. Вон кости красотки, драгоценности которой все так и разложены перед черепом. Пока не начала закатываться луна, не брызнули первые лучи солнца, бери скорее что успеешь и иди. Вот только знающие люди говорят, что не приносит счастья выморочен- ное золото. Впрочем, мало ли что говорят, может, кому и повезет. Существует еще старый германский миф о городе, ушедшем под воду за то, что его жители не подали милостыню пришедшему в город страннику. По дру¬ гой версии —за жадность. Горожане торговали по такой высокой цене, что никто за целый день не смог у них совершенно ничего купить. Озеро Светлояр. Фото
[азота ово-Суздальская V земля J Пекин Сузша1ь VJHCUCIlC I PimnBU [Муром Зйзлнсы Минек Ь)нгорол.сс«ереки9 ЧврЪшри Галич % lbiua ломир 1 ЯР Ьс,;а.ч LJ' ■ IC-x.i угЩ Щ Ж (L J Ять». ЯхМ |© Щ ! кжяЦШЗи-1. ш у \ -V Раз в сто лет поднимается город из морских волн, Русский предпочтет умереть во имя Родины, не- и целый день продолжается торг на его рынках. Если жели сдаться врагу. И воды озера Светлояр, чистые хоть один человек купит хоть самую малость в этом и прозрачные, как хрусталь, скрыли, спасли войско, городе, тот опять встанет над водами и уже никогда Это не просто легенда, это ПОДВИГ и УРОК последу- не погрузится. Красивые легенды, поэтичные при всей своей ющим поколениям. Европейские легенды — также урок, но урок дру- мрачности. Но нужно ли объяснять, что миф о гра- того порядка. Воды в европейских легендах мутные, де Китеже отражает совершенно иное и намного и поглотили они преступников в наказание за зло- более здоровое мировоззрение. Он, в отличие от деяния! европейских легенд, — о великом подвиге самопо¬ жертвования во имя спасения с надеждой на воз¬ рождение! 21

МИФЫ ДРЕВНЕЙ РУСИ Миф об иконе и топоре Инквизиция? Жгут «ведьм»? Бароны грабят на больших дорогах? Любой вооруженный режет кого попало? Крестовые походы? Так ведь Средние века... В сознании просвещенного человека возникают характеристики многих негативных ЯВЛЕНИЙ, но не имена личностей, персонально ответственных за злодеяния, например, инквизицию, или междоусоб¬ ные войны. Светлым пятном в средневековой истории явля¬ ются города. Города представляли собой противо¬ вес крепостничеству, защиту и для бедных, и для беглых, которые по закону становились свободными, прожив около года в черте города. В городах заро¬ ждалось местное самоуправление, хотя правильнее, наверное, говорить о возрождении древнегреческого, древнеримского местного самоуправления по типу городов-полисов. Однако города также ассоциируются с явлениями, о которых современные европейцы предпочитают не вспоминать. В частности, как самоуправляющаяся коммуна город имел право на смертную казнь. В каждом городе был палач, с которым город за¬ ключал «трудовой договор». Палача уважали, но сторонились. Жил он вместе с прочими горожанами, но всегда в отдельном домике и несколько особня¬ ком. Кстати, для палача всегда было большой про¬ блемой выдать свою дочь замуж. При отсутствии сыновей правопреемником палача, наследником его профессии должен был непременно становиться его зять — муж дочери. Ну а хотелось этого, как мы по¬ нимаем, не всем. Виселицы или места для эшафотов — там, где име¬ ло место отсечение головы, — обычно находились не в самом центре города. Нет, не на главной площади происходили казни, а поближе к городским воротам. Однако всегда обязательно в черте городских стен, потому что именно этой чертой и определялось право города выносить и приводить в ис¬ полнение смертные приговоры. Места казней отодвигали по¬ дальше от центра еще и потому, что согласно древнему средне¬ вековому обыкновению трупы казненных преступников, как правило, по нескольку дней, а то и недель не убирались. Они на¬ капливались, подванивали и еще становились предметом нездоро¬ вого интереса по ночам. В Средневековье политическая идеология существовала в рели¬ гиозно-этической форме и раз¬ вивалась усилиями богословов. Христианская мораль влияла на общественные отношения, она же и оправдывала кровавые события того времени. Фома Аквинский — философ XIII века, одна из основных фигур ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ: ФАКТ Некоторые части тела казненных ис¬ пользовались в колдовских обрядах, а посему были ценным сырьем для «ле¬ карственных» надобностей. Палец пове¬ шенного помогал безнадежно влюбленным девушкам обрести своего любимого. А если под виселицей вырастало не¬ большое растение мандрагора — корень его напоминает маленького человечка, — считалось, что оно вырастает из спермы казненного, которая изливается в послед¬ ние минуты жизни повешенного. Корень мандрагоры был предметом вожделения всех окрестных колдунов и знатоков чер¬ ной магии, потому что считалось, что с его помощью можно творить чудеса. Из-за большого содержания психоактивных ал¬ калоидов — попросту наркотиков — эти корешки действительно трудно признать безвредными. всей средневековой философии и науки. Его книга «Сумма теологии» почитается до сих пор в като¬ лических странах. Фома обосновывает и оправды¬ вает европейскую жестокость. Он полагает, что во избежание смуты надо подчиняться предписаниям, поскольку сохранение общежития основано на го¬ сподстве и подчинении. Не исключено также, что произвольные действия правителя —зло, ниспослан¬ ное подданным за грехи, в любом случае сопротив¬ ление — грех. Время от времени, правда, рыцари уставали — «рука бойцов колоть устала» — и делали перерыв для проникновенной молитвы и обращения к Госпо¬ ду. После чего, набравшись сил, перекусив и выпив, принимались за продолжение бойни. Считается, что после штурма за сутки с небольшим в Иерусалиме Деларош П. Казнь леди Гоей ◄ Репин И. Николай Мирликийский избавляет от смерти трех невинно осужденных 23
Боутс Д. Мученичество Св. Ипполита было вырезано все население, а это около 70 тысяч человек. За какой-то один день. А у Фомы Аквинского спорные и жестокие события обретают форму «здравого» смысла: «Если так про¬ исходит, то, значит, так надо!» Ничего подобного нет на Руси. У нас те же века — с VII по XIII — это не «средние века» упадка и ката¬ строфы. Это не «час быка», а утро. Россия в пери¬ од европейского «темного средневековья» в целом переживает культурный рост и обретение прочной государственности. Моральной основой российского государства становятся христианские ценности. Рос¬ сия, конечно, как любое государство, переживала свои периоды смут и бунтов. Но эти события у нас практически всегда имеют ярлык персонификации. Мироощущение россиян окрашено в гораздо более радужные тона — уже хорошо. И напрочь отсутствует мотив самооправдания, списывания грубости и же¬ стокости на эпоху. Современный европеец легко повторяет за Фомой Аквинским: «А иначе было бы еще хуже!» И все в по¬ рядке. Ни малейшего чувства неловкости за жесто¬ кость и грубость предков. Но тот же самый современный европеец убежден: русское Средневековье и вообще вся русская исто¬ рия — как раз на редкость кровавые и злые! Как 24
МИФЫ ДРЕВНЕЙ РУСИ иллюстрация, например, — книга Джеймса Хедли Биллингтона с чудесным названием «Икона и топор». Это исследование написано одним из ведущих миро¬ вых специалистов по русской культуре, выпускником Принстонского университета, доктором в Принстоне и Оксфорде. Биллингтон хорошо знает русский язык, прошел стажировку в МГУ, читал лекции в Ленин¬ градском университете. Он уже был широко известен и уважаем в ака¬ демических кругах к 1966 году, когда книга «Икона и топор. Опыт истолкования истории русской куль¬ туры» сделала его знаменитым. Книга сделала его непререкаемым авторитетом, экспертом буквально по всем сторонам русской общественной мысли, куль¬ туры и истории. С 1987 года Биллингтон стал директором Библио¬ теки Конгресса США. По значимости этот пост в Аме¬ рике такой же почетный, как должность сенатора. Но сенаторов все время избирают и переизбирают, а Биллингтон остается на посту. Несомненно, эта книга написана не врагом на¬ шей страны. В ней чувствуется искренняя любовь и уважение к русскому народу и его истории. Тем удивительнее: автор всерьез считает, что в истории Руси естественным образом соединяются периоды по- ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ: ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА Жестокость у западноевропейцев уди¬ вительным образом сочеталась с псевдо- набожностью. Ярчайшие эпизоды подобных коллизий дают крестовые походы. Приве¬ ду лишь один из них —знаменитый штурм Иерусалима в 1099 году. Тогда крестоносцы взяли город, и было образовано знаменитое по голливудским фильмам «Царство небесное» (см. однои¬ менный киноблокбастер, кажется выпущен¬ ный в начале 2000-х гг.), т. е. королевство Иерусалимское. После того, как Готфрид Бульонский вместе с братом Болдуином и рыцарско-бандитским сбродом со всей Европы взяли Иерусалим, резня была учи¬ нена ужасная. Во имя Господа пощады не давали никому. Ни женщинам, ни старикам, ни младенцам. О евреев, попрятавшихся в синагоге, крестоносцы мечи марать не стали и попро¬ сту сожгли их вместе с синагогой. Мусуль¬ мане пытались найти спасение в мечети, однако конец был такой же. Как вспоми¬ нает хронист, кровь в этой мечети дохо¬ дила до колена рыцаря, сидящего на коне. Дойч Н. Фома Аквинский у Людовика Святого 25
МИФЫ О РОССИИ I дяижХ.МЛ»"™* дийкх.бмяип* ИКОНА ЙЯЬ-— русской культуры Я9и»х дайн*""» Книги Д. X. Биллингтона О, эта страшная и кровавая история огромной, загадочной и мрачной страны... Мы и сами почти поверили страшным сказкам о Руси IX—XVII веков. Спросите у любого мало-мальски сведущего евро¬ пейца, да и россиянина, какие ассоциации вызывают у него слова «Русское Средневековье», — и получи¬ те в ответ полный джентльменский набор «баек из склепа»: плаха, залитая кровью, дыба в пыточном застенке, вороны над Лобным местом, опричники, похожие на персонажей современных «ужастиков», и тому подобные прелести. Было все это в нашей истории? Разумеется, было, чего уж тут отрицать... Вопрос — в каких количествах... Почему Ганза дала русским привилегии? клонения и свержения авторитетов. Потому она такая и кровавая, страшная и жестокая, русская история: поставим мы на пьедестал кого-то, а потом свергаем и истребляем вчерашнего кумира со всеми чадами и домочадцами. А Европа?! Ну, в Европе, конечно же, ничего подобного не было!.. На примере книг Биллингтона хорошо видно, как уже современный Запад, оправдывая свою крова- вость и жестокость, с удивительным упорством под¬ держивает миф о кровавости и жестокости русского народа. ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ: ФАКТ Экскурсоводы на Красной площади рас¬ сказывают, что Лобное место служило для пыток и казней. И что выражение «орать на всю Ивановскую» восходит к крику пу¬ блично пытаемых и запарываемых кнутом. А это неправда. Лобное место нужно было для возгла¬ шения указов государей. До перестройки Красной площади в XVI веке указы Велико¬ го князя возглашались на Ивановской пло¬ щади в Кремле. Выходил дьяк в малиновом кафтане, синих штанах, светло-коричневых сапогах, оранжевой шапке, с чернильницей и тубусом с гусиными перьями на боку, с окладистой бородой... и кричал, «орал во всю Ивановскую» указ Государя и Великого князя... А вы так привыкли считать предков са¬ дистами, что поверили!? Ведь верят же, что стекала алая кровь Пугачева со товари¬ щи, четвертованного прямо на белоснеж¬ ном пьедестале Лобного места на Красной площади. Да и Красной она называется потому, что заливали ее веками кровью невинно убиенных... Такие вот сказочки. Для нас грань, разделяющая разбойника и торгов¬ ца, очевидна. В древности было не так. Герои Гоме¬ ра, храбрые греческие мореплаватели, открыватели тогдашнего мира, то торговали, то грабили корабли в открытом море и прибрежные поселения. Так же поступали почти все мореплаватели Средневековья. Купец тогда носил меч не для форса, а чтобы отби¬ ваться от грабителей и диких племен. И он же легко обнажал меч, если представлялась возможность по¬ живиться чужим добром. В оценке русских того времени надо ориентиро¬ ваться не на наши сегодняшние представления «что такое хорошо, что такое плохо», а на свидетельства современников. Они есть. Хронист Титмар из Мерзе¬ бурга (975-1018) подчеркивал богатство Руси и ее торговые обороты. Он считал русских очень прилич¬ ными людьми и надежными партнерами. Каноник Адам из Бремена в книге «Деяния епи¬ скопов Гамбургской церкви» называл Киев соперни¬ ком Константинополя и украшением христианского мира. Он описывал Киев как город, где жители ведут себя нравственно и не нарушают десяти запове¬ дей, —даже язычники там не воруют и не грабят. «Анналы» Ламберта Херсфельда написаны около 1077 года. В них содержится много сведений о Руси и отзывы о ней тоже только в самых лучших тонах. Русские считаются людьми глубоко порядочными, их слово надежно. В этом, говорится, отличие русских от скандинавских язычников и жителей Юга. В конце XIV века Ганзейский союз (от среднене¬ мецкого Hanse — союз, товарищество) включал боль¬ ше сотни городов и контролировал львиную долю торговли в масштабах Европы. Основой торговли и финансовых операций Ганзы были конторы в Брюгге (Фландрия), Лондоне, Бергене (Норвегия), Венеции, Новгороде. Наивно считать средневековых купцов чем-то вроде современных предпринимателей. Торговать «с заграницей» мог не всякий желающий, а только получивший особое разрешение, привилегию города или корпорации. 26
’ Л\<*тю cIpn^n й Wavfya no npapie еогпосаопо nojwosnkjeec rpiaelo Д - o^cwna piixovrfto fiondWa "Junior" I' npiaela покосе do ; Um^ ■_u Ш^й^**** % ЩшЬс* •. W " -л Mil^ m »kffiiA ш cNowogi <W«eCI Q ® §осй Dartfmwil 1 'Kofonia СДО» ®k £***#*« ®* Crfsirt ®^Wroc4»w C5 {Утяй Средневековая карта Ганзы Политика Ганзы во всех странах была проста: монополия немцев, система разрешений и сдержек. Ганза жестко давила английских, фламандских и гол¬ ландских купцов. Страх перед конкурентами? Не только... В Ганзе почему-то считалось, что англичане и голландцы не умеют учитывать интересов партне¬ ров, не «живут вместе с другими», а всегда держатся сами по себе. Ганза монополизировала торговлю с Новгородом. Только члены Ганзы имели право учить русский язык, торговать с русскими, а самое главное — давать русским ссуды деньгами или товаром. Почему?! Ока¬ зывается, русские — очень надежные партнеры, они всегда отдают долги и со всеми процентами. Ссудить русскому купцу денег считалось выгодным дельцем. И еще одна деталь... Думаю, достаточно важная. Конторы Ганзы располагались в разных городах, в том числе в норвежском Бергене и в Новгороде. Старшие купцы в конторах бдительно наблюдали за нравственностью своих приказчиков. Считалось важ¬ ным, чтобы взрослые парни ни в коем случае не кру¬ тили романы с местными уроженками. Почему —для нас сегодня непостижимо. Но следили за этим строго. Так вот... В городе Бергене, втором по величине городе Норвегии после Осло, есть знаменитая Ган¬ зейская набережная. Она внесена в список Всемир¬ ного культурного наследия ЮНЕСКО. На набережной сохранился дом, в котором находилась контора Ган- ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ: ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА В Ганзе действовал закон, согласно ко¬ торому проторговавшийся русский купец не мог быть арестован ни в этом, ни в любом другом городе Ганзейского союза. Это мо¬ жет показаться странным. Действительно, почему? Средние века — время очень же¬ стокое. Если суд устанавливал, что купец не может отдать долги, его могли приго¬ ворить даже к смертной казни, к пыткам раскаленным железом или отсечению рук и ног. Долговая тюрьма — каменный застенок или земляная яма, где «деби¬ тор» был обречен сгнить заживо,— это еще далеко не самый страшный результат работы средневековых судебных исполни¬ телей по взысканию просроченных задол¬ женностей. Только вот финансово несостоятельного русского купца почему-то не казнили и не истязали. Его отправляли домой, в Новго¬ род, чтобы он мог опять начать бизнес и со временем отдать долги. Таких правил в Ганзе не было по отно¬ шению ни к кому —ни немецким, ни ан¬ глийским, ни шведским, ни голландским, ни фламандским коллегам. Привилегия русским, однако. 27
МИФЫ О РОССИИ ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ: ПОРТРЕТ В 1187 году император Священной Рим¬ ской империи германской нации Фридрих I даровал равные права на торговлю в Лю¬ беке голландцам и русским. Тем самым он предпочел русских корпорациям немецких купцов из других городов, фламандцам и датчанам. Почему? А потому, что «рус¬ ским можно верить за их отменную чест¬ ность и справедливость». Видимо, чест¬ ность и справедливость купцов из Дании и Фландрии император считал не столь отменной. зы, и комната, в которой должны были спать немец¬ кие приказчики. Кровати у приказчиков были очень своеобразные... Эдакие то ли корытца, то ли гроби¬ ки... специально так сделанные, чтобы в эту постель при самом сильном желании нельзя было положить еще одного человека. И только в одном городе —члене Ганзы, кровати для приказчиков устраивались иначе, точнее, по- обычному: в Новгороде. Поскольку считалось, что новгородских барышень без женитьбы затащить в постель все равно невоз¬ можно. О чем писали новгородцы? В историю мировой науки вошла находка, которую сделала 26 июля 1951 года Нина Федоровна Акуло¬ ва. Простая рабочая, участница раскопок в Великом Новгороде нашла на настиле мостовой XIV века ском¬ канный свиток бересты. Такие трубочки находили и раньше, но во всех описях археологических нахо¬ док фиксировали их как берестяные поплавки. Под этим названием они даже выставлялись в витринах музеев. Только вот на этом «поплавке» рабочая Аку¬ лова (что значит незамыленный архивной работой глаз!) различила буквы... Первая берестяная грамота, найденная Ниной Аку¬ ловой, — это пространная запись о налогах, которые должны были уплачивать жители разных сел некому Фоме. Кто был этот Фома, мы не знаем до сих пор. Высказывались предположения о том, что это боярин или духовное лицо. Очевидно лишь, что Фома владел несколькими селами и получал от их обитателей «по¬ зем» и «дар» —два вида налогов-повинностей. Позем уплачивался за право крестьянина жить на его земле. То есть по-нашему это «арендный платеж». Дар пла¬ тили во время посещений феодалом своих владений. Назовем это «региональным единым вмененным налогом». В общем, все как сегодня. Вторая берестяная грамота, найденная уже на сле¬ дующий день, тоже содержала записи о даре. Упоми¬ нались даже имена крестьян, вносивших налог. Судя по именам, были они по национальности карелы. Берестяные грамоты Третья берестяная грамота — это уже не обрывок хозяйственного документа, а письмо. Целое послание некого Гриши (то есть Григория) к Есипу (Иосифу). «Поклон от Гриши к Есипу. Прислав Онанья, молви... Яз ему отвечал не рекл ми Есиф варити перевары ни от кого. Он прислал к Федось: вари ты пиво, сидишь на безотьщине, не варишь жито». Вот ведь дела — не могут разобраться, кому ва¬ рить пиво. Кто этот Онанья? Скорее всего, управля¬ ющий владениями феодала — а иначе чего он распо¬ ряжается? А Григорий, похоже, — сельский староста. Значит, сделали вывод ученые, и деревенские жите¬ ли были грамотны... Хотя бы некоторые. До конца сезона 1951 года нашли еще 10 грамот, от XII до XV века. Среди них — хозяйственные доку¬ менты, распоряжения, жалобы... Грамот оказалось столько, что сразу же стал поня¬ тен один пассаж из давно известного источника — за¬ писи беседы новгородских священников XII века. Один спрашивал другого: «Нет ли в том греха — хо¬ дить по грамотам ногами, если кто, изрезав, бросит их, а слова будут известны?» До берестяных находок сама постановка вопро¬ са казалась странной: кто же это будет ходить по грамотам? Ведь пергамент дорог, книги очень цен¬ ны. А теперь все понятно: ведь берестяные грамо¬ ты бросали, как только они отслужили свой срок. Писать на бересте второй и третий раз было невоз¬ можно. Люди топтали берёсто, не зная, какие слова там написаны... А что, если это слова священные? Ска¬ 28
МИФЫ ДРЕВНЕЙ РУСИ жем, «Бог», «ангел», «Богородица»? Получается — ходят люди как бы по обрывкам священных текстов. Вот священника и волновало — не грех ли? В Нов¬ городе этот вопрос приобретал самый непосред¬ ственный бытовой смысл. Новгородцы действительно буквально ходили по грамотам. Если это и грех, то какой полезный для познания прошлого! Невозможно найти группу населения Новгорода, не владевшую грамотой. Прихожане пишут священ¬ никам, и наоборот... Ростовщики переписывают своих должников. Одни бояре пишут другим. Ремесленники переписываются с заказчиками. Регулярно писали друг другу люди самого просто¬ го состояния, в том числе супруги, родители и дети. Обычнейшая семейная переписка. Вот грамота XIV века: «Поклон от Марине к сыну моему к Григорью. Купи ми зендянцу добру. А куны яз дала Давыду Прибыше. И ты, чадо, издей при себе да привези семо». Зендянец — это хлопчатобумажная среднеазиат¬ ская ткань, привозили ее из города Зендяны. Куны — это деньги, и мама Григорья, Марина, посылает ему деньги с оказией. Явно люди они небогатые, если у сына может не оказаться под рукой денег на по¬ купку ткани. ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ: ФАКТ В одной из грамот обнаружилась даже загадка. «Есть град межу небом и землею, а к нему еде посол без пути, везе грамоту неписану». На современном русском язы¬ ке: «Между небом и землей есть город, а к нему едет посол без пути, везет нена¬ писанную грамоту». Такие загадки загадывали еще в начале XX века. Если вы сразу не догадались, то вот разгадка: город между небом и зем¬ лей — это ковчег, в котором Ной спасается от потопа, везет в нем всю будущую фауну Земли. Немой посол — это голубь, которого праотец Ной отправил искать, не спали ли воды Всемирного потопа, не выступила ли где-то Земля. Грамота неписанная — это масличная ветвь, которую голубь принес в клюве после своего третьего полета. Уви¬ дев ветвь, Ной понял: где-то уже есть зем¬ ля, свободная от воды. Это оказалась гора Арарат, и именно к ней пристал в конце концов ковчег. Многие, как известно, даже пытались искать Ковчег Завета на склонах горы Арарат... Вроде бы даже фотографии останков корабля есть. Хикс Э. Ноев Ковчег 29
Км; 'to \Г *. :* . Щ1 у ’Ш; у& -л. Васнецов А. Новгородский торг Заказчик пишет мастерице: «Озцинку выткала и ты ко мне пришли, а не угодице с ким прислать, и ты у себе избели». Заказчик узнал, что холсты («озцинка») сотканы, и просит прислать. Если не с кем — пусть их выбелят на месте. Или вот запись и расчет заказа какого-то выши¬ вальщика: «Мыла на белку бургалского, а на другую белкую...» Белка —опять же, небольшая денежная единица. Бургалское мыло? Это от немецкого слова «бург» — городское мыло, говоря попросту. Огромное число грамот написано крестьянами владельцам своих сел в Новгород. Такова, кстати, и самая первая, найденная Акуловой. Новгород оживленно переписывался со своими сельскими вла¬ дениями. Владельцы земель дают поручения управ¬ ляющим, ключникам. Ключники отписывают госпо¬ дам, а поверх голов ключников крестьяне пишут своим господам... А те напрямую отвечают крестья¬ нам! Вот грамота XV века: «Цолобитье от Кощея и от половников. У кого кони, а те худи, а у иных нет. Как, осподине, жалуешь крестьяны? А рож, осподине, велишь мне молотить, как укажешь». Авторы письма — ключники и крестьяне, обраба¬ тывающие господскую землю за половину урожая (откуда и название — половники). Они, эти бедные крестьяне, жалуются на отсутствие коней. Интересно было бы рассказать этим людям о теориях ученых XVIII—XIX веков про поголовно неграмотную Русь. Найдены и длинные стержни-писала, которыми прочерчивали буквы на бересте. Писало в Древнем Новгороде было таким же бытовым предметом, как нож или как роговой гребень. Наверное, многие нов¬ городцы так и ходили везде с писалом, подвешенным к поясу, как с ножом или с гребнем. Грамоту знали и женщины. Известно несколько писем от мужей к женам и от жен к мужьям. Или вот записка, втоптанная в грязь мостовой на рубеже XII и XIII веков: «Я посылала к тебе трижды. Какое зло ты против меня имеешь, что в эту неделю ко мне не приходил?» Грамотка, от которой романтичному читателю становится немного грустно, найдена возле забо¬ ра усадьбы. Так и видится девушка, которую «на¬ крыли» строгие родители при попытке передать письмо. Но выпала записка из рук трепетной девицы или из рук бабушки, посылающей письмо загулявшему внуку, или же стоит за ней какая-то темная любовная связь замужней дамы, — в любом случае получается: женщины тоже уверенно владели грамотой. 30
МИФЫ ДРЕВНЕЙ РУСИ Книжное учение в Древней Руси В житиях некоторых новгородских святых, напи¬ санных еще в Средние века, рассказывается среди прочего, что они учились в школе. Сообщается об этом как о вещи совершенно обычной. И не в одном Новгороде, а во всей Руси. В документах знаменитого Стоглавого собора 1551 года сказано, что «...прежде сего училища бывали в Российском царствии на Мо¬ скве и в Великом Новгороде по иным градам». Сенсацией стала находка берестяных «тетрадок» мальчика Онфима. На одном листе бересты Онфим сделал эдакий героизированный автопортрет в виде воина. Благодаря этому рисунку неведомый и никак ина¬ че не прославленный в веках Онфим угодил даже в школьные учебники. Но интереснее всего, что воз¬ ле изображения себя самого в качестве отважного всадника Онфим написал на свободном клочке бере¬ сты «абвгдежзик», то есть буквы тогдашней азбуки. Обрывки азбук находили еще много раз. В 1970 го ду обнаружили даже целую азбуку XIII века — самую древнюю из найденных до сих пор. Археологи находили и специальные дощечки для учения письму и счету. Поверхность дощечек покры¬ вали воском и разлиновывали так, чтобы малышу было удобно писать еще непривычные буквы. Дощечки для письма были парными, и в каждой из них проделывалось по три отверстия. Дощечки ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ: ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА Всевозможные изыски письма: делать в написании буквы одну линию тонкой, другую более толстой, выводить краси¬ во, изящно — появились в эпоху массового распространения бумаги. На бересте не¬ возможно писать мелкими буквами, сливая одну с другой. Берестяное письмо, повто¬ римся, требует четких прямых линий и зна¬ чительных усилий. На воске писали не острым концом пи¬ сала, а лопаточкой на другом его конце. Обучение писать на бересте было следу¬ ющим этапом книжного учения, когда ма¬ ленький человек уже знал буквы и слоги. Дело в том, что для выдавливания букв на бересте нужно больше силы. Воск-то мягкий, усилий не требует. А на бересте чертить и выводить буквы приходилось острым концом писала, что было не самым простым занятием. Не случайно писали новгородцы буквами, которые очень по¬ хожи на печатные. Так и писать, и читать легче. складывались навощенными сторонами внутрь, ор¬ наментом наружу, и связывались через эти дырочки. Ребенок носил такие «тетрадки» в школу. Там его учили писать на воске, в точности как это делалось в Греции, Риме, а потом и в Европе. Рисунок Онфима 31
МИФЫ О РОССИИ ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ: ФАКТ Многие надписи и знаки на стенах Софийского собора сделаны на таком уровне от пола, что сразу видно: их ав¬ торы-дети. Тут и рисунки, и отдельные буквы алфавита, и целые фрагменты аз¬ буки. Видимо, маленькие новгородцы ча¬ стенько слушали службу не очень внима¬ тельно. Трудно было малышу вникать во все действия и слова священника, вот он и совмещал необходимое с приятным, прори¬ совывал на стенах и на колоннах то, чему учился. Возможно, физические трудности письма на бе¬ ресте сформировали даже специфический новго¬ родский литературный стиль. Для него характерно умение скупыми, но всегда выразительными слова¬ ми передать суть мысли, главное в событии. Мень¬ ше слов — более емкое содержание. Ведь каждое лишнее слово —это лишнее физическое усилие. В этом отношении новгородский «письменный стиль» в чем-то сродни спартанскому — «лаконичному», как мы сейчас привыкли говорить. Кстати, и египетских писцов тоже учили писать как можно более точно и емко —папирус дорог. Надписи на стенах Софийского собора А уж если речь шла о том, чтобы высечь текст на стене храма, — здесь каждое слово, каждый иеро¬ глиф становился принципиально важен. Писать надо было кратко, лаконично и в то же время информа¬ тивно. Косвенным подтверждением распространения книжного учения служат надписи — граффити, про¬ царапанные на каменных стенах Софийского собора, церквей Спаса Преображения на Нередице, Федора Стратилата, Николы на Липне... Почти всех извест¬ ных храмов. В алтарях церквей Спаса на Нередице и Николы на Липне (в алтарной части могут нахо¬ диться только священники) для памяти на стенах прочерчены дни, в которые нужно было поминать в молитвах разных умерших новгородцев. Но боль¬ шинство граффити сделаны там, где молились рядо¬ вые прихожане. До открытия берестяных грамот считалось, что граффити делались гвоздями, ножами или шильями. Но процарапывать их острым бронзовым писалом даже удобнее — оно же для слов и предназначено. Почему так важно знание о грамоте в Древней Руси? Да потому, что по распространению грамоты сра¬ зу становится видно, в какой степени демократично общество. На Руси, по крайней мере того периода, видели общество не как данную от Бога и потому не подлежащую изменениям и обсуждениям власть «высших» над «низшими», а как общее «поле», в ко¬ тором человек и имел право, и реально мог изменять свое социальное и частное положение. Была ли демократия в Древней Руси? В 862 году Рюрик, сидевший сначала на Ладоге, захватил Новгород. Та часть горожан, которая не хотела его пускать, восстала. Восстание не победи¬ ло, и почему-то с этой даты — 862 год — считается начало «исторической» Руси. Рюрик пришел в Новгород, который до него управ¬ лялся народным вече. Варяг его отменять не стал или не смог. И вообще во всех (!) русских землях были веча: и в деревнях, и в городах. Обычный и нормальный способ управления об¬ ществом. Все общины на Руси управлялись тогда демократически. Кстати, города у нас не были обособленными, изолированными поселениями. На Руси они воспри¬ нимались как центры той или другой земли. Если город был большим, как Новгород, в нем могло быть свое вече в каждом из его районов — концов. Их так и называли — кончанские веча. Такая сходка жителей района решала какие-то местные вопросы. А общее городское вече возглавляло не город, оно возглавляло всю землю. То есть, поясню, новгородское вече —это не боль¬ шая городская Дума. 32 Горбатов К. Великий Новгород ►
Лебедев К. Марфа Посадница. Уничтожение Новгородского веча Это скорее законодательное собрание Новгород¬ ской области. С двумя оговорками. Первая — в собра¬ нии принимали участие не выборные депутаты, а все граждане, кто мог и хотел. Вторая: Новгородская область —это не сегодняшний небольшой субъект Федерации, а огромное государство, больше совре¬ менной Франции. Обычно вече представляют так, будто все мужское население Новгорода сходилось на площадь. Мол, в одном месте собирались 10 тысяч человек и решали все вопросы демократически. Не было десяти тысяч. Все население Новгорода составляло около 20-30 тысяч человек. Это включая женщин и детей. Численность дееспособных мужчин обычно определяют в 15-20 % от всего населения. Получается — до 4-5 тысяч. Новгородское вече было высшим государственным органом Господина Великого Новгорода. Оно пригла- ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ: ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА Для сравнения: число граждан Афин составляло в разные периоды от 10 до 40 тысяч человек. В большинстве респу¬ блик-полисов Древней Греции население было поменьше —от 5 до 8 тысяч взрос¬ лых мужчин. Афинские граждане выбира¬ ли своих должностных лиц на площади. В точности как новгородцы — посадника и тысяцкого. Типичная непосредственная демократия, когда все по-соседски знают не только тех, кого выбирают, но и друг друга. шало, контролировало и выгоняло князя. Назначало, сменяло и судило посадника и тысяцкого. Решало вопросы войны и мира. Вече строило церкви и отдавало государственные земли навсегда или «в кормление». Выбирало архи¬ епископа. Судило любого новгородского гражданина за все тяжкие преступления, за которые осужденный мог быть казнен, мог лишиться имущества или быть изгнан из Новгорода. У вече была своя вечевая изба (канцелярия) с «веч¬ ным дьяком», который записывал решения и скре¬ плял их печатями Господина Великого Новгорода. При всей важности князя и его дружины Новгород вполне мог воевать и сам, без князей. Победы Алек¬ сандра Невского в 1240 и 1242 годах часто трактуют как дело отборной княжеской дружины. Мол, князь защитил и спас Новгород... Это, конечно, далеко не вся правда. Дружина Александра (2-3 тыс. конных) была лишь небольшой частью новгородской армии (15-17 тыс. чел.). Своя конница была и у Новгорода — тоже 2-3 тысячи всадников. Главную же ударную силу новгородского войска составляло ополчение — за¬ кованные в латы пехотинцы (как раз в эту эпоху на арену истории выходит пехота), вооруженные длин¬ ными копьями и топорами. Отмечу, что тяжелый топор в то время был ору¬ жием грозным, чуть ли не страшнее меча. К тому же владение мечом — это искусство, а в руках непрофес¬ сионала меч просто неэффективен. А топор — другое дело, тут главное силушку в удар вложить. Топор запросто проламывал щит, разрубал латы. 34
МИФЫ ДРЕВНЕЙ РУСИ Вооружение ополченцев, непрофессиональных солдат, не говорит в данном случае о какой-то бед¬ ности новгородцев или безграмотности. Непобеди¬ мый чешский полководец эпохи религиозных войн Ян Жижка осознанно вооружал своих воинов таким «нестандартным оружием». Жижка сам был рыцарем, но так повернулась судь¬ ба, что он возглавлял армию, состоявшую в основном из крестьян. И залогом успеха его войска стало то, что он вооружил их непрофессиональным оружием, справедливо полагая, что учить крестьян обращаться с мечом бесполезно... В Европе говорили тогда, что рыцарь рождается на коне, опоясанный мечом. Поэтому, рассудил хитрый чех Жижка, надо на¬ учить крестьянина сражаться с помощью привычных ему орудий, которыми он сызмальства отлично вла¬ деет. Жижка был сельским помещиком и хорошо знал крестьянский быт... Целые подразделения его ополченцев были во¬ оружены, например, крестьянскими цепами — под¬ разделения цепников. Он же придумал знаменитую возовую оборону — когда круг из возов, особым образом сцепленных между собой, — иногда даже в два этажа, — молние¬ носно становился неприступной крепостью в чистом поле. Особенно для вражеской конницы. Это было не случайное изобретение, а тщательно продуман¬ ная и мастерски осуществленная с инженерной точ¬ ки зрения идея. К возам прибивались специальные штыри, были в комплекте цепи, толстые канаты. Эта конструкция крепости из возов Жижкой регулярно, от раза к разу, совершенствовалась. Укреплялись стенки и поддон, изготовлялись хит¬ рые выдвижные крючья — ну и так далее. К копью — древку — вместо наконечника Ян Жиж¬ ка приделал крестьянский серп. Этими серпами за¬ севшие за возами повстанцы-табориты лихо под¬ рубали не защищенные железом ноги рыцарских лошадей. Представьте себе закованного в броню рыцаря, который налетает на крестьянский воз, и при этом ноги его коня подрезают серпом, а сверху он полу¬ чает по шлему, который и мечом-то не разрубить, страшный удар молотилкой — цепом. Шлем — попо¬ лам-так два крестьянина шутя побеждают одного рыцаря. В Ледовом побоище 1242 года решающую роль сыграли пешие полки. Классическое описание собы¬ тий: войско Тевтонского ордена прошло через лед в самом узком месте, в проливе между Псковским и Чудским озерами. Александр Невский предвидел, где пойдет противник, и расставил новгородское вой¬ ско так: впереди, на льду, лучники, за ними — тяже¬ ловооруженное пешее войско, а с боков — отборные отряды. Свою же дружину он вообще поставил в ре¬ зерв. Тевтонцы шли через озеро, построились клином («свиньей») и ударили по русскому центру, который им удалось прорвать. Однако с флангов по «свинье» ударили отряды Александра, а с тыла — резерв. Да, наш центр немцы смяли, но так и было задумано, чтобы окружить тевтонское войско. И этот самый ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ: ФАКТ Стиль новгородского управления очень далек от европейского городского права, но похож на греческую политию времен Аристотеля. В Греции полис состоял из города — собственно полиса, и из территории — хоры. Часть населения полиса жила в хоре. Полисы маленькие, и для того чтобы по¬ пасть на народное собрание, надо было пройти самое большее километров 20 или 30, а чаще всего — намного меньше. Ре¬ шения народного собрания принимались и для всей хоры тоже. Корин П. Александр Невский 35
МИФЫ О РОССИИ «центр» не выпустил тевтонцев со льда Чудского озера. А кто «ударил с флангов»? «Отборные дружины Александра»? Нет, отборные дружины Новгорода и Ладоги! Городское ополчение, тяжелая броненос¬ ная пехота остановила удар тевтонской конницы, не выпустила ее с опасного весеннего льда. Такая же броненосная пехота нанесла удар с флангов и не дала врагу развернуть грозную ры¬ царскую «свинью». Свою же дружину Александр Невский придер¬ живал до конца. Противник отступает, бежит, дело сделано — и он наносит удар дружиной в тыл уже поверженного, но недобитого врага. Добивает — гонит, истребляет, топит в озере. Пе¬ шим ведь не догнать конного, тут профессиональная дружина особенно эффективна. Поздравим князя со светлым подвигом, но все же отметим: битву на Чуд¬ ском озере 5 апреля 1242 года выиграли у рыцарей горожане. Под грамотным руководством, конечно, Невского. Вывод простой: Новгород входил в число тех сред¬ невековых обществ, которые могли противопоставить феодальной коннице силу пеших горожан. Князь важен как организатор и как знамя. Порой само имя вождя —уже половина победы. Но все же и Господин Великий Новгород много что мог — и без князя. Созывалось вече не регулярно. И посадник, и во¬ обще—теоретически—любой горожанин мог уда¬ рить в вечевой колокол. Была бы необходимость. А вот между созывами вече правил Совет господ: правительство Господина Великого Новгорода. В него входили тысяцкий, посадник, «старые», то есть преж¬ ние посадник и тысяцкий (очень грамотно — обеспе¬ чивалась преемственность!), кончанские и сотские старосты. Для исполнения решений администрации было до сотни приставов, подвойских, позовников, изветни- ков, бирючей... Все это различные должности. Широчайшее самоуправление, пронизывавшее буквально все стороны жизни, народоправство, дела¬ ли ненужным большой чиновничий аппарат. Действи¬ тельно, а зачем чиновники? Управлять? Но местные веча сами управятся: назначат ответственных за все общественные дела, разобьют общинников на коман¬ ды, разделят труд. И добьются большего успеха, чем целая бюрократическая армия. Самоуправляющиеся общины не допустят пре¬ ступлений на своей территории, проложат дороги, устроят путников и купцов, отведут места для тор¬ говли, наймут охрану для грузов, построят пристани на реке, не допустят браконьерства на бобровых ловах... Словом, сделают сами все то, чем без мест¬ ного самоуправления стали бы заниматься чиновни¬ ки. Причем бюрократы сделают то же самое и хуже, и намного дороже. Остается поражаться, какой маленький аппарат управления нужен был громадной стране. На Руси времен Ярослава Мудрого живет не менее миллиона человек. А весь центральный аппарат управления, включающий всех должностных лиц княжеской вла- ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ: ФАКТ Во владениях короля Филиппа IV во Франции население составляло около 7 миллионов человек. А только королев¬ ских чиновников было свыше 20 тысяч. Число должностных лиц в графствах, горо¬ дах, на таможнях и на промыслах — в че¬ тыре раза больше. Соотнесем 100 тысяч чиновников на 7 миллионов человек и ме¬ нее 1 тысячи — на 1 миллион. Получается, во Франции на одно и то же число жите¬ лей приходится в 14 (!) раз больше чинов¬ ников. Такова плата государства за подавление местного самоуправления. сти, не составляет и тысячи человек! Есть еще долж¬ ностные лица в крупных городах, на волоках, где идет торговля, на границах — но их тоже немного, считанные десятки, от силы — сотни. Господин закон Псковская судная грамота начала составляться еще в начале XIV века. Последняя переработка ее текстов производилась между 1462 и 1471 годами. Псковская судная грамота состоит из 120 статей, и половина из них посвящена гражданскому праву. Грамота различает весьма тонкие юридические по¬ нятия. Недвижимое имущество (отчина) четко отде¬ ляется от движимого (живот); указываются законные способы приобретения собственности обоих видов. Различается наследование по завещанию и по ре¬ шению суда. Псковские законы очень подробно регулирова¬ ли область права, которую современные юристы называют «обязательственной»: отношения людей в области продажи, покупки, мены, залога, дарения, займа, ссуды, найма на работу или пользования иму¬ ществом. Словом, все случаи, когда люди несут друг перед другом какие-то обязательства. По псковским законам женщины могли владеть имуществом, наследовали после отца и мужа. Уголовное право Пскова трудно назвать суровым, особенно по меркам «темного» Средневековья. За большую часть провинностей можно было откупить¬ ся, заплатив денежный штраф. Смертная казнь по¬ лагалась лишь за особо тяжкие преступления: за «перевет», то есть государственную измену, кражу из Псковского кремля, за поджог и за кражу, совер¬ шенную в третий раз. В английских законах XV века смертная казнь предусматривалась более чем 80 статьями. В срав¬ нении с ними Псковская судебная грамота — прямо песнь торжествующего гуманизма. В общем, да здравствует псковский суд — самый гуманный суд в мире! По уголовным делам доказа¬ тельством считались предъявление письменных до- 36
Гэрбатов К. Псков кументов, взятие с поличным, представление свиде¬ телей, собственное признание и судебный поединок (как же без этого!). Судебный поединок, конечно, трудно считать совершенной формой доказательств. Но судебных поединков со временем становилось все меньше; люди как-то все менее полагались на божественное Провидение, а как-то больше на самих себя и на до¬ казательную базу. Судебную власть имело вече, господа, назначен¬ ные вече судьи, наместники князя и посадники приго¬ родов, псковский наместник новгородского архиепи¬ скопа и, что самое интересное, — «братчина», то есть гражданское сообщество соседей. Средневековые псковичи умели судиться без помощи администрации, своим гражданским сообществом. Почти что судом присяжных. В общем, Псковская судебная грамота для той эпохи и продуманна, и сложна, и довольно гуман¬ на. Мне, по крайней мере, кажется, псковичи жили по каким-то более совершенным и добрым законам, чем жители большинства государств тогдашней Ев¬ ропы. ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ: ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА В Пскове не было испытания огнем и во¬ дой, как в Средневековой Европе: обви¬ няемый брал в руки раскаленное в костре железо. По характеру ожогов судьи потом решали: виновен ли? Считалось, что у не¬ винного ожоги не такие глубокие, не до кости. Возможно, глубокая убежденность невинного в своей правоте как-то ему и помогала, но сколько людей (виновных и безвинных) лишилось рук — было бы уз¬ нать интересно, да вряд ли когда-нибудь узнаем. Испытание водой проводилось так: свя¬ занного человека бросают в реку. Винов¬ ный, полагалось, не тонет. Логика мне лично совершенно непонятна. Разве что провести аналогию с выражением, что «оно» — некая субстанция — не тонет... А невинный, соответственно, тонет. И за¬ дача в том, чтобы и убедиться в его неви¬ новности, и успеть выловить. А то придется признавать невиновным уже покойника. Этих удивительных для нас средне¬ вековых норм судебного следствия, к сча¬ стью для псковичей, в их городе принято не было. 37
Иванов С. Суд в Московском государстве Наказанный самодержец За всю историю Древней Руси нам известен толь¬ ко один случай, когда была сознательно нарушена политическая — демократическая — традиция. Лишь один яркий пример того, как князь попытался пра¬ вить ВООБЩЕ без вече и бояр. Результатом смелого эксперимента стал дворцовый переворот и жестокое убийство. В 1157 году Андрей Боголюбский, сын Юрия Долго¬ рукого, сделался князем в Ростове — столице Росто¬ во-Суздальского княжества. И тут же перенес столи¬ цу своей земли в молодой город Владимир, — просто потому, что там не было вече. Государство князя Андрея стало называться Владимиро-Суздальским княжеством. Боголюбский не полагался на бояр и старшую дружину, служивших его отцу. Он выслал их за пре¬ делы княжества и стал править, опираясь только на «молодшую дружину», на «отроков». То есть на лю¬ дей, не имевших своих вотчин, во всем зависевших от него и поневоле преданных. Андрей Боголюбский был первым на всей Руси, кто последовательно опи¬ рался не на землевладельцев-бояр, которые от него экономически мало зависели, а на тех, кто зависел от данной им земли, от пожертвований и «кормлений». По словам летописца, он хотел быть «самовластцем» Суздальской земли... ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ: ПОРТРЕТ Но даже окружив себя «отроками», князь не остался и во Владимире. Словно предвидя свою судьбу, он построил укре¬ пленный княжеский городок Боголюбово и поселился в нем. Боголюбский вообще много строил, в частности знаменитую цер¬ ковь Покрова на Нерли. И сейчас белока¬ менное чудо посреди русских лугов произ¬ водит сильнейшее впечатление. А тогда, представьте только, свежий тесаный ка¬ мень, как сахар, сверкал на солнце. И цер¬ ковь, поставленная на насыпи, посреди заливного Богородичного луга, при слия¬ нии рек, была видна за много верст. Храм был первым, что бросалось в глаза купцам, послам, боярам и дворянам, приезжавшим в Боголюбово. Для его сооружения в неудобном, но важном для общего замысла месте при¬ шлось посреди лугов насыпать и укреплять искусственный пятиметровый холм. Задача в техническом плане непростая, требую¬ щая тонкого расчета и немалых усилий. Зачем князь повелел в 1165 году поставить эту прекрасную церковь именно здесь? Интересный ответ дают современные ис¬ следователи и публицисты, в частности Феликс Разумовский: ради красоты. 38
МИФЫ ДРЕВНЕЙ РУСИ Весь Владимир был украшен при Боголюбском бе¬ локаменным зодчеством. На берегу Клязьмы встали собор Успения Богоматери и монументальные Золо¬ тые ворота. Но Боголюбскому надо было освятить не только город, но и всю землю. Вдоль водного пути по Клязьме он создал великолепный художественный ансамбль. Столица стала частью этого ансамбля. В него вошли также два подгородних монастыря и княжеская резиденция. Зачем все это? Во имя чего столько трудов? Ответ простой: ради красоты. Для того чтобы одухотворить пространство, придать всему, что окружает князя Андрея, особый торжественный вид... Но нас интересуют не заслуги Боголюбского в древнерусском зодчестве. Интересна попытка вве¬ сти абсолютное самодержавие в одной отдельно взятой русской земле. Летописец называл Андрея Бо¬ голюбского «жестковыйным», то есть не гнувшим ни перед кем шеи, не склонявшим головы. Князь всегда держал ее немного откинутой, глядя подчеркнуто гордо, непреклонно. Православная церковь канонизировала князя Ан¬ дрея. В XX веке его мощи, находившиеся в роскошной гробнице в Успенском соборе во Владимире, иссле¬ довали антропологи. По словам советского историка, «революционный народ не почитает мощей, и многие мощи, служив¬ шие раньше для обмана верующих, были публично вскрыты и ликвидированы. При этом нередко выяс¬ нялось, что в гробнице „святого" лежали вовсе не человеческие кости, а кости животных». В 1174 году Боголюбский был убит заговорщи¬ ками — собственными слугами и приближенными. Не будем пересказывать детали этого отвратитель¬ ного преступления, по своей жестокости напоми¬ нающего другое знаменитое убийство — Григория Распутина. Но где была в ночь убийства «молодшая дру¬ жина»—сотни профессиональных воинов, каж¬ дый из которых всем был обязан Андрею Боголюб¬ скому?! Они не пришли на помощь, когда князь со стонами, пятная собственный дворец кровью, пытался спрятаться в сенях. Убийцы спокойно удалились. В Никоновской летописи сообщается, что сразу после смерти князя «гражане же боголюбе™ и дво¬ ряне его разграбиша домъ его». Во Владимире не¬ сколько дней горожане убивали княжеских управите¬ лей и слуг, грабили лавки и имущество князя. Никто даже не пытался отомстить убийцам или хотя бы ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ: ФАКТ В гробнице-раке был все-таки, слава Богу, именно князь Андрей Боголюбский. У его скелета оказались сросшимися не¬ сколько шейных позвонков. Человек, по¬ хороненный в Успенском соборе, при всем желании не мог бы держать голову и шею иначе. Так что летописец в своем опре¬ делении — «жестковыйный» назвал князя Андрея очень точно. Шея у него и впрямь была «жесткая», негнущаяся. Великий князь владимирский святой Андрей Юрьевич Боголюбский. Фреска Васнецов В. Великий князь Андрей Юрьевич Боголюбский 39
МИФЫ О РОССИИ Великий князь владимирский Всеволод Юрьевич Большое Гчездо. Рисунок из «Титулярника» в Боголюбово, он тут же восстановил порядок и ото¬ мстил за брата. Со всей средневековой изобрета¬ тельностью. Семерым убийцам подрезали поджилки, чтобы они не могли двигаться, положили в просмо¬ ленные гробы и утопили в озере. Но все же — как странно ведут себя и дружина, и горожане. Объяснить это можно только одним — «гордец» и «самодержец» вызывал у привычных к средневековой демократии русских негативные чув¬ ства. Сосредоточение власти в одних руках и упразд¬ нение вече им не понравилось. Смириться с единовластным правлением пришлось позже — после монгольского нашествия, когда под¬ нялась династия московских князей. Они правили без вече, и их власть стала гарантией освобождения Руси от ига Орды. Когда кончился вечевой строй? На северо-востоке Руси последний раз вечевые колокола били в 1262 году. В этот год по всей Руси вспыхнуло восстание против монгольских сборщи¬ ков дани, точнее, мусульманских купцов-бесерме- нов, которые выкупили у Орды этот выгодный биз¬ нес. Полыхнуло в Суздале, Ярославле, Владимире... Как свидетельствовал летописец, «бысть вече на бесермены по всем градом русским, и побиша та¬ тар везде, не терпяще насилие от них». Бусурман перебили. После восстания Александр Невский снял вече¬ вые колокола и не велел больше собираться вече. усовестить их. Более того, труп Андрея Боголюбского вышвырну¬ ли на огород. Только старый слуга князя, найдя тело хозяина, несмотря на угрозы горожан и дружи¬ ны, закатал его в ковер. Вместе с мальчиком-служкой перенес тело в церковь. Но даже там ему велели положить труп князя Ан¬ дрея в приделе, около входа, а не в средней части храма. Двое су¬ ток пролежал здесь Андрей Бого- любский. Заговорщики и бывшие слуги входили в храм, пинали тело, плевали на него. Только на третий день пришел игумен дальнего монастыря, со¬ брал нескольких людей, которые омыли тело, положили его в гроб, отпели и отнесли во Владимир. Как только брат Андрея, суз¬ дальский князь Всеволод Боль¬ шое Гнездо вошел с дружиной ВЕЧЕВОЙ КОЛОКОЛ А после себя повелел князь великий из Новгорода и колокол их вечной привезти на Москву, и привезен бысть и вознесли его на колокольницу на площади с прочими колоколы звонити 40
МИФЫ ДРЕВНЕЙ РУСИ Это было слишком опасно: монголы могли вырезать население этой части Руси до последнего человека. В Новгороде и Пскове вечевые колокола никуда не делись. На русских землях, отошедших под Великое кня¬ жество Литовское, вечевой строй сохранялся и в XIV, и в XV веках. Он был в Киеве, Львове, Минске, Туро¬ ве... Везде. И после XV века вечевой строй не исчез. Просто постепенно русские города получали разрешение управляться по Магдебургскому (или же немецкому) праву. От взаимного проникновения двух традиций демократии сложилась иная, не такая строгая и фор¬ мализованная система городского самоуправления, как на романо-германском Западе. Мифы современников о Древней Руси Единое Киево-Новгородское государство Древняя Русь начало формироваться вокруг знаменитого Пути «из варяг в греки». Русских купцов прекрасно знали в Византии, в торговых городах Нижней Волги и При- каспия, куда вел Путь «из варяг в хазары» — по пути с Балтики в бассейн Волги через волоки. Русских знали во всем бассейне Балтики, в Поль¬ ше, Германии и Венгрии, во всем неспокойном степ¬ ном мире. До принятия христианства Владимиром четверо из его бесчисленных жен были скандинав¬ ского происхождения, остальные —и касожками, и болгарками, и славянками... Его сын Ярослав Мудрый — христианин, но его семья — средоточие международного родства. Сам Ярослав был женат на дочери норвежского короля Ингриде (Ингигерде). Одна дочь Ярослава, Анна, вышла замуж за французского короля Генриха I, а после его смерти стала женой графа Рауля Валуа. Другая, Елизавета, вышла замуж за норвежского короля Харольда. После смерти первого мужа она вышла замуж за датского короля Свейна. Третья дочь, Анастасия, стала женой венгерского короля Андрея. Старший сын Ярослава Всеволод был женат на дочери византийского императора Константина Мономаха, второй сын, Изяслав — на польской прин¬ цессе. Другие сыновья Ярослава были женаты на до¬ черях саксонского маркграфа и графа Штаденского. У одного из внуков Ярослава была шведская жена, а норвежские короли дважды женились на русских принцессах. Спустя сто лет Сигурд Норвежский взял в жены дочь князя Мстислава со скандинавским име¬ нем Малфрид. А после смерти Сигурда Норвежского его вдова вышла замуж за датского короля Эрика Эймуна. Еще у одного датского короля, Вольдемара I, была русская жена. Гита-Эдгита, дочь последнего саксонского короля Англии Гарольда, вышла замуж за Владимира Мономаха. Но, конечно же, варягами на престоле Руси и рус¬ скими принцессами — женами варягов, дело не огра- Ярослав Мудрый. Рисунок из «Титулярника» ничилось. Четверо венгерских королей женились на русских княжнах. У двух русских князей были венгерские жены. Только одна русская княжна была замужем за чешским владыкой, но «зато» у трех русских князей были чешские жены. У двух русских князей были жены из рода князей западных полаб- ских славян. Живших близ Балтики называли помо¬ рянами —теми, кто живет близ моря. От славянского слова Поморье произошло немецкое Pommern — По¬ мерания. У трех померанских князей — русские жены. Жен из Византии взяли семь князей Древней Руси. Двое из них сыграли исключительную роль в истории Руси — Владимир Красное Солнышко и Роман Галиц¬ кий, последний в 1200 году женился на византийской княжне из рода Ангелов, родственнице императора Исаака И. Четыре раза византийские императоры женились на русских княжнах. Исак Комнин женился на Ирине из Перемышля, дочери Володара. Владимир Мономах отдал дочь Марию в жены изгнанному из Византии князю Льву Диогену, который называл себя сыном свергнутого императора Романа Диогена (правда ли это, до сих пор точно не известно). Лев Диоген пытался завоевать себе престол и вторгся в Болга¬ рию, но потерпел поражение и был убит. Сын его и Марии Василий был убит на Руси в 1136 году, сама Мария умерла лет через десять. Не все браки с ви- 41
МИФЫ О РОССИИ Ярослав Мудрый. Реконструкция академика М. Г зантийцами кончались так плачевно: дочь Мстислава Владимировича, внучка Мономаха, в 1122 году вышла замуж за Андроника Комнина. Брак оказался удач¬ ным. Византийский князь из дома Ангелов женился на Евфимии Черниговской. В Киево-Новгородский период нашей истории у восьми князей Руси были Печать князя Ярослава Владимировича, найденная в Новгороде в 1994 г. ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ: ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА О чем говорит обилие династических браков? В первую очередь о высоком ста¬ тусе Руси на международной арене. С ди¬ настией неавторитетной, с владыками мало значащей страны никто не стремится за¬ ключать браков. Если ПОЛОВИНА отпры¬ сков династии находят себе пару среди других царствующих родов, это говорит о высоком статусе Руси в Европе. Брак русским или с русской был ПРИ¬ ВЛЕКАТЕЛЕН для представителей правя¬ щих родов. Отметим это как важнейшую деталь. польские жены, а одиннадцать русских княжон были замужем за поляками. У шести князей Древней Руси были немецкие жены, в том числе у двух великих князей, сидевших на киевском престоле. В Германии русские жены были у двух маркграфов, одного графа, одного ландграфа и одного императора Священной Римской империи германской нации. В 1089 году Император Священной Римской империи германской нации Генрих IV женился на Евпраксии Всеволодов¬ не, внучке Ярослава Мудрого, приходившейся родной племянницей Анне Ярославне, королеве французов. Она была коронована в императрицы под именем Адельгейды. ПОЛОВИНА всех браков в роду Рюриковичей, за¬ ключенных между 862 и 1237 годами, связывали русских княжон и князей с иноземными принцами и принцессами. Половина! Но Русь знали в Европе и простолюдины, по край¬ ней мере горожане. Ведь она вела оживленную тор¬ говлю с Европой. Через Богемию-Чехию и Польшу, через Галич и Львов шла торговля с Германией. Раффенфельштадтское таможенное установление 906 года содержит упоминание о русских купцах. Ратисбон в XI и XII веках — основная точка тор¬ говли с Германией. Здесь была особая корпорация купцов, торговавших с Русью, — «рузарии». Новгородские купцы активно торговали с немец¬ кими купцами Риги, Ревеля и Дерпта. В Новгороде была корпорация купцов, торговавших со Щецином, новгородцы часто посещали Волин. Но, кроме того, новгородцы были активнейшими мореплавателями. У них был флот в сотни вымпелов, и эти «вымпелы» были ничем не хуже, чем корабли датчан или шведов. Новгородцы не только ждали к себе купцов-гостей; они сами регулярно плавали по морю в Данию, в Любек и в Шлезвиг. В XII веке они основали свою колонию на острове Готланд, в глав¬ ном городе Висби; там стояла новгородская церковь. В новгородских летописях упоминается, что в 1131 году на обратном пути из Дании погибло 7 тор¬ говых кораблей с командой и грузом. В 1157 году шведский король Свейн III захватил много русских кораблей. В 1187 году император Священной Римской им¬ перии германской нации Фридрих даровал равные права на торговлю в Любеке голландцам и русским. 42
МИФЫ ДРЕВНЕЙ РУСИ Сукно из бельгийского города Ипра высоко ценилось в Новгороде, и привозили его сами новго¬ родцы. Уже в XII веке в Новгороде появился Готский двор. Основали его купцы из Висби, предшествен¬ ники Ганзы. С конца XII века в Новгороде находился Немецкий двор и посольство Ганзы. Итак, контакты многочисленны и обильны. Но мы не знаем ни одного черного мифа о Древней Руси! Все известные нам отзывы о ней — только положи¬ тельные. Это не менее важный аргумент авторитета Руси на «международной арене», чем династические браки! Миф об Александре Невском Фоменко и Носовский «доказали», что история Руси гораздо короче, чем принято считать! «Теория» Фоменко и Носовского основана на идее заговора: якобы Романовы, а потом ряд ученых после Петра сознательно уничтожали одни документы и заменяли их другими. Новгород —это вовсе не «настоящий» древний Новгород, «настоящий» — это Ярославль. Александр Невский и Батый — одно лицо, носившее разные имена в разных частях единого государства, а современные ученые подделывают результаты археологических раскопок. В частности, якобы около 1000 года дендрохронология — научная дисциплина, позволяющая определять возраст археологических находок по годичным кольцам деревьев, — обры¬ вается. А более ранние даты ими попросту при¬ думаны. И это только часть измышлений этих двух «вели¬ ких историков» и их последователей. Не будем вдаваться в долгую полемику. Возраже¬ ний у нас будет два. ПЕРВОЕ: Фоменко и Носовский НЕ смогли опро¬ вергнуть «общепринятую» хронологию. Их аргумен¬ тация поверхностна и часто попросту лжива. Ска¬ жем, в культурном слое Новгорода, раскопанного огромными площадями, попадаются многочисленные берестяные грамоты. «Подделать» их присутствие в культурном слое невозможно по определению: ведь этот слой не потревожен веками, берестяные грамо¬ ты отделяют от современной поверхности несколько метров напластований. Что же, агенты Романовых туда запихивали бере¬ сту?! Кстати, и обрыв хронологии около 1000 года — выдумка авторов «новой хронологии». Дендрохро¬ нология в Великобритании доведена до IV века н. э., в Германии —до VI—VII веков, в России —до VIII века. Без «разрывов». Другие находки новгородских археологов подтвер¬ ждают точность «деревянного календаря». Сенса¬ ционная находка печати Ярослава Мудрого сделана в слоях, согласно дендрохронологии, датируемых 1030-ми годами. Остается напомнить, что правил Ярослав с 1016 по 1054 год. Великий князь Александр Ярославин Невский. Икона Печатей, принадлежавших известным деятелям древнерусской истории, уже выявлено больше сот¬ ни, и все они в точности подтверждают «показания» годичных колец на спилах бревен с новгородских мостовых. Можно еще многое говорить по этому поводу, но главное ясно. ВТОРОЕ возражение. Эта книга написана не о са¬ мих по себе источниках, а о том, как эти источники формируют позицию, или, как сказал А. С. Пушкин, «самостоянье» современного человека. Если даже представить, что все источники по истории Древней Руси фальсифицированы, ВСЕ РАВНО — именно они важны для жизни современного россиянина. ВАЖЕН НЕ СТОЛЬКО ФАКТ, СКОЛЬКО ЕГО ОТРА¬ ЖЕНИЕ В НАРОДНОМ САМОСОЗНАНИИ. Есть основания полагать, что Ледовое побоище 1242 года было гораздо менее важным событием, чем Невская битва 1240 года. А на фоне битвы при Грюнвальде — может это вообще рядовая пригранич¬ ная «разборка». Но для идеологии это не имеет значения! Именно Ледовое побоище вошло в историю как важнейшее, 43
МИФЫ О РОССИИ Шлем великого князя Александра Ярославина Невского. Художник-реставратор Солнцев Ф. определяющее событие! И живет в этом качестве до сих пор. Говорил ли Александр Невский: «Кто с мечом к нам придет, тот от меча и погибнет»? Не говорил? Это уже не имеет никакого значения. Ведь мы давно уже судим об этом событии не по подтвержденным фактам: не по тому, что там на самом деле было или не было. Даже не по фактам отраженным: летописям и историческим хроникам. По сложившейся традиции уже не первое поколе¬ ние в нашей стране представляет происходившее на льду Чудского озера в 1242 году так, как это показа¬ но... в художественном кинофильме! Спустя почти семь веков после «Ледового побои¬ ща», в 1938 году Эйзенштейном был снят гениальный пропагандистский фильм, вошедший в сокровищницу мирового кинематографа. Он сформировал отноше¬ ние к этой части русской истории не у одного поко¬ ления. И сточки зрения мифотворчества и мифовос- приятия для нас наиболее важно именно это. Александр Ярославич Невский— личность леген¬ дарная и яркая. Он сумел остановить Тевтонский орден и не пу¬ стить его в русские земли. Он усилил княжескую власть и уничтожил вечевой строй в Северо-Вос¬ точной Руси. Он не согласился участвовать в походе монгольского хана Берке на Иран, за что был им отравлен. Отец-основатель государства нового типа, Алек¬ сандр почитался и в Московии, и в Российской империи. Не случайно Александро-Невская лавра названа именно в его честь. И не случайно Петр I, похоже, искренне заблуждавшийся, что основан¬ ный им монастырь находится точно на месте истори¬ ческой Невской битвы, перенес мощи святого Алек¬ сандра Невского в Петербург. Положительный миф о Ледовом побоище и о защите родной земли царь пытался использовать для укрепления госу¬ дарства. Печать Александра Невского 44
МИФЫ ДРЕВНЕЙ РУСИ Русские герои Грюнвальдской битвы В XIII веке сама Русь была жертвой перманентной агрессии: с востока и юга от половцев и монголов, а с запада — от рыцарских орденов. А знаем ли мы, кстати, что это наши предки оста¬ новили немецкую экспансию во всей Восточной Евро¬ пе? Вот битва «мирового уровня» — Грюнвальдская, 15 июля 1410 года. Одно из тех сражений, что меня¬ ют ход мировой истории. Битва при Грюнвальде, где окончательно были разбиты тевтонские рыцари, считается каким-то за¬ граничным сражением. В котором бились то ли немцы с литовцами, то ли немцы с поляками... Упускаем мы в собственной истории, упускаем важные позитивные моменты! Между тем русские в Грюнвальдской битве состав¬ ляли важную часть союзного войска и сыграли в ней решающую роль. Воины т. н. Смоленского полка были вассалами Витовта, великого князя литовского. На террито¬ рии Литвы, как известно, жило очень много русских и православных, они вообще были подавляющей частью населения. Литовцы были правящей элитой. А население-то русское... Сам Витовт, естественно, был литовцем. Он поставил литовских воинов на са¬ мое безопасные место, а своих вассалов-смол ян — на самую невыгодную позицию. Именно по смолянам, расположенным в центре войска на беззащитном ровном месте, и пришелся первый, самый страшный удар бронированной рыцарской конницы. Но вот о чем следует знать и помнить: литовцы, стоявшие по бокам, в арьергарде и так далее, пере¬ пугавшись, побежали, а смоляне стояли насмерть, не сходя с места! В героическом смоленском полку и завязла закованная в броню конница тевтонского ордена. И тогда сам Витовт бросился догонять своих вои¬ нов, сбежавших, даже не приняв сражения. С конным отрядом он нагнал их, перестроил, повел назад — на то место, где все еще насмерть стояли русские, смо¬ ленские полки. Потери смоленцев уже превышали пятьдесят (!) процентов, но наши не дрогнули. С воз¬ вращением «дезертировавших» литовцев русские воины воодушевились и сами перешли в контрнасту¬ пление. И тевтонские рыцари были разбиты. Кто выиграл бритву при Грюнвальде? Витовт? Нет. Литовцы? Нет. Ее выиграли герои смоленско¬ го полка, которые защищали общую русскую ро¬ дину — не важно, в границах княжества Литовского или в границах соседнего с ним княжества Мос¬ ковского. Они изменили историю всей Восточной Европы. Впрочем, почему только Восточной? Муха А. «Славянский цикл. После Гоюнвальдской битвы»
МИФЫ О РОССИИ Мифы о смертной казни Рассуждая о том, что в каждом русском сидит па¬ лач и что наша история — сплошная эскалация же¬ стокости, иностранцы как-то забывают сравнить свои законодательства с русским... А зря. Очень полезно... Так вот, смертная казнь предусматривалась 14 ста¬ тьями Саксонской правды VI—IX веков. По городскому Магдебургскому праву в Германии XIV-XVI веков смертью каралось от 20 до 40 преступлений. В Англии XV века казнили за 80 преступлений. Во Франции XVII—XVIII веков — по 134 статьям. Каралось смертью оскорбление коронованных особ, богохульство, кража коровы, совращение мо¬ нашки и тайное проникновение ночью в королевский дворец. На фоне этого кошмара Кодекс Наполеона во Франции был просто песней торжествующего гума¬ низма: он предусматривал санкцию в виде смертной казни «всего» в 30 случаях. Собственно, с Кодекса Наполеона и началось по¬ степенное смягчение законодательства в странах Европы. Vive la Bounaparte! Но еще в начале XX века в Испании смертью каралось до 70 преступлений, включая угон скота и празднование языческих праздников. Сравним с Русью? Сразу скажу: такое сравнение камня на камне не оставляет от тезиса о «кровавости» русской истории. Потому что история Руси показывает несравненно большую мягкость законодательства. Большинство ученых-правоведов считают: в Древней Руси вообще не было смертной казни. Что она впервые в русское законодательство была введена Двинской уставной грамотой 1397 года в Пскове. Другие полагают, что смертная казнь в Древней Руси все же существовала: «Повесть временных лет» сообщает, что князь Владимир по совету епископов и старцев в 996 году вводит смертную казнь. Это место в летописи вызвало многочисленные споры среди CODE CIVIL D ES FRAN^AIS. Edition originals et seule officielle. X PARIS, DE L'IMPRIMERIE DE LA REPUBUQUE. АН XII 180L Кодекс Наполеона Марторелл Б. Отправление святого Гзоргия на казнь ученых. Летописец так описал данный эпизод: «...Ум¬ ножились разбойники, — говорили епископы. — Поче¬ му ты не казнишь их?" — „Боюсь греха"(!) — отвечал князь. „Ты поставлен от Бога на казнь злых, тебе достоит казнити разбойников, но с испытом". Во- лодимеръ же отверг виры, нача казнити разбойников. И реша епископы и старци: рать многа; оже вира, то на оружьи и на конихъ буди; и рече Володимеръ: тако буди. И живяше Володимеръ по устроению отьню и дедню». В общем, если и была смертная казнь, то как нечто исключительное, необычайное. Что-то такое, на что требуется вмешательство самого князя. Уголовное право Новгорода и Пскова уже знакомо со смертной казнью, но вовсе не так уж свирепо. За большую часть проступков можно было откупить¬ ся, заплатив денежный штраф (продажу). Смертная казнь полагалась всего за несколько самых тяжких преступлений: за «перевет», то есть государствен¬ ную измену, кражу из Кремля, за поджог и за кражу, совершенную в третий раз. Согласно московскому Судебнику 1497 года, смерт¬ ная казнь предусматривалась 60 статьями — почти как в Европе. Но законодательство Московии испы¬ тало на себе явное влияние Орды. Не Запада, так Востока, и не самой цивилизованной его части. 46
МИФЫ ДРЕВНЕЙ РУСИ ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ: ФАКТ В Британии того же времени наказыва¬ лось смертью уже свыше 200 видов престу¬ плений. Казнить могли за то, что человека застигли вооруженным или переодетым в чужом лесу, за злонамеренную порубку или уничтожение деревьев, злонамеренное уничтожение скота, за двоебрачие, за кар¬ манную кражу на сумму свыше 1 (!) шил¬ линга (если кража совершена в публичном месте). Список преступлений постоянно, от года к году, расширялся и дополнялся. В 1819 году смертью каралось уже 225 преступлений. Инфляция заставила поднять сумму украденного, за которую полагалась смерть, с 1 шиллинга до 5 (кра¬ жа из лавки) и 40 шиллингов (кража из дома). Впрочем, смертную казнь теперь суд мог гуманно заменить ссылкой в колонии либо тюремным заключением. Рациональ¬ ное решение. Растущей Британской импе¬ рии нужны были не показательные трупы, а бесплатная рабская сила в колониях. Между двумя Иванами — III и IV — на Руси побы¬ вал габсбургский дипломат Сигизмунд Герберштейн, которому суждено было заложить основы многих мифов о России. Именно Герберштейн в своей не¬ бесталанной книге ввел в западноевропейское ми¬ ровоззрение представление о русском народе как о «грубом, бесчувственном и жестоком». Цитирую: «Трудно понять, то ли народ по своей грубости нуждается в госуда ре-тира не, то ли от ти¬ рании государя сам народ становится таким грубым, бесчувственным и жестоким». Герберштейн — о московитском государе: «Свою власть он применяет к духовным так же, как к ми¬ рянам, распоряжаясь беспрепятственно по своей воле жизнью и имуществом каждого из советников, которые есть у него». Правда, в другом месте он замечает: «Карать смертной казнью рабов или других лиц может только один государь или тот, кому он это поручит». Наконец, в третьем месте мы читаем: «Из поддан¬ ных никто не смеет пытать кого-либо». Выходит, цар¬ ское тиранство — это просто тяжкий крест, который несет верховная власть? Выходит, что так. И при этом пытки запрещены? Как-то совсем не в духе Средне¬ вековья, получается, жила Московия... На «загнивающем Западе» резал и жег каждый ма¬ ло-мальски заметный начальник. Начиная примерно с вахтера. Мифы о смертной казни. Европейская практика Для начала стоит напомнить, что у нас не было инквизиции. Не было —и все. Одно это спасло на¬ шей стране бесчисленное множество жизней. Судьба Штильке Г. А. Жанна д’Арк на костре самой знаменитой женщины Франции — прекрасный пример (ужасный, конечно) инквизиторских практик. Мы до сих пор не очень представляем себе, соб¬ ственно, за что именно была казнена Жанна д’Арк. А ведь ее казнили не за участие в вооруженном со¬ противлении английским войскам и не за какие-то во¬ енные преступления. Судил ее суд инквизиции, и об¬ винили ее в том же, в чем обвиняли и по накатанной казнили тогда сотни тысяч красивых женщин в Ев¬ ропе, —ее обвинили в колдовстве и связи с дьяволом. Это были для той эпохи совершенно обычные, стандартные злодеяния. Что-то типа как сейчас неу¬ плата налогов или коррупция. Ее пытали. Жанна держалась под пытками муже¬ ственно и ни в чем не призналась. Тогда, не добив¬ шись признания, обвинение смягчили. В нем было два пункта, и звучало оно так. Первое: самовольное сношение с небесными силами — что это такое, по¬ нять трудно даже профессиональному богослову. Видимо, так был истолкован тот факт, что Жанне являлись видения, и кто-то от имени Господа давал ей понять, что она должна спасти Францию. И второе обвинение: ношение мужского костюма. Первая часть, даже по тем временам, — вещь сложно наказуемая, а вот переодевание было строго запрещено постановлениями всех всевозможных свя¬ тых соборов, и церковь относилась к этому очень су¬ рово. И приговор был вынесен в полном соответствии 47
МИФЫ О РОССИИ Томас Торквемада Эль Гоеко. Людовик IX Святой с церковной судебной традицией того времени. Как мы все знаем, Жанна Д'Арк была сожжена на костре. А за что, еще раз повторю. Самовольное сношение с небесными силами —это маленькое обвинение, а вот второе, серьезное, — это ношение мужского костюма. То есть за то, что сидя на лошади во время сражений она надевала под рыцарские латы мужские штаны... Не можем мы обойти молчанием и инквизитора То¬ маса Торквемаду. Он жил в 1420-1498 годах —чуть старше Ивана Грозного. Конечно, Торквемада, чело¬ век, исполненный истинно христианского «человеко¬ любия», является, наверное, исключением из правил. Но тем не менее инквизиторов было много, а он был просто «лучшим из лучших». Считается, что по приговорам Торквемады на ко¬ страх было сожжено 10 220 человек —значительно больше, чем погублено Иваном Грозным, у которого ресурса административного, надо сказать, было по¬ больше. Равно как и поводов для жестокости. Все-та- ки две жены, как он был убежден, отравлены заго¬ ворщиками. Помимо костров инквизиции Торквемада демон¬ стрировал и более рациональный подход к исполь¬ зованию человеческого материала. Сжигание —это вещь бессмысленная с точки зрения экономики, по¬ этому еще около ста тысяч человек были приговоре¬ ны испанской инквизицией под руководством Торк¬ вемады к ссылке на галеры. По сути своей это тот же самый смертный приговор — в течение первого же года пребывания на галерах обычно погибала поло¬ вина каторжников, а больше трех лет не выживал ни один человек. Так что это растянутый и мучительный смертный приговор. Один из самых популярных французских монархов, ровесник нашего Александра Невского, — Людовик Святой. Собиратель французских земель и истовый католик. Глубоко верующий человек, лично при¬ нимавший участие в крестовых походах. Неплохой администратор, сыгравший такую же роль для Фран¬ ции, как у нас Иван Калита. О нем много писал Валь¬ тер Скотт в своих исторических романах. ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ: ПОРТРЕТ Скромность довела Людовика до того, что, отправившись в очередной кресто¬ вый поход, он сам носил грубую одежду, запрещал на своих кораблях разного рода увеселения. Даже пытался запретить рас¬ питие спиртных напитков, но, естественно, не получилось — уж это было святое для европейских крестоносцев. А удалось ему запретить ношение дорогой одежды — ни¬ каких мехов, никаких золотых украшений, никаких драгоценностей. Людовик даже выбросил в море шахматы, которые взял его брат, дабы коротать время в длитель¬ ном морском путешествии. Вот такой был святой человек! 48
МИФЫ ДРЕВНЕЙ РУСИ Однако вот что любопытно. Одним из тяжких пре¬ ступлений того времени было богохульство. То, что могло трактоваться как неуважение к церкви либо к религии. Как этот святой — и, как мы могли бы предположить, милосердный — человек карал бого¬ хульство? По личному распоряжению Людовика од¬ ному из парижан, обвиненных в богохульстве, была надета на лицо — причем с таким расчетом, чтобы он уже никогда после этого не мог произнести ни слова — раскаленная железная маска. Полностью обезобразившая богохульника, сжегшая ему губы, нос и так далее... Форму этой маски Святой король разработал лич¬ но сам. И повелел таким образом карать богохульни¬ ков и впредь —дабы «держали рот на замке». Мифы о смертной казни. Европейская практика-2 «Азиатская жестокость» — привычный оборот речи. Но даже турецкие и персидские палачи — дети малые в сравнении с европейскими. Судите сами: законы Франции, Британии, многих княжеств Европы знали до 20 способов умерщвления и до 40 разных пыток, членовредительств и истязаний. Чего только не предусматривало следствие и суд для установления истины и наказания преступника! Казни... Сожжение живьем, в том числе с исполь¬ зованием сырых дров, чтобы огонь помедленнее раз¬ горался. Качели — когда человека раскачивали на виселице, и он то влетал в костер, то его выносило прочь. Так постепенно и поджаривался. Сожжение рук или ног. Сожжение постепенное. Частичное со¬ жжение — когда к человеку привязывали снопы со¬ ломы, поджигали и пускали бежать в чистое поле. Повешение за шею на широком ремне, чтобы аго¬ ния продолжалась подольше. Повешение на крюке под ребро. Повешение вверх ногами. Подвешивание за волосы. Повешение за половой член. Отсечение рук и ног. Вырывание сердца. Разру¬ бание на части, причем постепенное. Разрывание лошадьми. Нанизывание на колья. Посажение на кол. Приби¬ вание гвоздями к деревянной статуе или к дереву. Замуровывание в стену. Захоронение живым. В Голландии, во Франции и в Италии некоторых преступников варили, иногда в кипятке, иногда в масле. И опускали в кипяток не сразу, а медленно спускали на веревке, делая большие остановки. Наказания... Отрубание руки или обеих рук. Ка¬ страция. Ослепление. Порка самыми различными предметами, включая специальные доски, кнуты и плети разных размеров и длины, пытки самыми разнообразными инструментами, всевозможные чле¬ новредительства. В 1584 году был убит Вильгельм Оранский. Его убийца, Балтазар Жерар, был казнен так: «Поста¬ новлено было, что правую его руку сожгут каленым Мюррей Г. Вильгельм III Оранский железом, что плоть его будет в шести различных местах отодрана от костей щипцами, что его заживо четвертуют и выпотрошат, что сердце вырвут из груди и бросят ему в лицо и что его, наконец, обез¬ главят». О, старая добрая Англия! Так казнили убийцу го¬ сударственного деятеля, но людей пытали и убивали и за бытовые преступления. За такие, которые в наше время решаются скорее гражданскими исками. Мастера Иоганнуса из Аугсбур¬ га, создателя одного из соборов Кракова, ослепили за то, что он вовремя не отдал долг. По обычному гражданскому суду приговорили именно к такому наказанию и выжгли мастеру глаза. В Париже XVII века карманным воришкам палач ломал во многих местах кости ног железной пал¬ кой, — во многих местах, чтобы никогда больше не могли ходить. Отрубание руки за воровство — это вообще «клас¬ сика», об этом и говорить-то банально. Конечно, постепенно нравы смягчались. Многие наказания оставались в законе, но практически не применялись. И сегодня в Британии всякий гражданин мужского 49
МИФЫ О РОССИИ пола старше 24 и моложе 60 лет может быть пригово¬ рен к порке плетьми — до 50 ударов. Уточнение про пол — позднего происхождения, поправка сделана в 1906 году. Но последний раз применяли закон в 1937 году. Для сравнения: в Российской империи до реформ Александра II существовали тяжкие телесные наказа¬ ния: кнут, отмененный только в 1864 году, и проход через строй. Эти наказания во многих случаях влекли за собой увечья и даже смерть. Общество считало эти наказания варварством, и они были отменены. Видимо, мы недостаточно цивилизованы. Но еще Герберштейн с нескрываемым удивлением писал о странном однообразии, с которым русские лишают заслуживших этого преступников жизни. «Если призванный к допросу окажется достойным казни, его вешают. Другие казни применяются к пре¬ ступникам редко, разве что они совершили что-ни¬ будь слишком ужасное». При этом посол сквозь зубы отмечал: «Воровство редко карается смертью. Даже за убийство казнят редко, если только оно не совер¬ шено с целью разбоя... Даже скотоложцы и те не подвергаются смертной казни». Напомню, дело было на излете Средних веков. Миф о жестокости русской истории Русский народ устами своих певцов, былинных сказителей и поэтов назвал свою страну Святой Ру¬ сью. «По всем признакам, это многозначительное са¬ моопределение... —низового, массового, стихийного происхождения. Ни одна из христианских наций не вняла самому существенному призыву церкви „имен¬ но к святости;“свойству Божественному", лишь Россия дерзнула „на сверхгордый эпитет" и отдала этому неземному идеалу свое сердце» (Карташов А. В. Что значит «Святая Русь»? Русское Возрождение, 1988, № 42). Святая Русь... Не «старая добрая Русь» или «ве¬ селая Русь» (как Англия), не «прекрасная Россия» (как Франция), не «сладостная Русь» (как Италия), не «Россия превыше всего» (как Германия), а «свя¬ тая»... И одна из причин такого самоопределения в том, что отличительной особенностью освобождения от греха является покаяние. Если государственное устройство в Европе стро¬ илось на исключительной роли и самостоятельности личности (от Цезаря до Бонапарта), то царь в России как бы не «деятель», а «проводник», помазанник Божий и перед Богом в ответе. И самые симпатичные из наших царей— Алексей Михайлович в XVII веке, Александр III в XIX-м — очень религиозные люди. Они же, кстати, и самые «бездеятельные» и миро¬ любивые. Но удивительным образом при них есте¬ ственным путем без петровских «напрягов» росла и крепла держава. ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ: ПОРТРЕТ Если вам придется побывать в Вели¬ ком Новгороде, поглядите внимательно на памятник «Тысячелетие России», воз¬ двигнутый в 1862 году. Среди 129 фигур, присутствующих в этой скульптурной груп¬ пе, Ивана Грозного нет. Персонажей для памятника выбирал лично Александр II. И хотя многие цари пролили кровушки не меньше, чем Иван IV, из списка помина¬ емых государственных деятелей его ис¬ ключили. Царь-освободитель Александр II не хотел, чтобы «кровавый» царь присут¬ ствовал на монументе, символизирующем русскую историю и русскую государствен¬ ность. Неужели правда, и это одно из наказа¬ ний за признание собственных грехов?! Вот Иван Г розный открыто признал их — и по¬ томки исключили его из списка поминае¬ мых русских царей. Никто в Европе, ни один монарх или его министр так не каялся, как Иван Грозный. В отличие от своих венценосных европейских собратьев Иван Василье¬ вич как публично грешил, так публично и каялся. Пароксизм душегубства всегда завершался у него пароксизмом истерического покаяния. И опрични¬ ки ведь носили монашескую одежду, хорошо знали службу. Периодически весь двор шел крестным хо¬ дом, замаливал грехи — реальные и надуманные. Так почему же иностранцы (да и многие наши либералы-западники), сравнивая русских монархов с европейскими, видят «сломицу в оке ближнего сво¬ его, в своем же не узрят и бруса»? Не оттого ли, что у русских было принято каяться в своих преступле¬ ниях? Иван Грозный натворил множество злодеяний, но незадолго до его смерти во все монастыри России были разосланы по его приказу синодики — полные поминальные списки с именами жертв опричного тер¬ рора. На помин их душ Иван Грозный внес большие личные вклады. НИ ОДИН известный нам европейский монарх НИ РАЗУ за всю историю Европы не сделал ничего подобного. И Чезаре Борджиа, и Екатерина Медичи, и Мария Кровавая, и Генрих VIII имели основания покаяться, причем намного более Ивана. Но не по¬ каялись. Поразительное дело: своим покаянием Иван Грозный как вознес свой душевный порыв, так и на¬ казал самого себя. Вот и думай после этого, хорошо ли каяться в гре¬ хах и признавать ошибки... Возможно, правда и другое объяснение. Я уже говорил о том, что кровавые эксцессы в русской исто¬ рии так немногочисленны, что у народа сложилось к ним особое отношение, не похожее на отношение западных народов к своим покойникам. Если их мил¬ лионы, и каждая эпоха прибавляет новых и новых... Как тут запомнить их, как помянуть каждую загублен¬ ную душу? 50
МИФЫ ДРЕВНЕЙ РУСИ Впрочем, здесь, уверен, есть и обратная сторона: крови в русской истории пролилось меньше потому, что таков характер нашего народа. Вот пишу и сам испытываю неловкость — не привыкли мы себя за что бы то ни было хвалить. Даже если имеем право сказать что-то хорошее — вроде бы так нескромно... неправильно... А тут еще века окриков: Россия кровавая! Россия страшная! В России все не так! Мы — не цивилизованные европейцы! Скифы! Азия! И все же: русский народ не только не хуже ев¬ ропейских... Мы добрее, мягче, меньше склонны к жестокости и кровопролитию. Чище —духовно и телесно. Идите в Оаню с вашей критикой! То, что мы называем русской баней, на самом деле возникло гораздо раньше русского народа. Еще Геродот в V веке до н. э., говоря о жителях степей Причерноморья, упоми¬ нал, что «они льют воду на камни и парятся в хижинах». Древний историк писал о «скифах-паха- рях» — земледельцах, которые подчинялись скифским вождям, но жили сами по себе, старин¬ ным земледельческим укладом. Не только литераторы-романти¬ ки, но и многие ученые сегодня видят в них предков славян. Баня — это не только чисто¬ та. Это путь к гармонии. Это оз¬ доровление, профилактика бо¬ лезней. Баня —это и терапия, и массаж, и прогрев. Очень по¬ казательно повеление князя Вла¬ димира строить бани как «заве¬ дения для немогущих», то есть для больных. По легенде, в бане вылечился строитель Софии Новгородской «мастер Петр». Немолод был, заболел во время строительства и испугался, что не успеет за¬ кончить храм. Но в парной бане исцелился и завершил великий проект. По разным преданиям, в I веке баней славяне встретили Андрея Первозванного, пришедшего на Русь Апостола. Если это и леген¬ да, то очень характерная. Путешественник Джеймс Алек¬ сандер давал в XIX веке такую рекомендацию соотечественни- ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ: ФАКТ В эпоху Геродота общие предки сла¬ вян и германцев уже знали баню. Бани, в которых раскаляли камни, археологи находят в поселениях, возраст которых 2-3 тысячи лет до н. э. Вероятно, такая баня с печью-каменкой была не только местом, где наводили телесную чистоту, но и своеобразным первобытным храмом. А березовые веники, которыми хлещут себя и друг друга в парилке, прямо происходят от веников, которые заготавливали ското¬ воды в лесах, чтобы кормить скот в зим¬ нюю бескормицу. Наши предки хлестались, делая себя чистыми, готовыми к общению с богами, теми самыми вениками, кото¬ рые шли потом на корм корове — самому большому и самому ценному животному в хозяйстве. кам: «Русская баня —это любопытная достоприме¬ чательность, которую следует не только посетить каждому приехавшему в страну иностранцу, но и вос¬ пользоваться ей как средством для предупреждения и лечения многих болезней». Дальше он подробно 51
МИФЫ О РОССИИ Серебрякова 3. Баня ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ: ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА Особого божества, эдакого Термника, у римлян не было. А у славян такой божок был. Поверья русских и белорусов восходят к славянским мифам, отражающим духов¬ ное восприятие народа и его материальную культуру. В этих поверьях мы находим опи¬ сание маленького, тощего нагого старика, облепленного листьями от веника. Этот старичок — Банник. Видимо, баня сделалась настолько важ¬ ным элементом культуры предков, что это привело к созданию особого языческого божества. Банник, дух бани, жил в народ¬ ном сознании до XX века. Баннику ставили блюдце с молочком, его просили «пустить в баню, не прогневаться», с ним старались поддерживать такие же хорошие отноше¬ ния, как с домовым. Ведь в жизни крестьян баня всегда занимала очень важное место. В ней не только мылись и парились, знаха¬ ри в ней лечили людей от простуды, выви¬ хов и разных других болезней, там часто принимались роды. С баней и Банником был также связан старинный свадебный обряд: мать неве¬ сты выпекает особый хлеб-банник и по¬ сыпает его солью. Этим хлебом-банником благословляют молодых к венцу. Хлеб вместе с жареной птицей и двумя столо¬ выми приборами зашивают в скатерть. На следующий день сваха распускает скатерть к выходу молодых из бани. Моло¬ дые обязательно должны отведать хлеб- банник. К Баннику обращались в святочные ве¬ чера, когда девушки гадали о своей судьбе. В полночь они приходили к бане, чтобы узнать о своем суженом. описывает саму банную процедуру и приходит от нее в полнейший восторг. Тут же весьма любопытное для нас замечание: «Русский крестьянин по субботам так же регулярно ходит в баню, как английский рабочий в пивную». Что ж, воистину, каждому свое. 52
Наше славянское отношение к бане было типично для многих народов мира, но у нас ей придают ис¬ тинно религиозное значение. Любопытный факт: нигде, ни в одном из регионов мира, не было божества чистоты. Даже у римлян, ко¬ торые очень любили теплые бани, термы, и сделали их своего рода клубом. В термах встречались с друзь¬ ями, пировали, справлялись праздники. Термы были местом общения, где в ходе «тусовки» создавались и рушились репутации, договаривались о сделках, обменивались мнениями... Очень может быть, наши предки точно так же собирались в банях или сразу после бани, с той же целью. Если это так, то и обы¬ чай общего застолья после бани, традиция собирать своего рода «банные клубы» очень древнего проис¬ хождения. Для русских создание семьи, рождение детей — символ чистоты. Поэтому и связаны эти ритуалы с ба¬ ней и духом Банником. На древнем мусульманском востоке придавали огромное значение чистоте тела. Тем интереснее свидетельство авторитетных в этом плане арабов: «Страна славян — ровная и лесистая, и они в ней живут. И нет у них виноградников и пахот¬ ных полей. И есть у них что-то вроде бочонков, сде¬ ланных из дерева, в которых находятся ульи и мед... Они соблюдают чистоту своих одежд, их мужчины носят золотые браслеты. У них много городов, и жи¬ вут они привольно». Соблюдают чистоту своих одежд... От образован¬ ных арабов этот комплимент получить более лестно, чем от средневековых европейцев. МИФЫ ДРЕВНЕЙ РУСИ Прощай, немытая Европа! Среди народов, для которых чистота и мытье были священны, исключением предстаем не мы, а как раз европейцы. Сами европейские ученые склонны свя¬ зывать это с вырубкой лесов. Период с XI по XIV век официально именуется в учебниках «временем Ве¬ ликой Распашки». В это время в Европе вырубили и превратили в поля и луга так много лесов, что наступил своего рода «энергетический кризис». То¬ пливо стало дорогим, и европейцы почти перестали купаться в банях —большинству населения это сде¬ лалось не по карману. Тогда же европейцы полюбили «быструю еду», пресловутый «фаст фуд» —такие блюда, которые не надо долго варить и жарить, тратя драгоценные дрова. Несомненно, «энергетический кризис» в Европе был, нет слов. Но европейские историки лукавят, сводя к его последствиям весь «грязный» период европейской истории. Во-первых, не везде и не во всей Европе вырубили леса. В Германии и в Скандинавии леса шумели еще в XVII—XIX веках. А бань уже почти не стало, в том числе и на этих территориях. Во-вторых, и в других странах: Франции, Англии и Центральной Европе ХН-ХШ веков оставались большие массивы леса... Робин Гуд жил в огромном Шервудском лесу, и никакой Ноттингемский шериф не мог его там поймать. Леса были бескрайние, гу¬ стые, правда охотиться в них было категорически Брейгель П. Страна лентяев
Браузер А. Драка крестьян за игрой в кости запрещено. Всем, кроме короля — хоть с голоду по¬ мирай. А нарушивших запрет казнили там же, в лесу, и оставляли для устрашения висеть на деревьях ме¬ сяцами —до полного петлевания трупа. В-третьих, по мере исчезновения лесов европейцы все больше стали топить печи углем. Добыча угля стала важной частью экономики Британии и стран Северной Европы. Уголь был экономически досту¬ пен. Если можно было отапливать углем жилища и готовить на нем пищу, что мешало протопить раз в неделю баню? А ведь не топили, это же факт. В-четвертых, «грязный период» в Европе начался до Великой Распашки. По сути со времени падения Западной Римской империи в 476 году европейцы моются все реже и реже. Лесов еще много, дрова ис¬ пользуются для печного отопления во всей Европе... А гигиены в Европе становится все меньше и меньше. Во Франции XI века киевская княжна Анна, ставшая французской королевой, а после смерти мужа женой графа Рауля Валуа, была не только единственным грамотным человеком при дворе, но единственной, кто имел привычку мыться и содержать себя в чисто¬ те. Правда, приучить к этому своего сына Филиппа, будущего французского короля, она так и не смогла, ведь все окружение принца, кроме его мамы, считало мытье делом совершенно никчемным. Примерно как у американских ковбоев. В-пятых, конец «грязного» периода тоже совпада¬ ет по срокам не с Великой Распашкой, а с известными в истории культурными переменами. Европа практически не мылась тысячу лет — с V по XIV век! Этот факт отмечают многие историки. И если бы не крестовые походы, то не мылась бы еще больше. Крестоносцы поразили и арабов, и ви¬ зантийцев тем, как от них разило. Запад предстал для Востока олицетворением дикости, грязи и вар¬ варства, каковым по сути и был... Здесь речь не только о гигиене. Первую тысячу лет европейской истории (до самой эпохи Возрожде¬ ния) ближневосточные арабы, испанские мавры да константинопольские греки учили «цивилизованных европейцев» медицине, математике, астрономии, философии, богословию и даже мытью в бане. Вернувшиеся в Европу с Переднего Востока пи¬ лигримы попытались было внедрить подсмотренный обычай мыться в бане. Это было своего рода возвра¬ том к цивилизации. Но тут бани уже официально по¬ пали под запрет Церкви как источник разврата и за- 54
МИФЫ ДРЕВНЕЙ РУСИ ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ: ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА То, что наличие бань напрямую связа¬ но с культурой, а не с лесами, доказывает и такой факт: после ополячивания богатых лесами Галиции и Волыни бани исчезли и там. После великого переселения Руси на северо-восток в XI—XII веках вместе с рус¬ ской культурой, русским языком, сказками, песнями, столицей, правящей династией из Малой Руси ушло многое. Русский язык превратился там в «мову», а народные сказки стали повествовать не о подвигах Ильи Муромца и не о Стольном Киев-граде, а о ксендзах и хитрых крестьянах (типично польские сказки). Русские былины и сказки еще в начале XX века можно было слышать в архангель¬ ских и вологодских деревнях, за тысячи ки¬ лометров от Киева. Там были бани, и было отношение к баням не только как к источ¬ нику физической чистоты. Леса шумели и в Малой Руси, на Гали¬ ции и в Волыни. Но бани исчезли вместе с русской культурой. разы. Почему разврата — нетрудно предположить. Почему в банях увидели источник заразы, понять труднее. Но, во всяком случае, общественные бани окончательно исчезли в Европе, и вовсе не только из-за массовой вырубки лесов. И обеспеченные горожане, и уж тем более аристо¬ кратия, жившая в своих поместьях, могли бы мыться и при росте цен на топливо. Но мытье было объяв¬ лено грехом! В результате этих странных решений сначала банное удовольствие под давлением «про¬ свещенной» католической церкви стало недоступным горожанам, а потом от привычки мыться отказалась и аристократия. Гигиена в нынешнем понимании по¬ явилась в Европе лишь в самом конце XIX века. Для миллионов людей — слишком поздно. Видимо, дело все же не в ухудшении экологи¬ ческой ситуации, а в каких-то важных изменениях в культуре. В Европе не сделали чистоту и баню чем-то священным, как во всем мире, и особенно на Руси. Вы не найдете, как уже говорилось, ни в одном западном предании или народном эпосе персонажа, хотя бы отдаленно «отвечающего» за чистоту или «помывку». Безалкогольная Русь Родную историю мы все по большей части знаем плохо. Издалека всплывает о России что-то вроде: «...Веселие на Руси есть пити...» и прочее «гой-еси». Кажется, в связи с анекдотом о выборе веры. Якобы князь Владимир именно потому не захотел принимать мусульманство, что оно запрещает пить вино... Маковский К. Чарка меда К тому же исторические фильмы и даже трогатель¬ ные детские сказочки вносят свою посильную лепту в формирование представлений о древнерусском «зо¬ лотом веке»: бесконечные пиры князя с дружиною, кубки и братины, всюду «...по усам текло», но в рот, что интересно, не попадало. ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ: МНЕНИЕ Император Константин Багрянородный в своем сочинении «О народах», писанном в середине X века, рисует картину жизни современного ему русского князя. Читая этот рассказ, легко понять, ка¬ кими товарами грузила Русь свои торго¬ вые караваны лодок, сплавлявшихся летом к Царьграду: это была дань натурой, со¬ бранная князем и его дружиной во время зимнего объезда, произведения лесных промыслов: меха, мед, воск. Описывается и что покупали князья у Византии: золото, украшения, драгоценные камни, оружие, ткани. Но нет ни малейшего упоминания о ввозе на Русь вина или любых других веселящих напитков. И вообще нет в хо¬ зяйственных документах Руси никакой ин¬ формации о производстве или потреблении спиртных напитков. Это потом, с распро¬ странением христианства, пришлось нала¬ дить кое-какой экспорт: в церквях, понят¬ но, причащались не квасом. Оюдкое вино было привозным. 55
МИФЫ О РОССИИ Естественно, только очень наивный человек возь¬ мется изучать историю народа по «Финисту — ясну соколу». Соловьев и Ключевский, Карамзин и Костомаров, посвятив жизни вятичей и кривичей целые тома, не углядели в ней ни лубочной радости, ни бытовой лег¬ кости. Тяжелый труд, суровый климат, дань князьям и частые усобицы. Жизнь труженика и воина малосовместима с дру¬ жескими посиделками и обильными возлияниями. Соседи: византийцы, арабы, греки — относятся к рус¬ ским с уважением, страхом или антипатией, но ни¬ коим образом не связывают характеристику народа с безудержным пьянством. Более того, создается впечатление, что русский человек в ту неуютную пору, независимо от своей сословной принадлежности, не только не имел пово¬ дов для частой радости, но и покоя обыкновенного был лишен. История X-XIV веков похожа на репортаж с поля боя: Святополк, Борис и Глеб, печенеги, по¬ стоянные склоки между Ярославовичами и Всеволо¬ довичами, татары, западные соседи... От количества неприятностей просто дух захватывает! Можно, конечно, уповать на то, что политические и административные катаклизмы касались в основном «верхних эшелонов власти», а народ пил себе в удо¬ вольствие и вырабатывал устойчивую потребность. Однако не было ни повода, ни досуга для пьянства на Руси. Рубенс П. Пьяный Силен, поддерживаемый сатирами Удивительно, но наши предки умудрялись между войнами, набегами, пожарами рожать детей, выра¬ щивать, выкармливать и лечить их. Увеличивали народонаселение, чего мы, в условиях куда более тепличных, добиться не можем... Очевидно, что в этот период истории в своих и чу¬ жих глазах мы еще «белые и пушистые». Медову¬ ха — самый крепкий известный напиток, да и тот употребляется редко и с достоинством. А что происходило в те же века в других землях, так критически настроенных к России? Уж там-то пили, господа хорошие, так пили! Причем имели в этом деле долгий и разнообразный опыт. На Руси нет ритуалов, связанных с вином. Не нуж¬ но было пить, принимая клятву верности феодалу или получая надел. Выполняя религиозные обряды, язычники в не¬ вероятных масштабах поедали мясо жертвенного вепря. Само слово «жрец», предполагают, прямо происходит от слова «жрать». Но пить мед или пиво при совершении ритуалов было не нужно. Никакой опьяняющий напиток не становился для славянина священным. А вот для греков и римлян вино было священ¬ ным. В дохристианской, а позднее и в христианской европейской и других культурах обрядовые и ре¬ лигиозные ритуалы неразрывно связаны с вином и виноделием. В Греции вино считалось кровью бога виноделия Диониса.
Бомпиани Р. Древнеримское застолье В честь него устраивали буйные празднества, ко¬ торые длились неделями. Иными словами, народ на¬ долго впадал в состояние, нынче именуемое «запой». Аналогичные истории с богом Бахусом с завидным постоянством возникают и у римлян. И в христианстве верующие пьют вино — кровь Христову. В силу его религиозного или ритуального использования вино стало одним из существенных элементов западной цивилизации. А вот у славян-язычников нет бога вина, бога пива или бога медовухи. Среди славянского панте¬ она — Даждьбог, Перун, Ярила и прочие —никто не может похвастаться такой удивительной специали¬ зацией. Даже такое славянское божество, как Услад или Ослад, которое можно как-то соотнести с удоволь¬ ствием, возможно с натяжкой и «медопитием», всего лишь покровительствовал искусству и всегда сопро¬ вождал Ладу — славянскую богиню любви, красоты и гармонии. В Средневековье—трезвой В былинах повествуется о веселых пирах при дво¬ ре Владимира Красное Солнышко. Но нет в них опи¬ сания напившихся, валяющихся на земле, теряющих человеческий облик гостей. Во всех западных эпосах они есть: и в «Старшей Эдде», и в «Младшей Эдде», и в «Песне о Нибелунгах». А в былинах — нет! Вообще единственный случай упоминания пья¬ ниц и пьянства на Древней Руси — это история про Садко и голь перекатную. Но, во-первых, это эпос Новгорода — самого европейского города Руси, члена Ганзы. Во-вторых, бесконечные приключения Садко содержат только один «пьяный» эпизод. Остальные примеры гульбы — не пьянка, а скорее безудержное, разудалое веселье, такое, как пляски морского царя под гусли Садко. Там же, где производили вино и сложились тра¬ диции винопития, приходилось обращать внимание на отрицательное влияние алкоголя на здоровье и характер человека. 57
МИФЫ О РОССИИ Гэйя Ф. Пьяный каменщик В странах с развитой винодельческой культурой обсуждались вопросы о том, передается ли алкоголизм по наслед¬ ству и как влияет пьянство родителей на физическое и психическое состояние детей. Эта проблема, к слову, стояла еще у мифологических героев. Из римской ми¬ фологии известно, что от пьяного Юпите¬ ра и его супруги Юноны родился хромой Вулкан. Это своего рода предупрежде¬ ние пьющим — вот что может произойти! В славянской мифологии ничего подобно¬ го нет даже отдаленно. В государствах, где были распростра¬ нены пьянство и запои, появлялись раз¬ личные правила и ограничения. Известна суровость ранних римских нравов. Но и на их фоне законы о винопитии очень строги. В Древнем Риме по законам Ромула мужчинам до 35 лет вообще запрещалось употреблять вино, не разрешалось пить вино женщинам. Если римлянка допуска¬ ла до себя пьяного мужа, ее закапывали живой (!). В Древней Греции был издан закон, запрещающий новобрачным употреблять вино в день брака. В Карфагене запреща¬ лось пить вино в те дни, когда исполня¬ лись супружеские обязанности. В Древнем Китае только в 60 лет чело¬ век получал три привилегии: отпустить бороду, ходить с палочкой и пить вино. В Древней Индии, если уличали в пьян¬ стве представителя высшей касты — бра¬ мина, то заставляли пить из раскаленного металлического сосуда кипящую жидкость до тех пор, пока он не погибал. Жены браминов, если нарушали обет воздержания от алкоголя, изгонялись из дома, души их присуждались к переселе¬ нию в собаку или стервятника, а на лбу у них каленым железом выжигали изобра¬ жение бутылки. А вот в Европе Средневековье отме¬ чено широким распространением пьян¬ ства и алкоголизма. «Германия зачумле¬ на пьянством», — восклицал в XVI веке реформатор церкви Мартин Лютер. Но разве одна Германия? «Мои прихожане, — жаловался одно¬ временно с ним английский пастор Уиль¬ ям Кент, — каждое воскресенье смертель¬ но все пьяны». Еще до вторжения норманнов в 1066 году жители Британии, в основ¬ ном саксы, завоевали репутацию горьких забулдыг. А все из-за пива, которое стали по¬ треблять вместо воды, потому что, как мы отмечали ранее, в воде находились 58
МИФЫ ДРЕВНЕЙ РУСИ ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ: ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА Обратим внимание еще вот на какую примечательную и важную деталь: в рус¬ ском законодательстве нет никаких огра¬ ничений пьянства и не предусмотрены наказания для пьяниц. Ни в «Поучениях» Мономаха, ни в святоотеческой религи¬ озной литературе, ни в других книгах Древней Руси нет осуждения этого порока, рассказов для детей о его вреде. По сути нигде нет упоминаний о пагубных послед¬ ствиях пьянства. Причин у этого явления может быть две: или тотально запойный характер об¬ щества, т. е пьянство — норма жизни, но мы уже знаем, что пили мало, или пьянство и его последствия не представляли собой общественной проблемы. Видимо, верно именно второе предположение. возбудители опасных болезней. Накануне прихода в Англию норманнов уже при каждом монастыре и аббатстве был свой пивной заводик. «Русь вступила в средневековье трезвой»,— утверждают специалисты, изучавшие этот вопрос. С этим согласны в принципе многие. Но дело в том, что Русь и вышла из Средневековья трезвой. Появление крепкого алкоголя в России зафикси¬ ровано только в XV веке, и одарила им нас Европа. А употребляли его на Руси поначалу исключитель¬ но для приготовления травяных настоев, лекарств и компрессов. Русские до XVI века пили в основном мед, пиво и отчасти привозное вино. Но много ли ввозили вина и многие ли могли его покупать? Пьянства как тако¬ вого на Руси не было. Нет проблемы — нет и страха перед проблемой. Нет наказаний за пьянство. Нет и лечения последствий. ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ: ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА Мед являлся экспортным товаром, и на Руси к нему было особое отношение. Гол¬ ландец Альберто Кампенезе, собиравший сведения о Московии из вторых рук, пи¬ сал, что дупла для ульев выдалбливались как можно выше, чтобы их не разоряли «волки и медведи». Вероятно, так и было, хотя волк, лезущий на дерево за медом, — это сильно. Рябушкин А. Пир богатырей у ласкового княза Владимира
'г' f Ш % a t Щ • j0m* 1 wm A тт**& I * ж ■m . B: >
МОСКОВИЯ Миф «Третьего Рима» Миф о происхождении |мтев Н. Апостол Андрей Первозванный водр\ Брак великого князя Ивана III с племянницей по¬ следнего византийского императора Константина XI Софьей Палеолог способствовал провозглашению русского государства преемником Византии. Тогда же предпринимались попытки связать на¬ чало русской истории со Священным Писанием, с Библией. Поскольку правнука Ноя, великого пра¬ ведника, спасшегося в Ковчеге со всеми зверями и растениями во время Всемирного потопа, якобы звали Скифом, а его сыновей — Словеном и Русом, делались выводы: славяне и русские происходят не¬ посредственно от праотца Ноя. Из этих мифов так естественно складывалась идея Москвы— Третьего Рима! Ученый инок Филофей из монастыря под Псковом учел как разгром Рима вар¬ варами (не говоря о том, что этот италийский Рим «впал в латынство», то есть тоже в своем роде пал), так и взятие Второго Рима, Константинополя, без¬ божными турками. В «Послании о крестном знамении» Филофей вы¬ водит свою классическую формулу: «Два Рима пали, третий же стоит, а четвертому не бывать». династии Во времена Ивана Грозного родилась версия о происхождении Рюриковичей от императора Древ¬ него Рима Цезаря Августа. Особые доказательства не приводились, просто сообщалось как общеизвестное. Миф оО Андрее Первозванном В Священном писании можно обнаружить упо¬ минание о том, что апостол Андрей Первозванный посетил Скифию — области, лежащие к северу от Черного моря. По одним версиям (более достоверным) побывал св. Андрей в греческих городах Причерноморья — Ка- рикинтии и Пантикапее. По другим, уже фантасти¬ ческим, — в Киеве. Вернее, на том месте, где стоял Киев. И что Андрей Первозванный предсказал воз¬ никновение могучего христианского государства на крест на горах Киевских ◄ Васнецов А. Книжные лавочки на Спасском мосту 61
МИФЫ О РОССИИ ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ: ПОРТРЕТ Согласно легенде Андрей Первозван¬ ный, остановившись переночевать на хол¬ мах, на которых впоследствии был постро¬ ен Киев, сказал своим ученикам: «Видите ли горы сия? Яко на сих горах возсияет благодать Божия, имать град великий быти и церкви многи Бог въздвигнути имать». Восточно-Европейской равнине. Легенда обрастала подробностями. Известны несколько ее версий. Принимая послов от Папы Римского, Иван Гроз¬ ный говорил им уже вполне серьезно: «Мы с самого основания христианской церкви приняли христи¬ анскую веру, когда апостол Андрей, брат апостола Петра, пришел в наши земли... А когда Владимир обратился к вере, религия была распространена еще шире». Из вышеупомянутого следует, что все версии рус¬ ской истории — положительные мифы, утверждаю¬ щие величие династии, могущество государства и его высокое международное положение. Мифы эпохи Романовых Избрание Михаила Романова на престол «Москов¬ ского царства русского государства» в 1613 году было отмечено сожжением некоторых книг по ис¬ тории Руси. Факт такой был, но масштаб фаль¬ сификации был не так уж громаден, как описали его не к ночи помянутые Носовский-Фоменко, а цель предельно утилитарная — уничтожались свиде¬ тельства того, что в XVI веке предки Михаила Ро¬ манова вовсе не занимали такого уж высокого по¬ ложения. Для легитимизации власти Романовым требо¬ валось стать Рюриковичами, и такая «правиль¬ ная» генеалогия была для них создана. На месте заурядного боярского рода появились невидан¬ ные Романовы — почти прямые потомки самого Рюрика, а соответственно, и Августа Октавиана. Трудно понять историю России, если не помнить, как в ней фальсифицировали историю. Ведь в Рос¬ сии, как и во всем мире, тоже менялись династии, происходили перевороты и революции. Как же тут без политических мифов? Как и везде, новая власть в России переписыва¬ ла историю предыдущего периода, отрицала одно, выпячивала другое, искажала внутренний смысл со¬ бытий. Год 1613-й — период особенно рьяного мифотвор¬ чества, впрочем положительного. Романовы никого не обвиняли, не объявляли негодяями или предате¬ лями, не отрицали достижений предшествующего пе¬ риода. Их цель была прагматична — возвеличивание одного отдельно взятого рода, приписание ему даже не особых достоинств, а только одного качества, не так уж важного в глазах потомков, — несуществую¬ щей знатности. Рябушкин А. Сидение царя Михаила Федоровича с боярами
МОСКОВИЯ В конце концов, может это и цинично, но пусть Романовы происходят от Рюрика... или от Цезаря. Да пусть происходят хоть от библейских царей, никому ведь от этого ни хорошо, ни плохо. Если уж дух нации зависит от того, «худородные» Романо¬ вы или «знатные», — да и Бог с ними, пусть будут «знатными». ((Оршанская пропаганда» и Ливонская война Грустный закон свободной рыночной экономики гласит: если у кого-то есть богатство, его обязатель¬ но попытаются отнять. Восточная Европа сказочно богата своими при¬ родными ресурсами. Поэтому соблазн завоевать эту территорию возникал у соседей много раз. Един¬ ственный способ противостоять «любимым» сосе¬ дям — стать сильными. Создать государство, которое сможет противостоять агрессии. Первые политические мифы об агрессивности и злобности русских были созданы в ходе и сразу после русско-литовской войны 1512-1522 годов. Во время этой войны Московия и Великое княжество Литовское и Русское пытались отобрать друг у друга Смоленск и окрестности. Сначала король Сигизмунд наголову разбил мо- сковитское войско под Оршей. Поражение москови¬ тов — это факт. Но масштабы этой победы и ее значимость сразу же были стократ преувеличены пропагандой. Современные историки обычно называют 1-2 ты¬ сячи убитых с польско-литовской стороны и 5-10 ты¬ сяч—с нашей. Сигизмунд же писал о 30 тысячах убитых моско¬ витов, о пленении кучи воевод и тысяч (!) дворян. А главное, тогда поляки начали внедрять в ев¬ ропейское общественное мнение негативный образ московитов. В Польше есть даже такой специальный термин: «Оршанская пропаганда». Московиты — это хуже, чем татары и турки, очень они дикие и жесто¬ кие, утверждали поляки. Московиты хотят завоевать все окрестные земли. Московиты — не рыцари, они не умеют вести войну красиво и благородно, как жи¬ тели Европы. Во всей Европе они хотели бы завести такие же дикие порядки, как в Московии. Европейцам очень повезло, что поляки и литовцы остановили московитов и не пустили их в Европу. Если Европа не хочет нашествия московитов, она должна поддерживать Речь Посполитую. Морально, так сказать, и материально. Только Речь Посполитая может остановить московитов, потому что ее сол¬ даты — смелые рыцари, защитники традиционных европейских ценностей. Откровенно говоря, Ливонская война 1558-1583 годов была агрессивной абсолютно для всех ее участ¬ ников. Начала эту войну Московия нападением на Ливонский орден, который, правда, до того много ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ: ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА В своей книге «Шерше ля нефть» (2008) Н. Стариков проводит аналогию между очень разными странами, едины¬ ми в одном: они все являются объекта¬ ми постоянного прессинга со стороны За¬ пада. Это Венесуэла, Боливия, Иран, Ирак и так далее. Все эти страны колоссаль¬ но богаты углеводородами — и более того, они не хотят плясать под западную дудку. Стариков перечисляет: Боливия — это газ,серебро,золото, свинец, сурьма, воль¬ фрам, не считая нефти... Россия — все вышеперечисленное, только не в ограни¬ ченных, как в Боливии, а в гигантских раз¬ мерах, плюс вся таблица Менделеева, плюс алмазы. Россия — это фантастически громад¬ ные территории, где даже не начинались геолого-разведочные работы. Огромные территории пахотных земель, огромные запасы леса... Необъятные морские запасы рыбы и краба. Первые в мире запасы ста¬ новящейся все более дефицитной пресной воды, самые большие озера в мире — Бай¬ кал, Ладожское, Онежское. Вывод логичен: Россию никогда не оста¬ вят в покое. Почему всегда кто-нибудь шел Россию покорять? Только потому, что она лежала на перекрестке дорог? Нет, не только. Потому что Россия — это варвары и ди¬ кари и их нужно привести к цивилизации? Нет, потому что Россия сказочно богата. И в этом ее беда. Почему от России так упорно пытались отколоть Чечню, а не, скажем, Рязань? По мнению Старикова, потому, что в Чечне есть нефть, а в Рязани ее нет. Мнение далеко не бесспорное, но тем не менее давайте задумаемся... раз сам нападал на русские земли. Ливонский орден мгновенно развалился, и Швеция, Польша, Великое княжество Литовское и Дания одинаково попыта¬ лись урвать в Прибалтике как можно больше земель. У России чисто с теоретической точки зрения даже было больше «исторических» оснований для таких захватов: она искала выходы к морю, стараясь вер¬ нуть себе земли Древнего Новгорода. Впрочем, ООН в те времена не было, и теория вопроса никого осо¬ бенно не интересовала. Но что уже интересно нам, в рамках нашего ис¬ следования,—Ливонская война стала источником новой порции черных мифов о России. Московитов обвиняли в страшной жестокости, в несоблюдении законов войны (при том, что невероятную жесто¬ кость, по понятиям XXI века, в ходе войны проявляли абсолютно все). Поляки придавали огромное значение полити¬ ческой пропаганде. В конце концов, объединение 63
\ % • •';/;: '.v;:■ *2** £*&£«£ iCTnRJ^EtflX 'iumetjorcfc -фщ Щ5. • LI V ONI '**at ■?', AENOVA DBS CRJF XIO, •: lodtme Q 1 ^ duf^rb^. # d ? " ;; \-s—y,; j- Jh вшшгшттк Карта Ливонии из «Theatrum Orbis Теггагит» («Зрелище Круга Земного») А. Ортелиуса Польского королевства и Великого княжества Литов¬ ского в 1569 году означало, что в состав польского государства вошла значительная историческая часть Руси. Были присвоены исконные русские земли. Кто же тут агрессор?! Однако Польша хотела хорошо выглядеть в глазах всей остальной Европы. Поль¬ ская пропаганда работала на нескольких языках и по нескольким направлениям на всю Европу. И, надо отметить, работала эффективно. В 1579 году в войсках Стефана Батория даже по¬ является первая в Восточной Европе походная ти¬ пография. Руководитель этой типографии с просто¬ народной фамилией Лапка получил впоследствии шляхетское достоинство и дворянскую фамилию Лапчинский. Придворные литераторы Стефана Батория и его походная канцелярия продолжали лучшие традиции «оршанской пропаганды». Москву заранее обвинили в «имперских амбициях», хотя в Московии никаких «антиевропейских» планов не было тогда и в поми¬ не. Да и слова «империя», похоже, при дворе Ивана Васильевича не знали. Тогда же в конце Ливонской войны и в ходе Смут¬ ного времени в Европе появились первые планы завоевания и расчленения России. Первые ласточки черной мифологии XVI-XVII века — начало становления бытовых чер¬ ных мифов о России. Возникают эти мифы на Западе и основываются на записках и воспоминаниях евро¬ пейских путешественников. Может сложиться впечатление, что стоит любому западному человеку приехать в Россию, и он тут же 64
МОСКОВИЯ напишет что-то гадкое. Примерно такой вывод и де¬ лают горе-патриоты, считающие любого иноземца по определению врагом России. У человека же умного тут же появляется мысль: а может, мы знаем не все сочинения иностранцев? Ведь не может быть, чтобы все так просто... Стоит начать изучать источники, как все оказы¬ вается еще более сложным. Мало того, что не все знаем, так и не все авторы, названные «русофоба¬ ми», на самом деле таковыми являются. Но и те, кто были таковыми, писали не так однозначно, как кажется. Пожалуй, зачинателем тут был Герберштейн... В России барон Герберштейн, дипломат и путеше¬ ственник, был два раза. Крупный чиновник, он вы¬ полнял деликатные поручения императора Макси¬ милиана I. Император хотел, чтобы великий князь Василий III Иванович передал Смоленскую землю польскому королю, а потом выступил против Турции вместе с Польшей и Священной Римской империей германской нации. Итак, Герберштейн дважды был в Московии в роли официального посла: в 1517 и в 1526 годах. Обе его миссии, как и следовало ожидать, не увенчались успехом. По возвращении домой Герберштейн выпустил книгу «Записки о московитских делах». Основная часть посвящена «не политическим», как бы сейчас ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ: ПОРТРЕТ Сочинение Герберштейна стало насто¬ ящим бестселлером своего века. При жиз¬ ни автора оно переиздавалось несколько десятков раз и бессчетное число —после его смерти. Любопытно, что Герберштейн, по сути, писал эту книгу всю свою жизнь, дополняя и переделывая ее к каждому из¬ данию. Поэтому современные издатели за¬ частую не знают, какое из прижизненных изданий ее взять за образец: так сильно они отличаются друг от друга и по полно¬ те, и по степени резкости суждений. сказали, вопросам, а землеописанию России: ее го¬ родов, торговых путей, сел, рек. Тут же описываются экономика, быт, религия страны, поведение русских, дается конспективное изложение русской истории. Герберштейн первым, как считается, написал о том, что русские патологически нечестны и не спо¬ собны порядочно вести дела. Они не умеют работать и все время пытаются что-нибудь выклянчить или украсть. В торговле они тоже нечестны, лживы, ковар¬ ны и всегда пытаются обмануть покупателя и продав¬ ца. К тому же они пьяницы и безответственные типы, им нельзя доверять совершенно ни в чем. А самые отпетые жулики из русских —это именно москвичи. Москва. Рисунок из книги Гэрберштейна J\rioS COVTA, Z'rlts. ry hints a ihvmnis пк crvfvbtiM.Juji JVuyti Ьмплг. tyiuii ms p&raisjaf,iShcrsas. Liftfimu л
МИФЫ О РОССИИ Климент VII Герберштейн утверждал: «Народ в Московии, как говорят, гораздо хитрее и лукавее всех прочих и в особенности вероломен при исполнении обя¬ зательств». Это высказывание перекочевало затем в отчеты некоторых других заморских посланцев. В том же XVI веке другой сочинитель, Альберто Кампенезе, писал о Московии, используя отзывы мно¬ гих людей: прежде всего собственных отца и брата, бывавших у нас по купеческим делам, а также вы¬ ходцев из Польши. Его произведение, которое было представлено Папе Римскому Клименту VII, основано, так сказать, на серии интервью. Докладывая Папе о своих изысканиях, Кампенезе сообщает: русские не умеют и не любят работать, они лживы и вечно пьяны. Одновременно, правда, пишет и о том, что у русских «почему-то» в стране полное изобилие товаров, продовольствия, золотых и серебряных денег —больше, чем в других стра¬ нах: «Московия весьма богата монетою, добываемою больше через попечительство государей, нежели через посредничество рудников, в которых, впрочем, нет недостатка, ибо ежегодно привозится туда со всех концов Европы множество денег за товары, не имеющие для москвитян почти никакой ценности, но стоящие весьма дорого в наших краях». Кампенезе пишет о языческих «суевериях» и «ска¬ зочных представлениях» русских —и тут же о вы¬ соком уровне бытовой морали и честности в делах: «Обмануть друг друга почитается у них ужасным, гнусным преступлением, а о клятвопреступлении и богохульстве и вовсе не слышно». Очень противоречивое произведение, из которо¬ го легко сложить прямо противоположные образы страны — от омерзительного до прекрасного. Очень характерно, что современники сразу же сложили отрицательный образ России. Видимо, у европейцев уже была к тому времени готовность принимать за истину только скверные сведения о России. Из рас¬ сказов путешественников они извлекали в основном факты, подтверждавшие их предрассудки. Еще одной первой ласточкой черной мифологии все в том же XVI веке стал иезуит Антонио Поссеви- но. Он родился в Мантуе, вступил в Общество иезу¬ итов и сделал в нем блестящую карьеру. В 1581-1582 годах Поссевино исполнял дипло¬ матическую миссию в Московии: Папский престол рассчитывал склонить Русь к Унии с католицизмом, с этой целью Поссевино несколько раз встречается с Иваном Грозным. Но безрезультатно. Впрочем, карь¬ еры Поссевино эта неудача не испортила. Он стал ректором Академии в Падуе. Находясь на этом посту, он и написал свои знаменитые сочинения: «Моско¬ вия», «Московское посольство» и «Ливония». Умер в 1611 году, в зените уважения и известности. Поссевино сетовал на полуязыческую веру рус¬ ских — по его мнению, она мешала им стать до конца хорошими людьми. Именно эта идея «изначальной консервативности и, следовательно, вредности» православия часто впоследствии доставалась «из заначки» нашими критиками (вплоть до Макса Вебе¬ ра и представителей доморощенной интеллигенции в попытке объяснить, «откуда есть пошла такая от¬ сталость на русской земле»). Это, утверждал Поссевино, все из-за православия: тиранство в государстве и в семьях, повальное пьян¬ ство, воровство, невежество, зазнайство. Иноземцы отличались многообразием точек зре¬ ния на Русь, и зависели эти точки зрения от множе¬ ства разных причин. Во-первых, от причин, которые привели иноземца на Русь: от дипломатических и военных миссий до торговли и миссионерства. Заметим, от миссионеров исходят самые нега¬ тивные оценки Руси. Борьба за приход и сферу кон¬ фессионального влияния была одной из основных причин рождения черных мифов о России. Прямая причина русофобии — изначально нечест¬ ный подход к стране. Ватикан хочет унии с москов¬ ским православием, хочет перекрестить Русь в като¬ лицизм, хочет подчинить ее духовную жизнь себе. Естественно, такое желание идет от изначального признания страны скверной и неполноценной. Вот удастся перекрестить, — можно будет рассказать положительный миф в духе «Повести временных лет»: были русские «зловидны» и «зверообразны», а сделались католиками, и святые на небесах не на¬ радуются на их ангелоподобие. Герберштейн также выполняет неблаговидную миссию стравливания Московии и турок, после чего Священная Римская империя германской нации за¬ гребла бы жар русскими руками. Отметим, что первые негативные книги о России написаны людьми, которые пришли на Русь далеко не как союзники. Во-вторых, оценка Руси прямо зависит от успеха миссии иноземца. Миссии дипломатов оказались в ос¬ новном неудачными потому, что они хотели переде¬ лать Россию, исправить ее, изменить. 66
МОСКОВИЯ Мифы наемников В 1570 году Папа Пий V и Венецианская республи¬ ка в очередной раз вознамерились привлечь москов¬ ского царя к антитурецкой лиге. Польский король Сигизмунд II Август сильно боялся, как бы не завя¬ залась между Москвой и Папской курией дружба, вредная для интересов Польши. И здесь, очень вовремя, в Польше оказался некий Альберт Шлихтинг, недавно бежавший из москов¬ ского плена. Немецкий дворянин А. Шлихтинг (годы рождения и смерти неизвестны) в Москве далеко не бедствовал. Зная русский и латынь, он устроился в качестве слуги и переводчика к некому «итальянскому врачу», лечившему самого царя Ивана IV. Впрочем, никаких итальянских врачей у Ивана Грозного не было, был бельгиец... Возможно, Альберт Шлихтинг имел в виду именно его. Уже такие неточности заставляют усом¬ ниться в достоверности любых других сообщаемых сведениях. Но о Московии, ее нравах Шлихтинг рассказывал такие ужасы, что король захотел с ним лично по¬ знакомиться. А познакомившись, попросил записать все, что Шлихтинг знает о Московии и «злодействах московского тирана». Получилось действительно жутковато. Назывался документ «Краткое сказание о харак¬ тере и жестоком правлении московского тирана Ва¬ сильевича» (так в тексте! — В. М.). В записках Шлихтинга нет никаких политических обобщений, никаких заключений — что именно дела¬ лось и для чего. Просто перечисление пыток и каз¬ ней, такой средневековый фильм ужасов. Цифры убитых и умерших под пытками он называет такие, что, если их сложить, получится больше миллиона человек. Все городское население России того вре¬ мени. Смешно! Своему посланнику Папа отправил такую инструк¬ цию: «Мы ознакомились с тем, что вы сообщали нам о московском государе; не хлопочите более и пре¬ кратите сборы. Если бы сам король польский стал теперь одобрять нашу поездку в Москву и содейство¬ вать ей, даже и в этом случае мы не хотим вступать в общение с такими варварами и дикарями». Таким образом, всякая мысль о переговорах с Московией была оставлена. Виват польской дипломатии! По¬ здравим польского короля, он блистательно добился того, чего хотел. Шлихтинг называет себя рыцарем: дворянское происхождение заставляет его горячо сочувствовать боярству, преследуемому Грозным. Но само свиреп¬ ствование «тирана» и его опричников находит, по его мнению, объяснение главным образом в дурном нраве русских. «Московитам врожденно какое-то зложелатель- ство, в силу которого у них вошло в обычай взаимно обвинять и клеветать друг на друга перед тираном и пылать ненавистью один к другому, так что они уби¬ вают себя взаимной клеветой. А тирану все это любо, и он никого не слушает охотнее, как доносчиков и клеветников, не заботясь, лживы они или правди¬ вы, лишь бы только иметь удобный случай для поги¬ бели людей, хотя бы многим и в голову не приходило о взведенных на них обвинениях». Сильно сказано... А вот еще один беглец с русской службы — Ген¬ рих Штаден тоже переметнулся. Он родился около 1542 года в Вестфалии. Бедная семья бюргера, нище¬ та... Активный юноша нанимается в полуразбойничий отряд, идущий в Ливонию. Как он служил в немецкой Ливонии, мы не знаем, но по его собственным сло¬ вам, «бежал под страхом виселицы». Бежит он своеобразно: предлагает свою службу русскому царю. Приняли его в Московии более чем хорошо, даже дали имение. Правда, сам Штаден тут Васнецов В. Фрагмент картины «Царь Иван Васильевич Гоозный» 67
МИФЫ О РОССИИ ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ: ФАКТ Любопытно, что тексты Шлихтинга на немецком и латинском языках различают¬ ся. Свое латинское сказание Шлихтинг на¬ чинает торжественным заверением: «То, что я пишу вашему королевскому величе¬ ству, я видел сам собственными глазами содеянным в городе Москве. А то, что про¬ исходит в других больших и малых горо¬ дах, едва могло бы уместиться в (целых) томах». В немецкой записи тон куда менее ре¬ шителен: «То, что я только что описал вашему королевскому величеству, не вы¬ думано, Бог тому свидетель, что я все это отчасти сам видел и слышал». Естественно, в Ватикан был послан текст на латыни. Там творение Шлихтинга произвело сильное впечатление. же начал в своих имениях гнать водку — русским это запрещалось, а иноверцам было можно. Впрочем, бутлегерством дело не ограничивалось. Служба в опричнине давала и другие способы обогащения. Штаден откровенно рассказывает об этом в связи с походом Ивана IV на Новгород: «Тут начал я брать к себе всякого рода слуг, особенно же тех, кото¬ рые были наги и босы; одел их. Им это пришлось по вкусу. А дальше я начал свои собственные походы и повел своих людей назад внутрь страны по другой дороге. За это мои люди оставались верны мне. Вся¬ кий раз, когда они забирали кого-нибудь в полон, то расспрашивали честью, где — по монастырям, церк¬ вам или подворьям — можно было бы забрать денег и добра, и особенно добрых коней. Если же взятый в плен не хотел добром отвечать, то они пытали его, пока он не признавался. Так добывали они мне деньги и добро». Среди разбойничьих набегов Штадена описыва¬ ется такой случай: «Из окон женской половины на нас посыпались каменья. Кликнув с собою моего слугу Тешату, я быстро взбежал вверх по лестнице с топором в руке. Наверху меня встретила княгиня, хотевшая броситься мне в ноги. Но, испугавшись моего грозного вида, она бросилась назад в палаты. Я же всадил ей топор в спину, и она упала на порог. А я перешагнул через труп и познакомился с их де¬ вичьей». Ну, прямо кино!.. Однако спустя год регулярные опричные войска не смогли отстоять Москвы, и татары сожгли ее дотла. В 1572 году земские войска успешно отбили новое нападение хана Девлет-Гирея. После этого доверие царя к опричнине пошатнулось. Начался новый «перебор людишек», по выраже¬ нию Грозного, то есть пересмотр военных списков. У опальных опричников отнимали поместья и воз¬ вращали прежним собственникам. Штаден не был принят ни в один из новых списков, лишился всех своих владений, но благодаря своей изворотливости избежал прямой опалы. После разных нечистоплотных приключений в Рос¬ сии и за границей Генрих Штаден составил описание Московии, а также план ее военной оккупации, пред¬ ставленный императору Рудольфу II Габсбургскому. Суть плана довольно проста: союз с Польшей и Шве¬ цией, а Московию подчинить Германии. Как? Тоже просто. «Потребная для того первоначальная сумма рав¬ на 100 000 талерам. И воинские люди должны быть снаряжены так, что, когда они придут в страну (вели¬ кого князя), они могли бы служить и в коннице. Это должны быть такие воинские люди, которые ничего не оставляли бы в христианском мире: ни кола ни двора. Таких ведь много найдется в христианском мире. Я видел, что такое великое множество воин¬ ских людей побиралось, что с ними можно было бы взять и не одну страну». Вот и весь план! Собрать побольше бездомных авантюристов, «побирох» и на кораблях вывезти их в Русское Поморье. Там пересядут на коней... И порядок. Россия завоевана и становится колони¬ ей Священной Римской империи германской нации. Ивана IV надо вывести в Германию и держать под сильным надзором, чтоб не сбежал. В книге о Московии Штаден пишет обвинитель¬ ный акт против московского царя. «Описание страны и правления московитов» и автобиографию Штадена составляют как приложение к военно-политическому плану и используют для того, чтобы осветить слабые пункты московской политики и доказать негодность строя, основанного якобы на голой жестокости и на ограблении правителем своих собственных поддан¬ ных. Опричник-«обличитель» бросил мрачную тень на весь русский народ. Ведь кто такие московиты у Шта¬ дена? Это дикие и грубые невежды, которым нравит¬ ся насилие и которых чарует жестокость. Которыми можно управлять только палкой. Их, московитов, не стоит стесняться самих обманывать и водить за нос, это толпа дикарей, склонных к грабежу и насилиям. Мифы англичан Джером Горсей был из «нового английского дво¬ рянства», не брезговавшего торговыми делами. Горсей жил в России в 1573-1591 годах. Он управ¬ лял конторой Московской компании, его лично знал и привечал царь. В 1580 году Горсей доставил в Рос¬ сию порох, медь и другие припасы, необходимые для ведения Ливонской войны. Горсей приумножил в Рос¬ сии немалое наследственное состояние. Вернувшись в Англию, получил рыцарское звание и избирался в парламент. Тем не менее он редко называл Россию иначе, чем «долиной печали» или «областью скорби». И посто¬ янно упоминал, что жизнь в России безмерно трудна, жестока, полна лишений и всяческих ужасов. Еще один писавший о России англичанин, Джильс Флетчер, учился в Кембриджском университете. Ез- 68
МОСКОВИЯ ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ: ФАКТ Порой Горсей сообщает вовсе уж фан¬ тастические сведения. Скажем, о походе опричников на Новгород он пишет, что мо¬ сковиты убили в Новгороде 700 тысяч (!) человек. Р. Г. Скрынников называет другую цифру — «от 2 до 3 тысяч человек». дил с дипломатическими поручениями в Шотлан¬ дию, Германию, Нидерланды. Обычная биография джентльмена. В 1588 году был послан в Москву для поддержания перед русским правительством хода¬ тайства англо-московской компании о монополии на торговлю с северорусскими портами. Посольство Флетчера оказалось совсем неудач¬ но, причем по его собственной вине. На первой же аудиенции у царя Флетчер вступил в нелепые для дипломата пререкания о царском титуле: он не по¬ желал прочитать его целиком, чтобы не признавать Федора Ивановича царем (а не только великим кня¬ зем). Подарки, присланные с Флетчером от королевы Елизаветы царю и Годунову, были найдены неудов¬ летворительными (хотя неясно, как повернулось бы, признай Флетчер Ивана IV царем). В результате Флетчера приняли сухо, то есть по современным понятиям просто «опустили уровень переговоров»: не пригласили его к царскому столу и для ведения с ним переговоров назначили дьяка. В даровании компании монополии Флетчеру было отказано. Более того: у компании было отнято право беспошлинной торговли в пределах России. В 1591 году Джильс Флетчер издал книгу о России, а затем сочинение о татарах. Управление, общественный быт и народные нра¬ вы, даже природу России Флетчер изображал в са¬ мых мрачных тонах. При составлении своего труда Флетчер пользовался показаниями Горсея. Судя по всему, читал он и Герберштейна. Невольно возника¬ ет подозрение: может, он заранее знал, что увидит в России? Идеологическая мина сработала, только и всего... Ричард Ченслор — английский мореплаватель. В 1553 году король Эдуард VI отправил три корабля в Северный океан, под начальством капитана Менто¬ ра. Англичане искали ни много ни мало —севе¬ ро-восточный путь в Индию. Все, что дальше «земли норманнов», то есть Скандинавии, оставалось неиз¬ веданным. Некоторые ученые того времени предпо¬ лагали — может, сразу за Скандинавией кончается материк, и можно держать курс на юг и постепенно приплыть в Индию?! В Индию Ченслор не попал, но благополучно до¬ плыл до Белого моря, вошел в Двинский залив и при¬ стал к берегу, где был тогда монастырь св. Николая. Местные жители изумились, увидев большой ко¬ рабль, и рассказали, что этот берег — русский. Тогда англичане объявили, что имеют от английского коро¬ ля грамоты к русскому царю. Такие грамоты на вся¬ кий случай действительно заготовили. Начальники Двинской земли немедленно отправили гонца к царю Эворт Г. Портрет Эдуарда VI Ивану Грозному, и тот пригласил Ченслора в Москву. Начальство снабдило англичан всем необходимым и неплохо организовало путешествие. В Москве Ченслор подал царю Ивану грамоту Эду¬ арда, писанную на разных языках ко всем северным и восточным государям. Он обедал у царя, а после вел переговоры с боярами. Бояре ему понравились, а Ченслор —им. Вскоре Ченслор был отпущен Иваном Грозным с ответом английскому королю. Уже на следующий год Ченслор вторично отпра¬ вился в Россию на двух кораблях, с поверенными, представлявшими английское общество купцов, что¬ бы заключить торжественный договор с царем. Иван милостиво принял Ченслора и его товарищей, на¬ зывая королеву Марию любезнейшей сестрой. Был учрежден особенный совет для рассмотрения прав и вольностей, которых требовали англичане; главная мена товаров была назначена в Холмогорах, осенью ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ: ФАКТ Сочинение Флетчера о России имело странную судьбу: книгу старалась уничто¬ жить сама торговая компания, в которой служил Флетчер, убоявшись, что распро¬ странение этой книги восстановит против компании русское правительство. Видимо, понимали, что многое в ней оскорбительно. 69
МИФЫ О РОССИИ и зимой; цены остались произвольными, то есть ры¬ ночными. Иван дал англичанам торговую грамоту, объявив в ней, что они свободно и беспошлинно могут торго¬ вать во всех городах России. В 1556 году Ченслор отплыл в Англию с четырьмя богато нагруженными кораблями и с русским послан¬ ником. К сожалению, буря рассеяла его корабли; только один из них достиг Лондона, остальные погиб¬ ли близ шотландских берегов. Сам Ченслор оказался в числе погибших; русский посланник спасся. В своих записках о России Ченслор отмечал хоро¬ шее качество дорог, быструю езду, обилие вкусной еды и большую честность населения. Как мы уже отмечали, в сказаниях иностранцев оценка Руси прямо зависит от успеха миссии инозем¬ ца. Характерно, что один из самых «положительных» отзывов оставил профессиональный моряк — капитан Ченслор. Он попал на Русь, совершив великое и ри¬ скованное плавание по совершенно не известным ему морям. Это ведь не совсем то, что ехать по дорогам Германии и Польши с пачкой дипломатических писем, поднося к носу надушенный платочек на постоялых дворах. Ченслор — моряк, первооткрыватель, торговец, приехал в новую для него и уже потому очень инте¬ ресную страну. Пережил увлекательные приключе¬ ния. Познакомился с новыми людьми. Хорошо зара¬ ботал. Злобствовать вроде ни к чему. Сравните русофилов и русофобов того времени: среди первых намного больше успешных людей. Флетчер и Ченслор хотели примерно одного и того же, но у Ченслора все получилось, в том чис¬ ле и потому, что он другой по своим человеческим качествам. А у Флетчера не получилось, потому что с первых часов пребывания на русской земле он про¬ тивопоставил себя русским. А тогда и Россия оказалась плохой, неказистой страной. Основа черного мифа Да не буду я понят так, что только плохому чело¬ веку может не нравиться Россия. Разумеется, у каж¬ дого народа всегда останутся традиции и привычки, которые не разделяют его соседи. Но и эти различия тоже можно трактовать по-разному. Можно — как признак дикости и малокультурно- сти русских, их недостаточной цивилизованности. И в целом как проявление нашей «скотской сущно¬ сти». А можно — как этнографические особенности, совершенно нейтральные по своему смыслу. Среди «обвинений» иностранцев есть упомина¬ ние о «скучной», «однообразной» и «невкусной» пище. Тут только руками разведешь: «не нравится — не ешь». В конце концов, ведь ни приверженность итальян¬ цев к пицце и пасте, ни любовь англичан к «fish and chips», ни поедание японцами сырой рыбы вперемеш¬ ку с недоваренной рисовой кашей не служили и не служат веской причиной для того, чтобы считать их «неправильными» и «цивилизационно неполноцен¬ ными». Русские и впрямь преданы своему царю и кре¬ стятся справа налево, а не слева направо. Ну и что? Достаточно согласиться с тем, что поедание пирогов ничем не хуже использования в пищу гамбургера, а щи ничем не лучше и не хуже буйабеса, и не спорить по этим поводам вообще. Стоит любому из иноземцев отказаться от своего «цивилизационного эгоизма» или центризма, как кому нравится, и тут же, как карточный домик, рас¬ сыпаются 90 % всех его обвинений. К сожалению, записки иностранцев о России XVI- XVII веков использовались интерпретаторами не лю¬ бовно и даже не нейтрально. В XVIII—XX веках весь этот материал стал прекрас¬ ной основой для создания политически ориентиро¬ ванных мифов. Традиции первых средневековых исследователей России были подхвачены политологами второй поло¬ вины XX века. Среди которых стоит выделить таких господ, как Маршалл Голдман, Джеймс Биллингтон, Ричард Пайпс, Роберт Такер и Збигнев Бжезинский. Отцы советологии, ну и, соответственно, русистики. Миссионерский пыл, его еще называют евангеличе¬ ским, некоторых американцев и англосаксов в отно¬ шении России не угасает уже несколько сотен лет. Все со времен Петра I всячески пытаются цивилизо¬ вать варваров. В этой связи привожу слова одного бостонского политика, некого Генри У. Патнема: «Не должны ли мы, стремясь на Запад, вырвать из мрака Россию и позволить радостному свету свободы про¬ никнуть в суровую крепость Сибири, а движущимся вперед знаменам демократии войти в угрюмую твер¬ дыню московитского деспотизма». Боже мой, как образно... Или вот другой известный американский журна¬ лист, советолог Джордж Кэннон, автор книги «Си¬ бирь и ссылка» (забавно: главная «русская» книга у Биллингтона — «Икона и топор»; у них там что, кто-то один названия штампует?): «Русские страстно желают стать свободными и последовать примеру Соединенных Штатов». ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ: ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА Вот что пишет по поводу России аме¬ риканская газета № 1 «Нью-Йорк Таймс» от 15 декабря 2004 года: «По странам, на¬ зываемым в России ближним зарубежьем, слышен стук копыт. Это едет Всадник без головы... Черной тенью в ночи скачет в по¬ исках своей головы Владимир Путин... Пу¬ тин ведет Россию к фашизму, но при этом фашистская Россия —это гораздо лучше, чем коммунистическая Россия». Майн Рид, ни дать ни взять. Правда, подписано: Кристоф Николас Д. 70
Васнецов А. Московский Кремль И с чего вы, спрашивается, это взяли? И кто вам сказал, что, став свободными, надо обязательно сле¬ довать примеру США? Других свободных стран исто¬ рия не знает? При особом желании меня можно обвинить в тен¬ денциозном подборе цитат. Да пожалуйста! Все это опубликовано, все это не мной придумано и отражает видение исторической судьбы нашей глазами совре¬ менных американских элит. А значит, по большому счету — всего Запада. Еще один яркий пример — статья видного со¬ ветолога Стивена Роусфилда, которая так и на¬ зывается: «Россия — ненормальная страна». Роус- филд утверждает: «Россия является ненормаль¬ ной политической экономией, для которой ма¬ ловероятны демократизация, вестернизация или развитие свободного предпринимательства в ближайшей перспективе. Нормальной страной следует считать страну с демократическим сво¬ бодным предпринимательством или социальной демократией типа той, что существует в Европей¬ ском Союзе». Ну, это просто здесь живут люди, а там — нелюди. Америка, Европейский Союз — здесь нормальные люди. А все остальные — ненормальные. Ну и, естественно, завершается все это у Роус¬ филда выводом о том, что в какой-то момент Рос¬ сия могла одуматься и превратиться в нормальную страну, однако после дела ЮКОСА —вот такой он водораздел проводит —«Россия возвратилась к Мо¬ сковии и, несмотря на демократическую риторику, не намеревается совершать переход к демократи¬ ческому свободному предпринимательству». Я знаю изнутри работу Государственной Думы и других важ¬ ных учреждений, а поэтому не тешу себя иллюзиями относительно эффективности российских демократи¬ ческих институтов и их идеальности. Много чего могу рассказать об этом деле плохого и порочного, но доходить в критике до хамства, как господин Стивен Роусфилд, — это совершенно в духе американского миссионерства. Обобщая эту «миссионерскую» идею, я бы хотел процитировать норвежского историка Ивэра Ной- манна, который много лет занимался исследованием того, как одни государства воспринимаются другими. Он пишет, что Европа на протяжении последних 500 лет, — действительно, получается еще со времен Ченслора и Герберштейна, — воспринимала Россию исключительно сквозь призму ученичества: «Начиная с эпохи Просвещения она воспринималась как уче- 71
Гэрушкин-Сорокопудов И. Базарный день ник. То хороший (доминирующая версия Просвеще¬ ния), то наученный дурному (альтернативная версия Просвещения), то двоечник, который должен учить¬ ся, но не хочет (доминирующая версия XIX века), то лентяй (версия XX века)». Не дает мне покоя одна старая мысль... Древняя история честнее новой истории, а новая — честнее новейшей. В той старой, древней истории были державы, которые выясняли между собой отношения путем конфронтаций — как правило, военных (мы не пом¬ ним экономических конфронтаций в Древнем Мире, и вряд ли они были в той форме, в какой привычны сейчас). Рим воевал с Карфагеном или Александр Македон¬ ский воевал с Персией. Мы не рассматриваем эти дер¬ жавы с позиции: кто-то плохой, а кто-то хороший. Как понять, кто был лучше: Римская республика или Кар¬ фагенская олигархия? Везде были хорошие и плохие люди, у них у всех были разные цели, разные тради¬ ции, и в общем шла борьба не на жизнь, а на смерть. А вот в новейшей истории, или, если вам угодно — в современной геополитике, в последние лет 50, а может, 100, происходит старательное навязывание идеи, что страны изначально бывают разными — хо¬ рошими и плохими. Например, Северная Корея, Ирак, Иран —это пло¬ хие государства. Хорошие —это, понятно, страны западной англосаксонской демократии, т. е. практи¬ чески вся Европа плюс послевоенная Япония, Южная Корея, например. Плохие государства — это Советский Союз и Тре¬ тий рейх. Это большие плохие государства. А есть маленькие хорошие государства: Эстония, Латвия, Литва. Маленькие, но гордые. Какая-нибудь еще Грузия, или Чехия. И если верить мировым СМИ, тут преследуется какая-то удивительная цель: вбить в голову все¬ му обществу, в том числе и самому населению этих «плохих» стран стереотипные, мифологизирован¬ ные представления о том, что нет национальных интересов, а есть «общечеловеческие». И в со¬ ответствии с ними весь мир поделен на хороших и плохих. Поэтому даже если вы живете в России — ну не повезло вам,—то не надо иметь по этому поводу никаких патриотических иллюзий. Ибо Россия изна¬ чально относится к плохим государствам. А с плохими честному человеку нужно бороться, бороться во имя «общечеловеческих ценностей». Вот такое ущербно-извращенное сознание нам навязывается. 72
МОСКОВИЯ Основа черного мифа (продолжение) Но давайте вернемся к нашей основной теме — истории мифов о России. Мы уже видим, что за два столетия контактов, от Василия III до Петра I, ино¬ земцы понаписали о Руси много разного. И качество, и дух написанного зависят от намерений иностранца, от успешности его миссии в России, его человече¬ ских, личных качеств. Большая часть заезжих путешественников опи¬ сывали быт и нравы русских, как правило, проти¬ воречиво и поверхностно. Не имея возможности и времени, а то и не желая вникнуть в суть русского уклада, эти путешественники выдергивали из контек¬ ста некоторые символы — тройка, балалайка, само¬ вар, матрешка. В текстах «цивилизованных» авторов между строк читается страх, который испытывали путешественники, наблюдая Россию через окно «оте¬ ля» или кареты. Разумеется, таким же примерно образом писали не только иноземцы о России в XVI—XVII веках. При¬ мерно в таком же стиле писали порой англичане об итальянцах или немцы о французах. А что писали англичане об ирландцах, вообще переводить бывает трудно — слишком много в текстах так называемой ненормативной лексики. Обычнейшее нежелание понимать «другого», эт¬ ноцентризм уже не первобытного племени, а как будто цивилизованного народа. В писаниях любого из иноземцев легко найти и хорошее, и плохое. Вопрос — на чем фиксировать внимание и что считать важным. Даже сочинения Штадена и Герберштейна можно при желании счи¬ тать панегириком Московии и всему русскому народу. Для этого достаточно «нужным образом» подобрать цитаты из их книг, а все остальное объявить «несу¬ щественным». Практически все те письменные источники, с кото¬ рыми впоследствии знакомились иностранцы, прежде чем приехать в Россию, пестрят противоречиями. На одной странице можно встретить обвинение русских в неряшливости и здесь же удивление по поводу рас¬ пространения обычая мыться в бане каждую неделю. Изумление по поводу изобилия соседствует с описа¬ нием лености. Сетования по поводу отсутствия дорог эмоционально окрашены, а прекрасно отлаженная работа одной из первых в мире почтовых служб вос¬ принимается как должное. Существовали и серьезные, вдумчивые описания тех авторов, которые вживались в русский образ жиз¬ ни, но, как правило, были не в состоянии переломить мифы, в основном немногочисленные и рассчитанные на ограниченный круг серьезных исследователей. Возникает естественный вопрос: почему же эти произведения становятся базой, основой для форми¬ рования черного мифа о России? Ведь при желании можно сделать все наоборот! Можно... Но желания создать положительный миф о России, как видно, просто не было. А вот чер¬ ный — пожалуйста! Речь идет не о «теории загово- Иванов С. Приезд иностранцев. XVII в.
МИФЫ О РОССИИ ра», не о воле злого человека или кучки злонамерен¬ ных лиц. И не о враждебности Запада по отношению к России. Дело здесь в том, что ранее, до XVI-XVII веков, Россия не была конкурентом для стран Запада. В эпо¬ ху Древней Руси разные области Европы жили слиш¬ ком изолированно. В XIV-XV веках Европа только приближалась к границам Руси. А в начале XVI столе¬ тия, после завоевания Псковской земли, централизо¬ ванное государство Российское, Московия, становит¬ ся реальным конкурентом Запада. И экономическим конкурентом, и политическим, и геостратегическим. Россию начинают бояться. И принимают меры, по¬ рой не особо корректные. В 1547 году Иван Грозный поручил послу Гансу Шлитте завербовать в Европе и привезти в Москву докторов, которые умеют ходить за больными и лечить их. Найти также книжных лю¬ дей, понимающих латинскую и немецкую грамоту, мастеров, умеющих изготовлять броню и панцири, горных мастеров, знающих методы обработки зо¬ лотой, серебряной, оловянной и свинцовой руды, людей, которые умеют находить в воде жемчуг и дра¬ гоценные камни, золотых дел мастеров, ружейного мастера, мастера возводить каменные и деревянные города, замки и церкви, полевых врачей, умеющих лечить свежие раны и сведущих в лекарствах, лю¬ дей, умеющих привести воду в замок, и бумажных мастеров. Примерно тем же занимались в большей или мень¬ шей степени впоследствии все российские государи, наиболее активно, как мы знаем, — Петр I. Нанимали иностранцев, заимствовали технологии и старались взрастить и обучить с помощью иностранных масте¬ ров свои «национальные» кадры. Шлитте выполнил задание царя, завербовав 123 человека. Однако Ливонский орден опасался того, что привезенные Шлитте мастера усилят воен¬ ный потенциал Русского государства. Он попросил любекский магистрат сделать все возможное, чтобы не пропустить Шлитте и его спутников в Москву. В Любеке Шлитте задержали и посадили в тюрь¬ му. Мастера, естественно, разошлись. Один из них попытался было самостоятельно пробраться в Рос¬ сию, но был схвачен в двух милях от границы и каз¬ нен (!). Вторую группу ремесленников, которую возглав¬ ляли доктор права Иоганн Цегендер фон Россенек и некий Вольф из Страсбурга, также постигла неуда¬ ча. Их захватили в Вендене и продержали в заклю¬ чении пять лет. Цегендера отпустили лишь в июне 1553 года, взяв с него клятву не пытаться пробраться в Московию. Ремесленники же остались на службе в Ливонии. Эти истории типичны для того времени. Здесь ясно виден страх перед конкурентом. Ряд западных стран начинают создавать негатив¬ ный образ нового конкурента — Московии, чтобы она в европейском общественном мнении выглядела изначально порочным государством. И по мере становления централизованного госу¬ дарства Российского происходит качественное из¬ менение мифов. Сохраняя тот же легкий, в иных случаях ироничный стиль, в фольклоре начинает усиливаться описание отрицательных привычек. В записках иностранных путешественников бытовые неурядицы и единичные проявления описываются как типичные. Со временем исчезает даже ирония и появляется откровенное осуждение. Лобное место и виселица На площадях ВСЕХ европейских городов непре¬ менно красовалась виселица. И не всегда пустовала. Пытки были совершенно обычным, нормальным способом вести следствие еще в Ренессансных XV- XVI веках. Пыточные инструменты заказывали са¬ мым обычным ремесленникам, и они добросовестно выполняли заказ, продавая членам муниципалитета готовые изделия. Бытовые нравы... По законам практически всех стран Европы жена и дети рассматривались как СОБ¬ СТВЕННОСТЬ главы семьи. Само обращение к замуж¬ ней женщине предполагает прямо в языке означа¬ ет некую принадлежность мужу. Вовсе не «миссис ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ: ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА Католицизм, точно так же, как и про¬ тестантизм, довольно специфически трак¬ товал отношения между мужчиной и жен¬ щиной. Это дело рассматривалось как исключительно греховное, но поскольку иного способа деторождения на тот мо¬ мент изобретено еще не было, то —так уж и быть — европейские церкви готовы были терпеть то, что для продолжения рода вре¬ мя от времени люди все-таки должны впа¬ дать в первородный грех. Однако предус¬ матривалась масса ограничений, которые с точки зрения мусульманина и православ¬ ного того времени выглядели, конечно, пе¬ ребором. Например, по церковным нормам зачинать детей и вообще заниматься любо¬ вью супруги могли только ночью. Днем это двойной грех, и если зачать ребенка днем, то непременно родится какой-то монстр. Очень сурово регламентировались дни, когда нельзя предаваться плотским утехам. Естественно, речь шла о всем пе¬ риоде беременности, а в этом состоянии молодая женщина того времени находи¬ лась большую часть времени. Все посты. Также после родов обязательно требова¬ лось покаяние: родив ребенка, женщина в течение нескольких недель —до трех месяцев — должна была ежедневно мо¬ литься, дополнительно поститься и каяться в совершенном грехе. В результате, по подсчетам некоторых медиевистов, общий срок воздержания француженки или немки в Средневековье составлял около 300 дней в году. 74
МОСКОВИЯ Уччелло П. Битва такая-то», как переводим мы, согласно нормам рус¬ ского языка. А «миссис такого-то». Избиения жен и детей были совершенно обычным делом. В XVI-XVII веках священники стали подымать свой голос против бытовой жестокости, но их мало слушали. Представителей феодального сословия пытались ввести в какие-то рамки... Но и эти рамки были тако¬ вы, что отдавали какой-то прямо космической жутью. Многие ли знают, что во время рыцарского турни¬ ра победитель имел право убить (!) побежденного? Даже того, кто признал свое поражение и сдался? Даже истекающего кровью, лежащего без сознания раненого? Сей акт убийства так и назывался — «удар мило¬ сердия». Было даже оружие, специально предназна¬ ченное для того, чтобы добить беспомощного чело¬ века. Оно называется стилет. Стилет —это длинный трехгранный или многогранный стержень на рукояти. У него нет лезвия, он не годится как замена кинжала, даже как ножа. Стилетом можно только заколоть. В Европе считалось «правильным» и «благород¬ ным» вогнать раненому стилет или между пласти¬ нами панциря на груди, в сердце, или в глазницу, чтобы, пробив глаз, стилет прошел бы прямо в мозг. На фоне этого бытового, повседневного зверства уже не удивляют ни крестовые походы, ни инквизи¬ ция, ни обыденная жестокость войн. И костры с ере¬ тиками, и методы обращения язычников в христиан¬ ство— все считалось целесообразным и правильным. Кстати, насчет язычников и еретиков — в России обращение с теми и другими было не в пример мягче, чем в Европе, по крайней мере народу со¬ жгли гораздо меньше (хотя, в отличие от Европы, дров было поболе — энергетическая сверхдержава как-никак). Россия, в отличие от Европы, не знала религиоз¬ ных войн. По сравнению с тем, что творилось в Гер¬ мании, Нидерландах, Франции в XVI-XVII столетиях, все раздоры между никонианцами и староверами, а также гонения на стригольников, нестяжателей и прочих сектантов представляются просто какими-то «разборками» малышей в песочнице. В 1618-1648 годах католики и протестанты резали друг друга совершенно в чудовищных даже по мер¬ кам 1-й и 2-й мировых масштабных войн. В Германии за время Тридцатилетней войны было уничтожено около сорока (!) процентов населения, дело дошло до того, что в Ганновере власти официально разрешили торговлю мясом людей, умерших от голода, а в не¬ которых областях (христианской!) Германии было разрешено многоженство для восполнения людских потерь. В России не было ничего подобного, и слава Богу. И специального оружия, чтобы добивать повер¬ женного противника, тоже не было. 75
МИФЫ О РОССИИ И виселица не была непременным «украшением» средневекового русского города. Но вот что интересно! Ни один русский ученый не написал пока книги «Мадонна и виселица». А аме¬ риканец Биллингтон написал о нашей истории книгу «Икона и топор». Мифы об Иване Грозном О грозности и жестокости Ивана IV судят глав¬ ным образом на примере опричнины. Логично? Да, вполне. Да, XVI век в России отмечен репрессиями Ивана Г розного. Центральное место в истории того времени занимает его опричнина. В течение 7 лет в Москов¬ ском государстве пылал «пожар лютости». За 7 лет жертвами этого смутного времени стали, по разным подсчетам, от 5 до 7 тысяч человек. Опричнина вошла в историю как мрачный, страш¬ ный период. Так и воспринимают ее россияне. На Западе же порой пытаются представить ее как обыч¬ нейшее в России дело, нормальное явление. На гра¬ вюрах Гюстава Доре царь с ангельской улыбкой со¬ зерцает гроздья повешенных и, радостно смеясь, втискивает в животы людям зубцы своей короны. И автор книги «Икона и топор» американец Бил¬ лингтон объясняет: Иван Грозный являет самую суть своего общества. Русские любят и уважают силу. Их история кровава, но это нормально: так они устрое¬ ны, в отличие от англичан. Но представлять опричнину как обычный спо¬ соб правления русских царей — по меньшей степени странно. С тем же успехом можно представлять себе типичного французского короля в виде Карла IX, стоящего с мушкетом у окна и посматривающего, кого бы из пробегающих мимо парижан подстрелить. Или считать Генриха VIII выразителем сокровенных чувств английского народа, — особенно когда он подписывает смертный приговор не дюжине врагов, а своей вчерашней жене или любовнице. Но сознание и Биллингтона, и большинства запад¬ ных людей устроено странно: ни Карла IX, ни Ген¬ риха VIII они типичным явлением вовсе не считают. А вот Ивана IV — считают! И что еще более удиви¬ тельно, с ними почти согласно большинство россиян. Опричнина как символ жестокости вошла в нашу историю. Кроме этого Ивана Грозного обвиняют и в жестоком обращении со своими женами. Жесто¬ кость имела место быть. Как минимум три жены Ива- Лебедев К. Царь Иван Гоозный просит игумена Корнилия постричь его в монахи
Неврев Н. Опричники на Грозного были убиты: утоплены в пруду, замуро¬ ваны. Остальные насильно пострижены в монахини. Нехорошо... Но обращают на себя внимание сразу два обсто¬ ятельства. Первое: заточая жен в монастыри, грозный царь не лишал их жизни. Тогда как Генрих XIII (1491- 1547 гг.), например, английский король, который родился на 39 лет раньше Ивана IV (1530-1584 гг.) и также был многоженцем, избавлялся от надоев¬ ших законных спутниц жизни проверенным спосо¬ бом — казнью. Прожив 25 лет с Екатериной Арагонской, Генрих, не добившись согласия папы, женился на Анне Бо- лейн. Однако спустя несколько лет Болейн, не пода¬ рившая королю наследника престола, по инициативе мужа была осуждена парламентом за супружескую неверность и казнена. Ивану Грозному было на тот момент 6 лет. Генриху VIII — 45. Второе: у Ивана Грозного были причины «опа¬ ляться» на бояр. В возрасте трех лет он оказался фактически заброшен и никому не нужен. Ребенка забывали покормить, сменить ему рубашку, грубо отпихивали, кричали на него. На всю жизнь запомнил будущий Г розный, как в постели его отца развалился, не сняв сапоги, очередной временщик. Дорого запла¬ тило боярство за эти неснятые сапоги... Будь на месте Г розного любой король любой евро¬ пейской страны, его оправдали бы непременно. Еще сочинили бы чувствительные романы, поставили пье¬ сы, сняли бы кинофильмы. В них Иван Грозный вы¬ ступал бы несчастным человеком, которому жестокие и черствые люди сломали судьбу, сделали его мсти- ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ: ПОРТРЕТ Жизнь Ивана и история России могли повернуться по-другому, если бы не тра¬ гический финал первого счастливого брака с красавицей женой Анастасией Романовой. Всю жизнь Иван был уверен: его первую и любимую жену отравили. Долгое время историки дружно считали это убеждение проявлением душевной болезни. Но когда в 1960-х годах была вскрыта царская гроб¬ ница, специалисты бюро судебно-меди¬ цинской экспертизы обнаружили в костях царицы и в ее прекрасно сохранившейся темно-русой косе следы ртути, превыша¬ ющие норму в несколько десятков раз. В Средние века именно соли ртути были главным методом устранения врагов при европейских дворах, знаменитых своими интригами. Русский двор не стал исключе¬ нием. Как свидетельствует легенда, слух об отравлении первой жены Ивана Гроз¬ ного боярами сразу пополз по Москве... Отравление любимой жены могло стать поводом для расправы с боярами-заговор- щиками. 77
МИФЫ О РОССИИ Га нс Гэльбейн Младший. Портрет короля Гзнриха VIII телем за себя и за любимую женщину. Европейскому монарху сто раз простили бы эти семь тысяч жертв. Но раз идет речь о русском царе —нельзя. Он не несчастный человек и его судьба — не предлог поговорить о том, что допустимо и что недопустимо в обращении с ребенком, о том, как преступление по¬ рождает новое преступление. Нет! Русский царь, ви¬ новник семи тысяч убитых, — страшный преступник! Что бы с ним ни происходило, какие бы поступки ни совершались по отношению к нему, — он не жертва. Он негодяй, изувер, урод, Чикатило XVI века. А его правление — яркое свидетельство исконной кровавой жестокости русской истории. Иван Грозный и веселая Англия Не хочу оправдывать жестокость. Тем более что многих приближенных Ивана Грозного казнили явно безо всякой вины. Но можно подумать, гуманиста Томаса Мора, пер¬ вого в истории «коммуниста»-утописта, казнили за страшные преступления? Горожанин, как сказали бы у нас, мещанин, Томас Мор сделал блестящую карьеру: за 12 лет от советника и секретаря короля дошел до поста лорда-канцлера Англии. Известность государственного деятеля дополняла слава писателя: само понятие «социальная утопия» восходит к назва¬ нию книги Томаса Мора «Утопия». Но не уберегся Томас Мор. Король стал создавать особую англиканскую церковь, главой которой ставил не Папу Римского, а самого британского монарха. То¬ мас Мор не соглашался с таким решением, — по его мнению, глава государства не должен одновременно быть и главой церкви. По личному приказу короля Томаса Мора судили за государственную измену. В 1535 году его приго¬ ворили к жесточайшей казни: «Влачить по земле через все лондонское Сити и Тайберн, там повесить его так, чтобы он замучился до полусмерти, снять с петли, пока он еще не умер, отрезать половые орга¬ ны, вспороть живот, вырвать и сжечь внутренности. Затем четвертовать его и прибить по одной четверти его тела над четырьмя воротами Сити, а голову вы¬ ставить на Лондонском мосту». «Милостивый» король заменил мучительную казнь лорда-канцлера (!) только отсечением головы. Но никто не называет Генриха VIII «кровавым» и даже «грозным». Все в порядке вещей. Так, мелкий эпизод из государственной жизни. При Иване Грозном порой казнили дворовых лю¬ дей, даже крестьян «опальных» бояр. Мол, знали об измене и не донесли. Га нс Гэльбейн Младший. Портрет Томаса Мора 78
МОСКОВИЯ Но, во-первых, при Генрихе VIII тоже порой каз¬ нили слуг «государственных преступников». Только в учебниках и в популярных книжках про это не пишут. А во-вторых, по законам именно Генриха VIII, в результате так называемых «огораживаний», в Ан¬ глии появились толпы нищих и бродяг. Общинные земли — пастбища и леса, — стали представлять не¬ малую ценность. На них разводили овец, чтобы про¬ давать их шерсть для производства сукна. А разорив¬ шиеся крестьяне в одночасье сделались люмпенами без всяких средств к существованию. Изгнание крестьян с земли было санкционировано на тот момент самым «демократическим парламен¬ том». Король тоже выступил на стороне землевла¬ дельцев. Пусть они огораживают общинные земли, их право. «Овцы сожрали людей», — писал об ого¬ раживаниях Томас Мор. Лишенные жилищ и средств к существованию кре¬ стьяне считались бродягами — безнравственными людьми, которые не желают работать. В законах Генриха VIII сказано предельно ясно: «Милостыню соизволяем собирать только старым и убогим нищим, остальные же, к труду пригодные бродяги подлежат бичеванию, с принесением клятвенного обязатель¬ ства возвращения на родину и занятия трудом, пой¬ манный во второй раз бродяга подлежит бичеванию с отрезанием уха, пойманный в третий раз — казнит¬ ся как преступник». Пожалуй, даже русский царь Иоанн Васильевич посчитал бы это уж точно перебором. В 1558-1603 годах в Англии правила короле¬ ва Елизавета. Это вторая по популярности среди английских королев за всю историю монархии. Но в учебниках «почему-то» не называют числа «ере¬ тиков», истребленных в годы правления Елизаветы. Дело в том, что идея англиканской церкви очень понравилась преемникам Генриха VIII. Но католики почему-то не хотели подчиняться королю как главе церкви. Не хотели и многие протестанты. Многие из них вынуждены были уезжать из Англии в Америку. Как свидетельствует энциклопедический словарь Гранта, за годы правления Елизаветы в Англии было казнено 89 тысяч (!) человек. Королева за один год казнила больше людей, чем вся католическая инкви¬ зиция за три столетия! Сколько людей изгнали за океан, сказать трудно. Историки называют цифры от 100 до 300 тысяч. Елизавета — современница Ивана Грозного, на ней, по легенде, он даже одно время подумывал ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ: ФАКТ По законам Генриха VIII только за «бро¬ дяжничество» было повешено 72 тысячи насильственно согнанных с земли кре¬ стьян. Это почти 4/5 населения тогдашнего 100-тысячного Лондона! На фоне этой армии покойников семь тысяч на Руси — малая толика. Но и это не все... Квентин Метсис Младший. Портрет Елизаветы I жениться. Достижения его посолиднее, чем у Ели¬ заветы: присоединение Казани, Астрахани, Сибири стоят ограбленной Америки. Для Руси разгром та¬ тарского нашествия Девлет-Гирея по значению не уступает краху Непобедимой армады. При Иване на Руси убито в 12 раз меньше людей, чем в Англии при Елизавете. Но в европейской историографии Иван Гроз¬ ный — это чудовище на троне, а Елизавета — великая королева, при которой совершено много чудесного и замечательного. Иван Грозный и прекрасная Франция Во Франции война протестантов-гугенотов (кальвинистов) и католиков порождала невероятное озлобление, и венценосные особы мало отличались от других... Вот только возможностей у них было больше. В XVI веке королем Генрихом (Анри) II при париж¬ ском парламенте была учреждена так называемая «Огненная палата». За три года она осудила около 600 протестантов-гугенотов, многие из которых были сожжены. 79
МИФЫ О РОССИИ Деба-Понсан Э. Утро у ворот Лувра Жестокость и коварство Екатерины Медичи хоро¬ шо известны: для устранения соперников в ход шло все — и нож, и яд. До 30 человек убила «лично» «ко¬ ролева-отравительница», без всяких религиозных или Гун К. Ф. Сцена из Варфоломеевской ночи политических причин. Так, обыч¬ ные мелкие дворцовые интриги. Но на совести Екатерины Медичи и ее сына Карла IX есть шалости и покрупнее. Это —события Ночи на святого Варфоломея 24 августа 1572 года, печально знаменитой Варфоломеевской ночи. В самом Париже в эту ночь было убито око¬ ло двух тысяч гугенотов. Это были люди непростые, дворяне и офи¬ церы, как бы сейчас сказали. А во всей Франции за несколько дней жертвами резни пали около 30 ты¬ сяч человек, хотя протестантские историки называют цифру и 100 ты¬ сяч. Подчеркну: это за неделю. Религиозные войны шли до этого и продолжались с необычайной же¬ стокостью и после... Страшная резня вынудила гуге¬ нотов защищаться. Четыре гугенот¬ ские войны разрывали Францию на части, вплоть до так называемого Нантского эдикта 1598 года. Допу¬ стим, в гугенотских войнах, унесших до 100 тысяч человек, Карл IX и Екатерина Медичи непосредственно не виновны. Но уж в Варфоломеев¬ ской ночи повинны именно они. Сами монархи орга¬ низовали убийство одних своих подданных другими. И не нашлось в стране силы, которая назвала бы Карла IX «Кровавым», а Екатерину Медичи «Отрави¬ тельницей» или «Садисткой». Людовики — XIII (милейший «друг мушкетеров»), XIV, XV, XVI — короли не жестокие. Но и эта коро¬ левская Франция знает такие преступления прави¬ телей, которым нет аналогов в России. Знакомо ли читателю слово «карт-бланш»? В русском языке так называют некое разрешение действовать по-своему усмотрению. Административный вариант — «делай что хочешь». А происходит это слово от французско¬ го carte blanche, что в буквальном переводе значит «чистый бланк». Дело в том, что у французских королей был та¬ кой обычай: давать своим доверенным лицам carte blanche. Карт-бланш представлял собой полностью оформ¬ ленный ордер на арест с подписью короля и с госу¬ дарственной печатью. Только имени преступника в нем пока не было... Имя вписывал тот, кто получал карт-бланш. Какое имя? Да какое хотел. Общее число людей, которых отправили в тюрьму по этим «векселям» пожизненно, «невелико» — не¬ сколько сот человек. Стоит только вспомнить, что каждый из них был таким же человеком, как любой из нас. А попал в тюрьму не за какие-то страшные преступления. Просто потому, что вызвал личное раздражение того, кто владеет карт-бланшем. Каж¬ дого из этих сотен заживо похоронили, как героя романа Дюма Эдмона Дантеса. Самый известный из этих королевских узни¬ ков — знаменитая «железная маска» — Le masque 80
1 1 даРЭШИ Щя Mil if Дюбуа Ф. Варфоломеевская резня de fer. Этот заключенный содержался в различных тюрьмах, включая Бастилию, и всегда носил бар¬ хатную маску (позднейшие легенды превратили эту маску в железную). Умер он 19 ноября 1703 года, унеся в могилу свою тайну. Убийство любовниц и дальних родственников, заточение в монастыре постылых жен служат убе¬ дительным доказательством того, что Иван Гроз¬ ный — страшное чудовище на престоле. Правда, в действительности Грозный не убил, а лишь ранил своего сына. Скончался царевич Иван не на руках отца, а спустя две недели «от горячки», притом не совсем понятно, была ли причиной смерти полу¬ ченная травма или добавилась еще какая-то болезнь. Мы уже никогда не узнаем всей правды... Да и кто в нее поверит после картины Ильи Репина «Иван Грозный и сын его Иван 16 ноября 1581 года», из¬ вестной в народе как «Иван Грозный убивает своего сына». Но как тогда назвать Людовика XIII и Людо¬ вика XIV —королей, по заслугам считающихся во Франции самыми мягкими и добрыми из монархов во французской истории? Чем они лучше? ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ: ПОРТРЕТ Как татары Казань брали Чье лицо скрывала железная маска? Возможно, «Железной маской» был гер¬ цог Вермандуа, незаконный сын Людови¬ ка XIV и г-жи Лавальер. Этот «страшный преступник» дал пощечину своему сводно¬ му брату, Великому Дофину, и за это «иску¬ пал свою страшную вину» вечным заключе¬ нием. Возможно, «Железная маска» —это старший брат Людовика XIV, незаконный сын Анны Австрийской. Людовик XIV узнал о своем брате уже будучи совершеннолет¬ ним и велел навечно похоронить «грех» своей матери в Бастилии. Существует вер¬ сия, что «Железная маска» — близнец Лю¬ довика XIV. Есть, впрочем, еще около 40 не менее увлекательных предположений. Но кто был «Железная маска», до сих пор не знает никто. Похоронен живым. Во времена Московского царства взятие Казани было для русских Богом данным, давно желанным событием. День взятия Казани сделался религиозным праздником. В этот день московский царь вступил в Москву «на осляти», уподобляясь Христу, въезжа¬ ющему в Иерусалим. В имперскую эпоху присоединение Казанского хан¬ ства трактовали более корректно и с позиций свет¬ ской науки. Русские за два века сделались и поспо¬ койнее, не стремясь любой ценой подчеркнуть свою религиозную правоту, да и поцивилизованнее. Настало время более объективного осмысления событий. В «Истории государства Российского» Карамзина нашлось место и для самокритики: для описания резни, учиненной стрельцами во взятой Казани. 81
Гоавюра Франсуа Дени Нейля. Вид Казани в 1767 г. Ну а в первый период советской власти изуча¬ ющим историю студентам и рабфаковцам полага¬ лось считать, что до социалистической революции ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ: ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА До конца 1930-х годов даже само слово «Русь» считалось в определенной мере... как бы помягче сказать... контрреволю¬ ционным. «До революции преобладало плодотворное объединяющее представ¬ ление о русских как единой русской на¬ ции, — пишет Владимир Лавров в книге „Ленин. Выбор России". — Однако Ленин, его последователи из ненависти к единой великой России разделили единую нацию, переименовали великороссов в русских, запретили употреблять имя Великороссия и даже употребление имени Россия долго не приветствовалось». Уделять «слишком» много внимания русской истории, языку, культуре, вообще всему русскому было чем-то очень подозрительным. Русский на¬ род ведь, «как известно», был народом-за- воевателем и нещадно эксплуатировал другие, завоеванные им народы. 1917 года русские были по сути такими же колони¬ заторами, как британцы в Индии. В книгах, издававшихся в то время, обязательно подчеркивалось: «завоеванные» народы и народно¬ сти были, как правило, «хорошие», а русские коло¬ низаторы — «плохие». Даже местные национальные элиты, султаны, ханы, эмиры и их придворные, со¬ вершеннейшие тираны по отношению к подвластным им народам, превращались раннебольшевистскими историками и публицистами чуть ли не в народных мстителей и заступников. В книге академика А. П. Окладникова, посвящен¬ ной присоединению Бурятии к России, живописуют¬ ся зверства русских «карателей и колонизаторов». У него однозначно буряты — хорошие, а завоевав¬ шие их казаки — преступники и убийцы. То же самое в книгах того времени —о присоединении Грузии, Средней Азии или Северного Кавказа. О завоевании Казанского ханства писали при¬ мерно в таком же стиле. Например, так расставляет нравственные оценки историк М. Худяков, в книге которого русские из войска царя Грозного изобра¬ жены кровавыми мясниками, перед которыми блед¬ неют отборные эсэсовцы. А противостоявшие им казанцы выглядят благородными борцами за неза¬ висимость. 82
V Но если до середины 1930-х годов «русский им¬ перский колониализм» рассматривался в советской историографии как абсолютное зло, то затем он уже превращался в зло относительное. При Сталине полагалось отмечать и положительные стороны присоединения народов и стран к Российской империи (говорилось, разумеется, — «к России»). В 80-90-е годы XX века, в эпоху «парада суверени¬ тетов» и «распада советской империи», многие вер¬ нулись к позиции Худякова и Окладникова образца ранних 1930-х годов. Татарские националисты до сих пор цитируют эти книги. Они и до 1985 года говорили о «тюрьме народов», но тогда еще применительно к царской России. Те¬ перь объявили «тюрьмой народов» и СССР, закрывая глаза на многочисленные блага, которые принесла Советская власть «инородцам». Но поскольку Ленин из моды вышел, ссылаться на него перестали. Реалии же говорят вот о чем: во-первых, не было в XVI веке никакого такого народа — казанские та¬ тары. Была казанская империя. Самая настоящая империя, осколок Золотой Орды. Правили в ней ханы-чингизиды, родственники ханов Средней Азии и Сибири. Примерно 10-15 % их подданных называли себя татарами и считались в этом государстве завоевателями. А народы Повол¬ жья: тюркоязычные башкиры, чуваши и ногайцы и финно-угры: мордва, марийцы —были вассалами татарских ханов. Не успела пасть Казань, как подданные ее им¬ перии добровольно присоединились к Московскому княжеству, присягнули на верность «белому царю». В 1555 году в Москву прибыли послы от сибирско¬ го царя Едигера и обратились к Иоанну IV Грозному с поклоном и добровольным признанием своего вас¬ салитета: «Возьми, Царь, всю Сибирь под свою руку». Царь, разумеется, согласился и отправил в Сибирь своего посла и сборщика дани Дмитрия Курова. Та¬ ким образом и сибирские народы (не только сибир¬ ские татары, но и ханты, манси и другие народности Севера) также добровольно вошли в состав русского государства. Правда, там властвовали и антирусски настроен¬ ные местные князьки, среди которых — некий хан Кучум. Только о нем единственном сегодня и вспо¬ минают школьные учебники, когда говорят о приходе русских в Сибирь. Но Кучум — отнюдь не воплощение духа сибирских народов. Он вообще никакой не сибиряк. 83
МИФЫ О РОССИИ Хан Кучум — царевич из рода среднеазиатских ханов, «ставленник» узбеков и казахов. В 1563 году Кучум убил законного царя, потомка исконно сибир¬ ской династии местных правителей, Едигера (того самого, который ранее добровольно признал себя вассалом Москвы). После этого Кучум разорвал отно¬ шения с Москвой и стал совершать набеги на русские земли (Пермский край). Только после этого против него и поднялись русские казаки. Борьба с Кучумом — это не борьба Москвы с Си¬ бирским царством. Это борьба центрального прави¬ тельства уже возникшего единого русско-татарского государства против узурпатора трона одной из его провинций. Борьба метрополии с сепаратистом. При этом антирусской политикой Кучума в самой Сибири многие были недовольны. Так, он преследо¬ вал народы ханты и манси за их лояльность Москве. В русском войске, разгромившем Кучума, были также и татары. Треть населения государства Кучума были русские. Большая часть из них поддерживала закон¬ ных ханов и вместе с ними — Москву. Многие исследователи уверены: когда с отрядом из 500 казаков Ермак в 1582-1585 годах совершил поход против Кучума, эта операция была иниции¬ рована в самой Сибири сторонниками объединения с Московским царством. Вполне нормальное объяс¬ нение той взаимной приязни, которую испытывали друг к другу «завоеватели» и местные жители. Ста¬ новятся понятны и те почести, с которыми коренные обитатели Сибири похоронили погибшего Ермака, и местная мифологизация его личности, сопоставимая с Ильей Муромцем. Самое любопытное заключается в том, что и у Ка¬ занского царства была реальная возможность добро¬ вольно войти в состав Московского царства, потому что среди казанских татар было немало сторонни¬ ков Москвы. О наличии мощной прорусской партии в Казани не упоминают ни зарубежные историки, ни современные татарские шовинисты. Даже в России, похоже, далеко не все историки знают об этом. А история любопытная. За несколько лет до за¬ воевания Казани был разработан проект ее мирного присоединения к Москве. Планировалось сохранить полную свободу вероисповедания, оставить местную мусульманскую администрацию, приравнять татар¬ ское дворянство к русскому с подтверждением всех прав его состояния. Этот проект был чрезвычайно близок к осуществлению. Формально он даже осуществился: в 1551 году в Казани состоялся курултай, где большинство выска¬ залось за договор с Москвой. Казань обязалась осво¬ бодить всех христиан, обращенных в рабство, было создано казанское правительство во главе с огланом Худай Кулом. (В Казанском ханстве было не менее 100 тысяч русских рабов. Это при общей численности населения ханства не более 1 миллиона человек.) Это правительство приняло присягу верности русско¬ му наместнику Микулинскому и фактически объявило о мирном вхождении казанских татар в состав Рус¬ ского государства. Однако в последний момент, когда Микулинский должен был торжественно въехать в Казань, там про¬ изошел новый переворот, на этот раз антирусский. Возглавлял его некий протурецки настроенный князь. Заговорщики обманом настроили казанцев против русских, заявив, что стрельцы, войдя в город, соби¬ раются устроить резню. На самом деле к Казани дви¬ галась мирная делегация с участием московских «ди¬ пломатических представителей» и непосредственно с главой правительства Худай Кулом. В результате 180 русских стрельцов, которые уже находились в городе, были самым вероломным обра¬ зом, в лучших традициях проходящей «параллель¬ но в Европе» французской Варфоломеевской ночи, зверски убиты. Это и стало впоследствии причиной жестокостей московского стрелецкого войска при взятии Казани. Такое предательство поставило крест на возмож¬ ности мирного развития событий. Более того, это сослужило плохую службу самим казанцам, поскольку заставило промосковски настроенных татарских ари¬ стократов открыто примкнуть к московскому войску, в котором и без того уже были и касимовские татары, и чуваши, и марийцы. Некоторые татары, хотя и не вступали в армию Грозного открыто, проигнорирова¬ ли призыв Казани к антирусской борьбе, поскольку считали занявшего казанский престол хана Едигера не законным владыкой, а попросту — «турецким най¬ митом». Все это говорит об одном: наивно и неисторич¬ но видеть во взятии Казани и завоевании Казан¬ ского ханства войну двух народов: татар и русских. Это глубоко неверный, более того — с учетом со¬ временных русско-татарских отношений и много¬ вековых братских связей — глупый, вредительский подход. ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ: ФАКТ Со стороны казанцев же была следую¬ щая картина: от 30 до 35 тысяч казанских татар, около 3 тысяч ногайцев, 10 тысяч астраханцев, от 10 до 15 тысяч черемисов и вотяков, 1 тысяча турок, 1 тысяча рус¬ ских. То есть против 40-45 тысяч татар из разных царств, оборонявших Казань, было более 50 тысяч татар на стороне москов¬ ского войска. ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ: ФАКТ В штурме Казани в 1552 году участво¬ вали русские (до 50 тыс.), касимовские татары (30 тыс.), астраханские татары (20 тыс.), московские, нижегородские и казанские татары (10 тыс.), 3 тысячи ногай¬ цев, 5 тысяч мещеряков, 4 тысячи чувашей, от 7 до 10 тысяч мордвинов, 10 тысяч чер¬ кесов, 10 тысяч черемисов и вотяков. 84
МОСКОВИЯ Кто же брал штурмом Казань в составе войска мос¬ ковского царя Ивана Грозного? Московиты? Казаки? Как бы не так! Это было многонациональное войско, по составу — практически Красная Армия в 1941 году. Нерусские формирования в войске Ивана Грозного составляли 60 % от общего числа. Кроме того, было немало и европейских офицеров и «военспецов», наемников-немцев, поляков, голландцев и англичан. Татар в войсках Ивана было вообще больше, чем собственно русских. И какова судьба Казани после ее поражения? Ни¬ чего похожего на колониальную политику Запада. После войны в Казанский край была назначена рус¬ ская администрация. Земли протурецких мурз (кня¬ зей) розданы русским поселенцам, но сами мурзы не были казнены, а со своими семьями и дружинами пленены и увезены в Московию, где и ассимилиро¬ вались. Я не в силах представить себе индусскую знать или, еще ярче, — вождей племен гуронов, апачей и могикан в Америке, которых, лишив наследствен¬ ных земель, вывозят в Британию, чтобы они мирно смешались там с англичанами. А судьба тех мурз, которые сознательно поддер¬ живали русскую линию, была намного благоприят¬ нее. Фактически они были приравнены к русским аристократам. Их вероисповедные права также были сохранены. Первоначально татарам-мусульманам в городе жить запрещалось. Но разрешалось в слободах. К концу XVIII века слободы казанских татар слились с городом. Их жители стали центральным ядром воз¬ никающей татарской народности и нации. Казань сделалась центром огромной территории, столицей восточной части России. Под властью при¬ каза Казанского дворца, учрежденного в Москве после завоевания, находился весь обширный край, начиная с северного Кавказа и кончая Пермью и Баш¬ кирией. «Завоевание» Казани или Астрахани, «покорение» Сибири и других земель Москвой — это действия того же ряда, что и «завоевание» французским королем Бургундии и Анжу. Или завоевание Англией Уэльса. Мадридом — Малаги и Севильи. Но это никак не покорение англичанами Индии, французами — Индокитая, а испанцами — государств майя и ацтеков. Мифы оО Украине Окрепнув, Московия со времен Ивана III пыта¬ ется стать не только самым важным и главным, но и ЕДИНСТВЕННЫМ русским государством. Это проявляется как в политике «собирания зе¬ мель», так и в разработке идеологии. Согласно офи¬ циальной историографии, именно Московия является единственной наследницей истории Древней Руси. Подтверждением этому становится принятие Ива¬ ном III титула «Государь всея Руси». Гоавюра А. Теве. Иван III Политические деятели Великого княжества Ли¬ товского и Русского, а затем и Польши категори¬ чески возражали против этого титула. Ведь 90 % территории Великого княжества составляли русские земли. А в Польскую Корону входила территория, которая сейчас образует единую самостоятельную страну — Украину. Только тогда никто не называл такими слова¬ ми эту территорию; и в представлении поляков, и в представлении московитов, и по мнению самих жителей Украины, это была русская земля, населен¬ ная «русинами», то есть русскими. Украинская война 1654-1667 годов велась не за Украину, а за часть Руси, как это понимали все — и в Польше, и в Московии, и на Украине. Насколько ни у кого не было сомнений в том, что Украина — часть Руси, говорит хотя бы такой факт: в 1687 году поляки хотели использовать Московию в войне с турками и татарами, организовать поход русских на Крым. Московия согласилась, но при ус¬ ловии уступить ей Киев. Киев тогда входил в состав коронных земель, то есть подчинялся непосредственно Кракову. Но в представлении и киевлян, и жителей Москвы Ки¬ евщина была частью Руси. Аргументация русских была простая: поля¬ кам последовательно читали все летописи «от основания Руси» и «от призвания Рюрика» в дока- 85
МИФЫ О РОССИИ ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ: ИСТОРИЧЕКАЯ СПРАВКА В те времена никто понятия не имел о таком народе — украинцах. По представ¬ лениям и Европы, и Руси, в самой Моско¬ вии, и в Речи Посполитой, и в австрийских владениях Габсбургов, в Карпатах жили русские —люди одного народа. В октябре 1653 года Земской собор после длитель¬ ного обсуждения и колебаний согласился признать русских-русинов Речи Посполи¬ той подданными Москвы и принять их под свою опеку. Спустя три месяца, в январе 1654 года, в Переяславле совет-рада про¬ возгласил «вечный союз» между Украиной и Великороссией. Новыми подданными царя стали 700 ты¬ сяч человек. Это число обладает редкой в истории достоверностью. Присяга была принесена «всем русским народом Малой Руси», 127 тысячами мужчин. С домочад¬ цами — как раз 700 тысяч. Между прочим, участники Земского собора понимали, что теперь неизбежно будет война с Польшей, а воевать и оплачивать военные расходы придется им самим (в Москве были собра¬ ны в том числе представители купечества и свободного крестьянства). зательство того, что Киев — русский. И поляки Киев отдали! Православное население Руси жестоко притесня¬ лось поляками-католиками, которые называли пра¬ вославное крестьянство коротко и ясно — быдло, то есть попросту говоря —скот, скотина. С 1600 по 1640 год на Украине вспыхнуло до ста восстаний со стороны православного населения. С 1648 года от¬ дельные очаги восстания сливаются в единый пожар под руководством Богдана Хмельницкого. Не будем изображать этого сложного человека как святого народного заступника и сторонника единого русского государства. С Польшей он начал войну в основном из-за амбиций, денег и личных обид: ху¬ дородных, но гордых Хмельницких затирали богатые магнаты, князья Вишневецкие. Доходило до частной войны: нападений вооруженных отрядов на имения враждовавших семей. Во время одного из таких на¬ падений враги не только сожгли и разграбили имение Богдана Хмельницкого, но и запороли насмерть его 10-летнего сына. История дичайшая, конечно, и ничего кроме жало¬ сти к несчастному ребенку испытывать невозможно. Но история вполне в духе тех времен. В духе нравов феодальной вольницы, воевавшей друг с другом от¬ чаянно и жестоко. По-мужски совершенно понятно стремление Хмельницкого отомстить и расправиться с врагами. Вот, кстати, кто уж отомстил за поруганную честь семьи так отомстил! Богдан воспользовался тем, что польская корона не всех желавших казаков включала в так называемые реестры. Реестровые казаки счита¬ лись служащими «польской короны» и получали от государства вооружение и жалованье при довольно расплывчатых «служебных обязанностях». Не вклю¬ ченные в списки, естественно, непременно хотели туда попасть... Война казаков с Польшей первона¬ чально вспыхнула именно для того, чтобы включить в реестр как можно больше казаков. По современным понятиям складывалась довольно забавная ситуация: военнослужащие, не поставленные на воинский учет и лишенные «пенсии», объявляют войну государству, при этом их главное требование — возьмите нас на службу в армию! Уже на волне первых военных успе¬ хов и появились личные амбиции Богдана: он захотел основать свое государство — то ли Княжество Рус¬ ское в составе Речи Посполитой, то ли независимое от всех Герцогство Чигиринское. Но начиналась эта война именно с одержимости Хмельницкого, его лич¬ ных обид на правящих в Польше магнатов, особливо на клан Вишневецких. Не могу не удержаться от констатации очевидного факта. В общем к народу Богдан относился с таким же от¬ вращением, как и польская шляхта: после сражения под Берестечком (1651 г.) могилы казаков вырыли отдельно от могил крестьян-ополченцев, ведь казаки считали себя более высокородными, «не быдлом» и не хотели лежать вместе со «скотиной». Не в силах один воевать с Польшей, Богдан Хмель¬ ницкий заключил союз с крымским ханом. Разуме¬ ется, из всякой междоусобной войны славян друг с другом крымчаки и так извлекали свою пользу: набегами, похищениями людей, грабежами, угоном скота. Но тут было другое: повстанец, русский пра¬ вославный человек, вступил с «поганым» крымским ханом в СОЮЗ. И с тех пор все сражения, которые выиграл Богдан Хмельницкий, он выигрывал только и исключительно с помощью своих союзников-татар. Стоило этим сомнительным «союзничкам» в очеред¬ ной раз изменить, и Богдан тут же терпел от поль¬ ских войск поражение. Наконец Хмельницкий осознал эту нехитрую за¬ кономерность и понял, что сам победить Польшу никогда не сможет. И тогда он обратился к Москве. Как принято говорить, изъявил желание «привести Украину под державную руку Царя Московского». Наши долго сомневались, но в итоге все же втяну¬ лись в войну. Так и получилось. Русско-польская война 1654-1667 годов велась между Московией и Речью Посполитой за территорию Украины. В ходе этой войны Богдан Хмельницкий не раз обманывал своих московских союзников, наво¬ дил на них татар, разрывал союз, да и вообще врал постоянно. Русские войска при том параллельно вое¬ вали с крымскими татарами, не в силах считать их своими союзниками даже на время. В итоге татары обратились к своим стародавним друзьям— туркам, у которых кровавая круговерть на Украине вызывала похотливый соблазн отхватить и себе кусочек пожирнее. На войну Московии с Речью Посполитой Европе было глубоко наплевать. Так, захудалая война на краю цивилизованного мира. А вот Турция — это враг всей христианской цивилизации. 86
МОСКОВИЯ Турция угрожала не одной Речи Посполитой и Мо¬ сковии, но и немецким землям по Дунаю и в Богемии. Мгновенно возникла коалиция Московии с Австрией, Пруссией и Речью Посполитой против «общего вра¬ га»—Турции. До 1676 года «оршанская пропаганда» мало кого волновала, потому что никому не было дела до сла¬ вянских разборок из-за какого-то неведомого Смо¬ ленска. Но в конце XVII века Московия «вдруг» по¬ надобилась Европе как ценный союзник. Турецкая (Оттоманская) империя угрожает Евро¬ пе. В планы турок входит захватить Польшу, Герма¬ нию, земли Австрийской империи, в том числе Чехию, Словакию и Венгрию. Часть этой турецкой агрессии— жестокая, кро¬ вопролитная война России с Оттоманской империей в 1676-1681 годах. В ней наша армия оказывается вполне в состоянии бить турецкую. В конце июля 1677 года стотысячная армия Ибра- гим-паши выступила к Чигирину, — этот городок оказался политическим и военно-стратегическим центром всей Южной Украины. Чигирин отбил несколько штурмов, его защитники даже устраивали диверсионные вылазки в турецкий лагерь. А подошедшая русско-украинская армия под командованием генерала Григория Григорьевича Ро¬ модановского и гетмана Самойловича в генераль¬ ном сражении наголову разбила турок. Поражение Ибрагим-паши было без преувеличения позорным, катастрофическим, потеря армии —полнейшей. Но вскоре новая турецкая армия опять стояла под Чигирином и разворачивала осадные работы. В итоге разыгралась грандиозная затяжная битва. Был момент, когда Ромодановский, по мнению других воевод, упустил время (буквально несколько часов) для полного окружения турецкой армии. В конце концов русская армия покинула дымящиеся разва¬ лины Чигирина и отступила. Но и у турецкой армии уже не было сил воспользоваться возможной побе¬ дой. Турки какое-то время вроде как шли следом, но даже не пытались атаковать. Ведь армия Московии не разгромлена! Наши отходят, но отходят в полном порядке, с барабанным боем и под знаменами, при появлении неприятеля тут же разворачивают пушки. И турки не только не нападают больше на армию Г. Г. Ромодановского. После Чигирина они вообще ни разу не напали на Московию! Если даже Чиги¬ рин — это поражение, то поражение не в большей степени, чем Бородино. Из-под Бородина русские войска тоже ушли, открыв Наполеону путь к Москве. На этом турецкая агрессия не закончилась: в 1683 году турецкое нашествие затопило Централь¬ ную Европу — Венгрию, земли Австрийской империи Габсбургов. Получается, Оттоманская империя еще не исто¬ щила своих сил, еще готова была воевать дальше, но против кого? Вот с Московией воевать она уже не хотела и сосредоточилась на, как им казалось, более слабом (или более богатом?) противнике. Двинулась на Европу, на Австрийскую империю и Польшу. Поляки до сих пор гордятся тем, что Ян Собеский в 1683 году под Веной разгромил турецкие армии, остановил грандиозное по масштабу, грозившее не¬ исчислимыми бедствиями мусульманское нашествие. Но интересное дело: «Чигиринские походы» 1677- 1678 годов у нас —не знают совсем. Жаль —это очередное пренебрежение собственной позитивной историей. Можно было сотворить из Чигирина исто¬ рию не меньшего пафоса, чем оборона Вены от турок. Зато в Европе Чигирина знают лучше, чем в России. Почему? Ответ прост: это — важный эпизод войн, ко¬ торые вели с Оттоманской империей страны христи¬ анского мира. Европа сплачивалась против общего грозного врага. Россия была вместе с Западом. И поэтому никто опять не считает Россию агрессо¬ ром и никто ее не обвиняет в стремлении разгромить Турцию, захватить Крым и отвоевать Причерноморье. С точки зрения Европы, это были глубоко разум¬ ные, гуманные и в высшей степени закономерные желания. Ведь Турция была цивилизационным вра¬ гом, форпостом «агрессивного ислама», и борьба с ней любых христианских государств только одо¬ брялась. Страна цивилизованных бунтов Биллингтон в своей книге «Икона и топор» всерьез пишет о том, что русские сначала терпят до послед¬ него, а когда уже терпеть невозможно, замордован¬ ные до потери инстинкта самосохранения, поднима¬ ются на иррациональный бунт, разнося вдребезги все, до чего в силах добраться. Но что специфически русского во француз¬ ской Жакерии, итальянском восстании Дольчино в XIV веке или походах «Армии башмака» в Германии в XVI веке? Типичные черты стихийного взрыва дове¬ денных до отчаяния людей. В средневековой Европе такие взрывы были даже страшнее, отчаяннее, чем в России. На что есть серьезные причины. Во Франции феодализм возник как результат завое¬ вания галло-римлян германским племенем франков. К XIV веку завоеватели и завоеванные давно пере¬ мешались, но сохранилось отношение феодала к про¬ столюдину как к военной добыче и простолюдина к феодалу как к захватчику и завоевателю. Английский феодализм так же родился из завое¬ ваний: сначала англы и саксы захватили Британию, покорив или изгнав бриттов и римлян. Потом нор¬ мандцы покорили англо-саксонские королевства. Нормандская знать говорила и писала по-француз¬ ски. Постепенно язык менялся, уже через несколько поколений континентальные французы плохо по¬ нимали новую британскую знать. Но тем не менее феодалы и простолюдины в Англии демонстративно говорили на разных языках. Указы короля писались и оглашались на площадях только по-французски. «Кто не спрятался, я не виноват!» — кто не понял, пусть пеняет сам на себя. 87
МОСКОВИЯ ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ: МНЕНИЕ Трудно не почувствовать иронии Артура Конан-Дойля в описании методов, кото¬ рыми французский аристократ де Рошфор добывал у собственных крестьян деньги на свой выкуп: «Эти злые псы предпочли бы, чтобы их трижды подтянули на дыбе или целый час раздавливали им большие пальцы, чем расстаться хоть с одним денье ради их отца и законного господина». А жена владельца замка так оценивает мужиков: «Вы даже себе представить не можете, насколько мужичье безобразно! Плешивые, беззубые, скрюченные, суту¬ лые... Я не постигаю, как, будучи благ, Господь Бог мог создать таких людей. Я просто не выношу их вида...» Стоит ли удивляться, что это безобразное мужичье вскоре отрубает голову почтенной жене сенешаля, протыкает его самого колом и бросает их тела «истерзанные, покрытые грязью, как будто их волочила по земле стая волков». Конечно, «Белый отряд» — художе¬ ственное произведение, но писано оно на материале фактическом и с большим зна¬ нием дела: писал сэр Артур о своих соб¬ ственных предках... Даже слова, обозначающие предмет труда и объ¬ екты потребления, в современном английском восхо¬ дят к разным языкам. По-английски бык называется bull и идет из сак¬ сонского. А слово говядина в английском — beef. И берет начало из французского. Сразу видно, что одни люди выращивали быков, а совсем другие люди, другого языка, ели говядину. Полагаю, бунт тех, кто выращивает быков, но го¬ вядины не ест, проходил по тем самым стандартам, которые приписываются России: люди терпели до последнего, но рано или поздно чаша переполнялась. И не приведи Господь увидеть европейскую Жаке¬ рию, бессмысленную и беспощадную. А для Московии характерны два экономических восстания, два, так сказать, бунта. «Соляной бунт» 1648 года и называется так потому, что одной из при¬ чин выступления стала новая госпошлина на соль. Других консервантов тогда не было, поэтому вслед за солью сразу возросли цены на мясо и рыбу, которые превратились в залежалый товар — люди не могли их покупать в прежних количествах. «Дефицит плате¬ жеспособного спроса», говоря современным языком. К тому же новые родственники царя Алексея Ми¬ хайловича из рода Милославских наживались как мог¬ ли. Считается, царь и правда не знал о подвигах род¬ ственников своей жены. Ни одна челобитная не легла на его стол: все бумаги вовремя перехватывались временщиками. Так что представление о «добром царе и злых боярах» не так уж и далеко от истины. Неизвестный художник. Портрет царя Алексея Михайловича Бунт начался с того, что толпа вышла навстречу царю Алексею Михайловичу, когда он возвращался из Троице-Сергиева монастыря в Москву. Народ пе¬ регородил дорогу, оттеснил свиту, кто-то схватил под уздцы лошадь монарха. Подданные требовали, чтобы царь их выслушал. Царь и выслушал. Затем сказал, что завтра же начнет во всем разбираться. На том бунт вполне мог и закончиться, но тут сто¬ ронники Плещеева (того самого главного «силовика» из Земского приказа) стали размахивать плетьми, наезжать конями на людей, пытаясь разогнать толпу. Народ кинулся на бояр. Конечно, никто не пытался ударить или сбросить с коня самого царя. Зато неко¬ торым боярам пришлось туго, они в панике бежали, а их дворы в Москве разбивали и грабили. В этой суматохе правительство даже побоялось поднимать стрельцов, решив полагаться только на отряд «служилых иноземцев», в основном немцев. Этот отряд вышел с барабанным боем и со знамена¬ ми и расположился возле дворца. Приказа стрелять в людей не было. Встали и стояли, во дворец не пускали, но никто туда и не рвался. Иноземцам же народ кланялся, в толпе говорили, что знают немцев как людей справедливых, которые неправд и обманов не одобряют. Мог бы народ попытаться смять немцев и ворвать¬ ся во дворец? Вполне... И не исключено, быстрее добился бы своего, овладел дворцом. Мог бы царь приказать немцам ударить по толпе? Легко! И очень вероятно, подавил бы восстание. ◄ Литовченко А. Царь Алексей Михайлович и Никон у гроба святого Филиппа 89
МИФЫ О РОССИИ Но ни того, ни другого сделано не было. Какой-то вегетарианский бунт, в котором счет жертв ведется на единицы, даже членов семей «врагов народа» щадят, а весь гнев направлен на конкретных лиц и на неправильные законы. Несколько дней народ всячески умилостивляли: кормили и поили за государственный счет, прибавили стрельцам жалованье, прирезали помещикам земли, а на места нескольких казненных бояр и их приспеш¬ ников поставили других людей, «добрых». Царь не раз выходил на площадь, кланялся на¬ роду, обещал разобраться. Он буквально вымолил у народа жизнь любимого им боярина Морозова, прямо говоря, что Морозов —его родственник, он Бориса Ивановича очень любит, пусть народ позво¬ лит сохранить боярину жизнь, а он, царь, отстранит Морозова от власти. Бунт ускорил созыв Земского Собора 1648 года для выработки новых законов: стало очевидно, что без них — никак. В общем, описанные события свидетельствуют о чем угодно, только не об избыточном долготерпе¬ нии и ангельской кротости русских. Но не свидетель¬ ствует и о жестокости или злобности. Как раз очень рациональный, очень рассудочный бунт. Может, как раз потому, что никто не копил озлобления? Нарыв прорвался сразу, как назрел? В результате бунт про¬ ходил совсем не так, как в Европе, — это факт. Ни патологической агрессии всех против всех, ни дикой жестокости... ни безумия доведенных до полного от¬ чаяния низов... Ничего этого здесь нет. Стороны с самого начала ищут пути примирения. Кучку сукиных сынов частью растерзывает народ, частью казнит сама же власть. Бунт чуть ли не в рам¬ ках закона. Бунт, результатом которого становится издание новых законов. Таков же и «Медный бунт» 1662 года. Во время так называемой Украинской войны правительство стало «портить монету»: вводить медные деньги вместо серебряных. Не брать меди в оплату товаров и услуг было нельзя: государственное преступление. А брать было себе дороже, потому что медь де факто ценилась в десятки раз меньше серебра. Копейка. Псков. Чеканка медной монеты привела к так называемому Медному бунту в 1662 г. Фактически в стране разразилась финансовая ка¬ тастрофа, похлеще обесценивания рубля в начале 1990-х или дефолта 1998 года. Все подорожало многократно. Купцы поневоле старались продавать товар за серебряные деньги, а если за медные —втридорога. «Медные ножницы» особенно давили на служилых людей: те получали жалованье медными деньгами по цене серебряных, а покупали еду и одежду уже так, будто им и правда платили серебром, по ценам рынка. В июле 1662 года по Москве стали расклеиваться прокламации. В них перечислялись «враги народа»: те, кто виновен в росте цен, в страданиях народа. За¬ одно объявили «изменниками» всех, кто «стакнулся с Польшей». Утром 25 июля раззадоренный народ начал разби¬ вать и грабить дворы «изменников», одновременно огромная толпа двинулась в село Коломенское, где находился царь. Опять повторился 1648 год: царь выходит в толпу. В громадную, разъяренную. Он ведь тоже сын своего века, своего общества: он знает, что царь для московитов священная особа. Ударить царя, при¬ чинить ему вред будет не только государственным преступлением, но и религиозным кощунством. Но только ли поэтому царь так бесстрашен? Может, ска¬ зывается определенное гражданское единство Руси? Государство возникло не вследствие завоеваний, не как результат покорения и захвата. Царь твердо знает, что эти взволнованные, сердитые люди перед дворцом — его люди, а он — их человек, их владыка и вместе с тем слуга. И народ это понимает. Как и в 1648 году, все могло бы кончиться разго¬ вором народа с царем. Но из Москвы валила другая толпа, уже разбившая дворы «изменников». Две толпы смешались. Часть уже бывших у царя все же вернулась в Москву, часть вместе с новоприбывшими снова пошла в Коломенское. Новая, разгоряченная погромами толпа стала уже не просить государя, а угрожать: от него требовали немедленно отдать на растерзание ненавистных бояр. А не отдаст, «возьмут своим обычаем». Такого власть потерпеть не могла. Тут как раз подошли стрельцы, коим было приказано «бити и ру- бити до смерти» бунтовщиков. Стрельцы, правда, не били и не рубили, но уставили бердыши и стали теснить народ к Москве-реке. Возникла давка, многих скинули в воду. Больше 100 человек в этот день было раздавле¬ но, затоптано и утонуло. 7000 арестовано. Уже со¬ отношение задержанных и погибших ясно показыва- ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ: ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА По словам историка Соловьева, «люди хватали царя за платье, за пуговицы: „Чему де верить?!" — и царь обещался им Богом и дал в своем слове руку, и один человек из тех людей с царем бил по рукам и пошли к Москве все». 90
МОСКОВИЯ ет: целью войск было именно «имать», а не «рубити до смерти». Позже 150 «самых злых» бунтовщиков по¬ весили, до тысячи по обычаю века было бито кнутом и сослано. Но большая часть отпущена по домам. Теперь посмотрите, с поправкой, правда, на мо¬ раль XVII века: как и в 1648 году, мы видим редкое отсутствие мстительности со стороны правительства. Что мешало перерезать всех 7000 задержанных? Ничто. Что мешало потом провести масштабные ре¬ прессии в самой Москве? Тоже ничто. То есть власть не стремилась к устрашению как самоцели. Кстати, медные деньги с 1663 года были отменены. Долготерпение... Да нет у русских никакого дол¬ готерпения! И у правительства тоже. Бунт —же¬ стокий, экстремальный, но это способ власти и народа выяснить отношения. Назрела проблема? Разобрались. Демократия на пространствах огромной страны Московия XVI—XVII веков — родоначальница всей Российской империи. Это государство занимало се- ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ: ФАКТ Во Франции в это же время проживало порядка 20 млн, в Италии — 15 млн, в Гер¬ мании — все 25, а в Речи Посполитой — по¬ рядка 16 млн человек. веро-восток Руси с его суровым климатом, бедными почвами, громадными расстояниями. Олицетворение вечной судьбы русских —осваивать самые неблаго¬ приятные для жизни места. По огромным пространствам раскидано редкое на¬ селение. Людей мало, чрезвычайно мало! Примерно 14 млн людей жило в России к первой в ее истории пе¬ реписи — в 1683 году. Более 90 % из них — сельские жители, крестьяне. У нас нет более ранних точных данных. Но отнимите сравнительно густонаселенные недавно присоединенные Украину и Поволжье, при¬ мите во внимание рост населения в мирный XVII веке, и получится, что население Московии до Ивана III было совсем крохотным, вряд ли более 5-7 млн. В этих условиях Москва, столица, начинает зако¬ номерно играть исключительную роль. Поднимаю¬ щейся стране необходим единый центр. Есть доля истины в старом высказывании Ивана Ильина, что лучший способ ввести в России демо¬ кратию — это превратить ее из огромной континен- Алексеев Ф. Красная площадь в Москве
МИФЫ О РОССИИ тальной страны в маленький океанический остров, похожий на Британский. Реалии Московии делают ее политическую традицию поневоле автократической, жесткой. Они выдвигают на передний план решения царя, за которым стоит группа высших чиновников и аристократов. Но этих царей с сановниками те же российские реалии, сама природа Московии заставляют быть де¬ мократами. От любой власти не так уж трудно бежать на Восток, в Заволжье и в Сибирь, на Вольный Дон, на Север. От жестокой или морально неприемлемой власти люди просто уйдут. Нет необходимости ее даже свергать, поднимая восстания. На уровне управления государством Московии необходима монархия или аристократия. На уровне местного самоуправления — демократия. Про первую составляющую мы вроде наслышаны. Про вторую не знаем ничего. Жить одному среди бескрайних лесов опас¬ но — слишком многое могло случиться с человеком, слишком подвержен он случайностям. В Московии жили семьями, в которых братья вели общее хо¬ зяйство. Несколько десятков человек составляли один хозяйственный организм во главе с патри¬ архом — большаком. Он командовал коллективом из множества детей и внуков, распоряжался и вре¬ менем, и всеми ресурсами рода. Большак взаимо¬ действовал с властями и представлял перед ними всю семью. Его власть была непререкаемой и для семьи, и для властей. Такой маленький крестьянский царь. Земля принадлежала общине, и судьба отдель¬ ного человека тоже была в ее руках. Община ре¬ шала, где и какая семья будет пахать и сеять, «рас¬ кладывала» налоги и повинности, устанавливая, кто будет мостить дороги, а кто — подвозить государ¬ ственных чиновников. Она участвовала во всех со- Алексеев Ф. Соборная площадь в Московском Кремле ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ: ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА Справедливости ради стоит отметить, что и раньше сыск и суд по уголовным делам в губе передавался «выборным го¬ ловам», то есть губным старостам из числа дворянства и боярских детей. В помощь им из «лучших» крестьян выбирались «губные целовальники». Целовальник — тот, кто «целовал крест», давая клятву выполнять какую-то работу или следовать назначен¬ ным правилам. Целовальник, даже если не давал «целовальной записи», — это лицо, давшее клятву в присутствии священника, «на том крест целовав». После реформы в ведении губных учреждений оказались почти все уголовные дела, составление кабальных книг, надзор за общественным порядком, полицейские функции. бытиях в жизни человека, от рождения и до смерти. Она также бдительно следила, чтобы никем и ни¬ когда не нарушались обычаи, заведенные еще пра¬ дедами. Правительство не вмешивалось в дела общины, а сотрудничало с ней как с коллективным собствен¬ ником и управленцем. Страна тогда делилась на уезды, очень разные по размеру и населению, а уезды — на волости. Это как по-современному —районы. Волости еще назывались губами. После Губной реформы 1550-1555 годов они обрели формально зафиксированные демократиче¬ ские права самоуправления. Кто совершил этот демократический прорыв? Не поверите, власть у наместников забрал и пе¬ редал ее самим жителям не кто иной, как кровавый тиран Иван Грозный. Тогда Иван —еще вполне мо¬ лодой, здоровый и, как бы сейчас сказали, «адекватный» государь. Его советники, так называемая Из¬ бранная Рада — если выражаться современными терминами, «про¬ грессивно мыслящие» и деятельные монах Сильвестр, князь Курбский, Алексей Адашев. Эта «команда» и стояла, опираясь на царскую власть и волю, у истоков многих замечательных преобразований на Руси до тех пор, пока в 1560 году неожиданно не умерла любимая жена государя. Примерно с этого года начинается отход Грозного от здравых реформ, постепенный поворот к полному самовластию, разгону Рады, безумию опричнины и террору. Многие историки всерьез полагают, что Г розный на почве се¬ мейного горя и тяжелой болезни просто сошел с ума. Может, и так. В любом случае его жизнь словно подтверждает из- 92
Васнецов А. Пушечно-литейный двор на реке Неглинной в XVII в. вестное высказывание о том, что любая власть раз¬ вращает, но АБСОЛЮТНАЯ ВЛАСТЬ — развращает АБСОЛЮТНО. Итак, в 1555 году Иван IV уже взял Казань, за что и удостоился своего почетного прозвища, но еще не развернул террор опричнины. Грозный царь нахо¬ дился где-то посередине своего пути по укреплению центральной власти. И, как выясняется, — демокра¬ тии на местах. Да, Иван IV подминал под себя бояр в Москве. Подминал так, что кости трещали. Но при том щедро делился властью на местах. Его окружная уставная грамота — это такой об¬ щерусский циркуляр. «Чтобы крестьянству убытков и продаж не было, а нам бы челобитья и докуки не было, а посады и волости от того не пустели, — пи¬ сал царь, — велели есми во сех городах и волостех учинити старост излюбленных, кому меж крестьян управа чинити, которых крестьяне меж собой из¬ любят и выберут всею землею». «Учинити старост излюбленных, которых крестья¬ не меж собой излюбят и выберут всею землею» — это на наш язык переводится как «избирать и быть из¬ бранным». Столичный тиран был большим деревен¬ ским демократом. Преследовал при этом он, естественно, свою собственную выгоду. Нужны были выборные, «от которых им продаж и убытков и обиды не было, и рассуди™ бы их умели вправду безпосульно и безво- локитно, и бы доход оброк собрати умели и к нашей бы казне на срок привозили без недобору». То, о чем я говорил выше. В Москве — автори¬ таризм, на местах —демократия. Результат —свое¬ образная модель эффективной власти. Губное самоуправление оставалось успешным проектом целых сто лет. Эта система утратила свое значение только к середине XVII века, когда во все крупные города стали ставить воевод. Городские воеводы сосредотачивали в своих руках всю полноту власти, у них был собственный аппарат и воинские отряды для поддержания того, что они считали по¬ рядком. «Московское государство (XVI века. — М.) может быть названо самодержавно-земским. С сере¬ дины XVII века оно становится самодержавно-бюро¬ кратическим», — писал М. М. Богословский в своей замечательной, давно не переиздававшейся книге. Однако и тогда сам институт самоуправления не исчез. Он просто трансформировался. После бюро¬ кратической реформы XVII века воеводы с их от¬ рядами были на местах реальной силой, но губные старосты оставались их помощниками. И бюрократии приходилось сотрудничать с местной демократией. У нее просто не было другого выхода. Мир отвечал за сбор «государевых податей», а главную обязанность выборных крестьянских властей — «крестьянские власти» неплохо звучит, 93
МИФЫ О РОССИИ ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ: МНЕНИЕ Никита Михалков как-то ярко сказал, что РОССИЯ —это КРЕСТ: вертикаль вла¬ сти и горизонталь православия. Думаю, в словах нашего замечательного режис¬ сера было слишком много политической конъюнктуры. Уж очень разные понятия он собирает в одну фигуру. Но направление Михалков задает правильное. Та кресто¬ вина, на которой устойчиво стояла и стоит Россия, — это крепкая центральная «верти¬ каль власти», а поперечина — широчайшее местное самоуправление. правда? — составляла своевременность этого сбора. Правительство назначало для каждого округа только общую сумму подлежавшего уплате оброка. Затем посадские и крестьяне должны были сами «верста- тися» и «разводити» оброк сообразно имуществу каждого хозяина: «по животам, и по промыслам, и по пашням, и по угодьям». Воеводы наказывали тех вы¬ борных крестьян, которые «оплошкой и нерадением» допускали недоборы и опоздания в платежах. Но, главное, старались ставить на выборные должности людей деловитых, тех, кому можно доверять. В ре¬ зультате самые активные и наиболее уважаемые кре¬ стьяне становились прямыми помощниками царской администрации. Это уже не жизнь самодостаточной общины, существующей в себе и для себя. Это сотрудничество с государством. Земский принцип управления оказался в России универсальным. Он легко встраивался в менявшуюся политическую реальность, в любую модель. Иногда земство играло менее заметную роль, иногда — огром¬ ную, но существовало оно всегда. Вплоть до того момента, как было разгромлено большевиками. «Земская реформа завершила перестройку на со¬ словно-представительских началах местного управ¬ ления и усилила централизацию государственного управления», — справедливо отмечалось еще в Боль¬ шой Советской энциклопедии. Но мы как-то не очень внимательно к этому прислушивались. Свободные крестьяне Московии «Страна рабов» — любят у нас бездумно повторять за Лермонтовым. Поэт, говоря «Страна рабов, страна господ», явно имел в виду близкий и понятный ему высший свет и царившие там нравы. Но советское об¬ разование услужливо подсказывает: тут надо вспом¬ нить о русских крепостных. О помещичьих рабах. Вот откуда наша рабская психология! Вот где кор¬ ни личной несвободы! Вот почему Россия — по-преж¬ нему страна рабов... Все это ерунда. Набор этих мифологем не имеет никакого отношения к реальности. Хотя реальность, если по-честному, неоднозначна. С крестьянами вообще все было непросто. Очень, очень все было запутанно. Поэтому не нужно упро¬ щать и делить русское крестьянство (а это до 90 % населения в разные века) на две неравные части: львиную долю крепостных рабов и чуть-чуть пока еще свободных землепашцев. Итак, во-первых, почему-то на «черных землях» жили государственные крестьяне, а на «белых зем¬ лях» — подданные феодалов. При этом «черно¬ сошные» вольные крестьяне были прикреплены к земле, а крепостных барских землепашцев защищал закон. То есть все совсем не так, как нам представ¬ ляется. Надо разобраться. Итак, на государственных «черных землях» си¬ дели крестьяне-домохозяева. Они входили в тяглые «общества» и записаны были в податные списки. «Тяглые и письменные люди» прикреплялись к обще¬ ствам и не могли покидать свои дворы и земельные участки, не найдя заместителей. Ограничения свободы — налицо. Но вот Ключев¬ ский полагал, что «такое прикрепление, разумеет¬ ся, не имело ничего общего с крепостным правом». И с ним надо согласиться. «Закрепощался» на государственных землях толь¬ ко сам тяглец-домохозяин. Каждый крестьянский двор представлял собой что-то вроде артели, со¬ став которой был разнообразным и сложным. Кро¬ ме хозяина, как я уже говорил, там жила огромная семья — очень часто вплоть до внуков и правнуков. А также родственники или работники — «захре¬ бетники», «суседи», «подсуседники»... Положение «закрепощенного» большака представлялось для них крайне престижным. Если бы хозяин пожелал, он без малейшего труда поставил бы вместо себя кого угодно из этой «меньшой братии», а сам стал бы «свободным» человеком. Только вот он этого почему-то не хотел. Что же до самой братии, жившей в хозяйстве, то она была вольна как ветер. Никому и в голову не пришло бы удерживать любого из них, взду¬ май уйти хоть все, хоть по одному. Разве что сам глава этой патриархальной крестьянской артели, большак, огорчился бы временному отсутствию ра¬ бочей силы. Среди черносошных крестьян встречались и весь¬ ма богатые. Занимались они не только земледелием, но и тор¬ говлей, и разными промыслами. Михайло Васильевич Ломоносов происходил как раз из черносошных кре¬ стьян и подростком ходил с отцом на собственных судах охотиться на морского зверя за сотни киломе¬ тров. Туда, где были принадлежавшие им охотничьи угодья. Естественно, богатые «рабы» — а ведь мы про¬ должаем считать ими крестьян, правда? — обычно пользовались наемным трудом. Рабы-капиталисты. Были среди госкрестьян и «среднезажиточные», и совсем «маломочные». 94
МОСКОВИЯ Куликов И. Семья лесника Кроме собственно крестьян-тяглецов в черносош¬ ных общинах жили еще так называемые «бобыли». Только не путайте: это отнюдь не непутевые холостя¬ ки, а ремесленники или наемные работники, то есть не тяглое сельское население. Частные индивидуаль¬ ные предприниматели. Имелись и «пашенные бобыли», владельцы участ¬ ков земли. Само их существование доказывает: землю можно было купить и продать. Иначе откуда бы она взялась у «пашенных бобылей»? М. М. Богословский дав¬ но и совершенно определенно писал: «Владельцы черной земли совершают на свои участки все акты распоряжения: продают их, закладывают, дарят, отдают в приданое, завещают, притом целиком или деля их на части». Александр Исаевич Солженицын восхищался швейцарской «демократией, прямо вытекающей из традиций общины», считая ее самой совершенной и, так сказать, самой «народной». В представлении современного россиянина община и демократия есть две вещи никак не совместные. Но абсолютно прав Александр Исаевич — вся ев¬ ропейская демократия вырастала из вот таких общин¬ ных форм самоуправления. Сначала были террито¬ риальные общины, умевшие выбрать для самих себя и из собственной среды «добрых и излюбленных» ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ: ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА Этот крестьянский капитализм зашел так далеко, что возникли своего рода «об¬ щества на паях», союзы «складников», или совладельцев, в которых каждый имел свою долю и мог распоряжаться ею как угодно — продавать, сдавать в аренду, по¬ купать доли других совладельцев, а мог и требовать выделения своей собственной из общего владения. Получались такие за¬ крытые акционерные общества, ЗАО. Дру¬ гие аналогии как-то на ум не приходят. Да и зачем что-то придумывать, если все очевидно? 95
МИФЫ О РОССИИ Френц Р. Ф. На постоялом дворе управителей, а потом уже и в масштабах государства появилась «палата общин» (так ведь и называется, как назло!). Констатирую факт: в Московии XVII века все более укрепляется именно такая «низовая» демократия; общины все активнее принимают на себя функции низовых органов управления. Напомню, что все эти процессы идут не в городах, в среде высоколобых интеллектуалов и богатых лю¬ дей, а как раз в основной массе тогдашних москови¬ тов, в крестьянстве. И этих крестьян очень много — более 50 тысяч дворов, то есть артелей, патриархальных предпри¬ ятий. Всего никак не меньше полутора миллионов человек. И они умеют охранять свои права, в том числе и силой оружия. На Севере, правда, черносошных несравненно больше. Есть даже такое понятие, как «черносош¬ ные волости» — то есть обширные области, где вла¬ дельческих крестьян вообще нет, все исключительно вольные. В центре страны черносошные и владельческие крестьяне живут чересполосно. Но, во-первых, воль¬ ные «государевы хрестьяне» там тоже есть. А во-вто¬ рых, положение владельческих крестьян не так уж сильно отличается от положения черносошных. Крепостные крестьяне Московии То есть отличается, конечно, — и в худшую сто¬ рону. Собственно государственные подати вла¬ дельческих крестьян значительно меньше, чем у черносошных, но суммарно они все-таки платят больше. То есть в этом незначительном отличии в обла¬ сти персональных финансов и заключается разница между вольными и «рабами». «Государство и после Уложения (1649 г. — В. М.) не отказывается видеть во владельческих крестьянах своих подданных: они платят государевы подати, они не лишены личных прав; помещикам запрещается „пустошить" свои поместья; правительство не отказывалось от свое¬ го права наказывать злоупотребления помещичьей властью». Владельческие крестьяне были кем угодно, но не рабами, и их «крепость земле» вовсе не означала одновременной «крепости владельцу». Да, помещики и хозяева вотчин де-факто посто¬ янно нарушали их права — продавали без земли, меняли на холопов, разбивали семьи. Историки спра¬ ведливо отмечают, что таких случаев становилось все больше к концу XVII столетия. Но помещик, раз¬ лучавший супругов, чтобы повернее добраться до понравившейся ему молодки, и вотчинник, менявший крестьянина на холопа, очень хорошо знали, что они теперь — преступники. И что если они не поберегут¬ ся, их действия будут иметь для них же самих весьма плачевные последствия. Зверюга Салтычиха, была, кстати, приговорена к смертной казни. Салтыкова Дарья Николаевна, правда, окончила жизнь не на плахе, а в тюрьме — смертная казнь вполне в духе сегодняшних гуманных времен была заменена пожизненным заключением. В тюрьме она провела 33 года. Умудрилась даже нажить ребенка от тюремщика. Правительство за такие антикрестьянские пре¬ ступления и ссылало, и секло кнутом, и, уж во вся¬ ком случае, отнимало земли. А с их исчезновением у помещика пропадали и средства к существованию, и общественное положение. Закон владельческо- ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ: МНЕНИЕ Сейчас некоторыми исследователями высказывается мнение, что крепостное хозяйство было скорее крестьянско-по¬ мещичьим кондоминиумом, что крестьяне и помещики, встречаясь в одной церкви, не могли всерьез быть нетерпимыми антаго¬ нистами, по крайней мере такими, какими их представляла марксистская историче¬ ская наука. Каждый делает свое дело, у каждого своя ответственность и свои обязанности перед страной. И все это понимают. 96
МОСКОВИЯ Степанов А. Мужик Венецианов А. Крестьянка с васильками го — крепостного крестьянина в определенной сте¬ пени ЗАЩИЩАЛ. Но по большей части защищать никого и не при¬ ходилось. Наши представления о крепостном праве весьма далеки от действительности. Логика первоначально была такая: крестьяне у помещика — как бы «временно» не во владении, а в управлении, чтобы опять же Государю было легче армию содержать. И землю («двор») государь своему служилому человеку тоже «временно» дает, пока тот служит. Если сыновья пошли служить, оставит «поместье» за ним и дале. Нет сыновей, так выделит вдове с дочерьми де¬ сятую долю мужева имения на прокорм, остальную землю вместе с крестьянами отберет в казну. Притом испокон веков было так: чем больше у дворянина земли, тем больше он и вооруженных ратников дол¬ жен на войну отправить. Больше доходов — больше расходов. Справедливость. И сам помещик непременно должен воевать, а в мирное время — служить. И сыновья также. Осо¬ бо строго при Петре стало: коли донесут, что укло¬ няется дворянин от государевой службы али сына скрывает, не хочет отроком на учебу в столицу от¬ правлять, — все, конец ему. «Уклониста» — в кандалы, имущество — пополам: в казну и доносчику. Неизвестный художник. Дарья Николаевна Салтыкова 97
МИФЫ О РОССИИ Получалось, что жизнь у дворян сытая, да опас¬ ная. А свободы —не сильно больше, чем у крестья¬ нина на земле. Потому, когда 18 февраля 1762 года был объявлен Манифест о вольности дворянства, крестьяне этого не поняли. Точнее, сочли странным то, что теперь дворяне превращаются в узаконенных бездельни¬ ков, не обязанных служить. Им, значит, воля вышла, а нам что? Впрочем, обида пришла позже, а поначалу были ожидания — вполне логичные. «Многие кре¬ стьяне посчитали, что с этого момента крепостное право стало незаконным, и стали ждать следующего указа — о вольности крестьянства, — отмечает иссле¬ дователь Александр Горянин. — Ждать им пришлось 99 лет и один день». Хотя, конечно, не у всех хватило передаваемого из поколения в поколение терпения. Через десять с небольшим лет огромные территории: Оренбуржье, Урал, Западную Сибирь, Среднее и Нижнее Повол¬ жье—охватило восстание Пугачева. Крестьяне не простили нарушения неписаного общественного договора. Московские бюрократы и «кадровый лифт» Московия знает богатейшие традиции местного са¬ моуправления, избрания должностных лиц и сотруд- ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ: МНЕНИЕ Во Франции с ее 20 миллионами на¬ селения в конце XVI века только на службе короля было не менее 30 тысяч чиновников. А еще примерно такое же число профес¬ сиональных юристов считались «людьми свободных профессий», то есть кормились в режиме свободного рынка, но тоже были очень важным элементом системы управ¬ ления страной. Получается, в Московии на душу населения приходилось в десять, даже в пятнадцать раз меньше чиновников, чем во Франции. ничества демократически выбранных органов власти с бюрократией. Причем бюрократия очень слаба. Централизованные бюрократические учреждения сложились на Руси очень поздно — в XVI веке, при Василии III. Это система приказов. Раньше приказом называли канцелярию, которую заводил боярин для выполнения царского поручения. Теперь приказы стали особыми учреждениями. В 1660-е годы во всем государстве было порядка 100 дьяков и 1000 подьячих. К концу XVII века число приказных в Москве возросло до 3 тысяч человек. Но и этот «распухший аппарат» представлял собой совершенно ничтожное число чиновников для управ¬ ления таким большим государством. Это чиновное малолюдство достойно удивления. Страна с населением в 10-12 миллионов человек Суриков В. Колокольня Ивана Великого
МОСКОВИЯ управляется тысячей чиновников! От силы 3 тысячами... Наши предки, «привыкши» управлять самостоятельно, обще¬ ственный статус чиновника считали за «тьфу». В Европе же быть чи¬ новником считалось необычайно престижным. В том числе в Брита¬ нии, гордящейся без меры своими демократическими традициями. Не будем и говорить о высочайшем положении чиновничества в стра¬ нах Востока. Даже в Японии, са¬ мой демократичной из восточных стран, чиновники находились в осо¬ бо большом почете. Стать чинов¬ ником в Китае было счастьем для всякого, управление страной велось исключительно бюрократическими средствами. И в Индии, и в мусульманском мире чиновник был важнейшим че¬ ловеком для государства и очень уважаемым членом общества. Но не в Московии. Общее мнение о «приказных крючках» в Московии было нелест¬ ное, считалось, что публика эта нечестная, вороватая, ведет себя «не по правилам», и вообще люди в приказах сидят нехорошие. При¬ казных обвиняли во множестве гре¬ хов. В покупке должностей. В не¬ бескорыстном отправлении суда и предвзятом трактовании закона. В том, что они делились неправыми доходами с высшими, а те покрыва¬ ли их. Взяточничество и рвачество «приказных» возмущало людей чрезвычайно. В фольклоре образ дьяка —один из самых непривле¬ кательных. Что уж говорить о подьячем? «Я не подьячий породы собачьей, не стану бросаться да лаяться» — такую поговорку записали русские фольклористы еще в XIX веке, ког¬ да про эту чиновную должность уже никто и слыхом не слыхивал. «Подьячего бойся и лежачего» — из той же оперы. ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ: ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА Извините за подробности, но за воз¬ можность сыну попасть в элитный круг чиновников «императорской администра¬ ции» китайские родители нередко САМИ отдавали свое дитя на кастрацию. Ведь у евнуха шансы занять почетный и, глав¬ ное, доходный государственный пост были несравненно выше, чем у нормального мужчины. Васнецов А. Москва конец XVII в. Служилых людей Московии, ее армию, уважа¬ ли в народе намного больше. Их было мало: около 300 тысяч на всю страну. Из них помещиков — поряд¬ ка 30 тысяч, и еще столько же имеют такие же права, но не имеют земли. Во Франции дворян порядка 1 миллиона: 5 % все¬ го населения. В Московии — 60 тысяч, то есть 0,5 %. Верхушка аристократии — бояре, имевшие не по¬ местья, даваемые на время, за службу, а вотчины, переходившие по наследству. Боярских родов было от 30 до 40, но это число росло — постоянно возводи¬ ли в бояре за заслуги. Знатнейших родов из них —16. Общее число взрослых мужчин во всех этих родах в середине XVII века не превышает и 300. Во Франции того же времени мы видим до 1000 се¬ мей титулованного дворянства. Активного мужского населения в них до 12 тысяч человек. 99
МИФЫ О РОССИИ Получается, аристократов «на душу населения» во Франции в 20-25 раз больше, чем в России. Согласно исследованиям А. Буровского, во Франции того вре¬ мени вообще редко возводили в дворяне, — дворя¬ нами в основном рождались. В Британии эсквайром считался всякий, у кого доход был больше 40 фунтов стерлингов в год. Но и там лордами рождались и поч¬ ти никогда не становились. А в России это было возможно. Аристократия заседала в совещательном органе при царе: в Боярской думе. И была Боярская дума сравнительно... демократична по составу. При Алексее Михайловиче из 60 членов Думы было 5 бояр, не принадлежащих к знатным родам, 5 думных дворян и 4 думных дьяка. Итого, из 60 че¬ ловек 14 имели вовсе не аристократическое, а «де¬ мократическое» происхождение. В 1688 году уже 35 из 57 членов Думы были вы¬ движенцами, этакими self-made men. Генеральные штаты Московии Инструментом учреждения власти и ее связи с наро¬ дом выступают Земские соборы. Почему-то считается, что они полностью зависели от царя, и что их полно¬ мочия были совершенно декоративные, значительно меньше, чем у британского парламента, Генераль¬ ных штатов во Франции или кортесов в Испании. Полномочия Земских соборов были не меньше, а БОЛЬШЕ, чем у Генеральных штатов во Франции. ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ: МНЕНИЕ Мнение иностранцев для нас не столь уж важно, но все-таки любопытно, что они, бывая в Москве в XVI—XVII веках, сразу понимали, что такое Земский собор. Для польского подданного Филона Кмиты со¬ бор 1580 года — сейм, англичанин Джером Горсей называет собор 1584 года парла¬ ментом, ливонский дворянин Георг Брюнно признает собор 1613 года риксдагом. Немец Иоганн-Готгильф Фоккеродт при¬ ходит к выводу, что это был «род сената». Русский посланник в Англии в 1646 году Герасим Дохтуров описывает английский парламент со сходной симметрией: «Си¬ дят в двух палатах; в одной палате сидят бояре, в другой — выборные из мирских людей». «Бояре» —это, надо понимать, по-английски «лорды». Они МЕНЬШЕ зависели от монарха, нежели англий¬ ский парламент. Действительно: только в начале XVII столетия, через пять веков после своего появления, британ¬ ский парламент де-факто стал основным элементом в системе управления страной. Только в XVII веке законодательная власть броси¬ ла вызов власти короля и попыталась непосредствен¬ но контролировать исполнительную власть. В Московии же уже первый Земский собор, кото¬ рый Иван Грозный созвал в 1549 году, намечал ход судебных и финансовых реформ, «приговаривал» налоги, то есть участвовал в управлении государ¬ ством. Адам Олеарий. Красная площадь счЙсЬЦз iti0*iutli it nni'un]na*fc- iSralllWI
Заседание Земского собора. Миниатюра XVII века Выборы представителей на Земские соборы (число членов не было определено и колебалось в преде¬ лах 200-500 чел., а иногда и больше) проходили в уездных городах и в волостях. По их завершении составлялся протокол собрания, который заверялся всеми участвовавшими в выборах. Протокол отправ¬ ляли в Москву (т. к. Центризбиркома еще не было, то — в Посольский или Разрядный приказ). А следом в Москву отправлялись сами выборные, которые бра¬ ли с собой необходимый запас провианта или денег. Заседания соборов могли проходить годами, надо было запастись всем необходимым. Представляю себе ангары на Охотном ряду, в которых хранятся продукты для нынешних депутатов Государственной Думы! Установился обычный порядок работы собо¬ ра — обсуждение проблем, которые ставит царь, по «чинам» и по группам. «...И всяких чинов служилым и жилецким людям помыслить об том накрепко и государю царю... мысль свою объявити на письме, чтоб ему государю про то все было известно». Обсудив вопрос, группа по¬ давала свою письменную «скаску» (от слова «ска¬ зывать»). Историки очень любят работать с такими «сказками», потому что по ним очень легко судить, что же волновало разные группы посадских, служи¬ лых, черносошных людей. Конечно, будем объективны: не выбирали своих представителей владельческие крестьяне, холопы и «вольница». Но и в Британии ведь тоже ни слуги, ни пираты не имели своих представителей в парламенте. Но и служилые, и «гости», и посадские, и черно¬ сошные люди на своих, как теперь говорят, корпора¬ тивных или на волостных сходах выбирали предста¬ вителей на Земские соборы. Получается, что в Московии на Земской собор вы¬ бирали своих представителей, равных по количеству примерно 15 % населения. Это существенно больше, чем в Британии. ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ: ФАКТ Александр Горянин, автор в высшей сте¬ пени примечательной книги, подсчитал, что во Франции до 1849 года право голо¬ са имели 2 % населения, в Испании эта цифра в 1854 году чуть превышала 0,2 %, а в Японии, где первые выборы состоя¬ лись в 1891 году, правом голоса благодаря налоговому цензу в 15 йен обладал 1 % населения. 101
МИФЫ О РОССИИ В XVII веке всего 2 % англичан имели «активное избирательное право», то есть право выбирать в пар¬ ламент своих представителей. 2 % издавало законы, по которым жили все 100 %. 98 % населения подчинялось 2 %. А реальную возможность быть куда бы то ни было избранным имели значительно меньше 1 % населения страны — такая вот «демокраси». Историки и России, и Запада часто говорят об «ослаблении роли Земских соборов» при Алексее Ми¬ хайловиче. Им кажется очень важным найти в России те же черты общественного развития, что в странах Европы. Был в Европе абсолютизм? И на Руси дол¬ жен быть! Если его нет, это даже как-то обидно за Россию... Неполноценность какая-то. Увы, они не хотят замечать, что различия, если и есть, то скорее в пользу России. Раз уж мы ищем в истории развитие демократических институтов, то на тот момент по справедливости Московия опере¬ жает Британию. Тезис об отмирании соборов опирается на то, что Земские соборы регулярно собирались до 1653 года. С этого времени их созыв делается нерегулярным, эпизодическим. Но Земские соборы все-таки созывались. Послед¬ ний из них состоялся в 1684 году: он «приговорил» вечный мир с Польшей. Всего за 135 лет (1549-1684) их было созвано 57. Только переворот Петра I в 1689 году покончил с Земскими соборами. Хотя и его самого в 1682 году успело избрать — вместе с братом Иваном V — собра¬ ние в составе духовных и выборных. На тот момент соборы приняли такую усеченную форму. Один из моментов избрания Михаила Романова на царство. Рисунок из «Книги о царском избрании» Как избирали Романовых Никогда британский парламент не учреждал но¬ вую династию. Никогда не было официально признано, что пар¬ ламент выбирает или приглашает на место монарха нового короля. Однажды он, правда, распорядился престолом: позвал на правление Ганноверского курфюрста. Но это было со стороны парламента не осущест¬ влением законных полномочий, а закулисной сдел¬ кой, к которой избиратели не имели никакого отно¬ шения. Точно так же и Генеральные штаты никогда не выбирали правителя, не сажали на трон представи¬ теля новой династии, даже не утверждали кандидата, выдвинутого аристократами. А вот Земской собор выбирал нового царя. Некоторые соборы носили именно УЧРЕДИТЕЛЬ¬ НЫЙ характер! В 1584 и в 1598 годах Земские соборы собирались специально для избрания новых царей: Федора Ивановича и Бориса Годунова. В 1606 году собор избрал царем Василия Шуйского (а в 1610-м лишил его престола). В грозном 1612 году Земский собор, находясь при ополчении Пожарского, составлял правительство государства — именно представители собора, а не Думы. Во время Смуты роль соборов еще более возрос¬ ла: по прямой мужской линии пресеклась династия Рюриковичей. Земля заявляла свою волю в условиях ослабления монархического принципа. Земля не хотела делаться республикой, она стре¬ милась избрать новую династию. В точности как в не¬ которых полисах выбирали царей. Аристотель считал такой способ правления «хорошим»: ведь монархия становилась изъявлением воли народа. Так же точно и Романовы возглавили престол по¬ тому, что их избрала земля — то есть народ. Однако историки никогда не обращали на этот факт должно¬ го внимания, особенно, разумеется, в СССР. А ведь в 1613 году в России состоялась настоящая избирательная кампания! Существовало большое число претендентов на престол, в общей сложности до 30 кандидатов. Между этими претендентами развернулась самая настоящая, вовсе не бутафорская предвыборная ба¬ талия. Царем хотел стать Д. М. Пожарский, о котором сказано: «Воцарялся и стоило это ему в двадцать тысяч». Вот так был даже зафиксирован бюджет его избирательной кампании. «Воцариться» пытались и такие известные аристократы, как князья Д. М. Чер¬ касский, П. И. Пронский, И. В. Голицын. Активнейшую избирательную кампанию вел при¬ знанный казачий вождь князь Дмитрий Трубецкой. По свидетельству современника, «учреждаше столы честные и пиры многие для казаков и полтора месяца всех казаков, сорок тысящ, зазывая к собе во двор по все дни, чествуя, кормя и поя честно и моля их, чтобы ему быти на России царем, и от них казаков похвален же был». Угрюмое Г. Призвание Михаила Федоровича Романова ► 102 на царство 14 марта 1613 г.
МИФЫ О РОССИИ Коронование царя Михаила Федоровича в Успенском соборе. Литография XIX века с гравюры XVII в. Однако такой подкуп избирателя в английском стиле на нашей почве плодов не дал. «Казаки же честь от него принимающе, ядяще и пиюще и хва- ляще его лестию, а прочь от него отходяще в свои полки и браняще его и смеющиеся его безумию та- кову. Князь же Дмитрей Трубецкой не ведаше лести их казачей...» Когда казаки в феврале 1613 года вломились на Земский собор и потребовали присяги Михаилу Романову, бедный Трубецкой был так обес¬ куражен, что с расстройства не на шутку заболел: «лицо у него ту с кручины почерне, и паде в недуг, и лежа три месяца, не выходя из двора своего». До сих пор спорят, почему выбор пал именно на Михаила Романова. Мнений у историков столько же, сколько их самих. Не будем забывать и того, что именно Михаил оказался ближайшим родственником ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ: ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА Некоторые источники упоминают некий документ. Якобы при вступлении на пре¬ стол Михаил Федорович дал какую-то «за¬ пись» с определенными обещаниями. Но ни текста самой «записи», ни даже более подробного описания, что же именно обе¬ щал делать (или не делать) царь, у нас нет. Может быть, обязывался править, созывая Земские соборы? Можно долго гадать о том, давал ли он «запись» за одного себя или и за своих потомков тоже. Только что толку? В истории Руси появилась еще одна тайна — тайна документа, который будто бы был составлен при вступлении Романо¬ вых на престол. Честное слово купеческое... Что-то характерно-национальное, говорящее о русском предприни¬ мателе, да и о нашем народе... Если искать «типичных русских», выразителей духа страны, то это как раз те, кто заключает устные сделки без векселей и договоров на крупные суммы. Хотите «ти¬ пичных русских» и желаете «русской специфики»? Тогда покажите не алкаша, цитирующего Пушкина (и что? — мне один бродяга в Вашингтоне Шекспира цитировал), а дельца, заключающего сделку через рукобитье. Не обращали внимания? Задумайтесь! У нас и до сих пор многие сделки никак официально не оформ¬ ляются. Попросит у вас лично друг крупную сумму в долг... Крупную не «вообще», а крупную именно для вас. Не важно, сколько это — 10 тысяч рублей или евро, главное, чтобы сумма была для вас значительная. Такая, которую потерять будет жалко. Вы станете заключать на эту сумму кредитный договор? Нет, у нас обычно вообще дадут без расписок, тем более не оформив сделку у нотариуса. Многие, наверно, прочитают это место в книге и пожмут плечами: подумаешь... Все так делают! В том-то и дело, дорогой читатель, что не все. На юридически грамотном Западе как раз не принято давать деньги «на доверии» и без нотариата. Не кажутся нормальному европейцу эти формальности лишними, мелочными и ненужными. Так вот, имейте в виду: это и правда очень ти¬ пичная вековая национальная черта русского на¬ рода — вести дела на основании устных договорен¬ ностей. Свидетельствует ли она об «изначальной» воро- ватости и нечестности? Судите сами. 90 % — если не больше — квартир в Москве сда¬ ется без договора. Почему? Жалко расстаться с по¬ доходным налогом? Так он у нас и так самый низкий в Европе — 13 %. Да нет, дело не в этом. Так просто принято издавна: все доверяют всем, и в скреплении честного слова подписью на бумаге смысла не видят. последнему московскому царю из Рюриковичей. Но вот что несомненно: Миха¬ ила избрали голосами более чем 600 представителей, в том числе от посадских людей и черносошных крестьян. Вступая на престол, увы, Михаил не заключил с подданными никако¬ го договора. Конституции, к сожа¬ лению, не возникло. Биржа в трактире 104
МОСКОВИЯ Лучше бы, конечно, налог платили. Но сама эта система говорит об изначальном отсутствии желания кого-либо обмануть. И уверенности, что тебя самого не обманут. Да что там сдача квартиры в наем! Тут участники рискуют мало. А когда многомиллионные сделки в теневом сек¬ торе российской экономики заключаются на честном слове? Я не говорю, что это хорошо. Это плохо. Но факт остается фактом: процентов 40 нашей эконо¬ мики держится именно на нем — на честном слове. Почти что честном купеческом. Приведу два примера. Что такое (объясняю в силь¬ но упрощенном виде) «обналичка»? Та, с которой столь решительно и пока безуспешно борются наши налоговые и еще более решительно и столь же безу¬ спешно — правоохранительные органы? Это значит, что некий предприниматель под липовый контракт, т. е. под пустую бумажку, по которой ничего и никог¬ да нельзя отсудить, отправляет «в черную дыру» свои кровные деньги. Отправляет до наступления того мо¬ мента, когда они подлежат налогообложению, т. е. закладывая псевдозатраты на себестоимость бизнеса. Далее, из той же «черной дыры» (ибо в дей¬ ствительности нет ни фирмы, куда они платились, это просто виртуальный счет с печатью, ни персо¬ нала этой фирмы: директор, он же главбух, давно умер, или гражданин Израиля, или просто фирма оформлена на краденый паспорт, вариантов мно¬ жество),—так вот из этого «ниоткуда» у предпри¬ нимателя вновь «нарисовываются» деньги. Но уже в наличной «неучтенной» форме. Естественно, за вычетом комиссии. Вот так. Поговорили, пообещали, договорились — и действительно, через неделю передаются зеленые чемоданчики, набитые валютой, или кладутся деньги на оффшорный счет где-нибудь в Люксембурге. Абсолютно то же самое — с так называемой «се¬ рой растаможкой». Вы платите за партию товара, — поскольку это, как правило, крупный импорт, то обычно речь идет о больших или очень больших деньгах, и даль¬ ше — передаете все дела так называемому «серому брокеру». Он реально «ведет» логистику вашего товара, выплачивает за него все дополнительные платежи (а иногда — даже выступает агентом по Кустодиев Б. Купец-сундучник 105
МИФЫ О РОССИИ Кустодиев Б. Купец считает деньги основной сумме сделки), и вот спустя месяц вы за¬ бираете свой доставленный товар уже «очищенным» и растаможенным, с российского склада. От имени совершенно неизвестного поставщи¬ ка — «пустышки». Поймите, я ни в коем случае не оправдываю си¬ стему уклонения от налогов, но давайте задумаемся вот над чем: все участники этой схемы знают, что они НИКАК вообще юридически не защищены. Все действуют ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО на доверии. Да, нехорошо. Да, нечестно. Но что-то в этом есть патриархальное. Ничего не напоминает? Устное до¬ говорное право... На Руси с XVII века промыслы ор¬ ганизовывали купцы, прекрасно умевшие объединять свои капиталы, создавать «обчества» на паях. Эти «обчества», где учитывался вклад каждого и каждый получал доход по вкладу, только одним отличались от акционерных обществ Европы: менее жесткой формализацией. На Западе предприниматели регистрировали но¬ вую компанию как юридическое лицо, вели прото¬ колы заседаний, выпускали акции. Они нанимали адвокатские конторы для ведения и хранения своих документов, а Биржа аккуратно следила, как под¬ нимается или опускается курс акций компании, как «идет» тот или иной товар. В общем-то, с сегодняшней точки зрения это нам кажется более современным и «методологичным», но давайте подумаем: все ли «правильное» с точ¬ ки зрения бизнеса является столь же правильным с точки зрения человеческих отношений? И то, как детально обставляли европейские предприниматели свои отношения, говорит, возможно, только об од¬ ном: может, это была всего лишь дополнительная защита от возможного обмана? Ведь признаемся положа руку на сердце: а для чего в действительно¬ сти в наш современный век ВООБЩЕ нужны все эти «юридические формальности»? Для чего требуется бесчисленная армия нотариусов и юристов, к чему все эти тонны бумажных договоров, подписи и печа¬ ти? Ну, конечно, с одной стороны, чтобы не забыть, о чем договорились. Чтобы взаимные обязательства были четко зафиксированы. Но это не главное. Если бы речь шла только о свойстве человеческой памяти «забывать», 99 % договоров не заключались бы во¬ все или делались «в простой электронной форме». И тогда бы миллионы юристов во всем мире оста¬ лись без масла на своем куске хлеба. А дело вот в чем. Это нужно лишь для одного: чтобы ВСЁ, О ЧЕМ И ТАК ЧЕТКО И ОДНОЗНАЧНО ДОГОВОРИЛИСЬ, еще раз четко записать, зафиксировать, юристам — зави¬ зировать, нотариусу — заверить, потом расписаться кровью, скрепить печатями — и запереть в сейфе. А лучше в арендованной банковской ячейке. Вскрыть которую можно только двумя ключами одномоментно в присутствии банковского служащего. Знакомая картинка? Читатель еще в наивности своей не понял, для чего все эти ухищрения? Элемен¬ тарно! Чтобы не было легкого соблазна для догова¬ ривающихся сторон друг друга ОБМАНУТЬ! Увы, все равно обманывают, «кидают», оставляют в дураках... Никакие юридические ухищрения в наш век не помо¬ гают против мошенников. Зато наши предки-купцы редко утруждали себя ведением протокола и прочими сложностями юри- Журавлев Ф. Купеческие поминки 106
МОСКОВИЯ ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ: ФАКТ Международная система страхования, кстати, ведет свое начало со сделок, за¬ ключавшихся в лондонском кафе Ллойда. Основные сделки американских воротил начала XIX века тоже заключались в кафе и ресторанах на Уолл-стрит. Так что манера договариваться за чаш¬ кой чая у русских и западных предприни¬ мателей как раз была одна. Разница в другом — в уровне взаимного доверия. Вот европейцы как-то друг другу верят мало... Им нужен нотариат, письмен¬ ное подтверждение сделки. Нужна бума¬ га, подтверждающая владение своим паем в общем владении, — акция. Нужен нотари¬ ус, чтобы фиксировать сделки, и адвокат, чтобы вел дела в суде, не позволял обмануть. А русским купцам все это сомнительное счастье казалось не обязательным: они доверяли друг другу, проклятые дикари. дического оформления сделок. Они не имели ника¬ кого представления о процедуре выпуска акций или о работе Биржи. И знаете, у них получалось! Устного слова доверявших друг другу купцов оказывалось вполне достаточно для того, чтобы создать «обче- ство» и вполне благополучно им руководить. Собирались купцы обычно не в домах друг друга. То есть ходили и в дома, вели степенные разговоры и порой даже дружили семьями. Но дела вели и сдел¬ ки заключали... в трактирах. Только не надо начинать песни об «извечном рус¬ ском пьянстве», мол, без стакана купцы договориться не могли. В трактире, к слову сказать, вообще по большей части нашей истории спиртным не торго¬ вали. Наливали в другом заведении, кое называлось — кабак. Трактир же — место для еды и не¬ спешного ЧАЕпития. В XVII веке на акционированном капитале соляных и рыбных произ¬ водств были сколочены колоссаль¬ ные состояния Г. А. Никитникова, Я. С. Патокина, Д. Г. Панкратьева, Н. А. Светешникова, В. Г. Шорина, О. И. Филатьева и множества рангом пониже. В XVII веке в купцы мог пойти лю¬ бой лично свободный человек, а их было больше половины населения. ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ: ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА Предполагают, что «Домострой» возник в XV веке в среде богатого новгородского боярства и купечества. Автор его пользо¬ вался литературными источниками в виде сборников «слов» и поучений («Измарагд», «Златоуст», «Златая цепь» и др.), то есть не «открывал Америку», а лишь фикси¬ ровал и систематизировал уже вполне сложившиеся морально-этические нормы поведения. жизни русских. «Домострой» — не просто русский литературный памятник XVI века. Он представляет собой тщательно разработанный свод правил об¬ щественного, религиозного и в особенности семей¬ но-бытового поведения. Что означает название кни¬ ги? «Домострой» — о том, как надо строить дом, то есть как надо строить отношения в семье. «Домострой» призван был служить нравственным кодексом общества. В середине XVI века он был пе¬ реработан приближенным молодого царя Ивана IV Васильевича протопопом Сильвестром, который за¬ ключил изложение «Домостроя» посланием к своему сыну Анфиму. Книга содержит ценные сведения о социальном укладе в Русском государстве, дает под¬ робное описание повседневной жизни родовитого боярства, купечества и крестьянства со множеством бытовых подробностей. Написан «Домострой» в большей своей части мак¬ симально живым языком для того времени, а местами украшен пословицами и поговорками. Очевидно, что книга создавалась как настольная, полезная и понят¬ ная для всех слоев общества XVI века. Миф о домострое В XVI веке в России вышла кни¬ га-устав, по которому жили русские люди. Это — «Домострой», в котором был прописан православный канон Солнцев Ф. Крестьянская семья за обедом 107
МИФЫ О РОССИИ ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ: ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА «...В домовитом обиходе и везде... и стару и малу всякое дело начати или ру¬ коделии чати, или ести или пити или ества варити или печи што и всякие приспехи делати и всякое рукоделие и всякое ма- стерьство... да молитву Исусову прогово- ря... тому Божия милость поспешествует Аг-гели невидимо помогают». Первый и самый, пожалуй, поверхностный вы¬ вод — российское общество владело грамотой! Без этого навыка никак не возможно было научиться «правильно», по «Домострою», работать в поле и огороде, печь, ковать доспехи, вести домашнее хозяйство, делать запасы урожая, растить детей, создавать и поддерживать семейные отношения. Все стороны человеческой жизни затрагивал этот нравственный кодекс. Второе, что очевидно каждому историку, да и просто внимательному читателю, это весьма почтенный «возраст» наших отечественных морально-этических норм. Изданный и распростра¬ ненный для массового пользования в период позд¬ него Средневековья, «Домострой» вобрал в себя, как я уже упоминал, источники, существовавшие задолго до XVI века. Эти сборники «слов» и поучений опирались, в свою очередь, на еще более ранние, уходящие в фольклор народные традиции. Можно с полной уверенностью утверждать, что «Домострой» не создает морально-этический кодекс общества, а всего лишь подводит итог под духовной работой русского народа, которая выразилась в устойчивой и многовековой нравственной традиции. В связи со значительными изменениями русского языка сейчас не очень комфортно вчитываться даже в адаптиро¬ ванные положения «Домостроя». Однако для доброго дела можно и помучиться. Занятость упомянута в самом широком диапазо¬ не — от кулинарии до оружейного дела. Существует специализация и разделение труда. Профессия «си¬ дение на печи» не представлена. Очевидно, что раз¬ личным «рукоделиям» учились, и профессиональная квалификация ценилась высоко. Ни один настоящий бездельник никогда ничему не научится, поверьте. Обучение — процесс, связанный с усилиями и пре¬ одолением своего незнания, тяжелая и кропотливая работа. Во времена «Домостроя» от всякой хозяйки тре¬ бовалось знать сотни кулинарных рецептов для ежедневного стола и сезонных припасов. Не было холодильников, пастеризации, полуфабрикатов и су¬ пермаркетов. Все —самой. Излишне напоминать, что еще надо было рожать и растить детей, участвовать в крестьянских или ре- Рябушкин А. Семья купца в XVII в.
МОСКОВИЯ Румынцев А. Смотрины месленных работах, возиться с домашней скотиной, стирать, стирать и стирать. Дальше в «Домострое» на две страницы идут сплошные «полоскати», «сушити», «ткити» и так далее. «Домострой» можно цитировать бесконечно, благо что круг его интересов неисчерпаем. Ведение разум¬ ного и рачительного домашнего хозяйства регламен¬ тируется довольно строго: «...А всякому рукоделью и у мужа и у жены, всякая бы порядня и снасть была в подворий и плотницкая и портново мастера и же¬ лезная и сапожная, и у жены бы всякому ей рукоде¬ лью и домовитому обиходу всякая бы была порядня своя...» Согласитесь, предполагается постоянная и кропотливая ежедневная занятость. Нетрудно примерить на себя все проблемы боль¬ шой семьи и непременно сделать поправку на от¬ сутствие привычной бытовой техники. Сегодня мы искренне умиляемся рукастому мужу (и гвоздь во¬ бьет, и свет починит!) и домовитой жене (печенья, соленья, варенья...). У наших предков, тех самых лежебок, было естественно обладать и постоянно пользоваться огромным количеством навыков. Это считалось поведенческой нормой, прививалось с дет¬ ства. Более того. В качестве морально-этического ко¬ декса «Домострой» предписывал жить красиво. Этот свод правил и учебник «хороших манер» настоятель¬ но требовал от читателей «устроити хорошо и чисто» как себя самого, так и свой дом. Миф о самогонщике Исидоре На совести патриотов русской водки есть мало¬ почтенное деяние: неизвестно за какие грехи они превратили в самогонщика еще одного исторического деятеля — владыку Исидора... Исидор — фигура сложная, неоднозначная, о его роли в нашей истории профессионалами по истории православия ведутся споры до сих пор. Расскажу в двух словах. Долгое время русская православная церковь считалась зависимой, подчиненной Констан¬ тинополю. Который либо попросту назначал напря¬ мую, либо, по крайней мере, решительно согласовы- Печать Василия II 109
МИФЫ О РОССИИ Чистяков П. На свадьбе великого князя Василия Васильевича Темного великая княгиня Софья Витовтовна... вал кандидата на высший церковный пост, — а был это тогда лишь пост митрополита. После смерти митрополита Фотия в 1431 году на Руси долго не могли найти ему преемника. Спорили между собой за право избирать митрополита Москов¬ ского и всея Руси три силы: Московия, Византия и Ве¬ ликое княжество Литовское и Русское. У каждой был свой кандидат. У литвинов, в частности, — некий смо¬ ленский епископ Герасим. Именно его под давлением Литвы Константинополь и поставил митрополитом. Но случилось непредвиденное: тогдашний великий князь Литовский Свидригайло так подозревал всех православных в желании перейти на сторону Москвы, что, впав в очередной приступ паранойи, уже после возвращения Герасима из Константинополя, вдруг велел схватить его (представьте — не простого че¬ ловека, и даже не просто служителя Церкви — а Ми¬ трополита!) и сжечь живьем. В связи со скоропостижной кончиной митрополита Герасима место опять освободилось. Великий князь Московский Василий II Темный опять выдвигает альтернативную кандидатуру — своего ставленника рязанского епископа Иону. И вот Иона едет в Кон¬ стантинополь... Но Константинопольскому патриарху наш князь Васька — не Указ, и он решает назначить митрополи¬ том всея Руси не какого-то выдвиженца «Единой Мо¬ сковии» Иону, а некоего «своего» кандидата— того самого Исидора... Родом то ли грека, то ли болгарина. В то время остро стоял вопрос об унии: об объедине¬ нии Западной и Восточной церквей. Подготовка унии шла на Флорентийском соборе, и в те времена мно¬ гим в принципе казалось, что уния — дело буквально завтрашнего дня. Однако — как, впрочем, и всегда — ключевым во¬ просом в этом деле был не вопрос о вере, а вопрос о власти. Католики настаивали на прямом подчи¬ нении всех верующих Папе Римскому. В пока еще православном Константинополе были тоже свои политические расклады: там наивно верили, что Папа Римский после унии поможет войсками против турок. Вновь назначенный московский митрополит Иси¬ дор, оставаясь греческим патриотом, тоже, видимо, искренне верил в эту помощь. Действуя вопреки воле Василия Темного и, в общем-то, общественным на¬ строениям на Руси того времени, он последователь¬ но делал все возможное для присоединения к Унии и Московии. Итак, «убежденный униат» Исидор едет в Рим, где получает от Папы сан кардинала и звание «легата от ребра апостольского» для всех северных стран. На пути обратно в Москву в Кракове и Львове он объяв¬ ляет о соединении церквей. 110
МОСКОВИЯ Царь Василий Темный В Москве, куда он вернулся весной 1441 года, перед ним несут латинский крест («крыж», как тогда говорили русские), на первой же литургии, которую совершает митрополит, вместо восточных патриархов вдруг начинают поминать Папу Римского. И вот тут в дела церковные вмешался лично сам Великий князь. -Волк-хищник ты! — зарычал «из зала» (если верить летописи) Великий князь Василий Темный и обозвал еще Исидора прилюдно лже-пастырем, еретиком и губителем христианских душ. И велел посадить Исидора в заключение в Чудов монастырь. Довольно быстро он сбежал из-под «домашнего аре¬ ста» в Чудовом монастыре в Литву, а оттуда дальше на Запад — в Рим. ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ: ПОРТРЕТ Зрелище, конечно, бесподобное: опаль¬ ный епископ и кардинал впадает в тоску, и, дабы развеяться, ваяет у себя в келье здоровенный самогонный аппарат... Буль¬ кает варево, звонко капают капли в под¬ ставленную корчагу, светят звезды в окош¬ ко, и расплывается в улыбке аскетичное небритое лицо церковного иерарха. Дро¬ жащими руками выцеживает он в глиня¬ ную кружку зловонный напиток, блаженно смакует, зажмуриваясь от удовольствия... Так с чего же решили, что изобрел водку Иси¬ дор? В сущности, никаких доказательств тому нет. Совсем. Откуда данные, что Церковь гнала водку и продавала? Откуда вообще сведения, что впер¬ вые водка была изготовлена в одном из московских монастырей? Похлебкин лишь предполагает, что, вероятнее всего, первый самогонный аппарат зара¬ ботал в Чудовом монастыре, во время ссылки в него Исидора. Но... НЕ БЫЛО ЭТОГО!!!! НЕ БЫЛО!!!! Сложная, неоднозначная ситуация в стране, поли¬ тические игры вокруг Унии... Страшная судьба Гера¬ сима... Поставление митрополита без согласия в Кон¬ стантинополе... Самостоятельность Русской Церкви... Трагедия Исидора, ставшего кардиналом, но так и не ставшего полноправным митрополитом... Все это то¬ нет в корчаге с сивухой, становится не важным и не интересным. Вот самогонка!!!! Для обывателя это во сто раз интереснее, чем всякие там политические страсти XV века. Так развивается и процветает миф о «русском приоритете в водочном деле и пьянстве в целом». А легенда про изобретение водки в Чудовом мона¬ стыре— важный фрагмент всей этой сказки. Несколько лет назад в Петербурге, а потом в Мо¬ скве, в Измайлово, открылся Музей истории вод¬ ки. Среди экспонатов: шкалики, косушки, штофы, четверти, этикетки разного времени. И конечно же «в память о великом изобретателе в музее создана композиция „Монах Исидор за работой"». Чем не доказательство? Мифы о приключениях водки на Руси Во всем укладе жизни, в культуре русского народа водке не было места. Завезенная же водка не при¬ шлась по вкусу. В XV веке генуэзские купцы впервые привозят ви¬ ноградный спирт (аква виту) в Россию и удивляются более чем нейтральному отношению к популярней¬ шему в Европе напитку. Чужеземную диковину при¬ знали чрезвычайно крепкой и возможной для упо¬ требления лишь как лекарство, причем желательно разбавленной водой. Настырные иностранцы не оставляют попыток и вновь привозят водку в Московию почти через полвека, ко двору Василия II. Но вновь русские оце¬ нили напиток лишь как полезное с медицинской точ¬ ки зрения изобретение. Откровенная «отсталость» московитов, их неготовность слиться в алкогольном экстазе с европейской цивилизацией удивительна, конечно, но по-человечески очень понятна. Некогда, гости дорогие, ну совершенно «не момент». Центростремительные силы и роль личности в истории формируют Московскую Русь. Земли, ранее центральные, «столичные», низводятся до положе¬ ния окраин со всеми последствиями, вытекающи- 111
Маковский К. Боярский свадебный пир в XVII веке. Поцелуйный обряд ми для жителей. Большой передел в рядах местной аристократии. Войны с Тверью, Рязанью, беспокой¬ ства в Новгороде. Поражения от Орды и эпохальная победа над Ордою — Куликовская битва. События в Литве, ливонские немцы под Псковом... Вот когда вся земля участвовала в переменах за¬ сучив рукава. Вряд ли кому-либо удалось остаться сторонним наблюдателем, ничего не потерять и не приобрести на сломе времен. События исторического масштаба были буднями. А вы, господа, лезете со своей «мальвазией» и откровенной борьбой за новые рынки сбыта! Княжение Василия II во многом стало перелом¬ ным моментом в истории России. На фоне усобиц Калистов В. Продажа кваса между честолюбивыми родственниками происходит очевидное укрепление централизованной власти, продолжается весьма деликатная дипломатия с Ор¬ дой («Восток — дело тонкое!»), укрепляется Москва. После всех предыдущих недоразумений налажива¬ ются отношения с Тверью и Рязанью, духовенство становится своеобразным третейским судьей в вопро¬ сах власти и народной нравственности, Псков опять отбивается от немцев и примкнувших к ним шведов. События в Литве, события в Польше... Очевидно, что вопросы дегустации экзотических напитков занимали страну в последнюю очередь. Полтора столетия с начала ввоза в Россию спирта и столетие со времени изобретения его перегонки из хлебного сырья упоминаний о пьянстве на Руси не было, хотя спирт из отечественного (ржаного) сы¬ рья впервые на Руси выгнали в середине XV века по причине истощения лесного меда. До этого времени национальными напитками были медовуха или, как говорили — «пили мед», и хмельной квас (пиво). Ну пили и пили себе по праздникам, не делая из этого ни проблемы, ни события. А в другое время не пили, поскольку «веселие» — это и есть хоть редкий, но праздничный день. В том же контексте русская посло¬ вица «делу время — потехе час» никаких нареканий не вызывает, напротив. Только уважение можно ис¬ пытывать к людям, которые для «веселия» опре¬ деляют час, остальное время отводят для дела. Уже к XV веку Россия оформилась как сильное государство, которое «могло обещать себе славное долголетие». Европа также уже несколько веков была обновленной. «На развалинах владычества римского основалось в Европе владычество народов германских. Рим, некогда сильный доблестью, осла- 112
МОСКОВИЯ Печать Ивана III бел в неге и пал, сокрушенный мышцею варваров северных. В сию новую, общую систему вошла и Рос¬ сия. Европа устремила глаза на Россию в надежде обратить ее силы к обузданию ужасной Турецкой империи, Польши, Швеции». Во время княжения Ивана III Московия, как ее называют соседи, производит сильное впечатление. Вполне оформилось представление о централизо¬ ванной власти, праве ее наследственной передачи. Смирившиеся получили достойный, но подчинен¬ ный статус, не смирившиеся — разбежались, благо было куда. Уже прозвучало, пока тихо правда, слово «царь». Идея божественного происхождения вер¬ ховной власти была не чужда и предкам Ивана III, но никто из них не выражал этой идеи так твердо, как он, когда представлялся к тому случай. Посол германского императора Сигизмунд Гер- берштейн, собиравший свои наблюдения и сведения о России много лет, с большой похвалой отзывается о благовоспитанных и человечных нравах псковичей, новгородцев и торговых людей московских. Он писал: «Именитые либо богатые мужи чтут праздничные дни тем, что по окончании богослу¬ жения устрояют пиршества и пьянства, а простой народ большей частью работает, говоря, что празд¬ ничать—дело господское. Граждане присутствуют на богослужении, по окончании которого возвраща¬ ются к работе, считая, что заняться трудом более богоугодно, чем растрачивать достаток и время на питье». Вероятно, поводов для «веселия» стало немного больше, но сразу вслед за первой выгонкой спирта ве¬ ликим князем Иваном III была введена первая в исто¬ рии России монополия на спиртные напитки. Правда, пиво, мед и виноградное вино не подпадали под моно¬ полию. Но они спиртными напитками и не считались. Кившенко А. Иван III разрывает ханскую грамоту и басту перед татарскими послами
МИФЫ О РОССИИ Мифы о приключениях водки на Руси (продолжение) Россия становится объектом пристального и, как правило, недоброжелательного внимания со стороны разнообразных путешественников. Страна, во многом решившая свои внутренние проблемы «приросшими землями», воспринимается Европой как потенциаль¬ ный и опасный конкурент. А пока дело не дошло до драки, необходимо опорочить потенциального врага, лишив его уважения, человеческого достоинства, поставить на нем постыдное и унизительное клеймо. Вот и записки европейских путешественников того времени отличаются крайне высокомерным отно¬ шением к соседям. Редкий путешественник обходил стороной описание винопития в России... Правда, ни в одном описании читатель не найдет совершенно однозначного и категоричного утверждения о пьян¬ стве в России. В одной книге, но на разных страницах гово¬ рится и о традиции выпивать, и о том, что в Рос¬ сии существуют ограничения, связанные с пьян¬ ством. Например, Джиованни Теральди, Сигизмунд Герберштейн и Михалон Литвин, описывая это со¬ стояние, упоминали также об ограничении произ¬ водства и потребления вина в России первой поло¬ вины XVI века. «Русским за исключением нескольких дней в году запрещено пить мед и пиво», — гово¬ рил Герберштейн (1517-1527 гг.). «В Московии же нигде нет кабаков», — утверждал Михалон Литвин (1550 г.). Вы подумайте только — нет кабаков! Вот вам и ев¬ ропейские чемпионы по пьянству. И выпивать до¬ зволяется лишь несколько раз в год... Но при этом именно Герберштейн может считаться заложившим основы — основоположником! — постоянных за- ©tojHRaugatb fafi ддп&Кф marboerftoret/ ! Unb m в a s i j- г v s Stjrarwtfd) umgeMjret / gitytfcrbieSSwger toeg/ erbaute biefe ©tabt/ 0o oon ber oorigen поф фгеп 5?af>men fyat. SBeil fie oon if>remS3o!tf unb Jftnbern toarb befe^et/ 0ieijieg/ berm Sufi bie-Ocf unb58olga ne&et/ £Me man шфг tocit oon фг рф fan oeretnen fefyn/ Unb mit tnel £uftbarfert Ьигф ifyv&tfilbe дфп, Sg fjat beg J£>immelg -Oattb фг alleg bag gegeben/ тфепИЬегфф/ mag man im Seben/ ©o ftcf)t man toteaus bem / фПфЬет Salle neigt/ Sin neueg 0ф ефеМ/ unb aug ber 2ффе ffeigt. Вид Нижнего Новгорода из книги А. Олеария «Описание путешествия в Московию», 1656 г. 114
МОСКОВИЯ Гоавюра А. Олеария «Попойка» блуждений о России. Трезвые люди ему в глаза по¬ чему-то не бросались (впрочем, ясно почему — они работали), обе миссии Герберштейна в Московию оказались неудачными, он немного знал по-русски, а потому считал себя выдающимся экспертом... В об¬ щем, психологический фон, на котором им взращи¬ вался этот миф, вполне очевиден. А с учетом того, что по своему дипломатическому статусу наш Сигиз- мунд проводил изрядное количество времени на при¬ емах-пирах и, обладая несомненным литературным даром, писал о том, что хорошо знал, его яркие опи¬ сания русского разгула врезались в память Европы. В этом контексте как-то теряется то, о чем Гер- берштейн тоже честно говорит: «Все дела они за¬ канчивают до обеда; так что если идут переговоры о серьезном деле, то они не едят зачастую целый день, а расходятся только тогда, когда зрело все обсудят и решат, и расходятся только ночью». Не то что не пьют, а даже не едят! Без всяких кофе-брей¬ ков — пока дела не сделают. Но ангажированный европейский читатель выхватывал из популярной книжки — а «Московия» была бестселлером середи¬ ны XVI столетия — не эти крупицы истины, а скан¬ дальные детали. Тут интересно: вопреки воле автора или согласно его тонкому расчету? Тогда же, с XVI века, в России стало распростра¬ няться привозимое из Европы хлебное вино (как тогда называли водку). При царе Иване III (1440- 1505 гг., правил с 1462 г.) право изготовлять ал¬ когольные напитки принадлежало казне, которая организовала новые питейные учреждения — корчмы. Содержание корчмы также являлось предметом воз¬ награждения царских вельмож, назначавшихся в го¬ рода в качестве воевод «в кормление с корчмами». С этого и зародилось на Руси пьянство. Получается, спаивать народ начало собственное правительство. ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ: МНЕНИЕ «Московия» Герберштейна испещрена фразами наподобие: «Подают разные на¬ питки: мальвазию, греческое вино и раз¬ ные меды». «Стараются о том, чтобы сде¬ лать послов пьяными». «Принесли водку, которую они всегда пьют в начале обеда». «На другой повозке —три сорта хорошего меда и два сорта пива» (это о снабжении посольства, взятого на довольствие рус¬ ским правительством). «Пьют же таким образом...» 115
МИФЫ О РОССИИ И оно же, словно убоясь собственных дел, стре¬ мится принимать меры для ограничения пьянства в первую очередь в столице. В частности, москвичам разрешалось пить хмельное только по праздникам. Доказывая чрезмерное пристрастие русских к ал¬ коголю, особенно часто ссылаются на воспоминания западных путешественников XVII века, и в частности на Адама Олеария. Олеарий утверждал, что ни один народ так не предается пьянству, как русский, и даже духовенство не составляет исключения: «Духовные особы часто так напиваются, что только можно по одежде отличить их от пьяных мирян». Хорват Юрий Крижанич, сам приехавший в нашу страну, дабы послужить ей на пользу, заявлял о та¬ ком перекладывании с больной —явно с похме¬ лья!—головы на здоровую: «Пишут... не историю, а язвительную и шутейскую песнь. Наши пороки, не¬ совершенства и природные недостатки преувеличива¬ ют и говорят в десять раз больше, чем есть на самом деле, а где и нет греха, там его придумывают и лгут». ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ: МНЕНИЕ Описания Олеария очень двойствен¬ ные. Не успев рассказать об ужасах рус¬ ского пьянства, он делится новым откро¬ вением. У него находим описание одного из кварталов Москвы, построенного специ¬ ально для иноземцев: поляков, литовцев, немцев, которых из-за частого и слишком обильного винопития называли «налейка- ми» —от возгласа «Налей!». «Это название появилось потому, что иноземцы более мо¬ сковитов занимались выпивками, и так как нельзя было надеяться, чтобы этот при¬ вычный и даже прирожденный порок мож¬ но было искоренить, то им дали полную свободу пить. Чтобы они, однако, дурным своим примером не заразили русских... то пьяной братии пришлось жить в одиноче¬ стве за рекой». Мифы о приключениях водки на Руси (окончание) В XVI веке Иван IV, будущий Грозный, вернувшись из похода на Казань, в качестве поощрения допу¬ стил частичное нарушение монополии: отличившиеся воины и некоторые воеводы могли брать торговлю спиртным в аренду «на веру». Позже Иван Грозный взамен древнерусской кор¬ чмы учредил для опричников на Балчуге особый питейный дом — кабак, где они могли и сами пить, и продавать водку населению. «Кабак» — слово та¬ тарское; в отличие от татарских постоялых дворов в кабаках продавались лишь крепкие алкогольные напитки. Кабаки также содержались «на вере», то есть управлялись казной или отдавались на откуп «как государевой казне прибыльнее». Кабаками все же в основном могли в то время владеть бояре и ду¬ ховенство. Были известны кабаки Макарьевского монастыря в Нижнем Новгороде, где «скоморохи, медведи, пляски и всякие бесовские игры чинились». Распространение кабаков вначале вызывало жа¬ лобы духовенства и народа, а иногда они даже унич¬ тожались. Так, например, известно из летописей, что сын Грозного Царь Федор Иванович (Иоаннович) (1557-1598 гг.), последний (с 1584 г.) из Рюрикови¬ чей, вопреки мифам отнюдь не бывший ни больным, ни слабоумным, закрыл кабак в Нижнем Новгороде (заметим, кабак был один (!) на большой город). Но постепенно к кабакам все-таки привыкли. Продажа алкогольных напитков в них поручалась выборным от населения головам и целовальникам, ко¬ торые выполняли свою службу как повинность. Парал¬ лельно с этим кабаки отдавались на откуп, на срок от одного до пяти лет, а иногда и бессрочно. Головам и целовальникам приказывалось «собирати на нас (ве¬ ликого государя) кабацкую прибыль с великим рвени¬ ем», а за сохранность и целость собиравшихся денег они, их собиратели, отвечали «животами» (жизнью). Воеводы обязаны были «смотреть накрепко, чтобы они, кабацкие головы, во всем искали бы государю прибыли». Кабацкие головы и целовальники прини¬ мали все меры для того, чтобы увеличить кабацкую «прибыль», заманивали в кабаки посетителей уве¬ селительными мероприятиями: там были скоморохи, «непотребные женки», музыканты играли на гуслях. Кабатчики выезжали на ярмарки, места богомолья, разносили вино по домам, отпускали в долг, получая затем «напойные деньги» с «правежом великим». В ряде случаев воеводы докладывали царю в Мо¬ скву, что «питухов не стало», что во всех кабаках пропились, обнищали и просили какой-нибудь кабак закрыть или людей от «кабацкого питья унимать». Тогда они получали такой ответ: «...вы пишите к нам не радея о нашем деле, что кабак хотите отставить... а вы делая леность своего и нехотя нам служить пишете нам не делом». После этого приказывалось, чтобы кабацкий сбор был больше прежних лет, чтобы казне была прибыль. В дальнейшем кабаки появились и в Сибири. Кабаки содержались «на вере» или «отдаче их на откуп» почти до конца XVIII столетия, причем прави¬ тельство пользовалось то одной, то другой системой, то обеими вместе. Распространение пьянства в народе вынуждало иногда правительство предпринимать меры, чтобы положить ему предел. Однако это стремление не было решительным и последовательным. Как говорилось при Михаиле Федоровиче (1596-1645 гг.), первом царе (с 1613 г.) из рода Романовых, «по грехам в Московском го¬ сударстве от войны по всем скудность... кроме та¬ моженных пошлин и кабацких денег, государевым деньгам сбору нет». Так народ постепенно отвыкал от пива и меда и пристрастился к водке. 116
МОСКОВИЯ ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ: ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА Распространение пьянства в Сибири вынудило правительство издать в 1698 го ду указ, в котором, в частности, сказано: «...которые питухи озадорятся и напьются пьянством безобразным и учнут товары, мягкую рухлядь своего промысла в за¬ клад или мену пропивать, так их унимать и обрав его всего в особый чулан, чтобы проспался, положить, а как проспится по вине смотря наказать его словами, или высечь батожьем, все ему отдать в цело¬ сти, а взять только по правде сколько он пропил, а лишнего чего он не памятует отнюдь не имать и в государеву казну не класть и гораздо смотреть, чтобы никто через свою силу не пил, а от безмерного питья до смерти бы не опился и душу свою на веки не погубил». Внутренний круг государственной печати царя Алексея Михайловича. 1667 г. Использовался также на печати Петра I При Алексее Михайловиче (1629-1676 гг., царь с 1645 г., отец Петра I) кабаки были переименованы в кружечные дворы, и было решено снова ограничить число питейных заведений по одному на город. Итак, вторую монополию на «алкогольную продукцию» по настоянию известного патриарха Никона ввел в XVII веке царь Алексей Михайлович. Порядки, установленные Великим князем Ива¬ ном III (первая в истории России условная монополия на спиртные напитки), утратились в Смутное время. Основательно укрепившаяся династия Романовых наводит порядок в своем доме. Запрещены частные кабаки. А «царевы кабаки», то есть государственные, названы кружечными дворами (повторюсь, по одному на город!) с резким ограничением продажи водки на¬ селению—одна чарка (143,5 г) водки в руки. Особо не разгуляешься... Царь явно держал в голове те примеры безобраз¬ ного поведения, которыми запомнились в Москве западные дипломаты. То литовский посол, напив¬ шись, стал докладывать о государственных делах... приставу. То венгерский посол расшибся с пьяных глаз «и не мог быть на другой день выступать с ко¬ ролевскими речами». ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ: ФАКТ Иван III вообще, похоже, был поборни¬ ком трезвости, как явствует из источников. Сохранился его наказ послам, отправляв¬ шимся в Литву: «А как будете у короля за столом, чтоб между вами все гладко было и пили бы вы бережно, не до пьяна, чтобы вашим небрежением нашему имени бес¬ честья не было». «Послы, приезжавшие в Москву из дру¬ гих государств, как видно, не получали по¬ добных наказов», — иронизирует по этому поводу С. М. Соловьев. Шварц В. Вербное воскресенье в Москве при царе Алексее Михайловиче. Шествие патриарха на осляти
при петре легенда о флаге Почему-то считается, что триколор стал флагом России, начиная чуть ли не с Алексея Михайловича Романова, повелевшего поднять его на «первом рус¬ ском корабле» «Орел». Это не так. Когда при Алексее Михайловиче спускали на воду т. н. первый корабль европейского типа под гордым названием «Орел», его строитель, голландец Бутлер, запросил Боярскую думу: «Испросить у Его Царского Величества повеление: какой, как тому есть обычай у других государств, поднять на корабле флаг». От¬ вет и прозвучал как анекдот: «Царь приказал спро¬ сить его, Бутлера, какой есть на то обычай в его стране». Оранжевый цвет к тому времени (1668 год) уже исчез с голландского флага, а потому для пер¬ венца русского флота по просьбе кораблестроителя Бутлера была закуплена красная, белая и синяя ма¬ терия для пошивки не русского — а ГОЛЛАНДСКОГО флага. Фотографий «Орла» под голландским флагом в силу понятных причин не сохранилось, а вот доку¬ менты о закупке на бюджетные средства материала для шитья есть. Отсутствие индивидуальности госсимвола породи¬ ло и другие полуанекдоты. Якобы Петр I, копируя до мельчайших деталей голландские корабли, повторял и их флаги, но переворачивал их вверх ногами. Мол, у нас, русских, собственная гордость. Есть гравюра русского художника А. Зубова «Ви¬ ньетка к газете „Санкт-Петербургские ведомости"», выполненная в 1711 году. Верхняя полоса флагов ко¬ раблей, стоящих у Петропавловской крепости, — си¬ няя, нижняя — красная, а в середине — белая. Это именно переиначенный голландский флаг. Ошибки здесь быть не может. Годом ранее гравер выполнил работу «Корабельные сигналы», в которой представ¬ лены все флаги российского флота, — то есть Зубов был специалистом. А «виньетку» одобрил сам Петр I, который придавал большое значение морским и во¬ енным деталям. Или вот —еще одна версия появления «перевер¬ нутого триколора». «Ваш, великого государя, ваш корабль святого Павла взяли французы под гол¬ ландским знаменем» —такое донесение он получил из Франции, воевавшей тогда с Голландией. Позже участь «Святого Павла» в той же Франции постигла другое русское торговое судно — «Святое Пророче¬ ство». И Петр понял, что нужно хоть как-то отли- Деккер К. и Натье Ж.-М. Вид города Астрахани и фрегата «Орел» с флотилией. XVII в. ◄ Натье Ж. Портрет Петра I
Лансере Е. Корабли времен Петра I чаться на расстоянии от воюющих сторон, и нашел быстрый и в высшей степени бюджетный вариант —«перевернул» флаги. А как же «флаг царя Московского»?, — спросят знатоки истории. Да, действительно, сильно пострадавший от време¬ ни бело-сине-красный штандарт с золотым двуглавым орлом хранится в Центральном военно-морском музее. Его называют «флагом царя Московского», он поднимался еще молодым Пе¬ тром на 12-пушечной яхте «Святой Петр» в 1693 году. У штан¬ дарта необычные пропорции: 4,6 метра на 4,3 метра. Это породило гипотезу о том, что царь просто вырезал его из слишком большого для яхты крестово-кватеръерного флага того самого «Орла». Что ж, иногда государь бы¬ вал чрезвычайно расто¬ чителен, иногда — ужасно экономен и всегда — очень тороплив. Так что вполне могло быть. А как же царский указ Беннер Ж. Портрет Петра I от 20 января 1705 года, Флаг царя Московского, XVII в.
по которому «на торговых судах» должен подниматься бело-сине-красный флаг? —снова поинтересуются зна¬ токи и любители истории. Тут придется отметить, что петровский указ озаглавлен иначе: «О флагах на торговых речных судах». Суда, о которых говорится и в названии документа, и в его тексте, — речные! То есть по определению внутрен¬ ние, не морские, по которым и определялся государствен¬ ный флаг. И, кстати, что за рисунок прилагался к указу, во¬ обще неизвестно. Так что опять — не надо плодить мифы. Итак, все просто и понятно: Петр I разработал множе¬ ство самых разнообразных флагов, но государственного флага России почему-то так и не установил. На самом же деле первым официально утвержденным государственным флагом России стал флаг гербовых цве¬ тов Империи — черно-желто-белый. Или, точнее —ЧЕР¬ НО-ЗОЛОТО-СЕРЕБРЯНЫЙ. Флаг был официально введен указом Александра II от 11 июня 1858 года: «Описание Высочайше утвержденного рисунка расположения гербовых цветов Империи на зна¬ менах, флагах и других предметах, употребляемых для украшений при торжественных случаях. Расположение сих цветов горизонтальное, верхняя полоса черная, средняя желтая (или золотая), а нижняя белая (или серебряная). Первые полосы соответствуют черному государственному орлу в желтом поле, и кокарда из сих двух цветов была ос- Неизвестный художник. Александр II Зичи М. Александр II и шах Наср-эд-Дин во время парада на Царицыном лугу
МИФЫ О РОССИИ нована императором Павлом I, между тем как знаме¬ на и другие украшения из сих цветов употреблялись уже во времена царствования императрицы Анны Иоанновны. Нижняя полоса белая или серебряная соответствует кокарде Петра Великого и императри¬ цы Екатерины II; император же Александр I, после взятия Парижа в 1814 году, соединил правильную гербовую кокарду с древней Петра Великого, которая соответствует белому или серебряному всаднику (Св. Георгию) в московском гербе». Также его цвета символизировали землю, золото, серебро. Все было сделано быстро. Ранее в том же 1858 году председатель геральдической палаты Рос¬ сийской империи барон Кене обратил внимание госу¬ даря на то, что цвета государственного флага России не совпадают с цветами государственного герба. Вскоре появилась брошюра «О русском государствен¬ ном цвете», где в качестве цветов флага предлага¬ лись черный, желтый и белый. Потом —указ, по¬ том — утверждение сенатом — закон. Это был настоящий флаг Империи. Со своим узна¬ ваемым, неповторимым обликом. Это был флаг поднимающейся России Алексан¬ дра II. Флаг демократических реформ, прогресса, мира, расширения Государства Российского, золотого стандарта рубля. Флаг победы. А снова обрела Россия свой новый флаг вот так... По легенде, когда Ельцин сидел 19-20 августа 1991 года в осаде в Белом доме при ГКЧП, ему ну¬ жен был какой-то новый символ. И у одного из по¬ мощников в столе оказался именно этот флаг. «Вот, Борис Николаевич, пусть это будет новый российский флаг!» Так как, в общем, всем было все равно, Ель¬ цин его и взял. Хотя, должен сказать, изначально триколор не был главным символом демократической оппозиции. В те веселые 1988-1990-е годы я часто в Москве ходил на митинги: Андреевских флагов с голубым диагоналевым крестом там было гораздо больше. И таких же — красно-белых. Классический Андреевский флаг поднимал над своими колоннами давно забытый — а тогда, на заре гласности, гремев¬ ший — Российский народный фронт, красный флаг с белым диагоналевым крестом — фронт Московский. А вот триколор первыми стали использовать на ми¬ тингах «патриоты»— точнее, те, кого мы сегодня
ПРИ ПЕТРЕ назвали бы националистами. Бело-сине-красное по¬ лотнище украшало, как сказали бы сейчас, «тусовки» общества «Память». В общем, с царем Борисом история такая же неле¬ пая, как с выкраиванием царя Петра. Миф о том, что флота у нас до Петра не выло Торговый флот был у России задолго до Петра. С XV века существует очень неплохой рыболов¬ ный и торговый флот поморов, который базируется в Холмогорах и в Архангельске (точнее, близ Михай- ло-Архангельского монастыря, положившего начало городу). Кочи — российские суда, полностью отвечали всем требованиям, которые предъявлялись в Европе к оке¬ анскому кораблю: с килем, палубой, фальшбортом, одной-двумя мачтами, системой парусов. Эти суда могли выходить в открытый океан. Размерами кочи были ничуть не меньше каравелл, на которых Колумб открывал Америку, и уж точно больше суденышек Се¬ верной Европы — построенных в Швеции, Норвегии, Шотландии, Англии. О качествах коча говорит хотя бы то, что на этих судах поморы регулярно ходили к архипелагу, кото¬ рый норвежцы назвали Шпицбергеном и Свальбар¬ дом. У русских для этого архипелага, лежащего на 75-81 градусах северной широты, было свое назва¬ ние: Грумант. Плыли к нему около 2000 километров от Архангельска, из них 1000 километров по откры¬ тому океану, вдали от берега. «Ходить на Грумант» Поморы. Фотография начала XX века Гэлицын В. Русское поморское судно XVI века у холмогорских моряков было за¬ нятием почетным, но достаточно обычным. Кочи были почти идеальными судами для мореплавания, рыбо¬ ловства, добычи морского зверя в северных водах. Этот флот возник совершенно независимо от флотов других ев¬ ропейских держав и без малейшего учения у них. Считается, что Ричард Ченслор в 1553 году «открыл» устье Север¬ ной Двины, Архангельск и Холмо- горы. Виллем Баренц в 1595-1597 го¬ дах «открыл» море, которое носит его имя, «открыл» Шпицберген и остров Медвежий и погиб, «от¬ крывая» Новую Землю. Приходится брать в кавычки слово «открыл», потому что все эти острова, проливы и моря дав- 123
МИФЫ О РОССИИ Схема морского коча ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ: ФАКТ Если Ченслор «открыл» русское Помо¬ рье, то и русские «открыли» многие евро¬ пейские земли. Первые следы пребывания русских на Груманте-Свальбарде известны с X века. С XII—XIV веков они добираются до Новой Земли и Медвежьего. С начала XV века русские моряки Севера регуляр¬ но плавали вдоль всего Мурманского по¬ бережья. Огибая самую северную точку Европы, мыс Нордкап, они добрались до Норвегии и наладили с норвежцами тор¬ говлю. В 1480 году русские моряки первый раз попали в Англию — между прочим, за 70 лет до Ченслора. Они и потом посеща¬ ли Англию неоднократно. Я нисколько не умаляю славы Ченслора, Баренца и дру¬ гих отважных моряков Англии, Голландии, Норвегии. Но, простите, кто кого открыл? Наверное, лучше и честнее всего учесть и признать все открытия. Все открывали всех, плавая по морям навстречу друг дру¬ гу. Но ведь и в этом случае мы «открыли» британцев на 70 лет раньше, чем они нас. Шлюпка с людьми Виллема Баренца проходит вдоль русского корабля. Гоавюра. 1598 г. 124
Боголюбов А. Сражение при Гангуте ным-давно известны русским мореходам. Не говоря о том, что «открытие» Архангельска англичанами выглядит ничем не смешнее, чем «открытия» нами Лондона или Глазго. Кочи предназначались для северных морей. Их корпус был устроен не так, как у судов, ходивших в незамерзающих морях: обводы судна в поперечном разрезе напоминали бочку. Форма изгиба рассчиты¬ валась так, что если судно затирали льды, то эти же льды, стискивая борта судна, приподнимали его, вы¬ талкивали наверх. Течение продолжало толкать лед, льдины продолжали теснить и толкать друг друга, но судну это уже не было опасно. Таким образом были рассчитаны обводы поляр¬ ного судна «Фрам» («Вперед»), построенного по проекту Фритьофа Нансена. Нансен использовал национальный норвежский вариант «северной ка- ракки». Его расчет оправдался. «Фрам» в полярную зиму затерли льды, корпус его поднялся почти на полтора метра, и, как ни бесновался лед, он не смог раздавить корпус судна. Наши кочи были ничуть не хуже! А наш каспийский бус, плававший по Волге и Кас¬ пию, был весьма большим судном. Кочи строили в Холмогорах и в других городках по Северной Двине. Каспийские бусы строили в не¬ скольких местах по Волге и по Оке. России XVII века совершенно не были нужны никакие иностранные инструкторы, никакие мастера из Голландии, чтобы строить корабли. Петр строил фрегаты, но главную свою морскую победу (при Гангуте) одержал с помощью гребных галер. Но, может быть, иноземцы были необходимы, что¬ бы научить русских водить корабли в открытом море? Нет, не было такой необходимости. Один из первых русских генералов Григорий Ива¬ нович Касогов в 1674 году руководил постройкой флота под Воронежем и его действиями в Черном и Азовском морях. Он начинает строить флот, привлекая русских мастеров, создателей каспийских бусов. Корабли Касогова не были, конечно, фрегатами и бригантинами голландских или английских адмира¬ лов. Эти парусно-гребные суда, галеры и скампавеи напоминали, скорее, флот Венеции —тот самый, который в 1571 году наголову разбил турецкий флот при Лепанто. ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ: ФАКТ Во время своей поездки на север Петр в 1691 году обнаружил «ужасную» вещь: дикари из Холмогор делали «неправиль¬ ные» обводы судна! Не такие, как в Гол¬ ландии! То ли Петр не слушал никаких объ¬ яснений, то ли никто не решился объяснить Петру, что так и нужно строить корабли для плаваний по ледовитым морям. Ведь голландский флот севернее Эдинбурга и Осло никогда не забирался. Он никогда не смог бы плавать в таких широтах и в та¬ кой ледовой обстановке, как кочи. Специальным указом Петр повелел пре¬ кратить строительство всех «неправиль¬ ных» кораблей и строить взамен только «правильные», с такими же обводами корпуса, как в Голландии. А каспийский флот?! Там тоже неправильные обводы судов. Сломать! 125
Коцебу А. Штурм крепости Нотебург 11 октября 1702 г. Не надо пренебрежительно отзываться о гале¬ рах — и в битве при Лепанто, и в Северной войне галеры показали себя очень неплохо. Да, это не океанские суда — они тихоходны, плохо выдер¬ живают сильное волнение. Но в узких проливах, среди мелких островков галеры оказывались эффек¬ тивнее океанских судов: они меньше зависели от ветра. Паруса линейных кораблей шведов постоянно беспомощно обвисали, для маневров им было нужно много времени. А галеры уверенно шли на абордаж замерших судов или поворачивались бортом для залпа. И во времена Петра русские вынуждены были заводить галеры, совсем не похожие на суда гол¬ ландцев. Напомним, своей главной «морской» военной по¬ бедой в Северной войне, в битве при Гангуте, Петр обязан именно активному использованию галер. Именно недорогие гребные галеры, а не парусни¬ ки-фрегаты, «сожравшие» не один годовой бюджет России, — вот что обеспечило нам эффектную по¬ бедную точку в многолетней войне с Карлом XII. Но еще за полвека до Петра и его балтийского флота Григорий Иванович Касогов должен был перебросить свои войска по рекам до Азовского моря, по узостям мелкого Азовского моря и по прибрежным частям Черного. Флот Касогова, эскадра в 60 вымпелов, эти задачи выполнила великолепно. Он перевез войска под Азов, а после взятия Азова построил новые суда и нанес удары по турецким и татарским крепостям на побережье Крыма. Миф о том, что картошки до Петра не было Мифы о русском флоте тоже типичны для всего периода мифологии: достижения русского народа и Государства Российского до Петра не замечаются, признаются как бы и не существующими. Сказанное касается даже времени появления на Руси картофеля, подсолнечника, табака, кукурузы. Их внедрение припи¬ сывается лично сельскохозяйственному гению Петра. На иконах и на фресковых росписях в церквах бесов изображали бритыми и в немецких кафтанах. У бесов изо рта и носа шел дым. Когда Петр шел по Москве в немецком мундире с трубкой во рту, он не мог придумать более выразительного образа, кото¬ рый бы напрямую указывал, что он — воплощение Антихриста. Когда солдаты Преображенского полка тащат в тюрьму старообрядца, что видят люди? Что суще¬ ства в немецких мундирах, с не по-православному выбритыми подбородками, изрыгая дым из пастей, ругаясь матом, волокут на муки, в своего рода «зем¬ ной филиал» ада русского человека... И за что воло- кут-то? За веру... Здравствуйте, новые времена, новый порядок! Но вот только еще в 1634 (!) году Михаил Федорович запрещает курение табака по всей России. «Соборное Уложение» 1649 года запрещало «табак курить, пить и вообще держать у себя». 126
ПРИ ПЕТРЕ «Пить» — это пить настойку на табаке. Ее пили вме¬ сто хмельных напитков или подмешивали в них, что¬ бы крепче получалось. Тогда же, при Алексее Михайловиче, в садиках появляются подсолнухи. Они используются и как декоративные растения, и для семечек. Как огород¬ ное растение, разводят и кукурузу. Полевой культу¬ рой она стала только в начале XIX столетия, но еще в середине XVII века никого не удивляют русские ребятишки, грызущие початки кукурузы. В XVII веке появился и чай. Вот с этих-то пор, т. е. еще со времен первого из Романовых, постепенно чай завоевывает все новых поклонников на Руси. В 1679 году заключили договор с Китаем о регулярных поставках чая. Ввозится он через Кяхту, верблюжьими караванами. Чай в Европе называется «те» или «ти». Название восходит к речи южных китайцев. На севере Китая напиток «ча» дал начало нашему названию. С конца XVII века в Московии появляются заварочные чайники (в том числе и знаменитая гжель). На рубеже XVIII века появились и самовары, вот они-то — действительно типично русское изо¬ бретение. Любопытнейшее замечание англичанина Джейм¬ са Александера (1829 год) о русском чае: «А слуги в это время раздувают samavar (англичанин пишет, как слышит — „самавар"), готовя восхитительный чай, действительно, сознаюсь, самый вкусный чай в мире». Он вообще много и подробно пишет о чае — ну, англичанин, ясное дело. О том, что русские тратят очень много денег на чай... «Чай, который я пил в России, всегда превосходен. Его продают здесь свежим, из Китая, не то что в Англии, где он по два-три года лежит на складе. Русские пьют чай в течение всего дня и в огромных количествах. Ча¬ сто в трактире можно услышать: „Шесть стаканов сразу!"» И никакого, заметьте, пьянства. Картофель... Созданное в 1765 году Вольное эко¬ номическое общество утверждало: будучи в конце Серов В. Петр I
МИФЫ О РОССИИ ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ: ФАКТ В 1638 году монгольский Алтын-хан прислал царю Михаилу Федоровичу по¬ дарок—4 пуда чайного листа. Если ве¬ рить историческому анекдоту, русские никак не могли взять в толк, что с этим листом делать. Никаких рецептов по его приготовлению им почему-то не оставили. В общем, пробовали жевать — невкусно. Добавлять в кашу али щи —тоже ерунда получалась, только вкус портился. Наконец догадались заваривать крутым кипятком, но поначалу с заваркой явно перебарщи¬ вали. Получалось что-то типа южноаме¬ риканского травяного матэ — чашка ли¬ стьев на чашку воды. Вернее, похоже на тюремный «чифир». То-то, видно, бояре помучились бессонницей, пока наконец по наитию не определили «правильную» про¬ порцию. XVII века в Голландии, Петр послал в Россию мешок семенного картофеля и тем самым познакомил от¬ сталых московитов с новой культурой. А до того, как нетрудно понять, о существовании картофеля в Рос¬ сии никто и не подозревал. Неизвестный художник. Портрет Петра I Вот только как быть с речью патриарха Никона, который в 1666 году... обрушился на тех, кто курит табак, лузгает семечки, употребляет в пищу «бого¬ противную картовь»? Никон боролся с курением табака не потому, что познал лично вред и опасность этого занятия, и во¬ евал с картошкой не потому, что по дикости своей и невежеству не проникся еще пониманием, до чего же полезна эта культура. Просто и табак, и под¬ солнечник, и картошка были для него своего рода символами, очередными проявлениями отхода от «истинной старины», «выходцами» из западных не¬ праведных стран и подвергались гонениям только по этой причине. Но получается, картошка-то водилась. И необходи¬ мости Петру ввозить ее из Голландии не было. Если Петр все же ввозил из Голландии картошку (а он, судя по всему, ввозил), это может иметь три разных объяснения. 1. Петр не имел никакого представления о том, что в России уже сажают картошку. В этом случае окружение ему или подыграло, или, что еще проще, никто не посмел повести царя в огород и показать ему там кустики картофеля. 2. Петр игнорировал то, что картофель в Рос¬ сии уже давно есть. Ему необходимо было предста¬ вить дело так, что это он ввез в Россию новую куль¬ туру, а остальное не имело значения. Петр творил легенду, навязывал стране и народу свою версию истории. 3. Петр хотел выращивать только голландскую картошку. Французская, немецкая, рязанская и про¬ чая его не устраивала по вкусовым качествам. На самом деле, если он и привозил в разовом порядке какие-то пакетики картофеля из Голлан¬ дии, давая рекомендации везде это рассаживать, то это были отдельные примеры, и характера госу¬ дарственной политики при Петре это не приобрело. По крайней мере, никаких указов на эту тему он не издавал, а Петр I, как мы помним, любил издавать указы по любому поводу — обширные и пространные. Так что в число большого количества добрых — и не очень —дел нашего государя картошку ему явно добавили. В действительности официальные ре¬ комендации сажать картошку были даны при Екате¬ рине II. Екатерине приписывается гениальный пиар-ход: поскольку картошку народ сажать не хотел, Екате¬ рина повелела несколько государственных полей засадить картофелем и выставить очень надеж¬ ную охрану солдат. Ну, крестьяне рассуждали так: если что-то охраняют, значит, оно имеет большую ценность, и стали воровать клубни и сажать их у себя. Так безболезненно кое-где картофель и при¬ вился. Правда, я думаю, что это выдумка — прежде всего потому, что точно такую же историю я читал в од¬ ном из учебников по истории Франции. Там столь 128
ПРИ ПЕТРЕ Боровиковский В. Екатерина II на прогулке в Царскосельском парке тонкий пиар-ход приписывался генеральному мини¬ стру Франции Тюрго —вроде как именно он таким образом добился того, что французские крестьяне полюбили эти земляные орехи. Однако Екатерина, надо отдать ей должное, наси¬ лия в распространении картофеля не проявляла. Зато его проявил впоследствии ее внук Николай I — чело¬ век прямой, — и именно в эпоху его правления случа¬ лись так называемые картофельные бунты. Усмирять их посылали солдат. Николай I как человек просве¬ щенный настоятельно советовал крестьянам отводить лучшие земли под картошку. Крестьяне противились, но прежде всего почему? Земли под посадки отбира¬ ли, а вот посадочного материала в достаточном ко¬ личестве не выдавали. Земля пустовала — и именно это крестьян возмущало. То есть не все так просто, как это толкует молва. Мясоедов Г. Молебен на пашне о даровании дождя
МИФЫ О РОССИИ Миф о том, что ничего у нас до Петра не было Мифы о личности Петра и эпохе «петровских реформ» стали важной частью официальной и на¬ родной российской исторической мифологии. Соб¬ ственно, мифы о Петре начинаются уже со слова «реформы», большую часть которых начал не он, а его брат, отец и даже дед. Но они упорно припи¬ сываются Петру. Но есть еще один, самый страшный из созданных им мифов. Он даже хуже чехарды с флотом, рас¬ стройства системы управления, приписывания себе достижений предков. Это создание черного мифа о России — клевета на всю прежнюю русскую историю. Чтобы оправдать все потери и преступления времен Петра, сделать из, мягко говоря, противо¬ речивого монарха великого реформатора, черной краской стал писаться весь предшествующий пери¬ од. «Допетровская Русь» сделалась символом всего самого скверного, что только может быть в русской жизни. Венецианов А. Основание Петербурга Вся предшествовавшая Петру I история уже при его жизни стала объявляться временем «дикости» и «темноты», «отсталости» и «невежества». Что та¬ кое «допетровская Русь»? Сплошной мрак, нищета, убожество, жестокость и тупость. А пришел Петр — и солнце воссияло над Россией! Тут сказалась еще и крайняя неприязнь Петра к царевне Софье и ее фавориту Василию Василье¬ вичу Голицыну. Строго говоря, в 1682 году венчали на царство не Петра, а сразу трех детей Алексея Михайловича: царевну Софью, царя Ивана (от Мило¬ славской) и Петра (от Нарышкиной). Так они и сиде¬ ли на престоле все втроем, но Софья — выше. После переворота 1689 года. Софью заточили в монастырь, а Василия Голицына сослали в его вотчину, где он и умер в 1714 году. После этого на престоле сидели только Петр и Иван. Иван по слабоумию Петру совер¬ шенно не мешал. Петр и Голицын хотели примерно одного и того же... Но действовали весьма разными методами. А ведь ничто не мешало Петру «наследовать» всю команду Голицына. Ничто —кроме неприязни к Со¬ фье и всему ее окружению. Из-за этой острейшей не¬ приязни Петр разогнал и всю их «команду», включая
ПРИ ПЕТРЕ ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ: ПОРТРЕТ Хорошо хоть, не всякий свой личный выбор Петр жестко навязывал всей России. А то, например, любил он спать под низки¬ ми потолками. Такая была странная мания. С Петром в багаже всегда возили огромный кусок холста, и если государю императору вдруг в поездке выпадало ночевать в ком¬ нате с высокими (более 3 м) потолками, то над Петром расстилали холстяной «натяж¬ ной потолок». Иначе Петру Алексеевичу почему-то не спалось. Так вот, во время своей первой за¬ граничной поездки царь вообще спал... в «шкапу». Да, представьте себе, в нату¬ ральном узком шкафу. Спать в нем Петру приходилось сидя, что почему-то считалось им необычайно полезно для мужского здо¬ ровья. Сложно представить, как вообще может двухметровый мужчина заснуть, сидя в тесном гардеробе. Если только по¬ сле большой пьянки... До сих пор в Голландии показывают «шкап», в котором спал Петр. тех, кто начинал служить еще при его отце, служил и царю Федору. По отношению к русской истории была создана це¬ лая концепция. Древняя Русь рассматривалась как ци¬ вилизованная европейская страна. Потом татары ото¬ рвали ее от Европы, и задачей «просвещения Руси» стало возвращение ее в Европу. Как? Естествен¬ но, путем самых широких заимствований у Запада. По сути Петр произвел крутой переворот в созна¬ нии россиянина: все западное он сделал «хорошим», «положительным», а все русское — «черным», «пло¬ хим». Началось повальное заимствование западных идей, зачастую мало понятных не то что средне¬ московскому обывателю, но даже просвещенным представителям русского дворянства. Заимствовали, слепо копируя. Предшественник и единокровный брат Петра по отцу, сын первой жены Алексея Михайловича Федор, можно сказать, тоже был реформатор. Он отменил (в 1679-1680 гг.) многие судебные жестокости: от¬ сечение рук и ног, долгое содержание в колодках. Власть отказалась от страшной казни мужеубийц: их закапывали в землю по шею, чтобы они так и умира¬ ли закопанные, а потом вешали за ноги. В 1679 году велено, чтобы мужья не имели права продавать и закладывать имущества жен, действуя от их лица. В 1680 году издан указ, запрещавший требовать от священников раскрытия тайны исповеди и любых сведений о грехах кающихся. 12 января 1682 года окончательно отказались от местничества: системы назначении на должности с учетом заслуг всего феодального рода за всю его историю. В 1679 году проведена реформа налогообложения и введено подворное обложение. Шкаф, в котором спал Петр Проведена реформа официальной одежды — все государственные чиновники должны были носить польское платье. Официальные лица в старомосков¬ ской одежде в Кремль и в царский дворец не допу¬ скались. Это вовсе не блажь царя, не самодурство. В длинных старомосковских одеждах работать, пи¬ сать и разбирать бумаги, просто бегать по крем¬ левским «этажам власти» было невозможно. В них можно было только праздно сидеть. А царь хотел от придворных какой-то активности, труда... Все же Федор очень мало тиранил. При нем боролись со старомосковским платьем, но бороды брить было не ПРИКАЗАНО, а РЕКОМЕНДОВАНО. Есть разница? одеждл коярышгнз при ПРТР'Ь I. (пая ИРТбшнгтвТя флн-ч брюн/О ОД1-/КДЛ КОЛ |’1ШЛ Сл ПОРТРЕТА КН:РСШ1ННЛ. Солнцев Ф. Одежда при Петре I 131
МИФЫ О РОССИИ Неврев Н. Петр I примеряет иноземное платье Сегодня некоторые историки утверждают, что Петр I якобы «приноравливал реформы к местным условиям». Не очень понятно, зачем это нужно выду¬ мывать — разве что для околоисторического эпатажа. А факт состоит в том, что Петр I предусматривал гипертрофированную роль государства в стране, где было широчайшее самоуправление. И он попросту РАЗРУШАЛ местную российскую традицию. Адапта¬ цией это трудно назвать. ДО Петра Русь сама НЕ заимствует идеологии За¬ пада и не создает о самой себе черных мифов. ПОСЛЕ —официальная позиция самого правитель¬ ства включает в себя черный миф о России как об отсталой и дикой стране, в которой не было и быть не могло решительно ничего хорошего. Что характерно: уже Ломоносов, разделяя культ Петра, активно участвуя в этом культе, все же усом¬ нился — неужели России и правда предстоит только учиться и перенимать?! Он уже был уверен, Что может собственных Платонов И быстрых разумом Невтонов Российская земля рождать. Ломоносов писал это, чтобы убедить современ¬ ников — не такие уж мы убогие, все-таки кое-что можем. И не убедил! Не смог переломить. До сих пор не получается. С XVIII века практически все реформы в России затеваются строго по западному образцу. Запад¬ ная идеология становится образцом для подража- ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ: МНЕНИЕ Князя Михаила Михайловича Щербатова трудно считать врагом Государства Россий¬ ского. А ведь он последовательно считал, что после Петра произошло «повреждение нравов» в России, и одна из сторон этого «повреждения» в том, что русские стали считать себя слабыми и зависимыми от иноземцев. Так и Николай Михайлович Карамзин пишет в докладной царю Александру I: «Дух народный составляет нравственное могущество государств, подобно физиче¬ скому, нужное для их твердости. Сей дух и вера спасли Россию во времена само¬ званцев; он есть не что иное, как привя¬ занность к нашему особенному, не что иное, как уважение к своему народному достоинству. Искореняя древние навыки, представляя их смешными, хваля и вводя иностранные, государь России унижал рос¬ сиян в собственном их сердце. Презрение к самому себе располагает ли человека и гражданина к великим делам?» ния. Формирование государства идет с оглядкой на Запад. С глобального петровского мифа и началась целая череда черных политических мифов о России, не ис¬ сякающая по сей день. Что явилось сильнейшим ударом по национально¬ му самосознанию. Чем больше внедрялась в сознание народа эта схема, тем сильнее подрывался еще недавно силь¬ ный, могучий дух народа. Не миф о царе, который пьет как плотник В Россию в поисках счастья приезжали разные люди. Приезжали и «немцы» с темным прошлым, авантюристы. Немудрено, что основным занятием многих из жителей Немецкой слободы в свободное время было неумеренное пьянство. Иностранцы, при¬ чудливо смешав разноязыкие слова, дали русской водке название, под которым она приобрела извест¬ ность в Европе, — hwasser. Русские не остались в долгу и, глядя, как жители слободы энергично потребляют водку, придумали этому синоним — «квасить». Москвичи сторонились Немецкой слободы. Моло¬ дой Петр, который разделял стиль жизни жителей Немецкой слободы, заимствовал его, а затем пере¬ нес в свою компанию, позже — в среду российского дворянства, а следовательно, и в Россию в целом. Не понял будущий царь-преобразователь, что веселые 132
ПРИ ПЕТРЕ Рябушкин А. Кабак посиделки в Немецкой слободе, частым и желанным гостем которых он был сам, не составляли смысла жизни местных обитателей, поскольку они все-таки были ремесленники, торговцы, военные, лекари, переводчики и именно этими трудами зарабатывали себе на жизнь. Образ настоящего «европейского» времяпрепро¬ вождения сформировался у Петра в достаточно юном возрасте и откликнулся России позднее «Всешутей- шим Собором», пьяными ассамблеями и постоянными принудительными застольями, которые «гламурно» заканчивались под столом. Ведь требовал же, на¬ стаивал! До поросячьего визга, в «зюзю», в «хлами- ну», чтобы себя не помнить! Не просто становиться европейским народом, ох не просто. А кто сказал, что будет легко? Вот тут-то и почувствовали на себе многочисленные иноземные послы всю мощь и свое¬ образие российского гостеприимства. Это был «Сумасброднейший, всепьянейший всешутейший Собор» — так официально и полно¬ стью называлось это учреждение... Всепьянейший же собор был не просто пьяной компашкой... Это была многолетняя игра со своими правилами и за¬ конами... В этом клубе Петр тоже имел скромный чин — дъякона, а главой его сделался Никита Зотов —«Все- шумнейший и всешутейший отец Иоаникит, пресбург- ский, кокуйский и всеяузский патриарх», называемый еще «князь-папой». Собор был своего рода «общественной органи¬ зацией» и имел даже свой устав. Этот устав на¬ писал лично Петр, и читатель не ошибется, пред- • , \ 133
Суриков В. Большой маскарад в 1112 году на улицах Москвы с участием Петра I и князя И. Ф. Ромодановского ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ: ФАКТ Главное требование устава было про¬ стым: «Быть пьяным во все дни, и не ложиться трезвым спать никогда». Ну и требование подчиняться иерархии со¬ бора — его 12 кардиналам, епископам, архимандритам, иереям, диаконам, про¬ тодиаконам. Все они носили нецензурные матерные клички. Были и «всешутейшие матери-архиерейши и игуменьи». Все об¬ лачения всех чинов, все молитвословия и песнопения, весь порядок «службы Ба¬ хусу и Ивашке Хмельницкому» и «честного обхождения с крепкими напитками» пропи¬ сывались самым подробным образом. При вступлении в Собор нового члена его спрашивали: «Пиеши ли?» —в точно¬ сти как в древней церкви новичка спраши¬ вали: «Веруеши ли?» Когда Никита Зотов, пьяный, естествен¬ но, в дупель, сидел на винной бочке с «кре¬ стом», сделанным из двух табачных трубок, в одежде монаха, но с прорезью на заднем месте, неофита подводили к «папе», и тот «благословлял» — махал «крестом», отпи¬ хивал ногой, и бил о темя «посвящаемого» сырым куриным яйцом. Налетали прочие, так сказать, рядовые участники «собора»; с мяуканьем, воплями, ржанием, топотом, визгом волокли человека упаивать до мо¬ рока, до рвоты. положив, — это был очень длинный и невероятно детальный документ. В уставе подробнейшим обра¬ зом определены чины Собора и способы избрания «князь-папы» и рукоположения всех чинов пьяной иерархии. Да, рукоположения! Собор полностью воспроизводил церковную иерархию и церковные обряды. Низости, творимые Петром и его сподвижника¬ ми, вполне подобны всему, что выделывали чле¬ ны «Союза воинствующих безбожников» в 1920-е годы. И с черепами на палках бегали, и матом орали в церкви, и блевали на алтарь, и... Впрочем, описаниями дикостей «всепьянейшего собора» можно заполнять целые книги, только стоит ли? Вроде бы уже и так все ясно. Трезвых, как страшных грешников, торжественно отлучали от всех кабаков в государстве. Мудрству¬ ющих еретиков-борцов с пьянством предавали ана¬ феме. Беда в том, что, похоже, свои молодецкие забавы сам Петр «ошибками молодости» не считал. И взрос¬ лый, на четвертом и на пятом десятке резвился по¬ рой точно так же. 134
ПРИ ПЕТРЕ Не миф о расплате за пьянство Петра В программу празднования Ништадтского мира в 1721 году (Петру — 49 лет, ему осталось жить всего 4 года) он включил непристойнейшую свадьбу ново¬ го князь-папы, старика Бутурлина, с вдовой прежнего князь-папы, помершего Никиты Зотова. В торжественно¬ шутовской обстановке молодых обвенчали в Троицком соборе, причем роль Евангелия играл ящик с водкой, форматом похожий на священную книгу, а шуты грубо передразнивали каждое слово и каждое движение свя¬ щенника. Отвратительное пьянство «Всешутейшего собора» и величайшее издевательство над церковью очень нра¬ вились большевикам и в советских учебниках всячески превозносилось. Но большинству современников Петра, его соотечественников, оно не нравилось совершенно. Такому образу жизни сопротивлялись купечество и кре¬ стьянство, служивые и военные люди. Царь, конечно, и плотник, «и швец, и жнец, и на дуде игрец», но это в комнатном, экспериментальном, так сказать, масштабе. Весь колоссальный объем хозяй¬ ственной деятельности лежал совсем на других плечах. Народ должен был быть дееспособен и готов содержать государство. Сафонов. Петр Великий объявляет народу о заключении Ништадтского мира Беседа Петра I в Гэлландии. Неизвестный голландский художник
МИФЫ О РОССИИ Петр Великий в русском платье в бытность свою в Голландии в свите великого посольства А потому третью монополию в XVIII веке ввел сам Петр I. Согласно ей все винокуренные заводы отпи¬ сывались в казну — и порядка больше, и доход выше. Впрочем, вскоре сам же Петр ее и нарушил — раз¬ решил откупа, поскольку нужны были средства на затеянные им масштабные преобразования. В общем, об итогах царствования «гражданина Романова П. А.» можно говорить разное, но в от¬ ношении российского пьянства усилия царя-пре- образователя даром не пропали. Миф о том, что русские больше других народов употребляют алко¬ голь и охотнее других этносов падки на спиртные напитки, наконец-то получил отчасти подтверждение и сформировал стереотип об «извечном пьянстве русских». В распространение этого мифа в Европе сам царь Петр Алексеевич внес неоценимый личный вклад. Это произошло во время его так называемого «великого посольства» — полуофициального монаршего круиза по Европе. Тут надобно понимать, что русские самодержцы НИКОГДА ранее сами за границу не ездили. Ну, если не считать, конечно, экскурсий некоторых киевских князей в ближнее зарубежье, обычно заканчивав¬ шихся прибиванием щита к вратам какого-нибудь недостаточно гостеприимного города. Поэтому в Ев¬ ропе судили о нравах московитов в основном по ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ: ПОРТРЕТ Петр I был человеком очень несклад¬ ным физически, если не сказать непро¬ порциональным. Невысоких (средний рост мужчины — 165 см) современников внеш¬ ний вид Петра потрясал. Представьте: рост 204 см (!) —он на две головы выше толпы! При этом узкие плечи —48 размер, странно маленький размер ноги: 38 размер. Но при всем при том огромная физиче¬ ская сила — Петр реально мог узлом завя¬ зать кочергу, любил шутки ради согнуть пальцами одной руки монету и подарить ее потом приглянувшейся даме. Пусть, мол, твой кавалер щипцами разгибает!.. книгам редких западных путешественников и дипло¬ матов. И вот —личный и длительный приезд самого мо- сковитского царя и высшей его знати. Отличный шанс получить впечатления о загадочном народе, так сказать, «из первых рук». С дикими попойками царя и его окружения высший свет английско-фран- цузско-голландско-австрийско-германских княжеств и вся «образованная европейская элита» познакоми¬ лась, так сказать, face to face. Чего стоит только один замечательный истори¬ ческий документ — перечень уничтоженной ме¬ бели, заблеванных ковров, разбитых ваз и люстр, составленный хозяином гостеприимного частного голландского домика, в котором остановился «по¬ гостить» «Петруша» в компании своих «птенцов». В пьяном загуле топили паркетом камин, выбили стекла, крушили серванты, вытоптали садик с цве¬ тами. По свидетельству епископа Солсбери Джилберта Бернета, Петр даже в Англии собственноручно гнал и очищал водку (английский епископ называл ее «бренди»). Впрочем, в случае с Петром I расплата за грехи молодости и, мягко скажем, чрезмерное увлечение спиртным не замедлили сказаться на здоровье го¬ сударя. Так вот, уже на пятом десятке Петр начал стра¬ дать от тяжелого расстройства печени и мочеполовой системы. Царь ездил в Карловы Вары на воды, выпи¬ вал по ведру минеральной воды, надеясь очиститься и избавиться от спорадических, жутких болей в паху, но тщетно. Организм не выдержал пыток «Всепья- нейшими соборами». Иммунитет рухнул. Умер ли бы Петр Романов в 52 года, веди он хоть чуть более «здоровый» образ жизни? Может, еще лет 20 — и довел бы он до конца свои реформы, столь коряво начатые, столь сурово и неправо проводимые в жизнь... Но не судьба выжить Петру, — и в этом как бы и была месть алкоголя и лично государю, и всему Государству Российскому... 136
ПРИ ПЕТРЕ Необыкновенно болезненные стоны Много раз в русской истории народ бросался на ко¬ лени перед царями и царедворцами с классическим: «Не вели казнить, вели миловать». В большинстве случаев царь все же скорее миловал, чем казнил. Исключений два: Иван IV Грозный казнил московских дворян, когда они на коленях просили его отменить опричнину. Второй случай — массовая казнь стрель¬ цов в годы правления Петра I, в 1698 году. В сущности, никакого «стрелецкого бунта» не было и в помине. Стрельцов Петр сильно не любил с тех пор, как они во время очередного возмуще¬ ния убили на его глазах любимого дядьку Матвеева. И, став неограниченным монархом, велел разослать стрельцов подальше от Москвы. Семьи с собой брать запретили, жалованье задерживали, временами и во¬ все не выдавали. Стрельцы двинулись на Москву — рассказать царю о своих бедах. А царь тем временем был в Голландии. Стрельцов на подходе к Москве остановили, рассе¬ яли буквально первыми же залпами пушек. Призна¬ ков бунта не нашли, а неподчинение приказу —со¬ всем другой проступок. Тем не менее 56 стрельцов все же «для острастки» повесили, остальных разо¬ слали обратно, по гарнизонам. Следствие вел князь Ромодановский, «И. о. Царя» в период отсутствия Петра. «Зело жесток, лицом страшен, пьян беспробудно» — это современники о нем. Кого-кого, а Ромодановского заподозрить в милосердии и либерализме было трудно. Но Петру не хотелось, чтобы дело обернулось такой банальностью. Ему нужен был страшный за¬ говор в армии, мятеж, бунт, попытка свержения конституционного строя, сношения с ненавистной Софьей, английской и японской разведками, троц- кистско-зиновьевской оппозицией, попытки прорытия канала Лондон— Бомбей через Кремль... ой, что-то я увлекся... Это уже из следствен¬ ной практики другой эпохи... В об¬ щем, едва Петр вернулся из Гол¬ ландии, стрельцов с места службы потащили обратно в Москву. Многое в дальнейшем объясняет¬ ся личными особенностями харак¬ тера Петра и его иррациональной ненавистью к стрельцам. Петр был исключительно при¬ страстен. Стрельцов пытали страш¬ но, причем царь делал это соб¬ ственноручно. Дело было настолько отвратительное, что Петр изо всех сил пытался скрывать от иноземцев и масштаб, и методы следствия. Когда в пытошные избы при¬ шел Патриарх просить пощады для стрельцов, Петр буквально вышвыр¬ нул его вон. ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ: ФАКТ Сотрудники датского посольства как-то проявили любопытство: проникли в Пре- ображенское, чтобы подсмотреть, что же там делается, насколько правдивы почти невероятные слухи о пытках фактически невинных людей. Датчане осмотрели несколько пустых изб, где нашли лужи крови на полу и в се¬ нях и заляпанные кровью орудия пыток, когда «крики, раздирательнее прежних, и необыкновенно болезненные стоны воз¬ будили в них желание взглянуть на ужасы, совершающиеся в четвертой избе. Но лишь вошли туда, в страхе поспешили вон», по¬ тому что застали Петра с приближенными, стоявшими возле голого человека, вздер¬ нутого на дыбу. «Царь обернулся к вошедшим, всем видом показывая свое недовольство, что его застали за таким занятием». Иноземцы выскочили прочь, но князь Нарышкин по¬ бежал за ними, спрашивая, кто они такие, откуда взялись и зачем пришли? Датчане молчали, и Лев Кириллович им объявил, что они должны немедленно идти в дом князя Ромодановского. Чиновники посольства, осознавая свою неприкосновенность, «пренебрегли этим довольно наглым приказанием. Однако в погоню за ними пустился офицер, на¬ мереваясь обскакать и остановить их ло¬ шадь». Датчан было много, и они все-таки убежали. Как нетрудно понять, в личном участии царя и его ближайших подручных в пытках никакой практиче¬ ской государственной нужды не было. Не удивитель¬ но, что Петру хотелось это скрыть от европейцев, как Иванов С. Стрельцы 137
скрывают постыдную страсть половые извращенцы. Петру попросту хотелось пытать ненавистных стрель¬ цов. Так же иррационально жестоко вел себя Петр и во время знаменитой стрелецкой казни. Не было ника¬ кой государственной необходимости в том, чтобы лю¬ боваться всем процессом — как везут, как отрывают от жен и детей, как волокут на плаху. В те страшные дни убили 799 человек. Сохрани¬ лась легенда, что один из первых в истории Орловых, некто Степан Орел, откатил ногой уже отрубленную голову, чтобы пройти. Этот жест до такой степени понравился царю, что он тут же, на залитой кровью площади, велел Степану Орлу явиться в Преображен¬ ский приказ и стать одним из его гвардейцев. Петр присутствовал на площади от начала до кон¬ ца и приказал боярам лично участвовать в казнях. Не привычные к палаческим должностям бояре и не умели толком убить человека, и испытывали более чем понятные нравственные затруднения (которых было тем больше, чем больше было сомнений в ви¬ новности стрельцов). В результате после того, как некоторые бояре убивали стрельцов, их потом уводили с площади под руки и укладывали в постель. Князь Долгору¬ кий неловко ударил «своего» стрельца посередине Суриков В. Утро стрелецкой казни
ПРИ ПЕТРЕ спины и перерубил его почти пополам. Стрелец пре¬ терпел бы ужасные муки, но рядом оказался Менти¬ ков, который быстро и ловко отрубил несчастному голову. Нескольких полковых священников казнили только за то, что они молились за несчастных. Казнили их на специальной виселице в форме креста, а палачом был придворный шут, ряженный попом. Жена мелкого чиновника, проходя мимо трупов стрельцов, повешенных на стенах Кремля, бросила: «Кто знает, виноваты ли вы?» — и перекрестилась. На несчастную донесли, ее и ее мужа пытали; вина их в чем бы то ни было не доказана, но обоих высла¬ ли из Москвы. Петр хотел, чтобы стрельцы дали показания против Софьи, чтобы побег из голодной Астраха¬ ни выглядел попыткой государственного перево¬ рота. Конечно же, вскоре Ромодановский принес необходимые «доказательства»: мол, переписыва¬ лись стрельцы с царевной Софьей! Тогда взялись за людей, близких к царице, в том числе и за двух ее сенных девушек. Тут Петр выступил прямо-таки как гуманист —велел не сечь кнутом одну из них, находившуюся на последней стадии беременности. Правда, повесили потом обеих, в том числе и бе¬ ременную. За что? Совершенно непонятно... Связь Софьи со стрельцами не доказана, в «бунте» девицы никак не могли участвовать. Так печально кончился стрелецкий «бунт на коленях». ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ: ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА Что характерно, ни одно письмо от стрельцов к Софье и наоборот в руки след¬ ствия не попало. Классическая история: мол, Петр велел повесить трех самых злых стрельцов под окном у Софьи, чтобы она все время видела своих «сторонников». А к рукам стрельцов он велел привязать ее, Софьи, письма... Все это правда, и именно так все изображено на картине Репина. Только вот одна деталь не соответствует истине: не было собственноручных писем. К рукам стрельцов прикрутили не письма Софьи, а листы бумаги с их показаниями насчет того, что были такие письма... Страшный удар по русской демократии Петр I совершил непоправимое: разорвал нацию надвое, противопоставив дворянство народу. Он же установил на Руси рабство, введя так называемую «подушную подать», ввел порку и продажу людей, увеличил налоги в шесть с половиной раз, а числен¬ ность нации сократилась при нем на одну пятую. Реформы Петра I вызывают очень разное отноше¬ ние. Для одних они — прорыв в будущее. Для дру- Неизвестный художник. Портрет царевны Софьи Алексеевны гих — разрыв культурной традиции, отказ от духов¬ ной самостоятельности России. Но ВСЕ историки сходятся в двух важных пунк¬ тах: 1) Петр I преобразовывал общество и систему управления под влиянием идеи «регулярного госу¬ дарства». 2) Петр I окончательно разделил русское общество на две неравные части: на дворянство и на народ. Идею «регулярного государства» разрабатывали немецкие ученые, среди которых главным следует назвать Готфрида Лейбница. По словам последне¬ го, «как в часах одно колесо приводит в движение другое, так и в великой государственной машине одна коллегия должна приводить в движение другую, и если все устроено с точною соразмерностью и гар¬ монией, то стрелка жизни будет показывать стране счастливые часы». Фактически Петр перенял не только идеи «ре¬ гулярного государства», но и идею колониализма. А как еще назвать политическую систему, при ко¬ торой возвращается общество времен Судебника 1497 года с его разделением всего на два класса да еще с новой идейной подоплекой? Служилые люди в России Петра I объявляются носителями идей евро¬ пеизации «кондовой и дикой» России. Они по долгу службы личным примером должны загонять в Евро¬ пу всех остальных. Обязаны брить бороды, носить европейскую одежду, знать немецкий, голландский и французский языки. И служить с пятнадцатилетнего возраста до глубо¬ кой старости или до смерти. Потому они и служилые. 139
МИФЫ О РОССИИ Деларош П. Портрет Петра I Тяглые люди —это все, кроме дворян и священников. Они потому и тяглые, что дикие и отсталые, им надо тянуть ярмо, а по ходу дела — просвещаться и цивилизовываться. Произошло колоссальное упрощение структуры общества и государственного управления. Страна оказалась отброшена почти на два столетия назад. Цель Петра состояла в том, чтобы взять у Европы ее техни¬ ческие достижения, какие-то внешние формы и осуществить мечту о построении «регулярного государства». За 36 лет его правления, с 1689 по 1725 год, было уничто¬ жено многое, что развивалось весь долгий XVII век: ростки рыночной экономики, начатки личной свободы человека, раз¬ работанный свод законов, проекты освобождения крепостного крестьянства. Российская империя 1725 года станет страной, в которой несравненно меньше свободы, порядка, богатства, чем было в Московии до Петра. Дума, существовавшая с X века, упразднена. Личная свобода уничтожена во всех слоях, в обоих оставшихся общественных классах. Горянин отмечает: «Петр отдал крепостных на про¬ извол своих помещиков уже тем, что возложил на последних ответственность за поставку рекрутов и за сбор подушной подати. Еще важнее было то, что при Петре свободу действий утратили почти все. Дворяне под страхом наказания не имели права уклоняться от государственной службы, не могли пере¬ мещаться по стране по своему усмотрению». Добужинский М. Петр Великий в Голландии 140
B»v м TiAKDE RTJSSTE i T.ESTAT or II. 5 r.ST T*0\V Г. Л 3.A WOlT IEK11E ” GRAN 1) I _ ^ . 5д?7|> /-^r f ., i 1 , 4f ) # Карта России, составленная, предположительно, пленными шведскими офицерами в сибирском плену в 1709-1722 гг. 4^ш 5 В разоренной стране исчезнет пятая (по некото¬ рым оценкам —даже четвертая) часть населения, множество людей побежит в Сибирь, на Дон, в Речь Посполиту — куда угодно, только подальше от пра¬ вительства России, ее столицы, ее царя, в 1721 году ставшего императором. Громадность изменений налицо, нет более воз¬ можности спорить о принимаемых государственных решениях. Оспаривать можно только направление этих перемен и их ценность. Поражает масштаб бед¬ ствий и творимого почти открыто зла и разрушений. Не случайно же в народе, вовсе не в одной старо¬ обрядческой среде, Петра упорно называли Анти¬ христом. Получается, что 36 лет страна шла в совершен¬ нейшее никуда, постепенно разрушаясь, теряя сотни тысяч людей и расточая накопленные раньше богат¬ ства. Сегодня почему-то больше и больше исследо¬ вателей соглашаются с такой оценкой, и нехорошее слово «антихрист» утрачивает эмоциональность, ста¬ новясь чуть ли не диагнозом. Европой мы так и не стали, но дух нации — рас¬ топтали, свободу — почти потеряли. «Петровская армия вела себя в России, словно в завоеванной стране», — ставит свой диагноз совре¬ менный писатель Александр Бушков. ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ: ФАКТ Бушков, например, описывает следую¬ щие случаи. В Костроме полковник Тата¬ ринов выгнал за город всех членов город¬ ского магистрата, то есть высшего органа городской гражданской администрации. Ко¬ ломенского бургомистра некий драгунский офицер в невеликих чинах велел своим солдатам высечь, что и было исполнено. Доходило и до смертоубийства. Во время какого-то из бюрократических эксперимен¬ тов в провинцию были посланы гвардейцы с предписанием: губернаторам непрестан¬ но докучать, чтобы они готовили ведомо¬ сти. В противном случае гвардейцы долж¬ ны были губернаторов, вице-губернаторов и прочих подчиненных сковать за ноги и на шею намотать цепь, и по то время не осво¬ бождать, пока те не изготовят отчетность. Такая вот армейская дисциплина. В результате за пределами крупных го¬ родов, в стороне от больших дорог, царила почти полная анархия, и были уезды, по которым вообще нельзя было проехать. Никак. Число разбойников в этих уездах, как горько шутили, превосходило число законопослушных подданных. 141
Семенов А. Артиллерия в Полтавском сражении Семенов А. Офицер и сержант пехотного полка, 1700-1720 гг. Иные разбойничьи шайки контролировали приличные куски территории Российской империи — целые волости. Эти шайки вели неплохое хозяйство, а некоторые атама¬ ны вводили в бой сотни людей. Известны случаи, когда разбойники брали уездные города и освобождали своих захваченных солдатами товарищей (при этом часть солдат уходила с ними). В таких случаях утрачивается вообще представление, где тут разбойничьи шайки, а где —по¬ встанческие армии... Местных крестьян эти разбойники чаще всего не тро¬ гали, ограничиваясь поборами, но всех проезжих грабили неукоснительно, а дворян вообще не выпускали живыми. Если назвать вещи своими именами, то получится — не¬ сколько десятилетий правительство Российской империи контролировало только часть своей территории, и даже те, которые, вроде бы подчинялись Петербургу, делали это очень относительно. 28 января 1725 года закрыл глаза царь Петр I, которого еще при жизни одни подданные нарекли земным богом, а другие, как уже говорилось,—Антихристом. После этой смерти Российскую империю трясло еще несколько десяти¬ летий: буквально от самого часа смерти Петра и до того, как в 1762 году жена его внука, Петра III, убила мужа и сама за¬ няла престол. Ведь и правда — период истории Российской империи с 1725 по 1762 год вполне официально назывался «периодом дворцовых переворотов». По словам вполне прозападного и пропетровского ис- торика-либерала В. О. Ключевского, Петр «надеялся гро¬ зою власти вызвать самодеятельность в порабощенном 142
ПРИ ПЕТРЕ ((Подкинутое сословие» и перевернутое сознание Одним из своих подданных Петр приказал стать европейцами. Другим он велел остаться туземцами. Никакой добровольности. Ни малейшего права выбора. Европейцам было велено сесть на шею туземцам и никогда с нее не слезать. Туземцы обречены были оставаться туземцами без малейшего шанса как-то изменить свое положение. Их дело — работать и обе¬ спечивать русских европейцев. Лебедев К. Ассамблея при дворе Петра I Никитин И. Портрет Петра I на смертном одре обществе и через рабовладельческое дворянство водворить в России европейскую науку... хотел, чтобы раб, оставаясь рабом, действовал сознатель¬ но и свободно. Совместное действие деспотизма и свободы, просвещения и рабства — это политиче¬ ская квадратура круга, загадка, разрешаемая у нас со времени Петра два века и до сих пор неразреши¬ мая». Добавлю — эта квадратура неразрешима и по сей день, через 100 лет после Ключевского. ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ: ФАКТ Русских европейцев даже к 1917 году было очень немного. Дворян при Пе¬ тре — всего порядка 100 тысяч человек. К началу XIX века их уже тысяч 300-320. К началу же XX столетия — порядка 1 мил¬ лиона 300 тысяч. Если в 1700 году на 1 дво¬ рянина приходилось примерно 140 худо¬ родных русских людей, то к 1800 году уже только 100-110 человек, а в 1900-м —97- 98 человек. Интеллигентов, то есть неродовитых русских европейцев — побольше. Это вер¬ хушка купечества, предприниматели, весь образованный слой, начиная с окончив¬ ших гимназии. Всякий служилый и всякий образованный традиционно, со времен Петра — «европеец» по определению. «Европейцев» к 1917 году уже порядка 3 миллионов. Фактически именно они и только они имеют монополию на всякую вообще интеллектуальную деятельность. Начался фактический раскол нации на два суб¬ этноса, а то и два народа. И один из них находил¬ ся в полном подчинении, в истинном рабстве у дру¬ гого. Мы до сих пор изучаем историю всех 100 % рос¬ сиян по высказываниям и мнениям этих 1-2-3 % населения. И каким мнениям! Сама наука как форма общественного сознания родилась в среде русских европейцев. И родилась в России в ту эпоху, когда многие «русские европейцы» перестали не только писать и говорить, но и думать по-русски. 143
Бенуа А. Петр I на прогулке в Летнем саду Психология Московии определялась позитивным мифом: о Москве —Третьем Риме, Москве —Новом Иерусалиме, о величии своей национальной идео¬ логии и превосходстве над иноземцами. Достаточно сказать, что на иконах и на фресковых росписях в церквах бесов изображали бритыми и в немецких кафтанах. У бесов изо рта и носа шел дым. Русский европеец мог быть вполне искренним па¬ триотом, верным слугой Царя и Отечества. Он испы¬ тывал к своей стране естественные сыновние чувства и от души стремился исполнить свой долг. Но страна и народ делились для него на две части: на русскую Европу, к которой он принадлежал и с которой был связан тысячами нитей. И на русскую Азию, которая окружала со всех сторон его Россию, но остава¬ лась чужой. Русский европеец хорошо видел туземную Россию и знал туземцев (простолюдинов) как помещик —крестьян, офицер — солдат, пред¬ приниматель-рабочих, чиновник, врач, учи¬ тель—тех, для кого он работал. Хуже всех знал туземцев научный работник или преподаватель университета — он мог месяцами и годами вооб¬ ще не видеть никаких туземцев, кроме прислуги. Моравов А. Прорытие Ладожского канала Я не рассказываю ничего нового. Профессор Преображенский из булгаковского «Собачьего сердца» — попович, а отнюдь не столбовой дворянин. Очень симпатичный пер¬ сонаж. Но при всей своей остроумной антиболь¬ шевистской риторике и он рассуждает о людях, которые на триста лет отстали от Европы и не научились уверенно застегивать штаны. Очень хорошо заметно, что сначала дворян¬ ство, потом и интеллигенция чувствуют себя европейцами. Они вроде бы русские... и в то же 144
ПРИ ПЕТРЕ время они эмигранты, живущие в туземной стране. Они со всех сторон окружены дикими туземцами. В XVIII веке говорили «дворянство и народ». В XIX и XX веках —«интеллигенция и народ». Интеллиген¬ ция оказывалась как бы не входящей в народ или каким-то особым тоже русским, но другим русским народом. Выразительна щемящая цитата из Василия Розано¬ ва: «Русь слиняла в два дня... Поразительно, но она разом рассыпалась вся, до подробностей, до частно¬ стей... Остался подлый народ...» Трудно понять соот¬ ношение этого «подлого народа» и Руси... Если Русь «рассыпалась в два дня», если «подлый народ» сам не Русь, то кто он? Объясняет Иван Бунин: «Есть два типа в народе. В одном преобладает Русь, в другом — Чудь, Меря». Как всегда в таких случаях, возникает вопрос о способе, как их различить, Русь и Мерю? Измерять параметры черепа, как в Третьем Рейхе? Делать анализ крови? Анализ мочи? А Бунин различает... «Голоса утробные, первобытные. Лица у женщин чувашские, мордовские, у мужчин, все как на под¬ бор, преступные, иные прямо сахалинские. Римляне ставили на лица своих каторжников клейма: „Cave furem". На эти лица ничего не надо ставить, и без всякого клейма все видно». Это не просто дрожь отвращения при виде полити¬ ческих врагов. Ни один красный не оценивается так же, с такой же мерой чисто физического отвращения. Да ведь Урицкий и Троцкий — тоже люди своего кру¬ га, пусть и политические враги. ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ: МНЕНИЕ Лев Гумилев рассказывал, что в нача¬ ле XX века, перед Первой мировой вой¬ ной, очень увлекался «дикарями» Амери¬ ки и Африки, часто читал о них книжки. И одна из подруг его мамы, Анны Ахмато¬ вой, как-то недовольно заявила мальчику: «Да что ты все с этими дикими носишься, Левушка?! Они же такие же, как наши му¬ жики, только черные». А люди из «подлого народа»... Вот они: «мерзкие даже и по цвету лица, желтые и мышиные волосы». «Все они (лица людей. — В. М.) почти сплошь резко отталкивающие, пугающие злой тупостью, каким-то угрюмо-холуйским вызовом всему и всем». Даже «глаза мутные, наглые». Дело не в том, что Бунин — скверный человек и не любит русский народ. Бунин по-своему предельно жестко отразил следствие этого трехсотлетнего раз¬ деления народа на правящих дворян, вечно всем недовольных интеллигентов... и всех остальных. Бунин — зеркало трехвекового раскола нации. Того страшного раскола, который, думаю, и начался тогда, когда «лучшим людям города» было приказано брить лицо и курить трубку. Русских европейцев Иван Солоневич жестко ха¬ рактеризовал как «подкинутое сословие». У него Беглов А. Вечер у Петра
МИФЫ О РОССИИ получалось, что они вроде кукушат, подброшен¬ ных в гнездо певчей птички. Это сословие оказыва¬ лось в двойственном, очень неопределенном поло¬ жении. Они не были европейцами, и в Европе их совер¬ шенно не ждали. А от родной почвы они тоже оторвались и судили о России с позиций иноземцев. Как правило, судили с недоброй иронией, осу¬ ждением. А если даже и без неприязни, с искренним интересом и сочувствием — все равно с иноземных позиций. Самые лучшие русские историки, включая Карам¬ зина, видели в истории России сплошную цепь заим¬ ствований: из Византии, от варягов, из Польши, от шведов, от немцев, голландцев и французов. Получа¬ лось, только после этих заимствований Россия могла перестать быть варварской. «Наши классические историки жили на духовный чужой счет и никак не могли себе представить, что кто-то в России мог жить на свой собственный. Зани¬ маясь систематическими кражами чужих идей, они не могли допустить существования русской собствен¬ ной идеи» (Солоневич И. Л. Народная монархия. М., 2005). Мало того, что «подкинутые» охотно подхваты¬ вали и распространяли мифы, идущие из-за рубежа, они и сами напридумывали много интересного. Миф про завещание Петра Великого Черные политические мифы поразительно устой¬ чивы. «Новые» мифы о России, родившиеся в се¬ редине, а то и в конце XX века, вовсе не так уж новы. Взять хотя бы миф о «Завещании Петра Великого». В середине XVIII века он мелькнул и пропал. В запи¬ сках французского шпиона и агента влияния кавалера дЭона (да-да, того самого мужчины, почти всю жизнь вынужденного переодеваться женщиной, героя ро¬ мана В. Пикуля и телесериала канала «Россия» «Пе¬ ром и шпагой») можно найти упоминание о том, что в 1757 году он, благодаря тесной дружбе с царицей Елизаветой Петровной, получил доступ в архивы. Там он скопировал «Завещание Петра Великого» —заве¬ щание наследникам о том, как надо стравливать ев¬ ропейские державы, расширять пределы Российской империи и в конечном счете достичь мирового го¬ сподства. И якобы в Париже отдал это «Завещание» королю Людовику XV. В 1778 году отставленный от двора и потеряв¬ ший былое влияние дЭон пытался напомнить о себе, для чего был найден предлог. В 1763 году умирает польский король, и французские дипломаты об¬ суждают возможный раздел Польши между Россией и Пруссией. В 1772 году раздел Польши совершился. И в 1778 году упомянутый нами кавалер д'Эон ин¬ терпретирует его как реализацию «излюбленного Шевалье д’Эон плана Петра Великого, страстно желавшего прибли¬ зить свои границы к Германии, чтобы играть там серьезную роль». Цель —поднять себе цену. Ведь он, д'Эон, еще в 1757 году давно предсказывал раз¬ дел Польши в своем докладе, представленном ко¬ ролю! Однако «Завещание Петра Великого» — это толь¬ ко слух и не более. Слух, запущенный политиче¬ ским авантюристом для того, чтобы вернуться в по¬ литику. В 1810-1811 годах Наполеон готовил обществен¬ ное мнение Европы к походу на Россию. Сначала в Париже были запущены в обращение две брошюры, включавшие вариант текста «Завещания». В основу легло сочинение польского эмигранта М. Сокольниц- кого, написанное в 1797 году. Потом, по прямому заданию Наполеона, француз¬ ский чиновник Мишель Лезюр, историк по образо¬ ванию, написал книгу «Возрастание русского могу¬ щества с самого начала его и до XIX века». В ней, помимо прочего, было сказано: «Уверяют, что в част¬ ных архивах русских императоров хранятся секрет¬ ные мемуары, написанные собственноручно Петром Великим, где откровенно изложены планы этого госу¬ даря». Текст «Завещания» не опубликован, и Лезюр использует слухи, чтобы убедить европейскую публи¬ ку в наличии агрессивных и наступательных устрем¬ лений российской внешней политики. Суть слухов такова: якобы Петр подробно спланировал террито¬ риальную экспансию в северном, южном и западном 146 Белли А. Портрет Петра I ►
МИФЫ О РОССИИ Жерар Ф. Портрет Наполеона Бонапарта ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ: ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА В 1836 году появилась и сама фальшив¬ ка, завершавшаяся «страшными» словами: «Так можно и должно будет покорить Ев¬ ропу». Специалисты давно доказали, что так называемое «Завещание Петра Вели¬ кого» — грубая фальсификация. Но в нее многие поверили! Не одно поколение уже не европейских, а российских и советских историков искали «Завещание Петра Ве¬ ликого». Так миф начал самостоятельную жизнь, уже независимо от того, что было в реаль¬ ности. направлениях, вплоть до покорения значительной части Европы, Персии и Индии. Как же с такой стра¬ ной не воевать?! Замечу, в Европе лучше, чем в любом другом месте, знают: это фальшивка. Ведь д'Эон на самом деле вообще никогда не привозил во Францию ни авторский доку¬ мент Петра Великого, ни его копии. Он только составил для короля меморандум об основных внеш¬ неполитических аспектах полити¬ ки российского императора царя Петра. Записки кавалера д'Эона и сейчас хранятся в архивах фран¬ цузского МИДа, и французам пре¬ красно известно, что в них напи¬ сано. Тем не менее фальшивка вы¬ таскивалась на свет всякий раз, когда недругам России надо было оправдать свои агрессивные замыслы и действия. Так, интерес к ней усилился в 1854-1855 го¬ дах. Англо-французская пресса тогда объясняла агрессию союз¬ ников в Крыму необходимостью пресечь захватнические планы Петра. О «Завещании» вспомнили было также в 1876 году в связи с нача¬ лом освободительного движения балканских народов: вот, мол, Рос¬ сия опять усиливается, мирового господства хочет. В 1915 году снова-здорово: нем¬ цы инспирировали публикацию «Завещания» в иранских газетах. Замысел был прост: вызвать страх и недоверие к России в соседней, очень лояльной к ней стране. Бере¬ гитесь! Скоро придут русские каза¬ ки! Мало не покажется! В ноябре 1941 года, когда стал очевиден провал «блицкрига», немецко-фашистские газеты вновь повсеместно публикуют «документ», предваряя его крикливым заголовком: «Большевики выполняют завещание Петра Великого о мировом господстве». Известно, что обвинения в адрес Советского Со¬ юза в стремлении к «мировому господству», в на¬ мерении выполнить «завещание Петра Великого» раздавались и в годы «холодной войны»... Уже в XXI веке экс-министр обороны США Дональд Рамсфельд заявлял, что «Россия — это новая угроза», и ссылался на «Завещание». Начиная со второго президентского срока Пути¬ на, в США стало просто дурным тоном не кричать на каждом углу об «имперской политике» России. При этом любят подчеркивать одну деталь: сам Пу¬ тин — из Петербурга, любит все связанное с памятью Петра, даже у себя в кабинете Президент Российской Федерации повесил портрет первого русского импе¬ ратора. 148
ПРИ ПЕТРЕ Или порассуждать о том, как в реконструкции Константиновского дворца в Петербурге явно просле¬ живается своего рода реинкарна¬ ция эпохи и личности Петра I. Кон- стантиновский дворец изначально предназначался для принятия ино¬ странных послов и делегаций, затем был заброшен... Что же плохого в восстановлении дворца и в реани¬ мации активной европейской по¬ литики? В том, что В. В. Путин от¬ кровенно старается показать себя преемником проевропейской поли¬ тики Петра I? Казалось бы, такую позицию можно понять лишь как верность политике европеизации страны, сближения с Западом... Но раскручивается маховик по- Константиновский дворец. Современная фотография литическои истерии: раз президент повесил портрет Петра, значит, верен идеям его именно заво¬ евательной политики. И посему опять всплывает миф, которому уже больше двух веков. Меняются «Завещание». Юристы называют такое настроение государства, грохочут войны и революции, изменяет- «презумпция виновности». Что бы ни делал прези- ся облик Земли, а миф «благополучно» сохраняется дент России, это наверняка что-то плохое. и используется снова и снова. На этом примере хорошо видно, как на уровне по¬ литического противостояния постоянно используется Горностаев А. Большой дворец в Стрельне. в.
империя Забытые победы Семилетней войны В ходе Семилетней войны 1756-1763 годов можно было легко обвинить Россию во всех смертных гре¬ хах: воевала она не на своей территории и вполне реально могла сделать большие территориальные приобретения. Например, «отхватить» половину Пруссии, вместе с Берлином. Русская армия вторгается в Восточную Пруссию. Наши берут Мемель, затем громят пруссаков при Г росс-Егерсдорфе. В сущности, Пруссия уже проиграла войну, Гер¬ цогство Курляндия и Восточная Пруссия остаются за Россией. Капитуляция и расчленение Пруссии на несколько частей не состоялось только в силу осо¬ бенностей русской политики. Не состоялись потому, что Российская империя на пике успеха внезапно... вышла из войны. Удиви¬ тельная фортуна для немцев: при выходе из церкви падает без сознания Елизавета Петровна. Она так и лежит около двух часов — ее боятся трогать, потому что медицина того времени запрещает трогать лю¬ дей, когда у них «удар». После смерти Елизаветы Петровны престол дол¬ жен перейти к ее племяннику, Карлу Петеру Ульриху, Hh. t / > Сражение при Гоосс-Егерсдорфе 4, . hi Zti ■r.hr rhn K,n hrrrr, HU.n.nuh.JL t.Jnr.iU \hrm K.uhdrij. A .ntjs.tnffru J.tjr Jir tfunz*' l.trur ft Л t urn f/ftti uhrrhaupi muttr lurr.'irr» ttxnujen l hi v, h.ihrn - V «*«.» rlfrn г Jfr srhsm m Hsundar* arJti/hhrn twfrt/e t'rr/rr/.t'i* «Л#/,* Jr* УетЛ sir xu trrrftthjrm nfrr strh nnr tw srrttrm Lauder hr tit its X t trtJutt an -V/, 4. tnrUtrm f.usr ши p ft Am У/ut/r/ фшх/trh ithrru huufru ./ hut*tmutru mil nttn .*> urtsfln, Art* ■ If.. Hf.tlrr m ill* t't't n/rs 14.14/n Art hat an /■ uftrn irrtntfrfrtt unJ lifr/s / rim ’’<*<’»■ if,tun Unfrr JrnlSlrfrirfm heft add strh Jrr I rr nr ml!teufr tumt Hr trtit/ < D.'hrui se aher ausse*tfrfahr id • '.»//.<7 rsi A r»n r Is £et~mn* .frfht'Irn и,.,/) hfrsstrf Jh* H iisstsrhr * 4*~mrr hat T.uftr л x. thirl und tin jfSfessirfr umf itrfarufrnr Her i trwraJ err / hrf ttm / MtfHUthia id arfattifen un, AB rtnr lartr (vn Jr* < irrjrrui Jtrrrt 4*‘hm heft tuirf nrh i*ri Jr*' net* JAuntefea * Vv rr/hyr ЛпггшЫП Jr* JinfuJierit/he, far Уел arias tutJ hes**mJr*s Jtr i It lur/irrtr iH'tit . aher ntrfti m, .j/trh ifetre.rrn uife fehjenJr her mufirn ttrt J htthrn strh m Jt > hr s fen i Vvfaun*/ $ . a , , tjrtrvmri hah* Du Щам l*rrn/ t .hr тгшее ret am И nnJrt rstar hr r* Jr**» Yrrlaul nttrh ncch Л Kusrtschr i*enemlr sr hftrhrtt arm ◄ Садовников В. Вид Дворцовой площади с торжественной процессией 151
МИФЫ О РОССИИ Неизвестный художник. Апраксин Степан Федорович крещенному в православие как Петр Федорович. Петр Федорович, будущий Петр III, — фанатичнейший по¬ клонник Фридриха Прусского. Все знают, что едва он взойдет на престол, тут же быть союзу с Пруссией. Елизавета лежит на земле... Надо заметить, что в XVIII веке с коммуникациями было несколько слож¬ нее, чем сегодня: ни мобильного телефона, ни ба¬ нального телеграфа для связи с войсками. Поэто¬ му в действующую армию немедленно скачет гонец ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ: ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА Историки до сих пор гадают, кем был Апраксин: изменником? Придворным тру¬ сом, боявшимся немилости будущего им¬ ператора больше, чем поражения в вой¬ не? Или он участник большого заговора против Петра III? Некоторые историки считают, что заговор возглавлялся самим канцлером Бестужевым. В случае смерти императрицы заговорщики планировали не отдавать престол Петру Федоровичу, в их планах было провозгласить импера¬ тором малолетнего Павла Петровича (он родился в 1754 г.). Екатерина — регентша, канцлер Бестужев — фактически диктатор. Апраксин ведет войска в Петербург, где в случае гражданской войны они окажутся необходимы. Так это было бы или не так, установить сейчас трудно, потому что царица Елизаве¬ та с земли вскоре поднялась. и везет весть о «возможной» смерти Елизаветы. Едва получив это известие, главнокомандующий армией, действующей в Восточной Пруссии, Степан Федоро¬ вич Апраксин тут же поворачивает назад, к Петер¬ бургу. Елизавета оправилась. Апраксин умер во время допросов «с пристрастием», устроенных ему Тайной канцелярией. Канцлер Бестужев якобы долгий вечер сжигал в камине какие-то документы (можно догады¬ ваться, какие). Но история уже изменилась. Не будь этого вне¬ запного прекращения войны, Семилетняя война сде¬ лалась бы двухлетней и окончилась бы уже весной 1758 года. А у России навсегда оставалась бы как минимум вся Восточная Пруссия. Однако война продолжилась, русская армия опять развернулась и в начале 1758 года вошла в Кё¬ нигсберг. Пруссаки во всей Восточной Пруссии присягнули на верность императрице Елизавете. До окончания Семилетней войны, вернее, до нелепейшего выхода из нее Российской империи в 1762 году, Восточная Пруссия четыре года входила в состав Российской империи. Пруссаки платили налоги, вели себя совер¬ шенно лояльно к «кайзерин Елизавет» и Российской империи. Они совершенно не собирались выходить из ее состава, как только окончится война. Вообще же война затягивалась. Только через год новый русский главнокомандующий П. С. Салтыков не спеша начал наступление, угрожая непосред¬ ственно Берлину. Пытаясь остановить русских, Фридрих потерпел еще одно и совершенно полное поражение при Ку- нерсдорфе. 48 тысяч человек привел на поле Ку- нерсдорфа Фридрих; 19 тысяч из них так и остались навсегда на этом поле. Множество солдат, как всегда бывало при поражениях прусской армии, разбежа¬ лось. Путь на Берлин был открыт... Но на этот раз завершить войну решительным ударом помешали союзники австрийцы: Австрия бо¬ ялась «чрезмерного» усиления Российской империи. Ее армия прекратила наступление и сделала все, что было в ее силах, чтобы задержать движение русских войск. Отметим, что мощи России всерьез испугались не враги, а союзники. Война опять затягивалась, на этот раз не по вине России. ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ: ФАКТ Детали этой удивительной битвы, вы¬ игранной не столько благодаря стратеги¬ ческому плану или активности русского командования, сколько энтузиазму, само¬ стоятельности и отважному напору русско¬ го офицерства, по сути взявшего на себя инициативу и вне общего плана сражения обратившего дотоле «непобедимого» Фри¬ дриха в паническое бегство, — все это ярко живописуется в замечательном фильме про гардемаринов («Гардемарины, вперед!», «Виват, гардемарины!», «Гардемарины-3»). 152
ИМПЕРИЯ В этом окончательном пе¬ риоде войны России принадле¬ жит исключительный успех: в 1760 году русские войска взяли Берлин. Оккупация длилась всего две недели, но это ведь была ок¬ купация не чего-нибудь, а столи¬ цы вражеского государства! Жи¬ тели Берлина встречали русскую армию настороженно, но не как страшных врагов. В Пруссии было много сторонников того, чтобы войти в состав Российской импе¬ рии, — Фридрих с его культом ар¬ мии и вечными войнами всем из¬ рядно надоел, а тут появилась возможность оказаться в большом и стабильном государстве, зажить спокойнее и приятнее. К концу 1761 года у обескров¬ ленной Пруссии уже не было сил продолжать войну. Спорить можно было только о том, каковы будут условия капитуляции и останется ли вообще на карте такое государ¬ ство— Пруссия? Но тут опять ска¬ зались внутренние события в Рос¬ сии: 25 декабря 1761 года все-таки умерла Елизавета Петровна. Давно сослан канцлер Бестужев и прочие заговорщики рангом поменьше. Увы, ничто и никто не мешает гер¬ манофилу Петру Федоровичу взять власть. Первое, что делает новый император, — прекращает военные действия, более того — возвраща¬ ет Фридриху все занятые прусские территории (включая Восточную Пруссию). Далее совсем грустно — он при¬ дает армии Фридриха (!) корпус генерала 3. Г. Чернышова. Мало того, что купленная русской кровью победа не дала никаких результатов, так еще генерал, брав¬ ший Берлин, теперь помогал пруссакам очищать Силезию и Саксонию от вчерашних союзников-ав- стрийцев. 24 апреля 1762 года Петр III официально заклю¬ чил с Фридрихом союзный договор, спасая уже окон¬ чательно погубленную Пруссию. Вскоре Екатерина II свергнет Петра III и сама сядет на престол. Одним из первых ее указов будет разрыв союзного договора с Фридрихом. Но дело даже не в этом жалком договоре — ему исходно была суждена убогая судьба. Дело в том, что российский император Петр III фактически спас Пруссию от пол¬ ного разгрома. Петр III —«агент влияния», как бы сказали сегодня профессионалы из контрразведки. Добровольный диверсант, шпион на общественных началах. В который раз события в Европе зависели от вну¬ тренней российской политики. Пфанцельт Л. Коронационный портрет императора Петра III Федоровича Одно это могло бы породить поток обвинений по отношению к России и русским... в чем угодно. Россия, воюя в самом центре Европы, показала свою способность громить сильнейшие европейские армии и перекраивать карту Европы. Всем очевидно, что Россия сыграла главную роль в разгроме Фридриха. Ее уже боятся. Ее уже пыта¬ ются остановить. Жители Восточной Пруссии (эт¬ нические немцы на 90 %) присягнули на верность Елизавете Петровне. Продли Господь еще на пару лет дни Елизаветы Петровны, и не только Восточная Пруссия, но и Западная, с Берлином, могла бы войти в состав Российской империи. В Семилетней войне Россия впервые участво¬ вала в европейской политике на равных, как одна из великих держав. Некоторые историки даже счи¬ тают, что именно в ходе этой войны мы впервые стали субъектом большой европейской политики. Политика велась агрессивными, жестокими средства¬ ми. Но это, увы, в духе того времени. Россия ничем 153
МИФЫ О РОССИИ не была хуже других, даже выигрывала в чем-то: не зря же немцы в Восточной Пруссии хотели вой¬ ти в состав Российской империи. А вот жители По¬ мерании входить в состав Швеции не просились, и жители Ганновера были в ужасе от французской оккупации. Во-вторых, европейские державы в этой вой¬ не были большими агрессорами, чем мы. И вели они себя намного эгоистичнее. Любопытно, что в ходе Семилетней войны у русских солдат сложи¬ лось довольно пренебрежительное отношение к европейцам, в том числе и к союзникам. Францу¬ зов стали называть «лягушатниками» не во время нашествия Наполеона на Россию, а как раз в эту эпоху. Что же до союзников Пруссии — британцев, то именно тогда появилась одна солдатская песня. Она грубая, но привести ее стоит. Речь в ней идет о гер¬ цоге Мальборо, предке Уинстона Черчилля, одном из командующих британской армией. Мальбрух в поход собрался, Нажравшись кислых щей. В походе обосрался И помер в тот же день. Четыре генерала Портки его несли, А двадцать два капрала Говно из них трясли. Его похоронили, Где рядом был сортир, И сверху положили Обосранный мундир. Гоафф А. Портрет Фридриха Великого Жена его сидела На траурном горшке И жалобно пердела С бумажкою в руке. Дальше следуют еще пять куплетов, для печати совершенно непригодных. Такое сильное впечатление произвели на русских трусливость британских войск и непоследователь¬ ность их командования. В-третьих, русские войска в ходе Семилетней вой¬ ны не раз покрыли себя неувядаемой славой. Ведь именно мы наголову разбили «непобедимого» Фри¬ дриха Прусского. Действительно ли русские наступали вопреки при¬ казам робкого начальства, как это показано в фильме про гардемаринов, — не уверен... История о таком эпизоде умалчивает. Но история много чего сообщает не менее важ¬ ного. При Гросс-Егерсдорфе один из немецких воена¬ чальников писал, что даже смертельно раненные русские оставались в строю и в свой последний час целовали стволы своих ружей: прощались с жизнью и с оружием. Солдаты Фридриха вели себя иначе... Именно тогда потрясенный стойкостью русской пехоты Фридрих Великий (а уж он-то знал толк в во¬ енном деле!) произнес фразу, которую мы, к сожа¬ лению, не помним, а ведь ее бы надо на красном кумаче написать и повесить в каждой воинской части России: «Русского солдата мало убить. Его надо еще и повалить!» Как страх оОернулся предубеждением В годы Семилетней войны 1756-1763 годов рос¬ сийские вооруженные силы наголову громят одну из сильнейших армий Европы — армию Пруссии. Семилетнюю войну с определенной натяжкой мож¬ но называть Первой мировой. Достаточно вспом¬ нить, что боевые действия между Англией, Фран¬ цией и другими участниками распространились по нескольким континентам. Именно в результате Се¬ милетней войны французы потеряли Канаду, англи¬ чане именно тогда захватили французские владения в Индии — с чего, собственно, там и началась эпоха британского владычества. А для нас участие в Семилетней войне наибо¬ лее памятно тем, что тогда мы в первый раз заня¬ ли Берлин. Правда, в Санкт-Петербурге сменилась власть, и новый император Петр III дал команду покинуть Берлин. И даже стал союзником Фридриха. Так вот, спустя 200 лет, в конце Второй мировой, в мае 1945 года, об этом чудесном спасении, судя по воспоминаниям очевидцев, неоднократно вспоминал, сидя в бункере, Адольф Гитлер. Он говорил, что вот Фридрих Великий тоже был за пять минут до пора¬ 154
ИМПЕРИЯ жения, однако произошло чудо — и Россия вышла из войны... Однако, как показывает практика, подобного рода чудеса дважды не происходят. Так или иначе: ни австрийцы, ни французы раз¬ бить Фридриха Великого не смогли, а русские сумели! В сражениях под Кунерсдорфом и Грос-Егерсдор- фом русские солдаты зарекомендовали себя профес¬ сионалами—лучше обученными, подготовленными, снаряженными. Они смелее шли в бой, больше до¬ веряли своим командирам, лучше атаковали и твердо держали оборону. Русские офицеры по своей квалификации ничуть не уступали прусским и притом вели себя более сла¬ женно, были отважнее и самостоятельнее. Военная техника? И по качеству ружей, и по количеству и калибру артиллерийских стволов Российская империя нимало не уступает Пруссии, а часто ее превосходит. Грозно рявкает «едино¬ рог» — боевая гаубица, придуманная Шуваловым, посылая ядро на добрые 600 саженей, то есть без малого на километр! 11 января 1758 года русские войска вошли в Ке¬ нигсберг. Пруссаки тут же присягнули на верность императрице Елизавете: «кайзерин Елизавет», как они ее называли. До окончания Семилетней вой¬ ны, вернее, до выхода из нее Российской империи в 1762 году, Восточная Пруссия четыре года вхо¬ дила в состав России, причем не как захваченная территория неприятеля, а как одна из ее частей. Никакой, как может догадаться уважаемый читатель, партизанщины, никакой «дубины народной немецкой войны». Пруссаки исправно платили налоги и были абсолютно лояльны к Российской империи. Они и не собирались выходить из ее состава после окончания войны. В конце сентября 1761 года русские войска взяли Берлин. Оккупация длилась всего две недели, но это ведь была оккупация не чего-нибудь, но столицы вражеского государства. Представьте, что прусса¬ ки захватили Москву, и жители города легко при¬ сягнули Фридриху. А теперь взят «на штык» еще и Петербург... Пусть даже на две недели. Делегации доброжелательных петербуржцев с хлебом-солью и ключами от города встречают Фридриха у Пулков¬ ских высот... Россия выигрывала за счет еще одного качества, не менее важного, чем качество вооружений или таланты полководцев: за счет патриотизма своих жи¬ телей. Прусская армия укомплектовывалась любым сбродом, лишь бы завербовать подходящих парней, подпоив их в кабаке или пообещав спасение от суда. Ходила поговорка, что прусский солдат больше бо¬ ится палки капрала, чем пуль неприятеля. Прусский воинский устав прямо запрещал водить колонны солдат через леса или даже по опушке леса, чтобы не провоцировать дезертирства. Русский солдат —и офицер (!) —был в первую очередь патриотом, слугой Отечеству и Государю. Пусть призван был по рекрутскому набору — что по¬ делать, такова воля Божья и решение деревенского «мира», кого послать на сей раз в солдаты. Но уж став воином, он все же шел в бой не за миску каши, а за Веру, Царя и Отечество. На фоне прусской армии это выглядело особенно привлекательно. Но ведь и британский флот в этот период времени форми¬ ровался почти как прусская армия, а во Франции патриотами, преданными своей королевской дина¬ стии, были в основном офицеры-дворяне. Особенности русской армии заставляли задуматься не одних пруссаков... Да и рядовые немецкие обыватели не горели осо¬ бой преданностью своей державе. Они встречали русскую армию настороженно, но вовсе не как вра¬ гов. В Пруссии было много сторонников принятия подданства России. Фридрих с его муштрой, культом армии и вечными войнами всем изрядно надоел, а тут появилась возможность сделаться частью большой и стабильной империи. Русские проявляли практически поголовный, массовый патриотизм. Это отлично видела Европа, и страх проникал во многие сердца. Ни Украинская война 1654-1667 годов, ни Се¬ верная война 1700-1721 годов не заставили бо¬ яться грозно нависшей над Европой Российской державы. Теперь же рождается обоснованный страх пе¬ ред огромной державой, которая все более активно вмешивается в «европейский политик». Семилетняя война — время невиданной активи¬ зации всех негативных стереотипов, извлечение на свет Божий всех скверных суждений, всех отрица¬ тельных мнений о России и русских. Середина-конец XVIII века — время формирова¬ ния основных политических мифов о России, транс¬ формация литературных и бытовых мифов в полити¬ ческие. Тех самых, которые до сих пор невероятно мешают нам жить. И д'Эон «находит» «Завещание Петра Великого» именно в это время. И рассказы о зверстве и грубо¬ сти русских становятся важной частью европейской политической культуры. В прусских газетах постоян¬ но писалось, что Елизавета взяла власть в резуль¬ тате дворцового переворота, что она внебрачная, незаконная дочь Петра. Что в русской армии по¬ стоянно избивают офицеров, и потому якобы мно¬ гие немецкие офицеры из нее сбежали. Что русские нечистоплотны (!) и грубы, постоянно напиваются и устраивают драки между собой. Когда русская армия 3. Г. Чернышова в 1760 году входит в Берлин, генерал Тотлебен (что характер¬ но-этнический немец) решил публично выпо¬ роть берлинских журналистов «за дерзкие выходки противу нашей императрицы в их зловредных изда¬ ниях». Всего лишь выпороть, хотя по законам военного времени мог бы и повесить. Пресса и того испугалась. Самое забавное, что «свободная немецкая пресса» тут же предложила русскому военному командованию в счет «искупления грехов» бесплатно организовать «массированную PR кампанию» по прославлению Елизаветы и дискредитации «кровавого режима Фри¬ дриха некогда Великого». Наш генерал даже немного сам ошалел от такой беспринципности. 155
МИФЫ О РОССИИ Гоаф Гэттлоб Курт Гэнрих фон Тотлебен В общем, слегка постращав «зарвавшихся щел¬ коперов и бумагомарак», Тотлебен вообще отменил экзекуцию. Елизавета еще на Тотлебена и накричала, укоряя, что из-за него и на нее, Елизавету, «будут смотреть как на монстру». Елизавета Петровна была совершенно права. В Европе уже поднялся шум — причем не в союзных с Пруссией государствах, а в союзных с Россией Ав¬ стрии и Франции. Потому что, по мнению дорогих союзников, Россия должна восприниматься Европой как страна грубая и жестокая. В Вене и в Париже очень обрадовались назреваю¬ щему скандалу. Там ждали, когда же Россия проявит себя с худшей стороны, — и вот оно! А в самой России черный миф о нашей стране по¬ лучил неожиданное подкрепление: весь XVIII век — это эпоха формирования того странного слоя внутри самой России, который эти мифы радостно восприни¬ мал, а нередко и сам их выдумывал. Эх, думается, может, иногда и стоило вовремя выпороть пару-тройку горячих голов и безответ¬ ственных болтунов. И лучше пусть это было сделано руками этнического немца. Миф о плохой хорошей стране Страх вызывает отвращение к источнику стра¬ ха. Если лев грозен и страшен, просто необходимо объяснить, как жестоко он терзает свои жертвы, как ужасно воняет из его пасти, как гниют остатки мяса под его когтями. Дело за тем, кто сумеет создать политический миф из уже наличествующих бытовых и литературных мифов. Первой в плеяде «новых творцов» такого мифа стала баронесса Жермена де Сталь с книгой «Записки о России». Анна Луиза Жермена, в замужестве Сталь-Холь- штейн (1766-1817 гг.) принадлежала к верхушке европейской титулованной знати. Она выпустила в свет несколько имевших успех романов, ее пьесы шли на сценах европейских театров. Среди прочих книг Жермены де Сталь —«О Германии» (1810 г.), и «Записки о России» (1812 г.). Германия вызыва¬ ет у Жермены самые положительные чувства: по ее мнению, немцы — непрактичны, жизнерадостны, романтичны. Поэтому у них плохие дороги (смешно читать с сегодняшних позиций, не правда ли?), их товары скверного качества, но зато жить в Германии легко и приятно. А вот Россия... Русские по своему характеру деспотичны и жестоки, большая часть русских нахо¬ дится в рабстве. Дочь эпохи Просвещения, Жермена Боровиковский В. Жермена де Сталь 156
ИМПЕРИЯ придавала огромное значение переписке Екатери¬ ны II с Вольтером и Дидро. Вольтер советовал Ека¬ терине освободить крепостных, она не слушалась. Что можно еще сказать о народе, который не следует совету самого Вольтера?! Русские любят воевать, для них страшно важ¬ но завоевывать все соседние народы (Жермена де Сталь поминает и «Завещание Петра Великого»). Потому их собственная земля лежит в запустении. В общем, у немцев дороги плохие от романтизма, а у русских —от свинства. И Екатерина II не раскре¬ пощает крестьян, потому что она по духу русская, не немка. На этом примере хорошо видно, что ядро полити¬ ческого мифа составляет образ России как внутрен¬ него деспота и внешнего врага. Книга вышла очень своевременно: во время войн Франции с Россией, накануне нашествия «двунадесяти языков». Потом на короткий срок общественность в Евро¬ пе притихла... Как-никак Россия была дорогим для союзников победителем, ее армия стояла в Париже. Как раз тогда, после наполеоновских войн, появилась книга, автор которой был вполне доброжелателен в отношении России. «Россия глазами иностранца» молодого британского офицера Джеймса Алексан¬ дера (1803-1885) впервые опубликована у нас поче¬ му-то совсем недавно, а в оригинале она называется «Путешествие на войну на Востоке через Россию и Крым». Александер много попутешествовал по Рос¬ сии, побывал в обеих столицах, проехал на санях через всю Украину, побывал в Крыму, в Одессе. Еще только задумав посетить Россию, Александер стал изучать русский язык, прочитал массу произве¬ дений англичан о России, начиная с книги Ричарда Ченслора, который был в XVI веке при Иване Гроз¬ ном, но приехал без особых предубеждений. Что интересного он пишет? Прежде всего он описывает армию. Крайне вы¬ соко как кадровый офицер оценивает систему во¬ енной подготовки. Его поражает неприхотливость и терпение русского солдата, привычка к скудной и однообразной пище. При этом ловкость, сноровка и быстрая обучаемость. По его словам, бородатый мужик до 25 лет может ни разу не видеть моря. Но вот его берут на флот. И он тут же научается караб¬ каться по корабельным снастям, «и через полгода этот бывший вольный хлебопашец становится отлич¬ ным моряком». «Русская армия поразила меня тем, что в любом месте империи, в самых удаленных друг от друга пунктах (от Финляндии до Севастополя), так же как и на театре военных действий, солдатская форма выглядит так, как будто ее сшил один хороший порт¬ ной. Сколь совершенна, — восхищается английский офицер, — должна быть система, которая создает та¬ кое — качественное — единообразие в одежде и под¬ готовке солдат!» Александер со свойственным англичанам чувством юмора относится к российской специфике, в част¬ ности, к особенностям коммуникаций в необъятной стране. Он пишет: «Для иллюстрации того, сколь трудно доставить в отдаленные уголки этой необъ- Джеймс Александер ятной империи даже газеты, могу привести пример. Губернатор Камчатки генерал Риккардо получал га¬ зеты лишь дважды в год. Тем не менее он сумел ис¬ пользовать их самым лучшим образом: «Как только приходила почта (с полугодовой подшивкой), генерал складывал газеты по числам и ежедневно, за завтра¬ ком, прочитывал "свежую", узнавая новости ровно годичной давности. Он никогда не нарушал этого правила. Генерал рассказывал, что он так переживал события, описываемые в газетах, будто они происхо¬ дят в настоящий момент». Александер высоко оценивает личные качества русских, много описывает бытовые сцены, народные обычаи. А покидая Россию, признается: «Никогда не забуду и очень ценю доброту и гостеприимство русских». Конечно, вся та пирамида негативных представле¬ ний о России и русских, которая складывалась веками благодаря книгам предшественников Александера, довлела и над ним. И только, думаю, благодаря сво¬ ему достаточно юному возрасту, свежести взгляда и характерному для молодежи недоверию к авто¬ ритетам англичанин смог взглянуть на нашу страну непредвзято. Он даже критикует других иностранцев, которые писали о России. В частности, полемизирует с знаме¬ нитым соотечественником Эдвардом Кларком, кото¬ рый в 1810 году издал книгу «Путешествие по разным странам Европы, Азии и Африки». Писал, в частности, о посещении России во времена Павла I, раскри- 157
МИФЫ О РОССИИ ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ: МНЕНИЕ Еще одна книга, на которую ссылается Александер, это Уильям Кокс «Путешествие в Польшу, Россию, Швецию и Данию». Это была очень популярная книга, переве¬ денная на пять языков и выдержавшая до наполеоновских войн массу изданий. Она содержала резкую критику крепостного права, и в России — в лучших наших тра¬ дициях — была запрещена. Так вот что пишет Александер по по¬ воду Кларка: «Я был удивлен, узнав, что великий путешественник Кларк проявил поразительное легкомыслие относитель¬ но одежды. Он посетил Россию в царство¬ вание Павла, когда здесь существовали жесткие правила ношения платья людьми разных чинов и сословий. Кларк не подчи¬ нялся этим установлениям, как это сделали другие англичане. Его задерживала поли¬ ция. Во время пребывания Кларка в России его нежелание принимать законы страны причинило ему массу неудобств. Те же, кто соотносит свои привычки с законами другой страны, всегда избегает неприят¬ ностей». Александер: «Пишущие путешествен¬ ники должны избегать существующих предрассудков и общих мест; не следует делать ни широких обобщений, ни скоропа¬ лительных заключений». Далее он пишет, что такие сочинения очень вредоносны, поскольку, «давая волю раздражению, они ставят под удар не только своих сооте¬ чественников, следующих по их стопам, но и раздувают вражду между народами, забывая, что мирные отношения отвечают интересам всех стран». тиковав крайне резкие и, по мнению Александера, несправедливые оценки жизни в России. Это замечательная книга, и жалко, что подобного рода сочинения за государственный счет не издава¬ лись и не распространялись тогда в Европе ... Миф о стране раОов Лишь десять лет спустя напишет свою стопро¬ центно противоположную книгу Астольф де Кюстин. И она, конечно, станет гораздо более популярной. Якобинцы казнили на гильотине и деда, и отца трехлетнего Астольфа. Воспитала мальчика мать. Она вложила в него идею аристократического евро¬ пейского космополитизма. Де Кюстин рано проявил интерес к путешествиям по Европе, объездил Швей¬ царию, Англию, Шотландию и Калабрию, позднее посетил Испанию. Практически о каждой поездке появлялись путевые очерки. Он был известным и ува¬ жаемым публицистом, чьи книги переводились на разные языки. V LA RUSSIE ЕЯ 1839 |Jar If Jlarqute bt Cuetine. « Tel qu’cst Icjuge do pen pic, Ids.soot sc* minis!res; el lei qu’esl le prince dc 1а т»11е, lels sont aussi les hahifauls. » {Ecdrsxastique, chap, x, v 2.) sbcokdb Edition Hevue, corrig6e el augmenid*. BRUXELLES. / SOCIETY BEEC.E DE ГЛВПЛ1К1К . ПЧ М4!» KT r.C, 1844 Титул книги А. де Кюстина «Россия в 1839 году». Издание 1844 г. В 1839 году по личному приглашению императо¬ ра Николая I этот убежденный монархист и мастер дорожного очерка посетил Россию. Николай I от¬ кровенно рассчитывал, что Кюстин напишет хоро¬ шую книгу. Еще одна книга о России как об одном из европейских государств — это был бы хороший «пиар». Впечатления маркиза о николаевской России легли в основу книги «Россия в 1839 году», которая в че¬ тырех томах вышла в 1843 году во Франции. Ее сразу же начали переиздавать в разных странах Европы. Однако Россия маркизу де Кюстину категорически не понравилась. И мало того, что не понравилась... Фактически маркиз завершил то, что начала мадам де Сталь, — формирование черного политического мифа о России. Дороги плохие, а местные варвары их не ремонтируют. Лошади скверные, езда медленная. Правда, в одном месте лошади оказываются слишком раскормленными, в другом — слишком тощими... Но в любом случае — какие-то они не такие, как нужно. Женщины в России некрасивые, офицеры мунди¬ ры носить не умеют, мужики дикие, деревни нищие, леса густые и слишком заросшие, зимой слишком холодно, а летом слишком жарко. Печи русские топят 158
ИМПЕРИЯ скверно, еда невкусная, пьют то ли слишком много, то ли просто пить не умеют, и все время напиваются допьяна. Деревни и провинциальные города некраси¬ вы. Дома стоят без системы, а улицы разной ширины и кривые. Петербург же тоже некрасив, но потому, что в нем дома стоят слишком уж по одной линии, проспекты широкие и пересекаются под прямыми углами; а потому город похож на огромную театраль¬ ную сцену. В общем, гадкая страна и скверный, порочный народ. Но главное в России, в этой стране варваров, то, что все не свободны. Про мужиков говорить нече¬ го — они в рабстве и никакого участия в жизни стра¬ ны не принимают. Но и дворяне, и чиновники — вар¬ вары и рабы по своей сути. Они пытаются подражать французам, и эти попытки вызывают у маркиза самую едкую насмешку. По своей сути они — нервные, сует¬ ливые, страшно зависимые люди, панически боящи¬ еся начальства. Даже сам Николай I — это чело¬ век, все время «играющий» самого себя, не способный ни на миг за¬ быть о себе как императоре, коме¬ диант на сцене, одним словом. Но суть и императора, и всех русских —это рабство. «Сколь ни необъятна эта империя, она не что иное, как тюрьма, ключ от которой хранится у императора». В этой тюрьме царит всеобщий страх, ти¬ рания бюрократии, произвол силь¬ ных над слабыми. А вторая сторона «истинной сути» России и русских — стремле¬ ние господствовать в мире, а по¬ тому вести захватнические войны. Особая опасность нависла над бед¬ ной Европой, потому что Россия пы¬ жится изо всех сил изобразить себя европейской державой. А зачем ей это? Чтобы командовать остальными странами Европы, разумеется. Рус¬ ские притворяются европейцами, Николай I играет роль «европеизи¬ рованного государя» для того, что¬ бы утвердить право командовать и господствовать в Европе и заво¬ дить в ней свои жуткие порядки. Ставшая весьма популярной кни¬ га Кюстина смогла объединить раз¬ розненные черные мифы о России и подчинить их одному главному политическому мифу. Разного рода бытовые мифы слагались во все времена. Скажем, немецкий про¬ фессор Шиман писал, что Николай I не читал ничего, кроме Поля де Кока — якобы специальные курьеры привозили ему из Парижа свежие ОТТИСКИ. Ботман Е. Николай I ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ: ФАКТ Миф о невежестве Николая Павловича грубый и нелепый: он был одним из обра¬ зованнейших людей своего времени. Сво¬ бодно читал на трех европейских языках. Покровительствовал Пушкину и Гоголю, первым отметил талант Льва Толстого, а на «Героя нашего времени» написал отзыв, достойный похвалы и признания его как профессионального литературоведа. У Ни¬ колая I хватило и литературного вкуса, и чувства юмора, чтобы хохотать при по¬ становке «Ревизора»,а потом произнести: «Досталось всем, а больше всего МНЕ». Но насколько круче политический миф, сформи¬ рованный де Сталь и маркизом де Кюстином! Вот она —Россия! Страна агрессивных рабов! «Империя 159
МИФЫ О РОССИИ зла»! Трепещи, Европа! Это идет железной поступью в железной маске русский Дарт Вейдер, обезобра¬ женный урод, желающий покорить мир! Такой миф — вне времени. Николая I нет на свете почти два столетия. Изменился и политиче¬ ский строй, и границы, и место России в мире. А миф жив. Естественно, книга де Кюстина вызвала гнев Ни¬ колая I. Появился целый ряд официальных опровержений, но эти опровержения были в большинстве своем наивными и неуклюжими: в них подробно и скучно рассказывалось, что «на самом деле» дороги в Рос¬ сии хорошие, лошади кормлены в меру, мундиры на офицерах сидят хорошо и завоевывать Россия никого не собирается. Оправдываться— дело не простое, обстановка скандала всегда вызывает ощущение, что «или ты украл, или у тебя украли». Просто говорить: «Нет, я этого не делал...» — бес¬ смысленно. Хорошим приемом в таких случаях является либо дискредитация автора пасквиля, либо ответ¬ ный удар — шельмование того, кто заказал «черный пиар». Но русские официальные круги никогда не предпринимали ответного «нападения» ни на самого маркиза, ни на Францию. Никто не догадался опубликовать очерки о том, как маркиз заблудился в трех березках под самым Петербургом, как принял за медведя болонку при¬ дворной дамы и с визгом забрался на портьеру, или как он ухаживал за гвардейским офицером и что из этого получилось. Да хоть бы сакцентировать внимание обществен¬ ности на том, как Кюстин любовался в своих запи¬ сках телами полуобнаженных русских мужиков (хоть что-то в России ему понравилось!), — и отношение этой самой общественности, настроенной по преиму¬ ществу гомофобски, было бы уже другим. Короче, книга де Кюстина практически не полу¬ чила достойного опровержения, и ее вспоминали всякий раз, когда складывалась подходящая полити¬ ческая обстановка: в 1848 году, когда русский экс¬ педиционный корпус помогал Австрийской империи, и в годы Крымской войны 1853-1856 годов, и во вре¬ мя русско-турецкой войны 1877-1878 годов, и в годы Балканской войны 1912 года. В самой России книга «Россия в 1839 году» была фактически запрещена. Первое русское издание, при¬ чем сокращенное, увидело свет только в 1930 году. Полностью книгу издали в 2000 году. Но еще при жизни автора (маркиз де Кюстин скон¬ чался в 1857 г.) в Россию попали французские и не¬ мецкие издания, которые читали, читали и читали... Мнения были разноречивыми. У большинства рос¬ сиян книга восторга не вызвала. Но в «подкинутом сословии» нашлись и такие, кого книга де Кюстина положительно очаровала. А. И. Герцен сообщал, что «сочинение Кюстина пребывало во всех руках», и называл эти записки «самой занимательной и умной книгой, написанной о России иностранцем». Читали де Кюстина и петрашевцы, и народоволь¬ цы, и марксисты — все участники пресловутого «ос¬ вободительного движения». А В. И. Ленин, с присущим ему талантом рево¬ люционной полемики, перефразировал Кюстина и оформил этот миф в лаконично-категоричное: «Россия— тюрьма народов». Миф о русских европейцах Русский европеец мог быть вполне искренним па¬ триотом, верным слугой Царя и Отечества. Он испы¬ тывал к своей стране естественные сыновние чувства и от души стремился исполнить свой долг, отстоять интересы Государства Российского. Но страна и на¬ род делились для него на две части: на русскую Европу, к которой он принадлежал и с которой был связан тысячами нитей. И на русскую Азию, которая окружала со всех сторон его Россию, но оставалась чужой. Европеец понимал туземца без переводчика. Но что проку, если сам смысл понятий, вкладываемый ими в слова, различен? Европеец никогда не признает ровней себе ту¬ земца. Любой европеец, не только князь или магнат из Петербурга, но и земский учитель, фельдшер, телеграфист, чувствует себя колонизатором в захва¬ ченной стране русских туземцев. Британцем в Индии или французом в Западной Африке. И в XVIII, и в начале XX века русского европей¬ ца сразу видно: он внешне отличается от туземца. Русские европейцы по-другому одеваются, живут в иначе организованных домах, иначе едят иначе приготовленную пищу. Европеец может вполне искренне хотеть цивили¬ зовать туземца и при этом верить, что когда-нибудь он или его дети и внуки станут тоже европейцами. Но и тогда туземец в нынешнем своем качестве — это только заготовка полноценного человека. Личинка. А бабочкой станет только когда превратится в ровню, в европейца. Европейцы любили Россию. Свою Россию. Россию красивых загородных имений и больших, светлых квартир на Невском проспекте, Россию тени¬ стых аллей, на которых под столетними липами игра¬ ет военный оркестр. Россию беседок в «английских» парках и библиотек, красивых «платьев в талию» и блестящих эполетами мундиров. Книги в толстых кожаных переплетах с золотым обрезом уютно мер¬ цали за стеклами ореховых частных библиотек, в этих книгах французские вставки в русский текст давались без перевода — как в сочинениях Льва Толстого. Это потом, при советской власти, делались сноски с переводом. А граф Лев Николаевич писал для лю¬ дей своего круга; о которых заранее известно — они знают французский язык как родной. Или русский как родной — какая разница? Били настенные часы от Павла Буре, скрипели мореные дубовые половицы, почтительно ломал шап¬ 160
ИМПЕРИЯ ку дворник, прислуга в накрахмаленных передни¬ ках вносила тонкие императорского завода тарелки и в обед разливала в них суп-пюре из цуккини. В креслах библиотек и кабинетов у камина замеча¬ тельно читались книги про то, как надо цивилизовы- вать «сиволапое мужичье» и «павианов бесхвостых». В присутственных местах благородия и высокобла¬ городия с зачесанными надвое, спрыснутыми оде¬ колоном патриотическими бородами, вошедшими в моду при Александре III, в щеголеватых мундирах вели умные разговоры о том, как же ее, туземную Русь, цивилизовывать? Хорошо! Как же не любить таких замечательных людей? Слой русских «европейцев» остро нуждался в исторических мифах. Именно в черных мифах о России! Такие мифы выполняли сразу три важней¬ шие психологические функции. 1) Принимая такой миф, русский европеец объединялся с остальной Европой. Он до конца осознавал себя пришельцем с другого континента, которого занесло в туземную Россию и которому приходится тут жить и работать. «А вообще, я ваш, французы и англичане». Придет время, и окажется: миф подставляет и их, интеллигентов. Их тоже имеют в виду милейшие цивилизованнейшие европейцы, поддерживающие и формирующие черные мифы. Но иллюзий, в кото¬ рых жили интеллигенты, хватило лет на двести. 2) Черный миф о России оправдывал приви¬ легированное положение дворянства и интеллиген¬ ции. И если уж говорить до конца честно, оправды¬ вал и их высокомерие по отношению к туземцам. Более того —этот миф не принимался «русски¬ ми европейцами» на свой счет. Это туземная Рос¬ сия—грязная, дикая и подлая. Это она —жестокая и грубая. А мы-то хорошие! Мы боремся не покладая рук с этой Россией, цивилизуем ее что есть сил. В общем, чем хуже Россия, тем больше право на привилегии. 3) Миф оправдывал неумение работать. В России плохие дороги? А их и не может быть, хороших. Надо было начинать еще в прошлом году, а мы начали строить только сегодня? А что поделать: Россия-матушка — такие вот мы разгильдяи, и ничего с нами не поделаешь. Половину денег разворовали? А так всегда было, в России искони веку воруют. Подумаешь, и я чего-то спер! Такая вот народная традиция. Солоневич назвал русских европейцев «подкину¬ тым сословием». Проект раскрепощения — 1734 год Первый такой проект подал не кто иной, как обер-прокурор Сената Анисим Маслов в 1734 году. Еще до этого он написал несколько рапортов Анне Иоанновне и ее фавориту Бирону, обличая безделье и взяточничество высших чиновников. Его обязан¬ ностью было собирать многомиллионные недоимки, но он так рьяно обрисовал бедственное положение крестьян, что Маслову поручили организовать обсуж¬ дение нового закона в Сенате. Проект Маслова 1734 года предписывал Сенату законодательно нормировать повинности крестьян. Сенат тянул сколько можно и дождался, пока Маслов умер. На проекте заготовленного им указа сохрани¬ лась помета секретаря императрицы «обождать». Разумеется, к этой идее не возвращались. Весь XVIII век в Петербурге ходила легенда, будто канцлер Михаил Воронцов, автор текста знаменито¬ го Манифеста о вольности дворянской, советовал императору издать еще и Манифест о вольности крестьянской... И будто бы император проявлял интерес и даже как бы просил подготовить текст манифеста... Иные договаривались даже до того, что не случайно гвар¬ дия «убрала» Петра III, ставшего опасным для дво¬ рянства. Характерно, что такой слух по Петербургу ходил. Видимо, дворяне понимали, что если им дана вольность, то могут дать ее и крестьянам. Не прошло и 30 лет, как появился проект Консти¬ туции, подготовленный Никитой Паниным. Панин был одним из влиятельнейших людей Российской империи, воспитателем наследника престола Пав¬ ла I. Вначале Панин оказался очень нужным Екате¬ рине, таким нужным, что будущая мужеубийца из кожи вон лезет, чтобы привлечь его на свою сторо¬ ну. И Никита Панин, судя по всему, допускает ту же ошибку, что и «верховники» поколением раньше. Он решает поучаствовать в беззаконии, дворцовом перевороте против Петра III, для благого дела: для ограничения монархии и введения конституционного правления. По проекту Панина, переворот должен произойти не в пользу Екатерины, а в пользу Павла, законного наследника престола. Екатерина — регентша до совершеннолетия Пав¬ ла. И когда Павел I восходит на трон, его власть уже исходно ограничена «Правящим Сенатом». На¬ звание «слизано» у Петра I, но содержание совсем другое. Предполагалось, что часть членов Сената назначается пожизненно монархом, но большая часть избирается дворянством, хоть и тоже пожизненно. Екатерина сделала вид, что согласна, но никаких бумаг не подписала. После переворота Екатерина сделала все возмож¬ ное, чтобы самой утвердиться на троне, а вовсе не возле трона как регентша. Декабрист М. Фонвизин описывал продолжение этой истории. Со слов своего отца, родного брата автора «Не¬ доросля», он сообщал, что «в 1773 или в 1774 году, когда цесаревич Павел достиг совершеннолетия и женился, граф Н. И. Панин, брат его, фельдмаршал П. И. Панин, княгиня Е. Р. Дашкова, князь В. Н. Реп¬ нин, кто-то из архиереев, чуть ли не митрополит Гавриил, многие из тогдашних вельмож вступили в заговор с целью свергнуть с престола царствую- 161
ИМПЕРИЯ щую без права Екатерину II и вместо нее возвести совершеннолетнего ее сына. Павел Петрович знал об этом, согласился принять предложенную Паниным конституцию, утвердил ее своею подписью и дал присягу в том, что, воцарившись, не нарушит этого коренного государственного закона, ограничивающе¬ го самодержавие». Сам конституционный проект был детально про¬ работан. По словам Михаила Фонвизина, «под ним (Сена¬ том. — В. М.) в иерархической постепенности были бы дворянские собрания: губернские ли областные, и уездные... Сенат был бы облечен полною законо¬ дательною властью, а императорам оставалась бы исполнительная, с правом утверждать обсужденные и принятые Сенатом законы и обнародовать их». В конституции упоминалось и о необходимости постепенного освобождения крестьян и дворовых людей. Введение или предисловие к этому акту на¬ чиналось так: «Верховная власть вверяется государю для единого блага его подданных. Сию истину тира¬ ны знают, а добрые государи чувствуют». О конституционном проекте и об идее ново¬ го государственного переворота узнала Екатерина II — кто-то из заговорщиков предал. Юный Павел оробел, принес повинную, а цари¬ ца, отдадим ей должное, не стала чинить кровавую расправу, а только «по-тихому» удалила от Павла заговорщиков. Впрочем, самой Екатерине II шум, показательный процесс над «предателями» и «на¬ рушителями присяги» был очень уж некстати. Она и правда ведь правила беззаконно, и любой процесс показал бы это и всей России, и всей Европе. Екатерина II понимала, что России нужны новые законы: и Уложение 1649 года, и Указы Петра I неве¬ роятно устарели. Царица искренне хотела управлять, опираясь на как можно более широкие слои населе¬ ния. 14 декабря 1766 года она издала Манифест о созыве депутатов в Комиссию для сочинения проекта нового уложения. Комиссия составлялась из представителей прави¬ тельственных учреждений (Сената, Синода, коллегий и канцелярий) и из депутатов от различных катего¬ рий населения. Система выборов в комиссию была по-настоящему сложной. Одного депутата выбирал каждый город от до¬ мовладельцев, каждый уезд — от дворян-земле- владельцев и каждая провинция — по депутату от однодворцев, от пахотных солдат, от государствен¬ ных черносошных крестьян и из оседлых инородцев от каждого народа, крещеного или некрещеного. Примерно так, но с многочисленными уточнениями. Всего депутатов было избрано 564. В комиссии не были представлены крепостные крестьяне. Больше всего было представлено депу¬ татов от городов, хотя и многотысячная Москва, и уездный город Буй, в котором насчитывалось всего несколько сотен обывателей, послали по одному де¬ путату. Городские жители не составляли и 5 % всего населения империи, зато в составе Комиссии город¬ ских депутатов было аж 39 %. Пропорциональное отношение представительства по классам выглядит так: Правительственные учреждения 5 % Дворянство 30 % Города 39 % Сельские обыватели 14 % Казаки, инородцы, остальные классы 12 % 564 депутата привезли с собой больше полутора тысяч наказов. Для историков эти наказы — ценнейшие докумен¬ ты, потому что сразу видно, чем жили люди в том или другом уголке России. И наказы, и протоколы заседаний комиссии по¬ казывают: нужны были настолько разные вещи, что ни о какой общей выработке законов для всей Им¬ перии не могло быть и речи. Например, депутаты от самоедов заявили в Комиссии, что они вообще не нуждаются ни в каком законодательстве, лишь бы только правительство запретило русским поселенцам и начальникам притеснять их. А больше им, мол, ничего не нужно. Екатерина относилась к работе комиссии крайне серьезно. Депутатам было назначено государево жалованье. Они получили больше привилегий, чем кто-либо еще в тогдашней России. Все депутаты находились под «собственным охранением» императрицы, на всю жизнь. В «какое бы прегрешение» ни впали депу¬ таты, они освобождались от смертной казни, пытки и телесного наказания. Их имущество подвергалось конфискации только за долги. За преступление про¬ тив депутата полагалось наказание в двойном разме¬ ре — так охранялась их личная безопасность. Кроме того, депутатам были даны для ношения особые знач¬ ки. Дворянским депутатам по окончании дела их до¬ зволялось вносить в свои гербы, «дабы потомки знать могли, какому великому делу они участниками были». Но быстро выяснилось, что комиссия ничего пут¬ ного сделать не может. Поняв, что в результате ее работы не получается никакого свода законов, толь¬ ко одни «дополнительные бюджетные расходы», Екатерина оставила мысль о «народном создании законов». Из этого опыта можно сделать разные выводы... Самым важным из них будет, наверное, следующий: о распространении демократических принципов в России. В «пяти минутах» от конституции Очередной проект конституции подал выдающийся государственный деятель начала XIX века Михаил Сперанский, — вот пример, как замечательные спо¬ собности получили достойную оценку. Сперанский родился в 1772 году во Владимирской губернии в семье сельского священника. Слепой дед ◄ Неизвестный художник. Портрет Екатерины II 163
МИФЫ О РОССИИ научил его читать. Учение проходило так: во время службы в церкви мальчик читал церковные книги, а его слепой дед-священник поправлял его по памя¬ ти, если он делал ошибку. Сперанский рано обратил на себя внимание своими способностями и благодаря связям влиятельного вельможи, которому принад¬ лежало его родное село, попал в семинарию при Александро-Невском монастыре в Петербурге. Там же по окончании курса он был определен учителем математики, физики, красноречия и философии. Од¬ новременно Сперанский стал домашним секретарем князя Куракина и поселился в его доме. При Александре I Сперанский перешел на службу в министерство внутренних дел. ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ: ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА Если верить одному из свидетельств, Александр спросил Сперанского о его впе¬ чатлениях от Франции и от французов... — Законы у них лучше, государь... — от¬ ветил Сперанский. — Но у нас лучше люди. — Вот о том и надлежит нам говорить, чтобы законы у нас тоже стали хоро¬ ши, — ответил император. Александр лично познакомился с ним в 1806 году, когда начальник Сперанского — князь Кочубей во время своих частых болезней начал посылать его с докладами вместо себя. Государь оценил выдающиеся способности молодого чиновника. В 1808 году Сперанский находился в свите государя во время его эр¬ фуртского свидания с Наполеоном. Прекрасно зная французский, Спе¬ ранский легко общался с француз¬ скими генералами и политиками. Осенью того же года император поручил ему проекты государствен¬ ных преобразований. Нередко царь проводил с ним целые вечера в бе¬ седах и чтении сочинений, относя¬ щихся к этому предмету. Они гото¬ вились к широким демократическим преобразованиям. Полностью предложения Спе¬ ранского не известны: сохранилось явно не все, многие документы из¬ вестны в нескольких редакциях. На¬ сколько мы знаем, главные черты преобразования должны были со¬ стоять в следующем: 1) Законодательное собрание (Государственная Дума). 2) Судебная реформа. Члены су¬ дебного сословия будут свободно выбираться народом, но надзор за соблюдением судебных форм и ох¬ ранение общественной безопасно¬ сти будут лежать на правительстве. 3) Исполнительная власть долж¬ на принадлежать правительству, но, чтобы оно не могло исказить закон, необходимо сделать прави¬ тельство ответственным перед законодательным со¬ бранием. Эти общие принципы были развиты и обоснованы во «Введении к уложению государственных зако¬ нов», составленном Сперанским к осени 1809 года. По его проекту, политические права принадлежат, при условии владения собственностью, дворянству и среднему состоянию. К последнему принадлежат все владеющие недвижимостью. Низшее состояние, в котором числятся помещичьи крестьяне, мастеро¬ вые, их работники и домашние слуги, должны иметь общие гражданские права, но не иметь прав поли¬ тических. Переход из низшего класса в средний открыт всем, кто приобрел недвижимую собственность. Большинство дворян были категорически против народного представительства: их власть мгновен¬ но бы зашаталась. Многие обвиняли Сперанского чуть ли не в прямой измене: он широко пользовался «Кодексом Наполеона» и многое брал из тогдашних французских законов. К тому же, несмотря на со¬ стояние войны с Францией, Сперанский продолжал переписываться с французскими юристами. 164
ИМПЕРИЯ ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ: ФАКТ Будь проект реализован, Россия оказа¬ лась бы самым демократическим государ¬ ством мира — ведь недвижимую собствен¬ ность имели 90 % некрепостных крестьян и очень многие горожане. В Британии пар¬ ламент тогда избирался по-прежнему 2 % жителей. В России опорой Государственной Думе стало бы абсолютное большинство населения. В 1812 году Александр I вынужден был как-то отреагировать на многочисленные обвинения в сно¬ шениях его главного реформатора с неприятелем. Во время двухчасовой аудиенции он сказал Сперан¬ скому, что ввиду приближения неприятеля к преде¬ лам империи не имеет возможности проверить все взведенные на него обвинения. 17 марта 1812 года Сперанский был отправлен в ссылку в Нижний Нов¬ город. Но не думайте — судьба реформатора «в опале» не сложилась трагически. Он становится губерна¬ тором в Пензе, с 1819 года назначен сибирским ге¬ нерал-губернатором. Александр I в собственноруч¬ ном письме писал, что этим назначением желает доказать, насколько несправедливо враги оклеветали Сперанского. С 1821 года Сперанский — опять член Государ¬ ственного Совета. Напомню, сын сельского священника п